Инна: другие произведения.

Око

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 9.45*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третье место на КОР-15. Приквел. Действие происходит за 10 лет до событий в "Солнце".

 
 1
 
 Навча спала, положив голову ему на плечо. Боясь пошевелиться, он рассматривал ее лицо в предрассветном сумраке, такое спокойное и безмятежное. Весь мир сосредоточился в этом мгновении и состоял из спящей Навчи, ее чуть подрагивающих ресниц, ровного дыхания, и было так хорошо, что ничего более не имело значения. Отошли на второй план собственные проблемы, неполадки в консоли, и предстоящее испытание уже не казалось невозможным.
 Навча улыбнулась во сне, повернулась на другой бок, соскользнув с плеча. Олеж не спеша поднялся, выбрался наружу. Небо розовело, еще немного и над горизонтом покажется оранжево-красный диск Ридана. Воздух холодил, Олеж поежился, нырнул в уллу, достал одеяло и завернулся в него. Лето пошло на убыль. Короткое оно здесь, лето на Рее. Короткое и жаркое, как огненный метеор. Не увернешься - опалит, спрячешься - не успеешь согреться. С холодом придет непогода, понесутся бури, загоняя людей в убежища. Олеж улыбнулся, Навча звала планету не иначе как "матерью", дарящей жизнь и смерть, свет и тьму. Скоро оно, зимнее время тьмы.
 
 Рея-13 ничем не оправдывала свой несчастливый номер. Сине-зеленый шарик с вкраплениями желтого. Такой Олеж увидел Рею с орбиты, год назад. Год прошел, а казалось, что целая вечность.
 Желтое - это пустыня. Ее на самом деле немного, темно-рыжие барханы прорезали планету неширокими полосами, вгрызаясь в зелень степей, увитых лентами рек. Горы ближе к северу, в основном пологие, но встречались и высокие, в снежных шапках. Океан тоже на севере, холодный и неспокойный. Олеж был там однажды, почувствовал себя лишним, жалкой пылинкой в сравнении со стихией. Край земли, где суша обрывалась, уступая место воде. Гигантские волны разбивались о берег, яростно вгрызаясь в скальную породу.
 
 Рейская исследовательская база существовала без малого полвека, а может и больше, точно Олеж не знал. Примерно тогда же с приездом ученых появились переселенцы: небольшая группа отшельников, отрицающих прогресс и технологии. Они вели простую жизнь, натуральное хозяйство, разводили животных. Местных или завезенных Олеж не знал. Хоть животных и называли: лошади, козы, собаки, но земных они напоминали мало.
 Исследователи обосновались в теплой части планеты, как наиболее пригодной для жилья. Переселенцы, считавшие себя местными, первое время кочевали между летней и зимней стоянкой, но Олеж этого не застал. Теперь деревня была одна и находилась рядом с базой. Деревня - громко сказано, с десяток круглых домов - улл, вот и все поселение.
 
 Навча, или как она произносила, Навча-а, сильно растягивая последнюю букву, - тоненькая, хрупкая, изящная девочка, непохожая на остальных, коренастых и коротконогих. И глаза у нее были не черные, а теплые, карие и широкие, да и складка в уголке совсем небольшая. Угольные волосы двумя тугими косами спадали на грудь.
 Олеж вспомнил их первую встречу. Навча неслась по степи на низкорослой тонконогой "лошадке" - длинная шея, короткие уши, волнистая шерсть на груди, большие коровьи глаза. Спрыгнула, похлопала животное по крупу и повела в деревню. На спине у лошадки сидела малышка лет пяти, весело болтая ногами. Радда, как сказал кто-то из местных.
 - Дочка твоя? - спросил подошедший Олеж.
 - Не-е. В степи нашла. Пода-арок, - Навча окинула его взглядом и отвернулась, растерянно теребя косы. Она называла малышку сокровищем и подарком, но никогда не заговаривала о ее отце. А Олеж не спрашивал и так и не понял, ее это ребенок или нет.
 Радда не разговаривала, только время от времени издавала странные звуки. Проблем со слухом не имела, понимала, что ей говорят, но слушалась не всегда. К Олежу малышка привязалась, ходила за ним хвостом. Хотя чужих не жаловала. Егора - администратора - пугалась, и если видела, убегала и пряталась.
 Навча журила:
 - Егор, что ты гремишь.
 - Так я же Громов, как Зевс, громовержец, - отшучивался Егор.
 
 Олеж пришел, и Навча не прогнала. Он понял - заберет с собой, чтобы ни случилось, не оставит их здесь. И Навчу, и девочку. Это не обсуждалось, как дело уже решенное.
 Они сидели у костра, ели нанизанное на тонкие прутья мясо, так, по-простому, как когда-то делали их предки. Закат, степь, тихое ржание лошадей. Стремительно наступающая ночь, крупные россыпи звезд. Пролетающий огонек орбитальной станции. Дымок от костра на фоне неба.
 Навча гладила его волосы и все удивлялась наличию бороды и растительности на груди.
 - Теперь ты мне муж, Олеж, - задумчиво сказала она, заплетая косы.
 
 ***
 
 - Испытание проводим ночью, - Громов устало тер и без того воспаленные глаза.
 - Она не готова, - попытался возразить Олеж.
 - Да чтоб тебя, Олег. Собираешься спорить с начальством? Сказали сегодня, значит сегодня.
 - Она не готова, - бурчал себе под нос Олеж, выходя из аппаратной. Испытание беспокоило. Да, они на пороге масштабного открытия. Даже начальник Громова воодушевился. Зачастил на базу, ведя с Громовым долгие задушевные беседы. Олежа пригласили лишь однажды - показать и объяснить - возражений и опасений слушать не стали. А ведь риск немалый. Добиться стабильности поля не удавалось. И процесс форсировать нельзя, ведь если сорвется, поле выйдет из-под контроля. Олеж покачал головой, представляя возможные последствия. Вспомнился недавний разговор с Громовым.
 - Хотя бы понимаешь какие это деньги? Ну да, ты - альтруист, материальными благами не интересуешься. Так о близких подумай. Вернешься в цивилизацию, девчонку свою заберешь. Перспективы-то какие, - улыбка у Громова стала масляной.
 Олеж поморщился:
 - Если что-то пойдет не так, если расчеты ошибочны, здесь же все накроется.
 - Значит, проследи, чтобы пошло "так".
 - Егор, ты не понимаешь, - не соглашался Олеж.
 - Все, все, сегодня. Проверь, посчитай, а ближе к ночи начнем.
 - Людей увести бы в укрытие, на всякий случай.
 - А вот этого не нужно, - взгляд Громова стал жестким. - Эксперимент не афишируем.
 
 Оставив спящую Навчу, Олеж поспешил в аппаратную - небольшое круглое здание в тридцати километрах от базы, соединенное туннелем с центральным корпусом. Громов уже был на месте.
 Задача стояла на первый взгляд простая: в рекордно короткое время разогнать установку до максимума.
 Олеж, вставив устройство в гнездо и не спуская глаз с консоли, повернул рычаг. Не нравилась ему эта спешка. Он бы предпочел постепенно раскачивать систему, ведя эксперимент на малых мощностях. Турбина пришла в движение. Пол под ногами загудел. Мощность нарастала, но как-то скачкообразно. Импульс, гашение, новый импульс. Не сразу Олеж понял, что утратил контроль. Первый взрыв не был сильным, импульс ушел в атмосферу.
 
 Стараясь не думать, как отреагирует на выброс окружающая среда, Олеж выдрал прибор из гнезда, вскочил на квадроцикл позади Громова. Они нырнули в туннель. Пол под ними дрожал, прогибался. До следующего взрыва оставались минуты.
 
 - Нужно убираться Егор, как можно быстрее. Объявляй тревогу! - крикнул Олеж, когда квадроцикл въехал в бункер.
 - Стоять, кому сказал! - рявкнул Громов и выхватил бластер. Черная пропасть дула нацелилась на Олежа.
 - Егор, ты чего? - пробормотал Олеж.
 - Прибор давай, - глаза Громова сузились.
 - Как же так... бежать?
 - Да, бежать. Я не шучу, Олег. Прибор давай. И не вздумай дурить.
 - А остальные?
 - Остальные меня не волнуют, - прошипел Громов. - Главное устройство вывезти и мозги бы твои прихватить. Хочешь жить, поторапливайся.
 - Никуда я не пойду, а ты ничего не получишь, ни ты, ни твой конченый начальник, - твердо сказал Олеж. Открыв крышку прибора, набрал код удаления, оставалось нажать ввод.
 - Ах ты ж, твою мать... - заорал Громов. Будучи здоровее и сильнее, он попросту смел Олежа, вырвал устройство. И секунду спустя запихивал прибор в чемодан, неуклюже орудуя одной рукой, во второй он держал бластер. Чемодан не закрывался, Громов выругался сквозь зубы.
 - Погоди, Егор, - Олеж пытался вмешаться.
 Громов наконец-то справился с замком, и не спуская бластера с Олежа, попятился к двери. Олеж растерянно заморгал, не веря, что все это происходит на самом деле, еле слышно повторяя: "Как же так, как же так".
 Со стороны туннеля послышался шум, в бункер выбросило облако пыли. Громов потерял равновесие, и Олеж решился, бросился вперед, выкручивая Громову руку. Егор замахнулся чемоданом. Удар пришелся Олежу в голову, отбросив на пол, затем прозвучал выстрел. В груди стало горячо. Олеж распластался на полу и смотрел, как раскачивается бункер, вспучиваются стены, и расползается в злобной гримасе лицо Громова, перепачканное белой пылью. Выглядело это комично, и он засмеялся, задохнувшись в кашле. Прикрыл глаза, проваливаясь в зыбкую муть.
 Сознание вернулось, комната все еще плыла, но Громов исчез. С потолка посыпались куски штукатурки, отчего ему показалось, что пошел снег. Перемазанная и озябшая выступила из сугроба Радда, испуганно протягивая к нему руки. Олеж хотел что-то сказать, из горла вырвался булькающий звук. Комната завертелась, потемнела, пошла красными пятнами. Последним Олеж увидел печальные глаза Навчи. Она наклонилась к самому уху и прошептала, коснувшись губами щеки:
 - Лист падает, когда красив и красен. Зеленые листья крепки. Жаль если бурей сорвет.
 
 2
 
 Пит брел по коридору с одной единственной мыслью: как бы поскорее добраться до кровати. Последнее время он спал урывками. Коммодор Алекс Шадрин часто ездил на рейскую базу, требуя пилота в любое время суток. Ноги были ватные и переставлялись с трудом. Похоже, он задремал на ходу, потому что очнулся от крика, ворвавшегося ему в ухо.
 - Смирна-а-а!
 Пит дернулся, привычно вытягиваясь в струнку.
 - Эй! Пиотр! - Начальственный палец, защелкал перед самым носом.
 "Вот уж Шадрин, неугомонный," - Пит пытался сфокусироваться.
 - Вылет через несколько минут, корабль не готов, а мой пилот шатается неизвестно где, - рявкнул Шадрин.
 Пит проснулся, но соображать еще не начал и растерянно хлопал глазами.
 - Пиотр, у нас гости, едем на адмиральский крейсер. Лисицу подготовь, - пояснил Шадрин, смягчаясь.
 - Лисицу? - переспросил Пит.
 Коммодор не удостоил его ответом, выхватил из кармана коммуникатор, захлебывающийся пафосным маршем, и заорал:
 - Что?! Твою мать, Громов! Ты налажал ... тебе и разгребать... Знать не хочу!.. - Шадрин поспешно удалился, оставляя за собой шлейф сочной брани.
 Замотав головой, стряхивая остатки сна, Пит подавил зевок и поплелся в посадочный шлюз, долгожданный отдых откладывался.
 
 Гражданскому, без большого летного опыта и связей, найти работу оказалось непросто, и должность ассистента на орбитальной станции у Реи-13 Пит посчитал за счастье. Командующий станции Шадрин - бывалый вояка - никому не давал спуску. За два года работы Пит налетал прилично часов и даже приобрел армейскую выправку. Однако на военном корабле оказался впервые и с неподдельным интересом рассматривал посадочный отсек.
 Юркие разведчики, хищные истребители, шаттлы. Но ничего крупного, все-таки не авианосец. Небольшой звездолет метров тридцать в длину, явно невоенного образца, выделялся среди этого унифицированного разнообразия, точно белая ворона. Частная яхта? Корпус вытянутый, похож на морскую птицу, сложившую для нырка крылья, непривычно много прозрачного и в кабине, и сверху. Фюзеляж матово-серый. Что-то определенно птичье, но ничего хищного.
 Поверхность звездолета светилась. Пит не удержался, потрогал. Под ладонью разлилось приятное тепло, появилось ощущение, будто треплешь за ухом домашнего питомца. По кораблю пробежала едва заметная рябь. "Померещилось," - не поверил Пит.
 - Ты ей понравился.
 Пит вздрогнул, отдергивая руку. Незнакомый парень стоял в полуметре от него.
 - Что?.. Э-э... оно теплое, - выпалил Пит, отчего-то смутившись.
 Парень улыбнулся, подошел к кораблю, провел рукой по корпусу, задержав ладонь на поверхности. Корабль ответил цветовой волной. Переливы синего, фиолетового, ярко зеленого, оранжевого, небесно-голубого закручивались в спираль и смешивались, расходились волнами. Незнакомец убрал руку. В точке прикосновения осталось пульсирующее сине-желтое свечение.
 - Ух, нечего себе, - смог выдавить Пит.
 - Теперь ты.
 Пит осторожно дотронулся, в пальцах закололо, корабль отозвался неярким мерцанием.
 - Что-то вроде приветствия. На чужих обычно не реагирует. Говорю же, понравился.
 Незнакомец выглядел ровесником. Светло-серая форма, не похожая ни на армейскую, ни на гражданскую летную, на плече незнакомая символика. В речи присутствовал легкий акцент. Пит вслушался, стараясь определить регион. Вот оно, не акцент, академическая речь, настолько правильная, что звучало неестественно. Точно из элиты. Откуда только взялся на крейсере адмирала, родственник?
 - Твой корабль? - поинтересовался Пит. - Никогда таких не видел.
 - Не-а. Я всего лишь пилот. Таррианский королевский флот.
 "Королевский? Где-то еще во вселенной сохранилась монархия!" О таррианах Пит слышал, хотя встречал впервые: раса могущественная, но малоконтактная, владельцы транспортной сети, меценаты, спонсирующие науку и искусство. Интересно, не тарриане ли финансируют исследовательскую базу на Рее?
 - Роберт, - широко улыбнувшись, парень протянул руку.
 Пит представился, пожимая ладонь с опаской, а не пойдет ли он сам искрами от прикосновения.
 Корабль увиделся в другом свете. Не частная яхта молодого балбеса, а высокотехнологичный таррианский звездолет. М-да. На сегодняшний день самые быстрые корабли, двигающиеся вопреки законам физики. Таррианские пилоты - телепаты, летают в режиме погружения, сливаясь на время полета с машиной. Как это происходит Пит примерно знал. Корабли Федерации оснащены блок контролем, позволяющем включаться в управления кораблем через интерфейс шлема. Так называемое псевдо-погружение.
 Пит вздохнул: на подобной машинке ему не летать. О принадлежности звездолета мог бы раньше догадаться, уж больно эксцентричная форма.
 - Один эту штуку водишь?
 - С напарником. Он удрал знакомиться с личным составом. Ты прилетел вот на этом? - Роберт бросил взгляд в сторону лисицы.
 - Угу, начальственная машина, - кивнул Пит. - Знаком?
 Таррианин неопределенно хмыкнул.
 - Лл-130 или летучая лисица, четыре мощных движка, бывший десантный катер. У нее сидушки в грузовом отсеке сохранились, - Пит говорил с гордостью, лисицу он любил.
 - Модель с блок контролем? - поинтересовался таррианин.
 - Угу, и резвая к тому же. Хотя и не такая быстрая, как ваше чудо. Какая у него скорость? - Пит не сдержал восторга.
 - От пилота зависит - умения, опыта, внутренней энергии. Э-э... Легче показать, чем объяснить. - Роберт надавил ладонью на корпус, немного подержал и отпустил. Корабль дрогнул, в месте прикосновения образовалось небольшое отверстие. Оно увеличивалось, пока не стало достаточным для входа. Снизу отрастал трап, выдвигая ступеньку за ступенькой. Таррианин сделал приглашающий жест. Пит занес ногу, и в этот момент по шлюзу прокатился вой сирены.
 - Боевая тревога? - Роберт нахмурился.
 - Наверное учебная. С чего бы взяться боевой, - неуверенно возразил Пит.
 - Идем, - таррианин потянул Пита за собой.
 Они побежали. Роберт буквально силой втолкнул Пита в незнакомое помещение. Дверь за спиной захлопнулась.
 Просторная комната, на всю стену экран, ряды кресел. Внутри толпились военные и что-то возбужденно обсуждали. "Командный пункт? Угораздило же попасть". Адмирал флота и рядом Шадрин с недовольным лицом о чем-то переговаривались. Коммодор мрачнел с каждой минутой. Пит незаметно попятился к двери, безуспешно подергал ручку. Прислонился к стене, пытаясь стать ее частью.
 - Сигнал бедствия с Реи получен двадцать минут назад, ваши действия? - адмирал говорил жестко.
 - У исследователей есть транспортник, сообщают о неполадках. Не могут взлететь. Погодные условия стремительно ухудшаются, - доложил техник.
 - И? - адмирал терял терпение. - Отправьте транспортник с орбитальной станции. Количество человек на базе?
 - Тридцать один сотрудник. Единственный шаттл способный эвакуировать базу, находится на Рее, - сообщил Шадрин. - Мы некрупная станция. Финансирование не позволяет содержать больше кораблей.
 - Сообщают о местном населении, - отрапортовал техник.
 - Сколько человек?
 - Данные уточняются.
 - Неужели нет подходящего катера? - встрял в разговор Роберт.
 - Кто этот выскочка? - раздраженно спросил коммодор.
 - Роберт Астер, королевский таррианский флот, - невозмутимо ответил таррианин.
 - Астер, вас это не касается, - вмешался адмирал.
 - Предлагаете спокойно наблюдать? - не согласился таррианин.
 - На крейсере суда малого тоннажа, - сказал адмирал. - Нам нечего предложить.
 - А лисица? - спросил Роберт.
 - Какая еще лисица? - брови адмирала поползли вверх.
 - Лисица коммодора, находится сейчас в доке.
 - Армейская? Сорок пять пассажиров или тридцать шесть с полным снаряжением... - адмирал задумчиво потер подбородок.
 - Лисица не сядет, не предназначена для такой погоды. Шаттл мне уже угробили. На базе имеется бункер, смогут укрыться, - Шадрин повысил голос.
 На экране отобразился вид Реи из космоса. Желтоватая закручивающаяся спираль выглядела зловеще.
 - Кого собираетесь послать на лисице, пилота - смертника? - рявкнул Шадрин.
 - Сгущаете краски. Условия плохие, но не невозможные. Я сам отправлюсь на Рею, - заявил таррианин.
 - Роберт, ваш статус и квалификация не позволяют управлять кораблями Федерации, - возразил адмирал.
 - Неужели? Я могу летать на любом корабле, - огрызнулся Роберт.
 - Молодой человек, - в голосе коммодора звучали снисходительные нотки. - Вы правильно заметили, это моя лисица. Собираетесь ее угнать?
 - Если потребуется, - с этими словами Роберт рванул к выходу. Пит бросился за ним.
 
 3
 
 - Эй?
 Роберт стремительно удалялся. Пит окликнул, прибавив шагу.
 - Постой.
 Таррианин притормозил и обернулся.
 - Погоди. Я знаю Рею, и лисицу тоже. Полечу с тобой.
 - Ты под присягой? - спросил Роберт.
 - Нет, гражданский.
 Таррианин кивнул. Их догнал парень в такой же как у Роберта форме, заговорил, обращаясь к таррианину. Язык незнакомый, интонации взволнованные.
 - Пит. Мой напарник Николас, - Роберт представил их друг другу. Дальше бежали втроем.
 - Без специального разрешения можем не войти в посадочный отсек, - заметил Пит - Все-таки военный корабль.
 - Я разберусь, - быстро ответил Роберт. Николас посмотрел на него с испугом.
 Как Пит и предполагал, в посадочное отделение их не пустили. Закрытую дверь подпирал дежурный. Заметив приближающуюся группу, он оживился.
 - Вход запрещен, - отрапортовал дежурный.
 - Мне положен доступ к кораблю в любое время, - возразил Роберт, выступив вперед.
 Дежурный смерил таррианина взглядом, задержавшись на эмблеме на рукаве.
 - Указание никого не впускать до последующих распоряжений. Очистите проход, - он недвусмысленно глянул на парализатор, висящий на поясе.
 Питу вспомнилось выражение лица адмирала и недобрая ухмылка коммодора. Роберт спокойно приблизился. Мелькнула тень - едва уловимое смазанное движение - таррианин подхватил бесчувственного дежурного и бережно усадил на пол, прислонив к стенке.
 - Ты... что сделал?! - воскликнул Пит, подумав, что все эти разговоры о ненасилии и таррианском неприятии агрессии на самом деле обман.
 - Отключил ненадолго. С ним все в порядке, я... не причинил вреда. И... - таррианин снова запнулся, - Ник проследит.
 Николас вздрогнул, нервно оглянулся. Пит тоже посмотрел назад. Коридор, по которому они только что прошли, зиял пустотой. Кроме дежурного остановить их никто не пытался.
 - Дальше что? - Пит ткнул пальцем в замок, снабженный сенсорным экраном и кардридером, подумав, что еще и сканирование сетчатки потребуется.
 Роберт положил ладонь на механизм и прикрыл глаза. Убрал руку, отступил. Замок окутало сетью голубоватых молний, экран потускнел и оплавился, механизм обиженно пискнул. Дверь отъехала в сторону.
 - Дежурный, плюс порча имущества, - покачал головой Ник.
 - Еще собираюсь угнать корабль, - фыркнул Роберт.
 Пит вздохнул, похоже, одним выговором дело не обойдется.
 - Возможность отказаться еще есть. Тебя никто не видел, дежурный вряд ли узнает, а что до камер, так они сейчас накроются, - хмуро сказал Роберт, сверля Пита взглядом, отчего стало не по себе.
 Пит мысленно выругался, кляня все на свете: твердолобого Шадрина, тарриан и даже разбушевавшуюся стихию. Непонятно почему не оставляла уверенность - то, что они сейчас делают абсолютно правильно. Ментальное влияние? На такого рода принуждение существовал строжайший запрет, любые попытки сурово карались, но поведение его нового знакомого настораживало. Слишком уж легко Роберт действовал вопреки укоренившемуся представлению о таррианах. Мысль о влиянии Пит все же отбросил, вряд ли его персона настолько важна, чтобы ко всем проступкам добавлять еще и этот.
 
 Лисица находилась там же, где ее оставили. Техники закончили проверку, топливо добавлено, тросы отсоединены.
 Николас, резко повернувшись, что-то сказал. Выставил правую руку ладонью вперед. На дрожащих пальцах вспыхнули синие искры. Выражение лица напряженное, в глазах решимость.
 - Даже так. Собираешься не пустить? - Роберт замер и нахмурился.
 - Не пустишь тебя, как же, - переходя на общий ответил Ник, опуская руку. - Извини, не сдержался. Позволь хотя бы поехать с тобой.
 Роберт покачал головой:
 - Достаточно и нас двоих. Вернемся на орбитальную станцию. Жди меня там.
 - Возьми наш корабль, - попросил Николас.
 - Наш? - неуверенно переспросил Роберт. Бросил долгий взгляд в сторону таррианского звездолета и вздохнул. - Мал. Всех не размещу. И... принеси аптечку.
 Ник недовольно скривился, но выполнять просьбу отправился.
 Роберт повернулся к Питу:
 - Послушай, тебе не обязательно со мной лететь.
 - Отговариваешь или не доверяешь? - взвился Пит.
 - Административно я тебя прикрою. Не спрашивай как, но отвечать за все, что произошло и произойдет буду сам. Не перебивай! - Роберт повысил голос, пресекая попытки вмешаться. - Речь о другом. Обостренная интуиция и дар предчувствия - особенности нашей расы. Не знал? Так вот. Не все так однозначно на Рее. Эта буря... подозрительно как-то, опасно. Хочу быть уверенным, ты знаешь, что делаешь.
 - Погоди, за труса меня принимаешь?
 - Я предупредил, - невозмутимо заявил Роберт.
 Вместо ответа Пит рванул дверь, открывая кабину лисицы. Вернулся Ник с небольшой сумкой. Роберт поблагодарил, забрал сумку, тихо добавив:
 - Встреть меня на станции.
 Николас отвесил легкий полупоклон и послушно отошел, больше не предпринимая попыток вмешаться.
 
 Забравшись в кабину, Роберт выбрал кресло слева. Пит не возражал, уступив лидерство. Запустил двигатели, радуясь, что не успели остыть. Включил диагностику. Ага, все в порядке, машина готова. Летные шлемы остались на сидениях, хорошо.
 Таррианин открыл сумку. Достал небольшой инъектор, зарядил, закатал рукав.
 - Это для погружения?
 - Не-а. Стимулятор. Пригодится, - пояснил Роберт, прижимая инъектор к плечу. - Я не погружался на ваших кораблях, не уверен, что сработает, но если нужно, попытаюсь.
 - Можно и мне? - попросил Пит.
 Роберт внимательно посмотрел на него.
 - Спать не пробовал? Общая усталость, переутомление... Начальство загоняло, да? Сейчас подберу дозу, - он выбрал ампулу и перезарядил инъектор. - Вот... Действует часа четыре, отпускает без последствий. Руку давай.
 
 Таррианин надел шлем, но стартовать не спешил, сидел нахмурившись, положив руки на приборную панель.
 - Летал на таком? - осторожно спросил Пит. В голове крутилась пугающая мысль: что вообще известно Роберту о кораблях Федерации? И адмирал упоминал квалификацию. По спине пробежал холодок, стало неуютно. В шлеме включился интерфейс, выводя данные на внутреннюю поверхность. Хм, таррианин еще не вошел в систему, его шлем не активирован.
 - Могу ей управлять, - наконец отозвался Роберт, подключаясь. Как ни в чем не бывало набрал код открытия шлюза. Платформа с лисицей плавно пошла вниз. Пит вздрогнул, о наличии кода он не подумал.
 - Вызывай рейскую базу, ориентировочное время посадки через восемь минут, - распорядился Роберт.
 Потолок над ними сомкнулся, люк в полу медленно раскрывался. До сброса осталось совсем немного. Если их не захотят выпускать, самое время вмешаться. Но эфир молчал.
 - Готов? - Роберт взялся за рычаг.
 Пит кивнул, удерживающий механизм разжался, лисица рухнула вниз. Включилась связь. Говорила не база, а диспетчерская крейсера:
 - Борт номер двенадцать, вылет запрещен. Повторяю, вылет запрещен.
 Роберт буркнул что-то неразборчивое. Передатчик жалобно булькнул и затих, фраза диспетчера оборвалась на полуслове. Лисица, все еще со сложенными крыльями, неслась вниз.
 - Говорит база, - динамик ожил взволнованным голосом.
 - Садимся через четыре минуты, - ответил Роберт, - Как быстро сможете загрузиться? Где вы находитесь?
 - Снаружи ураган. ... Ско...сть ветра ... метров в сек...нду.
 - Повторите, где вы находитесь? Связь прерывается.
 - Ш..р... ка... - Динамик зашипел.
 - Повторите, прием.
 - Центр поселка, комплекс отды...ха и развлечений, - в динамике горько хмыкнули, - здание ... держится.
 - Постараюсь сесть как можно ближе. Приготовьтесь.
 - Принято. Сильные повреждения... ранен ...
 
 Крылья раскрылись. На экране высветился поселок: генератор, подстанции, жилые помещения, центр. Роберт сделал круг, выбирая место для посадки. Возле комплекса отдыха нашлась ровная площадка. Пит, приподнял лицевой щиток, посмотрел в окно и сначала ничего не увидел, затем прямо под ними резко выплыл поселок - удручающего вида развалины.
 - Буря сюда еще не дошла, откуда такие разрушения? Вчера все было нормально, - удивился Пит.
 Челнок кренился, тяжелая машина подскакивала от порывов ветра. Казалось, что их сейчас опрокинет, швырнет на землю или размажет о ближайшее строение.
 - Не сядем, - буркнул Пит. Перспектива разбиться выглядела не в меру реальной. И заорал. - Компьютер вышел из строя.
 - Спокойно. Я отключил, - ровным голосом сказал Роберт. - Сейчас посажу машину.
 - Но... что? - взвыл Пит, потеряв контроль над лисицей.
 - Все в порядке, держу, - глухо отозвался таррианин.
 Лисица зависла, балансируя, колеса наконец коснулись грунта. Машину развернуло и потащило, но Роберт выровнял. Дернувшись, лисица застыла в нескольких метрах от здания.
 - Взлетать будет легче, - прошептал Пит, только сейчас заметив, что задержал дыхание.
 - Помогу разместиться. Запри кабину и будь готов поднять трап по моей команде. - Запустив открытие хвостового люка, Роберт бросился к выходу, на бегу хватая аптечку, навигатор и лицевую маску.
 Распоряжению закрыться Пит удивился, но глядя вслед удаляющемуся таррианину, дверь все же заблокировал.
 
 4
 
 Роберт Астер прибыл на адмиральский крейсер в рамках официальной программы. Миссия скорее дипломатическая, учитывая его происхождение. И, кажется, он все испортил. Николас, присутствующий как наблюдатель, уже передал о его выходке на Тарру. Разбирательства Роберт не боялся, главное вытащить людей, а там будь, что будет.
 
 Рампа медленно опускалась. В воздухе кружила желтая пыль, затрудняя видимость. Еле просматривался темный силуэт здания, дрожащие огни. Оттуда потянулись тени - первая группа людей.
 Погрузили носилки с раненым. Роберт склонился над пострадавшим. Провел руками вдоль тела: травма головы, без сознания, но состояние не критическое и первая помощь оказана. Вколов стабилизатор, повернулся к остальным:
 - Размещайтесь в грузовом отсеке. Сколько вас всего?
 - Не подсчитывал. Пятьдесят, наверное. Местные подошли. Они еще и зверье свое тянут, - говоривший брезгливо поморщился, теребя светлые вихры. В руке чемоданчик, измазанный грязью. Спросил по-деловому - Шеф, поместимся?
 - Должны, - кивнул Роберт, прикидывая возможный перевес, опустил лицевой щиток и рысью бросился к зданию. Внутри, под защитой стен, толпились люди: сотрудники станции и небольшая группа местных: мужчины сидели прямо на полу, поджав ноги, женщины суетились с детьми. Ни масок, ни защитных очков. А по центру жалось мычаще-скулящее стадо.
 - Животных и вещи не возьму, машина перегружена, - распорядился Роберт. - Закройте лица чем угодно, снаружи невозможно дышать.
 Люди собирались в группы по четыре-пять человек и бежали к катеру.
 
 Роберта пошатывало, несмотря на стимулятор. Сказывались последствия погружения, выполненного без специального оборудования и поддержки. Невозможное погружение. Роберт и сам так думал, едва не потеряв себя, когда стал большой неуклюжей машиной, подпрыгивающей от порывов ветра. Машиной не новой, потрепанной и почти списанной, но после реконструкции, вернувшейся в строй. Роберт ощущал изменения, произошедшие с лисицей, недолеченные раны, неродные узлы. Она все еще хотела летать, она была для этого предназначена. Любя и одновременно жалея, балансируя на пределе возможностей, Роберт посадил катер.
 Все еще чувствовались двигатели, работающие в унисон с собственным сердцем. Гулко стучало в ушах, звуки вязли, словно проходили сквозь плотный слой воды. Шум, вой, топот, эхо голосов. Крик полный отчаяния. Повертел головой, пытаясь сконцентрироваться на источнике. Вот оно. Кричала женщина из местных. Мозг автоматически выхватил детали: молодая, темные косы, платок на плечах, пестрое смятое платье, меховые сапожки. Держали двое, а она вырывалась. От женщины расходились волны паники. Роберт замотал головой, окончательно разрывая связь с лисицей.
 - Что происходит?
 Держащие ослабили хватку, женщина наконец-то высвободилась. Заговорила быстро на своем языке, показывая рукой на выход из здания. Интонации умоляющие, в глазах слезы.
 - Не понимаю.
 - Девочка... там, - сказала уже на общем.
 - Дочка? - переспросил Роберт.
 - Де-евочка. Там, - повторила женщина и махнула рукой, указывая направление.
 - Навча, пора уходить, - вмешался темноволосый мужчина в толстом свитере с воротником, натянутым почти на глаза. Женщина оттолкнула говорившего, демонстративно села на пол и заскулила.
 - Кроме девочки все?
 - Еще одного ждем, - взгляд темноволосого метнулся к двери.
 - Олеж не придет, - женщина всхлипнула.
 - Придет-придет. Куда он денется, - успокаивал темноволосый.
 - Где девочку искать, хотя бы примерно? - запросил Роберт.
 Мужчина потер виски:
 - Не знаю точно, в деревне или поселке. С утра потерялась. Дикая она, немая.
 - Имя, возраст?
 - Лет пять, зовут Радда.
 - Деревня далеко?
 - Метрах в ста. Но... - темноволосый развел руками.
 Роберт оглянулся. Здание быстро пустело, осталось несколько местных, готовящихся на выход. Пожилой дед, вскинув ружье, целился в животных.
 Таррианин присел рядом с женщиной, обхватил за плечи и хорошенько встряхнул:
 - Найду ее, хорошо? - Поднявшись, обратился к темноволосому.
 - Дай мне пять минут. Уводи ее, уходите все. Чтобы к моему возвращению были на катере.
 - Вот, держи, - мужчина протянул фонарик.
 Роберт сверился с навигатором, прикинул направление и ринулся во тьму.
 
 ***
 
 - Пит, прием. Слышишь меня? - динамик в кабине ожил.
 - Взлетаем?
 - Через пять минут. Я дам команду.
 - Понял.
 Пит слышал тяжелое дыхание. Таррианин куда-то бежал? Где его носит?
 - Пит.., - пауза, сиплый вдох, выдох. - Если не вернусь через пять минут, поднимай машину. Понял?
 Пит хотел спросить, что все это значит, но таррианин отключил связь.
 В дверь забарабанили.
 - Есть кто-нибудь?
 Пит отозвался.
 - Эй, пилот, взлетай, а? - Голос показался знакомым.
 - Пять. Э-э... осталось четыре с половиной минуты. Размещайтесь в салоне, не забудьте про крепления безопасности, взлет будет непростым.
 Шум за дверью умолк. Пит вывел на экран изображение с камер в салоне. Возле двери стоял белобрысый мужчина с чемоданчиком. Лицо почти до самых глаз прикрыто платком. Поднял кулак, чтобы снова ударить, но передумал, поставил чемодан, развернулся и пошел к трапу.
 - Так, мест на всех не хватает, приоритет у сотрудников базы, остальные на выход. Давай - давай, пошевеливайся!
 "О чем это он? Что происходит?" - забеспокоился Пит.
 Белобрысый отпихнул какую-то женщину, грубо вытолкал из катера. Пит заорал:
 - Эй, успокойтесь! Все поместимся.
 Мужчина снова подошел к двери. Кулак настойчиво заколотил в дверь.
 - Пилот, сука... взлетай! Взлетай, кому говорят! ... тебя, ... угробишь всех!
 "Громов, что ли?" - Пит с трудом узнал, в этом взлохмаченном типе, с искаженным злобой лицом администратора базы.
 - Остынь, - чья-то ладонь легла белобрысому на плечо. Громов отбросил говорящего, снова побежал к трапу, расталкивая пассажиров.
 - Пошли вон, крысы местные. Валите в свою деревню. Вон!
 Возле трапа началась возня, слышалась ругань. Кто-то кричал. Разгоралась драка. Сцепившийся клубок вывалился наружу. Крики резко стихли. Немного погодя возле кабины появился темноволосый, вежливо постучал.
 - Пилот, еще двоих ждем и товарища твоего, время есть?
 - Четыре минуты, - Пит старался придать голосу спокойствие и уверенность.
 Катер ощутимо тряхнуло. В салоне раздался испуганный крик.
 - Три с половиной. "Роберт, ну где же ты?"
 
 ***
 
 Порывы ветра сбивали с ног. Роберт двигался почти на ощупь. Десять метров, пятьдесят. Какие-то строения, обломки. Где ее искать, эту девочку? Сместил восприятие, посмотрев на реальность под другим углом. Если живая, почувствует. Так и есть. Тепловая точка, метрах в двадцати, но рядом еще одна поменьше. Прибавил скорости, разберется на месте. Отдельным потоком запустил отсчет.
 Стена выросла прямо перед ним, встретившись с плечом. Здание, вход, черный провал, и обе точки внизу. Тусклый свет фонарика выхватил лестницу. По ступенькам скатился кубарем. Точки разделились. Одна слева, другая справа. Правая крупнее, к ней вел неширокий проход. Роберт позвал, не особо надеясь на отклик, но ответ пришел, заставив вздрогнуть. Малышка - телепат, испуганный крик ввинтился в сознание. Роберт заговорил мысленно, стараясь успокоить, пополз в сторону девочки. Проход шел под уклон, медленно сужаясь, но внезапно разошелся, закончился небольшой нишей. Часть пола, ведущая к нише, обвалилась, осталась лишь узкая балка. Роберт проверил ее: качается, но должна выдержать.
 Девчонка сидела по другую сторону обвала, вжавшись в стенку. Чумазое личико, испуганные глазищи. Сама по балке обратно не пройдет, рискованно.
 Он подбодрил малышку, получив в ответ робкую улыбку. Бедняжка, ее мысли путались, привыкла, что никто не слышит.
 "Бабака... - сбивчивый, еле разборчивый шепот, вперемешку с "мысленным" мусором. - Бабака". - И картинка пушистого зверька - вторая точка.
 "Заберу тебя, - мысленно ответил Роберт. - Мало времени. Покатаемся". - Картинка с взлетающим катером.
 "Бабака?" - настойчиво повторила девочка.
 "Сначала ты, потом бабака", - Роберт продвинулся вперед, улегся, распластавшись на балке, ноги оставались в проходе. Балка прогнулась под его весом, но держалась. Роберт потянулся к девочке, коснулся рукой.
 "Хватайся".
 "Дядя, там, - заволновалась девочка, показав картинку с молнией. - Плохой дядя, бу-ум, аянга".
 Малышка вцепилась в протянутую руку. Роберт рванул ребенка на себя, выхватывая из ниши быстро пополз назад. Фонарик сорвался вниз, освещая нутро провала. Луч света выхватил неподвижно лежащее тело.
 "Бабака?" - девочка снова запустила картинкой.
 
 Задержав дыхание, Роберт выскочил наружу. Малышка уместилась под курткой, крохотные ручонки обвили шею.
 Не дышать - маска у девочки. Нестись вперед. Стремительно как никогда. Обогнать ветер. Пространство вокруг будто застыло. Или это он двигался настолько быстро? Молотом в висках отстукивал метроном. Последние секунды. Тушка лисицы темнела впереди. Еще немного, один рывок. Метроном остановился - пять минут истекли. Не успел.
 - Роберт? Ты на борту? - голос Пита ворвался в ухо.
 - В двадцати метрах, - хрип, шипение и понимание, что Пит его не слышит. - В двадцати метрах...
 
 Рампа наполовину опущена. Возле катера неподвижно лежал человек, ноги вывернуты в неестественной позе. Роберт, еще наклоняясь, понял - ничем не поможешь. Кто-то протянул руку, помогая забраться в катер.
 - На борту, закрывай.
 У него забрали девочку. Женщина, как ее зовут? Навча. Она уже не плакала, прижимая кроху к себе. Из-за пазухи выскользнул скулящий шерстяной комок. Серебристый мех, пушистый хвост, длинные уши, вытянутая, чем-то похожая на лисью, мордочка - "бабака". Роберт не помнил, как прихватил зверька. Кто-то похлопал его по спине и что-то сказал. Голос гудел, слов не разобрать. Поднял голову - один из сотрудников базы, усталые глаза, темные волосы. Там, в зале, лицо закрывал воротник свитера.
 - Снаружи... что случилось? - просипел Роберт
 - Упал и... - темноволосый растерянно пожал плечами.
 Роберт согнулся пополам, восстанавливая дыхание. Вдох - выдох. Вдох - выдох... Руки саднили. Когда он умудрился содрать кожу? Сбитые костяшки... Накатило воспоминание. Было, еще будет, или сейчас? Сейчас.
 - Навча, бери девочку... за мной в кабину. - Роберт старался идти быстрее, не ощущая, что темноволосый поддерживает его, не дает упасть. Возле кабины споткнулся о чемоданчик. Поднял и едва не выронил, обожгло эмоциями: ярость, отчаяние, боль.
 
 5
 
 Тяжело плюхнувшись в кресло Роберт убедился, что Навча с девочкой устроились в соседнем ряду, крепления надежно застегнуты.
 - Ты как? - спросил Пит.
 Роберт кивнул, говорить не хотелось.
 - Видок у тебя еще тот, - хмыкнул Пит. - К взлету, между прочим, готовы. Что у тебя в руках?
 - А, это, - Роберт поставил чемодан на пол. - Внутри что-то важное, проверить нужно.
 Приборы работали с помехами. О том, что происходило снаружи Пит не догадывался. Никто еще не понял, что они не успели, несмотря на все усилия. Потому, что за катером поднималась стена, клокочущая, бушующая, и впереди была стена. Над головой смыкалось небо. Буря жадно подступала со всех сторон, не собираясь выпускать обещанную ей жертву.
 Роберт стиснул зубы. Нужно попытаться. Вошел в погружение, быстро, насколько возможно. Обычный режим полета на корабле его народа, предназначенном для подобных трюков, но не на машине, сделанной людьми. И на адаптацию нет времени.
 Погружение... Внутри болезненно сдавило и отпустило. Второй раз пошло чуть легче. Грузная уродливая форма, ограниченные возможности. Он привык к другому - грациозному телу птицы, привык летать, а не тащить на себе. Энергия одновременно вскипала в четырех местах. Движки в положении взлета, и разорвавшееся между ними собственное сердце. Двигатели надрывно гудели, захлебывались, сердце бешено колотилось.
 Он видел пассажиров, всех до единого, растекшись сознанием по кораблю. Девочка - Радда, Навча, темноволосый. "Бабака" - серебристый клубок на полу, нос прикрыт хвостом.
 Мощное тело лисицы подрагивало в нетерпении, пританцовывало, как норовистый конь и оседало, перегруженное неожиданно навалившимися седоками. Ветер усилился, бил в грудь, сдавливал и раздирал песчаными когтями. Толчки ощущались кожей. Ураган надвигался: пылевые потоки, завихрения, смерчи, окружали, сжимали со всех сторон. Непроизвольно зажмурился в ожидание удара: сенсоры мигнули и включились снова. Смертельная ловушка вот-вот захлопнется.
 Девочка повернула голову. Взмах коротких ресниц. Медленный. Время остановилось. Миг, запертый в паузе между двумя ударами сердца. У него есть время.
 
 Восприятие обострилось. Вольно или невольно он осматривал планету - живой и враждебный организм, пытающийся удержать его, перетереть, сделать своей частью. Щупальце Реи, похожее на длинный канат, оплело шасси, удерживая катер. Планета готовилась взять плату за долгосрочное терпение.
 Что-то шевельнулось в глубине сознания. Что-то, бывшее всегда частью него, но спокойно дремавшее, оставаясь невидимым до поры до времени. Это что-то перехватило контроль. Выползло наружу, вытянулось, оттеснив недавнего хозяина в самый дальний угол. Большое и древнее, живущее настолько долго, что забыло, когда родилось. Разрослось, раскинулось, поднялось степными травами, вспухло вершинами гор, расплескалось неспокойным морем.
 "Я есть ядро", сказал Роберт, обретая возможность мыслить.
 
 Он сидел на вершине дюны, пропуская песок сквозь пальцы. Зарываясь руками в горячий бархан, набирал полные горсти, подбрасывал вверх пыльные фонтанчики. Улыбнулся, рассыпавшись мириадами песчинок, позволив ветру увлечь себя, поднять смерчиком, закрутить, постепенно набирая силу.
 
 Его выбросило в реальность. Стихия манила, звала обратно - легко погрузиться, тяжело управлять. С трудом перевел дыхание. Кабина лисицы, они все еще на Рее. Сколько времени прошло?
 Девочка подняла глаза. Медленный взмах коротких ресниц. Застыла в движении. Время замерло, остановилось. Он все еще здесь, в паузе между двумя ударами сердца.
 
 Чужое присутствие заполнило сознание. Если нельзя остановить бурю, нужно стать ею. Потерять себя на время и поднять из песчинки, техника, которая не давалась ранее. Она и сейчас на грани понимания.
 Расправил плечи, взмахнул громадным крылом. Наконец-то! Такая мощь ему по душе. Не ему, а сущности, выпущенной на свободу.
 Сейчас открыть глаза. Вернее, один - око бури. В центре катер - темная песчинка, нужно избавиться от помехи, дать ей уйти.
 Огромное крыло распрямилось, стряхивая песок с перьев, отбрасывая дикое, почти непреодолимое желание не выпускать темную песчинку. Он еще поиграет... потом, сейчас откроет глаза.
 
 Ветер стих внезапно, лисицу прекратило бросать из стороны в сторону. Роберт легко взмыл в небо, поднял, ставшее родным тело, уводя его вверх через разверзшийся, но уже начавший смыкаться колодец ока, вырываясь в чернильную синь. Пока не закрылось, пока сердце не совершило удар.
 
 Темная стена сжимает тело. Боль в сломанных ребрах, болезненный удар всех четырех сердец, судорожная попытка сделать вдох.
 
 6
 
 Пит с трудом разжал побелевшие пальцы. На ладонях остались красные полоски от ногтей. Катер вышел за пределы атмосферы.
 - Не думал, что у нас получится, - буркнул Пит.
 - Кого называют молнией в деревне? - внезапно спросил таррианин. - В подвале убитый. Девочка - телепат, сказала: "Плохой. Бил молнией".
 - Молнией? Возможно стреляли. Убит? - засомневался Пит.
 - Разворочена грудь, - кивнул Роберт. - Или гром. Девочка говорила о человеке.
 - Прозвище администратора "Гром", но я видел его на катере. Скандалил, мешал посадке, успокоили вроде, - пояснил Пит.
 - Успокоили. Насмерть. Остался снаружи, - еле слышно сказал таррианин. Он снял шлем, зачем-то уронил на пол. В глазах мелькнуло дикое, почти безумное выражение.
 - Насмерть. Что?! - не поверил Пит.
 - Возьми управление на себя, - попросил Роберт. Голос звучал тихо и очень спокойно. Вздрогнув, застонал, откинулся на спинку кресла. В лице ни кровинки. Глаза - два темных пятна.
 - Ты в порядке?
 - Почти... - не сказал, хрипло выдавил. Из носа потекла кровь, Роберт размазал ее ладонью, но кровь не останавливалась.
 "Что с ним вообще происходит", - думал Пит, вызывая диспетчерскую.
 - Подходим к орбитальной станции, готовьтесь принять. Эвакуировали всех, требуется медицинская помощь.
 - Много раненых? - станция отреагировала по-деловому.
 - Один человек с черепно-мозговой травмой. Остальные в порядке, и таррианин... С ним что-то не так.
 
 Лисица вошла в док. Первым в кабину ворвался Шадрин.
 - Пиотр? Ты... ты... здесь?! - от возмущения коммодор потерял дар речи. - Я ж тебя, суку, ... закопаю.
 Шадрин брызгал слюной, глаза выпучены, лицо багровое.
 - Не нужно так волноваться, удар хватит, - съязвил Пит, не поверив, что он такое сказал.
 - Охренел?! Щенок... Где этот засранец Громов?
 - Отказался ехать, - мрачно ответил Пит.
 - Чего? Твою... Что мелешь? Где прибор? - Шадрин ураганом пронесся по кабине, чуть не наступив на зверька, вломился в салон.
 Девочка громко расплакалась. Женщина принялась ее успокаивать, прижав покрепче к себе.
 - Чемодан. Он его ищет, - прошептал Роберт. - Из-за чемодана убили.
 Чемодан так и лежал на полу. Пит поспешно задвинул его ногой.
 "Убили? Кто? Кого? Чемодан был у администратора. Убитый в подвале, - Пит скрипнул зубами от напряжения. Картинка не хотела складываться. - Девочка, молния, чемодан... Громов?"
 
 - Роберт? Эй, приятель, - Пит подскочил и закричал. - Где медики?
 Таррианин судорожно хватал ртом воздух, словно силился вдохнуть и не мог, на губах надувались и лопались мутные розоватые пузырьки.
 В кабину влетел Николас:
 - Не глуши двигатели!
 Из салона вернулся Шадрин с бластером в руке. Ник развернулся, вскинул правую руку. С пальцев сорвалось голубоватое пламя. Охнув, Шадрин осел на пол.
 - Ничего ж себе, - выдохнул Пит.
 
 ***
 
 Навча и Радда уезжали в госпиталь, где девочке предстояла операция. Роберт зашел попрощаться.
 Малышка хныкала и капризничала.
 "Все будет хорошо, - успокаивал Роберт. - Сможешь говорить, как все. И как не все, тоже. Тебя обучат".
 "С тобой?" - картинка Роберта, держащего Радду за руку.
 "Не могу с вами, - вздохнул Роберт. - У тебя есть мама".
 "Не мама, я сама по себе", - девочка надула губки. Убежала и спряталась в глубине комнаты.
 В поисках поддержки Роберт повернулся к Навче.
 - Она всегда такая, вы уж извините.
 - Надеюсь ей помогут. Наши специалисты - лучшие. Вот... - Роберт смутился, вручая Навче платежную карточку. Сумму он перевел немалую. Навча округлила глаза, карточка исчезла под платком.
 Вернулась Радда, ведя за собой зверька.
 "Бабака, возьми". - Пушистый комок проворно вскарабкался Роберту на плечо.
 Роберт погладил зверушку, бережно снял и отдал Радде.
 "Он - твой, будет скучать", - картинка грустной "бабаки", уши опущены, хвост поджат.
 Девочка упрямо замотала головой.
 "Не будет, я знаю. Держи. Подарок".
 
Оценка: 9.45*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"