Ромашкин Николай(Призрак): другие произведения.

Бета-Тестеры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    http://lki.ru/topic.php?id=Tales

Бета-тестеры


     Бета-тестеры
     Эпизод 1: Нетривиальное решение
     Историческая справка
      "... В 2041 году мир компьютерных игр, да и вообще компьютерный мир, пережил
      величайшее в своей истории потрясение, связанное с развитием так называемой
      технологии "виртуальной реальности", или, как ее называют сейчас - Вирта.
      Богатейшие возможности, предоставляемые этим новым средством передачи
      изображений и тактильных ощущений, не просто породили новую волну компьютерных
      игр, они вдохнули новую жизнь в старые игры.
      Сегодня, когда Вирт-карта стала доступна по цене рядовому владельцу
      персонального компьютера, мы представляем Вам самый популярный в этом году
      сборник: "игры двадцатого века по-новому", включающий в себя..."
     Из-под вирт-шлема раздался отчаянный вопль, в динамиках наружного звука
     послышался треск. Редактор, прорычав что-то, в цензурности чего мы позволим себе
     усомниться, с отвращением отвернулся от монитора.
     -...ваю мать. Господа, это же смешно! Вы, вообще, представляете, как нам повезло?!
     Получить игру еще до того, как она вышла на рынок, прямо от производителя... И что?
     Мы не в состоянии написать статью о ней. Почему?! Потому что никто не может ее
     пройти! Позор! Вы же профессионалы!
     Профессионалы хмуро глянули на начальника и поволокли трясущегося коллегу в
     медпункт, отпаивать пивом. Его глаза безумно вращались, волосы стояли дыбом, зубы
     выбивали мелкую дробь.
     - Босс, а вам не кажется, что эти гады неспроста нам эту штуку подкинули?
     Редактор зло зыркнул в сторону говорившего.
     - Игрушка как игрушка, я таких сотни прошел!
     - Слушай, босс, мы уже третьего ходока потеряли! И, заметь, на одном и том же
     месте!
     - Слабаки! Молокососы! Тыловые крысы! Эти, как их... Дальтоники!!!
     - Да при чем тут дальтоники?!
     - Они всегда при чем! А ну, пусти!
     - Эй, вы это куда собрались? Эй... ЭЙ!!! Может не надо?!
     - Если надо что-то делать, так надо делать это самому... А ну, где последний сэйв?!
     Через десять минут из динамиков послышался треск, слившийся с воплем, полным
     возмущения, ярости и боли.
     - Вот скотина!!! Да я тебя сейчас... Загрузить последний сэйв!
     Десять минут сосредоточенного сопения... Хрясь! «...ваю мать! Загрузить сэйв! На
     клочки разорву, собака бешеная...» Десять минут сопения и неразборчивы
     междометий... Хрясь!
     Спустя два с половиной часа редактор, с выпученными глазами и трясущимися
     руками сидел в комнате отдыха. Секретарша заботливо отпаивала его крепким кофе.
     - Валентин Поликарпович, ну что ж вы так... В вашем возрасте вредно так
     волноваться... Ну подумаешь, ну велика важность...
     За соседними столиками сидели еще два человека с такими же безумными взглядами, в которых застыла дикая смесь ярости, отчаяния и детской обиды...
     - Я ж его, скотину... Как нормального человека... Из двустволки... А он... А он...
     Прямо вот так, веслом...
     - Драхма!!! - вдруг завопил еще один из «пострадавших».
     - Пиастры! Пиастры!!! - немедленно откликнулся другой.
     - Мочить контрреволюционную гидру!!! В сортире! - взвился Валентин Поликарпович.
     Взгляд его, полыхнув пламенем, на миг прояснился. - Вот что! Найдите мне самых
     ушлых, самых прожженных геймеров, хакеров, читеров, да хоть нумизматов! Пусть
     себе пальцы поломают, но игру пройдут! Любой ценой! Но пасаран! Леннон и сейчас
     живее всех живых!
     - «Вставай, проклятьем заклейменный...» - немедленно затянул кто-то, но под
     строгим редакторским взглядом увял и заглох.
     
 []
     
 []
     
 []
     - Есть у меня в аське одна команда, - неожиданно проговорил сидящий за соседним
     столиком парень.
     Валентин Поликарпович моментально уставился на него.
     - Любители? - сурово спросил он.
     - Не. Профессионалы. Вольнонаемная команда бета-тестеров.
     Все общество испугано притихло.
     - Говорят... - таинственно сверкнув очками продолжил парень - Говорят, они и на
     «Фаргус» работали, и на «Буку». Но после четвертых «Вангеров» ходока потеряли: спятил, бедолага, купил себе «Запорожец», чего-то с ним сделал и пропал без вести.
     Редактор тяжело вздохнул.
     - Берут, наверное, много...
     - Порядочно. Тем более, они сейчас где-то в Самаре, на отдыхе.
     - Ладно. Вызывай своих головорезов. Заплачу любые деньги в пределах разумного.
     Но я хочу, что бы они эту контру при мне в своп втоптали! Что бы они его... Гы-ы-ы...
     На мелкий фарш... В опилки! В труху! В пыль...
     Привычный ко всему персонал офиса провожал эту компанию ошарашенными
     взглядами. По коридору редакции, чеканя шаг, стиснув зубы и храня на лицах угрюмое
     выражение, шли пятеро.
     Впереди, плечом к плечу, маршировали два парня в камуфляжных куртках, стриженые «ежиками», с солдатскими жетонами на шеях. Следом за ними катился
     старый дед в моторизованной инвалидной коляске с длинными седыми волосами, заплетенными в косы на викинговский манер. Следом за коляской шла девушка с
     длинными черными волосами, в кожаном жилете, короткой юбке и высоченных
     сапогах-ботфортах. Замыкал шествие тощий, долговязый парень с длинными пальцами, которые, казалось, жили собственной жизнью. На носу у парня сидело пенсне с
     черными стеклами и вообще, он смахивал на невовремя разбуженного вампира, стесняющегося честно сказать, куда именно стоит пройти побеспокоившим его
     вандалам.
     Замыкающий шествие парень вдруг болезненно дернулся и, мягко подкравшись к
     одной из дверей, вкрадчиво провел по ней кончиками пальцев, после чего зашипел.
     Вся процессия мигом остановилась.
     - Здес-сь!
     Парни в камуфляже моментально встали по бокам от двери. Кивнув друг другу, они
     резко распахнули ее, один тут же ушел внутрь направо, другой налево, следом тенью
     метнулась девушка, рванув рычажок управления, вкатился старик. Тощий, потирая
     руки и гаденько хихикая, скользнул, как будто втек, последним, тихо прикрыв за собой
     дверь.
     - Добрый день, - негромко произнес он, разворачиваясь лицом к большому
     письменному столу. - Если не ошибаюсь - Валентин Поликарпович?
     Редактор, несколько обалдевший от такого вторжения, занявшего, кстати, не больше
     пяти секунд, утвердительно икнул.
     - Бета-тестеров вызывали?
     - А... Э... Ну. Хм. А это вы и есть?
     - Именно. Позвольте представить. Это наши основные ходоки-воины, Махмуд и Мак-
     Мэд. Махмуд специализируется на всем, что режет, рубит, колет, дробит и плющит, Мак-Мэд на всем, что стреляет, взрывается, горит и таращит. Далее, наш ветеран, военный аналитик и пилот, дед Банзай. В молодости служил во Французском Легионе, теперь вот вышел на пенсию. Звезда нашего коллектива - Мелисса, специалист по
     стелс-экшенам и РПГ, а также информационкам и квестам. Ну и я - программист
     группы, а еще специалист по игровой магии, колкостям, подлостям и пакостям. Меня
     зовут Ксенобайт. Морфеус писал, у вас проблемы? Какого рода?
     - Экшен с элементами квеста - кратко ответил Валентин Поликарпович.
     - Производитель?
     - «Вирт-дрим».
     Ксенобайт оскалил длинные клыки и зашипел.
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     - Любители мерзос-с-стных поворотов сюжетс-са, да-ссс... От них всегда жди
     подлости в самом интересном месте...
     - Поймите всю важность ситуации. Анонсы этой игры висят в Интернете уже месяц.
     Полным ходом идет рекламная компания. Нам выпал шанс, уникальный шанс выпустить
     описание и солюшен практически одновременно с самой игрой... а мы не можем пройти
     ее до конца.
     Вся пятерка синхронно кивнула.
     - Я хочу, что бы вы не просто прошли игру, - окрепшим голосом продолжил редактор
     - Для статьи нам надо заснять красивые скриншоты, видеосюжеты. Неплохо было бы
     найти как можно больше секретов. И вообще, показать... Этим... Этому...
     - Не извольте беспокоиться, - сухо оборвал его Ксенобайт. - Все будет в лучшем
     виде. Махмуд, Мак-Мэд, по педалям, Махмуд идет первым. Банзай, сиди на контроле. А
     я пока пошарю в оперативке, может, чего интересного выкопаю...
     - Да ладно, Ксен, мы ее и так положим! - ухмыльнулся Махмуд.
     - Поглядим-с, поглядим-с...
     Первые три уровня прошли, как по нотам. Махмуд умело, четко и без лишней суеты
     раскидывал монстров, как котят. На четвертом уровне он слегка сбавил темп, но тут его
     сменил Мак-Мэд, переключившись с диковиной штуки, напоминающей внебрачную
     помесь серпа, скальпеля и штопора, на арбалет. Процесс снова пошел. Дед Банзай, внимательно следивший за ходом игры, давал тактические советы, предупреждал о
     возможных засадах, следил за датчиками жизни и зарядами, Мелисса лениво листала
     какой-то модный журнал, иногда отвлекаясь, что бы помочь решить головоломку или
     выпутаться из квеста.
     - Могли бы зайти с нашего последнего сохранения, - хмуро буркнул наблюдающий за
     этим действом Валентин Поликарпович.
     - Отнюдь нет, мой друг, - раздался над его ухом вкрадчивый шепот Ксенобайта.
     Редактор, уверенный, что программист сидит за компьютером в самом дальнем углу
     комнаты, подскочил и схватился за сердце. - Товарищам надо почувствовать игру.
     Осознать и проникнуться. Ощутить ее плавное течение, ее ритм... К тому же они уже
     нашли штук пять секретов, которые смело можете направлять в рубрику «советы
     мастеров».
     Процесс шел плавно, не без небольших заминок, но стабильно. Ходоки сменяли друг
     друга, Ксенобайт, раздобыв где-то бутылку пива, полулежал в кресле, зачаровано
     глядя на скачущие по всему монитору потоки нолей и единичек, графики и диаграммы.
     Моргана полировала ногти. Дед Банзай, не отрываясь от своего монитора, травил
     соленые казарменные анекдоты и выписывал сальные комплементы секретарше
     Валентина Поликарповича, молодецки покручивая седой ус.
     Приближался ответственный момент...
     Махмуд легкой рысью бежал по изрезанному валунами и оврагами ландшафту. Он
     только что миновал мертвый город, живописно украсив его кишками и мозгами
     монстров и сделав на память парочку скриншотов.
     - Внимание. Впереди река, она перерезает всю карту, так что ищи переправу. -
     раздался из ниоткуда голос Банзая.
     - Че-то я моста не вижу.
     - Я тоже. Глянь за тем холмом, тридцать градусов влево по курсу.
     - ОК.
     - ВОЗДУХ!!!
     Махмуд инстинктивно упал ничком, забрасывая за спину причудливо выгнутый щит.
     Над его головой с истошным воем пролетело что-то, осыпая сверху забарабанившими в
     щит снарядами.
     - Минус пять процентов брони. Сейчас оно пойдет на второй заход.
     - Нормально!
     Махмуд вскочил, прикрываясь щитом и выхватывая какую-то новую диковинную
     штуку, сверкающую лезвиями и остриями.
     - Попишу-порежу!
     - Товсь! А, это птица-лэлэка, второй уровень, полтинник хитов...
     Махмуд, ловко уйдя от атаки птицы, взмахнул своим оружием, прокрутил его в руке и
     наподдал сзади. Птица, истошно каркая, точно подбитый мессер, зарылась в грунт.
     - Пятнадцать градусов вправо... Махмуд, там их целая стая...
     - Во, блин, и никакого укрытия, - досадливо буркнул ходок.
     - Ноги!
     Махмуд припустил бегом.
     - Внимание... Противолодочный!
     Воин принялся петлять, точно заяц. Стая птиц-лэлэка с воем пронеслась мимо.
     - Минус пять процентов брони, три--жизни. Переваливай за холм, поищем выгодную
     позицию.
     - Едрена вошь! Измена!
     - Не измена, а засада. Около двадцати пяти юнитов, в основном шушера, два
     крысача, жук-броневик и Адский Марабу.
     Махмуд, набравший на склоне скорость, точно таран врезался в скопление монстров.
     Порасшвыряв их со своего пути, он припустил дальше: в небе уже слышен был вой
     заходящих на бреющий птиц-лэлэка. Сзади раздался обиженный рев недобитых
     монстров.
     - Махмуд, видишь тот тоннель?! - неожиданно завопил Банзай.
     - Вижу! Ну, шпана, сейчас будет месилово!
     Махмуд юркнул в тоннель и, перекинув щит на руку, развернулся. Все, тут он был
     прикрыт сверху, противники вынуждены были наступать по одному, максимум--по
     двое, не имея возможности зайти с боков или со спины.
     Банзай переключился на свободную камеру наблюдения, поставив ее недалеко от
     входа в тоннель. Картина действительно получилась весьма поучительная: стая
     огалделых монстров влетела в тоннель, потом из динамиков стал доноситься визг, вой, крики, а из тоннеля полетели кровавые ошметки. Лихо спикировавшие птицы-лэлэка
     на этот раз не стали исключением: из мясорубки полетели их стальные перья.
     - Минус десять брони и пять жизни. - спокойно констатировал Банзай, когда в
     «мясорубке» стих последний придушенный вопль. - Махмуд, мы время прогавали.
     Инферно пошло, у тебя минут пять, не больше.
     - Ноги мои ноги, несите нашу задницу! - вздохнул Махмуд, припуская рысью.
     - Смотри, сейчас самое время для грандиозной пакости! Нутром чую, переход с
     уровня - река!
     - Да сам не тупой, понял уже...
     - Глянь, впереди пристань!
     - Вижу! Мне туда!
     Впереди, действительно, показалась небольшая дощатая пристань, к которой была
     привязана лодка. Перед пристанью стояло нечто... Это была высокая фигура, замотанная в грязно-серый саван, с веслом в руке.
     - Махмуд, смотри в оба! Штучный монстр, явно босс!
     - На котлеты его! - азартно завопил Махмуд, выхватывая огромную секиру.
     Неожиданно фигура впереди протянула вперед руку. Из савана выскользнула
     пергаментная, мумифицировавшаяся ладонь. Раздался угрожающий, замогильный
     голос:
     - Драхма!
     - Зашибу, папаша!
     Махмуд, подлетев к мумии, сделал обманный замах и, молниеносно уйдя в сторону, что было сил рубанул секирой. Сверкнула молния. Такой удар мог свалить с ног
     Адского Марабу. Но неизвестный в саване лишь крякнул, покачнувшись, а затем...
     Затем, обижено замычав, размахнулся, и треснул Махмуда по голове веслом.
     Как ни странно, это вызвало глобальный эффект. Мир вокруг содрогнулся, раздался
     сухой деревянный треск. Махмуд почувствовал, как череп его раскалывается, точно
     арбуз...
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     - Охренеть!
     - Вы это видели?! Видели, а?!
     - О-о, моя голова... Что б им там, в «Вирт-дрим», дикобраза против шерсти родить...
     Производители игр всегда сопровождали смерть персонажа неприятными
     ощущениями. Боль не входила в набор транслируемых ощущений, но зловредные
     программисты всегда умудрялись собрать букет особо мерзостных шаблонов из
     доступных. Особой изощренностью всегда отличались дизайнеры ощущений из «Вирт-
     дрим».
     - Джентльмены, тайм-аут! - прошелестел Ксенобайт, вытекая из-за своего
     компьютера. - Мак-Мэд, твой выход. Постарайся сэкономить время. Перестреляй всю
     шоблу, для последнего босса прибереги что-нибудь убойное.
     - Кавой-то мне это чучело напоминает - задумчиво заметил Дед Банзай. - Ох, неспроста он там... Мелиска, а ну-ка смени меня...
     - Джентльмены, мы готовы? Мы готовы. Вперед, товарищи, Родина вас не забудет.
     Как и многие игры, эта позволяла записываться только в ключевых моментах, так что
     Мак-Мэд начал с мертвого города. Вырезав там все живое, а заодно неживое но
     шевелящееся, стрелок припустил по знакомой равнине. Первую птицу-лэлэка он сбил
     влет, до появления стаи успел пройти аж до холма, плюхнулся на его вершине и
     принялся методично расстреливать забегавших внизу монстров. Однако, как и для
     Махмуда, последним рубежом для него стал тоннель.
     Когда перед входом в тоннель образовался небольшой бруствер из тел, Мак-Мэд
     спокойно перезарядил арбалет, потом, задумавшись, повставлял свежие кассеты в весь
     свой арсенал.
     - Ну, господа, приступим. Мелисса, сколько у меня до Инферно?
     - Ты сэкономил две минуты.
     - Отлично. Ну, как в песне поется: «Я убью тебя, лодочник!»
     ... Мак-Мэд начал стрелять прямо набегу, с бедра. Пожалуй, его суммарной огневой
     мощи мог бы позавидовать средних размеров крейсер. На месте угрюмого лодочника
     образовался кипящий, дымящийся ад...
     Выпустив последний заряд, Мак-Мэд быстро перезарядил оружие и, глянув на
     образовавшееся безобразие, стал осторожно приближаться к чадящей воронке.
     - У-у... Эк его разворотило-то... - с гордостью произнес он.
     - Ты знаешь, сколько в него выпустил? - вздохнула Мелисса.
     - Для хорошего человека ничего не жалко! Так, от него должно было остаться весло!
     Не арбалетом же мне грести, а?
     Как раз в этот момент из поднимающегося вверх столба копоти донесся обиженный
     голос:
     - Драхма!
     - Чего?! - ошарашено переспросил Мак-Мэд.
     - ДРАХМА!!!
     В дыму мелькнуло весло. Хрясь!
     Минуло часа три. Махмуд и Мак-Мэд дошли до полного исступления. Чертов
     лодочник оказался тварью неуничтожимой. Махмуд, уворачиваясь от весла, колотил
     его всем своим арсеналом, изрыгая страшные проклятия. Мак-Мэд поливал его огнем
     до последнего заряда, а потом с отчаянным воплем «Аль Джалла!» бросался в
     рукопашную. Пробовали найти уязвимые точки, облазали весь уровень в поисках
     спецоружия. Но все заканчивалось одинаково: звуком «хрясь!» и погасшим миром.
     - Товарищи, - вкрадчиво заметил Ксенобайт, прохаживаясь перед коллегами, -
     родина в опасности! Я удивлен.
     - Ксен, ты же хакер! - простонал Махмуд. - Ломани его!
     - Нет-с, товарищи, во первых, поганцы из «Вирт-Дрим» надежно прячут свой код. Его
     так просто не ломанешь. А во вторых - напомню, нам надо пройти игру и рассказать
     читателям, как извести мерзкого лодочника.
     - Просто мы неправильно подходим к проблеме! - вдруг встрепенулась Мелисса. -
     Убить его невозможно. Так, может, и не надо?!
     - А что нам его, взасос поцеловать? - огрызнулся Мак-Мэд.
     - Давайте... Украдем у него лодку!
     - Чего?! - удивились ходоки.
     - Лодку! Нам же нужно на тот берег, так?! Вот и сопрем у него лодку!
     - А весло? Ты видела, как он им орудует? Это же хренов шао-линьский монах какой-
     то, забодай его аллах!
     - Главное действовать быстро! Пробежать мимо, отвлечь, запрыгнуть в лодку и
     перерубить веревку.
     - Угу, всего-то делов...
     - Вот что, - вздохнул Ксенобайт. - Я вам могу устроить так, что вы там будете все
     втроем. Попробуйте. Если трюк с лодкой в принципе прокатит-- подумаем, как его
     провернуть в одиночку.
     И вот уже трое персонажей собрались на холме. Озверевшие бета-тестеры
     передавили весь «серпентарий» еще до тоннеля, отводя на нем душу и мстительно
     карая за причиненные лодочником обиды. Вот и знакомая до боли набережная.
     - Значит, так, - сурово хмыкнул Махмуд. - План такой. Мак-Мэд, занимай позицию.
     Проводишь артподготовку. Когда остается последняя кассета - сигналишь, мы с
     Мелиссой стартуем. Я ввязываюсь в драку, Мелисса прыгает в лодку, ты дуешь за ней.
     Ну...
     Все трое недобро глянули в сторону лодочника. Тот, похоже, был сам не рад своему
     присутствию, стоял, нервно косясь в сторону наглых пришельцев. Мак-Мэд не спеша
     выбирал позицию. Наконец он сделал еще пару шагов в сторону горемычного монстра
     и деловито улегся на землю, расставляя ноги и нежно обнимая приклад чего-то
     стрелкового.
     - Дра-ахма! - жалобно всхлипнул лодочник.
     - Бувай здоровэнький, подонок. - вздохнул Мак-Мэд, нажимая на спуск.
     Команда сработала четко, синхронно. Как только Махмуд с кровожадным ревом
     «Джеронимо!!!» сиганул в дымящийся кратер, мимо него тенью скользнула Мелисса.
     Стрелой промчавшись по пирсу, она ласточкой прыгнула в лодку...
     - ДРАХМА!!!
     - Удавлю, гнида!!!
     - Не режется! - в отчаянии закричала Мелисса - У меня только нож...
     Из кратера, точно демон, вылетел Махмуд, занося над головой топор. Но позади него
     уже восстала ободранная тень с веслом...
     - Драхма! - извиняющимся тоном всхлипнул лодочник.
     Хрясь!
     - Твою мать!!! - взвыл Мак-Мэд, срывая с пояса последнее, что у него осталось: метательный диск-чакрам и запуская его в полет.
     - Драхма!!!
     - Сдохни, ублюдок!
     Хрясь!
     Однако диск сделал свое дело. Лодка медленно отплывала от пирса. Лодочник
     удивленно обернулся.
     - Драхма?!
     - Хаста ла виста, бэби! - в полном восторге крикнула Мелисса.
     - Драхма!!!
     - Пошел на...!
     - Водопад! - раздался из ниоткуда голос.
     - Кто это сказал?! - ошарашено села Мелисса.
     - Это я, дедушка Банзай, зайка моя...
     - Ой...
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     - Н-да, товарищи... Это было, конечно, зрелищно. Вы проявили героизм, достойный
     настоящих октябрят. Но нет самого главного. Результата. Правильно я говорю, товарищ
     Банзай?
     - Точно, - солидно кивнул старик. - А все оттого, что вы, молодежь, думаете не
     головами, а, прости меня господи, левыми ягодицами.
     - Тут не думать, тут морду бить надо, - грозно заявил Махмуд, прикладывая к голове
     стакан со льдом. - У меня от их «посмертного букета» башка трещит, как с похмелья!
     Минздрав на них натравить надо!
     Банзай пожал плечами и демонстративно уткнулся в книгу.
     - Банзай, ты, между прочим, наш стратег. Придумай чего нибудь! - капризно
     притопнула Мелисса.
     -А чего тут думать? Тут морды бить надо! - ехидно усмехнулся старик.
     Вздохнув, к Банзаю подошел Ксенобайт. Присев на краешек стола, он вытащил из
     кармана папиросу и, продув ее, закурил.
     - Что читаем, товарищ Банзай? - начал он доверительным тоном.
     - «Легенды и мифы древней Греции». Очень жизненная книга, - похвастался дед.
     - Угу. Главное - злободневная. Товарищ Банзай, тут среди товарищей есть мнение, что вы утаиваете от нас важную информацию стратегического значения. Это, дорогой
     мой товарищ, называется саботаж.
     - Слова-то какие умные... - усмехнулся в усы Банзай. - Слухай, спорим, я знаю, как
     пройти эту штуку? Тока если я прав окажусь, то Мелиска меня поцелует!
     - Слушай, старый хрыч. Либо ты сейчас же говоришь, что придумал, либо я тебя
     самого в виртуалку засуну. Товарищи нервничают, а ты тут сказки читаешь, - спокойно
     заметил Ксенобайт.
     - А я не против! - весело усмехнулся Дед Банзай. - На, почитай пока, может буквы
     знакомые увидишь.
     Встав с кресла, он бодро направился к компьютеру. У Валентина Поликарповича, дремавшего последние два часа в углу комнаты, отвалилась челюсть.
     - А... Так вы что, не инвалид?!
     - Да упаси господь! Просто пешком ходить не люблю. Эй, Ксен! Заводи шарманку.
     Учитесь, молокососы!
     В отличии от своих более молодых коллег, Дед Банзай шел по игре не спеша, любуясь пейзажами и мурлыча старые песни. Несмотря на это, живых позади него не
     оставалось.
     Остальная команда сгрудилась у вспомогательного монитора, с замиранием сердца
     глядя, как старик шныряет по городу, как он пересекает ставшую уже знакомой до
     тошноты равнину, как он вприпрыжку несется к тоннелю...
     Наконец дед, ворча что-то вроде «ох, старость не радость...», прихрамывая, вышел
     на набережную. Лодочник сидел, съежившись и судорожно вцепившись в весло.
     Банзай, поигрывая ятаганом, подошел к нему почти вплотную.
     - Здарова, служивый! - бодро махнул рукой дед.
     - Дра-ахма... - жалобно проскулил лодочник из глубин своего одеяния.
     - А баксами берешь?
     - Драхма...
     - Ну что с тобой делать, мироед? Держи, разоритель!
     Дед, достав что-то из кармана, кинул предмет лодочнику. Тот, ловко поймав его, недоверчиво осмотрел металлический кругляшок. Банзай же спокойно прошелся по
     пирсу и уселся в лодку.
     - Отдать швартовы! Поплыли!
     Лодочник суетливо отвязал лодку, запрыгнул в нее и, встав на носу, величаво
     взмахнул веслом.
     «Уровень закончен. Желаете сохраниться?» - пропел мелодичный голос.
     
 []
     
 []
     
 []
     Остальные уровни не вызвали особых затруднений. Уязвленные Махмуд с Мак-Мэдом
     устроили натуральный террор, тщательно зачищая местность от монстров. Ксен с
     мрачным уважением смотрел на Банзая, на коленях которого сидела Мелисса.
     - Как же ты догадался, старый хрыч?! - наконец не выдержал программист.
     - Окромя мозгов есть еще такая штука, как эрудированность и гибкость мышления,. -
     доверительно сообщил Банзай. - Дурни, неужели не знаете, что драхма - это денежная
     единица Греции?
     - Ну... Из головы как-то вылетело.
     - Эх, из пустой головы--не удивительно, что вылетело. Только и помните, что баксы, евро, да электроны... А это пугало... В городе видел указатель - «р. Стикс, 2км»? Не
     дошло? Стикс! А этот лодочник - это же Харон! Он там для того и поставлен, чтобы на
     другой берег перевозить. Так зачем же его лупить надо было? Только ему плата нужна: монетка. Эта самая драхма то есть.
     - А где ты ее взял?
     - А в городе. Как сообразил, что лодочник-то в принципе бессмертный, ни один
     грузчик не выдержит того, что на него Махмуд с Мак-Мэдом слили, стал думать. А как
     по городу прошелся, смотрю, точно: на одном из зданий надпись: музей. Да там на
     каждом перекрестке обьявление: «посетите исторический музей»... Для тупых, значит.
     Тупых, но грамотных. А там, в музее, в витрине русским по белому написано:
     «Греческая монета, драхма».
     Ксенобайт покраснел.
     - Н-да, лопухнулись мы.
     - Угу. Ну, ребята из «Вирт-дрим» тоже стервецы изрядные. Время жмет, птицы эти
     гадостные, а тут еще и свора в тоннеле. Ну кто после такого поверит, что тут еще и
     думать надо?! Бежать, стрелять, рубить. А вот и опаньки. Запомни, Ксен: там, где
     шашка не помогает, всегда на лапу дать можно.
     - Неординарное решение, - признал Ксенобайт.
     Бета-тестеры
     Эпизод 2: В гостях у сказки
     Уровень первый: Дремучий Лес
     МакМэд аккуратно погасил запал огнемета и обернулся к Ксенобайту, стоящему
     рядом со скучающим видом.
     — Ну?
     — Что «ну»? — неохотно буркнул Ксенобайт.
     — Это героически обнаруженный нами фатальный недосмотр программистов или
     хитроумно вскрытая недокументированная возможность?
     — Ты бы по-русски говорил...
     — Это бага или фича?
     — А-а... Ну, с философской точки зрения грань между багой и фичей представляет
     собой замечательный пример такого понятия, как «размытая граница», ибо...
     МакМэд задумчиво включил запал огнемета, нехорошо глядя на коллегу.
     — Думаешь, сильно умный, да?
     — Э... ээ, ну-ка, без рук — поморщился Ксенобайт. Злить профессионального воина, да еще вооруженного, явно не стоило. — Ладно, сейчас глянем...
     
 []
     
 []
     
 []
     Шипя что-то неодобрительное, программист достал из кармана небольшую рамку: ярлык оставшейся в операционке программы-сканера. Хмуро изучив мешанину адресов
     и значений, подошел к валявшемуся неподалеку трупу и помахал рамкой над ним.
     Снова уткнулся в данные.
     — Знаешь, что я думаю? — задумчиво проговорил он. — Если долго бегать от
     огненного элементаля, держа его в поле зрения, но не подходя слишком близко, рано
     или поздно он сам погаснет. У него есть такая характеристика, как запас горючего, и...
     — Зашибись, — холодно оборвал его МакМэд. — И на сколько среднему элементалю
     его хватает?
     Ксенобайт скосился на блокнот.
     — Э-э... Думаю, где-то на двадцать девять часов, не больше.
     МакМэд молча покрутил пальцем у виска.
     — Фантастически ценная информация. Просто сенсация! «Измотайте его бегом!
     Всего-то сутки непрерывной беготни — и огненный элементаль у ваших ног»... Ты с
     темы не съезжай, что в отчете писать будем?!
     — Эй, орлы!
     МакМэд и Ксенобайт машинально глянули в небо, откуда бодро раздавался голос
     Деда Банзая, пилота и аналитика дружного коллектива бета-тестеров.
     — Хорош над трупами издеваться, некрофилы. Тут нам халтурку собираются
     подбросить. Помните ту историю с лодочником?
     МакМэд скорчил кислую физиономию.
     — Ну?
     — Мы хотим снова на тот журнал поработать?
     Ксенобайт вздохнул, оглядывая усеянную обгорелыми тушами равнину.
     — Мы подумаем. Ладно, МакМэд, записываемся и выходим.
     — ...Значит, все вроде бы просто. Пройти игру, интересные моменты заснять, поделиться впечатлениями. Найти как можно больше секретов. Так?
     — Угу.
     — Не понимаю, — вздохнул Ксенобайт.
     — Чего вы не понимаете? — осторожно осведомился Валентин Поликарпович.
     — Где именно вы нас собираетесь кинуть, — предводитель бета-тестерской команды
     сладко оскалил длинные клыки, и главный редактор вдруг ассоциативно подумал, что с
     нежитью разработчики, пожалуй, перемудрили.
     — Ну зачем же так...
     — У вас что, своих ходоков нет?
     — Хм. Ладно. Я немного поясню ситуацию. Во-первых, вы работаете очень... Хм, зрелищно, а нам не хватает красивых видеосюжетов. Во-вторых, желательно написать
     обзор в этом номере, а он сдается через неделю. В-четвертых, вы ухитряетесь
     вынюхать гораздо больше секретов, чем мои штатные ходоки, а игра свеженькая, к ней
     ни кодов, ничего нет... Ну, и наконец — это произведение «Фикуса».
     Ксенобайт выгнул спину и зашипел, точно кот. Махмуд и МакМэд с тревогой
     переглянулись.
     — Наши люди, — с уважением кивнул Банзай. — Гады редкостные.
     — Погодите, вы что, про «Тридевятое Царство?» — встрепенулась Мелисса.
     Редактор утвердительно кивнул. Бета-тестеры вопросительно уставились на
     специалиста по сбору информации. Та, сидя на столе нога-на-ногу, выдержала
     достойную паузу, невинно покачивая длинным лакированным ботфортом.
     — Слышала я что-то про эту игру, — пояснила наконец Мелисса. — По русским
     народным сказкам. Госзаказ, для, так сказать, популяризации родного фольклора.
     Говорят, сценаристы лютовали по-черному, кроя матом этот самый фольклор, а заодно
     Пушкина, Крылова и Карла Маркса. Мол, сюжеты сказок с трудом совмещаются с
     классическими требованиями вирт-игр...
     При упоминании имени знаменитого производителя вирт-игр бета-тестеры слегка
     приуныли. «Фикус» славился безумными поворотами сюжетов, коварными монстрами и
     черным юмором. Валентин Поликарпович хладнокровно написал на клочке бумажки
     
 []
     
 []
     
 []
     цифру и положил ее на середину стола. Не меняя позы, Ксенобайт скосил один глаз.
     Потом ловко сцапал бумажку и спрятал ее в карман.
     — Ваши аргументы убедительны, — мечтательно проговорил программист, снова
     уставившись в потолок.
     — Тогда познакомьтесь: это ваш видеооператор.
     С лица Ксенобайта медленно сползла улыбка, уступая место недоумению. Глаза его
     медленно скосились в сторону двери.
     — Наш кто, прошу прощения? — холодно осведомился он.
     В дверях стояла девчонка, одетая в потертые джинсы, кроссовки и полосатую
     футболку. На носу у нее были очки, там, где у девушки положено быть прическе — две
     косички с бантиками.
     — Ваш видеооператор. Именно она, в конечном счете, будет писать статью по игре, а
     также снимать прохождение, когда со вспомогательной машины, когда изнутри. Чтобы
     вы не отвлекались.
     — Вот этот милый персонаж аниме? — еще более холодно уточнил Ксенобайт.
     Неожиданно соскользнув со стула, он стремительно перетек по кабинету и, неизвестно как оказавшись за спиной у девушки, вкрадчиво прошипел:
     — Скажи мне, милое дитя... Оно тебе надо?!
     Девушка вздрогнула и слегка побледнела. Валентин Поликарпович, глянув на
     кровожадно-вкрадчивый оскал программиста, тоже слегка побледнел.
     — Ксен, ты чего? — поднял одну бровь Дед Банзай. — Нам не по барабану?
     — Казачок засланный! — уверенно заявил Ксенобайт, отскакивая на середину
     кабинета. — Она будет за нами шпионить, снимать все на скрытую камеру и
     перенимать наш бесценный опыт! Будет?!
     — Угу, — согласно кивнул редактор. — Ей за это зарплату платят.
     — Ксен, а нам не пофиг? — скучающе спросила Мелисса.
     Ксенобайт на миг задумался, потом пожал плечами.
     — Нам? Пофиг. В общем так, милое дитя: под ногами не путаться, под руку не
     каркать, чаевых не просить. Когда Махмуд с МакМэдом будут потрошить монстров — на
     клавиатуру не блевать. Поехали.
     Началось все, естественно, с небольшого скандала. Корреспондентка, которую с
     легкой руки Банзая окрестили Внучкой, зайдя в машинный зал, уверенно потянулась за
     вирт-шлемом. Это вызвало некоторое непонимание со стороны Ксенобайта, которого, кстати, вытянули из-за терминала, призвав в ряды действующей армии.
     — Твое дело сидеть за педалью и скриншоты делать!
     — Мое дело статью писать! Это ваше дело тупо переть напролом...
     — Тупо?! — моментально ощерилась Мелисса.
     В общем, завязалась перепалка. В конце концов Внучка, упирая на то, что она
     корреспондент журнала и прошла не один десяток игр, да и вообще имеет право
     работать, как ей удобно, отвоевала право присутствовать в вирте. Ксенобайт только
     наложил резолюцию, что никто из тестеров не станет специально прикрывать
     «малолетнюю папарацци».
     Игра поддерживала командный режим прохождения, так что бета-тестеры начали
     игру всем скопом, за исключением Банзая, здраво рассудившего, что ни командовать
     войсками, ни пилотировать что-либо в этой игре не понадобится.
     Буквально с первых минут игры тестеры поняли одну простую вещь. Похоже, делавшая игру команда люто ненавидела то ли русские народные сказки, то ли все
     человечество оптом.
     Еще в первом городе, закупаясь на стартовые деньги снаряжением, игроки ловили на
     себе сочувственные взгляды ботов-горожан. Местный священник услужливо
     порекомендовал заранее заказать заупокойную молитву и гроб. Еще немного
     раздражало, что аборигены обращались к тестерам не иначе как «Махмуд-Муромец»,
     «МакМэд-Царевич», и «Ксенобайт-Попович». Одну Мелиссу оставили без
     издевательского прозвища.
     Внучка опять чуть не закатила скандал, когда ее заставили взять персонажа-
     клирика, упирая на то, что стрелок в команде уже есть, а главное — лишили всех
     стартовых денег, закупив на них «медикаменты».
     — Аптечки лишними не бывают! — огрызнулся Ксенобайт в ответ на протесты. —
     Каждый должен приносить хоть какую-то пользу. Уничтожать врагов народа на уровне, скажем, товарища Махмуда, у вас, товарищ Внучка, все равно не выйдет, а бюджет
     партии разбазариванию не подлежит.
     — Но я...
     — Ша! Решением Последнего Съезда Партизан Вьетнама произвожу тебя в санитарки!
     Отныне да будет так: твоя наипервейшая задача — обеспечивать здравоохранение в
     рамках команды. Что у нас с квестами?
     — Местный староста жаловался, что зайцы терроризируют огороды. Обещал платить
     за головы, — тут же ответила Мелисса.
     — Ну что ж, как раз для разгону пойдет, — кивнул Махмуд, хмуро разглядывая свое
     оружие: деревянную дубинку — все, что он смог купить на стартовые деньги. —
     Настреляем зайцев по-быстренькому, на приличное оружие, и пойдем дальше. Давайте
     уровня два-три пробежим до обеда.
     — Уровня два-три? — хохотнул из ниоткуда Банзай, сидящий на контроле. — Махмуд, ты, главное, не забывай, что это «Фикус», а не какие-нибудь там «Вирт-дрим». От них
     любой гадости ждать можно.
     — Да ладно тебе, что, в первый раз, что ли? — отмахнулся Махмуд. — Поехали!
     Игроки, нервно оглядываясь, вышли за частокол, огораживающий поселок. Откуда-то
     моментально взвыл замогильный голос:
     «И отправились три богатыря во стольный Киев Град, дабы испросить у князя службы
     богатырской, земле родной во славу...»
     — Он что, каждый наш шаг комментировать будет? — вздрогнул МакМэд.
     — Не, только ключевые моменты, — нервно потирая руки, ответил Ксен.
     — Странно, я думал, Киев — это Украина, — пожал плечами Махмуд.
     — Историю учи, балбес, — тут же прокомментировал с небес голос Банзая. — Ну, чего скисли? Вот дорога, вон дремучий лес. А ну, в колонну по два! Шагом марш!
     Вперед бежала чахлая тропинка, упираясь в мрачно нависающие заросли явно
     «дремучего» леса, вокруг тут и там виднелись заброшенные огороды.
     — Неспроста он вас за зайцами послал, — задумчиво пробормотал Банзай. — Где
     заяц — там и волк. Не думаю, что это будет просто. Значит, так!
     — Слева по курсу уши! — вдруг встрепенулась Мелисса. — Ой, глядите, зайчик!
     Какой милый, пушистенький!..
     — Экспа! — кровожадно осклабился Махмуд.
     — Банзай?! — с тревогой произнес Ксенобайт.
     — Рекомендую держать ухо востро! — быстро проговорил наблюдатель. — Один бьет
     зайца, остальные ждут неприятностей.
     — Товарищ Махмуд, добудьте косого! Мы вас прикроем от волков.
     Махмуд решительно шагнул вперед, помахивая дубинкой. Заяц отреагировал
     адекватно и молниеносно, но несколько нестандартно. Напружинившись и коротко, пронзительно зашипев, он сиганул вперед, метя Махмуду в горло.
     Махмуда спасли рефлексы: он машинально заслонился рукой. Заяц, точно бульдог, вцепился в его предплечье и повис, бешено мотая челюстями.
     — Ни хрена себе!! — заорал Банзай. — Минус десять жизни!
     — Уберите его от меня! — истерически завопил Махмуд, пытаясь избавиться от
     пушистого монстра.
     — Вот это да! — в восторге завопила Внучка, вскидывая небольшую видеокамеру —
     ярлычок программки для снятия скриншотов и видеофрагментов. — Ай да заяц!
     — Полундра!!! — заорал МакМэд, натягивая лук.
     Махмуд, увидав направленное на себя оружие, рефлекторно сделал боковой
     кувырок.
     — Стой спокойно!
     — Ты же меня пристрелишь... Мелисса! Спаси меня от этих маньяков...
     
 []
     
 []
     
 []
     Мелисса, вооруженная небольшим кинжалом, подскочила к товарищу. Заяц
     взбрыкнул когтистыми лапами. Девушка отскочила в сторону, споткнулась о Внучку и
     кубарем покатилась в кусты.
     — Держись, Махмудыч! — крикнул Ксен, раскручивая над головой корявый шест.
     Махмуд быстро вытянул руку. Ксен с ювелирной точностью обрушил шест промеж
     ушей зайца. Тот отлетел в сторону, но, едва коснувшись земли, подскочил, точно
     мячик, и снова изготовился к прыжку.
     — Это интересно... — забормотала Внучка. — Заяц прыгает с дистанции три... Нет, пять шагов...
     Коротко тренькнул лук. Стрела, прошив бок зайца, пригвоздила его к земле. Тестеры
     с дикими воплями кинулись вперед, без разбору молотя пушистую бестию кто чем.
     Наконец все стихло.
     — Ни хрена ж себе сказочки, — дрожащим голосом пробормотал МакМэд.
     — Если тут зайцы такие, — затравленно оглядываясь, произнес Ксенобайт, — то...
     Что день грядущий нам готовит?! Мы же все вместе с ним еле справились!
     — Вас застали врасплох, вы были не готовы, — сурово заметил Банзай. — В этом
     была ваша тактическая ошибка!
     — Эй... Гляньте! — взвизгнула Мелисса.
     Игроки оглянулись в указанном направлении. Шагах в двадцати из травы торчали
     заячьи уши. А чуть поодаль — еще одни. И еще...
     — Окружают, демоны, — тихо пробормотал Махмуд.
     — Банзай, что скажет аналитика?!
     — Вас изрядно потрепали, вам бы подлечиться... Драпайте, ребята!
     — БЕЖИМ!!!
     Как только игроки снова почувствовали себя в безопасности за частоколом поселка, Махмуд тут же потребовал увольнительную в реальность для поправки нервов с
     помощью пива. За что был заклеймен дезертиром. Взобравшись на какую-то бочку, Ксенобайт обратился с пламенной речью к аборигенам:
     — Товарищи, что-то мы раскисли. И вообще, мы забыли, с кем имеем дело. Враг
     силен, коварен и жесток. Но али мы не славяне?! А ну-ка за работу! Дадим
     пролетарской трынды фашистским зайцам! Освободим родные огороды от позорного
     ига ушастых тварей! Ура, товарищи!
     Компьютерные поселяне с вялым интересом выслушали спич программиста, но, естественно, никуда не пошли. Плюнув в сердцах, Ксен отправился торговать трофей.
     Тщательно обдумав ситуацию, игроки потратили вырученные деньги на покупку
     старого, раздолбанного щита, на котором базировалась новая оборонительная
     доктрина. Теперь впереди группы шел Махмуд. Вычислив отбившегося от стаи зайца, он осторожно подкрадывался к нему, пока не попадал в зону, где срабатывал триггер
     прыжка. Заяц прыгал и с тупым треском врезался в щит. Тут на него налетали
     остальные тестеры, превращали в отбивную и резво отходили в сторону поселка.
     Процесс потихоньку наладился. Деревенский староста исправно платил за скальпы, уровень игроков потихоньку рос. Внучка снимала душераздирающие сцены охоты на
     зайцев с разных ракурсов. Постепенно игроки стали добывать по три-четыре зайца за
     ходку, потом пять, восемь...
     И вот настал момент, когда команда отправилась решать проблему кардинально. По
     добытым Мелиссой сведениям, где-то на опушке леса обитал вожак стаи монстров —
     Мартовский Заяц. Чтобы изгнать косых с огородов, надо было истребить именно его.
     И была кровавая битва. Когда последний заяц наконец окровавленной тушкой
     рухнул в траву, изрядно потрепанные тестеры обвели настороженными взглядами
     поляну.
     — Неужели отбились? — хрипло спросил Махмуд.
     — Это была с-славная охота, — вылезая из-под груды трупов, кивнул перемазанный
     кровью Ксенобайт.
     
 []
     
 []
     
 []
     Покачнувшись, он величаво отстранил кинувшуюся его поддержать Внучку, выпрямился во весь рост и, с отвращением выплюнув клок заячьей шерсти, гордо
     завыл. Потом, встряхнувшись, ухмыльнулся.
     — Ну что ж, сдается мне, первый квест мы выполнили. Сдаем добычу барыге и
     двигаем дальше.
     — А куда дальше-то? — вздохнул МакМэд.
     — Да известно куда, в стольный Киев-град. Этот чертов зануда нам об этом
     напоминает каждый раз, когда мы за частокол суемся, достал уже хуже тертой редьки.
     Только вот где этот самый Киев — леший разберет, на карте его нет.
     Игроки деловито принялись отрезать зайцам головы и собирать трофеи в рюкзаки.
     — Сначала нам надо на Дальние Выселки к Ивану-дураку зайти, — вдруг авторитетно
     заявила Внучка. — Эй, Махмуд! Это мой заяц...
     — Внучка, работаешь в группе — все трофеи в общак идут, — хмуро буркнул Ксен. —
     Какой еще Иван-имбецил? Тут что, психушка рядом?
     Внучка достала из рюкзака карту и ткнула в красный кружок, под которым была
     надпись: «Дальние Выселки».
     — Вот.
     Мелисса, оглядев карту Внучки, достала из кармана свою.
     — Знаешь, а на моей карте этих Выселок не было, только что зажглись.
     — Ха! Естественно, ты ведь не знала, где они.
     — А ты откуда узнала?!
     — А я подслушала, что бабки у колодца говорили, вот!
     Игроки переглянулись.
     — Товарищ Мелисса, — строго заметил Ксенобайт, — ролевой аспект игры, а также
     сбор квестовой информации — ваша прямая обязанность перед партией. Почему вас
     обошел этот пионЭр?!
     Мелисса сконфужено потупилась, потом вскинула голову:
     — А защита меня от всяких зверских зайцев-людоедов — работа Махмуда с
     МакМэдом! — парировала она. — А я, вместо того, чтобы квестовкой заниматься, боевые скилы качаю!
     — Слабая отмазка. Не канает, — спокойно подвел итог Ксенобайт. — Товарищ
     Банзай! По возвращении в реальность выделите товарищу Внучке пирожок из фондов
     команды!
     — Есть! — бодро отозвался Банзай.
     — Ладно, рассказывай, что за кретин нас ждет.
     — Не кретин, а дурак. Иван-дурак, — поморщилась Внучка. — Персонаж такой, из
     сказок. Бабки говорили, что он, дескать, застрял на Дальних Выселках, из-за зайцев
     никто до него добраться не может. Еще говорили, что он постоянно в Киев на ярмарку
     ездит. Значит — дорогу знает. Может, подскажет, туда быстрее добраться.
     На вырученные от избиения зайцев деньги команда полностью обновила свой парк
     снаряжения и, весело распевая «...и вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в
     груди...», отправилась искать Дальние Выселки.
     В лесу их подстерегало еще несколько неприятностей, вроде злобных белок, принявшихся обстреливать путников желудями. Желуди снимали всего-то по два хита, но подлые белки, сидя на деревьях, вели обстрел со снайперской точностью. МакМэд, сняв лук, отвечал им взаимностью, Мелисса умудрялась уклоняться от снарядов, Махмуд прикрыл щитом себя и Внучку, так что страдал в основном Ксенобайт. В какой-
     то момент терпение его лопнуло, и он устроил небольшой лесной пожар. Какой-то
     отрезок пути тестеры проделали бодрым галопом, но белки отстали.
     Наконец тропинка превратилась в просеку, впереди показался заброшенный огород, пара покосившихся изб. Игроки миновали дырявый тын. Из одного из домов неслись
     странные звуки: похоже, там кто-то наяривал на расстроенной электрогитаре, хриплым
     голосом распевая:
     «Эх, ходит дурачок по лесу,
     Ищет дурачок умнее себя...
     
 []
     
 []
     
 []
     Идет Смерть по улице, несет блины на блюдце,
     Кому вынется — тому сбудется.
     Тронет за плече, поцелует горячо,
     Полетят копейки из-за пазухи долой... Хой!!!»
     — Жизнерадостный дурак, — покачал головой Ксенобайт. — И песни у него
     жизнеутверждающие... Эй, Внучка! Ты этот квест начала — ты и веди. Мелисса, бери
     шефство над младшим товарищем, МакМэд, оставайся у тына и проводи визуальное
     наблюдение за окружающей местностью с целью заблаговременного...
     — Чего?! — удивился МакМэд.
     — Стой на стреме, — перевел Банзай.
     — А-а...
     — Мы пока тут по хутору пошарим.
     Говорить с Иваном-дураком оказалось делом неожиданно трудным и опасным.
     Оказался он субъектом гадостным, самовлюбленным и на редкость едким. А что самое
     обидное, стоило ему пригрозить физической расправой или просто обидеть, начинали
     твориться чудеса. Пару раз Внучку с Мелиссой просто вышвырнуло из избы. Другой раз
     на них сама собой накинулась летающая скалка. Потом коромысло. Потом ведра...
     Когда летающая скалка очередной раз принялась гонять девчонок по двору, Ксенобайт задумчиво заметил:
     — Я, конечно, не специалист по сказкам, но что-то я не припомню колдуна по
     прозвищу «Дурак».
     — Темнота ты дремучая, Ксен, — вздохнул Банзай. — Ну это же просто позор! Иван-
     дурак, у него ж все «по щучьему велению» происходит...
     Пока Банзай просвещал Ксенобайта, пересказывая ему захватывающую историю о
     поимке волшебной щуки, девушки, похоже, наладили контакт с Иваном. После
     длительных переговоров они вышли на крыльцо.
     — Ну, что сказал этот рыболов-спортсмен? — поднял бровь Ксенобайт.
     — Этот гад... Ну подумать только... Да мы что ему, девочки на побегушках?! —
     стиснув зубы, прошипела Внучка.
     — Девочки бывают только «по вызову», — философски заметил Ксен и, уклонившись
     от кинжала Мелиссы, продолжил: — На побегушках обычно мальчики.
     — Тогда, МАЛЬЧИКИ, сбегайте-ка в лес за медом, — угрюмо предложила Мелисса. —
     Наш дурень, видите ли, страсть как сладкое уважает.
     Ксенобайт удивленно вздернул бровь.
     — Слышь, Ксен, может, ему не сладенького, а горяченького выдать? — сурово
     спросил Махмуд. — Мы же вроде как богатыри былинные, спасители огородов от
     зайцев. А этот юродивый...
     — Отставить, товарищ Махмуд, — сурово покачал головой Ксен, — тут Банзай
     поделился архивной информацией, что гражданин Дурак нас «по щучьему велению» в
     порошок стереть может. Пошли-ка лучше, медведя поищем.
     — Нафига нам медведь?
     — Допросим, — пожал плечами Ксен, кровожадно глядя в сторону леса. — Где
     медведь — там и мед.
     — Думаешь, скажет? — скептически прищурился Махмуд.
     — У меня не такие говорили, — мрачно пообещал Ксен.
     Медведь нашелся, и после пяти минут «разговора» с Ксенобайтом готов был, похоже, рассказать не только про мед, но и про партизан, председателя колхоза, коммунистов и
     пионеров села... К сожалению, говорить медведь не умел. Впрочем, мед все равно
     нашли. Вместе с пчелами. Что, понятное дело, хорошего настроения не добавило. Тут
     выяснилось, что капризный Дурак желает малины. Снова пострадал медведь. Потом
     Ивану захотелось грибочков с «заветной полянки», что привело к резкой
     конфронтации с местным кабаном, затем — растущей на болоте клюквы, из-за чего
     резко сократилась популяция кикимор...
     
 []
     
 []
     
 []
     В общем, капризный Иван гонял игроков, по едкому комментарию Банзая, «как
     пользователь службу поддержки». В какой-то момент Ксенобайт взъярился, заподозрив, что их просто «гоняют по вечному циклу», и ринулся выяснить отношения.
     — Товарищ Дурак... — возмущенно начал Ксен.
     — Тамбовский волк тебе товарищ, — спокойно парировал Иван.
     — Грамотный, гаденыш-ш? — зашипел Ксен. — Ну держись, контра!
     Уж что-что, а «держаться» контра умела. Изба подпрыгнула, заходила ходуном, какое-то время оттуда раздавался грохот и матерщина, после чего Ксенобайт пулей
     вылетел в окно, преследуемый коромыслом и ухватом.
     — Может, ему, того, красного петуха пустить? — задумчиво предложил Махмуд на
     кратком производственном совещании.
     Хмурый Ксен отрицательно мотнул головой.
     — Лодочника помнишь, да? — кратко напомнил он.
     Однако всему приходит конец. Игроки облазили уже практически всю карту.
     Справедливости ради стоит заметить, что за это время они нашли немало тайников со
     снаряжением, да и уровень у каждого поднялся на несколько пунктов. И вот наконец
     Иван-дурак, то ли исчерпав заложенный программистами запас гадостей, то ли учуяв, что Ксенобайт готов вылезти из виртуалки и взяться за него «вручную», резко
     переменил тактику, пообещав помочь игрокам добраться до стольного града Киева, если они сослужат ему еще одну (прописью: ОДНУ) службу. Пойдут на погост и
     положат цветочки на могилку его горячо обожаемой бабушки. Естественно, была одна
     заковырка: на кладбище полно упырей под предводительством страшного Вурдалака.
     Вурдалак когда-то был заморским колдуном, после смерти какое-то время лежал тихо и
     не выпендривался, а в последнее время что-то начал бузить...
     — Не дай бог эта гнида снова нас надует, — предупредил МакМэд.
     — Вряд ли, — хмуро буркнул Ксенобайт, — карту мы уже прочесали, пора двигать на
     следующий уровень. А старый погост с вурдалаками вполне подходит для финального
     квеста. Кстати, в нагрузку к букетику на могилку Ваня снабдил нас вот этим.
     Ксен выставил на всеобщее обозрение какой-то предмет, что-то вроде настенных
     часов-ходиков, начиненных какой-то гадостью и перевязанных веревками.
     — Что это?
     — Разумею так: это бомба, — нараспев произнес Ксенобайт. — Ибо сказано было: для того, чтобы вурдалака зловредного превозмочь, надобно эту штуку в логово его, сиречь склеп, закатить, стрелки на полдвенадцатого поставив и за цепочку дернув, опосля чего тикать с погоста зело быстро.
     Какое-то время все потрясенно молчали, пытаясь осмыслить сказанное Ксеном.
     Неожиданно Ксенобайт пробормотал:
     — Банзай, а какие тут поблизости водоемы есть?
     — Только болото, на котором вы уже были.
     — И все?
     — Ну... Колодец еще, ты как раз на него смотришь... А что?
     — Да так, мысль одна мелькнула. Давайте-ка сейв на дорожку, и пойдем щупать
     морды местным упырям.
     Сами по себе упыри оказались не очень сложными противниками. Сильные, тупые и
     медлительные. Настоящие неприятности начались, когда из своего склепа вылез
     Вурдалак: здоровенная мумия в восточном халате, сквернословящая не то на
     санскрите, не то вообще не разберешь на чем и рассыпающая во все стороны молнии и
     огненные шары. Упыри, сгруппировавшись вокруг Вурдалака, начали вдруг
     действовать более осмысленно, так что тестерам пришлось туго.
     Пока Махмуд, МакМэд и Ксен отманивали Вурдалака от его обиталища, Мелисса тихо
     нырнула в склеп, где наверняка должна была быть заначка. К сожалению, это заметила
     Внучка и, рефлекторно вскинув камеру, бросилась вдогонку, что привлекло внимание
     упырей.
     Вурдалак оскорблено взвыл: видать, догадался, что сейчас его будут раскулачивать.
     В узких коридорах склепа у Мелиссы не было и тени шанса, это понимали все. В
     
 []
     
 []
     
 []
     неимоверном рывке тестеры умудрились забаррикадироваться перед самим входом в
     склеп и стали яростно обороняться.
     — Продержитесь еще немного, они уже выходят! — крикнул Банзай.
     — Батальоны просят огня! — рявкнул в ответ Махмуд, снося появившуюся над
     баррикадой башку.
     — Огня не будет, спички отсырели, — буркнул Ксен, с отвращением отбрасывая
     магический посох и доставая из сумки закупоренную пробирку. — Всем в укрытие!
     Программист швырнул пробирку за баррикаду. Бабахнул взрыв.
     — И как он умудряется в любой игре взрывчатку получать? — задумчиво спросил в
     пространство Банзай.
     ...Ба-бах! Из-за баррикады вверх взлетели ошметки упыря.
     — Хорошие новости! — весело сообщил Банзай. — Мелисса с Внучкой уже в
     коридоре!
     — Плохие новости, — мрачным эхом откликнулся Ксен. — У меня осталось всего
     три...
     Ба-бах!
     — Две гранаты... Одна... Финиш, граждане.
     Над погостом повисла тишина, нарушаемая лишь невнятным бормотанием Вурдалака.
     Потрепанные упыри перегруппировывались для следующей атаки. Ксен достал из
     сумки свой самый первый в этой игре нож, напоминающий опасную бритву.
     — Ну что ж. Живым я им не дамся. Простимся, товарищи...
     — Мы выходим!!!
     Из склепа пулей вылетела Мелисса. Вслед за ней во все лопатки дула Внучка.
     — Отходим! — заорал Банзай.
     Игроки бросились врассыпную. Как раз в этот момент остатки упырей посыпались с
     баррикады. Впереди, истошно крича что-то вроде «Аллу-акба-а-а!!!», несся Вурдалак.
     Гадко хихикнув, Ксенобайт поставил ему подножку. Престарелый мусульманин с
     недоуменным воплем полетел головой вперед, загрохотав по лестнице. Штурм-команда
     упырей верно последовала за своим капитаном. Ксен, выхватив из рюкзака бомбу, крутанул стрелки и, дернув за цепочку, запустил ее вслед противникам.
     — ШУХЕР!
     Игроки успели достигнуть леса, когда им в спины ударило яркое сияние. Потом
     взрывная волна подхватила, закувыркала, поволокла их. Над погостом вставал
     характерный гриб.
     Игроки присели на завалинке у избы Ивана-дурака.
     — Если это не конец уровня, я кого-то удавлю, — мечтательно заявил Ксенобайт. —
     Внучка! Какого хрена ты там самодеятельность устроила?!
     — Мне же видеоматериал снимать надо! — съежилась девушка.
     — Ты понимаешь, что всю команду чуть не подставила?! Пришлось бы все кладбище
     заново проходить!
     — Ладно тебе, Ксен, — вдруг вступился за Внучку Банзай, — девочка уже все
     осознала и раскаивается. Видишь, как раскаивается: зуб на зуб уже не попадает. Она
     больше не будет.
     — Не будешь? — уточнил Ксен.
     — Не буду! — замотала головой Внучка. — То есть... Ну, мне же и для журнала надо
     было... Это...
     — Ладно. Лишить товарища Внучку тринадцатой зарплаты и ограничиться строгим
     устным выговором без занесения в личное дело. А теперь... — Ксенобайт кровожадно
     ухмыльнулся. — Давайте потолкуем с гражданином Дураком.
     Беседа оказалась недолгой. При виде приключенцев Иван рассыпался в
     комплиментах и пообещал доставить до самого Киев-града. Потом он соскочил с печи, залез под нее и принялся шурудить.
     — Ну вот, готово... Только я с вами не поеду, — весело заметил Иван.
     — А мы как? — настороженно спросил Махмуд.
     — А вот так!
     
 []
     
 []
     
 []
     Иван хлопнул пятерней по печке. Та вздрогнула, и... И вдруг поехала вперед.
     Начисто снеся стену, печь выехала во двор и остановилась, пыхтя трубой.
     — Транспорт надежный, не сумлевайтесь. Вот тут кубометра три дров — до Киева
     должно хватить с гаком. Держите ключи от печки. Вот тут вам картошечка на дорожку, вот самогон... Ну, сообразите, что к чему. Колея до Киева уже накатана, не
     заблудитесь.
     Ксенобайт тупо смотрел на печь.
     — Мы что, на этой штуке поедем? — тихо спросил он.
     — Ну да, домчитесь с ветерком! — кивнул Иван.
     — Понятно. Банзай, нам потребуется твой опыт пилотирования.
     — Угу, понял.
     — Кстати... Сохрани нас на отдельный слот и загрузи тот сейв, перед походом на
     погост.
     — Зачем?
     — Хочу вам один секрет показать.
     Мир вокруг мигнул, и игроки оказались на пустом дворе. Ксен молча достал из
     рюкзака бомбу.
     — Меду тебе, значит, — мечтательно пробормотал он.
     — Эй, Ксен, ты что задумал?..
     — Грибов тебе... Грибочков, значит... По щучьему велению, значит...
     — Ксен, не дури, у «Фикуса» такие посмертные коктейли, что...
     — ...И цветочки на могилку бабушки. Да подавись, эксплуататор хренов!!!
     Крутанув стрелки ходиков и дернув за цепочку, Ксенобайт с остервенением
     зашвырнул бомбу в стоявший посреди двора колодец. Земля под ногами дрогнула, зашаталась, из колодезного сруба, точно гейзер, ударил в зенит столб пара. Когда все
     стихло, Ксенобайт встал с земли и оглянулся. Откуда-то с неба прямо перед ним
     шлепнулся рыбий хвост. Отряхнув штаны, Ксенобайт поманил пальцем Внучку.
     — Снимай, сейчас будет интересно. Эксклюзивно для вашего журнала... Ээй, Ваня!
     Ксенобайт не спеша направился к покосившейся избе.
     — Ваня! Сейчас, друг мой, я тебя буду бить!
     Из избы послышалось испуганное бормотание: «По щучьему веленью, по моему
     хотенью... По щучьему... Это... Ой...». Потом изба заходила ходуном, слышались только
     глухие удары, вопли Ивана-дурака и шипение Ксена:
     — Жри грибочки, гнида! Жри медок, падла! Жри! Я тебе сейчас «по щучьему» так
     наваляю...
     Минут через десять все стихло. Дверь избы отворилась, на пороге показался
     Ксенобайт. На его лице блуждала по-детски умиротворенная улыбка.
     — Ну вот. Мне уже значительно лучше, — сообщил он. — И могу поспорить, печку бы
     мы и так завели.
     Все же, подумав, игроки зашли с того сохранения, где все решилось мирным путем.
     Печь, слегка покачиваясь и пыхтя трубой, резво катилась по колее. Ветер развевал
     волосы зачарованно глядящей вдаль Внучки.
     Махмуд и МакМэд рассматривали награбленную в склепе добычу, прикидывая, что
     оставить для личного пользования, а что продать в ближайшем городе. Ксенобайт
     сидел под трубой, уткнувшись в книгу по черной магии, найденную в логове
     Вурдалака. Сменивший Мелиссу Банзай глядел вперед, положив руки на рычаги
     управления печью.
     — Эх-ма! Подкиньте дровишек, парни!
     — Обломись, Банзай, — лениво ответил Ксенобайт.
     — Эх вы, пешеходы...
     — «Что там, за горизонтом?» — задумчиво пробормотала Внучка. — «Что там за
     горизонтом? За горизонтом — горизонт».
     — Экая ты сентиментальная, — подивился Банзай, глядя на нее.
     — На дорогу смотри, водила! — испуганно крикнул МакМэд.
     
 []
     — Не боись, гаишников нет.
     — За горизонтом, — переворачивая страницу, буркнул Ксен, — стольный Киев-град!
     Уровень второй: Баба-Яга, костяная нога
     Дорога до Киев-Града
     Печь, оставляя за собой дымный шлейф, летела,
     точно локомотив, по полям, вдоль рощиц, рек, иногда ныряя в лес.
     — Поддать жару! — скомандовал Банзай.
     Махмуд, спрыгнув на приступку несущейся
     печи, принялся забрасывать в раскаленную топку
     поленья.
     — Товарищ МакМэд, по басмачам... ОГОНЬ!
     МакМэд принялся посылать стрелу за стрелой в
     скачущих вдогонку всадников, выбивая задние
     ряды. Ксенобайт, выждав полминуты, открыл
     огонь из магического посоха по авангарду.
     Басмачи, или скорее, принимая во внимание
     общий колорит игры, какие-нибудь печенеги,
     бодро кувыркались с лошадей, грозили кривыми
     саблями и пробовали вести ответный огонь.
     Банзай сосредоточенно пилотировал печь,
     выжимая из чудовищного агрегата максимум скорости.
     Однако самые резвые «басмачи», используя численное преимущество, все-таки
     неумолимо приближались.
     — Махмуд!
     — Да здесь я, здесь...
     — Берегись! — взвизгнула Внучка.
     В воздух взвились несколько арканов. Большинство не догнали печь, один затянулся
     вокруг трубы, еще один обвил Махмуда. Воин, ловко схватившись за трубу, что было
     силы дернул за веревку. Печенег, удивленно чирикнув, вылетел из седла.
     — Нас обошли с фланга! — крикнула Внучка, пинком отправляя за борт сунувшегося
     было на печь печенега.
     — Полундра!
     Внучка катапультировала еще одного налетчика. Махмуд, перехватив занесенную
     для удара руку третьего, вывернул ему кисть.
     — Сабля, сабля!.. А, черт, улетела. Пшел вон!
     МакМэд, отложив лук, аккуратно снял аркан, зацепившийся за трубу, и свернул его
     кольцами. Подумав, он обвязался еще одним трофейным арканом, сделав что-то вроде
     страховочного троса.
     — В детстве обожал рыбалку, — сообщил он, раскручивая аркан. — А ну, поберегись...
     Басмачи, судя по всему, были шокированы тем, что против них применяют их же
     фирменную технологию. А игроки умудрились пополнить свой арсенал тремя саблями, несколькими арканами и нагайкой, которую Ксенобайт с восторгом снял с отловленного
     офицера. Правда, ему тут же пришлось испытать новое оружие, так как весь взвод
     только что выброшенного (за ненадобностью) печенежского десятника, прибавив ходу, стал яростно карабкаться на печь.
     — Экипаж просит пассажиров пристегнуть ремни, — сурово предупредил Банзай. —
     Впереди по курсу лес, трясти будет.
     Все машинально глянули вперед. Впереди стеной стояли стремительно
     приближающиеся деревья, между которыми петляла дорога.
     — А-а-а!!
     — Тормози, Банзай Куросавович!
     — Нифига! Партизаны не тормозят!!
     
 []
     
 []
     
 []
     Игроки, как заправские матросы, быстро превратили все вражеские арканы в
     спастросы. Растерявшуюся было Внучку, по запарке, просто привязали к трубе. Дед
     Банзай лихо вошел в первый вираж. Тестеры, истошно вопя, мотнулись на своих
     страховочных тросах. Остервенело дернув за рычаги, Банзай срезал угол прямо через
     кустарник и вышел на второй вираж. Игроки мотнулись в другую сторону, Внучка
     визжала не переставая.
     Из басмачей в лес сунулись, похоже, только самые отчаянные. Внучка визжала, тестеры вопили, Банзай весело орал: «Наш паровоз вперед летит, в коммуне
     остановка, другого нет у нас пути...»... Оглушительный треск возвестил, что другой
     путь теперь есть... «В руках у нас винтовка!»
     Печь на всех парах вылетела из леса. Справа мелькнул указатель: «Стольный Киев-
     Град, 20 верст». Дорога стала гораздо ровнее, так что Банзай плавно увеличил
     скорость.
     — Отвяжите меня, наконец! — завопила Внучка.
     — Прямо по курсу город! — крикнул Махмуд.
     — Хорошо.
     — Город в осаде! — уточнил воин.
     — Хреново, — спокойно констатировал Банзай.
     — Эй, Мелисска, ты что, заснула?! Доложить численность и характеристики
     противника!
     — Басмачи в количестве... Э-э-э... — раздался голос Мелиссы, выполняющей
     обязанности координатора команды из реального мира. — В количестве «дофига». В
     принципе, можете пробиться, местные дружинники как раз открывают ворота: на
     вылазку идут...
     — Мелисска, вокруг города объездная есть?
     — Есть, вдоль рва идет.
     — Зашибись! Орлы, привязывайте Внучку обратно к трубе и держитесь...
     — Мама!
     — Дед, угробимся ведь...
     — Больше гари!
     Внучку снова примотали к трубе, Махмуд, подкинув дров, повис на тросе, помахивая
     булавой. С другой стороны свесился Ксенобайт с нагайкой. МакМэд приготовил лук...
     — Держись, росичи! Крепка броня, и панки наши близко!
     Печь, взревев топкой, свернула на кольцевую. Во все стороны брызнули
     незадачливые печенеги. Печь неслась вдоль крепостной стены, снося приставленные к
     ней штурмовые лестницы. Махмуд с Ксенобайтом, болтаясь на страховочных тросах, щедро раздавали удары направо и налево, МакМэд довершал разрушения, отстреливаясь, как с тачанки.
     Печь, ставшая похожей на какой-то жуткий агрегат из фильмов ужасов, вся
     заляпанная кровью, завершала свой кровавый «круг почета».
     — Ну что, на второй круг идем?! — крикнул МакМэд.
     — Нафиг, — кратко ответил Банзай. — Тяги не хватит, кто-то из басмачей попал в
     топку! Управление отказывает, нам бы до ворот дотянуть!
     — Не знаю, у кого как, а у меня всего двадцать процентов жизни осталось! —
     крикнул Ксенобайт. — На базу!
     — Готовься, голодранцы, сейчас поворачивать будем...
     — Ох, мать...
     — Галс!
     Печь, накренившись, со стуком влетела на мост. Расшвыривая и басмачей, и
     зазевавшихся дружинников, с душераздирающим скрежетом агрегат несся в свой
     последний путь: к воротам.
     — Тормози!
     — Закрылки...
     — Табань!
     — МАМА!!!
     
 []
     
 []
     
 []
     Ворота спасло только то, что они оказались открыты. Влетев в город, печь, точно
     комета, пронеслась по главной улице и с треском врезалась в здоровенный фонтан. Во
     все стороны брызнул пар вперемешку с черной копотью...
     Когда пыль осела, Ксенобайт, мертвой хваткой вцепившийся в трубу, осторожно
     открыл один глаз и огляделся.
     — Финиш.
     Остров сокровищ
     Служба у Князя пошла гладко. Имея возможность прощупывать сразу несколько
     квестовых линий, игроки разделились. Махмуд с МакМэдом записались в дружину и
     регулярно ходили в рейды на печенегов. Ксенобайт отыскал местного мага и
     обосновался у него в башне. Мелисса наладила контакт с воровским подпольем.
     Внучка, поначалу, носилась от одного к другому с камерой, то снимая тяжелые будни
     древнеславянских дружинников, то беря интервью у «молодого, но перспективного
     члена магической гильдии», то ошиваясь по местному «бронксу» с Мелиссой.
     Так, потихоньку повышая уровень и выполняя мелкие промежуточные квесты, игроки
     провели весь день. Наконец Банзай, вернувшийся на свое место наблюдателя, бросил
     общий призыв закругляться, сохраняться и вылезать в реальность.
     Человек, весь день проторчавший в виртуалке, представляет собой довольно жалкое, даже пугающее зрелище. Воспаленные, широко распахнутые глаза диковато мечутся из
     стороны в сторону, машинально вычисляя противника, под глазами мешки, волосы
     взъерошены, лицо бледное. Добавьте к этому легкое нарушение координации, вялость
     и головокружение.
     Ксенобайт, натянув на нос затемненные очки, перевел свое кресло в рабочее
     положение и уткнулся носом в монитор. Мелисса, опередив Махмуда с МакМэдом, поползла в душевую. Воины, вяло ворча, что «так нечестно, мы кровь проливали...», вяло ткнулись в закрытую дверь и отправились за пивом. Внучка, точно зомби, пройдясь по комнате, забралась обратно в кресло и принялась разбирать награбленные
     скриншоты.
     Банзай, оглядев эту плачевную картину, нахмурился:
     — Э, доходяги, а ну не спать! Ксен, отлипни от монитора! Мелисса, вылазь из-под
     душа и засунь туда Внучку. Махмуд... А, чертовы алкоголики, уже слиняли...
     — Отстань, Банзай, — простонал Ксенобайт, разглядывая дампы памяти. — Не
     видишь, я в депрессии...
     — Я те ш-шас такую депрессию устрою, — пообещал Банзай. — А ну встать, руки за
     голову, ноги на ширине плеч! Зарядку делать будем.
     Ксенобайт кисло глянул на Деда поверх очков красными, как у растамана, глазами и
     вновь уткнулся в монитор.
     — Лучше пожрать чего-нибудь закажи!
     — Уже заказал, сейчас принесут... На первое уха из щуки, на второе зайчатина на
     вертеле, с грибами и клюквой.
     Ксенобайт поперхнулся. Несмотря на свирепый реванш, зайцы «Тридевятого
     Царства» накрепко запали в душу всей команде, равно как и кулинарные запросы
     Ивана-дурака.
     — Ну и шуточки у вас, товарищ Банзай, — только и буркнул программист.
     Слегка перекусив (естественно, вместо «зайчатины на вертеле» к столу была подана
     пицца с колбасой) и выпив добытого воинами пива, тестеры почувствовали себя
     гораздо лучше и даже стали чем-то походить на живых людей.
     — Надо заметить, товарищи, что, несмотря на некоторые конфузы, мы взяли
     неплохой старт, — задумчиво проговорил Ксен, ковыряя вилкой какой-то салат. —
     Товарищи бойцы, как служба в рядах княжеской дружины?
     — Помаленьку, — буркнул МакМэд. — Давим басмачей, уровень растет, трофеев
     хватает. Печенегов меньше не становится, больше тоже. Рутина, разгонные квесты.
     — Что у нас в криминальных структурах?
     
 []
     
 []
     
 []
     — Тоже ничего важного, — пожала плечами Мелисса. — Так, мелкие грабежи, разборки с конкурентами. А у тебя как?
     — Этот чертов неклюд гоняет меня, как новобранца, — проворчал Ксенобайт. — То
     смолы горячей ему принеси, то серы, то ртути... Все помойки облазил, как последний
     ассенизатор, там у них в канализациях такой серпентарий, что просто неудобно.
     Кстати, послал он меня в лес за какой-то гадостью, так я там в засаду недодавленных
     вами басмачей угодил! Халатно относитесь к своим обязанностям, товарищи!
     — А че мы, — тут же насупился Махмуд, — сам знаешь, чему программеры сказали
     быть — того не миновать.
     — Да ладно, ладно, — поморщился Ксен, — вопрос аналитикам: чего дальше делать
     будем?
     Банзай прочистил горло и заговорил нудным лекторским тоном:
     — Данный эпизод, по-моему, представляет собой серию разгонных квестов, направленных на повышение уровня персонажей. При достижении определенного
     уровня сработает триггер и откроется выход на сюжетный квест. Более того, я уверен, он уже открылся. Мелисса?
     — Того, — неохотно буркнула Мелисса. — У князя жену украли.
     — Кто?!
     — Что вы на меня так смотрите?! — возмутилась Мелисса. — Я тут не при чем. И
     воровская гильдия тоже. В общем, говорят, князь регулярно собирает команды витязей
     и посылает их искать свою жену.
     — И как?
     — Пока никто не вернулся, — усмехнулась Мелисса. — Делай выводы. Скорее всего, нам предстоит пойти к князю и подрядиться на эти подвиги. На квест очень похоже.
     — А я знаю, кто у князя жену увел! — неожиданно заявила Внучка. — Пошли, покажу...
     Сев за монитор, девушка стала быстро перебирать наделанные скриншоты. Выбрав
     один, она увеличила его. Бревенчатая стена, на стене прибит лист бумаги. На бумаге
     нарисована какая-то рожа и написано: «РАЗЫСКИВАЕТСЯ, Кощей Бессмертный, злодей, душегуб, злой чародей, похититель принцесс. Награда гарантирована».
     — Меня нервирует его прозвище, — заметил Ксенобайт, ткнув в слово
     «бессмертный».
     Банзай тяжело вздохнул.
     — Твоя дикость меня просто поражает. Я могу поверить, что сам ты ни одной сказки
     в глаза не видел. Но что тебе мама в детстве на ночь читала?!
     — Мануалы по С++, и MSDN, — огрызнулся Ксенобайт.
     — Ладно, краткий справочник по Кощею я тебе подготовлю. Но, поверьте моему
     чутью, Кощей — это Босс. Большой Босс. Рановато для него. — Банзай задумался. —
     Ну, как бы там ни было, завтра с утречка идите-ка к князю и подряжайтесь на
     неприятности.
     — Значит, Баба-Яга, — который раз вздохнул МакМэд. — Старуха отвратительной
     наружности, с каннибалистическими наклонностями. Особые приметы: костяная нога, нос до потолка...
     — И что? — равнодушно пожал плечами Ксенобайт.
     — Знаешь, я тут попытался представить себе такое извращение...
     — Ну?
     — Мне уже как-то не по себе, — признался стрелок. — Если у нее, цитирую еще раз,
     «нос до потолка», как она ходит, вообще?! А нога?! Откуда известно, что она костяная?
     В таком-то возрасте она что, в мини-юбке щеголяет?
     — Ну тебя в болото, — проворчал Махмуд. — И без тебя тошно. В конце концов, нам
     с ней не роман крутить, а как раз напротив.
     — Я не понимаю, ну ведь должны же быть в сказках нормальные, психически
     уравновешенные персонажи. А тут просто кунсткамера: если Иван — то дурак, если
     царевна — то лягушка, даже простая русская баба — и та Яга...
     — Да ладно тебе, — проворчал Банзай. — Вот у молдаван есть Фэт — так тот вообще
     Фрумос.
     — Час от часу не легче...
     — Кажись, пришли, — вдруг сказала Мелисса, останавливаясь и указывая пальцем на
     валяющийся посреди тропинки скелет.
     Внучка инстинктивно вскинула камеру и сделала снимок. Путники отправились
     дальше, настороженно глядя по сторонам. Неожиданно раздался визг.
     — Ай-яй!
     МакМэд, вскинув лук, натянул его до самого уха, Махмуд прикрылся щитом. Вокруг
     Ксенобайта стала собираться угрожающе-багровая дымка. Мелисса вообще вдруг
     исчезла. Однако выяснилось, что визжала Внучка, которую скелет неожиданно схватил
     за лодыжку.
     — Не ходи туда, красна девица, погибель лютая ждет тебя! — клацая зубами, провыл
     скелет.
     — Господи, так же и заикой остаться можно! — простонал Ксенобайт, хватаясь за
     сердце. — Эй, костлявый, подробнее нельзя?!
     — Не ходи туда, добрый молодец, погибель лютая ждет тебя! — готовно оповестил
     скелет.
     — Не умеешь ты, Ксен, информацию добывать, — поморщилась Мелисса. — Смотри...
     Кто ты, витязь?
     — Не ходи туда, красна девица, погибель лютая ждет тебя...
     — Надо подобрать ключевую фразу... Отпусти меня!
     — Не ходи туда, красна девица...
     Мелисса пыталась подобрать ключевую фразу еще минут десять. Игроки со
     скучающим видом сидели, наблюдая за процессом.
     — Как говорил Конфуций, — философски заметил Банзай, — тяжело искать черную
     кошку в темной комнате. Тем более, если ее там нет.
     — Ты уверен, что это сказал Конфуций? — с сомнением спросил Ксенобайт.
     — Да какая разница? Кажись, просто наколка.
     — Вашу мысль понял, товарищ Банзай, — кивнул Ксенобайт, внимательно
     разглядывая скелет. — Посмотрите-ка на его одежду, это моряк...
     Мелисса посмотрела на Ксенобайта, как на идиота, но вдруг лицо ее просветлело.
     — А ты что, ожидал увидать здесь епископа?! — вдруг выпалила она.
     — Але, народ, это русские народные сказки, а не «Остров сокровищ», — удивленно
     заметил Банзай.
     Однако скелет вдруг встал и зашагал куда-то в лес. Мелисса с Ксенобайтом, переглянувшись, устремились за ним. Пройдя шагов сто, скелет вдруг, выкрикнув
     «Пиастры!», рассыпался на составляющие кости. Мелисса принялась азартно
     раскидывать валежник, пока не докопалась до объемистого сундука.
     — А вот вам и секретная заначка, — усмехнулся Ксенобайт.
     — Но как ты догадался?! — обалдело спросила Внучка, опуская видеокамеру.
     — На нем действительно была тельняшка, — поморщился Ксенобайт. — А какого
     лешего, спрашивается, делать моряку посреди дремучего леса?! Что там у нас?
     — Полторы тысячи золотых наличными, два колчана стрел с серебряными
     наконечниками, пять бутылок полного восстановления... И книга.
     — Книга?! — глаза Ксенобайта сверкнули. — Наверняка заклинание, уровня эдак
     пятого! Дай-ка сюда...
     Программист, схватив книгу, жадно перелистал страницы. Лицо его вытянулось. Зло
     швырнув книгу обратно в сундук, он раздраженно захлопнул крышку.
     — Что там?! — с любопытством спросила Внучка.
     — «Остров сокровищ» Стивенсона, — холодно буркнул Ксен. — Вот паскуды...
     Оглянувшись, он подобрал череп скелета и, пробормотав «Бедный Йорик...», зафутболил его куда-то в лес. Череп, каркнув что-то вроде «хам!», исчез в кустах.
     — Продолжим наши изыскания, — мрачно проворчал программист, направляясь
     обратно к тропинке.
     Буря в избушке
     
 []
     
 []
     
 []
     — Стратегический опорный пункт «Избушка На Курьих Ножках», — задумчиво
     пробормотал Банзай.
     Игроки, спрятавшись в кустах, подавленно рассматривали конструкцию, возвышавшуюся посреди обширной поляны. Это и вправду была бревенчатая изба, стоящая на титанических куриных лапах. Лапы производили гипнотически-
     тошнотворное впечатление. Грязные, с опухшими, выкрученными артритом суставами, оснащенные зазубренными когтями, они, казалось, были покрыты мелкими чешуйками
     и бородавками.
     — Полный сюрреализм. Напоминает Дали с его слонами, — сглотнув, потрясенно
     заметил Ксенобайт.
     Вокруг избушки стоял невысокий плетень, украшенный, вместо крынок, человеческими черепами. Чуть поодаль был виден чахлый огородик, вполне мирный
     сарай, пара яблонь. Но курьи ноги решительно портили этот пасторальный сельский
     пейзаж, навевая какую-то первобытную тоску и жуть.
     — Отходим на совещание, — буркнул Ксенобайт.
     Игроки отползли обратно в лес.
     — Ну что, товарищи, с гражданкой Ягой будем по-хорошему, или как обычно?
     — У нас ордер на ее арест есть! — напомнила Мелисса, помахивая в воздухе
     полученной от князя бумагой.
     — А как с Дураком не получится? — сурово спросил МакМэд. — А то как-то не
     хочется «по щучьему веленью» тумаков получить.
     — Банзай? — спросил в воздух Ксенобайт.
     — Как вам сказать, ребята. Баба Яга в русской мифологии — персонаж одиозный и
     неоднозначный. С одной стороны — явно отрицательный, с другой стороны —
     частенько помогает героям. Насколько я помню, в истории с Кощеем именно она
     указала путь к нему. С другой стороны — там была сложная комбинация. Да и, честно
     говоря, поганцы из «Фикуса» могли наворотить чего угодно. Не любят они
     предсказуемых сюжетных ходов.
     — Я так считаю, — заявил Махмуд, — Иван этот, несмотря на всю его стервозность, персонаж положительный. Поэтому нам его трогать и не давали. Яга — персонаж
     отрицательный. Добро всегда зло побеждает, так что давайте ей наваляем. Негоже
     витязю русскому только базаром проблемы рамсить. В конце концов это экшен, а не
     дипломатический симулятор.
     — Ладно, — буркнул Банзай. — Я вас сейвлю. Работаем по спецназовской схеме.
     Мелисса, а ну-ка пробегись по окрестностям, мне нужно составить представление о
     расположении опорных точек...
     Мелисса исчезла в кустах. Внучка дернулась было за ней, но МакМэд ловко изловил
     ее за ногу.
     — Успеешь еще. Сейчас будешь снимать настоящий штурм. Держись позади
     Ксенобайта, он у нас сегодня за прикрытие будет.
     Какое-то время слышалось только бормотание Банзая:
     — Угу... Налево посмотри... Так, понял. Окно узковато... Ладно. Крыша... Черного
     хода нет, хорошо... Так...
     Наконец Мелисса снова появилась на поляне.
     — Значит так, — проговорил Банзай твердым, сухим голосом. — Работать будем
     через дверь. Мелисса, занимаешь позицию на дереве, которое я отметил, будешь
     контролировать крышу, твой номер — третий. Махмуд, МакМэд — первый, второй.
     Работаете как обычно. Ксен, прикрытие и контроль, позывной — четверка. Если будет
     применяться магия — МакМэд отходит, ты занимаешь его место. Внучка, следуешь за
     Ксенобайтом на дистанции в три шага. Поняла? Не меньше трех шагов. По местам.
     Где короткими перебежками, а где ползком, игроки тихо подобрались к избе и
     залегли за тыном. Мелисса с тихим шелестом исчезла: пошла занимать свою позицию.
     — Третий на месте.
     — Первый, второй, готовы.
     — Четвертый готов.
     — Ну... — Банзай на минуту замолчал, напряженно оглядывая с нескольких
     мониторов местность. — Первый, второй, на исходную!
     Махмуд с МакМэдом тихо кинулись вперед, быстро пересекли двор и, взбежав по
     небольшой лесенке, заняли позицию, один справа от двери, другой слева. Вдруг из
     избы раздался скрипучий голос:
     — Чую, чую, русским духом запахло...
     — Go-go-go!
     Махмуд с треском высадил дверь и нырнул в помещение. Сразу следом за ним
     ринулся МакМэд, откуда-то сверху на крышу свалилась Мелисса.
     — Руки за голову, княжеская дружина!
     — Всем на пол...
     Что-то черное с диким мявком полетело Махмуду в лицо. Отработанным на десятках
     зайцев движением воин вскинул щит, дождался, пока «нечто» с глухим бульканьем
     шмякнется на пол, и припечатал его шипастой булавой, моментально уходя в сторону, чтобы не закрывать МакМэду сектор обстрела. В дверях уже черной тенью вырос
     Ксенобайт с магическим посохом наперевес. Со звоном вылетело оконное стекло, и в
     избе появилась Мелисса с двумя стилетами наизготовку.
     Прижавшись спиной к печи, Баба Яга затравленно оглянулась. Выглядела она и
     вправду жутко, хотя фраза насчет «носа до потолка» оказалась некоторым
     преувеличением. Зато выпирающая вперед нижняя челюсть с длинными клыками
     производила тягостное впечатление. Зыркнув на игроков горящими глазами, старуха
     вдруг схватила стоящую у печи метлу и, со свистом прокрутив ее вокруг талии, встала
     в характерную стойку.
     — Брать живьем! — завопил Банзай.
     Махмуд кинулся вперед, рассчитывая прижать старуху щитом. Та лихо крутанула
     помелом и провела жесткий встречный удар ногой. Махмуд так и не понял, была ли это
     та самая костяная нога, но его отбросило через всю избу, припечатав к стене.
     Ксенобайт, ловко перепрыгнув через Махмуда, раскрутил посох. Бабка лихо
     парировала серию выпадов и провела подсечку. Ксен тоже с грохотом отправился в
     противоположный угол избы, сбив по дороге натянувшего лук МакМэда.
     Мелисса метнула кинжал. Яга уклонилась боковым кувырком, моментально
     подскочила и нанесла удар метлой. Мелиссе удалось его ослабить, но не уклониться
     полностью, тут бы ей и конец, если бы Яга не была вынуждена отвлечься на
     очухавшегося Махмуда, снова послав его в нокаут.
     Неожиданно старуха отскочила к печке и, отодвинув задвижку, рыбкой нырнула
     внутрь. Вставший на ноги Ксен метнулся следом, но тут пол избы дрогнул.
     — Оп-паньки! — с подозрением проговорил МакМэд.
     Изба мелко затряслась, откуда-то послышался нарастающий гул. Из печи повалил
     дым.
     — Покинуть здание! — заорал Банзай.
     Игроки, точно тараканы, бросились вон из избы. Оглянувшись, они увидели, как над
     крышей поднимается какой-то цилиндрический объект, в котором, точно в стакане, сидит Баба Яга, положив на борт помело, как рулевое весло.
     — Ступа! — простонал Банзай. — Уходит, сволочь!
     Из-под ступы ударил сноп пламени, она зависла на реактивной струе, потом снова
     начала набирать высоту, все быстрее. Яга развернула свой аппарат, показывая
     игрокам грязный кукиш. Ступа, набирая скорость, устремилась куда-то на север.
     — От меня не уйдеш-шь! — зло прошипел Ксенобайт, приседая на одно колено и
     вскидывая посох на плече, на манер стингера.
     Из посоха вдруг ударил тонкий, пронзительно-яркий луч. Почти скрывшуюся из вида
     ступу тряхнуло, сверкнула вспышка. Кувыркаясь и оставляя за собой дымный шлейф, аппарат полетел по дуге вниз, пока не скрылся за деревьями. Почву под ногами
     тряхнуло от взрыва.
     С минуту все молчали. Ксенобайт, опустив посох, угрюмо уставился в землю.
     — Охренительная старушенция... была, — тихо пробормотал Махмуд.
     — Ксен... Она нам нужна была живьем, — напомнил Банзай.
     Ксенобайт упрямо молчал.
     
 []
     
 []
     
 []
     — Ладно, опергруппа, идите-ка искать место катастрофы... Мелисса, останься и
     обыщи избу.
     Ни карт, ни каких-либо других документов в избушке не оказалось. На месте
     падения ступы была здоровенная воронка, от самой Бабы Яги остался только ботинок
     армейского образца и вставная челюсть.
     — Миссия провалена, — буркнул Ксенобайт. — Загружаемся с последнего сейва.
     — Зато красиво было, — сказала Внучка, просматривая отснятый видеофрагмент. —
     И, Ксен, ты молодчина! Живым от нас никто не уйдет!
     Ксенобайт только вздохнул. Он бы ни за что не признался, но слова Внучки его
     успокоили. Потом, глянув на избу, программист вдруг проговорил:
     — Кого-то мне эта Яга напоминает...
     И на старуху бывает...
     Мелисса устало отвернулась от монитора. Ксенобайт нервно расхаживал по комнате, дымя сигаретой. Вот уже третий час тестеры безуспешно пытались найти подход к Бабе
     Яге. Мелисса набрала в интернете кучу информации по сказкам, где фигурировала эта
     мрачная старуха, но ни один из подходов пока не дал результатов.
     — Схему с добрым молодцем и банькой мы отработали.
     — Отработали, — мрачно кивнул Махмуд. — Ну его нахрен... когда эта образина
     целоваться полезла... — Махмуда передернуло от жутких воспоминаний.
     Сначала все шло неплохо, старуха вдруг стала ворковать, обхаживая гостя, истопила
     баньку, дождалась, пока Махмуд, следуя инструкциям Банзая, не начал раздеваться...
     В ушах тестеров до сих пор стоял его отчаянный, полный непередаваемого ужаса рев.
     Махмуд вылетел из Вирта и напрочь отказался возвращаться в игру, пока в него не
     влили пол-литра пива для успокоения. С тех пор воин настаивал исключительно на
     силовых методах решения проблемы.
     — Вариант усадить на лопату и в печь отметем как абсурдный: у нее там средство
     эвакуации предусмотрено. Бить морду пробовали.
     — Мало пробовали! — рыкнул Махмуд.
     — У чертовой перечницы явно черный пояс в стиле орла, — вздохнула Мелисса. —
     Красиво работает.
     — В общем, применяя тяжелую артиллерию, мы можем ее уничтожить, но это провал
     миссии, — подвел итог Банзай. — Я думаю так... Кто у нас с шестом работает? Ксен, набери еще уровня два-три и попробуй ее оглушить. Или, Махмуд, возьми вместо своей
     булавы небольшую дубинку... Или, Мелисса, ты же у нас вор, подкрадись...
     — Не катит, — покачала головой Мелисса. — Она от двери «русский дух» чует.
     — Дух, запах... Чем запах отбить можно?! Изловить пару басмачей, переодеться...
     Или, Ксен, сделай пару гадостей, чтобы стать черным магом... Или хоть кучку навоза, что ли, в лесу найдите... Думаем, думаем! — рявкнул Банзай. — Что вы тут сидите, как
     не знаю кто? С пенсионеркой справиться не можете?!
     — А ты сам попробуй! — огрызнулся Махмуд.
     — Я не могу, у меня психотравма, — поднял палец Банзай. — Эта карга — точь-в-
     точь моя вторая теща. Она меня в свое время контузила сковородкой.
     — О! — вдруг вскинулся Ксенобайт. — Я же говорил, она мне кого-то напоминает!
     — Ты что, знаком с моей тещей?!
     — Да нет, бабушку одного моего однокурсника! Тамару Спиридоновну. У меня идея!
     Ксенобайт стал лихорадочно натягивать Вирт-шлем.
     — Ксен, ты уверен?!
     — Тамара была сущей фурией, но умела делать просто божественную наливку! И у
     меня всегда получалось вымутить у нее литр, а иногда даже два, хотя ее родной внук
     за попытку стащить хоть стаканчик изрядно получал по шее! Должно сработать...
     Последний сейв!
     Ксенобайт оказался на знакомой полянке. Оглянувшись, он деловито нарвал пучок
     какой-то травы и отправился к избе. Перед лесенкой он остановился, поправил одежду, протер рукавом ботинки и, решительно выдохнув, зашагал вперед.
     
 []
     
 []
     
 []
     — Чую, чую, русским духом запахло... — грозно проворчала из избы Баба-Яга.
     Ксен вежливо постучался и проговорил:
     — Разрешите войти?!
     — Я не могу на это смотреть, — всхлипнул Махмуд, отвернувшись от монитора и
     уткнувшись в плечо Внучки. — Ксен, прощай, друг!
     — Ах, разрешите вам заметить, что сегодня вы просто очаровательны... —
     доносилось из динамиков.
     Яга с минуту ошарашенно молчала, потом раздалось ее смущенное старушечье
     хихиканье.
     — Ах, оставьте, молодой человек...
     — Ну что вы, я говорю искренне...
     — Льстец...
     — Ну что вы... Примите эти скромные цветы...
     — Что он делает? Что он мелет? — в полном ужасе прошептала Мелисса. — Эта
     уродина?!
     — Тс-с! Тихо! — зашипел Банзай. — Все он делает правильно, я все понял! Я свою
     тещу тоже так умасливал... Но если терпения не хватит... Точно сковородкой по голове
     получит... Бабы всегда на цветы ведутся.
     Ксенобайт продолжал нести какую-то дикую романтическую чушь. Яга хихикала, как
     пятиклассница на первом свидании. Тестеры сидели, замерев, не в силах оторваться от
     монитора...
     — А что это у вас тут? — мурлыкал Ксен.
     — Ах... Шалунишка! Это мой магический котел!
     — Котел?!
     — Да...
     — Ах... Разрешите обратиться к вам с нескромной просьбой?!
     — Нескромной?!
     — Да... Разрешите...
     — Ах...
     — Воспользоваться...
     — Ох...
     — Вашим котлом!
     — Моим котлом?!
     — Да!!
     — Ах, право, не знаю, удобно ли...
     — Но мы ведь никому не расскажем?!
     — Редкостная ахинея, — пробормотал МакМэд.
     — Только ахинея и помогает. И чем более дикая — тем вернее, — авторитетно
     заметил Банзай.
     — Я не могу больше... — простонал Махмуд. — Что они там делают?!
     — Мешают вдвоем одной ложкой какое-то варево в котле... Все, господа, старуха
     готова. Точно вам говорю.
     — А мне,— вдруг обиженно заявила Мелисса, — он никогда таких красивых слов не
     говорил!
     Махмуд с тихим стуком упал в обморок.
     Баба Яга долго стояла, махая платочком удаляющейся ступе, в которую загрузилась
     вся команда тестеров. Ступа мчала игроков к Царству Кощееву. Сам Ксенобайт сверкал
     серебряной кольчугой с умопомрачительными защитными характеристиками, одним из
     подарков растаявшей Яги.
     Несмотря на успешное завершение очередного уровня, игроки подавленно молчали.
     Наконец Ксен проговорил:
     — Внучка.
     — Ну?
     
 []
     — Если в журнале появится видеозапись, или скриншот, или хотя бы устное
     описание... В общем, я тебя собственноручно удавлю. Веришь?
     Внучка глянула на Ксена и поежилась.
     — Верю. Но...
     — В отчете напишешь: поговорить с Ягой по-человечески и подарить цветы, —
     буркнул Ксен. — Думаю, для срабатывания триггеров этого хватит. В конце концов, если останется время, поищем еще несколько вариантов прохождения этого эпизода.
     — Угу.
     — Ксен, скажи честно... Как ты все это выдержал?! — простонал Махмуд.
     Взгляд Ксенобайта стал мечтательным...
     — Эх, знали бы вы, какую обалденную наливку делала Тамара Спиридоновна...
     Уровень последний: Кощей Бессмертный
     Логово Змея Горыныча
      Мертвые горы, 12:42
      реального времени
     Ксенобайт в драматично
     развевающемся на ветру
     угольно-черном плаще стоял на скалистом утесе, на фоне хмурого, вечно затянутого
     черными тучами неба Кощеева Царства.
     — Снимаю!
     — Добрый день, наши дорогие читатели. Мы ведем свой репортаж из Кощеева
     Царства, пожалуй, самой обширной локации игры «Тридевятое Царство» фирмы
     «Фикус», известного отечественного производителя вирт-игр, — сахарным голосом
     возвестила Мелисса, появляясь перед Ксенобайтом и улыбаясь в камеру. — Перед нами
     логово Змея Горыныча, одного из самых крупных боссов игры, предположительно —
     последний уровень перед Кощеем Бессмертным. В прошлых репортажах мы подробно
     рассмотрели, как пройти данный уровень командой, персонажами класса воин и
     стрелок. Сегодня мы посмотрим, как с этой задачей справится маг-чернокнижник. Итак, мы провели предварительную зачистку местности, и теперь наш герой отправляется в
     логово Змея, дабы показать нам наиболее изящные способы его уничтожения с
     помощью магии. Что вы можете сказать нашим читателям?!
     — Аве цезарь, моритури тэ салютант! — зло рявкнул Ксенобайт. — Ненавижу
     клоунов.
     Мелисса незаметно показала программисту кулак, но тот, угрюмо развернувшись, уже шагал к логову Горыныча, бормоча себе под нос:
     — Вертеп. Балаган. Ненавижу клоунов. И скоморохов тоже ненавижу. Ненавижу
     папарацци. Ненавижу Змеев с количеством голов больше одной. Нет, с количеством
     голов больше либо равным одной! В общем — всех ненавижу!
     Внучка под прикрытием Мелиссы благоразумно осталась внизу, воспользовавшись
     мощной псевдооптикой камеры. Программист, взобравшись по небольшому серпантину, угрюмо встал перед огромной пещерой. Глянув туда, он поежился и буркнул:
     — Вполне характерная капиталистическая гидра... Эй, Горыныч!
     — Чую! — раздались три голоса в унисон. — Русским духом пахнет...
     — Сейчас жареным запахнет, сволочь трехглавая.
     — Не понял?! — удивился Змей.
     — Сейчас объясню, — проворчал Ксен, заходя в пещеру.
     Через миг вся гора мелко затряслась, из пещеры повалил густой черный дым, прорезаемый молниями и подсвеченный сполохами пламени, раздался дикий грохот, рев Горыныча и казарменная нецензурщина.
     — Ксен, твою дивизию, я же просила не ругаться! — свирепо рявкнула Мелисса.
     — Да ладно, звук потом вырежем.
     
 []
     
 []
     
 []
     — Это он нарочно, чтобы репортаж мне испортить! — насупилась девушка.
     — Придется фильтры включать, — озабочено проворчала Внучка. — Из-за дыма
     ничего не видно...
     Из пещеры по дуге вылетел Ксенобайт и шмякнулся на каменную площадку. Вскочив
     на ноги, он встряхнулся, рявкнул «Джеронимо!» и снова ринулся в логово. Вскоре
     оттуда снова что-то вылетело, на этот раз — голова Змея.
     — Что он делает?! — вдруг завопила Внучка.
     — Что?
     — Он запихнул ему в пасть свою фирменную взрывчатую бутылку, из тех, которыми
     он упырей гонял!
     — И что?
     — Башку оторвало к...
     — Внучка, — строго заметил Банзай, вечный ангел-хранитель игроков, — ты где
     таким словам научилась?!
     — Но это же не магия, это алхимия! — обижено заметила Внучка. — А мы же
     обещали...
     — Как мы видим, — елейным голосом заговорила Мелисса, — наш герой
     демонстрирует замечательное сочетание стилей, используя кроме магических и
     алхимические приемы, рецептами которых он, несомненно, поделится...
     — Думаешь, поделится? — с сомнением спросила Внучка.
     — Поделится, — мрачно пообещала Мелисса. — Иначе я ему кадык вырву за
     испорченный репортаж.
     Тем временем из пещеры вылетел... сам Змей Горыныч, ошалело помотал
     единственной оставшейся головой и, взревев, шустро полез обратно.
     — Ксе-ен! Разверни его! — завопила Внучка. — Мне ничего не видно, кроме задницы
     этого динозавра! Банзай, скажи ему!
     — Ксен, Внучке ничего не видно, кроме тыловой части Змея Горыныча... Ага, понял.
     — Что он сказал?
     — Тебе этого лучше не знать. Вкратце — это был экспромт на тему того, что ты
     видишь и куда тебе лучше пойти.
     — Грубиян! — надулась Внучка.
     — Просто он несколько занят и к тому же расстроен: Змей ему там дает прикурить, —
     дипломатично сообщил Банзай.
     Хвост Горыныча еще какое-то время метался из стороны в сторону, потом вдруг
     вытянулся в струнку и быстро исчез в пещере, как будто Змея кто-то с силой втянул в
     логово. Полыхнуло пламенем, гора болезненно содрогнулась. Наконец все стихло.
     — Ну, что там? — с беспокойством спросила Мелисса.
     — Не знаю, ничего не видно...
     — Банзай, Ксен там живой?
     Наблюдатель молчал.
     — Ой, если он умер... Он нам головы пооткручивает, — тихо проговорила Внучка.
     В клубах дыма что-то зашевелилось, и на площадке перед пещерой показался
     Ксенобайт. Он брел, шатаясь, точно пьяный, одежда висела на нем лохмотьями, программист был полностью покрыт копотью и черной кровью Горыныча, так что
     походил на шахтера, вместо угля нашедшего нефть.
     Когда Ксенобайт утесом навис над девушками, Внучка испуганно спряталась за свою
     видеокамеру. Мелисса нервно осведомилась:
     — Э-э-э... И что вы скажете нашим читателям? Тяжело это — уничтожить Змея
     Горыныча с помощью персонажа-чернокнижника?
     — Как два байта переслать! — прохрипел Ксенобайт и рухнул лицом вниз на землю.
     Это случилось через трое суток реального времени после феерической посадки
     ступы, сравнимой по помпезности разве с падением Тунгусского метеорита. И все это
     время тестеры, угрюмо вгрызаясь в каждую локацию, продвигались по Царству к
     резиденции самого Кощея.
     То была суровая, угрюмая земля, рядом с которой Дремучий Лес и его славные зайцы
     или окрестности Киева с незадачливыми печенегами казались милым местечком.
     Мрачные леса здесь кишели всякой гадостью, небо было вечно затянуто тучами, тут и
     там жили злые колдуны, людоеды, вурдалаки...
     Как ни странно, даже здесь жили «росичи». Жили либо в убогих деревнях, стонущих
     под игом прислужников Кощея (почему-то монголов), либо на натуральных
     партизанских базах, отвечающих эксплуататорам яростным террором.
     Игроки натерпелись всякого. Отстояли одну деревню, дав отпор монгольским
     сборщикам дани и подбив жителей уйти к «партизанам» (таким образом тестеры
     познакомились с местным подпольем). С упоением устраивали диверсии и теракты на
     территории противника. Маскировались под монголов. И вот наконец дошли до
     Мертвых Гор.
     Тут уже не было людей, одни монстры. За горами лежал Черный Лес, за лесом —
     замок Кощея. Этой информацией игроков снабдили «партизаны». Единственный
     перевал в горах охранял чудовищный Змей Горыныч с батальоном более мелких Змеев
     и Змеенышей...
     И вот Змей Горыныч повержен. Мелисса, которую сильно увлекла Внучкина идея --
     роль диктора «репортажей с места событий», — уговорила друзей устроить из убиения
     трехглавого Змея шоу. Махмуд воспринял идею с восторгом. Понаблюдавший за его
     сольным выступлением МакМэд — более сдержанно. Ксенобайт, сообразивший, что к
     чему, наотрез отказался участвовать в «балагане». А все было просто. Игроки начали
     игру впятером, соответственно все монстры, в особенности боссы, предположительно
     имели пятикратную «накачку», рассчитанную на команду.
     Перевал «Змеиное ущелье»
      Мертвые горы, 13:11 реального времени.
     — Как я дал себя уговорить?! — в который раз проворчал Ксен.
     — Да ладно тебе, — проворчал Махмуд. — Зато теперь наши физиономии
     прославятся на весь мир!
     — Да уж, — скривился Ксенобайт. — Ты свою физиономию видел, когда вышел из
     пещеры?
     — Отставить разговорчики! — буркнул Банзай. — Вас ждет последний уровень. Могу
     поспорить, там вам так дадут оторваться, что вы еще побежите плакаться Горынычу в
     жилетку, поняв, что он никакой не монстр, а так, шаловливый крысенок.
     — Ладно, давайте-ка глянем, пока есть шанс, куда нам предстоит идти.
     Игроки расположились на небольшой площадке с видом на лежащую внизу долину.
     Ксенобайт достал из сумки небольшой бинокль — программку личного изготовления —
     и принялся разглядывать долину, буркнув:
     — Свяжитесь пока кто-нибудь с подпольем.
     Вздохнув, Мелисса достала из рюкзака средних размеров поднос и яблоко.
     — У нас яблоки заканчиваются, — заметила она.
     — Угу, поищем яблоню. Устанавливай связь.
     Мелисса аккуратно установила блюдо и поставила на него яблоко, после чего
     забормотала:
     — Катись, катись, яблочко, по блюдечку с голубой каемочкой... Покажи мне, блюдечко, штаб повстанцев...
     Центр тарелки начал мутнеть, по нему пошла рябь помех. Потом изображение
     мигнуло и стало четким, показывая внутренности сырой землянки. Раздался приятный
     женский голос:
     — Штаб Сопротивления на связи.
     — Докладывает сотник Ксенобайт-Попович, — мрачно буркнул программист, откладывая бинокль. — Перевал зачищен.
     В кадре появилась красивая суровая женщина в пластинчатом доспехе.
     — Говорит Марья Моревна, воевода Сопротивления. Поведайте мне, богатыри: Змей
     Горыныч уничтожен?!
     — Так точно, — кивнул Ксенобайт.
     — Земля русская никогда не забудет вашего славного подвига... Много душ загубил
     змей окаянный, но был сражен рукою богатыря русского...
     — Опять ее на пропаганду потянуло, — буркнул в сторонку Махмуд. — Ксен, в нашу
     сторону движется эскадрилья железных воронов! Наводку по передатчику получили, гады...
     МакМэд стал деловито взводить здоровенный арбалет. Марья монотонно бормотала
     что-то умиротворяюще-патриотическое. Вороны приближались.
     — Запрашиваем инструкций к дальнейшим действиям, — торопливо проговорил
     Ксенобайт. — Сопротивление окажет поддержку?
     — Нам бы день простоять да ночь продержаться, — нараспев возвестила воевода. —
     После чего скинем мы иго поганое... Богатыри! Сослужите службу земле Русской.
     Изведите Кощея Бессмертного, душегуба окаянного! Тогда запросто одолеем мы
     печенегов поганых.
     Вокруг уже со свистом сыпались стальные перья. МакМэд, заняв позицию за
     гранитным валуном и используя Махмуда вместо турели, вел прицельный зенитный
     огонь.
     — Замечательно, — проворчала Мелисса. — Вот сами бы мы ни за что не догадались.
     — Как уничтожить Кощея? — спросил Ксенобайт, с беспокойством поглядывая на
     небо.
     — Запомните: смерть Кощеева в яйце...
     — ГДЕ?! — вытаращил глаза Ксенобайт.
     Неожиданно прямо в блюдце вонзилось стальное перо. По изображению пошли
     помехи, звук пропал. Ксенобайт был вынужден взяться за посох. Огненная вспышка, взорвавшаяся среди стаи, расшвыряла воронов, но те быстро перегруппировались и
     снова зашли на бреющий.
     — Тихо, она еще что-то говорит... — шикнула Мелисса.
     — ...в ларце, ларец на дереве. Это все, что нам известно по данному вопросу...
     — Отходим! Вижу еще две стаи...
     — Ладно, от партизан все равно помощи не дождешься, — буркнул Ксенобайт. —
     Следующая остановка — логово Кощея Бессмертного.
     Внешний периметр
      Штаб-замок К. Бессмертного, 16:38 реального времени
     Замок Кощея с мрачной торжественностью высился над игроками. Казалось, он был
     весь собран из шипастых костей неведомых животных. Игроки, тяжело дыша, прижались к его стенам.
     — Кажись, прорвались, — прохрипел Махмуд.
     — Внучка, раздай бутылки! — скомандовал Банзай. — Всем восстановить здоровье.
     Махмуд, учти, у тебя броня потрепана. При первой возможности лучше замени щит.
     Ксенобайт, давай...
     Ксенобайт по очереди стукнул каждого посохом, наводя на товарищей защитные
     заклинания. Потом выпил еще одно зелье, восстанавливая магическую энергию.
     Махмуд поудобнее приладил шлем и захлопнул забрало, превратившись в
     средневековое подобие легкого танка. МакМэд вставил в арбалет стрелу.
     — Ну что ж, — вздохнул Банзай. — Идем на прорыв. Внучка, заранее реши, за кем
     пойдешь, если придется разделиться.
     — Какими парами работаем? — буркнул Махмуд.
     — Ты с МакМэдом, Мелисса с Ксеном. Махмуд, идите через ворота. Мелисса, прямо
     над тобой — симпатичное окно.
     Мелисса молча вытащила из сумки веревку с небольшой «кошкой».
     — Я лучше другое поищу, это слишком близко к воротам. Пошли, Ксен.
     Ксенобайт с Мелиссой заскользили вокруг стены. Наконец Банзай произнес:
     — Окей, они вышли на исходную. Джентльмены, вы готовы?!
     — Усегда готовы. Поехали!
     Воины, весело вопя, ринулись внутрь замка. На первом этаже их ждали упыри-
     солдаты. Раздался грохот, полетели перья. Махмуд расшвыривал противников
     здоровенным топором, не подпуская их слишком близко к МакМэду, ведущему огонь из
     арбалета.
     — Первый этаж зачищен, — бодро рапортовал Махмуд. — Как там дела у
     чернокнижника?!
     Не успел Банзай ответить, как сверху послышался грохот и рев пламени. Вниз по
     лестнице, к которой как раз подошли воины, кубарем скатились десятка полтора
     обгорелых, едва живых упырей.
     — Ксен, твою дивизию, смотри, куда упырей сливаешь! — недовольно рявкнул
     МакМэд, добивая кого-то из нежити ударом приклада.
     — Парни, вы ничего не забыли? — задумчиво спросил Банзай.
     — Что забыли?!
     — Ну, хочу вам напомнить...
     — БЕРЕГИСЬ!
     К лестнице приближался новый отряд стражников. На этот раз — вурдалаков.
     Разделавшись с ними, игроки поднялись на третий этаж, где их ждал длинный коридор
     со множеством дверей.
     — Караульные помещения! — предупредил Банзай.
     Ксенобайт, быстро подлетев к одной двери, мощным пинком распахнул ее и, держа
     посох у бедра, выпустил ревущую струю пламени, точно из огнемета. Раздались
     удивленные крики, кто-то из стражников попытался прорваться наружу, но Махмуд
     грубо пихнул его щитом обратно в горящую комнату. А Ксен в это время уже
     обрабатывал вторую дверь...
     Пройдя коридор с караульными помещениями, тестеры вышли к развилке. С обеих
     сторон к ним уже неслись стаи чем-то крайне расстроенной нечисти.
     — Вы налево, мы направо...
     — Народ! Сад ищите! Сад!! С деревом... — наконец донеслись до них хриплые крики
     Банзая.
     — Каким еще деревом?!
     — Не знаю, с дубом, наверное...
     — Берегись!
     Очередной зал, куда попали Ксен с Мелиссой, оказался затянут паутиной. Наперерез
     путникам кинулась целая стая паучков, и еще несколько отвратительно огромных
     особей спускались с потолка...
     — Ай! — взвизгнула Мелисса и плаксиво заявила: — Не люблю насекомых... Я их
     боюсь!
     — А я их просто ненавижу! — взревел Ксенобайт, поливая нечисть напалмом из
     посоха.
     — Тьфу на вас, оглоеды! — буркнул Банзай. — Внучка! Внучка, ты меня слышишь, где ты там?!
     — Я тут! — отозвалась Внучка, скачущая с видеокамерой в некотором отдалении от
     Махмуда с МакМэдом.
     — Внучка, хоть ты сказки в детстве читала?!
     — Э-э-э... Как тебе сказать...
     — Ничего не говори, просто слушай...
     Административный корпус
      Штаб-замок К. Бессмертного, 18:13 реального времени
     Штурм замка продолжался около полутора часов. Тестеры вовсю проводили в жизнь
     не раз испытанную тактику «выжженной земли», тщательно обшаривая и зачищая все
     закоулки очередного этажа и педантично добивая раненых.
     Собранный в Замке зверинец поражал разнообразием. Тут были ходячие мертвецы
     всех мастей: упыри, вурдалаки, личи и скелеты. Пауки, сколопендры, богомолы и
     разнообразнейшие аллюзии на змей. В одном из залов Мелиссу чуть не стошнило, когда она опознала в клубке извивающихся гадов увеличенных во много раз глистов-
     аскарид.
     Наконец игроки оказались перед массивными железными дверями со скромной
     золотой табличкой: «Тронный зал. Аудиенции только по предварительной записи».
     Чуть ниже была еще одна табличка, на которой мелкими буквами было дописано: «За
     беспокойство по несоответствующему поводу вас ждет долгая мучительная смерть.
     Администрация».
     — Ну, товарищи, — проговорил, тяжело дыша, Ксенобайт. — Давайте заканчивать
     этот балаган.
     Порывшись в сумке, он извлек оттуда ком древесной смолы и бутылку со взрывчатым
     зельем. Окинув дверь оценивающим взглядом, программист уверенно прилепил
     бутылку к какой-то точке.
     — Ксен, может, ключ поищем? — неуверенно предложила Мелисса.
     — Нафиг!
     — Уверен, что сработает?!
     — Ты в каждой игре это спрашиваешь, — проворчал Ксенобайт. — Сработает! Знаю я
     этот движок, они его еще в «Штурме Белого Дома» использовали... Так... Замок, петли, парочка направляющих... Вроде ничего не забыл.
     Ксенобайт отошел на пару шагов от двери и прищурился, как художник, оглядывающий только что нарисованное полотно. Дверь была облеплена соединенными
     веревкой бутылками.
     — Нормально.
     — Не покалечит?!
     — У нас все как в аптеке. Где Внучка?! Она нам плешь проест, если это не снимет.
     Внучка!
     — Я здесь! — крикнула Внучка, выбегая из-за угла.
     — Приготовься снимать триумф добра над мрачной диктатурой. Головорезы, всем
     принять праздничный вид и занять позиции.
     Махмуд с секирой и МакМэд с арбалетом заняли позиции по бокам двери. Критично
     осмотрев их, Ксенобайт покачал головой и, достав из рюкзака кусок бинта, стер с
     физиономии МакМэда пятно копоти.
     — Так. Хорошо. Как я выгляжу?!
     — Отвратительно, как всегда, — буркнула Мелисса.
     — Замечательно. А ну-ка, улыбочки... — Махмуд с МакМэдом растянули лица в
     зверских оскалах. — Мотор!
     Удивленно пожав плечами, Внучка нажала на кнопку.
     — Добрый день, дорогие мои деточки, — зловеще проскрипел Ксенобайт. — Вам
     понравилось, как мы устраивали красный террор Змеюшке Горынчику?! Тогда сейчас
     вы будете просто в восторге! Потому что за этой дверкой живет самый главный злодей
     нашей сказочки, Кощей Бессмертный. И знаете что, деточки?! Скоро он пожалеет о том, что бессмертный! Слабонервных и детей до шестнадцати лет мы просим покинуть зал, остальные — пристегните ремни, потому как мы... начинаем!
     Чуть отойдя от двери, Ксенобайт воздел руки и взвыл:
     — Гори-гори ясно, как заряд фугасный!
     Серия взрывов слилась в один. Ксенобайт оказался как никогда точен: дверь
     аккуратно влетела внутрь помещения, начисто сорванная с петель. Не успела она с
     грохотом рухнуть на пол, как Махмуд с МакМэдом уже накрест юркнули в помещение.
     Ксенобайт со зверской рожей взмахнул посохом. Из его верхушки вылетели четыре
     устрашающего вида лезвия. Издав глухой рев, программист устремился за воинами.
     Мелисса кинулась было за ними, но Внучка, не отрываясь от камеры, ловко схватила
     ее за руку.
     — Не ходи туда.
     — Почему?! Этот гадский Ксен хочет вытеснить меня с места ведущей шоу?! Ха! Это
     была моя идея!
     — Мелисса, сейчас там ТАКОЕ будет... Банзая надо было слушать.
     Мелисса вдруг запнулась и слегка побледнела.
     — Э-э-э... Банзай?! А что это ты последние два этажа молчал, как рыба об лед?!
     — А потому что меня все равно никто не слушает, — сварливо проскрипел Дед. —
     Только Внучка старого человека уважает...
     — Та-ак... Что мы пропустили?!
     — Сейчас сама все увидишь.
     Тронный зал
      Штаб-замок К. Бессмертного, 18:27 реального времени
     Личная охрана Кощея состояла из десятка рыцарей-псоглавцев, от ног до макушек
     закатанных в черную сталь. Полчаса назад игроки бы отнеслись с уважением к такому
     блок-посту, но не сейчас.
     — Бей тевтонов!
     — Мочи гадов!
     Кощей, сухонький старичок с глубоко запавшими глазами, ввалившимися щеками и
     жиденькой седой шевелюрой, с удивлением и некоторой обидой взирал, как зверски
     избивают его охрану, нервно вздрагивая, когда возле него с грохотом падал шлем, или
     наруч, или другая деталь доспеха, а иногда и самого охранника.
     Когда грохот стих, Кощей неуютно поежился от кровожадных взглядов тестеров.
     — Э-э-э... Это... Чую... Русским духом пахнет, — без энтузиазма промямлил Кощей.
     — Точно, — подтвердил Махмуд, подкидывая на ладони секиру. — Как в старинной
     песне поется: «Русские идут»!
     — Может, договоримся? — быстро сказал Кощей.
     — Поздно, гнида. Ты свое уже отговорил. Ты пошто жену у князя увел?!
     — Господа, — осторожно заметил Кощей, поднимаясь с трона и делая несколько
     шагов навстречу игрокам, — хочу напомнить вам, что я бессмертен. Может, не стоит
     доводить конфронтацию до точки, когда разумный диалог будет уже невозможен?!
     — Издевается, скотина, — вздохнул Ксенобайт. — Думаешь, мы весь твой
     серпентарий на брюхе проползли, чтобы поболтать с тобой? Не, дистрофик, сливай
     воду. Сейчас ты, это... как его там...
     — За базар ответишь, — подсказал МакМэд.
     — Точно.
     — Дайте я! — взревел Махмуд.
     — Нет, я!
     — Я первый!
     Игроки, отталкивая друг друга, ринулись на Кощея. Бессмертный побледнел еще
     больше, став из пергаментно-желтого пепельно-серым.
     — Господа...
     — Я самый сильный!
     — А я самый умный!
     — А я футболом в детстве увлекался!
     — Это тебе не пенальти!
     — Ха! То же самое!..
     Ксенобайт неимоверным усилием выиграл у товарищей полкорпуса. Кощей открыл
     было рот, чтобы сказать «мама!», но не успел. Ксенобайт, используя всю скорость и
     массу, провел неимоверно грязный, старый как мир и запрещенный практически во
     всех видах спорта удар.
     Замок содрогнулся, раздался гул, напоминающий звук огромного медного гонга, слившийся с разочарованным стоном Махмуда и МакМэда. Ксенобайт с мрачным
     торжеством глядел на злодея.
     Лицо Кощея вытянулось, левое веко дергалось в нервном тике. В выпученных глазах
     застыл немой укор и неимоверная скорбь. По щеке медленно катилась одинокая слеза.
     Выражение мрачного торжества медленно сползло с лица Ксенобайта, уступая место
     виноватой физиономии.
     
 []
     — Я знал, что так оно и будет... — проговорил Кощей с великой скорбью и горьким
     упреком в голосе.
     — Ну... Это... Типа, сам виноват... — смущенно ковыряя пол ботинком, буркнул
     Махмуд.
     — Извини, старина, работа у нас такая, — вздохнул Ксенобайт.
     — Работа... — скривился Кощей, разворачиваясь и ковыляя куда-то к своему трону.
     — Балбесы! Вечно до конца не дослушаете... Ну почему все надо понимать именно
     ТАК?!
     — Как? — тупо переспросил МакМэд. — Слушай, папаша, а тебе разве помереть не
     полагается?!
     — А шиш вам с маслом, — проворчал Кощей, роясь где-то за троном, — хулиганы...
     Ладно, сказок не читаете, так хоть бы послушали, что вам умные люди говорят, вроде
     Марьи Моревны той же...
     Поднатужившись, Кощей вытащил из-за трона огромный двуручный меч с волнистым
     лезвием. Крякнув, взвалил его на плечо и мрачно развернулся к игрокам.
     — Ну все, шпана, теперь моя очередь.
     Игроки разом встали в позы футболистов, ожидающих пенальти.
     — Мы что-то не так сделали? — с тревогой спросил Ксенобайт.
     Скоростная трасса «Тронный зал — Дуб зеленый»
      Штаб-замок К. Бессмертного, 18:43 реального времени
     — Берегись!
     Из тронного зала, едва не сбив Внучку, кометой вылетел Ксенобайт и сочно
     впечатался в противоположную стену. В зале царила кутерьма, раздавался грохот, лязг стали, нечленораздельные и малоцензурные
     вопли Махмуда с МакМэдом и ругань рассвирепевшего Кощея.
     — Шпана! Неучи безграмотные! Деревенщина!
     Что-то промычав и помотав головой, Ксенобайт резво откатился в
     сторону, и тотчас в оставленное им на стене грязное пятно влетел
     Махмуд. МакМэд сделал слабую попытку ретироваться
     самостоятельно, но мощный пинок престарелого тирана придал ему
     дополнительное ускорение.
     — Отступать! — заорал Ксен, и сам же первый четко исполнил
     отданную команду.
     Игроки с пробуксовкой стартовали вдоль коридора. Через миг из
     тронного зала выскочил Кощей и свирепо огляделся по сторонам.
     Взгляд его уперся в Мелиссу и Внучку.
     — Туда! — одновременно выкрикнули девушки, указывая в
     направлении скрывшихся воинов.
     — Сеньориты, подождите меня пять минут, я быстро! — прокричал
     Кощей, резво припуская по коридору и раскручивая над головой свой
     чудовищный меч. — Стойте, презренные бастарды, я еще не
     закончил...
     — Это он серьезно или как?! — ошарашенно спросила Внучка.
     — Судя по народному фольклору, сей джентльмен всегда был
     изрядным мачо, — философски заметил Банзай. — То там принцессу
     украдет, то здесь...
     — Банза-ай! — орал на бегу Ксенобайт. — Что творится? Почему он
     не сдох?!
     — Потому что Марью Моревну слушать надо было, или хотя бы меня! — огрызнулся
     Банзай. — И узнать, что смерть кощеева находится в яйце...
     — Это я уже знаю! Ни шиша там нет!
     — Опять перебиваешь, поганец?! А яйцо в утке, утка в зайце, а заяц в ларце. Ларец
     на дереве. Я те говорил, дерево ищи?!
     
 []
     
 []
     
 []
     — Они все это специально! — обиженно взревел Махмуд. — Тарелку угробили, как
     только эта баба про яйцо сказала...
     — Ясен пень, специально, — легко согласился Банзай. — Это же «Фикус», их же
     хлебом не корми — дай над игроками поизмываться! И вы это знали! Знали, и все
     равно попались, как дети.
     — Что теперь-то делать?! Последний сейв на перевале остался!
     — Слушайте меня внимательно. Девочки, вы готовы?! Отлично. Где мы сейчас? Ага...
     Головорезы, слушай мою команду... Нале-... -ВО!
     Тестеры с трудом вписались в поворот. Позади раздался грохот врезавшегося в стену
     Кощея, но никому и в голову не пришло обернуться. Все уже знали: старый тиран — на
     редкость крепкий пенсионер.
     — Лево руля! Право руля! Поднажали, ребята, прямой участок... Махмуд, ровнее.
     Класс! Я такого удовольствия не получал с тех пор, как впервые «Need for Speed»
     увидел!
     — Развлекаешься, старый пень?!
     — Р-разговорчики! Впереди окно. Ксен, сигай прямо сквозь него, остальные -
     приготовиться к повороту налево...
     Программист с отчаянным воплем рыбкой ушел в окно. Кощей, потратив секунду на
     решение, кого ему преследовать, все же выбрал парочку воинов и, зло плюнув вслед
     Ксенобайту, припустил дальше.
     Ксенобайт, кувыркнувшись в воздухе, с треском врезался в крону огромного дерева.
     — Ай! Ой! Уй! Ять...
     Проломившись сквозь крону, программист повис на одной из нижних ветвей. Подняв
     голову и ошалело оглянувшись, он завопил:
     — Банзай! Вижу сундук на дереве!
     — Замечательно.
     — ОН ПУСТОЙ!
     — Какая жалость, — вздохнул Банзай. — А что под деревом?!
     Ксен глянул вниз.
     — Мелисса с Внучкой... Какого хрена?!
     — Слезай, остальные скоро тоже подтянутся. Возьми у Внучки камеру, побудешь
     видеооператором.
     Ничего не понимающий Ксенобайт рухнул с дуба и молча уткнулся в протянутую ему
     камеру. Внучка с Мелиссой приняли эффектные позы.
     — Итак, дорогие наши читатели, приближается финальный эпизод прохождения этой
     замечательной игры, которая требует от игрока не только ловкости и мужества в
     накачке скиллов, но и чуть-чуть смекалки и сообразительности. Вы уже видели, чем
     может закончиться попытка решить проблему Кощея грубой силой. Сейчас за дело
     возьмется корреспондент журнала Внучка. Как сообщают наши наблюдатели, кортеж
     Кощея Бессмертного уже приближается...
     И точно. В облицованный мрамором садик, посреди которого росло дерево, ворвалась феерическая процессия, состоящая из несущихся во все лопатки Махмуда с
     МакМэдом и размахивающего двуручником, точно вертолет лопастями, Кощея.
     Дождавшись, пока погоня совершит два круга почета по садику, Внучка крикнула:
     — Эй, господин Кощей!
     Старый душегуб удивленно затормозил и вытаращился на подбоченившуюся Внучку, в высоко поднятой руке которой белело яйцо. Где-то впереди с грохотом покатились
     Махмуд с МакМэдом.
     — Всего доброго, господин Бессмертный, — заявила внучка и эффектно запустила в
     Кощея яйцом.
     Яйцо смачно хрустнуло, врезавшись в нагрудник. И...
     — Ничего, — заметил осипшим голосом Ксенобайт.
     — Ну зачем вы так, сударыня, — расстроенно проговорил Кощей, ошарашенно глядя
     на стекающий по кирасе желток.
     — ИГЛА! — заорал Банзай. — Как я мог забыть, в яйце игла!!
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     Ксенобайт, швырнув камеру в сторону Мелиссы, тигром прыгнул вперед. Кощей
     запоздало начал замахиваться двуручником. Но поздно. Программист, врезавшись в
     старого злодея, сшиб того с ног, размазывая желток по кирасе. Что-то хрустнуло у него
     в пальцах...
     Эпилог
     Кощей умер на удивление тихо, без драматичных вспышек молний и грома с небес.
     Под деревом просто лежал труп очень старого и очень усталого человека. Подошедшие
     Махмуд с МакМэдом молча сняли с голов шлемы. Ксенобайт, сложив Кощею руки на
     груди поверх двуручного меча, закрыл ему глаза и молча зашагал к выходу.
     Остальное было делом техники. Найти в подземелье Княжну и отправить ее с
     подоспевшими к шапочному разбору партизанами в Киев. Посмотреть ролик с
     чествованием героев. Снять вирт-шлемы и выключить компьютеры.
     До конца недели Мелисса куда-то исчезла. Тестеры решили устроить себе отпуск. И
     вот как-то вечером она ворвалась в комнату, размахивая свежим номером журнала.
     — Глядите! — гордо крикнула она.
     На обложке крупным планом была изображена Мелисса в костюме из «Тридевятого
     Царства». Позади нее на фоне мрачного пейзажа Кощеева Царства остальные тестеры
     героически сражались со злобными тварями. Ксенобайт почему-то затесался среди
     монстров. На самом видном месте был анонс:
     «На компакт-диске! Смотрите захватывающий и драматичный репортаж о
     прохождении игры «Тридевятое Царство». Такого вы еще не видели! Репортаж с места
     событий ведет наш корреспондент Внучка и профессиональный бета-тестер Мелисса!»
     — Это точно, — проворчал Махмуд, — ТАКОГО они еще точно не видели. И не увидят!
     — Вот и приклеилось к Внучке прозвище, — хмыкнул Банзай.
     — А мне, между прочим, — заявила Мелисса, — предложили место постоянной
     ведущей видеораздела «Репортаж из игры». Вот!
     Ксенобайт, лениво перелистывая страницы журнала, нашел что-то и протянул его
     Мелиссе.
     — Что это?
     — Читай.
     — Хм. Рубрика «Советы Мастеров». «Советы, хитрости и секретные заначки игры
     «Тридевятое Царство», а также коды и пасхальные яйца... Автор...» — Мелисса с
     подозрением глянула на программиста, — «Ксенобайт и группа товарищей».
     — Менее выпендрежно, зато почетно и востребованно, — лениво заметил Ксенобайт.
     — Ха! Зато мое лицо скоро будет на постерах, и я прославлюсь! А ваши рожи так
     никто и не увидит!
     — И слава Богу, — прошелестел Ксенобайт, натягивая на нос темные очки.
     Бета-тестеры
     Эпизод 3: Следствие ведут тестеры
     Где-то в Вирте
     Пятница, 12:13 реального времени
     Ксенобайт, опустив бинокль, задумчиво почесал затылок и
     уткнулся в переносной терминал. Хмуро глянув на данные,
     кивнул МакМэду:
     — Так, теперь — бумерангом.
     Воин, пожав плечами, достал из-за пояса изогнутую
     металлическую пластинку. Оба тестера балансировали на самом
     пике чудовищной скалы. Это была максимально приближенная
     к «краю мира» точка карты, до которой они смогли добраться.
     Что важно, отсюда можно было увидеть этот самый «край».
     Справедливости ради надо заметить, что выполнен он был вполне пристойно: текстура
     неба плавно сходила в абсолютный мрак.
     — Не понимаю я, Ксен, кому придет в голову сюда залезть?! И тем более швыряться в
     небо бумерангом. К тому же я в него уже и кинжалы швырял, и из арбалета палил...
     — Это все не то, — отмахнулся Ксен. — Мощность стрелкового оружия ограничена. Тут
     все честно: до неба ты просто не дострелишь. С бумерангом интереснее: дальность его
     полета напрямую зависит от силы персонажа, следовательно...
     — Дальность броска кинжала — тоже, — перебил МакМэд, примериваясь.
     — Да, но кинжал не возвращается. Запускай.
     Широко размахнувшись, МакМэд со всей силы метнул снаряд. Бумеранг с тихим
     шелестом рванул в сторону края мира. Ксен уткнулся в бинокль, провожая его взглядом.
     Снаряд достиг «края мира» и, пройдя сквозь «небо», исчез. Ксен уткнулся в терминал.
     — Ну что?
     — Пока ничего. Его координаты продолжают изменяться, что уже баг: это когда-нибудь
     приведет к переполнению. Хотя... Дай-ка прикинуть: если он движется по кривой, у него
     есть все шансы вернуться...
     — И что?
     — Ждем.
     Минуты три тестеры стояли молча.
     — Слышь, Ксен... Обычно возвращается гораздо быстрее. А если не возвращается —
     появляется новый.
     Ксенобайт хмуро глянул на терминал.
     — Хм... Где-то там он продолжает существовать.
     — Где?
     — В операционном пространстве. С философской точки зрения он покинул этот мир и
     теперь не может вернуться, так как его размерность перестала совпадать с размерностью...
     — Не понял. Так где же он?
     Ксен задумчиво глянул в сторону, где скрылся бумеранг.
     — Сложно сказать. Относительно этого мира... Хм... Слушай, как думаешь, ты МЕНЯ
     туда сможешь добросить?
     МакМэд покрутил пальцем у виска.
     — Эх, катапульту бы сюда... — рассеяно бормотал Ксенобайт. — Нет, никак не
     протащим... Стоп! Мы же на приличной высоте... Если я буду падать по параболе... Мак, швырни меня как можно дальше, а там уж я своим ходом!
     — Ксен, ты точно псих! Ни одному кретину не придет в голову так изгаляться!
     — Да ладно тебе, я просто хочу одним глазком глянуть, что у них там, за пределами мира!
     — Что-что... Большая табличка: «Программа выполнила недопустимую операцию и будет
     закрыта», вот что!
     Ксенобайт сник. Потом глаза его безумно блеснули. Глядя в пропасть, он пробормотал:
     — В принципе, если как следует прыгнуть...
     — Я тебе щ-щас так прыгну...
     Неожиданно на поясе МакМэда, щелкнув, появился новый бумеранг.
     — Вот! — лихорадочно заорал Ксен — Старый бумеранг чего-то достиг! Чего он мог
     достичь в скорбной бездне пространства операционного, суть нематериального?! Тайна
     сия велика есмь... И я ее...
     — Эй, орлы! — раздался вдруг голос Банзая. — Все наверх!
     — Что случилось? — недовольно буркнул Ксенобайт.
     — Только что к нам в контору залетела Внучка. Передаю ей микрофон...
     — КАРАУЛ! ОГРАБИЛИ!!!
     Реальность
     Логово бета-тестеров
     Пятница, 12:22 реального времени
     Как ни странно, после памятных похождений в «Тридевятом Царстве» Внучка прочно
     прижилась в команде тестеров. Вообще Валентин Поликарпович, главный редактор
     журнала, где она работала, очень быстро нащупал оптимальный путь сотрудничества. Он
     частенько подкидывал тестерам «халтуру». Обычно это была особо каверзная игра, рассчитанная на командный режим прохождения. Тестеры эту игру проходили, Мелисса
     делала очередной видеоматериал для рубрики «Репортаж из игры», Внучка писала статью, а у Ксенобайта — обычно к следующему номеру — были готовы «Советы мастеров». Все
     оставались довольны, хотя Поликарпыч не упускал случая обозвать тестеров
     кровопийцами, а тестеры Поликарпыча — эксплуататором.
     В любом случае, тестеры воспринимали Внучку как «свою». Даже зануда Ксенобайт. Так
     что сообщение о том, что Внучку кто-то обидел, заставило занятых работой тестеров
     срочно катапультироваться из виртуальности.
     — Кто? Где? Махмуд, где мой кастет?! — заорал МакМэд, срывая с головы вирт-шлем.
     Ксенобайт, молча стянув шлем, вытащил из-под клавиатуры здоровенный скальпель, который использовал для зачистки проводов и нарезки бутербродов.
     — Особые приметы, адреса, явки, пароли... — мрачно прошипел он.
     — Спокойно, орлы! — осадил коллег Банзай. — Внучка, рассказывай.
     — Украли! Два дня работы! Все там! В понедельник материал сдавать...
     — Что случилось?! — рявкнула Мелисса, подкравшись к Внучке сзади.
     Внучка подпрыгнула от неожиданности, и ее наконец прорвало:
     — Я в лаг попала... А тут мумия с кладбища идет. Пока я в лаге висела, она меня убила, а
     какой-то ньюбак меня облутил!
     Ксенобайт зажмурился и помотал головой.
     — Внучка, можно по-русски? Какая мумия? Где висела?
     — Я материал снимала, для видеоролика, — принялась объяснять Внучка, — по «Эпохе
     Химер». Ну, онлайновый мир такой... Так вот: снимала возле кладбища. Там новую зону
     подключили, ну вот я... А тут гляжу — ньюб какой-то...
     — Кто?!
     — Ну... — Внучка задумалась. — В общем — парень какой-то, все рядом вертится. А
     тут... это... задержка отклика от сервера.
     — Что такое «лаг» — мы знаем, — поморщился Махмуд.
     — Ну да... а пока висела, меня убили. Ну, пока я воскресла, пока до своего тела вернулась, гляжу — камеры нет!
     — Чего нет?
     — Камеры! Камеры, на которую я снимала! А там же весь отснятый материал! Этот гад, скотина, лутер, ничтожество...
     Внучка запнулась, силясь найти подходящий эпитет.
     — Плебей, — наугад подсказал Ксенобайт.
     — Чего?! — удивилась Внучка.
     — Ну, так Кощей ругался, я запомнил — слово красивое... Внучка, так тебя что, в
     виртуалке ограбили?
     — Ну да! С мертвого тела все вещи утянули, а это ведь...
     — Тьфу! — плюнул в сердцах Банзай. — Слава тебе, Господи... Внучка, ну разве ж так
     можно, мы-то уж думали, тебя в самом деле кто-то обидел, вон, Махмуд уже и кастет
     надел...
     — Эй, это МОЙ кастет, — обиделся МакМэд.
     — Ребята! — чуть не плача, закричала Внучка. — Так этот гад, он же мою камеру утащил!
     За каким лешим она ему нужна — не знаю, но там же отснятый материал! А ролик еще
     смонтировать надо!
     — А-а, не проблема, — махнул рукой Ксен. — Что за программка?
     — «РэдАй 2.13.1».
     На лице Ксенобайта промелькнуло беспокойство.
     — Ну так запусти его по новой, — проворчал Банзай. — Новая камера и появится, а там...
     — НЕТ! — завопил Ксенобайт.
     — Что такое? — удивился Дед.
     — Внучка, ты машину не перезапускала с тех пор?!
     — Нет, я сразу к вам побежала...
     — А-а-а! Полундра!
     — Ксен, да что такое?
     — Знаю я эту бесовскую софтину!! — заорал Ксенобайт, лихорадочно выпутываясь из
     вирт-комбинезона. — Не знаю, кто так напугал ее автора, но она временные файлы какой-
     то дичью кодирует... Пока линк не потерян, их еще можно вытянуть и нормально
     перекодировать, но если его потерять... Пиши пропало.
     Реальность.
     Пятница, 13:25 реального времени
     Ксен устало откинулся на спинку кресла. Вся команда тестеров сгрудилась у него за
     спиной. Внучка нервно разливала по кружкам свежезаваренный чай.
     — Плохо дело, — буркнул Ксенобайт. — Варианты такие. Либо сейчас я начинаю долбать
     код, пытаясь понять, в каком именно виде этот параноик хранит временные файлы. Боюсь, на это уйдет дней пять. Вариант второй: разыскать автора программы, чтобы он сам все
     рассказал. Если у кого есть мысли, как это сделать, я слушаю.
     — Ксен, а все-таки... Если снова запустить программу и как-то сэмулировать... Ну, я не
     знаю... Чтобы она сама подхватила временные файлы... — осторожно предложил Банзай.
     — Я над этим думал, — кивнул Ксен. — Этот... добрый молодец зачем-то ввел
     идентификатор сессии. Если бы я его знал — без проблем, заработало бы, как миленькое.
     А так... Увы, товарищи, полная буржуазия.
     — Значит, — неожиданно встрепенулась Мелисса, — надо залезть в игру, найти камеру
     Внучки и вытрясти этот самый идентификатор. Это поможет?
     Ксенобайт саркастически хмыкнул.
     — Ха! Поможет, конечно. Сама камера — это линк, всего пара килобайт... Если сервер не
     перезапускали, вертится себе где-то в памяти... Вопрос только в том, как ее найти.
     Внучка решительно включила еще один компьютер.
     — Как, как... Залезем в игру, Махмуд наваляет этому гаду по шее, отберет камеру... Он
     наверняка ее за какой-то артефакт принял!
     — Внучка, тормози, — кислым голосом проворчал Банзай.
     — А? — Внучка удивленно глянула на друзей. — Что не так?
     — Ты какого уровня? — мягко спросил Дед.
     — О! Я уже до одиннадцатого докачалась! — гордо оповестила девушка.
     — Ага, а как думаешь, каких уровней будем мы, зайдя в игру?!
     Внучка непонимающе уставилась на друзей. Потом глаза ее округлились.
     — Вы что... У вас нет чаров в «Эпохе Химер»?! — спросила она таким тоном, как будто
     тестеры только что признались ей в отвратительном преступлении.
     Вся команда разом насупилась.
     — Да, — холодно кивнул за всех Ксенобайт. — У нас нет персонажей в «Эпохе Химер». А
     почему они у нас должны быть?
     — Но это же самый знаменитый онлайновый проект! Неужели вы про него ничего не
     слышали?!
     — Не слышали? Ха! Еще как слышали, — прошипел Ксенобайт. — Только мы —
     профессионалы! Мы не играем в игрушки. В смысле — если нам за это не платят. Мы
     свободны от этой чумы двадцать первого века!! Честное слово, все как помешались: «Ах, химеры... Ох, химеры... Замкнутая экосистема... Самая подробная физика...» Да в гробу я
     все это видел!
     — Ага, тем более что у админов, могу поспорить, до сих пор на тебя аллергия после той
     истории, — ухмыльнулся Махмуд и тут же осекся.
     
 []
     
 []
     
 []
     Ксенобайт испепелил коллегу яростным взглядом. Но было поздно. Внучка уже
     навострила уши:
     — Истории? Какой истории?
     — Э-э-э... Да так... Ерунда, в общем.
     — Ксен, колись. Я нутром чую, тут какая-то страшная тайна, — чуть не подпрыгивая от
     любопытства, проговорила Внучка.
     — Нет никакой тайны, — отрезал Ксенобайт.
     — Такой большой, а врать так и не научился... Ксен, ну пожалуйста... Ты их сервер
     пытался взломать?
     — Нет.
     — А что? Тебя поймали на использовании бага?! Ты нашел... Постойте, постойте... —
     глаза Внучки округлились. Она глянула на тщательно отводящих глаза тестеров и
     выпалила: — Не может быть!!
     — Ну да, — уныло кивнул Банзай. — Четыре года назад именно мы тестировали движок
     «Эпохи Химер».
     — ...на самом-то деле там работало пять бригад тестеров, — рассказывал Банзай, задумчиво глядя в потолок. — Представляешь? Пять. Мы тестировали поселок Дальние
     Бамбуки и его окрестности.
     — Так что же случилось? — пробормотала Внучка.
     — Ну, что, что... Ксен тестировал алхимию. «Химеры» очень гордятся тем, что просчитать
     все комбинации элементов, годных для применения в алхимии, невозможно. Как ты
     можешь догадаться, Ксен экспериментировал со взрывчаткой. Слава богу — в лесу. Мы
     потом считали: по мощности получился аналог простейшего ядерного заряда. Мало того, какое-то время там висело ядовитое облако, от которого дохли даже каменные големы —
     движок там до сих пор, говорят, иногда заикается.
     — Погоди, ты случайно не про «Жженую Плешь» говоришь? — насторожилась Внучка.
     — Именно. А самое интересное, что Ксеновского персонажа, который находился в
     эпицентре взрыва, не только убило, но и стерло из базы. Администрация перепугалась. А
     Ксен решил выгодно продать свое изобретение.
     — Говоря проще, — мрачно заметила Мелисса, — он попросту начал шантажировать
     администрацию, угрожая опубликовать рецепт своего «адского пойла».
     — Ты такой жадный? — удивилась Внучка.
     — У меня не было другого выхода, — неохотно буркнул Ксенобайт. — Все журналы
     экспериментов сгорели. Логи сервер тоже подчистил. А сам я, побывав в эпицентре
     ядерного взрыва, попросту забыл, что и в какой последовательности смешивал. Черт, я
     еще неделю после того заикался и как цикл «FOR» организуется, вспомнить не мог... Ну...
     Как отчет по багу писать?!
     — В общем, с тех пор мы — персоны нон-грата, — печально заключил Банзай. —
     Админы сервера разозлились и перепугались одновременно. Хотя отступной выплатили
     изрядный.
     — И что, с тех пор вы не...
     — Ни-ни. Таков договор, — помотал головой Банзай.
     Внучка грустно вздохнула и шмыгнула носом. Потом решительно тряхнула косичками.
     — Ну что ж... Видно, придется мне идти одной... Ксен, ты еще попробуешь расковырять
     временные файлы?
     — Конечно, попробую, — пожал плечами Ксенобайт.
     — Банзай, поможешь мне снаружи?..
     — Без проблем, — кивнул Дед, натягивая наушники.
     — Ну, — вздохнула девушка, застегивая комбинезон, — пожелайте мне...
     — Погоди! — буркнула Мелисса и, решительно подойдя к свободному компьютеру, стала
     с угрюмой решимостью готовить комбинезон.
     — Мелисса, ты чего?!
     — Я иду с тобой! Не могу я друга в беде бросить! — заявила Мелисса.
     — Да, но... Нулевой уровень... Ты ведь все равно...
     — Ха! Держи карман шире! Ассассин сорок восьмого!
     — Сорок восьмого?! — пискнула Внучка.
     — Ну... почти. Пару монстров по пути оприходую, заодно и уровень отпразднуем...
     — Мелисса! — пораженно уставился на коллегу Ксенобайт.
     — И не смотри на меня, как апостол Петр на Павлика Морозова! — рявкнула та.
     — Ага! — ухмыльнулся Махмуд. — Разложение в наших рядах?
     — А ты бы вообще молчал! — моментально развернулась Мелисса. — Думаешь, достаточно сменить имя с «Махмуд» на «Мохаммед Али» — и тебя никто не узнает?
     — И ты, Брут?! — скорбно взвыл Ксенобайт.
     — А чего я?! — смутился воин. — Я же в свободное от работы время... И вообще, что бы
     вы сейчас без танка делали?!
     — Где один, там и второй, — проворчал Ксенобайт, прожигая взглядом стрелка. — Мак, не корчи из себя святую невинность, упаковывайся... Банзай?!
     — Ни-ни. Куда мне с двадцатым уровнем... — пожал плечами Дед. — Я лучше отсюда...
     — Где работаем? — мрачно спросил МакМэд, усаживаясь в кресло и напяливая шлем.
     — Кладбище возле Кривого Леса... Ну, там, где развалины Замка Разбитых Зеркал...
     — Знаю эту локацию, — кивнул Банзай. — Так, кто откуда стартует?
     — Бермундия, — пожала плечами Мелисса.
     — Замок Альби, — буркнул Махмуд. — До Бермундии телепортом допрыгну, там
     посмотрим.
     — Э-э-э... Я сейчас во Внутренней Монголии...
     — Ладно, загружайтесь...
     Эпоха Химер
     Окрестности Замка Разбитых Зеркал
     Пятница, 14:28 реального времени
     Недалеко от Внучки полыхнул портал. Из него ловко выпрыгнул статный молодой
     человек в болотного цвета плаще и с длинным луком за плечом.
     — Кто бы сомневался, — прищурилась Мелисса. — Конечно, эльф!
     — От эльфа слышу, — огрызнулся МакМэд.
     — Ладно, ладно, мир... Ну что, все в сборе? Внучка, веди на место преступления.
     — Погодите, — вдруг произнес Банзай.
     — А?
     — Погодите две минуты...
     — Банзай, — с беспокойством заметила Мелисса. — Тут у нас... Э-э-э... Черт... Банзай, тут
     у нас, кажется, Черный Портал образуется. Чего-то мне не хочется связываться с темным
     магом.
     — Спокойно, все под контролем.
     — Контролем?.. — изумилась Мелисса.
     В тот же миг над землей быстро сгустилось пятно черноты, из которого вылетела
     огромная летучая мышь.
     — Берегись!
     — Погодите! Меня погодите! — завопила летучая мышь, при ближайшем рассмотрении
     оказавшаяся человеком, запутавшимся в свободной черной мантии.
     Он встал с земли, отряхнул мантию и развернулся к компании бледным лицом.
     — Ух... Далековато отсюда до Трансильвании... Мелисса, НИЧЕГО НЕ ГОВОРИ. Ладно?
     Вот просто совсем молчи.
     — ...Ксен?!!
     — Нет, Бэтмэн... — раздраженно сморщился программист.
     — Ксен, — обалдело проговорила Внучка, — но ты же сам...
     — Внучка, ТЫ ТОЖЕ МОЛЧИ! Хорошо? И вообще, все молчите. Так, дайте я гляну, кто
     есть кто... Темная эльфийка, конечно, Мелисса. МакМэд — эльф. Да, разумно... Ну, Внучка в своем обычном скине... А Махмуд...
     Ксенобайт еще раз пробежался глазами по лицам коллег. Потом его собственная
     физиономия вытянулась. Он еще раз глянул на существо, которому ничего не оставалось, как быть Махмудом.
     — ...гном, — осипшим голосом закончил он.
     — Ксен, — холодно заметил опиравшийся на здоровенную секиру колоритный
     кряжистый тип. — Во-первых — дварф. Во-вторых, не погнушаюсь процитировать тебя
     самого: ничего не говори.
     — Но... Хм. — Ксенобайт выпрямился, одернул мантию и произнес: — Ничего не имею
     против дварфов. В некоторой степени это даже символично: натуральный интернационал
     собрали!
     — Ты сам-то кто? — подозрительно сощурилась Мелисса. — Глазки твои красные...
     — Чернокнижник, — быстро буркнул Ксенобайт.
     — Носферату?!
     Ксен угрюмо завернулся в плащ:
     — А что, проблемы?!
     — А не ты ли, нежить протухшая, месяц назад...
     — Не я, — поспешно отрезал Ксенобайт.
     — А ну в глаза смотри, вурдалак!
     — Ребята, не ссорьтесь! — завопила Внучка. — Давайте сначала камеру найдем.
     Ксенобайт и Мелисса прожгли друг друга взглядами и демонстративно уставились в
     разные стороны. Внучка, помолчав какое-то время, со вздохом произнесла:
     — Ладно, только сначала расскажите, что было месяц назад.
     — Ничего! — хором ответили Ксен и Мелисса.
     — Ребята! — умоляюще протянула Внучка.
     — А! — вдруг просветлел МакМэд. — Кажется, знаю! С месяц назад банда
     приключенцев-драу полезла обследовать какой-то замок в Трансильвании! Говорят, сперли они оттуда какой-то артефакт...
     — Это был не артефакт, — взорвался Ксенобайт. — А гроб. Прошу заметить: МОЙ гроб!!
     — Откуда мы знали, что в этом чертовом ящике ничего полезного нет?! — насупилась
     Мелисса. — Мы думали — магический контейнер... так это все-таки был ты!
     — А что дальше было?! — с любопытством спросила Внучка.
     — Что, что... Уж не знаю, сколько времени эти умники всем кланом пытались гроб
     вскрыть, дня четыре, наверное... Ну какая все-таки наглость, а? Последнее готовы
     отобрать...
     — Откуда мы знали, что ты внутри?! — рявкнула Мелисса.
     — А какая разница? — завопил в ответ Ксен. — Вандалы! Некрофилы! Захожу в игру
     после недельного перерыва: мама родная! Гроб трясет, снаружи чьи-то голоса — как раз
     обсуждают, не шарахнуть ли по мне шаровой молнией...
     — И что ты?
     — А что я? Я... расстроился, понятное дело...
     — А он из гроба-то ка-ак выскочит! — перебила Ксенобайта Мелисса. — И давай
     беспределить. Потом гроб на закорки — и бежать...
     — А вы?
     — А мы вообще не знали, что Носферату живыми игроками бывают.
     — Часа три я потом из задницы стрелы выдергивал, — проворчал Ксенобайт. — Могу
     поспорить, половину арсенала в меня выпалили.
     — Зато ты, скотина, сожрал по пути моего ездового оленя! — зло прошипела Мелисса.
     — Ладно, хватит вам, — буркнул Банзай, — а то до завтра выяснять будете, кто кому
     должен.
     — С чего начнем? — деловито осведомился Махмуд.
     — Естественно — с барыг.
     Эпоха Химер
     Город Мбхаванга, Квартал Зомби
     Пятница, 13:07 реального времени
     Кроме неудобоваримого названия город Мбхаванга славился Кварталом Зомби. Правда, ничего загробного в этом квартале не было. Просто здесь особо массово водились
     «болванчики»: персонажи, оставленные своими игроками для торговли.
     Не желая тратить время на долгие поиски покупателя, игрок, которому надо было что-то
     продать, обычно оставлял своего персонажа, настроив его так, чтобы тот откликался на
     стандартные торговые команды. После чего выходил из вирта, ибо бездеятельное
     ожидание покупателя — задача унылая и безрадостная.
     Творческая мысль игроков пошла дальше. Некоторые зарабатывали тем, что сдавали
     своего персонажа «в аренду». Обычно это были те, кто по тем или иным причинам мог
     себе позволить играть одновременно двумя-тремя персонажами.
     Покинутая игроком оболочка-персонаж имела жалкий, порой даже пугающий вид.
     Застывшее лицо, абсолютная неподвижность. Чаще всего такие оболочки сидели, привалившись к стене, или вообще лежали. Неудивительно, что их прозвали «зомби». И
     порой — это был единственный способ сбыть краденое: все прекрасно понимали, что
     «болванчик», скорее всего, подставное лицо. Да и убивать бедного «зомби» было
     бесполезно, пока тот находился в городской черте.
     Тестеры, прочесав квартал, собрались на небольшой площади.
     — Банзай, с чего ты вообще решил, что он отправился сюда? — спросил Махмуд, кровожадно оглядывая ряды неподвижных зомби.
     — Все просто. Судя по всему, хмырь, облапошивший Внучку, матерый лутер. «Долго
     держать паленый товар на руках вредно для здоровья» — вот первая заповедь мародера.
     Поймают с краденым в кармане — все, заводи нового персонажа. Уж очень сильно не
     любят мародеров. Мб... Мб... Мбхаванга, — с трудом выговорил Банзай, — ближайший от
     места преступления город.
     — Мы уже дважды обыскали весь квартал. Ничего, — мрачно буркнула Мелисса.
     — Я, кажется, знаю, — мрачно буркнул Ксенобайт.
     — Что?!
     — Внучка, как выглядела твоя камера? — закладывая руку на спину и начиная
     вышагивать вдоль площади, спросил программист.
     — Как... ну, как камера и выглядела, как же еще?
     — Товарищи! Как учат нас вожди пролетариата, давайте поставим себя на место
     преступника... Вот у него в руках хрень. Что это?! Он не знает, но явно какой-то артефакт.
     И, как хочется верить грабителю, весьма ценный. Потому как редкий. Быть может —
     вообще уникальный. И что же с ним делать?!
     — Припрятать? — почесав шлем, предложил Махмуд.
     — А толку? — поднял бровь Ксенобайт.
     — Э-э-э... Ну, чтобы потом самому использовать.
     — Для этого, во-первых, надо узнать, КАК эту штуку использовать, — холодно заметил
     Ксенобайт. — А во-вторых... Артефакт-то паленый! Нет, прав был товарищ Банзай, архиправ: поскорее сбыть с рук.
     — Но... — растерянно заметил МакМэд, указывая пальцем в сторону Квартала Зомби.
     — Спокойно, товарищи! Продолжим реконструкцию мыслительного процесса мародера.
     Паленый товар надо сбыть как можно скорее. Однако какую цену выставить за артефакт?
     А вдруг он имеет ценность только для узкого круга лиц, которые по барыгам не шастают?
     Что делать?
     — Надо опознать артефакт. Показать специалисту!
     — Именно! Идем к ближайшему компьютерному продавцу, просим опознать, что он нам
     говорит?
     — Что?
     Ксен задумался. Потом щелкнул пальцами и, ядовито улыбнувшись, сказал:
     — А говорит так: «Не могу опознать уникальный артефакт». Если наш мародер человек
     мало-мальски опытный, он знает, что такую реакцию вызывают квестовые вещи, введенные в игру админами.
     — Ну и что с такой штукой делать?
     — Продать тому, кто участвует в квесте, так как спрашивать у админов — несколько
     неудобно.
     — А как узнать, кому именно этот артефакт нужен? — нетерпеливо притопнула ногой
     Мелисса.
     — Спросить у Мадам Шварценгольд, — раздался с неба голос Банзая.
     — У кого?! — поразилась Внучка.
     — О-о, это незаурядная личность. Не знаю, какой монстр ею играет, но Мадам всегда в
     курсе всех новостей, сплетен и секретов сервера. От того, кто, кого и когда пойдет
     штурмовать, и до сведений, что «...в среду на сервак добавят оперативку», — отчетливо
     ухмыльнулся Банзай. — Айда к ней, тут недалеко!
     Эпоха Химер
     Город Мбхаванга, булочная «У Мадам Шварценгольд»
     Пятница, 13:18 реального времени
     — Замечательная компания! — саркастически заметила Мадам, разглядывая нервно
     ерзающих тестеров. — И что же могло собрать вместе обе разновидности эльфов, человека, гнома, да еще и прошедшего трансформацию чернокнижника?
     — Мадам, это длинная история, — ответил за всех Ксенобайт. — Мы пришли сюда...
     — Да, знаю, знаю, — махнула рукой Мадам. — К Мадам Шварценгольд приходят только
     для того, чтобы что-то узнать...
     Мадам Шварценгольд оказалась уникальным персонажем. Она была не просто толстой.
     Она была необъятной. Здоровенная бабища, зачехленная во что-то вроде светло-
     сиреневого в цветочек шатра.
     — Есть мнение, — веско заметил Ксенобайт. — И не только мое... Что вы знаете все.
     — Ну что вы, — захихикала Мадам. — Ладно, дети, время — деньги. Что вас интересует?
     — Хм-м... Сегодня, часа полтора назад, к вам мог обращаться некий персонаж. Он просил
     опознать абсолютно непонятный артефакт...
     — В смысле — иконку от программы-сканнера «РэдАй», версии, если не ошибаюсь,
     «2.13.1»? — уточнила Мадам.
     — Он здесь был! — завопила Внучка.
     — Кто? — удивилась Мадам.
     — Этот гадский лутер!
     — Какой?
     — С камерой!
     — Какой камерой? — медовым голосом проворковала Мадам Шварценгольд.
     Внучка открыла рот.
     — Но... Вы же сами только что сказали...
     — А что, уже и спросить нельзя? — ухмыльнулась Мадам.
     — Товарищ Мадам... — холодно начал Ксенобайт.
     — Румынский лич тебе товарищ, — спокойно ответила Мадам.
     Ксенобайт подавился репликой. Глаза его нехорошо сверкнули, верхняя губа слегка
     задралась, обнажая кончик правого клыка. Потом он что-то вспомнил и мрачно буркнул:
     — Ладно... Гражданка Шварценгольд, мне кажется, вы имеете преступное намерение
     морочить голову следствию. Не выйдет, гражданочка!
     
 []
     
 []
     
 []
     Мадам скучающе глянула на Ксенобайта.
     — Ладно, давайте к делу, — зевнула она. — Что вас интересует?
     — Персонаж, который приносил камеру. Где его можно найти?
     — Сначала ответьте и мне на один вопрос.
     — Какой?
     — Сколько у вас с собой денег?
     Тестеры переглянулись.
     — У меня... — начала было Внучка, но Мелисса проворно зажала ей рот ладонью.
     — Огласите сумму, пожалуйста! — обворожительно улыбнулась она Мадам. — Сколько
     стоят ваши услуги?
     Мадам, прищурившись, окинула тестеров долгим оценивающим взглядом.
     — Господа, поймите меня правильно, — наконец проговорила она, — не в моих правилах
     сдавать клиентов: это вредно для бизнеса.
     — Думаете, мелкий мародер может быть солидным клиентом? — усмехнулась Мелисса.
     — Да при чем тут это убожество? — фыркнула Мадам. — Репутация, репутация!.. Все
     знают, что к Мадам Шварценгольд можно прийти с чем угодно, и она скажет, что это, зачем это и кому оно нужно. И Мадам ответит, если у клиента достаточно наличных.
     — Сумма, гражданочка! — нетерпеливо перебил Ксенобайт. — Сумма!
     — Нет, — вздохнула вдруг Мадам Шварценгольд. — Простите, детки, но, боюсь, я ничем
     не смогу вам помочь... Быть может, завтра или послезавтра я смогу что-то разузнать, но
     сейчас...
     — Эй, с чего вдруг такая перемена? — моментально насторожился Банзай, слышимый
     только тестерами. — Старуха темнит!
     — Товарищи! — зловеще возвестил Ксенобайт. — Я согласен с гражданином Банзаем!
     — Каким еще Банзаем? — удивленно моргнула Мадам.
     — Точно, — кровожадно оскалился Махмуд, — ну что, на ножи ее?!
     — Попрошу! — холодно ответила Мадам. — Вы все-таки в гвард-зоне...
     Неожиданно распахнулась входная дверь. На пороге появился крайне возмущенный
     персонаж:
     — Слышь, ты, старая вешалка! Это твоя подстава была! Ты мне, чисто, за все...
     — Это он! — вдруг отчаянно заверещала Внучка. — Это он, скотина!
     С минуту в булочной царила потрясенная тишина. Новоприбывший удивленно глядел на
     Внучку. Неожиданно на его лице начало отражаться понимание. Если бы компьютерная
     модель передавала такие тонкости, незадачливый мародер (а это был именно он) наверняка бы побледнел.
     — ХВАТАЙ! — рявкнул Банзай.
     В помещение словно взорвался фугас. Первой на призыв координатора среагировала
     Внучка — и тигром бросилась на грабителя.
     — Не допущу! — взревела Мадам Шварценгольд, бросаясь наперерез. — Не в моем
     заведении!
     — Махмуд, зафиксируй гражданку! — рявкнул Ксенобайт, бросаясь вслед за Внучкой.
     — Мама!! — удивленно орал мародер.
     Махмуд рефлекторно бросился к Мадам и сцапал ее борцовским захватом. К сожалению, из-за разницы в росте захват вышел ниже, чем положено.
     — Насилуют?! — изумилась Мадам.
     — Ох, мать... Пардон! — смутился Махмуд, резко отдернул руки и моментально получил
     затрещину.
     Тем временем МакМэд, примерившись, ловко метнул табуретку в яростно кипящий
     клубок из Внучки, мародера и Ксенобайта. Раздался треск, табурет разлетелся в щепки. Из
     потасовки вывалился Ксенобайт с выражением легкого недоумения на лице.
     — Промашка вышла, — констатировал МакМэд. — Патрон!..
     — Положь табуретку, скотина! — со слезами в голосе крикнула Мадам. — Это же
     штучная работа, единственный гарнитур на сервере!
     Тем временем грабитель, стряхнув с себя Внучку и взяв низкий старт, стрелой метнулся к
     двери. Так бы он и сбежал, если бы в дверном проеме вдруг не выросла мрачная Мелисса.
     На лице налетчика еще успело мелькнуть выражение тоскливой безысходности.
     Затормозить он бы уже не сумел, даже если бы захотел. За короткий миг постигнув всю
     глубину смысла слова «безысходность»... мародер со всего размаха влетел физиономией
     прямо в щедрый вырез элегантного колета.
     — Ой... — тихо прошептала Внучка.
     — Я не то имел в виду, я случайно, я... — еще успел пролопотать грабитель.
     Ба-бах!!
     — Кажется, это была оплеуха? — нерешительно уточнил Банзай.
     — Нокаут, — констатировал МакМэд.
     Эпоха Химер
     Трансильвания.
     Пятница 13:25 реального времени
     — Сюда, пожалуйста, сюда, тут у меня уже все готово, — потирая руки, лихорадочно
     бормотал Ксенобайт.
     — Ксен, как ты собираешься его допрашивать?! Это ведь игрок, он чуть что —
     дисконнект. И поминай как звали...
     — Спокойно, товарищи, спокойно... У меня свои методы... Не очухался еще?
     — Потихоньку приходит в себя.
     — Сюда его, прикручивайте... Вот, ремешочки специальные, затягивайте...
     — Эй, вы кто такие?! А ну пустите меня, а то я...
     — Пришел в себя, — констатировал Махмуд.
     — Замечательно! — оскалился Ксенобайт, затягивая последний ремень на конструкции
     (не то операционный стол, не то нары). — Ну-с, как тебе тут нравится?
     — Какого хрена вам от меня надо?! Пустите сейчас же, а то я на вас всю гильдию напущу!
     У меня знаете где друзья есть?!
     — Слушай, гаденыш, — ласково проворковал Ксенобайт. — Сейчас ты будешь отвечать
     на мои вопросы. Если не будешь — здесь и сгниешь, понял?!
     Мародер рванулся, но ремешки держали прочно. Потом на лице его отразилось презрение.
     — Ха! Да подавись! Я себе нового персонажа сделаю...
     — А как же, а как же, — ласково кивнул Ксенобайт. — И аккаунт новый заведешь, и
     денежки новые заплатишь... Месяц-то только начался, а?
     Неожиданно лицо программиста исказилось зверской гримасой, и он заорал так, что по
     подвалу замка пошло гулять эхо:
     — Где артефакт, быдло капиталистическое?!
     — Какой артефакт?! — испугано сжался мародер.
     — Который ты у этой девушки украл, мародер!
     — Не брал я ничего! Я честный персонаж! Я ее впервые вижу...
     — Слушай, контра, — голос Ксенобайта снова стал мягким и даже где-то сочувственным,
     — я же не спрашиваю тебя, брал ты или не брал. Я спрашиваю «где», в подробности
     можешь не вдаваться.
     — Пошел ты!
     — Хамите, батенька.
     — А что ты мне сделаешь? — глумливо скривился пленный. — Пошел ты...
     
 []
     
 []
     
 []
     Лицо грабителя расслабилось, на нем появилось отсутствующее выражение. Потом
     недоумение...
     — Что, дисконнект не работает? — посочувствовал Ксенобайт.
     По лицу мародера медленно стал разливаться испуг.
     — Все, клиент созрел, — удовлетворенно заметил Банзай.
     — Махмуд, ножовку! — скомандовал Ксенобайт.
     — Номер три или номер пять?! — деловито уточнил дварф.
     — Номер три, мы же не звери... Та-ак...
     Ксенобайт прочно схватил «клиента» за лодыжку.
     — Эй! Ребята, вы чего?!
     — Сейчас, молодой человек, — любезно пояснил Ксенобайт, — я отпилю тебе ногу... Для
     подтверждения, так сказать, серьезности намерений. А чтобы ты не умер — мой ассистент
     будет тебя лечить. Приступим...
     — Внучка, не смотри, — нервно проговорила Мелисса, закрывая Внучке глаза ладонью.
     Ксенобайт взял протянутую Махмудом здоровенную пилу.
     — Психи! Пустите меня!
     — Что он сказал? — спросил Ксен.
     — Я не расслышал, шумно у тебя тут! — поморщился Махмуд.
     — Садисты! Я на форуме нажалуюсь! Пустите, гады!
     — Ну что, будем пилить или еще что-то придумаем? — деловито спросил Ксенобайт.
     — Я знаю! — закричала Внучка. — Меня пустите! Значит, так... Надо вспороть ему живот
     и запустить туда крысу! Ксен, у тебя тут крысы водятся?!
     — Э-э-э, — несколько опешил Ксенобайт. — Ну, если поискать...
     — А еще — взять в кузнечной лавке напильник и сточить ему пару зубов! — кровожадно
     добавила Внучка. — А еще...
     — Стоп-стоп, — замахал руками Ксенобайт. — Внучка, тебе еще рано такими вещами
     увлекаться... И вообще, у меня создается впечатление, что мы что-то пропустили в твоем
     воспитании...
     — Этот мерзавец у меня камеру украл! Знаешь, что со мной Поликарпыч сделает, если я в
     понедельник материал не сдам?
     — Что?
     — Убьет. И съест!
     — Суровый мужик, — кивнул Ксенобайт и присел на краешек пыточного стола. —
     Слышь, парень? Тебя как зовут?
     — Фе-едя, — слабо проблеял мародер.
     — Понимаешь, Федя... Лично я против тебя ничего не имею. Жалко тебя, понравился ты
     мне. Давай так: отдай ты ей этот артефакт, да и иди с Богом. Не доводи до греха...
     — Да нету у меня этой штуковины! — чуть не плача, заорал пытуемый.
     — Федор, ты меня огорчаешь... Знаешь что? Мы сейчас пойдем перекурить... А вот ОНА,
     — Ксен указал пальцем на Внучку, — тут останется. Ты пока подумай...
     — Нет! Не надо! Я все скажу, но, честно, у меня его нет!
     — Куда дел?
     — Отобрали!
     — Кто?!
     — Тамплиеры!
     Рассказ пленного был прост и банален. Он давно промышлял на кладбищах: опытные
     игроки считали их «мелочевкой», совсем слабые, то есть — практически нищие, обходили
     их десятой дорогой. Оставалось «самое то»: игроки-одиночки с относительно небольшим
     стажем, у которых, однако, в карманах уже водились наличные и парочка-другая
     артефактов.
     Жестокая конкуренция среди собратьев по цеху заставила Федора искать лучшей жизни в
     новых землях. Тут было безлюдно, зато совсем рядом был прямой грузовой портал до
     Мбхаванги. Федя нашел себе уютное кладбище и стал поджидать клиентов.
     Так он и «познакомился» с Внучкой. Дождавшись, пока зловредная мумия, добив ее, вяло
     отправится в свой склеп, Федор, следуя давно отработанной тактике, кабанчиком
     метнулся к телу, быстро обобрал Внучкин труп и смотался.
     Почти все Внучкины вещи он продал компьютерным торговцам, а вот камера его сильно
     озадачила. Как и предполагал Ксенобайт, мучимый алчностью грабитель отправился к
     известной на весь сервер Мадам Шварценгольд.
     Хитрая баба, прикинув, что к чему, заломила за рассказ об артефакте дикие деньги. Федор
     позеленел, но, подумав, отправился доставать из заначки деньги.
     Однако — и тут мы подходим к самой актуальной части истории — по дороге с ним
     произошел несчастный случай. Проще говоря — его перехватила группа воинов из
     гильдии, носящей гордое название «Рыцарей Тамплиеров». К несчастью Федора, один из
     рыцарей, благородный сэр Костолом, около двух недель назад, будучи еще только
     кандидатом в гильдию, был немилосердно обворован оным Федором где-то в Бермундии.
     И, что еще хуже, рыцарь опознал мародера, вознегодовал и воззвал к собратьям. Федю
     долго били и все добро отобрали.
     Воскреснув и слегка оклемавшись, Федя, ни минуты не сомневаясь, что тамплиеры были
     подосланы злокозненной Мадам Шварценгольд с целью хищения суперартефакта, пошел
     выражать свое праведное негодование. Где еще раз встретился с Внучкой и познакомился
     с тестерами. Последнее, как мы уже знаем, закончилось для него плохо.
     Банзай, внимательно наблюдавший за всеми событиями, подтвердил, что в таком
     состоянии клиент вряд ли осмелился бы соврать. Вышвырнув мародера с башни замка в
     пропасть, тестеры собрались на совет.
     — Слушай, Ксен, — нерешительно спросила Внучка. — А почему он не смог
     отключиться? Ну, когда ты его... Это...
     Ксенобайт достал из сумки небольшой амулет.
     — Программка блокирования дисконнекта. Перехватывает подтверждение разрыва
     соединения, — гордо пояснил он. — Срабатывает только один раз: второй запрос
     приводит к аварийному дисконнекту, он не требует подтверждения. Но времени, которое
     проходит прежде, чем человек одуплится, обычно вполне хватает, чтобы не дать сбежать, скажем, наглому вору. Не о том думаешь. Лучше скажи, откуда у тебя такие зверские
     мысли?
     — Какие?!
     — Насчет крыс, зубов и напильников.
     — А... Я... Но этот гад...
     — Слушай, за зверства и кошмары тут отвечаю я, понятно? — строго проговорил
     Ксенобайт. — А ты еще маленькая. Так что — без излишеств. Понятно?
     — Но... А, ладно... Слушай, Ксен, я одного не понимаю: он же все равно боли бы не
     почувствовал.
     — Тебе когда-нибудь отпиливали ногу? — осведомился Ксенобайт.
     — Э-э-э... Нет.
     — Давай, в познавательных целях?
     — Нет, спасибо, я... не хочется.
     — Заверяю тебя, ощущение не из приятных даже без боли. А самое главное — очень
     страшно. Думаешь, в тот момент он помнил, что он в вирте, что ничего страшного с ним
     так и так не случится? Отпилить ногу — это пустяк, а вот довести человека до такого
     состояния — это уже искусство... Ладно, о чем это мы? А, да! Тамплиеры.
     
 []
     — Черт, мы минут двадцать провозились с этим хмырем, — буркнул Махмуд. — Поганцы
     наверняка уже утащили камеру к себе в замок.
     Внучка всхлипнула.
     — Я пропала, — печально возвестила она. — Оттуда нам камеру ни за что не вытащить...
     Не штурмовать же нам их замок?
     Тестеры подняли задумчивые взгляды на Внучку.
     — Какой конструкции у них замок? — деловито спросил Махмуд.
     — Человеческий средний, за два с половиной миллиона песет, — буркнула Мелисса.
     — У меня есть чертеж, — кивнул Ксен, разворачивая на столе здоровенный свиток.
     — Та-ак, дайте взглянуть... — забормотала Мелисса.
     — Ребята, вы чего? — с опаской спросила Внучка.
     — А что? — удивился Ксенобайт.
     — Вы что, действительно собрались штурмовать замок?!
     — Не, — задумчиво покачала головой Мелисса. — Штурм отпадает. Это будет быстрая, молниеносная диверсия. Ксен, ты летать умеешь?
     — Только ночью, — покачал головой программист.
     — Ладно, тогда... Хм-м-м... А что, если...
     — Вы серьезно? Но там же... Тамплиеры — одна из самых сильных гильдий сервера!
     — Ну и что? — равнодушно пожал плечами Ксен.
     — Понятно. Мне очень нужно... на пару минут выйти из игры...
     — Зачем?
     — Запустить запасную камеру! — раздраженно ответила Внучка. — Я должна заснять эту
     авантюру!
     Эпоха Химер
     Бермундия, замок Тампль
     Пятница, 14:00 реального времени
     С точки зрения фортификации замок Тампль был расположен довольно
     бестолково. Зачем, спрашивается, было строить его на равнине, если
     рядом имеется великолепный холм? Так или иначе, теперь на этом
     холме происходили явно нехорошие приготовления. А точнее —
     теперь там стояла здоровенная катапульта.
     — Значит, так... Если МакМэд не промахнется...
     — Слышь, Банзай, ты меня, пожалуйста, не обижай, — недовольно
     буркнул МакМэд. — Работа у меня тонкая, нервная, рука дрогнет —
     Ксен с Мелиссой так ляпнутся...
     — Ладно, ладно, — успокоил стрелка Банзай. — Значит, вы с
     Мелиссой приземлитесь как раз на северо-восточной башне. Еще раз
     повторяю: в полете, на четвертой секунде, читаете со свитка
     заклинание «легкое падение». Сразу после приземления у вас будет
     пять секунд, чтобы выпить по бутылке восстановления. После чего
     Мелисса резво идет искать сокровищницу, а Ксен производит отвлекающий маневр до
     прибытия второй волны десанта. Дальше — по обстоятельствам.
     — А что будет, если МакМэд промахнется? — с любопытством спросила Внучка.
     — Типун тебе на язык! — сурово пообещал Ксенобайт.
     — Тут два варианта. Либо наши герои шмякнутся как раз посреди замка, что здоровья им, понятно, не добавит, либо — если будет недолет — превратятся в экзотическое
     граффити... Ладно, по местам.
     Ксенобайт с Мелиссой забрались в пусковую «авоську» требушета. МакМэд оценивающе
     на них глянул, ворча, пару раз пнул катапульту, потом покачал головой:
     — Ксен... Хм... Нет, лучше так: Мелисса, обними, пожалуйста, Ксена.
     — Вот нашел время! — возмутилась Мелисса. — Он еще кусаться полезет...
     
 []
     
 []
     
 []
     — Это для улучшения ваших аэродинамических свойств, — пояснил МакМэд. — Иначе за
     кучность попадания я не ручаюсь.
     Мелисса и Ксенобайт, переругиваясь и шипя друг на друга, принялись искать положение, призванное удовлетворить зловредные законы физики. В конечном итоге Ксенобайт
     оказался сидящим в авоське с Мелиссой на руках. Та на всякий случай крепко вцепилась
     ему в горло.
     — Ладно, сойдет, только руки не растопыривайте...
     — Запускай уже! — простонала Мелисса.
     — Ну... Три, два, один... ПУСК!
     — Поехали! — пробормотал Ксенобайт, когда авоська, точно гигантская праща, поволокла их по специальным салазкам.
     — И-и-и-и!!
     — Хорошо пошли! — одобрил Махмуд, глядя вслед быстро удаляющимся фигуркам...
     — Кажется, Мелисса все-таки влепила Ксену пощечину, — заявила Внучка, провожая
     друзей взглядом.
     — Разговорчики! — рявкнул Банзай. — Мак, заряжай катапульту, поправка — два градуса
     по часовой стрелке! Вторая волна десанта, готовьсь!..
     Когда облако пыли осело, Ксенобайт слабо поднял руку с бутылкой зелья восстановления.
     — За прибытие! — мрачно возвестил он и жадно припал к ней губами.
     Мелисса, для которой посадка на программиста оказалась более мягкой, бодро вскочила и
     принялась поправлять прическу.
     Снизу, из внутреннего двора замка, на тестеров изумленно смотрели штук пять
     тамплиеров.
     — Что это было?! — неуверенно спросил один.
     — Вампир!! — заорал другой, тыча пальцем в Ксенобайта.
     — Не гони, вампиры только по ночам летают...
     — Этот не прилетел, этот свалился!
     — Мочи кровососа!..
     — Меня никто не любит, — горько пожаловался Ксенобайт. — Мелисса, сматывайся!
     — Она уже на полпути к сокровищнице, — рявкнул Банзай. — Отвлеки их...
     — Ладно, ладно... — недовольно поморщился Ксенобайт, скатывая между ладонями
     шарик заклинания. — Держитесь, теплокровные!
     С этими словами Ксенобайт лихо сиганул во внутренний двор замка. На него тут же
     азартно налетели тамплиеры и принялись что было сил лупить мечами. Что-то бабахнуло, двое рыцарей разлетелись в разные стороны, но Ксенобайта сбили с ног. Программист
     ловко цапнул кого-то зубами за подвернувшуюся пятку, тут же получил тяжелым
     ботинком в зубы...
     — Джеронимо-о-о! — донеслось сверху.
     — Ложись! — рефлекторно скомандовал кто-то.
     — Гномы в воздухе!! — потрясенно заорал другой тамплиер...
     С ужасающим грохотом с небес обрушился Махмуд. Выбравшись из образовавшейся
     воронки, он зло выругался, достал из сумки сразу две бутылочки, чокнулся сам с собой и
     жадно высосал обе.
     — Нас атаковали летающие алкоголики! — в полном ужасе заорали откуда-то из башни.
     — Все во внутренний двор!
     Махмуд и Ксенобайт прижались друг к другу спинами.
     — Куда Внучку дел? — сурово спросил Ксенобайт.
     — За крышу башни уцепилась. Грохнуться, как я, с такой высоты — у нее хитов не
     хватит...
     
 []
     
 []
     
 []
     — Снаряд с разделяющейся боеголовкой, — вздохнул программист. — Ну, понеслась...
     На тестеров навалились слегка оклемавшиеся рыцари. Завязалась отчаянная потасовка.
     Отшвырнув первую волну атакующих, друзья переглянулись.
     — Разбега-айсь! — скомандовал Банзай.
     Ксенобайт мгновенно сиганул метра на три вверх и вцепился в стену башни, точно паук.
     Ловко загребая всеми четырьмя конечностями, он вскарабкался до ближайшего окна и
     ухнул в него.
     Махмуду пришлось хуже, дварф не обладал ни прыгучестью, ни способностью лазить по
     стенам. Однако он, присев, вдруг кувыркнулся навстречу нападающим, превратившись в
     эдакий бронированный шарик. Тамплиеры, точно кегли, разлетелись в разные стороны...
     Проворно вскочив на ноги, дварф во все лопатки дунул прочь от взбешенных рыцарей.
     Ему вслед неслись ругательства, пара-тройка метательных топоров и спешно вскочившие
     на ноги аборигены...
     Все-таки тамплиеры не зря считались одной из самых сильных гильдий на сервере. Чтобы
     зажать в угол Махмуда, им потребовалось всего семь минут. Правда, за это время дварф
     успел пройти дистанцию, примерно равную восьми периметрам замка, вышибить десяток
     дверей и протаранить стену.
     Но вот тамплиеры подтянули пяток полностью одоспешенных рыцарей. А что еще хуже
     — остальное население замка вооружилось арбалетами. И вот — изрядно встрепанный
     Махмуд был прижат к стене щитами и взят под прицел. По иронии судьбы, это случилось
     недалеко от места его посадки в замке.
     Где-то над головой Махмуда раздался женский визг, треск, затем из окна вылетело что-то
     черное и глухо ляпнулось рядом с дварфом. Быстро вскочив, Ксенобайт (это был он) огляделся и, тоскливо зашипев, прижался все к той же стене.
     — Попали, — вздохнул программист.
     — Угу, — кивнул гном.
     — Ну что, в последний бой?
     — Бесполезно. Залп из арбалетов — пришпилят к стенам, как бабочек.
     — Спокойно, ребята, Мелисса уже в сокровищнице, — сурово буркнул Банзай. — Еще
     минуту, слышите? Хотя бы минуту...
     — Эй, террористы! — крикнул кто-то из-за щитов.
     — Чего надо? — недовольно буркнул Ксенобайт.
     — Слушайте, вы, психи... Ну, мы все понимаем, но какого лешего вам понадобилось? Кто
     вы? Откуда вампир?!
     — Из гроба! — зверски ухмыляясь, сообщил Ксенобайт.
     — Шутить изволите?! — сумрачно высунулся из-за щитов полностью закованный в латы
     рыцарь. — А это, случайно, не ваше?!
     Рыцарь приподнял что-то рыжее и брыкающееся.
     — Пустите! Пустите, гады! — верещала Внучка, но рыцарь прочно держал ее
     бронированным кулаком за шиворот.
     — Э, а ну, не тронь ребенка! — моментально озверел Махмуд, делая попытку вырваться
     из рук удерживающего его Ксенобайта.
     — Я уже не ребенок! — моментально обиделась Внучка.
     Ксен что-то зашипел себе под нос.
     — А ну, не кастовать! — тут же рявкнул рыцарь.
     Программист поперхнулся заклинанием и мрачно уставился в пол.
     — Ну что, будем говорить или как?
     — И кто из нас после этого террорист? — запальчиво бросил Махмуд.
     
 []
     
 []
     
 []
     — Мелисса вскрывает центральный сейф, — забормотал Банзай. — Тяните время, орлы, сколько можете, тяните время...
     — Мужики, — кажется, рыцарь несколько смутился. — Давайте без приколов, ладно?!
     Это вы на нас напали.
     — Да не от хорошей жизни, знаешь ли, — поморщился Ксенобайт.
     — А зачем?
     Махмуд с Ксенобайтом угрюмо молчали.
     — Ладно, сколько вас проникло в замок?
     — Считать умеешь, да? — буркнул Махмуд.
     — Хамишь, да? — насупился рыцарь.
     — Еще чуть-чуть, ну, еще чуть-чуть, — бормотал Банзай и вдруг завопил: — Что?! Что ты
     сказала?! Не может быть...
     Ксенобайт с Махмудом испугано переглянулись.
     — Банзай, что там?! — не выдержал Ксенобайт. — Говори...
     — Орлы... В сокровищнице пусто.
     — Что?! — завопили оба тестера. Внучка удивленно пискнула, болтаясь в кулаке рыцаря.
     — Вот так... — извиняющемся тоном произнес Банзай. — Зеро, товарищи.
     — Все, — вздохнул Махмуд, садясь на землю. — Эй, командир! Командуй залп.
     — Что? С кем вы говорите?! А ну, без фокусов...
     — Тебе все равно не понять, смерд, — величаво выпрямившись, надменно заявил
     Ксенобайт. — Так что давай заканчивать сей фарс, именуемый...
     Ксенобайт неожиданно запнулся:
     — Погодите-ка! А среди вас есть рыцарь по имени Костолом?!
     — Костолом?! — опешил тамплиер. — Это из новеньких, что ли? Да нет, как часа два
     ушел на приключения, так и не... Тьфу! Да какая разница?!
     — Ой, мать... Проверить надо было, ПРОВЕРИТЬ! — взвыл Ксенобайт, хватаясь за
     голову.
     — Так, арбалетчики, а ну-ка... — с беспокойством начал командир рыцарей.
     — Стойте! — раздался вдруг звонкий голос Мелиссы.
     Мелисса эффектно расположилась на крыше одной из боковых башен замка. В ее сторону
     тут же развернулись несколько арбалетов, еще несколько стали судорожно метаться
     между ее силуэтом и моментально оскалившимися пленными.
     — Эй, рыцари! Предлагаю вам выкуп за этих троих недотеп! — крикнула Мелисса с
     башни.
     — Выкуп?! Это интересно, — мрачно буркнул командир. — И что же ты такого можешь
     за них предложить?! Предупреждаю, они нам тут нервы порядочно попортили...
     — О, у меня есть кое-что весьма для вас ценное.
     — Что?!
     — Ключи от вашего замка, болваны!
     Тамплиеры разом охнули. Внучка вывернулась из ослабевших пальцев командира и
     мигом юркнула за широкую спину Махмуда.
     — Гонишь!
     — Проверь, если хочешь.
     Потеря ключей от замка — чудовищный удар для любого замковладельца. Теперь любой
     мог сделать с них дубликат, а значит — не надо штурмовать стены: можно просто прийти
     и...
     — Предупреждаю: запас здоровья у меня полный. Даже если вы рискнете снять с прицела
     моих неудачливых ассистентов, вам не хватит стрел убить меня сразу. А мне вполне
     хватит здоровья спрыгнуть со стены и еще в воздухе уйти телепортом туда, где вы меня
     никогда не найдете. И еще: на стену не вылезайте. Она простреливается моими
     снайперами. Так что одна стрела в воздухе — и можете покупать новый замок.
     — Знаешь что? — мрачно ответил тамплиер. — Сдается мне, ты нас просто на понты
     берешь.
     — Пошли человека в сокровищницу, проверь.
     — Да кто вы, черт вас подери, такие?! — заорал тамплиер. — Мы же вас потом всем
     орденом искать будем! Зуб даю: новых персонажей делать будете!
     — Слушай, мальчик, — рявкнул в ответ Махмуд. — А не боишься, что в следующий раз
     нас будет не пятеро, а с полсотни?! Так что ты пальцы особо-то не растопыривай...
     — И, кстати, учтите, ночью бы все было гораздо веселее, — добавил, гаденько ухмыляясь, Ксенобайт. — Хотите, чтобы с девяти вечера до девяти утра ни один тамплиер не смог
     спокойно зайти в игру? Устрою.
     Командир тамплиеров явно заколебался. Кажется, он уже видел остервенело
     подкапывающий замок гномий хирд и хищно кружащую в небе стаю вампиров.
     — Ребята! — вдруг проговорила Внучка, высовываясь из-за спины Махмуда. — А может, не надо ссориться, а?
     — А кто первый начал?! — обиженно спросил тамплиер.
     — Внучка, это неактуально: кажется, мы уже поссорились, — вздохнул Банзай.
     — Тамплиеры хорошие, многие из них мне помогали... — помотала косичками Внучка. —
     Может, им просто все рассказать?!
     — Что рассказать?! — насторожился командир.
     Ксенобайт озадачено почесал в затылке.
     — Да вроде как в конспирации особой нужды нет, — пожал он плечами. — Да и терять
     нам, в общем, нечего.
     — Вы там что-то собирались рассказать? — напомнил тамплиер.
     — Внучка, рассказывай, если хочешь. У меня уже сил нет.
     Те же, там же
     Пятница, 14:20 реального времени
     Рассказ Внучки произвел фурор. Как только она призналась, где работает, тамплиеры
     шумно загалдели. Оказалось, что среди рыцарей много читателей журнала. А уж когда с
     башни спустилась для опознания Мелисса, все мигом вспомнили ее «Репортажи из
     игры»...
     Закончилось тем, что Внучка пообещала написать статью, посвященную гильдии
     тамплиеров. Потом все рыцари выразили желание во что бы то ни стало
     сфотографироваться с Мелиссой...
     В общем, отношения с рыцарями можно было считать налаженными. В особенности после
     того, как Мелисса, вздохнув, вернула им ключи от замка. Пока дело не дошло до
     массового братания, тестеры вернули мысли общества к пропавшей камере.
     Тамплиеры били себя бронированными пятками в нагрудники, но помочь, в общем-то, смогли немногим. По их словам, группа молодых рыцарей, в состав которой, действительно, входил персонаж по имени Костолом, пару часов назад покинула замок, чтобы насовершать подвигов. Была у тамплиеров такая традиция: все новички, вступившие в орден, должны были совершить подвиг, чтобы считаться его
     полноправными членами. С тех пор не возвращались.
     — Что будем делать? — уныло спросила Внучка.
     — Не раскисать! — сурово буркнул Банзай. — Мы знаем, где они были час назад, когда
     воспитывали мародера Федю. В погоню! Нам нужен следопыт. МакМэд, ты эльф или как?
     — Есть маленько, — кивнул стрелок. — Но час — это слишком.
     На прощание комендант замка надиктовал тестерам звуковой файл, в коем приказывал
     своим молодым подчиненным отдать подателям сего неизвестный артефакт. Последний
     раз распрощавшись с рыцарями, тестеры наконец убрались из замка, на прощание подарив
     хозяевам катапульту.
     МакМэд долго крутился вокруг дороги на том месте, где, по прикидкам тестеров, произошла роковая встреча Федора и ищущих славы молодых тамплиеров. Наконец
     МакМэд уныло помотал головой:
     — Нет, народ. Увы, слишком поздно. Сервер уже стер все метки, доступные следопыту
     моего уровня, да и запрашивать мне по большей части нечего.
     — Банзай, как обстановка в реале? — вздохнула Мелисса.
     — Я разослал запросы по всем указанным нашим новым другом-тамплиером адресам.
     Трое из пяти в онлайне, все трое не откликаются. По идее, это указывает на то, что они до
     сих пор в игре. Продолжаю время от времени их дергать. А вам предлагаю пока
     воспользоваться мозгами.
     — Ладно, — не стала спорить Мелисса. — Предлагаю для начала Ксеновские мозги.
     Ксенобайт задумчиво огляделся по сторонам, почесал длинный нос. Потом достал из
     кармана монетку и подкинул ее в воздух. Изучив результат ее падения, он кивнул сам себе
     и заявил, показывая вдоль дороги вперед:
     — С вероятностью в сорок пять процентов разумею, что искомые нами тамплиеры пошли
     туда.
     Тестеры скептически глянули на коллегу.
     — Сорок пять — маловато, — проворчал Махмуд.
     — Равновероятно полагаю, — нараспев продолжил Ксенобайт, вращая длинным пальцем,
     — и сорок пять процентов кладу на то, что пошли они туда.
     Теперь программист указывал в диаметрально противоположном направлении.
     — Оставшиеся десять процентов воздадим возможности того, что пошли они в любом
     другом направлении.
     — Ладно, — вздохнула наконец Мелисса. — Давай не выпендривайся, а поясни свою
     мысль.
     — Легко, — холодно кивнул Ксенобайт. — Где мы стоим?
     — Где?!
     — На дороге, мои ограниченные друзья, на дороге! Согласитесь, гораздо вероятнее, что
     тамплиеры шли по ней вдоль, а не поперек. Людям это вообще свойственно, не так ли? Во
     всяком случае, с вероятностью девяносто процентов. Соответственно, надо только понять, в каком направлении они шли. Но и это сейчас прикинем. Где у нас замок Тампль?
     — Вон там, — злорадно усмехнулась Мелисса, указывая в направлении, перпендикулярном дороге.
     — Ладно вам, — махнул рукой МакМэд. — Вон туда они пошли и километра через три
     свернули к западу.
     — Что, — оживился Ксенобайт, — нашел след?
     — Да не, просто подумал. Это дорога из Мбхаванги, где они, скорее всего, пополняли
     припасы, к Варварским Пустошам. Но в Пустоши они вряд ли пошли, подвигами там и не
     пахнет. Что толку гонять папуасов? А через три километра дорога сворачивает на запад.
     Там есть небольшая деревенька, единственные достопримечательности которой —
     трактир «Хали-Гали» и Алтарь Героев.
     Лица тестеров вытянулись.
     — Ты гляди, прямо Шерлок Холмс... — с гордостью проговорил Махмуд.
     — Погоди, погоди... — нахмурился Ксенобайт. — Какого рода там Алтарь?
     — Да самый обычный. Выдает благословение первого уровня и вышвыривает тебя
     пинком в одну из списка локаций, забитых в нем как «пригодные к приключениям».
     Локация меняется раз в три часа... Опс! Который час?!
     — Половина третьего. Если предположить, что они отправились через алтарь, то... То
     через полчаса эта ниточка оборвется, — вздохнул Банзай. — Если мы просчитались... Что
     ж, по большому счету мы ничего не теряем.
     — Ксен, соорудишь нам портал? — вздохнула Мелисса. — Не хочу пешком топать...
     Эпоха Химер
     Поселок Авалоновка, трактир «Хали-Гали»
     Пятница, 14:37 реального времени
     Как уже отмечалось выше, деревенька Авалоновка имела всего две
     достопримечательности. Вернее сказать, даже всего одну: Алтарь Героев. Такие алтари, предназначенные специально для молодых, еще не остепенившихся и не отбесившихся
     приключенцев, были раскиданы по всему миру «Эпохи Химер», обычно в
     труднодоступных, но неопасных местах.
     Какому-то предприимчивому персонажу, освоившему заклинание телепортации, пришла в
     голову замечательная идея приторговывать тут снаряжением. Стрелы, бутылочки
     исцеления, противоядия... Все это пользовалось большим спросом у тех, кто собирался
     искать приключений. Опять же, возвращаясь, перегруженные «сокровищами», приключенцы всегда готовы были уступить в цене, лишь бы не тащить кучу барахла до
     ближайшего города. Постепенно предприимчивый спекулянт смог позволить себе
     выстроить отдельное здание и даже «нанять» у админов постоянного бота-продавца. Так и
     появилась в Авалоновке вторая достопримечательность: трактир «Хали-Гали».
     Надо сказать, трактир за время своего существования навидался многого. Конечно, большинство клиентов приходили сюда пешком. Однако многие из первых клиентов
     трактира, когда-то пришедшие сюда юными, неопытными искателями приключений, сейчас стали матерыми колдунами, закованными в сияющую броню бойцами, от одного
     чиха которых тряслись крепости... Так что в «Хали-Гали» частенько приезжали верхом на
     лошадях, ездовых ящерах, выходили из личных порталов... Говорят, площадь перед
     трактиром была приспособлена для посадки грифонов, но это уж, скорее всего, байки.
     Так что набухший вдруг в воздухе «Темный Портал», который могли себе позволить
     далеко не все темные колдуны, никого особенно не удивил. А вот то, что из него
     вывалился дварф...
     — Ксен, твою дивизию! Ты не мог выход на нормальной высоте устроить? —
     раздраженно буркнул гном.
     Однако следующим номером из портала высунулся эльф. Споткнувшись об дварфа, он, замысловато выматерившись, растянулся в пыли. Только гном собрался высказать свое
     далеко не лестное мнение о ловкости эльфов, как ему на спину выпрыгнула рыжая
     девчонка человеческой расы.
     — Ой, извини, пожалуйста, Махмуд, я не...
     — Внучка, ты мне на ухо наступила! — взвыл МакМэд.
     — Ай!
     Из портала высунулась Мелисса. Недовольно поморщившись, она от души пнула
     загородившего спиной выход Махмуда. Глянув на темную эльфийку, посетители, лениво
     созерцавшие это представление с веранды трактира, одобрительно присвистнули.
     Наконец из сгустка тьмы портала вылез Ксенобайт. Мрачно запахнувшись в плащ, он
     обвел окрестности нехорошим взглядом и злодейски цыкнул зубом. Сидящие на веранде
     приключенцы нервно потянулись к оружию: во время колдовства у Ксенобайта особо
     отчетливо проступали «расовые признаки», вроде светящихся багровым светом глаз и
     длинных клыков.
     — Ой, мама, — тоскливо проговорил кто-то. — Спасайте эльфийку! За ней вампир
     гонится!
     Ксенобайт моментально оскалился в сторону говорившего:
     — А у тебя что, расовые предрассудки, теплокровный?!
     — Ой, кажется, игрок?
     — Да ну, не бывает персонажей-вампиров, я вам точно говорю...
     — А может, для верности колом его?! Осиновым...
     — Не любят тебя здесь, Ксен, — ехидно заметила Мелиса, кокетливо поправляя прическу.
     — Меня вообще никто не любит, — огрызнулся Ксенобайт. — Да и я вас всех как-то
     недолюбливаю...
     — Але, что за бардак? — сурово спросил высунувшийся из основной залы трактира
     мужик. — В нашем заведении не принято выяснять отношения. Кто начнет драку, вылетит
     отсюда на околозвуковой скорости... Мать честна, Крыс?!
     — Привет, Ромка, давно не виделись, — сумрачно буркнул Ксенобайт, пожимая мужику
     руку.
     — Крыс?! — удивилась Внучка, подозрительно глядя на Ксенобайта.
     — Это мой псевдоним, — холодно пояснил программист.
     — Друзья! — радостно проревел хозяин трактира, которого Ксен назвал Романом. —
     Позвольте представить вам моего старого кореша, Влада Карпатского по прозвищу
     Летучий Крыс!
     — Ладно тебе, — вяло отмахнулся Ксенобайт, кисло глянув на прыснувших в кулаки
     друзей. — А я-то все думал, куда ты делся... Слушай, это ведь просто класс, что ты здесь!
     Скажи, ты последние полтора-два часа тут сидел?
     — Ну, а что? Староват я уже, чтоб, как в старые добрые времена, гоблинов по горам
     гонять... А помнишь, как-то...
     — Не помню, — быстро отрезал Ксенобайт, насторожено зыркнув на Внучку (у той даже
     уши вытянулись от любопытства). — Скажи лучше, у тебя тут не появлялась компания
     молодых тамплиеров?
     — Э-э-э... Тамплиеров?! — удивленно моргнул трактирщик. — Нафига они тебе сдались?!
     — Долгая история, — вздохнул программист. — А дело срочное.
     — Слушай, я все понимаю, но в моем трактире — ни-ни, понял?
     — И не собираюсь даже. Романыч, колись!
     Трактирщик поскреб в затылке.
     — С полчаса назад проходила тут кучка молодежи. Знаешь, шиза у них такая: пока
     подвигов не совершишь хоть каких-нибудь, ты у них в гильдии ниже плинтуса, так они...
     — Знаем, знаем! — нетерпеливо закричала Внучка. — Это они! Это точно они!!
     — Они еще хвастались, что по пути мародера какого-то отоварили и справедливо
     покарали... Дело хорошее, спору нет, но так этим хвастаться... Ну точно дети... Вот я как-
     то раз...
     — Ромка, я тебя сейчас покусаю! — взвыл Ксенобайт. — Где они?!
     — Как где? — пожал плечами трактирщик. — Отправились на приключения через
     Алтарь!
     — Давно?!
     — Минут пятнадцать как... Они сначала долго «праздновали» победу над страшным
     мародером, потом прикупили кое-чего...
     — Вперед! В атаку! — завопил Ксенобайт.
     — Ты куда?!
     — К Алтарю!
     Азартно вопя, тестеры устремились к находившемуся недалеко от трактира Алтарю.
     Начинающие герои высыпали во двор, чтобы проводить мнимых коллег
     подбадривающими криками или задать извечный вопрос «...а чего случилось?» И вдруг
     портал перед Алтарем засветился: кто-то возвращался с приключений...
     Портал вспыхнул, и из него буквально вывалился измочаленный парень, весь покрытый
     грязью и копотью. На шее, точно пионерский галстук, болтался грязный обрывок, в
     котором с трудом можно было опознать когда-то белый плащ тамплиера.
     Глянув безумно вращающимися глазами на собравшийся народ, пришелец завопил:
     — Засада! Их там двое!!
     — Чего?! — удивился Махмуд.
     Но парень тихо плюхнулся прямо на землю возле Алтаря.
     — Кажется, наших клиентов отоварили! — взвыл Ксенобайт. — Скорее, надо подобрать
     их вещи, пока они не распались! Внучка! Останься и расспроси раненого, потом через
     Банзая нам расскажешь...
     — Эй, орлы... — с сомнением проговорил Банзай, но Мелисса, обошедшая
     замешкавшегося Ксенобайта, уже прыгнула в портал. За ней последовали остальные...
     Эпоха Химер
     Где-то
     Пятница, 14:41 реального времени
     Махмуд прошел через портал последним, из-за чего чуть не проутюжил остановившихся
     товарищей.
     — Экспа! — издал он свой боевой клич. — Чего стоим-то? Ух ты...
     Тестеры, выстроившись в ряд, круглыми глазами смотрели на здоровенную тварь, а та не
     менее удивленно оглядывала тестеров.
     — Кислотный спиногрыз, — сипло констатировал Ксенобайт. — Кажется, мы не туда
     попали.
     — Да нет, мы просто попали, — вздохнул МакМэд.
     Спиногрыз, придя наконец в себя, радостно взревел и, точно локомотив, двинулся вперед.
     Тестеры проворно прыснули в разные стороны, причем Ксенобайт, точно ракета, стартовал вертикально вверх, подпрыгнув метра на три и, точно кот, вцепившись в
     потолок пещеры, где оказались тестеры.
     — Не давайте ему распылить кислоту! — отчаянно завопил Ксенобайт.
     Спиногрыз, недоуменно оглядев площадку, где только что топталась добыча, обиженно
     засопел и обвел пещеру нехорошим взглядом. МакМэд, высунувшись из-за груды камней, вскинул лук и принялся посылать стрелу за стрелой. Спиногрыз проворно повернул в его
     сторону зубастую пасть и, точно хамелеон, выстрелил длинным языком, что заставило
     стрелка спешно сменить позицию.
     Ксенобайт — то ли не удержавшись, то ли по тонкому расчету — свалился с потолка, прямо зверюге на спину. Монстр озадаченно мотнул головой. Ксенобайт, чтобы не
     свалиться, судорожно вцепился ему в уши. Спиногрыз, хрюкнув, замотал башкой куда
     энергичней.
     — М-мама-а-а! — завопил Ксенобайт.
     — Кусай его, кровосос, кусай! — порекомендовала Мелисса.
     — Сама кусай! — зло рявкнул Ксенобайт. — Знаешь, какая у него шкура?!
     — За экспу! — заорал Махмуд, вскидывая над головой здоровенный топор.
     Спиногрыза обложили. С одной стороны в него стрелял МакМэд, с другой — долбил
     топором Махмуд. Мелисса, появляясь то здесь, то там, наносила болезненные уколы
     коротким копьем, а Ксенобайт болтался на ушах и никак не давал сосредоточиться.
     Наконец тварь рухнула, издав тоскливый визг. Тестеры, тяжело дыша, оглядели друг
     друга. Ксенобайт, пошатываясь, сполз с шеи мертвого монстра.
     — Меня укачало, — пожаловался он.
     — Народ, мы вообще где?! — сухо спросила Мелисса. — Кислотный спиногрыз... Не
     крутовато ли для Алтаря Героев?!
     — Я знаю, где мы, — неожиданно заявил Махмуд, оглядываясь. — Катакомбы под
     Проклятым Королевством Ю. Я тут как-то был... Мне не понравилось.
     — Товарищ Банзай! — требовательно произнес Ксенобайт. — Что там наш свидетель?!
     — Свидетель как раз очухался. Судя по всему — вы на месте. Тамплиеры тоже очень
     удивились. Им тут вломили по самое не могу. Да, кстати, все в порядке: это именно наши
     клиенты.
     — И где остальные?!
     — Забаррикадировались где-то на уровне. Этот решил попробовать прорваться до
     возвратного портала, чтобы привести подмогу. Кстати, вам пора.
     — Куда пора?! — удивились тестеры.
     — Да все равно куда, лишь бы подальше отсюда, — мягко порекомендовал Банзай. —
     Слышите?!
     Тестеры прислушались. Из коридоров в пещеру доносились разнообразные звуки: горестные стоны, лязганье металла, чье-то идиотское хихикание...
     — Кажись, шипастые рыцари, — с тоской заметил Ксенобайт.
     — Ага, и булыжниковый элементаль...
     — А вон там шкворчит еще что-то... Саламандра, наверное...
     — Ну-ка, ходу отседова, — подвел итог Банзай...
     Эпоха Химер
     Катакомбы Проклятого Королевства Ю
     Пятница, 14:52 реального времени
     Организованного отступления у тестеров, разумеется, не получилось. Когда толпа
     разнообразнейших монстров хлынула в пещеру, они просто кинулись врассыпную. Банзай
     ругался, не в силах уследить за всеми четырьмя сразу, в особенности за Ксенобайтом, которому способности позволяли не особенно привередничать в выборе трассы, будь то
     пол, потолок или стены.
     Мелисса получила шанс перевести дух, только когда, провалившись в какой-то колодец, обнаружила себя в довольно обширной комнате. Убедившись, что никто из шумной
     компании преследователей не проявил желания сигануть вниз, она приподняла над
     головой жезл, на кончике которого светился магический огонек.
     — Банзай! Тут какая-то комната, кажись, без монстров...
     — Хорошо. Проверь, двери есть?
     — Есть, забаррикадирована изнутри.
     — Ладно. Постой на месте, подлечись, а я постараюсь собрать остальных оглоедов.
     Махмуд, ты где? Не хами, зараза... Ладно... МакМэд? Ага... Ксен?! О боже, ну и бардак...
     Мак, ты ближе всех, слушай мою команду...
     Не успела Мелисса как следует осмотреться, как в колодце что-то зашуршало, и на пол
     обрушился МакМэд. Вскочив, он ошалело осмотрелся по сторонам и, заметив Мелиссу, гаркнул:
     — Я на Базе!
     — Замечательно! Теперь возьмемся за Махмуда...
     — Знаешь, — с сомнением заметил МакМэд, — а он в эту дыру не поместится, туда
     только эльф просочиться может...
     — Я его нижним путем проведу, подготовьте дверь...
     Мелисса с МакМэдом, тихо ругаясь, принялись расчищать баррикаду, следя, однако, за
     тем, чтобы ее так же быстро можно было восстановить.
     — Как тебе местная кунсткамера?! — осведомилась Мелисса.
     — Охренеть можно... — признался МакМэд. — Какому идиоту пришло в голову
     подключить эту локацию к Алтарю?!
     За дверью тем временем послышался все нарастающий гул, потом что-то с треском
     врезалось в дверь, так что она жалобно скрипнула.
     — Банзай, нас атакуют! Кажется, таран притащили...
     — Спокойно, свои! Это не таран, это Махмуд... — успокоил товарищей Банзай.
     МакМэд, скинув засов, приоткрыл дверь и высунулся наружу. Оценив ситуацию, он
     схватил приготовившегося продать дорого свою жизнь Махмуда за шиворот и быстро
     втянул его внутрь. Из-за двери тут же послышался обиженный рев, затюкали стрелы, заскребли чьи-то когти...
     — Ух... Давненько меня так не гоняли, — пожаловался дварф, с отвращением выдергивая
     из седалища стрелу. — И ведь все на одного, все! Кирасу попортили, ремонту на триста
     золотых! И топор об элементаля затупил... И...
     — Банзай, где наш упырь? — отвлекаясь от потока жалоб Махмуда, спросила Мелисса.
     — А черт его знает, с его привычкой бегать по потолкам... Не мешайте, сейчас я его к вам
     доставлю...
     Вдруг за дверями поднялся переполох. Послышались вопли, что-то глухо забарабанило в
     дверь. Тестеры, переглянувшись, принялись судорожно возобновлять баррикаду.
     Неожиданно все стихло. В дверь вежливо постучали.
     — Кто там? — с опаской спросил МакМэд.
     — Эт... Эт... Это я, Ксенобайт, — послышался за дверью знакомый голос.
     — Ксен, ты?
     — Я.
     — А ты один?
     — Э-э-э... В каком смысле?!
     Почему-то язык у Ксенобайта слегка заплетался, и находился он, судя по голосу, в весьма
     благодушном настроении, что на программиста было совсем не похоже.
     — Открывайте, ребята, — пробурчал Банзай.
     Тестеры, вновь разобрав баррикаду, отворили дверь. На пороге действительно стоял
     Ксенобайт. Глаза его были сонно прикрыты, на лице блуждала странно умиротворенная
     улыбка. Вокруг него в потрясающих количествах громоздились трупы.
     — Пр-р... Ик! Привет, товарищи! — возвестил Ксен, вяло махая рукой.
     — Ксен?! Ты что, их всех..? Слушай, да ты, никак, пьян! — с подозрением спросила
     Мелисса.
     — Этта... Я для общего блага! — программист, похоже, слегка обиделся. — Тут, того...
     Архимагов понаползло... А они... Того... Съедобные они, вот! Хоть и сволочи, а люди, мать их...
     Ксенобайт вперевалочку залез в комнату и, сыто рыгнув, посоветовал:
     — Вы дверь-то закройте, а? Там эти... Саламандры ползут. И крокодил с ними. Они, того... Невкусные, так что я пас.
     Мелисса выглянула за дверь. В одном из тоннелей разгоралось багровое свечение, обещая
     приближение огненной саламандры. Взвизгнув, Мелисса принялась спешно замуровывать
     проход.
     — Ну, коллеги, поздравляю, — раздраженно буркнула она, когда в ворота снова что-то
     забарабанило. — У нас есть время для передышки и большой вопрос: и как же мы отсюда
     выбираться будем?
     — А зачем? — вовсю зевая, философски спросил Ксенобайт.
     — Ксен, очнись! Что с тобой?! — встряхнул программиста Махмуд.
     — Я слегка перебрал, — обстоятельно пояснил Ксенобайт. — Мне бы в гробик сейчас... И
     поспать...
     И он сладко зевнул.
     — На том свете отдохнешь! — рявкнул Банзай. — Так. Зачем мы сюда вообще явились?!
     Найти тамплиеров, а не гонять по коридорам нечисть.
     — У меня поправка! — сворачиваясь калачиком под плащом, пробормотал Ксенобайт. —
     Это нечисть нас по коридорам гоняла, а не мы ее...
     — Поправка принята, — язвительно заметил Банзай. — Итак. Нам надо найти этих
     тупоголовых...
     — Эй, шеф... — зевнул Ксенобайт.
     — Погоди, Ксен, давай подойдем к вопросу конструктивно. Значит...
     — Шеф!
     — Да что?
     — Мы тамплиеров, значит, ищем?
     — Ну?!
     — А это тогда кто?
     Ксенобайт, продолжая сонно улыбаться, тыкал пальцем в темный угол комнаты. Тестеры
     дружно развернулись туда. Мелисса разожгла поярче магический огонек.
     В углу, настороженно зыркая на тестеров, сидели три потрепанных персонажа. На одном
     из них все еще висели обрывки белого плаща.
     
 []
     
 []
     
 []
     — Ну-с, господа, пора домой, — удовлетворенно кивнул Ксенобайт, бережно пряча
     Внучкину камеру за пазуху.
     — Что ж вы, гады, — сидите, молчите... — досадливо поморщился Махмуд.
     — А что мы... Сидим, и так обстановка нервная... И тут что-то с потолка валится! Мы
     перепугались, думали — ну, все, кранты. А потом еще кто-то, и еще... А вы нас с собой
     заберете?!
     — Чего уж там, заберем, конечно... Ксен, сооруди портал.
     — А почему опять я? — прогундосил Ксенобайт. — Вечно чуть что — сразу я... Знаете, сколько на это маны уходит?
     — Не занудствуй, кровосос...
     Ксенобайт, кряхтя, принялся сооружать портал. Наконец в воздухе завертелся темный
     вихрь. Неожиданно за дверью снова послышался шум.
     — Ну что там еще?! — недовольно поморщился программист.
     — Странно, такое впечатление, будто там кто-то монстров давит, — заметил Махмуд. —
     Может, глянем?
     — Нет уж, — решительно помотала головой Мелисса. — Домой хочу!
     — Слушай, Мак, может, задержимся? Экспы настреляем...
     — Да как бы нам самим по печенкам не настреляли. Вот если Ксен с нами останется...
     — Нет, ребята, я пас, — поморщился вампир.
     — Да ладно тебе, сколько экспы вокруг бегает...
     — Ну... Я даже не знаю... Вообще-то...
     Договорить Ксенобайт не успел. Тяжелая дверь вдруг с оглушительным треском
     разлетелась в щепки, и что-то большое и длинное, со свистом пролетев мимо, ухнуло в
     портал.
     — Что это было?! — тихо спросил Махмуд.
     — Мне на миг показалось, что мимо нас пролетел каменный крокодил, — слабо
     проскрипел Ксенобайт.
     — Мне тоже так показалось, — подтвердил МакМэд, — но крокодилы не летают!
     — Это смотря кто пнет, — рассудительно заметила Мелисса.
     Тестеры с опаской обернулись в сторону двери. В дверном проеме стояла...
     — Внучка?! — опешил Ксенобайт.
     — Привет, ребята!
     — Ты как здесь очутилась?
     — Я за вами пошла! Еле успела, портал уже закрывался...
     — А... — Махмуд сглотнул. — А монстры?! Это ты сюда крокодила зашвырнула?
     — Нет, это не я. Это дядя Ланселот! Он меня проводить вызвался.
     В дверном проеме возникла могучая фигура, с головы до ног закованная в сталь.
     — Ну что, еще монстры есть? — прогудело из шлема. — О! Вижу вампира...
     Посторонись!
     — Э-эй, только без рук! — заорал Ксенобайт.
     — Нет-нет, это мои друзья! — завопила Внучка, повисая у рыцаря на руке.
     — А-а... — удивился рыцарь. — Точно?
     — Точно, точно! — дружно закивали тестеры.
     — Мы, кстати, твою камеру нашли, — вставила Мелисса.
     — Ой, здорово!
     — Ну ладно, — успокоился рыцарь. — Вы как, до города доберетесь?
     — Доберемся, у нас уже и портал есть...
     — Ну, я тогда пойду, спущусь на пару уровней, прогуляюсь... Прощайте, юная леди!
     — До свидания, дядя Ланселот!
     
 []
     Рыцарь, элегантно поклонившись Мелиссе, поправил на руке щит. Ксенобайт вдруг тихо
     ойкнул. Ланселот, звеня доспехами, величественно удалился.
     — Внучка, — спросил Ксенобайт, как только шаги рыцаря стихли за поворотом, — ты
     рассказала Ланселоту, что ищешь?
     — Э-э-э... нет. Он просто появился возле трактира, спросил, почему я грустная... Я ему
     сказала, что мои друзья попали в беду. Он тогда заявил, что его рыцарский долг —
     помогать слабым, и ринулся в портал. Даже не спросил, как меня зовут. Настоящий
     добрый рыцарь!
     — Это точно, — поморщился Ксенобайт. — Хорошо, что он ничего не спросил...
     — Ксен, ты чего? — спросила Мелисса, глядя на задумчивую физиономию программиста.
     — Да так, ничего, — проворчал Ксенобайт. — Ты заметила, какой девиз выбит на щите у
     этого доблестного сэра?!
     — Какой?
     — «Убью и съем», — процитировал Ксенобайт.
     Внучка тихо присела на пол.
     — Ой... Не может быть.
     — Любимая присказка Поликарпыча, — задумчиво заметил Банзай. Сиди они на свежем
     воздухе — можно было бы смело сказать, что тень главного редактора нависла над
     искателями приключений и на миг заслонила солнце, а так остается констатировать
     только, что все крепко призадумались.
     — В следующий раз, когда будем с ним торговаться, надо бы поосторожней... А то, чего
     доброго, и вправду...
     — Пошли-ка домой, — Ксенобайт решительно поднялся, нащупывая за шиворотом
     камеру. — Внучке еще материал монтировать.
     Бета-тестеры
     Эпизод 4: Фанат «Звездного Конвоя»
     Реальность
     Логово бета-тестеров
      3 февраля, 16:20 реального времени
     — Беги, МакМэд! Беги!
     — Да сколько ж можно?!
     — Беги, не останавливайся, Ксену осталось проверить всего пятьдесят четыре...
     — Тридцать два! — перебил программист, на миг отрываясь от монитора.
     — ...тридцать два адреса...
     — Ух... Ы-ых... Я вам страус, что ли, столько бегать?
     — Ладно, сейчас что-нибудь... О! Пещеру видишь? Давай туда!
     
 []
     
 []
     
 []
     — МакМэд, продержись еще пару минут! — взмолился Ксенобайт. — Только не атакуй
     его! Слышишь? Не атакуй!
     — Тебе легко говорить! — взвыл ходок. — А ты эту хреновину видел? Видел, какие у
     нее зубищи?!
     — Только без паники...
     МакМэд добежал наконец до входа в пещеру и рыбкой нырнул в нее. Здоровенная
     тварюка, с виду — помесь игуаны, кабана, сколопендры и дятла, истерически вереща, последовала за ним, слегка застряла, но извернулась и все-таки пролезла в пещеру.
     — Еще немного! — завопил Ксенобайт.
     — Ноги, МакМэд, ноги!
     — Вашу мать! Я... оно... это... ТУПИК!!
     — Мак, я его отсек, сейчас, секунду... Только не стреляй!..
     МакМэд, прижавшись спиной к каменной стене, с животным ужасом глядел на
     приближающуюся тварь. Дизайнеры постарались на славу. Уж сколько монстров
     перевидали тестеры на своем веку, но этот все равно вызывал в глубине души
     первобытный, граничащий с суеверным, ужас.
     — Не подходи! — завопил МакМэд, вскидывая оружие, по виду напоминающее
     змеевик от самогонного аппарата с глушителем. — Изыди, антихрист, пропади с глаз
     моих...
     — Не надо! — чуть не плача, крикнул Ксенобайт. — Все труды даром пропадут...
     Тварь, не особо спеша, разворачивалась перед МакМэдом. Ее длинный, игольчато
     острый клюв нацелился ему прямо в глаз...
     — Мама, — неожиданно спокойно заявил МакМэд. — Сейчас как долбанет...
     Палец ходока лег на гашетку. Ксенобайт тихо взвыл. Банзай прикрыл глаза ладонью.
     — Программа обратилась по недопустимому адресу и будет закрыта, — вдруг
     радостно сообщил приятный женский голос.
     — Есть! — в полном восторге завопил Ксенобайт. — Попалась!
     — Ты дамп записал? — устало спросил Банзай.
     — Ты меня за кого принимаешь?! — обиделся Ксенобайт.
     — Ладно, тогда я пошел МакМэда выковыривать...
     — Пива!
     Это были первые слова, произнесенные МакМэдом с тех пор, как его выкинуло из
     вирта. Лицо его до сих пор было перекошено, широко раскрытые глаза смотрели куда-
     то в сторону туманности Андромеды, а указательный палец правой руки рефлекторно
     дергался, нажимая несуществующую гашетку.
     — Мак, сколько пальцев ты видишь? — строго спросил Банзай, махая перед ходоком
     ладонью.
     — Пива! — с надрывом повторил МакМэд.
     — Нормально, приходит в себя, — кивнул Банзай.
     — Привет, ребята! — раздался вдруг в машинном зале жизнерадостный голос.
     — Привет, Внучка, — кивнул Банзай, задумчиво светя в зрачок МакМэда фонариком.
     — Пива!
     — Ой, а что это МакМэд такой бледный?
     — Завис слегка, бедолага, — пояснил Банзай.
     Ксенобайт рассеяно махнул рукой Внучке и снова забарабанил по клавиатуре.
     — А где остальные?
     — Махмуд отправился к тренеру по рукопашному бою, а потом — к горячо любимой
     бабушке. Мелисса заявила, что ей нужен отпуск, взяла байдарку и рванула куда-то на
     Алтай.
     — Зимой? — изумилась Внучка.
     — Ничего, мы ей на Новый Год ледоруб подарили, не пропадет. Скоро вернется, вертолеты спасателей уже прочесывают район.
     — Ой, как жалко... — огорчилась Внучка.
     — Что «жалко»? — удивился Банзай. — Что вернется?
     
 []
     
 []
     
 []
     — Да нет, совсем наоборот... В смысле — жалко, что их здесь нет.
     Ксенобайт высунулся из-за монитора. На его физиономии явственно читалось
     подозрение.
     — Так. Судя по тону, товарищ Внучка снова пристроила нам халтуру? — строго
     спросил он. — Я так и знал!
     — Эх, — скорчив обиженную гримасу, всхлипнул Банзай. — А я-то думал, ты пришла
     проведать старика...
     — Ребята, ну что вы такие противные, — насупилась Внучка, — я же вас с
     Рождеством поздравила?! Вот. А знаете, сколько у меня сейчас работы?
     — Ладно, — махнул рукой Банзай. — Что за игра?
     — Нет, — уверенно буркнул Ксенобайт, не отрываясь от монитора.
     — Не понял? — вскинул бровь Банзай. — Ты же даже не выслушал...
     — Нет, — спокойно повторил Ксенобайт.
     — Ксен, ты чего?! — удивилась Внучка.
     — Пива! — добавил позабытый всеми МакМэд.
     Ксенобайт, последний раз щелкнув по клавише, чуть отстранился от монитора и
     напялил на нос черные очки.
     — Объясняю, — наставительно произнес он, доставая из кармана трубку и не спеша
     ее раскуривая. — Во-первых, мы и так не в полном составе, а Поликарпыч в последнее
     время подкидывает нам через тебя такие головоломки, что просто караул. Во-вторых, МакМэд ближайшее время будет неадекватен. Во всяком случае, в виртуалку не
     полезет ни за какие коврижки. Принесите ему, кстати, пива, страдает же человек... Ну
     и, в-третьих, нам надо писать баг-репорт по одной очень живописной игрушке. Бизнес
     есть бизнес. Так что, увы, все заняты.
     — Как все?! А Банзай? — встрепенулась Внучка.
     Ксенобайт равнодушно пожал плечами.
     — Он в одиночку полезет в виртуалку? Сомневаюсь. Нет шансов. Дед, в основном, аналитик, а не ходок.
     — Эй! — строго заявил Банзай, появляясь в комнате с банкой пива в руках. — Ты, шпаненок, меня со счета не сбрасывай! Я клаву топтал, когда ты еще бейсик в детском
     саду учил!
     — Увянь со своим пещерным сленгом, — махнул рукой Ксенобайт. — Каждому свое. Я
     вот, кстати, тоже не рвусь конкурировать с Махмудом в вышибании мозгов всяким
     ботам.
     — Да я на «Абрамс» с одной гранатой ходил! — взвился аналитик. — Я радары в
     Триполи с одного захода уничтожал! Да я «Принца» за сорок минут... Да... Где моя
     шашка? Где буденовка?!
     — Народ, хватит ссориться! Я даже не сказала, что за игра! — перебила обоих
     Внучка.
     Ксен и Банзай запнулись и выжидательно уставились на Внучку.
     — Ну?
     — «Звездный конвой — 4»!
     Ксен лишь пожал плечами. Выпав из ослабевших пальцев Банзая, глухо стукнула об
     пол банка с пивом.
     — А-а-а!
     — Пива!
     — Да успокойтесь же, у меня башка от вас трещит, — взмолился Ксен. — Объясните
     толком, что в этой игре такого особенного?!
     — Конвой! Конвой! Нейтронные аппараты на «товсь»! Залп из носовых орудий!
     Истребители по курсу!..
     — Наконец-то Банзая настиг старческий маразм. Жаль, крепкий был старик, —
     грустно заметил Ксенобайт.
     — Я знала, что он так будет реагировать, — гордо заметила Внучка.
     — Та-ак. Тогда лучше рассказывай все по-хорошему, — с тихой угрозой предложил
     Ксенобайт.
     — Ксен, ну ты просто кошмарно дремучий тип! Серия «Звездный конвой» была одной
     из первых виртуальных игр в классе космических симуляторов! Лет семь назад она
     лидировала во всех рейтингах. Потом вышли «ЗК-2» и «ЗК-3». И снова бум! Вот уже
     года четыре ее создатели, «Аргон Вирт», молчали в тряпочку, а сейчас вдруг, без
     предупреждения, выпускают новую игру! Все старые поклонники «Конвоя» просто
     взбесились. И — я так и думала! — Банзай относится к их числу.
     — Ксен! — гаркнул Банзай в ухо программисту, тихо подкравшись к нему сзади. —
     Абордажную команду в шлюз!
     Ксенобайт подпрыгнул, машинально перекрестившись.
     — О Боже... Банзай! А ну-ка, быстро пришел в себя!
     — Пива! — напомнил о себе МакМэд.
     — Тьфу, контра! На, успокойся...
     — Ксен! — неожиданно трезвым голосом произнес Банзай. — Ты как хочешь, но
     статью по «Конвою» должен писать я! То есть, писать, конечно, будет Внучка, но под
     моим руководством. У нас неделя до сдачи номера. Заводи шарманку!
     — Товарищ Банзай! — рявкнул Ксенобайт, вскакивая из-за монитора. — У нас нет ни
     Мелиссы для предварительного сбора информации, ни Махмуда для силовых
     взаимодействий...
     — Ему там все равно нечего делать! Нужен только МакМэд как канонир!
     — Черта вам лысого, а не канонира, — раздался голос МакМэда.
     Вся компания разом обернулась к ходоку. Тот, встав на нетвердых ногах, аккуратно
     поставил на стол пустую банку и обвел коллег тяжелым взглядом.
     — Я ухожу в монастырь, — гордо заявил он. — Все, хватит с меня. Никогда больше
     не сунусь в виртуалку. Завязал.
     Шаркая ногами и ссутулившись, стрелок вышел из комнаты.
     — Чего это он?! — удивленно спросила Внучка.
     — Ты когда-нибудь зависала в вирте при вылете по критической ошибке? — холодно
     спросил Ксен.
     — Не-а, — поежилась Внучка.
     — И не советую. Ощущения очень запоминающиеся. И каждый раз новые... В общем, Банзай, канонира у тебя тоже нет. И на меня не рассчитывай: у нас отчет горит.
     Банзай тяжело ссутулился. Потом вдруг резко выпрямился, щелкнул каблуками и
     решительно застегнул верхнюю пуговицу на рубахе. Во взгляде его полыхнуло
     благородное безумие. Разгладив усы, Банзай возвестил:
     — Тогда я иду один! И никто меня не остановит!
     Ксенобайт молча покрутил пальцем у виска.
     Реальность
     Логово бета-тестеров
      04 февраля, 12:07 реального времени
     На следующий день первое, что увидел Ксенобайт, зайдя в машинный зал, —
     упакованного в вирт-шлем Банзая. За соседней машиной валялась Внучка. Глянув на
     монитор, Ксен покачал головой и отправился к кофеварке.
     Минут через десять из динамиков послышался мелодичный перезвон. Банзай глухо
     заворчал и, невнятно ругнувшись, стащил с головы шлем. Искоса глянув на
     программиста, который в этот день тоже не блистал жизнерадостностью, Дед с
     кряхтением выбрался из кресла и направился опять же к кофеварке. Несколько минут
     он тупо глядел на нее, осмысливая то, что агрегат уже включен.
     — Юнга, подъем! — недовольно проворчал Дед.
     — У-у-у...
     — Хватит ныть, кофе скоро будет готов.
     — Вы что, всю ночь тут сидели? — мрачно поинтересовался Ксенобайт.
     — Точно. Как в старые добрые времена! — хохотнул Банзай, потом, охнув, схватился
     за поясницу. — Черт... Как все изменилось...
     — И как успехи?
     Банзай пасмурно глянул на программиста, словно тот только что плюнул ему в
     тапочек.
     — Они там в «Аргоне» совсем ошалели... Нет, игрушка классная, выше всяческих
     похвал... Только уж слишком много там всего... А корабль здоровый, как стадион...
     Пока добежишь из рубки в машинный... Пока из машинного на палубу... А уж если сел
     в истребитель, пока вернешься...
     — Они что, не могли все функции управления в рубке сосредоточить? — удивился
     Ксенобайт.
     — Ни фига ты не понимаешь! — поморщился Банзай. — В этом-то и прелесть игры!
     Чувствуешь себя на настоящем космическом крейсере!
     Зажегшийся было в глазах Банзая фанатичный огонек тут же угас.
     — Хотя, готов признать, они несколько переборщили. Внучка, магнитный якорь тебе
     в глотку! А ну подъем, три тысячи чертей!
     — У-у-у...
     Внучка, точно зомби, восстала из анатомического кресла и, подойдя к Банзаю, присоединилась к нему в нелегком деле созерцания кофеварки.
     — Пиастры, пиастры, пиастры, — саркастически заметил Ксенобайт, возвращаясь к
     разбору дампа памяти.
     Космическая база «Кассиопея»
     ангар №13
      05 февраля, 14:43 реального времени
     — ...Чтоб тебя в сопло затянуло, дебил! Куда прешь, скотина? Торпеды грузи, торпеды! Да протонные же торпеды грузи, имбецил, а не квантовые... Внучка! Внучка, разрази тебя протуберанцем!
     — Чего?
     — Что там механики говорят?!
     — Что-то говорят, и много, только я ничего не понимаю, — недовольно огрызнулась
     Внучка. — Слушай, мое дело видеосюжеты снимать!
     — Внучка! — взвыл Банзай. — Не могу же я за всеми этими олигофренами сам
     следить?! Так мы месяца два провозимся, а статью надо сдавать через пять дней! Сама
     же говорила...
     Из неприметного люка высунулась мрачная Внучка со здоровенным гаечным ключом
     в руках. Кажется, она уже готова была высказать свое мнение по поводу космических
     симуляторов, когда раздался ехидный голос:
     — Ну, как успехи, космические волки?
     Внучка подавилась так и не высказанной фразой, уронив ключ на ногу Банзаю. Тот
     не обратил на это внимания, настороженно разглядывая астронавта в строгом черном
     мундире. Подозрительно прищурившись, Банзай спросил:
     — Ксен?..
     — А ты что, веришь в искусственный разум? — осведомился программист.
     — Уже не верю, — с надрывом рявкнул Банзай. — Вон, погляди! Вон те, трое... Это
     боты из моего экипажа...
     Ксен с интересом глянул на трех ботов: те, точно коммунары перед расстрелом, стояли, уткнувшись физиономиями в стену ангара.
     — Дезертиры, что ли?
     — Нет, просто кретины. Вот что они там делают?
     Ксенобайт подошел к ботам, с интересом оглядел их и потребовал у крайнего лог
     команд. Поразглядывал висящие в воздухе надписи и, усмехнувшись, ответил:
     — Добросовестно выполняют твою последнюю команду: «Свалить нахрен с глаз моих
     долой». Свалили, уперлись в стену, ждут дальнейших команд.
     Банзай глухо застонал.
     — Все было ничего, пока у нас под командованием была лоханка с пятью ботами
     экипажа, — пожаловалась Внучка. — Но сейчас, когда их уже полсотни... Это просто
     дурдом.
     — Куда попер провизию, кретин? — неожиданно заорал Банзай. — Через грузовой
     люк, скотина, через ГРУЗОВОЙ!
     Он пинками погнал покорного бота со здоровенным ящиком к грузовому люку. Тем
     временем подошел еще один бот, с таким же ящиком, и радостно застрял в довольно
     узком пассажирском люке.
     — Да-а, Банзай, ты напоминаешь не космического волка, а рабовладельца на
     плантациях. Слушай, подарить тебе кнут, а? — ехидно предложил Ксен.
     — Ксен, без твоих издевательств тошно, — мрачно отрезал Банзай. — Скажи лучше, как ты здесь оказался?
     — Очень просто. Запустил игру на своей машине, законнектился и получил
     возможность войти в игру любым из членов твоего экипажа.
     Банзай нехорошо прищурился.
     — В смысле — вместо бота?
     — Именно. Любой из этих оболтусов может быть заменен живым игроком.
     — А... Что-то я не припомню на своем корабле ботов в таких мундирах!
     — Служба безопасности, — подсказал Ксенобайт. — Вот уже три миссии они сидят в
     своей каюте, не получив ни одного приказа от капитана. Боты — терпеливые парни.
     — Да нафиг они вообще мне нужны... Пусть сидят.
     — Точно. Кстати, Мелисса завтра возвращается.
     — Угу... — кисло кивнул Банзай.
     Из корабля появился еще один бот и с идиотской улыбкой застыл перед Банзаем.
     — Это кто? — удивился Ксенобайт.
     — Знакомься, мой штурман, — с неприязнью махнул рукой Банзай. — Редкостный
     баран. Принеси свежие карты метеоритных потоков. Понял?
     — Так точно, капитан! — бодро козырнул штурман и неспешно двинулся к выходу из
     ангара.
     — БЕГОМ! — взревел ему вслед Банзай.
     Бот подскочил и припустил трусцой. Банзай тоскливо взвыл. Неожиданно он глянул
     на Ксенобайта:
     — Слушай, Ксен, может, проводишь его?
     — Кого? — обалдел программист.
     — Да штурмана! Он, зараза, выпить любит... По дороге обратно застрянет в баре, как
     пить дать...
     Минуту Ксен, не в силах поверить, глядел на Банзая, потом истерически заржал.
     — Нет уж, я так, на пару минут забежал... Пора мне обратно, за отчет садиться. Дам
     только совет: чтобы экипаж по барам не застревал, как раз и нужна служба
     безопасности. Так что выпускай парней из каюты, разбирайся с системой команд и
     настраивай. Пока, космические волки!
     Космический крейсер сопровождения «Аврора»
     Капитанский мостик
      06 февраля, 16:52 реального времени
     — Капитан, истребители противника прямо по курсу, три градуса слева по ходу, пятнадцать в зенит.
     — Орудийный расчет к аппаратам! Приготовить протонные торпеды! Первое звено
     истребителей к старту! Старпома на мостик. Штурмана на гауптвахту. Кока на камбуз.
     Э-э-э... Внучка?..
     — Корабельного кота в гальюн.
     — Корабельного кота...тьфу! Отставить! Нет, нет — только кота отставить, все
     остальное... Внучка, я тебя сейчас задушу! Всю командную последовательность
     перенабирать придется...
     — Извини, вырвалось... — виновато пожала плечами Внучка.
     — Значит, орудийный расчет к аппаратам. Выполнять!
     — Есть!
     — Приготовить протонные торпеды. Выполнять.
     — Есть! Прямо по курсу из подпространства вышел корабль класса «Д»...
     — Только его не хватало! Первое звено истребителей, старт! Атаковать корабль
     класса «Д», подавить истребители противника. Выполнять!
     — Есть!
     — А-а, знаю я вас, недоносков, все поляжете... Эх, мне бы...
     — И не думай! — испуганно завопила Внучка. — Я без тебя здесь не справлюсь!
     Опять всю миссию переигрывать придется!
     — Где старпом? Где этот пингвин, астероид ему в печенку?!
     — Не шуми, кэп, тут я!
     — Старпом, принять командование над... — Банзай осекся, разглядывая старшего
     помощника.
     Он готов был поклясться, что в прошлый раз это был плотный мужик с бакенбардами
     и «шкиперской» бородкой. Сейчас же перед ним стояла фигуристая девушка, плотно
     затянутая в белоснежный китель космического офицера.
     — Старпом, ты чего, побрился, что ли? — удивленно спросил Банзай.
     — Банзай, хватит дурака валять! Или ты совсем уже мозгами поехал в виртуалке?
     — Мелисса?!
     — Нет, дух святой в образе и подобии твоего старпома! Я возвращаюсь в родную
     контору, и что я вижу? Ксен самозабвенно ковыряется в своих ноликах с единицами, вторые сутки питаясь только никотином и кофеином, МакМэд подался в буддисты, от
     Махмуда пришла единственная телеграмма: «Два — один в мою пользу, врачебная
     помощь пока не требуется», а ты, старый хрыч, в игрушки играешься?! Вот стоит
     оставить вас на минутку...
     — Мелиска вернулась!!! — в восторге завопила Внучка.
     — А ты бы лучше молчала! — фыркнула Мелисса. — Я возвращаюсь и узнаю, что ты
     делаешь репортаж! Без меня! А еще лучшая подруга называется...
     Девушка картинно надулась.
     — Прости, Мелиска, — виновато развела руками Внучка. — Статья горит, а ты в
     отъезде... А потом... Это не игра, а полный дурдом...
     — Кстати, что это у вас там за лампочки красные на пульте перемигиваются?
     — Где?! — встрепенулся Банзай. — Полундра!!! Второе звено, срочный старт!
     Прикрывать конвой ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ! Выполнять!
     — Протонная торпеда слева по курсу, — любезно сообщил сунувшийся на мостик
     штурман.
     — Ты, сын пробирки и блудного штатива! Почему не на гауптвахте?!
     — Не могу знать, капитан, приказа не было.
     — Пьян?
     — Так точно, — покладисто согласился бот.
     — На гауптвахту шагом марш!
     — Есть, капитан!
     Палубу под ногами тряхнуло. Тревожно замигало освещение.
     — Суетно тут у вас, — деликатно заметила Мелисса.
     Банзай, поднявшись с пола, глянул на пульт управления и застонал.
     — Все. Слили миссию. — Потом глаза его безумно сверкнули: — Пропадать, так с
     саундом! Приготовить мой личный истребитель!
     — Есть!
     — Мелиска, раз уж ты старпом — принимай командование! Сейчас я угроблюсь —
     выйдем в реал, поболтаем...
     — Хочешь размять старые кости? — понимающе ухмыльнулась девушка.
     
 []
     — Точно. Ну, держись, трюмовые крысы...
     — Погоди. А ну-ка, поправь китель. Фуражку надень. Ладно, под пиво сойдет.
     Внучка, где твоя камера?
     — Моя что? — удивленно пробормотала Внучка.
     — Камера! Ты репортаж снимать собираешься или нет?!
     — Ой... А я и забыла... Тут такое...
     — Отставить такое! Снимай!
     — Снимаю!
     — Доброго времени суток, наши дорогие читатели! Как всегда, прямой репортаж из
     игры ведет специальный корреспондент Мелисса... У нас тут жарко, наш корабль
     атакуют превосходящие силы противника, поэтому бравый капитан, настоящий
     космический волк Дед Банзай решил лично возглавить атаку истребителей! Капитан!
     Что скажете перед битвой?
     — Я их всех сделаю! — рявкнул Банзай.
     Мелисса незаметно показала Деду кулак.
     — Дубль второй, старый хрыч, — ледяным тоном проговорила девушка.
     — Хм... — Банзай гордо выпрямился, расправив плечи. — В общем, это будет
     тяжелый бой. Но победа будет за нами!
     — Так лучше, — кивнула Мелисса. — Ладно, Внучка, проводи его до истребителя, сними, как он в него садится. А я тут пока порулю!
     Реальность
     Логово бета-тестеров
      06 февраля, 17:22 реального времени
     — Банзай, это было просто... Просто... Я даже не знаю, что сказать... Восемнадцать
     сбитых истребителей противника! Да твое звено фактически самостоятельно отбило
     атаку! А потом еще и основной корабль под удар торпед выманили! Супер!
     — Фигня, — небрежно шевельнул усами Банзай. — Эх, в молодые-то годы я еще не
     так зажигал! Вот, помню, как-то недалеко от Альдебарана...
     — Ну, распустил хвост, — саркастически усмехнулась Мелисса.
     — Э? А... Мелисса! Без тебя я бы, конечно, не справился... Слушай, тот залп из
     орудийных установок был весьма кстати. Как ты добилась от этих болванов толковых
     действий?
     — Лаской и личным обаянием, — мурлыкнула девушка. — Могу поспорить, ты в
     подобной ситуации только своими любимыми истребителями и командовал. А ведь
     машинное отделение, орудийные расчеты и система жизнеобеспечения тоже требуют
     внимания!
     — Не могу же я разорваться! — развел руками Банзай. — И почему боты такие
     кретины?
     — Почему? — вкрадчиво спросила Мелисса. — Сейчас объясню. Я тут глянула в
     логи... Какого у тебя уровня канониры? Какой стаж у пилотов истребителей?
     — Чего?.. — удивился Банзай.
     — Свой первый экипаж ты умудрился полностью слить как раз перед тем, как
     пересесть с торпедоносца на малый корабль охранения. До того, как тебе выдали в
     управление средний корабль охранения, экипаж полностью менялся дважды. Сейчас на
     
 []
     твоем крейсере только кок, штурман и один из санитаров имеют стаж больше трех
     полетов! Все остальные — в статусе кадетов летной академии! Зеленые новобранцы!
     У Банзая обвисли усы.
     — Это же всего лишь боты! — мрачно буркнул он.
     — Правильно! Но, если бы ты заботился о своем экипаже, а не пускал его в расход в
     каждом рейсе, у тебя сейчас была бы команда умелых асов. А так — банда криворуких
     курсантов.
     — Ой, — огорченно шмыгнула носом Внучка. — А что же делать?
     — Лучше переиграйте, — покачала головой Мелисса. — Дальше будет только хуже.
     Вы и так чудом дошли до этой миссии.
     — Не успеем! — замотала головой Внучка. — Мне же еще статью писать надо и
     ролики монтировать... И... Хотя... Может, лучше на следующий номер перенесем?
     — Отставить! — стукнул по столу кулаком Банзай. — Идем до конца! Тормоза
     придумали трусы! Кто со мной?
     — Я, конечно, — вздохнула Внучка.
     — Ха! Думали от меня отделаться? Не выйдет! К тому же у старшего помощника
     симпатичная форма, мне идет.
     Космическая база «Кассиопея»
     ангар №13
      07 февраля, 11:38 реального времени
     С появлением Мелиссы у Банзая, похоже,
     открылось второе дыхание. Теперь при каждой
     атаке на конвой он, радостно подгоняя ботов, прыгал в командирский истребитель, оставляя
     управление крейсером на нее. В результате
     истребители, получив умелого лидера, стали
     действовать более осмысленно, а крейсер, вместо
     того чтобы висеть в пространстве мертвым
     грузом, активно маневрировал, прикрывая собой
     беспомощный грузовой корабль и веско
     огрызаясь из всех орудий. Кроме всего прочего,
     на очередной погрузке Банзая ждал сюрприз.
     —
     Значит, так, — буркнула Мелисса,
     уткнувшись в какие-то бумаги. — Надо ходовую
     сменить, не понимаю, как ты на этом барахле до
     сих пор летаешь. Кроме того, новый радар и
     дополнительные торпедные аппараты в
     хвостовую часть.
     Банзай побледнел.
     — Да ты спятила! Где я столько денег возьму?
     — В сейфе, — коротко отмахнулась Мелисса.
     — Что? — Банзай быстро вытащил из кармана терминал и проверил состояние счета.
     Глаза его медленно округлились. — Ох... А... Слушай, не то чтобы я возражал, но
     откуда у нас столько денег?
     — Банзаюшка, ты наивен, как ребенок, — ухмыльнулась Мелисса. — Деньги
     зарабатывать надо. Ты хоть раз с контрабандистами связывался?
     — Контрабандистами? Мелисса, ты что, с ума сошла?!
     — Спокойно, все под контролем. Глава разведки в доле.
     — Ну, тогда... Слушай, надо оборудовать истребители новыми энергетическими
     установками!
     — Ну нет, сначала ходовую на крейсере сменить надо, — нахмурилась Мелисса.
     — Нет, истребители важнее.
     — Ходовая! Мы же еле ползем, ладно хоть от конвоя не отстаем...
     — Истребители!
     — Ходовая!
     — Кто тут капитан?!
     — А кто денег достал?!
     — А... А где штурман?
     — Штурман? Чертов алкоголик!
     — Капитан! — послышался из переговорника раздраженный голос Внучки. — Боты
     опять застряли в люке и пытаются грузить торпеды через рубку!
     Банзай тихо взвыл и побежал разгонять тупых грузчиков. Мелисса усмехнулась и
     отправила заказ на новую ходовую установку.
     Космический крейсер сопровождения «Аврора»
     Капитанский мостик
      08 февраля, 13:13 реального времени
      Что-то тихо, — задумчиво пробормотала Мелисса, тоскливо разглядывая радар. —
     За весь рейс всего два налета. Скукотища.
     — Угу, — буркнула Внучка, ковыряясь в блокноте. — Как тебе такое: «Семнадцатую
     миссию мы бесстрашно бороздили бесконечную бездну...»
     — Как-то это неискренне, — поморщилась Мелисса. — Букв «б» многовато...
     По всем признакам можно было сказать, что «Аврора» стремительно приближается к
     финальной миссии. Крейсер больше не сопровождал неуклюжий транспортный
     корабль. Теперь он был флагманом небольшой эскадры и вот уже третью миссию шел
     вычищать гнездо космических пиратов.
     Жизнь на борту наладилась. Банзай большую часть времени проводил у
     истребителей, любовно полируя и охаживая их. В бою старик творил чудеса, его звено
     вырезало вражеские истребители десятками. Однако...
     Однако сам крейсер в это время держался исключительно на героизме Мелиссы.
     Именно она по наводкам Банзая уничтожала более крупные вражеские корабли, прикрывала истребители и обеспечивала им перезагрузку в кратчайший срок.
     — У меня нехорошее предчувствие, — вдруг хмуро буркнула Мелисса.
     Внучка удивленно глянула на подругу.
     — Ась?
     — Предчувствие у меня, говорю, плохое.
     — С чего это?
     — В последнее время все идет слишком хорошо. Боты вдруг с чего-то дико поумнели.
     Канониры почти перестали промахиваться. В машинном отделении за две миссии ни
     одной аварии. Даже штурман ходит трезвый. Не к добру это!
     — Может у них, этот, уровень повысился? — предположила Внучка.
     — Не знаю, не знаю... Так резко? Можем проверить, конечно...
     Мелисса склонилась над пультом и вдруг замерла. Скользнув взглядом по радару, она завопила:
     — Полундра! Капитана на мостик!
     В ту же минуту крейсер тряхнуло, взвыли серены тревоги.
     — Канониры, заряжай! Носовые щиты две трети, правый на максимум! Дежурного на
     гауптвахту! — Мелисса вздохнула и буркнула: — И готовьте капитанский истребитель.
     Банзай, твою дивизию, ты где?!
     Банзай влетел на мостик и ошалело огляделся.
     — Что? Откуда была подача?
     — Смотри сюда! — Мелисса ткнула пальцем в один из радаров. — Видишь?
     — Ну, вижу... Что это?
     — Отслеженный трек двух торпед!
     — Да, но кто стрелял? На основном радаре пусто, вахтенный молчал... А, неважно!
     Все по местам! Запускайте первое звено истребителей!
     На пульте тревожно зажглась красная лампочка.
     — В доступе отказано, — сообщил приятный голос автопилота.
     — ЧТО?! Говорит капитан, приоритет ноль! Выпустить первое звено истребителей!
     — В доступе отказано, — скучно повторил голос.
     — Как это? — непонимающе уставился на пульт Банзай.
     Мелисса застонала.
     — Я все поняла! Вот черт, ну гады...
     — Что?
     — На корабле бунт! Предупреждали же нас, что шпионы пиратов...
     — А в нашу сторону идет абордажная капсула, — уныло заметила Внучка.
     — Отобьемся! — рявкнул Банзай. — Канониры! Канониры, ответьте мостику!
     — Оммм... — донеслось из динамика.
     — Что? — Банзай тихо осел в кресло.
     — Омм мани падме ху-уммм, — разъяснил голос из динамика. — Орудийная палуба
     слушает!
     — Говорит капитан, — нервно сообщил Банзай. — На корабле бунт, центральный
     компьютер заблокирован. Приказываю: перейдите на ручное управление и сбейте
     десантную капсулу противника.
     — Координаты давай, — равнодушно буркнул канонир.
     — Э... Диктую...
     — Слушай, Мелисса, — дернула подругу Внучка, пока Банзай диктовал координаты.
     — Что-то нетипичное поведение для бота, ты не находишь?
     — Хм... Да уж, совсем нетипичное... Ох, как бы не оказалось, что...
     Люк рубки распахнулся. На пороге появился здоровенный бот, размахивая
     энергетическим пистолетом.
     — Ха-ха! Это бунт, капитан! Корабль в моей власти!
     Банзай тихо осел в кресле.
     — Абзац. Грузимся?
     — Бунт отменяется, — холодно сообщил вдруг кто-то, появляясь за спиной у
     мятежника и с размаху опуская ему на макушку тяжелый гаечный ключ. Бот, блаженно
     заулыбавшись, тихо сложился на полу. Все потрясенно уставились на «спасителя», одетого в робу матроса-моториста. А тот, злорадно ухмыльнувшись, достал откуда-то
     черную фуражку, напялил и заявил:
     — Я так и думал, что это кок!
     — Ксен?! Но как...
     — Потом расскажу, ты рули давай, а то в метеорит впаяемся!
     Корабль пару раз тряхнуло. Банзай с Мелиссой бросились к пультам, лихорадочно
     колотя по клавишам и отдавая команды. Противно заверещал селектор.
     — Але, кэп? Это канонир. У нас проблема, — послышался задумчивый голос. — Я тут
     уже четыре капсулы поджарил, но из-за сопки вылезает что-то охренительное.
     Проверьте там у себя на радарах, а?
     Банзай быстро глянул на радар, прогнав его через несколько режимов. Подумав, он
     сообщил:
     — Пользуется поглощающим полем. Но... Ребята, это «Метаморф». Самый сильный
     корабль пиратского флота...
     — Нам крышка, — философски заметил Ксенобайт, скидывая комбинезон моториста, под которым оказался уже знакомый Банзаю черный мундир. — Этих горе-бунтарей
     мои ребята сейчас додавят, но это... Переигрываем миссию? Или вообще перекур на
     подумать?
     Глаза Банзая безумно сверкнули.
     — А чего тут думать? На абордаж!
     — Дед, ты в своем уме? — деликатно осведомился Ксенобайт.
     — Абордажную команду к шлюзам! Эх, Махмуда с нами нет... Команда! Разобрать
     личное оружие. Открыть арсенал!
     
 []
     
 []
     
 []
     — Я вас тут подожду, — зевнул Ксенобайт, усаживаясь в штурманское кресло и
     закидывая ноги на пульт.
     Безумный расчет Банзая оказался единственно верным решением. Вместо того чтобы
     удирать или маневрировать под огнем «Метаморфа», «Аврора» взревела двигателями и
     резко сократила дистанцию, практически став борт к борту с вражеским кораблем.
     Компьютерный интеллект тут же просчитал, что вести огонь не имеет смысла, и... И
     выпустил магнитные захваты для абордажа.
     В коридорах корабля завязалась перестрелка. Ксенобайт, сидя за пультом, педантично запечатывал потерявшие герметичность отсеки. Банзай бушевал где-то в
     центре событий. Атака пиратов сначала остановилась... А потом захлебнулась.
     Действия стремительно перенеслись на «Метаморф» и стали разворачиваться в
     обратной последовательности.
     Пираты оборонялись яростно. До мостика «Метаморфа» Банзай в своем капитанском
     скафандре дошел фактически один. Озверело оглянувшись, он уткнулся носом в дуло
     какой-то здоровенной штуковины, которую сжимал в лапах, быть может, последний
     оставшийся в живых пират.
     — Ой... — тихо пробормотал Банзай. — Кто-то сейвануться догадался?
     Над плечом Банзая коротко свистнул снаряд, снеся пирату голову.
     — Порядок! — глухо буркнул, опуская винтовку, здоровенный десантник, с ног до
     головы закованный в броню.
     Банзай тихо сполз на пол, держась за сердце.
     — Ух... Фантастика! Бот подоспел вовремя! — простонал старик. — Вот уж не ожидал.
     — Гад ты все-таки, кэп, — обиженно заявил бот.
     — Чего? — вытаращился Банзай.
     — Чего-чего, — перебил сидящий в рубке Ксен. — Вы Командора Бряку проворонили!
     — А?!
     — Банзай, твой выход, — сообщила Мелисса. — Командующий пиратского флота
     смылся на истребителе! Это последняя миссия. Догнать гада и истребить.
     — Он мой! — завопил Банзай, бросаясь к шлюзам.
     — Кто бы сомневался, — ехидно заметил Ксенобайт.
     — Банзай, я уже в твоем истребителе с камерой! — послышался голос Внучки. —
     Быстрее, уйдет, гад!..
     Спустя полминуты от борта «Авроры» отвалил небольшой кораблик и, круто
     стартовав, унесся вдаль.
     — Не... — покачал головой Ксенобайт. — От Банзая не уйдет.
     Штаб-квартира Звездной Федерации
      08 февраля, 17:08 реального времени
     Это был финальный ролик. Банзай так и светился от гордости, слушая пафосный
     спич о том, как он и его героический экипаж, пройдя путь от простого корабля
     сопровождения до флагмана эскадры, избавили галактику от терроризирующей
     космические трассы банды пиратов. Внучка с разных ракурсов снимала его на камеру.
     Наконец дело дошло до подсчета очков.
     — ...Орденом «Сверхновой Звезды» награждается капитан Звездного Флота
     Конфедерации Банзай!
     Банзай, вытянувшись, четко промаршировал вперед.
     — Ну что, счастлив, Дед? — ехидно осведомился Ксенобайт.
     — Тихо! — шикнула Мелисса. — Не ломай кайфа!
     — Орденом «Сверхновой» награждается капитан второго ранга Внучка!
     — Ксен, подержи камеру!
     -...награждается старший помощник капитана Мелисса...
     
 []
     — Внучка, снимай! Мой выход!
     — ...награждается капитан службы безопасности Ксенобайт!
     — Что, и ему орден? — проворчал Банзай.
     — А как же, — ухмыльнулся Ксен.
     — Но ведь ты уже под конец игры зашел, так нечестно...
     — ... Награждается...
     Банзай удивленно встрепенулся:
     — Что, еще не все?
     — Не все, — кивнул Ксенобайт.
     — Но...
     — Канонир МакМэд!
     Челюсть Банзая глухо стукнула об пол. Из толпы ботов высунулся МакМэд и, вразвалочку пройдясь по плацу, сграбастал свой орден.
     — Так ты... Ну, гад... Чего ж молчал-то? — нахмурилась Мелисса.
     — ...награждается...
     — И этот здесь?!
     — Лейтенант космодесанта Махмуд!
     — Привет, народ! Ну вот, стоило вас оставить... — прогудел Махмуд, вылезая из
     толпы.
     — Не понимаю. Ты-то как ты тут оказался?! — взвыл Банзай.
     — ...Награждается... — с нажимом произнес командующий флотом.
     Банзай, Мелисса и Внучка вытаращились.
     — А кто еще? Вроде все здесь... — растерянно пролепетала Внучка.
     — Лейтенант космодесанта Бабуля Флэш!
     — Знакомтесь! — с нежностью глядя на закованную в бронированный скафандр
     фигуру, произнес Махмуд. — Это моя бабушка!
     Реальность
     Логово бета-тестеров
      83 февраля, 17:32 реального времени
      Теперь понятно, почему боты вдруг резко
     поумнели, — проворчала Мелисса, болтая ложкой
     в кофе.
     — Кушайте пирожки, деточки, кушайте, — как-
     то зловеще хихикнула Бабуля Флэш,
     распаковывая огромный баул с провизией.
     — Ну, Ксен, рассказывай все начистоту, —
     угрюмо буркнул Банзай.
     — А что рассказывать? — пожал плечами Ксен.
     — Отчет я закончил вскоре после того, как
     вернулась Мелисса. Вы же совсем ошалели там, вылезали, только когда засыпали совсем. Ничего
     вокруг себя не замечали. Я надеялся, что Мелиска
     вам там мозги вправит, а она сама пропала. Ну,
     стал я за вами приглядывать. А заодно
     раскручивать линию с бунтом. Вы ее, кстати,
     совсем проворонили. Так что пока ты, Банзай, гонял на своей этажерке, а ты, Мелисса, блаженно
     занималась контрабандой, я кочегарил совсем замордованный вами отдел Корабельной
     Безопасности.
     — А откуда МакМэд взялся?
     МакМэд холодно глянул на Банзая.
     
 []
     — Я, между прочим, ради тебя, старый хрыч, из намечавшегося запоя с местными
     буддистами вышел. Так что цени, на какие жертвы пошел.
     — Как ни крути, а на одних истребителях эту игру не сделаешь, — пояснил Ксен. —
     Это тебе не старый добрый «ЗК». И ты бы это сам понял, если бы фанатом не был. Так
     что пришлось срочно приводить нашего стрелка в чувства, выдернув предварительно
     из нирваны.
     Банзай вздохнул и нервно покосился на Бабулю Флэш. Та, ухмыльнувшись, бессовестно ему подмигнула.
     — Ну, со мной все совсем просто, — хохотнул Махмуд. — Ксен мне постоянно на вас
     жаловался. Вчера прислал сообщение, что все совсем плохо. Вынюхал, что в последней
     миссии без абордажа не обойдется. А я на всякий случай бабушку с собой прихватил. И
     правильно, один бы не справился.
     — Давненько я так не развлекалась, — бодро кивнула старушка. — А ты, внучек, как
     был олухом, так олухом и остался. Ну кто так с ракетометом работает, а? Эх, балда!
     Банзай кисло глянул на Махмуда.
     — Бабушка у меня — сила, — похвастался ходок. — Чемпион по «Вирт-Квейку»
     Рязанской области.
     Внучка, Банзай и Мелисса синхронно подавились кофе и уставились на старушку.
     — Так это вы нынче Рязань держите? — с уважением покачал головой Ксенобайт.
     — Дык на пенсии я, времени свободного много... Ты кушай пирожок, кушай... Вон
     какой худющий
     Бета-тестеры
     Эпизод 5: Без страха и упрека
     Реальность
     Логово тестеров
      12 апреля, 12:33 реального времени
      Мак, твой ход.
     — М-м... Ладно. Пора переходить к решительным мерам.
     — Ну-ну, переходи.
     — Ты, главное, меня не путай, Ксен. Основа искусства снайпера — это умение
     нанести удар вовремя. Не раньше и не позже, именно вовремя. В тот миг, когда...
     — Меньше теории. Твой удар.
     — Не мешай... Так вот... Хм... По моим прикидкам... Если взять за основу... Да. Ну, держись, кнопкодавитель! А-4!
     — Мимо. Е-5.
     МакМэд мрачно уставился на программиста.
     — Убил. Махмуд! Нутром чую, он мухлюет, гад!
     — Ваше предположение, товарищ МакМэд, было бы оскорбительным, если бы не
     было таким смехотворным, — ледяным тоном возразил Ксенобайт.
     — А ну, покажи свой листик!
     — Если это будет означать твою безоговорочную капитуляцию...
     — Нет! У меня еще один двухпалубный!
     — Тогда ваше предложение мне неинтересно.
     — Скукотища, — вздохнул Банзай. — На дворе конец двадцать первого века, технологии достигли невиданных высот... А эти два оболтуса в «морской бой» режутся.
     Вы бы еще в «Чапаева» на деньги сыграли.
     — Мак, не отвлекайся, — хищно усмехнулся Ксенобайт. — Где там твой
     двухпалубный?
     Глаза программиста демонически блеснули, он встал, хищно протянул руку в сторону
     стрелка — и МакМэд непроизвольно съежился, пытаясь прикрыть собой расчерченный
     на квадратики лист бумаги.
     — Готовь шлюпки, горец хренов. Сим свидетельствую, что удар нанесен будет по...
     Все замерли. Даже Мелисса с ленивым интересом оторвалась от журнала новинок
     моды. МакМэд зажмурился. Махмуд сурово сдвинул брови. И тут дверь с громким
     стуком распахнулась. Все нервно вздрогнули, МакМэд побледнел и накренился.
     — Привет, ребята! — жизнерадостно провозгласила Внучка.
     Банзай, с шумом выдохнув, схватился за сердце. Ксенобайт сник и рухнул на стул.
     — Умеешь же ты вовремя появиться, Внучка, — проворчал он. — Ты испортила мой
     триумф! Нет, даже так: триумф прогресса и разума над острым зрением!
     — Эй, ты на что это намекаешь?! — вспыхнул МакМэд.
     Ксенобайт только махнул рукой и нервно закурил. Потом, покопавшись в столе, выудил оттуда здоровенный том «Теория вероятности для чайников» и толкнул его в
     сторону МакМэда.
     — Учи матчасть, мазила. Ладно, перейдем к делу. Чего от нас хочет Поликарпыч?
     Внучка икнула. Нервно улыбнувшись, она с опаской покосилась на заинтересованно
     вскинувшего бровь Банзая и выглянувшую из-за журнала Мелиссу.
     — Э-э-э... Поликарпыч? А с чего ты взял...
     — У вас это, товарищ Внучка, на лбу написано, — холодно перебил девушку
     Ксенобайт. — Или будем отпираться? К тому же у тебя из кармана торчит бокс на
     четыре диска, отсюда я вижу логотип «Самара Софт». А до сдачи номера что-то около
     недели. А мы тут уже от скуки помираем... В общем, что у тебя там?
     Пространство игры «Королевский Турнир»
     Подготовительный уровень
      12 апреля, 12:56 реального времени
     Перед ними стоял жилистый старик с роскошными седыми усами, одетый в прочную
     кожаную куртку. Махмуд, не обнаружив ни оружия, ни более достойных целей, собрался было дать престарелому джентльмену в морду, но был остановлен Внучкой.
     Старик тем временем, не обратив на агрессию ходока никакого внимания, начал
     вещать.
     Оказалось, что тестеры отныне — кандидаты в рыцари. Чтобы получить право
     участвовать в Королевском Турнире, им необходимо сдать квалификационный зачет. А
     старик, которого, как оказалось, зовут сэр Вольдемар фон Фридрих Младший, будет их
     тренером и наставником.
     Поняв, что это тренировочная миссия, Махмуд тут же возобновил поползновения к
     рукоприкладству. Но делать было нечего: другого входа в игру попросту не было.
     Однако Вольдемар, будто почувствовав недовольство «учеников», холодно
     осведомился:
     — Желаете сразу пройти квалификацию?
     — Естественно! — завопил Махмуд.
     
 []
     — Прошу за мной, — не стал спорить тренер.
     Тестеры оказались на обширном поле, разгороженном деревянными заборчиками.
     Подведя тестеров к началу «трассы» между двух заборчиков, Фридрих Младший, злорадно цыкнув зубом, невозмутимо сообщил:
     — Испытание заключается в том, чтобы снять копьем висящее во-он там кольцо.
     Тестеры непонимающе уставились в указанную сторону. Действительно, впереди, подвешенное на специальной перекладине, висело украшенное ленточками кольцо
     сантиметров пяти в диаметре.
     — Сделать это нужно на полном скаку.
     — На полном чем?! — подозрительно покосился на тренера Ксенобайт.
     — Минуточку, я сейчас приведу вашего коня.
     — Коня... — задумчиво повторил Банзай. — Товарищи, что-то мне это не нравится.
     — Да ладно, чего там, — беспечно махнул рукой Махмуд. — Сейчас я покажу высший
     класс! Внучка, готовь камеру... Эй, Ксен, ты чего?
     Программист задумчиво повел взглядом и вдруг подпрыгнул. Потом пару раз присел.
     И вдруг начал, как бешеный, махать руками, прыгать и кувыркаться.
     — Банзай, у нас проблемы, — мрачно буркнула Мелисса. — Ксенобайт, кажется, спятил.
     — Все правильно он делает, — строго цыкнул Банзай. — Ксен, ну что там?
     — Обалдеть, — весело крикнул программист. — Давно я не видел настолько
     подробно прописанной физики. Банзай, шаблонов движения нет вообще!
     — Кажется, я начинаю понимать, — проворчал Банзай. — Не стал бы нам
     Поликарпыч простую игру подбрасывать...
     — Эй, нас где-то хотят надуть?.. — с опаской уточнил МакМэд.
     — Господин кандидат в рыцари! — раздался голос Вольдемара. — Ваш конь готов!
     Тестеры обернулись. Старик вел под уздцы здоровенного коня с широкой грудью и
     очень недобрыми глазами.
     — Ой, лошадка! — в восторге завопила Внучка.
     — А ну, стой! — рявкнул Махмуд. — Не доверяю я этой зверюге.
     — Доверяешь — не доверяешь, а полезай в седло! — ухмыльнулся Ксенобайт.
     — Да легко! Где копье?!
     Вольдемар невозмутимо поднял с земли здоровенную оглоблю. С уважением глянув
     на нее, а потом на коня, Махмуд заявил:
     — Вот так и держи его пока, ладно?
     — Естественно, — спокойно кивнул старик. — Я подам его вам, когда вы будете
     готовы.
     — Хм, анализатор речи с плавающими значениями, — буркнул себе под нос
     Ксенобайт.
     — Чего?
     — Ничего, полезай в седло!
     Махмуд, хмыкнув, подошел к коню. Какое-то время они с конем сверлили друг друга
     оценивающими взглядами. Ксенобайт на всякий случай отошел в сторонку. Внучка
     вскинула камеру.
     — Давай, Махмуд, тебя снимают! — крикнула Мелисса. — Это
     у нас на заставку пойдет, так что сделай умное лицо!
     Ходок, буркнув что-то неразборчивое, приосанился.
     Небрежно положив руку на луку седла, он поднял ногу, пытаясь
     вдеть ее в стремя. Однако стремя оказалось очень непокорной
     штукой. Махмуд стоял на одной ноге, дрыгая другой, а
     металлический треугольник, болтающийся на кожаном ремне, казалось, нарочно удирал от его ботинка.
     — В чем дело, Махмуд? — строго спросила Мелисса.
     — Э-э-э...
     — Свободная физика, — ухмыльнулся Ксенобайт. — То ли
     еще будет.
     — Сэр, — подал голос Вольдемар. — Не та нога!
     — Чего?
     
 []
     
 []
     
 []
     — Не та нога! — с ледяным спокойствием пояснил тренер. — Вы находитесь слева от
     лошади, значит, в стремя следует вдевать ЛЕВУЮ ногу!
     — Чем занудствовать, лучше бы помог!
     — Желаете, чтобы я придержал вам стремя?
     — Желаю!
     С помощью тренера дело пошло веселее. Махмуд все-таки послушал его совета и
     сменил ногу. Р-раз! И вот он уже стоял на одной ноге. Вторая прочно вделась в стремя.
     — Ну? — требовательно спросил Махмуд.
     — Что «ну?» — не выдержал Банзай. — Прыгай в седло! Вестерны смотрел?! Давай, работай!
     Махмуд пару раз неуверенно подпрыгнул. Конь, которому, судя по всему, надоело
     ждать, презрительно фыркнул и сделал пару шагов.
     — Эй-эй! Стой! Стой, скотина!
     Махмуд скакал на одной ноге вслед за животным, судорожно пытаясь за что-то
     уцепиться. К несчастью, под руки ему попались поводья...
     — Снимай, снимай! — в восторге завопил Внучке Ксенобайт.
     Конь, возмущенно заржав, мотнул головой, скакнув в сторону. Махмуд с воплем
     потерял равновесие и растянулся на земле. К сожалению, его нога так и осталась в
     стремени.
     — А-а-а! Снимите меня...
     — Снимаю, не беспокойся!
     — Да нет! Отцепите меня от этой скотины!
     Прежде чем разобидевшегося коня удалось остановить и отцепить от Махмуда, ходок
     успел совершить круг почета вокруг коллег, матерясь и вопя. Наконец Вольдемар, ловко метнувшись наперерез, схватил поводья и успокоил животное, пока остальные
     тестеры спешно оттаскивали Махмуда в сторонку.
     — Перекур, — объявил Банзай. — Ну, как впечатления?!
     — Ничего не понимаю, — пожаловался Махмуд. — На чем я только в своей жизни не
     ездил! И на грифонах, и на драконах, на ящерах, страусах, гигантских сороконожках...
     Но чтобы ТАК...
     — Господа, — сурово прогремел с небес голос Банзая. — Вы опять пропустили очень
     важную деталь. Кто мне скажет, какие игры выпускала «Самара Софт?»
     — Э-э-э... Я скажу! — подняла руку Внучка. — Значит, так. «Запорожец — бешеное
     ралли», «Ми-8», «Т-34» или, как его прозвали в народе, «Абрамс возвращается»...
     — У-у-у! — хлопнул себя по лбу Ксенобайт. — Ну точно! Где еще встретишь такие
     движки!
     — Ага, вот до Ксенобайта уже дошло! Симуляторы! Все эти игры относятся к
     симуляторам!
     — И что? — уныло спросил МакМэд, с беспокойством глядя на икающего до сих пор
     Махмуда.
     — А то, что и здесь, в буклете к игре, написано: «Симулятор конного турнира»! С
     максимальным приближением к реальности.
     — Погоди. Симуляторы обычно относятся к технике, — проворчал Махмуд. — Ну, там
     машины, вертолеты, самолеты... Сел и поехал. А при чем тут турниры?
     — Ты только что сам пытался сесть на лошадь, — хмыкнул Ксенобайт. — И как?
     Махмуд насупился. Потом вдруг вскочил.
     — Ха! Значит, максимальное приближение к реальности, да?! А ну, подать сюда это
     животное! Вовка, ты где?
     — Желаете снова попробовать? — скучающе осведомился Вольдемар, стоявший все
     это время недалеко от тестеров.
     — Желаю. Коня мне!
     — Внучка! Включай камеру! — прошипел Ксенобайт. — Сейчас будет родео!
     — Махмуд, все-таки... — нерешительно начала Мелисса.
     Махмуд уже не слушал. Смерив коня испепеляющим взглядом, он схватился за луку
     седла. Потом, несколько сбавив обороты, буркнул:
     — Вольдемар, придержи стремя. Хорошо... Ну, поехали.
     В принципе, Махмуд сделал все правильно. Оттолкнувшись от земли, он попытался
     перекинуть вторую ногу через круп коня... Только взял низковато. Так что в результате
     просто саданул коленом в бок животного. Конь обиженно заржал и, точно кенгуру, скакнул вбок.
     — О-оу-у-у! Ты, сырье для мясокомбината!
     Махмуд, вскочив, снова озверело бросился на коня. Конь, заметив приближение
     воина, ловко развернулся к нему крупом...
     — Берегись!
     Все-таки Махмуд был отличным ходоком, так что копыта просвистели мимо, но атака
     захлебнулась. Противники снова разошлись, оценивающе глядя друг на друга.
     — Желаете надеть доспехи? — с некоторым беспокойством осведомился Вольдемар, очевидно, смекнув, что может дойти до смертоубийства.
     — Желаю! И меч мне! Нет, лучше топор! Или нет, шестопер!
     — Извольте проследовать за мной.
     Люди могут сколько угодно говорить об отсутствии искусственного разума, но
     комбинация Вольдемара сработала. Попав в оружейную, ходок мигом успокоился и
     размяк. Тем временем Внучка, отложив камеру, направилась к коню.
     — Лошадка! Хорошая лошадка, добрая... Замучил тебя этот дылда, да?
     Конь моментально превратился из злобного дракона в кроткого пони.
     — Удивляюсь я Внучке, — вздохнул Банзай. — Кого угодно заморочит.
     — Скорее у него это в триггерах прописано, — лениво буркнул Ксенобайт, — реакция
     на ласковое обращение. Надо бы проверить...
     — Ха-ха! А вот и я! Мне уже значительно лучше!
     На поле появился Махмуд, закованный в латы. Судя по лицу, выглядывающему из
     шлема, он и вправду чувствовал себя гораздо уверенней. Стоящий рядом Вольдемар, кажется, тоже подобрел.
     — ...конечно, далеко не последняя модель, более того, сейчас на серьезных
     турнирах почти не используется, — бубнил он. — Однако в ознакомительных целях...
     — Меньше гари, Вовка! Где этот Буцефал? Сейчас я его буду зверски укрощать!
     Сейчас он у меня...
     Махмуд осекся. Забрало его шлема с лязгом захлопнулось, и воин трясущейся рукой
     указал пальцем на мирно трусящего по полю коня, на спине которого преспокойно
     подпрыгивала Внучка.
     — Махмуд, гляди! У меня получается! Здорово! — в восторге закричала девушка.
     — И он что, не сожрал ее? — с тоской спросил Махмуд.
     — Слышь, Махмудыч, — деликатно начал МакМэд. — Ты бы...
     — Коня мне! — взревел воин.
     Внучка, легко спрыгнув на землю, с готовностью взялась за камеру. Вольдемар, снова почувствовав торжественность момента, солидно подвел коня к Махмуду и
     придержал стремя. Ходок подпрыгнул... Конь, задавлено хэкнув, просел, но рыцарь
     оказался в седле.
     — Вот так! — победоносно возвестил Махмуд. — Вовка, давай свою оглоблю!
     Вольдемар с опаской подал Махмуду копье. Тот вытянул руку... и моментально
     покачнулся в седле.
     — Что такое? — осведомился Банзай.
     — Черт... Никакого залипания, — пожаловался Махмуд. — Сижу, как на бревне...
     — Что ж ты хотел? Симулятор, — философски пожал плечами Ксенобайт. — Не боись, все равно они не могут обсчитать всех векторов, так что соблюдать равновесие здесь
     должно быть проще, чем в реале...
     — Ты сюда залезь, а потом рассуждать будешь, — пожаловался Махмуд. — Ладно, все под контролем! Копье!
     Не совсем уверенно побалансировав, Махмуд пристроил копье и перевел дух.
     — Ну... Поехали!
     — Махмуд, погоди! — завопила Мелисса.
     Поздно. Ходок, очевидно, руководствуясь опытом, взятым из множества фильмов, лихо пришпорил коня. Тот, бешено взвыв, встал на дыбы.
     — В-во-о-оуу! — завопил Махмуд, каким-то чудом оставаясь в седле.
     — Я же говорил, будет родео! — удовлетворенно заметил Ксенобайт.
     — А-а-ауу!
     — Молодец, Махмуд! Держись!
     Однако в какой-то момент Махмуд все-таки не удержался и свечой взлетел в зенит.
     Конь, моментально развернувшись, мстительно захрипел и метко лягнул пошедшего на
     посадку рыцаря. Раздался металлический звон, и Махмуд по пологой траектории
     полетел куда-то вдаль. Грохот и столб пыли обозначили место его посадки.
     — По моим оценкам — около пяти метров, — скучно заявил Ксенобайт. — Если
     подсчитать суммарную массу Махмуда в доспехах, можем вычислить импульс...
     Махмуд со скрежетом встал. На нагрудной пластине доспеха отчетливо виднелся
     отпечаток подковы. Тестеры испуганно притихли. В звенящей тишине раздался голос
     Вольдемара фон Фридриха Младшего:
     — Может, вы все-таки желаете пройти краткий курс верховой езды?
     Махмуд, со скрежетом развернувшись к тренеру, поднял руки, слабо пытаясь
     дотянуться до его горла.
     — Желаю, — прохрипел он перед тем, как рухнуть на землю.
     Пространство игры «Королевский Турнир»
     Подготовительный уровень
      12 апреля, 15:43 реального времени
     Пока тестеры (в том числе, несмотря на все протесты, Ксенобайт) проходили краткий
     курс верховой езды, Банзай, листая буклет с кратким описанием игры, вырабатывал
     общую стратегию. И чем дальше он ее вырабатывал, тем больше мрачнел.
     В конце концов общий план действий стал ясен. Основным ходоком команды стал
     МакМэд, чья ловкость и меткость позволяли ему успешно выполнять все тренировочные
     упражнения. Махмуд, чьи отношения с конем так и не сложились, переходил в
     «олимпийский резерв». Ксенобайта же объявили герольдом и, по совместительству, оруженосцем рыцаря.
     Протесты программиста были холодно отвергнуты коллективом. И пока рыцари с
     грохотом и матерщиной носились по тренировочному ристалищу, программист мрачно
     слушал разглагольствования Вольдемара по поводу распорядка, правил и традиций
     турниров.
     — Копье, Вольдемар! — весело крикнул МакМэд, выходя на стартовую позицию.
     — Как видите, дорогие читатели, сейчас один из наших ходоков, МакМэд, выполняет
     упражнение с кольцом, — Мелисса, понятно, уже вовсю красовалась перед камерой. —
     Это зачет на квалификацию для участия...
     МакМэд, покрасовавшись, легко послал коня в галоп. Вихрем промчавшись по
     ристалищу, он легко сдернул кольцо с ремешка, на котором оно висело.
     — Молодец, Мак! — закричала Внучка.
     — Сэр Махмуд? — сурово приподнял бровь Вольдемар.
     — Иду, иду, — хмуро пробурчал Махмуд.
     Его отношения с конем, как уже отмечалось, так и не сложились. Впрочем, взаимного
     уважения они добились. Воин, глухо ворча себе под нос, вскарабкался в седло и вышел
     на позицию.
     — Внучка, не снимай это, — вздохнула Мелисса. — Рубрики «На арене клоуны» у нас
     пока нет.
     — Мелисса, я это слышал! — прогудел Махмуд откуда-то из глубин шлема.
     — Удивительно, — ехидно заметила девушка.
     — Я тебе это еще припомню. Вольдемар?
     Перехватив копье поудобнее, Махмуд осторожно пихнул коня в бока. Конечно, Махмуду далеко было до легкости, с которой все это проделывал его коллега, но в
     конечном итоге кольцо оказалось у него на копье.
     — Ну что ж, господа! — торжественно заявил тренер, невозмутимо наблюдавший за
     манипуляциями тестеров. — Вы сдали квалификацию! Теперь вы можете участвовать в
     турнирах. Для этого вам следует заслать своего герольда...
     — Вот и славно, давно пора, — кивнул МакМэд. — Кстати, а где наш герольд? Давно
     хотел его куда-нибудь «заслать», да еще и безнаказанно. Неужели сбежал?
     — Хм. Пока вы тут дурака валяете, наш обер-программист делом занимается, —
     сурово осадил стрелка Банзай, — сочиняет вам герб, учит вашу родословную и тратит
     ваши деньги.
     — Что?! — разом возмутились рыцари. — Какие деньги? Почему тратит? На что?!
     На ристалище непонятно откуда появился Ксенобайт. Обведя ходоков хмурым
     взглядом, он погрозил им свернутой в трубку бумагой.
     — Опять гадости про меня говорили? Ну, ладно... У нас был небольшой стартовый
     капитал, оформленный как наследство нашего батюшки...
     — Стой-стой! — тут же замахал руками МакМэд. — В каком это смысле «был»?
     Ксенобайт стал загибать пальцы.
     — Комплект турнирного доспеха. Запасные копья. Упряжь. Расходы на геральдику, знамена, вымпелы... Вы же не хотите выглядеть как банда оборванцев? Плюс взносы за
     аренду палатки, фураж, призовой фонд...
     — Короче, — сурово оборвала программиста Мелисса. — Чем нам грозит проигрыш в
     первом же турнире?
     Ксенобайт пожал плечами.
     — На выбор. Либо начинать игру заново... Эй, на этот раз вы должны быстро пройти
     квалификацию, разве нет? Или, к примеру, мы можем подзаработать деньжат, как все
     нормальные рыцари, на большой дороге.
     Ксенобайт на миг задумался и добавил:
     — Но это повлечет за собой дополнительные расходы на взятки. Так что лучше бы
     нам занять призовое место.
     — Как все сложно, — вздохнул МакМэд.
     Пространство игры «Королевский Турнир»
      13 апреля, 17:10 реального времени
     Несмотря на опасения Ксенобайта (а быть может, как раз благодаря им), тестеры
     взяли довольно лихой старт.
     В первом же раунде МакМэда чуть не выбили из седла. Однако во втором он зарядил
     своему противнику «трехочковый» удар в шлем. В третьем умудрился извернуться так, что вражеское копье не сломалось, что автоматически означало незачет удара.
     Однако после первого же турнира доспехи фактически пришли в негодность. Мрачно
     оглядев их, Ксенобайт признал, что легче купить новый шлем и правый наплечник, чем
     реставрировать старые...
     И пошло, закрутилось. Ксенобайт вынужден был признать, что его прогноз оказался
     слишком оптимистичен. Тестерам едва хватало денег, чтобы удерживаться на плаву, платить «членские взносы» и обновлять парк доспехов.
     И все же тестеры медленно, но уверенно продвигались вперед. Турнир за турниром, поединок за поединком... Наконец тестеры подали заявку на участие в Королевском
     Турнире. И вот тут-то у них начались странные неприятности.
     Началось с того, что МакМэд перед самым боем вдруг обнаружил, что подпруга его
     седла затянута весьма небрежно, за что чуть не удушил Ксенобайта. Потом в вдруг
     оказалось, что для коня тестеров не нашлось корма. По дороге от одного замка до
     другого тестеров атаковали бандиты, потом, опять же по дороге, им преградил путь
     какой-то психованный рыцарь, глухо бубнивший что-то про обет и то, что не может
     пропустить их, не сразившись...
     В общем, все эти досадные мелочи, добавляющие игре «рыцарского» колорита, в
     конце концов стали серьезно тормозить тестеров на пути к финальному турниру.
     — Вот что, товарищи, — мрачно предрек на очередном совещании Ксенобайт. Есть
     мнение, что это не просто цепь досадных совпадений. Это организованный саботаж!
     — Да брось ты, Ксен, — вяло отмахнулся МакМэд. — Просто уровень сложности игры
     нарастает, в ней появился ролевой элемент... Конечно, такие сюрпризы будут все чаще
     и чаще...
     — Мало бдительности, товарищи! — фыркнул программист. — Вспомните! Когда мы
     решили «по пути» подхалтурить на одном из второстепенных турниров...
     — Подумаешь, второстепенная ветка, — фыркнула Мелисса.
     — Ксену всюду уже мерещатся заговоры и саботажники.
     — История нас рассудит, — зло огрызнулся Ксенобайт. — Вот увидите, саботажник
     еще проявит себя! И, поверьте, это будет не один бот, а хорошо организованная банда!
     Реальность
     Логово тестеров
      16 апреля, 08:03 реального времени
     Прошло не так много времени, и мрачное пророчество Ксенобайта сбылось. На
     очередном турнире к палатке тестеров подошел какой-то скользкий тип... и предложил
     солидную сумму за то, чтобы они отказались от участия в Королевском Турнире.
     МакМэд в довольно грубых выражениях отказал. Скользкий тип стал угрожать, предрекая, на манер Ксенобайта, неисчислимые беды на головы рыцаря...
     Давно скучавший Махмуд катапультировал скользкого типа своим фирменным
     пинком. Однако пророчества незамедлительно стали сбываться. Теперь к бандитам и
     перегородившим дорогу рыцарям с идиотскими обетами прибавились воры в городах, попытки подсыпать отраву в кормушку коня, подозрения со стороны маршалов турнира
     в поддельных родословных...
     Часть проблем решалась крепкими кулаками Махмуда, часть — взятками, которые
     изрядно истощали фонды тестеров. Обстановка накалялась.
     Ксенобайт, кажется, слегка спятил. Он то впадал в угрюмую апатию, то вдруг
     начинал вопить, что всех выведет на чистую воду, поминал Дзержинского и давал
     клятвы до последней капли крови истреблять организованную преступность.
     Когда остальные тестеры после тяжелого игрового дня расходились отдыхать, он
     садился за монитор и часами ковырялся в коде игры, невнятно матерясь и бурча
     замысловатые проклятья. Утром программист являлся злой, не выспавшийся, с
     ввалившимися глазами.
     Но вот, придя как-то с утра в машинный зал, тестеры застали помещение в
     абсолютно кошмарном состоянии. Повсюду валялись изорванные в клочья распечатки, в самых неожиданных местах стояли недопитые стаканчики с кофе, стены, мебель, пол
     и даже местами потолок были покрыты какими-то не то формулами, не то
     каббалистическими знаками. Посреди всего этого безобразия, уткнувшись носом в
     клавиатуру, мирно посапывал Ксенобайт.
     — Мать честна... — слабо проговорил Банзай, оглядывая помещение.
     — Привет, ребята! — послышался из коридора голос Внучки. — Я опоздала, но, могу
     поспорить, Ксен все равно еще не... Ух ты...
     Девушка восхищенно огляделась по сторонам.
     — Прямо как у меня дома! Класс!
     — Та-ак, ну-ка, будите этого кнопкодавителя... Ксен! Просыпайся, зараза!
     Программист, сонно пробормотав что-то, отвернулся, поудобнее пристраивая щеку на
     клавиатуре.
     — Не так, — покачал головой Банзай. — Учись... Ксен, сервер накрылся!
     — А? Консоль мне, консоль! — заорал Ксенобайт, ошалело подскакивая на стуле.
     — Не консоль, а швабру тебе, — сурово посоветовал Махмуд. — Ты что тут творил, а?
     — Тьфу на вас, — досадливо поморщился программист. — Нашли чем шутить...
     — Ксен, мы тебя к кофеварке не пустим, пока ты все тут не уберешь.
     — Варвары, — с горечью и отвращением заявил Ксенобайт. — Пока вы мирно спали, я накрыл всю банду!
     — Какую еще банду?
     Вместо ответа Ксенобайт, подключив клавиатуру (которую он предусмотрительно
     выдернул из разъема перед тем, как уснуть), запустил какую-то программку. Тестеры
     сгрудились вокруг него.
     — Вот. Ну, с интерфейсом я не особо возился, так что...
     — Что это?! — с любопытством спросила Внучка.
     — Если в двух словах — это радар, — гордо выпрямился программист. — Он
     подгружает карты городов из «Королевского Турнира» и отмечает локации всех ботов.
     — И что? — поморщилась Мелисса.
     — А то, что у всех причастных к «заговору» ботов есть особая метка в
     идентификаторах. Я ее вычислил. Так что теперь все они будут помечаться красным
     цветом. Ни один конский отравитель, ни один саботажник больше не подкрадется
     незамеченным!
     — Ой, здорово! — запрыгала Внучка. — А давайте ее испытаем!
     — Давайте! Банзай, загружай сервер... Глянем, что нас ждет в Камелоте, где будет
     проходить последний этап Королевского Турнира...
     Банзай, одобрительно хмыкнув, включил центральную машину. Как только игра
     загрузилась, Ксенобайт защелкал кнопками.
     — Камелот, Камелот... Вот он!
     — Что-то у тебя сломалось, — после минутной паузы с надеждой проговорил Махмуд.
     — Красным-красно, — тихо заметила Мелисса. — Торговцы, судьи, мэрия... Кажется, даже кошки.
     — Держитесь, дорогие товарищи, — сглотнул Ксенобайт. — Похоже, нас будут бить...
     Пространство игры «Королевский Турнир»
     Замок Камелот
      16 апреля, 12:10 реального времени
     Команда тестеров, настороженно оглядываясь, вошла в город. По пути их трижды
     атаковали шайки бандитов, по вооружению почему-то немногим уступающие
     «профессиональным» рыцарям. В промежутках появлялись странствующие монахи, горестно предрекавшие великие бедствия и требующие немедленно покаяться. Махмуд, не выдержав, дал одному особо надоедливому монаху по шее — из кустов моментально
     вылетели пять вооруженных рыцарей, радостно «вступившихся» за святого человека. В
     общем, всю дорогу маленький обоз тестеров прорывался с боем.
     ...Позади ристалища быстро вырастал целый городок из палаток, предназначенных
     для участников турнира. Лавки с оружием, конюшни, кузницы, многочисленные
     трактиры... Все подробности средневекового городка были воспроизведены с
     педантичной тщательностью. И толпы ботов, среди которых так трудно было разглядеть
     подлого саботажника...
     — Главный распорядитель сообщает, что родословная МакМэда задержана мэрией на
     предмет тщательного изучения, — мрачно сообщила Мелисса.
     — Мэр куплен, — вздохнул, сверившись с радаром, Банзай. — Мелисса, разберись с
     этим. Мак, готовься к боям, не отвлекайся. Внучка, остаешься при Маке как оператор, оруженосец и герольд в одном лице. Ксен, на тебе — попортить жизнь противникам.
     Махмуд, ты в боевом резерве, пока не дойдет до мордобоя.
     Где-то снаружи гнусаво взревела труба.
     — Квалификационные бои. Пора, орлы, — подсказал Банзай.
     — Нам тоже пора, — кивнул Ксенобайт, вытаскивая из сумки несколько кинжалов. —
     Мелисса, держи. Ну что ж, похоже, на этот раз и боты играют командой...
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     — Эй, мужик, ты что это тут делаешь?
     Горожанин у коновязи аж подпрыгнул. Рука его скрылась под плащом.
     — Да я, это вот... Лошадок смотрю... Конюх я.
     Воровато оглянувшись, Ксенобайт, злодейски ухмыльнувшись, коротко двинул
     конюху в живот, а когда тот согнулся — добавил по шее. Бот крякнул и обмяк. Еще раз
     оглядевшись, Ксенобайт стремительно скрылся между шатрами.
     — Ксен, Мелисса передает: на колокольне обнаружен арбалетчик.
     — Она что, не знает, что с ним делать? — огрызнулся программист.
     — Это так, для общей справки. Ну-с, начнем с классики, подрезания подпруг?
     — Именно. Турнирную таблицу уже объявили?
     — Объявили... дай сориентируюсь... Сэр Гийом... Входит в наш черный список. Вон
     его герб: два грифона...
     Ксенобайт скользнул к указанному гербу и, вытащив из-под плаща небольшой
     бритвенно острый нож, стал аккуратно подрезать кожаный ремень, на котором
     держалось седло.
     — Ксен, Внучка передает, что наше участие в турнире все еще под вопросом.
     Мелисса пошла в ратушу.
     — Господи, помилуй грешную душу мэра, — ухмыльнулся программист. — Кто у нас
     дальше?
     — Вон тот герб, с вороной. Во втором туре его обязательно кинут на МакМэда.
     Нужно, чтобы его дисквалифицировали.
     — Сделаем, — кивнул Ксенобайт, подкрадываясь к лошади и доставая из сумки
     сухую колючку и аккуратно запихивая ее под седло.
     — На локаторе справа от тебя провокатор.
     — Ладно...
     — Так, МакМэда объявляют, Мелисса говорит, что мэр даже почти не хамил перед
     смертью.
     С ристалища доносился зычный голос глашатая.
     — Пора, — кивнул самому себе Ксенобайт.
     — А сейчас, — завывал глашатай, — приветствуем Верховного Маршала
     Королевского Турнира...
     Из каменного здания появился сухонький лысый старичок с надменной физиономией.
     Из тени ему наперерез тихо вышел Ксенобайт.
     — Притормози, папаша... Закурить не найдется?
     Послышался глухой удар и сдавленный писк старичка.
     — Сэр... Гхм... Маршал задерживается... — продолжал вещать глашатай. А! Вот он
     идет! Встречаем...
     На высокую террасу, предназначенную для судейского состава турнира, вышел...
     — Здорово, голодранцы! Маршал срочно заболел, так что я буду его заменять! —
     жизнерадостно заявил Ксенобайт.
     Глашатай подавился репликой. Судьи удивленно уставились на программиста.
     — Кто вы?! — выдавил кто-то.
     — А что, какие-то проблемы? — рыкнул Ксенобайт. — Вот мой патент! Вот грамота, удостоверяющая, что я прошел краткий курс по правилам турниров. Вот справка о
     состоянии здоровья... А вот...
     Многозначительно вскинув брови, Ксенобайт вытащил мелодично звякнувший, туго
     набитый мешочек.
     — Я имел в виду, — затараторил глашатай, — как именно вас объявлять?
     — А... Объявляй: маркиз... Не, лучше барон... Да, барон Ксенобайт! Глашатай, командуй начало турнира!
     На ристалище с грохотом сшиблась очередная пара рыцарей. Полетели щепки.
     — Трехочковый у МакМэда!
     — Я бы сказал, наконечник копья, скорее, попал в основание горжеты...
     — Я сказал, трехочковый! — нахмурился Ксенобайт, небрежно подбрасывая на
     ладони горсть золотых монет.
     — Ксен... — обеспокоенно проговорил Банзай. — На радаре группа из пяти красных
     точек выдвинулась от ратуши в сторону стадиона... Мелисса передает: в сторону
     судейской трибуны идет банда головорезов.
     — Не вовремя, — нервно заметил Ксенобайт.
     — Я направляю к тебе Махмуда...
     — Сэр МакМэд, сэр Гюнтер... Третий раунд...
     Неожиданно на лестнице, ведущей в судейскую, послышался приглушенный грохот и
     звон железа
     — Не обращайте внимания, это кто-то споткнулся, — быстро проговорил Ксенобайт.
     — Что у нас там на ристалище?
     Вся башенка с судейской площадкой содрогнулась. Внизу все стихло.
     — Нормально, первая атака отбита, — хладнокровно сообщил Банзай. — Махмуд
     занял позицию у входа... О как... Ксен, Мелисса сообщает. В ратуше подписан ордер на
     твой арест, вышел отряд городской стражи и священник.
     — А священник зачем?
     — Тебя обвиняют в ереси, — любезно объяснил Банзай.
     — Ох, мать...
     — Сматывайся, там ты — сидячая мишень! Ты же герольд, всю команду снимут, результаты опротестуют...
     — Не могу! — зашипел Ксенобайт. — Они же тут же... А, черт, отводи Махмуда.
     Мегафон, то есть глашатай, за мной!
     — Сэр Ксенобайт, куда же вы?!
     — Долг маршала — лично судить турнир, находясь рядом со спортсменами, а не сидя
     на этой вышке! — уже на бегу сообщил программист.
     — Удивительно свежая мысль... — растерянно заметил кто-то.
     Ксенобайт резво скатился с лестницы. Быстро оглянувшись, он еще успел заметить
     отряд стражников и быстро юркнул в проулок между конюшней и кузницей. Лязгая
     кольчугами, стражники бодрой рысью помчались туда. Последний из них вдруг
     споткнулся, взбрыкнул ногами и тихо исчез в тени. Потом оттуда тихо выскользнул
     Ксенобайт и резво припустил в обратную сторону.
     — Отлично, они потеряли тебя и рассредоточились. Ксен, МакМэда пытаются
     засудить, там спорная ситуация.
     — Иду...
     Программист выскочил из толпы. На песке ристалища стояли, яростно глядя друг на
     друга, Внучка и герольд противника МакМэда.
     — Тачдаун! — вопила Внучка.
     — Вне игры!
     — А я тебе говорю, тачдаун!
     — Вне игры!
     — Что за шум, я тут главный! — выпалил Ксенобайт.
     — Ксен, он жульничает!
     — Я жульничаю?! Это ваш рыцарь ведет себя...
     — Р-разговорчики! Внучка, излагай!
     — Мак и этот жулик сшиблись, — затараторила Внучка. — Мак провел трехочковый, его противник остался в седле, но еле-еле... Тогда Мак развернулся и треснул ему
     обломком копья по башке! Он хлопнулся из седла. Вот.
     — Понятно, — солидно кивнул Ксен. — Трехочковый сэру МакМэду не засчитывается.
     — Справедливо! — тут же завопил вражеский герольд.
     — Его противнику засчитывается нокаут, он оказался на земле. Победа сэра
     МакМэда. Убрать тело с поля!
     Техническая команда мигом уволокла до сих пор не пришедшего в себя рыцаря.
     Ксенобайт, заметив проталкивающегося сквозь толпу стражника, мигом испарился.
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     Петляя, программист ловко втиснулся в тесный промежуток между какими-то
     сараями... Два стражника, почуяв добычу, припустили быстрее. Где-то посередине
     раздался металлический звон, и с другой стороны выбежали только Ксенобайт и один
     стражник. Откуда-то с крыши спрыгнула мрачная Мелисса, держащая в руках кочергу.
     — Ксен, МакМэд выходит в финал! Ксен, слышишь?! Мы в финале!
     Оглядевшись, Ксенобайт стремглав бросился к конному барьеру.
     — У-у... Серьезная штука, — буркнул Ксенобайт, оглядывая противника МакМэда, спокойно готовящегося к раунду. — Я не видел до сих пор такого доспеха. Ничего не
     могу сказать.
     — Ксен, меня беспокоит его герб. Его просто нет!
     — Ты что, рыцарских романов не читал? — раздраженно буркнул Банзай. — Так
     часто делают всякие психи, которые дали обеты или еще чего в этом роде.
     — Ох, чую я тут какую-то подставу, — покачал головой Ксенобайт. — Неспроста это!
     Откуда этот хмырь вообще взялся? Его нет в таблицах.
     «Безымянный Рыцарь», ха!
     — Первый раунд! Безымянный Рыцарь против сэра МакМэда...
     — Ну, Мак, давай, — вздохнул Ксенобайт, подавая коллеге
     копье.
     Рыцари взяли разбег и с грохотом сшиблись. Трибуны
     откликнулись восторженным криком...
     — Два-один в пользу Безымянного Рыцаря!
     — Подковырка, подковырка, — бормотал Ксенобайт. — Где
     подковырка? Должна же тут быть какая-то подлость, должна...
     — Второй раунд!
     — Мак, давай на позицию... Банзай, я тебе зуб даю, тут что-то
     не так!
     — Знаю! — рявкнул Банзай. — По идее, это последний бой, не
     может же он пройти, как все прочие...
     — Приготовиться!
     — Мак, слышишь меня?!
     — Слышу! Копье дай, скотина!
     — Держи. Слушай, не меть ему в шлем! Не надейся на трехочковый, бей по щиту.
     — Зачем?
     — Я хочу увидеть его герб! Делай, как я сказал!
     Рыцари снова с грохотом сошлись. Копья с треском разлетелись в щепки.
     Безымянный рыцарь явственно покачнулся в седле, но удержался...
     — Один-один! Общий счет: три-два в пользу Безымянного Рыцаря!
     — Мак, у него герб просто закрашен, и сейчас с уголка щита отлетело немного
     краски, — лихорадочно стал пояснять Ксенобайт. — Там геральдическая лилия...
     Лилия... У кого в гербе есть лилии?
     — Да какого хрена?! Ладно, сейчас я этого парня катапультирую из седла, он удар не
     держит...
     — Щит... Краска... Лилия... Это не просто так, это подсказки, заложенные в
     программе... Герб... Внучка, найди мне герб с лилией...
     — Третий раунд! На старт!
     — Копье дай...
     — А? Держи... Лилия, лилия...
     — Вон герб с лилиями, — буркнула Внучка, тыча пальцем куда-то в сторону трибун.
     — Старт...
     — Ой... МАК, ТОРМОЗИ!! Банзай, пусти меня по широковещательному!
     — Пустил...
     — Мак, тормози! Не трогай этого хмыря, не трогай! Это король!
     Реальность
     Логово тестеров
      16 апреля, 15:10 реального времени
     — Это старая история. Мол, король, ярый поклонник турниров, время от времени
     инкогнито сам принимал в них участие. Его придворные, пытаясь уберечь короля, все
     время проводили в финал своего человека, который «сливал» ему победу, — задумчиво
     рассказывал Банзай.
     — И что?
     — Ну, что, что... Все было нормально, пока какой-то молодой рыцарь, несмотря на
     все препоны, не дошел до финала. Дальше игра, как мы видели, имеет три концовки.
     Первая: рыцарь проигрывает. Ну, тут все понятно. Вторая: рыцарь побеждает. Тогда
     король погибает: либо ломает шею, брякнувшись с лошади, либо обломанный край
     копья вонзается ему в забрало. И третий вариант: молодой рыцарь по краешку герба, оригинал которого любезно висит, для особо тупых, прямо у него перед носом, узнав
     своего короля, отказывается от поединка и получает максимальный рейтинг.
     — Я же кричал тебе, остолопу: тормози! — недовольно буркнул Ксенобайт.
     — Да ладно, — смущенно махнул рукой стрелок. — Зато как он красиво полетел!
     Чистый удар в шлем, три очка... Тройное сальто назад, как в мультиках!
     — Ксен, — потеребила Внучка программиста за рукав. — Ну что ты так переживаешь?
     Ну, угробил МакМэд короля в первый раз... Все равно мы этот эпизод три раза
     проходили, чтобы все три концовки заснять!
     — Эх, Внучка, ничего ты не понимаешь! Считается-то только первый раз! — капризно
     сморщился Ксенобайт.
     — Чего?! Да какая разница?
     — Честно ты проходишь игру только в первый раз. Во второй, третий, энный — ты
     уже знаешь, хотя бы примерно, чего ждать. Но это уже все не то. Считается только
     первый раз...
     — Романтика, блин, — ухмыльнулся МакМэд. — Ксенобайт у нас, оказывается, романтик!
     Глаза программиста моментально сощурились и сверкнули.
     — Ах так?! Б-4!
     — Чего? — поперхнулся МакМэд.
     — Твой двухпалубный, который я не добил три дня назад. Б-4.
     МакМэд, судорожно бросился к полке с книгами. Взяв одну, он извлек оттуда
     запечатанный конверт и вытащил сложенный в несколько раз клетчатый листок.
     — И, вдогонку, Б-5, — лениво добавил Ксенобайт.
     — Убил... — потрясенно оповестил МакМэд, сверившись с листком.
     Бета-тестеры
     Эпизод 6: Рождение Красного Дракона
     
 []
     Реальность
     Логово тестеров
      21 июня, 12:33 реального времени
     — Алло? А, привет, Внучка... Что? Эй, погоди... Да объясни ты толком... Хм. Ничего
     не понимаю...
     Мелисса задумчиво уставилась на телефонную трубку.
     — Банзай, только что звонила Внучка... Есть две новости. Во-первых, она сейчас
     будет здесь. А во-вторых, кажется, она слегка спятила.
     — Да? — удивился Банзай. — Из чего следует столь смелый вывод?
     — Даже не знаю. Я так и не поняла, чего она хотела! Только и кричала: «Он скоро
     придет! Красный Дракон возрождается!» Ты что-нибудь понимаешь?
     — Красный Дракон? — заинтересованно переспросил Банзай. — Ну-у... Похоже, Внучка ударилась в мифологию. При нервных расстройствах такое часто бывает, а о
     вредном воздействии виртуалки на неокрепшую подростковую психику писали уже
     столько...
     — Он идет!!! Скоро он возродится!
     Внучка, ворвавшаяся в машинный зал, и вправду имела диковатый вид. Глаза
     безумно сверкали, рыжие косички стояли торчком.
     — Спокойно! — солидно провозгласил Банзай. — Во-первых — привет, Внучка. Во-
     вторых — кто придет?
     — Дракон придет!
     — Красный?..
     — Красный!
     — Понятно.
     — Это будет репортаж века! Мелисска, ты просто обязана мне помочь!
     Представляешь?! Мы найдем его первыми!!
     — Внучка, — хладнокровно сообщил Банзай. — Давай так. У тебя есть пять минут, чтобы успокоиться, хорошенько подумать и все объяснить. Если через пять минут ты не
     перестанешь нести околесицу, я вызываю санитаров.
     — Но...
     — Время пошло, — сказал Банзай, демонстративно щелкнув секундомером.
     Внучка замахала руками, схватила себя за косички и сильно дернула. Потом села на
     стул, глубоко вдохнула и зажмурилась. Банзай с Мелиссой терпеливо ждали. Через
     пару минут Банзай, обеспокоенно глянув на секундомер, проворчал:
     — Бобер, выдыхай!
     Внучка шумно выдохнула.
     — Ну как? Успокоилась? Теперь говори.
     — Значит, так, — начала Внучка. — У меня гениальная идея. Пошли слухи, что скоро
     снова возродится Красный Дракон. Я проверила: все правильно. Он действительно
     скоро придет! Народ уже потихоньку пакует чемоданы, скоро начнется такая паника,
     
 []
     
 []
     
 []
     что с добрым утром... Так вот. Мы должны найти его логово! И снять репортаж о его
     рождении. Это будет репортаж века! Представляете?
     Банзай тяжело вздохнул.
     — Знаешь, того, что ты только что наговорила, вполне хватило бы, чтобы упрятать
     тебя в психушку. Ты сама-то это понимаешь?
     Внучка захлопала глазами.
     — Только зная тебя и специфику твоей работы, я могу предположить, что речь идет о
     какой-то игре, — вздохнул Банзай. — С этого и надо начинать. Итак! Что за игра?
     — Как «что за игра»? — обиженно спросила Внучка. — «Эпоха Химер», разумеется!
     — А-а, понятно, — ласково кивнул Банзай. — Ну, извини. Боюсь, на этот раз мы тебе
     ничем помочь не сможем.
     — Банзайчик, ты, главное, не торопись, — затараторила Внучка. — Я знаю, вы
     давали слово не соваться в «Эпоху Химер», но ведь прошло четыре года! К тому же вы
     ведь все равно играете там, так? Если вы до сих пор не попались... Мелисса, это же
     такое событие, раз в год бывает! Если что, мы вас так заретушируем — мама родная не
     узнает!
     — Эй! — забеспокоилась Мелисса. — Тогда какой мне...
     — Молчи, Мелисска, главное — их уговорить... Вы же никогда себе не простите, если
     мы не провернем эту авантюру! А представляете... ну, я не знаю... Как вас уважать
     будут! А... Махмуд, ну скажи ему! Ксенобайт, молчи! А...
     Тут Внучка наконец запнулась и удивленно огляделась по сторонам.
     — Вот, кстати говоря, — поучительно поднял палец Банзай. — Еще один повод
     задуматься о своем психическом здоровье.
     — А где все? — ошарашенно спросила Внучка.
     В комнате, кроме нее, Мелиссы и Банзая, никого не было.
     — Вот с этого я и хотел начать, если бы ты не так спешила.
     — А где все? — все еще не в силах поверить, спросила Внучка.
     — В отпуске.
     — В отпуске?!
     — Точно. Видишь ли, у нас такая традиция. Иногда нам надо отдохнуть друг от друга, а в особенности — от виртуалки. Иначе мы озвереем, рассоримся и никогда больше не
     сможем работать вместе. Так что, когда обстановка начинает напоминать кипящий
     чайник, мы все разбегаемся на две-три недели. Причем не оставляя координат.
     — Да, но ты с Мелиссой...
     — Ха! Я застукал ее с поличным. Пока тут никого нет, она бессовестно использовала
     производственные мощности в корыстных...
     — Да ты сам-то зачем сюда явился?! — хмуро проворчала Мелисса.
     — Э-э-э... Ну, я забыл кое-какие файлы на своей рабочей машине...
     — Ха, как же. Ладно, жульничать — это у нас профессиональное, — вздохнула
     Мелисса. — Слушай, Внучка, а ты можешь толком объяснить, что это за дракон такой и
     что в нем такого особенного?
     — Как?! Ты не знаешь?! — удивилась Внучка.
     — Ха! — ухмыльнулся Банзай. — И это говорит наш специалист по квестам, скандалам и прочей информации?! Браво!
     — Ладно вам, — угрюмо буркнула Мелисса. — Расскажите...
     — В принципе, — рассудительно начал Банзай, — это задумывалось как гвоздь
     программы всего сервера. Легенда о том, что придет некий Красный Дракон. Типа
     Армагеддона. Потому как перед его лицом должны будут сплотиться все расы. Так вот, говорят, этот самый дракон действительно существует. Скрипт с его рождением
     запускается раз в год. Сначала у мобов появляются новые квесты: если в нужный
     момент задать им нужные вопросы — они могут навести на гнездо Красного Дракона.
     Потом появляются всякого рода пророки и юродивые, возвещающие скорое пришествие
     Красного Дракона. Потом, говорят, происходят очень красочные спецэффекты, когда
     дракон рождается. Вот с этого момента можно тихо сливать воду.
     — Почему это? — недоверчиво спросила Мелисса. — Ну, тварюка, наверное, немереная, ну, мало ли... Собрать команду человек так в полсотни и устроить ему
     инквизицию...
     — Ха! В том-то вся изюминка! — ухмыльнулся Банзай. — Красный Дракон
     предназначен именно для того, чтобы задать игрокам адреналину. Убитый им персонаж
     не просто теряет опыт или вещи. Он... стирается из базы!
     — В каком смысле?! — с ужасом спросила Мелисса.
     — В прямом. Персонаж умирает навсегда, владельцу аккаунта при желании
     возвращаются деньги. Представляешь, когда чар, на воспитание которого потрачен не
     один месяц, вдруг — пшик! И нету.
     — Да я бы за такое морду кому-то набила.
     — Именно. Азарт, адреналин. Но во время царствования Красного Дракона сервер
     просто вымирает. Каждый думает: отсижусь недельку-другую, а с драконом пусть без
     меня разбираются... Причем, что самое смешное, остаются в основном новички: им-то
     терять особо нечего...
     — Ну вот, — перебила Внучка, заметив, что Банзай уже готов удариться в
     пространные рассуждения о нравах молодежи. — В общем, мне из достоверных
     источников стало известно, что скоро придет время Красного Дракона. И у меня
     родилась мысль. А что, если найти его ДО того, как он вылупится?! И заснять его
     рождение! Представляешь?
     — Погоди, какое рождение? — удивилась Мелисса.
     — А! Это шанс всему серверу! — довольно хохотнул Банзай. — Если найти гнездо
     Красного Дракона и убить его до того, как он наберет силу, — особого террора не
     будет. Так что, по слухам, все честно. Где-то есть логово, в котором дракониха
     откладывает яйцо, высиживает его, потом рождается маленький дракончик. Есть еще
     дней пять, пока он окрепнет, а потом — полный абзац. Дракон передвигается по
     случайным маршрутам, от него не спасают ни города, ни крепости. Да-а, за файл, где
     запечатлено его рождение, половина сервера продаст последнюю дискету!
     — Но... — глаза Мелиссы наполнились слезами, — это же репортаж века!!
     — Вот и я говорю! — оживилась Внучка.
     — Так! Срочно в «Эпоху Химер»! Мы просто обязаны... Черт... Нам нужна ударная
     сила... Но... Ну почему наших дуболомов нет именно сейчас, когда они так нужны?!
     — Представляешь, — всхлипнула Внучка. — Как обидно-то, а?
     — А-а-а! — завопила Мелисса. — Зачем ты вообще рассказала про это?!
     — О боже... — простонал Банзай. — А нельзя ли перенести эту всемирную скорбь
     куда-то в другое место?!
     — Да что ты понимаешь! Мы теперь в депрессии! Не мешай нам....
     — Вот черт... Ладно, чтобы сохранить свои уши мне, пожалуй, придется поймать вам
     вашего дракона за хвост.
     Девушки вытаращились на старика.
     — Втроем? Банзай, не знаю, какой у тебя уровень, но, судя по тому, что ты сам
     только что рассказывал... Ты уверен, что нам хватит пороху?
     — Не мели чепухи! Естественно, нам потребуется и Махмуд с его топором, и Мак с
     луком, и Ксен как транспортное средство.
     — Ох... Они все-таки оставили тебе координаты?
     — Разумеется, нет, — пожал плечами Банзай.
     — Тогда как же ты собираешься их...
     — Посмотри на календарь. Мы расстались неделю назад. Думаешь, кто-то из них
     выдержит без компьютера дольше?! Да никогда не поверю. Готов поспорить, все они
     уже по уши сидят в «Эпохе Химер». Заводи машины!
     Эпоха Химер
     Бермундия
      21 июня, 12:58 реального времени
     — Внучка! Я здесь...
     Внучка, возникнув из транспортного портала, оглянулась вокруг и замахала рукой
     Мелиссе.
     — Слушай, я тут подумала... Мы же ни разу не видели, в каком виде играет Банзай!
     Как же мы его узнаем?!
     — Не знаю, он сказал — ждать его на торговой площади Бермундии. Думаю, он нас
     сам узнает.
     — Пошли пока глянем, чем торгуют...
     — Стрелы! Покупайте заряженные стрелы! Бронебойные наконечники, срезни, отравленные стрелы!
     — Амулетики, покупаем амулетики! В ассортименте! Защита от всех стихий от плюс
     двух до плюс тридцати!
     — Плюсованная броня! Кому плюсованную броню?
     Среди прочих выделялся один бойкий дварф.
     — Господа! Свитки с заклинаниями на любой вкус! Эксклюзивное оружие с особыми
     характеристиками для любого воина! Энергетические кристаллы для магов всех мастей, от некроманта до архиепископа! Все найдется у старого дварфа! Налетай! Торопись!
     Покупай, не скупись!
     — Ой, гляди, Мелисса! — завизжала Внучка, глянув в табличку, где были написаны
     все названия вещей, выставленные в продажу гномом. — У него есть сапоги из
     комплекта Доспеха Мантикоры! Я их давно искала...
     — Красавица, только для тебя, за восемьсот золотых!
     — Восемьсот?! — икнула Внучка. — Ну...
     — Вах, родная, не скупись! В таких сапогах ты быстро вернешь потраченное! Они
     ведь тебе для полного комплекта нужны?
     — Ну... Мне еще не хватает перчаток...
     — Не беда! Еще шестьсот золотых — и они твои!
     — А что, есть?!
     — Конечно! Для тебя — хоть живую мантикору... Чем воюешь, кстати?
     — Ну... В основном посохом...
     — Посохом? Что ж ты сразу не сказала! Как раз для тебя: посох из красного дерева
     Бу! Повышенная скорость атаки, совсем недорого, к тому же очень подходит к цвету
     твоих косичек...
     — А почем отдаешь? — недобро прищурилась Мелисса, оттаскивая Внучку.
     — Э-э-э... Ну... Две... То есть полторы тысячи... Кстати, а специально для вас, сударыня, есть пара абсолютно замечательных...
     — Ах ты, старый скряга! — взвилась Мелисса. — Ребенка обсчитывать вздумал?!
     — Я просто пошутил, — смущенно заявил Банзай.
     — И тебе не стыдно? На что ты рассчитывал?! Рано или поздно мы бы все равно
     узнали, что это ты!
     — Стыдно?! Мантикоровые сапоги за восемьсот золотых — «стыдно»?!
     — Нормальная цена за них — пятьсот!
     — Покажи мне негодяя, продающего их за такую цену, — и я побреюсь! — угрюмо
     буркнул дварф.
     — Ладно, старый аферист, завязывай с коммерцией! У нас тут дело намечалось...
     — Да ладно, ладно... Я так, решил деньжат на дорогу подзаработать... Порталы-то, поди, недешево стоят...
     — Ты знаешь, где искать наших дуболомов?
     — Ну, начнем с Махмуда...
     — Ну да, я могла бы сама догадаться... Рыбак рыбака...
     — У нас с ним справедливое распределение труда! — хмуро буркнул Банзай. — Он
     специализируется на добыче ресурсов, я делаю из них полезные вещи. И продаю их, сутками сидя на рынке, в то время как остальные носятся по всему миру, нарабатывая
     уровни.
     
 []
     — Вызывай его уже, коммерсант.
     Банзай вздохнул и вытащил из сумки волшебный кристалл и забормотал над ним:
     — Махмуд, Махмуд, отвечай... Махмуд, твою дивизию, хватит шифроваться, я знаю, что ты в онлайне! Срочное дело... Дуй в Бермундию...
     Эпоха Химер
     Трансильвания
      21 июня, 14:10 реального времени
     После того как в Бермундию явился очень мрачный Махмуд, которого оторвали от
     охоты на какого-то чудовищно редкого монстра, вся компания отправилась в леса
     Норлингема: любимые места охоты Мак-Мэда. Выловить его тоже оказалось делом не
     очень сложным.
     На предложение заняться поисками гнезда Красного Дракона оба дружно покрутили
     пальцем у виска. Однако Мелисса с Внучкой умели уговаривать. Махмуду
     потребовалось десять, Мак-Мэду — всего восемь минут, и оба безоговорочно
     согласились, что всю жизнь мечтали снять репортаж о рождении самого грозного на
     сервере монстра.
     Осталось самое сложное: разыскать Ксенобайта. И вся компания после недолгих
     раздумий двинулась в Трансильванию. Тут им несказанно повезло: в одной из
     деревенек они узнали, что «чертов упырь» около получаса назад был замечен на
     соседнем кладбище, где ему, судя по всему, изрядно дали по
     шее. Впрочем, общий счет встречи можно было засчитать как
     «ничью». Как выяснилось, на Ксенобайта наткнулся отряд из
     пяти человек — один из молодых кланов вышел на охоту.
     «Кровосос» при этом покинул место событий своим ходом, изрядно помятый, но сытый. Его же противники как раз
     ругались на администрацию — совсем, дескать, озверела: ну
     откуда взялся вампир на кладбище, которое они облазили
     вдоль и поперек?!
     По всему выходило, что сейчас Ксенобайт отсиживается в
     своем замке, восстанавливая силы и переваривая выпитое.
     — Ну, и как мы его оттуда выковыривать будем? — спросил
     Махмуд, скептически глядя на черную полуразрушенную
     громадину.
     — Есть одна идея, — буркнула Мелисса. — Ксен, если я не ошибаюсь, владелец этого
     замка?
     — Думаю, да.
     — Отлично. Мак, высади-ка вон то окно!
     — Зачем? — удивился лучник.
     — Какое-никакое, а повреждение. Хозяину замка тут же придет сообщение: «ваш
     замок атакован».
     Пожав плечами, МакМэд натянул лук. Стрела со свистом ушла вдаль, послышался
     звон разбитого стекла. Однако больше ничего не произошло.
     — Еще окно.
     — Ладно...
     После того, как МакМэд высадил четвертое окно, в замке наконец проявилось
     шевеление:
     — Какая зараза тут хулиганит?! Вот я сейчас по шее дам... Какого хрена?!
     — Вылазь, упырь!
     — Кто там?
     — Святая Инквизиция! Ксен, вылазь! Дело есть.
     — Ох, нет... Никого нет дома!
     — Поздно, кровосос, мы тебя уже видели...
     Спустя пять минут мрачный Ксенобайт показался на пороге замка. Мелисса ехидно
     ухмыльнулась и уже открыла было рот, чтобы отпустить колкость.
     — Мелисса, едкости и обвинения в незаконном проникновении в вирт не
     принимаются, — не дав ей произнести ни слова, заявил Ксенобайт. — Можете
     переходить к делу. Кстати, кто это с вами?
     — Догадайся, — ухмыльнулся Банзай.
     Глаза Ксенобайта на пару секунд приняли отсутствующее выражение.
     — Ах ты, старый паразит... — проговорил он.
     — Э-э-э... А как ты...
     — Что я, адреса наших машин наизусть не помню, что ли?!
     — Эй, использование треккеров...
     — Увянь. Мы тут вообще незаконно, забыл? Так что, вы расколотили половину окон в
     замке только для того, чтобы со мной поздороваться?!
     — Ксен! — подергала вампира за рукав Внучка. — А пошли Красного Дракона ловить, а?
     Брови чернокнижника взлетели вверх, он покачнулся. Потом, видно, чтобы не
     отстать от коллектива, покрутил пальцем у виска.
     — Банзай, срочно вылазь из вирта и смерь у Внучки температуру. У нее бред. А я в
     кои веки сыт и пошел спать.
     — Ксен, погоди, — вздохнула Мелисса. — Тут такое дело...
     Ксенобайт, в отличие от остальных, выслушал эмоциональные объяснения Внучки и
     Мелиссы с олимпийским спокойствием. Сначала это вдохновило девушек, но они все
     говорили и говорили, а Ксенобайт не возражал ни слова, только терпеливо кивал. В
     конце концов поток аргументов ослаб, заглох и иссяк.
     — Это будет репортаж века, — неуверенно повторила Внучка.
     — Ты это уже говорила, — рассеянно кивнул Ксенобайт. — Хотя, если точнее, не
     века, а года.
     — И что? — не выдержала Мелисса.
     — А что? — захлопал глазами Ксенобайт.
     — Что скажешь?!
     — А при чем тут я? — пожал плечами Ксенобайт. — Идея интересная, не спорю, все
     остальные журналы удавятся от зависти. Правда, я абсолютно не представляю, как вы
     будете воплощать ее в жизнь.
     — «Вы»? Не «вы», а мы!
     — Я и говорю — «вы», — с невинным видом кивнул Ксенобайт.
     — Я его сейчас стукну, — решила Мелисса.
     Ксенобайт блаженно улыбнулся. При этом глаза его на миг полыхнули красным, точно светодиоды, а под верхней губой мелькнул острый, как игла, клык.
     — В моем собственном замке это было бы несколько самонадеянно. Ладно. Короче
     говоря, вы хотите, чтобы я поучаствовал в этой авантюре?
     — А ты, конечно, ждешь, что мы тебя сейчас упрашивать будем?
     — Да ладно, пошли, — пожал плечами Ксенобайт.
     — А... — Все удивленно вытаращились на программиста. — А ты разве не будешь
     сейчас убеждать нас, что это абсурд, это опасно, что у нас все равно ничего не
     получится?!
     — Зачем время терять? Все равно не поверите. Впрочем, я потому с вами и иду, что, признаться, ничем не рискую, кроме как побродить по серверу, что я и сам регулярно
     делаю.
     — В каком смысле? — подозрительно покосилась на упыря Внучка.
     — В том смысле, что... У вас есть хотя бы одна идея насчет того, где искать этого
     динозавра?
     Эпоха Химер
     Поселок Хунта и его окрестности
      21 июня, 14:46 реального времени
     Как ни странно, отправную точку поисков указал друзьям сам Ксенобайт. Послушав
     долгие споры о том, где и как админы могли спрятать дракона, он лениво фыркнул.
     — Стратеги... Не оттуда копаете!
     — А откуда надо? — раздраженно спросила Мелисса.
     — Вы совсем забыли, что такое «Эпоха Химер».
     — А что она такое?
     — Компьютерная игра, балбесы. А что это значит?
     — Ксен, не морочь голову. Если что-то знаешь — говори.
     — Ох, горе, горе от ума... Ну, во-первых, «Красный Дракон» — квест, изначально
     заложенный в движок. Особая отрисовка, механизмы, больше нигде не
     встречающиеся... Значит, искать надо только на центральном материке. Нижний Мир, Летающий Остров, материк Зангвебар, которые являются дополнениями, введенными
     уже после запуска основного сервера, можно смело вычеркнуть.
     — Шикарно! Значит, нам надо всего лишь прочесать весь центральный материк! —
     скептически хмыкнул Банзай.
     — Можете приступать, а я пока перейду ко второму пункту. А пункт второй состоит в
     том, что вся эта история — квест. Квест, который предназначен для того, чтобы быть
     выполненным. Надо только найти, где он начинается.
     — И какие мысли?
     — А кто у нас главный специалист по драконам?!
     Тестеры удивленно переглянулись.
     — Слепой Пью в Хунте! — вдруг крикнула Внучка. — Я знаю! Он выдает в обычное
     время квест на приобретение ездового дракона!
     — Именно! — кивнул Ксенобайт.
     — Да, но речь идет о зеленом, кобальтовом, ну максимум — черном драконе!
     — А если на него надавить? — плотоядно ухмыльнулся Ксенобайт.
     Так решение «надавить» на старого моба привело тестеров к затерянному в лесах
     поселку. Ксенобайт, выскочив из портала, хмуро оглянулся.
     — Кто помнит, где он живет? — спросил Махмуд.
     — Пошли. Я помню, — буркнул программист.
     — Ксен, а ты что, проходил квест на дракона? — с любопытством спросила Внучка.
     — Нет. Но слепой Пью выдает по совместительству одно из заданий, которое
     необходимо пройти чернокнижнику для трансформации. У-у, гад, у меня с ним свои
     счеты... Как он меня тогда гонял... Пойди туда, принеси то... По всему материку...
     Нашел себе мальчика на побегушках! Черт, как у меня руки чесались ему башку
     открутить... Вот он, кстати. Привет, старая развалина! Как жизнь, не сдох еще?!
     Слепой нервно дернулся на голос.
     — Подайте бедному слепому... — заныл он, бочком отодвигаясь подальше от
     Ксенобайта.
     — Облезешь, контра. А ну-ка, расскажи-ка нам про драконов.
     — А... — с облегчением вздохнул слепой. — Так вы желаете обзавестись ездовым
     драконом?!
     — Не совсем, — мурлыкнул Ксенобайт и вдруг рявкнул так, что Внучка запрыгнула
     на руки МакМэду. — А ну колись, гнида!
     Слепой, вытянувшись по стойке «смирно», схватился за сердце.
     — Знать ничего не знаю, ведать не ведаю!
     — Врешь, зараза!
     — Вы меня с кем-то спутали!
     — Говори, где дракон!
     — А... — оживился моб. — Так вы желаете обзавестись ездовым драконом?
     — Тьфу, соскочил, зараза, — поморщился Ксенобайт. — Ладно, сейчас мы проверим, насколько у тебя мощный голосовой анализатор...
     Программист прокашлялся и заговорщицки прошептал слепому на ухо:
     — Красный Дракон.
     — Ась? — моргнул слепой.
     — Красный дракон! — с нажимом повторил Ксенобайт.
     — Ну, даже не знаю, смогу ли я вам помочь... — кисло пробормотал Пью.
     — Дракон!
     — А, так вы желаете обзавестись ездовым драконом?
     Программист довольно потер руки:
     — Заметьте, реакция на «Красный Дракон» и просто слово «дракон» отличается!
     Инвалид явно что-то знает, надо его колоть!
     — Не надо, — мрачно буркнул Банзай. — Он уже раскололся.
     — Э?! — удивленно вытаращился программист.
     — Смотри и учись. — Банзай подошел к слепому и вкрадчиво проговорил: — Красный
     дракон!
     — Даже не знаю, смогу ли я вам помочь...
     — Сколько?
     — Две тысячи, — уверенно заявил слепой, требовательно подставляя кружку для
     подаяний.
     Ксенобайт уронил челюсть.
     — Намеки понимать надо, — поучительно заметил Банзай, ссыпая в кружку горсть
     монет.
     Эпоха Химер
     Драконья долина
      21 июня, 18:48 реального времени
     — Я просто поверить не могу, — ворчал Ксенобайт. — Это же просто издевательство!
     — С другой стороны, это вполне логично, — огрызнулась Мелисса. — Где искать
     дракона?! Ну конечно, в Драконьей Долине! Знать бы, кто это придумал, так дала бы
     ему по шее...
     — Да, дерево легче всего спрятать в лесу, — пропыхтел Махмуд.
     На самом деле путь в Драконью Долину оказался совсем не прост. Сначала
     зловредный слепой послал тестеров в Ущелье Фей, злорадно предупредив, что для
     того, чтобы феи вообще согласились разговаривать с чужаками, им придется
     обзавестись Камнем Фей. Такой камень находился в частной коллекции одного из
     боссов магической гильдии Бермундии, который согласился обменять его на бутылку
     вина, секрет приготовления которого знали только Сумеречные Эльфы... И т.д.
     В общем, тестерам пришлось изрядно помотаться по всему континенту. Можно
     вообразить их возмущение, когда очередной моб простодушно порекомендовал им
     расспросить... Слепого Пью, который живет в поселке Хунта.
     Когда озверевшая толпа тестеров вывалилась из портала, Пью, похоже, уже сильно
     жалел, что, подобно всем другим управляемым скриптами персонажам, не вправе
     покинуть пост. И выложил все чуть ли не до того, как тестеры задали первый вопрос.
     — Слышите? — вдруг проговорил МакМэд.
     Где-то недалеко раздавалось бодрое бренчание костей.
     — Патруль!
     — Сматываемся!
     Драконья Долина представляла собой грандиозный лабиринт ущелий и была
     знаменита не столько силой монстров, в ней обитающих, сколько их количеством.
     Основной ее гарнизон представляли скелеты всех мастей. Каждый из них сам по себе
     
 []
     
 []
     
 []
     был довольно хилым противником, но здесь они ходили штук по десять и радостно
     слетались на шум драки.
     Тестеры дружно нырнули за какой-то валун. Банда скелетов протрусила мимо.
     — Плохо дело, — буркнул Ксенобайт, вкладывая, точно патроны в дробовик, энергокристаллы в посох. — На измор берут, демоны! Где это чертово логово?!
     — Где-то здесь, — заверил Банзай, сверившись с картой, на которой зловредный
     слепой размашистым пиратским крестом пометил нужное место. — Где-то... Упырь, сгоняй на разведку!
     — Почему я?! — возмутился Ксенобайт.
     — Потому что уже вечер.
     Ксенобайт удивленно глянул на затянутое тучами небо. Его губы искривились в
     нехорошей усмешке...
     — А ведь и правда... Хм-м-м... А если я еще вызову «Оболочку Затмения»? Хм...
     Так... Да, самое время... Попрошу всех в стороночку...
     Ксенобайт встал и злодейски хрустнул пальцами. Свой посох он небрежным жестом
     передал Внучке.
     — Подержи пока, только не шали.
     — А что ты сейчас будешь делать?
     — Можешь снимать на камеру, немногие видели, как чернокнижник-носферату
     обращается в летучую мышь!
     — Ой, здорово!
     Ксенобайт забормотал заклинания. Вокруг него сгустилось что-то вроде облачка едва
     заметного тумана: краски вокруг поблекли, выцвели и даже фоновые звуки, казалось, стали приглушенными, приобретя какой-то зловещий оттенок. Сам Ксенобайт
     изменился: на его пальцах появились когти, лицо еще больше заострилось, клыки
     вылезли наружу, а глаза теперь горели равномерным красным светом.
     — Это, — пояснил программист, — для того, чтобы ослабить действие дня. А теперь...
     Ксенобайт, драматично поддернув плащ, крутанулся вокруг себя. Складки свободной
     мантии зашуршали, и через миг...
     — Неудивительно, что тебя прозвали «Летучий Крыс», — заржал Махмуд, глянув на
     то, что получилось из Ксенобайта.
     Перед тестерами сидело нечто поджарое, покрытое шипами и чешуей, но с ярко
     выраженной усатой крысиной мордочкой и огромными розовыми ушами. Мелисса с
     МакМэдом покатились со смеху, Внучка прыснула в кулак. Только Банзай сохранил
     олимпийское спокойствие.
     Ксенобайт возмущенно зашипел и вдруг ловко щелкнул длинным, точно бич, хвостом, зацепив ногу Махмуда.
     — Ай! Ты что делаешь, мутант!
     Ксенобайт прижал дварфа лапой и угрожающе открыл пасть, полную острых зубов.
     — А ну, без пошлостей! — рявкнула Мелисса. — Ксен! Шагом марш на разведку!
     Шевели крыльями.
     Возмущенно попискивая, Ксенобайт расправил кожистые крылья и, попрыгав, точно
     тушканчик, тяжело поднялся в воздух. Набрал по спирали высоту и скрылся за
     ближайшей грядой скал.
     Внучка с восхищением рассматривала посох Ксенобайта. Остальные тестеры с
     благодушной ленцой наблюдали за ней...
     — Ух ты... Модель «Черный Смерч», с системой двойной фокусировки... Система
     наведения по всем видам ауры, а также по тепловому излучению... Повышенная
     скорость каста, система распознавания заклинаний по ключевым словам...
     Эргономическая рукоять, счетчик расхода энергокристаллов и встроенный органайзер!
     А-а-а!!! Когда у меня будет такой же?!!
     — Увянь, Внучка! Такая штука хороша для некроманта, лича или вот носферату, —
     лениво заметил Банзай. — Что ты из него колдовать будешь?
     — Что-нибудь убойное!
     — Тебя отдачей снесет. Нет, тебе нужно что-то вроде...
     — Летит! — предупредил Мак-Мэд, глядя в небо.
     — Хорошо...
     — Так ведь не один летит, с компанией! — уточнил лучник.
     — А вот это уже плохо, — проворчал Махмуд, с кряхтением вставая и берясь за
     топор. — Кто там у нас?
     — Хм-м... Дайте-ка взглянуть... Та-ак, четыре вирма... Три зондер-вирма... Так, у нас
     неприятности: пять штук горгулий и целая стая гарпий! Горгульи отстают, но...
     — Всем в укрытие!! — завопил Банзай.
     — Разве что мы его сейчас сами выкопаем, — кисло заметил Махмуд. — А ну, становись!
     Оба дварфа встали, сдвинув щиты, и развернулись в сторону приближающейся
     эскадрильи. Между ними с натянутым луком встал Мак-Мэд. Мелисса и Внучка остались
     в резерве.
     Ксенобайт, вытянувшись в струнку и оттопырив только самые кончики крыльев, несся, точно пикирующий истребитель, но летающая свора умудрялась от него не
     отставать. Со свистом пролетев над головами соратников, он с трудом вышел из пике, уйдя на мертвую петлю.
     МакМэд изрядно проредил коллектив преследователей стрелами. Какой-то зондер-
     вирм, сообразив, что вот-вот попадет под зенитный огонь, попытался было, вытянув
     шею, сцапать лучника, но Махмуд неожиданно высоко подпрыгнул, огрев ящера по
     голове топором.
     — Гарпии! — предупредила Мелисса.
     Над тестерами пролетела свора гарпий, роняя бритвенно острые перья. Дварфы
     накрылись щитами, под которые быстро забились и все остальные. Как только дробь по
     щитам стихла, Мак-Мэд быстро оглядел небо.
     — Берегись, второй заход!
     — Ща я их! — воинственно завопила Внучка, поднимая Ксенобайтовский посох.
     — Внучка, не надо!!
     В глазах стремительно приближавшегося на бреющем полете Ксенобайта мелькнул
     ужас, когда он усидел направленный на него посох. Кристалл на кончике посоха
     коротко вспыхнул, Внучка с воплем отлетела куда-то назад, а в сторону носферату и
     его преследователей стремительно полетел огненный сгусток. Ксенобайт рефлекторно
     обхватил голову руками, совершенно забыв, что в данный момент это крылья, потерял
     контроль над полетом и, закувыркавшись в воздухе, исчез в огненном вихре.
     Махмуд осторожно высунул нос из-под щита. Как раз подоспевшие было горгульи, прикинув такой расклад, бодро развернулись и заспешили куда-то по своим делам. Из
     небольшой траншеи вылез мрачный Ксенобайт. Внучка, глянув на него, коротко
     пискнула и спряталась за спину Мелиссы.
     — «Черный инферно» восьмого уровня, — присвистнул Мак-Мэд.
     Ксенобайт грозно навис над внучкой.
     — Ксен! — строго сказала Мелисса.
     — Я ее сейчас задуш-ш-шу!!
     — В следующий раз, когда даешь посох ребенку, ставь его на предохранитель, болван! — рявкнула Мелисса.
     Внучка, глянув на Ксенобайта, вместо того, чтобы заявить, что «она уже не
     ребенок», чуть ли не впервые за все время их знакомства благоразумно промолчала.
     Ксенобайт же онемел от ярости.
     — Лучше рассказывай, что видел, — буркнул Банзай.
     — Нашел я его, нашел. Во всяком случае, если это не логовище — так я уже и не
     знаю. Примерно километров пять на север, как раз по карте, здоровенная котловина, из которой торчит вулкан!
     — Это наверняка оно! — с преувеличенным энтузиазмом закричала Внучка. —
     Молодчина, Ксен, что бы мы без тебя делали! Мы почти у цели!
     — Рано радуешься, — проворчал носферату. — Это по прямой километров пять... А
     сколько нам придется бродить по этим чертовым ущельям...
     — Во всяком случае, мы уже знаем, к чему идем, — рассудил Банзай и, взобравшись
     на какой-то валун, драматично возвестил: — Наша цель близка! Отдельные товарищи
     уже видели ее, и теперь нас ничто не остановит! Ура, товарищи! Шагом марш к победе!
     Особенного энтузиазма речь не вызвала. Состроив кислую физиономию, Ксенобайт
     заметил:
     — Банзай, не знаю, как на кого, а вот на местных скелетов, похоже, твои лозунги
     произвели неизгладимое впечатление. Слышите?
     Откуда-то из-за поворота уже раздавалось бодрое бряцание костей.
     — Со всей округи, наверное, сбегаются, — с тоской предположил Махмуд.
     — Тогда вношу поправку, — хладнокровно проинформировал Банзай. — БЕГОМ марш
     к победе!
     Эпоха Химер
     Кратер Красного Дракона
      21 июня, 19:55 реального времени
     Тестеры стояли на краю громадной котловины, куда сбегалась паутина ущелий, составляющих, собственно, Драконью Долину. Больше всего это напоминало лунный
     кратер, в центре которого возвышался небольшой по сравнению с самим кратером
     конус.
     Проблемы с навигацией у тестеров прекратились после того, как Ксенобайт, оснащенный камерой Внучки и тяжелым пинком Махмуда, снова взлетел в воздух и
     произвел элементарную аэрофотосъемку.
     Однако чем дальше продвигались тестеры, тем крепче становились монстры, а
     количество их не уменьшалось. Теперь вокруг рыскали патрули не безобидных
     скелетов, а матерых личей, участились налеты с воздуха...
     — Я скоро уровень наработаю на этом приключении, — хмуро буркнул МакМэд, нервно теребя тетиву лука.
     — Удивительно, — проворчала Мелисса. — Сколько раз я ходила в Драконью Долину, но ни разу и близко не подходила к этому месту!
     — Ничего удивительного, — откликнулся Ксенобайт. — На младших уровнях тебе
     просто пороху не хватает пробиться через все эти кордоны скелетов. Когда начинаешь
     более-менее справляться со скелетами — они давят массой. Доходишь до
     определенного предела и поворачиваешь назад. А когда набираешься сил просто
     сметать всю эту нечисть с пути — уже неинтересно. Мелочевка, экспы немного, добычи
     — копейки. Лично я все время заворачивал западнее: там сколопендры живут...
     — Не люблю насекомых, — поморщилась Мелисса. — И скелетов тоже не люблю.
     — А вон там змеелюдей полно! — указав топором куда-то вдаль, проговорил Махмуд.
     — Из них магические кольца часто вываливаются!
     — В общем, — подвел итог МакМэд, — каждый из нас в свое время где-то здесь
     поблизости охотился. И никому даже в голову не пришло...
     — Ну, — перебил Банзай, — могу поспорить, большую часть времени это место —
     просто набитая монстрами кадушка с неприятностями. Давайте-ка за дело. Ксен, смотайся, глянь, что там как...
     — И не подумаю, — спокойно мотнул головой вампир, указывая пальцем на
     кружащиеся вокруг верхушки вулкана точки. — Зондер-вирмы. Штук пятнадцать, не
     меньше, и слишком близко друг от друга. Зацепи одного — триггеры у всех
     посрабатывают...
     — А ведь могу поспорить, — вздохнула Мелисса, — это прямой путь к гнезду.
     — Что отнюдь не означает, что он самый легкий, — наставительно заметил
     Ксенобайт.
     МакМэд, приложив ко лбу ладонь козырьком, всмотрелся вдаль.
     — У подножия этой штуки полно дыр, — проговорил он. — Могу поспорить, там целая
     сеть пещер, которая в конце концов приведет нас к гнезду.
     — Ох и зададут нам там жару, — уныло буркнул Ксенобайт.
     — Опять лабиринты, — капризно протянула Мелисса. — Как они мне уже надоели!
     
 []
     — Ха! Вам исключительно повезло, что с вами целых ДВА дварфа! — гордо заявил
     Махмуд. — Пещеры — наш родной дом!
     — Ладно, хорош болтать. Пошли, пока горгульи, которых мы скрошили пять минут
     назад, не пришли с респауна.
     Тестеры, проверив оружие, снова двинулись в путь. Ксенобайт на минуту
     задержался, чтобы с гребня кратера взглянуть на почти скрывшееся за горизонтом
     солнце.
     — Закат... Замечательное время, чтобы начать веселиться! — хищно проговорил он.
     Эпоха Химер
     Логово Красного Дракона
      21 июня, 20:37 реального времени
     — Держись, кровосос!
     — Что мне еще остается? — взвыл Ксенобайт, прижатый к земле здоровенным
     монстром, похожим на помесь неандертальца с крокодилом.
     Мелисса, воткнув стилет в горло оппоненту, сильным пинком отбросила противника
     Ксенобайта. Монстр недовольно взревел, но Ксенобайт мгновенно вскочил и, рявкнув
     какое-то заклинание, взмахнул посохом.
     В сторонке угрюмо рубились два гнома.
     — Поберегись, коротышки! — завопил Ксенобайт, посылая поток пламени в
     противников дварфов.
     — Я его когда-нибудь убью, — флегматично заметил Махмуд.
     Тестеры перевели дух.
     — У-ух... И что же будет дальше? Еще же ничего не сделали, только зашли! —
     тяжело дыша, проворчал Ксенобайт.
     — А ты что, хотел, чтобы логово Красного Дракона охраняли бешеные суслики?! —
     проворчал Банзай. — Однако, кажется, мы на месте...
     Тестеры стояли в огромной пещере, посреди которой темнел
     провал куда-то в глубину недр. Из него валил перемешанный с
     черной копотью пар и раздавался равномерный гул. А высоко-
     высоко вверху можно было различить блеск звезд: это было
     жерло вулкана, которое они некоторое время назад
     рассматривали с гребня кратера.
     — Ни черта не видать, — почесал в затылке Ксенобайт, заглянув в провал. — А с чего ты взял, что именно здесь?
     — Интуиция. Кто-нибудь догадался захватить с собой
     веревку?
     — Э-эм...
     — Что ж, тогда придется запустить нашего упыря.
     — Эй, полегче, — поморщился Ксенобайт. — Во-первых, я все
     равно ничего не увижу в этом дыму. А могу поспорить, ловушек
     там полно. Во-вторых...
     — Что во-вторых?
     — Где гнездо, там и наседка. Как ты думаешь, какая у Красного Дракона мама, а?
     — И с мамой разберемся, не переживай. Давай на крыло и слетай мухой на
     разведку...
     — У меня другая идея, — холодно буркнул программист.
     — Да? Какая же?
     — Воспользоваться лестницей.
     Все удивленно глянули на Ксенобайта.
     — Какой еще лестницей?!
     Программист молча указал на небольшой выступ. За ним виднелся еще один, остальные были скрыты в тумане.
     
 []
     
 []
     
 []
     — Там наверняка ловушки, — покачала головой Мелисса.
     — Ловушки — это как раз по твоей части!
     — Да, но... А это еще что такое? — удивленно спросила Мелисса, отскочив от
     прилетевшей откуда-то из темноты стрелы.
     Из коридора, по которому недавно прошли и сами тестеры, вышли несколько
     игроков. Эльф-лучник, три орка и один темный эльф, за спиной которого виднелись
     две изящные рукояти мечей.
     — Какая жалость, — проговорил, ухмыляясь, лучник. — Поверьте, сударыня, я всего
     лишь хотел спасти вас от этого упыря.
     Глаза Ксенобайта нехорошо побагровели.
     — А вы еще кто?! — удивленно спросил Махмуд, на всякий случай приподнимая
     топор.
     — А мы тут просто гуляем, — язвительно буркнул лучник.
     — Спасибо, ребята, что обеспечили нам комфортную дорогу, — оскалился один из
     орков.
     Тестеры переглянулись.
     — Так вы что... Все это время за нами шли?! — с тихой угрозой спросил Банзай.
     Чужаки, не выдержав, весело заржали.
     — Именно!
     Ксенобайт тихо зашипел от ярости. Получалось, тестеры буквально прорубили кому-
     то проход, мало того что указав дорогу, так еще и устраняя с пути монстров. Махмуд
     моментально встопорщил бороду, МакМэд задумчиво потянулся к колчану. Вражеский
     лучник моментально поднял лук:
     — Попрошу! Так. Экспы с Красного Дракона, конечно, много, но на всех не хватит.
     Можете просто телепортироваться в город. Так сказать, это наше «спасибо» за
     доставку.
     — Ага, значит, вот как... — взвыл Банзай. — Ксен, куси его!
     Ксенобайт исчез с того места, где стоял, и материализовался непосредственно перед
     лучником. Это был «бросок вампира», спецспособность прошедшего трансформацию
     чернокнижника. Противник не успел даже сказать «мама», как превратился в
     высушенную мумию.
     — Один готов! — возвестил Ксенобайт.
     МакМэд уже успел послать две стрелы в одного из орков. Третья заставила его
     противника упасть на пол. Над телом появился полупрозрачный «дух» орка:
     — Ну, блин, мы вас еще найдем, поняли?!
     — Сгинь, покойник! — прикрикнул на него Ксенобайт.
     Дух исчез, уносимый к ближайшей точке воскрешения.
     — Ну-с, вы сами того хотели, — вздохнул темный эльф, вытаскивая из-за спины
     мечи.
     Однако вместо атаки он моментально вынужден был перейти к обороне: на него, точно смерч, налетела Мелисса с двумя длинными, тонкими кинжалами.
     Завязалась драка. Темный эльф был серьезным противником, орки были игроками, явно тренировавшимися именно для драк с живыми противниками, а не только с
     монстрами.
     — Ксен, кусай их! — завопил Махмуд.
     — Я не могу! — крикнул программист, уворачиваясь от здоровенного топора. — Я же
     сытый!
     — И что?!
     — Забылa! Я усну!
     После памятных приключений, связанных с возвращением Внучке украденной у нее
     камеры, Ксенобайт неохотно объяснил коллегам слабое место носферату. «Вампир
     должен быть голодным и злым», — сказал он тогда. «Бросок вампира», самая
     смертоносная его способность, служила в основном для насыщения кровососа. Но
     сытого вампира тут же начинало клонить в сон: вне зависимости от времени суток ему
     необходимо было залечь в саркофаг и вздремнуть. Если же вдруг случался «перебор»,
     общее состояние носферату становилось похожим на легкое алкогольное опьянение: Ксенобайта начинало пошатывать, он становился благодушным и ленивым, язык
     начинал заплетаться.
     — Тогда кастани что-нибудь убойное!
     — Это пожалуйста. Берегись!
     Шквал огня обрушился на одного из орков. Тот обиженно взревел и кинулся в
     сторону программиста. Тот, крутанув посох, заехал ему поперек туловища и отпрыгнул
     в сторону.
     — Помогите! — завопила Внучка, за которой гнался второй орк.
     Ксенобайт, увидав занесенный над Внучкой ятаган и сообразив, что по-другому
     среагировать уже попросту не успеет, снова превратился в размытое пятно. Орк
     испуганно взревел, но было поздно: клыки программиста сомкнулись на его шее, послышался характерный неприятный звук...
     — Бр-р-р, — Ксенобайт осоловело помотал головой. — Закусить бы... Ик! Перебор...
     Я...
     Последнего орка загнали гномы. Прижав его к стене щитами, они буквально
     изрубили его в капусту. Остался только темный эльф, но он оказался крепким орешком.
     Раскрутив, точно лопасти вертолета, мечи, он заставил Мелиссу отпрыгнуть в сторону.
     МакМэд выпустил стрелу, но она была отбита одним из мечей.
     — Этта! Па-аберегись! — благодушно возвестил Ксенобайт, крутя над головой посох.
     — Ксен, стой! — завопила Мелисса, услышав первые слова заклинания.
     Гномы шустро попрыгали в разные стороны, МакМэд распластался на земле.
     Мелисса, тигриным прыжком сбив с ног зазевавшуюся Внучку, кубарем откатилась в
     одну сторону, темный эльф, которому хватило сообразительности сделать выводы из
     поведения противников, кувыркнулся в другую. С характерным гудением по пещере, сметая все на своем пути, расширяющимся конусом прошел «Черный Инферно».
     — Тебе никогда не говорили, что это заклинание не предназначено для
     использования в закрытых помещениях? — рявкнул Махмуд.
     — Ксен, не надо так больше, а? — попросила Внучка, приподнимаясь с земли.
     — Полностью поддерживаю, — прохрипел темный эльф, нацеливаясь потихоньку
     слинять в коридор.
     — Э, а ну, стоять! — рявкнул МакМэд, натягивая лук.
     Эльф, вздохнув, встал и, отряхнув штаны, прижался спиной к стене. Заклинание
     Ксенобайта сильно потрепало его, теперь он уже совсем не был уверен в том, что
     сможет снова отбить стрелу.
     — Ну что, халявщики, допрыгались? — злорадно осведомился Махмуд.
     — Не, ребята, все не так просто, как вам кажется, — задумчиво проговорил темный
     эльф.
     — Ну что, Ксен, на посошок его? — предложила Мелисса.
     — Ик! Н-не... Я и так уже... Ик!..
     — Ксен, — с беспокойством проговорила Внучка. — Отошел бы ты от края этой ямы...
     А то тебя шатает, как пьяного.
     — А я... Это... В какой-то мере и есть... Ик!
     Неожиданно что-то со свистом рассекло воздух. Внучка в ужасе взвизгнула, а
     Ксенобайт с легким интересом уставился на торчащую из него стрелу.
     — Оп-па... Засада!
     Из коридора вылетели еще две стрелы. Одна воткнулась Ксенобайту в бедро, другая
     легла рядом с первой. Программист покачнулся на самом краю провала и, промычав:
     «Я прям как Боромир!» — ухнул вниз. Тестеры потрясенно проводили его взглядом.
     — Кхм, — деликатно напомнил о себе темный эльф. — Неужели вы думали, что кому-
     то, кроме вас, хватит идиотизма идти на Красного Дракона всего-то впятером?
     Из прохода один за другим выходили игроки. Четыре или пять лучников, моментально взявших на прицел тестеров, за ними — боевые маги, несколько орков и
     три гнома. Замыкали отряд две девушки-клерика. Всего набралось человек пятнадцать.
     — Все, господа, сливайте воду, — усмехнулся темный эльф.
     — Точно, — кивнул Банзай. — Но к вам это тоже относится!
     Пол пещеры дрогнул. Из провала донесся громоподобный рев.
     — Ксенобайт приземлился! — кивнул Банзай. — Встречайте мамочку!
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     В мире Химер водится несколько видов драконов. Зеленый дракон, самый слабый —
     путевка в жизнь для любого бойца, слова «...да я как-то зеленого дракона завалил!»
     всегда были отличной рекомендацией для вступления в клан. Очень немногие могли
     похвастаться победой над кобальтовым драконом, а что касается черных — на них
     охотились исключительно кланами. И вот сейчас из провала, поднимая крыльями
     ураган, поднимался здоровенный черный дракон.
     Вражеский клан зачарованно уставился на зверюгу. Дракон, выбравшись из
     пропасти, обвел всех собравшихся пасмурным взглядом и оглушительно взревел.
     — Лучники, залп! Воины, вперед, маги, обкаст! — завопил темный эльф, который, похоже, был лидером группы.
     Маги тут же забормотали, навешивая на соратников защитные заклинания. Дракон
     захрюкал, готовясь дунуть пламенем. Клерики деловито помахивали жезлами в
     сторонке. Лучники, четко выстроившись в линию, пустили стрелы...
     — Это вы зря, — буркнул Махмуд, прикрываясь щитом.
     Дракон подавился и закашлялся: сгустки огненного дыхания полетели во все
     стороны. Пещера наполнилась ревом огня, руганью воинов и заклинаниями магов.
     Клерики принялись выкрикивать благословления, пытаясь не дать умереть тем, кто был
     тяжело ранен. Внучка вскинула камеру, стараясь не пропустить ни одной детали.
     Неожиданно из общей кутерьмы выскочила Мелисса и ухватила ее за косичку.
     — Бежим!
     — Куда?!
     — Куда надо!
     Из ударившего совсем рядом столба пламени выскочил Банзай. Ошалело
     оглянувшись, он указал куда-то в сторону пропасти и рухнул на землю, пропуская тучу
     стрел, летящих в дракона.
     — Внучка, — на бегу пропыхтела Мелисса. — Где самое спокойное место урагана?!
     — Его центр!
     — Именно! Бежим!
     Подбежав к замеченной недавно Ксенобайтом лестнице, Мелисса с Внучкой
     покатились вниз. Из-за стоящего здесь тумана видимость была отвратительная, однако
     шум потасовки наверху стал стихать.
     Видно было не дальше, чем на расстояние вытянутой руки. Лестница, огромной
     спиралью огибающая провал, казалась бесконечной. Единственным ориентиром
     служила гравитация да все слабеющие звуки потасовки наверху.
     — Ой, что-то мне все это не нравится, — хмуро пробормотала Внучка. — Ксенобайт
     что-то говорил про ловушки...
     — Конечно! Их здесь полно!
     — А почему мы до сих пор ни одной не встретили?
     — Потому что я их обезвреживаю, — буркнула Мелисса. —
     Все-таки я ассассин, или как?
     — В принципе, все не так уж плохо, если не особенно
     спешить, — помолчав, добавила она. — Вот если бы, как
     задумывали гадостные программисты вроде Ксена, мы сломя
     голову бросились вниз... Думаю, до первого витка одни уши бы
     доехали.
     Еще какое-то время они шли в молчании. Вдруг Внучка тихо
     дернула подругу за рукав.
     — Мелисса...
     — А?
     — Это... Ты все ловушки обезвреживаешь?
     — Да, а что?
     — Ты не могла бы одну... Это... Оставить в рабочем состоянии?
     — Зачем? — удивилась Мелисса.
     — Ну... После всей этой истории... В общем, за нами вроде кто-то идет.
     — Ха! Я думаю, им сейчас есть чем там, наверху, заняться! — усмехнулась Мелисса, но тут же помрачнела.
     Пройдя еще несколько ступенек, она вдруг остановилась. Внимательно оглядев
     стену, она подло усмехнулась.
     — А ну-ка... Наклонись очень низко... Так... Постарайся проползти под моей
     ладонью... Пошли.
     Девушки спустились еще на десяток-другой ступенек.
     — Мелисса...
     — Ну.
     — Я тут подумала...
     — Ну?
     — А вдруг это кто-то из наших? — жалобно спросила Внучка.
     Мелисса остановилась и озадаченно почесала в затылке.
     — А раньше ты об этом подумать не могла?! — сурово спросила она.
     — Ну...
     Не успела Внучка придумать вразумительного ответа, как где-то позади послышался
     хлопок, громкий вопль «твою мать!» и грохот. Еще через секунду что-то кубарем
     скатилось по ступенькам.
     — МакМэд! — обрадовалась Внучка.
     — У-у, черт, — пробормотал лучник, поднимаясь на ноги и потирая лоб. — А я все
     иду, иду, думаю, когда же ловушки появятся?! В тот самый миг, когда я решил, что их и
     нет вовсе...
     — Ничего, бывает, — успокоила лучника Мелисса, предупреждающе показав кулак
     Внучке. — Э-э-э... А что там наши дварфы?
     — Решили задержаться, — поморщился лучник. — Им хорошо, шкуры у них толстые, могут себе позволить. Веселятся вовсю! Последнее, что я увидел, — как Банзай дал
     пинка магу как раз когда тот колдовал «ледяную стену». Так что, к числу общих
     неприятностей, у них там теперь натуральный каток: весь пол покрыт льдом...
     Вскоре туман стал редеть. Наконец вся компания достигла дна пропасти: огромного
     круглого зала, усеянного костями. Из трещин в полу то и дело вырывались струи дыма, но тут, внизу, воздух был сравнительно чистым.
     Где-то наверху раздался грохот. Мелисса нервно схватилась за кинжалы и глянула
     наверх. Глаза ее вытаращились. Проследив направление ее взгляда, Внучка
     вскрикнула: «Ух ты!» и вскинула камеру.
     По ступенькам, производя неимоверный лязг, летел выгнутый щит-скутум. В нем, точно в санях, сидели два гнома. Впереди был, естественно, Банзай. Позади него, мертвой хваткой вцепившись в края щита, сидел Махмуд: глаза его были крепко
     зажмурены, рот раскрыт, но все звуки тонули в грохоте. Высекая искры, щит со своим
     экипажем несся вниз по ступенькам.
     — Лево руля! Право руля! — в полном восторге вопил Банзай, умудряясь управлять
     этой незамысловатой конструкцией.
     — Мама-а-а-а!
     — На взлет! Пристегните ремни-и-и-и!!
     Подскочив на последней ступеньке, щит с грохотом рухнул в кучу костей. Через миг
     из нее выскочил Банзай.
     — Ух! Замечательно! Прямо как на истребителе, только маневренности не хватает!
     Махмудыч, пошли наверх — еще разок!
     — Ты сдурел, старый хрыч, — простонал Махмуд. — Поверить не могу, что мы
     добрались сюда живыми!
     — Банзай, а ну, тихо! — шикнула Мелисса. — Мы тут по делу, за которое Ксен отдал
     жизнь, помнишь? Кстати, что там наверху?
     — Веселье в полном разгаре! Знаешь, при всей антипатии к этим поганцам я бы не
     поставил на дракона! Ему кранты! Впрочем, кто бы ни победил, нам по шее все равно
     дадут. Так что рекомендую: снимайте свой репортаж, и сматываемся подобру-
     поздорову.
     
 []
     
 []
     
 []
     Наверху послышался негромкий отголосок рева черной драконицы. Все нервно
     притихли.
     — Ну, Внучка, давай... Дорогие читатели нашего журнала! — торжественно начала
     Мелисса. — Сейчас вы увидите то, что не удавалось увидеть еще никому, кроме
     программистов игры «Эпоха Химер». Легендарное гнездо Красного Дракона находится
     в каких-нибудь жалких ста метрах от нас!..
     Сделав жест коллегам, Мелисса торжественно направилась к возвышающемуся в
     центре зала холму из золотых монет. Все прониклись серьезностью момента. Тестеры
     выстроились шеренгой, являя лицами образец суровых воинов.
     — Итак, сейчас завеса таинственности приподнимется, — вещала Мелисса, — и вы
     впервые в жизни увидите то, чему еще только предстоит на какое-то время стать самым
     страшным кошмаром всего сервера. Вы увидите...
     Мелисса запнулась и побледнела...
     — Ксенобайтa!
     Свернувшись калачиком на куче золота, сладко сопел потрепанный, но несомненно
     живой носферату.
     — Ксен, скотина, что ты тут делаешь?! — завопила Мелисса. — Где гнездо...
     — М-м-м...
     — Просыпайся, зараза! Как ты вообще остался жив? Почему ты не в ближайшем
     городе?!
     — М-м-м... Уже встаю, уже встаю...
     — ПА-АДЪЕМ!
     Ксенобайт сел и сонно потер глаза.
     — Что за шум? — недовольно проворчал он.
     — Почему ты здесь, а не в городе? — требовательно спросил Банзай.
     — Хмф-ф... А что мне сделается? — зевая, проворчал Ксенобайт. — Обернулся
     мышью, затормозил... Я и сейчас торможу... Торможу...
     — Не спать! — рявкнул Махмуд на ухо программисту.
     — А?! Не сплю! Да чего привязались-то?!
     — Тебя нашпиговали стрелами, — напомнила Мелисса.
     — Ну и что? — отмахнулся Ксенобайт. — Почти ночь уже, если они хотели сделать
     мне плохо — надо было использовать серебряные наконечники... По два золотых за
     штуку... В любом магазине... Хр-р-р...
     — Не спать! — повторил Махмуд. — Рассказывай, что произошло.
     — У-у-у, какие вы нудные...
     Если вкратце, то хроника событий оказалось такова. Проблема была не в стрелах —
     потеряв на секунду контроль, носферату заснул прямо в полете. Невероятным усилием
     воли заставив себя повременить с заслуженным отдыхом, программист вынужден был
     признать, что ситуация неважная. Поставив локальный рекорд по превращению в
     летучую мышь на время в экстремальных условиях, Ксенобайт занялся высшим
     пилотажем. Как он и предчувствовал, тут было полно скрытых в тумане ловушек: паутина гигантских пауков, сгустки ядовитых паров, какое-то таинственное свечение...
     Что это такое, очередная гадость или просто освещение, Ксен не рискнул проверить.
     Как ему удалось без особых повреждений миновать все это — он и сам слабо понимал.
     В конце пути незадачливый вампир ляпнулся прямо на голову драконихи и...
     правильно, моментально уснул, даже не успев испугаться. Однако дракониха, похоже, не восприняла его всерьез. Удивленно оглянувшись по сторонам, она помотала
     головой. При этом Ксенобайт шмякнулся на пол, прямиком на кучу золота.
     Если бы в этот момент дракониха вздумала снова прилечь, она, несомненно, размазала бы программиста в лепешку. Однако, заинтересованная скандалом наверху, она, взревев, взлетела вверх. Ксенобайт же мирно задрых, здраво рассудив, что он
     сделал все, что мог.
     — И что?
     — И ничего. Она башкой мотнула, я и свалился. Она потом туда, наверх полетела.
     — А ты?
     — А я здесь остался, сморило меня... — невнятно пробурчал программист и снова
     стал клевать носом. — Делать мне нечего, за такой зверюгой гоняться... Хр-р-р...
     — Ну-ну-ну! Подъем! А где гнездо?
     — Какое гнездо?
     — Болван! Мы же искали гнездо Красного Дракона!
     — И? Вроде же нашли, нет?
     — Тогда ГДЕ ОН?!
     — Кто?
     — Ты начинаешь напоминать мне Слепого Пью, — вздохнула Мелисса. — Теперь
     понятно, почему никто не хочет становиться Носферату! Где красный дракон, тупица?!
     — Дык не вылупился еще, — развел руками Ксенобайт. — Что я, виноватый, что ли?
     — Другими словами, где-то мы серьезно ошиблись, — устало вздохнул Банзай.
     Мелисса всхлипнула.
     — Неужели все зря? Неужели... Но... Но ведь все сходится! Квест... Долина... Вулкан
     этот...
     Ксенобайт, пока на него перестали обращать внимание, попытался снова свернуться
     клубком, но вдруг подпрыгнул, вытаращив глаза.
     — Ой... Ой, народ... Там...
     — Ну, что еще? — устало спросил Махмуд.
     — Подо мной что-то... Что-то шевелится! — прошептал Ксенобайт.
     — Да приснилось тебе что-то, — отмахнулся Банзай. — Так, давайте-ка
     проанализируем свои ошибки. Где мы...
     — А-а-а!
     Ксенобайт подскочил, точно ужаленный, и стал бешено разгребать золото, на
     котором сидел. Все зачарованно смотрели на программиста. Тот в очередной раз
     погрузил руку в золото...
     — Ай! Еще и кусается! — возмутился Ксенобайт. — А ну вылазь!
     Раздался писк, Ксенобайт ухватил что-то, дернул и, не удержавшись, кубарем
     покатился с золотого кургана и шмякнулся на спину. У всех глаза полезли на лоб, когда они увидели, что у него на груди сидит крошечный дракончик.
     — Ой, какой миленький! — тут же завопила Внучка.
     — Уйди, животное! — рявкнул Ксенобайт, выдергивая из челюстей зверька палец.
     Дракончик курлыкнул, глядя на программиста огромными блестящими глазами.
     Земля под ногами тестеров мелко задрожала. Откуда-то донесся гнусавый вой, призванный, должно быть, изображать из себя гудение сотен горнов. С «небес»
     раздался завывающий голос: «Знайте же, что в мир Химер пришел Красный Дракон».
     — Ксенобайт... — потрясенно пробормотала Мелисса. — Это ведь ты его... Ты его...
     — Что «я его»? — недовольно поморщился программист.
     — Ты его высидел!
     — Я не нарочно, — развел руками Ксенобайт.
     — Поберегись! — вдруг завопил МакМэд.
     Все глянули в сторону, куда он указывал. Сверху падало что-то огромное, еще едва
     видимое сквозь туман... Ксенобайт рефлекторно сграбастал дракончика и сиганул в
     сторону. Через миг на золотой курган, вызвав еще одно небольшое землетрясение, рухнуло тело черного дракона.
     — Вот что, орлы... Давайте-ка сматываться отсюда, — проворчал Банзай. —
     Ксенобайт?
     — Уже делаю портал, делаю, — огрызнулся программист.
     — Ксен! — с нажимом произнес Банзай. — Ты ничего не забыл?
     — Что?
     — Дракончик, — подсказал Махмуд.
     Дракончик, намертво вцепившийся лапками в плечи носферату, жалобно хныкнул.
     Глаза программиста забегали...
     — Э-э-э... А что, собственно, дракончик?
     — Ты его что, с собой надумал взять?
     Ксенобайт почему-то отодвинулся от коллег, недобро зыркая по сторонам.
     — Конечно! — неожиданно закричала Внучка. — А что его, здесь, что ли, оставить?
     Он теперь сирота, и эти гады наверху, если кто-то из них в живых остался, его обидят!
     — Но... Это же Красный Дракон! — тихо проговорил Махмуд.
     — А мне плевать! — вдруг заорал Ксенобайт, решительно пряча зверька за пазуху. —
     Я его высидел! Я! Кто его пальцем тронет — покусаю! Понятно?
     Несколько секунд царило полное молчание. Затем где-то наверху послышались
     голоса.
     — Ты... Это... — буркнул Махмуд.
     — Что?! — оскалился Ксенобайт.
     — Портал доделывай, вот что!
     Реальность
     Логово тестеров
      22 июня, 10:13 реального времени
     — Да, конечно, администрация сервера такого не допустит! Скорее всего, станет
     обычным ездовым драконом... Ну, может быть, не совсем обычным, но уж точно
     способность стирать из базы ему не сохранят, — проворчал Банзай, отстраненно глядя
     куда-то в сторону кофеварки.
     — Есть еще одна альтернатива, — усмехнулся МакМэд.
     — Ну?
     — Недельку эта зверюга побудет миленьким маленьким дракончиком, а потом
     слопает Ксенобайта и пойдет беспределить по серверу.
     — Тогда нам придется заводить новых персонажей, — философски заметил Махмуд.
     — После публикации «Репортажа из игры» все будут прекрасно знать, кому именно они
     обязаны рождением нового Дракона. А наши рожи там светятся по полной программе!
     — Ну, можно упросить Внучку... Хотя нет, легче завести новых персонажей, —
     вздохнул Банзай. — Мелисса, что скажешь?
     — Это будет репортаж века! Такая трогательная история! Представляете, Внучка
     умудрилась снять даже, как Ксен защищал от нас дракончика! Кстати, где там наши
     животноводы?
     Вместо ответа Банзай развернул один из мониторов и включил колонки.
     По коридору мрачного трансильванского замка весело несся маленький красный
     дракон. Перед ним с визгом бежала Внучка:
     — Комиссар, сюда! Комиссар, сидеть! Дай лапу... Ксен, а можно на нем покататься
     будет, когда он вырастет? Ксен, а он скоро летать научится? А...
     — Если он опять погрызет мой любимый гроб — вовсе не научится! — раздался
     откуда-то вопль Ксенобайта.
     — Да-а, что-то мне подсказывает, что эта история еще только начинается, —
     вздохнул Банзай.
     Бета-тестеры
     Эпизод 7: В тылу врага
     
 []
     Виртуальное пространство игры «В лесах под Совранью»
     Деревня «Красное Болото»
      13 августа, 14:32 реального времени
     Шепелявый граммофон с хрипом и заиканиями исторгал из себя бравурный марш, заглушающий вялое бормотание и звяканье стаканов. Единственная на все помещение
     лампочка создавала несколько зловещее освещение, без всякой видимой причины
     мерно раскачиваясь под потолком. За собранными из наскоро обструганных досок
     столиками сидели, то и дело нервно вздрагивая, солдаты в характерной темно-серой
     форме. Время от времени кто-то из них, робко глянув по сторонам, хватался за свой
     стакан и залпом проглатывал налитое в него пойло. В общем, обстановка в избе, некогда выполнявшей роль сельсовета, а ныне переоборудованной под офицерский
     клуб, была нервная, но тихая. Где-то за окном, пытаясь конкурировать с граммофоном, заунывно выла собака...
     — Фройлян! Шнапс! — тоскливо протянул кто-то из посетителей.
     И тут дверь клуба отворилась... Точнее, с треском слетела с петель, разгромив утлый
     столик у входа. Потом из ночной темноты появились трое.
     Первым в помещение вошел Ксенобайт в помятой гимнастерке, из-под которой
     выглядывала тельняшка. В правой руке он держал видавший виды наган. Следом за
     ним в клуб ввалились Махмуд в ватнике и шапке-ушанке, с пулеметом Дегтярева на
     плече, и Мак-Мэд в чем-то бесформенно-пятнистом, вооруженный карабином Мосина.
     Граммофон как-то очень некстати икнул и вдруг истошно завопил что-то про
     «...дойчен зольдатте...». Ксенобайт хладнокровно вскинул наган, грянул выстрел.
     Аппарат, захлебнувшись, смолк навсегда, издав на прощание душераздирающий
     скрежет.
     — Я вижу, тут нам не рады, — с тихой угрозой в голосе проговорил Ксенобайт. — Так
     что буду краток.
     Достав из болтающегося на портупее планшета какую-то бумагу, программист, не
     опуская пистолет, развернул ее и, прокашлявшись, скучным голосом оповестил:
     — «Немецко-фашистским оккупантам! Мы, партизанский отряд под командованием
     замполита Банзая, приговариваем вас к смерти, ибо нефиг. Особенно эсэсовцев.
     Подпись: замполит Банзай». У меня все, товарищи.
     Махмуд, крякнув, скинул с плеча пулемет и лихо клацнул затвором. Мак-Мэд, бережно повесив карабин на плечо, достал из-под своего пятнистого балахона «МП-
     38». Ксенобайт со скучающим видом направил наган на единственную лампочку.
     — Всего доброго, товарищи фашисты, — равнодушно кивнул Ксенобайт, нажимая на
     спусковой крючок.
     Лампочка разлетелась вдребезги, погрузив помещение клуба в темноту. Тут же
     басовито загоготал «Дегтярев», рядом с ним короткими очередями застрочил «МП». Зал
     наполнился отчаянным криком:
     — ПАРТИЗАНЫ!!
     
 []
     
 []
     
 []
     Здание сельсовета, весело потрескивая, догорало, заливая окрестности мягким
     теплым светом. На краю светового пятна, флегматично глядя в огонь, стояли три
     партизана.
     — Банзай, — равнодушно буркнул Ксенобайт. — Я больше таких идиотских
     «обращений» читать не буду. Это же сивый бред. Ты совсем обленился.
     — Ксен, не нуди. Это же боты, им все равно до лампочки, что ты там читаешь.
     Главное, чтобы был факт прочтения. Так это у нас получается не просто налет, а
     «идеологическая акция». Сам же вычислял: пять акций — ящик патронов, десять —
     пулемет... Чистая выгода!
     — Ладно, хрен с ними, с этими акциями... Мелисса вышла на позицию?
     — Вышла. Внучка снимает с соседней сосны.
     — Предупреждаю: пятый раз переигрывать эту миссию я не выдержу. Если
     провалимся — тайм-аут.
     — На этот раз мы ее провернем как надо. Все рассчитано... Ну вот... Эсэсовцы
     выезжают, в комендатуре осталось человек пять максимум. Главное — развлекайте их, пока Мелисса не вскроет сейф!
     — Ладно, ладно... Они тут у нас не заскучают. Банзай?
     — Все, товарищи, я захожу в игру, так что координировать вас будет некому. Ксен, высылаю вам подмогу, как только войду в игру. Мелисса, как только войдешь в лес, я
     сейвлюсь. Поняла? Главное, дотяни до леса, если что. Все поняли свои задачи? Я
     пошел...
     — Ну-с, приступим, — хрустнул пальцами Ксенобайт.
     Мак-Мэд тут же вскарабкался на дерево. Удобно устроившись в густой кроне, он
     аккуратно расчехлил винтовку и передернул затвор. Махмуд, орудуя саперной
     лопаткой, быстро оборудовал небольшое пулеметное гнездо. Рядом расположился
     Ксенобайт с проводами и подрывной машинкой.
     Из-за тучи выглянула луна. Вдали послышалось характерное тарахтение двигателя.
     — О, эсэсовцы едут, — буркнул со своего насеста Мак-Мэд.
     — Опаздывают, — проворчал Ксенобайт.
     — Ну, товарищи... Внимание...
     Ксенобайт деловито зарядил в машинку первый провод.
     — Мост!
     Программист бешено закрутил ручку взрывателя и вдавил кнопку. Где-то невдалеке
     бабахнул взрыв, в щепки разнеся унылый мостик позади показавшегося немецкого
     броневичка. Раздались вопли, команды на немецком.
     — Дуй по ним, Махмудыч!
     Застрекотал пулемет. Время от времени с дерева сухо щелкала винтовка, обрывая
     компьютерную жизнь кого-то из ботов-офицеров. Однако эсэсовцы были ребятами
     тертыми. Яростный ответный огонь заставил тестеров вжаться в землю. Где-то на
     дереве матерился Мак-Мэд. Ксенобайт, прислушиваясь к его излияниям, задумчиво
     выбрал из связки еще одну пару проводов и вставил их в подрывную машинку. Грохнул
     еще один взрыв.
     — Махмуд, левый фланг! Они там устанавливают «МГ»! — завопил Мак-Мэд.
     — Сей момент!
     — Мак! Связной побежал, связной...
     С дерева щелкнул выстрел.
     — Не добежал... Ксен, четвертый номер...
     Тестеры на полную катушку использовали фактор внезапности, но все же немцев
     было гораздо больше. Заняв позицию за остановившимся броневиком, они яростно
     отстреливались. Потом воздух рассек пронзительный свист...
     — Все, пора сваливать, — вздохнул Ксенобайт. — Миномет собрали...
     Позади позиции тестеров грохнул взрыв, разнесший в щепки какой-то сарай. Махмуд
     стал деловито складывать сошки пулемета, Ксенобайт вытащил из-за пазухи гранату.
     — Ну, и где обещанные Банзаем боты?! Опять, как в прошлый раз, в болоте
     потонули?
     — Нет, должны дойти... Должны... Вот они!
     — Отлично. Сматываемся!
     Вдали послышалась стрельба: партизанам подошла подмога из ботов-смертников. С
     дерева, точно филин, свалился Мак-Мэд. Махмуд, в обнимку со своим ненаглядным
     пулеметом, ужом шмыгнул в кусты.
     — Все, товарищи, огородами до базы... Марш!
     Удалившись от места перестрелки на почтительное расстояние, тестеры вскочили на
     ноги и во весь дух припустили в сторону чернеющего на горизонте леса. Несколько раз
     им вслед раздавались возмущенные окрики и даже выстрелы. Один раз пришлось снова
     залечь, когда Мак-Мэд некстати застрял в болоте. Но вот тестеры, наконец, нырнули в
     густой подлесок, обозначающий границу партизанских владений. На полянке их
     поджидал нервно расхаживающий взад-вперед Банзай.
     — Ну что, где Мелисса?!
     — Не знаю, она опаздывает на две... На три минуты! Сигнала о потерях не
     поступало, но... Вон она!
     В лунном свете показался силуэт Мелиссы, она неслась во весь дух, размахивая над
     головой объемистой папкой. Моментально вскарабкавшийся на дерево Мак-Мэд
     доложил:
     — Вижу Мелиссу... Документы у нее! За ней несется мотоцикл с двумя эсэсовцами!
     — Эсэсовцев в расход! — хладнокровно приказал Банзай. — Главное, чтобы они ее
     не подстрелили...
     — Запросто, — кивнул Мак-Мэд, вскидывая винтовку.
     — Что-то у меня предчувствие нехорошее, — пожаловался Ксенобайт.
     Банзай принялся делать в воздухе пассы руками, вызывая меню сохранения игры.
     Мак-Мэд плавно нажал на спусковой крючок... Карабин сухо треснул, выплевывая
     пулю, снайпер, не отрываясь от оптики, передернул затвор и снова выстрелил.
     — Чисто, — с законной гордостью проговорил он.
     — Сэйвлюсь!
     — Погоди, дед, что-то тут...
     Издалека донесся отчаянный вопль Мелиссы:
     — Погоди-и-ите-е-е!! Не сохраня-а-айте...
     — Чего?! — удивился Банзай.
     — Говорит «не сохраняйте»! — с тревогой заметил Ксенобайт.
     — Поздно, — пожал плечами Банзай.
     Мелисса, с треском проломившись сквозь кусты, вывалилась на поляну, выронив
     папку с документами.
     — Что случилось? Тебя ранили?!
     — Не-е-е...
     — Документы! Это нужные документы?!
     — Да-а-а... Прямо... из... сейфа...
     — Тогда в чем дело?!
     — Не... не сохраняй... Катастрофа...
     — Да уже поздно, так что отдышись и спокойно скажи: в чем дело?
     — Внучка...
     — А что Внучка? Кстати, где она?!
     — Ее сцапали! — в отчаянии завопила Мелисса. — Там была засада!
     — Ее убили?! — схватившись за сердце, простонал Банзай. — Но... но у меня нет
     сообщений о потерях!
     — Да в том-то и дело, что она жива! Ее в местный филиал ГЕСТАПО уволокли...
     Партизаны сникли. Ксенобайт негромко проговорил:
     — Возвращаемся к сейву перед выходом?
     — Нельзя, — вздохнул Банзай. — Я как раз поверх него записался...
     — Катастрофа, — почти спокойно заметил Махмуд.
     Реальность
     
 []
     Логово тестеров
      13 августа, 14:54 реального времени
     — Внучка, ну елки-палки, а? Ну как же тебя... А-а, черт...
     — Я не виновата! Я как раз снимала, как Мелиска через
     ограду перескакивала, а тут эта горилла на меня сзади — бац!
     Я его гранатой...
     — Гранатой?!
     — ... по башке...
     — А-а...
     — А он...
     — Что?
     — А он... А он в каске! В каске, скотина...
     — Какая низость... В каске на посту стоять... куда катится
     этот мир, а?
     Внучка всхлипнула. А между тем ситуация и вправду складывалась не ахти. Вот уже
     вторые сутки тестеры бились над прохождением заковыристой миссии игры «В лесах
     под Совранью». Из комендатуры местного областного центра, оккупированного
     немцами городка, надо было похитить ценные документы. Решать миссию «в лоб» было
     чистым самоубийством. Боты, естественно, окопались в городе по полной программе, подтянув две роты СС. В конечном итоге путем мучительных проб и ошибок игроки
     нащупали выигрышную комбинацию. На протяжении долгого времени, рассредоточив
     фактически весь свой партизанский отряд, серией мелких пакостей они заставили
     гарнизон гоняться по всем окрестным селам.
     Последним, самым важным и наглым штрихом «культурной программы» был погром в
     Красном Болоте под самым носом у эсэсовцев. Когда разъяренные немцы выслали туда
     чуть ли не последние, снятые с охраны комендатуры силы, Мелисса под покровом ночи
     должна была проникнуть в штаб, вскрыть сейф и похитить документы. Именно эту
     операцию решила снять для своего видеорепортажа Внучка... На чем и погорела.
     — Варианты у нас, число коим три, такие, — мрачно буркнул Ксенобайт, растопыривая длинные пальцы. — Первое. Переигрываем с последнего сейва...
     — Отменить! — вяло буркнул Махмуд. — Последний сейв у нас теперь, стараниями
     Банзая, черт-те где. Опять все эти погромы?! Опять от патрулей по болотам на брюхе?!
     Я не выдержу...
     — Я тоже против, — вздохнула Мелисса. — Там осталось еще штук десять
     гестаповцев! Знаете, ребята, мне просто повезло, что я до сейфа умудрилась
     добраться! Я это скорее с перепугу... Второй раз я такого не повторю: по-хорошему, всю схему пересчитывать надо... Отвлекающий удар по самому городу... Послать штук
     пять ботов...
     — Не пойдет! — взвился Банзай. — Тогда мы в следующую миссию совсем голыми
     вляпаемся...
     — В общем, — подвел итог Ксенобайт, — плохой вариант. Вариант второй: оставляем
     все как есть. То есть — вычеркиваем Внучку из актива, поминаем как жертву фашизма
     и представляем к награде посмертно.
     Внучка снова всхлипнула.
     — Наконец, вариант третий. Идем в город и вытаскиваем Внучку из застенков.
     Гробим остатки отряда, а следующую облаву встречаем, как и положено коммунистам, по уши в болоте, отбиваясь от немецкой мотопехоты только матом и хоровым
     исполнением «Интернационала». После чего возвращаемся к варианту «один».
     Внучка третий раз всхлипнула и вдруг, бросившись на шею Банзаю, завопила:
     — Брось, командир! Считайте меня комсомолкой!
     — Ксенобайт, ты это, — с тихой угрозой проговорил Махмуд, успокаивая Внучку, —
     как бы тебе помягче сказать? Бесчеловечен, вот! В тебе совсем нет гуманизма, героизма, патриотизма и... Как ее? А, вот: совести у тебя, скотина, нет!
     — Ксен, — мрачно буркнула Мелисса. — Даже если закрыть глаза на то, что, потеряв
     Внучку, мы уже не сможем ввести ее в игру, а следовательно, останемся без
     видеооператора...
     — Партизаны не сдаются!! — завопил вдруг Банзай.
     — Я ждал этой фразы, — хладнокровно кивнул Ксенобайт. — Внесите в протокол, что
     я вас всех предупреждал, и пошли проверим, что у нас есть из боеприпасов.
     Виртуальное пространство игры «В лесах под Совранью»
     Партизанская база
      13 августа, 15:18 реального времени
     — Гранаты противотанковые: одна штука, — торжественно объявил Мак-Мэд, высовываясь из землянки.
     — Диски к пулемету Дегтярева, три, — добавил Махмуд. — А еще куча всякого
     неликвида.
     — В каком смысле? — приподнял бровь Ксенобайт, мрачно разглядывая сделанные в
     планшете пометки.
     — Ну... Невесть как оказавшийся на наших широтах пулемет «Люис» и десятка два
     патронов к нему. Две шашки, берданка, пара обрезов и... Хм, я до сих пор не знаю, что
     это за хрень, но больше всего она похожа на «сорокопятку» со снятыми колесами, приспособленную для стрельбы «с бедра». По документации проходит как «средство
     противотанковое»... Блин, именно что «средство». К ней есть два снаряда... Давно
     мечтал ее обкатать!
     Ксенобайт, безнадежно захлопнув планшет, сдвинул пилотку на глаза и привалился
     к дереву.
     — В общем — голяк. План таков: со всей этой амуницией идем в комендатуру и
     начинаем скандаровать: «люди добрые, допоможите, кто чем может, сами мы не
     местные, по дороге украли все документы...» и дальше по тексту. Немцы либо
     передохнут со смеху, либо сами отдадут нам Внучку из жалости. Может, еще и
     патронами поделятся...
     — Шутить пытаешься? — мрачно насупился Махмуд. — Ни фига! Значит, так... План
     таков. Я беру эту дуру и пулемет... Значится, пальну разок по комендатуре... Они
     выскочат — тут я их из пулемета! А Мак-Мэд меня прикроет.
     — А мы за вас потом отомстим, — саркастически усмехнулась Мелисса. — Нет! Это
     должна быть молниеносная диверсионная операция! У нас с Ксеном есть скилл
     владения немецким. Значит, переодеваемся немцами... Спокойно проходим до
     комендатуры, выясняем, где держат Внучку... Незаметно перерезаем охрану...
     — ...всю роту... — ехидно вставил Ксенобайт.
     Мелисса яростно сверкнула глазами.
     — В одном Мелисса права: ставку делать надо на диверсию, а не на грубую
     физическую силу.
     — Нет! Ставку делать надо на внезапность и быстрый, массированный удар!
     — Дуболомы!
     — Интриганы!
     — А ну ша! — рявкнул, появляясь из штабной землянки, Банзай.
     Весь отряд притих. Оглядев подчиненных, Банзай фыркнул:
     — Стратеги, блин! Ладно, орлы, терять нам, в принципе, нечего. Попробуем и так, и
     эдак. Все равно не верю, что с первого раза провернем. Но запомните: действовать
     придется всем четверым вместе: ботов я вам не дам. Смысла распылять силы нет
     никакого. Так что — готовьтесь. Начнем, наверное, с силового прорыва, заодно
     прощупаем численность и расположение сил противника...
     — Да я тебе и так их скажу: численность — до хрена, расположение — повсюду, —
     проворчал Ксенобайт.
     — Р-разговорчики!
     Виртуальное пространство игры «В лесах под Совранью»
     Районный центр: ПГТ Березовка
      13 августа, 15:34 реального времени
     Скучающий на посту немец задумчиво уставился куда-то вдаль. Неожиданно глаза
     его начали медленно округляться. К охраняемой территории со стороны леса
     стремительно приближалось облако пыли. Немец судорожно схватился за бинокль...
     То, что он увидел, повергло его компьютерный интеллект в смятение. По дороге, подпрыгивая на ухабах, неслась телега, запряженная тощей и, судя по морде, очень
     раздраженной лошадью. На телеге стоял Ксенобайт, бешено размахивающий вожжами, чуть позади него — Махмуд со здоровенным «противотанковым стволом» наперевес. На
     борту телеги красовался покореженный кусок обшивки от сбитого мессершмита с
     характерным крестом.
     — Алярм... — потерянно проговорил немец, опуская бинокль, — алярм!!!
     На большее его не хватило. Это был коварный замысел Ксенобайта. Телега
     автоматически переводила всю компанию из разряда пехоты в «транспортные
     средства», наличие куска железа и зажатой в лапах Махмуда пушки возвело телегу в
     ранг «бронетехники». Мозг бота спасовал перед этим мракобесием, к тому же ничего из
     того, чем должно встречать бронетехнику, при нем не было. А телега стремительно
     приближалась...
     Махмуд не стал стрелять. В последний момент он просто взмахнул «средством
     противотанковым», точно оглоблей.
     — Хор-рошо пошел!
     — Обещал вернуться, — мрачно буркнул Мак-Мэд.
     — Берегись, селяне, зашибу к лешему! — завопил Ксенобайт, натягивая поводья
     перед разинувшей рот бабкой. — Эй, бабуля! До комендатуры далеко?!
     — Ба-атюшки, никак наши?
     — Наши, наши, комендатура где?
     — Ой, а погромы будуть?
     — Бабка, комендатура где? Не до погромов нам сейчас...
     — Ой, милки, да вы никак партизаны местные, а?
     — Колись, кикимора старая, где комендатура?! — взвыл Ксенобайт.
     — Ксен, плюнь, не видишь, она под такие сложности не заточена! Сейчас нас ка-ак...
     — Парни, мотаем отседа, — неожиданно спокойным голосом заявил Мак-Мэд, указывая пальцем куда-то вперед.
     Ксенобайт с Махмудом глянули в указанную сторону. Там три эсэсовца деловито
     выкатывали из переулка небольшую пушку.
     — Довыпендривались.
     — Экипажу срочно покинуть телегу!!
     Тестеры, точно тараканы, бросились в разные стороны. Бабахнул взрыв, в сторону
     полетели щепки и солома. Махмуд высунулся из-за угла, вскидывая ствол сорокопятки.
     — Щщас я его...
     — Ты что, сдурел?! У нас всего два патрона! — отчаянно вцепился в него Ксенобайт.
     — Ксеныч, прикрой, атакую!!
     — Идиот!
     С ревом, напоминающим гудок локомотива, Махмуд бросился вперед. Ксенобайт с
     Мак-Мэдом, матерясь, открыли огонь по засуетившимся немцам, заставив их
     попрятаться за щиток пушки. Махмуд, добежав до орудия, взмахнул своим оружием.
     Раздались перепуганные вопли и скрежет металла.
     — Зато патронами разжились... — философски заметил Ксенобайт. — Банзай, спроси
     у Мелиссы, куда дальше?!
     — Значит, так... Налево, потом направо — и до центральной площади...
     Тестеры, подобрав трофеи, бодрой рысью припустили по улице. Неожиданно прямо
     перед идущим впереди Махмудом распахнулась дверь, стукнув его по носу.
     — Вас ист дас? — прогнусавили с той стороны.
     — Пасть порву, фашист! — яростно рявкнул ходок, разъяренно пиная дверь, из-за
     которой послышалось удивленное бульканье и грохот.
     — Кстати, кажется, это казармы эсэсовцев, — хмуро заметил Банзай. — Сейчас они
     ка-ак...
     — Поберегись! — рявкнул Махмуд, разворачивая ствол и упирая его в дверь.
     Раздался грохот, ходока отдачей впечатало в стену.
     — Вау, — мрачно заметил Ксенобайт, заглядывая в дыру. — Да мы богаты!
     С восторженным урчанием Махмуд и Мак-Мэд ринулись в помещение, втянув за
     собой Ксенобайта.
     — Арсенал!
     — Гляди, Мак! Тут пулемет есть! Новенький! Ксен, бросай Люис, бери МГ!
     — Сам бери!
     — Я своего Дегтярева никому не отдам.
     Ксенобайт, не обращая внимания на то, что Махмуд обматывает его пулеметной
     лентой, точно мумию, распихивал по карманам гранаты. Менее склонный к
     излишествам Мак-Мэд деловито собирал магазины к МП.
     — Эй, мародеры! — деликатно напомнил о себе Банзай. — Прошу заметить, это были
     не последние эсэсовцы в городе, так что уматывайте-ка оттуда, пока целы!
     Тестеры выскочили на улицу. Оглянувшись, они и вправду увидели выруливающий
     на улицу броневичок, полный взволновано галдящих немцев. Мак-Мэд машинально
     выпустил очередь по радостно разворачивающимся в их сторону пулеметчикам.
     — Дайте я в них гранату брошу!
     — Успеешь, ходу, пока они не очухались!
     — Махмуд, на хрена ты с собой дальше это «средство» тащишь?! Брось!
     — Ни за что, у меня еще один снаряд!
     — Так стреляй и выброси наконец эту дуру!
     — Хорош трындеть! — рявкнул Банзай. — Шухер!
     Отвлекшиеся на диспут тестеры, разом замолчав, дружно глянули на немцев. Те
     ответили шквальным огнем.
     Отстреливаясь, партизаны резво отступили за угол и, переглянувшись, припустили
     бегом. Наконец вся компания вылетела на главную площадь.
     — Мелисса кричит, что вот тот дом из красного кирпича и есть комендатура! —
     подсказал Банзай.
     — Шикарно! Держись, фашистские морды! Мы заходим! Махмуд, открывай!
     Махмуд, не сбавляя хода, увешанный оружием, как новогодняя елка, и со своим
     ненаглядным стволом от сорокопятки наперевес, кинулся вперед, точно таран. Мак-
     Мэд, ругнувшись, бросился за ним следом и в последний момент ловким пинком чуть
     подкорректировал траекторию так, что ствол врезался точно в замок. Махмуд исчез в
     дверном проеме, внутри комендатуры раздался треск, грохот и перепуганные вопли.
     Втянувшись следом, Мак-Мэд с Ксенобайтом оглядели помещение и дружно
     присвистнули. Кажется, Махмуд прошел все здание чуть ли не насквозь и теперь
     припер к стене своей сорокопяткой какого-то немца в офицерской фуражке.
     — Ты кто?! — строго спросил Махмуд.
     Немец что-то икнул в ответ.
     — Комендант, — перевел Ксенобайт.
     — А, скотина! — кровожадно осклабился Махмуд. — Ну, как говорицца, гитлеркапут
     тебе, скотина...
     — Махмуд, не вздумай!.. — отчаянно завопил Банзай, но поздно. То ли опасаясь, что
     его заставят выкинуть любимую игрушку, то ли просто рефлекторно Махмуд дернул за
     спусковую веревочку.
     Когда тестеры, ругаясь, вылезли из-под кучи хлама, куда их забросило отдачей, от
     немца осталась только здоровенная дыра в стене. Индикатор жизни у всех завис
     глубоко в красной зоне.
     — Кретин, — деликатно заметил Банзай. — Это комментарий Мелиссы, но я согласен
     с такой формулировкой. Кстати, налетчики... Ксенобайт, перестань мне подмигивать!
     — Я не подмигиваю, — невнятно промямлил Ксенобайт. — Это у меня эта...
     Контузия...
     — А, ну тогда ладно. Так вот... А Внучки здесь нет!
     — Эть?! Как это?
     — Да вот так! Она все это время сидит, каталажку шагами меряет. А весь бардак, что
     вы устроили, слышит где-то вдали.
     — В каком направлении?
     — Справа! — едко заметил Банзай.
     — Тьфу! Справа от чего?!
     — А черт разберет... Компаса у нее нет. Ну что, архаровцы, вылезайте на разбор
     полетов? Или немцев дождетесь? Они там, судя по всему, решили, что с вами лучше не
     шутить: подтягивают танк.
     — Партизаны не сдаются, — воинственно заявил Ксенобайт, — так что вытаскивай
     нас отсюда в реал...
     Реальность
     Логово тестеров
      13 августа, 15:48 реального времени
     — Итак, товарищи партизаны. Пока отдельные товарищи занимаются прикладным
     мазохизмом, приступим к разбору полетов, — вздохнул Банзай.
     На заднем плане из динамиков раздался хмурый голос Ксенобайта: «Я партизан!» и
     флегматичная автоматная очередь. Тестеры нервно вздрогнули. Банзай, поморщившись, уменьшил громкость колонок.
     — Так вот. Первая проба выявила две основные задачи: прорыв и выяснение
     дислокации Внучки. Последним занимается наш контуженный коллега, тщетно
     пытающийся сдаться в плен. На моей памяти трижды его расстреливали на месте и
     один раз хотя бы отвели к ближайшей стене. Так вот...
     Из колонок опять донеслась короткая очередь и приглушенная матерщина.
     — Из положительных моментов налета. Идея с телегой сработала. Ваше появление в
     городе имело успех. Второе. Арсенал и способ его штурма стоит взять на карандаш.
     Итого: по моим оценкам, оптимальным является такой подход: один снаряд идет на
     уничтожение вражеского орудия, второй — выстрел по двери арсенала. Махмуд, после
     второго выстрела хреновину придется бросить.
     Махмуд всхлипнул.
     — Но вот общий подход к операции придется менять кардинально. Мелисса, вытаскивай Ксенобайта из виртуалки, десять минут ему на поправку и дуйте решать
     вопрос «тихой сапой». Задача номер один: выясните местоположение Внучки. После
     этого действуйте по обстоятельствам. Махмуд, Мак-Мэд, у вас пока перекур.
     Возвращаемся к последнему сохранению.
     — А что буду делать я? — требовательно спросила Внучка.
     — Как что? Сидеть в каталажке, разумеется! — проворчал Банзай.
     Виртуальное пространство игры «В лесах под Совранью»
     Районный центр: ПГТ Березовка
      13 августа, 16:15 реального времени
     — Ксен, ты просто идиот. У меня все было под контролем.
     — Под контролем?! Четыре автоматчика, наставившие на тебя стволы, — это «все под
     контролем»?!
     — Ну, спрашивается, зачем, пока я рылась в сейфе, ты задушил постового у дверей?!
     — К твоему сведению, он пытался войти!
     — Это не повод, чтобы бросаться на человека!
     — Надо было дать ему пристрелить тебя! — огрызнулся Ксенобайт.
     — Хам ты, Ксен. Не стал бы он стрелять в офицера!
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     — Знаешь, мужская форма смотрится на тебе, конечно, потрясно, но бот бы этого не
     оценил!
     — Много ты знаешь о ботах!
     — Да уж побольше тебя!
     — Эй, народ, — деликатно вмешался Банзай. — Вас вытаскивать, или как?!
     — Отстань!
     — Да пожалуйста-пожалуйста...
     — Партизанен! Что ви есть говорить?!
     — Заткнись! Тебя вообще никто не спрашивает!
     — Слушайте, вы, двое, — снова вмешался Банзай. — Хорош резину тянуть! Или вы
     еще надеетесь выкрутиться?
     Мелисса и Ксенобайт прожгли друг друга яростными взглядами. Они со связанными
     руками стояли в глухом дворе какого-то здания у кирпичной стены. Прямо напротив
     них расположились три эсэсовца с автоматами наизготовку. Короче говоря, их
     собирались расстрелять.
     Хронология событий была проста. Рейд Мелиссы и Ксенобайта (непрерывно
     ворчащего, что ему после перенесенного нужен отдых, моральная компенсация и
     инвалидность) начался гораздо тише, чем предыдущий штурмовой аншлаг с участием
     Махмуда и Мак-Мэда. Оба выбрали при старте игры специализацию «разведчик-
     диверсант», так что им достаточно было просто надеть немецкую форму, чтобы
     полностью «перевоплотиться». Стараниями предыдущих налетов и рейдов запас
     соответствующей амуниции на партизанской базе не иссякал.
     С документами было хуже. Так что тестерам приходилось тщательно обходить
     патрули. Петляя по городу, они наконец дошли до комендатуры, откуда решили начать
     свои поиски.
     И тут у Мелиссы родилась шальная мысль снова пошарить в уже знакомом сейфе.
     Для начала они тихо, но яростно поругались с Ксенобайтом: тот считал это
     бесполезным и рискованным предприятием. В конечном итоге Мелисса все-таки
     отправилась к сейфу, оставив программиста «стоять на стреме».
     Однако, справедливости ради, Ксенобайт тоже не устоял перед соблазном и, покинув
     свой пост, направился на второй этаж, где заприметил какого-то крупного офицера.
     Подкравшись к офицеру сзади, программист тихо оглушил его, уволок в одну из комнат
     и приступил к допросу, предвкушая, как утрет нос Мелиссе, вызнав местонахождение Внучки.
     Увы. Офицер оказался не в курсе: это был всего лишь
     интендант. А вернувшись на покинутый пост, Ксенобайт
     обнаружил там двух мордатых эсэсовцев. Сделав морду
     кирпичом, он нервно прошел мимо них, однако один из
     постовых увязался следом. За ближайшим углом нервы
     Ксенобайта сдали, он вытащил из кармана специально
     припасенный для такого случая шнурок и удавил бота...
     Однако, как мы уже знаем, все закончилось скандалом.
     — Хватит дурью маяться! — вразумляющее проговорил
     Банзай. — Мотайте оттуда.
     Буркнув что-то невнятное, Мелисса растаяла в воздухе.
     Ксенобайт гордо вскинул голову.
     — Ксен?
     — Да я уже привык. Расстрелом больше, расстрелом меньше... Эй, фашисты! А ну, пли!
     Боты продолжали тупо пялиться на Ксенобайта. Программист вздохнул:
     — Ну, я знаю слово, реакция на которое у вас рефлекторная... «Партизан»!
     Эсэсовцы судорожно вдавили гашетки...
     Ксенобайт с отвращением стянул с головы вирт-шлем и скривился.
     — Блин... После этого дурацкого расстрела во рту привкус, как будто металлическую
     стружку жрал... Эй, чего это вы все на меня так уставились?
     Вся компания внимательно и даже несколько торжественно глядела на Ксенобайта.
     — Ксен, я тебе как замполит говорю: ты герой! К ордену представлю! Посмертно! Дай
     я тебя расцелую!
     — Руки прочь! — в ужасе завопил Ксенобайт. — Помогите! Да что случилось-то?!
     — Задание выполнено! — торжественно заявил Банзай.
     — Да? — насторожено осведомился Ксенобайт.
     — Внучка... Вы же, остолопы, продолжали на немецком чесать, так? У вас же, как у
     диверов, это автоматом идет, никаких мучений, как у нас, пехоты... Поэтому она
     сначала и не поняла... А потом, когда ты про «партизина» рявкнул... И тут же
     очередь...
     — Тебя расстреляли прямо под окном моей камеры! — в полном восторге завопила
     Внучка. — Молодчина, Ксен!
     — Сомнительный комплимент, — проворчал программист. — Но все же... Правильно
     ли я понял, что...
     — Теперь мы знаем, где сидит Внучка!
     Виртуальное пространство игры «В лесах под Совранью»
     Районный центр: ПГТ Березовка
      13 августа, 17:01 реального времени
     Дальнейшее было делом техники. Тестеры повторили маневр с телегой: теперь ее
     пилотировал лично Банзай. После двух перезагрузок они отработали маневр с захватом
     арсенала до полного автоматизма. В это время Мелисса с Ксенобайтом, переодевшись в
     немецкую форму, выдвинулись к оборудованному под содержание пленных зданию.
     — Черт, как мне не хватает Банзая на роли координатора, — проворчал Ксенобайт, нервно теребя цепочку карманных часов.
     — Мы просто разбаловались, — проворчала Мелисса. — Сколько людей играют
     вообще в одиночку? И что?
     — И ничего, им не надо составлять багрепорты. И вообще, они играют ради
     собственного удовольствия, а не ради хлеба насущного. Хорош трепаться, с минуты на
     минуту...
     Где-то грохнул взрыв.
     — Есть. Ну, наш выход. А-а-а-а!!
     Сделав дикое лицо, Ксенобайт выскочил из переулка и кинулся к дверям, возле
     которых стояли несколько охранников. Те с подозрением уставились на программиста.
     — Партизаны!!! — драматично завопил Ксенобайт.
     Немцы нервно сглотнули. Ксенобайт, выделив старшего по званию, кинулся к нему:
     — Обершарфюрер! Мы подверглись нападению партизан! Срочно берите своих людей
     и занимайте оборону возле комендатуры.
     — Но, — возразил офицер, покосившись на знаки различия Ксенобайта, —
     оберштурмфюрер, я имею приказ...
     — Молчать!! — заорал Ксенобайт. — Не рассуждать! Приказы не обсуждать! Вырыть
     окоп перед входом в комендатуру и занять оборону! Живо!
     — Но там асфальт! — несчастным голосом заметил офицер.
     — Мне пополам! — завопил Ксенобайт. — И всем надеть противогазы: возможно
     применение отравляющих газов! Бегом! На защиту рейха!!
     — Мне приказано охранять объект, — упрямо повторил офицер.
     Ксенобайт смерил его взглядом:
     — Ну... Лично ты можешь остаться. Остальные — бегом марш! Надеть противогазы!
     По лицу обершарфюрера разлилось блаженное выражение: выход из логической
     дилеммы был найден. Остальные эсэсовцы, натянув противогазы, быстро скрылись в
     переулке. Выждав для верности еще полминуты, Ксенобайт с гаденькой улыбочкой
     обернулся к офицеру.
     — Хороший ты парень, Ганс... За это и пострадаешь, — усмехнулся программист, доставая из сапога нож.
     Мелисса аккуратно приняла тело обмякшего бота, ловко выхватив у него из кармана
     ключи. Ксенобайт уже доставал из кармана гранату. Выдернув чеку, он забросил ее в
     открытую Мелиссой дверь.
     — Берегись!
     Взрывом из здания вынесло эсэсовца с выражением легкого недоумения на лице.
     Мелисса и Ксенобайт моментально юркнули внутрь, производя быструю зачистку
     помещения.
     — Чисто! — буркнул Ксенобайт, перезаряжая свой люггер.
     Где-то раздалась короткая очередь МП, с другой стороны коридора показалась
     Мелисса:
     — Чисто!
     — Ну-с, замечательно! Внучка! Внучка, ты где?!
     — Переключи язык на русский, балда! — посоветовала Мелисса.
     — Внучка!
     — Я тут! — донеслось из-за двери.
     — Держись!
     Вышибить дверь было делом трех секунд. Ксенобайт сунулся в камеру, и...
     — Ксен!! А-а-а! Как я рада тебя видеть!
     — Стоять! — скомандовал Ксенобайт. Внучка замерла. — Так... А эти двое кто?!
     Виртуальное пространство игры «В лесах под Совранью»
     Партизанская база
      13 августа, 17:27 реального времени
     — Кажется, напоследок нам подбросили еще одну задачку, — мрачно буркнул
     Банзай, осматривая двух мужиков, привязанных к дереву посреди партизанской базы.
     — Внучка, повтори свои показания.
     — Ну, обоих посадили в мою камеру примерно за десять минут до того, как начался
     бардак.
     — Штурм, — поправил Ксенобайт.
     — Я же и говорю: бардак, — рассеянно отмахнулась Внучка. — Э-э-э... Ну... Оба
     говорят по-русски. Хм. Оба сказали, что они — советские разведчики. Потом они
     начали спорить: кто разведчик, а кто провокатор... А потом пришли Ксен с Мелиссой и
     обоим дали по шее.
     — К стенке обоих! — кровожадно предложил Махмуд.
     — Эй, а вдруг кто-то из них и вправду разведчик?! — забеспокоилась Внучка.
     — «Бог узнает своих», — нараспев процитировал Ксенобайт, передергивая затвор
     автомата.
     Мужики испуганно переглянулись. Возражать они не могли: после короткого
     перекрестного допроса обоим заткнули рты сосновыми шишками.
     — Обоих нельзя, — вздохнул Банзай, задумчиво листая свой планшет. — Тут нам из
     центра радиограмма пришла. Один из них таки настоящий. Просят посодействовать.
     Дополнительный квест.
     — Что обещают? Если патроны — так у нас их теперь завались! — бодро заметил
     Мак-Мэд. — В расход!
     — Обещают тушенку, — негромко проговорил Банзай.
     Тестеры тоскливо глянули на немногих оставшихся в партизанском отряде ботов. Те
     глядели на них тоскливыми голодными глазами.
     — Тушенку, — вздохнул Ксенобайт. — Да, это серьезно... Ну... Черт, как же мы их
     отличать будем? Судя по тому, что я вижу, скрипты у них могут быть одинаковые...
     Черт, опять полдня дампы прочесывать?!
     
 []
     — Не надо, — буркнул Банзай. — Есть старинный партизанский способ. Принесите
     сюда два стакана чаю и развяжите этих оболтусов... Кто дернется — пристрелите. Мак, проконтролируй.
     — Без проблем, — солидно кивнул снайпер.
     Пленных усадили за стол и поставили перед ними стаканы с чаем. Тестеры с
     интересом наблюдали за происходящим.
     — Угощайтесь, — скучным голосом произнес Банзай и пояснил: — Это приказ.
     Пленные, переглянувшись, пожали плечами и одинаковыми жестами приподняли
     стаканы. Банзай кивнул самому себе и объявил:
     — Мак, левого в расход!
     Хлопнул выстрел. Один из пленных рухнул на землю.
     — Не понял, — помотал головой Ксенобайт.
     — Дополнительное задание выполнено, — сверившись с планшетом, кивнул Банзай.
     — Хм... Но... как?!
     — Говорят, русские никогда не вынимают ложечку из стакана с чаем, — ухмыльнулся
     в усы Банзай.
     — Э-э-э... — протянул Ксенобайт. — Но в стаканах не было ложечек!
     — Естественно! Иначе провокатор просто скопировал бы движение настоящего
     разведчика, — кивнул Банзай. — Скрипты у них все-таки отличаются, но лага без
     специальных приборов мы бы все равно не заметили.
     — Но тогда как же ты...
     — Настоящий, поднося стакан к губам, прищурил правый глаз, как будто ложечка
     все-таки была в стакане.
     Ксенобайт потрясенно уставился на Банзая.
     — Что... Серьезно?!
     — Ну, сам видел.
     — Погодите! — встряла Внучка. — Я вспомнила! Это же всего-навсего анекдот такой!
     Про советского шпиона!
     — Правильно — спокойно кивнул Банзай. — А что же, по-твоему, программисты
     анекдотов не знают? Ладно, товарищи... Побаловались — и будет. Перерыв на пожрать, и — возвращаемся к борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.
     Эпизод 8: Дело о пропавшем патриархе
     Логово бета-тестеров
     11 сентября, 09:32 реального времени
     - Установилась?
     - А куда она денется, зараза... так... настройки... Это понятно... Вот! Генератор
     обстоятельств дела. Количество свидетелей, количество линий расследования, элемент
     криминальный, элемент... Хм. Элемент мистический. Это еще что за чертовщина?! Тип
     преступления... Кража, хищение, хищение в особо крупных размерах... Не характеристика, а уголовный кодекс какой-то.
     - Ксен, ставь убийство, за него больше дают!
     - Угу... Так... Окружающая среда. Хм. Начиная от первобытнообщинного строя и до
     футуристического общества. Есть пункт "Custom".
     - Давай-ка.
     - Так... Правовые нормы...
     - Настраивай так, чтобы о гражданских не сильно заботиться!
     - И презумпцию невиновности убери.
     - Какая разница, виновного все равно найти надо...
     - Привет, ребята!
     Тестеры, сгрудившиеся у компьютера, синхронно вздрогнули и, развернувшись, дружно
     загородили спинами экран. Внучка, стоя на пороге машинного зала, с подозрением
     разглядывала эту композицию.
     - Что это вы там делаете?
     - Ничего! - хором ответили тестеры.
     - Врете, - уверенно заявила Внучка. - У вас физиономии, как у школьников, которых на
     уроке информатики застукали за тетрисом. Дайте-ка угадаю. Вы там "Преступление и
     наказание" ставите, да?
     - С чего это ты взяла? - высунувшись из-за широких спин товарищей, хмуро
     поинтересовался Ксенобайт.
     - Да все очень просто. Во-первых, вчера "Самара Софт" вывесила на своем сайте
     результаты первого месяца официального существования игры. Никто так и не прошел ее
     до конца. Во-вторых, первому, кто честно раскрутит преступление и отошлет лог, обещан
     денежный приз. В-третьих, я тут уже минуты три стою и слушаю ваше бормотание. У
     какой еще игры могут быть такие настройки?
     - Ладно, убедила, - процедил сквозь зубы Банзай. - И что?
     - И ничего! - ухмыльнулась Внучка. - Я с вами иду.
     Тестеры переглянулись.
     - Внучка, - дипломатично начал Банзай. - Извини, но тут дело такое... Мы, это, так сказать, для личного... э-э-э...
     - Обогащения, - подсказал Мак-Мэд.
     - Да! То есть нет! То есть...
     - Делиться не хотите, - насупилась Внучка.
     - Да! - синхронно кивнули тестеры.
     - Тут сложность напрямую зависит от количества участников, - извиняющимся тоном
     проговорил Банзай, разведя руками. - Ты ведь понимаешь, что утереть "Самаре" нос -
     наша святая обязанность?
     - Все никак им "Королевский турнир" простить не можете? - ухмыльнулась Внучка. -
     Ладно, а если я приведу три веских аргумента в пользу своего присутствия?
     - Это какие же? - с опаской спросил Ксенобайт.
     - Поликарпыч обещал удвоить приз от "Самары Софт" и прибавить его к обычному
     гонорару тому, кто напишет статью по первому полному прохождению "Преступления".
     Это раз. Отдельно он сказал, что сделает это, даже если это будет ваш гонорар, - это два.
     И третье...
     Тут Внучка нахмурилась и грозно оглядела тестеров:
     - Вы что, на приключения без лучшего друга собираетесь?!
     Домен Санта-Крус
     11 сентября, 09:54 реального времени
     - Ну что? Все здесь?
     - Да все, все...
     - А почему темно?
     - Мир генерируется.
     - Долго генерируется...
     - Винт завывает, как бешеный, - пожаловался Ксенобайт. - Я как представлю, какими
     объемами он сейчас информацию лопатит...
     - О, кажись... Так, все приготовились...
     Мигнув, появился окружающий мир. Тестеры огляделись вокруг... потом оглядели друг
     друга. Потом все уставились на Ксенобайта.
     - Слышь, кнопкодавитель, - с тихой угрозой спросил Махмуд. - Ты куда нас зарулил, вообще? Опять "Фоллаут"?
     - Да не похоже это что-то на "Фоллаут", - пробурчала Мелисса.
     Вся компания, не исключая Внучку, была одета в длинные, до земли, балахоны из
     тяжелой ткани, напоминающие рясы монахов-доминиканцев - только почему-то
     камуфляжной расцветки.
     - Ты какие параметры выставил, зараза? - спросила Мелисса.
     Программист пожал плечами.
     - Ну... э-э-э... Убийство... Самодельная законодательная база... Набрал там чего попроще...
     - Но почему средневековье?! - грозно спросил Банзай, обводя рукой окружающий унылый
     пейзаж.
     - Да и на средневековье это не сильно похоже, - пробурчала Внучка, указывая пальцем
     куда-то вдаль, где на готической башенке был хорошо заметен поставленный на турель
     пулемет.
     - Какой бардак, - вздохнул Мак-Мэд.
     - А что вы хотели от общества, где нет презумпции невиновности, но есть развитая
     система экспертизы?! - огрызнулся Ксенобайт. - Говорил же, надо готовый пакет брать!
     - Ребята, да ладно вам, - махнула рукой Внучка. - Пошли, узнаем, что тут вообще
     происходит.
     Тестеры прошли через мост и оказались перед солидными воротами. Оглянувшись по
     сторонам, Ксенобайт, не найдя иных альтернатив, пнул их ногой. Спустя пять секунд
     открылась небольшая калитка, из которой выскочил плюгавый мужичок.
     - Хвала Единому! Мы вас так ждали, господа, так ждали...
     - Короче, - холодно буркнул Банзай.
     - Все готово, - отрапортовал мужичок.
     - Что готово? - уточнил Ксенобайт.
     - Все! - уверенно заявил абориген.
     - Подробнее.
     - Ваш офис, рабочие помещения, архив, пакеты с распоряжениями из Центра.
     - Что за распоряжения?
     - Не могу знать, распоряжения секретные.
     - Молодец! Орел. Веди.
     Минут десять тестеры брели через живописнейший поселок - дикую смесь средневековья
     и какого-то мрачного урбанистического мракобесия. Деревянные избы спокойно
     соседствовали с бетонной коробкой бункера и каменным зданием, стиль которого едкий
     Ксенобайт тут же определил как "спартанскую готику".
     - Обратите внимание, - словоохотливо объяснял мужичок. - Слева - памятник архитектуры
     эпохи Глобального Конфликта.
     - Вон тот бункер?
     - Так точно. В народе он зовется Живодерней. Там работают наши мастера-дознаватели.
     Профессионалы высшей категории, старший палач мастер Казимир и его подмастерье
     Малх Угрюмый. Очень способный паренек, очень... А вон там - это наш храм, резиденция
     патриарха Бенедикта. А вот, кстати, и ваша новая резиденция.
     - Тоже бункер?
     - Точно так. Есть отдельный подземный ход в Живодерню, камеры предварительного и
     постоянного заключения, кабинеты, бараки, два пулеметных гнезда. Все по высшему
     разряду.
     - Слышь, мил человек, - буркнул Махмуд. - А ты сам-то кто будешь?
     - Я? Я местный участковый инквизитор, на время вашего пребывания в Санта-Крус
     поступаю в ваше полное распоряжение...
     - Участковый, значит, - кивнул Ксенобайт. - Зовут-то тебя как?
     - Гугл.
     - Понятно. Ну, Гугл, спасибо за экскурсию. Жди тут.
     Тестеры, спустившись по ступенькам, проникли в бункер. Внутри оказалось сумрачно, но
     уютно. На обширном письменном столе лежал красный пакет. Мелисса, оглядев со всех
     сторон и проверив печати, вскрыла его и углубилась в чтение.
     - Ну, коллеги, - наконец саркастически сообщила она, - поздравляю. Мы, оказывается, рота инквизиторов!
     - Это мы уже догадались, - поморщился Ксенобайт. - Кого убили-то?
     - Сейчас... Ага, вот. "...Направляются для обеспечения порядка и личной охраны
     патриарха домена Санта-Крус Бенедикта в связи с проведением ежегодного Съезда
     Работников Церкви...", и так далее и тому подобное. Про трупы пока ни слова.
     Тестеры переглянулись.
     - Та-ак. Ксен, ты точно "убийство" в настройках проставил?
     - Точно.
     - Тогда труп скоро появится. И я даже подозреваю... Гугл!
     - Здесь, вашблагородие!
     - А устрой-ка нам встречу с патриархом, - прищурившись, попросил Банзай.
     - Сей секунд, вашблагородие!
     Домен Санта-Крус
     Храм
     11 сентября, 10:18 реального времени
     Кажется, пятнистые балахоны тестеров внушали местным ботам сильное уважение.
     Процессия во главе с семенящим Гуглом пересекала внутренний двор храма, когда по
     нему вдруг прокатился душераздирающий вой.
     - Это еще что?! - сурово нахмурился Ксенобайт.
     - Не обращайте внимания. Это из богоугодного заведения при храме... Скорбящие
     разумом маются.
     Вой не прекращался.
     - Долго маяться-то будут? - недовольно поморщился Махмуд.
     - Да нет, сейчас братья-санитары подойдут... Утешат скорбного.
     Вскоре действительно вопль резко оборвался.
     - Слышь, Гугл... И что, много в заведении... скорбящих?
     - Десятка с полтора наберется.
     - Буйные есть?
     - А как же! Есть. Токмо их в подвалах содержат, там им спокойнее...
     - Вот и ладненько. Ну, где патриарх-то?
     - Должен быть тут, - растерянно почесал затылок участковый.
     - Но налицо факт отсутствия. А ну-ка... Эй, монах! Поди сюда!
     Проходивший мимо монах в коричневой рясе резво подбежал к тестерам и услужливо
     подался вперед.
     - Патриарха не видал?
     - Никак нет. Его пресвятейшество...
     - Пре... кто?! - удивилась Внучка.
     - Пресвятейшество, - терпеливо повторил монах, - изволили отбыть.
     - Куда?
     - Сие мне не ведомо. Говорят - в Живодерню направился...
     - Куда?! - изумились тестеры.
     - Давно ушел? - деловито спросил Банзай.
     - Часа два как. Волнуемся, через полчаса делегацию из соседнего домена принимать, а его
     пресвятейшества - ни слуху, ни духу...
     - И вы молчите? - сурово спросил Ксенобайт.
     - Так ведь... Мое ж дело маленькое... - сконфузился монах.
     - Так. Монаха в КПЗ. Следственная группа - в Живодерню!
     Домен Санта-Крус
     Живодерня
     11 сентября, 10:32 реального времени
     - Заметьте: от Храма до Живодерни - четверть часа ходу, плюс-минус три минуты... -
     пыхтя, проговорил Ксенобайт. - И местное время, кстати, совпадает с реальным!
     - С чего ты взял?
     - Вон на той башне часы видны. Махмуд, стучи!
     - Откройте, инквизиция! - заорал Махмуд, дубася в дверь кулачищем.
     В стальном люке бункера приоткрылось окошечко. На тестеров взглянула пара грустных
     карих глаз.
     - Кто т-там?
     - Гражданин Казимир? - сурово спросил Махмуд.
     - Это я.
     - Открывайте, следственный отдел Святой Палаты.
     Раздался скрип. Люк бункера со скрежетом отворился. На пороге стоял сухощавый, давно
     не бритый мужчина с наивной кудрявой шевелюрой. Застенчиво улыбнувшись, Казимир
     приглашающе махнул рукой.
     - А скажите, почтеннейший, - вкрадчиво проговорил Ксенобайт. - Не заходил ли к вам, случаем, его прео... э-э-э... пресвященс... Тьфу... патриарх не пробегал, в общем?
     - А-а, его пресвятейшество патриарх Бенедикт?
     - Именно.
     - Не, не пробегал.
     - Точно?
     - Мамой клянусь.
     - Серьезно. А вы, значит, тот самый мастер Казимир, да? Будем вместе работать.
     - Конечно, я так рад, в любое время...
     - Все назад...
     Тестеры вышли на улицу.
     - Ксен, ты чего?! - прошипел Банзай. - Дедуля явно темнит!
     - Темнит, - кивнул Ксенобайт. - А ты его подмастерье видел?
     - Нет.
     - И я не видел. А коридор длинный... и темный. Хочешь, чтоб тебе из темноты кто-то по
     башке хряснул?
     - Думаешь...
     - К тому же мы не с того начали. Пока, что бы там ни говорилось, будет наше слово
     против его. Заходил? Не заходил. Врешь? Не вру. И болт...
     - И что предлагаешь?
     - Значит, так... Я сейчас дую обратно в Храм и начинаю все по науке: кто последний видел
     патриарха, что говорил, куда пошел... Махмудыч, стой здесь. Если Казимир куда
     высунется - дезактивируй его и тащи в КПЗ. В крайнем случае - потом извинимся.
     Мелисса, Банзай, дуйте в контору - копайте архивы. Мак, прикроешь меня, на всякий
     пожарный?
     - А то!
     - А я?! - обиженно спросила Внучка.
     - А ты у нас пока за пейджер будешь. Побежали.
     Домен Санта-Крус
     Офис следственного отдела - Живодерня
     11 сентября, 11:02 реального времени
     Входная дверь "офиса" тестеров хлопнула, по ступенькам кубарем скатилась Внучка.
     Банзай с Мелиссой высунулись из-за бумаг.
     - Ну?!
     - Дуем в Живодерню, Казимира брать!
     - Рассказывай! - уже на бегу велела Мелисса.
     - Нашли... Последней патриарха видела некая Мария...
     - Монашка?
     - Не! Пациентка.
     - Буйная?
     - Тихая. Ее даже погулять выпускают, регулярно, а она санитарам по больнице помогает.
     - И что?
     - Говорит, утром Казимир, зараза, встретил ее недалеко от храма и просил передать
     приглашение патриарху забежать к нему, в Живодерню.
     - Нафига?
     - Она не знает. Сказали передать - она и передала.
     - И что? Патриарх пошел?
     - Неизвестно. Если и пошел - не сразу. Но, судя по всему, пошел.
     - А палач об этом ни гу-гу... Забавно, - потер руки Банзай.
     - Еще как...
     У дверей Живодерни компанию уже поджидали Ксенобайт и ходоки.
     - Мак, поди-ка сюда, сделай испуганное лицо... Махмуд, прихвати его за шиворот.
     Хорошо...
     Программист вежливо постучал в дверь.
     - Кто там?
     - Это снова мы. Мы хотели бы задать кое-кому пару вопросов...
     Окошечко открылось. Из него на тестеров угрюмо глянула пара черных глаз. Мак-Мэд
     слабо трепыхнулся в руках Махмуда.
     - Угу... Эт вы по адресу... - пробубнил кто-то, открывая дверь.
     Как только люк приоткрылся, Махмуд, отшвырнув в сторону Мак-Мэда, сцапал
     пыхтящего над засовом субъекта.
     - А ну к стене! Руки за голову, ноги расставить, мордой в бетон! В бетон, я сказал!
     - Младший дознаватель Молх Угрюмый? - ледяным тоном вопросил Ксенобайт.
     - В точности так, - булькнул незнакомец.
     - Гражданин Угрюмый, вы задержаны до выяснения личности. Как я уже говорил, у нас
     есть пара вопросов... к вашему шефу. Где он?
     - В кабинете оне... Дык это...
     - Чего?
     - Насчет личности... Дык Молх я, Угрюмый!
     - Докажи!
     - Дык как это?
     - Ежели Угрюмый, значит, знаешь, где кабинет?
     - Дык!
     - Веди.
     Младший палач, что-то бормоча под нос, повел тестеров по коридору. Вскоре они
     оказались в залитой кровью пыточной камере. Ксенобайт, поморщив длинный нос, проговорил:
     - И снова здравствуйте, почтенный Казимир. Грязно тут у вас...
     - Так работаем, - нервно проговорил палач, ткнув пальцем в висящего на дыбе мужика.
     - Ну ладно. А скажите, Казимир, зачем следствию-то врали?
     Палач вопросительно округлил глаза.
     - Около получаса назад вы утверждали, что не видели сегодня патриарха Бенедикта. Так?
     - Истинно так.
     - А у нас есть свидетель, который утверждает, что вы приглашали его к себе по какой-то
     надобности. Скажете, не так?
     - Отчего же... Именно так, - пожал плечами палач.
     Ксенобайт коварно сверкнув глазами, открыл рот... и так и остался стоять.
     - Прокол, Ксен, - уныло буркнула Мелисса.
     - Так он ко мне и не зашел, - развел руками палач. - Видать, не нашел времени-то...
     - Почему же вы не упоминали об этом раньше? - хмуро проворчал Ксен, понимая, что
     раунд, в общем-то, уже проигран.
     - Так вы не спрашивали. Заплечное ремесло - оно точности формулировок требует.
     - А за какой такой надобностью вам патриарх понадобился?
     - А-а, да вот она, надобность, на дыбе висит...
     - Кто таков?
     - Еретик. Только слаб я в подобных хитростях, вот и позвал патриарха нашего, дабы
     посоветоваться с ним...
     Ксенобайт угрюмо уставился на еретика. Тот уныло замычал.
     - Чего мычит?
     - Язык я ему прижег. Оченно раскаянию способствует.
     - Это точно, - проворчал Ксенобайт. - А что еще?
     - Пальцы, значица, тисками плющили, на дыбе катали... Железо каленое прикладывали...
     Все, кажись.
     - И как, сознался?
     - Сознался, с превеликой радостью сознался...
     - Ну и ладно. Вам, гражданин Казимир, устный выговор без занесения в личное дело за
     безынициативный подход к жизни. И за антисанитарию на рабочем месте.
     - Помилуйте, ваше благородие, каждый вечер моем! - жалобно взвыл палач.
     - Моете?!
     - Мамой клянусь!
     - Ладно, я проверю. И впредь, пожалуйста, сообщайте о важных деталях, относящихся к
     делу, не дожидаясь бросающих тень на ваше имя сомнений.
     Домен Санта-Крус
     Офис Следственного Отдела
     11 сентября, 11:02 реального времени
     - В общем, так, - уныло буркнул Банзай. - По горячим следам преступление раскрыть не
     удалось...
     - Ну, этого следовало ожидать, - вяло заявил Ксенобайт, - неинтересно, если игра
     закончится на втором часу...
     - А если ты это знал, - ехидно заметила Мелисса, - нафига было нам портить отношения с
     местными кадрами? Спорим, теперь расценки у Казимира взлетят вдвое?!
     - Ладно, бойцы, хорош нудить, - поморщился Банзай, - итак. Что нам дала вся эта афера?
     - Фактически - только время преступления. Патриарх пропал между восемью, когда его
     видела Мария, и десятью, когда мы начали расследование.
     - Два часа виртуального времени, - поморщилась Мелисса. - Ладно, уже что-то.
     - Что у нас в архиве на патриарха?
     - О, много всего, - оживилась Мелисса.
     - У кого мог быть мотив? - жадно спросил Ксенобайт.
     - У половины домена, - вздохнула Мелисса. - Патриарх вел бурную жизнь. За последние
     два года успешно пережил восемь покушений. Ему два раза резали горло, пытались
     заразить чумой, поджигали вместе с храмом... Отделался подагрой.
     - Живучий, гад.
     - Точно. Итак, по списку. Ну, естественно, люто ненавидели его местные астрологи и
     прочая шушера. Говорят, подпольная гильдия некромантов вынесла ему смертный
     приговор: обещала напустить на него демона. Дальше - мутанты.
     - Кто?!
     - Мутанты, - спокойно пожала плечами Мелисса. - Сгенерил ты нам, Ксен, мирок, опустившийся до средневековья после ядерной катастрофы. Так вот, мутантами здесь
     называются все, кто подолгу живет вне поселков-доменов. Есть среди них нормальные
     люди, но есть и... хм... полные мутанты. Местный аналог террористов.
     - Ладно, идем дальше.
     - Дальше - криминальные структуры, которым наш патриарх не раз перекрывал кислород
     "волею божьей". Взяток не берет... Ну что с таким делать?
     - А чего взяток не брал? Идейный?
     - Не. Долю хотел.
     - Кто еще? Еретики?
     - Нет, последнего еретика в здешних краях сожгли на прошлой неделе. И тот залетным
     оказался.
     - Это как?
     - Да путешественник какой-то... Судя по всему, из мест, где сохранилось более
     цивилизованное общество, скорее всего - какое-то убежище с остатками довоенной
     культуры.
     - Во как... И что?
     - И все. Прибыл сюда год назад. Лечил людей. Лечил, лечил, потом был признан еретиком
     и сожжен.
     - Вариант мстителей с родного хутора?
     - Возможен, хотя маловероятен. Еще варианты?
     - Я знаю! - встряла Внучка. - Психи! Буйные из местного дурдома сделали подкоп и
     зарезали кардинала!
     - Патриарха, - машинально поправил Ксенобайт. - Ну, если исключить душераздирающие
     подробности насчет подкопа - вполне себе версия. Еще?
     - Еще - версия "а был ли мальчик", - задумчиво проговорил Мак-Мэд.
     - В смысле?
     - С чего мы решили, что патриарх мертв? Труп кто-нибудь видел? В конце концов -
     найдем труп, многое станет ясно.
     - Дельное замечание, - кивнул Банзай. - Ладно. Ксен, проработай местных шарлатанов, найди некромантов, вам есть о чем пообщаться. Может, кроме демона, у них что
     посерьезнее в кармане есть. Мелисса, под прикрытием Махмуда прорабатываете мутантов
     и криминальные структуры.
     - А я, а я?! - завопила Внучка.
     Банзай почесал в затылке.
     - Держись-ка ты поближе к Ксенобайту. А то, знаешь ли... Инквизиторов, как я
     подозреваю, тут не любят.
     - Нетушки! Я буду прорабатывать линию маньяков из сумасшедшего дома! И буду
     работать под прикрытием!
     Внучка стянула с себя пятнистый балахон, оставшись в неприметной городской одежде.
     - Что ж, может, это и мысль, - кивнул Банзай. - Мак, тебе остается линия еретиков и поиск
     трупа. А теперь, товарищи...
     Банзай, достав из кармана небольшой ключ, подошел к неприметному шкафчику, внутри
     которого оказалась оружейная стойка.
     - Попрошу разобрать табельное оружие, - сурово предложил он, - и получить стартовый
     капитал на текущие расходы.
     Домен Санта-Крус
     13 сентября, 14:18 реального времени
     Ксенобайт прохаживался взад-вперед перед выстроенной на площади перед храмом
     виселицей на девять персон.
     
 []
     - Значит так, орлы, - ледяным тоном произнес он, - вас тут десять человек. Вернее - не
     человек, а десять бандитов и расхитителей государственной собственности. По законам
     постапокалиптического времени вы все приговорены к смерти. Однако, как видите, у нас
     тут установлена устаревшая модель агрегата, способная обслужить лишь девять клиентов
     за раз. Поэтому объявляется конкурс. Я знаю, что в городе ведет богопротивную
     деятельность секта некромантов. Я также знаю, что для всяческих мерзких ритуалов им
     необходимы весьма экзотические реагенты, вроде трупов - как в сборе, так и по частям, -
     редких трав и других странных штук. Еще я знаю, что многие из вас, в силу жадности и
     беспринципности, частенько подфарцовывали вышеозначенными материалами. Итак, тот, кто расскажет мне, где найти живого некроманта, будет помилован.
     Десять приговоренных преступников стояли, клацая зубами от страха. В глазах у них
     плескалась безнадежная тоска. Выждав пару минут, Ксенобайт вздохнул:
     - Очень жаль. Каждый из вас, конечно, думает: "Петель-то всего девять... Авось проживу
     на минуту дольше других". Согласитесь, это было бы свинством по отношению к вашим
     товарищам. Так что... - Ксенобайт извлек из широкого рукава рясы шелковый шнурок и
     ловко накинул его на горло ближайшему боту. Тот в ужасе захрипел, пару раз, выпучив
     глаза, трепыхнулся и обмяк.
     - Приступайте, - сматывая шнурок, махнул программист стражникам.
     - Все зверствуешь? - неодобрительно покачала головой Мелисса.
     - Зверствую, - кивнул Ксенобайт. - И буду зверствовать, пока каждый встречный бот не
     будет мочиться от страха при виде моей скромной персоны. Очень работу облегчает.
     - В особенности при том, что мастер Казимир все еще отказывается принимать наши
     заказы, - вздохнула Мелисса.
     Ксенобайт глухо зарычал. Стражники тайком сложили пальцы в знак, отгоняющий
     нечисть.
     - Думаю, тебя порадует, что тебя боятся даже мутанты. Я имею в виду, разумеется, рейдеров, которые не боятся ходить в руины за патронами и артефактами. А что касается
     собственно мутантов, то они вообще страха не ведают и боятся всего двух вещей: товарища Мао Цзе Дуна и следователя Ксенобайта.
     - Кстати... - оживился Ксенобайт.
     - Рейдеры отпадают, - покачала головой Мелисса. - Когда патриарх начал их гонять, они
     просто плюнули и перестали заходить в домен.
     - А мутанты?
     - А вот тут дело сложное. В свое время его пресвятейшество умудрился публично сжечь
     их шамана. С одной стороны - смертельное оскорбление всему племени, с другой - он
     доказал, что он более сильный шаман. Быть может - сам товарищ Мао. Единственный, кто
     мог хотя бы задуматься о том, чтобы поднять на него руку, -
     другой шаман. Воины пасуют. А если бы кто-то из них умудрился
     ухайдакать патриарха - он бы раззвонил бы об этом на всю степь.
     Да и, честно, не представляю я, как мутант мог бы незаметно
     появиться в домене. Я проверяла: ворота охраняются, народ
     боится их до чертиков. Стоит кому-то из них подойти к городской
     стене - линчуют на месте. Стараниями патриарха, кстати: тот
     когда-то объявил, что мутанты разносят невидимую смерть -
     радиацию.
     - А что криминальные структуры?
     - Ночное Братство не раз получало заказы на голову патриарха.
     Собственно, большинство ранних покушений - их работа. Но
     бизнес оказался невыгодным: после каждого покушения клиентам
     приходилось не только возвращать деньги, но и выплачивать компенсацию... В общем, после поджога храма, что вызвало глубокий общественный резонанс, был введен
     мораторий. Братство на протяжении полугода не принимало заказы на Бенедикта.
     - То есть - пустышка?
     - А вот как бы не так! - усмехнулась Мелисса. - Говорят, за три дня до исчезновения
     патриарха один из местных боссов, Шмыт Кардан, хвастался, что патриарх теперь
     полностью в его руках, и собирался поквитаться с ним "за все хорошее". Со дня на день я
     должна получить выходы на этого Шмыта... Кстати, говорят, в последнее время патриарх
     никуда не выходил без телохранителя.
     - Телохранителя?
     - Угу. Брал с собой кого-нибудь из крепких монахов. Один из них, брат Бато, исчез в тот
     же день, что и патриарх...
     Неожиданно позади Ксенобайта из кривого переулочка выскользнула тень, завернутая с
     ног до головы в серый плащ. На солнце блеснула отточенная сталь кинжала. В руках
     Мелиссы, точно по волшебству, оказались два тонких стилета, но тут из-под плаща
     молниеносно развернувшегося Ксенобайта что-то громыхнуло. Ксенобайт пошевелил
     осевшее тело носком сапога и задумчиво перезарядил обрез двустволки. Мелисса с
     завистью проводила агрегат взглядом.
     - Слушай, где ты его достал?
     - Места знать надо, - вяло буркнул Ксенобайт.
     - А как у тебя получается так быстро его выхватывать? Где ты его вообще держишь?
     - Потом объясню... Кстати, Мелисса... А сколько нынче берут в Братстве за мою голову?
     - Четыре тысячи, - пожала плечами Мелисса. - И курс растет.
     - Черт... Каждое покушение обходится мне в два патрона. Слушай, с этим надо завязывать.
     Либо выходить на рейдеров и закупать у них патроны по оптовым ценам. Ладно, пошли в
     контору, послушаем, что там Внучка накопала...
     Домен Санта-Крус
     Офис Следственного Отдела
     13 сентября, 14:37 реального времени
     Спустившись в бункер, Ксенобайт с Мелиссой с удивлением застали там горько
     рыдающую Внучку.
     - Та-ак... Что случилось? - нахмурился Ксенобайт.
     - Ничего страшного, - заверил Банзай. - Просто Внучка маленько расчувствовалась!
     - Скотина был этот патриарх! - шмыгая носом, проговорила Внучка. - Просто скотина!
     Ксенобайт устало стащил с себя рясу, под которой обнаружилась потертая армейская
     "разгрузка", приспособленная для потайного ношения нескольких кинжалов, кастета, нагайки и пресловутого обреза вместе с патронташем. Мелисса с уважением покачала
     головой.
     - Ну, рассказывай. Что он там натворил?
     Внучка вместо ответа шумно высморкалась.
     - Банзай, поясни. Минимум лирики, максимум цинизма, - попросил Ксенобайт.
     - В общем, на фоне всевозможных гадостей и подлостей у нас тут, оказывается, еще и
     романтическая история любви прорезалась. Весь сумасшедший дом гудит. Говорят, одна
     из пациенток влюбилась в молодого парня... Парень ее, как водится, тоже полюбил.
     Обещал увезти из города. Да вот, на беду, патриарх тоже оказался неравнодушен к
     молодой пациентке...
     - А что, целибат тут не в моде?
     - В моде, так что патриарх занял позицию "сам не ам и другому не дам".
     - Свинья, конечно... И что?
     - И все. Парня в расход пустили. Это, кстати, был тот самый еретик.
     - За любовь пострадал, значит... - вздохнула Мелисса.
     Наверху заскрежетала дверь. В офис вошел усталый и раздраженный Мак-Мэд.
     - Ну? - с интересом спросил Банзай.
     - Тьфу. Разузнал я историю этого вашего "последнего еретика". Гуманист хренов... В
     общем, как и записано в архиве, явился он сюда около года назад и начал: не так живете,
     не туда плюете, все люди братья. Типичный миссионер. Ну, его сначала в дурку
     определили. Явный псих, но тихий...
     - О, вот как они познакомились! - кивнул Ксенобайт.
     - Кто?! - удивился Мак-Мэд.
     - Э-э-э... Продолжай, не обращай внимания.
     - Так вот. Так бы ему и сидеть там, да оказался наш парень хорошим лекарем. Сказали -
     мол, блаженный. А блаженным многие странности простить можно. Уносить бы парню
     ноги подобру-поздорову, так нет, что-то его задержало. Рассказывал про какой-то город-
     сад, где все добрые, умные и такие культурные, что даже матом не ругаются.
     - Правильно, он и девушку свою обещал туда увезти! - встряла Внучка.
     - Какую девушку? - подозрительно спросил Мак-Мэд. - А, ладно. В общем, потом на него
     чего-то взъелся патриарх. Результат вы знаете.
     - Очень душещипательно, - резюмировал Ксенобайт. - Но хотелось бы раскопать что-
     нибудь полезное...
     - Можно и полезное, - кивнул Мак-Мэд, вытаскивая из-под рясы небольшую шкатулку. -
     Прошу!
     Все заинтересованно склонились над шкатулкой. Мак-Мэд жестом фокусника откинул
     крышку. Внучка с визгом отскочила в сторону. Ксенобайт брезгливо поморщил нос.
     - Ф-фу-у... Что это за гадость?!
     - Погрызенная крысами кисть руки, - любезно подсказал Банзай.
     - Нафига ты сюда эту... Постой-постой... неужели...
     - Именно! Гугл и еще несколько свидетелей опознали перстень патриарха. Это его рука. В
     канализации под городом обнаружены и другие фрагменты расчлененного тела. Не
     хватает пока головы, левой ступни и таза (наверное, цензурой вырезали). Поздравляю, господа! Похоже, у нас орудует маньяк.
     - Внучка, - вздохнул Ксенобайт. - Самое-то главное... Побеги из дурдома были?
     Внучка задумалась.
     - Нет, не было.
     - На этой романтической ноте предлагаю версию о маньяке-расчленителе считать
     закрытой.
     Домен Санта-Крус
     Офис Следственного Отдела
     14 сентября, 11:34 реального времени
     - ...Пострадавший, гражданин Бенедикт, в сопровождении гражданина Бато покинул место
     государственной службы... Черт, даже время преступления мы знаем с погрешностью в
     два часа... Ладно, пишем - около восьми ноль-ноль... - Банзай вздохнул и снова уткнулся в
     стопку бумаг из архива.
     По ступенькам скатился Ксенобайт. Не здороваясь, плюхнулся за стол и зарылся в груду
     поступивших с утра доносов.
     - Ксен, - сонно пробормотала Внучка. - А психи сегодня ночью демона видели...
     Программист замер. Из его пальцев вывалился свиток с доносом.
     - Где?!
     - По улице крался... Говорят - стра-ашный... Рогатый, со свиным рылом, и хвост сзади...
     Это их глючило, наверное...
     - Кто видел?! - завопил Ксенобайт, вскакивая из-за стола.
     Внучка обеспокоенно глянула на программиста.
     - Да что ты так распереживался? А...
     Ксенобайт пулей вылетел из кабинета.
     - Ну вот, - расстроилась Внучка. - Теперь он весь сумасшедший дом на уши поставит...
     Дверь снова хлопнула. На этот раз в помещение ворвалась Мелисса.
     - Где Махмуд?! Махмуд! Бежим скорей!
     - Что случилось? - нахмурился Банзай.
     
 []
     
 []
     
 []
     - Я нашла этого Шмыта! Он сейчас в кабаке! Надо его брать, пока тепленький...
     - А Ксенобайт за некромантом побежал... - задумчиво проговорила Внучка.
     - Ха! Суеверия все это... Ксен тащит пустышку. Махмуд, за мной!
     Банзай, проводив девушку взглядом, решительно отодвинул в сторону пергамент, на
     котором он все утро порывался писать рапорт.
     - Внучка - готовься. Сейчас начнется, - солидно предрек он.
     - Что начнется?
     - Одно из двух. И Мелиссу, и Ксенобайта одолел охотничий азарт. Либо они сейчас
     найдут убийцу, либо разнесут этот городишко вдребезги пополам. Ксен начнет
     репрессии...
     Внучка с тревогой глянула в сторону двери. Минут через десять в офис, точно ураган, снова ворвался Ксенобайт.
     - Мы их накрыли! Внучка! Внучка, дай я тебя поцелую!
     - О-ой, я лучше в другой раз, - пискнула Внучка, глянув на Ксенобайта. Глаза у того
     горели багровым огнем азарта, длинные пальцы шевелились, как будто непрерывно что-то
     хватая.
     - Готовьте допросную! Мак! Махмуд... Где Махмуд?!
     - Пошел с Мелиссой какого-то уголовника брать.
     - Черт, ну почему именно сейчас?!
     - Ксен, только не говори, что всерьез веришь в демонов, - с тревогой проговорил Банзай. -
     Все-таки...
     - Банзай, ты что, до сих пор не понял?! Демоны... Это же мутант! Самый обычный мутант.
     Или рейдер в респираторе!
     - Призвание мутанта посредством колдовства?! - ехидно усмехнулся Банзай. - Что-то
     новенькое!
     - Да нет, как раз "старенькое"... Для местного обряда призвания демона нужна целая груда
     всякого барахла, но в любой, понимаешь, в любой набор входит артефакт из руин! Это
     передатчик! Некромант пляшет с бубном вокруг груды металлолома. Включает
     передатчик, считая, что совершает магическое действие. Бормочет в него заклинания, опять же уверенный в их магической силе. Могу поспорить, в магическую формулу
     входит "приди туда-то" с точным указанием адреса! На "том конце провода" его слышит
     шаман, который точно так же пляшет с бубном вокруг груды хлама. Шаману духи
     сообщают, когда и где он может убить своего врага! Вуаля! Шаман отправляется в
     дальний поход, ведомый силой духов, а на самом деле, скорее всего, элементарным
     радиоприемником!
     Банзай и Внучка переглянулись.
     - А что... - пробормотал Банзай. - Будь это в жизни - не поверил бы... Но так - вполне в
     духе какого-нибудь сценариста...
     - Проведем следственный эксперимент! - торжественно возвестил Ксенобайт, азартно
     потирая руки. - Сейчас сюда приволокут этого некроманта-самоучку. Мы заставим его
     вызвать демона. Проводя обряд, он обнаружит передатчик. Вот увидите, убийца сам
     явится сюда!
     - Но зачем его сегодня-то вызывали? - спросил Банзай.
     - Ну, не знаю. Может - награду отдать... Мутант-то, поди, не демон, задарма работать не
     станет... О! Несут, несут!
     За дверью послышался топот и голоса местных ополченцев...
     Четыре дюжих стражника, точно гроб, внесли толстую доску, к которой был примотан
     кожаными ремнями какой-то человек. Выглядел он и вправду зловеще: высокий, тощий, одетый в истлевшие лохмотья, с жидкой седой шевелюрой, жирными сосульками
     
 []
     
 []
     свисающей ниже плеч, - он лежал, точно мумия фараона, положив руки с длинными
     черными ногтями на плечи. Стражники несли его с явной опаской, всячески избегая
     презрительного взгляда некроманта. Однако, бросив всего один взгляд на Ксенобайта, стражники уронили доску и с воплями "Чур меня, чур!" рванули, толкаясь, к выходу.
     Только верный Гугл, бледный, трясущийся, но решительный, остался на месте.
     Подскочив к доске, Ксенобайт рывком поднял ее и глянул в лицо некроманту. Тот
     сдавленно пискнул и сделал явную попытку просочиться в дерево.
     - Мой престарелый друг! - радостно прошелестел программист. - Внемли мне! Повторять
     не стану. Сейчас ты вызовешь демона. Того самого, которого вызывал, чтобы тот
     растерзал патриарха. Понял?
     Некромант отчаянно закивал. Мысль что-то возразить ему в голову не пришла. Быстро
     выхватив нож, Ксенобайт разом перерезал все ремни. Старик шмякнулся на каменный
     пол.
     - Живо! - прикрикнул Ксенобайт.
     Некромант стал резво ползать, чертя на полу что-то вроде
     пентаграммы. Пока он возился, входная дверь снова заскрипела.
     Гугл зажмурился, вытянувшись по стойке "смирно", но в дверном
     проеме показались всего лишь Махмуд с Мелиссой.
     - Ксен, бросай эту свою хиромантию, сейчас ты увидишь, что
     дело было гораздо... - начала было Мелисса.
     - Я первый! - взвыл Ксенобайт. - Махмуд, сунь его в КПЗ, хватай
     Мак-Мэда и готовься, сейчас надо будет кое-кого допросить!
     - Кого?!
     - Сейчас узнаем!
     - Ксен, - осторожно заметил Банзай. - Если твоя теория с передатчиком верна, пройдет как
     минимум пара часов, прежде чем обладатель приемника доберется до места...
     Это заявление подействовало на программиста отрезвляюще. Он нерешительно
     огляделся...
     - Нет-нет, хозяин! - зашамкал вдруг некромант. - Демон будет сразу!
     - Да?! - удивился Ксенобайт. - А как же...
     - Знаешь, Ксен, обряд, кажется, уже заканчивается, - ядовито заметила Мелисса. - А я пока
     не видела ничего, напоминающего передатчик... Кажется, ты изрядно сел в калошу.
     Ксенобайт начал мрачнеть. Его сузившиеся глаза остановились на престарелом
     некроманте. Тот, тихо пискнув, свернулся в клубочек, прикрыв руками голову.
     И тут посреди комнаты сверкнула яркая вспышка. Повалил густой дым. Гугл наконец
     рухнул в обморок. Тестеры с интересом глядели в центр нарисованной пентаграммы, откуда исходило все безобразие.
     - Мать честна... - потрясенно сообщил Банзай.
     - Вот это номер, - согласился с ним Махмуд.
     Посреди начерченных на полу символов стоял самый натуральный демон: с
     рудиментарными кожистыми крылышками, рогами на голове и поросячьим пятачком в
     самом центре щетинистой физиономии...
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     Домен Санта-Крус
     Офис Следственного Отдела
     14 сентября, 11:43 реального времени
     Тестеры скептически разглядывали жуткое существо в окружении нарисованных на полу
     символов.
     — Ксен... Ты на какую величину «мистический элемент» выставил?! — сурово спросила
     Мелисса.
     — Э-э-э... ну... Я это... — Развернутый ответ Ксенобайта многое прояснил в картине
     происходящего, но ничуть не приблизил решение проблемы.
     Тут демон утробно взвыл, захлопав хилыми крылышками, чем снова привлек к себе
     внимание. Ксенобайт, оскалившись, яростно зашипел. Наткнувшись на взгляд его
     сощуренных глаз, демон поперхнулся и беспокойно заморгал.
     — Ты-ы, — процедил сквозь зубы программист, — ты кто? Мутант?!
     — Нет, хозяин, — проговорил некромант, дергая Ксенобайта за штанину. — Это демон!
     Пинком отшвырнув некроманта, Ксенобайт выхватил кастет и сделал едва заметное
     движение — демон шумно выдохнул и сложился
     пополам.
     — Гражданин демон, вы арестованы по подозрению в
     причастности к убийству патриарха Санта-Крус его
     преосвятейшества Бенедикта. В допросную его, живо!
     Махмуд с Мак-Мэдом, переглянувшись, пожали плечами
     и, подхватив демона под мышки, потащили его по
     коридору. Ксенобайт схватил за шиворот некроманта и
     как следует встряхнул.
     — Ты какого лешего сюда приволок?! — заорал он ему в лицо.
     — Это не леший, хозяин! Это демон!
     — Я вижу, что демон! Мутант где? Где мутант, мать твою?!
     — Но ты же просил демона, хозяин! — дрожащим от ужаса голосом пропищал
     побледневший некромант.
     — Молчать! Отвечать! Ты его раньше призывал?
     — Призывал!
     — И он являлся?!
     — Являлся!
     — Когда это было?! Ну? Три дня назад?!
     — Нет, вчера!
     — Как вчера? Зачем вчера?!
     Некромант выпучил глаза и пошел синими пятнами.
     — Говори!
     Но престарелый вызыватель демонов обмяк: то ли лишился чувств, то ли вовсе
     окочурился от переживаний.
     — Ксен! От твоей кармы уже подозреваемые дохнут! — сердито заметил Банзай.
     — Ничего... — мрачно пообещал Ксенобайт, вытирая руки о рясу. — Его подельничек мне
     все скажет...
     В связи с тем, что отношения с мастером Казимиром, главным дознавателем домена
     Санта-Крус, были основательно подгажены в самом начале игры, тестерам пришлось
     оборудовать собственный допросный кабинет. И, несмотря на постоянные подколки
     Мелиссы, справлялись, в общем-то, весьма лихо. Правда, на специальное оборудование, вроде дыбы, решили не тратиться, возмещая недостаток техники леденящей кровь
     репутацией Ксенобайта, над которой тот, надо признать, усердно работал.
     Связанного демона усадили на табуретку. Мрачный Ксенобайт уселся за стол. Мелисса
     шепнула Махмуду:
     — Притащи-ка нашего уголовничка, пусть посмотрит... ему будет полезно.
     — Начнем, — буркнул Ксенобайт.
     Сев прямо напротив демона, программист скорчил мрачную рожу и, не мигая, сурово
     уставился на него. Глазки демона забегали, но деваться от пристального взгляда ему было
     некуда. Вскоре он начал мелко дрожать. Ксенобайт вдруг подскочил и взревел:
     — Колись, скотина!
     Демон судорожно всхлипнул и, закатив глаза, брякнулся с табуретки, лишившись чувств.
     Махмуд с Мак-Мэдом деловито вылили на него ведро воды и, крякнув, усадили обратно.
     Демон осоловело помотал головой. Ксенобайт не дал ему прийти в себя:
     — Ну что, так дальше молчать и будем? — вкрадчиво прошипел он, подкрадываясь к
     демону сбоку.
     — Но ведь бвана еще ничего не спросил!! — в полном ужасе завопил демон, шарахаясь в
     сторону и снова падая с табуретки.
     — Молчать! Отвечать! Ты убил Беню? Я за Беню пасть порву! Ты его убил?!
     — Кого?! — удивился демон.
     — Отпираться вздумал?! — снова взревел Ксенобайт.
     Демон схватился за сердце и, закатив глаза, снова опасно накренился на табуретке. Мак-
     Мэд деловито выплеснул на него еще ведро воды. Допрашиваемый зафыркал, замотал
     головой.
     — Уясните себе, гражданин демон, две вещи. Первое: вопросы тут задаю я. Второе: попытки запутать следствие вынуждают нас прибегать к весьма неприятным мерам.
     — Все скажу! — завопил демон. — Не бейте, бвана!
     — Патриарха Бенедикта ты убил?!
     — Не я!
     Ксенобайт утробно зарычал, вращая глазами и шевеля пальцами. Зрелище было
     жутковатое без всякой кармы. Махмуд, не дожидаясь, пока демон опять хлопнется в
     обморок, ухнув, окатил его водой. Допрашиваемый сидел, мокрый, как мышь, жалкий и
     трясущийся от страха.
     — Зовут-то тебя как, горемыка? — неожиданно сочувственно спросил программист.
     — Саваол... — прохныкал демон.
     Банзай, стоящий у демона за спиной, молча схватился за голову.
     — Сава... Понравился ты мне, чертяка, — вздохнул Ксенобайт. — Ты пойми... Я ведь все
     знаю... Знаю, что тебя заставили. Знаю, что у тебя выбора не было... Ну, кого ты
     покрываешь, а? Того, кто выдернул тебя из родного дома и заставил творить всякие
     мерзости?
     Саваол хлюпнул разбитым пятачком и вдруг громко разрыдался.
     — Рассказывай, Сава, — кивнул Ксенобайт. — Всю правду рассказывай! Облегчи душу. А
     некроманта этого не бойся: не тронет он тебя. Давай. Патриарха ты убил?
     — Не я! — пробормотал демон.
     — Саваол, ты меня удручаешь... Я же к тебе всей душой, а ты...
     — Не я, бвана! Честное слово, не я!
     — Ладно, давай так... Некромант тебя призвал?
     — Призвал... Ох, призвал, зараза...
     — Чего просил?
     — Чтобы я убил.
     — Кого?
     Сава потупился.
     — Давай, Саваол, не доводи следствие до озверения.
     — Инквизитора... — тихо проговорил демон.
     — Хм, — глаза Ксенобайта сощурились. — Кого именно?
     
 []
     
 []
     
 []
     — Инквизитора Ксенобайта. Говорит — страшный он человек, не человек, мол, а хуже
     демона... Говорит, некромантов ищет... Говорит, мол, если найдет — все равно не жить...
     — Так... А ты знаешь, Сава, как меня зовут? — негромко спросил Ксенобайт.
     — Кажется, знаю, бвана... Ты на босса нашего похож... в молодости.
     — Ты ведь не врешь мне, Сава... — уныло произнес программист, скорее утверждая, нежели спрашивая.
     Демон испугано замотал головой.
     — Верю. Уведите.
     — Ксен, а куда его?
     — А? Посадите в одну камеру с некромантом, и да победит сильнейший... Будет поганцу
     наука.
     — Ну что, Ксен, — сладко пропела Мелисса. — Пустышка?
     Ксенобайт устало закрыл глаза.
     — Демон... Хилые нынче пошли демоны, с двух подач раскололся...
     — А вдруг он наврал все? — спросила Внучка.
     — Нет, Внучка, — покачал головой Банзай. — Если уж он с перепугу имя свое выложил...
     — А при чем тут имя?
     — Демонологию учи, — пробубнил Ксенобайт. — Всем известно, что имя демона имеет
     над ним власть. Недаром я его так часто по имени называл... Тупик. Полный тупик...
     Махмуд! Некромант там как, живой?
     — Живой, только заикается маленько.
     — Отсади его от демона. Нужно вытрясти из него имена и адреса других некромантов, астрологов и прочих шарлатанов и всех перевешать, чтоб расчеты не путали... —
     Программист поднял голову и удивленно моргнул, наткнувшись взглядом на забившегося
     в самый дальний угол мужика со связанными руками и ногами. — А это еще кто?
     — Это, — с нежностью проговорила Мелисса, — Шмыт Кардан, один из боссов Ночного
     Братства и, сдается мне, заказчик убийства патриарха. Его надо допросить.
     Ксенобайт с усталостью и сочувствием взглянул на Шмыта:
     — Ничего не поделаешь, парень. Ты следующий. Я пока пойду, повешу кого-нибудь...
     Очень это меня умиротворяет последнее время... А ты подумай, чего сказать хочешь...
     Ксенобайт вышел из допросной. Закрывая дверь, он услышал сбивчивый шепот Шмыта:
     — Я все скажу! Все! Только не губите, не отдавайте этому...
     Спустя четверть часа Мелисса появилась в кабинете. На ее лице читалось разочарование, обида и злость. Ксенобайт сидел, закинув ноги на рабочий стол, и меланхолично читал
     чей-то донос.
     — Ну что? — равнодушно спросил он. — И у тебя пусто?
     — Компромат! — чуть не плача, возвестила Мелисса. — Это был всего лишь компромат!
     Патриарх, оказывается, собирался вносить революционное изменение в устав церкви: отменить целибат!
     — Мужика можно понять! — пожал плечами Ксенобайт.
     — Общественность бы не поняла. Патриарха от этой затеи отговорили: другие
     священники его бы просто растоптали. Но бумаги со своими наработками по этому
     вопросу он сохранил. Говорил, потомки оценят революционность его взглядов. А месяц
     назад против него выдвигали обвинения весьма деликатного рода. Подозревалось, что
     пристает патриарх к пациенткам богоугодного заведения...
     В глазах Ксенобайта мелькнул вялый интерес.
     — А что, действительно приставал?
     — У Внучки спроси. Но факт остается фактом: больше половины пациентов дурдома —
     женщины. В любом случае, тогда скандал замяли, но если всплывут эти бумаги... Тогда
     уморить патриарха было бы делом техники.
     — Так что, — подвел итог Банзай, садясь за свой стол, — Ночному Братству не было
     никакого резона убивать патриарха. Наоборот, теперь они искренне скорбят о потере
     такого шикарного источника доходов!
     — Тупик, — пробормотал Ксенобайт, закрывая лицо ладонями. — Грандиозный тупик...
     Товарищи, а знаете, что объединяет все те версии, которые принесли нам столь
     грандиозный облом?
     Все с вялым интересом глянули на программиста.
     — Они лежат на поверхности. Все они взяты отсюда, — Ксенобайт ткнул пальцем в
     архив. — Грубо говоря, все знали, что патриарха ненавидят некроманты. Все знали, что у
     Ночного Братства на него зуб. Все знали, что вокруг него ходят мутанты... И при этом
     годы и годы все было стабильно. Что изменилось?
     — У кого-то переполнилась чаша терпения, — буркнул Махмуд.
     — Что ее переполнило?
     — Приближающийся Съезд Работников Церкви? — пожала плечами Мелисса. —
     Политическая махинация? Надо выяснить, кому выгоден такой скандал.
     — Еще?
     — Убийца вынашивал план давно, но недавно ему подвернулся удобный случай, —
     предположил Мак-Мэд.
     — Аналогично: что изменилось-то?
     — Этого влюбленного еретика тоже казнили незадолго до убийства... Кстати, как его
     звали-то хоть?
     — Во всех документах он фигурирует под кличкой «Медик». Наверное — сам себя так
     назвал, слово для местных диковинное, вот и приклеилось, как имя...
     — Товарищи, — вдруг негромко проговорил Банзай. — А вам не кажется, что мы еще кое-
     что забыли?
     — Ну? — мрачно спросил Ксенобайт.
     — Это ведь игра. Игра, которая, несмотря на все препоны, предназначена для того, чтобы
     быть пройденной. Игра, которая, несмотря на всю свою проработку, конечна. Спорим, что
     мы уже видели убийцу?
     — В городе полторы тысячи жителей, — угрюмо буркнула Внучка. — Стараниями
     Ксенобайта население сократилось, но не настолько же? А вдруг мы уже... Того?
     Угробили убийцу? Так сказать — случайно?
     — Нет, — покачала головой Мелисса. — Я читала об этом на форумах. Какие-то умники
     пытались просто подчистую вырезать все население. Смерть преступника всегда вызывает
     одну реакцию: «миссия провалена».
     — Угу, — кивнул Банзай. — Наша задача — полностью отчитаться перед начальством. На
     карте не столько справедливость, сколько безопасность этого самого съезда. Нам надо
     точно сказать, кто убийца, на каком основании именно он и почему он больше так не
     будет.
     — И все-таки, — пробурчал Ксенобайт, — ключевых персонажей от статистов отличить
     можно. Пойду побеседую с маэстро Казимиром.
     — Нафига? — кисло поинтересовался Банзай.
     — Все просто. Он — точно ключевой персонаж, а с ним мы так больше и не общались.
     Может, какую новую линию подкинет?
     Домен Санта-Крус
     Живодерня
     13 сентября, 12:21 реального времени
     Ксенобайту пришлось довольно долго стучать, прежде чем из-за дверей бункера —
     Живодерни раздался голос помощника главного палача:
     — Кто там?
     — Э-э-э... Скажите, а мастер Казимир дома? Я хотел бы с ним поговорить.
     В двери открылось окошечко, на программиста уставились недобрым взглядом два
     черных глаза.
     — Один?
     — Один, — холодно кивнул Ксенобайт.
     Люк со скрежетом отворился. Ксенобайт вошел. Где-то посреди темного коридора он
     неожиданно обернулся. Его взгляд столкнулся с угрюмым взглядом младшего
     дознавателя. Какое-то время они глядели друг другу в глаза. Наконец в глазах Молха
     мелькнул страх, он отвел взгляд и пробурчал:
     — Идите, мастер в кабинете...
     — Благодарю, уважаемый, — холодно кивнул Ксенобайт. — Мастер Казимир? Мастер, вы
     не заняты?
     Ксенобайт толкнул дверь пыточной. Мастер Казимир сидел в кресле-качалке, задумчиво
     созерцая дыбу.
     — Я нонче не работаю, — угрюмо буркнул палач.
     — Чего так? — удивился программист.
     — Отпуск у мене. По состоянию душевного здоровия.
     — А что, никак пошатнулось?
     — Есть маленько.
     — Весьма соболезную. Но я к вам не по делу. Так, побеседовать.
     — О чем же?
     Ксенобайт непринужденно присел на краешек какого-то сложного агрегата.
     — Признаюсь, наше расследование убийства его пресвятейшества зашло в тупик. Вот вы, как человек многоопытный... Что думаете?
     — А чего мне думать? — усмехнулся палач. — Мое дело не думать. Мое дело — правду
     добывать. Казимиру приводят человечка, спроси, говорят, то-то и то-то... Я спрашиваю. А
     человечек отвечает. Сделай, говорят, чтобы сознался. Я делаю. А что отвечает? В чем
     сознается? Мое дело — сторона.
     — Угу, значит — сторона... — задумчиво кивнул Ксенобайт. — А все-таки?
     — Да что ты заладил... Демон его загрыз. И поделом, поганцу. Уж сколько он, поганец, беззакония утворил — как земля только носила. Вот и не выдержала — пришел демон из
     степи, да и порвал его на кусочки...
     — Не, не демон, — рассеяно покачал головой Ксенобайт. — Демона я уже спрашивал.
     Говорит — не он.
     Казимир озадаченно глянул на Ксенобайта.
     — Врет? — нерешительно предположил палач.
     — Не похоже. Скажите, мастер, а что, в последнее время не происходило ли чего в
     домене? Какие-нибудь перемены...
     — Да не, все по старому, — пожал плечами Казимир.
     — Я вас понял. Ну что ж, пойду я...
     Ксенобайт, ссутулившись, направился к выходу. На пороге пыточной он вдруг оглянулся
     и, оглядев помещение, заметил:
     — Чистенько тут у вас...
     — Ну, дык... Моем...
     — Каждый вечер моете?
     — Точно так.
     Домен Санта-Крус
     Офис Следственного Отдела
     14 сентября, 12:58 реального времени
     Вернувшись в офис, Ксенобайт, рассеянно оглянувшись, принялся рыться в архиве.
     — Что ищешь? — спросил Ксенобайт.
     — Личное дело Казимира.
     — Что, накопал чего?
     — Не знаю. Просто нутром чую: что-то там нечисто... Вернее, наоборот, чисто... Тьфу...
     — Ксен, — с сожалением проговорил Банзай. — Я понимаю твою подозрительность, но у
     нашего почтенного палача нет самого главного для совершения преступления. Нет
     мотива.
     — Мотив, мотив... Мотив найдется. Быть может — как раз в личном деле. А вдруг у него
     родственник — жертва церковных репрессий? Ага, вот, нашел... «Главный Дознаватель
     Казимир, возраст — 46 лет...» Блин, сорок шесть — на какой момент? Ладно, хрен с ним...
     Ага... Вдовец, детей нет, родственников нет. Послужной список... Подмастерье, помощник
     дознавателя, дознаватель... Стаж — четырнадцать лет...
     Ксенобайт углубился в чтение. Через некоторое время он с отвращением отодвинул от
     себя папку.
     — Четырнадцать лет безупречной службы. Всегда исполнителен, корректен, виртуозен.
     Ни одной случайной смерти на допросе. Бывало, что молчали, но так, чтобы говорили
     неправду, — ни разу. Ни разу не замечен в подмене показаний на желаемые. Премии
     принимал с достоинством, взятки — никогда. Просто образец государственного
     служащего. Гугл!
     — Я тут ваше благородие, — в голосе участкового слышалось опасливое уважение.
     — Когда составлялись характеристики на дознавателей?
     — В прошлом годе, ваше благородие.
     — То есть, — с горечью хмыкнул программист, — как раз свежих данных у нас и нет.
     Так, идем дальше... Молх Угрюмый... Сирота, с малолетства воспитан при монастыре. В
     юности воровал, но по мелочам, работал в кузне, подсобным разнорабочим, имел тягу к
     лекарству. Учить его, естественно, никто не стал. Около десяти лет назад был подобран
     Казимиром, воспитан, обучен ремеслу. Исполнителен, не особо умен, предан мастеру
     Казимиру. Нелюдим. Это мы и так видели...
     — Ксен, — кисло буркнул Банзай. — Ты бы лучше еще раз продул магическую линию. На
     этот раз — с учетом того, что демоны, как ни странно, существуют. Расспроси еще раз
     Саву, может, чего подскажет.
     — Расспрошу, — кивнул Ксенобайт. — Гугл!
     — Здесь, ваше благородие!
     — Подними-ка старые подшивки доносов, докладных записок... Все, что связано с
     Казимиром и Молхом... Со всей этой компанией. Задачу понял?
     — Точно так, ваше благородие.
     — Выполняй.
     Через некоторое время Ксенобайт уже сидел, зарывшись в бумаги. Очень скоро он стал
     подпрыгивать на своем стуле, лихорадочно бормоча:
     — Угу... Так... Сходится... Все правильно... Я чувствую, чувствую, тут недостает какого-то
     звена... Банзай! Банзай, кто была возлюбленная этого дурня, Медика?!
     — А это тут при чем?
     — При чем. Еще как при чем! Ты не представляешь, на что способна обиженная женщина.
     — О, весьма даже представляю, — задумчиво вздохнул Банзай. — Вот, помню, как-то в
     молодости...
     — Промотай! — рявкнул Ксенобайт. — Хотя постой... Чем закончилось?
     — Ударом сковородки и, как следствие, закрытой черепно-мозговой травмой, — угрюмо
     сообщил Банзай.
     — Вот видишь...
     — Да, но патриарх?... Ксен, он вообще священником был, так что... Во, блин. Погоди-ка...
     Значит, он спалил того парня... А его возлюбленная ему отомстила... Стоп, все равно, при
     чем тут Казимир?..
     
 []
     — Женщина! — не слушая, взвыл Ксенобайт. — Надо найти... Сейчас, сейчас... как же
     ее... девчонка, которая передала патриарху приглашение от Казимира?
     — Мария!
     — Точно! Гугл!
     — Я тут, ва...
     — Отставить! Досье на Марию мне на стол, наряд стражи в дурдом!
     — Насовсем или временно? — осторожно уточнил участковый инквизитор.
     — Дурень! Достать мне эту Марию и сюда! Живо! Хотя нет, лучше я сам... Банзай, пролистай пока ее досье...
     Домен Санта-Крус
     14 сентября, 13:40 реального времени
     Возле входа в храм стояли, точно изваяния, стражники. Стояли, боясь шелохнуться, с
     выражением тоскливой обреченности на лицах. Рядом с ними, прямо на мостовой, в позе
     лотоса сидел Ксенобайт.
     Из-за угла выскочила запыхавшаяся Мелисса с Внучкой на хвосте.
     — Ксен, что случилось? — остановившись, требовательно
     спросила она. — Я прибегаю в контору... с важной информацией...
     Банзай меня выслушивает и вдруг начинает вопить, что все
     пропало. Да еще и посылает меня в дурдом! Говорит, что, мол,
     «Ксенобайт уже там». Как это понимать?
     — Осторожно, — угрюмо буркнул Ксенобайт.
     — А?
     — В сторону отойди, а то зашибут.
     — Кто? Ай!
     Не успела Мелисса договорить, как из-за того же угла вылетели
     Махмуд с Мак-Мэдом и, издавая воинственные завывания, точно
     ураган, влетели в ворота храма. Ксенобайт обреченно прикрыл глаза ладонью. В
     сумасшедшем доме отчаянно взвыли пациенты. Вскоре, однако, ходоки выкатились
     обратно на улицу.
     — Ксен, что стряслось? — сурово спросил Махмуд. — Банзай сказал — ты отправился
     штурмовать дурдом. Это что, правда?
     — Ксен, ну совесть у тебя есть? — возмутилась Внучка. — Они же больные люди, зачем
     ты...
     — Увянь, — вяло попросил Ксенобайт. — Мы ее упустили... Опять подозреваемый
     уходит прямо из-под носа...
     — Кто? — спросили все хором.
     — Мария. Помните, та самая, которая...
     — Помним, помним, — перебила Мелисса. — Банзай тоже что-то про нее бормотал.
     Кстати, он просил передать тебе вот это...
     Мелисса протянула Ксенобайту какую-то бумагу. Торопливо развернув ее, программист
     вслух прочитал:
     — «Мария, родители скончались в результате эпидемии... Возраст... « Ага, вот!
     «Пациентка богоугодного заведения. Диагноз — странности, болезненная склонность к
     меланхолии...» Во загнули, а? Так... Вот. Казимир дважды подавал прошение на то, чтобы
     забрать ее из лечебницы и удочерить! Вот вам и связь, товарищи, вот вам... Черт...
     Слишком поздно, слишком... Погоди, Мелисса, а что такого ты сообщила Банзаю, что он
     погнал тебя сюда?!
     — А? А-а, ну да... Я нашла, «что изменилось незадолго до смерти патриарха». Помнишь, мы об этом говорили? Ну, ерунда, в общем-то, но, быть может, зацепка.
     — Не томи, выкладывай! — взмолился Ксенобайт.
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     
 []
     — Да. Так вот... Где-то за неделю до убийства недалеко от города остановился караван
     рейдеров. С тех пор, как покойный патриарх предал их анафеме как радиационно
     зараженный элемент общества, они появляются тут все реже. Но иной раз заглядывают, становятся лагерем недалеко от домена, посылают внутрь весточку...
     — Класс! — обрадовался Мак-Мэд. — Чего ж мы стоим?! У них же и патроны по дешевке
     достать можно, и оружие в приличном состоянии... Айда туда!
     — Погоди, — нахмурился Ксенобайт. — А чего это Банзая так возбудило это известие?
     — Не знаю, — пожала плечами Мелисса. — Я-то как раз надеялась, ты мне объяснишь.
     Выражение лица программиста стало отсутствующим. Губы его слабо шевелились, кажется, он что-то просчитывал в уме.
     — У-у-у... Мелисса, а ты не знаешь, часом, когда этот караван сворачивается?
     — Да как раз завтра ночью, — пожала плечами девушка. — Прозевали мы его, конечно, изрядно, но если есть желание закупиться...
     — Бежим, — тихо проговорил Ксенобайт.
     — Что, закупаться?!
     — Нет... Мелисса! Дуй в контору, нафаршируй Гугла: пусть перекроют все выходы из
     домена, она вышла минут десять назад, не больше... Раздай им ориентировку на Марию.
     Махмуд, Мак-Мэд, за мной! Нам нужна эта девушка! Живой!
     Вопреки опасениям Ксенобайта, Марию настигли возле самых ворот города: ее
     перехватил высланный Мелиссой патруль. Когда девушку окружили запыхавшиеся, тяжело дышащие тестеры в пятнистых рясах, она ничего не сказала, лишь смертельно
     побледнела.
     — Гражданка Мария, — прохрипел Ксенобайт. — Вы задержаны в связи с
     расследованием... В общем, пройдемте...
     Вернувшись в контору, тестеры выжидательно поглядели на программиста.
     — Ксен! — сердито притопнула Внучка. — Ты зачем Марию обидел?! Отпусти ее
     немедленно! Она хорошая!
     — Хорошая? Ну, это как посмотреть...
     — Ксен, давай уже, объясняй, — требовательно произнесла Мелисса. — Ты чего до
     больных людей докопался?
     — Все объясню, — холодно кивнул Ксен. — Только нам не хватает еще одного участника
     нашей маленькой комедии. Банзай?
     — Ну.
     — Пригляди, чтобы Внучка не наделала глупостей.
     Ксенобайт с Мак-Мэдом вышли из офиса.
     — Мы в Живодерню? — хмуро спросил Мак-Мэд.
     — Угу.
     — Кто там?
     — Это снова я, мастер Казимир.
     — Я отдыхаю, заходите в другой раз.
     — Мастер Казимир, только что мы задержали некую Марию... Вам это имя ни о чем не
     говорит?
     Какое-то время в доме царила тишина. Потом дверь отворилась. На пороге стоял Казимир.
     — Проходите, — буркнул он.
     Тестеры вслед за дознавателем прошли в его «кабинет».
     — Я вас слушаю, — угрюмо проговорил Казимир.
     — Э-э-э... Скажите, а где... Где ваш подмастерье?
     — Его нет.
     — А когда он вернется?
     — Не знаю. Скорее всего, его уже нет в домене.
     — Даже так? — прищурился Ксенобайт.
     — Не валяйте дурака. Ладно, это я убил патриарха. Я, а не Мария. Отпустите ее.
     Мак-Мэд глубоко вздохнул. Ксенобайт, прищурившись, негромко проговорил:
     — А с чего вы решили, что Мария обвиняется в убийстве? Я же сказал, что мы ее
     задержали, а не арестовали...
     В камере пыток воцарилась тишина.
     Домен Санта-Крус
     Офис Следственного Отдела
     14 сентября, 14:33 реального времени
     — Ладно, Ксен... Рассказывай.
     — А что я? Пусть мастер Казимир нам все расскажет, — хмуро предложил программист.
     — А че тут рассказывать? Я его убил. Я. Заманил, значит, и пытал. Потом убил.
     — А зачем? — спокойно спросил программист.
     — Что — зачем?
     — Зачем пытали, зачем убили?
     — Для удовольствия, — буркнул палач.
     — Сомнительные у вас удовольствия, мастер Казимир.
     — О вкусах не спорят.
     — А вы что скажете? — обратился Ксенобайт к сидящей на другом конце стола Марии.
     — Не понимаю, зачем вы меня сюда притащили. Мне сказали передать — я передала... —
     монотонно пробубнила девушка.
     — Угу. Понятно. Мастер Казимир, вы, несомненно, врете. Все ваши характеристики
     говорят о том, что вы никогда не были жестоким человеком. Никогда, даже занимаясь
     своей профессиональной деятельностью, вы не были замечены в излишней жестокости, вы всегда причиняли ровно столько боли, сколько нужно.
     — Крысой был ваш патриарх, — зло сверкнув глазами, пробубнил Казимир. — Крысой! И
     теперь его жрут крысы! Ха!
     — Вы работали в домене Санта-Крус восемь лет. Восемь из четырнадцати. И за все это
     время поняли это только теперь? Нет, мастер, нет. Идею убить его вам подсказали... И
     сделала это Мария.
     — Не понимаю, о чем вы, — монотонно повторила Мария.
     — Давайте я расскажу, как было дело. Началось все в тот горький день, когда по приказу
     патриарха Бенедикта был сожжен ваш, Мария, возлюбленный. Я сочувствую вашему
     горю, но в тот день в вашей душе поселилась ненависть. Ненависть к патриарху
     Бенедикту. И вот вам представился шанс. Узнав, что недалеко от города остановился
     караван рейдеров, вы решили бежать из домена, чтобы отыскать город, о котором так
     много рассказывал ваш возлюбленный. Но перед этим вы решили отомстить.
     Сговорившись с мастером Казимиром, вы убедили его совершить убийство. Ведь он тоже
     был другом Медика. И вот в тот роковой день вы заманили Бенедикта в Живодерню.
     Рискну предположить, что патриарха, идущего впереди, оглушили вы, его телохранителя
     — ваш подмастерье. Патриарха вы пытали, потом убили. Тело расчленили. Очевидно, наш
     первый визит застал вас врасплох, потому что вы не успели отмыть камеру от крови, да и
     телохранитель патриарха так и остался висеть на дыбе. Скажите, Казимир, его-то за что?
     — Он тоже был крысой!
     — Ну, понятно. После этого вы затаились. К тому же началось следствие. Вы исправно
     старались не привлекать к себе внимания. Но сегодня наконец вы решили покинуть
     домен. Ваш подмастерье так и сделал. Марии это не удалось. Казимир, почему вы
     остались?
     
 []
     — Вам этого не понять, крысы...
     — В отказ, значит, идете... Зря, батенька, зря. Мария?
     — Вы ничего не сможете доказать, — негромко, холодно проговорила девушка.
     — Во-первых, вы ошибаетесь, — вздохнул Ксенобайт, доставая какую-то бумагу. —
     Когда мы застукали мастера Казимира, он не рискнул и дальше заметать следы по полной
     программе. Так что тело «еретика», которого мы видели утром и который умер при
     пытках... если не ошибаюсь, первый случай в вашей практике, не так ли? Так вот, его тело, по всем правилам, было передано городским властям и захоронено... Прошло не так много
     времени, мы эксгумируем его. Думаю, в нем без труда опознают телохранителя
     патриарха. Что же касается вашего участия, Мария...
     Программист холодно посмотрел на девушку.
     — Нам не надо доказывать вашу вину. Нам надо указать виновных. Несомненное
     преимущество местной системы следствия, вы не находите? Ваш мотив до предела ясен, вы пытались бежать из домена. К тому же при задержании мастер Казимир, сам того не
     желая, указал на вашу причастность. Этого вполне достаточно. Уведите.
     Офис погрузился в молчание.
     — И что теперь? — спросила Мелисса.
     — Банзай, пиши отчет, — устало вздохнул Ксенобайт. — Не будем ждать эксгумации.
     Версия логичная, анализатор должен разобраться. У кого-нибудь есть возражения или
     дополнения?
     — Ксен! — завопила, всхлипывая, Внучка. — Отпусти Марию! Патриарх скотина, получил по заслугам... Отпусти ее!
     — Внучка, это только игра, — покачал головой Банзай.
     — Ксен, — проговорила Мелисса. — Ты уверен, что анализатор примет такой ответ?
     Ведь, по сути дела, у нас только косвенные улики...
     — Решайте, как знаете, — раздраженно поморщился программист. — А я уже устал от
     этой дурацкой игры.
     Обведя всех взглядом, Банзай вытащил из пакета, в котором они когда-то получили
     задание, бланк. Изучив его, он взял перо и стал что-то писать. Когда он поставил
     последнюю точку, мир вдруг замер и стал тускнеть. В воздухе перед тестерами зажглась
     надпись:
     «Дело закрыто. Статус: миссия выполнена, виновные найдены».
     Логово тестеров
     14 сентября, 18:27 реального времени
     Ксенобайт и Внучка, надувшись, сидели по разным углам комнаты.
     — Ну что, от «Самары Софт» пришел ответ? — нервно спросила Мелисса.
     — Пришел, — кивнул Банзай. — Поздравляют с успешным прохождением. Говорят, что
     мы первые, рассыпаются в комплиментах. Сейчас их специалисты изучают логи на
     предмет взлома и подтасовок. Если они подтвердят подлинность
     — приз наш.
     — Да чтоб они подавились этим призом, — мрачно буркнула
     Внучка.
     — Закон есть закон, — не менее мрачно буркнул Ксенобайт.
     — Внучка, хватит дуться на Ксенобайта, — строго проговорила
     Мелисса. — Это игра. И мы, в отличие от прочих игроков, должны
     были пройти ее до конца.
     — Все равно мне ее жалко.
     — А Казимира тебе не жалко?! — неожиданно взвился Ксенобайт.
     — Он, между прочим, всю вину взял на себя, а она... Хоть бы
     словом... Тьфу.
     — Ксен, ты тоже уймись, — отрезал Банзай. — Давай лучше, как и положено в конце
     детективной истории, расскажи, как ты допер до всего этого. Предупреждаю, скажешь, что это было «элементарно», — загрызу.
     — Да что тут говорить, — отмахнулся Ксенобайт. — Конечно, сценаристы игры сделали
     все, чтобы в конце игрок рвал на голове волосы и вопил: «Я же чуть не взял его в самом
     начале!». Но, честно говоря, раскрыть преступление по горячим следам все-таки
     невозможно. Даже если «взять» Казимира — доказательств нет, мотива нет, стройной
     картины преступления нет. А ведь он — работник аппарата, так что... Так что пришлось
     бы его выпускать. И все-таки большую часть ключей мы получили именно тогда.
     Помните, когда мы в первый раз вломились в его «кабинет»?
     — Нуa
     — Там все было заляпано кровью. Казалось бы — не магазин детской игрушки... Однако
     что-то мне это в душу запало. Даже не знаю...
     — Ты ему тогда чуть выговор не влепил. За антисанитарию, — напомнил Махмуд.
     — Да. Он еще оправдывался, что «...каждый вечер моем...». Каждый вечер, понимаете?
     Мир сгенерирован так, что стартовое время равно текущему времени на машине. То есть
     — утро. Когда же это они успели так «наработаться»? Ладно, подумал я, вдруг это просто
     элемент антуража? Подумал — и забыл, навалились другие дела. Но сегодня, когда я
     зашел к нему, в пыточной было чисто. Стерильно чисто, как на форматированном
     винчестере! Тут-то мне и вспомнился первый день.
     — Погоди. Там же какой-то парень висел, — вмешался Мак-Мэд. — Шел, так сказать, рабочий процесс...
     — Нет уж, — покачал головой Ксенобайт. — Я потом специально пересматривал
     видеозаписи Внучки. Я же сразу спросил, что делали с парнем. Так вот: ничего такого, что
     бы могло дать обильное кровотечение, с ним не делали. Более того, зачем надо было
     прижигать ему язык? Только для того, чтобы не сболтнул лишнего.
     Ксенобайт поставил локти на подлокотники кресла и соединил перед носом кончики
     пальцев. Мрачно глянув на друзей сквозь получившуюся решетку, он продолжил:
     — Следующий ляп. Парень в пыточной. Вспомните объяснения Казимира и скажите: а
     чего это он вообще взялся за ловлю еретиков?! Никаких документов о том, кто задержал
     того парня, не было. Естественно, ведь это и был телохранитель патриарха! А когда Мак
     нашел расчлененное тело... Вспомните, оно было расчленено очень аккуратно. А для этого
     сноровка нужна.
     Ксенобайт снова помолчал.
     — Итак, тело было расчленено. Вот уж этот процесс без крови никак не произведешь.
     Учитывая педантичную ежевечернюю уборку, можно с уверенностью сказать: камера
     была залита кровью приблизительно в то же время, когда исчез патриарх. В принципе, вполне достаточно, чтобы стойко заподозрить Казимира. Но мотив?! С чего это вдруг
     Мастер Дознаватель, имеющий за плечами четырнадцать лет службы, вдруг съехал с
     катушек? Кто-то его подтолкнул. И я начал копать. Прочесав доносы за год, я натолкнулся
     на массу интереснейших вещей. Во-первых — с некоторых пор к Казимиру зачастил
     некто, кого во всех докладных записках называли просто «Медик». Судя по доносам, Медик и Казимир проводили все больше и больше времени вместе. Обычно это были
     вечера. Похоже, они подружились. Могу предположить — вели диспуты об устройстве
     мира, справедливости, морали и прочей ерунде. Наверное, это и пошатнуло психическое
     равновесие Казимира. Стал вырисовываться мотив. Однако — почему палач не отомстил
     сразу, если это была месть за друга? Да и мог ли он это сделать? Ведь Медик, как мы уже
     знаем, был гуманистом. Что-то тут не клеилось... И тут до меня дошло... Ведь
     потенциально в домене был еще один человек, готовый за Медика пасть порвать.
     — Его несостоявшаяся невеста, которую он обещал увезти в райский город, где всем
     хорошо... — печально вздохнула Мелисса.
     — Угу. Если терзающийся мрачным призраком гуманизма Казимир впал в морально-
     этический ступор, то от обиженной в самых высоких чувствах женщины, как я уже
     говорил Банзаю, можно ждать чего угодно. Мария не простила. Нет! К тому моменту я
     уже не сомневался, что связь Марии с Казимиром обязательно всплывет, стоит только как
     следует перетряхнуть архивы. Так оно и случилось, но в тот момент я уже плюнул на все
     и сорвался с места. Шаг скорее интуитивный... И чуть было не опоздал... Остальное вы
     знаете.
     — И все-таки, — всхлипнула Внучка, — ну почему мы не могли ее просто отпустить?
     Ксенобайт оскалился.
     — Почему? — прошипел он. — Эта твоя Мария — хладнокровная убийца. Она четко, уверенно и быстро спланировала это убийство. Помнишь, как уверенно она держалась на
     допросе? Прекрасно знала, что пока Казимир ее «кроет» — против нее только косвенные
     улики. Так же расчетливо она приняла и использовала самопожертвование палача. Как
     должное.
     — Правильно, — проворчал Банзай. — Если кого и отпускать — так это Казимира.
     — Нет, — покачал головой Ксенобайт. — Старик совсем запутался. Он уже не хотел жить.
     Совесть душила его, сотни, тысячи рабочих дней, наполненных пытками, сводили с ума.
     Он уже вкусил человеческой крови. Не только патриарха: вспомните — его
     телохранителя, который ровным счетом ни в чем не был виноват, тоже пытали.
     Хладнокровно. Для прикрытия. Нет, ему так и так жить уже не светило. Он сошел бы с
     ума в течение двух...
     — Ну вот, теперь ты пустился в психоанализ ботов, — поморщился Банзай. — Ксен, это
     игра! Ты сам это говорил.
     — Да-а, — задумчиво протянула Мелисса. — Отличные симуляторы делает «Самара
     Софт»... Чтоб им пусто было...
     Бета-тестеры
     Эпизод 9: Защитники отечества
     Миссия 01: боевое крещение
     Логово тестеров
      12 ноября, 10:34 реального времени
     — Ну как?
     — Сейчас...
     — Ну как?
     — Банзай, иди в баню!
     — Ксен, запускай, зараза!
     — Сейчас... Сейчас... Текстуры просмотрю...
     — Изнутри посмотришь, запускай! Сил же уже нет...
     Общая атмосфера в машинном зале напоминала нечто среднее между массовым
     психозом и сборищем фанатов произвольной рок-группы перед концертом. Ксенобайт
     лихорадочно барабанил по клавиатуре, изредка издавая утробное урчание, Мак-Мэд с
     Махмудом нервно поглощали кофе, то и дело перебрасываясь фразами вроде: «А
     плазменный пистолет, в общем-то, отстой», «Точно, сразу тяжелую плазму брать надо».
     Мелисса, точно дирижер, размахивала манипулятором, блуждая где-то в сети. И только
     Внучка стояла посреди всего этого хаоса, с унынием разглядывая друзей.
     — Банзай, — дернула она за рукав затосковавшего Деда. — Пока остальные с ума
     сходят... Хоть ты мне объяснишь, что за паника?! Игра как игра... Поликарпыч, когда
     мне диски выдавал, тоже аж подпрыгивал...
     Банзай глянул на Внучку испуганно, как средневековый крестьянин, у которого
     спросили «а что это за сарайчик?», показывая на церковь.
     — Внучка, — с болью в голосе простонал он. — Я-то думал, это Ксенобайт у нас
     дремучий. Но ты?!
     — А что я?! — хмуро спросила Внучка. — Так... дай-ка подумать. Последний раз ты
     так с ума сходил, когда я притащила «Звездный конвой». Что, опять какая-нибудь
     легенда древности?! Так?
     Банзай задумался.
     — Ну, в общем — да.
     — Рассказывай, — вздохнула Внучка, устраиваясь поудобнее.
     Банзай пригладил усы. Взгляд его стал отсутствующим, Внучка даже поежилась: старый бета-тестер стал похож на шамана, готового поведать племени какую-то
     страшную легенду.
     — История «Защитника Отечества» уходит своими корнями в седую древность, —
     нараспев начал он. — В ту эпоху, когда оперативная память исчислялась мегабайтами, пятидюймовой дискете никто не удивлялся и товарищ Кимерсен был еще жив...
     Внучка плохо помнила, кто такой этот Кимерсен, но упоминание пятидюймовой
     дискеты внушило должное почтение.
     — В ту эпоху про 3D-акселератор еще мало кто слышал, не то что про вирт. Так вот, была тогда игра, называлась «НЛО: неизвестный агрессор», что-то в этом роде...
     Голос старика упал до мистического шепота, после чего он, похоже, начисто вышел в
     астрал. На его глаза навернулись слезы, пальцы и усы таинственно шевелились.
     — И что, хорошая была игра? — нетерпеливо подергала Банзая за рукав Внучка.
     — Хорошая? Хм-м... Игра была не просто хорошая. Хотя никто так толком и не понял, в чем фокус. Вроде и графика была — для той эпохи, конечно, вполне приличная, но
     не так чтобы выдающаяся. И музыка. Сюжет — встречали и более навороченные. А вот
     все это в сочетании... В общем, в нее играли запоем. Целое поколение. А вот дальше
     началась мистика. Фирма, выпустившая игру, конечно, решила выпустить и
     продолжение. Ну, сказано — сделано. Фанаты, ясно дело, тут же раскупили новую
     игру, но... Но такого фурора она не произвела. И вроде все то же самое. Но многие
     крутили носом: что-то там было неискренне. Через несколько лет вышло еще одно
     продолжение... И снова — провал. В общем, в довиртуальную эпоху вышло пять частей
     легендарной игры. Каждый раз — с использованием последних достижений
     компьютерной технологии. Бедная игра успела побывать пошаговым тактическим
     симулятором, тактическим симулятором реального времени, симулятором космического
     истребителя и просто шутером. Бесполезно. Новое поколение крутило носом, старые
     фанаты плакали и, раскопав свой старенький компьютер, по ночам ставили DOS и
     гоняли самый первый, легендарный вариант игры.
     — Но сейчас многие старые игры переделывают под вирт, — заметила Внучка.
     — Ага, — кивнул Банзай, — причем заметь: такие легенды, как «Дум», «Квейк»,
     «Дюна», — все они моментально нашли свое виртуальное «я». А не менее легендарный
     «Агрессор» — фигушки. А ведь сколько лет прошло... Знаешь, почему?
     — Почему?
     — Боятся. До сих пор боятся, потому что не понимают, чем так брала за душу самая
     первая игра, — таинственно прошептал Банзай.
     — Но ведь кто-то же наконец взялся?
     — Взялся. «Самара Софт». Ушлые ребята, уважаю... Но даже они не решились делать
     «римейк», или как это у вас называется... Сказали — «по мотивам...». И правильно —
     бесполезно пытаться «переделать» легенду. Можно, вдохновившись легендарными
     образами...
     — Банзай, хорош байки травить. Полезли! По машинам, товарищи! — радостно
     рявкнул откуда-то Махмуд.
     Секретная база ПВО им. Чкалова
      12 ноября, 10:55 реального времени
     Заставка, по мнению Внучки, была скучновата. Под левитановский голос диктора, который торжественно рассказывал историю о том, как подлые инопланетяне стали
     терроризировать Землю, над неимоверно красивым пейзажем заснеженного леса
     плавно проплыл блинообразный летательный аппарат, таинственно мигая
     расположенными по контуру огоньками. Неожиданно кадр сместился. Один из сугробов
     зашевелился, из-под снега показался суровый старик в шапке-ушанке и тулупе.
     Неодобрительно глянув на летательный аппарат, старик картинно вскинул берданку и, тщательно прицелившись, спустил курок. Аппарат, судорожно вздрогнув, затрясся и, оставляя за собой дымный след, понесся куда-то за лес, где, судя по грохоту, потерпел
     аварию. Вокруг престарелого снайпера стали собираться не менее хмурые селяне, выбирающиеся из лесной чащи и сугробов, вооруженные топорами, вилами и
     дрекольем. Похоже, неприятности пилотов летающей тарелки только начинались.
     Диктор тем временем доходчиво разъяснил, что, хотя правительство делает вид, что
     ничего особенного не происходит, население сопротивляется как может инопланетной
     интервенции. И вот пришла пора взяться за дело организованно, с индустриальным
     размахом. Что и предлагалось проделать игрокам. Для начала им выделялась одна база
     ПВО и ставилась задача: прекратить безобразия.
     Наконец реальность вокруг моргнула. Тестеры оказались в мрачном бункере.
     — Арсенал, арсенал!!! Где арсенал?! — тут же завопил Махмуд.
     — Лаборатория! — вставил свое мнение Ксенобайт.
     — Надо провести инвентаризацию! — деловито предложила Мелисса.
     — А ну, ша! — возвестил Банзай, занявший привычное место координатора. — Так, дайте разобраться... Ага... Так... Знаете, товарищи, а отсюда — совсем как старое
     доброе «НЛО», только вы там еще вошкаетесь... Вот план базы... Махмуд, Мак-Мэд, дуйте в казармы, по коридору и направо. Ксен, лаборатория на втором уровне, лифт
     позади вас. Мелисса, дуй в центральную рубку. Проверь оснащение базы, узнай, чем
     вооружены истребители...
     — А я? — обиженно спросила Внучка.
     — Погуляй по базе, ищи колоритные ракурсы...
     Тестеры разбежались в стороны. Через четверть часа они вновь собрались вместе в
     помещении, обозначенном почему-то как «VIP-зал». Нервно глянув на возвышающийся
     посреди стола фонтан с позолоченным дельфином и монументальный факс с
     наклейками «Сони» и «Ксерокс», все расселись за покрытым брызгами столом. Лица
     тестеров были вытянутыми. Минуты две все просто молчали. Наконец Махмуд очень
     осторожно произнес:
     — Э-э-э...
     Никто инициативу не поддержал. Пауза явно затянулась.
     — Ладно, товарищи, я за вами приглядывал... — подал голос Банзай. —
     Высказывайтесь. Начнем с лаборатории. Ксенобайт?
     — Странно, — пожал плечами программист, — самый тонкий прибор, который там
     находится, — это самогонный аппарат. Персонал произвел на меня тягостное
     впечатление. Из семи сотрудников — четыре менеджера и секретарша. Разрабатывать
     пока нечего.
     — Хм... Ладно, надеюсь, с первой же сбитой тарелки будет им работа. Дальше. Что в
     арсенале?
     — Банзай, я еще не знаю, какой в этой игре баланс, — хмуро проговорил Мак-Мэд. —
     Но местная оборонительная доктрина, похоже, базируется на АК-47, трех мосинках, двух РПГ-18 и одной приличной винтовке СВД, которую я заберу себе. Последний писк
     наступательного вооружения — карабин «Сайга». Честно говоря, я в легкой панике.
     — Ничего, — попытался утешить стрелка Банзай. — Посмотрим на них в деле, до
     этого мало что можно сказать. А что со средствами защиты?
     — Ну, как можно догадаться — стандартный армейский бронежилет. Все.
     — Махмуд, ты заглядывал в казарму?
     — Шеф, — тихо проговорил ходок. — Если именно эти салаги должны отбивать
     вторжение... То пора учить марсианский.
     — Все настолько плохо?
     — Все еще хуже, — со значением произнес Махмуд. — У нас на шее висят пять
     дегенератов, выгнанных из институтов за неуспеваемость.
     С минуту стояла гробовая тишина.
     — То есть... Призывники?
     — Точно.
     — А... Кадровые военные?
     — Это мы.
     — Ладно, — слегка осипшим голосом пробормотал координатор. — Мелисса...
     — Что такое «тунгуска»? — вместо ответа спросила девушка.
     — Как тебе сказать...
     — Так вот. Их у нас две. Судя по записям, к ним полагается дизельное топливо и
     боеприпасы. Так вот: боеприпасов маленько есть.
     — А что с системами раннего оповещения?
     — Часовой на вышке, — едко ответила Мелисса. — Есть еще радар. Местный Кулибин
     его как раз ремонтирует.
     — А перехватчики?
     — Два «МИГа». Топлива на пять вылетов, десять ракет. Слава богу, хоть снарядов к
     пушкам хватает. А вот пилотов в принципе нет. Придется кому-то из нас вспоминать
     авиасимуляторы.
     — А что с фондами?
     — А сам как думаешь?
     — Понял. Странно это как-то... А откуда тогда все это? Ну, фонтаны и прочая
     цветомузыка?
     — А это, — мрачно ответила Мелисса, — называется реализм. Мы ведь живем на
     государственные деньги и добровольные пожертвования. А спонсору куда приятнее
     дать фонтан, чем живые деньги. Потом, может, он у них неликвидный. А оружие, знаете ли, расходится хорошо...
     — Ну, — кисло пробурчал Ксенобайт. — Может, все не так плохо. Может...
     Неожиданно раздался бравурный марш.
     Тестеры не сразу поняли, что испускает его тумбочка из красного дерева, при
     тщательном осмотре оказавшаяся телефоном.
     — Докладывает пост номер три, — раздался из трубки радостный голос. —
     Обнаружен неопознанный летающий объект!
     Воздушный бой
      12 ноября, 11:23 реального времени
     Зайти в игру Банзай уже просто не успевал. Поэтому к истребителям сломя голову
     понеслись Мак-Мэд и Ксенобайт. Махмуд бросился готовить опергруппу к вылету.
     — Ксенобайт, главное, не выпендривайся. План такой: выманиваем тарелку, завязываем воздушный бой и ненавязчиво выманиваем на тунгуски.
     — Сейчас полетаем... Черт, ну зачем столько кнопок?! Они что, не могли нормальную
     клавиатуру поставить?
     — Побойся бога, это и так упрощенный симулятор! Мак-Мэд! Помни, боезапас
     ограничен. А то знаю я тебя, дорвешься до нового ствола... Эх, мне бы в кабину...
     — Ну да, а кто у руля останется?
     — Ксенобайт, пошел!
     — Н-но, пошла, родимая! — завопил программист, пуская самолет в разбег.
     С грохотом пролетев по раздолбанной взлетной полосе, самолет задрал нос и
     оторвался от земли.
     — Ксен! — с беспокойством заметила Мелисса. — Ты хоть представляешь себе, сколько такой самолет стоит?
     — Лучше не говори... А их что, не положено заменять бесплатно?
     — Положено. Если предоставим убедительный акт о списании. Помнишь про
     «элементы паззл-квеста»?
     — Отставить разговоры! — строго вмешался Банзай. — Ксен и так с управлением не в
     ладах, а тут еще ты...
     Второй самолет взмыл в небо. Внизу потянулась укрытая снегом тайга.
     — Пятнадцать секунд, полет нормальный... Банзай, глянь по карте, куда нам?!
     — Заворачивай налево, будем заходить со стороны солнца...
     — Какая, хрен, разница? Все небо в тучах...
     — Традиция такая... Ладно, отставить болтовню. Глядите по радарам, скоро вы его
     должны увидеть...
     — Вижу! — чуть погодя заявил Мак-Мэд.
     — У меня пусто, — проворчал Ксенобайт.
     — Мак-Мэд, перестраивайся в ведущего, кажется, у Ксена радар не фурычит.
     — Я так и знал, что мне бракованный самолет подсунут! — возмутился программист.
     — Ты лучше в окошко глянь, скоро выйдете на визуальный контакт... Ксен, что у
     тебя там за грохот?
     — Радар чиню, тут кто-то монтировку как раз кстати забыл...
     — И как?!
     — Как всегда... О! Цель на радаре!
     — Да она уже на прицеле, — усмехнулся Мак-Мэд.
     И в самом деле, под низкими тучами не спеша плыла самая классическая «летающая
     тарелка».
     Для начала оба истребителя, следуя плану «вывести врага на «тунгуски»», грозно
     пронеслись мимо вражеского аппарата. Однако НЛО, не обратив на хулиганов никакого
     внимания, продолжал плавно лететь куда-то по своим делам.
     — Вот хамло, — возмутился Ксенобайт. — И что нам теперь делать?
     — Мак-Мэд, огонь! — распорядился Банзай.
     Видимо, этого момента ходок ждал давно, потому что его истребитель, утробно
     заурчав турбинами, изрыгнул огонь изо всех стволов разом, а из-под крыла выпустил
     ракету.
     Ракета, прочертив в небе серебристую черту, врезалась в «тарелку». Раздался
     взрыв, летающее недоразумение тряхнуло. Огоньки по его контуру недоуменно
     замигали...
     — Ну, фару я ему вышиб...
     — И все?! — удивленно спросил Ксенобайт.
     — Мак-Мэд, уходи!!! — заорал дурным голосом Банзай.
     Истребитель свечкой ушел вверх. Весьма вовремя: флегматичная до сих пор
     летающая штуковина резво выпустила из себя какой-то хобот и бросилась в атаку.
     Ксенобайт лег на крыло, но замешкался: выплюнутая диском светящаяся капля
     чиркнула по основанию крыла и кабине. Турбина зашлась астматическим кашлем.
     — Ой-вэй! То есть «мэй-дэй»! — завопил программист, срываясь в штопор.
     — Выравнивай машину, кретин! — откликнулся Банзай. — Мак-Мэд, отвлеки тарелку!
     Мак-Мэд, заложив мертвую петлю, принялся поливать врага огнем из пушки, попутно
     выпустив еще две ракеты. Прежде чем объект успел развернуть орудие, он
     развернулся и погнал машину куда-то на северо-запад.
     — Эге, — заметил он через несколько секунд, — а тут у нас, похоже, союзник. Вижу
     что-то вроде ксеновского замка в Трансильвании.
     Строение и в самом деле напоминало замок из «Эпохи Химер». Даже круглое окошко, из которого обычно Ксенобайт летал завтракать, было на месте. Возможно, не случайно
     — по слухам, работали одни и те же трехмерщики.
     А НЛО как-то вдруг, без предупреждения и должной дани уважения инерции, рванула за ним, и расстояние стало быстро сокращаться.
     — А-яй! — в динамиках раздался испуганный голос Мелиссы. — Уводите ее оттуда!
     Нафиг уводите!
     — Мелисса, ты чего? — откликнулся Банзай. — Деньги экономить надо. Шлепнут ее
     без нас — нам же лучше.
     — Я сказала — уводите! Куда угодно!
     — Уходи в облака! — посоветовал Банзай.
     Истребитель свечой ушел в небо. Летающая тарелка, обладая абсолютно
     невероятной маневренностью в горизонтальной плоскости, похоже, оказалась
     слабовата на подъем. Пролетев на несколько метров «мимо», аппарат резко
     остановился и принялся «становиться на ребро», после чего продолжил движение. Эта
     небольшая задержка позволила истребителю скрыться в свинцовых тучах. Последовать
     за ним тарелка почему-то не захотела. Ее тоже заинтересовало здание с причудливыми
     башенками...
     — Значит, так, — голос Мелиссы звучал спокойно, но угрожающе, — чтоб с этих вот
     башенок ни одной черепушки не упало... То есть черепицы. Что хотите делайте. Хоть
     тараньте эту летучую миску собственным истребителем...
     — Да что это за фиговина, в конце-то концов? Склад ядерных боеприпасов? — взвыл
     Мак-Мэд.
     И тут в эфире — яростный вопль забытого всеми Ксенобайта:
     — Мой замок! Она же в него стреляет! Зашибу-у-у-у!
     — О чем это он?
     Пока Мак-Мэд улепетывал от тарелки (а заняло это куда меньше времени, чем было
     затрачено на пересказ событий), программист умудрился все-таки выйти из штопора и, метров на пять разминувшись с промерзшей землей, послать истребитель вверх.
     Объект задергался, разрываясь между Мак-Мэдом и Ксенобайтом. Роковая заминка...
     Истребитель Ксенобайта натужно хрипя и дымясь, несся на таран.
     — Катапультируйся, Ксен!!!
     — Но па-са-ра-а-ан, мать его!
     Из-под крыльев истребителя сорвались одна за другой четыре ракеты, в довершение
     всего он сам, взвыв, точно раненый мамонт, въехал носом в беззащитное брюхо
     летающей тарелки.
     Похоже, это ее, наконец, пробрало. Аппарат затрясся, судорожно мечась из стороны
     в сторону, и рванул вбок, неумолимо теряя высоту.
     — Подранок, — вздохнул Банзай. — Мак-Мэд, за ним! Ксен, ты был настоящим
     программистом! Народ тебя не забудет...
     — Да уж, — чуть не плача от досады, подтвердила Мелисса. — Угробить полный
     боезапас вместе с почти новым истребителем! Убытки, убытки какие!
     — А вот нефиг идеи подавать.
     — Ну кто ж вас знал, что вы все так буквально...
     — Ладно, разбор полетов — потом. Сейчас Махмудыч с этих гуманоидов пойдет
     убытки взыскивать.
     Среднерусский лес
      12 ноября, 11:48 реального времени
     — На чем только на миссию не ездили, — жаловался Внучке Махмуд. — На
     транспортном самолете, на субмарине, на броневике, бывало, пешком бегали...
     Утомительно, но нормально... Вертушками забрасывались. Удобно, дешево, сердито...
     Но чтобы так?!
     — Разговорчики! Бегом, бегом, бегом... — прикрикнул Банзай.
     Небольшой отряд, закинув за спины личное оружие, бодро бежал по густому снегу на
     лыжах. Часть снаряжения была погружена на небольшой снегоход, который вела
     Внучка.
     Внучка предлагала дождаться Мак-Мэда и захватить с собой Мелиссу с базы, но Дед
     отговорил: после такого удара большая часть экипажа тарелки восстановлению не
     подлежала. На остатки сладки семерых бойцов (считая пять ботов) должно было
     хватить.
     — Махмуд! — крикнула Внучка, сверившись с картой. — Поглядывайте по сторонам!
     Очень может быть, место крушения уже во-он за тем холмом...
     Но вместо ответа Махмуд вдруг резко пригнулся и рванул в сторону.
     — Вот он! Флоатер!
     И в самом деле, в глубине сумеречного леса на высоте примерно метра три парила
     совершенно инопланетная фигура в бесформенном балахоне.
     Боты радостно залегли — только лыжи затрещали. Внучка секунду поколебалась
     между автоматом и камерой, но долг одержал верх, и застрекотал отнюдь не автомат.
     Махмуд короткими перебежками понесся к дереву.
     — Ахтунг! — завопил флоатер. — Нихт шиссен! Махмуд, не поджигай! Свои!
     — Тьфу, черт, — огорчился Махмуд. — А я уже надеялся живым взять.
     — Ксен! — радостно завопила Внучка. — Ты что там делаешь?
     — Вишу, — лаконично ответил Ксенобайт. — Украшаю елку. Как насчет отцепить
     меня от чертова парашюта?
     Ходоки призадумались.
     — Чего тут думать, — неожиданно подал голос один из солдат, — трясти надо!
     — Что изучали в институте, товарищ студент? — окрысился Махмуд.
     — Албан... армян... тьфу, английский.
     — А надо было физику. Отставить трясти. Еще идеи есть?
     — Рокетджамп? — робко подала голос Внучка. — У нас есть эта здоровая железная
     дура, РПГ-как-бишь-ее-там.
     — О! — Махмуду идея пришлась по душе. — Заодно и проверим здешнюю физику.
     — Ракет, между прочим, всего шесть... — напомнила по радио Мелисса.
     — Фигня, сочтем расходами на эксперимент. Надо же нам знать, работает это здесь
     или не работает.
     — Допустим, не работает. Минус ракета, минус Махмуд и, возможно, минус
     Ксенобайт. Увлекательная арифметика?
     — Ну, зачем же сразу Махмуд, — пошел на попятный ходок. — У нас, между прочим, солдаты есть. Не командирское это дело — рокетджампы испытывать.
     Ксенобайт шумно вобрал в себя воздух.
     — Отставить сшибать командира ракетами и пикирующими махмудами! Все на
     мозговой штурм!
     Свежую идею выдал бот.
     — Товарищ командир, а давайте сперва вон того ксенобайта снимем? Он пониже, — и
     бот поскакал по снегу в глубь леса, где обнаружилась еще одна фигура. Та, действительно, висела пониже — метрах в полутора, так что легко было разглядеть
     лиловую физиономию и стильный малиновый плащ.
     Ложный ксенобайт невозмутимо вскинул ствол, пролетело что-то зеленое, и у
     тестеров осталось четыре бота.
     Выжившие отреагировали мгновенно, причем солдаты — автоматически. Все, что
     было у них в руках, одновременно издало громкий «Бух!», и на флоатера пришлось
     примерно столько железа и свинца, сколько на квадратный метр Малой Земли.
     Ведущая партия досталась тому самому РПГ-18. Ухнуло, просело, и на тестеров
     посыпались снег, шишки, ветки и Ксенобайт.
     — Так-с, товарищи уфологи, — прошипел Ксенобайт. — Кто вас учил давать боту в
     руки гранатомет? Солдат, который видит противника, делает что? Стреляет! Из того, что дали! И плевать ему, что рядом любимый командир. Не говоря уже о том, что за
     потраченные снаряды платить не ему. Ферштейн?
     Место крушения НЛО №1
      12 ноября, 12:15 реального времени
     — Тындырбиев, не отставать! — рявкнул Махмуд. — Ты же чукча!
     — Тындырбиев не чукча! — обиделся солдат с характерными раскосыми глазами. —
     Тындырбиев узбека!
     — Отставить нытье, сын степей! Шевели лыжами! Раз-два, раз-два! К’мон еврибади, скоро будем на месте!
     — Эй, куда без разведки? — забеспокоился Банзай. — А вдруг...
     — Что вдруг? Что вдруг? Это первая тарелка, одного уложили, осталось двое, —
     тоном усталого преподавателя объяснил Ксенобайт. — Один — или даже оба — в
     навигационном центре. На улице уже один был. Классику знать надо.
     — А ничего, что в первой тарелке были флоатеры? — ехидно поинтересовался Дед, но его, кажется, никто не услышал.
     Первым на вершину холма выбрался Тындырбиев, кажется, слегка спятивший от
     холода, лыжного кросса и того, что его назвали «сыном степей». То ли бот просто
     зациклился, то ли возомнил себя воином Золотой Орды, на слонах форсирующим
     Альпы. Так или иначе, подпрыгнув на вершине холма, он воинственно заверещал и, лихо оттолкнувшись, скрылся из виду. Моментально его боевой клич мутировал в
     испуганный вопль: «Шайтан!».
     — Банда, к бою! — рыкнул Махмуд, пытаясь одновременно отчаянно грести лыжными
     палками и скинуть с плеча «Сайгу».
     Взобравшись на вершину холма, тестеры тут же прозрели картину происшествия.
     Они достигли места крушения. Впереди виднелась пропахавшая солидную борозду
     серебристо-серая тарелка. Венчал эпическую картину сугроб у подножия холма, из
     которого торчали лыжи. От вершины вниз вела лыжня, обрываясь возле тельца
     валяющегося в снегу невысокого головастого пришельца.
     Кажется, ринувшись, точно лавина, вниз, незадачливый Тындырбиев нос к носу
     столкнулся с инопланетным гостем и, не найдя ничего лучше, просто переехал его.
     Пересекший пучины космоса пришелец ожидал чего угодно, только не такого «наезда»
     неумелого узбекского лыжника. Встреча закончилась технической победой
     Узбекистана: бот еще вяло дрыгал лыжами, пришелец — нет.
     Однако метрах в пятидесяти от места первой встречи двух цивилизаций виднелся
     еще один головастик, лихорадочно разворачивающий в сторону тестеров не сулящую
     ничего хорошего хреновину.
     — Ложись! — завопил Махмуд. — Бей сектоидов! — сильно оттолкнувшись, ходок
     полетел вниз по склону, отбросив палки и на ходу сдергивая с плеча винтовку.
     — Псих, — констатировал Ксенобайт. — Эй, орлы! Поддержать психа огнем!
     Залегшие в снег солдаты принялись старательно строчить из автоматов куда-то в
     сторону пришельца. Вряд ли жизни инопланетянина при этом что-то угрожало, зато
     Махмуд при свисте пуль начал отчаянно материться и выписывать кренделя, достойные
     чемпионата мира по фристайлу.
     — Отставить нервировать психа, — хладнокровно приказал Ксенобайт.
     Электронный мозг пришельца не смог найти адекватного ответа, так что он даже
     забыл внести свой вклад в перестрелку. Лыжи неуклонно несли Махмуда на сближение, пока взмах приклада не завершил короткий поединок.
     Над головами тестеров и их подручных с шипением пронеслись несколько
     энергетических разрядов.
     — Лягай, хлопцы! — богатырским басом взревел кто-то из ботов.
     — Банзай, возьми его на карандаш: выживет — сержантом сделаю, — проворчал
     Махмуд, бросаясь мордой в снег.
     — Внучка! Уходи с баркаса!
     К счастью, Внучка уже давно научилась следовать советам Банзая на рефлекторном
     уровне. Рыбкой катапультировавшись со снегохода, она благополучно приземлилась в
     пушистый сугроб, которыми, к счастью, изобиловал местный пейзаж. Единственный
     транспорт опергруппы подбросило от взрыва: какой-то ушлый пришелец заработал
     медаль «за меткость».
     — Хана! — с тоской в голосе завопил Махмуд. — Боеприпасы!
     — Вообще-то есть смысл перегружаться, — мрачно заметил Ксенобайт.
     — Нифига! — угрюмо замотал головой Махмуд. — Даже если все поляжем — получим
     опыт. Играем до последнего! Эй, банда! Занять позиции! Беречь патроны, наш обоз
     погорел.
     Со стороны воткнутой в землю тарелки полетели энергетические разряды. Боты
     шустро зап олзали, ища хоть какое-то укрытие, Внучка взвизгнула, а Ксенобайт куда-то
     делся.
     — Окапывайся, хлопцы, кто жить хочет! — рявкнул Махмуд.
     Боты проворно принялись долбить мерзлую землю. Махмуд присвистнул: бот, которому он напророчил сержантские нашивки, со скоростью закапывающейся в песок
     ящерицы уходил в недра.
     — Ух ты... Человек-бульдозер! Фамилия?
     — Пэтрэнко! — с характерным акцентом прогудело из-под земли.
     — На время операции тебе присваивается позывной Диггер. Занять позицию на три
     метра левее!
     — Есть!
     — Тындырбиев, занять окоп Диггера!
     Вскоре позиция напоминала скромную могилу, но Диггер выдохся и запросил
     пощады.
     — А ну, — завопил Махмуд, — держите шапки!
     Размахнувшись, ходок вышвырнул из своего окопа гранату. Землю тряхнуло, над
     головами тестеров засвистели комья земли. Пришельцы недоуменно переглянулись: граната взорвалась метрах в четырех от тестеров и никакого вреда нанести им не могла
     в принципе.
     — Ты чего творишь? — с интересом спросил Банзай.
     — Внучка! У тебя камера с собой?!
     — Да!
     — Высунь из окопа и посмотри: воронка есть?
     — Ладно... Сейчас... Секундочку... Так. Есть!
     — Глубокая?
     — Не очень.
     — Сейчас углубим!
     В воздух полетела вторая граната, за ней третья.
     — Тындырбиев!
     — Моя!
     — Лопату в зубы и копать до воронки! Живо!
     Через несколько минут к Тындырбиеву присоединился слегка отдохнувший Петренко.
     Вместе они быстро закончили подкоп. Теперь в распоряжении войска тестеров оказался
     обширный круглый котлован.
     Однако по всем критериям положение оперативников было отчаянным. Огонь
     засевших в пропаханной тарелкой траншее пришельцев не давал тестерам высунуться.
     До вражеской позиции было еще метров сорок ровной, точно стол, тундры. Из всего
     арсенала только снайперская винтовка обеспечивала должную дальнобойность, но
     пользоваться ей Махмуд толком не умел, а боты и подавно.
     — Эх... Дрянь дело... Ничего, истощим их запас патронов, а потом пойдем в
     штыковую! — оптимистично предложил Махмуд. — Вот если бы сразу позиции занять
     или с фланга зайти...
     Внучка тактично промолчала.
     — Эх, Диггер, не быть тебе сержантом, — подытожил Махмуд. — Поднимаем ботов в
     атаку. До вражеской траншеи они, естественно, не доживут, но дадут хоть какое-то
     время для маневра.
     — Ага, итого: сливаем всех ботов, — заметил Банзай.
     — А что делать?! Ксен где-то угробился, миссия не задалась... все равно
     переигрывать... Эй, банда! Примкнуть штыки!
     На физиономиях ботов отразилась фотогеничная решимость. Богатырь Петренко взял
     в одну руку автомат, в другую — саперную лопатку. Тындырбиев натянул поплотнее
     ушанку, отчего тут же стал похож на древнего монгола в кулохе.
     — И все-таки... Вон тот холмик... Просто сказка, за ним бы окопаться, незаметно
     выползти и расстрелять всю эту нечисть, как в тире... Просто сказка... Может, рискнуть? Ох, мать честна! Внучка, бери свою камеру и давай максимальный зум.
     — Святый Боже, — тихо проговорил Банзай. — Легок на помине!
     На холмике стоял Ксенобайт. Глядя на него, казалось, что программист успел
     порядком заскучать, разглядывая окрестности, хотя еще секунду назад его там не
     было.
     В руках он держал здоровенный пулемет, через плечи крест-накрест были
     перекинуты ленты. Программист не спеша направил ствол вниз, прямо в затылки
     ничего не подозревающих пришельцев.
     — Салям-алейкум, негодяи, — мрачно буркнул он, вдавливая гашетку.
     Секретная база ПВО им. Чкалова. VIP-зал
      12 ноября, 12:36 реального времени
     — Апгрейдами займемся потом, — сказал свое веское слово влезший наконец в
     виртуалку Дед Банзай. — Сперва — разбор полетов.
     — Еще спервее: откуда пулемет взял, Ксен? — встряла Внучка. — Или он там в
     кустах прикопан был? Чтобы стимулировать тактическое мышление?
     — Из замка, вестимо, — довольно фыркнул Ксенобайт. — Его, правда, пришлось
     отдать — под честное слово одолжил.
     — Так что это был за замок?
     — Ну как тебе сказать... Есть тут такая фирма: Росснабинвест плюс. Причем тут
     плюс, не знаю, но контора серьезная. И у ее директора тут маленький такой охотничий
     домик. С охотничьим оружием. И с охраной.
     — Так чего ж они нам не помогли? — рванул на себе рубаху Махмуд.
     — То есть как не помогли? Пулемет вон одолжили. Такой и в продаже-то фиг
     найдешь. А остальное уж не их забота.
     — Уууу... — протянула Внучка. — Я-то думала, игровое решение... Тактика, стратегия... Что читателям-то говорить?
     
 []
     — А это, — поднял палец Ксенобайт, — и есть игровая стратегия, она же тактика и
     баллистика. Дело в том, что мы — не граждане Вселенной, а обитатели вполне
     конкретного государства сколько-то там лет назад. Или вперед. И чуяло мое сердце, что выражается это не только в фамилиях личного состава и ассортименте вооружения.
     — Недаром «Самара Софт» твердит, что для западного игрока их новый шедевр
     вообще непроходим, — ухмыльнулся Банзай.
     — Именно, — продолжил Ксенобайт. — Не учитывая этих вот специфических
     особенностей, останешься и без оружия, и без денег, и без всего.
     — По-моему, это с вами и так произошло, — подал голос Мак-Мэд. — Что у нас там в
     минусе? Снегоход, один бот, куча боеприпасов и истребитель имени Ксенобайта. По-
     моему, я единственный, кому удалось ничего за весь бой не угробить. И что же я
     увидел, прилетев с миссии? Вот этот чек. Оперативно прислали, не вопрос, но я не
     думаю, что этого хватит на новый истребитель.
     — Этого хватит на новую обойму, — подтвердил Банзай. — Может — на две.
     Наступила тишина. Только на столе булькал и клокотал фонтан.
     — Продаем обстановку? — виновато предложил Махмуд.
     — Угу. И сдаем ботов в рабство.... Перегружаемся, чего тут еще думать, —
     подытожил Ксенобайт.
     — А вот и нет, — неожиданно вступила Мелисса.
     — Твои предложения? — уставил на нее угрожающий перст Ксенобайт.
     — Вот, — Мелисса вынула из ридикюля (и когда успела обзавестись?) солидную
     пачку желтоватых бумажек Евросоюза. — По моим расчетам, этого хватит на: новый
     истребитель, подержанный транспортный вертолет для переброски десанта, расширение базы (а то здесь на новых людей места в принципе нет) и несколько
     стволов. Вариант: побегать пока на лыжах, но обзавестись приличным штатом.
     Фонтан хрюкнул и захлебнулся.
     — Молодец, Мелиска, — вымолвил наконец Банзай. — Но откуда?!
     — Из замка, вестимо, — Мелисса наслаждалась каждым мгновением. — И отдавать, между прочим, не придется. Это, товарищи, — не что иное, как честно заработанный
     гонорар за оборону охотничьего домика господина директора от разнузданной банды
     пришельцев. За ту самую оборону, при которой геройски пал пилот первого класса
     Ксенобайт, а также один из солдат, но об этом я тогда не знала. Вот такая стратегия, тактика и, конечно, баллистика.
     — Повезло, — выдавил Ксенобайт.
     — Да, жаль, что такое нельзя поставить на поток. Могли бы совсем неплохо
     устроиться, — даже многоопытный Дед выглядел потрясенным.
     — Ну ладно, товарищи тестеры, — Ксенобайт уже пришел в себя, — пора
     поразмыслить, как будем тратить нажитое!
     И он потер руки.
     Миссия 02: огни большого города
     База ПВО им. тов. Чкалова
      14 ноября, 10:02 реального времени
     — Значит, вот это оно и есть? Слушай, совсем не
     похоже на то, чем орудуют эти поганцы.
     — А ты бы хотел размахивать этими их ершиками для
     унитаза?
     — Нет, не очень.
     — Вот то-то. Фактически, мы всего лишь расковыряли
     их оружие и вытащили оттуда источник энергии. А на его
     основе протолкнули свою технологию. Так что у тебя в руках лазерная винтовка.
     — Несолидная она какая-то, — уныло заметил Махмуд.
     Его приятель-снайпер был явно не согласен с товарищем. Он нежно поглаживал
     устройство, напоминающее пулемет «Максим», выполненный, так сказать, в
     «винтовочных» габаритах.
     — А оптику на него поставить можно? — хищно спросил он.
     Ксенобайт пожал плечами. Неожиданно дверь «VIP-зала» распахнулась, и на пороге
     возникла крайне раздраженная Мелисса. Обведя коллег тяжелым взглядом, она
     спросила:
     — Какой, блин, нумизмат переименовывал ботов?!
     Тестеры удивленно переглянулись.
     — А что такого? — удивился Ксенобайт. — Нам же с ними работать, а мучительно
     вспоминать, кого как зовут, себе дороже, в особенности в разгар боя. Пусть обзывают, как хотят!
     Мелисса зафиксировала взгляд на разом заскучавших ходоках и процедила сквозь
     зубы:
     — А ты видел, как они их переименовали?
     Ксенобайт удивленно вскинул бровь. Мелисса махнула рукой, и все трое отправились
     в казармы.
     Маленькая армия тестеров значительно увеличилась с момента начала игры.
     Богатырь Петренко, как и обещал Махмуд, отправился в офицерское училище.
     Героический узбек Тындырбиев проходил курс обучения спецназовца. Два новобранца, никак себя не показавшие на первой миссии, были отправлены в летную школу: они
     теперь пилотировали истребители. Таким образом, все бойцы «первого розлива» нынче
     временно вышли из активов оперативного состава, зато появились новые люди.
     Это было очень тяжелым, но стратегически оправданным решением. После долгих
     споров, угроз, жалоб и вороха аргументов разной степени разумности Мелисса все-таки
     настояла на том, чтобы цифра «0», обнаружившаяся в графе «зарплата рядового
     состава», была изменена на «более положительную».
     В тот же день начальник охраны достопамятной дачи привел на базу квадратного
     амбала в порядке гуманитарной помощи. Из тайги пришел суровый мужик с берданкой
     за плечом, заявивший, что за магарыч готов истреблять инопланетную гниду, которая
     лично ему и так не нравится. Еще из тайги пришел обвешанный цепями якут с
     огромным бубном, заявивший, что он шаман и за огненную воду берется извести всех
     злых духов на базе.
     Шамана хотели немедленно катапультировать обратно в снега, но Банзай, догадавшийся глянуть в его характеристики, отчаянно завопил, чтобы псионика
     немедленно тащили в столовую, холили и лелеяли и ни в коем случае не отпускали.
     — Так что не так с именами? — вопросительно поднял бровь Ксенобайт.
     — А ты сам почитай! — хмуро ткнула пальцем Мелисса в нагрудную нашивку
     ближайшего бойца.
     Это был дед-сибиряк. На нашивке гордо значилось: «Магарыч».
     — Тут опечатка. Наверное — Макарыч? — уточнил программист.
     — Не-е. Именно «Магарыч». Очень уж жадный, — ухмыльнулся Мак-Мэд.
     — Идем дальше...
     Якута-псионика обозвали «Бабайотой»: после санитарной обработки, стрижки и
     переодевания он вдруг стал похож на крепкого, сурового самурая. Но больше всего не
     повезло бывшему дачному охраннику. На его нашивке значилось: «Доберман».
     — Скорее уж «Ротвейлер», — давясь смехом, поправил Ксенобайт.
     — Я с ними в одном кадре появляться отказываюсь! — решительно заявила Мелисса.
     — Э... Ну... Банзай, что скажешь?
     — Мелисса, кто там их нашивки разглядывать будет? — примирительно проговорил
     Банзай. — Ребятам ими командовать, пусть называют, как им удобно.
     — Я не хочу, чтобы, когда я буду вести репортаж, на заднем плане раздался вопль
     кого-то из этих балбесов «Доберман, фас»!
     — Отставить!!! — тут же испугано рявкнул Ксенобайт.
     Охранник, услыхав команду, встрепенулся, огляделся по сторонам и начал почему-то
     вкрадчиво приближаться к программисту, недобро хрустя пальцами.
     — Махмуд! Чего это он так... именно на меня?! — требовательно спросил Ксенобайт.
     — Ну, не знаю, — пожал плечами воин. — Наверное, что-то из подсознания.
     — Я такого подсознания не одобряю, — угрюмо заявил программист.
     — Ладно, не кипятись. Лучше скажи, сколько лазерных винтовок у нас есть?
     — Пока — две. Скоро еще три доделают, тогда можно будет испытать в полевых
     условиях.
     — Эй, орлы, — ненавязчиво заметил Банзай, — давайте-ка готовьтесь к работе.
     Кажется, на радаре тарелка.
     Место аварии НЛО №13
      14 ноября, 10:18 реального времени
     Новые пилоты успешно сбили вражеский аппарат. Тестеры, вооружившись, спешно
     погрузились в крытый брезентом грузовик. По сравнению с первым «лыжным походом»
     — верх комфорта, хотя Банзай не преминул заметить, что сей транспорт, наверное, участвовал еще в героических рейдах по «Дороге жизни».
     Кроме трех бойцов-ботов в грузовике сидели Махмуд, Мак-Мэд, Ксенобайт и Внучка.
     — А Мелисса обещала вертолет, — уныло заметил Ксенобайт, подскакивая на
     жесткой скамье и поправляя съехавшую на глаза каску.
     — Грузовик был компромиссом между комфортным, но дорогим вертолетом и
     продолжением лыжных кроссов, — проворчал снайпер. — Слушай, откуда в ней
     столько хозяйственности? Не будь подготовка спецназовца такой дорогой, мы бы в
     целях экономии с финками на сектоидов ходили!
     — Эй, папаша! Тормози, приехали! — завопила Внучка, барабаня по кабине
     водителя. — Дальше пешком пойдем, чтобы как в первый раз не было. Мелиска нас за
     грузовик четвертует, если что...
     Команда лихо десантировалась из кузова и, рассыпавшись широкой цепью, устремилась к видневшимся вдали строениям. Недалеко от машины из сугроба торчал
     покосившийся столб с табличкой «Совхоз «Победа», на котором слово «совхоз» было
     зачеркнуто, а поверх коряво дописано: «Ранчо».
     Бегущий рядом с Ксенобайтом Бабайота вдруг насупился и буркнул:
     — Шайтана чую!
     — От Тындырбиева нахватался. И когда успел-то? — проворчал программист. — Где?
     — На три часа, метров сто пятьдесят.
     — Махмуд, слышал?
     — Угу. Где-то в том коровнике, что ли?
     — Ну-ка, Махмудыч, — вмешался Банзай. — Бери Добермана и обойдите их с тыла.
     Мак, занимай позицию, Ксен, ложись где стоишь.
     Мак-Мэд, свистнув Магарычу, закинул винтовку за спину и стал карабкаться на
     торчащую неподалеку водонапорную башню. Ксенобайт, взявший шефство над первым
     в команде псиоником, деловито закопал напарника в сугроб, после чего занял позицию
     сам.
     — Ну что, готовы? — раздался в наушниках голос Махмуда. — Банзай, спроси у
     Мелиссы, переживет ли она расход одной гранаты.
     — Махмуд, не умничай.
     — Нет уж, нет уж... Знаю я ее, потом заставит объяснительную писать, акт о
     списании и трактат о целесообразности использования боеприпасов...
     — Кидай уже, зараза!
     В коровнике послышался взрыв и перепуганный писк засевших там пришельцев.
     — Гони их на пулеметы, Махмудыч! Гони!
     Из ворот коровника стали один за другим выскакивать головастые сектоиды.
     Ксенобайт, шмыгнув носом, вдавил гашетку подаренного некогда «дачниками»
     пулемета. С водонапорной вышки послышались хлопки выстрелов: снайпера
     отстреливали сбегающихся на шум пришельцев.
     — Коровник чист, — доложил Махмуд.
     — Махмуд, к тебе с тыла приближаются два сектоида...
     — Мелочь...
     — С тяжелыми плазмами, — уточнил Мак-Мэд.
     — Ксен, я выхожу! — с беспокойством буркнул ходок. — Не подстрели меня вместо
     сектоидов...
     Спустя минуту штурмовики выскочили из коровника и с хитрым видом прижались к
     стенам по обе стороны от выхода. В глубине здания послышалась возня, на свет
     выскочили два пришельца. Ксенобайт снова вдавил гашетку, но вместо пулеметной
     очереди раздалось унылое «клац».
     — Шайтан, — меланхолично выругался Ксенобайт, после чего вдруг вскочил и с
     силой швырнул что-то в сторону пришельцев.
     Увидав летящую гранату, Махмуд испуганно выругался и рыбкой сиганул в сторону.
     Доберман сделал то же самое, но молча, только в глазах его читалось грустное
     неодобрение. В следующий миг граната сочно впечаталась в лоб одного из сектоидов, сбив его с ног. Бабайота прострочил автоматной очередью второго пришельца.
     Через несколько секунд, поняв, что взрыва не будет, Махмуд вылез из сугроба, как
     раз чтобы увидеть, как Ксенобайт деловито подбирает брошенную гранату и прячет ее
     обратно в подсумок.
     — Осечка? — с подозрением спросил ходок.
     — Зачем осечка? — пожал плечами программист. — Просто я чеку не выдергивал.
     Бабайота, молодцом!
     — Скотина ты, Ксен. Нельзя же так пугать!
     — Да ладно, что с пленным делать будем? Бокса для содержания пришельцев у нас
     пока нет...
     — Пристрелить собаку.
     — Мелисса потом плешь проест за неоправданный расход боеприпасов.
     — Ты предлагаешь забить его ногами?!
     — Это негуманно.
     С водонапорной вышки хлопнул выстрел. Сектоид взбрыкнул лапками и затих.
     — Пока вы там нудите, он очнется и сбежит, — скучным голосом сообщил Мак-Мэд.
     — Зато тебе теперь рапорт Мелиссе писать! — злорадно сообщил Махмуд.
     — А это не я. Это Магарыч, — спокойно парировал снайпер. — Ну что, живые
     инопланетяне остались?
     — Миссия закончена. Сворачивайтесь.
     База ПВО им. тов. Чкалова
      14 ноября, 11:11 реального времени
     Ксенобайт, войдя в «VIP-зал», нервно дернулся и осуждающе ткнул пальцем:
     — Мелисса, вот скажи мне, при том, что мы все на голодном пайке и пишем отчеты за
     каждый потраченный патрон... Что эта фиговина до сих пор здесь делает?!
     Посреди стола до сих пор дико и нелепо возвышался фонтан. Мелисса глянула на
     сооружение с нескрываемым отвращением.
     — До сих пор не могу найти статью, по которой его можно списать, — пожаловалась
     она. — Это же не просто фонтан... Он у нас был изначально, а значит, стоит на
     балансе...
     — Мы защитники родной планеты или второсортное «Общество с ограниченной
     ответственностью»?! — взорвался Махмуд.
     — «Общество с ограниченной ответственностью», а что?! — ледяным тоном ответила
     Мелисса.
     — Да так, просто спросил...
     — Ладно, зачем ты нас повытаскивала? — вклинился в разговор Мак-Мэд. — И, кстати, раз уж мы тут собрались, я хотел бы получить патроны для проведения
     стрельб...
     — Ты же уже десятка три извел! — чуть не плача, завопила Мелисса.
     — Неудивительно, что наши боты с трудом могут попасть в танк с трех метров, —
     раздраженно передернул плечами снайпер, — если они боевое оружие только на
     миссиях видят!
     — Ну, не скажи, — вяло заметил Ксенобайт. — Магарыч нынче...
     — Магарыч — природный талант, шутка датчика случайных чисел... У него весь
     ресурс в точность ушел. А вот скажи, друг Ксенобайт, почему мы до сих пор бегаем с
     добытым мародерством огнестрелом, когда давно должны были бы быть вооружены
     новейшими технологиями?!
     — А потому, — огрызнулся программист, — что инженерный отдел вместо
     производства оружия гонит спирт на продажу, а научный — занимается повышением
     производительности самогонного аппарата, а не...
     — Вот именно об этом я и хотела сказать, — мрачно буркнула Мелисса. — Нам грозит
     финансовый кризис. Вы тратите патронов больше, чем я могу закупить.
     — Так ведь и пришельцев меньше не становится, — проворчал Махмуд.
     — Вот именно. Наоборот, пришельцев становится все больше. И это уже не только
     флоатеры да сектоиды... — подключился показавшийся в дверях Банзай. — Помните, две миссии назад нам попался мутон?
     Тестеры, включая Внучку, синхронно передернули плечами. Мутон оказался тварью
     сильной, шустрой и тяжелобронированной: его забивали, как мамонта. И потратили на
     это примерно столько же боеприпасов, сколько на истребление всего остального
     экипажа.
     — Если игра пойдет такими же темпами, нас разнесут в пух и прах, —
     нравоучительно заметил Банзай. — О чем это говорит?
     — О том, что мы что-то упустили, — задумчиво проговорил Ксенобайт. — Какой-то
     механизм сравнительно легкой добычи денег.
     — Именно, — кивнул Дед. — Сразу виден системный подход. Итак. На чем можно
     подзаработать?
     — Очень неплохо идет спирт, — тут же отрапортовала Мелисса, заглянув в какие-то
     бумаги.
     — Не концептуально, если только мы не построим отдельную самогонную базу, —
     покачал головой Банзай.
     — Трупы! Трупы пришельцев, инопланетные технологии... Неужели никто не
     интересуется?!
     — Наши — нет. Надо выходить на зарубежные спецслужбы. Хозяин охотничьего
     домика советовал, но хочет за это много денег. Или абсолютно грабительскую долю.
     — Видел я его запросы, не канает, — поморщился Банзай. — Вот что, товарищи, пора
     перечитывать Маркса. Нам нужен стартовый капитал, вот что.
     — И где его, опять же, взять?! — раздраженно покрутил пальцами Ксенобайт. — Все
     сравнительно честные методы... О...
     — Именно, — ухмыльнулся Банзай. — Большинство современных капиталов не
     только России, но и Европы имели в своей основе пиратские сундуки. Ну, что нам
     светит, если подумать в этом направлении?
     — Как насчет наехать на криминальные структуры? — с энтузиазмом предложила
     Внучка.
     — Пока перевес как в вооружении, так и в численности войск, увы, на их стороне, —
     сумрачно пробурчал Махмуд. — Нас вышибут из бизнеса раньше, чем мы успеем
     начать.
     — Быстренько организуем финансовую пирамиду. «АО ННН» какое-нибудь, дадим
     убойную рекламу...
     — На которую, опять же, нужны деньги.
     — Ну, остается одно из двух, — вздохнул Мак-Мэд. — Либо грабеж, либо ботов — на
     панель. У Ксена в лаборатории, кажись, секретарша была...
     Программист погрозил снайперу кулаком.
     — Она, между прочим, сейчас кандидатскую по квантовой физике пишет, — угрюмо
     пробурчал он. — Не в пример остальным дятлам, блин.
     — Значит, остается только грабеж, — вздохнул Махмуд. — Однако нас же с
     довольствия снимут!
     — В общем, так, — солидно произнес Банзай, приглаживая усы. — Пока вы там
     барахтались, мною был разработан план выхода нашей организации из финансового
     штопора. Первое... Мелисса, пиши. Отныне горючее для наземной техники закупать не
     из официальных источников, а на СТО в селе Малая Буденовка!
     Мелисса вытаращилась:
     — Откуда у них солярка в таких количествах?!
     — А вот это уже не наша проблема! Хотя у «Росснаба» спроси... Второе. Временно
     прекратить вылеты на боевые миссии!
     — Банзай, ты здоров?! — с тревогой спросил Махмуд. — Мало того что эта нечисть
     расплодится, так нас же еще и поувольняют к лешему!
     — Отсутствие активности объяснять нехваткой боеприпасов, отсутствием горючего...
     Все это, естественно, не относится к вылетам на охрану охотничьего домика и ранчо
     «Победа», являющихся не государственной, а частной собственностью.
     В глазах Мелиссы зажглось понимание.
     — Ну и, наконец, третье... Товарищи, готовьте ботов. Нынче ночью на дело пойдете.
     — Куда? — горько усмехнулся Ксенобайт. — Угоним из Буденовки последнюю
     корову? Так она же сдохнет по пути...
     Банзай, подойдя к карте, веско постучал по ней.
     — Вот здесь расположена военная база НАТО.
     У всех поотвисали челюсти.
     — Какого... Что они тут делают?!
     — Арендуют земельный участок, платят валютой, ведут себя тихо, — пожала плечами
     Мелисса. — Не в пример нам.
     — Ну, гады, — скрипнул зубами Махмуд. — Я, конечно, не расист, но...
     — Товарищи, — нежно глядя на карту, оповестил Банзай. — Это же золотая жила!
     Современное оружие, боеприпасы... Нет, нам определенно повезло!
     — А натовцам, похоже, не очень, — плотоядно ухмыльнулся Мак-Мэд.
     Неизвестная база
      14 ноября, 12:38 реального времени
     Игровая ночь наступила быстро и должна была продлиться часа три. По расчетам
     Мелиссы — вполне достаточно, чтобы хорошо поживиться на чужой базе.
     — Вот чего я не пойму, — пробурчал Махмуд, перемазанный вместо маскировочной
     пасты старой машинной смазкой, — Мелисса у нас спец по стелс-экшенам. Так почему
     ее нет среди нас?
     — Тебе пересказать официальную версию или мои соображения по этому поводу? —
     поморщился Ксенобайт, выглядящий ничуть не лучше.
     — Давай сначала официальную.
     — Видите ли, она специализируется на мелких вещах, которые можно унести в
     кармане. А наша добыча, скорее всего, будет исчисляться ящиками. Иначе и
     заводиться не стоило.
     — Ладно, а что ты сам по этому поводу думаешь?
     — А вот об этом позволь умолчать: ничего цензурного.
     — У меня та же хрень.
     — Эй, подельнички, — раздался в наушниках голос Мак-Мэда. — Готовьтесь.
     Магарыч уже установил сюрприз, постовой движется заданным курсом...
     — До боли хочется послушать, что скажет добропорядочный натовский бот, нарвавшись на соленый сибирский юмор, — хихикнул Ксенобайт.
     «Сибирский юмор» состоял из ржавого волчьего капкана, установленного Магарычем
     на тропинке болтающегося вокруг базы постового.
     — Ничего интересного, — проворчал Махмуд. — Пошли...
     Тестеры, извиваясь, поползли к проволочному забору. Где-то вдали раздался щелчок
     и испуганный вопль: «Доннерветтер!». Вскоре тестеры были уже на территории базы.
     — Ну, давай, Махмудыч, вы с Доберманом ищите арсенал, мы — кухню... Мак-Мэд на
     шухере.
     — По дороге поищите какую-нибудь колымагу, — подсказал Банзай.
     Добравшись до первых казарм, Махмуд прижался к стене и, согнувшись, заскользил
     вдоль нее. Порыскав в густых тенях, он остановился напротив небольшого здания, у
     дверей которого сонно покачивались два караульных.
     — Слышь, Банзай, глянь в словаре, как по-английски «арсенал» будет?
     — Так и будет.
     — Тогда я нашел. Тут два охранника.
     — Только без шуму.
     — Ясно... Доберман?
     — Здесь.
     
 []
     
 []
     
 []
     — А ну-ка, ты правого, я левого... На ножи их...
     Через минуту тела охранников, точно в каком-то фильме ужасов, тихо скрылись в
     тенях. Махмуд, прикрыв за собой дверь арсенала, включил фонарик и огляделся.
     — Ксен! — восторженно прошептал он. — Я нашел рай земной! Штурмовые винтовки, пулеметы, гранатометы... Боеприпасов куча! Мы богаты!
     — Подыщи какой-нибудь бронетранспортер, и начинайте погрузку.
     — Бронетранспортер нельзя, — вмешался Банзай. — Слишком приметный, заметут...
     Ищи грузовик, мы его потом в тайге бросим...
     В наушниках вдруг послышался жестяной грохот.
     — Ксен, что там?
     — Ничего, — прошипел Ксенобайт. — Нашел склад продовольствия... Консервы, концентраты... А это еще что? Что-то странное...
     — Хватай все подряд, боты у нас не разборчивые...
     — Тебе хорошо, у тебя, небось, все в ящики расфасовано, — проворчал программист.
     Вытащив из ранца заботливо припасенный мешок, он принялся набивать его банками
     и брикетами. Бабайота помогал с неподдельным энтузиазмом. Наконец, нагруженные
     до предела, грабители направились к выходу. Тоскливо глянув на окошко, через
     которое они проникли внутрь, Ксенобайт вынужден был признать, что мешки сквозь
     него не пролезут. Оставалось только одно: выходить через дверь и искать более
     «штатный» выход.
     Ксенобайт уже взялся за ручку двери, когда Бабайота вдруг схватил его за руку и
     удивленно прошептал:
     — Шайтан!
     — Чего?! — удивился Ксенобайт. — А, постовой, наверное... Нет, все-таки псионик —
     это сила, молодец, Бабайота... А ну-ка...
     Аккуратно, чтобы не звякнуло, поставив мешок на пол, Ксенобайт вытащил нож и, примерившись, сильно пнул дверь, рассчитывая ошеломить стоящего за ней
     противника. Однако вместо того, чтобы распахнуться, сшибив бота с ног, дверь лишь
     чуть-чуть приоткрылась, глухо стукнувшись во что-то мягкое, а ринувшийся в атаку
     Ксенобайт, соответственно, впечатался в нее носом.
     Программист вскочил, но ругательства застыли у него в глотке. За дверью раздалось
     вопросительное «У?», она открылась, а на складе вспыхнул свет. Ксенобайт выронил
     нож.
     — В натуре шайтан! — потрясенно пробормотал он, нос к носу сталкиваясь со
     здоровенным мутоном. — Братва, засада!!!
     Больше всего мутон напоминал покрытую нежно-зеленой шерстью гориллу с
     фиолетовой физиономией. В отличие от тщедушных, хотя и опасных своими
     псионическими способностями сектоидов, мутоны были профессиональными солдатами: далеко не всякое оружие могло прострелить их дубленую толстую шкуру.
     Повинуясь какому-то отчаянному наитию, Ксенобайт схватил с пола банку тушенки и, быстро запихав ее в широченный раструб тяжелой плазменной установки, которую
     вскинул пришелец, бросился в сторону, завопив: «Шухер!»
     В компенсацию живучести и огромной физической силы, сообразительностью и
     скоростью реакции мутоны, похоже, не страдали. Снова раздалось его удивленное
     «У?!», потом грянул взрыв. Со стеллажей посыпались банки, мутона унесло куда-то в
     коридор.
     — Сматываемся, Бабайота!
     Бот с готовностью подхватил мешок.
     — Брось! Засыпемся...
     На глазах бота блеснули слезы. Чуть ли не со стоном он бросил мешок, торопливо
     распихав несколько банок по карманам. Ксенобайт всхлипнул.
     — Ладно, полмешка, только не жадничай...
     Закинув добычу за спины, незадачливые грабители дунули по коридору. Снаружи
     уже слышалось завывание сирены и топот ног.
     — Ох, попали мы, — пробурчал Ксенобайт, осторожно приоткрывая дверь и
     наблюдая носящихся мимо солдат. — Стараниями Мелиссы у меня из оружия только
     финка!
     — Спокойно, Ксен! У них тоже не особо густо, арсенал-то у меня!
     — Да?! Ну тогда жди гостей, они же сейчас вооружаться побегут!
     — Вот черт... Доберман, тащи пулемет!!!
     — Вот что... — взял управление в свои руки Банзай. — Ксен, затихарись там где-то и
     не отсвечивай. Махмуд, отстреливайся, отплевывайся, отгавкивайся как хочешь, но
     чтобы арсенал удержал. Мак, снимайся с позиции и найди, черт побери, тачку! Теперь
     уже пофиг, какую, хоть танк!
     К счастью, в арсенале было все необходимое, чтобы превратить помещение в
     неприступную крепость: толстые бетонные стены, всего один вход и гора боеприпасов.
     Хотя от мысли, что будет, если сюда залетит всего одна граната, Махмуд моментально
     вспотел.
     — Доберман! Оставь в покое РПГ, одного выхлопа хватит, чтобы от нас и шнурков не
     осталось. Тащи еще один пулемет... Эх, блин... Ну, подходи по одному, черти!
     Первого, кто сунулся в арсенал, просто снесло шквальным огнем. Однако вскоре
     противник открыл ответный огонь: у тех, кто стоял на посту, при себе было личное
     оружие. Неожиданно в дверном проеме показался мутон, вооруженный тяжелой
     плазмой.
     — А вот это фактически... — пробормотал Махмуд, но закончить мысль не успел. Где-
     то взвизгнули покрышки, в кадр, очерченный дверным проемом, стремительно
     ворвался приземистый бронетранспортер.
     — Эй, урки! Карета подана, загружайтесь! — раздался голос Мак-Мэда.
     — Как ты вовремя, — чуть не прослезившись, заметил Махмуд.
     Под прикрытием стального бока машины он начал быстро перебрасывать в ее утробу
     ящик за ящиком.
     — Не жадничай, сюда еще Ксенобайт должен поместиться.
     — Ничего, ничего, запас карман не тянет... Слушай, Мак, может, по-быстренькому
     еще один БТР добудешь?!
     — Махмуд, ты когда-нибудь слышал такую поговорку: «жадность фраера сгубила»?!
     — Ладно, ладно... Ну вот, еще пару винтовочек... И патрончиков... А остальное я
     заминирую! Вот! Ни хрена не получите, гады! Гори все синим пламенем!
     Бронетранспортер ощутимо тряхнуло.
     — Эй, братва, давайте закругляться, — с беспокойством заметил Мак-Мэд. —
     Тяжелую плазму старушка долго не выдержит.
     Махмуд вскарабкался в тесную башенку пулеметчика.
     — Ну, поехали с богом, — угрюмо произнес он, открывая огонь короткими
     очередями.
     — Поехали! Ксенобайт, ты где?
     — В холодильнике! — раздался в ответ раздраженный голос программиста.
     — Где?!
     — Если тут есть мутоны, значит, могут быть и другие пришельцы, а у флоатеров, например, вполне может быть термозрение. Слушайте, давайте быстрее, а? Наш
     псионик долго не протянет.
     — Отдай ему свою одежду, ты же все равно холода не чувствуешь! — быстро
     предложил Банзай.
     — Да при чем тут холод?! Он сейчас умрет от обжорства! В холодильнике полно
     продуктов, а Бабайота, похоже, всерьез проникся духом диверсанта и собирается
     уничтожить всю провизию противника!
     Бронетранспортер, взревев, сорвался с места. Его не преследовали: убедившись, что
     противник удалился, вражеский гарнизон спешно ринулся вооружаться... Вся база
     содрогнулась от мощного взрыва. Махмуд тоскливо обернулся в сторону бывшего
     арсенала. Кажется, он готов был расплакаться от досады.
     — Ничего, Махмудыч, ничего... Зато врагу не досталось... Ксен, вылазь.
     — Не могу. Холодильники, знаешь ли, изнутри не открываются.
     — А, черт... Махмуд, я иду за Ксеном.
     Найти рефрижератор не составило труда. Когда Мак-Мэд открыл его, его взгляду
     предстала эпическая картина. Ксенобайт, напоминая Деда Мороза, сидел на огромном
     мешке, набитом снедью. Рядом сидел Бабайота и с выражением отчаянной решимости
     на лице остервенело грыз кусок копченого окорока. Оба были покрыты инеем и
     таинственно сверкали.
     — До чего мы все-таки ботов довели, — задумчиво вздохнул Ксенобайт, перехватывая брошенную Мак-Мэдом винтовку. — Знаешь, он за эти харчи готов
     мутона голыми руками задушить! Пойдем, Бабайота. Пойдем. Мы сюда еще вернемся, обещаю!
     До бронетранспортера добрались без приключений. Увидав волокущего огромный
     мешок псионика, Махмуд только покачал головой. Упихав добычу и с трудом закрыв
     дверь, тестеры расположились на броне. Взревев двигателем, БТР стартовал в ночь.
     База ПВО им. тов. Чкалова
      14 ноября, 13:12 реального времени
     — Тихая диверсионная миссия, да? — скептически прищурившись, заметил Банзай.
     — Кто ж знал, что там мутоны будут?! — раздраженно огрызнулся Ксенобайт.
     — Кстати, откуда они там взялись? — спросила Внучка, которая только недавно
     перестала дуться на тестеров за то, что «на дело» ее не взяли, опасаясь нарушить
     строгую конспирацию.
     — Натовцы продались пришельцам! — уверенно заявил Ксенобайт. — У-у, гады!
     — Не думаю, — покачал головой Банзай. — Скорее, это вообще не их база. На
     стратегической карте она теперь значится как «база пришельцев». Кстати, именно
     поэтому наша уголовная деятельность теперь проходит по графе «разведка боем».
     — И все-таки на базе кроме мутонов были люди, — недобро сощурившись, проговорил Ксенобайт. — Налицо преступный сговор. А кто за ним стоит... О-о, это мы
     еще выясним!
     — Выясним, выясним... Однако что нам теперь-то делать?
     — Базу пришельцев, однозначно, надо зачищать, — проговорил Махмуд. — Весь
     вопрос вот в чем. Сейчас, пока они потрепаны и плохо вооружены из-за потери
     арсенала, или чуть погодя, когда им подвезут новое оборудование?
     Банзай почесал в затылке.
     — С одной стороны, даже сейчас штурм вражеской базы будет делом весьма
     нелегким. С другой стороны...
     Маскирующийся под тумбочку телефон вдруг вздрогнул, поднатужился и разразился
     бравурным маршем. Все нервно вздрогнули. Мелисса подняла трубку и раздраженно
     бросила:
     — У нас производственное совещание, перезвоните... Кто?! А-а, вот как... Да... Хм-м-
     м... Минуточку, я включу громкую связь... — Мелисса прикрыла трубку рукой и
     задумчиво уставилась на агрегат. — У этой штуки ведь есть громкая связь, да?
     Ксенобайт покачал головой.
     — Хм... Изложите, пожалуйста, суть вашего вопроса... Да, именно так... Ну, вы же
     понимаете, теми средствами, которые у нас есть... Вот как? Да... Ага... Но... А вот это
     уже деловой разговор...
     Мелисса на какое-то время замолчала, при этом лицо у нее было хитрое-хитрое...
     — Понятно. Мы перезвоним вам для того, чтобы ознакомить с планом операции. Да, я
     думаю, наш ответ будет положительным, при условии, что это не подорвет наши
     бюджеты. Вы уверены? Очень хорошо...
     — И что это было? — приподнял бровь Банзай.
     — Звонил какой-то там генерал, — хищно потирая руки, проговорила Мелисса. — До
     них, видите ли, дошла информация, что у нас под боком обнаружилась база
     пришельцев. В общем, если отбросить наезды и реверансы, нас просят как можно
     быстрее уничтожить ее.
     — Вот как? — удивленно вскинул бровь Ксенобайт. — Как интересно...
     — Ага. Обещают возместить все расходы и даже более того. Намекают на
     возможность увеличения ассигнований, если покажем себя с лучшей стороны. А
     главное... На время операции нам выделяется взвод спецназа. Пять человек. И еще...
     Нас особо просили, чтобы документы, хранящиеся в штабе базы... не уцелели.
     Какое-то время в зале царило многозначительное молчание.
     — Ну... Думаю, вопрос со штурмом решен, — проговорил наконец Банзай.
     — И еще одно, — вставил Ксенобайт. — Мелисса... Я требую, чтобы в ближайшее
     время были выделены деньги на организацию собственной разведывательной службы.
     — Думаю, скоро у нас найдутся на это фонды, — ухмыльнулась Мелисса.
     База пришельцев №1
      14 ноября, 13:40 реального времени
     Спецназовцы, угрюмые ребята в напоминающих скафандры защитных костюмах, дрались отчаянно и умело. Штурм не занял много времени: гарнизон противника не
     успел оправиться от ночного налета.
     Стремительно ворвавшись внутрь периметра, спецназ занял плацдарм. Под их
     прикрытием команда тестеров сделала быстрый обходной маневр. Через несколько
     минут противник был окружен и уничтожен.
     Два или три мутона, зажатые между зданиями, еще продолжали отстреливаться, но
     штурм фактически можно было считать завершенным. Спецназовцев осталось всего
     двое. Один из них, старший офицер, угрюмо направился к Ксенобайту.
     — Я хотел бы вам напомнить о специальной директиве ноль-ноль-один.
     — Да, капитан, наши саперы уже минируют вражеский штаб.
     — Я хотел бы лично...
     — Махмуд, поджигай! — не обращая внимания на спецназовца, проговорил в
     микрофон Ксенобайт.
     Грохнул взрыв. Здание штаба, точно карточный домик, аккуратно сложилось внутрь.
     — Что вы сказали, капитан? — невинно проговорил программист.
     — Я хотел бы лично удостовериться, что здание штаба уничтожено, — вяло
     проговорил бот.
     — Конечно, вот только закончим штурм.
     Спецназовец успокоенно отвернулся и забормотал что-то в свой передатчик.
     Терпеливо дождавшись, когда он закончит говорить, Ксенобайт спокойно вытащил из
     кобуры пистолет и, приставив его к затылку бота, нажал спусковой крючок. Последний
     из спецназовцев удивленно обернулся и тут же болезненно дернулся, получив пулю в
     лоб.
     — Мак-Мэд, респект, как всегда, — кивнул Ксенобайт. — Мелисса, ну как, ты успела
     выпотрошить сейф?
     — Естественно!
     — И что там?
     — Документы на предоставление территории. Как я и думала, никакие это не
     натовцы, а неизвестно кто. Вот за это «неизвестно» кто-то в верхах регулярно получал
     кругленькие суммы... Осталось только разузнать, кто, и заставить его поделиться.
     — Если у нас будет контрразведка — узнаю, — пообещал программист. — Ну-с, товарищи... У нас там кто-то живой еще остался?
     — Да вроде нет, но отбоя миссии не поступает.
     — Кто-то спрятался, — проворчал Банзай. — Надо организовать прочесывание. Как я
     этого не люблю...
     — Надо повывозить отсюда все ценное, — деловито оглядывая базу, проговорил
     Махмуд.
     — Не надо. Теперь это наша дополнительная база, — тут же заметила Мелисса. — Я
     договорилась с начальством, ее переоформят на нас почти даром.
     — Почти? — удивился Ксенобайт. — Мелисса, ты добровольно потратила часть
     фондов?! Что случилось?!
     — Да так, ничего... Я тут верчу в руках план базы... Ксен, под ангаром помечены
     обширные подземные строения... Знаешь, они очень похожи на ангар для малой
     летающей тарелки!
     Ксенобайт замер.
     — Не может быть, — прошептал он. — Мелисса... Я тебя почти люблю!!!
     — Кстати, нашли последнего мутона... Ксен, ты будешь смеяться, но он заперся в
     холодильнике! — сообщил Банзай.
     — Шикарно! Давайте проверим, как мутоны относятся к низким температурам! — с
     энтузиазмом предложил Мак-Мэд.
     — У меня идея получше, — ухмыльнулся Ксенобайт. — Банзай, запиши-ка нас... А
     потом я скажу Бабайоте, что злой пришелец сидит в холодильнике и жрет его харчи...
     На кого поставите? Я — на Бабайоту...
     Миссия 03: зеленый террор
     База ПВО им. тов. Чкалова
      18 ноября, 10:12 реального времени
     — ...Следует также отметить, что за истекший период работники научного и
     технического отделов не только выполнили, но и перевыполнили план по
     самогоноварению, обеспечивая родную контору все новыми и новыми литрами
     экспортного товара. В связи с чем предлагаю присвоить бригаде техников почетное
     звание коллектива ударного труда, а научному отделу...
     Ксенобайт запнулся, оторвался от солидной стопки распечаток и обвел хмурым
     взглядом «конференц-зал». Обстановка в нем была вполне стабильная: царил
     приятный полумрак, где-то на противоположном от трибуны конце длиннющего стола в
     расслабленных позах мирно дремали тестеры. За спиной Ксенобайта висел цветастый
     плакат с какими-то графиками. Глаза программиста нехорошо сузились. Глядя в упор
     на Мелиссу, он произнес:
     — Научному отделу предлагаю выписать премию в размере двух месячных окладов!
     Мелисса подскочила на стуле, замотав головой, и бросила в сторону Ксенобайта
     свирепый взгляд:
     — Какую еще премию? Из каких фондов? Зачем?!
     — Шутка, — ледяным тоном процедил программист и взмахнул рукой.
     Перед Мак-Мэдом в стол воткнулся здоровенный скальпель. Снайпер даже не
     вздрогнул, продолжая хранить на лице выражение вежливой скуки.
     — Банзай, где там эти дезертиры?! — сурово спросил Ксенобайт.
     Как ни странно, ответом ему была тишина. Напряженно вслушавшись, Ксен уловил
     слабые «потусторонние» голоса:
     — Чего-нибудь закусить брать?
     — Ну, прихвати сухариков...
     — Махмуд, прихвати мне какой-нибудь сок, ладно? — донесся голос Внучки.
     — И «Жигулевского» не бери, возьми что-нибудь попроще...
     Ксенобайт со свистом втянул в грудь воздух, делая руками замысловатые пассы, выдохнул, снова медленно вдохнул, прикрыл глаза и вдруг завопил так, что качнулась
     кафедра:
     — Банзай!!!
     Мелисса рефлекторно кувыркнулась со стула. Где-то сработала сигнализация, застывшие тела ходоков накренились. Дверь распахнулась, в нее сунулся удивленный
     Бабайота. Бросив один взгляд на Ксенобайта, он икнул, пробормотал «Сайонара!» и
     быстро захлопнул дверь.
     — Ты что-то сказал?! — послышался голос Банзая, спешно вернувшегося к
     микрофону.
     — А ну-ка заворачивай этого собравшегося за пивом ренегата! — прошипел
     программист.
     — А ты что, уже закончил свой эпохальный доклад?!
     — Я еще даже вступления не дочитал.
     — Ага, а большая часть аудитории уже разбежалась, — сурово заметил Банзай. —
     Ксен, ладно Мак с Махмудом, они закаленные бойцы. Но Внучка?! Пожалел бы ребенка, а? Даже я чуть не заснул, слушая эту нудоту...
     — Между прочим, именно она попросила меня сделать доклад о достижениях
     современной науки!
     — Она просила тебя всего лишь рассказать, что именно ты там исследуешь! Порядок
     разработок, дерево технологий... Ей же статью писать!
     — Ну?
     — Что «ну»?! А ты уже пятнадцать минут вещаешь, как на пятом пленуме, о том, как
     «наши корабли бороздят Большой театр». Кстати — не бороздят, как летали на
     списанных «МИГах», так и летаем. В общем, так. Если пообещаешь, что будешь краток
     и по делу, — я возвращаю ребят. Если нет — я твой голос на колонки вывожу, и мы
     хоть пивка тяпнем, пока тебя слушаем.
     После непродолжительной перепалки Ксенобайт вернулся на трибуну и обвел
     убийственным взглядом зашевелившихся коллег. Не сводя с них взгляда, он снова
     взялся за стопку листов со своим докладом. На миг задумавшись, перелистал ее и
     решительно скомкал.
     — Буду краток, — холодно процедил программист, — у нас все зашибись... Бабайота, ну чего тебе?!
     Сунувшийся в конференц-зал псионик извиняющимся тоном сообщил:
     — Шайтан на радаре!
     Тестеры заметно оживились. Даже сокращенный вариант доклада, кажется, если и не
     отменялся, то, во всяком случае, откладывался. Ксенобайт побагровел и, саданув по
     кафедре ногой, угрюмо направился к оружейной, бормоча:
     — Ну, сами нарвались...
     Место крушения НЛО №109
      18 ноября, 10:28 реального времени
     — Доберман! Бери вон тех двух дятлов и занимайте оборону. Ты понял?! Только
     оборона, не атаковать, но всех, кто сунется, — в клочки, понятно?!
     — Так точно!
     — Магарыч — на позиции, Бабайота, за мной. Можем начинать!
     Внучка глянула на дисплей камеры и дала отмашку. На лице Мелиссы, только что
     мрачном, зажглось, точно лампочка, приветливо-обаятельное выражение. Стоящий
     рядом Ксенобайт явно через силу растянул физиономию в зверском оскале. Наверное, это должно было обозначать улыбку, но смотрелось довольно страшно.
     — Здравствуйте, дорогие читатели! — проворковала Мелисса. — Мы ведем свой
     репортаж непосредственно с поля боя. Как вы помните, мы собирались рассказать вам
     немного о ведении научных разработок, но наш заведующий научной секцией здраво
     рассудил, что, быть может, теоретическая лекция будет суховатой и скучной для
     любителей динамичных вирт-игр...
     Мелисса бросила ехидный взгляд в сторону Ксенобайта, улыбка которого все больше
     и больше напоминала оскал акулы, пытающейся перегрызть трансатлантический
     кабель.
     — Так что вместо занудной лекции мы решили показать вам, как выглядит наука на
     практике! Профессор Ксенобайт — вам слово.
     Взгляд Ксенобайта, кажется, оставлял за собой обугленные полосы. Скрипнув
     зубами, он проговорил:
     — Ну... Чего там. В общем, свинтили мы тут с ребятами одну дуру, сейчас глянем, как
     она работает... Если работает нормально, мы потом постараемся разобраться, как она
     работает.
     Программист бросил мстительный взгляд в сторону Мелиссы, которая из-за плеча
     Внучки как раз цитировала семафорной азбукой избранные места из «Молота ведьм», объясняя, что именно сделает с Ксенобайтом, как только он выйдет из кадра.
     Ухмыльнувшись, программист сдернул брезент с какой-то конструкции.
     Штука выглядела устрашающе. Отдаленно она напоминала старинный фотоаппарат с
     огромным объективом из керамической водопроводной трубы. На лице Ксенобайта
     отразилась нежность. Перекинув ремень аппарата через шею, он с заметным трудом
     приподнял его и плотоядно оглянулся.
     — Конечно, это пока просто прототип, мы еще поработаем над эргономикой, —
     задумчиво пробормотал он. — Ручку сбоку приварим, например... Так... Бабайота!
     — Я!
     — Ну-ка, достань нам какого-нибудь шайтана для вивисекции.
     Бот, внимательно оглядевшись по сторонам, махнул рукой. Через пару минут вся
     компания стояла перед потрепанной летающей тарелкой.
     
 []
     — А, то, что нужно! — просиял Ксенобайт.