Нагаев Сергей Владимирович: другие произведения.

Медалист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборник рассказов о "гадком утёнке", ставшем гордостью и красой Орловской лётной школы.


Автор Нагаев С.В.

Медалист

г. Нижневартовск 2003 г.

Аннотационное содержание.

      -- История рождения Медалиста.
      -- Явление первое - незабвенное.
      -- Патриоту Отечества - виват!
      -- Его величество Случай!
      -- Интересный вопрос.
      -- ...
      -- ...
      -- ...
      -- ...
      -- ...
      -- Преддипломная практика.
      -- Секреты родословной.
      -- ...
      -- ...
      -- Долгожданные каникулы.
      -- Краткосрочный отпуск.
      -- Выпускной экзамен.
      -- Выпускной бал.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1. Тиха украинская ночь...

   Все тёмные дела делаются ночью...
   Где-то вдалеке прокричал петух. Сразу забрехали собаки на хуторах. Луна слабо освещала ближайшие окрестности. На небе набегали тучи. Кто-то шмыгнул вдоль забора...
   Забор подумал:
   - Кому это не спится?
   Снова вдалеке прокричал петух. Опять забрехали собаки на хуторах. Луна стала заходить за набегающие тучи. Кто-то прокрался вдоль забора...
   Забор подумал:
  -- Кому-то не спится?
   Забор не любил вмешиваться в чужие дела, поэтому постоянно помалкивал, если его спрашивали проснувшиеся по утрам птицы, усевшиеся на забор:
  -- Кому не спалось в ночь глухую?
   Забор помалкивал, слушая птичьи пересуды, и думал:
  -- Вот опять начался судный день, где наводит каждый тот, кому не лень, тень на завтрашний плетень...
   Пока забор думал, за ним происходили исторические события, которые дали толчок всему происходящему и имевшему быть далее...
   В третий раз вдалеке прокричал петух. В третий раз на хуторах забрехали собаки. Луна зашла за набежавшие тучи. Наступила тёмная, тёмная ночь. За забором кто-то был и не хотел оттуда выходить.
   Забор подумал:
   -Всё что ни происходит - всё к лучшему...
   И стал потихоньку засыпать...
   Ему снился сон, что он ловит бабочек, бегая по лугу, а они, смеясь, от него улетели и возвращались вновь, дразня его и подзадоривая своим весёлым смехом...
   Внезапно проснулся фонарь и осветил свои владения...
   За забором начался переполох. Залаяли собаки. В фонарь полетела картошка. Фонарь замигал подбитым глазом. Кто-то, подминая капусту, ринулся к дому...
   Когда забор проснулся, вокруг стояла тишина. Из-за туч начала выглядывать луна, бледная от произошедших событий. Фонарь обиженно молчал, потирая украдкой подбитый глаз. Мимо забора прошла особа неопределённого возраста, которая начала объяснять ему и стоящему рядом фонарю, что проходила мимо, в магазин за спичками...
   Забор понял, что дело ясное, что дело тёмное и без спичек в нём не разобраться. Когда особа неопределённого возраста удалилась, забор обратил взор на молчавший дотоле фонарь. Но фонарь не мог освятить данный вопрос, так как освящение произошло ранее и имело место быть...

2. Медалист.

   Гадкий утёнок.
   Когда учился Лебедь в школе:
   "Терпеть тебя должны доколе?
   Ведь, ты, с рождения, с пелёнок
   Какой-то гадкий уж - утёнок".
   Курица катила яйцо. Васька сидел на заборе.
   - А куда это она его покатила? - заинтересовался он и тихо смахнул с забора. Забор закачался и облегчённо простонал:
   - Не опоздай!
   Курица подкатила яйцо к дороге, которая вела под гору, и отпустила его со словами: "Не себе, - и, посмотрев на Ваську, добавила, - и не людям!"
   Васька, увидев такой вандализм, бросился спасать яйцо. Яйцо, набирая сума­сшедшие обороты, со стремительной скоростью летело к порогу школы, в которую собрался идти Васька Лебедев.
   - Кто быстрее? - подумал он и бросился догонять яйцо, хлопая крылышками. Яйцо, разогнавшись, ударилось о порог школы и, разлетевшись в воздухе, го­лосом поджаренного цыплёнка известило о начале учебного года словами:
   - Орлята учатся летать!
   Собравшиеся на торжество важные птицы радостно захлопали крыльями.
   Васька, успевший как раз к началу представления, был обрызган с ног до го­ловы грязью и разлетевшимся содержимым яйца.
   Директор школы Гусак Иван Иванович, увидев Ваську в таком виде, был воз­мущён внезапным его вторжением и зашипел:
  -- Это ещё что за гадкий утёнок появился на нашем празднике?
   Васька, обескураженный неожиданным поворотом событий, не растерялся, хлопнул крылышками и спросил:
   - А ты кто?
   Директор остолбенел от столь наглого вопроса и прошипел:
  -- А ты кто?
   Васька гордо сказал:
   - А я из породы лебедей. Учиться летать тут буду.
   - После праздника зайдёте ко мне в кабинет на разбор вашего первого полё­та. - прогоготал директор, глядя сверху на будущего летуна.
   Разбор закончился тем, что в только что заведённом личном деле Васьки Ле­бедева появилась первая запись, сделанная рукой директора:
   "Рождённый ползать летать не может".
   К слову сказать, означенное выше пророчество не сбылось, хотя и могло...
   Никто не знал, что из этого гадкого утёнка из породы лебедей получится гордость и краса Орловской лётной школы.

3. Клятва медалиста.

   Первые шаги.
   Топ, топ, топ -
   Топает малыш.
   Хлоп, хлоп, хлоп -
   хлопает крепыш.
   Васька, обретя статус ученика Орловской лётной школы после разбора своего первого полёта, вышел на крыльцо означенного выше учреждения и начал чистить свои перышки, приводя себя в поря­док от остатков прошлого неудачного эксперимента спасти яйцо от его неминуемой гибели.
   Курочкина Марья Ивановна, стоявшая у истоков этого эксперимента, веником сгребала в кучу результаты своего труда, всем видом показывая, что здесь разбились её девичьи мечты, но остались ещё честолюбивые надежды взлететь на пьедестал почёта.
   Васька, конечно, понимал, что дальше забора она махнуть, навряд ли, сможет. Поэтому, он был любезен, когда предложил ей свои услуги. Марья Ивановна была растрогана таким вниманием со сто­роны бедолаги, коим она считала Ваську, и любезно уступила ему веник.
   Васька осторожно сгрёб в кучку остатки яйца, которое могло бы дать жизнь ещё одному дарова­нию, был вынужден смириться со случившимся, но решил поступить по-своему. Когда Марья Ивановна ушла за совком, Васька отнёс остатки яйца под пьедестал почёта и предал их земле...
   Когда Марья Ивановна вернулась, то Васьки уже не было. Она не знала, что Васька поклялся над тем, кого он не смог спасти. Содержание клятвы осталось в тайне от окружающих и о коей будет сооб­щено позднее.
   Увидев, что всё чисто убрано, она взяла веник и пошла в школу.
   Васька же решил увековечить то, в чём он поклялся ни где-нибудь, а на самом пьедестале почёта. Он, дождавшись ночи, когда все покинут территорию школы, вспорхнул на пьедестал, прошёлся по оному и был таков, бросив на прощанье загадочную фразу:
   - Вот бы было шороху, коль хватило б пороху.
   Забор, который выполнял по совместительству обязанности ночного сторожа, сделал вид, что ничего не заметил, что могло бы привлечь его бдительное внимание. Он пропустил Ваську за ворота школы, не произнеся и звука, но про себя подумал:
   - Толи ещё будет...
   Но, что будет, он не успел додумать. В это время в небо взлетела зелёная ракета, выпущенная вверх бдительным фонарём, который освещал все заинтересовавшие его события со своей колокольни. Ракета, описав в воздухе полукруг, упала на пьедестал почёта, взорвавшимся громадным фейерверком, коим, с одной стороны, ознаменовала появление Васьки на священном месте и, с другой стороны, по­слала прощальный салют тому, кто мог быть, но не смог..., в силу сложившихся обстоятельств.
   Директор школы, собравшийся отходить ко сну, был поставлен на ноги свершимся фактом. При­мчавшись на всех парусах к месту происшествия, он застал там грандиозное зрелище, которое собра­лось посмотреть всё птичье сословье.
   Гусак Иван Иванович построил в одну шеренгу ночных сторожей, пытаясь выяснить, кто мог промеж дорог пройти на его порог. Попытка выяснить по горячим следам истинные причины чрезвы­чайного происшествия ни к чему не привела: забор молчал, храня священное молчание, а фонарь осве­щал совсем не те подробности, которые интересовали его величество.
   Собрав по крупицам осколки истины, Иван Иванович никак не мог понять, почему открытие учебного года совпало с другим всенародным праздником - наступлением Нового года, к которому он причислил данный факт народного волеизъявления.
   Поразмыслив на досуге, пытаясь уснуть, он пришёл к потрясающему умозаключению:
   - Приурочить начало учебного года к наступлению Нового года. Начать летоисчисление не со дня рождения Христова, а с момента данного знакового события.
   На следующий день был подписан соответствующий приказ по школе, с коим были ознакомлены все заинтересованные лица. Васька был польщён столь дальновидным поступком со стороны школьной администрации, что не смог сдержать чувств и воскликнул:
  -- Многие лета... и да возрадуется душа твоя, господи!
   Гусак Иван Иванович прослезился от слов перволётка, отнеся первую половину слов к своей особе, а вторую..., смахнув набежавшие слезы:
   - Ах, все мы там будем...
   Один Васька знал, что слова, которые вырвались из его молоденьких уст, имели совсем иной смысл для него, чем для его высокопоставленного начальника.
  

4. День первый по новому календарю.

   Трудовые будни.
   Отшумели метели,
   Отзвенели капели,
   Отсвистели свирели.
   Ну, а мы - полетели!
   Приказ директора школы, имевший историческое значение для судьбы школы, был знаменателен тем, что Васька начал свой трудовой путь на ниве просвещения в роли ученика с клятвы, данной им у подножия местного Эвереста, подкреплённой конкретным делом.
   - Сделал дело - летай смело. - подытожил Васька итоги свершившегося события.
   День первый по новому календарю принёс Ваське одни разочарования. В лётной школе учили перволёток не полётам над грешной землёй, а забивали головы разными однобокими науками, заставля­ли грызть гранит науки, а не усваивать уроки жизни во всей прелести её существования...
   Васька своим маленьким умом понял, что школа выживания, которую он прошёл на первых по­рах жизни, принесла ему намного больше радости, чем Alma mater в её первозданном виде. Покинув душные казематы данного учреждения, Васька был счастлив встрече с матушкой Природой.
   Природа манила, Природа звала. Природа кормила. Природа могла...
   Васька рванул на забор, который был его тайным другом и иногда мог давать дельные советы в форме одобрения его будущих поступков и устремлений. Васька знал - забор не выдаст, забор не съест.
   Усевшись, поудобней, на широких плечах тайного друга, Васька стал решать простенькую на вид задачку: "Как жить дальше?". Задачка не решалась так с ходу - надо было покумекать.
   - Жили у бабуси два весёлых гуся - невесело подумал Васька, кумекая, и посмотрел на фонарь. Фонарь, не мигая, смотрел на Ваську и думал:
   - Этот пострел везде поспел.
   - Экие дали мы не видали. — мелькнула в голове у Васьки шальная мысль, в которой он нашёл некоторый смысл дальнейшего существования.
   - Офонарели, вы, тут что ли, сидючи на одном месте? - воскликнул он и полетел в далёкие края да за синие моря...
   Долго ли полноте, летел наш леталец да повстречался ему добрый молодец, летящий в один с ним конец.
   - Красота-то какая! - подумал Васька, махая своими неокрепшими крылышками.
   - Привет! Пересвет. - приветствуя Ваську, представился молодец, летящий в один с ним конец.
   - Привет! Домосед. - в тон ему отрекомендовался Васька, с интересом глядя на незнакомца. Пересвет сделал круг над Васькой и полетел рядом.
   - Из каких краёв победитель муравьев? - поинтересовался незнакомец и улыбнулся.
   - Из тех далёв, где славят соловьев. - не полез за словом Васька и пошёл на посадку.
   Включив автопилот. Пересвет двинулся за ним.
   Невинная своей красотой земля приняла в свои широкие объятия двух путешественников.
   - Хорошо-то как! - воскликнул Васька, прохаживаясь по земле и помахивая уставшими крылыш­ками.
   - Коли мы бы могли, то летали бы до Земли. - многозначительно выразился незнакомец и глянул на Ваську.
   Васька, услышав интересную фразу, повернулся к незнакомцу и был немало удивлён его видом. Пересвет был совсем не похож на того молодца, с которым прилетел Васька.
   Перед Васькой, улыбаясь, стоял тот, кому он бы с удовольствием заглянул в рот. Это был Человек, который умел летать.
   - Вот так да! - присвистнул Васька и почтительно сделал реверанс. Пересвет с интересом глядел на Ваську, наблюдая за его реакцией на происходящее. Хоть Васька и держался молодцом, но чувствовалось, что он был в лёгком шоке... Это был первый день по новому календарю.
   - Как год начнёшь - так его и проживёшь. - подумал Васька, возвращаясь в родные пенаты для пернатых.
  

5. Как живёт человек?

   Для ума.
   Бог даст день,
   Бог даст пищу.
   Васька сидел на заборе. Мимо Васьки с большим шумом пролетел опознанный им летающий объект. Перевернувшись в воздухе несколько раз, опознанный летающий объект превратился в нового знакомого - Пересвета.
   Это была вторая встреча, которая для Васьки стала роковой, т.е. решающей в его судьбе генеральную линию его будущего совершенствования.
   Пересвет направлялся в школу для одарённых чем-то детей. Васька попросил его взять с собой в эту школу свободного выбора.
  -- Зачем это тебе? - спросил несколько заинтересованно Пересвет.
  -- Хочу стать учеником этой школы! - серьёзно ответил Васька.
   Он решил во чтобы-то ни стало попасть в эту необыкновенную школу для одарённых чем-то детей. Он понимал, что за стенами такой школы должны происходить необыкновенные события, не те, что происходили в Васькиной школе. И Васька хотел стать участником этих событий или, хотя бы на худой случай, их зрителем.
  -- Для начала нужно стать Человеком! - задумчиво ответил Пересвет и улыбнулся.
  -- Как ты? Ты меня этому научишь? - обрадовано воскликнул Васька.
  -- Попробую! - заинтересованно произнёс Пересвет и взмахнул рукой.
   Васька слетел с забора, перевернувшись в воздухе несколько раз, стал на время маленькой копией своего будущего учителя...
  -- Тебя здесь будут звать Светлячок. - сообщил Пересвет Ваське, переступив порог Школы свободного выбора.
   Васька, околдованный своим превращением, пытался осознать своё новое существо и радостно засветился внутри, услышав своё новое имя.
  -- Куда мы идём? - спросил Светлячок у Пересвета, идя по коридорам Школы свободного выбора.
  -- А куда ты хочешь? - спросил Пересвет у Светлячка.
  -- Я хочу узнать, как живёт человек. - засветился в ожидании Светлячок.
  -- Вот мы и пришли. - сказал Пересвет, останавливаясь перед дверями в страну Начальной Математики.
   На дверях висела табличка "Элементарная логика". Под табличкой были нарисованы какие-то непонятные значки...
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  -- Это что за значки? - удивлённо спросил Светлячок.
  -- Ты, хотел узнать, как живёт человек? - вопросом на вопрос ответил Пересвет.
   Пересвет открыл двери и пригласил войти Светлячка. Светлячок быстро вошёл вовнутрь. Внутри было темно и никого не было...
  -- Незнающий да узнает, - услышал Светлячок голос сверху.
  -- Ищущий да найдёт. - ответил ему в тон Пересвет.

11. Медалист на практике.

   Петь в унисон.
   Однажды Лебедь, Рак и Щука
   Запели разом в унисон
   И, сдвинув воз тогда без звука,
   Сплясали вместе вальс "Бостон".
   Гусак Иван Иванович листал личное дело Васьки Лебедева. Васька успел себя зарекомендо­вать с лучшей стороны, с самого начала, когда он удачно стартовал на открытии нового учебного года в лётной школе.
   Своё изречение о ползающих гадах: "Рождённый ползать летать не может" Иван Иванович не забыл и всячески старался где-нибудь употребить ещё раз. Например, когда Васька во время тренировочных полётов в спортзале сел не на мат, а с матом опустился на голову ошеломлённо­го директора, который принимал очередной зачёт на точность приземления в условиях плохой видимости (с завязанными глазами).
   После этого случая, в личном деле Васьки Лебедева появились первые признаки, что его от­странят от полётов досрочно.
   В дальнейшем, Васька, имея последнее китайское предупреждение, старался летать осто­рожнее, поджимая хвост, дабы, чего не упало вдруг на голову любимого директора, который яв­лялся на очередной зачёт уже в каске.
   Гусак Иван Иванович был злопамятен и ждал случая, когда можно было бы Ваську награ­дить пинком под зад. И вот случай такой представился...
   Наступила пора летней практики.
   - Куда бы его послать? - спросил он у заведующей лётной практикой Курочкиной Марьи Ивановны.
   - В прибрежную зону. - прокудахтала Марья Ивановна.
   - Чистые пруды, задумчивые ивы... - зашипел уже не модную песенку Иван Иванович, задум­чиво глядя в личное дело Васьки Лебедева. Он уже видел там, открывающиеся перспективы для своего любимца. На торжественном собрании Ваське Лебедеву была вручена ещё не путёвка в жизнь, а повестка, на которой был указан срок его прибытия к означенному месту.
   Васька прибыл поутру. Предрассветный туман, рассеиваясь, показал, что воз ещё действи­тельно там. Васька обошёл его со всех сторон. Покрытые мхом колёса не поддались на Васьки-ны уговоры проехаться до ближайшего отделения "Мотор-масло" добровольно. Поняв, что на­храпом воз не взять, Васька двинул в лес.
   В это время из воды выполз рак и, посмотрев в свои окуляры, задумчиво проводил незна­комца прищуренным взглядом. Что-то показалось ему знакомым и он двинулся за ним.
   Васька, спрятавшись за деревом, ждал, когда ничего неподозревающий рак приблизится к нему.
   - Куда он делся? - забеспокоился задом ходящий.
   Но ответа он не услышал, так как был ловко схвачен Васькой и вознесён до небес. Рак пы­тался клешнями освободиться, но не успел. Васька сбросил рака прямо на середину пруда.
   Рак, рассекая воздух клешнями, ворвался в дремлющее царство матушки Щуки, нечаянно разбудив её. Спросонок Щука Фагоровна клацнула своими челюстями для профилактики карие­са, чуть не отправив рака на незапланированную экскурсию по своему желудку, но вовремя спо­хватилась, что этот экскурсант со своими клешнями скорее ей доставит беспокойство, чем удо­вольствие. Выплюнув несостоявшегося экскурсанта на берег пруда, она удивилась:
   - Куманёк, это ты что ли? А я и не признала тебя.
  

12. Правда матушки.

   Плясать под чужую дудку.
   Купил Карась у Утки дудочку, Затем попался он на удочку И заплясал под чью-то дудку, Прокляв за это тётку Утку.
   Рак ошалело огляделся по сторонам и пополз под воз. Он понял, что настали не лучшие для него времена. Щука Фагоровна подозрительно посмотрела по сторонам, но ничего не заме­тив, выползла из воды узнать, что такое происходит в её владениях.
   Васька, затаившийся в небесах, выждал, когда Щука Фагоровна вылезла полностью из во­ды, резко спикировал вниз, схватив её за жабры, и взмыл опять в небеса. Подумав, что наступил её жизни конец, она взмолилась со словами:
   - Отпусти меня, Василий. Я сослужу тебе службу.
   - Сослужишь, сослужишь. Слушай, старая, расскажи-ка лучше правду. Почему воз никто не может сдвинуть с места?
   - Милый, так это приданое моё! Никто меня замуж не берёт после того, как твой прадед не справился с задачей, которую предложил ему решить мой отец. Женихался твой прадед.
   - А что это за задачка такая была? - спросил Васька.
   - А задачка была про штаны. - невозмутимо ответила Щука Фагоровна.
   - Про чьи штаны? - не понял Васька.
   - Про штаны Пифагора. - улыбнулась она.
   - Пифагоровы штаны во все стороны равны. - легко вспомнил Васька и улыбнулся, подумав, что он уже эту задачку решил.
   Он понял, что во всём виноват рак - он тянул не в ту сторону. А для прадеда он заметил:
   - Эх, не под тем углом взлетал, жених.
   - Ну, как теперь отпустишь? - напомнила ему Щука Фагоровна, глядя на Ваську.
   - Отпускаю. - нараспев сказал Васька и отпустил Щуку Фагоровна, которая поняла, что за­давать глупые вопросы иногда нецелесообразно.
   Пролетев половину пути, она была перехвачена Васькой, который ей сразу задал главный вопрос:
   - Что вы сделали с моим прадедом?
   - Его ощипал рак по папиному приказу. Папа сказал: "Хорош гусь! Но нам не товарищ!" Приземлившись на воз, Васька, не выпуская щуки, кликнул рака:
   - Эй, рак, вылезай! Я всё знаю. Потянешь воз туда, куда я тебе буду указывать. Рак понял, что его помиловали, легко схватил оглобли, но сдвинуть воз так и не смог, как не пятился. Лебедь улыбнулся и обратился к несостоявшейся невесте со словами:
   - По щучьему веленью, по моему хотенью, катись туда воз, откуда меня чёрт принёс. Воз шумно вздохнул и произнёс:
   - Ну, наконец-то. А то я застоялся тут.
   И с этими словами воз взял такой галоп, рак едва успевал делать вид, что он отмаливает свои грехи добросовестно...
   К вечеру означенная компания вкатила во двор Орловской лётной школы. По виду Гусака Ивана Ивановича можно было понять, что он бесконечно рад успешному завершению лётной практики своим питомцем в столь короткий срок и на столь блестящем уровне.
   В личном же деле Васьки Лебедева появилась запись, сделанная рукой директора школы:

"Щука руку по локоть откусит, а этот - по плечо".


15. Медалист на каникулах.

   Попасть впросак.
   Гусь завёл тут шуры-муры...
   Думал он, что куры - дуры.
   Оказался сам дурак -
   Вот так попал гусак впросак.
   Васька сидел и чистил перья, приводя свой лётный костюм в порядок. С утра намечалась прекрасная пора - дополнительные каникулы в честь досрочно законченной лётной практики.
   Директор, обрадовавшись новому пополнению, назначил Рака Ивановича бессменным вах­тёром у дверей своей спальни. Щука Фагоровна была милостиво назначена горничной в означен­ных апартаментах.
   Проявив немудрёные природные способности, эта щучка смогла очень быстро пойти на по­вышение в глазах Гусака Ивана Ивановича, который был околдован её щучьим велением и её телепатическими способностями угадывать желаниям высокопоставленной особы.
   Уже на следующий день Щука Фагоровна, заметно помолодевшая на лет эдак 120, была представлена, как начальник отдела кадров означенного заведения. Персонал школы сразу понял, что ей в рот не надо свои пальцы совать, а то не вспомнишь: были они или нет.
   Просматривая дела сотрудников и учащихся школы, Щука Фагоровна заметила, что в лич­ном деле Васьки Лебедева не было указано, когда он родился утром или вечером. С этим она и явилась на доклад к своему непосредственному начальнику.
   Начальник её был не посредственный, а ещё тот гусь, поэтому он быстро смекнул, что рыл не там. В мгновении ока Щука Фагоровна - потомственная любительница головоломок извлекла из своей головы простенькую задачку с бытовым условием:
   - Сходи туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что.
   - Точно, пусть принесёт справку, когда он родился утром или вечером. - обрадовался он. Вызвав Ваську на ковёр Гусак Иван Иванович провозгласил о том, что Васька награждён однодневным отпуском в связи с досрочным окончанием лётной практики, который он может ис­пользовать по своему усмотрению.
   - Да, чуть не забыл. Я тут, просматривал твоё личное дело - в нём нет данных о том, когда ты родился утром или вечером. - добавил, как бы невзначай, он.
   - Разве это очень важно? - изумился Васька, поняв откуда ветер дует - ветер дул из отдела кадров.
   - Да, это очень важно! - убедил Ваську Иван Иванович, показывая, что разговор закончен. Вечером, запыхавшийся Васька, вручил директору документ, который гласил: "Данный до­кумент выдан Ваське Лебедеву в том, что его нашли в капусте, на участке, принадлежавшему Гу­саку Ивану Ивановичу..."
   Лоб Гусака Ивана Ивановича покрылся испариной. Далее в документе говорилось: "... Его нашла Курочкина Марья Ивановна, случайно проходившая мимо, в полночь, в магазин за спичка­ми..."
   Иван Иванович, так и не дочитав до конца, понял, что Васька родился ночью. В личном деле Васьки Лебедева появилась запись, сделанная рукой Щуки Фагоровны:
   "Время рождения покрыто мраком".
   Про директора же она подумала: "Хорош гусь! Будет нам - товарищ!"
  

16. Медалист на отдыхе.

   Чужими руками жар загребать.
   Кочегар пускает пар
   Загребал руками жар:
   "Ах, поймать бы мне Жар - птицу!
   Научил её б молиться!"
   Поняв, что всё сходится, но Васька не его, Гусак Иван Иванович вызвал к себе начальника отдела кадров и поинтересовался:
   - А нет ли у нас командировки на Кудыкины горы?
   - Сейчас выпишем, - быстро сообразила кадровичка и побежала за командировочным удостоверени­ем.
   Директор, вызвав Ваську, в сей же час поставил его перед фактом:
   - Встань передо мною, как лист перед травою. В награду за твои успехи в учёбе отправляю тебя Васька по туристической путёвке на Кудыкины горы, сроком аж на две недели, за свой счёт. Отдыхай, на­бирайся сил. Да, зайди, узнай у них в конструкторском бюро, когда нам будет выслан опытный экземпляр "Лечу сам" и его экспериментальная модель "Отдохни крылья".
   Получив командировочное удостоверение, Васька Лебедев взял курс на Кудыкины горы. Летел день, летел два - прилетает, а там помидоров и отродясь не бывало. Голые скалы, неозвученные даже криком чаек, мрачно приветствовали командированного.
   - А где же у них гостиница? - подумал Васька, изрядно уставший в дороге. Помыться, поесть, от­дохнуть пришлось в условиях максимально приближённым к боевым.
   Обманчивая тишина была разорвана хлопаньем крыльев трёхглавых орлов, типа стервятников, поя­вившихся совершенно внезапно из-за выступа скалы. Приземлившись возле только присевшего отдохнуть Васьки, три трёхглавых орла - стервятника уставились на него всеми восемнадцатью глазами. Васька по­нял:
   - Будут бить долго, возможно лапами.
   - Мужики, а где у вас тут туалет? - спросил Васька.
   Васька ещё хотел спросить у них, как пройти в центральную библиотеку за томиком А. С. Пушкина, который ему мог бы пригодиться на досуге, особенно то место, где говорилось об их родственнике:
   "Вскормленный в неволе орёл молодой...", но не успел.
   Ему скрутили крылья, завязали глаза и, нацепив на лапы налапники, препроводили в самую преис­поднюю.
   Десять дней Васька работал у них кочегаром совершенно безвозмездно. Теперь он уже не выглядел белой вороной, как в первый день. На одиннадцатый день его вызвал к себе главный конструктор, окинув его всемогущим взором, он сказал:
   - Передай, заказ выполнен. Получи на складе опытный экземпляр: "Упал сразу" и его эксперимен­тальную модель "Закажи панихиду".
   Васька, получив заказ и отметив командировку, отбыл к месту своей учёбы со словами:
   - По щучьему веленью, по моему хотенью несите братцы меня сами.
   "Упал сразу" и "Закажи панихиду" доставили благополучно Ваську на территорию лётной школы.
   Васька так и не увидел, как открылись клювы у всех трёхглавых орлов и у их главного конструкто­ра, когда он взлетел и скрылся из виду в добром здравии. Ведь, они вышли посмотреть на аэрокосмиче­ское шоу: "Гори, гори моя звезда!"
   В личном деле Васьки Лебедева появилась боязливая фраза:
   "Прошёл огонь...",
   написанная трясущейся рукой директора школы, который попытался сразу оседлать опытный экземпляр "Упал сразу". На взлёте всё и произошло - экземпляр оправдал своё назва­ние раз и навсегда.
   - Хорошо, что кругом не горы... - подумал Иван Иванович, падая в кучу навоза за коровником. Испытывать экспериментальную модель "Закажи панихиду" желающих не нашлось, поэтому она бы­ла всегда в полном распоряжении Васьки Лебедева.
  

17. Медалист сдаёт экзамен.

   Рожки да ножки.
   На день рождения Серёжке
   Варили рожки, мыли ножки.
   Сварила бабушка варенье
   Козлёнку серому на день рождения!
   - Скоро выпускные экзамены. - подумал про себя Васька Лебедев и подскочил с кровати. Наступало утро. Он ещё не знал, какие пакости ему уготовила судьба в лице известной уже троицы.
   - Мир прекрасен! - подумал Васька и похлопал себя крылышками по морде лица. Морда исчезла и появилось жизнерадостное лицо, способного на все руки мастера из дерьма сделать конфетку.
   В это время Рак Иванович осторожно постучался в дверь спальни к своему шефу. Шеф, стряхнув остатки сна с подушки, потянулся, вытянув свои перепончатые лапы за дверь спальни. Рак Иванович сде­лал ему макияж, маникюр и педикюр с небольшими передышками.
   Воодушевлённый данной процедурой Иван Иванович отправился в ванную, которая находилась не­подалеку за углом туалета, куда он предварительно и заглянул.
   Выйдя из кустов, он бросился в лужу, в которой только что спали свиньи. Приняв душ Суйхо, он выбрался на берег сухим из этой целебной для свиней грязи.
   Освежевший и помолодевший Иван Иванович Гусак в сопровождении означенных ранее лиц вступил в партию любителей грязи, где учредителем была местная свиноферма. Завязались деловые взаимоотно­шения между теми, кто храпел в грязи и теми, кто любил душ Суйхо. В результате те, кто был в грязи, стали чище, а те, кто любил душ Суйхо, ещё выше.
   Васька Лебедев, выполняя ответственное партийное поручение, загнул назад рога у быка и вспахи­вал взлётную полосу. Сегодня намечалось грандиозное совместное мероприятие, посвящённое созданию означенного союза. Поэтому, Васька старался, чтобы глины было побольше, а песка поменьше.
   Кульминационным моментом данного мероприятия считались "Крутые горки", которые были по­строены в одночасье по приказу директора школы столовскими крысами. Те, конечно, расстарались на славу. Кипяток был, что ни на есть, самый крутой. Толпа свиней жаждала зрелищ.
   Ваську Лебедева поучаствовать в главной роли уговорил сам директор школы по наущению Рака Ивановича, который со столовскими крысами нашёл общий язык и взаимопонимание. Они, вообще-то, были готовы сварить в этом котле самого Рака Ивановича, но клиент всегда прав - сварить надо Ваську.
   - Меньше слов и больше дела! И водичка закипела.
   Иван Иванович по этому случаю пожертвовал даже свою каску, чтобы солнце сильно не пекло голо­ву его любимцу.
   - Ну, с богом. - сказал Ваське Иван Иванович, заметив знак своего вахтёра. Васька, забравшись на самую вершину крутых горок, посмотрел вниз на жаждущую зрелищ толпу. Толпа развалилась на вспаханной Васькой пашне и заблажила в ожидании чего-нибудь горяченького. Васька, сев в каску, ринулся вниз по горкам со словами:
   - По щучьему веленью, по моему хотенью, разлетись вода, покажу куда.
   Поднявшийся внизу переполох после того, как Васька бухнулся в котёл с кипятком, был слышен за несколько километров оттуда. Кипяток из котла разлетелся в разные стороны и свалился на толпу свиней. Толпа любителей грязи с визгом ринулась на выход, растоптав по дороге зазевавшихся любителей душа Суйхо (кипяточка им, конечно, не досталось, но вот грязи нахлебались вдоволь).
   Васька, приземлившись каской, проехался по мгновенно опустевшей внутренней поверхности котла и пулей вылетел из него в небо, ознаменовав тем самым прощальный салют и многие лета партии любите­лей грязи.
   На следующий день начальник отдела кадров, не пострадавшая во время этого салюта, внесла по­правку в личное дело Васьки Лебедева в запись, сделанную ранее дрожащей рукой директора:
   "Прошёл огонь и воду".
  

18. Медалист на собственном балу.

   С иголочки.
   Портной закончил шить наряд
   Для новогодней ёлочки.
   Наряд для ёлочки был снят,
   Как говорят: "С иголочки".
   Первый и последний год обучения в лётной школе незаметно подкатил к самому великому празднику всех времён и народов - Новому году.
   К встрече Нового года начали готовиться заранее, начиная с поздней осени, когда закончился лётный сезон. Васька Лебедев, заметно возмужавший за этот год, налетал к этому времени ни много, ни мало - 2000 часов.
   В зимнее время курсанты-выпускники чистили территорию школы от падаю­щего периодически снега и между перерывами зубрили теорию вероятностей, воз­никающих тоже периодически над поверхностью земли, как только её обитатели отрывались от последней слишком высоко.
   Каждый год одно поколение птиц обучало другое, более неопытное, премуд­ростям лётного дела, навыкам посадки на три точки (на две лапы и на один хвост).
   Необученная молодёжь садилась то на две лапы, то на одну, то просто на хвост, то на голову инструктора, поэтому ученье увидело свет только в конце лёт­ного сезона в неумелых взмахах крылышек. Некоторые, так и не научившись ле­тать, влачили своё жалкое существование на своих двух лапах по грешной земле.
   Каждый день Васька, к удовольствию всех курсантов, усевшись на свою ло­шадку "Закажи панихиду", катал по очереди своих товарищей по школе, поднимая кучи снежной пыли вокруг здания учебного заведения, накручивая круги над её крышей, к неудовольствию находящихся в ней.
   Вот так и готовились курсанты к проводам старого и встрече Нового учебного года, который начинался 1 апреля и заканчивался аж 1 сентября по многочислен­ным просьбам учащихся этой не совсем обычной школы.
   Выпускной бал был назначен на 1 апреля. Директор убивал этим двух зайцев:
   одних он выпускал на волю, а других загонял в загон. Убийство, как таково­го, не было на самом деле, а маскарад был. Все, надев маски, являлись в оз­наченный час на лётное поле, где и всё происходило.
   Слава о Васькиных подвигах облетела всю округу и, вернувшись назад, стала тревожить местную администрацию по тёмных закоулках их мелких ду­шонок. Просыпаясь по ночам в холодном поту, Иван Иванович долго пытался отделаться от разных кошмаров, которые периодически посещали его в его гнезде. Он был уже морально готов признать Ваську Лебедева своим родным сыном, лишь бы его они покинули раз и навсегда...
   Что ж бал назначен - всем пора! - раздалось рано утром иль с утра. Все участ­ники бал-маскарада стали готовиться к нему. Повсюду слышались шутки и смех, только Васька Лебедев сидел в глубокой задумчивости.
   Он вспомнил, как он первый раз появился на этом ставшим уже традиционном празднике и думал, как ему исправить свою оплошность...
   Курочкина Марья Ивановна катила яйцо. Васька сидел на том же заборе.
  -- Как же она его катит? - подумал он и что-то прошептал про себя.
   Забор закачался и одобрительно хмыкнул:
   - Круто!
   Марья Ивановна подкатила яйцо к дороге и отпустила его со словами:
   - Катись яичко, - и, посмотрев на Ваську, добавила, - на самое крылечко!
   Васька, услыхав такие слова, бросился догонять яйцо. Яйцо, набирая су­масшедшие обороты, со стремительной скоростью летело к порогу школы, на котором стоял административный корпус Орловской школы во главе с её ди­ректором.
   - Кто быстрее? - подумал Васька и сразу догнал яйцо, хлопая окрепшими за год крыльями.
   Яйцо, разогнавшись, прыгнуло на порог школы, и ударившись о голову Ивана Ивановича, разбилось, разлетевшись на мелкие кусочки, голосом Вась­ки Лебедева известило о начале учебного года словами:
   - С наступающим Новым годом!
   Собравшиеся птицы вокруг новогодней ёлки радостно захлопали крылья­ми.
   Васька, успевший как раз к началу представления, был встречен бурными и продолжительными аплодисментами, на вершине ёлочной пирамиды в кос­тюме деда Мороза.
   Директор школы Гусак Иван Иванович, оправившись от первого шока и увидев Ваську в таком виде, был возмущён внезапным его вторжением в за­планированное заранее мероприятие и прошипел:
   - Сгинь, нечистая сила. Тьфу!
   Васька, не обескураженный неожиданным поворотом событий, не расте­рялся, хлопнул крыльями и спросил:
   - А ты кто?
   Директор остолбенел от столь наглого вопроса и прошипел:
   - А ты кто?
   Васька гордо сказал:
   - А я дед Мороз. Учить вас летать тут буду.
   - После праздника зайдёте ко мне в кабинет на разбор вашего послед­него полёта. - прошептал директор, глядя снизу на вчерашнего летуна.
   Разбор закончился тем, что в год назад заведённом личном деле Васьки Лебедева появилась последняя запись, сделанная твёрдой рукой нового дирек­тора:
   "Рождённый летать ползать не может".
   Никто ещё не знал, что новому директору, назначенного чьим-то велени­ем, из породы лебедей предстоит пройти ещё и медные трубы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"