Прудков Владимир: другие произведения.

Волшебная ночь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну, разве можно так жить? (Муса Бабаев)
    Жить можно, но не так (автор).


ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ

Снег кружится, летает, летает,
Заметает без следа...     


  Дед Морозов зашел с улицы и отряхнул снег с шапки.
  - Какой у меня нос? - спросил у поджидающей его Даши.
  - Красный, - ответила девочка.
  - А, ну хорошо, значит, не отморозил, - дед был выпивший, но вытащил из кармана драного полушубка еще бутылку.
  На этикетке Даша увидела стручок перца.
  - Дедушка, а мне что ты принес?
  - Так на поллитру едва хватило, - оправдался он. - А мне без её нельзя. Это у меня, как успокоительное. Да и простыл я. Подлечиться надо.
  Они прошли в комнату. В углу - куцая елка из связанных ветвей, и на них оставшиеся в целости от еще прошлого Нового года игрушки. На столе, выдвинутом на середину, следы гулянки, начавшей с неделю назад.
  - Но ты не унывай, внучка, - подбодрил дед Морозов. - Из любого положения есть выход. Загадай себе желание, и в Новогоднюю ночь оно обязательно сполнится.
  Грустная и бледная Даша задумалась. Мама обещала подарок принести. Пожелать, чтобы она пораньше с работы пришла? Или чтобы дядя-милиционер пожалел папу и выпустил из кутузки? Но если эти желания исполнятся, то папа с мамой сойдутся и начнут ругаться.
  - Хорошо, дедушка, я загадаю, - так и не решив еще, что пожелать, сказала она.
  А все началось из-за дяди Вовы, который зашел к ним в гости, да и остался спать на одной кровати с мамой, не спросив разрешения у папы. А папа спал на кухне, приклонив голову к столу. Но к вечеру проснулся и выгнал дядю Вову из дому. Дядя Вова стал обзываться с улицы, обещал папе еще не раз рога наставить, а папа схватил костыль умершей бабушки и выбежал на улицу. Они сражались во дворе, и папа дядю Вову одолел и накостылял ему как следует. Потом папа вернулся домой и накостылял маме. Дедушка же Морозов все это время спал на кушетке, а когда проснулся, то хотел побить папу за то, что папа побил маму, но не успел, потому что кто-то из соседей вызвал милицию, и обезумевшего папу забрали.
  С невеселыми воспоминаниями девочка наблюдала за тем, что делает дед. Он открутил пробку, налил себе с полстакана напитка, цветом похожего на чай. Девочка предвидела дальнейшее. Дедушка уже и так хорош, его нос алеет, как морковка, глаза моргают, а давно небритая щетина отошла от холода и замокрела. Сейчас он "поправит здоровье" и начнет драть горло. Да еще и командовать: "Дашка подпевай". Девочка знала его репертуар. "Я помню тот Ванинский порт, и крик парохо-о-ода угрюмый..." А если дедушка был в настроении и держался на ногах, то с гиканьем отплясывал: "Гоп со смыком это буду я, воровать профессия моя!"
  Голос у него громкий, соседи сверху начнут стучать по батарее. Может, опять вызовут страшного, похожего на бармалея, милиционера - того, который увел с собой папу. И не удастся сегодня Даше спокойно посмотреть передачу "Баюшки", в которой дядя Вова - не тот, что дрался с папой, а другой, добрый и хороший - рассказывает замечательные истории.
  "Нет уж, - решила Даша, - не надо мне сладостей и игрушек, пожелаю я, чтобы ничего этого не случилось".
  - Дашка, загадала желание? - спросил дед, одной рукой поднял стакан, а второй взял из тарелки сморщенный огурец. Больше ничего съедобного не осталось.
  - Да, деда.
  - Сильно пожелала? - уточнил дед Морозов. - Надо очень сильно.
  - Очень-очень, - подтвердила Даша.
  - Ну, тогды с наступающим! За сполнение наших желаний!
  Он блаженно закатил глаза, предвкушая, как по глотке потечет желанная огненная влага. Острый кадык дернулся туда-сюда, но глаза вдруг выпучились. Дед отставил ото рта стакан, потом, проверяя себя, сделал еще один глоток.
  - Япона мать! - заругался он. - Да тут чай!
  Даша несдержанно хлопнула в ладоши.
  - Исполнилось, - прошептала она.
  Но дед Морозов услышал.
  - Так это ты учудила?! - свирепо крикнул он.
  И Даша поняла, что сейчас дед её схватит и начнет лупцевать. Как жаль, что умерла бабушка Марфа! Она всегда Дашу защищала и находила способы укротить деда Морозова. "Замри, фефел!" - бросала она странные, непонятные слова, и дед замирал с перекошенным от ярости лицом. Бабушка была древнее всех в доме, мама её тоже называла бабушкой, а дед Морозов тещей, но чаще ведьмой и колдуньей.
  А для Даши бабушка вовсе не была ни ведьмой, ни колдуньей. Она не признавала нечистую силу, а ей, Дашеньке, со светлой улыбкой рассказывала о добрых ангелах, которые являются в трудные минуты и спасают людей. Бабушка умерла, когда выпал первый снег. Вечером она легла спать, а утром не проснулась. Все сразу подумали, что она умерла, но бабушка вдруг села, открыла глаза и наказала собравшимся:
  - Берегите Дашу! Ей Господь дал большой дар. И если в малолетстве она не умрёт, то потом огромную силу заимеет. Будет людей исцелять, а тебя, ирода, - она показала почерневшим пальцем на деда Морозова, - накажет за издевательство надо мной.
  Даша припомнила прорицание бабушки и подумала: "Ну, вот, и свершилось. Вот она, моя сила. Только подумала, и желание исполнилось". Дед Морозов, наверно, тоже вспомнил, что вещала бабушка, приложил руки к груди и взмолился:
  - Дашка, мне плохо. Пожалей старого дедушку, пожелай вспять. Преврати чай в перцовку.
  - Не буду, - упрямо сказала девочка.
  - Ах ты, засранка! - из слезного, просящего дед Морозов превратился в грозного и жестокого. - А ну, подь ко мне!
  - Бабушка не велела меня трогать, - Даша поджала бескровные губы. Бабушка постоянно оставалась в её памяти, хотя живые взрослые сделали всё, чтобы воспоминания о ней удалить. Они выбросили на помойку бабушкины вещи: шаль, боты... Но от бабушки остался чулан, который дед называл тещиной комнатой, и Даша добровольно заняла его. "Тебе тут не страшно?" - спрашивала мама. "Нет, - отвечала Даша, - моя бабушка тут жила".
  Дед Морозов поднялся и пошел к внучке, вытянув вперед руки и растопырив пальцы. Лицо у него удлинилось, глаза загорелись желтым светом, и он стал похож на волка. Девочка спряталась за елку.
  - Кому сказал! Желай вспять! - дед зарычал, и отшвырнул куцее, увядшее деревцо.
  У девочки от страха подкосились ноги. Ей показалось, что у деда Морозова появились клыки, и вместо ногтей выросли когти.
  - Что за шум, а драки нет? - в комнату вошел вчерашний дядя Вова, без труда открыв разбитую входную дверь. Один глаз у него заплыл, а второй постоянно моргал.
  Дед Морозов повернулся к гостю. Он опять замаскировался в обыкновенного старика. Клыки и когти у него исчезли.
  - Где Николай? Мириться пришел, - сказал гость. - Хочу в новый год пушистеньким войти.
  - Сволочь, - непримиримо сказал дедушка. - Он по твоей милости в "обезьяннике" сидит, а ты тут ходишь, перья распустил. Нельзя было без ментов разобраться?
  - Да ладно, Федотыч, не сердись. Я заяву заберу. Да и было из-за чего ссориться? Это как в анекдоте. Заходит, значит, француз в спальню, а там его жена с соседом кувыркается...
  - А француз тебе славненько засветил! - прервал дед Морозов и ехидно подхихикнул.
  - Федотыч, не будь мочалой, не начинай сначала, - урезонил его дядя Вова. - А что у тебя за конфликт с девчонкой?
  - Перцовку чаем заменила, - дед Морозов вспомнил про насущное. - Можешь убедиться.
  - А ну-ка, - дядя Вова подошел к столу и глотнул прямо из бутылки. - Хм, действительно. Девчонка вылила перцовку в раковину, а вместо неё налила мочу, которую ты называешь чаем?
  - Нет. Через новогоднее пожелание, - разъяснил Морозов. - Прям на глазах превращение произошло. Даже первый глоток мне еще перцовкой залился.
  - Да ну, - скептически протянул дядя Вова. - Наговоришь по пьяни. Не верю я в чудеса. Уже давно из детского возраста вырос.
  - А как же оно так? - с мрачным недоумением спросил Морозов.
  - Знамо дело. Подсунули. Жуликов щас развелось, что собак нерезаных... Ладно, Федотыч, айда ко мне, - он подмигнул. - У меня тоже перцовка.
  Они собрались и ушли. Даша перестала плакать и даже заулыбалась. Теперь можно спокойно смотреть телевизор. Она отыскала пульт, надавила на кнопочку. Ура! На экране появился дядя Вова - не тот, что заходил, а хороший. Девочка присела на диван и стала слушать его беседу с разными милыми зверятами. Праздники кончатся, она пойдет в детсад и расскажет ребятишкам, каким чудесным образом исполнялись под Новый год её желания.

  Дед Морозов и дядя Вова вышли во двор. Навстречу им подошла черная бродячая собака, но дядя Вова пнул её, и она, поджавши хвост, отбежала. Мужики, зайдя в соседний подъезд, поднялись в квартиру. Елки здесь не было. Грязный стол, облезлый диван, на котором спал один из друзей дяди Вовы, преждевременно встретивший Новый год.
  Дядя Вова зашёл в туалет и открыл крышку сливного бачка. Оттуда он извлек бутылку перцовки.
  - Стратегический резерв, - ухмыльнулся и, усевши за стол, разлил по мутным стаканам. - Ну, с наступающим, Федотыч! Будем толстенькими!
  Чокнулись и приложили стаканы к устам. Одновременно выпучили глаза.
  - Что за херня? - обескуражено сказал дядя Вова. - Опять чай!
  - Ну, дрянная девчонка! - злобно проворчал дед Морозов. - Продолжает фокусы выкидывать. Это её бабка колдовству обучила, моя теща. Ведьма еще та была.
  - Как же, пересекался, - кивнул дядя Вова. - Однажды сделала мне замечание, чтоб я не матерился, а я её послал персонально. И что же? Глянула мне вслед, и я на ровном месте растянулся.
  - Ну вот!
  - Да что "вот"? Случайное совпадение. Ты это... лучше скажи, где перцовку брал?
  - В нашем магазинчике.
  - И я там же, - кивнул дядя Вова. - Ну, жулики! Этого нельзя так оставить. Потопали!
  - В магазин, что ль?
  - Не, у них там охранник, бульдог два на два. - Дядя Вова призадумался. - Лучше сразу в отделение. Ментов подключим.
  Уломал деда Морозова. Хотя тот ужас как не любил общаться с ментами и иначе, как позорными волками их не называл. Дядя Вова прихватил с собой "вещдок" - бутылку с чаем. Не поленились подняться и к Морозовым - за второй уликой.
  Даша смотрела телевизор. Дед Морозов, увидев её, засомневался в версии дяди Вовы и припомнил свою. "Ишь, ведьмочка, - нахмурился он. - Дед страдает, а она сидит себе, как ни в чем ни бывало".
  - Значит, смотришь?
  - Смотрю, - мирно ответила Даша.
  - Так не будешь больше смотреть! - он выдернул вилку из розетки.
  Экран погас, добрый дядя Вова исчез. Но деду Морозову этого показалось мало. Он схватил лежавший на тумбочке пульт и выбросил в открытую форточку.
  Девочка сжалась. И даже плохой дядя Вова, стоявший в дверях, сказал:
  - Ну, ты и суров, Федотыч.
  Они вышли, оставив Дашу одну.

  Поселок во всю ивановскую провожал уходящий год и с не меньшим энтузиазмом готовился встретить наступающий. На работу не надо; единственный завод закрылся еще по осени, а другой работы, кроме сфер обслуживания, не осталось. По улицам шастали безработные и беззаботные люди: вчерашние токари, слесари, электрики. Вот только не все были настроены мирно. Некоторые выходили на улицы с единственным намерением: "Морду кому-нибудь набить, что ль?"
  Озабоченные дед Морозов и дядя Вова шли ходко, ни к кому не обращаясь и ни с кем не препираясь. Поэтому благополучно добрались до отделения внутренних дел, разместившееся в деревянном доме, сто лет назад принадлежавшем купцу первой гильдии с позабытой фамилией. Власти города который год находились в сомнении: то ли сделать из этого дома памятник культуры, то ли снести, а отделение внутренних дел переместить в новое здание. Но ничего у них не получалось из-за недоставки средств в бюджете. Так что рядовые сотрудники и младшие офицеры, дежурившие здесь, жаловались летом на жару, весной и осенью на сырость, зимой на холодрыгу. И уж, конечно, южный человек, Муса Бабаев, торчавший здесь в ночь под Новый год, изрядно задубел.
  Он сидел за столом с опечаленным лицом, представляя, как дома его многочисленная родня рассаживается за праздничный стол; звенят ложки, вилки, бокалы и журчит серебряный голос дочурки Алины. У неё сегодня день рождения. Ах, как бы хорошо было, если б он обнял её, поцеловал и вручил загодя приготовленный подарок: большую, говорящую куклу. Но он, как проклятый, торчит здесь. Рядом - никого, только за решеткой томится алкаш Николай. Даже лейтенант Агапов, старший в смене, улизнул - ушел на свидание с девушкой, которая перестала быть таковой еще в седьмом классе средней школы.
  Нервный алкаш Морозов время от времени вставал с лавки, прилипал к решетке и канючил:
  - Христа ради, Муса, отпусти. Дай Новый год встретить по-человечески.
  Озябший Бабаев включил самодельный обогреватель, в просторечии именуемый "козел", и погрел руки над взявшейся малиновым цветом спиралью.
  - Да будет тебе известно, вздорный ты человек, я не христианин, а мусульманин. И Христа ради не проси, не отпущу. Не велено! Завтра с тобой будут разбираться.
  - Я твою веру уважаю, - хитрил Николай. - Отпусти, ночь дома погуляю, а завтра сам приду. Аллах акбар и Магомет пророк его.
  - А кто дома у тебя?
  - Да все! Жена, тесть, соседи... чтоб им ни дна, ни покрышки. И дочка, Даша.
  Сержант Бабаев заколебался. Вспомнил про свою именинницу Алину. Эх, если б удалось улизнуть с дежурства!.. Николай, видя, что милиционер менжуется, бухнулся на колени и снял шапку с головы.
  - Отпусти! Христа... Аллаха ради!
  И милиционер отпер железную дверь.
  - Ладно, иди, только утром, в семь часов, вернись. Мне тебя по смене сдавать надо. А не придешь, так... - сержант подумал, чем покрепче напугать задержанного: - Так я тебя в лагерную пыль сотру!
  Тут в отделение вошли дядя Вова и дед Морозов. Дядя Вова шел первым, и в руке, как противотанковую гранату, держал бутылку. Николай, увидев его, побагровел, жилы на шее напряглись, кулаки сжались.
  - Ну, паскуда, ты меня и здесь достал! - выкрикнул он и ринулся на обидчика.
  Они сцепились, тяжело дыша и матерясь.
  - Ай, шайтаны! - Бабаев молодым барсом выскочил из загородки, сдвинув "козел" к корзине с мятыми бумагами.
  Он оттолкнул дядю Вову, а Николаю заломил руку за спину и опять завел в незакрытую еще клетку.
  - Правильно! Так тебе и надо! - выкрикнул дядя Вова, забыв, что хотел помириться.
  - И что вы за люди такие, - Муса печально покачал головой. - Ну, разве можно так жить?
  Николай, остыв, тоскливо посмотрел сквозь решетку на тестя.
  - Федотыч, а ты чего припёрся?
  - В самом деле, зачем пришли? - спросил отдышавшийся сержант.
  - Вот! - дед Морозов возмущенно потряс бутылкой. - Надули!
  - Ещё как! - дядя Вова потряс своей. - Наглый обман трудящихся масс.
  - Это вы-то - трудящиеся? - засомневался Бабаев.
  - Ну, временно не работающие, - поправил дядя Вова.
  Он объяснил, что произошло. Николай злорадно скалился за решеткой. Сержант не очень-то поверил.
  - Ты глотни, сам убедишься! - наседали жалобщики.
  - Нельзя, я на дежурстве.
  - Эх, садовая твоя голова! - упорствовал дядя Вова. - Я ж говорю: тут чай.
  Сержант глотнул, убедился, что чай, причем невысокого качества. Он поддался уговорам жалобщиков и с неохотой пошел с ними в ночной магазин. Но там разбитная и веселая продавщица с возмущением объявила, что она тут не причем: с базы завезли, этим и торгует. Сержант Бабаев не захотел идти на базу и сказал, что о происшествии укажет в рапорте. Но обиженные в лучших своих чувствах мужики не отлипали. Дядя Вова настаивал, что преступников надо брать "по горячим следам".

  База, большой и мрачный сарай из профильного железа, находилась на краю поселка. В подсобке горел свет. Муса дернул дверь: заперта - хотел побарабанить, но хитро-мудрый дядя Вова остановил его.
  - Тише! Застукаем с поличным. - По непротоптанной дорожке прошел к маленькому зарешеченному окну, заглянул вовнутрь и помахал рукой, приглашая остальных.
  В комнате, за кургузым столиком, сидела ночная сторожиха, дочь деда Морозова, а рядом - неизвестный мужчина, средних лет, с длинным ноздрястым носом. На столике стоял котелок, бутылки из-под перцовки, стаканы, кой-какой закусон, а рядом - на тумбочке - кипел чайник. Сама парочка о чем-то оживленно болтала.
  - Ясная картина, - понизив голос, сказал дядя Вова. - Сливают перцовку в котелок. А в пустые бутылки наливают чай. Бизнес, мать его.
  - Не вижу, чтоб сливали, - дед Морозов попытался выгородить дочь, единственную кормилицу в семье. - Просто провожают Старый год. Я ж говорил: это всё Дашка! Ей от бабки передалось.
  - Да ладно, не защищай свою Прасковью, - не согласился дядя Вова. - Николай на меня вчерась наехал, а она - вон, с очередным хахалем любовь крутит.
  Сколько они спорили бы, неизвестно, но тут сержант посмотрел в ту сторону, откуда пришли. Там к небу рвалось пламя. Он дико вскрикнул и ринулся к отделению, забыв про мужиков. Те бросились следом.
  Высохший за сто лет дом пылал, разбрасывая во все стороны огненные палицы. Еще издали услышали истошный крик, вскоре смолкший. Бабаев рванул входную дверь и ринулся по коридору к эпицентру пожара. В обезьяннике, в дальнем углу, лежал нахватавшийся угарных газов Николай. Муса на ощупь, в темноте, отыскал ключ, долго возился... наконец, дверь поддалась. Сержант взвалил на плечи пострадавшего и, шатаясь, выбрался в коридор...
  Оставшиеся на улице дед Морозов и дядя Вова, а также подбежавший без шапки лейтенант Агапов увидели, как рухнули балки перекрытия. Христианин и мусульманин оказались погребены под одной крышей.

  Даша сидела на диване, подобрав коленки, и смотрела на серый экран, на котором должен выступать хороший дядя Вова. Она встала, подобрала с пола шнур и воткнула вилку в розетку. На панели телевизора загорелась красная лампочка. Без пульта не обойтись. Девочка посмотрела в окно - вниз, ничего не разглядела. Она надела курточку, сунула ноги в валенки и пошла искать пульт. В палисаднике навалило много снега, не разгребешь. Во дворе - ни души. Полночь, люди уселись за праздничные столы. К Даше подбежал черный пес. Она нисколечко не испугалось. Когда бабушка Марфа было жива, они кормили бродячих собак хлебом, и этого, черного, тоже.
  Пес сел на дорожке, как бы дожидаясь, когда Даша закончит поиски. Она выпрямилась, так ничего и не найдя. Черный пёс взлаял и, отбежав на несколько метров, остановился, как бы приглашая за собой. Даша пошла за ним. Черный пес привел её на кладбище, и побежал по аллейке. Девочка, с трудом протаптывая свежую дорожку, проследовала к могиле бабушки. Похороны Даша пропустила, не по своей вине. В тот день ее долго не забирали из детсада. Но теперь она сразу догадалась, что черный пёс ведет её к бабушке. Деревянный крест, бугор земли, еще не осевший, венок со смятыми жестяными цветами и черной лентой. Девочка наклонилась поправить, и ей показалось, что она слышит знакомый голос.
  - Бабушка, ты ведь умерла, - с удивлением сказала она, присев на коленки. - Как же я тебя слышу?
  - Я не умерла, а заснула крепким сном, - глухим голосом ответила бабушка.
  - А теперь проснулась? И выбраться не можешь?
  - Да, внученька. Где уж мне выбраться, давит на меня земля тяжким грузом.
  - Потерпи, бабушка, я скажу всем, что ты жива.
  "А кому всем?" - задумалась Даша. Дед Морозов бабушку не любил, и вряд ли его порадует известие, что бабушка жива. Папа в тюрьме, мамы дома нет. "Ладно, подожду здесь, - решила девочка, - а то бабушке будет скучно".
  - Ты уже ушла, Дашенька? - из-под земли спросила бабушка.
  - Нет-нет, я здесь.
  Повалил густой снег. Сначала Даше было холодно, но потом снег надежно укрыл её, и стало теплее. К утру у могилы вырос небольшой холмик. Ангел спустился с мутных небес, разгреб сугроб и сказал девочке, прильнувшей к земле:
  - Ты зря, Даша, прислушиваешься, твоя бабушка уже не здесь.
  - Но я же слышала ее голос, - возразила Даша.
  - Тебе почудилось, это бывает.
  - А где теперь моя бабушка?
  - Теперь уже на небесах. Хочешь к ней?
  Даша кивнула, соглашаясь.
  - Ну, полетели тогда. - Ангел подхватил девочку, взмахнул белыми крылами, и они поднялись на небеса.


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Эльденберт "Скрытые чувства" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Жена в наследство" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Н.Шнейдер "У бешеных нет души" (Постапокалипсис) | | Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Ареал Х" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"