Серёгин Дмитрий Валерьевич: другие произведения.

Театр Веры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  "РЕПЕРТУАР ТЕАТРА ВЕРЫ:
  ТЕАТР УЕХАЛ НА ГАСТРОЛИ!"
  
  http://my-theatre.narod.ru
  
  
  Грета пишет, что в Москве холодно, что обещали снег, что очереди на маршрутки выстраиваются до самого входа в метро, что в "Ноты" на Неглинной завезли немецкие смычки, кажется производства фирмы "Dorfler", и она мне купила. Пишет, что ждёт меня. Репетирует. Теперь правда перед зеркалом в ванной, потому что то большое, которое стояло в прихожей, разбилось. Как - не пишет. Не пишет и о том, почему бросила институт и устроилась работать в рекламное агентство. Просто пишет, что на жизнь хватает и на билеты в театр тоже.
   Выхожу к Михайловскому: темно, ветрено. Спросить покурить не у кого. Убираю письмо назад в конверт и открываю бутылку с кефиром. В последнее время я как-то незаметно пристрастилась к кефиру в пластике. Радует чем-то - пластиком что ли - не пойму. Так вот, куплю бутылку, принесу домой, закину в холодильник, вечером открою и сижу - пью. Даже если больше не хочется, все равно - в пластике. И сейчас вот тоже, с Невского на Малую Садовую, а кефира всё ещё больше чем полбутылки. Отдам Глебу. У него красивый голос, красивые длинные пальцы и красивое имя - Глеб. Гордится всем этим и думает, что я его люблю. Пускай допивает.
   Руки замёрзли и пальцы стучат как барабанные палочки. Он сжимает их в своих тёплых ладонях и пытается заглянуть в мои глаза. Нет, глаза у него некрасивые. Скорее печальные и просящие, как у Гретиной мамы:
   - Девочки, а вы надолго?
   Ещё пишет, что почти год уже как не смотрит телевизор и не читает газет. Довязала мне свитер. Пытается бросить курить.
   Глеб берёт первые аккорды и останавливается. Я молчу - не помню я этой песни. Откладываю скрипку в сторону, подхожу к Игорю. Он опускает кепку вниз и удивлённо смотрит то на меня, то на Глеба. Мои руки всё ещё дрожат и он прикуривает мне от китайской "Zippo". Не курится. Достаю письмо и продолжаю читать. Глеб поёт Дягилеву. Игорь стоит рядом.
   Игорь не любит рассказывать о том, как он познакомился с Глебом: я так толком и не узнала, как же это произошло. Пол года тому назад Глеб привёл его ко мне домой и сказал, что Игорь здорово танцует и то, что теперь он будет работать с нами. Игорь показался мне странным: весь вечер грустил и смотрел на меня. Глеб напился и уехал к себе, а мы с Игорем всю ночь проболтали о какой-то ерунде и ещё кажется о музыке. Глеб мне тоже ничего не объяснил. Игорь оказался хорошим танцором, и иногда он умеет смешить людей.
   Пишет, что если я приеду, то на её зарплату мы могли бы снимать комнату где-нибудь в Жулебино или Братеево. И что ещё бы оставалось на жизнь и на театр, хотя бы раз в месяц. Пишет, что научилась печь пироги в сковороде в растительном масле, по принципу - быстро и вкусно. И готовить "первое". К чему? Впрочем, пишет, что и сама не знает зачем среди прочих книг купила и по кулинарному искусству. Пишет, что дочитала Маркеса и подарила кому-то Мураками - не читая. Что никак не может найти подходящую вазу для живых цветов в восточном стиле, и что не знает, что подарить мне на мой день рождения. Не пишет, откуда у неё живые цветы и при чём тут прошедший день рождения. И с чего вдруг ей стало нравиться всё восточное. Пишет, что безумно скучает.
   Бросаю сигарету недокуренной и беру в руки скрипку. Глеб подхватывает, начиная петь где-то с конца второго куплета, а Игорь, корча вполне умилительные рожицы, выскакивает с кепкой на середину улицы и домогается до прохожих. Заклеиваю подушечки пальцев кусочками старого пластыря и прислушиваюсь к шуму ночного города. Питер уныло зевает, нехотя откашливаясь вслед одинокошуршащим машинам.
  Игорь прощается: молча целует меня в щёку и быстрым шагом спешит в сторону набережной. Глеб убирает гитару в чехол, закидывает за спину и, обняв меня за плечо, провожает до дома. В подъезде пытается что-то сказать, но я поднимаюсь вверх по лестнице и закрываю за собой дверь. Мама спит.
  Иду на кухню, сажусь на подоконник. С окна дует, но мне и так холодно. Пишет, что отец пьёт и приводит домой каких-то незнакомых мужиков. Что почти перестала спать и под подушкой хранит ножницы. Что пыталась прочесть Офелию, как Вертинская, но сорвалась на воспоминаниях о Полонии. Что роль Джульетты - не её роль. Что в следующем году будет поступать со мной на пару и что уже сейчас узнала, кто и какой курс будет вести. Что хотела бы переехать жить в Питер, чтобы быть со мной рядом. Что не хочет оставлять маму одну. Что моя бегония дала молодые побеги и цветёт. Что ещё неделю у неё не будет выхода в Интернет и мобильный заблокирован за неуплату. Что она всё также пьёт кефир из пластиковых бутылок, боясь стеклянных бокалов. Что любит меня и не может без меня жить.
  Глеб просит не говорить Игорю, что я уезжаю к кому-то, что он, Глеб, это переживёт, а вот Игорь - второй раз уже не сможет. Глеб точно знает, что я вернусь. Что мне было бы трудно оставить Питер, и ещё сложнее театральную студию. Знает, что мне не на что жить здесь, а там и подавно, что здесь у меня есть он и Игорь, а там только она. Говорит, что я его люблю. Надеется, что я просто устала и давно не видела Грету. Требует бросить курить.
  - Пускай считает, что ты в Москве на гастролях.
  Служка принёс в келью таз с тёплой водой и чистое полотенце. Батюшка снял с себя верхнюю одежду, сел на скамью, поставил перед собой таз и опустил в него свои руки. Достал пригоршню воды и плеснул себе на лицо. Окно в келье тут же покрылось тонкой матовой водяной плёнкой и засветилось в лучах восходящего солнца. Батюшка достал из таза ещё одну пригоршню воды и снова плеснул себе в лицо, затем взял полотенце и вытерся насухо. Достал гребень и поправил свои распущенные волосы, собрав их в пучок. Разделся. Подошёл к окончательно запотевшему окну и, начертив на стекле православный крест, перекрестился. Надел на себя длинный белый подрясник, взял в руки Библию, отрешённо пролистал первые страницы и, отложив священное писание в сторону, облачился в рясу. Обулся. Надел подризник, ризу, взял полотенце, и только после этого открыл дверь и позвал служку.
  Служка аккуратно, не поднимая головы, вынес из кельи таз и закрыл за собой дверь. Батюшка подошёл к окну, протёр полотенцем стекло и бросил полотенце на скамью. За окном мягко и неторопливо шёл снег, устилая землю нежно белым покрывалом. Батюшка ещё какое-то мгновение посмотрел на это чудо и, надев на голову клобук, вышел из кельи. Отслужив заутреню, он трижды осенил себя крестным знамением и тут же вернулся к себе, торопливо протиснувшись сквозь внушительную толпу прихожан.
  Зрители аплодировали стоя, но выходить "на бис" она не собиралась. Закрыв дверь гримёрной, она залпом допила оставшееся вино и сняла костюм, пренебрежительно бросив его на пол. Затем всё-таки подняла и переложила на кресло. Ей было трудно без Ольги, её костюмера, однако никого другого она к себе не подпускала. К своему телу. Распустив свои роскошные волосы и откинув пряди назад, она безмолвно села на стул перед большим зеркалом.
  Простуженная Ольга лежала дома в своей постели и ждала, когда Грета придёт с работы. Книги не читались, поэтому она просто смотрела в потемневший с годами потолок и старалась ни о чём не думать. Ни о хорошем, ни о плохом.
  Кто-то всё ещё настойчиво стучался в дверь гримёрной, но она продолжала снимать грим с уже обезличенного лица. Зачем-то бледно улыбнулась своему отражению в зеркале и затушила об него сигарету.
  Грета дала маме какое-то лекарство, тёплый чай с цветочным мёдом, апельсин... и ушла к себе в комнату.
  Перед дверью лежала охапка живых цветов. Она растеряно посмотрела вокруг, но рядом никого не оказалось. Собрав цветы, она занесла их в гримёрную и, не зная куда их деть, положила на стол. Достала из-под стола пустую трёхлитровую банку, наполнила её водой и поставила в неё цветы. Выключив свет, ушла домой.
  Ольга уснула и Грета вышла на балкон покурить. Обещанный снег так и не начался.
  Поезд с табличками "Москва - Санкт-Петербург" стоял у платформы Московского вокзала уже четверть часа, но её всё ещё не было. Игорь шагами промерил платформу в ширину и по диагонали. Посчитал все вагоны. Предупредил проводницу, что она задерживается, но обязательно придёт. Сверил свои часы с вокзальными. С часами проводницы. Потоптался на месте. Устремился ей навстречу.
  С рюкзаком в одной и со скрипкой в другой руке она подбежала к Игорю. Поцеловала и села в вагон. Игорь взглядом проводил уходящий в Москву поезд и громко рассмеялся.
  Исповедавшись, она попросила благословить её на роль Офелии. Батюшка благословил, но вновь завёл речь о том, что ей надо прекращать заниматься этим бесовским делом: проживать жизни других людей. Актёрство - большой грех и церковь не одобряет это греховное деяние. Просто он, батюшка, знает, сколько она приносит добра людям и храму, жертвуя свои грешные деньги. И что актрисой она стала по незнанию и нынешняя роль её гнетёт и томит, но иначе она уже не может. Он пообещал помолиться за неё, но предупредил, что на Страшном суде перед своими грехами и перед Господом Богом она предстанет голой.
  Она поцеловала его руку и, перекрестившись, ушла из церкви. Батюшка закрыл ворота, переоделся в мирское, завёл двигатель автомобиля и, прогрев остывшее за день транспортное средство, умчался к жене на дачу.
  Пишет, что последний спектакль в студии прошёл "на ура", что зрители вызывали "на бис" трижды, но она, как обычно, не пошла. Что её мама снова болеет. Что в пятницу ходила на исповедь. Что не верит никому кроме меня:
  - Вера, я верю, что ты приедешь ко мне. Я тебя жду.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"