Копылова Ольга: другие произведения.

Невеста звездного принца

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
  • Аннотация:
    Придворные интриги, они и в космосе интриги... А если их цель - контроль за огромной территорией межзвёздного пространства, то в ход пойдут любые средства. И в этом случае получить статус невесты принца равносильно приговору - все будут использовать бедную... то есть наоборот, конечно, - богатую девушку в своих интересах: родители, жених, его окружение, бандиты и даже брат. У каждого найдутся свои мотивы. А у принцессы... У принцессы появится союзница, которая не прочь спутать чужие планы. По крайне мере, она очень постарается
    Космоопера. Приключения и романтическая фантастика.
    Вышла в издательстве "Альфа-книга". Приобрести - ЛАБИРИНТ



Придворные интриги, они и в космосе интриги... А если их цель -- контроль за огромной территорией межзвёздного пространства, то в ход пойдут любые средства. И в этом случае получить статус невесты принца равносильно приговору -- все будут использовать бедную... то есть наоборот, конечно, -- богатую девушку в своих интересах: родители, жених, его окружение, бандиты и даже брат. У каждого найдутся свои мотивы. А у принцессы... У принцессы появится союзница, которая не прочь спутать чужие планы. По крайне мере, она очень постарается.

Ольга Копылова

Невеста звёздного принца

  

Глава 1. Желание избежать одной ошибки вовлекает в другую

   В далёком прошлом в другой части Галактики...
  
   -- Вот сюда заводите. Потом толкаете... Мягко, но уверенно... И глубже. Ага. Правильно. Теперь назад... Нет, нет, не настолько далеко. Так не удержать позицию...
   Голос мужчины за моей спиной был спокойным и рассудительным, даже когда я не всегда верно выполняла распоряжения. Мои ладони, вцепившиеся в штурвал на рулевой панели, взмокли от усердия и осознания ответственности, а глаза не отрываясь смотрели в чёрную даль, усыпанную точками звёзд.
   -- Видите, досточтимая Инили-тиала, насколько наше королевство ушло в сторону от звёздной дороги? -- тем временем продолжил наставник, указывая на боковой экран, где устройство контроля вычерчивало траекторию перемещения. И она на самом деле отклонилась на пару градусов от запланированного положения. -- Это некритично, конечно, но лучше подобного не допускать. Сейчас главный рулевой скорректирует маршрут, и вы попробуете снова... Лечь на прежний курс!
   Краткий приказ, поворот головы в сторону молчаливо ожидающих распоряжений специалистов координационного узла, и те немедленно приступили к своим обязанностям.
   В ожидании продолжения практики я позволила себе расслабиться. Убрала руки от вспомогательного штурвала, незаметно вытерла ладони о брюки и откинулась на спинку кресла. Глаза непроизвольно оглядели помещение, хоть и видела я его не раз и не два -- каждые стандартные десять дней сюда прихожу.
   Огромный зал с прозрачным потолком и передним щитом для удобства пилотирования. На обзорные панели, расположенные по бокам от рулевых мест, проецируется всё, что невозможно видеть собственными глазами.
   Наше государство размещается на гигантской летающей в космосе платформе, и логично, что жизненно важный узел управления находится в её передней части. От его работы зависит функционирование всей платформы, но он настолько мал и смещён вниз, к основанию, что всё остальное громадное пространство королевства отсюда даже не окинуть взглядом.
   Зато если подняться по лестнице и выйти за пределы непроницаемых стен, через массивные створки дверей центра управления полётом, то глазам откроется защищённое обширным силовым куполом пространство: дорога, поля с травянистыми растениями, лес, озёра, маленькие поселения и город...
   -- Досточтимая Инили-тиала, вы готовы? -- напомнил о себе наставник. -- Продолжайте.
   Я бы с удовольствием повторила попытку, да только не успела. Кулон-связничок переливчато пискнул и голосом отца попросил: "Ини, бросай все дела, мы тебя ждём во дворце. Разговор очень важный, возвращайся поскорей".
   -- Простите, уважаемый Риш-яр... -- Вылезая из кресла под прицелом осуждающе разочарованного взгляда наставника, я чувствовала себя настолько виноватой, словно не следую просьбе родителя, а бессовестно сбегаю с занятия по собственной инициативе.
   Впрочем, кроме учителя, на мой уход никто внимания не обратил. Разве что на маленькой площадке у входа в центр управления ко мне тут же подъехал небольшой летар -- мой личный, удобный и быстрый, я на нём сюда прибыла. Да ещё двое ожидающих меня охранников, коротавших время за игрой-головоломкой, тут же вскочили из-за стола, чтобы забраться на свои летары. Представляю, как им не хотелось бросать начатое! Только-только открыли половину игровых фишек, дальше самое интересное пойдёт, а тут я так не вовремя...
   Перекинув ногу через сиденье, я обхватила руками рулевую часть своей машины и прижалась к ней грудью. Большего от меня не потребовалось -- "умная" техника без подсказок помнила путь. Обтекатель защищал от ветра, под днищем мягко шуршал потревоженный воздушной подушкой песок, а над головой медленно темнел свод -- подсветка силового купола снизила свою мощность, имитируя начало условного вечера.
   Слева от дороги, до самого берега протяжённого озера, шла песчаная полоса, справа возвышался лесной массив. Видимая бескрайность пространства, которая лишь создаёт иллюзию свободы. Увы, но любое звёздное королевство ограничено размерами его платформы.
   Словно в подтверждение моих мыслей, "природная" территория быстро сменилась городской окраиной. Здесь высотные здания теснились, занимая целые кварталы -- закономерно, ведь свободные площади очень дороги. Да и для наших жителей несвойственно расточительство и желание казаться лучше, чем они есть, а невысокий, трёхэтажный дворец родителей -- это скорее дань истории и традициям. Необходимость компактного размещения правящей семьи давно назрела, а освободившиеся площади целесообразно использовать под посадки растений или новые дома. Однако отец даже слышать о переустройстве дворца не желает, считая его символом незыблемости нашей династии, и поэтому городские дома растут ввысь до тех пор, пока им хватает пространства под куполом. Возможно, к моменту, когда бразды правления перейдут к брату, проблема станет настолько острой, что он примет более рациональное решение.
   Полностью доверяя автоматике летара, я не следила за дорогой, а вот по сторонам смотрела с удовольствием. Нижние этажи всех домов привлекают внимание яркими броскими светящимися вывесками и эффектно оформленными витринами. Здесь располагаются частные магазинчики, увеселительные заведения, скромные кафе, шикарные рестораны, салоны красоты... Те жители, что свободны от работы, проводят тут дни и ночи -- прогуливаются, отдыхают, общаются, знакомятся, флиртуют и... И шумно ссорятся.
   Последнее настолько не сочеталось с обычно приятными впечатлениями, что привлекло моё внимание. Двери увеселительного заведения, мимо которого я как раз проезжала, широко распахнулись, осветив проезжую часть и окатив улицу энергичным ритмом музыки, неразборчивым гомоном голосов и яростным окриком "Стой, воровка!".
   От такого обвинения и его громкости даже я вздрогнула, что уж говорить о выбежавшей из бара девушке. Она не оглядываясь со всех ног бросилась бежать вдоль здания. Следом за ней выскочил мужчина. Видимо, тот самый "обворованный", хотя, если судить по внешнему виду, красть у него особо-то и нечего -- одежда небогатая, волосы подстрижены совсем коротко, плечи широченные, коренастый... Больше похож на работягу, решившего пропустить стаканчик-другой веселящего огра. Может, лицо имело какие-то аристократические черты, но я видела только бритый затылок -- возмущённый побегом злоумышленнницы, мужик мчался за девицей со скоростью едва ли не большей, чем развивал мой летар.
   Беглянка завернула за угол дома, её преследователь тоже, а путь во дворец лежал прямо... Проводив глазами удаляющуюся пару, я на несколько мгновений замешкалась, а потом ударила по тормозам. Двигатель предупреждающе затрещал, но сбавил обороты, позволяя мне переключиться на ручное управление и развернуть технику. Догнавшие меня сопровождающие тоже притормозили, выжидая, когда я продолжу движение.
   Как принцесса, я не имела права остаться безразличной к конфликту. Какими бы ни были причины перебранки, непозволительно так грубо обращаться со слабой девушкой. К моему слову обязаны прислушаться, спасение несчастной много времени не отнимет.
   Повернув назад, я пропустила встречный поток летаров и, вырулив на боковую улочку, едва разглядела вдалеке прижавшиеся к стене здания фигуры. То есть одну прижатую, а вторую нагло её удерживающую. Прибавила скорость, стараясь побыстрее добраться до места, вот только когда приблизилась и остановилась, поняла, -- в моём вмешательстве необходимости уже нет: мужчина вдруг резко согнулся, отступая и прижимая руки к паху, а девушка, перебежав улицу, нырнула под арку во двор соседнего дома.
   -- Какова стерва, а?.. -- заметив меня и моих спутников, пожаловался "безвинно" пострадавший. В его голосе больше не было угрозы, лишь досада и желание наказать нахалку. Пусть даже это будет всего-навсего обвинение: -- Продажным девкам не место в порядочном королевстве! Примите меры, досточтимая. Подобные ей одним своим присутствием в Яре вредят вашей репутации...
   -- Я разберусь, -- мне ничего не оставалось, как утихомирить жалобщика, почтительно склонившегося в поклоне. Впрочем, возможно причина преклонения была иной -- после удара он просто-напросто был не в состоянии разогнуться?
   Вновь включив автоматическое управление, я позволила технике продолжить путь во дворец. Сама же, пока была возможность, следила за якобы потерпевшим, оценивая его дальнейшие намерения. И, судя по взятому им направлению движения, это был всё тот же бар -- участок жандармерии, куда мужчина мог обратиться по поводу кражи, находился в другой стороне. То есть однозначно у него не имелось реального повода обвинять девушку.
   "Или же сам не был образцом порядочности и боялся попасть в поле зрения жандармов", -- мелькнула ещё одна догадка. Очень уж физиономия у мужика была... бандитская. Неприятная. Внушающая опасение. Шрам на щеке, одутловатые щёки, маленькие бегающие глазки...
   Мысленно приободрив себя, я прогнала нехорошие мысли прочь. Ну какой ещё бандит? Бандиты далеко, в космосе, у них своё королевство-прибежище, и с нами они не контактируют. Не осмелятся связываться с теми, кто находится под покровительством и защитой Шейраза. А это просто трудяга, который получил травму на производстве. И, видимо, огром злоупотребляет, потому видок не самый приятный. А я просто предвзято к нему отнеслась, заметив агрессию по отношению к девушке.
   Похоже, подобная подозрительность досталась мне от отца. Он тоже постоянно беспокоится за мою безопасность и никуда не отпускает без охраны. Хотя явных причин для подобной осторожности я не нахожу. Чего мне бояться в родном королевстве? Оно ведь, по сравнению с другими, не такое уж большое. Здесь каждый житель на виду, а королевская семья традиционно пользуется уважением и почётом -- нет у нас ни оппозиции, ни недовольных властью или социальным строем. В таких условиях объяснить наличие охраны можно разве что желанием подчеркнуть мой статус.
   Из-за вынужденной остановки до дома я добралась с опозданием. Не успел двигатель летара заглохнуть, как кулон-связничок вновь ожил, сердито уточняя, где меня носит и почему я до сих пор не в тронном зале. Нетерпение отца вкупе с тем, что меня оторвали от важных практических занятий, заставило бросить технику у широкого крыльца и практически бегом подняться по ступеням.
   Коридоры, облицованные блестящими белыми панелями, казались бесконечными. Светильники вспыхивали, указывая путь. Ковры заглушали топот. Придворные, отвлекаясь от разговоров, вежливо кланялись, провожали заинтересованными взглядами и вновь возвращались к своим делам -- никого из них не смущало отсутствие на мне традиционного наряда. Принцесса остаётся таковой даже в повседневной одежде.
   Заметив меня, один из слуг-караульных почтительно склонил голову и потянул за ручку дверь тронного зала, предупредительно распахивая створки.
   -- Ини, наконец-то. Мы тебя уже заждались, -- раздалось негромкое, едва я ступила на покрытый мозаикой пол.
   Отец, расположившийся в центре ряда сидений для королевской семьи, одарил меня приветливым взглядом и поманил рукой.
   И ведь вот что странно: мало того, что он был не один -- за его спиной стояло несколько министров и их секретарей, так ещё и мачеха с братом сидели рядом. Просто обычно, когда собирался "семейный совет" в таком расширенном составе, меня предупреждали заранее. А тут совсем уж поспешно и неожиданно всё организовали.
   Потому я в некотором недоумении шла к ним через зал. Кстати, самый древний, и, если верить легендам, именно в нём принимал титул короля самый первый правитель королевства. Правда, у многих в достоверности этого факта были сомнения. Всё же шесть тысяч стандартных циклов, -- огромный срок, а зал и дворец наверняка успели не единожды перестроить. С другой стороны, наша платформа до сих пор в исправном состоянии и требует лишь незначительного ремонта, хотя её создали намного раньше...
   Мозаики на стенах, изображающие звёздное небо, свод потолка, освещённый огромным круглым светильником, пушистый ковёр на полу. Здесь не было ни единого намёка на современные технологии и достижения прогресса -- никаких экранов, точечной подсветки, полимерных покрытий. Зал, словно застыв во времени, жил своей историей и древними традициями. Даже воздух казался другим -- тяжёлым, величественным, с оттенком старины.
    -- К чему такая спешка? Что-то случилось?
   Приблизившись к родителям и министрам, я замешкалась, но всё же решила сесть -- вроде нет в совещании ничего официального, что требовало бы от меня соблюдения этикета.
   -- Случилось, -- довольно и оттого подозрительно откликнулась просиявшая мачеха. И от этого счастливого вида по спине прошёлся лёгкий холодок -- её улыбка, сколько себя помню, не единожды становилась для меня предвестником неприятностей. -- У нас огромная радость. И всё королевство разделит её вместе с нами!
   -- Вы ждёте ребёнка? -- сорвался с моих губ единственный пришедший на ум радостный повод. Я знала, как отец мечтает о втором сыне.
   И лишь когда сказала, задумалась, с сомнением посмотрев на совсем незаметный живот. Но всё же Вьянна, в повседневном нежно-розовом платье с мягким лифом и поясом, вполне могла едва узнать о своём положении. И потому отказаться от корсета.
   Прекрасные, изысканно подведённые косметикой зелёные глаза мачехи посмотрели на меня с удивлённым недоумением, опустились вниз, перебежали к не менее опешившему от моего предположения потенциальному отцу и снова вернулись ко мне.
   -- Нелепая шутка, милая, -- поджав полные губы, укорила Вьянна. -- Зачем нам ещё один наследник? Он лишь внесёт смуту в политическое устройство, претендуя на власть. Твой брат прекрасно справится, и ему ни к чему конкуренты. Правда, дорогой?
   Говорила она о своём сыне, моём кровном брате по отцу, а вот в итоге необычайно ласково обратилась именно к супругу. Я же сокрушённо вздохнула -- мачеха им умело манипулирует, всегда добиваясь того, что хочет. Моя мама, судя по рассказам няни и придворных, была совсем другая...
   -- Ини, как моя дочь ты абсолютно права, но как будущая правительница должна думать глобально. Наши субъективные "хочу -- не хочу" совершенно неуместны, когда речь идёт об интересах королевства, -- величественно кивнул папа, не подавая вида, что сам не раз сетовал на необходимость жертвовать личным в угоду политике. -- Так что причина для радости у нас иная.
   Я в растерянности подняла на него взгляд, встречаясь с серыми глазами, обрамлёнными едва заметной россыпью морщинок. Отец пусть уже и не молод -- пятьдесят стандартных циклов -- немалый срок, почти половина жизни за спиной, -- однако выглядит прекрасно. Сильные мышцы, крепкое тело -- этого даже под одеждой не скрыть. Тёмные, как древесина тумраза, волосы, без намёка на седину. Он всю свою жизнь посвятил благополучию Тиалы и способен править очень долго. Такого достойного правителя ещё поискать, но... Но и отца мог утомить груз ответственности.
   -- Найрис станет королём Тиалы вместо тебя и нашёл себе неве?..
   Закончить фразу не успела, мои последние слова заглушило скептическое восклицание брата: "Не говори глупостей, Ини!", а он сам нервно дёрнулся и в явном смущении провёл рукой по волосам, таким же тёмным, как у отца. Однако под строгим требовательным родительским взглядом снова выпрямился и расправил загнувшиеся кружевные манжеты парадного костюма.
   Ну да, как-то необдуманно я спросила. Прекрасно ведь знаю, насколько его тяготит перспектива стать правителем, да и с поисками невесты он и раньше не спешил. Но ради отца Найрис обязан поддерживать образ достойного преемника. И не должен показывать свою слабость и растерянность перед подданными. Тем более на виду у министров.
   -- И кого же тогда поздравлять? -- пряча неловкость, негромко уточнила я, понимая, что обе мои версии с треском провалились.
   -- Отрадно, что о себе ты думаешь в последнюю очередь, -- похвалил отец, видимо стараясь меня поддержать. -- Ты всегда была скромна и заботилась о благе других. Но на сей раз твоя добродетель будет вознаграждена. Судьбе не нужно спрашивать твоих желаний, чтобы их исполнить. Принц Шейраза станет твоим мужем.
   Принц Шейраза?!
   В голове возникла звенящая пустота, словно меня оглушило гравитационным прессом. Даже мыслей не было, лишь липкое ощущение чего-то неприятного... Может, того, что непомерно велика честь и ответственность -- стать невестой наследника главного королевства, гаранта всеобщей безопасности?
   -- Для тебя это важное испытание, -- продолжил папа, пользуясь тишиной в зале, потому что все затаили дыхание в ожидании, а я молчала. -- Однако нашему скромному королевству выпал шанс породниться с настолько влиятельной династией! Разумеется, Темрин-шейраз не влюблён в тебя, вы же не были знакомы лично, и, как не связанный семейными узами мужчина, он предпочитает свободные отношения. Но ему уже давно пора остепениться и задуматься о собственной семье, благе Шейраза и королевств-вассалов. Я уверен, ты сделаешь всё, чтобы его взгляды на жизнь изменились. Ты же настоящая красавица и умница. Дальновидная, внимательная, тактичная, интересная собеседница. Ты справишься. Сначала завоюешь его доверие, потом симпатию, и, наконец, он тебя по-настоящему полюбит.
   -- Это не его решение? -- выдавила я, поняв из речи родителя главное -- наследник не жаждет моего присутствия рядом с собой.
   Брат набрал было воздуха в лёгкие, чтобы ответить, но отец не дал ему ничего сказать, предупреждающе взмахнув рукой.
   -- Его, -- уверенно заявил. -- Но ты же должна осознавать разницу между желаемым и действительным. Династические браки заключаются из политических соображений, поэтому логично, что вместо любви в этом случае имеет место лишь прагматичный расчёт и разумность действий. Последнее проявляется не только в решениях, но и в поступках -- у принца немало недоброжелателей, так что, как осмотрительный мужчина, он может публично делать вид, что создание семьи вообще не входит в его планы. Постарается этим защитить свою избранницу от врагов. Поэтому и тебе следует вести себя осторожно. Ты ведь не хочешь стать удобным рычагом давления на своего мужчину? Поэтому не следует афишировать свой статус невесты и не стоит раздражать жениха, лишний раз напоминая ему о его вынужденном отказе от свободы в пользу брачных уз. Если ты будешь излишне навязчивой и не проявишь должной деликатности, то он может изменить своё решение. Потенциальных невест и в других звёздных королевствах достаточно.
   -- Я поняла, папа, -- вынужденно подтвердила я, потому что он замолк, ожидая ответа. Мысль выйти замуж за того, чей внешний вид я представляю лишь по рассказам отца и придворных, побывавших в Шейразе и лично знакомых с наследником, мне не слишком нравилась, но...
   Но это мой долг принцессы. Воспитывали меня соответствующим образом. Я с раннего детства осознавала, что когда-нибудь покину Тиалу, составив партию наследнику какой-нибудь правящей династии, и всегда спокойно к этому относилась. Чего же сейчас, когда неизбежное случилось, бунтовать?
   Вот в таком расположении духа семейство и отправило меня в свои покои. Собираться. Путешествие предстояло скорое и продолжительное...
  
   В парадном зале королевского дворца Тиалы, где продолжился семейный совет...
  
   -- Как это понимать?! Зачем вы солгали Ини? -- не выдержал Найрис, едва двери за сестрой закрылись. -- Почему не сказали настоящую причину полёта?!
   -- Девочке не обязательно знать правду, -- поморщился от чересчур громкого заявления его отец. -- Естественней себя поведёт. Спокойнее. Будет полагать, что её задача -- всего лишь очаровать принца. Ей не придётся мучиться от осознания своей ответственности за результат и ожидающих всех нас проблем, если она не сможет стать женой будущего правителя Шейраза.
   -- Незачем вообще было связываться с этими... проходимцами, -- покачал головой принц. -- Тогда бы не пришлось втягивать Ини в ваши придворные интриги.
   Взгляд Ранниара -- правителя Тиалы -- сверкнул неудовольствием. Пальцы оплели подлокотники кресла, а корпусом он подался вперёд, разворачиваясь, чтобы лучше рассмотреть своего неуступчивого обвинителя.
   -- Тебя забыли спросить. -- Король сердито поджал губы. -- Ты под стол пешком ходил, когда возникла необходимость не зависящей от Шейраза защиты.
   -- У доминирующего королевства слишком большие амбиции и запросы, -- поддакнул один из министров, стоявших за спинами представителей правящей семьи. -- И если в противовес ему появляются те, кто не требует многого, то выбор очевиден.
   -- И в итоге какой выгодой это обернулось! -- в тон ему подхватил второй министр. -- Мы уплатили Адьяру вполовину меньше, чем Шейразу, за одну и ту же работу. А две новые планеты принесли доход, в три раза превышающий расходы.
   -- Зато теперь аппетиты ваших союзников подросли, они стрясут с нас всё, что недополучили прежде, -- ничуть не скрывая своего скептического отношения, прямо заявил Найрис. -- Всё приобретённое им и отдадите. Ещё и своим добром приплатите, лишь бы проблем не возникло.
   -- Не придется отдавать, если Инили справится со своей задачей, -- напомнил Ранниар.
   -- Всё равно я считаю, что незачем было называть её официально выбранной невестой! Ведь Темрин-шейраз не собирается жениться. Сомневаюсь, что он вообще знает о существовании Ини, а...
   -- Вот и хорошо! -- оборвал его гневную отповедь король. -- Не знал, так узнает. Будет ему сюрприз. Неожиданность всегда притягательнее, чем ожидаемое.
   -- А то, что моя сестра может оказаться в глупом положении, вас не волнует?
   -- Найрис, мальчик мой, хватит, -- вмешалась, остужая накал страстей, королева. -- Что ты опекаешь её, как маленькую девочку? Если не начнёт заявлять каждому встречному, будто она невеста, то не окажется. А если начнёт, значит, поделом ей.
   Возражать матери принц не стал, -- проявил уважение, хоть и по-прежнему был против махинаций с участием сестры. Разумом понимал -- необходимость что-то предпринять, чтобы упрочить позиции и не оказаться в опале, действительно высока как никогда. Ещё немного, и будет поздно принимать меры -- бандиты забудут о требованиях и перейдут к наступлению. Захват Тиалы в этом случае -- самый реальный сценарий. Но и настолько бесцеремонно использовать Ини тоже казалось ему неэтичным.
   -- Пусть Шейраз убедится в нашей лояльности, а там видно будет... -- примирительно похлопал сына по руке король. -- Когда твоя сестра очарует принца и станет его женой, все наши проблемы решатся одним махом.
   -- А если Темрин останется к ней равнодушен? Или прознает о твоих договорённостях с бандитами и отыграется на Инили? Ты хоть представляешь, что в этом случае её ждёт?
   -- Он не узнает. Не устоит перед обаянием Ини, -- не желая принимать иных вариантов, упрямо припечатал король. Министры торопливо закивали, соглашаясь со своим сувереном, а королева многозначительно улыбнулась и мило проворковала:
   -- Я поговорю с девочкой, научу, как правильно себя вести, чтобы с гарантией добиться желаемого.
   Её супруг, видимо вспомнив впечатляющее поведение его когда-то будущей невесты, ободряюще пожал женские пальчики.
   -- Я уверен, что ты, Вьянна, станешь достойным примером для Инили. Ты заменила моей девочке мать, к твоим советам она прислушается.
   Найрис, не понимая, чем могут быть полезны женские хитрости, нахмурился, перебирая возможные варианты спасения сестры. Наконец, сообразив, что, по сути, не понимает, как путешествие будет организовано, обстоятельно уточнил:
   -- А кто в числе сопровождающих?
   -- Никто. Летит только Инили.
   -- Ты хочешь отправить принцессу без положенного ей по статусу окружения? -- изумился принц.
   -- Делегации нам ни к чему! -- отрезал король. -- Телохранителей более чем достаточно. Куда важнее незаметность -- небольшой одиночный корабль не привлёчет столько внимания, сколько представительный с почётным эскортом. К тому же, пока адьярцы не знают о моих планах, путь будет безопасным.
   Найриса подобные гарантии не убедили. Чувствуя тревогу и осознавая, что не имеет права вот так всё доверить посторонним, принц тряхнул головой, разметав такие же, как у его отца, тёмные волосы, и заявил:
   -- Я поеду вместе с сестрой! Если Темрин женится, то я со спокойной совестью оставлю её с мужем. Если нет -- заберу Ини обратно в Тиалу.
   -- Пусть так. Твоё право, -- обменялся взглядом с женой, но не стал возражать Ранниар. -- Для тебя это станет хорошим жизненным опытом. Наладишь новые контакты, посмотришь на Шейраз, пообщаешься с другими союзниками -- для будущего короля важно оценить политическую обстановку изнутри.
   И если королева несомненно переживала за судьбу Найриса -- отъезд нелюбимой падчерицы это одно, а потеря сына для Вьянны намного тяжелей, -- то король рассуждал иначе. Да, наследник у него единственный, но если мальчишка покажет себя настоящим мужчиной, то от его путешествия будет реальная польза. Ну а если погибнет или проявит себя слабаком... У них ещё есть возможность и время родить и воспитать нового преемника.
  
   В это же время в Яре -- городе-столице Тиалы...
  
   -- Аррис, ты куда?
   Голос матери настиг меня уже у самого выхода из квартиры. Ну вот! Сейчас начнётся... "Куда тебя снова несёт на ночь глядя? Завтра на работу тебя не добужусь! Опять ты свои ужасные брюки надела! Волосы хотя бы в нормальную причёску прибери, а не в этот нелепый хвост"... И, наконец, коронное: "Я тебя последний раз предупреждаю -- возьмись за ум! Кто ты у меня -- порядочная девушка или сорванец? Тебе замуж давно пора!"
   Закатив глаза к низкому серому потолку, я торопливо сунула ноги в ботинки и сдёрнула с вешалки куртку. Поспешно пробежала пару шагов до кухни, совмещённой с гостиной, перекрыв путь направившейся ко мне родительнице.
   -- Я ненадолго, мам, -- быстро выпалила. Чмокнула в щеку и, пока грозное "Не ходи в обуви по квартире!" не донеслось до ушей соседей, рванула обратно к выходу.
   -- Возвращайся вовремя! Только попробуй прийти засветло -- не впущу! -- всё же раздалось "ласково-напутственное", прежде чем дверь за моей спиной захлопнулась.
   -- Опять тебя воспитывает? -- выразительно кивнув в сторону квартиры, посочувствовал Дьерик. Отлепился от выкрашенной коричневой краской и заляпанной плохо отмытыми чёрными разводами стены, с которой до этого практически сливался своим камуфляжным комбинезоном, и шагнул на металлические ступени лестницы, начиная спускаться.
   -- Что она сделает? Самое большее -- очередную нотацию выдаст, -- фыркнула я, натягивая куртку. Прыгая через ступеньки и приседая, завязала шнурки на ботинках. Наконец сладив с обувью и одеждой, поравнялась с другом детства и приветственно ткнула его кулаком. -- Верт сказал, где мы сегодня играем?
   -- Размечталась... -- Дьерик, потирая ушибленное плечо, покосился на меня, но комментировать мальчишеские замашки не стал. -- Куш-то накопился немалый. Подсказки получим только на месте сбора. А то найдутся недовольные, скажут, будто мы нечестно победили. Ты только не подставься, как в прошлый раз. Обидно же, до финала оставалось всего ничего.
   -- Если бы идиот Верт не сунул записку этому уроду в баре, всё бы по-другому сложилось! -- возмутилась я. -- И ладно бы тот её в наружный карман положил, так нет же, во внутренний убрал. Пришлось чуть ли не вешаться на мужика, чтобы обыскать и найти. Сам понимаешь, за кого меня приняли... Еле ноги унесла! А ты, кстати, вообще сбежал, меня бросил!
   -- Я не бросил, -- оправдался раздосадованный горе-напарник. -- Просто жандармов испугался. Появились из ниоткуда, как по команде.
   -- Это не жандармы были, -- просветила я невнимательного типа. -- Это дворцовая охрана. Принцессу свою пасли.
   -- Да какая разница! Все они одинаковые, -- буркнул тот. -- Не то сказал, не так посмотрел... Разговор у них короткий.
   Лестница наконец закончилась. Сорок семь этажей -- ещё не самая ужасная перспектива. В этом нам с мамой повезло. Вон семья Дьерика вообще на сто пятом живёт. А лифтом мы только на подъём пользуемся -- экономим. За спуск приходится платить больше, а подняться наверх стоит намного меньше.
   Массивная входная дверь натужно скрипнула, выпуская нас в надвигающийся вечерний полумрак. Осязаемо плотный, душный, вязкий, наполненный специфическими ароматами выхлопов, пробивающихся с подземного уровня. Ветра, способного их развеять, здесь никогда не было, воздух лишь условно считался свежим, а район -- пригодным для комфортной жизни. Близко стоящие дома давили своей громадой, оставляя для жителей совсем немного простора -- крошечные дворики, заполненные отнюдь не дорогущими деревьями, а редкими скамейками и мусорными бачками. Лишь звёздное небо над головой напоминало о том, что в этом мире есть иное -- свобода и пространство...
   Само собой, это только нам так не повезло. В Яре были и другие районы -- более чистые, технически продвинутые, с растениями и свежим воздухом, но... Но дорогие, чтоб королю Ранниар-тиалу пусто было! Таких денег у наших семей и в помине не было. Нудная работа на сортировке производственных отходов в подземных уровнях оплачивалась по минимуму -- жалких грошей хватало лишь на покупку еды, скромной одежды и оплату самого непритязательного жилья. Потому мы с Дьериком и участвуем в Игре -- если удастся найти спрятанный приз, можно надолго забыть о проблемах и изменить свою жизнь!
   Скромный взнос -- невеликая плата за участие. Зато победитель получит весь накопленный куш. А если учесть, что прошлые четыре игры выигрыш никому не доставался, да ещё и с учётом сегодняшних взносов игроков, -- сумма получается более чем солидная! Чтобы прибрать такую к рукам, можно на любые ухищрения пойти, любой опасностью пренебречь. У Игры, конечно, есть правила и ограничения, но суть их лишь в том, чтобы не препятствовать поискам других участников. Всё остальное -- арест, травмы, порванные вещи, испорченная репутация -- проблемы исключительно самого игрока.
   -- Ну и повылазило их... -- разочарованно присвистнул Дьерик, который в отличие от меня не предавался мечтам, а смотрел по сторонам.
   На месте сбора толпилось десятка три желающих попытать счастья. Пёстрая разношёрстная компания переминалась с ноги на ногу в ожидании.
   -- Зато взносов сколько! Не дрейфь, прорвёмся! -- оптимистично отозвалась я. Мёртвой хваткой вцепилась в рукав напарника и, расталкивая игроков, потащила его к центральному возвышению. Вовсе незачем стоять в отдалении и прислушиваться к негромкому голосу Верта. Этак можно и пропустить чего важное.
   -- Все собрались? -- едва мы оказались рядом, поинтересовался организатор -- молодой, но старше нас циклов на десять, наверное. Чем именно он занимается "вне Игры", никто не знал, но, судя по качественной чёрной куртке, добротным штанам и новеньким берцам, Верт вовсе не такой оборванец, как мы. -- Тогда вот вам, ребятки, обещанный сюрприз -- тот, кто победит в этой Игре, получит не только деньги, но и контракт на выгодную работу. Наш спонсор вновь проявил заинтересованность в тех, кто достойно себя проявит.
   -- Ну ты и загнул! Да кому нужны такие бездари, как мы? Ему заняться больше нечем? -- негромко хохотнул кто-то справа от меня.
   Скосив глаза, я разглядела тощего остроносого светловолосого парня в дешёвом эластичном комбинезоне, который делал его похожим на обтянутый кожей скелет. Мне на работе точно такую же спецодежду выдают, только я в свободное время предпочитаю носить другие, пусть и недорогие вещи. А у него, видимо, даже на это не хватает денег.
   -- Я не трепло, Стайдик, -- спокойно отреагировал на его выпад Верт. -- Если что обещаю, то знаю наверняка.
   Парень промолчал и скептически скривился.
   -- Если сомнений больше нет, -- продолжил организатор, -- тогда... Игра начинается!
  
   В тот же вечер в комнате принцессы Тиалы...
  
   Замерев перед гардеробом, я с сомнением и основательной растерянностью рассматривала висевшие на вешалках наряды. Много. Столько в багаж не влезет.
   Перевела взгляд на стоявшие у моих ног сумки. Объём более чем ограниченный. А ведь нужно ещё и обувь положить, и другие личные вещи, и...
   Стук в дверь прервал мои размышления. Не дожидаясь ответа, в комнату заглянула Вьянна и вкрадчиво поинтересовалась:
   -- Инили, дорогая, к тебе можно?
   -- Можно, -- вежливо откликнулась я, не слишком довольная, хоть и привыкшая к её бесцеремонности. -- Правда, мне некогда, я готовлюсь к поездке.
   -- Ранниар просил, чтобы я с тобой поговорила по-женски... Ну ты понимаешь...
   -- О чём? Простите, не понимаю... -- притворилась я, возвращаясь глазами к платьям. Очень уж не хотелось впустую тратить драгоценное время и секретничать с мачехой.
   -- Какая же ты недогадливая! -- "сочувственно" вздохнула Вьянна, усаживаясь на диванчик, и приглашающе похлопала по обивке ладонью. -- Иди сюда. Присядь... Я научу тебя, как быстро очаровать жениха!
   Осознав, что выбора она мне не оставляет, я послушно подошла к ней. Это в раннем детстве я пыталась спорить и возмущаться, пока не поняла, что за этим всегда следует наказание. А потом стала осмотрительней, предпочла иную тактику -- сделать всё, что от меня требуют, тактично согласиться, поблагодарить, клятвенно пообещать, а в итоге... поступить по-своему. Не всегда удавалось провести мачеху, но, по крайней мере, я избегала конфликтов.
   -- Слушаю, -- изображая максимальную заинтересованность, впилась взглядом в её лицо.
   -- Значит, так... -- Вьянна, удовлетворённая результатом, сосредоточилась, переходя к сути: -- Возьмёшь самые соблазнительные наряды. Никаких брюк и нейтральных цветов. Мужчину нужно впечатлить с самой первой встречи.
   -- А в дороге? -- растерянно пробормотала я. -- На корабле-то для кого мне наряжаться? К тому же необходимое можно и после прилёта купить. Зачем везти лишнее?
   -- Ты не безнадёжна, -- похвалила мачеха. -- Разумеется, мода Шейраза может отличаться от нашей, а у их мужчин, возможно, другие вкусы. Присмотрись, как там принято одеваться. Но это, определённо, касается лишь платьев, а вот...
   Она с видом заговорщицы вытащила из-за спины маленький свёрток, а я с неподдельным любопытством посмотрела на обёрнутый золотистой бумагой крошечный пакетик. Что там? Упаковка слишком миниатюрна для одежды. Украшение?
   -- Открывай! -- широко улыбаясь, приказала Вьянна.
   Заинтригованная, я быстро развернула обёртку и в недоумении уставилась на упавшие на мои колени белые кружевные тряпочки. Невесомые, тонкие, такие, что дунешь -- улетят.
   Осторожно захватив одну двумя пальцами, подняла и... Кровь бросилась к лицу. Так стыдно мне ещё никогда не было!
   -- Это... -- выдавила хрипло.
   -- Да! -- радостно подхватила мачеха. -- Самое дорогое нижнее бельё, которое только можно найти. Тиала не зря славится своим кружевом! Ты в нём будешь настолько обольстительна, что ни один мужчина не устоит!
   -- Вы предлагаете мне ходить... полураздетой? Практически голой! -- едва смогла спросить я.
   -- Нет, что ты! -- протестующе замахала руками дарительница. -- Я не закончила! Ты должна быть манящей и загадочной. Не так сложно играть с мужчиной и подстроить случайное подглядывание. Пригласить принца к себе и перепутать время, не успев одеться полностью. Ему достаточно будет один раз тебя в этом увидеть, чтобы потерять голову и зациклиться исключительно на одном желании -- затащить тебя в постель. А твоя задача -- привлекать и ускользать, соглашаться и отказывать. Пока он не сдастся.
   -- Спасибо... -- поблагодарила я, надеясь, что язвительный тон в моём голосе не будет столь очевиден, как в мыслях.
   -- Не за что, дорогая. Мы же одна семья! -- проворковала Вьянна, забирая свой... сюрприз. Аккуратно сложила, вернула в упаковку и, наклонившись, положила в боковой карман одной из сумок. -- Теперь точно не оставишь... А почему ты сама собираешься? -- спохватилась, сообразив, что я в комнате одна. -- Чего Ледайлу не позвала? Она твоя фрейлина, нечего ей бездельничать.
   -- Я справлюсь, -- спокойно объяснила я. На самом деле, ну не такая уж сложная задача -- положить вещи в сумки. А Леда, хоть и хорошая девчонка, но станет больше отвлекать расспросами, чем помогать.
   -- Ладно, твоё дело, -- с выражением беспомощности на лице милостиво разрешила мачеха.
   Она встала, видимо намереваясь уйти, но, вспомнив что-то, остановилась, вновь оборачиваясь ко мне.
   -- На корабле тоже никаких брюк! -- припечатала веско. -- Не расслабляйся! А то потом по привычке забудешься и при принце наденешь какую-нибудь непривлекательную дрянь. Когда соберёшься, я сумки проверю!
   Вот теперь, сказав всё и окончательно испортив мне настроение, грациозно заскользила к двери.
   Ничего не поделаешь! Вот он, тот случай, когда притворство не дало нужного эффекта. Пусть ссоры я избежала, но придётся выполнить распоряжение и морально настроиться на досмотр. Иначе мачеха вышвырнет то, что ей не приглянется, и положит вместо "неправильных" вещей другие платья, на свой вкус. А он у неё... специфический. По крайней мере, мне фасоны, которые она предпочитала, никогда не нравились -- чересчур открытые декольте, глубокие вырезы на спине, обилие кружев... Пусть всё это и прикрывалось полупрозрачной шалью, но...
  
   Некоторое время спустя в апартаментах принца Тиалы...
  
   Занятый сборами, как и его сестра, Найрис никак не мог выбросить из головы мысли об обмане, а из души поганое ощущение, что он -- предатель. Такой же молчаливый заговорщик, как и все остальные, который в лицо желает счастливого замужества, а за спиной рассуждает о выгодах использования Инили.
   Механически открывая створки и выдвигая ящики с изящной инкрустацией, практически не глядя вытаскивая и бросая в сумки вещи, парень размышлял вовсе не о том, что ему понадобится во время путешествия.
   Удастся ли прикрыться слабой девушкой от гнева Шейраза? Каковы шансы, что Темрин влюбится? На его взгляд -- они весьма призрачны. Ини, конечно, привлекательная девочка, но может оказаться не во вкусе принца.
   Что тогда делать? Ведь план отца именно на этом построен. Если они вернутся ни с чем, вряд ли он будет доволен. Но это даже не самое страшное. Правда о связях с Адьяром всплывёт, Тиала станет опальным королевством, а с Шейраза станется устроить смену власти и поставить во главе новую династию. За кого тогда Инили замуж выйдет? За какого-нибудь сборщика мусора? Или за работягу с производства?
   Картинка так явственно возникла перед глазами, что Найрис, замерев, скрипнул зубами. С трудом отогнал неприглядный образ будущего и с остервенением рванул очередную дверцу, едва не сорвав её с петель.
   Разве Ини должна расплачиваться за чужие ошибки? Разве сестра связалась с бандитами? Разве она поверила в их порядочность? Отвратительно! Эти министры ещё смеют хвалиться "успехами" и поддакивать отцу. Мнимая выгода обернулась серьёзными проблемами, а никто не признаёт ошибок и выводов не делает. Мало того, ещё и лгут девочке! Мужчины "смелы" настолько, что перекладывают ответственность на женщину. Куда это годится?
   Нет уж! Пусть это и нарушение воли отца, который запретил сыну открывать правду сестре, но он так не может поступить! Расскажет, а там... Пусть Ини сама решит, как поступить. Если откажется от полёта, так тому и быть -- станем искать иное решение! По крайней мере, это порядочно. Правильно.
   Приняв решение, надолго Найрис в комнате не задержался. Оставив багаж кое-как собранным, решительно покинул свои покои. Шёл по изысканным коридорам, не замечая ни старинных картин в драгоценных рамах, ни растений, украшающих стены, ни дорогой отделки -- всё это казалось ему само собой разумеющимся, привычным, не заслуживающим внимания. А в свете недавнего обмана Инили складывалось впечатление, что он сохраняет эту роскошь от разорения ценой счастья сестры. Быть должником парень не привык.
   -- Най! -- остановил его на полпути ласковый женский голос.
   Невольно замедлив шаг, принц обернулся. И только теперь заметил в одной из боковых ниш, мимо которой прошёл, неясный тёмный силуэт, скрытый в полумраке, куда не проникал яркий свет. Была видна лишь изящная рука, придерживающая край занавески, закрывающей вход.
   -- Ледайла? -- удивился, подходя ближе. -- Разве я тебя звал?
   -- Третью ночь не зовёшь, -- в голосе собеседницы послышалась обида. -- Надоела тебе? Я соскучилась...
   -- Не до развлечений, прости, -- вздохнул принц, по-прежнему держась на расстоянии, хотя любовница приглашающе отступила в темноту, поманив к себе. -- Завтра я уезжаю. Когда вернусь, ты подаришь мне незабываемую ночь. Договорились?
   -- Всего лишь одну? -- с лёгким смешком, но весьма провокационно уточнила девушка. -- Тебе разве хватит?
   -- Посмотрим, -- усмехнулся Найрис, не сумев остаться равнодушным и погасить возникшие в голове образы. Не самые целомудренные, надо признать. Ледайла умела быть изобретательной, даже всего лишь флиртуя, а уж как страстно относилась к своим прямым обязанностям... Почувствовав, что если разговор продолжится, то просьба любовницы исполнится прямо сейчас, а до комнаты сестры он доберётся, когда будет уже совсем поздно, принц торопливо отступил, махнув на прощание рукой. -- До встречи!
   Пока дошёл до покоев Инили, практически утихомирил взбунтовавшийся организм, требующий совсем иного сценария вечера. За изогнутую, покрытую серебром ручку взялся со спокойной уверенностью. Убедившись, что замок не заперт, и толкнув тяжёлую, но плавно поехавшую в сторону створку, не заглядывая, деликатно уточнил:
   -- Ини? Не спишь? К тебе можно?
  
   Где-то на улицах Яра...
  
   -- Сто шесть, сто семь... -- размеренно шагая и стараясь не сбиться, Дьерик отсчитывал шаги. -- Сто восемь. Всё. Где-то здесь должно быть.
   Остановившись, я быстро осмотрелась. Место, в которое привела нас подсказка, было не самое пригодное для схронов. Идеально гладкая дорожка, литые скамейки -- всё это бесперспективно для создания тайника.
   -- Урна разве что, -- подсказал мой спутник, мысли которого двигались в том же направлении, что и мои.
   Я шагнула к ближайшей мусорке. Сделала вид, что остановились исключительно по причине развязавшихся шнурков ботинка, дожидаясь, когда прохожие пройдут мимо -- всё же моё желание копаться в мусоре вызовет минимум недоумение. Выбрав момент, задержала дыхание и сунула руку в отверстие. Сердце замерло, когда пальцы прошлись по гладким стенкам -- похоже, урну совсем недавно почистили, и суматошно забилось, едва на самом дне нащупали плотно свёрнутый лист записки.
   -- Есть! -- выдернув руку, я триумфально показала напарнику добытое. -- Пятая подсказка наша!
   -- Сколько их всего будет? -- внимательно оглядываясь, Дьерик не разделял моего неуёмного восторга. -- Может, нам всего лишь повезло идти по индивидуальному маршруту и ни с кем не пересечься?
   -- Чтоб Верт устроил кому-то такой подарок? Он никогда не подыгрывал, -- хмыкнула я скептично.
   -- А мог бы! Мы с тобой ему столько взносов свалили зазря...
   -- Неважно, сегодня мы опередим всех, -- не задумываясь ответила, увлечённая разворачиванием. -- Так... -- Повертела, присматриваясь к издевательскому подобию картинки и определяя, где должен быть верх. Потом перевернула и ещё больше поразилась -- на обратной стороне тоже имелся смазанный рисунок. -- Это что за бред? -- удивилась, изучая переплетения схематичных линий и точек, на одной из которых стоял жирный крест.
   -- Я, конечно, могу ошибаться... -- неуверенно выдохнул мне в ухо перегнувшийся через моё плечо Дьерик. -- Но мне кажется, это что-то подземное. Вне купола. На поверхности таких конфигураций не припомню.
   -- Какое-нибудь предприятие? -- задумалась я. Понятно, что подсказки не бывают лёгкими, на то они и рассчитаны, чтобы игроки проявили не только прыть, но и сообразительность. И с каждым новым "уровнем" сложность повышается.
   -- Как-то мелко для производства... Обозначения странные... И почему две картинки? -- Дьерик вытащил у меня из пальцев план и поднял, чтобы рассмотреть на просвет. -- О! Смотри! -- прошептал заворожённо, не желая отрывать взгляда от записки.
   Я немедленно поднырнула ему под руку, чтобы видеть то же, что и мой напарник. Изображения, проступая сквозь ставшую на свету полупрозрачной бумагу, наложились, и совмещённая схема получилась куда более понятной. Нам в школе такую показывали, когда мы географию королевства проходили.
   -- Космопорт... -- шумно выдохнул над моим темечком парень.
   -- Дело дрянь! -- выругалась я. -- Верт рехнулся. Там же охрана такая, что с гарантией в камере окажешься. Проще слить игру, чем подставляться.
   -- Где твой настрой, Аррис? Можно дождаться пересменки охраны и незаметно прошмыгнуть на территорию.
   -- А добираться как? -- скривилась я, потирая шею. Жажда наживы неплохой стимул, но жестоких реалий никто не отменял. -- Пешком мы дня три потратим. На летары из проката у меня денег нет -- матери всё, что осталось, отдала. У тебя, думаю, тоже в карманах пусто. Так что смысл продолжения игры пока нулевой.
   -- Да, уж... И с работы уволят, если мы там за столько времени не появимся. И добычу кто-нибудь шустрый приберёт к рукам раньше.
   Вздохнув, я отошла в сторону. Присев на лавочку, принялась прожигать ненавидящим взглядом несчастную урну, из которой вытащила записку. Дьерик, сунув руки в карманы и сгорбившись, хмурился и постукивал носком ботинка по опоре стоявшей рядом с ним скамейки.
   -- Пошли уже, -- буркнул. -- Мы тут на виду у богатеньких. Решат ещё, что кражу замышляем, жандармов вызовут.
   -- Не такие уж они и богатенькие. Такие же работяги, на складах целыми днями впахивают.
   -- Я чего-то не знаю? У тебя тут знакомый завёлся?
   -- Да ну тебя! Разве не видишь указатели? -- Я вскочила и рванула его за плечи, разворачивая к расположенному буквально в десяти шагах от нас входу в шахту для спуска в подземный производственный уровень.
   -- Для работников склада запчастей, -- послушно прочитал Дьерик. -- И что?
   -- А то! -- веско припечатала я. Схватила непонятливого типа за руку и потащила за собой, на ходу объясняя: -- Помнишь, нам говорили в школе, что есть грузовой транспорт, который курсирует между космопортом и подземным уровнем? Топливо, запасы еды, запчасти для кораблей, форменная одежда...
   -- Подвоз сотрудников, -- подхватил напарник.
   -- Это не наш случай, -- обрубила я. -- Там пропуск понадобится. А вот со склада, вместе с грузом, можно прокатиться. Лишь бы график доставки вечером был, а не утром... Утром слишком поздно... А ну-ка дай...
   Бесцеремонно дёрнув Дьерика и вынудив остановиться, залезла пальцами в нагрудный карман его комбинезона, куда он спрятал подсказку. Развернув аккуратно сложенную бумагу, отыскала надписи, значения которых до этого не понимала.
   -- Двадцать два с четвертью, -- прочитала и подняла взгляд к привыкшему к моим выходкам и потому спокойно ожидающему напарнику. -- А сейчас сколько?
   -- Двадцать один ровно, -- посмотрев на дешёвый наручный хронометр, тут же сообразил Дьерик: -- Больше интервала в запасе.
   -- Как раз успеем! -- обрадовалась я, вновь хватая парня и продолжая путь. -- Видишь, Верт не случайно выбрал именно эту урну, напротив входа в шахту. Чтобы мы сообразили, а не обвиняли его в невозможности выполнить задание. Он даже время движения транспорта подсказал.
   -- Если ты не ошибаешься, -- всё же выразил сомнение Дьерик.
   -- А вот и проверим! -- зашипела я, пристраиваясь следом за спешащими на ночную смену работягами. -- Что ты теряешь в случае провала? В этой толпе мы проберёмся незаметно, а дальше сориентируемся по ситуации.
  
   В комнате принцессы Тиалы, где завершаются сборы в дорогу...
  
   -- Ини? Не спишь? К тебе можно?
   Услышав голос брата, я невольно заулыбалась. Найрис куда деликатней собственной матери! Приоткрыв дверь, терпеливо ждёт ответа, даже не заглядывает, хотя я бы заперлась, если бы не была готова к посещениям.
   -- Не сплю, проходи, -- застегнув последнюю сумку, я разогнулась. Как раз вовремя, чтобы оценить растерянное, заметно смущённое выражение лица брата -- Пришёл попрощаться?
   -- Нет...
   Карие глаза быстро осмотрели разорённый гардероб, открытые ящики столов, рассыпанную косметику. Вернулись ко мне, оценив сдержанный бежевый брючный домашний костюм, тем не менее удачно вписывающийся по цвету в интерьер комнаты, где преобладали голубые и розовые тона. В итоге Найрис плотно прикрыл створку двери, шагнул к стоявшему рядом с входом креслу и, опустившись в него, сообщил:
   -- Мы вместе отправимся в Шейраз, так что расстанемся не скоро.
   -- Зачем? -- растерялась я. -- То есть я рада, конечно, но... Чего особенного в обычной поездке? Корабль надёжный, путешествие не слишком долгое, ну разве что цель... своеобразная. А в Шейразе меня встретит жених, новая семья... К тому же это пока всего лишь для лучшего, причём неофициального, знакомства, а на свадьбу всем пришлют специальные приглашения. Да и вряд ли её можно организовать так быстро. Так что тебе совершенно незачем оставлять Тиалу.
   -- В том и вопрос, Ини, что никто тебя в Шейразе не ждёт, -- скрипнул зубами Найрис. -- Темрин не твой жених, отец солгал. Просто он надеется, что ты сумеешь склонить принца к свадьбе и, полагая, что он в тебе заинтересован, будешь чувствовать себя увереннее.
   На несколько мгновений я потеряла дар речи. Потрясённо хлопала глазами и даже не заметила, как опустилась на диван, так удачно оказавшийся рядом.
   -- Увереннее? По милости отца для всех принцесса Тиалы выглядела бы наглой, навязчивой гостьей, явившейся без приглашения.
   -- У него нет ни времени, ни выбора, -- вздохнул брат и добавил: -- У всех нас этого нет.
   Как это? Я снова растерялась, не понимая подтекста его слов. Ну с выбором ещё куда ни шло -- мы все связаны условностями и обязанностями. Но время?.. С этим-то почему проблема? Отчего отцу не терпится выставить меня из королевства?
   Привычная к тому, что с Найрисом мы всегда могли говорить свободно, не скрываясь, я именно это ему и заявила. Вот только полученная в итоге информация оказалась совершенно шокирующей, никак не соответствующей привычному восприятию мира.
   Мне, как выяснилось, никогда не говорили правды. Старательно скрывая, недоговаривая, создавая впечатление идеальности. А в итоге... всё благополучие разрушилось в один миг.
   Най -- младший в семье, а знал больше, чем я. Неприятно, когда близкие не считают тебя достойной доверия. Или причина в другом? Неужели они полагали, что наивный взгляд на действительность может спасти меня?
   Неважно! Факт оставался фактом. А правда... Правда заключалась в том, что в погоне за выгодой, отец совершил страшную ошибку -- связался с королевством Адьяр.
   Адьяр... Сколько про него нехороших слухов и разговоров! Начать с того, что у них нет собственной космической территории, их платформа и корабли блуждают по всему космосу как неприкаянные, нарушая чужие границы. В чём-то есть сходство с Шейразом, который тоже движется от одного звёздного сектора к другому, не имея закреплённого права владения конкретными планетами. Только, в отличие от крошечного Адьяра, Шейраз -- королевство крупное. Платформа, на которой оно размещается, раз в восемь больше нашей Тиалы. По сути, Шейраз является странствующим, мобильным центром, объединяющим все остальные государства, -- регулирует отношения между королевствами, разбирает и нивелирует конфликты, при необходимости обеспечивает защиту и военную поддержку, а также содействие при возникновении споров за право владения новыми планетами, когда таковые обнаруживаются. Разумеется, за всё это приходится платить. И платить немало.
   Адьяр же, вовсе не имея политического влияния, всегда делал упор на вооружении и решении проблем с помощью грубой силы и шантажа. По сути, стал конкурентом Шейразу и... И естественно, доминирующему королевству это пришлось не по нраву. Адьяр обвинили в попытке захватить власть, поставили вне закона, фактически вышвырнув из числа звёздных королевств. Видимо, надеялись, что, опозоренный и лишённый поддержки, Адьяр сдаст позиции, и они получат ещё одно вассальное королевство.
   Вот только король Адьяра, вместо того чтобы покориться воле Шейраза, продолжил вести свою игру. Скрытно, само собой. Где-то -- просто воруя чужие ресурсы, а где-то -- умело манипулируя амбициями правителей других звёздных королевств.
   Моего отца поманило именно это -- выгодное деловое предложение. Заплатить совсем немного за прикрытие наших кораблей во время высадки на свободную планету, ресурсы с которой пока никому конкретно не принадлежали. Воодушевлённый успехом, папа принял аналогичную поддержку и второй раз.
   Однако непритязательность компаньонов оказалась недолгой -- теперь и суммы вознаграждения возросли, и запросы Адьяра, который практически в открытую заявил, что Шейраз узнает о незаконных контактах, если Тиала не станет для Адьяра постоянным поставщиком комплектов жизнеобеспечения. Недаром они предложили отцу захват именно тех планет, где не было недостатка в сырье. А качеством консервации воды и кислорода наше королевство славилось ничуть не меньше, чем производством кружева и других тонких, изысканных тканей...
   -- Ты чего так на меня смотришь? -- я спохватилась, когда воцарившееся в комнате молчание затянулось. Моё -- по причине размышлений. Брата... Непонятно почему. Разве что... -- Думаешь, я откажусь? -- вырвалась догадка. Очень уж обеспокоенным был взгляд.
   -- Не откажешься? -- неподдельно удивился Найрис. -- Ты имеешь право не участвовать в чужих гнусных играх.
   -- Я в курсе, значит, теперь это и моя игра тоже. -- Хоть и оставалось в душе неприятное ощущение от того, как со мной обошлись, -- горькое, противное, но свою ответственность я ставила куда выше этого. -- Если есть шанс помочь отцу... И королевству... Разве я прощу себе, если стану заботиться только о себе? Я же не эгоистка.
   Брат поднялся с кресла и, подойдя ко мне, присел на одно колено. Мягко прихватив в свои руки мою ладонь, заглянул в глаза и серьёзно признался:
   -- Ты достойно рассуждаешь, сестричка, я тобой горжусь. И не оставлю, пока не буду уверен, что у тебя всё по-настоящему хорошо.
   -- Иди уже, заботливый ты мой, -- улыбнулась я, ощущая в душе теплоту и нежность. -- Нам завтра рано вставать.
  
   В королевском дворце Тиалы, где даже ночью неспокойно...
  
   Возвращаясь к себе, Найрис выбрал другой путь. Вместо парадного коридора, соединяющего апартаменты членов королевской семьи, предпочёл скромный технический ход, предназначенный для прислуги. Не потому, что он не желал новой встречи с Ледайлой, наоборот, избегал соблазна. Новой порции провокаций и игривых намёков организм точно не выдержит. А утром тогда в каком состоянии он выйдет из спальни? Завтра очень ответственный день.
   Слуги, с которыми угораздило столкнуться, торопливо прижимались к стенам и растерянно кланялись, пропуская нежданно встреченного хозяина дворца. И его это раздражало. Почему-то Найрису казалось, что ночью этот ход должен быть пустым. Но нет! Оказалось, что тут и в это время суток настоящее столпотворение!
   В итоге, не выдержав, то есть так и не добравшись до цели, принц направление движения изменил. Открыв первую попавшуюся дверь, нырнул в благодатную темноту и тишину. Гостей во дворце сейчас не было, жилые помещения придворных находились не на этом этаже, комнаты родителей располагались в другом крыле... Найрис совсем не опасался кому-то помешать. И тем более сильным было удивление, когда он увидел разгоняющую мрак полоску света. Она пробивалась из щели под дверью, ведущей в соседнее помещение, хотя, несомненно, в библиотеке, в которую попал принц, сейчас никого не должно было быть.
   Насторожённо, неслышно ступая, молодой мужчина приблизился к входу в один из маленьких залов-хранилищ, решая -- зайти в него или подождать. Кому могли понадобиться накопители вот так срочно, на ночь глядя?
   Дилемму решили раздавшиеся голоса:
   -- Здесь безопасно?
   -- Более, чем где-либо.
   Найрис нахмурился. Голоса казались знакомыми, но вспомнить и соотнести их с кем-то конкретным никак не удавалось -- плотно закрытая дверь ощутимо искажала звуки. То, что это были мужчины -- первый моложе, второй старше -- несомненно. Но кто именно из придворных решил устроить тайный сбор?
   Тем временем более низкий, басовитый продолжал говорить:
   -- Самое надёжное укрытие то, что на виду. Принц и принцесса уже давно спят, им завтра в путь, королева в своём будуаре, прихорашивается, а Ранниар как обычно.
   -- Что "как обычно"?
   -- А то ты не знаешь! Как всегда, в подвал забрался, веселящий огр дегустирует. Вчера же новую партию поставили. Хоть бы в состоянии был дойти до своих комнат, а то снова его тащить...
   -- М-да... Король у нас тот ещё "герой". -- Тот голос, что был позвонче, презрительно хмыкнул и, видимо, перешёл к делу: -- Есть новости от нашего связного? Мы точно можем рассчитывать на поддержку? Адьяр не решит предать нас в самый ответственный момент?
   -- Не решит. Верт обещал, а ему можно доверять. Но передал -- пока не действовать. Сказал -- приказали подождать.
   -- Ждать, ждать, ждать! -- не выдержал звонкий. -- Сколько ещё? И момент-то какой удачный, раз наследники уедут. Не воспользуемся, сами будем потом жалеть!
   -- Терпение, мой друг, терпение, -- снисходительно успокоил его басовитый. -- Успеем. Быстро дела в Шейразе не делаются. А для нас всё на пользу. Смотри, если Инили выйдет-таки замуж, то для нас это дополнительная страховка. Коли что не по плану пойдёт, если нас используют и подставят, то мы обратимся к ней и попросим защиты у Шейраза. Ну а если Темрин отошлёт "невесту" обратно... Я сам на ней женюсь. Хорошая ведь девочка, послушная. Из неё прекрасная королева выйдет, в отличие от этой... развратницы.
   -- Вьянна умело манипулирует мужчинами, -- посочувствовал собеседник. -- Ты ей помог освоиться при дворе, а она дала тебе ложную надежду и бросила, выскочив замуж за Ранниара.
   -- Вот её падчерица мне всё и компенсирует.
   -- А Найрис? -- задумался молодой. -- Он же права на трон заявит. И сестру не отдаст тому, кто устранил их отца.
   -- Мёртвым нет дела до трона, -- наставительно сообщил басовитый. -- Или ты думаешь, что Ранниар единственный, кого нужно убрать с дороги? Несчастный случай в пути, авария корабля -- такая удобная версия для жителей Тиалы. Никто не заподозрит неладное. Удачно всё же он вызвался сопровождать сестру.
   -- Ну да, ну да...
   Разговор угас. Теперь наступившую тишину нарушали лишь шорохи и шаги -- видимо, кто-то из беседующих ходил по помещению. Найрис же, в душе которого огненной лавиной кипел гнев на заговорщиков и одновременно разливался леденящий ужас за судьбу родителей и сестры, осторожно повернул ручку. Потянул дверь на себя и беззвучно выругался -- заперто. И ещё раз ругнулся, вспомнив, что из той комнаты два выхода, не один. То есть предатели исчезнут раньше, чем он до них доберётся.
   Действовать шумно -- позвать на помощь, взломать дверь и ловить негодяев -- не рискнул. Не станет ли хуже, если станет известно о разоблачении этих шпионов? Не вынудит ли это Адьяр начать действовать немедленно? Они безопасны, пока уверены в собственной безнаказанности.
   Но как предупредить отца? В нынешнем состоянии он не способен адекватно воспринять ситуацию и может запросто забыть услышанное. Утром будет уже не до откровений -- времени не останется. Мать... Она выслушает, конечно, только её паника не пойдёт на пользу. Будет истерить и не отпустит самого Найриса вместе с Инили. А визит в Шейраз теперь жизненно необходим. Без помощи королевства-защитника с бандитами не разобраться. Тут даже перспектива наказания за связь с Адьяром, которую придётся раскрыть, не страшна, потому что на второй чаше весов -- жизнь отца. И неважно, станет Инили женой Темрина или нет... Проблема ведь касается всех звёздных королевств!
   Никто не скажет наверняка, скольких правителей успел соблазнить Адьяр перспективой лёгкого обогащения. Предатели притворяются лояльными Шейразу, а за спиной преследуют собственные интересы. Вернее, интересы бандитов. А если сторонники Шейраза останутся в меньшинстве, то перспективы более чем ужасающие. Незаметно для самих себя все королевства окажутся под контролем короля Адьяра.
   Скрепя сердце, хоть и хотелось ему докопаться до сути, раскрыв личности заговорщиков, Найрис вышел в коридор и быстрым шагом направился в свою спальню. Написать записку отцу и утром, во время прощания, положить ему в карман -- единственный действенный способ передать сообщение об угрозе. К счастью, есть шифр, чтобы любопытные посторонние не смогли ничего узнать, если отец не сразу найдёт и прочитает записку. А дальше останется лишь надеяться, что король поймёт -- опасность исходит от тех, кому он больше всего доверяет.
  
   В вентиляционной шахте космопорта королевства Тиала...
  
   -- Лезь давай!.. Ты сколько сожрал сегодня, неподъёмная ты туша, что умудрился застрять?
   Я пыхтела, захватив руками под мышки. Дьерика, закупорившего собой выход из вентиляционной трубы. Упираясь ногами в покрытие, тащила на себя и продолжала ругаться:
   -- Твое обжорство дорого нам обойдётся! Задницу отъел -- шире плечей стала!
   -- А я говорил, что для меня тут мало места, -- оправдывался напарник. -- Тебе хорошо, вон какая тощая! Парни на тебя потому и не заглядываются.
   -- Ну спасибо за "комплимент", -- натужно выдохнув, я отпустила непосильную ношу и рухнула на пол. -- Всё, -- признала своё поражение, -- я пас. Либо ты срочно худеешь, вот прям мгновенно, либо мы оба окажемся без приза и в камере, потому как нас тут и сцапают.
   -- Мне совсем немного не хватает... Не злись, Аррис! Я же не виноват, что труба так резко сузилась? Я стараюсь...
   -- От этого нам не легче!
   Я вскочила и осмотрелась. Мы выбрались в совершенно пустой коридор. Ничего подходящего для сооружения рычага я здесь не нашла, зарычала от бессилия и приказала:
   -- Назад ползи! Разделимся! Вылезешь, попробуй найти другой путь, а я здесь дальше пойду. Встретимся у условного знака. Место на схеме помнишь?
   -- Да... Вя... Хва... Аррис!
   У него только первое и последнее слово вышли внятными, потому что я принялась усиленно давить ему на плечи, заталкивая обратно в трубу. Его попытки выбраться и сопение, вкупе с моими потугами, наконец дали нужный результат -- взлохмаченная голова окончательно исчезла вместе с телом.
   -- Всё, двигаюсь потихоньку. Ты только будь осторожнее, -- прозвучало из тёмных недр глухое напутствие.
   -- Сам не оплошай, -- скептично хмыкнула я, прислушиваясь к доносившемуся из отверстия шуму, постепенно становившемуся всё тише.
   На мгновение у меня возникла мысль последовать за напарником -- ведь, по сути, мы всё равно в одну точку пробираемся. Но я быстро отбросила её как нерациональную -- мало того, что время потеряю, так еще и непонятно, как долго новый путь искать придётся. А пока мы сомневаемся и медлим, приз могут увести конкуренты! Ведь не факт, что мы единственные успели забраться на транспорт, идущий в космопорт. Состав был длинный, а потом мы не особенно осматривались, вместе с грузом сразу на складе оказались и в вентиляционную шахту полезли...
   Более не мешкая, я бросилась бежать. Тут с направлением ошибиться было сложно -- коридор оказался техническим, и указатели в виде светящихся стрелок могли вести только к выходу.
   К счастью, на пути мне никто не встретился. Видимо, не было значительного ажиотажа в подготовке кораблей. Впрочем, это и понятно -- платформа сейчас в состоянии межзвёздной миграции, в глубоком космосе. Куда кораблям летать? Вот когда мы к какой-нибудь планете приблизимся, тогда да, тут наверняка будет не протолкнуться. А сейчас -- тишина...
   Коридор вывел меня в ангар -- гигантскую искусственную полость, одна из стен которой представляла собой силовой щит и по сути была выходом в открытый космос. Посадочная площадка разделена подсветкой -- линии разграничивали места для швартовки космических кораблей со значительным запасом, ведь заранее неизвестно, какой транспорт может прибыть в наше звёздное королевство.
   Сейчас здесь стоял всего один корабль -- остроносый, приплюснутый, с загнутыми вверх лопастями-крыльями и уныло опущенным рассекателем. По его корпусу шли пластины-щиты, отражающие россыпь огней потолка.
   Долго рассматривать эту красоту мне не пришлось -- ощутимо высоко, ближе к стене, я обнаружила наблюдательный пункт охраны. При прямом взгляде снизу его каркас казался ничем не примечательными техническими опорами, а заметить наблюдателей было бы сложно. Но я стояла на значительном удалении и ужаснулась от осознания близких неприятностей. Сейчас здесь никого нет -- похоже, Дьерик оказался прав насчёт пересменки. Однако от этого задача легче не становится -- охрана может нагрянуть в любой момент.
   И потому времени терять нельзя! Если уж действовать, то быстро и наверняка.
   Я так и поступила, сорвавшись с места, и, как летар последней модели, бесшумно скользнула за ближайшую колонну-опору. Оказавшись в условной, но безопасности -- всё же не совсем на виду, -- достала план-подсказку. Мне ведь что нужно? Соотнести то, что вижу, с тем, на чём стоит жирный крестик! А стоит он...
   Покрутив картинку, я решила, что нашла правильный ракурс. Вот эта линия похожа на вон ту направляющую для разгона, а вот та, с насечками, кажется, подходит для стены-границы, за герметичными шлюзами которой в маленьких боксах стоят корабли. Если всё так, тогда приз совсем рядом...
   Чуть ли не облизываясь от предвкушения, я впилась глазами в предполагаемую цель -- основание соседней колонны. От изобретательности Верта можно ожидать чего угодно. Не удивлюсь, если он затолкал свёрток с призом в какую-нибудь выемку в покрытии.
   Итак. Ждать Дьерика бессмысленно и опасно. К тому же, если я ошиблась, придётся искать иные ориентиры. А напарнику знать о том, что я неудачница, совсем не обязательно -- авторитет потеряю. Значит...
   В очередной раз убедившись, что в ангаре нет никого живого, я метнулась к заветной цели. Несчастные пятнадцать шагов... И я их не пробежала! Потому что именно в тот злополучный миг, когда я оказалась на открытой местности, впереди появились фигуры с оружием и в форме.
   Я даже не поняла, как всё произошло. Видимо, мой перепуганный мозг сам дал команду мышцам, а тело, ловко развернувшись, изменило траекторию и рвануло куда-то вбок. Куда именно, я осознала, только когда обнаружила себя лежащей на рельефном покрытии в шлюзовой камере того самого корабля, что единственный стоял в ангаре.
   Ошарашенная, потому как такого я точно не планировала, поднялась было на ноги, собираясь поскорее выбраться, и замерла. Совсем рядом за обшивкой раздавались голоса, и они становились всё громче!
   Судорожно оглядевшись, я не придумала ничего лучше, чем втиснуться в промежуток между контейнерами. Надеялась, что те, кто разговаривает, пройдут мимо или сделают свои дела и исчезнут.
   И снова мне не повезло. Один из неизвестных, которые до этого лишь невнятно бормотали, чётко выкрикнул: "Мы закончили, закрывай!", а следом... Следом в камере начало стремительно темнеть. Это... Это катастрофа!
   Я уже не раздумывая рванулась к закрывающимся створкам. Сейчас мне было безразлично -- схватят меня или нет. Оказаться запертой на корабле намного страшнее! Но, пока я лезла, расталкивая коробки, проём сомкнулся окончательно.
   -- Вот ты влипла, Аррис... -- потерянно пробормотала я, опускаясь на покрытие. Ноги меня не держали. Так подставиться из-за приза, пусть и щедрого, в мои планы не входило.
  

Глава 2. Кто начал -- тот сделал половину дела

  
   В каюте принцессы Тиалы на корабле, летящем в Шейраз...
  
   -- Ну вот так как-то...
   Голос брата затих в приятном успокаивающем полумраке каюты. Он сам тоже словно растворился в пространстве, слившись с креслом, в котором сидел. А я...
   Мой взгляд был направлен на звёздную россыпь в большом иллюминаторе во всю стену, но я смотрела, не видя этого великолепия. Всё очарование космоса, которое владело мной, когда мы покинули Тиалу, исчезло, подчинённое единственной ужасающей мысли -- преступники рядом.
   Не где-то там, в далёком необозримом пространстве, пусть и имеющие связи с Тиалой, а совсем рядом, в Яре и даже в самом дворце! Ведь заговорщики, о которых поведал Найрис, тоже по сути превратились в бандитов, когда решились на переворот!
   -- Нам нужно как можно скорее добраться до Шейраза, -- наконец я нарушила тягостное молчание.
   -- Двигатели на максимальной мощности, -- обнадёжил меня брат. -- Если хочешь, можем прогуляться до рубки управления. Правда, скорости это не прибавит, но хоть развлечёшься. Не сидеть же в каюте постоянно?
   -- Мне скучать не придётся, -- я указала ему на объёмную пачку накопителей, которые прихватила в дорогу. Они чуть ли не полстола заняли. -- Хочу подробнее изучить историю Шейраза и стратегии взаимодействия королевств в прошлом и настоящем. Не факт, что пригодится, но всё же... А ещё выспаться хочу! -- ничуть не менее выразительно зевнула. -- Я ведь вчера так и не уснула толком, и ранний подъём дался мне непросто.
   Я не лукавила, пытаясь выпроводить брата. Мне действительно не удалось отдохнуть, потому что на душе было неспокойно -- последняя ночь в собственной комнате, в привычном дворце, в родной Тиале... До этого я никогда не покидала королевство, не исследовала планеты. Мои познания об окружающем мире ограничивались лишь теорией. Обучение управлению платформой не в счёт, границ купола я не пересекала.
   И всё же Найрис тактично, более не пытаясь настаивать на прогулке по кораблю, исчез из каюты. Я же наскоро перекусила стандартным ужином из герметичной упаковки -- такие в каждой каюте имеются, рассчитанные на длительность полёта, вкусовые предпочтения и потребности пассажиров. А потом полезла в сумку за ночным комплектом и...
   -- Так... -- растерянно похлопала глазами когда, переворошив вещи, его не нашла. И пробормотала: -- Ведь сюда клала, точно помню... Ой! -- догадка оказалась ошеломляющей. -- Вьянна!
   Других версий на ум не пришло. Да и кто ещё мог копаться в моих вещах? Только мачеха! Видимо, переложила пижаму, когда проверяла, как я собралась. Эх, придётся всё пересматривать! А ведь я оставила лишнее в багажном отделении, точно зная, что самое необходимое для путешествия упаковала в эту сумку.
   Звать стюарда и просить принести вещи в каюту я посчитала бессмысленным -- здесь и так не развернёшься. К тому же потом придётся снова ненужное обратно тащить. Проще осмотреться на месте, отыскать потерю и взять её с собой.
   И потому я решительно сдвинула створку двери влево. Выйдя в узкий коридор, сообразила, в каком направлении хвостовая часть, и, неслышно ступая по упругому покрытию, пошла за багажом.
   Путь оказался коротким -- два поворота и тупик с панелью доступа в подсобные помещения корабля.
   Код, который я получила, когда ступила на борт, сработал, хотя были у меня некоторые опасения, что он только на открытие каюты запрограммирован. За раскрывшимися створками обнаружился шлюзовой отсек -- видимо, второй, грузовой, потому что пассажиры, то есть мы, утром проходили через другой -- посадочный.
   Пошарив рукой по стене, я нащупала датчик освещения -- в темноте поиски проблематичны. Прищурилась, когда активировалась подсветка, и осмотрелась.
   Небольшое пространство оказалось практически доверху заполнено контейнерами с необходимыми в полёте техническими расходниками, резервным набором продуктов, комплектами жизнеобеспечения и запасной одеждой для экипажа. Здесь же, чуть в стороне, находился багаж пассажиров -- мой и Найриса.
   Я туда и шагнула, радуясь, что мои сумки не оказались в самом низу, а значит, их не нужно переставлять. Взялась за ту, что была ближе всего, и, надеясь быстро отыскать пропажу, принялась вытаскивать одежду. И всё бы хорошо, да только никак не могла избавиться от ощущения, будто за мной кто-то наблюдает.
   Два раза я оглянулась, один раз отошла к проёму, чтобы выглянуть в коридор, и бессчётное число раз замирала, прислушиваясь к непонятным шорохам за спиной.
   Тьяри?!
   Ну а что ещё я могла подумать? Только то, что шустрый зверёк -- один из тех, которые неистребимы, потому как в подземном городском уровне для них раздолье: и убежища удобные, и пищи достаточно -- забрался внутрь корабля.
   -- Вылезай, мелкая тварюшка, -- в итоге не выдержав, я развернулась, определяя направление на слух. Вооружилась попавшим под руку халатом, шагнула ближе и замахнулась.
   Я не собиралась нападать, лишь желала спугнуть и выгнать в коридор, а там пусть экипаж её ловит. Она же, если останется в багажном отделении, и продукты может испортить, и вещи...
   -- Сама ты мелкая! -- недовольным девичьим голосом возмутилась "тьяри". -- Чего сразу обзываться?
   От шока я выронила халат и отступила, хлопая глазами и изумлённо рассматривая выдавшую своё присутствие незнакомку. Вернее, сначала её руки, вцепившиеся в край коробки, потом поднявшуюся над контейнером макушку с забранными в хвост светлыми волосами, затем лицо, на котором сверкали подозрением голубые глаза, и, наконец, хрупкую фигурку, распрямившуюся в полный рост и одетую по-молодёжному в тонкую чёрную куртку и обтягивающие голубые брюки.
    -- Я думала, ты "тьяри"... -- растерянно пробормотала, не понимая, что здесь делает эта девчонка из города, которую я, кстати, уже видела...
   Да!.. Точно! Это же она выскочила из бара и убегала от громилы!
   -- Ну ты даёшь! Из меня тьяри как из тебя короле... -- развеселилась было незнакомка и осеклась, с той же внимательностью всматриваясь в моё лицо. -- Ты принцесса, что ли?
   -- Инили-тиала, -- улыбнулась я, протягивая ей руку. Никогда не испытывала предубеждения к простым подданным, в отличие от моей высокомерной мачехи. И я считала подобные предрассудки глупыми и недостойными правительницы.
   -- Кому скажи, не поверят, -- округлила глаза девушка, но положила свою ладонь на мою. И наконец тоже представилась: -- Аррис-тьяру.
   -- Приятно познакомиться, -- поддержала я её.
   Она ведь могла скрыть вторую часть имени, которая указывала на место рождения. Сейчас молодежь считает постыдным, если таковым был пригород. Отчего-то город -- а в нашем королевстве он единственный -- Яр, -- стал для всех привилегированным местом. Тем более название родины Аррис звучит очень забавно. Видимо, в тех краях не могли избавиться от тьяри -- маленькие грызуны жили привольно, а из-за высокой плодовитости их численность сильно возросла. Не уверена, что жители Тьяру гордятся своим "родством" с этими зверьками, но название этой провинции теперь говорит само за себя...
   -- А здесь что делаешь? -- продолжила расспросы.
   Во взгляде девушки, из которого уже практически исчезло подозрение, вновь сверкнуло опасение и беспокойство.
   -- Живу, -- буркнула она негромко, выдёргивая из моей ладони руку и пряча её за спину.
   -- Это как? -- удивилась я.
  
   В тот же момент в рубке управления корабля...
  
   В отличие от сестры Найрис совершенно не желал спать. Хотелось действий, активности, сброса лишней энергии... Однако всё это на корабле было доступно лишь в виде небольшого зала для тренировок, что перед сном вряд ли было бы правильным. А команде корабля помощь не требовалась.
   Потому принц не придумал ничего лучше, чем воспользоваться собственным советом для Инили -- сходить на экскурсию в рубку. И теперь, сидя в кресле второго штурмана, которое сейчас пустовало по причине отсутствия сложного маршрута, с любопытством рассматривал окружающую обстановку.
   Перед ним была панель управления и огромный иллюминатор с успевшим уже наскучить космосом. Справа располагался боковой иллюминатор, слева кресла пилота и штурмана, которые внимательно следили за показаниями приборов, внося коррективы в функционал систем и изредка обмениваясь рабочими фразами. Мерцали датчики, на звёздной карте ползла точка-маркер, указывая местоположение корабля и оставляя за собой поблекший трек -- уже пройденный маршрут. Судя по нему, корабль движется по графику, помех на пути и отклонений траектории нет.
   Найрис украдкой вздохнул. Здесь оказалось так же скучно и размеренно. Ничего интересного не происходило, а навязываться, приставать с разговорами к экипажу, занятому своими прямыми обязанностями, и отвлекать он считал неправильным. Но и уходить вот так сразу, едва усевшись в кресло, вызвав недоумение, ему тоже не хотелось. Лучше уж немного потерпеть скуку. Пусть команда думает, что он из любопытства решил вникнуть в их работу.
   -- Ключевая точка. Мы в космическом пространстве Шьяры...
   -- Принято.
   Тишина, нарушаемая лишь писком приборов, и очередное:
   -- Запрос на доступ в грузовую камеру. Код принцессы. Принять?
   -- Принять и расширить возможности кода: по умолчанию максимальный уровень доступа.
   -- Максимальный?
   -- Да. Или ты хочешь отвлекаться на все действия принцессы?
   -- Заблокировать функцию выхода в открытый космос и открыть отсек.
   Найрис, заинтересованно прислушивающийся к сообщениям, воспринял новость с удивлением.
   Что затеяла Инили, если покинула каюту и пошла в шлюз? Зачем?! Она же спать собиралась!
   Не мешкая, он поднялся и направился к выходу из рубки. Вот теперь оправдание его уходу нашлось. И повод для активности проявился в полной мере -- а ну как случилось что?! Вдруг сестре помощь нужна?!
   На подходе к шлюзу Найрис замедлился, начав сомневаться. Сестра -- самостоятельная самодостаточная личность, а тут он со своим контролем... Не слишком ли он назойлив? Как она отнесётся к его появлению?
   Потому принц практически остановился, так и не сделав последних завершающих шагов. И назад поворачивать не хотелось, и идти вперёд, нарушая уединение, мешала тактичность.
   -- Это как?
   Услышав голос Инили, Найрис вздрогнул. Она что, сама с собой разговаривает?! Или там есть кто-то чужой? Неужели вездесущие адьярцы заслали сюда своих шпионов, а охрана проглядела бандитов?
   Однако, удивляя его и напрочь разрушая сложившиеся догадки, в ответ раздался вовсе не мужской бас, а тонкий девичий голосок. 
   -- Ну как, как... -- вздохнула незнакомка. Помолчала и не слишком довольно сообщила: -- Вынужденно.
   -- Подожди... -- видимо тоже не особенно понимая, Ини явно надеялась прояснить ситуацию. -- На корабле нельзя жить. А я тебя видела в городе. Тебя кто-то похитил и тут закрыл?
   -- Гм... -- в интонациях девушки принцу почудился скепсис. -- Я сама кого хочешь украду, обращайся.
   Аррис несомненно это в шутку сказала, намекнув, что она девочка бойкая и любому отпор даст такой, что мало не покажется. Вот только принц услышал в её словах совсем иное...
   -- И принцесса первая в этом списке?
   Сказал так громко и так неожиданно появившись в отсеке, что девушки вздрогнули. Вот только если Ини просто развернулась, сообразив, кто к ним зашёл, то Аррис...
   Аррис отпрыгнула, приняв оборонительную стойку и выставив руки в жесте защиты.
   -- Най, ты чего здесь?.. -- начала было принцесса и, наконец заметив реакцию новой знакомой, осеклась, поспешив успокоить: -- Аррис, не пугайся, это мой... защитник.
   Инили хотела было сказать "брат", но передумала, решив не смущать девушку ещё сильней. Она от наличия принцессы пришла в замешательство, а теперь ещё и принц...
   -- И ничего я не испугалась, -- презрительно к самой мысли о том, что она боится, отозвалась Аррис. Критически осмотрела вошедшего и поделилась своими соображениями: -- Не такой уж он и сильный. Руки тощие, шея совсем слабая, да и в дорогу вырядился как на праздник. В этой одежде и подраться-то нереально.
   -- На себя посмотри, оборванка мелкая, -- не выдержав подобной наглости, рявкнул Найрис. -- Тебя адьярцы наняли, чтобы шпионить за Инили?
   -- Вот же!.. -- задохнулась от возмущения "шпионка". -- Ничего обо мне не знает толком, а туда же -- обзываться и обвинять! Какие ещё адьярцы?! Никто меня не нанимал! Меня здесь случайно заперли! Да я давным-давно сидела бы в своей квартире!
   От негодования она даже шаг навстречу сделала, сжав кулаки, гордо вскинув голову и воинственно выставив вперёд ногу в не самом новом ботинке. Впрочем, "воительницу" это ничуть не смущало: в погоне за призом главное -- комфорт, а не красота туфель.
   Зато и потрёпанный внешний вид, и бесцеремонное поведение новой знакомой внесли невероятный разлад в душу Найриса. Вот ведь незадача! Насколько обманчивым может быть облик. Посмотреть на лицо и фигурку -- милейшая скромная девочка, едва перешагнувшая порог совершеннолетия в двадцать стандартных циклов. Светловолосая, бледненькая, худенькая, гибкая, изящная, с острым, видимо от недоедания, подбородком, тонкими губами и чуть впалыми щеками. Но всё очарование беззащитности портили глаза -- голубые, безусловно красивые, однако с таким волевым, несгибаемым, колючим взглядом, что хотелось взять эту самую Аррис за плечи и как следует встряхнуть, чтобы не изображала из себя воительницу. Кому она в действительности может угрожать или навредить? Пожалуй, только себе...
   Найрис невольно перевёл взгляд на сестру, сравнивая. Вот Ини совсем другая -- по-настоящему добросердечная. В её карих глазах лишь нежность и покладистость, при том что фигурка куда более крепенькая и ладная, а черты лица вовсе не утончённые: полные губы, прямой нос, широкие брови. Лишь тёмные распущенные, чуть волнистые волосы сглаживали впечатление, навсегда став для принца признаком покладистого характера и цепкого ума.
   -- И чего же тебе не дома не сиделось, пленница? -- хмыкнул, вернувшись глазами к подозрительной девушке. -- Почему тебя занесло в космопорт именно на наш корабль?
  
   В грузовом шлюзе, где скрывалась нелегальная пассажирка...
  
   -- Спроси это у того, кто спрятал приз в посадочном ангаре, -- недовольно отозвалась я. Врать бесполезно, могут и вышвырнуть в открытый космос. Похоже, все вокруг повёрнуты на безопасности принцессы. А мне она даром не нужна.
   -- Какой ещё приз? -- нахмурился, явно продолжая во мне сомневаться, защитник.
   -- Такой! Денежный. -- Я отыскала в кармане измятую схему с злосчастным крестиком. Теперь уже нет смысла прятать. -- Вот... -- протянула непонятливому типу. -- Подсказка для игроков.
   Карие глаза, совсем такие же, как у принцессы, скептично посмотрели на зажатую в моих пальцах бумажку. Полные губы то ли недовольно, то ли презрительно искривились, а рука нехотя поднялась, чтобы взять доказательство. Ещё и в голосе мне послышалась издёвка:
   -- Хм... И где ты увидела на картинке космопорт? Знаки есть, но не факт, что указывают на посадочный ангар.
   Его показное снисхождение меня добило окончательно -- вот ведь гад какой! Сам лощёный хлыщ и мнит из себя всезнающего и умного! А на деле наверняка ничуть не лучше Дьерика.
   -- Ты совсем тупой? -- зашипела я, негодуя. Подскочила ближе и ткнула пальцем в развёрнутую записку. -- Вот обозначение подземного транспорта и время, вот тоннель, вот стена и колонна. Под ней спрятан приз. Не веришь? Если бы не охрана, я бы успела его забрать, а теперь... -- Я спохватилась, вспомнив, сколько времени прошло и где нахожусь. Отступила от неприятного субъекта, к которому оказалась излишне близко, убрала руки за спину и раздражённо продолжила: -- Теперь уже поздно. Наверняка добычу уже забрал другой игрок.
   -- Ну, допустим, ты пришла по схеме, -- проявил снисхождение "следователь". -- А кто вообще положил приз туда и сделал подсказку? Космопорт -- закрытая от посторонних территория.
   -- Ты всё равно его не знаешь. -- Я пожала плечами, но, опять же не видя смысла лгать, сообщила: -- Мы называем организатора игры Вертом, но не факт, что это его настоящее имя.
   -- Верт?
   Почему-то восклицание послышалось сразу от двоих. Удивился и мужчина, и принцесса, о присутствии которой я в пылу борьбы за собственную репутацию немного забыла.
   -- Так... -- Инили решительно шагнула ко мне и крепко взяла за руку. -- Хватит спорить, здесь не место для подобных разговоров. Идём, -- она потянула меня за собой в коридор. -- Найдём тебе каюту, придёшь в себя, а потом нам всё расскажешь в подробностях. Договорились?
   -- Да я-то не против. -- Меня действительно достало спать на полу, среди контейнеров, хотелось хоть чуточку комфорта, хотя бы мягкой кровати. -- Особенно когда меня вежливо просят.
   Последнее бросила за спину, намекая идущему позади нас субъекту, что его отношение к женщинам, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Сомнительно, что добьюсь успеха -- такого наверняка уже не перевоспитаешь, но хотя бы покажу характер, чтобы не расслаблялся. А то знаю я таких -- сначала эти зазнайки нос воротят, а потом в постель норовят затащить. Да ещё и не особо церемонясь.
   По коридору мы прошли совсем немного -- пара поворотов, и принцесса остановилась перед очередной дверью, видимо, в раздумьях.
   -- Най, -- обернулась к нашему ставшему подозрительно молчаливым спутнику. -- А какая каюта свободная?
   -- Только сейчас решила поинтересоваться? -- с осуждением посмотрел на неё тот. -- Свободных нет. Корабль маленький, его выбирали специально, исходя из числа пассажиров. У экипажа и наших телохранителей общая спальня-камбуз. Кают всего две.
   Взгляд принцессы стал беспомощным и растерянным. А ещё -- виноватым, когда она взглянула на меня.
   -- Я могу и в грузовом отсеке жить, -- безразлично передёрнула я плечами. Вот проблему нашли! Неприятно, конечно, но ничего страшного. -- Одеяло мне только дайте. А то спать на одежде не очень удобно.
   -- Какой такой одежде? -- мгновенно напрягся этот... Най.
   -- Ну... это там... в сумках которая. Я немного взяла, самое мягкое, тёплое. И аккуратно! -- последнее почти выкрикнула, потому как мужчина явно начал злиться. -- На полу было холодно.
   -- Правильно, что взяла, -- поддерживая меня, одобрила принцесса. -- Най, не сердись. Аррис ведь не тьяри, чтобы погрызть и испортить твои вещи. Ой... -- она спохватилась, видимо, о чём-то вспомнив. -- Тьфу! Я же за ночнушкой ходила! И за всеми этими разговорами о ней забыла!
   -- Я принесу, -- коротко отозвался её спутник и пошёл выполнять обещание.
   -- Мне тогда тоже туда вернуться? -- взглянув на удаляющуюся спину, я шагнула было следом, но Инили снова схватила меня за руку, чтобы не сбежала.
   -- Нет уж! -- Она решительно тряхнула головой и, активировав доступ, открыла дверь в каюту. -- Останешься жить со мной. Тут же, кроме откидной кровати, есть диванчик. Он, правда, не слишком длинный и неширокий, но ты поместишься... Вот, располагайся!
   Шагнув внутрь, я с интересом осмотрелась. Первое, что бросилось в глаза, -- огромный иллюминатор от пола до потолка. Вид из него открывается красивый -- звёздная россыпь, яркая и очень близкая. Рядом с окном в космос уже опущенная, приготовленная для сна кровать. Одна из боковых стен оборудована как узкий стеллаж с нишами для хранения вещей. В центре помещения небольшой низенький квадратный стол, придвинутый к тому самому узкому диванчику, на котором предстояло спать мне. После грузового отсека просто шикарные условия! Подумаешь, придётся спать поджав ноги, так ведь на мягком! С подушкой и одеялом.
   Всё же я слишком зависима от бытовых условий! Может, к лучшему, что я упустила этот дурацкий приз и не попала под арест. Кто бы позволил уйти посторонней девице с непонятным свертком? Приняли бы за воровку или шпионку. В камере со мной никто бы не стал церемониться. А тут на корабле есть шанс договориться. Принцесса вроде адекватная и добрая, вдруг удастся упросить её? Отпустит меня с миром, вернусь домой...
   -- А твой... защитник не будет против? -- опускаясь на мягкую обивку, полюбопытствовала я. -- Раз он меня в шпионки определил.
   -- Най хороший, -- улыбнулась Инили, тоже присаживаясь на свою кровать. -- Просто он за меня переживает... Ты есть хочешь?
   -- Честно, я больше в туалет хочу, -- призналась я. -- С удобствами в шлюзе было сложно. Я в пустые контейнеры от еды... это... -- замялась, сообразив, что как-то неприлично такое с особой королевской крови обсуждать. Но раз уж начала, то и закончить пришлось: -- А они маленькие.
   -- Вон там, -- ничуть не рассердилась принцесса, скорее даже забеспокоилась, указав на неприметную створку рядом со стеллажом.
  
   Спустя некоторое время в каюте принцессы Тиалы...
  
   Моя нежданная гостья торопливо скрылась в комнате гигиены, а я задумалась о тех причинах, которые привели к её появлению на нашем корабле. Надеюсь, что Аррис говорит правду. Да и не похожа она на злоумышленницу. Ведёт себя в чём-то агрессивно, но это просто защитная реакция, не более. В любом случае на меня она не напала, хотя в полутёмном грузовом шлюзе это было бы несложной задачей. И она без утайки назвала имя своего сообщника -- Верта... Шпионки так не поступают, они незаметны, не оставляют никаких следов...
   -- Где эта... эта... тьяри! -- не успев перешагнуть порога, возмущённо выкрикнул брат.
    -- Вовсе незачем так орать, -- зашипела я и поправила: -- Ты хотел сказать "Аррис".
   -- Нет, именно "тьяри"! Так похозяйничать в контейнере с чужой едой! Ты бы видела, какое там опустошение и разгром!
   -- И что? -- удивилась я. -- Это же общий, резервный запас. Его всё равно никто не съел бы.
   -- Путь длинный, мало ли что произойдёт, -- не сдался брат.
   -- До этого ничего не происходило, а теперь случится? Скажи лучше сразу, что тебе жаль делиться с несчастной девушкой.
   -- Мне не жаль. Но на несчастную она не тянет. Больше похожа на обманщицу. Втирается в доверие и преследует свои цели. Будь осторожна, Ини.
   -- А я ей верю, -- покачала я головой. -- Нельзя так притворяться. Да и мне с ней не скучно будет. Получается, нашлась настоящая компаньонка.
   -- Ладно, я буду поблизости, -- примирительно согласился Най и посетовал: -- Ини, ты лишний раз не идёшь на конфликт и не можешь защитить себя. У Аррис не такой мягкий характер, она привыкла добиваться своего.
    -- Это у меня мягкий? -- опровергла я обвинения в слабохарактерности. -- К счастью, ты не видел меня по-настоящему рассерженной. Учти, я страшна в гневе.
   -- Избавь меня от этого зрелища, -- рассмеялся брат, несомненно мне не поверив. Я ведь на самом деле на редкость миролюбива. -- Пусть будущий жених наслаждается твоим "яростным" нравом.
   -- Ладно, скептик, давай уже пижаму, за которой ходил... Ты точно мои вещи принёс? Это что?
   В ошеломлении я уставилась на очередной сюрприз от Вьянны. Длинная полупрозрачная нежно-голубая сорочка была украшена роскошным белым кружевом. Провокационный декор довершался высокими разрезами. В общем, ничего эта одежда не прикрывала, скорее привлекала мужское внимание.
   -- Другого там не было... -- не понял брат причины моего шока. Присмотрелся к одеянию и уточнил: -- А что тебе не нравится? Красивая же. Не расстраивайся, тут другая есть. Я две сорочки захватил... И халат...
   Вторая ночная рубашка оказалась ничуть не целомудреннее. Разве что цвет её, тёмно-синий, смотрелся не так вызывающе, а вышивка, хоть и светлая, золотистая, была плотней и меньше просвечивала.
   В общем, когда моя гостья вышла из комнаты гигиены, брат уже ушёл, а я решала сложную дилемму -- что кому достанется. И с нескрываемым любопытством ждала, как на столь неоднозначное облачение отреагирует Аррис. Всё же у мужчин одни представления о прекрасном, а у женщин совсем иные.
   -- Спасибо, конечно, -- явно вынужденно поблагодарила девушка, принимая голубую сорочку. -- Гм... А попроще ничего нет? -- она с подозрением осмотрела обновку, а потом меня. Видимо, была лучшего мнения о моём вкусе.
   Так что я скрывать правду не стала. Не хватало еще, чтобы ложные впечатления и неправильные выводы испортили начавшее формироваться доверие. Зато когда мы переоделись и забрались под одеяла, то дружно хихикали, обсуждая схожесть наших семейных проблем.
   Оказывается, не я одна мучаюсь от попыток мачехи сделать из меня обольстительницу. Мама Аррис тоже желает видеть дочь женственной, мечтая о её замужестве. Наши мнения им безразличны. И, кстати, даже благосостояние семьи тут роли не играет. Это, видимо, склад характеров такой...
   Вот так, вначале бурно, а потом всё более вяло беседуя о разных мелочах, мы и уснули. А с утра разговор продолжили. Только на этот раз уже о другом -- о бандите в баре, Большой Игре, неудачах в прошлых играх, призе и застрявшем в трубе Дьерике... Причины появления Аррис на корабле волновали меня ничуть не меньше, чем то, что теперь с девушкой делать. Ведь вернуться на Тиалу она сможет ой как не скоро...
   -- Что, совсем никак? -- натужно выдохнула Аррис, когда я ей об этом сообщила. -- Всё, мама меня прибьёт!.. Ой! Она же искать будет... Может, получится ей как-то сообщить?
   Девушка с такой надеждой на меня посмотрела, что я при всём желании не смогла бы отказать.
   -- Закончим завтракать и сходим в рубку. Я попрошу отправить сообщение. Только оно ведь не мгновенно дойдёт. Из-за удалённости несколько дней потребуется.
   -- Лучше так, чем никак. Надеюсь, у Дьерика хватит ума придумать какую-нибудь полуправду... Чуть-чуть потянуть время... Хотя, конечно, это только половина неприятностей. С работы меня всё равно вышвырнут.
   -- Жалеешь? Твоя работа настолько хороша? -- посочувствовала я её обречённости. Ведь только от полной безысходности и безденежья можно решиться на такую авантюру, как эта их... игра.
   -- Так себе работа. Но даже такую дрянную ещё поискать надо.
   -- А образование? -- попыталась я разобраться. -- Разве ты его не получила?
   -- Школьное, да, -- пожала плечами гостья. -- А на профессиональное у нас денег не хватило.
   -- Министры постарались... -- дошло до меня. -- Они убеждали отца, что образование не может быть дёшевым. Но я не предполагала, что оно стало настолько недоступным.
   Аррис промолчала, лишь пожав плечами, а я почувствовала себя виноватой. Разумеется, умысла с моей стороны не было, но... Но если бы корабль не отправился в Шейраз, то Аррис сбежала бы домой и не потеряла свою должность.
   И потому я предложила единственное, что могло исправить эту ситуацию:
   -- Не против, если я тебя найму? Мне не помешает...
   -- Служанка? -- подняла брови девушка, по всей видимости удивляясь. Мало кто примет на службу к принцессе сомнительную особу, особенно если она "шпионка и тьяри" в одном лице.
   -- Компаньонка, -- поправила я. -- Я не планировала путешествовать с фрейлиной, но раз уж так получилось... Мне даже приятнее будет в компании, не так скучно, как одной. А ты немного заработаешь, после возвращения будет на что жить, пока ищешь работу.
   Не отказалась. Впрочем, выбора-то у неё действительно не было. Но проявила обеспокоенность, что мой защитник, который явно относится к ней с подозрением, станет возражать.
   -- Аррис, не переживай, ты не понравилась ему, а не мне! Наю придётся согласиться с моим решением.
   -- "Най" это сокращённое имя? А как мне его называть?
   -- Да, верно... -- откликнулась я, понимая, что для Аррис эта вольность неприлична. Ведь они не родственники, чтобы использовать краткие имена. -- Его зовут Найрис. Найрис-тиал.
   Сказала как можно мягче, взглядом извиняясь за скрытность, и всё равно потрясение моей новой компаньонки оказалось сильным.
   -- Нет, ну... -- она замолкла, то ли потеряв дар речи, то ли не находя уместных слов. В итоге выдала всего одно: -- Безобразие.
   -- Это ты о своей несдержанности в словах? -- улыбнулась я.
   -- Нет! -- ничуть не смутилась девушка. -- Это я о его наглости. Раз он принц, то и вести себя должен соответствующе, а не обзываться!
   -- А тебе проявлять непочтение к королевскому сыну можно?
   Мне было безумно любопытно, можно ли вообще вывести Аррис из "непробиваемого" состояния. Оказалось, нереально, потому что в ответ...
   В ответ прозвучало как само собой разумеющееся:
   -- Так я же я не знала, что он принц. Надо же, почти король! А ничуть не лучше меня... И вообще, он мужчина и должен проявлять великодушие к слабой девушке. Но ты не волнуйся, теперь-то я в курсе, так что буду вежливой.
   Она клятвенно прижала ладонь к груди, но... Но у меня отчего-то возникло ощущение, что обещанное останется лишь словами...
  
   На следующее утро в каюте принца Тиалы...
  
   Ночь Найрис провёл беспокойную. Внутренний голос навязчиво шептал, убеждая выйти из каюты и заглянуть к сестре, чтобы удостовериться, что всё в порядке. Утром принц едва дождался окончания завтрака -- схватился за кулон-связничок, решив, что девушки тоже должны были уже проснуться, и он никого не разбудит.
   -- Ини? -- коротко позвал, активировав устройство, из которого тут же послышался смех, негромкое "Подожди, сейчас..." и куда более внятное:
   -- Най? Ты чего так рано?
   -- Я беспокоюсь, -- сказал и запоздало сообразил, насколько неуместно звучит его оправдание в этой весёлой обстановке. И всё же деваться уже было некуда, пришлось продолжать: -- Проблем не возникло?
   -- В том смысле, на который ты намекаешь, нет, -- поймала брата на слове сестричка. -- Но есть в другом. Моей компаньонке нужно отправить сообщение своей семье в Тиалу. Проводишь нас в рубку?
   Компаньонке?! Ини с ума сошла или это хитрость такая -- расположить к себе подозрительную девицу и всё выяснить?
   -- Ладно, отведу, -- согласился Найрис, радуясь что сестра оказалась предусмотрительной и не оставила эту тьяри без контроля -- не факт, что та напишет "семье", может, это вообще информация сообщникам или предупреждение вербовщику. А у принца, прежде чем активировать отправку, будет возможность всё проверить...
   -- Спасибо, Най! -- довольно откликнулась Инили. -- Я свяжусь, когда мы соберёмся.
   Обещанного "соберёмся" пришлось ждать долго. Девушки явно не спешили, а когда всё же выбрались из каюты, оказалось, что на нежданной гостье всё те же плотно облегающие ноги брюки и тянучка-водолазка, в которых она была вчера. Разве что куртку Аррис не надела. Но это лишь спровоцировало ещё большее раздражение Найриса -- слишком вызывающе выглядит компаньонка. Будто бы над ним издевается. Впрочем, девчонка совсем худющая -- на ней даже такая одежда смотрится свободной. Если бы переодеть Ледайлу в подобное, то эффектно подчеркнуло бы все выдающиеся формы любовницы. А тут... Тут и грудь практически не видна, и бёдра узкие...
   -- Чего уставился?
   -- Аррис... -- Инили укоризненно посмотрела на свою спутницу, и та осеклась, лишь прошипев: "Он первый начал!". Но больше не провоцировала принца. Спокойно написала сообщение, так же равнодушно отнеслась к тому, что Найрис демонстративно вскрыл и прочитал написанное прежде, чем отдать связисту.
   Впрочем, всё это могло быть лишь умелой маскировкой, а текст -- пусть и на первый взгляд безобидный и действительно адресованный семье, -- качественным шифром.
   И потому принц вместе с этим посланием отправил и другое -- отцу. Отчитался, что всё у них хорошо, попросил тщательно проверить того, кто станет получателем первого сообщения... Лучше перестраховаться, чем недоглядеть.
   Однако переложить ответственность исключительно на отца принц не мог. Тем более рядом такой перспективный объект для наблюдения. Нужно было лишь найти способ разговорить хитрую тьяри... И Найрис его отыскал.
   -- Чем планируете заниматься? -- приняв беспечный вид, поинтересовался, когда с делами было покончено. -- Может, в "Перевёртыши" поиграем? Мы с тобой давно не соревновались, а втроём ведь ещё интереснее.
   Сестра не отказалась. Аррис тоже кивнула, видимо с правилами была знакома. Так что в каюту девушек они вернулись быстро.
   Раскладывая на столе фишки с символами, Найрис тщательно сохранял безразличный вид, чтобы не выдать своей радости от предвкушения, как внимание девушки рассеется, и она обязательно проговорится. Следить и за игрой, и за словами сложно.
   Переворачивая и запоминая картинки, напрягал не только память, но и тщательно отслеживал все реакции Аррис, которая с азартом ждала своей очереди. Убирая парные, подтрунивал над раздражённым: "Ты стащил мои фишки! Я первая их вычислила". Наблюдая за попытками сестры, между делом бросал гостье короткие вопросы, побуждая её отвечать, а потом вновь посмеивался над обиженным: "Он специально меня отвлекает!"
   А когда последние фишки со стола перекочевали на колени к Найрису и выяснилось, что его выигрыш самый большой, раздалось финальное: "Инили, не верь ему, он жульничал!"
   К обеду Найрис покидал женскую каюту в совсем ином настроении. Аррис действительно оказалась простой, излишне прямолинейной, но непосредственной девчонкой. Не было в ней ничего скрытого и коварного, была лишь неуступчивость и максимализм подростка. А ведь она практически ровесница Ини... Видимо, развитие организма чуть замедлилось из-за недостаточного питания, а психологическое взросление -- по причине специфического социального окружения. Ну невозможно так притворяться!
   Однако теперь остро вставал другой вопрос: оставить девушку в неведении или предупредить? Нужно ли ей знать о возможных опасностях, раз уж "повезло" вляпаться в водоворот интриг?
   Итогом размышлений стало решительное -- нужно. Если проблема касается Инили, Аррис и всего звёздного королевства, то секреты могут лишь навредить.
   И потому, не дожидаясь ужина, принц вновь вернулся в женское общество. Удивлённое его появлением, надо признать, а ещё обрадованное, потому что первое, что предположила Аррис...
   -- Его совесть замучила! Так и быть, я согласна на честную игру.
   -- Ты же обещала, -- видимо, напомнила о каких-то договорённостях Инили, но её компаньонка не сочла претензии обоснованными.
   -- Так я же не обзываюсь. Что такого сказала? А если ошиблась в его мотивах, то он сам виноват. И вообще, я всегда говорю то, что думаю.
   -- Похвально, -- откликнулся принц, которому одновременно хотелось и рассмеяться, и отлупить эту несносную... "тьяри". -- Было бы здорово, если бы и остальные следовали этому принципу. Но увы, так не получается. Так что садись, и мы всё окончательно проясним...
  
   Некоторое время спустя в каюте принцессы Тиалы...
  
   -- Верт -- адьярец? Шпион? Вербовщик?
   Я едва ли не за голову схватилась, выслушав всё, что на меня свалилось. Чуть сама ненароком не угодила в ряды бандитов. Ха! Спонсор предлагает работу неудачникам. С чего бы такая щедрость?
   Наверное, к лучшему, что мои знакомые в "Игре" не победили. А этот ушлый Верт может стащить наши взносы и отдать бандитам или поманить ими других заговорщиков. Кто проверит, какую именно "награду" получил счастливчик? То-то же! Забросят в Адьяр и заставят работать бесплатно, вот и всё везение. Не убили -- и то счастье.
   -- Мы очень надеемся, что визит в Шейраз окажется не напрасным и Тиалу удастся спасти, -- мягко ответила Инили.
   Посмотрела я на принцессу с сочувствием. Вот ведь не повезло девчонке, судьба словно проверяет её на прочность. Я всегда думала, что подобные Инили живут в своё удовольствие и горя не знают. Какие могут быть проблемы у придворных? А тут получается полный контроль, никакой свободы, да ещё и личной жизнью не распорядишься. За тебя всё решат и мужа подсунут.
   И этому... Найрису тоже не позавидуешь. Не полети он вместе с сестрой, так заговорщики бы его пришибли по-тихому. Совсем обнаглели придворные! Метят во власть, а самим на жителей Тиалы наплевать. От отца Инили хотя бы ясно, чего ждать, пусть он и имеет свои недостатки. А новые правители могут быть ещё хуже.
   Не поймёшь, каким королём может стать Найрис. Может, он более нормальный, чем его отец? И хоть что-то изменит, а то жизнь в Яре с каждым циклом становится всё дороже, а в пригородах совсем нет нормальных условий...
   Хотя принц вряд ли сейчас об этом задумывается -- ему, похоже, до оборванок вроде меня нет никакого дела. Сам-то холёный, ухоженный -- тощим и слабым мне лишь показался в стрессе -- не здоровяк, ясное дело, просто такой тип телосложения "суховатый"... Такой в трубе вентиляции не застрял бы, как некоторые. Вот с кем надо клады искать!
   Хихикнула про себя, представив забавное зрелище -- пробирающегося по складам и тоннелям принца. И роющегося в мусоре в поисках подсказки. А потом так же мысленно покачала головой. Нет, нереально, чтобы вот такой красавчик и франт позволил себе подобные вольности. Он к своей одежде наверняка относится крайне трепетно. Костюм вон сидит на нём безукоризненно. Да и в остальном портить внешность принц не станет. Найрис даже на корабле, где, в общем-то, не на кого производить впечатление, причёсан волосок к волоску... Так и чешутся руки разворошить весь этот порядок и сделать из него нормального парня. Ведь на лицо симпатичный. И меня не раздражает... когда молчит.
   Увы... Продлилось моё умиротворение очень недолго.
   -- Фрейлина принцессы должна выглядеть должным образом, -- наставительно заявил Найрис. -- Сейчас твой вид несколько... неприличный. Вызывает вопросы. У экипажа.
   Да кого он пытается обдурить? Какое нарушение приличий, если фасон вещей разрешён для продажи?! Я же не на "чёрном рынке" это купила. А то, что стюард рот разинул, пока меня в рубке рассматривал, -- не мои проблемы!
   -- Плевать мне на экипаж, -- зашипела я, представив, как глупо буду выглядеть в нарядах принцессы. Вспомнила про обещание не ругаться с принцем и вздохнула: -- Инили, а у тебя нормального из одежды точно ничего нет?
   Отрицательный жест головой, и накатившее уныние -- вот что тут сделаешь? Я могу, конечно, встать в позу и настоять на своём, но... Но не хочется портить отношения. Если ко мне проявили участие, то незачем нарываться. Это моя новая работа, а я халтурить не привыкла.
   Пришлось кивнуть, улыбнуться и выдержать взгляд, который Найрис, возможно, позиционировал как поощрение, а по мне, так точно был проявлением снисхождения.
   Платья принцессы не все оказались мне впору. Рост у нас совпадал, но фигуры были совершенно разные. Многое висело как бесформенные балахоны, и поэтому то, что более или менее подошло, пришлось переделывать. К ночи я стала владелицей одного самого простенького платья на шнуровке, которая позволяла утянуть наряд до нужной мне посадки. А на следующий день к вечеру ещё трёх, подгонка которых заняла чуть больше времени.
   В каюте принцессы имелось выдвижное зеркало, и я оценила свой новый внешний вид. Ничего так, симпатично. Выгляжу не хуже, чем избалованные придворные дамочки. Сразу и не скажешь, что я работала на сортировке отходов. Маме бы понравилась подобная перемена, но мне не по душе эти украшательства. Я не прочь заполучить свою обычную одежду обратно.
    Я была бы не прочь заполучить свою обычную одежду обратно. Да только вредный Найрис отнял практически всё! Разве он покупал вещи, чтобы безжалостно выбрасывать? Наглый избалованный тип! Сам-то устроился на всём готовеньком. Но я так легко не сдалась -- любимую куртку мне удалось спасти от уничтожения, надёжно спрятав в нашей общей с принцессой каюте.
   Но ладно бы только вещи, так ещё и к волосам моим придрались. Будто, собранные в хвост, они к платьям не подходят и портят весь вид. Безобразие!
   Нормально всё и незачем усложнять! Это у принцессы волосы густые, тяжёлые, вьются и смотрятся красиво, а мои -- тонкие, совершенно прямые и пушащиеся, потому никак не желающие лежать ровно. Ну и зачем мне ходить растрёпанной? Может, Найрису нравятся распущенные волосы сами по себе. Но нужно же реально оценивать мои не самые эффектные внешние данные!
   А причёски с заплетёнными или уложенными в пучок волосами -- тоже не моё. Во-первых, пустая трата времени: даже привычная к этому Инили справляется не быстро, а я вообще полдня возиться буду. Во-вторых, вечером ещё и обратно распускать?! Ну уж нет... Я чуть не взбесилась, пока пыталась повторить самую простую причёску.
   Пожалуй, сильнее возни с волосами меня вывели из себя туфли. Да, практичные ботинки у меня отобрали... Размер ноги у нас с Инили оказался одинаков, но это не спасло -- замена оказалась не самой комфортной и удобной в носке. Пусть мне досталась обувь на невысоком каблуке, и она не была излишне остроносой -- подобный ужас я видела на витрине одного дорогого магазина, -- но всё равно, дрянной вариант. Ни побегать нормально, ни через ограждение в них не перелезть. Только и думай, когда идёшь, как бы не споткнуться и не грохнуться носом в пол. И как принцесса целыми днями ходит в этих колодках?
   Неужели никто не задумывался, что в жизни разное случается? И как такая нарядно одетая красотка сможет дать отпор настырному кавалеру? Да никак. Сомневаюсь, что Инили учили самообороне или чему-то такому. Схвати её тот громила из переулка, ничем хорошим бы дело не закончилось. Вот я неплохо ему врезала... Эх, не о том я думаю! Мы же совсем разные. На таких, как я, всем наплевать, а с принцесс пылинки сдувают...
  

Глава 3. Не бывает дыма без огня

  
   На третий день полёта в Шейраз...
  
   Едва заметный толчок разбудил, заставив открыть глаза. Среагировав на моё движение, тут же медленно начала разгораться подсветка, позволяя видеть пространство каюты.
   Всё мирно, тихо, спокойно... В иллюминаторе за бортом всё та же россыпь звёзд. На столе неразобранная пачка накопителей, которые я планировала изучить, только в свете последних событий так и не нашла для этого времени. Причина находится в этой же каюте: на диване, сбросив одеяло и свесив руку почти до пола, беззаботно спит моя новая компаньонка.
   Что же тогда меня разбудило?
   Так и не найдя ответа, я смежила веки, перевернулась на бок и... И тут же вскочила, ощутив новый толчок. Свет загорелся ярче, а в душе разлилась тревога. Неосознанная, не оставляющая в покое, заставившая дыхание участиться, а сердце едва ли не выскочить из груди. Что происходит?!
   Рука автоматически схватила лежащий на полке над головой кулон-связничок.
   -- Най? -- позвала я тихо. Не получив ответа, попробовала снова, уже громче. И ещё раз, едва ли не в панике оттого, что брат молчит.
   -- Вставать пора? Я спать хочу, -- недовольно заворчала разбуженная Аррис, пытаясь нащупать пропавшее одеяло, чтобы натянуть на себя.
   -- У нас, возможно, проблемы... -- едва сдерживая дрожь, я слезла с кровати и принялась одеваться.
   -- Какие проблемы? -- не поняла спросонья девушка. Проморгалась, присматриваясь к моим действиям, и тоже взялась за платье.
   -- Наш корабль дважды тряхнуло, пока ты спала. Най не отвечает. И предчувствие у меня нехорошее.
   -- Не паникуй, Инили. Может, это технические толчки -- запуск двигателя, например. Нормальный же корабль, безопасный. Или думаешь, что твой отец отправил вас в космос на безоружной развалюхе? Если ты погибнешь, то замуж не выйдешь. Оно ему надо? А брат твой просто дрыхнет и сигнала вызова не слышит.
   -- Я уже ни в чём не уверена. Кругом одни обманщики...
   -- Вот меня только не надо в этот "круг", ладно? -- хмыкнула фрейлина, помогая мне застегнуть платье на спине. -- И вообще, надо психовать тогда, когда серьёзно влипла, а заранее себя накручивать зачем?.. Ты хочешь пойти проверить? Я с тобой.
   Последнее она спросила, когда моё очередное "Най!" осталось без ответа, а я бросилась к двери.
   В каюте, которую занимал брат, его самого не оказалось. Кровать смята, не заправлена, словно он в такой же спешке собирался, как и мы. Кулон остался лежать на полке...
   -- В рубку, -- озвучила наш безмолвный обмен взглядами Аррис.
   Прихватив кулон, я поспешила в коридор. И тут же поняла, что интуиция меня не обманула и неприятностей не избежать -- со стороны шлюза к нам быстрым шагом шли незнакомцы. В одинаковых тёмно-серых куртках и штанах, с широкими кожаными поясами с закреплённым на них оружием, в чёрных сапогах с широкими голенищами...
   Адьярцы! Больше никто не мотается вдали от родных королевств и не берёт космические корабли на абордаж. По крайней мере, официальные военные манёвры того же Шейраза начинаются не с захвата, а с объявления ультиматума... И уж точно воины доминирующего королевства не позволят себе нагло загоготать:
   -- Смотрите-ка -- фифы расфуфыренные!
   -- Таких красоток помять -- одно удовольствие.
   -- Эх, жаль, их всего две. Я бы ещё от парочки не отказался.
   Вот только если я, непривычная к настолько бесцеремонному тону, растерялась, невольно отступив к стене, то моя компаньонка повела себя совсем иначе. Шагнула к самому наглому из тех, кто окружил нас полукольцом, воинственно упёрла руки в бока и, вздёрнув подбородок, рявкнула:
   -- Посмотрели на себя, оборванцы с космической развалюхи, и заткнулись! А кто слов не понял, тому могу объяснить иначе.
   Наглец подался было к ней, зарычав, но помешала рука его соседа, которую тот предусмотрительно выставил, остановив движение.
   -- Остынь, Гьялс, -- негромко посоветовал бандит. Вернулся глазами к Аррис и хмыкнул: -- Смелая. -- Неосуществимая угроза слабой девушки, может, никого из них и не впечатлила, но её уверенность точно вызвала уважение. -- Только с "развалюхой" ты, красотка, погорячилась. Адьяр, может, и не такая навороченная штучка, как твоя Тиала, но прослужит ещё не одну сотню стандартных циклов.
   -- Ну, хоть насчёт оборванцев угадала, -- фыркнула моя компаньонка, видимо не привыкшая лезть за словом в карман.
   Увы, пользы это в нашей ситуации не принесло. И вряд ли итог был бы иным, поведи мы себя иначе.
   -- Обыскать каюты, -- проигнорировав последние слова собеседницы, приказал бандит, отворачиваясь. Несколько адьярцев тут же метнулись выполнять приказ. -- Запереть девчонок и выставить охрану. Разбираться будем на Адьяре после посадки.
   -- Запереть двоих вместе? -- похабно двусмысленно оскалившись, уточнил тот самый, наглый. -- А охранять будем внутри?
   Я невольно шагнула ближе к Аррис, почти прижимаясь к её спине. Вложила в её ладонь кулон Найриса, на всякий случай. Вдруг нас на самом деле разделят.
   -- По отдельности, -- словно подтверждая мои худшие опасения, распорядился главарь. Недовольным взглядом наградил подчинённого и добавил: -- Охрана снаружи.
   -- Вот так всегда, -- буркнул Гьялс, когда начальство двинулось дальше в сторону рубки и его уже не могло услышать.
   -- Не нарывайся, -- посоветовал другой бандит, оставшийся, видимо, для караула. -- Когда будет можно, дадут отмашку. Не оставят же нашу работу без награды. А пока не вздумай лапать пленниц.
   -- Чисто! -- отчитался выскочивший из каюты Найриса мужик.
   -- Здесь тоже! -- выкрикнул ещё один, осматривающий мою.
   -- Расходимся, красотки, -- выразительно вытащив оружие, усмехнулся Гьялс. -- Ты! -- указал на Аррис и мотнул головой в сторону нашей общей каюты: -- Туда шуруй. Эту, -- теперь дуло смотрело в мою грудь, -- в соседнюю.
   Оказавшись в каюте брата, я в оцепенении присела на диван.
   Как быстро всё изменилось! Мы с Найрисом думали, что заговорщики и бандиты остались в Тиале. Наш вылет был незапланированным, экипаж проверенным, путь не слишком долгим. А сейчас впереди только неизвестность... Я не знаю, жив ли Найрис, цела ли наша команда, как бандиты проникли на борт и почему не было ни сигнала тревоги, ни сопротивления...
  
   Незадолго до этого в рубке управления корабля...
  
   -- Держи его!
   -- Руки! Руки не отпускай!
   -- Не дай ему вырваться!
   Ещё на подходе к рубке спешащий в неё Найрис услышал громкие выкрики. И это заставило разволноваться ещё сильнее. Хотя принц и без того был взбудоражен -- разбудивший его, полный беспокойства голос пилота, раздавшийся из корабельной системы внутренней связи, вынудил вскочить с кровати и начать лихорадочно одеваться. 
   "Найрис-тиал, в рубку, скорее!" -- это было больше похоже на сигнал бедствия, чем на просьбу, которую возможно отложить до утра. А теперь вот это "держи его!"... Кого?!
   Практически взлетев по ступеням, принц замер в недоумении.
   Пилот и стюард растянулись на полу, навалившись на штурмана и выкручивая ему руки за спину. Связист суетился поблизости с верёвкой, стараясь накинуть петлю на запястья поверженного противника.
   Наконец ему это удалось -- узел зафиксировался прочно, а остаток верёвки обмотали вокруг тела, закрепляя. Драчуны с явным облегчением отпустили своего коллегу, поднимаясь на ноги, а связист с нескрываемым отвращением пнул связанного.
   -- Что происходит? -- не выдержал Найрис, шагнув ближе.
   -- Он нас предал, -- вытягиваясь по стойке смирно, доложил стюард. -- Отключил защитное поле, вырубил систему оповещения...
   -- Корабль адьярцев уже в зоне видимости, -- оборвал его пилот, забравшийся в своё кресло.
   -- Корабль? -- Найрис тут же бросился к нему и впился глазами в экран, где к маркеру их транспорта слева приближалась другая точка. Перевёл взгляд на смотровой иллюминатор, отыскивая в этом же секторе стремительно растущую громаду боевого крейсера. -- Силовой экран где?! -- чуть ли не оглушил собеседника, сообразив, что сейчас начнётся.
   -- Доступ к системе защиты и нападения заблокирован, -- зашипел пилот, пытаясь восстановить контроль над техникой, упрямо отказывающейся подчиняться и требующей неведомый пароль.
   Не раздумывая Найрис рванулся к неподвижно лежащему штурману и одним резким движением, схватив за шкирку, поднял. В обычных обстоятельствах, может, ему бы на это сил и не хватило, но сейчас принца подстёгивали гнев и желание защитить свою сестру. Новый рывок, и тело предателя рухнуло в кресло.
   -- Какой пароль? -- яростно выкрикнул Найрис, нависая над штурманом.
   -- Обойдёшься, -- криво усмехнулся предатель. -- Скоро здесь будут те, кто должен быть. И ты с этим ничего не сделаешь.
   -- Тварь, -- стиснув зубы, бросил принц, отступая на шаг.
   Бить жалкого предателя и пачкать руки королевскому отпрыску не позволяло воспитание. Но только ему. Связист, поняв, что принц не намерен вести допрос эффективно, сделал это за него -- плотно сжатый кулак смачно впечатался в челюсть штурмана.
   -- Полегче, -- осадил его Найрис. -- Без сознания он не скажет нам пароль.
   -- Не... скажу... Ты такой же слабак... как твой отец! Можешь сдохнуть от злости, но тебе и твоей сестре место в плену, -- сплюнув кровь на пол, нагло заявил предатель.
   Он зло и насмешливо уставился на принца, доказывая собственное превосходство. Найрис было отреагировал на провокацию, буравя разбитое лицо в ответ, вкладывая во взгляд всё презрение и ненависть к сопернику. Но быстро осознал, что глупые игры бессмысленны, а подлый сообщник адьярцев намеренно отвлекает его. И потому первым отвернулся, не желая терять времени.
   -- Здесь есть оружие?
   -- Вот, -- связист тут же протянул ему ручной бластер -- миниатюрную модель, которую вытащил из ниши экстренного реагирования. Точно такие же уже держали в руках остальные.
   Найрис, удобно перехватив оружие, взвесил его на руке и снова с ненавистью взглянул на штурмана.
   -- Пристрелить его? -- понятливо уточнил пилот.
   -- Обязательно, -- пообещал принц, -- но позже. Когда с проблемой разберёмся и его как следует допросим. А сейчас надо сообщить остальным. Поднять по тревоге сменную группу и наших телохраните...
   Он осёкся, не договорив, и схватился за спинку кресла, чтобы устоять на ногах, когда корабль содрогнулся от удара. А затем ещё одного -- крейсер адьярцев не слишком аккуратно состыковался с бортом корабля Тиалы.
   -- Я пытался это сделать, -- запинаясь от волнения отчитался связист. -- Никто не отзывается...
   -- И не жди, не ответят, -- язвительно засмеялся предатель. -- Спят как тьяри, обожравшиеся помоев от огра.
   -- Ты их отравил? -- округлил глаза связист.
   -- Вот ещё, -- скривился штурман. -- Всего лишь снотворное в ужин. Так что не рассчитывайте на помощь.
   -- Что можно сделать? -- Найрис с тревогой в глазах осмотрел всех тех, кто в такой же растерянности смотрел на него.
   -- Нас всего четверо, -- покачал головой пилот. -- Шлюз я не могу заблокировать. Шансы нулевые.
   -- Инили! -- спохватился принц, сообразив, что в этот момент сестре лучше было бы находиться рядом с ним. Привычным движением схватился за кулон, обнаружив на его месте пустоту. Раздосадованно вспомнил -- он его не взял, забыл на полке. -- Соединение с каютой принцессы, живо! -- приказал связисту.
   Они оба бросились к устройству: Найрис -- в нетерпении и волнении, его помощник -- в лихорадочном возбуждении, бегая пальцами по клавишам, ошибаясь и набирая код снова.
   -- Инили! -- наконец, когда загорелся зелёный сигнал, выкрикнул принц.
   Увы. В ответ слышалась лишь тишина. Найрис отступил от устройства, вытирая выступивший на лбу холодный пот. Разумеется, он не мог знать, что именно в этот момент дверь каюты закрылась за спиной испуганных, отправившихся его искать, девушек. И его воображение теперь рисовало самые страшные картины. Наверняка, их схватили, а тот, кто должен был защитить, не пришел на выручку. Ни Инили, ни Аррис не способны противостоять вооружённым бандитам. Почему-то Найрис с тоской подумал и о новоявленной компаньонке. Эта дерзкая тьяри только на словах сильна и бесстрашна, а на деле такая же слабая, как и его сестра.
   Сейчас он знает о случившемся, а если бы остался в Тиале, с родителями? И его Инили была бы совсем одна в окружении экипажа, а исчезновение принцессы списали бы на несчастный случай или на что-то подобное. Теперь у неё есть Аррис, какая-никакая поддержка.
   -- Что нам делать, Найрис-тиал? -- вернул его в реальность голос связиста.
   -- Можешь послать сигнал тревоги на Шейраз? -- хрипло отозвался принц.
   -- Не знаю, получится ли. Этот урод повредил систему внешней связи. Попробую...
   Он вновь склонился над консолью, а принц вернулся к остальным, напряжённо прислушивающимся к шуму, доносившемуся из коридора.
   -- Приготовиться! -- приказал Найрис, скрываясь за спинкой кресла и выбирая позицию для стрельбы. -- Без боя мы не сдадимся.
   Бой... Бой оказался не самым действенным и продолжительным. Десяток выстрелов, крики и брань, чей-то стон, а потом громкое:
   -- Сдавайтесь, Найрис-тиал! Иначе к вашей сестре мы отнесёмся не столь снисходительно, как она этого заслуживает!
   Угроза была весомой. И вряд ли его пытались запугать и ввести в заблуждение. Судьба Инили очевидна, сестра не могла избежать захвата. Потому немногочисленным защитникам хоть и вынужденно, но пришлось сложить оружие и позволить радостно завопившим бандитам себя скрутить и уложить на пол.
   -- Вот и славно, -- похвалил покладистых пленников один из бандитов. По всей видимости, главарь, потому как тут же приказал: -- Занять места, подготовить двигатель корабля к запуску... И эту падаль отсюда уберите.
   Приподняв голову, Найрис увидел, как с кресла стаскивают безжизненное тело штурмана. То ли его случайным зарядом зацепило, то ли сами бандиты не особенно церемонились и пристрелили, чтобы лишнего не болтал -- он свою задачу выполнил, а зачем им предатель? С той же лёгкостью штурман мог подставить и самих бандитов, если перед ним вдруг замаячило бы более заманчивое и выгодное предложение.
   -- Сделано, Рияш-диер, -- отчитался тот нападавший, который занял кресло пилота.
   -- Курс на Адьяр, -- распорядился главарь. Опустился на колено около поверженного принца и, натолкнувшись на его полный ненависти взгляд, криво усмехнулся: -- Вам придётся потерпеть и провести немного времени в неудобном положении. Надеюсь, вы не в обиде?
   Не дожидаясь ответа, поднялся и отошёл к своим, а Найрис опустил голову, прижимаясь щекой к ребристому покрытию пола.
   Сложно, когда вынужден в первую очередь переживать не за свою собственную жизнь. Когда ответственность настолько высока, что малейшая ошибка кажется настоящей катастрофой. Когда не знаешь, к чему приведёт твой следующий шаг.
   И вдвойне сложно, когда вокруг предатели и уже не понимаешь, на кого можно положиться и кому доверять. Проверенный экипаж оказался с гнильцой, около короля Тиалы ошиваются заговорщики... Адьярцы везде влезли и незримо контролируют звёздные королевства. Действовать нужно было раньше -- пойти против воли родителя и сообщить правителю Шейраза о притязаниях бандитов. Пусть отец возненавидел бы сына, но Инили была бы в безопасности, а Найрис не чувствовал себя настолько беспомощным и бесполезным, как сейчас...
  
   В каюте принцессы, где теперь новая хозяйка...
  
   Дверь за моей спиной задвинулась с таким грохотом, что я даже вздрогнула.
   Как же резко меняется жизнь в последнее время! Я даже не успеваю удивляться свалившимся на меня испытаниям. Ещё совсем недавно я спала на ворохе вещей в шлюзе, потом ютилась на крошечном диванчике, а теперь стала хозяйкой целой каюты. Причём каюты принцессы! В моём распоряжении и кровать, и стеллаж, и стол... Только радости вся эта роскошь не приносит. Лучше уж делить её с Инили, чем быть единоличной владелицей, но в заточении на корабле, захваченном адьярцами.
   -- Аррис, ты там как? -- донеслось из кулона.
   -- Нормально. Что со мной будет-то? -- прошептала я в ответ.
   -- Говори громче, плохо слышно, -- попросила принцесса. -- Через слово тебя понимаю.
   -- А они точно не слышат? -- удивилась я.
   -- Звукоизоляция у дверей хорошая, -- просветила меня Инили. -- Ты же их не слышишь? А они наверняка там нашу внешность обсуждают в полный голос. Тогда гоготали как ненормальные.
   -- Ну наверное...
   Я подошла к самой двери, приложила ухо к покрытию. Так ничего и не распознав, вернулась на диван. Забралась на него с ногами, слушая возмущённую речь принцессы.
   -- Ужасные адьярцы! Нападают втихую, как трусы! Только и могут, что слабых девушек запугивать. Спасибо, Аррис, ты меня выручила. Я так растерялась, когда они целой толпой появились, да ещё и с такими хамскими притязаниями и высказываниями.
   -- Было бы за что благодарить. С паршивыми бандитами по-другому нельзя. Врезала бы им с превеликим удовольствием, да не могу.
   -- Что значит "не могу?" -- заинтересовалась принцесса. -- Сил не хватит?
   -- Вот ещё! При чём тут силы? Думаешь, я совсем дурочка и не понимаю, что в драку надо ввязываться тогда, когда точно уверена, что победишь. А в твоих платьях шансы на это никакие.
   -- То есть только в одежде дело? -- отчего-то развеселилась Инили. -- Ох, Аррис, ты такая милая в своей непосредственности.
   А! Ну понятно -- она мне не поверила. А зря. Мой тренер недаром пару моих зарплат себе в счёт оплаты заполучил. Может, я и не кажусь опасной, но все болевые точки знаю наперечёт и попадаю в них даже с закрытыми глазами. Кулаки у меня костлявые, а такие удары крайне болезненные. Ну и тактика уклонения и использования инерции движения против самого нападавшего -- это основа основ для таких тощих, как я.
   Вот только как это объяснить жалостливой и неверящей принцессе? И нужно ли? Может, будет правдивее, когда она сама увидит?
   И потому спорить я не стала. Решила проявить практичность и деловые качества:
   -- Нас надолго разделили? И для чего? То есть какой в этом смысл?
   -- Длительность ареста зависит от того, как близко мы оказались от Адьяра. То есть он от нас. А по смыслу... Скорее всего, чтобы мы не сговорились между собой. Они же нас врасплох застали. Знаешь, есть такое выражение "Разделяй и властвуй?" Вот бандиты это и сделали.
   -- Морально давят? -- сообразила я.
   -- Типа того, -- подтвердила Инили. Подумала и предложила: -- Аррис, нам нужны условные сигналы. Чтобы в присутствии адьярцев мы могли предупреждать друг друга, а они нас не понимали и не разоблачили.
   -- Согласна, -- одобрила я осторожность принцессы. -- У нас с Дьериком тоже такие словечки были на случай, если другие игроки рядом.
   -- Например? -- раздалось из кулона заинтригованное.
   -- Чекать шмот на краше, -- подумав, выдала я. -- Это значит "проверить одежду на человеке".
   -- Ну, вряд ли этот жаргон сейчас уместен, -- засмеялась принцесса. -- Будет странно, если особа королевской крови начнёт так выражаться. Лучше что-то не вызывающее подозрений. Допустим... о женских мелочах. Вряд ли бандиты в них смыслят. Впрочем, не только они. Я прекрасно видела, как придворные мужчины морщились и старались пропустить мимо ушей болтовню Вьянны о "прекрасной партии кружев и новых модных веяниях".
   -- Я бы точно не стала слушать такую чушь.
   -- Вот и я о том же! Запоминай, Аррис, "жмут туфли" -- впереди опасность. Хочешь сказать о количестве адьярцев -- говори о числе заказанных платьев.
   -- Логично, -- похвалила я. -- Адьярцы рехнутся, даже если сообразят, что к чему...
   Мы с Инили долго и много обсуждали шифр. Разумеется, всего не предусмотреть, но лучше такая страховка, чем никакой. Кулоны хороши, однако ими удобно пользоваться на расстоянии, и желательно без свидетелей, да и вообще не факт, что их в итоге у нас не отберут...
   Устав от обсуждений и догадок, которые ни на чём конкретном не основывались, мы связь отключили. Инили решила обыскать каюту брата -- вдруг он вывез с собой с Тиалы что-то ценное или важное, и это надо либо спрятать, либо держать при себе. Оружие, например... Я же, понимая, что аналогичные попытки обыска в каюте Инили смысла не имеют, просто попросила разрешения почитать накопители. Любопытно, чем принцессы себе голову забивают. Очередная чушь о нарядах и придворных правилах или что-то стоящее?
   На всякий случай заправив кулон под платье, чтобы не был на виду, я подняла крышку стола. Упаковок с едой здесь было ещё много -- корабль в полёте совсем недолго, да и стюард по просьбе принцессы принес сюда часть запаса из шлюза с расчётом на дополнительного едока в моём лице.
   Выбрав уже привычный универсальный сбалансированный набор -- те, индивидуальные, что нравились Инили и наверняка были изготовлены специально для неё, решила пока не трогать, -- я подключила один из накопителей к считывающему устройству и запустила просмотр. Неторопливо поедая стандартную порцию, изучала содержимое записей, удивляясь тому, насколько сильно ошиблась -- информация оказалась по-настоящему занимательной, а вовсе не нудной.
   Шикарные видео, приятная озвучка, всё очень логично, последовательно, доступно... Качество учебного материала было на такой высоте, что мне становилось невероятно обидно! В школе примерно то же самое нам выдавали крайне скупо, сухо и неинтересно. Я потому и училась без особого энтузиазма. И даже не стала заморачиваться насчёт продолжения учёбы, хотя и нашла для Инили отговорку о дорогом образовании, а на самом деле могла бы прижаться и зарплату в обучение вкладывать, а не в игру.
   Эх, если бы я знала, что можно вот так с удовольствием узнавать новое о мире!.. Наверное, я тогда, как и сейчас, оторвалась бы от чтения, лишь услышав: "Хороших снов, Аррис, я спать".
   Спать? Как? Только что обед был! А ужин?..
   С трудом оторвавшись от очередного информационного блока, я не сразу осознала, сколько на самом деле прошло времени. Ошарашенная небывалой увлечённостью и быстрым наступлением ночи, я торопливо разделалась с ужином, переоделась и, помедлив, забралась спать в кровать Инили. Автоматика каждый день бельё перестилает, так что девушка моей бесцеремонности даже не заметит. А я хоть себя принцессой почувствую. Не то чтобы мне очень хотелось, но... интересно же! Такая возможность раз в жизни выпадает и покруче любой игры будет.
  
   В каюте принца Найриса, где заперта его сестра...
  
   Бегу по лесу, петляя между деревьями... И оглянуться боюсь, потому что точно знаю -- там, за моей спиной, что-то жуткое. Дыхания не хватает, ноги едва шевелятся, пальцы вцепляются в неожиданно перегородившую путь металлическую сетку. Лихорадочно цепляясь за ячейки, карабкаюсь вверх. Зубастая пасть, щёлкнув зубами, остаётся внизу.
   Рывок, поворот, падение и яростный визг преследующих меня огромных тьяри, бросившихся на теперь уже разделяющую нас преграду. Выдержит ли она их натиск? Вряд ли. И потому нельзя медлить, нужно... Спрятаться? Где?
   Осматриваюсь, потеряв надежду на спасение, -- ну где скроешься, если вокруг лес? И с невероятным облегчением осознаю -- за моей спиной вход в зал управления звёздной платформой. Я нашла тайный путь к нему!
   Скользящее движение -- и я уже шепчу свой личный код, замирая от страха и прислушиваясь к шуму за спиной.
   "Доступ заблокирован! Пароль неверный!" -- упрямо отвечает автоматика, не пропуская меня в спасительный зал.
   Что не так? Я не могла ошибиться! Я знаю код, помню его с детства... Я же принцесса Тиалы! Техника не может не распознать меня! Только гигантским тьяри будет безразлично, кого они сожрут. Пульт управления недосягаем для меня. В отчаянии я пробую снова и снова... "Осталась одна попытка!" От отчаяния ударяю ладонями по двери и... И падаю в раскрывшийся провал... Падаю!
   Вскрикнула, дёрнулась, хватаясь за... Одеяло? Откуда оно в зале?
   Осознав, что сижу на постели, а вовсе не проваливаюсь в неизвестность, я с облегчением выдохнула, выравнивая дыхание. Сон...
   Вот как сказывается избыток эмоций. Общение с Аррис, которая в красках описывала свои игровые впечатления, плюс шок от нападения бандитов -- вот и результат. Интересно, как долго мне теперь будут сниться кошмары?
   Понимание, что я в каюте брата, а сам Найрис неизвестно где, угнетает. До такой степени, что плакать хочется. К счастью, окончательно отчаяться не даёт соседство с моей новой фрейлиной -- у нас осталась возможность общаться.
   -- Аррис, спишь? -- негромко поинтересовалась, не желая разбудить.
   -- Уже нет, -- бодро откликнулась компаньонка. -- В твоей каюте не заскучаешь, я даже спать не могла толком. Проснулась с утра пораньше.
   -- Тоже кошмары мучали?
   -- Нет, любопытство. У тебя такие интересные учебники, -- засмеялась Аррис и спохватилась: -- А ты плохо спала?
   -- Переволновалась, видимо. Ничего, пройдёт.
   -- Ты там это... Не раскисай, -- обеспокоенно проявила участие девушка, видимо почувствовав, как дрогнул мой голос. -- Все нормально будет! Обещаю! Не на тех они напали!
   -- Спасибо, -- понимание, что вся её уверенность -- лишь бравада и защитная реакция, не мешало получить удовольствие от заботы. -- Ладно, выходи на связь, если что, не молчи.
   -- Обязательно. Только один учебник дочитаю...
   Спрятав кулон под воротом рубашки Найриса, которая заменила мне ночную сорочку, я взялась за платье. Вернее, хотела взяться и, не нащупав одежды на прикроватной тумбе, вспомнила -- я же его в чистку отправила, потому как третий день ношу, не снимая. Уже противно в грязном ходить.
   В комнате гигиены открыла защитный экран технического модуля и, вытащив странного вида клочки разорванной ткани, сначала не поняла -- что это вообще? И лишь когда бросила взгляд на панель настроек, до меня запоздало дошло -- я вчера в расстройстве забыла изменить параметры стирки! А у Найриса они были выставлены на усиленную чистку, похоже, он в последний раз обувь в порядок приводил.
   Вот же... Волосы на голове встали дыбом. И что мне теперь носить? Вся нормальная одежда в другой каюте. Надеть вещи Найриса? Ну рубашки ещё куда ни шло, а брюки? Я же не мужчина! Они на мои бёдра не налезут! У брата комплекция совсем другая.
   Лихорадочно перебирая вещи на полках, я в панике искала выход. Уже и вариант соорудить юбку из простыни начала рассматривать, когда на самом верху обнаружила пакет с чем-то сине-голубым.
   Вытряхнув добычу на кровать, сообразила -- это старая одежда Аррис! Найрис её у нас отобрал. Обманщик! Сказал, будто вещи уничтожил, чтобы у непослушной "тьяри" не было соблазна их надеть. Пререкались он и Аррис очень долго и шумно. Переодеться она не отказывалась, но выбросить старые, честно купленные вещи не желала. Наверное, поэтому Найрис их всего лишь спрятал!
   И вычистил! Поднесла к носу, убеждаясь, что пахнет ткань моющим средством. Потому больше не раздумывала -- лучше уж такая, чужая, непривычная, но женская одежда.
   Рассмотрев себя в выдвижном зеркале, осталась довольной преображением. Вещи Аррис неплохо растягивались, и я без труда влезла в узкие брюки и водолазку. Сюда бы подошла куртка, но я её не нашла. Подозреваю, что стараниями девушки она была надёжно спрятана в моей каюте.
   Зато, продолжив поиски, я обнаружила и то, что в таком жёстком режиме чистил брат, сбив обычные настройки. Старые ботинки Аррис стали выглядеть намного приличней. Иначе Найрис не затолкал бы их в сумку вместе со своей обувью.
   Какое-то время я сомневалась, разрываясь между изящными туфлями на каблучках и куда более увесистыми ботинками, но в итоге всё же выбрала последние. Я не на торжественный приём собираюсь. Неизвестно, что нас ждёт, когда мы окажемся на Адьяре.
   Времени прошло много, и если эта платформа дрейфует неподалёку, то есть вероятность, что очень скоро за нами придут. "Разбираться", как сказал главарь бандитской группы захвата.
   Теперь уже морально готовая и, по крайней мере, уверенная в своём внешнем виде, я наконец взялась за завтрак. Есть мне пришлось то, что предпочитает брат, -- вкусы у нас разные, -- но в этом выбора не осталось. И потому в порционном контейнере вместо так любимого мной мяса были кусочки овощей.
   Найрис считал, что они полезней и питательней, с неизменным удовольствием поглощая рагу. Мне же приходилось чуть ли не давиться этой диетической "пользой".
   Вспомнив, что брату, возможно, и этого не досталось, расстроилась. Покормят ли его бандиты? Они думают только о себе, и судьба пленных их не волнует. Экипаж и наши телохранители, должно быть, арестованы. Или вообще... убиты. Найриса могут оставить в живых, всё же он сын короля Тиалы, но остальные... Отнесутся ли к ним гуманно?
   О чём же думал отец, когда в такое неспокойное время отправил нас в Шейраз без должной защиты? Он и дворцовых заговорщиков не замечал, и адьярцев недооценил. Неужели посчитал себя самым дальновидным и изворотливым? Так и другие не глупее его. Особенно если преследуют какую-то цель...
   Вот только что же понадобилось от нас бандитам?
  
   На следующий день в рубке управления захваченного корабля, приближающегося к Адьяру...
  
   -- Тяга на минимум. Разворот!
   -- Принято!
   -- Готовность к стыковке. Третий пандус.
   -- Заход на посадку выполнен...
   Прислушиваясь к фразам, которыми обменивались управляющие кораблем бандиты, Найрис с отчаянием осознавал -- вот и завершается временная передышка. Придётся лично столкнуться с "гостеприимством" короля Адьяра.
   Запоздало сообразил, что даже имени его никто не знает -- держат в секрете, используя лишь титул и название платформы. А внешность его лишь по явно недостоверным рассказам можно представить. "Недостоверным" потому, что не может обычный житель звёздного королевства обладать огромным ростом, иметь испепеляющий взгляд, оглушающий голос, клыки как у тьяри и способность одним движением пальцев сворачивать шею врагам. В общем, то ли очевидцы с перепугу сильно преувеличили внешний облик, то ли, по задумке короля, решили этим устрашить его противников.
   Осторожно пошевелившись, Найрис сел удобнее. С пола пленных захватчики всё же подняли, оттащив в сторону, чтобы не мешались под ногами, и позволили привалиться к стене. Потому теперь принц мог видеть в иллюминаторе, как на них надвигается громада Адьяра.
   Платформа этого звёздного королевства была действительно небольшой по меркам остальных, зато двухъярусной и окружённой швартовным кольцом, к которому причаливали тяжёлые боевые крейсеры и маленькие быстрые катера. По периметру были установлены внушительные защитные установки дальнего действия, а центральную часть занимали производственные комплексы, обеспечивающие адьярцев тем, что им необходимо для жизни. Однако ни зелёных насаждений, ни искусственных водоемов здесь не было. Ни единой чёрточки, способной придать платформе облик, схожий с планетарным. Бандиты, вне всяких сомнений, не считали нужным окружать себя излишествами.
   Здесь всё служило единственной цели -- устрашению, захвату и подчинению. Ведь недостающее можно получить у других. Ограбить, обмануть или, тайно оказав услугу, шантажировать заказчиков возможной оглаской.
   Жертвы нападений этого королевства тоже легко не сдавались -- об активном сопротивлении красноречиво говорили и дефекты в несущей конструкции, и многочисленные фрагменты разбитых установок. Понятно, что адьярцы латали своё потрёпанное боями пристанище, но, очевидно, не успевали восстановить всё и сразу -- новые повреждения появлялись куда быстрее.
   Не сводя глаз с медленно растущего провала ангара, в который направили захваченный корабль, Найрис прислушивался к переговорам бандитов. Тот самый главарь, Рияш-диер, несомненно недовольно пререкался с кем-то через систему связи. Она была односторонней, поэтому о предмете разногласий приходилось догадываться лишь по отрывочным фразам.
   -- Почему не в третий ангар? Мы договаривались... Что значит неполадки? Ты обещал закончить ремонт!.. Резервный ангар вообще та ещё дыра!.. Ладно, пусть шестой.
   Бандит недовольно и вынужденно, но согласился. Завершил сеанс переговоров и бросил подчинённым:
   -- Корректировка! Начать стыковку с шестым пандусом... Я тут при чём, Дагос? Сам знаю, что оттуда до центра посадочного блока путь неблизкий. Ничего пройдётесь, а то обленились совсем.
   Найрис про себя хмыкнул и понимающе переглянулся со стюардом.
   Не всё идеально в непокорном королевстве -- ошибки и у них встречаются. А вот как раз нерасторопность некоторых адьярцев может быть полезной в будущем. Неведомо, конечно, как, но всё, что у врага идёт не по плану, имеет шанс стать способом спасения. Или не имеет. Куда бежать, когда тебя, безоружного и связанного, ведут по коридору на выход?..
   Выход?! А как же Инили?
   -- Где моя сестра?! -- рванулся назад, осознав, что каюты, около которых дежурила охрана, они уже прошли и не остановились. -- Что вы с ней сделали?!
   -- Ничего с ней не случилось, -- пыхтел, пытаясь его развернуть и направить в прежнюю сторону, один из бандитов. -- В отличие от нас всех дрыхла ночь напролёт и жрала до отвала.
   -- Если хоть кто-нибудь хоть пальцем до неё дотронется, -- упираясь и продолжая сопротивляться, пригрозил принц, -- я тогда...
   -- Ой как страшно, -- загоготал карауливший каюту Гьялс. Пискляво "испуганно" пропищал: -- Нам угрожает тощий задохлик! -- И под дружное ржание соратников клятвенно пообещал связанному: -- Облапаем принцессу и тебя не спросим! И в ходу будут не только пальцы.
   -- Ах ты похотливая тварь! -- бросился было к нему Найрис, но был перехвачен вторым конвоиром, а очередное похабное высказывание Гьялса оборвал командирский голос:
   -- Прекратить!
   Появившийся за их спинами Рияш недовольно осмотрел притихших подчинённых и приказал:
   -- Девчонок на выход!
   Замершего Нариса оттеснили к стене, но больше не тащили. И он с волнением смотрел в полумрак открывшегося проёма в каюту сестры, ожидая увидеть её заплаканной и напуганной, надеясь поддержать. Лишь когда в коридор шагнула тонкая светловолосая фигурка в голубом платье, вспомнил про компаньонку. И даже чуть расслабился, потому что Аррис точно не выглядела затравленной, значит, и Инили было проще пережить этот кошмар.
   -- И чего было психовать? -- отвлёк его заворчавший Гьялс. -- Вот твоя принцесска, цела и невредима.
   Принцесска? Почему? Это он в переносном смысле?
   Недоумевая, принц вновь с ожиданием посмотрел на каюту и открыл было рот, осознав, что дверь закрывается, и из неё больше никто выходить не собирается. Но вопрос так и не сорвался с языка, потому что из его собственной каюты в коридор шагнула...
   Ини? В тех самых тряпках, что он отобрал у Аррис и спрятал? Да что она себе позволяет?!
   Возмущение Найриса напрочь разметало тревогу. Вокруг полно бандитов, а сестра выставила напоказ все прелести! Только провокаций им не хватало. Неужели не понимает, что брат не сможет всегда находиться поблизости, чтобы защитить и отогнать обнаглевших адьярцев. Вон с каким вожделением и азартом рассматривают!
   Найрис едва не зарычал. Сдержался лишь потому, что на этот раз бандиты не озвучили свои желания, видимо авторитет следящего за ними главаря оказался на высоте.
   Этот самый главарь на удивление почтительно склонил голову, приветствуя Аррис, и повернулся к Инили. Старательно глядя исключительно на лицо, вежливо произнёс:
   -- Рекомендую вам не отставать от своей госпожи. Если её в Адьяре защитит титул, то вам надеяться не на что. Держитесь рядом, чтобы избежать проблем.
   Он отступил на пару шагов, окинул недовольным взглядом своих товарищей, заинтересованно прислушивающихся, и рявкнул, подхлестывая:
   -- Ну, чего встали, бездельники? Решили свалить всю свою работу на меня?!
   Мгновенно началась суетливая активность. Найриса, так и не успевшего внести ясность и указать главарю на допущенную ошибку, подтолкнули к шлюзу.
   Следом за другими он вышел по опущенному пандусу на сетчатое металлическое покрытие. Терпеливо ждал, пока его освободят от верёвок, и с облегчением растирал затёкшие руки, восстанавливая кровообращение. То и дело оглядываясь на идущих шагах в десяти позади него девушек, сердился из-за опрометчивого поступка сестры. Посматривая на спину идущего сбоку, но чуть впереди Рияша, выжидал подходящий момент, чтобы сказать правду, -- ну не заводить же об этом разговор на ходу! Однако главарь упорно шёл в стороне, а потом вообще ускорился и скрылся из виду. В итоге, решив, что пока явной угрозы нет, Найрис отложил объяснение на потом.
   Извилистые полутёмные коридоры, местами слишком низкие потолки, громыхающая от шагов металлическая обшивка, многочисленные лестницы, тесные переходы. Пока они добрались до лучше освещённого и более обжитого пространства, прошло немало времени. Но даже этот уровень не стал конечной точкой маршрута. Здесь часть сопровождающих адьярцев отделилась, свернув в боковой коридор, остальные продолжили путь, охраняя пленных. Наконец под подошвами ботинок начала пружинить стандартная для покрытия платформы поверхность, а Найрис перестал пригибаться и поднял голову, больше не рискуя удариться.
   Теперь окружающий мир переменился. Над путниками шатром раскинулось звёздное небо, которое, похоже, адьярцы даже не думали засвечивать, имитируя смену дня и ночи. Воздух перестал быть душным, застоявшимся и наполнился пусть не природными, а в большей степени техническими, но несомненно свежими запахами. Системы вентиляции здесь работали без сбоев. А вдоль ярко освещённой улицы, по которой теперь шагали вынужденные гости адьярского королевства, высились кубы и пирамиды зданий...
  
   На улицах Даграла -- города-столицы бандитского королевства Адьяр...
  
   Здания в этом отверженном королевстве оказались любопытными по своей конструкции, но наверняка такими же убогими, как квартиры моего жилого квартала. По крайней мере, то, что мне удавалось увидеть со стороны, явно не свидетельствовало о высоком уровне жизни. Вещи, развешенные на балконах. Большинство окон без штор. На некоторых подоконниках зелень в маленьких горшочках, несомненно, чтобы не покупать дорогую в магазине... Здесь точно не было ничего приятного.
   Не то чтобы я презрительно относилась к низкому достатку жителей -- сама ведь ничем не лучше. Тут в другом дело! Чтобы чувствовать себя комфортно, нужно соответствовать тому окружению, в которое попал. А о каком соответствии речь, если приходится то вытаскивать каблук из сетчатого покрытия, то спотыкаться, наступая на непрактично длинный подол.
   Вот Инили в этом смысле повезло -- ей досталась удобная одежда и обувь. Найрис одурачил меня, когда обещал уничтожить "неприличные" вещи! Нет, мне не жаль отдать их Инили. Меня возмущает обман принца, удивляет непритязательность принцессы и не даёт покоя ошибка, сделанная главарём.
   Зачем Инили надела моё "старье"? Это план у неё такой? Или случайно вышло? Если второе, то ей же хуже -- сама себя под удар подставила. Никто не будет церемониться со служанкой, а Инили, в отличие от меня, отпор дать не в состоянии. Если первое, то хорошо бы оказаться в курсе задуманного! А то как-то опасно действовать, не зная сути идеи. Может, она просто не успела согласовать со мной план?
   Только не могу же я её об этом спросить, когда кругом надсмотрщики... Или могу? Не зря же мы шифр выдумывали!
    -- Так обидно... -- использовала кодовое слово-предупреждение и вздохнула. -- Я так хотела надеть зелёное платье, а пришлось идти в синем.
   В переводе: "Я ждала иного, не того, что произошло". Смысл получился не совсем точный, но близкий, должна понять.
   -- Досадная случайность, должно быть? -- без кодового слова, а значит, без утайки ответила Инили. Вот только вопросительная интонация меня смутила. Неужели и она сама не в курсе причин?
   -- Опрокинула контейнер с едой на платье, -- нашла отмазку для любопытных ушей бандитов, шагающих рядом и посмеивающихся, и вновь добавила кодовое слово: -- Теперь вот так переживаю.
   -- С каждым может случиться. Я часто порчу одежду, даже сегодня угораздило.
   Ну вот... Всё же случайность. Значит, что-то случилось с её платьем, и она нацепила на себя то, что удалось найти в каюте братца. Ладно, хоть не голая вышла в коридор. Найрис-то чуть не рехнулся от "неприличного" вида Инили, а от моего титула вообще дар речи потерял. Да я и сама опешила, когда этот бандитский главарь мне кланяться начал.
   Представляю, какой у него будет шок, когда он узнает, как ошибся! С какой радости такие почести прислуге? За всю жизнь со мной так не любезничали, а тут... Ха! Я заметила, как он пытался не пялиться на фигуру Инили. Порядочного из себя изображает, знаю я таких...
   За всеми этими рассуждениями, я и не заметила, как окружающее пространство вновь изменилось. Теперь вместо непритязательных, несомненно бедных, плохо обустроенных домов появились куда более добротные, чистые и технически совершенные. Дорога стала шире, а улица наполнилась транспортом: в воздухе скользили летары, на поверхности двигались грузовые платформы.
   Одна из таких платформ затормозила возле нас.
   -- Загружаемся, -- приказал главарь, который, как оказалось, сидел рядом с панелью управления и теперь высунулся из кабины. Он, видимо, для этого и поспешил вперёд, чтобы нас опередить.
   Происходящее мне не понравилось. Мы и так далеко ушли от места посадки, а теперь вообще окажемся не пойми где. Если появится возможность сбежать, то добраться до корабля будет нереально. Я хоть и неплохо ориентируюсь в городской застройке, -- научилась за время поисков игровых подсказок, -- но в закрытом транспорте с поиском условных точек будет сложно.
   Только кого волнуют наши желания? Тут либо подчиняешься приказам, либо нарвёшься на принуждение и наказание. К тому же для активного сопротивления нужно быть к этому готовой, а пока злить бандитов точно не стоит. Пусть считают меня и Инили милыми и безобидными.
   И потому, сидя на скамейке транспорта, везущего нас в неизвестность, я сжимала руку принцессы, которая всё сильнее нервничала и постоянно оглядывалась на других пленников. Подойти к Найрису и поговорить нам не дали, но внешне он вроде в порядке. Видимо, в стычке с бандитами ничего не пострадало, кроме самолюбия принца -- свой долг защитника ему выполнить не удалось.
   Заметив мой взгляд, принц отчего-то нахмурился и то ли недовольно, то ли предупреждающе покачал головой. А когда я удивлённо подняла брови, подавая знак, что не поняла намёка, вообще отвернулся.
   Ну и ладно. Очень мне нужна его поддержка! Сразу ведь было понятно, что исключительно ради сестры меня терпит, а теперь вот, когда в "принцессы" выбилась, само собой, что недоволен.
   Можно подумать, это я виновата! Это всё тупые адьярцы, которые перепутали нас с Инили. Только и могут судить по внешнему виду. Да принцесса в любых тряпках будет выглядеть как особа королевских кровей. Если бы сам Найрис не вынудил меня вырядиться в эти дурацкие платья, то никто не запутался бы.
   Не желаешь признавать свою вину, так хотя бы не строй из себя обиженного. И вообще, вся подстава началась с нападения адьярцев!
   Сумела оправдать себя, а в душе всё равно осталось неприятное чувство. Противное, терзающее, мешающее успокоиться и принимать происходящее с долей безразличия, не считаясь с чужими взглядами. И сам факт этого добавлял дискомфорта -- раньше меня такие мелочи не напрягали совершенно. По крайней мере, замечания Дьерика и матери я пропускала мимо ушей. А на мнение других знакомых мне тем более было наплевать. Если к каждому прислушиваться, то рехнёшься.
   Так в себе и не разобравшись, я беззвучно выругалась и буквально заставила себя выкинуть из головы непонятную чушь и сосредоточиться на иных ощущениях. Натужно работающем двигателе, подрагивающих сиденьях, когда дорога под колёсами оказывалась покрытой выбоинами, устойчивом запахе продуктов, упаковки, металла -- всего того, что, видимо, прежде перевозили в крытом отсеке этой грузовой платформы.
   Сейчас к этим поражающим воображение ароматам добавлялся запах давно немытых тел и грязной одежды, чужого дыхания... Интересно, в этом королевстве с гигиеной вообще как? Или же просто те, кто участвует в вылазках, не слишком щепетильны не только в своих словах, но и за чистотой тела не следят? Распустились, привыкли ходить в чём попало и не замечают собственной неряшливости?
   Не самый хороший признак. Мой район тоже не высшего класса, но у нас там простые работяги выглядят намного лучше, чем адьярцы. И в квартирах у нас, может, и бедно, но всегда прибрано...
   Наверное, у Инили мысли были схожими, потому что она как-то беспомощно на меня посмотрела. Само собой, для неё было сильным потрясением после роскоши королевского дворца убедиться, что существуют те, кому настолько не повезло в жизни. Даже меня, привычную ко всему, шокируют условия в королевстве адьярцев. Но если я всё же осуждала, что они довели себя и не сумели сохранить приличный облик, то в глазах принцессы не было ни капли презрения, была лишь жалость и сострадание. Похоже, ужас перед непобедимыми захватчиками смешался с пониманием, что они просто несчастные и загнанные в ловушку, а потому и их агрессивность -- желание защититься и не чувствовать себя ущербными.
   О чём думали другие звёздные королевства, когда объявили официальный бойкот Адьяру? Фактически правители поставили адьярцев на грань выживания. Месть здешнему королю стала причиной этих жутких условий. И ведь никто не вмешался, не пытался сгладить проблему. Умрут, так и поделом мерзким бандитам. Много чести беспокоиться о судьбе мятежных оборванцев. При этом тайно пользоваться услугами Адьяра совесть никому из них не мешала!
   Посмотрев учебники Инили, я чётко поняла -- в альянсе королевств быть отверженным означает стать обречённым на гибель. В этой системе всё основано на взаимодействии, сами по себе королевства имеют ограниченные возможности. Без обмена товарами им не выжить. Ни одна платформа не в состоянии производить всё и сразу -- не хватит ни места, ни ресурсов. Проще выбрать пару-тройку направлений и развивать их, а всё недостающее купить у соседей. Но как быть, если тебя игнорируют, загоняя в изоляцию? Если остаются варианты: или загнуться, или бороться? Станешь ли тогда думать о морали и гуманности способов?
   Я всё это понимала, да. Но в отличие от Инили сочувствовать нашим захватчикам всё равно не могла. Можно ли всё это принять как оправдание отвратительному поведению и бесчинствам? Нет! Только паршивые типы опустятся до насмешек и издевательств над беззащитными девушками. Лишь сильные духом сохранят благородство и достоинство -- какими бы сложными ни были условия...
  

Глава 4. Лицо мира -- притворство

  
   В резиденции правителя Адьяра -- таинственного, великого и ужасного...
  
   Тронный зал адьярского дворца вынуждал посетителей чувствовать себя ничтожными. Огромное затемнённое пространство, освещаемое лишь стеновой подсветкой, сиянием звёздного скопления, просматривающегося в трёх окнах-иллюминаторах за тронным подиумом, да ещё льющимся из устройства над троном. Впрочем, последний больше ослеплял, чем помогал видеть и ориентироваться. Он был не способен разогнать угнетающий полумрак, зато эффектно подчёркивал статус и своеобразный внешний вид хозяина дворца.
   Странный облик, надо признать. Я думала, слухи преувеличены, но оказалось, что в действительности всё куда ужаснее. Того, кто с грацией неповоротливого крейсера развалился на троне, и вправду сложно было принять за обычного жителя королевства. Массивный, ужасающе огромный -- кулак, наверное, размером с мою голову, с неприятным лицом, больше похожим на оскалившуюся маску, и на самом деле едва светящимися глазами, разгорающимися ярче, когда правитель был не в духе. Казалось, если его терпению придёт конец, от подданного, вызвавшего гнев, останется лишь пепел.
   Чтобы рассмотреть короля, даже сопровождавшим меня мужчинам и высокому Найрису приходилось задирать голову. Иного способа нет, если трон поднят на самую вершину опорной колонны -- властителю остаётся лишь грозно и снисходительно смотреть сверху вниз на деморализованных просителей. Пожалуй, только эта жуткая конструкция и создавала иллюзию величия и всемогущества. При ближайшем рассмотрении потускневшего металла стеновых панелей и потолка и участков с неработающей подсветкой становилось ясно, что этот дворец знавал и лучшие свои времена. Всё, что сейчас перед нами, -- остатки прежней роскоши, когда Адьяр был не последним среди себе подобных.
   Кстати, коридоры, по которым нас сюда привели, тоже не отличались новизной и ухоженностью. Да, металл здесь был заменой камню, но долговечности зданию это не прибавляло. Ржавчина, лопнувшие трубы, свисающие потрёпанные кабели -- всё это пусть и залатанное, и худо-бедно приведённое в порядок, но всё равно оставалось заметным постороннему взгляду и разрушало впечатление могущества.
   -- На колени! -- рявкнул стоящий позади нас бандит, призывая к почтению. Он испугался гнева короля, сообразив, что пленные слишком долго не проявляют должного уважения, в то время как все его соратники уже давно демонстрировали покорность. Они опустились на колени и склонили головы.
   Найрис нахмурился и молча проигнорировал приказ. Аррис ещё сильнее выпрямилась и нагло посмотрела на правителя Адьяра. Я, пусть и соответствовала облику бесправной прислуги, но тоже не спешила следовать чужим требованиям. Принц и принцесса равны ему по статусу и происхождению.
   -- Наши гости плохо слышат или забыли о приличиях, -- король приоткрыл рот, из которого вырвался лёгкий дымок, а вокруг оглушающе загрохотало. -- Напомним.
   Глаза правителя Адьяра вспыхнули, узкие световые лучи пронзили разделяющее нас пространство и ударили в пол, едва не задев ботинки Найриса. Покрытие задымилось и расплавилось, а брат невольно отскочил. И тут же получил удар под колени от того же конвоира, заставивший его рухнуть на жёсткое покрытие.
   -- Спасибо скажи, что легко отделался, -- негромко пожурил его бандит.
   Сообразив, что следующий удар луча достанется мне, я никого провоцировать не стала, последовав примеру осознавшей опасность Аррис.
   Да, правитель Адьяра добился внешнего доказательства желаемого. Только испытывал ли кто-то из присутствующих искреннее уважение? Страх -- несомненно. Ошалелая растерянность от невозможных способностей короля -- такие умения неподвластны ни одному из обычных жителей, ненормален сам факт обладания подобной силой. Жуткие подозрения, кем же он на самом деле является. Всё что угодно, но не почтение.
   -- Так-то лучше, -- вновь загрохотал мужской голос. И, как бы я ни прислушивалась, оставалось непонятным, то ли он усилен динамиками, то ли реально такой громкий. -- Быстро учитесь. Вы умнее Ранниара. Этот дурень решил меня обмануть... Ха-ха-ха... -- неприятно захохотал, несомненно не обещая ничего хорошего. -- Вот и посмотрим, как он теперь запоёт.
   -- Отец не пойдёт на компромисс, -- упрямо возразил Найрис, подняв голову, прищуриваясь и присматриваясь к правителю. Видимо, как и я, пытался определить, что же с этим королём не так. -- Ваша попытка шантажировать его нашими жизнями совершенно бессмысленна.
   -- Попытка? -- вновь засмеялся король. -- Запомни, мальчик, я никогда не пытаюсь, я действую! И если король Тиалы поведёт себя не так, как мне нужно... Что ж, это станет для него приговором. Я проявил снисхождение и сдерживал порывы его соперника, желающего занять место правителя. Теперь в этом не будет смысла. Раз Ранниар настолько принципиален и упрям, я с удовольствием пойду на контакт с тем, кто более разумен и послушен.
   -- Есть способы этого избежать? -- определённо занервничал брат.
   -- Хочешь стать моим союзником и правителем вместо этого тиальского мятежника? -- вроде как удивился король Адьяра. -- Сместить отца и править Тиалой от моего имени? Готов присоединить своё королевство к новому альянсу? Объединить усилия и, когда наша мощь станет несокрушимой, ударить по обнаглевшему Шейразу?
   -- Вы в своём уме! -- едва не задохнулся от негодования Найрис. -- Шейраз -- гарант безопасности нынешнего альянса! Вооружение и боеспособность -- то, на чём он специализируется тысячи стандартных циклов! Тиала -- мирное королевство, а ваш Адьяр разваливается на ходу! Вам Шейраз не победить.
   -- Наивный, -- отразился от стен насмешливый эпитет. -- На что будет способен ваш хвалёный Шейраз, если у него не останется ресурсов? Когда все королевства окажутся под моим контролем! Когда я одним движением пальца смогу уничтожить всё то, что он так жаждет защищать и контролировать.
   -- Жажда власти вас погубит, -- не согласился с ним брат. -- А вместе с вами и мирные королевства, жители которых не виноваты в том, что их правители обезумели и затеяли опасные политические игры ради власти и влияния.
   -- Вот и сделай так, чтобы твоё королевство уцелело и жители не пострадали, -- посоветовал король Адьяра. -- Для этого ведь нужно совсем немногое.
   -- Всего лишь предать Шейраз и своего отца? -- горько усмехнулся Найрис.
   -- Верно, -- похвалил его проницательность собеседник.
   Я не видела лица брата, но была уверена -- он чувствует себя отвратительно. Перспектива, которую милостиво предложил Найрису правитель Адьяра, была настоящей подлостью. В первую очередь по отношению к нашему отцу. А во вторую, это решение отразится на всех подданных Тиалы, которые против своей воли окажутся приспешниками бандитов. Разумеется, теперь я знаю, что заговорщики в нашем королевстве тоже есть, но таких подлецов ведь совсем немного.
   -- Мне нужно подумать. Это ответственный шаг, -- пересиливая себя, выдавил Най. И я его понимала: отказать сразу -- значит, навлечь гнев короля и подписать всем нам приговор. А так -- какая-никакая отсрочка. Может, за это время мы найдём выход или обстоятельства изменятся.
   -- Разумеется! -- совсем недружелюбно громыхнуло над нашими головами. -- А чтобы тебе лучше думалось... И ход твоих мыслей был правильным... -- Король подался вперёд и словно стал ещё внушительней, а нас обдало подувшей от него отчётливой волной горячего воздуха. -- Она станет гарантией нашего сотрудничества.
   Массивная рука, похожая на ковш погрузчика, дёрнулась и протянулась вниз. Кулак разжался, и толстый, огромный палец указал на...
   Аррис? Она-то здесь при чём?
   Я опешила, не сразу сообразив, что король Адьяра, как и все, ошибся, приняв мою новую компаньонку за принцессу! Лицо брата, невольно обернувшегося к нам, тоже было растерянным. А ещё бледным, потому что только теперь окончательно стал ясен весь драматизм ситуации, в которую мы невольно угодили.
   -- Что значит "гарантией"? -- Най заставил себя вновь вернуться глазами к собеседнику. -- Моя сестра не предмет торга.
   -- Так разве я её покупаю? -- насмешливо фыркнул король. -- Она будет всего лишь гостьей, благополучие которой поспособствует твоему послушанию и лояльности.
   -- А если... -- начал было Найрис, но правитель Адьяра, видимо, уже потерял терпение.
   -- Никаких "если", -- рявкнул, отрезая. -- Не притворяйся, что не понял. Я ясно выразился! -- И решив, что на этом аудиенция закончена, приказал: -- Девчонок в гостевые апартаменты, остальных в камеру. Под арестом намного лучше думается.
   -- Прошу следовать за мной, -- тут же, едва смолк громогласный голос, сурово распорядился главарь бандитов, по милости которого мы здесь оказались. Рукой он приглашающе указал на боковой проход между двумя колоннами.
   Мы с Аррис переглянулись, понимая, что придётся идти. Иного выхода нет. Мы в чужом королевстве, среди врагов, без помощи и защиты. Надеяться не на кого.
   Может, Най и возражал против нашего разделения, но пререкаться с дюжиной вооружённых бандитов, теснивших пленных к главному выходу из зала, было бессмысленно.
   Шагнув следом за главарём, я обернулась, и последнее, что запомнила, -- полный безысходности взгляд брата, брошенный на меня, и не менее тревожный, предупреждающий, адресованный Аррис.
  
   Где-то в катакомбах адьярского дворца...
  
   Найрис покидал тронный зал с тяжёлым сердцем. Ему и хотелось верить, что сестре сейчас ничего не угрожает, и в то же время принц понимал -- в любой момент ситуация может измениться. Невозможно предсказать, что придёт в голову королю Адьяра, и можно ли вообще верить его слову.
   Гостья? Ха! По сути, та же пленница, только в более приличных условиях. Король старается соответствовать образу радушного хозяина, видимо ему нужны иллюзии, что королевство не превратилось в сборище бандитов. С другой стороны, даже это немало. А если учесть, что сестра чудом избавилась от опасного статуса принцессы и угроза теперь нависла над Аррис, то за девушек можно не настолько сильно переживать. Роль служанки не так уж плоха, как показалось Найрису на первый взгляд. Для Инили она намного безопасней участи принцессы-заложницы.
   Нет, Найрис не был эгоистом, и от представлений о том, что король может уготовить поддельной принцессе, парню тоже становилось не по себе, но всё же судьба новой компаньонки вызывала меньше беспокойства. Он и знает-то её всего несколько дней, а с Инили неразлучен всю свою жизнь.
   -- Я не понимаю, -- едва слышно начал стюард, который шёл плечом к плечу с принцем. -- Что на уме у девушек? Зачем этот маскарад?
   -- Молчи. Не сейчас, -- зашипел на него Найрис, косясь на конвоиров и надеясь, что вопрос не слишком очевидный для того, чтобы они заподозрили неладное.
   Мужчина послушно умолк. Остальные спутники тоже не спешили общаться -- всех терзали тревожные мысли, но никто не хотел доставить удовольствие бандитам. Демонстрация собственной слабости перед противником -- удел недостойных. А ведь повод для беспокойства действительно был -- во дворец на аудиенцию привезли лишь тех, кого захватили в рубке. А какая судьба постигла остальной экипаж и телохранителей -- всех тех, кого вывел из строя, усыпив, штурман? Адьярцы их убили? Или они были такими же предателями и пополнили ряды бандитов?
   И какое же воодушевление испытал принц, когда, оказавшись в камере, он всех отсутствующих обнаружил. Значит, подлецом был только штурман, а другие члены экипажа верны Тиале и своему королю.
   -- Вы живы! -- с не меньшим облегчением выдохнул глава службы безопасности, увидев своего принца. Сжав пальцами решётку, разделяющую пространство камеры на несколько отсеков, с подозрением и ненавистью осмотрел спутников, которых привели и втолкнули внутрь бандиты. -- Кто? -- тихо, но пугающе спокойно уточнил.
   -- Предатель мёртв, -- отозвался Найрис, проследив за тем, как надсмотрщики исчезли, заблокировав такую же решётчатую дверь. -- Правда, вычислили его слишком поздно, он уже исполнил свой подлый замысел. Мы не смогли ни развернуть щиты или хотя бы открыть огонь по крейсеру, ни дать отпор вломившимся в рубку адьярцам.
   -- Это я упустил подлую тварь, -- повинился глава безопасников, тряхнув седой головой. Болезненно поморщился, отчего лоб прорезали глубокие борозды складок, а под глазами проступил веер морщин. -- Нужно было тщательнее проверить экипаж. И поспешность подготовки к полёту, на которой настаивал Ранниар-тиал, -- не оправдание. Я недостойный подданный, вам следует назначить на моё место того, кто послужит лучше.
   Как простой тиалец, Найрис мог бы его поддержать, но, как будущий правитель, понимал, что ошибка действительно допущена. Однако выполнить просьбу и отправить в отставку того, кто тридцать циклов верой и правдой служил его отцу и кого он знал с самого детства, тоже не мог.
   -- Нам всем следовало быть осмотрительней, -- дипломатично разделил вину на всех товарищей по несчастью. -- Что касается остального... Сейчас не время снимать с себя бремя обязанностей, Криач-яр. Нас и так мало, а у вас есть шанс исправить ошибку, достойно проявив себя. Будет правильнее вернуться к этому вопросу, когда прилетим в Тиалу.
   -- Прилетим? Полагаете, адьярский негодяй нас отпустит?
   Вопрос заинтересовал всех, в особенности тех, кого не было на аудиенции. Впрочем, и остальные, кто присутствовал в зале, понимая, как много зависит от решения будущего короля, затаили дыхание. Одиннадцать пар глаз неотрывно смотрели на всё сильнее мрачнеющего принца.
   -- До этого ещё далеко, -- медленно проговорил Найрис, осознавая, что отвечать всё равно придётся, но не желая принимать решения в спешке. -- Однако мы не должны терять надежду и сдаваться. -- Он испытующе осмотрел союзников, остановился взглядом на стюарде и, видимо вспомнив другой заданный ему вопрос, продолжил, старательно подбирая наиболее нейтральные формулировки: -- И ещё... Если вдруг облик принцессы покажется вам непривычным и странным... Молчите. Это ради её безопасности.
   Те, кто был свидетелем происходящего в корабельном коридоре, понимающе кивнули. Остальные хоть и остались в недоумении, но предпочли не задавать лишних вопросов. Раз принц счёл нужным избежать подробностей, значит, на то есть веские основания. К тому же нельзя быть уверенными, что адьярцы не подслушивают разговор. А суть просьбы всё равно когда-нибудь станет понятной.
   На этом все успокоились. Обстоятельный разговор внёс некоторую ясность и уменьшил остроту переживаний. Они не просто бесправные заложники, а верные подданные своего принца. Зато теперь на смену нервному напряжению пришёл упадок сил. И потому, осмотрев предоставленное в их распоряжение пространство, пленники, не видя смысла в том, чтобы проводить всё время стоя, разошлись и заняли устроенные в два яруса лежанки.
   Найрис, оказавшийся в одном закутке со стюардом и одним из безопасников, отказался от места на нижнем уровне. Предпочёл верхний. И теперь, лёжа на спине и глядя в проржавевший, освещённый тусклыми грязными светильниками металлический потолок, терзался мыслями и сомнениями.
   Так и быть, Аррис теперь его "сестра". Это вынужденная, но оправданная мера. А ведь поначалу принц рассердился, когда увидел Инили в роли прислуги и новоявленную принцессу -- Аррис. Признаться, даже решил, что девушки намеренно сговорились и бандиты стали случайными свидетелями их шалости. Однако в тронном зале испытал невероятную радость, а потом настоящий страх -- вдруг Аррис ляпнет что-то лишнее и подставит себя и Инили?! Очень уж она непредсказуемая и дерзкая, прямолинейная и несдержанная. Как понять, что у девчонки на уме? Захочет ли принять на себя такую ответственность? И сможет ли достоверно притвориться принцессой? Ведь стоит ей открыть рот -- сразу станет ясна подмена... А как отнесутся к обману адьярцы? Всему придёт конец, если они разоблачат эту симпатичную "тьяри", которая то и дело спотыкается и путается в подоле платья...
   Вот с такой неразберихой в мыслях принц и уснул -- сказалась бессонная ночь, проведённая в рубке захваченного адьярцами корабля.
  
   В апартаментах, милостиво предоставленных королём принцессе Тиалы и её спутнице... 
  
   Путь до гостевых комнат оказался на удивление коротким. Тридцать шагов по нарядному, но местами ободранному коридору... Два пролёта лестницы, с претензией на помпезность, которая, наверное, циклов пятьдесят как была утрачена... Небольшой зал с пятью арочными дверями, одна из которых распахнулась при нашем появлении...
   -- Располагайтесь, в покоях есть всё необходимое. Еду вам принесут. Если что-то понадобится, стучите.
   Инструкция оказалась краткой, а створка за нашими спинами с грохотом захлопнулась, оставив в коридоре главаря бандитов и пару сопровождавших его подчинённых. Интересно, они постоянно будут стоять на карауле?
   Шагнув к двери, я приложила к ней ухо, прислушиваясь.
   -- Ты чего? -- удивилась Инили, оборачиваясь.
   -- Либо хорошая звукоизоляция, либо они ушли, -- со знанием дела поделилась я наблюдениями.
   -- Или молчат, -- невесело, но всё же улыбнулась моя "служанка".
   -- Ага, жди да радуйся, -- скепсиса я сдержать не смогла. -- Да им проще рот упаковочной лентой заклеить, чем заставить умолкнуть.
   -- В зале вроде сдерживались... -- задумчиво ответила принцесса, осматривая выделенную нам комнату.
   Мрачное, полутёмное помещение выглядело неуютным и пугающим. Тяжёлые шторы, неподъёмное покрывало на кровати, толстая обивка дивана, груботканый ковёр -- всё здесь казалось запылённым и полинялым. Громоздкий подвесной светильник давал слишком мало света, а панели на стенах не имели подсветки. Жуткая комната. В ней даже цвета были ненормальными, насыщенными, несочетаемыми и угнетающими: тусклый пурпурный, тёмный коричневый, давящий грязно-зелёный и угрюмый оранжево-жёлтый...
   -- Ну это логично. -- Следуя за Инили, я тоже изучала обстановку, однако разговору это не мешало. -- Там всё же такое чудище с огненными глазами, попробуй сказать что поперёк или не вовремя, так одни угольки останутся.
   -- Какой-то он ненормальный... -- присев на кровать, проверяя её мягкость, высказалась принцесса. -- Прежде я не встречала таких неповоротливых великанов. Влез на высоченный трон и сидит практически недвижно, как неживой.
   -- Ага, -- поддакнула я, отодвинув тяжёлые гардины и рассматривая зарешёченное окно, стекло которого было совершенно непрозрачным. Ни нового не увидеть, ни выбраться. -- Орёт, будто в пустую металлическую бочку из-под огра провалился. А такой "огненный взгляд" был у громоздкого аппарата по уничтожению отходов, который, когда-то на практике сжёг мне прядь волос. Зря я тогда защитную шапочку сняла...
   -- Как думаешь, кто он? -- с отчётливым опасением поинтересовалась Инили.
   -- На обычного жителя альянса не тянет, -- согласилась я, заглядывая за висящие на стенах тканевые картины. А вдруг там есть потайные двери? Или тайник с оружием.
   Увы, пыльная ткань прикрывала лишь ржавеющие металлические панели стен, а одна из картин не удержалась и вырвала крючок. Едва успев поймать падающий предмет, я осторожно опустила его на пол и с подозрением снова оглядела комнату, прикидывая -- что ещё потенциально готово свалиться и нас прихлопнуть.
   -- Может, он пришелец? Прилетел, захватил власть, теперь всех остальных подчинить решил...
   Тоскливо-испуганный тон принцессы меня изрядно беспокоил. Потому я присела напротив неё в кресло, надеясь, что оно под моим весом не развалится, и процитировала учителя, который вёл у нас теорию происхождения народов звёздных королевств:
   -- Гипотеза существования жизни вне территории, исследованной альянсом, не доказана и антинаучна.
   -- Это официальная точка зрения, -- вынужденно открыла истину Инили. -- На самом деле извне получено много сигналов из дальнего космоса. Значительная часть несомненно искусственного происхождения. Но их предпочитают игнорировать, опасаясь нападения чужаков.
   -- Ух ты ж! -- восхитилась я. -- Круто.
   -- Я тебе поражаюсь, Аррис, -- покачала головой собеседница. -- Ты в любой ситуации сохраняешь бодрый настрой. Не замечаешь проблем и опасность принимаешь как вызов.
   -- А как по-другому? Хотя бы жить нескучно. И в плане выживания выигрышно -- если станешь ныть и сложишь лапки, то тебя мигом сожрут. Дашь слабину и поплатишься жизнью.
   -- Ты права, конечно, но всё же иногда осторожность не помешает. Некоторые опасения полезны, иначе в эмоциональном порыве можно наделать глупостей и зайти слишком далеко, -- вздохнула принцесса, а когда я протестующе открыла рот, попросила: -- Не будем спорить. Давай лучше подумаем, что нас ждёт, и стратегию разработаем.
   -- А что тут разрабатывать? -- удивилась я. -- Раз уж все меня за принцессу приняли, нет смысла их разубеждать. Я, конечно, не провела всю жизнь во дворце, но представления о разумности и маскировке у меня имеются. Так что роль отыграю качественно, не волнуйся. Для тебя это безопаснее, а бандиты пусть подавятся, незачем им знать, кто из нас кто. Или ты иначе думаешь?
   -- Я не привыкла перекладывать ответственность на других. Это моя участь -- быть заложницей, а не твоя. Противно подставлять тебя под удар.
   -- Пф! -- закатила я глаза к потолку. Рассмотрела грязный масляный подтёк и сплюнула. Мысленно, разумеется. -- Ну какой удар-то? И какой смысл тебе строить из себя жертву ради не пойми чего? А с меня не убудет. Весело даже.
   -- Хорошо "веселье"... В плену у бандитов, и без шанса на спасение.
   -- Это мы ещё посмотрим! Может, они сами нам приплатят, лишь бы мы убрались с Адьяра куда подальше.
    -- Ты неисправима, -- то ли отвесила комплимент, то ли упрекнула принцесса.
   Я же лишь передёрнула плечами и широко улыбнулась. Она воспитана в других условиях, с ней все носились как с драгоценностью -- заботились, обхаживали, оберегали, учили, -- и потому не понимает, что без доли беспечности, веры в благополучный исход и предприимчивости в реальном мире долго не протянешь.
   Некоторое время мы отдыхали, привыкая к новым условиям. Принцесса растянулась на кровати, задумчиво водя пальчиком по покрывалу, а я поддевала носком туфли угол ковра, который загибался и никак не желал лежать ровно. В итоге безделье меня достало. В каюте хотя бы читать можно было, а тут что делать?
   Потому я вскочила и направилась к двери.
   -- Есть хочу, -- пояснила приподнявшейся на локте и удивлённо посмотревшей на меня Инили. Собралась было постучать, но замерла, услышав:
   -- Стой! Разве принцесса может лично просить об ужине?
   -- Засада, -- посетовала я, с сожалением спрятав руку за спину. И тут же уточнила: -- Но разве я принцесса? Ты вроде не согласна была.
   -- Согласна, -- вздохнула Инили, поднимаясь с кровати.
   -- Тогда требуй у этих бандитов ужин для двоих, да побольше.
   На всякий случай встала за её спиной. Мало ли. Всё же опыта у принцессы никакого, а мои брюки и водолазка вряд ли помогут ей защититься. Этому учиться надо. Вот поужинаем, и заведу разговор. Навыки самообороны любому пригодятся.
  
   В этой же комнате, после того как принцесса проявила инициативу...
  
   Дверь распахнулась сразу -- я едва успела два раза ударить по гулкому покрытию костяшками пальцев.
   -- Проблемы? -- тут же сунулась в раскрывшийся проём наглая бандитская морда. -- Платье расстегнуть? Искупать? Сказку на ночь рассказать?
   -- Гм... -- смутилась я, но ощущая гневное сопение за спиной, собралась с духом и выпалила: -- Принесите нам, пожалуйста, ужин. Мы проголодались.
   -- Пож-жа-а-алуйста... -- потрясённо повторил охранник. Чуть подался назад, видимо оглядываясь на своего товарища, и хмыкнул: -- Нет, ты слышал?
   -- Ага, первый раз в жизни такое... Обычно требуют или сразу посылают.
   -- Так до тебя по-другому не доходит. И вообще, это она ко мне обратилась, не к тебе... Заигрываешь, красотка? Понравился?
   Мужик поиграл бицепсом на руке, которая удерживала раскрытой дверь, и улыбнулся-оскалился. Наверное, он считал что это выглядит привлекательно, но у меня аж внутри всё сжалось от страха -- до того жуткой вышла физиономия.
   -- Заткнулись, слюни подобрали, ноги в руки и еду мигом принесли! -- рявкнула за моим плечом Аррис. Не выдержала всё же.
   -- Что, получил?! Не по вкусу тебе такая "благодарность", -- заржал из коридора невидимый охранник. Тот, что стоял передо мной, поморщился, вынужденно поклонился и неохотно проговорил:
   -- Как будет угодно.
   Дверь плотно закрылась, а моя компаньонка принялась за наставления:
   -- Нельзя с ними вежливо. Эти уроды только наглеют и руки распускают.
   -- Нет, прости, я так не могу, -- повинилась я. -- У меня язык не поворачивается грубить и хамить. И ничего ругательного на ум не приходит.
   -- А ты представь, что мстишь им за арест Найриса. После такого они разве заслуживают уважения?
   -- Не знаю... -- вздохнула я, с одной стороны понимая, что она права, с другой -- сильно сомневаясь, что у меня получится. -- А вдруг не справлюсь?
   -- Будешь тренироваться, пока не перевоспитаешься.
   Последнее меня рассмешило. Очень уж забавно вышло и само слово, и то, каким повелительным, непререкаемым тоном Аррис это сказала. Она и сама засмеялась, осознав, что слишком быстро вжилась в роль принцессы. Только, в отличие от меня, имеющей совсем иной характер -- боевой и задорный.
   Перевоспитание обычно в другом заключается. Нас с детства приучают не драться, не ругаться, а не наоборот. Однако в чём-то компаньонка права -- все привычные для меня поступки вызывают у адьярцев недоумение, а так и до разоблачения недалеко.
   Мы всё ещё хихикали, не в силах остановиться, когда дверь снова распахнулась. Ожидая, что войдёт уже знакомый назойливый охранник, я невольно напряглась, беспокоясь и ожидая новую порцию заигрываний, но посетитель оказался совсем другим.
   Тот самый главарь, который командовал захватом нашего корабля, шагнул в комнату следом за маленьким роботом-столиком, катившимся на колёсиках. Закреплённый на передвижной столешнице поднос дребезжал посудой, подпрыгивая на неровностях пола, но довёз ужин в целости.
   -- Благодарю вас, -- привычно произнесла я, даже не задумываясь. И одёрнула себя, сообразив, что снова говорю не то, что от меня ждут. Виновато взглянула на недовольную Аррис и опустила глаза в пол. Ну вот такая я, что ж делать. "Перевоспитывать" меня придётся долго и сложно.
   -- Было бы за что благодарить, -- прямолинейно и открыто выдал бандит, хотя мог бы промолчать, пропустив мои слова мимо ушей, или сказать что-то саркастичное и насмешливое. -- Еда дрянная, сервис паршивый. Но это лучшее, что мы можем предложить.
   Вместо того чтобы выйти, он подошёл ближе и бесцеремонно уселся на диван. 
   -- Что вы себе позволяете? -- возмутилась Аррис. -- Мы должны есть в вашем присутствии?
   -- Именно. Иначе вам придётся брать еду руками. Если я уйду, то столовые приборы заберу с собой.
   -- Ах, какие опасные вещи... -- наигранно воскликнула Аррис. Повертела закруглённый на конце нож и выразительно потыкала трёхзубой вилкой в мясо, лишь помяв его, даже не проткнув. -- Да они же совсем тупые!
   -- В руках опытного бойца даже тупое оружие становится острым, -- с непонятным намёком нравоучительно пояснил мужчина.
   -- Бойца? -- изумилась моя компаньонка. -- Вы нам льстите... -- Она умолкла, оставив выразительную паузу. Намёк собеседник понял и представился:
   -- Рияш-диер.
   -- Диер это главный город Адьяра? -- не сдержала любопытства Аррис.
   -- Нет. Я родился в другом королевстве, -- уклончиво ответил бандит.
   -- Переметнулись на сторону подлых адьярцев. Понятно, -- презрительно откликнулась моя компаньонка. Мол, чего хорошего ждать от перебежчика?
   Я же её презрения не разделила. В душе смешались совсем иные чувства. Не знаю почему, но не казался мне этот мужчина отпетым негодяем. Было в нём что-то благородное, скрытое под маской грубой силы и равнодушия.
   Обстоятельства могли быть самыми разными. Вдруг Рияш стал таким же заложником шантажа короля, как и мой Найрис? И иного выхода сохранить свою жизнь и жизнь близких у него не осталось...
   -- Король Адьяра умеет убеждать, -- не выдержала и высказалась я. Не то чтобы явно желала защитить, скорее призывала Аррис к объективности суждений о том, кого мы совсем не знаем.
   Тёмные, кажется карие, глаза собеседника удивлённо распахнулись и впились в моё лицо. Ясное дело, подобных речей от прислуги мужчина не ожидал. Наверное, вообще не рассчитывал, что я рискну высказывать мнение, которое противоречит настрою принцессы.
   -- Тут не убеждение скорее, а запугивание, -- Аррис попыталась отвлечь внимание на себя, чтобы моя выходка не казалась из ряда вон выходящей. -- С такой-то внешностью...
   Она явно намеренно повела к этому разговор, провоцируя мужчину на откровенность. И ей, и мне хотелось узнать правду. А кто может быть лучше осведомлён, чем приближённый? Этот Рияш ведь не случайно стал главарём.
   -- Устрашающий облик в некотором смысле служит оружием короля, -- он вроде и ответил, но только не по существу. -- Это наше главное преимущество.
   -- Да уж, -- потрясённо констатировала Аррис, -- такого раз увидишь и никогда не забудешь. Ещё и в кошмарах будет являться.
   -- Так вы же не одна станете в комнате спать, -- пожал плечами собеседник и продолжил: -- Вам будет спокойнее с вашей... э-м-м... -- он запнулся, словно подбирая варианты того, кем может оказаться спутница принцессы.
   Не знаю, как Аррис, а мне показалось, что намеренно так построил фразу. В отличие от нас его способности к манипуляции оказались на высоте, потому что моей подруге пришлось отвечать куда более конкретно, чем ему на вопрос о короле.
   -- Аррис моя компаньонка, -- пусть нехотя, но "призналась" девушка. Может, было бы правильнее придумать мне другое имя, но мы не успели это обсудить, а второпях легко допустить оплошность -- поэтому она не стала усложнять.
   -- Аррис? -- повторил Рияш, словно прислушиваясь к звучанию. Карие глаза пробежались по моему лицу, брови удивлённо приподнялись. -- Красивое имя, но вам бы подошло более мягкое и нежное. Ну или хотя бы сокращенное... м-м-м... Ари, -- Он так приятно это произнёс, что даже раскатистое "р" прозвучало нежно.
   -- Так родители назвали, а я уважаю их выбор, -- отозвалась я нервничая, потому что догадка Рияша оказалась на удивление точной, а внимание бандита однозначно не сулило мне ничего хорошего.
   Пусть у меня не вызывает отторжения присутствие этого мужчины. Пусть он выглядит деликатным по сравнению с остальными. Но несмотря на обходительность, он, несомненно, рассматривает меня как девицу, которую запросто можно затащить в постель, ежели у него возникнет желание.
   Это с принцессой вынужденно будут притворяться, что как женщина она никого не привлекает, и сторониться, а со служанкой зачем церемониться? С ней позволены любые вольности.
   Аррис, наверное, то же самое осознавала, потому что демонстративно громко швырнула на тарелку приборы, оттолкнула столик и встала.
   -- Доброй ночи, Рияш-диер, -- фактически указала ему на выход, намекая, что разговор окончен.
   Мужчина, видимо чувствуя, что принцесса не в духе, пререкаться не стал. Ушёл, проследив за тем, чтобы столик не перевернулся, когда наехал на загнувшийся угол ковра.
   -- А теперь, "Аррис", -- едва дверь плотно закрылась, повернулась ко мне моя компаньонка, -- давай-ка учиться полезным вещам. Самообороне, например. А то даже отпор этому наглому бандиту не сможешь дать, когда он тебя в углу зажмёт...
  
   В тюремной камере, любезно предоставленной королём принцу Тиалы и его спутникам...
  
   Всю ночь Найриса преследовал кошмар -- он командовал схваткой между тиальцами и адьярцами. Его подданные теснили бандитов, и победа была близка, но сам принц не мог одолеть жуткого короля Адьяра. Этого гиганта нереально было обезоружить. Найрис выждал время и использовал последнюю попытку для удачного захвата и броска. Однако враг словно насмехался над ним -- отступил в момент, когда принц был совсем рядом, завис над пылающей, извергающей дым бездной и исчез...
   Пробуждение оказалось столь же нервным и болезненным -- на несколько мгновений перехватило дух от ощущения падения в пропасть, а затем последовал резкий удар.
   -- Вы в порядке? -- раздался над лежащим на полу принцем беспокойный голос безопасника. -- Я же говорил, надо было вам занять нижний уровень.
   -- Ничего страшного, -- ошарашенный произошедшим, Найрис поднял голову, с удивлением изучая, откуда его угораздило свалиться. Прежде он не падал во сне, если только в детстве. Только это случалось много стандартных циклов назад, да и кровать не была такой высокой.
   -- Ложитесь спать, Найрис-тиал. До утра ещё далеко.
   -- В этом мерзком месте я не вижу разницы между днём и ночью, -- медленно поднимаясь и стараясь не морщиться, вздохнул парень. -- Да и не всё ли равно, если сидеть взаперти?
   -- Я тоже не вижу, -- спокойно отреагировал мужчина, хоть и почувствовал, что в голосе принца нарастает раздражение. -- Но полагаю, нас разбудят, когда придёт время. А пока нужно использовать возможность восстановить силы.
   В камере вновь воцарилась тишина. Потревоженные произошедшим, пленные устроились поудобней и заснули, принц и его сосед поменялись лежанками и тоже постарались вернуться ко сну.
   Вот только Найрису, как бы он ни пытался, этого никак не удавалось. Заставить глаза закрыться оказалось слишком сложным занятием. То ли сон нарушил, то ли действительно выспался, то ли накатившие мысли были столь беспокойными, что не давали расслабиться и будоражили сознание.
   Что с Инили и Аррис? Поймал ли отец заговорщиков? Получил ли Шейраз отправленное сообщение? Дошли до родителей новости о судьбе детей или нет?
   Король Адьяра мог использовать арест как повод для шантажа. И совершенно неважно, что он предложил Найрису сотрудничество и свержение отца. Этот бандит слишком хитёр, чтобы держать свои обещания. Ему выгодней действовать одновременно в нескольких направлениях. Какой-то вариант да удастся обернуть себе на пользу...
   -- ...с пользой для дела... -- неожиданно донёсся до него негромкий мужской голос, несомненно заканчивающий начатую ранее фразу. От стен отразились сначала почти не слышные, затем всё более чёткие шаги.
   Приподнявшись, сквозь решётку принц рассмотрел визитёра.
   Невысокий, головы на две ниже сопровождающих его охранников, светловолосый, худощавый, бледный. Весь его облик был невзрачным, скучным. Взгляду просто не за что зацепиться. Такого встретишь в толпе и не запомнишь. Нет в нём ни властности, ни статусности, ни мощи. И шрамов нет -- такого тщедушного типа не возьмут в бандитские вылазки, его зашибить как нечего делать. Видимо, потому при дворе и служит, раз ни на что другое не сгодился. Хотя почему не сгодился? За неимением силы остаётся ум. Значит, стоит сохранять осторожность, чтобы ненароком не подставиться.
   -- Сюда, сюда ставьте, -- тем временем распорядился прибывший, указывая на пол перед решёткой.
   Один из охранников, который, оказывается, нёс в руках небольшое кресло, тут же его опустил, проворчав: "Неси, ставь, я что -- прислуга?"
   -- Я тебе поговорю! -- уверенно пригрозил невзрачный субъект. -- Вот доложу королю, как ты к его поручениям относишься, так мало не покажется. Мне, например, тоже не хотелось сюда тащиться. Но приказ есть приказ.
   -- Дались ему эти пленники! Не мог, что ли, до утра подождать! -- вполголоса пробурчал охранник.
   -- Желания короля не наша забота, -- нравоучительно отрезал незнакомец. -- Идите уже, не мешайте.
   Он помахал рукой, словно избавился от назойливой мысли, и присел в кресло. Закинув ногу на ногу, положил локти на подлокотники, соединив кончики пальцев, и принялся рассматривать заключённых.
   К этому моменту уже все зашевелились, разбуженные разговором, и теперь постепенно включались в процесс изучения пришедшего незнакомца. Он тоже времени не терял, наблюдая за пленниками.
   Осознав, что от него ждут инициативы, Найрис поднялся с лежанки и подошёл к решётке. Сесть ему было не на что, и это несоответствие возмущало -- всё же он принц, а этот невнятный тип невесть кто. И при этом, оценивая происходящее со стороны, Найрис не мог отделаться от противоположного вывода. А как иначе? Они все тут бесправные пленники, а любой адьярец чувствует свое превосходство. И этому тоже льстит, что принц замер перед ним в ожидании. Однако требовать иного вряд ли уместно -- всё же он тут никто и зависим от воли хозяев этого места.
   -- Чем обязан? -- заговорил Найрис, выбрав для начала нейтральную тему.
   -- Левьер-даграл, -- представился незнакомец, озвучивая не только имя, но и место рождения. Знакомое для любого, кто хоть немного изучал географию альянса. Даграл -- город, который считался политическим центром Адьяра. -- Я первый советник короля. Правая рука, так сказать, -- веско продолжил мужчина.
   Он даже расцепил пальцы, приподняв одну из рук и с гордостью на неё посмотрев, словно демонстрируя -- мол, вот он я какой!
   -- Мне показалось, ваш король не нуждается в чужих советах. Он и сам неплохо соображает, -- хмыкнул принц.
   -- Взгляд со стороны никогда не бывает лишним, -- вновь принимая прежнюю позу, высказался Левьер. -- Наш король не знает отдыха, да и невозможно охватить необъятное. Так что, как и любой правитель, он назначает себе надёжных помощников. Мне, как одному из немногих, была оказана подобная честь.
   -- И сейчас вы по его поручению явились нас проведать?
   -- Именно так, -- делая вид, что не заметил скептического тона, кивнул советник. -- Проведать. И поговорить.
   -- О чём же?
   -- О вашем будущем. Полагаю, несмотря на молодость, вы достаточно рассудительны. Сотрудничество с Адьяром -- ваш единственный шанс на...
   -- Трон Тиалы? -- фыркнул Найрис, имея в виду, что он и так является наследником своего отца и преемником власти.
   -- На жизнь, -- укоризненно покачал головой собеседник. -- Не разочаровывайте меня, Найрис-тиал. Я надеялся по итогам разговора уверить короля в вашей преданности.
   -- Считаете наше положение безвыходным? Вы же понимаете, что я не подлец, чтобы предать собственного отца?
   -- Предать... -- задумчиво повторил Левьер и встрепенулся, впиваясь блёклыми серо-голубыми глазами в лицо принца. -- Так ведь тут всё зависит от точки зрения. Кто же вас обвинит в предательстве, если все будут считать вас правым? Ваш отец сам довёл ситуацию до этого. Все увидят закономерный итог, и никто вас не осудит, ведь вы действуете во благо королевства! А то, как вы сами воспринимаете столь необходимый шаг... так это ваша личная психологическая проблема. Но вы с ней справитесь, потому что иного выхода нет.
   Слушая речь советника, Найрис молчал. И с каждым новым словом мрачнел всё сильнее. А Левьер доверительно участливо продолжал:
   -- Поймите, принц, ваш отказ всё усложнит лишь для вас, вашей сестры и ваших спутников. Король не оставляет в живых тех, кто смеет ему не подчиняться и потому бесполезен. Вас всех убьют. А что до Тиалы, так там при любом раскладе грядут перемены. Ничто не помешает нашему королю устроить в твоём королевстве небольшой переворот... Кстати! -- он словно только сейчас сообразил и спохватился: -- Не факт ведь, что новый ставленник-правитель не вызовет возражений у твоего народа. Он же не законный наследник. А потому -- хаос, вооружённые столкновения, упадок, разруха... И вынужденная диктатура, чтобы уберечь королевство от полного уничтожения. Неужели ты готов к таким перспективам? Разве судьба Тиалы стоит твоей гордости?
   И вновь принц промолчал, а советник, выдержав драматическую паузу, окинул взглядом заключённых и громко, чтобы все точно услышали, поделился новостью:
   -- Следующая аудиенция станет для вас последней. Знаете, как называют зал, в котором наш король принимает посетителей? Зал смертников. Потому что живыми из него выходят только наши союзники... На первый раз для вас сделано исключение. Второго шанса не будет.
   -- Когда? -- хрипло отозвался Найрис.
   -- Сегодня король занят. Завтра -- несомненно, -- деловито сообщил Левьер и, поднявшись с кресла, закончил: -- Отдыхайте, обдумывайте. Я уверен, что вы примете разумное решение. Вижу, все меня правильно поняли. Наш король жесток, но справедлив -- он спросит каждого пленника. Не думайте, что отказ принца обрекает остальных на неизбежную гибель. Спасение -- ваш личный выбор. Адьяр щедр к своим подданным.
   Последние фразы Найриса особенно сильно разозлили. Настолько явные попытки манипулировать пленниками возмущали до глубины души. Разговор начинался жёстко и официально, однако Левьер незаметно перешёл на ты, придав общению более доверительный тон -- понял, что доброжелательный сценарий в отношении неуступчивого Найриса сработает лучше, чем прямое давление. Добившись нужного результата, советник вновь вернул себе тот высокомерный вид.
   Сжав кулаки и прожигая взглядом пол, Найрис даже не заметил, как Левьер исчез. Пришёл в себя, только когда на его плечо легла чья-то ладонь. С недоумением взглянув на своего соседа по камере, не сразу сообразил, что тот всего лишь привлекает его внимание к своему начальнику -- тому, кто, лишённый возможности подойти и поддержать лично, с заботой в глазах и сопереживанием ждал, когда принц успокоится.
   -- Найрис-тиал, мы гордимся вами, -- заговорил Криач-яр. -- Вы достойный наследник -- честный, справедливый. Только сейчас не время для упрямства.
   -- Предлагаете сдаться? -- упавшим голосом спросил принц. -- Согласиться на этот позорный шаг?
   -- Именно так. Принять их условия. Пообещать сотрудничество и...
   -- Обмануть, заключив с Адьяром союз? -- практически беззвучно, одними губами прошептал Найрис. -- Это не выход, Криач.
   -- Это отсрочка, -- не согласился безопасник. -- Она даст возможность выиграть время, выкрасть вашу сестру и сбежать в Тиалу.
   -- И на мне будет лежать клеймо правителя, который не держит свое слово...
   -- Клеймо? Любопытно, кто же вас им наделит? -- возмутился бывший наставник. -- Адьярцы? Да кому до их суждений будет дело? Не им, ворам и бандитам, призывать других к порядочности! Если и предавать, то чужих ради своих подданных.
   Найрис нашёл в себе силы осмотреться, встречаясь взглядом с глазами пленных. Никто из товарищей по несчастью не демонстрировал порицания или отвращения -- все смотрели серьёзно, несомненно признавая правоту и разделяя мнение безопасника.
   -- В первую очередь я сам себя буду презирать и считать негодяем, которому нельзя доверять, -- вздохнул принц. -- Но... -- Он задумался, невесело усмехнулся одним уголком рта и закончил: -- Как сказал Левьер -- это моя личная психологическая проблема. И я с ней справлюсь, потому что иного выхода нет.
  
   На следующее утро в апартаментах, где поселили пленниц короля Адьяра...
  
   -- Аррис, ты спишь?
   Голос Инили -- тихий и неуверенный -- окончательно прогнал остатки дремоты. Открыв глаза, я неспешно окинула взглядом неуютную комнату, служившую нам одновременно и спальней, и гостиной, и столовой, озарённую тусклым светом, льющимся сквозь непрозрачное стекло. Приподнялась на локте, чтобы видеть лежащую на диване принцессу, и ответила:
   -- У меня сейчас активность повышенная. Действий хочется, обстановка слишком пугающая и любопытная. Хочется узнать, что за пришелец нас в заложниках держит. А ты опять нервничаешь?
   -- Я не из-за себя. Как там Най?
   -- Ну как, как... -- Я округлила глаза, не понимая, зачем спрашивать об очевидных вещах. -- Наверняка в камеру посадили.
   -- Он там мучается, -- вздохнула Инили.
   -- Ясное дело, гостеприимства короля хватило только на нас, -- уверенно подтвердила я.
   -- Тебе совсем безразлична судьба Найриса? -- изумилась принцесса, а я едва не подавилась воздухом от негодования. Вот ведь непонятливая какая!
   -- Он мужчина! -- наконец высказала то, что думала на этот счёт. -- Должен стойко переносить трудности и невзгоды! Принимать их как должное. Не ныть, а решать проблемы самостоятельно. Защищать слабых...
   -- Это ты себя слабой назвала? Да ты меня вчера загоняла с этой тренировкой. Я еле до дивана добралась!
   -- Я обобщила! Ну чего тут непонятного? Каждый должен соответствовать своей роли. Мужчина не может быть слабее, чем женщина. Иначе он не мужчина!
   -- В таком случае женщина не должна быть сильной. Почему же ты сама не следуешь собственному мудрому совету?
   -- В смысле "не следую"? -- настала моя очередь изумляться. -- Я как раз и рассчитываю, что мой парень должен быть сильнее меня. Во всех смыслах. Но пока-то его нет. Значит, придётся защищать себя самой.
   Может, мы бы и дальше продолжали спорить и выяснять истину, да только в этот момент раздался стук в дверь. Дыхание Инили тут же стало шумным и частым, а сама она поспешила натянуть одеяло до подбородка. Я хоть и тоже занервничала, и постаралась максимально прикрыться, но всё же крикнула: "Войдите!".
   В открывшийся проём заглянула бандитская рожа дежурного охранника и, отыскав нас глазами и "умильно" ухмыляясь, сообщила: "Тут это... К вам придут скоро. В общем, оделись бы вы". И ладно бы дверь за собой закрыл, так ведь продолжил подсматривать.
   -- Вон! -- опередив меня, взвизгнула Инили.
   Бандит аж вздрогнул, отшатываясь. Впрочем, вряд ли только от звука -- в едва успевшую захлопнуться створку резко ударила пролетевшая по воздуху подушка.
   -- Ну вот, можешь же, когда хочешь, -- с уважением похвалила я.
   -- Меня довели, -- вздохнула принцесса, вылезая из-под одеяла. -- Мало мне было вчерашней выходки, когда они без предупреждения и нагло втащили мешок, даже не спросив разрешения. А ведь мы по твоей милости в такой двусмысленной позе на полу барахтались.
   -- Мы не "барахтались", а тренировались, -- наставительно поправила я и хихикнула, вспоминая вытаращенные глаза и разинутые от удивления рты: -- Какие физиономии у бандюг были, когда они нас увидели... Загляденье! Напрочь забыли, зачем пришли.
   -- Зато теперь нам есть во что переодеться, -- нашла преимущества даже в несомненно безнадёжной ситуации Инили, выпутываясь из широченной ночной сорочки. Пара таких балахонов обнаружилась в мешке.
   С трудом вылезая из своего спального одеяния, я с облегчением выдохнула и потянулась к аккуратно сложенному, перешитому под меня платью принцессы.
   -- Ты как хочешь, а я обойдусь, -- скептично хмыкнула, посмотрев на другой, ещё вчера вытащенный из презентованного нам "богатства" и переброшенный через спинку кресла наряд. С необъятным кринолином, рукава узкие, тяжёлое -- один корсет весит, наверное, как половина меня... -- Это же не одежда, а издевательство. Я в нём буду неповоротливой клушей чувствовать. Это похлеще, чем твои туфли... Жалко, что бандитам ума не хватило твой багаж принести. Так что я лучше в своём прежнем буду. А ты всё же влезешь в эту жуткую раскоряку?
   -- Не знаю даже...
   Инили в сомнении переводила взгляд с моих бывших вещей на явно предназначенную для служанки одежду. Длинное, без корсета и кринолина, с рукавами до локтя -- вроде и терпимое по фасону, но цвет и материал... Неприятный коричневый, и ткань как для половой тряпки.
   -- Не хочется, но придётся.
   -- Вот и ради кого "придётся"? -- возмутилась я. -- Что за жертвы? Надевай нормальные вещи и не забивай себе голову.
   -- Обидятся, -- тихо озвучила причину беспокойства девушка.
   -- Обойдутся! Пусть сами в таком ужасе походят, а я посмотрю... Ты чего? -- удивилась, осознав, что Инили замерла и посерьёзнела, глядя в одну точку и перестав одеваться.
   -- Знаешь, а ведь местные женщины, наверное, вынуждены такое носить, -- пришла в себя и привычно проявила сочувствие принцесса. -- Адьяр меньше всего заботится о комфорте жителей, если все ресурсы идут на вооружение и ремонт платформы. А население довольствуется малым.
   -- Думаешь, в Тиале с этим намного лучше ситуация? -- возмутилась я. -- Нет, у вас там "наверху" всё шикарно, не спорю. А таким, как я, разве легче приходится? Ну да, качество одежды у нас хорошее. А знаешь, сколько она стоит?! Сколько приходится экономить, чтобы хоть что-то купить? И при этом надо ведь не только есть, но и платить за жильё. А на работе приходится торчать сутками, на отдых иногда вообще времени не остаётся! И твой Найрис ещё удивляется, что я искала лёгкий способ заработать? Да этот несчастный приз -- мой единственный шанс выбраться из постоянного безденежья!
   Умолкла и только теперь опомнилась, что Инили-то в этом не виновата. А я на неё весь гнев обрушила... И вообще, я жаловаться не привыкла.
   -- Прости, сорвалась, -- повинилась, признав, что неправа. -- Меня, видимо, тоже... довели.
   -- Ничего страшного, не бери в голову. Я и сама уже понимаю, что в Тиале надо многое менять. Поговорю с Найрисом, когда выберемся отсюда.
   -- Сомневаюсь, что принц захочет перемен, -- проворчала я. Вспомнив, как трудно Найрис смирялся с моим присутствием и подозревал во мне врага, не желая признавать очевидного, добавила: -- Такие, как он, консервативны, упрямы и не видят дальше собственного носа.
   Может, Инили и хотела возразить, но не успела -- дверь снова распахнулась. На этот раз даже без стука и без просьбы войти в комнату шагнул Рияш-диер. Привычно серьёзный, хмурый, словно чем-то обеспокоенный, он посмотрел сначала на Инили, потом на меня и озвучил причину своего появления:
   -- Советник короля Адьяра, Левьер-даграл, приглашает Инили-тиалу на деловой завтрак. Отказа он не примет, -- добавил раньше, чем я успела возразить, оставив последнее слово за собой. Но когда это меня останавливало?
   -- А если я откажусь, меня потащат силой?
   -- Именно, -- ничуть не смутился бандит. -- Вам лучше пойти добровольно.
   -- "Хорошенькое" гостеприимство, -- закатила я глаза к потолку, поднимаясь с кровати, на которой сидела. -- Ладно, так и быть. Идём... Аррис.
   Запнулась, чуть не ляпнув её настоящее имя. И едва успела вернуть себе душевное равновесие, как услышала:
   -- Нет, вы не поняли. Трапеза с советником будет наедине. Ваша компаньонка остаётся завтракать здесь.
   -- Одна? С этими наглецами?
   -- Со мной, Инили-тиала.
   -- Так и этот вариант не лучше, -- возмутилась я. -- Я вам не доверяю.
   -- Ваши проблемы, -- безразлично пожал плечами Рияш и указал на выход: -- Прошу.
   Прежде чем уйти, я оглянулась на бледную Инили, буквально вцепившуюся в подлокотники кресла. Надеясь, что бандитский главарь не видит, подмигнула, успокаивая и показывая, чтобы не паниковала и вела себя уверенно. Настрой в этом -- половина дела!
  
   Во время завтрака "компаньонки", которую "принцесса" бросила на произвол судьбы...
  
   Провожая глазами исчезающую в дверном проёме подругу, я всё же надеялась на маленькую передышку, думала, Рияш-диер лично проводит "принцессу" к советнику. Однако тот рассудил иначе -- отправил с Аррис охранников, а сам вернулся в комнату, на этот раз вновь в сопровождении передвижного столика-официанта.
   Подкатившись прямо к моим ногам, робот остановился, а надсмотрщик, подтащив второе кресло ближе, уселся напротив меня.
   Если я и опешила, то эта растерянность прошла быстро -- видно же, что накрыт завтрак на двоих. А ведь Рияш знал, что принцесса должна уйти, значит... Это он для себя?
   Мой вопросительный взгляд не укрылся от бандита.
   -- Приступай, Ари, -- нагло используя сокращённое имя, он кивнул на поднос и, подтянув выше рукава, взялся за приборы. -- Я не собираюсь тебя ждать и рассматривать тарелки. Знаешь ли, есть хочется.
   -- Вчера вы с нами не ели, -- не поняла я логики.
   -- Вот именно поэтому сегодня завтракаю с тобой, -- хмыкнул бандит. -- Мне вчерашних гляделок на ужин хватило, и я не намерен глотать слюни, наблюдая, как ты ешь... А ты, смотрю, с принцессой неплохо поладила, раз она тебя рядом держит и за одним столом с тобой ест. Мне всегда казалось, что все принцессы с рождения стервозные и амбициозные.
   -- Наша принцесса не такая! -- попыталась защитить "себя" я.
   -- Ну ладно, ладно, не сердись, верю, -- усмехнулся моей запальчивости Рияш. -- Может, и так. Только мне комфортней без общества Инили-тиалы. Очень уж она разговорчивая.
   -- Просто активная и деятельная...
   -- Безрассудная, -- дополнил собеседник. -- Стоять на своем и нагло диктовать свои условия, даже если она привыкла приказывать, в ситуации, когда к тебе запросто могут применить насилие, -- настоящее безумие. Если бы я на корабле не вмешался, Гьялс мог и натворить непоправимого. Потом, получив наказание, он, ясное дело, жалел бы о содеянном, но в пылу конфликта вряд ли мог соображать разумно. Никогда с ним не связывайся, не провоцируй. Он настоящий моральный урод, и на других ему наплевать.
   -- Спасибо, что помогли, -- запоздало поблагодарила.
   -- Король приказал доставить всех живыми и невредимыми, -- безразлично пояснил Рияш. -- Я всего лишь исполнитель. Не нужно приписывать мне благородство, которого нет.
   -- А я думала, вы... -- попыталась было я убедить его в обратном. Ведь на самом деле чувствовала, что в нём куда больше порядочности, чем у остальных бандитов.
   -- Тебе показалось.
   Наверное, чтобы я в этом убедилась, Рияш, не скрывая своей заинтересованности, посмотрел на мою грудь, обтянутую водолазкой. Взгляд карих глаз оказался настолько осязаемым, что я буквально физически его почувствовала, как прикосновение. И вспыхнула от смущения, ощутив, как кровь прилила к щекам.
   Раньше на меня никто так не смотрел. Придворные мужчины не позволяли себе подобных вольностей, а принцев из других королевств отец не приглашал даже не праздники. Говорил, я ещё недостаточно взрослая, чтобы позволять разным проходимцам со мной флиртовать. А сам вышвырнул меня в Шейраз. Кого бы я там соблазнила с таким-то "опытом"? Подобный план отцу могла только Вьянна подсказать, лишь бы избавиться от меня и остаться единственной женщиной в королевской семье.
   Потому сейчас я совершенно не представляла, как мне достойно выйти из провокационной ситуации. Разве что как-то отвлечь Рияша и перевести разговор на другую тему?
   -- Вы из-за денег оказались в Адьяре? -- опустив глаза в тарелку с блинчиками, принялась кромсать кушанье тупым ножом.
   -- Деньги? -- вроде как задумался собеседник, наконец-то прекратив меня разглядывать и тоже вернувшись к еде. -- И да и нет.
   -- Власть?
   -- Назови мне того, кого бы она не интересовала.
   -- Таких мало, -- нехотя, но всё же признала его правоту. -- Если только Найрис-тиал, -- мягко предположила.
   -- Хочешь сказать, этот юнец не рвётся на трон? -- с непонятным раздражением уточнил бандит.
   -- Верно, не рвётся. -- Решив, что Рияш просто позавидовал тому, кто с рождения имеет то, чего ему самому приходится добиваться с риском для жизни, я постаралась выполнить сразу две задачи -- и брата защитить, и собеседника просветить: -- Он осознаёт, что слишком молод. А его отец, Раниар-тиал, ещё полон сил.
   -- Действующие правители неохотно расстаются с властью, вот и вся причина "сознательности" Найриса-тиала. Он просто опасается гнева отца, -- не слишком приветливо отреагировал собеседник. -- Будь условия иными...
   -- Нет, вы не правы, -- не сдалась я. -- Поверьте, я достаточно хорошо его знаю и понимаю, о чём говорю!
   -- И насколько близко ты с ним знакома? -- с явным намёком на то, что служанку и принца не может связывать ничего, кроме постели, хмыкнул Рияш, а я опомнилась -- может, не стоило мне так бурно реагировать? Сколько раз я убеждалась, что рассудительность действеннее, чем эмоции.
   -- Я всего лишь проявляю уважение к тем, кто дал мне работу. В нашем многообразном мире не всё следует сводить к одним лишь личным отношениям и желаниям. А вы судите о незнакомцах только по своему жизненному опыту, -- взяв себя в руки, ответила мягко и улыбнулась обезоруживающе.
   Не знаю, насколько хорошо понял меня мужчина, но в его взгляде промелькнуло недоумение. Он даже жевать перестал, изучая моё лицо. Словно пытался выяснить, где я таких высокопарных фраз набралась.
   Я сначала запаниковала -- не перестаралась ли? А потом успокоилась. Я же не прислуга, а компаньонка, имею право быть ничуть не менее начитанной, чем королевская дочь. Впрочем, у отца во дворце нет необразованных слуг. Школьный уровень, конечно, не чета познаниям принцессы, но даже этот факт может стать оправданием, что я не настолько безграмотна.
   -- А у короля Адьяра есть дети? -- решилась на допрос Рияша, рассудив, что вопрос исчерпан и смена темы не будет выглядеть подозрительной и наигранной. Не всё же Аррис одной стараться ради нас, должна и я внести свой вклад по добыче информации.
   -- Нет.
   Ответ оказался кратким, лаконичным, а поза вновь стала напряжённой, на лицо вернулось выражение отстранённости. Но я сделала вид, что не заметила намёка на нежелание говорить, и продолжила:
   -- А жена?
   -- Нет.
   -- А...
   -- Ари! -- обрывая очередной вопрос, предупреждающе рыкнул бандит. -- Любопытство до добра не доведёт.
   -- У нас в Тиале каждому известно о семье правителя. Я и не думала, что в Адьяре это держат в тайне, -- постаралась я оправдать своё любопытство, не вызывая подозрений.
   -- А зачем тебе знать? Надеялась стать любовницей? Или мечтала о месте няньки для королевского семейства Адьяра? -- резко припечатал Рияш, и я, не желая нарываться на неприятности, умолкла.
   Сосредоточилась на еде, пытаясь забыть о мужчине, который неожиданно стал скрытным и откровенно грубым, словно этим старательно отрицал собственное благородство. Вот только мой взгляд волей-неволей следил за его руками, которые уверенно пользовались приборами.
   Не самые ухоженные, загрубевшие, с неровно подстриженными ногтями и покрытые мозолями от ежедневного физического труда, внешне они соответствовали облику заправского негодяя, но вот то, как действовали... Любой из наших с Аррис надсмотрщиков не стал бы церемониться с едой. Они предпочли бы схватить пищу из тарелки руками, а не вилкой. И салфетки бы скомкали как придётся, а не сложили аккуратно.
   Рияш же всё делал идеально. Мало того -- не задумываясь. Надо очень постараться и долго работать над собой, чтобы подобное следование правилам этикета стало привычным и не вызывало затруднений. Пусть я неправильно оценила его моральные качества, но воспитание не скроешь. Да и моё поведение за столом не вызывает у Рияша излишнего интереса. А это значит...
   Значит, он был вынужден усвоить эти нормы приличия. Большинство звёздных королевств -- развитые и культурные. Их жители заботятся об образовании своих детей, а тех, кому это безразлично, совсем немного. К тому же Рияш сам сказал, что Адьяр не является его родиной.
   Другой вопрос, что навыки этикета он мог приобрести уже после того, как обосновался в чужом королевстве. Король Адьяра, раз уж назначил его на руководящее место, то, несомненно, считает своим приближённым. И вполне мог потребовать освоить соответствующие "королевскому двору" навыки, чтобы не уронить высокий статус правителя и сохранить иллюзию роскоши. Сборище малограмотных бандитов среди придворных однозначно разрушило бы попытки сохранить величие. И сам король окончательно деградировал бы, общаясь с такой свитой...
   -- Рияш-диер, -- неожиданно сбивая с мысли, раздался голос заглянувшего в комнату охранника. -- Вы это... долго тут. Забыли, что ли? Там надо распределить, кому в дежурство, а кому к вылету готовиться.
   Вслед уходящему мужчине я смотрела с неясным ощущением. Сама осознать не могла, чего в нём больше -- облегчения или разочарования. Мне хотелось, чтобы он остался... потому что приятен мне? Или же я просто боялась его меньше, чем остальных? Или же мне банально было жаль, что я так и не смогла ничего выяснить?..
  
   Во время завтрака заключённых в тюремной камере...
  
   После ухода советника продолжать бездействовать Найрис уже не мог. Впрочем, как и остальные, взбудораженные не самым обнадёживающим разговором. К тому же пища в контейнерах, которую им швырнули в камеры, оказалась холодной и несвежей. Воду ещё хоть как-то можно было пить, а вот еда...
   -- Пусть сами травятся этой гадостью, -- шипел стюард, сначала тщательно принюхиваясь к заплесневелой каше невнятного состава, а затем демонстративно выбрасывая её вместе с контейнером в ведро-мусоросборник. -- И вам есть не советую. -- Обеспокоенно посмотрел на принца, который решал сложную задачу, разрываясь между перспективами остаться голодным и наесться, но с риском заполучить кучу проблем.
   В итоге даже те, кто осмелился попробовать несъедобное варево на вкус, потом долго плевались, а Найрис со вздохом выставил свою порцию за пределы камеры и возмутился:
   -- Они просто издеваются над нами. Уже не знают, чем и задеть. Ждут, что станем сговорчивее.
   -- Если мы обречены, то нет смысла на нас хорошую еду тратить, -- пояснил безопасник Криач-яр.
   -- Но они же вроде ждут от нас союзничества, а таким способом нас на свою сторону точно не привлекут.
   -- Или просто другая их еда ничуть не лучше.
   -- Или же в случае согласия король устроит нам застолье.
   -- Сидит и не может выбрать, чем угостить дорогих гостей!
   Предположения, отчасти злые, отчасти насмешливые, сыпались одно за другим. Пленные пытались хотя бы на словах компенсировать собственную беспомощность и отомстить адьярцам.
   Увлёкшись этой игрой, Найрис не замечал, что стюард продолжает стоять около закрывшегося мусоросборника, задумчиво его рассматривая, переводя взгляд то на своих товарищей, то на принца, то смотря в по-прежнему пустой коридор за решёткой, где никого из бандитов не было.
   -- Принц... -- наконец он подошёл и осторожно коснулся руки Найриса, заговорив тихо, едва слышно. -- Можно освободиться, только этот способ подойдёт не всем из нас. 
   -- Какой? -- развернулся к нему Найрис, с усилием меняя насмешливый настрой на заинтересованность.
   -- Смотрите.
   Мужчина потянул принца за рукав, вынуждая подойти к мусоросборнику. Вид которого был ничем не примечательным: ободранные стенки, испачканные протухшей едой, и плотно сомкнутые створки проржавевшего днища. Однако, несмотря на изношенность, последние исправно раскрывались, едва над ними оказывался мусор или кулак. Для закреплённого на них датчика не было существенной разницы -- живой это объект или просто куча хлама.
   -- Гм... -- Проследив за этими движениями, принц скептично хмыкнул: -- Туда хорошо если моя голова пролезет. Я уже не говорю про паршивый запах и всё остальное.
   -- Я и не предлагаю это употребить в пищу, а ваш внешний вид не так важен. В конце концов, когда нас убьют, вряд ли мы окажемся в лучшем месте, -- не скрывая обиды, высказался стюард. Но оскорблённо молчать не стал, продолжил свою мысль: -- Когда я учился, был у нас курс обслуживания инженерных коммуникаций. И мы чётко усвоили, что трубы для отвода отходов должны быть достаточно широкими, потому что предметы должны свободно падать и не застревать. Иначе чистить проблематично. Это же не вентиляция. Вряд ли здесь принципиально иначе. Стандарт проектирования систем платформы един для всех королевств. Так что вы совершенно спокойно по трубам продвинетесь в начальной точке, а там, где соединяются ответвления, вообще можно будет выпрямиться и спокойно идти.
   -- Допустим, -- сосредоточился принц, вновь заглядывая в недра "ведра". -- Но сам "вход" в мусорку узкий из-за смыкающей блокирующей створки, а она...
   -- А она ржавая! -- не скрывая торжества в голосе, перебил его собеседник. -- Лаз легко можно будет расширить ударами каблуков. Адьярцы сами облажались, когда довели свою платформу до такого упадочного состояния.
   С этим, конечно, нельзя было не согласиться. Однако всё равно оставалось то, что сдерживало, не позволяло принцу броситься навстречу собственному спасению.
   -- Не все смогут попасть в трубу. Ты со мной, может, и пролезешь, -- он окинул взглядом фигуру схожей комплекции, -- а вот... -- Теперь глаза нашли сидящего с безразличным видом на лежаке молодого телохранителя. Не тучного, но высокого, широкого в плечах и крепкого телосложения. -- Да и я не уверен, что в остальных отсеках камеры "вёдра" тоже настолько непрочные. Нам нужен способ выручить всех.
   -- Поговорите об этом с Криач-яром, -- развёл руками стюард, признавая своё поражение.
   Помедлив, Найрис всё же приблизился вплотную к решетке, разделяющей его с бывшим наставником. Коротко обрисовав ситуацию, умолк, ожидая предложений. Безопасник какое-то время хмурился, ероша седые волосы, прищуривался, по всей видимости перебирая действенные варианты, в итоге сообщил:
   -- Неплохая идея.
   -- Есть и другая, -- явно не желая бросать своих подданных в плену, дополнил принц: -- Надсмотрщики накормили нас дрянью, значит, не удивятся, если нам станет плохо. Можно ведь сделать вид, что мы отравились. Мы нужны королю живыми, ему придётся послать к нам врача или какого-то другого помощника. Отнимем у него ключи и сбежим все вместе.
   Все время, пока он говорил, Криач-яр едва заметно улыбался одними уголками губ, а едва принц замолчал...
   -- Я первым делом вариант захвата заложника обдумал, -- сообщил наставительно. -- "Изнеженные тиальцы" и вправду могут оказаться непривычны к быту закалённых трудностями адьярцев. Но врача будут охранять вооружённые бандиты. А у нас нет оружия -- это раз. И два -- мы разделены по трое. Не сможем помочь друг другу. Так что второй способ нереальный. Первый мне нравится больше.
   -- И я, как подлец, сбегу один? -- изумился Найрис и спохватился: -- А моя сестра? Что будет с ней?!
   -- Думаю, угрозы для Инили-тиалы нет, -- рассудил главный безопасник. -- Принцессе не причинят вреда. Уверен, даже когда ваше исчезновение обнаружат, королю будет выгоднее оставить её живой заложницей.
   -- А вас? Криач, ты хоть представляешь, что они с вами сделают?
   -- Нужно скрыть отсутствие принца в камере, -- подсказал подошедший к ним стюард под прицелом блёклых, но колючих глаз безопасника. -- Можно на лежанке устроить подобие спящей фигуры и объяснить то, что он не встаёт, недомоганием. Кстати, тогда и беседу с королём можно потребовать отложить. А вы, принц, успеете добраться до кораблей и пошлёте сигнал в Шейраз или Тиалу. Или вообще улетите за подмогой.
   -- Не переживайте за нас, Найрис, -- уверенно обнадёжил своего подопечного безопасник. -- Мы продержимся так долго, как только сможем. И даже если нашу хитрость раскроют, постараемся найти способ остаться в живых.
   -- Ты хоть со мной? -- хмуро уточнил принц, взглянув на стюарда.
   -- Нет, -- покачал головой тот. -- Отсутствие одного в отсеке камеры ещё можно замаскировать, но если не будет двоих, это уже подозрительно. Бандиты быстро догадаются, что дело нечисто, и полезут проверять.
   -- Нечисто... -- задумчиво повторил Найрис, вновь возвращаясь взглядом к мусоросборнику и невольно морщась. Представить себя с ног до головы перемазанным во всякой дряни ему было крайне сложно...
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
  
   Глава 1. Желание избежать одной ошибки вовлекает в другую
   Глава 2. Кто начал -- тот сделал половину дела
   Глава 3. Не бывает дыма без огня
   Глава 4. Лицо мира -- притворство
   Глава 5. Освобождение заложников -- дело рук самих заложников
   Глава 6. Новые роли в старом спектакле
   Глава 7. Старые роли в новом спектакле
   Глава 8. Хочешь приказывать сердцу -- научись ему подчиняться
   Глава 9. Удача сопутствует... авантюристам
   Глава 10. Хочешь выжить -- будь готов к неожиданностям
   Глава 11. Короли любят тех, кого должны, а не тех, кого хотят
   Глава 12. Нужно потерять счастье, прежде чем обрести его
   Эпилог
  

No Ольга Копылова, 2021

  
   Стандартный цикл -- период времени, служащий единым техническим показателем, запрограммированный в настройках всех платформ. Своеобразный "условный год", одинаковый для всех королевств, независимо от их положения в космосе, и связанный с периодичностью технического обслуживания механизмов перемещения платформы в космическом пространстве.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"