Рагимов М., Валин Ю.: другие произведения.

Дети Гамельна. Ярчуки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    1650. Два года назад стал пеплом Зимний Виноградник и отгремели последние выстрелы Тридцатилетней войны... Но понесший потери Орден Deus Venantium по прежнему служил делу спасения человеков от Тьмы Ограблен Святой Престол. Следы ведут на Украину. Под командой капитана Мирослава выступает в поход отряд спешно набранных наемников. Шпаги и мушкеты, чугунные гранаты и папское серебро, опыт битв и походов - бойцы-ландскнехты упорны и безжалостны. В забытье дремлет Украина, краток вздох покоя между войнами. Но обманчива та тишина. Гуляют по руинам и обнищавшим хуторам разбойники, шевелиться обнаглевшая нечисть, восстают из могил мертвецы...

  
  Дети Гамельна. Ярчуки
  
  
  Михаил Рагимов Юрий Валин
  
  
  
  
  
   Посвящается тем, кого мы помним прежними
  
  
  
  
  
  *Ярчук - "Собака с волчьими зубами, - ее боятся ведьмы (нар. поверье). У меня собака ярчук; у нее волчьи зубы - ее и ведьмы, и волки боятся. Если хочешь завести ярчуков, то нужно сучку, как ощенится, убить и всех щенят перебить, оставить только малую сучку, да так до девяти поколений, а тогда уже девятая сучка и родит ярчуков."
  Словарь української мови. Упор. Б. Грiнченко. Том IV. С. 543. К., 1909
  
  
  
   Авторы благодарят за помощь и советы:
    
   Игоря Николаева
     Юрия Паневина
     Ивана Блажевича
    Римму Кривошеину
     Михаила Лапикова
   Андрея Фесенко
   Наталью Рагимову
   Сергея Павлова
   Павла Аврамца
     Сергея Сизарева
     Евгения Кутузова
     Сергея Науменко
   Владимира Барынина
     Олега Куца
   Марину Птицу
     Александра Красникова
     Павла Клюкина
   Бориса Михайлова
   Александра Терещенко
   А.С.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Авторское предисловие
  
  Писалась у нас книга, писалась и написалась. Злая и добрая, циничная и сентиментальная, в общем, похожая на нашу малую Родину. Так уж получилось, что родились и выросли авторы на земле, некогда известной как Дикое Поле. Земле, сменившей с тех пор много названий, земле, говорящей с древних времен на замечательной смеси языков, главным из которых был и остаётся русский язык. Мы с огромным уважением относимся к украинской мове и автору "Кобзаря", но Гоголь и Булгаков, Паустовский и Катаев нам ближе.
  И нам дорога та, старая Украина, мирная, многоязыкая, здравомыслящая, где мы могли гордиться огромными металлургическими заводами и солнечными азовскими пляжами, изяществом Зеркальной струи и прохладной тишиной источника Григория Сковороды. Всё ещё вернется: расцветут города, загудят железные дороги, вновь начнут строиться метро и театры, вернутся на улицы дружелюбные и ироничные, образованные и трудолюбивые люди. Всё будет хорошо. Когда-нибудь...
  А пока время вспомнить о нежити и нечисти. О той дремучей чертовщине, кою можно было вразумить пулей, клинком, а то и запросто, ухватив за хвост, выпороть. Славные были времена, простые. Отчего и не вспомнить иной раз о чем-то старинном?
  (Опытный читатель, несомненно, сразу угадает, что перед ним вторая книга летописи, известной как "Дети Гамельна. Зимний Виноградник". На сей раз судьба заведет наёмников ордена Deus Venantium, чей удел - истребление тьмы во всех её проявлениях, на самый край мира - к реке известной как "Danapris")
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Пролог
  
  
  Людская память прихотлива. Одни истории хранятся в ней долго, а другие исчезают без следа. Но те сказания, которым суждена долгая жизнь, обретают, порою, вид удивительный и причудливый...
  Говорят, что некогда вернулся из крестового похода рыцарь по имени Йомберг, родом из германских земель, а может быть, из франков. Вернулся при почете и славе, к деве, что ждала его верно. Но печальной и короткой оказалась их свадьба - суженых погубил враг, коварный и злотворный. А был то человек или демон - осталось неведомым, равно как и старые счеты, что были меж губителем и рыцарем Йомбергом. Памятно лишь имя злого убийцы - Иржи Шварцвольф, а также то, что не был он ни смертным, ни даже человеком. А может и был когда-то, но давно отринул всё людское, продав душу тому, кого не следует поминать всуе.
  Ещё сказывают, что у погубленной невесты был брат, муж сумрачный и таинственный. Он знал и умел многое, чего не пристало знать доброму христианину. И кое-кто сомневался - не дьявольское ли отродье скрывается под людской личиной? Даже имени человеческого у брата не было, а если и было, то никто его не знал. Смерть Йомберга и его невесты изгладилась из памяти людской. Но брат мёртвой невесты ничего не забыл и не простил. В ночь полной луны, на перекрестке дорог, он отворил холодным железом кровь из собственных жил и поклялся отомстить.
  А ещё говорят старые люди, многие легенды и были помнящие, что в неведомом году в неизвестный месяц пришел некий человек в славный город Гамельн, изнывающий под гнётом крыс. Назвался тот пришелец Крысоловом и обещал избавить город от напасти за немалую плату. Но был обманут, избит и выброшен за городские ворота с позором. Однако избавитель жестоко наказал неблагодарных и бесчестных - колдовской музыкой своей волшебной дудочки он зачаровал и увел из Гамельна всех детей, и горожане оказались не в силах ему помешать. Никто более не видел Крысолова, только легенды о нём странствовали по миру.
  А спустя некоторое время смелые, искусные воины стали изводить нежить Старого Света, который тогда никто Старым не называл, ибо не отплыли еще корабли за дальний океан, в поисках кратчайшего пути в Индию. И называли тех воинов Deus Venantium, сиречь Девенаторами, а если по-простому - Божьими Охотниками. Впрочем, бывало, что звали по-иному - Детьми Гамельна.
  Сказывают, что тёмная, страшная, укрытая от сторонних глаз война длилась не один век. Не было в ней ни славы, ни почестей - только смерть и чёрная кровь на клинках и когтях под безлунным небом. Девенаторы гибли, но на место павшего воина вставал новый, столь же умелый и суровый.
  Шли века, менялся мир и люди в нём. Дыхание безжалостного времени коснулось и ордена Deus Venantium. Всё меньше оставалось в его рядах истинных бойцов-Девенаторов и всё больше - наёмных воинов, ландскехтусами именуемых. Прежней оставалась лишь война, которую Дети Гамельна неустанно вели с Шварцвольфом, ибо служили ему многие нечестивые создания. И говаривали даже, что истинной целью Девенаторов был не покой добрых христиан, а давний кровный враг Крысолова.
  Так или иначе, прихотливая нить судьбы свела в одном месте Девенаторов и Шварцвольфа с его премерзким воинством. Звалось то место - Драконий Лес. И была страшная битва, и длилась она всю ночь, а также полный час, что разделяет ночь и утро, когда тьма особенно крепка и властна. На заре, божьим попущением и крепкой сталью, Шварцвольф был сражён, как и все, кого он привел с собой. Тела их обратил в пепел жаркий огонь, а пепел тот милосердно приняла земля, из которой все вышли и куда каждый когда-нибудь вернётся. Но горек был вкус победы, и не нашлось места радости в сердцах победителей, ибо слишком многие Охотники пали в том сражении.
  На том легенды заканчиваются, а что дальше было - если кто и знал, то никому не сказывал...
  
  
  Глава 1. О святости подозрений и сомнительности старых дорог
  
  Туман наползал на дорогу. Плотный, густой - хоть ножом режь. Не бывает такого тумана посреди дня. В нём тонули окружавшие дорогу деревья, чьи ветви смыкались подобно куполу, защищавшему путников от палящих лучей солнца.
  По камням, помнившим легионы Рима и конников Шарлеманя1, застучали копыта. Из-за поворота показались три всадника, судя по доспехам - рейтары. Ехавший посередине мрачно и неодобрительно смотрел на окружающий мир из-под козырька шлема. Поперёк седла у него лежал прикрытый куском материи длинный доппельфаустер - двуствольный колесцовый пистолет, что так любят кавалерийские офицеры.
  Следом, влекомая четвёркой лошадей, неторопливо катилась карета, покачиваясь на неровностях и выбоинах. Замыкали кавалькаду четверо верховых. Эти снаряжены были полегче, по драгунскому образцу.
  Авангард резко остановился. Остановилась и карета. Драгуны арьергарда, не дожидаясь команды, развернулись, прикрывая карету. Окружавший лес молчал, утопая в белёсой пелене. Перед рейтарами сидел человек, почти скрытый в струях тумана - будто призрачные змеи танцевали неведомый и странный танец.
   - Эй, бродяга, прочь с дороги! - приказал старший, кладя ладонь на приклад.
   - Месье, же не па манж дё труа жур! - невнятно произнес бродяга, медленно поднимаясь с истёртых камней дороги. Говоривший по-французски путник был невысок ростом и широкоплеч. Лицо прятал под капюшоном.
   - Да мне плевать, сколько ты там не жрал! - рявкнул солдат и взялся за рейтшверт. Тратить выстрел на нищего - излишняя роскошь. Не заслуживает он такого почета. Хлестануть тяжёлым клинком старинной полушпаги-полумеча, и пусть убирается, радуясь, что остался жив после встречи с "чёрными всадниками".
   Бродяга презрительно фыркнул. И прыгнул на всадника. Тут же из придорожных кустов по конвою хлестанул мушкетный залп. Затем еще один.
   Пороховой дым мешался с туманом. Слышались стоны, лязг железа и утробное волчье рычание...
  
  ***
  
  Дым поднимался к потолку, клубился меж балок, овевал окорока, развешенные хозяином, берегущим место в кладовке. Мясо приобретало странный привкус, но кого волнует такая мелочь после пятого кувшина вина?
  Взбираться на лавку и тянуться до непочатого окорока было лень. Да и жадина-хозяин непременно потребовал бы заплатить. Сержант Мирослав срезал кусочек мяса с валяющейся на столе кости, снова воткнул нож в столешницу.
  Рядом хлопали карты - парни разыгрывали не полученные ещё деньги. Дельце, ради которого банду капитана Бальбоа занесло в такую даль, оказалось пустячным до неприличия. Все тайны и загадки были проделками нерадивых слуг, решивших изобретательно и жестоко проучить жадных господ. Выдумщиков изобличили чуть ли не сразу по приезду. И пока шёл долгий процесс согласования оплаты, наёмникам ничего не оставалось, кроме как пить, жрать и играть в карты.
  Для офицеров, впрочем, имелись и другие развлечения. Капитан и оба лейтенанта разглядывали старые немецкие гравюры, неведомыми путями оказавшиеся здесь - в пригороде Рима. Впрочем, таверна три века подряд проторчала у выезда на Тибрскую дорогу, и ничего странного в подобной находке не было. Удивляло другое - как никто не украл до сих пор эти забавные рисунки? Места ведь соответствующие. Ворьё наглее, чем здесь, отыщешь разве что в окрестностях Пизы.
  - Ты глянь, как ландскнехта нарисовал! Будто этот Альбрехт сам из наших!
  - Ты на эту посмотри! Вот бы мне такой рог!
  - А мне его доспехи на задницу! - поддержал гогот своих офицеров капитан.
  Сержант скривился. Он знавал когда-то одного Бальбоа, но тот баск хоть и слыл жутким треплом и, по слухам, баловался сочинительством, но хотя бы знал с какой стороны браться за мушкет. А вот его тезка был безмозгл и напыщен, как развалины Колизея. И как только подобные люди выбиваются в верхи?..
  Так и выбиваются. Гибель Шварцвольфа стоила Ордену очень дорого. Много крови пролилось на снег Драконьего леса. Потери восполняли как придётся. Мирославу вспомнилось, как ему самому предлагали возглавить одну из банд, и сержант ещё раз скривился. Нет уж, каждый должен занимать своё место. По способностям, так сказать, и по потребностям...
  - Прикинь, как бы нам пришлось убивать такую громадину, а? - хмыкнул капитан и подвинул в лужу сержантского вина потрепанную гравюру.
  - И что тут сложного? - пожал плечами Мирослав. - Десяток аркебузиров расстреляют этого чудо-зверя раньше, чем он успеет задрать хвост.
  - Охотил таких? - Бальбоа с ухмылкой толкнул его в плечо. - Ты у нас старый вояка! Или только нарисованных и видел?
  Сержант промолчал.
  В дверь таверны вдруг грохнуло - будто кто-то норовил вышибить её таранным ударом. Тяжёлая створка распахнулась, и внутрь ввалился человек. Судя по старомодному фальтроку2и изобилию желтого с синим - папский гвардеец. Высокий, худощавый...
  Наёмники опустили пистолеты.
  Гость привалился к стене, запалено дыша и со свистом втягивая воздух. Рванул тонкими бледными (не ранен ли?) пальцами ворот, выдохнул:
  - В двух милях отсюда. На повороте. Засада. Особой важности обоз. Его Святейшество...
  
  ***
  
  Напыщенный Бальбоа утверждал, что этот путь куда короче, нежели скакать по дороге. Очевидно, он измерял расстояние по карте, позабыв про колючейшие кусты, овраги и прочее коварство итальянской природы, так и норовящее если не выбить из седла, то хотя бы ослепить. Мирослав пригнулся к лошадиной шее. Выхлестнет глаз - новый не вставить! И с тупоголового капитана запасной не стребовать. Обоз Его Святейшества, пусть даже и везут в нём гусиное перо для набивки перин, неприкосновенен. И посягнувший должен быть немедленно и сурово покаран! Соответственно, любая спешка оправдана. А окривеешь - сам виноват, уворачивайся в следующий раз прилежнее. Заросли внезапно кончились, и всадники оказались на дороге. Минутное замешательство - в какую сторону скакать? Никаких ориентиров не было. Деревья с кустами, плотно растущие вдоль дороги, везде одинаковы. Небо затянуто плотными серыми, почти чёрными тучами. Решили действовать надёжно - половина отряда в одну сторону, половина в другую. Если что - оговоренная стрельба в воздух. Или же не оговоренная - в разбойников.
  Судя по зрелищу, открывшемуся за очередным поворотом, здесь порезвились казаки. Ну или в конец тронутые протестанты, решившие отвести душу на католиках. Опрокинутая на бок карета. Убитые лошади. Трое мертвецов в окровавленных кирасах. Еще несколько - драгуны. Двое святых отцов. Ого, вот так счастье привалило-то! У колеса - третий, в фиолетовой сутане. Важная птица...
  Детали потом. Есть дело куда важнее. Мирослав спрыгнул на землю, присел рядом с умирающим кучером. Парень прополз на руках шагов пятнадцать, не меньше - вон, стелется кровавый след по булыжникам. Кто-то ловкий широко вспорол брюхо, выпустив кишки. Скоро отойдет. Молодой, не больше двадцати. И как только на службу взяли? Или из послушников? Нет, не похож...
  - Ты их видел?
  В ответ бедняга только неразборчиво застонал.
  Сержант чертыхнулся сквозь зубы - заветная котомка с хитрыми снадобьями, способными и мертвого разговорить, осталась лежать в таверне. Вместе с гравюрами, кислым вином и поросячьими ляжками на потолке. Ладно, есть способ. Мирослав прикусил нижнюю губу, оглянулся. Рядом никого, все разбрелись. Среди бойцов, что Deus Venantium привлекал к службе, некоторые умения, за которые кто иной шёл на костер, поощрялись. Но всё же, но всё же...
  Кучер закричал так, что даже готовый к подобному сержант отшатнулся. Дернулись на шум и охотники. Сержант отмахнулся - мол, продолжайте - и склонился над умирающим, на губах которого пузырилась кровь.
  - Ты их видел?
  - Да... Волки... Волки... И люди... Марио они отсекли голову... Епископу отрезали руку... Господь милосердный... Мамочка, отчего так больно...
  Парень поднес окровавленную ладонь к глазам. Снова закричал. На этот раз - от осознания. Сквозь дыру в животе кровь не сочилась - текла. Вместе с кровью уходила и жизнь. Последний выплеск - и всё. Сержант, вытерев руки об колет умершего кучера, поднялся. Парень не сказал ничего нового. Следы и укусы на телах Мирослав видел и сам. Да и отрезавшие всё подряд люди не стали открытием - волки не владеют ножами. А человеку, что лежал у кареты, кисть отрезали клинком тупым и коротким, вон как настрогали бахромы, содомиты мокрожопые! Ради пущей мучительности не заточили нож, или затупился о кости?
  - Мир! - позвал лейтенант Мессер. - Подойди, опытный взгляд нужен.
  Закрыв глаза отмучавшемуся пареньку, Мирослав подошёл к офицеру. Тот с задумчивым видом чесал затылок и разглядывал кусты в трех шагах от перевёрнутой кареты.
  - Гляди, тут следы. Что скажешь, сержант?
  Что можно сказать по каплям крови, что буквально усеивали всё вокруг? По сломанным веткам, оборванным листьям и отпечаткам сапог? Сержант мысленно выругался. Это вам не ходить с гордым видом, поминая через слово былую славу кондотьеров и прочих живущих за "соляные деньги". Здесь - настоящая работа.
  Да, предсмертные слова Иржи Шварцвольфа действительно оказались проклятием. Кровавый снег Дракенвальда надломил хребет Ордену. В том лесу осталось множество опытных бойцов. Вот и приходилось вербовать простых рубак, не умеющих даже читать следы...
  - Ушли в сторону реки, папские кого-то зацепили. По ноге, похоже.
  - Догоним? - вспыхнули азартом глаза лейтенанта.
  - Не уверен, - покачал головой Мирослав, - они опережают больше чем на час...
  В притихшем лесу раздался выстрел - совсем рядом.
  - Догоним! Капитан их нашел! Курт и Марио - охраняйте здесь!
  И снова скачка и тягучее ожидание пули - те, кто разгромил обоз, не были дураками и могли дожидаться погоню с заряженными мушкетами в руках, укрывшись за деревьями.
  Капли крови, что тянулись надёжным следом от самой дороги, оборвались. Лицом вниз, у невысокого дубка, лежал труп, наскоро забросанный свежими ветками.
  - Сержант, осмотрись, - приказал Мессер, - остальные, вперед!
  Мирослав проводил взглядом умчавшегося лейтенанта, дождался, пока в шёпоте листвы утонет стук копыт и крики погони, и прислушался. Вроде бы тихо. Лесная живность не спешит возвращаться к прежним занятиям, не сопит, вжимаясь в землю, зловредный хашашин3, готовый прыгнуть на спину зазевавшемуся охотнику.
  Убитый оказался кем-то из местных бандито. Молодой, не старше кучера, умершего на дороге. Чернявый, тоненькие усики, бедро в крови. Висок пробит чем-то узким. Всё верно, подранок замедлял бегство, вот и ударили стилетом. Вокруг убитого кто-то изрядно потоптался. Приметный сапог, со стертым носком и странным раздвоенным каблуком, наподобие копыта. Нет, вряд ли так близко от Ватикана могут орудовать черти, да и сержант ни разу не видел настоящих, с копытами, отчего и были у него некоторые сомнения на счет существования подобных богонеугодных созданий. Скорее, владелец сапога неудачно наступил на острый камень. Или еще что стряслось, вырвавшее половину каблука напрочь...
  Снова забрасывать ветками убитого сержант не стал. Сильно не объедят покойника, крупнее хорька тут звери не водятся. Мирослав запрыгнул на коня, позвенел в кармане свежеобретённым серебром. Одно доброе дело в своей никчемушной жизни, глупыш, ты сделал, запас для сержанта немного монет. Покойся с миром и не бесчинствуй более. А то сожжём.
  
  ***
  
  Мелкая речка, зажатая высокими каменистыми берегами, шумела, клокотала и бурлила. Словно наяда, коих в этих краях истребили еще при цезарях, решила помешать вежливой беседе...
  Впрочем, достаточно беглого взгляда, дабы понять - беседа неминуемо закончится схваткой. Очень уж много оружия в руках. И у тех, кого прижали к реке, и у тех, кто прижал.
  - Господа разбойники! - поправил шляпу Бальбоа, раздувавшийся от важности и самодовольства - настиг ведь и практически покарал негодяев! - Предлагаю вам сдаться на милость Правосудия! Волею пославших меня, обещаю честное разбирательство и беспристрастный суд!
  Конечно же, убийцы и грабители прекрасно знали, что единственное возможное для них милосердие со стороны Закона - скорая смерть на плахе или в петле, а не многолетнее гниение заживо в сыром каменном мешке. Но предложить капитан был обязан. Ведь не мантикоры бессмысленные, а людишки. Хоть и люто нагрешившие.
  Капитан прокашлялся, украсил ветку плевком и продолжил, сбившись с высокопарного тона. Всё же не гранд, а простой идальго, вволю пошатавшийся по всяким гостеприимным местам:
  - Вас меньше десятка, а нас две дюжины. И у каждого заряжена добрая аркебуза! Ну, или прыгайте, вода сейчас теплая!
  Защелкали взводимые курки - для пущей убедительности. Прыгнуть мог лишь безумец - река, сбегающая с предгорьев Апеннин, проточила себе глубокое ложе, в изобилии усеянное каменными "зубами", о которые человеческое тело, влекомое быстрой водой, разжевывается за пару минут. Если оно, конечно, не разбилось при падении...
  Вместо ответа вперёд шагнули два разбойника. На вид - родные братья остальным. Дорожная одежда, стоптанные сапоги, усталые грязные рожи. У этих разве что глаза были удивительно одинаковыми - точно сверкали куски речного льда. Шагнув, выхватили сабли...
  Окутался дымом капитан - Бальбоа разрядил сразу оба пистолета. Испанца поддержали прочие охотники, осыпав разбойников свинцовым градом. Те и ответить толком не успели - выпалили трое, да и то, послав пули куда-то в небо. В первую очередь наёмники стреляли по дерзким, но и тем, кто у них за спиной прятался, досталось. Кто упал как подкошенный, кто завыл от боли, ухватившись за простреленную руку.
  Но те двое, каждый получив по полдюжины пуль, падать не собирались. Они продолжали бежать размеренно и целеустремленно. Когда упал первый наёмник, снесенный ударом сабли, сержанту вспомнился носорог с давешней гравюры. Солдаты Ордена опомнились быстро - совсем уж тупиц среди них не водилось. И неубиваемых свинцом, как говорил один хороший сержантов знакомый из далекого прошлого, взяли на сталь.
  Бесполезную разряженную аркебузу швырнуть живучему врагу в ноги, и пока тот упал и не может встать - в капусту его! Ну а если заклят чем-то, так прикладом второй аркебузы по черепушке, чтобы хрястнуло и мозги в стороны! Видали мы таких, заговоренных...
  Сержант, оказавшийся на левом фланге, участия в убиении неубиваемых не принимал. Он внимательно следил за одним из разбойников. Тот вогнал в землю свой фальшион, на елмани которого имелось несколько глубоких выщерблин, и внимательно наблюдал за тем, как крошат в рукопашной его подельщиков. Во взгляде невысокого, широкоплечего бойца сквозила столь причудливая смесь равнодушного превосходства и презрения, что сержант чуть было не прозевал тот момент, когда разбойник без разбега прыгнул через своё оружие.
  Пуля оборвала прыжок, и на землю грянулся сущий монстр, схожий более с волком, нежели с человеком. Раненое существо, извергая вой пополам с руганью, поползло к сержанту, подволакивая задние ноги-лапы. Недообернувшийся вервольф невнятно рычал, мешая французскую ругань с итальянскими проклятиями. Второй выстрел. Без толку. Лишь плеснуло из мохнатого плеча кровью, да вервольф зарычал вовсе уж истошно, заколотил лапами по земле.
  - Экий ты смешной, - без малейшей улыбки произнес Мирослав.
  Недоволк вдруг замер, поднял морду, поймал желтыми буркалами взгляд сержанта, оскалился - на удивление совсем не враждебно.
  - Дострели, - прохрипел-прорычал зверь на неожиданном посреди Италии наречье, - мени дороги назад нема. Снова жизнь на гроши сменял. Только на свою вже, не на дидову.... И нихто вже назад не покличе, с чортом не поменяется...
  Мирослав опешил. Долгая жизнь приучила не удивляться даже самым хитрым вывертам. Но такой гость да посреди Италии?
   После, от души выругавшись, оглянулся - не смотрит ли кто? Но все вокруг были заняты. Немногим выжившим разбойникам крутили ремнями руки, бинтовали раненых охотников. Бальбоа протирал свой нож-обвалочник, не побрезговал, видать, саморучно мертвяку-недобитку голову отрезать. Водится за испанцем любовь к таким развлечениям...
  - Бачу, що з наших, бачу, глаза не ховай... - прохрипел вервольф, а точнее, раз из тех краев родом, вовкулак, - Христом-Богом прошу, замучают же мене... - из пасти оборотня потекла тоненькая струйка крови.
  - Известное дело, замучают, - ответил сержант, торопливо перезаряжая пистолет, - а живых людей грызть за так можно разве? По делам воздастся, сам знаешь.
  - Як воооны до нас, так и мы до ниих...
  - Тоже верно.
  Полудохлый вроде бы оборотень, на которого и пулю жалко было, и что за миг до того, лежал пластом, вдруг подпрыгнул, оттолкнувшись всеми четырьмя лапами. Сержант отшатнулся - клыки щелкнули вхолостую, немного не дотянувшись до горла. Пистолет харкнул свинцом в оборотневскую морду. Вовкулак тряхнул головой, разбрызгивая кровь, отскочил. Вторая пуля пропахала борозду в мохнатом боку, вырвав клок шерсти. Но зверь и не думал останавливаться. В дюжину неровных, но быстрых скачков оборотень оказался на обрыве и кинулся вниз. Навстречу быстрой воде и камням. Плеск от падения угас в гуле реки...
  ***
  
  Про гвардейца вспомнили лишь вечером. Когда убитые обрели первоначальный покой в холоде покойницких, офицеры с сержантами засели за самое трудное в их работе - письменную фиксацию произошедшего. Подробнейшего отчёта потребовал не только Орден, но и Церковь. Впрочем, сложность дела все понимали - чуть ли не в черте Святого Города убито три священника и десяток мирян. И не просто так убито, а с целью хищения чего-то очень важного для Церкви. Чего именно - никто не говорил. Но вряд ли бы сразу три кардинала подметали пурпуром сутан пыль постоялого двора из-за какого-то пустяка...
  Вспомнили и задумались. Потому как ни один из чинов церкви, ответственных за тот злополучный обоз, не знал высокого, светловолосого гвардейца, с удивительно тонкими и бледными пальцами.
  
  
  
  Глава 2. Об опасностях рек, берегов и прочих жизненных ценностей
  
  
  Мрачен был лес. Исподлобья посматривал на бродяг, что встали на пороге. Дремучий бор, что помнил чуть ли не первых Пястов, был кругом прав - очень уж про гостей паршивая слава шла. То курей скрадут, то девок спортят, то дом спалят, хозяев позабыв выпустить. Хуже татарина не гость незваный, а ландскнехт. Ландскнехт - это наёмник и есть, если на немчинский манер именовать. У кустарника, что окаймлял опушку, собралось почти две дюжины наёмников-злодеев.
  Как и положено заматеревшей банде, каждой европейской крови тут место нашлось: и немцы с чехами да поляками, и пара фламандцев. Даже иудей с эллином обретались. И русские люди имелись: Дмитро, да Андрий-русин. Бывалый Андрий давненько за звонкие таляры служил, годов двадцать, если не больше. И как жив до сих пор - и сам не знал. Вот Дмитро, тот недавно к отряду прибился.
  Ландскнехты заметны не только цветастой одёжей и разномастным говором. Оружие тоже у каждого своё: кто со старинным мечом-кошкодёром, кто с саблей-венгеркой, кто с надежным краковским кордом. Аркебузы с мушкетонами у многих поперёк седла лежат, зрачками стволов переглядываясь. Ну и пистоли, известное дело. У кого три, а у кого и четыре. У Дмитра пистолей всего два. Зато ладные да справные! Рейтарские, аж из самого Нюрнбергу. С такого жахнуть - любого жандарма французского с коника уронить можно, в какую броню ни одевай! Пистоли были куплены недавно, взамен старых, дрянной валашской работы, что больше шипели да пулями плевались, важные дела поганя.
  Общего у наёмников, считай, ничего и не было. Даже кресты, что у каждого вояки на шее висели, и те разнились... У кого простой деревянный, у кого золотой, на такой цепи, что хоть волкодава сади... Дмитро, не сдержавшись, коснулся своих крестов, что висели на сыромятных гайтанах-шнурах. Один - золотой, памятный. Второй - железный. Но не сказать, какой дороже. Железный-то не простой! На самой Синай-горе архимандритом свячен. Только когда архимандрит обряд служил, ему глаза ладошкою закрывали, чтобы не видел он крестовьего оборота, где собачья морда с метлою в зубах выбиты. Не простой крест - вовкулачий. Такой крест кому попало на гайтан не вешают. Простым казакам, будь они хоть сто раз реестровыми, вовкулачьего креста носить никак не можно. Потому что простой казак добычу, которой банда промышляет, охотить заречется, каким бы вояром завзятым не был!
  А добыча ох и нелегкая! То чугайстр-фенке осатанеет, то мавка-ундина с путниками заиграется... А то и стая вовкулачья объявится - вот как сейчас прямо. Не простая стая - валашская! Из своих коренных краев ту оборотничью свору выгнали - то тамошние Драконы4 сработали - ох и справные хлопцы! Как с турком нянчиться перестали - за иную нечисть взялись. Да так хорошо взялись, что Ночные из Валахии во все стороны порскнули! И нет, чтобы осесть тихонько да сидеть, шерсть на палёных боках зализывать-отращивать. Не может та сучья порода без вреда и дня прожить! Где коровку зарезали, а где и дитя безвинное жизни лишили. Ну а в здешнем лесу укрылись последние вовкулаки одной из пришлых стай. Нужно за хвост поймать да кишки выпустить. Как обычно.
  Про то капитан банды Отакар из Соколовки речь и вел, перед хлопцами на конике гарцуя. Командирскую речь на немецко-чешском говоре Дмитро разбирал с пятого на десятое, но что тут особо понимать-то? Задача ясна и понятна, о боевом манёвре заранее условлено.
  - Плата двойная! Князёк местный расщедрился! - подытожил капитан.
  Слова старшего встретили радостным рёвом. Двойная плата - то всегда хорошо! А уж за вовкулак дрянных - и вовсе распрекрасно! Ибо, как говаривал один мудрец, нам не нужны проповеди, нам нужны длинные колбасы!..
  Лес, вздохнув напоследок, безропотно впустил наглых пришельцев...
  
  ***
  
  ...За спиною остались несколько часов поисков. Приходилось, будто псу охотничьему, морду в землю воткнув, рыскать, следы-следочки изыскивая.
  Дмитро остановился, прислушался. Тихо, сквозь зубы матернулся, прошептал "Дево Богородице, охорони!", выдернул из-за широкого пояса пистолеты и продолжил путь. Но уже гораздо медленнее - с двойной оглядкой и прислушкой. Шагов через десять казак резко повернулся направо и кинулся к густому терновому кусту. Продёрся сквозь колючки, уберегаясь от хлещущих веток...
  - От и здрасьте вам!
  И вскинул оба пистоля. Потому что добычи оказалось больше, чем думал. Не один вовкулак забился под вывернутые корни старого вяза, еще при царе Паньке на землю гепнувшегося, а двое. Один был поболее, другой - потощее.
  Тот, что побольше, зашипел, будто гадюка. Но в драку не кинулся. Оценил, видать, и что чёрный провал ствола точнёхонько промеж глаз целит, и что второй пистоль наготове. Ну и что стоит казак хоть и рядом, а всё ж таки, в один прыжок не достать, не ухватить.
  По телу вовкулачьему пробежала мелкая дрожь. Чёрная шерсть начала редеть и втягиваться. Лапы и морду закорёжило судорогами превращения...
  Охотник, хоть и не совсем новичком был, однако ни разу ещё не видел, как вовкулака перекидывается. А вернее - как вовкулачка. Оттого и не выстрелил Дмитро, когда перед ним вдруг оказался не волк, а баба, мастью - вылитая цыганка. Только глаза желтые, волчьи. За спиной у нее завозился второй перевертень, тоже становясь человеком. Девочкой. Худющей, грязной и со злыми острыми глазенками.
  - Отпусти... - прорычала-выговорила старшая вовкулачка. Встретилась взглядом с человеком и поняла - не отпустит, не сжалится. Тогда она, бросив короткий взгляд на соплячку, бухнулась на колени и затараторила, будто пытаясь великим числом сказанных слов заставить казака отступиться:
  - Пощади! Христом - богом вашим прошу, отпусти! Дите ведь она, не губи!
  - Нема детей у вас! Лишь щенки вонючи!
  Девка-вовкулачка истошно взвыла, почуяв скорую смерть. Грохнули выстрелы, слившись в единый. Младшей нечисти пуля разнесла череп - будто кудлатый гарбуз5 лопнул. Мамка же, схватившись за брюхо, заверещала, суча мосластыми грязными ногами:
  - Меня убьешь - жизни рад не станешь! До скончания веков тебе зверем выть!
  Дмитро присел рядом, но так, чтобы клыками не хватанула напоследок. То, что если вовкулака кого грызанет, покусанный сам перекидываться станет - пустой дурости поверье. Нету у них умения такого, через укус своими сородичами делать. Вот что цапнутый помрёт - это правда. На клыках-то мясо гниёт, зараза верная...
  Не торопясь, тщательно перезарядил пистоль. И, прижав ствол к уху бессильно щерящейся и брызгающей слюной твари, спустил курок.
  
  ***
  
  ...Куры шлялись по двору, будто то было самое обычное подворье где-то на Слобожанщине, а не маеток вельможного пана, что порою титулует себя "князем", раздуваясь при этом, будто земляная жаба. Гуляли куры, ковырялись в свеженарванной хлопами траве, точно хотели там найти жемчужное зерно.
  Найти бы перлину, и не одну, а дюжину - и Оленке на шею повесить...
  Дмитро замечтался, одним глазом поглядывая на копошащихся безмозглых птиц, вторым - на наёмников-соратников. После того, как банда Отакара заохотила пришлых вовкулак, наступил час законного и приятного расчёта.
  Пан Бужаковский в чьих землях нечисть и завелась, оказался щедр - сверх обещанной платы выдал каждому по серебряному таляру с толстомордым польским королем, похожим на смешливого хряка.
  Вот хлопцы этакую удачу и отмечали, прямо у пана Бужаковского во дворе, благо тот гикнул, крикнул, да и умёлся зайцев гонять. Зайцы нынче толстые, вкусные...
  Отмечали успех старательно и вдумчиво, как всё в банде капитана Отакара из Соколовки и происходило. Посему на третий день воинского отдыха подворье более напоминало поле боя. Считай, половина валялась бездыханными трупами, и лишь по сопению и храпу можно было понять, что живы бойцы, не сразил их ни зловредный вовкулачий клык, ни вражья пуля...
  Ещё четверо удальцов, изгоняя похмельное марево из голов, рубились в потешном бою, сойдясь в дальнем углу подворья. Дмитро, что сам маялся головною болью, даже позавидовал мастерству старого сержанта, что, казалось, с какой-то ленцой отмахивался стародавним двуручным мечом от троих ландскнехтов Ордена, вооруженных алебардами, позаимствованными у стражников Бужаковского. Те тоже отмечали славную, хоть и чужую победу, и большей частию безвременно пали в сражении с зеленым змием, коварно затаившимся на дне десятивёдерной бочки пива.
  Стук в запертые ворота показался сущей канонадою. Конечно же, Дмитру пока не доводилось слыхать, как разом палит дюжина орудий, но представленье имел - опытные хлопцы, погулявшие в последнюю войну, рассказывали про то часто и в деталях. Приплёвшийся к воротам хлоп в драной рубахе со скрежетом отодвинул тяжелый засов. Потянул на себя тяжёлую, окованную железом створку.
  На подворье въехал гонец. Огляделся, презрительно отклячив нижнюю губу, плюнул на сапоги пьяного в умат солдата, вольготно разлёгшегося в грязи.
  - И кто тут капитан Отакар?
  - Нету его, - лениво поднялся Дмитро, - уехамши с паном Бужаковским зайцев охотить.
  - Тогда ты держи! - рявкнул гонец с таким гонором, будто у него в роду сплошь да рядом одни магнаты выстроились. И швырнул казаку в руки здоровенную сумку, всю увешанную печатями.
  Если бы Дмитро знал, что среди кучи бумаг из Дечина, адресованных капитану, есть весточка и ему, то он бы мигом разорвал те печати - хоть руками, хоть зубами...
  Но письмо из родной Мынкивки, окольными путями дошедшее с Украины в Чехию, а после прямиком в Польшу, Отакар отдал через два дня. То зайцы, то попойка, то гладкая да горячая панна Бужаковська. Писал друг Петро, которого крепко изрубили ляхи в сшибке, что пару лет назад случилась. Хорошо, не до смерти убили. Оттого и сидел ныне славный казак на завалинке, трубку курил да по сторонам посматривал, привычку степную не забывая. Письмо он накарябал почерком кривым-путанным, будто лис по снегу мышковал.
  
  "Любима Оленка твоя от разлуки долгой совсем уж разумом тронулась. Который день до леса ходит, тебя у дороги зовёт, в проезжающем каждом тебя видит. Ганна моя говорит, да и я не слепой - в тяжести она. А ты седьмой месяц мимо дому ходишь. Вот девка и исстрадалась вже вся. Хлопцы кажут - к ворожке бегала. Той самой. Гляди, чтоб дитё не вытравили. Ты ж её до венца вести обещал..."
  
  ...Капитан Отакар отпустил без разговоров. Помрачнел, конечно, лицом. И обещание взял вернуться сразу после свадьбы. Про то, что может худое случиться или уже случилось, не говорили. Хоть и думали про нехорошее оба. Капитан - потому что давно на свете жил и многое видел. А Дмитро - потому что после письма этого у него перед глазами вовкулачка встала, которую порешил. И уходить не торопилась, паскудница. Лишь грозила длинным пальцем с жёлтым когтем да щерилась ехидно.
  
  ***
  
  Огонь, горящий среди закопчённых камней очага, щедро разбрасывал тени. На стенах хатки, выложенной из крошащегося от старости самана, кто только не вырисовывался! И кони, и драконы, и татары с казаками... И волчьи морды, пасти раскрывшие, клыки показывающие - ну как без них? Теней добавляли коптящие свечки, в кажущемся беспорядке натыканные то там, то сям.
  Сушёных крокодилов, висящих под потолком, как положено в убежище уважаемого дипломированного алхимика, здесь не имелось. Да и вообще чучел никаких не болталось. Зато количеству склянок, свертков и иных разнообразнейших учёных предметов мог бы позавидовать и сам Джон Ди, приди в голову покойному колдуну, что был одним из самых знаменитых мастеров Англии, восстать из уютной могилы в Городе Туманов и перебраться в далекое наднепровское село.
  Посреди комнатушки, на криво сколоченном топчане, устланном вытертым ковром, лежала девушка с раскинутыми ногами и бесстыдно задранным чуть ли не до живота подолом. Судя по отсутствующему выражению бледного лица и закрытым глазам, девушка спала. Ну а нескромнику, случись бы здесь такой, прислушавшемуся к её стонам, становилось ясным, что сны она видела такие, что любая киевская курва покраснеет. Но женщине, что, привалившись спиной к топчану, сидела на полу, было не до того, чтобы стыдить девицу, забывшую себя.
  Ведьма внимательно смотрела в бронзовое зеркало, водя перед ним чёрной свечой, на фитиле которой прыгал и трещал огонёк, отливающий зелёным. На начищенной поверхности старинного металла, словно через туман, понемногу проступили очертания двух женских фигур. Одна постарше. Вторая же - молодая, почти девчонка. Роднили этих двух зазеркальных и хозяйку желтые, почти звериные глаза.
  - Отплатила я за тебя, подруженька! И за доченьку твою! Страшно отплатила, ты рада будешь...
  Хозяйка посидела ещё немного, пристально вглядываясь в изображение, закрыла куском полотна потускневшее зеркало, и с тяжелым вздохом встала. Накинула старую свитку, дырявую, будто решето, подняла глиняную миску, стоявшую подле девушки, что так и лежала без движения, и вышла во двор, притворив за собою дверь...
  
   ***
  
  Подул ветер, разгулявшись по вольной степи. Звезды, серебряные гвоздики, вбитые в чёрный оксамит, начали гаснуть - по небу поползли тучи, нагоняемые со стороны далёкого, далёкого моря. Зашумел листьями дуб-великан, стоявший у самого шляха. Старика поддержала роща, что росла у него за спиною. Дубки - как на подбор. Будто высадил кто...
  Деду с внуками тут же ответило поле, что раскинулось по другую сторону шляха. Побежали по пшенице ленивые тяжёлые волны, точно нива была морем. Бездонным морем, что готово поглотить путника, неосмотрительно решившего свернуть со шляха ради укорачивания пути.
  Шлях же, что не пускал дубы к пшенице, а пшеницу к дубам, тянулся от самого Киева. Самый что ни на есть обычнейший шлях, извившийся узким пыльным ковром, избитый многими тысячами ног, копыт и колёс. И казаки тут на Дунай гуляли, и простой люд ходил по своим мирным селянским делам. Говорят, как-то даже сам зацный и моцный пан Наливайчик, крулем ляшским привечённый, проехал до Корсуни, поглядаючи да поплевываючи вокруг, поминая вслух скотство человеческое да неблагодарность хлопскую. По шляху и чумаки гоняли ленивых волов, которые жуют себе да отмахиваются хвостами, что от оводов с мухами, что от погонщиков надоедливых.
  И село, тихая Мынкивка, вольготно раскинулось поодаль от дубравы, тоже ничем особо не выделялось. Полсотни хат, белёные стены, отчётливо видные в темноте, соломенные крыши. Маленькая церквушка чуть в стороне. Поближе глянуть если, может, и ещё чего разглядеть удалось бы. Вот только за первыми тучами потянулись и прочие: почерней и погуще. И казалось, цепляют они толстыми чёрными брюхами верхушки взволновавшихся деревьев. Средь небесных прорех, бледно-желтым корабликом посреди штормящего моря, выглядывала луна, то и дело пропадая из виду. Вдалеке приглушенной канонадой загрохотали раскаты грома. Точно крушил молниями Илья-пророк стены басурманской крепости, грозя срыть мерзость по самую землю.
  Поодаль от крайних хаток, будто изгнанная за неведомые прегрешения, на самом краю урвища, притулилась малая халупка. Ох, и опасно стоит: паводок-другой, берег подмоет, и обрушится хата в седой Днепр, да и сгинет без следа. Размоется старый саман весенней быстрою водою, раздергает течением чёрный от годов камыш, что укрывает крышу. Но то будет, или не будет, один Бог знает. А пока стоит ветхая хатынка. И под стрехою качается куколка, сплетённая из соломы - дергает её жестокий ветер, танцевать заставляет. Незнающий кивнёт - дети, мол, забавляясь, привязали. А понимающий присмотрится да перекрестится от греха - непростая игрушка, хитрыми узлами связанная, ох и непростая...
  Ну а если понимающий - не бесшабашный бурсак, коему в кавун его звонкий, что на плечах зазря мотается, премудрости вколочено, сколько влезло, а не сколько положено, то узрит еще кое-что. Резы и черты по дверному косяку складывались в хитроумную вязь, прочтя кою, очень многое можно было узнать о хозяине дома. Или хозяйке, что куда вернее. Не бывает у одиноких хозяев-бобылей ярких мальв, вокруг хаты высаженных. Табачок чаще растет, чтобы имелось, чем люльку-носогрейку зимою забить да согреться, думы важные размышляя.
  Ветер, что до этого лишь качал ветви дубов да колыхал спелую пшеницу, начал яриться, становясь вихрем. Зашёлся в свирепом вое, разгоняясь над рекою. Тихий обычно Днепр, поддерживая друга-ветра, ревел раненным зверем, бросался на берег...
  Скрипнула дверь хаты давно позабывшими о дегте петлями. Наружу пробилась дрожащая полоса света - вихрь и внутрь проник, норовя потушить огонек свечи. Но непростая внутри свеча горела. Такую и восьми ветрам на перекрёстке не затушить, как бы ни старались. Приоткрытой дверь оставалась недолго - вышла на двор хозяйка.
  Бесформенный плащ с капюшоном скрывал фигуру, да и лица было не разглядеть. Лишь глаза сверкали из-под надвинутой на лоб ткани. Недобрые глаза, отдающие звериной желтизной. Хотя ветряная темрява она такая - что угодно покажет, если увидеть рискнешь... В руках хозяйка держала здоровенную миску, почти таз. Даже удивительно, и как поднять такую тяжесть сумела слабосильная женщина! Несла, стараясь не расплескать. Склонив голову, шептала неслышно: то ли молилась, то ли бранила ночь и неловкую ношу.
  Подойдя к обрыву, женщина склонилась, всматриваясь в чёрную воду. Разглядев, кивнула и вывернула миску в реку. Плеснуло негромко, потом вода в том месте вдруг вспенилась, взбурлилась. Точно дюжина сазанов в ставке, макуху почуявши, встрепенулась да, плавниками размахиваючи, к поверхности рванула, сытную сладость предвкушая...
  Луна, на краткие мгновения продравшись сквозь черные тучи, залила берег холодным бледным светом. И стало видно, что вовсе не сазаны внизу и не сомы вековые. Под берегом плескалось, собирая выброшенное из миски, с дюжину детей. На первый взгляд - вроде как обычных. Разве что кожа - серо-желтая, в цвет нынешней Луне. И на головах не волосья растут, но водоросли - длинные, спутанные. Хватали редкозубые ротики приношение, вырывали друг у друга шматочки...
  Постояв с минуту, вглядываясь в мельтешение скользких и мелких тел, женщина вновь кивнула, сложила руки на груди и поклонилась со странным вывертом, будто за спину себе заглянуть норовила. Затем дважды смачно плюнула в бурлящую воду, кивнула третий раз, точно подводя окончательную черту. Повернувшись, подхватила таз и неторопливо вернулась во двор. Остановившись перед хатой, бросила короткий взгляд на соломенную ляльку, что качалась-танцевала в такт буйному ветру.
  - Вот и дело кончено. Одно из дел... - голос у недоброй хозяйки был груб, надтреснут, и чувствовалось, что говорит женщина редко. И то - чаще сама с собою и с горшками в печи.
  После резко толкнула дверь и приказала, так и оставшись на пороге:
  - Давай, давай, заснешь ещё.
  Отступила на полшага, пропуская мимо себя девушку. Та лишь недавно достигла черты, отделяющей девочку от дивчины, и была редкостно, чарующе хороша собою. Не портила юную красу ни застиранная сорочка с полинявшими вышивными маками вокруг ворота, ни чёрные круги под глазами, ни те дивнейшие очи, в коих ныне жизни было меньше, чем у снулого карпа. Будто душу вынули. Или еще что... Ох, не только на карие очи тень наползала - дурное за хрупкие плечи дивчину крепко обняло, в ветреную ночь уводя.
  То ли темнота тому виной, то ли вреднюче бросался любой камешек и корешок под ноги, но дивчина ступала трудно, запинаясь и чуть было не падая. Вздрагивала толстая коса, ниспадал на ослепший глаз локон смоляной - уходила прочь грешница безвольная.
  Хозяйка молча смотрела в спину. И, лишь дождавшись, пока девушка ступит на извилистую прибрежную тропку да скроется из вида, вернулась в хату, плотно притворив за собою дверь...
  А дивчина, спустившись с обрыва, брела мимо стонущей реки, мимо высоких верб, что купали плети гибких веток в серой пене накатывавших волн. Всё дальше брела несчастная вдоль рощи, казалось, вовсе не замечая холодных брызг, кропивших берег аж до самого леса.
  Лежащее между двух холмов село спало, набираясь сил перед длинным и тяжким днём страды. Ещё только-только готовились прочистить лужёные глотки, испробовать на вкус предрассветный воздух первые кочеты. Ещё скрипел под шквалами разъяренного ветра высоченный ясень, что дотягивался до самых облаков и полвека назад. Завозился в будке пес, высунул морду, жалобно заскулил. Будто не хрипатый поживший кобелина с мордой, располосованной десятком шрамов, на цепи сидел, а щенок-мокрохвост.
  Плыло белое пятно в сыром воздухе - так и шла несчастная, не чувствуя холода...
  
  ***
  
  ...Коник ладный. Молодой, горячий, шерсть аж лоснится, а хвост - что твоя метла - так и хлещет, мух гоняет. Всадник - конику под стать. Тоже молод, тоже хорош да горяч. Хвоста, правда, нет. Зато сабля пышная на боку. И пистоли из ольстр6 торчат, рукоятями так в ладони и просясь. Схвати да жахни навскид, не целясь, в крынку, что на плетне сушится! Чтобы брызги глиняные во все стороны!
  Только тому, кто в седле сидит, не до стрельбы. У него заботы другие...
  Справа, вцепившись в стремя, замерла девушка. Прятала лицо, глотая слезы.
  И вроде готов казак к походу, ждёт его шлях, что к славе да деньгам привести всегда готов. Но ноет, давит каменным жерновом на сердце расставание.
  - Оленка, ну что же ты, люба моя! Я ж, туды-сюды и до тебе вернусь! Мухою! Ты и соскучиться не успеешь...
  - Так я уже...
  - От дурна девка, - прошептал казак, глядя в небо, чтобы никто не увидел, что у самого глаза повлажнели. - Говорю же тебе, до Дечина доскачу, и назад тут же! К тебе, Оленка, к тебе! Как раз свадьбу сыграем! Мы ж колодку7 вязали не смеху ради!
  Закусив губу, сдернул с шеи серебряный нательный крестик. Протянул девушке.
  - На память тебе. Верь, люба. И жди.
  - Жду... - протянула девушка, веря и не веря. Её рука скользнула за пазуху, где под выбеленным полотном рубахи угадывалась юная грудь.
  Казак непроизвольно сглотнул. Сжал повод до боли, до хруста пальцев - лишь бы отогнать воспоминания, что невпопад штаны встопорщили.
  Оленка сняла через голову свой крест. Тяжелый, золотой.
  - А это тебе на удачу. От отца остался. Последняя память о нём. Он справный казак был. И с ляхами рубился, с татарвой...
  - Знаю я, Оленка, знаю... - тихо молвил Дмитро, поглаживая тонкие девичьи пальцы. Остаться хотелось так, что зубы сводило, но и выполнить порученное дело долг требовал. Ну как тут быть?! - Отец у тебя подлинный лыцарь был! Про то каждый знает. Даже капитан Отакар про него говорил. Мол, жил в твоём селе, Димитрию, славный вояр, казак Литовченко!
  ...Прочь, прочь воспоминанья! Успей, кровью изойди, но успей!
  
  ***
  
  На берег, раскинувшийся по ту сторону реки, вылетел всадник на вороном коне. Судя по одеже, пистолям и сабле-чечуге8, и деньги у хлопца водились, и боец не из последних. Только грязный, словно с чертями в канаве гроши делил. И молодой, годов двадцати - двадцати пяти от роду, не старше. Лицо морщинами не исчиркано, в усах седина не завелась.
  Спрыгнул с коня, чьи бока в хлопьях пены ходили кузнечными мехами. Бросил поводья, подбежал к урезу воды, замочив сапоги. Постоял миг, будто раздумывая, не махнуть ли вплавь. Отрезвила волна, грянувшая о берег с такой силой, что чуть не сшибла с ног. Можно, конечно, сквозь ревущий Днепр кинуться. Только утонешь ведь. И будут раки по тебе мертвому и склизкому ползать...
  Казак кинулся к долбленке, дохлой щукою валяющейся у самого берега. Только дырища на всё дно - одни борта и остались.
  - Люди, хай вашу грець, есть тут кто?! Лодку! Лодку надо! Люди! Сто червонцев дам! Човна мне надо!
  Но если и случился на берегу какой рыбарь, непогодою застигнутый вдалеке от жилья, то на отчаянный крик не ответил.
  Казак бессильно пнул сапогом с легкостью проломившийся трухлявый борт, подстрелено рухнул на колени, с неразборчивым рыком саданул изо всех сил кулаком безвинную землю. После упал на спину, подставляя лицо ветру и брызгам.
  - Не успел ты, Дмитро, Господь свидок, не успел...
  
  ***
  
  ...В крике, что раздался с противоположного берега, не было ничего человеческого. Да и звериного мало было. Словно нечисть какая взвыла, кол осиновый нутром своим поганым почувствовав.
  Дмитро вздрогнул, приходя в себя. Помотал головой, прогоняя остатки несвоевременных воспоминаний. Потом думать и вспоминать станешь! Надо дело делать, а не цуциком скулить. Лодки нет, то не беда! Вон, какой годный топляк на берегу валяется! Кора слезла, белый от солнца - давно лежит, сухой.
  Сапоги долой, жупан долой! Намокнут - на дно утянут. На жупан сверху - портупею с пистолями да саблей. Пусть лежат, хозяина ждут. А кинжал пригодится! Добрый кинжал, с бегущим волчонком на клинке9... Эх-ма, чуть не забыл! Негоже вещи на земле кидать, нехай краще у Черныша на спине во вьюке будут. И не намокнут, и не скрадет никто! Медведей тут нету, а конь толковый, от волков летних отобьётся, не говоря уже про посполитых10 оголодавших.
  Казак перекрестился, поцеловал Оленкин крест и, ухватившись за сук, плавником торчащий из деревянной "спины", толкнул бревно. Топляк сполз в воду по мокрому песку легко, будто сам норовил вернуться в реку. Холод обнял казака со всех сторон, аж дыхалку перехватило...
  Заплескала вокруг тёмная вода, вдруг ноги обвило петлей. Дмитро дёрнулся, сообразив, что сдуру и от невезения попал в водоросли, что любят по-над берегом расти. Казак заполошно дернулся, вырвался. В три гребка миновал опасное место. Тихо помолившись, стиснул зубы и поплыл дальше.
  Днепр ярился, вздувался волнами, захлёстывал с головой. Дмитро тут же забыл о том, что его кто-то за ноги дергал, пятки поскрести норовил. Тут бы не утонуть, не нахлебаться пены. Или судорога хватанет, и все, пойдёшь на дно.
  Сперва подумалось, что мнится, будто кто-то внимательно глядит: то сзади, то сбоку. От холода ли, от волнения ли, смешанного с усталостью, всякое примерещится. Причудилось, должно быть. А потом всплыла сквозь волну богомерзкая харя: безусая, округлая, словно обкатанный водой валун, лупоглазый жабий взгляд, провал на месте носа. Боже ж ты мой! В бестиарии Брэмсона, который новобранцам положено зубрить наизусть, подобной твари и близко не значилось. Там-то всё больше толковалось про немецкую нечисть да нежить. Разве что упыряка малость похож, но их в Днепре вроде бы и не водилось никогда ...
  ...Харя оскалилась. Мелькнули острые клыки. Дмитро замер, перестав грести. Неведомая тварь скрылась под водой, издевательски булькнув. В тот же миг казака дернули ко дну, ухватив босую ступню сильной чешуйчатой лапой Дмитро отмахнулся свободной ногою, почувствовав, как пятка врезалась во что-то острое, но хрупкое. "Точно, клык вышиб!". Лапа упырячья разжалась...
  Страха не было. Новичков в школе орденской отучали бояться встречи с нежитью. Ночные чуют страх, как собака мясо, и оттого только злее становятся. Ну и болтают, что у перепуганного человека вкус слаще - говна-то меньше. Дмитро тихонько фыркнул над незваной дурацкой шуткой, сделал гребок навстречу волне...
  ...И тут его схватили за обе ноги. Потянули на дно, как старый сом-великан тягает утят к себе в омут. Руки пловца соскользнули с мокрого бревна, вода накрыла с головой. Неразборчиво забулькав, мысленно помянув нехорошими словами Богородицу, в два отчаянных мощных гребка, Дмитро изловчился вынырнуть. Отчаянно хватанув воздуха, левой рукой уцепился за топляк, который словно апостолы на месте придержали. Или Богородица, хулу услышав, решила подмогнуть напоследок, пущей укоризны ради. Правой рукой казак схватился за верный кинжал, выхватил. Не глядя, отмахнулся длинным клинком за спину, наискось полоснул по черной воде. Захрустело мясо, рассеченное сталью, что чеканкой волчьей сдобрена...
  ...Отчаянный полувой, полухрип вонзился в уши засапожным воровским шилом. Дмитро ударил снова. А потом еще и еще. Каждый раз удачно разя врага. Хватка на ногах ослабла...
  То ли тот самый, то ли брат-близнец неведомой днепровской твари, вынырнул справа, попытался было ухватиться за руку с кинжалом - Дмитро не дался. Тварь лапами от волны оттолкнулась, будто взлетающая утка, чуть было сверху не грохнулась, норовя припечатать скользким пузом. Клыки клацнули перед лицом пловца, перепончатая лапа скребанула по шее, чуть не распоров жилу. Под острым когтем лопнул гайтан, на котором висел подарок Оленки. Тяжелый крест, канув в реку, блеснул на прощание...
  Дмитро, отшатнувшись за спасительное бревно, с яростью ударил - тварюка, получив рукоятью в хрустнувшую челюсть, шлепнулась в воду. Хитро крутанувшись, жирным ужом ушла в глубину. Казак проводил вражину руганью. В рот тут же набилось грязной пены...
  Отхаркавшись, Дмитро изо всей силы вбил кинжал в топляк - прятать в ножны не рискнул, утонет еще... Сил не осталось. Пловец повис на бревне, что, подгоняемое течением и ветром, прыгало по водяным валам.
  Но старый Днепр, будто уяснив, что казак один хрен не утонет, хоть ты его десятком упыряк пугай, успокоился. Перестал волнами бить да ветром свистеть...
  ...Топляк ткнулся в берег. Дмитро нащупал бессильными ногами песок дна.
  - Слава тебе, Богородице! - Прошептал казак чуть слышно и растянулся на берегу, пытаясь отдышаться.
  ...Золотой крест, дарованный обчеством за спасение многих христианских душ, тихо лёг на дно, целиком погрузившись в муляку11. Блеснула напоследок жёлтая искра, отразилась в открытом глазу дохлого упыря, сражённого немецким клинком.
  
  ***
  
  Вихрь, вволю наигравшись с деревьями и устав подталкивать тяжёлые тучи, стих, уступив речные и прибрежные просторы наследнику - легкому ветерку. Но и тому быстро наскучило забавляться. Опустилась на берега и рощи тишина, перемежаемая тихой вознёй всяческой лесной мелочи. Луна снова залила всё вокруг мертвенно-жёлтым светом.
  Успокоившаяся было вода у крутояра покрылась рябью. И из реки, там, где ветви дубов склонялись над водой, показалась голова. Первая, вторая, третья...
  На берег стали выбираться, оскальзываясь на мокрой траве, дети: крохи вовсе, чуть ли не младенцы-груднички. Правда, детьми их можно было посчитать лишь за невеликие размеры. Личики, покрытые трупными пятнами, будто принадлежали взрослым людям. И не простым взрослым, а повидавшим в жизни своей всякое. Плохое, по большей части. От хорошей жизни у человека вместо волос не отрастут грязно-зеленой копной водоросли-колтуны.
  Последней на берег выбралась, а вернее, вышла женщина. Лет тридцати, не старше. Была бы та темноволосая панна дивно красива, кабы не пятна разложения, широко расползшиеся по статному, полуобнажённому телу, слегка прикрытому остатками некогда богатого господского платья. За длинный подол уцепился клешнями глупый рак, не желающий выпускать добычу. Женщина улыбнулась краешками губ, обнажив на миг чёрные осколки зубов. Наклонилась, подхватила "панцирника", осторожно опустила его в воду. Повернулась к разбежавшимся по роще детишкам, вновь жутко улыбнулась...
  Дети, чьи движения своей дёрганостью были схожи с куклами, которых бурсаки12 в вертепах13 за веревочки трясут, разбрелись по роще. То сбивались в стайку, поймав не успевшую сбежать мышь, то отбегали в сторонку, жадно поедая трухлявый грибок или улитку.
  Трое деток, отойдя в сторонку, начали прыгать через кусок веревки, напевая в такт тоненькими пронзительными голосками, от звука которого странно дрожали листья, а заяц, спешивший по своим неведомым заячьим делам, вдруг поскакал стрелой, прижав уши - только бы оказаться подальше...
  Речная панна, став поодаль, склонила голову к плечу, наблюдая за скачущими детьми.
  Ух! Ух!
  Соломений дух, дух!
  Меня мати породила,
  Некрещену положила.
  Мисяченьку!
  Нашу голубоньку!..
  - Ой, мамо! - оборвав песенку, пронзительно взвизгнул ребенок, маленькая девочка с тоненькой и похоже, что золотой цепочкой на синеватой шейке, - а я тут живую душу знайшла...
  
   ***
  
  ...Берег оказался не берегом. Так, из песка намыло отмель-коску в три шага шириной. Пришлось казаку снова лезть в воду. На этот раз, правда, без топляка - сил не хватило его перетащить. Да и смысла не оказалось: ветер стих, до берега рукой подать. Так и вышло: десять раз руками-ногами махнул, и полной горстью грязи черпанул. Дмитро встал, сначала на четвереньки, потому как ослабевшие ноги держали дурно. Потом всё же поднялся, отряхнулся. Шагнул и тут же оступился, с размаху сев на сраку.
  Посидел пару минут, приводя в порядок дыхание и напрочь сбитые мысли. Ну и ругаясь, конечно же. А как тут не помянуть апостолов, Ирода да прочих сикариев с зелотами14, когда ты мокрый, грязный и уставший? Оно ведь, как говорил старый знакомец отца Андрий Фесенко, что писарем полковым не один год пробавлялся: "Чы хочешь купатыся? Я стреляты хочу!". Стрелять, на жаль, не из чего. Оба пистоля на том берегу остались.
  Казак посмотрел туда, откуда приплыл. Темная полоса дальнего берега еле угадывалась. Однако, даль какая! Как и доплыл-то? Ну то ладно, два шага осталось. Богородице, спаси и подмогни...
  Камыш рос плотно, не пробиться. Эх, сюда бы чечугу любимую, а лучше фальшион, которым капитан Отакар владеет! Ух, как славно то широкое да тяжелое лезвие кусты сечёт! И с осокой бы управился. Только не отдаст оружье капитан - память, мол, о пропавшем без вести друге, что сунулся, дурень, в огненное кольцо...
  Мысли порядком путались, казак понимал, что дурит, да не спешил мысли в порядок приводить, страшась грядущего...
  ... Однако раз фальшиона нету, то придется так пробиваться, раздвигая стебли, так и норовящие руки порезать или глаз вымахнуть. Идти пришлось на удивление долго. Каждый шаг давался с трудом. И корни вновь плотной сетью ноги спутывали, и вода по колено. И бревна какие-то под ногами!
  Но, подняв за собой муть и обрывки корней, рядом с Дмитром всплыло вовсе не бревно. Труп. Не один день в воде пролежавший, раками обглоданный. Убил кто-то беднягу, раздел до исподнего, да в реку столкнул. Стар да мудр Днепр - проделок людских не замечает, ему без разницы кого в объятья волн принимать: живых, мертвых...
  Казак оттолкнул тело, мешающее пройти. Распухший мертвец будто того и ждал - перевернулся на бок. Блеснуло на разбухшей руке серебро. Дмитро пригляделся. И, не сдержавшись, выматерился так громко, что аж лягушки квакать перестали. Вовсе не простому бродяге раки уши обгрызли. Перед Дмитром покачивался труп старого друга. Того, который и вызвал казака столь безотлагательно в родное село.
  Эх, Петро, Петро, кто же тебя так?..
  
   ***
  
  ...Услыхав возглас ребёнка, начали сходиться остальные, окружая дуб, под которым сидела девушка. Туда же и панна двинулась, желая рассмотреть того, кто осмелился не сбежать при появлении её и деток. Вот только девушка и глазом не моргнула, увидав столь редкостное и опасное зрелище.
  Живая дева высоко подпрыгнула, ухватившись за узловатую ветку, похожую на старческую руку, устремленную вдаль. С легкостью, в которую не верилось, глядя на тонкие запястья, легкохвостой белкою скакнула наверх, присела в развилку, не заметив неровности коры.
  Ее глаза, до того времени открытые и бездумно смотревшие сквозь, закрылись. Но по лихорадочному движению под веками было понятно, что несчастная всё равно что-то видит. Или пытается видеть...
  ... Конь с вьюком ... Знакомые буквы на коже седла... Крест, опускающийся в ил, сквозь взбаламученную воду... Мутное облако крови, расходящейся по толще воды... Тело, лежащее в грязи, в окружении камышей... Толстая мерзкая лягушка, взгромоздившая зад на лицо мертвеца... И чернота, перечеркнутая яркими лучами...
  Руки разжались, и девушка рухнула вниз, чуть не пришибив одну из речных жительниц. Та оказалось под дубом позже всех. И в лице её было столь много общего с несчастной, раскинувшейся среди корней древнего дуба, что случайный свидетель мог их принять за родных сестер. Или за мать и дочь...
  Впрочем, долго рассматривать не вышло бы. Словно по команде, дети, стоявшие и сидевшие в траве вокруг дуба, набросились всем скопом на упавшую. Будто стая оголодавших псов на кусок мяса. Взлетел над свалкой обрывок белой сорочки, черным плеснуло на бугристую кору...
  Не прошло и получаса, как поляна опустела. Сгинули речные дети, оставив после себя цепочки окровавленных следов. Ушла и их опекунша, которую жуткие малыши звали мамою.
  Осталась примятая трава да растерзанное тело девушки, лежавшее в луже крови. Ненасытные дети не тронули голову, оставив неприкосновенной красу - ангельский восковой лик, цвета той свечи, которую прилепляют у образа, прося у Господа защиты и вспоможения.
  Ушли речные душегубцы не просто так - спугнули их тяжелые шаги да заполошное дыхание пополам с руганью...
  
   ***
  
  ...Тяжко дались Дмитру эти сутки. Бешеная скачка, потом - вплавь через Днепр, недоброе, ох, какое недоброе предчувствие, драка в волнах, блуждания по камышам, мёртвое тело побратима...
  Сбитые, заплетавшиеся ноги уже не казались пудовыми, не ноги - два мешка, набитых камнями. И ту тяжесть мешочную надлежало переставлять. Правый - левый, правый - левый. Бежал казак. Туда, откуда летел, ни на миг не прекращаясь, крик боли...
  Стихло...
  Казак выбрел на поляну. Сил подивиться странным следам уже не осталось. Тщился пройти последние шаги до дуба, широко раскинувшего свой полог. До дуба, под которым любились они с Оленкой...
  Он узнал её сразу. И понял всё. И всё решилось немедля...
  ...Рукоять кинжала-спасителя упрямилась, не желая накрепко встревать в глубокую трещину коры. Дмитро прокусил от злости губу, чуя, как по подбородку бежит тоненькая струйка крови. Ухватившись двумя руками за клинок, казак ударил рукоятью в мягкую землю. Раз дуб помочь не желает, земля выручит. Боясь глядеть в сторону мёртвой нареченной, надавил на гарду, утапливая оружие понадежнее.
  - Зараз, любимая моя, зараз до тебе приду. Погодь трошечки...
  Остриё немецкого кинжала, на коем близ рукояти ещё виднелись подсохшие свидетельства недавнего речного поединка, холодно блеснул. Волчонок будто понимал, что сейчас произойдет. И противился из всех своих малых силенок...
  Зажмурившись, Дмитро зашептал "Отче Наш". Но слова путались, не желая заведенным порядком цепляться одно за другое. Примерившись, как бы половчее грянутся, чтобы одним ударом сердце пронзить, казак откинулся назад...
  ...И получил по рёбрам сокрушительный удар. И не успел выдохнуть, как невидимое, но от того не менее тяжелое бревно, прилетело вновь, напрочь вышибив не только дух, но и остатки спутанного сознания из казацкой башки...
  Когда марево беспамятства немного рассеялось, Дмитро, так до конца в себя и не пришедший, увидел, что лежит не на траве, забрызганной кровью, а на кошме. И что сидит напротив него смутно знакомый человек, с трубкой-носогрейкой в руке.
  Заметив, что казачина открыл глаза, человек выпустил колечко дыма, склонился к хлопцу и сказал, нерадостно улыбаясь в прокуренные усы:
  - Как говорил мой бывший капитан, известный тварному миру под славным именем Гюнтера Швальбе, наша с тобою, дружок, главная задача не погибнуть геройски, в бою с нечистью, а той самой нечисти за шкуру её поганую пощедрее кипятку плеснуть! А ты у пакости этой на поводу пошёл, будто телок стреноженный. Ты чего хочешь больше, помереть или месть свершить? Тогда вставай и не дури.
   - И тебе, сержант, доброго здоровьячка. Где бы еще встретились-то, - прохрипел Дмитро. - Сейчас встану, погоди малость...
  
  
  
  Глава 3. Об уравнительности длин, ширин и иных гадских измерений
  
  Сухое дерево почти не отбрасывало тени. Так, уронило на ломкую траву сеть-паутинку и всё. Охотник вытер лоб рукавом старого халата, недовольно скосил глаза в сторону светила...
  Жарит и жарит, будто над полуденной Меккой, норовя коварно бухнуть солнечным ударом в темя, помешать паломнику-счастливцу закончить Хадж аль-Ифрад.
  Самому охотнику бывать дальше Бахчисарая не случалось, но знающие люди рассказывали многое. Имеющий уши - да услышит.
  Улыбка тронула пересохшие губы. У добычи уши имелись. Длинные... И лапы, такие же длинные. И быстрые-быстрые. Поймают уши любой шорох, непохожий на привычный степной шум, и всё - понесут лапы добычу далеко-далеко. И не догонишь. Хорошие лапы, сильные. Родилась на морщинистом лице еще одна улыбка - вспомнилось, как отправился к гуриям Куйчибай, павший от лап такого же длинноногого и длинноухого зверя. Решил глупец, что намертво сразил толстого зайца. Самый нелюбимый из родичей ошибся. И долго подыхал, запихивая кишки обратно во вспоротое когтями брюхо. Аль-Намруд, великий охотник...
  Тихо скрипнул лук, готовясь послать стрелу. Хорошую, с оперением из фазаньего пера.
  За спиной, в близких зарослях раздался непонятный шум - будто вьюжный заряд сыпанул, ударил полуснегом, полуградом по замерзшей степи. Откуда взяться снегу в летний зной?..
  Прижав уши, порскнул в сторону заяц. Охотник, почуяв, что странный звук вряд ли несёт в себе что-то хорошее, обернулся.
  - Отродье шайтана...
  На него, осторожно трогая воздух раздвоенным языком, смотрела змея, стократно больше любой, виденной охотником. И взгляд её огромных жёлтых глаз, перечёркнутых щелями зрачков, был холоден, как зимний буран.
  Стрела скользнула по броне чешуи и улетела куда-то в сторону. Больше охотник сделать ничего не успел. Змея, будто тугая пружина колесцового замка, получившая свободу, метнула своё тяжёлое тело, ударила в грудь, ломая кости и выбивая дух.
  Могучее тело, что было толщиной со старую грушу, обвилось золотисто-серыми кольцами вокруг невезучего охотника. Пальцы левой руки, чудом оказавшейся не зажатой порождением шайтана, бессильно заскребли по рукояти ножа. Сломанными ветками захрустели рёбра...
  Не дожидаясь, пока добыча прекратит дергаться, змея начала её заглатывать.
  
  ***
  
  Солнце пылало в выси раскалённым шаром. Небо, весной пронзительно-синее, к середине июля выгорело чуть ли не добела. Точно как и трава вокруг. Колючая, сухая...
  Кроме жары, мучила пыль. Много и везде. Она взлетала при каждом шаге, укутывая коней, чью масть было уже и не разобрать. Такими же неразборчиво-серыми были и всадники. Неприметная одежда, оружие в кобурах, увесистые перемётные сумы, похоже, что из одной мастерской - будто для гвардии какой закупались... Единственное, что надёжно различало всадников между собой - это говор. У кого немецкие слова проскальзывали, у кого - чешские. А кто и по-испански ругался, выплёвывая набившуюся в глотку пыль. Откуда и куда они ехали - неизвестно. В степи дорог множество. Одно понятно - наёмники, и в большинстве своём, а то и все, из Европы. Там всего пару лет назад кончилась война и "люди копья", оказавшиеся не у дел, искали прибыток везде.
  Отряд двигался вроде бы вместе, но, в то же время, и порознь. Впереди, ссутулившись, ехал немолодой воин, что иногда бросал быстрые взгляды по сторонам и снова погружался в дрёму. Рядом с ним качался в мавританском седле всадник, тоже разменявший четвертый десяток. По черноте волос и глаз, по даге, заткнутой за пояс, да и по самому поясу, богато украшенному полустёртыми монетами, легко угадывался уроженец Иберийского полуострова, неведомо какими ветрами занесенный в Дикое Поле. Впрочем, эти земли кого только не видели за свою долгую историю...
  За ними, шагах в тридцати, пылили остальные. Судя по жизнерадостному гоготу и тому, что говорили в основном о бабах, выпивке и деньгах, были парни куда как младше своих предводителей.
  Жара давила на плечи, пригибая к земле. Хотелось сползти с седла и рухнуть под коня, чтобы хоть на жалкие мгновения оказаться в тени. Мирослав вытер пот, глотнул почти горячей воды из фляги. Вроде бы и стеклянная, и войлоком обтянута, а один хрен степлилась. Жаль, нельзя до глубокой осени просидеть в каком-нибудь овраге-ерике. И чтобы ручеёк бежал рядышком. Холодный, быстрый...
  Всадник, что до этого ехал в кучке остальных наёмников, подъехал поближе. Оскалился улыбкой, до сих пор не потерявшей ни единого зуба:
  - Эй, капитан, а какие в том Киеве бабы?
  Если говорить честно, то бойкий и шумный наёмник, постоянно напоминающий, что он ведет род чуть ли не от Ягайлы15, был для Мирослава подобием мухи. Жужжащей и надоедливой. Вот только если насекомое всегда можно прихлопнуть, то от Збыха было так просто не отделаться. Иногда даже хотелось прирезать навязанного Орденом парня - никто бы и слова против не сказал. Пан Збых успел встать поперёк горла у всей банды. А ведь и двух недель не прошло с того момента, как банда села на судно, что шло в Крым... В Ордене решили, что быстрее будет высадится на берегу и пересечь степь, чем ползти по дорогам Европы. Не видели они той степи! И к мнению новоиспеченного капитана, конечно же, не прислушались...
  Но начинать дело с убийства своего же, хоть он и литвин, к коим у капитана имелись давние счёты, было против всех правил. Что Божьих, что человеческих. Да и вообще, как-то неправильно. Свой же, хоть и жужжит. А с другой стороны, были у Збышека таланты, которые могли пригодиться. Если, конечно, парень не соврал. С такого балобола-трепуна станется...
  - Каким может быть бабьё по такой жаре? - раздраженно отозвался капитан, прикидывая, не повредит ли княжичу сломанный нос, если вдруг чего. - Потным и вонючим.
  - Лишь бы не поперёк устроено было! - снова оскалился потомок великого князя и пришпорил бедную лошадку. "Загонит каурую мудило литвинское - пешком пойдет. И седло на горбу потащит!"
  Мирослав проводил недобрым взглядом клятого вылупка, сокрушённо сплюнул и полез в суму за кисетом - на себе хранить выходило паршиво, потная вонь делала табак негодным куревом. Только собакам нюх отбивать и пригодился бы.
  - Были бы деньги, да хрен стоял, остальное приложится, - подал голос Диего Угальде, что был лейтенантом их маленького отряда. Единственный из банды, кто Мирослава не раздражал. И единственный, на кого можно было положиться среди отребья, набранного в лютой спешке чуть ли не по кабакам славного города Дечина. И Рим спешил, и Орден спешил, а разгребать последствия этой торопливости приходится капитану, что хотел всю жизнь оставаться сержантом.
  - Верно, - Мирослав не спеша набивал трубку, - будут и деньги, будут и бабы. Хоть потные, хоть остывшие. Главное, найти, кого следует.
  - И отодрать как следует! - хмыкнул испанец, и продолжил: - Эль команданте16, наши орлы нашли что-то интересное! Думаю, и нам стоит взглянуть.
  Впрочем, Мирослав и сам видел, что молодежь спешилась и, сбившись в кучу, что-то рассматривала на обочине.
  - Вряд ли там деньги или бабы... - задумчиво протянул капитан, почесав взопревший затылок. - Разве что очень дурно пахнущие бабы...
  Неожиданной находкой оказался сапог. Самый обыкновенный, татарский. Вот только весь покрытый чем-то липким и, судя по всему, не очень хорошо пахнущим. Мирослав нюх себе постоянным курением отбил давным-давно, но вряд ли бы солдаты морщили рожи просто так.
  Угальде опередил. Спрыгнувший с коня лейтенант отобрал у наёмников сапог, содрал зубами перчатку с левой руки и коснулся голенища кончиками пальцев. Нежно, будто ласкал женщину.
  - Сожрали хозяина обувки, - с деланной печалью протянул испанец и передал находку подошедшему командиру.
  - Волки? - спросил Магнусс, что служил когда-то шведскому королю Густаву Адольфу в хаккапелите17. Помнится, бывший кавалерист хвастал в подпитии, что считался в своих финских лесах неплохим охотником. Врал, скотина. Здесь другой хищник побывал. На волка совсем непохожий.
  Мирослав поднес сапог к самому носу. Глубоко вдохнул. Ну да, так и есть. Давненько не слышал этого запаха. Находка полетела в колыхавшееся серебристое море ковыля. Капитан брезгливо вытер перчатку о штаны.
  - Сопливый волк какой-то, честное слово! Хотя, был бы я безногим, тоже таким стал бы. Слюнявым и мерзким...
  - А еще очень, очень длинным, - развил мысль командира Угальде.
  Банда всем видом изобразила внимание. Лошади и те вытянули морды, чтобы, не дай бог, не прослушать слов умного человека. Но тот, решив, что сказано достаточно, замолчал.
  - Идиоты, - вдруг выругался капитан, ткнув пальцем чуть левее того места, где был найден сапог. - Я, старый и больной человек, должен тыкать мордами в грязь молодых здоровых лбов, чтобы они сумели разглядеть хоть что-нибудь?!
  Молодые и здоровые дружно развернулись в ту сторону, куда указывал командир.
  Странное дело, пока не было подсказки, никто ничего не видел. Теперь же широкая, в два шага самое малое "просека" в высокой траве так и лезла в глаза.
  Затейливо выругался Збых-Литвин. Его поддержали прочие. Особенно усердствовал северянин - охотничек. Дураком себя считать никому счастья нет. Но куда денешься, если так оно и есть?
  Диего, оглянувшись на задумчиво растирающего пальцами травяную метёлку капитана, сказал:
  - Нечто похожее я видел в Магрибе. И один мой хороший знакомый, что служил когда-то в бразильской редукции18 на реке Тапажос, называл подобную тварь "суруссу". Правда, вспоминал гадину, лишь крепко выпив. Впрочем, чего еще ждать от бывшего солдата?
  - Больше нечего, - кивнул Мирослав, сорвал метелку ковыля и, нюхнув, тут же чихнул. - Вот же пакость травяная, уже сопливлю. А скоро и ноги отнимутся...
  И продолжил, обращаясь к бойцам:
  - Есть у меня одно нехорошее подозрение... Так что едем дальше. Смотреть по сторонам, а не на конские жопы. Кто вздумает обосраться от испуга - гадить, не сходя с дороги. И один - двое чтобы стояли рядом с пистолетами наготове.
  Мирослав поймал взгляд лейтенанта и пожал плечами.
  
  ***
  
  Как ни странно, внушение подействовало - не совсем, видать, пропащие парни достались. Ехали, сбившись поплотнее, на окрестности зыркали внимательно. Многие, вдобавок к пистолям, ещё и мушкеты с прочими самопалами изготовили.
  - Герр капитан, - окликнул Йозеф Котодрал. Свое не особо благозвучное прозвище парень получил вовсе не за похабные привычки, как можно было подумать изначально. И не за старинный кацбальгер - кошкодёр, что в Ордене был оружием привычным, а за рожу, покрытую глубокими шрамами. Когда Мирослав увидел здоровенного баварца впервые, то чуть не назвал того Войцехом. Очень уж схож был сержант с лихим капитаном изрубленностью физиономий. Только Войцех сцепился с хашашином, а Йозеф подрался с бешеной рысью.
  - Чего тебе? - недружелюбно отозвался командир. Солнце клонилось к закату, но изнуряющая жара по-прежнему измывалась над капитаном.
  - Да вот, - Котодрал потер воспалившийся рубец на щеке, - все хотел спросить, а правда ли, что вы, герр капитан, были лейтенантом у самого Гюнтера Швальбе?
  - Тебе кто такую глупость сказал? - хмуро поинтересовался Мирослав, чувствуя, как пыль скрипит на зубах. Хотелось пива с ледника. Много пива...
  - Ну, многие говорят, - наёмник оглянулся в сторону товарищей, что, всем видом изображая безразличие, внимательно прислушивались к разговору.
  - Плюнь им в глаза, мальчик. А после от души лягни пониже пояса, чтобы такие дураки больше не появлялись на свет. У капитана Швальбе не было лейтенантов. Вообще.
  - Но... - растерялся Йозеф.
  - Я был у Гюнтера сержантом, - отрезал Мирослав. - И от имени Швальбе нечисть не разбегалась сама собой - приходилось хорошенько поработать клинком. А теперь, если вопросы кончились, будь добр, иди в задницу. А лучше изобрази авангард да подбери толковое место для ночевки.
  Рядом громко фыркнул Угальде.
  Капитан задумчиво грыз чубук трубки. Звёзды обещали ясную ночь. Разведённый в яме костерок жадно похрустывал сухими ветками. Молодёжь, на сей раз, обойдясь без перепалки, разобралась по часам сама. Видно, лейтенант не зря пообещал резать уши за непослушание.
  Место под ночёвку Котодрал нашёл доброе. И ручей под боком плещется, и от ветра укрытие имеется. Кто рискнул строиться посреди степи - неизвестно. То ли казаки паланку19 городили да бросили, то ли посполитый рисковый попался да хатку возвел. Одна из стен давным-давно рассыпалась в саманное крошево, но прочие держались крепко и рушиться не собирались - капитан специально походил, придирчиво осматриваясь. А то мало ли чего, вдруг да придётся держать оборону.
  Дикое Поле не зря носит свое имя. И Дикое оно не только потому, что толком не распахивали, а ещё из-за того, что нет здесь постоянной власти. Да и вообще никакой нету, кроме той, что дают сабли да пули. Вот и стреляют тут часто и в охотку.
   Проезжающие ночевали здесь не раз. Следов много человечьих да конских, а посреди земляного пола имелась неглубокая яма, заполненная пеплом. Холодным, правда, и дождем подмоченным. Засрано вокруг опять же. И неудивительно: люди сюда частенько захаживают - хатка у шляха как раз - захочешь, мимо не проедешь.
  ***
  
  Невесомое облачко дыма рассеялось в ночном воздухе. Мирослав прислушался к звукам лагеря: эх, сменять бы всех молодых да резвых на одного-единственного бойца из прежнего состава. Хрен с ним, если не Гавел с Вольфрамом, то хотя бы Мортенс. Тот хоть и был треплом похлеще Збыха, зато действительно умел всякое.
  Во рту разлилась мерзкая горечь. Капитан вздохнул. Ну ничего, бывало и хуже. По крайней мере, знают с какой стороны браться за оружие. И тот же Угальде вроде неплох. Впрочем, за испанца ручался сам Отец Лукас, а тот, хоть и был мерзопакостной древней развалиной, хорошо разбирался в людях и оружии. Ну и людях, что сами были оружием.
  - Герр капитан, - помня недавнюю выволочку, сержант Йозеф был тих несообразно своему росту. - Ужин готов. Вы с нами?
  - Нет. Я решил помереть от голоду!
  Получившееся блюдо Збых называл кулешом. Мол, самая степная еда! Миску наваливай, жри да нахваливай! Жрать получалось, нахваливать - не особо. Один Литвин наворачивал свою стряпню, чуть ли не с урчанием. То ли оголодал, то ли показать хотел, что не пересолил. Сам дурак, никто испорченное варево в глотку не пихал.
  - Так, мои любезные, - совсем не любезным тоном произнес капитан. И, дождавшись, пока все наёмники посмотрят на него, а не на соседскую миску, где кулеш определенно вкуснее, продолжил:
  - Часовым не дремать, кого поймаю спящим - хрен обкорнаю. Мы не посреди Дечина. Тут могут и сожрать. Никто, думаю, не хочет, чтобы его сапог встал поперек горла какой-нибудь гадины?
  Магнусс прочистил горло кхеканьем и сказал:
  - Того несчастного съела змея, капитан. А змеи же, они дневные твари. Им ночью холодно.
  Мирослав тяжело вздохнул:
  - Люди тоже твари дневные. Но спроси-ка у нашего лейтенанта, дрогнет ли рука, если он будет резать чью-то глотку не под солнцем, а в темноте и на ощупь? Его соплеменники во Фландрии плевали на подобные условности, когда драли с голландцев шкуры.
  Усы испанца волшебным образом растопырились. Да и сам лейтенант приосанился.
  - Дневная или ночная, - раздражённо продолжил Мирослав, - даже упырь выскочит на солнечный свет, если почует добычу. А мы сейчас говорим о мерзкой и пакостной твари, что шагов тридцать в длину и толщиной с винную бочку. Думаешь, она нажралась каким-то тощим татарином?!
  - Шагов тридцать в длину, - задумчиво протянул Угальде, перемигнувшись с Мирославом. - Эту тварь вообще возможно убить?
  - И не таких бобров любили, - непонятно, зато убедительно произнес капитан. Но, глянув на моментально покислевшие лица молодых бойцов, усмехнулся и продолжил: - Лет сто назад, правда, чуть поближе к Азову...
  - Азов - это где? - тут же встрял неугомонный Збых.
  - Лиг двести на восток, - пояснил Котодрал, оглянувшись на командира. - Это тот, где местные степные разбойники пять лет оборонялись от султанского войска20? Правильно?
  - Правильно. Тот самый городок, - кивнул Мирослав, выпустил клуб дыма, помолчал немного. - Ну так вот, где-то в степях, подальше от нас, ближе к Азову, завелась подобная сволочь. Жрала овец, коров, лошадей. Людьми тоже не брезговала. Многих съела...
  Пауза затянулась.
  - И?
  - А потом приехали два десятка янычаров из самого Стамбула. И они, помолившись всем Богам, которых помнили, взяли свои ятаганы да изрубили ту змеюку на куски. Стамбульские янычары - ребята хваткие, привычные ко многим страстям.
  -... Но редкие сволочи! - глубокомысленно добавил лейтенант. И, поддернув рукав рубахи, коснулся шрама, безобразно протянувшегося по левой руке от кисти до локтя. Словно некий повар-шутник хотел срезать одним движением всю мякоть с костей...
  Кто-то из молодых судорожно сглотнул.
  - Змею проще угробить, чем дракона! - испанец подкрутил длинный ус. - Мой славный прадед собственными руками убил сразу троих драконов в горах Сьерра-де-Гредос! Правда, у них у всех в брюхе оказалось не мясо невинных девственниц, а обычнейшая трава.
  - Ну это понятно, что беднягам пришлось харчиться травой! Откуда в Толедо девственницы?
  - Збых, заткнись! Диего, спрячь оружие! - рявкнул Мирослав, остановив грядущее смертоубийство.
  Литвин с испанцем обменялись недобрыми взглядами.
  "Боже, если ты все же есть на небе, - взмолился капитан, - помоги мне саморучно их всех не поубивать!"
  - Хорошо, если нашего неведомого дружка действительно сожрала змея, а не кто-либо иной, - вернулся к разговору Мирослав. - Ночные тут тоже водятся. Всякие. Степь - она древняя. Помнит многое...
  - Расскажи, - сквозь зубы бросил Угальде. Лейтенант вернул клинок на место, но на Збыха таращился кровожадно. Литвин не отставал...
  - Да тут и рассказывать особо нечего. Я-то не учёный. Но если не растекаться словесным поносом, то жил здесь задолго до всех библейских времен народ, что привносил в жизнь народов, живших по соседству, много доброты, тепла и всяческих чудес. Волосы врагам отрезал вместе с кожею и возил, прикрепив к седлу. Поговаривают ещё, что любимым напитком у тех степняков была жаркая кровь врага, которую они пили прямо из горла, до конца его, в смысле врага, не прирезав. Опять же, якобы могли живому вражине печенку выгрызть. Но это вряд ли, - капитан почесал подбородок. - Я как-то пробовал. Очень неудобно - ребра в рожу колют. Послушать ученых про этих самых скифов, и выйдет, что они куда хуже турок с маврами. Но так, думаю, и не бывает - агарян переплюнуть трудновато. Да и рассказы о том, что творили местные, скорее всего, враньё. В людском обычае приписывать соседям всякие мерзости. Хотя, та же шляхта свой род от этих злодеев выводит...
  - Может и не врали, - пожал плечами Угальде. - Один мой товарищ из Бразилии, тот самый, что из бывших вояк, нечто подобное рассказывал и о тамошних аборигенах.
  - Признаюсь, я не верю, что скифы ближе к Ночным, чем прочие люди.
  - Шкифы? - не сумел справиться с трудным словом Збых. - Герр капитан, а что эти твои "шкифы" знали о змеях?
  - О змеях? - задумался Мирослав. - Не считая того, что Апи - змееногая женщина, то, можно сказать и ничего не знали.
  - Апи?
  - Их божественная мать, - выпустил капитан в бархатное небо колечко дыма.
  - Знаешь, эль команданте, - тихо сказал испанец, - я начинаю верить в те россказни...
  - Эй, мои любезные, выходим до рассвета! - неожиданно сказал Мирослав. - Кто будет зевать в седле - разобью морду!
  Банда, ворча и оглядываясь на окружающий мрак, начала готовиться к сну. Вытаптывали траву, расстилали одеяла с плащами - что у кого было...
  Капитан, дождавшись того момента, когда заснули все бойцы, кроме тех, чей черед охранять сон товарищей, сам лёг у стены и, глядя в небо, слушал, как потрескивают угольки в костре. И не заметил, как провалился в сон.
  
  ***
  
  ...Каменные стены возносились до самых туч, упираясь зубцами в серые подбрюшья. Откуда-то сверху слышалась ругань, летели камни, изредка доносились хлопки выстрелов - враги сидели в осаде не первую неделю и порох берегли, стреляя лишь наверняка. Ну или когда страх до последних костей пробирал.
  Хлюпала под ногами болотная жижа, так и норовила перелиться в сапоги. Вода и грязь были повсюду, тяжелый бердыш ощутимо колотил обухом по загривку, пищаль оттягивала руки. Ударило в плечо, будто тараном, опрокинуло на спину...
  Светлые, будто тот, кто писал образ, без меры развел краску, глаза смотрели прямо в душу. А губы, яркие, чуть припухшие - будто искусанные-зацелованные, шептали:
  - Я тут...
  
  Над ухом точно бомбарда разорвалась. А после такая канонада разразилась, что хоть святых выноси. Мирослав сбросил попону, которой прикрывал мёрзнущие ноги, выдернул из кобуры-напузника "утиную лапу". Трехствольный пистолет плевался пулями куда меньшими, чем могли изрыгнуть старшие рейтарские братья, но был удобнее в тесноте свалки.
  Капитан с вывертом ущипнул себя за плечо, взвыл от боли, зато проснулся окончательно. Ему доводилось бывать в борделях. Один раз даже в борделе горящем. Но то, что творилось здесь - было хуже. Полковые фрау разбегались с визгом, но хоть без стрельбы.
  Мирослав прочистил глотку, набрал полную грудь воздуху и взревел так, что, наверное, в самом Стамбуле султан икнул. Вроде подействовало - мельтешения стало поменьше.
  Первым на командирский рык явился лейтенант. Испанец был без своего роскошного пояса, зато с двумя пистолетами в руках.
  - Что случилось?
  - Густав, что был дозорным, что-то увидел, начал стрелять. Остальные спросонок поддержали. Ну и я сдуру, - повинился Угальде и смахнул кровь с рассеченного лба - видать, со стеной встретился. Древний саман выдержал, а старая голова - не особо.
  Капитан выругался затейливо и длинно. Помянул пап - лейтенантова и Римского, всех "посланных" с их "благими вестями", и всех виновных в том, что он не сидит в кабаке с пивом и девками, а мучается посреди степи с дюжиной кретинов!
  - Всё сказал? - Угальде дождался, пока у командира кончится дыхание.
  Мирослав добавил еще пару витков к узлу ругани, глотнул из протянутой лейтенантом фляги.
  - Никого не пристрелили с перепугу?
  - Да вроде нет, но ещё не проверяли, - признался заместитель и умчался собирать бойцов.
  - Там, там, баба была! Лохматая! - трясся дозорный, поднявший тревогу. Все свои четыре пистолета он разрядил в куст, что рос в десятке шагов от границы, очерченной пламенем костра. - Она за кустом стояла! И на вас всех смотрела, будто сожрать собиралась!
  - С сиськами? - хмуро спросил Мирослав.
  - Что? - не понял Густав. - Кто с сиськами?
  - Баба была с сиськами?
  - Нет...
  - И в руках у неё ничего не было?
  - Да вроде ничего...
  - И зачем же ты стрелял? Может, это и вовсе мирная селянка была?
  Дозорный посерел лицом - точь-в-точь как небеленое полотно, но лишь замотал головой.
  Впрочем, то, что наёмников навестила вовсе не селянка, стало и так понятно, когда подсветили факелами. Пропала одна из запасных лошадей. Не растаяла в ночи - в реденьком ивняке остался след, будто турки пушку к Константинополю волокли...
  
  ***
  
  - Капитан, - тронул за плечо Збых, - сходишь со мной?
  Литвин выглядел на удивление серьезным - будто и не он вовсе.
  Мирослав перемену оценил.
  - Сам не справишься, княжич?
  - Мы и с тобой вместе не справимся. Но попробовать надо.
  - Ну надо, так надо, - криво усмехнулся капитан и кивнул испанцу, который словно ненароком оказался рядом. - Диего, мы с паном Збыхом отлучимся. Хочет он кое-что мне показать завлекательное. К рассвету вернемся. Если что...
  - Я остаюсь за старшего, знаю, - Угальде щелкнул ногтем по рукояти даги. - Эль команданте, принести твой любимый мешок?
  Капитан оглянулся на Збышека. Тот качнул головой:
  - Твои колокольцы не помогут.
  Лейтенант исчез, будто и не было его. Мирослав поперхнулся от удивления. Литвин одними губами произнес: "Потом!"
  Шли долго. Лагерная возня затихла где-то по правую руку. Збышек ломился кабаном сквозь кусты - Мирослав едва поспевал. После был крутой подъём на холм, больше похожий на одинокую скалу. Сыпались вниз глыбы, крошился под пальцами выветренный камень...
  Литвин походил по вершинке, присел перед плоским камнем, выщербленным посредине, вскинул ладонь к глазам, высматривая что-то на сереющем горизонте:
  - Пришли, - и тут же продолжил, - мой прадед знал Йожина-Трансильванца. Хорошо знал.
  Капитан молча кивнул. На один вопрос ответ получен. Что же до прочих - так все будет... Сомнения, что парень набрехал вербовщику, улетучились окончательно. Можно знать о колокольцах, на чей звук любая нечисть несется, как акула к пролитой крови. Можно услышать о Йожине. Но обо всём сразу знает лишь тот, кому это знать положено.
  - Серебряные голоса хороши, если звать Ночных. Нас же навещала гадина из тварного мира. И её надо звать иначе.
  - Уверен, что сможешь?
  - Нет, не уверен. Я лишь видел, как зовут, но я не жрец гивойтов21, и даже не ублюдок тех, кто звал.
  Мирослав снова промолчал. Получится - щеголять парню в шелковых портянках. Не выйдет - тоже не велика беда. Есть и другие пути.
  ***
  Мелкие камешки Збышек выложил кругом. Не сказать, что ровным, но не особо кривым. Разделся, сложив одежду возле тропки, что привела на вершину. Придавил пистолетом - чтобы порывом ветра не унесло. Дернул подбородком, мол, стой здесь. Мирослав кивнул, понял, не дурак, чтобы через оградку переступать.
   Оставшийся в одних исподних портках Литвин зябко поёжился. Протёр лицо, плесканув из фляги. Выплюнул на ладонь медяк, вложил ребром в выщерблинку валуна. Хлопнул себя по лбу, кинулся к вещам. Капитан хмыкнул - давненько подобный нож на глаза не попадался. Как раз со времен светлых глаз...
  Кремень вспарывал кожу литвина легко, не хуже инструмента цирюльника. И кровь брызгала так же охотно. Глубокие порезы закручивались спиралью, обвивая руки и торс, пересекались...
  Странное дело, Мирослав всю свою долгую жизнь думал, что с ползучими гадами разговаривают шипящим, змеючим языком. Но закрыть глаза - огромный кот рядом. Мурлычет песенку, глаза сами закрываются. Лишь бы в сон не провалиться.
  Збых кружился долго - пока кровь не схватилась корочкой. Потом Литвин крестом упал напротив щерблёного камня:
   - Гивойте мушу дево! Гивойте! - взмахнул руками - будто плыл. Засохшая вроде кровь плесканула снова. Обильно, точно из шейных жил порванных...
   ...Збых, спешно натягивая рубаху, выстукивал зубами так, что куда там скелетам из Тотентанца22! Кровь, по-прежнему выступавшая из многочисленных порезов, пачкала и без того грязную ткань. Парня пошатывало, и Мирослав с тревогой подумал о будущем спуске со скалы. Тут бы веревка пригодилась да пара крючников поздоровее и сноровистее.
  Не получилось. Ну что, пора идти другим путём. За свою долгую жизнь капитан успел привыкнуть, что так случается чаще всего.
  ***
  К месту ночевки подошли с небольшим опозданием - литвин от кровопотери еле перебирал ногами. С парня содрали рубаху, швырнули окровавленную тряпку в кусты.
   - Будто стигматы! И на ком, на язычнике! - ругался Угальде, пока перевязывал. - О, Мадонна, отведи свой взор от такого непотребства!
   Но перевязывал тщательно, как хирург с многолетним опытом. И корпии, и чистого полотна имелось по перемётным сумам в достатке. Знали, что не на карнавал собрались. Хотя и там всякое бывает, что уж тут. Но подробности лейтенант не выспрашивал, не дурак. Капитан сам расскажет, если нужным сочтет. Явно не по бабам ходили - от тех одна спина рваная бывает. Ну и кусты мочить больно, если баба совсем неудачной и порченной попадется...
   Мирослав смотрел на бойцов, тянул трубку. Ночной переполох, кроме потери лошади, сотворил еще одну поганую вещь. Солдаты боялись. Трусливый неумеха куда вреднее для любого дела. Какой толк от бойца, когда он каждый миг обмирает с перепугу? Ветер листок шевельнёт, он и обосрался. Так ещё и греком станет, упаси Господь! Знал бы, хрен бы в тех развалинах остановились, проехали бы на пару верст дальше. Вот же свезло-то как... А с другой стороны, очень сомнительно, что Стамбул или Бахчисарай решат избавить степь от этой твари. Которая пока что одна. А как будет их дюжина?..
  Испанец, топорща усы, подошёл с тем же вопросом. Командиры переглянулись, достали трубки - Мирослав коротенькую носогрейку с глиняной чашкой, Диего - диковинную кукурузную, с длинным чубуком...
   Сборы не затянулись. Каждый хотел уехать от опасного места. И как можно дальше!
   - Так, мои любезные! - гаркнул капитан, когда банда сидела в седлах. Литвина, правда, пришлось дополнительно привязывать - он так и норовил об землю грянуться. Добрый молодец хренов...
   Наёмники поподнимали снулые морды на командира. Глазами не забывали постреливать по сторонам - не скакнет ли оттуда змея с распахнутой пастью? А то, как набросится, как заглотит живьём! И будешь аки Иона, пока не задохнёшься в гнилом нутре...
   - Мы с лейтенантом подумали, и я решил! - бойцы встрепенулись, затаращились оживленнее, - Киев никуда не денется! - и, не дождавшись, пока удивление на ошарашенных мордах перерастет в непонимание, продолжил. - Да и Збых сейчас не ездок.
   Литвин попытался было что-то промямлить, но получил незаметный тычок локтем. Йозеф-то не глуп! Вон как скалится, видать, понял, что к чему.
   Но к чему ведёт капитан, сообразил не только Котодрал. Молчаливый обычно Руперт замахал руками, привлекая внимание.
   - Эй, капитан! Мы на такое не подписывались! В контракте и слова нет, что мы должны гоняться за гадюками-переростками.
   - Красавчик, ты дурней трех валахов! Нас навещала не гадюка-переросток, а отожравшийся уж. Ты боишься ужей? - ехидно спросил Мирослав.
   - Уж, гадюка - какая разница, если про них нет уговора?! - прыщавая харя англичанина пошла пятнами, - я не нанимался ловить в долбаной степи долбаных змей!
   - Раз нет уговора, то можешь посидеть в сторонке, - презрительно хмыкнул испанец. - А мы её поймаем и отрежем ей башку.
   - И продадим циркачам, - добавил капитан, - возьмем серебром по весу. Ну или золотом, если у них не хватит серебра! А теперь, когда все пошутили и посмеялись, то пусть слушают внимательно. И не говорят, что не слышали. Кто боится - свободен. Моей банде не нужны трусы, не способные даже поймать червяка! Ну а кто в деле, тому я обещаю неплохую прибавку. Пять талеров, к примеру.
   Наёмники начали переглядываться. Мирослав деланно хмурился, оглаживая рукоять пистолета. Нехитрые мысли молодёжи читались влет. На одной чаше - змея, в которой двадцать-тридцать шагов злобности и которая может в легкую утащить лошадь. На другой - пять талеров. И степь. Выжить одному трудно - мало ли, вдруг змея не одна? Или татары какие? Или вообще страшные запорожцы, с которыми многие хорошо знакомы по скоротечным, но кровавым стычкам среди европейских лесов и дорог, а кто не сталкивался лично, тот преизрядно наслушался всяческих ужасов. Вообще, страшные тут люди живут и жили! Одно слово - шкифы!..
  ***
   - Эль команданте, признавайся, скольких владельцев пережили эти, - испанец прищелкнул пальцами, подбирая нужное слово.
   - Маляры зовут их "эскизами", - ответил Мирослав, осторожно разворачивая тугой свиток. Затасканная бумага, кое-где прожженная, так и норовила завернуться обратно. - Но это карта. Не скажу, что подробная, но есть шанс оказаться в нужном месте. А вот где её откопал Орден, мне знать не дано.
   - А ведь всё узнаваемо! - удивился испанец, ведя пальцем вдоль прихотливо извивающейся полосы. - А мы где?
   - Примерно тут, - ткнул капитан.
   - Чудны дела твои, Господи! - перекрестился Угальде. Бойцы, сидевшие в сторонке, как по команде, повторили жест лейтенанта. На всякий случай.
   - Ничего чудного, - буркнул Мирослав и, скрутив карту, сунул её в тубус, - ты был прав, когда назвал это эскизами. "Её хвалил сам Боплан23!" - передразнил он кого-то. - Чтоб его черти подрали, этого сраного лягушатника! "Подробный план Диких полей, граничащих с украйнами Речи Посполитой", мать её за ногу да афедроном на пушку!
   - Мадонна свидетельница, карта, возможно, и паршива, но к чему такая желчь? - недоумённо сказал испанец. - Мы прекрасно обходились без карт, обойдемся и сейчас. Если же тебе она не нужна, - добавил Диего, видя, как взбешенный капитан прокручивает крышку тубуса, - то я с готовностью приму её в дар!
   - Пригодится как растопка для костра, - отрезал Мирослав.
   - Ещё из бумаги можно накрутить патронов! - миролюбиво добавил лейтенант. - Или пыжей.
   Капитан спрятал тубус в мешок и ненадолго задумался.
   - Литвин не дозвался гадину. Но где её логово, примерно подсказал. Как он там? - неожиданно поднял голову Мирослав, глядя куда-то сквозь Угальде.
   - Живой. Пьёт вино и ругается.
   - Значит, точно живой, - протянул капитан.
   Испанец, несколько раз оглянувшись по сторонам, собрался с духом,
   - А как мы её будем убивать? Она же большая.
   - Покажем гадину Руперту, а после заткнем её гадскую пасть обгаженными штанами нашего рыжего ублюдка.
   Диего только хмыкнул:
   - У тебя сердце из громадного куска льда с самых высоких вершин! Ну а если серьезно? Ты же не думаешь, что мы придём к змее в её змеиную пещеру и отрубим голову? Всё же, в этом дьявольском творении тридцать шагов злобного шипения! И она не травоядный дракон, коих великое премножество упокоил мой славный прадед, да будут холодны угли под его котлом! Или мы забросаем её тем серебром, что ты посулил?
   Капитан молча подошёл к своему вьюку, расстегнул пряжку одной из сум. Испанец присвистнул:
   - А я все никак не мог понять, отчего он так тяжёл. Думал, ты спёр из собора Святого Марка одного из тамошних коней!24
   - В отливку пошли их отборные каштаны, мой друг!
  ***
  Хитрая бестия нашла приют в месте, где сходились две тихие и мелкие речушки. Получившееся болото, обильно заросшее рогозом, одним краем упиралось в скалы. Похожие на гору, куда они с Литвином взбирались, но чутка повыше. Сверху росли кривые сосенки и одна, неведомо как оказавшаяся на такой высочени, грушка-дичка.
   Мирослав куснул зелёный и твёрдый бочок. Сморщился, сплюнул и, размахнувшись, бросил огрызок в шуршащие заросли. Перед долгим спуском вниз еще раз окинул взглядом диспозицию, стараясь запомнить понадежнее. Хотя, что там запоминать? Степь, болото, камышовое поле с четырьмя "выползами". И в центре - будто бы стог сена, намётанный и так, под дождями и ветрами, забытый... "Стог" лежал неподвижно. Но та неподвижность - один сплошной обман. Змеюка нажралась, вот и лежит. Греется и переваривает ворованную лошадку.
   Капитан вздохнул. Сюда бы пушку фунтов на двенадцать да толковых бомбардиров. Из мушкета не попасть, хоть ты терцию сюда затащи и залпами бей. Но мечтать не вредно, вредно возлежать под деревом и ждать, пока яблоки сами в рот попадают. Но упавшие обычно гнилые. Или червяками понадкусанные. Ну ничего, и не таких бобров любили! Оно ведь что главное в бобровом люблении? Верно! Хатку разворошить. А дальше само пойдёт.
   Больше всего раздражало солнце, припекающее даже сквозь войлочную шляпу. Сам спуск был долгим, но легким, разве что сапоги на осыпи скользили. Приходилось хвататься за кусты, чтобы не сверзиться к подножью. Зато было время подумать и прикинуть ход предстоящего боя. С таким противником Мирославу сталкиваться не приходилось. Схожий гад попадался, но имелись опытные люди, корабль и много-много пороху с хитрыми запалами... Ну и Гюнтер был. Который один стоит половины Дечинского арсенала. Интересно, рискнул бы капитан охотить злобную тварюку с бандой таких недоделков?
   Внутрь зарослей не полезем - дурных нету. Будем снаружи встречать и пользовать. Сюда, на вершину, в смысле, мы загоним кого-нибудь побесполезнее, но поголосистее. Подумаем, то ли орать он будет, указывая, куда наше бревно поползло, то ли еще как...Точно! Кто из парней в моря ходил? Вроде как Юзек Кашуб зерно из Гданьска возил. Ладно, уточним. Остальных поставим напротив змейских вылазов. Литвин не участвует, с ним и лошадьми надо кого-то оставлять. Как раз по паре человек на каждое направление остается. Ну и он сам с лейтенантом в резерве. Хотя испанец на резерв не согласится. Умный же, взрослый человек, а все туда же! Железом махать любой дурак сможет. А вот головой думать... Ладно, голова у Диего тоже неплохо работает. Не будем зря грязью поливать. А что в бой рвётся, так ему положено. Испанец же, а не селёдочная душа какая-нибудь.
   У змеи чешуя должна быть о-го-го! Белым оружием утрахаемся. Как знал, когда припас собирал! Гранаток должно хватить. Ну и всё "огневое" зарядить, не жалея пороху...
  Мирослав погладил пистоль. Улыбнулся. Ну что, сразу и оценим, с кем можно сады соседские обносить.
  ***
  Диего напряженно всматривался в колышущиеся заросли камыша. Рядом переминался с ноги на ногу Красавчик Руперт. Лейтенант предпочел бы в соратники Мирослава или Йозефа. Но командир на пару с Котодралом ушли поджигать болото.
  Красавчик вздохнул. Так громко, что всем было понятно, как Руперту тоскливо и как он завидует иным ловкачам. Главный ловкач Збых лежал в развалинах. Литвин-подранок вместе с парой наёмников остались для охраны лагеря и резерва на случай всяких внезапных неприятностей. Охранников выбирали жребием, и Угальде, вспомнив долгие часы, некогда проведенные за игорным столом, потратил кучу сил на подсказки судьбе, дабы оказаться в таком редкостном боевом деле. Зато как громко возмущался Руперт! И с чего, дьявол тебя задери? Вроде ты не лорд и не сидишь на мешке с шерстью посреди своего гнусного Парламента. Так что изволь хватать увесистый вьюк и тащить его вооон туда! Нет, лошадки останутся здесь. У них копыта. От копыт - грохот и сотрясение земли. От грохота - просыпаются. Ты же не хочешь, мой прыщавый дружок, чтобы невыспавшаяся добыча сама вышла на охоту?
  Нести, впрочем, оказалось не так далеко. Меньше мили. Ребята засомневались, поможет ли такое банальное оружие? Шкифы ведь вокруг с ихним непознаваемым колдовством! Но, потягав тяжеленную суму с гранатами, все решили - непременно поможет. Иначе чего надрывались?
  Угальде попытался уговорить капитана ещё разок развернуть карту - уж очень хотелось любознательному испанцу накрепко запомнить, где доведется им совершить подвиг, достойный самого Сида! Ну и собственных предков в доблести переплюнуть. Драконы-то прадедовские жрали траву, а змея - татаринов и лошадёв! Звучание на местном языке двух последних и весьма сложных слов лейтенант специально уточнил у многоопытного командира.
  Но эль команданте лишь хмуро глянул из-под бровей и посоветовал лейтенанту засунуть любопытство туда, откуда изрыгается переваренная жратва.
  
  ***
  
  ...Потянуло дымком. Диего посмотрел на вершинку - не прыгает ли там наблюдатель, не размахивает ли тряпкой оговоренного цвета? Но Юзек Кашуб стоял неподвижно.
  Лейтенант перекрестился, прочитал молитву. Дымом тянуло все сильнее. Черные струи поднимались в небо, причудливо закручиваясь, будто сами были змеиного племени. Высохшие стебли трещали всё сильнее.
  - Лейтенант, - жалобно проскулил Руперт, - я сейчас по-быстрому. До ветру! Что-то прижало - мочи нет!
  - Гадь здесь! - рявкнул Диего, чувствуя, как ползет по загривку холодная струйка пота.
  - Я быстро, - закряхтел англичанин, поспешно развязывая шнуровку.
  
  ***
  
  ...Минуты ожидания тянулись подсохшим соком гевеи25. Угальде едва не прозевал первые взмахи куска белого полотна - сигналя, Юзек для понятности подбежал к левому скату вершины. Не оступился бы морячок, не грянулся башкой о землю...
  Диего устремился к соседнему "ходу-выползу", дёрнув Руперта для пущего ускорения за ворот жака26. Англичанин, свалившийся от неожиданности на четвереньки и стреноженный штанами, руками-ногами перебирал на удивление споро, может и не отстанет...
  Парни ждали на позиции - вроде бы никто не сбежал. Целили стволами в заросли, грели на взмокших от пота ладонях тяжёлые гранаты...
  - Тут бы силок впоперёк натянуть, да где такой толщины петлю сыскать, - пробормотал Магнусс и, содрав с головы шляпу, швырнул себе под ноги. То ли примета такая у человека, то ли от страху. Диего предпочел бы первое.
  
  ***
  
  ...От камышей пришлось отступить. Пламя пожирало сухую пищу с яростным треском, и жар стал нестерпимым. Юзек-сигнальщик заметался вдоль вершины.
  Затрещало сильнее, взлетело высокое облако искр.
  - Готовьсь! - заорал лейтенант, сбился на кашель. Дым драл горло куда хуже самого паршивейшего табака...
  Защелкали взводимые курки. Зашипели фитили гранат - их специально сделали длинными. Сами собой вспомнились старые строки:
  Вьется знамя на ветру - Испания за нами!
  Дети Сантьяго - терции слава!
  Пикинеры - фланги прикрыть!
  Тот свободен, в ком страх убит... - прохрипел лейтенант.
  Бойцы не поддержали - слов никто не знал. Каждый своё бубнил сквозь кашель: кто духовный гимн, кто похабную песенку ландскнехтов. Спугнуть змею не боялись - мимо выполза она никак не проскочит. А треск пламени куда страшнее шёпота нескольких людишек.
  
  ***
  
  ...Гадина выметнулась неожиданно. Стена горящего камыша разлетелась вдрызг, будто картечью по ней жахнуло. Кто-то ойкнул за спиной лейтенанта. Змея замерла - пламя осталось позади, и чудовище приходило в себя. Тяжело вздрагивали опалённые чешуйчатые бока. Немигающие глаза выбирали жертву. Ещё миг, и бросится...
  - Бей!
  Гренадёры из охотников были паршивыми - гранаты легли вразброс. Дымки запалов совершенно потерялись среди дыма пожара. Громыхнуло. Раз, другой! Когда командиры планировали ход боя, то эль команданте опасался, что осколками гранат достанется и метателям. Обошлось. Зато ужасное создание неистово зашипело-заскрипело. От мерзкого звука заложило уши. Не похоже, что взрывы причинили тварюге серьезные увечья, но уж разъярили-то точно. Мощное тело, тускло блестя кровью из ободранных боков, собралось в серо-золотистое пружинистое кольцо...
  - Огонь! И гранаты готовь! - зарычал лейтенант, первым вскидывая пистолет.
  Залп встретил бросок адского создания, сбил жуткую атаку. Огромная голова сшибла лишь крайнего наёмника - несчастный отлетел шагов на двадцать, покатился по траве и замер с раздавленной грудью. Рассыпавшиеся стрелки дали второй, куда менее слаженный залп. Змея ответила ужасным хрипом, перекрывшим треск огня, бушевавшего совсем рядом, вскинулась. С неимоверной высоты глянула на испуганно пятившихся человечков. Кто-то из припоздавших наёмников выпалил из пистоля, целясь в глаза опалённой гадины.
  - Гранаты! - отчаянно завопил Диего, забивая в ствол новый заряд. Сбоку кто-то возился с запалом. Спаси нас Святая Дева, уже не успеть... Чей-то торопливый выстрел - свинец рванул чешую на шее гадины. Скользнуло грациозно и неотвратимо могучее тело, раздался крик стрелка - челюсти перехватили его поперек тела и тщетно несчастный колотил рукоятью пистоля по голове твари.
  - Залп! Залп, будь вы прокляты! - кричал лейтенант. Загремели выстрелы, живые кольца змеиного тела свивались в конвульсиях, хвост стегал, вспахивая чёрную землю, сшибая с ног стрелков. Угальде выжидал - вот обдало, почти обожгло резкостью запаха твари, выстрелил, постаравшись всадить пулю ближе к шее гадины. Вздрогнувшая тварь изогнулась, испанец отшатнулся, бухнулся на задницу. Успел увидеть, как Магнусс укорачивает фитиль гранаты. Вот безумец отбросил нож, поджёг огрызок фитиля...
  Диего догадался, что сейчас ему оторвет ноги, и попытался откатиться подальше...
  Громыхнуло почти тут же. Сверху посыпались мелкие камешки, лейтенант осознал, что его сапоги в крови. Слава Деве Марии, в змеиной, а не испанской! Её в человеке куда как меньше...
  Хлопнуло несколько выстрелов подряд. После предыдущей канонады они показались почти неслышными. Змея извивалась совсем рядом - изгибы истерзанного тела обдавали вонью и новыми брызгами крови...
  Угальде подскочил на корточки, просыпая порох, стал заряжать пистолет. Пуля не лезла. Испанец выругался, отбросил пистолет, потянул из-за пояса пехотную шпагу, бесполезную против такой туши...
  Оказалось - напрасно. Разом треснул сдвоенный выстрел: и капитан попал, и Котодрал был точен. Змея, получив три унции свинца в башку, замерла, лишь продолжал дергаться опалённый хвост. Солдаты старались держаться от него подальше - даже безголовые змеи куда как опасны. Угальде, опомнившись, тоже отбежал в сторону и, наконец, перезарядил пистолеты.
  По исполинскому телу прошла последняя дрожь, и чудовище замерло.
  
  ***
  
  Рядом, шагах в десяти от издохшей твари, уходил к своему протестантскому богу Руперт. Уходил, и всё никак у него не получалось. Многопудовая туша мимоходом сшибла Красавчика, сломав тому хребет.
  Парень, белый как снег, что-то неразборчиво шептал, скрёб пальцами по земле. Прочие наёмники, позабыв про знатную добычу, стояли вокруг, отводя глаза.
  Командиры переглянулись. Англичанин не жилец. Это любому понятно. Мирослав помрачнел, кивнул на дагу...
  ***
  После полудня отряд двинулся в путь. Бодро ступали отдохнувшие кони. Завернутая в наскоро сшитый "саван", покачивалась меж двух лошадок змеиная голова, кровила материю, роняла тягучие капли на пыльный шлях.
  Позади страшноватого вьюка ехал финн-хаккапелит, понукал нервничающих лошадей, тряс исколотыми пальцами, морщился. Вот же странная штука жизнь. Иногда куда легче угробить тварюку, чем сшить ей пристойное вместилище!
  О Руперте-Красавчике и двоих собратьях-неудачниках, неглубоко зарытых в сухую землю, Магнусс думал с благодарностью. Сберегли товарищи денежку! Доля-то их на прочих поделится.
  
  
  Глава 4. О вреде горилки и оживлённостях
  
  ...Чувствовала, что петля затягивается. Как же не вовремя казак-гуляка к девке вернулся! И ведь не было на то возвращение знака, не рвались нити! Чего стоило подождать да сгубить мерзкого убийцу неспешно, с мукой и пыткой должной?! Поспешила, а ведь истинная месть - она остыть должна, закоченеть! Поздно сожалеть, бежать пора! Искать будут бабу грязную и нелюдимую. Сколько лет мышью облезлой в халупе над берегом просидела? Помогло? Нет, теперь всё иначе пойдет! И что толку было Старую силу без пользы хранить и беречь?
  К селу вернулась через двое суток. Еще три дня выжидала годную к большой ворожбе ночь, слуг выбирала да высматривала добычу подходящую...
  
  ***
  
  ...Тихи украинские ночи, да только случается и иначе.
  С громоподобным скрипом входили в землю лопаты, тулумбасами27гремели отбрасываемые комья земли, отхекивались загнанным дыхом сами копальщики, грохотали о рёбра колотившиеся в ужасе сердца. Но хуже прочего было лузганье - те "лузг" да "щёлк", словно гвозди в виски вбивала проклятая ведьма. Да когда ж у неё эти семечки гарбузяные кончатся?!
  Ведьма сидела на соседней могиле, вольготно откинувшись на покосившийся крест, лузгала, сплёвывая в траву светлую шелуху, да всё подтыкала под сраку подол. И то правда - промозглая ночь выдалась. Вон, ялынка28, которую с могилки вырвали, уже иголками поникнуть успела. Не спасла колючая от нечисти. Или от того и поникла, что бессильной оказалась? Кто знает...
  Раньше Хома думал, что в адовом пекле не продохнуть - вроде куховарни пополам с кузней - везде жара, волосья трещат, грешники в котлах пузырятся, Богородицу с апостолами поминая. Оказалось, ещё паршивее в аду. Пот со лба капает, а по спине мороз вьётся...
   Углубились по грудь, вот-вот до гроба лопаты дойдут, а всё одно взгляд в спину страшнее. И то дияволово "лузг-щёлк", от коего сердце через горло выпрыгнуть норовит. Ох, ты ж божечки...
  На молитву язык не поворачивался: тут же будто замороженное конское яблоко в горло вбивалось и этак претуго, что и не вздохнешь. Ох, вовсе пропал казак...
  Как и почему очутился на кладбище со старой ведьмой и тощим не-пойми-кем, что держался за лопату как за загаженную хворостину, Хома осознавал с трудом. Не-не, от работы да перепугу, хмель из казацкой головы уходил, и что-то этакое брезжило, вспоминательное.
  В Мынкивку явился четвертого дня. Или шестого? Э, вовсе ведьма казака окрутила, оглупила, в днях запутался! Явился, короче сказать. И заработок был: ту кобылу осмотрел, рецепт снадобья продал, три чирья сыну старостиному вскрыл. Чирьи были - загляденье! По три полугроша каждый вышел. Потом сел Хома в корчме прошенья сочинять и... Дальше туманно вспоминалось.
  Хома Сирок был человеком незаурядным и можно смело говорить, образованным. Пусть из бурсы выперли, до духовного звания не допустив из-за злопыхательских наветов и пропитого казённого жупана, но для сироты и полную грамотность превзойти - подвиг немалый. После пинка из Киева жизнь вдоволь поводила казака по миру: до самой Остравы29 с товаром хаживал, пусть и не особо удачно, но живой же. На войне бывал, под Корсунем из мушкета двух ляхов-крылачей30 свалил, затем писарстовал сотенным писарчуком, превосходил науки лекарские в учениках у коновала, а когда тот с полюбовницей кошевого атамана убёг, и с людским лекарем довелось поработать. До истинного целительства не доучился, но если размозжённую ногу или руку отделить надобно, так то запросто - пан Зельян так и говорил "на пиле тебе, Хомка, равного не сыскать!" А уж на вскрывании чиряков и вовсе руку набил...
  Как же так получилось, как вышло, что столь даровитый человек в ночной кладбищенской яме стоит и землю роет?! Да ещё не смея звука издать? Ну, выпил в корчме, так какой казак в наше суетное время пренебреженье горилке выкажет? То иль больной, иль вовсе недобрый человек. Да и повод был. Заработал, а после опять же свадьба случилась в Мынкивке. Не-не, не свадьба, а вовсе наоборот - похороны. Точно - похороны и весьма достославные! Дивчину в здешнем леске загрызли. Истинные волки или вовкулака-оборотень - то сам Хома и выяснял в здешней корчме. Общество волновалось - летом этакие злодейства в диковину. Хотя если с философической стороны посмотреть...
  Три дня иль все пять? Вроде похороны были, не меньше трёх, значит. Горилка в Мынкивке не особо достойная, но варенуху делать умеют. Между кружками Хома о деле не забывал - прошенье или письмо изящным городским слогом - всё можем! Здесь грошик, там четвертак... Понятно, для вдохновения и гладкости слога потреблялась и горилка - без неё в корчме сидеть дело сугубо греховное и противоестественное. Той бабе в засаленной кирсетке31 тоже бумагу писал, о чем толком не помнилось, но что туго дело шло, в башке застряло. Мутная баба прицепилась, объясняла надобность путано, да ещё когда перо очинял, палец ножом как нарочно зачепил, стол и бумагу запятнал...
  Ох, что-то недоброе там вышло. Но ведь то иная баба была. Та вовсе тоща, тиснуть не за что, а эта... Не-не, эта тоже не толста, но вовсе по-иному... Иль та самая?
  ...Лопата глухо скребанула по дереву, звук бесстыже разнёсся над крестами и бурьяном. Замерли копальщики, и небо безлунное замерло, и чахлый огонек каганца обмер. Теперь Хома даже своего дыханья не слышал - тишь над кладбищем, да и над всей Мынкивкой столь зловещая, что, вслушавшись, в исподнее напрудишь.
  Лузг, щёлк... - ведьма сплюнула и молвила:
  - Что встали? Живей, раскапывайте, ночь ждать не станет.
  Голос ведьминский, ржавый, словно цепища тюремная, да ещё с говором неведомым, будто по голому телу той ржавью карябал. Но как не понять-то?
  Руки сами быстрей заходили, вовсю скребла лопата по доскам, второй копач тоже старался, так что задами сталкивались, когда края крышки очищали.
  - Готово, ясновельможна пани, - дрожащим голосом сообщил нескладный и лохматый товарищ по несчастью.
  - Ну так вскрывайте, - приказала хозяйка.
  Хлопцы повинуясь, завозились в тесноте над гробом. Ослушаться и мысли не случилось - вело, вело адское заклятье, да чтоб ему... Хома и сам рад был, что осмыслить да ужаснуться некогда - работай, казак, не всё пропало, раз дышишь...
  Было несподручно, пришлось весь гроб поддевать, да "на попа" ставить. Напарник согнулся, Хома, кряхтя, влез ему на закорки, изловчившись, поддел лопатой крышку. Визжали, неохотно вылезая гвозди, шевельнулась крышка. Отодрали, заслоняясь ею же, как щитом, попятились в дальний конец могилы...
  Смотрела из гроба юная дивчина. Жутко смотрела, пристально, из-под ресниц длинных. Да кто ж ей так глаза закрывал?! Щелки остались, красавица, как живая. Только мёртвая: на лице белом пятна трупные, вокруг глаз густая тень, в цвет сырой земли.
  - Не стухла красуня наша? - стояла у края могилы ведьма, всё небо заслоняя, смотрела, прицениваясь. - Хорошо, забот меньше. Поднимайте.
  Копатели лишь крепче вжались спинами в сырую землю. Шевельнуться, двинуться к гробу было выше человечьих сил.
  Лузг-щёлк, шелуха упала на кудрявую башку напарника.
  - Оглохли, слуги верные?
  - Так всю доставать, пани-хозяйка? - пролепетал худосочный хлопец, дрожащей дланью смахивая с кудрей шелуху.
  - Свежевать по ямам умеешь? - усмехнулась ведьма. - Доставайте красавицу. Целиком.
  Хома пытался застонать, да не вышло - не шёл звук из казацкой глотки. Эх, тут и дышишь по изволенью. Доставать, значит? Была надежда, что чёртовой бабе нужен палец покойницы, прядь волос иль еще что-то мелкое для тайных колдовских нужд. Но ведь не зря тачку катили. Сам же брал, как приказала. Ой, да шо ж будет-то?!
  Было дурно, и Хома знал, что от нынешней ночи не оправится. Неможно казаку бояться, но тут не в сердце или башке ужас сидел, а в самой что ни на есть селезёнке. Мозг, образованный да ухватистый, вообще что-то затих, будто отмер.
  Вынули. Неловко оттаптывая друг другу ноги, подняли покойницу из могилы - мертвячка норовила обратно сползти, точно непременно в могилу вернуться желала. Непристойно заголялись ножки, густо покрытые длинными почерневшими царапинами. Ведьма наступила покойнице на ворот сорочки, не дала в могилу нырнуть, подождала, пока могильщики наверх вылезут.
  - На тачку кралю клади.
  Гробокопатели пытались пристроить страшный груз - мертвячка была лёгкой, но уж очень неподатливой. Определенно не хотела кладбище покидать. Усаживая, Хома случайно надавил на живот покойницы - рука чуть ли не по локоть провалилась.
  - Что творишь, бесстыдник? - насмешливо спросила ведьма. - И вовсе нашу красуню запортишь.
  Могильщики торопливо забрасывали землёй опустевшую могилу. Шуршали комья, за спиной раздавалось размеренное "лузг - щёлк". Ёжась, Хома испытал краткий прилив облегчения, словно враз чарку наилучшей горилки выцедил - пощадила хозяйка, могла приказать и самим закопаться. И выполнили бы, куда тут денешься. Саморучно земельку бы заваливали, загребали. Видать, нужны пока что слуги чёртовой бабе...
  Ведьма небрежно утаптывала рыхлую землю своими мужскими сапожищами.
  - Чего вылупились? Вперед, да рысцой!
  Ушлый дылда подхватил лопаты. Хома глянул на сотоварища недобро - так бы и выдать в ухо за хитрожопость. Ну да делать нечего - пришлось за тачку взяться. Поднатужился, сдвинул. Деревянное колесо покатило по тропке, мертвячка вздрагивала, ноги косолапо растопырились.
  Тропка меж могил вывела к жердям-воротам, но едва напарник за них взялся, как донесся дребезжащий вздох-звон колокола. Часовенка стояла не так далеко, а словно за сотню верст отсюда, колокол свой одинокий звон испустил. Вот тут и ведьма вздрогнула. Стояли, замерев и боясь шелохнуться. Видать, дрожали руки казака - мертвячка в своем экипаже шевельнулась, запрокинула голову, словно желала оглянуться да попрощаться с кладбищем, так и не ставшим ей надежным пристанищем до самисенького32 Страшного Суда.
  - Пустое, ветер балует, - молвила ведьма, доставая новую жменю семечек. - Трогай, казак...
  ...Скрипело колесо тачки, кивала мертвая дивчина знакомым хатам. Тянулась улица пустая и вымершая - ни огонька, ни шороха, ни бреха собачьего. Ох, будто вымерло село. А ведь какая варенуха здесь водилась! Взвар медовый, а не варенуха! Сейчас бы хоть глоточек спасительный...
  - Сворачивай, - приказала адская хозяйка.
  Вкатили во двор корчмы - и тут темень, тишина.
  - Побойчей, варвары. Запоёт петух, уж будет нам веселье...
  Хома с кудрявым подельщиком вынули из тачки недобрый груз, поднялись на ступеньки - ведьма придержала дверь.
  - На стол кладите.
  Мертвячка легла на длинный стол, пропахший недопитыми и недоеденными сомнительными здешними яствами. Кудрявый носильщик расправил белый подол покойницы, дёрнул озабоченно носом.
  - Так задирать надобно, - усмехнулась ведьма, ставя в изголовье свечу - при жёлтом свете покойница стала куда страшнее. - Иль забыл, как с грешными девами любовные дела крутить?
  - Пани хозяйка, тут пусть вашей тёмности будет как угодно, но не по моей привычке то дело. Не умею я такого, - взмолился кудряш.
  - Ты не умеешь, - он умеет, - кивнула на Хому зловещая баба. - А ты и на подхвате сгодишься.
  Онемевший казак почуял, как подгибаются ноги. Да о чем она?!
  - Ниток вощёных найдите да иглу шорную, - приказала ведьма. - Да гляньте хорошенько, может, подточить иглу надобно. А я пока подруженьку красавице приведу.
  Разбрелись хлопцы по корчме - огонь в очаге едва тлел, от свечки больше тени по стенам скакали, чем свету было. И где те поганые иглы искать?
  Хома шарахнулся от большой тени, согнувшейся за столом у бочонков - то был хозяин корчмы. Добрый человек, хотя и глуп как пробка. Не-не, не мёртв - дышит. Сна на всё село ведьма нагнала, ох, и крепкого сна!
  Ведьма ушла в гостевые комнаты. Куда и зачем, Хоме думать было недосуг. Видимо, дьявольское заклятье малость ослабло - в душе вспугнутым зайцем заскакал опомнившийся ужас, заодно и здравые мысли в казацкой голове мелькнули. На цыпочках подскочил к сотоварищу по несчастью - тот сидел на карачках перед хозяйским столом, ощупью шарил среди хлама.
  - Ты шо, сдурел?! - сущим змеем зашипел Хома.
  - Да где те нитки...
  - Бечь нужно! Разом!
  - Куда бечь? Куда? - шепотом заблажил кудряш. - Уж попались, так попались. С головой и хвостом попались! Ты хоть знаешь, кто нас поймал, дурная твоя голова?
  - Да мне... - Хома на всякий случай воздержался от ответной брани - вдруг чёртова баба до неё особо чутка? - Бечь нужно, говорю!
  - Так не убежим, - лопотал кудрявый трусун.
  Хома примерился было выдать хорошей плюхи с правого кулака, но, принюхавшись, передумал. Вот же бутыль, рядышком. Благоухает.
  Тихо шпокнула догадливая затычка, горилка прохладная сама пошла в горло. О, то дело!
  Казак перевел дух, ухватил за волосья сотоварища, сунул горло бутыли куда-то наугад. Попал. Кудряш хоть и был трус трусом, но не дураком - присосался, что тот телок.
  - Тебя как звать, хлопец? - прошептал Хома, выдирая из хватких губ порядком полегчавшую бутыль.
  - Анчес. Кобель-Еро Анчес, - представился кудрявый и рыгнул.
  - Да уж вижу, что не сучка, - прошептал Хома, озираясь. - Что за прозвище чудное? С ляхов иль московитов родом?
  - Ты казак вообще дурной или как? Говорю же: Мигель Хосе Анчес ка-баль-еро. Звание такое благородное. Вроде дворянского или панского. Гишпанец я. Из Кастилии свой древний род виду.
  - Добро. Гишпанец так гишпанец, - поспешно согласился Хома, чуя, что имеет дело с завзятым брехуном. - Только не каркай - не нужно нам в костилью. Наоборот бы, в живых пока остаться, а?
  - Верно говоришь, - прошептал Анчес, с тревогой поглядывая в сторону жилых комнат корчмы. - Да только вернется сейчас Она...
  - Так шо дожидаться? Вон дверь-то. Во двор, а там ходу как наддадим.
  - Не убежим. Ты хоть знаешь кто Она?
  - Чёртова баба, из ада повылезшая. Да только всё одно - баба. Не догонит, в юбках запутается.
  - Э, казак, что такой бабе юбки... - потеряно махнул рукой кобельер.
  - Веровать надо, - Сирок хотел было перекреститься, да персты изменили привычные движенья, с маху крепко угодив хозяину в ухо, а потом значительно ниже пупа - казак охнул, но лишь ещё больше - Да не бывать такому, чтоб даже самая чёртова-пречёртова баба над смелым человеком верх взяла!
  - Была она чёртовой, так что бы беспокоиться... - пролепетал Анчес.
  - Слаб в кишке ты, гишпанец, ну так дожидайся своей чертовки, - Хома смело покрался к двери. Ноги хозяину не изменяли, ступали по земляному полу с должной казацкой стойкостью. Робкий гишпанец топтался на месте, шёпотом бормоча, потом в отчаянии ухватив самого себя за пышные кудри.
  Хома осторожно толкнул дверь - завизжала мерзавка, словно порося голодное. Эх, хоть харкануть на петли надо было! Но вот она ночь, вот двор темный...
  Тут подлетел к порогу решившийся Анчес, беглецы, пихаясь, вывалились на невысокое крыльцо, а дальше дунули в разные стороны, только пятки засверкали...
  ...Нёсся Хома летней душистой темнотой, соколом перемахивал через плетни, прикрывал локтями лицо от садовых веток, за спиной колотились о землю сшибаемые яблоки, хлестал по плечам вишенник - да где там удержать казака! Садами да огородами уходил опытный Хома Сирок, шарахаясь от белёных хат коварно затаившейся Мынкивки. Осталась в корчме торба с чернильницей да иными писарскими принадлежностями, остались запасные сапоги - там только подмётки поменять и требовалось - а так добрые, новые почти. Да пропади оно все пропадом! Наживет казак добро, тут бы жизнь, да душу уберечь...
  ...Проломился сквозь испуганный строй мальв, аистом запрыгал по грядкам - плети цепляли за ноги - всё подряд засадили дурные мынкивцы чертовыми гарбузами, что как ужи сапоги оплетают. А те ухищренья до чего доводят - приманивают богомерзкие растения с семками клятыми всяческих чёртовых баб да бродячих брехливых гишпанцев...
  Попробовал Хома молитву вознести, дабы быстрей из заклятых огородов вырваться, но в горле всё одно тот жуткий колкий ком мешал. Эй, на ноги, казаче, надейся, на ноги! Богородица Дева, что завсегда казаков выручает, и без молитвы сообразит, что не хочется Хоме кипятку за шиворот, отведёт беду!
  Поднажал казак, несли верные ноги во весь дух, мелькали хаты и плетни, промелькнул колодец с "журавлем", в темное небо свою длинную жердь задравшим. Ужаснулся казак - ох, знакомый колодезь! Так как же так?! Неужто такого кругаля дал?! А ноги несли все быстрей - пулей пронёсся Хома через двор, взлетел на ступеньки корчмы, едва не вышиб дверь, во тьме споткнулся обо что-то живое, да и грянулся о пол, лавки опрокидывая. Встретилась околдованная голова мученика с мощным подстольем, посыпались округ искры яркие...
  
  ***
  
  Пришёл в себя казак почти тотчас - на голову полилось прохладное, освежило. Хома потрогал лоб - цел, лизнул ладонь - горилка. В голове еще звенело, огонек свечи плыл над столом. Над казаком стоял, скособочившись и держась за ребра, кобельер Анчес и вытряхивал на голову сотоварища последние капли из опустошенной бутыли. Перевел дурной гишпанец горилку на глупейшее дело. Хома и сам бы очухался!
  Горилка, по глупости вылитая, тут же забылась, потому, как за столом стояла ведьма, да и не одна.
  - Проветрились, слуги верные? - спросила ехидная баба.
  - Так мы до ветру ходили, - отдуваясь, и пытаясь выпрямиться, выговорил Анчес.
  - Полегчало и ладно, - ведьма не отпускала руку стоящей рядом девушки. - За дело беритесь, соколы ясные. И без дури, накажу сурово.
  Хома, сжимая руками гудящий череп, пытался вспомнить: что за дивчина рядом с ведьмой? Не мертвячка ожившая, это ясно. Мертвячка волосом черна, да и вообще вон она на столе преспокойно лежит. А вторая девица волосом побелёсее и вроде как живая, хотя спит стоя. Верное дело, живая - под сорочкой грудь вздымается. С этого краю ничего себе девица, а на личико не задалась. О, да то ж проезжая ляшка, что давеча с отцом в корчме остановилась! Вроде до самой Варшавы путь держали...
  - Кладите рядом, - приказала ведьма.
  - Пусть хозяйка не гневается, но зашибленный я, - пожаловался Анчес. - Вовсе руку поднять не могу, стоптал меня этот дурень.
  - Меньше бегать нужно, - прошипела баба. - Болтовне срок вышел, ночь кончается. Ну-ка...
  Словно стряхнула колдунья со скрюченных пальцев что-то вроде сопли невидимой - и скрутило Хому так, что остатки мыслей окончательно повылетели. Дышать стало нечем, удушье сердце стиснуло...
  Заметались слуги ведьминские - ни слова, ни полслова в зале корчмы не звучало, лишь шорох движений да скрип мебелей корявых...
  Что и как творил, Хома почти и не помнил. Такое сильное колдовство ведьма наслала, что, считай, и имя свое забыл. Не-не, держал себя казак, берёг ту кроху сознанья, что человеком оставляла служку послушного-ведьминского. Там помнилось, там не помнилось... - но ужас от того, что собственные руки творили, почти всё заслонил...
  Хорошо помнился футляр: узкий из темного растрескавшегося дерева, сразу видно - древняя древность. Ножичек в том футляре хранился: ждал на сожранной молью оксамитовой подстилке, тяжеленький, очень удобно в руку ложащийся... Можно и ланцетом тот ножичек именовать, да только не доводилось Хоме видеть ланцетов в золото оправленных, да еще с лезвием каменным. Острейшим оказался кремешок-лепесток, не отнять. Острей и быть не может. Любое черное дело той каменной остротой с превеликой легкостью вытворялось.
  Было ли то дело сугубо тёмным? Это ведь как сказать: ежели взять мертвую дивчину и живую, да сотворить из них двух полуживых-полумёртвых - то превращенье куда зачтется? Не-не, понятно, что людское общество всяко тебя на палю дупой взгромоздит33 или в костер сунет. Но ведь есть же и Высший Суд, что истинно справедлив? Разве виноват казак, что ведьма обманула, под грех подвела?
  Успокаивал себя казак, но знал - прощенья не будет. Хотя, по правде говоря, Хома не резал, а больше зашивал. Дело знакомое, мешало, что почти наощупь иглой орудовал - чёрные свечи, Хозяйкой расставленные, света почти не давали, да и жара от них не было. Но приловчился казак, стежки ровно клал, узелки ловко затягивал. Работал без устали, ибо до первых петухов успеть нужно, иначе...
  ...Лежали на столе два тела, ростом схожие, а затем и обликом на время почти сравнявшиеся. Сдирала небрежными пластами ведьма кожу с несчастных: когда с плотью, когда потоньше поддевала. Приметывал Хома теплые шматки к холодному телу, иной раз второпях и вовсе неловко выходило, так что приходилось отпарывать, да по новой заплату класть. Кровь, понятно, мешала. Вставший за подручного Анчес тряпицей стирал с тел красное, поливал-обмывал горилкой - ещё одна бутыль нашлась. В нос шибало, глаза слезились, Хома пот со лба смахивал да ниже сгибался. С животом больше всего возни вышло: у чернявки кладбищенской чрева, считай, и не было - выжрал кто-то, а туда большой лоскут как ни приладь - то морщинами идет, то пуп на бок сползает. Зато с ногами почти не мучились: только три отгрызенных пальца на левой ступне и надставить пришлось. Лицом мёртвой куклы ведьма сама занималась. Оно и понятно - дело тонкое - не сдирать лик нужно, а лишь шкуру подтянуть, губы взбить, и следить, чтобы прорех у сменённых ушей не осталось. То тело, что живым считалось, к тому времени уже дергаться перестало - лишь ребра дыханием вздымались, обильно кровью сочась, да глаза, широко распахнувшиеся, в потолок пристально смотрели. Ведьма всё трудилась над кладбищенской дивчиной - в услуженье пойдет, сплоховать нельзя. Возни с волосами было много - Хома и понять не пытался: зачем пучками светлые в черные рассаживать?
  Очаг почти погас - Анчес уже трижды поленья подбрасывал. Похрапывал хозяин корчмы, за окном вот-вот засветлеть было должно. Хома вдевал остаток ниток в иголку, слушал и не слышал ведьминских заклинаний. Губами жуткая мясничиха не шевелила - но витал вокруг стола шёпот холодящий, все плотнее в вихрь закручивался.
  Ухо пришлось сдвигать, Хома нитки разрезал, перешил по новой. От усталости уже и не видел ничего. Ведьма, повыше закатав рукава свитки, возилась с дивчиной, что еще живой числилась. Осторожно вытащила руку из взрезанной плоти - на ладони голубенький свет мерцал. Хома удивился: до чего ж девичья душа на пушистый одуванчик похожа? Дунь - взлетит к потолку да рассеется искорками мимолетными.
  Вкладывать в мёртвое тело душу оказалось ещё легче, чем у живого ту душу забирать. Пузырилась, ожив и всасываясь между швами запекшаяся было кровь, извивались двухцветные пряди, бледно-пепельный носик стал розоветь. И распахнула глазища дивчина, и обвела корчму взглядом, и столько ненависти в том взгляде было, что отшатнулись ведьмовы слуги к стене, уцепились друг за дружку. Покатились по щекам полуживой-полумёртвой красавицы две слезы: одна кровавая, другая прозрачная, словно из чистейшей криницы34 истекшая.
  Спрашивала что-то ведьма у воскрешённой дивчины, только та молчала, лишь смотрела сквозь непомерно густые ресницы, тем самым манером, что ещё на кладбище упрямой покойнице был свойствен. Ведьма с досадой покачала головой - не всё в работе удалось. Ну, уж вышло, как вышло. Кивнула слугам - Хома и Анчес, утирая рожи от пота и слёз, кинулись порядок наводить. Расставили лавки, пустые бутыли попрятали. Ведьма подвела к порогу бездушную паненку, в которой от паненки мало что осталось, распахнула дверь и усмехнулась:
  - Иди, милая, свободна ты теперь.
  Исчезла в темноте несчастная, пятнистая от снятой и неснятой кожи. Анчес бросился затирать кровавые отпечатки на пороге.
  Хома сливал на руки хозяйке, та утерлась длинным куском небелёного полотна, сказала хмуро:
  - Дурно вышло. Что ж не говорит наша красавица? Скромна чересчур. Отец-шляхтич, хоть и тупой, а разглядит чары.
  Тут измождённый Хома вообще ничего уж не понимал. Ясно, что ляху дочь подменили. Ну как можно не распознать подмену? Тут и лик иной, и чернява наполовину, а уж шрамов и швов... Швы, правда, рассасывались на глазах - уже вовсе не стяжки кривые, кое-как лоскутья плоти скрепляющие, а прожилочки голубоватые на господской холеной коже. Но ведь стала паненка прельстительнее на личико в дюжину, а то и в две дюжины раз! Как тут не спохватиться!?
  Впрочем, что за дело живому казаку до той мертвецкой красоты? Не-не, и даром не надо той пригожести. Уйти бы! Может, отпустит ведьма? На что ей теперь криворукий швец?..
  Хозяйка глянула мимоходом:
  - Отпущу, казак. Вот до города проводишь, сполна отслужишь, вот тогда расписку в огонь и кинем. А пока надлежит нам времени не терять, да покинуть приют гостеприимный. Как думаешь, хватятся подмены?
  - Всяко может быть, - выдавил Хома.
  Ведьма улыбнулась, показав крупные, острые, как у бобрихи, зубы.
  - Верно присоветовал. Чтобы красавицу нашу не тронули, пусть иного человека разыщут вовремя. Ну-ка, буди хозяина нашего, заспался он.
  Не смея ослушаться, Хома подошел к похрапывающему хозяину, тронул толстяка за плечо. Пришлось порядком потрясти - не желал корчмарь просыпаться. Но вот вскинул плешивую голову, потёр бычий загривок да встал с готовностью, глазами залупал. Словно и не видя, прошёл мимо сидящей на столе голой полумертвячки, вышел на крыльцо. Встал, задрав голову к беззвездному небу, зевнул звучно. Пошёл за хату...
  - Пойдём и мы глянем, - приказала ведьма. - Если что, веревку подашь нужную, поможешь страдальцу. Этакий боров, вдруг сам не управится.
  Хома обреченно потащился за чёртовой бабой.
  Помогать не пришлось. Когда вошли в конюшню, хозяин корчмы уже перекинул вожжи через балку и ладил петлю. Лошади в стойлах волновались, гнедой мерин испуганно ударил копытом в стену. Корчмарь накинул на себя петлю, озабоченно покрутил шеей и полез на жерди - те заскрипели, но выдержали. Потом вздрогнула вся конюшня, посыпалась с потолка пыль, шарахнулись лошади... Раскачивалось повисшее в петле дородное тело, дергало ногами, почти доставая сапогом до земли. Ну, с ладонь-то и не хватило.
  - А лошади у варшавского шляхтича и вправду недурные, - заметила ведьма, глядя на вздрагивающих лошадей...
  Доделали уборку, стол вымыли. Полумёртвая панночка вернулась в свою комнату. Сонно закукарекал во дворе петух. Будто спохватившись, кочеты зашлись по всей Мынкивке. Как-то вдруг щедро запахло навозом, мальвами и ночной росой. Ведьма поморщилась:
  - Спать идите. И помните, что мне смирные да хлопотливые слуги нужны. Баловать приметесь, так из двух лукавых одного смирного слеплю. Ступайте, ступайте...
  Прислужники повалились на сено - в сеновал уже пробивался утренний сумрак. Анчес притащил свое имущество: кожаную торбу и узкую прямую шпагу в некогда богатых ножнах с серебряными завитушками.
  - Это что у тебя? - вяло удивился Хома.
  - Шпага. Фамильная. От прадеда, - объяснил гишпанец.
  - Тоже кобельером был? - пробормотал казак, пытаясь ногтем отколупать кровавые блямбы со штанов, радуясь, что давнёхонько пропиты шелковые шаровары, что широки, будто самисеньке Чёрное море, и не они запачканы, а то вовсе лютая обида взяла бы. - Э, да тут вся нога до сапога замарана.
  - Королём титул сей дарован. Не веришь, что ли? - кошачьи усики Анчеса буйно встопорщились.
  - Верю, чего не верить. И что с нами теперь будет, пан благородный гишпанец?
  - Может, и вправду на волю отпустит? - жалобно проскулил кобельер.
  Это уж конечно, она непременно отпустит! После догонит и ещё разок отпустит. Эх, к чему о несбыточном болтать? Лучше задремать на часок - все силы выжала чёртова колдунья. А ведь утро уже...
  Утро и вправду быстро наступило. Поднялся у корчмы дикий крик, набежало селян во двор, вдесятером удавленника из петли вынимали. С чего он?! Как?! Зачем?! Добрый ведь человек был, набожный! Ох, беда-беда...
  В большой спешке съезжали заночевавшие в корчме гости, шум, гам, плач и суета...
  ... Карета ждала у рощи за околицей. Сидел неподвижно седоусый онемевший шляхтич, замерла на потертых подушках его подмененная дочь, улыбалась из распахнутой дверцы ведьма - уже в господском платье и шапке замысловатой:
  - Что ж вы, слуги мои верные, ждать заставляете?
  Удушье накатило такое, что Хома закорчился в пыли, норовя в отчаянии стукнуться головой об окованное колесо кареты. Рядом издыхал, лягался дырявыми сапогами несчастный гишпанец. Ослабила хватку ведьма, кое-как взобрался к кучеру на облучок Хома, устроился на запятках Анчес...
  - Трогай! - приказала ведьма.
  Кучер, так и не повернувший головы на все предсмертные хрипы и прочие дерганья, взмахнул вожжами. Мягко покатились колеса по дорожной пыли. Хома утер лицо, сплюнул под копыта - эх, добрые кони. Прощай, проклятая Мынкивка! Век бы тебя не видать! Вот только с собой увёз казак своё проклятье, да и хозяйку заполучил, хуже которой не бывает! Сам-то кто теперь? Прислужник чёртов, который похуже самого чёрта считается. Но дышать-то каждой твари хочется...
  
  
  
   Глава 5. Об опасности дорожных безрекомендательных знакомств
  
  Тяжела доля чумака. И солнце жарит, и ветер пронизывает, и разбойный казарлюга похоронную рубаху35 забрать норовит. Но в конце дальнего пути ждут садок вишнёвый со шмелями гудючими да белёная хата. Ну и жена, конечно, или та, кто на дорогу рушник-полотенце дарила. Ждёт под теми самыми вишнями, стол обильный накрывши. И каравай там, и сальце, и вареники, творогом напиханные. Ну и горилка дожидается холодная, смачная, что водою в горло льется, только подноси...
  Губы сами плямкают, во впредвкушении. А брюхо в ответ гуркотит36 до дому торопится, на рыбу-тарань надоевшую жалится. Эх...
  
  ***
  
  На дорогу, что доселе таилась от досужих глаз за высокой, выше человеческого роста, травой, Охотники выскочили под самый вечер, когда багровое солнце коснулось щетинившегося далёким лесом горизонта.
  Мирослав прикусил губу, размышляя над превратностями поисковой удачи. Видать, решила та блудливая девка не просто отвернуться спиною, как вышло в драке со змеёй, а, отворотившись, нагнуться и прогнуться для пущего наёмничьего удобства.
  Судя по следам колес и копыт, да изобилию "лепёшек", банда выехала не на простую дорогу, связывающую пару-тройку сел, а на чумацкий шлях. Если память не подводила, то среди местного люда сей торный путь звался Муравским. В честь травы-муравы, обильно растущей по обочине. Хотя, вроде бы Муравский куда восточнее? И не шлях то в привычном человеческом понимании, а больше направление...
  Капитан, если быть честным самому с собой, не разделял уверенности Ордена и Церкви. Не верилось, что достаточно добраться в указанное место. Скорее всего, украденное давным-давно перепрятано. Или "Псов Господних" сбили со следа, подсунув ложную наживку. Но с другой-то стороны, его дело маленькое. Отчетливо вспомнилось лицо кардинала. Они встречались в Милане. Задолго до Дракенвальда. Когда-то давным-давно. Захотелось хлебнуть крепкого андалузского вина, чтобы погасить вновь затлевший уголек бессильной злости. Единственная радость, что Иржи тогда угробили...
  Из задумчивости капитана вырвал испанец, коснувшийся плеча:
  - Эль команданте, к нам едет обоз! О, Мадонна, какие рога!..
  Капитан тряхнул головой, прогоняя несвоевременные мысли, оглянулся.
  На банду медленно двигались две горы черной масти, запряжённые в золочёное ярмо, украшенное затейливой резьбой. Волы, чья принадлежность к бычьему роду, хоть и прошлая, была крайне сомнительна, неторопливо шествовали, пережёвывая жвачку. Следом тянулись еще мажи37, запряженные невероятными созданиями с гигантскими рогами, что, казалось, способны насквозь пронзить коня, не говоря уже о человеке.
  Обоз приблизился. Пожилой чумак, что сидел на переднем маже, легонько ударил левого вола по могучему хребту кончиком длинного кнута. Маж остановился, чуть качнувшись.
  Погонщик неторопливо повернулся к прочим возам. Гаркнул что-то неразборчиво. Защёлкали кнуты, осела пыль...
  Чумак молча сидел на своём месте, глядя на Мирослава. Тот, в свою очередь, тоже не спешил вступать в беседу. Вдруг раздался петушиный крик, смятый и приглушённый - будто из мешка.
  - Кочета не дави, - усмехнулся капитан. - Рёбра птице переломаешь. А мы не сгинем, не надейся. Не черти, прости, Господи!
  - Грамотный... - расплылся в улыбке старший погонщик. - А за кочета прощения прошу. Оно само как-то вышло. Бывает, глянешь, вроде й достойна людына, а приглядишься - хвост из портков болтается. Вон как у упыряки вашего!
  Мирослав ждал чего-то подобного, потому и не дернулся, когда длинный узловатый палец, перепачканный дёгтем, ткнулся в сторону нахохлившегося Литвина, что ещё не до конца превозмог последствия неудачного разговора, и лицом был зеленоват. Свежие раны вкупе с жарой быстрому выздоровлению не способствовали. А изрезал себя княжич знатно. Под стать титулу пращуровскому, так сказать...
  - Ну какой же он упыряка, старый? Совсем из ума выжил? Ранен человек.
  - Да то понятно, - безразлично отмахнулся чумак. - Я ж не первый год в дороге! Видно, что парень не с девки слез. Давно идёте?
  - Давно и из далёка.
  - То понятно, что не из соседней балки вышкарябались. А откуда будете, ежели не тайна? А то гляжу на вас, будто и не родные. И моцные все, и зацные, шо аж взору больно. И на погляд не разберешь кто такие. Вроде и не запороги, но и не ляхи, чтоб им дрыстучим... И за дерзость мою уши отрезать не обещаете. Странное дело, согласись!
  Мирослав хмыкнул, представив банду в одеяниях крылачей. Эх и знатная была бы хоругвь, вся гусария варшавская обрыдалась бы со смеху.
  - Если всем уши резать, то у меня нож затупится. Да и старый ты, сам помрёшь вскоре, к чему грех на душу брать? Ты мне лучше скажи, добрый человек, на Чигирин правильно идем?
  - Всех добрячий Боженька приберет, твоя правда, - пожал плечами чумак. - А до Чигирина вам еще с полгода пути, если раком. Може й быстрее. Вы, хлопцы, как погляжу, заризяки те еще...
  - То не нарошно, - поддержал деда Мирослав. - То мы как с турецких галер деру дали, так все и остановиться не можем. Всё режем да сечём.
  - С галер?! - чумак перекрестил себя, волов, капитана, наёмников, что недоумевающе глядели на представление, что капитан с погонщиком разыгрывали, будто два заправских жонглёра, после ещё раз себя. Следом глазастый дед, которому, видать, действительно уже погост снился, отчего он и был столь нахален, ткнул своим замечательным пальцем в мешок, что висел меж коней. - По басурманскому обычаю бошки резаные да сеченые копите? Или самого султана везёте?
  - Да, - кивнул капитан, - его самого. Как смахнули Идолищу клятому башку его двухпудовую, так из самого Стамбулу за собою и тащим.
  В беседу неожиданно вмешался лейтенант. Насколько знал Мирослав, понимание руськой мовы в список умений испанца не входило, но видать, по смыслу сообразил.
  - Там зсссмей, - прошипел Угальде, дернув щёгольской бородкой, и добавил, произнеся по слогам и удивительно чисто. - Оч-ень боль-шой.
  - Змей-султан?! Да ещё и очень большой?! А поглядеть дашь? - совершенно по-детски шмыгнул носом дедусь, глядя с искренним восторгом. - В жизни змеесултана не видел, ни живого, ни дохлого. Ох и воняет он!
  - Так жрал в три горла, вот и завонялся. А поглядеть дам, отчего бы не глянуть? Хочешь, могу и потрогать разрешить, - не стал выкобениваться капитан. - Ты только хлопцам своим скажи, чтобы из травы вылазили. У вас три самопала на валок38, а у нас дюжина и ещё чуть-чуть. Да и палить друг по другу начнём, волы разбегутся. Как собирать будешь, если голова отстрелена?
  - Грамотный, - повторил дедок без прежней улыбки. Обиделся, видать, что раскусили его хитрости невеликие... Или на загадочного змее-султана смотреть расхотелось.
  - Не без этого, - подтвердил Мирослав.
  
  ***
  
  Дорога, которую капитан посчитал одной из входящих в Муравский шлях, оказалась безымянным ответвлением, коих в этих местах не счесть. По ней из Крыма мажи ходили. Туда торохтия возили, обратно - соль с рыбой. Загадочный пан Тарохтий, капитана удививший, оказался тарахтением, звуком-грюком колес пустого воза по камням.
  На ночёву, одолев ещё пару верст, стали общим табором. Дороги у наёмничьей банды и чумацкого валка, хоть и расходились в разные стороны, но сворачивать со шляха? На ночь глядя, да по кущерям? Лошадок не жаль, так нам подарите! Вот переночуем, так и двинетесь. И нам безопаснее, и вам веселее. Отвыкли, поди, на басурманщине от русского люда!
  Мирослав уговорился легко. Даже сам той легкости удивился. Впрочем, двойного дна в речах чумацкого ватажка, деда Омельяна не было. Или разглядеть не смог.
  Оно и вправду, ночь лучше гуртом переждать, а поутру, раненько, и двигать дальше. Безымянный шлях, хоть и не такой ровный, как шпажный клинок, родившийся в Толедо, был если не самой короткой, то самой удобной дорогой до того места, что значилось в капитанском реестрике первейшим маяком для начала поиска. Конечно же, чумаку про то знать было не обязательно. Впрочем, дед и не расспрашивал. Ватажок мусолил глиняную трубочку да поглаживал нахохлившегося петуха, что сидел на мажу, кося блестящим глазом по сторонам.
  Наёмники с чумаками общий язык нашли сразу, хоть и в большинстве своём понимали друг друга слово через десять. Но, от чумака до казака путь недолог, как не уразуметь? И что с того, что казаки в Гишпании и Шведии не водятся. Сабля есть, перекреститься можешь? Не в ту сторону крест кладёшь - так темень кругом, один чёрт не видит никто...
  Угальде шлёпал картами, азартно вознося неизвестной капитану Деве Гваделупской39 то похвалу, то брань. Литвин, делая загадочные глаза и кивая в сторону вонючего мешка, торговал чумакам хитрые свечки. Свечи те, по заверениям княжича, будучи запалёнными, отгоняли прочь всякую чешуйчатую гадину. Не будешь же, вкруг мажа и волов волосяной аркан кидать, если в гадючее место судьба загонит? Очень уж аркан большой иметь надо. А так, запалил, слова нужные пошептал и спи себе спокойно.
  Остальные наёмники тоже не скучали. Кто коника обихаживал, кто седло подшивал. Котодрал и вовсе сошёлся в потешной борьбе со здоровенным хлопцем по имени Шутик - одним из тех, кто в засаде с самопалом сидел. Йозеф был половчее, молодой чумак - поздоровее. И борьба выходила на равных.
  Мирослав подсел к деду Омельяну, не спеша набил трубку, чиркнул кресалом.
  - Вот гляжу я на тебя, и думаю, сколько лет прошло, как ты дальним шляхом ушёл? - спросил старый чумак без привычной смешинки в голосе.
  - А тебе и до этого дело есть?
  - Мне до всего дело есть, - пожал плечами в ответ ватажок. - Дорога долгая, зима длинная40, я старый уже. Только и остается, что былое вспоминать. Где ходил, кого видел, о чем говорили...
  - Что в Степи слышно? - совладавший с трубкой капитан пыхнул дымком.
  - Ох, и табачище-то у тебя духовитый какой! - намекающе потянул ноздрями дед. - Что там слухать-то, в Степи нашей? Мало что меняется. Под Зборовом мир подписали41, слышал, верно?
  Что-то такое доходило до капитанских ушей про страшный разгром польского войска да про курганы из убитых. Но особо не до того было, своих бед хватало. Да и медленно вести расползаются. А, минуя пол-Европы, становятся старыми и прогорклыми.
  - Ну так подписали тот мир, - продолжил чумак, щедро одаренный из капитанских запасов. - А проку с него - как с козла молока. Жиды убраться обещали, а как сосали кровь, так и сосут. Старшина42 казацкая как жировала, так мордищи и лоснятся по-прежнему, и как они у них не трескаются, то уму недостижимо. Ляхи из Варшавы повозвращались, ксёндзов навезли. Ты ему слово против, так он пальцы в рот и свищет. Старшина, свист услыхавши, и рысят верными ляшскими кобелями, чтобы своих же людей русских православных, на палю сракой взгромоздить. Каждая падлюка мимоходщину43 норовит стребовать. А нам, сироме бессловесной только то и остается, что терпеть да ждать...
  - Чего ждать? - глухо кашлянул капитан. - Пришествия со Страшным Судом?
  - Может и Пришествия, может и еще чего. Слухи всякие ходят...
  - О чем слухи-то? - поторопил Мирослав замолчавшего собеседника.
  - Га? - дернулся Омельян.
  - Слухи, говорю, о чем ходят?
  - Хмель казаков поднимает, народ мутит. Чумацкий шлях из белого червонным станет, моря кровцы изольются...
  - И за что народ поднимается?
  - Да за всякое, - махнул рукой чумак. - Одни говорят, что за поругание веры православной с ляхов ответ требовать, другие дюже шибко показачились, за сохой ходить более хотенья нет, третьи - чтобы в реестр их вписали, горлы грызть готовы. Только проку с того реестру? Вон, сорок тыщ народу вписали, а порций44 и прежних не дают.
  - А сам-то как думаешь?
  - Что там думать? - удивился Омельян. - Ляхи на волках пахать вздумали, а волки жрать хотят. Хлебом не насытить, крови жаждают. Ну а что словеса красивые к тому примешивают, так ксёндзы с муллами тоже всякое по костёлам да мечетям блажат, лишь бы грошик выдурить...
  - Злой ты, дедусь! - грустно улыбнулся капитан. - И как только до седин дожил? На все стороны злостью плюешься. Вон, кочету бедному чуть кишки не выдавил. Кто по утрам будил бы?
  - Не мы такие, життя у нас такое. А вдруг вы песиглавцы какие? Как накинетесь, как по рукам-ногам повяжете да начнете в пасть орехи с желудями пихать, чтобы пожирнее да повкуснее тело чумацкое сделалось. Проверять надо. Времена-то нынче предпоследние...
  - Предпоследние?
  Того, кто отлавливал люцеферистов-отравителей, разносящих миазмы Черной Смерти по Милану, трудно удивить вывертами человеческих мыслей. Но старый чумак сумел.
  - Они самые. Последние будут, когда Старая косой шеи коснётся. А пока дышим да хлеб жуём, предпоследние они, времена-то.
  
  ***
  
  Распрощались утром, солнце только-только выглянуло. Банда, что была куда быстрее на сборы, ускакала первой, выслушав напоследок долгое объяснение, куда сворачивать, чтобы, двигаясь навпростэць45, по леву руку от камышей, и на два пальца от солнца, мимо переправы не проскочить...
  Омельян, когда спина последнего из наёмников скрылась в пыли, раскрыл ладонь, внимательно посмотрел на короля Сигизмунда и спрятал в нагрудный кисет быдгощский орт46, врученный капитаном за труды и помощь. Скинул задубелую от дёгтя рубаху, зябко поёжился. Вроде и лето на дворе, а прохладно. Или то старость подкрадывается, седым, но зубастым волком. Достав узкую полоску ткани, накрепко перевязал клюв Рябку. Петух не противился, словно понимая, что случайным криком может испортить многое, если не всё. Затянув осторожно узелок, так, чтобы умной и полезной птице не повредить, ватажок гаркнул на хлопцев, что столпились безмозглой отарой.
  - А ну кыш отсюда! Очи зажмурили, ухи позатыкали!
  Дождавшись, пока хлопцы отойдут подалее, чумак присел с ножом в руке. Хороший был нож когда-то, а сейчас будто шило сточился. Таким разве что колоть....
  Тяжелая капля скатилась по пальцу, упала в след, оставленный конским копытом. Тут же свернулась окутанным пылью шариком. Рядом упала следующая, и еще одна.
  Ватажок морщился, давил. И надо-то чуть-чуть, но старческие жилы не хотели расставаться с кровью, а заменить некем. Из хлопцев никто подорожную выписать пока не умел... Наконец на дорогу упала пятая капелюшечка. Дед ударил узким клинком точно в середину получившегося рисунка, зашептал...
  В затёкшие ноги будто сотню иголок вонзили. Омельян с трудом встал, ухватившись за воз, постоял, дожидаясь, пока сгинет колючая напасть, или хотя бы не столь болючей станет. Глядя, как отпечаток копыта рассыпается, будто ветром сдутый, со злостью произнес:
  - И ляхи у нас, и татарва у нас, и сами друг дружку поедом жрём, так еще и из Европ паскудники притащились, хай им грець, да лысого дидька47 за пазуху! Платят, правда, по-королевски...
  Омельян накинул рубаху, распутал узелок на петушином клюве, посмотрел на небо. По выгоревшей голубизне небосвода кудрявыми улитками ползли белоснежные облачка.
  - Эх, чёртова легковесность, всё летят себе без толку, и летят, - проворчал чумак и замахал рукой хлопцам, чтобы подходили. Времени и так потеряно много, жарюка скоро опустится, надо хоть пяток верст одолеть...
  - В следующий раз, - беззлобно укорил Омельян Шутика, - гляди в оба, видишь же, скаженные заризяки нагрянули, один к одному подобраны. А ты с самопалом на них. Еще б заступом замахал!
  - Оно, ежели в темноте, да по-тихому, то можно и заступом, - проворчал молодой чумак, вины за собой справедливо не чувствующий. - Хрясь его по горлянке, и неси, отпевай.
  - И в кого ты только уродился такой скорый? Все бы тебе людей заступом на тот свет спроваживать! - покачал головой ватажок. и хихикнул. - В меня, наверное!
  Волы дёрнули воз, степенно зашагали...
  
  ***
  
  Никто и не подумал свернуть "через три версты, у приметного явора, драного такого, будто рожа того хлопца твоего". Шлях, что пылился под копытами, сам выведет куда надо. Не в Чигирин же ехать, право слово. Банда там ничего не забыла. На Хмеля глазеть - удовольствие сомнительное.
  Мирослав качался в седле, потягивая трубку. Тьфу, ты, чёрт! Капитан провёл ладонью по лицу, показалось - в паутину влетел. Вроде чисто...
  И тут накатило. Нахлынуло, навалилось. Пригрезилось, будто оказался на дне зацвётшего пруда-ставка - зелёное все вокруг, презелёное. И небо, и дорога, и...
  Капитан схватился за пистолет, перекрестился оружием - против любого морока самый верный способ! Куда лучше косноязычного бормотания молитв. Но наваждение не пропадало.
  Рядом с ним ехали мертвецы. Покрытые трупными пятнами, разложившиеся, вонючие... Лошади гнилыми мослами щелкают, облезлыми хвостами мух отгоняют. Мертвецкая гвардия.
  Но живая! Рассказывает что-то смешное Магнусс, у которого только голова и цела, а ниже - месиво из ребер и кишок. Щерится выбитыми зубами Юзек, чья голова развалена пополам. Схватился со смеху за живот левой рукой Котодрал, а вместо правой - обрубок... Или то он внутренности из живота повыпавшие запихивает?..
  Мирослав опасливо поднял руку - вроде своя, привычная, не из могилы выкопанная. Встретился глазами с Литвином, который по игре наваждения обзавелся рубленой раною через грудь и тремя дырками в животе. Хорошие такие дырки, по краям опалённые, в упор стреляли, добивая.
  Глаза у Збыха остались прежние. Только перепуганные вусмерть. Похоже, видел княжич то же самое. Или еще чего похуже. Да что за напасть?! Не поможет, видать, даже если башку змеиную выкинуть. Не от ее благоухания видения...
  А потом сразу раз, и схлынуло все, будто не было. И все живые по-прежнему. Хохочут.
  
  ***
  Что Литвин видел, и какую смерть наваждение командиру посулило, Мирослав спрашивать не хотел. Да и сам Збых не торопился приставать с россказнями, мол, отрубили тебе башку, да прямо в горло и наплевали. В свою очередь, и капитан молчал. Кому оно надо, о смерти своей знать раньше, чем последние времена настанут? Да и не обязательно совпасть должно. Жара, смрад, вот и привиделось чёрт знает что. Вон, как рассказывают, пустыня иной раз целые города уставшим путникам начаровывает для пущего смущения.
  Положенный для должности список книг был изучен давным-давно, ещё когда с Гюнтером ходили. Ничего похожего на пережитый морок там не упоминалось. Конечно, кто-то из людей побывал в той смутной зелени призрачного пруда, но не удосужился рассказать другим в назидание. Или так и не вынырнул, померев с испуга. Поэтому записать надо бы, пригодится на будущее.
  Капитан покачивался в седле, чиркал итальянским карандашиком с грифелем из жжёной кости. И плевать, что доклад, скорее всего, осядет на полках пыльного архива и вряд ли кем-то будет прочтен. Разве что каким не в меру любопытным сержантом. Порядок есть порядок. Хотя бы для себя. К тому же, Орден меняется. Возможно, в лучшую сторону. А может, и нет....
  Мирослав, поставив последнюю точку, уложил свёрнутый листок в футляр и нахлобучил крышку. Покосился на Литвина. Тот молчал, глядя в одну точку. Только бегали желваки - как бы зубы не покрошил. Под грязью наносов вновь мелькнул неяркий блеск. Конечно, ещё проверить надо, что блестит: сталь, золото или пирит-обманка. Ну то успеется. Коварные украйны такую возможность не раз предоставят.
  "Нам не нужны проповеди, нам нужны длинные колбасы". Так он, кажется, ответил тому кардиналу с глазами хитрого, но смертельно испуганного лиса. А тот, проявив недурственное знание поговорок, что бытовали среди наёмников, дополнил: если нет колбас, сойдут и дукаты полновесной довоенной чеканки, а убогой и беззубой справедливости место на паперти. Хромая добродетель может рядом гроши выпрашивать. Не так ли, господин капитан?
  Помнится, с трудом тогда сдержался, чтобы не наговорить сидящему напротив итальянцу, что он думает. И про капитанство, и про будущую работу. Зубами скрежетал, конечно, но без ругани. Духовное лицо, всё же. Может не подставить смиренно щеку, а вызвать гвардейцев. Если новоиспеченный капитан не перестанет выкобениваться и не выслушает о нюансах дела...
  Важное дело! Сам Папа метал в пурпуроносцев тяжелые парчовые подушки, когда узнал об ограбленном обозе.
  Насчет Папы и подушек, впрочем, кардинал мог и приврать для серьезности, итальяшки они такие. Золота, правда, на расходы вручил немного, всё больше серебром. Зато обещал не требовать отчета о тратах ни перед Орденом, ни перед Церковью.
  Так, а что это такое у нас?..
  Узкая дорога поднялась на макушку пологого, заросшего выгоревшей травой кургана, и впереди, шагах в семиста, командир увидел конный отряд - тот двигался как раз навстречу банде. Запорожцы или поляки? Мирослав лапнул чехольчик с подзорной трубой, но передумал. Одни от других внешне особо не отличаются, но что не крылачи-гусары и так видно. Ближе подойдут, там и посмотрим, и поговорим. Может, башку змеиную сторгуем, осточертела она уже вонью своей. Один хрен не купит никто такую вонищу. Жаль, не довести до надлежащего подвала. Хранитель бы порадовался такому подарку. Или стать где на пару дней, выварить или засолить?..
  Командовать, чтобы оружие готовили, не пришлось. Парни не один год с копья жрали, отлично знали, что сулят неожиданные встречи. А Магнусс даже торопливо просвирку заглотил и шумно пробулькал флягой, запивая ссохшийся кусочек "Христова тела". Надо же, и он в passauische48 толк знает. Неожиданно. Экое полезное умение скрыть хотел!
  Мирослав хмыкнул, вспомнив слова Омельяна о коварных песиглавцах, и сам, на всякий случай, поменял местами нагрудные кресты, выставив вперёд "оборотня", перевернув тыльной стороной наружу. Проверять тут нечего, но не помешает.
  Навстречу ехали не песиглавцы и не вовкулаки, каким-то чудом оседлавшие коней. Самые что ни на есть обыкновенные запороги-казаки. Дюжина и трое. С заводными лошадьми. Ну что, сойдёмся, поговорим. Мы для них - ляхи, но войны нет, да и завсегда можно прикинуться, что к Хмелю едем в войско. Под Дюнкеркой, мол, хлопцы задержались, по тамошней моде приоделись...
  Что разговора не получится, Мирослав понял сразу. По изготовленным, лежащим поперек седел ружьям, по голодному блеску глаз, сверкающих из-под мохнатых шапок. И по наглой морде старшего, худющего одноглазого казака, всё лицо которого пересекал старый дурно залеченный шрам. Запорожец смотрел на банду так, будто уже лежали наёмники дорезанные где-то в канаве и до исподнего обобранные. Дед Омельян, дурень, песиглавцев опасался. Тут и без них пакостников на шляхах предостаточно. И эти орехами кормить не будут, сразу зарезать возжелают.
  Съехавшиеся молча смотрели друг на друга. Оценивали, прикидывали. Размышляли о том, что пятеро против пятнадцати - ну никак! Или очень даже как. Смотря, конечно, с какой стороны считать
  - Мы их точно будем убивать?- спросил лейтенант на итальянском. Получив в ответ молчаливый кивок, воинственно встопорщил бородку.
  - А шо это вы этак лаетесь, басурмане, что ли?! - спросил казак.
  - Ага, - кивнул Мирослав. - Самые что ни на есть агарянские басурмане.
  И выпалил из "утиной лапы", что скрывалась от чужих взоров за конской шеей. Голова кривого злодея взорвалась, будто кавун49 переспелый - всего одна пуля мимо прошла. Тело даже ещё и заваливаться не начало, как по запорогам хлестнуло безжалостным свинцом...
  ... Залп из мушкетонов выбил картечью троих казаков, переранив почти всех остальных. Не ожидавшие такой коварности от будущих жертв, запорожцы и выпалить в ответ толком не успели, как в них ударил второй залп. А потом ещё, и ещё...
  Залёгшие в густой траве по обочинам наёмники били так часто, словно целая рота испанцев сидела, а не шестеро. Им-то, самым метким стрелкам, большую часть огнестрельного оружия вручили, чтобы не теряли время на перезарядку. Не прошло и полминуты, как стрелять оказалось не в кого. На дороге, затянутой пороховым дымом, лежали вповалку убитые и раненые.
  И как обычно бывает после сшибки с конницей - жалобно стонали, почти плакали лошади. Лейтенант, что так и просидел неподвижно в седле, поднял пистолет, тщательно прицелился, выстрелил. Конь, что тяжело хромал в сторону от побоища, волоча за собой тело хозяина, застрявшее ногой в стремени, упал, подломив под себя тонкие ноги.
  - Он бы только мучился, - сказал Угальде. - Пулей разворотило брюхо.
  Капитан молча пожал плечами. Испанца он отлично понимал. Лошади-то не виноваты, что их хозяева решили вспахать на волках. Вроде бы так говорил про польскую наглость старый чумак? И чего он сегодня так часто лезет в голову?
  Раненых пошли добивать и трофеи считать, только когда всё оружие тщательно перезарядили. Оно в степи всякое бывает. Стрельба далеко слышна, может, кто и наведается. Лучше пулю в ствол вложить, запыжевать и потом вытаскивать кинжал из ножен. Впрочем, раненых почти и не было, убитых оказалось куда больше. Что не удивительно - считай, в упор били. Что для пули десять шагов, если не жалея пороху и не боясь отдачи, засыпать полную мерку? Ну и неожиданность и выучка сделали своё дело. Все же неправ был капитан, обзывая в сердцах бойцов неумехами. Это против непривычного врага они могли дать слабину. А вот с привычным, когда тот из плоти и крови, и не сожрать хочет, а добродетельно застрелить или зарубить, то совсем иное дело! Против человека и рука не дрожит, и штаны не мокреют. Как пальнешь в башку, только шапка с грязным и драным шлыком в сторону полетит! Быстро и ловко управились, не отнять.
  - Коня, коня держи! - засуетился хозяйственный Юзек, растопыривая руки и осторожно подступая к вороному казацкому жеребцу - тот зло фыркал, но отходить от трупов на дороге не спешил. Кашуб попытался ухватить повод, волочащийся по окропленной кровью пыли, едва не схлопотал копытом.
  - Вот дьяволов сын, горяч, как нидерландская вдова! Не упустите красавца, парни!
  Упустить вороного скакуна действительно было бы жаль. Запасные лошади отряду всегда пригодятся. А уж такого холёного чёрного чертяку можно выменять на трех-четырех спокойных меринков. Да и продать всегда удастся. Кардинал мешок увесистый дал, но и у колодца дно есть. Мирослав тронул своего коня, отрезая вороному путь к бегству. Тот звонко заржал, попятился...
  - Куда?! - Юзек изловчился и подхватил повод.
  - Та не спеши, - хрипло сказали у него за спиной. - То мой коник.
  Капитан вздрогнул. С дорожной пыли поднимался покойник - верха башки не имелось, длинные усы слиплись, висели сосульками чёрного льда, струилась кровь, заливая глаза. Лопнувшая под пулей черепная коробка кожаными и костяными лепестками обвисла на ворот жупана, белел в жутком цветке открытый влажный мозг.
  Да нет же, не мёртвый он! Дурная пуля голову расколола да сознание вышибла. Бывают такие случаи малоприятные - горшок лопнул, а жив еще человек, мыслями жадными вскипает.
  - Ох, скорые вы хлопцы, - молвил раненый разбойник, пытаясь пристроить на место один из осколков черепа - из-под ладони вяло брызнула кровь, покатились густые капли. - Э, бывало, и я не медлил...
  Остолбеневшие наёмники не успели понять как скоро покинула ножны кривая сабля запорожца - лишь блеснул клинок - куда быстрее молнии, да позже донесся шорох-свист... Ещё стоял так и не успевший осознать свою смерть Юзек, лишь начала сползать к плечу начисто отсеченная голова...
  Капитан выстрелил в поворачивающегося на него недобитка. Тот дернулся, отпустил свой несчастный череп. Оторвалась, шмякнулась в пыль костяшка с кровавой кашицей внутри...
  Стреляла вся банда - пули рвали тело запорожца, однако ноги одноглазого разбойника в мягкую пыль шляха словно вросли - стоял крепко. Просвистел камень, ударил казачуру в голову и, наконец, выпустила мёртвая рука саблю, повалилось тело, в котором уж мало что от человека можно было угадать. Збых ухмыльнулся и начал отряхивать руки.
  Эх, не подумал капитан, не вытребовал в Риме пушку. Тут бы ядром - самое то...
  
  ***
  
  Кроме Юзека Кашуба, которому казак отрубил его моряцкую голову саблей, на тот свет отправился еще и Франтишек, поймавший вражескую пулю сердцем. Еще трое щеголяли свежими повязками, но раны были не тяжелые, больше по касательной прилетало. Ну и Збых, выкарабкиваясь на дорогу, умудрился подвернуть ногу.
  Кое-кто даже ляпнул, что хитрый Литвин поскользнулся нарочно. Чтобы не возиться с трупами, собирая ценности с тёплых ещё тел. До исподнего, конечно, не раздевали, куда те лохмоты денешь? А вот перстни с деньгами да оружие из того, что поцелее да поновее, хозяев сменило. Ни к чему мертвецу хороший пистоль, с собою-то не заберёшь на тот свет...
  А проклятого жеребца так и не поймали. Удрал, адский скот. Надо было бы тоже пристрелить, да где там - умён вороной, не подставился.
  
  ***
  
  Переправа, но не та, о которой говорил чумак, а другая, на четыре версты выше по течению, открылась перед глазами на следующий день, уже в потемках. Через широкую речную гладь медленно тащились прямоугольники паромов. Пока одолели длинный спуск, солнце скрылось за горизонтом, и у реки банда оказалась уже в темноте.
  На берегу раскинулся настоящий лагерь из ждущих перевоза. Горели костры, лаяли собаки, мычали волы, пели бабы, слышались пьяные крики, кому-то били морду, а кого-то, судя по хриплому бульку, оборвавшему визг - прирезали. Жизнь кипела.
  
  
  
  Глава 6. О губительности злата (в особенности иудейского). И о бездонности бесовских ям
  
  
  Нюхал ли кто Пришебскую горилку с тем трепетом и пиететом, с той глубочайшей прочувствованностью, от коей кружит голову и ус дрожит в сладчайшем предвоскушении? Вдыхал ли кто дивный аромат хмельного огня, чуял ли славный привкус ржаной корочки, пшеничной пампушечки, нежного смальца и солёного хрусткого груздочка? О, втянуть всею полноценной двуноздрёю аромат, дабы чарующая сивушность взялась да и продрала аж за самую селезёнку, а то и поглыбже. Содрогнуться всем существом своим, выдохнуть так, чтобы застольников с лавки посшибало, да опрокинуть полноценную чарку в иссохшую пасть казацкую, чтоб только булькнуло там, точно в самом глубоком колодце. После втянуть воздуху полну лыцарску грудь, да зашвырнуть подалее за зубы толстенный ломоть кровяной колбасы, что своей нежностью да тонкокожестью схожа с голяшкой гостеприимной попадьи из всеизвестной Коржовки.
  Иные уверяют, что самая вершина из вершин достиженья ума человечьего - то самопрыглые вареники. Брехня! Самозаливную горилку ничем не превзойти!
  
  
  ***
  ... Нет, не лилась сама собой падлюка! Хома сощурил глаз, осторожно прицеливаясь, взглянул в чарку. Как нарочно шинкарь сполна доливает - вздрагивала прозрачнейшая, что та слеза младенца жидкость вровень с краями посудины. Манила блеском, ядрёным, даже на взгляд ожоглым. Ох, да що ж ты будешь делать?!
  Вся беда была в том, что выпить сию чарку казак мог. Хоть едным махом опрокинуть, хоть выцедить, а хоть на дурной римский манер вылакать мелкими мышиными глоточками. Дозволяла ведьма выпить. Одну чарку. Одну! Потом к горилке лучше и не подступаться. Не-не, Хома пробовал, как иначе-то!? Уж как после уминало и валтузило казацкое нутро, что даже не поймешь: то ли горло уползло в закуток самой дальней кишки и в узел завязалось, то ли наоборот, кишка к адамову яблоку подступила - то мучительство осознать христианской душе невозможно.
  - Чёртова баба, - прошептал Хома, с тоскою глядя на чарку.
  - Вот отчего опять "чёртова"? - невнятно пробубнил Анчес, уже ополовинивший свою чарку и яростно закусывающий - жареные караси с миски так и улетали, словно невидимая щука затаилась сбоку от той вместительной посудины. - Проклята очень хитро наша хозяйка, а вовсе не "чёртова". Да и живёт долго, вот и обозлилась-то.
  - Может и чёртова, и проклята, - Хома все ж успел ухватить двух последних рыб за хвосты. - Одно другому вовсе даже и не мешает, а совсем наоборот.
  Сотоварищ неодобрительно дернул своим истинно гишпанским, длинным и хрящеватым, на манер исхудалого поросячьего "пятака", носом, но теряться и не подумал - перешел к вареникам с творогом. Столовались новоявленные гайдуки по-пански - в этом деле ведьма (или как надлежало нынче именовать мерзкую бабу - пани Фиотия) слуг ничуть не сдерживала. Наоборот, разгульность надлежало выпячивать. Неизменно подтверждая делом, что гостят в Пришебе люди богатые и важные, заведомо достойные уважения. И неуместно тем людям высказывать всякие дурные вопросы и подозрения. Имелось в таком замысле свое достоинство: разбогател Хома на новые шаровары и добрую казацкую свитку (пусть со штопкой и не особо замытым пятном под боком, но что за безбожная личность вздумает заглядывать доброму человеку подмышку?). Красовались за зеленым кушаком пара рагузских50 пистолетов и большой татарский кинжал, добротные сапоги попирали щелястые половицы, лежала на лавке новая, отделанная смушкой, шапка. Вот только не имелось истинной радости от того изобилия.
  - И вовсе не стану пить, - с досадой молвил Хома и решительно отодвинул горилку. - Что толку начинать хорошее дело, ежели сразу же его и оборвешь?
  - Верно говоришь, - согласился худосочный гайдук-гишпанец, пихая в пасть зараз по два вареника. - Я допью. А то шинкарь недоброе заподозрит.
  Хома показал сотоварищу умело скрученную немалую дулю и вынул из-за пазухи плоскую баклагу. Горилка печально перетекла в новое пристанище.
  - Ты спробуй, спробуй! Только сильное заклятье! Никак не обмануть, - напророчил бессердечный гишпанец, коему дозволялось потреблять горилки сколько угодно, ибо кудрявую голову спиртная крепость вообще не кружила, хоть бочку заливай в тонконогого болтуна. - Хватанешь лишку, опять ночью мычать примешься да волчком кружить.
  - Тебе-то что? - с законным ядом напомнил Хома. - Вашему кобельерству всё одно ночами не спать.
  - Может, обойдется сегодня, - вмиг поубавил зубоскальства гишпанец. - Хозяйка про дело намекала. Про тайное.
  Хома лишь невесело хмыкнул: у чёртовой бабы до страдальца-Анчеса по ночам одно-единственное дело и имелось - сугубо паскудное. Видать, шибко оголодала по мужскому духу проклятая ведьма. Чипляла кудрявого гайдука за шиворот да в комнату уволакивала. Только на рассвете и приплетался, иссушенный и помятый, будто остатьняя тарань, что выковыряна с самого дна пахучего чумачьего мешка.
  Жили славные путники на гостевой половине дома. Как встали тут мимоходом переночевать, да выяснилось, что старый шляхтич занедужил, так и прижились - никто ведьминскую хитрость не распознал. Старик-лях доходил, с постели вовсе не вставал. Безутешная дочь и её заботливая наперсница-служанка ухаживали за болящим безотлучно. Верные гайдуки охрану несли, вокруг шинка бдительно слоняясь. Кучер, правда, как-то незаметно сгинул. Сказано было, что в маеток отправлен упредить панских домочадцев о болезни хозяина. Гайдуки шепотом обсудили: в болотную топь тот кучер отправился или на дно речное? Хотя, что за разница? Держала ведьма своих верных слуг в хваткой горсти, ох, крепко держала! Дальше двух домов не отойдешь - этак горло затыкает, что обратно сам вприпрыжку несешься.
  В остальном, служить было скучно. Жри, спи, за лошадьми ходи. В комнату к пану-хозяину гайдуки заглядывали только по особой надобности: выглядел лях уже и не совсем живым, а на молчащую красавицу Хелену оба гайдука и вообще смотреть не могли. Была в том некая странность: приходил к больному городской лекарь-прошелыга, заглядывали иные местные люди - косились на паненку с интересом, но в визг не пускались. А Хому от близости молодой паненки таким морозом пробирало, что... Впрочем, Анч, хоть и попривыкший к ведьминским благожелательностям, но от паненки шарахался даже пуще, чем от ненасытной Фиотии. Зато сама ведьма умертвённой девушке целыми днями внимание оказывала, всё возилась-старалась, воспитывая да нашёптывая. Ничего путного из тех чарований не выходило. Разве что стала иной раз улыбаться панна Хеленка. Но то была такая улыбка, что лучше бы и её не видеть.
  В остальном жили сыто. Пришеб оказался городком не хуже других. Сонный гарнизон из десятка кварцяных51 драгун, достойный базар, церковь, костёл, синагога (слегка порушенная, ибо случилась с местным еврейством года два назад некая печальная неприятность). Имелся в Пришебе на диво откормленный войт52- пан Пацюцкий, приятная на вид жинка53 цирюльника, лавочники-крохоборы и стадо демонски бодливых коз, что вечно выдирали колья своих веревок, сбивались в шайку и досаждали прохожим на городской площади. Имелся, конечно, и иной разнообразный обыватель: тысячи три христианских и всяких иных мещанских голов, малодостойных упоминания. Добрый город, чинный. Лужи на площади землёй присыпать и заровнять - так и вообще истинная Варшава.
  Но, как водится, поджидала печальная несуразность ведьминских спутников -  польские деньги к концу подходили. Эх, мог бы старый пан прихватить в дорогу кошель и повместительнее! Ну, теперь что толку на ляха пенять - за деньгами старик все одно не поедет. К концу изобильные обеды подходили, и недели не продлившись. Хома полагал, что новые шаровары у настоящего казака всё одно не отберут - то дело вообще полнейшей немыслимости и еретичества. А в хороших шароварах и попоститься вполне достойно. Но ведь тут хоть как голодай, всё одно не даст ведьма слугам на свободу вырваться. Подумать нужно, изловчиться, да и задать правильного стрекача в обход проклятому заклятью...
  - Эй, паны гайдуки, не засиделись ли над чарками? - одернула немедленно накликанная чёртом хозяйка. - Панна Хелена вас зовет. Хозяин наш в просветление пришел...
  Понятно, вовсе не молодая панна слуг звала - старый пан лежал себе смирно, дышал едва-едва.
  - Вечером работа будет, - молвила Фиотия. - Готовьтесь, слуги верные. Сейчас отойду. А как вернусь, сообща пройдемся. И чтоб не баловали! Хома, ты пистоли готовь. Прогулка может статься весёлой.
  Хома смотрел на выданную ведьмой пороховницу. Ишь ты, ох и рискова стала хозяйка.
  - На меня пистоль нацелишь, очи повыдавливаю, - предупредила догадливая пани Фиотия. - Поочередно выковыряю, в кошеле будешь свои свинячьи глазки носить, по моему дозволению щупать-вспоминать. Понятно ли говорю?
  - Отчего же непонятно? - признал казак. - Куда уж понятнее. Но отчего поочередно ковырять? Давите уж разом, чего там кота за хвост крутить.
  - Да что там у тебя за хвост? - с обидной усмешкой удивилась хозяйка. - Ты за дело берись, снаряжай оружье, да об очах своих не забывай.
  Вроде и вовсе не хотел того Хома, но рука легла на рукоять пистолета, и через миг смотрел казак в дуло своего оружия. Зрачок у пистоля был крупен, сумрачен и зрил излишне пристально. Хоть бы мигнул, щоб ему того беса...
  - Надобно было калибр поменьше брать. У этого отдачей руку шибко кидать будет, - недрогнувшим голосом посетовал Хома.
  - Займись, знаток великий, - ведьма встала и вышла из комнаты.
  Казацкую руку тут же попустило, и Хома не без радости отвел от себя ствол рагузской железяки. Ведьминские слуги молчали: панна Хелена безучастно смотрела в окно, Анчес скрёб затылок. Потом гайдуки переглянулись и сунулись ко второму окошку - как раз увидели, как хозяйка со двора выходит.
  Сердце колотилось, Хома прилежно зарядил пистоли, туго забил пыжи, подвесил к кушаку пороховницу. Кобельер ёрзал на лавке, тискал ножны шпаги, да всё ближе придвигал котомку. Хитёр гишпанец - заранее собрал барахлишко. Ловкач, что уж говорить.
  - А ведь верно ушла она уже, - прошептал Анчес.
  - Так по всему видать, вполне ушла, - согласился Хома.
  Гишпанец рванул к дверям, но и казак отставать не собирался - вмиг выдернул из-под лежанки мешок с имуществом да дернул следом за товарищем. Во двор вырвались вместе. Прощаться было некогда. Вот она улица, пыльная, счастливая. Хома вольным соколом перемахнул через подсохшую лужу, дал полного галопа...
  ...Что и говорить встретились скоро: Анчес лежал на пороге дома, упирался лохматой башкой в дверь и пытался воздуха в себя вобрать. Хома полз на четвереньках от сарая - проклятое заклятье не только заставило казака повернуть назад, но еще и задворком потянуло. В глазах было темно, грудь на полувздохе замерла, пришлось по ней кулаком лупить. Кое-как вползли в хату. От окна смотрела Хелена, тонкую бровь изгибала. Анчес с всхрипом вздохнул и уполз прятать котомку. Хоме тоже чуть полегчало - сидел, щупал надорванный лоскут шаровар - от же негодный плетень попался.
  - Не вышло, значит, - прохрипел казак.
  - Да уж, не совладали, - признал Анчес. - Отчего не вышло, вот задача. Она-то ушла, а мы сиднем сиди. Не должно такого быть!
  Хома промолчал и принялся отряхиваться. Разве это заклятье умом поймешь? Мало того, что чёртово, так еще и бабье.
  Сидели, слушали, как мухи жужжат, размышляли. Панна Хелена пригорюнилась над своим полумёртвыми думами, Анчес по врождённой кобельерской самоуверенности силился заклятье постичь, а казацкий разум над починкой шаровар трудился - очень неудачно порвал. Надо зашить, пока очи видят, а не в кошеле лежат. Несподручно портняжить станет.
  - День-то нынче, по всему видать, неудачный, - пробормотал Анчес. - Вот и не свезло.
  - Пакостный день, - согласился Хома, поплёвывая на пальцы, дабы надежнее приладить лоскут на место.
  Тихий звук заставил гайдуков вздрогнуть - полумёртвая красавица хихикнуть вздумала. Парни смотрели, как она бесстыже закинула руки за голову, запустила пальцы в густые - белые или черные, уже и не понять, но уж точно - яркие локоны. Затем панна уперлась ножкой о подоконник, томно потянулась. И те мертвецкие потягуськи мигом гайдуков вышибли в соседнюю комнату...
  Неглубоко и неровно дышал на скорбном ложе помиравший, но всё никак не померший, старый лях, стояли хлопцы, пялились друг на друга и вообще дышать боялись. Вцепился в рукоять пистоля Хома, да чем тут оружие поможет? Страшная сущность за стеной сидела. Красотою своей и бесчувствием очень страшная. Не должно такого быть, чтобы живое существо со взятой взаймы душой ходило по миру и соблазны учиняло. Да и истинная ли в ней душа? Сунули той ночью что-то второпях, небось, ведьма не цельную душу и вложила. Э, вовсе грешное дело.
  Хома осторожно попробовал перекреститься, расцарапал пистолем нос. Нет тебе спасения, казак! Нужно делом себя занять, а то грешник, да ещё и портки драные...
  ... Шаровары Хома починил, а тут как раз и хозяйка вернулась. Выгнала гайдуков, села у одра умирающего. Пила воду, вкушала краюху вчерашнего хлеба, слушала, как умирающий тяжко дышит, да над чем-то думала.
  Хома не переставал удивляться тому, что хозяйка обедает сугубо ничтожно. Разве то пища доброго человека? Срака у этих ведьм заместо головы. Этак удосужиться приказать и слугам таким же ужином довольствоваться. И как тогда вообще жить? Впрочем, панночка вообще не ясно, чем питается - за едой её гайдукам видеть не приходилось. Может, вообще не харчуется? Этакая дурная бережливость!
  - Вы, соколы, еще раз за двор вылетите - на себя пеняйте, - сказала из-за двери ведьма.
  Гайдуки вздрогнули. Анчес прекратил ловить мух.
  - А мы що? - оправдался Хома. - Я тут с оружьем. Вычищаю. Вон, шомполом дыру в штанах продрал.
  - Я так вообще сиднем сидел, шпагу чистил, - поспешно поддержал кобельер. - Готовимся.
  - Потом казнь вам выдумаю, - посулила ведьма. - А сейчас слушайте, что делать станем...
  
  ***
  
  Сгущались сумерки, двигался по тропке, вьющейся меж кустов терна и шиповника, ведьминский отряд. Хозяйка шагала впереди, небрежно поддерживая юбки. Хома плелся следом, старясь не цеплять колючие ветви, и не решаясь оглядываться - след в след шагала панночка. Пугала или не пугала, не поймешь - только когда на плече у хрупкой девы покоятся две лопаты, кирка, да тяжеленный молот - оно всяко как-то неспокойно. Двинет по темечку, и брызнет голова казацкая по кустам терновым яблоком гнилым. Может, и к лучшему? Птички над успокоённой плотью летать будут, петь да щебетать...
  Не-не, птичек еще не хотелось. Ладно бы щебетать, а то ведь и нагадят. Не для того голова Хомы Сирка разные науки превосходила, чтоб её ошметки случайный горобец засерил. Но вообще не дело - панночка какая ни есть, а всё ж дивчина - что ж ей тяжёлое тащить?
  Хома обернулся и знаком показал - давай молот с киркою, подмогну. Нежноликая панна свободной от груза дланью немедля скрутила дулю, да и ткнула ею в лицо добродетеля. Казак в сердцах сплюнул под куст. Вот и проявляй учтивость. Дура мёртвая!
  Шли по какому-то заросшему саду. Сгибались ветви яблонь под грузом еще зелёных, но на диво крупных яблок. Хома обдумывал вопиющую бабскую несправедливость. И его заедало - дуля была размером чуть ли не дитячу, и потому особо обидною.
  Казак обернулся и укоризненно покачал головой. Мертвячка высунула язык - розовый, вполне живой и наглый. Тьфу, тоже ведьмой стала. Волочет на себе с пуд железяк, да ещё дразнит, подлая!
  От злости страх отступил. Хома собрался выказать, что вовсе и не стеснён безумной панночкой за спиной. Нет, то надо показать! Пусть себе не думает. Лучше кулаком погрозить - пусть место знает и свое мертвенное колдовство попридержит.
  - Шутки шутите? - тихо спросила ведьма, останавливаясь. - По саду вышли с девками погулять, холопья безмозглая кровь, так?
  Слуги замерли. У Хомы заранее в груди спёрло от предчувствия очередного задыхательства, Анчес оледенел с поднятой рукой, так и не успев яблоко с ветви цапнуть. Даже Хелена шевелений избегала - так грозен был голос ведьмы. Смотрела из-под платка хозяйка, глаза по-волчьи мерцали...
  Ничто горло Хоме не перехватывало, только враз отнялась левая нога. И повалился казак на траву, словно конь, сраженный безбожною басурманской пулею. Эхом отозвался шум падения рядом - гишпанца колдовство тоже не миновало, завалило.
  - Да за что, пани Фиотия, идём же мы, идём, - пискнул кобельер, пытаясь сесть и двумя руками тиская ногу, превратившуюся в бесчувственное полено.
  - Уроком будет, - проскрипела ведьма, пристально глядя на свою ученицу - Хелена выстояла, пусть ссутулившись, но лишь крепче прихватила древки на хрупком плечике. - Ступайте, пока вовсе не зачервивели.
  Пришлось скакать следом - у гишпанца правая нога обесчувствела, у Хомы левая - обхватившись за плечи, прыгали за хозяйкой и полумёртвой землекопшей. Чуть приостановишься - дых подпирало так, что сразу три шага вперед махнешь.
  Выскакали к старой изгороди, ведьма махнула - здесь, мол, ждите. Гайдуки в изнеможении повалились на траву. Вовсе уже стемнело, завели свои скрипучие песни сверчки-цикады. Хома утирал разгоряченное лицо, рядом пан Анч выпутывался из угодившей промеж ног шпаги.
  - И что оно? - спросил казак, с опаской поглядывая в сторону, куда ушла ведьма.
  - Да отпускает вроде, - прошептал гишпанец, щипая свое колено.
  - Отпускает, - признал Хома, вертя ожившей в сапоге ступней. - Я про иное. Чего сюда шли, а?
  - Вот ты дурной! В обход же шли, напрямую к кладбищу разве можно? Приметят горожане, - подивился казацкой непонятливости Анчес.
  - Ясное дело, что приметят, - подтвердил Хома, теперь и сам осознавший, что за холмики темнеют за ветхой изгородью.
  Помолчали. На небо нагнало облаков, бледная луна укуталась в тёмный саван, по травам побежал ночной ветерок, смешивающий шелест сухих стеблей со стрекотом неугомонных цикад. Смотрела на небо панна Хелена, плавали два белёсых пятна луны в огромных колодцах её очей, бежала тень по прекрасному лицу, проявляя грубые швы да пятна следов шорной иглы. Не-не, вот и пропало наваждение, вновь щеки гладкие, точно белый безупречный мрамор. Бывают в городах этакие богатые белые надгробья...
  Повела взглядом полумёртвая дева - Хома поспешно отвернулся прочь и, хмурясь, спросил:
  - Долго ли ждать нам?
  - Как договорятся, - гишпанец вольно вытянулся на траве и тоже глядел в небо.
  - Кто?
  - Ты вовсе не в себе, или разум прямиком в баклагу заспиртовал? Хозяйка договариваться ушла.
  - Ну, это-то понятно. А с кем договариваться, а?
  - Полагаю, с жидами, - Анчес по благородному закинул ногу на ногу и пояснил. - У них, иудеев, всегда гроши есть. А богатого христианина или католика на ином кладбище искать нужно. У церкви или костёла. Но там сторожа. Не с руки наши дела делать.
  - Это конечно, - охотно признал Хома. - А жида для договорённости надлежит откапывать, или и так можно беседу вести?
  - Тут я не знаю, - засомневался гишпанец. - Иудеи, они как обычные мертвецы, только похитрее. Перс или чех тоже подойдут. Главное, найти солидного покойника. Не все ж клад оставляют. Иные помирают, так и вовсе бесхитростно - всё до грошика семейству оставят, без всяких тайностей и изощрений.
  - Да, бывает этакая простодушность, - согласился казак, сообразивший, что сотоварищ очень уж много знает. Вот что значит под бочком у ведьмы ночи ночевать! Бабы есть бабы, даже такому сомнительному тонконогому полюбовнику многое выболтать рады - лишь бы слушал. Что ж, если тутошние покойники готовы по договорённости клад уступить, так то дело не очень греховное, тем более раз и особо копать не придется. Хотя Анч и сбрехать может. Вдруг клятая баба вздумала очередных полумертвецов сотворять? К примеру, понадобились ей гайдуки повиднее или полюбовники половчее? Очень возможное положение! Насшиваешь этаких фараоновых слуг, а тебя потом же...
  Хому пробило таким ужасом, что разом сел в траве и за голову схватился.
  - Ты что? - вздрогнул сотоварищ.
  - А ведь ей для нового живого-неживого и обычный христианин понадобится, - прошептал казак. - Вот сдерет она с нас шкуру и заменит чудищем послушным.
  Анч поежился, поразмыслил и покачал кудрявой башкой:
  - Не, я тому делу фигурой и костью не подойду.
  - Отчего вдруг?
  - Вовсе неподходящий. И вообще на мне шкуры мало.
  - Отчего это ты неподходящий? Очень подходящий. На харю выразителен, кудряв. Сальца чуть добавить, и вообще красавцем будешь.
  - Глупости не болтай, - запротестовал сотоварищ. - Во мне ценны учтивость, живость и прочая куртуазность. Их со шкурой не сдерёшь. Вот ты - иное дело. В кости крепок, руки сильные, в уме никак не потеряешь. Харю сменить, усы погуще...
  Хома прихватил умника за ворот:
  - Уж не твои ли усишки будут побогаче?
  - Что за дурни такие...
  Философы мигом расцепились и отползли подальше - голос у Хелены оказался негромок, но такой ледяной щекоткой по хребту прошелся, что куда там любому залихватскому крику.
  - Э, да ты говоришь, что ли? - прошептал Анч, подтягивая за перевязь к себе поближе фамильную шпагу.
  Панночка молчала, лишь смотрела насквозь презрительно.
  - А с чего это мы дурни? - воспротивился Хома, успевший перевести дух.
  Полумертвячка молчала.
  - Мы дурни оттого, что думаем о корысти пани Фиотии вовсе и неправильно, - сообщил напряженно размышляющий гишпанец. - К чему ей вдруг послушных слуг на непослушных менять? Ты сам глянь - Хеленка шибко в прислуги годится?
  Хома глянул. Панночка сидела с распущенными волосами, вся из себя дерзкая. Карий глаз локоном вообще закрыт. Или око голубое? Спуталось на ней всё, вон и широкий расшитый рукав с плеча гладенького соскользнуть норовит. Нет, в прислуги такая неприбранная вздорность вовсе не годится! В остальном, конечно, прельстительна...
  Тут незадавшаяся прислуга поползла на коленях к казаку. Не очень быстро, но этак угрожающе. У Хомы перехватило дух, выхватил из-за кушака пистолет, успел взвести курок... Толчок маленькой, но на диво сильной ладони опрокинул на спину. Казак пытался отпихнуть ловкую вражину, но панночка уже оседлала несчастного, склонилась, щекоча потоком густых локонов. Глянула глаза в глаза - ох, спаси и сохрани, - разные ведь очи у неё, разные! Хома упер ствол пистолета в стройный стан панночки:
  - Уйди!
  Склонилась еще ниже, весь свет заслоняя, шепнула в самое ухо:
  - Пальни. Потом сам же латку и наложишь.
  Хома чувствовал, как размеренно и ровно стучит её сердце. Пахла она вечерней росой и еще чем-то... Панским и девичьим, от чего страх с вовсе иным чувством мешался...
  - Если что, так я отвернулся, - из далёкого далека донёсся голос кобельера.
  Хома и шевельнуться не мог. В смысле мог, но не хотел. Или, что вернее, хотел, но не мог, потому как... Отчаянно немоглось...
  Острые зубки сжали ухо, стиснули сильнее, еще сильнее. Хома осознал, что даже если сейчас его ухо отдерут и с хрустом жевать вздумают, стрелять он все равно не станет. Уж очень губы теплые...
  ...И хруста не было, и губы исчезли. Казак разлепил веки: Хелена сидела в двух шагах, юбки оправляла. Ну не ведьма ли?!
  - Воздержались или как? - поинтересовался Анчес, осторожно оборачиваясь. - И то хорошо. Надоело мне это блудодейство, даже и сказать не берусь как. Яблочка хотите?
  Гишпанец доставал из-за пазухи яблоки, а Хома никак не мог опустить курок пистоля с взвода - пальцы тряслись, точно две недели без просыху пил.
  - Угощайтесь, - пригласил радушный кобельер. - Отдышитесь. Порядок лучше блюсти, а то накажет проклятая хозяйка. Уж я-то ее знаю.
  Гишпанец осекся, потому, как прелестная паненка сделала двойное "хрум-хрум" и сплюнула черенок - более от яблока ничего и не осталось.
  - Интересные манеры, - пролепетал Анчес. - Говорят, яблочные косточки для желудка очень полезны.
  Хома закончил щупать своё пылающее ухо, сунул за кушак пистолет. Забрал у гишпанца второе яблоко и передал паненке. Хрум-хрум - сплюнутый хвостик стукнул об изгородь.
  Ишь, ты, балуется. А ведь была бы на диво лихая и приятная дивчина, если б не мертвая.
  - Кормлю вас дурно, что ли? Все жрёте и жрёте, - спросили с кладбища. Хозяйка возвращалась, и, судя по всему, с хорошими новостями. По-крайней мере, у гайдуков ничего в теле не прихватило и не скрутило.
  
  ***
  
  Опять шли, местами ощупью продираясь сквозь заросли. Ведьма будто кошачьи глаза имела, пронырливому гишпанцу и полумёртвой паненке тоже ничего, а Хому ветки, как нарочно, цепляли. Ах, пропала добрая свитка! И чего ходили на то поганое кладбище? Хозяйке в одиночестве скучновато покойников навещать?
  Хома сообразил, что вовсе не возвращается ведьма, а опять в обход ведёт. Выбрались на прогалину, прошлись вдоль яра. Смутно забелели окраинные хаты Пришеба.
  - Чтоб тихо мне! - приказала ведьма.
  Тихо, так тихо. Хома и полслова не сказал, когда перелазил через плетень и шапку чуть не затерял. Панночка скакала впереди всех, бесстыже подбирая подол повыше белых коленочек и неся шанцевую снасть как пушинку. Подалее от неё надобно держаться, подалее.
  Дремала узкая городская улочка, осмелился гавкнуть дурной пес во дворе, да тут же осёкся. Ежели посмотреть с такой стороны, то ходить под ведьмой не так плохо - хая и бреха псиного куда как меньше, за штаны никто цапнуть да подрать не норовит.
  
  ***
  
  ... Пустырь открылся, словно несколько домов из челюсти улочки выпало. Трава по пояс, остатки стен в зарослях крапивы. Пожарище. Точно, видать, здесь тех иудеев и вывели под корень.
  Зашли за остатки ворот. Пани Фиотия всматривалась во тьму, к чему-то примеряясь. Остальная шайка смирно столпилась за спиной хозяйки. Облака слегка просветлели, на крапивные дебри взглянула луна, и Хома различил поодаль ещё остатки стен, и ещё... Богатый двор был, это точно. Торчали чёрной пятернёй горелые балки, громоздились оплывшие остовы стен. И двор богатый, и знатное "веселье" здесь случилось. Нет, не любил Хома таких унылых случаев, хоть даже и с жидами они происходили.
  - Туда, - приказала ведьма.
  Двинулись вглубь крапивных дебрей, казак вынул было кинжал, дабы вырубать застарелую жгучую вражину, но Хелена легко взмахнула окованной добрым железом лопатой, да и двинулась впереди, скашивая перед собою целую улочку...
  ...Стояла ведьма на краю пепелища, озиралась. Потом подоткнула юбку и широкими мужскими шагами принялась отсчитывать расстоянье. Хома размышлял - у всех ли ведьм икры справнее, чем видимый верх тулова, или тут особый случай? Ишь, аж лоснятся. Нужно у гишпанца спросить, он по бабам сведущ.
  Ведьма остановилась под иссохшим деревом, смотрела вверх на скрюченные, когда-то обгоревшие ветви.
  - Надобно на полпяди прибавить, - шепотом посоветовал Анчес. - Усохло тут всё.
  Дурень дурнем кобельер, но тут был прав - Хома и сам чувствовал, что усохлое это место. В спину будто смотрит кто, да так, что аж под свиткой холодок гуляет и сгорбиться хочется. Может, и ни к чему копать тот иудейский клад? Плохо жили, что ли? А тут выскочит какая нечисть да вспрыгнет на загривок...
  Казак, озираясь, взялся за пистолеты. На всякий случай, за оба. Меж тем, чёртова хозяйка неугомонно колдовала-высчитывала: прошла по едва различимой в лунном свете тени самой длинной ветви, повернула под правую руку, вновь отсчитала шаги. И оказалась у другого угла сгоревшего дома. Хмурясь, посмотрела на остаток стены, затем на верных слуг, словно они в нынешней глупости были виновны.
  - То ли это место, пани хозяйка? - робко высказал общее сомнение Анчес.
  - Язык прикуси, - ответствовала властная полюбовница кудряша. - Путал меня покойник, и ты туда же. Здесь копайте!
  - Этак оно снаружи или изнутри зарыто? - уточнил Хома, представляя целую прорву работы. - Может, уточнить у того шутника? Что торопиться, завтра вернёмся, хорошо обдумавши.
  - Поболтай языком, казаче, поболтай. Сейчас сходишь, у хозяйчика сам спросишь. А мы здесь подождем, - проскрипела чёртова баба.
  - Да я разве его найду?! У меня и чар нет, - поспешно напомнил Хома.
  - Ну и мусоль свои пистоли, - буркнула ведьма, извлекая из-под плахты-передника длинную тёмную кость.
  Хома решил, что советы давать в такой щекотливый миг, только дело портить. Да и язык как-то поприсох к нёбу.
  Костяную руку ведьма держала, не то что полную, а так, коротышку: от пальцев иссохших до локтя с белой торчащей костяшкой. Слуги глядели, как пристраивает хозяйка мертвецкую конечность на острие короткого колдовского ножа. Фиотия приподняла нож повыше и вовсе отпустила сушёную руку - та миг бессильно равновесие ловила, потом дрогнула. Хома, обмерев, смотрел, как она крутится на кончике клинка, как бежит по ножу синеватое мерцание. Вдруг замерла рука, скрипнула пергаментная кожа, шевельнулся указующий перст с длинным желтым ногтем. Все глянули на стену былого дома...
  - Изнутри копайте, - молвила ведьма, снимая с ножа страшный указатель.
  Хома перевел дух. Вот к чему те заклятья вообще нужны? Оно ж и так было понятно, что изнутри рыть придется. В жизни всегда так: где неудобнее, там и рой, да поглубже. Не ошибёшься.
  Взялись за дело: расчистили край угла, сдвинув обвалившуюся глину, недогоревшую дранку и иной мусор. Хома, поплевав на ладони, взялся за кирку. Хрупкая панночка прытко отгребала лопатой землю, за ней топтался кобельер, которому лопата была привычна не более, чем монастырскому карпу мушкет. Но и без него вгрызлись лихо. Очень скоро кирка бухнула по чему-то твёрдому.
  - Прыть поумерь, сокол красноносый, - приказала ведьма, устроившаяся на остатке подоконника.
  Расковыряли яму чуть шире - обнаружилась дощатая крышка. Поддеть оказалось сложно. Хома подвёл острие кирки, панночка вдарила по тупому концу инструмента молотом. Над пустырем разнёсся недобрый звон.
  - Потише, весь великий град перебудите, - цыкнула ведьма.
  Кирка преграду все ж пробила, казак хекнул-гикнул, поднатужился и вскрыл настил. Дальше пошло легче - панночка на раз подвышибла молотом толстые доски. Раззявился провал, в который и лунный свет-то не заглядывал. Пахнуло изнутри чем-то дурным и редкостным. С Хомы азарт мигом слетел: одно дело кладоискательству предаваться, другое лезть в заведомо нехристианскую ловушку. Покойные иудеи чего угодно могли там запрятать.
  - Огня бы надо, - сказал казак, спешно отступая от адской дыры.
  - На огонь мошка летит, - проскрипела ведьма, похоже, тоже встревоженная недобростью тайного клада.
  Слуги и хозяйка смотрели на дыру. Соваться внутрь никому не хотелось: вроде и манил клад, но и пугал нешуточно.
  - Глянь-ка, Хеленка, что там, - приказала ведьма. - У тебя очи зоркие, ночные. Но не лезь, сверху глянь.
  Панночка мотнула гривастой головой, но к дыре подступила - не иначе, как и самой было любопытственно. Опустилась на колени, откинула мешающие волосы, глянула во тьму подземную, да тут же отпрянула.
  - Сидит, значит? - проскрипела хозяйка.
  Хелена кивнула, не отрывая взгляда от дырищи.
  - Всё одно, нужно гроши доставать, - проворчала ведьма. - Анчес, не стой как неродной, бери девицу за стройны ножки, отдёрнешь, ежели ухватят её. А ты, казаче, что рот раззявил? Вооружался для чего?
  Хома опомнился, выхватил пистоли и взвел курки.
  - Своих не пореши, - напомнила хозяйка и протянула паненке еще один инструмент. Хелена бестрепетно взяла мёртвую руку - сухие пальцы той мигом растопырились на манер жутковатой хваталки и алчно зашевелились.
  Анч, вздыхая, обхватил паненку чуть пониже невеликой, но этак весьма и весьма душевно налитой дупочки. Хелена решительно занырнула во тьму, принялась подцеплять что-то невидимое своим сухоруким крюком. Хома держал пистоли наведёнными на клад и скапливал казацкое мужество. Да что ж оттуда может скакнуть? Змей насовали? Гиенов? Или иные ядовитые гады в темноте той обретаются? Как бы не промахнуться...
  Вынырнула панночка, потянула Сух-Руку. В мёртвой длани качался подцепленный за край ткани узел - судя по усилью скрипящих костяшек - тяжёлый. Подняв из провала, Хелена попробовала выдернуть добычу из сушеных пальцев - те вцепились вовсе намертво и не отдавали.
  - Да помогите девке! - приказала хозяйка.
  - Я ж её держу, - отозвался Анчес, старательнее облапывая девичьи бёдра.
  - Так, а я ж с оружьем, - справедливо указал Хома, которому касаться умной мертвой руки хотелось ничуть не больше, чем гишпанцу.
  Ведьма простонародно выругалась и принялась самолично отбирать у Сух-Руки добычу. Пришлось бить магическую длань по костяшкам.
  - Как в своё вцепилась, дрянь скаредная!
  Наконец, узел с обнадеживающим звоном бухнулся на землю. Ведьма разрезала тряпку - под ней был замысловатый медный горшок. Фиотия осторожно встряхнула посудину - из горловины посыпались монеты. Славные такие монеты, хоть и тусклые, но уж точно золотые. Хома отчетливо видел дукаты и червонцы - э, тут бы и зачерпнуть горсточку, а лучше сразу две!
  - Еще есть? - спросила ведьма, небрежно засыпая золото пополам с рыхлой землей обратно в сосуд.
  Хелена кивнула и вновь погрузилась с Сух-Рукой в дыру.
  - Осторожнее! - напомнила хозяйка.
  На сей раз пришлось ждать улова подольше - видать, не подсекался клад. Наконец, Сух-Рука выудила свёрток. Оказалось, опять монеты, да ещё золотые цепки-кольца.
  - Что там ещё? - спросила хозяйка, увязывая ветхий и рассыпающийся сверток в передник.
  Панночка лишь дёрнула дупкой, занявшись вываживаньем следующей добычи. Потянула Сух-Руку - в перстах той был зажат свиток на двух кругляшах. Хома такие раньше видывал - иудейские, вовсе пустая грамота, её никто не в силах прочесть.
  - Ты что?! - тут же вскинулась ведьма. - Положи, где взяла. Оно нам и даром не нужно.
  Панночка вновь заёрзала, укладываясь на живот, но тут Сух-Рука, видать, подустав и озлобившись, нагло швырнула свиток в яму.
  - Что творите, варвары! - ведьма подскочила к кладу, одним махом рванула прочь Анча, тот поволок за ноги паненку... Но было поздно - в яме что-то завозилось.
  - Зарывайте, дурни! - гаркнула Фиотия.
  Слуги похватали лопаты, Хома сунул пистолеты за кушак, принялся швырять на дыру остатки досок. Не особо выходило: часть крышки и земли провалилась вниз, часть вылетела обратно - крепкий ком глины угостил гишпанца по лбу. Потом из подземной прорвы что-то начало выкарабкиваться. Хома больше с изумлением, чем с испугом, увидел на редкость мелкого беса: согнутого, тощего, с паскудной рожей и волосьями сплошь в колтунах. Мерзкое создание закрутило головой, тараща свои рачьи глазки.
  - Не выпускай! - скомандовала ведьма.
  Не пристало казаку перед погаными карлами отступать - Хома ткнул мелкого чёрта лопатой, сшибая обратно в дыру, да нечисть оказалась цепкой. Бес ухватился лапами за инструмент, прихватил его зубами...
  Хома и охнуть не успел, как лопата оказалась погрызена до самого черенка. Да что ж за тварь такая?! Да подавись ты...
  Чахлый, но грызучий чёрт немедля выплюнул выпущенный казаком остаток лопаты и вдвойне усерднее полез из ямы. Хома выхватил пистолет...
  - Не шуми сразу, все полезут! - предостерегла ведьма.
  Да что такое?! Откуда еще и "все"?!
  - Бечь нужно! - призвал кобельер, в два прыжка оказываясь весьма далеко от клада.
  - Куда?! Шпагой его руби! - Хома схватил кирку.
  Панночка опередила - свистнул молот, высоко вознесенный нежными ручками, и тяжелая железяка опустилась на вытянутую башку подземного чёрта. Раздался звонкий костяной звук, но бесов череп выдержал - видать, из сплошной кости в пекле точили. Хелена немедля двинула стойкую нечисть ещё разок - звонче вышло, но чёрт лишь растопырился над разворошённым кладом, словно над нужником расселся. Прыти, правда, поубавил - лишь уродливой головой мотал. Хома ткнул его киркой под рёбра, пытаясь спихнуть в дыру. Нечисть, хоть и оглушённая, за инструмент немедля уцепилась. Казак пихал супротивника изо всей силы, но чёрт стойко упирался, его колени растопыривались всё шире и шире, разрастаясь и становясь всё голенастее. Да это не чёрт, а вовсе паук какой-то!
  Клац-клуц-клац! - разнеслось над пожарищем. Панночка разошлась и крушила вражину со всего маху, только молот и летал. Сокрушить, может, и не удалось, но вбила лихая дивчина врага в дыру, словно сваю в песчаное дно пруда-ставка. Ещё корячились тонкие паучьи колени, но голова уже ниже ушла. - Хрум! - молот сломил ногу чёрта, было слышно, как тот плюхнулся на дно тайной ухоронки.
  - Прикопать бы, да вот только... - начал Хома и задохся...
  Из дыры вылезла тонкая рука, шустро скребя пальцами с грязными ногтями, поползла на звук казацкого голоса. Удлинялась и удлинялась, словно диковинный побег вьюнка волшебно рос. Опомнившись, Хома ударил каблуком по мерзким пальцам. Скрипели под сапогом паучьи косточки, но бесовы пальцы всё норовили ухватиться за обувку: то ли разуть казака, то ли выше взобраться. Не-не, определенно выше стремились, не иначе как к горлу!
  Хелена била по живучей руке молотом, да только попасть было трудно - чертова конечность извивалась, куда там той прищемленной гадюке. Вздрагивала земля под ногами, взлетали комья от плуга-молота, металась, пытаясь спастись, чёртова рука. Все ж и по ней попадали крепко, и когда та чуть попритихла, взмокший Хома подхватил лопату и принялся скидывать измочаленную конечность в дыру. Останки руки трепыхались, подобно поганому щупальцу неведомого чудища, но всё ж шлепнулись вниз.
  - Отойди, дурень! - приказала ведьма, пятясь прочь с узлом добычи и Сух-Рукой.
  Хома поспешно отступил. Гух-гух-гух, - резво заработала за стеной своим молотом панночка.
  - Под низ вдарь! - азартно пискнул невидимый пан Анч.
  Хома видел, что в яме опять что-то шевелится, но тут панночка выдала особо крепкий "гух" и угол ещё стоящей стены начал заваливаться, накрывая яму. Поднялось облако пыли...
  Чихая и кашляя, кладоискатели отошли подалее от захоронки.
  - Вылезет или нет? - спросил, отряхиваясь, Анчес.
  - Чего ж ему не вылезти, - с тревогой сказал Хома. - Была бы каменная стена, а то саманная. Хотя и толстая. Не, вполне может подкопаться. А может и не совладает - хороший кус упал.
  - Нам до того дела нет, - отрезала хозяйка. - Ногами шевелите, хвилософы. С утра помрёт наш пан, домовина ему готова. Погрузим покойника да распрощаемся с гостеприимным Пришебом.
  
  ***
  
  До дому вернулись благополучно. Нести увесистый горшок с золотом было несподручно. Но приятно.
  Перекусил Хома добрым шматком колбасы с хлебом и тремя луковками, наскоро запил взваром, да и бухнулся почивать. Мелькнула мысль, что самое время горилки выпить, но лениво было вставать. Всё ж утомительное дело это кладоискательство. Хотя и выгодное - это же сколько за ночь золота наковыряли!
  - А крепкие здесь черти, - сказал Хома сотоварищу, тоже бухнувшемуся на свою лавку.
  - Да отчего черти?! - заворчал кобельер. - У тебя что ни ткни - то чёрт. Вовсе это не чёрт, а вообще маззиким54. Совершенно иная порода.
  - Да кто их, бесов, разберет, - зевнул казак. - Расплодилось дьяволова семени - плюнуть некуда.
  Кобельер спорить не стал - хозяйка дала ему на сегодня вольную, поскольку была занята пересчитыванием добычи. Потому засопел счастливый гишпанец, едва вытянулся на лавке.
  
  ***
  
  Утром сотоварища растолкал гишпанец - пан-лях отмучался, надлежало за ксёндзом идти и иными печальными заботами заняться.
  
  ***
  
  День выдался хлопотным. Пока то, пока сё, пока службу служили, пока покойника в гроб клали да мёдом тело заливали - случай важный и нечастый, ведь ещё везти и везти усопшего до фамильного кладбища. Хома с плотником спорил и иные сложности устранял - гишпанец и паненка в тех делах помощь оказать никак не могли. Хелена прилюдно с большим трудом пару слезинок выдавила, да и в комнату забилась. Безутешная дочь, что с неё возьмешь. Хозяйка выправляла бумаги у войта, торопила с отъездом, да где там успеть - только с похоронным делом заканчивать стали, так такой ливень ухнул, будто сами небеса над Пришебом разверзлись, шляхтича-покойника оплакивая. Хома, накинув на голову пустой мешок, допрыгал по лужам до конюшни, проверил лошадей и карету - всё в порядке, хоть сейчас запрягай. Да куда ж ехать - не шлях, а болото безбрежное.
  
  ***
  
  Сидели в комнатке, Анчес накрыл стол. Следовало помянуть покойника, пусть и не особо с ним близки были. Хома так и вообще запамятовал, как ляха звали. Ну да ладно. Гроб добротный, мёда не пожалели. Родному человеку, и то столько одолжений за день не свершишь. Особенно, если сиротой довелось родиться.
  - Достойный был человек, хотя и грешный, - молвил Анчес, ставя на стол миску с жареными, щедро обсыпанными тмином рёбрышками.
  - А отчего же такой грешный? - полюбопытствовал Хома.
  - А ты много на наших шляхах встречал святых мирян? - усмехнулся гишпанец. - А наш покойник и вовсе шляхтичем был.
  Хома кивнул. Это да, какой из шляхты может быть святой?
  Анчес отчего-то покосился на паненку. Та всё в окно смотрела, да плечики чуть заметно вздрагивали.
  - Тю, гишпанская твоя морда, - в сердцах молвил Хома. - Ты что ж язык распустил? Отец он ей, пусть и частично. Какой ни есть, а отец.
  - Так я сугубо в философском плане, - оправдался кобельер. - А вообще раз отец, так, несомненно, уваженья заслуживает.
  - Ясно, заслуживает. Вот и помолчал бы ты. А то в лоб этак и брякаешь. Сразу видно, московит. У вас все по нахальному.
  - Не московит я!
  - Московит-московит. По говору вмиг понятно. "Ны маскавыт". Говорить по-людски научися. А лучше, вообще молчи.
  - Ты мне поприказуй еще, спитая харя!
  Хома показал наглецу кулак. Безродный наглец схватился за шпагу. Посмотрели друг на друга, Анчес сморщил свой длинный нос, Хома махнул рукой. Спорить, и правда, не имелось настроения.
  Пошли к окну.
  - Пойдем, пригубишь, - сказал казак, глядя в затылок, туго повязанный черным платком.
  - Пошли, помянуть надобно, - подтвердил гишпанский самозванец.
  Хелена не шевелилась, но когда подхватили под руки, выдираться не стала.
  Сели за стол. Молча выпили по глотку - горилка попалась какая-то вовсе безвкусная. Хома поморщился, выбрал в миске самое затминенное рёбрышко, сунул в руку панночке. Ничего, начала бедняжка жевать, хотя по щекам слезы текли. Эх, жизнь. Вот и пойми её, дурную. Ночью молотом всё подряд несла, а сейчас слезы льет.
  В соседней комнате, вольготно вытянувшись на наконец опустевшем ложе, негромко похрапывала пани Фиотия. Им, ведьмам, хоть что. Навидались за свою нечистую и длинную жизнь всякого, закостенели.
  
  
  Глава 7. О превратностях погоды и иных естественных оправлений
  
  День лишь начался, а уж словно и вечер. Льет с набрякших туч неумолимо и безустанно, словно всё долгое лето копили небеса ту тяжкую влагу. Истаял за тридевять земель дальний, высокий днепровский берег. Бурно влачатся порыжелые воды, несут ветви, жирную грязь, траву и прочий мусор. Вот проплыл, раскачиваясь, несчастливый кавун, эх, не быть ему съеденным честным селянством. Доплывет плод до порогов в компании с вот тем размокшим гайвороном, что покорно поджал лапы, вверив свою бренную тушку водам древней реки, лягут они бок о бок в густой ил, удобрят своей плотью бесконечные приднепровские камыши...
   Скверна непогода на речных берегах - мрачен шелест дождевых струй, жуток плеск накатывающих на берег волн. Слились, смешались хляби небес и речной простор. Поглотит подступающий потоп и берег, и ивы, и оцепеневшего от лицезрения конца всего сущего наблюдателя. Смоет, всё смоет стихия. Смирись, человече, ступай под кров, налей доброй горилки, а еще лучше пряной, густой варенухи, и помысли о вечном. Ибо слаб ты и мелок, как случайная щепка, несомая бурной волною бытия.
   Льёт. Обморочно и конечно льёт. Нацедить повторную чарку, испить и верить: развиднеется, непременно развиднеется, всплывет назавтра благословенное солнце, накалятся на баштанах литые бока кавунов и дынь, просушат перья и явятся свету важные гайвороны, и иная весёлая пернатая мелочь.
  Иль нет? Утопнет, всё утопнет. Льёт, льёт, льёт... Боже ты мой, как льёт..
  
  ***
  - Я так погляжу, у пана коронного жовнира55 есть самый настоящий золотой дукат?
  Старший паромщик, здоровенный, не меньше давешних волов, мужик смотрел на капитана, хитро улыбаясь.
  Остальные, статями немного уступающие ватажку, не торопясь, черпали деревянными ложками кулеш из медного казана, как бы не следя за разговором. Оно и понятно, намахаешся веслом, до всего глухой будешь, кроме скулящего от голода брюха, что к хребтине прилипло.
  - Ну есть, - кивнул Мирослав. - Но только один. Сверху разве что пару солидов добавлю.
  - Та не, - отмахнулся широченной лапой паромщик. - И одного хватит. Ты тот дукат, пан, заверни в трубочку, вижу, ты крепкий, совладаешь...
  Капитан слушал неторопливую речь, предчувствуя, что не выйдет со срочным перевозом ничего. И придется ночевать на этом берегу. И почему-то захотелось вынуть пистоль из-за пояса, перехватить за ствол и двинуть наглючего посполитого по мордам. Так, чтобы во все стороны зубами брызнуло...
  - Вот как совладаешь, так засунь тот дукат себе пид хвоста, пан коронный жовнир. Выгребать среди ночи, да в такую погоду... Не, то пан коронный жовнир лучше пусть вплавь на тот берег махнет, - закончил сволочной перевозчик и оскалился в улыбке. Пары зубов не хватало.
  Не успел Мирослав схватиться ни за пистоль, ни за саблю, как под навесом, будто из ниоткуда, объявилось четверо казаков во главе с пятым, разодетым, будто куренной атаман. И крест-мощевик56 тебе, чуть ли не двухфунтовый на груди висит, и жупан, золотом отделанный, и в аграфе57 серебряном перо торчит, аж из павлинячьей сраки выдраное...
  Хлопцы были своему старшому под стать: с новенькими мушкетами, в черных реестровых жупанах, построенных, похоже, что не только из одинакового сукна, но и одним мастером. И как сподобились-то? Вроде же и не московские стрельцы... Вояки своим грозным видом начисто отшибли желание продолжать спор.
  - Что стряслось, ясный пан? - с нескрываемой издевкой произнёс "атаман", пренебрежительно разглядывая изрядно потрёпанного долгой и трудной дорогой капитана, смотрящегося подлинным нищим рядом с пышно разодетым казаком.
  - Да ничего, - как можно дружелюбнее улыбнулся Мирослав, внутренне передёргиваясь от злости. - То мы так, пан гетьман. Дурью маемся.
  Конечно, можно было их всех перебить - пятерых расслабившихся на денежной, но необременительной службе казаков капитан разделал бы с легкостью. Стрельнуть в упор "пану гетьману" в рожу, разрядить второй в того, что у "гетьмана" за спиной, выдернуть саблю из ножен...
  Но вот беда, сие действие, хоть и выглядело заманчивым в своей простоте, в будущем сулило множество неприятностей. Среди которых попытка силами банды сдвинуть с места тяжеленный паром выглядела сущей мелочью.
  - Ну раз так, - раздулся от важности "атамано-гетьман", - то иди-ка ты пан жовнир отсюда, и поутру, как стихнет, и приходи. Может, и перевезём, если два дуката найдешь.
  Капитан молча отсалютовал, коснувшись шляпы, и вышел из-под навеса. Тут же коварно обрушились струи дождя, мигом смыв желание переправляться тут же и немедленно. В такую-то погоду люди как мухи тонут. Правы и перевозчики, и ихняя охрана...
  Но, несмотря на доводы разума и погоды, капитан, пробираясь меж людским столпотворением подлинно вавилонского размаху, ругался так, что даже самый лихой обозник обзавидовался бы тем словесным сооружением, что громоздил разозлённый наёмник. Поминал он и реку, и погоду, и волны, и боязливость людскую, что не дает иной раз жадности над рассудочностью возобладать...
  
  ***
  
  Темнота - страшная штука. Это капитан знал с детства, а долгая служба на Орден ещё более укрепила веру в коварство ночи. Её предпочитают почти все твари, созданные на погибель человекову. Да и ночь оживляет те из страхов, что прячутся где-то глубоко-глубоко... А ещё темнота коварно удлиняет расстояние.
  Вроде как в сумерках шёл - и квадранса58 не насчитал. А как стемнело окончательно, так вроде уже и не меньше часу. Или заблудился ненароком?
  Заблудиться, и вправду, было не трудно. Сюда, к Барсучьему перевозу, сбегалось множество дорог и путей. И людей теми путями-дорогами бродило тоже множество. И паломники, и посполитые, и казаки, и шляхта. Жизнь - штука такая, что на одном месте усидеть трудно! Вот и приходится по свету мотаться.
  Капитан, обходя какой-то шатёр, зацепился ногой за шнур-оттяжку и чуть было не шмякнулся в грязь. Устоял еле-еле. Понаставили, сволочи, поперёк дороги!
  Наконец, обойдя последнюю преграду - десяток возов, выставленных полным подобием гуситского вагенбурга - даже хмурые посполитые с цепами наличествовали, Мирослав вышел туда, где оставлял своих.
  Банды, впрочем, на месте не оказалось. Один Магнусс с грустной рожей сидел под деревом, почти лишённом веток, пошедших в один из многочисленных костров. Закутавшийся в епанчу чуть ли не целиком, наёмник при виде капитана, злого, как трансильванский упырь, выставил из-под промасленного плаща нос.
  - А мы думали, капитан, что тебя уже пустили на пирожки!
  Из-под епанчи дохнуло таким ядрёным перегаром, что Мирослава перекосило.
  - Гляжу, время зря не теряешь...
  - Капитан, тут такая вкусная эта, как её... - поднявшийся финн шатался, но падать не спешил, для верности ухватившись за ствол дерева. - Не помню, но она вкусная...
  - Где банда?
  - Там! - махнул наёмник в темноту. - Они уходили туда! И лейтенант сказал, чтобы я дождался нашего капитана! Капитан, я ведь тебя дождался?
  - Дождался, - обреченно выдохнул тот, представив поиски в темноте, ещё и с хмельным финном на пару.
  Однако мрачные предчувствия не оправдались. Банда нашлась практически сразу, идти далеко не пришлось. Было сложно пройти мимо парней - вряд ли бы кто другой мог на берегу Днепра орать песни на той смеси языков, что ходила среди ландскнехтов. А куплет, в коем восхвалялся ум и прочие достоинства императора Максимилиана59, слышен был шагов за триста, несмотря на дождь, ветер и всяческие шумы прибрежного лагеря...
  
  ***
  
  Парни расположились удачно - в здоровенном сарае, предприимчивыми селянами пущенном под странноприимный дом. Видать, то ли новый построили, то ли странников принимать оказалось куда прибыльнее, чем растить пщеницу. Припомнив мерзкие рожи перевозчиковской охраны, капитан решил, что второе куда ближе к истине. Специально и перевоз затягивают, чтобы народ больше денег оставлял. Кругом заговор и тамплиеры! Хотя, были бы тут скрытые тамплиеры, все было бы куда цивилизованнее. Храмовники, хоть и помощь Ордену оказывали редко, но никогда не мешали. И не спаивали чужих подчиненных!
  Последнюю мысль Мирослав тут же прогнал. Не те у него бойцы, чтобы можно было силой споить - сами не откажутся и с радостью нахлебаются. Вон как Магнусс нарезался, скотина...
  - О, капитан, а мы думали, что тебя пустили на пирожки! - радостно, будто пару месяцев не виделись, поприветствовал хмурого командира Котодрал. Если верить довольной улыбке - тоже пьяный.
  - Не дождетесь, - отмахнулся капитан. - Где лейтенант?
  - Лейтенант? - переспросил Йозеф, а затем скорчил физиономию, которая должна была изображать умиление. Наверное. - О, лейтенант попал в сети древних шкифских богов! Там такая, ну ты понимаешь... - Котодрал начал описывать ладонями крутые окружности.
  Прервав загадочный рассказ Йозефа, финн, что стоял у капитана за спиной, покачнулся и, окончательно утеряв равновесие, грянулся на пол. Где тут же блаженно засопел. Котодрал удивленно посмотрел на упавшего соратника и, очевидно забыв, о чем шёл разговор, лихо развернулся на пятке - будто гвардеец какой, и замаршировал к столу, громко вколачивая подошвы в утоптанную землю.
  Стол, что стоял у облезлой глиняной стены, радовал изобилием. Выстроилась батарея пузатых бутылок, рядом громоздилось несколько надрезанных гречаников, что в здешних краях считались первейшим хлебом, в глубоких мисках, выставленных полукругом и охватывающих с флангов блюдо с кусками жареной баранины, поблёскивали пупырчатыми боками солёные огурцы и маринованный чеснок, пестрела кровяная колбаса. Среди пышнейшей зелени и роскошнейшей цибули, громоздились печёные яйца и ещё теплые румяные кныши, сияли болотца пролитого сыровца. У всего этого истинного кулинарного рая сидела большая часть банды и сосредоточенно жевала, грызла, чавкала, плямкала и булькала, не обращая никакого внимания на приход командира. Да и зачем тот командир нужен, когда рядом столько местных селянок, что так и вьются вокруг, подкладывают, подливают и совсем не уворачиваются, если бравый солдат вдруг пожелает огладить по тугой заднице?
  В желудке у капитана заквакали лягушачьи хора, намекая, что разгром нажравшейся банде надлежит учинить чуть позже, а сейчас можно и перекусить, ведь, оказывается, всё для этого подготовлено. Что, впрочем, и не удивительно. Народ здесь ждёт перевоза не по одному дню. А то и по неделе. Ночевать где-то нужно, харчеваться - тоже не повредит. Оно, если дорога долгая, а тут и горилка, и сало, и борщ, скорее всего, тоже найдётся.
  Вот предприимчивые местные всё и подготовили. И евреев не понадобилось. Да и где их возьмёшь после того, как Хмель частым гребнем прошелся, даже самого малого жидёнка истребив?
  Мирослав присоединился к общему веселью, селянки-хохотушки тут же нацедили из бутыли мутной горилки, протянули на двузубой вилке огурец и, в дополнение, видать, со всех сторон попритиснулись к капитану, делясь жаром тел. Куда именно пропал испанец, уточнять не стоило - и так понятно, чем хитрые шкифские боги уловили идальго.
  Горилка ожгла горло, прокатилась разогретым ядром по брюху, шарахнув отдачею в голову. Но, запыжованная хрустким огурцом, мирно улеглась, намекнув лёгкою теплотой, приятно разлившейся по рукам и ногам, что можно и повторить...
  Не успел капитан приложиться к закуске, как двери распахнулись, будто выбитые пушечным выстрелом, и в сарай ввалился лейтенант. Был Угальде трудноузнаваем, раздосадован и зол. Глаза горели, по лбу, усам и бороде сползала белая масса, наводящая на мысли о сметане.
  - Я к ней со всей душой! - грянул Диего прям с порога. - А она кувшином! Этой кры-нкой! Но почему?! О, женское коварство и вероломность! Такая знойная донна... О, мир спятил, последние времена наступают!
  - Предпоследние, - пробормотал Мирослав, вспомнив рассуждения чумака.
  - Да я и не мнил надежд на миг плотской страсти! - продолжал заливаться лейтенант. - Я желал лишь припасть к коленям столь чарующей дамы, выказать своё глубочайшее восхищение! Да что б ей вечно спать с каирскими евнухами, дуре сисястой! Чёрт возьми, ну и жирная же здесь сметана! Будь прокляты здешние бабы! Зажрались, мерзавки...
  Вокруг испанца засуетились селянки. Одни вытирали полотенцами сметану, вторые протягивали щедрому и явно расстроенному гостю кружку с угощением, третьи просто охали и качали головами в такт столь пылкому монологу, хоть и вряд ли понимали хоть слово...
  Нарушая торжественность момента, лежащий Магнусс напомнил о себе, громыхнув несвежим бореем. Потрясенный лейтенант замолчал, взирая на негодяя, изобразившего бомбарду. Хлебнул из поданной кружки...
  - Вот же Магнусс сволочь премерзкая, - покачал головой Литвин, что подсел к Мирославу. Где Збых шлялся до этого, капитан догадался. Судя по довольной роже, сметана княжичу досталась другого рода. - Ему оставили флягу в треть кварты, и как он только сумел набраться? Наш финн такой пошляк...
  Мирослав пожал плечами. Ответить у капитана не выходило при всем желании - очень уж вкусна оказалась баранина. Литвин допытываться не стал, тоже решив отдать должное мясу. Зато явился Котодрал. С ходу водрузил локти на стол:
  - Слушай, командир, ты помнишь сегодняшнего запорожца?
  - Ну, - кивнул Мирослав.
  - Слушай, а что с ним такое было, что мы его убить не могли? Ту змею мы меньше молотили, чем этого степного выродка.
  Капитан дожевал кусок мяса, с подозрением посмотрел на пирожки, хлебнул пива, что тоже нашлось на столе:
  - Ты что, никогда не слышал о пассауском искусстве, мой друг?
  Йозеф яростно замотал головой.
  - О, это искусство является величайшим из всех искусств, и заключается оно в следующем...
  На голос капитана потянулись и остальные наёмники. Те, конечно, кто мог еще ходить, слушать, и не был занят лечением душевных ран, нанесённых кувшином со сметаною...
  
  ***
  
  ... - Помню, стоит наш монашек, ни жив, ни мёртв! Пырится, недомерок, как мы алтарь переворачиваем, и как давай записки свои расхватывать, где чья!..
  - Алтарь-то мелочи! Мы как-то французика одного и кололи, и рубили, и стреляли раз десять! А пока на бочке с порохом фитиль не догорел, живой был! И ругался по-своему, этак заковыристо, лягушатник хренов! Вот где мастер был! А уж летел как чудно!
  Магнусс заворочался, поднял голову. Мутным взором окинул соратников, что вовсю веселились, припоминая забавные случаи из жизни, относящиеся к получению у Старухи отсрочки... Опытный хаккапелит и сам бы много порассказал о призванной воинской удаче. Мог и нотхемд из баула своего достать, рубашку последней надежды, что полагалось надевать только перед самой лютой битвой...
  Но сейчас было не до этого. Обильное питье так и подпирало изнутри, заставляя понимать некоторых древних мучеников. Ну и во рту было так мерзко, словно проскакал там отряд оверблюженных сарацин, гадящих во все стороны и закидывающих в колодцы всякие премерзости.
  Финн поднялся, с удивлением осознал, что хоть голова и кружится, будто Солнце вокруг Земли, ноги стоят крепко.
  - Кхм, - радостно возвестил Магнусс и снова испортил воздух.
  - Думаешь, стоит? - оборвав дискуссию, лейтенант обернулся к пошатывающемуся финну: - Магнусс, скотина ты этакая! Мы тут говорим о всяких познавательных вещах, а ты бздишь с неучтивой трубностью!
  - Кхм, - задумчиво повторил кавалерист, до которого слова испанца доходили с трудом. Впрочем, понимание, что ему здесь не рады, пришло раньше, чем хмурые наёмники решили выкинуть ведущего себя по-свински товарища. Финн дёрнул головой, что должно было изобразить поклон, ухватился правой рукой за кувшин с пивом, левой уцапав со стола добрую сушёную рыбину. Затем, повернувшись через плечо, Магнусс вывалился из сарая, чудом удержав равновесие на размокшей грязи, скользкой, будто лед.
  Дождь прекратился, но было холодно, словно и не летняя ночь вокруг. Финн запрокинул кувшин, жадно глотая пиво. Ощущение обосранной пустыни из глотки исчезло, но подпирать стало куда как сильнее. Брошенный в стену сарая кувшин разлетелся на куски, а наёмник, помахивая рыбиной, двинулся по двору в поисках достойного для раздумчивого опорожнения места. Нагадить бы им посреди двора, через который то и дело шляются какие-то люди... Не оценят и не поймут, нецивилизованные сволочи, ещё и побить могут...
  Но то ли местные селяне сроду и не знали о такой придумке, как уборная, то ли пьяные глаза подвели. Двор, вроде бы и просторный, оказался каким-то запутанным - как не иди, всё равно в серёдке грязь месишь. Прям колдовство какое-то! Этак и штаны намочишь. Стена нужна. А лучше дерево. Дуб! Ибо двухсотлетнее древо оно благородно и... и...
  Поджимало так, что перед глазами круги шли. Магнусс собрал нордическую волю в кулак и устремился к стене. Не попал - вышагнул в какой-то высокий бурьян, пошатнулся, чудом не рухнул под уклон, твердо сохраняя равновесие, но, кренясь, будто каравелла в океанский шторм, преодолел ещё какие-то препятствия и оказался среди травы, прибитой обильным ливнем. Под сапоги лезли десятки непонятно высоких кочек. Хватит! Нету стены и дуба - и не надо! Что за дикая страна?!
  Завязки распутываться не желали, добавляя мучений. Ещё и рыбина, будто живая, билась в руках, колола сухою чешуёй и острыми иглами плавников. Злобно выругавшись, Магнусс сунул закуску в зубы, ухватился за шнурки двумя руками. Струя с шумом ударила в землю. Наёмник блаженно запрокинул голову, взирая на неторопливое движение седых туч в иссиня-чёрном небе, будто умытом недавним ливнем.
  И тут его ухватили за ногу, чуть повыше ступни. Магнусс сперва и не заметил опасности, списав на коварство местных растений, что любили повсюду раскидывать ловчие плети. Но жёсткие пальцы начали проминать твёрдую кожу второго сапога...
  Финн потряс головой, замычал, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. И сообразить, кто же тот наглец, что решил так жестоко подшутить над перебравшим товарищем. Йозеф? Нет, Збых это! Ууу, точно, это мерзопакостный Литвин, чтоб у него пуцька отсохла!
  Сильный рывок уронил наёмника в траву. Понявший, что этакая шутка уже вышла за разумные пределы, он попытался ухватиться за кинжал, что висел на поясе. Не позволили...
  Шаловливая луна выкатилась из-за тучи, осветив всё вокруг. Магнусс мигом протрезвел от страха - ему в запястье стальной хваткой вцепилась человеческая кисть, на которой лишь кое-где уцелели останки плоти. Финн рванулся изо всех сил, но ничего не добился - неведомый подземный враг ухватил и за последнюю свободную конечность.
  Магнусс выплюнул рыбу, набрал воздуху в легкие, дабы исторгнуть панический вопль. Но вышел только сдавленный сип - его крепко ухватили за кадык костяными пальцами, пережав крик...
  
  ***
  
  Сначала Мирослав подумал, что далёкий сдавленный полукрик-полувсхлип в шуме беседы почудился - наёмники, да и он сам, изрядно набрались, и голосов не понижали, предпочитая рассказывать о случаях из своей богатой на события жизни громко и чрезвычайно внятно. Так, чтобы даже охоронцы в новеньких, несомненно, ворованных, жупанах услыхали, с командиром каких невероятных героев свела их судьба!
  Но червяк сомнения, однажды заёрзавший, покидать капитана не спешил. Не поддался он и на вполне разумные уговоры, мол, народу на берегу полно, мало ли кто кого того или, к примеру, зарезал?
  - Парни, Магнусс давно ушёл? - оборвал он на полуслове очередное наёмничье вдохновенное враньё об итальяшке, которого чтобы убить, пришлось десятком коней рвать на части.
  - Да вроде давно уже, - начала переглядываться банда и, судя по мордам, начавшая трудно припоминать, когда же их покинул перебравший горилки кавалерист...
  И тут снаружи заорали. Громко и пронзительно вопила одна из тех селянок, что обхаживали гостей.
  - Ой, немца-то убили! Рятуйте60! Прям на погосте зарезали!..
  
  ***
  
  Факелы у местных нашлись, не пришлось свои запасы потрошить.
  Отставной хаккапелит лежал ничком вниз лицом меж двух старых оплывших могил, обильно заросших травою. Ноги Магнусс подтянул под себя, а руки, наоборот, раскинул, будто обнять кого возжелал. Головы не было... Нет, была - башку финн сунул под землю, словно от какого-то ужаса спрятаться решил на манер африканской птицы струсь. Из-под шеи вытекала лужа крови.
  Следов чьих-то вокруг трупа не видно - прямо тут резанули. Хотя бурьян густой и мощный, по такому и толпой пройти - выпрямится, следопытствуй до посинения, ничего не найдешь, не увидишь.
  Зато имелось вокруг множество кучек-вывалок свежей земли, словно кроты-карлики на лунный свет глянуть вздумали, но, наёмника увидав, передумали.
  Мирослав, кивнув Збыху, чтобы факел подержал, наклонился к убитому, дёрнул за плечи, ожидая, что башка так в грязи и останется. Очень уж на поганые мысли наводило сочетание "кротовьих норок" и старого погоста. Уточнить бы, кого хоронили тут...
  Ан нет, земля чуть поупиралась, но башку Магнуссовскую отпустила. Мирослав ухватился посильнее, вытащив полностью, чуть не оборвав уши, затем перевернул труп подчиненного на спину. Бедняга действительно сохранил голову на плечах, но вот глотку ему не перерезали, как из-за темноты подумалось, а вырвали чуть ли не до хребтины, вбив в оскаленный рот измочаленную тарань.
  - Разойдись, посполитые и прочие добрые люди! - раздался неподалеку уверенный голос. - О, а вот и искомый мертвец! Здравствуйте, гости недешёвые!
  Мирослав обернулся, глянул на новоприбывшего. Ага, а вот и настоящие хозяева переправы пожаловали, а не толстоморды, на манер атаманов-гетьманов, в дорогущие тряпки обряженные. Трое запорожцев, схожих с теми рубаками, которых на пыльной дороге уложили. Такие же ободранные, потрепанные, и с оружьем нарочито дорогим. Лишь глаза не голодом светятся - разум в них поблескивает. И что опаснее, не понять. Разберёмся, когда упрёмся. Ну и если упираться придётся.
  - И вам вечера доброго, - отпустив Магнусса, мягко свалившегося обратно на траву, поднялся с колен капитан, отряхнул руки, будто ненароком коснулся "оборотня". Понятно, что вряд ли крест приметят, а в нос им тыкать - последнее дело. Но девки обо всём донесли, зуб давать можно смело.
  Однако во взгляде одного из хозяев понимание полыхнуло. И не старшего из запорожцев, а того, что слева стоял. Невысокого росту, чуб светлый, два пистоля из-за кушака торчат, сбоку орлиноголовая рукоять карабели виднеется, курваши61, с гусара польского снятые, прям поверх рубахи примотаны... Ох и хорошо, что пластаться с ним не придется. Таких проще сразу картечью встречать.
  - Отойдем? - кивнул он Мирославу.
  - А чего бы и не отойти? - не стал выкобениваться капитан. Раз хлопцы сходу рубать не намерились, то разговор может получиться интересным. А то и двояковыгодным, если запорог действительно голову собачью узнал.
  Шагов на тридцать в темноту отступили, поглядывая на встревоженный людской муравейник.
  - Твой? - ткнул запорожец в сторону утягиваемого со старого погоста мертвеца.
  - Был мой, - согласился Мирослав. - Теперь божий.
  - И не поспоришь. И как его на погост-то занесло?- не различить в темноте глаз запороговых, но чувствовалось, что смотрят, будто насквозь прошивают.
  - Веришь, не знаю. Может, поссать восхотелось, может, ещё чего.
  - Не верю, сам понимаешь. Мы про вас, да таких как вы, пан коронный жовнир с забавным крестом, много наслышаны. Слух попереду бежит. Поганый такой, препоганый слушок...
  Мирослав молча развел руками. На всяк роток не накинешь платок. Вон месяц пройдёт, и даже те, кто беднягу Магнусса сейчас на мешковину укладывают, станут рассказывать про целый курень иноземцев, которых неведомые враги насмерть шомполами в ухи перетыкали, и после душегубства окаянного в сраки побитым павлинячьи перья повставляли, точь-в- точь такие же как у "атамано-гетьмана". Такова натура человеческая, и ничем её изменишь...
  - Ну то понимаю, что брехни куда больше, чем правды, - продолжил запорожец. - И что вы не по своей воле у нас остановились.
  - Завтра дальше пойдем с утра, - сказал Мирослав.
  - Не с утра, - тряхнул чубом-оселедцем запорожец. - А после того, как парня своего по правильному похороните. Сумеете?
  - Дрова нужны.
   - Жжёте? - понимающе кивнул запорожец. - Только у нас монастыри разные, по-людски похоронить положено.
  - Да куда ж мы денемся, раз положено.
  - От это ты очень верно говоришь, никуда вы не денетесь...
  
  ***
  
  Никто никуда, и вправду, деваться и не собирался. Занесли полуобезглавленного товарища в пустой по летнему времени дровник, где только малые щепочки по углам остались. До утра оставили. Среди ночи могилу копать - последняя забава. Оно и лопату хрен найдёшь, да и ошибешься на чуток, а там снова обиженный покойник из домовины полезет. Не, лучше обождать.
  Благо и выпить осталось, и закусить. Выпили молча, чуть ли не по полкружки выплеснув поминания ради. Немедля повторили, в память о лихом кавалеристе. Товарищей терять для наёмника дело привычное. Без такого поворота бывалый боец и жизнь свою помыслить не может. Сам живой, так и пей, пока пьётся! Давешнего веселья, конечно, уже было не вернуть - хороший человек погиб. Хоть и сугубо по глупости.
  Ну а, выпив по третьей, песню затянули, к которой и селянки присоединились. Слов-то те не знали, конечно, но о чем поётся, и так понятно...
  Мирослав осоловело посмотрел на причудливый узор, украшавший глиняный бок кружки. В голове шумело, мысли спотыкались, оттаптывая друг другу лапы. Завтра хоронить Магнусса и как-то переправляться на другой берег... Капитан обвел взглядом сарай. Пьянка сходила на нет - парни расползались по углам, чаще не в одиночку
  Тёплая ладонь коснулась щеки. Мирослав вздрогнул от неожиданности. Оказывается, пока он глубокомысленно разглядывал кружки, к нему подсела одна из селянок, стройная, черноволосая, до сердечной боли похожая на ту, что отказалась покинуть свой лес...
  - Да шо ж ты такой смурный, осавул? Сыдышь, будто жабов объелся...
  - Ну вас всех, - буркнул капитан и вышел во двор. Оно и продышаться полезно, и до конюшни пройтись, глянуть, не пирует ли там какой вервольф-вовкулака.
  Выяснилось, что лошади находятся под надёжной охраной. Даже удвоенной. Капитан, приблизившись к кривому навесу, изображавшему здесь конюшню, расслышал тихий разговор - собеседников, притулившихся в сухом месте у столба, видно не было, но догадаться, кто там таится, труда не составляло. На этакой чудовищной смеси языков даже в этом приречном вавилоне мало кто общался. Испанские, русские, польские, греческие словечки...
  - Ежели по доброму, так отчего же нет? А то лапами да вовсе походя, - сетовал бархатный, дивно приятный женский голос. - Вроде ж благовоспитанный пан, не чумак какой-то. А лезет, как к гулящей, прости Господи! Обидно же мне! И сметану жалко...
  - Жалко, очень жалко, - соглашался Угальде.
  - Так отчистился хоть? Несуразно вышло. Камзол-то хороший, ворот с кружавчиками. Надо бы постирать.
  - Дорога, сеньорита. Долгая дорога, - невпопад, но печально и убедительно оправдывался лейтенант.
  - Вот то печаль, что дорога, - вздыхала неведомая красавица. - Ездите, ездите, нелёгкой смерти ищите.
  - Судьба солдата, сеньорита...
  - Да какая там синь-рита. Простые мы, хуторские. На той стороне, у Новой Магдаленовки хутор. Живем потихоньку, батюшка уж не тот стал, братов у Пилявцев62 ляхи порубали, пришлось мне хозяйствовать. Ничего, восемь дворов, а слухают. А отчего ж не слухать, я женщина добросердечная, но ежели что... вот они у меня где!
  - Дивная ручка у вас, душистая, а уж чистая как...
  - Ой... - сказала хуторянка, которой, видимо, не так часто целовали руку.
  - Так как же ваше имя, прекрасная пейзанка? - продолжил осаду лейтенант.
  - Та шо ж за сквернословство? Горпына я.
  - О! Древний род шкифских гарпий? Я так и думал - эти точёные, дерзкие черты лица, этот носик, эти маленькие летучие ушки...
  - Ой... Экий вы неугомонный лыцарь... - промурлыкала млеющая хуторянка.
  Видимо, собеседники на что-то слегка отвлеклись, ибо речи их пошли окончательно невпопад.
  - Святым Христофором клянусь - вы истинное сокровище здешних краёв! Гарпин, я потрясен всем сердцем и душой...
  - Божешьтымой, отчего чернявенькие непременно этакие подходчивые...
  - Гарпин, если я осмелюсь предложить, не оскорбит ли сеньориту...
  - Ой, да шо ж он не по-людски бормочет? Да поняла, поняла... Шо ж с тобою, таким усатеньким, делать? Пойдем, там сено и укромно, спят уж все...
  Шаги удалились, взволнованно хлюпнув по лужам. Мирослав усмехнулся. Одни ждут погребенья, другие жить спешат. Запомнит Диего ожидание переправы - здешние крылатые Горпыны так легко не забываются.
  Постояв еще немного, капитан вернулся в сарай. Где его всё же дождалась стройная и черноволосая...
  
  ***
  
  Магнусс, переодетый в единственную чистую и целую рубаху, найденную в его мешке, лежал на распоротом мешке в тени кустов - дожидался, пока могилу отроют и домовину принесут.
  И лопаты, и домовина - всё нашлось быстро, даже особых денег платить не пришлось. Наконец, Йозеф со Збыхом вывалили из ямы последние комья, выбрались наружу. Могильщики отдувались, оценивали подготовленный товарищу последний приют, жадно пили холодный квас. Земля тут была пополам с камнями, копалась тяжело. Но не к его же убийцам жертву подселять?..
  Что за могилы на том заброшенном погосте, где финна убили, Мирослав так и не допытался. Местные сразу замолкали испуганно, а вчерашний запорожец, что с раннего утра припёрся за похоронами приглядеть, только хмыкнул многозначно, мол, надо оно тебе? Кого надо, того и прикопали, да и давно то было. Ты отсюда сгинешь скоро, а нам тут жить. Капитан намёк понял и больше вопросами не тревожил.
  Финна втиснули в домовину, прикрыли разодранную глотку куском чистого полотнища. Котодрал хотел было вложить в мёртвые ладони рукоять палаша, но Мирослав не позволил, перехватив недобрый взгляд запорожца, что тенью слонялся вокруг...
  Когда могилу засыпали, и в изголовье встал крест, сколоченный чуть кривовато, но надёжно, запорожец, попыхивая трубкой, подошёл поближе. Испуганно расступились посполитые, что поприходили в расчете на дармовое поминальное угощение. Казак молча сунул Мирославу в руки плотницкий топор и длинный, тщательно обструганный кол. Кивнул на свежий холм, с которого еще ссыпались комочки. Капитан, так же ни слова не произнеся, подошёл к могиле, воткнул в рыхлую землю острый конец, надавил посильнее, почувствовал, как заточенная осина уперлась в доски. Запорожец размашисто перекрестил могильный холм, обильно плесканул из вынутой из-за пазухи фляжки чем-то зеленоватым, но на запах больше схожим с горилкой. Видать, настойка какая-то.
  - Что стал? Бей!
  Мирослав с силой ударил обухом по колу. Странное дело, но как лопнула доска, услышали все, несмотря на то, что порядочной глубины могила отрыта. Кто-то громко ойкнул в стороне. Капитан врезал еще раз, кол, провалившись, достиг мягкого. Громко выругавшись, Мирослав бил и бил, вкладывая всю свою злость. Из-под кола, вколоченного чуть ли не под срез, брызнула струйка крови. Тоненькая, будто змейка только-только из яйца вылупившаяся...
  
  
  Глава 8. О тяжкостях воровства и иных непозволительных греховностях
  
  Зябко и нехорошо дорожное утро, сулящее хмарый серый день. Чуть подсохли косматые травы вдоль узкого размокшего шляха, зябко вздрагивают преогромные лужи, затопившие колеи, трепещет на ветерке листва понурого придорожного гая, где, накликая недоброе путникам, хрипит-каркает на ветви дряхлая, растрёпанная ворона. А уж не так и ранен тот утренний час! Должны вовсю сиять лучи пробудившегося Солнца, выжигать те распроклятые лужи, сушить твердь земную да вселять радость и умиротворение в души путников. Где там! Клубится на горизонте мрачное варево дождевых туч, сулит новый заунывный дождь. Чавкают копыта, тяжко шлёпаются с колес шматы дорожной грязи, едва движется карета - лошади заморенные, словно день напролет влачили свой груз тяжкий и скорбный.
  
  ***
  
  Хома встряхнул вожжами, ободряя загрустивших лошадок, и оглянулся - не, на месте скорбный груз. Встряхивался и укачивался пан лях в своей медовой домовине - гроб поставили поперёк запяток, прижали сундуком и прочей поклажей, увязали на совесть. Не-не, не должен утеряться.
  - Зато мух нет, - заметил новоявленный кучер, ёжась под куцым кожушком-безрукавом, напяленным поверх новой свитки, что слегка портило красу одежды, но согревало поясницу.
  - Это верно, - признал Анчес, не без зависти косясь на обновку сотоварища. - А что, пан Хома, уж не было ли там еще какой теплой одежонки? Помнится, висело на гвозде даже вовсе рядом с этим кудлатым сокровищем, что-то такое навроде кунтуша?
  - То вовсе не кунтуш, а и вовсе и бабское тряпье, - указал очевидную глупость гишпанского предположения Хома. - Большой грех, пане Анч, брать чужое добро, кое с ясной очевидностью тебе не потребно.
  - Да что ему, шинкарю, станется, - проворчал гишпанец. - А в кожухе, небось, и блохи есть?
  - С чего им там быть? Не измышляйте пакости понапрасну, пане Анч.
  - Непременно должны быть. По духу замечается!
  - Вот до чего поганый у тебя язык! - рассердился Хома. - Истинно московитский. Ну, истинно как та поганая ворона. "Кар" да "кар"!
  По правде говоря, что-то уже куснуло под казацкие рёбра, да этак злобно, что у Хомы аж зубы клацнули.
  Изнутри кареты коротко стукнули в оконце. Гайдуки переглянулись - ведьма прибывала в весьма дурном настроении, подняла слуг на рассвете, выперла на конюшню. Лучше помалкивать - нашлёт удушку, так и сверзишься с козел в грязь.
  Эх, куда ты катишь, ляшская карета, по зыбучему безымянному шляху? К Днепру ли, иль далее, аж за великую реку? В раздольные ли степи, или к славному городу Чигирину? Кто знает. Молчит клятая ведьма, словно воды в рот набрала. Вот же дура-баба...
  Хома припомнил, что ежели в Киев заворачивать, то надлежит некоторые улицы обходить. Очень даже могут попомнить там Хому Сирка, поскольку...
  Гишпанец пхнул локтем:
  - Глянь, а то кто будет?
  Зоркий Анчес углядел десяток всадников, что сгрудились чуть в стороне от дороги. Добрые кони, яркие пятна жупанов и кунтушей, сабли, пистоли, иной воинственный блеск...
  - Э, брат, да то вовсе нехорошо! Стукни хозяйке. Пани Фиотия, вляпаемся нынче, по самисеньки оба!
  Ведьма и сама выглянула. Нахмурилась из-под замысловатой шляпки и приказала:
  - Правь ровно. И выи гните пониже, варвары, пока хребты целы...
  Хома и сам понимал, что поздно разворачивать неуклюжую карету. Только хуже будет. Пара верховых двинулась к дороге. Определенно, хлопцы пана Лащинского.
  Знаменит бывал пан Тадзеуш63 Лащинский по прозвищу Лащ Другий64 далеко окрест Пришеба, считай, до самых Пятихаток известен. Ещё славнее был его достойный родич, Самуил Лащ - Тучапский - этакий богомерзкий выродок, что сам пан круль Владислав плевался, имя то услыхав. Но старый хоть помер, а этот живёхонек, и всё норовит родича в мерзостях перещеголять, да так, чтобы и про него в Варшаве судачили...
  Хома закряхтел. Встречаться с Лащами не доводилось, да и охоты никакой не имелось. Одни Лисянки вспомнить, где Самуиловы хлопцы, "в пекле рождённые", всё местечко вырезали - сразу тоскливо становится. Выходит, не к Киеву, а к неприятности путники прикатили. Вот тебе и ведьма. Предусмотреть такой малости не смогла, чёртова баба!
  - Эй, стой, бисово племя! - загорланил издали один из спускающихся наперерез всадников. - Куды разогналися? Ну-ка, подорожную кажи!
  Хома пытался объяснить, что не просто так ехали, а с дозволения и по панской надобности, сугубо благородные люди, опять же, герб на дверце... Да куда там - кончик сабли-ордынки мелькал у носа, наглые хлопцы крыли кучера пёсьей кровью и тупым кацапом, велели к ясновельможному пану на коленях бежать. Легковесного Анча сдёрнули с козел, макнули в грязь. Проклятая ведьма, как нарочно, дохлой мышью в карете затаилась...
  ... Гайдуки, оскальзываясь на мокрой траве, рысью взбежали на пригорок, где пестрела группа пышных всадников.
  - Запросто рубанет, живоглот, - проскулил кобельер.
  - Не, не срубит. Не по нашей добродетели такое жизнеокончание будет, - возразил Хома. - Повесить, это с легкостью. Вон и удавка готова...
  Петля перекинутой через ветвь верёвки, действительно, с недоброй готовностью покачивалась. Надлежало что-то предпринять, поскольку на пани Фиотию (шоб ей кишки повыдавило) надежды не имелось.
  - Ясновельможный пан Лащинский! - завопил Хома, срывая с себя шапку и обращаясь к самому яркому малиновому пятну, что расселось в седле с особою, истинно панской лихозадостью. - Счастье-то какое! А в треклятом Пришебе болтают "не знаем, да не знаем, где пан Лащинский"...
  - О чем лает свинюк холопий? - спросил у своей лошади молодой всадник. - Взять его, пёсьего собака, за рёбра...
  Несколько всадников соскочили с сёдел, но благоразумный Хома уже свалился на колени, и принялся долбить лбом землю, вбивая истовые поклоны. Всё равно пхнули кулаком в шею, выдрали из-за кушака пистолеты...
  - Кто таковы? Уж не злодеи ли? - не глядя на ничтожных, молвил красавец пан Лащинский.
  Хома поспешно принялся излагать про занедужившего пана-хозяина, о тщетных усилиях пришебских лекарей и горестной кончине болящего. Пан Лащ слушал как-то рассеянно, глядел поверх - то ли от немыслимого врожденного благородства, то ли оттого, что на дороге что-то происходило.
  Живописуя бедственный случай, Хома подумал, что пан Лащ не из особых мудрецов. Да и не особо пышен, по правде-то говоря. Богатый кафтан в пятнах, винных да масляных, усы длинные, но до того реденькие, будто для нарочного смеха те чахлые белёсые волосинки на губу пришлёпали. Молод, тощ, а глаза пучит, словно жаба. В мешки, что под ясновельможными очами отвисают, будто репы напихали. Сразу видать, закладывает пан зацный, будто и не в себя. Конь богатый, черпак расшитый, но такой грязный, будто на нем свиньи валялись.
  - Сколько годов сироте-то? - не особо впопад оборвал слушанье щемяще-печальной повести пан Лащинский.
  И он, и вся челядь пялились на дорогу, будто на ней невесть что выросло.
  - Так весьма юна панночка, - признал Хома, украдкой оглядываясь.
  Так оно и есть, стояла у обляпанной грязью дверцы безутешная сирота - этаким ангельским лучиком: стройная как лозинка, изящная как турецкий кувшинчик, в коих розовое масло торгуют. Придерживала над грязью юбки и этак заманчиво придерживала, что и без зуда всяких там благовоний на панночку Хелену любой жук безумно устремится.
  - Не дело вам так ехать, - хрипло вынес приговор ясновельможный пан Лащинский. - Помянуть покойника надлежит, выждать, пока дорога высохнет. В Пришеб едем!
  - Так пан-покойный в гробу-то стухнет, - сдуру подал голос Анчес.
  Свистнула плетка-тройчатка, взвыл кобельер, крякнул Хома, которому тоже досталось - ничего, кожух спину малость прикрыл, не только блохи в нем таятся, но и польза немалая.
  - Заворачивай, я сказал, - благородно оттопырил нижнюю губу пан Тадзеуш и тронул коня, направляясь к дороге. Двинулись следом лихие всадники-сердюки65.
  Хома поднялся с промокших колен и живо устремился к экипажу. Тут припозднишься, снова плеть по плечам погуляет. Рядом бежал Анчес, сквернословил шепотом.
  - Ты, дурень, чего слово ему поперёк сказал? Спина зачесалась? - попенял Хома.
  - Так нельзя нам в город вертаться, - проскулил гишпанец.
  - Ну, можешь и здесь остаться, дурень, - намекнул Хома.
  На ветвях вяза всё ещё покачивалась забытая сердюками петля. Известное дело: любят паны от скуки первому встречному суровый приговор вынести да над землей за шею приподнять. Края тут простые, гишпанских машкорадов да наглийских театров вовек не сыщешь. Самочинные развлечения панам привычны, беса им в душу. Мало их Хмель порубал, ох, мало! Под корень надо было ту паскудную породу вывести!
  
  ***
  
  Взбодрили плетьми лихие сердюки запряжённых лошадок, и полетела карета по шляху, точно та упряжка пророческая. Только который Бледный конь, а какой Рыжий, не угадаешь - оба по гриву грязные. Но всё ж на колесах колымагу Хома удержал, не дал перевернуться. Кобельеро Анчес, коий сидел на козлах, будто собака на заборе, под копыта тоже не слетел, дамы внутрях души не повытрясли, потому как с душами у них было крайне сомнительно. В общем, благополучно добрались.
  Влетев под ржание лошадей и гогот двуногих верховых жеребцов во двор шинка, едва остановились. Пан Лащинский изволили собственноручно помочь безутешной сироте выйти из кареты. Дело было ясное - любил пан Лащ свою кобелиную славу приумножить, хотя и поговаривали злые языки, что гуще в тех подвигах гонору, чем истинных свершений. Хлипок жидкоусый красавец по части мужской силы, сразу видать. Да кто ж ему-то в лицо скажет?
  Учёный Хома помалкивал и вообще держал крайнюю скромность, сразу забившись на конюшню. С этим разгульным лыцарством живо по загривку словишь, а то и сабелькой рубанут.
  Да и лошади ухода требуют - они-то, в чём виноватые? Хома усердно чистил Каурого, когда в конюшню забрёл пан Анчес - судя по особо потрёпанному виду, пришлось гишпанцу нелегко. Левый подбитый глаз уж заплывал, да этак порядочно, что даже нос набок заворачивало.
  - Гуляют? - с малой долей сочувствия уточнил Хома.
  - Ярко гуляют, - подтвердил гишпанец, прикладывая к харе старую, но уместно прохладную подкову.
  - Так чего ж ты совался? Это такие люди, что вовсе и не люди. Оторвут голову и не вспомнят.
  - Кого учишь?! - дернул усиками кобельер. - Подлый народец эти сердюки, таких как не уважить по истинному достоинству?
  - Ишь ты! И как же ты уважил? В горилку нахарькал или еще как?
  - Юродствуй, казаче, юродствуй, - высокомерно усмехнулся гишпанец и пристроил подкову иным прохладным краем. - Тут пана Анча запомнят. Надолго запомнят, чтоб у них нынче стручки поотмерзали!
  Об отмерзании Хома уточнять не стал - и так видно: в большой обиде кобельер. Да и иной вопрос на языке вертелся.
  - А что с Хеленкой-то нашей? - осторожно намекнул новый кучер.
  - Так смазали дело мадерой. Лащ куртуазность рассыпает, намеки на женитьбу шлёт. Сирота под лыцарской опекой непременно должна состоять. Сейчас мадеру долакают и уволочёт в светлицу аки ягнёнка на закланье, - Анчес хихикнул. - Для обсуждений свадьбы там уж перины готовы.
  - И чего зубоскалишь? - сумрачно спросил Хома, расчёсывая гриву Гнедку. - Какая ни есть, а всё ж сирота. Скверно выходит.
  - С Хеленкой и скверно? - изумился мерзопакостный гишпанец. - Да за её нежнейшие лобзанья любой ясновельможный хрыч руку отдаст, ногу, да. Ей-е, глупые вы люди! Лёгкой смерти не ищете.
  - Это она что ж, с молотом на перины залезет? - ужаснулся Хома, пропуская мимо ушей неуместный намек на "глупых людей".
  - Да она и без железа десятерых таких, как худосочный Лащ, досуха выжмыхает, - ухмыльнулся Анч и спохватился: - Что ты мне зубы заговариваешь?! Я ж по делу, хозяйка наказала тебе пулею лететь в кузню. Вот, бери деньги и слухай внимательно...
  Хома выслушал, почесал затылок и предположил:
  - Наша чертова баба тож мадеры крепко хлебнула? Или всухую последний ум порастратила? Это на что мы червонцы станем тратить? И вовсе уже...
  Тут трезвомыслящего казака, а заодно и остроумного гишпанца скрутило. Не то, чтобы надолго, но крепко и убедительно...
  ... Хома кое-как поднялся с пахучей соломы, привалился к боку Гнедка, пытался перевести дух. Анчес тоже встал, ощупал своё подбрюшье и молча протянул деньги.
  - Так-то оно так, - отдуваясь и пересчитывая золотые, пробормотал Хома. - Можно было бы и словами сказать - не особо мы и глупы. Но что мне кузнецу-то говорить? За полную дурость заказ примет.
  - С чего вдруг дурость? Верное средство против нечисти - так и скажешь. Вот ты тут кобылам хвосты крутишь, а половина Пришеба с утра в церквях толпится. Ночью вовкулаки в две хаты залезли, хозяев пожрали. Жуткий случай.
  - Эге, так от вовкулак вроде бы серебро требуется, - начал осознавать Хома.
  - Ты беги, да делай, что приказано, - посоветовал гишпанец. - А то так скрутит, что тут оба и усеримся. А мне в шинок нужно, а то вовсе забалуют.
  Хитрозадый Анчес улизнул, а Хома начал поспешно искать шапку - совет не медлить был верный. Ведьма в тонкости вдаваться не станет, может и до смерти прижать...
  
  ***
  
  Во дворе Хома всё ж не выдержал - глянул в окошко шинка. За отдельным столом сидел пан Лащ, раздувал усы да шептал что-то красавице Хеленке в розовое ушко - та, как обычно, скромно молчала, лишь ресницами длиннючими играла. Почти невидимая затаилась в углу ведьма. Зато за большим общим столом было на диво весело: метали кости лихие вояки, да с этаким азартом, что даже чудно видеть. Вертелся за их спинами Анчес, кивал игрокам приветливо, подзуживал. Э, чёрт знает что, а не шинок!
  Хома с торбой за плечом спешно шагал по улочке и тискал в ладони увесистые червонцы. А ведь истинное богатство в кулаке. Запросто хату купить можно. С садочком. К примеру, где-нибудь в Лозовой, э? А отчего ж не купить и не образумиться казаку? Очень даже правильное дело. Вот как задать стрекача по улице - она, как по счастью, опустела...
  Тут в груди что-то удушливо двинулось - то ли по смутному наваждению, то ли вправду, и Хома разом решил, что товарищей бросать не по чести. Всё ж сжились, да и хозяйка, пусть и чёртова баба, но кормит. А в бегах очень даже просто на иудейского демона нарваться. Оказалось, весьма и весьма злопамятна жидовская нечисть - ишь, мстить навострилась. Неспроста же вовкулаки завелись, видит Бог, жиды накликали!
  
  ***
  
  В кузне всё сладилось - кузнец, узнав, какую цену за заказ сулят, сразу иные заботы в сторону отложил. Раздули горн, Хома вынул из котомки пулелейку.
  - Говоришь, верное средство? - пробасил кузнец, наблюдая, как плавятся первые монеты. - А чаще про серебро болтают - разит, мол, вовкулаков насмерть. Проезжал тут как-то лях - пан Анджей, - так я ему посеребрение на клыче обновлял. Умел тот лях нечисть саблями крестить, ох, умел! Весь на рожу в шрамах, тучен, сед, но искусник!
  - Серебро, то верное средство, - соглашался Хома. - Но ведь злато всяко посильнее будет. Оно ведь и по всей нашей жизни так: что дороже, то валит надежнее. Тут главное средства на огневой припас иметь. Вот в Туретчине янычары на тамошних магометанских оборотней мушкеты яхонтами заряжают.
  - Вовсе зажрались басурмане, - удивлялся кузнец. - Стволы-то, небось, с двух выстрелов раздувает, что ту жабу соломиной?
  - Да им-то что! Богаты, но трусливы нехристи - ближе к вовкулаке подойти боятся. А яхонт, он с полусотни шагов оборотня насквозь прошьёт. А то и двух, ежели им в ряд встать вздумается.
  - Да, этак снарядившись, отчего ж на вовкулаку и не сходить? У них шкуры дорогие, панове в Варшаве большие деньги сулят, - качал седой головой кузнец...
  
   ***
  
  Остывали сияющие пули, Хома, сберёгший лишний золотой, вдруг махнул рукой на то сбереженье и еще заказ сделал. Готовый новый молот у кузнеца в товаре имелся: окалину счистили, отверстие сготовили, вмиг залили внутрь расплавленный дирхем (да, что его за червонец считать - всё одно затертый был, и вовсе басурманский), заполировали наскоро, добрую рукоять приспособили, расклинили надёжно.
  - Чудная вещь, - молвил кузнец, любуясь работой. - Сроду так бездумно инструмент не портил. Но пригоже вышло.
  - Бездумным временам - бездумное оружье, - философично вздохнул Хома, прощаясь с рукастым казаком.
  
  ***
  
  В шинке дело шло так разудало, что Хома аж крякнул, в окошко заглянув. Пан Тадзеуш и панночка изволили удалиться, зато на лавках, да и на столах, меж блюд, кружек, огрызков и костей вповалку спали вояки Лащинского - почему-то полуголые, а иные и вовсе чисто в адамском наряде. За своей стойкой горько рыдал шинкарь. Истинный лазарет, а то и вовсе покойницкая. Хома в полнейшей растерянности попытался перекреститься, но вовремя удержал руку, вознамерившуюся с вывертом ущипнуть хозяина. И что в мирном шинке сделалось-то?
  У задней двери сидел пан Анчес, держал на коленях преогромнейшую миску с жареными в пряностях куриными ножками и усердно жрал.
  Хома поставил молот на приступок, не церемонясь, выхватил из миски пару ног - гишпанец пытался возразить, но не смог - во рту хрустели перемалываемые кости.
  - По-хр-тра-хр-ви-хр-лись? - спросил Хома, торопливо обгрызая ножку.
  - Ы? - уточнил кобельер, кивая себе за спину.
  - Ы-ы, - подтвердил Хома, отвоевывая ещё пару курячьих ляжек.
  - Хррр! - раздраженно ответствовал гишпанец, впихивая в пасть очередную курятину.
  Впрочем, миска уже показала дно.
  - Так что там с лыцарством? Горилка недобрая пошла? - спросил Хома, облизывая пальцы.
  - Отчего ж недобрая, раз упились? - справедливо удивился кобельер, вытирая ладони о голенища. - Самая что ни на есть, добрая!
  - А в срамном виде отчего общество?
  - Так проигрались. Как в азарт вошли, так всё насквозь на кон летело. И свитки, и шаровары, и саблюки с пистолями. От то ж игра шла! Эх, ты бы видел! Кресты с шей рвали, исподнее скидывали. А уж как кости выпадали?! Редкостное дело, прям даже и не расскажешь, - гишпанец в полном изумлении закрутил буйной шевелюрой.
  - А выиграл-то кто?
  - Да разве поймешь? Вроде все проигрались.
  - Как это "все"? Не бывает такого!
  - Как же не бывает, ежели вполне бывает. Иди вон, растолкай любого. Подтвердят.
  - А шинкарь? - дивясь, вопросил Хома.
  - И шинкарь подтвердит. Он там, что, сильно убивается?
  - Слезой брызжет изрядно.
  - Вот же горемыка. Да, враз шинок и все хозяйство проиграть, такое не с каждым случается.
  - Так это чьё теперь? - пробормотал Хома, обводя взглядом двор и добротные клуни.
  Гишпанец поковырял в зубах, поразмыслил и высказал догадку:
  - Полагаю, хозяйство теперь шинкарской дочке полагается. Вообще-то, я ей расписки оставил.
  - Зачем оставил? - поразился окончательно запутавшийся Хома.
  - Как, зачем? Отец дивчину проиграл, будто она скотина какая. Вовсе она не скотина. Приятная особа, хотя и невеликого ума. Пусть уж живёт и носом не хлюпает. Мы, гишпанцы, народ благородный, - Анчес сдержанно рыгнул, поморщился и прикрыл пасть ладонью. - Тьфу, и на какое горе мы ту мадеру допивали? Нет, что бы токаем пробавляться, от него рыгание куда духовитей!
  Хома решил о пухленькой дочке шинкаря не выспрашивать - оно и так понятно. Другая забота грозовой тучей скапливалась.
  - Э, гишпанская твоя душа, так сейчас сердюки просыпаться да прочухиваться начнут. В срамном виде, в досаде и полном заблуждении.
  - Еще не сейчас, - успокоил Анчес. - Да и нам что за горе? Хозяйка велела запрягать. Отбудем восвояси, пока тут гляделки продерут. Чего столбом встал? Запрягай. Гляди, дождёшься вечера.
  Хома сплюнул и поспешил на конюшню. Гнедко и Каурый смотрели с осуждением. Только взялся выводить коней, как во дворе заскрипел голос ведьмы. Хома осторожно выглянул и узрел, как кобельер схлопотал крепкого поддупника. Взвизгнул, закрутился волчком, держась за отшибленное место, будто его по заду драгоценным молотом угостили. Слабы эти гишпанцы, просто удивительно мягкотелы. А ещё Европа!
  Ведьма поманила кучера.
  - Так я запрягаю, вы ж сами изволили повелеть, - напомнил Хома, пятясь за дверь конюшни.
  Прихватило за грудиной, выскочил во двор, но упрямо разогнулся:
  - Чего меня валтузить? От то вообще недостойно. Я при деле...
  - Оружье возьми, варвар полоумный, - Фиотия приподняла юбки и достала из-под одежды вполне знакомые пистоли. - Заряды сделал?
  - А чего ж не сделать? Полноценные пули имеем. Хоть старого кабана зачаровывайте в демона, враз с копытов свалю.
  Темя ожгло болью - Хома почуял, что его за волосы пригибают ниже. Фиотия едва слышно проскрипела в ухо:
  - Ты пошто оружье проходимцам отдал?! Тебе для того пистолеты покупали? Коновал трусливый!
  - Чего трусливый? - скрежетнул зубами гайдук, ощущая, что кожа с волосьями медленно, но неотвратимо отделяется от положенного места. - Приказ ваша светлость на пальбу по сердюкам давала? А? А пальнул бы сам, что вышло? Порубили бы нас, так?
  Волосы отпустили. Хома ухватился за пострадалую голову и сказал:
  - Вот и я говорю! Без команды, какое же сражение учинять? Мы люди верные, но подневольные. Скажут - биться, живота не пожалеем! А просто так, отчего нам самовольствовать?
  - Или приказ отдавать оружье был? - спросила коварная баба. - Или кто сам тот ловкий манёвр удумал?
  - Так я что? Мигнули бы, я бы двоих вмиг свалил. А может и троих.
  - Этакий стрелок отличный? - поморщилась чёртова ведьма.
  - Опыт есть, - сдержано признал Хома. - Помнится, были мы с запорожцами у Корсуни, так я...
  Казацкий рот сам собой захлопнулся, да так, что в затылке что-то хряцнуло. Хорошо, язык не откусил.
  - Снаряжай пистолеты да держи наготове, - приказала хозяйка. - Уйти не успеваем. Здесь останемся - у Лаща хоть и навозные жуки за охрану, но всё ж вояки недурные. Сейчас ступайте с этим дурным шулером и панночку с любовного ложа заберите. Не в себе краля, негоже её с ясновельможным оставлять.
  Анчес, хитроумно изогнувшись, стоял у стойки - шинкарь сгинул, вокруг сидели и лежали сердюки, храпели вразнобой. Вид был весьма поганый. Вот же странное дело: как в седлах, так лыцари-орлы, пусть и кровососные, а ежели раздеть да навалить как попало - так вовсе тьфу. Стыд и срам!
  - Что, за панночкой идти? - спросил кобельер, всё еще пытаясь заглянуть себе за спину.
  - М-м, - подтвердил Хома, челюсти которого немота так и не отпустила.
  Сотоварищ вздохнул и, бормоча матерное, пошёл вперед.
  
  ***
  
  В светёлку вступили без церемоний - пан Тадзеуш храпел громогласно, с болезненным присвистом. На перинах ясновельможному места не досталось, скрутился на половике. Вокруг изобильно валялось дворянская одёжа и вооруженье. Хома подумал, что камзол у пана Лащинского был вполне себе чистый. Если сравнить с подштанниками. Эк ляха разморило, даже срамоту упрятать не удосужился...
  - Это всё мадера, - вполголоса пояснил Анчес. - Вешать нужно за такую мадеру. У меня в брюхе до сих пор, будто углей нашвыряли. Ядский яд, а не мадера!
  Хома пожал плечами, стараясь не смотреть на кровать. Даже в полутьме Хеленка сияла: спина беломраморная, линии этакие чистые, словно оленихи из ангельских кущ те ножки-ручки нализали своими бархатными языками до совершеннейшей медовой сладости и полного скульптурного совершенства. Тьфу, не к месту тот мед вспомнился...
  - Ничего так вышла панночка, - признал и Анчес, озирая девичью нагую спину и чудесные ножки. - А ведь наспех кроили. Что значит, материал добротный. Вон как ловко сложилась.
  Хоме захотелось сунуть кулаком в поросячью балабольскую харю, но что уж тут мордобоем исправишь. Кругом прав гишпанец - ладно сшили. Да и чего на дурня пенять? Кто шил, того и грех. Эх...
  - Буди, - ткнул пальцем в девицу решительный кобельер.
  - М-м, - запротестовал Хома, которого вдруг пробрало еще большее смущение.
  - Э, ничего сами делать не хотите, - заворчал гишпанец. - Все на меня валите, а потом я и виноват. И играю не так, и пнуть меня опять же, нужно...
  Он потряс дивчину за плечо - та не шевельнулась. Пришлось трясти еще - наконец, разлилась по подушке грива густых волос, донеся звук малоразборчивый, но пониманию доступный.
  - Не, она еще и лается, блудница этакая, - возмутился Анчес. - Её для чего к Лащу подсаживали? Чтоб мадеру лакала? Вот как возьмут нас здесь за хвост...
  - М-м! - сказал Хома, показывая, что жертву мадеры нужно посадить и хорошенько растолкать.
  - Опять я? Она ведь и драться может, - опасливо предположил кобельер и перевернул младую даму.
  Хелена на миг приоткрыла бессмысленные очи, округлила чарующий ротик, издала глубочайший вздох и вновь погрузилась в блаженный сон.
  Соратники отшатнулись - выдох мадерного перегара сшибал с ног не хуже картечи.
  - Я и говорю - яд, - заметил Анчес. - Прямо хоть рецепт такого пойла выспрашивай. Ладно, я сажаю, ты тряпье нацепляешь.
  Хома кивнул, готовя шёлковую рубашечку - та благоухала духами, ну и липкой мадерой, понятно. Анчес хекнул, ухнул, подхватил подмышки упившуюся шляхетскую жертву и попробовал посадить - вышло даже чересчур ловко - Хеленка взлетела пёрышком и боднула гишпанца макушкой в харю.
  - Да фто тафое?! - взъярился кобельер, одной рукой хватаясь за носяру, другой пытаясь удержать дивчину. Паненка задорно отмахнулась, крепко заехала няньке по шее, после чего рухнула на перину и засопела.
  - Протрезвлять надофно, - сделал вывод Анчес. - Вот щас за фодой схожу, уж будет разфратнице нафей.
  Гишпанец выскочил за дверь, а Хома остался под двойное похрапывание и посапывание разглядывать пречудесные красоты. Хороша Хелена, не отнять. И не угадаешь, где те шрамы. Да и что смотреть да угадывать? Особенно, когда язык вроде заворушился...
  - Вставала бы ты, - уныло пробормотал казак, больше для проверки. Но слова выходили складно и ловко. - Вовсе недосуг валяться. Того и гляди, иудейские бесы прискачут. А ты в этаком виде. Неприличность выйдет.
  То ли показалось, то ли, вправду ресницы вздрагивают? Подсматривает? С неё станется.
  - Давай-ка, потихоньку, - попросил Хома, приглашающе расправляя и встряхивая шёлк.
  Замычала недовольно, но села и подняла руки. Хома обрадовался и ловко накинул рубашку.
  - Теперь-ка юбки и иную сбрую...
  Не, не пошло - обратно завалилась на перину.
  Хома убрал с лица подопечной завесу густых, малость липких кудрей и принялся уговаривать:
  - Вставай, Хеленка, вставай. Оденемся да пойдём, я тебе рассолу налью, сразу полегчает. А ещё я тебе молот принес. Новый, ладный, ох и хорош молот!
  - Аг-м?
  О, зашевелилась! То ли обещанный молот взбодрил, то ли рассольчик поманил...
  Вообще трудным дело оказалось. Откуда у казака уменье юбки напяливать? Вовсе редкая надобность. Ладно бы ещё задирать, а в обратном порядке и вовсе запутаешься...
  Так и вышло, запутались. Хеленка утеряла равновесие, взмахнув ручками, наступила на впалое ясновельможное брюхо - полюбовник издал оскорбленный свисто-храп - а стреноженная юбками паненка повалилась прямиком на дверь. Та по закону известной подлости мироздания перед ней распахнулась - и замерший на пороге гишпанец попытался заслониться от столь внезапного нападения...
  Ну, какой из ведра с водой щит? Несуразный щит. Хома успел отпрянуть, остальных окатило водицей - злокозненный кобельер не поленился сбегать во двор и принести студеной, шоб пробрало пьяненькую. Пробрало. Панночка приглушенно повизгивала и отряхивалась, гишпанец отфыркивался, даже ясновельможное бесчувственное тело на половике, заворчало и подтянуло обильно окропленные ноги.
  Зато далее пошло легче - Хелена, даром что полумёртвая, от холодка малость впротрезвление пришла и не возражала, когда её спешно обряжали. Одели, напялили на белые ножки сапожки - можно было и идти. Мокрый как мышь гишпанец отыскал полотенце и спешно вытирал свою облипшую башку.
  - Ишь, а все одно спит, - удивился Хома, наблюдая за высокославным ляхом - пан Лащ славно подогнул мосластые колени и выводил вовсе иную мелодию, весьма достойную, аж киевские певчие тому храпу позавидуют. - Постойте, а где ж ус Лащевский?
  - Который еще ус? - пробурчал гишпанец у которого день решительно не задался. - Что нам тот ус?
  - Так левый ус. Нету ж его, - Хома указал пальцем на однобокость физиономии знатного ляха.
  - М-да, - согласился Анч. - Вроде обоеусый был, а теперь чуть иначе. Странно. Хотя они ж католики, там вообще ничего не поймешь. Пошли отсюда.
  - Постой. Хватятся же уса. А кто виноват - мы виноваты. Помяни мое слово - вздёрнут или порубят.
  - Так уж и порубят, - усомнился гишпанец. - На что нам его ус? Это ж не кошель со злотыми. Сам потерял. Нечего напиваться как свинья. Здесь не Варшава со всякими благородными фокусами.
  - Где ус?! Надо его хоть рядом с хозяином положить.
  - Нет уса. Мы бал-ов-ал-ись! - вдруг призналась Хеленка и икнула.
  - Вовсе одурела, - прошептал Хома и мельком глянул на сотоварища. - А это что?!
  - Опять-то что "что"? - поморщился кобельер, бросая на ясновельможного певца мокрое полотенце.
  - Это что?! - процедил Хома, вытягивая из-за кушака пистоль...
  На голове гишпанца, меж подсушенных, но все одно облипших волосьев, торчали два выроста. Не шибко громадных, на бородавки похожих, но всё ж явно поболее и очевидно костяных. Да еще этак ровно-ровно посаженых... От же, мать его пёсья курица! Да никакой он не гишпанец, и даже не кацап, а вообще явный чёрт! Вот оно и рыло поросячьим пятаком очень доказательно проявилось!
  - Ты чего? - заволновался поддельный гишпанец, норовя отвернуть носяру от пистолетного ствола.
  - А то! Чёрт в товарищи казаку подстраивается?! Да не бывать такому, хоть как меня соблазняй.
  - Да нахрен ты мне сдался! - выпучил глаза проклятый Анчес. - Вон она, соблазнительница твоя, мадерой икается. Пистоль убери! Нашёл каким манером возмущенье проявлять.
  - Да я... - Хома взвёл курок - я на чёрта и самую богатую пулю не пожалею! Пристроился он! Да был бы чёрт, а то так, чертовство замызганное.
  - Да я вообще не чёрт! Пистоль отверни!
  - Тю, не чёрт он?! А рога?!
  - Что рога? - Анчес пощупал свои выросты. - Ну, рога. Что ж, только у чертей рога? А еще образованный вроде человек, грамоту он знает...
  - Да как же не черт, если вылитый чёрт! Побожись... то есть покажи, что хвоста нет.
  - Что - хвост? Вон, у каждого кочета хвост, это вообще не доказательство!
  - А ты покажи, покажи!
  - Не покажу. Во-первых, перед мужчинами не заголяюсь, во-вторых, проклятая ведьма такого пинка подарила, что распухло всё. Ранимая часть...
  - Значит, есть хвост, - потерянно пробормотал Хома. - Выходит, я хвостатого чёрта за товарища считал.
  - Да что вы мелочные такие, - обиделся кобельер. - Хвост, рога... У тебя вон зубы лошадиные, так я ж тебя за мерина не считаю. Образованный человек, башкой подумай: у чертей на ногах что? Ко-пы-та! У меня копыта есть?
  Тут не врал верткий гишпанец - копыт у него не имелось. В сапогах ступни крепкие, мозолистые, но всегда мытые - ведьма дурных портяночных запахов не любила. Может, морок на ногах? Очень даже легко! Или такая порода бескопытная? Специально для введения в смущение выведенная?..
  - А что, чертей с человечьими ногами вообще не бывает? - неуверенно уточнил Хома.
  - Не бывает, - подтвердила, покачиваясь, Хеленка. - Какой же он чёрт, если он... Ой...
  Панночку согнуло вдвое и из неё изверглись остатки мадеры и иных славных яств.
  - Вот! Довыпытывался, иезуитская рожа! - зашипел Анчес, подхватывая страдалицу под локотки. - Ты меня еще на костер посади, катский вояка! Сам живодёр, клейма некуда ставить, а допросы допрашивает. Глянь, что наделал - уж и груздочки вышмякнулись...
  Панночке наскоро вытерли личико и поволокли прочь из светлицы. Может, оно и к лучшему - ежели пана Тадзеуша в этаком загаженном хлеву найдут, про сгинувший с ясновельможного лика ус, вопросов куда меньше будет.
  Не успели ведьминские слуги сквозь шинок проскочить, как на улице истошно заорали:
  - Пан Лащинский, воинство поднимайте! Беда! Бесы с погоста набежали, город жгут и баб валяют!
  
  
  
  Глава 9.  О ненадежностях описаний, означенных приречными бестиариями
  
  
  Истинное наслаждение глянуть с середины Днепра на его роскошнейшие берега, обвести вольным взглядом те зелёные горы, что сложены из густо поросших лесом обрывов, и те необъятные луга, что смыкаются с небесами, выше и пронзительнее коих не бывает на земле. Неспешно и величаво влечёт свои воды  мудрый седой Днепр, и так же медлительно и царственно лениво проистекают дни того  жаркого и изобильного месяца, что в иных местах зовется именем полузабытого древнего императора, так славно сыгравшего комедию своей жизни, а в здешних краях, простодушных и добродетельных, наивно и чистосердечно наречен - серпнем.
  Нагревало высокое солнце брусья и бревна настила, пахло дегтем и рыбою, гулял над водой мягкий речной ветерок, утешающе журчала, искрилась вода под длинными вёслами. Ни о чем дурном в этот летний час людям не думалось, и думаться не могло...
  
  ***
  
  Навалившись животом на брус, что предохранял неосторожных от падения в воду, Мирослав потягивал трубку, смотрел на удалявшийся берег. Капитану хотелось ругаться. Из-за всех похоронных хлопот отчалили охотники хорошо после полудня. И глядя, как медленно ворочают тяжёлые весла паромщики, было понятно, что приставать доведется в полутёмках. Если не в темноте...
  На пароме, что представлял собою прямоугольный плот, примерно шагов тридцать в длину и десять в ширину, с чуть нарощенными бортами, было тесно. Банда, хоть и осталось от неё всего восемь человек, заняла большую часть. Лошади же, вьюки...
  Одно радовало - паромщики о дукатах и не заикнулись. И вообще от платы и разговоров отказались, указав молча, куда коней лучше поставить. Да и грозный "атамано-гетьман" со своими реестровыми выряженными к отплытию так и не явился. Видать, хмурый запорог, что так своего имени и не назвал, намекнул, что лучше не лезть к хлопцам понапрасну.
  Мирослав выбил пепел в реку, повернулся, прислонившись к брусу теперь уже спиной. Прислушался к беседе, что на неспешно текла пароме.
  Кроме охотников, на пароме было ещё с десяток посполитых с маслаками, да четверо реестровых с повозкой. Посполитые оглядывались тревожно, свои "алебарды" в тряпье кутали. Оружия сделанного из того, что под руку подвернётся, Мирослав видел много. Сам пару раз колья на костре обжигал. Но вот чтобы челюсти конские да коровьи к древку вязать, и всерьёз думать, что супротив крылачей такая придумка сгодится... Шибко в Бога верить надо!
  Казаки же, сперва на шумную и похмельную банду посматривали с недоверием, руки от пистолей не убирая. Но потом раззнакомились, разговорились, дорога-то долгая, скучная - гляди себе, как волны о борт плюхают, да впереди берег близится еле-еле...
  Попутчики оказались Лисянского полка, того, где наказным гетманом Кривонос66 был, который, оказывается, помер два года как. А Мирослав, наслышанный от пары знакомых о полковнике, всё его живым считал. И Хмелю в первейшие подручные прикидывал. Ну не первое в жизни разочарование, и не последнее. В следующий раз надо будет четче обстановку прикинуть, а то мало ли что как повернется...
  Везли хлопцы всякий огневой припас. Куда и кому, прямо не сказали. Зато бочонок пороху "утеряли" с удовольствием. Добавив свинца и полсотни пыжей. На вопрос, не взгромоздят ли их за такую растрату сракой на кол, отмахнулись. Мы же, мол, тебя, добрый человек, с бабами спать не учим?..
  Менялись на "змеесултана", которого Мирослав выкинуть хотел, снеся вонючейший мешок на помойку, на поживу бродячим собакам. Один хрен, ни продать, ни к чему доброму приспособить не выходило. Была у коварного Литвина мысля: выкрасть хама-"атамана", да вложив его змеиной башке промеж зубов, сверху пристукнуть. В жирнючего наглеца клыки как в масло войдут. То-то шуму и крику будет! Мол, коварные ляхи чернокнижным колдунством справного казака погубили, лыцаря степового жизни лишили!
  Неожиданный обмен провернул Угальде, в котором после вчерашней ночи пробудился  не только знаток местного наречья, но и торгаш. Помогло, конечно, еще и то, что двое из реестровых, в свое время, вдоволь по Европам пошатались и испанца неплохо разумели. Ну и понимали, что такой трохфей заохотить - большой редкости везение. А за черепушку любой шляхтич серебром по весу отсыпет. У них-то, гонор поперек разума бежит...
  Паром подошел к причалу, ткнулся носом. Дрогнула палуба под ногами. Четверо передних паромщиков, оставив вёсла, перекинули дощатые сходни. Простучали копыта по сходням, проскрипели доски под тяжестью казацкого возка...
  С реестровыми расставались друзьями. Котодрал с одним даже ножами обменялись на память.
  Мирослав дождался пока банда по окрестным кустам сбегает - неудобно ведь с борта гадить, можно и окунуться ненароком, да и щука на блесну броситься может. Завелись недавно тут щуки этакие. Лапы у них с перепонками, ликом с людьми схожи. Спор о происхождении подобного негодяйства в реке, ни к чему не привел. Реестровые на подлость ляхов грешили, ради вредности сугубой, из Сарацинии привёзших и запустивших грызучих тварей. Паромщики ворчали, мол, где-то за Киевом характерники зелье колдовское расплескали по пьяному делу. Докапываться до истины было некогда, да и не зачем. Пусть новоявленных речных обитателей хмурые запороги выслеживают и вываживают. У нас свои дела имеются!
  Наконец, все оказалась в сборе, и в седлах. Махнув на прощание реестровым, банда двинулась своей дорогой. Впереди ещё верст десять, а то и больше...
  
  ***
  
  Банда подъехала к цели ближе к полуночи. Дорога бежала дальше, теряясь меж дубрав и полей. Мирослав поднял руку, приказав остановиться. Спешить не станем, присмотримся.
  Ночь выдалась ясная, всё видно, хоть иголки собирай. Полсотни низеньких, вросших в землю домиков, по здешним обычаям тщательно выбеленных и крытых соломой. Сараи, садочки, торчащие там и сям жерди колодцев-журавлей, сеновалы, неровные латки огородов. Церквушка на холме.
  Капитан потёр переносицу. Когда-то, в Южной Польше, в такое же село вошёл десяток орденских и чуть ли не полсотни наёмников. Вышло пятеро. Из которых сейчас живо двое. Он сам да Отакар из Соколовок, что нынче тоже капитанствует. Ну и Гавела вряд ли смогло убить даже то огненное кольцо, в которое упрямого чеха толкнул кровосос - недобиток. Ходит, наверное, сержант по тамошним местам, горюет, что потерял свой любимый фальшион и давит упырей голыми руками...
  Хотя нет, вряд ли за саманными стенами хаток затаилась целая армия нечисти и нежити. Вон, и дымки тянутся из труб, и собаки перегавкиваются. Когда Ночные рядом, пёсье племя молчит. Скулит разве что от страху. Ну и борщ вряд ли кто из нечисти готовить станет. Тянет-то, ух!
  Рядом шумно потянул носом Диего. Видно, тоже запах почуял. Ишь, выпятил грудь! Ну то понятно. Впереди у испанца жалкий десяток драконов, а за спиною - прелестная Горпина. Мирослав скрипнул зубами. Лейтенант может повернуть назад и вернуться. Ему есть куда возвращаться.
  Капитан, стараясь прогнать хмурые мысли, спрыгнул на землю, расстегнул вьюк. Банда наблюдала, вполголоса переговариваясь. Мирослав в трёп бойцов не вслушивался. Вынув сверток, запеленатый так, будто внутри наследник тронов одновременно и Франции, и Испании, и Англии, начал осторожно разматывать, ругаясь сквозь зубы на затянувшиеся завязки.
  Наконец, под лунный свет явилось сокрытое. Кто-то разочаровано фыркнул. Извлечённый сосуд не впечатлял. Старая, потемневшая бронза, два уродливых "барашка", держащих крышку. Да и вообще, потёртый какой-то, побитый. И зачем было в десяток чехлов обёртывать?
  Мирослав оглянулся, выбирая подходящее место. Но ни пеньков, ни больших камней рядом не нашлось.
   - Збых, слазь и давай сюда, - рыкнул капитан.
  Литвин тотчас же покинул седло и встал рядом с командиром.
  - Так,  - сунул Мирослав сосуд Збыху в руки. - Держи крепко. Надо открутить. И не дёргайся, разольём нахрен.
  Побледневший Литвин не стал уточнять, чего же ему не следует бояться. Не страдавшая глухотой банда отъехала чуть подальше. Вряд ли, конечно, предусмотрительный капитан таскает с собой какого-нибудь арабского демона, заточенного древним колдуном. Но мало ли?
  Гайки с трудом проворачивались по грубой резьбе. Капитан ругался, Литвин молча терпел, стараясь не уронить сосуд от особо неожиданных рывков. Наконец, оба "барашка" оказались у Мирослава в руках. Он сунул их во внутренний карман колета, хлопнул по груди, проверяя, не провалились ли корявые изделия неизвестных мастеров прямиком в штаны, найдя новообразовавшуюся от сложностей жизни дырку.
  - Ну чё, змеиный княжич, готов?
  Литвин жалобно посмотрел на капитана. На всякий случай поёрзал ногами, занимая позицию поустойчивее. А вдруг рванёт что? Или как вырвется, да как врежет ядовитым хвостатым жалом!
  Мирослав улыбнулся. Мысли Литвина отлично читались по закушенной губе и мелким бисеринкам пота. Не рванёт и не выскочит. Капитан снял чуть заевшую крышку, небрежно кинул в траву рядом с собой. Наклонился над открытым сосудом, в котором лежала отрубленная человеческая кисть. Вино оставалось на самом донышке. Кожа, на которой виднелись черные линии татуировки, пересохла и кое-где потрескалась до мяса.
  - Гребанная аршлабина67! Какой дырявый протестант копался у меня в сумке!? И колом в брюхе ему не встали эти шмурдяки?! Вот же безмозглый придурок, чтоб ему кишки поперек глотки встали!
  - Капитан, - осторожно сказал Литвин, - они ему и так встали.
  - Руперт?! - рявкнул Мирослав, жалея, что рыжему англичанишке оказали милосердие, а не оставили подыхать рядом с обугленной и обезглавленной змеёй.
  - Не уверен, но он пару раз тёрся рядом, любознателен был покойник и красное любил, - пожал плечами Збых, успокоенный мирным содержимым загадочного сосуда. А что рука отрублена, так в этом ничего необычного нету. Бывает.
  - Вот как ни попадется на пути англичанин, так обязательно нагадит... - обреченно выдохнул Мирослав, и скомандовал: - Ставь на землю. Указующий, похоже, помер. Хотя, - задумался капитан. - Я, конечно, не Христос, но попробовать-то можно.
  Как ни странно, но залитое в сосуд дешёвое вино, что нашлось во фляге запасливого Котодрала, положение спасло. Через пару минут, по руке прошла мелкая дрожь. Пальцы зашевелились, складываясь в разные хитрые позиции. То щепотью, то "козою", отгоняющей злых духов, и, под конец, видать под влиянием долгого путешествия - ткнуло склонившимся над сосудом наёмникам дулю.
  - И как эта чуда, - спросил Угальде. - Это создание нам поможет?
  - Укажет нам путь, - задумчиво протянул капитан, прикидывая, как поудобнее разместить Указующего, чтобы тот ткнул пальцем в нужную сторону, а не послал охотников в какую-нибудь задницу, что было вполне ожидаемо от оскорбленной столь долгой жаждой и иссушённостью части тела. - Ладно, подождем пока вино подействует окончательно и Указующий вернётся в спокойное расположение духа.
  - Первый раз вижу Руку Славы в таком хитром хранилище,  - прошептал лейтенант, разглядывая кисть, что расправилась и лежала тихо. Чуть заметно подергивались обрывки сухожилий...
  - А это и не повешенного воришку на куски рубили. Эти Указующие гораздо сложнее, и умнее. С нашим я даже в карты на щелбаны играл, - хмыкнул Мирослав. - Они-то, не из мелких преступников получились. Правда, судя по тому, сколько этих дланей на свете, рубленые кисти у святых отрастали, как хвосты у ящериц.
  - Много таких видел? - Котодрал уважительно взглянул на кисть, что снова начала неодобрительно перебирать пальцами.
  - Порядочно. Если знать, где искать. Некоторые подвалы хранят в себе много тайн.
  Наконец, после долгого ожидания, что было куда мучительнее обычного из-за незнания, чего же собственно ждут, Указующий внезапно подпрыгнул в своей купели. Зацепился мизинцем за край сосуда и ткнул пальцем в сторону дубравы, что росла чуть правее села, по-над крутым берегом.
  - Выдвигаемся осторожно, - скомандовал Мирослав. - Йозеф и Юхан впереди. Диего и Збых - замыкают. Доходим до первых кустов, останавливаемся. Там приглядываемся, прислушиваемся.
  - Понятно, - слаженно кивнули бойцы.
  - И оружие готовим,  - добавил капитан, вытащив из седельной кобуры пистолет.
  К дубраве подъехали не торопясь, прислушиваясь на каждом шагу. Не шелохнется ли какой листок, не засопит ли нетерпеливый стрелок, ждущий, пока всадник не окажется на дистанции уверенного попадания...
  Но никто не стрелял, не выпрыгивал ни с саблей, ни с клыками. Банда спешилась шагах в сорока от дубравы. С лошадьми оставили Марека. Огней не зажигали - луна светила ярко, видно было всё отлично. Да и не любил капитан с факелами по лесу бродить - воспоминания просыпались нехорошие...
  Пока отдавал последние команды, раздалось несколько тихих всплесков - рыба играла. Не иначе, сомы.
  Мирослав оглядел бойцов. Вроде никто труса не празднует, оружие крепко держат. Ну что, вперёд!..
  
  ***
  
  Домишко Мирослав мог бы найти и без помощи охотника, который, потеряв невесту, чуть не сошёл с ума. Верные приметы ни разу не подводили. В крайнем случае, можно Указующего ещё разок потревожить. Благо тот, как вернулся в благодушное, а значит и рабочее настроение, так из него и не выходил.
  Но отпоенный горилкой Дмитро пришел в себя и, признав в капитане старого знакомого, с которым в Дечине не один раз сталкивались, точно указал на злодейское гнездо. Хатка на тропке, как из села вышел, чуть поодаль, на обрывчике. Все знают, что там ведьма живёт. До того пакостей не было, потому и не трогали...
  Что девушку сгубила именно ведьма, капитан не сомневался. Всё ж на поверхности. Девка понесла, а такой голову задурить милое дело. Да и отчего решила сгубить понятно: всё село знало, чем Дмитро промышляет.
  А вот что краденное римское сокровище именно у неё, и что ведьма таится в Мынковке или окрестностях, Мирослав сомневался. Не дура. А если она и где-то тут, то схоронилась так надёжно, что все сведущие в ловли нечисти люди Ордена понадобятся, чтобы окрестные плавни и леса прочесать мелким гребешком, гниду ту нащупывая.
  Капитана глодали иные сомнения. Ну а если похищенное всё-таки здесь, то всё становилось куда хуже и опаснее. Тот, кто столь лихо ткнул Церковь носом в грязь, ограбив папский обоз, был умён и хитёр. И вряд ли оставил похищенное добро без пристойной охраны. Тем более, в таком месте. Впрочем, эти тоскливые мысли, сулившие новых погибших, навещали не в первый раз...
  Банда разошлась по утру, как роса сошла.
  Марек и Густав, как самые никуда не годные, остались стеречь добро и лошадей. Мирослав наказал чехам зарядить оружье серебром, с конюшни не выходить, чтобы не случилось, и чтобы не грезилось. По уму, следовало там бы и Збыха оставить, который показал изрядную твердость супротив всяческих пакостей, но шарить по ведьминской хатке в одиночку... Не, это надо очень шибко в Бога верить. Куда сильнее, чем посполитому с маслаком! Мирослав же, в крепости своей веры сомневался. Ибо большую часть чудес, виденных капитаном за его долгую жизнь, свершал не трубный глас или горящий куст, а меткий выстрел и добрый удар.
  Два наёмника с мушкетами засели в зарослях на склоне, откуда хорошо просматривались и зады хатки, и тропинка, и узенькая полоска песка под обрывом - вода чуть отступила.
  - Стой! - рыкнул капитан на Литвина, когда тот потянулся к дверной ручке. - На тот свет собрался, дурень? Думаешь, запал с которым испанец рыбачить пошёл, один такой на свете? И других полно, куда хитрее! Дверь откроешь, и взлетим сразу на небеса. Кусками, правда.
  Збых, слушая многословное объяснение, скривил жалобную харю. Мол, командир, прости, дурня, не подумал.
  Капитан, впрочем, разнос продолжать не стал. Обойдя кругом хатки, стараясь не затоптать цветы, вернулся к двери. Буквально обнюхал каждую пядь дверного проема. Затем, вытащив длинный стилет с узким, почти шильным клинком, обвел им всю дверь. Не удовлетворившись проделанным, вынув моток тонкой веревки, замотал один конец вокруг ручки. Сунул второй Литвину.
  - Отойдем шагов на двадцать и потянем за веревочку. Дверь откроется. Ну или не откроется. Хотя засова с той стороны не вижу.
  Не спеша отходить, Мирослав выпрямился, хрустнув поясницей.
  - Угу... - довольно протянул, увидев куколку под стрехой. - И солома свежая, и ручки-ножки плетены с умением и старанием. Ждала, значит, гостей. Ну то хорошо.
  Снова вынув стилет, капитан ловким ударом пришпилил соломенного человечка к стене. Тот и не дёрнулся, но солома начала прямо на глазах истлевать.
  - Одной пакостью меньше на белом свете, - наёмник обтёр стилет о штанину.
  Дверь открылась с оглушительным и премерзостным скрипом. Выждали минут десять. Но ничего не взрывалось, не выскакивало с острым ядовитым жалом. Даже скучно как-то.
  - Пошли? - кивнул Мирослав Литвину.
  - Ага, - ответит тот, взяв в правую руку дагу, временно позаимствованную у лейтенанта, а в левую - короткий, но мощный пистоль.
  Мирослав постоял пару минут, закрыв глаза - привыкал к темноте. Шагнул внутрь. Збых остался у двери. И со спины прикрыть, и вообще. Внутрь хатки солнечный свет попадал лишь через дверь - отдушины под крышей были чем-то злодейским завалены-забиты. Хотя, может, и просто воробьи загадили... Не зря же их тут "жидами" частенько называют.
  Обстановка внутри была скудная: низкий, застланный старым ковром топчан, кривая печурка, полки забитые пыльными свертками, пузырьками и ступками. С потолка свисали связки всяческих трав. Огарки повсюду, чуть ли не к стенам прилепленные. Занятные, кстати, свечи - от таких свет есть, а тепла нет.
   И как она тут теснилась? Повернутся же негде! Единственной дорогой вещью выставленной на показ было старинное зеркало на стене. Стараясь в нём не отразиться, Мирослав закрыл начищенную бронзу, накинув сверху мешок, валявшийся на полу. Подоткнул понадежнее, чтобы не сползло.
  - Ну что там, капитан? - осторожно глянул внутрь Збых.
  - Тихо всё.
  - А-а-а, ну раз так, то ладно. Но ты хоть ори иногда, а то мало ли, задушат втихую.
  - Задолбаются пыль глотать, - заверил Мирослав и тут же чихнул. Эге, похоже, и сюда зловредная трава прокралась. Ну ничо, сморкаться можно смело. Еще ни один колдун сопли к недоброму делу пристроить не сумел.
  Главное, самому же и не вляпаться. Мирослав отступил обратно к двери, и начал методично проверять каждую полочку, осторожно снимая зелья на топчан. Не хватало ещё какой-нибудь яд пролить, тонкое стекло расколотивши. Свертки он выкидывал наружу, Збыху. Литвин потрошил, скидывая ошметки в чью-то заброшенную нору. Выкинуть нужное возможностей у княжича не было - пока что ему попадалась одна трава да листья с корешками. Не перепутал бы никак.
  Очистив полки на одной стене, капитан высунулся наружу, приказав не дышать и вообще сидеть тихо как мышь под метлой. Литвин с удовольствием уселся, прекратив копание в очередном, благоухающим душицей и лавром, свертке. Вернувшись в хатку, капитан начал осторожно простукивать стены, в поисках пустот. Но саман везде отзывался одинаково звонко.
  Весь уйдя в слух, Мирослав чуть не заорал с перепугу, когда почувствовал, что кто-то трётся о сапог. Глянул вниз. У левой ноги сидел умывающийся кот. Страшноватый, надо признаться. Похоже, умер тот котик лет двадцать назад, а то и больше. Вон, один скелет остался. И как не рассыпается на ходу?
  Подняв на Мирослава темные провалы выбеленной временем черепушки, кот дернул костистым хвостом, и гордо прошествовал к выходу.
  - Збых, - тихонько окликнул капитан.
  - А?
  - Щас тут одна чуда выйдет, не ори. Не кусается.
  Все же удивление своё Литвин криком выдал. Хоть и не во всё горло. Молодец, что уж тут.
  Хмыкнув, Мирослав вернулся к прерванному занятию. На этот раз, изредка посматривая под ноги. Мало ли, вдруг у ведьмы ещё и костяной змеесултан для незваных гостей припрятан.
  
  ***
  
  Ничего, что связывало бы домик с похищенным на Тибрской дороге, не нашлось. Так, мелочевка всякая, упоминания недостойная и не полезная. Ну разве что, кроме четырёхгранной, древней даже на вид иглы, сделанной чуть ли не из чёрной бронзы. Да пары серебряных талеров с Вильдерманом. Очень уж Мирослав любил денежки Брауншвейгской чеканки. Там-то, с какой стороны не глянь  одни знакомые. То ли Геракл - Геркулес, если верить многомудрому Хранителю, то ли кто из диких лесных людей, если верить собственной памяти...
  Самой интересной находкой оказался шкелето-кот, так впечатливший Литвина.
  - Ты, капитан, в следующий раз так и говори: прётся сейчас на тебя, дорогой ты мой человек, кошачий скелет, который не кусается, и не царапается. Я ж чуть не обосрался!
  - Это не самое страшное, отрок, что доведется тебе встретить на пути ратном, коли твердо решишь стезю нечистеборческую выбрать!
  Збых с подозрением оглядел командира - не подменили ли втихаря, раз такую высокопарную чушь нести начал? Но тот ухмыльнулся в ответ и продолжил:
  - Так говоришь, котей мимо прошел, да в речку бултыхнулся?
  - Ну! Видать, рыбки половить вздумалось.
  Литвина передернуло.
  - Рыбки половить - не человеков уловить! - вновь скорчил постную физиономию капитан. - Забавный вообще котик, раз под солнцем шляется. К нечисти никоим боком отношения не имеет. И скроен очень ловко и не по простым лекалам.
  Подошли наёмники, что ставились на охрану, справедливо рассудив, что раз капитан с Литвином сидят, языками чешут, нужды особой в пригляде нету.
  - Чего там, герр капитан? - спросил вежливый Марек.
  - Ничего плохого, но и ничего хорошего. Ночью засядем поудобнее, подождём, вдруг вернется.
  - Что-то я сомневаюсь, - покрутил головою Збых, разминая шею. - Мы пол дня здесь бродим, и слепой бы нас приметил.
  - Один хрен сегодня выступать не получится, девчонку хоронят. А так, мало ли, вдруг да явится, над разгромом поплакать, нами, злобными ландскнехтусами, учинённым.
  
  ***
  
  Воду и лодки Диего не любил - имелось на то веские основания, накрепко встрявшие в память после одной ночи... Туман, ледяная вода, грязь, и пули, прилетающие из темноты, но удивительно меткие... Однако сейчас сияло солнце, распевали средь зелени высокого и крутого берега птицы, смирно влекла свои тёплые воды широкая река. Да и к короткому веслу лейтенант приноровился, грёб, не сбивая товарищей.
  Длинная и вместительная лодка, именуемая в здешних местах "дубком", легко шла по спокойной воде. Навали в такую долблёнку больше груза, посади еще трех-четырех бойцов, суденышко сохранит подвижность - делать лодки в здешних местах умели. Но нынче в дубке сидело всего четверо: сам лейтенант, неразговорчивый Котодрал и сумрачный казак Дмитр. За четвёртого спутника был и вовсе молчун.
  Водный простор раскидывался всё шире - заходили к добыче от середины реки, дабы не вспугнуть. Бескрайность реки смущала - опрокинется лодка, определенно не выплыть. Особенно, если плаванью мешать будут всяческие перепончатолапые щуки. Впрочем, дурных предчувствий пока не имелось - Диего смотрел, как летит вдоль берега цапля - сияло в солнечных лучах нестерпимо белоснежное оперение, неспешно взмахивали прекрасные крылья - истома и изящество таились в каждом движении. Будь оно проклято, до чего ж много странного и волшебного в этой дикой стране! Птицы, реки, женщины с мифическими именами... О, Гарпин куда как смуглее и пощедрее телосложением, чем эта снежно-белая хрупкая птица. Какая же она жаркая и искренняя в желаниях! Святой Христофор свидетель - кипящее золото, а не женщина!
  Всплеск отвлёк от ненужных мыслей - гребцы вздрогнули, глядя на широко расходящиеся по воде круги.
  - Рыба, - обернувшись, одними губами, почти беззвучно, сказал Котодрал.
  Диего кивнул, чувствуя, как на лбу мгновенно выступил пот. День как будто разом стал менее солнечным. Охотники глянули на Дмитра - казак оскалился, безмолвно указал веслом в сторону берега - в то место, где обрыв и деревья отбрасывали длинную и плотную тень. Понятно, значит там те знаменитые омуты...
  Двинулись к цели. Лейтенант ещё бережней погружал весло в воду. Не нужны лишние плески, ни к чему громкие звуки и иной шум. Пусть дичь спит. Сейчас, в полдень, она непременно должна спать. Сыто и спокойно дремать в покое, среди зеленых водорослей и черных стволов топляка...
  О здешних мавках и водяницах Угальде знал мало. Об ундинах и наядах читал и слышал чуть больше. Особой опасности здравомыслящим людям они не представляли. В добропорядочной Европе, по крайней мере. Если сохранять должные приличия, не куртуазничать с сисястыми селёдками, не давать себя заманить в воду спьяну или по чрезмерной похотливости...
  Здесь иное дело. Дикие реки, полные кровожадных тварей. Жутко вспомнить, как они растерзали несчастную невесту казака. Лейтенант отлично понимал скорбь товарища. Такая милая девушка. Хотя, если сравнивать, покойная, конечно, излишне худощава...
  Угальде прогнал неуместные сравнения. Тень берега приблизилась. Собственно говоря, это не совсем прибрежная тень - просто длинная и темная. И чересчур густая. Как в столь солнечный полдень вода может оставаться непроницаемо чёрной? Казалось, уже и внутрь лодки сама собой поднимается речная студёность - вот, сидящий впереди, Котодрал передёрнул плечами. Диего и сам чувствовал, как поясницу начинает холодить, точно на снег уселся.
  Дмитр приподнял руку, призывая замедлить ход - казак всматривался в береговые деревья и откосы, ища приметы точного места. Лодка сдвинулась чуть в сторону, Дмитр кивнул головой - здесь! Он и Котодрал склонились над молчаливым попутчиком охотников - пузатый бочонок с достоинством дожидался своего часа. Лоснились обмазанные свежей смолой бока, торчал куцым негнущимся хвостиком хитроумный фитиль, который надо не поджигать, а вовсе даже наоборот - окунуть в воду целиком. О, сколько всего полезного хранят вьюки их капитана!
  Держа наготове пистолет, Диего не мог оторвать взгляда от воды - странно притягивала почти чёрная поверхность, чаровали мнящиеся глазу водовороты, тайное глубинное движение - тёмное, гладкое, упругое. Ствол пистолета ткнулся в борт лодки - Угальде отшатнулся. О, Дева Мария! Неужели сам нырнуть вознамерился!?
  - Что скажешь, лейтенант? - прошептал Котодрал.
  - Швыряйте! С левого борта...
  Бочонок придержали - плеснуло не так и громко. Смоляная тушка снаряда канула в непроницаемую толщу воды. Капитан клялся, что всё сработает. По его словам, нужно только дать воде растворить вложенный кусочек сахару...
  - Ну, сучье племя, щас... - с торжеством скрежетнул зубами Дмитр.
  Спохватившись, взялись за весло - дубок резво отошёл ближе к берегу...
  ...Сначала вздрогнула лодка, потом донесся глухой глубинный вздох... и всё. Днепровский простор лежал все такой же сонный, разморенный. Диего уже открыл рот, дабы крепко выругаться, но тут вода вспучилась...
  ...Огромный пузырь вынес к солнцу еще один вздох, глубокий и страдающий, словно река ахнула от боли. Разошёлся пенный водяной вал, стал белым, потом жёлтым - взметнуло со дна песок, камни, обломки древних стволов, обрывки водорослей. Мелькнуло ещё что-то, вода меняла цвет, лодка запрыгала на волне... Выбросило в пузырях на поверхность обрывок чего-то тёмного, но вроде бы без хвоста...
  - Вон они! - приглушённо крикнул Котодрал.
  ...Шагах в двадцати от взрыва всплывали тела: вот бледная спина, левее голова... Дальше опять голова, еще одна... Нога в небо задралась - бледная, в синеве - нырнуть хочет?! Нет, эта оборванная, растрепанные ошметки кожи хлюпнули... Но вон, среди вплывших гнилых ветвей, отчетливое шевеление!
  - От берега уходят! - крикнул Йозеф.
  Казак уже стоял на ногах, целился из аркебузы. Выстрел!
  Было видно, как одно из темных пятен вздрогнуло, исчезло под водой. Вновь всплыло или нет?
  Поверхность на месте взрыва густо покрылась всякой дрянью: обломки столетнего топляка, ил, мутные пузыри, вон мертвое тело, с раскинутыми руками и ногами, опять черные сучья... Меж всего этого суматошно бултыхалось нечто лохматое, било по воде пятернями и пятками, бессмысленно кружилось, видимо, сильно оглушило.
  - От, словно чабак68 с глистяком в пузе, - злобно процедил Дмитр, вскидывая мушкетон.
  Хлестнула по воде картечь, тварь, с виду невеликая, подпрыгнула, на миг показав разодранное белёсое пузо, исчезла...
  - Под берег уходят! - указал Котодрал, вскидывая пистоль.
  Диего и сам видел - дальше по носу дубка плыло несколько пятен голов, одна всё моталась из стороны в сторону, из её ушей брызгало тёмным.
  - Бейте! - заорал казак, выдирая из-за пояса пистоли.
  - Да разве попадешь?  - пробормотал Йозеф, озираясь. - Ты погоди, то нас молодые отвлекают, а матёрые здесь где-то...
  Уплывающие твари и, правда, были невелики - если бы не спутанные космы, за выдр можно принять. Дмитр всё равно выпалил - было видно, как обе пули бесполезно ударили в воду около плывущих русалок. Одна из голов повернулась - Диего увидел мелкую синюшную мордочку, выпученные в ужасе глаза...
  Охотники переглянулись - вовсе детеныши, что ли? Казак спешно заряжал широкогорлый мушкетон:
  - Плывем за ним следом! Добить, пока глушённые!
  - Да нырнули уже, - прохрипел Котодрал, продолжая нервно озираться. - Ты крупных стереги, сейчас полезут, - баварец глянул на лейтенанта.
  Диего кивнул - действительно, нырнули. И имеет смысл сберечь заряды на крупную нечисть...
  
  ***
  
  ... Лодку отнесло ближе к берегу. Охотники не спускали глаз с речной поверхности - вода уже успокоилась. Песок осел, сверху колыхалась поднятая с донных глубин дрянь, иногда всплескивала хвостом полуживая рыба. Да, наглушили много, ну, и иное между ней плавало.
  - Глянем, - приказал Угальде.
  Нос дубка осторожно раздвигал муть: вокруг колыхались окуни и плотва, большей частью мёртвые, но иные ещё распахивающие рты в беззвучном крике, вот смотрела мертвыми глазами щука, под бок к ней нанесло стайку мелких ершиков. Рядом плавала рука - небольшая, с синью под длинными ногтями. Ободрана повыше локтя, и вроде бы в слизи. А вот целый труп, крупный, играет вода лохмотьями платья...
  Дмитр подцепил тело веслом - перевернулось с трудом.
  - Ишь ты, а гладкая была!
  - Ну, - согласился баварец. - Полгода назад полюбоваться было на что.
  Йозеф был прав - с первого взгляда стало ясно, что труп несвежий. Некогда красивая женщина в остатках изящного платья, лицо вода и рыбы пощадили, но в остальном...
  - Кол бы пригодился, - пробормотал Диего, держа наготове пистолет.
  - Какой кол на воде? - заметил Котодрал. - Из обычных она. Видать, теченьем затянуло и за топляк зацепило.
  - Да какие тут обычные?! - оскалился казак. - Сроду тут таких обычных не утопало! Варшавская пани, не мынковская! Да и течение - вон оно там где!
  Охотники глянули на залитую солнцем, безмятежную реку. Отчего-то захотелось попасть на берег побыстрее.
  - Ладно, дело сделано, поплыли, - с облегчением молвил Угальде.
  - Стойте, я цепку сниму, - буркнул Дмитро, глядя на шею утопленницы, где тускло поблескивало золото.
  - Не к добру такие трофеи, - предостерег Котодрал.
  - Не для обогащенья беру, - казак веслом подтаскивал труп ближе к лодке. - На порох выменяю, да еще разок сюда вернусь. Под корень их, суков, выводить надо!
  Касаться пятнистой шеи утопленницы Дмитр всё ж не рискнул - потянулся к толстой цепочке острием кинжала. В тот же миг, богатое, похоже, что итальянской работы, золотое плетение превратилось в огромнейшего червя - тот изогнулся, захлестнул хвостом клинок и не иначе, как собрался устремиться по оружию к его хозяину. Вышло это столь внезапно, что охотники одновременно отшатнулись. Вроде бы дивно устойчивая лодка с готовностью поддалась и все трое, даже не успев ругнуться, полетели в воду...
  ...Еще никогда Диего Угальде не влезал в лодку с такой скоростью - уже животом на борту лежа, немыслимым усильем воли укоротил себе, словно карла какой, ноги, а остальное поджалось ещё плотнее. Коротконогий лейтенант свалился на дно, шляпа, истекая водой, съехала на морду, а штаны и под камзолом, словно льдом наполнились. Соратники уже взлетели обратно в челн - даже и помогать никому не пришлось. Не сговариваясь, похватали весла...
  
  ***
  
  Солнце палило в плечи, а холод так и остался в одежде, да такой, что в дрожь бросало. Гребли, не оглядываясь и с таким прилежанием, словно премия в сто дукатов обещана.
  - То просто червь, - настаивал Диего, изо всех сил работая веслом. - Обычный червь-переросток.
  - Пусть переросток, но чисто пиявочный, - возражал Котодрал. - Что я, пиявку не узнаю?
  Казак помалкивал. Да, месть - дело сладкое. Но не сегодня. Охладила днепровская вода то правильное чувство. Да, дьявол его возьми, где ж берег-то?!
  Берег был на месте. Стояли у кривых мостков капитан с Збыхом, наблюдали. Диего с облегчением выпрыгнул на старый, но восхитительно сухой настил и принялся выжимать полы камзола.
   - Сделали? - усмехнулся капитан. - Новокрещён69,ты теперь, сотник Угальденко...
  
  
  Глава 10. О бренности и тщете лыцарской славы
  
  - Пан Лащинский, воинство поднимайте! Беда! Бесы с погоста набежали, город жгут и баб валяют!
  Как взметнулись сердюки на тревожный призыв! Как разом подхватились! Сипло взрычал ясновельможный пан Лащинский, пытаясь выползти из светлицы. Восстал, было, в гневе хлестнув сорочкою по морде вояку, что пытался вызволить свои одежды из-под пиршественного стола. Да не держали ослабелые ноги, обрушились на пол удалые воины. Тут и уволокло под стол безпорточного стража, ибо силён был соперник, тянувший спорные шаровары с иной стороны. Хватались растревоженные охранники за шапки, жупаны, сабли и чеканы, призывали Матку Боску да твердость и доблесть свою, столь крепко пострадалых в схватке с горилкой и азартом игроцким. Да и иные подозренья смятенные разумы гордых сердюков терзали: что за бесы?! Откуда бесы?! А уж не побывали ли те бесы уже здесь, в этом чёртовом шинке? Где же обтоптанные, смазанные смальцем сапоги, где любимый персидский нож с жемчугами? А шпоры с позолотой где?! Да что там шпоры, одна портянка в руках и имелась. Как такое случилось?! Играл, было такое, продулся дочиста, и это было, но, как и кому?! Хоть вспомнить того счастливца, во взаимствование, чтобы у него какой одежки одолжить! Так нет же - как назло одна портянка, да в голове, словно в горшке треснутом - пустотно и гулко. И что ту тряпицу душистую: её хоть на тыл наматывай, хоть на перед - всё одно осоромишься.
  - Так не бывать же тому так! - вскричал бывалый вояка, нахлобучивая на седой чуб пусть чужую, но весьма недурную шапку-шулику с соколиным обтрёпанным пером. - Хватай, панове, что бог подал, после разберемся. Иль не в своём мы побратимском обществе?
  - В своём! В своём! - вскричали те из сердюков, кто уж осчастливился штанами. - К бою, панове!
  Закрутилось боевое дело: были живо найдены и мушкеты с пороховницами, и сабли с пистолями, и некая доля одежды - пусть и весьма поредевшая с того недоброго часа, когда ехидный случай подсунул горемыкам игорные кости. С грозными криками и божбой готовились к неведомой схватке похмельное воинство.
  От дверей смотрел на то чудесное воскрешение оторопевший пан войт города Пришеба, коий и поспешил в шинок за помощью. Что и говорить, картина выдалась диковинной. Но уж был вновь поставлен на ноги ясновельможный пан Лащинский, уж надели на героя жупан, и опоясали саблей. С грозным гиком и шепелявым посвистом, сшибая лавки и снося косяки, кинулись во двор лютые бойцы. Мигом вскинулись в седла, подняли охающего ясновельможного. Разлетелись из-под копыт грязь и навоз, выметнулось на улочку яростное воинство. Тщетно взывал и указывал в иную сторону отдышливый городской войт - унесся к рыночной площади лихой полуголый отряд. Куда?! Зачем?! Кто знает... Воинское дело оно изначально замысловатое и мирному обывательскому разуму труднодоступное.
  
  ***
  
  - Хорошо пошли, - с удовлетворением молвил злопамятный Анчес. - И ус утраченный поперёк дороги не встал.
  - Вернутся сейчас, - обнадежил Хома. - А может и не сейчас.
  Женщины ничего не сказали: Хеленка жалобно мукала и утирала-развозила по личику сопли и иное мадерное, отнюдь ненужное девичьей красоте. Ведьма хмурилась и прислушивалась к происходящему в городе - доносился заполошный набат и отдалённые вопли.
  - Надо всё ж рассолу, - заметил Хома, утирая нос панночки подолом своей свитки.
  - Гишпанец за рассолом сходит, - распорядилась ведьма. - А ты, казаче, ступай и глянь.
  - Куда? - насторожился Хома.
  - Туда, где ворог. Упредишь, выяснишь, сколько маззикимов собралось. Может, глаза им отвести удастся. Или иным способом запутать.
  - Тю, так отводи ж им глаза сразу и наперед! Что там на них смотреть? Уж обойдемся как-нибудь без того лицезрения.
  - Ступай-ступай! Лучше знать, откуда полезут и каково их число. Маззикимы не особо быстрые, но золото чуют. А может с ними ещё кто есть. Из недобрых.
  - Да уж куда нам еще подобрее гостей ждать, - буркнул Хома. - Нельзя нам расходиться. То дурная стратегия. Сжать силу в кулак, готовить оружье. Как дадим залп, а потом другой, они и разбегутся, портки теряя. Эй, чёрт, ты пистоль-то зарядить не забыл?
  - Сам ты, чёрт и неуч деревенский, - огрызнулся гишпанец, успевший притащить здоровенный ковш пахучего рассола из-под квашеной капусты.
  - Я про пистоль спрашиваю, - грозно нахмурился казак.
  - Да что тот пистоль? Не возьмет он маззикима, и пуль у меня действенных нет, - заблажил кобельер. - Ты ж у нас под Корсунью подвиги совершал, ты и стреляй. Я тебе ещё пару недурных пистолей припас и преотличную  пороховницу сердюки позабыли, - Анч с опаской покосился на хозяйку, но та смотрела на Хому.
  - Да отчего непременно я? - не выдержал казак. - И за лошадей я, и к кузнецу я ходи, и мёд в домовины я лей. И в лазутчики я?! А был ли такой уговор?
  - Напомнить? - тихо проскрипела ведьма.
  - Что толку, всё едино некому больше идти, - признал Хома, догадываясь, что ежели пришёл час подвига, то недостойно подлинному лыцарю излишнюю скромность проявлять, избегая законной славы. Вот же чёртова баба, уже вроде и пошёл почти, а она нашёптывает что-то нехорошее.
  Смело двинулся к воротам, оглянулся: Хеленка с закрытыми очами цедила из ковша рассол, ведьма что-то втолковывала гишпанскому чёрту, тот подобострастно кивал. До чего ж дрянные попутчики подобрались - человек, можно сказать, на верную гибель идет, а им как с гуся вода! Хоть бы плюнули вслед...
  Впрочем, на улице оказалось довольно пустынно - лишь сидел на плетне здоровенный рыжий кот, пристально глядел на Хому. Казак погрозил наглой твари кулаком и по исконно лазутчицкому обычаю оценил своё положенье. Перед шинком опасностей не наблюдалось, дальше было похуже. Разносился неуместно-радостный звон колокола - видать, пономарь перепил малость или вовсе случайный человек на звоннице оказался. У рыночной площади многоголосо гаркали и ржали по-лошадиному, вот бабахнул пистолетный выстрел, снова заорали...
  По всему выходило, что у рынка дело закрутилось занимательно и поучительно, к тому ж многолюдно, а, следовательно, вполне безопасно. Пойти, полюбопытствовать, людям что нужное посоветовать?
  Хома в сердцах сплюнул и направил стопы свои в иную сторону. Вот как людям помогать, когда чуть что под горлом начинает затычка ворошиться? От же проклятущая хозяйка!
  Несло дымом. В вечернем сумраке не особо понять, откуда, но имелась мысль, что даже не в одной стороне горит. Улица так и оставалась пустой, ворота дворов позаперты, ставни хат закрыты. Сидит народ, трясется, участи своей дожидается. Это потому что в Пришебе казаков мало. Жидковата кровь у горожан. Казаки, они бы, эх...
  Глухо застучали по уличной пыли копыта - Хома, на всякий случай, шмыгнул к изгороди, присел в тень сиреневого куста. Проскакала мимо неосёдланная испуганная лошадь, волокся обрывок верёвки. Лазутчик не без облегчения опустил пистолет - лошадь, она пущай бегает. Поймают ещё попозже. Главное, лошади, ей и положено копыта иметь. А то уж всякие нехорошие мысли насчет этих вот копыт возникают. Хотя, что напраслину возводить на копыта? Вон вокруг сколько нечисти - и вся безкопытная. А то копыта, копыта, да глупо их опасаться...
  Утешаясь таким философским образом и размышляя, кто, собственно таков по своей природе рогатый гайдук-сотоварищ, Хома осторожно продвигался к окраине. Пришеб был не то, чтобы сильно громадным городом - вон уже и околица. И что-то дурноватое здесь таилось...
  Ранее Хома даже как-то не замечал, что в потной руке рукоять пистолета очень скользкой делается. Вот пакостники же в той Рагузии живут - добротное вроде оружие, а этак нехорошо вывертывается. Кто ж так делает, тьфу на вас, колбасников криворуких...
  ...Где-то плакал ребенок. Прямо аж надрывался и захлебывался под тот колокольный звон. В остальном оставалось так тихо, что даже странно. Ни бреха собачьего, ни куриного квохтанья - во дворах как повымерло. Ветер и тот замер. Верный признак колдунства или иной дурной погоды.
  В обход нужно идти! Самый верный сейчас маневр. Хома перебежал улицу - сапог громогласно чвакнул, угодив в край глубокой лужи. (Что там те литавры - тьфу!)
  Казак перевалился через плетень, пробился сквозь разросшуюся смородину и оказался за хатой. Валялась разбитая крынка, разлитое молоко уже впиталось в землю. Э, да тут и ставня с окна сорвана. Хома подтянул кушак и прокрался вокруг дома. В собачьей будке вдруг что-то завозилось и замерло.
  - Что ж ты, небось, Полкан или вовсе Вовчок какой, а забился и трусишься, как последняя ципля70, - устыдил пса Хома,  с перепугу чуть не всадивший в поганую будку драгоценную пулю.
  Псина молчала, напугано светила глазами из конуры. Осторожно ступая, Хома прошел огородом, преодолел силки кабаковых плетей, меж которых лежали плоды, рыжие и здоровенные как матёрые пацюки. Боязнь поотступила - не к лицу казаку трястись как забившемуся в будку псу. А может, то и вообще сука была. Стыдобно уподобляться твари мокрохвостой...
  Как-то само вышло, что держал направление на плач дитячий - выходило, что дитя где-то у дороги надрывается, где младенцам делать и вовсе нечего. Хома пролез под жердью изгороди и углядел засаду: впереди за кустом затаились два обывательских тела, напряженно наблюдающие за дорогой
  - Эй, панове, и что там за тайна? - казак притронулся стволом пистолета к плечу старшего.
  Оба засадника подскочили как ужаленные, но тут же хлопнулись обратно на карачки.
  - Не торчи, казаче, углядят, - зашипел дед, яростно крестясь. - Вот же напугал, подкрался! Ты только глянь, что творят, дьяволово отродье!
  Выкатывающаяся за околицу улица превращалась в три дороги, резво разбегающиеся в разные стороны. Прямехонько на перекрестке стояли маззикимы в количестве полудюжины демонских харь. Один из уродов держал за рубашонку дитятю годков двух, не старше - малый ревел, крутился и пытался дать дёру. Демоны на него и не смотрели, сосредоточившись на чем-то страшноватом, кое один из маззикимов деловито раскладывал на дороге.
  - А что там? Кошак? - с нехорошим предчувствием спросил Хома.
  - Та был бы кошак... То козу мою порвали бесовы каты, изверги, - всхлипнул дед.
  - То не твоя коза, дедусь, а вовсе тетки Товкочихи, - поправил хлопчик, сидящий рядом.
  - Га? Ты меня поучи еще, сопля этакая! Товкочиха мне кумой приходилась, значит, и коза мне причиталась, - разгневался дед.
  - А то, выходит, сама Товкочиха? - догадался Хома, увидавший тело около зарослей чертополоха.
  - Она, - признался дед. - Добрейшей души бабка была, я ж её сколько годков помню...
  - Ты, старый козлище, совесть вовсе потерял? - сумрачно спросил Хома. - Козу схарчат, ладно. А с дитем что будет, подумали? Не иначе как в жертву принесет невинную душу эта тонколапая дрянность.
  - Так, а мы что? - разволновался дед. - Мы сразу за драгунами и попами послали. Ну и за вашими лащуками. Мы-то что могём? Вон, Товкочиха за козу вступилась, мигом дурынду удавили. Ждем подмоги. Где ваши-то вояки?
  - Пушки волочет наше воинство, - буркнул Хома, глядя, как пританцовывают демоны вокруг останков козы.
  Должен ли лазутчик заходить далее приказа на выведывание противника? Не должен, ибо каждому маневру нужно свое время. Мысль это сугубо верная и подтвержденная множеством знаменитых побед. Вон, те же Жовти Воды71 взять... Но хлопчик плачет, да этак, что сопли из носа вышвыркиваются. Вовсе надорвется малый. И потому думать тут нечего. Хоть и ведьме служим, и иными грехами отягощены, так всё равно...
  Хома прервал философию:
  - Обойду с того края. Если не усеритесь от страха, так шумните. Для отвлечения.
  - Да как ты... - ужаснулся дед.
  - Каком кверху, - Хома наскоро проверил кремни и полки пистолетов. Медлить нельзя - порвут малого, то уж вовсе этаким грехом зачтется, что и не описать. Не сковороду горячую лизать придется, а цельный казан! Да и не по-людски выйдет...
  Хома обежал заросли, вывернув к развилке за спиной у маззикима-детокрада. Малый в руках демона, словно чуя, что помощь идет, завопил благим матом, засучил ножками. Маззиким тряхнул добычу, будто надоедливого поросёнка - младенец завизжал ещё прытче. И то к делу - заглушил шаги.
  - А ну сгинь! Пошли прочь, матку вашу с гиляки рано сняли! - из-за кустов поднялся хлопчик, взмахнул не шибко увесистой палкой.
  - Сгинь, бесовская сила, во Имя Отца, Сына и Святаго духа! - поддержал осторожный кум покойной Товкочихи, не рискуя подниматься из-за прикрытия кустов.
  Демоны, не прекращая ритуала, притоптывали по дороге мерзкими птичьими лапами, лишь двое оглянулись на дерзостные крики.
  Хома вобрал поглубже в грудь вечернего воздуха, благо нынче ничто расширенью казацкой груди не мешало, поднялся из бурьяна и, нацеливая пистоль, сказал:
  - А ну, отдай хлопца, образина подземная!
  Маззиким оборотился, глянул немигающим глазками - вот же несуразная тварюга - глаза и вовсе желто-бурые, как гнилая жерделина. Ничего человечьего, чтоб ему...
  Вытянулась длиннющая лапа демона, пальцы алчно выставили когти, норовя вцепиться в казацкое горло...
  - Та на! - гаркнул Хома, нажимая спуск.
  Рагузский пистоль не подвёл, полыхнуло - два ноздревых пятна на харе беса превратились в единую дыру, куда покрупнее размером. Чуть позже плешивая голова скукожилась, словно проткнутый изнутри пузырь - пущенная с трех шагов золотая пуля сработала самым чудным образом - маззиким точно сам в себя заглянуть пытался.
  Дивиться столь странному боевому событию казак не стал - шагнул в пороховую завесу, ухватил мальца за рубашонку. Подлый демон жертву не отпускал, хоть сам и завалился на дорогу. Пришлось стукнуть по лапе стволом пистоля. Паучья лапа разжалась, взвыл оцарапанный когтями мальчонка. Хома подхватил орущего дитятю под мышку и предпринял отступление. Весьма быстрое и безотлагательное. Через плечо видел, как тянутся вослед когтистые лапы, всё удлиняясь и грозя когтями...
  ... Как на крыльях пронесся Хома мимо кустов - малый под рукой аж примолк от этаких бодрых молниеносностей. Хлопчик, что в засаде давал отвлечения, тоже рванул по дороге.
  - Куда, неужто старого бросите?! - возопил Товкочихин кум, разом сбрасывая с плеч два, а то и все три десятка лет и беря ноги в руки...
  Проскочили мимо десятка дворов - погони не имелось. Едва остановились, народ мигом собрался: набежали из-за плетней, малого выдернули, вопль, ор, гвалт. "Да где же воинство?! Где отцы святые, попы со святой водой и молитвой тайной?" Товкочихин кум ораторствовал о засилье демонского племени, о жуткой гибели козы и кумы. Обывательский люд с ужасом поглядывал в сторону околицы. Заодно выяснилось, что на Колодезном краю нескольких демонов поймали и живьем жгут, за старым колодцем дом Ляхнов сам собой загорелся, у Тимковичей обе коровы взбесились. А ещё у костёла ясновельможный пан Лащинский собирает мужчин с оружием для стойкого отпора демонскому вторжению.
  Хома пропихался сквозь визгливую толпу. Слушать распоряженья мудрого пана Тадзеуша особого желания не имелось, а вот на Колодезный придется сходить. Хотя и далеко, но ведьма полного донесения потребует, а спорить - такое ссыкотное дело... Для передыха Хома присел у плетня и принялся снаряжать пистолет. Тщательно забивал пыжа, как кто-то спросил:
  - А куля-то особая?
  Хома поднял взгляд на хлопчика:
  - Умный или как?
  Хлопец пожал плечами.
  - Ежели умный, так и молчи, - посоветовал казак. - Ибо после надлежащих слов любая пуля - особая.
  - Понял, - кивнул догадливый хлопец. - Молчу.
  - То дело. А раз умный, своди-ка меня на Колодезный. Только без всяких вытребенек, самым прямым путем.
  - Так мигом! - заверил хлопчик.
  
  ***
  
  Проводника  звали Януш, был он из тех поляков, что вовсе и не совсем ляхи, а этак... с каплей польской невредной придури. Ну, кто ж без грешка, простительное дело! Пришеб хлопчик знал получше своей пятерни - шли этакими закоулками да огородами, что Хома только крякал, через заборы перебираясь. Уж вовсе стемнело, гуще потянуло дымом, впереди орали, полыхало очевидное зарево.
  - Шёл бы ты до мамки, Януш, - намекнул Хома, разглядывая сквозь садовые ветви недобрые отблески.
  - Да как же?! Такой случай, - хлопчик взял наперевес выдернутый из изгороди кол.
  - Тогда сзади держись, мелколяхская твоя душа.
  
  ***
  
  Топталась у двух горящих хат толпа, сыпала многоголосыми проклятиями, валялся у крыльца труп в задранной на голову свитке. Несколько хватких мужиков с кольями сторожили у окон и двери, не давая демонам выскочить наружу. Хата пылала вовсю, но изнутри ещё слышался душераздирающий визг. Хома подумал, что вряд ли туда маззикимов загнали - те на горло как-то посдержаннее.
  - Спалили, значит, знахарку, - пояснил всезнающий Януш. - С родней вместе и спалили.
  Из общих криков и вдумчивых объяснений толкового хлопчика выяснилось, что знахарка была бабой не особо вредной, но общество знало, что издавна ведьмачит старая карга. За руку, понятно, не ловили, но уверенность имелась. В спокойные времена прощали по исконному христианскому добродушию, но уж если демоны завелись - разговор с ведьмой понятный. Небось, она демонов и подманила! Сын ейный старший, ох, и хорошим был бондарём. Но семя-то одно, вредоносное - что их, колдунов, жалеть?
  Подошел знакомый кузнец, вооруженный коротким мушкетом-бандолетом, с саблей на поясе, и хмурый как туча - видать, тоже подозревал, что не совсем тех спалили. Ну, сделанного не воротишь. Намекнул на пистоли - исправны ли? Хома отрекаться не стал - живописал, как у выезда демона свалил. В хате уже не кричали, шумно завалилась крыша, взлетел превеликий сноп искр. Точно отвечая тому яркому огню, донесся дикий бабий крик - не из хаты, а вовсе со стороны оврага, куда убегала дорога к реке. Крик почти тут же оборвался, а толпа стояла, словно громом сражённая. А потом на глазах народ начал редеть...
  - Обгадилось общество, - покачал бритой головой кузнец. - Пойду-ка и я до хаты. Жинка, детишки одни.
  - Верно, защищать нужно, - согласился Хома, озираясь. - И мне к хозяйке вернуться нужно. Как она там без моих пистолей? Небось, со страху трясется. Ты если что, к шинку приходи. Мы там оборону держать станем.
  Разошлись. Хома с Янушем быстро шагали по вымершей улице, потом хлопчик задал стрекача до своей хаты, а гайдук, держа наготове оружие, рысью устремился к шинку. Что-то и вовсе неуютно нынче стало в славном городе Пришебе.
  
  ***
  
  У шинка света не имелось, стоял тёмный и словно вымерший. Хома шарахнулся от сунувшихся под ногу зелёно-жёлтых светляков - оказалось, всё тот же кот здоровенный дерзостно глазами сверкает. Вот же пристал, крысоед облезлый. Кот со зловещим мявом увернулся от сердитого казацкого пинка, сгинул в темноте.
  - Ты не злобствуй, - сказал знакомый скрипучий голос откуда-то сверху. - Со двора лестница стоит, забирайся наверх, да доклад докладывай.
  Оказалось, ведьмин курень в полном составе засел на крыше. В соломе виднелись норы, словно бешеные мыши изрыли, рядом заготовились целые залежи огневого припаса, клинков, факелов и иного хозяйства. Видать, староопытной ведьме доводилось сиживать в осадах.
  - Ну? - поторопила хозяйка, не дав лазутчику даже перевести дух.
  - Видел ваших маззикимов. За околицей. Изготавливались к бою. Одного я на месте из пистоля уложил, - Хома живописал подробности битвы.
  - Значит, в глаз его и сразил? - переспросила придирчивая чёртова баба. - В левый или в правый?
  - В серединный, - буркнул лазутчик. - Он у них самый чувствительный. Короче, работают пули надёжно.
  - Отчего им не работать, - ведьма пожевала губами. - Шесть да на шесть умножить, это ж сколько будет?
  - Тридцать шесть и будет, - высказал догадку образованный казак. Обдумал свой ответ и обозлился. - Да откуда ж такая прорва?! Нет, может ещё, где шныряет десяток или даже дюжина. Но этакое стадо вообще нам неуместно. Ты, пани Фиотия, прекрати страх в воинство вселять. Вон, Хеленка разволнуется...
  - Чего мне волноваться? Сколько придут, столько и побьём.- сонно, но неожиданно многословно, ответствовала панночка, опираясь подбородочком о новенькую рукоять поставленного "на попа" молота. - Тут до утра не так далече. А на солнце маззиким квёлый становится.
  - Так-то оно так. Но откуда же "тридцать шесть"?! - негодовал Хома, решив над очередною панночкиною загадкою и не задумываться, чтобы голову не забивать. - Такого табунища никто не видел.
  - Сам посуди, дурья твоя башка, - влез гишпанец, пребывавший, видимо, тоже в определенном беспокойстве. - Гексаграмму строят маззикимы этими заклятиями. Шесть групп по шесть демонов. Теперь из города не выбраться.
  - Отчего ж непременно "гексуграму"?
  - Привычка у них такая - непременно её строить. Издревле повелось. Хуже того - шедим с ними. Он и колдует.
  - Вот тебе и раз, экая неприятность, - пробормотал Хома. - А что за тварь этот шедим? Велик ли туловом и чародейством?
  - Да уж похуже обычного маззикимчика. Его опасаться надобно.
  - Да неужто?! Опасаться? Какого-то там жидовского шедима? - с горечью переспросил казак. - А откуда ваше чёртохвостие те подробности ведает? В Гишпаниях встречать доводилось?
  - Чего подковыриваешь? - пробурчал, отворотя морду, Анчес. - Ну не дошёл я до Гишпании. В Провансе пришлось поворотиться. Тоже хороший край. Светленький и в цветочек.
  - А чего ж брехал? Да этак бесстыже?
  - Так я чуть-чуть не дошёл!
  - Не дошёл он! До рогов и хвоста дошёл, а до Гишпании чуток не дотянул. Что харю воротишь?
  - Отчипись от него, - молвила Хеленка. - Странник он, паломник. Шёл, не дошёл, в другой раз дойдёт. Обычное дело. А что "гишпанцем" назвался, так каждому надо как-то именоваться. Я вон вдруг "панночкой" стала. Кто б удумал...
  - Ну, так ты панночка по законному. Хотя и частично, - Хома решил сойти со скользкой темы и уточнил. - Пусть гишпанец, мне разве жалко. Только намек нужно сделать - прозвище такое, а по сути... Да не в гишпанстве дело! Хвост от товарищества скрывать - последнее иудство! Какое доверие такому вероломству может быть?!
  - Отчипись, говорю, - посоветовала Хелена. - Какое тебе самому доверие, если в твоей казацкой башке одно и мелькает?  Он тебе бухнет "у меня хвост и рожки", а ты в него "бах!" из пистоля промеж тех рожек. На том и вся философия.
  - Так что ж добрый казак должен делать, ежели рядом чёрт сидит?!
  - Это кто здесь "добрый казак"? - удивилась панночка, явно берущая негодный пример с ядовитой хозяйки и взявшаяся язвить и молотить языком без умолку. - Ведьма рядом с ним сидит, покойница восставшая - то ничего. А вот с рогами кто - так бей-стреляй того немедля. И не чёрт он, тебе ж говорили.
  - Ладно, я-то грешник превеликий, - с горечью признал Хома. - Но это-то кто? С рогами, хвостом, пятаком свинячим и вдруг не чёрт?
  - Он тебе прямо и говорит, только ты мимо ухов пропускаешь. Анчес он, - пояснила разговорившаяся панночка.
  - Ну, Анчес. И чего?
  - Тю, казаче, ты ж и не пил сегодня. Умишко подсобери. Об анчутках и анчутах не слыхал, что ли?
  - Эге, так я ж говорил, что он заведомый московит! А имелись про их кацапскую хвостатость верные слухи, имелись! Только постой! Анчутка это одно, анчес вовсе и другое.
  - Анчутки - это бабы наши, - поведал мрачный как ночь хвостатый гишпанец. - А я вовсе не баба. А в Европе наш "анчут" вообще выговаривать не привыкли, язык у них ломается. Вот и стал Анчесом. Что такого заумного?
  - Так понятно. Изящности он поднабрался. В кобельеры вознёсся!
  - Титул мне законно даден!
  - И каким же королем ваша хвостатость во дворянство посвящена?
  - Тебе что за дело?!
  Где-то на улицах разом захлопали выстрелы, донеслись крики. Наблюдатели с шинка разглядели, как разгорается пламя очередного пожара.
  - Досталь72 шутки шутить, гайдуки лихие, - приказала ведьма. - Хома, пистоли проверь. Будешь палить, я оружье подавать. Заряды зря не трать. Дворовую стену я заклятьем прикрою, но ты, Анчес, лестницу на всякий случай подними.
  Хвостатый сунул соратнику свой изящный пистоль и полез затаскивать лестницу.
  - Все ж я не особо понимаю, - пробормотал Хома, проверяя хлипкий замок нарядного оружия. - Чертям, в смысле, анчутам воевать по чину не положено? Не то сословие? Этак и будет на лестнице сидеть?
  - Вот же ты к нему причипился, - качнула толстой косой Хеленка. - Где ты видел, чтобы бесы за мушкеты да пистоли хватались? Надурить или там искусить кого - то их должность. А драка да пальба - такому не обучены. Да и сами не управимся, что ли?
  - Может и управимся, - решил казак, впихивая за кушак третий пистолет. - Да только должна иметься соразмерность. Этак наберут в гайдуки рогатых искусителей, а потом...
  Слегка придавило под горлом, Хома прокашлялся и больше в пустословия не пускался. Ещё раз проверили вооруженье: в арсенальстве имелось пять пистолей, вдосталь пороха и свинца, длинная сабля - сигизмундовка73, несколько клинков менее устрашающего размера, топор, прихваченный с шинкарского двора и заржавленная, не иначе как турецкая, большого неудобства пика. Ну и конечно, панночкин молот. Хома решил, что золотых пуль мало заготовили - пожмотничала ведьма. Но тут уж ничего не попишешь. Зато среди сердюковского вооружения имелся недурный, прямо так и лёгший в казацкую руку ятаган. Не-не, должны с иудейской нечестью управиться. Особенно, если ведьминское прикрытие действенным окажется.
  - А что, хозяйка, нельзя ли заклятие и во фланги расширить? - Хома повел растопыренными пальцами в сторону торцов крыши.
  - Отчего ж, можно и там, - легко согласилась ведьма. - Маззикимы перед шинком выстроятся, тут ты их и положишь одним залпом.
  - То вряд ли. Редкостность пуль не даст разом всех выкосить.
  - Ну? А заклятье тоже редкостность и прорехи имеет.
  - Понял. Я ж для уточнения. Дело-то серьезное предстоит, - подтвердил Хома. - А как оно зачнется, предположение есть?
  Хозяйка снизошла и объяснила стратагему74 маззикимов. Сначала нечисть начнёт сжимать кольцо вокруг Пришеба и вынюхивать утраченное золото. Нюх у них отменный, но и время поджимает - до утра им управиться нужно. Не насытятся золотом, будут бродить днем по округе, дремать в сухих тёмных местах, а на следующую ночь вернутся. Собрал этакую корыстолюбивую армию пробудившийся шедим. С ним сложнее - на золото старший демон не так падок и чего вдруг встревожился, не особо понятно.
  Лично Хоме было вполне понятно. Это ведьма умеренность в словах проявляет и свою старинную дупу благопристойно прикрывает. А вот не надо было иудейские грамотки ронять! В общем, во всем Сух-Рука виновата, чтоб она вовсе отсохла, зараза костлявая!
  ... Громыхнул залп у рыночной площади, вновь зазвенели колокола. Сердюки и драгуны геройски защищали церковь, костел и дом пана Пацюцкого. Хитроумный городской голова имелся у Пришеба, этого не отнять. Ну да ладно, цирюльничиха уцелеет, всё ж дивно приятная очам особа.
  - Идут, кажись, и к нам, - сообщила ведьма, к чему-то прислушиваясь.
  Ведьмин курень дружно задрал головы, прицениваясь к слабозвёздному небу. Не-не, ещё и намека на рассвет нету. Биться придется.
  Наступила недобрая тишина. То ли Хома соседствующим чертовством проникся, то ли просто со страху, но уверенность имелась, что со стороны полевой дороги демоны крадутся. А ведь не видно не зги, только далёкие невразумительные крики до шинка доносятся. Не иначе, маззикимы у кого-то крестик или кольцо червонное отымают. Ведьма говорила, что если швырнуть золото, жадный демон удовлетвориться подачкой и уберется. Но ведь грех золотом разбрасываться - не все пришебцы на такое смирение готовы.
  В тишине зашкреблись когтищи по стене. Вот тебе и ведьменская защита тылового редута - как раз со двора и подбираются! Хома выбрал пистолет, Хеленка для пробы взмахнула молотом - от рукотворного вихря затрепетала расхристанная солома кровли.
  - Да сидите, заполошные, - проворчала пани Фиотия.
  На крышу выбрался кот - с опаской глянул на дивчину с занесённым молотом и пополз на пузе к ведьме. Та взяла рыжего гада на руки, принялась гладить - донеслось чуть слышное "м-рр".
  Хома подумал что кошаки - на диво тупая живность - молота он боится, а на пистоль и усом не шевельнул. А ведь чуть пулю в пузо не словил. Тьфу, к ведьме всякая хвостатая дрянь так и льнет, так и льнет...
  Казак вытер взмокшую ладонь о штаны. Вот, жди теперь опять...
  
  ***
  
  Первого маззикима увидели все разом: согнутая тень, нелепо выставляющая длиннющие колени, прокралась вдоль хаты, стоящей на противоположной стороне улицы, по-паучьи подпрыгнула на стену, на миг замерла, то ли прислушиваясь, то ли принюхиваясь у закрытой ставни. Упала на землю, оборотила уродливую башку к шинку. Хома для пробы прицелился - не-не, далековато ещё. Вот бы мушкет имелся - другое дело. Но не из пистоля целить...
   Из темноты вынырнул еще один маззиким, в тот же час заволновались лошади на конюшне - видать, и оттуда заходили недруги.
  - Не тронут лошадей, - прошептала ведьма, кот соскользнул с её рук, гордо задрал-распушил хвост. Тоже вояка облезлый.
  Если рассуждать в философическом плане, так Хома смирился бы с потерей лошадей. Пусть бы их жрали, жизнь она ведь такая - рано ли, поздно, любого сожрёт. Но это если с философской стороны, а так конечно жалко Гнедка с Каурым. Могут и осиротеть добрые коники.
  На улице скопился с десяток демонов, топтались, бродили, принюхивались. Потом сдвинулись всей гурьбой к воротам.
  - Уловили, пакостники, - прошептала ведьма. - Сдвигайся и в прицел бери. Но до команды не пали. Главного будем ждать. Если он, конечно, на золото купится.
  - А где ж золото? - уточнил Хома, ёрзая пузом по соломенной кровле с двумя пистолями в руках.
  - Так в колодце, дурья твоя башка, - разъяснила хозяйка. - В воду они не занырнут, а отойти им жадность не даст. Бить можно, что тех мух, на выбор.
  - На выбор, то хорошо. А золото как же? - обеспокоился казак. - Нам самим потом как за ним заныривать?
  - Да меня на веревке опустите, не страдай, - пообещала панночка.
  Вот что тут "не страдай", когда никто и не страдает? Этак запросто и в жадности заподозрят. А где жадность? Разумное беспокойство на предмет будущего запаса золотых пуль и добротного завтрашнего обеда! Да и что за выгода на крышах ночами сидеть, ежели и добычи нет?
  Маззикимы окружили колодец, заглядывали во влажную темень, что те бараны у водопоя. Пихались голенастыми ногами. Один, видать, что поразумнее, потянул веревку с ведром, было слышно как полилась вода. Демоны заглянули в ведро - золота там не нашлось.
  Хома надеялся, что алчность своё возьмет - полезут внутрь, да и потонут сами собой. Но поганое демонское сообщество оказалось не так простодушно - топтались, озирались, но не лезли. Меж тем, к колодцу подошло еще три-четыре нечестивых создания. По всему выходило, крепок запах злата. Ещё бы, такие деньжищи! Тут и человек локти кусать начнет...
  Хому дернули за сапог. Анчес показывал на улицу - на углу у хаты, прикрытая плетнем, замерла смутная тень - вовсе обличия не различишь, но раза в два крупней рядового муззыкима. Неужто шедим и есть? Вышел бы под луну, что ли?
  - Далеко? - прошептала ведьма.
  - Из добротного мушкета можно бы и хлопнуть попытаться. Но без всякой верности, - пояснил Хома.
  - Давайте я соскочу, да башку ему разобью? - предложила безалаберная Хеленка.
  - Сиди, дура! - в один голос зашипели хозяйка и старший гайдук.
  Панночка обидчиво надула губки.
  Меж тем, демоны начали разбредаться от колодца, движенья их стали нетерпеливее - искали что-то ушлые маззикимы.
  - Что ж, бей кого потолще, пока стоят на виду, - приказала Фиотия.
  - А может так обойдется?
  - Не обойдется. Они сейчас людей искать будут, дабы в колодец лезли и злато вынули.
  - Да пущай ищут. А мы время потянем.
  - На редкость тупой гайдук пошел. Кто тут из людей к демонам поближе?
  - Кто?
  - Ты, дурень.
  - Да отчего ж я?! - возмутился казак и осёкся. Оно ж и верно. Шинкаря с дочкой и прислугой уж давно не слыхать - утекли в церкву укрываться. Анчес с хозяйкой за людей не особо сойдут, Хеленка тоже вряд ли...
  - Да, надо бить! - признал Хома.
  Э, какой же из демонов потолще? Как на подбор сухопары будто щепки. Вот же жидовская коварная нечисть - и выцелить некого.
  Хома нашел у колодца демона видом чуть позначительнее, навёл оружье, потянул крючок спуска. Сердюкский пистоль осечки не дал - жахнуло знатно - пуля тюкнула в сруб колодца. Напуганные демоны поприседали на месте.
  Промазал казак. Чуть-чуть левее надо бы наводить
  - А доводилось ли тебе, лихой гайдук, ранее из пистолетов палить? - ехидно спросила ведьма, подавая заряженный пистоль.
  - Поправку дам. Чужое вооруженье, да и рукоять чудная. На два пальца довернуть надобно.
  - Ты доверни. Пока на месте пальцы. Каким глазом целишь?
  - Так правым, как христианам и положено! Щас я вмажу...
  - Да постой, - хозяйка схватила за плечо, и казак охнул - поганая ведьма взяла да и плюнула прямо в правый глаз.
  - Ах ты, карга старая... ежели я... да я тебя... - Хома в праведном гневе тёр заплёванное око рукавом.
  - Потом доскажешь. Ну-ка...
  Казак преодолел великое искушенье разрядить пистоль прямиком в ведьмин противный лик - потом с ней будет разговор. Ох, будет!
  Навскидку поймал ворочающую головой фигуру демона.
  Бах!
  Сквозь пелену дыма было видно, как тяжелая пуля сшибла маззикима, будто еловую чурку, тот заскрёбся по земле, уползая...
  А ничего, метко вышло.
  Хома еще раз вытер клейкий глаз, подхватил поданный пистолет - на этот раз тощий и неудобный - от безрукого чёрта даденный.
  Щелк! Осечка! А ну, еще раз...
  Бах!
  Басурманский пистоль всё ж подвел - пуля отклонилась ниже, но и то вышло недурно - маззиким рухнул с начисто отстрелянной ногой, подхватил верхней лапой отбитую тощую конечность и ползком подрипался за колодец.
  - Разбегаются! - с торжеством возвестил стрелок, возвращая опустевшее оружье, и несколько удивляясь: Фиотия на диво шибко заряжала пистолет - на три руки выходило куда как скоро - Сух-Рука, пристроенная на стропиле, содействовала с уместной самостоятельностью, орудуя шомполом с этакой лихостью, что любо-дорого глянуть...
  ...Далее пошло, конечно, не так гладко. Демоны углядели, где таится опасность, и взялись идти на штурм. Со двора не лезли - заклятье пока оборону держало стойко. Но и так приходилось лихо: десятками тянулись-вздымались тонкие когтистые руки, цеплялись за крышу и стены. Панночка плющила загребущие лапы молотом, но, поди, успей бегать по всей немаленькой крыше. Перепуганный Анчес пищал предупрежденья, но всё равно приходилось вертеться как грешникам на сковородке. Оно и выходило вроде адского лубка: летела солома, клубился вонючий дым, металась со своим молотом Хеленка в подоткнутой юбке, хекала, сокрушая лапы и бошки. Ведьма и Сух-Рука трудились как заведённые, Хома клал пули с удивлявшей самого себя хладнокровностью и точностью.
  Беда была в том, что проклятые маззикимы оказались навязчивы до последней крайности. Свинец и удары молота их, по большей части, калечили и сшибали вниз лишь на время. Под стеной демоны приходили в себя, заращивали лапы и головы и вновь взбирались на героический редут-шинок. Иной раз панночке удавалось удачным ударом напрочь отшибить желтоглазую голову. Но тут требовалось умудриться и изловчиться, что сложно, когда у оружия убойная лишь одна половина, да и та не в полной безупречности. Эх, вот не надо было золота на инструмент жалеть! То же самое шло и с огнестрельным поражением - свинец демоны, хоть и с трудом, но сглатывали. Вовсе иное дело золотые пули - их ювелирность разрывала безмозглые черепа маззикимов с неотвратимостью Страшного Суда. Но опять же, тут точно в лоб пулю всадить нужно. А золотой запас на счёт идет. Хома неизменно берёг за кушаком один из заряженных рагузских стволов, и пускал пулю лишь в самом верном случае. А то уж скакал тут докучливый демон, со снёсенным золотом плечом, но всё одно беспокойный. Приходилось и рубиться - иной раз лезло врагов по десятку, да ещё норовя с разных сторон. Сигизмундовка не пришлась по руке казаку, топор мигом затерялся, а вот ятаган, хоть и чуждое христианской душе ухищрение, но руку так и радовал.
  - Ну-ка, сгинь! - Хома снес демонскую лапу наискось, чтоб прирастала помедленнее.
  - Хы-ых! - отвечал нежный девичий голосок с иного края растрепанной крыши - Хеленка оковала очередного гостя.
  - С трубы заходят! - предупреждал Анчес, вертясь в надзорном месте на уже оголенном стропиле...
  Сшибали и от трубы. Азартно щёлкала Сух-Рука, снаряжая очередной пистолет...
  Битва шла утомительно, но не безнадёжно - уже пожиже снизу лезли. Всё ж ущерб демонскому воинству шёл очевидный. У осажденных потерь имелось меньше - лишь Хома оступился и неловко сел на стропилину, понеся ушиб весьма неприятный, но к боевому делу не относящийся.
  ... И вдруг всё замерло. Затихли поплющенные демоны под стеной, нахохлился и вытаращил глаза из-под своей шляпы Анчес, оперлась о молот и разом стала совсем маленькой девчушкой неутомимая панночка, ведьма выронила пистолет. Даже Сух-Рука обессилено вытянулась рядом с шомполом.
  - Что, победа? Или навыворот? - с превеликой обеспокоенностью прошептал Хома, подхватывая пистолет и пороховницу.
  - Слово сказал, - чуть слышно проскрипела Фиотия.
  - Кто?
  - Он...
  Лично Хома ничего особого не слыхал - в жарком бою не до разных там словес. Если они, конечно, не ругательные. Но подозренья имелись. Тем более, тень, воплощенье тех дурных подозрений вдруг шевельнулась и вроде не к отступлению примерилась. Мерзопакостный шедим двинулся к шинку...
  Хома спешно зарядил пистолет полноценным златом и добрейшей порцией пороха. Руки отчего-то затряслись, и очень не вовремя. Не-не, два пистоля и христианская вера кого угодно остановить должны, а уж демона жидовского и подавно. Хотя без искренней молитвы, сложно... Казак попробовал перекреститься - не считая того, что рагузское железо стукнуло по православному лбу, вполне удалось. Веселея, Хома сунул пистоль подмышку и с чувством осенил себя широким  крестным знамением. Ну держись, шедимская морда!
  Демон, между тем, надвигался. Манеры у него имелись странные - этакими легкими подпрыжками наступал. Лунный свет пал на улицу и стало видно, что и вправду прыгуч демон - ноги-то птичьи. Не совсем как у кочета, но примерно. И сам слегка перистый и откровенно клювастый. До чего ж демоны у этого иудества всевозможные!  К чему такое разномастие нужно?!
  Сейчас привычный Анчес казался вполне свойским хлопцем. Ну, рожки, да пущай, разве большая неприятность? И поговорить можно, и ходит приличным образом.
  Хома покосился на сотоварищей. Нет, сидят, глядят в даль неизвестную. Вот нечисть, она, всё ж, этакая заведомая нечисть. Нет, чтобы помочь в решающий момент, подбодрить сотоварища. Расселись и "слово" у них.
  Обозленный казак понадежнее укрепил свои стопы, выковырял из голенища случайный пук колкой соломы. Клювастый демон приблизился на верный выстрел. Что ж, бить будем через дымоход - Хома опёр локоть о верхушку трубы, поднял пистоль. Из трубы пахнуло теплом, борщом и чуток горилкой. Мигом захотелось глотнуть. Может, вообще уж свою последнюю чарку упустил? А ведь все одно скажут: "подох Хома Сирок в шинке, как последний пропойца". Где в мире справедливость? Нет ее!
  Так нет же! Не подведет твердая казацкая рука своего хозяина!
  Смотрел на бесстрашного человека жуткий крючконосый шедим, замерли под стеной мелкие маззикимы, ждущие сигнала вожака.
   А геройский казак никого ждать не желал - шепнул краткую молитву, затаил дыхание, да и выпалил...
  ...Пыхнул огонь, блеснула золотая пуля и прошибла грудь демона прямо посерёдке.
  - Эгей! - воскликнул Хома, вглядываясь сквозь завесу порохового дыма. - Хорошо ли угощенье, пан шедим?!
  Угощенье демону по вкусу не пришлось - вздрогнул и башкой закрутил, но падать не собрался. Наоборот, вперёд шагнул, да крылья-руки развел, роняя тёмные перья.
  Сказал тут Хома слова менее благолепные и вынул из-за пояса второй пистолет. Куда ж его, демона, бить требуется?! Голова плоская, да и несерьезного вида. Разве что гребень жирный и выразительный. Ежели эта дрянь как петух, так тот и без головы бегать может. Не, вовсе не голова у него слабым местом считается...
  Зашуршали крылья-руки, грузно взлетел у стены шедим, и скрипнула стреха под тяжестью демона. В тот же миг зашуршало, заскреблось - полезли по стенам недобитые мелкие демоны...
  Но не до них было сейчас казаку - стоял перед ним истинный диавол, весь в кудлатых перьях. Тяжко стоял, видно, что подраненный златом, но не побитый. С металлическим цокотом раскрылся острый клюв, потянулись к Хоме перистые руки...
  - Так-то оно так, - молвил казак, вытянул руку с тяжелым пистолем и пальнул демону промеж нижних петушиных лап, хотя и чуть выше. Сноп огня опалил перья демона, а полновесная пуля угодила точно в цель.
  Квохнул демон и ухватился за тяжкое поврежденье. Но вновь не упал, хотя и закачался.
  - Вот же тебя... - в печали изрек Хома, нашаривая благоразумно прислоненную к стропилу пику. Может, ржавое железо диавола возьмет, раз уж пред червонным золотом гадостно устоял?
  ... Тянулись к казаку лапы со всех сторон - тощие, но хваткие, от всех разом не отобьешься. Но тут бы с главным ворогом напоследок схватиться...
  Не успел Хома. С неистовым визгом выметнулось из-под стропила ядро неведомой пушки, в полёте перекинулось в длинную встопорщенную когтистость, да и бахнулось поверх клюва замершего шедима. Хрясь - двинули когти по темному глазу!
  Не успев и клекотнуть, демон завалился с крыши. В полете геройский засадчик с истошным мявом угостил противника и второй лапой...
  Шмякнулись под стену так, что весь шинок вздрогнул...
  - А ну, погодь! - молвил Хома, раздавливая каблуком лапу, норовившую уцепить за ногу. Выдирая шаровары из когтей, шагнул к краю крыши, отшиб древком пики ещё одну загребущую лапу...
  Шедим, лежа на спине, ворочался и клокотал - в стороне от него, выгнув спину, скакал боком котяра, и вопил адским мявом.
  Терять тут было нечего - Хома наставил пику и прыгнул вниз - прямиком на живучего врага. Ржавый наконечник пронзил брюхо демона, пригвоздив нечисть к земле. Сам казак от толчка не удержался, выпустил древко и тут же отлетел к стене - петушиный демон лягался не хуже самого дурного татарского ишака.
  - Добью! - отчаянно крикнул Хома, выхватывая последнее вооружение - узорчатый клинок ятагана сверкнул в лунном свете.
  Кот одобрил уместное боевое предложение очередным завываньем, скакнул, целя на демонский гребень, но клятый шедим честного боя не принял - неуклюже вскочил и, широко расставляя когтистые лапы, кинулся прочь, этакими широченными прыжками, что просто удивительно для петушиного сложения. Торчащая в пузе пика волочилась, чертя уличную пыль...
  Хома хотел засвистать вслед трусливому бегству, но тут на казака плюхнулось нечто не шибко тяжелое, но дурно пахнущее прелой пылью и иными гадостями, и вознамерилось немедля задушить. Хома прихватил демона за шкирку, бухнул о стену, маззиким скалился поганой пастью, но лапы от казацкой шеи не отпускал - а те тянулись и тянулись, хоть как далеко их хозяина отпихивай. Вовсе и некстати казака охватили за колени, когти принялись продирать почти новые шаровары. Ох, вовсе беда! На ногах Хома устоял, успел полоснуть ятаганом одного из демонов - почти надвое распорол. Но набегали иные... На кота особой надежи не имелось - тот фырчал и выл под окном, видать, и самому туго приходилось. Но тут пришла подмога свыше - слетело с крыши лёгенькое, знакомо сказало "хы-ых!" и засвистал молот...
  - Меня не зацепи! - взмолился Хома, орудуя острым ятаганом во все стороны наподобие крепко выпившего мясника.
  Вокруг почистилось - тикали напуганные маззикимы. Тут сверху ещё и бухнул выстрел - хозяйка за мужскую работу взялась.
  - Там еще мозгляк затаился! - возопил Анчес, и принялся лупить эфесом шпаги по демонской лапе, уцепившейся за стропилину - видимо, побои, отвешенные отдельно взятой родственной конечности, за душегубство у чертей не считались.
  - А глянь, клинка-то на шпаге едва на треть длины наскребется, - прохрипел Хома.
  - Так для форсу он носит, - ответствовала так и не запыхавшаяся панночка.
  Вражины разбежались, Анчес упрятал в ножны своё гишпанское колдовство. Хома успел зарядить пистоли, промыть глубоко расцарапанную шею и ляжку, как дружно заголосили над притихшим Пришебом петухи. И выяснилось, что ничего не кончилось, а вовсе даже наоборот...
  
  ***
  
  ...Расскрипелась ведьма нещадно, прямо хоть полную мазницу75 ей в пасть выливай. "Едем! Сей же миг! Запрягай, бросай, хватай! Варвары!". Ну запрягли, ну накидали чего попало. Панночку опустили в колодец - через два мгновенья вернулась, сунула горшок с червонцами, наскоро выжала мокрую юбку и побежала за мешком с овсом. Анчес волок в карету провиант и прочее, ныряя в и так порядком разграбленный шинок. Собирались как на пожар. Хома сбегал на улицу, надеясь срезать для памяти и другого всякого хоть пару демонских когтей - где там! Никого и ничего, только земля взрыта, да всё загажено, словно гулянка тут прошла, а не смертный бой. Пани Фиотия уже со двора голосила, и к горлу её указание подкатывало не на шутку.
  Хома взобрался на козлы:
  - Готовы, панове странники?
  - Та готовы, - заверила Хеленка, обтирая и пристраивая под рукой свою увесистую, обновлённую цацку.
  - Как готовы? - вздернула брови ведьма. - А испанец где?
  - Та отпустила я его, - не поднимая глаз, молвила панночка.
  - С чего это? - со странным интересом осведомилась хозяйка.
  - Та сама знаешь, - всё так же тихо срезала обнаглевшая Хеленка.
  - Ну, трогай тогда, гайдук, - хозяйка откинулась на истертую подушку.
  Хома взял вожжи, хотя возмущенье хлестало перебродившей брагой. И что это такое?! В какие ж это ворота лезет? Без отдыху, не спавши, не жравши?! Анчес, гадюка хвостатая, удрал и ничего подлому чёрту за это не будет? А как управляться? Какой ни чёрт, а всё ж помощник. Да и скучновато без него. Тьфу, провались оно всё пропадом!
  Оказалось, главное позабыли. Не успела карета выкатиться за сломанные ворота, как вылетела из-под клуни76 великая ценность, с оскорбленным мявом вспрыгнула на козлы.
  - Ты, это... - успел с тревогой сказать Хома, собираясь пояснить боевому котяре, что с этакой хозяйкой и кумпанией в путь лучше и не пускаться. Но кот уже сиганул в окошко кареты и шмякнулся на колене ведьме. Та махнула рукой - трогай!
  Выходит, сменяли гишпанского чёрта на рыжего мохнатого беса. Ну, ладно, этот хоть хвост по полному праву носит и жрёт поменьше. Хотя тот-то был поразговорчивее...
  ***
  Остался далеко позади разоренный шинок, промелькнула пустынная улочка Пришеба - только на выезде и увидели путники растревоженный народ, толкущийся вокруг чего-то сомнительного. Мертвяк ли, демон ли сдохший - любопытствовать было недосуг...
  Проскочили по яру, никто из зарослей лещины бесконечные лапы не тянул и клюв не высовывал. Эх, вот он и шлях вольный. Хома погонял лошадок, Каурый и Гнедок не ленились - Пришеб даже лошадям показался крайне сомнительным городом...
  Выползло на небо солнце, тарахтели колеса по подсохшей дороге. Хома подумывал стребовать отдых с перекусом и зашивом штанов - в таких лохмотьях хоть кого пугай. Тянулся зелёный свежий гай, шелестел листьями. Катили краем поля, на взгорке и живой человек мелькнул - сидел себе под будяками и в носу ковырялся. А может, на сопилке наигрывал? Тут кони как-то разом ослабели, точно это они ночь напролёт от иудейского демонства копытами жарко отбивались, а не кто иной.
  - Да что за напасть?! - рассердился казак, берясь за кнут.
  - Стой! - приказала ведьма. - Разговор у нас будет.
  ... Неспешно подходил к карете человек. Прямо сказать, пренеприятной наружности незнакомец: бледный как вареный  курёнок, худой как голодрабец77... Вежливо приподнял шапку, блеснули глаза прищуренные недобро, мелькнули пальцы, длинные да белые, словно червяки....
  "Да что за свет стал?! - обреченно подумал Хома. - Демон на демоне и демонёнком погоняет. Невозможно проехать простой честной нечисти".    
  
  
  
  Глава 11. О пылкости внезапных встреч и щекотливости разговоров
  
  - Опять ты?!
  - А кого ожидала встретить посреди пыльной дороги? Кого-то из твоих забытых Богов?
  - Лучше бы я встретила кого-нибудь из них, чем тебя, Старый! Я ведь надеялась, что ты умер.
  - Ну какой же я старый? Да и прожил не столько, чтобы умирать.
  - Да, ты всё тот же. Двести лет, триста... Хронос проходит мимо. Века боятся твоей дудочки?
  - Вряд ли. Если бы опасались, она бы не рассыпалась прахом.
  - Значит, Хронос боится тебя...
  - А чего боишься ты, ведьма? Старая мудрая бабища, которую я помню девушкой
  - Ну хоть не младенцем!
  - Так чего ты боишься?
  - Я? Как и все - внезапных встреч на дорогах.
  - Внезапных? Ты поглупела?
  - Нет, я по-прежнему верю в благородство. И в то, что названый брат не толкнёт в пропасть.
  - Не в пропасть, нет! Я тащу тебя к выходу из той пещеры, в которую ты себя заточила. Добровольно заточила. Зачем ты заперлась? Пыталась забыть славное прошлое? Ты забыла себя? Удалось?! Взгляни на себя! Ты забыла ту, которой была? Где твоя свита?! Где твоя власть?! Где?!
  - Оглянись.
  - Я и так смеюсь. Казак-пропойца, криво сшитая кукла и дворовый кот. И всё? Даже глупого чертёнка не сумела удержать!
  - Мне хватает. И говори, зачем пришёл? К чему?
  - К тому, что время платить! Время платить, сестра.
  - Ты говоришь, будто ростовщик и берёшь за горло, словно мытарь! С кого собрался взыскивать? С меня?
  - С Вечного города. Рим мне должен.
  - Ты... Ты же был их верным слугой! Ты же столько сделал для святош!
  - Ты про Иржи-Волка? Про Виноградник и Гамельн?
  - И про все остальное! Ты создал Деус Венантиум, забыл?! Ты отковал им тот меч, что срубил не один десяток голов! И теперь ты хочешь его уничтожить?
  - Да, я создал Орден! Но любой меч можно выбить из рук и обратить на прежнего владельца! Глянь, что творит Рим на моей родной земле! Или ты забыла, что произошло на твоей родине?! Я ошибся, но я уничтожу Орден! Сначала тех ловчих, кто идёт по твоему следу. А затем те, кого коснётся твоя рука, приведут остальных. Неспешно, поочерёдно, они будут идти ко мне как крысы - длинной послушной цепочкой. А потом придёт очередь Рима. И ты мне в этом поможешь. Своей силой, своим искусством...
  - Помочь тебе?!
  - У тебя есть выбор? Я ведь могу просто уйти...
  - После того, как натравил на меня своих бешеных псов?! Последняя из помойных крыс честнее тебя!
  - Не спорю. Я всего лишь человек.
  
  ***
  
  Жарок летний день. Утомлённо выцветает прокалённая синева небес, мерцает и струится жар над безлюдной дорогой. Пусто вокруг. Словно из далеких палестинских пустынь доносится вялый голос перепела. Ни дуновения в ветвях изнуренных полднем кустов и деревьев. Лишь вдали манящей обманкой сверкнёт узкая речушка, хоронящаяся средь ивняка и камышей. И вновь жара застилает истомлённый взгляд. Как же благословенны и счастливы жабы и скакавки, покойно и безмятежно живущие средь воды и прохладных речных грязей!
  Хома прохаживался вокруг упряжки, веточкой помогал лошадям отгонять приставучих оводов, слушал жужжание насекомых и излагал своё философское воззрение:
  - Да пущай бы они все передохли!
  Неучтивое, но вполне заслуженное пожелание в большей степени относилось к не в меру разговорившимся колдунам. Да, колдунам - казак ничуть не сомневался, что пренеприятный знакомец хозяйки - колдун, да ещё и из самых препоганейших. Ишь, бормочет - ни слова не разобрать! Не-не, доброму христианину те беседы слушать и вовсе не требуется, но как не слушать, когда уж сколько сидят и жу-жу-жу-жу?! Вот поганое племя! И ведь самые тенистые кусты заняли,  гнусники столетние!
  - Вот отчего не сказать - распряги, сядь да поснидай78 толком, как доброму человеку и положено? - вполголоса бунтовал казак, обращаясь больше к лошадям. - Отчего такая несправедливость и вредность обстоятельствам?
  Лошади вяло, но согласно встряхивали гривами. Хеленка, устроившаяся в тени кареты с настежь распахнутыми для тщетного уловления ветерка дверцами, помалкивала. С панночкой было понятно - вновь накатила на несчастную немота, сковала язык и нагнала дурного настрою. А что ж поделать: когда ты полумёртвый, то нет в тебе никакой предсказуемости. Особенно, ежели рядом какое ведьмовство или иное чародейство копошится. Хеленка - существо редкостное, может и вообще одна такая, даже многоопытной ведьме не до конца понятная. Ясное дело, наскоро делали, по случайности - что вышло, то вышло. То более живая, чем мёртвая, то наоборот. Полная неустойчивость нрава и поведения. Ну, ничего, поднатужится дивчина, совладает с колдовскими путами и несуразностями. А так несчастье, конечно, даже поговорить не с кем. Анчес, гадюка такая скользко-рогатая, удрал ведь и даже не попрощался...
  Казак сделал ещё петлю вокруг экипажа. Изводили казака раздумья и дурные предчувствия. Это и с одной ведьмой пришлось полной жменей несчастий черпнуть, а теперь ещё и её знакомец заявился. Теперь уж и вовсе веселье пойдет. Правда, Фиотия не особо колдуну обрадовалась - то вполне заметно и очевидно. Вот к чему нам новые бледные колдуны? Вовсе и ни к чему. Был бы ещё какой приличный, румяный, веселый, обнадеживающий. А то... Тьфу, а не колдун, по правде-то сказать.
  Хома потрогал рукоять пистоля за поясом. А ведь и заряжен, и весьма добрый пистоль. Пуля, опять же, особая. Может, колдуну так и вообще будет лестно помереть от этакой роскошной пули? Они, эти нечестивые колдуны, на голову странноваты. Живут долго, томиться и скучать начинают, вот, к примеру, как хозяйка. А этот, бледный и упыристый, он еще и поунылее. Может, он пулю в спину за чистое благодеяние примет? Очень даже просто.
  Казак в сомнениях дошел до дверцы:
  - Слышь, Хеленка, а не замышляет ли гость недоброе? Я, вот, как верный гайдук разумею...
  Панночка, разморено полулежащая на облезлых подушках, покачала головой.
  - Не пройдет, значит? - не без некоторого облегчения спросил Хома. - А то б я спробовал. Две золотых пули ев запасе имею.
  Хеленка безнадёжно махнула маленькой ручкой.
  - Ишь ты, и золотом его никак не взять? - подивился гайдук. - Вот же, принесёт нелегкая, не пойми кого. А так славно ехали. Ладно, придется дожидаться.
  Девушка кивнула.
  - Жара жарою, но уселась бы ты поприличнее, - заворчал Хома, отводя глаза от голых коленок панночки - юбки та подобрала этак вольно, что и вовсе смотреть невозможно.
  Бесстыдница покосилась насмешливо и лениво.
  - Я без посрамления, а для порядку, - строго пояснил казак. - Приличное платье у тебя одно, а уж измяла как тряпку последнюю. Куда такое годится?
  Хеленка печально вздохнула, поправила оборку на юбке и вновь принялась ковырять пальчиком рукоять молота. Вот и поговори с такой упрямой и безъязыкой! Хома прошел к лошадям, помахал веточкой, сплюнул и вернулся:
  - Ладно, давай цацку - заглажу заусенец. Лупишь вокруг, как попало, портишь инструмент...
  Осторожно снял ножом разлохмаченное на рукояти дерево - по зубам хлестала того маззикима, что ли? А железка на что тогда? Не, так с оружьем не обращаются...
  От кустов шла ведьма:
  - Что расселись и любезничаете, слуги верные? В путь, да поживее. Разворачивай, казаче...
  Хома с превеликим облегченьем догадался, что бледный колдун в попутчики не напросился. Исчез, словно и не было его. Да и провались ты пропадом, душегубская харя!
  - Куда, хозяйка?
  - Сначала на дорогу к Ладыжину, далее покажу. Да шевелись, шевелись! Спешить нам нужно.
  Дрыхнувший в теньке кот мигом проснулся, уже запрыгивал в карету, при том не замедлив повелительно мявкнуть. Тьфу, никакого житья от этого разномастного панства. Каждый орёт, погоняет...
  
  ***
  
  Гнала ведьма так, будто в пекло торопилась. То по шляху, то окольно, то и вовсе полями-тропками, где едва и путь угадаешь. Вроде укрывалась чёртова баба от погони, а вроде и не укрывалась: в селах словно нарочно, с шумным торгом и криком покупали фураж и провиант. Хома от полной бесполезности вовсе перестал мысль напрягать, да и как тут раздумывать, если зад деревянный и вожжи из рук вываливаются? Но гнали дальше...
  
  ***
  
  ... - Стой, гайдукская твоя тупая морда! Видишь же, что развилка!
  Ну, развилка. Ну морда тупая. Кто спорит? Хома остановил усталых лошадей, сполз с козел и побрёл за придорожные кусты. Как же тут славно: зелено, мирно, волошки цветут, птицы поют, на зубах пыли вовсе и нету. А журчит-то, как умиротворено! Тю, даже ругаться силов не осталось. Хома завязал шаровары и вернулся обратно к карете. Ноги идти вовсе не хотели - две негнучие кочерги. Загонит чёртова баба, определенно, загонит!
  Хозяйка склонилась над пяльцами. Узор вышивки здесь имелся, по правде сказать, так себе. Бывало, морду от стола в шинке поднимешь - навроде тех самых полос и завитушек на хмельной харе и оттискивается. Но дело не в изяществе: ведьма нарочно нитки не натягивает, чтобы лопались свободно, когда придет их срок. Сегодня только внизу две шелковые перемычки разошлись - порядком поотстала погоня. То, наверное, и недурно.
  - Хутора проедем, место ищи. Лошадям отдохнуть надо, - скомандовала хозяйка, накладывая на колдовскую вышивку новый стежок, отмечающий здешний безымянный перекресток.
  Хома кивнул и полез на козлы. Там уже сидел Пан Рудь - наглый кошак любил иной раз прокатиться с самым вольным обзором и полным лицезрением придорожных кущ, взгорков, курей и куряток, плетней и иных достопримечательностей.
  - Сидишь? - пробурчал возница. - Так взял бы вожжи. Не? Фертик79 задрипанный. Ну, поехали...
  ... Остывших лошадей Хома напоил - благо, ручей тёк под боком. Далее кучер взял свитку и поплёлся под тень покосившегося навеса - хутор стоял брошенный, вовсе одичавший. Ведьма гавкать не стала, видимо имелось время у путников дух перевести. Хома бросил подстилку на остатки соломы, рухнул сам - казацкое тело отозвалось столь многочисленными ломотами и болями, что просто удивительно. Не, воистину какие-то предпоследние времена навалились - о горилке даже и помысла не мелькнуло...
  
  ***
  
  Проснулся Хома от хруста. "Хрум-хрум, хрум-хрум-хрум". Вокруг была темень, под головой лежало что-то мягкое - никак рубаха свернутая? Казак приподнял голову - на чурбаке ближе к лунному свету сидела соразмерная тень, склонившаяся над рукодельем, вот в тонких пальчиках сверкнула иголка... И снова донеслось "хрум-хрум".
  - Это где ж ты столько яблок запасла? - спросил Хома, щупая свои колени под съехавшим, и вообще непонятно откуда взявшимся, лижником80. Холодок объяснился - шаровары исчезли. Вот тебе и шуточки, не иначе спал как бревно.
  - Вфы фадочке, - пояснила панночка, по очевидности пребывавшая в самом живом и разговорчивом расположении духа.
  - "В садочке"... А что за дерзостность со спящего человека одёжу стаскивать?
  Хрум-хрум - остаток яблока полетел в порядочную кучу огрызков, накиданную у крапивных зарослей. Дожевав, рукодельница пояснила:
  - Сейчас дошью. Сколько же гайдуку ободранцем красоваться?
  - Ну, дошивай, - согласился Хома, щуря один глаз - в прорехе крыши сияла славная звезда. Это ежели  правым глазом зрить. Ежели левым - не видно звезды и вообще куда темнее ночь. Нет, хитро в мире всё обустроено. Много таинственностей.
  Отхрустела ещё пара яблок - встала легкая тень, встряхнула просторную одежду:
  - Не как новые, зато крепко починенные.
  - Доброе дело, благодарствую душевно. Может, тебе яблок принести?
  - Лежи, казаче, - панночка швырнула шаровары на солому, поддернула юбки, да и этак легенько присела, оседлав ноги Хомы. Во тьме влажно и лукаво светились девичьи очи, словно по той яркой звезде в них отражалось.
  Хома вздохнул:
  - Ты, Хеленка, сиди как удобствует, только гарцевать не вздумай. Неуместное то дело.
  - Так уж и неуместное? - подивилась бесстыжая тень.
  - Чистосердечно сказать, так сам в оторопеньи. Чаровница ты колдовская, тут разве возразишь. Только ведь и по-другому на обстоятельства можно взглянуть, - Хома осторожно, согнутым пальцем, отвел прядь волос, ниспадающую на гладкую щечку красавицы.
  - И как же то объясняется? Чрезмерное оторопенье иль в какой хворости мы?
  - Хворость бы я превозмог. С лёгкостью. Неуместность одолеть куда труднее.
  Хеленка вдруг снялась с заупрямившегося скакуна, завалилась на спину рядом и прошептала:
  - Ото ж и я чую. Есть неуместность.
  - Ну...
  - Чего "ну", дурной гайдук? С какой кучи лайна вдруг тут неуместность? Объясняй живее!
  - Не ла йся сквернословно, язык мыть нечем. Если же по неуместности рассуждать... Я ж навроде тебя делал. Руки кривые, но старался. И вдруг до баловства и похабности опускаться? Вовсе не по-родственному.
  - Делал он... - пробормотала панночка. - Ну, делал. Я помню. А кто тебя просил делать, а?
  - Так я же не нарочно. Заставила чёртова баба.
  - Вот сразу на ведьму всё свалить норовишь. За себя ответь. Ты мне теперь кто? Батька или как иначе?
  - Что батька? Откуда же батька? - с превеликой неловкостью зашептал Хома. - Грешно так говорить. Это ж смех один и соромицькость81. Но ежели с философских наук глянуть, так пусть немного и батька. Если уж так завязалось хитростно...
  - А не надо было так завязывать. Что то за казак, ежели его первая попавшаяся ведьма в отцы покойницам пристраивает? Вот как теперь? Я ж и сама чую, что по-родственному.
  - Так чего же верхом вознамерилась?!
  - Для прояснения. И потом томлюсь я, - нагло оправдалась Хеленка.
  - Тю, и в кого же ты такая бесстыжая да бессовестная?!
  - В кого делали. Я ж не виновата, что кровь горячую сохранили.
  - Я, что ли, сохранял? - возмутился Хома. - Я таким материям не учён.
  - Вот и учился бы. Уж седина в усах, а в голове одна горилка и хлюпает. А мне как теперь? То живая, то мёртвая. Да еще поплюга82 окаянная. Ладно, приноровлюсь. Но вдруг я вонять начну и сгнивать? Вон жарища какая.
  - Не начнешь. Вполне цветущий лик и остальное.
  - То сегодня. А завтра как?
  Помолчали. Потом Хома прошептал:
  - Ладно, что сейчас пенять. Спи, что ли.
  - Так что "спи"? Мне днём хорошо спится, а по ночам жар в крови играет. Маюсь и нудьга одолевает.
  - Совладать с собою потребно. Вот, яблочко съешь. Оно прохладное и кисленькое.
  Вздохнула и захрустела. Сочно с причмоком. Как ни странно, под тот уютный звук, пригретый вроде мёртвым, но вполне живым теплом с одного бока, уснул Хома быстро и в полной безмятежности.
  
   ***
  
  - А что это вы, достопочтенные панове, делаете?
  Услыхав вопрос, достопочтенное панство в лице четырех посполитых, прекратило пинать мешок и уставилось на подъехавших всадников. Старший, ободранный дедок в широком брыле83, лупнул испуганно глазами и двумя руками вцепился в длинный сучковатый дрючок.
  Капитан задумчиво смотрел на ползущий по дороге мешок, что оглашал окрестности неразборчивой руганью. Наконец, посполитый собрался с мыслями и, сдёрнув соломенную шляпу, сказал:
  - Да ото ж бо, вин курвячий сын, жид та истинный лях!
  - Многогранная личность какая...
  - Во! - уловив поддержку, продолжил брыленосец. - На Пришеб наш демоны набежали!
  - Демоны? - переспросил Мирослав. Дмитро заоглядывался, будто ожидая тех самых демонов увидеть за ближайшими кущерями.
  - Ну! - яростно закивал дедок. Соратники его склонили головы в подтверждение.
  - И что за демоны такие? - подался чуть вперед капитан, чувствуя, что след точный. - На кого похожи, как злодействовали?
  - Я всех демонов видел! - заверещал вдруг мешок.  - Я всё расскажу, только выпустите! Ой, падло, что же ты бьешься-то по больному месту?! Ирод!
  - Поговори мне, гадюка! - погрозил дедок, вновь взмахивая дрючком.
  - Ещё раз стукнешь по мешку, я тебе ухо отрежу, - пообещал Мирослав, многозначительно положив ладонь на рукоять сабли.
  - Да выпустите же вы меня, живоглотное селянство! - вовсе уж не человечески взвыл неведомый узник. - Я же ничего вам не сделал, тупые ваши головы!
  - А хто шинок порушил, га? И лаялся потом непотребно?!
  - Ваш шинок маазикимы жидовские разорили и обобрали! Я тамошний погреб от нечисти оборонял!
  - "Маазикимы", говоришь? Кхм...
  Капитан спрыгнул на землю. Посполитые порскнули в стороны розшуганными воробьями. Мирослав присел над мешком, подергал надёжно завязанный узел.
  - Вы его что, топить собрались?
  - А то! - подбоченился дедок. - До  реки дотащим, там каменюк забагато!
  - Кыш отсюда, пока уши не отрезал, - устало произнес наёмник, и вытащил нож. Посполитых как ветром сдуло. Снова хмыкнув, капитан сказал: - Слышь, демоноборец, руки береги, - и одним движением отхватил горловину.
  Оказавшись на свободе, высокий худощавый парень, годов примерно Збыховых, может чуть постарше, весь в соломе и всяческом мусоре, громко прочихался, вытерев длинный хрящеватый нос рукавом. Разглядев спасителей, чуть слышно охнул и, лапнув себя по поясу, где висел обрывок портупеи, представился:
  - Идальго Ансэльмо Белтрэн Гервасио Анчес из Толедо к вашим услугам, мой благородный пан-спаситель!
  - Откуда?! - раздался возмущенный рык лейтенанта.
  - Из Толедо! - высокомерно поджал губы Идальго-Из-Мешка. - Это такие местности в Гишпании. Последние из самых глупых крестьян знают о тех прекрасных равнинах!
  - Капитан, можно я его убью?
  Голос Диего был до омерзения медоточив. Но Ансэльмо Белтрэн Гервасио Анчес почему-то испугался. Отступая от лейтенанта, он запутался в мешке и брякнулся на задницу. Тут же подскочил, схватившись за отбитое место двумя руками. И кинулся к капитану, что отчаянно пытался вспомнить, откуда ему так памятен нос найдёныша.
  - Воевода, спасай! Он же меня заколет, а мне нельзя!
  Мирослав вспомнил. И выругался так громко, что посполитые, которые затаились шагах в ста, не сговариваясь, побежали дальше. От греха.
  
  ***
  
  Капитан с длинноносым самозванцем ехали чуть позади. Диего к разговору прислушиваться и любопытствовать не желал - то прямой ущерб чести. Но беседовали громко, пусть и понятно было одно слово через три, да и те слова чаще - ругательные. Всё же, дабы разуметь тонкости разговора, скудных дней, проведённых лейтенантом на польско-московитских украйнах было маловато. Да и язык от ставшей привычной руськой мовы в малости, но отличался. Однако и тех куцых обрывков, что долетали до ушей лейтенанта, хватало для вывода - капитан и Анчес друг друга знают, притом познакомились давно. Очень давно.
  Отлично понимая, что времена герцога Альбы прошли, и простому идальго не встать во главе терции, лейтенант всё же любил копаться в истории войн. Оно и самому интересно, и при случае, неведомым большинству окружающих соратников знанием можно блеснуть. И Диего теперь пребывал в некотором замешательстве. Ведь, если верить услышанному, то капитан, будучи еще в младенчестве, участвовал в славных сражениях, кои в изобилии давал правитель Московии - Иоанн Грозний, прозванный за жестокость Базильевичем, принуждая родственников Збыха к дружбе и миролюбию. Впрочем, вникнуть в детали не получалось и, чтобы не забивать голову лишними мыслями, Диего решил махнуть рукой. Что капитан - непростой человек даже не с двойным, а с тройным дном, и так известно. И вообще, к чему ломать голову над давно забытыми битвами, если вокруг так и бросаются в глаза следы недавнего сражения, можно сказать, ещё не остывшие?
  Городок, в который въехала банда, изрядно пострадал. Несведущий в местных реалиях Диего не сумел бы с ходу сказать, что именно произошло. То ли наезд84 татар, то ли не поделили что-то буйные запорожцы с лихими реестровыми...
  На улицах пахло дымом, отряд проехал мимо выгоревшего дома и упавших заборов, плетённых из веток. С ближайшего двора доносились завывания вдохновенно и неутомимо причитающей женщины. Лейтенант не знал, имеются ли в здешней местности профессиональные плакальщицы, но та тетка занималась своим делом весьма умело.
  Отряд разделился: большая часть солдат и лошадей свернули к строению, что здесь считалось постоялым двором. Капитан, прихватив Угальде и Котодрала, отправился осматривать знаменитый демонский шинок. Носатый самозванец, очевидно не жаждавший лишний раз показываться в негостеприимном городе, остался с бандой.
  - Ваш знакомец, капитан, весьма наглый и к тому же неумелый обманщик, - рискнул сдержанно намекнуть Диего.
  - Верно. Наш попутчик лгун, и из наглейших, - не стал спорить Мирослав. - Но говорить "неумелый" я бы поостерёгся. В последний раз мы с ним виделись в Праге, года четыре назад. Твой липовый земляк тогда увяз в порядочной куче говна. Но его, с той поры, так не вздернули на верёвке, не посадили на кол и даже не проткнули ничем острым, следовательно, он на удивление даровит в главнейшем из искусств - сохранении собственной шкуры.
  - Да упаси Святой Яго от таких земляков! Что общего у доброй Испании и безродного проходимца?!
  - Так-то, ничего общего. И все же он слегка кастилец, чуть-чуть апулиец, на сотую часть грек и немного мадьяр. Хотя и осчастливил своим рождением ни в чем не повинный лес где-то в глухомани у Кинешмы.
  - Никогда не слыхал о тех местах, - признался Диего. - Где-то в Вестеросланде?
  - Нет, но тоже жуткая глушь. Каждый тамошний селянин имеет в родичах нечисть. На удивление живучее племя.
  Диего пожал плечами:
  - Возможно, ваш знакомец пронырлив, но едва ли умён. Грязный мешок - не лучшее убежище в беспокойные времена. Вполне мог заночевать на дне пруда.
  - Мог, но встретил нас. Отчего-то у него всегда так случается. Полагаю, он несчастливый везунчик. Как мне кажется, бывает такая судьба. Всё время попадать в глупейшие истории, благополучно выбираться из них, для того, чтобы немедля попасть в иную чепуху.
  - Не уверен. Мне не приходилось встречать подобных людей, - усмехнулся лейтенант.
  - Всякое бывает. С другой стороны, иной раз, сесть в мешок и ждать, когда удача сама подъедет к тебе - весьма разумный и продуманный план.
  Угальде засмеялся: засада в мешке? Забавный способ.
  
  ***
  
  Таверна, что в здешних местах именовалась "шинком" выглядела порядком разгромленной. Весьма сомнительно, что именно демоны столь неистово разворошили соломенную крышу, но следы на стенах подсказывали, что здесь действительно побывал кто-то с когтями. Капитан заговорил с городскими бездельниками, толпящимися на улице. Диего и Котодралом въехали в разбитые ворота. Странно, но двор шинка пострадал куда меньше: стояли у коновязи осёдланные лошади, расхаживал у низких амбаров огромный гордый петух, клевал яблочные огрызки. Мирно торчали на кольях ограды вымытые горшки и кувшины, дожидались начала ремонта свежие снопы соломы.
  - Ну и хлев, - заметил Котодрал, спрыгивая с седла. - Рискнём заглянуть? Не отравят?
  - Отчего не зайти?
  Здешнее вино ужасно, но кружка пива пошла бы на пользу пересохшим глоткам. Диего полагал, что капитан не замедлит присоединиться.
  Посетители внутри имелись: сидело за длинным столом четыре хмурых личности из здешних вооруженных головорезов, что считаются стражей или разбойниками в зависимости от обстоятельств и настроений.
  Гостей обслуживала молоденькая девица с заплаканным лицом - мигом подала пиво и миску с солёным горохом. Пиво и хозяйка, если глянуть сзади, были недурны, хотя никакого сравнения с незабвенной Гарпин... Диего напряг свои языковые познания:
  - Не молвит ли люб-езная хозяй-ка, что здесь произ-шло? Такой стран-ные слух...
  Девка вроде бы поняла, но лишь махнула рукой, горестно высморкалась в передник и спросила:
  - Ещё что-то заказывать будете?
  - Будет-ся, - пообещал Угальде. - Но как случай о здеш-ней крыш-ей?
  - Эй, чего к дивчине пристал? - гаркнули из-за соседнего стола. - Придут тут, язык ломают, допытываются.
  - Вам-то как, пан-овейший? - кротко ответствовал Диего. - Не тебе язык ломаю-т, вот и лакай свой вотт-ку.
  Бухнулась, опрокидываясь, лавка. Диего с Котодралом развернулись к буйным местным завсегдатаям: те уже стояли, грозно схватившись за пистоли. Ну, пистолеты и у наёмников нашлись Мгновенье скрещивались в полутьме шинка суровые взгляды, потом один из местных казаков цыкнул щербатым зубом, сплёвывая на пол:
  - Пущай пока сидят, а то горилку поразольём.
  Плевок был нагл, но замечание разумно - у наёмников особого желания начинать пальбу тоже не имелось. Расселись по местам, булькнуло в кружках.
  - А пиво-то могло быть и лучше, - светски заметил Котодрал.
  - Это за пиво бормочет чех-то твой? У хозяев несчастье, учесть нужно, - посоветовали из-за соседнего стола.
  - Мы не с уко-ром, с пони-манием, - заверил Диего. - Кто за демоны яв-лялись?
  - То-то и оно, что демоны, - с намеком пробубнил один из соседей. - Что-то много нынче демонов в Пришебе развелось.
  - Во помож-ность граду и чест-ным гор-ож-анам святой Христофор, - Угальде перекрестился, Котодрал последовал его примеру.
  - Так-то оно правильней, - одобрили из-за соседнего стола. - У нас тут тогда с вечера началось, набежало с гробовища сотни две чудищ. Если б не мы на стражу встали...            
  Диего глотнул пива - рассказ местных разбойников обещал быть масштабным и завлекательным.
  Загремели каблуки - в комнату ввалилась долговязая личность в дорогой и грязной одежде. Двигался нелепый щёголь весьма странно: широко, по-крабьи раздвигая ноги, качаясь и крепко цепляясь за рукоять сабли, но так и не находя надежной опоры в своем оружии. Красавца повело в сторону, он успел опереться о стол и сходу возмутился:
  - Это еще кто?! Что за подзаборники? Подорожная есть?!
  Диего с удивлением смотрел на пучеглазого юнца, от которого разило отвратительным вином и какой-то кислой дрянью. Безусый сопляк пьян как удачливый баратеро85, на ногах едва стоит, а сколько наглости...
  - Мир-ность, пан, вы яв-но мал-ость ус-стали...
  - Что?! Мой ус?! Над кем смеешься, холопская рожа?! - взревел пучеглазый задира, хватаясь за саблю. - Да что за дело вам до моих усов?! Ах, ты, пся кровь!
  Диего догадался, что сказал что-то не то. Сложный язык, святой Хрисофор тому свидетель! Но объясняться было некогда - сабля гордеца со свистом покинула ножны...
  Лейтенант успел отпрыгнуть за стол и выхватить оружие. Звонкая толедская сталь парировала рубящий удар роскошной венгерки.
  Признаться, Угальде ожидал большего. Славилось польское фехтовальное сабельное умение. Но то, видать, не каждому дано. Горделивому мальчишке отмерен был лишь молодецкий гонор.
  Что такое опытная пехотная шпага против вздорной кавалерийской сабли? Как говорят в иных местах, все равно "что краснодеревщик супротив бочара". Диего, принимая удары вражеского оружия на крестовину и ажур гарды,  без особого труда заставил наглеца попятиться к двери. Куда его лучше ранить: в ногу или руку?..
  Тощевельможный пан, упреждая нелегкий выбор, завизжал:
  - Да стреляйте в него, холопье вымя! Демон же опять!
  За спиной Диего затопали, предостерегающе заорал Котодрал, одновременно хлопнули два пистолетных выстрела. Лейтенанта ударило по левому плечу, Диего покачнулся. Вдохновлённый подмогой пан-поляк отшатнулся к двери, рванул из-за широкого нарядного пояса пистоль - тот зацепился за золотые клепки украшений... В тот же миг острие тазы86 пронзило зоб медлительного стрелка. Лях, бросив пистоль, ухватился за горло, фыркнул кровью. Забыв о поверженном противнике, испанец развернулся к бою - и увидел зрачок нацеленного ствола. Мысли о Деве Марии и святом Христофоре пришли позже - ещё до этого колени лейтенанта с неподобающей, но похвальной легкостью подогнулись, и Угальде оказался почтительно коленопреклоненным перед судьбой. Осознать, что пуля прошла над головой, не успел - почти в самое лицо ударил сноп огня и дыма. Выхватывать пистоль не имелось времени, Диего кинул своё тело вперед, в дым - шпага пронзила бедро стрелка...
  ... Хлопали выстрелы, почему-то приглушенные. Лейтенант разрядил один из пистолетов наугад в дымную завесу, видимо, не промахнулся - кто-то тяжко рухнул на пол. Прозвучал ещё выстрел над головой. Оглянувшись, Диего увидел капитана - тот вглядывался в не спешивший рассеиваться дым и взводил курок второго пистолета. Пороховой туман вытягивало в распахнутую дверь: стали видны лежавшие на полу тела. Присевший за опрокинутым столом Котодрал сжимал свой окровавленный древний кацбальгер, и с виду был невредим. Внезапно проявились звуки - на полу стонал раненый, фыркали во дворе встревоженные лошади. О, так это присевшая за стойкой юная шинкарка, наконец, прекратила визжать и заглушать весь мир.
  - И какого хрена, любезные мои, вы тут устроили? - поинтересовался капитан.
  - Мы-то что? - оправдался Котодрал. - Пиво вот заказали...
  - Замотай лейтенанту плечо, и уходим, - приказал Мирослав.
  - А деньги за потраты? - осмелилась напомнить невидимая шинкарка.
  - С полу соберешь и на нас сошлёшься, - буркнул капитан и глянул на сидевшего под стеной ясновельможного. Тот ещё был жив, двумя ладонями зажимал распоротое горло, пучил глаза. - Молись, пан, скоро навсегда полегчает, - посоветовал Мирослав и вышел во двор.
  Отряд воссоединился за околицей. Судя по всему, след был свежим. Описания происшедшего в Пришебе разнились, о демонах болтали всякое. Но события выглядели настолько странными, что сомнений почти не оставалось: ведьма задержалась в городе, уморила непонятного ляха и крепко повздорила с местной нечистью. Правда, Дмитро клялся, что их сельская ведьма была сущей старой каргой - к ней никто из казаков даже и не думал хаживать. Здешняя же баба по описанию выглядела вполне приличной пани. Впрочем, это ничего не доказывало.
  Мирослав вынул из вьюка сосуд с Указующим. Мертвая длань задумчиво побултыхалась в остатках вина и ткнула пальцем в опрометчиво приблизившегося к месту ворожбы "гишпанца". Самозванец бурно запротестовал, уверяя, что он не при делах и сроду ничего у Папы не брал, а на момент похищения пребывал в Кракове, где его ловили всем городом, чему есть сотни свидетелей. Указующий поразмыслив, пришел к справедливому выводу, что действительно, из Анчеса грабитель как из дерьма пуля и решительно указал на запад. Тут с указаниями сомнительного компаса вполне можно было согласиться - ведьма не глупа, к Днепру, где её легко прижать к берегу и настигнуть, уходить не станет. Что ж, банда поднялась в седла. У Диего ныла рука, но хвала Деве Марии, зацепило лишь по касательной, и водки на обработку раны не пожалели...
  
  ***
  
  Костёл, что по праву считался оборонным87, окружала стена Высокая, чуть ли не в два человеческих роста. На ней остались отметины позапрошлогодних событий: кое-как заложенные проломы, зияющие обломками кирпичей, словно недовыбитыми зубами, следы пуль на обсыпавшейся штукатурке, копоть, так и не смытая дождями...
  - Весело тут было, - хмыкнул Угальде, коснувшись ядра, которое не стали выковыривать из стены.
  - Обхохочешься, - буркнул Мирослав и слез с лошади. Та всхрапнула, пряднула ушами.
  Капитан подошел к калитке, что была чуть правее массивных, целиком забранных в железо ворот, тоже хранивших следы пальбы, стукнул кулаком. Прислушался. Было тихо, никто не спешил оказывать гостеприимство истомленным странникам. Грохнул еще раз. С тем же результатом.
  - Эль команданте, а давай выстрелим им в окно из аркебузы.
  Мирослав с подозрением оглянулся на испанца. Но тот был совершенно серьезен. Горячка из-за раны?
  - А что? Сразу и откроют!
  - Диего, ты же католик!
  - И что с того? - удивился лейтенант. - Это же не испанцы, а поляки. А они такие же католики, как, не побоюсь этого сравнения, наш змеиный княжич.
  Литвин громко фыркнул, но промолчал.
  - К тому же, если не привлечь их внимания, то нам придется искать ночлег в другом месте.
  - Тоже верно, - задумчиво произнёс капитан и, оглянувшись на пустынную улицу, добавил: - но если мы начнем в них стрелять, то они могут и ответить. Глянь внимательнее.
  И действительно, из одного окна костела, что узостью своей куда более походило на бойницу, многозначительно торчало длинное рыльце фальконета88.
  Ещё раз оглянувшись, Мирослав произнёс: - Мы пойдем другим путем!
  И от души врезал сапогом по калитке. Толстое дерево обиженно загудело. Капитан ударил ещё раз. И ещё.
  Только Мирослав занес ногу для четвёртого удара, как в двери открылось маленькое окошечко, забранное толстенными стальными прутьями. Со двора на наглых пришельцев уставился пожилой монах, глядя на отнюдь не благочинную ряху которого, сразу хотелось убрать деньги подальше, а пистоль держать поближе.
  - Чо надо?
  - Невежлив ты с гостями, божий человек!  - смиренно произнёс Мирослав, внимательно глядя на монаха. - Мы, может, по делу зашли.
  - Не подаём, - громыхнул задвижкой монах.
  - Парни, тут могут и картечью вдарить, - кивнул капитан на фальконет. - Раздайтесь чуть в стороны, не понимают тут хорошего обращения, и что не бродяги под стены явились, а из самого Рима гости пожаловали,
  Мирослав только и успел, что неторопливо достать из вьюка гранату, как снова брякнула задвижка, и окошко открылось.
  - Верно ли из Рима? - уточнил монах, чуть уменьшив грозность в голосе.
  - Деус Венантиум. Настоятеля зови, или кто у вас за старшего сейчас. По важному делу.
  - Опять хлопы бунтовать вздумали?! - испуганно зажал себе рот монах.
  - Ты здесь ещё, чернец?..
  
  ***
  
  Настоятель оказался очень похож на свой храм. Такой же старый, крепкий и сплошь в отметинах прошлого. Через макушку тянулся след от пули, лицо пересекал шрам, на левой руке недоставало трёх пальцев. Вообще, ксёндз был больше похож на отставного гусарского ротмистра, нежели на священника. Впрочем, другие служители веры в этих краях выживали плохо...
  - Значит, Деус Венантиум? - настоятель оторвался от вручённых бумаг и уставился на командира наёмников. - Тот самый...
  - Других нет, - развел руками Мирослав и устало улыбнулся.
  - Но почему? Вера наша крепка, и в ваших мечах и мушкетах нет нужды, - растерянно сказал монах, снова уперев взгляд в текст послания. - И почему меня не предупредили?..
  - Меня тоже ни о чем не предупреждали, - доверительно наклонился к настоятелю капитан. - Я сидел в таверне, пил вино, а потом вдруг, хлоп, и оказываюсь посреди степи с дюжиной недоумков за спиной.
  - О причинах, побудивших вас совершить стол долгое путешествие, думаю, вы не расскажете?
  - Почему же? - Мирослав откинулся назад, скрестил перед собой руки. - Если кратко, то причина в том, что Церковь обокрали. Следы привели сюда.
  - Что именно украли? - сквозь облик настоятеля проступил солдат.
  - Отец Казимеж, вы хотите преумножить печали?
  Священник кротко улыбнулся, загнав вояку во взоре поглубже:
  - Обойдусь, капитан. У нас хватает и своих бед. Итак, что требуется от меня?
  - От вас, Отец Казимеж, требуется нас приютить на время.
  - Вас девятеро человек и ...? - незаконченный вопрос завис глыбой льда.
  - "И" - с нами. Так надо.
  - Всё же, я не хотел бы видеть вашего... - ксёндз пожевал губами, подбирая определение. - Соратника здесь. В моём храме, - слово "моём" настоятель отчетливо выделил голосом.
  - Его здесь не будет. Я не собираюсь злоупотреблять гостеприимством. Да, и половина моих людей ранены...
  - Умелые лекари найдутся.
  Священник, чей взор несколько затуманился, вдруг хлопнул себя по лбу и кинулся к полкам, что были плотно заставлены книгами.
  - Вот, - положил он на стол конверт, запечатанный красным сургучом. - Если я верно понимаю происходящее, то это письмо именно вам, капитан.
  - Мне? - удивленно переспросил наёмник.
  Теперь молча кивать, настала очередь священника.
  Капитан пробежал глазами по строчкам, удивляясь странному почерку. Буквы были угловатыми, рублено-сломанными, схожими с северными рунами...
  Охотников ждали. Им готовы были вернуть похищенное, список которого перечислялся до мельчайших подробностей. Через два дня, в условленном месте. Взамен просили, а скорее, всё же требовали, разговор. С глазу на глаз. Без тузов и колесцовых пистолетов в рукавах. Всего лишь разговор о прошлом и будущем.
  - Отец Казимеж, что вы можете плохого сказать о месте, известном как Дидькова Каплыця89?
  Настоятель побледнел.
  - Там тоже был костёл. Не так давно. Пока не пришли казаки Хмельницкого и не сожгли. Вместе с половиной населения городка. Люди надеялись, что освященные стены помогут...
  - Понятно, - задумался Мирослав. - Отче, а не найдется ли у вас мастерской с хорошим горном и нескольких икон?..
  
  ***
  
  Иконы нашлись. Много больше, чем Мирослав просил. Аж две стопки монахи принесли, посапывая от сосредоточенности и обливаясь потом. Принесли, выложили рядком на длинном верстаке, кивнули и столь же молча ушли, метя чёрными рясами задний двор костёла.
  Вглядывались в капитана всепрощающе и всепонимающе мудрые и печальные глаза святых, прижимала к груди сына-младенца Богородица. Вот ляхи чертовы, и насобирали же где-то. Не иначе, церкви обносили. Или наоборот, из разрушенных да подожженных храмов спасали, когда озлённая шляхта лютовала?.. Кто знает. Поистине предпоследние времена...
  Капитан перекрестился. Дело предстояло муторное, гадкое и отвратительное. Одно дело факел в солому кидать, когда из бойниц храма, той соломой обложенного, по тебе из пищалей садят. И совсем иное - вот так вот. Можно было доверить Збыху или Котодралу. Один язычник, второй протестант. Им поглумиться - самое то. Но нельзя. Негоже на других сваливать.
  - Простите меня, хоть и нет мне прощения во веки веков...
  Святые молчали. Показалось на миг, будто Богородица чуть повернулась, закрывая ребенка.
  - Простите, - повторил капитан. Еще раз перекрестился и вытащил нож.
  Оклады отрываться не хотели, цеплялись, рвали перчатки острыми краями. А потом словно поняли, что не кощунства ради их сдирают, а потому что, по-другому никак, и металл будто сам отваливаться начал, обнажая тёмную древесину...
  Мирослав оглядел добытое серебро. Фунта четыре. Должно хватить на час боя. Им вряд ли дадут столько времени.
  Пламя взметнулось, облизало тигель. Капитан заработал мехами, смахнул выступивший на лбу пот. Жарища, а работе края не видать, ещё разливать, а потом снова переплавлять...
  Не, так дело не пойдёт. Оставив печь, Мирослав приоткрыл тяжелую дверь, подозвал Угальде, что маячил у входа:
  - Так, Диего, давай к монахам, скажи, пусть пива несут.
  - Может, помочь? - кивнул испанец в сторону полумрака мастерской, где полыхало пламя, рождая причудливые тени.
  - Лучше питья принеси побольше, тут я сам управлюсь.
  - Понял, - дернул бородкой лейтенант. - Я быстро.
  - Давай, - ответил Мирослав и прикрыл за собой дверь.
  Металл уже катался огромной живой каплей. Капитан ухватил тигель щипцами, осторожно наклонил над пулелейками...
  Знать бы, с чем, а вернее с кем, придется столкнуться, загодя бы приготовился. В Риме все нужное достать несложно. Выстроил бы рядком иконы, жахнул кое-как литой картечью, не пришлось бы сейчас с каждой пулькой отдельно возиться. Или, может попросить у отставного гусара его фальконет?..
  - Эй, капитан! - заорал Диего от двери. - Пиво!
  - Пиво - то хорошо! - прошипел сквозь зубы капитан, доливая остатки.
  Теперь надо дать остыть. Как раз время пива выпить. А ляхи, при всей своей извечной паскудности, в броварном деле мастера не последние...
  
  ***
  
  Мирослав зарядил пистолеты, старательно работая шомполом. После взялся за мушкеты. Одно было хорошо, не нужно разбирать какая пуля к какому стволу подходит. Расстояние плёвое, можно свежеблестящий шарик и в бумагу завернуть. Специально для этого была у монахов вытребована католическая Библия. Её-то целостность капитана волновала слабо, и страницы пошли не только на оборачивание, но и на пыжи. Хорошие-то войлочные клейтухи, выменянные у реестровых, да подобранные с убитых разбойных казаков, требовалось беречь для боя.
  - Ну, с Богом, - выдохнул капитан и взял первую пару.
  Охнули пробитые иконы, загудели брёвна стены, в которых увязли пули. Мирослав отложил стреляные пистоли, взялся за другие...
  Дышать в запертом сарае становилось всё труднее. Кислый дым разъедал глаза, забивал глотку, не давая дышать. Но капитан упорно стрелял, закусив до крови нижнюю губу. Выбранные им полдюжины икон уже превратились в щепу, а на стене сарая не было живого места. Мирослав перекрестился - "отстрелянные" руки мелко дрожали.
  - Господь, укрепи члены мои, ибо во славу Твою непотребство творю!
  Ладно, сейчас чуть передохнуть, да стреляное серебро из бревен повыковыривать. И снова переплавлять да разливать...
  Будем надеяться, что цель оправдает средство.
  
  
  
  Глава 12. О памятности славных битв и иных сражений
  
  Великим сечам и память великая. Уж и не вспомнит народ за что бились, когда бились и что за неприятель в той битве казацкую кровь пролил. Но с гордостью помянут правнуки: был там и мой пращур, самую большую пушку отбивал, покрыл себя немеркнущей ратной славой, самим кошевым атаманом был отмечен, троекратно расцелован и пожалован любимейшей атамановой люлькой. Вместе с ляхами ли бились, против них, или вовсе заместо ясновельможных луговую траву кровью окропили - не важно. От столь ничтожных мелочей казацкая слава не тускнеет.
  А какое славное дело ежели стойко засесть в таборе, из составленных кругом возов, бесстрашно глянуть как подступает неприятельское войско, шелестящее бесчисленными знамёнами, гремящее литаврами и барабанами, сияющее зерцалами и иными бронями. Вот уж придвинулись как нужно, завизжали, перелетая возы, первые ядра, наставились семипядные пищали... грохнуло залпом! И пошло знатное дело. Скоро возрыдают матери и жены в Черкассах, Глухове, Чигирине, докатиться слух об именитой и кровавой жатве аж до самого города Киева. Лягут в сырую землю лихие казаки...
   А как иначе? В легенду ли, в песню ли, или в иное бессмертье, только так, с пробитым пулей сердцем или срубленной башкою лыцарей допускают. С самых древнейших времен тот порядок заведен и никому его не отменить.
  Но бывают и иные смерти. Незнаменитые. Сойдутся накоротке под лунном светом или в утреннем тумане безымянные тени, глухо перестукнут выстрелы, мелькнут клинки, кратко застонет кто-то с распоротым брюхом. И вновь пуста дорога. Ни могилы, ни песни, ни гордых имен, те гибели после себя не оставят. Земля, вода да беспамятство всё спрячет. Не подвигами тени заняты, а работой. Да кто знает, где пользы больше: в битвах знаменитейших или в кратком миге резни, что те битвы вовсе ненужными делает?..
  
  ***
  
  Под никчемные философские рассуждения всадников стучали копыта лошадей - отряд миновал старый мост. Мелькнула вода под низкими позеленевшими сваями, пятна ленивой ряски и рогоз топких берегов. Склонились в поклонах селяне, отступившие на обочину, дабы благоразумно пропустить вооружённую кавалькаду. Низко гнули шеи старик с двумя козами, пара баб с вязанками хвороста. Козы непочтительно мемекнули вслед воинству. Мирославу захотелось молока, лучше, конечно, прохладного, из погреба. Годы своё берут - полдня в седле, а уже о всякой ерунде думается.
  Отряд двигался двумя частями: наёмники впереди, войско, спешно собранное в монастыре, отстало. Хитрость невеликая, но на первый взгляд, десяток всадников и дюжина верховых поляков, сопровождавших повозку с двумя монахами, ничего общего, кроме общеизбранной дороги не имеют. Мирослав надежд на союзников не возлагал - два случайных шляхтича со слугами, да священнослужители, мало что могут в столь сложном деле. Но лучше такая помощь, чем вообще никакой. Почти наверняка отряд ждёт засада, и тогда лишний, пусть и неподготовленный человек может сыграть немалую роль. Пулю отвлечёт на себя, к примеру. Имелись и кое-какие задумки, пусть и предварительные. Сейчас главное прийти на место заранее, осмотреться без спешки.
  Задумавшегося командира догнал всадник - Дмитро.
  Мирослав сдержал раздражение - не напрасно ли взяли казака? Опять бледный и, очевидно, не в себе. Надо было при часовенке оставлять, что по дороге встретилась. С иконами вместе, которые капитан из костёла забрал. Чтобы сидел тихонько, и под ногами не путался. Жаль парня, видать, очень уж его гибель невесты перемяла...
  - Что скажешь?
  - Капитан, дозвольте к мосту вернуться.
  - Что вдруг? Лягушек послушать или морду умыть?
  - Привиделось, - признался Дмитро, кусая ус. - Та дивчина с хворостом...
  - Похожа, что ли? - не особенно удивился капитан, как ни странно тоже запомнивший селянку - уж очень изящна. И вязанка неуместна, будто хворост ей в шутку сунули.
  - Вовсе лицом не похожа, но как-то ковырнуло меня, что довольно таки похожа, - путано попытался объяснить Дмитро.
  Мирослав придержал коня:
  - Ты, охотник, очнись. Отплатил за невесту как мог, теперь делом занимайся и без всякой дури.
  - Да пусть завернет по-быстрому, - ухмыльнулся подъехавший Литвин. - Трава у речушки мягка, девка недурна. Оно и полегчает.
  - Сейчас разок в грызло  и полегчает, - одернул болтуна капитан, слыша, как скрипит зубами казак.
  От оставленного за спиной моста донесся странный звук - глухие быстрые удары, словно немаленький дятел на берегу решил дупло обустроить.
  - Это еще что? - изумился Котодрал.
  Долетел хруст ломающегося дерева...
  - Ну-ка... - Мирослав спешно разворачивал коня.
  
  ***
  
  Вернулись - у моста было пусто, но сама переправа весьма изменилась - середина настила просела в воду и расползлась. Ещё расходились круги и колыхался ковер ряски.
  - Это как же? - растеряно спросил Йозеф. - С виду же крепкий был.
  Всадники разделились, осматривая ближний берег - нашелся намёк на тропинку, но никаких особых следов. К переправе, между тем, подошел резерв - поляки с недоумением смотрели на просевший мост, один из ксёндзов восстав на повозке, из-под руки обозревал окрестности.
  Глупо. Перебраться по покосившемуся мосту пешему человеку особого труда не составляло. Лошадям труднее, но их можно перевести и по воде - речушка не отличалась глубиной и бурностью течения. Но берег вязкий, лошади рискуют ногами, да и повозка там уж точно не пройдет.
  Брод отыскался выше по реке. Времени потеряли порядком. Как нарочно - встреча назначена на вечер, было бы желательно приехать заранее и освоиться на месте. Теперь вряд ли удастся...
  
  ***
  
  ... - Вот застудишься и сопли потекут, - грозил Хома.
  Хеленка жалобно морщилась - опять накатила на дивчину мертвенность, считай, вовсе лишила голоса. Оно и понятно - вокруг колдунов, что блох у шального кобеля на хвосте...
  ... Вышло недобро: приехали в этакий гадюшник, что и не опишешь. Ладно, вовкулака, но тот из приличных, из характерников. Те, народ, хоть и со странностями, но в деле полезны бывают. Но и Бледный, ведьмин знакомец, здесь ждал, и иные хари разбойного да колдунского характера. И место сомнительное: обширные развалины тянулись по склону холма до самой речушки - тут и старые остовы домов, почти ушедшие в землю, и новые, с остатками крыш. Торчала ближе к вершине каменная коробка спаленного костёла. Года полтора как здешний городок окончательно обезлюдел - дожгли его казаки бешеного Кривоноса. Но шлях вдоль реки оставался проезжим и перекресток у подошвы холма не пустовал - то воз прокатит, то всадник проскачет. Задерживаться путникам желания нет: о Дидьковой Каплыци все слыхали.
  От рощи, что зеленела по левую руку от холма, и те мёртвые дома, и река с дорогами виделись как на ладони. Лошадей и карету скрыли в зарослях. Хозяйка ушла с Бледным разговоры разговаривать. Только Хома решил об обеде поразмыслить, да собрать снедь, как заявилась ведьма и команду скомандовала. Ох и дурную! Возраженья казака мгновенно комом в горле встали, Хома упорствовал, тогда и ноги подкосились. Вот же чёртова ведьма!
  ... Ушли бабы. Хома продышался, вдоволь наругался - Пан Рудь охотно поддерживал в этом деле, шипел и выгибал спину - коту  место тоже не нравилось. Для успокоения взялись строить шалаш-халабудку. Колдуны, что встали поодаль, в чужие заботы не лезли - сгинули где-то в роще, только ихние лошади и остались дремать под дубами. Лошади были ничего себе, справные. Белобрысый характерник - вовкоперекиднык спал в тенёчке, изредка почесывал дранное многими шрамами пузо.
  На сердце у Хомы чуть поуспокоилось - чего ж, вернутся, никуда не денутся. Хотя, ну что это за дело для молодой дивчины - мосты рушить? Не-не, Хеленка управится, но разве достойно приличной девушке этаким бесшабашным разрушеньям придаваться? Прямо даже и слов нет, кроме хулительных да ругательных! Нет, чтобы мину пороховую изладить или воз какой над рекою подпалить...
  Сух-Рука споро и ловко вязала узлы бечевы - крышу наладили быстро, Хома подрубил ещё веток. Неведомо сколько здесь стоять выпадет, но лучше приготовиться. Пан Рудь ходил дозором вокруг хибарки, гневно фыркал. Прав был кот: вроде и место  людное, а крысы так и шныряют прямо средь бела дня. Наверное, в развалинах развелась просто тьма пацюков. Тоже верно: дохлятины на таком несчастливом месте вдосталь было. Вот за прошлые года и отожрались, расплодились...
  Вернулись, наконец. Видимо, шли быстро: почти просохла Хеленка, но всё равно вид негодный и замурзанный.
  - Ступай, да переоденься в сухое, - потребовал Хома. - В карету лезь, неуместно здесь сверкать.
  Всё равно сверкала, не удосужилась дверку прикрыть. Пришлось закрывать, шторку задёргивать и тряпки из сундука передавать. Тьфу, вот ума у неё точно как у полумёртвой! Покопавшись в сундуке, Хома сунул в карету сапожки. Чего обувку беречь, раз ночь серьезная выдастся?
  Тут немая издала придушенный визг. Хома сплюнул, полез в экипаж и выволок за хвост здоровенного пацюка. Грызун кусаться не пытался, висел в руке с этакой панской наглостью, будто это его карета и была. Казак примерился зашвырнуть хвостатую мерзостность в кусты, но хозяйка цыкнула:
  - Не тронь! Отпусти зверя.
  Хома выронил крыса в траву, обтёр ладонь о шаровары и хмуро поинтересовался:
  - Снидать будем? Или велено и харч пацюкам жертвовать?
  На обед соизволенье имелось. Сели у шалаша. Колбаса была добрая, аж во рту таяла, да и хлеб зачерстветь не успел. Только не имелось в тех яствах никакого удовольствия, поскольку приходилось слушать указанья ведьмы.
  - Воля ваша, только я простой гайдук, а не панцирный, - уныло пробурчал Хома. - Не уговаривался я на такою безголовую гибельность.
  - Да ты вообще не уговаривался, - напомнила хозяйка. - Ты разом всю службу подписал.
  - Пущай. За глупость расплачусь. А она за что? - Хома ткнул пальцем в сторону панночки.
  - А она моя, - усмехнулась ведьма. - Колбасу жрёт и ресницами порхает только потому, что я того захотела.
  Хеленка зажмурилась и отложила куцик почти доеденного колбасного круга. Прогуливавшийся мимо Пан Рудь безо всякого интересу уселся спиной к славному огрызку и принялся слушать пение птиц.
  - Ну, воля хозяйская, - пробормотал казак, представляя, куда бы ловчее всадить пулю доброй хозяйке. Вот так бы невзначай и бахнуть, безо всяких явственных умыслов, по примеру того, как рыжий кошак только что ту недоеденную колбасу втихую прибрал.
  - Ты не косись, а то подавишься. Я, может, сама смерть найду. Надоело мне. И жизнь дурацкая, и рожи ваши глупые, варварские. А не найду, так по-доброму вас отпущу. Вот прямо завтра, - обнадежила ведьма.
  "Видать, и ночь-то не протянем", - подумал Хома и пошёл по воду. Когда вернулся, хозяйки и Пана Рудя у шалаша не было. Сидела, сложив ноги по-турецки, Хеленка, ковыряла носок расшитого сапожка.
  - Не дряпай, красиво же и так, - одернул Хома.
  Панночка подняла глазища, стрельнула взглядом окрест и принялась показывать знаками.
  - Не, не пойду, - шепотом ответил Хома. - Ты-то меня отпустишь, да колдунское общество спохватиться. Будут ловить как зайца. Позор один. Да и как я один пойду? Ты-то остаешься. Или вместе стрекача зададим?
  Хеленка покачала головой и вновь принялась показывать. Тьфу, ну что это за разговор в одно ухо? Хотя вполне приноровился понимать Хома и знаки, и замыслы полумёртвой дивчины. Ох, и шалая она исподтишка, вот хоть как её клейми...  
  
  ***
  
  - Вон она, та проклята Дидькова Каплыця, - шляхтич повел дланью в буйно пахнущей потом и сыромятной кожей перчатке, указуя на холм и дорогу, будто их можно было случайно не заметить.
  - Вот и славно, - Мирослав оценил отлично видный перекресток дорог у подножья холма. Торчал там покосившийся придорожный крест, несколько засохших деревьев - место на виду, засаду обустроить затруднительно. Капитан поскрёб щетинистый подбородок. Очень уж странно выходило, назначенная встреча просто обязана быть ловушкой. Следовало бы обнюхать и осмотреть всю округу, но из-за истории с мостом и объездом время потеряли.
  - Хорошо, шановне90 паньство, здесь остаетесь. Лейтенант мой с вами, бдительности не теряйте, - Мирослав поднялся в седло. - Сам Понтифик большие надежды возлагает на ваши сабли и отвагу.
  Усиленные лейтенантом Угальде и совершенно бесполезным в бою Анчем, поляки раздулись от гордости, будто жабы и остались под прикрытием чахлой рощи. В случае осложнений, этот сомнительный, но весьма гонористый резерв едва ли успеет вовремя подойти. Вот дорогу перехватить они вполне способны - Диего, хоть и пошкарябало испанца, сумеет выпинать шляхту на дорогу. Ксёндзы укрепят дух бойцов... В общем, хоть какая-то опора в тылу.
  Семеро всадников рысили по дороге - заходящее солнце освещало вершину холма, развалины городка, остов собора - обезглавленный, почерневший от давнего пожара. Угасающий солнечный свет пронзал высокие окна насквозь - по одну сторону закопченных стен ещё царил летний день, по другую, меж крестов обширного кладбища, уже подкрадывалась ночь. Из-за всех этих задержек, что будто нарочно под ноги бросались, приехали, как в уговоре требовалось - "на закате".
  Вот и перекресток: разбегающиеся врозь шляхи, пересохшая лужа, старый навоз у обочины...
  - Спешиться!
  Банда сошла с коней, солдаты озирались.
  - Словно в миске какой, - проворчал Йозеф, поглаживая рукоять кацбальгера.
  Действительно, охотники будто на дне посудины оказались. Тянулись прочь пустынные трещины-дороги, замер в безветрии поросший приземистыми кустами тёрна склон холма. Казалось со всех сторон - от верхних развалин, от чёрного костёла и погоста, от дальнего леса и от камышей речушки - за людьми пристально наблюдают. Скорее всего, так и было.
  - Пока здесь, - снова оглянулся капитан, нутром чуя подвох. - Оправиться, погадить, глотки промочить. И по сторонам смотрим во все глаза.
  Лошадей привязали к сухим стволам, бойцы прошлись вокруг - смотреть у пыльного перекрестка было не на что. Расселись на траве, пошла по кругу баклага с водой. Ощущение, что сидишь под взорами тысяч внимательных глаз, малость поутихло - человек ко всему привыкает.
  - Вот помню, стояли мы под Брайтенфельдом, ну когда шведы так врезали, что аж уши у нас завернулись. Ну, от скуки, окрестные деревни потрошили. Там и брать нечего - война всё прибрала. Но жрать-то хочется. Ну, одного упрямого мельника на ветряке за кишки его же и подвесили. Крутится, орёт... - рассказывал Густав
  - Ты бы лучше о бабах тамошних трепался, - поморщился Котодрал.
  Мирослав в разговор не вмешивался, прохаживаясь поодаль. Крепло гадостное предчувствие, что никто на встречу не явится. Но к чему тогда это письмо с приглашением? Сбивали со следа? Скорее, наоборот, давали уверенность, что след не ложный. Противник расставил капкан и следовало заставить ловушку сработать вхолостую. Но как? Только дождаться, пока враги покажутся...
  Далее по обстоятельствам: или попытаться взять нападающих, или уходить, надеясь на ясновельможный резерв. Но странность в том, что на этом чёртовом перекрестке внезапное нападение попросту невозможно. В чем ловушка? Где-то за холмом таиться полусотня панцирных казаков? Или из лужи полезут вяленые  кобольды-головастики? Или что?..
  Капитан невольно поглядывал в сторону придорожного креста, - деревянное изваяние не собиралось подсказывать. Странная манера у здешних резчиков: грубые, едва намеченные черты, растрескивавшееся тёмное дерево... Да и сам крест нехорошо склонился, словно вот-вот рухнет ниц перед этими пыльными дорогами и мёртвым холмом.
  Бойцы сидели, почти не оборачиваясь к друг другу - смотрели вокруг, на притихший, начавший сереть мир.
  ... - И тогда я говорю, "годная баба так скалиться не станет, зря ты, Клаус, её в чулан затащил, порченная она". И действительно, назавтра глядим, а наш здоровяк-то за брюхо держится, - негромко продолжал предаваться воспоминаниям Густав. - Два дня, и всё - стух кишками...
  Никого вокруг. Дороги пусты, птицы молчат, сгущается сумрак. Не тот перекресток? Нет, глупо, Дидькова Каплыця одна-единственная...
  Мир огляделся и достал сосуд с Указующим. Тот был бодр - скрёбся изнутри, видимо, надоело в темноте сидеть. Капитан открыл крышку - рука немедля высунулась, стряхнула капли вина, поколебалась и принялась тыкать пальцем с тёмным ногтем во все стороны: на костёл, на рощу, кладбище, развалины. Впрочем, назад, в сторону польской засады опять же указать не преминула. Мирослав сплюнул и принялся закручивать вместилище бесценного, но сейчас откровенно бесполезного компаса - Указующий вновь возмущенно заскрёбся. То ли укачало, то ли взятое в монастыре вино действовало на магическую руку не лучшим образом. Собственно, оно и на вкус весьма гадостно. Надо было у отца Казимежа вытребовать бочонок кагора...
  Зажглись первые звёзды. Солдаты примолкли - темнота не располагала к болтовне. Ночь поглотила кресты обширного кладбища за костёлом, скатывалась ниже по склону... Но ещё светлели колеи дорог. Вот мелькнули в воздухе, заставив вздрогнуть, легкие тени - нет, всего лишь кажаны, как по-местному зовутся летучие мыши. Напрасно отряд ждал, никто не придёт. Ещё час и нужно будет уезжать, нет смысла торчать здесь всю ночь.
  Мирослав глянул на лошадей, повернулся к холму...
  - Капитан!
  - Вижу, не ори.
  Тень остова костёла уже не была такой тёмной - в провале окон мерцал свет. Приглушённый, звезды над безглавой колокольней сияли куда ярче. Но, определенно внутри церкви был свет - отблеск факела или фонаря.
  - Живо поднимайте зады, герои сраные...       
  
  ***
  
  Во тьме кусты терновника вроде бы разрослись, а сам склон стал круче. Мирослав невольно обернулся - дорога тянулась совсем рядом, угадывались сухие деревья, тени лошади и Дмитро, замерший с мушкетом в руках. Казак остался за коновода без особой охоты, но он был проверенным бойцом, а потеря лошадей была бы, ох, каким дурным знамением. Надо бы там ещё одного оставить, а лучше и двух. Но маловато людей под рукой.
  Охотники разделились - капитан с Котодралом и Литвином поднимались напрямую, вторая группа шла левее, норовя выйти к западной стене - если ждёт засада, то наверняка враг на погосте засел, а могилы останутся по другую сторону спаленного костёла.
  - Капитан, что-то не так, - прошептал Збых, ловчее перехватывая аркебузу.
  - Ясное дело, не так - не в кабак идём, - ответил Мирослав, пытаясь разглядеть тени под закопченной стеной - стоит там кто, или лишь мнится?  Из высоких окон по-прежнему манили отблески неяркого света. Нет, какого дьявола манили?! Идти туда не хотелось, да так, что аж спина холодела. Дурной склон. Ни цикад, ни иной ночной живности. Даже летучие мыши куда-то исчезли. Лишь холодные искры звезд наверху, да стены, никак не желающие приближаться. Ну, ещё шорох солдатских сапог...
  - Ловушка там, - прошептал Котодрал, в очередной раз щупая свой оберег.
  - Замок лучше проверь, чем висюльки тискать. И иди...
  Наконец, взобрались, под ногами мощёная площадка, сквозь щели буйно проросла трава - словно по могильным плитам ступаешь. Может и так...
  Тройка Йозефа тоже одолела подъем - смутно угадывались фигуры бойцов. Мир взмахом пистолета указал направление - обойти со стороны окон, быть наготове. Сам пошёл к дверям...
  Ступени завалены камнями, того и гляди оступишься. Сворки крепких, окованных железом, дверей, сгорели наполовину - их явно пытались выбить - толстые полосы выгнуты. Перед тараном дверь устояла, огню уступила...
  Нехороший храм был в Дидьковой Каплыци, и построен неудобно, и вообще...
  Мирослав осторожно переступил через головешки, держа наготове пистолет, заглянул за обугленную створку.
  На груде рухнувших с потолка балок горела пара свечей. Ветра нет, свечи хорошие, яркие... Оплыли порядком. Никого живого... Чёрные камни, остатки досок, обруч от бочки, что-то круглое, похожее на обгорелый череп. Ни звука. Между свечей ждёт-лежит цилиндрический, добротной кожи, футляр. Очень схожий с тем, что требовалось найти: длиной чуть короче локтя, ремешок, замки в остатках старинной потемневшей позолоты.
  - Это ловушка, капитан, - повторил Котодрал. - Насторожили арбалет, а то и несколько. Или яма под досками...
  - На яму не похоже. Скорее, футляр отравлен. Или внутри что-то гадкое, - предположил изощренный Литвин.
  - Тсс! - зашипел Мирослав, вскидывая пистолет.       
  Во тьме почудилось движение... Нет, не почудилось - низкая тень явилась взглядам наёмников, неспешно прошла по одной из лежащих балок.
  - Тьфу, напугал, крысоед! - прошептал Збых. - Это не твой родственничек, а, Котодрал?
  По-правде говоря, ночной бродяга был не столь велик и страшен, чтобы напугать бывалых бойцов. Главное, не чёрный, а вполне себе буро-рыжий, обычный. Сел на доску, почесался, двинулся дальше, к свечам. Неодобрительно глянул на пламя, принюхался, фыркнул, задрал хвост и изволил пометить балку. Снова принюхался...
  - Крыс здесь уйма вот и ловит, - догадался литвин.
  Неизвестно как крысы, но футляр кота явно заинтересовал - рыжий бродяга тронул лапой свисающий ремешок, затем решил попробовать на зуб...
  - Нету там никакого яда, - хихикнул Збых.
  Коту, видимо, ремень понравился. Рыжий ворюга сдернул добычу вниз - футляр увесисто бухнулся на головешки. Рыжий нахал удовлетворенно мявкнул и поволок находку под груду досок.
  - Куда?! Затеряет! - охнул Котодрал.
  Вот же глупость! Разыскивать футляр ощупью в обгорелых грудах мусора - удовольствие ещё то.
  - Эй, рыжик, иди сюда! - ласково позвал Мирослав.
  - Кис-кис-кис! - поддержали капитана бойцы.
  Кот испуганно замер, уставившись на дверь, но ремень из зубов не выпустил.
  - Не пугайте его! - громким шепотом предупредил из-за окна невидимый Марек. - Он же дикий, сейчас как рванет. Колбаса у кого-то есть? Подманим...
  Видимо, колбасу рыжий ворюга ненавидел со своего кошачьего детства - испуганный прыжок по доскам - кот устремился в сторону выгоревшего алтаря, футляр запрыгал за ним...
  - Стой, тварюга! Держите его!
  Мирослав вслед за Литвином вбежал в костёл - приходилось перепрыгивать через завалы. Из окна спрыгнули Марек и остальные, устремились наперерез проклятому зверю. Кот в панике шарахнулся в сторону, и охотники увидели застрявший в расщелине доски вожделенный чехол.
  - Вон он!
  Марек был в двух шагах от добычи, когда тубус дернули, и он исчез между досок.
  - Да чтоб его раздавило, демонового ушлёпка!
  Кота видно не было - затаился за завалом. Солдаты окружили баррикаду, Йозеф поднял повыше свечу.
  - Да тут его вроде и нет, - сказал силезец.
  - А та штуковина?
  - Вон кот-то! - вскрикнул Янек, вскидывая мушкетон.
  - Ты еще бабахни, курицин сын! - приглушенно рявкнул Мирослав.
  Перепуганный кот промелькнул рыжей молнией и выскочил в дверь.
  - Где чехол-то? - спросил Котодрал. - Марек, ты его видел?
  - А... а... - силезец, тыча пальцем в груду головешек, попятился.
  - Что еще? Где та штука?
  - Её мертвец забрал, - хрипло поведал Марек. - Вот только что. Слышите?!
  Солдаты замерли - из-под балок донеслось шкрябанье, но тут же смолкло.
  - Это еще что? - пробормотал Йозеф. - Мертвецы не скребутся.
  - Я его видел, - Марек вновь перекрестился. - Высунул костяную руку и схватил.
  - Может, там щель какая в подземелье? - предположил капитан и вздрогнул - снаружи донеслись немыслимые звуки в местной ночи - кто-то играл на флейте.
  - Это что? - с ужасом прошептал Котодрал. - Чудится?
  - Кто из наших снаружи? - прохрипел Мирослав, догадываясь, что всё, началось...
  - Все здесь, - озираясь, сказал Йозеф. - Мы же за котом... Ох, а что у меня с ногами?!
  У Мира тоже начало сводить ноги, икры болезненно подергивались, пальцы непроизвольно зашевелись. Но руки ещё действовали - капитан ухватился за сумку на боку. Проклятая пряжка...
  - Свечу!
  Его не слышали, негромкая мелодия лезла в уши, заставляла тела дергаться всё сильнее...
  Словно в "виттовой пляске" закружился, содрогаясь, Йозеф - металось в его вытянутой руке пламя свечи. Капитан чуть не вышиб трепещущий огонек, но всё ж удалось перехватить. Воск лип к пальцам, рука сама собой уводила свечу от цели. Рядом в судорогах уронил мушкетон Янек...
  Сошлось: свеча на миг зацепила фитиль, шипения сквозь колдовской напев флейты не слышно, но радостно затлел красный огонек. Мирослав размахнулся, рискуя уронить снаряд под ноги солдатам. Метил в двери, но не сильно надеялся попасть - граната стукнулась о косяк, бухнулась на старые угли, качался-кружился во тьме светляк фитиля. Капитан зажмурился...
  Громыхнуло... Тут же ухнуло повторно - сверху, с остатков кровли, сорвалась обугленная балка, но этого уже никто из банды не слышал. Взрыв, плотный и тяжелый, ударил по ушам, глуша и отрезвляя. Капитан кого-то толкнул, но бойцы и так рванули к дверям. Прыгал, чуть ли не на карачках, успевший подхватить мушкетон, Янек... Проскочили сквозь вонь порохового дыма...
  Снаружи было чуть светлее - Мирослав почти сразу увидел стоящую у крайних могил фигуру. Человек, поднеся ко рту флейту, сутулился в лунном свете. Капитан, не раздумывая, вскинул пистолет. Неслышно щелкнул курок, полыхнуло пламя выстрела - его глухой звук всё ж пробился в заложенные уши. Волшебный музыкант исчез, словно ветром сдуло. Капитан не тешил себя пустыми надеждами - почти наверняка промахнулся.
  Мелькнули тени между крестов. Низкие, быстрые, четырехлапые... За ними люди с оружием...
  - Слева! - словно издалека заорал Марек.
  И слева, и справа... Тьма извергала все новых и новых врагов. Банда огрызнулась слаженным залпом, потом стало уж не до порядка...
  
  ***
  
  - Ну, началось, - без всякого восторга прошептал Хома, взирая на мельтешение у закопченных стен. - Ишь, сразу палить взялись. Хеленка, ты голову-то пригни, попортит красу шальная пуля.
  Панночка лишь глубоко вздохнула. Колдунства в воздухе витало, хоть ятаганом его руби: ведьмаки аж из себя повыходили. Но казака те чары не особо трогали - хозяйка прикрыла слуг отводящим заклинанием. Место выбрали удобное: шагах в восьмидесяти от костела, в развалинах бывших приходских кладовых и конюшен. Ничего здесь не палили, позаваливались строения просто. На камнях сидеть малость сыровато, но удобно. Сиди, жди, да глазей.
  - Не, не пойму, - ворчал казак. - Отчего туда побежали, а потом немедля обратно? То не сраженье, а глупые горелки-догонялки. Знаешь такую игру, а, Хеленка?
  Дивчина вновь вздохнула и отпихнула каблуком особо наглого пацюка, что вознамерился влезть на нарядный сапожок. Крыс вокруг скопилось поболее, чем на изобильных киевских пристанях - уж даже и брезгливая Хеленка перестала вздрагивать. Скопился хвостатый полк и ждет высочайшего приказа.
  Хома покосился на десяток пацюков, восставших столбиками на задние лапы и вглядывающихся в беготню у костела. Ну, прям куренные с кошевым атаманом, разве что люльками не дымят.
  - Ну и что там? - спросил Хома в большей степени у себя, чем у необразованных грызунов и безъязыкой панночки. - Ничего ж не поймешь. Был бы Анч, может, и растолковал - оно же самая чёртова битва и наметилась...
  - М-м, - согласилась Хеленка.
  - Вот и я говорю, постреляют нас, и даже очень просто. И с чего мы должны в этаком сомнительном предприятии участие принимать? Там и без нас каждой твари по паре. Управятся и сами.
  - М-мм, - печально молвила панночка, накручивая на палец пушистую косу.
  - Не мусоль, - проворчал казак. - Мне, может, тоже нелегко. Что-то такая жажда навалилась, что и не описать. Вот отчего горло не промочил? Э, и горилка даром пропадет, и мы сгинем. Не-не, нельзя нам в пальбу лезть. Ладно б, мы очень сильной нечистью числились, да под каким ядрёным заклятьем. А мы ж чуть-чуть. Лучше сбоку побудем...
  
  ***
  
  - Началось! - воскликнул старший лях. - На коней, панове!
  - Выждать нужно, - напомнил Диего. - Ударим внезапно.
  - Ты кого трусами обозвал?! - взрычал поляк, лихо выхватывая саблю. Его сподвижники, прислушиваясь, забирались в седла - после далёкого вздоха рванувшей гранаты наступила тишина. Если глядеть издали, то всё спокойно: плыли по холму с тёмным скелетом костёла равнодушные пятна лунных теней, казалось всё там мертво. Нет, просто далеко, не разглядеть
  Поляки выстроились по двое всадников, монахи вывели в арьергард телегу. Озабоченный синьор Анчес прогуливался у обочины и явно был не прочь остаться здесь же.
  С холма долетели звуки ружейного залпа, рассыпались на отдельную пальбу...
  - Ну, с Богом и во славу Веры! - взметнул клинок сабли-венгерки к звездам лях.
  - Ждать! - рявкнул лейтенант.
  Воинство горячило коней, но пока повиновалось. К лейтенанту подступил один из священников:
  - Прими благословение, сын мой.
  Диего коснулся губами тёплого креста, почувствовал на лице брызги святой воды.
  - А слуга ваш? - грозно спросил ксёндз, оборачиваясь к Анчесу.
  - Слуга иной конфессии и вообще в вере сугубо стоек, - заверил прощелыга, крестясь католическим образом, потом, на всякий случай, ещё дважды с должным разнообразием.
  - Глаза-то отводить ухищрен, - процедил ксёндз, доставая из-под одеяния короткоствольный, но убедительный пистолет. - Сюда ступай, дьяволово семя!
  - Чего пистоль-то сразу? - угрюмо заворчал Анчес. - Языком сказать невозможно?
  Его сгребли за шиворот, молодой держал, старший ксёндз заставил целовать крест. Окропили святой водой, щедро плеснули за ворот.
  - Это и вовсе не по канону, - ёжась, заметил кобельер.
  - Да кто тебя разберет. Может ты и правда, лишь бродяга из жидовства выкрещенного, - с определенной досадой признал ксёндз, убеждаясь, что корчиться в судорогах или проваливаться сквозь землю подозрительная личность не намерена. - С нами пойдешь, с бочкой поможешь.
  - Да с готовностью, - Анчес поднял слетевшую во время очистительного ритуала шляпу и сел на телегу рядом с насосом и бочкой святой воды.
  - Время! - рявкнул Диего, с тревогой прислушиваясь к затихающим выстрелам.
  
  ***
  
  - Бегом!!! - надсаживался капитан, расстреливая заряды в атакующих тварей. Но наёмников не надо было подгонять, они и так улепетывали со всех ног. Рядом жахнул мушкет Котодрала. Один из волков кувыркнулся через голову, упал. Самому Мирославу не везло, свинец летел впустую, дырявил лишь воздух.
  В костел ввалились кучей - не до правильного строя, когда в стволах лишь свежий нагар, а в спину такой нечистой вонью дохнуло. Остатки дверей, кое-где обгоревшие, кое-где порубанные, придавили на место. В обугленные доски тут же будто пушечным ядром ударило. В прорубе мелькнула оскаленная пасть, шерстистый бок. Марек ткнул ордынкой наобум, но вроде попал: так заверещало, что куда там недавней дуде - уши заложило надежнее.
  Мирослав, торопливо перезаряжаясь, обречённо ругался, ожидая следующей атаки. У грёбанного дудочника полные рукава тузов. И кроме волков может, кто угодно найтись! Что-то навроде разожравшегося до безобразия ужа, к примеру. И если такая сволочь вломится, спасения от нее не будет. Кого не передавит, тот сам чугунный гранатный осколок поймает. От звонкого кирпича будет чудесно рикошетировать.
  Но противник не нападал. То ли чесал затылок, досадуя на две провальные атаки подряд, то ли злорадно ухмылялся в предвкушении потрясающей гадости, что вот-вот и воспоследует. Так-то, что дуда, что волки - это мелочи для орденских, против которых и не такое закручивали.
  Если против орденских, действительно, мелочи. Но против остатков неумелой наёмничьей банды могло и хватить...
  Песчинки в невидимых песочных часах отсыпали уже которую минуту, а атаки всё не было и не было. Значит, имелось время подготовиться. И продать шкуры дороже.
  В выгоревшей коробке костёла из внутреннего убранства уцелело не так уж много. Но нашлись тяжеленные дубовые лавки, лишь чутка пообгрызенные огнем. Хватаясь вчетвером за раз, заслонили несколько окон, узостью своею больше походивших на бойницы. Впрочем, по-другому здесь и не строили, разумно подгоняя каждую деталь под возможность обороны и создавая из костёла подобие замка. Правда, тем, кто оборонялся в прошлый раз, ухищрения архитектора не помогли. Не соврал отец Казимеж, не соврал...
  Мирослав не присматривался, что за кости хрустят под сапогами. И так понятно. Если тут горожане вздумали обороняться, то всё подряд лежат. И женщины, и дети. Когда-то, очень давно, когда капитан еще даже и сержантом не был, и звали его не так, он поджигал церковь. И крики сгорающих людей иногда вспоминались. Вот и сейчас что-то такое слышится.
  - Что за нахер такой?!  - совершенно не куртуазно завопил Литвин, тыча пистолем в угол. Оттуда на перепуганного Збыха медленно наплывал призрак. - Сгинь, падлюка драная!
  Но блёклое создание пропадать не собиралось, тянуло полупрозрачные скрюченные пальцы к горлу княжича. И беззвучно распахивало бездонный рот.
  Испуганно ойкнул кто-то из наёмников. Литвин выпалил. Пуля закономерно прошла навылет, ударила в стену. На груди призрака образовалась туманная дыра, прямо на глазах начала затягиваться...
  - Не стрелять! - крикнул Мирослав, видя, как Збых тянет из-за пояса второй пистолет. - Они только пугают!
  И понимая, что на слово ему сейчас никто не поверит, капитан шагнул навстречу клоку тумана, по злой прихоти сложившегося в человеческую фигуру, махнул рукой по перекошенному злобой лицу... Показалось, будто осыпало снежным вихрем. Даже не осыпало, а прошуршало где-то очень-очень близко. Непонятное ощущение. Впрочем, не опасное, и это главное. Призраки-то, разве что могут смутить неожиданным появлением. Ну или неверно подсказать. Отвлечь...
  Призраков становилось всё больше: вереницами выплывали из тьмы углов, кружились вокруг живых, цепляя лица, пытаясь ослепить. Наёмники, ругаясь, отмахивались, Густав бессмысленно пытался отпихнуть прикладом коренастого безголового красавца в богатом, опушенном мехом камзоле. Внезапно в уши живых ударили глубокие вздохи органа - возникли у стены смутные очертания огромного инструмента, торжественно сгорбился органист. Клубились мрачная мелодия, сгущала тьму выгоревших стен...     
  - Твари! - заорал от окна Йозеф. - Ежа вам всем в сраку поперёк шерсти! Атакуют!
  Наёмники, кривясь от мощных вздохов органа, кинулись к окнам, что выходили на левую сторону. Захлопали приглушенные, удушаемые мрачным призрачным гимном, выстрелы, затягивая костел дымом. Пороховая кислятина мешалась с затупившейся от времени гарью пожарища и туманом мечущихся привидений...
  Вплелся в надрывные стоны труб и стук выстрелов странный шорох. Мирослав подскочил к окну-бойнице, глянул наружу. В первую секунду не сумел ничего разобрать. Темнота и темнота. Но потом...
  На костел накатывала серая волна. Крысы.
  От стрельбы толку не было. Разве что два мушкетона сумели разорвать картечью с десяток грызунов. Но остальные добрались до стен. Любая крыса может допрыгнуть взрослому мужчине до пояса. До окон было больше раза в полтора. Но крыс было очень много. И ими умело управляли...
  Звери сбивались в плотную кучу, упирались в стену цепкими лапками, что кажутся пародией на человечью ладонь, выстраивали живой мост. И по спинам, что блестели в лунном свете, хлынула внутрь костёла целая армия. Хвостатая, усатая, и с длинными острыми зубами.
  Завопил, шатаясь, облепленный грызунами Янек, рухнул на колени.
  - Гранаты к бою! - схватился за последнюю соломинку капитан.
  Зашипели фитили, разбрасывая ослепительные искры...
  Первый взрыв был оглушительным. Те, что рвались позже, почти утонули в разноголосом писке раненных и отброшенных зверьков и надрывном восторге вздохов органа. Гранат было немного, но чтобы расстроить ряды атакующей хвостатой армии хватило пяти штук.
  - Три штуки осталось! - доложил Юхан. Датчанин уступал силой только Котодралу, но стрелял препаршивейше и фехтовал как вчерашний крестьянин, потому капитан использовал его в качестве ходячего арсенала.
  - Еще разок отобьемся!
  Янек уже затих на полу - вокруг него лежали лишь мёртвые грызуны. От дальнего угла, надсадно заорал Марек, ему вторил радостный, а от того в два раза более гнусный крысиный писк. И тут же, в стены ударили первые пули, подобравшихся к костелу стрелков врага...
  
  ***
  
  Шагах в сорока от костела появились три казака. Неожиданно, будто из-под земли вынырнули. Судя по обтрёпанности одежд и обилию оружия - запорожцы.
  - Кобольды задрыстанные, - снова вспомнился капитану Шварцвальд и прочие боггарты.
  - Чаривныки91 казацкие, - уточнил пораненный и покусанный литвин, шипя сквозь зубы. - Ох и веселье сейчас начнется! Они ж заговорённые.
  - И хер им в зубы, на ту заговоренность! - зло оскалился Мирослав и повернулся к Котодралу: - Друже Йозеф, похоже, самое время пришло. Доставай ружейные...
  Наёмник кивнул, улыбнулся столь же ласково. Вытащил из-за пазухи кисет, где лежало несколько серебряных пуль, выкатил на ладонь. Мирослав глянул на характерников, что так и стояли на месте, будто ожидая выстрелов. Впрочем, скорее всего, так и было. Обычный свинец делу не поможет. Вот и хотят показать бессилие обороняющихся.
  - На каждую хитрую сраку у нас кое-чего с винтом припасено!
  Ухмыльнувшись, капитан перекрестил Котодралову ладонь с мушкетными пулями. Йозеф взял один шарик в зубы, еще один взял Густав, за третьим потянулся Збых. Оставшиеся Котодрал осторожно сложил в шляпу и пристроил на перевёрнутую лавку. Ещё пригодятся. Да и ничейное оружие перезарядить пригодятся.
  Легли на землю рубахи.
  Тоненькими струйками посыпался порох.
  Блеснули в руках сабли и кинжалы.
  Грюкнулись пули, укрытые пыжами.
  Взлетели изогнутые клинки над головами, очертили круги.
  Мерно заходили шомпола в стволах.
  -Уррр-га! - рявкнули хором казацкие колдуны, срываясь с места.
  Зашипел порох на полках. Полыхнуло рыжим пламенем из стволов.
  Плеснула чёрная кровь из белых тел. Остановились изумленные казаки. Тот, что слева был, и вовсе упал, зажимая рану в животе. Збых из врожденной вреднючести засадил точно в печёнку. Оставшиеся двое замерли. Стояли, глядя, как выплескивается толчками утекающая жизнь...
  - Бьём!
  Капитан с Йозефом вскинули запасные мушкеты. Котодрал перебросил свой Збыху. Литвин торопливо начал заряжать. Мирослав прицелился, наведя ствол на бритый лоб с длинным, почти до груди чубом...
  Тот, в кого метил капитан, упал, расплескавши по траве мозги. Второй же, уклонившись от Котодраловой пули, в несколько прыжков преодолел оставшееся до костёла расстояние и сиганул, плечом грянувшись в закрывающую окно лавку. Та рухнула в сторону. Хлопнули зазря пистолеты Збыха...
  Характерник, будто понимая, что кончились у наёмников чудо-пули, которые на любые чары плевали с высокой горы, стоял, лыбился по сторонам.
  Мирослав сплюнул на разбитые плиты. Надо же, свиделись! Перед ним был давний знакомый. Тот самый недобиток, что предпочел быстрому отрубанию головы прыжок в горную реку. Сменивший наряд итальянского бандито на казацкий жупан. В руке его играла сабля с хитрой елманью, изуродованной кучей выемок. Очень похожая на ту, что недобиток бросил на каменистом берегу. Старый враг, чуть пружиня на полусогнутых ногах, стоял напротив. Скалился, показывая вовсе не людские клыки. Капитан ощерился в ответ, нехорошими словами помянул оборотневу матушку-суку, что определенно согрешила со всеми кобелями от Жмеринки до Парижу. Оборотень нечленораздельно зарычал, прыгнул вперед...
  Сабельные клинки со звоном встретились, ушли вверх, рубаки столкнулись грудь в грудь. В лицо Мирославу полетела слюна. Клацнули перед носом клыки. Наёмник ударил локтем левой, свободной руки - казак дернул чубатой головой, схлопотав полновесный удар. Откинулся чуть, навалился с новой силой, угрожающе рыча и брызгая кровью из разбитой пасти.
  - И сам ты щенок мокрожопый, - прохрипел Мирослав, прижимая противника спиной к стене...
  Рядом кипел бой. Верещали истребляемые во множестве крысы, истошно выл кто-то из солдат, съедаемый заживо, стонал орган, мельтешили по костелу клочьями тумана призраки, шипел порох на полках, грохотали выстрелы...
  - Убью... - прорычал оборотень.
  - От натуги не усрись!
  Капитан, рискуя остаться без руки, ухватился за сукно оборотневого короткого жупана, рванул на себя. Колено с хрустом впечаталось в брюхо. Не успел казак и охнуть, как его хитрая сабля вылетела из ладони, закувыркавшись по полу. Тут же левый кулак впечатался оборотню в ухо. Да так, что тот аж клыками щелкнул.
  Ошалевший казак не успел и заметить, как вжикнула сабля, ударила в шею.
  - Грх... - плеснула яркая кровь.
  - Да на тебе ещё, не жалко!
  Голова, снесенная повторным ударом, покатилась по полу. Мирослав выдернул из кобуры-напузника "утиную лапу", жахнул в упор - разлетелся череп, разбрызгал серое с красным по чёрной грязи. Обезглавленное тело простояло не долго. Завалилось бревном, ногой не дёрнув.
  ***
  Дмитро отполз ближе к кресту - тень распятия тянулась по истоптанной траве, дрожали на стебельках капли крови...
  ... Всё случилось слишком быстро. Сначала стало как-то не по себе, казак отошёл от лошадей, прислушиваясь. Чудилось невесть что: донеслась тихая музыка, словно кабак где-то рядом притаился. Казак пожал плечами - не иначе, морок. Дудели, по правде сказать, не особо изящно. А может, и вообще причудилось? Потом на холме глухо и внезапно громыхнуло. Пушка?! Да откуда?!
  Дмитро уловил движение краем глаза - вскинул мушкет. Показалось за дорогой стоит человек. Нет, никого... С другой стороны! Тень ускользала, на глазах стала ниже. Вовкулака! Опытный казак взял упрежденье и спустил курок. Лови-ка свинца! Дмитро шагнул в сторону из клуба дыма. Нет никого. Под деревьями лошади стоят смирно, словно и не бабахал рядом выстрел. Вертя головой, казак спешно зарядил мушкет. Ничего, не в первый раз, только покажитесь, сучьи дети!
  ... Тень чудилась то там, то здесь... Дмитро пятился-отступал к лошадям. Явно чарует кто-то. Но не подступятся - казак на миг снял руку с изготовленного ружья, сунул в рот гайтан, перехватил зубами крест. Вкус железа вернул остроту зрению, тени вроде бы отступили...
  Далее и оглянуться не успел - кони взбесились разом. Дрогнула земля под копытами, скрипнуло дерево, лопнули поводья. Ни ржаний, ни фырканья, лишь хрип распаленный. Дмитра мгновенно сшибло на землю, удар одного из копыт чуть не сломал хребет казаку, тут же крепко наступили на спину, мушкет вышибло из рук. Из глаз полетели искры - подкованое копыто угостило, чуть ли не в висок. Казак откатился вбок, выцепил пистоль из-за пояса. Вздымалась огромная хрипящая тень, грозила передними копытами - Дмитро выстрелил, почти не глядя. Взвизгнул мерин с продырявленным брюхом, метнулся в сторону, остальные кони шарахнулись. Но казак и дух не успел перевести - вздрагивала под копытами земля - налетали сорвавшиеся от коновязи у другого дерева скакуны. Дмитро успел закричать, но не увернуться. Ударили копыта в живот, в бок, отшвырнули человека, словно соломенную куклу. Казак скорчился, нашаривая за поясом второй пистолет. Боль рванула локоть - вороной куснул крепко, Дмитро слепо отмахнулся, попал по разгорячённой морде. Тут же обжигающе дыхнуло с другой стороны - только и успел услышать хруст. Боль была такой, что и своего вопля не слышал. Ухо!
  ... Избиваемый копытами, откатывался прямо под них. Лошади мешали друг другу, только то и спасало. Дмитро, наконец, изловчился, вскинул второй пистолет. Бахнул прямо в лоб щерящегося буланого...
  ... Метнулись лошади прочь, казак еще раз крепко получил по спине, но то бьющийся в предсмертном дерганьи буланый случайно врезал. Дмитро отполз от лягающих лунный свет, взблескивающих истертыми подковами лошадиных ног, потянул бессильной рукой из ножен саблю-чечугу. Та, что за глупость?! Мушкет же есть. Левая сломанная нога не держала, докатился до оружия, проверил замок. Боже ж ты мой, да за что мука такая?! Лучше бы сразу убили. Изломанное тело слушаться не хотело, ребра изнутри протыкали грудь при каждом движении. Опираясь на здоровый локоть, Дмитро пополз прочь от лошадей: буланый затих, но второй, подраненный, всё пошатывался, неловко ступая у дороги. Всхрипов коня казак не слышал - в голове шумело, словно у порога бурливой горной реки валялся. Тронул башку - нету там уха, только клочки торчат, от крови скользкие. Начисто сгрыз, сволочь.
  Волоча мушкет, Дмитро дополз до основания креста, привалился спиной - покосившиеся распятие шатко скрипнуло. Ещё и придавит. Да за что ж так?!
  Как руку и ухо замотать? Шумело в голове одноухой, чудилась сущая невидаль с выстрелами, лошадиным ржанием и пышными церковными песнопениями. Так и сдохнешь в этаком бреду. Вот же обидно будет...   
  
  ***
  
  Неслись всадники по дороге - напрямую к костёлу не взлететь, вокруг нужно, по той дороге, что через мёртвый город ведёт. Стучали копыта, громыхала телега, воинственный ксёндз-пистольеро орал и сквернословил, нахлестывая лошадей. Близко уже, близко - выводит заброшенный проезд к тёмной громаде церкви...
  Угальде оглянулся:
  - Разворачивай оружье, святые отцы!
  - Ближе подкатим, - молодцевато ответил старший.
  - А где этот... многоконфессиональный?
  - Да еще на подъёме свалился. А может, спрыгнул, темная душонка. Да что с него за помощь?
  И то верно. Впереди громыхали выстрелы, что-то глухо стонало, визжало и хохотало. Диего пытался угадать диспозицию. Ударить бы точно. Силы невелики, второго шанса не будет. Святой Христфор свидетель, лучше бы на телеге иметь фальконет, картечь с ядрами куда действеннее святой воды...
  
  ***
  
  ... - Не-не, ещё не наше время, - бормотал Хома, ёжась под буханье гранат. - Может, и вообще без нас обойдется. Воистину грешно этакий шабаш в церкви учинять, пусть и папской. Ладно, наши-то, - что с них,  с простой темной нечисти, взять? А эти-то, вроде верующие, из самой Европы, и вдруг, нате вам... Палят и палят.
  - Мыы, - соглашалась Хеленка, непристойно поглаживая рукоять молота.  
  Хома хотел одёрнуть, но тут в кустах крепко зашуршало. Не иначе, самый крупняк из пацюков в сражение пошёл. Не, почти угадал, но всё ж не совсем.
  Знакомая фигура кралась на полусогнутых, комкала шляпу и трусливо озиралась. Возгласила громким шёпотом:
  - Эй, вы где? Чего затаились?
  - Тут мы, - отозвался Хома. - Того и затаились, чтобы всякие рогатые личности под ногами не путались. Что, опять надумал к нам переметнуться?
  Кобельер узрел засаду, облегченно засопел, и двинулся напрямки.
  - Чую заклятье, а разглядеть не могу.
  - И как же ты его чуешь? - с подозреньем спросил Хома.
  - Так отчего не чуять? Я ж с хозяйкой знаком.
  - То верно, куда уж ближе ты знаком, - согласился казак. - А чего припёрся, хвостатый?
  - Упредить. Щас ещё понаедут, да как зададут с новым жаром.
  - Знаем. Вот только с чего такая забота?
  - Так свои вроде, - сумрачно пробубнил кобельер, напяливая мятую шляпу. - Что ж я сторониться буду? Соскочил от ксёндзов, да напрямки по склону. Тикайте, пока возможность. То вовсе не наша битва.
  - Вот даром что дурной, а голова! - Хома пихнул локтем панночку. - Может, хоть его послушаешь? Как зададим хода до коней, а уж потом как-нибудь...
  Хеленка замотала головой.
  - Вот, уперлась и не желает, - вздохнул казак.
  - Ну, что ж вы под пули-то пойдёте? - опечалился Анчес. - Оно ж зацепит. Ты так и вообще тонкошкурый. А там пулями не простыми бьют, ихний капитан сквозь иконы стрелял.
  - Мне что свинцовая, что серебряная, что "злая", один хрен убьёт. А чему быть, того не миновать. Служба такая. И мы вообще честные, а не как некоторые чёртовы двуличности.
  - Я вообще не чёрт! - неизменно уперся кобельер. - Я ж задумку вашу понимаю, чего скрывать. Я б помог. Но у меня хвост поломанный. и вообще... Ну, не мое занятье такие битвы.
  - Это уж мы поняли. Удирай, пока не хватились.
  - Слушайте, давайте я вас на погосте обожду, - волнуясь, зашептал Анчес. - С того фланга пока тихо, засяду меж могилок. Как закончиться, так туда и бегите. Помрёт ведьма или наоборот, всё одно помогу вам уйти. Следы запутаем...
  - Да иди уж, путаник.
  - Пойду. А вы берегитесь. У ксёндзов святая вода. Целая бочка.
  - И что нам та вода? - удивился Хома. - Мы ж не из адова пекла, а местные. На нас не подействует.
  - Так-то оно так. Но от нее очи щиплет и шкура чухается, - Анчес прислушался к топоту приближающихся копыт и шмыгнул в бурьян.
  - Хоть и дурень, но ушлый, - вздохнул Хома, взводя курок пистоля. - Нам бы его в пример...
  Панночка согласилась, поплевала на ладони...
  
  ***
  
  Отряд выскочил на площадь перед костёлом - Диего увидел несколько тел, лежащих среди травы. Непонятно откуда выметнулась волчья тень, взлетела на седло левофлангового поляка. Тот закричал, не успев развернуть мушкетон. Сотоварищи немедля разрядили пистолеты в мохнатое чудовище, успевшее перегрызть руку всаднику, кто-то рубанул тварюку саблей. Оборотень с рычанием спрыгнул с добычи. Раны от свинца все ж действовали - зверь пошатывался и Диего успел хладнокровно прицелиться и всадить пулю в черный крестец. Серебряная, да еще "злая" пуля оказалась куда как разительнее - оборотень рухнул, издал короткий вой и замер. Всадники укрощали испуганных, встающих на дыбы коней, в упор стреляли в уже мёртвого противника. Старший ясновельможный, вдохновлённый легкостью первой победы, указал саблей:
  - Там адовы твари!
  Внутри костёла продолжали раздаваться крики, звон стали и редкие выстрелы. Но этот шум битвы сильно приглушали странные тягучие звуки. Неужели, трубы органа?..
  - Вперед! - воззвал поляк, взмахивая саблей.
  - Зарядись! Пистолеты готовьте! - надрывался Диего, но охваченное боевым пылом воинство, словно оглохло.
  Всадники спешивались и бежали к распахнутым дверям храма. Монахи сняли с телеги бочку, раскрутили кишку насоса...
  Что-то было не так. Лейтенант Угальде это понимал нутром, но глаза отказывались видеть неверности.
  ... Ясновельможный пан первым вскочил на ступеньки костёла, оступился и упал. Перепрыгнувший через него боец, словно с маху врезался в нечто невидимое, его отбросило назад, мушкет в руках несчастного выпалил от сотрясения...
  ... Не имелось там дверей храма. Оттого и окна казались столь нелепыми. Не бывает их так близко от дверей...
  - Морок! - закричал Диего, вставая на стременах и озираясь. - Обернитесь, да вразумит вас Богородица!
  Поляки столпились нелепой кучкой, замерли у своего насоса монахи...
  Выступала из тьмы редкая цепь темных фигур. Волчьи, человечьи... С краю стоял вояка с пистолетами в обеих руках, рядом с ним девчушка, стеснительно прячущая руки за спиной. Дивно хорошенькая особа ...
  Диего вскинул пистолет, но ободранный вояка успел выстрелить первым - ствол пистолета, вроде бы метивший в грудь испанца, в последний миг качнулся ниже - пуля пронзила бедро лейтенанта, задев и лошадь...
  
  ***
  
  ... Хома напомнил себе, что спешка ни к чему, дело может и затянуться. Враг бессмысленно топтался, норовя прободать каменную стену. В седле остался лишь один из ворогов. Ишь, панствует. С него и начнём...
  ... "Рагузец" осечки не дал, всадник запрокинулся в седле, ответно бабахнул куда-то в луну. Лошадь, брыкаясь, поволокла прочь паныча, застрявшего одной ногой в стремени...
  Хеленка одобрительно хрюкнула.
  - Та не так дурно, - согласился гайдук, выискивая кого ещё поприличнее на прицел взять.
  Ляхи рванулись прочь от стены костела. С левой стороны их грыз кто-то из оборотней, потому и устремились ясновельможные прямиком на Хому с панночкой. Вот же жизнь, и отчего ж им иной дороги не выбрать? С виду ведь не так и глупы, может и вообще из самой Варшавы...
  Не-не, не пить больше горилки несчастному Хоме Сирку! Вот же напасть...
  ... Казак всадил пулю в голову рослому, начальственных ухваток, ясновельможному. В ответ стреляли, но уж слишком впопыхах - Хома и зажмуриться не успел, как просвистел свинец по оба уха от казацкой головы.
  Ну, набегайте... В руке был неважный пистоль, от Анчеса в наследство оставшийся, может и не подведёт. Ятаган наготове, э-э, рука-то как взмокла...
  ... Тьфу, что за рожи у этих ляхов, у нашего нечёртова чёрта и то как-то помилее. Сразу двое ворогов вскинули пистолеты, а уж сабли как сверкают...
  Хома осознал, что его заслонила панночка. Два выстрела почти в упор едва не сшибли девичье тело. Хеленка устояла, фыркнула и шагнула навстречу стрелкам...
  ... Славно погулял молот. Летели наземь ляхи, снесло и дурную, зачем-то подвернувшуюся лошадь. Хома потрясал ятаганом, орал и грозил пистолетом, изображая целое воинство. Но надлежало ли то делать или вершилось сугубо для самоуспокоения - неведомо. С врагом только раз и столкнулся - когда оглушенного ляха отбросило прямиком на казака. Неловко сцепились, молотя друг друга в грудь рукоятями сабель и пистолетов. У Хомы лишь в груди ёкало, да за пазухой хрустели черепки разбитой злосчастным поляком баклажки. Вот и попил горилки после дела, тьфу...
  ... Потом ляха унёс добавочный удар молота - тело с лопнувшей башкой улетело в одну сторону, шаблюка в другую. Только и осталось казаку, что крякнуть...
  ... Хеленка с однопистолетно поддерживающим её войском сделали полукруг шагов в тридцать - что под молот попало, то легло бездыханным, что поудачливей - сбежало. Где-то на пятнадцатом середине пути воителей окропил рукотворный дождь - святая вода лишь казацкие усы промочила, но Хома больше за панночку беспокоился. Дождь быстро иссяк - одного из монахов задрал оборотень, второй вообще сгинул. Не, не сгинул - ещё слабо ворочалась груда под хлопотливыми крысами-победительницами. Вон, пищат, злобствуют.
  - Всё, что ли? - спросил Хома, ожидая подвоха.
  Отвечать было некому: вовкулака сбёг в темноту, Хеленка отвернулась и дергала плечами. Это верно: пирующие крысы зрелище не особо радующее глаз, хоть ты сам какой угодно нечистью считайся.
  - Э, давай оботру, - вспомнил казак.
  Платок у панночки промок, но сама вроде личиком не облезла, и даже язвами не пошла. Хома поспешно обтёр краем свитки, щеки и лоб дивчины - та принюхивалась.
  - Не, то от меня пахнет. Пропала горилка, зря носил, - безнадежно пояснил казак. - Нашёл же, вражья душа, куда лупить. А с твоей пулей-то что?! Куда попало?
  Хеленка показала на край живота, скорчилась, - жжётся, но не сильно.
  - Да что ж ты подставляешься?! Куда то годится?!
  Дырка оказалось сквозной - на спине выход разглядели.
  - Заштопать нужно, - горестно молвил Хома и обтёр с белой кожи несколько капель крови. Хеленка кивала - её больше огорчила дырка в новой сорочке. Что ж тут скажешь, в полумёртвом состоянии есть свои преимущества. Хотя то вовсе и не повод напрасно подставляться, портить одёжу и животы.
  - Ладно, пойдем, глянем, что там хозяева удумали, - сказал Хома и повёл к дверям костёла вокруг, ибо не дело приличной девушке глядеть на всякое разное, недоеденное крысами и иным зверьём.\
  
  ***
  
  Казалось, вражины попёрли отовсюду. Спереди, сзади, с боков. Даже сверху парочка сиганула. Выстрелы наёмников проредили передние ряды, но атакующих было слишком много. А заряды покончались до обидного быстро.
  Сабля сломалась у рукояти. Перехваченный за ствол длинный рейтарский пистоль увяз рукоятью в чей-то проломленной голове... Капитана подсекли сзади, уронили. Сознание погасло не сразу - успел ещё увидеть, как Збых помирал. Паршиво вышло, не обманул морок степовой...
  
  ***
  
  - Вот он ты какой... - главный гад стоял над лежащим капитаном, внимательно разглядывал. Блестели глаза. Шевелились длинные пальцы, в которых, казалось, не было ни единой кости...
  - А тебе, что за беда? - Мирослав встать не пытался. Понимал, снова уронят. Да и могут рубануть.
  - Мне?  - вражина улыбался, растягивая тонкие губы. Капитан ждал, что клыки будут острые, нечеловеческие, как у характерника-казачьего вервольфа. Но нет, обычные, людские. - Никакой беды. Просто интересно было взглянуть на того, кто один раз уже побывал моим оружием. И скоро послужит ещё.
  - А не пошёл бы ты козе в трещину?  - столь откровенно злить было не самым лучшим выходом. Но тянуть время, надеясь на чудо, было глупо. Чудеса происходят, если их заблаговременно готовить. А сейчас... Банда полегла вся, без остатку. Поляки, судя по стихшим крикам, тоже уже на пути к воротам.
  - Забавно... Я много слышал про тебя, капитан. Ещё когда ты был всего лишь сержантом. Слышал только хорошее. О, ты верный пёс!
  - Вонючая лесть должна меня восхитить?
  - Ну что же, я говорю чистую правду. Ведь именно ты убил Волка, меня не обманули?
  - Кого убил? - не понял капитан.
  - Волка. Он известен тебе как Иржи Шварцвольф, хозяин Зимнего Виноградника. Ведь это ты застрелил эту бешеную тварь?
  - Я вашего брата много поубивал, всех не упомнить уже,  - хмыкнул наёмник. -  Кому пистоль в ухо, кому ножом по горлу...
  - Ты храбр, воин, называющий себя чужим именем и живущий чужую жизнь. И я благодарен тебе.
  - На службу не пойду, пряником не мани!
  - Ты и так служишь мне. Хоть и не знаешь об этом. Или знаешь, но боишься это признать... Фотия!
  - Да?
  - Он подходит?
  - Вполне. В Риме поверят.
  - Я и не сомневался. Всё же наш будущий победитель злобного Крысолова, не зря был лучшим сержантом лучшего капитана Ордена. Моего Ордена! И ему выпадет роль самому стать поводырем, за которым пойдут десятки и сотни! Только вести выпадет не крыс, а людей! Что куда хуже крыс!
  Только сейчас, лежа на полу, залитом кровью друзей и врагов, Мирослав осознал, с кем его свела безжалостная судьба. Когда-то, очень и очень давно, человек (человек ли?) именующий себя Крысоловом, стоял у истоков создания Deus Venantium. Подробностей наёмник не знал, не того полёта он птица. Так, обрывки слухов, помноженные на тайну и поделённые на время. Чего ждать от Крысолова, капитан не знал. Но вряд ли что-то хорошее. Вон, как ведьма щерится! Да и сам флейтист смотрит на лежащего, как на жабу, колесом расплющенную.
  
  ***
  - Может, оно нам и не надо? - прошептал Хома, осторожно заглядывая за колдунские спины.
  - Мм-мы! - запротестовала панночка, привставая на цыпочки.
  Действительно, всё ж было любопытно, отчего столько неудобств пришлось претерпеть и что ценного заработано нынешней ночной победой?
  Стояла молчаливая ведьма, рядом с ней зализывал раны какой-то встрепанный оборотень. Лежал на влажно блестящих головешках полуживой боец-человек, прижимал к груди окровавленные руки, смотрел мутным от боли взглядом. Высился над ним гордый Бледный, тыкал пальцем-червяком в лицо жертвы:
  ... - Рим требует нашей заботы. Кто, если не ты? И не страшись. Умрешь быстро. А потом оживешь. И будешь жить еще долго. Ну а если все сделаешь, как велено, то почти вечно.
  - Не будет такого, - прохрипел раненый. - Я под защитой.
  Хома из этой чепухи ничего не понял, но казацкий опыт подсказывал, что лучше отойти подальше. Этакие разговоры, они ведь сугубо для ушей мудрого атаманства и иных всезнающих упырей. Но Хеленка распахнула очи, всматривалась в разбитую рожу раненого. Тоже нашла героя-лыцаря! Хома потянул дивчину за локоть - отож, сдвинь эту мелкую - вросла как курганный каменный идол.
  ... - Защита? У тебя? - усмехался Бледный. - Вас, дешёвых и жадных слуг, у Рима тысячи. Сотлеешь здесь и забудут. Уже забыли. И ты это знаешь... Или ты говоришь про защиту той, что наигравшись, забыла само твое имя?
  Лежащий не ответил - лишь дотянулся до пистолета, валявшегося возле обезглавленного наёмника. Победители молча наблюдали, как раненый пытается извлечь шомпол - размозжённые пальцы не слушались, лишь мазали оружие липким. Упорный недобиток стиснул головку шомпола зубами, потянул. Нашарил на поясе пороховницу...
  Э, да он и до рассвета не успеет ствол снарядить. Вот отчего упорного человека мучить? Взялись, так уж и доделывайте. Хоме захотелось поскорее уйти...
  - Завершай дело, Крысолов, - молвила ведьма, глядя, как трясущиеся руки раненого сеют в кровь зёрна пороха. - Пусть уйдет без мучений.
  - Согласен, - в руке у Бледного сверкнул кинжал с длинным узким лезвием. - Куда лучше, дабы плоть не испортить?
  - Кость не кроши, да и хрящи лучше сберечь, ну лицо не трогайте. С лицом мороки всегда много, а нам же похожий нужен, - пояснила Фиотия. - Эй, казаче, лучше ты сотвори человеку последнее одолженье.
  - Чего я-то?! - забубнил Хома. - То до гайдукства вообще отношенья не имеет.
  - У тебя рука верная, - хмуро напомнила ведьма. - Без боли чтоб, и тело не подпортить.
  - Да что ж тут за тело? Сами гляньте - куда уж его измочалили. Иных, что ли мало? - упирался Хома, указывая на разбросанные между горелых балок трупы. Засевшие в костёле хлопцы оказались справными вояками, и полегли сам-пять, а то и поболее. Оттого и рубили их уцелевшие в капусту, злобу вымещая.
  Раненый, словно не о нём говорили, сосредоточенно заряжал своё оружие. К утру и пулю закатит, а как же.
  - Иди, да делай, - скомандовала ведьма, пихая в спину.
  Чувствуя, как поджимает удушье, Хома потянул из ножен ятаган. Хоть острый, и то добро. Казак нагнулся к обречённому:
  - Ты уж, брат, извиняй, куда нам деваться. Молитву бы сотворил, что ли...
  Вместо того чтобы прилично помолиться перед скорой смертью, раненый оскалился нехорошо и двумя руками навёл пистоль. Смотреть в дуло, пусть и неснаряженного, но всё равно оружия, невольному палачу не особо хотелось.
  - Что ж без пули-то, - неловко указал Хома. - Ложи пистоль, а то усы мне подпалишь.
  Упорен оказался побеждённый, до конца на своём стоял. Лицом не дрогнув, нажал "собачку". Почти в упор пыхнуло холостым зарядом...
  Морду Хома благоразумно прикрыл рукавом, но что-то ожгло порядком. Да и не ожгло, а прям во всю и жгло!
  - А, бисов сын! Да подпалил же!
  Свитка, пропитанная на груди не успевшей высохнуть горилкой, занялась голубоватым пламенем. Хома подскочил, хлопая по себе свободной рукой, закрутился и столкнулся с шарахнувшееся ведьмой. Фиотия взвыла неистово, выставляя руки, да поздно - несколько искры прыгнули на нее, разбежались веселой яркой стайкой по груди и плечам...
  Хома, лупя по груди рукою, выпучил глаза и попятился. Ведьма, на которую и попало-то всего ничего, с воем, в котором (дивное дело!) слышалось явное торжество, кружилась на месте. Она горела, но горела вовсе и странно для приличного человека: вроде изнутри зажглась, словно в самое плоти её разом раздулись древние угли, невесть сколько веков тлевшие под человечьей кожей. Ширилось под одеждой багряное марево, вот уж и на живот перешло...
  Взвизгнула панночка.
  - Тикаем, ой, тикаем... - прохрипел Хома, дотушивая последние огонёчки и пятясь к дверям.
  Разумный вовкулака уже метнулся к окну.
  - Сестра! - Бледный топтался на месте, не зная бежать или кидаться к кружащейся на месте ведьме.
  Завыла вовсе нечеловечьи Фиотия. И тут в первый раз полыхнуло. Вырвался из ведьмы пылающий круг, высветил нутро костёла, с изумленьем глянули на то безумное разноцветное сияние мёртвые глаза крыс, людей и вовкулаков. Хома зажмурился, немедля запнулся за доски на полу, бухнулся и пополз к двери на карачках. Твёрдая рука Хеленки уцепила за ворот - мигом вывалились на ступени. Тут догнала вторая волна цветного огня, так поддала в поясницу, что летели по воздуху шагов двадцать, пока не грянулись на склон...
  ... Выли в костеле множество голосов, металось меж мёртвых тел холодное пламя. Расходились и бились о стены разноцветные сияющие круги, словно сыпала ведьмачья гибель в немыслимый радужный пруд новые и новые камни, гнала волны по воде бытия...
  ... Кубарем катился сквозь бурьян Хома, ёкала и гикала где-то рядом панночка, совершающая кувырки с любимым молотом в руках и оттого выписывающая этакие траектории, что и сказать невозможно. Ещё кто-то поодаль катился-убегал, но кто - не понять во всем том круговороте... Встряли в колючесть тёрна, и тут озарился весь предутренний небосвод рыже-синей вспышкой, вырвавшейся из злосчастного костёла. Этаким всплеском сверкнуло, что без сомнений, ту зарницу люди от Житомира до Полтавы углядели. И стих ведьмичий вой...
  - Экое странное окончание, - заметил Хома, садясь и выковыривая из уха набившиеся туда семена лебеды.
  - Ой, мне спину, кажись, пожгло, - испуганно сказала панночка, выбираясь из колючек
  - То ничего. Мазь есть и компресс поставим. Главное, говоришь снова, - обрадовался казак.
  - Так сорочка же... - начала Хеленка, но тут беглецы вздрогнули.
  С собора донеслось истошное завывание - не особо ведьмовского характера, но проникновенное. То Пан Рудь, устроившийся на остатках кровли и ставший свидетелем мрачного, но великого события, возвещал миру о смерти хозяйки.
  - Жалеет, - вздохнул Хома, отыскивая разлетевшиеся из-за пояса пистолеты.
  - Та мне тоже как-то жаль, - всхлипнула панночка. - Не такая уж лютая хозяйка была.
  - Что уж теперь... Пойдём на дорогу, да к лошадям. Ведьмы с ведьмаками кончились, так ещё много здесь кого вороватого шныряет. Уведут упряжку и глазом не сморгнут.
  Остатки ведьминского воинства выбрались на дорогу и двинулись в сторону холма. На душе Хомы как-то разом полегчало. Ночь выдалась дурной, сраженье на диво кровопролитным, но ведь порасчистился мир. Главное, никакого больше удушья, Хеленка разговаривает, да и вообще вполне живы.
  - Надо бы и пару верховых лошадок прихватить, - заметил Хома, обозревая приятно пустые склоны, просторный перекресток дорог и далекие развалины, где даже и пацюков теперь осталось в самую меру.
  В этот благоприятственный для продумывания дальнейшей жизненности момент Хеленка взяла да встала столбом. Хома налетел на неё, ушибив и так порядком отбитую ногу.
  - Тю! Ты чего?
  Панночка смотрела на крест у дороги, и из бледненькой на лицо стала вовсе пепельно-серой.
  - Ну, лошадей тут побили, да еще кто-то помирает. Обойдем, да и ладно, - с беспокойством пробормотал Хома. - Тут много этакого разного поразбросано.
  Хеленка двинулась через дорогу деревянным шагом, словно и вовсе в мёртвые перешла.
  - Да что же там? - встревожился казак, догоняя подопечную.
  Лежал под крестом человек, неловко вытянув ногу. Доносилось натужное дыхание. Не жилец - в том и без особого коновальского опыта вполне можно заверить.
  - Оленка? Мёртвая или как? - прохрипел умирающий. - Чудишься?
  В Хеленке что-то хлюпнуло. Не иначе, как опять дар речи утерялся.
  - Мёртвая, значит, - выговорил лежащий. - А я тебя у моста видел. Сердце заколотилось. Что ж ты нечисти предалась, а, любимая? Это и есть полюбовник твой? Тьфу на тебя, да на него...
  - Не то говоришь, - прошептала панночка. - Ты зачем на Днепре был? Зачем убийстовал? Разве дело?
  - Дурить меня взялась? - раненый густо кашлянул. - Зубы заговаривать? На кого казака променяла? Курва хладная...
  - Э, язык-то придержи, - указал Хома, не особо понявший заумь разговора.
  Раненый качнулся набок и одной рукой вскинул длинный мушкет. Действовал он дивно споро для помирающего, хотя даже и не понять в кого именно из двоих на дороге целил.
  Хома успел схватиться за пистолеты, как под крестом вспыхнуло пламя выстрела. Звук почему-то не услышался. Дорога, звёзды, да и все остальное диковинно сдвинулись. Хома успел вскинуть пистолеты, выпалить. Догадался, что попал, и с той хорошей мыслью умер.
  
  ***
  
  На кладбище было уютно. Анчес засел меж двух высоких холмиков - пуля туда по-любому не должна была залететь. У костёла бегали и воевали. Анчес по опыту знал, что люди склонны всякой гадости уйму внимания уделять. Удивительно несуразные умы. Пальба стихла, анчут осторожно почесывал спину и терпеливо ждал. Сюрпризы могут быть - в костёле какой-то разговор слышен. И бывшая хозяйка, и сильный пришлый колдун еще там. Зря Хома с Хеленкой с ними связались - добром не кончится. Одно хорошо: забесплатно и для всех разом. Ну кроме тех, кто вовремя в сторонку отбежал.
  Как в воду глядел - озарился костёл выбросом этакой магической мощи, что аж ослепило. Анчут уткнулся пятаком в землю, зажмурился, чувствуя, как над головой свистят сгустки магии убийственной силы. Да что ж там такое?! Неужто панночка обоих колдунов умертвила? Имела ведь такие отчаянные мысли, но чтоб и вправду рискнуть?! Превеликой смелости дивчина! Или капитан исхитрился во врожденном московитском коварстве?
  Утихло. Анчес поднял нос, перед глазами ещё плыли яркие кружалки, но по правде не особо ослеп. Кончилась великая Фиотия! От же событие, кто б его угадал?!
  - Славно полыхнуло, - заметил бас из-за соседней могилы.
  - Что и говорить, полыхнуло, так полыхнуло, - согласился Анчес и дал дёру.
  То ли несвоевременная подслеповатость в том виновна, то ли ловкость ног изменила бывалому анчуту, но мигом налетел на подножку и брякнулся головой в какой-то хилый крест.
  На спину наступили коленом.
  - Посидим, - предложил басовитый пленитель. - Может, ещё не кончилось.
  - Посидим, - согласился Анчес, поправляя шляпу. - Только ниже не дави. У меня там больное.
  - Хвост всё не залечишь? - посочувствовал голос. - Экое несчастье.
  - Да где ж залечишь, если всё время хватают?
  - Шину бы наложил. Помогает для сращивания. Ну и лечебную гимнастику не стоит забывать.
  - Химнастику? - задумался Анчес. - Надо будет попробовать. Ты бы голос и наружность не напрягало. Все равно чую.
  - Толковый. Хотя и необразованный. Ладно, сейчас выждем, а потом разговор к тебе есть. Не поджимайся: пытать калёным железом и иными экзорцизмами, принуждать вековые контракты подписывать или за царёвыми портянками гонять, я не собираюсь.
  - Да уж замучили этой формальностью, - признался анчут. - Поговорим, чего уж...
  Стихло у костела. Кособоко пробежал контуженный вовкулака, закончил истошно оплакивать хозяйку Пан Рудь. Вдалеке прорысила на взгорок тяжко нагруженная фигурка.
  - Надо бы помочь, - вздохнул Анчес.
  - Надорвемся мы с тобой под этакими кабанами. Она сама управится. Шустрая девица, того не отнять. Значит, пожалеть её сейчас?
  - Так если спешки нет, чего мешать? Пусть попробует.   
  - Добротой я страдаю последнее время, - посетовало Оно, ибо иначе именовать незваного кладбищенского гостя, исходя из его изменчивой природы, было даже как-то странно.
  - Оно и видно. Добрейшая душа, - проворчал освоившийся Анч. - Вон, крест ни за что сбили. И опять же моей башкой.
  - Какое огорченье! Считай, рога почесал.
  Крест всё ж поставили на место. Нечёртов чёрт утоптал землю у основания и новые знакомые, чинно беседуя, двинулись к дороге.
  На склоне Анч ухватил Оно за рукав красной нарядной куртки:
  - Глянь!
  Дорогу перебегали конечности. Вернее Сух-Рука волокла своего короткого собрата на себе, прихватив за косточку запястья. Собрат тыкал татуированным пальцем в небо и вообще вел себя развязно.
  - Эка его со свободы растащило, - ухмыльнулось Оно. - Ничего, протрезвеет. Ладно, пошли. Сначала шину тебе поставим, потом планы обсудим.
  - Вот с лубками опасаюсь я, - стеснительно признался Анч. - Чуть шевельнись, так и норовят впиться.
  - Ничего, пару дней спокойного отдыха лежком на брюхе, и как рукой снимет. Место хорошее, у ручейка, мешок тарани я припрятала. Отлежишься. Главное, на сложностях бытия не зацикливаться...
  
  ***
  
  А у Пана Рудя имелись  сложности. И наглые горлинки, рассевшиеся на стенах костела с первыми лучами солнца, от важнейшего дела отвлекали. Уважающему себя коту спешить не пристало, но тут этакие тонкости внезапно навалились...
  Брезгливо поднимая лапы, Пан Рудь обогнул кровавый след в дверях - кто-то тут упорный и живучий выползал из нехорошего костёла, - прокрался между головнями, мёртвыми телами и вонючим оружьем. Если кто не знает, то сгоревший порох припоганейше влияет на кошачье обоняние. И от избыточных ароматов не до конца развеявшийся магии тоже ничего хорошего не жди. Магия, она в меру хороша. Немного примиряли кота с действительностью запахи поверженных полчищ крыс. Вот отчего бы чисто крысиные войны не устраивать? Ведь дивное же зрелище...
  Пан Рудь вспрыгнул на балку, обозрел поле битвы. Вон она, хозяйка...
  Нервно подёргивая хвостом, Пан Рудь поглядывал вверх, ждал и колебался. Не устроится ли чего худого? Фиотия хоть и не совсем человеком считалась, но и человеком тоже. Кто ж им, людям, доверяет? С другой стороны, обещал. Если кот обещал, то он обычно передумает то обещание и даже многократно. Такой обычай. С другой стороны, обычай касается обычных котов, а необычные должны быть оригинальными. Красивое, кстати, слово. Пан Рудь Первый Оригинальный. Что-то в этом есть...
  Первый луч солнца заглянул в окно собора, коснулся головней и тел. Кот гневно фыркнул, обошёл тело хозяйки и взобрался ей на грудь. С опаской умостился - этак и провалишься, а там, небось, кости острые. Лицо мёртвой Фиотии было спокойным, древним. Коричневым. Пан Рудь в смущении зашевелил усами. Э, стыд-то какой. Кто такое делал? Никто не делал...
  Вот сейчас солнце коснется тела ведьмы и не будет в истории земных котов никакого Первого Оригинального. Пан Рудь зажмурился и припал мордой к мёртвому рту. Как там по завещанию? Рот приоткрыть, в себя мягко втягивать, губы расслабляя...
  Порохом пани Фиотия определенно не пахла. Так, степной травой пересушенной. Не особо противно...
  ... Всё ж чуть не подавился, хотя и ждал подобного. Теплый шарик скользнул в горло, прошёл глубже. Пан Рудь панически мявкнул. Нет, улеглось и не чувствуется. Ну ладно, тогда.
  Древняя мёртвая плоть ведьмы рассыпалась лёгкой пылью. Кот чихнул и поспешно отошел в сторону. Пора отсюда убираться.
  Пан Рудь глянул на горлинок - примолкли, тупоумные. Ладно, пообедаем где-то по дороге. Путь длинный. Как оно там называется? Гиссарлык? Оттуда левее, до родника. Хм, вот что за название, уму недостижимое? Гис-са-р-лык? Называли Илионом, так и называли бы. Ладно, дойдем не спеша. Нет таких родников, чтоб их коты не отыскали и не пометили. Тем более, душа ведьмы не тяжёлая. Хотя если она станет мешать вовремя кушать, придется её выблевать. В общем, в пути ситуация прояснится...  
  
  
  Глава 13. О бесконечности и конечности всех дорог
  
  
  Комната, хоть и располагалась, в доме, что стоял, чуть ли не в центре Ватикана, никоим образом не была монашеской кельей. Впрочем, и с роскошным обиталищем какого-нибудь Князя Церкви, сравнивать сей приют, едва ли было уместно. Более всего комната походила на пристанище отставного вояки не из последних. На стенах висели разнообразнейшие средства убийства, перемежаемые охотничьими трофеями и непонятными устройствами, один взгляд на которые пробуждал в душе нехорошие ощущения.
  Солнечный свет попадал внутрь через узкое, забранное толстой решёткой окно. Под подоконником, на полу небрежно валялся мушкетон и несколько гранат, кокетливо выставивших коротенькие хвостики фитилей.
  У окна стояли двое. Один, помоложе и постройнее, в фиолете кардинальского убранства, второй - постарше и пообширнее телом, в простой монашеской рясе. Стояли они молча, целиком поглощененные лицезрением заката.
  - Я вижу это уже шестой десяток лет подряд, - наконец кивнул в сторону ослепительного шара солнца тот, кто был постарше. - И каждый раз, мне становится грустно.
  - Будто это не день кончается, а подходит к концу чья-то жизнь, - подхватил мысль кардинал.
  - Это старость... Но с другой стороны, когда что-то кончается, то что-то и начинается. И да, я не паук. И меня, видит Бог, тошнит от необходимости ткать паутину из тысяч пустых и не нужных слов. Что с подготовкой к задуманному?
  - Близится к завершению. Практически все, кто хоть в какой-то мере причастны, или здесь, или в пути. Несколько отрядов найти не удалось. Скорее всего, заняты... - кардинал замялся, подыскивая слова.
  - Неважно, чем именно они увлечены. Главное, действуют они без нашего ведома, ублюдки! - последнее слово старик будто сплюнул. - Им мало платы Ордена и Церкви! Не девенаторы, а какие-то швейцарцы! Кто щедрее сегодня заплатит, на того и работают...
  - Как-то так, - не стал вдаваться в подробности кардинал. - Но меры принимаются. И как только мерзавцы обнаружатся, мы примем все соответствующие меры.
  Старший закашлялся, сухо и дробно.
  - И тогда воздаст каждому по делам его...
  Кардинал шагнул к старику, совершенно по-детски шмыгнув носом:
  - Я рискую, Отец Вильдвер, но все же спрошу. Решение окончательно? Не слишком ли велика цена за очищение Ордена от налипшей скверны? Не много ли смертей?
  - Не буду врать, такое решение грызет мое сердце стаей бродячих псов, - монах развернулся, наклонившись, стукнул себя ниже колена. Раздался глухой звук. - Ведь я отдал Ордену куда больше многих. Но другого пути нет.
  Кардинал молчал долго, успели отзвонить колокола:
  - Мои ноги на месте, Отец Вильдвер. И мое сердце тоже не из камня. Но мне кажется, что иной путь есть. Мы его просто не видим.
  - Возможно и так, Диего, возможно и так. Но Deus Venantium слишком испятнан мирскою грязью. И любая иная дорога, ведущая к возрождению прежнего Ордена, она ведь неизбежно проляжет через кровь. Очищающую кровь...
  Отец Вильдер задумавшись, отвернулся. И не заметил, как скользнул стилет из рукава кардинала...
  Закатное солнце спряталось за крыши домов, небосвод начал темнеть запекшимся багрянцем
  
  ***
  
  Снаружи, перебивая дробную капель дождя, кто-то завывал. Будто какой оборотень-вовкулака, по дури отморозивший хвост, бегал по Варшаве, делился своей обидой. Вряд ли, конечно. Нынче в Столице людно, конно и оружно. На притихших после Зборова украйнах, из-под остывшего вроде бы пепла, снова готово вырваться пламя. Вот к сейму92 и готовятся, силы собирают...
  Вновь воет средь переулков... Скорее всего, заплутавший среди домов и костёлов шальной степной вихрь тщится найти выход, сбежать отсюда...
  Заскрипели щелястые доски под шагами. Капитан поднял глаза. Вот и пиво принесли. По уму, в такую слякоть и наружную мерзостность, следовало заказать кое-что другое. Оно и согрело бы, да и вообще уместнее. Но вот не шло. Мирослав пробовал не раз, но от одного запаха горелки посреди горла вставал ком. Душный и колючий. И сразу начинало урчать брюхо, обещая извергнуться, если хозяин не образумится. Оставалось утешать себя, что горелкою, да с отвычки, легко нарезаться до состояния человека-свиньи. А капитану сегодня ещё потребуется ясность в суждениях.
  Неловко ухватив рукой тяжёлую, всю в клочьях пены, кружку, Мирослав чуть приподнял, салютуя, и  щедро выплеснул добрую половину на пол. Соратников забывать - последнее дело. Пусть и сами виноваты, что не выбрали другой путь. Шагали бы себе за плугом. Капитан, вспомнив, как мелькали лопаты, забрасывая рыжей землей Магнусса, грустно улыбнулся. Один хрен всех закопают рано или поздно...
  Снова плеснул пивом. Случайно - рука не держала. Неодобрительно уставились соседи - разодетым шляхтичам, явно из клиентелы какого-нибудь пана Любомирского, или кто тут самый богатый, показалось, что капли долетели до их роскошных нарядов. Но, встретившись взглядом с покалеченным воякой, поляки как-то сразу затихли, поотворачивали рожи.
  Оно ведь сразу понятно, не шутки ради пиво пролил, а по делу. Воинские обычаи многим известны. В том числе и столичным сидельцам. И с другой стороны, лежащие на столе пистоли, что гранёнными стволами прямо в душу глядели, так же внушали сомнения в нужности задирания. С украйн заявился заризяка, может и стрельнуть в ответ на худое слово. Они же там все шальные, кого не возьми!
  Капитан отставил пустую кружку. За следующую, надежности ради, взялся уже двумя руками. Ухмыльнулся в пену. Вельможные не дураки, чтобы такого кота стричь пытаться. Шуму да крови много будет, а всё без толку...
  Всё без толку. Всё! И кровь, и деньги, и пули. Кому стало легче от того, что банда в горелом костёле погибла почти и без остатку? Кому выгодно, что рвали друг друга клыками и зубами, ножами и кинжалами? Никому... Одна Старая довольна. Стоит себе в сторонке, косу оселком подправляет. Ждёт своего часа, ждет, пока последние времена придут. Чтобы всех забрать. Без остатку...
  Кожаный футляр за пазухой давил под ребра подгорелым краем. До встречи ещё полтора часа. Посланец от Ордена придёт сюда. Хорошее место... Отдать, кратко доложить, получить и всё, сиди дальше. Ешь, пей, гуляй. За себя, и за тех, кто не дошёл.
  Капитан снова плеснул пивом. Пена долго стояла на мокрых досках, не желая опадать. Упрямая. Захотелось завыть, метнуть тяжелую кружку кому-нибудь в тупую башку, а затем, обругав окружающих, выхватить саблю и будь что будет...
  Мысли путались, спеша и ломая строй. Перед глазами вставали ушедшие. Не все, их слишком много было... Финн - недотёпа, Збых - змеиный княжич...
  Только испанец и уцелел из всей банды. Везуч Диего, не отнять. Хромать лейтенанту до скончания века, зато жив. Да и главное не задето, хоть пуля и рядом пробороздила. А несравненная Гарпин его всяким любит. Эх, бегать по Магдаленовке или как там то село зовется, выводку мелких Угальденков, звонко хрустеть первым ледком на лужах...
  Мирослав с усмешкой попробовал пошевелить пальцами - выходило не особо. Сам-то, чуть калекой не стал, но тоже повезло. И бывший ротмистр успел, и его лекарь не сплоховал. Отметина на руке солидная... да что нам отметина? Не первая. Вспомнилось лицо Котодрала. Удивительное дело - смерть без следа разгладила шрамы. Йозеф мог стать отличным сержантом. У отличного капитана...
  Сбитая локтем кружка упала, зазвенев. Снова оглянулись шляхтичи. Нет, черт возьми! Довольно с него службы! Вернутся? Куда? Не больно, но пакостно кольнуло в сердце. Дорога на Штутгарт закрыта, Лес не впустит беглеца...
  Значит, следует искать другой путь, иную дорогу...
  
  
  
  
  Конец
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Использованная литература:
  
  Гоголь Н.В. "Вечера на хуторе близ Диканьки", "Тарас Бульба" и др.
  Шевченко Т.Г. "Причинна"
  Сенкевич Г. "Огнём и мечом"
  Рагимов М.О., Николаев И.И. "Дети Гамельна"
  Липа К., Руденко О. "Вiйсько Богдана Хмельницького"
  А. Брэмсон "Бестиарий"
  Варга С. С. "Історії та легенди Мукачівського замку - історичні факти та легенди" 
  Шаменков С. "Запорожский казачий костюм начала середины XVII"
  Шаменков С. "Польский костюм XVII"
  Тоїчкін Д. В. "Козацька шабля XVII-XVIII ст. Історико-зброєзнавче дослідження"
  Ковальчук Я. "Свята на Україні у звичаях та забобонах"
  Лебедева Н.И. "Народный быт в верховьях Десны и в верховьях Оки. ч.1. Народный костюм, прядение и ткачество"
  Мацюк О. "Замки і фортеці Західної України"
  Ніколаєва Т.А. "Iсторiя українського костюма"
  Дундулене П. "Язычество в Литве"
  Квасневич В. "Польские сабли"
  Пенской В. "Великая огнестрельная революция"
  Пенской В. "Центурионы Ивана Грозного"
  Курбатов О. "Военная история Смуты"
  О.Ю. Куц "Донское казачество времени Азовской эпопеи и 40-х гг. XVII в.: политическая и военная история"
  Рудченко И. "Чумацкия народные песни"
  Сергійчук В. "Армія Богдана Хмельницького"
  Сікора Р. "З історії польських крилатих гусарів"
  Стороженко I.С. "Богдан Хмельницкий та його вiйсько"
  Круликевич Т. "История холодного оружия. Корды, кинжалы, ножи, штыки"
  Баран О. "Козаки на імператорській службі в роках 1635-1636"
  "Муравский шлях-97" (материалы этнографической экспедиции)
  Букатевич Н. "Чумацтво на Україні"

Популярное на LitNet.com Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) О.Ростов "Кома. Выжившие."(Постапокалипсис) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"