Осипов Игорь Валерьевич: другие произведения.

Боевой маг-3. Потусторонний батальон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.18*77  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зло нависло над миром, и что бы с ним можно было бороться нужна крепость на дальних рубежах, но не простая, а такая, где люди и нелюди вместе уживаются, магия и технология рука об руку, а заправляет этим древний бог.

  Предисловие от автора.
  Я уже выкладывал часть грубого черновика, однако после чистки сюжета была долгая пауза. Теперь я возвращаю книгу на сайт, но выкладывать буду поглавно, так как аудитория сайта за это время сменилась, пришли новые читатели, а старые частично ушли.
  Кому первые главы понравятся, можете продолжить читать, но на другом сайте.
  Желаю приятного чтения.
  
  
  
  На текущий момент здесь выложено 3 главы.
  Сайте автор тудей значительно больше.
  
  https://author.today/work/17284
  
  Глава 1. Погоня за некромантом
  - Уходит! Уходит, зараза! - кричал я, перепрыгивая на бегу упавший бетонный столб, и чуть не подвернув до этого ногу на обломках разрушенной трансформаторной подстанции. А рядом бежали остальные.
  - В четвёртый раз его уже гоняем, - продолжал ругаться я, слушая чавкающие в грязи армейские ботинки и хрустящие под ребристой подошвой ломаные кирпичи. - Матёрый некромант, всё норовит уйти. Как его не лови, из рук выскальзывает.
  - Потому что урод, - пробубнила едва слышно Оксана, тащившая тяжёлый пулемёт, к которому были приделаны многочисленные алюминиевые колечки с наложенными на них заклинаниями облегчения веса. Колечки и лента с патронами мелко тряслись при каждом шаге и тихонько позвякивали, отмеряя темп.
  Я перескочил очередное небольшое препятствие, подняв брызги в глубокой луже и чуть не поскользнувшись в грязи.
  - Стоп! - вдруг прокричала рация голосом Александры, когда мы выскочили на следующую улицу, всё такую же запустелую и обветшавшую.
  Я остановился, тяжело дыша, а потом согнулся, уперев ладони в колени. Сердце с силой билось в груди, протестуя против такой дикой нагрузки. Не моё, этот бег, ну, не моё. Особенно в бронежилете и с оружием.
  - Слушаю, солнышко, - ответил я, сплюнув вязкую слюну, и с завистью поглядел на Ангелину, которая даже не запыхалась. Высокая поджарая блондинка с короткой стрижкой и грубоватыми чертами молча смотрела вперёд и грызла твёрдую, как кусочек янтаря, ириску, не обращая внимания на мелкую противную морось. С завидной периодичностью её многие принимали за женственного парня, отчего она неизменно психовала.
  - Там впереди засада, - ответила рация, и если Шурочка говорила, что там что-то есть, значит, так и было. Наш штатный экстрасенс ещё ни разу не ошиблась. - Погляди вперёд.
  Я тяжело вздохнул и выпрямился. Улица как улица. Несколько хрущёвок и до войны с Чёрной Ордой были непрезентабельными, а теперь и вовсе представляли собой печальное зрелище. На многих провалилась крыша. Балконы стали небольшими скальными уступами, где за эти полтора года, проведённые без людей, проросли вездесущие клёны. Везде валялись грязные вещи, оставленные в паническом бегстве и превратившиеся в утиль, а если поискать по подъездам, то можно найти останки владельцев большей части этого имущества.
  - Посмотри правее, - снова произнесла Александра, сидящая сейчас в нашем внедорожнике в двух километрах позади, обхватив голову руками. - Ещё правее. Видишь двухэтажку с целыми окнами? Взгляд ещё выше. На втором этаже засели шестнадцать мертвяков. Все со стрелковым оружием. А ещё там около сорока псов и один кабан. Зверье в проулке ждёт.
  Я кивнул, зная, что Шурочка почувствует мой жест. Некромант подготовился к отступлению. Стоит только нам приблизиться, как зомби начнут стрелять одиночными. Пули я сдержу, но это заставит снизить темп погони и заставит тратить драгоценный энергоресурс.
  - Оксана! - громко произнёс я, приподнял левую руку, а потом резко вытянул её в сторону.
  - На позиции, - послышался в ответ бесцветный меланхоличный голос. Со стороны остова сгоревшей Газельки донёсся щелчок предохранителя крупнокалиберного пулемёта.
  - Володя, на тебе сегодня массовка.
  Рослый чернявый парень, обмотанный снаряжёнными лентами от станкового гранатомёта, как матрос при штурме Зимнего, щёлкнул пальцем. Все подсумки на его разгрузочном жилете одновременно открылись, явив на свет всевозможные боеприпасы. Сразу три гранаты, идущих к подствольникам, выскользнули со своих мест и зависли над его ладонью, тихонько покачиваясь в воздухе. В правой руке он держал новенький ППШ, с каким деды ходили н фашистов, только тот был заряженный серебряными пулями. Не знаю, где этот реконструктор, помешанный на Великой Отечественной войне, достал и то, и другое, ведь патроны к советскому пистолету-пулемёту в серебре не делали, но факт остаётся фактом. Я скептически вздохнул, а потом обратился к моей помощнице и заместительнице.
  - Ангелин, на тебе трупаки. Лучше поверху. Я танку́ю.
  Девушка ничего не ответила. Она два раза легонько потянулась на носочках и рванула с места, сразу набрав скорость, которой позавидовали бы и олимпийские чемпионы. Через десяток шагов она прыгнула вверх, и сгруппировавшись влетела в окно второго этажа, где рамы, качающиеся на ржавых петлях, сразу разлетелись от удара её тела. Ей не нужно было оружие, она сама оружие.
  Я достал из кармана небольшой упругий мячик размером с теннисный. Только он был гладкий и чёрный с фиолетовыми искорками внутри. Это всё что осталось от одного из эмиссаров Орды. Стоит к нему прикоснуться, как он начинает обжигать сенсорные способности мага настолько лютой ненавистью, что боль чувствуется физически. Это как окунуть обмороженные пальцы в горячую воду. Держать его в руках было неприятно, вот только я заметил, что твари сил вторжения в его присутствии слегка теряются, прежде чем атаковать. Это даёт драгоценные мгновения, и потому приходится терпеть ментальную боль.
  Я ещё раз тяжело вздохнул, отходя от бега, а потом вытянул вперёд левую руку с зажатым мячиком и начал создавать щит. Силовое поле, подвластное моему биополю и моему воображению, сжало воздух, делая из него слоистый пирог. Мир подёрнулся рябью и исказился, отчего возникло ощущение, что я очутился в огромном круглом аквариуме. Вязкий наружный слой сдерживал ударную волну от взрывов и мелкие пули, заставляя их терять скорость, словно они попадали в баллистический гель. Средний слой был твёрд, как алюминиевая броня. Он заставлял детонировать снаряды и мины. Потом опять шёл вязкий и вспененный слой, рассеивающий осколки и кумулятивную струю.
  - Будь осторожнее, - шепнула рация голосом Шурочки.
  - Угу, - ответил я и шагнул вперёд. Морось, витающая вокруг, начала крупными каплями стекать по этой огромной сфере, что была два десятка метров в поперечнике, словно по оконному стеклу. Как только я пересёк невидимую черту, из окон стали раздаваться выстрелы. Пули врезались в щит, рождая на нём круги, как камешки на поверхности пруда. Если присмотреться, то можно заметить, что они медленно опадали в лужи и мокрую траву. Я держал защиту, отвлекая основной удар на себя. Это называлось танкова́ть. Термин в числе прочих пришёл из онлайн-игр, и крепко прижился в среде боевых магов, из которых состоял мой отряд.
  Из переулка выскочила свора огромных чёрных псов, которая молча направилась к нам. Следом за ними, взметая брызги и грязь, появилось нечто монструозное. Когда-то это было обычным кабаном, но теперь покрытая лакированной бронёй и блестящая изогнутыми клыками тварь мало напоминало лесного зверя. Два метра в холке сплошной ярости. Он снёс ржавую детскую горку, стоящую у него на пути, даже не заметив.
  - Начали! - прокричал я, и взмахнул правой рукой. Стоящий рядом жигулёнок с порванными шинами и выбитыми стёклами сорвался с места, брошенный невидимой катапультой. Он врезался прямо в стаю, с лязгом прокатившись по асфальту и подмяв двух псов.
  Тяжело загрохотал КОРД, всаживая в кабана и свору пули калибра двенадцать целых семь десятых миллиметра. Они рвали чёрные тела, выкашивая мелочь и заставляя дёргаться вепря.
  Краем глаза я уловил, как начали замолкать выстрелы в окнах, где засели мертвяки. Одно тело вылетело наружу, упав мешком на лавочку у подъезда и умерев окончательно.
  Володя сделал лёгкие жесты ладонью и гранаты, подвластные телекинезу, полетели в нападающих, взрываясь с хлёстким эхом посреди заброшенного квартала. Осколки оседали на моём щите, столь незаменимом в бою как на открытом пространстве, так и в тесноте города.
  Я сжал кулак. Энергия моего биополя прокатывалась волнами по незримой параболе за моей спиной, словно по антенне, а потом быстрыми импульсами фокусировалась в нужной точке. Этими точками становился противник. У нескольких псов взорвалась как спелая помидорка голова. Из полусотни уже осталось два десятка, не будь они так живучи, бой бы уже давно закончился. А так, даже разорванные пополам, они скреблись и ползли вперёд, ведомые одной лишь целью - убивать.
  Когда твари подбежали совсем близко, я достал из закреплённых на бедре ножен старинный кинжал с именем Игла, навершие которого было украшено большим янтарём, а потом телекинезом разогнал лужи под ногами, оставшись стоять на небольшом почти сухом пятачке. Твари подбежали ближе. Я шёпотом отсчитал до трёх и усилием воли создал разность электрических потенциалов. Не было никаких спецэффектов, типа молний или призрачного сияния, но существа остановились на месте и стали дёргаться в судороге, поднимая брызги из-под лап и пуская пену изо рта. Семь тысяч вольт - это вам не шутки.
  Я повёл рукой и шагнул вперёд. Пятачок сухого пространства двинулся за мной, как тень. Мелочь падала, добиваемая пулями КОРДа и строчащего, как швейная машинка, ППШ. Я подошёл к кабану и с силой всадил в него лезвие древнего артефакта. Янтарь вспыхнул оранжевой лампой, а монстр безвольной тушей рухнул на землю.
  - Девять минут, - произнесла Александра в радиоэфире.
  - Да. Неплохо, - ответил я, - вот, только некромант ушёл.
  - Ещё поймаем его. Интересно, а ради чего они воюют?
  - Не знаю, - пожав плечами, сказал я. - Никто не знает, а сами они молчат.
  - Скорей бы это всё закончилось, - печально вздохнула девушка.
  - Да уж. Я тоже устал. Все устали от войны. Ладно, хватит киснуть. Давайте домой.
  Я спрятал в ножны клинок и уложил в специальный подсумок чёрный мячик с фиолетовыми искрами, уловив напоследок неизменное 'ненавижу', слышное лишь мне.
  Мы лёгким шагом направились той же дорогой, что преследовали этого некроманта, оставив за собой исковерканные нечеловеческие останки. Под ногами все так же чавкала грязь, и хрустели битые кирпичи вперемешку с осколками стекла.
  Зелёные ростки молодых деревьев, пробиваясь к свободе, проросли сквозь остовы обгорелых машин и облупленные скамейки. Им было безразлична наша война. У них была своя борьба за жизнь под солнцем, неспешная, но от этого не менее драматичная.
  На потрескавшейся дороге, потихоньку проигрывающей битву все тем же росткам, нас ждал специальный войсковой внедорожник Тигр-М. Раскрашенный в камуфляжную окраску, он встретил нас приоткрытыми дверями и легко тонированными узкими стёклами, похожими на горизонтальные бойницы.
  - Ну как? - сразу донёсся до нас озорной голос водителя. Светлана смотрела выразительными глазами из глубины машины сквозь жёлтые горнолыжные очки, которые не снимала даже в тёмном помещении.
  - Ушёл, скотина, - пробурчал я, открывая шире дверь и пару раз стукнув по большому колесу ботинком, дабы сбить с обуви грязь.
  Колесо по размеру подходило больше грузовому автомобилю, нежели джипу, но Тигр был армейской легко бронированной машиной, и ему было простительно.
  - Да и ладно, в другой раз поймаем, - ответила Света, сверкнув широкой улыбкой и острыми клыками, а потом поправила маленькую фигурку мультяшного Дракулы, подвешенного на присоске к лобовому стеклу, и едва уловимым движением включила проигрыватель.
  - Может быть, - произнёс я, когда все расселись по местам, - поехали домой.
  Машина заревела и тронулась под вечно весёлую песню 'Don't worry, be happy'. Вокруг потёк пейзаж, сменяя время от времени декорации. Менялись песни.
  
  
  
  Глава 2. Совещание и незадача
  Ехать пришлось не долго. Вскоре руины сменились лесополосой, высоким бетонным забором и колючей проволокой, а потом исчезло и это, уступив место нормальному городу. Разве что мелькнули вышки с пулемётчиками, но все жители города привыкли к такому зрелищу.
  Внедорожник тряхнуло на выбоине в асфальте, и я глянул в окно. Впереди был блокпост. Экипированный в зачарованные бронежилет и шлем боец придирчиво разглядывал машину, нас самих и наши документы, сверяя со списками, прежде чем пустить в город. Пока он это делал я разглядывал серый бетонный забор, колючую проволоку, таблички с границей поста и широкий ров похожий на средневековый оттого, что был наполнен водой, острыми бетонными сваями и мотками проволоки-путанки.
  Война шла прямо за изгородью. Отдельные твари просачивались, но основную массу сдерживал барьер, поставленный старыми богами. Барьер держал ракетно-артиллерийский обстрел, и предотвращал подкопы. Сущности, что пытались грубо проломиться в город, просто натыкались на мощное силовое поле, как окрестил его обычный народ.
  А потом мы ехали уже по обычным городским улицам с их пешеходами, магазинами и светофорами. На нас обращали внимания не больше, чем на остальные машины, ну подумаешь войсковой внедорожник, эка невидаль. Тут и похлеще можно найти, если знать, где искать.
  Я погрузился в свои мысли, перекидывая из ладони в ладонь чёрный мячик, и даже не заметил, как подъехали прямо к дому. Панельная девятиэтажка, которую мы за несколько месяцев обжили, поселившись в одном подъезде, встретила нас шумом и гамом играющих детей, криками мамаш и рычанием старой Волги. Машину уже который месяц безуспешно пытался починить Дим Саныч, высокий одноглазый пенсионер, потерявший правый глаз на заводе у станка, где он, собственно, всю жизнь и проработал.
  Света, быстро вращая головой, поставила машину на нашу парковку, которую девушка каждую неделю заново подписывала краской на асфальте. Белые цифры номера зловеще смотрелись на большой багровой кляксе.
  Выскочив из машины, я оглядел дом. На втором этаже жили мы с Александрой, там же обитали Ангелина со Светланой, отхватив себе однёшку на нашей лестничной площадке. Света и Володя жили прямиком над нами.
  Дом был новеньким, с большими разноцветными фигурками стилизованных зверушек на стенах.
  Я подошёл к подъезду, приподнял руку, и дверь приоткрылась, подтянутая телекинезом. Во владении магией были такие приятные плюсы, как возможность нажать кнопку домофона изнутри и вызвать лифт прямо с улицы. Нужно только приноровиться. Тем более что бронежилет давил на плечи, и мне не терпелось его поскорее скинуть.
  Дверь в квартиру я не закрывал. Это было лишнее, ведь там обитал очень добросовестный домовой. Помнится, он укокошил двух грабителей, залезших в служебную квартиру.
  Из дома доносились голоса. Один, с лёгкой хрипотцой, принадлежал деду Семёну. Домовой что-то оживлённо рассказывал из своей тысячелетней жизни кому-то в видиочате. Я осторожно помог снять Шурочке её бронежилет, легонько поцеловал и, положив нашу громыхающую экипировку в угол прихожей, направился на кухню. Шурочка ускользнула в ванную.
  - А вот и хозяин, с полей, - с ехидцей произнёс домовой, сидя на спинке стула. Старичок в пять вершков ростом, что чуть больше двадцати сантиметров, провёл пальцами по усам прежде, чем продолжить, - все поле на ботинках притащил, всю прихожую загадил.
  Я сначала вскинул брови от удивления. А потом осмотрел себя. Испачканный чёрной жирной грязью камуфляж без опознавательных знаков был промокшим от дождя и подходил больше грибнику-неудачнику, нежели вояке.
  - Дед, - произнёс я, устало вздохнув и подойдя к столу, - ты что такой борзый?
  - А что мне не веселиться, тебя на совещанию вызывают.
  Я скривился и со стоном посмотрел на холодильник, сверху которого приютились ночница, избрав себе облик миниатюрных темно-серых девушек с полупрозрачными, как плавники карасей, кожистыми крыльями за плечами.
  - Не пойду. Я на поле боя.
  - Как знашь, - прокряхтел домовой, - но там Шурочкин отец будет. Он уже пять разов звонил. Кучу писем прислал, одно другого лютее.
  Я снова застонал и посмотрел на дверь в ванную, откуда слышались плеск воды и тихое пение, а потом открыл было рот, чтоб сказать какую-нибудь гадость в адрес моего домового, но в кухню вошла Оксана и обвела всех взглядом. Все бы ничего, но она притащила с собой свой пулемёт, пахнущий порохом, ружейной смазкой и горелым железом.
  - Мне сколько звёздочек малевать? - меланхолично пробубнила она, а потом добавила, - места здесь маловато будет. Я на балкон к тебе кину?
  - У тебя, что, своей квартиры нет? - возмутился я.
  - Есть, но твоя ближе. Я ванную у тебя приму?
  Я закатил глаза и сосчитал до трёх. Мне это всё меньше и меньше нравилось.
  - Там Александра, - наконец, выдавил из себя я. - и ты потом будешь по всей квартире мокрыми ногами шлёпать. Иди к себе.
  - Она сейчас выйдет. А шлёпать мне положено. Попробуешь меня вытурить, скажу Шурочке, что ты меня тискал.
  Я поперхнулся от возмущения.
  - Тебе на кладбище уже три года самовольное оставление могилы инкриминируют. Какой тебя тискать?
  - Мало ли некрофилов, - меланхолично ответила Оксана, пожав плечами. - Вон, Володя Светку-упыриху тискает. А она тоже нежить.
  - Как я живу, едрить твою налево, - пробурчал я. - Ладно я на совещание. Оставьте мне чего-нибудь пожрать.
  - Иди горемыка, - отозвался дед, - я тебе припрячу сухарей, а то эти набегут. Все уметут.
  Я немного помолчал. Дома всегда у нас демократия, а при исполнении могу и пулю в мягкое место. Были прецеденты, поэтому если рявкну посильнее, то все разбегутся, но я все же не тиран, терплю.
  В кухню зашла Ангелина, молча достала из холодильника несколько кастрюлек с салатами, и, закрыв дверь ногой, вышла.
  Я проводил взглядом поджарую высокую блондинку. Я только на Тике узнал, что она, оказывается, мой ангел-хранитель, проходящий испытательный срок. Я вспомнил разорванную пополам девушку, шепчущую, что она ненавидит создателя, но хочет домой. Падший ангел на перевоспитании, ревнующий к человечеству, что она синтетическое создание. На ней все зажило получше, чем на земляном червяке. Оксана даже шутила, что нужно Ангелину лопатой по вдоль разрубить, тогда будет два ангела, одного она себе заберёт.
  Если доживу до того момента, когда снимут с нашего похода сквозь Навь гриф секретно, напишу мемуары. Напишу о живом мире чудо-юдо Тик, где целая средневековая цивилизация жила на его панцире-раковине. О рыцаре Такасике и нарони. О штурме замков. О личном знакомстве с Мефистофелем. Хотелось, но Нельзя. Тогда мы вытащили Володю из рабства беса, и тогда я сошёлся с Александрой Белкиной. Одну книгу назову 'Как я стал боевым магом', а вторую - 'Боевой маг за кромкой миров'.
  На выходе я быстро скинул с себя грязную полёвку и с недовольством напялил непривычную мне офисную форму с разноцветными шевронами, один из которых изображал скрещенные меч и волшебную палочку, от которой разлетались три белые звёздочки. Над этими двумя предметами как корона висел знак бесконечности - старинный средневековый символ магов, известный со старых гравюр. По краю шеврона глаголицей шла надпись 'Зверобои'. Это был шеврон нашего отряда.
  До штаба гарнизона добрался без особых проблем на такси, не желая привлекать Свету после боя к езде.
  Через полчаса я сидел на совещании. Офисная форма с блестящими золотом звёздочками на погонах и неудобными лакированными туфлями создавала внутренней впечатление дискомфорта и лишнего звена в этом мероприятии, а именно меня. Одно радовало, что все присутствующие тоже были одеты в неё. Я давно отвык от обычной обуви и одежды, выбирая удобную и практичную, нежели представительно выглядящую.
  В большом зале с высоким потолком и черными портьерами на окнах стояли три десятка длинных столов, за каждым из которых было по четыре человека. Совещание было традиционным для конца недели, и к нему привлекались маги разных направлений и разных должностей. Совещание проводил начальник штаба особого Новониколаевского гарнизона. Целый генерал-майор.
  Рядом с ним с колючим взглядом сидел отец Шурочки - полковник Белкин. Я старательно делал вид, что мы не знакомы. Ну не задались у нас отношения. Для меня он суровый начальник с замашками инквизитора.
  Тут и там кучковались командиры частей с заместителями и прочие должностные лица разного масштаба. Командирам отдельных отрядов отводилась галёрка, где я и сидел. Справа и слева от меня игрались в телефонах, рисовали в блокнотах всякую ерунду, или сидели в позе медитирующего йога, закрыв глаза, спрятавшись при этом за спины товарищей.
  На столешнице передо мной лежала толстая рабочая тетрадь и перьевая ручка. На открытой странице кроме даты проведения совещания ничего больше не было.
  Сейчас кого-то песочили в хвост и в гриву за неудовлетворительно осуществлённый подъём по тревоге. Я по своему обыкновению сжимал в ладонях колдовскую пчелу и читал свою характеристику, составленную штабными психологами.
  Достаточно дисциплинирован и организован. Стремится руководствоваться в своих поступках разумам, а не чувствами, но при этом не всегда бывает последователен и основателен. Характерны: стремление устанавливать с людьми ровные отношения на основе взаимности, не преувеличивая и не приуменьшая своей значимости для знакомых, друзей и близких. Оригинальность восприятия и мышления, склонность к фантазиям. Достаточно широкий круг интересов и контактов. Лёгкость возникновения новых планов, однако, недостаточное внимание к деталям и возможным трудностям, а так же переоценка возможностей могут препятствовать их успешной реализации. Способен исполнять свои обязанности, в том числе и в особых условиях деятельности. Преобладающим является коллегиальный стиль руководства.
  Как поглядишь, так оказывается скучный я человек. И руководитель не ахти какой. Я вздохнул и отодвинул листок, отчего тот заполз почти на половину под тетрадь. Если бы я не был сильным магом, меня бы уже давно сослали в тьму таракань. Хотя нет, не будь я сильным магом, давно бы уже был мёртвым.
  Пчела в кулаке деловито жужжала, едва заметно помаргивая золотистым огоньком в брюшке. Я прислушался к внутренним ощущениям и почувствовал слабые возмущения маго-поля. Возмущения шли в определённой последовательности, складываясь в азбуку Морзе. Два импульса подряд - тире, один импульс - точка.
  'Тоха, Тоха, я шестой. Хрень кончится, ко мне. Водка греется'.
  Я осторожно пробежался взглядом по рядам, стараясь угадать, кто из наших такую шифрограмму отправил. Белкин, сидящий рядом с начальником штаба, тоже оторвался от подписывания документов из пухлой папки и с любопытством посмотрел в зал. Да что там говорить, все маги легонько приободрились, а вот обычные люди ничего не почуяли, продолжая слушать гневную тираду руководства и невнятное блеяние со стороны нерадивого подчинённого.
  В ответ мелькнуло короткое: 'ОК'. Кто-то сегодня скрасит свой досуг.
  - Егор, - услышал я шёпот сзади. При этом сосед ткнул меня концом авторучки в спину.
  - Что? - недовольно проворчал я.
  - Тебя называют.
  Я обернулся в сторону трибуны, и тут же встал, услышав свою фамилию.
  - Соснов, постойте-ка, нечего спать на совещании, а то вас зовут, а вы не слышите. Совсем зазвездили?
  - Никак нет, тащ генерал.
  - А мне кажется, да. Набрали себе выродков, и радуетесь жизни.
  - Это не выродки, - по возможности без эмоций произнёс я, недовольный таким отзывом о своей группе.
  Я увидел, как с лёгкой усмешкой сузились глаза у Белкина при фразе про выродков в нашем отряде, он также не любил все потустороннее, за что его те не сильно жаловали в ответ, именуя за глаза опричником.
  - Как нет? У тебя среди подчинённых нет нормальных людей. Куда не плюнь, либо труп, либо выродок.
  - Товарищ генерал, я не понимаю, почему вы так говорите.
  - Всё ты понимаешь. Твои дауны и ведьмы постоянно превышают полномочия! Слишком много у тебя этих ублюдков...
  Белкин побагровел и слегка щёлкнул пальцами, по залу прокатился импульс силы. Генерал со вздохом схватился за сердце и согнулся пополам. Не стоило ему Шурочку причислять к категории выродков. Белкин уже одного начальника убил так втихаря, сжёг вместе с машиной. С его-то возможностями даже киношный Дарт Вейдер будет отдыхать в сторонке и нервно курить Беломор.
  Все замерли, и маги и люди. Все слышали про снесённые до основания базы террористов и выжженные колонны с нелегальной нефтью. Белкина на ближнем востоке за это прозвали Белой Смертью.
  А до этого он снёс порт Сомалийских пиратов вместе с их чахлыми суденышками.
  - Я думаю вам стоит отдохнуть, - ледяным голосом произнёс начальник отдела магического обеспечения.
  - Да, - прохрипел генерал, - что-то нехорошо мне.
  Он встал из-за стола и направился к выходу. Все проводили его взглядом.
  - Ты не выспался что-ли? - негромко спросил Белкин, прикрывая папку с документами.
  - Ага, - едва заметно буркнул я. - С дочкой вашей разве выспишься.
  - Что? - переспросил полковник, замерев и побледнев.
  Я скривился как от кислого-прекислого лимона. Он же не знает, что я за время похода сошёлся с Александрой. И дёрнул же меня чёрт ляпнуть.
  - Слышь, сучёныш, - заскрипел он зубами. - Я приставил тебя к ней, не для того, чтоб ты ее лапал. А чтоб охранял.
  - Я и так охраняю, - попытался отговориться я, рассеяно пробежавшись взглядом по людям, сидящим в зале. Я не хотел касаться этой темы при всех, но слово не воробей. Лучше бы нотации генерала слушать, чем стоять перед Белкиным. Он если озвереет, то нужно будет барьер ставить, чтоб не убил.
  - Слышь, ублюдок! - взорвался начальник, - Если бы я не гонял летом бармалеев по ближнему востоку, то не пустил бы её на Тик! А ты её чуть не убил там! Она два месяца в госпитале провалялась! Ее рядом с тобой расстреливали, топили, грызли. Ей только в прошлом месяце два шва наложили на ноге! И это твоя охрана?! Ты жену свою не сберёг, ещё и мою дочь угробить хочешь?
  - Она сама пошла со мной! И я тоже берегу ее!
  Упоминание о гибели Анны, ударило в самую середину души. Хоть и прошло уже два года, а все одно больно. И с Шурочкой я закрутил служебный роман только недавно, после долгого траура.
  - Ты мог отговорить!
  Белкина трясло. После того как сына убили, а жена повесилась, он просто до лихорадки трясся над Шурочкой, а та пряталась от его гиперопеки.
  В зале потемнело. Задребезжали окна за портерами. Народ в растерянности стал жаться ближе к выходу.
  - А я, может, жениться хочу, - выпалил я, уже не желая отступать. Зря он про Анну напомнил, не виноват я в ее смерти. Это проклятый мясник бойню устроил. Это Белкин проворонил его в городе, не я.
  - На ком, на Сашеньке?! На моей дочке?! И ты думаешь, что достоин?! Урод, ее чуть звери не съели на второй день знакомства с тобой! Она пришла голая и окровавленная! Я тебя терпел только из-за твоих связей с этими ублюдочными божками! - махнув рукой куда-то в сторону, прокричал полковник.
  - Да, достоин! Мы вместе ад прошли! - взорвался я. - И я уважаю ее выбор.
  Белкин замолчал тяжело дыша, а потом вдруг заговорил сдавленным голосом, вспомнив, что мы не одни.
  - Совещание окончено.
  Он стоял немного молча, а потом снова взорвался.
  - Все вон!
  Я осторожно встал и быстро направился к выходу.
  - Соснов! Ко мне! - донеслось сзади, когда я уже положил руку на блестящую дверь. Я развернулся и пошёл обратно.
  Пока все торопливо выходили, мы сверлили друг друга взглядом.
  Белкин бросил на край стола пухлую папку. Обычную такую, с бордовыми корочками. Из неё выпало несколько листов, которые я проводил взглядом до самого пола.
  - Я хотел это другому поручить, - цедя слова, как змея, заговорил он, барабаня пальцами по столешнице. - Но слушай сюда. Если справишься, то разрешу Шурочке быть с тобой.
  - Я думаю, она вас не спросит, - негромко ответил я.
  - Тогда я отправлю тебя на Дальний восток, на острова. Японских привидений ловить до конца жизни.
  - А если она уволится и со мной пойдёт?
   - Не перебивай, - зло процедил Белкин, - тебе ставится задача сформировать экспериментальную роту, в состав которой будут входить только нелюди. Через месяц результат. Иначе выговор, строгий выговор и служебное несоответствие.
  - Где мне их искать? - так же зло уточнил я.
  - Рожай, - рявкну он. - хочешь Сашеньку, рожай роту. И помни, ты у меня под колпаком, сучонок, будешь.
  Он немного промолчал, а потом вынул из кармана небольшую коробочку похожую на портсигар, и достал оттуда стеклянную колбочку размером с колпачок от авторучки. Колбочка имела металлическую крышку и висела на силиконовом шнуре. Он протянул это мне. Я положил неприметную вещицу на ладонь, несколько раз потрогав пальцем. От колбочки исходило ощущение колдовской силы.
  - Сашеньке отдай.
  - Не возьмёт.
  - Не возьмёт, я тебе это в глотку затолкаю, - прорычал Белкин, - Шагом марш!
  - Есть! - выкрикнул я, сжав в кулаке пчелу-бомбу, которую все время держал на всякий случай, да так сжав, что колдовское создание обижено загудело, а потом я взял папку и пошёл к выходу.
  Мимо промелькнули портреты военачальников разных периодов, от Киевской Руси до Великой Отечественной войны. Посыльный по штабу у самого выхода отдал воинское приветствие, и вскоре я очутился на улице, миновав вертушку на КПП.
  Штабная блокировка связи пропала.
  Сначала в багровых язычках пламени возникли ночницы, устроившись у меня на рукаве, прицепившись немного выше локтя, как альпинисты на отдыхе. Я исполнил желание этих духов ночи, дав им дневной облик. Теперь получается некое подобие одержимых нечистью синтетических фантомов, работающих как служебные программы на смартфоне. А потом в воздухе со звоном хрустальных колокольчиков стали возникать разноцветные искры визуализации скачиваемых смартфоном файлов, и тут же примагничивались к средней сестре, впитываясь в миниатюрное тельце без следа. В быстром движении едва улавливались очертания красочных ярлычков.
  - Обновление для навигатора, обновление для погоды, обновление для облачного хранилища. Я их потом съем, что бы применить, надоели, - недовольно проскрипела ночница, отвечающая за интерфейс, а потом добавила: - Неопознанный вызов.
  В полуметре передо мной на уровне груди запульсировала зелёная искра. Я не стал лезть к телефону, а коснулся пальцем самой точки, и возникла смазливая почти голая девица.
  - Вам одобрен кредит...
  Она не договорила, так как я взмахнул рукой, развеивая морок и завершая звонок.
  - Ты куда смотришь? - зло спросил я у тёмной стражницы, старшей из сестёр, - сейчас стряхну с одежды, следом плестись будешь.
  Никто не обращал на них внимания, мало ли кто какой облик ставит на программные фантомы, сейчас у каждого было таких по сотне. Особенно этим баловались школьники и студенты, вешая на себя героев кино или игр вместо брелоков.
  - Занесла в чёрный список, - отозвалась воительница тьмы, когда я пошёл вдоль улицы.
  Чуть позже в воздухе возникла яркая изумрудная точка, быстро развернувшись в синтетического фантома-аватарку размером с ладонь человека, копирующую Александру.
  - Что такой расстроенный? - произнесла маленькая копия Шурочки, глядя в никуда. Многие говорили, что это сбой, но я-то знал, что слепая от рождения Александра, всегда так общалась. Она видела мир только как мешанину аур, возмущений маго-поля и всплесков от электрического тока.
  - Всё нормально.
  - Ну я же чувствую, что расстроенный. Рассказывай.
  - Сначала генерал наругал, - начал я, зная, что в таких вопросах, как сокрытие эмоций, от Шурочки не отвертеться. Она меня издали отслеживает. - Он всех вас ведьмами зовёт.
  - Ну, прости. Я иногда забываю, что обычные люди не умеют ауры читать. Я ж без задней мысли с подружками поделилась, что на вашем начальнике отпечатки аур кучи девчонок висят. Слово за слово. Потом прощупала его, чтоб не соврать, а он как раз с ещё одной был. Ну, те его жене и слили.
  - Сплетницы. В прошлый раз он орал, мол, эти твои ограниченные шалавы только и умеют, что хрень нести!
  - А нечего связисток в постель затаскивать, пугая должностью и погонами, тогда никто и сквозь стены подглядывать не будет, а потом жене рассказывать, отмахнулась Шурочка, словно этот случай ее только забавлял. Зато мне мозг вынесли.
  - А ещё твой папик ругался, - продолжил я закусив губу. Сейчас придётся признавать себя крайним и виноватым. Ой как не хотелось.
  - Чего он, - сразу стала хмурой Александра.
  - В общем, я проболтался, что мы с тобой спим.
  - Блин, - бросила в воздух девушка.
  - Да уж. Сначала обещал на бочке с порохом на Луну отправить, а потом я из-за этого спецзадание отхватил. Я сейчас себя ощущаю как в той сказке. Послали туда, не зная куда, найти то, не зная что.
  - Опять поход? - недовольно повысила она голос, подавшись немного назад.
  - Нет. Нужно набрать добровольцев в специальную роту. Из нечисти набрать. А ещё принимать технику. Я немного позже попробую пройтись по старым знакомым, должны помочь. А ещё я твоей руки просил у него.
  - Да? - тут же оживилась девушка, - ну тогда топай домой. Это нужно отметить. Возьми вина и фруктов.
  Резко сжавшись в красную точку, фантом исчез.
  А я пошёл по улице, разглядывая магазины. Народ суетился в них, набирая к вечеру продукты.
  Вообще-то хотелось взять немного пива и копчёной рыбы, но спорить не стал, не то время. Всё-таки я виноват.
  
  
  Глава 3. Оборотень
  После вчерашнего боя и совещания в холодильнике ничего не осталось, а дед мне действительно оставил только сухари, сказав, что в старину за них благодарны были бы. И поэтому я встал с утра пораньше и потопал в магазин.
  Процедура рутинная и беспечная, заключающаяся в том, чтоб не накупить ничего лишнего в придачу к продуктам первой необходимости. Дело даже не в том, что денег не хватает. Боевой маг очень хорошо зарабатывает. Проблема в том, что оно потом заваляется в холодильнике и его придётся выкинуть. Вчерашний день был скорее исключением, чем правилом.
  Александру я не стал будить, решив прогуляться в одиночку, но за мной все же увязалась Ольха. Лесавка просто спрыгнула вслед мне с балкона, заставив охнуть ранних бабушек такой выходкой. Старушки всегда плевали мне вслед, а после дитя леса ещё и крестились. Каждый вечер проверяю при помощи фантомного стража наличие у меня проклятий, и каждый вечер что-то да находится, добавляя в коллекцию ночниц новую порчу.
  Прогулялся пешком, во-первых любил ходить, а во-вторых, с дикой нечистью в троллейбус заскакивать не очень хорошо. Нет, она никого не обидит, но сама может испугаться. С момента возвращения с Тика её несколько раз пытались на камеру попросить обернуться кем-то крупнее кошки, но ничего не выходило. Она стеснялась и пряталась за мою спину, вцепившись в одежду тонкими пальчиками.
   И вот я уже выбирал тушку цыплёнка-бройлера, из ряда одинаковых на вид трупиков птиц. Задача, казалось бы, не сложная, но тушек было много, и все они выглядели, то недостаточно сочными, то недостаточно большими. Эта задача заставила меня стоять, периодически вздыхая, и смотреть этикетку на упаковке.
  Ольха по своему обыкновению с кошачьей грацией стояла босыми ногами прямо на хромированном крае бесхозной тележки, без труда балансируя под напряжённым взглядом сотрудника магазина. Девчушка и в городе вела себя, как в лесу, хватала, что понравится, и совала нос, как любопытная кошка в каждую щель.
  При виде куриного филе вместе с мыслями о дите леса перед глазами всплыла окровавленная пасть доисторического хищника, которым перекинулась лесавка, разорванные люди, а потом девчонка в обрывках платьица, вприпрыжку шлёпающая по багровым лужам с довольной, как у Чеширского кота, улыбкой.
  Немногочисленные покупатели с любопытством взирали на акробатику Ольхи. Некоторые даже пару раз щёлкнули на смартфоны. Я уже почти привык к такому вниманию, тем более что дикую девочку, почти не понимающую человеческую речь, трудно уговорить не шкодить.
  Я вздохнул. Прямо передо мной в воздухе висела готовая услужить миниатюрная фигурка в костюме заботливой деревенской хозяюшки и с лукошком яиц в руках. Синтетические фантомы всегда отличались умением ждать, слушать, а потом говорить то, что выгодно своему владельцу, в данном случае магазину. При этом окажется, что курица ещё пять назад минут была живой, корма для неё не содержали колдовских зелий, а цена вообще ниже плинтуса, главное добавь сверху за улыбку.
  - Здравствуйте, - раздалось сбоку.
  Я повернул голову на голос, увидев перед собой темноволосого мужчину средних лет высокого роста. Он был очень худой жилистый, но в то же время не скажешь, о нём, как о дохляке. Одет он был в тёмно-синюю ветровку и джинсы. Под ветровкой белела футболка, а на ногах черные лаковые туфли казённого образца, словно они так прижились к хозяину, что даже по гражданке не оставляли его.
  - Здравствуйте, - ответил я, внимательно рассматривая нового собеседника. В свете последних событий я уже разуверился в случайности мои с кем-либо встреч. - Мы с вами знакомы?
  Мужчина посмотрел по сторонам, а потом показал рукой на выход.
  - Можно с вами прогуляться.
  Я тоже посмотрел по сторонам, а потом сосредоточился на экстрасенсорном восприятии, выискивая подвох, но нет, это был обычный человек и даже не маг. В зале потусторонних сущностей не оказалось, кроме Ольхи, разумеется.
  - Пойдёмте, - ответил я, взял ближайшую упаковку с птицей и направился к кассе. В тележке уже было сложено всё необходимое, так что можно было не задерживаться.
  Мы миновали кассу, где на удивление было совсем не много народа, и вышли из супермаркета. Лишь отойдя на приличное расстояние от входа, и остановившись на окраине полупустой парковки, мой компаньон заговорил, искоса поглядывая на лесавку, которая до этого резво проскочила мимо охранника с мороженкой в руках, заставляя меня ещё раз доставать банковскую карточку. Теперь же девчурка запрыгнула на толстую ветку берёзы, растущей на газоне, и села, свесив ноги. И стала там самозабвенно грызть лакомство.
  - Меня зовут Денис.
  - Бонд, Джеймс Бонд, - пошутил я в ответ, на что мой спутник улыбнулся.
  - Я из федеральной службы безопасности, но я думаю, вы уже догадались, и, если не секрет, как? - спросил собеседник, коротко бросив взгляд по сторонам.
  - Считайте интуиция. Ну, вот сами посудите, разве будет кто-то обычный с таким таинственным видом просить прогуляться. Тем более боевому магу. Да ещё и в таких штиблетах.
  - Ну да, ну да. Меня, кстати, назначили курировать ваш отряд. Ротация однако, - с некой усмешкой произнёс Денис.
  - Белуга? - улыбнувшись спросил я.
  Денис развёл руками, но отрицать не стал. Говорил он как-то хитро, и создавалась впечатление, что не договаривал, оставляя некие недосказанности себе.
  - Вам помочь с пакетами?
  - Не надо. Я на них облегчающие заклинания навешал.
  - Позволите попробовать? - протянув руку, спросил сотрудник специальной службы.
  - Почему бы и нет, - произнёс я, отдав один пакет, и Денис попробовал его на вес, - лёгонький. И во сколько раз облегчает?
  - Один к семи. Но вы ведь не пакеты таскать пришли.
  - Да, - Денис присел на край невысокой ограды, протерев её предварительно ладонью. - Я по двум поводам, даже трём, но третий к вашей служебной деятельности не относится.
  Я присел рядом, готовый к откровениям, но тот заговорил буднично и без всякого пафоса.
  - Мне нужны характеристики на всех ваших сотрудников. Это публика своеобразная, у нас на них мало данных. Не с чем работать. Ну, знаете, характеристику развёрнутую, обстоятельства приведшие к включению в отряд. И, пожалуйста, ваши магические термины можно расписать поподробнее? Я не маг, не сведущ в этом.
  - Я как наберу кого, звякну, - ответил я, - вы только телефончик оставьте. Я вам скину.
  - Не нужно так, мне на бумаге лучше, - улыбнувшись, перебил меня Денис. - У вас потом личные дела на них будут заводиться. Один экземпляр нам нужен.
  - Хорошо. Второе что?
  - Это касается вашего ножика, - оглянувшись, ответил Денис.
  - Стоп.
  Я привстал со скамейки, оставив пакеты, а потом начал создавать заклятие тишины. Мир дёрнулся лёгкой рябью, а вокруг нас возник едва заметный пузырь тоньше мыльного. Небольшие листья слишком рано опадающего деревца, прикасаясь к барьеру тишины, оставляли на сфере блеклые радужные разводы.
  - Вот теперь можно говорить. Так о чём вы? - произнёс я.
  - О вашем ноже, который вы получили от Дубомира больше года назад, - ответил Денис. - Это оружие очень большой силы.
  - Я знаю. Наши учёные мужи уже сняли слепок магической схемы с него для изучения, так что этот экземпляр только мой.
  - Не получается со слепком, - ответил сотрудник спецслужбы. - Всё перепробовали, не работает. Разобрали на кванты, но всё равно не получается собрать работоспособный артефакт.
  - Плохо работают, - произнёс я, тихонько пригрозив кулаком Ольхе, которая расправилась с мороженым и бросила вниз упаковку, прямо на чистенький газон.
  - Целый научный институт? - ухмыльнулся Денис, со скепсисом в глазах глянув на девочку. Он видимо представлял, сколько хлопот добавит ему эта ветреная и непосредственная особа. - Сомневаюсь. Всё дело в ноже. Он очень жёстко привязан к своему носителю, и там думают, что слепки тоже будут работать только с вами.
  Денис вынул из кармана пачку сигарет и достал одну. Когда прикурил, то долго и со смаком выпускал струйки дыма. Видно, рассуждал как ему быть. Я не нарушал тишину. Лишь однажды пиликнул мой телефон, обозначив сообщение. Передо мной вспыхнула искорка зелёного цвета, тихо вибрируя. Я притронулся к ней пальцем. Сразу же возникла миниатюрная, размером с два спичечных коробо́чка, копия Шурочки, зачитав текст по небольшому свитку. Это так озвучивалось обычное сообщение.
  - Курить вредно.
  Денис усмехнулся и затушил сигарету о край железной урны, что стояла рядом со скамейкой, а я повёл рукой в стиле киношных джедаев, отчего упаковка мороженого быстро прыгнула следом за окурком. Можно было бы обойтись без такого пафоса, но люди пугаются. И поэтому нас постоянно инструктировали, чтоб все магические операции совершали с жестами или псевдо-колдовскими фразами. Порой это входило в привычку.
  - Это у вас программка контроля никотина стоит?
  - Нет, это у меня гражданская жена ясновидящая. И она права, у вас так астма может появиться. Я сам вижу ваши лёгкие.
  Я поднял руку и указал пальцем ему на грудь.
  - Даже так, - изогнул он бровь. - Плохо вам живётся. Ничего не скроешь.
  - А мне и нечего скрывать,- пожал плечами я, - Но вы ведь не мою личную жизнь обсуждать пришли, а кинжал.
  - Да, вы правы. Вы бы поэкспериментировали с артефактом. Может, что и получится.
  - А я думал, отобрать предложите. Это тоже Белкин требует?
  Денис вздохнул. А потом встал с ограды и отряхнул штаны.
  - Нет. Это по нашей линии. А отобрать... Если бы всё так просто. Кинжал у вас отнять можно, да толку не будет от красивой побрякушки. А он нужен на передовой, да и договор о его хранении между людьми и духами не получится нарушить незаметно. Давайте вы просто попробуйте что-нибудь с ним сделать, а потом расскажете мне.
  - Я пробовал. Получается только пользоваться. Расшифровке не поддаётся.
  - Но всё же.
  - Третий вопрос, - протянул я, дав понять, что на эту тему дальше бессмысленно говорить.
  Денис вместо ответа поднял руку, и к нам из парковочного ряда неспешно подъехал чёрный УАЗ 'Патриот' с военными номерами.
  - Я буду рад, если присоединитесь, - произнёс фээсбэшник, шагнув вперёд и открыв дверь внедорожника. - Я специально машину у начальника отдела попросил для этого дела.
  Я молча глядел на тонированный автомобиль и выглядывающего с водительского места сержанта.
  - Мы ненадолго, - прокомментировал сотрудник службы госбезопасности, - просто прошу вас помочь. У меня у тёщи в частном секторе оборотень завёлся. Найти не можем.
  Я кивнул и внутренне напрягся, оборотень - это плохо. В уме уже рисовалась картинка изувеченных трупов с обглоданными лицами и вырванными внутренними органами. Было такое раньше. Насмотрелся.
  Я посмотрел на лесавку, которая озабоченно соскочила с ветки и уже стояла рядом со мной, вцепившись тонкими пальцами в мою руку.
  - Сколько жертв? - спросил я, хмуро водя челюстью вправо-влево.
  - Нет. Он никого не убил пока. Собак утаскивает, по кладовкам лазит, - ответил Денис, залезая на переднее место.
  - А почему вы решили, что это оборотень? - уложив пакеты и устраиваясь на сиденьи поудобнее, спросил я.
  Ольха тоже запрыгнула внутрь и стала сразу крутить ручку, опускающую окно. Что-что, а это она выучить смогла.
  - Есть такие предположения, - поглядывая на лесавку, ответил Денис. Было видно, что и водитель тоже постоянно бросал в широкое зеркало заднего вида любопытные взгляды.
  Я кивнул, и мы поехали. И в самом деле, долго ехать не пришлось. Через пятнадцать минут мы уже съехали с большой дороги и свернули в немощёную улочку частного сектора, которая наверняка после каждого дождя раскисала до состояния каши. Самое то на внедорожнике ездить. Одно меня настораживало, если бы тут был оборотень, то я бы его сразу почувствовал. Лёгкая задачка для любого боевого мага моей квалификации, достаточно просто пройти пешком мимо домов.
  - Где его видели в последний раз? - спросил я, выходя из остановившейся машины.
  - Вон там.
  Мы прошли к небольшому зелёному домику с серым выгоревшим от времени забором из обычного штакетника, немного обветшалому, но вполне ухоженному. Через изгородь на улицу пробивались веточки малины и перегибалась яркая рябина с начинающими краснеть ягодами.
  Стоило приблизиться, как занавески на окнах дёрнулись, а следом из облупленной скрипучей двери, охая, вышла старушка с накинутой на плечи серой болоньевой курточкой, несмотря на то, что тепло, и в калошах на босу ногу. Она, ковыляя, подошла к калитке и облокотилась на небольшую палку, торчащую из палисадника.
  - А я тут гляжу, вы на машине. А Мариночка сейчас не дома. Вы за ключом? - заговорила старушка, поправляя курточку.
  - Нет, - покачал головой Денис. - Тётя Люда, подскажите, где оборотня видели.
  - Так ведь на заднем дворе у меня. Все банки с вареньем перетаскал, окаянный. А ну, как кинется, от него же не отобьёшься, - сразу запричитала бабка. - И опять же инструмент у деда весь унёс, и дрова таскает, окаянный.
  - А почему вы решили, что оборотень? - вздохнув, спросил я, тоскливо разглядывая бабку и её утлое жилище.
  Вообще казалось, что это глупая затея. Алкаш какой-нибудь промышляет, а они насмотрелись всей это нечисти, и на дохлую мышь будут думать, что это порча.
  - Пойдёмте, пойдёмте, - снова заохала бабка, открывая нам калитку.
  Я шагнул внутрь двора. Не чуял я оборотня.
  Бабка, мелко перебирая больными ногами, проводила нас за дом, где был слегка заросший вдоль забора огород с чистыми грядками и теплицы. Там же стояла сарайка, сколоченная из старых досок и листов ДСП. Покосившаяся дверь закрывалась на щеколду. У постройке стояла прислонённая к кривой поленнице дров обшарпанная тачка. Там же висели на гвоздях какие-то верёвки и мешки.
  - Вот, - сказала старушка, суетливо показав дрожащими пальцами на вытоптанный пятачок перед сарайкой.
  Денис шагнул к постройке, но я его остановил, выставив руку. Идти смысла дальше не было. Я и так видел следы, оставленные на сырой земле. Следы босых человеческих ног вперемешку с волчьими. Не собачьими, а именно волчьими. Это я уже научился определять.
  - Опять был, паразит, - завозмущалась бабка. - Что ему там надо. Я всё уже оттуда унесла.
  - Просто проверяет, есть ли ещё что, - произнёс Денис, оглядывая аккуратно закрытую дверь.
  - Да, наверное, - кивнул я, присев на корточки и притронулся к следу.
  Точно оборотень. Только след едва ощущается. Не отпечаток на земле, а след ауры. Я сложил руки так, словно держал хрупкий снежный ком. Внутри возникла серебристая призрачная пчела, осталось прикрепить к ней нужную функцию, и готово к применению. Я раскрыл ладони, и пчела сначала опустилась к самой земле, покружившись несколько секунд, потом, деловито жужжа, полетела к дальней части огорода. Следы стали вспыхивать ярким жёлтым огнём, подсвеченные колдовством.
  Мы с Денисом переглянулись и без слов двинулись за насекомым. Пришлось перелезть через ограду, а потом обходить соседские дворы, так как у них заборы были слишком высокие. Пчела неспешно летела, заставляя следы гореть новогодней гирляндой.
  Вопреки ожиданиям, Ольха, последовавшая за нами, брела осторожно и пугливо, чуя дикого и опасного хищника. В естественной среде оборотни и лесавки иногда пересекаются, и ведут себя так же, как и кошка с собакой. То есть более крупный хищник постарается поймать более мелкого. Оборотни даже среди нечисти пользовались дурной славой. Единицы из них приживались в цивилизованной среде, становясь частью общества. Среди вампиров процент был куда больше. Лесавки, оборотни, волкудлаки, все они были частью люди, а частью звери, только процессы приведшие к этому были разные.
  Оборотни были людьми, которых поразил колдовской недуг. Разновидность проклятия меняло тело и влияло на разум. Проклятие было сравни магическому вирусу и могло время от времени передаваться здоровым людям, поражая и тех.
  Волкудлаками становились люди, либо звери, попавшие под прямое воздействие колдуна или божества. Они не могли менять облик по желанию, и их рассудок был более стабилен.
  А лесавки - это духи леса, ставшие таковыми дети, пропавшие в лесу. Для них смена облика так же естественна как для нас переодеться.
  В какой-то момент фантом завис над зарослями бурьяна у очередного дома, и проник в щель в калитке. Я притоптал ногой колючие стебли репейника, с их помпонами цепких шариков, а потом сунулся следом за насекомым в неухоженный двор. Половина двора вспыхнула ярко-красными кляксами. Кляксы и брызги были не только на земле, но и на заборе и стене дома.
  - Что это? - с некоторым беспокойством спросил Денис.
  - Кровь, - спокойно ответил я, - точнее её ментальные отпечатки.
  Пчела стала кружиться дальше, собирая всю картинку былого воедино, а в воздухе начало сгущаться небольшое прозрачное облако тумана. Облако заметалось туда-сюда, пока не приняло более или менее чёткий облик обычной дворняги. Собака возникала то в одном месте, лёжа поверх будки, то в другом, стоя передними лапами на заборе. Это напоминало объёмное слайд шоу, да к тому же ещё чёрно-белое, как старый ламповый телевизор. Сходство добавляли мелкая рябь, кружась на месте роем быстрых белых мошек, и скачущие ломаные контуры собаки.
  - Не понимаю, - произнёс Денис, разглядывая всё это действо.
  - Эту шавку загрызли. Я собрал остатки биополя и попытался восстановить образ жертвы.
  - Нам бы такие средства, - произнёс Денис, внимательно разглядывая объёмную картинку.
  - Вы с коллегами из полиции пообщайтесь. Я сам у них заклинание выпросил, - ответил я, - правда у этого заклинания есть минусы. Оно очень сложное даже для меня, поэтому больше одной пчелы держать не могу.
  Сотрудник спецслужбы, не понимая, глянул в мою сторону, так что пришлось пояснить.
  - Я создал по лекалам заготовку заклинания и прикрепил её к своему биополю. Если бы создавал с нуля, то возиться пришлось пол дня, а так вроде бы высвободил пружинку, и она как кукушка из часов появилась. Мы все заклинания так стараемся делать, особенно боевые. Но биополе не резиновое, там много тоже не поместится. А что касается этого поисковика, то ему после применения нужно будет сбросить с себя слепки аур, ну, типа кэш освободить в программе, или размагнититься. Как-то так. Дня четыре на это уйдёт. И чем больше давность события, тем менее чёткая картинка будет. Эту собаку позавчера загрызли, через три дня вообще ничего не прочитаем, кроме белого шума.
  Денис кивнул моим словам и пошёл дальше вдоль забора, куда полетела пчела. Фантом собаки постоял ещё немного размазанной и засвеченной фотографией, и растаял безымянным призраком.
  Через полсотни шагов наткнулись на ещё один инцидент. На этот раз кошка, но без оборотня не обошлось. Видимый едва различимым облаком зверь напал на котейку и разорвал тут же на месте. Животно опознали только по общим контурам тела и тому, что жертва пыталась заскочить на дерево, где её настиг в прыжке оборотень, содрав с нижней ветки.
  - Что он всё это по животным? - спросил Денис, глядя, как Ольха спряталась за мою спину, вцепившись в ветровку
  - Жрать хочет, - ответил я, вспомнив таёжные походы за артефактами, в мою бытность ещё в ГИМ. - голод не тётка. Тут даже крысу будешь рад стрескать. Я кстати сусликов ел. Ничего так, только мелкие.
  - Ну, то суслики, а то крысы и кошки, - ухмыльнулся мой спутник.
  Мы прошли ещё немного, а потом я учуял оборотня. Его аура тусклой свечой загорелось среди очередных построек. В ауре читался голод с примесью страха. Он знал, что по его следу идут, у всех оборотней на это чутье дикого зверя. Он знал и боялся нас. Мага во мне он тоже чуял.
  - Вон там, - указал я на небольшой старый гараж.
  Денис достал автоматический пистолет Стечкина, хотя толку от него против сверхъестественного зверя не было. Сомневаюсь, что он заряжал пистолет серебром.
  Я извлёк из своего биополя заготовку шокера, отчего кончики моих пальцев засветились бледно-голубым светом. Временами между ними проскальзывала едва заметная искра. Денис пригнулся и выставил вперёд оружие, положив одну руку с зажатым Стечкиным на ладонь другой для упора. Наши глаза блестели, выглядывая опасное существо, а следом неслышной тенью кралась Ольха.
  Ещё пара шагов и из кустов крапивы, что росла рядом с этим гаражом, выскочил небольшой волк. Он сразу бросился через двор и одним махом перепрыгнул через забор. Это произошло так быстро, что я чертыхнулся, а лесавка взвизгнув пригнула на забор и замерла там, стоя на тонкой штакетине и балансируя на самых кончиках пальцев. Глаза у неё испугано блестели как у кошки, разве что спину не выгибала дугой.
  - Вот хрень-то, - крикнул Денис, тяжело дыша, - напугал. Я даже стрелять забыл.
  - Не надо стрелять. Надо поймать. Стрельба только хуже сделает. Раненый начнёт кидаться на людей, - тяжело вздохнув, ответил я. - Пойдём.
  Мы стали оббегать улицу в поисках проулка. Опять бегать. Вот не люблю бегать, да и оборотня я потерял из виду. Что-то непонятное творилось с его аурой, её как будто специально заглушили. Такое возможно, но сложно. Маг, сделавший это, должен быть достаточно силён или искусен.
  Я остановился и достал телефон, но по обыкновению, всегда, когда я хотел позвонить Александре, она сама начинала набирать номер. Так что в воздухе уже висела искра входящего вызова. Пальцы коснулись её, и на расстоянии вытянутой руки от меня возник фантом-аватарка.
  Техномагия не стояла на месте, и создавала удобные для людей вещи. Анимированные синтетические духи-посредники были ныне очень модными. Они представляли собой нечто вроде видеозвонка, только вместо изображения на экране рядом с тобой возникал небольшой интерактивный аватарчик, заменявший собеседника. Размеры его можно было регулировать от двадцати сантиметров, до трёх. Но обычно все устанавливали размеры с ладонь. Это и глаза не портило, и удобно было. А то приходится всматриваться в человечка с напёрсток. Если общается человек, то система снимала мимику с лица и жесты, отсылая фантому. Можно было сделать запись и отправить, а можно было передать обычное текстовое сообщение с условием, что система его анимирует и озвучит. Бизнес внёс свои коррективы и теперь все социальные сети и меседжеры предлагали фигурки на все вкусы.
  - Солнышко, нужно вервольфа отследить, - без предысторий произнёс я, зная, что Шурочка для того и звонила сама, чтоб помочь мне.
  Маленькая фигурка, копирующая Александру, приложила пальцы к вискам и стала их массировать. Даже ей сложно давался поиск этого субъекта.
  - Если поднимешь глаза, и посмотришь чуть левее, то там, что-то похожее, - неуверенным голосом произнесла Шурочка. - Слишком далеко от меня. Не чую.
  - Спасибо, - тихо ответил я и погасил вызов, сжав перед фантомом пальцы, словно раздавливал ягоду, и пошёл к большому, но старому дому. Выгоревшая древесина была тёмно-серого цвета от времени. Трещины в брёвнах, из которых был сложен домик, забились пылью и грязью. На рамах ещё были стекла, а где их не стало, висела обычная полиэтиленовая плёнка. Треснутый шифер наверняка очень сильно протекал.
  Дом, несмотря на ветхость, был жилой. Глядя на него, я вспомнил наше путешествие на Тик. Тамошние аборигены наро́ни говорили в такой ситуации 'парра-ма'. Дом в котором поют песни.
  Здесь плохие песни поют, унылые и тоскливые.
  - Я в обход, - произнёс Денис, выискивая глазами запасную калитку.
  - Даже не вздумай. Оборотня без мага брать - гиблое дело, - остановил его я, взяв за рукав.
  Мы подошли ближе стараясь держать пути отхода нечисти в поле зрения.
  - Эй, есть кто живой?! - громко позвал я, прежде чем шагнуть к двери.
  Дверь сама распахнулась, и навстречу нам выскочил старый дед. Сутулый и седой, он блестел выцветшими глазами с красными полопавшимися прожилками.
  - Оборотень! - заорал он. - Оборотень в дом залез!
  Мы одновременно повернули головы к домишке, выглядывая существо.
  А старик бросился наутёк. Денис хотел его схватить, но я придержал спецагента.
  - Это человек, обычный человек. Я не чую в нем оборотня.
  Денис стиснул зубы, проводив пенсионера взглядом, словно хотел взять в погнятые, но спорить не стал и шагнул к двери, все так же выставив вперёд Стечкина. Мы проводили старика взглядом и ступили внутрь. Денис быстро выглянул за косяк и снова спрятался. Он подождал две секунды, а потом плавным движением в слегка согнутом виде шагнул дальше и стал оглядывать комнату. Я шёл сзади след в след, сканируя помещение на предмет минно-взрывных ловушек и держа заготовку щита. Эти приёмы были излишни, но сказалась подготовка боевого мага поддержки войск.
  - Слышишь? - произнёс Денис, когда мы шагнули глубже по скрипучим половым доскам, - плачет кто-то.
  Мы осторожно прошли дальше, попутно увидев открытое окно на кухне. Действительно, в доме кто-то тихо плакал.
  Плач раздавался из шкафа в большой комнате. Мы открыли его и увидели растрёпанного пацанёнка лет десяти в окровавленной рубашке и шортах. Он сидел, забившись в угол, и прикрывая голову руками.
  - Тихо, тихо, - заговорил я, присев перед ним на корточки, - мы тебя не обидим.
  - Его оборотень покусал, сука, - выругался Денис. - Нужно было раньше искать эту тварь, пока он не навредил никому.
  Я вздохнул и развеял шокер. Оборотень ушёл, и даже следов не чую. Глаза сами собой стали бесцельно бегать по комнате, а потом вдруг зацепились за небольшую книжицу, стоящую среди старых советских сочинений Ленина. Я встал, осторожно подошёл к шкафу и провёл пальцами по корешку. Знакомая книжка. На неё всем магам была выдана ориентировка. Полагалось при нахождении таковой сразу сдать в управление боевой магии. На корешке старинными рунами было написано давно забытое название, но в народе такие именовались черными гриммуарами.
  - Сука! Сука! Тварь! - вырвалось у меня.
  Денис подскочил на месте и повернулся ко мне, держа за руку пацанёнка, который упорно не хотел вылезать из шкафа.
  - Что такое? - резко спросил он, въевшись в меня глазами.
  - Деда ловить нужно было, - ответил я, с досадой пнув старый поцарапанный стул, стоящий рядом.
  - Почему? Он оборотень? - тут же спросил фээсбэшник.
  - Нет. Чернокнижник. Настоящий. Уголовник от колдовского мира.
  Я не чуял мага. И не удивительно, старая книга, которую я держал в руках, содержала старинные запрещённые заклинания и схемы артефактов. Тут не нужно было быть особо сильным колдуном, достаточно долго и кропотливо поработать над парой рецептов, чтоб попытаться избежать наказания. Это как применение спецсредств или оружия гражданским лицом. Мне можно было, но я боевой, да и отчитываюсь за каждую такую магосхему ежеквартально.
  - Значит, ушёл? - спросил Денис, переводя взгляд то на меня, то на дверь.
  - Пусть им инквизиция теперь занимается, - выдавил из себя я. - Все улики на лицо, жертва тоже.
  - Я не понимаю, - сказал Денис. - Вот, ничего не понимаю. А оборотень-то где?
  Я подошёл к шкафу и присел перед пацанёнком, и сорвал с его шеи шнурок с небольшой стекляшкой, развеивая чары, заложенные в этой вещице.
  - Вот он.
  - Но, ведь он покусан и исцарапан только что, неужели трансформация такая быстрая? - непонимающим взглядом посмотрел на ребёнка.
  - Это не укусы, это плётка. Дед издевался над мальчиком, заставлял воровать для него. Наложил заклинание контроля и отвода глаз. А мальчику есть хотелось, вот он и грыз живность и банки с вареньем крал. Помнишь выражение? Собака бывает кусачей, только от жизни собачей.
  - Жаль, что ушёл, - произнёс Денис, - я бы его при попытке к бегству.
  Он не договорил, скрипнув зубами. Я опустил глаза, это из-за меня ушёл чернокнижник. Надо было его, в самом деле, поймать как свидетеля, нет, блин, привык охотиться только на нечисть, а про то, что плохие люди бывают, забыл.
  Рядом с мальчиком на корточки присела Ольха. Она уже не боялась оборотня, как не боится кошка маленького щенка.
  Лесавка протянула к нему тонкую руку, а когда мальчик плача сжался от страха, она осторожно прикоснулась к следам плётки, наклонив набок голову.
  А потом она вскочила и одним рывком бросилась к окну. Раздался треск одежды, а контуры тела девочки потекли, как всегда было, когда она сменяла облик. Я ожидал разное, вплоть до саблезубого тигра или медведицы, но сквозь полиэтиленовую плёнку, натянутую на старую оконную раму, на улицу выскочила большая огненно-рыжая рысь. Я только и успел, что подскочить к подоконнику. Лесавка скрылась из вида, оставив в заросшем палисаднике порванный светло-серый сарафан. Рядом встал Денис, держа на руках измученного мальчонку.
  - Я не заражусь? - спросил он, глядя на окровавленный локоть.
  - Нет, - покачав головой, ответил я, - что оборотни, что вампиры, что прочая подобная им про́клятая нежить, заразна не реже нескольких дней в несколько месяцев. И это не бациллы, чтоб через кровь заражаться, это проклятие. Тут укус нужен.
  Я замолчал, услышав вдалеке быстро оборвавшийся истошный крик. Видать, чернокнижник был слабоват здоровьем, и уйти далеко не смог, а теперь Ольха его настигла.
  Лесные духи живут по древним законам, тем, что возникли задолго до появления человечества. Кровь за кровь, глаз за глаз, добро за добро. Люди тоже так жили когда-то, раньше так было правильно, но сейчас так не положено.
  Девочка только что подкинула мне кучу проблем, причём от чистого сердца, не понимая всей тяжести содеянного. Я посмотрел на Дениса, тот уловил взгляд и быстро глянул в мою сторону, а потом снова уставился в оконный проем. Там по тропинке между домами шла хмурая обнажённая девочка с испачканным кровью лицом.
  Да, проблем она подкинула. От них хоть в лес прячься, но ничего сдюжим. И не такое бывало.
Оценка: 7.18*77  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Ю.Уленгов "Путь в Альвиору" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"