Соколов Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

Сумерки в полдень: Общий файл (Главы 1-12)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они проснулись на незнакомой планете. Что произошло с кораблем? Почему полностью пропала связь с Землей? Небольшая группа ученых и солдат отправляется на разведку, даже не догадываясь, с чем им придется столкнуться в этом нелегком путешествии. (Проект заморожен на неопределённый срок)


Сумерки в полдень.

Однажды эта штука взорвется...

(Френсис Скорби)

Вступление.

   Марку было одиннадцать. Это утро ничем не отличалось от вчерашнего. Впрочем, как и вчерашнее не отличалось от позавчерашнего. Это был замкнутый круг. Жизнь юного мальчика со стороны могла показаться безумно скучной, но он так не считал. Разве целый день кататься на велосипеде, бегать, играть в футбол и в меру хулиганить - скучно? Только не в одиннадцать лет.
   Стояло жаркое лето, и Марк с друзьями, Мишкой и Антоном, как это было всегда в знойное солнечное утро, отправились на берег. Двадцать минут по тротуарам и дорогам города, и они выехали в лес. Спустя еще пятнадцать минут, мальчишки побросали велосипеды и с разбегу плюхнулись в освежающую прохладную реку. Вода в ней была далеко не прозрачная, даже немного попахивала, но выбора не было, да и сгорать под жаркими лучами полуденного солнца хотелось далеко не каждому. Ребята плавали, веселились, наслаждаясь погодой. Затем они вылезли на горячий песок, стали играть в мяч.
   Небо было чистым, светло-голубым лишь вдалеке у самого горизонта висели два маленьких одиноких облака. Ярко светило солнце, буквально ослепляло. Ветра почти не было, зеленые деревья, стоявшие на берегу, лишь изредка легонько покачивались. Создавалось впечатление, что они тоже тянутся к воде, хотят погрузить в нее свои ветви, ощутить речную прохладу и свежесть. Птицы небольшими стайками медленно и неторопливо плыли в потоках душного воздуха. Обычно такой погоде радуются только дети.
   Так и было, Марк и его друзья, вдоволь наигравшись в мяч, вновь кинулись купаться. Плавали они не очень хорошо, но это не мешало им получать удовольствие. Даже в воде они умудрялись придумывать какие-то игры, которые сменялись каждые несколько минут. Тихий берег заполнился детским смехом, криками и плеском воды. Так продолжалось относительно долго, ребята то купались, то играли в мяч, а когда сильно уставали, просто ложились на раскаленный песок и загорали, морщась от беспощадного ярко-белого света. Спустя несколько часов они почувствовали голод, без лишних раздумий достали еду, которую привезли с собой, и принялись жадно жевать. Яблоки, бананы, бутерброды, печенье - все, что удалось стащить из дома. Запивали газированной водой, шутили, смеялись. Не успели покончить с обедом, как снова оказались в реке.
   День подходил к концу. Небо на горизонте потемнело. Мальчишки оделись, сели на велосипеды и поехали обратно в город. Оказавшись во дворе дома, где жил Марк, они снова все побросали и стали играть в футбол. Тут же прибежали их друзья и знакомые с соседних домов, и крохотное, покрытое сорняками поле превратилось в настоящий стадион, с двумя командами, судьей и зрителями. Прошло довольно много времени, прежде чем, наконец, все устали и решили объявить "ничью". Счет перестали считать уже после третьего гола. Дети разбежались, кто-то по домам, кто-то играть в другие игры. Марк, Антон и Мишка решили сходить в кино.
   Из кинотеатра они вышли уже затемно. Всю дорогу мальчишки громко обсуждали только что просмотренный боевик, изображали наиболее яркие и запомнившиеся сцены, строили из себя крутых героев, безжалостно расправляющихся со злодеями. Им очень не хотелось расходиться, но было поздно. Сначала проводили Мишку, затем Антона, и Марк один побрел к своему дому, расталкивая ногой пустые бутылки и банки, мешающиеся под ногами. Город засыпал. Студенты и просто молодые парни и девушки распивали спиртное, курили сигареты. Вскоре Марк оказался дома, переоделся, поужинал остывшим ужином и отправился в свою комнату. Немного посидел за компьютером и лег спать. Уснул, как всегда моментально. А завтра должен начаться такой же чудесный и насыщенный день.

*****

   Счастью Марка не было предела. Он видел сны. Сны, от которых легкое и беззаботное чувство радости переполняло сердце, душу и все остальное, что позволяет человеку быть счастливым. На вопрос "Какова будет тематика вашего сна?" Марк ответил, не раздумывая: "Хочу увидеть свое детство". Благо, что современные технологии делали это возможным. Кто-то выбирал неисполненные мечты и желания и несколько месяцев подряд видел себя в роли знаменитости, миллионера или в постели с женщиной, с которой в жизни переспать не было шанса. Другие выбирали вымышленные фантастические сюжеты и лихо отстреливали монстров на далеких планетах чужих галактик. Границ для темы своего сна почти не существовало, поэтому каждый выбирал то, что делало его счастливым, хотя бы на какое-то время.
   Марку же снова было одиннадцать. Он не просто видел сны, он вновь переживал свое детство. Опять друзья, река, футбол, кинотеатры и беззаботность, которой так не хватает в настоящей жизни. Он видел сны и не хотел просыпаться, хотя понимал, что придется.
  

Глава 1.

   Вокруг было темно. Марк не понимал, получилось у него открыть глаза, или нет. Ни малейшего намека на свет. Мысли витали где-то между сном и реальностью. Родной дом, друзья, река сменялись тьмой и неопределенностью. Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем полностью проснулся, но догадывался, что не мало. Марк услышал свое дыхание, затем тихий гул, где-то совсем рядом, над головой. Однако темнота не прошла. Более того, к ней добавилось чувство ужасного холода, по которому он понял, что лежит абсолютно нагой. Сознание говорило, что это сон, нереальность, но разум подсказывал: "Сон во время сна? Какая глупость!"
   Детские мечты полностью ушли куда-то глубоко, и Марк начинал вспоминать. Не все сразу, но то, что он уже давно не ребенок, осознавал совершенно ясно. Тогда где он? Что с ним? Так. Не надо начинать панику. Раз уж здесь темно, нужно попробовать ощупать окружающее пространство руками. Но руки его не слушались, он всеми силами пытался сдвинуть их хоть ненамного, но безуспешно. Марк попробовал пошевелить ногами - тот же результат. По крайне мере он догадался, почему ничего не видит: видимо веки поднять тоже не удалось. И Марк стал ждать. Он не знал, чего именно, но других вариантов не было.
   Прошло несколько минут, которые, казалось, тянулись целую вечность, прежде чем Марку, наконец, удалось приоткрыть глаза. Сделав это, он почувствовал резкую режущую боль и снова закрыл их. После второй попытки боль вернулась, но уже не такая острая. Еще пять-шесть раз, и Марк понял, что начинает видеть. Сначала все вокруг было очень неясным и расплывчатым, но вскоре он уже мог различать отдельные предметы. Первое, что он увидел, это пар от его дыхания. По телу вновь прокатилась холодная дрожь, и его начало трясти.
   В глаза светил бледный желтоватый свет. Марк увидел перед собой стеклянное окошко, но разглядеть в нем ничего не смог, оно было запотевшим. "Значит я в какой-то камере, или кабине", - подумал он. В этот же момент пальцы рук и ног почувствовали тепло, затем боль. Еще пара минут, и Марк смог ими пошевелить. Холод отступал, дыхание восстанавливалось. Мышцы стали согреваться. Совсем скоро Марк уже мог двигать всеми конечностями. Только тогда он сообразил, что лежит в камере в полувертикальном положении. Марк принялся судорожно трогать стенку перед собой. Повернул голову, увидел множество проводов и шлангов. Некоторые входили ему под кожу. Но в настоящий момент это волновало его меньше всего. Он ничего не помнил, память словно осталась где-то не в его теле, а тело, в свою очередь, находилось в совершенно незнакомой ледяной и темной коробке. У Марка начиналась паника, его снова стало трясти, несмотря на то, что температура вокруг приближалась к комнатной. Он принялся отчаянно стучать руками в стекло, вырывать шланги из груди, живота, головы. Попытался закричать, но голосовые связки еще не слушались. Или не полностью восстановился слух, Марк пока так и не понял. Внутри него проснулось дикое инстинктивное чувство опасности и страха перед небольшими замкнутыми пространствами. То чувство, которое сидит внутри каждого, даже тех, кто в спокойной безопасной обстановке абсолютно уверенно утверждает, что понятия не имеет о клаустрофобии. Любой, самый смелый человек, на месте Марка испытал бы то же самое. Ему было по-настоящему страшно. Страшно до безумия. Как животному, попавшему в ловушку, поставленную человеком. Он был один, в незнакомом месте, не помня ничего, кроме своего имени. Марк. Проклятье! Он даже не был уверен, что это его имя. Стенки камеры словно сжимали его тело, как тиски. Казалось, будто воздух вдруг неожиданно кончился, и легкие стали испытывать острую нехватку в кислороде. Марк задыхался, паника нарастала еще больше.
   Все закончилось очень быстро. Дверь кабины с шипением открылась, и яркий свет, попавший внутрь, заставил зажмуриться. Марк прикрыл глаза рукой. Тело ощутило волну теплого воздуха, и страх моментально исчез. Дыхание еще не совсем восстановилось, по спине стекали холодные капли пота. "По крайней мере, я остался жив", - пронеслось у Марка в голове. Отдышавшись и полностью успокоившись, он осторожно выглянул из кабины, удостоверился, что там нет ничего опасного, и не торопясь выбрался наружу.
   Марк огляделся: он стоял в довольно длинном коридоре с металлическими стенами и потолком, вокруг было очень светло. Его взгляд упал на кабину, в которой недавно очнулся, а рядом с ней, с обеих сторон вдоль стены стояло около сорока точно таких же. Не прошло и пары секунд, как их двери стали по очереди открываться. Марк увидел людей, мужчин и женщин, которые с таким же недоумением на лицах выбирались из своих ящиков. Они ошарашено оглядывались по сторонам, совсем раздетые, будто дикари. Марк молча наблюдал за происходящим. Люди, заметив стоящего в коридоре, остановились и так же безмолвно на него уставились. Марк начал вспоминать. Эти лица были ему знакомы, он знал этих людей.

*****

   С виду это был самый обыкновенный офис, в каких располагались туристические фирмы, юристы, или нотариусы. Большие окна с плотными жалюзи, одноцветные черно-коричневые столы, стулья и шкафы, и, конечно же, молодая симпатичная секретарша, которая что-то печатала на компьютере. Марк сидел на стуле, поглядывая на других людей, сидящих рядом. Все очень нервничали, но старались держаться достойно. В кабинет уже успели войти несколько человек, и почти все их них обратно выходили с расстроенными лицами. Еще бы, ведь от этого собеседования зависели не просто карьера или репутация, успешное его прохождение сможет гарантировать начало совершенно новой жизни. Жизни, о которой мечтает практически каждый. Такой шанс предоставляется не каждый день, поэтому на собеседование пришло огромное количество людей, никто не терял надежду.
   Марк приходил в офис уже третий день, в первые два очередь до него так и не дошла. Но сегодня он был уверен, что попадет за ту заветную дверь, его фамилия в списке была уже одной из первых. Сам он слабо надеялся на успех, но попробовать очень хотелось.
   Дверь открылась, и в приемную вышла молодая светловолосая девушка. Голова ее была опущена, но заплаканные глаза увидели все сидящие на стульях. По очереди пронесся шепот, кто-то ахнул, нашлись даже такие, кто не выдержал и, резко поднявшись, удалился из офиса. Девушка неторопливо, еле передвигая ногами, подошла к выходу, всхлипнула, открыла дверь и ушла следом. Еще одна неудача. Так было почти со всеми.
   - Либерман. Марк Либерман! Пройдите, пожалуйста, в кабинет, - сообщила секретарша, и Марк, услышав свое имя, спокойно поднялся со стула, поправил галстук и прошел за дверь.
   В кабинете было более просторно, чем в приемной, интерьер мог похвастаться разнообразием и хорошим вкусом его дизайнера. Огромные мягкие кресла, антикварные шкафы и шикарный рабочий стол - все это говорило о статусе сидящего здесь человека. Это был большой полный пожилой мужчина лет семидесяти, с лысиной на макушке и густыми седыми усами. Одет он был в дорогой костюм с ярким зеленым галстуком, который, как ни странно, очень сочетался с его внешним видом. Мужчина небрежным движением руки указал на кресло перед его столом и сказал:
   - Присаживайтесь, не тяните наше с вами время.
   Затем он принялся копаться в различных папках с бумагами, периодически поглядывая в экран монитора, стоящего на столе. Так продолжалось минуту или две, после чего мужчина вновь заговорил:
   - Значит, вы тоже решили попробовать? И что вас заставило принять такое глупое решение?
   - Извините, в каком смысле глупое? - возмутился Марк. - Мне интересно то, что вы предлагаете. Плюс мое образование, стаж и рекомендации говорят о том, что я очень сильно пригожусь в вашем деле. Разве не так?
   Собеседник явно не ожидал такого уверенного и напористого ответа, особенно после девушки, которая недавно ушла из кабинета, вытирая слезы. Марк не боялся провалить собеседование, он догадывался, что его манера поведения даст намного больше шансов.
   - Хм... Что ж, мне нравится ваш ответ, - признался мужчина.
   - Спасибо.
   - Это позволяет вам посидеть здесь немного дольше остальных, будьте уверены. Давайте познакомимся, меня зовут Носов Виталий. Я - директор Отдела Кадровых Назначений Российской Федерации от Объединенного Мирового Управления по Аэронавтике и исследованию космического пространства. Сокращенно, директор ОКН по РФ от ОМУА.
   - Звучит действительно впечатляюще, - искренне отметил Марк. Виталий расплылся в довольной улыбке и продолжил:
   - Иными словами, я отвечаю за набор в Управление работников из нашей страны. Думаю, чем занимается ОМУА, вам объяснять не нужно. Мы проводим собеседования, медицинские и психологические обследования наших кандидатов, и если нас все устраивает, предоставляем самые различные должности: от уборщика помещений на кораблях до инженеров и, даже, космонавтов.
   - Извините, что перебиваю вас, но перед собеседованием я внимательно ознакомился с информацией об Управлении и вашем отделе в частности, - сказал Марк. - Поэтому, чтобы сэкономить ваше и мое время, предлагаю перейти сразу к делу.
   - Вот и здорово, - обрадовался Виталий и рассмеялся. - Терпеть не могу рассказывать одно и то же каждому вошедшему сюда недоумку. Я согласен с вами, Либерман, давайте сразу перейдем к самому важному.
   Виталий взял с журнального столика прозрачный графин, налил в стакан воды, два раза глотнул и продолжил беседу:
   - Как вам известно, Управление уже более шестидесяти лет проводит космическую программу "Новая жизнь", которая заключается в освоении нашими кораблями новых планет и последующей их колонизацией.
   - Конечно, это знают даже дети.
   - Но дети знают не все. Как и все остальное человечество на планете, включая вас, - Виталий ухмыльнулся. - Я не хочу сказать, что наша организация скрывает что-то страшное и сверхсекретное. Это не так. Просто мы не хотим торопить события, поэтому сообщаем о своих открытиях и находках только тогда, когда полностью уверены в их достоверности и безопасности для нашей планеты.
   - И вы так легко мне все это рассказываете? - удивился Марк. - Не значит ли это, что я принят?
   - Да, вы абсолютно правы, Либерман, - Виталий снова хитро улыбнулся. - Я вам рассказываю все это, потому что уже через пару недель вы окажетесь в космосе, а еще через несколько месяцев - на другой планете. Вас устраивает такой ответ?
   Марк ошарашено уставился на Виталия, потеряв дар речи. Тот, в свою очередь, продолжал довольно ухмыляться, снова сделал глоток из стакана и заговорил:
   - Управление принимает вас на должность Главного механика в новой подпрограмме "Проксима-3".
   - Так сразу? - Марк снова мог говорить, не переставая удивляться услышанному. - Но...
   - Никаких "но"! Ваше решение прийти на собеседование - это ваш самый разумный выбор в жизни, Либерман. А теперь давайте не будем возражать и кратко обсудим суть нашей, а теперь уже и вашей, подпрограммы.
   Виталий взял со стола пульт, нажал на кнопку, и на большом белом экране, слева от них, появилось изображение. Это было небольшое космическое судно. Носов приступил к своему рассказу:
   - Около пятидесяти лет назад была принята и утверждена инновационная подпрограмма, получившая название "Проксима". Она заключалась в следующем: новый высокотехнологичный беспилотный космический корабль Номос отправился за пределы нашей Солнечной Системы, в систему красного карлика Альфа Центавра C, так же известного, как Проксима Центавра, чтобы исследовать все ее планеты и оценить их пригодность для жизни человека. Конечно, вы понимаете, что шансы найти такую планету ничтожно малы. Но у нас получилось! Вы не поверите в это, но Номос обнаружил планету с атмосферой весьма сильно похожей на земную, - на экране стали чередоваться фотографии гор, рек и других безжизненный ландшафтов. - Качество снимков оставляет желать лучшего, но уже по ним мы смогли определить, что, несмотря на практически полное отсутствие флоры и фауны, человеку там будет вполне комфортно. Планету мы так и назвали Проксима Номос. Полученные результаты обработки Номосом образцов почвы показали, что там могут вырасти наши земные деревья, что повлечет за собой увеличение кислорода в атмосфере. Вы можете себе представить, Либерман?
   Марк медленно кивнул, уставившись на экран. Лицо его выражало удивление и недоумение. Он с трудом выдавил из себя:
   - Если это было полвека назад, то почему об этом до сих пор не рассказали общественности?
   - Как я вам уже говорил, - Виталий снова не скрывал своей довольной улыбки. - Мы не распространяем информацию о наших находках, пока не удостоверимся в ее безопасности. Номос не должен был вернуться с планеты, это было бы слишком дорого для Управления. Поэтому все выводы мы делали исключительно из полученных с корабля данных. На них нельзя было положиться на все сто процентов, поэтому новую подпрограмму долго не хотели разрешать. Но в итоге мы добились своего, был построен второй корабль Номос-2. Управление собрало экипаж из ста человек: ученых и солдат, - на экране появилась фотография людей, стоящих у большого судна. - Они отправились на Проксиму Номос около тридцати лет назад. В их задачи входило полное и достоверно изучение атмосферы и грунта планеты, а также - поиск и исследование местной фауны и флоры. Однако случилось несчастье. Мы потеряли связь с кораблем еще до приземления корабля на поверхность. И до сих пор не знаем, что с ними случилось.
   - Но прошло тридцать лет! Почему вы столько времени бездействуете и не пытаетесь их спасти? - спросил Марк в ужасе.
   - Мы хотели. Создали план новой подпрограммы, - Виталий тяжело вздохнул, веселье исчезло с его лица. - Но в Управлении нам отказали, объяснив, что это слишком опасно и дорого. Думаю, упор они делали именно на вторую причину.
   Виталий глотнул воды и продолжил:
   - Лишь три года назад, подпрограмме "Проксима-3" дали добро. Новый корабль уже построен, набирается экипаж. Это самая крупная космическая операция за последние тридцать лет. Мы должны набрать около сорока человек: ученых, строителей, механиков и солдат. Возможно вам еще удастся найти экипаж Номоса-2. Мы все хотим в это верить.
   Виталий остановился и молча уставился на Марка, который почти сразу произнес:
   - Я согласен.
   - Вот и замечательно, - Виталий опять улыбнулся. - С завтрашнего дня вы начинаете подготовку к полету. В медицинском центре Управления, в восемь утра, вас будут ждать.
   - Хорошо, я приеду.
   Марк поднялся из кресла, Виталий, наклонившись через стол, пожал ему руку и попрощался:
   - Еще увидимся, Либерман. Всего вам хорошего!
   - Спасибо, до встреч.
   Вот так, за несколько минут, жизнь самого обычного человека перевернулась с ног на голову. Виталий нажал кнопку на столе и крикнул:
   - Юля, пригласи, пожалуйста, следующего!
  
   Вот и настало то утро. Марк, не выспавшись, быстро умылся, позавтракал и стал собираться. Все мысли в его голове перемешались, он никак не мог осознать, что проводит на Земле свой последний день. Родные, близкие, друзья - Марк больше никогда их не увидит. Как не увидит города, леса, горы, реки. Там все будет по-другому. Все будет чужим.
   К дому подъехала машина с личным сопровождавшим за рулем. Это был обычный охранник, в черном костюме, белой рубашке, солнцезащитных очках и наушником в ухе. Марк сел на заднее сиденье, и автомобиль тронулся. Он в последний раз посмотрел на свой дом.
   - Прощай, - тихо сказал он.
   Уже через час Марк летел в военном самолете, салон в котором был не хуже, чем первый класс гражданского рейса. Весь полет он смотрел в окно, на облака, поля и дома. Его не покидала одна мысль: "И это я тоже вижу в последний раз". Несмотря на плохой сон, спать ему уже совсем не хотелось. Марку не терпелось отправиться в полет, он начал свыкаться со всеми своими переживаниями.
   Приземлились где-то в Африке, именно там находился главный космодром программы "Новая жизнь". Марк увидел большой космический корабль, размером с футбольное поле. На боку было написано: NOMOS-3. Сопровождавший сказал:
   - А вот и твой дом на ближайшие восемь лет.
   Марк только улыбнулся в ответ, сердце бешено стучало в груди. Его переполняло чувство восторга. Такому кораблю, пожалуй, почти ничего не страшно.
   Людей на космодроме было немного, лишь несколько техников и инженеров - видимо, остальные члены экипажа были внутри. Марк прошел на трап, поднялся и остановился перед входом в судно. Он повернулся, рассматривая горы, песчаные барханы и яркое нежно-голубое небо. Закрыл глаза, медленно вдохнул свежий, чистый воздух, постоял с минуту и вошел в корабль. "Вот и все. Больше я никогда не увижу родную планету", пронеслось в голове.
   От увиденного внутри у Марка мгновенно перехватило дыхание. Все на корабле было оборудовано по последнему слову техники: блестящие металлические стены с голографическими мониторами у дверей, современнейшие узлы связи в проходных пунктах. Все устройства были полностью автоматизированы, даже свет регулировался в зависимости от количества человек в отсеке и их местоположения. Марк любил автоматику, ему казалось, с ней было меньше проблем, чем с механическим ручным оборудованием.
   - М-да, на обучающем курсе, модели кораблей были далеки от такого совершенства, как этот, - ухмыльнулся Марк, обращаясь к своему сопровождавшему, на что тот ответил:
   - На сегодняшний день Номос-2 - самый высокотехнологичный и безопасный космический корабль ОМУА. Да чего уж скрывать, лучше этого корабля на Земле пока еще не было. Вам очень повезло, Марк Либерман.
   Они прошли в жилой отсек и остановились у одного из номеров.
   - Это ваш номер, - сообщил сопровождавший. - Не торопитесь в него заходить. Жить вам там недолго и еще совсем не скоро. Просто запомните номер, через семь лет он вам пригодится.
   Сопровождавший хитро улыбнулся, и они отправились дальше. Марк сразу догадался, что он имел ввиду. Там, куда они пришли, уже было много народу: весь экипаж корабля, а также несколько представителей Управления, включая уже знакомого Марку Виталия. Комната представляла собой длинный коридор, вдоль стены которого стояли ровно сорок больших, с человеческий рост, черных кабин.
   - А-а-а, господин Либерман, а мы вас уже заждались! - к Марку подлетел лохматый черноволосый мужчина среднего возраста, одетый в белый халат. - Отправление уже меньше, чем через час, а нам еще столько нужно успеть. Познакомьтесь с вашим экипажем, - Он обвел рукой стоящих в кучке людей и тут же продолжил: - Хотя, если честно, времени на это совсем нет, познакомитесь после пробуждения. Прошу вас, встаньте рядом с остальными. Господин Стоун должен вам всем кое-что сообщить, так сказать последние напутствия.
   Марк послушно встал рядом с экипажем, заметив, что несколько человек уже были ему знакомы. Они вместе проходили медицинские обследования и обучались перед полетом. Он тихо поприветствовал их и повернулся. Один из представителей Управления, солидный пожилой мужчина, с очень умными и добрыми глазами, вышел вперед. Он молча обвел взглядом экипаж и заговорил низким и громким басом:
   - Приветствую всех вас, экипаж Номоса-3!
   Люди радостно поздоровались со Стоуном.
   - Как вы догадались, я и есть Стоун, а если быть точнее, я - Джек Стоун, президент Объединенного Мирового Управления по Аэронавтике и исследованию космического пространства. Сегодня очень знаменательная дата для всего человечества. К сожалению, о вас, возможно, узнают еще не скоро, ведь мы сохраняем традицию держать все в тайне до лучших времен. Но поверьте, с момента запуска корабля вы станете историческими личностями. Кто знает, может быть через десятки, а то и сотни или тысячи лет про вас будут рассказывать на уроках истории, снимать фильмы, писать книги. Управление уверено в вашем успехе, ведь Номос-3 - самый высокотехнологичный и надежный космический корабль за всю историю космонавтики. Вы уже подробно знаете план полета, но я вкратце напомню. До места прибытия, то есть до орбиты Проксимы Номос, лететь по земным меркам 7 лет 9 месяцев и еще 10 дней. Плюс-минус три дня. Увы, это максимальная скорость, которую мы можем себе позволить с самыми современными космическими двигателями, которыми оборудован корабль. Чтобы вам всем не бездельничать все это время, не стареть и не болеть, вас поместят в специальные криогенные камеры, вот они, перед вами, - Джек указал на одну из камер. - В них вы будете находиться в замороженном состоянии семь лет. Семь лет спокойного, заказанного вами сна, с подачей специального физического раствора для питания организма и предотвращения его старения и атрофирования мышц. Запуск будет осуществляться под управлением с Земли, затем, когда корабль выйдет в космос, управление перейдет к главному компьютеру. Через семь лет, камеры автоматически будут отключены, и вы проснетесь практически в таком же здоровом состоянии, как и сейчас. Естественный побочный эффект - потеря памяти, но это ненадолго, в течение первого дня вы уже все вспомните. Оставшуюся часть пути, вы будете жить в своих каютах, пока корабль не приземлится на поверхность планеты. Каждый из вас знает свои должностные обязанности и инструкции, поэтому, надеюсь, нарушений в дисциплине не будет. Капитана корабля, думаю, уже все знают, это Билл Ридер. - Стоун кивнул на высокого и крепкого мужчину, который держался уверенней всех остальных членов экипажа. - Все это время Управление будет поддерживать связь с кораблем. Задержка сигнала на орбите составляет примерно один день. Неприятно и не очень удобно, но других вариантов у нас с вами нет. Дальнейшие ваши действия уже полностью зависят от капитана, вы должны выполнять все его приказы, без каких-либо исключений. Конечно, мы были бы очень рады, если бы вы нашли экипаж пропавшего Номоса-2, возможно, они уже построили на планете небольшую колонию, мы лишь продолжаем надеяться, что они живы. Но первостепенной задачей, все-таки остается именно исследование планеты, постройка зданий, постепенное и неторопливое заселение, высаживание деревьев и других земных растений. На корабле в ангаре есть огромное количество строительной техники, а в состав экипажа входят одиннадцать строителей. В биологическом секторе есть хранилище нашей флоры. Билл знает корабль, как свои пять пальцев, поэтому, если заблудитесь, сразу обращайтесь к нему.
   - Господин Стоун, - вдруг перебил ученый в халате. - Прошу меня извинить, но время очень сильно поджимает, а нам еще нужно подготовить всех к криогенному сну.
   - Хорошо, Майк, - обратился к нему Джек. - Я уже как раз собирался заканчивать.
   Затем он еще раз внимательно оглядел всех членов экипажа и сказал:
   - От лица всех представителей ОМУА, а также от лица глав всех государств нашей планеты, от имени всего человеческого народа, я желаю вам удачного полета и успешного выполнения вашей миссии. Счастливого пути!
   Все присутствующие громко зааплодировали, затем стали обмениваться рукопожатиями. К Марку подошел Носов Виталий, пожал ему руку и негромко произнес:
   - Я действительно очень искренне желаю вам лично и всему экипажу удачи. Дайте человечеству новый шанс, начните новую жизнь. Вас запомнят героями.
   - Спасибо большое! Обещаю, мы не подведем.
   Затем люди из Управления покинули корабль, и Майк, черноволосый ученый в халате, принялся по одному "усыплять" каждого члена экипажа. Процедура не занимала много времени. Человек полностью раздевался и ложился в кабину. Ассистентка Майка подсоединяла к нему множество всевозможных проводов, идущих откуда-то из глубины кабины. После этого ученый, узнав, какой сон хочется увидеть засыпающему, что-то набирал на панели камеры, дверь с шипением закрывалась, и человек моментально засыпал. Скоро подошел черед Марка. Он снял с себя всю одежду и осторожно улегся в кабину. Лежать было твердовато, но вспомнив, что за семь лет ему ни разу не придется просыпаться, Марк забыл об этой неприятности. Пока ассистентка подключала провода ко всем его конечностям, что было весьма больно, Майк задал свой единственный вопрос:
   - Какова будет тематика вашего сна?
   На что Марк, не раздумывая, ответил:
   - Хочу увидеть свое детство.
   Ученый, ничего не сказав в ответ, принялся что-то набирать на клавиатуре, и дверь не торопясь стала закрываться. Марк даже не успел толком осознать, что пролежит здесь целых семь лет, как почувствовал нарастающий холод, сознание резко помутнело, в голове что-то очень приятно и сладко защекотало, и он погрузился в счастливый и долгий сон.

*****

   - Вы - Марк? Либерман? - спросил незнакомый Марку седоватый мужчина.
   - Да, - ответил Марк, но немного задумался и добавил. - Я так думаю. А вас как зовут?
   - Я - Барри, ответственный за чистоту на этом корабле, проще говоря - главный уборщик.
   - Очень приятно познакомиться.
   К этому времени уже все криогенные камеры были пусты. Напротив каждой кабины, в противоположной стене были встроены шкафчики с полуспортивными ботинками и чистой, очень удобной формой синего цвета, которая состояла из брюк и облегающих футболок с коротким рукавом. Несмотря на простоту, смотрелось это весьма достойно и привлекательно. На груди каждой футболки, с левой стороны, были нашиты имена, фамилии и должности членов экипажа. Люди сильно оживились, разговаривали и обсуждали свои сны. Вдруг кто-то громко спросил:
   - Неужели уже прошло семь лет? Мне кажется, что я лег в этот ящик всего десять минут назад! - это был молодой худощавый рыжий парень в очках. - Так много читал про криосон, но до конца не мог поверить, что он действительно существует, - он принялся рассматривать панель на одной из камер. - Ха! Мне кажется, перепрограммировать эту коробочку очень легко. Проснись я раньше всех на пару минут, обязательно бы пошутил над кем-нибудь и запрограммировал бы его сон на воспоминания о любимой теще.
   Парень весело расхохотался. Остальные не обращали на него внимания. Марк вспомнил этого весельчака. Это был Иван Зотов - главный инженер по вычислительным системам, гений компьютерных технологий. Они вместе проходили обучение в образовательном центре Управления. Марк с ним тогда почти не общался.
   Ваня все не умолкал:
   - Мне уже не терпится заняться делом: починить что-нибудь, настроить главный компьютер. А вообще, хочу к себе в каюту, помню, там было здорово, когда мне дали в нее заглянуть. Кто-нибудь знает, как пройти в жилой отсек?
   Люди продолжали громко разговаривать и смеяться. Марк пробежался глазами по коридору, затем еще один раз. Он почувствовал, как вспотел его лоб, а по спине пробежал холодок. Он еще раз осмотрел каждого человека, находящегося в комнате, нервно сглотнул и принялся всех пересчитывать, начав с себя. Иван продолжал громко кричать:
   - Эй, люди! Никто что ли не знает, где тут находятся эти чертовы каюты? Помнится мне, что Стоун упомянул про это...
   "Двадцать два, двадцать три, двадцать четыре...", - Марк судорожно бегая глазами, аккуратно пересчитывал членов экипажа.
   - Неужели вы так и собираетесь тут стоять и болтать?
   "Тридцать, тридцать один..."
   - А-а, вспомнил! Дырявая башка! - Иван стукнул себя ладонью в лоб, улыбнулся и спросил еще громче, как и обычно обращаясь сразу ко всем: - Где Ридер? Который Билл.
   "Тридцать пять, тридцать шесть..."
   - Стоун сказал, что если кто заблудится, всегда можно обратиться к капитану, - Иван оглядел окружающих его людей. - Капитан Ридер, где вы?
   "Тридцать восемь, тридцать девять." Марк замер с открытым ртом. Люди постепенно замолчали, стали переглядываться и шептаться. Прошло полминуты, и Иван снова подал голос:
   - Рад, что вас заинтересовали мои слова, но все-таки сейчас не до шуток. Капитан! Откликнитесь!
   - Хватит, - вдруг тихо сказал Марк, не сдвинувшись с места. Но вокруг было уже тихо, и его услышали абсолютно все. - Разве вы не понимаете? Капитана здесь нет, нас ровно тридцать девять человек, я только что пересчитал.
   Кто-то не поверил и принялся пересчитывать. Вокруг образовалась гробовая тишина.
   - Не знаю, что произошло, но он явно выбрался из этой камеры раньше всех нас, - сделал заключение Марк. - Будем надеяться, что все в порядке, и он просто проснулся на пару минут раньше.
   - Или на пару лет, - Иван расплылся в широкой улыбке, явно довольствуясь своей шуткой. Но никто не смеялся.
  

Глава 2.

   Люди тихо и встревожено разговаривали, чувствовалась надвигающаяся паника. Марк обсудил с Барри и Иваном некоторые детали и повернулся ко всем лицом. Дождавшись тишины, он заговорил:
   - Послушайте. Мы торчим здесь уже почти час, но так и не определились, что делать дальше. У нас, - Марк кивнул в сторону парня и уборщика, - созрело некоторое предложение.
   Лица людей заметно оживились.
   - Девять человек, останутся здесь, на случай, если за стенами этой комнаты небезопасно. Остальные разделятся на две группы по пятнадцать человек и отправятся в двух противоположных направлениях. Необходимо разведать обстановку, найти жилой сектор, или столовую. Но приоритетом для нас остается капитан. Без него мы пока что практически бессильны. Найдем его - не пропадем. Оружия у нас нет, но я, надеюсь, оно нам не понадобится. Призываю всех к повышенной осторожности. Возможно, не произошло ничего страшного, и все в порядке, но лучше всегда быть начеку. Итак, у кого-нибудь есть другие предложения?
   Экипаж переглянулся, и большинство одобрительно встретило его предложение.
   - Хорошо, значит, договорились, - Марк помолчал и добавил. - Не забывайте, что в ваши костюмы встроены переговорные устройства. Но об этом, вас проинструктировали на подготовительных курсах, поэтому, как ими пользоваться, я повторять не буду.
   На подготовку ушло около пяти минут. Быстро и организованно решили, кто останется в криолаборатории (в основном это были женщины), а остальных поделили на две команды. Марк оказался вместе с Иваном, вторая группа стала держаться за Барри. Двери лаборатории открылись, и тридцать человек, абсолютно не понимающих, что происходит и что делать дальше, покинули комнату, в которой пролежали несколько лет.
   - Удачи нам всем, - сказал Барри, улыбаясь Марку. - Готов поспорить, что моя группа первой найдет столовую, так что увидимся в ней максимум через пару часов.
   - Да ладно тебе, - принял вызов Иван, весело ухмыляясь. - В лучшем случае вы найдете какой-нибудь склад с кучей бесполезного барахла. Поэтому советую вам поторопиться, иначе останетесь голодными.
   Барри хихикнул, а Марк довольно улыбнулся, посмотрев на обоих. Приятно, когда в такой ситуации люди не теряют чувство юмора.
   Группа Марка отправилась по коридору направо, другая группа - налево. Стены были высокими, а сам проход довольно широким. Шли по трое. Двери попадались редко, и те оказывались простыми служебными помещениями или техническими комнатами. Гробовую тишину, царившую здесь около восьми лет, нарушали звонкие шаги и разговоры людей. А поговорить хотелось практически каждому, учитывая то, что многие только что познакомились и ничего друг о друге не знали. Однако Марк хотел помолчать, обдумать план дальнейших действий, обрисовать как можно больше возможных вариантов. Чем он и занимался в течение нескольких минут, пока его не отвлек чей-то голос:
   - Ма-арк! А я тебя помню, дружище! - это был Иван, который незаметно подкрался сзади, плавно пристраиваясь справа от Марка. - Мы вместе проходили курсы, помнишь?
   - Помню, - Марк старался держаться дружелюбнее, тем более Иван ему был симпатичен, уж очень много он излучал позитивной энергии. - И как тебя вывернуло после центрифуги тоже помню.
   Иван расхохотался и ответил:
   - Во всем были виноваты эти чертовы креветки, дернул меня черт съесть их на завтрак. И вообще, не понимаю, зачем нужны были все эти тесты, если на корабле действует отличная система гравитационного контроля, а в открытый космос, мне не придется выходить, даже в экстренных случаях. Не мои это полномочия, - улыбка Ивана становилась все шире. - Наверняка, это просто дань тем временам, когда космонавты при выходе из атмосферы испытывали нечеловеческие нагрузки, к чему их и готовили перед полетом.
   - Или очень эффективный способ определения силы желудка, - подытожил Марк и похлопал парня по плечу. - Ты тест явно не прошел.
   Иван снова засмеялся, тряхнул своей рыжей шевелюрой, и сказал:
   - Да говорю же, это все креветки. У меня очень сильный желудок. Обычно, когда я подхожу к холодильнику, я съедаю такое сочетание продуктов, от которого любого нормального человека... чтоб тебя!
   Иван оборвал свою речь ругательством, когда увидел, что они уперлись в большую дверь, перекрывающую коридор. Его смутила табличка над ней, а точнее то, что на ней было написано: "СКЛАД". И ниже буквами поменьше: "Химические материалы. Бытовые и хозяйственные принадлежности. Компьютерная техника". Как раз в этот момент в наушниках раздался голос Барри:
   - Как дела, неудачники? Нашли что-нибудь?
   На что Иван ответил:
   - Нашли, и кое-что поважнее столовой.
   Марк вопросительно на него взглянул, и Иван, молча, показал на стрелку у двери, внутри которой была надпись: "Переход на Капитанский мостик".
   - Так мы вам и поверили, - снова сказал Барри. - Склад белья и носков?
   - Барри, Иван не шутит, - вступил в разговор Марк. - Скоро мы окажемся на капитанском мостике.
   - Отлично! - честно обрадовался уборщик. - А мы приближаемся к столовой, увидели надпись на стене.
   - Не съедите там все, нам еще девять месяцев здесь жить, - пошутил Иван.
   - Постараемся, но не обещаем, - сообщил Барри и замолк.
   Две половины двери автоматически разъехались в стороны, как только группа Марка к ним приблизилась. Склад оказался не просто большим, а по-настоящему огромным. Металлические ящики, по три метра в высоту, лежали вдоль стен безумно длинного коридора. А на них - такие же ящики в два-три ряда. Иван присвистнул и с интересом принялся читать надписи на этих блестящих коробках.
   - Вот так всегда! - воскликнул он, перебегая к очередному ящику. - Одни химикалии, да мыло. А ведь написано было "Компьютерная техника". Наверняка как всегда все попутали.
   - Я бы на твоем месте не спешил делать выводы, - отметил Марк. - Склад настолько велик, что не удивлюсь, если мы наткнемся на такое количество компьютеров, о котором ты даже мечтать не мог.
   - Ладно-ладно, уговорил. Но если ты не прав, то будешь собирать мне компьютер из фонарика и зубочисток.
   - Без проблем, - подмигнул Ивану Марк, и все вместе неторопливо пошли по коридору, восхищенно озираясь по сторонам.
   Как оказалось, Иван не мог оставаться в тишине больше пяти минут. Однако Марка это ни сколько не раздражало.
   - Мне вот очень интересно, - задумчиво произнес парень. - Почему на таком большом корабле на стенах нет ни одной карты или схемы? Неужели все обязаны знать, где что находится?
   - Скорее здесь дело в другом, - вмешался в разговор светловолосый мужчина лет сорока, все это время шедший позади Марка. - По инструкции у каждого члена экипажа под рукой всегда должен быть свой личный карманный компьютер, на котором есть очень подробная схема корабля. Думаю, что они лежат в наших каютах, и первым делом капитан отвел бы нас именно туда. Кстати, я - Сергей Павлович Беляковский, инженер-биолог, изучаю химические взаимодействия на животных и растения. Можете называть меня просто, Палыч.
   - Очень приятно. Иван. А это - Марк, наш идейный вдохновитель и по совместительству, главный механик нашего с вами корабля, - вдруг Иван что-то увидел и убежал в сторону. - Наконец-то! Вот и компьютеры!
   Открыв ящик с резервными компьютерами, он выбрал себе ноутбук, поковырялся в нем с полминуты и быстро догнал Марка и Палыча.
   - Вот неудача, - разочарованно сказал парень и добавил: - Не могу подключиться к общей системе. Так бы почитал логи, и мы хоть немного разъяснили бы ситуацию. О, кажется, мы пришли.
   И действительно, группа Марка подошла к еще одной большой двери. На этот раз они оказались у лифта.
   - Отлично, - обрадовался Марк и нажал на кнопку вызова. - Надеюсь, скоро доберемся. Согласно этим надписям, Капитанский мостик этажом ниже.
   Однако не последовало никакой реакции: кнопка не загорелась, а за дверью по-прежнему было тихо. Марк нажал еще раз - безрезультатно.
   - Прекрасно! - взвыл Иван. - И это еще самый надежный корабль, построенный на Земле. Не удивлюсь, если здесь и туалеты на ремонте.
   Все недовольно зашумели. Марк повторял тщетные попытки вызвать лифт.
   - Проклятье! - выругался он и, развернувшись к своей группе, громко сказал: - Нам нужно открыть эти чертовы двери! Давайте поищем вокруг что-нибудь подходящее.
   Люди нехотя разошлись по сторонам в поисках какого-нибудь инструмента. Некоторые остались рядом с дверьми. Марк в это время, присев на корточки, внимательно осматривал лифт, обдумывая наилучший способ его открытия. Через пару минут из-за спины раздался грубый голос:
   - Это подойдет? Нашел на складе.
   Марк развернулся и увидел молодого накаченного азиата, с густыми черными волосами. В руках он держал монтировку приличного размера.
   - Дай-ка посмотреть, - попросил Марк, и азиат протянул ему свою находку. Повертев ее в руках, Марк вставил монтировку плоским концом в тонкий проем между дверьми. Надавил со всей силы, но двери приоткрылись совсем немного. Зато спина и лицо мгновенно покрылись потом. Марк прохрипел: - Помоги...
   Азиат без лишних вопросов подскочил к дверям, взялся за монтировку огромными ручищами, и налег на нее всем весом. Двери сразу разошлись в стороны, и Марк, отпустив монтировку, торопливо подкатил между ними небольшую металлическую коробку, которую он приготовил заранее. Затем азиат тоже отпустил рычаг и представился:
   - Чуань Ли, прораб.
   - Марк Либерман, главный механик.
   После рукопожатия, Марк улыбнулся и поблагодарил своего нового знакомого. К этому времени остальные уже бросили поиски и стояли рядом в ожидании дальнейших действий. Марк подошел к шахте лифта, оперся коленом о ящик и осторожно посмотрел вниз, потом вверх. Когда он повернулся к своей группе, на его лице было написано облегчение.
   - Кабина висит этажом ниже, - начал Марк. - Вдоль стены шахты идет надежная с виду лестница. Спускаться будем по одному, лучше не рисковать. Я пойду первым.
   Не успел он закончить, как тут же исчез. Иван подошел к дверям и заглянул в низ. Марк уверенно спускался по лестнице, быстро приближаясь к кабине. Затем он спрыгнул на ее крышу и попытался открыть люк. Иван повернулся к экипажу и пожал плечами, мол "не смотрите на меня, пока ничего не ясно". Тут же снизу раздался громкий голос:
   - Ли! Брось-ка мне ту монтировку!
   Большой азиат медленно подошел к краю, крикнул "Лови!" и осторожно, чтобы не прибить Марка, кинул ему уже выручивший один раз рычаг. Не прошло и минуты, как снова послышался голос:
   - Все хорошо! Следующий может спускаться!
   Спуск занял совсем немного времени. Уже через десяток минут, все пятнадцать человек оказались на втором этаже корабля.
   За дверьми кабины (их открыли все тем же способом) располагался не длинный, но очень широкий коридор, в конце которого находилась огромная закрытая дверь, а над ней надпись "Капитанский мост". Марк с Иваном уже вовсю ее осматривали, надеясь найти легкий и быстрый способ пробраться за нее. Марк изучал металлическую поверхность и проемы - здесь монтировкой явно не обойтись. Иван же, подключив ноутбук к панели управления, пытался обойти систему блокировки.
   - Ну и ну, - протянул юный хакер. - Здесь очень крутая защита и блокировка первого уровня - сканер среагирует только на сетчатку глаза капитана. По идее такой уровень защиты активируют только в самых экстренных ситуациях.
   Люди зашумели, пронеслись недовольные возгласы. Многим стало не по себе.
   - Да что же здесь, черт побери, происходит? - раздался жалобный голос из толпы. - Столько прошли, спустились по чертовой шахте, и тут на тебе - "крутая защита"! Я вообще не понимаю, зачем мы здесь? Я должен вести корабль, управлять двигателями и следить за курсом. Может быть, мы уже сбились? Творится что-то непонятное: капитана нет, лифты не работают, защита зачем-то активирована.
   Жалобы исходили от молодого высокого и статного парня, который, по всей видимости, был одним из пилотов. Удивительно, почему именно он первым прилюдно заскулил, а не женщина, или какой-нибудь старый и полный профессор. Однако факт был на лицо: парень явно очень сильно трусил, и не стеснялся этого показать. Даже наоборот - пытался привлечь внимание остальных, что у него, в общем-то, и получилось. Многие так же стали громко выражать свое недовольство:
   - Да! Скажите, в чём дело?
   - Чертовщина какая-то!
   - Нам не стоило уходить, надо было дождаться капитана.
   Марк оторвался от изучения двери и попытался успокоить людей:
   - Послушайте. Я тоже не знаю, что происходит на этом корабле, никто этого не может знать. Но оставаться всей толпой в криолаборатории было бы глупо. Поймите, у капитана есть инструкция: после пробуждения провести экскурс по кораблю, и отвести экипаж по каютам. Думаете, он бы так легко смог закрыть на нее глаза? Это же капитан одного из первых межпланетных космических кораблей. Уверен, его выбирали дольше, чем всех нас вместе взятых. Очень сомневаюсь, что он просто где-то разгуливает по кораблю. Что-то стряслось. Что-то непредвиденное. Только не надо паниковать. Главное, что мы в безопасности, и все живы здоровы. А я приложу все усилия для того, чтобы найти капитана.
   Короткая, но содержательная речь Марка оказалась убедительной: люди заметно успокоились, после чего поиск способа открытия двери возобновился. Прошло немало времени, прежде чем Марк вдруг спросил Ивана:
   - Вань, ведь должна же быть аварийная панель управления?
   - Да, ты прав, - компьютерщик оторвал глаза от экрана ноутбука и поднял голову. - Но где она - я не имею ни малейшего представления. Инженеры-техники должны быть осведомлены.
   - Хм-м... Техники говоришь? - Марк оглядел свою группу и громко спросил: - Есть среди нас техники?
   После непродолжительного молчания раздался на удивление нежный и сладкий голос:
   - Да, есть, - вперед вышла молодая темноволосая девушка, стройная и очень симпатичная. - Я - инженер-техник.
   - Вы? - заулыбался Палыч. - А по виду не скажешь!
   Девушка, не обращая внимания на колкие замечания, молча подошла к двери, внимательно изучила ее и близлежащее пространство, затем повела куда-то в сторону головой, отошла к стене и присела. Остальные, соблюдая гробовую тишину, удивленно переглянулись.
   - Здесь, - девушка показала на небольшую квадратную решетку, прикрученную к стене. - По вентиляции можно добраться аварийной панели. Но предупреждаю: я всего лишь техник, и как пользоваться этой панелью не имею ни малейшего представления.
   Люди продолжали заворожено смотреть на юную леди. Когда она встала и повернулась ко всем лицом, Марк сказал:
   - Спасибо большое, эм-м...
   - Анна, - не растерялась девушка.
   - Спасибо, Анна, - закончил Марк. - Но почему вы все это время молчали? Ведь видели же, как мы ломаем головы, пытаясь хоть что-то найти.
   - Я всего лишь техник, - загадочно улыбнулась Анна и отошла в сторону.
   К Марку подошел Иван и тихо произнес:
   - А она ничего, правда?
   Марк лишь хитро взглянул на товарища и, не раздумывая, подошел к стене. Опять пригодился лом, уже в третий раз. Решетка была выворочена из стены, и Марк спросил у Ивана:
   - Вань, ты сможешь разобраться с аварийкой?
   - Думаю да. В теории, она должна быть менее защищенной.
   - Тогда лезь, - на полном серьезе кивнул в сторону вентиляции Марк.
   - Э-э... Дружище, - замахал головой Иван. - Ты меня с кем-то путаешь. Я никуда не полезу.
   - Тогда кто?
   - Ну, не знаю. Я могу по передатчику все объяснить, в подробностях все рассказать. Но лезть я точно не собираюсь, - Иван постарался улыбнуться, но Марк все равно догадался - паренек боится.
   - Ладно, - Марк махнул рукой. - Я попробую. Но постарайся, чтобы твои рекомендации были как можно понятней и вернее.
   Иван расслабился и ответил:
   - Можешь не сомневаться!
   Через минуту Марк уже полз по вентиляционной шахте. Было не очень удобно, маленькая высота позволяла ползти лишь на коленях. О быстром передвижении можно было и не мечтать, поэтому Марк спокойно и размеренно переставлял руки и колени, временами поднимая голову. К счастью, развилок по пути не было, и все повороты шли только в одну сторону. Нашлись и плюсы: прохладный ветерок очень приятно обдувал и освежал уже довольно уставшего механика. Вскоре он оказался в небольшой комнатке, в которой с трудом поместилось бы не больше двух человек.
   Марк приподнялся и, оставаясь в полусогнутом положении, осмотрелся: вокруг было пусто, лишь две трубы вдоль стенки, маленькая коробка на стене и узкий проход, дальше в шахту.
   - Марк, как ты там? Уже дошел? - раздался в наушниках голос Ивана.
   - Кажется, да, - ответил Марк. - Здесь какая-то синяя коробка на стене... с прозрачной крышкой, а под ней - много кнопок.
   - Отлично, ты действительно в комнате аварийного управления, - в голосе Ивана появились веселые нотки. - Итак, слушай внимательно. Сначала необходимо открыть эту крышку. Для этого положи на нее ладонь и слегка надави.
   Марк послушно выполнил указания, и крышка автоматически опустилась вниз, обнажив панель с кнопками.
   - Ага, получилось, - сообщил он Ивану. - Что дальше?
   - Теперь необходимо помочь подсоединить мой ноутбук к этой панели. Набери следующее...
   На самом деле, Марк слабо представлял, что именно он делает. Он всего лишь набирал команды, которые проговаривал Иван, затем сверял информацию на экране и так далее. Наконец, Иван радостно воскликнул:
   - Есть! Я подключился!
   - Теперь ты сможешь открыть дверь? - спросил Марк.
   - Сейчас посмотрим, - ответил Иван, и в наушниках послышался стук пальцев по клавиатуре. - Марк, никуда не уходи. На всякий случай. Ты еще можешь там понадобиться.
   - Хорошо, - вздохнул Марк. - Только постарайся быстрее.
   После этих слов он растянулся на полу, опираясь спиной о стену, и прикрыл глаза. Даже приятно было, наконец, остаться одному. Можно было все хорошенько обдумать, осознать серьезность всего происходящего. Чем Марк и занимался. Приятный ветер продолжал нежно обдувать лицо и руки. Тихий низкий гул, шедший из глубины шахты, прекрасно успокаивал. Впервые за весь день Марк наслаждался полетом на корабле. "Ага. Сидя в пыльной вентиляционной трубе, непонятно в какой части корабля", - усмехнулся он про себя.
   Прошло немало времени, прежде чем в наушниках снова зазвучал Иван:
   - Марк, ты там не уснул? Кажется, я почти закончил!
   - Неужели? Я уже подумал, что вы давно на капитанском мостике, а про меня просто забыли.
   - Не переживай, дружище! Сейчас я нажму вот сюда и вуаля! Все готово!..
   Иван неожиданно замолк, и Марк услышал вой сигнальной сирены. Одновременно с этим в комнатке, где он лежал, замигала яркая оранжевая лампочка.
   - Как это возможно? - закричал в наушниках Иван. - Я ведь все правильно...о, черт! Прячьтесь все скорее! Куда угодно!
   Затем Марк услышал громкий шум, треск, шипение и крики людей. Он, не раздумывая, бросился на помощь, как внезапно, прямо перед его носом, выход закрылся сплошным металлическим листом. С другой стороны произошло то же самое.
   - Иван! Что происходит? - прокричал Марк в микрофон.
   Ответа не последовало.
   - Ваня, не молчи! В чем дело? Я заперт!
   В ответ Марк услышал тишину и легкое потрескивание. Он снова огляделся вокруг в поисках выхода, но как открыть крышки, заблокировавшие шахту, придумать не смог.
   - Эх, сюда бы тот лом. Уж он-то точно бы не подвел, - произнес Марк вслух и добавил в микрофон: - Иван, пожалуйста, отзовись. Хоть кто-нибудь!
   Спустя минуту тишины, Марк вдруг вспомнил про вторую группу и решил с ними связаться:
   - Барри, это Марк, меня слышно?
   ...
   - Барри, ответь. У нас происходит что-то странное.
   ...
   - Черт возьми, Барри!
   Внезапно, неожиданно для самого Марка, в наушниках громко зашипело, после чего раздался крик:
   - Марк! Марк! Ты жив? Слава богу! - это был голос Барри. - Не знаю, почему, но во всех коридорах активировались охранные орудия! Они стреляют по всему, что движется. У нас есть раненые!
   Марк, с трудом переварив услышанное, крикнул в ответ:
   - Со мной все в порядке! Мне кажется, это мы случайно их включили. Но я не уверен. Где вы?
   - Мы забежали в туалет. Здесь, вроде, безопасно, - Барри слегка успокоился. - Зато есть уверенность, что никто не обделается от страха!
   Марк улыбнулся, по-прежнему поражаясь нерушимому чувству юмора уборщика, и сказал:
   - Оставайтесь там, никуда не высовывайтесь! Я заперт в вентиляционной шахте и пока понятия не имею, как отсюда выбраться. Надо связаться с Иваном, только он способен остановить все это. По сути, он и активировал пушки.
   - Хорошо, Марк, я буду пытаться. Давай, выбирайся, нам с тобой еще сегодня пить за знакомство!
   Марк снова оказался в тишине, один в запертой комнате. Сирена уже не выла, но лампочка продолжала мигать, мешая сосредоточиться. Попытки выломать заслоны ногами оказались безуспешными, создалось впечатление, что они толщиной в десяток сантиметров. Марк отломал крышку от панели управления и попробовал их подцепить, но пластмасса, хоть и была довольно толстой, сразу же потрескалась и развалилась на несколько неровных частей. Мысленно выругавшись и усмехнувшись своей наивности, Марк снова лег на пол, решив дождаться новостей от остальных. Ивана по-прежнему не было слышно. А самому из этой ловушки никак нельзя было выбраться, и это Марк уже ясно осознал. Он закрыл глаза, расслабился, и не заметил, как быстро стал погружаться в темную пропасть. Сознание, словно улетело куда-то за пределы корабля, оставив тело отдыхать спокойным и приятным сном.

*****

   Ее улыбка заставляла сердце биться чаще и сильнее. Белоснежные вьющиеся волосы легко и непринужденно спадали на обнаженные плечи. Губы были настолько мягкими и нежными, что это было видно даже без прикосновения к ним. А глаза...зелено-голубые глаза вмиг лишали дара речи, и все прочие мысли покидали голову будто навсегда. Ни о чем другом думать не хотелось. Ни о ком. Она, только она могла позволить почувствовать себя не песчинкой в бесконечном океане людей, а кем-то важным, нужным. И это чувство было самым сладким. О, эти ноги! И бедра...они вызывали дикий животный огонь внутри, который не останавливался, а только нарастал. Каждый ее шаг можно было запечатлеть на фотографии и развешивать везде, заклеить ими мир, чтобы все видели и не верили в их существование. Плавный переход в изящную талию, бархатный животик с крохотным пупком и молодая, но немаленькая упругая грудь, еле скрывающаяся за купальником. При каждом движении она заманчиво колыхалась, дразня уже и так разыгравшееся воображение.
   - Милый, прошу тебя, давай еще один разок.
   - Дорогая, я хочу позагорать, ложись рядом. Может чуть позже?
   - Ну пожалуйста... - поза, последовавшая за этими словами, смогла бы оставить с открытыми ртами даже безнадежных стариков. Это больше было похоже на издевательство.
   - Ух, как тут можно устоять? Пойдем, родная. Но пообещай, что после того, как искупаемся, мы с полчасика подремлем на солнце, я хочу еще немного загореть.
   - Конечно, малыш.
   ...
   - Здесь не слишком глубоко? Как же здесь хорошо! Солнце, жара, вода теплая, но освежающе прохладная. По-моему мы не прогадали с выбором, верно?
   - Я хочу тебя. Здесь и сейчас.
   - Милая, но...
   В поцелуе эти губы были еще нежнее, ими можно было упиваться, не останавливаясь. Округлости прелестных форм страстно извивались в ладонях, разжигая невыносимое желание. Одни, вдвоем, на этом чудесном диком пляже, словно в собственном мире. Мозг практически отключился, дав волю инстинктам. И лишь одна мысль продолжала ясно пульсировать в голове: "Боже мой. Я никогда тебя не оставлю. Никогда".

*****

   Светло, темно. Светло, темно. Оранжевый, черный. Снова оранжевый. Тихий свист в ушах. Это уже явно не пляж. Марк потерялся. Не мог понять или вспомнить, где он, и что происходит. Голова потяжелела, шея была охвачена болью, как и виски. Тишина, несмотря на еле слышимый гул, отчаянно давила на уши, вызывая острую панику. Второго за день такого пробуждения Марк явно не ждал.
   Что-то все время менялось. Черный, оранжевый, черный. Как маятник на старинных часах, идеально точно отсчитывающий секунды бессмысленно уходящей жизни. Черный. Марк почувствовал свой кашель, после которого перехватило дыхание. Оранжевый. Медленно, скрипя легкими, он сделал вдох. Темно, светло.
   - М...рк. ...веть!.. Где ты?..отз...ись! - чей-то далекий, тонущий голос постепенно возвращал порядок в мысли. Светло.
   - Не молч...де же ты?
   Темно.
   Неожиданно для самого себя Марк резко открыл глаза, увидел мигающую лампочку, блестящие стены и трубы, и все моментально вспомнил. Но что-то определенно изменилось. Не в окружении, а в нем самом. Марк хватал ртом воздух, быстро и отчаянно соображая, что ему его очень сильно не хватает. Ноги быстро подняли тело с пола. В глазах сначала сильно потемнело, затем белые и золотистые фигуры самых разных форм заставили ослепнуть. Одновременно с этим кожа на лице стала принимать синеватый оттенок.
   - Иван, - хрипя, еле выдавил из себя Марк и тут же закатился в сухом кашле.
   - Марк! Марк! - от радости парень прокричал имя два раза. - Наконец-то! Что случилось? Как ты там? С тобой все в порядке? Мы...
   - Я...задыхаюсь, нет воздух... - Марк не договорил и, упершись рукой в стену, опустил голову, продолжая рвать горло неумолимым кашлем.
   Иван не заставил долго ждать, и через пару секунд его уверенный голос обнадеживающе зазвучал в наушниках:
   - Марк, делай все так, как я буду говорить. Подойди к панели, немедленно. Набери команду...
   Около минуты Марк, как зомби, выполнял приказы, облокотившись на аварийную панель управления. Пальцы не слушались и заплетались, мозг пытался отключиться, чтобы уйти на последний отдых. Легкие уже забыли, как нужно правильно дышать. Боль от груди и шеи шла по всему телу, вплоть до пальцев ног. Малейшее движение приводило к потемнению в глазах.
   Вдруг, после очередной набранной команды, Марк услышал мягкий скрежет справа и с облегчением увидел, как одно из перекрытий поднялось вверх, освобождая проход вглубь вентиляции, и запуская воздух со спасительным кислородом в злосчастную комнату, а затем - в легкие. Ноги подкосились, и Марк упал на колени, с жадностью глотая ветер, идущий из прохода.
   - Сработало? Марк! - беспокойно спросил его спаситель.
   - Да...спасибо, друг, - тихо произнес Марк. - Как у вас дела? У второй группы есть раненые.
   - У нас тоже. Трое. Один при смерти. Я ошибся в одной команде, она была лишней, и система, почувствовав неладное, активировала орудия. Мы спрятались в кабине и шахте лифта, других вариантов не было. Прости, что подвел...
   - Не извиняйся, Вань, мы все ошибаемся, - спокойно сказал Марк. - Кроме тебя никто не в состоянии вытащить нас из сложившейся ситуации. Тем более, ты спас мне жизнь. Я у тебя в долгу.
   - Хорошо, Марк, я еще подумаю, заставить тебя бегать голышом по коридорам корабля, или кукарекать в женском туалете, - весело захохотал Иван и уже серьезней продолжил: - Обратно тебе лучше не идти.
   - Даже если захочу - не смогу, - ухмыльнулся Марк. - Открылся только один проход, второй, возможно, заклинило.
   - Ладно. Анна говорит, что недалеко от аварийки должен быть главный Мост Управления системой корабля. Мы в ловушке, нам никак не пройти мимо орудий, но у тебя есть шанс попробовать. Если найдешь этот мост, сразу сообщай, с моей помощью ты сможешь отключить эти пушки.
   - Я постараюсь сделать все, что в моих силах.
   - Удачи, Марк.
   - Спасибо, Вань. Скоро увидимся.
   Закончив разговор, Марк заметил, что дыхание полностью восстановилось, хотя слабость продолжала разливаться по всему телу. Руки и ноги немного тряслись. Не желая терять время, Марк ползком двинулся в открывшийся проход.
   Путь по вентиляционной шахте снова был легким, пока не повстречалась развилка. Марк наугад пополз направо и, как выяснилось чуть позже, не прогадал. Минут через пять вдалеке показался мутный свет. Вскоре Марк оказался у металлической крышки. Выбив ее ногами, он осторожно высунул голову, готовясь быстро спрятаться от орудий. Но в помещении было тихо, ничто не предвещало беды. Марк аккуратно вылез из вентиляции и осмотрелся: это была небольшая, но уютная комната с кроватью, креслом и другими бытовыми вещами. Отлично! Значит, ему удалось найти жилой сектор.
   - Кажется, я в жилом секторе, - сообщил он Ивану.
   - Не может быть! Это даже лучше, чем мы предполагали, - сильно обрадовался компьютерщик.
   - В коридорах этого сектора нет орудий, - неожиданно раздался мягкий женский голос, и Марк сразу его узнал. - Так что можешь смело разгуливать, не боясь быть застреленным.
   - Спасибо за полезную информацию, - улыбнулся Марк.
   - Дружище, советую тебе найти свою комнату, а в ней - свой личный карманный компьютер, - это снова был Иван. - Чужим ты воспользоваться не сможешь, они активируются отпечатком пальца.
   - Хорошо, я быстро, - закончил Марк.
   Он прошел к двери, та сама перед ним открылась, освободив выход в коридор жилого сектора. Анна была права: никаких смертельных орудий, готовых уничтожить все живое, там не было. Вокруг лишь по-прежнему стояла мертвая тишина, в ушах громко отдавался каждый шаг. Не смотря на прошедшие семь лет, номер своей комнаты Марк помнил совершенно точно. Поэтому он очень быстро нашел ее и зашел внутрь.
   Комната была абсолютной копией той, в которую Марк недавно пробрался из вентиляции, видимо они все были одинаковыми. Та же кровать, то же кресло, такие же шкафы и остальная мебель. Марк подошел к небольшим круглым окнам, но те были закрыты. "Ну и черт с ними! - подумал он. - Еще успею насмотреться на этот проклятый космос". КПК тоже не пришлось долго искать. Открыв первый же ящик небольшого рабочего стола, Марк обнаружил в нем маленький гладкий карманный компьютер, идеально помещающийся в ладони. Точно такой у него был в обычной жизни, до полета в космос. Марк за пару минут отыскал на нем схему корабля и тут же связался со своей группой:
   - Я в своей комнате, компьютер со мной, карту я уже нашел.
   - Здорово, Марк! Молодец! - радости Ивана не было предела. - Осталось только найти на ней безопасный путь к Мосту Управления.
   - Будет сделано, - голос Марка был полон оптимизма.
   Набрав в поиске "Мост Управления", он увидел, что добраться до нужного места, в общем-то, не так уж сложно. Правда, чтобы не столкнуться с орудиями, придется снова ползти в вентиляционную шахту.
   Марк уже собрался было отправляться, как его взгляд упал на черную сумку, лежащую возле кровати. Он медленно подошел к ней, наклонился и, звонко дернув за молнию, открыл ее. Внутри лежали различные вещи, тряпки и прочая мелочь. Но Марк стал искать что-то на самом дне. Вскоре он довольно выдохнул, и достал несколько помятых фотографий. Марк с грустью стал рассматривать их, одну за другой. Вот он с родителями на фоне волшебного зеленого леса. Как жалко, что ни их, ни тот самый лес больше не удастся увидеть. А вот Марк со своим лучшим другом, Мишкой. Кривляются, как дети. Это в клубе, на его дне рождении. Эх, Мишка-Мишка...на лице Марка появилась добрая улыбка, глаза стали влажными. Он с горечью сглотнул. А вот и следующая фотография: Марк нежно обнимает за талию невероятно прекрасную девушку со светлыми волосами. Их лица переполнены счастьем и любовью. Долго рассматривать это фото Марк не смог и быстро его перевернул. А с обратной стороны красивым крупным почерком было написано: "Я никогда тебя не оставлю. Никогда..."
  

Глава 3.

   В вентиляционной шахте Марк чувствовал себя уже намного привычнее. Он довольно быстро передвигал руками и ногами, и заметно реже бился головой о потолок. Использование карманного компьютера также весьма сильно ускоряло процесс передвижения. Красная точка обозначала местоположение владельца КПК, а на карте были обозначены все вентиляционные пути. Один раз пришлось забираться по лестнице вверх. Несмотря на неприятную ситуацию, сложившуюся с экипажем корабля, настроение у Марка значительно повысилось. Тихо напевая незамысловатый мотив, он не задерживался на развилках, сверяя маршрут с компьютером. В отличие от того, что происходило несколько часов назад, сейчас ему ничего не грозило.
   Мост Управления оказался намного больше той маленькой комнатки с аварийной панелью. В просторном и шумном помещении по всем стенам расположились экраны, пульты с кнопками. А в центре - большое кресло, перед которым возвышался огромный компьютер с гигантским монитором.
   - Вот это да... - протянул Марк. - Настоящий рай для Ивана.
   Он не торопясь подошел к креслу, сел в него, посмотрел на черный экран монитора и связался с компьютерщиком:
   - Иван, я добрался.
   - Великолепно! - ответил Иван после непродолжительного молчания. - Сейчас будет, пожалуй, самое сложное. Я сам в подробностях не знаю устройство главного компьютера Номоса-3, поэтому после каждого действия, тебе придется сообщать мне все, что будет высвечиваться на экране. Договорились?
   - Без проблем, Вань. Главное не включай защитные орудия на этот раз.
   - Постараюсь больше не повторять своих ошибок, Марк, - виновато сказал Иван и затем добавил: - Итак, давай приступим.
   - Я готов, - с этими словами Марк откинулся в мягком и очень удобном кресле и размял кисти рук.
   - На экране что-нибудь есть? - спросил Иван.
   - Нет, он абсолютно черный.
   - Окей, тогда необходимо разблокировать главный компьютер.
   Уже привыкнув к подобным ситуациям, Марк принялся набирать команды, произносимые другом. В тишине, царившей на Мосту Управления, были слышны лишь стук пальцев по клавиатуре и голос Марка, постоянно зачитывающий информацию с монитора.
   - Молодец, ты в системе аварийной защиты, - сообщил Иван после очередной команды. - Сейчас главное - все не испортить. Нажимай на клавиши осторожно, проверяя каждую. Лучше медленно, но верно.
   - Как скажешь, дружище, - тихо ответил Марк.
   Он неторопливо и уверенно передвигал руками. Пока все шло замечательно. Марк чувствовал, как пальцы обдувает холодком. Лоб покрылся капельками пота, которые, щекоча, соскальзывали по переносице. Некоторые приходилось слизывать языком, ощущая соленый вкус на губах. Иногда потом заливало глаза, от чего они сильно щипали. Марк уже и не помнил, когда в последний раз был настолько сосредоточенным. Ему приходилось очень четко контролировать каждое свое действие. Еще бы - от него зависела дальнейшая судьба экипажа.
   Сложно сказать, сколько времени прошло, прежде, чем на экране что-то значительно поменялось и в наушниках раздался радостный возглас Ивана:
   - Получилось! Отлично! У меня нет слов!
   - Что? Что получилось? - не понимал Марк.
   - Ты перешел на ручное управление системой. Осталось совсем немного. Найти меню защитных орудий и отключить их.
   - Тогда давай немедленно приступим.
   На этот раз Иван не подвел. Через пару минут орудия были деактивированы и в наушниках пронеслись радостные вопли всех членов экипажа.
   - Не знаю, что вы там наворотили, но вы отличные ребята! - это был Барри.
   - Барри, рад снова тебя слышать! - крикнул Марк.
   - Раз нам больше ничего не угрожает, мы пойдем дальше, в столовую. Люди проголодались. Да и раненых надо хоть куда-нибудь уложить, оказать помощь. Хорошо, что у нас здесь есть пара врачей.
   - Там и увидимся, Барри.
   - До встречи, Марк.
   Через секунду на связь вышел Иван:
   - Ты сегодня просто молодчина! Конечно, сам бы я сделал это гораздо быстрее, но...
   - Хватит-хватит, - захохотал Марк. - Ты уже доказал свое хакерское мастерство. И не только сейчас, но и несколькими часами до этого.
   - Я просто...немного ошибся, - Иван заметно притих.
   - Ладно, Вань, без тебя мы бы точно не справились, - успокоил его Марк и сразу перевел тему: - Как там Капитанский мостик? Двери открылись?
   - Нет, они все еще закрыты. Я возьмусь за них сам, как только попаду к тебе.
   - Не торопись. Вам лучше пойти назад, команда Барри уже почти в столовой. Подкрепитесь там, отдохните, помогите раненым. Я скоро приду. Потом обсудим, что делать дальше.
   - Хорошо, Марк, - голос Ивана стал спокойным. - Поесть бы нам точно не помешало. Не задерживайся!
   - Я мигом.
   На этом разговор был окончен, и Марк вылез с кресла. Он достал свой КПК и принялся изучать карту, ища наиболее простой и быстрый путь в столовую. Удобнее всего было отправиться через Двигательный отсек. За ним располагался сектор отдыха и сразу столовая. Решив, что это наилучший вариант, Марк вышел за дверь.
   Он оказался в узком коридоре, идущем вдоль таких же одинаковых стен. Еще раз сверившись с компьютером, Марк двинулся в путь. Через несколько минут он дошел до очередной двери. Надпись над ней гласила "Двигательный отсек". Дверь автоматически поднялась вверх, и Марк вошел в проход.
   Следующие две минуты он стоял с разинутым ртом, поворачивая голову в разные стороны. Такого ему видеть еще не приходилось. Марк находился на металлическом мостике, который уходил далеко в темноту. Мостик этот висел высоко в зале огромных, нечеловеческих размеров. Даже потолок и пол были почти не видны. Высокие массивные стены выглядели идеально гладкими и блестящими. Они так же располагались на весьма далеком расстоянии от мостика. В некоторых местах у стен висели небольшие балконы, усыпанные всевозможными экранами и кнопками. К ним можно было добраться с помощью маленьких открытых лифтов, которых, как заметил Марк, здесь было предостаточно. Это были просто платформы, свободно перемещающиеся между мостиками и балконами. В тот момент они, конечно, были неподвижны, но догадаться об этом было довольно легко.
   Опомнившись и придя в себя, Марк заметил что-то неладное. Все пространство вокруг стояло в гробовой тишине. Лишь где-то высоко тихо насвистывал ветер. Все бы ничего, если бы он не стоял сейчас в Двигательном отсеке, за стенами которого находились сотни и тысячи механизмов и приспособлений, представляющих собой те самые двигатели, основанные на термоядерном синтезе. Марк понимал, что абсолютной тишины в этом месте быть не должно. Двигатели работают при огромных температурах, а магнитные устройства удерживания разогретой плазмы издают шум, вредный для человеческого слуха. Вдоль мостика на специальных балках висели защитные наушники, необходимые для работы в этом отсеке. Но Марку и без них было вполне комфортно. Слишком комфортно.
   "Похоже, мы висим на месте в открытом космосе, - с досадой подумал он. - Надеюсь, двигатели были отключены недавно, и мы не потеряли слишком много времени".
   Расстроившись и погрузившись в раздумья, Марк неторопливо пошел по мостику. Звуки его шагов отражались от стен и громким эхом разносились вокруг, нарушая мертвую тишину. Находиться в этом жутком Двигательном отсеке было очень неприятно и тяжело. От восторга не осталось и следа. Высокие холодные стены давили, несмотря на большое расстояние до путника. Марк буквально спиной ощущал, как они на него пристально глазеют и надсмехаются. Не удивительно, ведь он первый, кто здесь оказался за последние семь лет. Семь лет эти стены, пол и потолок, мостик и все остальное покрывалось пылью, в ожидании человека. И вот - он здесь, и они довольно делают свое дело: нагнетают необъяснимый страх и отвращение.
   Со временем, Марк заметно успокоился и взял себя в руки. Страшные стены больше не казались такими чужими и холодными. Эхо шагов приятно нарушало тишину. Прогулка продолжалась в течение нескольких минут, когда Марк увидел конец мостика. Выйдя в точно такую же дверь, что была с другой стороны на входе, Марк снова попал в самый обыкновенный коридор. Заметив про себя, что уже начинает к ним привыкать, он сверился с картой на компьютере и отправился дальше.
   Яркий свет после угрюмого Двигательного отсека спасительно радовал глаза. Да и стены с потолком были на своих местах, создавая некое подобие уюта. Марк с предвкушением думал о секторе отдыха и столовой. До первого он добрался быстро. Как всегда, коридор перегородили большие двери с надписью "Сектор отдыха", и Марк, не раздумывая, шагнул за них.
   И снова открыл рот. Такую красоту он видел только пару раз, в курортных отелях, и то, там все было менее масштабным. Его встречала большая прихожая, если ее можно было так назвать. Круглая комната с диванами и креслами, оформленная в гражданском стиле. При появлении Марка, негромко заиграла приятная расслабляющая музыка. Всюду висели экраны, на полу и вдоль стен находилось множество цветов и других ярко-зеленых растений. В разные стороны от прихожей уходили маленькие коридоры. Марк прочитал надписи на некоторых из них: "Голограммная", "Кинозал", "Наблюдательная комната", "Концертный зал" и много других. Решив, что обойдется без еды еще какое-то время, Марк, не теряя ни секунды, ушел по первому коридору с весьма необычным названием.
   Оказавшись в той самой голограммной, он увидел большую комнату с голыми белыми стенами. И больше ничего. Лишь на входе стоял терминал, к которому Марк тут же подошел. На сенсорном экране был нарисован отпечаток правой руки, и мигала надпись:
   "Приложите ладонь".
   Марк послушно сделал то, что требовал терминал, и экран, окрасившись в зеленоватые оттенки, сообщил:
   "Идентификация успешна".
   И через пару секунд:
   "Выберите желаемое местоположение".
   Марк быстро нашел то, что его интересовало, и подтвердил свой выбор. Сразу после этого со всех сторон зазвучал неторопливый приятный, но все-таки искусственный женский голос:
   - Марк Либерман. Добро пожаловать в голограммный кабинет. Ваш выбор очень хорош, и вы немедленно можете приступать. Для этого встаньте в центр комнаты, прямо на черный крест.
   Марк последовал совету голоса и остановился на маленьком черном крестике на полу, который он не заметил в первый раз. Голос продолжил:
   - Хорошо, Марк. Сейчас вы перенесетесь в указанное вами местоположение на Земле. Для выхода из режима голограммной имитации необходимо дважды хлопнуть в ладоши. Приятного вам времяпровождения.
   Внезапно белые стены куда-то исчезли, и Марк оказался в зеленом лесу. В том самом, где он с друзьями в детстве катался на велосипедах. В воздухе запахло сосной и летней утренней свежестью. Радостно пели дикие птицы. Сквозь ветки деревьев мелькали лучи восходящего солнца. Листва приятно щекотала колени, плавно качаясь под легким ветерком. Где-то недалеко было слышно журчание воды, и Марк бегом понесся на этот звук. Деревья расступились, и он попал на песчано-травяной берег. Пляж, на котором друзья так сильно любили отдыхать, загорать и купаться. Синяя река неторопливо шла вдоль берегов. Лучи жаркого полуденного солнца отражались от ее гладкой поверхности и мгновенно ослепляли. Пахло речной свежестью. Марк, от восторга забыв обо всем на свете, кинулся к воде, по пути скидывая с себя одежду. Но не успел он добежать даже до песка, как воздух вокруг прорезало резкими прямыми линиями, лес помутнел в помехах, и Марк снова очутился в тишине, среди голых белых стен. Через секунду он понял, что и сам был голым, и увидел разбросанный по полу костюм. Усмехнувшись над своим глупым поступком, Марк быстро оделся и подошел к терминалу. Экран был абсолютно черным и не подавал никаких признаков жизни. Легкое постукивание по корпусу не помогло, и Марк раздосадовано поплелся прочь из кабинета.
   Снова оказавшись в холле, он направился по другому коридору, в "Наблюдательную комнату". Но, подойдя к двери, Марк еще немного потоптался на месте, чувствуя возбуждение глубоко внутри себя. Он не мог поверить, что еще через секунду увидит космос. Тысячелетиями люди стремились побывать за пределами своей планеты, посетить эту пугающую, но в то же время притягивающую черную пелену с миллиардами сверкающих звезд. Позже интерес к космосу возрос из-за рассказов и легенд об инопланетных организмах, периодически посещающих Землю. И вот, когда в середине далекого двадцатого века, человек впервые сумел преодолеть невидимый рубеж между земной атмосферой и новым неизведанным миром созвездий и галактик, желание подчинить себе все бесконечное пространство возросло в сотни раз. Простые люди, такие, как Марк, всю жизнь мечтали хотя бы разок увидеть своими глазами эту холодную и мертвенно красивую картину космоса.
   И в данную минуту Марку лишь хотелось ненадолго оттянуть сладкий момент ожидания чего-то магического и волшебного. Он в последний раз глубоко выдохнул и прошел за открывшуюся перед ним дверь.

*****

   Ребята одновременно что-то кричали, но Марк совершенно не мог их понять.
   - Живая!..в лесу...не поверишь!..скорее!
   - Мы видели...давай!..шевелится...
   Не переставая кричать, Мишка и Антон схватили свои велосипеды и быстро покатились по тропинке. Марк стремительно уселся на свой, и изо всех сил крутя педали, пытался их догнать. Вскоре друзья свернули с тропинки и помчались прямиком в лес. Ехать стало значительно тяжелее, под колеса летели шишки и сухие сучки, ветки деревьев больно били по лицу. Поездка оказалась недолгой, и ребята резко затормозив, побросали велосипеды. Марк тоже остановился и увидел, как они склонились, что-то рассматривая и громко смеясь.
   Подойдя к друзьям, Марк увидел лежащую на траве белку. Маленького пушистого лесного зверька, отчаянно пытавшегося выбраться из огромного охотничьего капкана. Так получилось, что ржавые металлические клыки придавили белке обе задние лапы, обнажив крохотные белые косточки. Зверек тихо постанывал, слабея на глазах от потерянной крови. Но шок давал ей новые силы, и белка снова пыталась освободиться, еще больше причиняя себе вред. Антон, подобрав длинный сучок, принялся трогать им бедное создание, весело гогоча после каждого своего прикосновения, причиняющего белке немыслимую боль. Мишка стоял рядом, облокотившись на Антона рукой и согнувшись в порыве хохота.
   Картина была настолько бесчеловечной и жестокой, что Марк почувствовал, как злоба застилает ему глаза. Сжав кулаки, они налетел на друзей и заорал:
   - Прекратите, придурки! Что вы делаете?
   Ребята явно опешили от такого поступка. Антон, снова улыбнувшись, сказал:
   - Марк, ты чего? Шуток не понимаешь?
   - Какие здесь, к черту, шутки? - Марк прокричал это так громко, что сорвал горло.
   - Успокойся, друг. Мы же просто так. Посмотри на нее: она почти труп. Этой белке уже ничем не помочь.
   К горлу Марка подступил противный жгучий комок, костяшки пальцев на сжатых кулаках побелели. Он снова взглянул на крохотного зверька, жалобно скулящего в последних попытках остаться в живых. Маленькие, словно горошины, глаза впились в Марка умирающим взглядом.
   - Мы же не думали, что ты у нас такой слабак. Нюни здесь распустил, - засмеялся Мишка. - Подумаешь белка. Их в лесу еще сотни, а то и тысячи.
   Пока Мишка продолжал что-то говорить, Антон снова взял сучок и принялся с ехидной улыбкой мучить бедное животное.
   И в этот момент, Марк не выдержал. Он уверенно подошел к Антону, нагло его толкнул и, схватив с земли довольно большой серый камень, принялся наносить удары. Один за другим. Марк поднимал и опускал руку, каждый раз прилагая все свои силы. Кровь уже запачкала камень, лицо и одежду. Мишка замер рядом, потеряв дар речи. Марк, не останавливаясь, взвыл и громко заплакал. Из глаз хлынули слезы. А руки продолжали ритмично двигаться.
   Затем Марк остановился. Вокруг стояла тишина. И только лесные птицы пытались ее нарушить своим пением. Марк сидел на коленях, опустив голову на грудь. Его плечи резко вздрагивали, и он чуть слышно всхлипывал. Рука продолжала сжимать окровавленный камень. Внезапно Марк почувствовал, как чья-то рука мягко опустилась ему не правое плечо, и услышал голос:
   - Марк...дружище. Успокойся. Прости нас.
   Марк поднял голову и увидел нависшего над ним Антона. Его глаза были наполнены ужасом и сожалением.
   И так продолжалось в течение нескольких минут. Трое мальчишек молча прислушивались к внутреннем голосам. Один стоял, как вкопанный, нервно вращая глазами. Другой стоял рядом с не по детски серьезным лицом. А третий сидел на траве с трясущимися руками, продолжая плакать.
   Когда Марк успокоился, он поднялся с земли и посмотрел на капкан. Вместо белки в нем лежало кровавое месиво. Он отвернулся и молча направился обратно к велосипеду. Друзья, удивленно переглянувшись, последовали за ним.
   Марк уже уселся на велосипед, как услышал голос Антона, идущего в нескольких метрах от него:
   - Марк, не думал, что ты такой псих! Больше не будем тебе ничего...
   В этот момент что-то громко щелкнуло, и Марк увидел, как Антон резко свалился на землю. Затем раздался душераздирающий крик.

*****

   После всего, что произошло за один день, Марк уже ни чему не мог удивиться. Не удивился он и тому, что в "Наблюдательной комнате" наблюдать было совершенно нечего. Конечно, само помещение было очень приятным. Это был большой зал с несколькими комфортными диванами и креслами. В центре комнаты стоял красивый узорчатый фонтан, который прекрасно работал, несмотря на семилетний простой. Вода, весело журча, выплескивалась высоко вверх и затем стремительно падала в резервуар.
   Все диваны были повернуты в одну сторону, и Марк догадался для чего. В стене напротив них располагалось огромное окно, в которое можно было с восхищением смотреть на звезды и другие космические объекты. Но, к большому сожалению Марка, оно было плотно закрыто металлическими крышками, которые, впрочем, отлично вписывались в общий интерьер.
   Марк подошел к этим своеобразным жалюзи, и заметил сбоку небольшую панель с одной кнопкой. Обрадовавшись, он громко на нее надавил, но снова был разочарован. Кнопка лишь загорелась красным, и сверху прогудел противный короткий сигнал.
   - Видимо, тоже заблокировано... - раздосадовано произнес Марк и развернулся.
   Глаза его тут же упали на бар, встроенный в другую стену, за креслами. Он медленно к нему подошел и с удивлением обнаружил, что в нем полно всевозможных напитков, как безалкогольных, так и весьма крепких. Марк взял стакан и наполнил его первым, что попалось под руку. Это оказался какой-то коньяк, который залпом влился в его горло, разогревая внутренности. Марк заметил шкафчик с сигаретами и, достав одну, закурил. С этой вредной привычкой он завязал еще в студенческие годы, но сейчас он просто не мог отказаться от такого успокоительного. Сладкий дым, нежно проникал в легкие и, потеряв свою насыщенность, выходил обратно. После стакана коньяка курить было одно удовольствие.
   Марк налил себе еще один стакан, взял новую сигарету и уселся в кресло. Спиртное приятно грело живот, в глазах помутилось - сказывался голодный желудок. Однако, этот момент был самым приятным за весь тяжелый день. Веки самопроизвольно закрылись, и сознание уже стало погружаться в сладкую дремоту, как вдруг в наушниках раздался голос Барри:
   - Марк, ты где? С тобой все в порядке?
   Марк тяжело затянулся сигаретой и ответил:
   - Да, Барри. Все хорошо. Я в секторе отдыха. Скоро подойду.
   - Хорошо, - Барри явно был рад это слышать. - А то мы уже разволновались, где ты так долго ходишь.
   - Ладно, до связи, дружище.
   Закончив короткий разговор с уборщиком, Марк нехотя поднялся с кресла и направился к выходу.
  
   В столовой стоял шумный и веселый гам. Наконец-то экипажу, которому пришлось столько пережить за весь день, впервые удалось поесть. Столы были заставлены всевозможными вкусностями, от вида которых голод только усиливался.
   Марка встретили, как героя. Люди засвистели, громко закричали свои приветствия, кто-то захлопал в ладоши. Его усадили за столик рядом с Иваном, Барри, Анной и другими знакомыми. Друзья накинулись на Марка с вопросами, но тот, перекинувшись с ними парой предложений, принялся торопливо поглощать все, что можно было съесть: салаты, бутерброды, курицу, горячее со всеми видами мяса. Несмотря на то, что большая часть еды была искусственно материализованной, и в любой другой день Марк плевался бы от ее пресного вкуса, сейчас ему казалось, что он в жизни не ел ничего вкуснее. Это было бесподобно.
   Атмосфера вокруг была разряженной. Все были довольны.
   - А где раненые? - спросил Марк, дожевывая особо нежный кусочек безвкусного куриного филе. Ответил Барри:
   - Слава богу, тяжелых ранений удалось избежать. Мы их поместили в небольшой фельдшерский пункт, недалеко отсюда, дальше по коридору. С ними врачи, они дежурят по-очереди. Ты как?
   - Спасибо, я в порядке, - хило улыбнулся Марк и продолжил разговор: - Ну и денек...столько всего навалилось. Где, черт возьми, этот капитан, будь он проклят!
   - Это точно, - вмешался Иван. - Капитан нас хорошенько подставил. Если, конечно, это его рук дело. Без доступа на мостик, мы не сможем управлять кораблем и не посадим его на планету. Там такая сложная система, что даже мне не по зубам с ней так быстро справиться. Но я постараюсь сделать это как можно скорее.
   - Хорошо, Вань. Я уверен, ты справишься.
   - Ну...рассказывай, где ты был, что видел? - это был Палыч, который с интересом пододвинулся ближе к собеседникам.
   - Нашел я жилой сектор, - сказал Марк и увидел, как люди вокруг оживились, услышав это. - Он на втором этаже...
   - Ярусе, - поправила его Анна, молчавшая все это время. - На корабле этажи называются ярусами, мы же не в здании.
   - Спасибо за своевременное замечание, - Марк хохотнул, и Анна улыбнулась в ответ. - Так вот. На втором ярусе я попал в жилой сектор через вентиляционную шахту.
   - Постойте, - вдруг перебил Барри. - Может быть, на капитанский мостик нам тоже попасть через вентиляцию?
   - Исключено, - снова вступила Анна. - Будьте уверены, что выход из шахты на мостик будут перекрывать не алюминиевые крышечки, как в жилом секторе, а что-то более тяжелое и защищенное. Ваш ломик там не поможет.
   С грустью в глазах Барри лишь промолчал в ответ. А Марк продолжил:
   - Сначала я не заметил, но потом понял, что мне там показалось странным. Все окна были закрыты. Более того, в наблюдательной комнате, что в секторе отдыха, так же было закрыто огромное окно, через которое члены экипажа должны любоваться звездами.
   - Думаю, это последствия все той же блокировки системы, которая удерживает дверь на капитанский мостик, - заключил Иван. - Отключим ее - попадем на мостик и сможем насладиться видом космоса.
   - Было бы здорово! - выкрикнул Палыч с горящими от восторга глазами.
   - Но кое-что еще более странное я заметил в двигательном отсеке, - произнес Марк и его голос стал заметно тише. Дождавшись относительной тишины и внимания окружающих его людей, он продолжил: - Там стоит мертвая тишина. Не нужно быть гением, чтобы понять - двигатели не работают.
   После последних слов Марка в столовой воцарилось молчание. Все до единого уставились в его сторону. Анна умоляюще посмотрела Марку в глаза. Палыч в раздумьях опустил голову вниз. И только Иван смог нарушить воцарившуюся тишину.
   - То есть получается, что мы не летим? - еле слышно спросил он.
   - Ну, сложно сказать, - ответил Марк. - Скорее всего, мы движемся, но с недостаточной для экспедиции скоростью.
   - Дьявол! - выругался кто-то из дальнего конца столовой, и пространство вокруг стало постепенно наполняться возгласами людей.
   Марк с шумом отодвинул стул, встал и громко произнес:
   - Внимание! Прошу всех успокоиться! Нет повода для паники. Возможно, все в порядке!
   - Ничего не в порядке! - закричал тот самый пилот, который жаловался еще у лифта. - Мы по-прежнему понятия не имеем, где капитан, и что здесь происходит, а тут еще выясняется, что корабль висит посреди космоса, и мы даже не можем посмотреть, что творится за бортом! И вы будете продолжать убеждать меня в том, что нет повода для паники? Да я уже сотни раз пожалел, что подписался на эту проклятую экспедицию!
   Марк молча выслушал пилота и затем спросил:
   - Как тебя зовут?
   - Меня? Э-э...Джон, - замялся пилот.
   - Послушай, Джон. Несмотря ни на что, всегда есть надежда на лучшее. Конечно, возможно, все так и есть, как ты говоришь, и мы навсегда затерялись в космосе. Но разве не лучше надеяться на лучшее? На то, что капитан Ридер найдется, мы сумеем попасть на мостик, запустить двигатели и долететь до Проксимы Номос, лишь немного отстав от графика.
   Джон заметно притих и успокоился, продолжая внимательно слушать Марка.
   - Я всегда говорю себе: лучше думать о худшем, но надеяться на лучшее. И потому, призываю всех следовать этому совету. Только так мы сможем сплотиться и совместными усилиями выйти из любой трудной ситуации. Выбирайте: сидеть и беспомощно скулить или объединиться.
   Сидящие и стоящие вокруг одобрительно закивали, поддерживая Марка.
   - Что скажешь, Джон?
   Пилот опустил глаза и тихо, но уверенно сказал:
   - Ты прав, Марк. Прости. Просто столько потрясений за несколько часов...я сорвался.
   - Я понимаю, - Марк подошел к Джону и похлопал его по плечу. - Давайте думать, что будем делать дальше.
   - Не знаю, как все, но я немедля отправляюсь на мост управления. Попытаюсь все-таки разблокировать систему, - сказал Иван.
   - Похвально! - улыбнулся Барри.
   -У меня есть одно предложение, - громко произнес Марк, и люди моментально повернулись в его сторону. - Первым делом, предлагаю пойти в жилой сектор, и разойтись по своим комнатам и отдохнуть. Недалеко отсюда есть сектор отдыха. Почему бы нам всем не расслабиться?
   Он услышал довольные голоса экипажа и продолжил:
   - После того, как все отдохнут, я намереваюсь собрать четыре небольших команды по три-четыре человека на ярус и отправиться на дальнейшие поиски Ридера. Заодно разузнаем обстановку в остальных частях корабля.
   - Я поражаюсь, как ты так быстро и легко принимаешь простые, но самые подходящие решения, - воскликнул Палыч и весело посмотрел на Марка. - Вряд ли кто-то будет возражать. Ты доказал всему экипажу, что на тебя можно положиться!
   Марк удивленно посмотрел по сторонам и увидел уверенные, сияющие надеждой лица людей. Вновь со всех сторон раздались одобрительные возгласы. Удивлялся Марк тому, что еще несколько часов он был самым обыкновенным механиком, ничем не выделяющийся из толпы.

*****

   - Ну, еще по бутылочке, и хватит?
   - Конечно! Куда торопиться? Официант, будьте добры!
   Марк с друзьями сидели в местном баре, недалеко от общежития. Пары давно закончились, и они, как обычно пили пиво в честь пятницы и конца учебной недели. Молоденькая официантка принесла им по большому стакану темного пенного пива, и приятели продолжили свой разговор.
   - Так вот. Я ему и говорю: "Мужик, успокойся, иначе я за себя не ручаюсь!" - немного заплетающимся языком сказал Мишка.
   - А он что? - улыбнулся Антон.
   - Что-что...не успел я закрыть рот, как мне в челюсть со всего размаху прилетел его здоровый кулачище! - эмоционально продолжал свой рассказ Мишка. - Не-е, ребят, это даже кулаком то назвать сложно. Мне тогда показалось, что кирпичом по морде заехали!
   Тут Марк с Антоном не удержались и громко заржали, держась за животы и показывая пальцем на Мишку.
   - Смейтесь-смейтесь! - обиженно вскрикнул тот. - Мне вот тогда совсем не до смеха было. Мало того, что я три дня после этого не мог говорить, так еще опозорился перед Юлькой. Она, конечно, сначала меня долго жалела, но потом при каждой ссоре стала вспоминать этот случай и давить на мое достоинство.
   Ребята не переставая, продолжали смеяться. Мишка отвернулся к окну и неторопливо стал потягивать пиво. Когда друзья успокоились, он произнес:
   - Больше не буду вам рассказывать свои истории.
   - Ты чего, Миш? - улыбнулся Марк. - Мы же по-дружески. Ты бы на нашем месте тоже засмеялся, разве нет?
   Мишка тоже улыбнулся, кивнул, затем поднял стакан вверх и прокричал:
   - Как же я вас все-таки люблю, ребят! Давайте выпьем за нашу дружбу!
   Отпив немного пива, друзья уже перешли на другой разговор.
   - Что у тебя с той симпатичной брюнеткой? - спросил Марка Антон. - Не помню, как ее зовут...
   - Маша, - тихо сказал Марк и довольно закрыл глаза. - Кажется, я люблю ее.
   - Вы ведь всего неделю встречаетесь! - засмеялся Мишка.
   - Это не важно. Я чувствую, что мы созданы друг для друга. Я никогда и ни за что ее не оставлю...
   - Удачи тебе с ней, друг, - искренне произнес Антон, его взгляд наполнился тоской.
   Минут через десять, когда пиво было допито, Мишка вяло проговорил:
   - Ладно, ребят, давайте собираться.
   - Да, хорошо посидели, - довольно сказал Антон.
   Мишка встал из-за стола, и направился к двери. А Марк, поднявшись, подошел к Антону, взялся за ручки под его локтями и покатил на выход. Случайный капкан в детстве обернулся для Антона инвалидным креслом на всю оставшуюся жизнь.
  

Глава 4.

   Глаза уже несколько минут внимательно изучали идеально гладкий белый потолок. Найти хоть небольшую трещинку было невозможно. Да и зачем? Почему-то не спалось. Хотя день был тяжелый и напряженный. Мысли, несмотря на огромные усилия, не хотели собираться вместе и складываться по полочкам. Видимо, виновато постоянно преследующее напряжение. Странно ощущать себя, свое тело, но не чувствовать мысли. Странно и приятно. По крайней мере, все проблемы куда-то уходили, и ничто не могло побеспокоить уставший разум.
   Марк рывком поднялся с кровати и сел на край. Уснуть он уже не надеялся, но попытки сконцентрироваться и обдумать некоторые детали повторял раз за разом.
   "Итак, еще раз... по плану и по программе мы должны были спать семь лет. Потом около девяти месяцев лететь на ручном управлении. Значит, если двигатели остановились не так давно, то мы потеряли не слишком много времени, и отстанем от графика всего на несколько дней. Но что, если корабль остановился несколько лет назад? Вдруг нам придется провести в полете еще пять или шесть лет? Где же носит этого капитана, будь он проклят!"
   Экипаж уже перебрался по своим каютам в жилом секторе. Одни сразу же улеглись спать, другие ушли развлекаться в сектор отдыха. Иван настойчиво отказался от всех удобств и, объяснив, что обязан загладить свою вину перед людьми, набрал полную сумку еды и отправился на мост управления, чтобы отключить блокировку системы.
   Марк снова улегся на кровать и продолжил раздумывать:
   "Возможно, капитан не виноват. Он мог случайно проснуться раньше нас. Или его пробуждение запрограммировали на пару минут раньше, чтобы было время для подготовки. В любом случае, капитан не мог специально оставить нас одних. Для этого у него должна быть очень веская причина, которая смогла бы удовлетворить шишек из ОМУА. Хотя наказать его, находясь на Земле, им будет достаточно сложно. Ничего... мы найдем Ридера. И не дай бог, обнаружить его в одном из ангаров в нетрезвом виде. Получит от всего экипажа сразу".
   Марк улыбнулся, понимая, что серьезные мысли перетекли в плоские шутки, и не заметил, как за пару секунд погрузился в долгожданный сон.
  
   - Марк, ответь! Марк! Не молчи же!
   Марк проснулся от голоса Ивана, прогремевшего в наушниках. Быстро сообразив, что прошло довольно много времени, он подскочил и ответил другу:
   - Иван, это Марк. Извини, я уснул.
   - Прости, что разбудил, - уже спокойнее сказал Иван. - Но у меня есть хорошая новость.
   - Выкладывай.
   - Мне удалось кое-что обойти в системе, и я отключил блокировку лифтов. Можно забыть про вентиляцию и спокойно перемещаться между ярусами.
   - Отлично! - обрадовался Марк. - Тогда я немедленно собираю людей, и мы отправляемся на поиски капитана.
   - Еще я обнаружил кое-что странное, - продолжил Иван, не слушая Марка. - Я не смог найти ни одного сообщения с Земли. Конечно, система частично недоступна, но мне не удается обнаружить даже намеков на послания от Управления. Делать какие-либо выводы рано, но меня этот факт очень сильно настораживает.
   - Действительно странно... Может быть, их кто-то удалил?
   - Вполне возможно. Но ты сам понимаешь, что сделать это мог только один человек.
   - Ридер... - задумчиво протянул Марк.
   - Именно. Вот только зачем ему это могло понадобиться, мне не совсем ясно. Поэтому я не исключаю вариант, что сообщений с Земли просто-напросто не было.
   - Не было? Но как такое возможно? Прошло семь лет, и они ни разу с нами не связались?
   - Марк, это всего лишь одно из моих предположений. Объяснить его так же сложно, как объяснить, что здесь происходит.
   - Что ж, будем надеяться, скоро все проясниться.
   - Обязательно, - сказал Иван. - Я запустил взломщик, который автоматически поможет прочитать логи системы корабля. О сроках говорить сложно. На это может уйти как два дня, так и несколько месяцев. Кстати, Марк, ты уже отправил инженеров разобраться с двигателями?
   - Еще нет. Пускай отдохнут денек. А мы пока поищем капитана.
   - Удачных поисков!
   - Спасибо, Вань. Сообщи, как появятся новости.
   - Обязательно.
   Закончив разговор с хакером, Марк подошел к столу, запустил передатчик и произнес в микрофон:
   - Внимание! Обращаюсь ко всем членам экипажа. Через час отправляемся на разведку. Сбор в жилом секторе, - затем он немного подумал и добавил: - Явиться всем желающим.
   Желающих отправиться на поиски капитана оказалось больше, чем было нужно. Чему Марк приятно удивился. Однако, не желая отклоняться от плана, он отобрал ровно пятнадцать человек и поделил всех на четыре команды. Первая, во главе с Барри, отправилась на первый ярус. По второму ярусу ушла команда Палыча. На третий, направилась группа с широкоплечим азиатом Ли. И, наконец, последняя команда вместе с Марком отправилась на самый верхний, четвертый ярус.
   В команде Марка так же были Анна, Джон (удивительно, но он действительно был добровольцем), и молчаливый длинноволосый блондин Адам, молодой солдат с уверенным и серьезным взглядом.
   Быстро поднявшись на лифте, они оказались в очередном коридоре. Судя по карте, основную часть четвертого яруса составляли Оранжерея и Лаборатории, замыкал его отсек со спасательными шлюпками.
   Войдя в Оранжерею, все ахнули и быстро разбрелись по сторонам. Это был настоящий лес, в котором смешались деревья и растения всех географических широт. Сверхсовременная система контроля климата позволяла уживаться соснам рядом с пальмами и кактусами. Ноги, соскучившиеся по земле, радостно ступали по песку и грунту, заросшему травой. Воздух вокруг был необычайно свеж и прохладен, что вызывало самую настоящую эйфорию легких.
   Марк неторопливо шагал вперед и наслаждался красотой. Все-таки лес из голограммной имитации не мог сравниться с настоящим. Сразу вспоминалось детство, самые дорогие и счастливые годы жизни. Время, когда ничто не беспокоит, а самой большой проблемой является наказание родителей. То время, когда можно днями напролет гулять и развлекаться, не задумываясь о будущем. И вроде бы все дни одинаковые, и не происходит ничего особенного... Но это так здорово! Марк осторожно присел на душистую зеленую траву и прикрыл глаза. В голове пронеслись воспоминания о своем доме, друзьях. Он улыбнулся, вспомнив лица людей, которые были ему очень дороги. Но вновь загрустил от мысли, что они так далеко и больше никогда его не увидят.
   Продолжая сидеть с закрытыми глазами, Марк услышал, как рядом кто-то присел, почувствовал приятный сладковатый запах. Затем к нему обратился спокойный бархатистый голос:
   - Я тоже по ним скучаю.
   Марк продолжал молчать, а голос не затихал:
   - Тоже скучаю по дому, родным и близким. Весь вчерашний день я думала только об этом. А сейчас я понимаю, что больше их не увижу. Прошло семь лет, но для нас прошло всего два дня. Наверняка, они уже стали нас забывать. Все реже о нас вспоминают.
   Анна замолчала. Два обычных человека, забытые где-то в космосе, тихо сидели на траве, вдали от всего, что было им родным и знакомым. Трава шелестела от слабого бесшумного ветерка.
   - Знаешь, - вновь заговорила девушка. - А ведь у меня там, на Земле, остались не только родители и друзья. Я оставила там мужа. Более того, там остался мой ребенок, маленькая веснушчатая девочка с белыми вьющимися волосами. Я не могу поверить, что еще позавчера она была невинной и смешной, а сегодня ей уже восемнадцать лет. Она гуляет и дружит с мальчиками, познает первый любовный опыт, радуется счастью и плачет от наивной подростковой любви. Кто знает, может быть, сейчас я бы ее не узнала. Когда я сказала мужу, что улетаю, он устроил скандал. Я его понимаю, любой бы так поступил. Он меня так и не отпустил. Мы расстались, не попрощавшись. Я проснулась рано утром, зашла в комнату дочки и поцеловала ее в мягкую розовую щечку. Муж спал на диване в гостиной. Я лишь сказала "Прощай", развернулась и навсегда покинула свой дом. Но сейчас, я вдруг с ужасом осознаю... Может мне не стоило соглашаться на эту экспедицию? Что если мы никогда не попадем на планету? Или нас постигнет та же неизвестная участь, что и Номос-2 сорок лет назад? Мне начинает казаться, что тогда на Земле, я совершила самую большую ошибку, и мое место с мужем и дочкой.
   Марк продолжал молчать, когда Анна спросила:
   - Марк, а кого тебе пришлось бросить? У тебя была жена или девушка? Может дети?
   - Маша... - задумчиво произнес Марк. - Ее зовут Маша. Прости, я не хочу об этом рассказывать. Может быть потом.
   - Ничего, я понимаю, - с этими словами Анна прижалась к Марку и легла головой на его плечо.
   Марк, наконец, открыл глаза. И увидел нежное лицо прекрасной девушки.
   - Скажи, - вновь заговорила она. - Почему ты согласился на это? О чем ты тогда думал?
   - Мне казалось, что эта экспедиция - самое важное, что только могло произойти в моей жизни, - начал свой рассказ Марк после непродолжительного молчания. - Ведь от ее результата зависит дальнейшая судьба всего человечества. Я и сейчас так думаю. Мы действуем на благо нашей цивилизации. Может быть, когда-нибудь наши имена будут упоминаться в учебник истории. Хотя события, которые встретили нас после сна, оказались не очень приятными. Но тогда, на Земле, когда Виталий поведал мне о самой сути нашего путешествия, о том, что мы станем первыми космическими поселенцами... Я посчитал, что если откажусь, то буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Тогда я не задумывался о родных, не мучился от того, что больше не увижу свою планету. Но сейчас...
   Двое продолжали беззаботно сидеть на лесной опушке, наслаждаясь спокойствием и тишиной. Они понимали, что эти минуты не могут тянуться вечно, и продолжали получать удовольствие от царившей вокруг умиротворенности.
   - Не жалеешь, что согласился, Марк? - тихонько спросила Анна, сильнее прижимаясь к его телу.
   - Нет. Я никогда не буду жалеть о содеянном. Уверен, у нас получиться добраться до Проксимы Номос, и мы построим там первое человеческое поселение. Но кое о чем я все-таки жалею...
   - О чем?
   - Я жалею, что посвятил слишком большую часть своей жизни родным и близким. Отчего покидать их было очень тяжело. Отпускать меня им было еще тяжелее. Как же они там сейчас без меня?..
   - Я тебя понимаю, - произнесла Анна, посмотрев Марку в глаза.
   Он почувствовал легкое и нежное прикосновение мягких губ к своей щеке и крепче обнял Анну за плечи. Она опустила голову на его грудь и беззвучно заплакала. Они продолжали сидеть, обнявшись и забыв счет времени, пока не раздался голос:
   - Эй, голубки! Хватит прохлаждаться! Мы тут уже всю оранжерею обыскали. Ничего, кроме леса, здесь нет. Капитана, естественно, тоже, - это был Джон, который, отдохнув в своей каюте, заметно взбодрился и повеселел. Он и Адам показались из-за деревьев.
   - Конечно, - сказал Марк, поднимаясь вместе с Анной. - Идем дальше.
   Вскоре команда вышла из оранжереи, попав в новый коридор, который, впрочем, оказался довольно коротким. Поэтому они быстро добрались до Научного сектора. Его конструкция напоминала сектор отдыха: тех же размеров прихожая и множество идущих из нее в разные стороны коридоров. Только дизайн был совершенно другим, соответствуя названию сектора. Все вокруг было оформлено по последнему слову техники. Понять, где находишься, можно было, не читая таблички на дверях. В стенах располагались небольшие окна, которые так же, как и в Секторе отдыха, были закрыты массивными жалюзи. Попытки открыть их оказались безуспешными.
   - Что ж, проще будет разделиться? - предложил Джон.
   - Да, ты прав, - ответил Марк. - Встретимся здесь.
   Марку досталась Биолаборатория. Он вошел в большое помещение, уставленное столами, своеобразными кушетками и непонятными приборами, как маленьких, так и огромных, словно шкафы, размеров. Ему приходилось бывать в подобных местах, поэтому ощущения были вполне комфортными.
   Марк бродил между столами, изучая этикетки на банках и пробирках. В воздухе витал устойчивый химико-медицинский запах. Столы были завалены микроскопами весами, лампами, испарителями и термометрами. Марк подошел к одному из микроскопов и заглянул в окуляр. На удивление, он увидел изображение какого-то зеленого полотна с множеством тонких желтых полосок. Видимо, эта лаборатория активно использовалась для каких-то исследований задолго до отправки Номоса в полет. Проще говоря, вокруг царил научный беспорядок. На полу валялось много разбитых пробирок и склянок. Марк с легкостью представил, как здесь сидели седые и бородатые ученые, бегая от одного микроскопа к другому, плевались в лица слюной, оспаривая невероятные теории и открытия. Однако сейчас в лаборатории было спокойно и до мурашек тихо.
   Прошло уже достаточно много времени, но белые кабинеты не кончались. За каждой следующей дверью Марка ожидал очередной блок, усыпанный биологическими инструментами. Он уже совсем было расстроился и решил разворачиваться обратно, как вдруг его взгляд совершенно случайно упал на лежащую у стены черную коробочку. Осторожно подняв эту вещицу, Марк увидел, что это был самый обыкновенный карманный компьютер, точно такой же, как у него и любого другого члена экипажа. Пальцы Марка быстро застучали по его маленькой клавиатуре. К большому разочарованию, на первый взгляд в нем не было ничего интересного или хоть сколько-нибудь важного. По сути, компьютер был практически пуст. Однако в журнале оказалось кое-что интересное. Марк обнаружил несколько видеозаписей, сделанных с помощью КПК, который находился у него в руках.
   Он запустил первую и тут же увидел изображение крепкого мужчины на фоне каюты жилого сектора. Это был капитан! Билл Ридер! Глаза его были наполнены паникой и страхом. Дрожащим голосом он начал говорить:
   - Меня зовут Билл Ридер. Я - капитан космического корабля Номос-3. Мы были отправлены на спасательно-колонизаторскую экспедицию к планете Проксима Номос, система Альфа Центавра C. По плану, экипаж должен был провести семь лет в криогенном сне, затем в течение девяти месяцев на ручном управлении долететь и высадиться на планете. Но что-то пошло не так... - капитан опустил голову, затем огляделся по сторонам и продолжил: - Проснувшись, я обнаружил, что все остальные продолжают находиться в криогенных камерах. Подождав около часа, я отправился сюда, в свою каюту. Это было нелегко. Почему-то все основные двери и лифты заблокированы. Пришлось воспользоваться вентиляцией. На моем компьютере сброшено время, и я не знаю, какой сейчас год. Возможно, по каким-то причинам, моя камера отключилась раньше остальных. Мне страшно. Я понятия не имею, что делать дальше. Сейчас я отправлюсь на Мост Управления, надеюсь, информация с главного компьютера поможет мне разобраться в происходящем.
   Запись остановилась, продолжая демонстрировать замершее лицо капитана. От уверенности, которую оно излучало в день отправки корабля, не осталось и следа.
   Марк, находясь в странном полусонном состоянии, выбрал следующее сообщение. На экране вновь появился Ридер. Судя по окружению, он находился на Мосту Управления.
   - Билл Ридер. Я добрался до Моста Управления. Однако, все намного хуже, чем я предполагал. Система корабля полностью заблокирована. Уровень защиты говорит о том, что произошла аварийная перезагрузка. Мне не удается прочитать журналы. Сообщений с Земли тоже нет. Становится еще страшнее... - капитан опустил голову на грудь и тихонько всхлипнул. - Что же здесь происходит? Как быть дальше? Особых компьютерных способностей у меня нет, а инструкция не работает. Пытаться разблокировать систему - бессмысленно. Мне ничего не остается делать, как просто ждать. Ждать, когда что-нибудь изменится. Может быть, проснется кто-то еще... Пойду в столовую.
   Когда запись закончилась, Марк с удивлением обнаружил, что сидит на полу. Он тут же поднялся, отряхнул штаны и замер, изучая карманный компьютер. Оставалось два непрочитанных видеосообщения. В этот момент в наушниках раздался голос Джона:
   - Марк, как у тебя дела? Мы уже в холле, ждем тебя. Никаких следов капитана не обнаружили.
   - Да-да...сейчас приду, - с этими словами Марк почти бегом направился обратно, к выходу из Биолаборатории.
   Мысли, словно огромная давящая туча, заполонили мозг, не давая успокоиться ни на секунду. В висках неприятно постукивали невидимые молоточки, отмеряя учащенный пульс. Перед глазами поплыли смазанные фигуры самых разных форм. Марк понимал, что нашел нечто важное. Возможно, в оставшихся записях были ответы на все вопросы. С кораблем явно что-то не так. Что-то не так пошло с самого пробуждения капитана и продолжается до сих пор. Было невыносимо тяжело строить немыслимые догадки и предположения в то время, как руки держали то, что могло дать разумные и обоснованные ответы.
   Заплетались ноги. Дыхание давно сбилось. Оказывается, Марк прошел весьма значительное расстояние вглубь лаборатории. Обратно идти было заметно дольше, несмотря на ускоренный шаг. Наконец, глаза увидели выход, и Марк возбужденно помчался за дверь. Анна, Джон и Адам сидели на мягком белом диване в холле Научного сектора и о чем-то оживленно разговаривали.
   - Говорю вам, капитана нет на корабле, - доказывал Джон остальным. - Наверняка, его даже в сон не погружали. Это же Управление! У них там все хитро и туманно. Может быть, и не капитан это был, вовсе.
   - Ну что за чушь? - возмущенно протянула Анна. - В твоих словах совсем нет логики. Объясни, в чем же тогда смысл нашей экспедиции?
   - Тут все очень просто. Не удивлюсь, если вдруг выясниться, что весь корабль напичкан камерами и жучками, и за нами ведется круглосуточное наблюдение с Земли. Это эксперимент, поймите! Ученые изучают поведение группы незнакомых людей в экстремальной ситуации.
   Тут голос подал молчаливый Адам:
   - Бред. Зачем тогда им нужно было жертвовать кораблем? Ведь Номос-3 - самый высокотехнологичный и дорогой корабль на сегодняшний день.
   - Вообще-то, за семь лет многое могло поменяться, - ухмыльнулась Анна, и Адам улыбнулся в ответ.
   В этот момент Марк подошел к сидящим, и они, заметив это, повернулись в его сторону и замолчали.
   - Марк, что с тобой? На тебе лица нет, - почему-то весело поинтересовался Джон, который явно обрадовался неожиданному прерыванию его спора с Анной и Адамом.
   Марк упал на диван и молча уставился в одну точку. Сидящие рядом настороженно переглянулись.
   - Что с ним? - тихо спросил Адам, сам не понимая кого именно спрашивает.
   - Тихо, - шикнула на него Анна и, осторожно подойдя к Марку, сказала: - Все в порядке? Ты что-то нашел, Марк?
   Он поднял голову и пристально заглянул в Анины глаза. Затем еле слышно произнес:
   - Капитан здесь.
   В ответ Марк получил лишь гробовую тишину.
   - Билл Ридер на корабле. Я нашел его карманный компьютер. На нем есть несколько видеозаписей. Две я посмотрел, остальные пока нет.
   - Это же здорово! - воскликнула Анна. - Осталось только его отыскать.
   - По нему не скажешь, что новость хорошая, - усмехнулся Джон, глядя на Марка, который, потеряв свою уверенность, задумчиво сидел, опустив плечи.
   - Вы не понимаете, - раздраженно сказал Марк, поднявшись с дивана. - На этих записях не тот капитан, которого мы видели перед запуском. Он дрожит от страха и впадает в панику. У него постоянно трясутся руки. Нечто странное произошло с нашим кораблем, и даже капитан не понимает, в чем дело. Он напуган, как ребенок, оставшийся на ночь один, без родителей. А еще...ему очень плохо. Какой бы опасной ни была ситуация, сложившаяся на Номосе-3, система не стала бы входить в блокировку такого высокого уровня. Билл сказал, что это могло произойти, только при аварийной ситуации. Понимаете? Аварийной! Корабль на что-то налетел, врезался в астероид. Не знаю... Но что, если двигатели запустить больше не удастся? Мы до сих пор не можем взять управление кораблем в свои руки.
   - Тогда нам никогда не выбраться с этой жестянки, - заключил Адам, и вокруг вновь воцарилась тишина.
   - Адам прав, - продолжил Марк. - Еще пару часов назад я был уверен, что не произошло ничего страшного, а пропажа капитана - обыкновенное недоразумение. Но сейчас, я понимаю, насколько серьезно наше положение.
   Лица всех членов группы стали задумчивыми. В их головах быстро проносились мысли, стремительно набирая оборот. Джон, который снова поник, произнес дрожащим голосом:
   - Чего же мы ждем? Давайте посмотрим остальные записи. Может, что-то прояснится, и мы узнаем, где капитан находится в данный момент.
   - Согласна, - коротко отрезала Анна и взглянула на Марка, на что тот молча положил КПК на столик перед диваном, выбрал нужную запись и, поставив на воспроизведение, сел обратно.
   На экране вновь появилось изображение капитана, который, по всей видимости, взял себя в руки и выглядел собраннее, чем на первых двух записях. Он без промедлений начал говорить:
   - Билл Ридер, капитан земного космического корабля Номос-3 от Объединенного Мирового Управления по Аэронавтике и исследованию космического пространства. Я по-прежнему остаюсь в неведении, что же здесь происходит. Разблокировать систему не удалось. На самом деле, я понятия не имею, что делать дальше. Лишь продолжаю надеяться, что вскоре проснется кто-нибудь еще. По крайней мере, одному рассуждать значительно сложнее, мне не хватает собеседника...
   Запись оказалась короткой и бессодержательной. Марк угрюмо взглянул на сидящих рядом, вновь подошел к компьютеру и включил последнюю запись.

*****

   Закончилась последняя пара, и Марк, молниеносно сбежав по лестнице, выбежал на улицу. На самом деле, он всегда покидал здание университета довольно быстро. Видимо, от мыслей, что учебный день уже закончился, а впереди еще целый вечер, который можно потратить на себя и на друзей. Погода стояла ужасная: небо было затянутым низкими черными тучами, сильный ветер растрепывал волосы и разносил по воздуху пакеты и прочий мусор. Пахло дождем.
   Марк быстрым шагом направился к остановке. Его всегда раздражал тот факт, что, несмотря на высокоразвитые технологии в автомобилестроении, общественный транспорт продолжали изготавливать устаревшими методами. Автобусы, трамваи и троллейбусы по-прежнему продолжали развозить уставших после работы или учебы людей. На таких же, в свое время, катались бабушки и дедушки, и даже их родители. Конечно, тогда они заправлялись ужасно вредным бензином, который значительно повлиял на деградацию земной атмосферы, а сейчас все топливо было не только безвредным, но и полезным для процветания живых организмов в окружающей среде. Но в остальном общественный транспорт практически не изменился: вечно хмурые и недовольные кондукторы, вредные и ворчливые пенсионеры, и постоянная грязь, перемешанная с многолетней пылью. Марку было по душе только метро. Но, к сожалению, университет, в котором он учился, находился далеко от ближайшей станции подземного транспорта. Однако, за один-два года ежедневной езды, Марк, сам того не замечая, привык ко всем этим недостаткам.
   Народу на остановке было не мало. Одежда и волосы стоящих сильно развивалась от неприятного ветра. На лицах было написано раздражение и желание поскорее оказаться дома, в теплом кресле под пледом перед телевизором с чашкой горячего чая.
   Дождя долго ждать не пришлось. Полило сразу, как из ведра. Джинсы за пару секунд пропитались влагой и противно прилипли к ногам, вызвав мерзкий холод и дрожь в коленях. Под небольшой крышей остановки скопилось огромное количество людей. Марк даже не пытался туда протиснуться и продолжал стоять около дороги. Вскоре подъехал его автобус. Пропустив вперед остальных пассажиров, Марк последним поднялся внутрь и вдруг услышал крик с улицы:
   - Подождите! Подождите, пожалуйста!
   Марк выглянул за двери и увидел бегущую к остановке девушку. Она была такой милой и беспомощной, что казалось, будто это маленький котенок, оставленный бессердечными хозяевами на улице под дождем. В руках у нее в такт быстрым шагам раскачивалась большая сумка. Одета девушка была по-летнему, в голубое промокшее насквозь короткое платье и бледно желтые босоножки.
   Внезапно автобус двинулся с места. То ли водитель не заметил эту красавицу, то ли ему было просто наплевать, но двери зашипели и начали закрываться. Марк, не соображая, что делает, уперся спиной и руками в проем, удерживая их открытыми. И когда, девушка уже почти добежала, он протянул ей руку, схватил за хрупкие пальчики и, осторожно потянув на себя, помог подняться внутрь автобуса. После этого Марк отпустил двери, и они с грохотом закрылись. О чем-то громко запричитала кондуктор, подал голос водитель, разнося по салону красочные ругательства. Но Марку было не до этого. Он пристально рассматривал безумно красивые глаза, прилипшие к прекрасному лицу светлые волосы и румяные губы, очертания которых моментально сводили с ума. Девушка тоже, не отрывая взгляд, изучала его лицо. Они перестали замечать происходящее вокруг. Как будто не было этого автобуса, переполненного хмурыми лицами, не было дождя, громко стучащего по крыше и окнам. Марк не замечал, что крепко держал девушку за руки, продолжая наслаждаться ее неописуемой красотой. Через несколько секунд она тихонько произнесла:
   - Я - Маша...
   Опьяненный студент-механик чуть заметно улыбнулся уголками губ и почти шепотом ответил:
   - Марк.

*****

   - Билл Ридер, капитан Номоса-3. Сейчас я нахожусь в Биолаборатории, на четвертом ярусе. Сам не знаю, что я здесь забыл, но здесь довольно необычно и здорово. Правда, я не понимаю ни одной надписи на этих чертовых этикетках, - капитан истерично засмеялся. - Прошло уже около двух недель, точно сказать не могу. Мне начинает нравиться это одиночество. Или я заставляю себя так думать, сам пока не понял...
   Капитан был пьян, в руках он сжимал бутылку дорогого виски, из которой он периодически делал большие жадные глотки.
   - Ха-ха, - вновь засмеялось изображение на экране компьютера. - Никто не раздражает, не мешается под ногами. Ем, что хочу и когда хочу, сплю, сколько угодно. Красота, не правда ли? В любое время можно выпить, можно даже напиться до беспамятства, и ничего мне за это не будет. Эти уроды из Управления про нас забыли! Мы им не нужны, ха-ха-ха! Я чувствую, что подохну здесь, на этом проклятом корабле. Все здесь подохнут, если вообще когда-нибудь проснутся!
   Марк с остальными молча наблюдали за происходящим на экране. Язык капитана сильно заплетался, глаза почти не смотрели в камеру, постоянно рассматривая стены или потолок.
   - Если они вдруг объявятся, если придет сообщение с Земли... Я им покажу! Я их таким новым словам научу, которые они на всю жизнь запомнят! Да я их заставлю так сделать, чтобы...
   Изображение вдруг резко затряслось, по экрану поползли полосы помех, а из динамиков раздался громкий скрежет. Марк вскочил с дивана и быстро подошел к компьютеру. Джон, Адам и Анна последовали его примеру, окружив стол, на котором стоял КПК. На несколько секунд помехи прекратились, и они увидели дрожащие столы, с которых сыпались пробирки и маленькие баночки, тут же вдребезги разбиваясь о пол. Сквозь непрекращающийся шум, слышались неразборчивые крики капитана. Вдруг видеозапись остановилась.
   - Что это? - изумленно пролепетал Джон.
   Ответа он не дождался. Все были настолько поражены увиденным, что не могли произнести ни слова. Они продолжали стоять, уставившись в замершую картинку на экране компьютера.
   Тишину нарушил голос Ивана, раздавшийся в наушниках:
   - Как дела? Нашли что-нибудь интересное? А у меня для вас еще одна хорошая новость. Ничего особенного, на самом деле. Кажется, у меня получилось отключить блокировку всех окон и иллюминаторов. Эй, вы меня слышите?
   - Продолжай, - тихо сказал Марк.
   - Сейчас только введу кое-какую команду... Та-ак... Еще пять секунд, и...готово!
   После этих слов, холл наполнился низким протяжным гулом, который раздавался со всех сторон корабля. Что-то щелкнуло, и мощные металлические жалюзи, закрывающие окна стали медленно подниматься вверх, демонстрируя черноту безмолвного вакуума, царившего снаружи. Марк подошел к оному из окон и принялся разглядывать космос. Затем он пошатнулся и, не поворачиваясь, произнес:
   - Что-то не так...
   Анна с остальными подошла сзади и спросила:
   - Что случилось?
   - О боже... - Марк с мертвенно бледным лицом развернулся и еле слышно сказал. - Это невозможно...
   Они подошли ближе. Анна громко вскрикнула, Джон и Адам стояли с открытыми ртами, не в состоянии пошевельнуться. За окном было очень темно, так темно, что не было видно ни одной звезды, ни одной маленькой светящейся точки. Только сплошное черное полотно, чем-то похожее на ил. Но, присмотревшись, можно было увидеть волновые возмущения, колыхания чего-то жидкого. Маленькие пузырьки неторопливо поднимались вверх. Номос-3 находился под водой.

Глава 5.

   Пол буквально сразу ушел из-под ног. В глазах потемнело. Уши заложило пульсирующим гулом, переходящим в еле слышный, но очень неприятный писк. Все вокруг вдруг потеряло всякий смысл, как и сам факт того, что эти стены и эти люди, стоящие рядом - реальность. Свет давно померк, уступив место тупому бессознательному мраку.
   Забытье прошло так же неожиданно, как и началось. Марк ошарашено оглядывался по сторонам, в десятые и сотые доли секунд приходя в чувства. Справа стояла Анна и что-то отчаянно кричала, заглядывая обезумевшими глазами в самую душу. Позади, обхватив голову руками, сидел Адам, еще угрюмее, чем обычно. Вокруг него, словно сумасшедший, бегал из стороны в сторону Джон, не переставая что-то тихо бормотать.
   - Как же так! - не унималась Анна, схватив Марка за рукава. - Ведь мы должны были проснуться за несколько месяцев до приближения к планете! Получается, что корабль уже давно приземлился на Проксиму на автопилоте...
   - Я бы сказал "приводнился", - отстраненно хмыкнул Адам и снова замолчал, опустив голову.
   Анна продолжала умоляюще смотреть на Марка и, не дождавшись ответа, продолжила:
   - Либо наши ученые просчитались, и Номос-3 добрался до планеты намного раньше, либо что-то произошло с системой криолаборатории, вследствие чего мы пробыли в состоянии сна больше времени, чем было нужно. Или есть какие-то другие варианты?
   Наконец, Марк попытался взять себя в руки, заметно успокоился и ответил:
   - Я думаю, ты права, Ань. Но больше склоняюсь ко второй версии. Что-то случилось с системой. Корабль был вынужден совершать посадку самостоятельно без помощи пилотов, что практически невозможно. Поэтому мы под водой, на дне чужой планеты.
   За его словами последовала продолжительная тишина. Даже Джон замер, будто прислушиваясь к чему-то. Единственным источником звука был большой монитор на передней стене, на котором демонстрировалось приветствие для всех новоприбывших в Научный сектор. Приятный, но слишком искусственный женский голос тихо повторял одно и то же:
   - В лабораториях Научного сектора Номоса-3 вы сможете понаблюдать, а так же сами поучаствовать в таких сложных процессах, как атомно-силовая микроскопия клеток живых организмов, литография на органических и неорганических поверхностях, туннельное зондирование диэлектрических слоев...
   Виртуальная девушка продолжала перечислять огромное количество непонятных слов и выражений, среди которых лишь изредка проскакивали знакомые Марку названия. Хотя он не обращал на это никакого внимания.
   - Эй, Марк, слышишь меня? - это был Иван.
   - Да, говори...
   - Вы уже в курсе? - осторожно поинтересовался компьютерщик.
   - Конечно, - спокойно ответил Марк. - Что ты можешь сказать по этому поводу?
   Последовала непродолжительная пауза.
   - Можно долго гадать и строить различные догадки и теории... Но это не по мне. Все, что нам нужно, так это разблокировать систему. В одно мгновение станут доступны все логи из журнала корабля, координаты, даты, числа. Абсолютно все станет ясным.
   - Чем я могу помочь, Вань?
   - Если честно, Марк, то ничем. Шифр уже довольно давно взламывается, но этот процесс может затянуться на недели, а то и месяцы, как я уже говорил.
   - Что нам дадут твои циферки и журналы? - взвыл Джон. - Надо срочно выбираться с этого гроба! Иначе нам всем крышка.
   - Джон, пожалуйста, успокойся, - без всякого раздражения попросил Марк и вновь обратился к Ивану: - Между прочим, он прав. Как же нам теперь покинуть корабль? Да еще и прихватив с собой кучу техники и различных материалов.
   - Я думал над этой проблемой, - не скромничал Иван. - Есть один способ. Можно даже сказать, единственный...
   - Мы слушаем, - сказала Анна.
   - Спасательные шлюпки.
   - Шлюпки? - удивился Марк.
   - Да, именно. Только на них мы сможем выбраться на поверхность океана или моря. Одному богу известно, в каком водоеме находится наш корабль... Правда есть несколько "но".
   - Какие-то проблемы?
   - Можно и так сказать. Во-первых, на шлюпках физически не поместятся некоторые типы техники. Во-вторых, чтобы запустить шлюпки, опять же нужен полный доступ к системе, чего у нас пока еще нет. Ну а в-третьих...в-третьих, шлюпок всего четыре, каждая рассчитана на десять человек. Но одной нет, думаю ясно, что Билл Ридер покинул на ней корабль. Технику взять точно не получится. Разве что самую мелкую, которая вряд ли может пригодиться на поверхности незнакомой планеты.
   - Что же нам делать? Ждать, сложа руки, пока не подберется шифр к системе?
   - По всей видимости, да.
   - А что, если попробовать выплыть в скафандрах? - предложил Адам.
   - Попытаться, конечно, можно, - ответил Иван. - Но мы понятия не имеем, на какой глубине лежит наш корабль. Система жизнеобеспечения в скафандрах рассчитана на полтора часа. Если глубина окажется слишком большой, то кислород закончится раньше, чем выталкивающая сила вытащит вас на поверхность воды. Это очень рискованно.
   - Ваня прав, - Марк повернулся к Адаму, на что тот лишь снова безнадежно опустил голову.
   Неожиданно на связь вышел Барри:
   - Марк, ответь.
   - Да, Барри, - отозвался Марк.
   - Вы это видите? Мы, мать вашу, под водой! Кто-нибудь может мне нормально объяснить, что происходит?
   - Нет, у нас лишь есть несколько предположений...
   - У меня тоже есть одно предположение: мы по уши в дерьме! И не важно, что стало для всего этого причиной. Главное, нам точно теперь отсюда не выбраться!
   - Иван предлагает воспользоваться спасательными шлюпками.
   - Хм...хорошее предложение, - согласился Барри. - Чего же мы ждем?
   - Блокировка системы не позволяет это сделать. Необходимо дождаться, когда компьютер Ивана взломает защиту.
   - Не одно так другое, - ухмыльнулся Барри.
   - Пожалуй, будет лучше, если всем заняться своими обязанностями, - задумчиво произнес Марк. - Отправляйтесь на рабочие места. Это не приказ, я не капитан... Это всего лишь предложение.
   - Согласен, Марк, - с уважением ответил Барри. - Я сообщу об этом через общий передатчик. Думаю, никто не будет против.
   - Спасибо.
   - Конец связи.
   Марк не заметил, как Анна снова подошла к нему, поэтому слегка вздрогнул, услышав ее голос за спиной:
   - Если нам удастся попасть на мостик, Ивану будет легче обойти защиту. Мы сможем использовать капитанскую панель управления, ведь так?
   - Конечно, смогу, - ответил Иван вместо Марка. - Думаю, процесс значительно ускорится. Но каким образом вы туда попадете?
   - У меня есть одна идея, - загадочно улыбнулась Анна, которая тоже заметно успокоилась, услышав в наушниках голоса своих новых друзей.
   - Говори, не томи! - воскликнул Джон, все это время внимательно следящий за разговором.
   - Предлагаю взорвать дверь. В инженерном отсеке мы найдем достаточно горючего, чтобы сделать взрывчатку.
   - Откуда ты этого нахваталась? - засмеялся Иван, которому эта идея вряд ли показалась разумной.
   Остальные вопросительно взглянули на девушку, отчего ей стало немного не по себе. Адам покачал головой:
   - Дверь на капитанский мостик так просто не взорвать. Она, как и многое другое на этом корабле, сделана из победита.
   - Что еще за победит такой? - спросил Джон.
   - Сплав Монокарбида вольфрама и кобальта, - ответил Марк вместо Адама.
   - Откуда у простого солдата такие познания в химии? - поинтересовалась Анна.
   - Когда-то я был подрывником, - сухо ответил Адам. - Мне приходилось сталкиваться с этим сплавом. Даже самые мощные взрывчатки не могли причинить ему особого вреда.
   - Но мы можем попытаться, - вмешался Марк. - Я попробую рассчитать наиболее уязвимые точки, к которым необходимо приложить силу взрыва.
   - Я помогу, - кивнула головой Анна, взглянув на Марка блестящими глазами.
   - Надеюсь, я тоже смогу быть полезен, - Адам, наконец, поднялся и подошел к Марку и Анне.
   Все трое повернулись к Джону, вопросительно взглянув на его испуганное лицо.
   - Что вы на меня так уставились? - недовольно спросил тот. - Вы же знаете, я в любом случае с вами. Все лучше, чем бездельничать.
   - Мы и не сомневались, Джон, - сказала Анна, улыбнувшись.
  
   Инженерный отсек находился на первом ярусе, поэтому пришлось вернуться обратно к лифту. Воспользовавшись им, группа Марка спустилась вниз. Как выяснилось, другие группы не обнаружили никаких следов капитана. О своей находке Марк решил пока особо не распространяться, чтобы не вводить в панику и без того напуганных и напряженных людей. Ситуация становилась все непонятнее и запутанней. Предположений было слишком много, поэтому Марк начинал путаться.
   На первом ярусе двумя основными секторами, не считая вездесущего двигательного отсека, являлись Вентиляционный и Инженерный отсеки. Команда Барри, изучившая здесь все закутки, должна была встретить Марка и его людей у входа в инженерный отсек.
   Как всегда, выйдя из лифта, они увидели все ту же картину: голые блестящие стены, уходящие далеко вдоль коридора. Уже было сложно понять, нравятся ли они, или наоборот - вызывают стойкое отвращение своим однообразием. Скорее, никто уже не обращал на это совершенно никакого внимания. Ясно было одно: провести в этих мертвых победитовых стенах остаток своей жизни не хотелось ни кому. Может быть, именно поэтому после громкого объявления Барри, прозвучавшего по всему кораблю, практически не нашлось тех, кто отлынивал от своих обязанностей, опираясь на отсутствие капитана.
   Вентиляционный отсек оказался не менее впечатляющим, чем двигательный, который запомнился Марку очень хорошо. Они даже были в чем-то схожи. Пройдя за дверь, группа людей вышла на такой же узенький мостик. Потолок и пол были не так далеки, их было отчетливо видно на не слишком большом расстоянии от моста. Зато стены проглядывались лишь где-то в туманной дымке, обволакивающей вокруг все пространство. Для очищения пыльного воздуха использовался специальный газовый состав, который насыщал корабль свежим кислородом. Но самым поразительным в этом отсеке были гигантские вентиляторы, встроенные в стену, по бокам от входной двери. Таких огромных лопастей не видел, пожалуй, ни один из присутствующих. Они неторопливо вращались, издавая фыркающие звуки, которые были столь громкими, что моментально закладывало уши. Марк и остальные, недолго думая, надели наушники, так же, как и в двигательном отсеке, висящие на специальных стойках вдоль перил мостика. Стало значительно легче, зато пропала любая возможность нормально разговаривать: кричать пришлось бы довольно сильно.
   Движение по мостику оказалось не таким простым, как казалось. Ветер, создаваемый множеством огромных вентиляторов, буквально сносил с ног. Приходилось очень осторожно и неторопливо переставлять ноги, крепко ухватившись за перила. Марк шел впереди, следом - Адам, Анна и Джон, который что-то громко кричал, опасливо озираясь по сторонам и до крови вцепившись ладонями в металлические трубы на мостике. Марк продолжал гадать, как же такой психологически слабый и трусливый человек смог стать пилотом, и даже пройти отбор на участие в столь великой и значимой для земной цивилизации экспедиции. Возможно, его отец - богатый бизнесмен или известный политик. Погрузившись в совершенно бессмысленные раздумья, Марк с удивлением очнулся в паре метров от выхода. Вентиляционный отсек остался позади.
   Дальнейший путь так же прошел довольно быстро. Преодолев несколько коридоров, команда оказалась в мертвенно тихом двигательном отсеке. Через несколько минут им снова пришлось петлять по таким же повторяющимся коридорам. И вот, наконец, они добрались до большой двойной двери с табличкой "Инженерный отсек", которая, "почувствовав" приближение живого человека, распахнулась, пропуская их внутрь.
   Помещение отсека было не малым (Марк уже стал сомневаться, что на корабле был хоть один отсек, не способный удивить своими размерами.) Он представлял собой широкий прямоугольник, заполненный всевозможной техникой, накрытой брезентом: от внедорожников и грузовых автомобилей до сваебойных установок и других строительных громадин. Повсюду, среди массивных колонн, стояли ящики, нагроможденные друг на друга. В них, по всей видимости, хранились инструменты, запасные детали и прочая инженерная утварь. Вдоль стен стояли темно-синие бочки с маслом, топливом и другими жидкостями, необходимыми для эксплуатации и ремонта техники. Рядом располагалось несколько заправочных станций.
   Марка и его группу никто не встретил. В этом не было ничего странного. Вдалеке двое парней копошились во внутренностях внедорожника RR-12, более известного, как "Джаггернаут". Еще один наполнял пустые канистры топливом с одной из заправочных станций. У дальней стены Барри занимался чисткой пола, держа в руках "кликав" - специально предназначенное для этого устройство, представляющее собой длинную трубку с неким подобием пылесоса на конце. Насвистывая какую-то мелодию, заглушаемую ровным гулом аппарата, он аккуратно, до блеска вычищал поверхность пола. Услышав шум дверей, Барри поднял голову и, увидев новоприбывших, расплылся в довольной улыбке. Затем он выключил кликав и с распростертыми объятиями направился в их сторону.
   - Ма-арк! Сколько лет, сколько зим! - весело расхохотался уборщик.
   - Ага, - улыбнулся Марк. - Лет сто не виделись!
   - Мы тут с парнями решили заняться кое-какими делами, - Барри кивком головы указал на остальных членов его группы. - Как выяснилось, часть техники в нерабочем состоянии. Это, конечно, странно, но думаю, они быстро справятся с починкой.
   - Все правильно, - согласно кивнул Марк. - Вижу, у вас тут тоже красивый вид.
   Барри развернулся и посмотрел на одну из дальних стен, где находилось большое продолговатое окно. За толстым слоем сверхпрочного стекла виднелась черно-синяя гуща воды.
   - Ага, - задумчиво вздохнул он. - Слов нет, как мы с парнями обрадовались!
   - Не переживай, - Марк похлопал его по плечу. - Всего лишь небольшая накладка. Скоро выберемся наверх и продолжим начатое.
   - Очень на это надеюсь. Вы говорили, что хотите взорвать что-то?
   - Дверь на капитанский мостик, - не раздумывая, ответила Анна.
   - Не сидится же вам на месте! - усмехнулся Барри. - Как вы, наверно, уже заметили, здесь есть все, что вам нужно для взрывчатки.
   - Вот и прекрасно, - нервно протараторил Джон, все это время тихо стоящий позади остальных. - Давайте приступим что ли?
   Адам, не ответив пилоту, спокойно направился к стене с заправочными станциями. Марк и Анна последовали за ним. Джону ничего не оставалось, как усесться на небольшую скамейку у колонны и ждать дальнейших указаний.
   Адам неторопливо ходил вдоль встроенных в стену заправочных станций, изучая их содержимое. Наконец, он остановился у одной, развернулся и сказал:
   - Вот эта. Топливо из октогена с примесями гексогена. Дайте мне пару часов, и я сделаю кумулятивный пластит, с помощью которого мы попытаемся взорвать эту чертову дверь. Мне понадобиться помощь.
   - Без проблем, о чем разговор, - произнес Марк.
   Начался процесс изготовления взрывчатки. Адам в течение нескольких минут бродил по отсеку, заглядывая во все ящики и коробки. Иногда он доставал из них какие-то трубы, шланги, нагреватели, непонятные приспособления и всевозможные инструменты. Как объяснил Адам, все, что ему требовалось, так это в специально созданной среде провести химическую реакцию с октогеном, тринитротолуолом (попросту говоря, динамитом) и гексогеном, чтобы получить октол. Затем, используя несколько этих странных приборов, он собирался превратить жидкость в пластичное и мягкое соединение.
   На всеобщее удивление изготовление взрывчатки заняло даже меньше времени, чем предполагал сам Адам. Он лихо управлялся с оборудованием, которое натаскал со всего отсека, уверенно и технично использовал инструменты, никогда не торопился и не задерживался. Марк с Анной помогали ему на особо тяжелых стадиях процесса, придерживая шланги или нажимая необходимые кнопки. И вот, пластит был готов. Прямоугольные куски немалых размеров пирамидой лежали на полу, ожидая своей очереди вступить в химическую реакцию и разнести в пыль все, что попадется на их пути.
   - Готово, - довольно заключил Адам и принялся набивать взрывчаткой рюкзак, который он нашел где-то неподалеку.
   Через пару минут команда Марка была готова отправиться в обратный путь. На прощание с Барри и его друзьями-механиками много времени решили не тратить. Лишь пожали руки и пожелали друг другу удачи.

*****

   В ресторане было не слишком людно. Наверное, сказывались середина недели и не позднее время суток. Марк приехал вовремя, однако за забронированным им столиком уже сидели пожилые, довольно богато одетые мужчина и женщина. Они угрюмо смотрели по сторонам, не произнося ни слова. Увидев Марка, мужчина обиженно опустил взгляд на пол, а женщина попыталась изобразить фальшивую улыбку.
   Марк торопливо подошел к столу, приобнял женщину, быстро поцеловал ее в лоб и протянул правую руку мужчине. На что тот нехотя ответил рукопожатием, отвернувшись куда-то в сторону. После этого Марк сел рядом с ними и беззвучно, жестом руки, подозвал официанта. К столику подошел молодой паренек с гладко выбритыми щеками и подал меню. Два других уже были в руках мужчины и женщины. Марк принялся внимательно изучать содержимое, нервно постукивая каблуком своего ботинка по ножке стула.
   Несмотря на практически полное отсутствие народа, на маленькой сцене выступал более чем стандартный джаз-квартет. Удивительно, сколько еще веков эта музыка будет столь популярной. Говорят, она появилась еще в те времена, когда у людей в домах не было не то, что обыкновенного компьютера, а даже телевизор, примитивный ящик с электронно-лучевой трубкой внутри, могли себе позволить лишь избранные, только самые богатые деятели культуры и политики, или предприниматели. Музыка удивительными волнами растекалась по ресторану, задавая живой ритм, благодаря которому внутри загорался огонь радости и счастья, от которого хотелось резко встать из-за стола и пуститься в безумный дикий танец. Сладкие отзвуки контрабаса и саксофона проникали в самые потаенные уголочки души, вырабатывая ураганную бурю эмоций и эстетического наслаждения.
   Обстановка вокруг была довольно приятной, выполненной в стиле эпохи двадцатого века. Марк часто приходил сюда на деловые встречи с друзьями или на романтический ужин с любимой девушкой. Готовили здесь качественно и вкусно, а меню могло похвастаться самыми разнообразными блюдами практически с любых национальных кухонь. Обслуживание так же находилось на высшем уровне, не было ни одного случая недопонимания или неуважения к посетителям со стороны администрации и обслуживающего персонала. И, что самое интересное и приятное, цены в этом ресторане были вполне нормальными для заведения такого класса. Не низкими, но и не чрезмерно завышенными, как это часто бывает с "зажравшимися" ресторанами.
   - Что-нибудь выбрали? - приятным голосом поинтересовался официант, незаметно подошедший к столику.
   - Да... - Марк немного замешкался, но вскоре отложил меню и сказал: - Пожалуйста, запеканку из зеленых бобов, бутылку не слишком дорогого вина, и...пожалуй, черничный пирог будет в самый раз.
   - Замечательно, - официант быстренько что-то записал в свой блокнот и спросил: - Что будут ваши друзья?
   Марк вопросительно посмотрел на продолжавших молчать мужчину и женщину и после их полуминутного молчания вновь обратился к парню в фартуке:
   - Пожалуйста, что-нибудь на ваш вкус, не слишком мудреное.
   - Как пожелаете! - с этими словами официант плавно скрылся в сторону кухни.
   Наступила тишина. Даже квартет на время затих, делая небольшой перерыв, а фоновую музыку, скорее всего, просто забыли включить. Мужчина продолжал, нахмурившись, изучать пол, стены и скатерть перед собой. Женщина молча бросала частые, но очень робкие взгляды на Марка, будто чего-то стеснялась. Наконец, Марк обратился к ней:
   - Мам, как дела на работе?
   Женщина резко встрепенулась, как после удара молнией, заулыбалась и скороговоркой заговорила:
   - Все хорошо, сынок. У нас, как всегда, отчеты, отчеты, заседания, снова отчеты. Голова кругом идет, но ты же знаешь, мне только это и нужно! Как у тебя дела, родной?
   - Тоже неплохо, - ответил Марк. - Прошел все медицинские обследования. А позавчера сдал последний тест, тем самым завершив полную подготовку к полету.
   - Мы так рады! Я тобой очень горжусь, сынок! И отец тоже...
   Мужчина, пробормотав что-то невнятное, принялся делать вид, что увлеченно рассматривает содержимое меню. Марк устало вздохнул, глотнул воды и сказал:
   - Пап, ну сколько можно дуться?
   Мужчина продолжал молчать, не поднимая глаз.
   - Пойми, эта экспедиция для меня очень важна. От нее зависят наши жизни, жизни всех следующих поколений. Мы слетаем кое-куда, и сразу обратно. Это не займет слишком много времени.
   - Сынок, не переживай за него, - вмешалась мать. - Он все поймет. Просто немного позже.
   - Не пойму! - отец вдруг рявкнул, громко стукнув кулаком по столу. - Чего тут понимать-то?
   Немногочисленные посетители разом перестали жевать, устремив свои взгляды на "громкий" столик. Отец Марка уселся обратно. Лицо стало ярко-красного цвета, по вискам потекли капельки пота. Он тяжело дышал, со свистом поднимая и опуская грудную клетку. Марк с матерью не могли пошевелиться, в шоке уставившись на него.
   - Я и так все прекрасно понимаю, - уже спокойно продолжил отец, не оставляя попыток отдышаться. - Все было ясно с самого начала. Ты не вернешься.
   - Что ты такое говоришь, Сереж? - изумленно пискнула мать.
   - Я говорю, Ленусик, что твой любимый сыночек покидает нас не на год, и не на два. Он улетает навеки.
   - Но...как? - мать перевела свой напуганный взгляд на сына.
   Марк опустил голову. Подумав немного, он ответил:
   - Отец сам не знает, что говорит, мам...
   - Я-то как раз могу это принять, в отличие от тебя! - снова повысил голос Сергей. - Ты - жалкий трус! Бросаешь своих родителей и не можешь им в этом признаться.
   - Я не...
   - Лучше помолчи, - отстраненно пролепетала мать. - Это правда?
   - Нет же, говорю вам!..
   - Не слушай его, Ленусь, - отец махнул на Марка рукой. - Я поговорил с Машей...
   - Ты разговаривал с Машей? - удивленно спросил Марк. - Что она тебе сказала?
   - Рассказала все, как есть. Ваша экспедиция не собирается возвращаться на Землю.
   - О боже, мне плохо, - мать Марка схватилась за сердце, взяла стакан с водой и принялась быстрыми глотками вливать в себя спасительную влагу.
   Марк насупившись, уставился себе под ноги. Его переполняли разные эмоции: гнев на отца сменялся стыдом перед ним и матерью. Больше всего ему хотелось провалиться сквозь землю и больше никогда не видеть своих родных.
   Вдруг, неожиданно для самого Марка, отец положил свою ладонь ему на руку и мягко произнес:
   - Пойми, сынок. Мы твои родители. Как бы нам не было тяжело, мы сможем тебя понять, простить и отпустить... Но нужно, чтобы ты сам себя отпустил. Марк, ты боишься того, что больше никогда нас не увидишь. Боишься так сильно, что не можешь этого признать.
   - Мальчик мой, это правда? - спросила мать, глядя на Марка заплаканными глазами.
   Марк еще некоторое время поколебался и, в конце концов, заговорил:
   - Да, я действительно покидаю вас навсегда... Простите за все. За все, что вам пришлось пережить из-за меня. Мне очень тяжело... Я не могу даже представить, какого это будет, жить без родных матери и отца. Извините... - Марк почувствовал, как из его глаз потекли беглые струйки слез, и стыдливо прикрылся рукавом пиджака. Отец примирительно похлопал его по плечу. Мать встала и, рыдая, направилась в туалет.
   Запеканка из зеленых бобов в этот вечер осталась нетронута.

*****

   - Не забудь учесть места состыковок победитовых пластин, - хитро подмигнула Анна.
   - Уже учел! - ободряюще отозвался Марк.
   Они вместе с Джоном и Адамом стояли около двери на капитанский мостик. Марк и Анна сообща рассчитывали схему размещения взрывчатки, используя свои карманные компьютеры. Это было тяжелее, чем казалось изначально. Структура обделки дверей была очень сложной, распределение и концентрация материалов оказались очень неравномерными, что могло отразиться на неудачной попытке взрыва. Джон скучающе бродил от одной стенки к другой, а Адам молча наблюдал за механиком и техником, изредка почесывая затылок.
   - Всегда думал, что успех взрыва - в количестве взрывчатки, а не в ее расположении, - сказал он во время обратной дороги. - С сегодняшнего дня забуду все, что узнал за время своей службы подрывником.
   Иногда Марк и Анна прерывали свои вычисления спорами о том или ином факторе, но каждый раз, приходя к согласию, они продолжали, словно ветер, проноситься пальцами по клавиатуре компьютеров. Вскоре из Аниных уст раздались долгожданные слова:
   - Мы закончили! Давайте покажем этой двери, на что способно коллективное человеческое мышление!
   - Адам, перекачиваем тебе результаты расчетов, - сообщил Марк. - Готово. Будем использовать их очень аккуратно, чтобы точно соответствовать вычислениям.
   - Договорились, Марк, - довольно кивнул Адам и открыл на своем КПК объединенный файл Марка и Анны. Затем, через пару минут, потраченных на просмотр результатов, он спокойно сказал:
   - Приступаем.
   Он подтащил рюкзак, расстегнул молнию и принялся аккуратно вытаскивать на пол прямоугольные пластиты, укладывая их в ряд. Анна и Марк начали ему помогать. Джон подошел к ним и осторожно поинтересовался:
   - Можно мне тоже?
   Анна хмуро уставилась на пилота и резко ответила:
   - Еще чего! Не хватало нам всем здесь взорваться!
   - Беспокоиться не о чем, - вмешался Адам и кивнул Джону на рюкзак. - Давай, Джон, помогай вытаскивать взрывчатку. Она вполне безопасна в отсутствии значительных внешних взаимодействий.
   Джон, довольно улыбнувшись, с радостью бросился на помощь. Затем последовал долгий и напряженный процесс установки пластитов на дверях. Почти два часа, Адам, обливаясь потом, медленно кружил вокруг двери и, постоянно сверяясь с компьютером, неторопливо, но уверенно, прикреплял очередной желтоватый прямоугольник к определенной точке, рекомендованной расчетами Анны и Марка. Когда Адам закончил устанавливать взрывчатку, он проверил какие-то настройки на своем КПК и, повернувшись к остальным, сказал:
   - Ну что... Советую всем спрятаться подальше.
   - Думаю, следует спуститься на лифте, - улыбнулась Анна.
   - Это точно, - подхватил Марк, и они направились к лифту.
   Оказавшись на втором ярусе, Адам поднял руку с вытянутым над клавиатурой указательным пальцем и тихо произнес:
   - Была, не была.
   - Кажется, сейчас будет немножко громко... - промямлил Джон.
   И Адам опустил палец на кнопку. Потолок затрясся, пришлось ухватиться за стены. Далекий, но отчетливый "Бух!" раздался сразу со всех сторон, эхом расползаясь по коридорам корабля.
   - Надеюсь, получилось, - прошептал Марк.

Глава 6.

   Дотянуться до нужного, и к тому же, самого дальнего, болтика никак не получалось. Что только Марк не перепробовал. Ключ лишь слегка цеплялся за его головку, но в этот момент веревка, прикрепленная к поясу, до упора натягивалась, тело вдруг резко теряло равновесие, сводило практически все суставы, и Марку приходилось возвращаться в исходное положение.
   - Эй, наверху! - в очередной раз прокричал он, задрав голову. - Ну, еще хоть на пару сантиметров! Неужели это так сложно?
   На мосту зашуршали ботинками, кто-то недовольно заворчал, но веревка, в конце концов, слегка расслабилась, и Марк почувствовал, что может опуститься немного ниже. На этот раз злосчастный болт легко поддался и быстро был выкручен, оказавшись в сумке, висящей у Марка на плече. Он с облегчением выдохнул, с ухмылкой покачал головой, еще раз бросив взгляд наверх, и продолжил работу.
   Болтик оказался последним, и крышка блока управления охотно отцепилась от толстой металлической стены. Марк, нахмурившись, взглянул на скопления разноцветных проводов разных форм и размеров. Некоторые были помечены неразличимыми символами и, кажется, цифрами. На этом внимание можно было не задерживать - все равно без очков или лупы понять, что же там написано, было невозможно. Даже если бы у Марка с собой был хоть какой-нибудь мобильный цифровой шлем с лазерной системой наведения и многократным увеличением, у него бы ничего не вышло. Проводов было очень много, они тесно переплетались, образуя большие пучки, перекрывали друг друга, что не позволяло рассмотреть их обозначения. Марк растеряно осмотрелся по сторонам, словно убеждаясь, что никто не стоит (или не висит) за спиной, и не ждет, когда же он допустит ошибку, чтобы с диким смехом удовлетворить свое злорадство.
   - Это все из-за высоты, - пробормотал Марк, стряхивая капли пота со лба и пытаясь отогнать необъяснимый страх. - Не бомбу ведь обезвреживаю!
   Собравшись с мыслями, Марк стал внимательно изучать содержимое блока, выискивая любые дефекты и нарушения в проводке. В подвешенном состоянии он находился уже довольно долго, от чего навязчиво ныла спина и дрожали руки. Пот предательски заливал глаза. Спустя минут пять, сверху раздался мужской крик, звонким эхом отражаясь от стен:
   - Марк! Может, хватит? Давай, мы тебя поднимем?
   На что Марк ответил:
   - Еще пару минут!
   Голос на мосту затих, но Марк, благодаря эху, услышал, как двое еле слышно вели разговор:
   - Точно ненормальный. Как будто жить здесь собрался. Зачем это все чинить?
   - Понятия не имею...
   - Все равно мы скоро свалим на поверхность. Кому могут понадобиться эти дурацкие лифты? Лучше бы сходил, расслабился в секторе отдыха.
   - Я слышал, что он хочет попробовать починить систему управления двигателей. И вроде как заставить корабль выплыть из-под воды.
   - Ха!.. Большего бреда никогда не слышал.
   - Зато, если бы у него получилось, мы смогли бы вытащить на поверхность всю нашу технику. Не представляю, что мы там будем без нее делать...
   - Как что? Плодиться и размножаться!
   Сверху раздался хохот. Марк цинично хмыкнул и продолжил, стараясь больше не обращать внимания на бессмысленные беседы. И почти сразу его взгляд упал на кое-что подозрительное: конец одного из пучков выглядел странно. Марк снова смахнул пот с лица и, наконец, понял, в чем дело: цилиндрический штифт на конце собранных в этот пучок проводов был вытащен из разъема. Совсем чуть-чуть, но этого было достаточно для того, чтобы контакт пропал, и лифты перестали функционировать.
   - Нашел! - довольно крикнул Марк, не поднимая головы.
   После этого он вытащил из пояса щипцы, крепко схватил их за ручки и, запыхтев от давящей веревки, наклонился влево. Марк вытянул дрожащую руку и с трудом протянул ее вперед, пытаясь ухватить нужный штифт. Не получается! Он начал слегка раскачиваться в стороны, ногами упершись в стену, и держась свободной рукой за веревку. С третьей попытки ему удалось зацепиться за край блока управления. С мостика раздался удивленный свист. Марк, не теряя времени, молниеносно ухватился щипцами за штифт и до упора вставил его в разъем. Затем он, вернувшись в обычное висячее положение, застучал пальцами по кнопкам панели, висящей рядом с блоком. Вскоре раздался приятный писк, небольшая лампочка на панели загорелась зеленым светом, и Марк два раза дернул за веревку: "Поднимайте".
   Чувствовать под ногами твердую поверхность оказалось очень приятно. Два молодых инженера-техника, "помогающих" Марку с ремонтом продолжали о чем-то болтать. Тот, в свою очередь, молча подошел к небольшой платформе лифта, встал на нее и нажал на кнопку. С небольшим скрежетом платформа, покачиваясь, двинулась в сторону от мостика и затем, уже плавно, продолжила движение вверх. Инженеры затихли, изумленно уставившись на удаляющегося от них Марка. У него получилось. Ремонт лифтов в двигательном отсеке прошел успешно.

*****

   Марк допил остывший кофе и снова уставился в книгу. Стол был завален учебниками, тетрадями, различными бумажками, грязной посудой и мусором. Классический стол студента четвертого курса.
   На часах было 2.40 ночи. Закрывающиеся глаза мгновенно слипались, что очень мешало различать текст, написанный в учебнике. Огромная доза кофеина уже не действовала, душ помог лишь на несколько минут. Марк продолжал читать, пытаясь запомнить хоть небольшую часть из написанного. На одной из кроватей похрапывал Мишка. Разбудить его в таком состоянии было просто невозможно. Начнись война - он будет продолжать пускать слюни на подушку, пока окончательно не выспится.
   Марк протер глаза, помассировал лоб, затем виски. Невыносимо клонило в сон. Он резко встал, накинул легкую ветровку и тихо покинул комнату.
   На улице стояла теплая июньская ночь. Царившую тишину нарушали лишь изредка проплывающие мимо автомобили. Город спал. Пустынные тротуары, освещаемые фонарями и луной, терялись где-то в далекой темноте. Марк трусцой побежал по одному из них, с наслаждением вдыхая летнюю свежесть. Сон сразу, будто рукой сняло. Но Марк не останавливался и легким бегом направился в сторону моста. По пути ему никто так и не повстречался.
   Через пятнадцать минут Марк стоял, облокотившись о перила, на огромном мосту, нависшем над широкой рекой. За спиной стремительно пробегали автомобили с вечно торопящимися людьми за рулем. Далеко внизу плескалась вода, поднимая шумные брызги, сверкающие в мягком лунном свете. Неторопливое течение уносило с берега сухие ветки и трухлявые стволы деревьев, забирая вместе с ними частичку памяти об этом месте.
   Вдоль берегов, в необъятной дали, растянулись полосы домов и небоскребов, своими зеркальными окнами отражающих круглый почти ровный диск желтоватой луны. В некоторых горел свет. Наверно, это офисные крысы, накачанные несколькими литрами кофе, не успевали доделать срочные отчеты для своих толстых боссов. Или некоторые из таких толстопузых начальников развлекались с молоденькими сексапильными секретаршами, готовыми отдаться в любой момент, лишь бы почаще платили премии и повышали зарплаты.
   Марк с упоением смотрел на спящий город, наслаждаясь свежим воздухом и чудесной погодой. Он не заметил, как сзади чуть слышно подкрались, поэтому слегка вздрогнул, почувствовав, что его кто-то нежно обнял, прислонившись к спине. На плечо лег чей-то подбородок, и Марк услышал взволнованное дыхание, наполненное безумным сладким ароматом. Он закрыл глаза и аккуратно взял стоящего сзади человека за руку.
   - Как ты меня нашла? - спросил он, не поворачиваясь.
   - В комнате тебя не было, и я решила, что кроме как сюда, ты никуда не мог деться, - ответил чудесный, льющийся словно музыка, голос.
   - Я засыпал. Мне нужно было взбодриться.
   - Я так и поняла. Твоя одежда слегка влажная.
   - Решил пробежаться. Мне нельзя сегодня спать.
   - Хочешь, я помогу?
   - Поможешь с чем?
   - Ну... Я могу помочь тебе не спать.
   - Но мне надо готов... - Марк непроизвольно замолк, почувствовав, как рука, обнимающая его за живот, медленно опустилась чуть ниже. Внутри стремительно загорелся огонь, распространяясь по всему телу и ослепляя все желания, оставив только одно.
   - Я хочу тебя, Маш - выдавил Марк шепотом, повернув голову и сразу ощутив, как нежные губы стали целовать его шею.
   Через несколько минут их обнаженные и горячие тела оказались на кровати в комнате Марка. Они, ускоряясь, волнами двигались в одном темпе, не смея нарушить этот волшебный ритм любви. Лежащему на соседней кровати Мишке по-прежнему было наплевать на происходящее вокруг. Он с довольным лицом смотрел сны о красивой и абсолютно нереальной жизни.
   На следующий день Марк завалил экзамен по философии.

*****

   Со дня выхода экипажа из криогенного сна прошло двенадцать дней. Марку и его разведывательной группе удалось взорвать двери на капитанский мостик. Капитана там не оказалось, чему почти никто не удивился. Иван сразу же переместился туда, занявшись подбором шифра к системе управления спасательными шлюпками. Он успокоил людей, сказав, что на это уйдет значительно меньше времени, чем на взлом основной системы управления кораблем, но предупредил, что двумя днями здесь не обойтись, придется подождать две или три недели. Так же обнаружили, что одной спасательной шлюпки не было на месте, а это могло означать только одно - Билл Ридер покинул корабль, и жив он был или мертв, и что сейчас с ним происходило, никто не мог сказать. Даже предположить.
   Таким образом, жизнь на Номосе-3 постепенно вошла в свой определенный ритм. Люди довольно охотно выполняли свои обязанности: убирались, наводили порядок, ремонтировали. Ученые, разойдясь по профильным лабораториям, вернулись к своим начатым еще на Земле исследованиям, надеясь использовать их результаты там, на поверхности Проксимы. Марк негласно стал временным заместителем капитана. По крайней мере, никто не был против. Людей устраивала его лояльность, но в то же время им приятно было осознавать, что, пока не отыщется Билл Ридер, главным на корабле будет "тот самый человек, который сумел отключить охранные орудия, и взорвал дверь на капитанский мостик". Довольно глупо и наивно. Но Марк относился к этому не очень хорошо и оставался на своем незаконном посту скорее из желания помочь экипажу, чем из жажды побывать в роли капитана.
   Номос-3 лежал на дне неизвестного океана. Люди продолжали жить в ожидании момента, когда им удастся выбраться наверх, на поверхность воды... Глубокий шок, испытанный экипажем от увиденного за окнами, почти сразу сменился небольшим облегчением: мысль о том, что, по крайней мере, им не придется оставаться до конца своих дней на этом судне, немного успокаивала.
   Идея с шлюпками перестала нравиться Марку после того, как он вдруг предложил попытаться починить хотя бы часть двигателей и выбраться на поверхность более надежным и цивилизованным способом. Остальные отнеслись к его задумке довольно скептически, решив, что на это уйдет значительно больше времени, чем на подбор шифра к системе управления спасательными шлюпками. Но Марк ни на секунду не сомневался в своих силах и продолжал настойчиво привлекать к делу других механиков и техников. Анна без малейшего промедления вызвалась помогать с ремонтом, и уже спустя пару дней она стала правой рукой Марка, контролируя процесс во время его отсутствия. Все зависело от того, кто быстрее завершит задуманное: Иван с взломом системы или Марк с восстановлением замолкших двигателей.
   Время шло.
  
   Не успел Марк порадоваться тому, что ему удалось починить лифты в двигательном отсеке, как на связь вышла Анна:
   - Марк, здесь есть кое-что интересное.
   - В чем дело? - поинтересовался он.
   - Даже не знаю, как бы тебе это объяснить... - замялась девушка после непродолжительного молчания.
   - Ань, говори как есть, - смеясь, произнес Марк.
   - Я думаю, лучше тебе прийти и взглянуть на это самому.
   - Все настолько серьезно?
   - Сложно сказать. Но я в замешательстве.
   - Хорошо, скоро буду, - с этими словами Марк с помощью пульта управления перенаправил лифт, на котором он находился, вниз, на первый этаж двигательного отсека.
   Ехать на этой небольшой квадратной платформе было очень необычно и впечатляюще. Вокруг неторопливо проплывали массивные стены, отражая эхо механических звуков передвигающегося лифта. Потолок постепенно терялся в туманной дымке где-то далеко вверху. Зато невидимый до этого пол незаметно появился под ногами, все больше напоминая материальный объект и затмевая иллюзию бесконечного пространства, которой был пропитан двигательный отсек.
   Вскоре Марк приблизился к мостику первого яруса. Еще находясь на лифте, он увидел двоих человек склонившихся над какой-то панелью управления. Подойдя к ним, Марк громко сказал:
   - Как дела? Что тут у вас произошло?
   Анна обернулась, мимолетно кивнув в ответ, а второй, ухоженный мужчина в самом расцвете сил, рукопожатием поприветствовал Марка:
   - Добрый день, Марк! Или вечер... Или утро? Черт бы его побрал, это время! Может быть сейчас вообще ночь?
   Это был инженер-ядерщик из Великобритании, Поул Крайтон. Будучи брюнетом среднего роста атлетического телосложения, он обладал неким шармом, привлекая внимание окружающих ярким блеском в глазах. Но шарм этот спадал, как только Поул начинал беседу. Более надоедливого человека на корабле найти было не просто. Однако, несмотря на занудность и навязчивость, он не раз уже успел блеснуть своими знаниями, помогая Марку в его деле.
   - Да-да, приветствую, - кисло, но дружелюбно, улыбнулся Марк. - Рассказывайте, в чем дело?
   - Посмотри сам, - Поул рукой указал в сторону панели, над которой склонилась Анна.
   Марк невольно засмотрелся ее округлыми и очень привлекательными формами. Но быстро собравшись с мыслями, он присел рядом и тихо спросил:
   - Куда смотреть?
   Анна подняла голову, дружески улыбнулась в ответ и произнесла:
   - Вот здесь, - она бегло застучала по клавиатуре панели управления, пока на экране не появилось что-то важное. - Не находишь ничего странного?
   Марк пододвинулся еще ближе, моментально ощутив мягкий аромат девушки, и принялся внимательно изучать информацию, высветившуюся на экране. Заголовок гласил:
   "Статус системы охлаждения синтезирующего реактора".
   Затем следовало множество различных таблиц и всевозможных данных, позволяющих оценить состояние той самой системы охлаждения. Пока Марк пытался сообразить, что же привлекло внимание Анны, Поул продолжал свой бессмысленный монолог:
   - Кстати, имеет смысл переходить на двадцати восьмичасовое время. На Проксиме сутки длятся на четыре часа дольше, чем на Земле. И мне в голову лезут интересные мысли. Как будет лучше: на четыре часа больше бодрствовать и заниматься полезными делами, или отсыпаться, не боясь проспать что-то важное и опоздать на работу? Как вы думаете?
   В этот момент Марк что-то обнаружил и, подняв голову, сказал:
   - Не может быть.
   - В том то и дело, - задумчиво ответила Анна, стоя сзади со скрещенными на груди руками. - Мы тоже не поверили в то, что это правда, и решили услышать твое мнение.
   Марк поднялся на ноги, продолжая удивленно о чем-то думать.
   - Что же это получается? - произнес он, отстраненно глядя куда-то в сторону. - Реактор остановлен уже более десяти лет?
   - Судя по статусу основных клапанов охлаждающей системы - да, - спокойно вступил Поул.
   - Сколько же лет мы пролежали на дне этой проклятой планеты? - не ожидая ответа, воскликнул Марк.
   - Этого мы не узнаем, пока Иван не взломает систему корабля, - сказала Анна. - Может быть, десять или двадцать лет. Но кто его знает. Возможно, это число значительно больше.
   И тут Марк подумал о том, что за это время, часть его друзей и родных вполне могли покинуть этот мир. А что, если они уже все мертвы? Это означало, что ему больше не удастся их увидеть, поговорить с ними, пускай и с суточной задержкой. Мама, папа...Маша... От этой мысли закружилась голова, и Марк схватившись за угол панели управления, принялся глубоко дышать.
   - С тобой все в порядке? - осторожно поинтересовалась Анна.
   - Да, - тяжело выдохнул Марк. - Просто не могу в это поверить. Что же случилось со всеми нашими близкими?
   - Я тебя понимаю. Кажется, еще буквально пару недель назад мы прощались со своими родителями, любимыми и друзьями...
   - Ребята, давайте не будем о плохом, - не унывая, сказал Поул. - Возможно, мы уже никогда не узнаем о том, что сейчас происходит на нашей планете. Только если Управление вдруг решит собрать новую экспедицию, что очень вряд ли, учитывая произошедшее с Номосом-3. Надо думать о будущем, о том, что нам делать дальше, и как выбраться на поверхность воды.
   На Марка его слова подействовали слабо. Он чуть заметно кивнул и постарался сделать вид, что успокоился, но в глубине души продолжал думать о близких ему людях, оставшихся на Земле. В идеальном варианте развития событий все члены экипажа корабля могли общаться со всеми своими друзьями и родными с помощью индивидуальных переговорных устройств, установленных в каждой каюте жилого сектора. Выглядело бы это следующим образом: одна из сторон записывает свое видеосообщение и отправляет его на Номос-3, спустя чуть меньше суток оно достигает корабля, и вторая сторона принимает сообщение, просматривает, записывает видеоответ и посылает его обратно, на Землю; таким образом, спустя еще около двадцати четырех часов ответное сообщение достигает планеты, и первая сторона удовлетворенно его просматривает. Марк довольно закрыл глаза, но острая, как нож, мысль о том, что так уже никогда не будет, погубила все надежды, и мечтательное настроение улетучилось, будто его никогда и не было.
   - Что тут можно сказать, - не унимался Поул. - Вновь запустить двигатели - не такая большая проблема. У меня уже созрел план действий: сначала поднимемся к клапанам... Хотя, как мы поднимемся, если лифты не рабо...тьфу ты! Марк ведь уже все починил! Молодчина! К чему это я... Ах да! Поднимемся мы, значит, и отрегулируем клапаны откачки...
   - Поул, уймись, наконец! - задорно перебила его Анна.
   - Не-е-ет. Вы меня не заткнете! - расхохотался Крайтон. - Я, конечно, понимаю, что уже окончательно вас достал, но... Придется вам терпеть меня дальше, если хотите, чтобы мои неглупые мозги помогли вам разобраться с ремонтом.
   - Тоже мне, скромняга, - хитро улыбнулся Марк.
  
   Обстановка в инженерном отсеке за прошедшее время заметно изменилась. Стены и пол сверкали идеальной чистотой, техника так же была вымыта и почищена, пространство между колоннами избавилось от неупорядоченно разбросанных ящиков с инструментами - в общем, сразу было видно, что отсек больше не пустовал, и люди усердно следили за порядком. Абсолютно вся техника была настроена и проверена на работоспособность, более того, немалая ее часть успешно была введена в эксплуатацию инженерами и учеными во многих секторах корабля. Проще говоря, инженерный отсек процветал, а люди, работающие в нем, с удовольствием помогали любому и каждому, кому требовалась их помощь.
   - Рад тебя видеть, - с довольным лицом Чуань Ли пожал Марку руку. - С какой целью явились? Мы можем чем-то помочь?
   Марк огляделся по сторонам, заметив нескольких молодых пареньков, которые усердно трудились над наладкой огромного грузовика с массивным подъемным краном на кузове. Пожав плечами, он ответил:
   - Я тоже рад встрече. Спасибо за предложение, но... От помощи я, конечно, не отказываюсь. Дело в том, что мы хотели позаимствовать у вас кое-какие инструменты. Надеюсь, вы не будете против?
   - Ну что ты, конечно, нет. Берите все, что вам необходимо. Главное, не забудьте потом, все вернуть, а то моим парням тоже может что-нибудь понадобиться.
   - Не беспокойся, Ли. Вернем в целости и сохранности. Обещаю.
   - Выбирайте, - азиат провел в воздухе рукой, охватив практически весь периметр отсека.
   - Еще раз благодарю.
   - Как наберете, подойдите воон туда, - Ли указал на небольшое окошко в одной из стен. - Макс все зафиксирует.
   - Доверяй, но проверяй? - хитро спросил Марк.
   - В смысле? - Ли сделал удивленное лицо.
   - Не обращай внимания. Обыкновенная русская поговорка.
   В инженерный отсек с Марком пришли Анна и безумно надоевший Поул. Девушка неторопливо прогуливалась среди колонн и лишь изредка что-то доставала из некоторых ящиков, вертела перед собой и после продолжительных раздумий либо кидала в свою сумку, либо клала обратно, продвигаясь немного дальше. Поул, попав в помещение отсека, немедля ни секунды, бросился в самую глубь зала. Он дико вертел головой и, казалось, сметал все, что попадалось ему на глаза или в руки. Хотя Марк был уверен, что ни один инструмент, который якобы случайно оказался в сумке этого безумца, не окажется бесполезным. За те две недели, что они провели на Номосе, Марк убедился в гениальности Поула Крайтона и именно поэтому всегда старался идти ему на встречу и никогда не оспаривал его предложения.
   Марк достал свой карманный компьютер и, взглянув на список необходимого оборудования, составленный Поулом, медленно побрел вдоль стены. Несмотря на свою квалификацию, некоторые названия из этого списка были для него совершенно незнакомыми, с чем пришлось со стыдом в душе смириться. Решив оставить неизвестные инструменты и детали на потом, Марк внимательно осматривался по сторонам в поисках понятных ему наименований и, в случае их обнаружения, складывал их в свою сумку. Подготовка к ремонту двигателей шла полным ходом.

*****

   Жутко болела голова, а во рту образовалась тошнотворная каша, избавиться от которой не помогала ни вода, ни какие-либо другие напитки. Время приближалось к обеду, но Марк продолжал валяться на смятой простыне, не желая мучить свой организм подъемом с кровати. Иногда немного мутило, но глоток прохладного кефира отгонял рвотные позывы прочь. Наконец, Марк с резкой болью открыл опухшие глаза и попытался вспомнить хоть малейшую часть вчерашнего вечера. Он помнил, что вместе с друзьями и Машей отправился на вечеринку, которая проходила в загородном доме одного из их сокурсников. Там было много веселящихся людей, море выпивки и мегаватты оглушающей танцевальной музыки. Вот и все.
   Марк слегка поднапряг свой разум, и в памяти начали всплывать кое-какие события, произошедшие чуть позже. Выпивка. Танцы. Веселье, выпивка, выпивка, танцы. Выпивка, танцы, выпивка. Выпивка. Машин поцелуй. Танцы, выпивка, выпивка, выпивка... Еще один поцелуй. Поцелуй с незнакомой девушкой. Вот оно что! Теперь Марку стала ясна причина пришедшего от Маши на коммуникатор утром сообщения, которое гласило: "Больше никогда не хочу тебя видеть. Ты оказался таким же, как и все. Мне жаль, что я потратила на тебя столько времени своей жизни..." Правда тогда он даже не попытался уловить смысл сообщения из-за нестерпимой боли в голове. Сейчас же Марк вспомнил абсолютно все. Его лицо скривилось от очередного приступа тошноты, и руки отчаянно нашарили бутылку кефира, стоящую у кровати. Что же он наделал? Жалеть уже было поздно, и от этой мысли становилось еще хуже. Как теперь исправить сложившуюся ситуацию? Как загладить свою вину и получить прощение любимой? Ведь ничего не было, всего лишь обычный невинный поцелуй. Ну, может быть, немного страстный. Совсем чуть-чуть.
   Поняв, что он просто пытается себя успокоить, Марк решительно поднялся с кровати и, скрипя зубами, поплелся в душ. В койке у противоположной стены похрапывал Мишка, лежа на спине с широко открытым ртом. Рядом, довольно к нему прижавшись, лежала незнакомая Марку светловолосая девушка. Вот кому действительно было вчера хорошо.
   Из зеркала в ванной на Марка смотрел какой-то заспанный студент с красными глазами, который явно перебрал прошлой ночью. Прохладные освежающие струи воды моментально привели в чувства. Ополоснувшись, Марк пошел на кухню. Вскоре в воздухе запахло утренним ароматом яичницы с беконом - один из немногих завтраков, который Марк мог самостоятельно приготовить. На протяжении всего этого времени его не покидали ужасно неприятные мысли и туманные воспоминания. Надо было срочно что-то делать.
   Позавтракав, Марк натянул джинсы и футболку, обул кроссовки и умчался из комнаты. Он уже все придумал. Денег в кармане было совсем немного, хватило только на одну красную розу и самую дешевую открытку. Усевшись на скамейке в сквере неподалеку, Марк достал из кармана ручку и принялся что-то писать.
   Погода стояла чудесная, несмотря на то, что уже приближался октябрь. Солнце легко пробивалось сквозь немногочисленные мелкие облака и согревающими лучами приятно ласкало лицо. Деревья тихо шуршали еще не до конца озолотившейся листвой, которая неторопливо спадала вниз и покрывала слегка пожелтевшее полотно травы. Теплый ветер подхватывал отдельные листочки, и те, быстро поднимаясь куда-то ввысь, уносились прочь, чтобы упасть на крышу невысокого дома или на чей-нибудь балкон.
   Через несколько минут Марк, наконец, закончил, положил ручку обратно и отправился в нужном направлении. Маша жила с родителями в небольшой, но очень уютной квартире относительно нового дома. Ее отец был нанобиологом, занимался исследованиями в области совершенствования искусственно созданных органических структур. Мать занималась художественной обработкой фотографий, а в свободное время рисовала иллюстрации к книгам, журналам и рекламным порталам. У них с Марком всегда были очень хорошие отношения. Родители любили его, как родного сына. Но в этот раз дверь открыл злой мужчина, взглядом и всем своим видом говорящий о том, что Марка здесь не ждут, и видеть никто не хочет.
   - Чего тебе? - рыкнул Машин отец.
   - Я... - запнулся Марк. - Я... к Маше.
   - Ее нет дома.
   - Но... не могли бы вы передать ей вот это, - Марк протянул отцу розу с привязанной к ней маленькой открыткой.
   Тот с отвращением посмотрел на нее и ответил:
   - Ты считаешь, что можешь сделать моей дочери больно, а потом вот так вот дешево и безвкусно выпросить ее прощение?
   - Не хочу показаться грубым... но это касается только нас.
   - Размечтался, - отец Маши принял угрожающую позу и, повысив голос, сказал: - Убирайся вон! Пока я что-нибудь тебе не сломал...
   - Пожалуйста, я вас очень прошу.
   - Ты не слышал? Уходи, и чтобы больше твоей ноги здесь не было! - с этими словами отец резко захлопнул дверь.
   Марк стоял, продолжая держать в руках розу и понятия не имея, что делать дальше. Неужели это действительно конец? Не желая мириться с этой мыслью, он выбежал на улицу и посмотрел вверх, ища глазами балкон Машиной квартиры. Он находился на третьем этаже, и Марк решил, во что бы то ни стало туда попасть. Зажав розу в зубах, он полез на балкон первого этажа. Цепляться было не за что, и Марк с трудом перебрался на второй, несколько раз чуть не упав вниз. Чувствуя себя Ромео-неудачником, он осторожно начал перебираться на третий этаж, как вдруг одна нога соскользнула, пальцы от неожиданности расцепились, и Марк с ужасом полетел вниз.
  
   Глаза открылись от яркого белого света вокруг, уставившись в светло-голубой потолок. Голова гудела еще больше. Откуда-то справа раздавался пульсирующий писк, и Марк сообразил, что находится в больнице. Он с облегчением выдохнул, радуясь, что остался жив, но даже такое простое движение грудью отдалось сильной тупой болью. Попытавшись пошевелить другими конечностями, Марк догадался, что у него сломана левая рука и обе ноги. Может быть еще пара ребер. Ну и без сотрясения мозга здесь явно не обошлось. Не успев посмеяться над своей глупостью, Марк услышал, как в палату кто-то вошел. Он сквозь боль приподнял голову и увидел Машу в белом халате. Она взглянула на него заплаканными глазами и с болью на лице прошептала:
   - Ты - дурак...
   Марк ничего не ответил, да и вряд ли бы смог. А Маша продолжила:
   - Как маленький ребенок. Папа же тебе ясно дал знать, что я не хочу тебя видеть. Я и сейчас пришла, чтобы просто убедиться, что ты жив, и с тобой все в порядке. Ты правда думал, что я увижу тебя с твоим дурацким цветком и сразу прощу, обниму и поцелую? - из ее лица продолжали бежать мелкие слезы. - Какой же ты наивный, Марк... Что это? Это он?
   Марк увидел, как Маша подошла к столику, на котором лежала та самая роза с открыткой, которая в результате падения с третьего этажа немного помялась и потеряла свою естественную красоту.
   - А это что?
   Маша аккуратно отцепила открытку от цветка, развернула ее и начала читать вслух:
   - Машенька, любимая. Когда ты рядом, я чувствую то, что невозможно описать словами ни на одном языке... Радость? Нет, это слишком просто... Счастье? Это слишком неопределённо и неоднозначно... В такие моменты мне ничего не надо, я не хочу, чтобы это когда-либо заканчивалось... Ты рядом - я живу, тебя нет - нет меня как человека, как полноценной личности... Мне достаточно лишь услышать твоё дыхание, чтобы понять, зачем я родился в этом мире... Достаточно посмотреть на тебя, чтобы осознать то, чего не может осознать человечество вот уже на протяжении нескольких тысячелетий... что такое красота... Когда я прикасаюсь к твоим губам, ничего другого в мире не существует... только их нежный сладкий запах и чудесное прикосновение к моей коже... Знаешь, я до сих пор был бы морально мертв, если бы не ты. Я смотрел бы на тебя целую вечность... всю жизнь... на твое милое лицо, прекрасные, мягкие волосы... Вот так бы сидел и смотрел... и даже не побоялся бы умереть, если бы все так и было... А умереть... смог бы я сделать это ради тебя? Если честно, это мягко сказано... Я бы отдал не только свою жизнь, я бы отдал десятки, сотни, тысячи, миллионы жизней за одну единственную... твою.. Не бойся, я не маньяк. Ты, наверно, хочешь знать, почему же тогда я бываю жестоким и злым? Возможно это так... но я человек.. Всем людям свойственно одно и тоже... Но у меня есть что-то, чего нет у других... У меня есть то самое чувство... И когда тебе кажется, что я поступаю как-то не так, делаю тебе больно, знай о том, что абсолютно все поступки в моей жизни ради тебя... Ради того, чтобы тебе было хорошо, лучше всех... Никогда и ни за что я не сделал бы тебе больно... и никто не сделает... иначе он пожалеет...
   Маша подняла голову и с безумной жалостью посмотрела на Марка. Из ее глаз потекли горькие ручейки слез. Всхлипывая, она продолжила читать:
   - Идеальной жизни не бывает, но каждый к ней стремится... я нет... я стремлюсь лишь к одному - сделать идеальной ТВОЮ жизнь... Иногда я думаю, а что бы я делал без тебя?.. и мне представляется ужасная картина... я бы просто существовал, жил без какой-либо цели... А если всё вышесказанное сказать немного проще, то я скажу, что я не могу без тебя.. Вся моя жизнь - это ты... Я люблю тебя. Прости...

*****

   Макс, седеющий афроамериканец, отсканировал последний инструмент, аккуратно положил его в сумку и, протягивая ее в окошко, сказал:
   - Вот и все! Только смотрите ничего не сломайте.
   Марк взял сумку и весело ответил:
   - Не беспокойтесь, мы собираемся чинить, а не ломать.
   - Искренне желаю вам удачи, - Макс покачал сжатым кулаком. - Не хотелось бы оказаться на поверхности незнакомой планеты ни с чем. А если мы будем выбираться на спасательных шлюпках, то так оно и будет. Поэтому мы на вас очень надеемся.
   - Спасибо, Макс. Мы постараемся сделать все, что есть в наших силах. Еще увидимся!
   - Пока! Уверен, у вас все получится, - сказав это, Макс исчез за окошком, где-то внутри приемного пункта.
   Марк развернулся к друзьям, накинул рюкзак на плечи и, убедившись, что Анна и Поул сделали то же самое, кивнул в сторону выхода:
   - Вперед! Двигатели нас уже заждались.
   - В дорогу, - тихо сказала Анна.
   И они направились к выходу из инженерного отсека. Ли, который ждал у дверей, подошел к группе механиков и техников и уверенно произнес:
   - Замысел со шлюпками мне, в общем-то, тоже по душе, Марк, скажу честно. Но, если вы действительно отремонтируете двигатели, то это будет просто здорово! Тебе и так уже благодарен весь экипаж, за все, что ты сделал. Последние две недели они слушаются только тебя. Поэтому ты не должен их подвести, Марк. Успехов вам с Поулом и Анной. Если мы сможем помочь как-то еще, вы всегда можете к нам обратиться.
   - Хорошо, Ли. Будем иметь в виду. И спасибо еще раз за инструменты.
   - Не за что! Это все пустяки, по сравнению...
   Ли внезапно замолк и перестал двигаться, оглядываясь по сторонам. Остальные тоже почувствовали что-то неладное. Казалось, будто корабль поплыл, и пол под ногами медленно закачался в такт волнам и подводному течению. На несколько секунд погасли все лампы и, снова включившись, начали неравномерно моргать. Вдруг слева раздался странный звук. Все повернули головы в том направлении и с удивлением увидели, как несколько тяжелых ящиков со скрежетом поехали к задней стене отсека. Теперь уже стало явно заметно, что пол наклонился под небольшим углом, и стоять стало очень неудобно.
   Марк закричал:
   - Держитесь за что-нибудь! Скорее!
   Сам он подбежал к ближайшей колонне и вцепился в небольшие металлические перила, идущие вокруг нее. Остальные, немного поколебавшись, разбежались по сторонам и ухватились за все, что казалось довольно надежным крепким. Как оказалось, сделали они это вовремя. В одно мгновение все вокруг затряслось. Заплясали стены, издавая грохочущие звуки. В наушниках сквозь сильное шипение раздались неразборчивые крики и ругательства. Марк обхватил трубу еще сильнее и с ужасом почувствовал, что пол стал резко уходить из-под ног. Угол его наклона стал стремительно увеличиваться, и вскоре Марк уже висел в воздухе, болтая ногами и отчаянно удерживаясь руками за перила, которые с хрустом шатались из стороны в сторону, намереваясь вырваться из колонны и полететь вниз.
   Закончилось все так же неожиданно, как и началось. Внезапная тишина прерывалась лишь отдаленными звуками аварийной сирены и шумом поврежденных систем освещения. Марку с трудом удалось оглядеться: пол почти вертикально уходил вверх, одна из стен оказалась далеко внизу под ногами, а другая была в нескольких метрах прямо над головой. Корабль лег на бок.
  

Глава 7.

   Дышалось тяжело, пот заливал глаза. Руки охватила острая боль. Марк, продолжая качаться, посмотрел вверх. Крепления перил почти отошли от колонны. Оставалось совсем мало времени.
   - Марк! Как ты? - прокричала Анна.
   Она полулежа висела, вцепившись в решетку на полу, который уже казался стеной.
   - Хотел бы ответить, что в порядке. Но кажется, я вот-вот улечу вниз.
   - Держись, мы что-нибудь придумаем!
   Марк снова огляделся, ища тех, кого Анна назвала "мы". Поул, как и она, держался за решетку в полу, только значительно ниже - видимо ему пришлось немного прокатиться вниз. Он испуганно озирался по сторонам, боясь совершить малейшее движение. Еще ниже лежал Ли, держась за какой-то длинный кабель, идущий из стены, которая оказалась вверху. Остальных Марк не обнаружил и решил, что они висят где-то в дальнем конце отсека. Далеко внизу виднелось нагромождение сваленных в кучу ящиков, инструментов, машин и прочей техники, которые в момент тряски оказались не прикрепленными к полу и скатились в одну кучу, сметя все на своем пути.
   - Ли! Помоги Марку! Скорее! - вскрикнула Анна.
   Азиат молча поднял голову и уверенно кивнул в ответ. Затем он осторожно поднялся на ноги, продолжая держаться за кабель. Словно скалолаз, Ли передвигался в сторону, утягивая провод за собой. В этот момент Марк увидел, как перила медленно выскальзывают из креплений в колонне, и уже через секунду стремительно полетел вниз, размахивая руками. Не успел он даже испугаться и закричать, как все закончилось. Ли, вовремя оказавшийся прямо под колонной, на которой висел Марк, подхватил его, когда тот пролетал мимо. Марк быстро пришел в себя, и Ли высвободил руку, позволив ему усесться верхом на колонну снизу от них.
   - Спасибо!.. - глубоко и часто дыша, проговорил Марк. - Я уже думал, мне конец.
   - Что вообще произошло? - резко крикнул Ли, не обратив внимания на благодарности.
   - Не могу сказать.
   Будто услышав их разговор, на связь вышел Палыч, который протараторил:
   - Марк, Марк! Ответь!
   - Да, Сергей Павлович. Говорите.
   - Наши геологи говорят, что приборы засекли большую сейсмическую активность, на дне водоема.
   - Что это может значить? - спросил Ли.
   - Землетрясение... - задумчиво процедила Анна.
   - Именно! - воскликнул Палыч. - Землетрясение, черт подери! Да еще какое! Интенсивностью одиннадцать баллов!
   - Интересно, как часто на этой планете случаются такие стихийные бедствия? - скорее риторически спросил Марк.
   - Пока трудно сказать. Думаю, геологи смогут это выяснить, когда мы выберемся на сушу.
   - Красота! - Ли громко прервал разговор. - Что, если землетрясение случится снова? На этом корабле, мы можем и не выжить. Нужно скорее выбираться наверх!
   Не успел Марк ему ответить, как в наушниках раздался голос Ивана:
   - Как вы там, Марк? Все целы?
   - Пока не знаю. Но думаю, без жертв не обошлось. Ты уже в курсе, что произошло?
   - Да, я слушал вашу беседу с Палычем. Кажется, я знаю, как вернуть все на свои места.
   - Ты имеешь в виду, перевернуть корабль обратно?
   - Не совсем. Дело в том, что возможно, мы и не переворачивались.
   - В каком смысле?
   - На Номосе-3 есть специальная система гравитационного контроля. Именно благодаря ней, люди передвигаются по кораблю, будто он летит горизонтально. Но когда летишь в космосе, в вакууме, такие понятия, как "горизонтально" и "вертикально" не имеют никакого смысла...
   - Я знаю про эту систему, - вдруг вступила Анна. - Более того, в моей компетенции ее наладка и поддерживание в эксплуатационном режиме. И я понимаю, к чему ты клонишь, Вань.
   Она повернула голову в сторону Марка и продолжила:
   - Нормальная гравитация осуществляется сложнейшим механизмом, который вращается вокруг задней части корпуса, создавая свое магнитное поле. Механизм работает на литий-ионных стержнях с серебряно-цинковыми элементами. Но это не так важно. Каждые два года стержни необходимо заряжать. Этот процесс автоматизирован. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что происходит это с помощью запрограммированных нанотрубок.
   - Я не понимаю, - пробормотал Марк. - Что же здесь важного?
   - А то, что энергетические стержни рассчитаны не более чем на пятьдесят лет.
   - Отсюда возникают два предположения, - снова заговорил Иван. - Либо в результате землетрясения механизм повредился...
   - Или мы все-таки лежали горизонтально, причем уже более пятидесяти лет, - мрачно подытожил Марк.
   - Невероятно, - заворожено промямлил Ли с расширенными от удивления глазами.
   - Что же теперь делать? - отчаянно спросил Марк, на что Иван ответил:
   - Нужно попасть в комнату гравитационного контроля и проверить, все ли в порядке со стержнями. Надеюсь, они просто сломались, или вылетели из электродных отверстий. Тогда их легко можно будет заменить, там должны быть запасные.
   - Я знаю, как это делается, - уверенно отметила Анна.
   - Хорошо. Отправляйтесь с Марком вдвоем. Но хочу предупредить: эта комната находится на другом конце первого яруса, и добраться до нее в текущей обстановке будет не так легко.
   - Иван, но ведь тебе будет проще туда попасть, - запротестовал Марк. - Ты как раз находишься с той стороны. Осталось только пройти с твоего яруса на первый через шахту лифта, а сделать это сейчас наоборот не очень трудно.
   - Я бы с радостью... Но дело в том, что дверь комнаты, в которой я нахожусь, чем-то завалило сверху. Я пытался ее открыть, но она не поддается.
   - Но как нам подняться наверх? - спросила Анна.
   - Сам пока не знаю, - признался Иван. - Но что-то можно придумать, я уверен.
   И тут голос подал Чуань Ли, который все это время внимательно слушал их разговор:
   - У меня есть кое-какая идея.
   Марк и Анна молча посмотрели в его сторону.
   - Здесь где-то были зажимные ключи, которые для крепления и удобства хранения снабжены сильнейшими магнитами, активируемыми одним нажатием кнопки на рукоятке. Мне кажется, их можно использовать для передвижения вверх, по металлическому полу.
   - Мне нравится твое предложение, - признался Марк, немного обдумав сказанное, и посмотрел на Анну.
   Она лишь пожала плечами и спокойно сказала:
   - Других вариантов все равно больше нет. Поэтому в любом случае стоит попробовать. Только где и как мы будем сейчас искать эти ключи?
   - Дайте мне пару минут! - заулыбался Ли, видимо вспомнив, где он видел нужные инструменты в последний раз.
   Передвигаясь теперь уже привычным способом, Ли переместился немного вправо, затем вниз. Когда его ноги сравнялись с окошком приемного пункта, в котором Макс буквально несколько минут назад еще принимал оборудование, он примотал конец кабеля к торчащему из стены штырю, проскользнул ногами внутрь и быстро скрылся из виду.
   - Не знаю, как долго я продержусь, - выдохнула Анна, вновь перехватившись пальцами за решетку.
   Но Ли вынырнул обратно уже через пару минут. Из пояса у него торчало пять ключей. На лице азиата не осталось и следа от прежней улыбки, он был очень хмур и задумчив.
   - Что случилось? - осторожно поинтересовался Марк.
   - Макс... Его больше нет, - пробормотал Ли и, молча схватив кабель, начал подниматься обратно наверх.
   Марк и Анна переглянулись и без слов договорились не надоедать накаченному прорабу. Тот быстро до них добрался и грубо сказал:
   - Его придавило контейнером. Переломало все ребра. Думаю, он умер почти мгновенно.
   - Это ужасно, - чуть слышно ответил Марк.
   Анна тихонько всхлипнула. Поул еще крепче схватился за решетку.
   - Этого бы не произошло, если бы мы покинули корабль на спасательных шлюпках, - в голосе Ли прозвучала злая нотка. - Мы уже давно могли выбраться на поверхность. Почему этого до сих пор не произошло? Из-за наваждения починить эти чертовы двигатели и сделать все по-своему?
   - Ли, ты же понимаешь, что я не желал Максу смерти, - произнес Марк. - Откуда мне было знать, что произойдет землетрясение?
   На что Чуань лишь бросил ему два ключа и ответил:
   - Просто сделайте то, что нужно, - с этими словами он кинул ключи Анне. - Я поищу остальных ребят, и помогу... Если, конечно, им еще может понадобиться моя помощь.
   Затем азиат, погруженный в раздумья, стал опускать вниз, к Поулу. Марк проверил ключи, несколько раз нажав на кнопки и прицепив их к колонне и полу. Убедившись в надежности креплений, он посмотрел на Анну: она проделывала то же самое. Приготовления закончились, и Марк решил первым испытать новый способ передвижения. Он поднял правую руку с ключом над головой и опустил ее как можно выше, не забыв вовремя нажать на кнопку. Инструмент намертво прилип к стене (полу). Немного подтянувшись, Марк занес левую руку и прикрепил ключ еще выше. Затем, он снова нажал кнопку первого ключа, и передвинулся чуть вверх. Анна, все это время внимательно наблюдавшая за Марком, стала повторять его движения. Процесс шел очень медленно, и у выхода из инженерного отсека они оказались лишь через пару десятков минут. Ли с Поулом уже давно скрылись где-то далеко внизу. Марку и Анне предстоял долгий подъем в другой конец корабля.
  
   Спустя около трех часов, они оказались в двигательном отсеке. Руки ныли от нестерпимой тянущей боли. Легким не хватало воздуха. Сердце громко и отчетливо стучало в груди, отчаянно гоняя кровь по сосудам и внутренностям. Одежда до последней нитки пропиталась потом. Вниз старались не смотреть. Пятиминутные передышки условились устраивать каждые полчаса.
   Небольшая дверь двигательного отсека открылась перед приблизившимися путниками, запуская их внутрь, на вертикально уходящий вверх мостик. Анна, расслабившись, повисла на его перилах, а Марк, немного подумав, попробовал использовать их, как лестницу. Это оказалось намного удобнее, чем передвижение с помощью ключей, и Анна начала подниматься следом. Они почти не разговаривали. Не из-за отсутствия темы для разговора, а потому что берегли энергию, которой, как им казалось, оставалось уже совсем немного. Почти бегом поднявшись по импровизированной лестнице, Марк и Анна покинули двигательный отсек. Их поджидали очередные разветвления коридоров.

*****

   - Мам, Пап, долго еще?
   - Нет, мы уже почти приехали, сынок. Осталось не больше часа.
   За окнами машины мелькали ярко-зеленые деревья, среди которых иногда проглядывались бескрайние поля, мелкие речушки и крыши небольших загородных домиков. Одиночные тонкие облака проплывали над головами по бескрайнему небесному океану.
   - Дорогой, а вот и указатель, - мать радостно показала на табличку, стоящую с правого края дороги.
   - Вижу-вижу, - улыбнулся отец. - Кажется, это последний поворот. Скоро мы все сможем искупаться на чудесном песчаном пляже.
   - Наконец-то! - маленький Марк захлопал в ладоши и затем снова прильнул лбом к стеклу.
   Не смотря на поворот с главной магистрали, трасса оставалась весьма широкой, и количество машин ничуть не уменьшилось. Наоборот - казалось, их стало еще больше. Отец прибавил газу, наслаждаясь большой скоростью. Ветер беспокойно трепал волосы на голове, обдавая долгожданной приятной прохладой. В воздухе запахло морем.
   - Сереж, не гони так сильно, пожалуйста, - мать испуганно вцепилась в сиденье. - Куда такая спешка?
   Отец лишь вжал педаль до пола и бросил:
   - Вон, видишь, как Марк измучался. Сейчас я вас быстро довезу.
   Марку нравилась такая скорость, но беспокойство матери его настораживало.
   - Дорогой, прошу тебя, - простонала мать. - Ты нас всех угробишь. Пожалуйста, будь осторожнее.
   - Не бойтесь! Я знаю, что я делаю.
   В этот момент впереди, через десяток машин, протяжно заскрипели тормозящие колеса, и через секунду раздался грохот, сопровождающийся громким скрежетом металла. Идущие впереди автомобили резко затормозили, отец Марка с трудом успел сбросить скорость и, повернув в сторону, остановил машину на обочине. Раздались крики о помощи, высоко вверх пошел столб черного дыма.
   - Что случилось? - заторможено пробормотала мать, продолжая крепко держаться за края сиденья.
   - Авария, - быстро ответил отец, расстегнул ремень безопасности и покинул автомобиль.
   - Стой! Сережа! Ты куда?
   Но отец не слышал ее криков. Переключившись на бег, он умчался в сторону дыма. Марк продолжал сидеть сзади, недоуменно хлопая глазами. За окнами раздавались многочисленные крики и сигналы машин. Мимо проносились люди, бегущие к месту происшествия. Марк, недолго думая, быстро открыл дверь и побежал вслед за отцом.
   - Сынок! А ты-то куда? - истерично выкрикнула мать и тоже выскочила наружу.
   Марк несся в сторону дыма, крутя на бегу головой. Он чувствовал: произошло нечто страшное. Мать бежала сзади, но он постоянно отрывался вперед.
   Вскоре Марк выбежал на небольшую площадку дороги, на которой и произошла авария. Одна машина лежала на крыше, другая на боку. Вторая была охвачена пламенем. Повсюду носились люди. Марк глазами пытался отыскать отца, но ничего не получалось - слишком много было народу. Но вдруг он увидел отцовскую спину отца, который вытаскивал кого-то из окна лежащего на крыше автомобиля. Марк подбежал чуть ближе, и резко замер, когда отец развернулся. В руках он удерживал окровавленное тело женщины, которая, по всей видимости, была еще жива. Одна ее нога была оторвана до колена, и ниже болтались черно-красные лохмотья. Одежда была пропитана копотью и кровью. Женщина громко стонала от нечеловеческой боли, а отец Марка сквозь слезы звал на помощь.
   Марк продолжал стоять, как вкопанный, когда сзади подбежала его мать и ладонью закрыла ему глаза, безумно причитая:
   - Сынок, сынок, бедненький! Не смотри! О боже... Как это ужасно. Господи, да что же это такое?.. - мать захлебнулась в слезах, ее тело затряслось в мучительных судорогах.
   Марк вырвался из ее ладони и снова уставился на страшную картину того, как отец держит полумертвую женщину. Глаза его светились ужасом и отчаянием. В тот момент Марк впервые столкнулся со смертью.

*****

   Вентиляционный отсек встретил Марка и Анну невероятно сильным ветром, который дул из гигантских вентиляторов сверху вниз, мешая им передвигаться. Забирались они тем же способом, что и в двигательном отсеке - используя перила мостика как лестницу. Но волна теплого воздуха тяжело ложилась на голову и плечи, не давая расслабиться ни на секунду. Несколько раз пальцы на руках от изнеможения невольно отцеплялись от перил, казалось, что ещё немного, и Анна с Марком в ужасе полетят вниз, подхваченные безумным ветром. Но они в очередной раз откуда-то набирались последних сил и поднимались на следующие десять сантиметров.
   Когда вентиляционный отсек остался позади, отдохнуть решили подольше. Измотанные, они сидели за дверью, на стене, которая после землетрясения и поворота корабля стала казаться полом. Дышалось очень тяжело, внутри все горело. На застилающий глаза пот уже не обращали внимания. Оставался последний рывок.
   Хорошенько передохнув, хотя Марку и Анне так не показалось, они продолжили путь наверх, вновь воспользовавшись магнитными ключами. Движения стали полностью автоматическими, мозг начинал отключаться, а мысли отстраненно витали где-то за пределами сознания. В таком состоянии полусна боль была менее заметной, а время текло, как быстрый горный ручей, поэтому, когда Марк очнулся, он с удивлением обнаружил, что они уже добрались почти до самого верха. В конце были видны двери лифта, нависшие над головой. Анна молча повернула направо, направляясь к другому входу. Небольшая дверь открылась перед приближающейся девушкой, и она буквально вползла в комнату гравитационного контроля. Марк последовал за ней.
   Помещение оказалось довольно маленьким: обыкновенная квадратная комната с голыми стенами. Свет часто моргал, напоминая о случившемся происшествии. Марк с облегчением выдохнул, когда заметил, что устройство со стержнями находилось в нижней стене - трясущиеся обессиленные руки не выдержали бы еще одного подъема. Однако Анна радости не показала. Она скатилась вниз, отбросив покрытые густым слоем крови ключи, и с паникой в глазах принялась нажимать кнопки на панели управления, периодически заглядывая в прозрачную крышку устройства. Марк, в свою очередь, так же скатился к нижней стене и, забившись в угол, лежал, тяжело впуская и выпуская воздух из легких. Глазами он наблюдал за Анной в то время, как его тело с напрочь онемевшими конечностями стонало и ныло, не веря, что все закончилось. Каждый подъем груди сопровождался сипящим хрипом из горла, голова бесчувственно откинулась на плечо. Марк подумал, что так чувствуют себя те, кого судьба выбросила в открытый безжизненный океан, и кто, собрав всю свою волю воедино, переборол усталость и изнеможение, и доплыл до спасительного песчаного берега, который, впрочем, оказался частью необитаемого острова, таящего в своей глубине смертельные опасности, выжидающие подходящего момента, чтобы выпрыгнуть из густых кустов и наброситься на несчастного путника. Одна беда была уже позади, но что их ждет дальше, Марк боялся даже предположить.
   В это время Анна отчаянно носилась от панели управления к окошку устройства и, наконец, обессилено упала на колени, схватившись руками за голову.
   - Что... что случилось?.. - еле удержав кашель в груди, прохрипел Марк.
   Анна тихонько заплакала, качая головой. Марк повторил:
   - Ань, скажи... что происходит?
   Темноволосая девушка подняла голову. На ее щеках заблестели слезы, освещаемые тусклым моргающим светом. Помолчав еще минуту, Анна тихо ответила:
   - Марк, оправдались наши самые худшие опасения.
   - Какие опасения? - Марк, не веря в происходящее, еще сильнее забился в угол. - Не говори такого... Уверен, ничего страшного не случилось.
   - Как сказать, - истерично улыбнулась Анна. - Не считая того, что мы лежим на дне океана этой проклятой планеты как минимум полвека.
   - Нет. Нет! Проверь еще раз! Наверняка, ты что-то неправильно посмотрела.
   - Ошибки быть не может, Марк. Я проверила четыре раза. Стержни на месте, а в системе управления всего одна ошибка, утверждающая, что они утратили свою энергию и дальнейшей зарядке не подлежат.
   Воцарилась тишина. Был слышен лишь треск поврежденных ламп, продолжающих надоедливо моргать светом.
   - С момента нашего вылета с Земли прошло более пятидесяти лет.
   - Даже не хочу знать, сколько именно, - тяжело процедил Марк.
   - Все это время Номос-3 лежал под водой горизонтально, система гравитационного контроля отключилась по истечении времени работы энергетических стержней, а после землетрясения корабль лег почти вертикально... Надо сообщить остальным, - вздохнула Анна, вытирая рукавом слезы.
   - Думаешь, стоит?
   - Об этом должны знать все...
   - Возможно, - голос Марка утонул в сухом кашле.
   Анна сочувствующе посмотрела на него и уверенно поднялась на ноги:
   - Мы пришли сюда не за этим. Нужно заменить стержни, чтобы вернуть кораблю нормальную гравитацию.
   - Я могу чем-нибудь помочь? - простонал Марк.
   - Стержни невероятно тяжелые. Одной мне точно не справиться. Я позову, когда мне понадобится твоя помощь. Отдыхай, Марк.
   Марк кивнул и, не двигаясь, продолжил лежать в углу, наблюдая за Анной. Ее стойкость была поразительной. Он, молодой и здоровый мужчина в расцвете сил, сломался после невероятно тяжелого подъема, а она, милая и хрупкая девушка, несмотря на усталость, продолжала бегать перед устройством, пытаясь вспомнить процесс замены литий-ионных стержней. Марк спрятал трясущиеся руки глубже в карманы. Ему стало не по себе.
   Вскоре что-то негромко щелкнуло, и прозрачная крышка устройства с шипением отодвинулась в сторону. Три вытянутых продолговатых цилиндра, удерживаемых электродными отверстиями, медленно выехали наружу, продолжая светиться мягким фиолетовым оттенком. Анна победоносно улыбнулась и крикнула:
   - Получилось! Теперь мне нужна помощь, Марк.
   Марк с жуткой болью во всем теле, скрипя костями и мышцами, поднялся на ноги, прокашлялся и неуверенно, шатаясь при малейшем движении ногами, зашагал к Анне. Подойдя к ней, он бросил взгляд на устройство и спросил:
   - Почему они светятся? Ведь энергия иссякла.
   - Светятся не стержни, - с умным видом ответила девушка. - Свет исходит от электродных отверстий, а сами стержни полупрозрачны.
   - Ладно, - прокряхтел Марк. - Я готов.
   - Отлично.
   Анна подошла к гравитационному устройству, села на колени и принялась нажимать маленькие кнопки, расположенные справа от каждого стержня. Через несколько мгновений цилиндры по очереди, издавая механический гудящий звон, выехали еще сильнее. Контакты с отверстиями пропали, и фиолетовое свечение потухло. Марк, сообразив, схватился за один из стержней руками и начал его вытаскивать. Анна не соврала: весили они действительно много, и когда первый цилиндр полностью вылез из отверстия, Марку чуть не вырвало руки от тяжести. Пальцы автоматически отцепились, и стержень с грохотом упал на пол, покатившись к стене.
   - Ничего страшного, - успокоила Анна, заметив испуг на лице Марка. - Они не опасны, можно швырять сколько угодно.
   Марк согнулся в приступе кашля, упершись рукой о стену. Как вытащить еще два неподъемных цилиндра в таком состоянии, он не мог даже представить. Руки не слушались, ноги подкашивались, а дыхание не восстанавливалось вот уже несколько десятков минут. Но нужно было закончить начатое, и Марк принялся за второй стержень.
   Когда все три оказались на полу, он не выдержал и упал на спину, пытаясь отдышаться. Мысль о том, что это всего лишь половина работы, и что дальше предстоит замена новыми цилиндрами, буквально убивала. Анна сочувствующе смотрела на Марка. Видимо решив, что с него и так уже хватит, она подошла к металлической крышке на соседней стене, открыла ее и принялась вытаскивать из специального контейнера новый стержень. Ее лицо сразу же покраснело, лоб покрылся крупными каплями пота, а из горла раздался тяжелый стон. Марк, увидев это, подскочил на ноги, подбежал к ней и начал помогать. Когда первый цилиндр оказался в нужном электродном отверстии, он прохрипел:
   - Что ты делаешь? Это же...
   - Я не могла больше смотреть, как ты мучаешься, - Анна виновато опустила глаза. - Решила, вдруг у меня получится.
   Марк снова захлебнулся в кашле и в ответ лишь досадно махнул рукой.
   Вдвоем они, спустя около получаса, покончили с заменой энергетических стержней. Обессилев, они лежали на полу, громко дышали и не могли поверить, что справились с этой ужасно тяжелой процедурой. Анна не торопилась активировать систему гравитационного контроля, у нее просто не осталось сил даже для того, чтобы просто подняться и подойти к панели управления.
   - Анна, Марк! Как у вас дела? Вы добрались? - голос Ивана вывел их из состояния полудремы.
   - Да... - выдавил Марк и снова закашлялся.
   - Замечательно! Осталось заменить стержни!
   - Уже, - прохрипела Анна. - Подожди пару минут. Скоро все заработает, если, конечно не будет никаких проблем.
   - Хорошо! Поздравляю! Вы, как всегда, справились, - воскликнул хакер. - Надо бы предупредить экипаж, чтобы за что-нибудь ухватились. Новые жертвы нам не нужны.
   - И еще, - промолвил Марк. - Все-таки со стержнями было все в порядке. Они просто утратили свою энергию.
   - О боже...
   - Не знаю, сколько именно времени наш корабль пролежал под водой, но прошло как минимум пятьдесят лет с момента вылета с Земли.
   - Ужасная новость, - произнес Иван. - Думаю, об этом люди тоже должны знать.
   Компьютерщик немного помолчал и добавил:
   - И у меня есть плохие новости...
   - Что еще? - взвыла Анна.
   - В результате землетрясения кое-что случилось со спасательными шлюпками...
   Иван умолк, подбирая правильные слова, чтобы новость не оказалась столь шокирующей.
   - Не молчи, Вань, - попросил Марк. - Говори, как есть.
   - Хорошо, - выдохнул Иван. - Дело в том, что внешняя обшивка Номоса-3 очень сильно пострадала. Видимо из-за того, что его неплохо потрясло и накренило. И спасательные шлюпки не выдержали. Не знаю, что именно произошло: мощный удар о дно или просто сильное давление и волновые возмущения, но гидроразъемы стыковочных аппаратов были отсоединены, и шлюпки уплыли прочь... Мне очень жаль.
   Анна и Марк застыли в оцепенении. Слова комом встали в горле. Они не могли поверить в услышанное, они не хотели... После всего того, что им пришлось пережить, эта новость оказалось не просто шокирующей, она заставила почувствовать некое обречение, несправедливость происходящего ко всем усилиям и стараниям. Наконец, Марк произнес:
   - Сколько? Все?
   - Не знаю, к счастью или нет, но уплыли только три шлюпки. Одна все еще на месте, с рабочими системами, готовая вывезти с корабля десяток человек. Тем более мои программы буквально только что подобрали шифр к системе управления спасательными шлюпками, и ей можно воспользоваться в любой момент.
   - Но какой смысл покидать корабль десяти членам экипажа? - начал рассуждать Марк. - Ведь мы уже взялись за починку двигателей. Можно подождать еще какое-то время, и мы поднимем Номос-3 на поверхность.
   - Ну, оставшаяся шлюпка будет запасным вариантом, - ответил Иван. - Лично я не собираюсь ей пользоваться. Я подожду, когда вы закончите начатое.
   - Ладно, хватит, - резко прервала их Анна, расстроенная происходящим не меньше остальных. - Иван, делай сообщение. Через пару минут активируем гравитацию.
   - Хорошо, сейчас.
   Марк и Анна продолжали молча лежать на полу. Через несколько секунд вокруг раздался голос Ивана, сообщающего плохие новости и предупреждающего о скорой активации системы гравитационного контроля. Подождав еще немного, Анна с болью на лице поднялась и подползла к панели управления. Обернувшись, она обратилась к Марку:
   - Тебе тоже не мешало бы за что-нибудь ухватиться.
   - Мне и так хорошо, - улыбнулся Марк, но все же взялся руками за небольшой поручень в стене.
   Анна торопливо стучала по кнопкам, иногда останавливалась, внимательно изучая информацию на небольшом дисплее. Вскоре она радостно сказала:
   - Вот и все, - и после сказанного уверенно нажала на последнюю клавишу.
   Марк услышал, как со всех сторон раздался равномерно нарастающий гул и почувствовал, что пол и стены тихо завибрировали. Он крепче схватился за поручень. Неожиданно рядом оказалась Анна, которая крепко обняла его за плечи и произнесла:
   - Мне больше не за что держаться. Ты не против?
   Марк лишь с улыбкой посмотрел ей в глаза, как вдруг стены с шумом стали поворачиваться, а пол и потолок начали опускаться, медленно возвращаясь на свои места. Это оказалось не так страшно, как землетрясение. Процесс активации гравитационной системы прошел весьма гладко и совсем не опасно. Через мгновение Марк и обнимающая его Анна сидели на привычном полу, а не на стене, как это было в последние несколько часов. Они с облегчением выдохнули и засмеялись. В наушнике радостно завопил Иван:
   - Невероятно! У вас действительно получилось! Вы сделали это!
   - Да, Марк, вы и вправду герои! - это уже был Палыч. - Поздравляю!
   - Ну вы даете! - на связь вышел Барри. - Как всегда, выручаете весь экипаж. Спасибо!
   В этот момент раздался голос Ли:
   - Я рад, что все заработало! Молодцы! Но... Вы, как хотите, а я немедленно уплываю с этого корабля как можно дальше. Иначе опять что-нибудь случится, и мы потеряем последнюю шлюпку - нашу единственную надежду на спасение.
   Все внезапно затихли. Анна испуганно посмотрела Марку в глаза.
   - Ли, - наконец, выговорил он. - Постой, не надо. Обещаю, мы починим двигатели.
   - Прости, Марк, но я не могу больше ждать, - сожалея, ответил азиат. - Не хочу потерять кого-нибудь еще. Разве вам не достаточно смертей на этой жестянке? Я отправляюсь прямо сейчас.
   - Подожди! Ли, подумай хорошенько! Ты подставишь всю команду!
   Но тот не отвечал, видимо отключил передатчик, или просто не обращал внимания на призывы одуматься.
   - Что будем делать? - тихо спросила Анна, готовая поддержать Марка при любом его ответе.
   Марк спокойно пожал плечами и уверенно сказал:
   - Мы ему помешаем.
  

Глава 8.

   Через несколько мгновений Марк с Анной уже были в лифте. Нельзя было терять ни минуты, Ли мог воспользоваться вентиляционной шахтой, одним из лифтов двигательного отсека или каким-нибудь транспортным подъемником. Более того, он точно был не один: для задуманного ему должны понадобиться еще несколько человек. И судя по нынешнему положению вещей, найти единомышленников определенно не могло составить особого труда.
   Оказавшись на втором ярусе, Марк, взяв Анну за руку, потащил ее за собой и почти бегом понесся к Ивану, на капитанский мостик. Двери распахнулись, компьютерщик, услышав шум, повернулся на кресле и воскликнул:
   - Марк! Анна! Что вы тут делаете?
   - Ты слышал, что сказал Ли... - запыхавшимся голосом ответил Марк. - Мы собираемся его остановить, и нам понадобится твоя помощь.
   - Хорошо-хорошо, нужно торопиться. Чем я могу помочь?
   - Во-первых, расскажи, как осуществляется управление спасательными шлюпками, а именно - каким образом можно ими воспользоваться?
   - Понимаю, к чему ты клонишь, Марк, - серьезно ответил Иван, вскользь поглядывающий на многочисленные экраны перед собой. - К сожалению, управление шлюпками полностью ручное, чтобы ничто не могло помешать покинуть корабль, даже в самой экстренной ситуации.
   - Но зачем нужно было подбирать какой-то шифр к их системе управления? - непонимающе спросила Анна.
   - Все очень просто: система была заблокирована. Вручную.
   - Я даже догадываюсь, кто это мог сделать, - тихо произнес Марк.
   - Совершенно точно. Только Билл Ридер...
   - Как же остановить Ли? - отчаянно простонала Анна.
   Иван отвернулся и замолчал, что-то стремительно прокручивая в своих мыслях. Марк с Анной стояли рядом, терпеливо выжидая решение хакера. Тишину нарушали лишь тихий гул, доносившийся из огромных коробок компьютеров системы, и равномерное попискивание панелей управления. Наконец, тот снова повернулся к ним и сказал:
   - К сожалению, я не могу его остановить.
   - Но...- начал было Марк.
   - Но кое-какую подмогу смогу обеспечить. Давайте сюда ваши компьютеры.
   Анна и Марк переглянулись и, не понимая для чего именно, достали свои КПК и протянули их Ивану. Тот, в свою очередь, схватил эти маленькие черные коробочки, снова повернулся к большим светящимся экранам и принялся быстро стучать то по клавиатуре главной панели управления, то по клавишам карманных компьютеров. Марк начинал нервничать: каждая секунда была на счету, а этот компьютерный гений, творил что-то непонятное, задерживая их на капитанском мостике. Но Иван не заставил долго ждать и, протягивая КПК обратно, проговорил:
   - Я кое-что настроил в ваших системах. Посмотрите на карту.
   Марк и Анна тут же запустили схемы корабля на своих компьютерах и с удивлением обнаружили на них непонятные светящиеся точки.
   - Это местоположения всех членов экипажа, - объяснил Иван. - Изначально этим мог воспользоваться только капитан. Вы можете в любой момент определить, где находится тот или иной человек. Надеюсь, это хоть как-то поможет.
   - Спасибо, Вань, - обрадовано ответил Марк.
   - И еще, думаю, оружие вам бы не помешало.
   - Еще как! - глаза Анны засветились безумными огоньками.
   - Будем надеяться, до него дело не дойдет, - промолвил Марк.
   - Я помогу вам его достать. Когда будете рядом с любой оружейной панелью, сообщите мне.
   - Хорошо, - улыбнулся Марк и пожал Ивану руку. - Еще раз спасибо!
   - Всегда пожалуйста. Надеюсь, у вас получиться его остановить.
   - Ладно, мы побежали, еще увидимся, дружище.
   И Анна с Марком моментально покинули капитанский мостик.
  
   - Куда мы идем? - на ходу спросила Анна.
   - Хочу еще кое у кого попросить помощи, - не останавливаясь, бросил Марк.
   Анна догадалась, что они направляются в жилой сектор. Марк был слишком уверен в направлении движения. В тишине звонким эхом отдавались их быстрые шаги по металлическому полу. Стены коридоров стремительно проносились мимо, вокруг царил беспорядок, напоминая о недавнем землетрясении. Лампы горели через одну, многие раздражающе моргали.
   Через пять минут уставшие и запыхавшиеся путники достигли жилого сектора. Мышцы ныли еще сильнее, все тело ломило. Казалось, будто несколько последних часов их изнурительно и зверски избивали, стараясь не оставить ни одного живого места. Однако понимание происходящего и желание помешать Ли все время подталкивало вперед, не давая сломаться. Иначе они давно бы уже сдались и свалились у ближайшей стены, чтобы хоть немного передохнуть. Марк бегло сверился с картой на КПК и помчался дальше по коридорам сектора, мимо многочисленных дверей в жилые каюты, постоянно оглядываясь по сторонам. Вскоре он остановился у одной из комнат, убедился с верностью номера, снова взглянув в компьютер, и нажал на кнопку вызова под маленьким экраном справа от двери. Никто не отвечал, Марк повторил вызов. Анна, воспользовавшись моментом, достала свой карманный компьютер и увидела, что они стоят у комнаты, за стенами которой горит желтая точка с подписью: "Адам Луис". Похоже, Марк решил получить немного военной поддержки.
   Марк занервничал, попробовал связаться с солдатом:
   - Адам! Это Марк. Где ты?
   В ответ было слышно лишь легкое потрескивание в наушниках.
   - Что же это такое? Адам, черт возьми, с тобой все в порядке?
   В этот момент на экране у двери появилось изображение Адама. С ним было что-то не так. Он смотрел куда-то мимо, стеклянный взгляд отражал непонимание происходящего. Можно было подумать, что он просто не выспался и еще толком не проснулся, но сзади, на кровати лежали три пустые бутылки коричневого цвета: коньяк или виски.
   - Дэаа?! - невозмутимо промямлил Адам. - Чего вам?..
   - Этого нам еще не хватало, - раздраженно процедила Анна.
   Марк не обратил на ее слова внимания, и, будто точно зная, что делать дальше, произнес:
   - Адам, открой, пожалуйста.
   - Отвали-ит...е...
   - Нам нужна твоя помощь, друг.
   - Я хочу спать. Хочу побыть...
   - Бесполезно, - покачала головой Анна. - Мы лишь теряем время.
   - Адам, мы составим тебе компанию, - улыбнулся Марк. - Открывай!
   Изображение на экране погасло, и дверь с тихим шумом отъехала в сторону. На пороге стояло нечто, отдаленно напоминающее человека. Некогда белые волосы слиплись и свисали на плечи желтыми сосульками. Красное лицо было покрыто едкой недельной щетиной. Ноги постоянно подкашивались, от чего создавалось впечатление, что стоящее перед ними тело равномерно качается из стороны в сторону.
   - И что мы будем с ним делать? - возмущенно спросила Анна, посмотрев на Марка.
   - Есть один способ быстро привести его в порядок, - хитро ответил Марк и молча прошел в каюту мимо Адама.
   Тот продолжал безмолвно стоять и шататься. Анна аккуратно протиснулась рядом. Марк забежал на крохотную кухню, заказал у автоповара кефир и, когда стакан с белым напитком был полон, он поставил его в нановолновую печь. Через пять секунд Марк достал из печи горячий стакан, поставил на столик и умчался в ванную комнату. Анна, присев на край кресла, с интересом наблюдала за его действиями. Вдруг раздался звук закрывающейся двери и в комнату вполз Адам, бездумно уставившись в пол. Марк выскочил из ванной комнаты с какими-то коробочками и баночками в руках и принялся сыпать различные порошки в стакан с кефиром, добавил несколько ложек непонятных жидкостей. Наконец, он остановился, взял теперь уже мутно-желтый стакан в руку и быстро подошел к Адаму:
   - Выпей.
   Солдат послушно забрал стакан и дрожащей рукой залпом влил его содержимое в свой желудок. Внезапно на его лбу выступили крупные капли, глаза расширились, и он, зажав рот руками, побежал в ванную. Марк ухмыльнулся и, увидев недоумение на лице Анны, сказал:
   - Старый рецепт, проверенный временем. Сейчас его организм полностью прочистится от алкоголя, и он моментально протрезвеет.
   - Но откуда... - начала было Анна, но Марк ее перебил:
   - Жизнь в студенческом общежитии и не такому научит.
   Звуки активного очищения желудка, доносящиеся из ванной, затихли, дверь открылась, и в комнату медленно вошел Адам. На его лице еще оставался болезненный зеленоватый оттенок, но глаза уже были чисты, мысли посвежели.
   - Что это было? - кисло выдавил солдат.
   Марк подошел к нему, сочувствующе похлопал по плечу, и ответил:
   - Ты напился до такой степени, что не хотел нас слушать.
   - Да что там слушать! - всплеснула руками Анна. - Ты нас даже впускать к себе не хотел.
   Адам, непонимающе на них посмотрел и произнес:
   - Если это правда, то прошу меня извинить... Я уже и не помню, когда начал. Пять или шесть дней назад... Мне стало невыносимо тоскливо, я взял из бара несколько бутылок.
   - Ничего страшного, Адам, - торопливо сказал Марк. - Если честно, нам некогда особо разговаривать. Мы пришли за твоей помощью.
   - Что-то стряслось?
   - Как тебе сказать... Сначала произошло землетрясение, корабль перевернуло на бок, мы с Анной заменили энергетические стержни, активировав систему гравитационного контроля. А теперь мы собираемся помешать Ли покинуть корабль на единственной оставшейся спасательной шлюпке.
   Глаза Адама в секунды расширились от удивления.
   - Все, больше ни капли в рот не возьму. Видимо я очень многое пропустил.
   - Вдвоем мы можем не справиться, - вступила Анна. - Нам нужна твоя поддержка. Ты и стрелять хорошо умеешь, и драться.
   Адам довольно покраснел, задрал подбородок и сказал:
   - Конечно, помогу! Дайте мне пару минут на сборы. Я мигом.
   С этими словами он снова умчался в ванную, но уже спустя несколько минут вышел оттуда абсолютно свежий и чистый. Вместо стандартной одежды экипажа корабля, на нем была маскировочная военная форма цвета хаки, со множеством карманов и ремешков. Адам перекинул рюкзак через плечо и, пропустив вперед Анну и Марка, покинул свою каюту. На выходе из жилого сектора Анна резко повернула и подошла к большой прямоугольной панели в стене. Надпись на ней гласила: "Панель оружейного обеспечения".
   - Ничего не получится, - сказал Адам, собираясь идти дальше. - Чтобы получить оружие, нужно иметь звание хотя бы сержанта.
   - У нас есть другой способ, - улыбнулась девушка и вышла на связь с Иваном: - Вань, мы у оружейной панели номер... где тут номер? Ага, номер 1672-BL-2, на втором ярусе, у выхода из жилого сектора. Повторяю, номер 1672-BL-2.
   - Хорошо, - ответил голос Ивана в наушниках. - Одну минуту.
   Не прошло и тридцати секунд, как панель, с характерным для всех механизмов корабля шипением, поднялась вверх, обнажив довольно большую полку с самым разным оружием.
   - Готово!
   - Отлично! - обрадовался Марк. - Мы снова тебе очень благодарны.
   - Для этого я здесь и нужен, - рассмеялся Иван.
   Глаза Адама засияли, и он тут же подбежал к панели. Долго разглядывал содержимое, по-очереди брал пистолеты и автоматы, вертел их, смотрел через прицелы, но, в конце концов, вытащил большой дробовик и протянул:
   - То, что надо!
   Марк, недолго раздумывая, взял в руки довольно легкий пистолет и принялся осторожно его рассматривать. Анна выбрала оружие самостоятельно, Марк уже давно догадался, что к оружию она неравнодушна, правда, что ее с этим связывает, он так и не поинтересовался. Она повесила через плечо массивный дробовик, а в сумку кинула маленький пистолет и патроны. Адам уважительно кивнул, оценив ее выбор, и выбрал себе два пистолета. Немного подумав, он взял осколочную гранату, и поместил ее в один из ремешков на груди. Марк решил, что ему хватит и одного пистолета. Он открыл свой карманный компьютер и запустил карту корабля. То, что он увидел, его очень сильно удивило:
   - Не может быть!..
   Адам повернул голову в его сторону и спросил:
   - Что-то стряслось?
   - Посмотрите сюда, - Марк повернул экран КПК в их сторону. - Ли уже на четвертом ярусе, скоро он доберется до шлюпки. Но меня беспокоит другое: видите, сколько вместе с ним горящих точек?
   - Быстро он собрал себе команду, - протянула Анна, сосчитав количество отмеченных на схеме человек. - С ним Поул?
   - И Джон тоже. А еще...
   - Сергей Павлович? Он-то что там забыл?
   - Вот и мне интересно, - произнес Марк. - Всего их шестеро, включая самого Ли.
   - Сколько бы их там ни было, хватит болтать, - отрезал Адам. - Они уже на подходе, мы можем не успеть.
   - Ты прав. Немедленно отправляемся.
   И троица бегом помчалась в сторону лифта.
  
   - Мы почти на месте! - крикнул Адам, когда позади осталась очередная дверь одного из коридоров четвертого яруса.
   Марк с друзьями прошли через оранжереи и уже приближались к выходу из научного сектора, за которым располагался отсек со спасательными шлюпками. С момента их выхода из жилого сектора прошло немало времени, но светящиеся точки на карте по-прежнему оставались на месте, видимо у команды Ли что-то пошло не так.
   Марк уже не чувствовал ни рук, ни ног, он вообще не понимал, каким образом продолжает передвигать ноги, и уж тем более, как они передвигаются столь быстро. В голове бурлила кровь, пульсирующая боль с каждым шагом отдавалась в висках, из глаз непроизвольно текли мелкие слезы. В груди словно застрял острый и тяжелый комок, каждый выдох сопровождался протяжным хрипом. "Бежать, бежать, бежать", - стучало в мыслях. Мимо пролетали двери, стены длинных коридоров, свет вокруг медленно расплывался. Марк на бегу взглянул на Анну: она держалась очень хорошо, но было заметно, что слабость в каждой клеточке организма и автоматизированные бездумные движения стали для нее, как и для него, привычными вещами.
   Вскоре путники подошли к большой двери с надписью "Спасательные шлюпки". Адам угрюмо промолвил:
   - Вот мы и на месте.
   Марк снова достал свой компьютер и заглянул в карту. После этого он резко поднял голову, и Анна с Адамом увидели в его глазах стремительно нарастающую панику. Так же неожиданно Марк закрыл КПК, бросил его в сумку, поднялся на ноги и уверенно произнес:
   - Они уже на шлюпке.
   Адам взял в руки свое смертельное оружие, передернул затвор и громко сказал:
   - Вперед! Надеюсь, мы не опоздали.
   Анна молча кивнула и взяла в руки пистолет.
   - Используем оружие только при острой необходимости, - предупредил Марк.
   Двери раздвинулись, и все трое по-очереди вошли в проем. Сектор оказался по-настоящему огромным. Он представлял собой широкий, словно спортзал с высокими потолками, длинный коридор, уходящий в еле видимую даль. Там, в конце этого коридора, виднелись четыре больших двери, идущие вдоль противоположной стены. По всей видимости, это и были переходы на спасательные шлюпки. Величественные потолки украшали большие плотные окна, которые начинались еще со стен. Глубинный мрак за ними казался смертельной бездной, абсолютной чернотой, способной затащить в себя что угодно, но чтобы выпустить обратно - об этом не могло быть и речи. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что рядом никого нет, путники бегом направились в конец зала. Вокруг царила подозрительная тишина. Беспорядок от землетрясения отчетливо бросался в глаза, ящики нагромождено валялись по углам, пол был усыпан их содержимым и различным битым мусором.
   Еще издалека Адам что-то заметил у противоположной стены:
   - Там кто-то лежит! Быстрее!
   Марк попытался разглядеть, о ком говорил солдат, но мутность в глазах, слабость и элементарная тряска мешали это сделать. Наконец, они достигли конца коридора и сразу подбежали к лежащему на животе человеку. Адам осторожно перевернул его, и с удивлением замер.
   - Барри! - вскрикнула Анна.
   - Это невозможно! - пролепетал Марк. - На моей карте его нет!
   - Ты посмотри на его одежду, она вся разодрана, - сказала Анна. - Видимо, его передатчик где-то потерялся.
   Уборщик был жив, хоть и сильно побитым, лицо представляло собой кровавое полотно. Он раскрыл глаза, болезненно улыбнулся и прокряхтел:
   - Марк, рад тебя... видеть.
   - Мы тоже, дружище, - Марк присел рядом и похлопал его по плечу. - Как ты?
   - Ничего, - засмеялся Барри и, закашлявшись, выплюнул кровавый сгусток. - Кажется, я вырубился. Зубов, конечно, не досчитаюсь, да и болит все жутко, но идти смогу. Я всего лишь пытался им помешать... Они еще не уплыли?
   - Нет, нам надо торопиться, - ответил Адам, заглядывая за вторую дверь справа - единственную, за окошком которой проглядывался свет, а не кромешная морская тьма. - Держи, - солдат протянул Барри один из своих пистолетов. - Это на всякий случай, смотри не геройствуй.
   Уборщик виновато улыбнулся, стер с лица разодранным рукавом немного крови и, шатаясь, встал на ноги. Дверь оказалась не заперта, значит система управления шлюпки еще не была запущена, иначе гидроразъемы были бы активированы. Все вместе, а теперь их было четверо, путники прошли внутрь, и попали в довольно узкий коридорчик, в конце которого была еще одна дверь - ведущая непосредственно в саму шлюпку. Адам жестом приказал всем молчать и осторожно зашагал впереди, стараясь не шуметь. Марк перехватил пистолет и последовал дальше, за ним Анна и Барри. Через минуту они оказались у последней двери. Адам еще раз проверил свой дробовик, убедился в его боеготовности, затем посмотрел на остальных, одним взглядом говоря, что все под контролем, и шагнул вперед за открывшуюся перед ним дверь. Остальные бегом отправились следом.
   Их будто ждали...
   Четыре ствола уставились в лица каждому. Буквально на самом входе в шлюпку стояли Чуань Ли с лицемерной улыбкой на лице, Джон ("Трусливый пилотишка", - пронеслось в голове Марка) и двое незнакомцев: здоровяк в военной форме и невысокая девушка атлетического телосложения. Каждый держал в руках по автомату. Анна отчаянно вздохнула, а Барри испуганно опустил взгляд. Адам был в ярости, скулы на лице грозно напряглись, а руки со всей силы вцепились в оружие. Марк спокойно продолжал стоять, не опуская ствол и пытаясь оценить ситуацию: их могут убить...всех. Но и они могли дать отпор, особенно Адам. Однако стоило признаться, что шансы выйти из этой схватки живыми были практически нулевыми. Марк покрепче схватился за оружие - по крайней мере, он не собирался вот так легко и быстро сдаваться. За спинами взбунтовавшихся, вжавшись в стенку шлюпки, стояли ошарашенные Поул и Палыч. "А Чуань не глуп, - пронеслось у Марка в голове. - Двое ученых на поверхности ему бы не помешали". Азиат, словно услышав его мысли, шагнул вперед и, продолжая нагло улыбаться, произнес:
   - Мы вас уже заждались...
   - Иди к черту! - вдруг зло отпарировала Анна.
   - Успокойтесь, - лицо Ли ничуть не изменилось. - Мы лишь делаем то, что сделал бы практически каждый, на нашем месте.
   - Но вы не имеете никакого права вот так вот распоряжаться этой шлюпкой - единственным шансом на спасение, - буркнул Барри, выплюнув на пол кровавый комок.
   Ли рассмеялся:
   - А кто имеет? Капитан? Где же он? Или, может быть, Марк? Или кто-нибудь еще? Очнитесь, глупцы! Мы лежим на дне океана никому не известной планеты вот уже как семьдесят лет. Неужели вы так и не поняли? Мы забыты. Мы никому не нужны! Здесь нет капитанов, нет главных. Все равны, и каждый сам за себя. Мы лишь хотим выжить, хотим выбраться из этой смертельной консервной банки. Чем вы лучше нас? Вы хотите нас остановить, но я уверен, ни один из вас не сможет с уверенностью ответить на вопрос: "Зачем?" Что это даст? Я уже говорил, Марк, что идея с двигателями действительно очень хороша, с этим не поспоришь. Но я не могу больше ждать, - в глазах азиата промелькнул страх. - Здесь мы обречены на погибель, и с этим уже ничего не поделать. Там, наверху, можно построить какое-нибудь жилище и жить нормальной жизнью, продолжать человеческий род. Кто знает, быть может, мы заложим начало новой цивилизации, - Ли искренне усмехнулся. - А что, если Номос-2 долетел до Проксимы? Что, если они все эти семьдесят лет живут и развиваются на поверхности, веря в беспечное будущее? Можно сидеть здесь и ждать чуда, чинить эти дурацкие двигатели, продолжая сомневаться в правильности решения. А можно... - Чуань заговорщицки оглядел команду Марка. - Можно уплыть с нами и перестать беспокоиться об остальных, перестать стараться на их благо, в глубине души понимая, что никто никому не нужен. Однако на поверхности, объединившись, мы обретем ту самую силу человеческой взаимопомощи. Десять вооруженных людей способны на многое...
   - Ни за что, - перебил Адам, со злостью посмотрев на азиата. - Вы - не люди. Бросаете здесь на погибель тридцать человек, нисколько не беспокоясь об их жизнях, лишь бы спасти свои задницы.
   - Вам лучше остановиться, - тихо сказал Марк.
   Ли снова расплылся в широкой улыбке и продолжил:
   - Я и не надеялся, что вы согласитесь. Другое дело - вы не в том положении, чтобы выбирать, - с этими словами он покачал своим оружием.
   - Почему бы вам тогда просто нас не пристрелить? - ехидно встрял Барри.
   - О-о, мы бы давно это уже сделали. Но, как я уже говорил, мы вас ждали. На верху нам бы очень пригодились еще четыре человека, - ответил Ли и, не поворачивая голову крикнул, обращаясь к ученым: - Поул и ты, старикашка! Давайте, запускайте шлюпку, мы отправляемся. Пошевеливайтесь!
   Палыч и Крайтон неуверенно переглянулись и поплелись к панели управления.
   - На чем я остановился...
   - Мы уже сказали, что не хотим, - перебил Марк.
   - Ах да! Не хотите... Что ж, а мы вас и не спрашиваем. Мы лишь предлагаем вам отправиться вместе с нами и, таким образом, остаться в живых.
   - А ведь я прямо сейчас могу вышибить тебе мозги, - процедил Адам, направив ствол своего дробовика в лицо азиату, на что тот снисходительно ответил:
   - А что мне терять? Если мне суждено здесь умереть, то валяй - нажимай на курок! Но подумай о том, что через какие-то считанные секунды твои мозги составят моим компанию на этой стене. Я, конечно, понимаю, ты не они, ты - солдат, многое повидавший, через многое прошедший, и оружие умеешь держать не понаслышке, но хочу предупредить: Александр Боровой, - Ли кивнул в сторону коротко стриженого блондина, лицо которого пересекали борозды матерых шрамов. - Является сержантом военного отряда нашего корабля. И он прошел не только через тяжелое обучение и локальные военные конфликты. Если бы ты узнал, сколько успешных боевых операций за плечами этого человека, ты еще пару раз бы поразмыслил, прежде чем идти ему навстречу.
   Верзила довольно оскалился, покачав стволом автомата, куда более грозного, чем дробовик Адама.
   - Что, если мы дадим вам уплыть, но сами останемся на корабле? - из любопытства поинтересовался Марк.
   - Исключено, - серьезно подытожил Ли. - Мы не дадим вам покинуть шлюпку...живыми.
   - Почему вы просто не можете оставить нас в покое?
   - Вы нам нужны, признаюсь. Вшестером, если конечно считать этих очкастых гениев, мы вряд ли справимся с опасностями, ожидающими нас на поверхности планеты. Я же просил вас по-хорошему.
   Наступила тишина. Марк обдумал все, что сказал Ли, и с ужасом стал понимать, что в его словах есть огромная доля правды. Оставаться на корабле было очень опасно, но в то же время он не мог вот так вот просто оставить живых и здоровых мужчин и женщин на произвол судьбы. Да и там, наверху, они вполне вероятно могут погибнуть быстрее, чем здесь, на Номосе-3, где есть пища, жилье и все остальные цивилизованные людские блага. Марк сомневался. Как и остальные, он посмотрел на их лица - они выражали недопонимание происходящего и страдания в выборе дальнейших действий. Что делать дальше? Как быть?
   Чуань Ли отошел в сторону и направился к панели управления проверить, как шли дела у ученых. Анна заговорщицки подмигнула Марку, намереваясь сделать что-то неожиданное, но тот с сожалением покачал головой, мол "не стоит рисковать, в нашем положении мы полностью бессильны". Она с разочарованием в глазах опустила плечи. Адам продолжал стоять на месте, как вкопанный, не собираясь сдаваться до последнего.
   Совсем скоро Ли вернулся обратно и спокойно произнес:
   - Впрочем, уже поздно, что-либо выбирать...
   - Что ты имеешь в виду? - буркнул Адам.
   В этот момент стены и пол шлюпки с громким треском задрожали, вокруг раздался протяжный механический вой, а свет ненадолго потух.
   - Механизм запущен, - довольно сказал Ли. - Мы уплываем с этой посудины!
   - Ах ты, тварь! - взревел было Адам, прицеливаясь в азиата, но не успел он нажать на курок, как раздался выстрел и молниеносная пуля просвистела где-то рядом с лицом.
   Солдат, почувствовав острую боль, выругался и опустил ствол, схватился за ухо и с ужасом обнаружил, что оно наполовину отстрелено, а по шее текут несколько струек крови. Он поднял голову на стрелявшего: им оказался сержант, который присел на одно колено и водил стволом своего автомата из стороны в сторону, захватывая в свой обзор остальных "пленных".
   Барри бросился на помощь к Адаму, но тот отмахнулся, прокричав:
   - Все в порядке! Эта сволочь всего лишь отстрелила мне кусочек уха!
   Стены продолжали дрожать, но шлюпка оставалась на месте. Ли с негодованием бросил взгляд на ученых, копошащихся у панели управления, и прикрикнул:
   - Эй вы! В чем дело? Почему мы стоим?
   Поул повернул голову и дрожащим голосом ответил:
   - М-мы не зн-наем!.. Все датчики в норме, двигатели запущены на полную мощность, гидроразъемы стыковочных аппаратов отсоединены, мы должны плыть!
   - Такое ощущение, будто что-то удерживает шлюпку, не давая ей оторваться от корабля, - продолжил Палыч.
   - О чем вы говорите? Что это еще может быть такое? - негодующе рявкнул Ли.
   - Сложно сказать, в окна ничего не видно, слишком много ила. Понять, что именно нас держит, можно только, оказавшись снаружи, но это очень опасно... И желательно поторопиться.
   - Оказавшись снаружи, говоришь...
   Чуань задумчиво обвел взглядом команду Марка и остановился на нем самом:
   - Марк, ты уже не раз всем доказал, что способен на многое, я могу лишь надеяться, что и на этот раз ты не подведешь.
   - О чем ты? - Марк не понимал.
   - Если ты слышал слова Палыча, только оказавшись вне шлюпки, можно обнаружить причину того, что мы все еще стоим на месте. Ты наденешь скафандр и выберешься в воду, затем устранишь причину нашего простаивания.
   - Но это же безумие! - в ужасе прокричала Анна, защищая Марка.
   - Другого пути нет, - улыбнулся Ли и пригрозил ей своим автоматом.
   Марк неожиданно для всех спокойно подошел к панели космических скафандров, нажал на кнопку в стене, достал один из костюмов и принялся его надевать, бросив пистолет и сумку к стене. Скафандр был небольшим и достаточно тонким, Марк помнил, как еще в детстве смотрел видеозаписи из исторических хроник, на которых космонавты того времени выходили в открытый космос в очень неудобных громоздких костюмах. А шлемы были настолько огромны, что в них можно было поместить не одну голову. Скафандр быстро оказался на теле Марка, он подхватил небольшой шлем, взяв его под мышку, и молча направился к шлюзуемому отсеку. Остальные удивленно провожали его взглядом, даже Ли поразился его неожиданной покорности. Анна испуганно смотрела на удаляющийся скафандр, и когда тот скрылся за дверью, тяжело вздохнула, опустив голову.
   Дверь закрылась за спиной Марка, и он оказался в шлюзуемом отсеке спасательной шлюпки. Комнатка была не очень большой, стены давили своей яркой белизной. Напротив располагалась большая крышка люка, за которой простиралась бесконечная водяная бездна.
   Марк вытащил из стены конец страховочного фала, именуемого "пуповиной" и закрепил его в спиновой части костюма. Затем он надел на голову гермошлем и запустил подачу кислорода. Убедившись, что легкие не испытывают дискомфорта, Марк зашагал к люку.
   - Удачи, Марк, - вдруг возник в наушниках голос Ли.
   - Будь осторожнее, - добавила Анна.
   Марк ничего не ответил. Подойдя к люку, он надавил на большую красную кнопку справа и почувствовал, как его тело теряет вес, отрываясь от пола и бесконтрольно поднимаясь вверх. На потолке замигала лампочка, и раздался противный звук предупреждающей сирены. Разгерметизация завершилась очень быстро, сирена утихла, и крышка люка со скрипом медленно начала отъезжать в сторону.

Глава 9.

   Вода потоком хлынула в образовавшуюся щель, невесомость мгновенно улетучилась, и тело Марка подхватило бурлящей жидкостью. Сопротивляться не было ни сил, ни возможности, скафандр прибило к стене. Марк выжидал, когда дверь откроется до конца, и шлюзуемый отсек заполнится водой. Произошло это весьма быстро, и уже через каких-то десять секунд он попробовал плыть. На удивление такой способ передвижения, несмотря на не предназначенный для подводного плавания скафандр, оказался вполне легким и даже приятным. Марк сразу вспомнил про курсы подготовки к полету, где им приходилось тренироваться в таких же скафандрах не только в залах невесомости (комнаты, создающие условия вакуума, предназначенные для подготовки космонавтов), но и в огромных, глубоких резервуарах, наполненных водой. Поэтому он быстро освоился в новой обстановке и поплыл к выходу. За дверью Марка ждала кромешная тьма, от одного вида которой по спине пробежали мурашки. Немногочисленные фонари, установленные на бортах спасательной шлюпки, освещали всего лишь пару метров перед собой. Фонарь на шлеме светил ничуть не дальше. Вода была очень мутной, и во тьме казалась абсолютно черной. Царящую вокруг тишину нарушало лишь собственное дыхание. Марк шагнул в бездну.
   - Марк, ответь скорее! Марк! - в мертвой подводной тиши неожиданный голос Ивана напугал.
   - Да, Вань, я слушаю.
   - Слава богу, ты жив! С тобой все в порядке?
   - Конечно, жив, что со мной могло случиться?
   - Но ведь ты... - Иван запнулся. - Судя по карте, ты сейчас находишься вне корабля!
   - Это так, - спокойно ответил Марк, продолжая неторопливо лавировать в подводном потоке.
   - Объясни мне, что, черт возьми, происходит?
   - Мы покидаем Номос-3, - с сожалением произнес Марк.
   - Что? О чем ты говоришь? В скафандре что ли?
   - Так получилось, извини, Вань... Мы не смогли помешать Ли, он все подстроил таким образом, чтобы мы отправились с ним.
   - Как же так?.. - Иван был заметно расстроен от услышанного. - Ты ведь под водой!
   - Двигатели шлюпки были запущены, но что-то ее удерживает. Я здесь, чтобы выяснить что именно, и устранить помеху.
   - Но...что же теперь? Как нам быть дальше, Марк? - голос компьютерщика наполнился горечью.
   - Прости, дружище, - с сожалением сказал Марк. - Мы ничего не могли поделать... Не переживай, вы справитесь и без нас, я уверен! Еды предостаточно, чем заняться найдете... Я обязательно вас вытащу оттуда, обещаю! Как только мы окажемся на поверхности, я буду искать любые способы достать экипаж корабля со дна.
   - Спасибо, Марк. Мы будем ждать. Я все время буду на связи.
   - Хорошо, не пропадай!
   Иван умолк, но через несколько секунд снова появился в эфире:
   - Я сумел подключиться к системе твоего скафандра. Хм, сейчас проверим данные о внешней среде.
   - Меня уже не удивляют твои фокусы, - засмеялся Марк.
   - Ага, все в норме. Хотя... На скафандр действует радиационный фон.
   - Сколько?
   - Чуть меньше тридцати бэр, - забеспокоился Иван. - Если честно, я не совсем понимаю, что это значит.
   - Все в порядке, - успокоил его Марк. - Доза, конечно, немного выше нормы, и при долгом облучении способна причинить вред здоровью, но ученые из ОМУА предупреждали нас о том, что некоторые участки Проксимы имеют повышенный фон.
   - Тогда все хорошо... Удачи, друг.
   Голос Ивана затих, и Марк снова оказался один на один с грозной молчаливой темнотой. Он плыл вдоль борта шлюпки, рукой придерживаясь за каркас. Движения его были расчетливыми, плавными. Сквозь черную пелену он, наконец, сумел разглядеть корпус корабля. Перед ним предстало завораживающее зрелище: огромнейшая, исполинских размеров металлическая гора, усыпанная тысячами огоньков от ламп и многочисленных окон, накренившись, уходила далеко вверх и глубоко вниз, к самом дну. Шлюпка находилась в центре этой громадины, даже сквозь практически непроглядную тьму Марку открывался невероятно захватывающий дух вид. Вспомнив о радиации, он решил не задерживаться в воде слишком долго, и поплыл дальше.
   Вскоре Марк оказался у задней части шлюпки, которая пристыковывалась к корпусу корабля. Здесь было довольно шумно - двигатели были не очень мощными, но звук издавали по-настоящему громкий. Марк не увидел света, исходящего из сопел двигателей, а еще через мгновение до него дошло - он не видит самих сопел. Боясь сделать что-нибудь не так, Марк протянул вперед руку и потрогал борт шлюпки. Он был покрыт толстым слоем плотного ила, который, как паразит, облепил абсолютно весь корпус. Сопла скрывались где-то за этим непроглядным слоем. Но ведь не мог ил, даже такой твердый и толстый, удержать шлюпку с запущенными двигателями! Марк это прекрасно понимал, поэтому он решил пойти дальше - плыть вверх, на крышу шлюпки.
   Стекло шлема слегка запотело, впрочем, видимость и так была ужасной, ничего не могло сделать ее еще хуже. Осторожно и грациозно забравшись наверх, Марк обнаружил причину простоя шлюпки: помимо ила, вся задняя часть корпуса была завалена крупными камнями, их было не меньше двух десятков. По стечению каких-то необъяснимых обстоятельств они засыпали и борта, и сопла двигателей. Шлюпка просто не могла вырваться из плена, своими объятиями камни не давали ей уйти. Марк немедля сообщил:
   - Марк на связи.
   Ответил Ли:
   - Да, Марк. Что-нибудь нашел?
   - Здесь почти пол шлюпки завалено огромными булыжниками.
   - И все? В этом вся причина?
   - Видимо, да.
   - Хорошо. Продолжай, ты знаешь что делать, Марк.
   - Еще бы, - усмехнулся Марк, соображая, что следующие полчаса ему предстоит провести в радиационной воде, разгребая немалые камни и обломки скал с корпуса шлюпки.
   - Мы пока приостановим двигатели, - с нотой доброты в голосе произнес Чуань, что показалось Марку натуральным издевательством. - Как закончишь - возвращайся на борт.
   - Куда мне деваться.
   Марк понимал, что для него лучше было поторопиться, он решил приложить все усилия, чтобы как можно скорее покончить с каменным завалом. После всего, что ему пришлось пережить за последние часы, силы, казалось, почти полностью покинули его тело, но ноги продолжали неосознанно передвигаться, а руки неутомимо сдвигали булыжники. Несмотря на огромнейшее давление воды, камни казались весьма легкими для своих размеров, и через каких-то пару десятков минут Марку оставалось сбросить с корпуса шлюпки всего около пяти небольших обломков. В скафандре становилось жарко, система контроля внутренней температуры не успевала подавать охлаждение. По спине щекотливо стекали холодные струйки пота, лицо взмокло, покрывшись тонким слоем собственных испарений.
   Внезапно произошло нечто странное. Громкий, пронизывающий до самых костей, протяжный низкий гул раздался за спиной, распространяясь по всему подводному пространству. И хотя звук этот длился не больше пяти секунд, эхо, ставшее еще громче первоисточника, продолжало пульсировать еще примерно с минуту. Это было похоже на гудок гигантского теплохода, или сигнал массивного грузовика, но намного тяжелее и в тысячи раз громче. От неожиданности Марк упал на колени. Его охватил необъяснимый первобытный страх, тело задрожало в лихорадочных судорогах. Повернуть голову назад стоило для него огромных усилий.
   Ничего. Все та же черная бездна.
   Хотя, стоп... Прищурившись, Марк заметил что-то в самой дали. Он не мог поверить - в десятках километров от корабля сквозь толстую нескончаемую гущу тьмы еле-еле проглядывался слабый белый огонек, который по мере приближения заметно увеличивался. Что бы это ни было, ничего хорошего оно не предвещало. Он быстро опустился с крыши шлюпки и, как обезумевший дергая конечностями, поплыл к люку.
   - Что у тебя там происходит? - удивленно спросил Ли.
   - Откуда мне знать! - рявкнул Марк, запыхавшись. - Я возвращаюсь!
   Видимо интонация его голоса убедила азиата куда больше слов, и тот сразу затих, сообразив, что от Марка в данный момент ничего нельзя добиться. Очередная волна необъяснимого гула раздалась за спиной. Марк с ужасом повернулся назад и увидел, что ярким белым светом освещался куда больший объем, нежели пару мгновений назад. А за ним слабо, но вполне заметно стало проглядываться что-то огромное и черное, размером с пять спасательных шлюпок. Марк, путаясь в "пуповине", ринулся дальше и за несколько шагов преодолел остававшееся расстояние, снова оказавшись в шлюзуемом отсеке. Со всей силы он ударил по красной кнопке и дверь медленно стала возвращаться в свое прежнее закрытое состояние. На сей раз, вместо опустошающей мертвенной бездны, за ней светилось яркое светлое облако, таящее в себе не меньшую опасность. Наконец, дверь закрылась, и лампочка яростно замигала, подхваченная голосом сирены. Что-то противно загудело и двери отсека быстро отошли в стороны, запустив Марка вместе с потоком воды внутрь шлюпки. В океане обратная герметизация прошла не очень успешно.
   - Марк! С тобой все в порядке? - подняв голову, он увидел склонившуюся над ним Анну. Глаза ее были наполнены страхом и отчаянием.
   Марк торопливо снял гермошлем и, оглядевшись по сторонам, ответил запыхавшимся голосом:
   - Что это, черт возьми?
   Двое ученых прилипли к окнам, внимательно разглядывая необъяснимое свечение. Остальные тоже молчали, но, судя по царившей вокруг обстановке, конфликт утих - даже Адам стоял у стены без своего дробовика в руках. Марк почувствовал легкое пошатывание шлюпки и догадался - они плывут вверх.
   - Оно удаляется, - Поул повернул голову от окна. - Сложно даже предположить, что это было.
   - Чем бы это ни оказалось, думаю, нам следует радоваться тому, что оно ушло, - с ужасом произнес Палыч, продолжая смотреть в окно.
   Марк, наконец, поднялся на ноги и принялся судорожно снимать скафандр.
   - Это было не просто свечение, - озадаченно сказал он, расстегивая комбинезон. - Я почувствовал нечто...странное. За считанные секунды внутри меня разгорелся нечеловеческий страх, ужас и паника буквально обволокли мое сознание. Какое-то время я даже не мог пошевелиться.
   - Со мной произошло что-то похожее, - кивнул Адам.
   - Может, это просто какая-нибудь рыба? - осторожно предположил Джон, который снова потерял свою смелость и был напуган не меньше остальных.
   В разговор вступил светловолосый крепыш, сержант корабля:
   - Не собирай ерунды! Ага, карасик мимо проплывал!..
   Джон обиженно посмотрел на здоровяка, но промолчал.
   - А почему бы и нет? - воскликнул Палыч, отойдя от окна. - Вполне возможно, что то, что мы наблюдали - подводный житель этой планеты. Мы представить даже не можем, какие необычайные и нелогичные формы жизни здесь обитают.
   - Вы хотите сказать, - произнесла молчавшая все это время блондинка. - Что это был инопланетянин?
   Палыч развел руки в стороны:
   - Мы можем называть их, как вздумается. Но здесь, на Проксиме, они находятся у себя дома, слово "инопланетяне" будет не совсем корректным. В отличие от нас. Мы для жителей этой планеты являемся самыми настоящими гостями с космоса.
   - Хватит пороть чушь! - расхохотался Ли, встав в центр шлюпки. - Совсем скоро мы окажемся на поверхности и больше никогда не будем вспоминать о том, что здесь произошло. Инопланетяне! Ха-ха! Судя по фотографиям, которые мне показали в Управлении перед полетом, здесь и мухам-то негде плодиться. Разве вы не помните?
   - Голые скалы, песок, лед... - пробормотал Барри. - Ссохшиеся кустарники.
   - Вот именно! В таких условиях максимум, что может существовать - это какой-нибудь планктон.
   Азиату ответил Поул:
   - Если, честно, Чуань, ты рассуждаешь по-детски наивно. Нельзя быть настолько уверенным в твоих словах. Осмелюсь предположить, что в таких условиях могла зародиться и разумная жизнь. До уровня человека, конечно, она не доросла, иначе на снимки обязательно бы попали города, дороги и другие признаки развитой цивилизации. Но напрочь отрицать возможность жизни на Проксиме совершенно не разумно.
   Ли набычился и, подойдя к ученому, прорычал:
   - Ты хочешь сказать, я тупой?
   - Нет-нет, ни в коем случае! - начал оправдываться Крайтон. - Я просто...
   - А я просто могу за такие слова и в нос дать, - уже спокойнее ответил Ли и, увидев испуганные глаза ученого, удовлетворенно оскалился.
   Марк полностью освободился от космического костюма, подошел к азиату и спросил:
   - Ли, что мы собираемся делать дальше?
   Тот хохотнул и уверенно сказал:
   - А что мы сейчас можем делать? Шлюпкой управлять нельзя, остается лишь ждать. Ждать, когда нас вытолкает наверх, на поверхность. На это вряд ли уйдет много времени.
   - Хорошо, это понятно. Но что потом? Как мы доберемся до суши?
   Ли почесал затылок и ответил:
   - На самом деле, я над этим особо не задумывался... Да и какая к черту разница? Неужели мы не сможем что-нибудь придумать? У нас вон сколько умных голов, включая твою, Марк. Не исключено, что берег вообще окажется совсем рядом, и вопрос отпадет сам по себе.
   - Допустим, - холодно кивнул Марк. - А после?
   - Мне начинают надоедать твои глупые вопросы, - Ли заметно разозлился.
   - Я просто хочу выяснить, оправдано ли мы покинули корабль? Что мы будем делать, когда окажемся на земле?
   - Что мы еще можем делать? - внезапно повысил голос Чуань. - Выживать, конечно! Попробуем найти жилище, как-нибудь его обустроим. Я же уже говорил, на нас легла ответственность продолжить человеческий род здесь, на этой богом забытой планете. А что, если на нашей Земле уже никого нет в живых? Прошло семьдесят лет! Могло произойти что угодно, тем более за последние годы возможность экологического и энергетического кризисов сильно возросла, ты же понимаешь, Марк. Мир стоял на грани глобальной катастрофы. Человечество окунулось в страх всемирной войны, которая способна уничтожить всю нашу цивилизацию! Что, если именно поэтому мы так и не получили ни одного сообщения от ОМУА? Ты не думал о том, что, возможно, мы - последние люди во всей вселенной? Мы просто обязаны идти вперед, на нас лежит огромная ответственность!
   Марк удивленно уставился на азиата и проговорил:
   - О чем ты? Твои слова похожи на бред сумасшедшего.
   - Ты так ничего и не понял!! - снова повысил голос Ли.
   Неожиданно вперед вышла Анна. Она неуверенно огляделась по сторонам и тихо произнесла, обращаясь к Марку:
   - Знаешь... А ведь Ли, возможно, прав, - она виновато посмотрела ему в глаза.
   - Что? И ты туда же? - Марк покачал головой и уже собрался развернуться, чтобы уйти из беседы, как Анна воскликнула:
   - Подожди! Марк, выслушай меня, пожалуйста! Мне нужно кое-что тебе рассказать... Рассказать всем.
   На шлюпке воцарилась тишина, все с интересом взглянули на девушку в ожидании каких-либо разъяснений. Она тяжело вздохнула и начала свой рассказ.

*****

   - Господин Носов, проходите, пожалуйста.
   - Спасибо. А что с ней? Она нас не услышит?
   - Она под действием сильнейшего транквилизатора - один из этапов подготовки, проверка на аллергические реакции и т.д.
   - Спит?
   - Почти. Не обращайте внимания, можете смело говорить. Только затушите, пожалуйста, сигару, здесь категорически запрещено курить
   - Хорошо, доктор, извините.
   - Так с какой целью вы, говорите, прибыли?
   - Я бы хотел кое о чем вас попросить. Так сказать, об одной услуге.
   - Все, что угодно, Виталий Евгеньевич. О чем идет речь?
   - Видите ли, доктор... Как бы вам это сказать.
   - Говорите, как есть, никто нас не услышит, уверяю вас.
   - Дело в том, что я бы хотел вас попросить провести кое-какие дополнительные тесты.
   - С ней?
   - Да. Вернее, не только. Я хочу, чтобы вы провели эти тесты абсолютно со всеми кандидатами на полет.
   - О каких тестах идет речь, господин Носов?
   - Тесты на определение опасности бесплодия.
   - Что?
   - Да-да, вы не ослышались, необходимо провести их как можно скорее. Всех, у кого риск бесплодия превысит десять процентов, следует исключить из программы подготовки к экспедиции.
   - Но на каком основании? И зачем?
   - Доктор, на основании моего приказа, этого достаточно? Я могу достать распоряжение в письменном виде. Но уверен, этого не понадобится. Я прав?
   - Конечно, Виталий Евгеньевич. Все будет сделано, как вы просите.
   - Вот и замечательно.
   - Только не могли бы вы мне объяснить, для чего все это?
   - Хм-м... А вы, я смотрю, очень даже любопытны, доктор. Так и быть, я расскажу вам причину проведения этих тестов. Но при одном условии: никто, слышите, никто из кандидатов не должен этого знать. Если мне станет известно, что кто-то из них в курсе, помните, я могу в считанные секунды снять вас с должности. Более того, я могу устроить все так, что вас потом не возьмут даже в медбратья. Договорились?
   - Обещаю, никто ничего не узнает.
   - Хорошо. Всем нашим кандидатам, а также общественности, мы говорим, что целью экспедиции является покорение ранее неизведанных миров, озеленение планеты, готовой стать нашим вторым домом. Все в это охотно верят, и доля правды здесь, безусловно, присутствует. Однако, на самом деле, это не совсем так. Думаю, вы в курсе, доктор, что Ирак объявил об открытой угрозе своим ядерным оружием?
   - Конечно. Своим заявлением они поставили на уши весь мир. Но говорят, что это всего лишь угрозы, и не более.
   - Так думаете вы. И все остальные. Но из нескольких достоверных источников стало известно, что угроза войны вполне реальна. Ирак не шутит. Вы знаете, что произойдет с нашей планетой, пусти они хотя бы одну бомбу?
   - От одной бомбы конца света не будет, не шутите, господин Носов.
   - Доктор-доктор... Видимо, вы плохо учили историю, учась в университете. Вспомните середину шестидесятых годов прошлого века.
   - Вы о гонке ядерных вооружений?
   - Именно! Чего тогда все боялись? Не ломайте голову, я отвечу на свой вопрос: все боялись лишь одного - нажатия заветной кнопки. Вы правы, от одной бомбы на мир не погибнет, умрет город, страна, в конце концов, но никак не планета. Однако, люди понимали, что за одной бомбой последуют остальные. Со всех концов света будут запущены десятки, сотни, а то и тысячи ядерных боеголовок, которые уже точно не оставят в живых ни одного жителя Земли. Это апокалипсис. Конец света, если вам так угодно.
   - Неужели и сейчас?..
   - Да. Сегодня ядерная угроза возобновилась. Увеличенная в сотни раз. Каждая держава обладает немыслимым количеством боеголовок. Пусти Ирак одну - последуют все остальные, и конец неизбежен.
   - Кажется, я понимаю, к чему вы клоните, господин Носов.
   - Я закурю, вы не против?
   - Ладно, курите... Какая теперь уже разница.
   - Так вы догадались?
   - Думаю, да. У подпрограммы "Проксима-3" другая цель... Вы отбираете лучших и отправляете их на ту планету для того, чтобы там они смогли продолжить наш род. Чтобы человеческая цивилизация не исчезла вместе с гибелью Земли. Я прав?
   - Совершенно верно, доктор. Ну, чего же вы скисли? Не расстраивайтесь! Это не значит, что войне определенно быть, и концу света тоже. Мы всего лишь подстраховываемся. Если Ирак удастся успокоить мирными способами, и ядерная угроза оттянется еще на десятки лет, то экипаж Номоса-3 под нашим контролем будет действовать по плану, который в настоящий момент мы выдаем им за действительную цель.
   - Теперь мне все ясно... Хорошо, тесты буду проведены немедленно.
   - Вот и отлично! Будем ждать результатов. Счастливо оставаться, доктор!
   - Всего доброго, Виталий Евгеньевич.
   ...
   - Что?! Вы не спите? Анна, что вы слышали, отвечайте сейчас же!
   - Я слышала абсолютно все, доктор.
   - Черт побери, почему транквилизаторы перестали действовать так быстро? Неужели опять кто-то сделал не ту концентрацию? Что мне теперь с вами делать?
   - А что тут поделаешь? Я буду молчать, чего и вам советую...
   - Да я могу прямо сейчас исключить вас из программы!
   - Подумайте хорошенько, доктор. Исключите меня - и я вас сдам. Как сказал, многоуважаемый Виталий Носов, не видать вам после этого даже должности медбрата.
   - Ах!.. Что за день-то такой? Хорошо! Никто ничего не слышал, давайте об этом забудем.
   - Вот и славно, доктор. Хотя, если честно, слова господина Носова меня сильно впечатлили. Теперь я понимаю, что эта экспедиция значит намного большее, чем мы предполагали. Подумать только... Я - спаситель человеческого рода.
   - Да, Анна, я вам могу только позавидовать...

*****

   Все стояли, словно в ступоре, не в состоянии произнести ни слова. Анна поведала кое-что по-настоящему потрясающее и в то же время просто ужасающее.
   - То есть, - еле выговорил Марк. - То, что говорил Ли - вполне вероятная правда?
   - Получается, что так, - выдохнул азиат, удивившись услышанному не меньше остальных. - Мы были отправлены на эту планету не для обычной колонизации. И уж точно не для спасения экипажа Номоса-2.
   - Мы - избранная горстка людей, на плечи которых легла практически непосильная задача, - спокойно сказала Анна, которая, в отличие от других, уже давно свыклась с этой мыслью. - Спасти человечество от вымирания.
   - О боже... - прошептал Джон. - Это так неожиданно.
   - Ожиданно-неожиданно, теперь это не важно, - Ли посмотрел на всех, кто плыл в шлюпке. - Совершенно очевидно одно: от того, что мы только что узнали, план наших дальнейших действий не меняется. И даже больше - это и есть оправдание моих слов, - азиат взглянул на Марка, на что тот ответил:
   - Больше вопросов у меня нет.
   - Я рад, что ты все понял, и теперь на нашей стороне!
   - Никто не говорил, что я на вашей стороне, - грубо процедил Марк. - Остальные члены экипажа остались там, на корабле. Что с ними будет?..
   Марк не успел договорить, когда шлюпку вдруг очень сильно тряхануло, и все повалились на пол. Послышался скрежещущий звук рвущегося металла. Зазвучала аварийная сирена, освещение стало тускло-красным - включился сберегательный энергетический режим.
   - Что происходит? - крикнул кто-то отчаянным голосом.
   В этот момент в дальнем конце шлюпки в потолке мгновенно образовалась небольшая дыра, через которую резко хлынул поток черной ледяной воды. Шлюпку болтало из стороны в сторону.
   - Скорее! Надевайте скафандры! - прокричал Марк и увидел, как все бросились к нужной панели и принялись торопливо натягивать космические костюмы.
   Вода прибывала довольно быстро, в шлюпку ее натекло уже по щиколотку. Через пару минут все стояли, одетые в скафандры.
   - Похоже, мы на что-то наткнулись! - крикнул Ли. - И по-моему мы стоим на месте!
   - Я так и знал, что мы умрем! - заныл Джон, который уже нацепил гермошлем, боясь утонуть. - Чуяло мое сердце, не стоило мне с вами связываться! Сидел бы сейчас на корабле, попивал пиво.
   - Заткнись, сопляк! - рявкнул Чуань и обратился к Марку: - Что делать?
   - Это у тебя надо спросить, - зло ответил Марк. - Ты ведь обо всем позаботился! Или дырки в шлюпке в твоих планах не было?
   - Марк, сейчас некогда язвить! Надо спасаться! Воды уже по колено!
   - Я быстро, - торопливо бросил Марк и побрел к шлюзуемому отсеку.
   Открыв дверь, он повернулся к остальным и сказал:
   - Посмотрю, в чем там дело, и далеко ли до поверхности. Ждите, - с этими словами Марк нырнул в проем отсека.
   Через минуту, пройдя через процесс разгерметизации, он снова оказался в воде. На соединение с "пуповиной" время решил не тратить. Марк посмотрел наверх и увидел, что шлюпка упирается в белое поле, простирающееся над ней во все стороны. Стоп! Поле не белое, оно прозрачное и освещается с той стороны. Марк с восторгом сообщил в передатчик:
   - Мы добрались!
   - Как? Ты видишь поверхность воды? - крикнул в наушниках голос Ли.
   - Да, но шлюпка во что-то врезалась. Похоже на лед.
   - Отлично!
   - Ничего отличного, Ли! Как мы сквозь него проберемся?
   - Скорее возвращайся на шлюпку! Мы что-нибудь придумаем.
   - Хорошо, сейчас...
   Вдруг Марк замер на месте, почувствовав сначала внезапную слабость во всем теле, а затем - подступивший холодный ужас, который стремительно сковывал все внутренности, опутывая разум отчаянной паникой. Глубоко внизу, среди черноты морской бездны, проявлялся слабый огонек, приближающийся к шлюпке. Снова оно! Ужасное порождение неизведанных глубин планеты! В воде раздался уже знакомый низкий гул, от которого сразу становилось не по себе. Постепенно Марк взял тело под свой контроль и медленно, насколько хватало сил и воли, поплыл обратно, к люку шлюзуемого отсека.
   - Марк, быстрее! - жалобно прокричала Анна. - Оно возвращается!
   - Я... не могу, - прохрипел Марк, видя, что не успевает.
   Свечение стремительно приближалось к нему, с каждой секундой становясь все шире. Марк прижался к корпусу шлюпки и с ужасом стал ожидать страшной смерти, надеясь, что она наступит без длительных мучений. Двигаться он уже не мог, сознание практически полностью отключилось, работали лишь глаза и небольшая частичка мозга. Казалось, в его мыслях кто-то роется, пытаясь собрать как можно больше любой полезной информации.
   Все произошло очень быстро.
   Марк увидел, как мимо него и шлюпки пронеслось нечто огромное и черное. Он успел заметить, как промелькнули гигантские клыки, светящиеся невероятно ярким блеском чистого белого цвета. Затем чудовище, не сбавляя скорости, врезалось в лед, который тут же с треском развалился, пропуская в воду тусклое, но все-таки естественное освещение планеты. Монстр пронзительно загудел, на мгновение оглушив Марка, и уже через секунду стремительно бросился обратно. Марк увидел удаляющийся в глубинную бездну хвост, плотно освещаемый вокруг. И снова тишина...
   Лишь спустя какое-то время, к Марку вернулся контроль над собственным телом. Он огляделся по сторонам и увидел, что шлюпку медленно понесло к огромной дыре во льду, проделанной чудовищем. В наушниках раздался отчаянный голос Анны:
   - Марк! Ты жив? Ответь, пожалуйста!
   - Да...думаю, да.
   - Как же я рада от тебя это слышать!
   - И я рад слышать твой голос...
   - Что произошло? - спросил Ли. - Нас здорово потрясло!
   - Не могу сказать точно, но стоит поблагодарить это морское нечто. Оно сделало дыру, в которую выносит нашу шлюпку.
   - Отличные новости!
   - Мне кажется, нужно как можно скорее выбираться, пока монстр не вернулся.
   - Мы идем, Марк, - уверенно ответил азиат.
   Марк не стал ждать остальных. Он с нетерпением поплыл вверх, на белый свет. Расстояние оказалось совсем небольшим, и уже через минуту, он вынырнул на поверхность и, схватившись за край ледяной дыры, подтянулся и выбрался из воды. Не раздумывая, Марк дрожащими руками снял шлем и огляделся: вокруг, насколько хватало взгляда, простиралась плоская ледяная пустыня. Не было ни конца, ни края. Погода была не самой лучшей - воздух морозил лицо, в ушах гудел шумный ветер, а снежная порывистая метель буквально сбивала с ног. Марк с ужасом представил, как они в таких условиях будут пробираться по льду в поисках берега, и содрогнулся. Ему снова очень сильно захотелось вернуться на корабль, но уже было поздно...

Глава 10.

   Из воды в проруби, образовавшейся после столкновения монстра со льдом, один за другим повылезали гермошлемы. Марк бросился помогать людям в скафандрах вылезти из воды, остальные проделывали это самостоятельно, постоянно соскальзывая обратно и кое-как цепляясь за ледяные края. Вскоре уставшие и запыхавшиеся члены экипажа спасательной шлюпки сидели (кто-то даже лежал) на льду и, сняв шлемы, вдыхали обжигающе морозный воздух. Дышалось тяжело, и не только из-за температуры.
   - Все-таки инопланетный воздух не так хорош, как у нас на Земле, - шутливо заметил Поул, но никто не обратил на его слова внимания.
   Передышка длилась около десяти минут, за это время многие уже успели замерзнуть, и надели свои гермошлемы обратно, тем самым активировав автоматическую систему температурного контроля скафандра.
   Марк сидел молча, погрузившись в раздумья. Лицо его покрылось плотным слоем хрупкого белого инея, кожа покраснела. Сзади кто-то тихо подполз.
   - И все-таки, Марк, - произнес Ли, а это был именно он. - Что там произошло? Эта тварь вернулась?
   Азиат тоже оставался без шлема, но голову он закутал в какое-то тряпье. Ли лежал сзади, на животе, судя по его выражению лица, происходящее на поверхности, на которую он так упорно стремился, не сильно обрадовало. Марк тихо ответил, не поворачивая голову:
   - Лучше тебе не знать, что там случилось.
   А через несколько секунд тишины, нарушаемой отчаянным воем ветра, добавил:
   - Это не описать словами... это нечто, сущность которого человеческий мозг простого смертного не в состоянии осознать, понимаешь? Я был там дважды, рядом с ним, с этим порождением глубинной бездны, и то, что происходило с вами на шлюпке - ничто, по сравнению с тем, что я испытал, когда оно пронеслось мимо меня на расстоянии вытянутой руки.
   - Ты успел его разглядеть?
   - Не шути. Чтобы его разглядеть, видимо, нужно быть таким же чудовищем, как и оно. Знаешь, Ли, мне кажется, нам всем следует просто забыть про то, что мы видели и чувствовали там, под воздействием этого существа на наши мозги... забыть и надеяться, что на суше этой планеты обитают куда менее опасные создания.
   - Пожалуй, ты прав, - кивнул Ли. - Как думаешь, далеко до берега? И в какую сторону держать направление?
   Марк довольно ухмыльнулся и сказал:
   - Ну вот видишь, мой друг, я в очередной раз убеждаюсь в необдуманности твоих действий.
   Азиат принял колкое замечание, как должное и продолжил ждать ответа на поставленный вопрос. Марк поднял голову: небо было затянутым низкими серыми тучами, которые создавали сплошную непроглядную сумеречную завесу, сквозь которую еле-еле просвечивал небольшой мутновато-коричневый диск - звезда Альфа Центавра С, или Проксима Центавра, местное солнце, под светом и теплом которого экипажу предстояло провести остатки своих жизней. Вдалеке, во все стороны уходила ледяная равнина, горизонта нигде не было видно, он утопал в снежной пыли, подгоняемой яростным ветром.
   - Я не знаю, - негромко бросил Марк. - Будь я заядлым путешественником или географом, и то вряд ли бы сумел определить в таких погодных условиях, где находится берег.
   - Что ж, - сохраняя спокойствие, ответил Ли. - Пойдем наугад, надеясь на лучшее. Или будем сидеть и ждать, когда распогодится, если, конечно, это вообще когда-нибудь произойдет.
   - Глупо будет умереть после всего этого, - улыбнулся Марк. - Может, спросим у наших ученых?
   - Хорошая идея. Пойду, поинтересуюсь.
   Ли, кряхтя, пополз к сидящим в десяти метрах Палычу и Крайтону. Марк поднялся на ноги, сделал несколько шагов в сторону и присел рядом с Анной. Девушка сидела, прижав колени к груди и дрожа от чудовищного холода, окутывающего все близлежащее пространство. Ее гермошлем лежал неподалеку, темные волосы, покрывшиеся ледяной пылью, развевались на ветру.
   - Ань, ты вся продрогла... Надеть шлем, - с заботой произнес Марк.
   Анна повернула голову и дрожащим голосом ответила:
   - Мы все дураки. В таких условиях нам долго не продержаться.
   Марк спокойно взял в руки шлем, валяющийся рядом, и осторожно прицепил его к скафандру Анны. Та облегченно выдохнула и сказала через передатчик:
   - Спасибо, Марк... Я не знаю, что на меня нашло. Мне просто страшно, по-настоящему страшно. Все эти последние события: бунт, шлюпка, подводный монстр, от одного присутствия которого трясутся поджилки. А здесь такая погода, словно мы оказались на северном полюсе. Что с нами будет дальше? Я даже представить не могу, что теперь делать. Как бы я сейчас хотела оказаться на корабле, в тепле и уюте своей комнаты.
   - Нам всем страшно, поверь. И мне в том числе. Я тоже не знаю, что нас ждет впереди. Но мы должны идти дальше, бороться со всеми трудностями, только так у нас будут хоть какие-то шансы на выживание в этом мире.
   Анна посмотрела на Марка влажными от слез глазами и неожиданно спросила:
   - А тебе не холодно без шлема? Я ведь тоже могу помочь тебе его надеть!
   Марк рассмеялся, но ничего не ответил. В этот момент под ноги откуда-то сверху упала до боли знакомая сумка. Марк поднял голову и увидел стоящего перед ним Адама. Шлем его болтался на поясе, голова, как у Ли, была укутана в тряпки, а в руках он держал свой грозный дробовик.
   - Вот, - с довольным видом сказал солдат, кивнув вниз. - В последний момент, когда вода уже почти полностью затопила шлюпку, вспомнил про твой рюкзак. Пришлось за ним нырять. Возможно, немного намок, но не должен - покрытие водонепроницаемое.
   - Ух, Адам, ну ты даешь! - воскликнул Марк. - Спасибо, дружище! Не ожидал.
   - Да не за что! Чувствую, Марк, нам с тобой еще через многое предстоит пройти вместе.
   - Лично меня сей факт определенно радует!
   - Брось, - засмущался Адам, махнув рукой. - Что дальше-то делать будем? Куда пойдем?
   - Пока не решили, - вздохнул Марк. - Погодка, конечно, что надо - ничего не видать.
   - Это точно. Ну да ладно, буду ждать дальнейших указаний.
   Марк кивнул и снова повернул голову к Анне:
   - Вот видишь, с такими людьми, как Адам, мы точно не пропадем.
   - Хотелось бы в это верить...
   На сей раз Ли подошел, стоя на ногах, а не лежа на животе.
   - Проклятые ученые! - выругался он, обернувшись назад. - Ничего полезного не сказали. Им, видите ли, буран мешает! Предлагают переждать метель, ха!
   - Но ведь они правы, - проговорила Анна. - Как можно что-то сказать, если ничего не видно?
   - Они же у нас слишком умные, могли бы хоть что-нибудь да сообразить.
   - Может, действительно, будет лучше немного подождать? - предложил Марк.
   - Не говорите ерунды! А если она никогда не кончится? Так и будем здесь мерзнуть и по одному умирать от голода? Нужно всего лишь выбрать любое направление и двинуться в путь, - азиат взглянул на Марка. - Ты, Марк, достаточно удачлив, из любых передряг выходишь целым и невредимым, я полностью доверяюсь твоему чутью.
   Марк хмыкнул, небрежно взглянул на Ли, затем на Анну, и ответил, указав пальцем куда-то совершенно наугад:
   - Туда.
   Азиат повернул голову и начал пристально всматриваться вдаль, будто надеясь разглядеть там хоть что-нибудь. Через мгновение он улыбнулся и произнес:
   - Туда так туда, какая разница, в самом деле? Выдвигаемся через две минуты.
   Ли развернулся и медленно побрел в сторону, к сидящим на льду Джону, сержанту, которого, судя по разговорам, звали Александром, и блондинке со звучным именем Даниэлла. У них образовалась своя группа, одновременно основанная на строгих военных уставах и эгоистичном принципе "поможешь другому - погибнешь сам". Рано или поздно, подумал Марк, им придется объединиться с остальными, или погибнут все.
   - И все? - тихо спросила Анна.
   - А что мы можем еще поделать? - пожал плечами Марк, затем встал и добавил, уходя: - Как ни крути, Ли прав. Ждать мы не можем, придется идти вслепую.
   Когда Марк отошел на достаточно большое расстояние, Анна произнесла скорее себе, нежели кому-то:
   - В любом случае, с того самого момента, когда мы покинули корабль на шлюпке, нам всем был подписан смертный приговор. Здесь мы долго не протянем.
  
   Каждый последующий шаг давался в разы тяжелее предыдущего. Так казалось всем. Шли по глубоким сугробам, где-то снег был довольно твердым, что делало путь значительно легче, но местами он был очень мягкий и рыхлый. Ноги проваливались и застревали глубоко внизу, иногда доставая до льда. Без взаимной поддержки, ни один не прошел бы такого расстояния - вытаскивать друг друга из сугробов приходилось чуть ли не каждую минуту. Ветер продолжал рывками давить на путников, сбивая с ног. Прошло уже несколько часов, а позади осталось всего лишь пара километров. О том, сколько еще предстоит идти по этой могильной равнине, никто старался не думать. Шли в полной тишине - боялись потерять хоть капельку сил, услышать можно было только чье-нибудь ругательство после очередного порыва ледяной метели или провала под снег. Устроили передышку: сели, сняли гермошлемы, достали из своих рюкзаков скудные запасы холодной, безвкусной от мороза еды и принялись молча жевать. Вода в бутылках превратилась в лед, пить пришлось из специальных трубочек в скафандрах, предназначенных для помощи при внезапном обезвоживании организма в космосе. Это была не совсем вода, скорее раствор, с некоторыми витаминами и другими полезными компонентами, но жажду эта жидкость утоляла одним махом. Кто-то достал сигарету и попытался закурить - не вышло, ветер оказался сильнее огня. Снова поднялись, и отправились в нелегкий путь. Морозный воздух вцепился своими хваткими когтями в лица тех, кто так и не надел шлем, таких оставалось все меньше.
   Марк вдруг вспомнил про оставшихся на корабле и попытался связаться с Иваном:
   - Вань, это Марк, ответь. Ты меня слышишь?
   Не прошло и десяти секунд, как последовал ответ:
   - Да, Марк. Как вы там? Неужели уже выбрались на поверхность?
   - Ага, выбрались...
   - Ну что? Как там?
   Марк, хмыкнув, покачал головой:
   - Плохо. Тридцатиградусный мороз, простирающийся во все стороны лед и сумасшедшая метель, за которой видно чуть дальше своих ног.
   - Ну и ну, - протянул Иван и видимо задумался, но затем продолжил: - Что собираетесь делать?
   - Идем в произвольном направлении, надеемся дойти до берега. Если, конечно, он здесь вообще есть...
   - Мда, вам не позавидуешь, Марк. Как и нам, в общем-то.
   - И не говори, даже не знаю, кому хуже. Думаю, мы долго не протянем: пять-шесть дней, максимум неделю с небольшим. Еды не много, холод обжигает. Посмотрим, что будет дальше, может, и выберемся из этого ада.
   - Жаль, что я ничем не могу вам помочь, - с сожалением произнес Иван.
   - Брось, как-нибудь справимся. У вас там как дела?.. - Марк в очередной раз провалился одной ногой в глубокий сугроб и с трудом, приняв помощь от шедшего впереди Барри, выбрался из снега. - Извини, идти довольно тяжело, намело целые горы.
   - Да что у нас... Все без особых изменений: шифр еще подбирается, да и не вижу я уже особого смысла в полном восстановлении системы. Двигатель чинить больше некому, а все другие функции корабля я уже постепенно взломал по одной. Так что мы просто сидим и ждем. Только вот не знаю, чего...
   - Я свое обещание сдержу, дружище. Рано или поздно, но мы придумаем, как вас оттуда вытащить. Вот только сами разберемся со своими проблемами.
   - Это хорошо, это радует, - искренне воскликнул Иван. - Буду ждать любых новостей.
   - А я тогда постараюсь сразу обо всем сообщать.
   - Договорились!
   - Ну, все, счастливо, Вань!
   - Удачи Марк.
   Казалось, идти становилось все тяжелее. Привалы стали делать чаще и подольше. Все ужасно устали, сил почти не оставалось, но, пока вокруг было видно хоть что-то, нужно было двигаться дальше.
   Вскоре стало очень быстро темнеть, и путников окружила непроглядная тьма, пришлось остановиться. Ветер усилился, стало еще холоднее, все уже давно надели шлемы и теперь лежали прямо на снегу, согреваясь теплом, вырабатываемым скафандрами. Однако так не могло продолжаться вечно, через пару дней, заряд должен был кончиться, но об этом никто старался не думать. Чтобы утром не потерять направление пути, Ли лег впереди. Остальные улеглись примерно в том же порядке, что и шли весь прошедший день.
   Марк уже начал было дремать, когда вдруг услышал в наушниках шепчущий голос Анны:
   - Марк! Марк! Ты не спишь?
   Открыв глаза, Марк увидел нависший над ним силуэт девушки в космическом скафандре.
   - Марк, это я, - сказала она и присела. - Не могу уснуть в такой обстановке.
   Нежно обняв Анну за плечи, Марк прижал ее к себе и, хоть это было очень неудобно, улегся рядом. Затем он немного подумал и негромко спросил:
   - Почему ты не хочешь верить в то, что все будет в порядке?
   - Просто не понимаю, зачем.
   - Без надежды силы покинут нас намного быстрее, мы должны сохранять хоть капельку уверенности в завтрашнем дне.
   Анна помолчала и ответила:
   - Знаешь...а ведь я рассказала тебе не всю правду о том, как покинула свою семью.
   - Ничего, я ведь не заставляю.
   - А я хочу, чтобы ты знал все, - девушка повысила голос.
   - Рассказывай, я слушаю, - нежно прошептал Марк.
   - Рассказывать особо не чего, Марк... Вся правда заключается в том, что я его обманывала. У меня был другой. Любовник. Я все равно рано или поздно собиралась бросать мужа, мы разлюбили друг друга, а с ним... с ним я чувствовала себя женщиной, нужной кому-то, чтобы дышать, существовать!.. Я почти не задумывалась о дочери. И сейчас, от этой мысли мне становится страшно. Ведь ее уже наверняка нет в живых, а я так и не попросила прощения. Думаю, она ненавидела меня всю свою жизнь.
   Анна опустила голову и тихонько заплакала. Марк сильнее прижал ее к себе, и сказал:
   - Не говори так, Ань... Ты не можешь быть в этом уверенна. Почему-то мне кажется, что, несмотря ни на что, твой муж рассказывал дочке только самое хорошее о ее матери. Просто ты совершила ошибку, которую невозможно исправить. Но ведь жизнь на этом не заканчивается. Мы здесь, на этой ужасной планете, и никто, слышишь, никто не в праве нас судить.
   - Как же ты не понимаешь, Марк! Мне кажется, будто это было несколько дней назад! Мне очень плохо, я ничего не могу с собой поделать...
   - Я все понимаю, - произнес Марк. - Мне тоже стоит о многом тебе рассказать, но, думаю, я еще не готов. Но какими бы не были наши судьбы тогда, на Земле, нам выдалась уникальная возможность начать все с начала. Это не значит, что стоит забыть всех тех, кого мы знали в прошлых жизнях, нет... Просто нужно думать о будущем, не только нашем, но и будущем всего человечества.
   - Да нету у нас будущего! Ведь видно и так. Или ты правда думаешь, что за пару дней мы вдруг случайно наткнемся на землю? Посмотри правде в глаза, Марк - мы уже почти мертвы.
   - Знаешь, - прошептал Марк после минутного молчания. - Если бы каждый из нас верил, в то, что у нас нет никаких шансов, то мы бы точно уже были трупами. Надежда движет дальше, она помогает нам идти вперед и стараться не думать о худшем. Все прекрасно понимают, в какой ситуации мы оказались, но не каждый способен вот так сдаться...
   - Возможно, ты и прав, - Анна протяжно зевнула и закрыла глаза. - Мне не очень-то охота сейчас ни с кем спорить. Я последую твоему совету и буду ждать теплого и солнечного утра...
   - Вот увидишь, такое утро наступит, - но девушка уже спала.
   Марк с заботой обнял ее вокруг талии и продолжил лежать на спине, разглядывая небо. Низкие тучи продолжали стремительно проноситься над головой, иногда появлялись просветы, но за ними он разглядел другой слой облаков, более высокий. Естественно, не было видно ни звездочки. Несмотря на очень теплый обогрев внутри скафандра, Марк, буквально кожей чувствовал, насколько там, снаружи, холодно. Достаточно было оглядеться вокруг, на безжизненную ледяную пустыню, бесконечно обдуваемую промозглым ветром. Вскоре, он сам не заметил, как погрузился в сон, тревожный и неспокойный.
  
   Открыл глаза, поднял голову. Немного посветлело. Небо по-прежнему было наглухо затянуто серой мглой, ветер продолжал носить снежную пыль. Похоже, все еще спали. Марк осторожно вылез из-под обнимавшей его девушки, поднялся, соображая о наступившем времени суток. Утро или день - на этой планете они, похоже, ничем не отличались. Погода не изменилась, даже наоборот - казалось, что воздух стал холоднее, а буран непрогляднее.
   Анна подняла голову, быстро посмотрела по сторонам и сказала:
   - Видимо, как-нибудь в другой раз?
   Марк пожал плечами и пробормотал:
   - Уверен, что да.
   Вскоре все проснулись, перекусили и отправились в дальнейший путь. Идти было еще тяжелее, чем в предыдущий день - сказывалась всеобщая усталость. Продолжали в молчании брести по засыпанному толстым слоем снега льду, проваливались, помогали друг другу - все, как и прежде. Перерывы делали так часто, что стало казаться, будто на них уходит больше времени, чем на передвижение. По-другому не получалось.
   На очередном привале к Марку подошел Палыч, уселся рядом и, прожевывая что-то ледяное и твердое, обратился:
   - Ну что, Марк, какие прогнозы? Выберемся?
   - Если честно, уже начинаю в этом сомневаться, - вздохнул Марк. - Как вы, Сергей Павлович?
   - Нормально-нормально... говоришь, сомневаешься?
   - Уже и не знаю, на что надеяться. Вдруг мы вообще идем еще глубже в ледяную пустыню.
   - Все возможно, - улыбнулся Палыч. - Я вообще должен быть не здесь, мое место на корабле. Это все Ли, он угрожал...
   - Уверен, Ли за это еще ответит. Что с вами? Вам холодно?
   Палыч действительно дрожал всем телом, губы приобрели фиолетовый оттенок, в глаза стали словно стеклянными.
   - Да так, пустяки, - бросил он в ответ. - Переживем.
   - Ну-ка, дайте я взгляну, - произнес Марк и принялся рассматривать сначала поверхность скафандра, затем крохотную панель управления на правом рукаве. - Не может быть. Ваш скафандр уже почти отключился.
   - Не переживай за меня, Марк, - весело сказал Палыч и начал подниматься на ноги. - Пошли! Вон уже все собрались отправляться дальше.
   Марк проводил его взглядом и, с сожалением вздохнув, побрел следом.
   День тянулся мучительно долго, люди сбились со счета времени. Некоторые стали обессилено падать прямо на снег, приходилось делать привалы. Ветер шумно свистел, раскидывая снег по безжизненной равнине льда, видимость становилась еще хуже, вскоре обзор стал составлять не больше пятнадцати метров вокруг путников.
   Стемнело так же неожиданно, как и в прошлый день. Вынуждены были остановиться на ночлег. Запасы еды убывали на глазах, о том, что будет, когда они кончаться, разумнее было пока не задумываться. Расселись по кучкам, тихо и осторожно беседовали, Марк подошел к ученым, сидящим вместе, устроился рядом с ними и заговорил:
   - Как вы? - кивнул Палычу.
   - Нормально, - прокряхтел тот. - Я в порядке.
   - Я бы так не сказал.
   - Не волнуйся ты так, как-нибудь выберемся!
   Марк взглянул на тоскливую улыбку светловолосого мужчины и покачал головой:
   - Обидно, что я ничем не могу помочь.
   - Ладно тебе! Мне даже почти не холодно. Я накинул под скафандром какую-то куртку, которую мы стащили со шлюпки.
   - Куртку? А еще есть? В скором времени они бы нам всем пригодились.
   - Штук пять у азиата, - вступил в разговор Поул, который за последние два дня из разговорчивого зануды превратился в одного из самых молчаливых членов группы. - Они забрали, видимо берегут для себя.
   - Настанет время - поделятся, - без тени сомнения сказал Марк.
   Посидели в тишине пару минут.
   - Я тут подумал, - вновь заговорил Марк. - Каковы наши шансы встретиться с экипажем Номоса-2? Я, конечно, понимаю, что практически нулевые, но все же?
   - Ты прав, шансов, можно сказать, нет, - ответил Крайтон. - Даже если предположить, что они все-таки достигли планеты и высадились на ее поверхность, откуда нам знать, где именно? Случайная встреча кажется нереальной, и с этим придется смириться.
   - Если у них все получилось, то они, наверняка, за прошедшую сотню лет построили немало городов. Я слышал, на их корабле было больше техники и стройматериалов, чем у нас.
   - В таком случае, они бы вышли на связь с Землей, - грустно сказал Палыч.
   - Не будьте такими пессимистами, - улыбнулся Марк. - Мало ли что могло произойти, сломался передатчик, не смогли починить, или попросту решили не беспокоиться по этому поводу, а начать жить и радоваться этой жизни.
   - Это не мы пессимисты, - отметил Поул. - Это ты, Марк, чрезвычайный оптимист!
   - Вера в лучшее помогает мне не согнуться, - неунывающе ответил Марк и, попрощавшись с учеными, отправился спать, к Анне.
   Девушка уже спала. Он осторожно лег рядом, обнял ее за плечи и закрыл глаза.
   - О чем вы говорили? - шепотом спросила Анна.
   - О многом.
   - Они так же сильно верят, что мы выберемся живыми?
   - Думаю, нет. Мне кажется, они вообще ни во что не верят. Что с них взять? Ученые.
   - Это точно...
   ...
   - Марк, получается я тоже ученый?
   - Спи, родная, спи. Завтра будет тяжелый день.
  
   Когда Марк открыл глаза от чего-то светлого и слегка теплого, он подумал, что все еще спит. Однако вскоре он осознал, что уже окончательно проснулся и лежал спиной на снегу, зажмурившись и с наслаждением разглядывая серые тучи, в которых прямо над его головой образовался крохотный просвет. В этом небольшом прямоугольнике можно было разглядеть кусочек лазурного чистого неба и белый, ослепительно-яркий диск местного солнца. Его чуть теплые лучи нежно ласкали лицо, вызывая самую настоящую эйфорию. Марк приподнялся и огляделся: метель успокоилась, но в глаза бросилось совсем другое. Берег. Крутые и не очень склоны серо-коричневых холмов расположились далеко слева от проделанного пути экипажа.
   - Это что же получается... - пробормотал неожиданно появившийся рядом Ли, неуверенно вглядываясь вдаль заспанными глазами. - Мы все это время шли практически вдоль суши?
   - Никто не заставлял выбирать меня направляющим, - пожал плечами Марк и, сняв шлем, с удовольствие вдохнул прохладный, но куда более теплый воздух.
   - Даже не верится, - заулыбался азиат, пропустив замечание мимо ушей. - Добрались!
   От его возгласов стали просыпаться остальные. Увидев улучшившуюся погоду и виднеющийся на горизонте берег, они довольно быстро взбодрились и через каких-то десять минут радостные потопали в направлении темнеющих скал. Однако это оказалось не так просто. Путники шли почти без отдыха в течение нескольких часов, но берег все еще оставался весьма далеким от них. Мысль о том, что, наконец, можно будет ступить на землю, подгоняла уставших людей, заставляла не обращать внимания на ноющую боль в ногах, и они продолжили тяжелый путь.
   Шли долго, с десяток часов, однако вокруг еще было светло, когда экипаж наткнулся на очередную проблему. Путники остановились на краю толстого, засыпанного снежными сугробами, льда, уставившись под ноги, прямо перед собой.
   - Нилас, - промолвил Поул.
   Не дойдя до берега несколько сотен метров, лед заканчивался, резко переходя в черную поверхность воды, покрытой чуть заметной блестящей коркой.
   - Вода? - изумленно воскликнул сержант.
   - Не совсем, - поправил его Палыч. - Если присмотреться, можно увидеть совсем тоненький слой льда. Такое часто бывает у берегов.
   - Все равно же придется плыть? - спросил Ли.
   - Конечно. Нилас очень эластичен, да и не сильно толстый. В любом случае дальше будем передвигаться только вплавь.
   - Здорово! - заныл Джон. - Тут ведь почти полкилометра. Потонем!
   - А скафандр тебе на что? - проворчал Ли. - Надевай гермошлем, и вперед! Не очень удобно, я понимаю, но вполне реально. Марк вон, недавно плавал, и ничего - не жаловался. Так что, кончай скулить, а то сам потоплю.
   Видимо на Земле Ли был очень хорошим и уважаемым прорабом, только этим можно было объяснить его способность подчинить себе даже военного пилота. Джон виновато опустил голову и принялся надевать шлем. Остальные последовали его примеру.
   - Стараемся держаться друг за другом! - скомандовал азиат и шагнул за край ледяной пустыни.
   Лед мгновенно треснул под его ногами, и скафандр с плеском погрузился в темную воду. Следом последовали сержант и Даниэлла. Закинув рюкзак на плечи, Марк прыгнул вслед за Палычем. Оказавшись в воде, он почувствовал, как его потянуло вниз. Сопротивляясь гравитационной силе, Марк с трудом передвигал конечностями. Поплыл вперед. В мутной воде обзор был практически нулевой. Ни о каком организованном передвижении не могло идти и речи, большинство людей моментально окутала паника. Боясь утонуть, они изо всей силы толкали воду руками и ногами, бултыхались, расплываясь в разных направлениях.
   - Без паники! - взревел Ли в наушниках, запыхавшимся голосом. - Друг за другом! Уже почти добрались!
   - Марк! - закричала Анна.
   - Что? Где ты? - Марк остановился, пытаясь разглядеть сквозь мутную жижу очертания девушки.
   - Я прямо за тобой! Со мной все в порядке! Палыч!!!
   В один миг осознав, что Анна имела в виду, Марк развернулся и почти вслепую нырнул вглубь воды. Озираясь по сторонам, он выглядывал хоть какой-нибудь намек на присутствие Палыча. Ничего. Лишь грязная муть.
   - Палыч! - крикнул Марк в передатчик, но ответа так и не услышал. - Сергей Павлович! Где вы?
   И в тот момент, когда Марк уже совсем было потерял какую-либо надежду обнаружить Палыча, он заметил, как что-то блеснуло в нескольких метрах под ним. Скафандр!
   - Палыч! - снова прокричал Марк и нырнул глубже.
   Быстро подплыв к тонущему скафандру, он схватил его за руки и потянул вверх. Сделать это оказалось не так просто, вес обоих скафандров был достаточно большим, а до поверхности воды было не менее трех десятков метров.
   - Марк! - зазвучал в наушниках голос Палыча.
   - Палыч, что произошло?
   - Это все скафандр, видимо я где-то его пробил. Я только залез в воду, как почувствовал, что он протекает.
   - Я вас вытащу, Сергей Павлович!
   - Подожди, не торопись, - дрожащим голосом прокряхтел Палыч. - Ты даже не представляешь, какая здесь ледяная вода. Я не чувствую ног.
   - Держитесь!
   - Ты же видишь, что ничего не выходит, не губи нас обоих, Марк.
   - Не говорите ерунды! Барри, Адам, кто-нибудь, помогите!
   - Марк, они не смогут, ты нашел меня здесь совершенно случайно, а для них это не представляется возможным.
   - Но...
   - Отпусти меня, Марк.
   - Я не могу.
   - Прошу тебя. Отпусти.
   Марк почувствовал, что их обоих потянуло вниз и вдруг, сквозь слегка прозрачную воду увидел лицо Палыча, улыбающееся за стеклом гермошлема. В следующую секунду, пальцы на руках разжались.
   - Извини, Палыч.
   - Спасибо тебе, Марк. За все. Прощай.
   В этот момент вода в скафандре Палыча добралась до головы, и шлем за несколько секунд заполнился черной смертельной жидкостью.
   Марк стремительно начал подниматься обратно. На глазах незаметно выступили слезы. Добравшись до поверхности, он увидел, что остальные уже почти добрались до берега, и быстро поплыл в их сторону.
   - Марк, что-то случилось? - вдруг спросил Барри. - Ты нас звал?
   - Звал. Уже ничего, Барри.
   - Как там Палыч? - поинтересовалась Анна.
   - Уверен, ему сейчас намного лучше, чем нам.
   - О боже...
  
   Спустя около получаса однообразных и утомительных движений руками и ногами, Марк выбрался на сушу. Остальные уже радостно разгуливали по твердому и сухому песку, изучая побережье, которое представляло собой лишь всевозможные серые скалы и бесконечные холмы. Анна подбежала к Марку, обняла его и искренне зарыдала.
   - Ну-ну, успокойся, - нежно произнес Марк.
   - Он был таким добрым человеком!..
   - Палыч умер, не жалея о прожитой жизни. Это главное. Я ничего не мог поделать, я пытался.
   Неожиданно сзади подошел Ли и скромно сказал:
   - Мои соболезнования, Марк.
   Марк лишь зло посмотрел на азиата и ничего не ответил. Тот пожал плечами и продолжил:
   - Думаю, это тебя заинтересует.
   - О чем ты говоришь?
   - Посмотри.
   Марк взглянул в сторону, в которую указал Ли, и увидел что-то небольшое и блестящее, лежащее на берегу, в паре километров от них.
   - Что это? - непонимающе пробормотал он.
   - Мне кажется, спасательная шлюпка.

Глава 11.

   - Билл Ридер, капитан межзвездного корабля Номос-3. Мой побег с судна оказался успешным, я выбрался на поверхность незнакомой планеты. В том, что это Проксима Номос я почти не сомневаюсь - обнаруженный мною ландшафт соответствует показанному на фотографиях во время инструктажа. Цель нашей миссии заключалась в высадке на планете и ее дальнейшем благоустройстве и заселении. Перед нами была послана другая, более масштабная экспедиция, но, к сожалению, связь с ними пропала, и никто не знает, что же с ними случилось, добрались ли они до назначенного места... Я очнулся на корабле, совсем один, остальные члены экипажа по-прежнему находятся в состоянии криогенного сна. Почему это происходит, и сколько истекло времени с момента нашего вылета, мне не известно. Первые дни прошли весьма неплохо, но чем дольше я оставался один на этом огромном судне, тем больше начинал испытывать чувство одиночества и жуткой паники, вскоре я в буквальном смысле начал сходить с ума. Мне пришлось покинуть корабль. Я не мог там оставаться. Что делать дальше? Куда идти? Мне страшно, страшно до безумия. Иногда я начинаю всерьез задумываться о самоубийстве... Чувствую себя Робинзоном. Забавно.
  
   - Третий день на поверхности. Я почти не выхожу из спасательной шлюпки, которую прибило к берегу. Погода здесь ужасная: совершенно невыносимый холод и непроглядная метель. Вчера пару раз выходил наружу, немного прогулялся. Местность представляет собой многочисленные скалы, камни, ледники. Ничего хорошего. Очень тоскливо. Благо еды, выпивки и сигарет я взял с собой предостаточно - одному хватит надолго.
  
   - Пятый день на поверхности. Продолжаю сидеть в шлюпке, пью, практически не переставая. Каждый раз, когда задумываюсь о происходящем со мной, впадаю в жуткую депрессию, цепенею от страха. Начал плакать. Никогда бы не подумал...
  
   - Шестой день на поверхности планеты. Вчера ночью решил немного прогуляться. Услышал где-то вдалеке жуткие нечеловеческие звуки. Однако я уверен, что их издавали живые существа. Казалось, будто кричит сумасшедшая обезьяна, которой к тому же что-то отрезают. Я такого еще никогда не слышал... В панике побежал назад, в темноте чуть не заблудился. Видимо ночами здесь намного опаснее. Что может поджидать меня там? Надеюсь, мне никогда не придется столкнуться с этим кошмаром.
  
   - Билл Ридер. Десятый день на поверхности. Кажется, я снова начинаю сходить с ума. Я больше не могу сидеть в этой консервной банке, иногда мне кажется, будто я застрял здесь навсегда. Я понимаю, что снаружи меня поджидает множество опасностей, и ничего хорошего там не найти, но находиться в этом корыте... Господи! Да я уже готов умереть от зубов какой-нибудь жуткой твари, чем сидеть в шлюпке. Завтра отправлюсь на разведку. Захвачу с собой Флем и пойду, куда глаза глядят. Оружия я захватил тоже немало, но буду надеяться, что оно мне не понадобится. Ах да! КПК я решил оставить здесь, вдруг потеряю. Если же я не вернусь, мои записи смогут просмотреть те, кто найдут эту шлюпку. Хотя, кого я обманываю... В этом богом забытом месте никого нет и не будет.
  
   - Черт, я даже не знаю, какой сейчас день! Только что вернулся с прогулки. Проходил три или четыре дня, затем вернулся обратно - кончилась еда. Ландшафт не меняется. Все время я пробирался по камням и скалам. По ночам снова слышал те ужасные звуки, иногда они раздавались буквально в паре километров от меня. Почти не спал. Не думал, что страх может быть таким живым и бурлящим. Через пару дней отправлюсь снова. На этот раз возьму больше еды, питаться буду экономно. Хочу найти хоть что-нибудь интересное. А сейчас напьюсь.
  
   - О боже! О боже! Господи! Да что же это такое?! Я видел ИХ! Тех, кто издает эти ужасные звуки. Это... это... Мне нужно срочно выпить!
  
   - Билл Ридер, капитан Номоса-3. Вчера я вернулся с очередной вылазки наружу. Я шел около шести дней, пока не наткнулся на ЭТО. Я не могу объяснить, что же это было: природное явление, или строение какой-то древней цивилизации, жившей на это планете тысячи лет назад. Не знаю даже, как это описать. Да и незачем, видимо. Я начал спускаться вниз, по спирали. Прошло несколько часов, как вдруг я увидел тех тварей. Волосатые мерзкие уроды, которые ночами издают жуткие гортанные звуки. Мне показалось, что они меня увидели, и я, не став выяснять так это или нет, поскорее унес ноги. И вот я снова на шлюпке. Меня до сих пор трясет от увиденного. Боже, неужели эти твари еще и разумные? Вдруг это был их муравейник? Не хочу трезветь, пьяному не так страшно.
  
   - Кажется, за мной проследили. Прошлой ночью возгласы тварей раздавались почти у самой шлюпки. Чуть не наложил в штаны. Продолжаю сидеть.
  
   - Билл Ридер... Дней пять я уже не вылезал наружу. Крики по ночам прекратились. Завтра снова отправлюсь на разведку, но ненадолго, на день или два. Сам не заметил, как стал молиться, все чаще и чаще. На Земле я был атеистом - смешно.
  
   - Только что вернулся с прогулки. Невероятно! Вдали, у самого горизонта, я увидел столб дыма. Неужели, на этой проклятой планете есть кто-то живой и разумный, кроме меня? Надеюсь, не вулкан. Хочется верить, что я найду поселенцев с Номоса-2, хотя очень сомневаюсь. Интересно: наверное, это уже их дети, или даже внуки. Завтра с утра выхожу в том направлении.

*****

   Адам с восхищением подошел к оружейной панели и, внимательно изучив ее содержимое, достал большой черный кейс, аккуратно положил его на пол и открыл. В чемодане лежали всевозможные оружейные детали: несколько прикладов, стволов, прицелы и магазины с патронами. Но солдат не растерялся, взял в руку один из прикладов, в другую - какую-то непонятную деталь с курком, быстро их соединил, достал из коробки самый короткий ствол, одним движением прикрутил его к конструкции и, с довольным видом завертел перед собой уже готовым автоматом.
   - Красота! - вырвалось из его уст. - Карабин Flemington ACP, или просто "Флем". Два типа приклада, возможность использования трех калибров боеприпасов, три типоразмера ствола, два съемных прицела, счетчик патронов... Скорострельность до тысячи выстрелов в минуту. И все это удовольствие весит всего лишь четыре килограмма. Я из таких стрелял только на учениях, это непередаваемые ощущения.
   Марк завистливо посмотрел на это чудо-оружие, и Адам, заметив его взгляд отметил:
   - Без специальной подготовки эту штуку в руки лучше не брать. Но здесь есть много других хороших вещиц, - сказав это, он вытащил из панели небольшой автомат и протянул его Марку. - Держи. NK MG13, "Энки" - очень удобен в использовании. Одно время был моим любимым автоматом.
   Марк благодарно кивнул Адаму и удовлетворенно принялся рассматривать угловатый ствол, который, впрочем, выглядел не менее угрожающе нахваленного Флема.
   - Отличная замена утонувшему оружию, - довольно крякнул Ли, который стоял рядом и все никак не мог определиться с окончательным выбором своего вооружения. - Теперь нам никакие твари не смогут помешать! И чего это капитан их так боялся, когда у него тут целый оружейный склад на борту.
   - В любом случае, нужно всегда быть на стороже, - заметила Анна, передернув затвор небольшого пистолета-пулемета. - Мы понятия не имеем, что это за существа, какой силой они обладают, и легко ли их убить.
   - Да чего там думать! Очередь в грудь - и труп, при таком раскладе любая тварь сдохнет.
   - Мы идем не на бойню, - спокойно вставил Марк, взглянув на азиата. - Стрелять будем только в крайнем случае, если они нападут первыми. Кто их знает, может быть это обычные безобидные животные.
   - Ага! И питаются снегом с камнями! - заржал Ли и, обвесившись всевозможными пушками, отошел в сторону, к Александру и Даниэлле, которые уже разгребали набранную кучу автоматов и пистолетов.
   - Я его когда-нибудь точно пристрелю, - процедил сквозь зубы Адам.
   Марк успокаивающе положил руку ему на плечо и произнес:
   - Всему свое время. Уверен, он получит по заслугам. И, возможно, без наших усилий. Ты уже выбрал себе новый скафандр?
   - Еще нет. Да какая разница? - улыбнулся солдат. - Они ведь все одинаковые! Рост и ширину отрегулирую, и в путь!
   Марк засмеялся в ответ и снова принялся рассматривать свой Энки. Подошел Ли, встал рядом и заговорил:
   - Отправляемся на рассвете. Все устали, одна ночь в тепле и уюте не навредит.
   - Хорошо, согласен, - кивнул Марк в ответ. - Есть идеи, куда направимся?
   Чуань почесал подбородок и сказал:
   - Судя по всему, найти то, на что наткнулся капитан, не так сложно. У нас на это должно уйти намного меньше времени. Думаю, пойдем перпендикулярно береговой линии, выстроившись при этом в широкую полосу. По скалам идти нелегко, но все лучше, чем по рыхлому снегу - обойдемся без взаимной поддержки.
   - Ладно, идея неплохая, - честно улыбнулся Марк, на что Ли довольно хмыкнул и вновь отошел в сторону, к "своим" людям.
   За оживленной подготовкой к дальнейшему походу незаметно опустилась тьма. Погода снова испортилась. Поужинав теплой и оттого безумно вкусной пищей, люди укладывались спать. Экипаж устроился на маленьких, но достаточно удобных койках. Марк облегченно выдохнул, когда почувствовал прикосновение мягкой поверхности кровати к спине и ногам. Спать в скафандре было ужасно неудобно, поэтому уют спасательной шлюпки показался ему, да и всем остальным, невероятно комфортным.
   Выбравшись на берег, экипаж Номоса-3 быстро добрался до обнаруженной шлюпки. Карманный компьютер с видеозаписями капитана корабля тут же был найден, а сами записи немедленно просмотрены. Сообщение Билла Ридера о непонятных созданиях сильно напугало, но надежды на то, что он еще жив, и, возможно, живы последователи экипажа предыдущей экспедиции, вдохновили на поиски следов других людей, живущих на этой планете. Взобравшись на скалы, идущие вдоль берега, экипаж выяснил, что, как и утверждал капитан, там не было ничего, кроме камней, скал, льда и песка. Весть о смерти Палыча всех сильно расстроила, особенно Поула, который за последние дни очень сблизился со своим коллегой. Крайтон упал на колени и, не сдерживая слез, разрыдался. Потеря действительно была велика... У Марка перед глазами снова и снова прокручивалась картина смерти Сергея Павловича: шлем скафандра, быстро заполняющийся черной жидкостью и глаза, глаза ни о чем не сожалеющего человека. Не винить себя, Марк не мог, даже несмотря на предсмертные слова погибшего.
  
   - Марк, ты не спишь? Это я! - тихий шепот раздался прямо перед лицом, и Марк мгновенно открыл глаза, разглядывая нежные черты лица склонившейся над ним Анны.
   - Как видишь, уже нет, - улыбнулся он в ответ. - Что-то случилось?
   - Нет... я просто не могу уснуть. Хотела с кем-нибудь поговорить.
   - Хорошо, только давай не здесь, а то всех разбудим.
   - Конечно.
   Они поднялись и отошли в другой конец шлюпки, затем уселись на пол, у стены. Экипаж с наслаждением спал, погрузившись во всевозможные яркие и не очень сны. Иногда слышалось довольное похрапывание. Марк приобнял девушку за плечи, и она прижалась к нему, будто боясь замерзнуть, хотя на шлюпке было очень тепло. Так они посидели еще минут пять, пока, наконец, Марк не заговорил:
   - Мне тоже страшно, Ань.
   - Я не боюсь неизвестности.
   - Мне, как и всем, страшно от того, что мы каждую секунду находимся на краю от смерти. И что делать дальше, не знает ни один из присутствующих на этой шлюпке. Даже Ли. Может быть, по нему этого не видно, но я знаю, он боится сильнее некоторых.
   - Я не боюсь смерти. Меня бросает в дрожь от мысли, что все наши действия абсолютно бессмысленны. Я не хочу так думать, но разум подсказывает, что мы все здесь скоро умрем, и то, что мы делаем, лишь ненадолго оттягивает этот момент. Мне страшно от безысходности происходящего с нами... Все чаще хочется сдаться и упасть лицом вниз. Может быть, будет лучше, если то, что должно с нами случится, произойдет само по себе, без нашего никчемного сопротивления? Но я не хочу так думать, я отгоняю эти мысли прочь, что с каждым часом становится все труднее.
   Марк вздохнул и, заглянув девушке в глаза, прошептал:
   - Пока мы вместе, нам ничего не угрожает.
   - Как ты думаешь, - Анна, будто вновь не услышала его слова. - Что за дым увидел Ридер?
   - Это могло быть что угодно, - пожал плечами Марк. - Вулкан, гейзер, я не знаю... Или жители планеты, как и мы, умеют обращаться с огнем.
   - А что, если экипаж Номоса-2 действительно выжил и мы встретим их сыновей и внуков?
   - Я думал об этом. Шансы встретить их ничтожно малы, но они есть. Хотя, скажу честно, если так и произойдет, я, наверное, как капитан, начну молиться.
   - Мне кажется, они все погибли, - сухо сказала Анна. - И даже не достигли этой проклятой планеты. Им повезло больше, чем нам.
   - Может быть, так и есть, - Марк попытался улыбнуться.
   - Но если мы все таки их встретим... - завороженно прошептала Анна, и в ее глазах блеснул огонек надежды. - Мы сможем начать новую жизнь. Плевать на миссию! Колонизация планеты теперь исключительно в наших собственных интересах.
   - Согласен. Было бы здорово. Будем надеяться, что так и будет.
   - Я уже ни на что не могу надеяться. Буду просто верить.
   - Так даже лучше, - с этими словами Марк нежно прикоснулся губами ко лбу девушки, подарив ей легкий успокаивающий поцелуй.
   Анна прижалась к нему еще сильнее, и Марк почувствовал, что она засыпает, склонив голову на плечо. Он осторожно, старясь не разбудить, взял ее на руки, поднялся и понес к койке. Марк аккуратно уложил девушку на скромную кровать, посидел несколько минут рядом, изучая прекрасное лицо, а затем поднялся и подошел к небольшому окну. Вокруг царила мертвая темнота, лишь благодаря встроенным в корпус шлюпки лампам, можно было разглядеть скалы, местами покрытые снегом, песчано-ледяной берег и черную поверхность воды. Ветер снова усилился, буран носил снег из стороны в сторону, заметая любые следы, которые могли бы пригодиться экипажу в поисках капитана.
   Марк вздрогнул от неожиданности, когда в наушниках раздался знакомый голос:
   - Марк, это Иван! У вас все в порядке?
   - Ты меня напугал, Вань! Да, мы отдыхаем, спим. Нам удалось выбраться на берег. Более того, мы наткнулись на шлюпку, в которой Билл Ридер покинул корабль.
   - Капитан? Не может быть! Он там, с вами?
   - Нет, к сожалению, он оставил шлюпку, и, судя по ее состоянию, прошло уже немало времени, недели или месяцы. Но мы нашли его КПК с несколькими довольно интересными видеозаписями.
   - Можно попробовать отправить записи мне, на корабль.
   - Я понятия не имею, как это сделать, - засмеялся Марк.
   - Я помогу!
   Следующие десять минут Марк под руководством Ивана пытался передать информацию с компьютера капитана в систему корабля, что, в конце концов, удалось сделать, и компьютерщик довольно сказал:
   - Вот и все! Ничего сложного. Позже обязательно посмотрю. Что будете делать дальше?
   - На рассвете отправляемся в путь. Попробуем отыскать капитана, или... или других живых людей.
   - Вы все-таки верите, что Номос-2 достиг планеты?
   - Я уже не знаю, во что можно верить, Вань, - вздохнул Марк. - Как дела на корабле?
   - Все хорошо, без изменений. Почти никто, на удивление, не устраивает беспорядков. Живем в полной гармонии. Я познакомился тут с одной связисткой, ты даже не представляешь, какие у нее...
   - Развлекаетесь, значит! - Марк рассмеялся. - Пока мы тут мерзнем среди скал.
   - Да ладно тебе! - подхватил Иван. - Небось, сам уже охмурил ту девчонку, как ее... которая инженер.
   - Анна, - спокойно вставил Марк. - Она, конечно, очень хорошая. Но ей очень тяжело. Не хочу об этом говорить, извини.
   - Это ты меня извини.
   - Ничего, дружище, все в порядке. Ладно, давай, до связи!
   - Удачи, Марк! Ждем от вас новостей... и будьте осторожны.
   В наушниках стало тихо, и Марк продолжил смотреть в окно, наслаждаясь теплом, которое царило в шлюпке. Он поежился от мысли, что через несколько часов предстоит снова выбираться на поверхность и идти вперед, в неизвестном направлении, по ледяным камням в окружении беспощадной метели. Соседнее окно украшала большая трещина, видимо полученная в результате столкновения шлюпки с ледяным покровом. Она довольно хорошо пропускала внутрь звуки, доносящие снаружи, поэтому Марк отчетливо слышал мерзкое завывание бури, творящей на улице самый настоящий снежный хаос. Вдруг ему показалось, что сквозь звуки метели пробивается еще один, незнакомый звук. Сначала он был тихим, словно раздавался совсем далеко, но постепенно его стало слышно так громко, что у Марка по спине пробежали мурашки - настолько холодящим был этот вой. Марк не сомневался - это те самые голоса неизвестных жителей планеты. Слова Билла Ридера не могли передать и половины того ужаса, который вызывали эти крики. Если их действительно издавали живые создания, то они должны были быть невероятно кошмарными. Марк торопливо попятился подальше от окна и быстрыми движениями забрался в свою койку. Попытался уснуть - не получилось, в ушах по-прежнему стоял гул от жутких выкриков, таящих в себе самую настоящую ненависть. Глаза его сомкнулись уже ближе к рассвету. Вскоре экипаж начал просыпаться.
  
   С трудом взобрались на скалы. Вокруг, насколько хватало взгляда, расстилалась каменно-ледяная равнина, засыпанная частично песком, а частично - снегом. Вдалеке не было ни малейшего намека на хоть какое-нибудь сооружение или любой другой след человеческой цивилизации. Экипаж распределился в широкую полосу, расстояние между людьми составляло около двадцати метров. По плану Ли, таким образом пропустить что-либо важное было практически невозможно. Марк шел примерно посередине, слева от него шагал Адам, справа - Даниэлла, однако из-за сильнейшей метели, которой, казалось, никогда не будет конца, даже идущие по соседству люди превращались лишь в бледные силуэты, слабо выделяющиеся на фоне снежной пелены. Именно по этим силуэтам следовало ориентироваться и подстраиваться под общую скорость движения. Так поступал каждый, и в случаях, когда кто-нибудь задерживался, вся колонна постепенно замирала, дожидаясь дальнейшего движения идущих по бокам скафандров. Крайним, конечно, приходилось тяжелее, но использование голосовой связи заметно облегчало их положение. Несмотря ни на что, идти по скалистой местности было заметно легче, чем день назад, по проваливающемуся снегу. По крайней мере, ноги чувствовали под собой твердую опору, что даже психологически положительно сказывалось на членах экипажа. Отдохнувшие люди бодро шагали вперед, кто-то периодически разговаривал, в эфире промелькивали веселые шутки - общее настроение значительно повысилось после хорошего отдыха на капитанской шлюпке. Марк совершенно не выспался, но позитивный настрой команды помогал ему справиться с сонливостью и тоскливым разочарованием, так сильно щемящим в душе предыдущие несколько дней. Об услышанном ночью он решил не распространяться - в такой момент не стоило подкашивать экипаж непонятными байками.
   Первый привал сделали только спустя пять-шесть часов пути. Уселись в кучку, сняли гермошлемы и с жадностью заработали челюстями, поглощая вкусную пищу, еще теплую после хранения в термосумках. Ноги снова давали о себе знать, ноя от усталости, однако, казалось, что никого это не волновало, и уже через десяток минут люди отправились дальше, снова растянувшись в шеренгу.
   - Интересно, - произнесла Анна на приватной линии. - Надолго ли этот позитив?
   - Вряд ли. Одна ночь среди этих камней, и некоторые начнут ломаться, - вздохнул Марк, перешагивая через очередной валун. - Но я рад, что хотя бы на день всем стало намного лучше.
   Марк ошибся. Ломаться начали еще до наступления ночи. На следующем привале, во время перекуса, Крайтон неожиданно заныл:
   - Сколько можно? Я больше не могу! Меня тошнит от всего этого! Мое место на корабле, сидел бы сейчас в своей лаборатории, пил кофе... Или чинил двигатели.
   - Успокойся Поул, - Адам подбадривающе положил руку на плечо ученого, но тот дернулся и продолжил:
   - Успокойся? Да как я могу успокоиться, когда, вместо того, чтобы заниматься своим делом, я торчу в этом аду со всеми вами?! Ведь я вам не нужен, разве не видно?
   Анна опустила голову, стараясь не смотреть на взволновавшегося Поула. Марк сжал кулаки от сочувствия. В этот момент к инженеру-ядерщику подошел Ли и зло процедил:
   - Заткнись, книжная крыса... Уже ничего не изменишь. Ты здесь, с нами, и либо заткнешь свою пасть и пойдешь дальше вместе со всеми, либо останешься на этом месте кормить... эмм... кормить тех тварей, про которых говорил капитан!
   При упоминании тварей Марк вздрогнул, вспомнив ночные завывания и тут же подскочил к азиату:
   - Он отправится дальше, что бы ни случилось.
   Ли оценивающе, словно в первый раз, посмотрел на Марка и сухо ответил:
   - Это не тебе решать.
   - И не тебе.
   Воцарилась тишина, нарушаемая лишь воем неумолкаемого ветра. Александр и Даниэлла оказались за спиной Ли, держа свои автоматы наготове, Джон, с бегающими из стороны в сторону глазами, спрятался за ними, высунув из сумки пистолет. Адам вместе с Анной и Барри встали по бокам от Марка, в любой момент готовые спустить курки. Назревал очередной конфликт, который на этот раз мог закончиться кровопролитием.
   Марк вызывающе уставился на азиата, тот, в свою очередь, без малейших эмоций на лице осмотрелся, оценивая сложившуюся обстановку.
   - Зачем ты это делаешь? - спокойно спросил Ли.
   - Если мы идем рядом, все вместе, то это означает, что никто никого не оставит одного в беде.
   - Почему ты так решил? Почему ты вообще что-то решаешь?
   - Тебе такого права тоже не давали.
   - Благодаря мне, мы выбрались на поверхность.
   - Как видишь, не все этому рады, - Марк кивнул в сторону Крайтона, который тихо сидел на камнях, с ужасом наблюдая за происходящим.
   - Ли, хватит быть такой свиньей! - внезапно крикнул Адам.
   Чуань бросил на солдата злобный взгляд. Стоящие за ним зашевелились.
   - Пожалуйста, успокойтесь! - взвыл Поул. - Не надо стрелять друг в друга! Мы же цивилизованные люди.
   - Тебя вообще никто не спрашивал! - выкрикнул Джон откуда-то сзади.
   Барри, морщась, потрогал свое забинтованное ухо и еще крепче схватился за свой пистолет, готовясь в любой момент отомстить за пролитую кровь.
   - Ли, Поул прав, - заговорил Марк, на этот раз спокойнее. - Зачем нам все это? У нас и так ничтожно мало шансов выжить в этом богом забытом месте. Одного мы уже потеряли!
   - Такие слабаки, как этот ученый, нам не нужны. Он нас будет только задерживать.
   - Нам нужен каждый. Не будь безумцем! Это же живой человек! Такой же, как и ты.
   - Да он и не так слаб, как кажется, - добавил Барри, вспомнив, что под скафандром ученого присутствует довольно развитая мускулатура. - Нам всем сейчас тяжело, и не только физически. А с таким отношением друг к другу мы долго не протянем, вот увидишь.
   Снова стало тихо, все замолчали. Ли пару раз повертел головой, будто выбирая, как же быть дальше, затем остановил свой взгляд на Марке. Через минуту уголки его губ поднялись кверху, и он заулыбался, постепенно начиная хохотать.
   - Ну, вы даете! - Ли весело рассмеялся. - Совсем ничего не поняли?
   Он по-дружески пихнул Крайтона в плечо, и смех стал еще громче:
   - Я же пошутил! А вы, как малые дети, устроили тут истерику! Хаха! Вы тоже молодцы! - Ли повернулся к троим, стоящим позади него. - Подыграли что надо!
   - Не смешно, - буркнул Адам.
   - С этими нервами, у вас совсем не осталось чувства юмора! - махнул рукой азиат. - Ну да ладно, посидели и хватит! Отправляемся в путь! До темноты еще есть пара часов.
   Он развернулся, надел шлем, и неторопливо двинулся с места. Остальные в недоумении переглянулись и зашагали следом, на ходу выстраиваясь в шеренгу.
   - Он струсил, - тихо сказала Анна, проходя мимо Марка.
   - Безусловно, - торжествующе ответил Марк и подмигнул девушке.
   Вскоре экипаж снова остановился, на этот раз, на ночлег. Кто-то уже уснул под запотевшим шлемом скафандра, остальные медленно дожевывали успевшую немного остыть пищу. Поул уселся рядом с Марком и заговорил:
   - Спасибо тебе.
   - Брось, дружище. Не за что благодарить.
   - Кто его знает, что бы произошло, если бы вы не вмешались.
   - Мы никогда не бросаем своих...
   - Кстати, Марк, ты не заметил? - ученый кивнул вниз. - Кое-что изменилось.
   Марк осмотрелся, но, ничего не обнаружив, вопросительно взглянул на Крайтона.
   - Поверхность меняется, - загадочно сказал Поул. - Камней почти не осталось. Лишь песок, перемешанный со снегом.
   - О чем это говорит?
   - Трудно сказать наверняка. По крайне мере видно, что планета не однообразна. Может быть, позже поверхность снова поменяется, и мы найдем место, пригодное для жилья и ночлега.
   - Было бы хорошо, - улыбнулся Марк. - Но еще лучше, найти то, о чем говорил Ридер. Мне кажется, там мы найдем много разгадок. Я чувствую это.
   - А я боюсь, - признался Поул. - Если в водах этой планеты обитают такие страшные создания, которые оказывают влияние на психику, то что же нас может поджидать здесь, на поверхности? Сомневаюсь, что капитан жив.
   - Посмотрим, - выдохнул Марк. - А сейчас следует хорошенько отдохнуть.
   - Верно! Пойду прилягу.
   Крайтон поднялся на ноги, отошел немного в сторону и, свернувшись, улегся на снегу. Марк почувствовал, что глаза непроизвольно закрываются, а сознание стремительно окутывает долгожданный отдых - сказывались последствия прошлой бессонной ночи. Через несколько секунд он уже крепко спал, не видя снов.
  
   Проснулся Марк от того, что почувствовал, как его кто-то трясет. Он открыл глаза и увидел перед собой охваченное ужасом лицо Барри.
   - О боже, Марк! Ты это слышишь?
   Марк торопливо снял гермошлем, приподнялся на локтях и внимательно прислушался. Ничего. Только свистящий вой метели. Он огляделся. Никто не спал. Все сидели с оружием наготове, опасливо озираясь вокруг. Стояла глубокая ночь, до рассвета, видимо, еще было далеко.
   - Что случилось? - спросил Марк, усаживаясь на колени.
   - Этот... вой. Он повсюду! - глаза уборщика, словно сумасшедшие, бегали из стороны в сторону.
   - Какой вой? О чем ты?
   - Они где-то рядом, - прошептал Барри.
   Марк быстро достал свой Энки, снял с предохранителя и пристально вгляделся в темноту прямо перед собой. Фонарик, встроенный в ствол, освещал лишь на несколько метров вперед, демонстрируя непрекращающийся снежный буран. Никаких посторонних звуков по-прежнему не было слышно. Марк осторожно приподнялся и подошел к собравшимся в одну маленькую кучку людям.
   - Что происходит? - бросил он, не переставая высматривать в темноте что-либо подозрительное.
   - Мы слышали тот самый вой, о котором рассказывал Билл, - ответила Анна. - И он был повсюду.
   - Давайте просто расстреляем все вокруг! - предложил Ли. Его лицо было бледным, лоб покрывали крупные капли пота. - Так мы их точно прикончим.
   - Постой, - сказал Марк, и как раз в этот момент откуда-то сзади раздался громкий, холодящий кровь вопль.
   Все резко развернулись, но так и не увидели того, кто его издавал.
   - Боже, о боже! - закричал Джон и неожиданно пустил очередь в воздух перед собой.
   Ли подхватил его идею и принялся беспорядочно пускать пули в темноту. Пространство вокруг заполнилось громким рокотом выстрелов.
   - Что вы творите?! - вскрикнул Адам, схватившись руками за голову. - Прекратите, идиоты!
   В этот момент нечеловеческий вой послышался с противоположной стороны, и стрелявшие, развернувшись, прекратили бессмысленную стрельбу. Глаза азиата были наполнены неописуемым ужасом, Джон же просто упал на живот и тихонечко заскулил. Александр и Даниэлла, воспользовавшись удобным случаем, выхватили оружие из рук безумцев и снова приняли боевую стойку.
   - Прикончите их! - вопил Ли. - Отдайте автомат! Я убью этих уродов!
   Марк с ужасом наблюдал на сошедшего с ума азиата. Затем посмотрел на Поула, и тот ответил на его взгляд:
   - Совершенно верно, Марк. Без психического воздействия здесь тоже не обошлось.
   - Да что же это за планета! - вырвалось из уст Анны.
   - Пожалуй, это худшая планета во вселенной, - хмыкнул Адам.
   - Это точно! - подхватил Барри.
   Остаток ночи прошел более спокойно. Криков неизвестных созданий больше не было слышно, кое-кто даже успел еще немного вздремнуть.
   Наутро экипаж, быстро позавтракав, снова отправился в путь. Ли и Джон уже были в порядке и о прошедшей ночи почти ничего не могли вспомнить. Никаких подозрительных следов вокруг места ночлега найти не удалось - метель так и не заканчивалась. Обстановка была очень напряженной, все боялись встретиться лицом к лицу с теми, кто мог издавать столь ужасающие возгласы. Люди с подавленным настроением шагали вперед, озираясь по сторонам. Никто не разговаривал. Даже на привалах лишь перекидывались парой слов и сразу продолжали движение. До ночи не произошло никаких происшествий, да и самой ночью криков не слышали и почти спокойно поспали, периодически сменяя друг друга на дежурстве. Самое интересное произошло только на третий день пути.
   Люди заметили ЭТО еще издалека, несмотря на плохую видимость. Сначала на горизонте показалась горизонтальная темная полоса. По мере приближения к этому месту, начинали прорисовываться детали - стало ясно, что впереди нечто, вроде огромной ямы. Через несколько часов, команда добралась до ее краев и с восхищением ахнула. То была, действительно яма, или круглый каньон невероятно огромнейших размеров. Перед экипажем раскинулась дыра диаметром в несколько километров. Ее пологие края, с которых ветер порывами уносил снег, постепенно сужались, приближаясь к чудовищно глубокому дну, а вдоль них шла широкая плоская полоса, спиралью закрученная до самого низа. О том, что же находилось там, в глубине, боялись даже подумать.
   - Вот это да! - протянул Барри.
   Остальные продолжали удивленно молчать, приводя мысли в порядок.
   - У кого-нибудь есть хоть малейшее предположение, что это может быть такое? - воскликнул Ли, явно обращаясь к "умной" стороне экипажа.
   - Понятия не имею, для чего это предназначено, но в том, что яма создана искусственно, я почти не сомневаюсь. Вы только взгляните на эту ровную спираль.
   - Может, воронка? - негромко произнес Адам.
   - Очень похоже, - заметил Марк. - Но эта спираль... Будто кто-то проложил дорогу к самому дну.
   - Выглядит впечатляюще! - сказал Александр.
   - Следов человека не видно, - продолжил рассуждать Поул. - Отсюда я бы сделал вывод, что это создал не человек. Капитан был прав, он не мог понять искусственное это строение, или же результат некоего природного явления. Я в таком же смятении. Мы находимся на незнакомой нам планете, и не знаем совершенно ничего о ее сущности. Быть может, действительно, здесь случаются такие вещи, которые покажутся аномальными нам, но для поверхности планеты, которая переживает их уже на протяжении нескольких миллиардов лет, это так же обыденно, как для Земли - дождь или снег. Сложно сказать наверняка.
   - Очень умно, - хмыкнул Ли. - И что же теперь делать?
   - Ридер говорил, что, спустившись вниз, он наткнулся на тех тварей, - напомнил Джон, заметно нервничая. - Предлагаю обойти каньон и отправиться дальше. Здесь нам делать нечего.
   - Он прав, - заметил Марк. - Спустимся вниз - побеспокоим их. Зачем нам это нужно?
   - Значит, решено! Двигаемся в путь! - довольно сказал азиат.
   - Погодите! - вдруг крикнул Адам, и все уставились на солдата, который стоял на краю пропасти и разглядывал ее через военный бинокль. - Там что-то есть!
   - В чем дело? - рявкнул Ли.
   - Не может быть! - воскликнул Адам и передал бинокль Марку. - Там, на второй ветви спирали снизу. В снегу.
   Марк долго вглядывался в окуляры громоздкого бинокля, пытаясь отыскать то, о чем твердил солдат, и спустя несколько секунд произнес:
   - Кажется, человек.
   Все громко ахнули, прильнув к краю ямы и разглядывая сквозь метель ее поверхность. Ли грубо выхватил бинокль из рук Марка и, отыскав через него нужное место, сказал:
   - Действительно! Только это, скорее, тело, нежели живой человек.
   - Так и есть, - подтвердил Марк. - Но это уже о многом говорит. Если там, из снега торчит нога капитана, то останется лишь скорбеть о его гибели, но если это не капитан... Значит экипаж Номоса-2 здесь, на этой планете! Мы просто обязаны спуститься вниз, чтобы это выяснить.
   - Но как же твари? - испуганно пролепетал Джон. - Что если нас всех сожрут?
   - Тоже возможно, - улыбнулась Анна. - Но попытаться все-таки стоит.
   - Смотрим в оба! - предупредил Ли, хотя понимал, что в сложившейся ситуации за этим не было необходимости.
   Почти час ушел на хождение вдоль края воронки, пока экипаж не добрался до начала спирали. Она, действительно, оказалась очень широкой, порядка десяти метров, что делало спуск довольно легким и быстрым. Через каких-то полчаса команда добралась почти на половинную глубину ямы, и внезапно остановилась.
   - А это еще что? - тихо спросил Барри.
   - Наверное, лучше не знать, - ответил Крайтон.
   Они стояли у стены воронки, в которой зияла огромная дыра. Темнота окутывала ее содержимое, изнутри доносился заунывный вой ветра. Адам подошел к черному проходу и светом фонарика на шлеме попробовал посветить в глубину.
   - Ни черта не видно, - пробормотал он. - Но туда явно можно пройти.
   - И попасть в самое логово этих зверей, - проскулил Джон.
   - Идем дальше, - скомандовал Ли, с опаской поглядывая на зловещую дыру в стене. - Мы не за этим спускаемся.
   - Поторопимся, - одобрительно кивнул Марк и поднял голову вверх.
   Где-то высоко заканчивались массивные стены грандиозной ямы, а между ними простиралось все то же серое, затянутое сплошным покрывалом туч, небо. Радовало лишь то, что здесь, внизу метель почти не была заметна, лишь изредка резкие порывы ветра сметали снежную пыль с краев спирали.
   Прежде чем экипаж добрался до требуемого места, по пути попалось еще три таких же дыры, которые, казалось, были пропитаны жутким смертельным страхом. Все прекрасно понимали, что именно в одной из них Билл Ридер увидел страшных созданий, так сильно напугавших их две ночи назад. От этой мысли становилось еще холоднее.
   - Ну, кто хочет достать его оттуда? - усмехнулся азиат, разглядывая напуганные лица.
   Марк молча выдвинулся вперед и подошел к сугробу, из которого торчала человеческая нога в ботинке. Он осторожно наклонился, схватился обеими руками за подошву и резко дернул на себя. От неожиданности он упал на спину, в первые секунды не понимая, что произошло. В сугробе было пусто. Затем Марк увидел, что держит в руках лишь ботинок, и со злостью бросив его вниз, на дно ямы, сказал:
   - Это всего лишь обувь!
   Однако остальные и так видели произошедшее и с отчаянием смотрели на бьющийся о края воронки ботинок, пока то не затерялся где-то глубоко внизу.
   - И ради этого мы спускались? - воскликнул Джон. - Здесь же ничего нет!
   - Мы не могли этого знать, - сквозь зубы произнесла Анна, словно отчитывая напакостившего ребенка.
   - Что же теперь делать? - испуганно спросил Поул.
   - Нужно как можно скорее возвращаться наверх, пока не стемнело, - сказал Ли. - Живо, не медлим!
   Экипаж торопливо побрел обратно, когда Марк вдруг бросился к сугробу и принялся копать снег руками.
   - Марк! Не валяй дурака! Там ничего нет! - жалобно попросила Анна.
   Но тот ее не слушал и продолжал отчаянно рыть.
   - Черт побери, Марк! - крикнул азиат. - Хватит!
   В этот момент произошло то, чего меньше всего ожидал сам Марк и все остальные. Сначала он почувствовал, как под ногами что-то громко захрустело, и уже через несколько секунд его резко потянуло вниз. Хрупкая почва рассыпалась под тяжестью человека, и Марк с криком полетел вниз, в последний момент успев схватиться за край новообразовавшегося проема.
   - Марк! - закричала Анна и бросилась на помощь, но его пальцы соскользнули прежде, чем она успела добежать, и Марк начал падать в необъятную черную бездну.
  
   Очнулся Марк от резкой головной боли. Он поморщился и, держась рукой за затылок, осторожно приподнялся. Вокруг царила кромешная тьма, казалось, что даже воздух был каким-то черным и вязким, как смола. Марк нащупал выключатель, и свет лампочки на шлеме осветил узкий и длинный коридор. Это была самая настоящая пещера. Он встал на ноги и осмотрелся: коридор уходил в обе стороны и терялся где-то далеко в темноте. Каменно-земляные стены были испещрены всевозможными трещинами, потолок был довольно низким, однако достаточным, чтобы Марк стоял, вытянувшись во весь рост. Он поднял голову и увидел высоко над собой белое отверстие круглой формы, в которое проникал слабый темно-серый свет. Вечерело.
   Сумка оставалась на плечах, автомат лежал неподалеку, судя по всему, абсолютно цел и боеспособен. Марк поднял оружие, перекинул лямку через шею и, хромая, потащился в произвольном направлении. Почти сразу в наушниках, сквозь подозрительное шипение, раздался голос Анны:
   - Марк, не молчи! Ответь, прошу тебя!
   - Да, я на связи.
   - Слава богу, ты жив! С тобой все в порядке? Мы видели, как ты провалился под землю, но, видимо, потерял сознание и не отвечал на наши крики.
   - Кажется, да. Я цел. Только голова болит и левая нога. Думаю, перелома нет. Да и сотрясения, наверно, тоже. Хотя не могу быть уверенным. Где вы?
   - Мы спускаемся ниже по спирали, хотим отыскать очередной проход в стене. Наверняка он приведет нас к тебе. Как там обстановка?
   - Какая-то пещера. Простой узкий коридор, почти ничего не видать, очень темно. Я пока неторопливо пойду в случайную сторону. Если что - развернусь обратно.
   - А оружие?
   - Вроде все в порядке.
   - Не беспокойся, Марк, мы вытащим тебя оттуда.
   ...
   - Марк? Ты меня слышишь? Почему ты замолчал?
   ...
   - В чем дело, Марк?!
   - Я свяжусь с тобой чуть позже, - прошептал Марк и завершил сеанс связи.
   Он почувствовал, как колени задрожали от страха, когда луч фонарика осветил стоящий неподалеку силуэт. Темная фигура стояла к нему спиной, почти не шевелясь, лишь плечи поднимались и опускались в такт шумного дыхания, сопровождаемого выходом густого пара. Марк осторожно попятился назад, стараясь не шуметь и не дрожать светом фонаря. Однако он отошел лишь на пару метров, когда нога случайно запнулась о небольшой камешек, и тот с треском покатился по каменному полу пещеры. Создание незамедлительно обернулось, и Марк увидел, как покрытое тонким, но густым мехом существо с ужасной клыкастой пастью и красными от безумия глазами бросилось ему на встречу. Жуткий, сводящий с ума вопль эхом разнесся по всей пещере, будто предвещая начало кровавого пиршества.

Глава 12.

   Все произошло очень быстро. Тварь молниеносно бросилась на Марка, на что тот моментально отреагировал, со всей силы надавив на курок своего автомата. Прогремела очередь выстрелов, из груди монстра брызнули фонтаны крови, и безжизненное уродливое тело с шумом свалилось у самых ног стрелявшего. Марк продолжал стоять на месте, глубоко дыша ртом от пережитого шока. По спине стремительно побежали холодные струйки пота. Дрожащие руки опустили ствол автомата, и Марк осторожно ткнул кончиком ботинка еще теплый труп неизвестного животного. Убедившись, что оно не шевелится и не дышит, он с отвращением перевернул его на спину. Гуманоидное создание, однако, больше напоминавшее обезьяну, было по-настоящему отвратительным. Все тело покрывала густая грязная шерсть, местами запачканная собственной кровью, которая была черно-бордового цвета. Открытые глаза, налитые красной ненавистью, уставились вверх, будто сообщая "я все равно тебя достану". Пасть "украшали" два ряда устрашающих клыков, желтых и наполовину гнилых. Марк засомневался, что такие твари могут обладать хоть каким-нибудь отличным от животных интеллектом.
   Попытка вновь связаться с командой на этот раз оказалась безуспешной - похоже, рация при падении повредилась. Марк выругался, обошел остывающее тело и, шатаясь, отправился дальше по каменному коридору, вглубь пещеры. Впереди стояла непроглядная тьма, приходилось использовать оба фонарика: тот, что на шлеме, и второй, который был прикреплен к стволу автомата. Однако они лишь слегка освещали грубые стены, покрытые ледяной коркой. Идти было невыносимо тяжело, больше от страха, нежели из-за неровного пола, который шел то вверх, то вниз, постоянно поворачивая в разные стороны. Иногда встречались развилки, на которых Марк бездумно выбирал произвольное направление и, крепко сжав Энки в руках, неторопливо отправлялся дальше. Самое страшное было в том, что в коридорах пещеры то и дело слышались отголоски холодящих криков злобных тварей. Марк понимал, что каждый его шаг в черноту может закончиться неожиданной встречей с ужасными монстрами. Эта мысль сводила с ума, хотелось упасть на колени и закричать от безысходности, чтобы сородичи убитого им создания скорее прибежали на его крик и раз и навсегда покончили со всем этим безумием. Но приходилось брать себя в руки и молча идти дальше, осторожно оглядываясь по сторонам, и постоянно коря себя за глупость, из-за которой Марк и провалился в это жуткое место.
   Сколько прошло времени, сказать было очень трудно. Марк неожиданно поймал себя на мысли, что он все отчетливее слышит приближающиеся звуки журчащей воды. Он ускорил шаг, стараясь не сбиться с нужного направления, и уже совсем скоро вышел к источнику звуков. Это бы самый настоящий оазис. Из узких коридоров Марк попал в широкую круглую комнату с высокими каменными сводами. В самом центре находилось небольшое озеро, наполненное чистой прозрачной водой. От него отходил тонкий ручеек, который входил в одну из стен и заканчивался где-то далеко за ней. В помещении, не переставая, гудел ветер, эхом разлетаясь по сторонам. Сквозняк объяснялся несколькими проходами в пещеру, украшавшими стену комнаты. Но больше всего Марка удивило другое: края водоема и часть близлежащих стен были покрыты толстым слоем настоящего зеленого мха. Это могло означать только одно - на планете была растительность, и вполне вероятно, что где-нибудь в другом месте, может быть в нескольких тысячах километров от пещеры, ее было намного больше. Флора Проксимы Номос просто не могла ограничиваться одним мхом.
   Марк еще раз внимательно осмотрелся, посветив в темные углы просторного оазиса, прислушался и, убедившись, что все спокойно, снял шлем и подошел к озеру. Наклонившись к воде, он набрал в руку горсть прохладной, но не ледяной, как подо льдом, жидкости и начал жадно глотать. На вкус вода была совершенно чистой и вкусной, как в родниках, из которых в детстве часто приходилось пить, гуляя с друзьями в лесу. Марк выпил еще две горсти, снял сумку с плеч и, достав из нее несколько опустевших пластиковых бутылок, опустил их в водоем, чтобы наполнить. С удивлением он заметил, что воздух вокруг был намного теплее, нежели в коридорах пещеры, или снаружи, на поверхности планеты. Наконец, бутылки были набраны, и Марк, усевшись у самой воды, в очередной раз попытался связаться с кем-нибудь из экипажа. В наушниках по-прежнему был слышен лишь треск и слабый писк. Через пару минут он бросил эту затею, достал немного черствой еды и с упоением принялся жевать, запивая водой, которую черпал рукой прямо из озера. Насладившись кое-как пережеванной пищей, Марк порылся в сумке и торжественно вытащил из нее помятую пачку сигарет, которую он прихватил с корабля "на всякий случай". С трудом зажег отсыревшую зажигалку и с удовольствием затянулся, ощущая, как абсолютное спокойствие разливается по всему телу, и с легким головокружением Марк лег на спину, продолжая неторопливо выпускать дым. Он не думал о том, что дым может привлечь монстров, как и не думал о вреде, который способна причинить вода с неизвестным химическим составом и неопределенным радиационным фоном. Он научился не забивать голову ненужными мелочами - вокруг и без того хватало смертельных опасностей. Когда сигарета была докурена, и бычок щелчком пальцев отправился в темный угол, Марк почувствовал сильную слабость, немного прикрыл глаза и в один миг уснул.

*****

   Тепло солнечного света заставило открыть глаза, но веки сразу сомкнулись, пытаясь укрыться от ярких лучей. За окном слышалось веселое пение всевозможных птиц, лишь изредка прерываемое спокойным шумом океанских волн. Спать уже не хотелось, несмотря на бессонную ночь, однако еще больше не хотелось вставать. В такие моменты, когда кажется, будто счастье нашло-таки свое место, охота лишь одного - растянуть их как можно дольше, чтобы это дурманящее сладкое чувство полного умиротворения никогда не заканчивалось.
   Марк не знал, сколько времени он пролежал в этой полудреме, но когда глаза все-таки были открыты, солнце стояло уже очень высоко, почти достигнув полуденного пика. Он повернулся направо и, убедившись, что она так же сладко лежит совсем рядом, с удовольствием прижался к ее упругому телу, подбородком гладя и слегка покалывая суточной щетиной ее бархатные плечи. Нос непроизвольно уткнулся в мягкие иссиня-черные волосы, и Марк с наслаждением втянул в себя их будоражащий аромат. Так вдвоем они пролежали еще несколько минут. Руки потянулись под одеяло, нежно поглаживая по шелковой коже ее шеи, и постепенно опускались вниз, ладони охватили большие налитые груди, осторожно проведя пальцами по маленьким набухшим соскам. Она застонала сквозь сон, и Марк почувствовал, как огонь желания внутри него стал вырываться наружу. Продолжая ласкать ладонями потвердевшие соски, он начал целовать ее шею, сползая к животу и, немного погодя, еще ниже. На этот раз стон был весьма громким, и Марк догадался, что она пришла в сознание и подхватила его страсть, обхватив его голову и прижав к себе изо всей силы.
  
   - Пора завтракать, милый.
   - Я бы сказал уже обедать.
   - Хотя, если честно... мне совсем не хочется есть.
   - Почему это? Что-то случилось?
   - Нет, все в порядке. Я хочу немного другого...
   - О чем ты, дорогая?
   - Тебя.
   ...
   - Но нам нужно поесть, уже второй час дня.
   - Мы могли бы быстро перекусить и...
   - Хорошая идея! Пойду что-нибудь приготовлю.
   Марк поднялся с кровати и, не одеваясь, побрел к кухне. Как и все предыдущие дни, стояла невыносимая жара. Окна по-прежнему доносили пение птиц и шум участившихся волн. Портиться погода явно не собиралась. На скорую руку смастерив омлет и пару бутербродов, Марк сложил все это на поднос, поставил на него стаканы с освежающими коктейлями и направился обратно в спальню. Обед съели быстро и вновь занялись нетерпящими делами, пока не наступил вечер.
   Еще было светло, закат лишь только начинал пробиваться сквозь тонкий слой ванильных облаков. Они шагали вдоль берега абсолютно нагие, по чистому и мягкому песку, и не разговаривали. В такие мгновения им хотелось полностью отдаться своим мыслям, понимая друг друга с одного лишь взгляда или простого, легкого, но очень чувственного поцелуя.
   Это был одиннадцатый день их отпуска. Они долго не могли решить, где будет лучше его провести, пока однажды Мишка не посоветовал Марку отправиться на этот волшебный остров. На раздумья уже не оставалось времени, и Марк купил путевки, сообщив Маше, что место, куда они отправятся, до последнего будет оставаться секретом. После самолета он уговорил ее надеть повязку на глаза, которую она сняла только после небольшой автомобильной поездки. Маша ахнула от восторга, и в одно мгновение оказалась в теплой прозрачной воде. Они продолжали купаться несколько часов, пока желание не овладело их разумом, и они слились в одно целое прямо в воде, на том самом пляже. Благо, недешевый курорт полностью отдавался в распоряжение покупателей путевок. С тех пор не проходило и часу без головокружительных объятий и страстных поцелуев. На еду просто-напросто не оставалось времени. Им было не до этого.
   - Здесь так чудесно! - произнесла Маша, шагая по мягкому влажному песку. - Боюсь даже представить, что через несколько дней нам придется вернуться домой. Снова работа, шумный город...
   - Не думай об этом, - Марк крепче сжал ее ладонь и взглянул на поверхность розовой воды, на которой бликами играли лучи заходящего солнца. - Надо наслаждаться каждой минутой, проведенной вместе, на этом великолепном пляже.
   - Мы этим и занимаемся, - она засмеялась. - Как бы я хотела, чтобы отпуск не заканчивался, чтобы каждый новый день начинался на этом острове, рядом с тобой.
   - Машенька, мы не последний раз выбираемся на отдых. Кто знает, может быть, в следующем году мы найдем курорт еще лучше этого! Если, конечно, это возможно. Мне кажется, мы в раю...
   - Рай не был бы таким прекрасным, если бы рядом не было тебя, любимый.
   - Я самый счастливый мужчина на всем белом свете!
   - И я счастлива с тобой, Марк...

*****

   Громкий шорох разбудил его, и Марк подскочил, схватился за автомат и, оглядываясь по сторонам, пытался понять, откуда раздается этот звук. Однако вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь тихим плеском воды. Успокоившись, Марк присел, быстро подкрепился и снова попытался выйти на связь с экипажем. После очередной неудачи, он решил, что оставаться у оазиса дальше - нет смысла, собрался, надел шлем и отправился к одному из коридоров, надеясь отыскать там выход.
   Узкая пещера встретила его резким порывом ветра и пугающей темнотой. Пробираться пришлось, используя оба фонарика, как и прежде. Марк чувствовал себя совершенно беззащитным в этой смертельной норе, каждую секунду боясь столкнуться с безумной тварью, или, что еще хуже - сразу с несколькими. С другой стороны, одного ему уже удалось убить, значит, они были не такими уж и опасными, как могло показаться. Он продолжал успокаивать себя мыслью о том, что, когда удастся вновь оказаться на поверхности, его встретят уже ставшие друзьями люди, и, возможно, они смогут найти последователей колонистов первой экспедиции. Куда же подевался Билл Ридер? Что за дым он обнаружил? Неужели, на Проксиме есть люди?
   Размышления прервал неожиданный рев, раздавшийся где-то сзади, но быстро распространившийся эхом по сводам пещеры во всех направлениях. Марк резко развернулся, выискивая фонариком страшное существо, издающее этот жуткий звук. Коридор пещеры уходил глубоко в темноту, в которой мог спрятаться кто угодно, от этой мысли задрожали коленки и руки, сжимающие Энки. Лоб покрылся легкой испариной, стало неимоверно жарко. Простояв в таком положении пару минут, Марк убедился, что его никто не преследует, снял шлем и, прикрепив его к рюкзаку, направился дальше. Короткие волосы развевались на ветру, он уже не казался ледяным, скорее наоборот - освежал тело и разум. Марк продолжал осторожно ступать по каменному полу, местами покрытому тонким льдом. От ног постоянно отскакивали мелкие камни, со звоном разлетаясь в стороны. Так продолжалось довольно долгое время. Поворотов, на удивление не встречалось, а истошные вопли монстров звучали снова и снова - оказалось, что и к ним можно привыкнуть, больше не вздрагивая при каждом новом реве.
   Марк услышал, как под ногами что-то громко хрустнуло. Он опустил голову, посветил вниз фонариком винтовки и с ужасом отпрянул назад. Увиденное заставило его содрогнуться. От страха Марк запнулся о камень и упал. Затем он снова посветил фонариком в то место, надеясь удостовериться, что ему всего лишь померещилось, но с сожалением убедился в обратном. На полу лежали два скелета. Судя по жалким тряпочным клочкам одежды, это были люди. Пожелтевшие черепа с насмешкой уставились на Марка своими пустыми черными глазницами. Кое-где виднелись множественные трещины. Судя по всему, возраст этих останков был не маленький. Жуткое зрелище заставило марка забыться, он панически осматривал стены пещеры, пытаясь понять, отчего умерли эти двое. Однако вскоре проскользнула мысль, от которой закружилась голова, и стало трудно дышать: на планете есть другие люди!
   Неожиданно в наушниках громко затрещали помехи, и Марк с радостью услышал знакомый голос:
   - Марк, это Ива... ответь!
   - Иван! Это Марк!
   - Боже мой!.. Марк... жив! Что случилось? С тобой...порядке?
   - Вань, я очень плохо тебя слышу! У меня что-то с передатчиком.
   - ...связался с остальными... сказали, что ты куда-то провалился. Где ты?
   - Я в какой-то пещере, здесь полно жутких тварей, одну я пристрелил. Пытаюсь найти выход.
   - Твари?.. кого они похожи?..
   - Сейчас некогда рассказывать, извини. У меня есть более шокирующая новость.
   - Выкладывай, Марк.
   - Здесь в пещере, только что я нашел два человеческих скелета.
   - Не может бы... Ты уверен, что...люди?
   - Абсолютно. На костях есть остатки одежды. Думаю, они пролежали здесь довольно долго.
   - Невероятно!.. Это же может означ... только одно!
   - Да! - радостно воскликнул Марк. - Теперь, мы можем быть уверены - Номос-2 достиг своей цели. Возможно, мы не единственные люди на этой планете.
   - У меня нет...лов! Надеюсь, не все погибли, как двое этих несчастных.
   - Остается верить. Если экипаж мертв, то нам придется не сладко.
   - Марк, что это за место? Барри говор...кую-то воронку! Ра...с!...ни...ч...
   - Иван! Я тебя почти не слышу! Ваня!
   В наушниках снова затрещали помехи, и Марк разочаровано вздохнул. От безысходности он еще раз принялся внимательно рассматривать останки. Интересно, кем были эти двое? Солдатами, или беспомощными учеными? А может быть, механиками, как и он сам? Марк почувствовал, как спина покрылась мурашками, и вдруг осознал, что причиной их смерти могло быть только одно - монстры. Не самая лучшая участь, быть съеденным жуткой тварью, на совершенно чужой планете, находящейся безумно далеко от родного дома.
   Марк уже собрался было идти дальше, как вдруг увидел что-то странное среди серо-желтых костей. Он склонился над одним из скелетов и с отвращением на лице протянул к нему руку. Пальцы проскользнули мимо ребер и за что-то схватившись, достали это наружу. Марк поднес находку к лицу, чтобы рассмотреть ее в свете фонарика. Это был небольшой нож с деревянной ручкой и кривым почерневшим лезвием - без сомнений, ручная работа. Долго любоваться этим антиквариатом не получилось - сзади раздался очередной вой, заполнивший весь коридор.
   Марк резко развернулся, уронив нож, и на этот раз не зря. Из темноты осторожно выползла фигура волосатой твари, освещаемая дрожащим светом фонарика. Она стояла с согнутой спиной, устрашающе подняв голову и внимательно изучая человека в непонятном скафандре. Красные глаза, несмотря на таящуюся в них ярость, источали разумный взгляд, который выражал глубокое удивление и, как ни странно, некий страх перед неизвестным существом, стоящим прямо перед ним. Марк, находясь в ступоре, боялся даже пошевелиться, руки дрожали, дыхание участилось. В голове мелькали самые разнообразные мысли, но страх, сковавший все его тело, не давал спокойно обдумать дальнейшие действия. Два незнакомых создания продолжали неподвижно стоять друг напротив друга, на расстоянии пяти метров. Из пасти монстра на пол капала тягучая слюна, затем тварь испустила угрожающее рычание, не громко, но по-настоящему жутко. Марк уже приготовился стрелять, когда тварь медленно, не сводя с него взгляда, уползла назад, в темноту пещеры. Стало тихо, но успокоиться не было возможности. Марк неторопливо опустился на колени, поднял найденный нож, и продолжил так сидеть, внимательно вслушиваясь в тишину. Почувствовав, что снова начинает замерзать, он надел шлем обратно - хоть какая-то защита при следующей встрече с монстрами. Марк поднялся на ноги, стараясь не шуметь, и даже не успел развернуться, чтобы уйти прочь, как услышал резко нарастающий злобный вой, стремительно приближающийся к нему. На этот раз на раздумья просто не было времени. Две твари, одна за другой выскочили из темноты и набросились на обескураженного человека. Марк даже не успел поднять ствол автомата, одно из существ сразу же сбило его с ног, налетев с левой стороны. Винтовка выскочила из рук и с грохотом покатилась по каменному полу пещеры. Тварь уселась сверху и принялась отчаянно драть когтями скафандр, одновременно пытаясь впиться клыками в лицо, чему мешал вовремя надетый шлем. Марк тут же понял, что левая рука продолжает сжимать нож, и, не до конца соображая, что делает, занес ее над тварью и молниеносно опустил вниз, вложив в удар всю силу. От раздавшегося в сводах пещеры воя закружилась голова - обезумевшая тварь схватилась за свою шею, из которой фонтаном хлынул поток бурой, почти черной крови. Шлем быстро оказался залитым красной жижей, и Марк, толчком сбросив с себя дергающееся в конвульсиях тело, рукавом вытер кровь. Вторая тварь не заставила себя ждать - резкий удар в живот, и человек в скафандре снова оказался на полу. На этот раз Марк потерял нож, незаметно укатившийся куда-то во тьму. Монстр решил начать с ног, он клыками впился в ботинок, пытаясь его раскусить. Силы у этих тварей было не мало, от этих попыток съесть резиновую обувь Марка таскало из стороны в сторону, что буквально не давало ему подняться на ноги и оказать какое-либо сопротивление. Можно было не сомневаться, что еще пара минут, и тварь справится с задуманным. Неожиданно Марк заметил, что они переместились немного в сторону, туда, где лежал выпавший автомат. Он протянул обе руки к спасительному оружию, и с трудом зацепившись за ремень, подтащил автомат к себе. Уже не сомневаясь в правильности своих действий, Марк пустил очередь. Сначала грудь, а потом и голова твари брызнули кровавыми потоками, и безжизненное тело монстра с хриплым предсмертным криком свалилось вниз.
   Состояние было отвратительным, дыхание сбилось, глаза панически бегали по стенам пещеры, выискивая новых тварей. Все тело дрожало, Марк почувствовал, что его очень сильно морозит. Подняться удалось лишь спустя несколько минут. Марк перезарядил Энки, затем, пошарив светом фонарика по сторонам, отыскал нож и бросил его в сумку. Можно было отправляться дальше. Однако он успел сделать всего пару шагов, когда сзади опять донесся жуткий вой. Звук шел издалека, но, прислушавшись, Марк сделал вывод, что к нему направляется далеко не одна тварь, а, как минимум, полдесятка. В ужасе он побежал вперед, продолжая надеяться, что найти выход из пещеры получится раньше, чем твари найдут его самого. Но разум подсказывал, что на этот раз так легко выкрутиться не удастся.

*****

   Прошла неделя с момента возвращения из самого волшебного курорта в мире. Марк сидел за своим рабочим местом у монитора и, не переставая зевать, проводил различные расчеты для очередного заказанного у фирмы проекта. Третья кружка кофе была допита, но кофеварка уже варила следующую порцию крепкого и горячего напитка. После невероятного отпуска вернуться в режим напряженной работы все никак не удавалось. Перед глазами продолжали стоять воспоминания с острова - чудесная природа, красивейший пляж, большой благоустроенный дом и она, та девушка, с которой в любое время чувствуешь себя самым счастливым человеком на Земле. В таком состоянии определенно невозможно было нормально работать.
   Зазвонил телефон, Марк сразу же снял трубку:
   - Компания "Атомик Фристарт", Марк Либерман. Чем могу быть полезен?
   - Дорогой, - в трубке послышался звонкий смех. - Это я!
   - Привет, малыш, - Марк засмеялся в ответ. - Как у тебя дела?
   - Хорошо, только недавно проснулась. А у тебя, милый?
   - Да как сказать... По-прежнему не могу привыкнуть, что мы уже не на острове. Так и тянет туда обратно. Работать совершенно не могу.
   - Не переживай. Скоро втянешься. А через год мы обязательно отправимся куда-нибудь отдохнуть.
   - Ой, целый год! Я за это время высохну перед этим компьютером!
   - Не высохнешь! - Маша захихикала, но потом вдруг спросила серьезным голосом: - Вечером сразу домой?
   - Конечно, поскорее к своей любимой.
   - Вот и замечательно! Я приготовлю большой ужин.
   - Сегодня какой-то праздник?
   - Ну почему сразу праздник? Просто у меня есть для тебя кое-какая новость.
   - Надеюсь, ничего плохого? - Марк улыбнулся.
   - При плохих новостях праздничный ужин не готовят, - кокетливо отвертелась Маша.
   - Я заинтригован.
   - Ладно, дорогой, до вечера?
   - До вечера, Маш. Целую.
   - Я тоже тебя целую.
   Марк положил трубку и начал гадать, о какой новости могла говорить Маша, когда в офис зашел начальник и громко заговорил, обращаясь ко всем сидящим в этом кабинете:
   - Значит так, бездельники! У нас висит шесть проектов, с которыми мы уже не укладываемся в нужные сроки! Еще четыре заказа в процессе заключения договора. Вы же не хотите, чтобы наша фирма прославилась своей дурной репутацией? Но еще больше вам не охота лишиться ваших премий! Те, кто не сдадут свои проекты к вечеру, так же лишаться части своей заработной платы. Я не шучу! Давайте, шевелитесь, вперед! Я верю в вас, лоботрясы! Умные головы, но, черт побери, таких ленивых я еще не встречал! Надеюсь, на взаимопонимание!
   Босс покинул офис, и сотрудники фирмы усердно взялись за работу. До вечера Марк не вспоминал о разговоре с любимой. Лишиться премии и части зарплаты было не очень приятной перспективой.
  
   Вечером, добравшись до дома, Марк открыл входную дверь и сразу же уловил приятный запах праздничного стола. Маша встретила его страстным поцелуем и провела на кухню. Стол действительно был заставлен всевозможными блюдами - от салатов и закусок, до различных паст и отбивных.
   - Мы кого-то ждем? - удивился Марк.
   - Нет, это все для нас, - хитро улыбнулась Маша.
   - Ого, у меня просто нет слов. Какая красота! Кажется, я умру, если сейчас же не попробую каждое из этих блюд. Ты все приготовила сама?
   - Ты же знаешь, я всегда готовлю без чьей-либо помощи.
   - Ну и умница же ты у меня! - Марк обнял Машу за талию и нежно поцеловал в пухлые, вызывающие желание губы. - Я голоден, словно дикий зверь!
   - Бегом в ванную, мыть руки! - рассмеялась Маша.
   Через несколько мгновений они сидели за столом и неторопливо наслаждались романтическим ужином. Марк принес бутылку хорошего вина, и разлил бархатно-бордовый напиток по бокалам.
   - За мою замечательную хозяйку!
   - За моего самого лучшего работника! - Маша улыбнулась.
   Вскоре еды со стола заметно поубавилось, и Марк, сытый и довольный произнес:
   - По телефону ты сказала, что у тебя есть какая-то новость для меня.
   - Да... - девушка замялась, опустив глаза.
   - Что ж... я внимательно слушаю, - глаза Марка загорелись в предвкушении чего-то приятного.
   - Я давно стала это подозревать, но вчера утром решила удостовериться и посетила больницу...
   Марк продолжал вникать в слова любимой.
   - В общем, не знаю, как ты воспримешь эту новость, но мои подозрения оправдались. Скоро ты станешь папой, Марк.
   Его глаза расширились от услышанной информации, рот открылся, но не смог произнести ни звука.
   - Я почувствовала это еще на курорте, но не хотела тебе говорить, не зная наверняка, - продолжила Маша. - Так или иначе, я беременна. У нас будет ребенок.
   - О боже, - прошептал Марк.
   - Ты расстроен? - в глазах девушки заблестели слезы отчаяния.
   - Нет-нет... Что ты? Просто я это так неожиданно. Я был не готов к таким новостям, - Марк покачал головой, но потом взял в свои руки ее хрупкие ладони и погладил по их нежной загорелой коже. - Подумать только! Мы станем родителями!
   Глаза Маши засверкали от счастья, и она чуть заметно заплакала.
   - Поздравляю, моя дорогая! С сегодняшнего дня в нашей жизни начинается новый этап.
   - Я так рада!
   - Как же я тебя люблю, родная!
   - И я тебя...
   Остаток вечера и большую часть ночи они провели в постели, наслаждаясь друг другом. Тогда Марк еще не подозревал, что его слова о новом жизненном этапе окажутся самой настоящей истиной.

*****

   Стены узкого коридора пещеры стремительно проносились мимо. Сильно болели ноги, постоянно запинавшиеся о неровную поверхность каменно-ледяного пола. Свет фонаря в такт бега покачивался из стороны в сторону. Из-за панического страха постоянно приходилось оглядываться, каждый раз боясь разглядеть среди темноты очертания обезумевших тварей. При каждом реве, раздающемся за спиной, подкашивались коленки. Казалось, что убегать было совершенно бессмысленно. Но толи инстинкт самосохранения, толи обычный адреналин приводили ноги в движение, шаг за шагом, метр за метром. Ужасный вой монстров заметно приближался, иногда Марк думал, твари уже совсем рядом, но, в очередной раз оглянувшись за спину, убеждался, что пока там никого нет.
   Внезапно он резко остановился и, как вкопанный, принялся вглядываться в сторону своего движения. Вдалеке двигался свет, медленно приближаясь к Марку. Он не знал, что делать: продолжать бежать вперед, рискуя столкнуться с новой неизведанной опасностью, или разворачиваться назад, надеясь на удачный исход битвы сразу с несколькими тварями. И в этот момент, совершенно не думая о том, что творит, Марк поднял ствол автомата и выпустил несколько пуль в сторону приближающегося света, который мгновенно отреагировал и задвигался еще хаотичнее, чем прежде. Вдруг с той стороны раздался какой-то новый звук. Марк притих, пытаясь уловить его природу, и с радостью понял, что это был человеческий голос.
   - Стойте! Не стреляйте! - пронеслось эхом по пещере. - Мы вас не тронем!
   - Мы пришли с добрыми намерениями!
   Пока Марк соображал, где он уже мог слышать эти голоса, кто-то ясно и прямо прокричал:
   - Марк! Это ты? Марк! Не стреляй!
   - Да! Это я!
   - Подожди минуту, мы идем!
   Свет фонариков (а в том, что это был именно он, сомнений не оставалось) снова пришел в движение, и через каких-то несколько секунд из темноты коридора к Марку навстречу вышли члены экипажа Номоса-3.
   - Марк! - воскликнула Анна и, подбежав, обняла его, но, увидев поврежденный и забрызганный кровью скафандр, с ужасом спросила: - Ты цел? С тобой всё в порядке?
   - Да, я в порядке.
   - Что произошло, Марк? - спросил Адам.
   - Сейчас некогда рассказывать, - Марк кивнул за спину, откуда с каждой секундой все громче доносились жуткие крики монстров. - Надо бежать!
   Но было поздно. В один миг из темноты выскочило несколько покрытых шерстью фигур, и монстры набросились на людей. Поднялся шум, в основном состоящий из человеческих криков и завывания злобных тварей. Через пару секунд коридоры пещеры наполнились эхом от громких выстрелов. Стреляли из всего, что было в руках - пистолеты, автоматы, дробовики испускали десятки патрон, чтобы убить озверевших созданий, которые продолжали потоком выползать из темного коридора. Марк ошибался - их было порядка двух десятков.
   Спустя чуть больше минуты все прекратилось. Люди стояли под узкими сводами пещеры, держа дымящееся паром оружие наготове. На полу, тут и там, лежали тела убитых тварей, разлившаяся лужами кровь хлюпала под ногами. В ушах еще гудело эхо битвы, когда тишину нарушил Ли:
   - Мать вашу! - заорал он. - Что это за уроды?
   - Мне уже довелось с ними встретиться, - спокойно произнес Марк, снимая шлем и стряхивая со лба пот. - Эти твари, несмотря на озлобленность, обладают неким разумом. Но договориться с ними вряд ли удастся.
   - Все живы? Никто не ранен? - спросила Анна и, убедившись, что схватка прошла без человеческих жертв, продолжила: - Кем бы ни были эти существа, нам нужно как можно скорее уходить из этой пещеры.
   - Далеко до выхода? - спросил Марк.
   - Нет, минут десять быстрым шагом.
   - Тогда не будем медлить.
   - Вперед! - скомандовал Ли.
   Потрясенный экипаж торопливо отправился назад, к выходу. Марк с упоением ожидал, когда увидит, наконец, хоть и серый, но все-таки дневной свет, излучаемый местным солнцем. Никто не разговаривал, все были погружены в раздумья. Напряжение сковывало людей, подгоняя их подальше от смертельно опасных монстров.
   Через несколько минут вдали показался тусклый свет.
   - Наконец-то! - выдохнул Александр и, обогнав остальных, бросился вперед.
   Именно в этот момент произошло непредвиденное. Совсем резко и неожиданно стены пошли ходуном, пол затрясся, сбрасывая людей на ноги. Коридоры пещеры заполнил оглушающий шум, похожий на треск камней.
   - Сержант! Скорее, назад! - закричала Даниэлла, увидев, как потолок над Александром покрылся широкими трещинами.
   Но тот ее не услышал и наоборот - заковылял дальше, надеясь успеть выбраться наружу. Внезапно потолок над ним обвалился, и груда каменных осколков обрушилась прямо на бегущего сержанта. Даниэлла взвыла от отчаяния, из глаз хлынули слезы. В следующую секунду все прекратилось, так же неожиданно, как и началось. Все были целы, никто не пострадал. Кроме Александра.

К оглавлению

Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Ганова "Тилья из Гронвиля" (Подростковая проза) | | А.Мур "Миллионер на мою голову" (Женский роман) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Современный любовный роман) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | К.Огинская "Огонь в крови" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Гущина "В плену желаний" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Михаль "Сделка с Ведьмой" (Городское фэнтези) | | М.Генер "Солнце для речного демона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"