Пузин Леонид Иванович: другие произведения.

Ваше Величество Госпожа Рабыня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Выстрелом в спину убит предприниматель Бутов. Помимо деловых партнёров, подозрения следователя Брызгалова падают на жену, друга и сексуальных рабынь убитого.

  
   ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО ГОСПОЖА РАБЫНЯ
  
  
   - 1 -
  
   Утро не обещало ничего особенного - старший следователь муниципального отделения милиции майор Брызгалов рассеянно перекладывал бумаги из левого ящика письменного стола в правый. Совершенно ненужная ему справка, естественно, не находилась - майор начинал потихоньку злиться, что и являлось основным побудительным мотивом затеянных им бессмысленных поисков: слегка рассердиться, обвинив в беспорядке влюблённую в него секретаршу Зиночку, сделать ей ехидное замечание - словом, всё, чтобы нарушить благолепие прозрачного августовского утра. Однако на этот раз майор не успел довести себя до нужного градуса, выговора Зиночка не получила - очарование осеннего утра нарушил прозаический телефонный звонок:
   - Слушай, Геннадий Ильич, - особенный 'предпенсионный' голос полковника Зубова, - у меня тут такое дело... да, оперсводка по городу у тебя?
   - Нет ещё. Сейчас заберу у Зиночки.
   - Погоди, Геннадий Ильич, успеешь. Тут понимаешь...
   Вслушиваясь в прерываемое слабым потрескиванием сопение полковника, Брызгалов отлично понимал: Андрей Сергеевич сейчас попытается взвалить на него очередное безнадёжное дело - или, на профессиональном жаргоне, 'висяк'. Нет, не напрасно сквозь умытую вчерашней грозой листву солнце брызнуло на стол майора стайкой игривых зайчиков - судьба-злодейка! Которая - по многолетнему опыту майора - с удивительным постоянством выбирает такие вот солнечные (особенно - после ненастья!) дни для своих глумливых ухмылок. Ах, если бы он успел, нарушив безмятежность августовского утра, несправедливо придраться к Зиночке! Тогда бы, возможно...
   - Андрей Сергеевич, я - весь внимание.
   - Знаю, майор, я твоё 'внимание'. Прикидываешь уже, небось, как повежливее да половчее отделаться от висяка, который я будто бы - не перебивай, Геннадий Ильич, не перебивай! - намерен на тебя спихнуть? Но и ты меня тоже знаешь: много я тебе за пятнадцать лет по-настоящему дохлых висяков подсунул? А?
   - Случалось, Андрей Сергеевич, вспомните - в восемьдесят девятом? Да и в девяносто первом - тоже... А уж в девяносто четвёртом...
   - А ты бы ещё вспомнил что-нибудь поновей: эдакое - с 'дореволюционным' стажем! Нет... тут, понимаешь, Костенко... из транспортного отдела... ты ведь с ним хорошо знаком...
   Ещё бы! Худого, длинного - 'дядя, достань воробушка!' - старшего лейтенанта Виктора Костенко мог не знать разве что какой-нибудь двоечник-практикант, да и то - от силы, день или два.
   Транспортная милиция: железнодорожный вокзал, сортировочная, склады, депо, забитые списанным подвижным составом многие километры ржавеющих подъездных путей - бомжи, алкоголики, проститутки, наркоманы, шпана, ворьё - редкий день, чтобы без трупа. Раскрываемость, конечно, хорошая: со своим контингентом Костенко особенно не церемонился - да и то: большинству его 'подопечных' было, в общем-то, безразлично 'париться' на зоне или 'доходить' на воле. Но это - когда касалось своих: бесприютных, убогих, сирых. Однако стоило во владениях старшего лейтенанта обнаружиться трупу мало-мальски известной личности - образовывался самый безнадёжный, самый глухой висяк из всех, время от времени подбрасываемых майору судьбой.
   - Спасибо, Андрей Сергеевич... 'удружил'... мне только костенковских не хватает... у него же там... надеюсь, не с телевидения? Или - не дай Бог! - не из Думы? - с нарочитым испугом воскликнул Брызгалов.
   - Что, майор, сдрейфил? Совсем меня за злодея держишь? - добродушно огрызнулся Зубов, - Некий Бутов - Игорь Олегович. В июле девяносто восьмого - ты должен помнить... ну, это - с девицами. Наш прокурор тогда - ну, ты же знаешь товарища Люмбаго! - пообещал его лет на пять законопатить, не меньше... Но скоро выяснилось, что обе девицы уже совершеннолетние и сами вели себя, мягко сказать, небезупречно... Так что - спустили на тормозах... Как прокурор ни рыпался...
   Геннадий Ильич, разумеется, помнил. Хотя по службе ему не приходилось заниматься растлениями и изнасилованиями, но эта пикантная история нашумела так, что все женщины в их управлении с полгода потом ещё вдохновенно сплетничали. Смаковали, шушукаясь по углам, особо лакомые подробности и детали. В большинстве - выдуманные.
   - И что же, Андрей Сергеевич, вы полагаете - наконец-то нашёлся мститель? Который дал-таки укорот этому мерзавцу?
   - Ну, зачем же, Геннадий Ильич, так прямолинейно? Ну, любит - тьфу ты, любил! - Игорь Олегович женщин весьма своеобразно - и сразу же он у тебя мерзавец? - тоном профессионального оппортуниста прокомментировал полковник. - Ведь прокурор-то наш, помнишь, прямо-таки землю рыл, чтобы его хоть малость зацепить! Чтобы если уж не законопатить на зону, то хотя бы упечь в психушку! И всё равно - строго добровольно, только с совершеннолетними - ничего у него не вышло. Так что в этом отношении Игорь Олегович перед законом чист.
   - Знаю, Андрей Сергеевич, я это 'строго добровольно'! - непонятно, почему завёлся Брызгалов. - Нет, были, наверное, чокнутые, которым такое нравилось - ведь иную женщину сам чёрт не поймёт порой! - но, думаю, мало. А в основном - платил. Да любая из наших вокзальных дурочек за полста 'зелёных' согласилась бы и не на такое! А для Бутова пятьдесят долларов - не деньги. Вот, стало быть, и позволял себе...
   - Ладно, майор, остынь, - перебил полковник, - если даже и за 'зелёные' - нам-то что? Это у налоговой инспекции пусть голова болит. Или у депутатов - которые проституцию до сих пор пускают 'на самотёк'. Нет, Геннадий Ильич, совсем бы я месть исключать не стал, но, думаю - маловероятно. И уж если месть, то, поверь старику - не из-за этих женщин...
   - Так, Андрей Сергеевич, я и знал... Если от Костенко - добра не жди... Навесите на меня сейчас, а через две недели сами же будете стружку снимать... - страдальчески вздохнул майор.
   - С тебя снимешь! Тоже мне - сирота казанская! А зубы-то - будь здоров! - поощрительно отозвался Зубов. - Нет, Геннадий Ильич, зря утешать не стану - по-моему, дело сложное, но не висяк. Кожей чувствую, что концы найдутся. Подумать как следует, да и побегать тебе, конечно, придётся, но ты же у нас лучший сыскарь. Как говорится - от Бога. И если не ты - то кто же? Трегубову это не по зубам. Не говоря уже о Костенко. Так что, майор, преамбулу можешь считать законченной, перехожу к сути.
   Из сообщений полковника следовало, что труп Бутова ремонтные рабочие нашли на рассвете - в лесополосе, в каких-нибудь тридцати, тридцати пяти метрах от железнодорожного полотна и в полукилометре от платформы 'Здравница'. При паспорте, швейцарских часах, кредитной карточке - и без гроша в кармане.
   - Но ты же, Геннадий Ильич, наших работяг знаешь, - уже деловым тоном, давая понять, что шутливая перепалка закончена, продолжил Зубов, - им же с утра... если какие-то деньги у покойника при себе и были, то на помин его души 'ушли', я думаю, до копейки. И пусть. Деньги, наверняка, небольшие - я Костенке сказал, чтобы он мужиков, нашедших Бутова, особо не тряс: из-за нескольких жалких сотен его вдова не обеднеет. И вообще, майор, я бы на твоём месте повнимательнее присмотрелся к Алле Анатольевне. Дамочка - та ещё. Хотя... чтобы застрелила сама... не думаю... Ладно, Геннадий Ильич, мои стариковские советы... всё ещё никак не привыкну... всё ещё держу тебя за стажёра... словом - действуй. Особенно торопить не буду, но Бутов предприниматель известный, так что, сам понимаешь, затягивать нежелательно.
   Распрощавшись, полковник положил трубку - Геннадий Ильич свою, умолкшую, ещё с минуту держал в левой наполовину разогнувшейся руке. Дав понять, что ни Трегубову, ни Костенко это расследование не по зубам, дело ему Андрей Сергеевич подсуропил муторное. С какого конца ни возьмись. Заинтересованных в смерти Бутова, если как следует покопать, обнаружится не менее чем с десяток - начиная с той же Аллы Анатольевны. Да и случайное убийство - хотя это крайне маловероятно - нельзя полностью исключить. И то, что после страшной ночной грозы на месте наверняка не осталось никаких следов, отнюдь не облегчит расследование.
   Вздохнув, майор опустил трубку на рычаг телефонного аппарата и попросил Зиночку принести оперативную сводку: нравится или не нравится, а дело об убийстве главы производственно-коммерческой фирмы 'Лотос' придётся вести именно ему. Не хотелось же Геннадию Ильичу активно. И даже не потому, что это, скорее всего, обыкновенное заказное убийство - значит, почти наверняка висяк. Нет, пресловутое шестое чувство нашёптывало майору: ох, Геннадий Ильич, возьмёшься - вляпаешься в такое... Но в какое 'в такое' - об этом внутренний голос по своему ехидному обыкновению умалчивал, и майор, обозвав его нехорошим словом, погрузился в принесённую Зиночкой сводку.
   В линейный отдел милиции сообщение от дежурного по городу поступило в 7 часов 20 минут. А к девяти часам, то есть к началу рабочего дня, пройдя по инстанциям, оно уже было включено в оперсводку центрального управления и разослано по всем райотделам.
   Отметив завидную быстроту, с которой весть об убийстве Бутова распространилась по всем отделам их громоздкого и далеко не всегда хорошо управляемого ведомства, - да уж, глава производственно-коммерческой фирмы это тебе не какой-нибудь безымянный бомж! - Брызгалов попробовал соединиться с Костенко. Дважды набрав номер и оба раза услышав в ответ короткие гудки, майор переложил это неприятное занятие на Зиночку и постарался хотя бы на несколько минут 'выключиться' из уже полонившего его стремительного течения. Не затем, чтобы что-то обдумать, нет, если перед началом сложного дела Геннадию Ильичу удавалось - пусть на мгновение - 'стать над схваткой', расследование тогда шло легче, и (главное!) завершалось, как правило, успешно. Однако на этот раз 'выключиться' майору не удалось - Зиночка соединилась с Костенко.
   - Виктор Иванович, - обращаясь к старшему лейтенанту, все, естественно, называли его сначала по имени-отчеству, но после двух, трёх первых фраз все почему-то, даже равные ему по званию, переходили на доверительное 'Витёк', - на меня сейчас полковник Зубов навесил... Сам позвонил... Пылища, чую, такая теперь поднимется... Ты - вот что... поподробнее... был на месте?
   - Геннадий Ильич, - когда? - с обычной ленцой стал отговариваться Костенко, - час всего на работе, а до Здравницы ехать только... С экспертом я договорился - и не с каким-нибудь, а с Андреем Степановичем... Выехал где-то в девять тридцать... А самому... Я же понимаю - Бутова мне не оставят - думал Трегубову передадут или Анисимову, а оказалось - тебе. Ишь, как зашевелилась контора! Сам Зубов тебе звонит! Лучшему нашему следователю.
   - Витёк, давай без ехидства. Лучший следователь, знаешь, - это хромой сапожник из притчи. А я - обыкновенный сыскарь. Ну, может быть, не совсем бестолковый. Да везёт иногда, опять же - тьфу, тьфу, чтобы не сглазить! Ты мне вот что: скажи, кто там у тебя дежурным по станции? Соображает - или только для порядка?
   - Санёк у меня, сержант - после армии. Два года уже в милиции. Ничего - толковый. У тела оставил дежурить своего напарника, а сам, сообщив в управление, ровно в девять связался со мной. Ну, а я, когда узнал, что убитый Бутов - с Зубовым. Если Бутов - дело не моего масштаба. Теперь, Геннадий Ильич, подробности. Ремонтники, значит, которые нашли труп, на станцию заявились примерно в шесть тридцать. С паспортом. Говорят, что лежал около тела. Хотя - уверен! - вытащили из кармана. Жаль, полковник мне запретил плотнее заняться ими - в миг бы голубчики раскололись! Так вот: Санёк, прихватив напарника, первым делом потопал к трупу - там десять минут идти. Осмотрел - говорит, внимательно - в спине две дырочки. Предположительно - огнестрельные. Крови, конечно, никакой: грозища-то ночью - жуть! Что было - всё смыло!
   - Ладно, Витёк, достаточно. По пути доскажешь. Я сейчас за тобой - и двинем. Самому надо видеть. А ты пока позвони Саньку, пусть передаст эксперту, чтобы тело не увозили - мне необходима 'картинка'.
   - 'Картинкой' майор называл то первое впечатление, которое складывалось у него непосредственно на месте происшествия. Причём: детали, подробности - не это являлось главным. Неуловимый, почти мистический 'дух местности' - вот что порой решало судьбу расследования. И если в силу обстоятельств Геннадию Ильичу почему-нибудь не удавалось получить 'картинку' - работа его продвигалась и медленно, и не всегда успешно. О легендарной брызгаловской 'картинке' в управлении знали все, и едва ли не все, в меру остроумия каждого, пытались подшучивать над майором.
   - Так ведь ливень, Геннадий Ильич - я почему и говорю, что паспорт лежал в кармане. Если бы рядом с телом, тогда только экспертиза установила бы - чей. А ты - 'картинка'! Да после такой грозы сам Шишкин, - художник, фамилию которого Костенко любил склонять по любому поводу, - не нарисовал бы никакой картинки!
   - Витёк, ты бы лучше не судил, о чём не знаешь. Мне ведь - не следы... хотя, как знать, возможно, что и следы... Всё, Витёк, собирайся. Заеду за тобой через полчаса. И не забудь позвонить Александру - чтобы предупредил.
  
   Свернув с шоссе, милицейский 'Уазик' ухнул в глубокую, грязную лужу - надсадно (на первой передаче) взвыл двигатель, неприхотливый автомобильчик, переваливаясь с боку на бок, пополз по разбитой гусеничным трактором колее.
   - Не-е, Гена, - провоцирующий при обращении к себе на фамильярность, в долгу старший лейтенант Костенко обычно не оставался и всех, в звании ниже полковника, после первых десяти, пятнадцати минут разговора начинал называть по имени, отчеством, как ненужной роскошью, пренебрегая - разумеется, в неформальной обстановке. - Тут около километра.
  
   Грузный, среднего роста Бутов лежал почти на перекрёстке лесных тропинок - головой к ёлочке. Вернее, лежало тело Бутова, а вот где пребывала его душа... Брызгалов вспомнил, что по народным - ещё дохристианским - поверьям душа убитого должна находится рядом и, стало быть, видит их? Его, Костенко, эксперта, мальчишку-милиционера, санитаров с носилками - видит, и?.. Хочет что-то сказать? Назвать имя убийцы? Или ей уже всё равно? Узревшей иные миры, не интересна земная грязь?
   Отвлекшегося на миг от будничной суеты майора вернул на землю по-деловому озабоченный голос Андрея Степановича:
   - Геннадий Ильич, оцените моё усердие. В лесу да после такого ливня - и обе гильзы! Правда, лежали они неподалёку, стреляли с очень близкого расстояния, по сути - в упор... но всё равно... одна к тому же была затоптана - вероятно, рабочими...
   - Минуточку, Андрей Степанович, мне необходимо... извините, пожалуйста, но...если вас не затруднит, - вот уж кто, в отличие от Костенко, не терпел ни малейшей фамильярности, даже принятого в их управлении дружеского 'ты', - вы же знаете...
   О брызгаловской 'картинке' Андрей Степанович, конечно, знал и потому, не обидевшись, прошёл по тропинке до перекрёстка и, повернув налево, оставил майора наедине с покойником. Его примеру последовали все теснившиеся прежде на лесной прогалине - даже бесчувственные санитары.
   Ещё мокрую после ночного дождя траву солнце то там, то тут пестрило весёлыми рыжими пятнами, над головой бормотали осиновые листочки, по обтягивающей широкую спину Бутова светло-серой ткани плаща медленно полз слепень. Геннадий Ильич наклонился, чтобы стряхнуть зловредное насекомое, но, спохватившись, - мёртвым не больно, - выпрямился и, отойдя от трупа шага на три, попробовал рассредоточиться. И вскоре это ему удалось: трава, тропинка, покойник, ёлочка, пропитанные августовским светом древесные кроны, голубые кусочки неба - всё сложилось в единый образ. Душа убитого обрела язык. Разумеется - в переносном смысле. Просто, разрозненное прежде связав в одно, майор получил вожделенную 'картинку'. И мог надеяться на успех предстоящего ему, очень непростого расследования.
   - А теперь, Андрей Степанович, ваши выводы, - заметив, что эксперт вернулся и молча стоит где-нибудь в шести или семи шагах, обратился к нему Брызгалов.
   - Гильзы, Геннадий Ильич, иностранные. Калибра 6,5 мм. Думаю - дамский 'Браунинг'. Но точнее - когда извлекут пули. Они в теле убитого. Одна, полагаю, попала в сердце. Стреляли, как я вам уже сказал, почти в упор. Метр, может быть, полтора - не дальше.
   - Вы это определили только по гильзам? Или - ещё по чему-нибудь?
   - Всё вместе. Гильзы - само собой. Но и кроме. Обратите внимание: тропинка тут поворачивает, а Бутов выходил из леса. Ночью. Вернее, поздним вечером - где-то от двадцати одного до двадцати двух часов пятнадцати минут. Трава под трупом сухая, а ливень здесь начался в двадцать два пятнадцать - Александр запомнил.
   - А раньше - Андрей Степанович?
   - Раньше, Геннадий Ильич, сомнительно: в двадцать один одиннадцать электричка в город, и хоть вчера был понедельник, но всё равно - дачники из посёлка. А в девять - ещё светло. Так что, если раньше, то Бутова нашли бы ещё вчера. Он ведь, заметьте, от тропинки-то лежит всего в двух шагах. Правда, трава здесь высокая... но... раньше девяти... нет, Геннадий Ильич, крайне маловероятно.
   - А ещё что-нибудь, Андрей Степанович? Какие-нибудь следы? Хотя... после такого ливня...
   - Вот именно. Я же не Чингачгук, чтобы по сломанной ветке определить, с каким непохвальным умыслом по этой тропинке позавчера прошествовало трое гуронов. Следов, Геннадий Ильич, полно. И на трупе - и возле. Начиная от железнодорожного полотна. Рабочие, которые обнаружили Бутова... если хотите - могу вам последовательно восстановить всю картину распития ими двух бутылок североосетинской водки. У того вон большого тополя. Тела оттуда - я проверял - не видно. Это они в ларёк - при станции - ходока направили. А тот наткнулся...
   - Ну, деятели! - вмешался в разговор вскипевший Костенко, - они у меня дождутся!
   - Ладно, Витёк, полковник - помнишь? - давить на них не велел. Лучше скажи спасибо, что вовремя сообщили.
   - Как же - вовремя! В шесть тридцать пять электричка - минут через десять, пятнадцать Бутова нашли бы и без них! Нет, Гена, профилактическую беседу с этими засранцами я всё-таки проведу!
   - Если, Витёк, успеешь. В чём - сомневаюсь. Ты сейчас, не забудь, под моей рукой. А дел предстоит... Для начала - станция и посёлок. Да - и обе деревни: Дорофеевку и Тощилино. Может быть - кто-то видел. Ведь Бутов сюда на чём-то приехал. И я сомневаюсь - чтобы на электричке.
   - Геннадий Ильич, - взмолился Костенко, - да это же тьма народу! Это же дней на пять - не меньше!
   - А я, Виктор Иванович, - обратившись к Костенко по имени, отчеству, Брызгалов дал понять старшему лейтенанту, что отныне и до конца расследования никакого амикошонства, - почему и сказал, что времени для 'просветительской работы' среди пьянчужек у тебя не останется. И потом: 'дней пять' - эка куда хватил! Если такими темпами - полковник нам поотрывает головы! Сегодня... ладно уж, пожалею, до обеда завтра - обязательно организуй! Чтобы расспросили здесь каждую бабушку. У тебя же на линии тьма народу... вот и организуй! А сам - бутовские деловые связи - займёшься ими. Знаю, знаю, - предварив возражение Костенко, сам себя перебил Брызгалов, - документация - не по твоей части. Но я же тебе предлагаю заниматься не бумагами - людьми. С кем вёл дела? Какие? Не наступил ли кому на хвост? И прочее - в том же роде. Ведь с людьми, Виктор Иванович - ты умеешь. Так что - действуй. Особенно присмотрись к приятелям. Ясно же: Бутова застрелил кто-то ему хорошо знакомый. Вы ведь, - повернув голову к эксперту, майор неожиданно сменил адресата, - Андрей Степанович, со мной согласны?
   - Как вам сказать, Геннадий Ильич. По первому впечатлению - да. Но, извините, строить гипотезы - не моя специальность. Я - только факты.
   - Не прибедняйтесь, Андрей Степанович, - я же неофициально. Даже вон сержанту, - Брызгалов кивком указал на Александра, - и то понятно: недостаточно хорошо знакомому человеку Бутов бы не позволил идти сзади. Или вы допускаете - сработано киллером экстра класса? Который, выследив Игоря Олеговича, сумел к нему подобраться на расстояние вытянутой руки? И намеренно застрелил его из детской хлопушки? Чтобы в первую очередь подумали на близких людей? На ту же Аллу Анатольевну? Или - на какую-нибудь из бутовских рабынь? Но уж если убийца настолько умён и дальновиден - обязательно бы сообразил: что-что, но это будет проверить легче всего! Женщин, окружавших Игоря Олеговича, следствие в любом случае не обойдёт вниманием! Нет, Андрей Степанович, чтобы профессионал - не верю. Хотя бы уже потому - что без контрольного выстрела.
   - Я - тоже, Геннадий Ильич, не верю в профессионала. Но, повторюсь, измышлять гипотезы - не моя специальность. Разве что - в порядке исключения... это я вам уже не как эксперт... и, разумеется, сугубо предварительно... у вас не сложилось впечатления, что убийство произошло спонтанно? Что за минуту до выстрелов убийца - кто бы он ни был - о пистолете вообще не думал?
   Этот вывод Андрея Степановича майору поначалу показался парадоксальным: нет, спонтанные убийства на бытовой почве - сколько угодно. И более: наверно, восемьдесят процентов убийств в России - именно такие: выпьют, поссорятся, схватится кто-нибудь за нож (или просто бутылкой по голове) и - будьте любезны! - труп. Однако случай с Бутовым в эту версию, казалось, никак не укладывался: представить, что Игорь Олегович приезжает в маленький пристанционный посёлок только за тем, чтобы, поссорившись с женой или приятелем, получить пулю в спину, было нельзя. И особенно версии ссоры противоречил сам этот выстрел - сзади! В спокойно идущего впереди по лесной тропинке! Разве что... какая-нибудь из бутовских рабынь? Из женщин с крайне неуравновешенной психикой?
   - Андрей Степанович, а вы меня, часом, не разыгрываете? Чтобы в другой раз лопоухому сыскарю было неповадно провоцировать доку-эксперта? Убийство в состоянии аффекта - как, мол, майор этот вздор не скушает?
   - Геннадий Ильич, помилуйте! В мыслях такого не было! Я же не сказал - в состоянии аффекта, я же сказал: спонтанно! Чувствуете разницу?
   - То есть, Андрей Степанович, по вашему это выглядело примерно так: поздним вечером Бутов с неким - или некоей - 'X' прогуливаются себе по лесной тропинке, мило беседуя, потом этот - эта - 'Х' отстаёт зачем-то шага на два, выхватывает пистолет, 'случайно' оказавшийся в сумочке или кармане, и ни с того ни с сего стреляет Бутову в спину?
   - Вы вот, Геннадий Ильич, иронизируете, а я, знаете, думаю, что талантливо нарисованный вами шарж - достаточно точный набросок с натуры. Только - конечно - не 'ни с того ни с сего'. Причина была, конечно. И причина серьёзная. Но - на что я, собственно, и пытаюсь обратить ваше внимание! - убийцей до последнего мгновения, до рокового выстрела, неосознаваемая. Впрочем, психология - это по вашей части. Может быть - одно неосторожное слово...
   Серьёзность эксперта несколько поколебала скептический настрой майора: - Андрей Степанович, если вы так считаете... версия весьма любопытная... но, ради Бога, на чём вы её основываете? На фактах, мной не замеченных, или - только на интуиции?
   - На интуиции - да. Но не только на одной интуиции. Есть и факты. Немного. По сути - два. Вот, Геннадий Ильич, посмотрите, - с этими словами Андрей Степанович слегка углубился в лес, развернулся и стал приближаться по плавно изгибающейся тропинке. Не дойдя до трупа трёх шагов, эксперт остановился и произнёс: - Здесь. В Бутова пуля попала здесь. Обе, вернее, пули - практически одновременно. Впрочем, для него это уже не имело значения: в сердце - уверен - попала первая. И - наповал. Бутов, заметьте, Геннадий Ильич, делает ещё три шага - по инерции, по прямой - и падает лицом в траву, чуть в стороне от повернувшей влево тропинки. Это я к тому, что смерть для Игоря Олеговича была мгновенной и совершенно неожиданной. Но и - конечно, косвенно! - для убийцы тоже. Ведь если бы он обдумывал, готовился заранее - Бутову настроение спутника так или иначе, но обязательно бы передалось. А теперь, Геннадий Ильич, гляньте сюда.
   Андрей Степанович подошёл к трупу, присел на корточки и, обеими руками взявшись за левое плечо, осторожно перевернул тело на спину:
   - Видите? Какие безмятежность и спокойствие на его лице! Будто бы это не делец, да к тому же отягощённый всевозможными маниакально-эротическими комплексами, а прямо-таки - святой! Что, согласитесь, возможно только в одном случае: если в момент смерти мысли Бутова были легки и приятны. Если его последние секунды на этой земле никто не омрачил ни ссорой, ни бранью, ни даже тенью тревоги. Не знаю, Геннадий Ильич, как вам, но для меня вывод о спонтанном убийстве Бутова напрашивается сам собой.
   Брызгалов, всматриваясь в умиротворённое лицо усопшего, усомнился в своём скептицизме: а ведь эксперт, пожалуй, прав? Чтобы умереть так спокойно - нужно полностью доверять своему спутнику...
  
   В город майор вернулся около двух часов. Пройдя в свой кабинет, сел за стол, из левого ящика достал белую картонную папку и крупными буквами написал в три строчки: Дело об убийстве председателя производственно-коммерческой фирмы 'Лотос' Бутова Игоря Олеговича. Порывшись в тумбочке, нашёл стопку финской бумаги, отделил от неё листов где-то с двадцать - и положил в папку. В эпоху тотальной компьютеризации подобные приготовления многим, возможно, покажутся до нелепости архаичными, но Геннадий Ильич хоть и пользовался постоянно информацией получаемой с дисплея, однако в таком - почти призрачном! - обличии не любил её. Когда на бумаге - майору представлялось не то чтобы надёжнее, но как-то солиднее: провереннее, что ли, временем. Закончив с приготовлениями, помогающими настроиться на рабочий лад, Геннадий Ильич вызвал секретаршу:
   - Зиночка, маленький психологический эксперимент. Только по честному. Если не сможешь - тогда не отвечай.
   - Опять, Геннадий Ильич, вы со своими фокусами. Ладно уж - давайте. За три-то года я, кажется, ко всему привыкла. Только, если пошлю вас к чёрту, тоже не обижайтесь.
   - Ну, вот и договорились. И ладненько - без обид. Зиночка, представь себе: у тебя пистолет - не 'ПМ', конечно, а эдакая лёгкая, изящная игрушечка с перламутровой ручкой. Иностранного производства. Вполне приличной убойной силы. И ты, допустим, в ссоре с мужем...
   ... сто раз, Геннадий Ильич! - Перебила Озяйкина. - Изверга этого, пьяницу, гада, бабника! Сто раз застрелила бы!
   Получив на свой импровизированный тест столь быстрый и категорически определённый ответ, майор вспомнил, что полгода назад Зиночка с мужем - по слухам, бабником тем ещё! - разошлась окончательно и в одиночку растит теперь маленького сынишку. Эксперимент явно проваливался, и, спасая его, Брызгалов попробовал переменить тактику:
   - Зиночка, извини ради Бога. Совсем, старый дурак, забыл... От мужа ты бедненькая натерпелась... Тогда - не с ним... С тем - которого ты действительно любишь... И вы поссорились... Ведь бывает?.. Даже с очень любимым...
   - А что с тем, что с другим! Все одним миром мазаны! Все мужики - кобели и пьяницы! Водка да бабы - одно на уме у всех!
   - Так-таки, Зиночка, и одно? А увлечения, хобби разные? Ну, марки или монеты - понятно, редкость... но, скажем, футбол, хоккей или автомобиль - у многих... или - что-нибудь экзотическое... как, например, у потерпевшего - у Игоря Олеговича?
   - У этого рабовладельца?! Вот уж кому - поделом! Да будь у меня такой - без всякого пистолета убила бы! Сразу! Как только о мерзостях о его узнала - тут же убила бы!
   - Зиночка, Зиночка, мне сегодня с утра полковник минут, наверное, десять втолковывал, что в пристрастиях Бутова - криминала ноль. Что если добровольно и с совершеннолетними - он в своём праве. А ты - 'убила бы'! С таким-то подходом, Зиночка, и законченной мужененавистницей недолго стать. Годика через два, глядишь, и на меня будешь смотреть как на 'врага народа'!
   - На вас, Геннадий Ильич, никогда! Вы ведь..., - у внезапно запнувшейся Зиночки мило порозовели щёки, подыскивая продолжение фразы она на секунду сомкнула подкрашенные ресницы, а затем, распахнув их, выпалила явно не по ситуации, - такой умный! Так много знаете!
   - Говоришь, умный? - Тайная влюблённость Зинаиды Озяйкиной самолюбию Брызгалова льстила донельзя, и он, кокетничая на особый лад, то есть по делу и без дела добродушно шпыняя Зиночку, всячески подогревал её: - Зато пьяница. И бабник. Теперь-то уже не так - старею, а знала бы ты меня лет десять назад! Не пропускал, как говорится, ни одной юбки! И что же, Зиночка, - уже понимая, что эксперимент окончательно проваливается, майор всё же предпринял последнюю попытку спасти его: - Меня бы тоже? Вот такого, как есть, пьяницу и бабника, если бы, допустим, я был твоим мужем - могла бы тоже? Рассердившись всерьёз - из пистолета?
   - Вас бы, Геннадий Ильич, скалкой! - Психологические изыскания Брызгалова начинали тяготить Зиночку, и она попробовала разрядить разговор шуткой: - Нет, скалкой - жалко. Шумовкой. Колотила бы каждый день!
   - Вот, вот, Зиночка, - всё ещё по инерции спасая благополучно скончавшийся эксперимент, майор отказался поддержать шутку своей секретарши: - Тебе даже скалкой жалко. А представь себе - из пистолета. Это ведь - 'каждый день' - не выйдет. Это ведь: раз - и навсегда.
   Озяйкина на несколько секунд задумалась:
   - Геннадий Ильич, а зачем вам это?.. сегодня он пьяный явится... 'Зинуля, Зинуля' - рассусоливает, пускает слюни... потом, не раздеваясь, повалится поперёк кровати и захрапит... мерзко, противно, но и жалко всё же... мается на оборонном своём заводе, а толку - шиш... и по три, и по четыре месяца иногда бывало... а и получит - какие по нынешним временам зарплаты?.. посмотришь на цены - плакать хочется... ну, подшабашивал... а с шабашек-то - сами знаете... но пропивал не всё... и жили бы... у всех ведь так...
   ... а когда - три года тому назад - у него, у гада, вдруг появились доллары... деятель там у них, товарищество организовал какое-то... ну, и мой приглянулся чем-то... я первые несколько месяцев всё дрожала - думала: или убьют, или посадят... я тогда секретаршей у вас - с полгода, наверно, уже работала... и как, и за что платят 'зелёными' - не по слухам знала...
   ... а у моего вдруг - бабы! И не одна! Хорошо, что у нас оружием не торгуют! А то бы! Этого гада! Я бы! Я-а-а-а...
   Зиночка сморщилась, всхлипнула - из глаз покатились слёзы.
   В голове у растерявшегося майора замелькали болезненные самообвинения: психоаналитик хренов! Мыслитель, блин! Доэкспериментировался! Теперь утешай - 'мыслитель'!
   Существовал, конечно, очень надёжный способ утешить Зиночку, но, опасаясь осложнений, до настоящего времени майор к нему не прибегал. В общем-то - непонятно почему. Вероятней всего, из предубеждения, что с Озяйкиной, при глубине её чувств, но и взрывном вместе с тем темпераменте, лёгкой, ни к чему не обязывающей связи не выйдет: с ней - либо всерьёз, либо... вот именно! Свяжись - не развяжешься!
   И посему, избегая общеизвестных 'лёгких' путей, Геннадий Ильич избрал не самую приятную для него дорогу: рассеянно уставясь в окно, дождался, когда женские всхлипы смолкли и с покаянным видом обратился к Озяйкиной:
   - Зиночка, прости старого дурака! Не думал, что для тебя это так больно... Что ещё не зажило... Мы ведь договаривались - без обид?.. Ладно, Зиночка?.. Я же - не из любопытства... Мне, правда, надо... Чтобы понять... Глупость, конечно! Разве можно понять другого? Особенно - женщину... А Бутова застрелила женщина... Уверен на сто процентов... Ну, не на сто, конечно, но на девяносто... Всё, всё, Зиночка, ты уже успокоилась - правда? И меня, дурака, простила? Договорились? А теперь, Зиночка, для тебя маленькое задание. Ты ведь не откажешься мне помочь?
   В течение этого коротенького покаянного монолога Озяйкина действительно полностью успокоилась и, промокая платочком слёзы, слушала майора с большим интересом. Выполнять мелкие, не связанные с её секретарскими обязанностями поручения Брызгалова Зиночке чрезвычайно нравилось. Таким образом - ей казалось - лучи славы, падающие на знаменитого 'сыскаря', его секретаршу тоже чуть-чуть высвечивают. Но и кроме... будь даже Геннадий Ильич никому неизвестным заурядным оперативником, выполнять его поручения Озяйкиной всё равно бы нравилось.
   - Надо, Зиночка, позвонить Алле Анатольевне. Она об убийстве мужа пока, надеюсь, не знает, и я ей об этом хочу сообщить сам. Ну, чтобы проверить её реакцию. Первый момент - это очень важно. Таких, кто сможет притвориться в первый момент, почти не бывает. Так что вот тебе номера - рабочий, домашний и на дачу - их фирма поставляет школьное оборудование. Спросишь, например, о партах или компьютерах - неважно. Мне бы только узнать, где сейчас Алла Анатольевна - чтобы зря не мотаться по городу.
   Увидев, что Озяйкина потянулась к трубке, Брызгалов остановил её:
   - Зиночка, Зиночка, у Бутовой телефон наверняка с определителем! А наш номер небезызвестен.
   - Я тогда, Геннадий Ильич, из автомата. Сразу же - за углом. Минута ходу.
   - Из автомата... - майор задумался на две, три секунды, - тоже нельзя... сейчас-то - конечно... сейчас она проверять не будет... но после... за час до моего визита - непонятный телефонный звонок... мелочь вообще-то, но... а Алла Анатольевна баба, скорее всего, осторожная... да и, весьма вероятно, неглупая... Нет, Зиночка, сделаем лучше так: в одиннадцатой школе у меня знакомый директор. Я с ним сейчас, - произнося это, Брызгалов энергично крутил расхлябанный диск, - свяжусь, а ты оттуда, из школы... Здесь на седьмом автобусе - третья остановка... Через полчаса жду обратно - мне, понимаешь, очень желательно успеть к госпоже Бутовой сегодня. Так что, Зинаида Яковлевна, в пути, пожалуйста, не задерживайся.
   Проводив Озяйкину, Геннадий Ильич сосредоточенно уставился на чистый бумажный лист, словно бы ожидая, что десница Всевышнего огненными буквами напишет на нём имя убийцы, избавив тем самым от неприятного объяснения с полковником - через неделю, когда расследование зайдёт в тупик. Вообще-то - что Бутова застрелил не наёмный убийца - эта версия давала некоторую надежду... Увы, почти не зависящую ни от его действий, ни даже от сыщицкого таланта! Ведь неизвестно, что безнадёжнее: искать наёмника-профессионала или человека - по версии эксперта - ещё за минуту до выстрела не помышлявшего о таком исходе. Правда, в последнем случае расшалившиеся нервы убийцы давали кое-какие шансы... вот только время... 'щедро' отпущенные Зубовым две недели...
  
   - 2 -
  
   На дачу к Алле Анатольевне Брызгалов отправился на своей допотопной 'шестёрке'. Сразу за городом шоссе запетляло по повторяющим изгибы поймы тальниково-ольхово-осиновым перелескам - с берёзовыми рощицами на пригорках. Вообще-то названия 'шоссе' неширокая, прихотливо извивающаяся дорога вряд ли заслуживала, но... качество покрытия! Да расположенная километров на восемь к северу межобластная - всероссийского значения - магистраль и мечтать не могла о таком асфальте! Ровнёхоньком, без единой выбоинки! Уложенном на толстенную бутово-щебёнчатую подушку!
   Перед длинным некрутым подъёмом в еловый бор дорогу - незаконно! - перегораживал шлагбаум. Дежурящие при нём бравого вида молодцы, узнав давно уже ставшую притчей во языцех синюю брызгаловскую 'шестёрку', не спеша подняли полосатую перекладину и, дурашливо отсалютовав проехавшему майору, затеяли разговор по сотовому.
   'О его приезде в Дубках, стало быть, узнают заблаговременно. Все, кому надо, - автоматически отметил настроенный на внешние раздражители уголок брызгаловского сознания. А 'включившийся' через несколько секунд 'аналитический центр' послал мощный, заставивший майора сосредоточиться, импульс, - Геннадий Ильич, внимание! Если Бутов вчера возвращался с дачи - охранники у шлагбаума его не могли не видеть! Остановись, расспроси, узнай!'
   Но мозг уже заработал в целом и немедленно отверг скоропалительную идею: успеется! Далеко не факт, что Бутов вчера возвращался с дачи! Но главное - Алла Анатольевна! Её первая реакция!
   Въезжая в посёлок, Брызгалов по давней привычке бросил взгляд на циферблат вмонтированных в приборную доску часов: шестнадцать тридцать - сорок километров от города до элитарных Дубков времени заняли полчаса. Те же самые полчаса, которые каждое утро майор тратил добираясь до своего райотдела. Из-за автомобильных, с каждым годом всё уплотняющихся, пробок.
   Удобно, ничего не скажешь! Жить на высоком берегу реки, в центре реликтовой дубовой рощи - до места своих праведных (или не праведных) трудов с ветерком прокатываясь по вылизанному асфальту! Недаром земля в этом посёлке ценилась на вес золота! И всё равно её не хватало. И отступала заповедная роща, теснимая причудливой смесью 'российской готики' и 'сталинского ампира' - архитектурным бредом новоявленных 'хозяев жизни'.
   На фоне этого стилистического безумия двухэтажная дача Бутовых приятно выделялась и простотой конструкции, и скромными - на глаз майора, не более двухсот квадратных метров общей площади - размерами. Впрочем, скромность и простота жилища могли происходить не из пристрастий и вкуса хозяев - но диктоваться бутовскими доходами. Зато забор, окружавший дачу, не отличался от прочих: двух с половиной метров, глухой, без единой щелочки, строгого тёмно-зелёного цвета.
   Внутри - во всяком случае, в холле и просматривающейся из него гостиной - обстановка не противоречила внешнему виду дачи: современная добротная мебель без каких бы то ни было крикливых претензий казаться чем-то - ни модернистских вывертов, ни дешёвых подделок 'под старину'. Если бы не резной, инкрустированный перламутром - действительно антикварный - столик под телефоном да не бронзовый - тоже 'настоящий' - шандал в углу, то могло сложиться впечатление некоторой безликости бутовского жилья. А так - с двумя, тремя ненавязчивыми безделушками - Брызгалов подумал: а вкус у хозяев, пожалуй, есть. Скорее всего - у Аллы Анатольевны.
   Минуты через три, после того как охранник, переговорив по внутреннему телефону, ввёл в дом майора, по лестнице спустилась стройная в деловом костюме - английский стиль! - женщина. Лет тридцати, тридцати пяти. Брызгалов представился и сообщил хозяйке печальную новость:
   - Алла Анатольевна... ваш муж погиб. Застрелен вчера. Тело обнаружили сегодня утром. Я хотел сказать вам сам, лично... поэтому не позвонил раньше. Извините, конечно, что не сразу, но говорить о таком по телефону... Дело об убийстве Игоря Олеговича поручено мне - вот я и решил...
   - Сочетать 'приятное' с 'полезным'! - Резкий, после повисшей паузы, и какой-то мучительно звонкий голос. - Простите, Геннадий Ильич, глупость какая-то! Но - простите! - мне надо одной... Сейчас пришлю секретаршу.
   С этими словами Алла Анатольевна повернулась спиной к майору и стала подниматься по лестнице - торопливо, нервно и вместе с тем тяжело ступая.
   'Может жена, узнав об убийстве мужа, повести себя так? - сам у себя спросил Брызгалов и тут же ответил: - Да. Реакция Аллы Анатольевны более чем естественная. А сыграть? Особенно - если уже знала?'
   Относительно степени конфиденциальности внутрислужебной информации майор нимало не обольщался ('кроты' в их ведомстве, конечно же, есть) и, продолжая 'автодопрос', не мог исключить эту возможность: 'В общем-то... если умеет владеть собой... и имеет некоторый актёрский дар... тоже - пожалуй - да...'
   Завершить экспресс-анализ реакции Аллы Анатольевны Брызгалову помешала присланная ею секретарша. В первый момент Геннадий Ильич немножечко растерялся: что за чёрт! Почти что двойник Аллы Анатольевны! Рост, стать, строгий деловой костюм, рыжеватая копна коротко подстриженных волос - всё повторяло хозяйку! И даже глаза - зеленовато-серые, чуть на выкате - украденными казались у жены Игоря Олеговича! Правда, овал лица, нос, припухшие по-детски губы и слегка скошенный назад 'безвольный' подбородок - её. Индивидуальное. Отличающее от Аллы Анатольевны. Но эти различия майор заметил не сразу, а сходство, напротив, поражало с первого взгляда.
   - Лидия Александровна, - назвалась вошедшая, - можно - Лида.
   Слова эти произнесены были таким мёртвым - без интонаций - голосом, что Брызгалов тут же подумал: 'А ты, Лидочка, потрясена ничуть не меньше хозяйки'.
   - Геннадий Ильич, вы Аллу Анатольевну извините, пожалуйста. Для неё это - ужас. Десять лет вместе. Всё - вместе. Ведь она Игорю Олеговичу первая помощница. И вдруг - такое...
   Слушая неживой голос секретарши, майор продолжал свои размышления: 'Для Аллы Анатольевны - ужас. А для тебя, Лидочка? Вижу ведь - держишься на пределе. И?..'
   Профессионализм победил сострадание. Решив, что в таком состоянии секретарша не сможет проконтролировать себя, Брызгалов сходу задал провокационный вопрос:
   - Сочувствую, Лидия Александровна. Алле Анатольевне. Но и вам - тоже. Сочувствую. Вы ведь у Бутова лет пять, если не ошибаюсь?
   (Майор, разумеется, не ошибался. Готовясь к посещению Аллы Анатольевны, он быстро просмотрел на компьютере всю имеющуюся об Игоре Олеговиче информацию.)
   - Причём, не только на работе - и дома. Так вот, Лидия Александровна, я хотел у вас уточнить: в котором часу вчера Игорь Олегович уехал с дачи?
   (Вот она - дешёвенькая следовательская уловка! О важном спросить, словно бы о несущественном! О неизвестном - как о само собой разумеющемся!)
   Однако Лидия Александровна 'не уловилась'.
   - Игорь Олегович вчера с дачи не уезжал. Вчера его не было здесь вообще. Он из города позвонил где-то в шестом часу - могу точней, у меня записано - и сказал, что ночевать, возможно, не приедет, что у него важное деловое свидание. Поэтому волноваться мы, - оговорилась Лидия Александровна, но сразу поправилась, - волноваться Алла Анатольевна начала только сегодня. После двенадцати часов. Когда ей позвонили с работы и спросили, где Игорь Олегович. Его сам Фёдор Степанович, с которым он договорился на одиннадцать тридцать, полчаса уже дожидается - вот-вот сорвётся крупный контракт... Только тогда Алла Анатольевна забеспокоилась... Ведь Игорь Олегович в деловых вопросах всегда был такой пунктуальный... Всегда... Был...
   Брызгалову показалось, что Завалишина сейчас заплачет, но она, выдержав паузу, продолжила тем же механически ровным голосом:
   - Только тогда Алла Анатольевна - мне... велела обзвонить его знакомых... всех...
   Что Завалишина не врёт - майор уже не сомневался. Так сыграть могла только гениальная актриса. Да и то: на сцене - не в жизни. А главное, какой смысл врать, если её показания очень легко проверить? Ни на дурочку же, ни на патологическую лгунью Лидия Александровна нисколько не походила.
   'Значит, в Здравницу Бутов выехал из города... Или ещё откуда-то... Да, явно не тот случай, чтобы 'пришёл, увидел, победил'. Ни одну из этих женщин - ни Бутову, ни Завалишину - на кривой козе не объедешь! - отметил незанятый в разговоре участочек брызгаловского сознания: - А не попробовать ли?..'
   - Лидия Александровна, ради Бога, простите, но один личный, можно даже сказать, интимный вопрос. Никоим образом не относящийся к делу. Так что, если обидитесь - пошлите меня подальше. Понимаете, одолело любопытство... Чем вы с Аллой Анатольевной красите волосы?
   У Завалишиной дрогнули ресницы, и её серо-зелёные глаза с изумлением уставились на майора - будто бы в омертвевшем воздухе повеяло освежающим ветерком. Впервые - за время их разговора.
   - Геннадий Ильич, не знаю... зачем вам это?.. но... если хотите... ни Алла Анатольевна, ни я волосы ничем не красим. У нас - естественные.
   - Не может этого быть?! - почти непритворно удивился Брызгалов. - Если бы у одной - и то редкость! Но чтобы у двух женщин разом? Такой неповторимо красивый цвет? Нет, Лидия Александровна, как хотите, а я не верю! Такое совершенство природа не повторяет!
   От столь откровенного комплимента майора лицо Завалишиной чуть зарделось, но она быстро овладела собой и ответила по-прежнему механически ровным, правда, несколько ожившим голосом:
   - Геннадий Ильич, мы, кажется, немного отвлеклись... а вам... спрашивайте... лучше меня, чем Аллу Анатольевну... мы с ней вчера вместе целый день работали с документами... и сегодня до двенадцати - вернее, до звонка с работы - тоже... и всё о том, что вчера и сегодня - лучше меня... а ей, Геннадий Ильич, вы же понимаете, очень больно...
   'Ишь, защитница! Ей больно... а тебе? Конечно, Алла Анатольевна - хозяйка: для тебя 'высшее' существо... Да, ничего не скажешь, 'выдрессировал' тебя Игорь Олегович классно... А что, Лидочка, если о вашем любовном 'триумвирате' я тебя - поподробнее? Расспрашивать стану от 'А', до 'Я'? Надолго хватит твоей изумительной выдержки? - мелькнуло в голове Брызгалова, но майор тотчас подавил это искушение: - И чего ты добьёшься подобным образом? Слёз? Истерики? Тебе это надо? А может быть - нравится? Как покойному - Игорю Олеговичу?'
   - Лидия Александровна, пока в основном всё. Конечно, не исключено, что в дальнейшем возникнут новые вопросы. Но сейчас - если Игоря Олеговича вчера не было дома - всё.
   - В таком случае, Геннадий Ильич, давайте перейдём в гостиную. Простите - не предложила сразу. Но всё так неожиданно... Игорь Олегович... И Алла Анатольевна... Если вы не возражаете - я сейчас к ней... А к вам она - как только сможет.
   С этими словами Завалишина провела майора в гостиную, усадила в удобное - в меру мягкое - кресло, на расположенный рядом журнальный столик поставила пепельницу и поднос с соком, минеральной водой, откупоренной бутылкой вина, фужером и двумя высокими стаканами.
   - Геннадий Ильич, ещё что-нибудь? Кофе? Коньяк? Сигары?
   - Спасибо, Лидия Александровна. Всё - более чем. Я ведь не собираюсь особо засиживаться. Если Алла Анатольевна через пятнадцать минут не спустится - пойду. Сегодня я - не затем, чтобы допрашивать. Просто... посчитал своим долгом сообщить лично...
  
   На обратном пути дорогу перебежал заяц. Умеренно суеверный майор чертыхнулся и сбросил скорость: сильно зашкаливающая за сто стрелка спидометра обосновалась между отметками 'восемьдесят' и 'девяносто'. 'Молодец косой, - мысленно поблагодарил зверька Брызгалов: - Пусть 'хозяева жизни' сами себе на этой дивной дороге разбивают головы и ломают шеи. Для себя построили - сами пусть и ломают'
   Всё раздражение из-за почти напрасно потраченного времени нашло себе выход в этом завистливом пожелании. Завистливом - неосознанно. Ибо сознательно Геннадий Ильич неудачником себя не считал, вполне довольствовался славой лучшего 'сыскаря', а бешеные деньги - что же, сегодня они есть, а завтра?..
  
   В свой кабинет майор вернулся в десять минут седьмого и, застав в приёмной задержавшуюся Зиночку, чуточку насторожился. Номинально её рабочий день заканчивался в 18.00, однако обычно, если не было ничего срочного, секретарша уходила домой вскоре после пяти, мотивируя это тем, что обеденный перерыв она практически не использует, перекусывая на месте бутербродами с чаем.
   - Зиночка, и ты тоже? С каким-нибудь жутко 'приятным' сюрпризом? Ну, и денёк! Ладно - выкладывай. Что ещё тут без меня стряслось?
   - Геннадий Ильич, звонил Костенко. Просил вас - когда вернётесь - сразу позвонить ему. Если поздно - домой. Я спросила, что за спешка, а он меня - 'любопытной Варварой'.
   - И это всё? Только - Костенко?
   - Ещё из финансового отдела. И прокурор. Но они ничего передавать не велели.
   - Зиночка, и ты из-за костенковского звонка задержалась на целый час? Притом, что я мог вообще сюда не вернуться? Застрял бы, допустим, у Аллы Анатольевны. А они с Лидией Александровной - её секретаршей - знаешь, какие гостеприимные хозяйки! Не поговорили и десяти минут, а мне уже и 'Боржоми', и грейпфрутовый сок, и 'Рислинг' - чтобы, значит, во рту не пересохло.
   - Ну да, Геннадий Ильич, вы скажите ещё, что и ночевать пригласили, и девочку предложили на ночь - какую-нибудь из бутовских... нет, Геннадий Ильич, всё-таки я вас иногда не понимаю! У них там такое горе, а вы не успели вернуться и шутите, как ни в чём ни бывало?
   - Это, Зиночка, профессиональный цинизм... Вообще-то - защита... Ты ведь со мной три года - я думал, привыкла... Конечно, у них горе... И не только у Аллы Анатольевны... Но, Зиночка, я, по-твоему, что: должен был вернуться в расстроенных чувствах? А как, скажи, пожалуйста, мне бы тогда работать? Искать убийцу Игоря Олеговича?
   - Ну, Геннадий Ильич... не знаю... вроде бы - всё правильно... только...
   - Всё, всё, Зиночка, дискуссию на эту интересную тему давай отложим на потом. А сейчас: мне - работать, тебе - домой. Мальчишка-то твой, небось, заждался?
   Слегка расстроенная - и не только тем, что её жгучее любопытство (на даче у 'рабовладельцев' - как там и что?) осталось неудовлетворённым - Зиночка собралась и, попрощавшись, ушла. Закрыв за женщиной дверь, майор снял телефонную трубку.
   Разговор с Костенко 'достойно' завершил весь, сложившийся так бестолково день. И на станции, и в Дорофеевке, и в Тощилино между шестнадцатью и двадцатью часами понедельника пять человек видели машину похожую на бутовскую 'Ауди'. Такого же серебристого цвета. А может быть - светло-серого? Бежевого? Салатного? Может быть! А если не 'Ауди'? Если - 'Вольво'? 'БМВ'? 'Форд'? А почему бы и нет! Вполне возможно! Одним словом, светлый автомобиль иностранного происхождения. Да при такой 'точности' показаний ещё повезло, что нашлось только пять человек свидетелей!
   Около восьми, включив нелюбимый им - но и незаменимый - компьютер, Геннадий Ильич подвёл по обыкновению итоги дня. В целом - не обнадёживающие итоги. Убит известный предприниматель, времени на расследование в обрез, а кроме того, что потерпевший, скорее всего, хорошо знал убийцу, в сущности - ничего. Круг подозреваемых - и то не очерчен. Да что - не очерчен - даже и не намечен толком! Алла Анатольевна с Лидией Александровной с большой долей вероятности исключаются: нет, взаимное алиби - вовсе не алиби, но двое охранников, экономка, кухарка, горничная... А ни жена, ни секретарша - обе не дуры, чтобы попасться на явной лжи! Да, подстроить они, наверно, могли бы - опять-таки, это никак не стыкуется с версией о спонтанном убийстве. Если только сама эта версия не притянута за уши. Но, вспоминая труп на лесной полянке, (спокойствие и безмятежность бутовского лица!) майор не мог не считаться с мнением эксперта. Уж если всегда крайне осторожный Андрей Степанович отважился на гипотезу - значит, полностью в ней уверен. А когда Гавриков в чём-то уверен - он практически не ошибается. Но... эксперт всё-таки эксперт, а не Господь Бог... поэтому, на девяносто девять процентов соглашаясь с Андреем Степановичем, один процент Брызгалов на всякий случай 'зарезервировал' - мало ли что!
   А кроме жены и секретарши? Кого ещё можно заподозрить? Теоретически - всех. Экономку, кухарку, горничную и даже охранников. Однако, оставив в стороне мотивы, была ли у них возможность? И здесь та же самая ситуация, что в случае с Аллой Анатольевной и Лидией Александровной: если имел место преступный сговор. Что само по себе уже крайне маловероятно да вдобавок: совершенно не вписывается в картину убийства Бутова.
   А шире? Если обратить внимание на всех, у Игоря Олеговича побывавших 'в рабстве', женщин? Даже - самое короткое время?
   Просидев полтора часа за компьютером, Брызгалов убедился: путь мало перспективный. В июле девяносто восьмого года, после случившегося скандала, следствие выявило несколько десятков добровольных рабынь, которых легко было разделить на три категории. В первой - самой немногочисленной - рабыни по призванию. Таких, включая Лидию Александровну, за всё время Бутовских экспериментов, то есть с тысяча девятьсот девяносто третьего года, насчитывалось всего восемь. Их имена майор с дисплея переписал в блокнот. Ко второй категории можно было отнести женщин ради куска хлеба - в данном случае выражение, скорее, фигуральное - согласных на всё. Для которых 'рабство' - по идее - могло бы являться выходом из их порой крайне запутанных жизненных ситуаций. Казалось бы, такие - если вспомнить с какой беспечностью женщины в наше время идут на панель - должны были составить самую многочисленную группу. Ан, нет! За все семь лет выявилось только девятнадцать женщин, принадлежащих к этой категории - а закрыв дело осенью девяносто восьмого, прокурор продолжал собирать материалы на Бутова. И все они были на виду: секретаршами, горничными, домоправительницами верой и правдой служили в Дубках новым 'хозяевам жизни'.
   'Уж не переросло ли в бизнес для Игоря Олеговича его экстравагантное хобби, - подумал майор, ознакомившись с данными о трудоустройстве бутовских воспитанниц: - А что, вышколенная рабыня - товар штучный: может, наверно, стоить многие тысячи долларов?'
   Наконец третья категория: 'любопытствующие' - Брызгалов объединил одним словом всех легкомысленных искательниц острых ощущений. Самая многочисленная - компьютер выдал около пяти десятков имён - и наименее чётко очерченная группа. В основном, очень молодые женщины: от восемнадцати - пунктуальный Бутов строго следил за тем, чтобы в его экспериментах участвовали только совершеннолетние - до двадцати пяти лет. Хотя, конечно, попадались и старше: одна даже - сорокашестилетняя. Причём - сильно пьющая. 'Ей что же, - мысленно съехидничал Брызгалов, - в качестве опохмелки требовалась плётка?'
   К этой же третьей группе следовало отнести двух юных стервочек, из-за которых в июле девяносто восьмого и загорелся весь сыр бор. 'Надо надеяться, урок им Игорь Олегович преподал запоминающийся надолго?', - продолжал игриво иронизировать Геннадий Ильич. Но уже скоро, как-то враз посерьёзнев, с удивлением отметил, что расследованием убийства Бутова он занимается только один день, а его отношение к потерпевшему изменилось едва ли не радикально: от активной неприязни - утром, до почти симпатии - вечером.
  
   Дома, в однокомнатной холостяцкой квартире, Брызгалова дожидался Барсик - крупный трёхцветный кот, всем бешено рекламируемым кошачьим кормам предпочитающий сырые яйца. А также - молоко, мясо, свежую рыбу. Однако сырые яйца - вне конкуренции. Геннадий Ильич как-то полюбопытствовал: есть ли предел его аппетиту - так Барсик, урча и облизываясь, спокойно сожрал семь штук и, не удовлетворившись этим, стал 'вымяукивать' восьмое. Которого, опасаясь за здоровье своего прожорливого питомца, хозяин ему не дал.
   Отстранив то трущегося о левую ногу, то тыкающегося мордочкой в вылизанную плошку кота, Геннадий Ильич достал из холодильника яйца и разбил два из них - проголодавшийся Барсик с жадностью набросился на любимое лакомство. Майор тоже проголодался и посему, дабы не возиться с ужином, поставил на газ воду для чая и алюминиевую сковородку: яичница с колбасой - традиционное холостяцкое меню. Вообще-то, готовил Геннадий Ильич неплохо, изредка даже любил готовить - вот только времени на это занятие у него, как правило, не находилось.
   После ужина кот с хозяином устроились перед телевизором: Брызгалов - в кресле, Барсик - у него на коленях. Минут двадцать поиграв кнопками пульта и ни по одной из пяти программ не найдя ничего стоящего внимания, Геннадий Ильич переместился к столу: увы, сегодня и дома он не найдёт покоя - убийство Бутова полностью овладело его мыслями.
   Майор закурил и, поглаживая устроившегося на соседнем стуле ласкового зверька, попробовал определиться с делами на завтра - если сейчас ему не удастся сделать даже это, то заснуть будет трудновато. Особенно острым гвоздём в голове у Геннадия Ильича засел, казалось бы, вопрос не первостепенной важности: зачем, никого не предупредив, Бутов поехал в Здравницу? Туда, где кроме платформы для пригородных электричек да допотопной вагоноремонтной мастерской нет ничего примечательного: ни торговли, ни серьёзного производства, ни даже какого-нибудь подпольного увеселительного заведения. А судить о том, что Игорь Олегович в понедельник после шести часов не просто уехал, а именно улизнул из города, были все основания: в шесть он покинул офис, и больше его никто не видел. Мало того: не слышал тоже никто - телефонный звонок жене (в семнадцать пятнадцать) оказался едва ли не последним его звонком. Во всяком случае - из зарегистрированных. Разумеется, не исключались новые свидетели; их выявлением, кроме Костенко, занималось ещё двое оперативников, но в голове у Брызгалова назойливо вертелось одно только это: почему - в Здравницу? И более: ему казалось, что, ответив на этот вопрос, он разгадает тайну убийства Бутова.
   Чтобы отделаться от не дающей покоя мысли, Геннадий Ильич положил на завтра бутовские деловые связи передать Анисимову, а Костенко поручить Здравницу и обе деревни - чтобы тот съездил лично, чтобы ужасно 'ценных', вроде сегодняшних, относительно марки и цвета виденного автомобиля, показаний было как можно меньше.
   Это другим - а самому? Самому, хочешь не хочешь, шесть идейных рабынь Игоря Олеговича - две в разное время уехали из города и первостепенного интереса для следствия до поры до времени не представляли.
   Ещё на работе, просмотрев прокурорский список, Брызгалов пришёл к выводу, что в первую очередь необходимо заняться рабынями по убеждениям - ибо они казались майору женщинами с крайне неустойчивой психикой. И, если согласиться с мнением эксперта о спонтанном выстреле, требовали к себе самого пристального внимания. Вернее, не шесть, а пять - алиби Лидии Александровны особых сомнений пока не вызывало.
   Вторую группу воспитанниц, из восемнадцати трудоустроенных в Дубках, майор без особых колебаний вывел из поля зрения - психология этих женщин казалась ему понятной. Если бы Игоря Олеговича застрелила одна из них, то уж ни в коем случае не спонтанно. Нет, только с заранее обдуманными намерениями - что мнительный и осторожный Бутов почти бы наверняка почувствовал.
   И наконец третья - самая многочисленная и вместе с тем самая разношерстная - группа: от легкомысленных искательниц приключений и умеренных мазохисток, до - не исключено! - клинических психопаток. Только представительницы этой группы в июле и августе девяносто восьмого года дали показания против Игоря Олеговича, но, на счастье Бутова, настолько противоречивые и фантастические, что даже прокурор понял - не для суда. Обвинения в растлении и изнасиловании этими показаниями никак не подтверждались, а прочее... работягу, бомжа, учителя, имея в качестве доказательств подобный бред, прокурор мог бы посадить - но не предпринимателя. Разумеется, для местной 'жёлтой' прессы 'дело Бутова' оказалось золотоносной жилой - о, как она тогда порезвилась! Но и только: объёмистые тома бутовского дела в конце концов попали в архив. Лишь прокурор - в порядке личной инициативы - понемножечку продолжал копать...
   'А ведь он, - осенило Брызгалова, - со смертью Игоря Олеговича проиграл окончательно. Никаких обвинений Бутову - хоть тресни! - прокурор уже предъявить не сможет. Вот, стало быть, зачем, преодолев всегдашнее высокомерие, позвонил сегодня! Надеется, что, расследуя убийство, я ему поднесу на блюдечке какой-нибудь 'жареный' факт? Теперь уже не для обвинения, теперь - в качестве сувенира! Дабы он лишний раз удостоверился в своей правоте и непогрешимости! А вот дудки тебе, Николай Иванович! Если очень свербит, то каштаны из огня таскай сам для себя! - резюмировал, за прошедший день проникшийся симпатией к потерпевшему, майор, но тут же и спохватился: - А ведь в прокурорском архиве о воспитанницах Бутова может содержаться что-нибудь крайне любопытное? Нет, отбросив всякую неприязнь, завтра обязательно позвонить ему! Прямо с утра, часиков в десять. Наобещав старому маразматику что угодно - Игорю Олеговичу теперь уже ничем не навредишь при всём желании'.
   Время приближалось к полуночи, кое-как угомонив взбудораженные мысли, майор уже собирался ложиться спать, и тут его словно бы озарило: чёрт возьми, а просто любовница у Бутова быть могла? Из женщин, не рвущихся в рабство ни добровольно, ни за деньги? Как же, 'рабыни' - восток, экзотика - вот на них все и зациклились! И я - недоумок! - тоже. А на самом деле - всё много обыденнее и проще? Не зря же злосчастная Здравница так прочно засела в башке! А вдруг там у Игоря Олеговича самая обыкновенная женщина? Ведь самые обыкновенные - они-то как раз и есть самые непредсказуемые!
   Сон упрямо не шёл, и Брызгалов, ворочаясь с боку на бок, обмусоливал эту, пришедшую напоследок, мысль.
   'Но откуда у обыкновенной российской женщины быть пистолету иностранного производства? И вообще - пистолету? Как справедливо заметила Зиночка, разреши у нас свободную торговлю оружием - половина жён перестреляла бы своих мужей! Нет, как ни крути, а 'обыкновенная' женщина что-то не вытанцовывается! Ничего себе 'обыкновенная': с браунингом - по соседству с помадой и пудрой - в сумочке! Но Здравница? Ведь Бутов зачем-то туда поехал?'
   Геннадию Ильичу долго не удавалось справиться с бессовестно обнаглевшими мыслями: они зудели, свербели, жгли, суля восхитительную бессонницу - с головной болью и дрожью в руках на утро. Сражаясь со своей давней, при начале всякого нового расследования посещающей регулярно мучительницей, майор вставал, зажигал свет, курил - не помогало. Заснуть удалось где-то в пятом часу - после двух стаканов портвейна.
   И приснившийся сон достойно 'вознаградил' Брызгалова, подытожив весь проведённый в бесплодных хлопотах день...
   ... то ли фантастическая бойлерная, то ли огромный пустой гараж: кругом отопительные радиаторы, трубы, изношенные автомобильные покрышки и почему-то детские резиновые мячи. Полутемно. Свет падает только из невидимого, находящегося где-то далеко вверху окошка - узким, косым пучком. Он сам - Геннадий Ильич - совершенно голый, в собачьем ошейнике, на цепи. Раб? Господин? Неясно. А в пучке золотистого света - сияющая! - Она. Госпожа? Рабыня? Нет. Что-то другое. Скорее всего, та самая - в гетрах и кожаной куртке - 'комсомольская богиня'. С лицом то ли Лидии Александровны, то ли Зиночки. Подразнивая многохвосотй плёточкой, приветливо улыбается - лукаво соблазняя Геннадия Ильича вступить в какую-то непонятную и, похоже, безнравственную игру. А на душе у майора странно: светло и пусто. Да, вопреки тревожной полутьме помещения, светло, но при этом - пусто.
   В половине восьмого, разбуженный резким звонком будильника, Брызгалов ещё несколько минут полежал в постели, собирая осколки своего удивительного сна. Вчерашний внутренний голос будто напророчил: возьмёшься за расследование этого преступления - угодишь в такое...
  
   - 3 -
  
   Разговор с прокурором, кроме неприятного осадка в душе, ничего Геннадию Ильичу не дал. С плохо скрываемым злорадством Старший Советник Юстиции начал с пространного резюме: он, мол, всегда предчувствовал, что Бутов плохо кончит. И правильно! Жаль только, что смерть для этого извращенца была слишком лёгкой! Вот если бы в девяносто восьмом году его удалось посадить, тогда бы - да! Тогда уголовники - ревностные хранители нравственного здоровья нации - этому зарвавшемуся выродку разъяснили бы что к чему!
   (Что уголовники являются хранителями нравственного здоровья нации - прокурор, естественно, не сказал но из контекста его филиппики это вытекало само собой.)
   За сим энергичным вступлением последовали бредовые идеи и до смешного глупые предложения Николая Ивановича: дескать, на даче у Бутова необходимо провести тотальный обыск - с привлечением служебных собак: мол, наверняка на его участке закопаны трупы замученных им женщин. В качестве доказательства своих фантазий прокурор выстроил непогрешимую, на его взгляд, логическую схему: рабынь Бутов плетью сёк? Сёк! В цепи заковывал? Заковывал! По несколько дней на воде и хлебе держал? Держал! Значит - на всё способен! А на замечания Брызгалова, что способен, не значит - сделал; что постегать плёткой и искрошить бритвой на мелкие кусочки - вещи всё-таки разные; и что маньяки, которые действительно убивают женщин, со своими жертвами ни через Интернет, ни по газетным объявлениям, как правило, не знакомятся - Николай Иванович лишь саркастически хмыкнул: мол, его, стреляного воробья, на либеральной мякине не проведёшь. И пусть лучше майор, взяв ордер на обыск, поспешит на бутовскую дачу - пока Алла Анатольевна...
   Тут уж Геннадий Ильич, не выдержав, перебил вошедшего в раж законника: - Перезахоронит трупы? Одна? Или с помощью секретарши? Или (чего уж там мелочиться!) и жена, и секретарша, и экономка, и горничная, и охранники - одна, возглавляемая Игорем Олеговичем, банда маньяков? Из какого-нибудь американского триллера?
   Прокурор обиделся и повесил трубку. Брызгалов, обозвав старика непечатным словом, тут же покаялся: 'Прости, Господи. Нечаянно сорвалось!'.
   Покаявшись, сразу забыл, простив себе мимолётную вспышку гнева. Вообще-то, сказать 'прости, Господи', было для Геннадия Ильича примерно тем же, что произнести 'чур, меня' или сплюнуть через левое плечо - элементарным магическим обрядом, а никак не религиозным покаянием. И с особенной лёгкостью подобные словечки срывались у майора в начале всякого мало-мальски запутанного расследования - когда ещё ничего неясно, сплошные домыслы и догадки, а куча разрозненных фактов в какую-нибудь систему, хоть убей, не складывается.
   Таким нехитрым способом примирившись с надзирающими сверху силами, Брызгалов попросил Зиночку созвониться с Галушкиной, Сидоренко, Васечкиной, Олудиной и Ковальчук - пятью 'идейными' рабынями Игоря Олеговича. Хотя, прежде чем поручить это дело Зиночке, майор несколько минут раздумывал: не лучше ли - неожиданно? Чтобы - врасплох? Но быстро пришёл к выводу: поздно! Слухи об убийстве Бутова наверняка уже распространились по городу! Даже вчера, разговаривая с Аллой Анатольевной, он не мог быть уверен, что она не знает о смерти мужа. А уж сегодня-то...
   Однако до того, как Зиночка успела соединиться хотя бы с одной из бутовских женщин, позвонил Костенко.
   - Геннадий Ильич, есть некий Сазонов. Музыкант. Играет в ансамбле. Они в 'Золотом якоре' - это ночной клуб - шабашат по субботам и воскресеньям. Так вот, по моим сведениям, он уже два года путается с Аллой Анатольевной. Что любовник - утверждать не берусь, но вместе их видели часто. Думаю, надо проверить - есть ли у него алиби на понедельник?
   - Вот и проверь, Витёк, - по привычке оговорился Брызгалов, но сразу поправился: - Тьфу ты, Виктор Иванович, проверь музыканта. Только попозже. А сейчас - Здравница. Лично. А то вчера твои хлопцы такой материал собрали... Совсем, Виктор Иванович, распустил подчинённых! Так что - давай лично! Мне, знаешь ли, твоя 'Антилопа гну' серо-буро-малинового цвета всю ночь не давала спать - работнички!
   - Какая ещё 'Антилопа гну'? Опять, Геннадий Ильич, ехидничаешь? Издеваешься над бывшим механизатором широкого профиля? Крестьянином от сохи?
   - Ты, Виктор Иванович, что? В Думу никак намылился? В аграрную фракцию? Вот попадёшь - там такая демагогия в самый раз! А у нас, понимаешь ли, не оправдываться, не разглагольствовать, а работать надо! То ли 'Вольво', то ли 'Форд', то ли 'Ауди' - удружил, называется! Гибрид от скрещивания молотилки со швейной машинкой 'Зингер' - как есть 'Антилопа гну'! 'Механизатор от сохи' - ты бы по телевизору не только голых баб и вампиров, ты бы, уж если читать не любишь, и другое бы посмотрел чего: про ту же самую 'Антилопу гну'. Юрский там в главной роли... Ладно, Виктор Иванович, прости, завёлся: прокурор наш с утра достал - два года уже на пенсии, а всё старому дураку неймётся... Значит, так: первым делом - Здравница. Есть соображение, что у Бутова там кто-то был. Постарайся выяснить. А бой-френдом Аллы Анатольевны я пока сам займусь. Как его, говоришь, зовут?
   - Сазонов Денис Викторович. Музыкант в 'Золотом якоре'. Выходит, Геннадий Ильич, начальству, как всегда, сливки, а нам - труженикам - паши?
   - Ну да, на тебе попашешь. А сливки? Вот погоди, полковник через неделю начнёт снимать с меня стружку - не позавидуешь.
   - С вас, Геннадий Ильич, - полковник, а вы - с меня. С вас - через неделю, а вы - сегодня.
   - Всё, всё, Виктор Иванович, поговорили - и будет. Дело муторное, а времени - ни хрена. На орехи, думаю, всем достанется. Вернёшься из Здравницы - звякнешь. Если поздно - домой.
   Пока майор разговаривал с Костенко, Зиночка соединилась с хозяевами двух бутовских рабынь. Одним из них оказался Фёдор Степанович, с которым, по словам Лидии Александровны, Бутов должен был встретиться во вторник в одиннадцать часов тридцать минут. Поэтому первый визит Геннадий Ильич решил нанести ему.
  
   Фёдор Степанович, полный лысоватый блондин немного выше среднего роста, принял майора в своей конторе - или, по новомодному, в офисе. Хотя три арендованные в бывшей коммуналке комнаты, несмотря даже на евроремонт, на что-нибудь большее, чем контора, по мнению Брызгалова, не тянули. Что при явных связях и тайном богатстве господина Пушкарёва являлось едва ли не вызовом всему городскому истеблишменту.
   Не успел Геннадий Ильич переступить порог пушкарёвского кабинета, как хозяин, гостеприимно поднявшись навстречу, заговорил первым:
   - Здравствуйте, Геннадий Ильич. Должен признаться - ждал. Со вчерашнего вечера. Точнее - с шестнадцати часов. Когда узнал - вы уж не обессудьте, но своего информатора я вам открывать не буду - об убийстве Игоря Олеговича. Скажу вам больше: что с Бутовым приключилось несчастье - заподозрил раньше. Когда он, не предупредив, не пришёл на нашу заранее оговорённую встречу. И это, когда большая половина деловой репутации Игоря Олеговича держится - извините, держалась - именно на его аккуратности, точности и исполнительности. Да - образован... И в работе с компьютером - мастер. Но для самостоятельного бизнеса главное не это - главное связи. Которых у Бутова поначалу почти что не было, если, разумеется, не считать Кузнецова - отца Аллы Анатольевны.
   В этот ошеломляющий словесный поток майор еле-еле сумел вставить своё официальное 'здравствуйте' и, сидя на пододвинутом Пушкарёвым стуле, размышлял, почти не вслушиваясь в излияния бизнесмена: 'И где же ты, Фёдор Степанович, освоил азы 'репрессивной психологии'? Подавить собеседника, не дать ему собраться с мыслями и таким образом создать иллюзию своего всеведения - это, думаю, умеет даже Костенко... Вот только со мной, господин Пушкарёв, не выйдет. Такие трюки я освоил уже на третьем курсе юрфака!'
   - Фёдор Степанович, извините, вынужден перебить, - невежливо, но в разговоре с 'психологическим террористом' весьма эффективно, - а Алле Анатольевне вы сообщили сразу? В шестнадцать часов? Или - немного позже?
   Однако Пушкарёв умел не только нападать, но и неплохо держал удар:
   - Что вы, Геннадий Ильич, с какой стати? Ни вчера, ни сегодня ничего я ей не сообщал! Убийство Игоря Олеговича не такая, знаете ли, новость, которой было бы приятно поделиться с Аллой Анатольевной. Я ведь её едва ли не с детства знаю, и очень хорошо себе представляю, какой это для неё удар. Да и вам, уголовному розыску, перебегать дорогу... зачем мне лишняя головная боль? Ведь информация у меня сугубо неофициальная, можно даже сказать, секретная... Нет, не такой уж я неотзывчивый чурбан - если бы Алле Анатольевне это как-то могло помочь, конечно бы, поделился с ней. А так... Нет, если она узнала - то не от меня.
   - Фёдор Степанович, вы так оправдываетесь, будто вы мой подчинённый. А на самом-то деле - ого! Где вы - и где я! И разница явно не в мою пользу! Я ведь об Алле Анатольевне вас только к слову спросил. А вообще-то заехал совсем по другому поводу. Ваша горничная - Вера Максимовна - она ведь с девяносто шестого и по девяносто восьмой рабыней была у Бутова?
   - Была! Ну и что? Ей в девяносто восьмом уже двадцать семь исполнилось! Или вас прокурор настроил? Наш неуёмный товарищ Люмбаго? А знаете... пошлите его к чёрту! Из Игоря Олеговича в девяносто восьмом вволю он попил кровушки! Как же - разоблачил 'маньяка'! А утечка информации в прессу? Его рук дело! Этого несгибаемого борца с враждебной идеологией! Да будь, как прежде, его власть - он бы упёк не только Бутова! Пересажал бы половину его рабынь! Как, - Пушкарёв на секундочку замолчал, подыскивая язвительное сравнение, и, не найдя его, продолжил с прежним запалом, - нераскаявшихся проституток! Которых растлил - ими же сам растлённый! - Игорь Олегович. Вы же помните, какие абсурдные приговоры ещё лет десять назад порой выносили наши суды? Но и так - с подачи этого маразматика - некоторые наши газетёнки, помните, в какой раж вошли? Бутова не просто с грязью - с говном смешали! Ведь с той поры - вы это скоро и так узнаете - дела Игоря Олеговича сильно пошатнулись. Думаю, если бы не Алла Анатольевна - верней, не её папа - вряд ли бы он вообще поднялся.
   - Спасибо, Фёдор Степанович, приму к сведению. Но ваша ценная информация, - произнося слово 'ценная', майор постарался придать своему голосу максимально возможное безразличие, чтобы ирония чувствовалась лишь лёгким намёком, - мне почти ничего не даёт. Вы ведь не скажете, кому конкретно мешал Игорь Олегович? Кто и какие, кроме самого потерпевшего, понёс убытки в связи со скандалом в девяносто восьмом году? Кто, стало быть, мог желать его смерти?
   - Почему же - скажу? Конечно - не обо всём. Вы ведь, Геннадий Ильич, понимаете, что большинство из спрошенного вами - коммерческая тайна? В сохранении которой заинтересованы многие серьёзные люди?
   На слове 'серьёзные' Пушкарёв сделал еле заметное ударение - то ли по привычке, то ли давая понять Брызгалову, что в тонкости бутовского бизнеса не следует вникать особенно глубоко.
   - И ещё, Геннадий Ильич, подозревать-то я подозреваю, но доказательств у меня, естественно, никаких. Так что, если ошибусь, в клевете меня после не упрекайте... Институтский товарищ Бутова - Андрей Яновский - вот к кому стоит присмотреться. И не просто друг - компаньон. Был им, вернее, до осени девяносто восьмого. Компьютерщик экстракласса. Даже лучше самого Игоря Олеговича. Но как бизнесмен - ноль. До того, как бутовские дела пошли под гору, он у них в фирме, будучи, в сущности, на подхвате, получал очень приличные деньги. Такие, что приобрёл участочек в Дубках. Скромный, конечно, всего-то 15 соток на неудобьях, но ведь - в Дубках! И флигелёк поставил. Разумеется, не ахти какой - то ли четырёх, то ли пяти-комнатный - но опять-таки: газ, вода, центральное отопление, канализация, городской телефонный номер - всё путём!
   Заговорив о недвижимости Яновского, Фёдор Степанович мало-помалу воодушевился, отошёл в сторону от сути дела, но скоро вернулся к предмету разговора.
   - А когда случился скандал, то Бутов был вынужден отказаться от бесполезного компаньона и предложил своему другу ставку рядового компьютерщика: долларов, кажется, двести пятьдесят. Яновский тогда жутко обиделся, ушёл из фирмы - и с тех пор на вольных хлебах. Компьютерщик его класса без куска хлеба с маслом не останется. Тем более - знакомый с бизнесом. Поссорился он тогда с Игорем Олеговичем крепко - месяца два, наверно, они друг с другом не разговаривали. Потом помирились - всё-таки старая дружба - но, конечно, уже не то.
   - Фёдор Степанович, я пока в вашем рассказе ничего такого, что заставило бы Яновского подозревать больше других, не вижу. Ну, случилась размолвка, ну, лишился он тёплого местечка, но ведь не так - ни с того ни с сего. Он же не мальчик, должен был понимать, что Игоря Олеговича позарез припёрло. И потом - когда это случилось? Два года тому назад. Нет, чтобы два года держать зло - нужна не такая обида.
   - Погодите, Геннадий Ильич, погодите. Это пока вступление. Главное - Алла Анатольевна.
   - Что, ещё один любовный треугольник?
   - О музыканте, значит, вам уже доложили? Но вы, Геннадий Ильич, этим сплетням не верьте. Ведь у нас как: стоит женщине два раза показаться в ресторане с мужчиной - сразу скажут: хахаля завела. Нет, здесь другое: Алла Анатольевна действительно любит музыку, а Сазонов, по её словам, сам-то я в этом не разбираюсь, очень талантливый флейтист. Ну, и она у него вроде как спонсор - ну, там на конкурсы проталкивает, концерты организует, чтобы не век ему по кабакам играть. Нет, Геннадий Ильич, поверьте моему опыту: здесь ничего такого. А вот Яновский... Тут действительно треугольник. Причём - давний. Ещё до свадьбы. Когда и он, и Бутов - оба за ней ухаживали. Конечно, как и что там у них сейчас - толком не знаю, а сплетничать не хочу. Но, обратите внимание, со смертью Бутова...
   Брызгалову надоели эти клеветнические намёки, и он опять перебил Пушкарёва:
   - Всё равно, Фёдор Степанович, не убедили. Нет, что поделились - спасибо: времени мне сэкономили... думаю, правда, не много времени... и Сазонова, и Яновского я так и так обязан проверить - а вот ваши подозрения... нет, не убедили, Фёдор Степанович... хотя к сведению, конечно, приму. А сейчас, если у вас нет больше ничего конкретного - Вера Максимовна. Мне необходимо допросить всех бывших бутовских рабынь, а она по телефону сказала моей секретарше, что без вашего разрешения никаких показаний давать не будет. Так что, очень прошу - заметьте, Фёдор Степанович, в интересах следствия - позвонить ей и сказать, чтобы не дурила. Пусть, если это ей нравится, в свои садомазохистские игры играет с вами, а не со следствием.
   - Причём здесь садомазохистские игры? Вера Максимовна вовсе не мазохистка, а рабыня по убеждениям! По природе, по духу, уж не знаю там по чему ещё, но она - рабыня. Для которой беспрекословное повиновение хозяину является смыслом жизни. Впрочем, Геннадий Ильич, вам этого не понять... Я ведь, честно сказать, и сам... вроде бы 'рабовладелец', а всё равно понимаю плохо... Когда мне её два года назад - скажу по секрету, в погашение долга - привёл Игорь Олегович, я тоже, как вы сейчас, подумал, что она из тех женщин, которых в постели заводит плётка, а оказалось - совсем не то. Плётка ей не нравится ни под каким соусом: ни в постели, ни так. Но, поскольку рабыня, понимает, что без наказания ей нельзя - и терпит. И более: принимает с благодарностью. Хотя, уверяю вас, никакого удовольствия при этом не испытывает. Скорее - напротив... Это, Геннадий Ильич, я вам говорю к чему: отнеситесь, пожалуйста, к ней с пониманием - не смотрите на неё, как на чокнутую.
   - Что значит - 'с пониманием'? Ваше Величество Госпожа Рабыня - так обращаться к ней?
   - Ох, Геннадий Ильич, не зря о вас у подследственных слава идёт, как о первостатейной язве! Где, скажем, Костенко, не мудрствуя лукаво, - в морду, вы словом много больней достанете! Как обращаться... обыкновенно! По имени-отчеству. Не проявляя, по возможности, ненужного любопытства. А то в девяносто восьмом товарищ Люмбаго всё пытал Веру Максимовну, как, мол, она дошла до жизни такой? Чтобы из обыкновенной советской женщины - вы же знаете, терминология у прокурора ещё та! - вдруг захотеть стать рабыней? Под чьим тлетворным влиянием? Добровольно? Не может быть! И, если не хочет попасть в психушку, пусть лучше расскажет, каким именно образом Бутову удалось её растлить? Ну, и далее - в том же роде... Так вот, Геннадий Ильич, я очень надеюсь, что в таком тоне и таких вопросов у вас к Вере Максимовне не будет?
   - Что 'в таком тоне' - это, Фёдор Степанович, я вам обещаю твёрдо - не будет. А вот о чём спрашивать Веру Максимовну - это уж мне решать.
   После столь категорического завершения разговора Пушкарёву не оставалось ничего иного, как, созвонившись с горничной, приказать ей ответить на все вопросы следователя, ничего не утаивая. Но последнее слово Фёдор Степанович всё-таки решил оставить за собой:
   - Теперь, Геннадий Ильич, на Верочкину искренность можете положиться полностью. Гарантирую - от вас она теперь ничего не скроет. Потому как - рабыня. И если хозяин ей что-то приказал, то - свято.
   Однако такой возможности - оставить за собой последнее слово - Пушкарёву майор не дал:
   - Премного вам, Фёдор Степанович, благодарен. Особенно... если раньше вы не приказали ей прямо противоположного... врать, например, напропалую! А всякое слово хозяина для рабыни свято...
   (Передразнивая Пушкарёва, майор ни сном, ни духом не ведал, какой трагический оттенок вскоре приобретёт эта невинная фраза.)
  
   Езды от конторы до городской квартиры Фёдора Степановича было минут пятнадцать - по удобной, ещё 'обкомовской' трассе. Правда, теперь, когда новое городское начальство облюбовало другой квартал, экологически более привлекательный, прежнее сквозное - бывшее 'им. Ленина' - шоссе сплошь утыкали светофорами, и по Романовской улице прокатиться, как встарь, 'с ветерком', было нельзя, но всё равно, в сравнении с прочими, набитыми под завязку улочками и переулками, требовалось значительно меньше внимания - мысли Геннадия Ильича рассеялись и потекли свободно.
   'Стареешь, Фёдор Степанович, стареешь! 'Рабыня обязана беспрекословно повиноваться', а сам то назвал её ласково - 'Верочкой'! И ведь два раза оговорился. В постели - оно, конечно... а так... нет, господин Пушкарёв, никакая она тебе, к чертям, не рабыня! И все эти разговоры о её якобы рабском положении оставь для своей супруги! А для меня они... ладно, Фёдор Степанович, вольному - воля. Мне твои семейные взаимоотношения - до лампочки... Что же до Веры Максимовны... а ведь здорово я угадал-то! Ай, да Бутов, ай, да бизнесмен! Хотелось бы знать, что было вначале: социально-эротические фантазии или деньги? 'Воспитывая' рабынь, ты пришёл к мысли, что на этом можно прилично заработать - или уже вначале? Набирая первых 'студенток', уже думал о 'прибавочной стоимости'? Эх, не там прокурор копал! Ему бы не зацикливаться на твоих извращениях, а натравить на тебя налоговую инспекцию...
   А Костенко-то - тоже гусь! Ну, погоди, он у меня дождётся! 'Нарыл', понимаешь ли, музыканта и думает: ах, выкопал мозговую косточку! Совсем обнаглел старлей! Вконец распоясался! Привык у себя на линии из бомжей да вокзальных проституток выколачивать показания кулаками - и по-другому уже не может! Ну, ничего - попотеть ему у меня придётся...
   А Фёдор Степанович - ишь! Прямо-таки выводит меня на Яновского! Интересно, с каким умыслом?.. Витёк - понятно: 'механизатор от сохи' - ему лишь бы не работать... а вот господин Пушкарёв?.. на Яновского я всё равно бы вышел - ан, нет: назвал... зачем?.. чтобы напакостить?.. непохоже... не тот масштаб... вывести из-под удара?.. а в этом, пожалуй, что-то есть... а если не Яновского, если таким образом господин Пушкарёв надеется вывести из-под удара себя? А что: того времени и тех сил, которые я затрачу на этого компьютерного гения, глядишь, да и не достанет на самого Фёдора Степановича?.. может он на это рассчитывать?.. может! Только, господин Пушкарёв, напрасно! Достанет! На всех! И на Яновского, и на музыканта, и на тебя! Хотя музыкант, похоже, действительно дохлый номер... а вот давний приятель Бутова... несостоявшийся претендент на руку и сердце Аллы Анатольевны...
   Увы, непогрешимый эксперт, как мне ни жаль вас огорчать, но приходится расставаться с версией о спонтанном убийстве. По крайней мере - в отношении мужчин. Мог, мог, какой-нибудь из знакомых Бутова застрелить его хладнокровно! Заранее всё спланировав! А что из дамского 'Браунинга' - так ведь удобная вещь! Маленький, лёгкий, с хорошим боем и - что особо ценно! - вовсе не оглушительным выстрелом. А если в этот момент - там ведь до железной дороги всего метров сорок? - проходил поезд, то никто бы и в двадцати шагах не услышал выстрела из такого оружия! Что же касается дам... так уж и быть, Андрей Степанович, пока - заметьте, пока! - я соглашаюсь с вами: если стреляла женщина, то, скорее всего, спонтанно. А дальше... дальше - посмотрим...'
   Визит к Вере Максимовне не внёс никакой ясности - напротив: напустил нового тумана. Кареглазая, темно-русая, в кружевном передничке поверх простенького, однако же дивно скроенного и пошитого льняного платья - всей этой продуманной до мельчайших деталей скромностью она будто бы предупреждала: я всего лишь маленькая, беззащитная девочка и своих 'взрослых' непонятных вопросов мне, пожалуйста, не задавайте. Они меня могут смутить, обидеть - и только. Ответов на них вы всё равно не получите. Да, вы, как взрослый, можете меня наказать - я расплачусь, стану просить прощения, но, тем не менее, не отвечу, ибо ничего не понимаю в ваших взрослых играх.
   Попивая ледяной гранатовый сок - та же стандартная сервировка для посетителей, что и на бутовской даче: минеральная вода, фруктовый сок, сухое вино - Брызгалов с каждым вопросом всё более убеждался: внешний вид Веры Максимовны полностью гармонирует с её внутренним миром - миром шести-семилетней девочки. Гармонирует до такой степени, что иной раз, когда, казалось, она уклоняется от ответа только из одной детской вредности, хотелось взять её и отшлёпать. Подавляя в себе вспышки этого, намеренно провоцируемого Верой Максимовной желания, майор пытался понять: изумительная игра? духовная сущность? защитная реакция? причудливая смесь и того, и другого, и третьего?
   Увы, после нарочито наивных ответов на его первые, 'пристрелочные' вопросы Брызгалов понял: всё дальнейшее будет переливанием из пустого в порожнее. Нет, на прямо спрошенное, где был Пушкарёв вечером понедельника, горничная, не запнувшись ни на секундочку, сказала, что дома. Весь вечер и всю ночь? Да, с семи вечера и до восьми утра. И она, Вера Максимовна, сможет подтвердить это официально? Конечно. Если Фёдор Степанович ей так велит. Что значит - велит Фёдор Степанович? Хватит играть в девчонку! Ведь она взрослая женщина и в полной мере несёт ответственность за дачу ложных показаний! Пусть миленький Геннадий Ильич её, пожалуйста - ну, пожалуйста! - простит, но по-другому она не может. Как скажет Фёдор Степанович - так и будет. Если скажет, чтобы она подтвердила официально - она подтвердит, а если нет...
   Промаявшись таким образом около часа, майор распрощался с Верой Максимовной и - в раздражении - сел за руль. Почувствовав настроение своего хозяина, упрямый 'жигулёнок' долго не заводился и обиженно зафыркал только после пятого или шестого нажатия на стартёр.
   'А нашего прокурора-то можно, пожалуй, и пожалеть? - размышлял Брызгалов на обратном пути: - Представляю, Николай Иванович, как тебя достали бутовские рабыни! Ты ей, к примеру: если не хотите помогать следствию, значит вы психически больной человек! - а она тебе: Николай Иванович, простите, миленький, но без согласия Игоря Олеговича... Да, товарищ Люмбаго, теперь я не удивляюсь, почему ты свихнулся на этом деле! Вынужден был уйти на пенсию! Думал, что схватил за руку обыкновенного растлителя и насильника, а оказалось - чёрта! Немудрено, что тебе с тех пор повсюду мерещатся окровавленные девочки!'
   'Чёрта, не чёрта, - продолжал размышлять майор, - а что-то такое 'запредельное' в Игоре Олеговиче, пожалуй, было. И 'бизнес' его - явно второстепенное. Чтобы в той же Вере Максимовне почувствовать её 'детскость' и помочь этой - наверняка, глубоко скрытой! - инфантильной части её природы выйти наружу и расцвести, полностью заслонив всё более позднее - для этого требуются не коммерческие способности! Нужна абсолютная увлечённость своей идеей! Да плюс - огромный талант психолога! Ох, Игорь Олегович, царство тебе небесное, человечком ты был масштабным! И математиком, и бизнесменом, и?.. Уж во всяком случае, не примитивным 'рабовладельцем', из тех, которые, насмотревшись и начитавшись хлынувшего к нам 'забугорного' вздора, хватаются за плётку и, спеша 'осчастливить' женщин, утверждают будто таким нехитрым способом помогают им раскрыть свою истинную сущность! Нет, Игорь Олегович, ты умнее. Несравненно умнее этих доморощенных адептов то ли 'исконной русскости', то ли западной чёрной фантастики! Веру Максимовну ты ('ловец человеков'!) поймал, угадав в ней огромный заряд нерастраченной инфантильности - женщину превратив в девчонку! А других? Как и на что ты поймал других? Ту же, допустим, Лидию Александровну?'
   Если бы через пятнадцать минут езды верный 'жигулёнок' не доставил Геннадия Ильича к месту его работы, майор, вероятно, долго бы ещё размышлял на эту интересную (правда, с академической точки зрения) тему. Однако в кабинете, за письменным столом Брызгалов сразу сосредоточился, крепко взнуздав расшалившиеся мысли: о причудах бутовских социально-эротических утопий потом, на досуге - сейчас другое: выстрел в 'полосе отчуждения' - в прилегающем к железнодорожному полотну лесочке, в полукилометре от платформы 'Здравница'. Между двадцатью одним и двадцатью двумя часами понедельника двадцать восьмого августа двухтысячного года.
   Положив перед собой 'бутовскую' папку, Геннадий Ильич достал чистый лист бумаги и, рассредоточив внимание, написал на нём все пришедшие на ум имена людей так или иначе связанных с Игорем Олеговичем. Затем, сконцентрировавшись, майор перечитал список. В общем-то, если не считать рабынь, ничего особенного - стандартный круг подозреваемых: жена, друг, партнёры по бизнесу. Правда, немного сбивал с толку порядок: на первом месте стояло имя музыканта. Вслед за Сазоновым шла одна из шести 'идейных' бутовских рабынь: Васечкина Ирина Антоновна - до сих пор не привлекавшая особенного внимания. Затем располагались Долгов и Лисовский - до девяносто восьмого года главные контрагенты Бутова. И прямо под ними, к немалому удивлению следователя, его рука твёрдо вывела фамилию прокурора. 'А тебя-то, товарищ Люмбаго, как занесло сюда?', - обнаружив эту фамилию только при втором прочтении, поразился Геннадий Ильич.
   И вообще это второе прочтение привело к маленькому, но достаточно неприятному открытию: имена главных подозреваемых оказались рассеянными во второй части списка. В таком порядке: Пушкарёв, затем, через две фамилии, Яновский и в самом низу - предпоследняя - Алла Анатольевна.
   'Что за чёрт! - пытаясь осмыслить эту несообразность, вспылил про себя Брызгалов. - Пушкарёв - ладно! Подозревать его больше других коллег Бутова есть только одно основание: его желание подставить - или, напротив, выгородить? - Яновского. Но жена и друг? Почему их имена скромненько затерялись во второй половине списка? Пусть бы ещё Алла Анатольевна замыкала перечень: в данном случае быть в конце, почти то же самое, что и в начале. Но предпоследней? Это же - на уровне подсознания - иметь почти полное алиби!'
   Трезвый ум Геннадия Ильича не хотел соглашаться с подобными психическими вывертами - это, с одной стороны. Но с другой: майор своему подсознанию, как правило, доверял и, вновь и вновь перечитывая злосчастный список, мучительно пытался найти ошибку.
   Увы, кроме крайне нелестного для оценки всей проделанной работы, Геннадию Ильичу ничего не виделось: знакомый (или знакомая) Бутова отодвигались на задний план, а на первое место выходил, отвергнутый в самом начале следствия, профессионал - киллер экстракласса. Но и наёмный убийца - несколько минут промаявшись с этой мыслью, майор вновь от неё отказался - не вписывается. Ни на рациональном, ни на подсознательном уровнях. На рациональном - смущало отсутствие контрольного выстрела: из мелкокалиберного пистолета две пули в спину - гарантия далеко не стопроцентная. Правда, это же соображение работало и против версии об умышленном убийстве кем-нибудь из знакомых - недаром эксперт так ухватился за гипотезу о спонтанном выстреле. Но одно дело знакомый, решившийся на убийство, а другое - профессионал.
   На подсознательном уровне мешала 'картинка'. В то, что Геннадию Ильичу всем своим существом удалось впитать на лесной прогалине, убийца-профессионал не укладывался никоим образом. Стоило допустить наёмного злодея - и вся 'картинка' смещалась: по-другому лежал Игорь Олегович, по-другому светило солнце, осиновые листочки начинали лопотать по-иностранному - на незнакомом Брызгалову языке.
   От намерения встать, спуститься во двор и, покурив несколько минут в тени старого тополя, с проветренной головой вернуться к списку, Геннадия Ильича отвлёк телефонный звонок эксперта:
   - Геннадий Ильич, я звоню из морга. Васечкина Ирина Антоновна - может вас заинтересовать?
   От неожиданности и удивительного совпадения - Васечкина значилась второй в только что им составленном списке - у Брызгалова ёкнуло сердце:
   - Очень даже может, Андрей Степанович! Что с ней? И, пожалуйста, расскажите как можно подробнее.
   - Сегодня в десять часов утра скончалась во 2-ой городской больнице. От передозировки снотворного. Вообще-то - опиума. Но ей его Паршин, тот ещё 'медицинский жук', прописывал в качестве снотворного. Месяца три уже. А она, похоже, его берегла и сегодня, часиков, думаю, в шесть, употребила весь свой запас. Сколько точно - это я вам скажу после вскрытия. Но, судя по результату, более чем достаточно. Её сожитель, некий Лисовский, - Андрей Степанович принципиально не признавал всех этих новомодных 'спонсор', 'бой-френд', 'хозяин' и для обозначения внебрачных отношений между мужчиной и женщиной употреблял только добротные старые термины, - скорую вызвал в восемь. По его словам - сразу, как обнаружил, что с Ириной Антоновной что-то неладное. Он, опять-таки по его словам, этой ночью спал в другой комнате и к Васечкиной зашёл около восьми - чтобы разбудить. Ну, а там, пока приехала скорая, пока Ирине Антоновне начали делать переливание... Доза, думаю, смертельную превышала раз в пять. Хотя с наркотиками - всё очень индивидуально. Точнее... ах, да, уже говорил - простите...
  
   - 4 -
  
   В ярком электрическом свете Васечкина казалась Спящей Царевной. На мраморном столе больничного - ещё дореволюционной постройки - морга покоилось обнажённое тело двадцатипятилетней женщины. Ощущения смерти не было: совершенное по пропорциям и формам всех его членов тело Ирины Антоновны представлялось прекрасной античной статуей, а никак не трупом.
   Помучив своё воображение едва ли не десять минут, но так и не получив вожделенной 'картинки', Брызгалов накрыл тело простынёй и обратился к эксперту:
   - Андрей Степанович, ваше мнение? Вам не кажется, что Васечкина не очень-то походит не рабыню?
   - А вы, Геннадий Ильич, что же? Думали увидеть незаживающие язвы от оков и глубокие - 'до мяса' - борозды от кнута? Или дистрофическую - от голода - худобу? И разочаровались - не обнаружив ничего подобного? Нет, какие-то игры с плёткой у них случались... вы не переворачивали, а там, сзади, на теле Ирины Антоновны намёки на это есть... но, уверяю вас, в физическом отношении совершенно безобидные игры. И версия, что Васечкина была доведена до самоубийства жестоким обращением и побоями в суде, я думаю, сторонников не найдёт. Разве что дело попадёт к Патрикеевой, которая априори во всяком мужчине видит потенциального алкоголика, развратника и маньяка. И если бы кого помельче... А Лисовского... Нет, с Лисовским даже и у неё не выйдет.
   - А несчастный случай? Нечаянная передозировка могла иметь место?
   - А как вы это себе представляете? Васечкина чем-то возбуждена, мучается всю ночь бессонницей, под утро не выдерживает и принимает тройную дозу морфия? Через минуту - забыв - повторно? И так несколько раз? Причём - в течение очень короткого времени? Ведь морфий это не элениум и не реладорм - действовать начинает быстро. Или, что правдоподобнее, она всю ночь в одиночку пьянствует и в конце концов, уже не соображая что к чему, вместо коньяка выпивает весь свой запас? Который - непонятно с какой стати - у неё образовался? Нет, Геннадий Ильич, уверяю вас: типичный суицид. При вскрытии мы, конечно, и на алкоголь, и на наркотики - всё проверим. Однако... Суицид - никаких сомнений... Я, Геннадий Ильич, почему сразу позвонил вам? Потому что Васечкина была рабыней у Бутова... А так... Стопроцентный, Геннадий Ильич, суицид.
   Слово 'суицид', за короткое время трижды произнесённое экспертом, становилось Брызгалову - с каждым повтором! - всё ненавистней. Казалось, оно обезличивает Ирину Антоновну много больше, чем сама смерть, превращая её из прекрасной - неважно, что уже неживой - женщины в ничего не значащий объект медицинских исследований.
   'Уж лучше бы Гавриков говорил 'самоубийство' - звучало бы почеловечнее, - мелькнуло на миг в голове майора, но тут же сменилось другим, критически направленным на себя: - Что за чушь! Как ни скажи, а Васечкина мертва! И прошляпил её ни кто иной, как ты! Следователь Брызгалов!'
   Обвинение явно несправедливое: ведь если даже считать, что, обнаружив Ирину Антоновну в составленном им недавно списке, майор должен был обеспокоиться и принять какие-то меры - поздно: Васечкина к этому времени уже умерла. Почему? Что явилось причиной трагедии? Геннадий Ильич чувствовал: пока он не найдёт ответа на эти вопросы - его совесть не успокоится. И в смерти Ирины Антоновны он, вопреки очевидному, всё равно будет укорять себя. Ибо слова Пушкарёва: 'Если хозяин ей приказал, то - свято', - сейчас, в контексте самоубийства Васечкиной приобретали страшную двусмысленность. Свято - до какой степени? Если хозяин прикажет рабыне покончить с собой - она покончит? Если кого-то убить - убьёт?
   В свете этих соображений сексуально-социальные эксперименты Игоря Олеговича начинали выглядеть почти зловеще. Действительно, в какой мере ему удалось овладеть волей своих рабынь? Судя по их показаниям в девяносто восьмом году - в мере весьма значительной. Но всё-таки - до какой степени? И - на данный момент главное! - эта власть над женщинами перешла к их новым хозяевам? Полностью?
   Да, господин Бутов, поназагадывал ты загадок! А что если - вот уж всем гримасам судьбы была бы гримаса! - тебя застрелила одна из твоих бывших рабынь? По приказу её нового хозяина? Та же - Васечкина? Застрелила и отравилась. Тоже - по приказу? Необязательно. Со смертью Игоря Олеговича 'кодировка' могла закончиться и она, 'разблокировавшись' и ужаснувшись содеянного, уже по своей воле решила свести счёты с жизнью...
   Направляясь к Лисовскому, Брызгалов знал только одно, но твёрдо: на этот раз никаких 'собеседований'! Официальный допрос - с протоколом, с предупреждением об ответственности за дачу ложных показаний - и точка!
   Вообще-то Геннадий Ильич не любил начинать с официального допроса - такое начало настораживает подозреваемых, заставляет их внимательнее относиться к своим словам - но сейчас по-другому майор не мог: смерть Васечкиной переполнила чашу его терпения. А ну как, пока он, разгадывая психологические кроссворды, попусту тратит время, ещё одна из бутовских рабынь выкинет какое-нибудь коленце?! Самоубийство Ирины Антоновны будто кричало Брызгалову: Бутов умер, но дело его живёт! И побеждает! Тебя побеждает, майор Брызгалов! Самонадеянный горе-следователь! И пока не поздно, похерь свой интеллигентский психологизм и попросту: хватай, не пущай, держи!
   Понимая, насколько вредна такая острая вспышка антиинтеллектуализма, Геннадий Ильич пробовал с ней бороться - увы, не слишком успешно. Пожалуй, единственный не совсем отрицательный результат - это пришедшее по дороге решение возвратиться к 'классике'. От попыток разобраться в хитросплетениях судеб и взаимоотношений окружавших Игоря Олеговича людей вернуться к древнеримской ясности: 'Кому это выгодно'? То есть: кто в смерти Бутова мог быть заинтересован настолько, чтобы решиться на убийство? А идя торной дорогой, шагать, как правило, начинаешь в ногу: отсюда решение не проводить никаких 'собеседований' с Лисовским - официальный допрос, и точка!
   Однако в таком настроении допрашивать умного, хорошо владеющего собой человека...
   ... неудивительно, что через полтора часа возвратившийся в свой кабинет майор был даже более зол, чем по дороге к Лисовскому. Конечно, всегда, а особенно в наше время, могут убить из-за куда меньшей суммы, чем 50 тысяч долларов - но кто? Бомж, начинающий грабитель, отморозок из рэкетиров, но не заимодавец своего должника. К тому же - исправно выплачивающего по процентам. Правда, Лисовский, вводя Геннадия Ильича в курс своих финансовых отношений с Бутовым, сделал оговорку, что это не для протокола: и заём, и проценты - всё будто бы под честное слово... и во избежании неприятностей с налоговой инспекцией... Брызгалов пообещал - и эта часть показаний осталась не запротоколированной. Однако сама, случившаяся ближе к концу допроса, не вынужденная откровенность Лисовского - с какой стати? Из опасения, что узнается так и так? Замаскированная издёвочка: мол, наплевать, майор, мне на твои подозрения? Или, напротив, от понимания: в данной ситуации подобная откровенность работает на него? Особенно - учитывая то, что в основной, касающейся Ирины Антоновны части допроса Лисовский был куда более сдержан: отвечал скупо, по существу - только факты и никаких предположений.
   Геннадий Ильич курил, перечитывал составленный им список подозреваемых и злился всё больше: бизнесмены, мать вашу за ногу! 'Хозяева жизни'! Мало вам дач, автомобилей, любовниц - рабыни, видите ли, потребовались! Которым если что-то прикажешь, то - свято!
   Непродуктивная злость мешала, попытки с ней справиться Брызгалову не удавались - 'расплачиваться', как часто бывало в подобных случаях, выпало секретарше.
   - Зиночка, шесть уже, знаю, но, пожалуйста, задержись немного, хочу с тобой посоветоваться.
   Польщённая Озяйкина с радостью согласилась: - Конечно, Геннадий Ильич, Юрка сегодня с мамой, я не спешу: сколько надо - настолько и задержусь.
   - Да нет, Зиночка, ненадолго. Тут, понимаешь, такое дело... Мне сегодня и Пушкарёв, и Лисовский оба доказывали, что для некоторых женщин быть рабынями - счастье. Только вот... Веру Максимовну я сегодня видел... 'косит' под шестилетнюю девочку - и рада... ну, 'косит' - это скорее так, для красного словца, а в действительности... не знаю. Но выглядит - да: довольной на сто процентов. А по словам Лисовского, Ирина Антоновна - это его рабыня - своим положением тоже была довольна. Только - чёрт побери всех этих 'рабовладельцев'! - взяла вот и ни с того ни с сего приняла смертельную дозу морфия. И - будьте любезны! Так вот, Зиночка, с твоей, с женской точки зрения - привлекать господина Лисовского или не привлекать? Мог он довести Васечкину до самоубийства? Притом, что - уверен! - никаких показаний против него не будет. И охранники, и прислуга, и просто знакомые - все подтвердят в один голос, что Лисовский для Ирины Антоновны был 'заместо отца родного'.
   - Обязательно привлекайте, Геннадий Ильич! Если даже посадить этого гада не сможете, то хоть крови ему попортите! А то - понахапали наших денежек и думают: им всё можно!
   - Зиночка, что-то ты сегодня больно уж кровожадная. Мне же - не ради мести. Нет, чего я к тебе пристал: очень хочу понять, может ли женщина - не сумасшедшая, не доведённая до отчаяния - взять и ни с того ни с сего покончить с собой... Ты, конечно, меня прости: я понимаю, Зиночка, такие вопросы не тебе задавать, а Господу Богу, но... запутался, понимаешь ли. А знать очень важно. Ведь после Бутова осталось не меньше восьми 'бесхозных' рабынь... Нет, формально-то они при хозяевах - кто горничной, кто секретаршей служат, но... со смертью Игоря Олеговича - чувствую, а понять не могу! - что-то оборвалось. Распалась какая-то важная связь... Ты, Зиночка, только представь себе: Васечкина - начало... А дальше - одна за другой... Восемь самоубийств - не слабо?! А может - и больше! Я ведь только 'идейных' рабынь считаю... Представляешь, Зиночка, какой в этом случае в нашем ведомстве хай поднимется? Да и просто - по-человечески... я Ирину Антоновну видел сегодня в морге ... красивая... как живая... кажется, что не умерла, а спит... но ведь - мёртвая! Взяла вот и отравилась...
   - Геннадий Ильич, не надо. Пожалуйста, не переживайте так! Из-за какой-то дурочки ненормальной! Я, Геннадий Ильич, бочку качу на Лисовского да на Пушкарёва (правильно, сволочи!), но ведь и эти - тоже. Никто их в рабство не продавал - добровольно шли. Сами напрашивались. Нет, я бы, конечно, таких, как Бутов...
   - Отстреливала, Зиночка? Или всё-таки - колотила скалкой? Как, например, меня?
   Заметив, что туча прошла и майор повеселел, Озяйкина тоже перестроилась на шутливый лад:
   - Не передёргивайте, Геннадий Ильич! Вас - вовсе не скалкой, вас бы - шумовкой... А лучше, - глаза Озяйкиной на миг приобрели отстранённо мечтательное выражение, - плёточкой. Вам бы, ей Богу, пошло на пользу.
   - Зиночка, да ты оказывается готовая 'клиентка' для Игоря Олеговича! То-то так на него набрасываешься! И на рабынь! Жаль, не успела - убили бедненького...
   Смутившаяся Зиночка ответила обычной в подобных случаях банальностью:
   - Да ну вас, Геннадий Ильич, скажете тоже...
   Завершившийся на шутливой ноте разговор с Озяйкиной, разумеется, ничего не прояснил для майора, да и не мог прояснить - Брызгалов его затевал вовсе не для этого. Тем не менее, отпустив секретаршу, Геннадий Ильич почувствовал, что настроение его заметно улучшилось и текущее расследование видится уже не в таком безнадёжном свете. Самая болезненная заноза если и не была извлечена, то мучила уже не особенно: действительно, массовое самоубийство бутовских рабынь - плод его больного воображения и только! А Васечкина? Приободрённый разговором с Зиночкой майор чувствовал, что способен думать о ней, уже не испытывая острого чувства вины. В самом деле: погибла красивая, молодая женщина - жалко, конечно! - но при чём здесь он? Мог он предотвратить это самоубийство? Не мог! Так стоит ли попусту изводиться? Другое дело, понять, в чём причина трагедии - по своей ли воле Васечкина ушла из жизни? Не подтолкнул ли кто? Если так, то - да: в этом последнем случае найти и привлечь виновного майора обязывала профессиональная гордость.
   Словом, ничего после короткого разговора с Зиночкой не прояснилось, но чувство вины рассеялось, горизонт очистился, раздражение улеглось и склонности к самоедству у Брызгалова больше не было. Во всяком случае - на данный момент. И он наконец-то смог составить более-менее чёткий план предстоящих действий. Во-первых: Алла Анатольевна и Яновский - жена и друг - родные и близкие, как это ни печально, в большинстве случаев оказываются причастными к свершившейся трагедии. Во-вторых: деловые связи Игоря Олеговича - строго по документам: работа тяжкая и, скорее всего, бесперспективная, однако необходимая. И далее: выстрел в Бутова и самоубийство Васечкиной - есть ли (в реальности, а не в его фантазиях!) какая-нибудь связь между этими двумя смертями?
   А кроме? Ведь всё, сформулированное сейчас, худо-бедно, но им уже отрабатывается. Музыкант? Не зря же он возглавляет список? Будто бы нет причины? Мало ли... А подсознание ошибается очень редко... И что-то, когда он выписывал фамилию Сазонова, вело его руку? И всё же...
   ...всё же, поводя итог прошедшему рабочему дню, Геннадий Ильич был недоволен. Отрабатываемые очевидные версии, две, три весьма фантастические гипотезы, приступ душевного самобичевания - не впечатляет! Серость, рутина, мазохистские судороги, а допрос Лисовского, так и вообще - провал! Совершенно необходим новый взгляд, но... прозрения не случаются по заказу! А посему - довольно! На сегодня хватит! Домой!
  
   Дома Геннадия Ильича, кроме Барсика, дожидалась Лидочка. По средам и субботам убирающая брызгаловское холостяцкое жильё, тридцатитрёхлетняя уютная женщина. Светловолосая, сероглазая, начинающая полнеть - из беженок. Официально, вернее - из вынужденных переселенок. Из зоны грузино-абхазского конфликта. Молчаливая, очень не любящая вспоминать ничего из пережитого на родине. Единственное, что за год знакомства Брызгалову удалось у неё узнать: ой, Геннадий Ильич, лучше не надо! Что те, что эти! Грабят, насилуют, убивают - даже своих! А уж русским-то! Слава Богу, вырвалась! Жива осталась! Как маму похоронила - сразу в Россию. В которой, вы уж простите, тоже пришлось не сладко. Поначалу-то я ведь считалась беженкой - с территории иностранного государства. Ни с работой устроится, ни с жильём. Как кормилась - не спрашивайте. По всякому. Вспоминать не хочется. Но всё-таки - повезло. Пристроилась в вашем городе.
   Узнав по своим каналам, что Студенцова Лидия Николаевна за уголовным розыском не числится, более любопытства Геннадий Ильич не проявлял: захочет - скажет сама. Не захочет - не надо. Лишь бы справлялась со своими обязанностями. А домработницей Лидочка оказалась прекрасной. И не только домработницей.
   Сблизились они - одинокая молодая женщина и холостой мужчина - достаточно скоро: месяца через два после начала работы Лидии Николаевны. Хоть и без особенной страсти, но по обоюдному влечению - что Геннадия Ильича более чем устраивало. 'Страстей' - и с женой, и с некоторыми любовницами - ему перепало лишку. Явный перебор со 'страстями' - при ощутимом недостатке уюта, тепла, спокойствия. И это при сыщицкой - хотя и любимой, но по сути собачьей! - службе.
   Брызгалов, разумеется, предполагал, что в тайне, подобно прочим его любовницам, Лидочка мечтает занять (и в сердце, и на ложе) более прочное место - пусть даже без официальной регистрации. Но - в отличие от этих прочих - Студенцова, прошедшая через черноморский ад, никак не проявляла внешне своих заветных желаний: за все десять месяцев их интимной близости не только ни одного упрёка, но ни разу даже ни тени досады. Всегда довольная тем, что есть и не претендующая на большее - да о такой женщине Геннадий Ильич мог только мечтать! Хотя, конечно, понимал: природа своё возьмёт - через полгода, год, в крайнем случае, через два Лидочка, отойдя от шока, ревнивой и требовательной сделается наравне с другими: всеми, бывшими у него прежде любовницами. Но это - когда ещё... а пока - можно сказать, идеальная возлюбленная. До того идеальная, что Брызгалов, потихонечку распутав старые связи, не помышлял о новых.
   Ревнивый Барсик, сверх своего обычного лакомства слопавший целый антрекот, индифферентно лежал на стуле, всем своим видом давая понять майору, что женщины приходят и уходят, а полноправным хозяином в брызгаловской квартире является только он - Барсик. К подобным выходкам своего кота Геннадий Ильич привык и обычно не обращал на них внимания, но сейчас, в связи с бутовским делом, задумался как-то по-новому: ох, уж это пресловутое 'право собственности'! И ладно бы - на неодушевлённые предметы: деньги или имущество - так ведь нет! Мужу на жену, жене на мужа, родителям на детей, государству на подданных постоянно хочется закричать: это - моё! Моя жена, мой муж, мои дети, мои рабы! Даже бессловесная тварь - и то... по-своему, но - предъявляет... на него, на Геннадия Ильича...
   Вообще-то подобные аспекты человеческих взаимоотношений Брызгалова раньше если и интересовали, то с чисто утилитарной точки зрения: 'не попасть под каблук' - то есть сохранить необходимый и для работы, и для душевного комфорта минимум свободы. Однако сейчас, по ходу расследования тесно соприкоснувшись с добровольными рабынями Игоря Олеговича, майор о таких аспектах не мог не задуматься всерьёз - и посему, вопреки обыкновению в разговорах со Студенцовой не касаться отвлечённых тем, на этот раз (между ужином и постелью) изменил себе:
   - Лидочка, прости, пожалуйста, но мне надо по работе. Очень важно. Я знаю, что там у вас на Кавказе на женщину смотрят как на рабыню. А сами женщины? Они себя рабынями чувствуют?
   Студенцова задумалась и после небольшой паузы стала отвечать не вполне уверенно:
   Ну, Геннадий Ильич, - Геной или Геночкой Лидия называла майора только в постели, - Кавказ большой. У армян - одно, у грузин - другое, у абхазов - третье... Вообще - у мусульман строже. Особенно у многоженцев... Но ведь и как у нас - когда жена лезет на место мужа - тоже ведь ничего хорошего. Сплошные разводы... А сами женщины - чувствуют ли они себя рабынями?.. Ей Богу, Геннадий Ильич, не знаю... Ведь у них так сложилось... Испокон веку... Если и чувствуют - то не жалуются. По крайней мере - я не слыхала. Что пьют, что бьют - иногда да. Но это ведь и у русских. Причём - много чаще. А что они рабыни, нет, Геннадий Ильич, таких жалоб я не слыхала... Хотя, конечно, если на них посмотреть по-нашему...
   Брызгалов понял, что ничего существенного по интересующему его предмету Лидочка сказать не способна и поцелуем оборвал её спотыкающийся монолог.
  
   Утро четверга началось со звонка полковника:
   - Геннадий Ильич, знаю, что похвастаться тебе нечем. Но я, как видишь, не тороплю, вхожу в положение. Так что - вкратце - твои соображения по Бутову? С подозреваемыми - как?
   - Андрей Сергеевич, - почти взмолился Брызгалов, - побойтесь Бога! Два дня всего, а вам уже подавай подозреваемых! Поручили бы это дело Костенко - он вам не за два дня, а за два часа не то что подозреваемого, а и преступника предоставил бы. Какого-нибудь бомжа-бедолагу.
   - Майор, ты это брось - особо не задирайся. Знаешь, что ценю - и пользуешься. Мало того - обижаешь некоторых. Не меня, разумеется. Но и на меня - рикошетом. Нашему заслуженному прокурору грубостей наговорил вчера, а он, между прочим, дошёл до генерала. Даром, что на пенсии, а старые связи у него - будь здоров. Пожаловался, что есть, дескать, майор Брызгалов, который ни в грош не ставит ценные советы старших товарищей. Зазнался сверх всякой меры. Ну, а мне генерал позвонил домой - будто бы по-дружески...
   - Вот старый хрен! Простите, Андрей Сергеевич, он ведь чего удумал! На даче у Бутова - срочный обыск. С собаками. На предмет обнаружения расчленённых тел. Он и всегда-то был - вы знаете. А сейчас и вовсе уже оборзел. Повсюду маньяки чудятся! Нет, если бы можно, я бы детям и пенсионерам триллеры запретил смотреть. Особенно - американские.
   - Не оправдывайся, майор, не оправдывайся! Знаешь ведь, что Люмбаго демагог ещё той закваски - а всё равно! Язык придержать - ума не хватило! Прокурор - он ведь хитрый: свой бред о маньяках и расчленёнке выдал только тебе. А генералу сигнализировал, что, мол, убит известный в нашем городе предприниматель, а следователь Брызгалов, как говорится, мышей не ловит. Мало того - демонстративно игнорирует ценные советы старших товарищей. А между тем - широкая общественность возбуждена и недовольна. Конечно, сейчас влияние у прокурора не то, что прежде, но всё равно - перестраховаться любят у нас всегда! - дело об убийстве Бутова поставили на контроль в Москве. И хоть Бутов для Москвы так, мошка по их масштабам, но раз попало на контроль, теребить меня будут точно... ладно, майор, не съем! Ты мне сейчас формально: планы, зацепки, версии - придираться не буду, понимаю, что за два дня ни хрена путного не нароешь. А для отмазки - надо. Чтобы уж если гнать туфту, то красивую. Наверху, знаешь, в крапинку да в цветочек любят.
   Брызгалов, вкратце доложив полковнику о ходе расследования, поделился также своими опасениями относительно бутовских 'идейных' рабынь - по своей инициативе он бы этого делать не стал, но если появилась возможность подстраховаться, то почему бы ей не воспользоваться? Однако на эту гипотезу майора Андрей Степанович отреагировал достаточно неожиданно: беспощадно высмеяв брызгаловские соображения о якобы возможной 'мистической' связи между Бутовым и его рабынями.
   - 'Со смертью Игоря Олеговича жизнь для его рабынь утратила всякий смысл', - ехидно передразнил полковник. - Надо же до такого додуматься! Нет, Геннадий Ильич, прокурору до тебя далеко! Больше, чем на маньяка - не тянет! Ты же - эка куда хватил!
   Выслушав сию ироническую сентенцию, Брызгалов не обиделся - как ни крути, а повод он дал, лучше не надо! - и, дождавшись пока Зубов выпустит пар, ввернул самым невинным образом:
   - А конкретней, Андрей Степанович, у вас по ходу расследования есть какие-нибудь соображения? Поделились бы - а? Дело-то - сами видите... Да и Москва - опять же...
   - Хитёр, Геннадий Ильич, хитёр... конкретнее... чтобы в случай чего свалить на меня же... конкретнее... Алла Анатольевна - зря ты, по-моему, ею пренебрегаешь.
   - Так ведь, Андрей Степанович, у неё почти стопроцентное алиби. Во время убийства Бутова она была у себя на даче. Я, конечно, перепроверю, но зачем ей врать? Или вы что-нибудь другое знаете? Так поделитесь?
   - Нет, майор, определённого - ничего. Всего лишь - старые связи. Отец у Аллы Анатольевны - в девяносто четвёртом инвестиционный фонд 'Аркадия', помнишь? Ещё демонстрацию тогда разъярённые бабуси устроили, будь здоров? А Кузнецов - один из тайных организаторов этого фонда. Ну, дело тогда кое-как замяли, и Кузнецов с той поры всё больше по заграницам. Однако, если Алла Анатольевна вздумала избавиться от мужа, для её папаши - не проблема. Вот тебе и алиби...
   - Ох, Андрей Степанович, недаром я ещё во вторник почуял: гиблое дело! Удружили - называется! Да ведь если Кузнецов - это же глухой висяк! Мертвей не бывает!
   - Напрасно, Геннадий Ильич, - бывает! Сам знаешь. А Бутов - я тебе и во вторник, и сейчас говорю - не висяк. С девяносто четвёртого-то - сколько воды уже утекло! Кузнецов теперь далеко не в той силе, что прежде.
   Ещё раз напомнив, что дело об убийстве Бутова на контроле в Москве, полковник повесил трубку. Брызгалов по окончании разговора несколько минут приводил в порядок свои, сбившиеся с толку, мысли. Он, вообще-то, планировал с утра познакомиться и провести 'собеседования' с Галушкиной, Олудиной и Ковальчук - наследием, так сказать Игоря Олеговича. Однако после разговора с полковником планы пришлось несколько скорректировать, и Геннадий Ильич, предупредив Зиночку, что вернётся к четырнадцати часам, с нелёгким сердцем отправился в Дубки. Разговор с бутовскими 'идейными' рабынями ему представлялся куда более срочным, чем допрос Аллы Анатольевны - по возвращении Брызгалов узнал, что предчувствие его, к сожалению, не обманывало. Но это - по возвращении, а пока, выруливая на загородное шоссе, майор утешался тем, что на даче Игоря Олеговича он, кроме вдовы, поговорит с Лидией Александровной, которая тоже ведь из бутовских 'идейных' рабынь. Тем не менее, беспокоящий червячок не унимался: Завалишина, по его мнению, вполне могла подождать - и в Дубки Геннадий Ильич приехал в далеко не радужном настроении.
  
   Допрос Аллы Анатольевны поначалу не представлял интереса: да, и в понедельник, и во вторник она была на даче; мужа в последний раз видела в понедельник утром; разговаривала с ним по телефону - вечером; когда точнее - она не помнит, надо спросить у секретарши; о смерти Игоря Олеговича узнала во вторник - от него, от Брызгалова; её показания могут подтвердить и Завалишина, и охранники, и горничная, а относительно вечера понедельника - ещё и Яновский: он заходил, пили чай, разговаривали - был у них примерно от восьми и до полдесятого вечера; нет, подозревать кого-то - она не подозревает; да, вероятней всего - убийство связано с профессиональной деятельностью; а бутовские рабыни? - не зря же: ищите женщину? нет, с какой стати! во-первых: строго добровольно, а во-вторых - все воспитанницы Игоря Олеговича пристроены более чем удовлетворительно, по нынешним временам абсолютное большинство женщин может им только позавидовать; а деньги? ведь не секрет, что, устраивая на работу своих воспитанниц, Игорь Олегович брал, скажем так, очень приличные комиссионные; ну и что? в деловом мире без комиссионных нельзя, поймут превратно; и из-за комиссионных на Игоря Олеговича могла иметь зуб только налоговая полиция; а она, насколько известно Алле Анатольевне, пока ещё подозреваемых не отстреливает? или - уже отстреливает? когда не может собрать доказательств для обвинения, то - без суда и следствия? недаром же - в масках?
   Заговорив о рабынях, вдова Игоря Олеговича занервничала. Правда - едва заметно. Если бы не опыт и профессионализм майора, фальшивые нотки в голосе Аллы Анатольевны вполне бы могли остаться незамеченными - женщина прекрасно владела собой. Однако Брызгалов, знающий цену заминкам и оговоркам, насторожился и перевёл разговор в русло неудобное для вдовы:
   - Алла Анатольевна, я понимаю, вам тяжело, но в интересах следствия я просто обязан расспросить вас подробнее. Поверьте - не из пустого любопытства. Вы уже, вероятно, знаете: вчера умерла Васечкина Ирина Антоновна. Скорее всего - самоубийство. Да, будто бы нет оснований связывать её смерть с гибелью вашего мужа, но... она ведь из 'школы' Игоря Олеговича! Из его лучших воспитанниц! Из убеждённых, что рабство - естественное состояние женщины! И где гарантия, что её примеру не последуют некоторые другие из бывших рабынь вашего мужа? Так вот, в целях предотвращения возможных трагедий, мне очень важно понять насколько тесной была духовная связь между Игорем Олеговичем и его воспитанницами. Только не отсылайте меня к Завалишиной или кому-нибудь ещё. Я уже разговаривал с Верой Максимовной Сидоренко и понимаю: к самим рабыням с подобными вопросами обращаться бесполезно. Они, на мой взгляд, женщины с крайне смещённой психикой. Нет, я не обвиняю вашего мужа, что это он их так 'сдвинул' - ведь ни психотропных средств, ни наркотиков, как следствие установило ещё в девяносто восьмом году, Игорь Олегович не применял. Алла Анатольевна, поймите меня правильно, я читал в архиве следственные материалы девяносто восьмого года, так вот меня, в отличие от Люмбаго, совершенно не интересуют пикантные подробности процесса 'воспитания': за что сёк? часто ли? какой плёткой и по каким частям тела? заковывал ли в цепи? по сколько дней держал на воде и хлебе? вступал ли с рабынями в половые сношения? - если женщины соглашались с таким обращением, то, как бы наш прокурор ни возмущался, с точки зрения закона Игоря Олеговича судить нельзя. А с нравственной? Здесь у него только один судья - вы, Алла Анатольевна. Ну, и Господь, конечно, но это, простите, уже не по моему ведомству. Так что, играй ваш муж со склонными к этому женщинами в элементарные садомазохистские игры, я, поверьте, нескромными вопросами вас бы не донимал. Но ведь у него - другое. Насколько я понимаю, идея, что женщина может стать духовно свободной только в том случае, если физически она пребывает в рабстве, полностью владела Игорем Олеговичем. Иными словами: путь к духовному просветлению проходит через послушание, самоограничение, физические лишения и страдания. Идея, конечно, почтенная, почти церковно-христианская, но всё-таки очень сомнительная - однако я сейчас не о том. До какой степени, проникшись ею, воспитанницы вашего мужа утрачивали свою волю? Действительно ли, в чём меня убеждал Пушкарёв, всякий приказ хозяина для рабыни свят? Алла Анатольевна, если можете, пожалуйста, помогите! Ведь от того пойму я или не пойму Игоря Олеговича зависит, возможно, жизнь нескольких молодых женщин! Пожалуйста, Алла Анатольевна, расскажите об увлечениях вашего мужа всё! Как, когда и при каких обстоятельствах им овладела такая, на мой взгляд, крайне сомнительная, идея?
   Почти на одном дыхании произнеся столь длинную тираду, Геннадий Ильич пододвинул пепельницу, повертел в руках предложенную ему сигару, понюхал её и положил обратно в коробку. Достал из кармана мятую пачку 'Явы', ловко выщелкнул в рот белый цилиндрик и, закурив, обернулся лицом к окну - будто бы из вежливости, дабы выдыхаемый дым ни в коем случае не коснулся женщины.
   Пауза затягивалась. Алла Анатольевна взяла было бокал с вином, поставила его обратно на столик, в большой пузатый фужер налила коньяка и, словно водку, выпила в три крупных глотка. Встала, подошла к зеркалу, поправила причёску, вернулась, закурила тонкую сигарету, села в кресло и, затянувшись подряд два раза, обратилась к Брызгалову:
   - Вы, Геннадий Ильич, не спросили - но ведь хотели, правда? - как я терпела такого мужа? С его, скажем так, весьма эксцентричными увлечениями? С его постоянными - чего уж, с рабынями он в половые связи вступал, конечно! - изменами? Спасибо, что не спросили, но я всё равно скажу.
   Слова вдове Игоря Олеговича давались нелегко: она то глубоко затягивалась, то отпивала глоток вина или сока - однако, решившись говорить, более не останавливалась, и в её монолог майору с трудом удалось вставить короткую реплику.
   - Алла Анатольевна, извините, перебивать невежливо, но ваше отношение к мужу - вовсе необязательно. Не развелись - значит, как-то мирились. Конечно, если считаете нужным, говорите, о чём хотите. Но, повторюсь, личное ваше - интимное, пережитое - вряд ли поможет мне понять взаимоотношения Игоря Олеговича с его воспитанницами.
   - Не знаю, Геннадий Ильич, что и насколько вам поможет, но раз уж спровоцировали меня на откровенность - терпите. Теперь, когда Игорька убили, - Алла Анатольевна как-то по-детски шмыгнула носом, - а ведь у нас - любовь. Вам это, наверно, странно, но - до сих пор. И сейчас. Завтра его хоронят, а я о нём как о мёртвом думать всё ещё не могу. Вздрагиваю от каждого телефонного звонка: всё кажется - он. Хочет посоветоваться, спросить о чём-то. Это ведь только внешне Игорёк выглядел таким сильным и самоуверенным. А в действительности - мало кто знает - постоянно мучался всяческими сомнениями. И это его - с рабынями - от низкой самооценки. Да, Игорьку многого удалось добиться - но ведь каким трудом! Ещё с института. Компьютеры, штанга, английский, бокс: а рядом - блестяще одарённый от природы его товарищ - Яновский. Который, если бы так не разбрасывался, мог стать хоть знаменитым спортсменом, хоть выдающимся математиком. Даже музыкантом - вы бы послушали, как он играет на скрипке! И на Сазонова он сначала обратил внимание. Я уже после и, конечно же, под его влиянием.
   Алла Анатольевна говорила перескакивая с одного на другое - сбиваясь, с повторами - уследить за её мыслью было трудно, и, чтобы не пропустить что-то важное, Брызгалову пришлось до предела напрячь внимание.
   - А особенно неуверенно Игорёк чувствовал себя с женщинами. Отсюда: ранняя женитьба, развод - но всё равно, когда мы с ним познакомились в ноябре восемьдесят восьмого, он был по-юношески неловок. Поначалу-то - неудивительно - я увлеклась Яновским: остроумным, блестящим, светским. И вдруг - любовь. К Игорьку. Почему - не спрашивайте. Почему и откуда берётся любовь - никто никогда не знает. А что Яновский одновременно с Игорьком сделал мне предложение - сплетни. Яновский - убеждённый холостяк. И после нашего недолгого увлечения мы с ним - друзья. А с Игорьком... Только не думайте, если любовь, то обязательно - счастье. Особенно - в браке. Года через три у нас с Игорьком начались серьёзные трения. И к девяносто третьему - к тому времени, когда он начал проповедовать, что женщина рабыня по своей природе - мы были на грани развода. Так что всем этим проповедям я тогда не придавала значения. Злилась, ссорилась - я, знаете, иногда бываю ужасной стервой - но продолжала любить. А жили мы в основном врозь. Игорёк тогда, как построил эту дачу, так на ней и остался. А я - в городе. И что здесь у него завелись девицы - это мне 'по-дружески' шепнула жена Пушкарёва. Сразу-то я взбесилась, бросилась учинять жуткий скандал, но по дороге на меня будто бы снизошло озарение: зачем?! Или всё перемелется и мы вновь обретём друг друга, или уже окончательно разойдёмся. Разумеется, не логично, но ведь - любовь... которая продолжала быть. Несмотря на все наши ссоры и завихрения. И я при наших нечастых встречах старалась не подавать вида: будто бы - ничего не знаю. Но главное - с Игорьком. Он стал меняться. Нет, никакой грубости, а тем более хамства - только внутренняя собранность и какая-то почти неуловимая властность. Что женщинам нравится. Разумеется - в меру. Но мера у каждой разная. И если некоторым без меры - ничего удивительного. Хотя... я, например, никак не могу представить себя рабыней... Скорее - напротив. Грешу стремлением повелевать. И Игорьку со мной поначалу было непросто. Почему, наверное, шло к разводу... Знаете, Геннадий Ильич, его эксперименты с девицами... как это ни дико звучит... но, если честно... только благодаря им мы сохранили семью! А что в доме теперь рабыни... ревную, конечно, но совсем не так, как ревновала бы к обыкновенным любовницам! А в быту - удобно. Никогда никаких возражений, всё немедленно и беспрекословно - да о такой прислуге можно только мечтать! Ведь не из страха - хотя Игорёк их наказывает порой сурово - а по зову сердца... Всё, Геннадий Ильич, более ничего не могу сказать. А если вас интересует теоретическая сторона дела - обратитесь к Яновскому. Они с Игорьком по этому поводу много спорили. Да, чуть не упустила: Пушкарёву не верьте.
   - Почему, Алла Анатольевна?
   - А его высказывание, 'если хозяин прикажет, то для рабыни свято' - чистейшее фанфаронство. Неужели вы не почувствовали? Какой хозяин? Игорёк бы - возможно. Да и то... Вы вот хотите знать - до каких пределов? Насколько рабыни живут не по своей воле? Трудно сказать, но во всяком случае, приказать покончить самоубийством или кого-то убить - уверена - не получится. Даже у Игорька - приди ему эта глупость в голову - вряд ли бы получилось... А уж у Пушкарёва-то - смешно! Какая, к чёрту, ему Вера Максимовна рабыня?! Прекрасная горничная, избалованная любовница, капризная 'дочка' - у неё же инфантильность природная, Игорьку в своё время, чтобы справиться с её 'детскостью', много пришлось помучаться - но не рабыня. Ну да, Пушкарёв её иногда ремешком постёгивает: легонько - как маленькую девочку. Но это, знаете, даже не настоящие садомазохистские игры, а, как бы это сказать, игры в 'садомазохистов'. А он - рабыня! Вообразил себе! Вот помяните моё слово, но не пройдёт и года, как Пушкарёв женится на Вере Максимовне! То-то для его Зульфии Эльдаровны будет сюрпризец!
   Последнюю фразу Алла Анатольевна произнесла с плохо скрываемым злорадством, и Брызгалов понял, что давнее 'дружеское' участие жены Пушкарёва в бутовских семейных отношениях не забыто.
   Яновского в Дубках не было, а разговор с Лидией Александровной майор, торопящийся возвратиться в город, решил отложить до другого раза. Распрощавшись с хозяйкой, напомнившей ему о завтрашних похоронах, Геннадий Ильич сел за руль своего верного - но и капризного! - 'жигулёнка'.
   Всю дорогу до города в голове Брызгалова то так, то эдак прокручивался разговор с Аллой Анатольевной - будто бы в магнитофоне нетрезвым хозяином то и дело переключаемом с перемотки на воспроизведение и обратно.
   'Госпожа Бутова, стало быть, убеждена, что ни убийства, ни самоубийства рабыне 'заказать' нельзя... Ой ли, так-таки - убеждена?.. Во всяком случае, в отношении своего покойного мужа весьма и весьма сомневается...
   Да, Игорь Олегович, поназагадывал ты загадок... Робкий с женщинами, у Аллы Анатольевны бывший едва ли не под каблучком - взял вдруг, да и восстал. Женщина это рабыня - и точка! И такой - взбунтовавшийся - Алле Анатольевне до того понравился, что она даже согласилась терпеть твои связи с 'воспитанницами'! Почище, чем у Уэллса - в рассказе, где мелкий предприниматель, накушавшись мухоморов, ставит на место свою чересчур расшалившуюся супругу! Но мне, Игорь Олегович, не это... мне бы понять, до какой всё-таки степени тебе удалось вышколить своих рабынь?.. хотя бы некоторых - 'идейных'... на что, соответственно, они способны?'
   На въезде в город, поймав себя на том, что мысленно разговаривает с покойником, Брызгалов выругался и сосредоточил внимание на дороге - к чему, собственно, обязывал изменившийся ритм движения.
  
   - 5 -
  
   Нехорошее предчувствие, возникшее у Геннадия Ильича перед поездкой в Дубки, к несчастью, не обмануло. Другое дело, отложи он поездку, ничего бы не изменилось: узнал бы о несчастном случае раньше двумя часами - и только.
   Грузовик. На перекрёстке. И удар вроде был не сильным - шофёр, в последний момент заметив выскочившую на дорогу женщину, отчаянно попытался затормозить, но Олудина Анна Ивановна так неудачно стукнулась виском о бордюр тротуара, что скончалась на месте.
   'Или, наоборот, удачно? Если это самоубийство, а не несчастный случай? - мысль о самоубийстве пришла на ум Брызгалову сразу, едва он узнал об этом дорожно-транспортном происшествии. И тут же, в след, раскаяние и злость на себя: - Дурак! Поддался на провокацию полковника! Алла Анатольевна, ах, Алла Анатольевна! А что Алла Анатольевна? Кроме того, что тоже слегка 'с приветом' - нормальная баба! И к убийству мужа - яснее ясного! - отношения не имеет. Полковник зациклился на её папаше, а я - дурак дураком! - пошёл на поводу. Вместо того, чтобы срочно заняться 'идейными' рабынями, потащился в Дубки. И - пожалуйста! Ещё один труп! За Васечкиной - Олудина! Кто на очереди?! Которая - из шести оставшихся?'
   По счастью, истерический приступ не затянулся. Минуты через три после трагического известия Геннадий Ильич полностью овладел собой. Более того, как ему показалось, понял, что надлежит предпринять немедленно и снял трубку:
   - Алла Анатольевна, это опять я, Брызгалов. Дело совершенно срочное и крайне важное. С Лидией Александровной всё в порядке?
   - Да, она в соседней комнате. Помогает с венками на завтра. Позвать?
   - Не надо. Алла Анатольевна, только без вопросов - время не терпит - вы бы могли её наказать?
   - Я?.. Не знаю... Не приходилось... Но если надо... Только, знаете, я плёткой владею не очень-то... Строго, вероятно, не смогу.
   - Да при чём здесь плётка?! Ах, да, простите, вы же не в курсе. Кандалы, цепи, наручники у Игоря Олеговича, конечно, есть?
   - Есть. В подвале. Где он наказывал провинившихся рабынь.
   - Так вот, Алла Анатольевна, вы должны Завалишину на несколько дней сковать по рукам и ногам. Чтобы, не дай Бог, тоже не выкинула чего-нибудь с собой.
   - Вы это, Геннадий Ильич, серьёзно?
   - Более чем. Вы ещё не знаете, но сегодня погибла Олудина. Вроде бы несчастный случай, но самоубийства я тоже не исключаю. Да, очень важно: прежде, чем отправить Завалишину в подвал, придеритесь к ней. Чтобы для неё это выглядело именно наказанием.
   - На хлебе и воде?
   - А что, Игорь Олегович держал провинившихся так?
   - В основном. Правда, не дольше трёх суток. А Лидию Александровну - её насколько?
   - Пока не знаю. Но если дольше - можете смягчить режим.
   - А завтра? Не пустить её на похороны - было бы крайне жестоко.
   - Завтра?.. Отпевание, вы говорили, в двенадцать?
   - В двенадцать.
   - Я буду у вас в одиннадцать тридцать. Надеюсь - устерегу. И, пожалуй... скажите Завалишиной сегодня, что на похоронах она завтра будет. В виде, допустим, особой милости. Впрочем, не мне вас учить. Всё, Алла Анатольевна, вижу, что поняли. Подробности после. Мне ещё надо позвонить Пушкарёву и прочим. Извините. Спешу. До завтра.
   Долгову, хозяину Надежды Галушкиной, быстро удалось втолковать, что к чему. Не разделяя опасений майора об эпидемии самоубийств, должной будто бы после смерти Бутова охватить осиротевших рабынь, против предложенных Брызгаловым профилактических мер он, тем не менее, нисколько не возражал: женщину посадить на цепь - милое дело!
   А вот с Пушкарёвым вышла заминка. Этот жёсткий, беспринципный делец, узнав о предложенном Геннадием Ильичом средстве профилактики, сразу же встал на дыбы: - Верочку в цепи?! Да как можно! Что вы! Я её так никогда не наказываю! Нет, нет и нет!
   - Фёдор Степанович, как вы её 'наказываете' - я в курсе. И кто она вам на самом деле - тоже. Но вы, кажется, недооцениваете опасность. Ведь речь, возможно, идёт о её жизни и смерти.
   - Неужели, Геннадий Ильич, всё так серьёзно? Вы не преувеличиваете?
   - Хотел бы надеяться... Очень... Но, к сожалению, не могу. Два дня - две смерти. Да, не отрицаю, с Олудиной действительно мог быть несчастный случай - я ещё не допрашивал шофёра. А если - нет? Если всё-таки - самоубийство? И вы представьте, что Вера Максимовна...
   - Ни в коем случае! Чтобы Верочка... Геннадий Ильич, а чего-нибудь другого посоветовать вы не можете?
   - Другого? Держать её на снотворном? А может быть - на наркотиках? Не глупите, Фёдор Степанович! Рабыня она или не рабыня? Я не о положении Веры Максимовны у вас! У вас - ясно! Но, чёрт возьми, она же прошла бутовскую школу! Очень суровую! А это, знаете ли, не ваши детские игры 'в наказание' - когда немножечко ремешком по попке! Прошла, заметьте себе, добровольно! Значит, в ней есть что-то влекущее не только к лишениям, унижениям и страданиям, но даже и к отказу от собственной личности! А вы: ах, Верочку в цепи - как можно? Можно, Фёдор Степанович! Если, разумеется, она вам действительно дорога!
   Гронскому, хозяину Ковальчук, дозвониться не удалось. Он вместе со своей невольницей (по совместительству - секретаршей) находился где-то на Западе: точнее в его офисе или не знали, или не захотели сказать.
   И совсем уже не повезло с двумя, уехавшими из города - их следы терялись в Москве. Подавать же в розыск на основании фантастических гипотез... Геннадий Ильич, не желая становиться клоуном в масштабе всего российского уголовного розыска, утешился тем, что вряд ли они узнают о смерти Бутова и, стало быть, не учинят с собой чего-нибудь непоправимого.
   Затратив на телефонные разговоры около получаса, Брызгалов поспешил в Зареченское отделение милиции - где находился задержанный на месте происшествия шофёр. Конечно, можно было попросить доставить задержанного к себе, но майору не хотелось заострять его внимание на случившемся наезде. Эта предосторожность оказалась излишней: ничего нового к своим прежним показаниям Евсиков добавить не смог. И вообще, всё, интересующее Геннадия Ильича, содержалось в одной, от частого повторения обезличившейся до штампа фразе: 'Иду, бля, под шестьдесят, на зелёный, а она, бля, на проезжую часть, из-за дерева, мне же не видно, бля, я по тормозам, открываю дверцу и к ней, а она, бля, лежит, крови не видно, но чую - мёртвая, ну, люди вокруг, ГАИ, скорая, а я, бля, не пил со вчерашнего дня, Богом клянусь, не пил'.
   Младший лейтенант и сержант ГАИ, вызванные на место происшествия, в основном подтвердили показания Евсикова. Да, по опросам свидетелей, потерпевшая действительно неожиданно выскочила на проезжую часть. А вот откуда она взялась - из группы пешеходов, дожидающихся зелёного света, с автобусной остановки или из скверика - этого никто не заметил. На вопрос майора, могла ли Олудина намеренно броситься под машину, гаишники переглянулись, поморщили лбы и дружно заявили, что с этой точки зрения они происшествие не рассматривали. Хотя, наверно, если бы она бросилась под машину, свидетели что-нибудь да заметили бы.
   Всё, собственно: рассуждения гаишников о длине тормозного пути и о наличии или отсутствии в крови Евсикова алкоголя Брызгалова не интересовали - на мучающие его вопросы эти умные рассуждения заведомо не могли пролить ни капли света.
   Вернувшись к себе и пораньше отпустив Зиночку, (будто бы в виде компенсации за вчерашнюю небольшую задержку, но в действительности, чтобы, не отвлекаясь, засесть за компьютер) Геннадий Ильич прежде всего поставил на плитку чайник - ему сегодня не обойтись без крепкого цейлонского чая. Затем достал из папки список с фамилиями... Сазонов Денис Викторович... с какой стати флейтист попал во главу этого списка?.. И Пушкарёв, и Алла Анатольевна упомянули о нём будто бы невзначай - но ведь упомянули... почему? Зная, что музыкант неизбежно попадёт в поле зрения, подстраховались заранее? Подстраховались - от чего?
   Брызгалов понимал, что продолжает идти длинным кружным путём, сердился на себя, но, не видя выхода на прямую дорогу, продолжал двигаться по старой. В самом деле, 'классика', с её 'кому это выгодно', хороша в теории - а на практике?.. Жене? Другу? Партнёрам по бизнесу?
   Итак, по порядку: Алла Анатольевна - властная, самоуверенная, прекрасно умеющая контролировать свои чувства - её мотивы? Всё финансовое, видимо, отпадает: дочь Кузнецова вряд ли могла нуждаться в деньгах до такой степени, чтобы пойти на убийство мужа. Ревность? Но заранее спланированное убийство из ревности - да ещё с привлечением киллера! - годится, разве что, для мелодрамы. И потом... чего уж, Алла Анатольевна, экстравагантное увлечение мужа тебе, в конечном счёте, пришлось по сердцу! Недаром с девяносто шестого года почти безвыездно проживаешь в Дубках! Как же: недостаточно хорошо владею плёткой - скромничаешь, Алла Анатольевна! Твоя секретарша на сей счёт явно другого мнения! Нет, с какой стороны ни глянь, а убивать Игоря Олеговича у тебя не было никаких резонов...
   Яновский? Друг-соперник... а здесь что? Зависть? Обида? Опять-таки - ревность?.. Нет, с ревностью поосторожнее - прибережём её для сочинительниц любовных романов. Верней, не саму ревность: она, как ни крути, факт, если даже Барсик - и то... но тщательно подготовленное убийство на этой почве... я о таких что-то ни разу не слышал... ладно, господин Яновский, до завтра! Надеюсь, на похоронах мы познакомимся. И побеседуем. Хотя, конечно, собеседником ты будешь завтра аховым. Впрочем... возможно, как раз таким, какой мне очень даже удобен! Итак - до завтра... нет, погоди, предварительное знакомство мы, пожалуй, сведём сейчас!
   Информации о Яновском - благодаря стараниям прокурора в девяносто восьмом году - компьютер выдал с избытком. Где родился, кто папа с мамой, успехи в учёбе, увлечения - скрипка оказывается для Андрея Игоревича была не просто хобби, он таки закончил детскую музыкальную школу. И ещё что-то физико-математическое - участие на соответствующих олимпиадах в семьдесят четвёртом и семьдесят пятом годах. Причём: в семьдесят четвёртом - второе место. А почему тогда поступил в наш местный Радиотехнический? Почему не в Москву? Не в Физтех или не на мехмат МГУ? Папа-то - всё-таки Первый Секретарь Райкома! - отчего же не порадел? Или самому не захотелось перенапрягаться? И далее, Андрей Игоревич... после института работа в КБ, быстрое продвижение по службе - через два года начальник отдела - и... трах-тарарах! 'Уволить за аморальное поведение'! В восемьдесят пятом 'папенькиного сынка' уволить за аморальное поведение - это что же надо такое выкинуть? Или совратить глубоко несовершеннолетнюю, или... вот именно! Ты, оказывается, Андрей Игоревич, умеешь любить не только женщин... как, небось, в девяносто восьмом сожалел товарищ Люмбаго, что в восемьдесят пятом сам же тебя 'отмазывал'? А ты его в девяносто восьмом 'отблагодарил' по полной программе - что называется, 'от' и 'до'! Давая свидетельские показания, уметь так вежливо издеваться - да, господин Яновский, одарён ты очень разносторонне! Неудивительно, что прокурор не поленился все данные о тебе поместить в компьютер - подверстав к делу Бутова... А вот здесь неувязочка. Стоп...
   Всматриваясь в выведенный на дисплее текст, Геннадий Ильич глубоко задумался. Всё, бывшее с Яновским прежде, не противоречило общей картине: разносторонне одарённый, весьма легкомысленный, беспечно, в окружении друзей и женщин, шагающий по жизни баловень судьбы и - на тебе! В июле девяносто восьмого он своими показаниями блестяще защищает друга, а уже в октябре этот самый друг отстраняет его от дела!
   В поисках дополнительной информации пальцы Брызгалова забегали по клавиатуре - тщетно. После закрытия - за отсутствием состава преступления - бутовского дела, материалы, собираемые прокурором, касались уже только Игоря Олеговича и его рабынь. Видимо, формулировка 'за отсутствием состава преступления' оказалась невыносимой для профессиональной гордости товарища Люмбаго: как же, есть откровенный рабовладелец - и нет преступления! А тот немаловажный штрих, что в рабство к Бутову женщины шли добровольно, для прокурорского правосознания, вероятно, ничего не значил. А если и значил, то - в минусе. Ибо добровольное рабство в глазах Люмбаго являлось, скорее всего, злой карикатурой на освящённое авторитетом многовековых предрассудков рабство государственное. Отнюдь - не добровольное.
   Исчерпав информацию, собранную прокурором, Геннадий Ильич решил зайти на другой сайт. Деловая активность по данным налоговой инспекции - наверняка лишь верхушка айсберга, но всё же...
   ... всё же, кроме того, что в июле, августе и сентябре девяносто восьмого, фактически замещая затерроризированного прокурором друга, Яновский 'блестяще' запутал и производственную, и коммерческую деятельность фирмы 'Лотос', майор ничего не понял... невесть откуда выплывшие копеечные географические карты и глобусы - чушь собачья! Если исходить только из этой информации, то Яновскому, как бизнесмену, у Пушкарёва были все основания поставить ноль! Да и то - много! А если - не только из этой?.. да, но Яновский... на что, чёрт возьми, он мог надеется, затевая с шефом нечистую игру? Насколько Брызгалов знает нравы отечественного бизнеса, Андрей Игоревич дёшево отделался: в России в таких случаях расплачиваются не увольнением, а пулей!
   Да, пулей... и пуля нашла... через два года... но не того, кого, следуя логике событий, должна была бы найти... хотя - почему же?.. если Яновский в девяносто восьмом крупно нагрел Бутова, а Игорь Олегович - из благодарности? - ограничился увольнением...
   Геннадий Ильич колебался: только-только перед его глазами забрезжило нечто определённое и - на тебе! - опять норовит ускользнуть в туман. Ведь 'кинуть' партнёра по бизнесу - это тебе не романтический любовный треугольник! За это убивают! И как ещё! Причём: и тот, кого 'кинули', и тот, кто 'кинул' - оба способны нанять убийцу! Да, версия очень заманчивая... Пока к тому же - единственная, твёрдо стоящая на земле. Все остальные - из области 'мистической' психологии: фантастика пополам с бредом! И если бы не киллер... который, не говоря уже об отсутствии контрольного выстрела, совершенно не вписывался в 'увиденную' Брызгаловым 'картинку'... вот если бы убил сам Яновский...
   Геннадий Ильич отвернул лицо от экрана, прикрыл глаза и представил себе труп на лесной прогалине. Да, если стрелял Яновский - 'картинка' не рассыпается. Всё остаётся на своих местах: и солнце на траве, и наполненные светом древесные кроны, и мёртвый Бутов. Но, по словам Аллы Анатольевны, Яновский в понедельник вечером примерно до половины десятого сидел у неё - пили чай, разговаривали. А убийство, самое позднее, произошло в двадцать два пятнадцать - до дождя, трава под трупом сухая. От Дубков же до Здравницы... если гнать на предельной скорости?.. нет, всё равно не сходится... даже если Яновского представить сумасшедшим ковбоем - до дождя ему не хватает, как минимум, десяти-пятнадцати минут... а жаль... с ходу отказываться от единственной на данный момент, относительно трезвой версии...
   Брызгалов налил в большую кружку крепкого полуостывшего чая, положил в него четыре ложечки сахарного песку, размешал и, закурив, пристально уставился в мерцающий экран - словно бы надеясь, что решение ему подскажет компьютер.
   Однако высвеченный на дисплее текст сообщал лишь об удивительных сделках Яновского: географические карты и глобусы. Геннадий Ильич потянулся, чтобы его убрать, и в этот миг пришло озарение - пальцы майора торопливо забегали по клавиатуре.
   Отыскать достоверную карту родной области оказалось куда сложнее, чем карту какого-нибудь кантона в Швейцарии: пришлось, воспользовавшись некоторыми специфическими познаниями, заглянуть без спроса на сайт к военным. И не напрасно! По прямой - через лес - от Дубков до Здравницы было меньше шести километров. Правда, по отмеченной на карте просеке - около одиннадцати. Но ведь наверняка существовали нигде не отмеченные тропинки! И если Яновский хорошо знает окрестности... семь, восемь километров - как? Можно пробежать за полчаса? Вполне! Даже не олимпийскому чемпиону, а просто хорошо тренированному человеку. И потом - почему непременно пешком? Можно ведь и на велосипеде! Тогда - не за полчаса! Тогда - не особенно перенапрягаясь - минут за двадцать. Конечно, если хорошо знаешь дорогу...
   Брызгалов посмотрел на часы: девятнадцать сорок - не поздно. На бутовской даче долго не отвечали - наконец в трубке раздался женский голос:
   - Алло. Слушаю.
   - Алла Анатольевна, ради Бога извините, но это опять Брызгалов. Вы мне говорили, что Яновский чуть ли не каждый вечер 'бегает от инфаркта'? А в понедельник? Он ведь у вас засиделся до половины десятого. Для пробежек - не поздно ли?
   - Что вы, Геннадий Ильич, пробежка для Яновского - почти священный ритуал! Как раз - от половины десятого, до половины одиннадцатого. И если с неба не падают камни... Геннадий Ильич, простите за любопытство, но вы, кажется, Андрея Игоревича в чём-то подозреваете?.. Так вот: если в убийстве Игорька - вздор! Да, у них в девяносто восьмом вышли серьёзные трения по работе, Яновский даже уволился, но не прошло и трёх месяцев, как помирились. Всё-таки, знаете ли, старая дружба... И потом, Геннадий Ильич, вы говорили, что Игорька убили не позднее, чем в десять пятнадцать - Яновский бы не успел. От Дубков до Здравницы - это же больше часа.
   - А вы, Алла Анатольевна, простите, откуда знаете? Вам что, часто приходилось ездить по этой дороге?
   - Мне - нет. А Игорёк в Здравницу ездил довольно часто. Там же в посёлке деревообделочный цех при железной дороге - ещё с тридцатых годов. Ну, там ремонт, шпалы, товарные вагоны и всё такое. Так вот, когда началась кооперация-приватизация, Игорёк вошёл в долю. Мой папа помог - скрывать не стану. В девяностом они переориентировались на мебель для школ - парты, столы, стулья и прочее. 'Лотос'-то начинался с производства, а торговля - приборы, компьютеры, реактивы - после.
   Брызгалов слушал Аллу Анатольевну со всё возрастающим интересом. Злясь на себя. И сильно.
   'Дурак! Что было Бутову делать в Здравнице?! Как же - задача о квадратуре круга! Вместо того, чтобы навести справки - измышлял гипотезы! О ревнивой любовнице с пистолетом в сумочке! А Витёк - тоже! Ну, деятель! Производство - ладно! Шпалы-вагоны с Бутовым, натурально, не связывались! А что мебель - это и я прошляпил! Но самого-то Игоря Олеговича в Здравнице не могли не знать?! Его автомобиль - тоже! А Витёк мне выдал околесицу о салатно-серебристо-бежево-голубом чудовище! Да к тому же - без рода-племени! Нет, старлея - на Кузнецова! Чтобы не путался под ногами! Но я-то - я?!'
   Однако внутренние переживания Геннадия Ильича внешне не проявились, и на вопрос Аллы Анатольевны майор ответил с полушутливой многозначительностью:
   - Я, Алла Анатольевна, подозреваю всех. Обязан - по долгу службы. Вас, между прочим, тоже. А уж Яновского-то - сам Бог велел. Ведь, согласитесь, их ссора с Игорем Олеговичем, это для вас, может быть, пустяк, а для меня - серьёзный мотив. Что же до времени, тут у меня есть кое-какие свои соображения, но о них пока - рано.
   Будучи уверенным, что этот разговор в самое ближайшее время станет известен Яновскому, майор намеренно не скрыл своих подозрений: пусть 'компьютерный гений' хорошенько понервничает! Помучит себя различными домыслами! Ведь если Андрей Игоревич действительно в понедельник вечером совершил пробежку или велосипедную экскурсию в Здравницу, то уличить его в этом будет практически невозможно - обставил-то всё ишь как ловко! Ежевечерняя тренировка - и баста! Кому же придёт в голову, что пешком попасть из Дубков в Здравницу можно значительно быстрее, чем на автомобиле? Да вдобавок - совершенно не привлекая внимания! Эдаким, не оставляющем следов, привидением в спортивном костюме!
   Будто бы мимоходом загадав загадку Алле Анатольевне, Брызгалов ещё раз извинился за беспокойство и распрощался с ней. Думать, думать и думать! Наконец - что-то конкретное! Яновский вполне успевал в Здравницу до дождя! Мало того - так ловко, что его отсутствие в Дубках никто бы не заметил: к ежевечерним пробежкам Андрея Игоревича все привыкли. И если Бутова застрелил-таки он - это же почти идеальное убийство. Почти стопроцентное алиби. Да, но - дождь? Не мог же Яновский договориться с Небом - чтобы успеть как раз за несколько минут до дождя?
  
   После ужина Барсик без приглашения вспрыгнул на колени к Геннадию Ильичу и, потёршись мордочкой о грудь и щёку майора, развалился с видом снисходительного победителя: мол, ладно, у каждого свои слабости, я, так и быть, прощаю тебе вчерашнюю самозванку. Левой рукой поглаживая самодовольно урчащего кота, правой Брызгалов рассеянно нажимал на кнопки пульта управления телевизором - ничего. То есть - ничего стоящего. После новостей - сплошь реклама. Как и вчера, и позавчера, и третьего дня. А посему, минут двадцать по разным программам посмотрев одно и тоже и не найдя для себя ничего интересного, майор переложил Барсика с колен на кресло и отправился в ванную - сегодня желательно лечь пораньше, завтрашний день наверняка будет не лёгким.
  
   В пятницу, словно бы отмечая начало осени, погода с утра нахмурилась, но дождь, ожидаемый майором с минуты на минуту, всё собирался и всё не шёл. Устроив по телефону лёгкий профилактический втык Витьку и перебросив его на Кузнецова, ровно в одиннадцать Геннадий Ильич выехал в Дубки.
   Когда, чертыхаясь, он копался в подло заглохшем двигателе - метрах в трёхстах от шлагбаума, в виду дежурных - наконец-то полил дождь. Брызгалов посмотрел на часы и нервно хлопнул крышкой капота: одиннадцать двадцать пять, чтобы успеть на похороны, необходимо, смирив гордыню, просить помощи у зубоскалов-охранников. Похвалив себя за предусмотрительность, Геннадий Ильич надел плащ, запер автомобиль и по гравийной обочине направился к будке. Когда до неё оставалось совсем немного, обогнавший майора японский 'джип' вдруг резко затормозил и из открывшейся задней дверцы высунулось добродушно улыбающееся лицо Пушкарёва.
   - Что, Геннадий Ильич, ваша старушка забастовала? Просится на покой? Так сказать, на пенсию?
   Этот несколько хамский юмор не мог не задеть майора, но сейчас он был не в том положении, чтобы в свою очередь ответить ехидной колкостью.
   - Увы, Фёдор Степанович. Главное - жутко не вовремя. Обещал Алле Анатольевне быть в полдвенадцатого, а тут к панихиде бы, дай Бог, успеть.
   - No проблем! Садитесь, Геннадий Ильич. Без двадцати - обязательно будем. А для государственного человека десять минут задержки - самое то. Вы же не на оперативном задании - где надо рассчитывать с точностью до секунды. Вот помяните моё слово, раньше половины первого отпевание не начнётся.
   Забравшись в 'джип', майор осмотрелся: не считая водителя и охранника, Пушкарёв был один - супруга отсутствовала. Не успел Геннадий Ильич решить, спрашивать или не спрашивать о причине её отсутствия - и то, и другое могло оказаться невежливым - как заговорил Фёдор Степанович:
   - Геннадий Ильич, если у вас в 'Жигулях' нет ничего секретного, передайте ключи ему, - за этими словами последовал жест, указывающий на дежурного при шлагбауме, - в Дубках очень приличный автосервис, так что к окончанию службы ваш автомобиль будет в полном порядке. Знаю, знаю, Геннадий Ильич, не только от подозреваемых, но и просто даром услуг вы ни от кого не принимаете. Не беспокойтесь - счёт вам выставят по полной программе. Но не дороже, чем в городе. Потому как - по честному.
   Поколебавшись с четверть секунды, Брызгалов передал ключ верзиле-дежурному, и 'джип', набирая скорость, покатил под ставшим уже проливным дождём.
   Спросив позволения, - перенервничал, знаете ли, очень не люблю опаздывать, - майор закурил, откинулся на спинку сиденья и, не считая возможным расспрашивать о жене, собрался завести какой-нибудь пустяковый дорожный трёп, но Пушкарёв перехватил инициативу:
   - Вижу, Геннадий Ильич, удивлены, не обнаружив моей Зульфии Эльдаровны? Ей малость этого - не совсем здоровится. Но, между нами, - Пушкарёв заговорщицки понизил голос, - на дух не переносит Аллу Анатольевну. Года, наверно, два. Вообще-то чёрная кошка меж них пробежала раньше, но последние два года - совсем. После того, как с Игорем Олеговичем - ну, это самое... Да и покойника - прости ей Господи - тоже. Не так, конечно, как Аллу Анатольевну, но, узнав об убийстве, сказала, что она не станет плакать об этом извращенце. Мол, сколько верёвочке ни виться...
   'Ещё бы, - подумал Брызгалов, - продав Пушкарёву Веру Максимовну, его супруге Игорь Олегович, что называется, 'удружил'. Однако, господин Пушкарёв, с чего бы ты это вдруг разоткровенничался? На что рассчитываешь в замен?'
   На этот незаданный вопрос майору не пришлось ждать ответа. Выдав короткую справку об интимных чувствах своей жены, Фёдор Степанович тоже закурил - судя по запаху, что-то жутко иностранное - и обратился к Брызгалову в совершенно ему не свойственном то ли слегка заискивающем, то ли чуть виноватом тоне:
   - Геннадий Ильич, наш разговор вчера... когда вы меня так напугали этими самоубийствами... Верочка ведь совсем ребёнок... и в цепи... да и нет у меня никаких цепей... ну вот, после нашего разговора я подумал и позвонил Владимиру Моисеевичу - вы о нём, вероятно, слышали, наш лучший психиатр... а он этого... сначала - когда я заговорил об осиротевших рабынях - сказал, чтобы я не маялся дурью... а вот когда рассказал о двух самоубийствах - он забеспокоился и приехал сам... где-то около часа разговаривал с Верочкой наедине, а мне после сказал, что случай сложный... и, знаете, Геннадий Ильич, одобрил ваш совет... конечно, не в цепи, но вызвал санитара из клиники, и тот Верочку связал как-то по особенному - у них это называется 'надеть смирительную рубашку'... ну, я с санитаром договорился - он теперь при Верочке неотлучно... а если поспать - вызовет сменщика... Так вот, Геннадий Ильич, когда Владимир Моисеевич уходил, то попросил передать вам, чтобы вы нашли время и с ним созвонились. Можно - домой. Вот - возьмите.
   Пушкарёв порылся во внутреннем кармане чёрного пиджака и протянул майору плотный белый прямоугольничек.
   - Я, Геннадий Ильич, знал, что увижусь с вами на похоронах, поэтому не позвонил с утра. Не думал, правда, встретиться по пути, но так даже лучше. Очень хочу поблагодарить вас за Верочку. Ведь если бы вы вчера не предупредили - подумать страшно, чем бы могло всё кончится... И ещё, Геннадий Ильич, если, конечно, секрет, простите, но как вам это пришло в голову?.. когда даже Владимиру Моисеевичу?..
   На лицевой стороне визитной карточки Брызгалов прочёл: Кандинский Владимир Моисеевич - далее адрес и два телефонных номера: рабочий и домашний. Более - ничего. 'Чтобы позволить себе такую скромность, надо быть действительно широко известным', - мелькнуло в уме майора.
   На обороте косым, стремительным почерком значилось: Геннадий Ильич, буду весьма признателен, если вы позвоните мне в любое удобное для вас время. Считаю, что наш разговор может быть очень полезным.
   Завершал послание элегантный росчерк.
   Разбирая докторскую скоропись, майор не сразу среагировал на вопрос Пушкарёва, а когда собрался отвечать - дорога кончилась. 'Джип' стоял возле бутовской дачи.
   - После Фёдор Степанович. Сейчас мне к Алле Анатольевне - надо срочно. Спасибо, что подвезли. А с Верой Максимовной - никаких, конечно, секретов. Но почему - не знаю. Просто: два самоубийства - вот и подумал. А что заинтересовался Кандинский - удивлён не меньше вашего. Всё, Фёдор Степанович. Бегу. Простите.
  
   Гроб находился в гостиной - на задрапированном чёрным подиуме. Добротный дубовый гроб с латунными ручками - без каких бы то ни было претензий на роскошь. Что делало честь вкусу Аллы Анатольевны. Сама она в траурном платье с покрытой по-монашески головой стояла в изголовье - рядом с Лидией Александровной, одетой в точности так, как её хозяйка.
   Если в первое посещение бутовской дачи Брызгалова удивило сходство между рабыней и госпожой, то сейчас оно сделалось просто поразительным: Алла Анатольевна и Лидия Александровна казались зеркальным отражением друг друга. Впечатление из-за этого создавалось несколько жутковатое, даже слегка мистическое - чему в немалой степени способствовало странное соединение запахов: воска и ладана - с опьяняющим ароматом роз.
   Брызгалов подошёл к Алле Анатольевне, полушёпотом поздоровался с ней и с Завалишиной, извинился за опоздание и заглянул в гроб. По сравнению с тем, что майор увидел во вторник на лесной просеке, лицо Бутова изменилось мало: те же, перемноженные на вечность, мир и спокойствие. Словно вся бурная и далеко не безгрешная жизнь Игоря Олеговича теперь - в посмертии - приобретала иной, для пребывающих в этом мире пока непонятный смысл.
   Поцелуем в лоб попрощавшись с покойником, Геннадий Ильич стал позади осиротевших женщин - в полутора, двух шагах от вдовы и её секретарши. То веря в свою гипотезу, то сомневаясь и убеждая себя, что она лишь бред его растревоженного воображения, майор, тем не менее, решил не спускать глаз с Завалишиной - мало ли! А ну как - не бред?
   Вынос тела состоялся в двенадцать десять - к церкви процессия подошла около половины первого.
   Священник не торопился, отпевание продолжалось минут сорок; Брызгалов, в левой руке держа горящую свечку, а правой крестясь вместе со всеми, не сводил глаз с Лидии Александровны - не столько опасаясь, что она сейчас, прямо в церкви, из загодя припасённой скляницы хлебнёт щедрую порцию цианистого калия, сколько ища подтверждения или опровержения своей гипотезы о том, что Игорь Олегович для его 'идейных' рабынь являлся духовным солнцем, помещённым в центр мироздания каждой. Однако индивидуальное в Завалишиной не проступало даже намёком; на данный момент будучи точным отражением своей хозяйки, она лишь повторяла все движения Аллы Анатольевны: крестилась вместе с нею и, прощаясь, также долго и внешне сдержанно целовала покойника.
   Кладбище находилось при церкви - вернее дубковская 'знать', чутко уловив перемену ветра и срочно переметнувшись в православие, на своём прежде 'безбожном' кладбище в девяносто седьмом году поставила церковь.
   Произнеся положенные речи, гроб с телом Игоря Олеговича опустили в могилу, кинули по горсти земли - утверждённый в изголовье крест завалили розами, образовав над могилой пёстрый цветочный холм.
   Поминки устраивались не на даче покойного, а в местном закрытом клубе - с теннисным кортом, плавательным бассейном и, разумеется, превосходной кухней. Куда сразу же после похорон и направилось большинство собравшихся.
   Алла Анатольевна, обещав быть через полчаса, в обществе Завалишиной Яновского и примкнувшего к ним майора завернула к себе домой.
   В опустевшей гостиной, с оброненными в суете и спешке несколькими розами, Лидия Александровна поставила на столик бутылку водки и серебряный, старинной работы, поднос с бутербродами. Яновский разлил водку по рюмкам и, произнеся 'царствие небесное рабу божьему Игорю', выпил стоя. Все дружно последовали его примеру. Геннадий Ильич обратил внимание, что Завалишина, прежде чем закусить, убрала с бутерброда нежный ломоть ветчины и жуёт только один хлеб. 'Да, Алла Анатольевна госпожа серьёзная, - подумалось ему по этому поводу, - наказывает, похоже, отнюдь не в шутку'.
   После того, как выпили по второй рюмке, женщины отлучились минут на десять - вернулась вдова уже в одиночестве. Молча выпила ещё рюмку и обратилась к Брызгалову:
   - Видите, Геннадий Ильич, ваши указания я выполняю чётко. Лидия Александровна сейчас очень надёжно скована. Да к тому же на такой короткой цепи, что может только лежать на правом боку, носом уткнувшись в стенку. Но вы, скажите, пожалуйста, так до сих пор считает? Сегодня - как и вчера? Что есть опасность самоубийства?
   - Алла Анатольевна, не знаю. Я ведь не психиатр. Просто после гибели Васечкиной и Олудиной это само собой пришло в голову. А сегодня, по пути в Дубки, имел разговор с Пушкарёвым - не мне вам говорить, как он дрожит над своей Верой Максимовной. Так вот, вчера Фёдор Степанович, запаниковав, связался с Кандинским, и знаменитый доктор - сам удивляюсь, но так сказал Пушкарёв - будто бы одобрил моё средство профилактики. Думаю вечером созвониться с ним, и если наше медицинское светило сообщит что-то важное - сразу же перезвоню вам.
  
   - 6 -
  
   Собравшиеся в клубе, дожидаясь вдову, не садились за общий стол, а выпив и закусив у буфетной стойки, тихо переговаривались, образовав разрозненные группы, соединённые несколькими, не имеющими постоянной 'прописки' мигрантами. Чувство общей неприкаянности усиливалось с каждой минутой, и, задержись Алла Анатольевна хотя бы немного сверх обещанного получаса, чинный порядок поминальной трапезы, даже несмотря на присутствие батюшки, мог бы нарушиться сам собой. Однако вдова не опоздала, гости уселись за стол, поминки плавно двинулись по накатанной колее.
   Пропустив мимо ушей традиционные похвальные речи друзей и знакомых, Брызгалов задержал внимание на вдохновенном слове пастыря, который, отстранившись от суетного мирского, сделал упор на вечном: на том, каким хорошим христианином был новопреставившийся раб божий Игорь.
   Сказав свою утешительную речь и умеренно выпив, где-то часа через полтора отец Александр покинул собравшихся. Вскоре после его ухода застолье сделалось традиционно шумным; едва ли не каждый счёл необходимым громогласно выразить соболезнование вдове Игоря Олеговича. Поминки естественным образом перетекали в обыкновенную - по любому поводу - российскую пьянку.
   - Геннадий Ильич, знаю, подозреваете. Алла Анатольевна мне сказала. Сама-то она не всё поняла, конечно, но я сразу смекнул в чём дело. И почему о своих подозрениях вы рассказали ей - тоже. Так вот, - обратившийся к майору Яновский сделал небольшую паузу, обвёл взглядом застолье и продолжил более тихим голосом, - знаю. Но лучше, Геннадий Ильич, не здесь. Давайте выйдем на террасу, там нам не помешают.
   Брызгалов обрадовался успеху избранной им тактики: 'Ага, Андрей Игоревич, засуетился! Не дожидаясь моих вопросов, пытаешься упредить! И что же ты, интересно, 'сказать имеешь'? Правду? Или попробуешь соврать? Ладно - сейчас узнаем'
   Огромная, с южной солнечной стороны сплошь увитая хмелем терраса пока действительно пустовала: исход на неё нетрезвых гостей ожидался несколько позже - когда застолье дойдёт до соответствующего градуса. Дождь, удачно прервавшийся на время похорон, зарядил по новой - осенний противный частый.
   'Вот и лето прошло', - обрывком чужого стихотворения мелькнуло в уме майора, но голос Яновского, усевшегося в соседнее плетёное кресло, помешал не совсем трезвому Геннадию Ильичу приятно погрустить под шорох скатывающихся по листьям капель.
   - Да, Геннадий Ильич, о подозрениях: так вот - напрасно. Правильно, что подозреваете, но - зря. К убийству Игоря я, поверьте, не имею никакого отношения. Хотя, конечно, поверить трудно...
   Яновский достал из кармана сигареты, зажигалку, закурил и откинулся на заскрипевшую спинку кресла. Брызгалов тоже закурил и после второй затяжки заговорил так, что его слова можно было понять и как ответ, и как просто высказанные вслух размышления:
   - Андрей Игоревич - зачем? Вы же, как умный человек, понимаете, что мои голые подозрения ничего не стоят. А доказательств у меня, чего вы тоже не можете не понимать, нет никаких. Однако - подозревать обязан. И вас, и Пушкарёва, и Аллу Анатольевну, и ещё многих. А вас - более прочих. Ведь, согласитесь, ваша ссора с Игорем Олеговичем...
   - Не хотел об этом говорить, Геннадий Ильич, но, чую, придётся... Сами-то раскопаете или нет - не знаю. Но копать будете. А убийца Игоря Олеговича всё это время... Нет, Геннадий Ильич, не обольщаюсь. Что вы его скоро поймаете - верю не очень-то. Но давать ему лишний шанс... да и самому быть подозреваемым. Когда мне Аллочка передала свой разговор с вами... да, что я её Аллочкой, - сам себя перебил Яновский, - вы, Геннадий Ильич, не думайте. Привычка, знаете ли, по старой дружбе... впрочем, она вам о нашем давнем недолгом увлечении уже, наверно, рассказывала? Так вот, когда мне Алла Анатольевна, позвонив, сообщила о ваших подозрениях - ну, относительно вечера понедельника - я сразу понял, что вы догадались. Ну, что попасть из Дубков в Здравницу на велосипеде можно много быстрее, чем на автомобиле. Да и пешком - тоже. Конечно, если резво бежать. А что я увлекаюсь бегом - все знают. Да, каждый вечер бегаю - ну и что?!
   В этом, с нажимом сказанном 'ну и что', с одинаковой силой звучали и обида, и боль, и вызов - внимательно слушающий майор не мог не отметить такой характерный оттенок, а отметив, сразу же попробовал оценить: действительно Андрей Игоревич обижен необоснованным подозрением? Играет в обиженного? Причём - хорошо играет! Или - всё вместе? Частью обижен, а частью, умело эксплуатируя обиду, играет? Зачем? Чтобы отвести подозрения - напрашивается само собой. Но только ли - это?
   Однозначная оценка Брызгалову не давалась, и он, надеясь на ошибку Яновского, попробовал неожиданно изменить направление разговора:
   - Андрей Игоревич, не убеждайте. Алиби на момент смерти Бутова у вас, как я понимаю, нет? С другой стороны - вы не обязаны его иметь. Это я должен найти свидетелей, которые в понедельник в районе десяти вечера видели вас в Здравнице. Вот если таковые обнаружатся, тогда - да. Тогда вам будет очень не вредно иметь даже самое завалящее алиби. А пока... давайте, Андрей Игоревич, останемся 'при своих'? Я - при недоказанных (и вряд ли доказуемых) подозрениях, а вы... да при чём хотите! Хоть при убеждённости в своей совершенной святости!
   - Язвите, Геннадий Ильич, ох, язвите! Тоже - нашли святого! А сами-то всю мою подноготную выведали уже, небось, 'от' и 'до'? Постарался Люмбаго, благо!
   - Ловко, Андрей Игоревич! 'Люмбаго' и 'благо' - срифмовалось у вас отменно! Примите мои поздравления. А что 'обозвал' вас святым - простите. Нисколько не думал язвить - само получилось как-то. Но, повторюсь, предложив остаться при своих, я ведь не с бухты-барахты ляпнул, я ведь сказал по делу. Ни мои подозрения, ни ваша уверенность в собственной правоте пока ничего не значат. Вот если найдутся свидетели... в чём сомневаюсь... а вернее, напротив: думаю - не найдутся... ни у вас, ни у меня... а чтобы вруна какого... хватит, надеюсь, у вас ума, чтобы лжесвидетеля мне не подсовывать?.. вы ведь в одиночку бегаете - не так ли?
   - Увы, Геннадий Ильич, в одиночку...
   - Так вот, Андрей Игоревич, свидетеля у вас - почти стопроцентно - не может быть. Разве что, какой-нибудь любитель вечерних лесных прогулок?..
   - Нет, Геннадий Ильич, никого - как нарочно. Кстати, а почему вы решили, что я бегаю в лесу?
   - Ну, как же, мне Алла Анатольевна сказала, что вы всегда начинаете от старого дуба - на опушке.
   - Да - на опушке... а в лес... в конце мая, в июне, в начале июля... а в эту пору - темно ведь... не очень в лесу побегаешь. Нет, Геннадий Ильич, от старого дуба - заброшенная бетонка. В одну сторону - до шоссе - километра три; и в другую, до просеки - у военных это называется 'стратегическая дорога' - около четырёх. Вообще-то я по бетону не люблю, но когда грязно - приходится. А так: вдоль бетонки тропка, и если сухо - по ней. До просеки, а там сворачиваю: иногда в сторону Здравницы, иногда - в другую.
   - А в понедельник? - немедленно среагировал майор и тут же расставил нехитрую ловушку, - ливень вас где застал?
   - В понедельник, Геннадий Ильич, жутко не повезло, - то ли не заметив скрытой западни, то ли, напротив, увидев и, соответственно, затеяв ответную игру, ловко уклонился Яновский, - на просеке - километрах в трёх от бетонки. Гроза тогда - во всяком случае, здесь в Дубках - пришла неожиданно. Бегу, значит, по направлению к Здравнице - и как раз, сволочь, на повороте! Как громыхнёт! Я припустил, конечно, как стайер на короткой дистанции, - но где там! Пробежал километра полтора - накрыло! Ливень, молнии, гром, сумасшедший ветер - в лес, честно скажу, сначала побоялся: казалось, его вот-вот повыдёргивает с корнями. А идти - тоже нельзя. На просеке в основном глина, и когда сильный дождь, так налипает, что ног не вытащишь. Да и ветер такой, что того гляди подхватит и унесёт на небо. Пришлось-таки - в лес. В мелкий ельничек. Сообразил, наверно, что там ничего такого - чем бы могло убить. С полчаса переждал - пока прошёл основной ураган - ну и потопал. Эти полтора километра, что до бетонки, тащился не меньше часа.
   - И кроссовки на экспертизу - можете? - понимая, что его ловушка не сработала, по инерции спросил Брызгалов.
   - Могу, конечно. Только - зачем?
   - Действительно... зачем?.. у вас ведь, наверняка, не одна пара... и если вы всё-таки бегали не по просеке, а лесом... и не по направлению к Здравнице, а именно в неё... тогда те кроссовки, конечно, уже сгорели... простите, Андрей Игоревич, сыщицкая закваска! Слова не могу сказать 'в простоте'! Понимаю, что глупо, а всё пытаюсь уловить! По инерции. Машинально. Поэтому - ещё раз! - относительно Здравницы: давайте останемся 'при своих'. А сейчас, поскольку разговор у нас всё равно затеялся, я, если не возражаете, хотел бы поговорить о рабынях Игоря Олеговича. Мне Алла Анатольевна сказала, что вы с ним много спорили по этому поводу. У меня же, как вы понимаете, после самоубийства Васечкиной и несчастного случая с Олудиной интерес к этой проблеме вовсе не академический.
   - Возражаю, Геннадий Ильич. Нет, не относительно разговора об Игоревых рабынях. Это - пожалуйста. С удовольствием. Тема действительно очень интересная. И не только. В свете случившихся несчастий - весьма актуальная. Я о другом... всё, так сказать, пытаюсь вам исповедаться, а вы - всё в сторону! То о погоде в понедельник, то о кроссовках, а теперь вот - об Игоревых рабынях! Я вам хочу рассказать о случившейся в девяносто восьмом размолвке, а вы делаете вид, будто она вас особенно не интересует! И кого-то, простите, то ли этой своей манерой избегать лобовых решений, то ли чем-то ещё, вы мне очень напоминаете... А вот кого?..
   - Кого-то, говорите, я вам напоминаю?.. любопытно, Андрей Игоревич, весьма любопытно... однако... относительно вашей ссоры с Игорем Олеговичем... ничуть не темню, поверьте! Конечно, мне интересно знать! Почему вам Бутов в девяносто восьмом году так безоглядно доверил управлений фирмой и почему вы столь блистательно провалили дело - ещё бы! Очень даже интересно узнать! Однако, Андрей Игоревич, всё важное о вашей ссоре я так и так узнаю...
   Почувствовав уязвимое место Яновского, Геннадий Ильич решил по максимуму воспользоваться своим превосходством: ни под каким видом не принимать 'исповеди' компьютерного гения - пусть помается! Пусть хорошенько себя помучит домыслами о том, что известно, а что неизвестно следствию!
   - Но, Андрей Игоревич, ревность Аллы Анатольевны, - ещё одна отравленная наживка! - ваша ссора - всё это в прошлом. Конечно, хотелось бы побыстрей найти убийцу Игоря Олеговича. Да и начальство торопит. Но из-за того, что он - или она - погуляют на свободе несколько лишних дней, у меня лично аппетит не ухудшится. А вот рабыни... если хотя бы ещё с одной произойдёт несчастье - никогда себе этого не прощу... понимаю, что вроде бы не моё дело, но остаться в стороне - почему-то не получается... Только, Андрей Игоревич, не думайте, что из-за рабынь у меня не хватит времени или сил на убийцу. Хватит - будьте уверены!
   Брызгалов не собирался вести разговор в столь резкой тональности, это получилось почти нечаянно, однако, сорвавшись, майор не стал изводиться из-за допущенного промаха: 'Ваша реакция, господин Яновский? На моё почти неприкрытое обвинение, как вы ответите?'
   Андрей Игоревич ответил достойно:
   - Браво, Геннадий Ильич! Мерзавцу, который застрелил Игоря, уверен, не отвертеться! Нисколько не иронизирую. Просто вы это своё 'хватит - будьте уверены' произнесли с такой внутренней силой, что у меня не осталось ни малейшего сомнения: будет сделано всё, от вас зависящее, для поимки убийцы. Знаете, по началу нашего разговора вы мне показались слегка 'реликтовым' - вроде дубовой рощи, давшей название посёлку, - редкостью сохранившейся Бог знает с каких времён. Ну да - конечно! Вспомнил, на кого вы мне показались похожим! Вы - оживший Порфирий Петрович! Вот только... не с Родионом Раскольниковым, а с обыкновенным отморозком имей дело Порфирий Петрович - добился бы он успеха? Хотя здесь я, вероятно, не прав: с отморозком Порфирий Петрович избрал бы другую тактику. И вы это мне только что весьма убедительно продемонстрировали. Всего три слова - и передо мной не интеллигент второй половины девятнадцатого века, а кружащийся подле змеи мангуст! Влево вправо, туда-сюда - и...
   - ... молниеносный бросок - и острые зубы впиваются в череп гада! Теперь, Андрей Игоревич, позвольте мне в свой черёд сказать вам 'браво'. Произнеси вы это за столом - самый красноречивый грузин позавидовал бы такому тосту. И кстати, не пора ли нам действительно возвратиться к столу? Хотя гостям, конечно, до нас сейчас дело десятое, но всё-таки... да и водки - за разговором всё уже как-то выветрилось - я бы сейчас не прочь... большую, знаете ли, рюмку... и балычком её! А балычок в вашем клубе...
   - А ещё - перепела с шампиньонами! Геннадий Ильич, простите! Совсем вас заговорил! Аллочка, если узнает - задаст мне жуткую головомойку! Вы же у неё единственный гость, по сути! Остальные-то - все свои. Даже если и недруги, всё равно - свои. А наш интересный разговор...
   - А мы его, Андрей Игоревич, не станем откладывать в долгий ящик. И у вас ко мне, и у меня к вам вопросов ещё, полагаю, много. Так что, после поминок... к тому же - возвращаться сегодня в город... за рулём - в состоянии, мягко сказать... как? Приютите на ночь?
   - Конечно, Геннадий Ильич. Только... вы же читали моё досье?... то, что собрал Люмбаго?..
   - Читал, Андрей Игоревич. Ну и что? Вы же, надеюсь, не маньяк? - Пошутил Брызгалов. - А предубеждений - свойственных прокурорам и уголовникам - относительно вашей ориентации у меня нет.
   - Геннадий Ильич, что вы умны и веротерпимы, это я уже понял из нашего разговора. И, спрашивая вас, имел ввиду немного другое: слухи и сплетни. Что иные из наших дубковских дам, возможно, начнут судачить: вот, дескать, следователь Брызгалов ночевал на даче у известного своей 'голубизной' Яновского - этого вы не боитесь?
   - Нисколько, Андрей Игоревич. Если следователю бояться сплетен, то в смысле профессии - смерть. Начальство, разумеется, их не любит, но... если уж начать придираться... здесь у меня - в Дубках - сплошь подозреваемые: и вы, и Алла Анатольевна, и Пушкарёв с Лисовским и Долговым в придачу - и что же? Ночевать мне прикажете в автомобиле? Ведь гостиницы в вашем посёлке нет. Или - пьяному садиться за руль? Нет уж, Андрей Игоревич, чёрт с ними, со сплетнями! Я лучше у вас. Через часик покинуть застолье - будет, думаю, самое то. А пока... перепела, говорите, с шампиньонами?.. ни разу, знаете ли, не пробовал!
   Перепела оказались под стать прочим яствам дубковских кулинаров: смесью французского с нижегородским - сдобно, 'ампирно', пряно. Но вкусно. Особенно - с настоящим французским 'бордо'.
   Проголодавшийся Брызгалов - а что проголодался он не на шутку, майор это почувствовал только вонзая вилку в перепелиную тушку - с отстранённым любопытством следил за разговорами нетрезвых соседей: скорее из чувства долга, чем надеясь услышать что-нибудь полезное для ведущегося им расследования.
   Алла Анатольевна, свесив голову на спинку пустого, оставленного для Игоря Олеговича, стула, полудремала во главе стола - пьяная и одинокая. Гости, назойливо теснящиеся подле неё в начале трапезы, более-менее искренне выразив все положенные соболезнования, рассеялись в общей хмельной круговерти, а близкой подруги, которая захотела бы её опекать, у вдовы, увы, не нашлось.
   Яновский, заметив состояние Аллы Анатольевны, тихонько сказал майору: - Геннадий Ильич, нам, кажется, пора. Я сейчас попробую вывести Аллочку на террасу, а вы минут через пять, чтобы не привлекать внимания, присоединяйтесь к нам.
   Произнеся это, Андрей Игоревич подошёл к вдове, наклонился и, одновременно что-то шепча ей на ухо и тормоша за плечи, смог-таки оторвать Аллу Анатольевну от стула, к которому, казалось, она уже приросла. Затем, правой рукой обняв женщину за талию, а левой поддерживая под локоть, повёл госпожу Бутову-Кузнецову к выходу на террасу.
   Выждав несколько минут и приняв 'посошок' на дорогу, Геннадий Ильич последовал за ними.
   Алла Анатольевна, полулёжа в плетёном кресле, мелкими глотками пила кофе из чашки, которую пристроившийся рядом Яновский периодически подносил к её капризно кривящимся губам. При этом, как привередливого ребёнка, уговаривая особенным 'взрослым' голосом: - А теперь, Аллочка, глоточек за маму. Умница, хорошо. И за папу. Молодец, девочка. А сейчас за дядю Андрюшу. Как? За дядю Андрюшу не хочешь? И правильно! Он нехороший дядя. Лучше за дядю Гену. Вот так. Молодец! Любишь дядю Гену? А теперь снова за маму...
   Слегка пошатывающийся Брызгалов, последний 'посошок' оказался, пожалуй, некоторым перебором, увидев эту трогательно-абсурдную сценку, положил ладонь на перила террасы и пьяновато сыронизировал: 'Ишь, Алла Анатольевна! Лавры Верочки Сидоренко тебе не дают покоя? Тоже не прочь сыграть 'в малышку'?' Однако, приглядевшись внимательнее, понял: ирония здесь совсем не уместна - играть во что-то или в кого-то женщина сейчас была совершенно не способна. На террасе её окончательно развезло, и если в данной ситуации кто-то и играет, то только Яновский. Правда, непонятно зачем - оценить его игру госпожа Бутова-Кузнецова не могла.
   Андрей Игоревич, заметив майора, ничуть не смутился его присутствием, а просто, как хороший актёр, повёл сцену на два голоса. Одним, нарочито 'взрослым', продолжил уговаривать Аллу Анатольевну сделать ещё глоточек 'за маму', 'за папу', 'за дядю', а другим, своим натуральным, обратился к Брызгалову:
   - Геннадий Ильич, как по-вашему? Вызвать Аллочкиного шофёра? Или немножечко подождать, пока она малость оклемается, и - самим? Дождь сейчас прекратился, не знаю, правда, надолго ли, а прогуляться по воздуху ей было бы очень полезно...
   - Андрей Игоревич, вы с Аллой Анатольевной знакомы давно - а спрашиваете у меня? Как, как? - конечно, лучше бы прогуляться! - но она сейчас в таком состоянии... боюсь, что нам её всю дорогу придётся нести на руках... и кофей ваш вряд ли поможет...
   - Не скажите, Геннадий Ильич. Я в него добавил несколько капель нашатыря - старое, знаете ли, народное средство. Думаю...
   Но что по этому поводу думал Яновский, майор не успел узнать. Алла Анатольевна неожиданно пришла в себя и заговорила почти трезвым голосом:
   - Андрюша - дай. Я сама.
   Выразив своё желание, женщина взяла чашку из рук Яновского, отпила несколько глотков, поставила опустевшую посуду на расположенный слева декоративный - под Хохлому - столик, подняла голову и, заметив Брызгалова, потянулась к сумочке с косметичкой.
   - Геннадий Ильич, пожалуйста, отвернитесь. На минуточку. Вид у меня сейчас - представляю! Андрюша - и ты. Хоть и свой - но всё-таки.
   Мужчины отвернулись. Алла Анатольевна достала из косметички зеркальце, щётку, пудру, помаду, тушь. Для того, чтобы привести в порядок внешность, ей потребовалось всего несколько быстрых точных движений - умение, дающееся, видимо, от природы, ибо им располагают очень немногие женщины.
   Чуточку поколдовав над лицом и причёской, Алла Анатольевна отрезвела до такой степени, что к Брызгалову с Яновским обратилась уже вполне уверенным полнозвучным голосом:
   - Господа, не проводите? Сейчас уже, - женщина показала на полуоткрытую дверь, из-за которой доносился гул дошедшего до соответствующей кондиции застолья, - не поминки Игоря, а обыкновенная пьянка. И я там ничуть не нужна. Напротив - мешаю. Да и самой, если честно... вообще-то, - Алла Анатольевна немного виновато, но больше по заговорщицки лукаво глянула на мужчин, - напиться хочется. И я сегодня напьюсь. Обязательно. Но только не здесь. Не с ними. - Жест рукой в сторону двери. - Так что, господа, нетрезвой женщине - как? До дому дойти поможете? А то на машине что-то не хочется... а вот пройтись... проветриться...
  
   К возвращению хозяйки бутовская дача оказалась в полном порядке - 'воспитанная' Игорем Олеговичем горничная знала своё дело. Алла Анатольевна сразу провела гостей на веранду и, удобно устроившись за большим столом, вызвала экономку:
   - Нина Валерьевна, распорядитесь, пожалуйста. Из закусок... да, Геннадий Ильич, Андрюша, вы, надеюсь, немного задержитесь? Не позволите вдове напиться в одиночку? Хотя, конечно... зреть пьяную женщину... вообще-то - ведь, правда, Андрей? - я ничего по пьянке... не буйная, не назойливая и даже не слишком вредная... так - как?.. задержитесь?
   Получив заверения от мужчин, что конечно, само собой, на сколько угодно, Алла Анатольевна отдала приказание экономке относительно выпивки и закусок и, в ожидании, закурила длинную, с очень приятным запахом сигарету.
   Почитая себя на службе, Брызгалов не хотел до пьяна напиваться с подозреваемыми и потому у румяной голубоглазой горничной Танечки спросил крепкого чёрного кофе, который в серебряном кофейнике был скоро доставлен - вместе с бутылкой французского коньяка. Между тем Алла Анатольевна выпила одну за другой две рюмки водки и, оживившись, с пьяной бесцеремонностью обратилась к майору:
   - Геннадий Ильич - подозреваете. Знаю. И всё-таки... ведь есть же, наверно, у вас какие-то соображения? О том, кто мог убить Игорька? Не считая меня с Андреем? Или мы уже настолько 'под колпаком', что вы хотите не рассуждать с нами о подозреваемых, а арестовать нас? Обоих? Или кого-нибудь одного?
   - Ну, почему же... порассуждать можно. Только, Алла Анатольевна, разочарую. Ни вас, ни Андрея Игоревича я арестовывать не собираюсь. По крайней мере - пока...
   - 'Пока', Геннадий Ильич? Значит - не исключаете? А я-то вас - как гостеприимная хозяйка... кажется, понесло... простите... минуточку... дайте сосредоточиться... а не то забуду... да, Геннадий Ильич! Конечно! Вести машину... вам... нет - вам сегодня нельзя! Я сейчас - Танечке. Она постелит. И охрану предупредит - чтобы в любое время... тьфу, чёрт, здорово повело! Так вот, Геннадий Ильич, в город сегодня - ни-ни! Ночуете здесь, конечно! Приглашаю. И требую.
   Аллу Анатольевну действительно повело. С трудом, справившись с приглашением, поневоле получившимся по-восточному витиеватым, она уронила голову на скрещённые руки и, похоже, забылась. Собравшийся отвечать Брызгалов, увидев в каком она состоянии, обратился, естественно, не к женщине, а к Яновскому:
   - Андрей Игоревич, наверно, Аллу Анатольевну пора в постель? Как?
   - Рано, Геннадий Ильич. Она минут через пять очнётся. А сегодня ей не помешает напиться как следует. Она ведь действительно очень любила Игоря. По-своему... но ведь каждый - по-своему... главное - что любила... и эти три дня похорон... внешне: хлопоты, суета - а внутри? Дикое напряжение! Разрядка ей просто необходима. А чтобы напиться по-настоящему - я в этом смысле Аллочку хорошо знаю - ей до этого требуется раза два или три вырубиться... как бы это?.. да! Начерно! Вот когда она ещё один раз отключится, тогда - пожалуй. Тогда - в постельку. А пока, Геннадий Ильич, назвались груздём - терпите! Недолго - в общем-то. Аллочка, думаю, скоро дозреет.
   Где-то приблизительно через полчаса Алла Анатольевна в самом деле 'дозрела'. Правда, до этого она, очнувшись, удивительно красивым, нисколько не пьяным голосом, попросив Яновского аккомпанировать ей на гитаре, спела почти целиком одну из самых пронзительных песен Высоцкого: 'Что же делать, мужчины ушли, побросали посевы до срока...' Но всё-таки до конца не справилась и на словах: '... только б не пустота похоронных, не предчувствие их', - враз, будто бы заколдованная, одеревенела телом и остекленела глазами. Яновский, заметив это, отложил гитару, подошёл к женщине и, позвав горничную, обратился к майору:
   - Вот теперь, Геннадий Ильич, пора. Теперь Аллочка беспробудно проспит десять, а то и двенадцать часов. Вы пока посидите здесь, а я с ней - наверх. Нет. Помогать не надо. Не настолько она тяжёлая. Справлюсь сам.
   Отсутствовал Яновский недолго - меньше десяти минут, но этого времени Геннадию Ильичу вполне хватило, чтобы вновь пересмотреть 'картинку'. Лишь только Андрей Игоревич, обременённый приятной ношей, скрылся в дверях, майор, как бы резюмируя сегодняшнее с ним знакомство, попробовал представить труп Бутова на лесной поляне исходя уже не из компьютерного досье, а негодяем, застрелившим Игоря Олеговича, вообразив Яновского во плоти - такого, каким он сегодня предстал перед Геннадием Ильичом. И всё! 'Картинка' поплыла! Вернее: трава, тропинка, ёлочка, напитанные светом кроны, небо - всё это оставалось, а вот тело Игоря Олеговича исчезло. Не сместилось в сторону, как в случае с наёмным убийцей, нет, исчезло вообще. И что же? А то! Андрей Игоревич, каким его сегодня увидел майор, друга убить не мог. Категорически? Или - по ситуации?
   По счастью, в эти психологические дебри Брызгалову залезать не требовалось: его дело - искать убийцу, а не сочинять для Страшного Суда характеристику на Яновского. Мог - не мог, убил - не убил... что же?.. Андрей Игоревич вне подозрений?.. или... 'картинка' врёт?.. или... вот именно! И скорей всего! За три, четыре часа знакомства Андрей Игоревич до безобразия обаял его! До полной потери сыщицкого чутья! Ох, до чего же не кстати! Питать к подозреваемому симпатию или антипатию - впору отказываться от дела!
   'Да, Геннадий Ильич, твоё расследование, похоже, повисло на волоске, - с укоризной обратился к себе майор, - если немедленно не справишься с возникшими предубеждениями, можешь подавать рапорт полковнику - толку от тебя всё равно не будет!'
   Заданная самому себе небольшая взбучка, Брызгалову, кажется, помогла: во всяком случае, к моменту возвращения Андрея Игоревича он уже знал, что, всё абстрактное отложив 'на потом', начнёт с конкретного - со ссоры Яновского с другом. И посему, когда после недолгого отсутствия Андрей Игоревич вновь уселся за стол, майор, немножечко поговорив с ним об Алле Анатольевне, неожиданно вернулся к недавней, затеявшейся на террасе клуба, беседе. Причём, достаточно ловко: так, будто та беседа у них не прерывалась.
   - Андрей Игоревич, если вы не передумали... ваша ссора с Бутовым... вы, кажется, хотели о ней рассказать подробнее? Без утайки? Помнится, даже грозились 'исповедью'?
   Яновский поставил на стол бокал, из которого, смакуя, мелкими редкими глотками пил превосходный молдавский 'рислинг', и внимательно посмотрел на майора.
   - Геннадий Ильич, однако... По вашему, значит, настало время?.. Думаете, 'дозрел' Яновский?.. Да нет... Вздор... Вы не настолько прямолинейны... Тут, пожалуй... ну да! Конечно! Хотите, Геннадий Ильич, я сейчас в общих чертах восстановлю ход ваших рассуждений? В то время, пока меня здесь не было? Пока я относил Аллочку наверх?
   - Сделайте одолжение. Весьма любопытно...
   - Что же, Геннадий Ильич - 'получайте'... да, если малость 'уем' - не обижайтесь. Потому как на полном серьёзе - согласитесь, было бы несколько глуповато. Итак: Яновский - каковым я его узнал сегодня, при личной встрече, а не по досье прокурора... Мог ли он застрелить своего друга? Причём - хладнокровно, заранее всё спланировав? Нет! Такой обаятельный... умный... внешность, однако, обманчива... снаружи: ум, обаяние, добродушие - а внутри? Там ведь может быть такое? Да и ссора... Яновский - по документам - явно подставил Бутова... нагрел, похоже, по крупному... но почему в таком случае Бутов не 'заказал' его?.. из благодарности?.. чёрт его знает! Вообще - история тёмная... А тут ещё Алла Анатольевна - очаровательная садистка! Их давний - якобы прекратившийся - роман... Нет, Яновский, как ни крути, тот ещё типчик... 'разъяснить' его ох как необходимо! Однако - умён, подлец! Такого не вдруг расколешь. Такого надо 'с подходцем'. И для начала... с чего бы это его так тянет на откровенность? 'Исповедаться', видите ли, не терпится! Или надеется мне 'залепить горбатого'? Лапши навешать? Дудки! Меня на кривой козе не объедешь! Пусть врёт. А я послушаю... сейчас - самое время... уже порядком подвыпил... начнёт врать - да и заврётся! И тут я его - голубчика - цап-царап!
   Рассуждая от лица Брызгалова, Андрей Игоревич до того точно скопировал его голос, жесты, манеру речи, что по окончании сего сатирического этюда майор, не выдержав, рассмеялся.
   - Бога побойтесь, Андрей Игоревич! Зарывать в землю такой талант! Вам не с компьютерами - вам надо идти на эстраду! Как это вы сказали, - и тут я его, голубчика, цап-царап? - ха-ха-ха! Уморили, слов нет, уморили! Жаль, Алла Анатольевна не слышала вашей блестящей импровизации! Кстати... а почему вы её обозвали садисткой?
   - Потому, Геннадий Ильич... А вы сами разве ещё не поняли, что она таковой является? Или - поняли, но стесняетесь называть вещи своими именами? Напрасно. Ничего обидного в этом определении для Аллочки нет. Понимаете ли, так распорядилась природа... Однако, Геннадий Ильич, давайте пока отложим разговор на данную тему. Вот когда будем говорить об Игоревых рабынях - тогда и об Алле Анатольевне. Оно ведь - переплетено. Только, пожалуйста, не навообразите чего-нибудь кошмарного - например, не представьте себе Аллочку в роли надсмотрщицы в концлагере! Нет! Ничего подобного! 'Нормальная' умеренная садистка. Вполне контролирующая свои желания и поступки. Жестокая - не более, чем основная масса женщин. Не говоря уже о мужчинах. Но, Геннадий Ильич, давайте об этом после. А то вы со мной - прямо как кошка с мышкой. Только соберусь рассказать вам о моей ссоре с Игорем, а вы - круть-верть! - и я вам уже говорю об Алле Анатольевне. Порфирий Петрович - как же! Нашёл сравнение! Да вы ему сто очков дадите!
   - Ну уж, Андрей Игоревич, не прибедняйтесь! Хороша 'мышка'! Которой ничего не стоит довести 'кошку' до колик в животе! Так спародировать! Талант, Андрей Игоревич, несомненный талант!
   - Талант, говорите... у меня их, Геннадий Ильич, этих самых ни на что не годных талантов - вагон... а вот нужных, увы, очень не достаёт... понимаете - с Игорем... хотел, как лучше - и взялся не за своё дело. Я ведь всё время чувствовал, что Игорь мне платит явно не по работе... по работе - надо было бы раз в пять меньше... не потому, что бездельничал... однако, бизнес - здесь нужен свой специфический талант... особенно - в период 'первоначального накопления'... когда всё решают не расчет и логика, а чутьё и хватка. Короче - свалял дурака. Причём - по крупному. Понадеялся на свой ум, сочинил блестящую комбинацию - и ведь мой план мог бы сработать, но... совсем не учёл армию чиновников! Которая раньше кормилась напрямую от государства, а теперь - в основном от бизнеса. И то, что я сэкономил на уплате налогов - причём, заметьте, совершенно законно! - Игорю пришлось возвратить чуть ли не в десятерном размере в виде взяток. Так вот, Геннадий Ильич...
   Однако в этот момент в дверях появилась Танечка и перебила фразу Яновского.
   - Андрей Игоревич, простите, пожалуйста, но Геннадия Ильича спрашивают к телефону.
   Немножечко удивлённый майор, - Костенко или полковник? Что ещё там случилось, чтобы срочно звонить в Дубки? - вслед за показавшей дорогу девушкой прошёл к аппарату.
  
   - 7 -
  
   - Алло, Геннадий Ильич?
   - Да, у телефона.
   - Геннадий Ильич, это Пушкарёв. У нас тут в клубе несчастье с Лисовским. Минут десять назад. Скорая уже приехала, но, кажется, поздно. Его, правда, отвезли в реанимацию, но, по-моему... да, вы, вероятно, не знаете: у него дикая гипертония. Или стенокардия - я почему-то всё время путаю. Ну, в общем - сердце. А сейчас - прямо за столом. И пил он сегодня мало. Вдруг побледнел - я сам не видел, но соседи, которые рядом, они сказали - достал таблетку (у него таблетки всегда с собой), положил в рот, а проглотил или нет - говорят по-разному, захрипел и упал со стула. Ну, суета, конечно, скорая - а в Дубках быстро, минут через пять приехали. Я поначалу-то не заметил, а тут вдруг смотрю: вас на поминках нет - я к швейцару, а он сказал, что вы с Аллой Анатольевной и с Яновским ушли больше часа назад - вот и звоню сюда...
   - А зачем, Фёдор Степанович? Печальный, конечно, случай, но вы же сами сказали, что сердце. Что Михаил Антонович был болен. Или у вас есть какие-нибудь подозрения? Отравили, допустим? Хотя... плохо ему, как я понял, стало сначала, и только тогда он принял таблетку?..
   - Геннадий Ильич, не знаю. Если бы просто... а тут... после того, как застрелили Бутова... сначала Васечкина, потом Олудина, а теперь вот Лисовский...
   Брызгалов по голосу чувствовал, что Фёдор Степанович возбуждён в высшей степени - находится в состоянии близком к панике. И майор вполне понимал Пушкарёва: совпадение, как ни крути, очень многозначительное. Малость даже зловещее совпадение. С ощутимым привкусом близкой беды. В самом деле: сначала погибли две рабыни, и не успели их похоронить, как - привет прадедушке! - один из 'рабовладельцев'. А сам Фёдор Степанович - он ведь кто? Вот именно! Да, Игорь Олегович, с долгами ты так расплатился... немудрено, что Пушкарёв запаниковал по-бабьи!
   Вернувшись на веранду, Геннадий Ильич вновь разочаровал Яновского:
   - Увы, Андрей Игоревич, ваша исповедь опять откладывается. Чертовщина какая-то! Только оба настроились - и на тебе! Так и суеверным недолго стать! Мне сейчас - Пушкарев. Позвонил из клуба. У Лисовского прямо за столом сердечный приступ. Увезли в реанимацию. Сам Пушкарёв жутко напуган. Связывает это с самоубийством Васечкиной. Я ему обещал придти. Вы, Андрей Игоревич, как? Со мной? Или подождёте? Я, скорее всего, недолго. Хотя, вероятно, из клуба заверну в больницу...
   - Геннадий Ильич, сегодня, с вашего разрешения, я от вас никуда. Не говоря о том, что мне действительно необходимо рассказать о нашей ссоре с Игорем, теперь уже и азарт - кто кого: обстоятельства нас или всё-таки - мы их?
   В клубе к майору, выписывая между гостей и стульев замысловатые зигзаги, сразу же подлетел Пушкарёв - то ли на не совсем трезвых, то ли на сильно испуганных ногах - и, взяв под локоть, почти подволок к группке из шести человек.
   - Вот, Геннадий Ильич, здесь те, которые сидели рядом с Лисовским. Они вам сейчас расскажут. А Михаил Антонович - всё: скончался. Не приходя в сознание. Пять минут назад позвонил Вениамин Юрьевич. Ах, да, вы не знаете - это наш лучший кардиолог. Сказал, что обширный инфаркт.
   Майор автоматически произнёс обыкновенное в таких случаях 'Царствие ему Небесное' и обратился с расспросами к соседям по столу. Но ничего нового, кроме того, что у покойника была-таки именно гипертония - за триста порой зашкаливало! - не узнал: да, побледнел, достал таблетку, поднёс ко рту, а вот использовал или нет - этого однозначно никто утверждать не брался. Что захрипел, что упал со стула - другое дело. Это видели многие - не одни только ближайшие соседи. А вот с лекарством...
   С клиникой, разумеется, можно было связаться по телефону, но лично - всегда надёжнее; и майор в сопровождении Яновского, Пушкарёва и двух относительно близких друзей покойного отправился в больницу.
   Вениамин Юрьевич принял приехавших в отделанном красным деревом просторном уютном холле. Совершенно не больничном по виду. Ни окошка регистратуры, ни озабоченных медсестёр, ни визитной карточки всякого лечебного учреждения: запахов карболки, нашатыря и прочих медикаментов. Отсутствовал также почти обязательный фикус в кадке - зато присутствовал вовсе не обязательный бар с напитками. Из которого Вениамин Юрьевич извлёк бутылку 'Столичной' и разлил содержимое по рюмкам.
   После того, как все, стоя, выпили, кардиолог пустился в пространный, густо пересыпанный специфическими терминами, рассказ об истории болезни Лисовского и о причинах его столь скоропостижной смерти. Версию об отравлении, назвав её смехотворной, Вениамин Юрьевич рассматривать отказался, но относительно присутствия на вскрытии эксперта Гаврикова возражать не стал - чем чёрт не шутит! Согласился кардиолог и с просьбой майора поработать завтра - в субботу: если для следствия это важно, то, как законопослушный гражданин...
   Из больницы Брызгалов собрался было потихонечку улизнуть с Яновским, но перепуганный Фёдор Степанович вцепился в следователя мёртвой хваткой: нет, Геннадий Ильич, хоть, как приблудную собачонку, гоните палкой - я с вами.
   Контраст между язвительным, деспотичным, крайне самоуверенным барином, каким Фёдор Степанович явился майору в среду, и растерянным, жалким просителем, каковым он предстал сейчас, у кого-то мог вызвать некоторое злорадство - но только не у Брызгалова. Напротив, увидев Пушкарёва не в силе, но в слабости, Геннадий Ильич ему посочувствовал: власть, деньги, любимая женщина - всё, кажется, у человека есть, но стоило потянуть сквознячку из иного мира и вся эта защита враз обесценилась.
   - С нами, Фёдор Степанович, так с нами. Если, разумеется, Андрей Игоревич не против.
   Яновский сказал, что не возражает, и на дачу к Алле Анатольевне отправились втроём. По пути Пушкарёв предложил майору переночевать у него, и Геннадий Ильич, не желая заранее огорчать бизнесмена, ответил уклончиво: мол, думать о ночлеге ещё не время, а далее - видно будет. Конечно, следователю хотелось продолжить прерванный телефонным звонком разговор с Яновским, но и от опасений Фёдора Степановича отмахиваться тоже не стоило: действительно - мало ли...
   Танечка на вопрос о состоянии Аллы Анатольевны сказала, что та крепко спит и раньше завтрашнего утра вряд ли проснётся. Получив этот ответ, Брызгалов подумал: а не лучше ли их посиделки перенести к Яновскому? В самом деле, Бутова помянули, а без вдовы пьянствовать в доме покойного - как-то и не того... не вполне, вероятно, прилично?.. Однако Андрей Игоревич нашёл подобную щепетильность излишней: свои, мол, друзья, соседи, всё, стало быть, путём - из чего майор сделал вывод, что приглашать Пушкарёва к себе Яновский не хочет. Почему?
   Пока Брызгалов с Андреем Игоревичем ходили в клуб, клинику и обратно, совсем стемнело - беседа продолжилась при мягком уютном свете керосиновой лампы-молнии: пахло дождём, грибами, прелыми листьями - хотелось, ни о чём не думая, пить водку, закусывая её отменными рыжиками, и просто трепаться, а не вести, будто бы невинно беседуя, скрытый допрос. Увы... Что-то приобретая, от чего-то приходится отказываться - тепло не осложнённого посторонними соображениями человеческого общения сделалось для следователя почти недоступным: осенние сумерки, керосиновая лампа, запахи сада, водка под рыжики - это, пожалуйста, а вот пустопорожний застольный трёп: извините. И фраза Пушкарёва, что он-де давно предупреждал Лисовского о нимфомании Васечкиной - вместо слова 'нимфомания' Фёдор Степанович, разумеется, употребил его русский эквивалент, но сути высказывания это не меняло - не осталась незамеченной Брызгаловым.
   - Простите, Фёдор Степанович, вы подобное за Ириной Антоновной знали лично? Или - по слухам?
   - Ну, что Ирочка при первой возможности своего, как говорится, не упустит - это лично. Но это - не только я. Это и сам Михаил Антонович знал не хуже. А вот, что её ненасытность в интимных отношениях с мужчинами переходит все мыслимые границы - конечно, по слухам. И ведь я передал это Лисовскому - вовсе не из желания досадить. Сердце-то у него давно больное...
   Пока Геннадий Ильич обдумывал услышанное, разговор поддержал Яновский:
   - И вы ему, Фёдор Степанович, по-дружески? Беспокоясь о его здоровье? Но ведь эдак не только Лисовского, но и вас, и ещё многих немолодых мужчин, которые, разбогатев, заводят себе юных жён и любовниц следует предупреждать о риске. У одного - давление, у другого - сердце, у третьего - прободная язва, четвёртый ревнив как чёрт, а в результате: '...тот насладиться не успел, тот насладился через меру...'...
   Майор поторопился смягчить задиристую резкость Яновского:
   - Между прочим, Андрей Игоревич, и вам, и мне тоже уже за сорок. И какими мы будем через десять лет...
   Увы. Смягчить ехидный выпад Андрея Игоревича Брызгалову не удалось, и Пушкарёв, только-только немножечко оживший, сник опять. Майор, чтобы рассеять сгущающуюся тучу, попробовал вернуться к Ирине Антоновне - получилось ещё хуже. Когда Фёдор Степанович, говоря о Лисовском, упомянул между делом Васечкину - это одно; когда же Брызгалов об Ирине Антоновне заговорил намеренно - совсем другое. Сразу же, вопреки намерениям Геннадия Ильича, звено за звеном потянулась цепь нехороших ассоциаций: Васечкина - морфий - рабыня - смерть. Смерть - рабовладелец - инфаркт - Лисовский. Вера Максимовна - Пушкарёв - рабыня - рабовладелец - ? - ?? - ???
   'Да, с Ирочкой Васечкиной я, кажется, не угадал. Попал, что называется, пальцем в небо, - так майор оценил про себя заминку, случившуюся из-за его неловкости, - а не попробовать ли?'
   - Фёдор Степанович, Андрей, - в данном случае назвать Яновского только по имени, опустив отчество, Брызгалову подсказала его редко ошибающаяся интуиция, - давайте ещё по рюмочке?
   Майор разлил водку.
   - Ещё раз пожелаем Игорю Олеговичу и Михаилу Антоновичу Царствия Небесного - и попробуем переменить тему. Алла Анатольевна - понятно: как-никак схоронила мужа, но мы-то, мы?! Конечно, смерть Лисовского прямо за поминальным столом - жутковато, не спорю. Но, Фёдор Степанович, вы же знали, что у Михаила Антоновича была дикая гипертония, и умереть, стало быть, он мог в любой момент? А мерзавца, который застрелил Бутова, я, Андрей Игоревич, вот вам моё слово 'ищейки', найду обязательно!
   В свете того, что Яновский на данный момент являлся едва ли не главным подозреваемым, это обещание майора могло бы прозвучать двусмысленно, но в голосе Геннадия Ильича слышалось, вероятно, нечто, не допускающее подобного толкования - во всяком случае, ни Андрей Игоревич, ни Фёдор Степанович кивок майора в сторону затаившегося преступника не отнесли на свой счет. Встали, выпили, закусили рыжиками. Этот нехитрый поминальный ритуал - простенький внешне, но мудрый по сути - приободрил собравшихся, и Брызгалов, уловив благоприятные изменения в настроении своих собеседников, попробовал исправить допущенную ошибку:
   - Андрей Игоревич, мы сегодня только коснулись, подробнее не успели, а жаль - о рабынях Игоря Олеговича знать мне необходимо как можно больше. Желательно - всё. А поскольку всё знает только Господь - поделитесь, чем можете? Ведь наверняка, разговаривая со мной, вы многое из известного вам оставили в стороне?
   - Геннадий Ильич, сознайтесь - вы так и родились? Готовым следователем? Или призвание к вам пришло значительно позже? Не раньше, чем в детском саду?
   - Андрей Игоревич, что так? Вроде сейчас я не дал никакого повода, чтобы столь высоко оценивать мой скромный дар?
   - Прибедняетесь, Геннадий Ильич! Как же - я, видите ли, намеренно оставил в стороне многое из известного мне об Игоревых рабынях?! Нет, слова 'намеренно' вы не произнесли - вы хитрый! - оно само собой возникает из контекста вашего предложения. Должен сознаться - дьявольски ловкий ход! Ведь тот же Фёдор Степанович, слушая вас, должен сделать какой вывод? А самый элементарный! Яновский что-то скрывает, темнит, выкручивается. Не так ли, Фёдор Степанович?
   Яновский перевёл дух, глотнул мандаринового сока и, не дожидаясь от Пушкарёва ответа на свой риторический вопрос, продолжил с прежним азартом:
   - И это, Геннадий Ильич, притом, что разговора об Игоревых рабынях у нас с вами не было вообще! Да, моим мнением по этому поводу вы очень интересовались, но - вспомните? То мне хотелось говорить о другом, то Алла Анатольевна, то телефонные звонки - ни о каких рабынях мы с вами не успели сказать и двух слов! До этого вот момента! Когда вы ни с того ни с сего заговорили так, будто мы сегодня весь день беседовали только о рабынях покойного! И после такого головокружительного кульбита кем вас прикажете считать?
   - Сдаюсь, Андрей Игоревич! Положили на обе лопатки. Но только, поверьте, я не имел ввиду ничего подобного. Согласен, вопрос сформулирован неважно, и я вполне заслужил вашу пламенную отповедь. Но... Андрей Игоревич... знаете - давайте не будем цепляться к словам. Если нечаянно задел - простите. Впредь постараюсь быть поуклюжее. Но, Андрей Игоревич... мне ведь не из любопытства... мне действительно важно знать... вы вот недавно, хвастаясь привычкой 'резать в глаза правду-матку', назвали Аллу Анатольевну очаровательной садисткой - а об Игоре Олеговиче вы бы такое сказать могли?
   - Об Игоре?... Пожалуй что - нет... Во всяком случае - не больше, чем о любом другом... Ведь, если верить Фрейду, все люди по своей природе садисты. И разница между нами только в оттенках: силе желания, способах выражения, чувстве меры, умении контролировать свои поступки - в степени, то есть, насилия, которую для реализации своих потребностей в разрушении и мучительстве один человек готов проявить по отношению к другому.
   - И вы, Андрей Игоревич, называя Аллу Анатольевну садисткой, полагаете, что эта самая степень у неё достаточно высока?
   - Ну, Геннадий Ильич, я же сейчас вам нарисовал только схему. А в жизни всё перепутаннее и сложней. Потребность в доминировании (а именно из неё в конечном счёте можно вывести большинство проявлений садизма) у Аллочки - да. Очень высокая. Дело давнее, но я в своё время чрезвычайно увлёкся ею. Да и она мною - тоже. И неизвестно ещё, чем бы у нас всё кончилось, если бы не её постоянные: 'сделай так', 'какой ты неловкий', 'дорогой, будь повнимательнее', 'мужчина обязан много зарабатывать, чтобы достойно содержать семью, 'а вот у Ивана Ивановича...' ну, и так далее - до бесконечности. Особенно...
   Затеянный Яновским перечень до того зацепил майора, что, позабыв о вежливости, он едва ли не на полуслове перебил фразу:
   - Андрей Игоревич! То, что вы сейчас перечислили - это же стандартный набор женских требований! С некоторыми - несущественными! - вариациями. И что же? По-вашему получается: все женщины - садистки?!
   - Не по-моему, Геннадий Ильич, а по Фрейду. Также - как и мужчины. Вообще: все люди - независимо от пола и возраста. Но это, Геннадий Ильич, как я только что говорил, схема, костяк, а конкретнее... с вашего позволения, доскажу об Аллочке... Да, безумное увлечение: цветы, поцелуи, секс - за малым не потерял голову. Однако же - не потерял... её неискоренимая привычка требовать, повелевать, приказывать... честно скажу: меня хватило меньше чем на месяц...
   Далее у Геннадия Ильича с Андреем Игоревичем затеялся очень интересный разговор об особенностях женской психики. Которым они увлеклись настолько, что не заметили, как Фёдор Степанович в продолжение их диалога потихонечку сглаживает посредством французского коньяка тяжёлое впечатление от скоропостижной смерти Лисовского - пяти, шести, а возможно, и более рюмок. Конечно, не пей Пушкарёв до этого, несколько рюмок коньяку на него бы подействовали мало, а так, когда на употреблённое прежде...
   - ...кто сказал, что Верочка? - ик! Все бабы стервы! - ик! А Верочка, учти, Андрей, - ик! - не рабыня - ик! Доченька Верочка, бля - ик! Понял, Андрюха-муха?! - ик! А бабы - сучки. Особенно - ик! - моя Эульфия Эльдаровна. А Ве - ик! - Верочка нет. Во, бля, икота чёртова! - ик!
   Пушкарёв потянулся к бутылке с минеральной водой, а затем попытался её открыть. Майор, заметив как консервный ключ в руке Фёдора Степановича свободно елозит по железной пробке, не желая цепляться за краешек, вовремя успел взять инициативу на себя - шипящий 'Нарзан' благополучно оказался в стакане, а не на скатерти стола и штанах соседей. Выпив, Пушкарёв задержал воздух, рыгнул и, почувствовав облегчение, продолжил с прежней пьяной сосредоточенностью:
   - Верочка - нет. Верочка... ты всё равно не поймёшь, Андрюха. Ты, Геннадий Ильич... майор, я тебя на 'ты' - ладно? - тоже. Верочка... она... да я за неё, майор, знаешь! Загрызу любого! А ты, Андрюха, если ещё раз скажешь, что моя Верочка рабыня! Учти, бля! Верочка... баб у меня - истинный крест, не вру! - тыща была, не меньше. Все - бляди. Все - сучки. Каждая так и смотрит, что бы с тебя слупить. Вот эти стервы - они рабыни. Покажешь доллар - что хочешь. Так и стелятся. Все. А первая паскуда - моя Зульфейка! Ещё Манька и Клавка были - но это давно. Вообще - акулы! Вот этих тварей, Андрюха, - да! Хоть рабынями называй, хоть змеями подколодными. А Верочку, бля, не трожь! Она, бля, чистая! 'Можно, папочка', 'прости, папочка', 'люблю, папочка' - доченька Верочка, понял, бля?!
   Майор, почувствовав назревающую ссору, - пьяный Пушкарёв явно задирался, провоцируя Яновского на ответную грубость - попробовал отвлечь разошедшегося бизнесмена, 'вызвав огонь на себя':
   - Фёдор Степанович, хватит цепляться к Андрею Игоревичу - никто здесь твою Веру Максимовну рабыней не называл. Ни он, ни я. Уж если на то пошло - ты её в среду сам, помнишь? Отрекомендовал как рабыню? Только, Фёдор Степанович, сразу же и оговорился - два раза назвав её Верочкой! Помнишь? А уж когда я тебе позвонил после смерти Васечкиной и Олудиной... тут, знаешь, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кем она для тебя является! А вот зачем представил её рабыней? Догадываюсь! Только, Фёдор Степанович, зря. Её свидетельские показания в любом случае доверия бы у меня не вызвали.
   - Хитёр, Геннадий Ильич, ох, хитёр! Но всё равно - спасибо! А к Андрюхе я не цепляюсь - я же его с детства знаю. Лет с десяти, наверно. Вхож был к его папаше. Когда он ещё не Первым, а 'замом' по сельскому хозяйству вкалывал. А меня тогда в горком перебросили из комсомола - шестёркой по идеологии - но вхож был. Не очень, конечно, но - был. И Игорь Иванович мне тогда этим вот вундеркиндом, - размашистый, пьяный жест в сторону Яновского, - не то что бы прямо хвастался, но давал понять. Да-а... жизнь... Майор, я знаю, ты и Андрюху тоже... ну, что он застрелил Бутова... подозреваешь. Не знаю, чего ты там на него нарыл, но - зря. Дохлый номер. Для таких дел - кишка у него тонка! Жидковат Андрюха! Ни из-за бабы, ни из-за 'бабок' - ха, ха, ха!
   Высказавшись, Пушкарёв выпил подряд две рюмки водки и, кажется, отключился; Андрей Игоревич сосредоточенно ловил вилкой скользкий солёный рыжик; и майор, воспользовавшись паузой в разговоре, попробовал оценить нелестное мнение Фёдора Степановича о бойцовских достоинствах Яновского.
   'Да, господин Пушкарёв, не далее как в среду ты Андрея Игоревича сам, что называется, ставил под бой. А сегодня - выпив, не спорю! - заявляешь, что Яновский не мог застрелить друга: ибо хлюпик, гнилой интеллигент, чистоплюй - выродок, словом, а не сын своего отца. Игоря Ивановича - железного партийца. Который, будь он на месте сына, всякого конкурента - как гниду контрреволюционную! - раздавил бы и не поморщился. А Андрей Игоревич, стало быть - увы? Для сих славных подвигов жидковат, по-твоему? Так какого же чёрта ты, господин Пушкарёв, в среду мозги мне пудрил?! И не только с Яновским, но и с Верой Максимовной? Хотя не мог не понимать, что твои байки относительно рабской сущности девицы Сидоренко не стоят выеденного яйца? Да, Фёдор Степанович жучара ты ещё тот! Тип ух до чего же скользкий! И в среду я был прав: тебя необходимо проверить 'от' и 'до'!'
   Однако сегодня от пьяного Пушкарёва вряд ли было возможно добиться чего-нибудь вразумительного, и Геннадий Ильич подумал, что вырубившегося 'хозяина жизни' очень не худо попробовать спровадить домой. И поскорее.
   - Андрей Игоревич, вам, вероятно, в 'приятном' обществе Фёдора Степановича выпивать доводилось раньше?
   - Да, но не часто. И таким, - кивок в сторону Пушкарёва, уткнувшегося носом в тарелку, - мне его видеть ещё не приходилось... Ну да, Геннадий Ильич, что нам его судить... Особенно - после смерти Лисовского... Вызвать шофёра с охранником - и все дела... Думаю, сейчас в нашем обществе Фёдор Степанович не нуждается... Да и ни в чьём - до завтра...
   После того, как два здоровенных амбала увезли мертвецки пьяного Пушкарёва, Брызгалов собрался вернуться к едва начавшемуся разговору о ссоре Игоря Андреевича с другом, но опять помешал вездесущий телефон. На этот раз из города позвонил полковник.
   - Геннадий Ильич, надеюсь, ты 'расслабился' не до конца? На ногах держишься? И как с головой - в порядке?
   - Держусь, Андрей Сергеевич, соображаю, но всё же - какого чёрта? Без малого десять вечера - и вдруг вы? Разыскиваете меня по телефону, отрываете от французского коньяка и баранины на рёбрышках с апельсинами, - пусть, пусть у полковника, страдающего язвой желудка, малость потекут слюнки, дабы впредь не слишком повадно было теребить подчинённых! - да при этом желаете, чтобы я был как стёклышко? Трезв и 'при исполнении'? А я, между прочим, на похоронах. Могу позволить себе расслабиться. Особенно - после шести.
   - Ладно, майор, не возникай. По голосу чувствую - в норме. А что хочется прободаться - понимаю. От свиньи с апельсинами, - полковник, обыкновенно, тоже за словом в карман не лез, - оторвал изголодавшегося - ещё бы! Всё, Геннадий Ильич, пошутили - и будет. Ты мне почему до сих пор не сказал о смерти Лисовского? Не позвонил немедленно?
   Брызгалов знал, что у полковника отличная информационная сеть, однако такой оперативности всё же не ожидал.
   - Значит, Андрей Сергеевич, уже доложили? А что оснований подозревать хоть какой-нибудь криминал почти никаких - тоже?
   - Ну, майор, мой человек больницу, конечно, не посещал, но, что, скорее всего, инфаркт, информировал. Ты, однако же, сам сказал: почти никаких - значит, уверен не до конца?
   - До конца, Андрей Сергеевич, после вскрытия. Я хочу вызвать на завтра Гаврикова, чтобы проследил лично. Вообще-то местный кардиолог уверен на сто процентов, что у Лисовского инфаркт, но, думаю, нелишне подстраховаться. Всё-таки Лисовский, во-первых, один из возможных подозреваемых, а во-вторых: Васечкина. В среду - она, в пятницу - он. Знаю, Андрей Сергеевич, вы всю эту мистику считаете чушью, но факт есть факт: в среду - рабыня, в пятницу - рабовладелец. А более подозревать, что с Лисовским не совсем чисто - у меня оснований нет. Гипертония у него давно, перенёс уже два инфаркта... Почему я и не позвонил вам сегодня.
   - Ишь, какой деликатный! Как заботишься о своём начальнике! Чтобы после рабочего дня - ни-ни! А я вот, как видишь, нет. Дело, майор, дело, прежде всего. Ведь мы, сыскари, всё равно, что врачи или пожарные - всегда 'при исполнении'. Даже если и не горит, а только дымком потянуло - обязаны реагировать. Ну, я это, Геннадий Ильич, так - разбрюзжался по-стариковски. Знаю, что от дела не бегаешь. Потому, наверно, и тереблю. Нет, ты меня не держи за полного злодея, с Лисовским я бы подождал до завтра... ну, пока у тебя как следует переварится свинья с апельсинами... но, понимаешь ли, мне позвонил Анисимов...
   Выслушав полковника, Брызгалов понял его желание информировать своего подчинённого немедленно - не считаясь ни с местом, ни со временем.
   'А Витёк-то - а?! Теперь ему что: то ли устраивать втык за самодеятельность, то ли объявлять благодарность - нарыть двух свидетелей? И каких! Которые, поздней одиннадцатичасовой электричкой возвращаясь в город, встретили знакомого им Сазонова! Севшего в поезд в Здравнице! По сведениям со станции - в 23.15. Значит - новая версия? Значит, Сазонов во главе составленного им списка стоял недаром? Особенно, если учесть, что в городе Дениса Викторовича ни в четверг, ни в пятницу никто - ни друзья, ни любовница, ни соседка по квартире - не видел! В бегах? Или - тьфу-тьфу, чтобы не накликать! - уже отбегался?'
   Однако размышления о новой версии Геннадию Ильичу пришлось отложить 'на после' - сейчас, на данный момент, требовалось решить другое: возвращаться в город сегодня, чтобы с утра, не теряя ни минуты драгоценного времени, лично заняться поисками Сазонова - или заночевать в Дубках? Чтобы всё-таки, вопреки обстоятельствам, дослушать рассказ Яновского о причинах его ссоры с другом. Конечно, хотелось последнего: расслабиться, понемногу потягивая лёгкое сухое вино и болтая о разных разностях с интересным, умным и, главное, приятным собеседником. И конформистски настроенный участочек брызгаловского сознания старался вовсю, вкрадчиво нашёптывая майору: 'Чего уж, Геннадий Ильич, останься! Выпил ты сегодня уже порядком, за руль садиться нельзя, общественного транспорта в Дубках не существует - как, любопытно, думаешь добираться домой? И потом: о ссоре Яновского с Бутовым разве тебе не интересно узнать как можно подробнее? Разве не важно - из первых уст? А ведь Андрей Игоревич сегодня - да! Настроен на откровенный лад. А через день или два? Можешь ручаться, что он не передумает? Не начнёт темнить?
   Однако другая - нонконформистская - часть сознания ехидно подзуживала: 'Костенко - и то! Раскопал свидетелей! А ты? Гипотезы, версии, измышления - какого чёрта! Пока, прохлаждаясь в Дубках, будешь пьянствовать с Яновским, Сазонов-то твой - тю-тю! Или ударится в бега, или забьётся в такую щель! Если - не хуже что! Геннадий Ильич, опомнись! Немедленно возвращайся в город!'
   Борьба конформизма с нонконформизмом в сознании Геннадия Ильича продолжалась минут, вероятно, пять - победили, как у майора обыкновенно бывало в подобных случаях, ответственность, чувство долга и следовательский профессионализм.
  
   - 8 -
  
   В город Брызгалов смог попасть только за полночь - с помощью одного из умеющих водить охранников Аллы Анатольевны.
   Лидочка, убрав в квартире и не дождавшись звонка майора, ночевать не осталась, что в настоящий момент не слишком разочаровало Геннадия Ильича: суета, алкоголь, нервное напряжение - мысль о 'постельных подвигах' он бы сейчас не назвал удачной. Перекормленный Барсик - а Лидия Николаевна, подлизываясь к наглому котяре, в отсутствии майора потчевала его нисколько не сообразуясь с медицинскими показаниями - лишь лениво приоткрыл левый глаз и, самодовольно мурлыкнув, заснул опять, по-хозяйски развалившись на единственном мягком кресле.
   Утром, опохмелившись двумя рюмками водки, Брызгалов первым делом связался с Андреем Степановичем Гавриковым - упросив эксперта пожертвовать выходным днём и съездить в Дубки на вскрытие. Затем набрал номер Анисимова - говорил ли он сам с костенковскими свидетелями, и что предпринято для поисков музыканта? Оказалось, что сам Юрий Викторович ни с Прохоровым, ни с Кондратьевым - почётными потомственными гражданами-алкоголиками их богоспасаемого Града - не имел чести вести беседу, однако лицезреть их скоро надеется, ибо Виктор Костенко обещал сих хануриков доставить в управление к десяти часам: трезвыми и, по возможности, побитыми не сильно. А вот с Сазоновым - хуже. Костенко свидетелей его возвращения из Здравницы обнаружил в общем-то случайно - допрашивая официантку в ресторане 'Золотой якорь' - и как ни заторопился, понимая значение своего открытия, но пока их нашёл (более мычащими, чем разговаривающими), доставил в своё линейное отделение милиции, с помощью холодной воды и, увы, кулаков немного отрезвил, пока пробовал разыскать Сазонова, рабочий день давно кончился. Так что к нему, к Анисимову, старший лейтенант обратился в районе двадцати часов: плюс, минус десять минут.
   Переговорив с Анисимовым, Геннадий Ильич сварил кофе - есть после вчерашних возлияний ему совсем не хотелось - и, накормив Барсика, отправился в райотдел. В нерабочий день в их непритязательном двухэтажном строеньице было, как всегда по выходным, малолюдно и тихо. Прежде, чем пройти в свой кабинет, майор завернул в соседний, где временно разместился откомандированный из прокуратуры следователь Анисимов.
   В неофициальной 'табели о рангах' Юрий Викторович считался вторым, после Брызгалова, 'сыскарём' в их городе. Хотя, если бы не авторитетное мнение полковника Зубова, большинство из причастных к розыску на первое место поставило бы, конечно, Анисимова: за логически ясный ум, знание всех новейших достижений криминалистики, предсказуемость и понятность действий. Поэтому неудивительно, что между лучшими городскими 'сыскарями' существовало негласное соперничество: кто кого обойдёт - кто успешнее справится с чем-нибудь особенно заковыристым.
   Отчасти из-за соперничества, но, главным образом, потому что для ведения одного дела объединять усилия двух лучших следователей было бы непозволительной роскошью, в последние три года Брызгалову с Анисимовым совместно работать пришлось всего два раза - и в обоих случаях не без серьёзных трений: помимо профессиональной ревности, методы и приёмы каждого совмещались с большим трудом. Однако оба раза их объединение дало блестящие результаты, и потому, что в случае убийства Бутова полковник решился на такое нерациональное использование способностей своих подчинённых, можно было судить, насколько важным для него является раскрытие этого преступления.
   В занимаемом Анисимовым кабинете Геннадия Ильича ждал небольшой сюрприз: кроме Юрия Викторовича возле обшарпанного письменного стола на жёстком казённом стуле помещался полковник Зубов - собственной персоной. Несколько грузноватый, совершенно седой, добродушно, но и не без ехидцы посматривающий на собеседника сквозь очки близко посаженными карими глазами.
   Переступив порог, Геннадий Ильич поздоровался с присутствующими и сел на свободный стул - напротив полковника и вполоборота к Анисимову. Зубов быстро перевёл взгляд с одного следователя на другого, так, будто этого мгновенного движения зрачков ему хватило, чтобы получить согласие каждого, и заговорил нарочито по-простецки:
   - Вы уж, орлы-майоры, не обессудьте, что тереблю в нерабочий день. Сами понимаете, дело первостатейной важности, да и Москва, - ехидный взгляд в сторону Брызгалова, - на контроле. Что с Сазоновым? Насколько, по вашему мнению, он может оказаться причастным? Сперва, Юрий Викторович, ты.
   - Я, Андрей Сергеевич, так я. Хотя, по справедливости, надо бы Геннадию Ильичу - он ведь ведущий следователь. А я что, я, по поручению майора Брызгалова, в основном по архивной части. Но поскольку начальству всегда виднее...
   - Стоп, Юрий Викторович. Вот что, господа сыскари, - в голосе Зубова звякнуло нечто металлическое, - своё остроумие друг на друге оттачивайте, пожалуйста, после работы. За кружкой пива. И вообще - оба ершисты, знаю! - о всяком соперничестве на время этого расследования забудьте напрочь. Ишь, петухи ливенские! Ладно, майор, продолжай.
   - По Сазонову, Андрей Сергеевич, - я вам свои соображения высказал ещё вчера. Как только узнал от Костенко об исчезновении музыканта. Более - никаких новых фактов; а я, как вы знаете, солидаризируясь с Ньютоном и Гавриковым, гипотез не измышляю. Возможно, после допроса Прохорова и Кондратьева появятся какие-нибудь дополнительные соображения... Зато есть интересный материал по деятельности производственно-коммерческой фирмы 'Лотос'. И если хотите...
   - Минуточку, Юрий Викторович. У тебя, Геннадий Ильич, понятно, по Сазонову вряд ли что может быть, а по Дубкам? Ты всё-таки вчера вертелся там целый день. До позднего вечера. И, кроме того, что теперь понимаешь толк в свинье с апельсинами, разведал чего-нибудь? Даже - на уровне сплетен? Но, разумеется, таких, которые можно проверить?
   - Не в свинье, Андрей Сергеевич, а в баранине. На рёбрышках.
   Брызгалов знал, что, однажды прицепившись к им же самим выдуманной 'свинье с апельсинами', ехидина-полковник уймётся не скоро и решил повести свою, не совсем честную (пользоваться болезнью противника - чего уж! - приём грязноватый) игру.
   - Но апельсины, Андрей Сергеевич, в этом блюде не главное. Главное, я расспросил у Танечки, - начал вдохновенно врать Геннадий Ильич, - брусника. Обыкновенная мочёная брусника, но, конечно же, есть некоторые секреты. Танечка мне сказала...
   - Ври, Геннадий Ильич, да не завирайся. Я же тебя насквозь вижу. Думаешь, что у старого язвенника сейчас потекут слюнки, начнёт выделяться желудочный сок - а вот дудки тебе, майор! Не потекут! Я сегодня позавтракал отменной паровой телятиной с отварной картошечкой - со своего участка! А вот у тебя, могу поспорить, кроме рюмки водки да кружки крепкого кофе во рту ещё ничего не было! Так что свой психологический садизм лучше прибереги для подследственных!
   - Простите, Андрей Сергеевич, - покаянно извинился уличённый и внутренне порозовевший от стыда Брызгалов, - мои кулинарные изыски... и ваша язва... действительно - садист... вынужден согласиться с Фрейдом... а также - с Яновским... с которым вчера... Нечем, Андрей Сергеевич, - сам себя перебил майор, - мне по Дубкам похвастаться! Ничего - даже на уровне проверяемых сплетен. И более: вчера - до поездки - я серьёзно подозревал Яновского, однако, поговорив с ним... Впрочем, судите сами.
   Геннадий Ильич вкратце, но не упустив ничего существенного, рассказал полковнику о своих подозрениях относительно друга Бутова, подчеркнув, что хотя теоретически - исходя из времени, которое необходимо, чтобы попасть из Дубков в Здравницу - у Яновского была возможность совершить это убийство, однако возможность - не доказательство.
   - Говоришь, Геннадий Ильич, что Яновский сам пошёл тебе навстречу? Едва ты намекнул ему на возможность пешей прогулки в Здравницу?
   - Сам, Андрей Сергеевич, - и весьма охотно. Расписал мне маршруты своих пробежек. А заодно очень картинно поведал о жуткой грозе, которая будто бы застигла его на просеке.
   - Да... Яновский или необыкновенно хитёр, или действительно - непричастен. Жаль, майор, красивая версия: привидение в спортивном костюме... Хотя, Геннадий Ильич, я тебя знаю не первый год - ты, прежде, чем приблизишься к сути дела, с десяток выдумаешь таких же красивых. Ладно, майор, не обижайся - нисколько не критикую. Главное - чтобы дело. Надеюсь, из-за ловкого хода Андрея Игоревича подозревать ты его не перестал?
   - Нет, конечно. Однако - не более, чем других. Из главного подозреваемого он, если так можно выразиться, разжалован в рядовые. А тут ещё вдруг - Сазонов! Ей Богу, Андрей Сергеевич, до вашего вчерашнего звонка я его держал в глубоком резерве! И надо же... никак не ожидал от Костенко подобной прыти! Я же его перебросил на Кузнецова. Вчера ещё - утром. А он, значит, не прекратил копать по Здравнице...
   - Ладно, майор, победителей не судят. Тем более...
   Договорить полковнику не удалось. После короткого стука дверь распахнулась, и на пороге нарисовалась жердеобразная, едва ли не во всю высоту дверного проёма, фигура старшего лейтенанта.
   - Привет, Юра, - в своей обычной манере начал было Костенко, однако, заметив полковника, поспешил поправиться: - Здравия желаю, Андрей Сергеевич. Старший лейтенант Костенко прибыл в ваше распоряжение. Задержанные доставлены. Оба пока внизу. Куда их, Андрей Сергеевич?
   - Задержанные, говоришь, Виктор Иванович? - с едва заметной иронией переспросил полковник. - Если не секрет, по подозрению в чём? Или уж сразу - по обвинению?
   Однако смутить Костенко ехидными замечаниями было не просто - он или действительно не понимал скрытой иронии, или притворялся, что на него, потомственного 'механизатора от сохи', интеллигентские штучки ничуть не действуют - и на вопрос полковника ответил без малейшей запинки:
   - А в чём хотите, Андрей Сергеевич! Можно - за распитие. Можно - за появление в общественном месте в не трезвом виде. За мелкое хулиганство. А если надо подольше - за сопротивление при задержании. Вы же знаете: был бы человек...
   - ...статья найдётся? Знаю, Виктор Иванович! Вот и получается, что у нас все СИЗО, все тюрьмы под завязку набиты или мелкой шушерой, или вообще - невинными! А те, кому действительно надо сидеть - разъезжают на 'Мерседесах'! Зато милиция при деле: задерживает, пресекает, ловит, передаёт в суды. Ладно, старший лейтенант, это я так - к слову. Сам - тоже не без греха. Очень даже не без греха... - с горечью покаялся Зубов. - Но ты, Виктор Иванович, вот что подумай: после твоей 'обработки' какие, к чёрту, из этих двух алкашей свидетели! Или будут держаться вчерашнего, или такого понапридумывают!
   - Какая 'обработка', Андрей Сергеевич?! Есть у нас некоторые - знаю! Завидуют, распускают слухи! Что будто Костенко и подследственных, и свидетелей бьёт, чуть ли не смертным боем! Но это, Андрей Сергеевич, полная клевета! Ну да, иногда бывает. Гаду какому-нибудь - не удержишься! - двинешь слега по морде, а он, паразит, сразу же хипиш, что Костенко из него чуть ли не жилы тянет! Хотя их, сволочей, надо вообще давить! Как тараканов! Но свидетелей этих, Прохорова и Кондратьева, я, товарищ полковник, поверьте, пальцем не трогал! Вчера отрезвил немножечко, чтобы вякать могли хоть что-то - и всё! Ведь про Сазонова мне узнать, сами понимаете, необходимо было?! А ханурики эти, когда их взяли, оба вусмерть! Лыка не вяжут, блеют - вот и пришлось водичкой! Холодненькой привести их в чувство! А больше чего - ни-ни! А что рожи слегка побиты - так ведь с обеда пьянствовали! Тамарка в 'Золотом якоре' мне сказала. А по пьянке-то - ничего удивительного! Или друг с другом поцапались, или такие же алкаши-приятели немножечко им накостыляли. Да вы, Андрей Сергеевич, сами у них спросите! Станут они жаловаться на Костенко?
   - Высказался, Виктор Иванович? Всё? Или добавишь что-то?
   Безразлично-вежливым голосом, словно преподаватель безнадёжного двоечника, переспросил полковник.
   - Всё, Андрей Сергеевич. Так задерживать мне этих деятелей? Или, - кивок в сторону Брызгалова и Анисимова, - под их ответственность?
   - Под их, Виктор Иванович, под их... Значит, так: Прохорова сейчас к Геннадию Ильичу, а Кондратьева - к Юрию Викторовичу. Пусть наши знаменитые сыскари с ними один на один помаются. А мы с тобой - пока в коридоре. Подождём... Побеседуем... Геннадий Ильич, Юрий Викторович, не торопитесь - допрашивайте сколько надо. А я тем временем - ориентировку на Сазонова. Свяжусь с типографией, чтобы сегодня же растиражиривали его физиономию и передали по всем постам. В областной розыск.
   Пожелав - не без подковырки - удачи Анисимову, Брызгалов прошёл в свой кабинет и, достав бланк, выписал повестку Прохорову Алексею Александровичу - чтобы после не отвлекаться на формальности. Введённый Костенко свидетель остановился у самой двери, робко, но и с надеждой поглядывая на майора - вечный вопрошающий взгляд русского простолюдина в любом присутственном месте: как, мол, сразу по морде или разговорами истомят сначала? Поэтому, встречая такой беззащитно покорный взгляд, Геннадий Ильич всякий раз чувствовал себя неуютно и, соответственно, не любил - несколько даже терялся! - когда ему приходилось допрашивать человека из простого народа.
   (Настоящих уголовников - или 'блатных' - к простонародью Брызгалов не относил, несмотря на их самое что ни на есть крестьянское или пролетарское происхождение. Хищник он и есть хищник, а кто были его папа с мамой - дело десятое.)
   За подчёркнутой предупредительностью скрыв лёгкое замешательство, майор вежливо попросил Прохорова сесть не свободный стул:
   - Алексей Александрович, вы, поймите, свидетель. Скрывать не буду - важный свидетель. Поэтому о вашей встрече с Сазоновым расскажите, пожалуйста, подробнее? Всё - что сможете вспомнить? Во что был одет? Как разговаривал - взволнованно или спокойно? Действительно - сел ли в Здравнице? Вообще, Алексей Александрович, - любую мелочь. Очень прошу.
   Звучало казённо, нестерпимо воняло фальшью, Геннадий Ильич чувствовал, что, разговаривая так, он не сможет расположить к себе свидетеля - увы! С Аллой Анатольевной, с Яновским - да даже с Пушкарёвым! - он мог находить общий язык; с прохоровыми - не получалось. Что сразу же, как только заговорил свидетель, подтвердилось самым печальным образом: ничего нового к своим вчерашним показаниям Алексей Александрович добавить или не смог, или не захотел. Кроме наивно демагогического выпада в сторону власти: мол, рабочего человека в милиции бьют всегда - хоть при Брежневе, хоть при Ельцине. Вот при Сталине - да! Было другое дело! Рабочий класс тогда уважали!
   Брызгалов, чувствуя пропасть между собой и Прохоровым, не стал уточнять, откуда сорокалетний Алексей Александрович знает, как рабочему человеку жилось при Сталине, а думал только о том, каким образом ему победить вполне оправданное недоверие свидетеля к следователю - чтобы получить от Прохорова хоть самую капельку дополнительной информации: ибо - кто знает! - вдруг эта капелька окажется более ценной, чем всё, собранное со вчерашнего дня?
   Увы, думалось неважно: после вчерашней выпивки сегодняшние две рюмки здоровье поправили ненадолго - тяжесть на сердце, головная боль и общая душевная муть требовали ещё лекарства, а тут (как назло!) свидетель. Которого, исхитрившись каким-то образом, необходимо вызвать на откровенность. А исхитрись, попробуй, когда голова разламывается на части!
   'У Прохорова, кстати, тоже, - неожиданно пришло на ум майору, - и поболее, пожалуй, чем у меня! Сколько говорится красивых слов о любви к ближнему, а когда доходит до дела - всегда находятся отговорки! - Мигом пронеслось в брызгаловской голове, дополнившись по пути ещё одной, вытекающей из этого соображения, мыслью: - А ведь мы сейчас с Прохоровым оба, того не желая, мучаем друг друга?! Мешаем опохмелиться! Он - мне, я - ему! Какого, спрашивается, чёрта?!', - Геннадий Ильич, кажется, нашёл неожиданное - хотя абсолютно традиционное! - решение проблемы взаимопонимания интеллигенции и народа: из тумбочки письменного стола демонстративно достал бутылку водки, два гранёных стакана и несколько купленных по дороге в булочной пирожков с капустой.
   - Простите, Алексей Александрович, я к вам с вопросами... хотя, если по делу, сначала необходимо поправиться... и вам, и мне... так что - будем!
   Произнеся это сакраментальное слово, майор лихо выпил свою порцию и сунул в рот вкусный капустный пирожок. Прохоров недоверчиво, с заметной робостью взял стакан, через стол пододвинутый ему Брызгаловым, и всё его содержимое как-то странно - почти незаметно! - втянул в себя. Разломил пирожок, понюхал и, откусив крохотный кусочек, стал не спеша жевать.
   Выпив, Геннадий Ильич почти сразу почувствовал как водка, совместно ими употреблённая, размывает вековые барьеры между властью и угнетаемым ею простым народом. Прохоров, вероятно, почувствовал то же самое: во всяком случае, заметно оживившись после второй порции алкоголя, он вспомнил несколько интересных подробностей вечера понедельника.
   Во-первых, что Сазонов сел именно в Здравнице, он утверждать не может. Время было позднее, электричка почти пустая, а музыкант подошёл к ним в Малиновке. А почему тогда показали, что в Здравнице? А чёрт его знает! Наверное, потому, что обычно в Малиновке никто не садится - деревушка в три дома... А если раньше? Допустим - в Слониках? Оно, конечно... но только для этого Сазонову надо было или долго курить в тамбуре, или перейти из другого вагона. Непонятно зачем - когда вся электричка почти пустая... Но всё-таки? Ведь и он, и Кондратьев почему-то да показали, что Сазонов сел именно в Здравнице? А кто его знает... Музыкант им об этом, наверное, сам сказал...
   Далее по ходу непринуждённого (под хмельком) допроса выяснилось, что ничего необычного в поведении Сазонова он, Прохоров, не заметил - материл, правда, грёбаную грозу, но в тот вечер её материли все. Ведь из-за сучьего ливня электричка тогда опоздала на полчаса!
   Ещё из длинной - почти часовой - беседы Геннадию Ильичу удалось выудить несколько незначительных, но любопытных подробностей. Сазонов, оказывается промокшим не был - хотя зонта при нём Прохоров не заметил. (Да и вообще, грозища была такая, что никакой бы зонтик его не спас!)
   - Не-е, зонта точно не было. Данька же кейс открывал при нас, когда доставал бутылку красненького. Вообще-то, красненькое - для баб, и я его, как мужик, не уважаю, но когда угощают...
   - Алексей Александрович, вспомните, пожалуйста, кроме бутылки вина, вы в кейсе у Сазонова видели что-нибудь?
   - А чего, Геннадий Ильич, я там не видел? Нос по чужим вещам совать не приучен.
   - Ну, Алексей Александрович, может быть так, случайно?
   - Книжка, кажись, была... И свёрток... В газетку рекламную что-то такое было завёрнуто... Ну, знаешь, Геннадий Ильич... я его почему заметил? Данька, когда доставал бутылку, переложил его - не мешал чтобы, значит. А больше, не буду врать, ни х... я не видел. Как, Геннадий Ильич, ни спрашивай.
   Брызгалов уже подумывал закругляться - водка в бутылке кончилась, воспоминания Прохорова пошли по второму кругу - как вдруг, хлопнув себя по лбу, Алексей Александрович поспешил поделиться своим 'открытием':
   - Совсем, бля, забыл! Штанина у Даньки мазутом была запачкана! Левая! Ниже колена! Чёрная полоса такая! Теранулся, видать, обо что-то!
   - А Кондратьев? Он тоже? Или, Алексей Александрович, заметили только вы?
   - А х... его знает... Мы об этом с Петькой вроде бы не базарили... Я ведь и сам... Не знаю - почему вспомнил... А так-то: запачкана у мужика штанина - ну, и запачкана... Это если бы у девки - тогда, конечно... Все бы тогда заметили. А так - не знаю... Ты, Геннадий Ильич, сам лучше спроси у Петьки...
   Вспомнив эту деталь, Прохоров, чрезвычайно довольный собой, пустился было по третьему кругу пересказывать подробности своего возвращения, однако майор, видя, что источник уже иссяк, остановил свидетеля:
   - Спасибо, Алексей Александрович. На сегодня - хватит. Вот - прочитайте и распишитесь.
   Отметив повестку, Геннадий Ильич сказал Прохорову, чтобы тот в вестибюле на выходе дождался Кондратьева - одного, дескать, его дежурный не выпустит. Затем, попрощавшись с Алексеем Александровичем, запер свой кабинет и прошёл в соседний - к Анисимову. Где, прочитав показания Петра Кондратьева, - ага, о запачканной штанине в них ни полслова! - Геннадий Ильич, спросив позволения у Анисимова, задал на эту тему вопрос свидетелю.
   Пётр Адольфович, оторванный от решения куда более важной задачи - где взять денег на опохмелку? - подумав несколько секунд, неуверенно вспомнил, что, кажется, да: была запачкана.
   Слегка раздосадованный Юрий Викторович - Брызгалов на сей раз его таки обошёл! - внёс это показание в протокол и, дав расписаться Кондратьеву, отпустил свидетеля. Затем, чтобы сравнять счёт, Анисимов затеял с Геннадием Ильичём обмен мнениями о судьбе исчезнувшего Сазонова - демонстративно избегая разговора о документах по 'Лотосу' - однако вошедший Зубов не дал затянуться этой игре в 'девушку и дипломата'.
   - Стало быть, господа офицеры, так: с типографией я договорился, портрет Сазонова напечатать и разослать обещают к четырнадцати часам. А вы мне пока - вкратце - что свидетели? Насколько им можно верить? А с тебя, Геннадий Ильич, 'за применение недозволенных методов в ходе дознания', спрос особый. Так что, милок, отчитывайся.
   - Каких ещё недозволенных методов? - изумился Брызгалов - или?..
   - Вот именно! Сам слышал, как Прохоров хвастался Кондратьеву, что следователь ему попался - мужик что надо! И опохмелиться налил, и сам с ним выпил! Уважает, значит, рабочего человека. А теперь, Геннадий Ильич, подумай: ведь ты сейчас не можешь знать насколько показания Прохорова и Кондратьева окажутся важными? А вдруг это, - распекая майора, Зубов одновременно пробегал глазами протокол допроса, - насчёт запачканной мазутом штанины, будет в конце концов решающей уликой? Да хороший адвокат, прицепившись к тому, что эти сведения ты получил от Прохорова предварительно его напоив, камня на камне не оставит от обвинения!
   - Виноват, Андрей Сергеевич, не подумал. Учту. Впредь, обещаю, не повторится, - казённо, по долгу службы извинился Брызгалов: понимая, с одной стороны, обоснованность упрёков полковника, а с другой - собственную правоту. - А по Прохорову... не врёт... уверен... особенно - сличив его показания с показаниями Кондратьева... и насчёт штанины - тоже... такое не выдумаешь.
   Однако главным, по мнению следователя, было сейчас не уточнение показаний Кондратьева, а поиски музыканта: сама по себе поездка в Здравницу могла быть случайной, но последовавшее за ней исчезновение Сазонова - это уже серьёзно. Настолько, что... и далее Брызгалов подробно рассказал о возникшем у него плане поисков музыканта.
   - Что ж, Геннадий Ильич, одобряю. Вполне. - Согласился полковник. - А ты, Юрий Викторович? Если ничего существенного в связи с допросом свидетелей и планом по розыску Сазонова не имеешь, то, пожалуйста - 'Лотос'. Что там такое у них стряслось? Только, конечно, вкратце. Сам понимаешь: главное - музыкант. С ним, в отличие от 'Лотоса', время не терпит.
   Но узнать, что Анисимов раскопал в документах производственно-коммерческой фирмы не удалось и на этот раз. В соседнем брызгаловском кабинете надсадно зазвонил телефон. Одержимый нехорошим предчувствием Геннадий Ильич, извинившись, прошёл к себе и снял трубку. И сразу же в барабанную перепонку ударил панический вопль Пушкарёва:
   - Вера! Верочка! Отравилась!
   - Насмерть?! - уверенный, что насмерть, всё-таки машинально переспросил Брызгалов.
   - Нет! Жива! Славу Богу, Геннадий Ильич, жива! И говорят - вне опасности! Но почему?! Почему, Геннадий Ильич, скажите?!
   Успокоенный тем, что не насмерть, майор перевёл дух и заговорил почти будничным голосом:
   - С этим вопросом, Фёдор Степанович, надо обращаться не ко мне - к Кандинскому. А мне объясните лучше, как Вере Максимовне это удалось? Ведь вы же вчера сказали, что она надёжно связана санитаром из психиатрической клиники? И более: что будто бы тот же санитар остался при ней дежурить? Или я что-нибудь напутал? Вчера вас неверно понял?
   - Верно, Геннадий Ильич, связана! Но санитар этот хренов! Верочка сегодня утром попросилась в туалет - и он, падла, развязал! С судном не захотел возиться! Ну, это и я, конечно! Недоучёл! Что для таких дел надо сиделку! Женщину! Что мужику - не всякому! Но и Кандинский - тоже! Должен был подсказать! А туалет у нас с ванной. При спальне. А в ванной - аптечка. Так, всякая ерунда. Но и снотворное. Нозепам. Почти целая упаковка. 50 таблеток. А этот говнюк сам с Верочкой в ванную не пошёл. Дверь только велел - чтобы не закрывала. Ну, и она, улучив момент, когда этот р... считал ворон! А долго ли! Нозепам - он, знаете, в таких стеклянных штучках! Пластмассовую крышечку сковырнула - и в горсть! А потом, будто бы умываясь, выпила! А этот паразит ничего не заметил!
   - А вам - Фёдор Степанович? Кто вам сказал об этом?
   - Охранник, кто же ещё! А этот козёл-санитар - совсем уделался! Понимает, падла, что я ему пасть порву!
   - Фёдор Степанович, вам обязательно подавай виновного - понимаю, взволнованы, хочется кого-то растерзать! - но ведь и сами? Вспомните? Ну да об этом - после. А пока - попробуйте по порядку. И без сведения счётов с ближними: 'козлы, падлы, суки' - фи, Фёдор Степанович! Вы же солидный предприниматель, интеллигентный человек - неудобно, знаете ли.
   - Простите, Геннадий Ильич. Действительно - переборщил. Достали. Но ведь Верочка! А если бы умерла?!
   - Если бы да кабы, Фёдор Степанович! Успокойтесь. Нозепам, насколько я знаю, мало опасно. Нет, можно, конечно, но - трудно. При особом стечении обстоятельств. И вы, Фёдор Степанович, лучше думали бы не о том, кто виноват, а поблагодарили Бога, что в вашей аптечке не оказалось чего-нибудь похуже! А то: 'санитар, санитар', а что с Верой Максимовной что-то не так - он ведь, небось, обратил внимание?
   - Да, Геннадий Ильич, он. И скоро. Когда Верочку после ванной связал опять - говорит, через десять минут... Она вдруг какая-то не такая сделалась. Лицо покраснело, дыханье прерывистое, возбуждена, что-то нечленораздельное бормочет, но - в то же время! - будто бы засыпает. Ну, санитар - мужик тёртый - сразу сообразил. Кинулся в ванную, в открытой аптечке увидел пузырёк из-под нозепама - и к Верочке. Развязал, крикнул охранника, велел ему позвонить в скорую, а сам - промывание. А когда приехала скорая, санитар связался с Кандинским. Ну, а Кандинский - опять со скорой. Чтобы Верочку отвезли не в обычную больницу, а в психиатрическую - к нему, значит.
   - И всё это, Фёдор Степанович, вам рассказал охранник?
   - Нет, не только. Когда позвонил охранник - у меня, знаете, прямо-таки остановилось сердце. Подумал даже: сейчас загнусь. Совсем, как вчера Лисовский. Ведь - Верочка! А охранник - балда! Бухнул мне первым делом, что отравилась! А что с ней ничего опасного - после! Ну, я - когда отошёл немножечко - сразу позвонил Кандинскому. И все эти подробности узнал от него. И ещё, Геннадий Ильич... Кандинский - опять. Выразил желание встретиться с вами. Почему я и позвонил с утра. Сначала домой, а затем - сюда.
   Пообещав Пушкарёву сразу же, как только немного освободится, связаться с Кандинским, Геннадий Ильич попрощался с бизнесменом и, заперев свой кабинет, поспешил в соседний: попытка самоубийства Сидоренко резко меняла все планы на сегодня.
   Андрей Сергеевич, когда Брызгалов пересказал свой, только что состоявшийся разговор с Пушкарёвым, помрачнел лицом, задумался и, помолчав две, три минуты, неожиданно начал с извинения:
   - Меня, старика, Геннадий Ильич, прости. Ну, за моё ехидство в четверг. Когда ты мне сказал об осиротевших рабынях Бутова - а я тебя, не подумав, высмеял. В общем-то - по-дурацки. Да... дела... ничего не скажешь... и в голову не могло прийти... выходит, товарищ Люмбаго копал не зря?.. выходит, в экспериментах Бутова содержалось что-то такое глубоко запрещённое?.. не законами запрещённое - здесь прокурор дал промашку - а самой человеческой сущностью?.. да, Геннадий Ильич, дела... Хочешь не хочешь, а теперь я с тобой должен согласиться - бутовские рабыни! К ним сейчас необходимо самое пристальное внимание. И в этой связи, майор, будь добр, поделись своими соображениями? А также, если имеешь - планами?
   Брызгалов, довольный, что к попытке самоубийства Веры Максимовны полковник отнёсся серьёзно, предложил на сегодня поиски музыканта полностью передать Анисимову, а самому, не откладывая, встретиться с Кандинским. На высказанное Зубовым опасение, не боится ли майор, что пока он будет консультироваться у доктора, ещё какая-нибудь из рабынь попробует свести счёты с жизнью, Геннадий Ильич ответил отрицательно:
   - Нет, Андрей Сергеевич, не боюсь. С Пушкарёвым - особый случай. А Бутова и Долгов - 'нормальные рабовладельцы'. Уверен, их подопечные скованы сейчас так, что ни рукой, ни ногой пошевелить не могут. Какие уж тут самоубийства.
   На этом обмен мнениями завершился; Анисимов, прихватив Костенко, поехал на квартиру к Сазонову; полковник, вздохнув, что к огорчению супруги на выходные придётся остаться в городе, отправился домой; Геннадий Ильич, созвонившись с Кандинским и выслушав от него множество комплиментов, спустился во двор - к своему, терпеливо дожидающемуся хозяина, 'жигулёнку'.
  
   - 9 -
  
   Городская психиатрическая больница находилась на самой окраине - ехать пришлось через центр. Трамвайные пути, светофоры, пробки, бестолковые пешеходы - дорога полностью поглощала внимание. Для мыслей о чём-нибудь постороннем места в голове совершенно не оставалось - лишь выехав на широкое и по движению относительно упорядоченное шоссе Моторостроителей Геннадий Ильич позволил себе немного задуматься.
   Смущающие комплименты Кандинского - об огромном, данном ему природой таланте психолога - майор постарался на время забыть, дабы, возгордясь собой, не упустить из вида докучные 'мелочи': необходимость, к примеру, заниматься расследованием убийства какого-то там Игоря Олеговича - бизнесмена средней руки и самодеятельного теоретика 'неорабовладения' постмодернистского толка по совместительству.
   Приложив значительное усилие, Брызгалов заставил себя размышлять именно об этом убийстве. Однако поначалу мешало желание охватить всё разом: Аллу Анатольевну с Лидией Александровной, ночные пробежки Яновского, страсть Пушкарёва к Вере Максимовне, смерть Лисовского, бред прокурора, исчезновение Сазонова. Поэтому, чтобы зря не растратить силы в бесплодных обобщениях, майор намеренно сузил угол зрения: показания Прохорова и Кондратьева - нельзя ли, внимательно их проанализировав, сделать хоть какой-нибудь вывод о судьбе музыканта?
   'Сазонов промокшим не был, зонтика при себе не имел, материл грозу, со случайно встреченными знакомыми пожелал распить бутылку вина, которую вёз с собой, хотя ни выпившим, ни возбуждённым свидетелям не показался. С большой долей вероятности - сел в электричку в Здравнице. Между двадцатью тремя пятнадцатью и двадцатью тремя сорока - что легко уточнить. Левая штанина запачкана чем-то чёрным, скорее всего - мазутом', - вспоминал Геннадий Ильич.
   'И что нам это даёт? Промокшим не был - значит, от двадцати двух пятнадцати до, примерно, двадцати трёх находился под крышей. Причём - под надёжной. Гроза-то была - ого! Ни ёлочки, ни шалашики ему бы не помогли. Равно, как и зонтик, которого к тому же он, скорее всего, не имел. Под крышей - и что? Если Бутова застрелил всё-таки он - допустим, где-нибудь в 21.30 - времени, чтобы до грозы найти укрытие, у него оставалось вполне достаточно. Ладно - проехали - дальше. Застрелив ближнего, чувствовать себя Сазонов был должен как? Скверно! Нервы у музыканта вряд ли железные. И то, что Сазонов возбуждённым не выглядел, будто бы говорит в его пользу... но... только - в среднем. У десяти из ста, впервые совершивших убийство, реакция может быть самой парадоксальной: от глубочайшего раскаяния - до полного равнодушия. И что у Сазонова проявилось именно так - исключать нельзя. Однако главное, что настораживает - исчезновение музыканта. Если поиски у родственников, друзей, знакомых в ближайшие несколько часов не дадут результата - тогда... а что - тогда?'
   Ни что в голове у Геннадия Ильича ни во что хоть сколько-нибудь оформленное не складывалось: мысли кружились по замкнутому кругу - дорога всё-таки отвлекала. Но и тупое пережёвывание в уме свидетельских показаний от дороги - тоже. Не заметив, майор проскочил поворот на ведущую к больнице улицу Бехтерева и вынужден был, чертыхаясь, почти три километра катить вдоль сплошной разделительной полосы, пока она наконец-то - аж за мостом - не перешла в спасительный пунктир. Лихо развернувшись почти под носом у допотопного 'КРАЗа', Геннадий Ильич уже без приключений добрался до места.
   Больница от последних городских построек отделялась глубоким узким оврагом - по дну которого весело пробегал зловонный ручей. Переехав по дамбе эту топографическую несообразность, Геннадий Ильич оказался перед железными двухстворчатыми воротами в сплошном бетонном заборе.
   Следуя инструкции Кандинского, майор дал три коротких гудка - из будки высунулся охранник и, не удосужив взглядом водителя, впился глазами в номер его автомобиля. Попялившись несколько долгих секунд, скрылся и что-то там у себя нажал: створки ворот, слегка повизгивая и слабо погромыхивая, поползли в разные стороны - брызгаловский 'жигулёнок' без промедления скользнул в образовавшуюся дыру. Попетляв по аллеям чахлого больничного парка, майор отыскал трёхэтажное унылого вида строение - корпус номер семнадцать, 'вотчину' Владимира Моисеевича Кандинского.
  
   Высокий лоб в обрамлении седеющей львиной гривы густых волос, пышная щётка усов под носом, полные губы, волевой подбородок, пытливый взгляд тёмно-карих глаз - чёрт побери, ещё двойник! 'А не многовато ли? - мелькнуло в уме Геннадия Ильича, пока он, здороваясь, пожимал протянутую руку Кандинского. - Алла Анатольевна и Лидия Александровна, Владимир Кандинский и... Альберт Эйнштейн! Ничего себе - шуточки! Можно подумать, что Бутов действительно продал душу дьяволу, и теперь, получив своё, сатана изгаляется над следствием!'
   Конечно, внимательно всмотревшись в лицо Владимира Моисеевича, Брызгалов обнаружил, что сходство психиатра с великим физиком не столь уж и велико, но тем многозначительнее и ехиднее оно представлялось. Сравнивать несравнимое, проводить фантастические параллели - да это впору самому обращаться к доктору! 'А что, - в сопровождении психиатра поднимаясь по лестнице на второй этаж, продолжал размышлять майор, - расскажи я Кандинскому о своей 'картинке', он, чего доброго, смотреть на меня начнёт как на будущего пациента!'
   В кабинете, усадив Брызгалова в кресло, Владимир Моисеевич, чтобы быть на равных, не прошёл за стол, а, пододвинув стул, устроился сбоку, напротив майора, в полутора шагах от него - оптимальная дистанция для непринуждённой дружеской беседы.
   - Польщён, Владимир Моисеевич, очень даже польщён. Но всё-таки, - отвечая на комплименты, выслушанные по телефону, первым заговорил Брызгалов, - чего особенного было в моём совете? Ну, относительно Веры Максимовны? Когда я велел Пушкарёву её связать?
   - А чем, Геннадий Ильич, вы располагали, давая этот совет? Одно самоубийство, один несчастный случай - и всё! Но главное - даже не это. Из массы бутовских женщин выделить тех, кого вы назвали 'рабынями по убеждениям' - далеко не всякому психиатру пришло бы такое в голову!
   - Но ведь, Владимир Моисеевич, это же совсем по другому поводу. Просто я проверял одну из версий: ну, что убийца Игоря Олеговича - человек с крайне неустойчивой психикой. Причём - из его хороших знакомых. А где, спрашивается, искать таких, как не среди бутовских рабынь? Ну, вот я и проверил список. Благо, в девяносто восьмом году прокурор постарался. Ох, как постарался! Допросил едва ли не шестьдесят свидетельниц. Он, правда, упорно именовал их 'потерпевшими'... Но это его проблемы...
   - ...извините, Геннадий Ильич, было бы очень любопытно взглянуть на этот список. А то ведь я знаю только по газетам, в которых печатались лишь одни ядовитые глупости...
   - Хотите, Владимир Моисеевич, я вам из 'прокурорского досье' перепишу на дискету? Со всеми показаниями - которые товарищ Люмбаго вытянул у бутовских женщин? Чтобы лечить ту же Веру Максимовну - вам ведь очень не помешают её показания в девяносто восьмом году?
   - Ещё бы, Геннадий Ильич! Ведь это же динамика процесса за два года! Иметь возможность сравнить то, что она говорит сейчас - с тем, что Люмбаго записал тогда! Да для психиатра это - знаете!
   - Наверно, Владимир Моисеевич... только те показания... они ведь весьма специфичны... под определённым углом... ведь нашему прокурору - что?.. насилие, принуждение, побои, наркотики... особенно - наркотики... всё остальное было ему до лампочки...
   - Конечно, если бы тогда с ней побеседовал не прокурор, а психиатр - было бы лучше. Но и так... Большое, Геннадий Ильич, спасибо - надеюсь, обещанная вами кассета мне очень поможет... А кстати? В девяносто восьмом? Серьёзной психиатрической экспертизы бутовских рабынь тогда, как я понимаю, не проводилось? Не можете сказать - почему?
   - Действительно - почему?.. Я ведь, Владимир Моисеевич, этим делом тогда не занимался. У меня, если можно так выразиться, несколько другой профиль. В основном - умышленные убийства. Да - и помимо. Скажу по секрету: я, как в наше время всякий толковый сыщик, подрабатываю частными расследованиями и как раз в мае - июле девяносто восьмого по просьбе одного нашего великореченского предпринимателя занимался загадочной смертью художника Гневицкого и таинственным самовозгоранием его картины. Так что мне тогда было не до прокурорских фантазий, и я вам - сугубо предположительно... Как я понимаю, судьба бутовских рабынь - а тем более их настоящие, а не выдуманные проблемы - товарища Люмбаго интересовала мало. Ему главное было прищучить Игоря Олеговича... А вообще, Владимир Моисеевич, это уже история. Давайте лучше поговорим о Вере Максимовне? Её инфантильность, это, Владимир Моисеевич, по-вашему - что? Серьёзное психическое расстройство или игра?
   - А вы бы, Геннадий Ильич, спросили чего полегче. Явный невроз ... но вот его характер... некоторые симптомы истерии - да, наблюдаются. В первую очередь - желание во что бы то ни стало быть в центре внимания. А также - провоцирование окружающих на соответствующее обращение с ней, ну, чтобы - как с маленькой девочкой. Однако диагноз 'истерия' я бы ей не поставил... Во-первых - отсутствуют многие характерные симптомы, а во-вторых... сама эта раздвоенность... на грани расщепления личности... что много серьёзнее... попахивает, так сказать, шизофренией. Да вдобавок - стремление отказаться от своей воли... которое свидетельствует о наличии в её психики параноидальных мотивов...
   - Но, Владимир Моисеевич, - подал реплику внимательно слушающий Брызгалов, - это же, по-моему, у всех 'идейных' рабынь Игоря Олеговича. Стремление отказаться от своей воли - это же в их поведении главное. Что у Веры Максимовны, что у Лидии Александровны.
   - Однако, Геннадий Ильич, вероятно, у Веры Максимовны и Лидии Александровны это стремление проявляется по-разному? Вообще-то, желание отказаться от своей воли - это у очень многих. Ведь некоторые социальные институты - армия, церковь, а иногда и всё государство в целом - требуют от своих членов отказа от собственной воли. И очень многие с радостью и охотой следуют этим демагогическим призывам. И Бутов, экспериментируя, шёл тем же путём. Но! Очень, Геннадий Ильич, важное 'но': в некотором смысле фельдфебеля, монаха, прокурора можно рассматривать, как невротика - однако попробуйте им это сказать! Разорвут, отлучат, посадят! Что - хотя данное утверждение звучит несколько парадоксально - свидетельствует об их душевном здоровье. Разумеется - очень относительном здоровье. И когда-нибудь, когда социальную паранойю станут рассматривать как болезнь... простите, Геннадий Ильич, сел на своего конька. Массовая психология - моё давнее увлечение. Ещё со студенческих лет. Так вот, возвращаясь к Вере Максимовне: о ней, что она душевно здорова - сказать не могу. Даже - с большими натяжками. У неё же не просто отказ от своей воли. Нет, на лицо явная регрессия...
   - Владимир Моисеевич, а её попытка самоубийства? Она ведь со смертью Бутова как-то связана?
   - Ну, Геннадий Ильич, что Вера Максимовна действительно хотела покончить с собой - я не уверен. Она же не цианистый калий, не мышьяк и даже не морфий выпила... Причём, зная, что находится под наблюдением...
   - А во-вторых, Владимир Моисеевич, - перебил Брызгалов, - эту мою идею вы считаете совершенным вздором? Допустим. Действительно - дилетантский бред. Но вы, как профессионал, могли бы категорически утверждать, что будь у неё в аптечке мышьяк или морфий, Сидоренко бы их не выпила?
   - Что вы, Геннадий Ильич, считать вашу идею бредом - ни в коем случае! Я, знаете, очень далёк от того, чтобы уровень профессионализма измерять по наличию соответствующего диплома. Ваш природный психологический дар, поверьте, стоит многих тупо 'высиженных' дипломов. А насчёт Веры Максимовны... морфий, скорее всего бы, выпила. Мышьяк - очень сомневаюсь. Цианистый калий... нет, уверен больше чем на 99 процентов - не стала бы.
   - То есть, Владимир Моисеевич, вы хотите сказать, что, выпив морфий, Сидоренко могла быть уверена, что её спасут? В случае с мышьяком такой уверенности у неё бы не было? Ну, а цианистый калий - здесь никаких сомнений! - верная смерть? А почему в таком случае вы всё-таки подстраховались? 'Зарезервировали' один процент?
   - Геннадий Ильич, вы же не хуже меня знаете, что на сто процентов прогнозировать ничего нельзя. Это, однако, общее, а если конкретно... с Верой Максимовной всё не так просто, как я вам только что схематически обрисовал. Она же - почти бессознательно. Эдакий детский протест: ах, вы меня сторожите - так вот вам! Всё равно будет по-моему! Но, Геннадий Ильич, подчёркиваю: это не рациональный выбор. Мыслей подобных той, что я сейчас высказал, у Сидоренко, конечно, не было. Действовала она безотчётно - на границе между сознанием и подсознанием. Однако сказать, что в тот момент она полностью не контролировала свои поступки - тоже нельзя. Контролировала. Но не так, как вы или я. К выговору, к наказанию - да - бессознательно она стремилась. К смерти - уверен! - нет. Но, почему я и 'зарезервировал' один процент, когда решения принимаются на бессознательном уровне - результат может получится самый непредсказуемый. Вероятность того, что, не отдавая себе отчёта, Вера Максимовна выпила бы цианистый калий, окажись он в аптечке, полностью исключить нельзя...
   - Владимир Моисеевич, вы меня, кажется, совсем запутали. Знала и не знала, хотела и не хотела - это же тёмный лес! Сплошные предположения! Ничего конкретного! Ведь так, на уровне домыслов и догадок, рассуждать может каждый!
   - Каждый-то каждый, Геннадий Ильич, но... действительно! Рассуждать не трудно. А вот когда лечить... Увы, Геннадий Ильич, психиатрия до сих пор остаётся едва ли не самой тёмной областью медицины. Даже - диагноз. Особенно - в случае невроза... Мы вот сколько уже говорим о Вере Максимовне, а я вам до сих пор ничего конкретного так и не сказал. И вряд ли скажу. Она не здорова - да. Скорее всего - психоневроз. Сложный и достаточно тяжёлый. Однако - какой конкретно?.. Девять психиатров из десяти, не мудрствуя лукаво, стали бы лечить её большими дозами нейролептиков. Это же просто: не надо мучаться с диагнозом, что-то изобретать, а главное, не надо брать на себя ответственность. Подозрение на шизофрению, попытка самоубийства: амитриптилин, галоперидол - это я вам самое распространённое - да в слоновьих дозах! А невроз - что! Да при таком лечении от любого невроза через две, три недели не останется уже никаких симптомов!
   - Так, Владимир Моисеевич, в чём проблема? То есть, особенный вред? Ну, кроме того, что в слоновьих дозах даже и водка вряд ли полезна? - попробовал пошутить Брызгалов.
   - Водка? Не знаю, - увлёкшийся Кандинский не принял шутку майора, - еда, питьё, воздух - всё в той или иной степени содержит вредные для здоровья вещества. Не говоря уже об алкоголе, табаке, наркотиках. И нейролептики - далеко не самое худшее в этом роде. Но вот из лекарств... не знаю... есть, наверно, и более опасные, однако - не много...
   - И вы, значит, считаете, что глушить Веру Максимовну нейролептиками - не обязательно? Что есть выбор?
   -Уверен, Геннадий Ильич, что есть. Однако - очень нелёгкий. Ведь отказаться от нейролептиков - взять на себя большую ответственность. Конечно, не в административном смысле: нет, её попытка самоубийства - насколько бы несерьёзной она ни выглядела - тем не менее, игнорировать её нельзя. Да, один раз - несерьёзно... но - где гарантия? Что в следующий раз к проблеме своего существования она не подойдёт много ответственнее? Не станет хвататься за первое, что подвернётся под руку? Или просто - обстоятельства по-другому не сложатся? Ведь, в конце концов, можно отравиться и нозепамом... И, не дай Бог, следующая попытка ей удастся? Можете представить, Геннадий Ильич, как в этом случае я себя буду чувствовать?
   - А остальные, Владимир Моисеевич? Три оставшиеся? Вы не думаете, что их - тоже? Следовало бы поместить к вам в клинику?
   - Но, Геннадий Ильич, вы, кажется, говорили, что они очень надёжно связаны?.. И совершить самоубийство - не в состоянии физически?..
   Неуверенно, словно бы сомневаясь в своём решении, возразил Кандинский.
   - Говорил... да... однако - со слов их хозяев... сам-то - насколько надёжно - я ведь не проверял... Однако, Владимир Моисеевич, не могут же они постоянно находиться в цепях? Ведь им же надо есть, пить - и прочее... И потом - главное! - время. Алла Анатольевна мне говорила, что Бутов, наказывая рабынь, более трёх суток не держал их в цепях. И вряд ли у новых хозяев строже... Или, Владимир Моисеевич, вы - из деликатности не признавшись! - всё-таки считаете эту мою гипотезу бредом? Досужим вымыслом свихнувшегося милиционера?
   - Нет, Геннадий Ильич, не бред. Комплиментов вашим психологическим способностям я наговорил достаточно, поэтому - к сути. Да, гибель Бутова - здесь я с вами согласен полностью - несомненно, явилась шоком для его воспитанниц. Как смерть всякого божества для его поклонников. А Бутов для тех восьми женщин, которых вы остроумно назвали 'рабынями по убеждениям', был, разумеется, божеством. Как, например, глава религиозной секты или экстремистской политической партии.
   - А почему именно экстремистской? - переспросил Брызгалов.
   - На языке психиатров, Геннадий Ильич, это называется 'сверхценные идеи'. 'Истинная сущность женщины', 'чистота расы', 'гегемония класса', 'рай на земле', 'рай на небе' - причём только Я (божественный вождь!) могу приобщить вас к 'высшему неземному блаженству' - вот что объединяет Бутова со всяким сектантским пастырем, со всяким главарём экстремистской партии... Так вот: со смертью Бутова - да: его рабыни испытали сильнейший стресс. Однако - чтобы уже невозможно жить - сомневаюсь... Васечкина - да, допускаю... А чтобы Олудина... нет, с Олудиной, скорее всего, действительно несчастный случай... Так что, Геннадий Ильич, вашу пессимистическую гипотезу разделяю далеко не полностью. Хотя в целом - не примите это за лесть - восхищён вашей прозорливостью.
   - То есть, Владимир Моисеевич, вы считаете, что вероятность самоубийства 'идейных' рабынь Игоря Олеговича не многим больше вероятности самоубийства всякой, потерявшей возлюбленного, женщины?
   - Да, Геннадий Ильич, не многим... Но... знаете... с самоубийствами всё очень не просто... У нас до сих пор считается, что совершать их могут только психически нездоровые люди... Так - проще... Чувство вины, которое могут испытывать родные и близкие самоубийцы, этим снимается. Если не полностью - то в значительной степени... Вообще-то людей, добровольно решившихся перейти черту, считать психически нездоровыми - сравнительно новое. В большинстве случаев до сих пор ещё работает куда более древний механизм защиты: во всех, случившихся с человеком бедах, винить самого пострадавшего. Даже - когда ураган, потоп или землетрясение... дескать, за грехи покарал Всевышний...
   - Однако, Владимир Моисеевич, эка вы куда хватили... Очень любопытно... Признаться, под таким углом я никогда не смотрел на эту проблему... но вы... я, честно сказать, так и не понял, сами вы считаете или не считаете самоубийц психически больными?
   - Как вам сказать... исключая единичные случаи, когда внешние обстоятельства объективно - я подчёркиваю, объективно - становятся невыносимыми...
   - Единичные? Простите, Владимир Моисеевич - перебил. Вы, значит, думаете, что объективно решиться на роковой шаг обстоятельства подталкивают человека крайне редко?
   - Да, Геннадий Ильич - крайне редко... тут вот ведь какая хитрость... или, если угодно, парадокс... да, парадокс человеческого сознания... когда внешние обстоятельства - нищета, голод, война, репрессии - казалось бы, прямо-таки диктуют: чёрт с ним с этим миром, он ужасен, несправедлив, жесток - откажись от его кровавых соблазнов, ибо даже небытие привлекательнее стократ! - человек сопротивляется всеми силами. Мучается, страдает, гибнет на войне, умирает от голода, гниёт в концлагерях, принимает страшную казнь, но терпит. Словно бы бросает миру вызов: ты меня гнёшь, ломаешь, а я стою! А с другой стороны, во времена относительно вегетарианские и (главное!) объективно, казалось бы из-за пустяков: не сложившаяся карьера, неразделённая любовь и прочий подобный вздор - вздор, разумеется, относительно - ежегодно десятки тысяч наших с вами сограждан добровольно отказываются от этой, будто бы сносной, жизни...
   Далее у Брызгалова с Кандинским затеялся долгий, увлекательный разговор, в котором, с разных точек зрения рассмотрев проблему самоубийств вообще и Васечкиной в частности, они также коснулись пресловутой брызгаловской 'картинки' - в связи с компенсаторными механизмами в человеческой психике. И в данном контексте сделанное Кандинским интересное обобщение душевных особенностей следователя, натолкнуло Геннадия Ильича на любопытную мысль:
   - Владимир Моисеевич, а бутовские рабыни?.. ну, это... их стремление в рабство?.. то есть, к отказу от своей воли... это тоже, наверное, можно рассматривать как своеобразную компенсацию?
   - Разумеется, Геннадий Ильич! Право жаль, что с таким психологическим даром вы в своё время не пошли в медицинский ВУЗ. Схватываете, что называется, на лету. Разумеется - компенсация! Отказаться от своей воли - это же для значительного большинства людей самый универсальный способ примирить все душевные противоречия. Избавиться от мучительного для психики выбора! А иногда, как, думаю, в случае с бутовскими 'идейными рабынями', заодно удовлетворить некоторые из своих специфических социально-эротических потребностей. Подчёркиваю: социально, а не сексуально - если бы сексуально-эротических, то их бы вполне устроили обыкновенные садомазохистские игры. Хотя... с другой стороны... сексуальное и социальное не разделены пропастью... и порой образуют самые неожиданные и причудливые сочетания...
   Вести неспешный, увлекательный разговор с Кандинским Геннадию Ильичу чрезвычайно нравилось, ему было важно знать мнение опытного психиатра об экзотических экспериментах Бутова, но... время! Да, интересно, захватывающе и, вероятно, полезно - но время идёт! Мало того, что относительно убийства Игоря Олеговича нет ещё никаких конкретных зацепок, - пропал Сазонов! Единственный на пока кандидат в свидетели!
   'Да, конечно, возможные самоубийства бутовских осиротевших воспитанниц - это серьёзно; но он - чёрт возьми! - не ангел-хранитель, а следователь. Сыскарь при исполнении. Прав был полковник: необходимо как можно скорее Завалишину, Галушкину и Ковальчук передать каким-нибудь образом под опеку Кандинского, а самому, наконец-то развязавшись с 'пансионом благородных девиц', все силы отдать расследованию. Только вот сам Владимир Моисеевич... он что-то, как я и предполагал, не горит желанием сих интересных дам заполучить в качестве пациенток? Во всяком случае - поместить их в клинику. А-а... горит - не горит! Он, а не я психиатр, в конце концов! И как бы наш обстоятельный, интересный трёп на психо-социально-сексуально-философские темы ни занимал меня - пора расставлять точки над 'i'! Как человек умный, Кандинский, думаю, не обидится'.
   - Владимир Моисеевич, простите, пожалуйста, с огромным удовольствием говорил бы с вами хоть до самого вечера - увы. Время. Заботы о судьбе воспитанниц Игоря Олеговича меня, к сожалению, не освобождают от поисков его убийцы. И, если сочтёте возможным, хотелось бы услышать от вас что-то конкретное... ну, относительно этих женщин?..
   - Да, Геннадий Ильич, понимаю... увлеклись... я, вернее, увлёкся... а вам - действительно... понимаю... Что же, Геннадий Ильич, вы со своей стороны сделали всё (и даже несколько больше) того, что не долг - ведь заниматься бутовскими воспитанницами вы не были обязаны ни в коей мере! - а самая взыскательная совесть могла бы от вас потребовать. Теперь - моя очередь... Из нашего разговора у вас, Геннадий Ильич, могло сложиться впечатление, будто бы я, так сказать, несколько индифферентен. Не проявляю должного интереса к судьбе этих женщин. Это моя вина - простите. В действительности - совсем не так. Проявляю. И просто по-человечески, и, разумеется, как профессионал. Сейчас же созвонюсь с Аллой Анатольевной и с Долговым - я, кстати, с ними с обоими немного знаком - и сегодня же посещу их подопечных. Посмотрю, побеседую - и тогда, надеюсь, станет понятнее... надо ли их лечить и как - если надо.
   На этом завершилась долгая, увлекательная беседа следователя и психиатра. Кандинский проводил Геннадия Ильича до самого выхода и, прощаясь, вместо обычного 'до свидания' медленно, с расстановками, будто слегка гипнотизируя, произнёс:
   - Геннадий Ильич, считаю, что, как психиатр... должен вам сказать... если, вопреки моему прогнозу, какая-нибудь из бутовских рабынь всё-таки совершит самоубийство - ни в коем случае не упрекайте себя... вспомните, чтобы не допустить этого, вы сделали всё... а винить себя в том, что не совершил чуда - это, знаете ли, чревато... насколько бы ваша психика ни казалась стабильной.
  
   Если, уповая на свои гипнотические способности, Кандинский надеялся таким образом освободить майора от чувства тревоги за судьбу 'идейных' рабынь Игоря Олеговича, то он сильно ошибся. А вот если хотел намекнуть, что не вполне уверен в стабильности брызгаловской психики, то преуспел. Во всяком случае, это его прощальное напутствие оказалось той ложкой дёгтя, которая значительно подчернила мёд всего предыдущего разговора.
   'А может, и к лучшему, - думал на обратном пути Брызгалов. - А не то выходило до жути приторно: обоюдная предупредительность, комплименты, полное взаимопонимание - будто, чёрт побери, не следователь поговорил с психиатром, а Чичиков с Маниловым обменялись любезностями! Когда же всё вместе - мёд с чернотой и горечью - это по-нашему! Можно верить!'
   Однако по-настоящему Геннадия Ильича тревожил вовсе не скрытый намёк на нестабильность его психики, а беспокоила суеверная боязнь 'сглаза'. И хотя Брызгалов был суеверным весьма умеренно, но, услышав от доктора, - если какая-нибудь из бутовских рабынь всё-таки совершит самоубийство, - мысленно перекрестился. Ибо, вопреки не только логике обстоятельств, но и просто здравому смыслу, майор продолжал чувствовать себя ответственным за жизни Завалишиной, Галушкиной и Ковальчук ...
  
   Вернувшись в свой кабинет, Геннадий Ильич достал папку с бутовским делом - возбуждение, оставленное разговором с Кандинским, мешало сосредоточиться непосредственно на расследовании, и, чтобы успокоить нервы, Брызгалов посчитал за лучшее заняться канцелярской работой. Перетасовка бумаг, попытки сгруппировать их - по тематике, степени важности, а то и просто по внешнему виду - казалось бы, глупейшее времяпрепровождение, но это, как посмотреть: майора оно, обыкновенно, успокаивало. Иногда такая внешне вполне идиотская возня с бумагами одаривала Брызгалова каким-нибудь симпатичным открытьицем: то прежде несоединимое начинало образовывать устойчивые сочетания, то, напротив, распадались будто бы очевидные связи.
   Однако на сей раз документы оказались расположенными только по тематике - ни по степени важности, ни по каким-нибудь иным признакам майор их сгруппировать не успел: раздался телефонный звонок - Анисимов.
   - Геннадий Ильич? Наконец-то! Третий раз за... - после секундной заминки (пунктуальный Анисимов, вероятно, сверился с часами) ровный голос, обыкновенно, невозмутимого следователя, - час семнадцать минут. Первый - в тринадцать двадцать. Сразу, как обнаружил, попробовал созвониться с вами.
   - Сазонова?!
   - Мёртвого, Геннадий Ильич. В морге у речников. Вчера его прибило почти к самому 'Поплавку'. Мыс там за пляжем, знаете? А возле - течение. Ну, и утопленников выносит обычно туда. Сейчас-то уже не купаются, а летом - часто. Сторож на пляже - некий Курников. В милиции его звонок зарегистрировали в восемнадцать сорок. Приехали быстро, там рядом - предположительно: огнестрельное ранение в спину. Документов при нём никаких, и вообще ничего такого, что позволяло бы опознать. А почему доставили в морг при 'Клинике водников', а не к нам, к Гаврикову - пока не выяснил. Те, которые выезжали вчера по вызову, сейчас выходные - созвониться не удалось.
   Слушая обстоятельный отчёт Анисимова, Геннадий Ильич произносил про себя энергичный, густо приправленный крепкими словечками монолог: 'Вот ...! Так и знал! После звонка полковника! Сразу почувствовал - ...! Что этого грёбаного музыканта живым ни ... не найти! Как же, господин Гавриков, 'спонтанное убийство'! ... тебе, а не спонтанное убийство! Какая-то падла ... ишь как обрубает концы! Ну, ничего, ... этот у меня дождётся! Получит ... по полной программе!'
   Перекипев, Геннадий Ильич подробно расспросил Анисимова обо всём, что следователю удалось выяснить на данный момент. Оказалось - не много: суббота, иные на дачах, иные пьянствуют, опознание и то организовать не просто. Жены у Сазонова нет, мать и сестра в деревне, друзья-музыканты - кто где. Да, конечно, Зубов уже оповещён, а вообще-то, по мнению Анисимова, опознание трупа - формальность. Он, Анисимов, уверен, что потерпевший - Сазонов. Тело в воде пролежало не так долго - чтобы не узнать. И потом: на наружной стороне левой штанины - примерно посередине голени - узкая чёрная полоса. Скорее всего - мазут.
   Сообщение Анисимова было до того исчерпывающим, что Брызгалов переспросил только одно:
   - А Курников? Со сторожем удалось связаться?
   - Нет, Геннадий Ильич. Жена говорит - на участке. Картошка у них за городом, а при ней - будочка. Ну, знаете, такая - мастерят из контейнеров. Это вообще-то недалеко, но кроме Костенко - суббота же - послать некого. А он, думаю, здесь нужнее. Впрочем, ты сейчас главный - решай.
   - Некого, говоришь, Юрий Викторович?.. Что ж, посылай Костенко. Сторож... его показания... это важно. Особенно - относительно места. Знаю я тот мысок... А водники? С их службой связаться пробовал?
   - Пробовал, Геннадий Ильич. Но у них там сейчас только дежурный патруль: координатор и трое на катере - помочь обещали, да, но только, если конкретно. А так - координатор сказал, что раз тело вынесло у мыса, то в воду оно попало ниже излучины: или в бухте, или уже на пляже. Но это я и так - знал без него. Полагаю, что в бухте, но пляж тоже не исключается. Хотя...
   - Вот именно, Юрий Викторович! Мы с тобой можем только гадать, а это, знаешь ли... Зарплату нам не как ясновидцам платят. Не за экстрасенсорные способности. Так что Костенко - давай за сторожем. Посылай немедленно. И ещё раз свяжись с речниками - в бухту надо на катере. Попроси их, чтобы подкинули. А то, если по берегу, там же сам чёрт ногу сломит. Всё, Юрий Викторович, остальное на месте. Буду у тебя через... - Брызгалов на пару секунд задумался, - минут тридцать пять, сорок. Мне ещё надо сделать один звонок.
   О том, что он обещал Пушкарёву позвонить сразу же после визита к Кандинскому, майор едва не забыл и по окончании разговора с Анисимовым нажал пальцем на рычаг и, не вешая трубку, набрал дубковский номер.
   Фёдор Степанович оказался на месте: вчерашняя выпивка, смерть Лисовского, несчастье с Верой Максимовной настолько выбили его из колеи, что, как бизнесмену ни хотелось попасть в город, он не мог осуществить это своё желание. С тем большей жадностью, услышав в трубке брызгаловский баритон, Пушкарёв 'набросился' на майора: как Верочка? Что говорит Кандинский? Что о её состоянии думает сам Геннадий Ильич? Словом, множество заданных второпях вопросов.
   Переждав этот словесный шквал, Геннадий Ильич сообщил предпринимателю, что физически с Верой Максимовной всё в порядке, а о её психическом состоянии лучше спросить у самого Кандинского. Который - по поводу Завалишиной - скоро будет в Дубках у Аллы Анатольевны. И Пушкарев, встретившись с доктором, расспросить его сможет лично. А он, Брызгалов, конечно, сочувствует, но вряд ли способен помочь чем-то ещё. Он ведь, что Фёдору Степановичу хорошо известно, специалист совсем в другой области и сегодня, увы, жутко занят по своим служебным обязанностям. А посему дико извиняется и вешает трубку - ибо дела, дела...
  
   Зачем он выстрелил в музыканта - это оставалось большой загадкой. И мучило, начиная с четверга - со следующего дня после убийства. Нет, внешние объяснения находились легко: алкоголь, гром пушек на пляже, треск и разноцветные всполохи над головой, жалкая, корчащаяся в мучительно рвоте фигурка недочеловека - рука сама потянулась к 'Браунингу'. Но всё-таки: почему он её не остановил - свою карающую десницу? Позволил ей достать маленький выпуска 1938-го года бельгийский пистолетик и совершить - что? Возмездие? Вряд ли... Ведь музыкант почти ни в чём не виновен. Устранение опасного свидетеля? А вот это - вздор. Если Сазонов даже и видел проехавшую мимо старенькую 'Ниву', то наверняка не связал её с убийством Бутова. И уж тем более - ведь почти ночью - он не запомнил ни цвета, ни номера проехавшего мимо автомобиля. Да даже и марку - вряд ли. Легковушка, в крайнем случае, маленький 'джип' - не более. Другое дело, что он отчётливо увидел Сазонова, выхваченного фарами из тьмы на пересечении бетонки с пешеходной дорожкой, но ведь - он Сазонова, а не музыкант его... Вот и не верь в судьбу... после таких-то многозначительных совпадений... А ведь Денису Викторовичу было ясно сказано, чтобы Бутова он дожидался на станции, а не шастал в ларёк за водкой! И если кто-то ослушивается приказа начальника... значит? Виновен! Хотя бы в том, что является, в сущности, недочеловеком! Ибо человек - ну, тот, который звучит гордо - свято чтит своего начальника, безукоризненно и беспрекословно выполняет любые его приказы. А если, по лени или небрежности, что-нибудь напортачит, то с радостью примет самое суровое наказание, которое сочтёт нужным наложить на него вышестоящий товарищ. И, стало быть, нарушив приказ начальника, Сазонов, несомненно, виновен.
   Подобные софизмы в какой-то степени утешали, в их свете убийство музыканта принимало видимость наказания - увы, ненадолго. Проходил час, в лучшем случае два - и всё начиналось по новой: правая, потянувшаяся к пистолету рука начинала видится отнюдь не карающей десницей, а своевольной пятипалой преступницей. Заслуживающей, соответственно, быть отлучённой от тела посредством топора. Однако проблема состояла в том, что эта преступная рука была, как ни крути, своей. И отсекать её что-то не хотелось. Конечно, строгому моралисту легко требовать отсечения негодного члена, когда ужас узаконенного убийства приходится переживать не ему - 'добропорядочному' гражданину - а сочтённому вредным 'члену'. А вот когда требуется оттяпать не голову и даже не руку, а хотя бы палец - но свой! - всегда найдутся причины, чтобы удержатся от крайних мер.
   И он находил их, и вина Сазонова становилась всё несомненней... вот только постоянное насилование ума и воли давалось ему всё трудней...
  
   - 10 -
  
   Вид крохотного входного отверстия прямо-таки заворожил майора - опять мелкокалиберное оружие! Да что он, этот любитель змеиных укусов сзади, издевается, чёрт побери, над следствием?! Ни в грош не ставит всю их контору?! И хотя уверенности, что убийца воспользовался тем самым 'Браунингом', из которого застрелили Бутова, быть не могло - Брызгалов не сомневался: тем самым!
   - Нет, Юрий Викторович, каков наглец! Словно оставляет визитную карточку: опять, дескать, я - ау! - ищите. Не боится быть обвинённым в двойном убийстве!
   - А это, Геннадий Ильич, как посмотреть, - после некоторого раздумья заговорил Анисимов. - Если он знал, что пистолет понадобится ему ещё, то... хранить использованное оружие или пытаться обзавестись новым?.. последнее, полагаю, опаснее - ну, в смысле разоблачения. Разумеется, если убийца не из криминальных кругов... Однако, Геннадий Ильич, думаю, лучше дождаться Гаврикова. Чтобы, сличив пули, знать уже без сомнений... Во сколько он обещал приехать?
   Брызгалов посмотрел на часы: - Минут где-нибудь через сорок. Когда я ему позвонил в Дубки, то Андрей Степанович сказал, что с Лисовским всё чисто: действительно обширный инфаркт - словом, полностью согласился с местным кардиологом. И хоть, конечно, кровь, мочу и прочее, что полагается, взял для анализа в нашей лаборатории, но вероятность злого умысла считает ничтожной. А посему, не задерживаясь, выезжает в город. С заездом в лабораторию - это примерно час... А речники, Юрий Викторович? Катер они когда пришлют?
   - Сказали, как понадобится - в течение десяти минут. Если, конечно, срочно куда не вызовут. Вообще-то, думаю, они сейчас базируются в 'Поплавке' - заправляются, так сказать, пивком. Позвонить?
   - Да нет, погоди. Сначала дождёмся сторожа. Да и Гаврикова - тоже надо дождаться. А пока, Юрий Викторович - по кружечке? Угощаю. Потому как, - по ситуации требовалась какая-нибудь непритязательная шутка, и Брызгалов быстро нашёлся, - народная многовековая мудрость гласит: 'не дай себе засохнуть'.
   Ближайший пивной ларёк находился на набережной - в двух, трёх минутах ходьбы от ворот клиники. День был прохладным, скопления местной нетрезвой публики не наблюдалось, пиво, продавщица не обманула, действительно оказалось свежим. Нескольким крупными глотками уполовнив кружку, Геннадий Ильич вернулся к предположению, высказанному Анисимовым:
   - Так, по-твоему, Юрий Викторович, убийца - не профессионал? И не связан с криминальными кругами? Однако хладнокровен, расчётлив, дерзок? Что ж... похоже на правду... да, гипотеза Андрея Степановича о спонтанном выстреле горит, что называется, синим пламенем. Хотя - убедительно. Если бы ты видел труп Бутова, там... на лесной полянке... Правда, я уже на следующий день стал сомневаться: всё-таки не та ситуация - чтобы спонтанно... Да-а, дельце... Сегодня уже пятый день - и ни одной стоящей зацепки... Разве что - убийство Сазонова... Если, конечно, из одного оружия... Как по-твоему, Юрий Викторович - нам в этом случае будет легче?
   - Будто сам, Геннадий Ильич, не знаешь...
   Анисимов отхлебнул из кружки, поставил её на прямоугольные перила железной ограды и, выдержав паузу, заговорил неожиданно сухим 'официальным' голосом:
   - Давай, Геннадий Ильич, определимся. Чтобы впредь - без обид. Меня, как ты знаешь, в помощники к тебе на это расследование определили только по настоятельной просьбе Зубова. Однако моих дел, - слово 'моих' Анисимов произнёс с заметным нажимом, - никто с меня при этом не снял. И вооружённое ограбление обменного пункта никто за меня раскрывать не будет. Так вот, в том, чтобы убийцу Бутова побыстрее схватить за шкирку, я, можешь не сомневаться, заинтересован ничуть не меньше тебя. Поэтому факты, проверяемые версии, обоснованные гипотезы - в этом можешь на меня полагаться полностью. А вот от своих домыслов и фантазий, Геннадий Ильич, уволь. Методы у нас - оба ведь давно убедились! - совершенно разные.
   С первого дня их совместной работы ожидаемый Брызгаловым 'бунт на корабле' наконец-то произошёл. По ничтожному, казалось бы, поводу - он всего лишь позволил себе нечто само собой разумеющееся предложить Анисимову в форме вопроса, точнее даже, размышления вслух - но суть не в этом. В любом случае бунт был неизбежен - и он случился. И что любопытно: по сценарию, ехидно предсказанному полковником - у пивного ларька.
   - Понял, Юрий Викторович, - голосом хоть и не столь официальным как у Анисимова, но тоже достаточно суховатым, допив пиво, ответил Брызгалов. - Будем считать, что определились. Конечно, разные взгляды - разные методы... А если бы они у нас были одинаковыми - то какого чёрта нам бы с тобой работать вместе? Ладно, Юрий Викторович - без обид. Сформулирую по-другому...
   Но по-другому Геннадий Ильич не успел: из скверика, отделяющего набережную с пивным ларьком от улицы Литке, появился Костенко. В паре с низеньким, очень немолодым, загоревшим до черноты субъектом - в расстёгнутом пиджачке и полотняной 'бейсбольной' кепочке.
   - Ага, пока Костенко по нашим грёбаным 'фазендам' месит грязь, начальство поправляется пивком! Вот, Коля, учись!
   Издалека, шагов ещё за пятнадцать до Брызгалова с Анисимовым вместо приветствия возопил старший лейтенант. Обратившись сразу и к обоим следователям, и к своему спутнику. И продолжил - по мере приближения утишая голос:
   - Сторож в морге мне вас голубчиков сдал с потрохами: на полчасика, говорит, пошли проветриться на набережную. Будто я не знаю это 'проветриться'! Вот, познакомьтесь, Николай Курников, - подойдя вплотную, представил Костенко спутника. И сразу же, явно напрашиваясь на угощение, обратился к Брызгалову: - Как, Геннадий Ильич, пиво свежее? А то, будь они неладны эти сучьи 'плантации', в горле совсем пересохло.
   Майор достал из 'загашника' - привычка что-то иметь в 'загашнике' сохранилась у Брызгалова ещё со времён неудачной семейной жизни - пятидесятирублёвую купюру и протянул старлею: - Вот, Виктор Иванович, возьми четыре кружки.
   - Мне хватит, - отказался Анисимов. - Спасибо, Геннадий Ильич, но я лучше пойду. В морг. А то, если приедет Гавриков и никого из нас не застанет - жутко обидится. Как некоторые, - уже перешагивая через низенькую ограду, слегка 'укусил' Анисимов, - он не станет разыскивать по пивным ларькам.
   - Тю-ю, Геннадий Ильич, он что, белены объелся? - выждав пока следователь скроется за кустами акации, прокомментировал Костенко.
   - А он, Виктор Иванович, между прочим, прав. Пока мы здесь прохлаждаемся - дело стоит.
   Эти слова Брызгалов произнёс с лёгкой иронией, как бы давая понять старлею: прав-то Анисимов прав, но и работа тоже - в лес не убежит. Затем обратился к сторожу:
   - Николай... как вас, простите, по отчеству?
   - Борисович, но... зачем это? Отчество-то?
   - Так полагается, Николай Борисович. Вы же - свидетель... Место, где обнаружили тело, можете указать совершенно точно?
   - А чего там делов-то. Могу, конечно... Его на мысу, на конце, в аккурат у старой ракиты вынесло. За 'Поплавком' сто метров. Это значит - из бухты. Тех, которые с пляжа, тех Она если отдаёт, то до 'Поплавка'.
   - Кто отдаёт? Не понял.
   - Ну, это... Она... Речка. А тех, которые из бухты - тоже не всех. Только - если без груза. А которые с грузом - опять же, до 'Поплавка'.
   Это наблюдение Курникова очень заинтересовало Геннадия Ильича.
   - Погодите-ка, Николай Борисович, вы это знаете лично? Из своего опыта или - по слухам? Часто, знаете ли, бывает: что-то раза два или три случилось, а вокруг сразу слухи, легенды?
   - Ну да - легенды! Ни х... не легенды! Я в сторожах-то с девяносто третьего, пока этот сучий потрох не прихватил, радикулит, а прежде почти пятнадцать годов был в спасателях. На нашем пляжУ. Всякого насмотрелся. У нас ведь каждое лето когда шестьдесят когда восемьдесят а когда и до ста утопленников. Тыщами ведь в жару купаются. Пляж-то почти три килОметра, а глянешь с вышки - яблоку негде упасть. Ну, вот и тонут. Особенно, если под этим делом. - Курников выразительно щёлкнул себя по горлу.
   Разговорчивость Николая Борисовича мешала, суть дела терялась в массе ненужных подробностей и лирических отступлений, однако по долгому опыту Брызгалов прекрасно знал: людей, подобных Курникову, ни подгонять, ни перебивать нельзя - съёжатся, ощетинятся, замкнутся в раковину. Вдесятеро потом придётся потратить времени, да и то: кое-что из известного им наверняка останется при себе. Поэтому, махнув рукой на Гаврикова - чёрт с ним, пообижается да перестанет! - и стараясь не пропустить ни одной важной мелочи, майор предельно внимательно слушал излияния сторожа. Оказалось - не зря. Подробно расписав каких, куда и откуда река выносит утопленников, Курников вернулся к Сазонову:
   - Этого-то, вчерашнего, с той с городской стороны бухты. Но точно - до дебаркадера. Если бы выше - попал бы в стрежень. И поминай, как звали. В разлив бы уволокло течением.
   (Брызгалов не сразу понял, что разливом Николай Борисович называет водохранилище при построенной в пятидесятые годы плотине электростанции.)
   - Всех, которые утопли выше дебаркадера, в разлив затягивает. Да и пониже - тоже бывает. Если - который толстый. Этот-то ваш худой - вот его и прибило к мысу. Но даже и он - тоже ведь зацепился за самый кончик. Я так рассуждаю: от дебаркадера близко - пятьдесят метров, не дальше. Если бы ниже - его бы как раз к самому 'Поплавку'.
   - Николай Борисович! Вы в этом уверены? Что не дальше пятидесяти метров от дебаркадера?
   'Бесценная Информация! Да если сторож не ошибается - ему можно не бутылку, ящик поставить 'кристалловской' водки!', - параллельно заданному вопросу взорвалось в голове у Брызгалова.
   - Почему - уверен... Речка же... А Она балует... Кого так и вовсе не отдаёт... Или в разлив утащит, или за что зацепит... Рыбам, значит, на корм... А этого вашего - полста метров от дебаркадера. Не дальше. Я почему так рассуждаю: в воде он не больше двух дён - в среду, значит, или в четверг... Нет, не в четверг - в среду. Он же мосластый, плотный. Если в четверг - его бы только сегодня... Опять же: мужик - не баба. Которая баба или мужик потолшше - тех Она отдаёт быстрей... Нет, вашего - точно у дебаркадера: эти два дня Речка не баловала. Полста метров, может, и будет, а больше никак нельзя. Тогда бы его не на мысу, а у самого 'Поплавка'. Он же сухой, костистый... Нет, голову я на сруб не дам - всё-таки Речка - но точно, у дебаркадера. Не дальше, чем в полста метрах.
   Витиеватые рассуждения Курникова Геннадий Ильич 'перевёл' для себя приблизительно так: исходя из своего более чем двадцатилетнего опыта, сторож на 99 процентов уверен, что тело Сазонова попало в воду не далее чем в пятидесяти метрах от дебаркадера. И в этом контексте курниковское 'голову я на сруб не дам' соответствовало тому одному проценту, который всякий предусмотрительный человек 'резервирует' в каких бы то ни было - самых, казалось бы, несомненных - прогнозах.
   - Спасибо, Николай Борисович, Ваша информация, если она подтвердится, может оказаться чрезвычайно ценной. А сейчас мы поедем на катере - и вы мне покажете. Хорошо?
   - На мысу что ли? Или у дебаркадера?
   - И на мысу, Николай Борисович, и у дебаркадера - везде.
  
   Вид курящего на крылечке Анисимова подсказал Геннадию Ильичу, что Гавриков ещё не вернулся - стало быть, обойдётся без 'смертельных' обид. Однако не опоздали они за малым: не успел Брызгалов справиться у Юрия Викторовича относительно патрульного катера, как в больничные ворота вкатил вишнёвый 'Москвич' эксперта. Обиженный в лучших чувствах - ещё бы, в кои-то веки он отважился на прогноз и судьба тут же глумливо ему ухмыльнулась! - Гавриков молча пожал руки обоим следователям и Костенко и только здороваясь с незнакомым сторожем счёл нужным сказать несколько слов: - Андрей Степанович. Рад познакомиться.
   Курников, немного смешавшись от этой официальности, пробормотал в ответ:
   - Николай... сторож, значится... на пляжУ.
   - Николай? А по батюшке?
   Непривычное 'по батюшке' ещё больше смутило Курникова - прошло две, три секунды, прежде чем в уме сторожа это почти вышедшее из употребления слово отождествилось с привычным - по отчеству.
   - Ну, это... Николай Борисович.
   Завершив ритуал знакомства, Гавриков с некоторой укоризной - будто это майор подстроил! - обратился к Брызгалову:
   - Геннадий Ильич, а вы не ошиблись? Ведь, насколько я понял, разговаривая со мной по телефону, вы сами тела ещё не видели? И что стреляли из того самого 'Браунинга' - откуда тогда у вас такое предположение?
   - Андрей Степанович, ради Бога! Не у меня - у вас! У меня, вернее, само собой. Но, вспомните: об этом своём предположении я вам по телефону даже не заикнулся! Сказал только, что ранение, скорее всего, из мелкокалиберного оружия. И всё! А что из того самого 'Браунинга', к этому выводу вы пришли сами - без моих подсказок. Всё-таки, согласитесь, Андрей Степанович, ваша гипотеза о спонтанном выстреле...
   - Всё, всё, Геннадий Ильич! Более - никаких гипотез! Никогда, никому и ни по какому поводу! Это меня нарочно судьба ударила - чтобы не лез не в своё дело. Но отныне - дудки! Факты и ничего кроме фактов. Так что, Геннадий Ильич, учтите: больше никаких комментариев. Пока сто раз не сличу пули - ни о чём меня лучше не спрашивайте. Всё равно не отвечу. Даже - если буду уверен на сто процентов.
   - Николай Степанович, а предварительно? Завтра же выходной, а без ваших выводов...
   - Сегодня, Геннадий Ильич, между прочим - тоже. Существует, знаете ли, смешной обычай: в выходные дни отдыхать - вы раньше никогда не слыхали об этом?
   - О-хо-хо, грехи наши тяжкие, - довольный, что эксперт своей неудачей хотя и задет, но, судя по всему, не обиделся, в тон Андрею Степановичу отозвался Брызгалов, - кажется, слышал что-то. Говорят, будто в КЗОТе записано... И об отгулах, и об оплате за сверхурочные... Много чего, Андрей Степанович, говорят знающие люди... Только нам сыскарям высокая мудрость предков...
   Совместное шутовство эксперта и майора разрядило обстановку - рассмеялся даже Анисимов. Довольный, что на сей раз взаимные претензии и вызревающие обиды не успели пустить глубоких корней, Брызгалов поторопился распорядиться:
   - Юрий Викторович, вызывай катер. Если смогут - пусть побыстрее. Андрей Степанович, вы только гляньте на пулю. И мне - совсем-совсем предварительно? Можете даже не говорить - только намекните. Мигните - и всё? А отгул за сегодняшнюю субботу - гарантирую. Виктор Иванович, ты на сегодня свободен. И на завтра - если получится. По Кузнецову, я знаю, у тебя пока ничего - и ладно. Это не срочно. В понедельник займёшься Здравницей. Оба мы там с тобой здорово напортачили. Ухитрились прозевать бутовское производство. Полагаю, что и 'Ауди' Игоря Олеговича - ты её, кстати, так ведь и не нашёл?..
   - Не нашёл, Геннадий Ильич. Ребята мои - они прошлись только по посёлку. По улицам, по дорогам... а что она стоит себе во дворе этих долбаных мастерских - кто бы мог подумать?..
   - Я - Виктор Иванович. Да и ты. Должны были подумать. А что стоит - не факт. Хотя, конечно, вероятность высокая. Но сейчас главное не автомобиль, сейчас - Бутов. Поскольку в Здравнице у них производство - не знать его там не могут. В понедельник, стало быть, наведаешься туда с фотографией. А сейчас всё - до понедельника...
   Пока Брызгалов упрашивал эксперта и давал задание старшему лейтенанту, Анисимов созвонился с водниками. Катер следовало ожидать с минуты на минуту - группа, собравшаяся у крылечка морга, распалась: эксперт скрылся за дверью, Костенко, бросив на прощание 'покедова', потопал домой, сторож и оба следователя отправились на набережную.
   Чтобы попасть на мыс, высадиться пришлось у 'Поплавка', а далее - берегом: короткая познавательная экскурсия. Взявшийся быть гидом Курников охотно давал пространные пояснения, приступив к ним сразу, как только вместе с Брызгаловым и Анисимовым по широкому трапу сошёл на землю. Но ничего такого, о чём бы он не рассказал получасом раньше, сторож следователям не поведал, а только проиллюстрировал свои прежние показания: к какому конкретно дереву, камню, пню, кустику каких и откуда река выносит утопленников. И лишь на том месте, где, по его словам, Курников выловил труп Сазонова, он вспомнил одну, возможно, очень немаловажную подробность:
   - Вот, значит, здесь. Я его издаля приметил. Рубаха его канареечная - от берега десять метром. На волне, значит - плюх-плюх - телепается как поплавок. Ну, я штаны и ботинки скинул - здесь мелко, немного выше колен - подбрёл, а вода холодная, за руки взял и вот к этой раките выволок. Оделся, значит, и на 'Поплавок' - звонить. Иди вот по этой тропинке и думаю: 'А чего это он в одной рубахе? Ни пинжака, ни плаща, ни свитера?'
   Геннадий Ильич, заинтересовавшись показаниями сторожа, обратился к Анисимову:
   - Действительно, Юрий Викторович, почему? Ты в морге список вещей посмотрел внимательно?
   - Не только список, Геннадий Ильич, но и сами вещи. Вернее - одежду. Ибо из вещей в карманах потерпевшего нашли только бумажник с тремястами двадцатью рублями, брелок с ключами и носовой платок. А из одежды на Сазонове были синие джинсы, трикотажные мужские трусы, нейлоновые носки в полоску, замшевые коричневые полуботинки, футболка и жёлтая с узором рубашка. Это по описи, и в общем - соответствует. Но, Геннадий Ильич, ты же понимаешь, что меня в первую очередь интересовали джинсы. Почему их Сазонов не переодел? Продолжал ходить в запачканных? Чёрная полоска на левой штанине - она ведь очень заметна...
   - Н-н-да. А что, Юрий Викторович, зацепиться, думаю, стоит? Два очень даже не слабых факта... Покойник, получается, перед смертью разгуливал в грязных джинсах и налегке - в одной рубашечке. А погода последние две недели стоит далеко не летняя... Да... помозговать как следует - просто необходимо. Но - не сейчас. Сейчас - в бухту. А эти фактики будем держать в уме. И в понедельник - своими соображениями? Обменяемся, Юрий Викторович - а?
   - Обязательно, Геннадий Ильич. Я ведь, как обнаружил указанную свидетелями чёрную полосу и до самого твоего приезда, всё время об этом думал. Потому, наверное, не обратил внимания, что одет Сазонов явно не по сезону. А если в сопоставлении... полностью, Геннадий Ильич, согласен! Обмозговать как следует - совершенно необходимо.
   Взревев двигателем, быстроходный патрульный катер за каких-нибудь пять минут пересёк бухту. Дебаркадером для маломерных судов служили два шатких, соединённых скрипучими досками, понтона. С будкой для сторожа на одном из них. По сходням, сброшенным появившимся из этой будки рыжеволосым молодым человеком, Курников и оба следователя поднялись на понтон.
   На вопрос Брызгалова, кто дежурил на дебаркадере в ночи со вторника на среду и со среды на четверг, этот, назвавшийся Саньком, будущий 'речной волк' ответил, что он не в курсе, потому как здесь не работает, а замещает батю, который сегодня опохмеляется. Вот через час, мол, когда их смена закончится, придёт дядя Лёша - у него пусть и спрашивают. Он знает всё. А кто ещё - кроме дяди Лёши? Ну, может быть, начальник причала... Тут по набережной метров сто пятьдесят, двести - синий такой двухэтажный домик - там в конторе всё их начальство... Хотя - ведь сегодня суббота - никого там сегодня нет. А через час дядя Лёша будет точно? Не опоздает? Не-е, дядя Лёша - точно. Он ведь до самой пенсии капитаном был. На самоходке.
   Брызгалов прикинул, что в субботу отыскать кого-нибудь ещё, кто может располагать нужными сведениями - не реально. Оставалось ждать дядю Лёшу. Тем более, что до его прихода им было чем заняться.
   - Николай Борисович, а если отсюда? С этого вот понтона? Сазонова точно вынесло бы к мысу?
   - С этого?.. С самого, значится, с дебаркадера?.. Точно. В аккурат к той раките. Если только не в стрежень. Тогда - в разлив. Вон, гляньте, - сторож показал рукой на расположенный метрах в пятидесяти от дебаркадера газетный киоск, - отсюда и до того ларька. Струя здесь под самым берегом, и всех, которые в неё попадают, Речка или в разлив утягивает, или, как вашего - отдаёт на самом конце.
   Брызгалов внимательно осмотрелся. Под крутым выложенным булыжником откосом плескались мутные мелкие волны, на которых покачивались понтоны старого дебаркадера. Давно уже отслужившего все мыслимые и немыслимые сроки, но всё ещё находящегося в строю. Отделяющие набережную от трамвайных путей липы и тополя широкой аллеи значительно смягчали резкие городские шумы - примыкающая к реке полоска занятой цветочными клумбами, акацией и сиренью земли существовала в ритме никак не конца двадцатого, а самое позднее, первой половины девятнадцатого столетия.
   'Что же, и тогда здесь случались драмы: лилась кровь, падали в воду тела убитых, - борясь с расслабляющей тишиной набережной, Брызгалов истязал своё воображение. - Испокон веку эта прибрежная слободка пользовалась дурной славой. Только вот... где, чёрт побери, на пятидесяти метрах ото всюду просматриваемого пространства можно было надеяться, не привлекая внимания, застрелить Сазонова? Даже - глубокой ночью? Городская набережная - это тебе не тёмный лес! Глушитель? Сомнительно... Пистолет с глушителем - оружие профессионалов... Совсем, конечно, не исключается, но... вот если бы метров на триста дальше! В начинающейся за сквером бухте! Где к бесчисленным деревянным 'пирсам' льнут необозримые стада трескучих моторок! Там бы вот - да! - там даже ночью время от времени взрёвывают моторы. Но и безлюдно до такой степени, чтобы, не боясь быть услышанным, под аккомпанемент неугомонного двигателя подло выстрелить в спину. Да... но сторож? Его абсолютная уверенность, что тело Сазонова попало в воду нигде, кроме как между дебаркадером и газетным киоском?.. Стоп. А почему обязательно - с берега? А если - с лодки?'
   - Николай Борисович, а если не с берега? Если убитый упал в воду с лодки? Тогда бы его течением отнесло куда?
   - С лодки? - сторож надолго задумался: - С лодки - х... его знает. Должно быть - в стрежень. А может, и нет... может, опять - на мыс... где, понимаешь, лодка эта тогда была. Но с лодки - зачем в бухте? Речка большая, отвези немного от берега - и всё. В стрежень - и поминай как звали.
   Это соображение Курникова Геннадию Ильичу показалось весьма резонным, однако его проверка требовала таких дополнительных усилий, что Брызгалов решил посоветоваться с Анисимовым:
   - Юрий Викторович, а ты? Не сочтёшь преждевременным высказаться относительно идеи Николая Борисовича? Или эту версию - тоже? Склонен считать непроверяемой гипотезой?
   - Нет, Геннадий Ильич, почему же - вполне проверяемой... Только вот на её проверку надо бросить всю нашу контору... И тогда, очень даже возможно, не пройдёт и недели как отыщется какой-нибудь алкоголик. Который будто бы видел двоих, садящихся ночью в лодку. Может, в бухте, а может - на загородном причале. То ли в зелёных масках, то ли - натурально зеленолицых...
   - 'Кусаешься', Юрий Викторович... и правильно! Гипотезы, даже поддающиеся проверке, измышлять не трудно. Вот только 'проверяльщиков', как правило, не напасёшься... н-да... но ведь и предположение, что убийца выстрелил где-то здесь... сам посмотри! На всём протяжении от дебаркадера до газетного киоска никакие мало-мальски приличные кустики не подходят к парапету набережной ближе, чем на десять метров.
   - Да, Геннадий Ильич, согласен. Что убийца решился выстрелить здесь - между дебаркадером и газетным киоском - такое трудно себе представить. И всё-таки... Мы ведь много чего не знаем... Ну, например... район этот - портовый... и что по ночам здесь толпы гуляющих - весьма сомневаюсь. А посему предлагаю, дабы не гадать на кофейной гуще, дождаться дядилёшиного прихода, и у отставного капитана попробовать разузнать конкретнее. И кто в интересующие нас ночи дежурил на дебаркадере, и вообще - что между закатом и восходом творится на данном участке суши.
   - Вполне - Юрий Викторович. Разделяю. Отбивать хлеб у гадалок и ясновидцев - нам сыскарям не к лицу. Так что, в ожидании дяди Лёши, давай-ка заглянем в два, три ближайших кафе. По нынешней-то погоде ночью в рубашечке - надо быть либо основательно пьяным, либо приехать в автомобиле, либо из забегаловки на пару минут выйти проветриться на набережную... А кстати! Рубашечка эта! Против версии убийства в лодке она обалденно работает! Последние две недели и днём-то - не помню, чтобы теплей пятнадцати. На берегу - автомобиль, кафе - ещё можно себе представить. Но на воде - в лодке...
   - Геннадий Ильич, - вдруг спохватился Анисимов, - фотографии! Напрочь забыл - прости. Когда я сообщил полковнику, что нашёл Сазонова и не надо подавать в розыск - он попросил сказать тебе, чтобы ты по пути в типографию завернул за фото. А на меня будто склероз напал: забыл, понимаешь... И нам сейчас нет никакого смысла идти в забегаловки...
   - Юрий Викторович, ты меня явно недооцениваешь, - нарочито менторским тоном отозвался Брызгалов, - сам, понимаешь ли, сообразил завернуть в типографию. Конечно, качество у них хреновое, но Сазонов вполне узнаваем - до того, думаю, что можно показывать... Чем, - Геннадий Ильич посмотрел на часы, - предлагаю сейчас заняться. Минут где-нибудь на сорок - до дядилёшиного прихода.
   Импровизированная экскурсия в пивбар, 'стекляшку', пельменную и ресторан 'Русская рулетка', разумеется, ничего не дала - только в пивбаре одна из официанток сказала, что вроде бы: да. С месяц тому назад, кажись, заходил похожий. Да и то - давно ведь, летом ещё, в жару, когда тьма народу - поручиться, что он, она бы не поручилась. А недавно? Несколько дней назад? Во вторник, в среду или, скажем, в четверг? Нет, что вы! На этой неделе - она бы точно запомнила. И не она одна. Такого-то интересного мужчину. Глазищи-то вон - как угли! С фотокарточки - и то обжигают!
   (Эти глазищи-угли Брызгалова насторожили сразу, едва он увидел их растиражированными печатным станком. Если в действительности так, то примета очень запоминающаяся - ну, а если врёт фото? Да такие демонические глаза самого добросовестного свидетеля запросто собьют с толку! Ох, уж эта спешка - быстрей! быстрей! - вот и пришлось воспользоваться первой попавшейся фотографией. Той, которая оказалась у квартирной хозяйки Сазонова...)
   - Можно сказать, Юрий Викторович, отметились. - После сорока пяти минут безрезультатной прогулки по заведениям общепита подвёл итоги Брызгалов: - Самодеятельности, полагаю, хватит. В понедельник у Зубова трёх, нет, четырёх - никуда он не денется, даст как миленький! - оперативников попрошу потолковее, и пусть они всё здесь (от 'элитарных' кабаков до самых вшивых 'гадючников') прошерстят как следует... А сейчас, Юрий Викторович, думаю тебя отпустить. Заглянем только на дебаркадер, и тоже - до понедельника. В выходные, в общем-то, не работа... Однако завтра, очень прошу, на всякий случай не отлучайся из города. Сам понимаешь, мало ли...
   - Геннадий Ильич, я, кажется, уже говорил, что в скорейшем завершении этого дела заинтересован ничуть не меньше тебя? - слегка вызывающе, но и слегка обижено ответил Анисимов. - И завтра, можешь не сомневаться, голову буду ломать наравне с тобой. Так что, если понадоблюсь, звони или домой, или в контору - вдруг на нашем компьютере потребуется что-то проверить...
  
   Санёк не обманул: следователи вернулись к дебаркадеру десятью минутами позже указанного срока, а дядя Лёша - Клевцов Алексей Игнатьевич - уже был на месте. После обмена приветствиями и знакомства Брызгалов заговорил с отставным капитаном о графике дежурств на вверенной его попечению крохотной плавучей пристани: кто в ночи со вторника на среду и со среды на четверг находился на дебаркадере?
   - А Санёк вам, значит, этого не сказал? - степенным 'капитанским' басом в свою очередь переспросил Клевцов. - Вообще-то он откровенный... не знаю, что это вдруг на него нашло... наверное - из-за отца... Иван Матвеевич пьянствует, а Санёк 'прикрывает'. У нас, Геннадий Ильич, дежурства через двое суток на третьи. Со среды на четверг - я. Со вторника на среду - Иван Матвеевич. Хотя сильно подозреваю, что - Санёк. Тут, понимаете ли, такое дело: Александру восемнадцать исполняется только зимой - и по нашей инструкции работать сторожем он не может. Начальство, конечно, смотрит сквозь пальцы - какой смысл вместо одного пьяницы брать другого? Тем более, что у Ивана Матвеевича - Санёк. Который всегда подменит. Инструкция, однако же, существует... Александр, думаю, вас принял за проверяющих...
   Геннадий Ильич так не думал. Санёк при знакомстве отнюдь не пытался скрыть, что его отец работать сегодня не в состоянии. Нет, здесь явно что-то другое... Но что?.. Попытка скрыть своё возможное присутствие на дебаркадере в ночь со вторника на среду?.. Почему?.. Видел нечто такое, о чём не хочет давать показания?.. Допустим, сцену убийства Сазонова?.. Увидел и испугался?.. Но ни чрезмерно наивным, ни чересчур робким Александр, по мнению майора, не выглядел... И испугаться до такой степени, чтобы по-детски попробовать увильнуть от дачи показаний, он мог, пожалуй, только в одном случае: если узнал убийцу...
   - Алексей Игнатьевич, а Александр у вас - как? Только дождётся смены - и сразу домой? Даже на несколько минут не задерживается - ну, чтобы поболтать?
   - Почему же - обычно задерживается. Юноша он любознательный и рассказы бывалого 'морского волка', каковым я без ложной скромности смею себя считать, слушает с удовольствием. Но иногда - конечно. Случается, что сразу домой. Особенно - когда Иван Матвеевич в долгом запое. Но, сегодня, думаю, не по этому - сегодня он из-за вас. Решил, что вы проверяющие - ну, и...
   - Алексей Игнатьевич, зачем? - фальшь этого рассказа была настолько очевидной, что Брызгалов, не желая допустить ещё большей неловкости, попробовал прийти на выручку старому капитану: - У вас это получается не очень... имею ввиду - с Александром. Уж не знаю, от чего вы там хотите его 'отмазать', но получается это у вас из рук вон плохо! Александр, вы уж поверьте моему опыту, за проверяющих от своего портового начальства принять нас не мог. Напротив: кто мы есть - понял прекрасно и, мигом сориентировавшись, 'ушёл в полную несознанку'. Прикинулся эдаким умственно отсталым подростком... Зачем, Алексей Игнатьевич? Ведь вы, я уверен, знаете... Подумайте - очень советую... Хорошо подумайте... Ведь я здесь - только в связи с убийством Сазонова. И если грешки вашего протеже Александра к Небу не вопиют - в чём я нисколько не сомневаюсь - и с этим убийством не связаны, то... я ведь не прокурор... не штатный блюститель нравственности... всего лишь - сыскарь при исполнении. И если, забыв о главном, начну хватать попадающихся по пути мелких правонарушителей, то, как вы понимаете, блистательно провалю своё основное задание. Так что, Алексей Игнатьевич, подумайте...
   Клевцов достал из кармана куртки пачку 'Беломора', закурил, обвёл взглядом присутствующих и после нескольких глубоких затяжек медленно, тщательно подбирая слова, обратился к Брызгалову:
   - Верю, Геннадий Ильич. Но... как бы вам это сказать... грехи Александра, если по совести, конечно, не вопиющие... однако безобидными детскими шалостями их тоже не назовёшь... поэтому, если относительно своих намерений вы мне сказали правду - давайте на эту тему поговорим наедине? Юрий Викторович, - быстрый поворот головы в сторону Анисимова, - надеюсь, вы не обидитесь? Александр действительно мой протеже, а разговор о нём предстоит достаточно непростой... Так что...
   - Не обижусь, Алексей Игнатьевич. Но прежде, чем оставлю вас тет-а-тет, позвольте один вопрос? Геннадий Ильич, не возражаешь?
   'Вежлив, как только что опохмелившийся дипломат', - мгновенно пронеслось в голове у Брызгалова: - Разумеется, Юрий Викторович, не возражаю.
   - Алексей Игнатьевич, вы сказали, что дежурили на дебаркадере в ночь со среды на четверг. Так вот: вспомните, пожалуйста, всё, что сможете об этой ночи? Не случилось ли чего-нибудь необычного? Об убийстве я вас, понятно, не спрашиваю - если бы видели, конечно бы, уже заявили. Но, может быть, слышали выстрел?
   - С выстрелами, Юрий Викторович, непросто. Вблизи - нет, не слышал. А вдалеке... Район ведь портовый - ночами порой постреливают. К тому же: автомобили, моторки - неполное сгорание и тоже: трах-тарарах! На расстоянии от выстрела не очень-то отличишь. Что же до необычного...
   Далее прозвучал обстоятельный рассказ Клевцова о ночи со среды на четверг - из коего следовало, что ничего необычного той ночью отставной капитан не заметил. А убийца? Если он в здравом уме, то, по мнению Алексея Игнатьевича, мог решиться выстрелить поблизости от дебаркадера? Ведь место всё-таки не такое уж и глухое? Фонари, случайные прохожие, ночной ресторан?
   - 'Русская рулетка', что ли? Да у них хоть в самом зале стреляй - никто не обратит внимания! Так сказать, оправдывают своё название. Случайных прохожих мало - после ноля можно считать, что нет. А фонари... Я, Юрий Викторович, - свои рассуждения обобщил Клевцов, - так вам скажу: если этот, который стрелял, не из самого робкого десятка - мог вполне. А вот, чтобы не обратил внимания дежурный на дебаркадере - маловероятно. Разве что дежурил Иван Матвеевич. Днём он ещё как-то держится, но после двадцати трёх - а в двадцать три с той стороны последний ПС привозит ночную смену... словом, не из пистолета пали - из пушки - пьяного Ивана Матвеевича не прошибёшь.
   Пространные объяснения Клевцова, увы, не прибавили ясности - Анисимов, распрощавшись, уехал домой, Николай Борисович в ожидании катера прогуливался по набережной, Брызгалов наконец-то получил возможность удовлетворить своё любопытство.
   Впрочем, ничего неожиданного Алексей Игнатьевич следователю не сказал: 'левые' сигареты, 'самопальная' водка - крутится, словом, Санёк как белка в колесе, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. С точки зрения закона - не там крутится. Но ведь там, где дозволяет закон, денег практически не платят. Время, значит, и труд у людей красть можно, а простому человеку, выходит, с голоду умирай?
   - Ну - 'с голоду' - это вы, Алексей Игнатьевич, немного преувеличили... Хотя - в общем-то - немного... совсем немного... Я, однако, говорю не о моральной стороне дела. Есть, знаете ли, такой афоризм: в России низы воруют, потому что верхи грабят... Так вот: грабителей у нас, как правило, не сажают; сажают воришек, да и то в основном - помельче. И Александра, как вы понимаете, вполне могут замести. Это вы ему, Алексей Игнатьевич, надеюсь, разъяснили?
   - Да это, Геннадий Ильич, у нас без всяких разъяснений все знают. С материнским молоком всосали: от сумы да от тюрьмы... Однако, ваш афоризм - первый раз слышу! Очень, знаете ли, любопытно. И точно. Нет, всё-таки удивительная у нас страна! От следователя - и такой афоризм! А вы, Геннадий Ильич, от кого узнали? 'Низы воруют, потому что верхи грабят' - надо же до такого додуматься! А с Александром, Геннадий Ильич, надеюсь, обойдётся. Он и сейчас-то для своих лет достаточно осторожен, а весной ему в армию... На своей шкуре узнает почём фунт лиха... Вернётся - найдёт, думаю, заработок побезопаснее...
  
   Патрульный катер, словно бы получив сигнал по телепатической связи, подошёл удивительно точно: как раз к окончанию разговора следователя с капитаном. На 'Поплавке' Геннадия Ильича опять 'осенило' - за последние два часа, наверное, в третий или четвёртый раз.
   - Николай Борисович, а если - отсюда? Тело куда бы вынесло?
   - С самого, значится, 'Поплавка'?.. - сторож задумался: - Туда же, должно быть... на мыс... больше некуда... если, конечно, не в стрежень...
  
   - 11 -
  
   'Сазонов, Сазонов... почему?', - гвоздём сидело в уме Брызгалова. Ржавым тупым гвоздём.
   'Наняли на 'разовую' работу? Верней - 'одноразовую'? И уничтожили по выполнении? Нет, чёрт возьми! Музыкантов для таких дел не нанимают! Избавились, как от случайного свидетеля? Но тогда бы - на месте! В Здравнице! Или убийца догадался не сразу? А, например, столкнувшись с тобой в электричке, понял, что ты, узнав о смерти Бутова, можешь его заподозрить? Не исключено... вернее - исключено не вовсе... необходимо было роковое стечение обстоятельств. Чтобы, возвращаясь из Здравницы - а кстати, зачем тебя туда понесла нелёгкая? - ты бы сел в одну электричку с убийцей. Да к тому же - был с ним знаком. Нет, если ты почему-нибудь не ездил регулярно в Здравницу или в Малиновку - совпадение почти невероятное. Узнать! И побыстрее. Однако - баран его забодай! - воскресенье. Фига с два завтра узнаешь чего-нибудь! А ещё? Есть ещё версии? Думай, Брызгалов, думай! Не попробовал ли, Денис Викторович, убийца тебя подставить? На время преступления заманить в Здравницу, рассчитывая, что на обратном пути тебя кто-нибудь узнает? Нет... Версия совершенно надуманная. Ведь в этом случае ты для него становился куда более опасным свидетелем, чем при нечаянной встрече в электричке. В этом случае он просто не мог тебя не убить. А тогда, спрашивается, какого чёрта было городить весь огород? Чтобы лишним трупом запутать следствие? Чушь собачья! Если у убийцы Бутова мозги до такой степени набекрень - логичнее было бы застрелить двух, трёх абсолютно случайных людей. Чтобы следствие, сличив пули, вконец запуталось, пытаясь соединить этих бедолаг с Игорем Олеговичем. Ну да, логичнее... а если у него мозги действительно набекрень? Или - у неё? Стоп, майор Брызгалов, приехали! Круг замкнулся! Опять перед тобой психопат маячит?!'
   Да, Геннадий Ильич чувствовал: убийство Сазонова - та ниточка, которая в конце концов приведёт к преступнику. И более: майору это подсказывал весь его многолетний опыт, обязательно приведёт, но... в будущем! Возможно - в ближайшем. Даже уже и завтра. Увы, не сегодня. Сегодня - напротив: убийство Сазонова, казалось, ещё основательнее запутывает дело. Ибо, если отвлечься от крайне маловероятной версии, что музыкант убит как случайный свидетель, требовалось выявить связи - причём, скорее всего, глубоко запрятанные! - между Бутовым и Сазоновым. Непонятно к тому же - в какой области? По работе? Но чего общего могло быть между предпринимателем и музыкантом в деловой сфере? А если - не по работе? Денис Викторович и Алла Анатольевна? Чушь! Ведь Сазонова убил не Бутов, а некто третий. Увлечение Игоря Олеговича? Причастность Сазонова к теории и практике 'неорабовладения'? И в этом случае - всё-таки! - рабыня? Вернее, соприкоснувшаяся и с Бутовым, и с Сазоновым душевно больная женщина? Причём, скорее всего - не из восьми 'идейных' рабынь Игоря Олеговича, а одна из многих десятков побывавших у него искательниц острых ощущений?
   Это допущение Брызгалову жутко не нравилось ни с практической, ни с эстетической точек зрения. Практически: круг подозреваемых расширялся самым бессовестным образом, а эстетически - майору всегда претило умножать сущности сверх необходимого.
   Увы, ничего дельного в голову Геннадию Ильичу не приходило и, помаявшись около часа, он запер кабинет и поехал домой.
  
   Светящаяся радостью Лидочка и мрачный Барсик встретили Брызгалова на пороге его скромного жилища. Что на пороге - разумеется, фигурально. В действительности Лидочка, услышав поворот ключа в скрипучем 'английском' замке, вышла из кухни, где колдовала над особенным кубанско-малороссийским борщом, а свернувшийся в кресле Барсик шевельнул ухом и повернулся к входной двери правым (преимущественно чёрным) боком - таким образом наглядно явив майору мрак и горечь, царящие в его нежном кошачьем сердце. Поцеловав затрепетавшую женщину и погладив оставшегося совершенно равнодушным кота, Геннадий Ильич разделся и прошёл в душ: остатки похмелья, появившиеся в связи с убийством Сазонова новые обременительные заботы - всё унесли с собой упругие горячие струи. Конечно, совсем ненадолго: на час, может быть, на два, но и за такой короткий период душевных мира и радости следовало благодарить судьбу...
   Посвежевший, приятно взбодрённый Брызгалов не спеша ел вкуснейший Лидочкин борщ, попеременно хваля то кубанско-малороссийскую кухню, то рдеющую от этих похвал прекрасную повариху. Геннадию Ильичу отчаянно возмечталось: а не послать ли к чёрту все связанные с поисками убийцы версии, мысли, хлопоты и - хотя бы на сегодняшние вечер и ночь! - беззаботно поужинав, помириться с Барсиком и, после упоительных ласк и восторгов с Лидочкой, спать, спать, спать? А что: после утомительного рабочего дня он имеет право на личную жизнь? На спокойный, обновляющий тело и проясняющий голову сон?
   Да, конечно, имеет... но, как в известном анекдоте, может ли?..
   Брызгалов знал, что не может. Когда ему перепадало особенно запутанное и каверзное дело - а почти всё, с чем приходилось сталкиваться майору, являлось именно таковым - мысли Геннадия Ильича совершенно выходили из-под контроля его очень даже не слабой воли: словно бы утверждая, что сознание для Брызгалова, несомненно, первично. Так и на этот раз: с Барсиком удалось если и не примириться полностью, то заключить пакт о нейтралитете, восторги с Лидочкой, как всегда, оказались вполне восхитительными, а вот спокойного сна не пришло - окаянные мысли своевольничали по-прежнему:
   'Бутов - Сазонов, Сазонов - Бутов... что между ними общего? Причём - до такой степени, что, убив Бутова, пришлось убивать Сазонова? Или оба они - и предприниматель, и музыкант - были обречены с самого начала? А день или два - разделяющие эти убийства - из-за издержек организации? Но в этом случае - почему Здравница? Почему в день и час убийства Игоря Олеговича Денис Викторович находился вблизи места преступления? И не надо мне о случайных совпадениях: ибо случайности в таком количестве - не убеждает! Не верю ни под каким соусом!'
   Под боком спала Лидочка, вдыхая пряный аромат её обнажённого тела, Геннадий Ильич минутами забывался: казалось, ещё чуть-чуть и он, целиком растворившись в женских любви и нежности, сможет наконец-то свалить с себя бремя дневных забот - увы, не получалось. Только-только пушистое облако сна начинало заволакивать его глаза, как из глубин сознания налетал очередной вихрь и рвал в клочья желанную пелену:
   'А если всё-таки Бутова застрелил Сазонов?.. Нет! Ни в какие ворота! Как, Геннадий Ильич, ни изощряйся, но эту версию можешь похоронить. И чем скорее - тем лучше. Ибо, майор, пока ты подобно слепому котёнку тычешься мордочкой по углам - убийца гуляет! И презрительно поплёвывает на твои многомудрые рассуждения!'
   (Что это не так, что убийца в настоящее время был озабочен даже более чем он, майор Брызгалов, следователь понял лишь на другой день - в воскресенье; а пока, воображая глумливую ухмылку преступника, злился в одинаковой степени и на этого ловко затаившегося мерзавца, и на своё, мешающее увидеть суть дела, тупоумие.)
   'И хорошо - если только поплёвывает! Да измывается про себя над недоумком следователем! А если, не дай Бог, подготавливает следующее убийство?! И не одно? Вдруг да на самом деле он (или она?) слегка не в своём уме? Ведь, как недавно справедливо заметил полковник, маньяки хоть и редко, но - факт! И никуда от него не денешься. Ведь маньяк - это вовсе необязательно 'сумасшедший с бритвою в руке'! А религиозный фанатик? Тираноборец? Убеждённый противник рабства - эдакий российский аболиционист? Или, чем чёрт не шутит, жутко рассердившаяся феминисточка? Да - но Сазонов? Во всех этих случаях музыкант-то с какого бока? Или?..'
   (Геннадий Ильич подошёл достаточно близко к разгадке, но поскольку было ещё не время, в голове Брызгалова что-то щёлкнуло, переключилось, тело майора встряхнула сонная судорога, и, щекой привалившись к Лидочкиному затылку, он из дневного мира на несколько часов переместился в ночной.)
   И увиденное Геннадием Ильичём в этом иррациональном фантасмагорическом мире хоть и не открыло ему преступника, но на картину убийства Бутова позволило взглянуть с иной, неожиданной (и достаточно тревожной!) точки зрения.
   Проснувшись, свой неприятный - дурацкий! - сон Геннадий Ильич вспомнил не сразу, а за утренним кофе, который ему приготовила вставшая раньше Лидочка. Вспомнив, поморщился: не в первый раз. Подобные перипетии во сне - разумеется, с вариациями - случались у Геннадия Ильича и прежде, да, вызывая некоторое раздражение, но не вселяя большой тревоги: мало ли что привидится, занявшись делом, побыстрее забыть - и точка! Однако следователю отчаянно не хотелось заниматься делом в это воскресное утро - хотелось пить кофе, курить 'Яву', разговаривать и целоваться с Лидочкой. Вообще - бездельничать. И майор придумал:
   - Алло, Юрий Викторович?
   - Да, слушаю.
   - Это Брызгалов. Извини, что с утра пораньше...
   - Кому, Геннадий Ильич, пораньше, а для меня - в самый раз. Десять уже - без четырёх. Так вот, Геннадий Ильич, если хочешь узнать, не случилось ли у меня ночью каких-нибудь озарений - сразу скажу: не случилось.
   - Да нет, Юрий Викторович, я не настолько вредный, чтобы из-за возможных озарений звонить с утра. Да ещё - в воскресенье. - Пошутил Брызгалов. - Тут, знаешь, 'Поплавок'... глупость, в общем-то, но Курников - сторож - помнишь?.. сказал, что если тело Сазонова упало с самого 'Поплавка', то вынесло бы его как раз туда. На мыс - где он его и выловил... ну вот, я и подумал...
   - Наведаться в сей гадючник? А мне, Геннадий Ильич, звонишь зачем? Или считаешь - вдвоём представительней?
   - Да нет, Юрий Викторович, тут другое... - замялся, понимающий, что посещение 'Поплавка' - только предлог, что в действительности он просто собирается 'сачкануть', Брызгалов. - Вчера, когда я тебя попросил задержаться на воскресенье в городе... и ты бы вдруг позвонил сегодня, а меня - ни дома, ни в управлении... было бы несколько не того... я, знаешь ли, пока ещё не генерал, чтобы позволить себе быть неуловимым...
   - Знаю, Геннадий Ильич... В 'Поплавке', значит, в случай чего?.. Добро. А вообще - спасибо. Нет, не ехидничаю... правда, спасибо...
   - И тебе, Юрий Викторович - что понял... Пока, стало быть. Всего.
   Этот телефонный разговор Брызгалов затеял не столько из вежливости, сколько пытаясь отвести от себя упрёк в безделье: познавательную экскурсию в 'Поплавок' с очень большими натяжками можно было считать оперативной работой. К тому же - Лидочка. Не только леность, но и пришедшее вдруг желание побыть сегодня в обществе этой женщины очень даже сказалось на решении майора...
   - Лидок, - обращение употребляемое Брызгаловым в случае какой-нибудь необычной просьбы, - у тебя сегодня со временем как? Есть что-нибудь неотложное?
   Студенцова задумалась: по воскресеньям она убирала у очень немолодой и очень занудливой супружеской пары и, манкируя своими обязанностями, шла на риск потери пятидесяти рублей в неделю, но, в конце концов, всех денег не заработаешь... а занятый сверх всякой меры Брызгалов о чём-нибудь просит её так редко...
   - Нет, Геннадий Ильич, - ночь прошла, и Лидочка назвала любовника 'по дневному', - ничего особенного. Скоробогатовы перебьются. Я только им звякну - можно?
   - Конечно, Лидочка. И, знаешь... - Майору вдруг неудержимо захотелось, чтобы Студенцова и весь этот день, и следующую ночь провела с ним, - скажи Скоробогатовым, что сегодня не придёшь вообще. Ну, например, заболела. Врать, конечно, не хорошо - ну да ладно: будем считать, что грех на мне... Так вот, Лидок, шампанское и устрицы - не возражаешь?
   - Устрицы Геннадий Ильич?.. Не знаю... Ни разу не пробовала...
   - Я, Лидочка, тоже. Представляешь себе - ни разу. И, боюсь, сегодня вряд ли удастся восполнить пробелы в нашем гастрономическом образовании. 'Поплавок' не то заведение, чтобы рассчитывать на устрицы. Но шампанское гарантирую. И что-нибудь рыбное - кухня у них в общем-то неплохая...
   Обрадованная приглашением, Лидочка сияла. Скромно сияла, для постороннего глаза, возможно, и незаметно, но майор, зачарованный этим сиянием, не удержался и нежно привлёк женщину в свои объятия.
   (Чёрт с ней, с работой! Не убежит! Барсик? Пусть погуляет! Ленивому котяре утренний моцион на пользу! Телефон? Из розетки его! Дабы не бренчал не вовремя!)
   Неожиданно случившейся любовной бурей приятно смущённая Лидочка уткнула лицо в подушку: и от смущения - днём до этого им ни разу не доводилось ложиться в постель - и от блаженства разом. Умиротворённый Геннадий Ильич гладил и целовал её волосы, плечи, спину. Вдруг, когда ладонь майора скользила по Лидочкиным упругим ягодицам, он себя поймал на весьма непохвальной мысли, что эти соблазнительные округлости ему хочется не только гладить, но и... вот именно!
   'Ай-яй-яй, господин Брызгалов! Да ты оказывается и впрямь садист?! Конечно, дело тебе попалось муторное, и ты, как и предвидел, вляпался, однако же - не оправдывайся! Если ещё хотя бы раз, когда ты будешь в постели с Лидочкой, у тебя возникнет такое желание - немедленно, сволочь, пойдёшь к Кандинскому!'
   Этим необычным - никогда прежде ничего подобного не приходило ему на ум - острым желанием обеспокоенный не на шутку, Геннадий Ильич поспешил встать и одеться. Лидочка тоже встала и прошла в ванную. Конечно, после любовных экстазов ей хотелось ещё немножечко понежиться под ласково поглаживающей мужской ладонью, но коль 'повелитель' встал, валяться в постели, по её мнению, было неприлично.
   Пока женщина приводила себя в порядок, майор курил, утешаясь тем, что мысли, в отличие от поступков, человеку полностью неподвластны - незваными и непрошеными приходят в голову, и ничего с этим не поделаешь... и всё-таки... тем не менее...
   Вышедшая из ванной Лидочка прервала этот сеанс лёгкого душевного самобичевания:
   - Гена, - случившийся в неурочное время приступ любовной горячки различие между 'дневным' и 'ночным', похоже, что стёр, и женщина полностью перешла на 'ночной язык', - как, по-твоему, в этом можно?
   Способность некоторых женщин создавать нечто из ничего трогала Брызгалова до умиления: надо же! Дочери человеческие дерзают спорить с Творцом! И - самое удивительное! - небезуспешно. Одетая в простенькое тёмно-голубое платье, красиво причёсанная, с минимумом умело наложенной косметики Лидочка выглядела если и не совсем богиней, то уж царицей эльфов - наверняка. Только вот туфельки... 'старенькие туфельки её'... нет, не сказать, чтобы видавшие виды белые лодочки очень уж разрушали образ, но и работать на него - не работали...
   И Геннадий Ильич решился:
   (В конце концов, День рождения - условность. Так что, майор, не жадничай. До седьмого сентября целых три дня. Есть время приготовить другой подарок. А сейчас, когда в кои-то веки вместе... и неважно, что 'Поплавок' не то заведение, где требуется 'блистать'. Главное - самоощущение женщины.)
   - Великолепно, Лидочка! Потрясающе - в этом платье! А волосы, волосы! Да такую причёску - мало какой парикмахер сможет! А ты - за пятнадцать минут! Сама! Но только... маленькая деталь... мне кажется - так будет лучше... на вот - примерь...
   Произнеся это, Брызгалов щёлкнул ключом, из тумбочки письменного стола достал красивую коробку и протянул её женщине. Лидочка ахнула. Синие, удивительно гармонирующие с её платьем туфельки! Настоящие итальянские, а не какой-нибудь тайваньско-гонконгский 'самопал'!
   - Геночка, ой, спасибо! Блеск! Полный отпад! Геночка, миленький, вот! Вот! ВОТ!
   Обычно сдержанная в проявлении своих чувств Лидия Николаевна бросилась на шею Брызгалову и стала беспорядочно чмокать его в губы, нос, щёки. Не целовать, а именно чмокать - когда не любовь и нежность, а радость и благодарность передаются частым касанием губ.
   - Это на День Рождения - да?! Спасибо, спасибо, Геночка!
   Выразив своё восхищение, женщина немедленно примерила обновку - в самый раз! Прошлась, сделала несколько танцевальных па - идеально по ноге.
   - Ой, Геночка, никогда мне на день рождения никто не дарил такой прелести! Тысячу раз, спасибо!
   - Лидочка, это не на день рождения. Это - потому, что ты такая красивая. Всегда. А сегодня - особенно. Рад, что, кажется, впору. Или - немного жмут? Только - честно?
   - Нет, Геночка, идеально! Как на заказ! Спасибо, миленький!
   - Лидок, столько благодарности... мне, право, неловко... носи на здоровье... а на День Рождения... у тебя ведь - седьмого?
   - Седьмого. Вообще-то - в ночь на восьмое, но, наверное, до двенадцати.
   - Ну, вот. А сегодня - третье. На День рождения - рано. Приметы, знаешь ли... Я, конечно, не то что бы жутко суеверный, но всё-таки... А на День рождения - само собой.
   - Ой, Геночка, что ты! Эти туфельки - мне за глаза!
   - Ладно, Лидок. Там будет видно. А пока - поехали. Заодно и туфельки обмоем - ну, чтобы легко носились. Не хлябали и не жали.
   'Поплавок' открывался в час; Брызгалов и Студенцова пришли в пятнадцать минут второго и в почти пустом помещении заняли удобный - с видом на речку - столик.
   Решая не совсем простую задачу - Лидочку и шампанское совместить с расспросом возможных свидетелей - следователь не спешил, и когда подошёл официант, Геннадий Ильич только сделал заказ, ни словом не упомянув о Сазонове. Успеется. Тем более, то, что музыканта убили здесь - в 'Поплавке' - версия явно притянутая за уши. Им же самим притянутая - для оправдания собственной лени. А посему о Сазонове майор заговорил с официантом лишь после рыбного ассорти, между первой и второй бутылкой шампанского, в ожидании карася в сметане.
   Посмотрев на фотографию Дениса Викторовича, официант сначала поколебался, но, подумав минуты две, три, сказал, что - да. Летом в жару, вероятно, с пляжа - заходил такой. Нет, точно, причём - несколько раз. Вот только глаза. Совсем не такие. Ну, может быть, и такие, однако взгляд - ничего общего! Ведь таким взглядом - только пугать детишек! Чтобы не баловались! А в натуре - не дай Бог! Нет, у того, который заходил, взгляд нормальный. А вообще - точно он. Летом - с пляжа - пил пиво. Чтобы обедал - он, официант, не помнит. Да - только пиво. На пляже холодного шиш купишь, а у них в 'Поплавке' - всегда. Подороже, конечно, зато всегда. А недавно? На этой неделе? Во вторник, в среду или в четверг? Нет - ни на этой неделе, ни на предыдущей... в начале августа! Да, точно, в начале августа! Днём! Он тогда, как и сегодня, работал в первую смену, а этот - с девушкой... вспомнил! Данькой его зовут! Девушка, значит, к нему обращалась так. Даня, Данечка - он сначала ещё не понял, послышалось: Танечка. Правда - смешно?
   - А ещё, Ярослав Фёдорович? Из ваших сотрудников, кто его мог запомнить?
   - Валентина - буфетчица. Серёга - в баре. А из зала - Николай, Ольга, Светочка. Многие. Все, наверно, кто его только видел. Хотя, конечно, летом народу тьма тьмущая, но этого, вашего... Ну, может, не с первого раза, но со второго - точно. Да вы сами спросите. Валентина уже здесь, а из зала - Ольга. Остальные-то позже будут, днём сейчас посетителей мало, ну и наши тоже - большинство начинает работать с шестнадцати. Да, чуть не забыл, дядя Миша - швейцар - у него спросите! Он кого угодно: раз увидел - всегда будет помнить!
   Отпустив словоохотливого официанта, Геннадий Ильич виноватым голосом обратился к любовнице: - Прости, Лидочка, такая сволочная работа. Даже в кабаке - и то. Чтобы в своё удовольствие пить шампанское - не получается. Уж раз с сыскарём связалась - чур, не сердиться? Ладно, Лидок?
   - Геночка, миленький, что ты! С тобой мне - всегда! Так хорошо везде! И здесь! А кроме того - вообще! Меня ведь уже сто лет! Так вот просто в ресторан не приглашал никто! В юности только - ещё в Краснодаре. Когда я была студенткой - в педагогическом. И дёрнул же чёрт распределиться в Абхазию! В восемьдесят девятом. Как же - рядом! И мама со мной поехала... Гена, прости, пожалуйста. Это шампанское. Я когда выпью - тянет в слёзы. Прости, миленький, больше не буду... А здесь - чудесно. И, знаешь, твои дела... мне, правда, нравится! Я будто - тоже с тобой на задании. Как в каком-нибудь детективе... Геночка, - Студенцова заговорила шёпотом, - а пистолет у тебя с собой?
   Довольный, что его беспокойную ('сволочную'!) работу Лидочка воспринимает не как докучную, мешающую посидеть за бутылкой шампанского обязанность, а как интересное приключение, Брызгалов ответил ей тоже 'по заговорщицки':
   - С собой, Лидочка. - И рассмеялся: - Лидок! Ты себе представляешь, что если детектив, то обязательно: пиф-паф! Горы трупов и море крови! Да, 'пиф-паф' иногда случается. Но редко. И слава Богу! Горы трупов и море крови - это интересно только в кино. Да и то, по-моему, там сейчас с этим большой перебор. А в жизни... прости, Лидочка! Ты на это безумие насмотрелась куда больше, чем я! Сыщик, майор милиции, профессионал... Давай лучше ещё по бокалу.
   Брызгалов разлил шампанское из второй бутылки, заказал официанту третью и чокнулся с женщиной:
   - За тебя, Лидок. Чтобы ты побыстрей забыла этот черноморский ад. И чтобы - не дай Бог! - по всей России не началось подобного. Чтобы сыщикам в их работе надо было бы в основном не стрелять, а думать... Ну и наговорил же я... Ладно, Лидочка, - за тебя!
   - И за тебя, Геночка! Обязательно! Если б ты знал, как мне хорошо с тобой!
   Карась в сметане оказался вполне на уровне: действительно свежий речной, а не замороженное морское чудовище. Лидочка, попробовав, сказала, что не надо никаких устриц, что такую рыбу она ела только в детстве - в Краснодаре у браконьеров иногда покупала мама.
   За едой, за третьей бутылкой шампанского Брызгалов, как бы между прочим, не оставляя Лидочку в одиночестве дольше чем на три, четыре минуты, расспросил всех, названных официантом, людей. Кроме швейцара - который дежурил с четырёх, но мог быть и в три. А из присутствующих и Валентина, и Ольга, посмотрев на фотографию музыканта, в основном подтвердили показания Ярослава Фёдоровича: да, летом бывал такой. Несколько раз. Пил пиво, а больше ничего, кажется, не заказывал. Недавно? - нет; в начале августа? - может быть; но в общем - уже давно. А лучше - у дяди Миши. Мимо него незамеченной не проскользнуть и мыши.
   (Пусть товарищ следователь их извинит - это давняя ресторанная шутка. А вообще - правда: дядя Миша в 'Поплавке' уже Бог знает сколько лет, и всё видит, всё запоминает.)
   Карась был съеден, шампанское выпито - четвёртую бутылку Геннадий Ильич, немного поколебавшись, решил не заказывать: Лидочке явно хватит, да и он тоже - трезвым не назовёшь. Ресторанные часы показывали три двадцать, Брызгалов сверился со своими: разница в четыре минуты - пора и честь знать! И без того, прикрывшись выдуманной необходимостью, он уже пять часов сачкует! Вместо того, чтобы думать, разгуливает по ресторанам! А что Сазонов летом несколько раз посетил 'Поплавок' - ничего удивительного. Говорит только о том, что музыкант не совсем бедствовал. Однако же - не роскошествовал: с девушкой - и только пиво.
   Брызгалов расплатился по счёту - ого! можно было подумать, что съели они не карася, а Золотую рыбку! - и собрался уже уходить, как пришёл дядя Миша. Майор показал ему фотографию Сазонова, почти не рассчитывая на удачу, - по долгу службы.
   - Как же, знаю. Вот только глаза... и где вы такую страшную физиономию откопали? Денисом его зовут. Говорит - музыкант, в 'Якоре' играет. Что в 'Якоре' - не проверял, а что в каком-нибудь ресторане или ночном клубе - точно. На тех, которые из обслуги, у меня глаз намётан. Летом он к нам не то что бы каждый день, но - часто. Особенно - в июле. Раз пять заходил, не меньше. И в августе. Третьего, кажется, числа. И пятого - с Леной: евойная, значит, девушка. А после пятого - нет. Не был. Зачем? Седьмого, помните, зарядило как? Дожди почти на неделю? А когда кончились - настоящего тепла уже не было. Немного, разве, после двадцать второго, до грозы этой самой грёбаной. Когда наш 'Поплавок' за малым не выкинуло на берег.
   - Михаил Петрович, а после седьмого августа - вы уверены, что Денис к вам не заходил? Ведь вы же не круглосуточно здесь дежурите? Опять-таки - выходные? Разве Денис не мог зайти в 'Поплавок' не в вашу смену?
   - Без меня - вряд ли. Сменщик, конечно, есть: Василий - но 'Поплавок' наш работает с часу до часу. С часу дня и до часу ночи. И я здесь каждый день. Жена у меня - Татьяна - шесть лет уже как умерла, а дети, две дочки, давно уже взрослые, со своими семьями. Ну, дома-то одному - что делать? Телевизор смотреть - я не привыкший, скучно. Поэтому - всегда здесь. И когда дежурит Василий - всё равно прихожу. Ну, если только ресторан не на спецобслуживании, когда со своей охраной, тогда, конечно - тогда мне здесь делать нечего.
   До Брызгалова не сразу дошло, что термин 'спецобслуживание' имеет теперь несколько иное содержание, чем прежде, и обозначает преимущественно кутёж выросшего как на дрожжах 'нового класса'. А поскольку Сазонов к этим 'баловням жизни' явно не принадлежал, то следователь переспросил без особого интереса:
   - И часто у вас, Михаил Петрович, это самое 'спецобслуживание'?
   - А по-разному. Когда реже, а когда - почти каждый день. Я так считаю, если в среднем на круг, то раз в неделю. Это - которые со своей охраной. Сейчас, знаете, сколько всякой шантрапы развелось, что пылят деньгами? Ужас! Нет, ничего не скажу, есть и приличные люди, но редко... В прошлую среду Алексей Дмитриевич - это я понимаю. Он в нашем 'Поплавке' уже пятнадцатый год свой День рождения празднует. С восемьдесят пятого - когда, говорят, с супругой своей развёлся - у нас каждый год. Ничего не скажешь, человек обстоятельный, но тоже... нет, прежде-то ничего, а сейчас все словно с ума посходили! Ведь шестьдесят лет, юбилей, а туда же... Сергей наш, из бара, рассказывал после, что голые официантки, которых они привезли с собой, обслуживали, значит, гостей. В начале-то ничего, девки как девки, а когда пошли тосты - скидают и скидают с себя тряпку за тряпкой! Срамота! Мои бы дочки попробовали, я бы им такого ремня дал, что после неделю бы сидеть не могли! А на этих - бесстыжих! - никакой управы: раздеваются и раздеваются! И некоторые, значит, совсем голяком, а некоторые - тьфу! - в передничках. Это сейчас модно - стриптиз называется.
   Имя Алексей Дмитриевич ни с кем из знакомых у Брызгалова не ассоциировалось, и майор уточнил только по одной профессиональной привычке:
   - Алексей Дмитриевич? А фамилия как его?
   - Фамилия-то? Долгов. Долгов Алексей Дмитриевич. Да вы его должны знать. В семидесятые, в восьмидесятые он адвокатом был. Лучший адвокат в нашем городе. И тогда уже денег имел - мне бы столько! А когда, бля, эта грёбаная перестройка вышла - бизнесменом заделался. Ну, и сейчас - вообще... да знаете вы его, конечно...
   Ещё бы!
   'Стало быть, на другой день после убийства Бутова Долгов закатывает банкет с голыми официантками, - размышлял майор, - хотя... день рождения... юбилей... и гости заранее были званы, и всё уже в 'Поплавке' заказано... а Бутов Долгову не сват, не брат и даже не друг... так, один из деловых партнёров... причём - далеко не из первостепенных... и из-за его смерти отменять день рождения... да Долгову это и в голову не пришло, конечно! А вот от голеньких официанточек мог бы и отказаться... всё-таки - смерть... причём, как ни крути, делового партнёра...'
   Услышав фамилию юбиляра, Геннадий Ильич заинтересовался уже не формально: 'Вряд ли, конечно, эта пьянка со стриптизом имеет какое-нибудь отношение к Сазонову. Однако с Бутовым Долгов был связан... а если учесть, что предпринимателя и музыканта застрелили из одного оружия...'
   - Долгова - Михаил Петрович - конечно. Кто же у нас не знает Долгова... Так, говорите, девочек старый греховодник пригласил на своё шестидесятилетие? Так сказать - в натуральном виде?
   - Сергей говорит - из бара.
   - Да ладно, Михаил Петрович, не 'заложу'. И захотел бы - некому. В партком, как прежде, не сигнализируешь. Поскольку нынче у нас объявили капитализм, то и разлагаться по-ихнему имеем полное право. Вы мне лучше - вот что: не назовёте кого-нибудь из гостей? Хотя, извините, у Долгова, наверно, своя охрана? И вас, вероятно, не было?
   - Не было. Я в шесть ушёл. Сразу, как его мордовороты сюда пожаловали. Но гостей знаю многих. Ну, из тех, которые постоянные. Ведь Алексей Дмитриевич, я сказал, в 'Поплавке' уже пятнадцатый год. А со своей охраной - он только с девяносто четвёртого. Прежде-то поскромнее было: обслуга наша - из 'Поплавка'... А из постоянных, значит, гостей у Алексея Дмитриевича - Пушкарёв: он прежде в горисполкоме служил первым замом, а теперь тоже, как и Долгов, бизнесмен... Хотя - все они теперь бизнесмены... Кроме Николая Ивановича. Который как прокурором был, так и на пенсию год назад - ушёл прокурором.
   Услышав, что Люмбаго удостоил своим посещением банкет со стриптизом, Геннадий Ильич мысленно съехидничал: 'Товарищ прокурор - ай-яй-яй! Какую ты мне не далее как в четверг закатил лекцию по телефону? О полной нравственной деградации извращенца Бутова! О том, что этот моральный урод наконец-то получил по заслугам! А сам, товарищ Люмбаго, что же? В свои шестьдесят пять лет не гнушаешься посещать банкеты с голенькими официанточками?'
   Пока Брызгалов иронизировал по поводу прокурора, Михаил Петрович назвал ещё нескольких постоянных гостей Долгова, но их фамилии, за исключением Лисовского, майору ничего не говорили.
   - Простите, но вы, кажется, произнесли имя Михаила Антоновича?
   - Ну да. Который, значит, теперь покойник. И у которого в среду отравилась любовница. Да-а... дела... жил себе человек - не бедствовал... и вдруг почти в одночасье: в среду любовница, а в пятницу - сам... Так вот: на этом юбилее Михаила Антоновича не было. А прежде - всегда. Каждый год.
   Васечкина отравилась в четверг, и вряд ли хорошо информированный - из каких источников? - швейцар мог этого не знать. Но в таком случае - почему? Ошибка памяти или какой-нибудь хитрый умысел?
   Брызгалов решил, что самое лучшее, сделать вид, будто он не заметил эту - намеренную? - неточность.
   - Михаил Петрович, что Лисовского не было на банкете - вы откуда знаете? Сами сказали, что ушли в шесть, когда появились охранники, - а гости? Их же не в шесть, их же Долгов, наверное, пригласил позднее?
   - Гости - в семь. С девяносто второго года Михаил Антонович гостей приглашает в семь. Сейчас это можно, сейчас плати деньги и гуляй хоть всю ночь до утра. А прежде - в шесть. Мы тогда закрывались в двенадцать, а со временем было строго. Чтобы задержаться дольше положенного - хлопот не оберёшься... конечно, за большие деньги... но тогда, кто и имел большие деньги - сорить боялись. Это сейчас - пожалуйста. А прежде - нет: прежде порядок был.
   То ли швейцар темнил, то ли попросту увлекался, но его манера рыскать из стороны в сторону, избегая прямых ответов, начинала раздражать Брызгалова:
   - Михаил Петрович - и всё-таки? Кто вам сказал, что Лисовского на банкете не было?
   - Сергей, кто же ещё. Из нашей обслуги в зале был только он. Как специалист по коктейлям. А музыка и официантки - тьфу! - ихние. Кухня, конечно, в основном наша. Они только шеф-повара своего привезли и кондитера. Но которые на кухне - они же почти ничего не видят. Немного, разве что... Когда эти мамзели в голом виде с грязными тарелками стали являться на раздачу...
   Как несколько фраз назад ложь швейцара о времени смерти Васечкиной насторожила майора, так и сейчас: его возмущение не совсем обычной униформой приглашённых официанток показалось Брызгалову сильно наигранным - чёрт возьми, конце концов швейцар служит не в пансионе Старых Большевичек! Рестораны и прежде-то, в годы процветающего застоя, не отличались особенной строгостью нравов, а уж теперь!
   - Михаил Петрович, разделяю ваше возмущение этими девицами, сожалею, что дочерьми они вам не приходятся, и с помощью ремня повысить их нравственный уровень вам, увы, не удастся - но всё-таки? 'Поплавок' - ведь не детский сад?! Будто раньше у вас не было ничего подобного? Ведь сами сказали: 'спецобслуживание' каждую неделю, а сейчас, извините за грубость, чуть ли не целку строите - ах, голенькие, ах, стриптиз - какая-то чушь собачья!
   Швейцар обиделся, но Брызгало не посчитал это своей неудачей: ханжа, сплетник, врун - с такими чем больше деликатничаешь, тем откровенней они наглеют. А информация? В любом случае, чтобы казаться значительным, Михаил Петрович будет темнить, уходить в сторону, говорить намёками, но в любом случае (потому как - холуй по своей природе!) ничего существенного не посмеет утаить от начальства.
   А посему, сухо поблагодарив, Геннадий Ильич отпустил швейцара и заказал кофе: юбилей Долгова сразу после убийства Бутова - это уже что-то. Во всяком случае, распитие в 'Поплавке' трёх бутылок шампанского теперь, после показаний Михаила Петровича, уже нисколько не царапало совесть майора.
   - Вот, Лидок, все прелести моей работы - в натуре. Даже в выходной: идёшь не куда хочешь, а куда надо - уходишь: когда позволяют обстоятельства.
   - Гена, - любящая, пьяная и чрезвычайно довольная проведённым временем Лидия Николаевна впала в грех 'любомудрия', - в жизни вообще: куда гонят обстоятельства, туда и идёшь. И без выходных. Шагаешь как заведённый!
   Основательно удивлённый - никогда прежде он не наблюдал у своей возлюбленной тяги к философским обобщениям - Геннадий Ильич не успел придумать в ответ ничего столь же витиеватого, как подошёл официант с сообщением, что явился ожидаемый майором Сергей.
   По началу Брызгалову подумалось, что ничего нового, если не считать пикантных подробностей вечеринки с голыми официантками, Сергей Вадимович ему не скажет и, показывая фотографию Сазонова, был готов к прогнозируемому ответу: дескать, в июле, августе заходил такой, но последние три недели - нет, у них в 'Поплавке' не появлялся. Однако, едва глянув на предъявленное фото, бармен произнёс нечто сногсшибательное:
   - Знаю. Денисом его зовут. Был здесь в среду. На юбилее у Алексея Дмитриевича. Заявился пьяный, в непотребном виде - его ещё охранники не хотели пускать, так этот деятель настоял, чтобы они связались с Алексеем Дмитриевичем. И, представляете, Долгов им велел?! Этого хмыря пропустить как человека!
   Приятно насторожившийся, - неужели, чёрт побери, удача?! - Геннадий Ильич попросил бармена не торопясь, по порядку, ничего не упуская, но и, Боже избави, ничего не выдумывая рассказать обо всём, что делал и говорил Сазонов на долговском юбилее.
   - Но только, Сергей Вадимович, то, что видели и слышали сами от домыслов и догадок постарайтесь, пожалуйста, отделить.
   - А как это?
   - Ну, например, как Сазонов объяснялся с охраной - вряд ли вы сами слышали?
   - Ладно, попробую. Я, значит, у себя в баре, вон там, видите? - Сергей показал рукой на расположенную по соседству с входной дверью стойку. - Столы сдвинуты буквой 'П' - Алексей Дмитриевич, конечно, посередине. Ещё за его столом сидели прокурор и Фёдор Степанович. Остальные гости по сторонам. Народу было не очень много - у Алексея Степановича всегда солидно - и середина, значит, пустая. За столы сели в половине восьмого, а до этого - кто где. Многие - у меня в баре. Ну, это: пробовали мои фирменные коктейли. Хотите, товарищ следователь? Для вас и для вашей дамы? Я не какую-нибудь халтуру, я вам сделаю настоящие 'Слёзы комсомолки'?
   - Из 'тройного' одеколона и тормозной жидкости? Нет уж, спасибо!
   Но Сергей Веничку Ерофеева явно не читал и потому не смог оценить должным образом ехидный юмор майора.
   - Почему - из 'тройного' одеколона? Это, может быть, в 'Русской рулетке' или в другом гадючнике! А у нас - нет! Джин, виски, итальянский вермут - всё самое лучшее! За счёт фирмы. Мигом сооружу!
   Брызгалов остановил направившегося к стойке бармена:
   - Нет, не надо, Сергей Вадимович. Как-нибудь в другой раз. И, разумеется, не за счёт фирмы... Так на чём мы остановились?.. Ах, да - что до половины восьмого многие из гостей пили у вас коктейли. Вот с этого места. Будьте любезны - дальше.
   - Дальше?.. В половине восьмого, я уже говорил, все за столы расселись. Ну, этого: поздравления, тосты - всё, как обычно. Официантки тогда раздеваться ещё не начали. Когда к Алексею Дмитриевичу подошёл охранник - я, честно, не обратил внимания. Где-то, наверно, в начале девятого. Только услышал, как Алексей Дмитриевич говорит громким голосом: 'Никита, я тебе список гостей давал или не давал? Правильно, давал! А Денис Викторович в этом списке значится? Значится! Так какого чёрта! Ах, вид не тот? В грязных джинсах и старой куртке? Ишь, умник выискался! Насчёт одежды и внешнего вида гостей я тебе говорил хоть что-то? Нет? А если не говорил - какое твоё собачье дело! Да хоть в трусах и в майке! Хоть без трусов! В пуху и в перьях! С рогами на голове! Если значится в списке приглашённых - ты, бля, пускать обязан! Без вопросов! Учти, Никита!
   Отдавая должное образности языка Алексея Дмитриевича, Брызгалов переспросил бармена:
   - Сергей Вадимович, Долгов распекал охранника этими самыми словами? Вы это сами слышали? И всё точно запомнили?
   - Слышал сам. И не только я. Алексей Дмитриевич говорил громко - на весь зал. А запомнил... ну, может быть, несколько слов не так, а в основном - точно. Ведь Алексей Дмитриевич - он всегда. Так загибать умеет, что другому - ни в жисть. Окочурится, а такого не выдумает!
   - Хорошо, Сергей Вадимович. А дальше?
   - Ну, вошёл, значит, этот - и правда: в джинсах, в какой-то дурацкой канареечной рубахе, с букетом лимонных хризантем. Букет, ничего не скажешь, красивый, видный: другие-то в основном розы дарили, а у этого хризантемы... Здоровенный такой букет. Алкаш, а соображает!
   - Простите, Сергей Вадимович. Куртки на Денисе Викторовиче, значит, не было? И почему вы его назвали алкашом?
   - Не-е. В зал он вошёл без куртки. Наверно, внизу оставил. А что алкаш - сразу видно. Пришёл к солидному человеку на день рождения, а сам на ногах еле держится! Хотя... летом он к нам в 'Поплавок' заходил несколько раз - и только пиво. Ну, может быть, вообще-то и не алкаш, но в эту среду... мало того, что пришёл уже тёпленьким, так на вечере за какой-нибудь час совсем - вусмерть упился, падла! На юбилее у самого Долгова?! У Алексея Дмитриевича!
   - А кроме того, что упился? Вы какие-нибудь особенности в поведении Дениса Викторовича заметили? Или - из разговоров? Нечто эдакое? Запоминающееся?
   - Да какие особенности, какие, к чертям, разговоры! Нажрался как бобик - и всё тут! Ну, в начале-то он немного ещё держался: чокнулся с Алексеем Дмитриевичем, сел за стол - ему, оказывается, и место было отведено хорошее. По правую сторону, всего через два человека от прокурора. А он, бля, нажрался! Вообще, если честно, с того времени, как он сел за стол и до момента, когда его из зала поволокли охранники, я за этим деятелем особенно не следил - моё дело маленькое: коктейль состроить, если кому понадобится...
   - Что, Сергей Вадимович, прямо-таки - поволокли?
   - Ну да. Он же упился вусмерть. А охранники - мордовороты те ещё. За руки, за ноги - и поволокли как труп. В подсобку - на нижней палубе. А может - и не в подсобку... Может домой отправили... Я здесь был до пяти утра, а он больше в зале не появился... Наверно - домой...
   Брызгалов знал, что не домой. Почти фантастическая гипотеза о том, что Сазонова застрелили здесь, в 'Поплавке', сменилась, едва только следователь услышал о присутствии музыканта на юбилее Долгова, полной уверенностью: здесь! Но - кто, когда и каким образом?!
   - Сергей Вадимович, а в котором часу? Вы не запомнили? Пьяного Дениса Викторовича унесли охранники?
   - Точно - не знаю. Не обратил внимания. Но, должно быть, минут в пятнадцать, двадцать десятого. Салют в десять, а этого - раньше.
   - Какой салют? Ах, да...
   Вспомнив, что тридцатого августа День города, и по этому случаю вот уже восемь лет устраивают салют, Брызгалов подумал: 'Когда и каким образом - ясно! При громе пушек выстрел из мелкокалиберного пистолета - ничто! Никто его не услышит и в двух шагах. Но чтобы до такого додуматься - это же каким надо быть хитрым? Расчетливым, хладнокровным, дерзким? Но и всех этих качеств - далеко не достаточно! Надо заранее знать, что Сазонов будет на юбилее Долгова! И не просто будет, а до десяти часов успеет напиться до положения риз! И охрана его унесёт в подсобку! А после? Незамеченным во время салюта спуститься вниз - все в подпитии, праздничная суета - возможно. Выстрелить в спящего - тем более. Но вот волочь из подсобки мёртвое тело... сбрасывать его в воду... это уже сомнительно... очень сомнительно...'
  
   - 12 -
  
   Заказав для Лидочки безалкогольный коктейль, Брызгалов засуетился. Во-первых - куртка. Она по идее должна была оставаться в 'Поплавке'. И действительно: куртка нашлась сразу - на вешалке в пустом гардеробе. Светло-коричневая, из настоящей кожи, на утеплённой подкладке - добротная, красивая вещь. Ношеная, конечно, и много ношеная, но чтобы назвать её старой - надо обладать непритязательным вкусом долговских охранников, для которых всё в мире делится на 'супер' и говно. 'Супер': это то, что принадлежит 'крутым' - сильным мира сего и их холуям - а у прочих смертных: говно.
   Уборщица показала: да, мол, уже несколько дней висит в гардеробе, наверно, с долговского юбилея, а чья - Бог его знает. И в карманах не было ничего такого, что могло указывать на владельца куртки? В карманах? Вообще-то она не имеет привычки шарить по чужим карманам... но поскольку и день висит, и два, и никто за ней не приходит... заглянула, чего уж тут... думала докУмент какой... но нет, ничего такого... немного мелочи в боковом кармане - и всё.
   (По мнению Брызгалова, уборщица, скорее всего, сказала правду. Будь какой-нибудь документ - она бы его отдала администратору. А деньги бы - побоялась. Украсть деньги у кого-нибудь из гостей Долгова - по нынешним временам могут ведь и убить. Вот только...)
   - Клавдия Ивановна, вы в котором часу приходите?
   - В одиннадцать. В час мы открываемся, а после спецобслуживания тут такое бывает...
   - А в четверг? Тоже - в одиннадцать?
   - Конечно. После юбилея-то. Хотя Алексей Дмитриевич человек обстоятельный, и гости у него в основном солидные, но ведь водочка... известно, какой после неё порядок... убирать замучишься...
   - И куртка? Висела, Клавдия Ивановна, когда вы пришли в четверг? Или, может, лежала на чём-нибудь? Например - на стуле?
   - Висела. Здеся в углу, как и сейчас висит. Но только сразу-то я в зал прошла - там же делов по горло - а на курточку опосля. Внимание обратила, значит.
   Стало быть, без присмотра сазоновская куртка висела несколько часов. И во время вечеринки, и после: до часу, а то и до двух четверга - мог кто угодно взять из кармана то, что ему нужно. И никто бы на это не обратил внимания. Конечно, экспертиза может выявить что-нибудь любопытное - кутку необходимо отправить к Гаврикову, но... опыт подсказывал майору: здесь на удачу рассчитывать нечего. Единственное - установить, действительно ли эта куртка принадлежала Сазонову, а более... ладно, Гавриков разберётся! Сейчас - другое. Подсобка - куда, вероятней всего, охранники отнесли пьяного музыканта.
   Подсобка неожиданно оказалась просторной - примерно, двенадцати квадратных метров - чисто прибранной каютой. В которой, помимо хозяйственного инвентаря, находились алюминиевый (общепитовский) стол, три 'разностильных' стула и пара сооружённых из купейных полок низких топчанов. 'Для рекреации не рассчитавших своих сил в отношении спиртного гостей 'Поплавка'. Тех, разумеется, которые на 'спецобслуживании', - догадался Брызгалов.
   - Клавдия Ивановна, а здесь в подсобке вы в четверг убирали тоже?
   - Убирала. А как же. Но только - сначала в зале. И на лестнице - вместе с вестибюлем. Где, значит, люди. Чтобы к открытию было чисто. А здеся - после. Должно быть - в два. Может - в начале третьего.
   - И ничего, Клавдия Ивановна, необычного не заметили? Например - крови?
   - Крови - нет. Крови не было точно. Блевотина - да, была. Тут вот, возле кушетки. Не скажу, что много - некоторые паразиты всю подсобку заблевывают, - а этот, нет. Раз, наверное, траванул - и на палубу. В речку, значит, чтобы - с кормы.
   - А на палубе, Клавдия Ивановна? Крови вы не заметили тоже?
   - Так на палубе - сторож. С утра убирается. Вообще-то - одно название, что убирается. Бухнет несколько вёдер воды, шваброй разотрёт - и привет. Но деньги ему за это плОтят. Лишнюю тыщу в месяц.
   - Э-э, Клавдия Ивановна, деньги лишними никогда не бывают. А тысяча по нынешним временам - так... на курево да на пиво...
   Брызгалов уже собирался заканчивать разговор с уборщицей, но вдруг подумал:
   - Клавдия Ивановна, на корме - это отсюда? - Жест рукой в сторону открытой двери подсобки.
   - Отсюда - откуда ещё. Ну, будь человеком, сделай четыре шага - и блюй себе на здоровье! Так нет - мало которые! Ведь после каждого спецобслуживания всю подсобку заблёвывают, сволочи! У Алексея Дмитриевича-то ещё ничего - только один, да и он не много! А бывают такие гады! А всё водочка...
   'А до смерти четыре шага, - ассоциативно пришло на ум майору, - для Дениса Викторовича, похоже - да! Эти четыре шага - от кушетки в каюте до ограждения на корме - действительно оказались четырьмя шагами до смерти... Но чтобы всё так совпало? Это же надо, чтобы убийца действительно продал душу дьяволу?!'
   Брызгалов отпустил уборщицу и прошёл к поручням на корме. В самом деле - ё, к, л, м, н! - четыре шага. У пьяного, вероятно, больше - пять или шесть... но совпадения, совпадения?! Не говоря уже о двойниках, в этом чёртовом расследовании о чём ни подумаешь - будьте любезны! Очередная несообразность, как собачонка, виляет хвостиком под ногами! И дразнит, зараза, дразнит! Искушает и вводит в соблазн! Да, Игорь Олегович, кашу ты заварил крутую!
   'Но что бы там Бутов ни заварил - нынче у него другой Судья. Надо надеяться: Человеколюбец. А вот его убийца...', - Брызгалов поймал себя на том, что уже несколько минут, навалившись локтями на поручни, рассеянно смотрит на завихрения речных струй за кормой 'Поплавка', полностью перенастроив ум на созерцательный лад. Поймав себя и немножечко рассердившись, - к чёрту, майор, созерцать будешь после, а сейчас действуй! - вернулся в каюту и сел на топчан. (Не на тот, возле которого, по словам уборщицы, была блевотина, а на соседний.) Попробовал, рассредоточив внимание, получить заветную 'картинку', но скоро отказался от этих, не совсем безболезненных для воображения, попыток - вздор! Прошло уже больше трёх дней, всё в каюте перемыто и переставлено - какая уж тут 'картинка'! Но и ещё: обозвав эту его способность учёным словечком 'эйдетизм', Кандинский вольно или невольно посеял сомнения - если в конечно счёте 'картинка' всего лишь плод его буйной фантазии, то и цена ей соответствующая.
   Сожалеть о возможной утрате сего двусмысленного дара было, по счастью, некогда, Геннадий Ильич возвратился в зал, 'подобрал' вконец осоловевшую - уж не коньяк ли являлся основным ингредиентом безалкогольного коктейля? - Лидочку, свёл её по трапу на берег и, нагло пользуясь служебным положением, сел за руль.
   Слава Богу, обошлось без приключений: оставив женщину дома, - Лидок, возвращусь поздно, захочется спать, ложись, с ужином справлюсь сам, - Брызгалов отправился в райотдел. Во-первых - компьютер, а во-вторых, разговаривать с подозреваемыми всегда предпочтительней со служебного телефона: никакой расхлябанности, деловитость, собранность, чёткость. Особенно - если в подозреваемых у тебя один из 'столпов общества', каковым без больших натяжек можно было считать Долгова.
   Однако прежде чем звонить, задавать вопросы, договариваться о встречах или даже включать компьютер, Геннадий Ильич достал паку с бутовским делом и, положив её перед собой, попробовал сосредоточиться.
   'Неужели убийца не понимал, что, застрелив Сазонова на юбилейном вечере, он значительно облегчает работу следствия? Ведь если до этого второго убийства круг подозреваемых был практически не ограничен, то теперь в нём оставались только Долгов и его гости? И?.. почему всё-таки, сказав, что Васечкина отравилась в среду, соврал швейцар? Ошибка памяти, случайная оговорка - или?..'
   (Конечно, то, что Сазонова застрелили именно в 'Поплавке' - это не факт, а версия. Да, обоснованная, убедительная, но всё-таки - версия. Впрочем, для Брызгалова на данный момент она являлась единственной и несомненной, и все свои ближайшие шаги майор предпринял, считая её доказанной.)
   'Все гости - ибо теоретически это мог сделать каждый! - в том числе, и сам Долгов. Правда, Долгову - единственному из всех! - было почти невозможно незамеченным отлучиться во время салюта. Как же - юбиляр, именинник! - где уж тут. А в десять часов - 'детское' время - большинство гостей набраться, как следует, ещё не успело. Нет, сам - лично - Долгов не мог. А поручить? Например, одному из охранников? На своём юбилее? Вздор! С другой стороны: музыканта пригласил кто? Он пригласил, Алексей Дмитриевич! И, значит, их что-то связывало? Предпринимателя и музыканта? Но и кроме - с Бутовым тоже? А с неким третьим, из присутствовавших на дне рождения? Чёрт! Организовать, подготовить - Долгову было всего удобнее! А вот осуществить - напротив! Кому угодно из приглашённых гостей - только не самому юбиляру! А если - сговор? Долгов приглашает Сазонова, а некто третий?.. Конечно, не исключено, но... надуманно! Не убеждает! Ведь, кроме всего прочего, надо было подстроить так, чтобы пьяный Сазонов очухался - не раньше, не позже! - как в десять вечера? Когда по соседству с 'Поплавком' - на пляже - гремели пушки! И, выйдя из каюты, не придумал бы ничего более оригинального, чем под эту 'музыку' блевать с кормы! А такого ни Долгову, ни кому-нибудь из его гостей - хоть тресни! - подстроить было не под силу. Разве что - дьяволу. Которому убийца Долгова и Сазонова продал душу'.
   Геннадий Ильич начинал понемногу 'заводиться'. С каждой минутой раздумий раздражение всё сильнее овладевало майором: на редкость гнусное дело! Не говоря уже о сопутствующей с самого начала 'клубничке' - сексуально-социальные эксперименты Игоря Олеговича: рабыни, плети, жена-садистка - всё время попахивает дешёвой мистикой! Алла Анатольевна и Лидия Александровна, компьютерщик Яновский и следователь Брызгалов, Кандинский и Эйнштейн - тьфу! Но главная мерзость: ощущение случайности, необязательности - импровизация параноика, да и только! Недаром Гавриков, никогда, обычно, прогнозов не делающий, увидев труп Бутова, выдвинул версию о спонтанном убийстве. А сейчас? Как иначе могли застрелить Сазонова - под залпы салюта блюющего в речку с кормы 'Поплавка' - как не спонтанно? Облегчившись в сортире, некий пьяноватый господин выходит на палубу и, увидев 'небо в алмазах', от полноты чувств стреляет в спину блюющего в воду страдальца - чтобы не мучался? Ведь только так! По-другому это убийство представить себе нельзя!
   Покипев подобным образом минут десять, пятнадцать и поняв, что методом 'бури и натиска' ничего у него сейчас не получится, Брызгалов решил перейти к планомерной осаде: во-первых - гости. Все, кто был на Дне рождения у Долгова. Выявить. Чтобы ни один не избег внимания по недосмотру. А для этого опросить и охранников, и самого юбиляра, и, если потребуется, всю обслугу - включая стриптпзёрш-официанток. Далее - связи. Что соединяло Сазонова с Долговым? Сазонова и Долгова - с кем-то третьим? Особое, конечно, внимание обратить на приглашённых на день рождения в первый раз - с какой стати? Что их связывает с Долговым? Кто, кроме юбиляра, мог иметь отношение к музыканту?
   Работы, словом, воз, возок и маленькая тележка...
   Увы, на оперативников в воскресенье рассчитывать было нечего - сам полковник не смог бы ему в этом помочь - и Геннадий Ильич, скрепя сердце, позвонил Анисимову: да, вчера он попросил Юрия Викторовича на всякий случай остаться в городе, но всё-таки надеялся, что обойдётся без его помощи - утренний звонок не в счёт, тогда он всего лишь информировал коллегу о своих планах.
   Анисимов, хмыкнув относительно новой брызгаловской версии, этим и ограничился: присутствие Сазонова на долговском юбилее - факт, как ни крути, серьёзный.
   До райотдела добираться Юрию Викторовичу было минут двадцать, двадцать пять, и, дожидаясь его, Брызгалов попробовал составить план действий на ближайшее время. Во-первых: гости Долгова - сегодня информацию о них можно было получить и у самого Алексея Дмитриевича (если, конечно, он в городе), и у охранников (опять-таки, если в воскресенье удастся их отыскать). Во-вторых: связи - самая канительная (Долгов почти наверняка будет темнить), но и самая нужная часть работы. Понять, что объединяло Долгова, Бутова и Сазонова - возможно, выйти на след убийцы. Увы, на сегодня это представлялось мало реальным: единственная видимая ниточка - сам Алексей Дмитриевич, а он на эту тему более-менее откровенно будет говорить только в том случае, если Брызгалов ошибается, и объединяло троицу нечто вполне невинное: страсть, например, к подлёдному лову на мормышку...
   А кроме? Пушкарёв? Люмбаго? Старые друзья Долгова... и Бутова... особенно - Люмбаго?!
   'А что, товарищ прокурор, - в голове Геннадия Ильича быстро оформилась ехидная мысль, - как тебе роль свидетеля? Давать показания о вечеринке с голыми официанточками? На которой ты присутствовал в качестве одного из самых почётных гостей? Каково-то несгибаемому борцу за моральную чистоту и нравственное здоровье нации было смотреть на обнажённые груди, лобки, ляжки и ягодицы прелестных агенточек Мирового Зла?! А это, товарищ Люмбаго, мы сейчас выясним...'
   Звонить прокурору не было никакой необходимости, уж кто-кто, а он-то к числу друзей Игоря Олеговича не принадлежал никак, но соблазн 'укусить' старого маразматика оказался для Геннадия Ильича непреодолимым.
   После семи или восьми длинных гудков Брызгалов собрался положить трубку, но в этот момент щёлкнуло и раздался характерный прокурорский тенор:
   - Алло. Говорите. Люмбаго у телефона.
   - Здравствуйте, Николай Иванович. Это Брызгалов. Я по поводу юбилея Алексея Дмитриевича. Вы ведь на нём присутствовали?..
   - Молодой человек, с вами, после вашего телефонного хулиганства, я не желаю разговаривать. Если какие-нибудь вопросы у вас есть ко мне по долгу службы - через полковника Зубова. Потрудитесь, пожалуйста.
   По идее, после такого заявления прокурор должен был повесить трубку, однако же - не повесил.
   'Ага, мандражируешь, старый хрен! - Не без злорадства подумал майор: - Голенькие девочки всё-таки угрызают твою большевистскую совесть? Или, по старой памяти, боишься парткома? Что тебе там за 'аморалку' залепят эдакого симпатичного 'строгача'?'
   - Конечно, Николай Иванович - всё через Зубова. А о том, за левую или за правую грудку вы, мешая работать, щипали Ниночку, тоже спрашивать у полковника?
   Это уже ни в какие ворота! Да, услышав столь откровенное хамство, прокурор не повесить, швырнуть был обязан трубку! Предварительно запустив в Брызгалова тяжёлым четырёхэтажным матом! Не швырнул, не запустил, а лишь злобно сопел, подыскивая, вероятно, уничтожающий ответ для наглеца.
   Своим нечаянным - ей Богу, он этого не хотел! само собой с языка слетело! - хамством пристыженный и смущённый майор подумал: 'Люмбаго не трубку - меня он хочет сейчас повесить! И дёрнул же чёрт за язык - вони теперь не оберёшься!'
   - Извините, Николай Иванович. Я так сказал вовсе не затем, чтобы вас задеть. Просто в подробности этой пикантной вечеринки посторонних, мне кажется, посвящать не стоит. Даже - полковника. Ведь у меня к вам всего два, три конкретных вопроса. И к официанткам, которых нанял ваш друг Долгов, они, разумеется, не имеют никакого отношения.
   - Ну, ну, молодой человек... поизгалялись над стариком и рады? Эх, лет бы на десять раньше! Ладно... задавайте свои вопросы.
   Такая перемена в настроении, а главное, в намерениях Люмбаго - и когда?! после жутко оскорбительной выходки по его адресу! - сбивала с толку, но анализировать, доискиваясь до её причины, не было времени, и майор перешёл к сути дела:
   - Николай Иванович, вам, вероятно, известно, что вчера был обнаружен труп Сазонова? С огнестрельным ранением в области сердца?
   - Да, меня информировали об этом.
   - Так вот: 'Поплавок' - последнее место, где Дениса Викторовича видели живым. В среду - на дне рождения у Алексея Дмитриевича Долгова. И более: у меня есть веские основания подозревать, что Сазонов был убит именно в 'Поплавке'.
   - Что за чушь, - перебил прокурор, но, словно бы спохватившись, примирительно продолжил: - Впрочем, молодой человек, вы фантазёр известный... не буду спорить... допустим - что в 'Поплавке'... так в чём, в связи с этим убийством, вы меня заподозрили?
   'А старик-то тоже не без ехидцы, - с одобрением отметил про себя Брызгалов, - умеет подковырнуть при случае'.
   - Николай Иванович, вы, как работник правоохранительных органов, не можете не понимать, что, исходя из версии убийства в 'Поплавке', подозревать я обязан всех присутствовавших на юбилее у Алексея Дмитриевича. Вас - наравне с другими. Но, согласитесь, было бы смешно, если бы я позвонил вам за тем, чтобы спросить, не вы ли, дескать, застрелили Сазонова?.. Нет - по поводу музыканта. Что вы можете сказать, во-первых, о поведении Дениса Викторовича на Дне рождения, а во-вторых: как давно и как близко вы сами были знакомы с Сазоновым? Ну и, если сможете, в-третьих: вам что-нибудь известно о связях Сазонова и Долгова? Почему Алексей Дмитриевич пригласил его на свой день рождения?
   - Нет, молодой человек, ваше нахальство меня почти восхищает! Звоните в воскресенье, отрываете пенсионера от заслуженного отдыха, хамите по телефону, а после - как ни в чём ни бывало! - ждёте от него свидетельских показаний. Без протокола, без предупреждения об ответственности! А вдруг я, что называется из любви к искусству, навру вам с три короба? Ладно, молодой человек, не навру. Но только, прежде чем отвечать, позвольте и вам вопрос? Почему - в воскресенье? Вы что - имеете скверную привычку работать по выходным? И почему - мне? Ведь на юбилее у Алексея Дмитриевича гостей было человек тридцать, не меньше. Так какого, спрашивается, хрена вы начали с меня?!
   - Ну, в воскресенье, Николай Иванович - обстоятельства, черти бы их побрали! Я же сыщик - и обстоятельства мне диктуют. А то, что с вас - опять-таки: воскресенье. Кого 'выловлю' - с тем и разговариваю.
   - И я, значит, в ваши сети попался первым? Ох, молодой человек, что-то не очень верится... Ну да - Бог с вами... Только не воображайте, что старый хрен Люмбаго, безнадёжно отстав от жизни, боится выговора за 'аморалку' - чушь! Нет, молодой человек, как я уже сказал, ваша наглость... и, конечно, ваша настойчивость... которая по выходным, не считаясь со временем, вам не даёт покоя... ей Богу, позвони вы мне завтра - не стал бы разговаривать с вами. Только - через Зубова.
   Далее прокурор толково и обстоятельно ответил на заданные ему Брызгаловым вопросы. И, естественно, ничего сенсационного не поведал. Сам он, по словам Люмбаго, с Денисом Викторовичем был почти не знаком: раза два или три встречался в офисе своего друга Долгова - вот, собственно, и всё. В офисе, вы говорите? Надо полагать, у Долгова с Сазоновым были какие-то общие дела? Были. Фонд 'Надежда' - для творческой молодёжи. Алексей Дмитриевич с ним как-то связан. И предлагал, кажется, музыканту место художественного руководителя. Или директора. Конкретнее он, прокурор, не в курсе. А в офис к Алексею Дмитриевичу вы, надо полагать, заходите часто? (Ах, молодой человек, ваши следовательские уловки не для старого юридического зубра!) Разумеется, он, Люмбаго, к своему другу заходит часто. Это же в десяти минутах от его дома. Так что в конце рабочего дня созванивается и заходит. Конечно, не каждый день, но раза два на неделе. Обычно - по понедельникам и четвергам. Что же до юбилея в 'Поплавке' - то о поведении Сазонова в ресторане прокурор Геннадию Ильичу не сказал ничего нового. Всё то же - что и бармен: пришёл уже сильно пьяным, за каких-нибудь полчаса назюзюкался окончательно и был унесён охранниками. А куда - он, Люмбаго, не знает. Вероятно, в подсобку.
   После этих необязательных вопросов Брызгалов попробовал перейти к главному - конечно, с прокурором вряд ли сработает, но мало ли...
   - Николай Иванович, вы сказали, что Сазонова унесли из зала примерно за полчаса до салюта. Значит, во время салюта видеть вы его не могли? А сами, простите, вы тогда были где? Ну, в десять часов? Когда начался салют? В зале или на палубе?
   После довольно продолжительного молчания прокурор заговорил с расстановками, тщательно выбирая слова:
   - Как же, молодой человек, понимаю... Если, по вашей версии, Сазонова застрелили в 'Поплавке', то когда же, как не во время салюта?.. И вам остаётся только, проследив за перемещениями всех гостей, вычислить и арестовать убийцу?.. Мысль симпатичная, ничего не скажешь... Только вот, боюсь, проверить вам её будет трудно... Десять часов, все уже основательно подвыпили, официантки, приглашённые Алексеем Дмитриевичем, начали раздеваться - для меня, кстати, это явилось неприятным сюрпризом. Нет, не из ханжества, как вы, может быть, подумали: просто - всему своё время и место. А стриптиз на шестидесятилетие, согласитесь, попахивает маразмом ... Так вот: лично я был на лестнице с первого этажа на второй. Почти поднялся - и первый залп... Минут за десять до салюта потребовалось отлить и, по закону подлости, обе кабинки на втором этаже оказались заняты - пришлось на первый. Думал, не успею - нет, в основном успел. Не в туалет, как вы понимаете - ха, ха, ха! - а посмотреть салют. Этот первый залп только и пропустил.
   Закончив разговор с прокурором, Геннадий Ильич глубоко задумался. И не столько о том, что он узнал - а вернее, не узнал - от Люмбаго, сколько о нём самом, несгибаемом страже Закона.
   (Ох, уж эта церковно-славянская высокопарность! Скажи не 'страж', а 'сторож' Закона - и будьте любезны! Да кто тебе, - возможно, что разгильдяю, воришке, пьянице! - рискнёт доверить Закон?! Нет, только - стражу! Несгибаемому и неподкупному!)
   Истинную цену этой жутковатой магии слов Брызгалов, в общем-то, знал, но до конца освободиться от её власти не получалось у него и по сей день; иначе свирепое желание прокурора во что бы то ни стало засадить Бутова он бы давно увидел в его настоящем - весьма неприглядном - свете.
   Как же! Рабовладельческие поползновения Игоря Олеговича оскорбляли его нравственное чувство, возмущали большевистскую совесть - вздор! В действительности, товарищ Люмбаго, тебя возмущало (бесило!) то, что у Бутова с женщинами - добровольно! Ведь таким образом Игорь Олегович косвенно замахнулся на священную привилегию государства - мучить своих подданных. А значит, и на тебя: стража легализующих это государственное мучительство законов. Ибо, будучи в глубине души не просто садистом, а кровожадным маньяком - да, да, товарищ Люмбаго, твоё, высказанное в четверг, сожаление, что Бутова в своё время тебе не удалось отдать на растерзание уголовникам, со всей несомненностью свидетельствует об этом! - простить Игорю Олеговичу то, что он со своими женщинами только играет 'в мучительство', ты, разумеется, не мог!
   Совершив нечаянно этот маленький философско-психологический экскурс, ум Брызгалова вернулся к сегодняшним показаниям прокурора. Однако - не сразу. Зацепившись по пути за колючий маленький парадокс. 'То-то, товарищ Люмбаго, ты мне в четверг всё о маньяках да 'расчленёнке'! Маньяку, угнездившемуся в твоей душе, чтобы ловчее спрятаться, самое надёжное - кричать во весь голос: держи маньяка!'
   Впрочем, парадокс на то и парадокс, чтобы, радугой красок на миг ослепив сознание, ничего, в сущности, не объяснить, а посему, анализируя показания прокурора, Геннадий Ильич попробовал от него отмахнуться: 'Эдак ведь можно у каждого - стоит только пожелать - и какого-нибудь затаившегося монстра обязательно найдёшь в глубине души!'
   Объективно же в показания Люмбаго существовал единственный настораживающий момент: то, что он таки не швырнул трубку. И это - после заявления, что разговаривать он будет только с полковником! И более - после откровенного хамства следователя! Объяснение по этому поводу самого прокурора - он, дескать, восхищён наглостью, целеустремлённостью, настойчивостью и усердием Брызгалова - не удовлетворяло Геннадия Ильича ни в малейшей степени. Также, как и собственное: боится, мол, обвинения в 'аморалке' - чушь! Это ведь только внешне (по долгу службы) Николай Иванович был пуританином и ханжой, а в глубине - в действительности! - отъявленный циник. И теперь, когда он на пенсии, угрозой разглашения подробностей вечеринки с голыми официантками его не проймёшь. Плевать ему на эту угрозу! Нет, здесь другое. Куда более серьёзное. И первое, что напрашивается: о ходе расследования убийства Сазонова прокурору хотелось знать из первоисточника, от самого Брызгалова - по тому, о чём и как спрашивает следователь, умный информированный человек может догадаться о многом. А что Люмбаго умён и очень хорошо информирован - нет никаких сомнений. К тому же - профессионал. И если ему действительно требовалось что-то выведать у майора - его поразительная 'незлобивость' объясняется наилучшим образом.
   Да - но до такой степени? Чтобы предстать перед майором эдаким толстовствующим непротивленцем? Для этого надо очень хотеть быть в курсе расследования убийства Сазонова.
   Геннадий Ильич попробовал по новой перебрать в памяти ту часть показаний Люмбаго, которая непосредственно касалась долговского дня рождения. Что на время убийства - от десяти до десяти пятнадцати вечера - у прокурора нет удовлетворительного алиби (проверь, попробуй, ко второму, третьему или четвёртому залпу салюта он вернулся из туалета!), ещё ничего не значит. В таком же положении окажется половина, если не две трети, гостей Алексея Дмитриевича - кто-то тоже был в туалете, кто-то накачивался коньяком, кто-то проявлял повышенный интерес к прелестям раздевающихся официанток. И кто, кого, когда - при каком залпе салюта - видел на палубе или в зале, достоверно установить будет практически невозможно. Да, сия работа необходима, и делать её придётся - увы: на положительный результат мало надежды.
   А кроме? Что Люмбаго был почти незнаком с Сазоновым - скорее всего, не врёт. Нет никакого смысла, существуй оно в самом деле, скрывать это знакомство: знаком, ну и знаком - ничего из данного факта не следует. Напротив: провалившаяся попытка скрыть, привлечёт к себе самое пристальное внимание - с какой целью? Далее: связь музыканта с Долговым - а вот здесь, товарищ Люмбаго, ты малость темнишь! Наверняка знаешь несколько больше, чем обронил мимоходом! Как же: фонд 'Надежда' - то ли директором, то ли художественным руководителем... переговоры в офисе у Долгова... темнишь, ох, темнишь, товарищ прокурор! Ведь место Директора ни с того ни с сего не предлагают!
   И что это, кстати, за фонд, с таким бравурно звучащим названием - 'Надежда'?..
   (Вообще-то, с начала девяностых, когда грянула 'ваучерная приватизация' и прочие - якобы рыночные! - преобразования, этих фондов расплодилось видимо-невидимо. 'Детских', 'юношеских', 'молодёжных' и - особенно почему-то! - 'ветеранских'. Затем, обобрав и ограбив доверчивое население шестой части суши, большинство этих фондов благополучно кануло - в ту же, вероятно, криминальную преисподнюю, которая их и породила. А те, которые уцелели, срочно облагообразились - за респектабельными фасадами ловко скрыв свою инфернальную сущность. Оставшись в основе фабриками по отмыванию награбленных и уворованных у народа денег, нацепили личины посреднических фирм, издательств, мебельных салонов, культурных центров, домов мод и прочая, и прочая - российский менталитет в этом отношении оказался вполне соответствующим требованиям текущего момента.)
   Брызгалову (из-за его достаточно узкой специализации) редко приходилось вникать в тонкости всей этой адской кухни, однако, постоянно имея дело с её 'отходами' - трупами 'поваров', 'поварят', 'подмастерий' и просто 'обслуги' - он был вполне сориентирован, чтобы понимать, с чем действительно связаны надежды руководящей верхушки фонда 'Надежда'. А вот какое отношение мог к ним иметь флейтист Сазонов?.. если только он не близкий родственник одного из заправил этого фонда?.. здесь - лакуна. Которую необходимо заполнить. И очень желательно - побыстрей...
   Поэтому, едва появился Анисимов, сразу после приветствия Брызгалов обратился к нему с вопросом:
   - Юрий Викторович, фонд поддержки творческой молодёжи 'Надежда' - тебе это ничего, случайно, не говорит?
   Вопрос наугад, что называется, навскидку - однако оказалось, в точку:
   - Говорит. Очень влиятельная и очень скользкая организация. Основные заправилы - в Москве. Поставки нефтепродуктов, перепродажа электроэнергии. Из наших, насколько я знаю, с этой стороной их деятельности соприкасаются Долгов и Лисовский - тьфу ты, чёрт! - Лисовский, разумеется, соприкасался. И здесь, Геннадий Ильич, глухо - здесь с нашими зубами их не ухватишь. А вот другая сторона... проституция, порнофильмы... возможно, наркотики... ну, то, что имеет непосредственное отношение к молодёжи... очень, конечно, опасно, но при большом желании... ты, однако, Геннадий Ильич, даёшь! Прямо-таки 'рвёшь когти' и 'роешь землю'! Мне, чтобы узнать, что 'Надежда' перевела бутовскому 'Лотосу' 118 тысяч долларов, целый день пришлось проторчать за компьютером! А ты - сразу! Будто сорока принесла на хвосте!
   Что 'Надежда' перевела 'Лотосу' 118 тысяч долларов, для Геннадия Ильича явилось таким сюрпризом, что он, хмыкнув от изумления, едва не выказал коллеге-сопернику свою совершенную - относительно этой сделки - девственность, но, хмыкнув ещё раз, ухитрился неподдельное изумление выдать за начальническое всеведение: мол, знай наших! Хоть и не сидим целыми днями за компьютером, но тоже - щи хлебаем отнюдь не лаптем! И, соответственно, вопрос Анисимову им был сформулирован достаточно обтекаемо:
   - Так ты, Юрий Викторович, в субботу хотел сообщить об том? Ну, утром, когда Зубов удостоил нас своим посещением? И ты собирался сказать о документах - которые раскопал по 'Лотосу'? Но сначала отвлёк полковник, а после меня Пушкарёв позвал к телефону?
   - Об этом, Геннадий Ильич, но только... в субботу, скажи, ты уже знал о переводе? Или 'нарыл' только сегодня? Если в субботу - тогда понятно... знал и не спрашивал... а я-то думал - сюрприз...
   С лёгкой обидой в голосе, словно бы вспоминая субботнюю игру 'в молчанку', Анисимов прокомментировал брызгаловскую осведомлённость.
   - Да сегодня, Юрий Викторович, сегодня. Совсем недавно, - не соврав ни полсловом, а всего лишь утаив источник информации, Геннадий Ильич успокоил своего амбициозного коллегу. - И только - сам факт перевода. Подробности - ещё не успел. Так что, Юрий Викторович, не скромничай. Поделись всем, что знаешь.
   Сведения оказались достаточно интригующими. Первого августа двухтысячного года на счёт производственно-коммерческой фирмы 'Лотос' поступило 118 тысяч долларов.
   (Вернее, эквивалентная сумма была переведена в рублях, но поскольку в России уже привыкли считать на доллары, то Анисимов назвал эту чужеземную платёжную единицу.)
   Также, по словам Анисимова, с чисто финансовой точки зрения перевод был оформлен по всем правилам... однако - обоснование этой сделки... 'Лотос' в данном случае выступал в роли то ли посредника, то ли субподрядчика - не совсем ясно. По условиям соглашения эта фирма на деньги фонда 'Надежда' должна была арендовать в пригородной зоне участок земли площадью не менее двух гектаров с расположенными на нём строениями, пригодными для проживания двухсот человек в зимнее время. Внимание Анисимова, кроме того, что столь значительная сделка была совершена менее чем за месяц до гибели Бутова, привлекла, если так можно выразиться, 'непрофильность' заключённого контракта. Фирма 'Лотос' ремонтно-строительными работами - а изготовление школьной мебели таковыми вряд ли можно считать - не занималась и, если эта сделка не афера, должна была договариваться с кем-нибудь ещё о проведении таких работ. Зачем? Конечно, пути российского бизнеса неисповедимы, но всё-таки...
   - Думаешь, Юрий Викторович, темнят? Или что-нибудь отмывают, или?..
   - Вот именно, Геннадий Ильич. 'Надежда' эта. Вернее - та сторона её деятельности, которая непосредственно связана с молодёжью: проституция и порнобизнес... А если учесть, что и наркотики не исключены...
   - Полагаешь, значит, что Бутов, связавшись с ними, вполне мог нарваться на пулю?.. мог, наверное... так же, как и Сазонов... я тут с Люмбаго, за десять минут до твоего прихода, имел, так сказать, беседу...
   Далее Брызгалов пересказал содержание своего телефонного разговора с прокурором, а также, чтобы сразу ввести Анисимова в курс дела, поведал ему о подробностях долговского юбилея.
   - Ну, как, Юрий Викторович, убедился? Что Сазонова - с девяностадевятипроцентной вероятностью - застрелили именно в 'Поплавке'? А то давеча, ведь признайся... ну, когда я тебе позвонил... всё ещё сомневался? Всё ещё думал - моя очередная 'версия'?
   - А я и сейчас, Геннадий Ильич, в отличие от тебя, на 99 процентов вовсе не убеждён. В лучшем случае - на семьдесят. Но семьдесят процентов - это серьёзно. Вполне рабочая версия. Так что... ладно, Геннадий Ильич, не будем отвлекаться. На сегодня - конкретно - что предлагаешь? Или - ещё не сформулировал?
   - Да 'сформулировал', Юрий Викторович... но только... грёбаная эта 'Надежда'! Я, понимаешь, собирался опросить Долгова, Пушкарёва, охранников - ну, всех, которые были в 'Поплавке'... с кем, конечно, сможем сегодня связаться... но после твоей информации... с Долговым, чувствую, надо погодить! С Бутовым у него, похоже, дела намечались серьёзные. А может - уже и делались... И хорошо бы, прежде чем объясняться с Алексеем Дмитриевичем, что-нибудь на него иметь...
   - А почему, Геннадий Ильич, ты решил, что если 'Надежда', то обязательно Долгов? Ведь он-то как раз, по моим сведениям, работает 'на свету', с 'тенью' если и связан, то - косвенно. А с Бутовым контракт подписывали явно 'тёмненькие'. Загородный участок со строениями - для съёмок 'порновидео' самое то! Пансионат для творческой молодёжи - твори, выдумывай, пробуй!
   - Ну, что Долгов 'на свету' - ещё ничего не значит. Ты ведь, Юрий Викторович, по 'Надежде' копал не очень-то? Или она у тебя 'засвечена' по другим делам?
   - Да нет - вплотную не приходилось. А вот вокруг да около - было дело. И кто есть кто в этом благотворительном фонде - немного в курсе.
   - И можешь с уверенностью сказать, что Долгов весь на виду? А не как айсберг - на семь восьмых под водой?
   - Нет, конечно. Все насколько-то под водой.
   - Ну, вот, Юрий Викторович, сам видишь. Но меня интересует даже не это... связь - вот что главное! И Бутов, и Сазонов были через Долгова связаны с 'Надеждой'. И оба оказались убитыми. Причём - из одного оружия. А это, согласись, совпадение многозначительное.
   - Геннадий Ильич, Сазонов - согласен: с 'Надеждой' он связался, вероятно, через Долгова. А вот относительно Бутова - всё может быть. Вполне мог и сам на 'Надежду' выйти. Или - 'Надежда' на Бутова... Погоди-ка, Геннадий Ильич! Долгов у тебя сейчас - что? В главных подозреваемых?
   - Да не цепляйся ты, Юрий Викторович, как репей. С мотивами, сам понимаю, ахово. Но в этом деле... кроме Яновского... или какой-нибудь вконец свихнувшейся психопатки... чёрт побери! Кого не ухватишь - ни у кого серьёзных мотивов! Во всяком случае - на виду. Чую, Юрий Викторович, если бы не это второе убийство - ни хрена бы нам не найти мерзавца! Но и так... ты мне вот что скажи: какого чёрта ему было стрелять в 'Поплавке'?! Он же, блин пережаренный, не мог не понимать, что этим вторым убийством выводит меня на след? Нет, Юрий Викторович, я серьёзно: ты вот в случайные совпадения, спонтанные выстрелы, следовательские озарения, сны, пророчества, астрологические прогнозы, колдунов, экстрасенсов и всю эту прочую мистическую дребедень ни хрена не веришь - так скажи мне: какого чёрта?! Убийца Бутова случайно увидев блюющего на корме Сазонова, достаёт пистолет и спонтанно стреляет ему в спину? Или что, убив Игоря Олеговича, он - бедненький! - тронулся-таки умом?! Слетел с катушек?
   - Ты, Геннадий Ильич, действительно? Ждёшь моего ответа? И если малость задену - не обидишься?
   - Жду, Юрий Викторович - валяй. А обижаться - я же не красна-девица - не обижусь в любом случае. А если по делу, так сказать, конструктивно - буду благодарен. Мне сейчас, знаешь, маленькая головомойка - на пользу. Совсем зашёл ум за разум. У самого, глядишь, крыша вот-вот поедет!
   - Ну, коли так... я, Геннадий Ильич - вообще! Не переставляю удивляться, как тебе удаётся раскрыть хоть одно преступление?! Как ты - в принципе! - можешь работать следователем? Не говоря о методах - да узнай кто-нибудь из твоих институтских преподавателей о твоей знаменитой 'картинке', его бы тут же хватил удар! - твоя эмоциональность. Твоя разбросанность. Версия за версией - и ни одну толком не проверяешь! Нет, если где-то застопорилось - сейчас же выдумываешь новую! Ну, это вот - в 'Поплавке - давай возьмём для примера. Согласен, убийство Сазонова, как ты его представляешь, выглядит нелепым. Более того - невозможным. Случайное стечение обстоятельств, спонтанный выстрел - бред! Но, Геннадий Ильич, против чего это работает? Против версии убийства в 'Поплавке'. А почему тогда ты, обыкновенно с поразительной лёгкостью выдвигающий гипотезу за гипотезой, от неё не откажешься? Значит, чувствуешь, что на верном пути? Ну, так и двигайся в этом направлении! Проверяй одного за другим всех гостей Алексея Дмитриевича! Ведь ты же не можешь не понимать, что в конце концов хоть без какого-то алиби останутся не две трети, не половина: три, четыре человека - не больше! Ведь это же 'азы' следовательской работы! И дела здесь, в общем-то, не так уж и много... нет же - не терпится! Хочется - чтобы результат был уже сегодня! Вот и загнал сам себя чёрт те куда! Крыша, видите ли, вот-вот поедет?!
   После столь нелицеприятной оценки его интеллектуальных метаний Геннадию Ильичу не оставалось ничего иного, как закурить. Что он и сделал.
   - Наверно, Юрий Викторович, ты прав... сам удивляюсь, как мне иногда удаётся хоть что-то расследовать... найти и задержать преступника... и даже - собрать доказательства для суда...
   Думал Брызгалов или не думал, но ответил он риторически ловким ходом. По сути - беспроигрышным. Я, дескать, такой сякой: некулёма, растяпа, неуч - но почему-то у меня всё получается? Или отчего-то дико везёт - или... не может же без конца везти?
   - Да... а вообще - спасибо. Подковырнул вовремя. А то действительно - запсиховал как девушка. Ну, этого... слегка забеременевшая. Вот и порю горячку... А если, Юрий Викторович, по сути - могли, конечно, Сазонова убить и не в 'Поплавке'. Ведь если там Гавриков и обнаружит несколько капель его крови - ещё ничего не значит. Пьяный ведь - мог пораниться обо что угодно... Далее: джинсы и куртка. Куртка, сам понимаешь, работает на 'Поплавок'. Разумеется, малость очухавшись, он мог уйти и без куртки, но чтобы потом, протрезвев, разгуливать в одной рубашке - холодно же... А джинсы, Юрий Викторович, вообще наводят на очень любопытные размышления. В этих запачканных джинсах Прохоров и Кондратьев видели его в понедельник вечером. Вернее, ночью - после двадцати трёх часов. В электричке - вскоре после платформы 'Здравница'. И в них же - в среду - Сазонов отправляется на юбилей к Долгову?! Нищий музыкант - к миллионеру! Возможному работодателю! Такое могло быть только в одном случае! Если Сазонов запил сразу - вернувшись из Здравницы! Во вторник по черному пил весь день, а в среду, вспомнив о приглашении, пытался 'культурно' опохмелиться. Не совсем безуспешно - хоть с некоторым опозданием, а добрался-таки до 'Поплавка'. Жирный вопрос: почему??? Чем Денис Викторович был до такой степени выбит из колеи, что, рискуя испортить отношения со своим 'благодетелем', сорвался в запой?
   - Хочешь, Геннадий Ильич, продолжу? Какая нелёгкая вообще понесла Сазонова в Здравницу? Да ещё - в день убийства Бутова? Почему Долгов из-за пьяного музыканта устроил публичную выволочку охраннику? Чем это Сазонов до такой степени ему приглянулся? Почему, наконец, прокурор, озабоченный тем, чтобы не пропустить первые залпы салюта, отправился на поиски свободного туалета, а не отлил прямо с палубы? В речку. Ведь у гуляющей в 'Поплавке' новой 'аристократии' это считается чуть ли не шиком, - подхватил Анисимов, ещё не до конца израсходовавший свои критические стрелы. - Ладно, насчёт прокурора - снимаю. Из-за хорошего воспитания он, предположим, не успел ещё полностью охаметь. И подобных, Геннадий Ильич, вопросов и ты, и я можем задать с десяток. Без подготовки. А если чуть-чуть подумать, то такими вопросами не только нас с тобой, но и Шерлока Холмса вместе с Эркюлем Пуаро и комиссаром Мэгре ничего не стоит загнать в угол! К чёрту, Геннадий Ильич! Ты же не хуже меня знаешь, что девяносто процентов всей этой муры, обычно, не имеют никакого отношения к делу! Ведь у тебя же есть план - и вполне реальный! - вот и давай по плану: гости Долгова - кто, где находился во время салюта - муторно, понимаю, зато надёжно. Без зауми.
   - Не зря, Юрий Викторович, ох, не зря Зубов тебя мне определил в помощники! - скрывая подступающее раздражение, попробовал пошутить Брызгалов. - Боится, видать, полковник, что на этом деле, работая в одиночку, я могу малость повредиться умом... А что, - после недолгой паузы почти всерьёз продолжил Геннадий Ильич, - могу! Когда потерпевший, его окружение, убийца - сплошь ненормальные, то отчего бы и следователю за компанию чуточку не сойти с ума?!
   Чёрный юмор, как это часто бывало, помог Брызгалову снять напряжение и, закурив новую сигарету, он обратился к Анисимову уже вполне по-начальнически:
   - С гостями, Юрий Викторович? Поработать, стало быть, предлагаешь? Добро! Я, значит, займусь Долговым и Пушкарёвым, а ты... Нет, - осекся Брызгалов, - с охранниками чуток погодим... Ты эти деньги... ну, которые Бутову от 'Надежды'... проследил 'от' и 'до'? То есть, на счету 'Лотоса' - они, как поступили, так себе и лежат? Без движения?
   - Нет, Геннадий Ильич, не успел. Я ведь сам факт перевода выявил только в пятницу. А в субботу - Сазонов. Сначала его поиски, потом опознание - прогулка на катере в обществе исключительно словоохотливого специалиста по утопленникам: сам посуди - когда?
   - Сейчас, Юрий Викторович! Я поговорю с Пушкарёвым, из соседнего кабинета, а ты здесь - на компьютере. Попробуй - на сайт к налоговикам... Доступ знаешь?
   - А если не знаю - ты, Геннадий Ильич, подскажешь?.. а ведь и подскажешь! То-то полковник с тобой так носится! Нет, Геннадий Ильич, когда 'уедал' тебя в пустом фантазёрстве - признаю, был глубоко не прав... жук ты ещё тот... навозный... не хуже, чем я, умеешь в земле копаться...
   - Сказал бы уж, Юрий Викторович, прямо - в говне. Увы, такая у нас сыскарей планида... Стало быть - знаешь. Ну, вот и действуй. А я пока звякну Фёдору Степановичу. Обрадую, так сказать, своего знакомца.
   Пушкарёв, узнав голос Геннадия Ильича, сразу рассыпался в благодарностях, не давая следователю сказать ни слова. Эти излияния в устах прожжённого дельца звучали бы приторно и фальшиво, если бы не страх, тщетно за ними скрываемый. И страх, разумеется, вызванный не опасением за здоровье Веры Максимовны - что Пушкарёву в глубине души до её здоровья дело если и не десятое, то уж никак не первостепенное, это Брызгалов заподозрил сразу, с первого дня знакомства, несмотря на все по этому поводу истерики Фёдора Степановича - нет, разбуженный смертью Лисовского, страх возмездия. Причём, возмездия не за какие-нибудь конкретные подлости и преступления - ибо оправдывать себя Фёдор Степанович умел ничуть не хуже, чем всякий из нас - а возмездия вообще. Если угодно, по аналогии: Васечкина отравилась - Лисовский умер; Сидоренко загремела в психушку - Пушкарёв???
   Поэтому, сделав скидку на его болезненную экзальтацию, Брызгалов перебил Фёдора Степановича только тогда, когда он, исчерпав весь свой резерв благодарностей и комплиментов, перешёл к прогнозам о перспективах Веры Максимовны на выздоровление. Перебил намеренно неделикатно: отчасти из-за того, что искусственная сентиментальность дельца, когда разговор заходил о его любовнице, начинала уже основательно тяготить, отчасти - из-за желания поскорее перейти к интересующему предмету.
   Как и следовало ожидать, о самом юбилейном вечере Пушкарёв ничего интересного не поведал: да, конечно, на другой день после убийства Бутова устраивать торжество было неловко, но что делать? Отменить? В деловых кругах этого бы не поняли. И что? Из приглашённых явились все? Ну, да. Кроме Лисовского и, конечно, покойника. Так Бутов, значит, тоже был приглашён Долговым? Хотя - и не близкий друг? Естественно. Ведь у Игоря Олеговича с Алексеем Дмитриевичем давние деловые связи. А конкретнее? Особенно - в последнее время? В частности, по поводу контракта между 'Лотосом' и 'Надеждой' он, Фёдор Степанович, ничего не слышал? Нет. А если бы и слышал - есть, знаете ли, такое понятие, как деловая этика... и распространяться о чужих коммерческих соглашениях... это ведь не официальный допрос?
   После едва ли не двадцати минут ускользаний, увиливаний и недомолвок единственно конкретным, чего Геннадию Ильичу удалось добиться от Пушкарёва, были имена пяти человек, относительно которых Фёдор Степанович мог сказать, что видел их в продолжение всего салюта - от первого и до последнего залпа.
   Записав все названные Пушкарёвым Фамилии, Геннадий Ильич мученически вздохнул: оставались сущие 'пустяки'! У Звягинцева расспросить о Хайрулине, у Хайрулина о Звягинцеве; у каждого из них - о виденных ими третьих лицах; у тех, в свой черёд, о четвёртых; и далее - по цепочке: о каждом у каждого из гостей 'Поплавка'! У Долгова, разумеется, не забыть спросить о Люмбаго и Пушкарёве, а также - о названных Пушкарёвым третьих лицах: кого из них во время салюта Алексей Дмитриевич зрел воочию - и так далее, и так далее... Тихо ненавидимая Брызгаловым, но, к его огромному сожалению, большая и едва ли не главная часть следовательской работы.
  
   О, как замечательно всё складывалось по началу! С гарантией даже не на сто, а на сто один процент. Ибо он, по своей прошлой деятельности прекрасно знающий, что Начальству всегда требуется именно сто один процент, планируя покушение, исходил из этого магического числа. Бог, чёрт, судьба - он не знал, кто из этой троицы взялся руководить его предприятием, но кто-то, (а без Начальства нельзя!) да взялся, и за пресловутый процент кто-то, значит, с него да спросит. И в случае с Бутовым - действительно: видя его добросовестность, этот, Надзирающий Сверху, устроил всё наилучшим образом - сразу же после убийства организовал такую грозу, что если и оставались какие-нибудь следы, то ливень их многократно смыл. Вот только Сазонов...зачем всё-таки Надзирающий послал музыканта на перекрёсток именно в то время, когда он проезжал мимо? Или? Неужели по Бутову он в чём-то недоработал? Или непоправимо промедлил, или неосмотрительно поспешил? И музыкант в этом случае ему был послан в виде пробного камня: как, дескать, среагируешь на искушение? Поддашься соблазну или найдёшь в себе силы его отвергнуть? Да... но если бы знать: в чём заключался искус? Чтобы убить Сазонова? Или - напротив - не убивать?
  
   - 13 -
  
   Затратив на малопродуктивный разговор с Пушкарёвым и ещё менее продуктивные сожаления о результатах этого разговора около сорока минут, Геннадий Ильич вернулся в свой кабинет и застал Анисимова азартно сражающимся с упрямым компьютером - пальцы Юрия Викторовича то хищно летали по клавиатуре, то безжалостно истязали несчастную мышь. Временами Анисимов на несколько секунд отворачивался от дисплея, хватал авторучку и в лихорадочном темпе делал какие-то пометки в раскрытом блокноте. Затем снова набрасывался на клавиатуру, снова стискивал полузадушенного 'зверька'.
   Опасаясь помешать Юрию Викторовичу, Брызгалов сел за расположенный слева от входа маленький секретарский столик, закурил и стал с интересом следить за манипуляциями Анисимова - неужели Юрию Викторовичу удалось раскопать что-то стоящее? Что, возможно, хотя бы частично избавит их от утомительной и малоперспективной работы с каждым из трёх, четырёх десятков гостей Долгова? Дай-то Бог!
   От приятных размышлений на тему 'ах, чёрт побери, ну почему бы Анисимову не вырыть клад?!' Брызгалова оторвал чуть напряжённый из-за скрываемого торжества голос Юрия Викторовича:
   - Геннадий Ильич, можешь меня поздравить!
   - Что? С помощью компьютера вычислил-таки убийцу?
   - Завидуешь, да? Потому и ёрничаешь? Убийцу тебе, видите ли, подавай! А Свиристянкина Самуила Кондратьевича не хочешь?
   - А это ещё что за птаха? В наше расследование залетела она откуда?
   - Прямиком, Геннадий Ильич, из пионерского лагеря 'Спутник', - Анисимов, дабы не выглядеть полным занудой, тоже перешёл на шутливый, предложенный Брызгаловым тон, - где она подвизается в качестве директора сего заведения.
   - И что же ты, Юрий Викторович, в её оперении нашёл особенно замечательного? Ладно. Прости. Наверно, от перегрузки мозги малость перегрелись. - Почувствовав, что его наклонность к граничащей с шутовством иронии никак не помогает делу, одёрнул себя Брызгалов. - Давай по порядку.
   - По порядку, так по порядку. В понедельник двадцать восьмого августа сего года на счёт пионерлагеря 'Спутник' со счёта производственно-коммерческой фирмы 'Лотос' поступило десять тысяч долларов в качестве предоплаты по договору об аренде фирмой 'Лотос' у пионерлагеря 'Спутник' всех принадлежащих ему ('Спутнику') строений и занимаемого им участка земли сроком на два года с момента подписания договора. Тебе это, Геннадий Ильич, о чём-нибудь говорит?
   (Ещё бы! Деньги переведены как раз в день убийства Игоря Олеговича. Совпадение? Или - нечто большее?)
   - Разумеется, Юрий Викторович. Стало быть - на два года?.. А летом как же?.. Детишек этот твой Самуил Кондратьевич размещать собирается где?
   - По-моему, Геннадий Ильич, нигде не собирается. По-моему, он давно уже считает этот пионерлагерь соей 'приватизированной' собственностью. Да только - у нас же не Подмосковье - до сих пор не подворачивалось случая от этой собственности получать доход. Вот и терпел детишек.
   - Стало быть, Юрий Викторович, считаешь, что твои предположения относительно капиталовложений фонда 'Надежда' подтверждаются? И в нашей области должен был вот-вот появиться филиал, так сказать, Голливуда? 'Российское порновидео' - а что? Чем не название! А кроме, Юрий Викторович? Ещё что-нибудь нарыл?
   - Нарыл, Геннадий Ильич, а как же! Сазонову Денису Викторовичу по распоряжению директора пионерлагеря 'Спутник' двадцать пятого августа было выплачено в качестве аванса двенадцать тысяч рублей.
   - Ни с того, ни с сего?
   - Нет, почему же. Как художественному руководителю 'Спутника'.
   - И давно он на этой должности?
   - Этого я, Геннадий Ильич, не выяснил. Это же не финансовые документы, которые поступают к налоговикам. Но, думаю, недавно. Вполне возможно, что с этого же самого двадцать пятого числа.
   - Так... значит, имеем: Бутов - Свиристянкин - Сазонов... на Долгова пока не замыкается... разве, что косвенно - через 'Надежду'... но, какого чёрта - Сазонов? Бутов, Свиристянкин, Долгов - убеждает. Цепочка выстраивается вполне логично - из руководящих, так сказать, компетентных товарищей... А вот с какого бока здесь музыкант?..
   - Не знаю, Геннадий Ильич. Но с какого-то - обязательно должен быть. С музыкантом, однако, давай пока погодим. Ведь то, что я тебе сказал - это ещё не всё. Думаешь, из одной только любви к мучительству я так долго терзал компьютер? Нет! Двадцать восьмого, кроме перевода в 'Спутник', со счёта 'Лотоса' было снято ещё 20 тысяч долларов. И - с концами! Снято - и всё! По-моему: Бутов их получил наличными. А вот в каком банке - не вышло. Сколько не бился - зря. У банков, знаешь, защита не то, что у налоговиков - не по моим зубам.
   - Погоди, Юрий Викторович! Так ты полагаешь, что Бутов двадцать восьмого с двадцатью тысячами на руках отправился на свидание со Свиристянкиным? Чтобы совершить основную - негласную - часть платежа? Себя, разумеется, ни обидев? А кто-то его выследил - и? На первый взгляд убеждает... 20 тысяч 'зелёных' - сумма. Но - чёрт побери! - Сазонов... почему он всё время путается под ногами?! Или... да нет! Чушь! Музыкант не пошёл бы на такое... и потом... его ведь и самого убили... постой-ка! Алла Анатольевна! Вот кто может быть в курсе отношений Бутова и Сазонова!
   По неискоренимой следовательской привычке разговор с Аллой Анатольевной Брызгалов собрался начать с чего-нибудь постороннего, с расспросов, например, о визите Кандинского, но, набирая номер, передумал и, поздоровавшись, сразу перешёл к сути дела. Интуиция на это раз майора не подвела:
   - ...всё, что знаю, Геннадий Ильич... сначала Игорька, а теперь Дениса - вот сволочь! Только - нет... зачем ему было это?! С какой стати?
   - Кому, Алла Анатольевна - ему?
   - Долгову, конечно! Ах, да, вы же не в курсе... ладно! Ни Игорьку, ни Денису моя болтовня никак уже повредить не сможет... а с этого деятеля - всё равно, как с гуся вода... и вообще - плевать я на него хотела! Но чтобы убил?.. Зачем?!
   - Алла Анатольевна, пожалуйста, успокойтесь. И по порядку. Во-первых: какое совместное дело ваш муж затевал с Долговым? И, главное, почему вы предполагаете, что Алексей Дмитриевич может оказаться причастным к убийству?
   - Геннадий Ильич, о причастности - это нервы. Просто - не переношу Долгова. Вы бы только знали, как он обращается со своей Надеждой Викторовной!
   - Как, вероятно, с рабыней? - не удержавшись, перебил Брызгалов. Женская непоследовательность Аллы Анатольевны в данный момент нисколько не умиляла майора: 'Уж кому-кому, а никак не этой 'очаровательной садисточке' по поводу страданий Галушкиной проливать крокодиловы слёзы!', - не нравится, Алла Анатольевна, вам Долгов - ну и не нравится. А почему - несущественно. Но, простите... Кандинский с Галушкиной виделся, разговаривал - и ничего особо ужасного в её положении не нашёл. И потом... рабыню из Надежды Викторовны, в конце концов, воспитал не Долгов. Так что, Алла Анатольевна, если не затруднит, давайте вернёмся к сути.
   - И вы, Геннадий Ильич - тоже. Меня простите. За бабскую логику. Если кто-то не нравится - значит, злодей. Беспросветно чёрный. Без единого белого пятнышка. Хотя понимаю: жене 'рабовладельца' плакаться об участи рабыни - смешно. Вдове, Геннадий Ильич... никак не привыкну... а Долгов... мне Игорёк, примерно, полгода тому назад сказал, что Долгов предложил ему совместное предприятие. Ну - что-то вроде центра по подготовке квалифицированных рабынь. Не таких, конечно, как Лидия Александровна, Надежда Викторовна или Вера Максимовна - которые рабыни по убеждению. Нет, самых обыкновенных. Из женщин, которым нравится подчиняться. А таких, знаете, достаточно много. Если за деньги - наверно, каждая третья... Ну, Игорёк сначала заколебался - посчитал, что это, как бы сказать, профанирует его идею. Ведь он-то искал рабынь по своей природе. Убеждённых, что только в рабстве раскрывается их истинная сущность. А если за деньги - та же, в общем-то, проституция. Ну, может быть, с небольшим специфическим уклоном... Но Долгов, сволочь, предложил очень выгодные условия. Все расходы брал на себя, а от Игорька требовались только организация и надзор. Ну и, конечно, опыт. Педагогический, так сказать... И вот за этот опыт - сорок процентов от прибыли.
   - И Игорь Олегович, как я понял, в конце концов согласился?
   - Согласился. Дела у него, знаете, не в таком состоянии, чтобы отказываться.
   - А теперь, Алла Анатольевна? Вы ведь, наверно, в курсе? На какой стадии у них всё было? Ну - только переговоры или уже что-то конкретное?
   - Думаю, Геннадий Ильич, - конкретное. Ведь Сазонова я сосватала. Верней, месяц назад, когда Игорёк сказал, что им нужен фиктивный директор. Хотя нет, не фиктивный - а как это? официальный - и спросил у меня относительно Дениса: как, мол, по моему мнению - подойдёт? Работы, дескать, ему там не много, а оклад очень даже приличный. Да плюс надбавка за художественное руководство. Ну, я и подумала... Денис, знаете, очень ранимый. От нашей, моей и Яновского, благотворительности его всегда немного коробило, но - что делать! - пользовался. А тут вдруг такая возможность...
   - Алла Анатольевна, а что у Сазонова на этой должности могут быть крупные неприятности, вы как - подумали?
   - Конечно, Геннадий Ильич. И подумала, и ему сказала. Но только... Долгов, 'Надежда' - крыша очень надёжная! И от налоговой инспекции и от рэкета... а оно - вон как вышло! И Игорька, и Дениса! Нет, такого мне в голову никак не могло прийти! Сейчас всё-таки двухтысячный, а не девяносто пятый! На Долгова - я зря, конечно... Но, Геннадий Ильич, какой сволочи они перешли дорогу - честное слово не понимаю?!
   - А вы, Алла Анатольевна, значит, считаете, что и вашего мужа, и Дениса Викторовича убили в связи с организацией этого центра?
   - А как же! Нет, когда застрелили Игорька - тогда я ещё так не думала. У него ведь были и другие дела. А вот когда Дениса... он же лишь через этот центр! Соприкоснулся с нашим российским бизнесом! И сразу - пуля! Жаль, что теперь не расстреливают! Я бы этого гада собственноручно! И за Игорька, и за Дениса - пять раз расстреляла бы!
   - Алла Анатольевна, - вполне сочувствую и разделяю. И хоть являюсь убеждённым противником смертной казни - вас бы судить не стал. Если бы этого мерзавца вам удалось расстрелять пять раз. Однако, Алла Анатольевна, давайте возвратимся к Сазонову. Связь вашего мужа с Долговым, финансирование 'Надеждой' 'Лотоса' - для меня не новость. А вот относительно роли Дениса Викторовича, скажем так, были сомнения. И вам спасибо, что просветили. Нет, Алла Анатольевна, вашу уверенность, что Игоря Олеговича и Дениса Викторовича убили из-за их причастности к создаваемому Долговым центру, разделяю далеко не полностью. Хотя совпадение очень многозначительное... И какая-то связь, скорее всего, существует... А посему, пожалуйста, расскажите подробнее о Денисе Викторовиче - всё с самого начала.
   - А я, Геннадий Ильич, в основном - всё. Что знала - сказала уже об этом. Может быть - некоторые детали. Но только прежде... понимаю... вам, следователю, настойчивость глупой, упрямой бабы может показаться смешной... но мне - всё равно! Пожалуйста, смейтесь! Лишь бы поймать этого гада! Геннадий Ильич, я абсолютно уверена, что Игорька и Дениса убили из-за этого центра! Который хочет организовать Долгов! И если женская интуиция для вас хоть немного значит - то только здесь! Ройте, копайте - и никуда эта сволочь не денется!
   После сего темпераментного выпада Алла Анатольевна вернулась к Сазонову, детально рассказав о процессе его 'вербовки', но по существу дела, действительно, добавить смогла немного: да, Дениса Викторовича она таки уговорила, и, кажется, чуть ли не за день до смерти муж устроил его художественным руководителем в пионерлагерь 'Спутник', с директором которого познакомился месяца полтора назад; нет, адреса директора она не знает, хотя, если надо, можно поискать в Игоревых бумагах - вот, собственно, и всё. В общем - не мало, но поскольку Брызгалов, звоня госпоже Бутовой-Кузнецовой, надеялся на большее, то, подводя итоги, обратился к Анисимову голосом далеко не бодрым:
   - Каким образом, Юрий Викторович, Сазонов попал в компанию к Бутову и Долгову, это мы теперь знаем, а более, увы, ни хрена. Даже адреса этого Свиристелкина она нам не захотела сказать... Ну, адрес, положим, не проблема. По компьютеру - через паспортистов - ты его мигом сыщешь. Никуда от нас господин Свиристелкин не усвиристит... А вообще - давай. Прежде чем ехать к Долгову, было бы очень желательно немножечко потрепаться с товарищем Свистопляскиным.
   - Улица, Геннадий Ильич, Верхне-Зареченская, дом 9, квартира 14, телефон 27 - 64 - 41.
   - Ишь ты! Начальство не успело подумать, и - будьте любезны! Хоть бутылку за оперативность ставь! Нет, Юрий Викторович, правда, когда ты успел? Или - пока я трепался с Аллой Анатольевной?
   - А когда же ещё, Геннадий Ильич? Едва только ты соизволил выразить неудовольствие - ну, что я малость замешкался с адресом - сразу учёл, как видишь. Так что - ловлю на слове: бутылка с тебя.
   Присущая Брызгалову ироническая, слегка даже ёрническая манера разговора Анисимову давалась не без труда, но, общаясь с Геннадием Ильичом, он - вероятно, в качестве противоядия - пробовал под неё подстраиваться. Впрочем, не всегда удачно.
   - Да, если позволишь, маленькое критическое замечание...
   - Позволяю, Юрий Викторович! Но только - по делу. Без очернительства.
   - Думаю, Геннадий Ильич, по делу. Алла Анатольевна... по-моему, ты слишком многого от неё хотел... ведь, если без предвзятости, она тебе дала очень ценные показания. Ведь мы теперь знаем и характер затеянного Долговым 'производства', и каким боком с ним соприкоснулся Сазонов - конечно, насколько можно верить госпоже Бутовой...
   - Знаем, Юрий Викторович, ну и что? Это мы скоро узнали бы так и так. Хотя... ты, вероятно, прав! Во всяком случае, новоиспечённого 'предпринимателя' Свистулькина, если начнёт юлить, имея её показания, будет прижать нетрудно. А верить... тому, что Алла Анатольевна соизволила нам сказать - полагаю, можно... Вот о чём она предпочла умолчать - другой вопрос... Госпожа Бутова-Кузнецова, должен, Юрий Викторович, заметить, баба ужасно скрытная. И мне, по правде, эта её скрытность нравится всё меньше и меньше. Ведь не могла же она не понимать, что для поисков убийцы Игоря Олеговича сведения о центре, организуемым Долговым, имеют большую ценность? Однако - молчала! Спокойненько дождалась, пока мы на него вышли сами! Какого, спрашивается, чёрта?! Из-за Сазонова? Не хотела, чтобы у него были лишние неприятности? Как-никак, а назначен художественным руководителем в центре по подготовке высококвалифицированных рабынь? Да нет! Вздор... С точки зрения закона подкопаться к ним было почти нельзя. А от рэкета (и криминального, и административного) Долгов - крыша что надо... Нет, чую: здесь что-то другое... вот только - что?
   - Геннадий Ильич, у тебя, никак, новый подозреваемый? Вернее - старый, но в новом качестве? Ведь Зубов на Аллу Анатольевну, как мне помнится, тебе уже давно предлагал обратить самое пристальное внимание?
   - Да нет, Юрий Викторович, не то. Что Алла Анатольевна хоть как-то причастна к убийству мужа - не верю. Хотя для следователя 'верю - не верю' критерий, конечно, аховый, можешь смеяться, но в случае с Аллой Анатольевной я именно не верю... Нет, здесь другое... Думаю всё-таки, отношения Аллы Анатольевны с Денисом Викторовичем были не вполне невинными. Хотя... она же, чёрт побери, не по 'Домострою' воспитана! Вполне современная женщина. Ну да, Бог с ней. Это, как говорят американцы, её проблемы... Разумеется - до поры до времени. И всё-таки... её запредельная скромность... ладно, потом! А пока, Юрий Викторович, если не трудно, позвони Свиристянкину. А то у меня от телефонных 'собеседований' голова уже просто пухнет. Люмбаго, Пушкарёв, Алла Анатольевна - нет, с Самуилом Кондратьевичем говорить лучше тебе. А я пока малость поиграю с компьютером...
   Компьютер в данный момент Геннадию Ильичу был вовсе не нужен, и за клавиатуру он сел лишь для того, чтобы своим праздным видом не отвлекать Анисимова. Начало разговора - а Самуил Кондратьевич оказался дома - прошло мимо ушей Брызгалова, что нисколько не удивительно: приветствие, знакомство, вступление - словом, следовательская рутина. По-настоящему внимание Геннадия Ильича разговор привлёк только после следующей фразы Анисимова:
   - Двадцать восьмого августа - вы это точно запомнили?
   - .....
   - Да, конечно. А в среду, когда вы узнали о смерти Игоря Олеговича, вам это не показалось странным?
   - .....
   - А сами, Самуил Кондратьевич, из Здравницы вы уехали во сколько?
   - .....
   - Деньги, разумеется, вы положили на счёт 'Спутника'?
   - .....
   - На представительские расходы? А для пионерлагеря - не жирно?!
   - .....
   - Временно, говорите? Пока создаваемый вами центр творческой молодёжи 'Надежда' не имеет ещё своих реквизитов? Простите, Самуил Кондратьевич, но эти сказки рассказывайте лучше налоговикам!
   - .....
   - Так-то оно так, Самуил Кондратьевич, но Долгов тоже ведь не Господь Бог.
   - .....
   - Что невозможно - это у вас явно преувеличенные представления. Трудно - согласен. Но, Самуил Кондратьевич, не воображайте, что если трудно дотянуться до Долгова, то и до вас - тоже. Стоит шепнуть налоговой инспекции - и...
   - .....
   - Ничего он вас защищать не будет! Вы же понимаете, это предприятие могло состояться только в том случае, если без шума!
   - .....
   - Уверяю вас, Самуил Кондратьевич, переведённые 'Лотосу' деньги Долгов вернёт! Кроме, разумеется, тридцати тысяч. Которые Алексею Дмитриевичу возвращать придётся вам!
   - .....
   - С Бутова, Самуил Кондратьевич, уже ничего не спросишь. А те, что на счетах 'Спутника', в лучшем случае будут заморожены. Суды, арбитраж - нет, Долгов столько времени ждать не станет. Вы же, Самуил Кондратьевич, понимаете это не хуже меня.
   Реплики Анисимова заинтересовывали Геннадия Ильича всё больше, и майору, чтобы иметь возможность слышать другую сторону, приходилось бороться с искушением снять параллельную трубку, и лишь понимание, что его любопытство будет Юрием Викторовичем истолковано как недоверие, помогло Брызгалову победить этот соблазн.
   - Так-то, Самуил Кондратьевич, лучше. Рад, что вы наконец-то поняли.
   - .....
   - Сазонов - само собой. Его роль, будьте добры - подробнее? Осветить для меня - не посчитайте за труд?
   Внимательно слушающий Брызгалов мимоходом отметил, что иронию и ехидство, которыми он частенько смущает допрашиваемых, Анисимов с не меньшим успехом замещает изысканной - 'запредельной'! - вежливостью. Причём, эту тактику Юрий Викторович освоил не так давно - в прежней совместной работе ничего подобного за Анисимовым Геннадий Ильич не замечал.
   Допрос тем временем, перевалив экватор, приближался к своему завершению.
   - Нет, Самуил Кондратьевич, ничего я вам не гарантирую.
   - .....
   - Не знаю, не знаю. Думаю, вряд ли. Ведь Долгов в этом начинании основную ставку сделал на Бутова. И после его убийства...
   - .....
   - Нет, Самуил Кондратьевич, исключать, тоже не исключаю. Но вас, честно сказать, не понимаю. Ведь прошло уже столько дней...
   - .....
   - В четверг! В крайнем случае - в пятницу!
   - .....
   - Обязательно, Самуил Кондратьевич. Завтра же.
   - .....
   - Нет, с нашей стороны нажима не будет.
   - .....
   - Многие, Самуил Кондратьевич. В частности - налоговая инспекция. Но главное, конечно - Долгов.
   - .....
   - Всё, Самуил Кондратьевич. Всего наилучшего. Спасибо за помощь. 'До свидания' - оцените мою деликатность - не говорю. Хотя, разумеется, свидание не исключено. Особенно - если вы сейчас что-то запамятовали.
   Закончив допрос, Анисимов сжато и точно пересказал Геннадию Ильичу его содержание. С помощью Свиристянкина, заполнившего лакуны в показаниях Аллы Анатольевны, картина затеваемого Долговым предприятия нарисовалась во всех подробностях - увы! Убийства Бутова и Сазонова в неё не вписывались.
   Пожалуй, самым ценным, из сообщённого Самуилом Кондратьевичем, оказался рассказ о его свидании с Бутовым вечером двадцать восьмого августа - буквально за два, три часа до убийства Игоря Олеговича. Этот рассказ, во-первых, позволил вернуть часть выпавшего времени - начиная с момента исчезновения Бутова из города - а во-вторых, сделать кое-какие не совсем фантастические предположения о визите в Здравницу музыканта: ибо, по словам Свиристянкина, он, кроме прочего, (получения взятки!) подписал в этот день с Игорем Олеговичем договор о намерениях - вопреки скромному названию передающий фактически всю территорию пионерлагеря 'Спутник' в руки товарищества с ограниченной ответственностью.
   - Товарищество, значит, с неограниченной безответственностью, - двумя ехидно прибавленными приставками Брызгалов по-клоунски вывернул наизнанку суть подобных объединений, - ловко! Впрочем, к нам это отношения не имеет... Юрий Викторович, насколько срочно Долгову могли потребоваться подписанные документы?
   - Так ты, Геннадий Ильич, думаешь?..
   - Ну да! Если срочно...
   - То, Геннадий Ильич, что прошло по документам, полагаю, не требовало особенной срочности... Во всяком случае - не до такой степени, чтобы посылать курьера. Ты ведь это имеешь в виду?
   - Это, Юрий Викторович, это... Если Сазонов в Здравницу поехал не случайно... если - за документами... допустим, по распоряжению Долгова... тогда многое объясняется! Не дождавшись в условном месте Бутова, музыкант, естественно, нервничает - стало быть, неудивительно, что случайно встреченным в электричке знакомым пьянчужкам предлагает распить бутылку вина. Которое почему-то было у него с собой. Почему?.. Ладно. Проехали. Дальше. Долгов, узнав от Дениса Викторовича о неявке Бутова, тоже, скорее всего, занервничал и вряд ли эту свою нервозность сумел скрыть от Сазонова. Так что выпить - и крепко выпить! - в ночь с понедельника на вторник у музыканта были все основания. Далее. Во вторник, - а об убийстве Бутова, конечно, не один только Пушкарёв узнал во вторник! - что, Юрий Викторович, по-твоему, должен был почувствовать Денис Викторович? Кого заподозрить? Вот именно! Конечно, Долгова!
   - А ты, Геннадий Ильич, не того? Не чересчур увлекаешься?
   - Ничего, Юрий Викторович, не чересчур! Сам посуди: с точки зрения музыканта - бизнес почти криминальный, деньги, по его масштабам, огромные, отношения между Бутовым и Долговым неясные. Нет, я не утверждаю, что, узнав об убийстве Игоря Олеговича, Сазонов однозначно обвинил в этом Долгова. Отнюдь нет. Однако же - заподозрить мог? Мог! Вот тебе и запой! И в среду - представляешь?! Не пойти на юбилей Алексея Дмитриевича - обнаружить свои подозрения! А пойти - тоже страшно! Вот и явился пьяным. А Долгов, думаю - тоже. Из тех же соображений. Ну, чтобы отвести от себя подозрения Сазонова, встретил пьяного музыканта, как самого дорогого гостя.
   - Ишь ты, Геннадий Ильич, прямо как в книжке! Все концы сходятся, ничего лишнего! Остался сущий пустяк: доказать, что Сазонов действительно был послан курьером в Здравницу. Хотя... вовсе не исключено... и вероятность - весьма высокая... процентов, сказал бы, семьдесят. Но только, Геннадий Ильич, допустим, всё это действительно так... и что? К убийце-то это нас не приближает ни на четверть шага!
   - Как, Юрий Викторович, посмотреть. Юбилей Алексея Дмитриевича... пьяный Сазонов никак в него не вписывался! С моими же предположениями - всё путём. Так сказать, устаканивается. Остаётся один Лисовский...
   - А покойник, Геннадий Ильич, причём? Или?.. его отсутствие?..
   - Конечно! Мне бы очень хотелось знать, почему это Михаил Антонович не удостоил своим посещением сей юбилейный вечер?
   - Ты, Геннадий Ильич, однако... можно подумать, не убийство расследуешь, а действительно - собираешься написать роман! Да у Лисовского, чтобы не пойти на день рождения, могла быть тысяча и одна уважительная причина! Особенно - одна! Его здоровье. Как-никак - два инфаркта...
   - Всё, Юрий Викторович, верно... Лисовский дышал на ладан... И тем не менее... чёрт! Мешает как гвоздь в ботинке! Однако - увы. Ты, к сожалению, прав. Жизнь - не книга: всех концов всё равно не свяжешь. С Лисовским придётся пока погодить. На сейчас главное - Долгов. Итак: что мы на него имеем?..
   Брызгалов встал из-за стола, прошёлся по комнате, размял чересчур плотно набитую сигарету, чиркнул спичкой и, затянувшись, открыл окно - бодрящая сентябрьская прохлада проникла внутрь, вытесняя мало-помалу нездоровый воздух служебного помещения. Полной грудью вдохнув осеннюю свежесть, Геннадий Ильич обратился к Анисимову вовсе не с продолжением прерванного разговора:
   - Эх, Юрий Викторович, сейчас бы в лес! За опятами! Ты, случайно, не в курсе - в этом году с урожаем как? Есть знакомые грибники?
   - А что, Геннадий Ильич, если есть - напросишься к ним в компанию?.. Да... лес, грибы, осень... но я бы, знаешь, не за опятами... Ей Богу, в следующие выходные - конечно, если не помешают ни дождь, ни полковник Зубов - махну на денёк в деревню. А может - и на два. К тёще - на шашлычки. Из сентябрьского барашка.
   - Искушаешь, Юрий Викторович, да? Чтобы на всю служебную канитель мне захотелось махнуть рукой? А ведь и хочется! Ох, как хочется! И Бутова, и Сазонова, и убившего их мерзавца послать подальше - и в лес! За опятами! А надо - будь он неладен! - к Алексею Дмитриевичу...
   Проветрив комнату, Брызгалов закрыл окно и, будто бы отгородившись стеклом от вольных мыслей, опять заговорил о работе.
   - Стало быть - Долгов... Что мы на него имеем?.. Показания Люмбаго, Аллы Анатольевны, Пушкарева и Свиристянкина - не впечатляет... Что ж - сориентируемся по ходу. Значит, Юрий Викторевич, так: 'мозговой штурм' нам в основном не удался... нет, Сазонов, 'Надежда', 'Лотос' - кое в чём мы с тобой молодцы, однако в целом... сачкануть ни хрена не выйдет... ладно! Завтра с утра поработаем со свидетелями. С каждым, из бывших на юбилее Долгова. А сейчас, Юрий Викторович, я к экс-адвокату, а ты... нет, тебе к Долгову со мной не стоит... с Алексеем Дмитриевичем - лучше один на один! Так что, Юрий Викторович, до завтра.
   Анисимов, попрощавшись, вышел из кабинета - Геннадий Ильич позвонил Долгову. Удачно. Бизнесмен оказался: во-первых, дома, во-вторых, трезвым и, в-третьих, склонным принять Брызгалова.
   (Нет, Геннадий Ильич, зачем же по телефону. Разговор у нас наверняка будет долгим, а сегодня как-никак выходной, так что, если, разумеется, вас не затруднит, давайте ко мне. Посидим, посумеричничаем, покалякаем.)
  
   Вопреки ожиданиям Геннадия Ильича, Долгов не стал темнить относительно культурно-просветительного центра творческой молодёжи 'Надежда', а на все возражения морального порядка ответил с изрядной долей обезоруживающего цинизма:
   (Говорите - рабовладельческий? Правильно! Спрос, как известно, рождает предложение, а потребность в вышколенных рабынях в известных кругах нашего общества есть - и немалая. Конечно, отчасти она удовлетворяется за счёт жён, любовниц, прислуги, но это - не то. С жёнами - вообще - более-менее удаётся справляться только выходцам из криминальных кругов, для которых женщина не человек по определению. Любовница может быть лишь сексуальной рабыней - в бытовом плане она не годится на эту роль. Прислуга - всем понемножку и никем в должной степени. Нет, чтобы получить универсальную рабыню, нужна длительная, квалифицированная подготовка. Почему, именно, универсальную? А как же! Ведь иметь возможность из женщины, как из воска, лепить свой идеал - это же заветная мечта большинства мужчин! Пылкую любовницу, послушную 'дочку', исполнительную прислугу - в одном лице! Покорную, всегда и на всё согласную! Да каждый второй мужчина ради такой возможности не задумываясь продаст душу! Но ведь и женщины! Тоже ведь каждая вторая согласна быть игрушкой в руках обеспеченного мужчины! Так что - всё добровольно. Законов - во всяком случае, писаных - никто нарушать не собирался. А ханжи и моралисты пускай заткнутся - бизнес есть бизнес.)
   Слушая пламенную проповедь Долгова, Геннадий Ильич почти восхищался красноречием, ловкостью и беспринципностью бывшего адвоката: 'Такой при любой власти не останется без куска хлеба с маслом! Если надо, всегда сумеет защитить не то что рабство, а даже и людоедство! Да, теперь, я, кажется, понимаю, почему Игорь Олегович не сразу принял его предложение. Не потому, конечно, что не хотел допустить профанации своих идей - вздор! Алле Анатольевне это во сне приснилось! Нет, боялся, что Долгов его вместе с центром проглотит и не подавится! И, надо сказать, резонно боялся. А что, если?..'
   По сути дела - увы: Алексей Дмитриевич не много помог следствию. Только подтвердил предположение Брызгалова: да, действительно, в понедельник Сазонов по его поручению ездил в Здравницу за документами. С какой стати такая спешка? Ему, Долгову, около пяти вечера позвонили из Москвы, попросив быть во вторник к пятнадцати часам. Ну, он и решил - заодно. Подписанный Бутовым и Свиристянкиным договор всё равно надо было визировать в Москве - вот и попросил съездить Дениса Викторовича. А что, кроме будущего директора курьерские обязанности поручить было некому? Да нет, знаете, вышло почти случайно: он как раз инструктировал Сазонова, конец рабочего дня - ну, и Денис Викторович сам, можно сказать, вызвался...
   'Как же, сам! Иметь на побегушках будущего директора - чего уж, твоей хамско-рабовладельческой сущности, господин Долгов, не могло не льстить!', - отметил про себя Брызгалов.
   - А по возвращении? Когда, Алексей Дмитриевич, вы узнали от Сазонова, что Бутов не явился на свидание - вы, вероятно, обеспокоились?
   - Естественно, Геннадий Ильич. Ведь Бутов всегда был такой аккуратный. Однако, что с ним случилось несчастье... нет, мысль мелькнула, но так... где-то на периферии сознания. А вот Денис Викторович - да! Сразу запаниковал. Будто предчувствовал... С вокзала из автомата он мне позвонил вскоре после двенадцати ночи - и я минут пять понять ничего не мог. Запинается, перескакивает с одного на другое - пришлось даже немного рявкнуть. Чтобы не причитал как баба. Ничего - успокоился. Смог рассказать толково. Но чтобы самого Дениса Викторовича... Нет, Геннадий Ильич, не понимаю...
   - Я, Алексей Дмитриевич, тоже. Во всяком случае - пока. Однако - очень хочу понять. И, будьте уверены, пойму обязательно!
   Эта, в запальчивости высказанная им неопределённая угроза ничего, в смысле психологического давления, Геннадию Ильичу не давала - Долгов не тот человек, которого мог бы смутить дешёвый следовательский трюк - но, будучи высказанной, явилась неплохим противоядием от цинизма и беспринципности экс-адвоката.
   - Как видите, Алексей Дмитриевич, всё замыкается на создаваемый вами центр творческой молодёжи. Так что, очень прошу, хорошо подумайте, кому это ваше начинание могло стать поперёк горла? Причём - из ваших добрых знакомых? Ибо - прокурор вам, конечно, уже сказал? - Сазонова почти наверняка застрелили на вашем юбилейном вечере.
   - Ещё бы, Геннадий Ильич! Сказал, конечно. Позвонил сразу после вашего с ним разговора. И знаете, если честно, лицезреть вас я имею честь в основном поэтому. И более - только поэтому столь откровенен с вами. Посвящаю во все подробности провалившегося, - а со смертью Бутова оно, конечно же, провалилось - начинания.
   - Полноте, Алексей Дмитриевич, не скромничайте! Вы же сами сказали, 'новой аристократии' требуются вышколенные рабыни - стало быть, институт 'неорабовладения' имеет в России прекрасные перспективы! - а вы человек упорный. Если дело сулит доход - смерть одного из организаторов вас, разумеется, не остановит!
   - Всё, Геннадий Ильич, не так просто. Для примитивного рабства женщин найти и вышколить - не проблема. Но 'господа', которым нужны такие рабыни, денег за них платить не будут. Они, повторюсь, всякую женщину считают даже не за рабыню, а за бессловесную тварь: чуть выше кошки, но гораздо ниже собаки. И, соответственно, располагая властью, с 'тёлками' - о, великий и могучий русский язык! - не церемонятся. Так что - речь не о них. О мужчинах - ищущих идеала. Естественно - о богатых мужчинах. Которые, заметьте, в глубине души от 'господ' из криминального мира отличаются только одним: им хочется, чтобы женщина добровольно признавала их безграничную власть. Не тяготилась бы своим рабским положением, а, напротив, служа своему повелителю, чувствовала себя счастливой. Вспомните, Геннадий Ильич: 'Жена да убоится своего мужа', - это же не так, не с бухты-барахты! Это же тысячелетняя мудрость предков! В церковном обряде венчания нашедшая классическую формулировку!
   - На что, Алексей Дмитриевич, могу вам заметить, что распространённый среди уголовников взгляд на женщину как на скотину - выражение ещё более древней и ещё более почтенной (никак не менее, чем десяти тысячелетней) 'мудрости'. Впрочем, - а о перспективах 'неорабовладения' в России Алексей Дмитриевич говорил увлечённо, с жаром, и Брызгалов, не желая идти на поводу у бывшего адвоката, попробовал возвратить Долгова с небес на землю, - дискуссию на эту увлекательную тему давайте отложим до лучших времён. А пока, Алексей Дмитриевич, подумайте - а? Может быть, всё-таки вспомните кого-нибудь из своих знакомых? Кому вы этим своим 'молодёжным центром' перебежали дорогу? Ну, например, Николаю Ивановичу? Ведь, насколько я его знаю, прокурор должен был просто вскипеть от негодования, проведав о ваших замыслах? Кстати, Алексей Дмитриевич, не могу взять в толк, как вы решились пригласить на свой юбилей Люмбаго и Бутова? Фигурально выражаясь, за одним столом свести кошку с собакой?
   - Ничего, Геннадий Ильич, удивительного. Николай Иванович мой давний друг, а Бутов, на данный момент, являлся важным деловым партнёром - нельзя было не пригласить. Что же до их личных взаимоотношений... боюсь, Геннадий Ильич, что вы хоть и моложе меня, но за жизнью успеваете хуже! Бизнес есть бизнес - личные симпатии и антипатии ему ни в коем случае не должны мешать. И потом... Николая Ивановича вы, смею заметить, знаете очень плохо. Судите о нём по школьным шаблонам: мол, если хотел привлечь к суду 'рабовладельца' Бутова - значит, должен быть убеждённым противником рабства. Хотя в жизни всё несколько сложней... Ведь, надеюсь, вы не думаете будто Николай Иванович в девяноста восьмом году сам по себе взъярился на Бутова? Без всяких намёков со стороны? Нет, Геннадий Ильич - не с моей. Другое дело, что после, увлёкшись, Николай Иванович значительно вышел за указанные ему рамки. Но его тоже можно понять: как же, он, главный прокурор нашего города, не в силах посадить какого-то ничтожного выскочку! Вина которого для Николая Ивановича была очевидна! Я, конечно, пробовал его урезонить, говорил, что времена нынче другие, но... упрям как чёрт! Пожалуй, главный недостаток Николая Ивановича: чуть что - напролом. Однако - отходчив. Зла подолгу не держит. А с той его неудачи - ну, когда он не смог посадить Игоря Олеговича - прошло ведь уже два года... Нет, Геннадий Ильич, ваш пример никуда не годится: если исключить бытовые убийства, когда из ревности или в пьяной ссоре, убивают всегда из-за денег. Да, вы можете возразить, что также - из-за стремления к власти? Согласен! Однако в нынешние времена деньги и власть в сущности зеркальное отражение друг друга: власть даёт деньги - деньги дают власть.
   Если бы не превосходный портвейн, который вместе с сигарами ему предложил Долгов, то многословная риторика экс-адвоката основательно утомила бы Геннадия Ильича, а так, потягивая португальский напиток и дымя латиноамериканским куревом, это адвокатское красноречие он успешно пропускал мимо ушей, следя только за тем, не случится ли в плавной речи Алексея Дмитриевича какой-нибудь каверзной обмолвки - не случилось. Природный дар и многолетняя практика до того отшлифовали слова и мысли Долгова, что, говоря даже на самые острые и рискованные темы, он умел ни единым восклицанием и ни одной точкой не выдать своих истинных чувств и переживаний. Отчасти восхищаясь этим умением, отчасти раздражаясь из-за невозможности хоть чуть-чуть проникнуть за надёжно огородивший душу Алексея Дмитриевича словесный барьер, Брызгалов, дослушав очередной период долговской речи, окончательно понял: всё! Ничего по существу дела Долгов ему больше не скажет. Ни намеренно, ни случайно. Поняв, преувеличенно вежливо попрощался с хозяином и покинул уютный двухэтажный особняк экс-адвоката.
  
   На улице, забравшись в салон и положив руки на баранку своей прекрасно отремонтированной в Дубках 'шестёрки', Геннадий Ильич на минуту задумался: куда? Домой или в управление? Автомобильные часы показывали без пяти девять, следовало бы домой, но... дома Лидочка!
   После развода быстро привыкнув к тому, что его квартира является если и не совсем крепостью, то надёжным убежищем, Брызгалов на мгновение пожалел о своём утреннем решении поселить Лидочку у себя, но, вспомнив о нежности и любви этой женщины, произнёс по своему адресу два непечатных слова и нажал на стартёр - в управление! Чтобы разобраться во впечатлениях прошедшего дня, проанализировать свидетельские показания - на сегодня будет достаточно часа времени! Остальное - завтра! А к Лидочке он вернётся пускай и поздно - зато свободным от посторонних мыслей.
   Войдя в свой кабинет, Геннадий Ильич первым делом зажёг настольную лампу и выключил верхний свет; затем, поудобней устроившись за столом, достал папку с бутовским делом, вынул из неё составленный ещё в четверг список с произвольно пришедшими на ум фамилиями подозреваемых, но углубляться в него не стал - в первую очередь требовалось восстановить в памяти только что завершившийся разговор с Долговым: не осталось ли какой-нибудь, незамеченной в ходе беседы, зацепки?
   Увы: суммировав все свидетельские показания, майор теперь мог без труда реконструировать последовательность эпизодов, событий, действий второй половины двадцать восьмого августа двухтысячного года - и только! Почему Бутов в двадцать один час пятнадцать минут оказался на ведущей на станцию лесной тропинке, получало теперь самое исчерпывающее объяснение, однако - не более! Кто с пистолетом в руке затаился за ёлочкой на его пути - это по-прежнему оставалось тайной. И не только это. Если даже отвлечься от мотивов убийства - а в их выявлении следствие не продвинулось ни на шаг - то оставался ещё один важный, настоятельно требующий разрешения вопрос: каким образом убийца узнал, что Бутов именно в это время окажется на безлюдной лесной тропинке?
   Пытаясь на него ответить, Геннадий Ильич волей-неволей постоянно возвращался к Сазонову и Долгову: ведь, если верить Алексею Дмитриевичу, кроме них о том, что Бутов пойдёт на станцию, не мог знать практически никто; из Москвы позвонили около пяти, Долгов сразу же принял решение захватить с собой свежеподписанный договор и, связавшись с Игорем Олеговичем, отправил в Здравницу музыканта - электричкой в девятнадцать пятьдесят три. И более: ни Долгов, ни Сазонов тоже ведь не могли знать, какой путь изберёт Игорь Олегович?! Пешком - через лесополосу? Или - по бетонке на автомобиле? Чёрт! Опять потянуло вульгарной мистикой! Опять вырисовывается издевательская гримаса нездешних сил! Однако же, господин Дьявол, сгинь! На сей раз твои дешёвые фокусы не пройдут! Ни психопатками, ни маньяками ты мне больше не запудришь мозги! Следствию требуется обезвредить умного, дерзкого, расчетливого, хладнокровного и, главное, отлично информированного типа!
   'Информированного, хорошо информированного, очень хорошо информированного, - вертелось в голове у Геннадия Ильича, - стоп! А ведь это, пожалуй, ключ, - дошло наконец до сознания майора, - кто, кроме Долгова, Бутова и Сазонова, мог знать о встрече Игоря Олеговича с Денисом Викторовичем на станции 'Здравница'? Если, по словам Долгова, от момента принятия решения до самой - несостоявшейся - встречи не прошло даже и четырёх часов? Секретарша Долгова? Кто-нибудь из посторонних, случайно услышавших о намечающемся вояже Сазонова? А если шире? Со стороны Бутова? Долгов с ним связался примерно в семнадцать пятнадцать - по мобильному телефону. Игорь Олегович как раз направлялся в Здравницу, где в восемнадцать тридцать должен был встретиться со Свиристянкиным. И если во время звонка в машине Игоря Олеговича находилась какая-нибудь очаровательная попутчица... жаждущая, допустим, испытать себя в роли рабыни... бред! Причём - уже пройденный! А кроме?.. Кто-нибудь из подчинённых Игоря Олеговича, из тех, которые в Здравнице производят мебель, мог его ненавидеть?.. Да ещё до такой степени, чтобы убить?.. Чисто теоретически - кто-то, наверно, мог... Но, спрашивается, с какой стати этому гипотетическому ненавистнику пришло в голову свой непохвальный замысел осуществлять именно тогда, когда Бутов отправился на свидание с музыкантом? Ах - опять совпадение?! Дудки! Более - никаких совпадений! Долгов, его окружение - и баста! Кстати... а Свиристянкин? Он ведь от Бутова мог узнать о визите Дениса Викторовича? Да, но его мотивы? Вздор! С другой стороны, четыре часа - не такой уж и маленький срок...'
   Один за другим перебирая в уме возможные варианты, Геннадий Ильич всё более укреплялся в абсурдной мысли, что кроме Долгова - некому. На миг помаячил Лисовский - как соратник Алексея Дмитриевича по межрегиональному фонду 'Надежда' - но сразу же отпал: только покойников не хватало следствию?! Так сказать, для полноты картины!
   Увы, кроме Долгова, полноценных подозреваемых на данный момент у майора не оставалось. Да, где-то на периферии сознания мелькали Яновский, Пушкарёв, Свиристянкин, Люмбаго и даже Алла Анатольевна - собственно, все старые фигуранты с добавлением директора пионерлагеря и прокурора. К которым уже завтра придётся прибавить ещё несколько 'кандидатов' - из гостей долговского юбилея.
   'Особенно... нет! Неужели?! Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить! Не дай Бог, вспугнёшь и сразу, чёрт побери, ситуация ведущая к пату! Один неверный ход и король противника уютненько расположится впереди мой проходной пешки! Нет, господин Брызгалов, без спешки и суеты... завтра с утра пораньше... чтобы ни в коем случае не вспугнуть... ибо, если это всё-таки он, то будет, пожалуй, похитрей Долгова с Пушкарёвым и Свиристянкиным вместе взятыми... а сейчас - домой! К Лидочке!'
   Около десяти вечера, почувствовав одновременно сильную усталость и приятное возбуждение от озарившей догадки, майор подвёл итоги прошедшего суматошного дня.
  
   - 14 -
  
   Дома Геннадия Ильича ждал небольшой приятный сюрприз: о ноги ему открывшей Лидочки тёрся Барсик.
   Что?! Чтобы этот законченный эгоист согласился с кем-нибудь, кроме Брызгалова, разделить жилплощадь? Внимание и ласку Хозяина? Да ведь ту же Лидочку он, вплоть до сегодняшнего дня, что называется, на дух не переносил! И вот вам, пожалуйста, кокетливо выгибая спину, мордочкой прижимается то к голени, то к коленке женщины! Без всякого заискивания с её стороны! Которым прежде - увы, безуспешно! - Лидия Николаевна пыталась завоевать его благосклонность. Соблазняя то внеочередным антрекотом, то лишним сырым яйцом. Что без малейших признаков благодарности пожиралось беспринципным котярой - с высокомерием олигарха снисходительно позволяющего прислуге заботиться о его удобствах. И вдруг - буквально за несколько часов! - всё разом переменилось: Барсик признал Лидочку полноправным членом их крохотного клана.
   'Я, значит, ещё ничего не решил, а для Барсика - что же? Уже всё ясно? Его интуиция меня уже прочно соединила с Лидочкой? - солнечным зайчиком пронеслось в Брызгаловской голове, и тут же следом: - А что? Почему бы и не довериться кошачьей интуиции? Нет, пока, конечно, никаких предложений 'руки и сердца', но... ведь Лидочка мне действительно очень нравится! Так, спрашивается, какого чёрта?! В роли 'приходящей любовницы' я её держу до сих пор? Ах, обжигался прежде? Несколько раз - и больно? Ничего, господин майор, если ещё раз суждено обжечься - обожжёшься как миленький! Надеюсь, понимаешь, что не обжигаться - не жить?'
   Однако ни к каким конкретным шагам мелькнувшие мысли Геннадия Ильича не подтолкнули: успеется! Всему своё время! Чтобы делать какие-то далеко идущие выводы, надо хотя бы с полгода прожить с Лидочкой под одной крышей.
   Однако Барсик категорически не разделял этой осторожности майора, и, когда Геннадий Ильич обнял шагнувшую навстречу женщину, стал попеременно тереться то о Лидочкины колготки, то о брызгаловские тёмно-серые брюки - словно бы символически соединяя их: почти отчаявшуюся женщину и в меру закомплексованного мужчину.
   После минутной идиллической сценки Лидочка увела Геннадия Ильича на кухню - ужинать, а сытый Барсик занял своё любимое кресло.
   Второе за сегодняшний вечер брызгаловское открытие состоялось в обстановке для озарений, в общем-то, малоподходящей: за кухонным столом - между тарелкой харчо по-грузински и аппетитно подрумяненным куриным окорочком с тушёными баклажанами. Женщина только-только подала Геннадию Ильичу сей непритязательный кулинарный изыск, как в памяти майора всплыла одна, по его мнению ключевая, фраза:
   'Чёрт побери! То, что пришло в голову в управлении - не то! Нет! Швейцар ни при чём! Завистливый, злобный холуй - и всё! Нет! На киллера он не тянет! А то, что соврал и не ушёл из 'Поплавка', когда явилась долговская охрана - мало ли! Свой интерес дядя Миша, конечно, имел... скорее всего - приторговывал информацией... да и 'моральное', так сказать, удовлетворение... но чтобы убить - нет! Вот же оно - решение! Он же его мне - идиоту! - сам подсказал, по сути!', - бережно, из-за боязни сглазить ухватился Брызгалов за парадоксальную мысль.
  
   Почему после убийства Бутова он не избавился от 'засвеченного' оружия - это его нисколько не занимало. И более: он - обычно такой осторожный! - даже и мысли не допускал, что маленький бельгийский 'Браунинг' теперь является решающей уликой против него.
   Этот пистолет перешёл к нему по наследству от отца - фронтового офицера - в качестве трофея вывезшего его из Германии и сохранившего, несмотря на возможные серьёзные неприятности: настоящий мужчина должен иметь оружие! На него, тогда уже далеко не мальчика, предсмертное напутствие отца не произвело особенного впечатления - пистолет многие годы хранился им в тайнике на даче. Однако в девяносто первом, когда подкупленная американскими 'ястребами' верхушка КПСС в союзе с родной 'дерьмократической' мразью развалила Великую Державу, отцовский пистолет был извлечён из тайника и помещён в брючный карман - дудки! Он не собирается становиться жертвой всемирного масонского заговора! Агенты Мирового Зла - они же повсюду! Уж если сумели пробраться в Политбюро Ленинской Партии - что говорить о его жилище! Нет уж! Пусть 'дерьмократическое' говно подавится - отцовский 'Браунинг' не подведёт!
   Вероятно, исходя из подобных соображений, после убийства Бутова он ни на секунду не допустил, что пистолет, из которого был застрелен этот ублюдок, может оказаться уликой против него. И, стало быть, ничего удивительного, что когда на корме 'Поплавка' он случайно заметил корчащегося недочеловека - ослушника Высшей Воли! - то его рука сама по себе потянулась в карман. А мог или не мог Сазонов запомнить в Здравнице его автомобиль - не имело значения: музыкант ослушался своего начальника и, следовательно - виновен! Да, начальник ему не сказал, чтобы он ни на шаг не отлучался со станции - но ведь это же разумелось само собой! А тот, кто не понимает таких элементарных вещей - не человек! В лучшем случае - недочеловек. Животное. Которое необходимо наказывать. И, значит, его правая рука, наказав животное, заслуживает не порицания, а похвалы. А что наказала смертью - такова её воля. Святая воля хозяйской руки.
   Да, оправдания в убийстве Дениса Викторовича находились легко, по многие тысячелетия безупречно работающей схеме: проступок - вина - наказание... А несоразмерность проступка и наказания... вздор! Инспирированные масонами интеллигентские бредни! Ибо всякая вина абсолютна, и мера наказания определяется лишь высотой места, занимаемого Хозяином! И чем оно выше - тем наказание беспощаднее! И это единственная справедливость, которую знает мир. Ибо источник права - воля Господина. Бога, Царя, Сеньора, Наместника, Старосты, Мужа - не суть. Ведь главная добродетель: беспрекословное послушание, а малейшее неповиновение - абсолютный грех. Всегда заслуживающий того наказания, которое Сиятельный Господин сочтёт нужным наложить на недостойного раба.
   Да, оправдания в убийстве Дениса Викторовича находились легко - вот только потребность в них... в этих самых оправданиях... Ведь, застрелив Бутова, он ни секунды не сомневался, что, избавив мир от гнусного выродка, совершил благое деяние. Исполнил не только гражданский, но и, если угодно, нравственный долг.
   Да, несомненно, казнь Бутова совершилась по воле Неба - иначе Надзирающий Сверху не помогал бы ему столь демонстративно: достаточно вспомнить грозу, организованную вскоре после возмездия! Но и кроме этого: на его старенькую 'Ниву' в Здравнице никто не обратил внимания, Бутов не воспользовался автомобилем, а пошёл пешком через рощу, тропинка, когда этот гад поравнялся с ёлочкой, оказалась совершенно безлюдной, а по рельсам в это самое время грохотал пустой товарняк - нет, без руки Надзирающего Сверху явно не обошлось! А когда этого масонского выкормыша забрала наконец Преисподняя - с каким облегчением вздохнула Природа! Какой, сразу после казни ублюдка, пронёсся освежающий ветерок! Как радостно затрепетали листики на деревьях! И какая пришла очистительная Гроза!
   Да, казнь Бутова Небом приветствовалась, но... почему через каких-нибудь пятнадцать минут после свершившегося возмездия ему был послан такой соблазн? В виде Сазонова - высвеченного фарами на перекрёстке? Без сомнения, Надзирающий Сверху хотел ему этим что-то сказать, но - что? Что Сазонова необходимо убить? Или - напротив! -ни в коем случае не трогать? Но почему 'не трогать' - если музыкант ослушался своего начальника? И, значит - виновен! Виновен - да... вот только, чтобы он ни на шаг не отлучался со станции - этого Сазонову сказано всё же не было... Конечно, человек, если только он человек, а не животное, обязан угадывать невысказанную волю Начальника... И если не угадал - это его нисколько не освобождает от ответственности. Но, чёрт побери, до чего же трудно быть человеком! То есть - настоящим человеком. Угодным своему Господину.
  
   Всеми извилинами мозга вцепившись в эту, одну из многих сотен в ходе расследования услышанных фраз, Геннадий Ильич, не притронувшись к курице, встал из-за стола и, пробормотав, - Лидок, прости, мне надо подумать, - прошёл в комнату.
   Барсик, почувствовав, что в следующую секунду он будет бесцеремонно изгнан с занимаемого им кресла, не стал дожидаться сего конфуза и, в последний момент грациозно спрыгнув, отправился на кухню - пожаловаться Лидочке на грубость главы семейства.
   Удобно расположившись в кресле, Брызгалов прикрыл глаза: случившееся озарение представило всё в настолько неожиданном и парадоксальном ракурсе, что от майора потребовалась полная сосредоточенность.
   'Э, нет, господин Долгов, это ты мне напрасно! Не все убийства совершаются либо на бытовой почве, либо сумасшедшими, либо из корыстных соображений! А, например, оскорблённое достоинство, месть, религиозный и идеологический фанатизм - чем тебе не мотивы? Разумеется, можно, пойдя по цепочке: потребность в самоутверждении - жажда власти - корыстные соображения - всю сложную гамму чувств свести к элементарным физиологическим потребностям: к голоду и сексу, но... это же расписаться в своём полном непонимании душевных сложностей! И более - в намеренном нежелании их понимать! Что ещё может быть простительным для философа, но совершенно недопустимо для мало-мальски приличного следователя! Которому, в отличие от философа, приходится иметь дело не с абстрактными понятиями, а с конкретными людьми!'
   Стоит заметить, для столь резких суждений у Геннадия Ильича были самые что ни на есть серьёзные основания: ибо, с одной стороны, открывшееся его умственному взору казалось ехидным издевательством не только над многолетним опытом, но и над здравым смыслом майора, однако, с другой - прекрасно объясняло все противоречия и несообразности совершённого преступления. Объясняло настолько хорошо, что от удачи, плывущей в руки, Брызгалов почти растерялся: не может быть?! Чтобы выделанный в адских закоулках души удивительно хитрый замок открывался столь просто? Первым же правильно подобранным ключом? Да, подобрать этот ключик было очень нелегко, однако, когда он нашёлся, всё сразу становилось по своим местам: убийца, мотив, время, место, способ действия - соединилось всё!
   'Всё? По своим местам? Да!', - как бы Геннадий Ильич мысленно ни выворачивал ситуацию, раз за разом отмечал контролирующий фантазию участочек Брызгаловского сознания. Если, конечно, одной из многих сотен услышанных в последнее время фраз придавать то значение, которое по мгновенному внезапному наитию ей приписал майор. И вот это-то - а вдруг всё-таки вымышленное? - толкование более всего смущало почуявшего удачу следователя.
   'Да, мог услышать, но ведь - не он один? Только он мог воспользоваться этой информацией? Ибо давно ждал подходящего случая? Опять-таки, кроме него подобного случая мог ждать кто-то ещё... кто?! Одна из окончательно свихнувшихся бутовских женщин? Нет, господин Брызгалов! Инфернальных маньяков и сошедших с ума садисток оставь, пожалуйста, для Голливуда! Щекотать обывательские нервы! Хотя... ему - моему убийце - некоторая маниакальность, скорее всего, присуща. Столько времени ждать подходящего случая. Быть тенью, следить, вынюхивать - страсти, страсти! 'И всюду страсти роковые, и от судеб защиты нет', - вот уж воистину прав был Пушкин! Любовь, ревность, ненависть - а Алексей-то Дмитриевич (ишь, стервец!) как меня пытался убедить, что в наши дни убивают исключительно по корыстным соображениям. Когда тут, понимаешь ли, такая всепоглощающая страсть! Нечаянной жертвой которой, кроме её объекта, стал несчастный Сазонов. Нечаянной?.. ой, ли?.. нет, триллер, не триллер, но манией здесь определённо попахивает... и не худо, пожалуй, было бы поговорить с Кандинским... с точки зрения психиатра - у моего подопечного что? Всего лишь невроз? Или, не дай Бог, уже дотягивает до психоза? Скажем, до паранойи? А вообще - к чёрту! Не твоё это, Брызгалов, дело! Над этим пусть судебно-медицинская экспертиза ломает голову, когда будет определять меру его ответственности. А ты - будь добр! - потрудись собрать доказательства и задержи убийцу. И поскорее. Ведь то, что он застрелил музыканта, симптом, согласись, тревожный! Говорящий - как минимум! - о его жутко гипертрофированной подозрительности'.
   Однако, чем более Геннадий Ильич вникал в суть дела, тем отчётливее понимал: собрать доказательства - убедительные не только для суда, но даже и для задержания - будет крайне непросто. Если, вообще, возможно. Ведь что у него, в сущности, на подозреваемого? А ничего! - кроме весьма фантастической версии. Основанной - всего лишь! - на одной произвольно истолкованной фразе. А в перспективе? По убийству Бутова - наверняка глухо! Чтобы даже не самого преступника, а хотя бы его серую 'Волгу' кто-нибудь запомнил в Здравнице - шанс нулевой...
   Кое-какие, не совсем призрачные, надежды оставлял 'Поплавок', но и здесь... улики в лучшем случае будут косвенными! В таком же положении, как и подозреваемый - то есть, без твёрдого алиби на момент убийства - окажется никак не меньше четырёх, пяти гостей долговского юбилея. А скорее всего - и больше. И потом: что Сазонова застрелили именно в 'Поплавке' - это ещё требуется доказать. Да, многое говорит 'за', даже скептик Анисимов склонен согласится, однако... всё косвенно, всё, чёрт побери, на предположениях! Гильзы нет, пуля в теле убитого, а несколько капель крови - если паче чаяния Гавриков их даже и обнаружит - ничего не докажут: поранился, мол, по пьянке, и будьте любезны!
   Нет, единственной прямой уликой, что Дениса Викторовича застрелили именно в 'Поплавке', была бы гильза. Которую, надо полагать, преступник унёс с собой. Аккуратный мерзавец! Хотя и чокнутый... Чокнутый - чего уж... Ведь если бы не его 'прокол' с Сазоновым, то учинённую над Игорем Олеговичем расправу вполне можно было бы считать 'идеальным' убийством - когда никаких концов... В ожидании удобного случая 'пасти' столько времени?! И более! Геннадий Ильич интуитивно чувствовал: убийство в Здравнице - наверняка не первая попытка преступника! Наверняка роковой выстрел мог состояться раньше! И позже... то есть - тогда, когда убийце показалось бы, что обстоятельства благоприятствуют его намерениям на все сто процентов...
   ...и ведь дождался! До такой степени благоприятного для него стечения обстоятельств, что майор, почти отчаявшись в способности своего ума найти даже не улики, но хотя бы ведущую к ним тропинку, невольно усомнился в самом открытии: а не очередная ли это версия? Да - привлекательная, многое объясняющая, но... целиком рождённая его богатым воображением! Чёрт! Если бы, кроме этой злосчастной фразы, ещё какую-нибудь зацепочку? Какой-нибудь несомненный фактик?
   Однако ни фактиков, ни зацепочек не находилось, и у Брызгалова осталось только одно его старое испытанное средство: 'картинка'. Впрочем - осталось ли? После разговора с Кандинским не утратил ли он эту способность? Ведь несколько часов назад - в 'Поплавке' - у него ничего не вышло...
   Оказалось, что не утратил. Стоило рассредоточить внимание, и вся картина преступления отчётливо предстала перед майором. Причём - в динамике: убийца, тропинка, ёлочка, два выстрела в спину Бутова - всё, как в кино, промелькнуло перед глазами Геннадия Ильича.
   Обрадованный удачей, Брызгалов попробовал продолжить эксперимент: а по второму убийству - как? Удастся ему получить 'картинку'?
   'Во всех деталях вспомнить корму плавучего ресторана... представить блюющего в речку Сазонова... вообразить приближающегося к нему по правому борту человека с 'Браунингом' в кармане... причём - очень важно - учесть, что в этот момент убивать он, скорее всего, ещё не собирался... что это, в отличие от 'охоты' на Бутова, действительно спонтанный выстрел... или всё-таки - не совсем спонтанный?.. вдруг да гипертрофированная подозрительность преступника уже нашептала ему простое решение проблемы с вероятным свидетелем?.. скажем, на подсознательном уровне?.. что же - не исключено... стало быть, этот возможный психологический извив необходимо держать в уме... итак: крайне подозрительный, не совсем трезвый, умеренно сумасшедший мизантроп прогуливается по нижней палубе 'Поплавка'... дойдя до кормы, видит спину корчащегося в рвотной судороге музыканта и, поддавшись... чему?.. мгновенному безотчётному порыву?.. инстинкту убийства и разрушения?.. или - как это ни дико - своеобразной жалости?.. ладно - не суть... дьявольскому соблазну...
   ...да, антураж! По соседству на пляже гремят пушки, над головой с треском вспыхивают разноцветные звёзды салюта...
   ...вспомнил? Вообразил? Представил? А теперь, господин Брызгалов, полностью рассредоточь внимание!', - скомандовал себе Геннадий Ильич.
   Получилось! Его эйдетические способности или полностью восстановились, или он их вообще не утрачивал! А случившаяся днём осечка - бывает! Ведь и прежде далеко не всегда с первого раза удавалось получить 'картинку'!
   Вымышленные образы обрели плоть. Убийца, на мгновение сунув руку в брючный карман, достал пистолет и выстрелил. Сазонов, обмякнув, большим вопросительным знаком повис на перилах: как, мол, майор Брызгалов, слабО тебе стреножить столь высоко забравшегося мерзавца?
   Затем, до следующего залпа несколько секунд постояв в совершенной неподвижности, преступник быстро приблизился к мёртвому телу, наклонился и, захватив за щиколотки, одним резким усилием сбросил труп в воду - грохот пушек полностью заглушил всплеск от падения тела. Точно так же, как, двадцатью секундами раньше, хлопок пистолетного выстрела. Проводив взглядом уносимый течением труп музыканта, убийца, не торопясь, покинул корму. О гильзе он - по мнению майора, педант и аккуратист - совершенно забыл!
   Пока 'нарисованная' Брызгаловым 'картинка' ещё держалась в уме, Геннадий Ильич, мысленно осмотрев место, откуда был произведён выстрел, отметил крохотную, образованную отходящим листом обшивки, щелочку - всего вероятней, гильза там! О чём необходимо сообщить Гаврикову - чтобы эксперт, когда завтрашним утром будет осматривать 'Поплавок', знал где искать. Конечно, Андрей Степанович слегка обидится за подсказку - всё-таки, как ни крути, а недоверие к его профессионализму - но сейчас, ей Богу, Брызгалову до формальностей и церемоний было дело десятое: то, что убийца забыл про гильзу, давало лишний повод насторожиться. Насколько тщательно - с каким, если угодно, избыточным запасом прочности! - преступник спланировал и осуществил убийство Игоря Олеговича, настолько же беспечно и легкомысленно он отнёсся к ликвидации возможного свидетеля: случайно застав в одиночестве Дениса Викторовича, тут же выстрелил ему в спину! Ни секундочки не подумав не то что бы о нежелательных последствиях, но даже и об опасном для него многолюдстве вокруг! Прямо какая-то детская импровизация! Или, не дай Бог, импровизация параноика?
   Однако - возможно ли? За двое суток - от понедельника до среды - свихнуться до такой степени, чтобы потерять элементарную осторожность? Причём внешне - ведь после всего случившегося Брызгалов имел удовольствие с ним беседовать - никак этого не проявив? Логичность, последовательность, настойчивость, ум, упрямство - такие качества можно оценивать по-разному, но, на взгляд майора, душевным заболеванием здесь и не пахло. Он, конечно, не психиатр, но...
   Проблема, вдруг вставшая перед Геннадием Ильичом, показалась ему настолько серьёзной, что захотелось немедленно позвонить Кандинскому - и не в сослагательном наклонении, как получасом раньше, нет, его рука прямо-таки потянулась к телефонной трубке - и лишь соображение о служебной тайне остановило майора: чтобы психиатр не понял, о ком идёт речь, пришлось бы столько утаивать, что от подобной консультации заведомо не могло быть никакой пользы.
   'Нет, господин Брызгалов, уж как-нибудь - сам! Разделить ответственность в этом мерзопакостном деле тебе ни с кем не удастся! Состояние аффекта? Временное помрачение ума? Или - всё-таки! - мания? Ведь столько времени ждать удобного случая? Быть 'тенью' Игоря Олеговича! Даже для очень здоровой психики это вряд ли пройдёт бесследно!
   К тому же - чтоб ему было пусто! - пистолет. Если этот долбаный недоносок не собирался стрелять в Сазонова - зачем таскал с собой такую убийственную улику?! Ведь, выпустив две пули в Бутова, он, чёрт возьми, не мог не понимать, что отныне это оружие непоправимо 'засвечено'?'
   Дело об убийстве Игоря Олеговича, как с самого начала жутко не понравилось Брызгалову, так и далее, по мере его продвижения, продолжало не нравится. И чем дальше - тем больше. Социально-сексуальные эксперименты Бутова, 'рабыни', 'рабовладельцы', 'очаровательная садистка' Алла Анатольевна, самоубийство Васечкиной, несчастье с Олудиной, выловленный из реки труп Сазонова, приведший в психушку фортель с нозепамом Веры Максимовны - и, пожалуйста! Теперь, когда Геннадий Ильич, по его мнению, 'вычислил' убийцу и оставалось всего лишь собрать доказательства и задержать преступника, на горизонте - будто бы для полноты картины! - замаячил самый натуральный маньяк.
   'Да, майор, самоутешениями можешь не заниматься: Дениса Викторовича застрелил маньяк! А являлся ли он таковым ещё до убийства Бутова или уже после, почуяв, что называется, вкус крови, окончательно повредился в уме - интерес для тебя представляет сугубо академический! Главное: он на свободе, вооружён и, несомненно, опасен. Вот из этого, 'гений сыска', и исходи'.
   Но как его лишить этой самой опасной для окружающих свободы - сколько Геннадий Ильич не перебирал в уме - ничего путного ему не приходило в голову. Даже гильза, если не соврала 'картинка' и таковая завтра действительно обнаружится, почти не поможет: она будет доказательством только того, что Сазонова застрелили в 'Поплавке' - не более. И, опираясь на эту улику, задержать несколько уважаемых граждан на том основании, что один из них, по всей вероятности, убийца - абсурд. Да, но он-то, Брызгалов, убийцу 'вычислил' совершенно точно? 'А это, Геннадий Ильич, твои предубеждения и твоя необузданная фантазия', - вот что на подобные аргументы завтра ему ответит полковник. И будет прав! Ведь из доказательств у него в сущности одна только фраза, говорящая лишь о том, что обвиняемый в понедельник мог располагать нужной информацией и, соответственно, мог ею воспользоваться. С точки зрения Зубова: бред сивой кобылы, а никак не повод для задержания!
   Или - по честному? Признаться полковнику, что с доказательствами фигово, и в ближайшее время прогресса по этой части не ожидается, а убийца, по его, Брызгалова, твёрдому убеждению, не в своём уме?.. И может представлять опасность для окружающих... Предложить проконсультироваться у психиатра? У того же, скажем, Кандинского? И что же? Такая заочная консультация убедит полковника? Ой, ли! Не занимайся, Геннадий Ильич, утешительными самообманами - не убедит! И?.. Ждать пока этот свихнувшийся человеконенавистник в третий раз достанет 'Браунинг' из кармана? И снова выстрелит в спину... в чью? А, скорее всего, майор, в твою!
   Эта парадоксальная мысль, как ни странно, почти обрадовала Геннадия Ильича - недостатком храбрости он никогда не страдал, а знание того, что жало убийцы направлено не на кого-нибудь ничего не подозревающего и, стало быть, совершенно беззащитного, а на него, повидавшего виды майора милиции, который к тому же предугадал опасность, успокаивало совесть: если из-за его бездарности с кем-то и произойдёт несчастье, то с ним, обязанным это несчастье предупредить. Конечно, оставалось сомнение: верно ли он предугадал следующий шаг убийцы - однако интуиция успокаивала майора: верно! А поскольку на сегодня ничего лучшего, так сказать, озаряющего извилистую тропинку познания, всё равно не предвиделось, Геннадий Ильич, 'выключив' помещающийся в голове 'компьютер', вернулся на кухню - дабы наконец-то доужинать.
   Матерчатый абажур приятно смягчал резкость мощной двухсотсвечёвой лампочки, на коленях у Лидочки, развалившись, мурлыкал Барсик - идиллия, чёрт возьми! Да такая идиллия, что Брызгалову даже подумалось: стоило только сегодня с утра наглому котяре указать на его место, выставив на пару часов за дверь, и - пожалуйста! Стал как шёлковый! Признал Лидочку, безоговорочно уступил оккупированное кресло - будто бы его подменили! И что же? Значит, власть и насилие действительно неразделимы? Ну да, политики вместо слова 'насилие' обыкновенно говорят 'сила', но суть от этого не меняется. И, стало быть, права тысячелетняя мудрость предков: массам, рабам, кошкам и женщинам необходима плётка? О, хо, хо - грехи наши тяжкие! Ничего, значит, для самоутверждения умней человек не выдумал?.. Заставить, подчинить, подавить, принудить, согнуть, сломать - тьфу! Слава Богу, что его никогда не тянуло в политику! Хотя... реализовать свою 'волю к власти' можно ведь где угодно! Дома и на работе - не менее чем в Государственной Думе!
   Этот, пришедший напоследок и завершивший напряжённую работу мысли, каприз ума нисколько не помешал Геннадию Ильичу отдать должное курице с баклажанами:
   - Лидок, изумительно вкусно, спасибо. Отощавшего сыскаря прямо-таки спасаешь от голодного обморока. И умягчаешь... Ведь после такой еды я даже на моего убийцу готов посмотреть с сочувствием. Простить ему бедненькому Игоря Олеговича... такая, понимаешь ли, всепоглощающая страсть... а вот Сазонова... нет, Лидок, даже несмотря на твою курицу, музыканта я ему не прощу! Тем более...
   Спохватившись, что вот-вот наговорит лишнего, Брызгалов поспешил переменить тему:
   - Куриц курицей, а бандит бандитом! И ловить его я обязан. А есть или нет у него смягчающие обстоятельства - это решать суду.
   Поворот получился достаточно неуклюжим, и будь на месте Лидии Николаевны другая женщина, она бы своим любопытством наверняка замучила майора: значит, знаешь имя убийцы, а мне говорить не хочешь? Все вы мужики такие - нас женщин ни в грош не ставите! Чуть что - секреты! А в семейной жизни секретов быть не должно! Сегодня у тебя тайны по работе, а завтра - любовница!
   Вспомнив кошмарную логику своей бывшей жены, Геннадий Ильич внутренне поёжился: 'Да, Лидочка, слава Богу, совсем не такая... пока не такая... а в будущем?.. значит, действительно, кроме плётки женщины ничего не понимают?.. и прав был Бутов?.. а вот он и Яновский, желая равенства в семейной жизни, глубоко заблуждаются?.. и равенство в семье невозможно в принципе?.. Ибо, если жену не 'укрощать' физически, то психически мужа она 'задавит'? Ведь - чего уж! - душевно, как правило, женщина много сильнее мужчины. Хотя бы уже потому, что, не смущаясь противоречиями, способна совмещать в себе самые противоположные качества: нежность и жестокость, уступчивость и строптивость, сладострастие и целомудрие, веру и прагматизм, надежду и ревность, любовь и презрение, ненависть и жалость - и так далее, и так далее: можно продолжать до бесконечности. Не сказать, что подобная 'всеядность' мужчинам вовсе не свойственна, но получается это у них значительно хуже - с большим напряжением и, как следствие, огромным перерасходом нервной энергии. Так что, если пресловутая 'война полов' ведётся с применением 'психотронного' оружия - мужчина заведомо проигравший.
   - Лидок, - пережевав ехидно подкинутую памятью порцию 'философской' жвачки, после недолгой паузы продолжил Брызгалов, - да, догадываюсь... и не просто догадываюсь - почти уверен... но... понимаешь ли...
   - Не надо, Геночка, понимаю, - пришла на помощь чуткая Лидия Николаевна: - Ведь нас баб хлебом не корми, а дай только выведать чужие секреты. Чтобы было о чём посплетничать. И дураки мужики, которые нам в этом потворствуют... хочешь, открою великую женскую тайну?
   - Великую, Лидочка? А разве такая есть?
   - Есть, Геночка... а может - и нет... может - и не великая... но всё равно - тайна...
   - Если, Лидочка, тайна, то - стоит ли?.. разве что... погоди секундочку - попробую угадать... вы, женщины, вовсе не такие болтушки и сплетницы, как кажетесь нам - мужчинам? И то, что для вас действительно важно - прекрасно умеете хранить в секрете? Вот только... сами почти никогда не знаете, что для вас важно, а что не важно?
   - У-у, Геночка! У-у, язвочка! Так бы и съела!
   Случившаяся сегодня утром внеочередная 'интимность' и стремительно последовавшее за ней душевное сближение настолько раскрепостили Лидию Николаевну, что она позволила себе запустить пятерню в густую Брызгаловскую шевелюру и, шутливо таская майора за волосы, впиться в его губы жарким трепетным поцелуем:
   - Ехидина! Язвочка! Негодный мальчишка! Съем!
   Ошеломлённый столь бурной и неожиданной реакцией на его невинную остроту, Геннадий Ильич, отвечая на поцелуи, одновременно безуспешно пытался освободить свои волосы из плена их теребящих пальчиков:
   - Лидка! Пусти! Отшлёпаю!
   - Не пущу! Не пущу! Мой! Съем!
   - Больно ведь! Правда, отшлёпаю!
   - Ну и шлёпай себе на здоровье! Всё равно съем!
   Для процесса 'съедания' было желательно переместиться в спальню, и Геннадий Ильич, оставив тщетные попытки спасти свои волосы от Лидочкиной бесцеремонной ласки, подхватил расшалившуюся женщину на руки - и понёс...
   Так и не узнавший 'великой женской тайны' - в существование коей он, впрочем, не слишком верил - Брызгалов после страстных любовных соитий быстро уснул, обнимая прелестную искусительницу.
  
   'Вершителю' Высшей Воли в эту ночь никак не удавалось избавиться от мучительных мыслей: Сазонов? Казнить музыканта ему действительно велел Надзирающий Сверху? А вдруг да вмешался тот, который Надзирает Снизу? Извечный Враг и Соперник? И тогда, застрелив Сазонова, он, получается, что же? Совершил смертный грех? Да! Ибо единственный смертный грех - это ослушаться Господина! А что не сумел верно понять Его Святую Волю - это не оправдание! В чём, например, две тысячи лет назад была Его Высшая Воля? Чтобы Христа распяли? Или - напротив - не распинали? Иудеи не поняли - и как же Он их наказал за это! И правильно! Ибо Высшая Воля - есть произвол. Свято то, чего Господину захотелось в данный момент! И горе, не угадавшему Его невысказанную Волю! Нет нечестивцу спасенья от Вечных Мук! Опять-таки - если не Его Святой Произвол. Ведь своего Извечного Врага Он помиловал давным-давно! И более: поставив его Надзирающим Снизу, поручил ему истязать всё потомство некогда согрешившей парочки! И правильно! Гладом их, мором, болячками, язвами! Чтобы от рождения и до смерти, и после смерти в Аду - ибо никакого Рая, разумеется, нет! - чувствовали карающую длань своего Господина!
   (В этой связи следует заметить, что 'вершитель' Высшей Воли в Священном Писании был откровенно слаб, Книгу Иова, из которой сделал кощунственный вывод о примирении Бога с Дьяволом, помнил плохо, и религиозные мотивы его шизоидного бреда вряд ли смог бы объяснить даже сам Кандинский, но... таковы факты! Каждый имеет право сходить с ума по наиболее привлекательной для него дорожке!)
   Однако - Сазонов?.. Неужели всё-таки он неверно угадал Волю Надзирающего Сверху? И безвозвратно погиб? Нет! Такого не может быть! Ведь чем больше страдания в этом мире - тем радикальнее он очищен от зла! От масонской скверны! И, стало быть, умножая страдания, угождаешь Ему! Надзирающему Сверху! Всегда? Да! Ведь, послав на муки и смерть Своего единственного Сына, Он не двусмысленно дал понять, что именно Ему угодно! Смертные муки дрожащей твари! И чем они длительнее и страшней - тем Ему больше радости! Ему? Или - Надзирающему Снизу? А разве есть между Ними разница?! Разве Надзирающий Снизу не верный Его слуга? Да, однажды восставший, сурово наказанный Им за это, но ведь давно прощённый! Давно ставший полновластным Хозяином некогда соблазнённых им жалких людишек! И, значит, убив Сазонова, он в любом случае исполнил Высшую Волю! А волю Надзирающего Сверху или Снизу - не суть! Ибо Они - едины! И всякий, умножающий страдания, творит Их Волю!
   И если вслед за музыкантом он на вечные муки предаст Им Брызгалова - этого давно подкупленного масонами ядовитого гада! - то, можно надеяться, будет в Аду не кипеть в котле, а подкладывать под котёл дрова? Конечно, немыслимая милость, но вдруг да своим верным служением Высшей Воле он её заслужит?.. вдруг да Надзирающий Снизу замолвит за него словечко?..
  
   Если бы Геннадий Ильич знал, в каком состоянии находится рассудок его убийцы, он, разбуженный в семь утра резким звонком будильника, вряд ли позволил себе хотя бы минуточку понежится под одеялом в ожидании кофе, который проворно вспорхнувшая Лидочка вызвалась приготовить. Но следователь не знал. А его догадки и опасения к немедленным действиям всё-таки не подталкивали: следующий шаг убийцы Геннадий Ильич, по его мнению, разгадал, к опасности - опять-таки, по его мнению - приготовился, а звонить Гаврикову относительно 'Поплавка' раньше восьми не стоило: отыскать гильзу дело хотя и спешное, однако же, не горящее.
   И посему, сибаритствуя, Брызгалов нашарил пепельницу, зажигалку, курево и, затянувшись 'Явой', на несколько минут позволил себе отвлечься от мыслей о преступнике и доказательствах, которые в самое ближайшее время требовалось достать хоть из-под земли, и предаться приятным грёзам о Лидочке - о совместной жизни с нею.
   Собственно, до вчерашнего утра ни о какой совместной жизни с Лидией Николаевной Брызгалов не помышлял - её положение 'приходящей любовницы' более чем устраивало майора. Однако случившийся в воскресенье великий тектонический сдвиг совершенно закрыл рифтовую впадину, и оба материка, соприкоснувшись краями, слились в один. Но вот вулканы... которые неизбежно должны были зафонтанировать на месте закрывшегося разлома... они Геннадия Ильича смущали! Правда, пока ни что не предвещало появления этих кошмарных огнедышащих чудовищ - Лидочка казалась прямо-таки воплощением надёжности и спокойствия - но ведь материковые плиты соединились! Сошлись два до этого розных мира. Два полюса, два начала...
   Лидочка очень вовремя оторвала Геннадия Ильича от 'глубокомысленных' размышлений о перипетиях семейной жизни - не то, пожалуй, доразмышлялся бы он чёрт те до чего!
   - Геночка, завтрак готов. Вставай, соня, а то - ишь! Глаза не успел продрать и сразу за курево! У-у, скверный мальчишка!
   'Такое обращение - это что? Шутка? Приглашение к любовной игре? Или уже первое, пока безотчётное стремление навязать свою волю? Да, из благих побуждений, будто бы заботясь: дескать, натощак курить особенно вредно... но, как известно, лиха беда - начало... и?..', - мелькнуло в голове у вылезающего из-под одеяла майора.
   - Спасибо, Лидок, иду, - отозвался Геннадий Ильич и, быстренько облачившись в тренировочное трико, менее чем через минуту появился на кухне.
   Как Лидия Николаевна за смехотворно короткий срок успела не только сварить кофе, но и приготовить горячий завтрак - свиную отбивную с цветной капустой - это для майора осталось тайной, ибо на его восхищённое: 'Ну, Лидка, ты прямо колдунья!', - женщина лишь скромно, однако не без лукавства потупилась: мол, не смею отрицать - без малой толики колдовства, конечно, не обошлось.
   Соблазнённый видом и запахом дивного блюда, Геннадий Ильич достал из холодильника початую бутылку кристалловской 'Столичной', налил рюмку, поднёс горлышко ко второй - и...
   - Геночка, водку с утра? Ни в коем случае! За кого ты меня принимаешь? Я ведь не алкоголичка! - брезгливо сморщив носик, воскликнула женщина. Нет, прямо майора она не упрекнула, однако её 'я ведь не алкоголичка', несомненно, прозвучало скрытым упрёком.
   Для Брызгалова, привыкшего по утрам выпивать рюмку, другую водки, столь решительно декларированная Лидией Николаевной приверженность к 'трезвому образу жизни' явилась ещё одним не совсем приятным сюрпризом: опять, стало быть, 'волевая' нотка?
   Отбивная с капустой утратила для Геннадия Ильича большую половину своей привлекательности.
   - Как хочешь, Лидочка. А я, знаешь, выпью.
   - Конечно, Геночка! И, - почувствовав, что своей нарочитой брезгливостью она, кажется, основательно перегнула палку, чуткая женщина поспешила исправить промах, - мне, Геночка, тоже? Рюмочка, думаю, не повредит?.. Правда, ведь?..
   - А тебе - шиш. Нечего было морщить свой прелестный носик. - С деланной строгостью проворчал Брызгалов, наливая во вторую рюмку. - Ладно, Лидок, за твоё здоровье.
   - И за твоё, Геночка.
   Чокнулись. Выпили. И капуста, и мясо оказались отменно вкусными.
  
   - 15 -
  
   Переговорив по телефону с Гавриковым и Анисимовым, ровно в десять часов Геннадий Ильич входил в просторный кабинет полковника Зубова: все размышления следователя сводились к тому, что убийца опасен, и задерживать его необходимо немедленно, но, чёрт побери, ни одной улики! Очень опасен - и ни одной улики... Да, Брызгалов предположил, что жертвой следующего покушения явится, скорее всего, он сам, однако предположение - не факт. Особенно - если имеешь дело с сумасшедшим. А вдруг да при очередном 'переключении' у него в мозгу образуются совершенно фантастические связи, все окружающие начнут казаться врагами и, достав 'Браунинг', он учинит форменную бойню - паля без разбора в первых, попавшихся на глаза, прохожих? Да, такое развитие событий, скорее всего, маловероятно, но можно ли его полностью исключить?
   Примерно, в этом русле, едва переступив порог и поздоровавшись, Брызгалов заговорил с полковником - напирая на потенциальную опасность преступника для окружающих.
   - Постой, Геннадий Ильич, ты, собственно, о ком? - перебил слегка ошарашенный Зубов.
   - Простите, Андрей Сергеевич. Со вчерашнего вечера я всё время думаю только о нём. До того прочно засел в башке, что для меня сделался как бы безымянным. Люмбаго, конечно. Всё сходится - вот послушайте...
   Полковник в изумлении вскинул голову и пристально посмотрел на Брызгалова:
   - Ты, надеюсь, Геннадий Ильич, не шутишь?! Имеешь серьёзные основания? А не одну только свою 'картинку'? Выкладывай! Улики, доказательства - всё, что имеешь на прокурора!
   - С уликами, Андрей Сергеевич, плохо. Гавриков сейчас в 'Поплавке' и гильзу найдёт, надеюсь, но... гильза против Люмбаго... вряд ли! Улика далеко недостаточная...
   - И это, майор, всё?! Гильза, которую надо ещё найти? Знаешь, если бы я не привык к твоим завихрениям... нет, Геннадий Ильич, обрадовал! Копался почти неделю и - нуте нате! Понимаю, что прокурор сидит у тебя в печёнках! Ещё с четверга! Когда нажаловался в Москву. А вообще, майор, - Зубову, кажется, пришла в голову забавная мысль, и он ехидненько ухмыльнулся, - Николаю Ивановичу поделом! Требовал у тебя 'маньяка' - вот и получил его! Ха, ха, ха! Нет, правда, если бы не было так грустно, то было бы очень даже смешно! Маньяк Люмбаго - ха, ха, ха! Скорее, майор, женись. На Лидке. Зинка, я тут подумал, тебе всё-таки не подойдёт. Мало ли, что влюблена. А Лидка... ладно, майор, к делу! Знаю, что вчера вы с Анисимовым вышли на весьма любопытный фонд - ну, на 'Надежду'. Вот и трясите. И Долгова, и, особенно, Свиристянкина. И, конечно, гости долговского юбилея - это реально. Тем более - если Гавриков обнаружит гильзу. Но и без гильзы: что Сазонова застрелили именно в 'Поплавке' - похоже на правду. Здесь, Геннадий Ильич, я с тобой согласен... Да, с Кузнецовым - учись, майор, у старших товарищей признавать свои ошибки! - я, кажется, малость промахнулся. Фонд 'творческой молодёжи' - ну, деятели, ну, жуки! - думаю, будет поактуальней. А Долгов-то, Долгов! Старый хрен - а туда же! На 'рабынях', видите ли, бизнес организовать собрался! Но если Сазонова застрелили в 'Поплавке'... черт побери, не он же? Вернее, не по его приказу... значит, конкуренты?.. причём... да, майор, дело крайне запутанное... торопить не буду... конечно, в разумных пределах... сам понимаешь - Москва на контроле... так что, без спешки, но и тяни не слишком... а о маньяках и посмертной мистической связи мне больше не надо - договорились?
   К подобному продолжению разговора Геннадий Ильич подготовил себя заранее - от полковника было бы смешно ждать другой реакции - и поэтому сразу же постарался зацепиться за слабое звено в рассуждениях Зубова:
   - Смотря до чего, Андрей Сергеевич... Вы же сами видите, что в случае с Сазоновым конкуренты не лезут ни в какие ворота. А чтобы кто-то из гостей Долгова в тайне завидовал ему до такой степени - чушь! Застрелить Дениса Викторовича в 'Поплавке' мог или профессионал экстракласса, или сдвинутый дилетант. Что маньяк - не настаиваю, но 'сдвинутый' - да. Увидел - и выпалил. И что, Андрей Сергеевич, у нас получается? Бутов и Сазонов застрелены из одного оружия - значит, почти со стопроцентной вероятностью одним человеком. Который, заметьте, после первого убийства не избавляется от 'засвеченного' пистолета, а продолжает его носить с собой. Зачем? Вот что, Андрей Сергеевич, мне жутко не нравится! Любой 'нормальный' убийца этого бы себе не позволил!
   - Ох, Геннадий Ильич, ты и въедлив! Видишь слабое место - и бьёшь! Конечно, то, что Сазонова и Бутова убили из одного оружия - настораживает, согласен. Наводит на мысль, что преступник несколько не в своём уме - тоже согласен. Но, ради Бога, причём здесь Люмбаго?! Был на юбилее Долгова и, значит, мог застрелить Сазонова? Но мало ли кто где был и что мог сделать - мотивы, чёрт побери, мотивы?! Да, на Бутова Николай Иванович зуб имел... пришлось-таки раньше времени уйти на пенсию... рабыни Игоря Олеговича его достали. Но... не до такой же степени? Чтобы слететь с катушек? Затеять, по твоим словам, форменную охоту на Бутова? Я же с ним разговаривал не далее, чем вчера! Совершенно нормален! Позвонил после учинённого тобой допроса и, знаешь, - Зубов запнулся, вопросительно посмотрел на Брызгалова и продолжил с гораздо меньшей уверенностью, - не жаловался... напротив - похвалил за упорство, настойчивость, трудолюбие... конечно, немножечко поворчал, что к нему старику у тебя не хватает почтительности - не без этого... но в целом...
   - Вот, вот, Андрей Сергеевич! Это же первое, что вчера меня здорово насторожило в разговоре с Люмбаго! Да после того, как я съехидничал относительно его нравственных принципов и приглашённых Долговым голеньких официанточек, Николай Иванович должен был прямо-таки швырнуть телефонную трубку! Не швырнул. Почему? Ну, сразу-то я понял неверно: подумал, что прикрывает Долгова. Или ещё кого-то - мне неизвестного. А после: 'Надежда' - которую, если честно, 'раскопал' Анисимов - 'собеседования' со Свиристянкиным, Пушкарёвым, Долговым, Аллой Анатольевной... И лишь поздним вечером, а вернее, ночью всплыла одна фраза. Люмбаго проговорился, что по понедельникам и четвергам обычно заходит в офис к Долгову. По-дружески - после рабочего дня. А Долгову в понедельник двадцать восьмого из Москвы позвонили как раз около семнадцати. И вскоре после этого он имел разговор с Сазоновым - ну, поручил музыканту съездить в Здравницу за документами. Так вот: Люмбаго вполне мог это слышать. Вряд ли, разговаривая с Денисом Викторовичем, Долгов особенно таился от друга - так сказать, не тот уровень секретности.
   - Это, Геннадий Ильич, опять твои предположения? Или есть факты? Например, показания Долгова? А если не его - то, скажем, секретарши?
   - Это, Андрей Сергеевич, моя уверенность. А факты... думаю, с ними будет не чересчур сложно... к сожалению - только в этом вопросе. Ведь Долгов наверняка не подозревает Николая Ивановича в убийстве Бутова. Конечно, адвокат очень хитёр и осторожен, но... если поаккуратнее... с какой стати ему скрывать, что в понедельник вечером прокурор заходил в его офис? И особенно не засиделся - ушёл, предположим, через полчаса?
   - Допустим, майор, допустим... всё окажется так, как ты мне сейчас насочинял... но что из этого следует?.. а только то, что Люмбаго мог...
   Телефонный звонок прервал рассуждения полковника. Зубов снял трубку и после короткого диалога с Гавриковым обратился к Геннадию Ильичу весьма потеплевшим голосом.
   - Поздравляю, майор. Андрей Степанович, пользуясь твоими указаниями, гильзу таки нашёл... нет, чёрт! И как тебе это удаётся?! Какая-то фантастическая 'картинка' - и, будьте любезны, вполне конкретный результат! Так ведь, глядишь, и грёбаным мистиком стать недолго! Поверить на старости лет в колдунов, астрологию, НЛО и прочие 'загробные' прелести! Когда под твоим началом в звании майора милиции работает самый натуральный экстрасенс!
   - Не экстрасенс, Андрей Сергеевич, а эйдетик. Мне тут на днях Кандинский долго разъяснял, что к чему. Просвещал, так сказать, тёмного сыскаря. По его словам - никакой мистики: нормальные художнические способности. И если рационально... я ведь вчера 'Поплавок' осмотрел очень внимательно. Особенно там, где могли убить Сазонова... ну, в подсобке и вообще - на корме. И о гильзе, конечно, подумал сразу. Хотя - был почти уверен, что преступник её или захватил с собой, или забросил в речку. Значит, не проявил должного усердия. Но если бы даже и проявил... всё равно бы - вряд ли её нашёл... вам, Андрей Сергеевич, Гавриков что сказал?
   - Что была за обшивкой. Лист там слегка болтается: ржавый - шуруп не держит. Ну, как у нас обычно: всё на матерке, честном слове и свинцовых белилах. И когда, значит, 'Поплавок' качнёт или, по словам Андрея Степановича, 'иное внешнее воздействие', лист сантиметра на полтора отходит. А потом возвращается... И как эту чёртову гильзу угораздило попасть именно туда?..
   - Бывает, Андрей Сергеевич. И, между прочим, довольно часто. Порой случаются такие головоломные совпадения, что их не зря сваливают на нечистую силу. И вчера я вряд ли догадался бы, что болтается проржавевший лист. А вот потом, когда, рассредоточив внимание, получил 'картинку'... но вот почему и как - это вам лучше спросить у Кандинского...
   - Ладно, майор, - полковник перебил теоретические изыскания Геннадия Ильича, - верю! Убедил, что с нечистой силой не знаешься, душу дьяволу не продавал и вообще: по своей сути - материалист. Хотя и говоришь, что веришь в Бога. Прости, Геннадий Ильич, это я так - разбрюзжался по-стариковски... Ты мне лучше вот что скажи: Кандинский, по-твоему, психиатр дельный? Ты ведь с ним в субботу, кажется, имел долгий разговор?
   - По-моему - очень дельный. И знающий, и, главное, увлечённый. Свои 'тараканчики', естественно, есть, но те, которые вовсе без 'тараканов', они же в лучшем случае лишь исполнители: 'от' и 'до'. Что для врача... особенно психиатра...
   - А не болтун?
   - Вон вы куда, Андрей Сергеевич... стало быть, я вас всё-таки немножечко убедил?..
   - Ничего ещё, Геннадий Ильич, не убедил... однако... нет, чёрт возьми! Что Люмбаго сошёл с ума - не верю! А вдруг?! Верю - не верю: в такие игры можно играть только с Господом Богом! Который, если Он есть, смотрит на них как на милые детские шалости. Совершенно необходимые для нормального развития ребёнка. А с сумасшедшим, вооружённым 'Браунингом'... нет, чёрт побери! Рисковать не имею права! В данном случае обязан исходить из худшего. Что Николай Иванович, вопреки очевидности, действительно несколько не в себе. Что Бутов со своими рабынями 'достал' его много сильнее, чем казалось мне до сих пор. И, знаешь...
   Зубов на несколько секунд задумался и продолжил, внимательно всматриваясь в лицо майора.
   - ...если ты прав... в кого, по логике, в следующего - а какая-то своя, извращённая логика должна быть и у сумасшедшего - скорее всего, выстрелит Люмбаго?.. А ни в кого иного, Геннадий Ильич, как в следователя Брызгалова! Тебе самому это не приходило в голову?
   - Приходило, Андрей Сергеевич. Ещё вчера. Вскоре после того, как я понял, кто убил Бутова и Сазонова. И, знаете... это, по правде, моя чуть ли не единственная надежда взять Николая Ивановича с поличным. Ведь на основании того, что на него имеется, никто не даст санкции не только на задержание, но даже на обыск. А доказательства, улики, свидетельские показания - какие, к чёрту?! По Здравнице - вообще глухо! А в 'Поплавке'... там, если нам с Анисимовым дня два, три попотеть как следует, некоторые шансы есть... опять-таки: Люмбаго в лучшем случае окажется одним из трёх, четырёх серьёзно заподозренных. И если так - при вашем содействии - наш новый прокурор, вероятно, даст ордер на обыск. Но, баран его забодай, Люмбаго хоть и сумасшедший, но вовсе не идиот! Наверняка избавится от своего пистолетика. Там ведь всех дел: стёр пальчики - да в ближайшую урну: оружие-то не зарегистрировано. Хотя... нет! Не избавится! И что будет стрелять в меня, а не в случайного прохожего - очень на это надеюсь... взять Николая Ивановича с 'Браунингом' в руках...
   - Да ты, майор, в герои, никак, намылился?! По нашей излюбленной схеме: вызываю огонь на себя? Чёрт! Мне, знаешь, мёртвые герои вроде бы ни к чему. Люмбаго, должен предупредить, очень хорошо стреляет. Сам видел - в закрытом 'генеральском' тире. И главное: быстро - навскидку. Нет, майор... так дело не пойдёт...
   - А как пойдёт, Андрей Сергеевич? Риск, разумеется, есть, но, думаю, вы его сильно преувеличиваете... мало ли - что хорошо стреляет... разгадав его замыслы, я же предупреждён - и...
   - Погоди-ка, майор?! А ты случайно - не этого? Не собираешься Николая Ивановича, так сказать, в порядке самообороны?
   - Бога побойтесь, Андрей Сергеевич! За кого вы меня принимаете? Я - по-вашему - что: похож на американского киногероя? Который восстанавливает справедливость при помощи пистолета? По собственному почину карая зло? Нет, Андрей Сергеевич, правда... вы же меня не один год знаете?..
   - Ладно, Геннадий Ильич, погорячился. Считай, что неудачно пошутил. Знаю, конечно... но... иметь дело с сумасшедшим... к тому же - вооружённым... неудивительно, что и у самого крыша слегка поехала. Значит так, Геннадий Ильич: сейчас, прямо от меня, пойдёшь на склад, получишь бронежилет и, как миленький, сразу его наденешь! Мёртвые герои мне действительно не нужны!
   - Андрей Сергеевич, - взмолился Брызгалов: перспектива целый день париться в тяжёлом бронежилете его нисколько не вдохновляла, - бронежилет - согласен! Но зачем же - сразу? Вот когда пойду объясняться с Люмбаго, тогда и надену.
   - Нет, майор - сразу! Получишь и сразу наденешь! Это приказ! А то, видите ли, когда 'пойду объясняться с Люмбаго', - передразнил полковник, - а о том, что вдруг ему первому захочется 'объясниться' с тобой, ты об этом подумал? Ведь сам же уверяешь, что он не в своём уме!
   Отдав приказ, Зубов, словно спохватившись, что собирается идти на поводу у майора, открыл ящик письменного стола, рассеянно в нём покопался и, этим нехитрым действием будто бы разрешив многие мучительные сомнения, продолжил:
   - Да... дела... и всё-таки, майор, не убедил... бредовая версия... совершенно бредовая... но игнорировать не имею права. Значит, так: сначала - Долгов. Свяжись с ним и уж, будь добр, как хочешь, но получи показания - ну, что Николай Иванович в понедельник вечером действительно был у него. И именно в то время, когда Долгов разговаривал с музыкантом! Ведь это же единственное - хотя, конечно, и косвенное - подтверждение твоего бреда. Вернее - может им стать. В том случае - если подтвердится. А то, понимаешь ли, 'я уверен' - прямо, как гадалка по телевизору... вообще-то, Геннадий Ильич, с твоими фантазиями гнать бы тебя в три шеи, но... да, прежде чем ехать к Долгову - обязательно надень бронежилет! Кстати, ты с ним как собираешься разговаривать - лично или по телефону?
   - Как, Андрей Сергеевич, получится. Долгов - это же персона будь здоров! Как его сиятельство соизволит.
   - Всё ёрничаешь, Геннадий Ильич, а между прочим учти: без показаний Долгова я буду считать, что относительно Николая Ивановича тебе всё приснилось! И это, майор, ещё в лучшем случае. Нет... Люмбаго, Люмбаго... всё-таки, Геннадий Ильич, никак в голове не укладывается: прокурор - убийца... хотя... если слетел с катушек... так что - после Долгова - свяжись с Кандинским. Конечно, если Долгов подтвердит. А если нет - пеняй майор на себя! При первом удобном случае я тебе подброшу что-нибудь такое гнусное хозяйственно-финансовое - станут сниться не голенькие официанточки, а бухгалтерские книги! Чтобы впредь научился держать при себе свои очернительские фантазии! Разбрюзжался, Геннадий Ильич, прости... однако, знатный сюрпризец... ладно, чёрт с ним! Люмбаго, так Люмбаго! Действуй, майор!
  
   Разница между сном и явью стёрлась для Николая Ивановича уже в четверг - через два дня после начала кризиса, когда усиливающиеся год от года параноидальные мессианские мотивы вдруг, будто расщепившись, освободили скрытую до того шизоидную компоненту его психоза. И душа распалась на две страдающие половины. Прежде, когда он знал 'одной лишь думы власть, одну, но пламенную страсть', его душа не страдала. Напротив, постоянно одержимая какой-нибудь идеей - неотвратимости наказания, построения светлого будущего, полного искоренения преступности, борьбы с враждебной идеологией и, наконец, спасения России от всемирного масонского заговора - его душа, что называется, парила в облаках. Но... две пули выпущенные им лично в спину Бутова - и слом, разрыв, катастрофа!
   (Вот если бы в девяносто восьмом году Бутова удалось отдать на растерзание уголовникам - тогда да! Тогда ликующая душа Люмбаго испытала бы не примитивный животный оргазм, а чистое блаженство, ангельский восторг! Увы, этого не случилось, и 'вытесненное' в совершенно невероятном количестве 'либидо' ударило, как говорится, в голову - донельзя обострив идею спасения России от дьявольского заговора. И ничего удивительного, что Бутов, избегший возмездия за свои отвратительные извращения, сделался в глазах Николая Ивановича жутко опасным, подлежащим уничтожению масонским агентом.)
   Вообще-то, со стороны может показаться, что спасение России и ликвидация одного ничтожного извращенца вещи абсолютно несоизмеримые, но материалистическая диалектика, которую, впрочем, он знал также плохо, как и Священное Писание, научила Николая Ивановича видеть все события в их истинной, указанной начальством, взаимосвязи; и когда в конце восьмидесятых, начале девяностых некоторые из видных партийных идеологов заговорили о масонских мерзостях, Люмбаго сразу уверовал, что все беды России, начиная с татаро-монгольского нашествия, происходят от них, от мечтающих её погубить масонов: ну, а пристегнуть сюда Бутова - это уже его собственное творческое развитие принципов материалистической диалектики.
   И вся эта невозможная мешанина потихонечку кипела в голове Николая Ивановича, ничуть не смущая его душевных ясности и спокойствия, до пятого марта двухтысячного года - когда по подсказке Сверху он отчётливо осознал, что призван спасти Россию, и первым шагом на этом славном пути должна стать ликвидация матёрого масонского резидента Бутова. И от пятого марта до двадцать восьмого августа - все пять с половиной месяцев, пока длилась Священная Охота на гнусного выродка - душа Николая Ивановича, просветляясь, воспаряла всё выше и выше. И когда Люмбаго, спрятавшийся за ёлочкой с 'Браунингом' в руке, вслушивался в тяжёлые шаги приближающегося Мирового Зла, то его исполненная Светом душа ликовала уже в совершенно невозможных высях - сейчас свершится! Бутов поравнялся с засадой, сделал ещё один шаг - свершилось! В чёрное сердце масонского выкормыша впилась свинцовая молния! Встрепенулись древесные листики, громыхающий вблизи товарняк отсалютовал победным гудком!
   Душа Николая Ивановича распалась на две половинки.
   Но сразу он этого не почувствовал. Напротив - сразу после выстрелов хлынуло море Света без единого пятнышка Тьмы. И только через пятнадцать минут, когда фары старенькой прокурорской 'Нивы' выхватили из ночи Сазонова, Николай Иванович впервые ощутил некоторую неловкость: музыканту здесь делать нечего! Он Бутова должен был ждать на станции, ибо имел приказ от своего Начальника - от Долгова. И это несоответствие - дерзкое неподчинение воле Начальника! - отозвалось в душе Люмбаго острой, почти физической болью. Тоже - впервые. Никогда прежде душа у Николая Ивановича не болела. Да, ненависть, зависть, ревность, обиду, гнев, злость душа его знала, но боль - никогда. Можно, конечно, сказать, что и ревность, и обида, и зависть доставляют душе страдания, но это - совсем не то. В большей или меньшей степени такие страдания знакомы каждому, душевная боль - немногим.
   Первый приступ у Николая Ивановича оказался, по счастью, непродолжительным: дома, после щедрой порции коньяка, он быстро уснул, а проснувшись во вторник около десяти утра имел лишь смутные воспоминания об этом мучительном приступе - свои страдания не без основания приписав Дьяволу, который таким образом отомстил за посягательство на своего любимца Бутова.
   (Во вторник разница между Богом и Дьяволом была для Люмбаго ещё вполне очевидна - вот только само слово 'Дьявол' им уже мысленно писалось обязательно с заглавной буквы.)
   Резкое, приведшее в конце концов к отождествлению этих противоположных Сущностей, смещение акцентов началось у Николая Ивановича в четверг - на следующий день после убийства Сазонова. Причём, мысленно объединяя совершенно разнородные - иногда противоположные, иногда просто не имеющие ничего общего - понятия и явления, на уровне 'бессознательного' Люмбаго всё более 'разъединялся': одна половина души Николая Ивановича, соединив Страдание с Добром, а Удовольствие со Злом, напряжённо работала над дальнейшим объединением этих понятий - когда уже и Добро, и Зло, и Страдание, и Удовольствие, и Бог, и Дьявол, и Жизнь, и Смерть ничем не отличаются друг от друга: всё едино и всё восхитительно - ликуй, стало быть, душа! Увы! Вторая, противящаяся этому вавилонскому смешению половина души Люмбаго представляла из себя одну сплошную Боль.
   Впервые эта половина души заявила о себе в понедельник ночью, затем - в четверг и далее, начиная с этого ужасного четверга, хозяйничала всё бесцеремоннее и наглее. И Николаю Ивановичу попеременно хотелось то истреблять доведших его до такого кошмарного состояния масонов, то немедленно прыгнуть живьём в адский котёл.
   В понедельник четвёртого сентября после бессонной ночи из всего множества мыслей, желаний, чувств у Николая Иванович Люмбаго осталось одно чувство: ненависти - и два страстных желания: как можно быстрее отправить в Ад масона Брызгалова и немедленно вслед за ним самому предстать перед пламенными очами Надзирающего Снизу. И если придётся кипеть в котле - да свершится Его Святая Воля. Ибо та боль, которой болела разодранная пополам душа, казалась невыносимее всех вместе взятых адских казней.
  
   Получив на складе бронежилет - облачаться в эти вериги Брызгалов, естественно, не собирался - майор вернулся к себе и, переступив порог кабинета, был встречен Зиночкиным, неестественно звонким из-за сдерживаемой обиды голосом.
   - Слышала, Геннадий Ильич, поздравляю.
   - Что, Зиночка, слышала? С чем поздравляешь? - слегка опешив, переспросил майор.
   (На мгновенье мелькнула мысль, что Озяйкина каким-нибудь образом узнала о 'вычисленном' следователем преступнике, но тут же была отвергнута: нет! Вопреки всем вероятиям произойди такое, Зинаида Яковлевна ни в коем случае не проговорилась бы о своей осведомлённости.)
   - Как - с чем? Ведь вы, Геннадий Ильич, женитесь? Правда? На Лидии Николаевне?
   - И кто тебе, Зиночка, преподнёс сию пикантную новость? - Брызгалов попробовал скрыть своё замешательство шутливо построенной фразой.
   (Чёрт! Откуда? Он ещё сам очень далёк от окончательного решения, а тут - будьте любезны! Уже женили! Или соседка? Марья Сергеевна? Которая в его отсутствии кормит Барсика? Заметив, что Лидочка осталась у него ночевать в 'неурочное' время, дала волю своей фантазии? И, кажется, с кем-то из их конторы эта патологическая сплетница хорошо знакома? Ну, если так...)
   - Кто, кто... сорока на хвосте... 'бабский телефон' знаете, как работает?.. лучше любого Интернета! Так что, Геннадий Ильич - разве не правда?
   Брызгалов задумался: с одной стороны ему очень не хотелось огорчать Зиночку, а с другой... сколько же, пользуясь влюблённостью в него Озяйкиной, можно играть в свои жестокие игры? Якобы добродушно её шпыняя, по сути - пытать надеждой? Ведь самоутверждение на причиняемых тобой страданиях - это и есть самый натуральный, ничем неприкрытый садизм! Да в сравнении с этой иезуитской пыткой бутовская плётка - невинная шалость! Ведь у Игоря-то Олеговича - добровольно! А у него? Зиночка влюблена, надеется, ждёт - а он сволочь?! Зная, что никогда на ней не женится, тем не менее постоянно подогревает её трепетные надежды! Одно слово - гад!
   - Ох, уж эти женские языки... прости, Зиночка... не думал, что тебя это так заденет... ты же знаешь, с Лидией Николаевной у меня давно...
   ...слова подбирались с трудом - мешали раскаяние, стыд, злость как на самого себя, так и, увы, на Зиночку, - но объясниться было необходимо, и Брызгалов продолжал говорить, краснея и запинаясь будто шестнадцатилетний мальчишка:
   - А насколько серьёзно... не знаю, Зиночка... похоже - серьёзно... но только жениться... честно скажу, пока не решил... это, наверно, Марья Сергеевна - соседка... как говорится, без меня меня женила... хотя... нет, не исключено... а вот поздравлять, Зиночка, рано... и вообще - с чем поздравлять?.. это ведь только вам женщинам кажется: была бы свадьба, а там хоть трава не расти... не всем, конечно, но большинству... подавляющему, я бы сказал, большинству... нас подавляющему - мужчин. Прости, Зиночка! Хотел пошутить, но чувствую, что несу какую-то обидную чушь... прости... вот так, Зинаида Яковлевна, стало быть, обстоят дела.
   Кое-как дохромав до финиша, Геннадий Ильич зашуршал бумагами, Озяйкина устроилась за своим секретарским столиком - её глаза заволакивались слезами. Видя как больно ранили женщину его благие намерения, Брызгалов несколько по-иному взглянул на своё только что мелькнувшее в уме 'самоедское' покаяние:
   'Ох, уж эта жизнь! Опрокидывает любые схемы! Как же, 'пытка надеждой' - жестоко, видите ли! А если женщина эту 'пытку' готова сто крат предпочесть окончательной утрате иллюзий? Если это вообще для неё не пытка, а тоже - своеобразная эротическая игра? Да, немного болезненная, но в целом - приятная? Возбуждающая, волнующая и - главное! - дающая безграничный простор фантазии? Кто может поручиться, что Зиночка, в мечтах выстраивая с ним идеальную семейную жизнь, не жила этой жизнью куда полнее и ярче, чем это могло быть в самой распрекрасной действительности?'
   Воздух в брызгаловском кабинете сгустился до такой степени, что мухи уже не могли летать и расселись по потолку и стенам, телефон не звонил, компьютер выдавал полную абракадабру, Зиночка, пытаясь сдерживать слёзы, хлюпала носиком в углу - словом, все признаки надвигающегося Конца Света и Страшного Суда. Если бы позволяло время, то Геннадий Ильич, борясь с этим вселенским ужасом, наверняка бы выпил бутылку водки - увы, время не позволяло: требовалось срочно звонить Долгову.
   Разговор с умным, увёртливым экс-адвокатом сложился труднее, чем предполагал Брызгалов. Ни в коем случае не подозревая Люмбаго, Алексей Дмитриевич, тем не менее, отчаянно темнил: то ли в силу своей профессии, то ли просто из опасения случайно проговориться; не умея разгадать подоплёки следовательских вопросов, он имел к этому основания. Но всё же после двадцати минут взаимного телефонного 'дипломатничания' Геннадий Ильич получил нужные сведения: да, двадцать восьмого в районе семнадцати часов Люмбаго заходил к нему в офис, да, долго не засиделся, ушёл минут через сорок, да, слышать его разговор с Сазоновым Николай Иванович мог... да, да, да - и в конце: а почему, Геннадий Ильич, это вас так интересует? Вы что, всех гостей моего юбилея собираетесь проверять столь тщательно? Так-таки - всех? Да, в этом случае вам не позавидуешь! Что ж, желаю удачи.
   Закончив разговор, Брызгалов с каким-то надуманным поручением услал Зиночку в центральное управление - он сейчас не мог позволить себе роскоши смотреть в её отуманенные слезами глаза - и, прежде чем звонить полковнику, попробовал оценить сложившуюся на данный момент ситуацию.
   'Зубов со скрипом, но - 'за'. На сколько процентов он верит в виновность Люмбаго, а насколько боится оставлять на свободе вооружённого сумасшедшего - не суть. Проконсультироваться у Кандинского?.. надо бы, но... время! время! Разве что полковник будет настаивать... чёрт! А если, действительно, всё это - мои фантазии? Недаром две ночи подряд снился какой-то дурацкий сон! И вообще: всё это дело - дурацкое! То рабыни, то двойники, то сумасшедший прокурор, то Зиночка с Лидочкой! Ничего себе - перспективы! Если сегодня не убьют, то завтра женят! Что, майор, дрейфишь? Ничего, назвался груздём - полезай в кузов! Стало быть, так: у Зубова получить 'добро', а после показаний Долгова полковнику не открутиться, облачиться в бронированный жилетик и в гости к Николаю Ивановичу. Нет, одному нельзя... поди потом докажи, что я ему этот грёбаный 'Браунинг' не подбросил... надо с собой взять Анисимова и Костенко... и что? Втроём - в гости? К одинокому, очень немолодому прокурору? Оно как-то вроде бы и не того... чёрт! Дурацкое дело! И никакого, конечно, суда не будет! Спятил Николай Иванович или не спятил, а дорога ему одна - в психушку. Если, разумеется, я не свалял дурака, и убийца - действительно - Люмбаго... нет... не свалял! Слишком уж всё сходится! Ладно, майор, 'вшей' оставь на потом, а сейчас - действуй!'
  
   Душа болела невыносимо. Принятые час назад три таблетки димедрола, три реланиума и четыре нозепама совершенно не действовали. Так же, как и коньяк, который Николай Иванович пил прямо из горлышка - каждые пятнадцать, двадцать минут прикладываясь к бутылке. Возможно, выпей он сразу литра полтора этой целительной влаги, то алкогольное отравление хотя бы на несколько часов оказалось сильнее терзающих душу Люмбаго демонов, но зажатый в пыточные тиски мирового масонского заговора мозг прокурора не мог видеть этого выхода: боль нарастала, разодранная душа Николая Ивановича беззвучно вопила, взывая попеременно то к Надзирающему Снизу, то - на всякий случай! - к Надзирающему Сверху. Тщетно! Масоны были сильнее Их обоих вместе взятых.
   Противиться долгой, невыразимо мучительной пытке Люмбаго уже не мог и решил действовать не дожидаясь Сигнала. Брызгалов, через которого после нейтрализации Бутова масонский Центр ретранслировал волны ужасной душевной боли, наверняка в своём кабинете, и как ни трудно заставить себя выйти из дома, он, Николай Иванович, с этим справится - Россия будет избавлена от ещё одного масонского выродка.
   Вставив в 'Браунинг' полную обойму, Люмбаго подумал, не захватить ли ещё одну - запасную - но сразу отказался от этого намерения: незачем! Две пули в Брызгалова, одну в себя - и Надзирающий Снизу избавит его от этих невыносимых мук! Да, в этой жизни масоны оказались сильнее обоих Надзирающих - но Там! О, с каким наслаждением он станет подкладывать дрова под котёл, в котором будут кипеть и Брызгалов, и Бутов, и эти чёртовы потаскушки - бутовские рабыни!
   Одевшись в чёрный костюм, Люмбаго переложил в боковой карман ключи от своей новенькой 'Волги' и, захватив 'Браунинг', с огромным трудом, собрав все свои душевные силы, взялся за ручку входной двери, как зазвонил телефон. Наконец-то! Сигнал!
  
   Тревога Лидии Николаевны нарастала с каждой минутой - нет! Всё обойдётся! Геннадию Ильичу - её Геннадию Ильичу - не впервой участвовать в задержании опасного преступника!
   (А что сегодня майору предстояло именно это - женщина знала вопреки всем его уверениям в противном.)
   Проводив Брызгалова на работу - и дёрнул же её чёрт брезгливо поморщиться от предложенной с утра рюмки водки?! - Лидия Николаевна занялась уборкой и, увлёкшись, чуть было не переставила по своему усмотрению стол и кровать, но вовремя спохватилась: ей что? Недостаточно одной непростительно глупости? Как же, каждая женщина лучше любого мужчины знает из чего складываются уют и порядок в доме? Даже если этот мужчина - холостяк с многолетним стажем?
   'Не дури, Студенцова, - обнаружив, что мысленно прикидывает, войдёт ли диван-кровать в нишу, занимаемую сейчас письменным столом, одёрнула себя Лидия Николаевна, - и займись-ка, голубушка, чем-нибудь другим!'
   Но ничего другого, к сожалению, не находилось: за каких-нибудь два часа брызгаловская квартира была вылизана до блеска, а затевать возню с рассольником и пирогами на ужин - рано. И Лидия Николаевна, поставив тесто, устроилась перед телевизором - надеясь таким образом погасить тревогу, охватившую её вскоре после ухода Геннадия Ильича. Но телевизор с его бесконечными латиноамериканскими страстями не помогал - тревога продолжала расти. И вместе с тревогой увеличивался сумбур в голове женщины: мысли путались, перескакивали с одного на другое и, главное, становились всё занозистее и беспощадней:
   'Только бы обошлось! Только бы не убили! Геннадия Ильича - Гену - Геночку! Её Геночку! И какие всё-таки мы бабы бываем стервы! Всё норовим по-своему! И всё - будто бы заботясь! Курить вредно! Пить вредно! А жить с нами - такими 'заботливыми' - не вредно? Только бы не убили! Спаси его, Господи, и сохрани! Как же - борьба за здоровый образ жизни! Вот именно - борьба! Кто главнее! А без борьбы? Неужели нельзя? И что же? Если муж не держит в страхе жену - она садится ему на шею? А любовь? Только бы не убили! Её Геночку! А почему - её? Потому что - любит? И значит: любовь - деньги? На которые можно купить душу? Но тогда - какая же, к чёрту, это любовь? Это не любовь - это тирания любви! Ну, понесло бабу! Нет, мужу нельзя без плётки! Ведь женщине совершенно необходимо время от времени чувствовать себя рабыней! Но не только рабыней - госпожой тоже. Как Геночка - о, Господи, хоть бы его не убили! - когда я, озорничая, таскала его за волосы, в шутку взмолился: Ваше Величество Госпожа Рабыня... да, именно так! Чтобы всё вместе! О Боже, отведи от него все опасности! Пусть мимо пролетят все пули! Гена, Геночка - мой!'
   Сумбур в голове, тревога в сердце - казалось бы, ничего хорошего, но... ждать, верить, любить, надеяться! Разве это не счастье? А в сравнении с той выжженной кавказской войной пустыней, которую душа Лидии Николаевны представляла прежде - счастье невообразимое. Такое - что женщина боялась верить в него... боялась... и всё-таки - верила! И была согласна благословить даже мучительную тревогу за жизнь любимого! И благословляла - веря, надеясь, любя, молясь: 'Боже, отведи от него все опасности! Мимо пусть пролетят все пули!'
  
   Зубов, узнав о положительном результате разговора Геннадия Ильича с Долговым, надолго задумался - минуты две, три в трубке слышались лишь далёкое попискивание, лёгкий треск да тяжёлое, с присвистом, дыхание полковника. Затем раздался его странно неуверенный, будто бы уже не 'пред', а 'послепенсионный' голос.
   - Да, Геннадий Ильич, поназагадывал ты загадок... Люмбаго, Люмбаго... чёрт! Ведь даже для обыска - и то... долговских показаний явно недостаточно! Но... если ты прав... оставлять на свободе спятившего, вооружённого прокурора?! Чёрт! Ладно, майор! Под мою ответственность... но гляди... если ошибаешься - шкуру спущу! Как Игорь Олегович со своих рабынь! Возьму вот и откомандирую дня на три к Алле Анатольевне - чтобы она тебе показала где раки зимуют! - разряжая обстановку, попробовал пошутить полковник. Но, ничего не разрядив, шутка повисла в воздухе, и после новой продолжительной паузы Зубов заговорил по-прежнему неуверенно. - А ты, Геннадий Ильич, сам... имеешь какие-нибудь соображения?
   - Имею, Андрей Степанович. Во-первых, что убийца - Люмбаго, после показаний Долгова я уверен на сто процентов. Во-вторых: оставлять его на свободе нельзя ни часа - ведь ясно же, что он не в своём уме! Ну, и, в-третьих: сейчас позвоню, договорюсь от вашего имени о личной встрече и, прихватив Анисимова и Костенко, нанесу ему, так сказать, визит. Чтобы на месте... исходя из складывающихся обстоятельств... а с Кандинским, думаю, после... сейчас нельзя терять время на консультации.
   - От моего, говоришь, имени? Вот что, Геннадий Ильич, - брызгаловская уверенность передалась полковнику, и Зубов решил бразды правления взять в свои руки, - Люмбаго позвоню я сам, так будет лучше. И сам возглавлю нашу, с позволения сказать, операцию. Так и так - на меня все шишки. А присмотреть за тобой, чую, не лишне. И ещё: Костенко брать нельзя - дело, как ни крути, сомнительное, а у старлея язык хуже, чем у бабы. В общем, тебя с Анисимовым жду у себя через полчаса. Чёрт! Люмбаго, Люмбаго! Всё, Геннадий Ильич, отбой.
   - Минутку, Андрей Сергеевич - бронежилет.
   - Погоди, майор, ты его разве не получил?
   - Вам, Андрей Сергеевич. Без бронежилета, - с елейным оттенком в голосе позволил себе 'укусить' Брызгалов, - нельзя. Хоть отстраняйте от дела, но без бронежилета я вас к Николаю Ивановичу не возьму.
   - Ну, ты и язва, майор! Чтобы потом 'хвастаться', как три 'бронированных шкафа' заявились к одинокому старому прокурору - да?! Но... не радуйся, не уел! Потому как - в данном случае прав. Чёрт с ним, что над нами после будет смеяться всё управление: лучше немножечко поиграть в 'спецназ', чем получить пулю от сумасшедшего. Чёрт! Я же вчера говорил с ним - и ничего не заметил! Всё, Геннадий Ильич. Через полчаса.
  
   Через час они трое совещались перед обитой чёрным дерматином дверью прокурорской квартиры.
   - Неужели догадался? - в десятый раз в течение десяти минут нажимая на кнопку звонка то ли у спутников, то ли у самого себя спросил полковник. - И как какой-нибудь приблатнённый фраер пустился в бега? Да нет... чушь собачья!
   - А в разговоре, Андрей Сергеевич? Сегодня, как и вчера, вы тоже не заметили ничего необычного? - ища лишнее подтверждение своей гипотезы, осведомился Брызгалов.
   - Да нет... разве что... он, как правило, словоохотливый... а тут... будто бы ждал звонка - 'да, приходи, буду дома'. И попрощался, пожалуй, странно... как это?.. 'до свиданья, Андрей Сергеевич. Сигнал принят'. И повесил трубку. Какой, к чёрту, сигнал?.. да, Геннадий Ильич, похоже - ты прав... вот что... Юрий Викторович - давай-ка в ДЭЗ за ключами! От моего имени. Скажешь, что Люмбаго позвонил Зубову, пожаловался на сердце - однако не открывает.
   В продолжение этого короткого монолога раздражение Геннадия Ильича нарастало - он чувствовал, что они непоправимо теряют время и, срывая досаду, всё энергичнее ударял кулаком по своей левой ладони, приговаривая: чёрт! чёрт! чёрт! После четвёртого 'чёрта' Брызгаловский кулак опустился не на его ни в чём неповинную ладонь, а с маху впечатался в чёрный дерматин прокурорской двери - она поддалась. Мужчины переглянулись. Геннадий Ильич, получив молчаливое согласие полковника, толкнул дверь сильнее и, пригнувшись, стремительно юркнул в квартиру.
   Николай Иванович Люмбаго полулежал, откинувшись на спинку массивного чёрного кресла: из-за опущенных штор в гостиной было почти темно, и чёрный костюм прокурора совершенно сливался с фоном - белели только лицо да узкая полоска сорочки между разъехавшимися бортами не застегнутого пиджака.
   Щёлкнув выключателем, Зубов зажёг люстру - первое, что в ярком электрическом свете бросилось в глаза Брызгалову, это безмерное удивление, застывшее на лице покойника. Невольно мелькнула мысль, что в последний миг - миг Перехода - загробный мир открылся Николаю Ивановичу совершенно не таким, каким он ему представлялся прежде.
   Из состояния 'философической' созерцательности майора вывел вопрошающий голос Зубова.
   - Геннадий Ильич, скажи по честному... ты рассчитывал на такой исход?
   Брызгалов задумался: - По честному, Андрей Сергеевич?.. нет... но... как бы это... не исключал. В субботу Кандинский закатил мне такую лекцию о самоубийствах... так что - не исключал. Но - по честному - меня ведь волновало совсем не это! Как собрать доказательства его вины, а главное, что сошедший с ума Люмбаго может представлять опасность для окружающих - вот что меня беспокоило...
   - Так, значит, майор, в сумасшествии Николая Ивановича ты уверен?
   - Уверен. Я, конечно, не психиатр, но... Кандинский, думаю, со мной согласится.
   - Говоришь, Кандинский? Дай-то Бог... Заключение известного независимого психиатра нашей конторе очень даже не повредит...
   ...переменил направление разговора Зубов - пристально разглядывающий выпавший из левой руки Люмбаго маленький никелированный пистолетик.
  
   Сияющие радостью глаза Лидии Николаевны вознаградили Брызгалова за все хлопоты и треволнения сегодняшнего бессолнечного сентябрьского понедельника. И ещё: встречая его в прихожей, женщина произнесла всего два слова: 'Геночка... Жив...', - но как она их произнесла! Они прозвучали дороже всех мыслимых и немыслимых объяснений в любви, всех клятв в вечной - до гроба - верности! Услышав эти два слова, Геннадий Ильич почему-то вспомнил шуточный прогноз Яновского и сразу подумал: 'Нет, Андрей Игоревич ошибся. Моей холостяцкой жизни наступает, похоже, решительный конец. Надолго ли? Ну, это - как Бог даст...'
   За ужином, за вкуснейшими пирогами столь возвышенный строй мысли удержаться не мог, и в Брызгаловской голове замелькали, перемежаемые милой болтовнёй с Лидочкой, беспорядочные обрывки мыслей:
   'А бабский-то телефон - а? Ох, Марья Сергеевна, Марья Сергеевна! А Зиночка?.. ничего - ей Яновский 'нагадал' принца... и Люмбаго, Люмбаго... интересно, что ему открылось в последний миг?.. нет! Не сейчас!'
   Мысли о прокуроре и о завершившемся расследовании настолько не гармонировали с Лидочкиной прозрачной радостью, что Брызгалов всеми силами гнал их от себя. Впрочем, и самому - сегодня нет: ни об Игоре Олеговиче, ни о Васечкиной с Олудиной, ни о Сазонове, ни о Люмбаго - ни о ком из не хотелось думать сегодня. Завтра - другое дело. А сегодня... болтовня с Лидочкой, бутылка купленного им по дороге 'Рислинга', мягкий свет старой настольной лампы - и всё! Более на сегодня ему ничего не надо!
   Что он незаметно для себя рассказал Лидии Николаевне обо всех перипетиях завершившегося расследования, Брызгалов обнаружил, только услышав её неожиданный комментарий:
   - Бедненький... Как он, наверно, страдал...
   - Кто - бедненький?
   - Прокурор... Николай Иванович...
   - Лидочка?!
   Геннадию Ильичу хотелось возразить, что гораздо большей жалости, чем убийца-прокурор заслуживают его жертвы, но, вспомнив о душевном заболевании Люмбаго - а приглашённый полковником Кандинский подтвердил, что, по всей вероятности, прокурор был-таки отягощён каким-нибудь психозом - не стал возражать Лидии Николаевне, а все свои противоречивые мысли и чувства выразил в одном восклицании: Лидочка!
   - Вот уж воистину женская логика! Но, Лидочка, знаешь... я её хоть и не понимаю, но чувствую: ты права. И всё-таки... Запад есть Запад... а женщина есть женщина! И чтобы её понять...
   - А зачем её понимать, Геночка? Её не понимать надо, а принимать! Если, конечно, любишь. Всю - со всеми её противоречиями, со всей, если хочешь, стервозностью. Ведь женщина - это... это... помнишь, вчера?.. когда мы ласкались?..
   - Ну да! Выдрала меня за волосы, а теперь - 'ласкались'! У-у, Лидка! У-у, негодница!
   Геннадий Ильич потянулся, чтобы обнять и расцеловать Лидочку, но женщина его остановила:
   - Погоди, Геночка. Дай доскажу. Так вот, когда мы ласкались, - лукаво поведя глазами, повторила Лидия Николаевна, - ты ко мне обратился в шутку: Ваше Величество Госпожа Рабыня. А сегодня, знаешь, я вдруг вспомнила, и мне показалось, что это совсем не шутка. Каждой женщине хочется, чтобы перед ней преклонялись - Ваше Величество. Каждая женщина мечтает повелевать - Госпожа. И каждой женщиной необходимо командовать - Рабыня. Вот и всё, Геночка - никакой особенной женской логики. Только - чтобы всё сразу. И обязательно - с большой буквы: Ваше Величество Госпожа Рабыня.
  
   Январь - Ноябрь 2001 г.
   Ноябрь 2006 г.
  
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | A.Summers "Воздушные грани: в поисках книги жизни" (Антиутопия) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Полуночные тайны Академии Грейридж" (Любовное фэнтези) | | В.Кривонос "Магнитное цунами" (Научная фантастика) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | У.Михаил "Ездовой гном 4. Сила. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"