Трунова Татьяна Юрьевна: другие произведения.

Новогодняя охота

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:


   Пошмыгивая простуженным носом, я жадно смотрела в окно машины. Там, за окном, был синий мир, в котором вальсировали синие снежинки. Город уже закончился, и навстречу бежали ели в тяжелых белых шубах. Зимние метельные сумерки. Мне хотелось оказаться в них. Я так я ясно представила, как мчусь сквозь сугробы и поет ветер, что чуть не начала произвольную трансформацию. От непоправимого меня спас ленивый голос:
   - Все мечтаешь?
   Гошка, муж моей старой подруги и мой приятель. Именно он вез меня на тусовку по случаю Нового года. На ней обещались быть все из старой компании. Я бы, наверное, не поехала. Что мне, оборотню, делать среди них? Но желание снова почувствовать себя человеком перевесило. Запахи мандарина и елки, веселые, не слишком трезвые голоса, общие воспоминания... В общем, я согласилась.
   - Просто очень красиво, - смущенно улыбнулась я.
   - Холодно слишком, - передернулась спина впереди.
   Вот это да! Все-таки люди сильно меняются со временем, чтобы по этому поводу не говорили психологи. Это надо! Наш Гошка, спортсмен и лыжник, забоялся холода. Я не видела его лица в зеркальце, но прекрасно представляла, как он кривится.
   - Скоро уже?
   Лес продолжал манить, и нужно было срочно отвлечься.
   - Нет, - откликнулся Гоша, - через полчаса будет поворот на Синявино.
   - Главное теперь не застрять, - озабоченно добавил он, - вон как задувает!
   Опять он об этом!
   - А кто будет? - продолжила я расспросы.
   - Веселинка, Аня... Шурочка с Игорем не придут, Дашка тоже... Артем обещал быть, - после паузы добавил он.
   - Угу.
   - Может, и не надо было его приглашать, но, вроде, старой компанией хотели собраться...
   Едва заметная виноватинка в голосе.
   "Только меня забыли предупредить", - хотела я съязвить, но промолчала.
   Муж бывший, дело прошлое. За те полгода, которые прошли с нашего развода, мно-о-огое успело измениться. Хотя бы то, что я перестала быть человеком.
   Но все-таки не удержалась:
   - Надеюсь, он не устроит очередной пьяный дебош.
   - А он не пьет, - радостно сообщил Гошка. Видимо, мое равнодушие его успокоило. - Зашился.
   "Угу,- хмыкнула я про себя, - зашился. Не соврать мы не можем".
   Мой бывший муж Артем был алкашом и редкостным вралем. Причем, ложь его была исключительно бытовая. Отняли карточку злые гопники, у друга большое несчастье, пришлось отпаивать водкой... Мое терпение окончательно лопнуло после лобковых вшей, появившихся от купания в пруду. Он не зашивался, я знала это абсолютно точно. Вчера Артем появился у меня, благоухающий дорогим коньяком, что странно, учитывая его хроническое отсутствие денег. Уговаривал снова сойтись. Был он радостно возбужден, все повторял о каком-то деле, которое сделает его сказочно богатым. И все это богатство он бросит к моим ногам. Выставила я его с трудом. И вот теперь, он, оказывается, зашился. Смешно.
   Говорить я ничего не стала, отделавшись нейтральным:
   - Да он сколько раз зашивался.
   - Не, на этот раз, говорит, окончательно. Там зашивка какая-то хитрая. Опрокинет стопочку и все, кирдык.
   Гоша схватился за горло и очень натурально захрипел. Машина вильнула.
   - Ты руль держи! - обеспокоилась я.
   Регенерация у меня, конечно, хорошая, но лучше обойтись без аварий.
   - Не боись, все под контролем.
   - Ты извини, если лезу не в свое дело, - помолчав, снова заговорил Гоша, - Артем, конечно, редиска, но все-таки десять лет вместе... Может, сойдетесь?
   Я вздохнула. Гошу можно было понять - Артем был его другом, и не попробовать он не мог. Хотя был в курсе всех наших скандалов. Я вдруг ясно представила, как Артем, пуская пьяную слезу, жалуется ему: "А моя-то сука..".
   - Ни за что, - кратко ответила я.
   - Понимаю. А что с квартирой?
   - Делим.
   - У меня есть хороший адвокат среди знакомых. Если хочешь...
   - Спасибо, Гош. Скорее всего, понадобится.
   Самое смешное, что во время того странного разговора Артем щедро пообещал не претендовать на мою двушку. Опять врал, конечно. Говорить я об этом Гоше не стала. Переживал человек, хотел помочь. Зачем я его лучшие побуждения буду сбивать на взлете.
   - Всегда пожалуйста, - отозвался Гошка.
   Вдали замерцали редкие желтые огоньки. Синявино, наша точка назначения. Гошка свернул на проселочную дорогу, едва угадывающуюся под наметенным снегом. Мотор его Нивы натужно взревел.
   - Как бы не застрять, - озабоченно сказал Гошка, ворочая рулем, - вот был бы номер.
   Не застряли. Синюю машинку бросало и качало, но к цели она продвигалась уверенно. Фух, приехали.
   У дома уже стояла машина Веселины. Судя по тому, как сильно ее замело, стояла она здесь уже давно. Гоша заглушил мотор и велел:
   - Выметайся. Сумки я сам заберу.
   Сам, так сам. Я пожала плечами и потопала к дому. Тщательно оббив сапоги на крыльце, открыла дверь. И с любопытством огляделась. Здесь я никогда не была. Аня с Гошей построили его достаточно недавно - пару-тройку лет назад. В гости они зазывали постоянно, видимо, чтобы похвастаться, но я, прикинув, в какую дыру придется ехать (а потом еще и выбираться!) каждый раз под благовидным предлогом отказывалась.
   Ну, что сказать? Красивый дом. Широкий холл с уютным эркером, уводящая на второй этаж крутоватая узкая лестница. Не дай бог с нее свалиться, мелькнула мысль. Впереди находился проем, за которым располагалась отделанная светлым деревом кухня. За полуоткрытой дверью слева царил полумрак, и бегали разноцветные блики, отражающиеся в огромных, почти во всю стену, окнах. Слышался негромкий разговор. Диссонансом в нем звучал хриплый голос:
   -.. Идет медведь по лесу. Видит - машина горит. Он сел в нее и сгорел!
   И жизнерадостный одинокий хохот.
   Я поморщилась - Артем в своем репертуаре. Хотя странно, вроде, трезвый.
   Сзади открылась дверь.
   - Ну, чего ты на пороге встала? - спросил Гоша. - Разувайся, проходи.
   В холл вышла Аня, его жена.
   - Привет, Аленка!
   Мы расцеловались. От Ани пахло духами, селедкой и коньяком.
   - Слушай, тут продукты, - засуетилась я. - Давай, кое-что на стол сразу, а кое-что в холодильник. Завтра съедим. Можно и сейчас порезать, если не лень.
   - Да всего полно, - отмахнулась Анька. - Лучше сразу в холодильник.
   - Оливье никогда не бывает много, - назидательно заметила я. - Надеюсь, ты не на очередной диете?
   - Мне можно все! - радостно объявила подруга.
   Я скептически подняла брови. Склонная к полноте Аня вечно сидела на всяких диетах. Знала их великое множество и могла обсуждать часами с маниакальным блеском в глазах. Мне, способной употреблять тортики на ночь без особого ущерба фигуре, это было непонятно.
   - Такая диета особая? - уточнила я.
   - Ну, можно и так сказать, - улыбнулась Аня и замолчала, склонившись над сумкой с продуктами.
   Надо же, чудеса под Новый год все-таки случаются - не придется насильно просвещаться о хитрой схеме поедания сала, после которой лишние килограммы чудесным образом испаряются. Я пригляделась к подруге. И правда, она постройнела и будто скинула лет пять. А кожа! Ее кожа выглядела рекламой крема из телевизора.
   Все-таки нашла свою идеальную диету, - заключила я, - не зря молчит, словно партизан на допросе. Конкурентов боится.
   Аньку я знала как облупленную.
   - Слушай, Ален, - нерешительно начала подруга, не отрывая глаза от пакетов и баночек на столе, - там Артем...
   - Я уже знаю, - прервала я ее спокойно. - Все в порядке.
   - Понимаешь, он старый друг мужа, мы не могли не пригласить, - продолжала она извиваться.
   - Ань, нормально все, - повторила я. - Цирка с выяснением отношения не будет.
   Аня покачала головой, явно собираясь что-то спросить, но тут на кухню заглянула Веселинка.
   - Аленка приехала! - радостно заголосила она, бросившись обниматься. - Ну, чего вы здесь? Пойдемте к столу. Десять уже доходит.
   - Ален, там...
   - Я знаю, - кивнула я.
   Войдя в гостиную, я вежливо кивнула Артему и плотоядно оглядела стол. Стол был классически богатый - оливье, селедка под шубой, холодец, всевозможные нарезки и соленья, а также еще штук пять неопознанных салатов. И, конечно, шампанское.
   - Горячее попозже будет, - сообщила Аня, неправильно поняв мой оценивающий взгляд.
   - У-гум, - кивнула я, нацеливаясь на симпатичный салатик, светло-желтый и пушистый от тертых яиц.
   Он неуловимо напоминал собой цыпленка. Я подумала и наложила себе еще и холодца.
   Оборотни любят поесть, и неважно, в какой ипостаси они находятся. Подозреваю, дело в том, что трансформация всегда требует много энергии. Сразу восполнить энергию обычно неоткуда, поэтому наш организм научился запасать ее вперед.
   Остальные вели неспешные разговоры.
   ...гортензии в этом году не посадила...
   ...на Гоа, говорят, сейчас хорошо. Фрукты, опять же, не чета здешним...
   ..дядька мой меду подогнал пару килограмм. Первоклассный мед...
   Темы летали в воздухе, как разноцветные мячи. Такие маленькие резиновые мячики с облупившейся краской. Мне вспомнились негромкие голоса, переговаривающиеся за полуоткрытой дверью, когда я стояла на пороге. "Интересно, как долго они уже так беседуют?" мелькнула мысль. Становилось скучно. Сейчас я была уже готова на тупые анекдоты от Артема. Я искоса взглянула на бывшего мужа. Тот сидел в кресле в углу. В застольных беседах он не участвовал, но прислушивался к ним с искренним интересом. Было в его интересе что-то исследовательское. Заметив мой взгляд, он подмигнул. Я поспешила сделать вид, что крайне увлечена оливье.
   - Хороший у тебя аппетит, - заметила Веселина, вяло ковыряющая вилкой пару кусочков колбаски, и запивающая добытое "Байкалом".
   В ее глазах горела откровенная зависть.
   - Угу, - согласилась я.
   Интересно, чего это она? Тоже, что ли, на диету села? Нашла время.
   - Ну, чего сидим! - вдруг вскочила Веселинка. - Танцевать!
   И веселье словно включилось.
   - Танцевать! Танцевать! - загомонили все.
   - Может, чуть попозже? - с надеждой вопросила я, с тоской оглядывая ряды нарезок и салатов.
   Столько вкусной еды пропадает.
   - Успеешь еще, - потянула меня из-за стола Веселина.
   Мы танцевали, играли в фанты и море волнуется раз, а мне казалось, что я участвую в спектакле с раз и навсегда разученными ролями. Все казалось ненастоящим - отплясывающая Веселинка, смеющиеся лица, замершие на счет "три" фигуры. Живым был лишь бьющий в окна снег. Занятая своими мыслями, я упустила момент, когда зажегся верхний свет. Зажмурилась от неожиданности.
   - А сейчас давайте позовем Деда Мороза! - торжественно объявила Аня.
   Я огляделась - Артема нигде не было.
   - Дед Мороз! Дед Мороз! - завопили все вокруг.
   Дверь открылась и на пороге воздвиглась фигура в красном Анином халате при черной курчавой бороде и домашних тапках. Приглядевшись к бороде, я опознала в ней мочалку.
   - А вот и я! - торжественно объявил пришелец. - Дед Мороз!
   То, что он представился, было нелишним. Я с трудом опознала этого сказочного персонажа в нелепо одетом бывшем муже.
   - Я подарки вам принес! Но просто так не отдам, - он сделал многозначительную паузу.
   - Дедушка, мы расскажем тебе стишок, - тоненьким голоском сказала Веселина.
   Я ожидала, что сейчас она сама влезет на стул, но вместо этого меня пихнули в спину:
   - Давай.
   Я вздохнула, залезла на стул и начала:
   - Веселье новогоднее припомнилось сегодня мне,
   И улыбнулись мы в который раз.
   А потому что вспомнили количество огромное
   Всего того, что влито было в нас...
   Все старательно смеялись. Ну, что делать, что вспомнила, то и читаю.
   - Верю, верю, что вы мне рады, - пробасил Артем-Дед Мороз, когда я закончила. - А вот и подарочки.
   И он покопавшись в мешке, наскоро сооруженном из фирменной сумки "Пятерочки", одарил всех кружками с принтом Снежной Королевы. Мне же досталась кружка с сердечками.
   "Двадцать пятая, - прикинула я, - ничего, посуда бьется быстро. Когда-нибудь пригодится"
   Остальные почему-то остались недовольны. Видимо, посуды у них скопилось больше, и ставить уже было некуда.
   Мне пришла в голову хулиганская мысль.
   - Спасибо, дедушка, - пропела я дурашливым голоском. - Угощайся, пожалуйста.
   Окинув взглядом стол, я приметила на другом его конце полторашку "Байкала". Гадостный лимонад, терпеть его не могу, но цвет для моей шутки подходил идеально. А особенно удачно, что он стоял рядом с бутылкой коньяка. Метнувшись туда, я осторожно, чтобы не поднялась пена, наполнила стакан лимонадом. Полувыдохшийся какой-то. Ну, оно и хорошо. При этом я старательно поворачивалась к обществу спиной. Развернулась уже с широкой улыбкой на лице и павой поплыла к Артему. Только кокошника не хватало.
   Кажется, еще кое-чего не хватает. Быстро охватила взглядом скатерть. Где-то здесь были соленые огурцы. Ага. Вот они. Я поставила блюдце со стаканом на стол. Коричневая жидкость плеснула, но не вспенилась. Отлично, иначе шутка могла закончиться, не начавшись.
   - Откушай, дедушка, - протянула я бывшему мужу тарелку со стоящим на ней стаканом с коричневой жидкостью и мокро поблескивающим огурцом.
   - Отчего ж не откушать, откушаю, - пробасил Артем и лихо опрокинул в глотку стакан.
   Лицо его надо было видеть. На нем последовательно сменялись удивление, понимание, злость и страх. На удар он ответил достойно: выпучил глаза, захрипел, схватившись за горло, после чего мешком осел на пол.
   Какой артист пропадает! Я даже почти поверила.
   - Артем, вставай, - я потыкала его носком тапка.
   Артем продолжал валяться на полу.
   Я с удовольствием пнула его под ребра. Не сильно, конечно, но чувствительно.
   - Дурака хватит валять!
   Рука бывшего мужа безжизненно соскользнула с горла.
   - Ему действительно плохо, - вскрикнула Аня, прижимая руки ко рту.
   - Ален, ты с ума сошла, коньяк в лимонад подливать?
   Я на автопилоте еще раз пнула Артем в бок.
   "Этого не может быть. Он действительно зашился?"
   Удивление начало перерастать в панику. Запаниковать окончательно не дал мне сам бывший муж. Эта свинья, не подобрать другого слова, вскочил на ноги, как ни в чем не бывало, и раскланялся с широкой улыбкой на лице.
   Из меня словно воздух выпустили. Я рухнула на ближайший стул и выдохнула сквозь сжатые зубы. Безумно захотелось вцепиться ему в глотку зубами и как следует встряхнуть, чтобы этот дурак мотнулся в моей хватке тряпичной куклой. Сознание начала затапливать красная волна. И быть бы мне под судом Старейшин, если бы не Веселинкин голос:
   - Аленочка, тебе плохо?
   - Испугалась, - почти правду сказала я.
   Красная волна отступала, возвращая новогоднюю реальность - стол с почти нетронутыми яствами, мерцающая огоньками елка, бледные лица друзей в полумраке и все тот же танец снежинок за окном.
   - Я, вообще, чуть рядом с ним не легла, - призналась Веселина. - На вот, хлебни коньячку, полегчает.
   - Лучше водки, - твердо сказала я.
   Веселье продолжилось. Мы снова пили, танцевали, чокались шампанским под удары курантов, роль которых выполняли напольные часы в коридоре, но подспудное напряжение, подпорченное выходкой Артема, никуда не уходило. Хотя Артему было весело. Он пил рюмку за рюмкой, не разбирая, что перед ним - водка, коньяк или текила. Его глаза постепенно наливались кровью. Шутки, вначале просто тупые, становились откровенно пошлыми, а речи агрессивными, пересыпанными матерком. Гоша, к которому он начал приставать с вариантом вопроса "Ты меня уважаешь?", стоически улыбался. В конце концов, Артем, пошатываясь, встал.
   - Пшли...
   Я ожидала, что он сейчас пошлет всю честную компанию по известному эротическому маршруту, но ошиблась.
   - Гоха, пшли, поговорим.
   Схватив со стола начатую бутылку водки, он направился к дивану, стоящему возле елки.
   Гоша вздохнул.
   - Извините, дамы.
   Он оценивающе посмотрел на удаляющуюся спину друга. Взял еще бутылку. Подумал. Прихватил к ней пару рюмок и тарелку с колбасной нарезкой. Последнее, вероятно, для себя. Как и я, он отлично знал, что в таком состоянии Артем закусывать перестает.
   Мы остались одни.
   - Девчонки, вы меня извините, - покаялась я. - Обычно он так жрать начинает, когда только губы помажет. А тут непонятно с чего, видать, терпел долго. Решил оторваться.
   - Да ладно, - отмахнулась Аня. - Можно подумать, в первый раз такое. Сейчас его Гошка напоит окончательно, и он удрыхнет. Праздник нам портить перестанет.
   - Блин, как ты его терпела столько лет? - с чувством произнесла Веселина. - Я бы уже через пару месяцев развелась.
   На это у меня не было ответа. Дура, что сказать.
   - А я тебе давно говорила, - включилась Аня, - беги от него. Теперь вот на квартиру претендует, дрянь такая.
   Ане с Веселинкой хотелось посплетничать. Понимаю. Но тема была мне неприятна, и я захотела с нее свернуть.
   - Слушайте, а чего Шурочка с Игорем не пришли? Вроде, всей старой компанией собраться хотели.
   - Да ну ее, - махнула рукой Веселина. - Совсем клушей стала. Никуда не вытащить.
   Мы пообсуждали Шурочку. Но вяло, без огонька. Рядом на стул плюхнулся Гоша.
   - Все, девчонки, - сообщил он, - Артем готов, можно веселиться дальше.
   Разило от него как от ящика водки, который случайно уронили на лестнице. Но веселиться больше не хотелось. Часы в холле ударили три ночи.
   - Ребят, вы меня извините, но я лучше баиньки, - сообщила я. - Завтра еще день будет. Сейчас сил уже нет.
   Выделенная мне комната располагалась на втором этаже рядом с лестницей. Всем хорошая комната, чистенька и уютная, с большой кроватью у стены, но, на мой взгляд, слишком жаркая. Подумав, я составила с подоконника на пол буйно цветущую орхидею и открыла окно на верхнее проветривание. Вот теперь хорошо.
   Не знаю, сколько я спала. Разбудил меня короткий, какой-то захлебнувшийся вопль. За ним последовал грохот, как будто по лестнице скатилось что-то тяжелое. Я полежала, недоуменно прислушиваясь, но за дверью царила тишина.
   - Господи, да что там такое? - пробормотала недоуменно и принялась выбираться из-под одеяла.
   В коридорчике, куда выходило еще три двери, царила темнота. Свет лампы из холла пытался пробить ее, но мешал поворот лестницы, отчего свет превращался в беспомощное мерцание, лишь подсвечивающее снизу ступеньки.
   - Ни хрена не видно, - сообщила я темноте очевидное, осторожно продвигаясь к лестнице, - как бы не навернуться.
   В человеческой ипостаси я была полностью беспомощна, а разрешенной частичной трансформацией не владела, будучи очень неопытным оборотнем. Подумав, я решила не рисковать и отложить тренировку этого навыка на потом. Вдруг что-то пойдет не так? Явление рыси на глазах у изумленной публики не входило в мои планы. Проблем потом не оберешься. Печать как-то одобрительно кольнула плечо. Иногда мне казалось, что она разумная. По крайней мере, современные технологии вполне позволяют всандалить туда какой-нибудь следящий датчик.
   Я подошла к краю лестницы и замерла. Внизу угадывалось нечто, весьма похожее на человеческое тело.
   - Артем? - неуверенно позвала я.
   Я откуда-то знала, что, или кто, там лежит.
   Из комнаты, той с окнами во всю стену, где мы встречали Новый год, донеслись встревоженные голоса. Дверь распахнулась, постелив на пол покрывало света, и показав всю картину.
   - Артем, - обреченно выдохнула я.
   Встревоженный гул перерос в восклицания разной силы эмоций, когда вышедшие из комнаты друзья увидели тело.
   Потом они увидели меня наверху. Воцарилось молчание. Темнота превращала лица друзей в бледные овалы, и все эти овалы были направлены на меня.
   - Вы что? - подняла я руки в защитной жесте, - это не я!
   И сама поняла, как жалко прозвучали мои слова.
   Гоша наклонился и попытался нащупать у Артема пульс.
   - Ну, что?
   Я была уже рядом. Жадно тянула шею, следя за его действиями.
   - Мертв, - вздохнул приятель, отводя глаза.
   - Надо, наверное, полицию вызвать? - неуверенно сказала Веселина.
   - Вызывай, - согласился Гоша.
   - Давай ты, а? - испуганно попросила подруга.
   - Ладно.
   Гоша набрал 112 и сообщил о случившемся. Ему что-то говорили, он внимательно слушал. Потом нажал отбой и повернулся к нам:
   - Сказали раньше вечере не ждать, - сообщил он. - А, может, вообще утром только доедут. Следующим. Дорогу занесло и вызовов много. Просили не затаптывать место... - он запнулся, явно подбирая другие слова, - ... место, где это случилось.
   - И что, покойник так и будет здесь все это время лежать? - возмутилась Аня. - Совсем уже обнаглели!
   - Ань, мы, я думаю, его в какой-нибудь холодный чулан можем вынести, - рассудительно предложила Веселинка. - Сфотографируем с разных ракурсов и вынесем. Если возмущаться будут, фотки и отдадим. Не дело здесь покойнику лежать.
   - Это не я, - повторила я. - Зачем мне его с лестницы толкать?
   "А квартира?", ехидно влез внутренний голос.
   Видимо, все остальные были с ним солидарны, поскольку принялись старательно отводить глаза.
   - Конечно, не ты, - сказала добрая Веселинка.
   Я тяжело опустилась на ступеньку лестницы, обхватив голову руками. Мыслей в голове не было, и жалости к Артему тоже. Только недоумение, что это происходит со мной и сейчас. Ужасно хотелось проснуться. Сколько я так сидела, не знаю.
   Топали ноги. Кто-то принес простыню, на которую перевалили труп и с пыхтением куда-то потащили. В реальность меня включил сочувственный голос Ани:
   - Пойдем на кухню, нечего здесь сидеть.
   Я послушно поднялась и отправилась на кухню, где мне всучили кружку с горячим чаем. Аня села рядом и подперла голову рукой.
   - Муж знаком с хорошим адвокатом.
   Я только вздохнула. Все вокруг были настолько уверены в моей виновности, что разубеждать их не имело никакого смысла.
   - Ладно, разберемся, - бодро произнесла я.
   - Иди поспи, - предложила подруга.
   - Мне сейчас только спать.
   - Хочешь, я тогда с тобой посижу?
   Сочувствие раздражало.
   - Ань, ты иди, - попросила я.
   - Хорошо, - вздохнула она, - но если поговорить надо, ты зови.
   Я благодарно кивнула. Аня встала и, прихватив с собой сунувшуюся, было, на кухню Веселину, вышла.
   Оставшись в одиночестве, я задумалась. Шок уже отходил, и соображала моя голова вполне прилично. Хотя думать здесь было особо не о чем - придурок бывший муж, наверняка, шел ко мне, чтобы, так сказать, возобновить супружеские отношения. Спьяну свалился с лестницы и сломал шею. И теперь в этом обвинят меня. Все видели, как я стояла наверху. И мотив, опять же, был. Просить друзей соврать, что меня там не было, мне и в голову не пришло. Не имела права. И мучила циничная мыслишка, что они не согласились бы. Наша дружба - конфета с испорченным сроком годности в красивой золотистой обертке.
   Сидеть просто так и гонять мысли по кругу не было никаких моральных сил. Лучше всего меня всегда успокаивала уборка. Жужжать пылесосом сейчас было бы странно, а вот полная раковина посуды выглядела перспективно.
   Я тщательно терла губкой тарелки, не менее тщательно смывала с них пену и ставила в сушилку. Посуды было прискорбно мало. Во всяком случае, для успокоения моих нервов. Я бросила критический взгляд на плиту. Верхняя ее часть в коричневых разводах, похожих на пришкваренный соус, просто умоляла о "Пемолюксе". А ведь была еще и духовка!
   В духовке, пропахшей печеной уткой, стоял стакан.
   - И что ты, радость моя немытая, здесь делаешь?
   Я недоуменно покрутила его в руках. Такие стаканы, высокие и узкие, с веселеньким хороводом маков в верхней части, вчера подавались в качестве емкости под соки и лимонад. И выщербинка какая знакомая! Хм, кажется, именно в него я вчера наливала Артему лимонад под видом коньяка. Я снова повертела его в руке. Зачем-то поднесла к носу. Даже сквозь мое насморочное обоняние стакан пах коньяком.
   Такого быть не могло, однако было. Версию о чудесах отметаем как несостоятельную, с памятью у меня тоже все хорошо, остается только одно - Артем умер далеко не своей смертью и кто-то из здесь собравшихся хочет меня подставить. О том, что Артем врет о жутко опасной зашивке, знала я одна. Остальные были уверены, что пить ему нельзя под страхом смерти. В голове всплыло воспоминание, как Артем сидит у меня на кухне и самодовольно хвастается о деле, которое якобы принесет ему миллионы. Все как-то сразу встало на свои места. Интересно, кому это бывший муженек дорогу перешел? Гошке? Веселинке? Ане? Или всем сразу?
   Мысли в голове бродили, подобно слонам в саванне, хотя, подозреваю, в движении последних системы больше. Вот я, обозленная из-за раздела квартиры, пытаюсь убить бывшего мужа, замаскировав все под несчастный случай. Первая попытка с коньяком не удается. А вот вторая оказывается удачной. Обе попытки неловкие, второй раз меня, вообще, застают у трупа жертвы. Всплыло еще одно воспоминание - страх на лице Артема, когда он глотнул коньяка из поданного мною стакана. Я тогда не поняла, почему страх. А ведь он догадался, что его хотят убить. И со страху напился, чем облегчил убийце жизнь. Вот ... дурак на букву "м"! Стакан... Откуда вообще убийца мог знать, что я собираюсь пошутить? Никак не мог. А чтения мыслей не бывает. Точно знаю.
   Я отошла к окну и задумалась. Попробуем пока решить задачу попроще. Кто у нас самый реальный кандидат в убийцы? Гошка. Это очевидно. Успешный предприниматель, торгующий системами наблюдения. Другана Артема он тащил по жизни - ссужал деньгами, часто без отдачи, регулярно устраивал на работу охранником, откуда Артем, будучи алкашом, также регулярно слетал. Вполне реальная ситуация - Артем узнал о друге нечто этакое, за что платят деньги или убивают. Гоша платить не захотел.
   Правдоподобно и весьма. Оставались еще Веселинка и Аня, но какие ими двигали мотивы, придумать не смогла. Веселинка детский психолог, а Аня простая домохозяйка. Да и денег, которые хотел потребовать Артем, у них явно нет. Хм... За это тоже можно убить.
   Я тяжело вздохнула. Господи, я всего лишь хотела отпраздновать Новый год, чтобы были мандарины, елка и компания старых друзей, а сейчас вместо этого придется искать убийцу. Нет, есть вероятность, что справедливость восторжествует сама собой, но уповать на это не стоило - убийца позаботился.
   Я вновь села на стул и машинально принялась помешивать ложечкой уже остывший чай. Слабость моих предположений очевидна. И я не могу подойти к Гошке и вот так, непринужденно, спросить, не убивал ли он, а если убил, то за что. Пойдем от обратного. Нужно найти улики, которые укажут на возможного убийцу или отведут подозрения от меня. И начать имеет смысл со стакана. Я старательно, с помощью щетки и "Пемолюкса", отмыла его от следов коньяка. Хотела поставить на сушилку, но потом меня посетила мысль, что тогда убийца сразу поймет, что я в курсе его планов. Нет, поступим хитрее. Жалко, правда, что отпечаток губ Артема тоже смылся, но здесь уже ничего не поделаешь.
   Я обыскала кухню в поисках лимонада. Не нашла. В холодильнике его тоже не было. И в комнате, где мы отмечали Новый год. Там, вообще, уже не было никаких следов отмечания праздника. О Новом годе напоминала лишь украшенная елка. И когда только Аня убраться успела? - мельком удивилась я. Лимонад как сквозь землю провалился. Ну и ладно. Чуть позднее с ним разберусь. Лучше, пока все спят, выясню, не ведет ли наверх еще одна лестница. В этом случае, можно легко объяснить, как убийца попал наверх и спустился вниз непойманным. Правда, оставалось непонятным, как он смог так отвлечь от себя внимание, что остальные были свято уверены, что он все время находился с ними внизу.
   Я обошла дом. Никакой второй лестницы наверх не было. И следов под окнами, куда я, уже от отчаяния, заглянула. Эх, богатая была версия. Оставался еще один вариант: в момент убийства злоумышленник прятался в комнате рядом с лестницей, выжидая. Когда Артем поднялся наверх, он выскочил и столкнул его. Опять же неясно, как он незамеченным присоединился к остальным.
   Размышляя так, я открыла дверь в комнату у лестницы, которая располагалась прямо напротив моей и совершенно по-бабьи завизжала. Было от чего - на кровати, что напротив двери, на боку лежала Аня. И она была мертвая! Смотрела прямо на меня своими мертвыми глазами. А я смотрела в них и визжала. Не прекращая визжать, закрыла дверь в комнату и попятилась к лестнице. На визг из комнат начал выходить народ. Откуда-то снизу прискакал Гоша.
   - Чего разоралась? - довольно резко спросил он.
   Там.., там..., - я только указывала пальцем на дверь.
   - Чего там? - и с этим словами он открыл дверь и вошел внутрь.
   Мы осторожно просочились следом. Аня с сонно приподняла голову:
   - Что-то случилось?
   - Ты же была мертвая, я сама видела, - выпалила я.
   - Снотворного выпила, так сразу и мертвая? - зевнула она, прикрыл рот рукой. - Слушайте, дайте поспать, а?
   - Ты была мертвая, - упавшим голосом повторила я.
   - Давай, я тебе лучше таблетку дам? - сочувственно предложила подруга. - Поспишь, а то нервы у тебя ни к черту.
   Гоша вздохнул:
   - Иди-ка ты, правда, поспи. А то мерещится черте че.
   Народ расползся спать дальше. Я же решила совету не следовать - времени у меня оставалось все меньше. Звонили из полиции, очень извинялись и к утру точно обещали быть. Но отдохнуть все-таки следовало, вон, уже глюки начались. Правда, методы у меня были свои. Найдя на кухне два полиэтиленовых мешка побольше и попрочнее, я вышла на улицу. Воздух был морозный, падал снег, но мутно-серое небо постепенно наливалось серебром, верный знак того, что снег скоро прекратится и выглянет солнце. С удовольствием вздохнув полной грудью, я огляделась. Ага, лес там. Значит, мне туда. Аккуратно сняв одежду, я запихала ее в мешки. И вот уже в снегу сидит крупная рысь красивого буровато-рыжего окраса. Рысь огляделась и заворчала - она была недовольна. Да и кто бы из ее родственников остался доволен, оказавшись в светлом подмосковном лесу, где довольно сложно найти старые захламленные буреломы и таежные сосны с густым подлеском. Огромная кошка принюхалась, а потом сладострастно потянула носом - где-то недалеко находился заяц. Осторожно, но быстро, рысь отправилась по следам. Косой, увлеченный обгладыванием осинки, ее не заметил. Прыжок, коронный удар передними лапами, и вот в пасти болтается безжизненная тушка. Вкусная, одурительно пахнущая тушка.
   В себя я пришла, когда уже доедала зайца. Все-таки не зря для молодых оборотней существуют жесткие запреты на трансформацию. Слишком уж звериное начало берет свое. Заяц был вкусный даже сейчас, когда включился человеческий мозг. С сожалением оглядев обглоданные остатки, я прикопала их в снег и отправилась обратно - меня могли уже хватиться. Плечо кольнула печать, я остановилась и прислушалась - кисточки на моих ушах дернулись - километрах в двух отсюда находилось не менее пяти таких же, как я. Кто они, оборотни, вампиры, ваксы, а может, редкие в наших краях проколичи, не давало понять расстояние. Ну и бог с ними, наверное, Новый год собрались отметить, а мне пора обратно.
   В доме все еще спали. Я даже ложиться не стала. Времени оставалось все меньше и меньше, и это меня сильно тревожило. Тревога заставляла бегать по спине стадо толстых мурашек, отчего я-рысь ощеривала пасть в беззвучном рыке. Ужасно хотелось побиться головой об стену - я так до сих пор и не поняла, каким образом злоумышленник столкнул с лестницы Артема и остался незамеченным в этом остальными. Да и во время застолья... Я напрягла память. Вот я иду к другому концу стола, наливаю лимонад, разворачиваюсь, иду обратно. Чтобы взять огурец мне потребовалось пара секунд. Можно за это время подменить напиток или добавить туда коньяка? В принципе, при определенной ловкости рук, да. Когда я наклонялась, сзади меня сидела Аня. Своим наклоном я перекрывала поле видимости остальным. Стакан я поставила прямо возле нее... Или чуть дальше? Вопрос важный. Если чуть дальше, то процедура подмены была уже бы невозможна.
   - Доброе утро! - прервал мои размышления бодрый до отвращения Веселинкин голос.
   - Вечер на дворе, - буркнула я в ответ.
   - Но я-то только что встала, - логично возразила она мне.
   Я промолчала.
   - Ты даже не ложилась, - вздохнула подруга.
   - Веселин, вот скажи мне, - я подперла щеки ладонями, - могла Аня подмешать в газировку коньяк?
   Вопрос был задан исключительно от отчаяния.
   Веселина не стала недоуменно морщить лоб и переспрашивать. Ответила сразу:
   - Нет. Стакан стоял слишком далеко от нее. Минимум полметра.
   Врет, - вяло отметила я про себя. На эмоции сил уже не оставалось. - Не стоял стакан так далеко.
   Но это была уже информация. Зачем Веселина выгораживает Аню? Я отметила и еще странность: своим вопросом я выдавала себя с потрохами, но подруга даже глазом не моргнула. Не поняла? Вряд ли. Тут бы и дебил догадался, что я знаю об убийстве. Все страньше и страньше, как говаривал один известный литературный персонаж. Вообще, забавно - Веселинка выгораживает Аню, а мотив, насколько я могу судить, был только у Гоши.
   И тут у меня случился инсайт. Убийца не один. Их трое. Веселина, Аня и ее муж Гоша. Это, по крайней мере, объясняет, как убийца незаметно поднялся наверх и также незаметно спустился. Не от кого было прятаться. Все свои. И со стаканом все просто. Не надо ничего подменять, просто заранее зарядить бутылки спиртным. Артем все равно рано или поздно хлебнул бы лимонадику. Та моя выходка стала для убийц просто даром небес. А меня пригласили, чтобы было на кого свалить убийство. Но нужно было убедиться. Я набрала номер Сашеньки.
   - Привет! С Новым годом, - защебетала я. - А мы тут так хорошо сидим. Жаль, что ты отказалась приехать.
   - Но меня не приглашали, - удивленно ответила Сашенька. - Сказали, что в разных компаниях все отмечать будут.
   - Кто сказал? - жадно спросила.
   - Аня.
   - Ага. Хорошо. Пока, - я бесцеремонно повесила трубку.
   Пока моя теория подтверждалась.
   Оставалась еще одна проверка.
   Перекидываться в населенном пункте таким как я запрещалось. Но выхода не было - человеческий нос плохой инструмент, а мне требовалось обоняние рыси. Выйдя через черный ход, я воровато огляделась и непроизвольно поежилась. Уединенное, мертвое место. То, что Синявино умирало, было заметно даже ночью. Света звезд хватало, чтобы увидеть покосившиеся избы, темные окна, упавшие от времени палисадники. Свет горел только в пяти домах. Но даже эти теплые огоньки обнадеживающими не выглядели. Я вздохнула, привычно сбросила одежду и перекинулась.
   Моей задачей было найти бутылки из-под лимонада. Если я в своих предположениях права, они не должны оказаться на помойке, где их легко найти. Наверняка, прикопаны где-нибудь в сугробах. Верхнее чутье мне сейчас совсем не помогало - слишком много прошло времени, воздушный след уже исчез. А вот под снегом след поймать можно. Я старательно принюхалась и направилась за дом. Со стороны, наверное, я представляла собой забавное зрелище - огромная кошка, идущая по следу в стиле хорошей служебной собаки. Ну и пусть. Все равно подсмотреть никто не мог.
   Бутылки обнаружились ближе, чем я ожидала - под кустом сирени в соседнем палисаднике заколоченного дома. Метель намела сверху сугробов и, будь я сейчас в человеческой ипостаси, обязательно прошла бы мимо. Пять бутылок из-под лимонада "Байкал", и все, даже тщательно помытые, они нестерпимо пахли коньяком. Что и следовало ожидать.
   Но меня до сих пор мучил вопрос: Зачем? Что такого узнал Артем? Особо не прячась, вернулась в дом. Прошла, занятая своими мыслями, в комнату с большими окнами. И не сразу заметила, что не одна. В креслах, расположенных полукругом, сидели три неподвижные фигуры.
   - Аня? - неуверенно позвала я, - Гошка? Веселинка?
   Фигуры шевельнулись, а я вдруг осознала, что все время искала не там, а мотив все это время лежал на поверхности.
   - Вы не люди, - уверенно произнесла я. - За это Артем и умер, правда?
   - Догадливая, - прошелестела Аня.
   Ее лицо было неподвижной маской с тусклыми глазами. Мелькнула мысль, почему я не заметила это раньше. Хотя нет, заметила. "Холодно" и передергивающаяся спина любителя зимних видов спорта; разворачивающийся театр, где живые только снежинки за окном; принты со Снежной Королевой как намек от Артема; Аня, глядящая на меня мертвыми глазами.
   - Кто вы?
   Уже зная ответ.
   - Хочешь к нам? - еще один шелестящий вопрос. На этот раз от Веселины.
   Мда. Все-таки идея напрямую спросить у Веселинки про стакан была не самой лучшей. Можно даже сказать, глупой. В тот же момент из разряда лопухов я перешла в разряд опасных особ. А с такими или договариваются, или убивают. Артема, вот, убили. Но у него не было козыря в рукаве.
   - Нет, - покачала головой я, - вы же мертвые. Думаю, и Артем не хотел. Он был придурком, но не дураком. А вам-то это зачем?
   Убийцы. Но все равно мне было их жаль. Жаль теплого смеха Ани, доброты всегда готовой прийти на помощь Веселины. Господи, а как всегда летел с горы на лыжах Гошка!
   - Вечная молодость, вечная жизнь, сила - шелестели голоса сидевших в креслах фигур.
   - Вечная жажда и особая диета. Кровь. Бомжей на помойке, наверное, ловили. Так ведь? Вы же незарегистрированные вампиры, к гадалке не ходи.
   - Не хочешь с нами. Все равно будешь мертвой. Какая разница, - продолжали шелестеть голоса.
   Я не ответила. Вместо этого послала немного энергии в печать, активируя Зов. Пять минут у меня есть, и я продержусь. Это будет славная охота! И рыжевато-бурая громадная кошка припала к полу, готовясь к атаке.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Мраги "Для вкуса добавить "карри", или Катализатор для планеты" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Обжигающие оковы любви" (Любовные романы) | | Е.Шторм "Воспитание тёмных. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Кривая дорога" (Приключенческое фэнтези) | | Жасмин "Дракон в моей постели" (Современный любовный роман) | | Д.Билык "Хозяин снегов" (Попаданцы в другие миры) | | С.Грей "Двойной удар по невинности" (Юмор) | | Тори "Я - луна! (мир оборотней - 5)" (Любовное фэнтези) | | В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"