Ника Лай: другие произведения.

Знакомьтесь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть серии "Три маньяка"

  'Все вообще - то начиналось обычно и рутинно, как и все в этой жизни', - мысль пришла в голову, неспешно прогуливающаяся по улице Юле.
   Внимание! Еще внимательнее!!! Справка!!! Юля - чудо природы. Заканчивает одиннадцатый класс. Собирается поступать на юриста. Любит рок и экстремальные виды спорта. Не любит все остальное. Шутка! Когда на нее кричат. Внимание! Еще внимательнее!!! Справка кончилась.
   Только - только начался март. Припекало начинающее разогреваться солнышко, стряхивающее зимнюю сонливость. Сугробы уменьшались на глазах. А их остатки - широкие грязные ручьи талой воды вперемешку с мусором и еще кое-чем похуже - текли, весело журча по улицам, затрудняя проходимость, и заставляя вспоминать людей самые непотребные выражения, оставленные, как им казалось, в глубоком славном детстве.
   Юля решила прогуляться после школы. Застывшие от долго сидения конечности требовали этого. Душа требовала того же. Она была солидарна с конечностями. И Юле не оставалась ничего кроме как, согласиться. Неспешно прогуливаясь по улице, она разглядывала прохожих и виденные ею раз по сто рекламки. Было немного скучно. Не было никого, с кем можно было обмолвиться хоть словечком. И у Юли, о чудо, начался мыслительный процесс! Вспомнив все, что сегодня было в школе, она причесала всех своих 'горячо любимых' одноклассников всех вместе и по отдельности каждого. Вспомнила учителей, дом, родителей. Потом ее мысли перекинулись на друзей. Юля вспомнила, как случайно познакомилась со своей лучшей подругой Верой. Именно случайно. Да - да. Вы не ослышались. По - другому про это не скажешь.
   Началось все с того, что знакомая Юли подошла к ней с одноклассницей, которая оказалась Верой, пообщаться. Потом девчонки пару раз пересекались, дошли до дома, и понеслось. У них оказалось очень много общих интересов, на почве которых они и сблизились. И дальше уже стали общаться отдельно от их общей знакомой. А потом Вера познакомила Юлю со своим соседом и другом Святославом. Вместе ребята представляли собой гармоничное трио. У всех были свои бзики, каждый страдал от своих тараканов в голове, но, однако они прекрасно ладили между собой, и это нисколько не мешало им привязаться друг к другу. Хотя, увидев будущую подругу, Юля и подумать, не могла, чем это для нее обернется.
   Ребята часто встречались по мере сил и возможностей, благо они пока были в достатке и постоянно поддерживали друг с другом связь. Но это скоро обещало кончиться. Юля поступала в институт, а это означало, что частым встречам придет конец. Учеба сожрет львиную долю ее времени, а подготовка к занятиям доест все остальное. Но ребята не унывали и старались об этом не думать.
  - Проблемы надо решать по мере их поступления, - говорила в таких случаях Юля.
  Сегодня была суббота, последний день мучений перед благословенным днем отдыха и развлечений заслуженным воскресеньем. Ребята решили встретиться. После обеда Вера обещала всем позвонить и обговорить место и время сбора.
   Вспомнив об этом, Юля поспешно посмотрела на часы и скорчила рожицу.
   'Черт, я опаздываю - запаниковала она и бегом полетела домой.
  
  - Я тут чисто конкретно по делу, - заходя в Верину комнату, Свят кивнул Юле головой.
  - Какой ты у нас конкретный - хмыкнула Юля.
  - Не мути воздух, - поморщился Свят, - Все схвачено, перехвачено!
  - И по какому это чисто конкретному делу ты посетил мою скромную обитель? - поинтересовалась Вера.
  - Эх, - тяжко вздохнул Свят, - Знали бы вы, какой мне факинщет подарили, ну просто мазерфакер.
   Девчонки переглянулись и непонимающе уставились на друга.
  - Ну! - чуть не закричала от нетерпения Юля, когда дальнейших разъяснений не последовало.
  - Мне купили сотовый, - Свят всхлипнул, - Дурацкую машинку для открывания пива, - Свят всхлипнул, - Дешевую китайскую подделку. Прощай японская цивилизация с ее достижениями в области электроники и еще кучи всего, а здравствуй дерево, - Свят всхлипнул.
  - Ну, хвастайся, - Вера прыснула от вида всхлипывающего и хлюпающего друга.
  - Неа, - Свят отрицательно покачал головой, - Стыдно.
  - Может тебе еще счетную машинку за чирик подкинули, а ты ее за сотовый принял? - хохотнула Юля.
   Свят бросил на нее обиженный взгляд и в очередной раз не то, всхлипнув, не то, вздохнув, извлек из грудного кармана телефон. Надо сказать, что это был телефон, как телефон. Не то чтобы совсем, но и не вау.
  - Ну и че, нормальная труба, - заценила Вера.
  - Мобила, как мобила. Че тебе не нравится? - высказала свое мнение Юля.
  - Да вы не понимаете, - Свят скрючил такую морду, как будто они только что на глазах у всего честного народа 'зарезали' его лучшую картину. - Я хотел совсем не это. Тут вообще ни фига нет. Ни блютуса, ни mp - 3 плейера, ни камеры. Один голяк. Хорошо хоть звонит.
  - Свят, мы поняли, - состроив похоронное лицо и положив руку ему на плечо, сказала Юля, - тебе подарили будильник.
   Вера прыснула, а Свят демонстративно повалился на диван и сделал вид, что плачет.
  - Ну вот, довели мальчика, - проворчала Юля, - Купили ему, видите - ли, погремушку без блютуса, соску без mp - 3 плеера и памперсы без икпорта. Обалдеть.
   Вера бросилась вытирать 'малышу' слезы. Причем довольно странным образом - с разбегу и диким воплем ' я несу тебе платок, щас заткнем мы твой фонтан' прыгнула на Свята. Несчастный успел прикрыть живот от неминуемого удара, кое - как, отмахиваясь от не в меру заботливой Веры, мазюкавшей его лицо какой - то грязной тряпкой, как казалось ему самому половой.
   Когда Вера вдоволь наигралась и встала с дивана, на покрывале осталось лежать распростертое неподвижное тело.
  - Ах, как печален сей конец, - деланно - печальным голосом изрекла Вера, приложив руку ко лбу, - Ведь, он издох и не дожив до окончания.
   Вера торжественно воодрузила тряпицу на лицо Свята. Тут же несостоявшийся труп откинул тряпку в сторону, и, сморщившись, сполз на пол.
  - It's alive! - воскликнула Вера, воздев руки к потолку, - Это чудо. Show must go on!
  - О нет, нет, - Свят шустро бросился к двери.
  - Как натурально вы играете, - спародировала Юля знаменитого актера, - Я не узнаю вас в гриме.
   Свят покатился со смеху, тыкая пальцем в Верину сторону.
  - В гриме, ха - ха. Она в гриме, ха - ха. Она в маске всю жизнь ходит и сама себя не узнает. А еще лучше противогаз.
  - Это из серии сам шучу, сам смеюсь, - скривилась Юля
   Ни она, ни Вера не поняли, что же так рассмешило их друга.
  - Ладно. Все нормально. Живем дальше, - отсмеявшись, Свят занял место на диване.
   Ребята несколько секунд сидели в тишине, глядя друг на друга.
  - Ну, чего молчим, кого ждем? - спросила Вера
  - Да вроде все собрались, - пожала плечами Юля.
  - Я вот че думаю, - решил поделиться своими мыслями Свят, - Что если мне тот будильник по - быстрому грохнуть, и пока гарантия не истекла, поменять на нормальное произведение интеллектуальной деятельности 'Homo Sapiens'.
  - Это тебе надо очень постараться, и я что- то сомневаюсь, что у тебя выйдет столь сложная затея, - сказала Юля.
  - Гениальный способ. Верняк полный, - хохотнула Вера, - Берешь сотовый, подходишь к окну и делаешь один жест с криком: 'Низко пошел'. Телефон сломан и путь к 'Homo Sapiens' тебе открыт.
  - Тоже мне, - огрызнулся Свят, - Поумнее ничего не могла предложить.
  - Хорошо, дубль два, - кивнула Вера, - Ты сидишь здесь, а я сбегаю за молоточком. Пару раз мы случайно уроним его на твой агрегат и все. Дело в шляпе.
  - Если ты что - нибудь подобное сделаешь с этим агрегатом тире позором разумной мысли, то про гарантию можно забыть.
  - Для этого нужен умный чел, - высказалась Юля, - который тебе какую - нибудь фитюльку сдвинет, как будто, так и было.
  - Такого еще надо найти, - вздохнул Свят, - Хотя, есть другой вариант. Можно его кому - нибудь толкнуть и чуть-чуть добавив, купить нормальную вещь.
  - Это конечно дело хорошее, но я не думаю, что твои предки по достоинству оценят твои потуги. Когда ты все сделаешь, они заставят тебя совершить эти махинации в обратном порядке, - жестко припечатала Юля.
   Свят тяжело вздохнул и ссутулился. У него был такой жалкий вид, как будто разговор шел не о телефоне, а о его жизни.
  - Не переживай, - Вера похлопала друга по плечу, - Подумаешь, походишь малешко с этой гадостью. Может, на какой - нибудь праздник попросить тебе трубу. Какой у нас ближайший?
  - 8 - ое марта, - меланхолично ответил Свят.
  - Чудненько! Вот на 8 - ое и ... Стоп! Это же, кажется, женский праздник, - остановила сама себя Вера.
  - Точно, - давясь от смеха, выдохнула Юля, - Международный женский день. А теперь еще и международный день Святослава. Да, не знала я, что ты его отмечаешь. Это твой профессиональный? А в какой области?
  - В области 'Homo Sapiens', - ляпнула Вера.
   Свят не обращал на них никакого внимания. В его голове происходил процесс брожения мысли.
  - Идея - то, конечно хорошая, - вдруг не в тему сказал он, когда девчонки уже отсмеялись и начали болтать о чем-то своем, - Ближайшая дата - моя днюха в августе. Но до нее, как до Китая ползком, причем спиной вперед.
  - Ну, это уж извините, - развела руки Вера
   Свят огорченно шмыгнул носом.
  
   Ребята долго думали, чем бы им заняться. Соблазненные Верой они немного поиграли в новую Лару Крофт, но очень скоро это им надоело, и они вновь, молча, сидели и думали, чем бы заняться.
  - А давайте в карты поиграем? - предложила Вера, даже подскочив на месте от возбуждения.
   Играть в карты любили все трое. Проигрывали они все примерно одинаково, поэтому никто никогда не обижался. Но вскоре и это им наскучило.
  - Все больше не хочу, - Юля бросила карты на кровать, - Надоело.
   Она лениво потянулась
  - Да уж. В натуре сегодня такой день, что вообще ничего делать не хочется, - карты Свята последовали за Юлиными.
  - Это называется весенняя лень и с ней нужно бороться, - наставительно сказала Вера.
  - Легко сказать, - хмыкнула Юля, - А если бороться не хочется. А хочется завалиться на кровать и лежать, лежать. Ничего не делать, ни о чем не думать.
   Юля тут же последовала своему совету.
  - Лень! - в голове Веры щелкнуло. Я знаю, как с ней нужно бороться. Вернее с кем нужно бороться, чтобы ее не было.
   Вера хищно улыбнулась. Свят слишком поздно понял, что означали слова подруги. Пути к отступлению были отрезаны, а его самого брали на штурм.
  - Получи фашист гранату! - с громким воплем Вера кинула в него подушку.
   Свят тут же схватил эту подушку и начал ею обхаживать Веру по разным частям тела. Вера, подхватив вторую подушку, принялась дубасить Свята. Юля зашипела на друзей, когда ее случайно стукнули подушкой и, пообещав, что в следующий раз кое-кто получит в фас дабы подправить профиль, перевернулась на другой бок. Бой продолжался, Вера визжала, а Свят громко ругался, мешая русские слова с английскими.
  - Отвали урод, у меня уже мигрень от тебя разыгралась, - отбиваясь, прокричала Вера.
  - Я не урод, а вполне симпатичное и довольно миролюбивое существо. Но сейчас на меня лезет какой - то мазерфазер и устраивает тут факинщет.
  - Достал уже, что твой словарь только на два слова пополнился.
  - Щас как дам факенщетом по мазерфакеру, - и в таком вот стиле продолжался обмен любезностями и попутно ударами.
   Но вдруг по стечению обстоятельств, по случаю роковому для всех присутствующих, навсегда изменивших их физиологии, а вернее расположении пары костей, Свят случайно упал на Юлю.
   Вера спряталась за подушкой. Вернее пыталась, но получилось у нее это, мягко говоря, не очень. То макушку было видно, то кусок задней части торчал. Свят ойкнул и поспешил отползти на край кровати. Юля, бросив на друзей испепеляющий взгляд, молча, вышла из комнаты. Свят, облегченно, вздохнул. Казнь не состоялась и была отложена до лучших времен.
  - Защищайся! - громко крикнула Вера и вновь накинулась на друга.
   В запале вновь вспыхнувшей жестокой битве, никто не заметил, как в комнату вернулась Юля, неся в руках подушку вдвое больше, чем у атакующих друг друга друзей. Прикинув что-то в уме, она, молча, бросилась на ребят. Вера не поняла что произошло, когда что-то толкнуло ее в спину, и она рухнула на Свята, погребя под собой бедняжку. Юля накрыла друзей подушкой и с самодовольным видом села сверху.
  - Выпустите, люди добрые! - донесся жалобный вопль Веры с первого этажа пирамиды.
  - М - м - м, - нечленораздельно донеслось из ее подвала.
   Юля немного поерзала по подушке, что тут же вызвало новую бурю воплей и протестов и слабеющего 'м-м-м'. Наконец смилостивившись, Юля слезла и преспокойненько легла на свое прежнее место.
  - Ура, воздух, - Вера открыла рот и выпучила глаза.
   Свят скинув подушки, остался лежать. Такое количество людей на нем еще не сидело. По правде сказать, кроме Веры на нем еще никто не сидел.
  - Хорошо побесились, - усмехнулась Вера, сползая на пол.
   Свят хотел выразить свое мнение по этому поводу очень простым и емким словом 'факенщет', но кроме 'м-м-м', у него больше ничего не получилось.
  
  
   Свят шел домой довольным и успокоенным. Общение с девчонками доставляло ему удовольствие. Обезбашенная Юля и смешная Вера. С ними было весело и интересно. Каждый раз он с нетерпением ждал новой встречи. Особенно с одной из них.
   Внимание! Еще внимательнее!! Справка!!! Свят - ошибка природы. Любит когда его никто не трогает и дают заниматься тем, что он любит. Не любит, когда ему не дают заниматься тем, что он любит. Внимание! Еще внимательнее!! Справка!!! Не кончилась! Любит играть на тромбоне!!! Шутка, на компе в гонки. Справка кончилась!!!
   Дома была только мать. Чему Свят совсем не обрадовался.
   'Сейчас опять какой - нибудь работой завалит, - тяжко вздохнув, подумал Свят, - и что я за это получил. Китайскую машинку, жалкую пародию на телефон.
   Мрачные прогнозы Свята сбылись. Стоило ему зайти в комнату и усесться за свой комп, как мама вбежала следом, своей смешной семенящей походкой.
  - Святослава, мне тут нужно некоторые документики напечатать. Не поможешь?
  - Бог поможет, - ответил Свят, не отрываясь от экрана.
  - Он не умеет работать в Worde - подхватила его шутку мама.
  - Значит, я умею хоть что-то, что не умеет он, - хмыкнул Свят, - Ладно сколько?
   Мама положила перед ним кипу бумаг.
  - Похоже, богу все-таки придется научиться работать с Word-ом, иначе кое-кто останется без некоторых документиков.
  - Ну, Святослава, не упрямься, - заканючила его мама, - Тебе же все равно нечем заняться.
   Свят, молча, сгреб бумаги и включил необходимую программу, понимая, что спорить бесполезно, и небезопасно.
   Свят сидел за копмом. Хотя сидел это громко сказано. Он полулежал, полуспал на клавиатуре. Время уже было около полуночи, и он из последних сил своих допечатывал 'несколько' маминых документиков. Сколько их было, он не знал, уже давно сбился со счета. Ну, а что вы хотите, если чел умеет считать только до трех (шутка).
   Надо сказать, что добрая мама уже давно сопела в носопырку, пообещав перед сном морально поддерживать его из своей комнаты.
   'Ага, храпом', - вяло подумал Свят.
   Глаза слипались и постоянно норовили закрыться. Вспомнив старую, как выяснилось, совсем не добрую, поговорку ' хоть спички в глаза вставляй', он решил проделать тоже самое. Бедный.
  - Факер мазер щет факин, - с диким воплем он, закрыв глаза, стал носиться по комнате, переворачивая мебель
  - Я ослеп. Я ослеп. А - а - а! - Свят, вытянув вперед руки и не обращая внимания на учиненный им беспорядок, продолжал нарезать круги.
  - В чем дело? Что случилось? - на вопли своего отпрыска прибежала мама.
   Свят наткнулся на мать и, тряся перед ней руками кричал.
  - Я ослеп. Я ослеп. Будь проклят тот, кто придумал эту поговорку. Осел! - Свят взвыл.
  - Э - э - э. Свят, - брови мамы поползли вверх, - А ты глаза открой.
  - Зачем, - всхлипнул Свят, - Я и так знаю, что я ничего не увижу. Я уже ничего не увижу.
   Свят еще раз всхлипнул, но решил последовать маминому совету. Нет, он, конечно, не сомневался, что ослеп. Но чисто, на всякий случай. И, о чудо! Зрение вернулось!
  - Я прозрел! - теперь уже радостно вопил Свят, вновь нарезая круги, и снося с дороги все, что он еще не смел, носясь здесь с закрытыми глазами.
  - Идиот! - сквозь зубы процедила мама, возвращаясь в свою комнату.
   Но это было час назад. А сейчас. Ваши веки тяжелеют, глаза закрываются. Руки Свята механически поднимались и опускались. Движения были все медленнее и медленнее.
  - Последний лист, - тихо сказал он сам себе - последние полстраницы, последний абзац. Хр - р - р...
   Спи, дитятя, не храпи, мамку с папкой не буди. А не то они придут, и с разбегу в глаз дадут.
  
  Вера сидела с открытым ртом и выпученными глазами. А что вы хотите, это ее естественное, нормальное состояние. Вперив удивленный и одновременно обиженный взгляд, она пыталась (честно пыталась) сообразить, что же сейчас произошло. Прошло пять минут.
  - Эх, не надо было в левый коридор сворачивать, - наконец изрекла она и взялась за мышку.
   Убрав на экране заставку GAME OVER, она вновь принялась за прохождение ненавистного уровня.
   Внимание! Еще внимательнее!!! Выключите свет и газ перед тем, как выйти из дома. А если дома кто-нибудь остается, то во избежание неприятностей, заприте их в чулане. Чтобы они не включили свет и газ в ваше отсутствие.
   Справка!!! Вера - не от мира сего. Меланхолик. Фиг из себя выведешь. Я пыталась. Любит комп, но комп не любит ее. Вот такая печальная история. Но мы не о том. Фанатеет от игрушек с Ларой Крофт. Не любит таблицу умножения. Потому что не знает. Шутка! Внимание! Еще внимательнее!!!
   Не ходите, дети в Африку гулять. Нынче там не модно стало отдыхать. Справка кончилась.
   Вера напряженно вглядывалась в еле освященный коридор, по которому в очень живописной позе перебирала конечностями Лара Крофт. То, что кто-то перебирает конечностями следом за ней, Вера увидела слишком поздно. Что было позже, от Веры скрыла очередная заставка GAME OVER.
  - Так нечестно, - захныкала Вера.
  Взяв коробочку от диска. Она ткнула нарисованной на ней главной героиней прямо в экран, где издевательски горела надпись: 'Game over'.
  - Кто это сделал? Кто это сделал? - спрашивала она, тыкая коробку, - Нехорошая Ларка.
  Вера отшвырнула коробочку и обиженно посмотрела на экран. Нужно сказать, что с надутыми губами и нахмуренными бровями она производила весьма комичное зрелище.
  Посидев так минут пять, она вновь взялась за мышку. И таки прошла
  этот злополучный уровень.
  - То-то же, - самодовольно сказала Вера, откидываясь на спинку кресла.
  Но она совершенно упустила из виду одну деталь. Вчера ей купили новое кресло без спинки. И, конечно же, рухнула на пол.
  - Что ты сказала! - взорвалась Вера, вскакивая на ноги, - Ах, это я неудачница!
  Взяв коробочку, она отшлепала ее линейкой по задней части.
  - Ну вот, пока руку не приложишь, не успокоиться, - удовлетворенно сказала она, усаживаясь обратно на место.
  Вера погрозила коробочке пальцем и принялась штурмовать следующий уровень. Но и он тоже не поддавался.
  - Ну и ладно, - Вера с шумом задвинула клавиатуру.
  Подумав чем бы ей заняться, она решила позвонить другу.
  - Здравствуйте, а Свята можно? - подошедшую к телефону мать его.
  - Да, конечно, - прочирикала та, - А как ты сама-то? Как учеба? Как вообще дела? Не болеешь? С друзьями не ссоришься? Погода нынче хорошая. Гулять ходишь?
  Мама Свята иногда, без предупреждения начинала заваливать вопросами. Причем ответы ее не интересовали. Главное для нее было выговориться. Просто у нее была болезнь под названием 'бла-бла-бла', которую вера называла 'бле-бле-бле', а сам Свят бл и последняя буква алфавита.
  Вера стояла у телефона и корчила рожи, пока мама Свята болтала.
  - Свята-то, сейчас позову, - без перехода сказала она и в трубке установилась благословенная тишина.
  - Алло, да, алло, я слушаю, - тихо начал Свят, а потом резко добавил, - Че надо?
  - Какие вы все сегодня добрые, - усмехнулась Вера, - как называется ваш синдром?
  - Комитет ТСЖ или СТЖ, или ЖТС. Слушай, как правильно? - спросил Свят.
  После долгих часов печатания документов в голове была каша.
  - В жоповсепошлобынафиг надоело, - выдала Вера.
  - Интересный вариант, - хмыкнул Свят, - Но если я это напечатаю, на нас подадут в суд.
  - Да нет, не парься. Вам просто поддадут по тому месту, которое там указано. Вот и все. А ты что опять печатаешь?
  - Да, - Свят горестно вздохнул, - Когда я устраивался на эту работу, я думал, что я буду работником. Но я стал рабом.
  - А отником стала твоя мама. Еще и надзирателем по совместительству.
  - Ладно, я пошел. Мне еще кучу всего печатать надо.
  - Это навоза бывают кучи, а у тебя стопки, - назидательно произнесла Вера.
  - Пока Вера.
  - Пока Свят. Удачи тебе с твоими кучами, - рассмеявшись, она положила трубку.
  
  Юля пришла домой в весьма бодром расположении духа. Но уже с порога ей начали его портить. Мама начала отчитывать по полной программе за какую-то фигню. С другой стороны, вернее у другого уха, трындела без умолку ее младшая сестра. Юля сделала два шага от порога, а уже знала все, что с ней приключилось за день.
  'Господи, дай мне сил, - Юля возвела глаза к потолку, но оттуда ничего не прилетело, из чего она констатировала - Не дал. Ладно, тогда действуем по древней китайской системе. Раз овечка, два овечка...'
  Юля уже начала закипать от не отстающей ни на секунду родни, но овечки помогли немного снять напряжение.
  - Благословенная будь ты тишина, - Юля с чувством захлопнула дверь своей комнаты, отгородившись от сестры и от мамы.
  Ну, тишина относительная. Уже через минуту из динамиков музыкального центра несся тяжелый рок.
  Юля мгновенно повеселела. Ничто так не бодрит душу и тело как хорошая музыка.
  - Тумс-тумс. Бададышь, - Юля станцевала ритуальный танец в центре комнаты, - Эх, хорошо.
  Юля рухнула на кровать и зевнула. Но уж через секунду вскочила с криком: 'Я же забыла!'
  Долго не церемонясь, она вывалила содержимое сумки на кровать и, расшвыряв все, куда Бог пошлет, выудила на самом дне браслет. Тяжелый и массивный он чем-то напоминал те, что женщины носили в Древней Греции.
  - Хоросенький мой. Усю-сю. Мусю-сю, - Юля с любовью посмотрела на браслет, - Моя прелесть.
  В комнату просунулась башка ее младшей сестры, посмотреть, чему такому так умиляется ее сестра.
  - А ну пошла отсюда! Не видишь, я занята, - раздраженно крикнула Юля.
  И тут же, чтобы башка убралась восвояси, недолго думая (а че тут думать-то!) кинула в нее браслетом. Сестра успела спастись, скрывшись за дверью. А вот браслету повезло меньше. Стукнувшись об дверь, он, протяжно, прозвенев, упал на пол.
  Глаза Юли стали размером с блюдца. Рот открылся. Она поняла, что сделала. С диким криком, схватившись за голову, она рухнул на пол, и поползла к браслету.
  - Бедненький мой. Да как же так да я не хотела. А-а-а! У-у-у! Ы-ы-ы! Бе-е-е-е! Прелесть моя. Ты живая?
  Юля потыкала браслет. Но он, увы, не подавал признаков жизни.
  - И-и-и, скотина подлая, - Юля подняла браслет и, убедившись, что за ней никто не подсматривает, спрятала его в секретное место.
  - Никому не покажу тебя. Никому тебя не дам тебя обижать, - Юля погладила дверцу шкафа и с чистым сердцем пошла на кухню обедать.
  
  Свят пришел в школу хмурым и раздраженным. Чертов телефон разбудил его в самый неподходящий момент. Ему снилось, как он покупает себе новый телефон. Перед ним были выставлены шикарные эксклюзивные модели по последнему слову техники. Сначала он долго не мог выбрать, но потом его выбор все же остановился на длинной изящной трубке черного цвета. И тогда, когда он уже протянул руку, чтобы взять свое сокровище, телефон неожиданно дико и противно зазвенел и (о, ужас) эксклюзивный телефончик превратился в его, подарок родителей. Свят заголосил и начал пятиться. А телефон не умолкал. Он разросся до огромных размеров и полетел прямо на Свята. Бедняга, не переставая верещать, закрыл лицо руками, чтобы не видеть этот ужас.
  Подскочив на постели, он часто-часто дышал. Бешенными глазами он стал осматривать комнату. Увидев источник этого дикого звона, он кулаком шибанул по клавиатуре, заставляя его заглохнуть.
  'Фака, фака, фака!' - Свята бил озноб.
  Дрожащими руками он держал зажигалку и пытался прикурить, но та прыгала из стороны в сторону, никак не желая попасть в сигарету.
  'Черт, они все сговорились что ли! Хотят довести меня до ручки или до веревки с мылом!' - взорвался Свят.
  Наконец ему удалось прикурить. Отшвырнув зажигалку, он затянулся. Кошмар постепенно отодвигался на задний план. Но настроение уже было испорчено хуже некуда на целый день.
  И с таким вот настроение Свят приперся в школу. По пути он одаривал всех злыми взглядами.
  'Долбанная школа!' - Свят никогда не испытывал к ней теплых чувств, но сегодня особенно.
  'Мазерфакермазерфакермазерфакермазерфакермазерфакер, - Свят понял, что зациклился на своем новом любимом слове, но повторял его про себя слишком быстро и оно слилось в одно непонятно на каком языке - Тьфу'.
  Плюнув в сердцах с досады, он, подперев щеку кулаком, уставился в окно. Сосед давно заметил мрачное настроение друга, но не стал лезть не в свое дело. Но услышав как тот разговаривает сам с собой, упоминая какую-то факу, он всерьез обеспокоился (а что вы хотите, чувак не знает английского и то, что такой язык существует в принципе).
  - Слушай, ты как? Нормально? - ткнув соседа локтем дабы привлечь его внимание, спросил он.
  Повернувшись, Свят окатил его таким взглядом, что бедняга пожалел, что вообще родился на свет.
  - Макс, а что, похоже, что я чувствую себя нормально? - сквозь зубы процедил Свят.
  - Нет, - замотал головой сосед.
  - Ну, так в чем дело? - Свят вновь вернулся к созерцанию пейзажа за окном.
  - А сейчас к доске пойдет..., - училка истории в простонародье Прыщ (добавка Свята Прыщ на заднем месте мазафака щет) выбирала очередную жертву.
  - Святослав, давай мы послушаем тебя.
  Училка со злорадным блеском в глазах (или так показалось, а нет, не показалось) посмотрела на ученика. Но Свят, не слыша ее, продолжал пялиться в окно. Макс наступил ему на ногу. Конечно, он постарался сделать это легонько, но перестарался.
  - А-а-я! - Свят с диким воплем подскочил на месте.
  - Боже, какое стремление к учебе и желание отвечать, - умилилась училка.- Похвально. Ну, давай же скорее выходи к доске, раз тебе не терпится.
  Свят долго пытался понять, чего от него хотят. Он посмотрел на Макса, отчаянно жестикулировавшего, показывая, что ему надо идти к доске.
  - А-а-а, факи... то есть ага, - Свят кивнул и медленно направился к доске, на ходу соображая, что вообще у них за предмет (что самое легкое) и что они проходят (это уже сложнее).
  Но, так и не придя ни к чему, он выхватил из рук ботаника, сидевшего на первой парте учебник.
  - Ты что? - изумилась училка.
  - Это я для храбрости, - пояснил Свят.
  'История, - прочитал он на обложке, - Вот ежкин факенщет!'
  Он и забыл, когда последний раз притрагивался к учебнику, не говоря уже о том, чтобы учить.
  - А можно вопрос повторить? - невинно улыбаясь, спросил Свят.
  - Золотая Орда, - училка начала хмуриться.
  - Золотая Орда. Конечно Пры... Зоя Михайловна, - зачастил Свят, но, словив негодующий взгляд училки, поправился, - Пардон Зинаида Михайловна.
  Училка кивнула и, сев на свое место, приготовилась слушать. Свят почесал макушку, честно пытаясь вспомнить, что такое Золотая Орда и кто ее, собственно, и за что озолотил.
  - Мы слушаем тебя Свят, - с нажимом сказала училка.
  - Ну, Золотая Орда это конечно нечто небывалое в истории. Лично мне так нравится эта тема. Она очень интересная и увлекательная. Я так рад, что вы вызвали именно меня на этот вопрос, - пустился Свят в пространственные рассуждения, но, покосившись на начинавшую тихо закипать училку, сменил курс своего повествования, - Итак, Золотая Орда. Что же это все-таки такое. Орда - это большая куча народа. При нападении они накидываются на врага и, образуя кучу мала, берут количеством, точнее весом. Ну, короче они давили всех авторитетом. Они же Золотая Орда были. Самая клеевая подпольная организация. Их главарь большая шишка степи и личного аксакала, то есть чума, точнее вигвама. Тутанхамон, то есть Тамерлан, тьфу ты Чингиздун был реально крут как супермен, спайдермен и сверху тетя кошка. Он недаром получил такое прозвище. Он порой как дунет, так всех на фиг сносит вместе с их чумами и вигвамами. Вот такая фака был этот Чингиздун. А еще был у него троюродный племянник двоюродной тетки жены его брата дяди его сводного отца. Его подпольная кличка была Ботай. Потому что парень реально ботал. По всему. Но особенно он ботал по фене. Вот такой реальный перец. Мало того он прошел пол Европы со своей методичкой в руках, в которой рассказывалось, как завоевать пол Европы. Получив награду на Каннском фестивале, он с почетом вернулся на родину и в пьяном угаре спалил пол Руси. Но по прошествии всерусийского бодуна, мы отстроились и застеклились. А потом Ботай помер. Шальная пуля скажите вы. Нет, подлый расчет. Вот такова история Золотой Орды.
  Свят перевел дух и взглянул на училку. Прыщ валялась под столом без чувств, прижимая учебник по истории к сердцу. Ребята в классе дико ржали, что дошло до Свята только сейчас. Он еще раз посмотрел на училку, почесал макушку, а потом, пожав плечами, сел на свое место. Тут же староста класса подотрите-задницу-всем-учителям-школы принялась приводить училку в чувство.
  - Ну, ты дал, - Макс похлопал Свята по плечу.
  - Блин, теперь мне точно четверка в четверти не светит,- вздохнул Свят.
  - Я бы даже сказал никогда в жизни, пока ты учишься у Прыща, - хмыкнул Макс.
  После истории Свят готов был разрыдаться. Прыщ привели в чувства, и она разразилась такой отборной бранью в адрес Свята и всего его рассказа, что тому стало стыдно впервые в жизни (да нет, у него есть совесть. Просто он ее не пользуется).
  Однако двойку не влепила (с чем Свят себя, мысленно, поздравил) и велела к следующему уроку подготовить реферат про нашествие Батыя.
  - Батый, Батый, а не Ботай, - упрямо твердила она, словно забивала гвоздь.
  - Могло бы быть и хуже, - Макс утешительно похлопал друга по плечу
  Свят корил нелегкую, вечно подбрасывающую ему неприятности, когда у него зазвонил телефон. Резкий дребезжащий звон заложил уши, а вибрация все тело содрогаться, словно в припадке эпилепсии.
  - Алло, - почти выкрикнул в трубку взбешенный Свят.
  Мало того, что эта гадость действует ему на нервы, так теперь ее увидел весь класс.
  - Привет Святослава, - прочирикала на том коне его мама.
  - Я не понял, зачем ты звонишь? - холодно сказал Свят.
  - Ну, зачем же ты так грубо, - делано обиженным голосом прогундосила его мама, - Звоню своему сыночку, поинтересоваться как у него дела, как его самочувствие, как у него учеба, не придираются ли преподаватели.
  Его мама могла бы еще долго продолжать в этом же духе, но Свят довольно резко перебил ее:
  - А все-таки?
  - Да просто чтобы опробовать твой телефон. Ведь у моего сыночка теперь есть сотовый. Дай думаю, позвоню, - весело прощебетала мама.
  'Гадкое ужасное не пойми что и сзади дырка! - в бешенстве подумал Свят, - С надписью 'made in Тараканедрищинск and Мухосранск'.
  - Ну, если это все, что ты хотела, то я отключаюсь. До свиданья мама, - раздельно произнес Свят и, не дослушав причитания, нажал отбой, - Во истину мазерфакер. И фазер тоже. Это ведь он купил мне эту хню. Каку факу, чтоб ее сзади в дырку карандашом.
  - Оба на. У нашего Святика появился телефон, - к нему тут же подскочил одноклассник, - Что ж ты до сих пор не похвастался?
  - Ты знаешь, что-то не хочется, - Свят поспешно засунул трубу в карман, но было уже поздно, - Я человек скромный не хвастливый.
  Ее уже в деталях рассмотрели все одноклассники. Свят вздохнул и, резко отодвинув стул, вышел из класса.
  
  Свят сидел в столовой и задумчиво смотрел на стоящую перед ним чашку чая. Словно ожидая, что оттуда вот-вот выплывет золотой карась и попросит его загадать три желания. На что Свят тут же прокричал бы: 'Сотовый! Сотовый! Сотовый!' На что карась ответил бы: 'Фака! Фака! Фака!' и уплыл.
  Свят резко помотал головой, отгоняя от себя идиотские мысли. За стол сел Макс и, молча, уставился на соседа. Свят даже не взглянул на него, продолжая гипнотизировать чашку с маниакальной настойчивостью.
  - Сочувствую брат, - Макс сжал плечо друга.
  'Китайский слон и африканский носорог тебе брат', - хмуро подумал Свят, но благоразумно не стал высказывать этого в слух.
  - Но ты не переживай, - продолжал между тем Макс, - Ну подумаешь, поржут немного. Когда-нибудь им это надоест. Они успокоятся и забудут.
  - Ага, - Свят повернулся к Максу, - а ничего, что меня блевать тянет всякий раз, как я вижу эту пародию на сотовый телефон, на нормальную человеческую технику. У меня из-за нее нервоз, невроз или как там правильно. Бессонница, депрессия и потеря аппетита.
  Голос Свята неожиданно сорвался на визг:
  - У меня может из-за этой факи жизнь ломается. Это моя трагедия. Крах личной жизни можно сказать.
  Брови Макса взлетел вверх, полностью спрятавшись под челкой (наверно им стало стыдно или они просто испугались).
  - Мужайся брат, - Макс еще раз сжал плечо Свята и поспешно ретировался.
  Свят всхлипнул и проводил того взглядом.
  'Вот так всегда', - вздохнул он.
  Выдохнув, он залпом осушил стоявшую перед ним кружку. Отставив, пустую посудину, он поморщился.
  'Там что, кто-то сдох в этом чае', - недовольно подумал он.
  Неожиданно он встретился взглядом с девчонкой, сидевшей за столом напротив. Та сидела, уставившись на него широко открытыми от удивления глазами. До этого она помешивала чай ложечкой, но сейчас ее рука замерла над чашкой.
  - Не свежий чай, - бросил он и поспешно пошел к выходу.
  Девчонка настороженно понюхала свой чай и, с сомнением посмотрела в сторону странного парня, выдохнула и также залпом опрокинула в себя содержимое чашки, издав не очень приличный звук, она кулаком стукнула себя в грудь.
  - Да не, ниче нормальный, - пожав плечами, заметила она.
  
  Вера и Юля встретились с утра в школе в вестибюле.
  - Привет, - Юля весело улыбнулась подруге и помахала рукой.
  - Ой, - Вера вздрогнула и спряталась за колонну.
  - Ты чего? - обиженно спросила Юлина голова, выглянувшая справа.
  - Там Страшилка, - тихо сказал Вера, пытаясь сжаться до микроскопических размеров.
  - И что? - не поняла Юля.
  - Я прогуляла последний урок, - опустив плечи, рассказала Вера.
  - А-а-а, понятно, - Юля снова улыбнулась.
  Голова скрылась, но через секунду снова появилась только теперь с другой стороны.
  - Все чисто Страшилка поднялась наверх, - доложила она.
  - Завтра контрольная, - чуть не плача сказала Вера, опускаясь на лавочку, - я ее завалю. И она меня сожрет. А потом меня сожрет Теленок за то, что я завалила важную годовую контрольную. А потом меня сожрет маман. А после того как я принесу домой годовую тройку, она сожрет меня еще раз. И тогда уже окончательно.
  - Не волнуйся, тебя на всех не хватит. Все откусят по кусочку или ты кончишься на Теленке, - хохотнула Юля.
  - Очень смешно, - процедила Вера, - У меня горе, между прочим.
  Вера подхватила рюкзак и, не сказав больше ни слова, потащилась к раздевалке.
  - Что за люди пошли! Совсем плохо с чувством юмора, - печально сказала Юля.
  Вера пробиралась по коридору урывками. Вспомнив некоторые фрагменты из шпионских фильмов и игр, она проводила на их манер разведку, чтобы не попасться на глаза Страшилке. Из-за угла она выставляла зеркальце и только после полного обзора местности она шла дальше. Так она перебиралась из класса в класс. Но все ее потуги были тщетны. Когда она пробрилась в класс биологии и в очередной раз выставила зеркальце прямо у нее за спиной раздался недовольны голос Страшилки:
  - Вера, что ты делаешь?
  Вера замерла на месте. С нее тут же сошло десять потов. Медленно она повернулась лицом к учительнице, встречи с которой так пыталась избежать весь день.
  - Что ты делаешь? - повторила вопрос учительница.
  - Да так, - промямлила Вера, - Иду в класс биологии. Биология у меня сейчас. Ага. В классе биологии. И я как раз туда иду. Сейчас. Ага. В класс биологии. Ну, я пойду?
  Вера хотела поспешно ретироваться. Она покраснела от того бреда, который только что произнесла.
  - Иди Вера в класс биологии. У тебя ведь биология сейчас. Вот и иди в класс биологии. Ага, - слегка, ошалело, сказала учительница и, не глядя на ученицу, пошла назад.
  Теперь была очередь Веры удивляться.
  'Довела человека до ручки, - подумала она, но тут же повеселела, - Ну кто же виноват, что она, гм, с ручкой'.
  Вера убрала зеркальце в рюкзак, больше не переживая по поводу встречи со Страшилкой.
  'Да она еще не скоро отойдет от нашего диалога. И теперь она будет ходить с зеркальцем, из-за угла выглядывать, что бы меня не встретить'.
  Вера представила себе эту комичную сцену и захохотала.
  
  - На себя посмотри! - крикнула Юля и захлопнула дверь с большим бабахом.
  Мимо случайно проходила ее знакомая.
  - Это ты так с кем? - посмотрев ошалевшими глазами сначала на дверь потом на Юлю, спросила та.
  - Да так, - Юля махнула рукой, - С училкой. Достала уже коза драная. Пусть засунет себе эти алгоритмы куда подальше. Там им самое место.
  Знакомая покачала головой и тихо на цыпочках пошла по своим делам.
  'Пипетка паралелограмная, швабра в квадрате, корень из плюс двух дур', - Юля использовала всю свою фантазию, выдумывая обзывательства для ненавистной училки.
  Эта нелюбовь сложилась у них с первого взгляда, с первой полконтрольной. И с тех пор они чуть ли не каждый урок поносили друг друга, на чем свет стоит. Иногда, правда, изображая холодную вежливость вынужденного военного перемирия. Как правило, при ответах у доски, после которых все возвращалось на круги своя.
  'Метелка троичной системы, прыщ на заднем месте Пифагора, кариес во рту Архимеда, перхоть в волосах, бородавка на носу, короче козлина', - Юля уже устала выдумывать гадости.
  Вздохнув, она оглядела пустое левое крыло второго этажа.
  'И даже пожаловаться некому. Рассказать, какая жаба сидит в этом кабинете'.
  Юля решила прогуляться по школе. Зайдя в туалет, она собрала все кусочки мыла и выкинула их в мусорное ведро. Открыв окно на распашку, она проорала:
  - Алгебру к такой-то матери', - И поспешно спряталась.
  'Цифры крестьянам, линейки рабочим'.
  Не удержавшись, в качестве инспекции зашла в мужской туалет. Проделав аналогичные действия, она довольная собой пошла дальше. Побродив до конца урока, Юля после звонка с независимым видом вошла в класс. Собрав свои вещи, она ни слова не говоря и ни на кого, не глядя, вышла.
  'Еще пялиться корова дойная', - хмыкнула Юля.
  
  Следующим уроком была литература. Жеманная учительница, возомнившая себя кисейной барышней двух вековой давности (судя по виду, а иногда и запаху, так оно и было), опаздывала. Она носила отутюженные манжетики и всякую лабуду, которую до нее Юля видела только на картинках.
  - Да, сегодня с алгеброичкой вы побили все рекорды, - сказала соседка по парте и единственная во всем классе подруга Юли.
  - То ли еще будет, - хмыкнула та.
  Вообще в классе все уже давно привыкли к этому. Когда математичка и Юля выходили на тропу войны, они, молча, взирали на происходящее действо. Знали, что встревать чревато. И глупо. И бессмысленно.
  - Может ты поаккуратней будешь? - с сомнением в голосе спросила Аня, - А то ведь скоро экзамены.
  - До экзаменов как мне до королевы Елизаветы. И вообще она баба злопамятная. Даже если я начну ей мило улыбаться и говорить всякую чушь типа: 'Как чудесно вы разложили решение этого тождества по полочкам' или 'О, без вашей помощи я никогда бы не догадалась, что это квадрат', - глумливо сказала Юля, - И вообще я такими вещами не занимаюсь. Конечно, у нас в классе есть такие товарищи, которые без мыла в одно место пролезут, но это точно не я. Пусть лучше она мне тройку вляпает, чем я буду ей в ножки кланяться.
  Под конец этой тирады Юля жутко разозлилась. Ее глаза метали молнии, а ладони сжались в кулаки.
  - Из-за этой старой карги у меня будет годовая тройка по геометрии. Но на экзамене по алгебре я за свою оценку еще повоюю.
  - Она легко может все испортить, - не отставала Аня, продолжая приводить доводы.
  - Блин. Может. Запросто. А что делать (да этот вопрос испокон веков мучил человеческие умы)?
  - Я не говорю о том, что нужно к ней подлизываться. Просто будь чуточку помягче. Потактичней что ли.
  - Это одно и тоже. Нет, Ань, как ты себе представляешь. Она будет поливать меня грязью, а я буду перед ней расшаркиваться, кивая головой как китайский болванчик и со всем соглашаться.
  - Но это же не смертельно. Ради аттестата. Так глядишь, она тебе и по геометрии что-нибудь хорошее поставит.
  - Ага, шиш с маслом она мне поставит. Она вредная тетка и ничего мне не поставит, - упрямилась Юля.
  - А ты вредная девка, - Аня обиженно надула губы и отвернулась, давая понять, что не желает с ней больше разговаривать.
  'Да, как бы сказал на моем месте Свят. Просто факинщет какой-то, мазафака щет', - подумала Юля.
  
  На литературе было совершенно нечего делать. И Юля решила поиздеваться над стихами Блока, которого они сейчас проходили. В прошлом году таким Макаром она изгадила 'Отцы и дети' Тургенева и 'Вишневый сад' Чехова. Схватив томик с половины Ани, она бросила взгляд на училку, самозабвенно рассказывающую о Блоке.
  'Итак, что тут у нас, - Юля принялась листать потрепанную книжку, - В соседнем доме окна жолты... О, то, что доктор прописал'.
  Юля пошире открыла книгу и положила на нее тетрадь, чтобы не захлопнулась в самый неподходящий момент. Прочитав сие творение, она стала задумчиво грызть ручку, ожидая, когда ее постигнет вдохновение. В голове пока крутилась только одна мысль, но она требовала доработки. Но уже через минуту мысли понеслись вперед, и Юля оформила стихотворение Блока.
  На листке она сначала написала вариант самого поэта, а потом то, что наваяла и подсунула его Аньке с довольным видом. Та тут же уткнулась листок. Слушать разглагольствования о мирной сельской жизни великого русского поэта ей не хотелось, так же как и Юле. Поэтому она была рада всякой возможности от этого отвлечься.
  
  Фабрика.
  В соседнем доме окна жолты.
  По вечерам, по вечерам
  Скрипят задумчивые болты,
  Подходят люди к воротам
  (Прям проходной двор какой-то).
  И глухо заперты ворота,
  А на стене, а на стене.
  Недвижный кто-то, черный кто-то
  (Наверно негры в простыне)
  Людей считает в тишине.
  Я слышу все с моей вершины:
  Он медным голосом зовет
  Согнуть измученные спины
  Внизу собравшийся народ.
  Они войдут и разбредутся.
  Навалят на спины кули.
  (Хапуги)
  И в жолтых окнах засмеются,
  Что этих нищих провели.
  
  Дубль два.
  В соседнем доме окна сперты.
  По вечерам, по вечерам
  Скрипят, распахнуты ворота.
  А за болты получишь сам ты по болтам.
  И тупо заперты ворота.
  А на стене, а на стене,
  Повешенный висит тут кто-то
  На длинном в ржавчине гвозде.
  Я слышу все с моей вершины.
  Он медным голосом всех шлет.
  И раздается лишь: 'Пошли вы'.
  И ведь народ идет, идет.
  Они пойдут и разбредутся.
  Навалят на спины люлей.
  И в лысых окнах посмеются.
  Ужо мы провели их как чертей.
  
  - Круто, - Аня рассмеялась, - Блок с Пушкиным в гробу перевернулись.
  - Они могут переворачиваться со скоростью до сорока раз в минуту в моменты моего вдохновения. По одному за каждую строчку, - Юля сложила листок со своим творением и убрала его в сумку.
  Литераторша уже бросал на их парту недовольные взгляды.
  'Еще не хватало, чтобы она тоже заценила мое творчество. Тогда проблем не оберешься'.
  Юля представила себе, что тогда будет. Училка просто грохнется в обморок или случится несчастный случай, остановка сердца, паралич. Решив, что к таким координальным мерам пока прибегать не стоит, Юля оставила Блока вместе с его стихами в покое и стала делать вид, что слушает.
  
  Звонок прозвенел с опозданием на одну минуту. Юля была жутко раздражена этим событием. Схватив сумку и покидав туда вещи, она что-то бормоча себе под нос, вышла из класса.
  'Вообще кошмар. Полный беспредел. Мало мы тут сидим, так нас еще и задерживать решили. Полный беспредел. Вроде бы всего минута. Но для нас она растягивается на полчаса. И для кого-то она может оказаться роковой'.
  Юля успокоилась только когда приземлилась в скверике на лавочку. Немного поднял настроение анекдот, рассказанный мальчишкой на скамейке неподалеку:
  - И жили они душа в душу. То он ей в душу наплюет, то она ему нагадит.
  'Мило', - анекдот ее откровенно порадовал.
  Окончательно ее настроение улучшилось, когда рядом с ней села Вера и протянула пакет сока. Предусмотрительная как всегда.
  - Я подумала, что мы захотим освежиться, - сказала Вера.
  - Нет, ты подумай, - начала жаловаться на жуткую несправедливость Юля, - Звонок дали на целую минуту позже.
  - Да? А я и не заметила, - Вера пожала плечами.
  - Интересно, чем вы там таким занимались, что не заметили такого кошмарного упущения.
  - У нас химия была. Нам показывали гибель Титаника. Опыт короче.
  - Причем здесь Титаник и химия? Вы че фильмы на уроках смотрите?
  - Нет. Просто нам показывали опыт, - еще раз терпеливо повторила Вера, - Кораблик утонул, а вода окрасилась в красный цвет.
  - А это наверно альтернативный конец. Корабль Титаник тонет в море, где обитает много акул-людоедов.
  - Бедные, - Вера грустно вздохнула.
  - Круто. Вот чем вы, оказывается, на уроках занимаетесь. Кораблики из бумаги делаете, а потом нещадно их топите.
  - А у тебя, что сегодня было? - поинтересовалась Вера.
  - Да так, все как обычно, - Юля припомнила все события сегодняшнего дня, - Поругалась с алгебраичкой. Снова. Это из основных новостей. Анька на эту тему устроила мне головомойку. Типа скоро экзамен и надо менять свое поведение в лучшую сторону, а то я покину школу с волчьим билетом.
  - У тебя ни один день без скандала с ней не проходит, - Вера зевнула.
  - Скорее ни один урок. Алгебра и геометрия, слава Богу, не каждый день. Кстати. Чуть не забыла, - Юля закопалась в своей сумке.
  Порывшись, она извлекла из свалки вещей на свет божий уже изрядно помятый листок.
  - Что это? - Вера взяла его и с интересом посмотрела на Юлю.
  - Посмотри и увидишь, - пробурчала та.
  Она жутко не любила, когда люди задавали тупые вопросы. Вера углубилась в чтение. Прошло несколько томительных минут. Наконец Вера закончила и вернула подруге листок со словами:
  - Факинщет мазафака! Оу щет. Фак, фак, фак. Шутка. Крутенько. Кого ты испортила на этот раз?
  - Я бы сказала, улучшила, - Юля отправила листок обратно в сумку, - На этот раз моей основной жертвой стал Блок. Ну, а Пушкин как ты догадалась, стал маленькой закуской. Или приятным дополнением к основному блюду. И вообще это несерьезно. Так развлечение.
  - Да ладно не обижайся, - Вера улыбнулась, - правда прикольно получилось.
  - Мне тоже нравиться, - Юля мгновенно отошла.
  Девчонки немного помолчали. Потом Юля рассказала Вере услышанный анекдот
  - Где-то я его уже читала.
  - А как у тебя сегодня? - поинтересовалась Юля, - Страшилка не подловила?
  Вера тяжело вздохнула, но потом задорно засмеялась.
  - Что? - не поняла Юля.
  Вера в подробностях рассказала ей о том, как она шифровалась все утро, но почти под конец она попалась. Правда, у этой истории был совсем другой конец. Неожиданный.
  - Наверно она устроила на тебя засаду, - предположила Юля, - Ну ниче. Теперь она долго к тебе приставать не будет.
  - Это уж точно. Лезть она ко мне больше не будет. А то я ее еще и не так заговорю, - Вера самодовольно улыбнулась.
  - На твоем месте я бы не обольщалась, - покачала головой Юля, - Она злопамятная. Как, наверно, все математичка. У них это в генах. И чебурашках.
  - Фа! - выругалась Вера.
  - Где-то я уже слышала это слово, - усмехнулась Юля, - Заразилась от нашего общего друга. Болезнь: мазерфакер. Диагноз: факенщет. Лечить: фак.
  - Кстати он обещал придти, - вспомнила Вера.
  - Куда? - не поняла Юля.
  - Сюда. Надо его дождаться.
  - Ладно. Так уж и быть. Дождемся.
  Девчонки замолчали. Они сидели, поглядывая по сторонам и потягивая сок через трубочку.
  - Фак! У меня сок кончился, - сказала Вера.
  - Какая трагедия, - Юля закатила глаза и тут же добавила, - Фак! У меня тоже. Свят определенно плохо на нас влияет.
  Вера рассмеялась, а потом спросила:
  - Ну и что будем с ними делать? - и она указала на пустые пакеты.
  Юля хитро сощурилась.
  - Ну раз помоек поблизости нет, то..., - она взяла Верин пакет и кинула его в сидящих неподалеку мальчишек.
  Пакет врезался одному из них в спину и отскочил в кусты так, что его теперь было не видно. Парень обернулся, удивленно оглядев близлежащие перед скамейкой окрестности. Недоуменно посмотрев на сидевших неподалеку подруг и, решил что они вне подозрений. Еще раз оглядевшись, но, так и не поняв, что же его стукнуло, он вновь повернулся к друзьям.
  Юля и Вера усердно делали вид, что о чем-то спорят, но сами готовы были взорваться от смеха. Юля отчаянно жестикулировала, косо посматривая на парней. Убедившись, что на них больше не смотрят, Юля, закрыв рот ладонью, рассмеялась. Вера указала на второй пакет, припрятанный за сумкой.
  - Подожди, кинем чуть-чуть попозже, - хитро улыбаясь, сказала Юля.
  Выждав минут пять, они повторили маневр. Но на этот раз Юля перестаралась. Пакет перелетел и врезался в другого парня и упал на скамейку прямо перед ним. Девчонки резко отвернулись.
  - Фак! Блин! Черт! - сквозь зубы процедила Юля, но в глазах ее плясали чертики.
  Парни о чем-то перешептывались. Как Юля не пыталась, она ничего не могла разобрать. Ни словечка, ни полбуковки. Смотреть на них она опасалась.
  - Может, пойдем? - с сомнением предложила Вера, опасаясь ответной реакции.
  - Нет, мы останемся, - Юля сощурилась, - к тому же надо нашего калеку дождаться.
  Прошло несколько минут, но так ничего и не произошло. Казалось, что парни про них просто забыли.
  'Наверно они решили, что это НЛО', - Юля еще раз, покосилась на соседей.
  Они все также сидели на скамейке и о чем-то болтали.
  - Да, похоже, они решили, что это точно не мы, - сказала Вера, но тут же оживившись, добавила, - Я тут недавно купила антологию Лары Крофт. Уже установила. Там так классно. Вообще круто. Ты должна на это посмотреть.
  - Сомнительно удовольствие, - Юля поморщилась, - Ну и как? Сколько игр ты прошла вчера?
  Она давно и хорошо знала о Вериной мании. Страсть к компьютерным игрушкам, а особенно к Ларе Крофт, которую Юля не жаловала сильнее всего на свете.
  - Ну, пару уровней, - задумчиво сказала Вера.
  - Да-да. Знаю я тебя, - хмыкнула Юля.
  - Там в одном уровне такая баба была, - пустилась Вера в воспоминания о пройденных уровнях.
  - Давай о Ларке говорить не будем, - Юля подняла вверх ладонь, - Stop!
  - Фак! - Вера глядела куда-то за спину Юли.
  - Чего? - но Юля уже поняла, что подруга имела в виду.
  Ей прямо в правую лопатку врезалось что-то маленькое. Юля резко обернулась. На земле валялся маленький комочек бумаги. Юля подняла на парней гневный взгляд и фыркнула. Ребята же довольные актом свершившейся мести, улыбались.
  'Ах вы сволочи!' - подумала Юля подбирая снаряд.
  - Э-э-э, Юль может не надо? - спросила Вера, наблюдая за подготовкой подруги к атаке и обороне одновременно.
  - Ну, сейчас мы им покажем, - с радостным блеском в глазах сказала Юля, вручая ей тетрадку, - Значит так, ты отвечаешь за оборону, а я займусь атакой. Прикрывай мой тыл. Вера бросила задумчивый взгляд на тыл и пожала плечами.
  Парни, поняв, что девчонки так легко не сдадутся, тоже зашевелились. Юля разодрала тетрадь, сделала бомбочки. Разложив метательные снаряды перед собой, она посмотрела на Веру довольная собой.
  - Все готово, - потирая руки, с задором сказала она.
  Юля повернулась лицом к неожиданным противникам. Они тоже успели подготовиться и сейчас просто сидели, тихо о чем-то переговариваясь и поглядывая на девчонок. Похоже, первыми они стрелять не собирались. Юля показала парням язык. Те в долгу не остались и тоже стали корчить рожи.
  - Детский сад, - сквозь зубы процедила Вера.
  - Получи фашист гранату, - Юля без предупреждения пустила первый снаряд.
  Не ожидавшие подобной наглости парни не успели отреагировать. Снаряд угодил темненькому парню, сидевшему ближе к Юле, прямо в лоб. Тут же в ответ полетел снаряд.
  - Вера, - крикнула Юля, наклонившись вперед.
  Та ловко отбила пущенный комок и победно потрясла тетрадкой.
  - Молодца, - Юля одобрительно улыбнулась и громко добавила, - 1:0 в нашу пользу.
  Парни переглянулись и стали бросать снаряды без пауз один за другим. Девчонки завизжали. Вера поняла, что отбиться от стольких ударов сразу ей не удастся, отбросила тетрадку и тоже начала обстреливать парней. Особенно светленького. Перестрелка переместилась из зоны лавочек к кустам. Ребята стали прятаться и исподтишка стрелять друг в друга.
  В очередной раз, когда Юлина голова высунулась из куста на разведку, ей по носу заехал шарик. Разозлившись от такой наглости, Юля подняла снаряд и пошла, разбираться с обидчиком. Зайдя ему за спину, она застала его врасплох. Кинув в упор шарик, она дала, было деру, но не тут-то было. Парень схватил ее за руку и принялся (домогаться, шутка) щекотать. К слову Юля очень боялась щекотки. Хохоча, как сумасшедшая она отбивалась в попытке вырваться, но у нее ничего не получалось. Тогда она тоже начала щекотать парня. Теперь уже хохотали оба.
  А в это время в соседних кустах Вера и светленький самозабвенно обстреливали друг друга, даже не заметив, что их осталось всего двое. Схватка была не на жизнь, а на смерть. Жестокая, кровавая, то есть слюнявая (а как вы думали, они эти шарики делают). Наконец когда они устали, то вернулись к зоне отдыха - лавочек. Познакомившись, они обменялись телефонами.
  Юля заметила, что к ним с одной стороны приближается грустный (аж жалко бедняжку) Свят, а с другой целенаправленно с грозным видом прямо в их сторону чешет дворник. Почуяв, что дело пахнет керосином, ребята поспешно ретировались. Пообещав позвонить, они разбежались в разные стороны, озадачивая противника, то есть дворника, неожиданным ходом. Вера и Юля, подбежав к Святу, ни слова не говоря, схватили его за руки и потащили подальше от грозного дворника.
  - А можно узнать. Куда мы так несемся? - меланхолично поинтересовался Свят
  - Точнее будет сказать от кого, - бросила Юля на бегу, - Меньше знаешь, крепче спишь.
  Когда они оказались в безопасности, девчонки выпустили Свята и перешли на шаг.
  - Ну, и что все это значит? - подозрительно просил Свят, - вы что, от тех парней удирали?
  - Нет, они здесь ни при чем, - отмахнулась Юля.
  - Как это не причем. Это наши сообщники, - весело засмеялась Вера, пытаясь отдышаться.
  - Просто мы поиграли маленько, - добавила Юля, тоже улыбаясь, - а дворнику это не понравилось. Вот и пришлось драть когти.
  - Ой, всыпят нам завтра, - проговорила Вера.
  - Ладно, так весело было, можно потерпеть. Зато с такими ребятами познакомились, - мечтательно произнесла Юля.
  Вера заметила, что подруга при этих словах искоса посмотрела на Свята.
  - А ты как? Как день прошел? - спросила Юля у друга, меняя тему.
  - Да так, - Свят с дрожью, вспомнил, как он лохонулся сегодня на истории и как маман выставила его на посмешище перед всем классом.
  Конечно, ему не хотелось рассказывать о своих промахах. Но с девчонками он делился всем. И этот раз не стал исключением. Свят рассказал им как чуть не довел училку по истории до сердечного приступа и как ему пришлось показать сотовый. Девчонки посмеялись над первым и посочувствовали второму, попутно рассказав, что произошло сегодня с ними. Юля дала другу заценить свое творение. Свят посмеялся от души, отпуская всех демонов, что целое утро терзали его душу. Стишок поднял ему настроение. Правда, улучшить до конца не смог. Вера хотела, было рассказать про веселую перестрелку во дворе школы и как они в результате познакомились с прикольными парнями, но Юля оборвала ее, с нажимом сказав, что Святу это вряд ли интересно. Она гневно сверкнула глазами на подругу. Свят тут же сказал, что ему интересно. Но Юля не стала давать никаких разъяснений, лишь сладенько улыбнулась. Свят нахмурился, но ничего не сказал. Девчонки пытались его разговорить, но он отделывался лишь короткими фразами и хмурыми взглядами. Девчонки махнули на него рукой и стали болтать о своем. Свят, молча, шел рядом, о чем-то напряженно размышляя.
  - Свят, ну не молчи. Скажи что-нибудь, - Вера потянула друга за рукав.
  - Плохо мне, отстань от меня, - вяло махнув рукой, сквозь зубы процедил Свят.
  - Типа отстань старуха, я в печали.
  - Ой, какой противный, - глумливо произнесла Юля, - На что обиделся то?
  - Да ни на что, - Свят пожал плечами, - Так просто.
  - Опять про свой телефон думаешь? - полюбопытствовала Вера.
  - И про него тоже, - Свят посмотрел на нее хмурым взглядом исподлобья.
  - Ладно тебе, - Юля махнула рукой, - Будет у тебя нормальная труба. Когда-нибудь. Может быть. Наверно. В следующей жизни.
  - Спасибо, - Свят состроил рожу, - Я так рад это слышать. Это так многообещающе. Так меня бодрит.
  - Рада, что от меня хоть какая-то польза, - в тон ему сказала Юля.
  Юля и Свят посмотрели друг на друга. Молча, они сверлили друг друга взглядами. Вера чувствовала, что они много чего хотят сказать друг другу. Но они не проронили ни слова. Вера уже хотела потихоньку слинять, оставив этих двоих выяснять отношения. Но Свят, отведя взгляд в сторону, тихо спросил:
  - Вер, у тебя что-нибудь новенькое поиграть есть?
  Все, Вера на коне. Она пустилась в рассказы о новом диске Ларки. Какой он клевый и замечательный. Какая там Ларка клеевая и замечательная. И что Святу непременно надо это увидеть и поиграть. Завтра же. Нет. Сегодня же она даст ему диск с доставкой на дом (благо он живет на этаж выше того же дома того же подъезда). Свят лишь, молча, кивал. А Юля шла рядом, вообще не слыша подруги. Отключившись от всего, она думала о чем-то своем.
  - Ладно, я пойду, - сухо сказала она через несколько минут.
  Вера недоуменно посмотрела на подругу. Свят же никак не прореагировал.
  - Я тебе позвоню, - сказала на прощание Юля.
  Кивнула и, повернувшись, потопала домой.
  
  С ее уходом обстановка несколько разрядилась, но Свят от этого не стал менее мрачным.
  - Да что с тобой? - наконец не выдержала Вера.
  - Да так, проблемы, - отмахнулся Свят.
  Свои мысли и что у него творилось на душе, он рассказывать не собирался. Есть вещи, о которых не надо знать никому. Даже близким друзьям. И это как раз было такой вещью.
  - Что за проблемы? - тут же последовал закономерный вопрос.
  - Долго рассказывать, - Свят явно не хотел делиться.
  Но до Веры это просто не доходило. Либо ей было на это наплевать.
  - Нет уж, будь добр расскажи, - не отставала она.
  Свят лихорадочно соображал, чего бы такого наплести. Он знал, что, прицепившись, Вера ни за что не отстанет. Но тут его мучительный мыслительный процесс был прерван звонком.
  - Фак! - Свят вытащил ненавистную трубу и, поднеся к уху, раздраженно бросил, - Ало.
  - Святослава, привет - звонко откликнулась трубка голосом мамы, - Ты уже закончил?
  - Да, - лаконично ответил Свят.
  - Чудненько. Когда ты будешь дома? - продолжила допрос мама.
  'Они достали уже, - Свят начал не на шутку закипать, - как у прокурора на допросе'.
  - Не скоро. А лучше вообще не жди.
  - А ты где?
  - Я гуляю.
  - А ты с кем?
  - С Верой.
  - А-а-а, с Верой. Хорошо. Тебе полезно ее общество.
  - Интересно, чем же? - язвительно поинтересовался Свят.
  - После общения с ней ты избавляешься от всех этих своих жаргонных словечек. Они просто отвратительны и режут мне слух.
  - Фак. Ты что имела в виду. Мазафака щет, тут так солнце печет. Что мазерфакер Вера? А-а-а. Она передает тебе огромный факенщет. От себя добавляю фака, фака, фака.
  - Свята, это ужасно. Зачем ты употребляешь эти мерзкие слова, - обиженно сказала мама-трубка.
  - Да мамуль и тебе большой-большой мазерфакер. Не забудь дать папе маленький кусочек. Фак, пока фак. Конечно фака, фака.
  Свят отключился и запихнул трубку обратно в карман, довольно ухмыляясь. Теперь он знал, что выводит мать из себя. Его словарный запас слов.
  - Да, жестко ты ее, - Вера хохотала на протяжении всего разговора и только сейчас смогла успокоиться.
  - Сама виновата, - сквозь зубы процедил Свят, - выставляет меня идиотом перед всеми.
  - Думаешь, она не понимает, почему ты так на нее злишься, - сказала Вера, все еще держась обеими руками за живот, заболевший от сумасшедшего приступа смеха.
  - В следующий раз я поеду выбирать телефон вместе с ними, - сказал Свят, - чтобы они не привезли мне очередную гадость. Хотя, хуже этого наверно не существует. Какая извращенная фантазия техника-садиста могла породить это. Эту ошибку человеческого разума.
  - Ну, начинается, - Вера закатила глаза к небу, - Уж поверь, хуже твоей трубы еще бывают. Сама лично видела. И ничего, живут люди.
  'По крайне мере она отвлеклась', - с облегчением подумал Свят, вступая с ней в спор.
  - Это не люди, это зомби. Их запрограммировали продавцы страшных телефонов.
  - Ну да, конечно. Что ты еще придумаешь?
  - Что еще? - Свят задумался, - А еще реклама сотовых телефонов - это гипноз. Она заставляет людей покупать телефоны по нескольку штук, даже если они им не нужны. Причем рекламируют не самые лучшие модели, а так рухлядь, отходы электронной цивилизации. Люди думают, что покупают новые телефоны, но им на самом деле подсовывают б/у.
  - Нда Свят. Ты болен. Диагноз - паранойя, шизофрения, депрессия, боязнь страшных сотовых телефонов, - с умным видом изрекла Вера.
  - Нет, Вера. Это ты больна. Диагноз - я думаю, что знаю все на свете. А на самом деле ни хрена я не знаю. Факинщет фак, - в тон ей произнес Свят.
  - Свят твоя тупость меня убивает, - поморщилась Вера, - Лучше пошли ко мне. Я тебе новую Ларку покажу.
  - А что уже уморилась? - хитро спросил Свят, не упуская случая подколоть подругу, - Ножки, ножки топайте по дорожке.
  - Щас кому-то топать нечем будет, - предупредила Вера.
  - А что? Ты наступишь мне на ногу? Ой, не надо. А то ступни превратятся в ласты, и придется передвигаться с помощью лыжных палок, - плаксивым тоном проговорил Свят, изобразив, как именно это будет выглядеть.
  - Пошляк, - Вера расхохоталась.
  - А что я? Я ничего, - Свят скромно потупил глазки, поковыряв носком ботинка асфальт.
  
  Юля шла в отвратительном настроении. Она специально выбрала самую длинную дорогу, чтобы хоть немного отойти до встречи с домашними. Хотя, чем больше она обо всем этом думала, тем больше злилась. Все те неприятности, что случились с утра в школе, уже стали пустяком и ушли, куда вглубь.
  'Вот козел'! - разорялась она, - Паршивая овца. Мы хотим все, но не дадим ничего. Ни фига у него не выйдет. Этот мазерфакер еще запоет у меня как... как..., а факинщет, не важно'.
  Юля махнула рукой. Ей уже все это порядком надоело, но она ничего не могла с этим поделать. Может от гордости, может из слабости. Поэтому все, что ей оставалось, это идти домой и ругаться на чем свет стоит.
  'Козел! Козел! Козел! - взорвалась Юля еще раз и ей кажется, стало легче, - Ничего сам не может долбанный инвалид. Даже с сотовым у него проблемы. Несамостоятельный ленивый тупица'.
  Юлю опять понесло, но она вовремя остановила поток мыслей, решив направить их в другое русло.
  'Ну и пусть сидит дальше. Зато сегодня с таким мальчиком познакомилась, ни в пример некоторым. Симпатичный, умненький, фигурка хорошая. Не то, что некоторые увальни. Колхоз Entertainment представляет'.
  Юля решила, что обязательно позвонит и встретиться с ним. Но уже один на один.
  'Верка уже взрослая девочка и со своим сама справиться, - решила Юля, - А этот будет выслушивать о наших похождениях. И пусть дуется как мышь на крупу. Сам виноват'.
  Юля улыбнулась. Она уже представляла себя с новым мальчиком. Как они идут в обнимку, а на встречу им попадается Свят собственной персоной. Как он, увидев их, застывает на месте с широко раскрытыми от удивления глазами. А Юля улыбается и, слегка помахав ручкой, идет дальше, о чем-то разговаривая со своим кавалером. А бедный Свят так и остается стоять на месте и лишь смотрит им вслед грустными как у побитой собаки глазами.
  Юля улыбнулась. Глаза ее сверкали.
  'Это будет ему хороший урок, - не без злорадства подумала она, - Жестокий, но он должен запомниться ему надолго. И вообще может, я с этим парнем просто общаться буду. А Свят если и прозреет, наконец, уже не подойдет. Он будет думать, что между нами что-то есть'.
  Юля поскучнела. Блеск в глазах пропал. Тяжко вздохнув, она шмыгнула носом.
  'Ну и ладно. Пускай. Будет молча страдать где-нибудь в сторонке. Нда, как и я, собственно, - Юля задумалась, - Ладно. Фиг с ним. Блин. Он мне всю жизнь отравляет скотина. Добаный урод! Ни минуты покоя из-за него. Все время лезет в голову. На фиг позвоню этому парню, и пусть что будет, то и будет. В конце концов, на нем свет клином не сошелся'.
  Поставив в своих размышлениях точку, Юля с серьезным лицом пошла дальше.
  
  Свят тихо-тихо открыл входную дверь. Через узкую щелку он просочился в коридор квартиры. Скинув обувь, он не стал надевать тапки, чтобы случайно одна из них не прошуршала по полу или не свалилась с него в самый неподходящий момент. Он просто взял их в руки. Тихо-тихо подкравшись к двери на кухню, он заглянул внутрь на предмет находящегося там оголодавшего родственника. Но там было пусто. Балкон тоже был чист.
  'Так, уже хорошо, - Свят перевел дух и направился дальше по коридору, - Теперь главное, чтобы она не вырулила раньше времени'.
  Безбоязненно пройдя мимо комнаты, куда они складывали все ненужное и где по совместительству обитали две их кошки, Свят подкрался к комнате родителей. Телевизор работал. Диктор на экране что-то вещал тихим голосом. Вот и все, что удалось увидеть Святу через слегка поднятую занавеску.
  Нужно сказать, что они не поставили себе двери, а просто повесили занавески (хм, может им так удобнее). Свят решил не искушать судьбу. Тихо-тихо он подполз к своей комнате и потянул занавеску на себя, вставая в полный рост. Но лучше бы он этого не делал. Прямо напротив него за компьютером сидела его мама и преспокойненько раскладывала свой любимый пасьянс. Свят нервно сглотнул. Благо, что мама сидела к нему спиной и не видела его. Свят медленно опустил занавеску.
  'Фак! Фак! Фак!' - он раздраженно попрыгал на одном месте, забыв про свою конспирацию.
  Хорошо хоть умудрился сделать это бесшумно. И мамаша продолжала играть в карты, ни о чем не подозревая.
  'В комнате телек врублен, я думал она там, - негодовал Свят, - Ну и что мне теперь делать? Рассекречусь, опять работой какой-нибудь завалит. Нет, надо валить отсюда'.
  Но идти Святу было некуда, да и не хотелось. Он надеялся тихо и спокойно порубиться в игру на компьютере, чтобы ему никто не мешал, не заваливал документами, которые срочно нужно напечатать. Но теперь все обламывалось. За компьютером сидела его мама, и доступ в его комнату был временно закрыт. А так как у нее свободный график и ненормированный рабочий день, сказать, сколько еще она тут просидит, не смог бы никто. Пожалуй, даже она сама.
  'Фак! Фак! Фак! - еще раз высказал свою точку зрения Свят, но уже без топанья ногами, - Что же делать, что же делать'.
  Свят лихорадочно искал выход из сложившегося положения. Попадаться матери на глаза ему отчаянно не хотелось.
  'Нужно куда-нибудь спрятаться. Вопрос только куда, - Свят огляделся, - Так, мамина комната сразу отпадает. Туалет с ванной тоже по вполне понятным причинам. Кухня и балконы мне тоже не подойдут. Может второй туалет?'
  Надо сказать, что они настолько любили своих кошек, что даже сделали им персональный туалет. Шутка. На самом деле они просто не знали, что сделать с этим помещением. И, в конце концов, забив на него как на общественно-полезное место, они расположили там отхожие места для своих питомцев.
  'Нет, на фиг. Там занавески нет. Это, во-первых. Поэтому любой проходящий мимо запросто меня там увидит. А во-вторых, запах там такой, что противогаз не спасет. Так что это сомнительное удовольствие тоже не рассматривается'.
  Оставалось лишь оно место в квартире. Царство кошек, заваленное мебелью и различным хламом. Именно туда Свят и направил свои стопы. Скользнув за занавеску, он огляделся. На полу не было ни единого просвета от завалов. Здесь все валялось вперемешку и громоздилось друг на друге кучами. На самом высоком месте сидела кошка. Опустив на Свята взгляд своих вечно затуманенных желтых глаз, она махнула хвостом. Животное явно было недовольно, что в ее царство кто-то вторгся. Вторая кошка обнаружилась тут же, она развалилась на кипе старых журналов. Хвостатая тварь потянулась, выставив вперед лапы с длинными острыми когтями в сторону Свята.
  'Чудесно, - Свят хмыкнул, - Какие милые и доброжелательные животные живут у нас под боком'.
  - Не волнуйтесь, я к вам не жить и, слава Богу, а ненадолго. Мне просто нужно спрятаться, - тихо сказал Свят.
  И тут же обругал себя последними словами за то, что отчитывается перед кошками. Не обращая более на них внимания, он кое-как переполз в дальний угол и спрятался за шкафом. Совершив эти не хитрые, но крайне опасные для здоровья манипуляции, он перевел дух. Кошки все это время насторожено следившие за непрошеным гостем, синхронно зевнули и отвернулись, потеряв к нему всякий интерес. Одна из них, главная, принялась вылизываться, а другая закрыла глаза.
  'Ну, вот и все. Здесь меня никто не найдет. Если конечно кошки не проговорятся, - Свят бросил на них короткий взгляд, но те уже не обращали на него внимания, - Когда мамаша свалит из моей опочивальни, я выползу отсюда и, наконец, поиграю в компьютер'.
  Решив, что так все и будет, Свят успокоился. Нда, агент 007 отдыхает.
  
  Свят сидел долго. Это мучительно и тяжко. Делать было совершенно нечего. Сначала он просто сидел, надеясь, что маман свалит в самое ближайшее время. Но минуты шли, а со стороны его комнаты не доносилось никакого шевеления. Свят решил начать считать минуты, но уже скоро это занятие ему надоело. Одна из кошек, посчитав, что он самый удобный в комнате предмет, решила поспать в его ногах. Но Свят не дал ее мечтам сбыться. Бесцеремонно скинув кошку, он громким шепотом велел ей убираться к бабушке мазерфакера. Бедное животное обиженно помотало головой и ушло в неизвестном направлении. Больше попыток штурмовать его ноги кошка не предпринимала.
  'Нда, попал, так попал', - вздохнул Свят.
  Он сидел, подперев щеки руками и глядя перед собой. Пробовал наблюдать за другой кошкой, так та дрыхла без задних ног. И вдруг, о чудо, Свят услышал звук, такой милый его сердцу, захлопывающейся двери. Вскочив, он станцевал ритуальный танец племени бумба-юмба. Выкарабкавшись из царства кошек и переведя дух, он вошел к себе в комнату, аккуратно опустил занавеску.
  - Ну что, все? Все, съела! - Свят выставил вперед обе руки с оттопыренными средними пальцами и прыгал перед стулом, на котором еще недавно восседала его маман, - Ха-ха. А я дома, а я дома.
  После долгих минут ожидания и ничего неделания, на Свята неожиданно накатил приступ истерического веселья. Попрыгав так еще с минуту, корча рожу, показывая различные конструкции из пальцев и других частей тела и что-то выкрикивая, он, наконец, успокоился. Переведя дух, он швырнул рюкзак, куда Бог пошлет. Размяв пальцы, он сел за компьютер. И вырубился из этой реальности.
  'Тук-тук Neo! Ты ушел от красной выдры!'
  
  Вера пришла домой и по обыкновению первым делом после эффектного откидывания рюкзака на его привычное место за кресло, первым делом включила компьютер. Вера брякнулась в кресло и уже думала-гадала, во что бы такое эдакое поиграть.
  'Черт! Фак! Я же забыла переодеться', - Вера стукнула себя по лбу кулаком.
  Тогда она решила пока поставить какую-нибудь Музычку для поднятия настроения, пока будет переодеваться. Но не знала какую.
  'Терион, Менсон, Сэм, Иванесенс', - гадала Вера.
  В мучительных догадках она просидела довольно долго, прежде чем ее выбор все же пал на Сэма. Это же для поднятия духа. С Иванесенс и Терионом он грохнется ниже плинтуса первого этажа. А с Менсоном улетит вверх, только его и видели. А Сэм был середнячком. Как раз то, что нужно.
  'А вообще, зачем я музыку включила, я же хотела поиграть, - недоуменная Вера потянулась к мышке, чтобы выключить Сэма, но тут ее осенило, - Фак! Я же хотела переодеться'.
  Совершив нехитрые манипуляции и подняв дух насколько возможно, она вновь брякнулась в кресло. Мышка металась от иконки к иконке. Вера долго думала, чего она хочет. Наконец выбор пал на Ларку. Она честно не хотела проходить все сразу, хотела растянуть удовольствие. Но руки так и чесались включить и бежать дальше по уровням. И Вере ничего не оставалось, как подчиниться. Свернув Сэма, она открыла Ларку и приготовилась к новым захватывающим приключениям. Но, не пробежав и десяти метров, Вера нажала на паузу. Она решила, что хочет есть.
  - Ну, и чего же мы хотим? - спросила она саму себя, сидя за столом на кухне.
  Думала, думала. Но ничего не выдумала, полезла в холодильник. Но там ничего не привлекло ее внимания. Ее взгляд лишь на мгновение дольше задержался на пакете с яблоками. Но потом пополз по полкам дальше.
  'Ни фига, ни фига, - Вера снова сидела за столом и думала чем бы таким забить желудок, чтобы можно было спокойно играть, - Знаю, хочу яблоко'.
  Вера полезла в шкаф, но нашла там только муку. В блюде яблок тоже не оказалось.
  'Так, интересное кино получается. И куда их дели! - Вера была обижена на весь белый свет, но потом ее озарило, - Попробую поискать в холодильнике'.
  И, о чудо, нашла. С большим, можно даже сказать огромным, удовольствием она откусила от яблока.
  'Фак! Я же забыла, что маман просила прибраться на кухне', - Вера чуть не подавилась фруктиной.
  Мгновенно вскочив, она надраила посуду и подмела пол. Сев за стол и еще раз откусив от яблока, Вера вспомнила, что не подмела коридор. Справившись и с этим, она вернулась на кухню. Откусив новый кусок, Вера вдруг поняла, что яблоко не хочет. Отставив в сторону недоеденный фрукт, она снова задумалась.
  'Так, хочу помидорку. Да-да. Такую красненькую, свеженькую, сочненькую', - Вера подобрала слюни и пошла к холодильнику.
  Слабонервным дальше лучше не читать!
  Мило улыбаясь и крутя в руках помидор, она нежно гладила его. А потом, кровожадно улыбнувшись, вонзила в плоть помидорки зубы и с упоением вгрызалась все глубже и глубже, разбрызгивая сок в разные стороны.
  Слабонервные могут вернуться к прочтению книги!
  Покончив с бедной помидоркой, Вера довольная облизала пальцы. Посидев за столом и решив, что, пожалуй, не помешало бы съесть еще чего-нибудь, она решила:
  'Хочу огурчик. Зелененький в пупырышку'.
  Но, вытащив огурчик, она решила, что хочет салат. Вновь зарывшись в холодильнике, она стала искать помидор.
  'Фак! - она вспомнила, - Помидорку то я уже съела. Салат отменяется'.
  Вера раздраженно бросила ненужный уже огурец обратно. Увидев на столе почти не тронутое яблоко, она решила, что, пожалуй, она его хочет. Схватив несчастный фрукт, Вера пошла в комнату.
  
  На удивление Юли, к ее приходу дома никого не оказалось. Это было здорово. Большая редкость в последнее время. Тут же врубив музыку на полную мощность, так что вибрировать, стали не только колонки, но также и стены и пол. Она радостно стала не то прыгать, не то танцевать. Но так продолжалось недолго. Нет, никто не приперся, просто Юля вспомнила, что хотела надеть завтра новый браслет.
  Она залезла в свою шкатулку с украшениями, но там искомой вещи не оказалось.
  'Фак! Куда же я могла ее деть?' - Юля задумчивым взглядом окинула комнату.
  Нет. Она не могла положить такую вещь на видное место, зная повадки своей сестры. К слову сказать, они с сестрой все время прятали друг от друга разные вещи. Все началось с того, что Юля нашла у сестры свой блеск и помаду, а та, в свою очередь, нашла на Юлю свое кольцо и ожерелье.
  Перерыв весь шкаф, Юля чуть не взвыла, браслета там не было.
  'Но я же помню, что убирала его сюда, - Юля в отчаянии огляделась, - Неужели эта выдра нашла его! Убью, убью, убью!'
  Юля в бессильном гневе ударила кулаком по полу, но тут же ее охватила жажда деятельности. Она закопалась в соседнем шкафу. Но ее постигло разочарование, ибо браслетом там и не пахло.
  'Факинщет, мазерфакер! Как там еще Свят ругался? - Юля была в бешенстве, - Убью. Точно убью!'
  Юля перерыла всю свою комнату. Но браслета нигде не было. Весь свой гардероб. Нет браслета. Свалила игрушки с верхних полок. Нет браслета. Вещи сестры. Нет браслета. Ее гардероб. Нет браслета. Юля выла как раненый зверь. Кто-то посмел украсть ее прелесть. Она прошла по развороченной комнате, по полу, на котором в обилии валялись вперемешку ее вещи и вещи сестры. Внимательно оглядевшись на предмет места, где она еще не перевернула с ног на голову. И неизвестно куда бы зашли ее поиски, но тут послышался звук открываемой двери, и на пороге возникла мама. Уронив сумку, она ошарашено посмотрела на учиненный беспорядок.
  - Нас ограбили? - спросила она, - Здесь побывали воры?
  Из комнаты вышла Юля и спокойно сказала:
  - Нет, это не воры. Это всего лишь я. Просто одна маленькая пакость уперла одну мою вещь, которую я безуспешно разыскиваю в течение последнего часа.
  - Дура безмозглая! - взорвалась мама, выплескивая все свое напряжение, - Не могла сделать это по-другому. Чисто и аккуратно. Надо было обязательно превращать квартиру в помойку.
  Юля закатила глаза и, молча, выслушивала эту гневную тираду, ожидая окончания.
  - Как поле после побоища. Как будто Мамай прошел, а за ним стадо гиппопотамов и слонов. А завершила все ватага психов.
  Мама замолчала, наполняя легкие воздухом перед очередной серией истерик.
  - Ты забыла сказать фак, - поджав губы, сказала Юля.
  - Фак...Что? - мама сначала сказала и только потом поняла, что именно, - Ты что мне зубы заговариваешь. Чему мать учишь мать твою. Фак, черт. Чему научила. А ну марш наводить порядок.
  - Слушаюсь и повинуюсь, - Юля демонстративно поклонилась и исчезла в комнате.
  'Нахалка!' - мама фыркнула и пошла, разгружать сумки.
  - Юля! - взвизгнула она, - Что ты сделала с моей кухней!
  
  Как сразу после ухода матери домой вернулся отец, Свят уже не слышал. Надев наушники, он с упоением мочил в Mortal Combat. От матери отец узнал, что сына дома нет, и не стал заглядывать в его комнату.
  Когда мама через час вернулась домой, то первый ее вопрос был:
  - Вернулся?
  - Неа, - ответил отец, пожав плечами.
  - Надо ему позвонить. Совсем от рук отбился, - разозлилась мама, - Шляется неизвестно где. Хоть бы позвонил, сообщил, что с ним все в порядке. Оболтус. Зачем ему только сотовый купили! Для красоты что ли!
  Если бы Свят услышав эту последнюю фразу, то дикий хохот сотряс бы десятиэтажный дом. Но так, как он преспокойненько в наушниках сидел в своей комнате, то дом остался в целости и сохранности.
  - Недоступен, - сообщила мама, отключая телефон, - Может, с ним что-нибудь случилось?
  Она побледнела и схватилась за сердце. Ну, точнее за то место, где оно должно быть.
  - Я этого не переживу, - прошептала она.
  Похоже, мама Свята вот-вот готова была грохнуться в обморок.
  - Гуляет себе где-нибудь спокойно, - скептически хмыкнув, сказал отец, - Вернется домой целехонький. Вот увидишь.
  - Как ты можешь так говорить! - накинулась на него мама, - Он же твой сын!
  - Серьезно?! - не моргнув глазом, парировал отец, - А я думал дочь. А то ты вечно Святослава или Свята его называешь.
  Мама, глубоко обиженная, чинно вывалилась из комнаты.
  - Надо Верочке позвонить. Он с ней гулял, - мама бросилась к телефону.
  - Ну? - отец вопросительно посмотрел на появившуюся в комнате через некоторое время мать.
  Хотя обо всем можно было догадаться по ее внешнему виду.
  - Она сказал, что Свят пошел домой, - чуть не плача ответила она, - Он П-Р-О-П-А-Л!!!
  Раздался дикий крик, полный скорби.
  - Ну, успокойся. Может, он куда-нибудь один по делу пошел, - отец поморщился.
  - По какому делу? Куда пошел? Как один! - продолжала стенать мамаша, - надо в милицию звонить. У нас сын пропал, а ты тут сидишь.
  - Тогда пойду его поищу, - отец был готов уйти куда угодно, лишь бы не слышать причитаний жены, - Пока не вернусь, никуда не звонить. Ясно!
  Мам всхлипнула и кивнула.
  Он всунул ноги в башмаки и ушел, громко хлопнув дверью и бормоча на ходу что-то нечленораздельное.
  'Что же делать?! Что же делать?! Я же не могу сидеть, просто сложа руки пока мой мальчик где-то пропадает', - жестом актрисы, играющей драматическую роль, она приложила ладонь тыльной стороной ко лбу и слегка отклонилась назад, всем своим видом выражая горе и отчаяние.
  Нужно заметить, что при ее комплекции эта поза ей ну никак не шла.
  Думала, думала, думала и придумала чем бы ей таким заняться, пока ее сын считается безвестно пропавшим. Это было полезно для души и для опять же комплекции.
  Мама Свята стала просто носиться по коридору, всплескивая руками, всхлипывая, вздыхая и изредка бормоча: 'Боже мой!'
  Наверно ее соседи снизу подумали, что здесь устраивается Всероссийский забег, либо соседи завели собачку комплекции носорог-слон.
  
  Свят сквозь визг, вой, и звуки ударов услышал какие-то посторонние шумы. Казалось, что где-то недалеко от него носиться стадо бизонов.
  'Это еще что такое?' - недоумевая Свят поставил игру на паузу и снял наушники.
  Шум усилился, и к нему еще добавились одиночные высказывания типа: 'Боже мой' и 'Где же ты, где'.
  'Нда. У кого-то совсем крыша потекла, - брови Свята поползли вверх, - Вот что значит не делать своевременный ремонт'.
  Ему жутко хотелось посмотреть, что же там происходит, но он помнил про свою конспирацию. Сообщать о месте своего нахождения раньше времени в его планы не входило, да и не хотелось, но любопытство все-таки пересилило желание еще порубиться в спокойной обстановке.
  Выгляну из-за угла в коридор, он увидел носящуюся взад-вперед мать.
  В свою очередь, мать, улицезрев его макушку, замерла на полпути не в силах вымолвить ни звука. Свят, ойкнув, поспешил скрыться за спасительной занавеской, но было уже поздно. Мать как ураган ворвалась в его комнату, попутно содрав занавеску, полностью скрывшую ее. В результате этого и временной потери зрения она врезалась в стол. Свят шарахнулся в сторону. Мама скинула занавеску и кинулась к любимому сыночку.
  - Свята! Урод ты мой несчастный. У меня чуть сердечный приступ из-за тебя не случился, - мама всего его облобызала и залила слезами (а может это были слюни и сопли ).
  - А что собственно у нас происходит? - Свят пытался вырваться из объятий мамаши.
  Но его попытки освободиться были тщетны. Ее стальная хватка не оставляла на это ни единого шанса.
  - Как что?! Ты же потерялся.
  - Никуда я не терялся, - проворчал Свят, - Сижу себе спокойненько в своей комнате. Никого не трогаю.
  - Ах ты, урод! - мама неожиданно со всей силы оттолкнула свое чадо, - Прятаться он надумал! Сидит тут, понимаешь безвылазно. И сотовый отключил.
  Свят слегка ошалел от такой резкой перемены настроения. Инстинкт самосохранения посоветовал ему спрятаться под столом. Что он тут же и сделал.
  
  - А теперь он еще и издевается! Что случилось? - мать чуть не померла, а он еще спрашивает, что случилось.
  - Фак! - выругался Свят, - Похоже, с конспирацией я немного перестарался.
  - Я вообще уже в милицию звонить собиралась. Объявления вешать. Писать заметку о пропаже нашего мальчика. Отец вообще искать тебя побежал.
  'Фак! Она еще и отца к этому делу подключила'.
  Хотя, зная свою маму, стоило бы удивиться, почему до сих пор его ищет только отец, а не весь их дом.
  Мама хотела еще что-то сказать, но тут из прихожей раздался звук захлопывающейся двери.
  - А вот, кстати, и он, - мама выпорхнула в коридор со всем возможным своим изяществом.
  Это останется у нас без комментариев.
  'Да, мазерфакер щет, попал, что называется по-крупному!' - Свят высунул голову из своего убежища.
  Но буря, похоже, уже миновала. Сейчас мама за что-то отчитывала на кухне папу.
  'Уф, пронесло', - Свят вздохнул с облегчением и вылез из под стола.
  Повесив занавеску на ее законное место, он вновь уселся перед компьютером. Но тут же комнате появилась мама.
  - Сына, ты совершил очень некрасивый поступок, - начала она.
  Свят молчал.
  - Мы с отцом просто в шоке от подобного поведения, - продолжала отчитывать его мама.
  Свят молчал.
  - Но вообще-то мы и сами виноваты (так, а вот уже что-то новенькое). Поэтому решили тебя не наказывать, - заключила мама.
  Свят стоически молчал.
  - Но с сегодняшнего дня, где бы ты не находился, сотовый всегда должен находиться с тобой и во включенном состоянии, - припечатала мама.
  - Нет!!! - вскричал Свят и бросился на колени, - Что угодно, только не это.
  - Труба должна быть включена, чтобы я могла в любое время связаться с тобой и узнать, где ты и все ли с тобой в порядке, - упрямо сказала мама.
  - Ну, пожалуйста. Лучше накажи меня. Да накажи меня. Ну, накажи меня.
  - Нет, - мама оставалась непреклонна.
  - Можно я буду включать его только дома. Молю. Такого позора я не переживу, - Свят воздел ней руки.
  - Нет. Всегда и везде. Я с собой всегда беру трубку мобильную, - на манер заставки к передаче пропела мама и добавила, вернее, добила голосом, не терпящим возражений, - Всегда и везде Святослава.
  И покинула комнату.
  'Ну и кака-фака' - Свят фыркнул и вновь занял свое любимое место перед компьютером.
  
  О том, что она сотворила, Юля поняла только потом. Когда пришел час расплаты, время уборки. Она решила особо не мучиться и комками и кучами засовывала барахло обратно в шкафы.
  'Хорошо хоть всего полквартиры успела растарабанить, а не всю', - подумала она.
  Мама периодически наведывалась в комнату. Проинспектировать процесс уборки. После учиненного на кухне беспорядка, она была жутко обижена на Юлю. Мало того к ней намертво прицепилось это чумное слово: 'Фак'. Она теперь постоянно повторяла его про себя, а иногда и вслух, чем очень веселила Юлю.
  - Тебе бы все смеяться, - фыркнула мама, - А в доме беспредел.
  В расстроенных чувствах она удалилась к себе в комнату смотреть мультики (шутка). (А может, и нет).
  Но самое обидное во всей этой истории было то, что искомый браслет так и не был найден. Юлю, это известие необычайно удручало.
  'Вернется домой, убью собаку!' - мстительно думала она о своей младшей сестре.
  Юля уже навоображала тысячу и один способ мученической казни с последующим убийством для своей 'обожаемой' сестры. Инквизиторы былых времен, оттачивавшие свое искусство пыток на ведьмах, изошли бы слюной от зависти, таким изощренным способам и полету такой фантазии, профессионализму и отсутствию жалости как таковой.
  Около часа ушло у Юли, чтобы привести квартиру в божеский вид. Игрушки пришлось раскладывать в рядок и по порядку. Книжки впихивать обратно, а вещи складывать аккуратно и рассовывать каждую по своим полкам.
  Наконец уставшая, проклявшая все на свете Юля закончила. Наведя последний лоск посредством стирания пыли на предметах мебели, она закончила с этой жуткой и ужасной приборкой.
  - Юля, - позвала мама.
  - Ползу, ползу, - устало отозвалась Юля.
  В прямом смысле этого слова она приползла в родительскую спальню. Может, действительно была без сил. А может просто давила на жалость, пытаясь тем самым пробудить элементарное сочувствие.
  - Очень мило, - только и дождалась она со стороны мамы, - Встань по-человечески.
  - У тебя нет сердца, - вздохнула Юля, натужно поднимаясь на свои две человеческие конечности.
  Правда, не совсем по-человечески.
  'Вот противная зануда', - подумала Юля.
  'Вот гоблин', - подумала мама.
  - Ну? - Юля вопросительно посмотрела на маму.
  - Мы с папой, - начала она, хотя было видно, что ей этого совсем не хочется, - решили купить тебе то, что ты давно просишь.
  'Неужели мотоцикл?!' - удивилась Юля.
  'Прицепилась как клещ', - недовольно подумала мама.
  Юля, молча, жала продолжения, замерев в предвкушении неожиданного подарка.
  - В общем, за не очень хорошее поведение, вечный бардак в комнате, кучу неприятностей, вечные шалости и сюрпризы, которые ты любишь подкидывать, - мама поняла, что несколько увлеклась и закончила сию торжественную тираду, - Вот!
  У Юли в руках оказалась небольшая коробочка. А на ней было изображено то, о чем она давно мечтала.
  - Ага, - только и бросил она, не отрывая глаз от коробочки, и скрылась в неизвестном направлении (в своей комнате), чтобы поскорее растарабанить упаковку и извлечь на свет Божий Это.
  Плейер. Маленький черненький. MP 3 плейер. Сбылась мечта идиотки. Юля бережно положила его на стол. Она не могла налюбоваться на свою новую игрушку.
  'Это конечно не мотоцикл, но тоже хорошо, - с умилением подумала она, - сойдет'.
  Она уже забыла о недавней уборке и весело беззаботно прыгала по комнате. Ей уже не терпелось поделиться своей радостью с друзьями. Она решила первым делом позвонить Вере. Но у подруги, вот черт, было занято
  Юля уже подсчитывал, сколько песен своей любимой группы она туда запихнет. Она уже представляла себя идущей по улице и победно взирающей на прохожих, вынужденных ловить шумы большого города, тогда как она наслаждается любимой музыкой.
  'Кайф мазафака. Вот это кайф. Вот это жизнь', - сейчас на душе у Юли было радостно и весело, что бывало крайне редко.
  Но все же бывало. Мама заглянула в комнату. Она лишь хмыкнула и решила не прерывать хорошего настроения дочери.
  
  Мама Веры вернулась домой и халява кончилась. Мама сказала: 'Стой!', и Вера остановилась. Мама сказала: 'Делай уроки!'. Вера вздохнула и стала доставать учебники. Просто ничего другого ей не оставалось. И мама ушла. А Вера осталась.
  Разложив на столе учебники и тетрадки и, создав вид бурной деятельности, Вера задумалась. О чем бы вы думали? О жизни?! Нет, она не смотрит так далеко и глубоко. Она думала, чем бы таким занять себя. Уроки учить в лом. И вообще скажите мне, какой уважающий себя ученик десятого класса будет дома делать домашнее задание! Стыд и позор. Тут дай Бог раз в месяц в стенах школы появиться или рядом с этими самыми стенами пройти. А домашку? Домашку можно и у ботаников скатать. Недаром же они существуют. Благо они еще не перевились. И одного, двух в каждом классе еще можно встретить.
  Вера решила потихоньку, пока мама не слышит, позвонить кому-нибудь. Ради разнообразия она решила сначала позвонить Святу. Она помнила, как недавно звонила его мама и спрашивала, не у нее ли Святик. Случайно.
  'Этот Святик самогадик не у меня случайно. И не случайно тоже', - подумала она.
  Тогда ей было не до всей этой истории, и она не стала особо вдумываться в слова его мамаши. Она как раз махалась с самым сложным боссом. И для нее это было наиглавнейшей задачей.
  Но сейчас ее подгоняло любопытство. Его такого там отчебучило это лохматое чудовище. И чем там все закончилось.
  - Привет, - весело поздоровалась Вера.
  - Виделись, - как обычно в своей меланхолично - тормознутой манере бросил Свят.
  - Ну, рассказывай, - потребовала Вера.
  - Чего рассказывать? - не понял Свят.
  - Как подсекал, как подрезал. Шутка. Чего мне твоя мамка звонила. Тебя искала.
  - А-а-а. Это. Она уже и тебя достала, - Свят хмыкнул, - Ну пошутил немного. Вернее хотел избавиться от печатания документов. Только и всего.
  - Только и всего, - недоверчиво отозвалась с той стороны Вера.
  - Ну не совсем конечно, - Свят почесал макушку.
  Немного помявшись, он все же пересказал ей общую картину произошедшего со своими собственными комментариями.
  - Этак ты скоро предков в гроб вгонишь, - Вера покачала головой, - Не хорошо так над мамкой с папкой издеваться.
  - А они надо мной! - возмутился Свят, - Заставляют пахать круглыми сутками. Еще и уроки заставляют делать. Не дают на компьютере поиграть. А теперь еще нужно эту зубодробилку постоянно с собой носить. Да еще и включенную, чтобы они могли в любой момент со мной связаться.
  На последней фразе Свят в точности передразнил свою маму. В трубке тут же послышался смачный шлепок.
  - Ну и что это было? - поинтересовалась вера.
  - Тяжелый крейсер под названием: 'Мама шла и подслушала' продвигался на кухню и зацепил меня верхним крайним бортом.
  - Не повезло, - Вера усмехнулась, - Вынуждена с прискорбием сообщить новость для тебя. Сотовые телефоны для того и нужны, чтобы посредством их связываться между собой, где бы люди не находились. Очень полезная, между прочим, штука.
  - Да будет новость тебе сообщена вот. Со мной уже связывались таким посредством. Очень полезная штука на... Если ты еще помнишь. Хотя кроме того, что Крофт зовут Ларка, ты вряд ли помнишь что-то еще.
  - Необычайно длинная фраза для тебя. Мозги не заклинило? - участливо поинтересовалась Вера.
  - Представь себе, нет, - огрызнулся Свят, - Все, я пошел дальше наслаждаться выстраданной свободой и покоем.
  
  - Привет, - весело сказала Юля.
  - Привет, - отозвалась Вера.
  - До тебя фиг дозвонишься. У меня такая новость, а у тебя занято и занято, - пожурила Юля, - Проще до Гитлера в бункере дозвониться.
  - Это сначала в Интернете сидела. Потом Святу звонила. А потом маман телефон заняла. И что за новость? - с интересом спросила Вера,
  Юля выдержала театральную паузу.
  - Мне... купили... то..., о чем... я..., - начала Юля с паузами через каждое слово.
  - Ты в лоб получишь, если не начнешь по-человечески разговаривать, - в нетерпении пригрозила Вера.
  - А я как, по-твоему, делаю, - обиделась Юля, - по-собачьи что ли!
  - Ну!
  - Куку, - передразнила Юля, - Ладно для особо непонятливых. Мне... купили...
  - То, о чем ты. Это я уже слышала. Дальше давай.
  - Давно мечтала. Правда, до восьмого марта еще пара дней, - сказала Юля, но, услышав грозное сопение подруги, быстро добавила, - Мне купили уши.
  И замерла, зажмурившись от удовольствия.
  - Не поняла!? Какие уши? - изумленно спросила Вера, - а что у тебя раньше ушей не было?
  -Дура! - беззлобно бросила Юля, - уши с музыкой, если так тебе будет понятней.
  Юле было просто необходимо похвастаться. Рассказать, поделиться этой прекрасной новостью. Но Вера ни в какую не понимала, чем у же действительно радуется Юля.
  - Уши с музыкой. Круто. Музыка, вживленная в уши. Зашибись. А как ты ее включаешь? Через нос, - восхитилась Вера.
  'Нда. Тяжелый случай, я бы даже сказала клинический', - Юля поджала губы, а в слух сказала:
  - Ладно, раз ты не понимаешь. Дубль три. Мне подарили плейер.
  - Так у тебя же уши с музыкой?! Зачем тебе еще и плейер? - искренне удивилась Вера.
  - Забудь про уши! - взорвалась Юля, - Это я плейер так называю. Уши. А подарили мне только плейер, а не уши. Понимаешь? Уши - это я так плейер называю.
  - А-а-а, - наконец прониклась Вера, - Так бы сразу и сказала. А то уши с музыкой. Поди, разбери, о чем ты там говоришь.
  - Все просто как петрушка.
  - А я тебе, что расскажу. Ухохочешься, - Вера в подробностях поведала подруге о выходке Свята.
  - Прикольно. Ничего лучше придумать не мог. У себя дома прятаться, - хмыкнула Юля.
  Тут же с той стороны трубки раздался недовольный голос:
  - Ты уроки вообще сегодня делать собираешь?
  - Конечно мам, - прикрывая трубку, ответила Юля, - вот сейчас договорю и сразу за уроки.
  - Смотри! - пригрозила мам, - На счет плейера я могу и передумать.
  Показав маме язык, Юля вернулась.
  - Слушай, ты не против, если я буду разговаривать с тобой и попутно делать уроки?
  - Нет, мне, кстати, тоже нужно ими заняться.
  Не будем останавливаться на том, чтобы расписывать повадки старшеклассников. Ограничимся лишь тем, что сделать домашнее задание - это значит посмотреть какие уроки завтра и покидать необходимые учебники и тетрадки в сумку. У школьников, у которых родители периодически проверяют, как трудятся их чада, задача несколько увеличивается. Им необходимо сделать развал на столе и делать вид старательный, что они что-то пишут или читают с сосредоточенными выражениями на лицах.
  Вера и Юля относились ко второму типу. Поэтому, разложив необходимое на столе, они вновь принялись болтать, как ни в чем не бывало. Через час им пришлось прерваться. Вериной маме потребовался телефон. Поэтому сидеть над учебниками дальше пришлось в одиночестве. Юля хотела позвонить Святу и ему похвастаться новой игрушкой, а заодно и посмеяться над его издевательствами над предками. Но, вспомнив, как долго ей пришлось объясняться с Верой, она забила на эту идею. Честно говоря, она еще немного злилась на Свята и пока особенно не горела желанием с ним разговаривать. Как, наверное, и он с ней. Вместо этого она решила позвонить мальчику, с которым познакомилась днем во дворе школы. Выудив бумажку с телефоном из своей необъятной сумки, в которой мог затеряться Чингисхан со всей своей огромной армией, она, дрожа от нетерпения в предвкушении разговора, набрала номер, указанный на бумажке.
  - Алло, - услышала она в трубке его голос.
  Но пока оставим их. Что это? Начало новой любви, временная шалость, большая дружба или вообще ничего, пока говорить рано. Время покажет. Если бы здесь был Свят, он бы сказал так: 'А время? Время всем покажет... фак!' Может он и прав.
  
  Как только мама выпустила из рук трубку, Вера кинулась на нее хищной птицей. Чахнуть над учебниками в одиночестве ей уже успело надоесть. Она, было, набрала номер подруги, но услышала лишь частые гудки. Через пару минут она попробовала снова. Длинные гудки пять минут. Вер повторила маневр. Но ответом опять были длинные издевательские гудки.
  - А-а-а! - завопила Вера, - на кого же ты меня покинула. Наверно на учебник геометрии.
  Вера от скуки взяла оный. На дом им задали выучить какую-то теорему, которую Вера, о ужас, начала читать.
  К слову сказать, Вера за все годы обучения науке геометрия не выучила ни одной теоремы, кроме конечно знаменитой теоремы Пифагора. И то только название. И то просто случайно запомнила. Училка на уроке слишком часто повторяла.
  'Нет, в такой обстановке совершенно невозможно работать' - уже через пару строк Вера с раздражением откинула учебник, - Кто вообще мог такую муть написать. Натощак не выговоришь, без сто грамм не разберешься'.
  На этом ее продвижения в познания такой науки как геометрия окончились. Учебник полетел в сумку. На столе его заменил, о ужас, учебник химии. Для Веры это всегда был темный лес. Как и вся школа, в общем. Просто на каждом уроке она попадала из одного в другой. Прям напасть какая-то.
  И исключением составлял только английский я зык. Она хорошо знала алфавит (вау, какая молодец). И даже десять английских цифр. Шутка. Она могла поддержать разговор на английском, смотреть фильмы и играть в игры без перевода и писать на английском. Вот так-то. Это вам не фигушки воробьям показывать.
  Вера с тоской поглядела на компьютер. Когда он делала уроки, то тот был выключен. На этом настояла мама.
  'Можно подумать, что так он меня не отвлекает', - мелькнуло у Веры.
  Она погипнотизировала учебник взглядом, исполненным тоски. А потом, взяв трубку, быстро набрала номер.
  - Привет, - сказала Вера.
  - Привет, - недовольно отозвалась трубка голосом Свята, - Я же просил тишины и покоя.
  - Все, время тишины и покоя кончилось. Мне скучно.
  - Что Ларка уже надоела? - ядовитым тоном поинтересовался Свят.
  - Представь себе нет, - невозмутимым тоном отозвалась Вера, - Просто маман велела вырубить комп и заставляет меня делать домашнее задание.
  - Какой ужас, - без тени сочувствия в голосе произнес Свят.
  - А тебя что не заставляют уроки делать?
  - Фак с тобой, какие уроки, - аж возмутился Свят, - Делать мне больше нечего. Ага. Только уроки учить и осталось.
  - А что тебе еще делать.
  - Ну, в данный момент я гоняюсь, и ты меня прервала на очень важном моменте. Я как раз должен был вписаться в очень крутой и опасный поворот, - как о деле исключительной важности поведал ей Свят.
  'Нда, каждый сходит с ума по-своему. Свят так', - мелькнуло у Веры.
  - А давайте 8 марта у меня отметим! - вдруг предложила она, - В чисто семейном кругу. Только ты, я и Юлька.
  - А это идея, - подхватил Свят.
  Нужно отметить, что пил он как свинья, но не пьянел как сволочь, а всегда оставался трезвым как скотина. Вино как газировку хлестал.
  - Маман дома не будет. А дед смотается в гараж.
  - Только не в самое 8 марта. А то у моих предков уже планы. И я в этих планах присутствую как непосредственный участник, - с грустью поведал Свят.
  - Само собой. Я вот думаю в субботу. Сразу после школы, продолжала развивать свою идею Вера, - Вы бросите рюкзаки, сделаете предкам ручкой и ко мне.
  - Я согласен.
  - Вот и чудненько, - Вера весело улыбнулась в предвкушении праздника.
  
  - 8 марта говоришь. У тебя говоришь. Отметить говоришь, - задумчиво сказала Юля.
  - Я говорю. У меня говорю. Отметить говорю, - подтвердила Вера.
  - Ну, я не з-н-а-ю, - протянула Юля.
  - Нет, такой ответ не принимается. И вообще, я тебя не спрашиваю, я констатирую факт, - резко сказала Вера, - Так что субботу не забивать. Планов не придумывать.
  - Как скажешь, - усмехнулась Юля, - А как наша ошибка природы? Согласен?
  - А куда он денется. К тому же это его профессиональный праздник как выяснилось. Забыла что ли?
  Девчонки посмеялись.
  - Ни фига. Уже не его, - бросила Юля.
  - Почему?
  - А его уволили за профнепригодность. И вообще, он face-контроль не прошел.
  - Бедный, - цокнула языком Вера, а кстати, почему у тебя все время было занято?
  - Да так, - загадочно сказала Юля,- Болтала тут с одним молодым человеком.
  - А вот с этого места поподробней, - заинтересовано сказала Вера.
  - Ну, уж нет. Интимные подробности нашего разговора я тебе не скажу, - запротестовала Юля, - Читай откровения в завтрашних газетах. Цветные фото прилагаются.
  - Как у вас все быстро, однако, - Вера вновь поцокала языком, но теперь с явным укором, - А все-таки.
  - Нормально все, что ты так переживаешь.
  - Я то не переживаю. Но есть один человек, который..., - начала, было, Вера.
  - В пень, - еще раз выразила Юля свое мнение по этому поводу.
  - ...или будет переживать, когда узнает, - закончила Вера.
  - В п-е-е-н-ь, - закончила Юля одним-единственным веским доводом.
  - Ну, как знаешь, - Вера решила не лезть в эти дела, подумав, что молодые бранятся, только тешатся. И вообще они взрослые люди, сами разберутся.
  'Если только им помочь', - со вздохом добавила Вера.
  Она прекрасно знала о вспыльчивых и не в меру гордых характерах своих друзей. Можно с уверенностью сказать, они друг друга стоят. Что та ему на ногу наступит, что тот ее за волосы оттаскает.
  Вот такая она, правда, жизни.
  - А вообще тебе бы тоже не помешало, - сказала Юля.
  - Ты знаешь, мне бы действительно не помешало свободное время в Интернете и поменьше внимания со стороны маман.
  - Да нет, я не об этом, - отмахнулась Юля, - Позвони тому другому челу. Он еще светленький такой. Он же вроде дал тебе свой номер.
  - Дал, - подтвердила Вера.
  - Ну, так вперед.
  - Не хочу.
  - Что значит, не хочу! - Юля чуть дар речи от удивления не потеряла.
  - Не хочу и все, - упрямо гнула свое Вера.
  - Нет, вы посмотрите на нее...
  - Да, посмотрите на меня. Нет, не смотрите, я не причесанная, - глумилась Вера.
  - А ну цыц, когда старшие разговаривают, - прикрикнула на нее Юля, - такой мальчик хорошенький к ней интерес проявил. А она, бац в кусты. И по-пластунски назад в пещеру. Нет, так дело не пойдет.
  - Ну что ты прицепилась как пиявка к голому телу, - поморщилась Вера, - пока я звонить не хочу. Пока что. Временно. Довольна!
  - Нет. Я ведь знаю, что ты не позвонишь. Тебя не проконтролируешь, ты ничего и не сделаешь.
  - Чего тебе от меня надо? - жалобно спросила Вера
  - Так, загибай пальцы. Выдать тебя замуж, погулять на твоей свадьбе и поиграть с твоими детьми, - бесстрастным голосом перечислила Юля.
  - А-а-а. Э-э-э. Я-я-я. Бл....я-я-я...ы-ы-ы, - Вера аж задохнулась.
  Только не понятно от чего. От Юлиной наглости или от собственного удивления.
  - Я знала, что ты это скажешь. Цель ясна, а теперь приступаем к выполнению плана 'Бабы боссы'.
  - Барбаросса, - машинально повторила Вера.
  - Это у военачальников был план Барбаросса, а у нас план 'Бабы боссы', - не согласилась Юля.
  'Нда, попала, так попала', - мрачно подумала Вера.
  - Ну, так как? - спросила Юля.
  - Ну, так где?
  - Ты или как или че.
  - Я ниче и ни в чем.
  - Все хватит мне цирк разыгрывать, - надоело Юле, - Звони своему будущему мужу.
  - Круто, - без особого энтузиазма в голосе отозвалась Вера, - А мне ему так сразу и сказать: 'Привет будущий муж'.
  - Ну, зачем же так сразу. А то еще обалдеет от счастья. Сразу в ЗАГС потащит. А сейчас оно тебе не надо. Вот школу закончишь, тогда и в самый раз.
  - Здорово. Ты мне уже всю мою биографию расписала на дцать лет вперед? - поинтересовалась Вера.
  - Ты знаешь, нет, - честно ответила Юля, - сейчас как раз на пенсии остановилась. Что-то в голову ничего путного не приходит. Может, подкинешь идейку?
  - Раз уж ты проявила столь большой интерес к моей персоне, то и заканчивай сама.
  - Как скажешь. Тогда пойду, подумаю. А ты пока позвони.
  - Ага, обязательно, - сказала Вера и тихо, мимо трубки добавила, - Вот сразу после пенсии и позвоню.
  - Чего-чего? - не расслышала Юля.
  - Всего-всего хорошего, - глумливо отозвалась Вера, - Позвоню, может быть. На неделе в следующем месяце позапрошлого года.
  - Ладно, мне действительно пора. Но мы еще вернемся к этому разговору.
  
  В школе на следующий день Юля и Вера не виделись. Вера в душе очень этому порадовалась. Ей вовсе не улыбалось, чтобы и тут подруга пилила ее и заставляла позвонить белобрысому парню.
  'Откуда этот белый черт взялся на мою голову', - уже в который раз недовольно подумала Вера.
  А когда кончились занятия, Юля убежала на встречу со своим будущим мужем. Очередным. В какой-то степени Вера позавидовала подруге. Та так легко ко всему этому относилась. Не то, что она сама. Конечно, Юля шутила и про будущего мужа и про пенсию. Но в ее словах было над чем задуматься. Вера и сама наверно с абсолютной уверенностью не смогла бы сказать, почему она не позвонила тому мальчику. Не захотела, не понравился или испугалась. А если испугалась, то чего? Его, себя, чего-то нового или всего сразу.
  'Ое-е-е!' - Вера вздохнула.
  
  Свят решил быть паинькой, чтобы предки не передумали и не наказали его. Сразу после школы побежал домой. И не гоняться, а печатать документики. Так что Вере некому было составить компанию. Все прогулки на сегодня отменялись. Ее друзьям стало не до нее. Ей оставалось лишь брести домой в гордом, но подавленном одиночестве.
  ' А ведь сейчас я тоже могла бы быть не одна. А с этим парнем, - подумала Вера, - Мы могли бы устроить двойное свидание либо одиночное'.
  Неожиданно Вере очень захотелось позвонить этому блондинчику. И она уже готова была это сделать. Даже ускорения своему шагу прибавила. Но когда она дошла до дому, ее запал кончился. Недолго музыка играла. А, зайдя в квартиру, Вера уже абсолютно точно знала, звонить она не будет. Особенно особям мужского пола. Ну, за исключением Свята. Но его за особь мужского пола она уже давно не считала. Он был для нее чем-то средним между хорошей подружкой и противным соседом.
  Вера помнила, что вчера говорила ей Юля. Знала, что это все говорится не для того, чтобы ее обидеть, а потому что подруга действительно желает ей добра. Хочет, чтобы у нее все было хорошо. Юля стремилась достучаться до подруги, пробудить ее от спячки в собственной норе в обнимку со своими комплексами.
  'Комплексы есть у любого человека, - говорила она, - Хоть один тощенький и плюгавенький, но есть. Вот, например, у меня их куча. Но это если брать по отдельности. А все вместе гармонично развитая уверенная в себе личность. И так обо мне думают все остальные'.
  'Дело не в том, что я преподношу, а как я преподношу, - тоже было Юлиной фразой.
  Они много раз говорили на эту тему. Возвращаясь к ней всякий раз с завидным упорством стада баранов, так и не приходя в итоге ни к какому консенсусу.
  Почти все Юлины попытки проходили впустую. Вера либо не слышала, либо просто не хотела слушать. Она придумала свой мир, в котором от всех пряталась. И из которого Юля стремилась ее вытащить, но Вера отчаянно сопротивлялась.
  'Может быть, когда-нибудь, не сейчас, позже', - это был еще не полный перечень слов, которыми Вера обычно пыталась отделаться.
  И Юля сдавалась и отступала, но всегда ненадолго.
  Вера бросила короткий тоскливый взгляд на трубку телефона, но руку не подняла. Вместо этого она включила компьютер и запустила, угадайте что! Конечно Ларку. Но любимая игрушка сегодня не доставляла ей удовольствия. Не поиграв и пятнадцать минут, Вера отключила компьютер. Побарабанив пальцами по столешнице, она задумалась над глобальной проблемой человечества. А именно: что же ей делать дальше.
  Она взяла трубку и потыкала цифры. Решив излить душу Святу, а больше не кому, она с разочарованием услышала голос его мамы, веселой как всегда ('как жизнерадостный рахит' - недовольно подумала Вера), сообщившей, пишу дословно: 'Дорогуля, Свята занят. Он печатает документики, и просил его не тревожить. Но ты не волнуйся, их немного. Когда закончит, скажу, чтобы он тебе перезвонил. Пока-пока'.
  'Кака-фака. И тебе того же, тем же и туда же', - Вера была раздражена.
  В кои-то веки хочешь излить душу этому ослу недоразвитому. И то он занят. Учитывая, что подразумевается под 'немного документиков', Вера поняла, что излияниям души в ближайшие три часа она заниматься не будет.
  'Не маме же, в самом деле, рассказывать. Хотя...'
  С мамой Верой была в прекрасных отношениях. Обычно она от нее ничего не утаивала. Так сказать ни в беде, ни в горе. Но сейчас Вера совсем не хотела говорить с мамой. По-крайней мере пока.
  'Опять это пока. Вот прицепилось. Сунул грека руку в реку. В реке рак', - Вера поджала губы.
  Неожиданно ее внимание привлекла большая коробка с яркой картинкой. Пазлы. 2000 деталей значилось на ней. Это был новый еще ни разу не собранный пазл. Вере все было как-то не до него. Он так и лежал на столе грустный, пыльный и всеми забытый.
  К слову, Вера очень любила собирать пазлы. Ее увлекало это глупое как считал Свят времяпрепровождение. 'О да, гоняться или рубиться, конечно, более полное и значимое, - огрызалась в ответ Вера, - и полезное для человечества дело. Можно сказать героический поступок'. Юле тоже нравилось собирать пазлы, но, как правило, надолго ее не хватало.
  'Так помниться у меня была головоломка на 500 деталей. Мы с маман собрали ее за два часа. А эта на 2000, - Вера задумалась над этим нехитрым математическим вычислением, - Фак! Это долго. Хотя все равно делать нечего. Свят наверно будет все это время печатать. А Юля вернется домой только вечером'.
  Вера решила, что да. Самое время заняться головоломкой. Все равно ничего лучше придумать она не могла.
  Развалив все элементы на полу, она принялась внимательно изучать картинку на коробке. Это был какой-то китайского вида домик (Дачный домик, летняя резиденция китайца) над водой. Справа деревья, в воде отражение.
  'Будет сложно, долго и муторно', - прикинула Вера.
  И начала раскладывать элементы. Вода к воде, дом к дому, дерево к дереву (О! здравствуй дерево!), отражение к отражению, прах к праху, пыль к пыли. Аминь.
  
  Юля пришла домой поздно. Почти к ужину. В приподнятом романтическом настроении она протанцевала к себе в комнату. Из чего можно было заключить, что свидание прошло хорошо, просто замечательно. А новый мальчик нравился ей все больше и больше. Он оказался таким милым и безбашеным. Конечно не таким как сама Юля, но тоже ничего.
  'По крайней мере, он ведет себя как мужик, а не как тряпка. Не боится показывать свои чувства'.
  Но и о Святе она не забывала. Пока она была с новым другом, то ни чем не думала. Ей было просто светло и хорошо. Но когда они расстались, перед глазами вновь замаячил Свят. И Юля даже почувствовала себя виноватой.
  'Пошел к черту! - разозлилась она, - Я ему ни чем не обязана и метку: 'собственность Свята' я себе тоже не ставила. Если он ничего не может, то пусть себе сидит, кукует. А я не собираюсь вечно ждать его. Сам во всем виноват'.
  Успокоив тем самым свою совесть, она все равно продолжала думать о нем. Незаметно для себя она начала сравнивать его с нынешним другом. Конечно, Свят проигрывал новенькому по всем параметрам. Но Юле он нравился и такой. Нелепый и милый.
  'Прочь, - Юля пыталась прогнать нехорошие мысли умиления к персоне Свята, - Все! Он в истории. Теперь у меня новое чудо. Не менее милое'.
  С таким утверждением нельзя было не согласиться. Юлю всегда как магнитом тянуло к парням с черными волосами и огненными знаками зодиака. Это было заложено самой природой. А их в свою очередь тянуло к ней. Но тут природа уже ни при чем. Светленьких парней Юля не любила. Редко какой мог ей понравиться. Да и то, через короткое время она вновь переключалась на темненьких. У нее уже было несколько печальных опытов общения со светленькими, которые без дрожи вспомнить нельзя.
  'Дуболомы', - с большим неудовольствием вспоминала о них Юля.
  Она считала, что природа на них отдохнула. Нет, она дала им симпатичную голову, но вот в нее саму что-нибудь положить забыла. Напрочь. И это относилось к большинству. Увы и ах. По крайней мере, так было со всеми встреченными ею особями.
  'Достали уже. Так и лезут в голову. Как будто больше заняться нечем кроме как о них думать', - взорвалась Юля и потрясла головой.
  Но заняться ей и, правда, было нечем. Не уроками же, в самом деле.
  Включив музыку, она завалилась на кровать. Она лежала и просто слушала любимые группы. Но мысли о противоположном поле вновь полезли в голову. Прям напасть какая-то. Не сказать, что Юля была такой маньячкой на эту тему, но относилась к этому весьма серьезно.
  Чтобы отвлечься она попробовала подпевать. Ее взгляд упал на заклеенный, на зиму балкон.
  'Когда его уже откроют', - с тоской подумала она.
  О, балкон был для нее особым местом. Это было ее царство, где она что хотела, то и делала. Она всегда поддерживала там идеальный порядок. В своей летней резиденции она творила, когда появлялось такое желание. Очередная жертва ее искусства менялась и преображалась тут. Как сама Юля называла этот процесс - пластическая операция. Он проходил, как правило, быстро и безболезненно. В своей норе она сидела почти все свободное время, даже не выглядывая. Чем здесь заняться она всегда находила. Книгу почитать, порисовать (пускай и как кура лапой), сделать пластическую операцию, поболтать по телефону. Или просто поваляться, полениться. Что тоже иногда было делом весьма и весьма полезным. Здесь же она и принимала друзей в летнее время. Особенно здорово было набрать всякой хомячковой еды вроде чипсов, орешков, сухариков и закрыться здесь, проводя время за пустой болтовней или какими-нибудь опытами.
  К слову сказать, она не могла сидеть без дела. Все время выдумывала что-нибудь новенькое и необычное. С ней никогда не было скучно. Если конечно у нее не депрессия. Юлина депрессия - это ужасно. Она была у нее сезонной. Зимняя весенняя, летняя и осенняя. Самая легкая летняя и самая тяжелая и затяжная соответственно зимняя. Как правило, это было связано либо с проблемами в личной жизни, либо она просто уставала. Повздыхав в среднем пару недель, она вновь превращалась в безумное веселое существо, которое буквально фонтанировало новыми идеями.
  'Все когда-нибудь кончается и плохое, и хорошее'.
  Как противные мерзкие неистребимые насекомые типа тараканов, мысли о двух молодых людях вновь прокрались к Юле в голову. Нагло и незаметно они вылезли на передний план.
  'Нет, это невозможно терпеть', - Юля решила позвонить Вере.
  Разговором с подругой она хотела хоть ненадолго отвлечься. К тому же они целый день сегодня не виделись и не разговаривали.
  - Привет, - начала Юля.
  - Привет, - глухо отозвалась Вера каким-то отсутствующим голосом.
  - Чем маешься?
  - Пазл собираю, - тем же тоном ответила Вера, - уже чуть-чуть осталось.
  - Большой?
  - 2000 элементов. Примерно 1500 я уже соединила.
  - Ну ни фига себе. Не ну ни хрена себе, - Юля как представила себе такую забаву, у нее глаза на лоб полезли, а мыслительный процесс стал как у шпаны.
  Нет, она не была категорически против как тот же Свят, например, но сама не стала бы этим заниматься. Просто-напросто терпения бы не хватило. Да и времени жалко.
  - Вот так вот. Главное собрать первую тысячу, а там уже и легче и быстрее пойдет, - учительским тоном просветила Вера.
  - Поверю тебе на слово, - хмыкнула Юля, - Как жизнь? Как дела в школе? Страшилка не достает?
  - Ты прям, как мамаша Свята стала. Та тоже любит забрасывать вопросами со скоростью пулеметной очереди.
  - Так, а вот этого больше делать не нужно, - Юле аж поплохело от подобной мысли, - Не надо сравнивать меня с ней.
  У Юли уже каждая женщина в возрасте с ядрено огненной шевелюрой вызывала ассоциации с мамашей Свята.
  Так получилось, что они пришлись друг другу не по вкусу. Юлю от нее тошнило. А мамаша, улыбаясь при встрече, за спиной говорила о ней всякие гадости. И не кому-нибудь, а собственному сыну. Но теперь это уже не имело значение. Вот почему Юля не любила встречаться с родственниками своих молодых людей.
  - Пардон, - сочувственно отозвалась Вера, - больше не буду. Все нормально. Страшилка от меня шарахается. А так все как обычно.
  - Понятно. Нельзя на день одну оставить. Сразу все скучно, все обычно, - проворчала Юля.
  - Ничего. Послезавтра оторвемся, - напомнила ей Вера, - И за маму и за папу. Только чур дебош не устраивать, а то мне потом прибираться.
  - Обижаешь, - Юля улыбнулась, - Мы все аккуратно. А что у тебя действительно грандиозные планы?
  - Ага, - отозвалась Вера, - Квартира полностью будет в нашем распоряжении. Грех не воспользоваться.
  - Ура. Значит можно слушать музыку на полную катушку. Чур, я занимаюсь подборкой музыки на вечер, - застолбила Юля, - Буду вашим ди-джеем
  - Договорились. Почти готова. Осталось отражение собрать, - радостно сообщила Вера.
  Но Юлю уже занимали совсем другие мысли. Она уже мысленно составляла музыкальный список для их милого семейного праздника.
  - Есть! - раздался победный крик Веры в трубке после получасового обмена сопением, - Я собрала пазл.
  - Молодец. Я придумала и утвердила список и уже все нашла, - в свою очередь похвалилась Юля.
  - Надо нам и Свята припрячь. А то я даю квартиру, ты приносишь музыку и развлекаешь нас. А он что мимо проходил, пожрать зашел.
  - Точно. Он будет у нас шеф-повар. Дадим ему колпачок, фартучек и отправим на кухню, - засмеялась Юля.
  Вера, представив себе это комичное зрелище, тоже не удержалась от смешка.
  - Он нас убьет, - сказала она, - Нафарширует по самое не балуйся.
  - Должен же он приносить пользу человечеству.
  - Он не согласиться.
  - А кто его спрашивать будет. Хотя, есть другое предложение. После бурно проведенного праздника, ты торжественно вручишь ему метелку и заставишь убираться. Чем не вариант.
  - Метелку для подметания, губку для мытья и ершик для унитаза, - хмыкнув, перечислила Вера.
  - Что-то мне его уже жалко. Не забудь про халат и колпак, - Юля прыснула.
  Вера представила, как Свят в фартуке и колпаке драит унитаз ершиком. Колпак сползает ему на глаза, а он поправляет его и тихо ругается: 'Мазафака, мазафака, факинщет'.
  - Ништяк, - прокомментировала она.
  
  Свят не знал о коварных планах девчонок в отношении своей скромной персоны. Он до умопомрачения печатал документики. Хотя это спорный вопрос. Помрачение того, чего нет. Нонсенс.
  Мама бегала вокруг него и охала и ахала, какой хороший помощник у нее вырос. Свят сегодня на к ее удивлению, молча, сгреб предлагаемые бумажки и также, молча, принялся за работу. Даже не упоминая никаких мазерфакеров и факенщетов. Чем чрезвычайно обрадовал свою матушку, не перестающую умиляться. Ну откуда ей было знать, что все это делается с коварным замыслом. Свят хотел, чтобы его отпустили на праздник к Вере. А после него все вернется на свои места. Но пока он, стиснув зубы, печатал документики, которые пачками приносили каждый день.
  Руки во время печатания так и дергались в сторону стопки дисков с играми. Но твердая выдержка и железная воля возвращали руку обратно на клавиатуру.
  'Ничего-ничего, - успокаивал он себя, - Вот суббота пройдет. И я покажу кто в доме хозяин. Я не то, что спрячусь, я закопаюсь. Вы не то, что потеряете, вы не найдете'.
  Свят не понимал, какого хрена его мамаша сама не печатает. Села бы вместо того, чтобы ползать по квартире, давить диван или тратить отцовские деньги, вися на всех телефонах подряд (сотовом и домашнем).
  'А у нее сотовый нормальный, - попала соль на рану, - Не то, что у меня. Дорогой, красивый, со всеми прибамбасами'.
  Старые песни о главном ... неизвестно какие по счету.
  О чудо! Документики кончились. На самом деле сегодня их действительно было немного. Даже как-то странно. Свят даже заподозрил подвох.
  'К чему бы это! - думал он, - наверняка позже еще такую же стопку подкинет или еще, какой работой завалит'.
  Сдав мамаше отпечатанную документацию, Свят повеселел. Он тут же оседлал своего верного друга и товарища (вот он как с ним обращается) стул и поскакал. Вернее поехал на клеевой тачке. Париж - Дакар на компьютере это вам не хухры-мухры.
  - Няу. Ия у. Яу-яу, - Свят подгонял свою машину этаким странными непонятными звуками.
  'Вот как бы у меня был руль, - размечтался он, - То все было бы намного проще. И выигрывал бы я намного чаще'.
  Так думал в свое время и Шумахер. Шутка. А может быть, и нет.
  Но когда Свят собирался вписаться в поворот, у него над ухом послышался голос дражайшей матушки, незаметно тихой сапой подкравшейся сзади.
  - Свята!
  - А-а-а! - Свят подскочил на месте на секунду выпустив мышку из рук.
  Когда он ее схватил, было уже поздно. Все уже было кончено. Из его красивой машины получился хороший фейерверк. А дырка в заборе теперь будет носить гордое название: 'Для вентиляции'.
  - Сколько раз я просил не подкрадываться ко мне сзади и не мешать мне, когда я гоняюсь, - сквозь зубы процедил Свят.
  - Может, еще прикажешь тебе из соседней комнаты звонить, - тоже вскинулась мама, - типа сынок я в туалет.
  - Нет, так не нужно, - вспомнив о предстоящей субботе, смягчился Свят.
  - Короче мы с папой едем по магазинам, - командным голосом сказала мама, - Тебе ответственное партийное задание.
  'Началось. Так я и знал', - вздохнул Свят.
  - Я ни в каких партиях не состою, - язвительным тоном сказал он, - Я политический атеист.
  - Теперь состоишь. Значит так, к нашему приезду приберешься в квартире и вымоешь посуду.
  'Намылишь веревку и повесишься. Теперь главное первое со вторым не перепутать', - подумал Свят.
  - Понятно? - грозно спросила мама.
  'Чего ж тут непонятного'.
  - Есть. Так точно. Все будет исполнено в лучшем виде. Сколько времени отводиться на выполнение миссии: 'Мистер - все обчистил?'
  - Мы приедем часа через два. Надеюсь, к этому времени ты все сделаешь.
  Свят козырнул.
  - Да, - уже на пороге вспомнила мама, - Без нас никуда не уходить.
  'Уйдешь тут, - грустно подумал Свят, - Надавали заданий. Теперь до второго пришествия с тряпкой не расстанусь'.
  
  Книга - лучший друг человека. Собака - лучший друг человека. Женщина - лучший друг человека. Как много у человека друзей.
  Юля решила немного почитать. Ради разнообразия. Вообще в отличие от большинства людей, которые могут похвастаться, что прочитали за всю свою жизнь аж три книги: учебник по литературе за пятый класс, азбуку и камасутру (последние две в картинках). Она любила читать. За ее плечами было более тысячи книг (не включая школьную литературу). Только времени в последнее время не хватало. К вступительным экзаменам подготовка шла полным ходом. На школьные она уже давно забила.
  'Завалю в институте - не поступлю. Завалю в школе - ничего не будет'.
  Читала она все подряд, за исключением сладких любовных романов и детективов, где было все примерно одинаково. Но особое предпочтение отдавала мистике и психологическим триллерам с философскими размышлениями. Это было полезно и для общего развития и вообще, чтобы серое вещество хоть иногда работало. Иногда разбавляла обычный ассортимент детскими сказками. Так сказать, младые годы вспоминала. Тоже иногда полезно. Уйти от надоевшего и противного реального мира в мир непосредственности, волшебства и идиотизма. А куда же без него. Уже из названия 'Иванушка-дурачок' все понятно становиться, даже дальнейшие анализ не нужны.
  Сейчас она фанатела от фантастики. Такой настоящей взрослой. В частности от Головачева. Его мудреные сюжеты с мудреными словами, мудреными рассуждениями были довольно неплохи и, не смотря на свою вроде бы сложность и неудобоваримость отдельных мест, были предельно просты в понимании. Даже человек не сведущий быстро во все вникал.
  Иногда Юля могла читать и читать без остановки и пачками таскала книги домой. А иногда по книге в месяц в лучшем случае.
  Сейчас как раз был первый случай. В данный момент Юля осматривала свое богатство, состоящее из девяти книг. Новеньких, свеженьких. И не знала, какую взять первой.
  'Так, что тут у нас. Фэнтези - семь штука. Фантастика - два штука, - Юля вертела в руках книги, - Нда. Что-то фантастики маловато будет'.
  Прочитав краткий сюжет каждой книги. Она посмотрела, сколько в каждой страниц. Обычно она начинала с самых толстых, постепенно переходя к самым худым.
  'Определенно следующая партия будет мистика. Исключительно Кунц, Кинг и Страуб. Ну и еще кто там под руку попадется. Раньше она любила Фэнтези. В частности Перумова. Но он уже как-то надоел. Слишком тяжелый язык. Между двумя его книгами обязательно должна быть пара-тройка других, попроще. Но времена меняются и пристрастия тоже.
  'Пожалуй, первой будет Фэнтези, - Юля, наконец, сделала выбор в пользу толстой книги с интересной яркой обложкой, - В. И О. Угрюмовы 'Дракон третьего рейха'. Хм. Наверно интересная'.
  Не долго думая, она завалилась на кровать. Решила не гадать, интересная, неинтересная, а выяснить это в процессе.
  
  'Нашли тоже служанку! - недовольно бурчал Свят, - Почему пока они там катаются, бедный я должен вылизывать их свинарник. Натопчут как лошади, а бедный Свят мучайся. Просто собаки какие-то. Фак! И что спрашивается, мне за это будет? А ни шиша мне за это не будет. Дай фак хоть к Верке в субботу отпустят. Хотя если нет, будем разговаривать с ними по-другому. Подключим тяжелую артиллерию в лице Веры. Пусть она с ними и договаривается'.
   Свят уже успел пробежаться, хм проплестись по квартире с пылесосом. И в данный момент был занят протиранием пыли. Взяв в руки тряпку, он просто проводил ею на открытых местах. А для труднодоступных он благоразумно решил, что у него нет ни времени, ни сил, ни желания. Учитывая, что он и так тут пашет как проклятый, то все переживут.
  'Так, стол перед клавой я протер. Клаву не буду, она темная, на ней не видно. Колонки я протер, за колонками не буду. Там не видно. Так, здесь я протер. Там не буду. Туда все равно никто не лазит'.
  Вот примерно, таким образом, это все и выглядело. Бедная женщина, которая выйдет замуж за этого человека.
  'С пылью покончено. Ура! Я герой. Да так я, пожалуй, еще не вкалывал', - Свят оттер лоб.
  Уработалась бедная деточка.
  Думаю не нужно говорить, что пол мылся точно так же, как вытиралась пыль. Свят поводил тряпкой по видным местам для вида уборки и этим все закончилось. Учитывая, что его затошнило от вида и от запаха этой самой половой тряпки (какую жизнь она ведет! Какое название такая и жизнь), и он проделывал все манипуляции, держа тряпку на вытянутой руке двумя пальцами, как будто это была величайшая на свете (на Святе) гадость (а может так оно и было). Все его старания бессмысленны. Грязь, где лежала, так и лежит.
  Но Свят думал, что он со всем справился. И поспешил уйти на заслуженный отпуск, пока мамаша не вернулась и еще чем-нибудь не нагрузила в виду его сегодняшней исключительной сговорчивости и покладистости. Хотя на приборку у него от силы ушло полчаса.
  Следует заметить, что этот садист решил почистить кошек и чуть не спылесосил бедных животных. Решив, что они запылились и его долг им помочь (а может просто из злодейских злодеяний) он начал их пылесосить сверху вниз, от башки к хвосту. Бедные животные орали и выдирались, но он продолжал пытку.
  'Даже перестарался, - довольно подумал Свят, усаживаясь за компьютер, но тут его словно гром среди ясного неба поразила мысль, - Фак! Посуда!'
  Пришлось бедняге, настроившемуся на законный отдых, тащить свою пятую точку на кухню'.
  
  Вера вовсю готовилась к предстоящим празднествам. В первую очередь к завтрашнему 8 марта, а попутно к субботнику. Если на праздник она готовила салатики, закусочки, первое, второе, десятое, то для приема друзей она решила ограничиться самым простым набором угощений: чипсы и газировка (огурчики и водка). Немного подумав, она для солидности внесла в список конфеты и шампанское, а, подумав еще немного (как много она сегодня думала), добавила что-нибудь горячее и вилки (читай по буквам горячее, а не горячительное. Иначе зачем вилки. Вычерпывать что ли. К тому же горячительное в списке уже значиться).
  Еще раз перечитав список дабы ничего не забыть, она осталась довольна. К тому же че они жрать, что ли к ней идут.
  Решив самый важный вопрос с пропитанием, Вера крепко задумалась над проблемой голодающих в Поволжье (шутка). Программой и музыкой их обеспечит Юля. Уже хорошо. Но Вере хотелось сделать что-нибудь необычное (серпантином, что ли их обсыпать?), как-то украсить свою комнату, сделать ее праздничной и нарядной. Вот в этом-то состояла большая проблема (так, писать маркером поздравления на стенах сразу отпадает). Вера повесила на шторы дождик и мишуру. Но потом решила, что это слишком напоминает Новый год, и сняла. Вырезав из цветной бумаги большую цифру восемь, она вставила ее в экран компьютера. Но, посмотрев со стороны на дело рук своих, а точнее это убожество, она ужаснулась, и, быстренько, пока никто не видел, вышвырнула сие творение в окно. Больше никаких идей не было. Нет, была одна, нарисовать плакат, но у нее не было ватмана.
  'Не получится из меня массовик-затейник, - с грустью констатировала Вера, - Даже комнату украсить не могу'.
  Но, решив, что это не самое важное для предстоящего праздника, успокоилась. Все, что могла для него со своей стороны, она сделала. И теперь посвятила себя предстоящему 8 марта с семьей.
  
  Свят тоже решил внести свою лепту в праздник и придумать что-нибудь эдакое, чтобы развлечь подруг. Ради разнообразия он их, а не они его.
  Свят достал листок и ручку, еще толком не зная, что именно он будет делать. Но, положив перед собой чистый лист бумаги, он всерьез столкнулся с этой проблемой. Почесав макушку (это всегда означало глубокий мыслительный процесс), покусав ручку (беднягу совсем не кормят), порисовав на листке какие-то странные закорючки, не то кабалистические знаки, не то китайские иероглифы (чтобы не резал глаза своей белизной), он понял, что у него нет вообще никаких идей.
  Он знал о неуемной страсти Юли переделывать произведения могучих классиков, стихи и другие нетленные произведения. Нередко она давала ему заценивать, как она сама называла обработку по усовершенствованию и модернизации отдельных произведений. Юля и сама писала довольно неплохие стихи, но это она предпочитала не афишировать. Хотя все кому она их давала, были если не в восторге, то весьма неплохо отзывались о ее способностях (может, врут). Но Свят так не мог. Как говориться у поэта два врага. Это смысл и рифма. Но это было бы еще полбеды. Свят же совершенно не знал, что делать. В голове не было ни одной идеи.
  'Может Юле позвонить, посоветоваться?' - подумал он.
  Но тут же откинул эту идею как несостоятельную. Если он попросит подругу подтолкнуть его, то тогда это будет уже не сюрприз. Пусть даже только она одна будет знать. Но все равно, это будет уже не то.
  'Похоже, сюрприз отменяется', - вздохнув, горестно подумал Свят.
  Он уже был готов смириться, что он полная бездарность и не отнимать кусок хлеба у Юли (шутка). Но тут ему в голову пришла мысль.
  'Хм, может, что и получиться', - довольно потер руки Свят.
  Он решил, что не будет замахиваться на великих классиков. Все равно они ему не по зубам. Свят включил центр и поймал русскую волну. Он стал слушать песни. Все было крайне просто, скучно и банально. У него не было никакого озарения. Он всего лишь вспомнил группу Мурзилки и решил на их манер смешно переделать песню. Но почему-то кроме русских народных ему ничего не попадалось. Покрутив настройки, он поймал еще одну волну. И тут ему повезло. Здесь были нормальные русские песни. Даже русский рок крутили.
  Но и это было еще не все. Нужно было дождаться той единственной, переделать которую ему хватит и сил и умения.
  Есть! Еще один пункт в плане по подготовке к празднику можно было вычеркнуть.
  'Песня Танцы минус 'Половинка'.
  Свят записал некоторые места, которые он решил переделать.
  'Да, это оказывается совсем нелегкое дело', - Свят покачал головой и принялся за работу.
  Думал, думал, думал. Ничего не придумал. Решил подумать еще. Наконец, когда он уже устал, и у него шарики стали заходить за ролики, и он готов был все бросить, родилось нечто. Не сказать что шедевр, но для начала неплохо. Свят остался доволен делом рук своих и начал переписывать на чистый листок, чтобы в субботу сразить девчонок силой своего гения и таланта, силой своей мысли и идеи (нда).
  У ночного огня
  Под огромной луной
  Темный лес укрывал
  Нас зеленой листвой.
  Ты взяла из мешка у ночного огня
  Два ножа и сказала: 'Я оставлю себе
  Половинку тебя'.
  А-а-а-а-а! половинку тебя.
  
  От тебя я сбежал
  Темный лес укрывал.
  Под зеленой листвой
   Под огромной луной.
  Я тебя целовал у ночного огня
  Но теперь на пикник езжу я без тебя.
  Конечно, в голове у Свята были и всякие нехорошие и пошлые мысли типа:
  У ночного огня
  Под огромной листвой
  Силой взяли меня
  С садо-мазо игрой.
  Пожалуй полный текст сего творения мы приводить не будем. Если есть желание дочитать, звоните Святу (телефон - XXX и еще какие-то две цифры).
  Свят был доволен собой. В кои-то веки он сделал что-то самостоятельно без понуканий и без помощи. Это был своего рода рекорд. Посчитав, что его миссия на этом закончена, он, убрав листочек со своим бессмертным трудом, сел за компьютер.
  Но не прошло и десяти минут, как домой завалились его дражайшие предки. Мать с ходу принялась грузить Свята. Таскать сумки из машины домой, а из них уже разгружать все по своим местам, попутно рассказывая об их путешествии и жалуясь на все подряд.
  'Скорее бы суббота', - Свят, сцепив зубы, кивая как китайский болванчик делал все, что велели.
  
  Выходной день. В школу не надо. Никуда не надо. Можно спать, сколько влезет, и валяться в свое удовольствие. Но то Юля. Мама считала это сомнительным удовольствием или раз встала она, то и все должны вставать вместе с ней. Она согнала Юлю с кровати ни свет, ни заря (была очередь других спать. А что вы хотите одна кровать на весь дом).
  - Однофигенственно! - сказала мама (у нее был свой особый словарный запас слов. И где она их поднабралась, хотелось бы мне знать), - Люди пашут, а она дрыхнет.
  Хм, учитывая, что она успела лишь сделать свои утренние дела, последнее высказывание подверглось большому сомнению и жесточайшей критике.
  Нехотя Юля сползла с кровати, полежала немного на полу. Передислоцировавшись к двери, полежала возле окна. После паузы на брюхе поползла в ванную. Умывшись и продрав, наконец, глаза, она более-менее пришла в себя.
  - Поспать не дадут человеку в выходной, - проворчала Юля, но вдруг вспомнила, что сегодня за день.
  Остатки сна слетели с нее окончательно. Она вылетела из ванной и, прыгая по всей квартире, с упоением принялась всех поздравлять. Даже папу случайно поздравила. Может за компанию, может просто, чтобы не обидеть. Потом пришло время дарения подарков. Конечно, Юле все уже подарили, но кое-какая мелочевка ей все же перепала.
   Сказать, Юля обожала дарить подарки. Покупать их был сущий ад. Особенно выбирать подарки мужчинам. У нее была хорошая фантазия, но когда дело доходило до выбора подарка, она вся куда-то девалась. Просто она для других выбирала как для себя. А ей мало что нравилось. Но вот дарить. Дарить это другое дело. Намного приятнее, чем получать. Ей редко дарили то, что она действительно хотела.
  Припоминается забавный анекдот на эту тему.
  Женщина жалуется подруге: 'Даже не знаю, что своему на день рождения дарить. Все, что мне нужно, у него уже есть'.
  Вот такая она, правда, жизни.
  А потом началась праздничная суета, толкотня и подготовка к банкету, а подпольно и к дебошу. Шутка.
  Мама, Юля и периодически сестра были заняты на кухне. Резали, мыли, чистили, варили, жарили, разговаривали, орали, шутили, смеялись и еще много чего делали. Папа морально поддерживал их из комнаты, сидя за компьютером. Правда он изредка заходил на кухню, от чего становилось уж совсем тесно, чтобы проконтролировать процесс и просто от скуки. Было такое ощущение, что здесь готовился стол для танковой дивизии, а не для скромного вечера родни.
  Когда все более-менее было готово, Юлю и ее сестреныша послали (как грубо) прибираться в своей комнате. Вообще-то там было все в порядке, но у родителей был бзик на эту тему. Типа все должно быть идеально и по высшему разряду. Ну что ж, каждый сходит с ума по-своему. Они так.
  Юля с сестрой так для виду где-то поколупались, походили по комнате, поперетаскивали вещи с места на место. На этом все и кончилось. После этого уже можно было вздохнуть полной грудью (или сдохнуть, кому что нравиться). О приход гостей они были полностью свободны. Стол был поставлен и сервирован, все было приготовлено. Оставалось только себя в порядок привести, чтобы гости не перепугались и не разбежались. Хотя Юлю это вполне бы устроило. Но этим можно было заняться и позже. А сейчас. Сейчас она взяла телефон и скрылась в своей комнате. С обоими телефонами в руках, она принялась поздравлять друзей, коих было довольно много. Разговаривая по-домашнему, она тут же отсылала поздравительные смс с сотового. Последней в ее списке значилась Вера. Но не потому что она была у нее после всех подруг, а потому что с ней хотелось поболтать подольше. Вообще-то Юля ради прикола хотела еще и Святу позвонить и поздравить его с праздником. Но этому не суждено было сбыться по двум причинам. Ей совсем не хотелось разговаривать с его мамочкой, а она по-любому сейчас пасет трубку, принимая поздравления. А во-вторых, она все еще была обижена. Тут же она вспомнила о своем новом мальчике и, засопев, обиженно подумала:
  'А ведь он меня не поздравил. Все, развод и девичья фамилия. И тапочки по почте. И мебель пополам'.
  Но тут ее мысли прервало жужжание телефона. Конвертик в углу экрана сообщил, что было получено смс.
  'Вспомни, как говориться', - подумала Юля, прочитав сообщение, и хмыкнула.
  Парень писал, как сильно она ему понравилась и он надеться, что их отношения будут развиваться и дальше. И в конце маленькое поздравленьице с праздником.
  'Так, а вот это уже намек. Мальчик слишком торопиться''.
  Юля уже отметила в нем достаточно минусов, а теперь появился еще один. Все явно говорило не в его пользу. Но Юля решила сейчас не забивать себе голову мыслями о противоположном поле. Сегодня был праздник, международный женский день, в конце-то концов.
  - С 8 марта, - сказала Юля сонному голосу Веры. Далее пошли длинные цветастые пожелания, поздравления с упоминанием здоровья, любви, счастья, благополучия...короче всех мирских благ. Учитывая, что Вера еще соизволила почивать, так как они с маман (вернее только Вера) все приготовили вчера, она могла себе это позволить, то не смогла произнести ни одной более-менее внятной фразы, не говоря уже о речи Юли. Честно говоря, она и пожелание подруги-то не все до конца поняла. Спросонья-то. Пробурчав что-то типа: 'И тебя тем же и туда же', она сладко зевнула.
  - А мы все спим, - Юля покачала головой, - Доброе утро Рязань.
  - Доброе, - добродушно согласилась Вера.
  - Как подготовка к празднику?
  - Мы уже все вчера приготовили. Осталось подготовить только себя. И вообще это все как обычно скучно будет. Навалиться толпа родственников и все, - пожаловалась Вера.
  - Я тебя понимаю, - сочувственно сказала Юля, - у меня тоже так. Но я с ними сидеть не собираюсь. Поем и в комнату. А они пусть сидят тут разговоры разговаривают.
  - Повезло, - Вера снова зевнула, - а мне все время сидеть с ними приходиться. Смотреть на них, слушать их. Ух, ну ничего, в субботу оторвемся. Сделаем такой праздник, какой сами захотим.
  - Меня сегодня подняли ни свет, ни заря, - тоже пожаловалась Юля, - Буквально за ногу с кровати стащили. Готовить, накрывать. Бр-р-р-р. Не люблю праздники у себя дома. Готовь для них, убирай за ними. Лучше придти к кому-нибудь. Во красота, пришел, поел, попраздновал и ушел.
  У Веры мелькнула мысль, что готовить и убирать за гостями ей придется два дня подряд.
  'Ничего, - успокаивала она себя, - Зато повеселимся'.
  - Все приглашенные придут? - между тем поинтересовалась Юля.
  - Да. А что ты в этом сомневалась? Пусть только попробует кто-нибудь не придти. Сама лично за уши к себе оттащу, и веселиться заставлю.
  - Сильно, - выдохнула Юля, представив как Вера за ухо тащит упирающегося и орущего благим матом Свята к себе в квартиру.
  Задницей и головой бедняга соберет все ступеньки с десятого этажа по девятый и, проехав по коридору до двери, сотрет штаны до дыр на самом интересном месте. Хотя лично Юля считала, что у мужчин есть места и поинтереснее.
  
  Юля как обычно улизнула из-за стола после двух приятных процедур. Дарение подарков (спасибо, спасибо, до свидания, до свидания) и дегустации всех блюд, что они приготовили. Далее были процедуры совершенно бесполезные и лично ей скучные.
  Закрывшись в своей комнате, она еще раз проверила программу на завтрашний день. Вдруг что-то упустила. Но все вроде бы было нормально.
  Решила немного посочинять. Но в голову ничего путного не приходило. Переделывать тоже ничего не хотелось. Решив почитать книгу, она тоже ничего не добилась. Уже через пару строк, она ей разонравилась, и Юля отправила ее в свободный полет куда подальше.
  Чего-то не хватало. Чего-то хотелось. Но вот чего. Вот это-то как раз и было не понятно. Юля тяжело вздохнула и закрыла глаза.
  
  Вера сидела с бокалом мартини. Неторопливо потягивая напиток, она поглядывала на болтавших родственников. Поначалу ей было скучно. Но после первого бокала стало безразлично. Она просто сидела и смотрела на них, даже не вслушиваясь в разговоры. Говорят, ну и пусть говорят, жалко, что ли.
  Вставать, чтобы сбежать в свою комнату было весьма проблематично. Но Вера все же сумела убедить свое расслабленное тело в пользе череды телодвижений, ведущих прочь от гостей. В очередной раз, наполнив бокал, она тихо покинула комнату. Ее бегство никто из взрослых не заметил.
  Включив Сирению, она откинулась на спинку кресла, дабы продолжить расслабление. Настроение было прекрасное. Спокойное. Размеренное. Вере было хорошо. Вот за это она и любила праздники. За атмосферу, за вид довольных родственников.
  Незаметно для себя Вера задремала. Назад из сладких сновидений ее выдернула резкая трель телефонного звонка.
  - Алло, - зевнула Вера в трубку и потянулась.
  - Достали, достали, достали!!! - Юля была явно чем-то недовольна.
  - Ты о чем?
  - Предки. Достали, достали, достали!!! - уже на тон выше прорычала Юля в ответ, - Замучили уже своими разговорчиками. Никак им без меня не сидится.
  - Это праздник. Они бывают редко. И с этим нужно смириться, - терпеливо пояснила Вера, все еще пребывая в своем прекрасном настроении.
  - Ты что спишь?
  - Нет. Я просто отдыхаю. Но на смену блюд мне придется вернуться ко всем.
  - Хоть позванивай мне периодически, - жалобно попросила Юля, - А то на одну подругу у тебя станет меньше.
  
  В подготовке к празднику Свят не принимал никакого участия. Максимум на что его хватило это помочь отцу поставить стол в зал. Решив, что вчера он сделал до безобразия много (трудом он видимо посчитал таскание из тарелок ингредиентов для салатов и поедание их живьем прямо на месте преступления), сегодня он не стал утруждать себя ничем, кроме игры в компьютер и дежурных смс Юле и Вере с поздравлениями. Из происшествий за день был только звонок бессменного друга Макса, звавшего на улетную вечеринку.
  - Ну, давай, ты че как не родной. Там все наши будут, - соловьем заливался лучший друг.
  - Нет, не могу, - с сожалением отнекивался Свят.
  У его мамаш был бзик относительно праздников. Ибо семейные торжества и прочие праздники должны проводиться только в кругу семьи. Причем в полном составе. И никакой речи о побеге из дома не может быть даже в мыслях. Как штык нужно быть дома. Но обязательно за столом с гостями, но дома. И Свят и отец терпеть не могли мамашин бзик. Папаша вечно норовил куда-нибудь смыться, а Свят свалить с друзьями. Но мамаша была непреклонна. Скорее всего, это делалось, для того чтобы, пока она будет возлежать на подушках, ее мальчики будут делать уборку. Убирать со стола и драить посуду. Жестокий расчет.
  - А если по-тихому свалить? - спросил Макс, - Пока они за столом нудят.
  - Ага! - тон Свята так и пестрел сарказмом, - Представляешь, что мне мать на утро закатит, когда я домой вернусь.
  - А мы и завтра продолжим, - горячо заверил Макс, - Два дня будем праздновать.
  - За два дня мне мать точно голову открутит и на свалку выкинет. К тому же, на завтра у меня уже есть планы. И для их осуществления, сегодня я должен быть паинькой.
  - Ты мазохист. Ладно, увидимся, - хмыкнул Макс и отключился.
  'Везет же людям, - с завистью подумал Свят, - На целых два дня пирушку закатили. А я дома сижу как идиот'.
  Но его мысли тут же переключились на завтрашний праздник у подруги. И он решил, что это, пожалуй, что это будет поинтересней их улетной вечеринки. Хотя и не на два дня и не так далеко от мамаши, так что она при большом желании запросто может его достать. Но, учитывая ее характер, можно с уверенностью утверждать, она способна достать кого угодно и где угодно.
  'И вообще, это даже хорошо, что я не пошел, - рассуждал Свят, - Ну что там хорошего. Соберутся, нажрутся и начнут дебоширить. Танцы как обычно эротические и до раздевания, но я там уже все видел. Потом самые неугомонные захотят уединиться. Еще выпивка, сигаретный дым до потолка коромыслом, идиотская музыка. А потом как обычно в самый неподходящий момент кончиться запивка, да и выпивка тоже. Половину ночи мы будем отряжать крестовый отряд на великий подвиг, а оставшиеся полночи отряд будет тащиться к страждущим и нуждающимся. Часть неприкосновенного запаса будет распита по дороге, чтобы не замерзнуть и не заблудиться. Но этого никто не заметит. Потом все проспятся. По утру, точнее проснувшись уже под вечер, вылакают все, что осталось, что еще не успели вылакать. До этого последуют звонки родителям: 'Мама передай папе, что все в порядке'. Девушки начнут названивать своим молодым людям, парни свои девушкам, чтобы сообщить своим благоверным, что все в порядке, они с друзьями. Никаких девушек/парней в округе нет, и ни о чем таком не может быть и речи. А потом все начнется сначала или продолжиться. Это кому что больше нравиться. Хотя лично я особой разницы не вижу. То ли дело у Верки'.
  Святу раньше нравились дружеские вечеринки с классом. И он по возможности не пропускал ни одной (ну только если был не праздник). Но сейчас он не горел желанием ехать к ним.
  Кстати, вы заметили, что сейчас была самая длинная мысль за все ее время.
  Но праздник у Верки будет только завтра. А пока нужно возвращаться за стол. Подперев щеку рукой скучающим взглядом смотреть на гостей, слушать их и догоняться, чтобы не совсем скучно было. Но уже у самого порога в зал, он передумал и резко свернул в свою комнату. Свят решил, что немного хорошей музыки не повредит. Подумав немного, чего именно он хочет, Свят сел смотреть клипы разных групп.
  
  Самый Юлин любимый момент в праздниках - это когда гости дружной организованной толпой валят в коридор и уходят. Правда, не очень трезвой, но это уже не ее трудности. Но в тоже время и самый нелюбимый. Ибо приходит время уборки и мытья посуды. Конечно, можно подпрячь сестреныша, но мама тут же начнет бухтеть на тему: 'Нехорошо эксплуатировать младшую сестру. Какая она маленькая и беззащитная, а ты пользуешься этим и обижаешь ее'. Но потом следует предложение, пусть она так уж и быть моет, а ты помогай. И Юле приходилось помогать по мере сил и возможностей, которых, как правило, хватало ненадолго. Посуду тряпочкой протереть и расставить. А потом, наконец, наступало время тишины и спокойствия. Родители уже через час максимум укладывались спать. А Юля с сестрой пользовались моментом и допоздна смотрели телевизор. А если не было ничего интересного, просто читали. Как же так, никто не пасет и сразу спать! Нет! Так нельзя.
  Когда с посудой было, наконец покончено, Юл решила позвонить Вере.
  - Ну, как жизнь молодая? - поинтересовалась она у подруги.
  Судя по ее голосу можно было заключить, что Юля повеселела и вновь стала радоваться жизни.
  - Мазафака, - последовал странный ответ.
  - Интересный ответ.
  - Я облилась вином и теперь пытаюсь отстирать пятна, - пожаловалась Вера.
  - Бедная, - кратко почувствовала Юля, - Как ваши гости?
  - Нормально. Сидят вон пьют, едят, общаются.
  - Все ясно. А мои уже слиняли. Завтра как?
  - Как договорились. Жду вас в 12:00. И попрошу без опозданий.
  - Чудненько. Тогда до завтра.
  - Музыку самое главное не забудь, - поспешно напомнила Вера.
  - Да конечно, музыка самое важное! - обиженно протянула Юля, - Я думала ты меня просто так приглашаешь, а ты, оказывается, из-за музыки.
  Вера посмеялась и сказала, что конечно нет. На что Юля ответила, что конечно да. Они немного поспорили, но потом все же пришли к консенсусу в таком крайне сложном вопросе и распрощались.
  
  Свят выжидал благоприятной минуты, чтобы отпроситься к Вере на праздник. Решив, что это лучше сделать после уборки, он рьяно, не жалея себя, взялся за дело. Когда с грязной посудой было покончено, он пришел к маме. Присев на краешек кровати, он с заискивающей улыбочкой отрапортовал, что все сделано, все вымыто. Мама, правильно разгадав намерения сына, сразу спросила:
  - Ну и чего ты хочешь?
  Она конечно не золотая рыбка, но то, что хотел Свят, выполнить была в полнее в состоянии. Выслушав просьбу сыночка, она задумалась.
  - Вообще-то у меня были на тебя планы на завтра. Да и вел ты себя в последнее время плохо, - медленно произнесла мама.
  Свят тут же стал перечислять свои хорошие поступки за последние несколько дней. Правда, пальцев одной руки для этого было более чем достаточно.
  - Всегда бы так, - мама завела песню свойственную всем мамам, - а не только тогда, когда тебе что-то нужно.
  Святу нечем было крыть, и он просто опустил глаза долу, досадуя на матушку, любящую вгонять ему иголки под ребра (конечно не в прямом смысле).
  - Хотя ты действительно неплохо потрудился в последние несколько дней, - продолжила, задумчиво, рассуждать мама, давая сыну легкую надежду, - Даже не пикнул.
  Свят с надеждой посмотрел на нее.
  - Я подумаю, - уклончиво ответила мама, игнорируя его маняще-просительные взгляды, - Иди пока.
  Свят, натужно переставляя ноги, поплелся в свою комнату.
  'Ну, если она сразу не сказала, нет, значит, надежда все-таки есть', - подумал Свят в свое слабое утешение.
  
  Ему все-таки позволили. Его отпустили. Свят буквально весь засветился. И тут же бросился звонить Вере.
  - Меня отпустили. Наехали, конечно. Сказали что я лентяй и хулиган. Делю что-либо только когда мне что-то нужно. Хотя я всегда что-то делаю. Но потом все-таки разрешили, - захлебываясь словами и слюнями, рассказал Свят.
  Вера мало, что поняла из его быстрой сбивчивой речи. Но главное, что его завтра отпускают к ней на праздник, она уловила.
  - Рада за тебя, - сдержанно сказала Вера, - Завтра в 12:00 без опозданий я жду тебя у себя.
  Хотя, учитывая, что ему нужно спуститься всего на один этаж вниз, говорить об опозданиях вряд ли придется. К тому же Свят так рвался, ему было так невтерпеж, что, скорее всего он прибудет даже раньше назначенного времени.
  Свят клятвенно заверил, что опозданий не будет. Он явится во время, и они попрощались.
  
  'Ура! Все приглашенные будут в сборе. Уже хорошо, - обрадовалась Вера.
  Теперь за праздник можно не бояться. Он точно удастся. Их гоп-стоп компании никогда не будет скучно. Даже если заранее планов нет, они всегда придумывают что-нибудь по ходу. Что-нибудь отчебучить они всегда горазды.
  
  Вера встала пораньше, дабы успеть все приготовить к приходу гостей. Большая часть необходимого была куплена. То, что осталось это горячее. Чем Вера собственно и собиралась заняться. Она решила добавить в меню пару салатиков. Решив, что лишним это совсем не будет. Ее еще посещали мысли украсить комнату, сделав ее праздничной и нарядной, но, вспомнив про нарисованную на компьютере открытку к 8 марта и помещенную на заставку, он сглотнула.
  'Даже не знаю, чтобы они сделали, увидев это произведение искусства. Рассмеялись или испугались'.
  Зазвонил телефон.
  - Привет, - голос у Юли был радостный, - Чем маешься?
  - Да вот готовлюсь к нашему празднику.
  - Я тоже. Сейчас решила немного отдохнуть. Я тебя, кстати, не отвлекаю?
  - Нет, - Вер решила, что минут пятнадцать у нее точно есть.
  - Я тут такие классные анекдоты раскопала. Почитать?
  - Давай.
  Юля знал кучу анекдотов. Они всегда всплывали в голове в нужный момент. А Вера любила их слушать. Другой вопрос, что читать самой было все как-то лень или не хватало времени. Но для этого у нее была Юля.
  - Слушай, - и она начала зачитывать, - В начале Второй Мировой войны командир одного из гарнизонов в Африке получает сообщение: 'Объявлена война. Возьмите под стражу всех врагов в вашей местности'. Через некоторое время он шлет доклад об исполнении: 'Ваш приказ выполнен. Арестованы два бельгийца, три немца. Один француз, четыре американца. Срочно сообщите, с кем воюем'.
  Объявление в студенческом общежитии: 'На этой неделе ожидаются перебои с горячей и холодной одой. Перебьются корпуса 1, 2 и 6.
  Почтальон Печкин: 'Это почему я раньше такой злой был?! Потому что у меня велосипеда не было. А теперь, когда у меня и самокат украли, я вас вообще просто убивать буду'.
  При раскопках в районе Камелота обнаружен компьютер короля Артура с круглым рабочим столом.
  Девчонки посмеялись. Еще немного пообсуждали предстоящее гулянье и распрощались.
  'Хорошо, когда никого нет дома, - с удовольствием подумала Вера, - никто не нудит, под ногами не мешается и нам надоедать никто не будет. Можно делать все, что захотим'.
  
  Свят упаковал подарки. Чтобы особо не заморачиваться, он купил девчонкам одинаковые. Но была одна проблема. У него были разные бантики. Красный и зеленый. Ничего страшного сказали бы вы. Но Свят так не думал. Он так хотел угодить девчонкам, но не знал, кому какой бантик понравиться.
  'Если у вас нет проблем, значит, вы уже умерли', - некстати вспомнилась Святу фраза.
  Поколебавшись еще с полчаса, он все же решил, что красный достанется Юле, а зеленый соответственно Вере. Рассудив таким образом (бедняга мучился не меньше чем Парис при выборе самой прекрасной богини), он успокоился. Все было сделано. Последние приготовления закончены. Осталось дождаться назначенного времени.
  
  Ровно в 12:00 и ни минутой позже или раньше Свят звонил в дверь подруги.
  - Я не опоздал, - тут же спросил он.
  - В самый раз, - Вера отошла в сторону, пропуская друга в квартиру.
  Юли еще не было. И ребята расположились в комнате в ожидании оной. Вера с упоением принялась рассказывать о приключениях Ларки.
  - Я уже почти закончила игру, - похвалилась она, - Там такие сложные боссы. Но они такие классные, здорово сработанные. Намного лучше, чем в предыдущих частях.
  'Улыбайся, завтра будет хуже', - подумал Свят и, последовав своему совету, вымучив из себя нечто наподобие оскала.
  Вера восприняла это как интерес к своему рассказу и продолжила пытку. Восхваления Ларки посыпались с удвоенной силой.
  - Вообще классная игра. Тебе обязательно надо в нее поиграть. Как только дойду до конца, а мне совсем чуть-чуть осталось, сразу тебе занесу. Тебе ведь наверно надоели драчки и гонки? - Вера заискивающе посмотрела на друга.
  'Спорный вопрос', - мелькнуло у Свята.
  - Хочешь, я тебе старые игры дам? Они мне пока не нужны, - предложила добросердечная Вера.
  - Нет, спасибо, - начал отнекиваться Свят, - мне пока некогда. Печатаю и учусь.
  - И давно? - со смешком спросила Вера.
  - Что давно? - озадачено, спросил Свят, не успевший понять, когда успела измениться тема.
  - Ты учишься, спрашиваю давно.
  - Да вот уже как одиннадцать лет, - Свят задумчиво почесал голову.
  - Уже смешно, - И Вер тут же усмехнулась.
  'С кем поведешься, так тебе и пусть', - вспомнил Свят очередную строчку странички приколов в инете.
  - Хочешь, стишок прикольный расскажу? Вчера инете прочитал, - поспешно предложил Свят, пока Вера вновь не переключилась на свою излюбленную тему.
  - Валяй, - добродушно сказал она.
  - Белая береза, что тебе сказать. Под твоею кроной баба села ссать, - нараспев продекламировал Свят.
  - Фи, как вульгарно, - Вера поморщилась, но тут же улыбнулась, - Но забавно. Давай покажу тебе классный уровень.
  Не дожидаясь ответа, Вера села за компьютер и завела, что бы вы думали, конечно, Лару Крофт. Свят обреченно уставился в экран, поняв, что Веру сейчас от него не отодрать никакими средствами.
  - Он такой страшный. Просто зуть, - поделилась Вера, выбирая из сохранки нужный уровень.
  'Чем дальше в лес, тем больше не надо'.
  Вера играла и попутно объясняла все, что она делает Святу. Но вскоре она
  втянулась и стала просто играть, уже не обращая на друга никакого внимания (может быть, она даже забывала на это время, что ее зовут Вера, и она живет на планете Земля).
  И Святу это было на руку. Наконец-то он мог отдохнуть от трепа подруги и рассказов о замечательной Ларке.
  - Ну, где Юля?! - наконец не выдержал Свят.
  Ему уже наскучило сидеть на подлокотнике кресла и тупо шарить взглядом по сторонам. Вера (как истинный геймер), не отрываясь от игры, протянула руку за телефоном.
  - Здравствуйте, а Юлю можно? - спросила она, - Ага, спасибо. До свидания.
  - Ну? - Свят выжидательно посмотрел на подругу (точнее на ее спину).
  - Уже вышла, - ответила Вера и вновь уткнулась в игру.
  Но тут в дверь позвонили.
  - Легка на помине, - Вера тут же бросив игру, побежала открывать.
  - Оперативно, - прокомментировал Свят.
  Он решил, что встречать в коридор не пойдет. Передислоцировавшись на Веркино место у компьютера, он принял независимую позу и стал смотреть в окно. У него был такой скучающий взгляд, словно за окном сдохла кошка.
  - Привет, - в комнату впорхнула Юля.
  - Привет, - небрежно бросил Свят.
  - Располагайтесь. Я только уровень закончу по-быстрому. Мне совсем чуть-чуть осталось, - сказала Вера и, согнав Свята, брякнулась за компьютер.
  - Нет, Вера, кончай бодяг. У нас праздник или где? Ты добродушная хозяйка или в чем? - Юля была как всегда в своем репертуаре.
  Не питая особой любви к Ларке, она вовсе не собиралась сегодня уступать ей Верку и весь день любоваться на спину подруги. Ее горький и печальный опыт говорил, что если дать Верке закончить уровень, что ей осталось совсем чуть-чуть значит это на полдня минимум.
  'Мы это сделаем, но не раньше, чем позже' - в очередной раз про себя процитировал Свят.
  - Ладно, - помрачнела Вера (холодные безразличные к проблемам Галактики люди), - Сейчас до ближайшей записки дойду и вылетаю.
  Под чутким Юлиным руководством Вера свернула игру. На ворчание подруги о том, что она ее не закрыла, Вера лишь усмехнулась. Поглядев на друзей, Вера широко улыбнулась и не менее широко распахнула объятия, поспешив с задором выкрикнуть:
  - Всех с праздником! Всех поздравляю с 8 марта. Давайте обнимемся. Кто не спрятался, я не виновата.
  И Вера приступила к исполнению своей угрозы. Наконец выпустив друзей из объятий, она улыбнулась и сказала:
  - Хотим еще. Хотим еще.
  И объятия повторились.
  'Становится все чудесатее и чудесатее', - чья это мысль, думаю писать не обязательно.
  Вера вкатила в комнату столик, уставленный снедью по самые ручки.
  - Вот это да! Настоящий пир, - Юля улыбнулась.
  Столик был низкий. Ребята взяли подушки и устроились со всем комфортом.
  Свят вытащил из пакета свертки и протянул их девчонкам. Красный Юле, зеленый Вере.
  - Ой, какая прелесть! - умилилась Вера подарку.
  - Спасибо, - Юля была более сдержана.
  - А теперь давайте поедим, - Вера отложила подарок в сторону, - А то у мен животик расстраивается.
  Вера скорчила такое скорбное лицо.
  - А мозги у тебя не расстраиваются, - хохотнул Свят.
  У него резко стало улучшаться настроение.
  - Очень смешно,- поморщилась Вера и принялась рассказывать о блюдах, составивших сегодняшнее меню.
  Тут же откуда-то возникло шампанское.
  - О, давайте мне бутылку! - Свят протянул руки к вожделенному предмету.
  - А по затылку? - мгновенно среагировав, Юля схватилась за бутыль,- Нет уж, сегодня я буду разливать. И вообще это женский праздник, так что для вас, товарищ Свят, только сок.
  - Сока нет, - Вера развела руками, скорчив скорбную мину.
  - Тем лучше, - отрезала Юля, - при желании можно и соком напиться. Поэтому для вас только вода.
  - Жадина! А ну отдай подарок, - Свят протянул руку к коробочке.
  Юля тут же огрела его по загребущей клешне.
  - А ну пошел отсюда. Подарил и забыл.
  - Я тебе, что посол доброй воли, - обиделся Свят, потирая ушибленную конечность.
  - Именно так. Значит так. Ты посол, я - добрая воля. Так что посол отсюда.
  - Да ладно, накапай ему,- смилостивилась Вера, - Пять капель в честь праздника.
  - Он еще маленький. Не надо ребенка мне спаивать,- Юля спрятала бутылку за спину.
  - Ни фига себе ребенок! - хохотнула Вера.
  Свят набычился и хмуро смотрел в пустую тарелку. Наверно поесть бедняге сегодня тоже не дадут.
  - Ну ладно, Юля вздохнула, - Так уж и быть. Но смотри, песни не орать, под столом не валяться и к девчонкам с неприличными предложениями не приставать.
  Свят обрадовался, пропустив вторую часть реплики, мимо ушей, подставил бокал. Юля отмерила ровно пять капель.
  - Это что? - Свят, оторопело, посмотрел на то, что ему выделили щедрой рукой.
  - Ну, Вера же сказала пять капель. Вот я столько и налила, - Юля пожала плечами.
  - Кончай жадничать. У меня еще бутылка есть, - сказала Вера.
  Юля плеснула от души.
  - Вот это другой разговор, - Свят поспешно (пока девчонки не передумали) схватил бокал и уже собирался к нему присосаться.
  - Стоп! А как же тост? - мгновенно среагировала Вера,- Без тоста пьют только алкоголики. И вообще ты у нас единственный мужик. И поэтому должен нас поздравлять и делать все, что мы хотим.
  - Еще чего, - фыркнул Свят, - Тост, пожалуйста. Но вот на счет пожеланий, это увольте. Знаю я вас. Садистки, извращенки.
  - Тост давай,- прервала его изливания Юля.
  - Тост. Ага. Пусть всегда будет солнце и т. д. и т. п. Пусть всегда буду я. Пусть всегда будет Юля. Ну, на счет Веры не знаю. Уж слишком больно дерется.
  Вера обиженно засопела.
  - Ладно, ладно, - примирительно сказал Свят, - Вера будет тоже. Аминь. То есть поздравляю.
  Свят тут же, пока не перебили, присосался к содержимому бокалки.
  Девчонки сделали скромно по глотку и отставили. А Свят допил все до капли и вытер рот рукавом (а может, занюхал).
  - Ох, хорошо, - парень сел на место и потянулся к закуске.
  - Алкаш, - бросила Вера.
  Поели они более-менее спокойно. Только изредка Свят получал подзатыльники в честь праздника то от Юли, то от Веры. В основном, когда начинал вести себя как последняя свинья.
  Когда с едой было покончено и было выпито полторы бутылки, причем Свят выжрал почти целую бутылку, мало чего понимающий он захотел танцевать. Девчонки лишь переглянулись. Переключив стандартный тяжеляк на что-нибудь поритмичней они сели на кровать и приготовились к зрелищу. Свят, нелепо махая руками и ногами невпопад с удовольствием и довольной рожей, пошел в пляс. Это конечно был кадр. Девчонки в который раз пожалели, что у них нет камеры.
  Свят подошел к стулу и, наклонившись к нему спросил:
  - Вы танцуете?
  Схватив его за спинку, он закружился с ним по комнате. Хотя это скорее напоминало зигзаги. Неудачно повернувшись Свят нарвался на кавалера или партнершу и рухнул, ткнув стул ногой. После чего он обиженно протянул:
  - Дерется!
  - По-моему ему уже хватит, - Юля подошла к другу, отчаянно пытавшемуся встать Святу.
  - Свят хочет танцевать, - сообщил он, стоя в странной позе пятой точкой кверху.
  - Святу нужно посидеть и успокоиться. Ему еще домой возвращаться, - Вера подняла друга и усадила его в кресло.
  - Свят хочет петь, дайте ему микрофон, - Свят встал, но тут же был откинут назад совместными усилиями Юли и Веры, - И вообще пора выпить. Я придумал новый тост.
  - Сиди, чудовище лохматое. И вообще тебе лучше поспать, - сочувственно сказала Юля.
  - Свят не хочет спать... Хр-р-р, - голова Свята откинулась на спинку кресла.
  - Ну, вот и чудненько, - Юля облегченно вздохнула, - И нам спокойней.
  - Кто же знал, что ему пить нельзя, - покачала головой Вера.
  - Неважно, - Юля махнула рукой, - Сейчас проспится чуток и будет как новенький.
  Девчонки сидели, болтали, неторопливо пили чай с конфетами. Вскоре Свят очнулся от комы. Его мутные глаза прошлись по всей комнате. Сфокусировавшись на половину опустошенной бутылке горячительного напитка, он протяну к ней руку.
  - А он все никак не угомониться, - Вера тут же хлопнула друга по руке.
  - Ай! За что? Не кормют, не поют. Зачем тогда пригласили, - обиженно завопил Свят.
  - Протрезвела деточка? - ласково спросила Юля, - А теперь забудь о выпивке. Мы тебе больше не наливаем. Пьешь много, пьянеешь быстро.
  - Это я притворялся, - пытался отмазаться Свят.
  - Хорошо притворяешься. Может тебе с такими талантами в актеры податься, - Вера изобразила чувственный танец друга со стулом.
  - Это не я, вы все врете, - Юле показалось, что Свят смутился.
  'Еще бы, - усмехнулась она, - Так ужраться'.
  - Дайте хоть горло промочить, - и Свят вновь потянулся к бутылке.
  - А теперь слушай, куда сюда вот этим чем вот это че! Я говорю один раз, второй повторяю, третий диктую. Усек? Нет, тогда записывай и переваривай, - выпалила Вера, - Пить ты больше не будешь.
  - Понял, не мазерфакер, - Свят поднял вверх обе руки.
  - Так то лучше. Теперь приступим к развлекательной части нашего вечера, - Вера укатила столик.
  Свят проводил бутылку грустными глазами.
  - Ничего, - Юля хлопнула друга по спине, - Вот пить научишься, тогда нальем.
  Но дальше об этом никто не вспоминал. Пошла веселуха. Ребята бесились, дрались, шутили, рассказывали анекдоты, снова дрались, танцевали, пели песни, опять дрались, рассказывали прикольные истории из жизни, Свят прочитал свое творение, потом опять дрались и играли. Под конец Свят был уже без сил. Девчонки конкретно его отмудохали. И за маму и за папу.
  Юле очень понравилась песня в обработке Свята. Она даже предложила ему сотрудничество. От чего Свят благоразумно отказался. Он помнил, сколько трудов и мучений ему стоили эти несколько строк. Может, у него и был талант гадить, но его нужно будить долго и упорно. А Свят был к этому совсем не готов.
  А потом позвонила мама Свята, и веселье закончилось. Она спросила как у них там и не сильно ли он надоел хозяйке. Как обычно, не дожидаясь ответов на свои вопросы, она велела сыночку возвращаться домой. Уговоры были тщетны. Халява кончилась.
  - Спасибо. Все было хорошо, - сказал Свят, стоя у двери.
  Девчонки отпускали его с чистым сердцем. Следов попойки почти не осталось. Он был трезв, и перегаром не несло.
  - Заходите к нам еще, - весело сказала Вера.
  Свят кивнул. Выходя, он обернулся у двери и с хитрой улыбкой сказал:
  - I`ll be back!
  
  Послесловие.
  
  Вот вы и познакомились с тремя друзьями. Узнали их поближе. Какие они, какие у них привычки, пристрастия. У всех свое кино в голове, которое постоянно меняется. Но они очень дружны и им хорошо вместе. Пусть не все складывается, как бы им хотелось, но дружба и чувство юмора помогают им сохранять самообладание и выходить победителями из любых ситуаций.
  Безбашенные, они могут быть и серьезными и злыми. Но только не друг с другом. А когда эти трое объединяются, о серьезности не может быть и речи!!! 
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Панченко "Ветер" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | М.Боталова "Беглянка в империи демонов" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Мои двенадцать увольнений. K A AЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяТону в тебе. Настасья КарпинскаяИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваБукет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаОфисные записки. Кьяза��Помощница верховной ведьмы��. Анетта ПолитоваСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОтражение. Алекс ДОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"