Светлая Надежда: другие произведения.

Повороты судьбы. Амулет Вирены

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    european brides Contatore Visite besucherzähler
    До недавнего времени я считала, что в моей жизни все всегда будет замечательно. Любящие родители, самый лучший брат, яркое светлое будущее. На тот момент самой большой проблемой был мой высокий рост и веснушки. Наивная! А потом начались сны, где меня преследовал мой Кошмар, война, где я потеряла близких мне людей, неизвестная дорога впереди, где меня ждут испытания на прочность. Главной целью стало выжить вопреки всему, не потерять себя и обрести кусочек спокойствия в этом неспокойном мире, где Кошмар из сна становится кем-то близким и родным, война дарит новых друзей, а неизвестная дорога может привести в яркое и светлое будущее.
    Буду рада вашему вниманию и оценкам, они позволяют понять, нравится ли вам сие творчество :)
    Роман также можно найти на ФанБуке.
    Роман дописан и выложен полностью и бесплатно, поэтому прошу, не растаскивайте его на сторонние ресурсы без разрешения (что бы получить разрешение, пишите на почту)
      
    За обложку благодарю Елену Резниченко :)

  
Часть 1. Избранница, или судьба дракона
Глава 1
Лисиена
Никогда не видела брата таким. Он вернулся домой ближе к ночи и его состояние можно описать только одним словом - пьян. На его счастье, я была дома одна. Мама уехала к бабушке в Светлый Лес, а отец находился на службе. Что бы было, попадись Дэн им на глаза, представить не сложно. Мама стала бы жутко переживать и пытаться выяснить причину необычного состояния сына путем словесной атаки и перекапывания его души, что брат терпеть не может, а папа... Ну, он бы сначала мягко, но непреклонно увел жену, спасая своего отпрыска от еще больших страданий, которые вызовет ее внимание, а потом бы с сыном закрылся в своем кабинете. А это закончится для последнего каким-нибудь наказанием.
Хотя, может, я ошибаюсь, ведь Дэн уже не мальчик, ему скоро тридцать стукнет. А еще он гордость родителей и мой кумир, сильный маг, которому подвластна огненная стихия, почти выпускник Санторского Института Первородной Стихии, подающий большие надежды. Папа наверняка заберет его к себе в Сумеречный Патруль, он же там главный и понимает, что такие кадры как Дэн, не могут быть простыми штатными магами. Я знаю, что это опасная работа, и папа знает, но напряженная обстановка в королевстве не оставляет место родственным переживаниям. И как бы мама ни была против, папа останется верным своему решению.
Сейчас карьера брата волновала меня в последнюю очередь. Наверное, мы должны были родиться близнецами, но судьба что-то напутала, и я появилась на свет позже на десять лет, да еще и без выдающихся магических способностей. Однако значительная разница в возрасте не помешала нам оставаться друг для друга самыми близкими друзьями.
За последние годы брат поменялся, еще больше возмужал и стал отдаляться от меня, у него появились свои тайны, но я все понимала, не возиться же со мной всю жизнь. Вот и сейчас догадывалась, что причина в девушке, нашей общей знакомой, которую я терпеть не могла. Заносчивая, лживая, злобная стерва! И что он в ней нашел? Надеюсь, она его бросила, и он скоро прозреет и поймет, какое это счастье. Эх, бедный мой братик... Пусть лучше все будет так, чем навечно отдать свое сердце такой, как Фесилия.
Дэн же в данный момент неуклюже сбросил сапоги и, не обращая внимания на мой вопросительный взгляд и сложенные на груди руки, стал подниматься на второй этаж в свою комнату. Я, так же молча, последовала за ним.
Спальня брата была просторной и включала в себя помимо огромной кровати рабочий уголок, где располагались тяжелый деревянный стол, большой книжный шкаф и примыкающая к нему секция с многочисленными ящиками и дверцами. С противоположной стороны находился камин, в котором по взмаху руки вошедшего мага ярко заполыхал огонь.
Дэн, пошатываясь, подошел к секции и распахнул одно из отделений, за дверками которого оказался бар (интересно, а родители в курсе?). Выбрав изящную бутыль из темного стекла и схватив стоявший там же стакан, он направился к небольшому диванчику возле камина.
Я с порога наблюдала за его действиями и понимала, надо что-то делать, но что? Приблизилась к креслу напротив дивана, кинула взгляд на бутыль, стоявшую откупоренной на низком столике, затем на наполненный стакан в руке брата и заглянула в его напряженное лицо. Нахмуренный лоб, темные круги под глазами, плотно сжатые губы. Характер у моего братца конечно не сахар, и большинство людей видели в нем наглого и напыщенного сильного мага, которому ни до кого нет дела. Но это была всего лишь маска, за которой скрывался любящий брат и сын, человек с добрым сердцем, способный на самопожертвование ради дорогих ему людей. А еще он был очень красивым.
Наша мама наполовину светлая эльфийка. Изящная, маленькая, с длинными белоснежными волосами. И только темно-карие, почти черные глаза выдают в ней полукровку. От нее нам досталась грация движений, умение в совершенстве владеть своим телом, ловкость. У меня ее глаза, правильные нежные черты лица (ну, так говорят, для меня оно обычное), белоснежная кожа, ну и острые ушки тоже достались мне. Брат же был копией отца - высокий, хорошо сложенный, смуглый, с огненными волосами, которые были заплетены в косу, спадающую до середины спины. И мне досталась копна рыжих локонов, а в довесок - россыпь веснушек на курносом носу. А вот что я ненавидела, так это мой рост, из-за которого я до сих пор слышу насмешки от особо 'добрых' людей. Я давно уже научилась не обращать на это внимание, и на подколки отвечаю гордо поднятой головой и прямой спиной.
Папа говорит, что он чистокровный человек. И почему я ему не верю? Это где же видано, чтобы кровь человека оказалась сильнее крови эльфа, пусть ее всего и половина? Но я молчу, тайна ведь не моя. И другие молчат, боятся. А вот рост - мой. И мне с ним жить и влюбляться. А как это сделать, если из всех знакомых мужчин выше меня на голову только брат и отец, а остальные парни хорошо, если со мной одного роста? Да о чем я думаю!? У меня тут брат в нетрезвом подавленном состоянии, а я все о своих комплексах размышляю.
- Дэниэль, - решила я сделать первый шаг, - что случилось?
Братик никак не отреагировал на мои слова. Все также сжимал стакан и задумчиво смотрел в пустоту. Только я хотела повторить вопрос, как он залпом выпил содержимое, перевел свой темный потухший взгляд на меня и произнес:
- Она меня бросила, а я - дурак, - и снова наполнил стакан.
Хм, так я и думала. Тут праздновать надо, а он... А может он как раз того, празднует? Хотя с таким видом только хоронят.
- Дэн, а может все не так плохо? - решила я начать издалека и подбодрить брата. - Только подумай: ты молод, красив, у тебя впереди блестящая карьера, будущее, о котором мечтает каждый маг. Да девушки на тебя уже пачками вешаются! И вообще, тебе это надо? Ну, все эти серьезные отношения. Семью ведь можно завести в любой момент и достойных кандидаток пруд пруди, и намного лучше, чем эта.
Боги, что я несу! И где моя женская солидарность? Хотя, разве она существует? И тут я заметила удивленную мордашку Дэна, который с расширившимися глазами и приоткрытым ртом взирал на меня.
- Что? - смутилась я.
Ну, да, не умею я утешать, я больше жилетку могу изображать.
- Лиска, ты что, решила, я по этой лживой су... гхм... женщине тут убиваюсь? - сказал рыжий паразит и начал так меленько подрагивать от смеха, а уголки губ поползли вверх.
В одно мгновение несчастная моська превратилась в ухохатывающуюся морду, которая уже во весь голос ржала, что б его! Я тут пытаюсь сочувствовать, переживаю за него, а он! Все, я обиделась. Поджала губы и стала смотреть на огонь в камине. Языки пламени яростно лизали почерневший камень кладки, будто вторя моей обиде и одновременно вбирая ее в себя.
Смех пошел на спад, и я снова посмотрела на Дэна. Братец, вытерев слезы, опять соизволил обратить на меня внимание. И тут он окончательно перестал улыбаться.
- Лис?... Ты что, обиделась? Ну, извини, лисенок, я правда сейчас не в духе и не хотел тебя обидеть.
И взгляд такой честный-честный. Это уже слишком, вот как на него можно долго дуться?
- Ладно, забыли. Но ты должен мне объяснение, - сделала я строгий вид. - Что там с Фесилией? И откуда взялась столь 'лестная' самокритика?
Дэн поставил стакан на столик и устало откинулся на спинку дивана.
- Я был не прав во всем, что касалось этой особы. И очень сожалею, что не обращал внимания на доводы семьи и друзей. Вот как!? Как я мог быть таким слепым дураком? - брат попытался вскочить с дивана, но пошатнулся и упал обратно.
- Ох, Дэни, ты совсем не умеешь пить, - посмотрела с сочувствием.
- Кто бы говорил? - огрызнулся рыжик и сложил руки на груди.
- А хочешь, я познакомлю тебя с моей новой знакомой, она к нам недавно перевелась из Дармока и теперь живет со мной в обще...
- Нет, Лис!
- Но она тебе точно понравится, и ты сможешь забыть об этой...
- Нет, Лисиена! - опять зло перебил меня братец. - Я сам разберусь со своей личной жизнью!
Я фыркнула и собиралась возразить, но передумала, а то мало ли как отреагирует на мои слова не совсем трезвый брат.
- Кстати, Лис, а ты не хочешь мне что-нибудь рассказать? - перевел тему рыжик и направил на меня прищуренный взгляд. - Что-то ты в последнее время странно выглядишь. У тебя все хорошо?
- Эм... - растерялась я, но тут же взяла себя в руки и бодро ответила: - Конечно, а что такое?
- Усталая ты какая-то, замученная что ли... Тебя никто не обижает? - во взгляде Дэна отразилось беспокойство.
- Нет конечно, а усталость - это из-за учебы, ты не переживай, сам понимаешь, у меня нет твоих выдающихся сил и способностей, приходиться развивать и совершенствовать их. Зубрежку никто не отменял, - слабо улыбнулась и развела руками в извиняющемся жесте.
- Ну, тогда ладно, смотри не перетрудись, а в мои отношения не вмешивайся, я сам во всем разберусь, - зло прищурил глаза рыжик.
- Дэн!
- Нет, Лисиена, я сам! - и тут же: - Может, тебе помощь с учебой нужна?
- Нет, спасибо! - громче, чем необходимо, воскликнула я и уже спокойней: - Мы с Мелирой, с которой ты совсем не хочешь знакомиться, - протянула с намеком, - сами разберемся, а я пойду уже, ночь на улице, если ты не заметил.
Я поднялась с кресла и, незаметно прихватив откупоренную бутылку, направилась к выходу из комнаты. Хватит уже ему пить. Глядишь и не заметит пропажу, а до бара дойти не сможет, уснет раньше.
- Лис...
Не оборачиваясь, замерла, прижимая к груди стеклянную тару. 'Неужели заметил?' пронеслась испуганная мысль.
- Я люблю тебя, сестренка...
- Я тебя тоже, рыжик, - выдохнула облегченно и вышла за двери.
  
***
В коридоре царил полумрак, тьму разгоняли настенные магические светильники, в которых слабо мерцали огненные светлячки. Но от этого не становилось спокойней. Отбрасываемые тени рождали жуткие видения в моем сознании.
Я ускорила шаг, с детства не люблю темноту, но стараюсь бороться со своим страхом. Нужно просто взять себя в руки и отвлечься. Вот о Дэне и подумаем. А мой братишка тот еще стратег! Как ловко перевел тему, так ничего толком и не объяснив. Я улыбнулась и удобней перехватила бутылку. Хорошо, что забрала, никогда не видела брата в таком состоянии.
Волна нежности затопила меня при воспоминании о последних словах, сказанных перед моим уходом. Ну, ничего, все у него будет хорошо, а вот у меня... Беспокойство и страх опять заползли под кожу. Взгляд сам собой приковался к бутылке в моих руках. Я остановилась, быстро посмотрела назад на закрытую дверь комнаты брата и сделала судорожный глоток прямо из горлышка. Фу, ну и гадость! И что в этом находят такого приятного? Да и я молодец. Это все нервы, а алкоголь, по словам многих, их успокаивает. Эх... И все равно терпеть не могу спиртное. Хорошо, что меня никто не видит. Стыдобище... Почувствовала разливающуюся по телу слабость и продолжила свой путь.
Моя комната располагалась на другом конце родового особняка. Многие спрашивали, почему я забилась в самый дальний угол. Но достаточно было подвести любопытных к большим окнам спальни, как вопросы отпадали сами собой. Вид был просто чудесным, а рассветы - сказочными. На горизонте простирались далекие горы, из-за которых появлялись многочисленные лучики рассветного солнца, освещая сад, расположенный у стен особняка. Это был особенный сад, гордость и отрада мамы. Все же кровь эльфа сказалась, и тяга к природе, как и способности к магии жизни, были неотделимы от ее сущности.
Вечером же закатное солнце окрашивало далекие горы всеми оттенками красного и оранжевого, делая их притягательными для моего воображения. Рассказывали, что за ними расположены Мертвые Земли, населенные различной нечистью, которая с завидной регулярностью прорывалась на нашу сторону в обход магической защиты. И как только находила бреши? Но Сумеречные Стражи во главе с моим отцом берегли покой жителей королевства.
Я открыла дверь спальни и прошла в комнату, попутно зажигая свет. К слабости от выпитого спиртного присоединилось легкое головокружение, захотелось спать. Только не это! Как же страшно засыпать! Эти сны... Они выматывают больше, чем что-либо еще. Именно они - причина моего плохого состояния.
Первый странный сон приснился две недели назад, и он принес с собой страх и чувство преследования, не сильное, словно кто-то смотрит и наблюдает. И этот кто-то помимо страха вызвал множество других эмоций, в большинстве своем неприятных, но среди них я различила желание подчиниться силе неведомого преследователя, его воле, а также странное чувство затаенного ожидания чего-то большего в моей жизни, какого-то переломного события, ключевого момента, надежды... На что? Я не люблю перемены, предпочитая ровное течение жизни, спланированное и понятное. Продумать все на несколько шагов вперед - вот мое правило. Но повторяющиеся почти каждую ночь сны совсем не вписывались в мою реальность. Это не нормально. Это то, что я не могу контролировать, а значит не могу быть спокойной.
Ох, не думать об этих снах, а то можно и эмоциональное истощение получить. Так, вино убираем подальше, и топаем в душ.
Войдя в ванную комнату, бросила взгляд в зеркало. Да-а-а, не удивительно, что братику не понравился мой вид. Темно-рыжие волосы мягкими длинными локонами обрамляли бледное лицо с заостренными скулами, под глазами залегли тени как свидетели моего "крепкого и здорового" сна, глаза от недосыпания утратили свой блеск. Тяжело вздохнув, разделась и забралась в душ. Прохладные струи придали бодрости и на время унесли с собой чувство сонливости. В который раз мысленно и от всей души поблагодарила наших магов и горных гномов-физиков за их совместный труд, который привел к созданию этого замечательного удовольствия. И как мы раньше без него обходились?
Выйдя из душа, накинула любимый теплый халатик, взяла со стола учебник и устроилась на кровати. Снова увидеть странный сон желания не было, хотя я и понимала, что он в любом случае неизбежен, но интуитивный страх заставлял всеми силами отодвигать этот миг. Поправила подушку за спиной и зажгла еще один светильник. Ну что ж, а теперь можно и позаниматься, ведь каникулы - не повод расслабляться, особенно при моих слабых магических данных. Я училась на четвертом курсе Санторского Института Первородной Стихии. Остался еще один день весенних каникул, а впереди - последний напряженный семестр, поэтому к некоторым предметам стоит подготовиться заранее. Ну, посмотрим, что тут у нас. Раздел "Основные понятия боевой элементалистики. Стихия - Огонь". Скукота... Подавив зевок, вернулась к чтению. "Базовым понятием боевой элементалистики является преобразование магических потоков стихийной энергии в направленные и структурированные плетения боевой единицы. Основными составляющими являются Направленные Зрительные Плетения (НЗП), совокупность жестов и мыслеобразов, а также наполнение готовой конструкции преобразованной стихийной энергией". Ненавижу теорию, надо не забыть взять в библиотеке института справочник по плетениям...
  
***
Хм... Так куда это я шла? А, точно! В библиотеку, мне вроде бы там книга нужна была.
Пока я пыталась вспомнить, какая именно, неожиданно оказалась возле нужной двери. Странно, даже не заметила, как дошла. Как во сне медленно протянула руку и провернула круглую позолоченную ручку. Странно... Вроде бы она серебряная была. Сменили? Или просто чаще надо в библиотеку ходить?
Внутри царил полумрак. Магические светильники едва светились, и я все пыталась понять, что же не так. Мысли разбегались в разные стороны и никак не хотели собираться в кучку. Решила осмотреться. Это ожидаемо оказалась библиотека, но какая-то не знакомая по институту. Пространство комнаты было огромным и одновременно уютным. Три стены представляли собой книжные стеллажи из массивного дерева темно-вишневого цвета, которые уходили вверх на несколько метров. Чтобы добраться до нужной книги по периметру были установлены передвижные лестницы.
В центре комнаты стоял огромный стол, заставленный стопками книг, вокруг - массивные стулья. Чуть в стороне разместился очень удобный на первый взгляд диван, пара кресел и низкий небольшой столик. И тут мое внимание привлекло окно, которое представляло собой витраж во всю стену. От рисунка невозможно было оторвать взгляд. Тусклого света оказалось достаточно, чтобы узнать изображенное легендарное существо и разглядеть все изящные линии этого сильного зверя. Черный дракон казался живым, а его золотистые глаза мерцали, завораживая... Зажмурилась и тряхнула головой в попытке сбросить с себя оцепенение, охватившее меня, но взамен ощутила знакомое пристальное внимание. Страх тут же заставил открыть глаза и посмотреть прямо перед собой. У окна стояла темная фигура, взгляд которой я ощутила. Это и был мой Кошмар...
Одно мгновение - и незнакомец стоит на расстоянии вытянутой руки. Так близко мне еще не приходилось сталкиваться со своим преследователем. Я не могла даже пошевелиться, странное оцепенение снова охватило тело. Черты незнакомца все время ускользали от меня. Плотная тьма окутывала фигуру рваными всполохами, она двигалась и мешала рассмотреть подробности, но стало ясно, что это был мужчина, и он на полголовы возвышался надо мной. От его силы, которую ощущала каждой клеточкой кожи, я чувствовала себя маленькой и беспомощной, но в тоже время странно защищенной. Внезапно где-то в глубине сознания родилось четкое понимание, что мне не причинят вреда.
Он стоял неподвижно и словно изучал меня взглядом, а потом я почувствовала на своей щеке легкое прикосновение, как дуновение ласкового ветерка. И страх ушел окончательно, оставив после себя чувство щемящей тоски и одиночества. А еще нездоровое любопытство, что же будет дальше.
В этот момент мне не казалось странным, что я стою в незнакомой комнате в халате рядом с чужаком. Ведь это всего лишь сон, а во сне мы не ощущаем неправильности. Осознание сна также не заставило меня насторожиться.
Пальцы мужчины начали ласково поглаживать мои скулы, затем медленно переместились на губы и мягко провели по их контуру. Я приоткрыла их и неосознанно застонала. Этот вырвавшийся звук и приятные ощущения, вызванные прикосновениями, отозвались во мне обжигающей волной, которая прошла по телу и запульсировала где-то внизу живота.
Пальцы мужчины дрогнули, а я смогла рассмотреть его вспыхнувшие золотыми искорками глаза, чтобы тут же увязнуть в их завораживающей глубине.
Пальцы с губ медленно переместилась на шею, не переставая поглаживать, а пальцы второй руки осторожно коснулись плеча. Так же медленно ткань халата соскользнула с него, а затем и с груди. Тьма вокруг мужчины стала двигаться быстрее, и я почувствовала ее ласковое прикосновение к обнаженной коже. Как странно. Осязаемая тьма... Еще одна волна жара заставила повторить стон, тело стало мелко дрожать от накатившего возбуждения. Казалось, воздух наполнился электрическими разрядами, мысли окончательно перестали выстраиваться в логические цепочки, и только одна билась в сознании: хочу прикоснуться.
Так же медленно подняла руку и осторожно дотронулась до обнаженной груди незнакомца, которая виднелась сквозь тьму в распахнутом вороте черной рубашки. Чернота внезапно наполнилась золотистыми всполохами, а я в одно мгновение оказалась на мягком диване в объятиях моего Кошмара.
Он сидел, откинувшись на спину, и держал меня на коленях. Не отрывая взгляда от его глаз, я расстегнула одну пуговицу его рубашки, и вторую, и третью... О, Боги! Что же я делаю? Частью сознания я понимала, что так нельзя, это не правильно. Я не узнавала себя и одновременно с этим понимала, что не в силах остановиться. И вот моя ладонь лежит на обнаженной груди, ощущая быстрое биение чужого сердца, горячую кожу и стальные мышцы под ней.
В то же время его руки пришли в движение. Одной он удерживал меня за талию, а второй прикоснулся тыльной стороной ладони к груди и ласково погладил, отчего меня снова пронзила приятная дрожь. Выгнувшись навстречу ласковым прикосновениям, я застонала, требуя большего. И он не заставил себя ждать.
Губы мужчины оказались на моей груди и стали мягко целовать нежную кожу, второй рукой он не спеша раздвинул полы халата и его пальцы коснулись обнаженного бедра. Одновременный стон удовольствия послышался в тишине комнаты. Я выгнулась навстречу и запустила руки в его волосы, желая оказаться еще ближе. Волосы оказались короткими и мягкими, словно шелк. Жаль я не могла рассмотреть их цвет, но эти мысли были тут же вытеснены новыми прикосновениями. Его пальцы оказались в месте сосредоточения моего жара, там, где не был до этого ни один мужчина. Еще один общий стон обострил ощущения до предела. Мои руки соскользнули вниз и я запустила их под рубашку, впиваясь пальцами в сильные плечи. Тут же во мне родилось желание, которое заставило всего на миг устыдиться саму себя: захотелось попробовать его кожу на вкус. Осторожное движение мужских пальцев там, внизу, и стыд растворился в удовольствии, оставив на поверхности мои желания. Наклонившись, чувственно провела языком от ключицы вверх по шее и нежно прикусила кожу, аромат которой кружил голову. Мммм... Какое блаженство! Его пальцы начали невообразимый танец внизу, и я не смогла сдержать очередной стон. Да и не пыталась... Было одновременно стыдно и приятно, я сгорала от незнакомых ранее ощущений. Все казалось правильным, а незнакомец стал близким и каким-то... родным? Горячая волна стала нарастать и я почувствовала, что сейчас переступлю невидимую грань наслаждения, сердце ускорило свой темп и...
- Ли-и-ис! Лиси! Ты там что, уснула?
Меня разбудил не только голос орущей подруги, но и странный стук, который, как оказалось, был от бросаемых в окно мелких камешков, отчего сознание резко выдернуло из приятного сна. Открыв глаза, чуть не зарыдала от разочарования и обиды. Ну, вот чего ей не спиться ночью!? Злость резко сменилась чувством стыда от еще таких реальных воспоминаний, и я ощутила, как кровь прилила к щекам, а внизу живота отозвалась болезненная пульсация. Вскочив с кровати, бросилась в ванную.
- Ли-и-ис? Все в порядке? Мы знаем, что ты уже не спишь, - послышался еще один голос, принадлежащий сокурснику Риду.
Я сотворила магического посланника и отправила сообщение: 'Убью, изверги. Умоюсь, спущусь и убью!'
Спустя минуту послышался дружный смех и веселый голос Мелиры:
- Давай-давай, не торопись, мы пока подготовимся к смерти. Рид, начинай молиться.
Я фыркнула, оперлась руками о тумбочку и взглянула в зеркало. Облик явно оживился. Глаза мерцают, лицо покрылось красными пятнами от стыда и пережитого возбуждения. Не отрывая взгляда от отражения, медленно опустила дрожащую руку под халат и коснулась пульсирующего плоти. Тут же колени подкосились, и я осела на пол. Тело дернулось в такт приятным судорогам, пронзившим меня насквозь, волна слабости достигла каждой клеточки и отозвалась покалыванием приятных иголочек в кончиках пальцев. Душу тут же пронзило острое чувство потери и неполноценности. Будто меня лишили чего-то важного и дорогого. Не выдержав накала противоречивых эмоций, я разрыдалась. Мой самый страшный Кошмар внезапно оказался самым желанным, родным и... нереальным.
  
Глава 2
Лисиена
К ребятам я спустилась подавленная, но с хищным блеском в глазах и, судя по их вытянувшимся лицам, мой вид их впечатлил и совсем не понравился.
- Лис, с тобой все в порядке? - обеспокоенно спросила Лира. - Мы хотели пригласить тебя на гулянье, отмечаем последние деньки каникул. Можно сказать, что это последняя ночь, а завтра лучше выспаться перед учебой.
Идти куда-то совершенно не хотелось, сон и вызванные им эмоции давили на меня тяжелым грузом, а видеть счастливые лица и слышать вопросы о моем самочувствии не было желания.
- Ребята, а давайте без меня, а? Я себя плохо чувствую, аллергия разгулялась, голова раскалывается. Мне бы в кроватку и спать, - соврала не моргнув и глазом.
- Какая аллергия, Лис?! Ты же даже простывала один раз в жизни! - воскликнула блондинистая зараза, а затем прищурилась и пристально вгляделась в мое лицо. - Хотя тебе и вправду лучше остаться дома. С такой физиономией только народ распугаешь. Так что я остаюсь тут и будем тебя 'лечить'.
- А что случилось? - непонимающе вопросил Рид. - Ты и вправду заболела?
Два взгляда с досадой были направлены на парня. В тоже время я поняла, что сегодня совершенно не готова к доверительным беседам с Мелирой. Поэтому ее надо выпроводить вместе с Ридом.
- Лира, давай я тебе в другой раз все объясню, - прошептала на ухо подруге и громче продолжила, уже для Рида, - я очень устала и сейчас хочу спать, а завтра все будет хорошо, так что идите без меня, не последняя же вечеринка в жизни. И лечить меня не надо, повторяю: все само пройдет после пары часов крепкого сна.
На последних словах голос дрогнул, но никто, кроме меня, не придал этому значения. Мелира же все поняла правильно и, поцеловав на прощанье, потянула Рида к калитке сада, бросив на меня взгляд, который словно говорил 'ты от меня не отвертишься и все расскажешь. Позже'. Я же поднялась по витой наружной лестнице на балкон своей спальни, зашла внутрь и побрела к кровати. Стоило голове коснуться подушки, как я мгновенно провалилась в сон. На этот раз, как бывало всегда после встречи с Кошмаром, без сновидений.
  
***
Империя Эрасдан. Черный Замок
Резкий стук о стену распахнувшейся двери заставил вздрогнуть расслабившуюся охрану.
- Дария ко мне, быстро!
Один из стражников тут же побежал искать Первого Советника империи. Он нашелся в северном крыле замка в своем кабинете. Услышав приказ, Советник поспешил в малую библиотеку. Отпустив охрану, он зашел в помещение и быстро произнес заклинание защиты и накинул полог тишины. Теперь никто не узнает, что будет происходить в комнате и ничто не помешает разговору. Повелитель и друг детства никогда не вызывает по пустякам с такой срочностью, да еще и ночью.
Валентин стоял у окна, внешний вид его казался спокойным и величественным, но Дарий понял, что он чем-то обеспокоен. Его вторая сущность, которую мог видеть только связанный кровью, нервно клубилась потоками тьмы вокруг своего обладателя. Но его удивило даже не это, а золотые всполохи, которых раньше не наблюдалось. Некоторая догадка посетила сознание, но Советник решил дождаться, что скажет повелитель.
- Она сегодня пришла сама, - тихо произнес Валентин. - Теперь я знаю, где искать.
Дарий сразу понял, о ком речь. Через неделю после удачного покушения на повелителя Элрона V, отца Валентина, был проведен ритуал передачи власти. Сокрытые до этого момента в крови силы наследника вместе с силой предков позволили стать ему самым сильным магом империи. И это не считая прекрасной физической подготовки и навыков владения многочисленными видами оружия, которые не одно столетие прививались лучшими учителями. Все это делало повелителя опасным противником. Вот только слабости есть у каждого. И как это ни банально, таким слабым местом являлась женщина, избранница, единственная в своем роде. На ее поиски могло быть затрачено много времени и сил, а затем не меньше усилий уходило на ее защиту. Да-да, драконы - жуткие собственники, а свои сокровища они умели не только ценить, но и беречь. Вот только никто не задумывался, каково их избраннице.
Так вот, с полученной силой у Валентина появилась способность чувствовать свою суженую, приходить в ее сны, укрепляя тем самым связь между ними, но узнать точно ее местоположение мог, только если она сама перенесется к нему. И этот момент уже произошел.
Повелитель был еще совсем молод, но стечение обстоятельств переложило на его плечи весь груз ответственности за империю, где нашли пристанище представители высшей разумной нежити. Большинство других королевств, где жили люди, могли только догадываться о существовании жизни за Горами Смерти и Мертвыми Землями. А о том, чтобы беспрепятственно их пересечь не могло быть и речи. Да и драконам на людей было наплевать, считая их недостойными своего внимания. Проблемы других рас их тоже волновали мало, ограничившись торговыми отношениями. И эта халатность вместе с самоуверенностью позволила подпустить неведомого врага, который стал причиной гибели короля Элрона. Эта загадка была до сих пор не разгадана, а вот предположений нашлось много, доказательств же не имелось вообще. Пока. Однако границы империи были усилены. Допустить повторного покушения драконы не могли. И эта проблема в связи с найденной избранницей будет отложена на второй план.
Казалось бы, что тут сложного, схватил в охапку и тащи домой да под замок. Но нет, она должна добровольно согласится стать спутницей дракона, пройти обряд единения и остаться подле повелителя. Вот зараза, начудили Боги, а теперь расхлебывай! Ведь женщины порой так своевольны и капризны.
- Что будем делать, Валентин? Она хотя бы из наших?
Первый раз Дарий видел, как внешнее самообладание отказало другу. Его красивое лицо перекосила гримаса раздражения и злости, а руки сжались в кулаки.
- Королевство Даэлрок.
- Вот ...! - выругался Дарий. - Все еще хуже, чем я думал! Не мог выбрать кого-нибудь поближе? Это ж теперь еще и объяснять про существование драконов, убедить в реальности рассказа, заставить ДОБРОВОЛЬНО приехать сюда! И это не считая того, что придется покинуть империю, как-то объяснить свое отсутствие на неопределенное время Совету, да еще и в такой сложной политической ситуации! - нервно меряя шагами помещение, перечислял Советник.
- Дарий! Перестань, я и сам все это знаю, и так противно. У меня есть некоторые мысли, но тебе придется остаться тут вместо меня. Совету скажем о необходимости личного продолжительного визита к правителю темных эльфов. Элевианвиэль не откажет своему другу в прикрытии. Этот момент я с ним переговорю, а Совет понимает и так, насколько опасно отказывать темным, с их силой стоит считаться. Мое появление в королевстве Даэлрок легко объясняется золотом, чего у нас в избытке. Прикинусь наемником или еще кем в зависимости от обстоятельств. К тому же, меня в лицо никто не знает, так что не стоит беспокоиться. А уже на месте я придумаю, как убедить девушку уехать со мной, - взгляд мужчины стал хищным.
- Валентин, ты уверен, что это единственный выход? Ведь ты не сможешь долго отсутствовать, пойдут слухи, подозрения. А вдруг что-нибудь пойдет не так, ты ведь последний из рода. Я не могу отпустить тебя одного.
- Дарий, я все уже решил, осталось только подготовить мой отъезд. На крайний случай вот, держи, - и правитель, подойдя к другу, положил в его ладонь ключ. - Ты знаешь, что с ним делать.
Дарий изумленно смотрел на маленький витой ключ в своей ладони и не мог вымолвить ни слова. Это ведь фактически объявляло Первого Советника наследником престола.
- Предъявишь содержимое хранилища Совету, если понадобится. Я знаю, ты справишься. А чтобы тебе было спокойней, - продолжал Валентин, - я возьму с собой Хассияра, он мне должен. Теперь я хочу побыть один.
Повелитель подошел к окну и Дарий понял, что разговор окончен, и переубедить друга невозможно. Хотя, другого варианта Первый Советник так же не видел. Поэтому он тихо вышел в коридор и направился в свой кабинет. Отпускать повелителя одного, пусть и с духом степей, не хотелось. Ключ жег руку и Дарий понял, что он очень хочет, чтобы у Валентина все получилось.
  
***
Лисиена
Уже неделю я не вижу больше снов, вернее того одного, где есть Он. Это называется - закон подлости! Вот как не надо - тут как тут, а как захотелось - получай исполнение первого желания. Чувство тоски притупилось, но не ушло окончательно, затаилось в глубине души. Мелире я так и не смогла сказать правду, а моим отговоркам она не сильно поверила, но настаивать не стала. Хоть мы и знакомы всего полгода, она стала для меня настоящим другом, который понимает с полуслова и уважает мои решения.
Мое желание рассказать все маме также не осуществилось. На момент отъезда она так и не приехала. Домой же я вернусь только на следующих каникулах, до которых еще три месяца. Нам строго запрещено выходить за стены города, где расположен Институт, а мой дом находится в столице, до которой пять часов неспешной езды на лошади по главному тракту.
Начало нового семестра было как всегда насыщенным, и контрольные по пройденным предметам сыпались на нас нескончаемым потоком, сменяясь на подобные по новому материалу. С практических занятий мы фактически выползали. И это всего лишь первая неделя прошла. Может, я и преувеличиваю, но легче от этого не становится.
А еще у меня, наверное, начались галлюцинации. Пару раз мы с Лирой вечером выходили прогуляться по городу, и каждый раз я ощущала на себе пристальный взгляд. Брр... Может со мной и вправду что-то не так.
Тут в аудиторию вошел магистр и, поприветствовав студентов, начал лекцию по истории магических рас. Мне нравится этот предмет, но множество нестыковок и белых пятен оставляют чувство недосказанности. Это и понятно, ведь кто захочет открывать свои секреты. Те же эльфы не спешили делиться своими обычаями. Но зато много уделялось информации нашим врагам - клану Атуро, раса вампиров. Сильные, жестокие, быстрые. Эта война ведется давно, то затихая на несколько столетий, то возобновляясь. Вампиров сдерживает некий артефакт, но его сила не бесконечна и требует подпитки. И вот в такие критические моменты появляются все новые очаги битв.
Сейчас именно такое время. Многие человеческие поселения уничтожены, некоторые попали в рабство. Выжившие бежали в крупные города, поближе к магам и другим сильным расам. Поэтому сейчас в городах можно встретить кого угодно, особенно много наемников. Победить вампира очень сложно. Главное условие - не оставлять останков. Даже отрубленная голова - не показатель успеха в борьбе за свою жизнь. Только сила огня и мощные заклинания рассеивания. Поэтому в первую очередь вампиры стараются уничтожать всех сильных магов и тех, кто владеет стихией огня. Мда... Хорошо, что мы далеко от центра событий, но ведь все может измениться в любой момент.
В тишине аудитории неспешный голос лектора перемежался с шелестом тетрадей и скрипом магических перьев. Внезапно дверь в аудиторию открылась, и быстрым шагом вошел ректор. Мы в недоумении оторвали взгляд от тетрадей и толпой уставились на вошедшего.
- С сегодняшнего дня мы на военном положении, - начал ректор твердым голосом. - Академию не покидать, новый учебный график вывешен в общем холле. После занятий все группы собираются со своими кураторами.
Затем так же быстро вышел, а в аудитории повисла тишина, которая тут же загудела, как разворошенный улей. Всем уже было не до истории, занятие оказалось сорванным и магистр, махнув на нас рукой, закончил лекцию. Толпа студентов высыпала в коридор и живым потоком устремилась в общий холл.
Расписание порадовало разве что мужскую половину. Кроме теоретических дисциплин добавилось множество практических, которые в основном базировались на боевой магии. И как в таком случае быть девушкам? Это мне еще повезло, что со мной и братом с детства занимался отец, все ж таки он один из лучших боевых магов королевства, владеющий не только магией огня, но и в совершенстве управляющийся с несколькими видами холодного оружия. Заставил он нас побегать в свое время... А вот остальным будет сложнее.
Переписав по-быстрому новое расписание, мы с Лирой поспешили на следующее занятие по боевой элементалистике, будем переходить к закреплению теории практикой. Хотя, судя по новому расписанию, теории больше не будет, все объяснят во время практики.
Войдя в просторное помещение, я огляделась. Многие уже пришли и так же рассматривали аудиторию, при этом оживленно обсуждая преподавателя. Это новость совсем недавно заняла головы многих, ведь предыдущий неожиданно исчез, а на его место взяли кого-то со стороны. Мне было не интересно, и так сейчас все увижу, поэтому я продолжила осмотр. Огромный зал с высоким потолком был выкрашен в бело-черные тона с непонятной разметкой. У одной из стен стояли тренировочные манекены. "Наверное, для битья нами, будущими магами" хихикнула про себя, представляя картину убиения со стороны. У другой стены были расположены шкафы, на одном из которых я разобрала надпись "Магический тренировочный инвентарь". Ну и конечно отсутствовали окна, что компенсировалось наличием магических светильников под потолком. Кроме того остро ощущалось наличие защитной магии на каждом кусочке стены, пола и потолка.
Тут голоса резко затихли, Лира пихнула меня локтем в бок, и я повернулась к входу. Прямо напротив оказался наш новый преподаватель. На удивление мужчина оказался на полголовы выше меня. На нем не было преподавательской мантии, так как боевая элементалистика предполагает не только чисто магические поединки, но и добавление в них физических приемов. Он был одет в простые удобные штаны, обтягивающие крепкие накачанные ноги, сапоги доходили до середины голени и были сделаны из черной кожи. Торс облегала кожаная жилетка на шнуровке, надетая поверх темно-коричневой рубашки, а закатанные рукава позволяли оценить силу накачанных рук, покрытых короткими черными волосками. Расстегнутый ворот внезапно навеял воспоминания о последнем сне, которое я постаралась тут же отбросить, и перевела взгляд выше. Широкий подбородок с милой ямочкой, мягкая линия губ, красиво очерченные скулы и аристократический нос, крылья которого слегка подрагивали, словно он принюхивался. И глаза, в которых я тут же утонула. Такие знакомые янтарные глаза...
Преподаватель отвел от меня свой взгляд и осмотрел присутствующих, а я словно вынырнула из омута. Фух... Ну нет! Совсем уже сбрендила со своим сном-наваждением, такого просто не бывает! Подумаешь, глаза похожи, так что теперь? Не у одного него такие глаза.
По ходу отметила короткие черные волосы и опять тряхнула головой. Надо сегодня лечь пораньше и хорошенько выспаться.
От мыслей меня отвлек голос представившегося преподавателя, и я поняла, что пропала.
  
***
Валентин
Добраться до столицы королевства Даэлрок для меня не представило труда. Совет ни о чем не догадался, к темным эльфам заскочил, с Элевианвиэлем договорился. Правда, пришлось посвятить последнего в сложившуюся ситуацию, но ему я верю как себе. Все ж таки полвека обучения у мастера Шииро в Мертвых Землях и существование бок обок скрепили нас узами более крепкими, чем простая дружба. Братья. Вот правильное определение. Хорошее было время, беззаботное... После нашего обучения в Мертвых Землях значительно поубавилось нечестии, но прошло уже больше века, наверняка опять расплодилась. В курсе наших отношений только Дарий, ведь на обучении нас было трое, включая его самого. Для остальных между нами только политика.
У эльфов я задержался на сутки, которые ушли на подготовку и призвание духа степей. Этот народец ведет весьма скрытый образ жизни. А мне посчастливилось спасти отпрыска их танаши - защитника границ. Теперь мне обязан один из лучших представителей этого народа, а более удобного и верного попутчика и не придумаешь. Они мастера маскировки. Хассияр появился внезапно, словно вышел из тени. На вид это был совсем молодой мужчина, по человеческим меркам ему не дашь больше двадцати пяти лет. Но истинного возраста не знал даже я, как и истинного облика. Миру очень повезло, что это спокойный народ, который старается держаться подальше от интриг других королевств и империй. Сами не лезут, но и другим помогать не станут, разве что в таких случаях, как мой.
- Светлых дней, Хассияр, - поприветствовал я легким поклоном духа. - Мне нужна твоя помощь, все объясню в пути.
Дух степей склонил голову и исчез. Я не стал беспокоиться по этому поводу, он появится еще до горного перехода.
Ночью я пересек Мертвые Земли, где ко мне присоединился Хассияр, опять неожиданно вынырнув из тени.
Этот отрезок пути прошел без происшествий. Помнит еще нечисть своих гонителей, только одна виверна попалась. Больная, наверное. На голову. Вернее, уже без нее. Остальные не рискнули попадаться на глаза. К утру мы уже были у горного перехода. Можно было конечно обратиться и весь путь проделать по воздуху, но лучше лишний раз не светиться.
До столицы мы под видом наемников на купленных у перевала лошадях добрались только к ночи следующего дня. Дааа... Давно я не был на этой стороне. Тут война, оказывается, в полном разгаре. Опять вампиры решили захватить мир. Помниться, еще в детстве отец рассказывал о попытке клана Атуро прийти на наши земли. Эта их блажь аукнулась миром во всем мире на пару веков. Огонь дракона - это не шутки. Нет, конечно, я в курсе проблемы, мои осведомители работают хорошо, но какое мне дело до этой войны. Правильно, никакого. Мы вообще вымерли и превратились в легенду для всех на этой стороне. Если драконы и появляются среди людей, то только в своей человеческой ипостаси.
Мое желание отправиться на поиски девушки немедленно никак не хотело восприниматься уставшим организмом адекватно, поэтому пришлось остановиться в первой попавшейся приличной гостинице, где мы, не раздеваясь, завалились спать.
А вот утро не задалось. Место, откуда в мой сон пришла избранница, оказалось богатым особняком, который был совершенно пуст, не считая прислуги. С помощью золота мне удалось выяснить всю нужную информацию о его владельцах. Теперь мой путь лежал в Санторский Институт Первородной Стихии, где училась моя избранница. И план о проникновении на его территорию уже сложился в голове.
  
***
Лисиена
Занятие прошло на удивление быстро. Хотя, что в этом удивительного? В моем мире был только этот чудесный голос. И сильные руки, которые что-то там показывали. Новые приемы, наверное. И ноги...
- Лис, что с тобой? - ощутимый толчок острого локотка и прищуренный хитрый взгляд подруги вернули меня в реальность. - Неужели нашу 'леди неприступность' так впечатлил новый преподаватель?
- А? - перевела я взгляд на Лиру.
Смысл ее вопроса, наконец, дошел до моего расплывшегося мозга, и кровь в один миг прилила к щекам. Вот и вправду, чего это я тут размечталась? Как-то не похоже на меня. Это ведь обычный мужчина. Красивый, правда, зараза.
- Ага, - протянула подруга, заметив мое красное лицо, - я все-таки права!
- Ничего ты не права! - возмутилась я. - И вообще, пошли уже, куратор нас ждать не будет.
Я схватила Лиру за рукав и, ускорив шаг, потянула ее к лестнице на третий этаж. Но тут в толпе мелькнула рыжая макушка Дэна.
- Подожди здесь, - кинула я подруге и направилась к брату, расталкивая попадавшихся на пути студентов.
- Дэн, - позвала, - постой!
Рыжик повернул голову на крик и направился в мою сторону. Он был хмурым и сосредоточенным.
- Лис, я спешу, портал скоро закроется, - поравнявшись со мной, обеспокоенно начал брат.
- Какой портал? - схватила брата за рукав. - Что происходит? Куда вы направляетесь?
- Война, лисенок, - ласково провел рукой по моим волосам рыжик, - нас отправляют на северную границу, там не хватает магов огня. Считай это преддипломной практикой, - попытался все перевести в шутку Дэн.
- Но... Как же... - растерялась я. - Папа не мог этого допустить! Какая практика! Ты же можешь... - 'погибнуть', мысленно подумала я, не в силах произнести это вслух, и громко сглотнула вставший в горле комок.
- Лис, я уже давно не мальчик. Я должен доказать прежде всего самому себе, что справлюсь. Не могу жить вечно под опекой отца. Да и он все равно не успел бы что-нибудь предпринять. Все выпускные классы уже распределили на позиции.
Дэн обернулся назад и быстро проговорил:
- Все, лисенок, мне пора. Береги себя. Родителям скажи... - Он на миг замолчал и закрыл глаза, словно пытаясь совладать с собой, - я вас очень люблю.
Затем он крепко обнял растерявшуюся меня и, не оборачиваясь, поспешил за редеющим потоком студентов старшекурсников.
Я словно впала в ступор. Хотелось догнать, остановить, удержать, но я понимала, что это не поможет. Не с ним... От подступающих слез начинало жечь глаза. 'Что же будет? Зачем?'.
И тут меня резко развернули за плечи в противоположную сторону, и я столкнулась со светлой макушкой. Опустила взгляд ниже и увидела такие знакомые темные глаза.
- Мама?!
Не успела я удивиться, как поняла, что в институте что-то происходит. Где-то на нижних этажах послышались крики, лязг стали, вокруг проносились в панике студенты.
- Лисиена, - начала эльфийка, - послушай меня внимательно. Ты...
- Мама, там Дэн... - перебила я, пытаясь вырваться и рассмотреть сзади в толпе его рыжую макушку. - Его нельзя отпускать, там же опасно!
Я начинала паниковать, истерика готова была накрыть с головой. Слишком много эмоций, слишком много непонятного. Становилось просто страшно...
Мама схватила мое лицо двумя ладонями, разворачивая к себе. В ее глазах на секунду отразился страх, который через мгновение сменился решимостью.
- Милая, послушай меня, с ним все будет хорошо, папа позаботится, - ее голос дрогнул, что не помешало ей продолжить, - но ты должна сейчас уйти отсюда. Не перебивай, времени почти не осталось, - заметила она мою попытку возразить. - Я смогу открыть малый портал до безопасного места за городом на тебя и Лиру. Там будут привязаны лошади. Вы должны, не теряя ни секунды, направиться в сторону Светлого Леса и найти бабушку. Отследить портал вампиры смогут, но у вас будет фора. И не переживай за нас с отцом, как только сможем, последуем за вами. Вот, держи.
И она всунула мне в руки простую холщевую сумку, притянула в крепкие объятия, а затем отступила на пару шагов назад и, расставив в стороны руки, зашептала заклинание перехода. Возле меня появилась Мелира, которая крепко схватила рукав моего платья, разворачивая к открывающемуся порталу. В голове смешалось множество вопросов, которые хотелось задать, но я понимала, что у меня на это банально нет времени.
- Быстрее, Лиси, - сквозь сжатые губы проговорила мама, по лбу которой скатилась капелька пота, ее руки мелко подрагивали, удерживая портал активным.
Тут же я сделала шаг к мерцающему переходу, но в последний момент не удержалась и обернулась. Все было как в страшном сне. В проеме, который выходил на лестничную площадку и располагался за спиной мамы, появился вампир. Его глаза горели красным светом, клыки обнажены в угрожающем оскале. Я видела, как в ее сторону летит брошенный монстром сгусток черной смертельной магии. Одновременно в паре метров от меня вспыхнул портал, из которого появился отец, мгновенно оценивший обстановку и бросившийся к бледной жене. Последнее, что я увидела, это струйку крови из носа мамы и падение так и не добежавшего до нее отца, а затем мир перевернулся. Меня просто впихнули в портал.
  
Глава 3
  
Лисиена
Я упала на мягкую траву. Тут же вскочила на ноги, развернулась и врезалась в Мелиру. Она крепко схватила меня за плечи и, с нехарактерной для хрупкой невысокой блондинки силой, встряхнула так, что я услышала хруст собственных позвонков. Откуда столько силы?
- Лиси, успокойся, возьми себя в руки, - ровным голосом произнесла она. - Нам надо быстро убираться отсюда.
И, отпустив меня, направилась куда-то в сторону.
Я медленно опустилась на землю, не отрывая взгляда от незнакомки. Да, только так я могу называть в данный момент девушку, находящуюся рядом. Я совсем не узнавала ее. Лира была доброй, понимающей, эмоциональной. От этой же волосы встают дыбом, а при взгляде на ее холодное сосредоточенное лицо и резкие выверенные движения становится жутко. Я поняла, что полгода - это совсем маленький срок, чтобы узнать человека. Да и что я знала о ней? Лира рассказывала, что потеряла в войне свою семью и вынуждена была уехать из родного города в более безопасное место. Так она оказалась в столице и в Институте. Вот, в общем-то, и все. Больше никаких подробностей, а я тактично не спрашивала о большем. Теперь я сомневалась, а было ли даже это правдой?
Тем временем она подошла к лошадям, привязанным к толстой ветви дерева. В ее руках была такая же холщевая сумка, как у меня, из которой девушка извлекла одежду и, быстро стянув форменное платье, стала переодеваться. Надев простую серую рубашку, незнакомка завязала длинные светлые волосы на затылке в узел, а затем голубые глаза вопросительно посмотрели на меня.
- Переодевайся, времени мало, нам еще в одно место заехать надо, - произнесла приказным тоном и стала натягивать черные узкие штаны.
Видя, что я никак не отреагировала, она устало вздохнула и подошла ко мне. На ее лице на мгновение отразилась горечь, словно сожаление о чем-то, и тут же исчезла.
- Сейчас нам надо выжить, а остальное не важно. Я все объясню тебе позже и постараюсь дать ответы на все твои вопросы. Только, пожалуйста, соберись.
Шок от понимания, что подруга оказалась кем-то совсем чужим, временно отодвинул мысли о родных. Но воспоминания вернулись, накатив удушающей волной, и я непроизвольно всхлипнула.
Этот звук каким-то образом помог взять себя в руки и встать с холодной земли. Закатное солнце окрасило окружающий лес багровыми красками, он словно полыхал огнем, отчего становилось не по себе. По спине пробежался холодок страха, который заставил меня передернуть плечами.
Лира права, нужно ехать, нельзя подвести маму. Она жизнью рисковала, не время сейчас скорбеть. Потом. Я сделаю это потом.
Стараясь ни о чем не думать, я открыла свою сумку и извлекла из нее комплект одежды. Это был мой тренировочный костюм, состоящий из плотных коричневых штанов, бежевой светлой рубашки и кожаной жилетки на шнуровке.
Стянув платье, я неожиданно обнаружила на шее шнурок, на котором был подвешен небольшой камешек в серебристой оправе. Еще одна загадка. Откуда он мог взяться, я догадывалась. Наверняка мама при прощании завязала, но зачем? Защитный амулет? Отложив этот вопрос на потом, я переоделась, спрятав находку под рубашкой, и подошла к Мелире, которая уже отвязала лошадей.
- Куда теперь? - мой голос прозвучал глухо и безжизненно.
- Нужно забрать оружие, которое осталось в столице. Без него мы не доберемся до Светлого Леса.
- А как же вампиры? Они ведь найдут нас.
- Не найдут, - уверенно произнесла Лира. - След от портала я уже убрала, а в столицу они еще не сунулись, скорей всего. Но это пока. Их первой целью был Институт, а если конкретней - маги.
- Ты что сделала? - округлила глаза от сказанного про стертый след портала. - Но как? Мама ведь сказала, что они нас найдут и надо спешить...
- Лис, давай потом, считай это моей способностью. Поехали уже, нас недалеко от столицы выкинуло, - перебила девушка и легко запрыгнула на лошадь.
Я замолчала и последовала ее примеру. Не прошло и пятнадцати минут, как показались стены города.
'Демоны! Там же патруль, как нам попасть внутрь?' Только я хотела озвучить вопрос, как от стены отделилась тень и быстро стала приближаться к нам. Это оказался высокий мужчина, с ног до головы закутанный в черные одежды. За его спиной торчали рукояти парных клинков, а в руке блеснул в лучах заката нож. Я уже была готова запаниковать, как Мелира соскочила с лошади и быстро подошла к незнакомцу, на плече которого я смогла рассмотреть вышитый знак Сумеречной Стражи. Теперь понятно, как мы попадем в город. Но откуда Лира знает этого мужчину и что он делает так далеко от границы? О чем-то переговорив, она вернулась и, кивнув мне следовать за ней, мы направились к воротам.
Стражников на посту не было, что позволило нам без препятствий попасть в город. Я уже ничему не удивлялась, сил хватало только на то, чтобы не разрыдаться от противоречивых эмоций. Оставив лошадей с незнакомцем, мы быстрым шагом направились по стремительно темнеющим улицам. Отрешившись от мира, я бездумно следовала за Лирой. В какой-то момент пришло осознание, что мне знакомы дома вокруг. Так ведь это же мой родной квартал! Значит и мой дом рядом! Но тут Мелира свернула на соседнюю улицу.
- Лира, постой! - попыталась остановить ее. - Мне надо зайти домой.
- На это нет времени, Лисиена, - не оглядываясь, продолжала идти девушка.
Я не стала просить второй раз, просто развернулась и направилась в нужную мне сторону. И стоило пройти несколько метров, как поняла, что город пуст. Совсем. Неужели вампиры уже в городе? Нет, этого не может быть...
Я остановилась и попыталась уловить хоть какой-нибудь звук. Но нет, тишина начинала давить.
'Тихо, без паники' - сказала я себе и быстрым шагом поспешила к дому, стараясь производить как можно меньше шума. Когда до него оставалось несколько метров, меня догнала Лира.
- Куда ты пошла!? Ты понимаешь, что сейчас не время проявлять характер? - зашипела она, хватаясь за рукав моей рубашки. - Ты думаешь, леди Мириелла просто так принесла твои вещи? Она не хотела, чтобы мы заходили в дом.
Я не обратила внимания на ее слова. Перед глазами стоял мамин сад. Выжженный, мертвый... Частичка ее души... Мертва...
В тишине пустого города прозвучал мой надрывный крик, который мне не удалось сдержать. Я упала на колени и рыдания сотрясли тело. Душу разрывало колючее горе, сердце выбивало нестройный ритм. Я не хотела в это верить. Ведь если сад мертв, значит, мама задействовала для портала свои жизненные ресурсы... И...
- Нет, нет, нет... Как же так, мама... - шептала я сквозь слезы, не желая принимать действительность.
Сильная пощечина обожгла щеку, и в голове будто что-то щелкнуло, заставив слезы остановиться.
- Тише, Лисиена, - зашептала сквозь зубы Лира, больно схватив меня за плечи и заглядывая в мои глаза. - Ты привлечешь к нам ненужное сейчас внимание. Вставай, быстро.
Горечь от потери сменилась слепой яростью, и я поняла, что произошедшее нельзя повернуть вспять, но можно отомстить. Но как? Я не могу подвести маму и сначала выполню ее последнюю просьбу. Дорога в Светлый Лес... Да. А там вместе с бабушкой мы подумаем над вопросом мести.
- Ты говорила, нам надо оружие, - безжизненно проговорила я Лире через несколько минут, стряхивая с себя ее руки и вставая с колен. - Свое я тоже должна забрать.
После поступления в Санторский Институт я практически не занималась боевыми искусствами с папой, а в рамках учебной программы мне было скучно. Все основы, которые нам преподавали, я и так знала. Приобретенные с детства знания были заложены в мое тело и голову папой. А его уроки не забываются. Не скажу, что я была профессионалом, но защитить себя смогу.
Папа... Надеюсь, ты жив...
Я была зла. На проклятых вампиров, которые посмели разрушить мой тихий мир, на королевскую верхушку, которая допустила внезапную атаку врагов, на Дэна, который ушел что-то там себе доказывать.
В состоянии ярости вошла в дом и, поднявшись на второй этаж, быстро добралась до комнаты, где хранилось оружие. Попасть в нее можно только имея доступ, который базировался на отпечатке ауры входящего. У меня такой доступ был. Я приложила руку к магической пластине на двери и вошла в светлое небольшое помещение, в котором на специальных подставках и стеллажах хранилось разнообразное оружие. Но я прошла мимо, направляясь к дальнему шкафу. Именно в нем хранилось родовое оружие, именное. Он был почти пуст, только мой сакари, представляющий собой тонкий длинный клинок с удобной черной рукоятью, и набор метательных кинжалов лежали на средней полке. Провела рукой над моим оружием, приветствуя его, и почувствовала, как теплеет воздух над ним, а по клинку пробежала золотистая змейка.
Я улыбнулась, надела заплечные ножны и заученным движением засунула в них клинок. Затем спрятала по паре кинжалов за голенищем сапог, еще пару прикрепила специальными кожаными браслетами к запястьям под рукавами рубашки, а остальные расположились в тут же застегнутом поясе, и направилась на выход. По дороге я заглянула в свою комнату и захватила куртку, все-таки на улице ранняя весна. Днем уже достаточно тепло, но вот ночью от холода можно околеть. Подумала и взяла еще одну для Мелиры.
Спустилась на первый этаж, и уже у самой двери тихий шорох заставил настороженно замереть. Мгновение - и я отброшена к стене, успев только извлечь клинок, но не воспользоваться им по назначению. От удара дыхание перехватило, и пока я пыталась сделать хотя бы один вдох, меня схватили за горло и, оторвав от пола, с силой впечатали в стену. Сакари все еще был в моей руке, но стоило попытаться использовать его, как руку больно сдавили и клинок со звоном упал на пол. Давление на шею возросло и я ухватилась за сжимающие ее руки, пытаясь ослабить захват, а перед глазами находилось страшное лицо вампира, который с каким-то спокойным любопытством наблюдал за моей попыткой освободиться. Я закрыла глаза, чтобы не видеть этого страшного лица и тут послышался звон разбитого стекла, а я упала на пол. Делая судорожные вдохи, которые перемежались с хрипами и кашлем, попыталась отползти подальше, одновременно наблюдая за происходящим.
Моим спасителем оказался огромный белоснежный зверь, напоминающий волка. Вот только размеры этого чудовища были совсем не маленькими. И сейчас он отрывал голову вампиру. Миг - и обезглавленный враг лежит на полу в луже черной крови, а зверь с окровавленной пастью повернулся ко мне, заглядывая в глаза.
Я боялась пошевелиться, и тут волк посмотрел на врага, который начал шевелиться, опять повернулся в мою сторону и будто в нетерпении топнул огромной лапой. И я вспомнила - не оставлять останков. Все еще опасаясь нежданного спасителя, поднялась с пола и постаралась сконцентрироваться. Знакомая теплая сила заструилась по венам и собралась на кончиках пальцев. Чтобы призвать огонь, магу этой стихии не требуется каких-либо заклинаний. Только мысленная концентрация и не пустой резерв силы.
Сгусток пламени вырвался из моих рук и охватил тело вампира. Всего пара секунд - и только кучка пепла и темное выжженное пятно на полу напоминали о враге. Волк подтащил откатившуюся к стене голову, которую ожидала та же участь.
Адреналин в крови и осознание близкой смерти заставили подхватить выроненные вещи и выбежать на улицу, не обращая внимания на боль от ушибов. Волк уже был там. Я вернула клинок в ножны и стала оглядываться в поисках Мелиры и тут заметила сияние, исходящее от зверя. Свечение размыло очертания, и через секунду на дороге уже стояла девушка.
От удивления чуть не выронила куртку для Лиры и попыталась осмыслить происходящее. Невысокая хрупкая блондинка и огромный белоснежный волк. Оборотень!? Откуда здесь оборотень!? Они ведь не покидают свою территорию, да еще на такие расстояния!
- Рот закрой, а то мозг простудишь, - подошла ко мне Мелира и хлопнула по моему подбородку. - Пошли, пока остальные кровососы не набежали, - и, развернувшись, направилась прочь от дома.
Я еще мгновение пребывала в легком ступоре, а затем быстро догнала Лиру, обогнула ее, и с угрозой ткнув в нее пальцем, произнесла:
- Но ты мне все равно все расскажешь! Вот выберемся из города, и ты ответишь на все мои вопросы. А сейчас я сделаю вид, что ничего не происходит и единственные вещи, которые меня беспокоят - это вампиры и наше выживание.
На мой пылающий гневом выпад Мелира ответила взглядом в небо и со стоном протянула:
- За что мне все это, Боги! - затем выхватила из моих рук куртку, обошла меня и направилась дальше.
- Хорошо, - бросила она через секунду. - И спасибо за куртку, кстати.
Удовлетворившись на время таким ответом, я последовала за ней. Через десять минут мы стояли возле гостиницы, где Лира снимала комнату на каникулах.
- Подожди здесь, - сказала она и поспешила к входу.
Я отошла к стене и стала напряженно оглядываться. И все-таки тишина меня настораживала. На город уже спустились сумерки, и улицу освещали лишь тусклые магические светильники, не столько разгоняя темноту, сколько добавляя темных уголков и теней. Не вовремя вылез мой детский страх. 'Где же Мелира?'. Стоило вспомнить о ней, как дверь тихонько скрипнула.
- Все, можно уходить из города, - тихо произнесла девушка и двинулась прочь от гостиницы, настороженно оглядываясь по сторонам.
Мы прошли уже пару кварталов, пустота города продолжала давить на нервы.
- Почему так тихо? Где все? - шепотом спросила я, все еще удивляясь тому, что даже мой эльфийский слух не улавливает ни звука.
- Дежурный маг Сантории успел предупредить о нападении на Институт. Обитатели дворца еще неделю назад перебрались поближе к Светлому Лесу в Летний Дворец. Для остальных жителей был открыт эвакуационный портал. Желающие ушли, а остальные затаились в домах, но таких мало.
- Но почему город эвакуировали? Ведь это же столица, здесь должна быть высшая степень защиты.
- Просто никто не ждал нападения. Только доверяя предчувствию твоего отца, королевская семья со свитой еще неделю назад уехала. Как показало время, он не ошибся. Но вот подготовиться к защите не успели бы в любом случае. Все основные силы сейчас находятся в местах активных боевых действий, которые достаточно далеко отсюда. А чтобы открыть портал для большого количества людей, нужно много сил. Это еще хорошо, что в городе был кристалл-накопитель, заготовленный на случай эвакуации.
Я уже перестала удивляться тому, откуда столько известно простой студентке. И так понятно, что она совсем не та, кем представилась изначально.
Впереди показались уже знакомые стены, и, также беспрепятственно миновав ворота, мы вышли из города. Незнакомец и наши лошади были на месте.
- Один разведчик. Ликвидирован, - тихо бросила Мелира мужчине, который после ее слов поклонился и так же, молча, растворился в тени.
Ночь уже вступила в свои права, темнота окутала нас плотным пологом и если бы не свет двух лун, ехать через лес было бы совсем страшно. Хотя, я и так боялась, но присутствие рядом Мелиры немного успокаивало.
Задерживаться мы не стали, и я направила лошадь к главному тракту.
- Лисиена, - тут же окликнула Лира, - ехать по дороге небезопасно, да и переночевать где-то надо. Я знаю одно место в лесу, которое сойдет для ночевки. Давай за мной, пару часов - и мы на месте.
Я без возражений направилась за девушкой. Вся эта ситуация казалась весьма странной. Неизвестность страшила, дорога - тоже. Никогда не считала себя трусихой, но видимо я ошибалась. Я боялась, и в первую очередь за своих родных, которых возможно больше никогда не увижу. На руку что-то капнуло. Дождь? Взглянула на чистое звездное небо, виднеющееся в разрывах высоких крон, и поняла, что это совсем не дождь. С какой-то злостью смахнула слезы и сосредоточилась на ехавшей чуть впереди Лире. Хватит рыдать и тратить остатки сил на бесполезное занятие. Постаралась отринуть любые мысли, но это оказалось сделать не так-то и просто. Они продолжали раздирать сознание безответными вопросами. Нарушать же тишину ночного леса я посчитала неразумным. Пару часов уж как-нибудь выдержу, а там... Надеюсь, мне удастся уснуть.
  
***
Валентин
Я не успел. Демон! С силой впечатав кулак в стену и ощутив боль в разбитых костяшках, я почувствовал временное облегчение, но чувство досады жгло сознание.
После урока, во время которого мне стоило большого труда не смотреть только на мою избранницу с чудесным именем - Лисиена, я поспешил к ректору для получения последних распоряжений, которые он не успел мне озвучить. И что за срочность? Но стоило спуститься на первый этаж, как на Институт напали вампиры.
Первой мыслью была 'Где девушка?', а дальше сознание очистилось, и остались только выверенные четкие движения тела и сконцентрированные потоки моей магии. В какой-то момент я краем сознания отметил, что недалеко от меня появился Хассияр, который посредством маскировки мог проникать на территорию учебного заведения с самого начала моего появления здесь.
Я старался не подпустить врага к лестнице на второй этаж, но один проскочил, пока я отвлекся на других. Быстрые, сволочи... Один даже смог поцарапать меня. За палец. Ну, я сам виноват, нечего было выпендриваться, пытаясь одной рукой оторвать голову распластанного на полу вампира, а второй призвать огонь. Вот и цапнул своей когтистой лапой меня за руку, пытаясь вырваться, а я не успел укоротить эти ноготки, занятый одновременно двумя другими действиями.
Мысленно выругавшись вслед скрывшемуся на лестнице вампиру, я сосредоточился на двоих напротив. Хассияр тут же оказался рядом, и мы быстро превратили нападавших в две кучки пепла. Я рванул наверх, прикрываемый духом степей, и понял, что опоздал.
Сначала взгляд выхватил портал, в котором исчезла не без помощи другой студентки моя избранница. А затем и остальная картинка за доли секунды сложилась в моей голове.
Недалеко от портала спиной ко мне стояла эльфийка, которая и держала его открытым. Рядом с ней появился еще один, из которого вышел высокий мужчина. 'Хемминг!?'- удивленно отметил я и оставил эту мысль на краю сознания. Одновременно с этими событиями вампир ударил темной силой в эльфийку. Наперерез разрушительной магии бросился мужчина, видимо, желая прикрыть собой девушку. Я мгновенно понял, что он попадет под заклятие, сила которого убьет обоих, и больше не раздумывая, силовой волной отбросил хемминга в сторону и одновременно прикрыл эльфийку мощным огненным щитом-поглотителем. Опять я пытаюсь делать одновременно несколько дел. Эх... Выйдет мне это боком когда-нибудь. Ну, хоть на этот раз все получилось.
Щит рассеял смертельную энергию, но вот отдача от него будет болезненной, зато девушка останется жива.
Вампир, осознав свою неудачу, замешкался, и это стало для него фатальной ошибкой. Пока он не успел повернуться, я подскочил к нему со спины, резким движением свернул шею и отбросил к стене, чтобы закончить дело огнем. Все, больше здесь убивать некого. Теперь можно заняться необычной парочкой, в которой я явственно ощущал что-то знакомое.
Мужчина уже был около эльфийки, осматривая ее тело на повреждения. Последняя находилась без сознания. Присмотревшись повнимательнее и подключив свою вторую сущность, я, наконец, догадался, кто передо мной. Это и есть владельцы того особняка в столице, и они же - родители моей малышки. Общая кровь явственно ощущается. Мысленно усмехнулся. Надо же, как быстро я стал называть ее своей.
Тут мужчина перевел свой взгляд на меня. У него были яркие оранжевые глаза и такие же волосы, мощное телосложение и высокий рост делали его опасным противником.
- Спасибо, - послышался его напряженный голос. - Я у тебя в неоплатном долгу за наши жизни.
- Ты мне ничего не должен, - решил я проявить благородство, - я просто вовремя оказался в нужном месте.
Затем повисла пауза, а я размышлял о том, что можно рассказать и о чем спросить. Решив не напрягаться, спросил в лоб:
- Куда вел портал, открытый эльфийкой?
- Зачем тебе? - сразу насторожился хемминг, а я понял, что он знал о том, куда ушла его дочь.
А, ладно, все равно это мои будущие родственники, а этот маг вызывает доверие. Может еще и помогут быстрее подтолкнуть девушку к правильному решению.
- У меня нет времени на длительные объяснения, просто поверьте - девушек нужно защитить и я смогу это сделать.
Мужчина на мгновение задумался, тихо прошептал, будто соглашаясь сам с собой 'дополнительная защита действительно не помешает', задумчиво осмотрел меня с ног до головы оценивающим взглядом и произнес:
- Повторно открыть портал я не смогу, как и дать точное местоположение точки выхода. Мириелла должна была отправить девочек поближе к столице, а оттуда их путь пролегает к Светлому Лесу. Причем до него они просто обязаны добраться в кратчайшие сроки. От этого зависит судьба королевства и жизнь одной из девушек.
Почему-то я даже не сомневался, жизнь которой была под угрозой. А поподробнее можно? Хотя, и так узнаю все сам, как догоню эту парочку, нельзя терять драгоценное время. Видимо, придется задержаться по эту сторону гор на более длительный срок, чем планируется. И не забыть предупредить об этом Дария, надеюсь, он справится там без меня.
Хотелось еще узнать, какими дорогами судьбы хемминг оказался в этом королевстве. Ведь это очень малочисленная раса, которая, как и драконы, держится в стороне ото всех. Слишком они опасны для окружающих, поэтому в древние времена их пытались истребить. Обнаружить хемминга практически невозможно, для этого надо видеть их сущность, а на это способны только мы и эльфы. Именно последние и виноваты в сокращении их численности. Но это противостояние имело место еще во времена моего деда и закончилось оно тем, что хемминги поселились за океаном, подальше от эльфов. Сейчас они такая же легенда, как и мы, и предпочитают скрывать свою сущность, как и свое существование.
Еще интересней становится тот факт, что передо мной находится светлая эльфийка в объятиях своего врага, который приходится ей мужем. Да уж, Судьба - та еще затейница. Кто бы мог подумать... Хотя, это я вижу истинную суть, а для остальных он обычный человек. Только вот то, что этот человек может принимать форму любого живого существа, превосходящего силой оригинал, лучше не распространяться. Живее будешь.
Я не стал удивляться, почему отец Лисиены поведал мне информацию о девушках. Доверие, испытываемое ко мне, совершенно незнакомому человеку, выглядело странным и заставляло задуматься о том, что меня направляют по ложному пути, но я не чувствовал лжи.
Внезапно рядом появился Хассияр и ровным голосом произнес:
- На первом этаже пока чисто и самое время уходить.
Я кивнул ему и вопросительно посмотрел на хемминга.
- Мы справимся, не ждите нас. Вам нужно быстрее догнать девушек, а мы будем только мешать.
- По моим расчетам у вас есть примерно минут пять, потом здесь могут опять появиться вампиры, - так же ровно повторил Хассияр.
- Мы последуем практически сразу за вами, идите уже, - повысил голос рыжий.
Я бросил взгляд на эльфийку, которая уже начала приходить в себя, легким кивком попрощался с мужчиной и последовал за духом степей. Не так я представлял себе знакомство с родителями своей избранницы. Ну что ж, думаю, мы еще встретимся.
  
***
Холл второго этажа Санторского Института Первородной Стихии
Холодные изящные пальца коснулись щеки мужчины, на руках которого лежала светловолосая хрупкая эльфийка.
- Элиар, - тихо позвала она, - зачем ты доверил нашу дочь незнакомцу? Ты его знаешь? И почему тогда соврал про портал?
Задумчивый взгляд мужчины был направлен на место, где совсем недавно стояли молодые люди, но стоило девушке заговорить, как он перевел на нее обеспокоенный взгляд и накрыл своей рукой ее холодную ладошку.
- Как ты, любимая? Почему не дождалась меня, зачем так рисковала? Портал выпил из тебя все силы и твой сад... Еще бы немного и... - начал мужчина, но заметив потупленный виноватый взгляд девушки, замолчал и ласково провел рукой по нежной бледной щеке.
- Не пугай так меня больше, Мири, я ведь не переживу еще одну твою смерть.
- Эл, - темные глаза эльфийки захватили взгляд мужчины, - со мной все будет хорошо, но наша дочь...
- Не переживай, милая. Ты забыла, что видеть нити судьбы - это мой особенный дар? И поверь, этот молодой человек не даст Лисиену в обиду. Он ее судьба. И что-то мне подсказывает, что нам лучше не вмешиваться, поэтому я и не помог ему с порталом, пусть сам догоняет, - попытался улыбнуться хемминг.
Эльфийка хотела еще что-то сказать, но вырвавшийся стон боли не дал ей это сделать.
Элиар побледнел и стал осторожно поднимать свою драгоценную ношу. Но как бы он ни старался, Мириеллу пронзила судорога боли и она потеряла сознание.
Оставаться в Институте больше не имело смысла, и мужчина открыл портал. Мало кто знал, что для хемминга его уровня открыть портал все равно, что открыть обычную дверь.
До дня Сумеречного Равновесия еще две недели. Этого времени более чем достаточно для того, чтобы Лисиена добралась до хранилища Светлого Леса. Еще много мыслей хотелось обдумать, но главная цель сейчас - это светлый лучик в его руках, которая подарила Элиару смысл жизни. А дочь они подождут в конце ее пути. И Дэн... Куда понесло этого мальчишку? Видимо, придется доверить встречать дочь жене. А вот сыном он займется сам...
С такими мыслями Элиар осторожно шагнул в портал.
  
Глава 4
Лисиена
Безопасным местом в лесу оказалась небольшая землянка, причем так хитро закрытая пологом отворота, что ее не то, что ночью, днем не увидишь и мимо проедешь. Да и иллюзия неприятного запаха не хуже действовала, будто тролль тут нашел облегчение от съеденной несвежей кормежки. Даже меня, погруженную в невеселые размышления, пробрало, вытеснив все мысли от рези в глазах. Но Мелира при этом продолжала ехать вперед, и мне пришлось последовать за ней, стараясь при этом не дышать. И вот тогда я и поняла, что это не простой запах, потому что, сколько ни задерживай дыхание, а воняет все равно. Значит - иллюзия, действующая на сознание, минуя при этом обоняние.
И действительно, не прошло и минуты, как все исчезло, а мы выехали к небольшой холмистой полянке, окруженной раскидистыми елями с одной стороны, и оврагом - с другой. В одном из холмиков и оказалась устроена землянка, вход в которую был замаскирован прошлогодними побегами дикого вьюнка.
Лошадей мы привязали к невысокому, но крепкому дубу, росшему около соседнего холма, и, очертив защитный круг, направились к укрытию. Две луны ярко освещали пространство, позволяя без труда передвигаться и не убиться при этом. Лира что-то сделала (я не рассмотрела, что именно), и вьюнок отполз в сторону, обнажив деревянную дверцу.
Войдя внутрь, Мелира указала на два лежака, устроенных на покрытом соломой земляном полу. Затем она закрыла дверь на засов и провела рукой над косяком.
- Защита, - коротко объяснила она свои действия. - А теперь спать.
Услышав такие желанные слова, я сняла сакари и легла прямо в одежде, положив клинок рядом, накрылась тонким одеялом, которое нашлось тут же, и уставилась в низкий темный потолок. Я думала, что мне не удастся уснуть, но уставшее сознание, помахав ручкой, унесло меня во тьму сновидений незаметно для меня самой...
  
***
Я сидела с закрытыми глазами на низкой резной мраморной скамье в саду нашего дома, отклонившись назад и подставив лицо первым лучам утреннего солнца. Свежий легкий ветерок играл с прядками распущенных волос, пытаясь пощекотать ими щеки, губы, веки... Я не убирала их с лица, ленясь даже руку поднять. Приятный аромат цветущих плодовых деревьев окутывал со всех сторон, отчего хотелось дышать глубоко, чтобы пропитаться им насквозь, слиться с окружающей природой.
Так хорошо! Душа поет, весна бурлит в крови. Хочется смеяться и улыбаться. Я люблю тебя, мир!..
Вдруг порыв ветра едва не скинул меня со скамьи. Одновременно я поняла, что что-то не так, ведь утром должны петь соловьи, чьи звонкие трели всегда приветствовали новый день. Как только я подумала об этом, даже сквозь сомкнутые веки поняла, что стало темно.
Резко распахнула глаза, и дыхание перехватило, а сердце забилось в неровном быстром ритме. Я сидела посреди мертвого сада... Маминого сада...
Деревья протягивали свои скрюченные голые ветви к небу, словно застывшие в безмолвном крике, выжженная трава рассыпалась под рваными порывами ветра, и пепел маленькими торнадо клубился над землей. Темное свинцовое небо грозилось поглотить собой мир.
Стало еще темнее, и паника начала нарастать во мне, готовая вырваться надрывным криком.
Блеск молнии выхватил темную фигуру в конце сада, от которой расходились волны опасности и леденящего ужаса. Сердце замерло, а по телу пробежал холодный озноб. Я встала и медленно попятилась в противоположную сторону. Ноги стали ватными и как бы я ни хотела двигаться быстрее, поняла, что не успею укрыться. Вспышка - и фигура уже находится в десяти шагах от меня.
Развернувшись, чтобы уже не оглядываясь побежать, я наткнулась на высокую стену. Пытаясь осознать, откуда она здесь взялась, замерла, а затем резко повернулась, чтобы осмотреться и найти другой выход из западни. Новая вспышка - и темная фигура почти рядом, всего в пяти шагах.
Это конец, бежать бессмысленно. Я не двигалась с места, фигура тоже не стремилась приблизиться ко мне. Она так же замерла, а я смогла рассмотреть такую знакомую тьму с золотистыми всполохами, окутывающую мужчину. Я узнала свой Кошмар.
Ледяной холод внезапно сменился жарким пламенем от воспоминаний последней нашей встречи. И тут вдалеке за его спиной взгляд выхватил еще одну знакомую фигуру. Там стояла мама в белоснежном длинном платье, и она улыбалась мне. Ее тонкая изящная рука коснулась ствола мертвого дерева, которое стало стремительно оживать. Кора приобрела краски, глубокие раны-трещины зарастали прямо на глазах, а ветви покрывались яркими свежими листочками и тяжелыми кистями соцветий. Тут же пришла твердая уверенность, что все будет хорошо.
От нахлынувших эмоций слезы проложили две тонкие дорожки по моим щекам. Мир резко померк, а я, вздрогнув, поняла, что стою в крепких, но таких бережных объятиях моего Кошмара, уткнувшись в его сильную грудь. Слезы побежали сильнее, и я почувствовало нежное осторожное касание к своим волосам.
Казалось, время застыло. Здесь были только мои эмоции, нежные поглаживания по волосам и такой приятный запах, от которого кружилась голова и дрожали колени. А еще было очень тепло, словно стоишь рядом с полыхающим костром. Вдохнув поглубже терпкий древесный аромат с нотками горного вереска, я окунулась в безмятежное спокойствие. Слезы закончились и я, немного отстранившись, подняла голову, чтобы встретиться с золотистыми бездонными глазами.
Большие горячие ладони обхватили мое лицо, а свет его золотых глаз становился все ближе... и ближе. Я прикрыла веки и окунулась в яркие приятные ощущения. Теплое дыхание на моих губах, жар тела от стоявшего напротив мужчины, дурманящий аромат, нежные касания тьмы, скользящей по моей коже. В каком-то нетерпении я подалась вперед и прильнула пылающими губами к мягким губам моего Кошмара. Неловко, неумело... Искренне... Мой порыв не остался безответным.
Нежный поцелуй становился все более страстным, голова кружилась сильнее, а мои руки обняли незнакомца за шею. Его же переместились на мою талию, и я оказалась в воздухе, прижатой к сильной груди. Неосознанно обняла мужчину ногами, чувствуя сильное желание быть ближе, раствориться в обжигающем огне его тела, остаться под защитой сильнейшего, позволить себе быть слабой.
В какой-то момент я поняла, что спиной упираюсь в стену. Прервав поцелуй и уткнувшись лбами, мы шумно дышали, глядя друг другу в глаза. Яркая золотая глубина затягивала и вдруг стала тускнеть. Я моргнула, пытаясь сбросить пелену, но это не помогло. Тепло стало уходить, оставляя после себя холод и чувство потери. Меня начало трясти, и я услышала, что кто-то настойчиво что-то говорит. Разум отчаянно сопротивлялся, не желая покидать такой удивительный сон, но я поняла, что он ускользнул безвозвратно, и я окончательно проснулась.
Сознание, наконец, прояснилось, и в тишине послышался мой разочарованный вздох. Это опять был сон. Реальный, яркий, живой, но всего лишь сон. Как всегда стало стыдно, особенно, если вспомнить, что в нем была мама, хоть и не настоящая, и она все видела. Я села и перевела затуманенный взгляд на человека, прервавшего мое видение. Ну, кто же еще это может быть? Мелира, больше некому.
- Что случилось? - недовольно протянула девушке, которая и трясла меня за плечи.
- Ну ты и соня, - ответила она. - Ехать пора, давай, вставай.
- Уже? А как же завтрак? - попыталась возразить, подтверждая свои слова рычанием голодного живота.
- По дороге поешь, еда в сумке должна быть, - бросила Мелира и вышла наружу, прихватив свои вещи.
Я встала, оправила, как могла, одежду и потянулась. Да уж, это тебе не мягкая постель, все тело теперь, как деревянное. Надев обратно ножны с клинком и схватив сумку, я отметила, что в ней действительно что-то есть. Развязав тесемки и заглянув внутрь, обнаружила кругляш хлеба, кусок сыра и несколько яблок, одно из которых и перекочевало ко мне в руки. Так я и направилась за Мелирой, вгрызаясь в сочный плод.
Отчего-то у меня было на удивление хорошее настроение, преобладала уверенность в том, что все будет хорошо. Это так сон на меня подействовал? Дорога до Светлого Леса казалась теперь просто небольшим путешествием, маленьким приключением, ведь так далеко без родителей я ни разу не ездила. Папа просто открывал портал до дома, где жила бабушка.
Снаружи было довольно прохладно, и я похвалила себя за идею с куртками. Они оказались не лишними. Солнце еще не взошло, но небо уже было готово встретить свое светило, посветлев на востоке. День обещал быть солнечным и теплым.
Вдохнув полной грудью свежий лесной воздух, я доела яблоко и направилась к ближайшим кустикам. Еще бы ручей найти, было бы вообще хорошо. Краем глаза отметила, что Мелира стоит возле лошадей, проверяя подпругу.
Закончив свои интимные дела, я подошла к своей лошадке. Обычная такая, светло-коричневой масти с белым пятном на правом боку и такого же цвета полоской на лбу. Смирная, я бы даже сказала, ленивая. Только вот и она, и вторая, подозрительно так на Мелиру косятся и ушами дергают, но в целом никак не проявляют страха. А вот это уже странно. Оборотней обычно все животные на расстоянии чувствуют и стараются держаться от них подальше. Может, Лира - полукровка? Да нет, они редко могут оборачиваться, тем более не в таких крупных особей. Это ж не волк, а упитанный теленок был!
- Давай проедем немного, там ручей должен быть, - прервала мои размышления Лира, запрыгивая на лошадь.
И откуда она все знает? А говорила, приезжая...
Я кивнула, оседлала свою лошадку и вновь приготовилась следовать за девушкой. Видимо, в нашей паре проводником будет именно она. К тому же на каком-то интуитивном уровне я ощущала, что она намного опытнее и старше меня. Как же я раньше этого не замечала, принимая ее за свою ровесницу? Или просто она удачно скрывала свой возраст?
- Сколько тебе лет? - не удержалась я от вопроса, направив пристальный взгляд в спину ехавшей впереди девушки.
Молчание стало затягиваться, и когда я уже решила, что меня не услышали, Мелира повернула голову вполоборота ко мне и ровно произнесла:
- Восемьдесят шесть, - и опять отвернулась.
- Сколько!? - вырвался против воли мой удивленный возглас.
Мелира на мое проявление эмоций никак не отреагировала, продолжая неспешный путь. Я же совсем запуталась. Все, что я знала об оборотнях, никак не вязалось со сказанным. Они же не могут в восемьдесят шесть выглядеть, как двадцатилетний человек. А ведь у них и продолжительность жизни одинаковая. Лира должна как минимум иметь пару морщин и седину в волосах. Напрашивается только один вывод: либо я чего-то не знаю об оборотнях, либо... она не оборотень!?
От этой мысли по спине пробежал холодок, и я решила прояснить ситуацию:
- Кто ты?
Да уж, краткость предложений на лицо... Если она еще и такой же короткий ответ выдаст, то это будет очень 'содержательный' разговор.
- Не оборотень.
Ну, кто бы ожидал! А я и не догадывалась. Захотелось съязвить в ответ, но Лира резко повернула направо и сказала, уже спешиваясь:
- Приехали.
И действительно, как это я сразу не услышала веселое журчание ручейка. Раньше не замечала за собой такой рассеянности. Это все нервы. Нужно не забыть при первой возможности сварить успокоительный отвар. Где-то тут по дороге я видела нужную травку.
Отложив разговор на потом, я спешилась и в процессе беглого осмотра места нашей остановки, увидела не только родник, который пробивался из-под земли в десяти шагах от меня, но и нужную травку. Так, отлично, сначала помывка, потом остальное.
Оставив лошадку под кроной раскидистого дерева в компании уже расположившейся там второй, я направилась к Мелире, которая в этот момент уже частично обнажилась и плескала на себя воду. Как-то ее покрасневшие пальцы убавили мое желание помыться. Но грязной ходить тоже не весело, и я решительно стала раздеваться.
Ну, как раздеваться... Ножны, куртку и жилетку сняла, рукава рубашки подкатала повыше. Снимать ее полностью было стеснительно. Подумала, и расстегнула несколько пуговиц, обнажая шею и плечи.
- Что ты там застыла? - произнесла Лира между пофыркиваниями. - Если ты решила, что вода станет теплее, то я тебя разочарую - не станет.
И когда она стала такой язвой? Это от голода и холода, наверное.
Я подошла к воде, опустилась на корточки и запустила палец в ручеек. Он тут же онемел, и кожу стало покалывать. 'Ну, сохрани, Богиня!' - собралась я с духом и, быстро зачерпнув ледяную водицу двумя руками, плеснула на лицо. Мгновенный холод и тут же - жар. Кожа наверняка покраснела. Хотя, если посмотреть на руки, которые из красных становятся синими, лучше в зеркало себя не видеть. Вон, у Мелиры цвет губ как у свеженького мертвеца.
Еще немного поплескавшись и вымыв все открытые части тела, решила пройтись за примеченной мной ранее травкой. Заодно и обсохну.
- Лир, я быстренько прогуляюсь за травками для отвара, тут недалеко, - решила я предупредить девушку, которая сейчас набирала студеную воду во фляги.
- Только за те заросли кустарника, что слева от тебя, не заходи, - не прерывая своего занятия, ответила Лира.
'Нет, так нет' - пожала я плечами. 'Все равно нужные мне ингредиенты в другой стороне'.
Захватив свою сумку, я пошла прямо, где в двадцати шагах от меня под молодыми елочками виднелись сизые листочки такой нужной зелени.
Как я благодарна маме, которая с детства привила любовь к растениям. Наверное, нет ни одного вида, о котором она бы мне не рассказывала. При сильной нужде можно и травницей подрабатывать. Правда кроме названия и свойств, нужно еще уметь их смешивать и правильно варить. Ну, уж пару основных и простых отварчиков я смогу сделать.
Подходя к нужному месту, я заметила еще несколько полезностей, которые тут же перекочевали в сумку. Донельзя довольная и в предвкушении скорого избавления от нервного напряжения, я повернула назад, как край глаза уловил справа, у тех самых зарослей, огненные листочки очень редкой травки - метелицы кровавой. Ее во многих ритуалах используют, причем не только в светлых. Например, в ритуале привязки кого-нибудь к своей воле. А еще она может спасти смертельно раненого, но там какие-то побочные эффекты. Не помню уже. Такую удачу упускать нельзя. Мелира все еще была занята у ручья. Она ведь сказала, не заходить за заросли. А проходить рядом с ними не запрещала. Я ускорила шаг, направляясь к кустам.
Осторожно сорвав хрупкий стебелек с пятью круглыми листочками, я еще раз порадовалась своей удаче. Но тут из-за зарослей высокого густого кустарника до меня донесся тихий стон и ядовитый смех на несколько голосов.
Кого там любопытство погубило? Было там какое-то умное изречение... Его я так и не вспомнила, но в кусты полезла, стараясь сильно не шуметь. А Лира... Надеюсь, долго ругаться не будет.
Подобравшись почти к самому краю так, чтобы все было видно, а меня - нет, я замерла. На небольшой просеке три темных дриады кружили над кем-то, лежащим на земле. Они по очереди царапали и протыкали свою жертву длинными крючковатыми очень острыми когтями, и, когда слышался стон поверженного существа, премерзко хихикали. Их высокие фигуры, закутанные в коричневые балахоны, покрытые прошлогодней листвой, кружились все быстрее, то отскакивая, то приближаясь. Небольшие рога-веточки с двумя ответвлениями и кисточки на длинных ушах говорили о том, что это еще совсем молодые особи.
В процессе раздумывания над тем, как помочь умирающему существу, меня кто-то потянул за рукав. Я вздрогнула и услышала злой шепот Мелиры.
- Я же сказала тебе не ходить сюда, неужели так сложно меня послушаться, - шипела она.
И тут я поняла, что больше не слышу жуткого смеха. Лира резко замолчала, и мы медленно повернули головы в сторону дриад, чтобы встретиться с тремя направленными в нашу сторону взглядами. Они также застыли, напряженно всматриваясь в наше укрытие. Было видно, как их острые носы усиленно принюхиваются. Но то, что произошло дальше, повергло меня в легкий шок.
Они просто сбежали! Драпанули в противоположную от нас сторону с такой скоростью, словно тут не две девушки, а толпа демонов в засаде сидела.
Вылупив от удивления глаза и продолжая неподвижно в согнутом положении стоять в кустах, я тихо произнесла:
- А чего это они?
- А, - протянула Мелира, находясь в той же позе, что и я, - тебя испугались.
И произнесла она это так, будто в этом нет ничего такого удивительного. Словно это нормально, что темные дриады, кстати, опасные и довольно кровожадные, меня боятся. И тут до меня дошло, что она надо мной просто издевается. И в подтверждение моей догадке послышался тихий сдерживаемый смех.
Ну уж нет! Она меня что, за слабоумную держит!?
Я разозлилась и пихнула ее в бок, вспомнив при этом, что вообще-то тут умирающий находится и промедление может стоить ему жизни. Поэтому я, проигнорировав вредную девушку, начала выбираться из кустов.
- Стой, ты куда это собралась? - схватила она меня за локоть.
- Там человек умирает, - попыталась я вырваться, но Лира держала крепко.
- Откуда ты знаешь, что это - человек? Вдруг что похуже и опаснее этих, - махнула она головой в сторону убежавших дриад. - Нам не нужны лишние проблемы.
И вновь с удвоенным рвением потянула меня назад.
- Я не могу оставить все как есть, зная, что могла помочь, - закричала я и со всей силы рванула от Мелиры.
Она, видимо, не ожидала от меня такой прыти, так как мне удалось вырвать локоть из ее цепких рук.
- Ну и ладно, только не говори потом, что я тебя не предупреждала, - зло бросила она.
А я уже была рядом с... Хм... В одном Мелира оказалась права: что не человек, так это точно.
Под слоем запекшейся и свежей крови, а также лохмотьев, в которые превратились штаны и рубашка, видно было хорошо сложенное худощавое тело со светлой, почти белой кожей. На нечеловеческую природу указывали черные наросты-шипы на плечах и локтях, длинные когти того же цвета на пальцах рук и дорожка темных широких чешуек, которая спускалась от ключицы до низа живота. Лицо было повернуто на бок и закрыто копной черных волос, длиной до плеч. На голове в виде короны располагались пять рогов, из которых три были короткими и толстыми, а двое по краям, за небольшими заостренными ушами, длинными и закрученными вперед.
Я знала, что это за раса. Демоны. Дааа... Мелира в очередной раз оказалась права. Это хуже дриад, намного хуже. Даже вампиры покажутся милыми, по сравнению с разозленным демоном. Но как он умудрился попасться? И почему не регенерирует? Его что-то должно блокировать.
Тут послышался тихий стон, и демон мелко задрожал от охватившей его судороги. Он пытался восстановиться, но что-то мешало, вытягивая из него жизнь, так как сил уже не осталось. Я поняла, что даже демона можно убить, и стала внимательно осматривать его тело.
Вот! Нашла! На шее, закрытый волосами, был застегнут тонкий ошейник, который причинял сильную боль, оставляя незаживающий ожег, и не позволяя его снять самостоятельно. Но, даже сняв его, демону не выжить, слишком много крови и сил потеряно. Это понятно даже мне.
И тут я заметила, что до сих пор сжимаю в руке уже изрядно помятый стебелек метелицы кровавой. И кто сказал, что Судьбы не бывает? Она всегда повернет и подстроит все так, что и сам не додумался бы. Вот только кому-то она помогает, а кому-то - нет.
А я верю в Судьбу, и если еще секунду назад испугалась и хотела малодушно послушать Мелиру, оставив все как есть, то сейчас поняла, что демон должен выжить. Так уж повернула Судьба. Да и смогла бы я уйти? Эльфы ценят и берегут жизнь, а я хоть и не чистокровный, но тоже эльф.
Больше не теряя времени, стала снимать ошейник. Мои руки обжигало, а острые пластины звеньев резали пальцы в кровь. Но вот застежка поддалась, и я, кое-как вытерев свою кровь об траву, быстро стала растирать дрожащими от боли пальцами метелицу. Красные листочки были достаточно мясистыми и быстро превратились в кашицу. Осторожно повернув голову демона и убрав с лица черные волосы, стала аккуратно засовывать кашицу ему в рот, нащупав при этом ряд острых зубов. Дрожь от страха пробежала по телу, но я быстро взяла себя в руки.
'Как же заставить его сглотнуть?' Стоило об этом подумать, как перед моим носом появилась фляга, которую протягивала Лира. Когда девушка появилась рядом со мной, я не заметила, но мысленно ее поблагодарила.
Вынув пробку, я начала осторожно вливать воду. 'Ну же, глотай!' - мысленно запаниковала, видя, как вода тоненькими струйками стекает из уголков приоткрытых губ. И тут демон сделал судорожный глоток, а затем его начало сильно трясти. Чтобы он не повредил себе, мы вдвоем навалились на его тело. Лира прижимала ноги, а я как могла руки и плечи. Даже в таком состоянии демон оказался очень силен, мы с трудом удерживали его в неподвижном положении.
Судорога прекратилась спустя пару минут и демон, шумно выдохнув, замер. В установившейся тишине я услышала недовольный шепот Лиры:
- Ну что, все? Ты довольна? Теперь мы можем ехать? И так полдня впустую потратили.
Я не ответила. Приблизившись, вглядываюсь в необычное, но красивое бледное лицо и пытаюсь уловить признаки жизни. 'Неужели не помогло и все напрасно?' - подумала я, разглядывая демона, который выглядел лет на семнадцать по человеческим меркам, совсем еще мальчишка, хоть и опасный до жути. Узкий подбородок, тонкие сомкнутые губы, прямой нос, черные длинные ресницы и темные блестящие чешуйки на висках. Перевела взгляд на глаза и вдруг столкнулась с ярко алыми зрачками с вертикальной черной линией.
'Высший! О, Боги!' - застонала про себя. 'Ну и вляпалась'. И на этой пессимистичной мысли демон исчез. Просто взял - и растворился.
- Слава Богине! - протянула Мелира, вставая с земли. - Теперь-то уж можно ехать, пока ты опять не надумала кого-нибудь спасать? И как бы нам боком не вылезло твое сострадание.
А я даже не знаю, что думать. С одной стороны, исчез - ну и ладно, меньше проблем, а с другой - эгоистично хотелось хоть какой-нибудь благодарности. Да хотя бы банального 'спасибо'! Злость и раздражение перемешалась с облегчением от осознания, что все получилось.
В смятенных чувствах поднялась с земли, подхватила сумку и молча направилась догонять уже скрывшуюся в кустах Мелиру.
  
Глава 5
Лисиена
Солнце припекало, и если бы не тень от деревьев, которые к моему огорчению стояли не так плотно, как хотелось бы, я не проехала бы и пяти метров. Однако даже такая тень была спасением. В этом году на удивление теплая весна. Деревья протягивали свои яркие зеленые листочки навстречу теплым лучикам, трава радовала взгляд изумрудной зеленью, еще свежей и чистой, не тронутой пылью дорог. А аромат свежести и первых весенних цветов кружил голову и заставлял душу петь.
Но это видела и чувствовала, наверное, только я. Да и наслаждение от окружающей красоты портила обиженная фигура, которая ехала рядом.
Мелира со мной не разговаривала и всем своим видом выражала глубокую степень сосредоточенности на намеченном пути. Пухлые губы поджаты, тонкие брови нахмурены, взгляд направлен на землю. А вот у меня к ней было много вопросов и желание узнать на них ответ входило в противоречие с нежеланием разговаривать с этой язвой. Любопытство победило.
- Ты обещала ответить на мои вопросы, - начала я.
Лира еще сильнее нахмурилась, скосила на меня глаза и резко кивнула. Было понятно без слов, что ей не хочется сейчас говорить, но я ведь настойчивая и просто так не отстану. Ее кивок восприняла, как разрешение провести допрос, и задумалась с чего начать.
Погруженная в обдумывания первого вопроса, потянулась к сумке, привязанной к луке седла, и вытянула оттуда яблоко. Надкусила с хрустом сочный плод и спросила:
- Кто ты? - проглотила. - Только давай длинными предложениями, без намеков и поподробнее, чем в прошлый раз. То, что не оборотень - это я и так поняла.
Мелира скривилась, а затем выдала:
- Твой телохранитель.
Я подавилась опять откушенным яблоком и закашлялась. Неожиданно. Ну, не совсем то, что я хотела узнать, но тоже не плохо. Вот только краткость - ее конек. Надо что-то с этим делать. Не буду же я из нее по слову вытягивать. На это и года не хватит. Перевожу вопросительный взгляд на девушку.
- Лира, если ты не прекратишь, я не знаю, что с тобой сделаю, - возмущенно произнесла я.
- А что такое? - сделала она удивленный вид.
- Ты и так знаешь!
И тут я заметила в ее глазах смешинки. Ага, так она специально меня дразнит. Мелира же демонстративно вздохнула и, наконец, приступила к нормальным объяснениям. А я решила вернуть надкушенное яблоко в сумку, иначе имею все шансы умереть во время рассказа.
- В принципе, - начала Лира, - меня можно назвать и оборотнем. Только это не совсем верно. Я - хемминг.
'Хм... Что-то знакомое, только вот разве они не вымерли в какой-то давней войне с эльфами?' - подумала я, а девушка тем временем продолжала.
- Волк, в которого я превратилась в городе, не единственная моя форма, могу и в других подобных, но эта - самая любимая. Правда, есть некоторые ограничения. Ну, скажем, моего потенциала хватит, чтобы скопировать и увеличить в два раза силу любого не разумного существа, с разумными сложнее. Нам повезло, что дриады оказались молодыми, вот и сбежали, почувствовав для себя опасность. Я по запаху их еще у ручья почувствовала, но с взрослыми я бы не справилась, поэтому и сказала тебе не ходить туда, а кусты душистой морлены хорошо маскировали наше присутствие. Так что мне еще расти и расти до приличного уровня силы. Для сравнения - твой отец может превзойти любого, кроме некоторых высших представителей других рас, например, эльфов. И это, наверное, предел.
- Постой, ты сказала - отец? - перебила я.
Сказать, что удивлена, значит просто промолчать. Нет, я, конечно, догадывалась, что не человек, но чтобы я оказалась дочерью мифического существа. Ой, так я тоже получается наполовину хемминг! А почему не умею превращаться? Может, кровь эльфа мешает? И как мама его встретила? Она никогда не рассказывала, как познакомилась с папой, только улыбалась загадочно и мечтательно закатывала глаза. А почему от меня с Дэном скрывали?
- А ты не знала? - перевела на меня растерянный взгляд Мелира, прервав мои размышления.
Я только отрицательно помотала головой, растрепав распущенные волосы, которые и так от отсутствия расчески были, мягко говоря, не в идеальном состоянии, но как-то не до этого было.
- Ээээ... - протянула побледневшая вмиг Лира, а я поняла, что эту тайну она не должна была разболтать, но по незнанию приоткрыла завесу моего незнания.
- Я никому не скажу, - быстро заверила я, чтобы успокоить только начавшую нормально все объяснять Мелиру, и начала заплетать свои волосы в косу.
Она с сомнением посмотрела на меня, но все же решила продолжить рассказ.
- Твой отец - не последняя фигура в наших владениях, но он выбрал жизнь с твоей мамой здесь. Однако его до сих пор ждут на нашей второй родине, с его мнением считаются, и выполнить его поручение - честь для меня. Ведь именно по его просьбе меня приставили к тебе, когда стало понятно, что война набирает обороты, и вампиры могут напасть и захватить королевство Даэлрок. Твои родители надеялись, что этого не произойдет и амулет Вирены будет заряжен раньше, что поможет остановить вампиров. Но, увы... Жрица светлых эльфов оказалась не подходящей кандидатурой для этого обряда. Дух хранительницы Светлого Леса не признала ее достойной. А следующая в списке - ты. Поэтому мы и направляемся к эльфам, причем нам надо успеть до дня Сумеречного Равновесия.
- Я? - опять шок. - Ну почему я? И откуда ты знаешь это? И почему я об этом узнаю только сейчас?
Мелира поморщилась.
- А давай ты у бабушки подробности выяснишь, когда доберемся до Светлого Леса, она тебе лучше все объяснит. Я тебе и так все рассказала, что знаю. Или ты думаешь, что меня посвятили во все тайны? Я ведь всего лишь тебя охранять должна, - с какой-то горечью произнесла она.
Мелира замолчала и о чем-то задумалась. Потом кивнула, словно приняла какое-то решение, и продолжила. А я, боясь спугнуть ее откровения, больше не стала задавать вопросы, хоть мне и не все было ясно.
- Знаешь, Лис, я ведь действительно к тебе привязалась и стала считать другом, - продолжила она с каким-то печальным выражением, будто ей больно это говорить. - А ведь так нельзя, я всего лишь телохранитель, а ты по статусу выше меня и на твою дружбу глупо рассчитывать. Я и веду себя так в последнее время только потому, что не знаю, как ты будешь относиться ко мне, узнав всю правду. Ведь ты - дочь высокородных родителей, а я среди своего народа - простая наемница. Эти полгода, что мы провели вместе, были лучшими в моей жизни, и мне даже не пришлось прилагать никаких усилий, чтобы притворяться твоей подругой. Да и не притворство это было...
Девушка продолжала неспешно ехать, высказывая все, что накопилось на душе, а я от открывшегося откровения застыла, приоткрыв рот. Даже лошадь подо мной остановилась и стала пощипывать травку. 'Что она такое говорит? Какой статус?'.
Я почесала ухо и поправила прядку волос, вылезшую из прически.
'Я никогда не переставала считать ее другом! Ну, кроме того момента после нашего ухода из Института'.
Второе ухо тоже зачесалось, и я в раздражении провела по волосам. Но нет, все в порядке, ни одного волоска не выбилось.
'Надо догнать ее и объяснить, что она ошибается и всегда будет моей лучшей подругой. Да что ж это такое?' - возмутилась я, почувствовав щекотание по шее, и в раздражении обернулась назад. 'Хм... Никого... Неужели нервное напряжение так сказывается. Точно сварю отварчик при первой же остановке', - подумала я и повернулась обратно, чтобы столкнуться с красными глазами демона, сидящего на холке лошади передо мной.
От неожиданности я хотела закричать, но когтистая горячая ладошка накрыла мои губы, прервав так и не вырвавшийся вскрик, яркие алые глаза в обрамлении черных ресниц задорно подмигнули, и жестом в виде приставленного к губам пальца демон показал мне не шуметь. В ответ я лишь хлопнула глазами и икнула.
Да я и так уже не смогу и слова вымолвить от неожиданности и шока. А от испуга до сих пор все тело трясется. Так и с лошади свалиться можно было, если бы не вцепилась вовремя пальцами в седло.
А демон хитро и как-то в предвкушении улыбнулся, отнял руку от моего лица и исчез, чтобы появиться за спиной Мелиры, сидя боком на крупе коня. Лошади же, как и Лира, не замечали его присутствия.
Я тронула своего коня за поводья, заставляя его начать движение, чтобы совсем не отстать. Стоило бы закричать и предупредить подругу, но каким-то шестым чувством я знала, что демон не посмеет причинить ей вред, да и мое онемение от всей этой встречи еще не прошло. Я только открывала и закрывала рот, словно выброшенная на берег рыба. Сходство дополняли мои широко раскрытые глаза.
'Вот и надо тебе было его спасибо?' - задала я себе риторический вопрос.
Лира продолжала что-то говорить, не замечая постороннего попутчика, а демон тем временем демонстративно поднял руку, растопырил когти, направил их в сторону филейной части коня Мелиры и вопросительно с хитрым прищуром посмотрел на меня.
Я, в том же немом состоянии, быстро-быстро помотала головой из стороны в сторону. Улыбка демона потухла, вид его стал несчастный, но тут же встрепенулся (видимо, новая идея в голову пришла) и снова заулыбался во все свои острые зубки. Ох, и жуткая у него улыбочка!
Затем он начал меняться, а у меня чуть снова сердце не остановилось. Если бы он появился передо мной в таком обличии, то мой хладный трупик с остановившимся от страха сердцем остался бы где-нибудь позади.
Глаза ввалились, оставив два провала, кожа побурела и стала клочьями слазить с лица, клыки удлинились, а рот растянулся от уха до уха в страшной улыбке. Два крайних рога увеличились почти втрое, а тело стало неимоверно худым, настолько, что через остатки одежды и бурую кожу стали видны проступающие кости. От этого руки и ноги стали казаться непропорционально длинными, как и когти на костистых длинных пальцах. Завершающим штрихом жуткой картины стало красное свечение провалов глазниц.
Не меняя позы и взирая на меня мерцающими провалами, демон высунул длинный черный язык, который завел себе за шею и коснулся уха Мелиры.
'Фууу!' - брезгливо протянуло подсознание, пока сознание находилось во все еще не проходящем ступоре.
Лира же резко замолчала и натянула поводья. Затем быстро обернулась назад, но увидела в десяти метрах от себя только мое бледное лицо с большими немигающими глазами, напряженную прямую осанку и судорожно сжимающие поводья руки.
Ее бровь вопросительно изогнулась, но от меня никакого ответа не последовало. Демон же решил сыграть с ней ту же шутку, что и со мной, только вот его вид был немного другим. Я даже стала переживать за сердце Мелиры.
Он появился перед ней и, судя по взметнувшимся прядкам ее волос, которые упали на голубые глаза, подул на затылок. Лира резко повернулась к демону, замерла на секунду (хотела бы я видеть ее лицо в этот момент) и резко выбросила руку вперед, врезав кулаком прямо в облезлый подбородок.
Не ожидавший такого поворота событий демон с глухим стуком упавшего скелета рухнул с лошади на землю. А я поняла, что истерика накрывает меня по полной, ибо смех, который начал сотрясать мое тело, кроме как истеричным не назовешь.
Демон же, не меняя нелепой позы, поднял голову, глянул на Мелиру, которая уже спешивалась ('наверное, добить хочет' - хихикнула я про себя) и исчез, чтобы появиться за моей спиной, вцепившись мне в плечи уже нормальными руками. Я оглянулась - обличие тоже прежнее.
Ага, прячемся, значит. Ну да, я высокая, только вот не та ширина, чтобы прятаться. Хоть демон и ниже меня, однако, несмотря на худощавое телосложение, имеет достаточно широкие плечи.
Казалось, его присутствие за спиной и прикосновения должны меня нервировать и пугать, но я была совершенно спокойна. Я знала, что для меня он полностью и весь безопасен, поэтому окончательно расслабилась и уже с интересом ждала развития событий. И они не заставили себя ждать.
Мелира стояла возле своей лошади, обнажив парные клинки, и с яростью смотрела за мою спину.
- Лиси, пригнись к холке, - приказным тоном произнесла она и стала медленно приближаться. - Я предупреждала тебя, что будут неприятности, а благодарности от демона ждать не стоит, - шипела девушка.
Я же перестала смеяться и попыталась усмирить кровожадность подруги.
- Лир, ну не надо горячиться, он просто шутил. Хотел бы убить, давно бы это сделал.
И почему я его защищаю?
- Считаю до трех, и чтобы твоего мерзкого тела возле Лисиены не было, - не обращая внимания на мои слова, продолжала Лира, обращаясь к демону.
Он же в ответ со скучающим видом пожал плечами и исчез.
Ну вот, а я хотела познакомиться.
- Лир, ну зачем ты его прогнала? Он же ничего такого не сделал, совсем же еще ребенок, - строго сказала я.
- Какая ты жалостливая, - скривилась девушка, - еще бы с нами его позвала.
Нет, ну точно язва! Где там еда? Надо задобрить.
А она усмехнулась и продолжила:
- Ребеееенок, - издевательски протянула Лира, - да этому 'малышу' не меньше сотни будет. Ты вообще о демонах что-нибудь знаешь? Или все лекции проспала.
Мелира забралась в седло, а я задумалась. Хм... А ведь действительно... Это же бессмертные жители темного мира за гранью, причем в наш мир их тянет с огромной силой. Медом им, что ли, тут намазано? В общем, любят они развлекаться за наш счет, что иногда приводит к не очень хорошим последствиям. И соблазненные юные девы - не самые страшные из них.
Встретить демона и тем более увидеть практически невозможно. Почувствовать их присутствие сложно, они мастерски отводят глаза. Поэтому увидеть его можно только в том случае, если он сам этого захочет, ну или если будет при смерти, чему мы и стали свидетелями. Но факт их появления зафиксировать все же можно - по остаточной энергии разрыва ткани мироздания. Вот и фиксируют наши маги такие выбросы, а сделать ничего не могут.
Одна радость, около тысячи лет назад одна влюбленная и очень сильная ведьма, брошенная, как рассказывают, весьма привлекательным демоном, прокляла всю их расу, наложив при этом на наш мир какое-то сильное заклятие. И теперь им надо поддерживать связь со своим миром через определенный промежуток времени в зависимости от уровня силы демона, иначе быстро начинает таять их живой дух, оставляя только мертвый и безумный. Сами демоны этого не допускают, для них это сродни смерти. А чем обернется для нас - не известно. Но если взять в расчет их истинный облик, который, как говорят, очень силен, то не сложно догадаться, что будет. Этим и ограничивались мои знания об этой расе.
Я посмотрела на Мелиру, которая ехала чуть впереди и опять стала отрешенной и замкнутой. Ну вот, теперь снова из нее и слова не вытянешь. А вопросов то стало не меньше, а даже больше. Уже хотела снова попробовать ее разговорить, как рядом почувствовала движение воздуха и тихий шелестящий шепот в моей голове:
'Я Шшшеогорат...'
'Все-таки не ушел' - удивленно подумала я.
'Не ушшшел...' - опять голос в голове.
'Ты что, мысли мои читаешь?' - так же про себя возмутилась я, отметив, что очень мало знаю о демонах.
В голове раздался смех.
'Сссвязь между нами... Кровь...'
'Какая еще связь?'
'Ментальная... И кровная...'
'Так, - начала злиться я, - говори нормально и понятно! А то одна короткими фразами объясняется, а другой загадками сыплет'
Демон опять рассмеялся и послышался совсем другой голос, вся загадочность разом исчезла, оставив чувство раздражения, которое было совсем даже не моим.
'Да не злись ты, сама меня спасать пришла, никто тебя не звал, а тем более не просил обряд проводить! А мне теперь что с этим делать?'
А я еще на благодарность рассчитывала! Но меня заинтересовала одна фраза.
'Какой обряд?'
Ответа не последовало, пауза стала затягиваться и я позвала:
'Ты здесь?'
Спустя минуту: 'Да'
И чего молчит, спрашивается? Про какой-то обряд упомянул, а объяснять никто не собирается.
'Я вот думаю, - вернулся подозрительно спокойный голос, - ты на самом деле такая дура, или все же прикидываешься?'
Я обижено засопела.
'Все ясно, я теперь пожизненно привязан к... Хм... Ладно, не будем о твоих умственных способностях. Ты хоть знаешь, какую травку мне скормила?'
'Конечно, метелицу кровавую, - серьезно и с уверенностью сказала я. - И, кстати, если бы не она, ты был бы мертв'
'А дальше?' - протянул демон, требуя от меня продолжения.
'А что дальше?...'
И тут я все поняла. Обряд. Метелица. Побочные эффекты. 'Какая я дурааа...' - мысленно застонала.
'Вооот, - протянул голос, - правильный вывод'
'И что теперь делать?'
'Не знаю, но вот то, что теперь моя бессмертная жизнь очень даже смертна и зависит от твоей, меняет все. Куда вы направляетесь?'
'В Светлый Лес'
'Я с вами, все равно в этом мире у меня нет планов'
'А Шео-как-то-там - это твое имя?'
'Шеогорат, - послышался раздраженный рык, - но лучше зови Горат, ненавижу, когда коверкают мое имя'
Я смущенно покраснела.
'Как скажешь... Горат. Мелира будет против твоей компании, ты ей явно не нравишься, но я попытаюсь ее переубедить'
Опять повисла тишина.
'Я должен уйти, - послышался какой-то усталый голос,- примерно на сутки, ошейник вытянул из меня много сил, как и ваш мир вместе с твоей тупостью'
Я скривилась при последних словах, но ответила: 'Хорошо'
И опять тишина, а я пытаюсь осмыслить, каким боком мне вылезет вся эта история. Нужно как-то подробнее узнать об обряде и свойствах метелицы. Все-таки ритуалы с кровью - это не шутки. И о чем я тогда думала? Эх, одно оправдание - жизнь спасала. Дура! А еще с Мелирой надо поговорить. Ей ведь тоже не сладко пришлось. Все-таки она моя подруга, чтобы она себе там не напридумывала. Ох, еще и папина тайна эта вместе с каким-то амулетом. Слишком много всего для одной, пусть и не маленькой меня.
Из размышлений меня выдернуло голодное урчание животика, и я поняла, что сегодня кроме почти двух яблок там ничего не было.
Можно доесть уже надкусанное и немного пощипать хлеб с сыром. Это поможет ненадолго заглушить голод, если, конечно, опять что-нибудь не случится, что отобьет весь аппетит. Вот только обедать (или уже ужинать?) не очень удобно верхом на лошади.
Тут я заметила, что Мелира потянулась к своей сумке и вынула яблоко.
- Может, сделаем привал? - предложила я, догнав девушку.
- Нет, чуть позже, когда солнце сядет. Мы и так задержались из-за твоего демона, - ответила она, и вгрызлась в сочный плод.
Ууу... Это же еще пара часов голодать. Кстати, демон...
- Лир, а демон с нами теперь путешествовать будет, - решила я не откладывать разговор.
Теперь настала очередь Лиры давиться яблоком. Мы придержали лошадей, и я ждала, пока она откашляется и уже хотела подъехать ближе, чтобы похлопать подругу по спине, как она, наконец, успокоилась и посмотрела испепеляющим взглядом на меня.
- Я все объясню, - быстро выпалила, пока она не начала свою возмущенную тираду, и на одном дыхании продолжила:
- Просто, когда я снимала ошейник, то поранила пальцы об острые края звеньев. Кровь я, конечно, попыталась вытереть о траву, но они ведь не перестали кровоточить. Ну а потом я этими пальцами метелицу растирала и случайно провела обряд. Правда, не знаю какой, - выдохнула и постаралась сделать самые невинные глаза. - Я просто ни о чем не думала тогда таком. Главное было спасти жизнь. Вот, а теперь мы связаны.
И виновато потупилась. Мелира же явно была не в восторге от моего рассказа и сложившейся ситуации. Все это хорошо читалось на ее покрасневшем от гнева лице, по сверкающим глазам и сжатым в кулаки рукам.
- Ты!... Ты!... - пыталась начать свою речь Лира. - Ты знаешь кто? Ты - ходячая неприятность!
Я подняла глаза и постаралась придать себе еще более раскаивающийся вид. Мелира шумно выдохнула и разжала кулаки. Ее плечи опустились, осанка как-то поникла, и послышался усталый голос:
- Да и я не лучше! - начала заниматься самоедством Лира. - Могла и сама сообразить, что метелица с кровью привяжет к тебе демона. Я ведь видела твои пальцы, а остановить не додумалась. И какой я после этого телохранитель? - шепотом закончила Мелира и отвернулась от меня.
- Самый лучший, - так же тихо, но уверенно произнесла я. - А еще ты - моя самая верная и любимая подруга и всегда ею была. А какие-то социальные различия, о которых ты пыталась мне сказать, для меня совершенно не важны.
Я постаралась подъехать к ней вплотную, насколько это позволяли сделать растущие в лесу деревья, и потянулась, чтобы взять ее за руку. От моего касания она вздрогнула и, повернувшись, с надеждой и неверием заглянула в мои глаза.
- Ты сейчас не шутила? - тихо спросила она.
Я фыркнула. И этой особе восемьдесят шесть лет!
- Такими вещами не шутят, и я говорила совершенно серьезно и искренне, - заверила я.
Мелира радостно вскрикнула, оглушив своим визгом и меня, и лошадей, которые нервно дернули ушами, и полезла обниматься. Верхом это делать как-то неудобно и поэтому, чуть не свалившись, мы смущенно вернулись в более устойчивое положение, чтобы сразу же тронуться в путь.
На лице Лиры поселилась широкая радостная улыбка. Вот теперь я узнаю свою подругу!
- Ничего, разберемся мы с твоим демоном! - весело произнесла она. - Пусть путешествует, а если что не так сделает, я ему рожки то пооткручиваю.
А потом тихо:
- Лис, только никто не должен знать, кто я. Когда доберемся до владений эльфов, я тебя оставлю. Они могут видеть нашу сущность.
- Не переживай, Лир, я сохраню твою тайну.
Напряжение между нами ушло, а прошедшая ссора сблизила еще больше. Все-таки, полезно иногда открывать свою душу близкому человеку.
- А мы еще и ментально общаться умеем, - шокировать, так до конца.
- Да? - перевела она на меня любопытный взгляд. - И когда успели?
- Да вот когда ты его прогнала. Его Горат, кстати, зовут...
Так вот непринужденно болтая, я пересказала наш с демоном разговор. Потом мы стали вспоминать самые веселые моменты студенчества, которые, казалось, были из прошлой жизни, хотя еще пару дней назад никто и не думал, что все может обернуться побегом с непонятной целью. А затем веселые рассказы сменились воспоминаниями о Риде, который был одним из тех, кто погиб при захвате Института. И мы искренне скорбели о нашем друге. А еще мне вспомнился брат, который сейчас неизвестно где, и папа... О маме я вообще старалась пока не думать, слишком больно.
Мы давно замолчали, думая о чем-то своем. Я постаралась отогнать грустные мысли и стала оглядываться по сторонам. До заката оставалось совсем не много, солнце уже окрасило лес в красновато-оранжевые оттенки. Мысль о скором привале приятно согревала, и я уже предвкушала, как смогу размять затекшую спину и онемевшие ноги. О мягком месте, отбитом с непривычки, я вообще молчу. А еще я, наконец, сварю свое демоново 'никакнесвариваемое' зелье.
- Лира, а где мы будем ночевать? - спросила, заметив вдалеке над лесом несколько столбиков дыма, когда мы выехали на небольшой лесной пригорок-овраг. - Там вроде поселок, может туда? Ночью в лесу мы просто замерзнем.
- Нет, Лиси. Нужно постараться никому не попадаться на глаза. Так больше шансов, что нас не смогут выследить и догнать. Надеюсь, вампиры еще не знают, кого надо ловить. А замерзнуть я тебе не дам. Забыла, что мой волк не только большой, но и очень теплый?
Задорно подмигнув, Мелира направила лошадь с пригорка вниз к густому кустарнику, за которым раскинули свои пушистые лапки высокие ели. И когда до кустарника оставалось метров десять, лошади начали хрипеть и пятиться назад.
'Что это с ними?' - подумала я, пытаясь усмирить нервное животное. Лошадь билась подо мной все сильнее, и мне стоило большого труда удержаться верхом. Усталость давала о себе знать, я не справлялась - тело предательски начинало слабеть. Я со всей силы сжимала ноги, которые от перенапряжения начали дрожать, и когда лошадь встала на дыбы, я не удержалась и полетела вниз, больно ударившись спиной. Ощущений добавило оружие в ножнах, которое висело там же. Дыхание перехватило, перед глазами заплясали черные мушки, звуки стали какими-то глухими и далекими.
Наконец, зрение стало возвращаться в нормальное состояние, и я увидела перед собой обеспокоенное лицо Мелиры, которая, переложив мою голову себе на колени, открывала флягу с водой. Заметив мой осмысленный взгляд, она поднесла ко мне воду, и я сделала пару глотков. Стало легче, но вот тело болело, причем везде.
- Встать сможешь? - С тревогой спросила она.
Я еще раз прислушалась к своим ощущениям, которые все так же говорили, что тело против любой эксплуатации, выражает большое желание остаться на месте и никуда не идти. Подняла руку, вроде ничего, больнее не стало. Согнула в коленях ноги, которые тут же закололо сотней иголочек. Ага, просто надо их размять ходьбой, затекли от неподвижной позы за день. Кстати, где эта зараза, что меня скинула?
Я озвучила свой вопрос, и Лира с недовольным видом прошипела:
- Что б их демон загрыз! Убежали со всеми вещами, хорошо еще, что оружие было со мной.
- Что, и твоя тоже убежала?
- Да я как увидела, что ты упала, сразу к тебе бросилась. Не до усмирения мне уже было.
Мысленно с ней согласилась и тут же застонала.
- Что такое? - встрепенулась Лира. - Где болит?
- Везде, - грустно ответила я, - но это я переживу. А вот то, что с неразумной животинкой ушел наш ужин - нет. А там еще травка для отвара была и мои ножики метательные. Были... - еще больше погрустнела я.
Ну, вот почему я их не надела после помывки в ручье? Только пара в сапогах осталась. И отвар сварить видимо не судьба.
- Да демон с ними! Главное, что сами целы. А еду я постараюсь поймать, в лесу же находимся. Да и мечик-то твой при тебе остался.
О, да! Знатно он мне в спину впечатался. Там теперь, наверное, красивая синяя татуировка должна остаться. Да и не только там. Кстати, а где мой сакари?
Я огляделась и обнаружила его совсем рядом. Видимо, Мелира сняла с меня ножны, пока я была в полубессознательном состоянии.
Порадовавшись своему другу, решила, что пора уже вставать. Медленно начала подниматься, опираясь на локти. Голова немного кружилась. Эх, только бы не сотрясение. С моей медленной регенерацией неделю буду мучиться. Села, осмотрелась. Мы оказались в небольшом овраге с пологими краями, дно которого было испещрено многочисленными ямками и мелкими впадинками. Трава в нем росла редкими печками вперемешку с песком и гравием. Недалеко виднелись те самые заросли с ельником, которых и испугались лошади. Что же там такое?
Лира перевела взгляд на загадочные кусты и сказала, вставая:
- Побудь здесь, я разведаю. Все равно нам надо идти в том направлении. А местоположение врага лучше знать наверняка. Может, глупые животные всего лишь какого зверя испугались?
Я кивнула, и подруга быстро скрылась, бесшумно передвигаясь при свете последних лучей солнца. А я стала осторожно вставать на ноги. Меня пошатнуло, но я быстро выровнялась и медленно потянулась руками вверх. Косточки захрустели, и я почувствовала приятную тянущую боль. Затем отряхнулась, подняла сакари с земли и закинула ножны за спину.
Куртка, к сожалению, тоже осталось вместе со сбежавшим конем. Становилось прохладно, и сейчас она была бы очень кстати. Поднялся холодный ветерок, который пробирался сквозь тонкую ткань рубашки, вызывая легкую дрожь. Чтобы размять затекшие ноги, решила пройтись вдоль оврага.
Прошло уже минут пять, на песке отчетливо виднелась протоптанная мной дорожка.
Где же Лира? Может, пойти за ней? Нет, плохая идея. Это мы уже проходили. Еще подожду немного.
И я продолжила уплотнять песок, вытаптывая редкие кустики первой травки. Солнце уже скрылось за лесом и вокруг начало стремительно темнеть. Я же все больше переживала за подругу, а страх темноты добавлял неприятных ощущений. Нервы и так наполовину выгорели, и я, наконец, решилась идти за Лирой. Но стоило сделать шаг, как послышался крик:
- Лиииис, бегииии!
Испугано обернулась в сторону послышавшегося голоса и увидела знакомую фигуру, бегущую вдоль оврага в мою сторону. А вот тени, которые неслись за ней, пусть и на приличном расстоянии от девушки, мне совсем не понравились. В голове только промелькнула мысль 'Зачем она забралась так далеко?' и я побежала.
Сердце от страха глухо стучало, все набирая скорость и разгоняя адреналин в крови, который придал мне сил. И за это я буду расплачиваться удвоенной болью. Потом. Если, конечно, выживу.
Мысленно я подгоняла себя: 'Беги, беги, беги...'. Яма - прыжок, поднырнуть под ветку, опять бег, сердце продолжает выстукивать бешеный ритм, воздуха в раскаленных легких не хватает. Поваленный ствол дерева и опять прыжок. Интуитивно, не замедляя бег, огибаю стволы деревьев. В голове проскальзывает беспокойная мысль о Мелире. На миг оборачиваюсь, немного замедлившись, замечаю Лиру, которая почти меня догнала, и со всего маху врезаюсь в дерево, выбив из легких остатки кислорода и клацнув зубами.
Падать очень не хотелось, так как понимала, что встать уже не смогу...
  
Глава 6
Валентин
Здание Института Первородной Стихии мы покинули без особых проблем. Те три вампира, которые нам все же попались на пути к выходу, не пережили встречи. Да и сильного сопротивления с их стороны не было. Странно выглядит вся эта ситуация, нападение совершенно не организовано, какими-то разрозненными группами и в заведомо проигрышном количестве. Словно отвлекающий маневр. Вот только от чего вампиры отвлекали магов?
Не буду врать, что этот вопрос меня сильно волновал. Больше сейчас заботила и раздражала ситуация с девушками. Не люблю оказываться в таких нелепых ситуациях. Словно я не правитель, а зеленый юнец. Бегаю, догоняю. Вторая часть меня недовольно ворочалась и беспокойно металась, еще больше усугубляя этим мое мрачное настроение.
Только бы с девушками ничего не случилось. Сознание тут же нарисовало мертвые и какие-то высветленные шоколадные глаза с очень бледным лицом и потускневшими рыжими локонами, и я внутренне похолодел. Нужно торопиться.
Две девушки на пути в Светлый Лес с легкостью притянут к себе неприятности, в этом я даже не сомневаюсь. И с какой стороны от столицы их могло выбросить? Начнут ли они на ночь глядя путь через лес или где-то переночуют? Второй вариант более разумный для них, и приемлемый для меня.
И все же...
- Может, начнем поиски со столицы? - предугадал мою мысль Хассияр.
- Согласен. Глупо отправляться сразу к эльфам. Лучше сделаем небольшой круг и проверим местность вокруг города в поисках следа.
Эх, как жаль, что я не могу воспользоваться порталом. Мне для этого нужен кристалл-накопитель, которого, к сожалению, нет. Зачем они дракону в своих землях? Мы проделываем большие расстояния по воздуху с такой скоростью, что и портал не нужен, хоть по времени последние и более выгодны. Да и ничто не заменит чувство эйфории от полета.
А вот сейчас весьма пригодился бы, открывать свою сущность очень не желательно. Достать же кристалл там, где идет война - невозможно. Для их создания магам требуется большое количество вливаемой силы и много времени для грамотного построения кристаллической решетки. Готовые же кристаллы уходят на военные нужды. Перебросить армию, например, к очагу битвы или эвакуировать жителей. Насколько я знаю, до войны их использовали и для путешествий на большие расстояния. Вот только цена за такое удовольствие не маленькая.
Ну что ж, придется гнать лошадей на пределе их возможностей.
По мощеной дорожке мы быстро пересекли сквер при Институте, миновали студенческие общежития и вышли к конюшням. Многие стойла были распахнуты настежь.
Я усмехнулся про себя. Видимо, некоторые маги в спешке стремились покинуть место нападения вампиров. Храбрецы, ничего не скажешь. Надеюсь, мою печать не смогли сломать.
Мы направились к крайним самым дальним стойлам. Двери оказались закрыты. Не сломали. Значит, не зря я ставил защиту от взлома, даже хваленые маги не смогли с ней справиться. А то, что пытались, отчетливо заметно по покореженному замку и копоти на деревянных дверях. Приложив руки к створкам, произнес заклинание-ключ. Ну вот, а теперь можно и убираться отсюда. А у ректора опять пропадет без вести преподаватель по боевой элементалистике. Теперь точно будут говорить, что эта должность проклята.
Я вывел коня наружу и замер, оглядываясь. Интуиция подсказывала, что что-то не так, такое чувство, словно за мной следят.
- Хасс, ты ничего не замечаешь подозрительного?
Дух степей тоже замер, напряженно осматривая площадку перед конюшнями с полосой кустарника, росшего по ее границе. Солнце почти село, поэтому было слишком много теней, чтобы что-то рассмотреть.
- Поспешим, мне тоже здесь не нравится, - ответил Хассияр, и мы, оседлав лошадей, быстро покинули территорию Института.
Было решено не срезать путь через лес, по ровному тракту ехать получится быстрее, чем петлять между деревьями.
До столицы мы добрались примерно часа за два. К этому времени уже окончательно стемнело. В город мы прошли без препятствий, несколько золотых монет сделали дозорных глухими и слепыми. Улицы были пустынны, царила какая-то мертвая тишина. Но я явно чувствовал жизненную энергию в некоторых домах. Судя по всему, город эвакуировали, но не все пожелали его покинуть, затаившись за стенами своих домов.
Первым делом я решил проверить дом моей избранницы. Надо же с чего-то начинать. Вдруг девушка заходила к себе, и мы найдем ее след.
Я хорошо помнил, где находится особняк, поэтому уже через пятнадцать минут мы были на месте. Первое, что бросилось в глаза - это выбитое стекло на первом этаже сразу у парадного входа. Внутренне похолодел, уже предчувствуя страшную картину, которую могу увидеть.
Быстро подошел к двери, которая была приоткрыта, и распахнул ее настежь. Запустив огненный светлячок, настороженно зашел внутрь, и мой нос уловил тонкий запах гари. Уже не таясь, сделал еще один светлячок и осмотрелся.
- На полу, - послышался спокойный голос Хассияра. - Здесь был вампир.
Я перевел взгляд и действительно заметил темное пятно.
- А девочки молодцы. Вдвоем справились, - с усмешкой похвалил дух степей.
Я кивнул и подумал, что неплохо было бы проверить остальные помещения. Вдруг вампир был не один. Озвучив свои мысли, мы решили разделиться. Мне достался второй этаж, и я направился к витой деревянной лестнице.
Стоило подняться, как я уловил тонкий приятный аромат и, не задумываясь, пошел по его следу. Очнулся в самом конце коридора у двери из темного красного дерева. В каком-то предвкушении открыл дверь и вошел в комнату. Кружащий голову запах тут же заполнил собой мои легкие и проник в кровь. Это ее спальня.
Освещаемая лунным светом возле окна располагалась кровать, накрытая светлым покрывалом, тонкие прозрачные занавески переливались крохотными искорками, светлый пол и стены делали помещение легким, просторным, полным воздуха и очень уютным. Я подошел к кровати и, кинув взгляд на тумбочку, увидел книгу. 'Основы боевой элементалистики' - прочитал я название с улыбкой, отметив старательность моей девочки. Затем перевел взгляд на кровать и, не удержавшись, прилег, чтобы тут же зарыться лицом в подушку, вдыхая такой приятный аромат. Моя вторая сущность урчала от удовольствия, словно котенок.
Пролежав так несколько минут, решил, что надо связаться с Дарием. Перевернулся на спину и, прикрыв глаза, начал концентрироваться. Так, сначала представим Дария. Его лицо быстро всплыло в подробностях. Каштановые короткие волосы, которые всегда в беспорядке от того, что он в задумчивости ворошит их пальцами, синие умные глаза, хмурая складка между бровями, поджатые губы, твердый подбородок, мощная крепкая фигура. Я представил его сидящим в своем кабинете, перебирающим очередную кипу отчетов. И что бы я без него делал? Так, не отвлекаемся.
Удерживая образ, потянулся к своей силе. Я видел ее бурным речным потоком, где вместо воды - сверкающее жидкое пламя. Зачерпнув мысленно этой силы ладонями, наполнил ею образ друга. Сам же представил себя рядом с ним и позвал: 'Даааарииий!'.
И тут же все изменилось. Я оказался сидящим в кресле в кабинете Первого Советника. Он же сидел напротив и с улыбкой и облегчением произнес:
- Ну, наконец-то! А я уже начал переживать. Ты почему не связался со мной раньше? Я тут с ума схожу от беспокойства. Еще и Совет на меня давит. Я уже не знаю, что им говорить. Они даже Элевианвиэля стали подозревать в твоем похищении. И это тебя только неделю не было. Еще немного - и обвинят кого-нибудь в заговоре.
- Тише, тише! - прервал я как всегда разошедшегося Дария. - Придется еще потерпеть. Совет, конечно, водить за нос больше не получится, все-таки отец собрал не глупых драконов. Но и всей правды им знать не стоит.
- И что мне им сказать? Кроме правды, остальные отговорки будут нелепыми. Нет ни одной причины, по которой ты бы покинул империю. И что значит - потерпеть? Ты еще не влюбил в себя девушку? Она ведь должна тоже чувствовать к тебе влечение.
- С девушкой все сложно, - нахмурился я. - Ее еще догнать надо. Вампиры напали на Санторский Институт, где она училась, и избранница сейчас с подругой направляется в Светлый Лес. Из-за этого придется задержаться минимум на две недели.
- Но... Как же... Вал, я не справлюсь! Меня просто разорвут на части! Гномы требуют твоего присутствия на переговорах, напрочь отказываясь подписывать договор на разработку наших горных приисков, и к тому же требуют такой грабительский процент, словно это их горы! Русалки устроили забастовку и мутят пресную воду. На мои разговоры о твоей занятости делами империи только брызгаются и пытаются меня утопить! Думают, что ты нашел себе нимфу и развлекаешься с ней, забыв об этих хвостатых. А нимфы думают наоборот и устроили заговор с лесными феями. И теперь в садах не завязывается ни один плод! Чтоб всех этих женщин демон побрал! И это только малая часть всех проблем! А Совет? Что мне им сказать?
Я тяжело вздохнул, уже представляя свое веселое возвращение, да еще и с невестой. Стало еще хуже, и я решился:
- С Совета возьмешь клятву о неразглашении, подписанную кровью и расскажешь истинную причину моего отсутствия. Это их успокоит, все же наследник нужен всем. А дальше сами подумайте, как вести дела. Иначе я уже начинаю задумываться, а для чего мне вообще нужен Совет? С гномами поступай жестко. Этот народец всегда будет наглеть в поисках своей выгоды. Скажи, что отдашь прииски гоблинам, они давно хотят их выкупить. Тогда гномам вообще не договорится о хорошем проценте. Я думаю, мелкий народец сразу одумается. Женщин игнорируй. Хотя... Русалкам погрози отменой поставок горных самоцветов, если продолжат шуметь. Скажи им, что освобожусь - навещу и буду очень зол. А нимфам и феям... - Я задумался. - Не знаю, пригрози как-нибудь. Сады там сожгу или... Придумай сам, ты же умный!
Дарий как-то сник и грустно продолжил:
- Жестко ты... Но во всем прав, так и сделаю.
Потом замолчал, покраснел и, опустив глаза, задал очередной вопрос:
- А какая она? Избранница?
Я улыбнулся, вспомнив свою девочку, подаренную Судьбой.
- Красивая... Яркая, теплая. Как нежное пламя. Я еще плохо ее знаю, как-то не пришлось поговорить, но внешне она мне очень понравилась. И дракона к ней тянет...
Моя сущность согласно заворчала, и в душе стало как-то тепло. Наша связь с девушкой крепла с каждым появлением меня в ее сне. Я научился слышать отголоски ее эмоций, когда она спит. И она тоже желала меня...
- А тебя к ней тянет?
Все тепло как ветром сдуло, оборвав приятные воспоминания, и я задумался, что же чувствую к ней.
Физическое влечение? Определенно. Симпатию? Может быть, сложно сказать. Но... Демон! Это не мой выбор! Почему я должен ему подчиняться?
- Ясно, ты не в восторге, судя по твоему лицу. Причем не от самой девушки, а от невозможности выбирать, - раскусил мои мысли Дарий, на лице которого была странная задумчивая улыбка.
- Это так видно? - спросил я, устало вздохнув и проведя руками по лицу.
- Не забывай, Вал, я твой друг и знаю тебя с детства. Ты всегда был лидером, и навязать тебе свою волю мог только твой отец. Да и то, ты сильно сопротивлялся, если его приказы шли в разрез с твоими планами.
И тут я почувствовал страх. Ее страх. Значит, она спит и ей снится сон, раз я почувствовал ее эмоции. Все-таки они не поехали ночью, решили где-то переночевать. Это хорошо.
- Что случилось? - спросил Дарий, видимо, заметив мою напряженную позу.
- Мне надо идти, я свяжусь с тобой позже. В ближайшие пару дней не жди, думаю, буду занят. И разберись с Советом.
Не прощаясь, я оборвал нашу связь, чтобы настроиться на сон Лисиены. Стоило мне представить ее образ, как я оказался посреди мертвого сада ее матери, а вдалеке на скамье сидела моя избранница. Этот сон был самым мрачным из всех ее снов. Это был кошмар.
Вот она замечает меня и начинает медленно вставать, а я отчетливо ощущаю ее ужас. Мне очень хочется успокоить свою девочку, не хочу, чтобы она испытывала страх по отношению ко мне. И когда я стал приближаться, она побежала.
Далеко уйти ей не удалось - подсознание девушки выстроило каменную стену. Она остановилась, затем резко обернулась, пытаясь найти выход из западни, и испуганно посмотрела на меня. Я стоял почти рядом и видел, как страх в ее глазах сменяется узнаванием. Она мило покраснела, но тут ее взгляд направился за мою спину, а по нежным щекам побежали слезы. Я не смог остаться равнодушным.
Миг - и я держу в объятиях, прижимая к груди огненную головку, свою судьбу, ту, которая предназначена мне свыше. Лисиена не сопротивлялась, а я вдыхал уже ставший таким родным аромат, поглаживая девушку по шелковистым волосам. Она начала успокаиваться и, отстранившись, посмотрела в мои глаза. Для меня весь мир тут же замер и исчез. В нем остались только темные шоколадные глаза. Мой маленький огонечек...
Не думая ни о чем, я заключил лицо девушки в свои ладони и стал медленно приближаться, отчаянно желая попробовать на вкус ее губы. Ее желание оказалось созвучным моему, она сама поддалась вперед и...
Мой зверь выл и метался, распаляя огонь в крови, требуя сделать ее своей. Ничего подобного не происходило со мной ни разу. Это был обжигающий вихрь, яркое горячее пламя сильных эмоций. Моя! Я обнял девушку за талию и поднял в воздух, прижимая к себе свое сокровище. Ее руки давно обхватили меня за шею, теперь же и ее ножки обнимали меня. Я сделал шаг вперед, не разрывая страстного поцелуя, и мы уперлись в стену.
Еще миг - и я опять вижу ее глаза, пытаясь совладать со сбившимся дыханием. Но вдруг мое сокровище начало исчезать. Нет, я не хочу, чтобы она ушла именно сейчас! Но моему желанию не дано было сбыться. Избранница растворилась, как и сад, оставляя после себя темноту и пустоту.
Мой зверь взвыл, ярость стала подниматься тугим смерчем, готовым обрушить свою мощь на того, кто посмел помешать. Тьма начала закручиваться вокруг меня в тугую спираль.
Пришел в себя на ногах, удерживая на весу за горло и вжимая в стену своего врага.
- Вал... Это я... Хассс, - послышался приглушенный сиплый голос, и я, наконец, окончательно проснулся.
Разжав руку, вопросительно посмотрел на духа степей, который, прислонившись к стене, жадно глотал воздух, пытаясь отдышаться.
- Извини, - начал я. - Больше не делай так. Не стоит меня будить, если я об этом не просил.
Хассияр кивнул и хрипло произнес:
- Учту.
- Я думаю, можно выделить пару часов на сон, девушки тоже сейчас спят, и не спрашивай, откуда я это знаю.
Хасс бросил на меня задумчивый взгляд и опять кивнул. Говорить ему, видимо, было больно.
Дааа... Сильно я его приложил. Но что поделаешь, рефлексы. Да и плохое настроение от неудовлетворенности не способствуют моему дружелюбию.
- Я думаю, хозяева не будут против, если мы воспользуемся домом в их отсутствие, - продолжил я. - Так что, выбирай себе место, а я остаюсь здесь. Только защиту поставь на дверь.
Хассияр снова кивнул, оторвался от стены и бесшумно исчез за дверью. Я же вернулся в кровать моей девочки. Уснул мгновенно, с мечтательной улыбкой на губах.
  
***
Просыпаться очень не хотелось. Но солнце упорно отгоняло мой сон. Я попытался отвернуться от настырных лучей, но это не помогло, слишком светло. И когда это прислуга стала такой безответственной, чтобы забыть задернуть портьеры!? Неужели мне еще и ее строить придется?
И на этой мысли я окончательно проснулся, резко распахнув глаза и вскакивая с кровати, понимая, что это не мой замок и я даже не в своих покоях.
Демон! Вот тебе и пара часов!
Я уже хотел броситься на поиски Хассияра, чтобы отчитать его за то, что не разбудил, как увидел вид, открывающийся из окна спальни.
Это было восхитительно! Впечатление, конечно, портил выжженный, мертвый сад, примыкающий к дому. Но вот далекие горы, освещаемые рассветными лучами солнца, были бесподобны. Мой дом... И она видела его каждое утро... На душе потеплело, и моя досада немного притупилась.
'На закате горы наверняка не менее красивы', - подумал я и, нехотя оторвав взгляд, направился на выход из комнаты, где столкнулся с духом степей.
Мой гнев на него немного остыл, поэтому я только бросил на Хасса злой взгляд, на который получил равнодушное пожатие плечами.
- Я тут немного продуктов одолжил, - сказа он, протягивая мне внушительную конструкцию из хлеба, сыра и вяленого мяса.
Мое настроение еще больше улучшилось и, закончив с завтраком, я по-быстрому исследовал ванную комнату. Спустя пятнадцать минут водных процедур я мог простить Хассу почти все.
Ничего, догоним. Направление мы знаем, следы читать умеем, да и своей интуиции я привык доверять.
Лошади обнаружились в конюшне, которая располагалась в торце особняка. Мысленно похвалил Хассияра за сообразительность (я же о животных совсем не думал вчера) и вывел коня из стойла. Еще я заметил у Хасса в руках внушительного размера холщевый мешок, от которого вкусно пахло едой, и понял, что одолжением продуктов только на завтрак дело не ограничилось.
Пустой город при свете дня был еще более жутким, чем ночью, а цокот копыт казался оглушительно громким. Я был настороже, в любой момент ожидая нападения. Хотя это и маловероятно. Вампиры не любят солнечный свет, он их слепит. Жаль, что не сжигает, было бы намного проще.
Город мы покинули тем же способом, что и попали в него. Иногда кажется, что золото правит миром. И в этом есть доля истины, исходя из моего опыта.
Я направил лошадь в лес в обход главного тракта. Интуиция подсказывала, что нам надо именно туда. Хассияр, подтверждая мою догадку, подъехал к кустарнику у кромки леса и снял с него волосок, который мне и продемонстрировал. Моя огненная девочка совершенно не приспособлена к такому роду мероприятий. Могу поспорить, что волосы она не догадалась собрать в косу или хвост.
Быстро передвигаться верхом в лесу не получалось. Деревья просто не позволяли увеличить скорость. Да и еще постоянное высматривание следов...
Солнце уже перевалило за полдень, от постоянного напряжения усталость начинала рассеивать внимание. Раздражение опять нарастало. Мой дракон был очень недоволен, он рвался на свободу, в бескрайнее синее небо, туда, где он был по-настоящему свободен. Еще ни разу мне не приходилось так долго оставаться в облике человека. И это даже удивляло, если вспомнить, сколько мне даже не лет - веков!
Мастер Шииро при нашем обучении в Мертвых Землях не разрешал менять облик во время уроков и испытаний. Он учил нас развивать способности человеческого тела, его физические стороны, оттачивал реакции, укреплял ум. Но даже тогда вне занятий можно было выпустить свою вторую часть в небо, позволить себе это прекрасное чувство свободного падения и полета.
Внезапно моя лошадь резко дернулась в сторону, прервав мои мысли, и испугано заржала, продолжая метаться. Пытаясь ее успокоить, я одновременно осматривался, чтобы понять, что ее напугало, и сразу же увидел три темных дриады, которые скрылись в ближайших зарослях.
Видимо, они прятались, слившись с прошлогодним опадом, а моя лошадь случайно наступила на одну из них. Странно, разве дриады не должны были давно проснуться? А эти будто опять прятались от холодов зимы, впадая в спячку.
Хассияр также задумчиво смотрел вслед сбежавшим дриадам.
Выкинув из головы странный случай, мы продолжили свой путь.
Я начинал переживать. Мы без остановки в пути уже полдня, а девушек на горизонте так и не видно. Солнце клонилось к закату, а в сумерках отыскать след будет намного сложнее.
И надо было так позорно проспать!
Внезапно в тишине леса послышался крик, эхо которого донесло до нас только окончания слов. Одно можно было сказать точно - это был женский голос.
Не сговариваясь, мы спешились, поставив на лошадей по маячку с призывом, и бегом ринулись на крик.
  
***
Лисиена
'Все, это конец!' - промелькнула мысль под звук моих клацнувших от столкновения с деревом зубов. Время словно остановилось, я зажмурилась, ожидая повторного за сегодняшний день падения на многострадальную спину, но тут поняла, что все совершенно не по плану. Упасть мне не дали, ибо дерево меня... поймало?
Распахнула глаза и увидела, что мое препятствие обладает золотистым взглядом и сильными руками, которые и обнимали, удерживая меня за плечи. Я тут же узнала преподавателя по боевой элементалистике, но сил удивляться его присутствию уже не осталось, а состояния онемения и ступора стали для меня, судя по всему, обычным явлением.
Не разрывая взгляда, попыталась предупредить об опасности.
- Там эти... Тени гонятся... И Мелира... - на выдохе закончила я и попыталась пошевелиться, но тело окончательно послало меня в Мертвые Земли, отказываясь слушаться хозяйку.
- Тоже гонится? - спросил мужчина, а я заметила, как уголки его губ дрогнули в попытке сдержать улыбку. Я смотрела на такие привлекательные губы и пыталась не терять нить неуместного сейчас разговора.
- А? - не поняла я вопроса, мысли разбегались, а мне было так хорошо под мягким светом таких уютных глаз, которые вытеснили страх. Да все мысли вытеснили!
Мужчина улыбнулся и быстро подхватил меня на руки. От неожиданности я охнула, дыхание перехватило, а сердце зашлось в бешеном ритме. 'Что это такое он себе позволяет!?' - мысленно возмутилась. - 'От одних убегаешь, а другие похищают!'. Но вслух я этого произносить не стала, так как поняла, что мне это нравится. Да уж, совсем умом тронулась, прав был демон.
Далеко меня уносить не стали. Не успела я насладиться приятными чувствами, которые вызывали объятия преподавателя, и надышаться до боли знакомым ароматом, который тут же закружил голову, как меня осторожно посадили под ближайшим деревом, прислонив к последнему несчастной больной спиной. Мое тело начинала била мелкая дрожь - не столько от холода, сколько от отката адреналина.
Мужчина, почувствовав каким-то образом мое состояние, быстро снял с себя куртку, укрывая меня сверху. Затем так же быстро развернулся, вытянув из-за пояса какую-то палку. А нет, это я обозналась. Мгновение, и с одного конца палки, которая оказалась рукоятью, появилось длинное лезвие. Классифицировать оружие мне не удалось, хотя папа и обучал различать разные его виды. Да и в темноте много подробностей не увидишь. Только эльфийское зрение и позволяло рассмотреть всю сложившуюся ситуацию.
Я начала осматриваться и поймала взгляд добежавшей до нас Мелиры. Убедившись, что со мной все в порядке, она посмотрела на преподавателя. Ее глаза удивленно расширились, узнавая, а затем она перевела взгляд на его спутника, которого мы заметили одновременно. Тот тоже был вооружен. Два лезвия его парных клинков мягко светились тусклым лунным светом. Темная одежда и накинутый капюшон делали его почти невидимым в темноте.
Все трое, приняв боевую стойку, развернулись к преследователям, оставив меня за спиной. Тенями оказались пятеро вампиров.
Я мысленно взвыла, понимая, что расклад не в нашу пользу. И к тому же я ничем не могла помочь, тело меня не слушалось. Попыталась пошевелить руками, но они оказались совсем неподъемными. Ну почему я не целитель!? Вокруг тьма живой энергии леса, а для себя и других использовать ее не могу. Разве что вырастить растение, которое тоже в данной ситуации совершенно бесполезно. Конечно, приложив усилия, я смогу встать, наверное, но в итоге буду только мешать.
Тем временем вампиры замерли на некотором расстоянии от нас. Момент нападения я пропустила, глаз просто не успел его заметить.
Преподаватель сражался с двумя, остальных на себя взяли Мелира с незнакомцем в черном. Взгляд приковался к последней парочке. У меня было такое впечатление, словно их мысли абсолютно одинаковые. Причем им это сходство совсем не помогало сражаться, они больше мешали друг другу, постоянно делая одинаковые выпады, сталкиваясь телами, и кидая друг на друга яростные взгляды. Просто удивительно, что вампиры еще не достали их своими клинками и темной магией. Но стоило отметить, что оба двигались очень красиво и грациозно. В какой-то момент они немного отдалились, и сражаться стало удобней.
В какой-то момент один из вампиров отвлек Лиру, второй же попытался схватить ее со спины. Я уже готова была закричать, предупреждая, как незнакомец в черном появился за спиной второго вампира и одним движением снес ему голову, первого же обезглавила Мелира и сразу приступила к сжиганию останков.
В следующую секунду на меня неожиданно бросился один из монстров, с которыми сражался преподаватель. Я зажмурилась, прощаясь с жизнью, и почувствовала жар, который коснулся моего лица. В ужасе распахнула глаза и увидела в свете выглянувшей луны черное облачко. Пепел - это все, что осталось от врага. А вот моя дрожь усилилась еще и от страха.
Судорожно вздохнула, и взгляд выхватил в десяти шагах от меня нечто завораживающее. Это был танец... Танец со смертью. Мужчина двигался с грацией хищника. Четкие выверенные движения, бесстрастное красивое лицо, мерцающие золотые глаза и огонь, который превратил вампира в воспоминание. Жаль, что все закончилось так быстро. Это было прекрасно. Никогда бы не подумала, что актом убийства можно любоваться.
'Нет', - поправила я себя, - 'не убийством, а мастерством и красотой движений'.
Я помотала головой, отгоняя наваждение и оглядывая место битвы. Все были на удивление спокойными и бесстрастными. Разве что Лира выглядела немного напряженной.
- Один ушел, - послышался красивый и какой-то слишком спокойный голос незнакомца в черном, словно он о погоде говорил, и только что совсем не он убил вампира.
- Плохо, - спокойно произнес мужчина с золотыми глазами. - Следует ждать нового нападения. Надо быть начеку.
Кстати, а как зовут преподавателя? К своему собственному стыду, я даже имени его тогда не услышала. Урок прошел для меня словно в тумане. Блииин... Что же в нем такого, что я соображать перестаю? Мысленно приказала себе сосредоточиться. Не очень помогло...
- Лисиена, ты как? Двигаться можешь? - обратился ко мне мужчина, в голосе которого слышалось неподдельное беспокойство.
Вот теперь мне действительно очень стыдно, он-то мое имя запомнил.
Краснея и радуясь, что в темноте этого не видно, попробовала пошевелиться. Тело пронзила боль, оно было словно деревянным. Тихо застонала и виновато посмотрела в золотые глаза, стараясь больше не произносить ни звука.
- Ясно, - сказал мужчина и направился ко мне, но на его пути внезапно появилась Мелира, закрыв собой весь обзор.
- Что вы здесь делаете? - с подозрением спросила она, причем ее поза выражала готовность защищаться - тело напряжено, в руках по клинку.
- Вас искали, - совсем не вежливо огрызнулся преподаватель и, отодвинув Мелиру в сторону, продолжил свой путь ко мне.
Она попыталась снова его остановить, но из темноты вынырнул его спутник в черном, преграждая ей дорогу своим телом. В тишине раздался глухой рык. Не знала, что Лира так умеет, самой страшно стало.
Тем временем преподаватель присел напротив меня на корточки и зажег магический светлячок. Я прищурилась, привыкая к свету, и заглянула в красивое лицо, ожидая увидеть недовольство, но вместо этого в его глазах я заметила беспокойство и... нежность?
Ээээ... Наверное, темнота и шок виноваты, и мне только мерещится. Какая нежность? Мы же даже не знакомы! Ну, в полном смысле этого слова.
- Я объясню все, когда мы найдем более приемлемое место для этого, - мягко проговорил мужчина, забирая свою куртку, чтобы осторожно надеть ее на меня, предварительно сняв мой сакари и закинув его себе за спину.
А я заворожено смотрела на него и позволяла одевать себя как безвольную игрушку. Тело продолжало игнорировать мои команды, поэтому я следила за действиями преподавателя, не препятствуя ему. Ну а если быть до конца честной с собой, то такая забота была мне весьма приятна. Темная рубашка натягивалась на его плечах и груди, позволяя рассмотреть рельеф тугих мышц. Кровь прилила к щекам, и, невзирая на прохладу ночи, мне стало жарко. Казалось, этот жар невозможно не почувствовать, но еще больше меня смутила усмешка на красивых губах, которую я заметила при разглядывании мужчины. Быстро отвела взгляд в сторону и поняла, что вокруг стоит тишина - Мелира больше не рычит.
- Где ваши лошади? Не могли же вы пешком такое расстояние проделать? - спросил преподаватель.
- Сбежали, магистр Арн-Дарон, - ответила Лира. - Когда на вампиров наткнулись. Животные их еще издали почуяли и испугались.
'О, вот теперь я хотя бы знаю, как к нему обращаться' - мысленно поблагодарила Лиру.
- Просто Валентин, ни к чему здесь церемонии, - поправил подругу магистр, а наши взгляды снова пересеклись.
Я смутилась и посмотрела на Лиру, которая нервно переминалась с ноги на ногу. И тут же опять оказалась в воздухе, подхваченная Валентином. Он что, на руках меня носить теперь все время будет? Нет, мне конечно приятно, но как-то неудобно, я ведь высокая и тяжелая. Это Лиру можно на руки брать, она вон какая миниатюрная. Эх, ладно, оправдаем все своей полной недееспособностью. Пусть мучается и таскает тяжести, вроде сильный, вон какие мускулы. Я даже себя крохотной пушинкой ощущаю рядом с ним, что меня очень удивляет.
- Хассияр, - позвал он, - используй зов.
Вот, теперь мы знаем, как зовут второго. Странное имя. А что за зов?
Ответом стало какое-то свистящее короткое заклинание, вспышка, и вдалеке послышалось ржание лошадей, а спустя минуту и сами животные не спеша вышли к нашей странной компании, остановившись на некотором отдалении в пределах видимости.
Не сложно было прикинуть сложившийся расклад. Лошадок две, нас в два раза больше. Хм...
- Я еду с Лисиеной, - тут же послышался твердый голос Мелиры.
Валентин вместе со мной повернулся к девушке, демонстративно осмотрел ее с ног до головы, хмыкнул и повернул обратно.
А я представила себе предложенную Лирой ситуацию. Маленькая она держит неподвижную большую меня перед собой. А рядом едут на одном коне Хассияр и Валентин. От этой картины я начала смеяться, стараясь делать это тихо и по возможности не двигаясь, ибо все тело от этого начинало болеть. И тут я почувствовала теплое дыхание на своей макушке и меня мелко затрясло. Магистр тоже тихо смеялся, пряча улыбку в моих волосах. Странная горячая волна прошла сквозь мое тело и сконцентрировалась где-то внизу живота.
Валентин перестал смеяться и напряженно выпрямился, убрав лицо от моих волос и ускорив при этом шаг навстречу лошадям.
- Тогда пусть Лиси едет с... этим, - послышался уже менее уверенный голос подруги.
Руки Валентина при этих словах сжали меня сильнее, причинив боль. Я шумно вдохнула, кривясь от неприятных ощущений. Да что это с ним!? Тоже нервы? То смеется, то непонятно на что злиться! Странный какой-то...
Давление тут же спало и я, почувствовав облегчение, глянула через плечо Валентина на Мелиру. Она шла за нами, но была подхвачена за локоть Хассияром, который с шипением произнес:
- Пойдем, малышка, я не кусаюсь. Ты едешь со мной. Или предпочитаешь бежать следом?
И куда только делась невозмутимость из его голоса? А Лира умеет выводить людей из себя. Думаю, она бы с удовольствием побегала в облике волка. Вот только сомневаюсь, что подруга будет так рисковать своей тайной. Придется ей смириться со сложившимся положением. Да и мне, если честно, не хочется ехать рядом с этим Хассияром. Какой-то он неприятный, слишком темный, словно это не живой человек, а тень. Очень опасная тень...
- Хасс, мне нужна твоя помощь, - прервал мои мысли Валентин, который уже стоял возле черной лошади.
Ну да, я сама не залезу, а удержаться верхом, пока Валентин заберется следом, тоже навряд ли сумею.
Валентин осторожно передал меня подошедшему мужчине.
Хм... Мне показалось или он не хотел этого делать? Наверное, совсем по другой причине хмурится. И на лошадь так быстро вскочил, потому что торопится. А куда?
- Давай, только аккуратно, - сказал Валентин, и я оказалась верхом, облокотившись спиной о широкую твердую грудь. Мне сразу стало очень тепло, такой жар исходил от нее.
Одной рукой мужчина держал поводья, а второй придерживал меня за плечи.
- Не надо меня подсаживать, я сама, - послышался возмущенный голос Мелиры.
Я повернула голову и увидела, как она резво вскочила на лошадь, Хассияр повторил ее действия и попытался прижать девушку к себе. Она в ответ зло дернула плечами, сбрасывая руку, и попыталась насколько возможно отодвинуться, выпрямив спину и гордо задрав подбородок.
Я усмехнулась. Маленький гордый воробушек. И чего она так злится? Он же ей ничего не сделал, вроде бы. Ну, в бою мешались друг у друга под ногами, подумаешь. Может ему ее независимость не нравится? Лица обоих были злыми и выражали полную неприязнь к обстоятельству совместной езды.
Да уж, кто бы знал, как повернет дорога. Нам с Лирой очень повезло, что нас искали. Страшно представить, что бы было, не появись наши спасители. Даже волк Мелиры не справился бы сразу с пятью вампирами одновременно. От меня же помощи вообще никакой. Так что да, нам очень повезло остаться сегодня в живых.
  
Глава 7
Лисиена
Передвигались мы не спеша. Дорогу освещала только одна луна, вторая затерялась в облаках. Не нравится мне эта облачность. Лишь бы только дождя не было, сырость на меня плохо влияет, а целителя в лесу вряд ли повезет встретить. А еще жутко хотелось есть и спать, и в кустики, но пока терпимо. Боль в теле тоже уже ощущалась чем-то привычным, главное не делать резких движений. Интересно, долго нам ехать? И как скоро привал?
- Сильно болит? - послышался тихий шепот, и горячее дыхание обожгло кожу у виска.
Ой, не надо на меня так дышать! Я уже боюсь саму себя! И так очень жарко, щеки горят, губы чешутся, в груди пожар, живот ноет. Наверное, все очень плохо. Может я заболела и у меня жар? И воздуха в придачу ко всему не хватает. Мда... Как маленькая прям, пытаюсь выдать очевидное за желаемое. Пусть для меня все эти ощущения и непривычны, но уж из рассказов сверстниц могу догадаться, что это такое. Только вот не думала, что все может быть ТАК! Богиня, какая же я испорченная! Что во сне, что наяву...
Попыталась дышать не так шумно и глубоко, при этом пыталась вспоминать заданный вопрос. Что мне там болит? В задумчивости поерзала, пытаясь принять более удобную позу, и в недоумении замерла. А что это там такое упирается мне пониже спины? Если можно покраснеть еще больше, то у меня это получилось.
- Ээээ... Нет, магистр, терпимо, спасибо за беспокойство, - попыталась я сделать голос уверенным и ровным.
- Валентин, Лисиена, - мягко поправили меня, а я от звука своего имени из его уст совсем растерялась. - Расскажешь потом, как ты оказалась в таком плачевном состоянии?
Я кивнула и в панике начала думать, как себя вести. В итоге поняла, что совсем не знаю, как быть в такой стесняющей ситуации. Да и думать выходило очень туго.
Валентин тем временем как-то огорченно вздохнул, немного отстранился и опять придвинулся ко мне. А я поняла, что в меня больше ничего не упирается, и этот факт неимоверно радовал, позволяя дышать спокойней.
Только я обрадовалась исчезновению давления там, как рука Валентина, удерживающая и прижимающая мои плечи, начала свое движение в сторону моей груди.
'Это еще что такое?' - напряглась я и уже хотела начать сопротивление, как услышала:
- Не бойся, я хочу убрать часть твоей боли, а не сделать то, о чем ты так громко подумала, - произнес насмешливый хриплый голос, который послал по моему телу очередную горячую волну.
'И этот мысли читает!?' - в панике подумала я, совсем забыв о коварной руке, которая уже расстегивала верхние пуговички моей рубашки.
Избавиться от боли было очень соблазнительно, да и прикосновения Валентина, чего уж врать, были приятны. Поэтому я решила попробовать расслабиться и посмотреть, что будет дальше. В случае чего буду отбиваться и кусаться.
Наконец с пуговицами было покончено, и я поняла, что рука мужчины дрожит. Он что, нервничает? С чего бы это?
А затем было легкое прикосновение, бережное, невесомое, обжигающее. Его ладонь легла чуть выше груди, под ключицей. Я спиной чувствовала напряжение Валентина, казалось, что он даже затаил дыхание, так как перестала ощущать его тепло на своей макушке. Оказалось, что я тоже забыла, как дышать, погрузившись в ощущения, которые вызывала его ладонь на моей голой коже.
Какое-то время ничего не происходило и я даже начала думать, что надо мной просто издеваются, но вдруг почувствовала, как тепло руки, словно живое, начало бежать под моей кожей, в моей крови, вызывая легкое покалывание. И все это сопровождалось мягким золотистым свечением, которое вырывалось из-под ладони. Мгновение - и свет исчез, а я почувствовала такой прилив энергии, будто только проснулась.
Пошевелила осторожно руками и ногами и поняла, что боли почти нет, только ее слабый отголосок. Тело опять меня слушалось, и я счастливо улыбнулась.
- Ты целитель! - повернулась я в радостном порыве к Валентину, мазанув того носом по щеке и губам.
От моего движения его рука соскользнула мне на грудь. Мы на миг замерли, осознавая, в какой позе находимся, и быстро вернулись в исходное положение. Валентин убрал ладонь, вцепившись в поводья уже двумя руками, и шумно сглотнул. А я повернулась обратно, выпрямив спину, и стала судорожно застегивать рубашку, уже без проблем удерживаясь верхом без поддержки.
Неловкое молчание затягивалось. Да и спина стала затекать от положения в виде прямой палки.
- Спасибо, - тихо поблагодарила я.
- Не за что, - был мне такой же тихий хриплый ответ, и его рука опять обняла меня за плечи, заставляя облокотиться о грудь мужчины. Я блаженно зажмурилась, удивляясь такой заботе, но чувство неловкости никуда не делось.
Валентин же откашлялся и продолжил:
- И я не целитель. Просто немного поделился своей энергией.
Хм... Как интересно. А разве это возможно?
- Ну, считай это некоторой особенностью моей магии, - ответил мужчина на мой вопрос, который я, судя по всему, произнесла вслух.
- А ты, правда, можешь читать мои мысли? - решила я уточнить на всякий случай еще и этот момент.
- Нет, - засмеялся Валентин, - просто не сложно было догадаться, о чем ты подумаешь.
Слава, Богине! Еще одного мужчины в своей голове я бы не выдержала. Да и с демоном не все ясно, его поведение для меня остается тайной, и я с легкой нервной дрожью ожидала его появления завтра.
- Судя по всему, - продолжал Валентин, - ты очень скромная и целомудренная девушка, и мои действия без объяснений могли тебя напугать.
Да уж, скромная и целомудренная... Знал бы он, что мне снится, и что я сейчас ощущаю рядом с ним. Хотя нет, лучше, чтобы не знал. И вот как мне быть со своими неприличными желаниями? И кстати, мне показалось или он с какой-то странной интонацией произнес 'скромная и целомудренная'? Словно совсем не в этом смысле? Ну вот, уже подводные камни ищу там, где их никак не может быть.
Интересно, а как там Мелира? Судя по всему, мы с Валентином единственные, кто нарушает тишину леса разговорами. Со стороны второй парочки не было слышно ни звука. Хотя, если прислушаться, то можно различить гневное сопение. И оно явно не может принадлежать мужчине.
Я улыбнулась такому поведению Лиры и задумалась, о чем бы еще спросить Валентина. Мне было так хорошо и спокойно, словно я не в ночном лесу нахожусь, а в родном доме. Мерное покачивание, тепло мужского тела, дыхание на моих волосах, мягкий лунный свет и самый вкусный запах на свете, который что-то мне напоминал - и я как-то незаметно для себя задремала.
Мне снилось кристальное горное озеро с ласковой теплой водой. Вокруг цвел вереск, распространяя одуряющий аромат нежных мелких цветков. Я глубоко вдохнула такой приятный воздух и поняла, что я действительно дома. Шальной ветерок шевелил мои волосы, а затем, словно играясь, подхватил ниточку озерной теплой водицы и провел ею по щеке, коснулся моих губ, шеи. Я улыбнулась и накрыла ладошкой ускользающую и такую шаловливую ниточку. Мне хотелось поймать за нее ветерок.
- Лисиена, - позвал ветерок, - просыпайся, мы приехали.
Красивая картинка горного озера начала таять, и я почувствовала, как мне легонечко дуют на кончик уха, от чего по телу побежали мурашки. Моя же ладонь вместо водяной ниточки лежала на мужской руке.
- Просыпайся соня, - с улыбкой в голосе повторил Валентин. - Привал.
Я сонно похлопала глазами и попыталась самостоятельно сползти с коня. Мои действия были замечены, и Валентин крепко перехватил за плечи.
- Подожди, я помогу, - быстро соскочил на землю, подставляя руки, чтобы снять меня.
Какие мы галантные! Ну, я бы и сама смогла, все-таки верховой езде нас обучали, но раз предлагают помощь, то почему бы и нет. И я легко скользнула в подставленные руки, которые крепко ухватили меня за талию и прижали к сильному телу. А потом Валентин медленно начал ослаблять захват, и так же медленно я проскользила вниз по его телу, соприкасаясь всеми выступающими частями. Тут же покраснела и с немым укором посмотрела в глаза мужчины. Он же в ответ только довольно ухмыльнулся и окончательно выпустил меня из своих объятий, переключив все внимание на лошадь.
Я недоуменно нахмурилась, пытаясь понять поведение преподавателя и его странное отношение ко мне. Меня все больше начинала интересовать причина, по которой он искал нас и продолжает сопровождать. Очень хотелось подвергнуть Валентина допросу, но я боялась показаться навязчивой. Тем более он сам обещал все рассказать. Устало вздохнула и начала искать глазами Мелиру, попутно осматривая место нашей стоянки, которое из себя ничего особенного не представляло. Просто небольшая поляна между деревьями и полоса кустарника в двадцати шагах от нас. В ночной тишине был слышен плеск воды, что очень радовало, но и напомнило о других потребностях организма.
Подруга же оказалась чуть в стороне и уже направлялась ко мне, пока ее спутник занимался своей лошадью.
- Лиси, ты как? Выглядишь лучше, - задумчиво осмотрела подруга мое лицо. - Пойдем, - и, схватив меня за руку, потащила в сторону кустов.
- Далеко не уходите, - не прерывая своего занятия, предупредил вслед Валентин.
Скрывшись из поля зрения мужчин, Лира остановилась и, нагнувшись ко мне, зашептала:
- Не нравится мне вся эта ситуация, что-то тут нечисто. Зачем им нас искать?
- Лир, ну чего ты такая подозрительная? Это же преподаватель, а в Институт кого попало бы не взяли. И тем более он обещал все объяснить. Давай подождем. К тому же, с ними нам будет безопасней. Или ты уже успела забыть, кому мы обязаны жизнью, - быстро проговорила я, начиная пританцовывать.
- Ну не знаю, может ты и права... - задумчиво произнесла она. - Но второй мне не нравится, подозрительный он какой-то...
- Лир, а давай потом поговорим, - жалобно заныла я, из последних сил сдерживая свой организм от мокрого позора.
Подруга как-то странно на меня посмотрела и наконец, поняла мои движения, округлила глаза, быстро отошла в сторону и отвернулась. Я вздохнула с облегчением и быстро закончила все свои дела. Затем также подождала Мелиру и мы направились обратно.
Проблемы сориентироваться в темном лесу не возникло, так как за время нашего отсутствия мужчины активно вели приготовления к ночевке, и нам хорошо был виден костерок, который только начал разгораться.
Оказавшись на месте, Лира подошла к костру и протянула к нему руки, а я замерла возле полосы кустарника, наблюдая за действиями Валентина. Он сидел в пол-оборота ко мне на корточках и подкладывал хворост в разгоравшееся пламя костра. Его движения завораживали. Вот он берет пучок веточек и безбоязненно раскладывает их на пламя, которое, словно живое, ластится к его ладоням. И я понимаю, что оно совсем не обжигает, подвластное твердой и сильной руке.
'Маг огня' - отмечает сознание, - 'сильный'. И тут Валентин перевел свой взгляд на меня, пронизывающий, очень тяжелый, затягивающий в свою глубину, древний... Время остановилось, вокруг было только золотое сияние и всполохи тьмы. Казалось, что я сейчас пойму что-то жизненно важное и бесценное, то, что внесет в мою жизнь смысл, поставит в нее последний кусочек недостающей головоломки. Еще немного и...
- Лис? Ты чего тут стоишь?
Появившееся передо мной обеспокоенное лицо подруги привело время в движение, а я вздрогнула. В душе образовалась пустота, которая была там давно, но заметила я ее и осознала только сейчас. И я была очень близка к разгадке того, как ее заполнить, но... Видимо не сегодня.
- Пойдем спать, - продолжила подруга, - тебе надо отдохнуть, - и взяла меня за руку.
Да, спать... И я почувствовала, как сильно устала, веки стали тяжелыми, сознание начало ускользать. Поняла, что сейчас упаду и усну прямо там, где стою. Сделала шаг за потянувшей к костру Лирой и была подхвачена на руки. Вдохнула уже ставший привычным запах горного вереска и провалилась во тьму.
  
***
Валентин
- Лисенок? Что с тобой? Тебе плохо?
- Тише, Мелира. Она просто спит, - шепотом остановил я девушку, которая уже хотела начать будить Лисиену в попытке выяснить ее состояние.
Лира остановилась, и я услышал за спиной ее подозрительный, но уже тихий голос:
- Так быстро да еще и стоя никто не засыпает. Что ты с ней сделал?
Я почувствовал острие клинка между лопаткой и еще одно у основания шеи. Наивная, даже из такого положения и с девушкой на руках я справлюсь с тобой играючи, только вот мое сокровище может пострадать, поэтому я замер и попытался успокоить Лиру.
- Я просто помог ей уснуть обычным не магическим сном, и если ты продолжишь так себя вести, Лисиена проснется. Давай я уложу ее, и мы поговорим, что я и хотел сделать изначально без ее присутствия.
Острия клинков исчезли, и я направился к лежакам у костра, которые успел сделать Хассияр, пока я осторожно усыплял свою девочку. Аккуратно уложил ее и посмотрел на красивое личико. Длинные ресницы откидывали тень на бледные щеки, между бровями пролегла хмурая складочка. Осторожно провел кончиками пальцев по ней, разглаживая, и прикоснулся к нежной коже щеки. Лисиена сонно вздохнула и улыбнулась. Моя маленькая девочка... Поправив прядь волос, упавшую на лицо девушки, я выпрямился и направился к Мелире.
- Хасс, остаешься с Лиси. Мелира, идешь со мной, - и, пройдя мимо злобно взирающей на меня девушки, направился в стороны реки.
То, что Лира пойдет следом, не подвергалось сомнению. Стоило мне остановиться на берегу, как она тут же стала задавать вопросы:
- Так о чем ты хотел поговорить? Может, наконец, расскажешь, зачем вы нас искали?
- Я знаю, кто ты. И сразу скажу, что твою тайну сохраню, - проигнорировал я ее вопросы и повернулся к девушке, чтобы увидеть ее ошарашенное лицо.
Следует отметить, что она достаточно быстро взяла себя в руки, придав лицу бесстрастное выражение.
- Как ты узнал?
- Это уже моя тайна. А вас я должен сопроводить в Светлый Лес, обеспечив Лисиене дополнительную охрану с разрешения ее отца. Именно он и сказал, как вас найти.
- А тебе от этого какая польза? Не может быть, чтобы ты просто так стал нас защищать, - не успокаивалась Мелира.
Что за настырная девица! Удивительно, как это я не заметил ее во время урока. Теперь хоть понятно, откуда взялся еще один хемминг рядом с моей девочкой. Отец Лиси наверняка приставил ее для охраны.
- У меня своя причина и тебя она не касается, а если ты боишься, что я или Хасс причиним вам вред, то могу заверить, что в наши намерения это не входит.
- Так я и поверила, - пробурчала тихо Мелира.
Я вздохнул, еще раз убедившись в упрямом характере этого конкретного хемминга.
- Ты думаешь, мне хочется тащиться к эльфам? Если бы не судьба королевства, - решил я припомнить слова отца Лисиены, - то я бы даже пальцем не пошевелил для вашей защиты. И если ты все еще сомневаешься, то вспомни-ка последние события. Вы бы не справились с вампирами без нас.
Я заметил, как девушка напряглась и побледнела, видимо представив другое развитие недавней ситуации, а затем расслабилась и задумчиво продолжила:
- Значит, ты знаешь про ритуал и участие в нем Лисиены. Хорошо, считай, я тебе поверила. А зачем скрывать этот разговор?
Постой, какой еще ритуал? И при чем тут Лисиена? Демон! Как все запутанно! Хотя... Судьба королевства, ритуал, война с вампирами... В памяти вдруг всплыла информация об амулете Вирены, который ограничивал силу вампиров, не позволяя им регенерировать, и который требовал перезарядки каждые сто или около того лет. Неужели для этого нужна Лисиена? Вот, демон! После этой догадки на душе стало как-то неспокойно. Теперь ясно, почему ее жизнь под угрозой. Если вампиры узнают о ее важной роли, то начнется охота. Если уже не началась...
- Ты чего замолчал, - вывел меня из задумчивости голос Мелиры.
Я перевел на нее осмысленный взгляд и произнес:
- Лисиена и так устала, поэтому я и не стал ее мучить еще и разговорами. Лучше ты ей потом все перескажешь.
- А меня, значит, можно, - совсем по-детски проворчала Лира.
- Ну, ты же не уснула бы, не получив ответы на свои вопросы, - усмехнулся я. - Впрочем, как и Лисиена. Поэтому я усыпил ее и поговорил с тобой.
Девушка фыркнула и кивнула, соглашаясь с моими доводами. Вот и хорошо. А, да, нужно еще одно дело сделать.
- Кстати, - начал я, - а как ты смогла так долго скрывать свою сущность? Ведь любой высший эльф тебя бы раскусил.
- Так, они же гордые, свои владения редко покидают. Да и я не дура, - зло зыркнула на меня Мелира. - В Санторском Институте они не учатся, у них же свои мудрецы с родовыми секретами. А в городе просто старалась не попадаться им на глаза.
- Ясно, - усмехнулся я про себя. Дракона то она в расчет не взяла. - Но все же я подстрахуюсь, замаскировав твою ауру.
- Что? Ты настолько сильный маг? - удивленно расширила глаза девушка. - Но ведь это мало кому под силу!
Я скривился и решил немного приврать:
- Нет, не настолько, придется подновлять. Ты не переживай, буду делать это незаметно и вовремя. Но в Светлом Лесу все же лучше тебе не появляться. Одно дело мимо проходящий эльф и совсем другое - целый лес, наполненный их магией. Заклинание рассеется вмиг, - и я приступил к делу, наложив на ауру Лиры плотный кокон своего огня.
Ну вот, теперь все будут видеть просто одаренного человеческого мага огня, не более.
- Иди спать, а мы покараулим.
- Уже все? - удивленно расширила глаза девушка. - Ну, спасибо тогда.
И Лира, развернувшись, ушла, а я вздохнул с облегчением, что на этот раз она не упрямилась. Все-таки тоже устала.
Проследив ее уход, снова повернулся к реке. Начал подниматься ветер, гоняя тучи, отчего луны по очереди отражались в водной глади, иногда появляясь одновременно и снова расставаясь. На сердце было тяжело, и я не понимал причины. С Лисиеной проблем возникнуть не должно, она мне нравится, я ей, судя по реакции ее тела, тоже. Пока доедем до Светлого Леса, постараюсь открыться. Уже предвкушаю ее реакцию на своего дракона. Потом проведем этот демонов ритуал с амулетом.
Сердце сбилось с ритма, и неприятно заныла душа. Моя сущность тоже беспокоилась. Стоит ожидать нападения вампиров каждую минуту и быть настороже. Если понадобиться, раскрою себя не задумываясь. Все-таки наследник империи необходим, а без избранницы род прервется.
Вот проведем этот ритуал у эльфов и сразу домой. А там, не откладывая, пройдем обряд единения, и моя девочка все время будет при мне.
На этой приятной мысли, которая немного успокоила сердце, я направился к костру. Мне тоже нужно немного поспать, а потом сменю Хассияра.
Но видимо не судьба. Чем ближе я подходил, тем отчетливее ощущал присутствие постороннего. Ускорил шаг и к месту нашей ночевки вышел одновременно с нежданным гостем.
Ррр... Мой дракон почувствовал чужака, передав свое раздражение и мне. Такая агрессивная реакция меня удивила. Хотя, если вспомнить, то и к Хассияру моя сущность относится настороженно и не трогает его только потому, что дух степей точно не будет претендовать на мое сокровище. В этом я уверен.
Но появившегося светлого эльфа я воспринимаю как соперника и только благодаря стальному самоконтролю сдерживаю себя от нападения. Неужели я теперь так на всех мужчин буду реагировать? Хотя если вспомнить, отец рассказывал о чем-то подобном. Это должно пройти после того, как избранница станет моей во всех смыслах этого слова. Но до этого момента придется себя сдерживать. Демон! Как же сложно!
Еще сильнее сжав кулаки, взглядом, весьма далеким от доброжелательного, стал прожигать этого гостя.
Эльф появился со стороны тех самых кустов, ведя на поводу лошадь, за которой на магической привязке следовали еще две. Хм... А не пропажа ли это наших девушек?
Лошади пофыркивали, чем видимо и разбудили Лисиену, которая уже встала, сонно потирая глаза и удивленно взирая на лошадей из-за спины прикрывавшего ее Хассияра.
'Надеюсь, что именно на них она и смотрит, а не на эльфа' - в раздражении подумал я.
Мелира еще не успела уснуть и также стояла в напряженной поза возле Лиси. 'Как вовремя я скрыл ее ауру' - довольно ухмыльнулся про себя.
- Сумеречной ночи, путники, - с легким поклоном произнес эльф и одними глазами обвел нашу компанию, задержав взгляд на Лисиене. Я опять глухо зарычал.
Страшный, надо сказать, эльф. Белобрысый с патлами до пояса, морда вся такая худая, женственная, не мужик, а баба. И главное, что такие вот нравятся противоположному полу. И ладно, если бы там еще телосложение было мужское, а то что это? Высокий, худой, типичный эльф, в общем.
Никто на приветствие незнакомца не ответил, поэтому на поляне установилась напряженная тишина.
'А куда это моя девочка собралась?' - увидел я боковым зрением движение, не отрывая взгляда от эльфа. Неосознанно рык стал громче, и я посмотрел на Лисиену, намереваясь подойти к ней ближе, заявляя хотя бы этим свои права на нее. Но девушка одарила меня таким осуждающим взглядом, от которого я подавился своим рыком, замерев на месте.
Лиси же подошла к эльфу, слегка склонила голову и с улыбкой ответила:
- Света во тьме.
Эльф улыбнулся в ответ и продолжил, не обращая внимания на нас:
- Меня зовут Ситарэль, прекрасная леди. Мой путь лежит в Светлый Лес. Разрешите присоединиться на эту ночь к вам.
- Конечно, мы не против, - ответила Лиси и перевела на нас взгляд, который словно говорил 'только попробуйте сказать что-нибудь против', и продолжила: - Меня зовут Лисиена, а это мои спутники - Мелира, Валентин и Хассияр. Извини за такой прием, просто на нас сегодня напали вампиры и мы все настороже.
- Лииис, - предупреждающе позвал я, чтобы она не болтать лишнего, но меня не захотели услышать и продолжили улыбаться этому белобрысому.
- Мы тоже направляемся в Светлый Лес, - продолжала МОЯ избранница. - Можешь присоединиться к нам. Так будет для всех безопасней. И не сочти за дерзость, а где ты нашел этих лошадок? Просто сегодня они от нас сбежали, испугавшись вампиров.
Эльф еще шире улыбнулся и радостно сообщил:
- Я буду рад вернуть их владелице. Нашел у реки, когда спускался к ней, чтобы напоить своего коня. Получается, не зря их забрал.
Лисиена радостно улыбнулась:
- Спасибо, Ситарэль, ты не представляешь, как выручил. Там же мои ножики, и травки! - и девушка, подпрыгнув от радости, направилась к лошадям, на ходу снимая мою куртку.
Чего это она раздевается при посторонних!?
Эльф же перевел на нас взгляд, и улыбка сползла с его лица, сменившись выражением холодного безразличия. Окинув нас высокомерным взором, отвернулся к своей лошади и начал устраиваться на ночлег.
Я посмотрел на Хассияра и жестом сказал ему следить за эльфом, а сам направился к Лисиене, чтобы помочь ей. Мелира осталась с Хассом. Думаю, эльф ей тоже не понравился. Хотя, по-моему, ей вообще мужчины не нравятся.
Усмехнулся последней мысли и, оказавшись возле Лиси, неожиданно получил своей курткой по лицу.
- Ой, извини, Валентин, я нечаянно, - девушка смотрела на меня раскаивающимися шоколадными глазами, прикрыв рот ладошкой. - Я просто видела, что ты идешь, и хотела отдать тебе куртку. Неудачно вышло бросить ее. И... спасибо.
- Все в порядке, Лисиена, не за что, - улыбнулся, - но я предпочел бы, чтобы ты оставила ее себе, ночью холодно.
- Тогда ты замерзнешь. К тому же у меня есть своя, - ответила девушка, потянувшись к седлу, где была закреплена ее куртка.
Я не стал настаивать, просто стоял и любовался изгибами ее тела. Рубашка натягивалась, и мне были хорошо видны очертания такой привлекательной груди. Вспомнив случайное прикосновение к ней, почувствовал напряжение внизу и мысленно выругался. Я не дотерплю не то, что до своего замка, до Светлого Леса не доеду! Постарался сконцентрироваться и представил старую горгулью со сморщенным телом, кривым беззубым ртом, покрытую непонятной слизью. Фуу! Перестарался... Так можно вообще все желание надолго отбить. Да уж... Зато работает, с этим не поспоришь.
- Иди спать, Лиси. Я разберусь со всем остальным сам, - перехватил поводья из тонких рук, заметив ее зевок.
Девушка благодарно на меня взглянула, кивнула и, поеживаясь от холода, направилась к лежаку. Но вдруг остановилась, замерла на секунду, а затем развернулась, быстро подбежала ко мне, встала на цыпочки и поцеловала в щеку. Тут же покраснела, отвела взгляд и так же быстро пошла обратно. Я недоуменно проводил ее взглядом, забыв даже о белобрысом, и, удостоверившись, что она легла, повел коней к месту, где мы оставили остальных животных.
Ее неожиданный порыв приятно отозвался теплом в душе. Дракон счастливо замер, а я понял, что влюбить девушку в себя будет не сложно. Она уже делает первые шаги в этом направлении, причем по собственному желанию.
Когда я вернулся, бодрствовал только Хассияр. Эльф тоже спал или делал вид, что спит, расположившись с другой стороны костра. Принесла нелегкая на нашу голову этого попутчика.
- Хасс, разбудишь через пару часов, - отдал я распоряжение и направился к моей девочке.
Она лежала на боку, спиной ко мне и свернувшись калачиком. Я же говорил, что будет холодно. Упрямица. Огненные волосы расплелись и рассыпались шелковым водопадом. Захотелось зарыться в них носом и так уснуть.
Снял свою куртку и укрыл ею Лисиену. Та что-то тихо прошептала, зарываясь носом в воротник, а затем послышался ее удовлетворенный вздох. Девушка тянула меня к себе магнитом. Подумал и решил не противиться своим желаниям. Осторожно устроился рядом с ней, стараясь не прикасаться, чтобы не потревожить ее сон. Я честно старался держаться подальше и пытался уснуть. Минут пять точно.
Нет, я так не могу! Если проснется и прогонит - уйду! И с этой мыслью я осторожно придвинулся вплотную и обнял свой огонечек, прижав к своей груди и зарывшись носом в ее волосы. Ммм... Мой дракон довольно заурчал и я вместе с ним готов был мурлыкать от приятных ощущений.
Девушка на мои действия только сильнее прижалась ко мне, устраиваясь удобней. Ну вот, ничего страшного ведь не произошло? Это все для ее блага. Что я буду делать с простывшей и больной эльфийкой в дороге? А моего тепла с лихвой на двоих хватит. Мне не жалко.
Теперь я думал, что точно не усну, наслаждаясь доступной сейчас близостью. Но незаметно для себя провалился в сон, вдыхая такой приятный и родной запах первых весенних цветов.
  
Глава 8
Лисиена
Просыпаться совсем не хотелось. Казалось, меня не поднимет ни пробирающий холод этого пасмурного весеннего утра, ни свежий ветерок, и даже неудобный жесткий лежак не помешает поспать еще пару часиков. Но вот взгляд, который я до раздражения ощущала кожей, прогнал весь мой сон.
Осторожно приоткрыла один глаз, чтобы узнать, кто же на меня так осязаемо смотрит, и столкнулась с двумя красными зрачками прямо у лица. От испуга вскрикнула, распахнув оба глаза, и резко села, отшатнувшись назад. Сон мой уполз куда подальше, сердце стучало в бешеном темпе и все усилия были направлены на то, чтобы не стукнуть по голове нахальную красноглазую морду, которая скрестив ноги сидела возле того места, где недавно была моя голова.
- Лисиена, что случилось? - тут же напряженно выпрямился в полный рост Валентин, который до моего пробуждения, как я успела заметить, приделывал над костром походный котелок.
'Ну и чего ты орешь?' - послышался в моей голове довольный, надо сказать, голос демона. - 'А как же - доброе утро, как я рада тебя видеть?'
Да, это был Горат собственной персоной. И судя по всему, видимый только для меня. Мелира и Хассияр сидели на притащенном откуда-то бревне и начищали свои клинки. Сейчас же они смотрели на меня, прервав свое занятие. Лира - обеспокоенно, Хасс - настороженно.
- Все хорошо, просто... по мне паук полз, а я их... мм... недолюбливаю, - попыталась объяснить свое поведение Валентину. Мда, получилось не очень правдоподобно. Но мужчину это успокоило и он, кинув на меня еще один странный взгляд, вернулся к котелку.
Хасс и Лира выдохнули и продолжили свое занятие. На удивление их действия и движения были синхронными, что вызвало мою улыбку. Все-таки что-то в этом есть, какая-то гармония... Еще бы они так демонстративно не игнорировали друг друга.
Тут обзор мне перекрыл темный затылок демона, который посмотрел на разглядываемую мной парочку. А я вспомнила свое веселое пробуждение.
'Я тебя убью! У меня чуть сердце не разорвалось!' - мысленно заорала демону, который сел обратно и, наклонив голову набок, рассматривал моих спутников.
'Интере-е-есная компа-а-ания, - протянул задумчиво Горат, проигнорировав мою угрозу. - Смотрю, вы времени даром не теряли, уже и мужиков подцепили. Молодцы, девочки'
От этих слов я покраснела, причем, совсем не от смущения. Во мне поднимался гнев. Как он вообще посмел такое подумать! Навязался на мою душу, а теперь терпи его в своей голове.
Демон перевел тяжелый взгляд на меня, став при этом пугающе серьезным.
'Вот, дем..!' - вспомнила, что все мои мысли для него - открытая книга, и хотела выругаться, но вовремя осеклась.
'Заканчивай глазеть и ложись опять спать или уйди куда-нибудь, надо поговорить' - и продолжил смотреть своими жуткими красными глазами, которые начали светиться. Неприятных ощущений придавало еще и то, что демон вообще не мигал и не открывал рот. Бррр... Жуть. Видимо, кто-то тоже разозлился. А нечего подслушивать мои мысли!
Я встала, поправила одежду на себе, и взгляд зацепился за мужскую куртку, которая лежала на земле. Мне сразу стало ясно, что я спала, накрытая ею, а на земле та оказалась, когда я резко вскочила от испуга.
Это Валентин меня укрыл? Ну да, кто ж еще... Все-таки такая забота меня настораживала и смущала, но в то же время была очень приятна. Еще ни один мужчина, кроме отца и брата, так обо мне не волновался. На краю сознания всплыли странные воспоминания о теплых ночных объятиях. Помотала головой, отгоняя наваждение. Да уж, чего только не приснится. А может...? Да нет, с чего бы? Так, все, не стоит об этом сейчас думать.
Перевела взгляд на Гората, который так же сидел и выжидающе смотрел на меня.
'Ну, ладно, пойдем, поговорим' - поежилась и уже вслух решила предупредить своих спутников о своем временном отсутствии:
- Эм... - постаралась привлечь к себе внимание и посмотрела на Мелиру, - я пройдусь немного по лесу. Скоро буду.
- Тебе составить компанию?
- Тебя проводить? - спросили одновременно Лира и Валентин. Хассияр только хмыкнул такой предупредительности.
- Нет, нет, - попыталась я избавиться от провожатых, - спасибо, но мне надо побыть одной, - сделала ударение на последнем слове.
Лира все поняла быстро, а вот до Валентина доходило дольше, что же может понадобиться делать девушке в одиночестве в лесу. Вот его настигло осознание, и он весело хмыкнул и подмигнул, одарив меня нахальным взглядом, а я в отличие от него покраснела и быстрым шагом направилась в сторону полюбившихся кустов.
Ну почему он так себя ведет? Словно дразнит меня и постоянно ставит в неловкую ситуацию. Да, не везло мне с парнями раньше! Теперь чувствую себя, как маленькая девочка без опыта общения с противоположным полом. Он же ко мне относиться серьезно не будет, если я буду все время молча краснеть и постоянно смущаться.
И тут пришло осознание, что я веду себя как влюбленная дура. А ведь он мне действительно нравится. Себе ведь врать не будешь. В памяти всплыли такие затягивающие омуты золотых глаз, линия привлекательных губ. Интересно, какие они? Даже пальцы зачесались, так захотелось к ним прикоснуться. Про поцелуй я вообще молчу. А его руки? Горячее прикосновение к своей груди я ощущала до сих пор. Почему-то вспомнились мои необычные яркие сны.
Неосознанно издала тихий стон и в испуге прикрыла рот ладошкой. Щеки опять пылают, низ живота тянет. А вдруг у него кто-нибудь есть? Это мысль быстро окатила меня холодом, и засела острой занозой в сердце.
Тут на моем пути появился демон, заставив отскочить назад. Уже и успела забыть за своими любовными переживаниями об этом досадном недоразумении. Я когда-нибудь привыкну к его неожиданным появлениям?
'Не привыкнешь, мое досадное недоразумение, - растянул губы в кровожадной улыбке Горат. - И хватит уже думать об этом красавчике. А то так весь лес пройдешь, да и я не железный, чтобы постоянно ловить твои волны возбуждения'
Я остановилась, опять краснея, и поняла, что в задумчивости ушла довольно далеко. Было очень неловко, что мои сокровенные интимные мысли теперь будут постоянно известны ему! Прислонившись спиной к дереву, пристально взглянула на демона.
А ведь он выглядит намного лучше, чем вчера. Лохмотья исчезли, а взамен появилось очень странное облачение. Штаны из черной блестящей кожи казались привычными, похожие носили наемники, но вот крой и странные украшения в виде тонких серебряных цепочек были мне незнакомы. Обувь представляла собой сапоги с тонкими завязками и на очень толстой подошве. Такие я тоже видела впервые. Продолжив осмотр отметила облегающую жилетку из того же материала, что и штаны. Причем надета она была на голое тело. И как он не мерзнет? На руках - кожаные наручи с металлическими шипами и короткие перчатки с ремешками и без пальцев. Их назначение мне также было не понятно. Странная мода в этом их демонском мире. Но Горату очень идет, делая его опасным и привлекательным одновременно. Мда... А ведь теперь понятно, почему на них так ведутся девушки нашего мира. Пусть он и имеет худощавое телосложение, но куда ни посмотри, везде угадываются мышцы.
Подняла взгляд выше и посмотрела в кроваво-красные глаза, которые были хитро прищурены. На лице демона появилась самодовольная ухмылка.
'Нравлюсь?' - тряхнул он угольно черными волосами и скрестил руки на груди, отчего стал хорошо виден рельеф мышц.
'Нет!' - огрызнулась я, смутившись, что меня застукали за таким пристальным разглядыванием.
'О чем ты хотел поговорить?' - быстро сменила тему, тоже скрестив руки, копируя позу демона.
Горат резко переменился в лице, став серьезным и бесстрастным. Глаза снова засветились и он опять исчез. Только я хотела возмутиться, что мужчины такие гады и всегда уходят от серьезных тем, как он появился передо мной, опершись руками о толстый ствол дерева, на которое я облокотилась. В итоге оказалась заперта в своеобразном капкане из его рук.
Стало по-настоящему страшно. Его лицо находилось напротив моего, все же он оказался одного со мной роста. И смотрел он, не мигая, в мои глаза. Его же я смогла рассмотреть в мельчайших подробностях - так близко они были. Несколько долгих секунд демон не шевелился, а затем медленно и плавно наклонил голову набок и резким выпадом приблизился к моей шее, чтобы опять также медленно провести носом снизу вверх до уха, шумно втягивая воздух.
Я боялась пошевелиться и замерла, зажмурившись, словно жертва перед хищником. Моя интуиция кричала не шевелиться и одновременно я чувствовала, что он ничего плохого мне не сделает. Только вот хорошего я от демона тоже не хочу. Его действия ничего, кроме панического страха не вызывали.
Да что же это такое! И надо было так сглупить и отправится в лес одной! Действительно дура, понадеялась на интуитивную уверенность в своей безопасности.
Демон же повел носом за ухом, от чего волосы на моей голове зашевелились, а по телу пробежала дрожь, хмыкнул, видимо довольный моей реакцией, и уже вслух вкрадчиво и тихо произнес:
- Боиииишься... Это радует. Знаешь, а я ведь с пользой провел время, пока меня не было рядом.
Этот голос отличался от того, который я слышала в голове. Он был глубоким и обволакивающим, вызывающим дрожь и заставляющий холодеть душу, но одновременно в нем было столько неприличных интонаций, которые могли заставить сердце биться быстрей, а кровь прилить не только к щекам. Было впечатление, словно одной фразой демон взял мое тело под контроль, и мое сознание пытается сейчас бороться со всеми противоречивыми чувствами.
Я начала мелко дрожать от нахлынувших эмоций, а Горат продолжил обжигать горячим дыханием чувствительную кожу за ухом, почти прикасаясь к ней губами.
Он что, меня соблазняет?! Я уже хотела выкинуть коленце, которое как раз удачно бы попало демону в чувствительное местечко спереди, но его следующие слова заставили повременить с боевыми действиями и распахнуть глаза от удивления.
- Я успел наведаться к вашим человеческим магам. Конечно, не лично к ним, только к их знаниям в главное хранилище.
И еще одно скользящее касание уже губами по чувствительным точкам на шее и глубокий вдох. Я начинаю терять терпение, но любопытство сильнее, как и страх перед демоном.
- Мне нужны были подробности об обряде, проведенном тобой по глупости. И знаешь что? - оторвался, наконец, от моей шеи Горат и посмотрел в мои глаза.
Я ничего не ответила, просто не смогла. Во рту пересохло, в голове звенело. Я смотрела в его глаза и ждала ответ на заданный вопрос. Демону же и не нужен был мой ответ. Он оторвал одну руку от дерева и провел острым когтем дорожку от моего виска, по щеке, остановился на губах. Я резко повернула голову вбок и назад, уходя от его прикосновения, и в итоге почувствовала, что острый коготь процарапал кожу от уголка губ по щеке.
Повернула голову обратно и с гневом уставилась на лицо Гората. Его глаза горели, губы растянуты в довольной ухмылке. Медленно подняла руку и коснулась саднящей царапины. Посмотрела на пальцы и увидела капельки крови. Перевела взгляд на его руку, которая так и находилась в том же положении, и заметила такую же алую капельку на кончике его когтя. Тут же показался длинный черный язык, которым демон медленно, демонстративно и с наслаждением слизнул капельку и блаженно зажмурился.
Я поняла, что он с большим удовольствием прикончил бы меня. Но почему не делает этого? Из-за обряда?
- Умная девочка. Временами, - прочитал мои мысли демон и с досадой продолжил. - Не могу. Хочу, но не могу...
А я не знаю, что мне делать. Радоваться, что буду жить, или плакать, что связана с таким чудовищем. Ну зачем я полезла его спасать?! Да уж, глупый вопрос, на который я давно дала себе ответ.
- Я выяснил многое, но не все. Как-то уж очень мало информации у ваших магов про метелицу. Можно было бы посмотреть у эльфов, но в их хранилище мне доступ закрыт. Тебе же следует знать только одну вещь - я смертен, пока жива ты.
Ох ты ж... Как-то от этого мне не легче. Теперь же ему очень выгодна моя смерть. И что же мне делать? Мало мне было вампиров, теперь еще и от демона жди подставы.
- Ну что ты! Какая подстава? - издевательски протянул Горат. - Одно из побочных свойств обряда - это невозможность лично тебя убить. Остальные я тебе не скажу, они мне не выгодны. Так что меня бояться не надо.
Я была в растерянности. А демон опять оперся о дерево двумя руками и приблизился вплотную так, что я головой теперь опиралась о ствол, с беспечным видом мягко закончил свою речь:
- Просто подожду... Мало ли что случится в дороге... - и исчез.
Я еще несколько минут постояла, пытаясь осознать, во что вляпалась со своей помощью и как понимать последние слова демона. Ну что ж, придется все время быть настороже. А вдруг он кого-нибудь подговорит на мое убийство?
Все, хватит бояться, что-нибудь придумаю. Или бабушка поможет решить проблему с привязкой демона ко мне. Интересно, о каких еще побочных свойствах узнал Горат? Наверняка они несут выгоду мне, раз он не захотел про них рассказывать. Но я все равно узнаю. По крайней мере, постараюсь.
  
***
Сразу к костру мне идти не хотелось, надо было немного успокоиться. Плеск воды до сих пор был хорошо слышен, поэтому я направилась к реке. Погода стояла пасмурная, солнышко так и не выглянуло из-за плотных тяжелых облаков. Все же быть дождю, даже дышать становится тяжелее из-за легкой парности.
Я медленно брела по лесу, огибая мощные стволы деревьев и старалась ни о чем не думать, ибо знаю, что впаду в полное уныние и панику. Выходило плохо.
Ситуация с демоном становилась опасной. Права была Мелира, ни о какой благодарности и речи быть не могло. Жаль, что не могу больше никому довериться. Хотелось бы все рассказать Валентину, но было очень стыдно за свой глупый поступок. Его презрительного взгляда и осуждения я не вынесу. Надеюсь, до Светлого Леса мы быстро доберемся, и Горат не успеет ничего предпринять убийственного в отношении меня.
Плеск воды становился слышен все громче. Постаралась выкинуть все мысли из головы и переключить внимание на окружающую природу. А вот и река. Берег был достаточно крутым, что представляло сложность для спуска. Но я ведь упрямая и мне хочется немного ополоснуться, чтобы вода хоть на время унесла темные мысли. Поэтому решила пройти немного вперед в поисках более пологого места. Такое нашлось почти сразу, причем внизу было небольшое пространство с желтеньким песочком. Прям маленький пляж. Эх... Если бы не плохая погода, можно было бы понежиться на солнышке. Место идеальное! Меня бы даже никто не увидел за высоким берегом.
В предвкушении решила ополоснуться полностью. Постараюсь быстро справиться, а подсушусь своей магией. Все-таки хорошо быть магом огня. Правда мой резерв быстро тает от таких заклинаний. После сожжения вампира он до сих пор только на две третьих заполнен. И с этим, увы, я давно смирилась. Приходится пользоваться артефактами-накопителями, но как назло с собой ни одного нет. Даже мамина подвеска - просто камешек. И зачем она мне его дала?
Осторожно прикоснулась пальцами к теплому от моего тела камешку и поднесла поближе к лицу, рассматривая. Обычный камень, серенький с тонкими белыми прожилками и глянцевой отполированной поверхностью. Странно... Мне показалось или он на мгновение вспыхнул?
Перевела взгляд на небо, но нет, ни одного просвета для солнечного луча. Может блик от реки, а может просто показалось. Решила его вообще не снимать, надежней будет. Проверила еще раз, плотно ли завязан шнурок и начала быстро раздеваться, все-таки на улице не лето. И вода тоже будет ледяная, но все же лучше пять минут померзнуть, чем ходить грязной.
Я уже стянула жилетку, рубашку и начала развязывать завязки штанов, как услышала сдавленное покашливание. В испуге прижала вещи к обнаженной груди и повернулась на звук.
Ой, а я совсем забыла, что вчера к нам в компанию прибился эльф, который сейчас сидел на большом валуне чуть в стороне и с веселыми искорками в зеленых глазах смотрел на меня, при этом сдерживая смех. Вот как я его не заметила!? Хотя, это же чистокровный эльф, чему я удивляюсь. Да и я молодец, хожу по лесу как у себя дома и не глядя по сторонам. А то, что в этом доме есть свои хозяева и это далеко не мои спутники, во внимание не беру.
- Доброе утро, прекрасная леди, - бархатным голосом произнес эльф, слегка склонив голову.
- Доброе... - промямлила в ответ.
Тут вспомнила, что я вообще-то не совсем одета и залилась густым румянцем, судорожно соображая, что же делать. Может, в реку нырнуть, а? И надеть рубашку и жилетку никак не получится, не засветив при этом все свои прелести. А он еще и мои синяки на спине наверняка увидел. Блииин...
Но эльф оказался очень понятливым и галантным. А ведь и правда, он же мог так и дальше тихонечко сидеть, незамеченный мной. Но обозначил же свое присутствие. А если бы я не начала так быстро раздеваться, то вообще, надеюсь не дошло бы до такой ситуации. Эх...
Эльф тем временем плавно и грациозно поднялся на ноги, подмигнул мне с задорной улыбкой и отвернулся. А я замерла от восхищения. Какой вид мне открылся!
На широких плечах идеально сидела темно-зеленая рубашка с изящной эльфийской вышивкой серебряными нитями. Именно вышивка и вызвала мое восхищение. Люблю тонкую работу эльфов. Рубашка была заправлена в такого же цвета штаны. А затем мой взгляд приковался к той части эльфа, которая расположена чуть ниже спины и была такой же идеальной на вид, как и вся его фигура. У меня даже появилось желание потыкать пальцем, чтобы проверить, насколько эта часть у него крепкая. Смутившись своих мыслей, быстро подняла взгляд выше. Именно в этот момент эльф перекинул на спину свои волосы, белоснежные, длиной до талии, собранные в косу особого плетения с вплетенной в нее траурной лентой. Я нахмурилась, мысленно сочувствуя его потере. Война жестока к каждому, она не дает права выбирать, кому оставить жизнь.
Видимо, я совсем увлеклась разглядыванием, так как эльф повернул голову и хитро стрельнул в меня глазами. От этого еще больше смутилась, что меня поймали за таким делом, причем уже второй раз за день. Эльф опять отвернулся, а я быстро натянула рубашку, жилетку и завязала шнуровку на штанах.
Кстати, как там его зовут? Ситарэль, вроде...
- Леди? - позвал эльф, все еще стоя ко мне спиной.
- Уже все, можешь поворачиваться. И обращайся ко мне по имени, а то я начинаю себя неловко чувствовать, находясь в лесу и в таком виде, совсем нехарактерном для леди, - смущенно проговорила я.
- Как пожелаешь, Лисиена.
То, как он произнес мое имя, звучало словно музыка. Красиво... А я и не думала, что оно может быть так. Будто ветерок прошелестел листьями в кроне.
Повисло неловкое молчание, во время которого Ситарэль разглядывал меня так, что я начала судорожно думать, что же он там увидел. Может я рубашку не на те пуговицы застегнула?
'Еще и мое купание отменяется...' - грустно подумала, начиная нервно топтаться на месте под изучающим зеленым взглядом малознакомого мужчины.
Наконец эльф достиг взглядом моего лица, улыбнулся и произнес:
- Ты, наверное, хотела искупаться? Я тогда пойду. Или, если хочешь, могу посторожить.
Нет уж, не надо мне такого счастья, что-то я уже не хочу купаться. Надо было Мелиру попросить покараулить. Наигралась я уже в самостоятельность.
- Спасибо, Ситарэль, наверное, я лучше к друзьям пойду, они уже и так заждались, - неуверенно начала я. - А искупаюсь позже с Мелирой.
Эльф приподнял бровь в немом вопросе, но затем кивнул и подошел к тому месту, где можно было забраться наверх. Снова повернулся ко мне и протянул руку, чтобы помочь подняться.
Какие предупредительные мужчины меня окружают. Один с коня снимает, второй на горку за ручку вести собрался. Надо же! И никто даже не вспомнил, что я вообще-то эльфийка, хоть и наполовину. Мне ничего не стоит с легкостью и грацией на дерево забраться или небольшой овраг перепрыгнуть.
Ну, раз уж им хочется проявлять ко мне такое внимание, то я буду не против им подыграть.
Постаралась изобразить благодарную улыбку и грациозной походкой направилась к эльфу. Но с грациозностью я как-то поторопилась. Наверное, я совсем неправильный эльф и в помощи действительно нуждаюсь, ибо стоило сделать два шага, как я зацепилась за выступающий корешок какого-то растения и полетела прямо на Ситарэля.
Сильные руки подхватили меня в полете, и вместо встречи с матушкой-землицей я уткнулась носом в грудь эльфа.
Ммм... А он приятно пахнет, свежей скошенной травой и чем-то неуловимо цветочным.
Вдохнула еще раз приятный аромат и из своего положения попыталась посмотреть на злосчастный корешок. И откуда он мог взяться? Ну не могла я так позорно просмотреть препятствие. Разве что... Догадка, которая посетила меня, была не очень приятной. Решила ее проверить и посмотрела на эльфа, который продолжал крепко держать меня в объятиях, и не думая отпускать.
Моя догадка переросла в уверенность, потому что я успела заметить довольную хитрую ухмылку, прежде чем лицо эльфа приняло добродушно-обеспокоенное выражение. Затем он нахмурился и поучительно произнес:
- Нужно быть внимательней, Лисиена. Все в порядке? Ничего не вывихнула?
Ситарэль, упорно делая вид, что он ни при чем, подтянул меня к себе, помогая тверже встать на ноги, при этом из объятий меня никто выпускать не собирался. Вот ведь хитрец! Думает, я совсем не смогу сопоставить тот факт, что чистокровные эльфы могут в зависимости от уровня силы управлять ростом растений, а я вообще ни капли не эльф и дальше своего носа интуиция и ощущение пространства не работают.
'Ооо... А в нашей компании еще и эльф имеется, - протянул ненавистный, уже успевший позабыться голос в моей голове и с наигранной грустью продолжил, - а я уж думал сделать хорошее дело - твой трупик помочь выловить из воды. А ты не воспользовалась возможностью утонуть. Эх, а свобода была так близка...'
Мысленно застонала. А я так надеялась, что демон не скоро вернется... Вздохнула и попыталась выбраться из захвата эльфа.
- Все хорошо, Ситарэль, ничего не болит и ничего не вывихнула, - ответила, упираясь руками в твердую грудь.
- Что здесь происходит? Лиси, он к тебе пристает?
'О как! все становится интересней и интересней! А я, пожалуй, посмотрю представление, все ж таки хоть какое развлечение, раз ты не хочешь умирать' - произнес Горат и появился на том самом булыжнике, где сидел до этого эльф. Скрестив ноги и подперев щеку кулаком, с довольным предвкушающим видом стал наблюдать за разворачивающейся сценой.
Я замерла, все еще находясь в объятиях эльфа, и боясь даже глаза поднять на появившегося Валентина. Ну почему мне так не везет?! Ну, вот что за нелепая ситуация!
Собралась с духом и решительно вырвалась, отойдя на пару шагов от эльфа. Оправив одежду, взглянула на Валентина. Эмм... Надеюсь, я никогда не стану его врагом. Таким взглядом, которым он смотрел на Ситарэля, можно не то, что убить, душу высосать и пеплом по ветру развеять. Глаза - две узкие щелочки, которые полыхают огнем, челюсти сомкнуты так, что только желваки ходят, руки в кулаках сжимаются, будто он кого-то ими душит. В общем, полная боевая готовность. И это все из-за меня?
В душе разлилось тепло, а сердце забилось быстрее. Да, знаю, что эгоистично, но так приятно! Но лучше попытаться остановить назревающий конфликт.
'И не надейся, дорогая, все совсем не так, как ты себе напридумывала, - опять ехидный голос демона. - Он просто благородно защищает долго отсутствующую тебя от этого остроухого'
Слова Гората вытеснили все тепло и заставили сердце замедлиться. А ведь он прав... При чем тут я? Он бы и за Мелиру заступился.
Перевела взгляд на эльфа. Тот стоял совершенно спокойный и с вызовом смотрел на Валентина, скрестив руки на груди. Судя по всему, он объяснять ничего не собирался.
Так, надо начинать что-то делать, а то и правда дойдет до представления, которого так ждет демон. Постараюсь обойтись банальным объяснением.
- Все хорошо, Валентин, - он перевел свой взгляд на меня и его лицо тут же смягчилось. - Я просто споткнулась, а Ситарэль не дал мне упасть.
Вал нахмурился и снова зло посмотрел на эльфа. Может, он тоже вспомнил о прирожденной способности эльфов не цепляться за все подряд и сделал правильные выводы? Я же решила, что пора отсюда уходить. Но, увы, далеко уйти я не смогла, так как подняться самостоятельно мне все же не дали. Валентин быстро оказался рядом и не спрашивая подхватил на руки.
- А то опять споткнешься и полетишь в реку, вылавливай потом, - пояснил он, глядя на мое возмущенное лицо. Где-то за спиной послышалось, как хмыкнул эльф, боковым зрением уловила движение и уже заметила его наверху.
Хотела потребовать самостоятельности, но сказать что-нибудь против не успела, так как хватило всего несколько быстрых шагов - и я уже стояла наверху, придерживаемая за талию сильными руками Валентина. Эльфа нигде не было видно.
'Как жаль, опять придется ждать. А может сделать все самому?' - загадочно произнес демон, и я почувствовала, что он тоже исчез. Странно, его появление я не замечаю, а вот когда он уходит - точно знаю.
С какой-то горечью вдохнула аромат горного вереска и посмотрела на Валентина. Он все еще хмурился, но в целом не был таким напряженным, как некоторое время назад.
- Пойдем, Мелира говорила, ты какой-то отвар хотела сварить. Я давно котелок поставил на огонь, вода уже успела закипеть и остыть, пока ты по лесу бродишь одна и с эльфами всякими общаешься.
Да уж, это он еще про демона не знает. А вот отвар сварить надо, и, наверное, не только для меня.
Валентин нехотя отпустил мою талию, и мы направились к месту нашей стоянки.
  
Глава 9
Лисиена
Шли молча, каждый думая о чем-то своем. Интересно, какие мысли сейчас в голове у Валентина. Его быстрые задумчивые взгляды, бросаемые на меня, я все же заметила. Казалось, он хочет что-то сказать, но не решается.
Меня же начинают мучить вопросы, на которые он обещал дать ответы. Может нарушить тишину и спросить? Хотя нет, лучше потом, в присутствии Мелиры.
Стоило о ней подумать, как я стала четко различать голос подруги, который перебивал и перебивался другим, мужским. Лира и Хасс спорили.
- Да что ты понимаешь, женщина! Мечи Риталии самые лучшие! На их изготовление идут темный сплав ниреда и светлый горной мерины. К тому же эльфы - лучшие мастера в этом деле! - кричал Хассияр.
- Да где ты обучался! Ничто не сравнится с Валирийским сплавом! И гномы куют даже лучше! Да и твои клинки явно не эльфы изготавливали! - одновременно с ним кричала Мелира.
- Да... - протянул Валентин, качая головой. - А ведь когда я уходил, они мирно разговаривали о достоинствах парных клинков, рассматривая оружие друг друга. И как твоей подруге удается выводить людей из себя? Я всегда думал, что Хасса никто и ничто не сможет вывести из равновесия. Но, наверное, даже мне свойственно ошибаться.
За Лиру мне стало обидно. Может это Хассияр ее довел! И вообще, что значит 'даже мне свойственно ошибаться'? Какое у него самомнение, прям так и хочется его немножко уронить. А ребята действительно что-то разошлись.
Голоса становились все ближе и, наконец, мы увидели и их владельцев. Это было что-то невообразимо комичное! Маленькая Лира, пошатываясь, стояла на цыпочках на бревне, пытаясь быть выше, и громко доказывала свою точку зрения мужчине напротив, который все равно возвышался над ней на голову. Оба сверкали глазами и жестикулировали так, что мне стало страшно за подругу. Еще немного - и она свалится. Стоило об этом подумать и Лира, которая решила заставить Хасса замолчать путем закрывания его рта ладошкой, стала заваливаться вперед. Хассияр инстинктивно поймал девушку в свои объятия, и они оба замолчали.
Мы тоже замерли, не решаясь подойти к парочке и ожидая дальнейшего развития событий. Мелира все также держала руку на губах Хасса, а ее ножки болтались в воздухе, не доставая до земли полметра. Нам были хорошо видны их лица, на которых сейчас читалось удивление, смущение и еще какая-то непонятная эмоция. Может, восхищение?
Лира покраснела и медленно оторвала руку от губ мужчины, он же быстро наклонился вперед и приник к ее губам поцелуем.
Ну, ничего себе... Такого поворота событий я представить себе не могла.
- Прогуляемся еще немного, - теплое дыхание ласково пощекотало мое ушко, а шепот Валентина послал мурашки по всему телу.
Повернула голову и снова утонула в золотистом сиянии его глаз, забыв о Мелире и всей этой ситуации в целом. Это какое-то наваждение... Почему он кажется таким знакомым, словно я знаю его гораздо дольше, чем пару дней?.. Почему я так остро реагирую на его присутствие, забывая обо всем?.. Я ведь не могла так быстро влюбиться...
С трудом оторвала взгляд и перевела его на такие манящие губы. Мне очень захотелось их поцеловать. Может... Я решилась уступить своему желанию и стала приближаться, как громкий звук пощечины разрушил очарование момента.
Повернулась на звук, чтобы затуманенным взором посмотреть, что же случило, как услышала утробное рычание и мое лицо обхватили горячие ладони, разворачивая обратно, чтобы исполнить мое желание. И мир исчез, как и наполняющие его звуки. Мгновение я видела только золото его глаз, а потом, прикрыв веки, погрузилась в вихрь ощущений. Горячие мягкие губы, ласковый язык, который переплетался в нежном танце с моим, теплая ладонь на талии и вторая - в моих волосах. Сильные руки прижимали меня все сильнее, позволяя раствориться в ощущении тепла, почувствовать каждый изгиб тела. Поцелуй был страстным, обжигающим, наполненным теплом и невообразимо бережным. Магия пробуждающейся природы и чего-то прекрасного разлилась по венам. Все казалось таким знакомым, родным и новым одновременно. В ответ зарылась пальцами в мягкие короткие волосы, а через мгновение ощутила ласковое и такое привычное прикосновение тьмы к своей щеке, и на меня нахлынуло ледяной волной осознание - это и есть мой Кошмар. Мой преследователь. Мой самый желанный сон...
В панике отшатнулась, тяжело дыша, и приложив вмиг похолодевшие дрожащие ладони к щекам. Расширившимися глазами посмотрела на Валентина, пытаясь найти ту самую тьму, но ее нигде не было видно. Как это может быть? Почему он меня преследует? Или я схожу с ума?..
- Лисенок? - Валентин попытался схватить меня за плечи, но я отпрыгнула, затравлено глядя на него.
- Что случилось? Прости меня, я не хотел напугать тебя.
Я видела его раскаивающийся взгляд и понимала, что готова сама просить прощение за свой порыв. Вот только доверия, которое испытывала раньше, больше не было. А может я все себе придумала, и подсознание сыграло со мной злую шутку?
- Лисиена? Не молчи... - последовала очередная попытка меня обнять.
Я больше не сопротивлялась, и так вызвала ненужные подозрения своим не совсем адекватным поведением.
- Все хорошо, просто... - нет, о снах лучше не рассказывать, разберусь сначала в себе. - Все хорошо, правда. - Повторила я и замолчала, опустив взгляд.
- Это был твой первый поцелуй? - мягко спросил Валентин, приподнимая мое лицо за подбородок и пытаясь заглянуть в глаза.
А я старательно кошусь в сторону, ощущая, как горят щеки. Ну, скажем... Не совсем первый. С тобой - первый, да. Наяву так точно... А вот до тебя было еще парочку. Хотя, поцелуй в щеку в девять лет от соседского мальчишки можно не считать. А вот первый поцелуй и единственный до этого момента был на день рождения Рида с самим именинником. Нам потом обоим было очень неловко, все же мы больше друзья и ими оставались до конца. Нежные воспоминание, а теперь еще и с привкусом горечи, нахлынули внезапно.
Риду тогда семнадцать исполнилось. Мы у Падшего Нирха отмечали. Этот водопад полюбился тогда многим, включая и меня. И легенда у него красивая. Будто Бог иллюзий и несбывшихся желаний Нирх влюбился в смертную девушку, что было строго запрещено пантеоном высших Богов. Чувство любви оказалось взаимным, и тогда Нирх решил укрыть любимую от взора Богов и создал водопад, за водной завесой которого располагалась просторная пещера. Ее стены были украшены кристаллами алита, которые могли скрыть любую магию, как и не пропустить ее внутрь. Но Бог иллюзий не знал, что уже много веков в него тайно была влюблена Богиня мести и страданий Гирта. Каждый из них был заложником своего призвания. Нирх тешился иллюзией долговечного счастья со смертной, а Гирта веками страдала от неразделенной любви. И когда она увидела сияющего от любви Бога, в ее сердце поселилось подозрение, затем ревность и постепенно зажглась ярким пламенем месть, которая вытеснила желание видеть любимого счастливым. Она подкараулила смертную, которая носила под сердцем дитя Бога, и толкнула ее в бурлящий поток. Смертная выжила, только вот первенца она потеряла. Страдания девушки, усиленные Богиней, были так сильны, что не помогали ни ласковые объятия вернувшегося Нирха, ни его уговоры, ни даже крики. И в один солнечный и теплый день Бог нашел только пустую оболочку любимой, лежащую у подножия водопада.
Гирта была счастлива и полна решимости признаться Нирху в своей любви. Но тот был безутешен и возненавидел свою бессмертную жизнь. Богиня не успела исполнить свою мечту. Бог иллюзий и несбывшихся желаний признался в своей любви к смертной высшим Богам, и ему была назначена наивысшая кара - лишение бессмертия, падение до смертных. Но он был счастлив, ибо смог последовать за любимой. Водопад стал колыбелью двум влюбленным, а для нас уроком, что пока есть те, кто нас любит и поддерживает в трудную минуту, нельзя отчаиваться, ведь ради них и стоит жить. А Рида я буду помнить, и хранить его образ в своем сердце всю жизнь. Он был хорошим другом.
- Ты плачешь... - ласковое касание пальцев, поймавших мою слезу, вернули меня из таких грустных воспоминаний. - Прости.
Я вспомнила его вопрос про первый поцелуй, который поднял с души такие яркие и горькие одновременно воспоминания, и подумала, что лучшего объяснения своему поведению мне не придумать, поэтому просто посмотрела в его глаза, и он понял все без слов. Пусть причиной останется мой первый поцелуй. Затем Валентин легким касанием пальцев провел от уголка моих губ по щеке и спросил:
- Где ты успела поцарапаться?
А я совсем забыла об этом, и стоило напомнить, как ранку стало саднить.
- В лесу... - сипло ответила и поняла, что теперь я точно в его глазах стала самым неуклюжим эльфом среди своего народа.
- Больше одна не ходи, - нахмурился Валентин. - Если со мной не хочешь, хотя бы Мелиру бери с собой, а то когда она одна, то сама видишь, что получается. Да и ты успеваешь найти себе компанию.
Я еще раз согласно кивнула, стараясь не смотреть больше в его глаза, в которых с легкостью тонула и забывала обо всем.
Кстати... Я вспомнила звук пощечины и мягко высвободилась из объятий Валентина, который не стал меня удерживать.
Хотелось посмотреть, чем все закончилось, так как стояла подозрительная тишина - больше никто не ругался. Да и эльф интересно куда делся. Для себя же решила присмотреться к Валентину поближе и проанализировать свои сны, а потом, может быть, постараюсь ненавязчиво поговорить с ним на эту тему, вдруг что и прояснится. Надеюсь, он не запишет после этого меня еще и в лгуньи и выдумщицы, или еще хуже - в душевнобольные. А вот если все подтвердится, то появятся следующие вопросы - почему он мне снится, зачем преследовал, как он с эти вообще связан? Но это все потом.
Мелиру я увидела сразу. С озабоченным видом и все еще красными щеками она что-то помешивала в котелке. Хасс сидел на бревне, сложив руки на груди, и не сводил с Лиры хмурого взгляда. До нас же им дела никакого не было. А вот Эльфа я сразу не заметила. Он стоял с противоположной стороны нашей полянки под кроной раскидистого граба, прислонившись к нему спиной и согнув одну ногу, упираясь стопой в ствол. Сложенные на груди руки и колючий взгляд из-подо лба говорили о том, что он все видел и ему это явно не понравилось.
Странно он себя ведет, только познакомились, а уже знаки внимания оказывает. Хотя они все такие. Бабушка рассказывала, что если эльфу понравилась девушка, то они не терпят других соперников. Мне, конечно, льстит его внимание, но это перебор - так смотреть и еще быть недовольным при этом, ведь это был мой выбор.
Ну и ладно, он мне еще за корешок у реки должен, пусть мучается. И вообще, нечего обнимать незнакомых девушек.
- Хасс, где твои одолженные запасы? - не сводя такого же колючего взгляда с эльфа, произнес Валентин. - Давай уже позавтракаем и надо ехать. Осталось чуть меньше двух суток до границы Светлого Леса.
После этих слов Хассияр встал и направился к месту, где были сложены наши вещи. Там же находилась и нужная ему холщовая сумка, которую он перенес ближе к костру, но подальше от Мелиры, и стал доставать из нее еду, расстелив сначала тонкое покрывало, выуженное оттуда же. У меня в животе заурчало. Неудивительно, если вспомнить, когда и что я в последний раз ела.
- Лиси, - позвала Лира, - наконец-то ты явилась. Я тут начала варить твой отвар, но какие еще травки добавить нужно, смотри сама. Я только что несколько известных мне вкинула, как раз вода закипела. Причем уже не первый раз, - бросила она на меня недовольный взгляд. - И где ты ходишь?
Хм... Странно. И ни одного вопроса про мой поцелуй с Валентином. Неужели они были так увлечены друг другом, что ничего не заметили? Или, может... они и не могли нас увидеть? Тогда, какой же уровень силы у Валентина, ведь для полога невидимости нужно много энергии, да еще и одновременно целовать меня умудрился? А у Ситарэля? Ведь он явно все видел. Хотя, если заметил наше появление и при этом у него нужный уровень магической силы, то все легко объясняется. Зная, куда смотреть и при определенных условиях можно и через полог увидеть. Вот мне повезло! Если я права, то в нашей компании имеется два совсем не слабых мага с неопределенной границей силы. Да уж...
В задумчивости подошла к подруге, забрала свою сумку и стала смотреть, что уже было брошено в воду и что можно добавить. Не прерывая своего занятия, шепотом сказала:
- Лир, он вернулся, - сделала ударение на 'он', - и кое-что мне поведал, причем не очень радостное. Я тебе потом расскажу. Ну а после нашего с ним разговора я решила искупаться в реке, а там на берегу оказался Ситарэль, - Лира поморщилась. - Так что, продолжаю мечтать о теплой ванне и думать о холодных водах реки.
- Мне тебе тоже надо кое-что рассказать, - подруга скосила глаза на Хассияра, - но не при посторонних. Вчера, когда ты уснула, Валентин ответил на некоторые наши вопросы.
- Да? А я только недавно хотела сама его расспросить...
Забрала у Лиры деревянную ложку и стала помешивать вкусно пахнущий травками отвар. Ммм... Скоро станет легко и спокойно, главное с дозировкой последнего ингредиента не переборщить, иначе наступит такое спокойствие, при котором убивать будут, а тебе как-то все равно на это. Достала ту самую опасную травку - дуриату успокоенную - и, отщипнув полусухой сизый листок, бросила в отвар. Это даже меньше, чем можно, так что будет просто легкий успокоительный эффект, который не помутит сознание, а даже позволит более рационально мыслить.
Про поцелуй с Валентином решила умолчать.
Пока я помешивала свое зелье, подруга ушла и через пару минут вернулась с большим вкусно пахнущим бутербродом. Я была счастлива! Иногда такие простые вещи приносят намного больше радости, чем дорогое приобретение. Но он так быстро и незаметно исчез, что я даже не успела насладиться всеми оттенками вкуса. Но зато чувство голода отступило. Теперь можно и отвар снимать с костра.
Встала с колен и начала оглядываться в поисках какого-нибудь приспособления, чтобы защитить пальцы от горячей ручки котелка, но тут за мой спиной послышался голос незаметно подошедшего эльфа:
- Давай я помогу, а то обожжешься еще, - ну, вот и все, 'неумеха' теперь тебе имя.
Ситарэль появился передо мной и перехватил мои ладони, нежно поцеловав каждую. Я смутилась и скосила глаза на Валентина. Внешне он казался спокойным и безразличным к происходящему, если бы не одно но. Его взгляд. Обжигающий, тяжелый, пристально следящий за каждым моим действием. Вспомнился преследующий страх из сна, но страшно больше не было. Почему-то стало стыдно перед ним, и я резко вырвала свои руки из захвата Ситарэля.
Эльф кинул быстрый взгляд на Валентина, затем посмотрел на меня своими яркими зелеными глазами и ласково, как-то грустно улыбнулся:
- Ясно... Неси кружки, я сниму с огня твой отвар.
И эльф направился к ближайшему дереву. Нашел в траве пару толстых веток и, выбрав наиболее прочную, вернулся к костру. Ну, да, действительно, можно ведь просто поддеть ручку, а не хвататься за нее.
Я стояла на месте и соображала, где теперь взять кружки. Может у Лиры найдется, она ведь что-то еще кроме своего оружия из дома забрала. Подруга сидела на бревне и собиралась съесть еще один бутерброд. Рядом примостился на некотором расстоянии Хасс, Валентин предпочел стоять.
Лира, заметив мой взгляд, отломила половину и протянула мне. Я же не стала отказываться и подошла к ней за добавкой.
- Лир, у тебя кружки не найдется? - спросила я, откусывая бутерброд и стараясь не смотреть на Валентина, взгляд которого перестала ощущать.
Подруга кивнула и собиралась встать, но замерла, глядя мне за спину. Что же ее так заинтересовало? Хотела повернуться и посмотреть, но боковым зрением заметила появившегося рядом Валентина и почувствовала приятный травяной запах. Он протягивал мне деревянную кружку, заполненную на три четверти душистым отваром. Я слегка опешила. Не ожидала просто от обоих мужчин такой предупредительности. Взяла кружку, глядя в золотые глаза:
- Спасибо... - опустила взгляд и подула на свое горячее успокоительное, не переставая удивляться.
Мужчина только усмехнулся, скривив губы в странной ухмылке, словно для него самого такое поведение было непривычно, и направился за второй порцией, видимо для себя, так как в его руке я заметила еще одну кружку.
Лира все же встала и пошла к своей сумке. Я оказалась права, кружка у нее тоже имелась. Ярисела на бревно и с наслаждением стала пить отварчик, тепло которого приятно согрело все внутри.
Эльф же завтракал отдельно, даже питье у него было свое, во фляге, которую он отстегнул от пояса. И что мне делать с его вниманием? Мне же нравится другой, а эльфа я воспринимаю только как приятного попутчика, может быть даже друга в будущем. Но вот как поступить с его чувствами - не знаю. Пока ничего не буду предпринимать, может все и наладится, тем более, вдруг он так ко всем девушкам внимательно относится. Покосилась на подругу и сникла. Ну... Кроме Мелиры.
С завтраком мы покончили достаточно быстро. И больше ничего особенного не произошло. Разве что меня удивил один момент. Лира, выпив свой отвар, налила еще порцию и с гордым видом прошествовала к Хассияру. Всунула в руки опешившего от такого внимания мужчины кружку, чуть не расплескав ее содержимое, и пробурчав под нос 'вечно как дети, все им подать надо', быстро ушла собираться в дорогу. Все-таки он ей нравится и это, судя по всему, взаимно.
  
***
Солнце так и не выглянуло, а уверенность в том, что быть дождю, возрастала с каждой минутой. Вот это уже проблема, так как плащей я ни у кого не заметила, а в сильный ливень спрятаться под деревом не выйдет. Будем надеяться на слабый, мелкий и кратковременный дождь, вот только облака, которые становились все плотнее и темнее, эту надежду убивали. Остается только рассчитывать на везение, которое поможет отыскать укрытие.
Время определить было сложно, но я думаю сейчас примерно полдень, может больше. Да уж, мы точно никуда не спешим. Зато выспались и немного отдохнули, ну, я так точно.
В пути мы уже находились около трех часов. И сейчас я задумчиво смотрела на цветы в своей руке - нежные голубые звездочки первоцветов и белоснежные бутончики маленьких махровых лютиков. И если первые только-только стали выглядывать навстречу весне, то вторые должны зацвести только летом, но ведь для магии жизни эльфов не составит труда вырастить их в любое время года.
Да... Вот и ухаживания начались, причем одновременно... Не описать словами как я удивилась, когда сразу с двух сторон ко мне подъехали Валентин и Ситарэль, протягивая по букетику. Неловкость момента была на лицо. Про взгляды, кидаемые мужчинами друг на друга, я тоже промолчу. Но букетики приняла, пропищав 'спасибо', чем вызвала на хмурых лицах улыбки.
Цветы было жалко, особенно голубенькие первоцветы. Лютики не вяли, поддерживаемые магией Ситарэля, а вот в другие я пыталась влить свою магию. Вроде бы получилось.
Посмотрела вправо, где на некотором расстоянии от нашей группы ехал эльф, и столкнулась с его пристальным взглядом. Он тут же улыбнулся и склонил голову в легком поклоне. Я быстро опустила взгляд на цветы, смутившись. Затем скосила глаза влево, где ехала Лира, а рядом с ней и чуть впереди - Валентин. Он словно почувствовал мой взгляд и повернулся, одарив такой обаятельной улыбкой, что мое сердце пропустило удар, и я улыбнулась в ответ. Мне показалось или его взгляд зажегся золотым светом и каким-то торжеством? Хм... Кто же ты? Я просто не верю, что человек. Светящиеся глаза и сила выдают другую расу. Может, оборотень?
Вдруг я получила легкий удар по ноге от подъехавшей вплотную Лиры. Ай! Не дают даже с мыслями собраться! Зло посмотрела на подругу, которая что-то пыталась мне сказать путем перемигивания и кривляния. В недоумении вопросительно изогнула бровь. Это она что, поговорить хочет?
Вот очень сложно шептаться в присутствии тех, у кого длинные уши. А поговорить действительно надо, тем более у нас есть, что рассказать друг другу. И вдруг вспомнилась наша студенческая переписка с помощью магических посланников. А ведь это замечательная идея! Магии требуется совсем немного, правда его можно перехватить, но благородство спутников не позволит поступить с нами так подло. Надеюсь.
Чтобы освободить руки, аккуратно закрепила к луке седла букетики с помощью стянутого с волос шнурка и заплела волосы в косу. Тут же сотворила золотистый листочек и начала магией вплетать в него слова, рассказывая о случае в лесу с демоном, а потом и о своем неудачном купании. Про поцелуй с Валентином ни слова не написала. Затем завершила последнее плетение в заклинании и с моей руки вспорхнула, рассыпая иллюзорные искорки, огненная маленькая птичка.
Не заметить ее было невозможно, поэтому взгляды мужчин на нас выражали гамму эмоций - от скептичности до любопытства и веселых бесенят в глазах.
У Мелиры в предвкушении загорелись глаза и, поймав посланника, который тут же стал небольшим золотистым свитком, приступила к чтению. Ее мимикой я тоже насладилась сполна. Дочитав, она стала создавать ответную птичку, переплетая плетение моего свитка, что требовало еще меньше энергии резерва. И уже через пять минут я разворачивала ее пересказ недавних событий.
Так... Значит, Валентин в курсе ее тайны и даже скрыл сущность хемминга. А вот его цель по нашей охране вызвала в душе какое-то неприятное чувство. Да уж, всего лишь забота о судьбе королевства... И папу он видел, значит с ним все хорошо. Интересно, что их связывает, и где они успели увидеться? Неужели в Институте? Тогда Валентин должен быть в курсе судьбы мамы, я не могу смириться с тем, что ее больше нет. В сердце теплилась надежда, что все хорошо и она жива. Хотелось верить, что мой последний сон был хорошим знаком. Что делать с демоном Лира тоже не знала, но зато твердо решила не оставлять меня больше одну. С этим я была полностью согласна.
- 'А что у тебя с Хассияром?' - отправила очередного посланника.
Лира покраснела и ко мне прилетела огненная птичка.
- 'Ничего! И не будем об этом! Напыщенный идиот! Возомнил себя самым умным, пытается меня учить в вопросах вооружения! Ему бы самому стоило заполнить свои пробелы в знаниях. А у тебя с Валентином? И судя по всему - эльфа тоже можно включить в ваш треугольник'.
Вот уж вредина! Сама признаваться не хочет, а от меня откровений ждет! Эх... И в этом вся Мелира. Ладно, будет ей откровение.
- 'Мне Валентин нравится, но у меня нет шансов, если верить твоему рассказу. Я для него всего лишь способ зарядить амулет и выиграть войну с вампирами, хотя и начала уже думать, что я ему не безразлична. А вот что делать с эльфом - не знаю... Он мне тоже нравится, но только в качестве друга. Постараюсь донести до него эту мысль. И еще - Хасс тебе все равно не безразличен! Так что, признавайся давай!'
Лира скосила на меня глаза и, поджав губы, кивнула. Быстро сплела текст, и ко мне полетел посланник. Но, к сожалению, не все мужчины оказались благородными. Птичка была перехвачена.
Ой, что сейчас будет!
Злостным вором, совесть которого скорей всего осталась где-то на окраине юного детства, оказался Хассияр. И как он умудрился так незаметно подъехать? Увлекательное занятие все-таки эти посланники. Перехват был очень быстрым, а ведь огненная птичка тоже не улитка. Я даже восхитилась такой реакцией и точностью.
Мелира же недолго находилась в ступоре. За пару секунд она успела несколько раз поменяться в лице, выражение которого с растерянности и смущения дошло до слепой ярости, и сорвалась с места за Хассом. Мы очень быстро потеряли их из вида и еще некоторое время слышали ругательства подруги, которые тоже быстро затихли, не нарушая больше тишины леса.
Интересно, что было в этом послании? Я могу предположить, что признание, и от этого становится еще интересней, ведь Хасс его прочитает. И откуда у Мелиры такой богатый словарный запас? Смысл большинства ругательств для меня остался загадкой. Спросить что ли потом? Хотя мне бы, наверное, мамино воспитание не позволило применить все эти знания на практике.
Валентин подъехал поближе ко мне, и он явно был в хорошем настроении. Легкая добродушная улыбка делала его лицо моложе, а на его щеке я рассмотрела милую ямочку. А ведь с другой стороны у него такой нет, я точно помню. В уголках глаз я заметил тоненькие лучики улыбательных морщинок. Я задумалась, а сколько ему лет? На вид я бы дала около тридцати, но вот древний взгляд, который я видела ранее, говорит о том, что ему гораздо больше. У обычного оборотня не может быть такого взгляда. 'Ну да, - усмехнулась про себя, - а я так много оборотней знаю!'
Валентин посмотрел на меня и задорно подмигнул:
- Не переживай, Хасс ничего плохого не сделает твоей подруге. Я думаю, им даже полезно побыть наедине.
Да я как-то и не сильно переживала. Все-таки она телохранитель, постоять за себя сможет. Я хихикнула - но не долго, если учитывать их взаимное влечение.
Улыбнулась в ответ и вздрогнула - на нос мне упала большая холодная капля. Ну вот, ждали дождь - получите.
Ветер усилился, и резко стало еще темнее. Неужели будет буря? Весной? Росчерк белой молнии расколол небо, тут же отозвавшись гулом грома. Близко... Вот теперь я стала переживать за Лиру. Было бы спокойней видеть ее рядом, а не искать друг друга в темноте и под дождем.
И как всегда бывает в такую погоду, послышался гул, который быстро нарастал, приближаясь к нам. Стало жутко, потому что он никак не вязался с тем затишьем, которое стояло до этого момента. Такой звук издавала стена дождя, которая очень быстро двигалась в нашу сторону. Еще пара секунд - и тугие струи ливня обрушатся на нас. Под таким водным потоком не останется ни одного кусочка сухого пространства.
Я уже была готова к тому, что сейчас промокну, как за мгновение до этого Валентин быстро приблизился ко мне вплотную и легко сдернул с коня, усадив перед собой. Я хотела возмутиться, что меня носят и передвигают, когда ему вздумается, но поняла, что лучше помолчать и даже поблагодарить.
На меня, как и на Валентина не упало ни одной капли. Как такое может быть? Оказалось, что вокруг нас был невидимый кокон, соприкасаясь с которым вода с шипением испарялась. Внутри же этой защиты было тепло и сухо. От удивления могла только молча хлопать глазами. В голове настойчиво крутился только один вопрос 'Кто же ты?'. Заклинание такого уровня не каждый архимаг огня сможет выполнить, а уж держать долгое время - вообще под силу единицам! Тогда вопрос - как он оказался простым преподавателем? Ой, мама... И кого же отец направил нас защищать?
Пчхи! Ну вот... Да здравствует сырость! И это мне еще повезло под дождь не попасть. Удивление, наконец, начало уменьшаться и я все больше стала осознавать и ощущать близость мужчины за моей спиной. Кровь побежала быстрее, да и ситуация была подозрительно знакомой. Вот только беспокойство за Мелиру не давало расслабиться. У нее такой защиты от дождя нет...
Время все шло, дождь уже не лил сплошной стеной, но и заканчиваться не торопился. Сильные руки держали крепко, а тепло и мерный звук дождя начали убаюкивать. Видимо я задремала, ибо когда очнулась, рядом ехала мокрая и хмурая подруга. Паутину дремы мгновенно как рукой сняло, и я вопросительно посмотрела на Лиру. Она заметила мой взгляд, каким-то неловким движением поправила мокрые пряди, выбившиеся из пучка на затылке и облепившие щеки, и нервно произнесла:
- Больше никаких посланников! - костяшки пальцев, сжимающие поводья, еще больше побелели.
Валентин хмыкнул и сильнее прижал меня к себе.
Что же случилось? Присмотрелась к подруге внимательнее и отметила опухшие красные губы, взлохмаченные мокрые волосы, лихорадочные румянец. Стала искать взглядом Хассияра. Сначала заметила эльфа, который тоже был мокрым до нитки, но с ровной спиной и гордым видом переносил неудобства стихии, только вот впечатление портили острые уши, которые смешно топорщились. Затем взгляд обнаружил и искомый объект. Вот только он в отличие от подруги весь светился и загадочно улыбался. Интересно, как долго они отсутствовали? При первой же возможности попытаюсь расспросить Мелиру, заодно и поддержать в случае необходимости. Слишком уж довольным выглядит Хасс, и нервной и напряженной - Лира.
- Лисиена, нам надо поговорить, - произнес мне на ушко интимным шепотом Валентин, вызвав горячий отклик в моем теле.
Покосилась по сторонам и поняла, что с таким количеством ушей сделать это без свидетелей не выйдет.
- Но в другом месте, - добавил Вал, видимо пришедший к тем же выводам.
Я согласно кивнула. Вот теперь меня будет съедать любопытство, о чем же хочет поговорить Валентин.
- Смотрите, там какое-то строение, - воскликнула Мелира, указывая вперед и влево.
Не сговариваясь, направили лошадей в указанном направлении. Видимо дождь в сочетании с пронизывающим холодным ветром достал всех.
  
Глава 10
Лисиена
Строение представляло собой небольшой деревянный домик с покрытой мхом черепитчатой крышей. Темные бревна стен были испещрены многочисленными трещинами, ставни покосились, и от всего этого запустения создавалось впечатление ветхости и старости. К дому примыкал сарай с соломенной крышей, потемневшей от времени. Могу поспорить, что она местами прогнила и сквозь дыры можно любоваться ночным небом. Небольшой дворик вместе со всеми постройками был обнесен кривоватым забором с нанизанными на некоторые столбы глиняными горшками, причем не все были целыми. А вот еще более странным было то, что от забора веяло охранной магией, причем водной. Интересно...
- Каррр...
Я вздрогнула и заметила ворону, сидящую под крышей на прибитой там жердочке, прямо над дверью.
- Каррр... - еще громче повторила птица, наклонив голову и пристально глядя на нас. - Каррр! Каррр! - забегала она по своему насесту.
Дверь распахнулась, стукнувшись о бревенчатую стену так, что ворона в испуге подскочила и захлопала крыльями, а на пороге показалась хозяйка сих владений.
- Ну, чего разоралась!? - неожиданно молодым звонким голосом прикрикнула она, потрясая кулаком в сторону источника раздражавшего ее звука, и тут заметила нас.
А мы с удивлением разглядывали появившуюся... Бабушку? Нет, скорее женщину в возрасте. И все же что-то в ней было не так. Интуитивно хотелось назвать ее старой, но глаза говорили о противоположном. Хм... Магия? Или искусный морок?
На вид ей можно было дать около пятидесяти пяти - шестидесяти лет. Статная, чуть выше Мелиры, в темно-фиолетовом сарафане в пол и бледно-сиреневой рубашке под ним. Поверх был надет старый заношенный передник с многочисленными карманами, из которых торчали какие-то пучки трав и обрисовывались сквозь ткань маленькие баночки. На руках - коричневые перчатки, какие использовали травницы при смешивании опасных ингредиентов. Черные смоляные волосы с широкой седой прядкой у левого виска были заплетены в косу, которая спадала на грудь до бедер. Морщины в уголках глаз совсем не портили красивое чуть полноватое лицо. А вот глаза пугали. Прозрачные, голубые, словно высветленные. Такие обычно бывают у древних стариков.
- Добрый вечер, госпожа, - поприветствовал ее Валентин, и мы все склонились в легком поклоне. - Разреши укрыться путникам от непогоды. Мы отблагодарим золотом за гостеприимство.
Хозяйка обвела нас тяжелым взглядом, задержав его сначала на Лире, а потом на мне, и широко улыбнулась. Даже глаза перестали пугать, такой добродушной улыбкой она нас одарила.
- Отчего ж не приютить, да и золота мне не надо вашего. Только места у меня не много. Девкам-то я в доме постелю, а вам, молодцы, придется в сарае заночевать.
- Не вопрос, тетушка, - весело проговорил мокрый до нитки Хассияр.
Ну да, в такой ситуации любому сухому месту рад будешь.
- Ой, да что же я вас снаружи еще держу, заходите, заходите, - и хозяйка взмахнула рукой.
Вдруг глухо звякнули кувшинчики на заборе и охранная магия исчезла. Мы спешились и завели лошадей во двор, где сразу стало очень тесно.
- Можете меня Далеей звать, - проговорила она, затем быстро глянула на ворону и отступила от двери, пропуская нас в дом.
Мы в ответ представились, и вдвоем с Мелирой зашли в теплую горницу. Мужчины же остались снаружи распрягать коней. Я успела заметить, что ворона куда-то улетела, а горшочки опять звякнули, восстанавливая защитный контур. Подозрительно как-то все... Но мои спутники вроде бы оставались спокойными. Да и чем может быть опасна одинокая женщина? На вид она очень добродушная, в свой дом пустила, а то, что глаза пугают, так вон и у Валентина они иногда бывают пугающие до дрожи в коленках. Но это же не повод всех во враги записывать!
Далея зашла следом, прикрыв дверь, и быстро прошла мимо нас к стеллажу у стены, где стояли разноцветные стеклянные пузырьки, чтобы задернуть ситцевую шторку, скрывая содержимое. Хм... Может у нее там какие редкие ингредиенты хранятся? Судя по всему, она травница, а если учесть удаленность домика от поселений, то еще и отшельница.
- Ну что, красавицы, будем ужин готовить? - весело сказала Далея, доставая из-под стола, который стоял у окна, банку солений.
Спустя пять минут на столе появился шмат сала с прослойками мяса, первая весенняя зелень, краюха хлеба и сыра. От всего увиденного осталось только глотать слюну и ждать начала ужина. Затем Далея перевела взгляд на Мелиру, хлопнула руками, узрев ее мокрый облезлый вид, и, схватив ту за локоть, повела за печь. И когда они оттуда вышли, моя челюсть была где-то под столом. Да уж, такой подругу я еще не видела! Цветастый желтый сарафан, который волочился по полу, все же очень ей шел, делая фигурку хрупкой и невинной. А пуховой платок, накинутый на плечи, придавал образу уютный и теплый вид. Довершал картинку алый румянец на щеках. Теперь Лире можно дать не больше шестнадцати. Мысленно захихикала, представив реакцию Хассияра на такой невинный образ.
Долго мне любоваться подругой, а ей смущаться, не дали, припахав нас к приготовлению ужина. А мы были и не против помочь. Быстренько в три пары рук начистили картофеля и поставили его в большом чугунке в беленую печь. Там же уже томился отвар, который издавал приятный запах малинки. Покончив со всеми приготовлениями, уселись на широкой лавке вдоль стены. Какое-то время молчали, пока хозяйка что-то складывала и перекладывала, а затем она сняла отвар с печи и уселась рядом.
- Ну что, деваньки, рассказывайте, куда путь держим?
- Каррр!
Ответить на вопрос не дала появившаяся на подоконники ворона, которая через приоткрытое окно и попала в дом. Она смешно подпрыгивала, махая крыльями и пытаясь удержаться на месте. Причиной такого поведения оказался пузырек с голубой жидкостью, который она держала в лапке.
- От уж дура! Разобьешь ведь! - подскочила хозяйка к окну, забирая пузырек и смахивая птицу с подоконника на улицу.
- Каррр! - возмутилась та и исчезла с поля зрения.
Далея спрятала в одном из многочисленных карманов пузырек и в этот момент в горницу вошли мокрые мужчины. Хозяйка окинула их прищуренным взглядом и сказала:
- Наверное, надо баньку натопить, пойдемте кто со мной, подсобите.
И ушла, утянув Валентина, как самого сухого, во двор. Эльф перевел уставший взгляд на нас, задержал его на гордо восседавшей на лавке Мелире, хмыкнул и уселся рядом со мной. А вот Хасс впал в более длительный ступор. Он пристально смотрел в каком-то голодном восхищении на Лиру, отчего та еще больше покраснела и стала нервно укутываться в платок.
Наконец мужчина очнулся, хищно так улыбнулся и направился к девушке. Места на лавке больше не было и Лира, широко раскрыв глаза, попыталась соскочить с нее, но была перехвачена сильными руками и усажена на колени.
- Отпусти меня, идиот! Ты же весь мокрый и холодный! Что ты делаешь! - кричала Мелира в попытке вырваться.
- Вот и согреюсь, - посмеиваясь, произнес Хассияр, прижимая подругу к себе.
И о чудо! Лира затихла! Только слышалось гневное глухое сопение. Хасс прижимал ее к своей груди и гладил по волосам. И тут я услышала всхлип, который был таким тихим и жалобным, что не находись я рядом - не заметила бы. Что же он с ней сделал, что смог довести до слез? Гневно сверкнула на Хасса глазами и хотела уже тронуть подругу за плечо, чтобы утешить и узнать причину, но меня остановило выражение лица Хассияра - на нем от смеха и ехидства не осталось и следа. В его глазах плескалась боль и будто бы сожаление. Хмурая складка залегла между бровями, губы сжаты в тонкую линию.
Мне стало очень неудобно, что я явилась свидетелем этой сцены. Словно вторглась в чужую личную жизнь. Ладно, пусть сами разбираются, а если Мелира захочет, то все мне расскажет.
От возникшего чувства неловкости стало как-то неудобно сидеть рядом и я решила посмотреть, как там картофель. Встала с лавки, взяла со стола нож и проверила им готовность клубней. Все, можно снимать. Схватила с крюка полотенце, но оно вдруг улизнуло из моих рук, перехваченное Ситарэлем. А ведь он вроде дремал, откинув голову назад и оперев ее о стену. Глаза точно были закрыты. Мое мнение о мужчинах-эльфах стало кардинально меняться. Они ведь никогда не занимаются такими домашними делами.
Поблагодарила за помощь и быстро схватила со стены деревянную доску, чтобы использовать ее в качестве подставки. Затем быстренько переложила картофель в заранее подготовленную огромную миску и посыпала все укропчиком. Ммм... Красота! Опустевший чугунок с водой Ситарэль унес на улицу.
Я повернулась и бросила взгляд на Хасса и Лиру. Подруга в его объятиях выглядела совсем маленькой и беззащитной, но их пара была на удивление очень гармоничной. А может все не так уж и плохо?
Из размышлений меня выдернули явившиеся Валентин и Далея. Следом зашел и Ситарэль.
- Все уже готово? - спросила травница и направилась к стеллажам, откуда достала деревянные миски и ложки. - Присаживайтесь кто куда, а ты разлей отвар по кружкам, - обратилась она ко мне и кивнула на ряд кружек, подвешенных на вбитые в стену крючки.
Ели молча и быстро, все-таки проголодались все. А какой вкусный оказался отвар! Вот что значит, профессионал готовил! Сладкий от добавленного меда, ароматный, с легкой горчинкой и немного терпкий. Интересно, что в составе? Веточки малины и цветки ромашки я узнала, а вот определить остальные ингредиенты не позволяла банальная нехватка знаний. Надо будет взять рецептик.
- А теперь марш в баньку, а я тут приберусь, - начала командовать Далея и стала вытаскивать из-под лавки, которая одновременно выполняла роль сундука, банные принадлежности, складывая все на руки мне и Лире.
Подруга, кстати, все время прятала заплаканные глаза, на что обратили внимание все, но тактично промолчали.
- Я провожу, - поднялся Валентин и перехватил у нас стопку полотенец.
В предвкушении долгожданной помывки мы направились за ним. Банька оказалась за домом, поэтому ее и не увидели сразу, как приехали. Приземистая, старенькая, с невысоким проемом, но она оказалась очень уютной внутри.
Валентин прикрыл за нами дверь, и в окошко предбанника, отодвинув шторку, я увидела, как он уселся снаружи на скамью у входа. Ага, охранять что ли будет?
Задернула шторку и повернулась к Мелире. Девушка уже успела раздеться и быстро нырнула в полумрак парной. Я не стала задерживаться и, сняв одежду, последовала за ней. Плотно прикрыла за собой дверь и подвесила еще пару огненных светлячков у стен. Стало видно чуть лучше, хотя из-за плотного пара свет все равно рассевался.
Молча стали помогать друг другу, поливая из ковшика, нашедшегося у бадьи с водой. И когда я помогала Лире с волосами, решилась спросить:
- Расскажешь?
Подруга замерла и, всхлипнув, закрыла лицо руками. Вот, демон! Ой, лучше его не вспоминать, а то еще накликаю в баню. Я хотела ее обнять и утешить, но знала, что станет только хуже, поэтому стояла в стороне и ждала. Наконец, Лира справилась с собой и, не глядя на меня, тихо сказала:
- Мне восемьдесят шесть лет и если бы еще неделю назад мне кто-нибудь сказал, что я буду расстраиваться из-за мужчины, я бы рассмеялась тому в лицо. Я его ненавижу, готова расцарапать лицо и одновременно хочу пригреться на его груди, словно кошка. А то, что произошло в лесу, я не могу объяснить даже самой себе. Это... Это было восхитительно! - ее глаза загорелись, губ коснулась мечтательная улыбка, и тут же сменилось выражением злости, и сквозь зубы она продолжила, - и я презираю себя за это, за то, что не могу от него отказаться, за ненужную привязанность, за слабость, не достойную наемницы. Демон! - стукнула кулаком об стену.
Ой, накликаем!..
- Что мне делать, Лис? - перевела она на меня затравленный взгляд. - Я такого никогда не ощущала. А ведь у меня были мужчины, но ни один не вызывал таких сильных и противоречивых эмоций, - тяжелый вздох, - а у него еще и ребенок есть... И жена, наверное... Он мне сам рассказывал...
- Про жену? - решила уточнить.
- Нет, про ребенка, - ровно проговорила Лира. - Он рассказывал, как Валентин спас его сына от болотного иверга, и Хасс теперь перед ним в долгу. Вот долг и отдает, сопровождая нас, - и тут же спохватилась, - да и не важно все это! Есть ребенок, есть и мать!
Лира замолчала и продолжила злыми движениями промывать волосы. А я, хоть и не имею опыта с мужчинами, ясно видела, что происходит с Мелирой. И честно говоря, даже немного завидовала. Ведь все эти чувства прекрасно описывали книги, да и мама рассказывала о подобном. Так ведь иногда приходит любовь... Говорить об этом Мелире я не буду, она всегда твердила, что не верит в это чувство. Возможно, именно это заблуждение и мешает ей понять себя и свои эмоции.
- Все будет хорошо, ты только верь в это. И Хассу верь, моя интуиция подсказывает, что он не сможет поступить подло по отношению к тебе, да и Валентин поручился за него, - мягко сказала я, поливая на волосы подруги из ковшика.
- Спасибо, лисенок, мне стало легче, - сказала Лира и грустно улыбнувшись, забрала у меня ковшик, чтобы помочь уже мне.
'Ууу... А это я удачно зашел. Звали?'
Я вскрикнула и попыталась прикрыться руками. Начала судорожно оглядываться и заметила довольного демона, который развалился на лавке у стены.
- Что такое? Вода горячая? - спохватилась Лира.
- Тут Горат! - надрывно сообщила и кивнула головой в сторону лавки.
Лира тоже издала пронзительный визг и повернулась в указанную сторону, стараясь прикрыть руками стратегические места.
'Пфф... Какие вы скромные! - насмешливый голос в голове, - но красивые, надо признать, ничего так'
- Девочки, все в порядке? - послышался обеспокоенный голос Валентина за дверью.
- А ну брысь отсюда! - зло прошипела Горату, а Лира перестала прикрываться и подняла угрожающе ковшик, перехватив его двумя руками.
'Злые вы, уйду от вас! Но красиивые!' - протянул демон и исчез.
За дверью стояла тишина. Ой, Валентин же мог подумать, что это я его прогоняю.
- Все в порядке, - громким голосом ответила мужчине, - просто мышь пробежала.
В предбаннике послышался смех, а затем удаляющиеся шаги и звук захлопнувшейся двери.
- Все, он ушел, давай уже выходить отсюда, - прошептала Лире, и мы быстро закончили водные процедуры.
Уходя, проверила температуру оставшейся воды в бочке. Показалась не достаточно горячей и закинула в нее пару магических огненных шариков. Вода вскипела. Ну вот, а теперь можно и выходить. Осторожно приоткрыла дверь и осмотрела предбанник на наличие посторонних. Эх, ничего не видно. Запустила магических светлячков. Пусто. Вот и отлично! Быстро выбрались из теплой парной. Брр! Холодина! Наскоро вытерлись, повязав полотенца на головы и оделись. После сытного ужина и баньки жутко захотелось спать.
- Больше вслух этого гада не вспоминаем! - предупредила, зевая, Мелиру. - А то он имеет привычку отзываться.
Лира в ответ кивнула, тоже зевая.
- А чего он так быстро ушел? Раньше ж не прогнать было? - спросила подруга. - И мне на глаза не показался.
- Не знаю, может тебя испугался. Ты такая грозная была, - я хихикнула, - голая и с ковшом. А может он прошлый твой удар хорошо помнит.
Лира тоже засмеялась. Ну, хоть немного отвлеклась на демона.
Так, похохатывая, мы вышли на улицу, где нас терпеливо дожидался Валентин, увидев лицо которого мне больше не хотелось смеяться. Он улыбнулся, глядя на нас, но как-то очень устало, под глазами я заметила тени, и золотистый блеск глаз исчез, хотя сейчас опять появился, но какой-то тусклый. Тяжело ему все-таки далось заклинание щита от дождя. И стоило себя так изматывать?
На улице до сих пор моросил дождь, поэтому до избы мы дошли быстро, встретив по дороге Хасса и Ситарэля со стопками полотенец. Лира зашла в горницу первой и когда я хотела нырнуть следом, услышала голос Вала:
- Лисиена, подожди!
Я повернулась, пряча зевок в кулак, и хотела уже спуститься со ступенек вниз, как услышала:
- Спокойной ночи.
Удивленно взглянула на Валентина. Он ведь совсем не для этого меня остановил. Передумал? Зато у меня появилось желание его поцеловать.
Быстро спустилась вниз, пока сама не передумала, и уже начала замедляться, думая о том, не делаю ли я глупость, как он сам шагнул навстречу и заключил меня в объятия. В душе поднялась такая радость и счастье, что хотелось смеяться! Может, демон был не прав и Валентин все же чувствует что-то ко мне. Я, наверное, сейчас глупо выгляжу, ибо улыбку уже ничто не сможет стереть с моего лица.
- Ты такая смешная с этим полотенцем на голове, - провел он кончиками пальцев по моей щеке, - и красивая...
Я покраснела и зевнула, спрятав лицо на его груди, так как руки были сцеплены за его спиной.
- Я поговорить хотел, но ты устала, давай лучше завтра.
Посмотрела в его глаза и поняла, что сейчас опять позорно зевну. Валентин прав, я уже не смогу сконцентрироваться на разговоре. Уставшее сознание просто мечтало, наконец, уложить тело и мозг спать.
Вал быстро коснулся губами моих губ, развернул за плечи и подтолкнул к двери. По инерции сделала пару шагов и обернулась:
- Спокойной ночи.
- Сладких снов, огонечек, - блеснули золотые искорки в темноте.
А у меня от его слов словно крылья выросли. И уже было совсем неважно, что поцелуй был таким коротким и мимолетным. В душе просто стало очень тепло, словно я прикоснулась к чему-то ценному и важному.
Окрыленная, зашла в дом и осмотрелась. Сразу увидела тихо посапывающую на лавке Мелиру, а с печи показалось лицо Далеи.
- Я тебе на другой лавке постелила, там же и сорочку найдешь. Свет не забудь потушить.
И травница опять легла спать. Я подошла к своей постели и действительно увидела сорочку. Развернула ее и ахнула. Красота... Белоснежный хлопок был настолько тоненьким, что он не столько спрячет, сколько обнажит. По глубокому вороту, манжетам, которые стягивали широкие рукава, и подолу были вышиты шелковой нитью цветы. И не жалко травнице давать такую вещь чужому человеку?
Быстро разделась и с каким-то трепетом осторожно надела эту красоту. Конечно, сорочка оказалась мне немного коротковатой, открывая щиколотки. А когда я попыталась немного потянуть рукава, то оголились плечи и верхняя часть груди - широкая горловина оказалась на резинке. Сняла полотенце с головы и расчесала влажные волосы пальцами. Эх, расческу бы... Завтра у Далеи спрошу. Волосы решила не сушить магией, все равно до утра сами высохнут, а резерв лучше поберечь.
Подошла к столу и задула свечу. Удивительно, обычная свеча. Я такой давно не встречала. Еще раз зевнула до хруста в челюсти и быстренько нырнула под одеяло. Сон долго ждать не пришлось.
  
***
Валентин
Я подождал, пока за Лисиеной закроется дверь, постоял еще немного, прислушиваясь, и быстро направился обратно. Наконец можно смыть с себя грязь дороги. Отсутствие удобств весьма нервировало, но мне не привыкать, мастер Шииро приучил терпеть лишения такого рода. Да в принципе в Мертвых Землях некогда было об этом думать. Там была одна цель - выжить. Но мы тогда хорошо развлеклись.
Я усмехнулся про себя, вспомнив те далекие времена, и тут же хорошее настроение опять сменилось тревогой - интуиция до сих пор шипела в унисон с моим драконом. Не нравится мне это место, надо не забыть зайти после бани к моему огонечку и поставить охранный маячок, лишняя предосторожность не помешает.
Мой огонек... В душе разлилось тепло. Воспоминание о поцелуе в лесу грело лучше любого костра, дракон довольно заурчал. Ее испуг взволновал меня, но в то же время я эгоистично радовался тому, что был первым.
Моя! Я тряхнул головой. Это становится каким-то наваждением... Желание видеть, прикоснуться, держать в объятиях и не отпускать. Поймал себя на том, что мысленно уже обдумываю дополнительное укрепление своего замка и составляю список кандидатов на охрану избранницы в мое отсутствие. Стоило представить самых сильных и преданных мне мужчин рядом с ней, как слепая ярость мгновенно застелила глаза красной пеленой. Нет, лучше пусть будет все время рядом со мной! Опять тряхнул головой, усилием воли загоняя под контроль свои эмоции. Так ведь нельзя! Она ведь живая, теплая... Скорее бы провести этот демонов брачный обряд! Это навязанное родовой магией желание обладать скоро разорвет меня на части! И так уже веду себя с ней, как последний идиот и собственник! Еще немного - и стану ластится к ее рукам, словно ручной пес.
И тут же пришло осознание, что мне просто нравится о ней заботиться, видеть ее ответную благодарную улыбку, смущенный румянец на нежных щеках. Хочется сделать ее счастливой...
С такими противоречивыми мыслями я быстро дошел до бани и увидел Хасса, который сидел на не так давно облюбованной мной скамье у входа, раскинув руки на деревянной спинке.
- Почему ты здесь? А где эльф?
Хасс махнул головой в сторону бани и зло ответил:
- Не нравится мне этот белобрысый.
Я молча согласился с ним, сел рядом, отодвинув стопку полотенец, и откинулся назад, прикрыв глаза. Спать хотелось жутко, но еще надо с Дарием связаться. И к Лисиене зайти.
- Что у тебя с Мелирой? - открыл глаза и покосился на духа степей. - Учти, обидишь - самолично по стенке размажу.
Хассияр бросил на меня возмущенный взгляд, а затем как-то весь поник и устало потер лицо ладонями. Вздохнул и, приняв аналогичную моей позу, тихо произнес:
- Я... чувствую себя предателем. Эта маленькая голубоглазая тигрица разожгла во мне пламя, которое, я думал, навсегда потухло с уходом моей Тирены.
Хасс замолчал и спустя минуту продолжил:
- А теперь я боюсь... И этот страх делает меня слабым! Страх потери дорогого мне человека... Я уже живу с одним, еще одного я не вынесу. Просто сойду с ума! Но и отказаться от нее я не в силах, - и спустя минуту: - И почему я тебе все это рассказываю?
Да уж, мы с ним два идиота. И причина нашего состояния - женщины. И ладно, если бы это было просто очередное увлечение на один раз, так нет! Нам попались особенные женщины! А теперь мы оба в тупике...
А Хасса я могу понять. Представил, что могу потерять Лисиену - и внутренне похолодел, а сердце заметалось в панике, дракон же вообще на время застыл, словно умер. А ведь Хассияр просто не успел... Он не рассказывал всех подробностей гибели своей жены, но точно знаю, что винит в этом только себя, чем еще больше усугубляет свой страх потери сына. Если бы я тогда по счастливой случайности не оказался в степях, то у Хасса не осталось бы и его.
Но я очень сомневаюсь, что он сможет бросить теперь Мелиру. Я бы не смог. Знать, что твоя женщина где-то далеко, одна и тебя нет рядом, чтобы прийти на помощь в трудную для нее минуту... Это просто невыносимо! Моя сущность разорвала бы меня на части, но страдающая душа сделала бы это раньше.
- Что ты будешь делать? - спросил я.
- Увезу. Как только доберемся до Светлого Леса. Надеюсь, я тебе больше не буду нужен?
- Я думаю, что нет. А ты уверен, что она не будет против?
- Ее не будут спрашивать, - хмыкнул дух степей. - Я знаю правильный ответ, а она может выдать неверный, прячась от самой себя.
- Не боишься отпугнуть?
Хассияр на мгновение задумался, а затем я услышал его уверенный голос:
- Я справлюсь.
И в этот момент я уловил звук скрипнувшей двери в парную. Значит, эльф скоро выйдет. И действительно, спустя пять минут белобрысый появился из бани. Кинув на нас бесстрастный взгляд, с гордым видом и пытаясь при этом скрыть зевок, бесшумно направился прочь, тут же исчезнув и из моих мыслей. Мы же встали и поторопились зайти внутрь.
С водными процедурами не стали тянуть так, как девушки, поэтому справились довольно быстро. Ммм... Блаженство... И кто сказал, что владеющим огнем не нравится вода? Да моим купальням нет равных во всей империи. Причем там можно найти бассейны, подходящие для любой из моих ипостасей. И я обязательно покажу их Лисиене. Думаю, она оценит. В предвкушении улыбнулся, представляя картину совместного купания. Нет, с такими мыслями я точно не дотяну до империи... Хотя, а зачем тянуть? А это уже приятная мысль. Отложу ка я ее до подходящего момента.
Усиленно зевая, вышли из баньки и решили, наконец, проведать наших девочек. Заодно и территорию осмотрим по дороге. Мгновенно переключился на более глубокие уровни зрения, больше подходящие конечно для ипостаси дракона, - и мир окрасился разноцветными потоками магии, но больше всего было голубых всполохов. Здесь явно поработал маг воды. Но в травнице я магии почти не заметил, очень скудный резерв, правда, было в ее ауре что-то знакомое, что вертелось где-то на краю сознания. Какое-то отклонение...
О, а эльф тоже переживает, оказывается. Вон сколько на двери зеленых магических плетей наставил. Не нравится мне такая забота о моей девочке. Конечно, если рассуждать здраво, то дополнительные охранки не помешают, но вот его заинтересованность меня бесит. И не избавишься от него. Ничего, дай только повод, белобрысый, и я не оставлю от тебя даже пепла.
Виски начали ныть, и я вернул себе обычное для человека зрение. Осторожно вмешался своей силой в плетения, чтобы незаметно для эльфа попасть внутрь. Мысленно поблагодарил предков за предоставленную мне силу и знания. Без них такой фокус было бы не провернуть. Вмешательство в чужеродную стихию вызвало бы резонанс и от меня мало бы что осталось. Никто в здравом уме не рискует влезать в чужое заклинание без разрешения и с применением чистой силы. Кроме меня. И этот случай исключение. Я, как и все, предпочитаю обычно лишний раз не вмешиваться или делать это ответными контрзаклинаниями. Все же доля риска всегда остается. Но в данном случае я хотел сохранить защиту эльфа.
Осторожно открыл дверь и наложил на травницу временное заклятие усиления сна примерно минут на десять. Как-то не хочется быть не вовремя застуканным. Хасс тенью скользнул за мной и сразу определил местоположение Лиры, замерев у ее постели. Я же подошел к своему огонечку.
Она лежала на спине. Одна рука была расположена вдоль тела, вторая - на груди, которая соблазнительно просматривалась сквозь тонкую ткань сорочки и приподнималась в такт дыханию. Рыжая головка была повернута набок, а пухлые губки слегка приоткрыты. От вида такой манящей девушки захотелось прикоснуться к каждому кусочку нежной кожи. Да просто захотелось! Чтобы медленно и с наслаждением стянуть с плеча, а затем и с груди ткань ее одеяния, прикоснуться губами к темным вершинкам и попробовать их на вкус наяву. Огонь в моей крови растекался все быстрее, сосредотачиваясь в одном месте.
Демон! Я ведь здесь с другой целью. Закрыл глаза и сосчитал до десяти. Не очень помогло, возбуждение, судя по всему, спадет только при определенном развитии событий. Мысленно застонал, предвкушая веселую ночку. Так, все, не отвлекаться!
Открыл глаза и опять посмотрел на спокойно спящую девушку. Осторожно положил ладонь на ее лоб и вплел маячок в ее ауру. Теперь я буду знать на расстоянии, когда она проснется или испытает сильные эмоции.
Одеяло частично сползло на пол, показав стройную ножку, которую обнажила задравшаяся сорочка. Так, не трогать, не трогать, не трогать... Демон! Какой соблазн!
Осторожно, пытаясь не разбудить, потянул одеяло, чтобы укрыть свой огонечек, и все же коснулся тыльной стороной ладони обнаженной кожи. Меня словно током ударило, возбуждение возросло, хотя куда уж больше! Я сглотнул и в каком-то азарте стал медленно тянуть сорочку вниз. Девушка мило вздохнула, а я замер. Вот она поерзала, устраиваясь удобней, отчего удерживаемая мной сорочка сползла еще ниже, обнажая полностью правую грудь.
Огонь сжигал меня изнутри, дракон рычал и требовал заявить свои права на избранницу. И я понял, что если сейчас не уйду, то моя сущность возьмет верх над здравым смыслом. Призвав всю силу воли, осторожно отпустил подол, и такие желанные полукружия исчезли под тканью, дразня намеками сквозь прозрачную материю. Быстро накрыл Лисиену и подоткнул одеяло. Все, нужно идти.
Пряча очередной зевок в кулак, обернулся и посмотрел на Хасса, который на коленях стоял возле Мелиры и гладил ее по голове. Подошел к духу степей и тронул его за плечо, показывая кивком, что пора уходить. И тут заметил, что Лира улыбается.
Да... Попали мы с ним... Это влечение перерастает в зависимость. Как бы так окончательно свободу свою не потерять?
Хассияр встал и, не оглядываясь, направился к выходу, я тоже не стал задерживаться. Когда оказались снаружи, восстановил плетение эльфа, и затем мы двинулись в сторону сарая.
Внутри оказалось довольно сухо, пахло соломой. Повесил вдоль стен пару магических светлячков и заметил эльфа, который уже спал, расстелив покрывало, что выдала травница. Такие же для нас лежали на толстом пеньке, который стоял у входа. Странно, эльф даже ухом не повел на наше появление. А ведь по идее должен был отреагировать, эти чутко спят. Или он нам так сильно доверяет? Я бы не стал на его месте так беспечно засыпать не в своей постели. Мало ли кто может зайти, кроме нас. Поэтому повесил охранку еще и на вход. Хасс за это время расстелил оба покрывала и уже успел заснуть.
Мне же пока засыпать было нельзя, нужно связаться с Дарием. И я начал устраиваться на жестком земляном полу, покрытом тонким слоем соломы. Да уж, достойная постель для правителя империи драконов.
Еще раз зевнув, начал погружаться в уже привычное состояние для связи. Друга в своем воображении я увидел сразу, а спустя секунду и его самого.
  
Глава 11
Валентин
Вот это я попал! Если в прошлый раз Дарий заработался допоздна и был в своем кабинете, то сейчас спал. Хорошие сны ему снятся, однако!
Местом действий, разворачивающихся перед глазами, была спальня моего Советника, а если конкретней - кровать. Хм, и он там явно не один. Я прислонился к стене у входа, сложив на груди руки, и пытался сосчитать количество конечностей, то и дело выглядывающих из-под шелкового огромного покрывала. Это только во сне оно может оставаться на месте. В реальности уже валялось бы на полу. Интересно... Видимо, Дарий все никак не может определиться. То трое, то пятеро, опять трое...
Увы, мой друг, придется просыпаться, иначе от тебя толку никакого не будет, а мне надо поговорить. Оторвался от стены и направился к огромному полигону под названием 'кровать многоместная'. Постоял еще минуту, слушая симфонию звуков, и резким движением сдернул покрывало. Ага, все-таки пятеро. Все шикарные блондинки разных рас - дриада, эльфийка, человек, драконица и... эм... Русалка!? А этой-то куда? Не, ну, пару вариантов я могу предложить... Ну, Дарий, ну экспериментатор!
На меня с одинаковым выражением удивления на шести лицах взирали участники 'забега', замерев в разных эротических позах. Ничего так картинка.
- Бу! - решил вывести всех из ступора.
Компания дружно вздрогнула и одновременно моргнула, выходя из состояния шока.
- Валентин? - недоверчиво произнес Дарий, а все посторонние женские особи вмиг испарились.
- Нет, твой папа, - ухмыльнулся я. - Может, оденешься? Как-то не пристало быть в таком виде перед повелителем.
Дарий хмыкнул, комната поплыла и через, казалось, пару секунд опять восстановилась в боле четкой форме, а я увидел восседающего на постели друга в уже натянутом халате и со сложенными за головой руками. Проснулся, значит. Отлично, теперь можно и поговорить. Я удобно расположился в мягком кресле напротив и обвел помещение взглядом. И почему Дарию нравится этот цвет, когда его родовой - зеленый, как и его дракон? Красный в таких количествах - это перебор даже на мой непривередливый вкус. Хорошо, что хоть немного разбавлен белым и черным, иначе какая-то кровавая комната получилась бы. Мебели здесь было мало, главное место отводилось кровати, на фоне которой два кресла, комод и банкетка как-то терялись. Посмотрел на окно, но там ничего не увидел, так как ночь сегодня здесь, по-видимому, была безлунной. А хотелось бы взглянуть на родные просторы. Отрицать свою тоску по дому бессмысленно.
- Это на тебя так мои красотки подействовали? - пристально глядя на меня спросил друг.
- В смысле? - не понял я.
Дарий демонстративно обвел меня взглядом, прищурился и выдал пояснение:
- Если откинуть явные признаки и умолчать о твоем состоянии, то твой дракон сильно возбужден, - пояснил Советник. - Тьма такие спирали вокруг тебя накручивает и так искрит золотыми разрядами, что мне страшно за свои ковры.
Ну да, мое возбуждение никуда не делось, а стоило вспомнить о его причине - только усилилось. Чувствую, образ старой горгульи придется держать в голове постоянно, а не только рядом с моей девочкой.
- Твои фантазии тут ни при чем, - ровно ответил, пытаясь сдержать улыбку.
- И кто же оставил тебя... мм... таким? Не уж-то нашлась та женщина, которая посмела тебе отказать? - с наигранным беспокойством поинтересовался Дарий.
- Скорее я себе отказываю, - тихо пробурчал я.
Но он услышал и уже не сдерживаясь, рассмеялся, а через минуту произнес, не переставая давиться смехом:
- Сочч.. сочувствуюююю!!!
Ну, все! Поиздевался - и хватит, теперь моя очередь.
- А ты, я смотрю, во сне развлекаешься, а спишь в одиночестве. Что, совсем проблемы? Или живые и реальные красотки, не выдержав твоего напора, разбежались?
Дарий перестал смеяться, и на его лице отразилась усталость.
- Не до красоток, Валентин. Моих сил хватает только на то, чтобы добраться до кровати. Все-таки правителем надо родиться, - устало потер глаза.
Я нахмурился, вся веселость испарилось. Приняв серьезный вид, ровно спросил:
- Что случилось в мое отсутствие?
Дарий посмотрел на меня, потом отвел взгляд и быстро начал докладывать:
- Переговоры с гномами прошли хорошо, они быстро уяснили всю ситуацию и не захотели делиться с гоблинами. Так что, прииски перешли в аренду с сегодняшнего утра, договор подписан на прежних условиях. Также подписаны новые торговые соглашения с темными эльфами на поставку темного сплава ниреда и перезаключены договоры на ткани. Снежные тролли просили разрешения остановиться на неделю около северной горной гряды в связи с рождением сына их вождя. А у них, как ты знаешь, сейчас как раз время миграции поселения в более холодные степи. Так что я разрешение выдал с условием сохранения целостности горного ландшафта и живых существ занимаемой ими, а также прилежащей территории. Русалкам и остальным ожидающим тебя женщинам пригрозил твоим плохим настроением, вроде успокоились. Лесные нимфы...
- Совет? - перебил я.
- Воспринял хорошо, - так же ровно продолжил Дарий. - По крайней мере, вида не подал и успокоился. Попросил держать их в курсе событий. И все же они переживают. Это чувствовалось в атмосфере общего собрания. Ведь ты для нас больше чем правитель.
Повисла пауза, во время которой я подумал о том, что друга что-то беспокоит, но он не решается об этом говорить. Взгляд в сторону всегда выдает его с головой. И, между прочим, он обычно замечает дельные вещи. Вроде бы мелочь, но важная. Правда всегда надо вытягивать из него все силой и уговорами. Вот и сейчас он смотрел в сторону, хмурился и о чем-то думал.
- Дарий, - он перевел на меня уставший взгляд, - не заставляй меня в очередной раз вытягивать из тебя информацию. И слова, что это мелочь и неважно меня не интересуют.
- Да все хорошо, ничего не слу...
- Дарий! - повысил голос, начиная злиться. - Не забывай, я чувствую ложь!
Советник вздохнул, задумался и затем виновато посмотрел на меня:
- Только не смейся, но мне кажется... - пауза, во время которой, судя по всему, Дарий обдумывал слова, - что-то не так с русалками.
'Хвосты, что ли, поотваливались? Или грудь уменьшилась?' - мысленно ухмыльнулся я, но внешне старался выглядеть серьезным и полностью сосредоточенным на разговоре. Взглядом показал, что слушаю дальше.
- Эм... Мне недавно попалась на глаза статистика по приросту низших магических рас и разумной мирной нежити на территории нашей империи за прошедшие десять лет. В общем, русалок что-то прибавилось за последний год. А это странно, так как за остальные девять их количество почти не менялось.
- Дарий, пока они не начали вырывать друг другу волосы за территорию водного пространства, беспокоится не о чем. Еще.
Лицо друга вытянулось, а я внутренне начал злорадствовать. Что, мой друг, думал отделаться меньшим злом? Выкладывай проблему посерьезней.
- Ну? Я ведь все равно узнаю. И будет только хуже, если узнаю сам, - пригрозил беспечным тоном.
Дарий скривился и нехотя произнес:
- Была попытка проникновения в хранилище.
Я напряженно замер. И он собирался об этом умолчать?!
- Ключ?
- У меня.
- Венец?
- Вал, попытка - еще не проникновение. Мы успели вовремя. Вот только кто это был, не знаем, случайно спугнули. Даже магического следа не осталось.
- Усилить охрану.
- Уже. Да не нервничай ты так! И без тебя тут все всполошились, и теперь кроме ключа, хранилище защищено круглосуточно лучшими бойцами. Никому не хочется оказаться под влиянием постороннего.
Знал бы Дарий, как обстоят дела на самом деле. За Венец Власти я переживал меньше, чем за брачные артефакты. Без них нельзя полностью провести обряд единения с избранницей. Но не буду же я Советника про них спрашивать? Драконы не поймут. Для них важнее быть с правителем и Венцом, чем без оного и с избранницей.
- Я правитель. Судьба моего народа и его благополучие - не пустой звук для меня, - решил я поддержать высокий статус своего положения и принял величественный вид.
Дарий на эти слова застыл, хлопнул глазами и... раскусил меня, хмыкнув, а затем широко улыбнулся.
- Да, ваше величество, - шутливо склонил голову и расставил руки в стороны, имитируя раболепский поклон, сидя на кровати, и из этого положения взглянул на меня, подмигнул и продолжил заговорческим тоном: - И в целях благополучия надо повторить подвиг по освобождению фруктовых садов мадам Иполины от зрелых и вкусных плодов. Или подержать русалку за грудь в целях улучшения их морального облика. А может...
- Все, хватит, Дарий, - пытаясь сдержать смех, с улыбкой остановил я друга. - Я понял, не при тебе, - и снова стал самим собой, удобней усаживаясь в кресле.
Да если говорить по правде, грозный и великий я только для чужаков и соседей. Для драконов я друг, отец, закон, высшее слово и все это в одном лице. Разве что на особо важных церемониях становлюсь великим и ужасным. Но того требует атмосфера ситуации, да и в крови выжжена ответственность за свою большую семью, которой являются драконы империи Эрасдан. Однако времена, когда я являлся наследником, были намного более приемлемыми и счастливыми. Мне тебя не хватает, отец...
- Извини, Дарий, что я скинул на тебя такой груз ответственности. Дальше можешь не отчитываться, я тебе доверяю. Но обо всех подозрительных моментах попрошу все же докладывать.
- Будет сделано, ваше величество. Не стоит беспокоиться обо мне. Я отыграюсь после твоего приезда. Все же без тебя тут накопилось дел, которые не требуют срочного решения, так что... Готовься принять власть обратно со всеми вытекающими из этого прелестями.
Я смотрел на хитро улыбающегося Советник и друга и радовался, что он у меня есть. И все же он гад! Представил всю бумажную волокиту, которая мне предстоит по возвращении, и мысленно взвыл.
- Как успехи с избранницей? - серьезным тоном спросил этот 'друг', прерывая мои невеселые мысли и переводя их на более приятную тему.
- Пока все хорошо. Думаю, проблем не будет. Но как ты успел заметить - мне сложно себя держать в руках.
- Ну, так не держи, - удивленно предложил он другой вариант, который уже стал и моей основной мыслью.
Я замолчал. Не признаваться же, что впервые в жизни я боюсь спугнуть или расстроить девушку. Что думаю не только о себе, но и о ней, о ее чувствах и желаниях.
- Хорошая мысль, но все не так просто, потому что...
Внезапно меня накрыло удушающим страхом, который разлился где-то в районе груди. Он заставил волосы на затылке зашевелиться и прервать речь на середине фразы.
- Валентин? Что случилось? На тебе лица нет, - подскочил с кровати Дарий.
Я не обратил на него внимания, все еще прислушиваясь к своим ощущениям. Страх уменьшился и замер пульсирующей точкой в висках, а затем я ощутил волнение и легкую панику. То, что мой огонечек проснулась, я понял сразу, сработала метка на ауре, поэтому я и ощущаю ее эмоции вне ее сна. А вот окраска этих эмоций мне совсем не понравилась. Что же с ней происходит?
- Мне надо идти, договорим в другой раз, - выдавил из себя и попытался проснуться.
Комната Дария исчезла, и я уже хотел пройти сквозь окружающий меня мрак к двери, которую я мысленно всегда возводил, чтобы иметь самый быстрый способ выйти из медитации или сна, но уперся в невидимую стену. До двери мне оставалась всего ничего, достаточно протянуть руку, но преграда заперла меня между сном и явью.
Несколько секунд я пребывал в состоянии, близкому шоку, не понимая происходящего, а затем почувствовал нарастающую панику и страх. И это уже были мои чувства.
  
***
Лисиена
Меня разбудила боль. Я на что-то наступила и, судя по всему, это что-то весьма острое. Наступила?! В панике открыла глаза, и страх поглотил сознание.
Темнота. Вязкая, плотная. Она обнимала меня своими холодными руками, заставляла судорожно сжаться и не двигаться, забиться в угол, найти хоть какую-то опору, которая поможет не потеряться в этой тьме. Но тело продолжало идти...
Зачем? Куда? Нет! Я не хочу! Предприняла попытку остановиться... не получилось.
Наконец эльфийское зрение начало подстраиваться под ситуацию, и я смогла различить силуэты деревьев. Сквозь ужас осознала, что нахожусь в лесу. Ничего не поняла и опять попыталась остановиться, но тело все еще не слушалось. Даже голову не получилось повернуть, словно не я управляла собой. Все, что удалось - это скосить глаза в сторону. Благодаря этому смогла увидеть, что на мне надета сорочка и я босиком, так как опять наступила на впившуюся в ступню иголку или веточку. Правда боль была какая-то глухая, словно через онемевшую кожу.
Я чувствовала себя словно в клетке, запертая в ставшем чужим теле. К страху присоединилась паника.
Ну почему мне так не везет? Опять я во что-то вляпалась! Что же делать? Так, надо успокоиться для начала.
Попыталась сосредоточиться на дыхании, которое было нехарактерно спокойным для моего панического состояния. Словно даже оно не мое. Чужое. Страх и паника никуда не делись, но зато я, наконец, смогла оценить ситуацию.
Так, я в лесу, куда-то очень медленно иду - это радует, и... я одна! Даже кричать не могу! Никто не придет на помощь... Остается только молиться. Пресветлая Богиня Алея, проматерь всего живого! Спаси свою дочь от беды, направь к ней спасителя! Пожалуйста, пусть меня найдут сейчас, пока не стало слишком поздно... Я боюсь умирать...
'И куда это мы идем ночью? Еще и в таком соблазнительном виде?' - послышался мурлыкающий голос.
'О, Богиня! - мысленно взвыла, - за что ты так со мной? Этот 'спаситель' еще и добьет для верности. А может это он и подстроил? А теперь пришел проверить, чтоб наверняка?'
Появление демон меня совсем не обрадовало. Захотелось прикрыться руками, но тело по-прежнему меня не слушалось. Горат шел впереди, причем лицом ко мне и сложив руки за спиной. Его липкий взгляд блуждал по моему телу, словно я была раздетой. Хотя в таком одеянии я и правда была почти голой. Я начинала злиться. Внезапно поднялся ветер и несколько прядей упали мне на глаза, закрывая обзор. Вот зараза, и не уберешь же!
Горат, наконец, посмотрел в мое лицо, прищурился, склонил голову набок, и в его светящихся красным глазах я заметила... беспокойство? Да нет... Чтобы демон - и переживал!?
Внезапно Горат резко выбросил руку к моему лицу, но не коснулся его, замерев в нескольких сантиметрах от моей щеки. Мысленно отшатнулась в испуге, но внешне никак не отреагировала. А затем демон медленно убрал мешавшие пряди, заправив их мне за ухо, при этом не переставая хмурится. Вот, зараза! А я даже выражением лица не могу выразить свою злость! Стало так обидно и страшно, что слезы сами потекли по щекам. И тут я поняла, насколько сильно замерзала - слезы были обжигающе горячими.
Горат же сложил руки на груди, окинул меня задумчивым взглядом, и я услышала в голове его настороженный голос:
'И почему мне кажется, что ты совсем не купаться идешь?'
Как - купаться?! Там что, река? Я не хочу! Остановите меня, кто-нибудь!
'Ну, ты хоть подумай о чем-нибудь, что ли. Я, конечно, знаю, что ты умом не блещешь, но чтобы такое затишье в голове. Мда... Не доглядел... И где успела последние мозги растерять?'
Он что, меня не слышит?! Но... почему?
'Я, конечно, понимаю, что сейчас не время, и я бы вообще не хотел тебе об этом говорить, - скривился демон, - но пока ты мне не прикажешь хотя бы мысленно, я не смогу тебе помочь, как и остановить или как-либо еще препятствовать твоим действиям. И если ты думаешь, что я хочу это сделать по доброте души, которой у меня, кстати, нет, то не надейся. Обряд обязывает спасти жизнь... хозяина, - скривился еще больше, - если я увижу, что ему угрожает опасность'
Вот сволочь! Такую важную информацию от меня скры... Ой!
Я упала на колени, больно ударившись, и завалилась на бок. Я начинала еще больше ненавидеть того, кто управлял моим телом. Неужели нельзя было вести меня в обход пеньков и коряг? С другой стороны, у меня появилась отсрочка. Если, конечно, не убьюсь раньше, чем дойду до утопления. Ну вот, наступила следующая стадия - предсмертный юмор.
Демон не торопился мне помогать, тело же, словно марионетка, нелепо стало подниматься. Наконец, я приняла вертикальное положение и продолжила свой навязанный чужой волей путь к смерти. То, что меня хотят утопить, стало очевидным.
'И что меня дернуло появиться в этом мире именно сейчас? Нет бы - отсидеться еще пару часов в своем, - жалобно запричитал Горат. - Ладно, будешь должна'
И демон исчез. А я только сейчас поняла, что с ним мне было гораздо спокойней и даже не так страшно. Теперь я опять осталась одна, и паника снова вползла в душу. В ушах от мысленного напряжения стало шуметь, и сквозь этот шум я уловила плеск воды, который с каждым шагом становился все громче.
Сколько мне осталось? Двадцать шагов? Сорок? Хотя, какая разница, если итог все равно один. В какой-то момент поймала себя на том, что считаю шаги до смерти. Их оказалось больше, чем сорок. Я уже видела край обрыва. Сто девять, сто десять, сто одиннадцать...
Внезапно по чьей-то злой команде я замерла на самом краю. Наверное, мой убийца решил дать мне в полной мере осознать то, что сейчас произойдет. Мысли путались, я хотела вспомнить все яркие моменты моей жизни, все, что сделала хорошего и что не успела, хотела подвести черту своего недолгого существования, но почему-то перед глазами стоял только один образ. Золотистые глаза с тоненькими лучиками морщинок, улыбка на таких манящих губах, милая ямочка на щеке и подбородке. Я жалела лишь об одном - так мало времени было, чтобы узнать друг друга лучше. Может, мы могли бы стать кем-то большим, чем просто попутчики, а симпатия переросла бы во что-то возвышенное, в то, что называют любовью?
Я больше не плакала, слезы наверняка высохли, оставив на щеках соленый след. Чувство несправедливости заглушило все эмоции. Зачем боятся, когда уже ничего нельзя сделать, когда выхода больше нет? Горат обманул...
Я интуитивно знала, что скоро будет последний шаг в вечность... Вот, сейчас... Посмотрела одними глазами на небо, где из-за облаков на миг выглянули половинки двух лун, позволяя рассмотреть ночной пейзаж, и, любуясь картиной быстрого речного потока, шагнула с обрыва.
Миг полета, когда дыхание должно перехватить, но подконтрольное, оно даже не сбилось, и тело начало погружаться в ледяной речной поток. Тысячи иголочек холода впились в кожу, а легкие обожгла вода. Вот и все. Сознание погрузилось во тьму вечности...
  
***
Валентин
Не знаю, сколько времени я здесь. В реальности могло пройти всего две минуты, а на грани сна и яви я мог находиться и два часа. Призрачная стена никуда не исчезла. Я применил все, что только мог - от мысленной концентрации до всех известных мне азов магии. Все напрасно. Некоторая догадка давно засела в мыслях, но верить в предательство я не хотел. Хотя, они наверняка не могли предположить, что я обо всем узнаю. И пусть их хранят Боги, когда я выберусь из этой западни! А то, что это произойдет, я и так знаю. Вот только бы не было слишком поздно...
К тому же концентрации очень мешал мой дракон, который выл и бередил душу, а еще эмоции моего огонечка. Демон! Что за напасть?! Я ведь все предусмотрел, но этого развития событий никак не ожидал. Ситуацию также усугубляла борьба со сном, которую я позорно проигрывал благодаря действию запретного ингредиента, который, видимо, нам подмешала в отвар добрая хозяйка.
Рррр! Удушу!
Сознание начало уплывать, и я понял, что проиграл. Впервые в жизни я не справился... Сон почти захватил разум, но тут я почувствовал, что стена начала разрушаться под действием из вне. Я хорошо ощущал постороннюю магию, причем чужеродную этому миру. Наведенный сон почти отступил, и я приготовился дать отпор неведомому чужаку.
Хорошая реакция всегда была моим преимуществом. Остатки сна развеялись мгновенно, и я уже был на ногах, сжимая на вытянутой руке за горло чужака. Второй рукой я удерживал острие своей рагды напротив его живота. Вот... демон?
Живого демона я видел впервые, но знал, что это весьма скользкая и опасная пришлая раса. На наших территориях они не появлялись, по крайней мере, их не засекли ни разу. Данный экземпляр хрипел и жестикулировал, в попытке что-то сказать. Странно... Разве он не должен отбиваться и сопротивляться захвату? Исчезнуть прямо из моих рук ему не позволяла моя магия, которой я окутал его с ног до головы. Ну, раз не вырывается, может позволить ему сказать то, что он хочет?
Немного ослабил хватку, все так же удерживая его на весу.
- Лисиена... - сипло прохрипел демон, - в беде.
Я резко припечатал его к полу, прижав коленом, лезвие рагды приставил к шее. Демон не врал.
- Где она? Что ты с ней сделал? - прорычал в лицо рогатому.
- Идет в сторону реки, - откашлялся, - ее тело под контролем врага. Я не причиню вреда никому из вашей компании, потом девчонка сама все объяснит. Если выживет...
От злости не сдержался и стукнул демона головой об пол в попытке его вырубить.
- Ай! Больно! - хрипло возмутился этот рогатый.
Живучий, гад! Значит не судьба, придется довериться, но оставлять за спиной такого во всех смыслах опасного демона нельзя. В голове быстро всплыла вся полученная от прародителей информация, относящаяся к этой расе, и я нашел решение.
Наложить на ауру демона заклинание привязки и вызова оказалось не сложно. Пусть недолговечное, но мне хватит, чтобы его убить или поблагодарить в зависимости от исхода, даже если он спрячется в своем мире.
Демон сразу понял мои действия, и я оценил в полной мере его горящий кровавый взгляд. Он был на грани трансформации - рога быстро увеличивались, худое тело стало наливаться тугими мышцами, кожа стремительно покрывалась черной чешуей. Впечатляюще! Думаю, заклинание лучше подольше не снимать.
- Тараш гхе рангарен! Ташш! - угрожающе и на несколько низких голосов проговорил он на незнакомом языке, но мне кажется, что это отродье совсем не комплименты отвешивает.
- Ты знаешь сам, что ничего мне не сможешь сделать, - ухмыльнулся я. - Мне нет времени тебе это доказывать. Разбуди эльфа, пусть бежит к реке, Хасса отправь на поиски нашей хозяюшки. Обещаю, что сниму заклятие с тебя, как только удостоверюсь, что Лисиена будет жива.
После этих слов демон резко принял свою обычную форму, только горящие красным светом глаза выдавали его раздражение. Я медленно его отпустил и принял вертикальное положение. Рогатый плавно перетек из лежачего состояния в стоячее, хмыкнул и, приняв скучающий вид и при этом рассматривая когти на руках, произнес спокойным голосом:
- Ты ведь понимаешь, что я злопамятен и совсем не добрый пушистый зайчик?
Мы встретились с ним взглядами, прожигая друг друга насквозь. 'Я отомщу' - говорил он. 'Ну, давай!' - принял правила игры я.
Затем, не сговариваясь, мы развернулись и быстро направились в разные стороны, демон - будить моих спутников, а я - спасать Лисиену, при мысли о которой сердце забилось в неровном быстром ритме, а душа заледенела. Боги, прошу вас, не дайте мне опоздать!
  
Глава 12
Валентин
Дом Далеи располагался в стороне от реки, вдоль быстрого течения которой пролегал наш путь, поэтому сориентироваться, в какую сторону мне следует бежать, не составило труда. К тому же глубокое зрение, на которое я опять переключился, помогло увидеть четкий голубой след наведенного заклятия. По нему я ровно двигался вперед и уже через минуту слух уловил громкий всплеск, от которого кровь отхлынула от лица, застыв в сердце колючим льдом, а волосы на голове встали дыбом.
Нет! Я не могу опоздать!
Еще пару секунд - и я выбежал к краю обрыва, чтобы увидеть мелькнувшее белое пятно, которое тут же поглотили черные воды реки. Не думая, нырнул следом. Где-то на краю сознания отметил ледяные укусы воды, но все усилия были направлены на поиск и подавление паники. Где ты? Ну же!
Темнота, бурлящая вода и больше ничего... Легкие начинали гореть огнем и надо бы всплыть за глотком воздуха, но тогда я точно не найду девушку. И в этой беспросветной тьме вдруг мелькнули в лунном свете серебристые чешуйки, а следом я заметил белое пятно, к которому и направился, из последних сил пытаясь не терять сознание от нехватки кислорода. Еще немного, еще пару гребков руками... Вот она!
Я подхватил свою девочку и быстро потянул ее на поверхность. Черные воды расступились, и я судорожно заглотнул такой нужный воздух, одновременно нахлебавшись воды. Но я не стал задерживаться на месте, чтобы откашляться, и поспешил на берег. Поток подхватил наши тела, облегчая мою задачу, и через несколько сильных гребков мы уже были около крутого берега. По возможности осторожно рывком поднял безвольное тело Лисиены, а затем и сам подтянулся на руках наверх.
Секунда - хриплый вдох, вторая - и я уже был рядом со своим огонечком. Бледное личико, синие губы, неживая... От ужаса у меня задрожали руки...
- Рррррааааар!!! - эхо подхватило мой крик боли, разнося его по лесу и тревожа покой ночи.
Нет! Нет! Нет!
Судорожно оттянул вниз ворот мокрой сорочки и приложил ладонь к груди Лисиены, пытаясь влить в нее свою жизненную энергию.
Ну почему я не целитель!? Демон! Этого мало!
- Отойди! - послышался злой голос надо мной.
Ррррр... Инстинктивно зарычал на незаметно появившегося эльфа. Тут же в глаза бросилась обнаженность девушки, от чего моя звериная сущность еще больше ощерилась на белобрысого. Тонкая промокшая ткань не скрывала ни одного нежного изгиба девичьего стана. Неимоверных усилий мне стоило сдержаться и не убить постороннего, который смотрел на мою избранницу. Мысленно дал себе оплеуху. Сейчас не время для ревности! А эльф - целитель.
Борясь с самим собой, медленно отступил на шаг, пристально следя за действиями эльфа, который настороженно и зло смотрел на меня. Затем он перевел взгляд на девушку, отчего мой дракон опять глухо зарычал, но нас проигнорировали. Ситарэль опустился на колени и положил одну ладонь на лоб Лисиены, второй стал водить от шеи до живота и обратно, при этом едва касаясь. Его глаза были закрыты, а из-под рук вырывалось зеленоватое свечение.
Секунды казались вечностью. Даже дышать получалось через раз. Напряжение нарастало, по лицу эльфа прошла судорога, словно он терпит боль, а по вискам стекал пот.
Первый слабый стук сердца я чудом услышал лишь потому, что неосознанно старался уловить не только движения, но и малейший звук. И как только он повторился, эльф быстро перевернул Лисиену на бок. Сделал он это вовремя, потому что она начала судорожно откашливать воду из легких.
Моя девочка... Жива...
Мое заледеневшее сердце ускорило свой бег и пришло осознание, что только сейчас я начал чувствовать себя живым. Демон! Она ведь вся мокрая! И надо бы подойти и быстро отнести ее в дом, но я не мог пошевелиться, пережитый страх за Лисиену оказал удивительно сильное влияние. Я чувствовал счастье, что она жива, облегчение, накатившее теплой волной, а возможность видеть ее движения стала одной из высших ценностей моей жизни. Боги, спасибо!
Девушка, наконец, перестала кашлять и только хрипло, со свистом дышала, глядя в землю. Ее руки начали сильно дрожать, и она бы упала от накатившей слабости, но эльф подхватил, а я боялся даже двинуться, иначе уже не сдержусь и просто убью его. Ревность и собственнические чувства боролись с понимание того, что эльф окажет ей лучшею помощь на данный момент, чем я. Держать себя в руках! Лисиена моя! Эльфа надо убить... Нет! Нельзя! Он еще нужен!
На мгновение закрыл глаза, а когда открыл, увидел, как Лиси смотрит на белобрысого. Затем она медленно с трудом подняла руку, улыбнулась и коснулась его щеки, что-то беззвучно прошептав одними губами. Я не выдержал и дернулся в сторону эльфа. Но замер... Меня остановила рука Лисиены, которая безвольно упала вдоль тела, приковав к себе все мое внимание и мысли. Девушка потеряла сознание.
- Успокойся, она просто поблагодарила, - услышал я твердый бесстрастный голос эльфа. - А теперь быстро соберись, у тебя началась трансформация.
Как завороженный я продолжал смотреть на тонкую кисть, хрупкие изящные пальцы. Что там сказал этот нежилец? Трансформация? Перевел взгляд на свои руки. Нет, уже лапы, покрытые черной чешуей, с огромными когтями-лезвиями, готовыми разорвать соперника. Один миг - и это снова обычные человеческие руки. Это была промежуточная форма, и эльф наверняка догадался, кто я!
- Только попробуй кому сказать, и ты долго не проживешь, - прошипел я и подошел к нему, чтобы осторожно, но решительно забрать Лисиену из его грязных рук.
- Я не скажу, но ты пожалеешь о том, что посмел угрожать мне, - бросил эльф мне в лицо, но мешать не стал.
'Ага, уже боюсь' - хмыкнул про себя, удобней перехватывая Лиси и направляясь со своей драгоценной ношей в сторону дома травницы. С ней еще тоже надо разобраться. Да и не только с ней. Но сначала надо позаботиться об избраннице.
- Ты успел вовремя, - услышал я за спиной голос белобрысого, - еще минута - и ее душу было бы уже не вернуть.
Леденящий страх пробежался по позвоночнику, стоило представить иной исход. Прижал свою девочку к груди сильнее и коснулся губами ее холодного лба. Все будет хорошо, моя маленькая, больше я тебя не оставлю даже ночью.
У меня сейчас было очень сильное желание принять свою крылатую форму и просто унести Лисиену в свой замок. И пусть она ненавидит меня всю жизнь, зато будет жива и в безопасности. И тут же вспомнились загадочные слова отца, сказанные будто самому себе после похорон матери 'Если бы я не заставил ее, она была бы жива...' Тогда я их не понял, возраст не позволял сделать это. Но теперь пришло осознание, что она просто не вынесла золотой клетки, и любовь отца, какой бы она искренней не была, давила на нее, словно стены пусть и красивой, но тюрьмы.
Нет, это не выход, я не хочу потерять ее таким способом. Значит, следуем ранее намеченному плану.
Наконец я увидел забор, и удивленно отметил разрушенный дымящийся сарай. Да уж... Видимо веселой была побудка у Хасса с эльфом. Надеюсь, демон жив, мне еще его отблагодарить надо. И да, откуда он вообще взялся?
Эльф метнулся к калитке, придержав ее, а затем и дверь в дом распахнул. Я переступил порог и огляделся. В углу на полу связанная с грустным видом сидела наша гостеприимная травница. Рядом на лавке расположился Хасс, лениво поглаживающий свои клинки. Мелира нашлась у окна, в которое до нашего прихода всматривалась, а сейчас уже направлялась ко мне.
- Лиси... - побледнела Лира и остановилась, не дойдя пару шагов.
- Жива, - ответил не своим голосом. - Позаботишься?
Девушка кивнула и поспешила в лавке, где недавно спала Лисиена. Я направился следом и осторожно уложил свой огонечек.
- Хасс, тащи нашу хозяюшку к реке, Ситарэль, остаешься с девушками, но сейчас попрошу тебя выйти.
Молчание принял за согласие и начал использовать заклинание сушки, которое применить раньше мешали эмоции. Не до этого было...
Услышав звук скрипнувшей двери, понял, что мужчины вышли.
- Лира, надо снять сорочку. Давай я приподниму Лисиену, а ты ее разденешь.
Сделать это самому мне не позволит моя выдержка. Разумом я понимаю, что сейчас ее соблазнительное тело - это последнее, что должно меня волновать. Но вот инстинкты имели свое мнение на этот счет.
Закончив с раздеванием, укрыл Лисиену и, кинув взгляд на присевшую рядом с ней Мелиру, вышел из дома, прихватив злосчастную сорочку. Ну что ж, пришло время мстить...
  
***
Возвращение к реке всколыхнуло в душе неприятные чувства, но разобраться нужно сейчас, как и наказать виновных. Хасс с привычным невозмутимым видом сидел на берегу, а рядом тряслась бледная растрепанная Далея.
- Хассияр, иди назад. Я все же не полностью доверяю эльфу, а зная, что ты там, буду чувствовать себя спокойней. Здесь и один вполне справлюсь.
Дух степей кивнул и молча покинул берег. Ну что ж, приступим. Вздохнул и перевел взгляд на травницу. Видимо, совсем не добрый взгляд, так как она завыла. Я поморщился и раздраженно рыкнул:
- Замолчала! Пока я держу себя от желания задушить тебя мгновенно, ты имеешь шанс смягчить свою участь. Рассказывай, только кратко.
Травница замолчала и стала быстро выкладывать, срываясь на всхлипы:
- Я просто не хотела умирать! А они предложили сделку - жизнь в обмен на молодость. Я не смогла отказаться, разве ты не понимаешь? - сорвалась она на крик, а потом начала раскачиваться, глядя в землю, и зло тихо шипеть: - Никто бы не заметил, подумаешь, вышла ночью из дома и попала в лапы дикого зверя. Она бы получила новую долгую жизнь, почти бессмертную, а я пожила бы еще месяц красивой и молодой. И никто бы не узнал. Как ты сумел проснуться? - подняла она на меня свои высветленные старческие глаза.
Человеческая жадность! В погоне за жизнью, они забывают ее ценность.
- Скольких ты погубила? - холодно спросил у этой ведьмы, проигнорировав ее вопрос.
- Они только выиграли от своей смерти, они будут жить вечно...
- Сколько?! - перешел я на крик.
- Двенадцать, - выплюнула травница.
- Что тебе давали взамен?
- Воду, - зашипела она.
Ясно, так и думал. Живая вода. Теперь я хорошо понимаю, почему ее аура показалась странной. Магия живой воды не проходит бесследно для человеческой души. Ею нельзя злоупотреблять.
- Чего же ты сама не последовала за своими жертвами? Получила бы тоже вечную жизнь? - недобро ухмыльнулся я.
Далея побледнела. Что же ты? Не хочешь такой жизни? Теперь я знаю, какое наказание тебе назначить.
Больше не обращая внимания на старуху, а именно ею она и была, спустился к самой воде. Облака рассеялись, выпустив из своего плена лунный свет и позволяя лучше видеть в темноте. Ну что ж вы девочки прячетесь? Я ведь вас еще при купании заметил.
- Мариш, выходи. Ты ведь здесь. Не заставляй меня применять призыв, - произнес я обманчиво ласковым тоном, ожидая появления предательницы.
Несколько минут тишину нарушал лишь тихий плеск воды и раздражающий вой старухи. Мне уже хотелось начать призыв, больше я ждать был не намерен. Однако, словно почувствовав мое настроение, под водой засеребрилась чешуя, отбрасывая блики от света лун. Недалеко от берега вынырнула светлая макушка, а затем появились и большие голубые глаза, которые со страхом смотрели на меня. Правильно боишься, моя хорошая.
- Ну, здравствуй, красавица. Соскучилась? - спросил с улыбкой.
Русалка быстро вынырнула по пояс, отчего налитая пышная грудь соблазнительно качнулась, и, сложив тонкие изящные руки в умоляющем жесте, звонким тоненьким голоском запричитала.
- Валентинчик, прости, мрак попутал, мы больше не будем.
Я не ответил. Конечно, не будете, я не позволю этому повториться. Мне стало любопытно, что она еще скажет. На мою молчаливую реакцию русалка растерянно обвела взглядом водную поверхность, словно в поисках поддержки, и опять жалобно посмотрела на меня.
Всегда восхищался этими созданиями. Из всей разумной высшей нежити они казались самыми веселыми, милыми и добрыми. И это не считая их удивительной красоты. Жаль, что моя добрая вера в них канула в небытие. Все же нежить нельзя идеализировать, какой бы хорошей и светлой она ни казалась.
Мне очень жаль, что я вынужден поступить с ними жестоко.
- Иди сюда, Мариша, - поманил я ее пальцем и стал помахивать сорочкой с вышитыми на ней рунами подчинения.
Русалка еще больше округлила глаза, видимо, узнавая вещь в моих руках, но поплыла ко мне, остановившись в паре метрах.
- Ближе, Мариша.
Русалка в панике оглянулась назад, но ни слова не сказала, только сглотнула и медленно приблизилась ко мне. Я же шагнул навстречу, оказавшись по пояс в холодной воде. Она как завороженная следила за моими движениями. Я стоял практически вплотную, ощущая сквозь промокшую рубашку острые соски красивой молочно-белой груди. Медленно поднял руку и нежно провел кончиками пальцев по щеке русалки, спустился к ее тонкой шейке и сомкнул на ней пальцы, притягивая еще ближе.
- А вам чего не хватало? - интимно прошептал на ушко. - Скучно жилось в моей империи?
Русалка испуганно хлопала глазами, хрипела, вяло извиваясь хвостом, но сильно не сопротивлялась. Правильно, не нужно меня еще больше злить.
- А ведь я дал вам приют и спрятал от всего остального мира с одним условием - жизнь неприкосновенна! Так нет, вам захотелось... чего? Расширить территорию? Банально завести новых подружек? Даже не хочу слышать ваших оправданий! Потому что их для меня просто нет!
Я видел, что русалка раскаивается, если это чувство знакомо нежити. Ее глаза стали ярко голубыми, прозрачными и невероятно большими, будто она сейчас заплачет. Вот только это тоже им недоступно. Был еще один момент, который меня интересовал.
- Хм... А водяной в курсе, что вы у него брали живую воду?
Судя по тому, что Маришу затрясла мелкая дрожь, то нет. Это радует. С предательством еще одной нечисти мне возиться не хотелось.
- Пожалуйста, повелитель, - о, как залепетала, - не говорите водяному, он нас...
Закончить фразу русалка не смогла. Я сдавил сильнее ее тонкую шейку и отбросил от себя. Она на миг исчезла, а затем появилась по плечи из воды, все также затравлено глядя на меня. Я не боялся, что она сбежит, все равно найду, и она это тоже знает.
- Зови своих новеньких.
Прав был Дарий. Вот и странность увеличения числа русалок раскрылась. Надо все же внимательней относиться к подозрительным на его взгляд вещам.
Минуту ничего не происходило, но я знал, что она связана со своими сестрами ментально. Мариша была самой древней из них, а потому и старшей. И вот из воды начали появляться разноцветные макушки. Передо мной, испуганно взирая глазами всевозможных расцветок, предстали двенадцать прекрасных русалок.
- Не бойтесь девочки. Вы ни в чем не виноваты и вас я не трону.
Мои слова стали для них своеобразным бодрящим бальзамом, потому что они разом заулыбались и радостно загомонили. Среди этой звонкой какофонии я понял, что они рады со мной познакомится и вообще ни о чем не жалеют, так как забыли о своей человеческой жизни. Мне же их было искренне жаль, да и не только их. Ведь кто-то потерял дочь, кто-то возлюбленную и нежную сестру, а мир не увидит их детей, которым возможно суждено было изменить его к лучшему.
А еще они просили за свою сестру. Но я не могу простить... И дело даже не в том, что она пыталась забрать Лисену, а в том, что погибли невинные, и все это происходило за моей спиной целый год, нарушив договор...
Перевел взгляд на Маришу, которая, с грустью и обреченностью смотрела на меня. Русалки дружно замолчали, а я решил не тянуть с приговором и исполнением наказания.
- Прости Мариша, но предательства я не потерплю. Вечность во мраке будет тебе наказанием за прерванные судьбы. А вам это будет уроком, - посмотрел на русалок, которые разом поникли и с грустью глядели на Маришу, мысленно с ней прощаясь. Я же постарался задушить в себе жалость.
Моя магия уже незаметно окутала русалку сетью огненного заклятия. Постараюсь сделать все быстро, хотя ей все равно будет больно. Для нежити с водной магией огонь - самая страшная смерть. Но другого способа я не знаю.
Мариша поздно почуяла заклинание. Она попыталась вырваться, но сеть держала крепко, все сильнее сжимая свои объятия. Вот она достигла русалки, и я резко влил максимально возможное количество своей силы. Миг - и на воде образовалась тоненькая пленочка пепла. Природа моего огня такова, что сжигает даже в воде.
Наступила мертвая тишина... Не выла больше травница, молчали, испуганно хлопая глазами русалки, даже быстрое течение реки остановилось, словно время застыло в это мгновение. Для меня это тоже был тяжелый поступок. Одно дело убить, защищаясь в бою, и совсем другое - судить.
- Ольшана, - позвал я, и время отмерло, запустив движение реки.
На мой зов появилась еще одна русалка, черноволосая, зеленоглазая и такая же невероятно красивая. Теперь она станет их старшей сестрой и той, кто будет отвечать за их поступки.
- Вот это, - развернул сорочку, - не должно повторится! Ясно?
- Да, повелитель, - склонила голову русалка, а я сжег сорочку своим пламенем.
- И за пределы моей империи больше не выходить! Иначе вас всех ждет участь Маришы. А в наказание, я выполню просьбу водяного, который давно на вас жалуется и требует разрешение завести кикимору. Вот под ее контроль вы и поступаете.
- Нет, Валентинчик...
- Не надо, пожалуйста...
- За что?
- Тихо! - прервал я этот жалобно застонавший хор. - За поступок одной наказаны будут все. А теперь зовите водяного и свободны.
Не прошло и минуты, как русалки исчезли, а передо мной возник хранитель источника живой воды.
- Доброго здравия тебе, Валентин, правитель драконов, - склонился в поклоне водяной, коснувшись зеркала воды лбом, на котором поблескивали в лунном свете зеленоватые чешуйки.
Такие же чешуйки покрывали его лысую голову, на которой топорщился острый гребень, спускающийся по спине, хвосту и заканчивающийся широкими пластинами плавников.
- Забирай, она твоя. Я снимаю запрет на утопление живых существ в отношении только этой женщины, - указал рукой на сидящую на траве Далею, которая расширившимися от ужаса глазами смотрела на водяного. - И помни, в дальнейшем отвечаешь за нее головой.
Водяной же в свою очередь тоже заметил травницу, и в его глазах загорелся недобрый огонек, а тонкая прорезь рта растянулась в кровожадной улыбке, явив не один ряд острых зубов. Он нырнул под воду, а вынырнул статным красивым юношей, который был полностью обнаженным. Да уж, я оценил фантазию Далеи. Одним словом - женщина!
Смотреть на соблазнение и утопление травницы с поеданием отдельных частей ее тела я не стал. И так хватает в жизни отвратительных вещей.
Прошел мимо Далеи, в глазах которой больше не было страха, а только вожделение. Вот и обзавелся кикиморой... Это ж надо! Всю возможную разумную нечисть собрал на своей территории! И где благодарность? Хорошо хоть не сильно буянит.
Спать хотелось неимоверно, все же бессонная ночь, полная переживаний, меня подкосила. До дома я добрался очень быстро. Эту дорожку я наизусть выучил и на всю жизнь запомнил, спасибо русалкам.
Во дворе было пусто, только дымился разрушенный сарай да тихо пофыркивали лошади. Не задерживаясь, осторожно зашел в дом, где и нашел всех своих спутников, которые бодрствовали и ждали меня. Спала только Лиси. Быстро рассказал придуманную на ходу казнь травницы. Не про водяного же рассказывать, только лишние вопросы вызову. Ну и объяснил, что случилось с Лисиеной и нами. Про разговор с русалками конечно же тоже умолчал.
Уезжать сейчас же смысла не было, поэтому решили отоспаться здесь, а днем продолжить наш путь. Лира забралась на печь, за ней последовал Хасс. Девушка пыталась сопротивляться и тихо ругалась на манер горных троллей, но видимо уступила не менее упрямому духу степей, так как уже через минуту оттуда не доносилось ни звука. Эльф презрительно окинул меня взглядом и вышел на улицу. Я про себя фыркнул. Ну и ладно, мне так даже спокойней. Хочет ночевать на улице - пусть ночует. Вроде бы и надо его поблагодарить за спасение Лисиены, но язык не поворачивался сказать нужные слова. Для демона и то проще их произнести. Но не сейчас...
Подошел к моему огонечку и присел на край лавки. Она безмятежно спала, нахмурив лобик. Бедная девочка, столько пережить... А еще этот амулет Вирены, будь он не ладен, не дает мне покоя. Я смотрел на нежные черты лица девушки и все больше осознавал, что не смогу без нее. Хотелось прикоснуться, притянуть в свои объятия и не отпускать до утра. Но я боялся ее разбудить, поэтому встал и побрел к двери, на которую и наложил мощное заклинание защиты. Про себя со злорадством пожелал эльфу зайти в дом. Его бы развеяло мгновенно, но не заметить предупреждающие всполохи может разве что слепой. Все, теперь можно и поспать. Как дошел до лавки, которую ранее занимала Мелира, уже не помню. Казалось, сон настиг меня еще до того, как я лег.
  
***
Лисиена
Я стояла на берегу реки, воды которой освещали две луны, и они почему-то были красного цвета, придавая окружающему пространству зловещий окрас. Холодный ветер трепал мои волосы, посылая мурашки по телу, а в груди тлело чувство ожидания...
Внезапно мимо меня пронесся человек и с разбега нырнул в воду. Мне стало интересно, кто же это решил искупаться ночью, да еще в такую холодную погоду. Подошла поближе и увидела мужчину, окутанного тьмой. Стала вглядываться пристальнее, но что-то разобрать мешали его быстрые движения. Он то нырял, надолго исчезнув из вида, то появлялся и кого-то звал. Мне он казался каким-то знакомым, очень близким... Может, я его знаю?
Вот он опять нырнул и спустя пару минут появился на поверхности, но уже не один. Одной рукой мужчина удерживал девушку, пытаясь при этом плыть к берегу, загребая второй рукой. И тут ракурс сместился, и я четко увидела его бледное испуганное лицо. Это же Валентин... Сердце забилось быстрее, а разум пронзило беспокойство. Перевела взгляд на девушку и с ужасом узнала в ней себя. Как такое может быть? Сердце ухнуло вниз, от страха волосы на голове зашевелились.
И вот я уже стою на берегу, где Валентин пытается привести моего двойника в чувство. Я вижу его страдания, его полные боли и ужаса глаза. Черты лица от горя исказились настолько сильно, что на него страшно смотреть. И мое сердце страдает вместе с ним.
Пытаюсь сказать, что я здесь, живая... Но ни слова не вырывается из моего рта. Хватаю его за плечи - и мои руки проходят сквозь него. Паника, ужас накатывают волной, и внезапно приходит осознание... Я сплю, и сон не мой... Это его сон, моего ставшего родным Кошмара...
  
Глава 13
Лисиена
Я распахнула глаза, а в мыслях в такт глупому сердцу бьется испуганной птицей фраза 'это всего лишь сон, только сон'. А ведь он спасал меня. Не задумываясь, прыгнул в воду.
Сон был настолько живым, что никак не хотел отпускать из своих сетей. Надо подумать о чем-нибудь другом, чтобы вернуться в реальность. Перевела взгляд на потолок. Темные балки, трещинки расходятся тонкими нитями узора, паутина в углу и черная точка паука-охотника.
Что же вчера произошло? Я ведь не должна сейчас дышать, жить? Неужели этот сон - отражение реальных событий?
Пролетевшая сонная муха угодила в расставленные сети. Она пытается вырваться, а паук в этот момент ее борьбы за жизнь не спеша крадется к своей жертве.
Нужно встать и обо всем спросить Мелиру. А ведь я не знаю, что с остальными! А вдруг они тоже пострадали!
Паук накинулся на свою жертву, а я резко села. Одеяло сползло, и обнаженной кожи коснулся холодок. Я голая?! Быстро подхватила одеяло, заворачиваясь в него, и посмотрела в сторону лавки, где должна была спать Лира. Но вместо нее взгляд наткнулся на спящего Валентина. Я покраснела и плотнее закуталась в одеяло.
Обвела взглядом горницу и больше никого не нашла. Опять взглянула на Валентина. Ему явно снилось что-то плохое. Кулаки, лежащие на груди, с силой до побелевших костяшек сжимали одеяло, лицо было сосредоточенным, хмурым, а по вискам, несмотря на холод в доме, стекал пот.
А вдруг ему сниться тот сон, от которого я до сих пор не до конца избавилась?
'Его надо разбудить' - решила я и, придерживая одеяло на груди, встала босиком на студеный пол. На цыпочках добежала до Валентина и присела на краешек лавки. В голове пронеслась мысль, что может сначала стоило бы поискать свою одежду. Не хотелось бы предстать в таком полуобнаженном виде перед проснувшимся Валентином, но тут мужчина издал полный боли тихий стон, и я выкинула все мысли из головы.
- Валентин, - осторожно коснулась его плеча, - это всего лишь сон, проснись.
Как я оказалась на спине, прижатая сильным мужским телом, совсем не поняла. Вот я сидела на лавке, а в другую секунду уже ощущала спиной нагретую постель и тяжесть чужого тела. Попыталась сделать вдох, глядя в мутные золотые глаза, но кислород никак не хотел вдыхаться. В тишине послышался мой хрип, и уже в следующую секунду я оказалась сидящей на коленях в сильных, но бережных объятиях.
- Прости... Прости моя маленькая... - зашептал в мои волосы проснувшийся Валентин. - Не делай так больше... Никогда не буди меня, если я не просил. Я ведь мог тебе что-нибудь сломать.
А я, наконец, сделала вдох, почувствовав на языке аромат свежести и горного вереска, и единственная мысль, которая заботила меня в данный момент - это одеяло, которое сейчас было совсем даже не на мне.
- Эм... - постучала я кончиками пальцем по сильной спине, наслаждаясь таким вкусным ароматом, и неуверенным голосом продолжила: - Валентин, а ты не мог бы закрыть глаза и отпустить меня?
- Ты живая... - посмотрел он в мои глаза, а я поняла, что еще больше краснею. - Я тебя больше никуда не отпущу. Даже не проси.
Ну, я как бы и не против. Вот оденусь, выясню ответы на интересующие меня вопросы, и если они меня удовлетворят, можешь и не отпускать. И тут Валентин тоже заметил мой вид, судя по тому, что я почувствовала своим мягким местом. А улыбка, которая стала растягиваться на его соблазнительных губах и задорные искорки в глазах стали тому подтверждением.
- Я очень везучий дра... кхм... человек, - загадочным тоном произнес он.
Ох... Ну, вот как его теперь отвлечь?
- Это ты приходишь в мои сны? - глупый вопрос вырвался раньше, чем я успела все хорошо обдумать.
Его лицо вмиг стало серьезным и задумчивым. А я быстро соскочила с таких удобных колен и схватила лежащее на полу одеяло. Но вот укутаться не успела. Одеяло было выхвачено из моих рук и меня, перехватив за талию, стали в него укутывать.
- Соблазнительница, - хрипло пробурчал Валентин, - в таком виде ко мне додумалась прийти... Я ведь не железный. И да, это я.
- Что? - не поняла последней фразы.
Или это был ответ на мой вопрос? Мужчина уже закончил меня укутывать, подхватил на руки и опять усадил к себе на колени.
- Давно надо было поговорить, - заправляя выбившуюся рыжую прядь мне за ушко, продолжил Вал. - Ты права, огонечек, это я приходил в твои сны. И я совсем не хотел тебя пугать. Просто там ты могла видеть мою истинную сущность, которую возможно и испугалась.
- Потоки тьмы? - перебила я.
- Да, родная. Но это не совсем тьма. Я покажу тебе другого себя, если не боишься. Но не здесь.
Мне стало страшно и любопытно одновременно, и я кивнула.
- А зачем ты приходил в мои сны?
Валентин скривился и отвел взгляд.
- Моя сущность выбрала тебя, - ровно произнес он.
Сердце почему-то замерло, надеясь на совсем другой ответ, вот только что я хотела услышать? Признание в любви?
- А ты? - против воли вырвался тихий обиженный вопрос.
Я покраснела и опустила взгляд, надеясь, что меня не услышат или проигнорируют.
- Посмотри на меня, - мягкий тихий голос.
Ну вот, услышал. Подняла смущенный взгляд и утонула в золотистом свете его глаз.
- То, что выбрала моя сущность, есть и мой выбор. Навсегда. И если ты согласишься разделить мою долгую одинокую жизнь, я стану самым счастливым и постараюсь сделать счастливой тебя.
Это что, признание? Предложение? Сердце забилось сильнее, радость от его слов растеклась согревающим теплом в душе. И я постаралась вложить свое счастье и свой положительный ответ в поцелуй, на который мне ответили с нежной страстью. Время застыло, превратив это мгновение в минуты блаженства.
Кислорода стало катастрофически не хватать. Валентин оторвался от меня и счастливо рассмеялся, одновременно вскакивая с лавки вместе с тяжело дышащей мной. И тут же начал кружиться, сжимая меня все сильнее. Я взвизгнула и попыталась освободить руки из плена одеяла, чтобы обнять его за шею. В итоге мы чуть не повалились на пол.
Валентин остановился и с нежностью в глазах, улыбаясь, смотрел на меня. А я, наконец, смогла высвободить одну руку и дотронуться до такой милой ямочки на его щеке, затем провела кончиком пальца вдоль кромки темных волос на лбу, спустилась к виску и разгладила пальчиком так понравившиеся мне улыбательные морщинки. Волна нежности в душе просила выхода, и я осторожно провела ладонью по его щеке, спускаясь все ниже. При этом не могла оторвать взгляд от его губ, которые больше не улыбались.
- Лисенок... - хриплый полурык полустон.
Затуманившимся взором посмотрела в его лицо и поняла, что он очень сильно возбужден. Пылающие золотом глаза, раздувающиеся крылья носа, челюсти сжаты так сильно, что только желваки ходят. И аромат горного вереска, пропитавший меня насквозь...
Я сглотнула и убрала руку, не зная, куда деть глаза и свое смущение. Ситуацию спас скрип двери и Лира, которая появилась на пороге.
- Эм... Может, я попозже зайду? - неуверенно произнесла она и собиралась уже уйти, как в тишине одновременно раздался наш ответ.
- Нет!
- Да!
Лира застыла и перевела на нас удивленный взгляд:
- Так да или нет?
- Ладно, проходи, - недовольно рыкнул Валентин.
А до меня дошло, какая картинка предстала перед подругой. 'Все, мне надоело краснеть! Пусть думает что хочет! Но как же стыдно...' - мысленно взвыла. Валентин посадил меня на лавку и сел рядом. Эм... А отвернуться? И я уставилась на него.
- Что? - наигранно воскликнул, будто совсем не понял, а затем подмигнул и отвернулся к окну.
Ну, наконец-то... Мелира подала мои вещи, и я быстро оделась.
- А теперь объясните мне, каким образом вы успели подцепить демона, которого мне теперь нужно благодарить за спасение Лисиены? - прозвучал в тишине ровный вопрос Валентина.
Мелира вдруг начала кашлять, подавившись выловленным из банки соленым огурчиком, а я уронила расческу, которую нашла на полке среди многочисленных баночек с травами. Мы с подругой переглянулись, молча решая, кто будет рассказывать. Я состроила просительную рожицу, на которую Лира закатила глаза и, вздохнув, выложила все, начиная от встречи с дриадами и спасения Гората. Лицо Валентина по мере рассказа все больше мрачнело, а я осторожно и по возможности незаметно все ближе подвигалась к выходу, на ходу расчесывая слипшиеся от речной воды волосы.
И вот за расчесыванием одного особо запутанного колтуна я и не заметила, как рядом оказался Валентин. Одной рукой он обнял меня за талию, второй поймал выпавшую в очередной раз расческу, и проникновенным ласковым голосом зашептал в мое острое ушко:
- Добрая моя девочка, ну и чем же ты думала? Явно не своей прелестной огненной головкой, а этим большим и добрым сердечком, - ткнул он пальцем в мою грудь. - Положить бы тебя на мои коленки попкой вверх и отшлепать по этому самому месту, чтобы неповадно было спасать всяких опасных представителей разных рас. Да боюсь, что не смогу сдержаться и вместо наказания мы получим занимательную игру.
От его слов и горячего дыхания кровь забурлила, низ живота стало сладко тянуть, по телу прошла дрожь, а щеки наверняка снова приобрели яркий красный цвет.
Валентин вдруг шумно втянул воздух у моего уха и, подняв меня, перенес от прохода в сторону. Тут же дверь открылась, и в дом зашел Хассияр.
- Доброе утро, - поздоровался он и прошел к столу, чтобы положить на него ощипанную тушку какой-то птицы.
К нему тут же подошла Лира, в руках которой был чугунок и нож, и они вдвоем стали колдовать над птичкой. А мы, молча, стояли в сторонке, и я с удивлением опять отметила слаженность их движений. Причем не было ни ругани, ни гневных взглядов. Словно они - давно сложившаяся пара. Неужели и Лира нашла свою судьбу и, наконец, призналась сама себе в том, что ей нравится Хасс?
- Пойдем, лисенок, позовем твоего демона, - прошептал мне на ушко Валентин, чем отвлек мое внимание от подруги.
Я высвободилась из его объятий, сразу почувствовав холод и какую-то пустоту, положила расческу на лавку и мы вышли на улицу, где я сразу заметила эльфа, натягивающего тетиву на лук. Видимо, это его заслуга по добыче нашего обеда.
Мое сердце дрогнуло при виде задумчивого и немного грустного красивого лица, и я решительно направилась в его сторону.
- Светлого утра, Ситарэль. Я...
- Света в жизни, - поклонился эльф и с грустной улыбкой ласково посмотрел на меня. - Как ты себя чувствуешь, Лисиена? Что-нибудь болит? - и приложил руку к моему лбу.
Позади послышалось глухое рычание. Ситарэль тут же убрал ладонь и бросил злой взгляд мне за спину. Я тоже повернулась, и заметила, как колючий вид Валентина тут же сменился невинной улыбкой для меня. Вот уж, мужчины! Повернулась обратно и стала свидетелем такого же изменения. Вздохнула и продолжила наш разговор:
- Все хорошо и я поблагодарить тебя хотела. Ты спас мне жизнь. Спасибо тебе! - и привстав на цыпочки, поцеловала эльфа в щеку, отчего его лицо вытянулось, а глаза застекленели.
Чего это он?
- Не за что. Я с радостью это сделал, - сдавленно произнес Ситарэль, - а теперь прошу меня простить, - и, поклонившись, быстро направился в сторону леса.
Проводив удивленно его напряженную спину, перевела задумчивый взгляд на Валентина. Тот неожиданно оказался в шаге от меня и каким-то резким нервным движением притянул к себе за талию и обнял за плечи:
- Давай уже с демоном поговорим.
Я кивнула и стала размышлять, как же позвать этого самого демона.
'Тут я, нечего так напрягаться мозг, морщины появятся' - недовольно пробурчал голос в моей голове.
- Тут он, - вслух предупредила Валентина, надувшись на Гората.
- Сам появишься или помочь надо? - ровным голосом произнес в пустоту Вал.
- Не надо, мне и так нелегко жить с осознанием, что я попался какой-то девчонке, так еще и с твоей меткой хожу, - возник из воздуха демон, который стоял, облокотившись о забор.
Валентин при его появлении прижал меня сильнее, словно боялся, что меня украдут. Интересно, о какой метке речь? Когда это Валентин успел что поставить?
- Я сниму свою метку и в благодарность за спасение Лисиены расскажу кое-что о проведенном ею обряде, что поможет снять привязку. Но я также хочу клятву на крови, что ты после освобождения не причинишь вреда ей, мне и кому-либо еще, кто нам дорог, не станешь мстить сам и подсылать к нам тех, кто причинит вред вместо тебя.
После этой тирады на Гората было страшно смотреть. К полыхающим красным глазам я уже успела привыкнуть, а вот изменения, которые стали происходить с его телом пугали до дрожи. Причем меня на самом деле начало трясти.
- Демон, я с тобой шутить не буду, - послышался грудной, злой и не менее страшный незнакомый голос.
А потом до меня дошло, что это произнес Валентин. Опустила взгляд и заметила, что меня обнимают черные когтистые лапы, которые будто покрыты змеиной кожей с крупными пластинами чешуи. Богиня, кто же это? В голову не приходила ни одна раса, которая могла бы так меняться. Может он тоже хемминг? Нет, тут что-то другое и мне уже страшно столкнуться с его второй сущностью.
В это время демон начал принимать свой человекоподобный вид, но злой полыхающий взгляд никуда не делся. Руки Валентина тоже стали прежними, как и ледяной голос, который произнес:
- Еще раз напугаешь Лисиену - и я достану тебя даже без метки. Поверь, моих сил хватит не только на поиск демона.
Недоговоренность фразы повисла реальной угрозой, даже мне захотелось куда-нибудь спрятаться и никогда не попадаться Валу на глаза.
- Не буду пугать, - ухмыльнулся Горат, - ты делаешь это не хуже. И да, очень интересно, как тебя занесло так далеко от Мертвых Земель.
Мертвых Земель? Так он оттуда?! Я покосилась на побледневшего Валентина, который на мгновение сильно сжал мои плечи, причинив неосознанно боль, но тут же ослабил хватку, опомнившись. Только лицо осталось напряженным. Мне очень хотелось с ним поговорить, но ведь он и сам обещал показать себя другого, только вот я теперь не уверена, что хочу знать, кто он.
Любопытство боролось со страхом, который в итоге уступил. Да, знаю, что я глупо поступаю, но он доказал не раз, что ему можно доверять. Ладно, не буду настаивать на разговоре и подожду решения Валентина.
- Да не переживай ты так, - беспечно и уже веселей продолжил Горат, - я больше не скажу ни слова о твоей природе, которую ты мне так любезно продемонстрировал. И да, не ожидал и впечатлился. Так что я согласен принести клятву ради освобождения от этой... эм... прекрасной леди.
Угу, сделал комплимент. По глазам и наглой морде вижу, что хотел сказать что-нибудь о моем умственном развитии.
- Лисиена, иди в дом, - обратился ко мне Валентин и развернул за плечи, подтолкнув в нужную сторону.
По инерции прошла пару шагов и остановилась. Меня что, выгоняют? А я тоже хочу знать, как Горат может избавиться от меня! Развернулась и просительно посмотрела на Валентина. Он правильно понял мой взгляд.
- Ладно, - вздохнул, - но сначала клятва, - посмотрел на демона.
Горат противиться не стал и слово в слово повторил фразу клятвы, сказанную ранее Валентином. Во время произнесения острым когтем вспорол вену на руке и пролил на землю пару капель, завершив все твердым 'клянусь!'. А затем перевел насмешливый взгляд на меня.
И что, это все? А я ждала какого-нибудь иного проявления свершившегося действа. Молний там, вспышек света, в общем, зрелища, так как клятву на крови видела впервые, и вообще они запрещены, так как опасны для жизни. Но, видимо, все просто. Да и Валентин удивления не проявлял, значит все правильно.
- Я свою часть договора выполнил, - с намеком произнес Горат.
Валентин удовлетворенно кивнул и повернулся ко мне:
- Из рассказа Лиры я понял, что обряд был проведен днем при свете солнца, так? - я кивнула. - И ты не знала, что проводишь обряд, но твоя кровь все же попала в рот демона вместе с метелицей кровавой, да?
Опять кивнула, а Вал продолжил:
- Такой обряд должен проводиться на специальном алтаре, в день полного двойного лунного затмения. Только тогда он имеет необратимые последствия. Демон или другой привязываемый теряет себя полностью, становится безвольным рабом и не способным предать телохранителем. В противном случае, а особенно в вашем, обряд имеет слабую привязку и легко разрушается мощным всплеском силы. И я знаю, что у тебя, Лисиена, такой намечается в ближайшем будущем.
Это он что имеет в виду? Если только зарядку загадочного амулета Вирены? И вообще, откуда он все это знает? Эх, надо было раньше все рассказать Валентину...
Демон перевел задумчивый взгляд на меня:
- Ясно. Значит, подождем, - и, как обычно, не прощаясь, исчез.
- А что за метка, о которой он говорил? - обратилась я к Валентину.
Он развернул меня лицом к себе и с нежностью посмотрел в мои глаза.
- Уже не важно, я ее снял.
Хм... Ну, не хочешь говорить - не надо. И когда только снять успел?
- Все будет хорошо, огонечек, - произнес Вал и, чмокнув меня в носик, отчего я перестала хмуриться и вообще забыла о метках, демонах и прочих проблемах, повел в дом.
А там были такие ароматы! Живот сразу стал напоминать о голодном и некормленом себе характерным урчанием, а я начала давиться слюной. Из-за этого не сразу обратила внимание на нашу враждующую парочку. Или уже не враждующую?..
Сейчас они, конечно, стояли по разные стороны помещения. Но вот когда мы только вошли, Хассияр прижимал Лиру к печи. Что они делали, остается только предполагать, ибо Хасс стоял к нам спиной, закрывая собой подругу. Но стоило нам появиться, как она поднырнула под его рукой и отошла к окну.
Я направилась к Мелире, а Валентин - к Хассу. Вот тебе и разделение фронтов.
- Все хорошо? - дотронулась до плеча Лиры.
- Да, а что такое? - с нервной улыбкой произнесла та.
- Да нет, ничего, - и покосилась с намеком на Хасса.
- Пойдем, я тебе помогу умыться, - так же загадочно произнесла она и потянула меня на выход. - Все равно обед только минут через двадцать будет готов.
Проходя мимо мужчин, уловила обрывок разговора:
- ... что-то давно их не видно, может вампиры что задумали и планируют... - тихо говорил Валентин.
Дальше я уже не слышала, так как дверь захлопнулась за спиной, отрезая от моего слуха заинтересовавший меня разговор. А ведь действительно... Два нападения были с разрывом в сутки, а потом тишина. Если взять во внимания мою причастность к защитному амулету и вампиры об этом узнали, то наверняка стоит ожидать их визита. Все-таки один же смог сбежать с последней нашей встречи. Странно как-то все это...
Тем временем мы уже подошли к баньке. Внутри было все также темно и за ночь помещение полностью остыло. Я подогрела оставшуюся в бочке воду и приступила к утренним водным процедурам. Лира поливала мне из ковшика.
- Он предложил уехать с ним в Зирданские степи.
Я отряхнула руки от капелек и, моргая от попавшей в глаза воды, удивленно посмотрела на Лиру, которая продолжила:
- Он принадлежит к духам степей. И я спросила про его жену...
Мелира замолчала, а мне стало до невозможного любопытно.
- Ну? Что он ответил? - нетерпеливо подтолкнула Лиру к ответу.
- Ничего, побледнел только, молчал минуту, а потом вы появились.
- Извини...
- Да ничего, я и так все поняла.
- И что ты решила? Ведь ты его... эм... Он же тебе нравится.
Лира видимо догадалась, что я хотела сказать 'любишь', так как с мягкой улыбкой посмотрела на меня и грустно сказала:
- Люблю... Но не смогу играть роль любовницы. Поэтому я покину вас еще до Светлого Леса, на последней ночевке. Ты не будешь на меня обижаться?
Бедная моя девочка... Ну почему ей должно быть так больно? Почему Судьба не свела ее с тем, кто будет достоин ее любви?
Я быстро высушилась, плюнув на так и не заполнившийся до конца резерв, и обняла Мелиру.
- Я только попрошу подумать хорошо и поговорить с Хассом еще раз. Может все не так как кажется. А на тебя я никогда не буду обижаться, ты ведь моя лучшая подруга.
Я отстранилась и посмотрела в ее яркие голубые глаза.
- Спасибо, лисенок, но я не изменю своего решения. Слишком больно мне будет слышать из его уст то, что я поняла по глазам. А мне и так не просто. У хеммингов есть ужасная черта. Любовь до гроба называется. А гроб в нашей жизни находится на конце череды столетий. Если его, конечно, не приблизят недоброжелатели или несчастный случай. Так что, лучше больше не заводить больную тему, хорошо?
Ох, совсем у нее пессимистичные мысли...
- Но обещай найти меня, когда все закончится с этим амулетом, - тихо попросила я.
Лира как-то странно на меня посмотрела и задумчиво произнесла:
- Знаешь, я задумывалась над тем, как тебя потом найти. И есть один способ. У хемминга, попробовавшего кровь живого существа, остается отпечаток ауры последнего. Так я смогу отыскать тебя на любом расстоянии. По крайней мере, направление буду точно знать.
Да уж, хороший способ. Кровь не очень хотелось давать, что-то мне в последнее время не везет с кровопусканием. Я скривилась, но кивнула, соглашаясь. Лира взяла мое запястье и появившимися острыми клыками, от вида которых у меня сердце с ритма сбилось, прокусила кожу. Я отвернулась, переживая неприятные ощущения. Наконец, все закончилось, и ранка была перевязана оторванной частью от не совсем свежего вчерашнего полотенца. Увы, ничего лучше мы не нашли. Через пару дней не должно остаться и следа. Моя слабая регенерация удивляла всех, даже меня.
Вздохнула и посмотрела на брезгливо скривленное личико Мелиры. Она в ответ посмотрела на мое лицо, которое было ничем не лучше, и мы рассмеялись, тем самым частично сбросив напряжение.
- Ты иди, а я здесь приберу, - отсмеявшись, подтолкнула меня к двери подруга.
Я порывалась помочь, но меня настойчиво выпихнули из баньки. Видимо, ей хотелось побыть одной, и я ее могла понять, поэтому не стала настаивать.
Возвращаясь в дом, вспомнилась его хозяйка. Осознание того, что смерть была рядом, заставило кровь отхлынуть от лица, а волосы - зашевелиться. И тут боковым зрением я уловила мелькнувшее черное пятно, одновременно с этим раздалось громкое 'Каррр!' и перед глазами захлопала крыльями ворона, целясь в меня острым клювом. Я только и успела, что присесть и закрыть лицо руками.
Да что же это такое!? Какое-то глобальное невезение!
Вжик... Глухой стук и больше на меня никто не нападает. Убрала руки от лица и увидела лежащую передо мной ворону, в голове которой торчала изящная эльфийская стрела. Затем в поле зрения показались коричневые кожаные сапоги, которые брезгливым движением отбросили мертвую птицу в сторону, а спустя секунду передо мной так же на корточках присел Ситарэль. Он схватил меня за плечи и с беспокойством произнес:
- Ты как? Все нормально?
Пронзительный взгляд бегал по моему лицу, осматривая его на повреждения и, наконец, замер на моих глазах. И я прочитала столько эмоций, что первая мысль, которая пришла в голову - я все себе напридумывала. Нежность, сожаление, беспокойство... Разве это все можно выразить только одним взглядом? Но почему-то именно эти эмоции пришли на ум.
Я моргнула и резко встала, отчего руки Ситарэля скользнули по моим плечам, рукам, и задержались на бедрах. Я покраснела и сделала шаг назад, вырываясь. Ситарэль одновременно с этим убрал руки и встал.
- Все хорошо, - нервно покосилась на мертвую ворону. Стало жутко. - И спасибо тебе.
- Низшее заклятие подчиненной жизни. В ней была частичка души травницы, которая позволяла управлять птицей, - тихо объяснил эльф. - Поэтому она и напала на тебя в слабой попытке отомстить. И не за что.
Позади послышался стук двери, и через пару секунда рядом стояла Мелира. Ворону она тоже заметила и вопросительно посмотрела на Ситарэля. Тот только фыркнул, ухмыльнулся и ничего не отвечая, направился в сторону баньки. Все-таки странный он...
- Ну, так что случилось? - требовательно посмотрела подруга.
Пересказала последние события, которые Лира выслушала с непроницаемым лицом. Затем она взяла меня под локоток и повела в дом, пробурчав при этом 'ни на минуту нельзя оставить'. А мне стало обидно. Как будто это я виновата во всех моих злоключениях!
Но стоило увидеть на столе горшочек с тушеным мясом, которое издавало такой восхитительный аромат, что все обиды разом отошли на второй план.
Обедали, а судя по яркому солнышку, уже было именно время обеда, вчетвером. Эльф же опять не захотел к нам присоединиться. Всю подходящую еду было решено взять с собой. Чего добру пропадать? А вот сам дом вместе со всем хозяйством мужчины решили сжечь.
Полыхало ярко и не долго. Минут пять. До сих пор не могу прийти в себя, оставаясь в шоке от природы огня Валентина. У меня на сожжение вампира почти весь резерв ушел, а он целое подворье сжег и не побледнел даже.
- Лис? - тронула меня за руку Лира. - Пора ехать.
Отвела потрясенный взгляд от черного выжженного места, где огонь не оставил ни одной подсказки на то, что здесь вообще что-то было, и посмотрела на Валентина, который в напряженной позе стоял возле своей лошади и не отрывал от меня пристального обеспокоенного взгляда. И вот теперь он побледнел и отвернулся.
Неужели его взволновала моя реакция на увиденное? Вот уж, мужчина! Хотя, не буду врать, мне даже страшно представить каким уровнем магии он владеет.
Решительно направилась к нему и дотронулась до сильной руки.
- Валентин... - а что сказать? - Эммм... Ты все сделал правильно, и не переживай за меня, - покраснела.
А если он совсем не по этому поводу так на меня смотрел? Вот я дура!
Внезапно мою ладонь крепко сжали и потянули за руку, отчего я неожиданно попала в крепкие объятия развернувшегося Валентина. Уткнулась носом в его крепкую грудь, и первый же вдох аромата моего мужчины заставил голову закружиться.
Я подумала 'моего'? Эта мысль согрела, и стало так хорошо и уютно... Да, мой мужчина. Пусть и опасный, но мой... И сейчас он зарылся носом мне в волосы, шумно дыша и согревая своим теплом. Сильные руки обнимали за плечи, а я в ответ вцепилась пальцами в куртку на его спине.
- Не надо меня бояться, Лисиена, - тихий голос. - Я последний человек, который может причинить тебе вред. Никогда, слышишь, никогда не сомневайся во мне.
Как он догадался, что я испугалась? Неужели меня так легко прочитать? Но от его слов стало так хорошо, уютно, и я поняла, что совсем его больше не боюсь. Теперь я даже с каким-то нетерпением жду того момента, когда он раскроет передо мной свою сущность.
- Пора ехать, - немного отстранился от меня Вал. - Давай помогу.
Он обнял меня за талию, отрывая от земли, и понес к моей лошади. Осторожно и без видимых усилий поднял на вытянутых руках, подсаживая в седло.
- Спасибо, - тихо поблагодарила.
Его привычка носить меня на руках по любому поводу смущала и одновременно доставляла невероятное удовольствие. Только вот если он продолжит делать это все время, то наступит момент, когда просто не сможет меня поднять. Хотя, еще ни разу не видела толстого эльфа, пусть и полукровку. Но мало ли. Эх, ладно, пусть носит, я не против.
- Лисиена, что это? - тихий голос и мою руку снова перехватили, указывая на перевязанное запястье.
- Эм... Порезалась...
Валентин, не слушая моих возражений, размотал повязку, где виднелись две рваные небольшие ранки. Ну, вот и как объяснить такой 'порез'? Но, как ни странно, Валентин ничего не сказал, только скосил взгляд на Мелиру, которая тут же смутилась и отвернулась, и приложил ладонь к порезу. Золотистое сияние - и от ранки не осталось и следа. Последовавший за этим поцелуй всколыхнул в душе бурю эмоций, заставив меня опять покраснеть. Валентин довольно улыбнулся и направился к своему коню.
Спустя пару минут мы снова были в пути, оставив позади выжженное пятно, которое со временем исчезнет, залеченное жизненной магией леса.
  
Глава 14
Лисиена
Погода стояла просто чудесная. Даже не верится, что буквально сутки назад был ливень. Но дождик все же пошел на пользу. Зелень была свежей, чистой, яркой, дышалось легко, а ласковое солнышко прогрело воздух до идеальной комфортной температуры. Куртку я сняла давно и теперь все больше задумывалась над тем, а не расстегнуть ли пару пуговичек рубашки. Рукава то я уже подвернула.
Скосила глаза в сторону и в который раз поймала глубокий пронзительный взгляд Валентина, от которого становилось еще жарче. Но вот желание немного обнажиться пропадало. Я хорошо понимала, что он хочет, не маленькая. И если быть честной с собой до конца, была бы не против уступить его желанию, ведь оно было созвучно моему. Вот только сделать первый шаг я все равно не решусь. Слишком уж мало опыта у меня в этом деле. Да его в принципе вообще нет.
Вздохнула и решила потерпеть жару, все равно скоро станет прохладно, до заката совсем немного осталось.
Подруга с момента нашего отъезда молчала, погруженная в свои мысли, и я не хотела ей мешать, навязываясь ненужным сейчас разговором. Хассияр тоже ограничился всего парой слов с Валентином о корректировке нашего пути, из чего я поняла, что сегодня мы будем ехать вдоль реки, а завтра нужно взять левее, так как дальше будет непонятное магическое место, которое лучше обойти. Краем уха я услышала про какую-то деревню, но подробнее мужчины об этом говорить не стали. По их же расчетам в Светлом Лесу мы будем только к следующей ночи. Ну, осталось чуть больше суток. Это радовало. Надеюсь, они пройдут без приключений.
Остальное время Хасс тоже молчал и был задумчив, только бросал на Лиру такие же глубокие пристальные взгляды.
Ситарэль как обычно держался в стороне, и его явно что-то тревожило. На первый взгляд ничего необычного. Все такая же гордая прямая осанка, строгое красивое лицо. Но едва заметная складочка между бровями и побелевшие костяшки рук выдавали его напряжение.
От всей этой молчаливой реакции в воздухе искрило, и я с нетерпением ждала остановки на ночлег. Как-то не очень уютно ехать в такой компании. Хотелось перебраться к Валентину в его ставшие родными объятия и наслаждаться близостью сильного тела. Но не проситься же на ручки, как маленькой. Что он тогда обо мне подумает?
Тяжело вздохнула и стала по новой осматривать лесной пейзаж. Снова. Время тянулось медленно и лениво, к ноющей спине и затекающему мягкому месту я уже начинала привыкать.
- Давайте искать место для ночлега, - раздался в тишине голос Валентина.
Ну, наконец-то! Я даже оживилась, предвкушая возможность размять ноги. Солнце уже клонилось к горизонту и совсем скоро будет опять темно. В небе начали появляться первые звездочки, а через часик или даже раньше выглянут наши ночные светила. Вот и еще один день почти прошел.
Отыскав подходящее место мы, наконец, спешились и разбрелись по своим нуждам. Лира, конечно же, пошла со мной. Одна я точно больше не останусь. Возвращаясь, насобирали хвороста и, груженые охапками сухих веток, вернулись к нашей стоянке.
Костер разожгли быстро и приступили к ужину. Напряжение никуда не делось, все до сих пор молчали. А я вдруг подумала о Ситарэле. Он уже с нами пару дней и даже спас мою жизнь, а я о нем ничего не знаю. Да и он не спешит делиться своими мыслями. А ведь ему не просто должно быть с нами. Тяжело находиться в компании, где тебе большинство не рады. И чего все на него так взъелись?
Решительно встала и направилась в сторону эльфа, который как обычно сидел в стороне ото всех на поваленном стволе. Он заметил меня и удивленно приподнял бровь.
- Можно? - спросила разрешения присесть.
Ситарэль кивнул, продолжая с интересом на меня смотреть. А я не знала, с чего начать разговор.
- Ты что-то хочешь спросить, Лисиена?
Да уж... Надо начинать тренировать перед зеркалом выражение лица, а то моя мимика предательски выдает все мысли и намерения. Ну, раз он сам начал, то спрошу:
- А чем ты занимался так далеко от Светлого Леса? - и тут же поняла, что это вообще-то совсем не мое дело, и быстро добавила: - Но если это тайна, то можешь не отвечать.
Ситарель как-то грустно усмехнулся.
- Да нет, особой тайны я в этом не вижу. Два года назад ваш король направил Светлому владыке запрос с просьбой выделить опытного учителя по боевым искусствам для своих старших сыновей. А как ты знаешь, мы не особо хотим делиться своими секретами. Но политические отношения не позволили ответить отказом. Я находился по договору на службе, срок которой истек совсем недавно.
- И сейчас ты едешь домой, - сделала вывод я и вспомнила, что отец рассказывал когда-то о новом светлом, который появился при дворе. Он еще восхищался его боевыми навыками.
Неужели речь шла о Ситарэле? Тогда эльф должен был увидеть истинную сущность отца. Или ее все же можно спрятать от эльфа? Наверное, отец как-то решил этот вопрос. Отбросила эти размышления и вновь обратилась к Ситарэлю:
- Ты извини нас за такое подозрительное отношение к тебе, просто эта война и общее напряжение...
- Не извиняйся, Лисиена, тебе уж точно не надо. Ты очень добрая девушка и достойна счастья.
Эльф отвел взгляд, глядя перед собой, а мне стало неловко. Неожиданно мое внимание привлек Валентин, который подошел к Хассу и что-то тихо тому сказал. Но я-то все расслышала своими острыми ушами. И зачем это надо отвлекать и развлекать Мелиру? На этот вопрос ответ я не получила, так как Хасс ответил согласием на просьбу, и Валентин уже направлялся в нашу сторону, неприязненно посматривая на эльфа.
- Твой охранник пожаловал, - тихо усмехнулся эльф.
- Лисиена, не хочешь прогуляться перед сном? - не обращая внимания на Ситарэля, с серьезным видом предложил Валентин.
Я кивнула и снова виновато посмотрела на эльфа.
- Извини.
- Все хорошо, не переживай, - ответил тот.
Валентин подал мне руку, и я вложила в нее свою ладошку. При соприкосновении кожу словно кольнуло маленькой молнией и обожгло, отчего сердце забилось быстрее, а кровь прилила к щекам. Неужели я всегда буду так на него реагировать? Мало того, что волосы красно-рыжие, так еще и цветом кожи не буду выделяться.
Валентин нежно улыбнулся и рывком поднял меня с бревна, заключая в капкан сильных рук.
- Пойдем, я обещал тебе что-то показать, - загадочным голосом прошептали в мое ушко.
Неужели я сегодня увижу его сущность? Начала немного нервничать и от предвкушения чего-то таинственного и неизведанного тело начала бить легкая дрожь. Даже присутствие эльфа, который стал свидетелем такого внимания Валентина, забылось. А ведь я почему-то жутко смущалась именно его.
- Не бойся, огонечек, не стоит. Ты помнишь, что я тебе говорил? - почувствовала легкий поцелуй на своей макушке.
Кивнула и сглотнула ставший в горле комок. Валентин выпустил меня, но не мою руку, и потянул вглубь леса. Бросила взгляд назад на подругу, возле которой стоял Хассияр, и успела заметить, как она отвернулась от него и направилась к своему лежаку. Ох, пусть бы она с ним поговорила, вдруг все не так, как кажется. Кстати, я ведь могу и у Валентина спросить про его жену.
- Она давно погибла, лисенок, - ответил он на мой вопрос, который я и озвучила, - к сожалению, память не умирает и с этим приходится жить, родная. Но он двигается вперед. Надеюсь, что Мелира не упустит свое счастье.
Я так и знала! Надо рассказать Лире, когда вернусь. Жаль, конечно, Хасса, но ведь и он к ней неравнодушен. Им нет смысла бегать друг от друга.
В лесу было уже совсем темно, но безоблачное небо позволило осветить все вокруг лунным светом и сиянием звезд. А я заметила, что мой детский страх темноты рядом с Валентином совсем исчезает, что не могло не радовать.
- Лисиена, обещай, что не испугаешься. Ты такого не могла видеть в своей жизни и...
Валентин замолчал, а я поняла, что он тоже волнуется, боится моей реакции. Но я ведь не знаю, чего мне ожидать.
- Я постараюсь... - не смогла я соврать и пообещать то, в чем сама была не уверена.
- Хотя, - продолжил Валентин разговор, - думаю, тебе должно понравиться, - и, обернувшись через плечо, с какой-то предвкушающей улыбкой посмотрел на меня.
Вот уж! И ничего он не волнуется! Только меня раззадоривает.
- Может, расскажешь, что мне ожидать? - решила я подстраховаться и подготовиться заранее.
- Ну, уж нет, - рассмеялся этот интриган, - и упустить такую возможность полюбоваться твоим удивлением? Ни за что! Скоро все и сама увидишь.
Одновременно с этими словами мы вышли на большую открытую поляну. Ох... У меня прямо дух захватило... Мы остановились на самом краю и Валентин, обняв сзади за плечи, позволил насладиться красивым видом.
Всю поляну покрывали нежные ночные цветы, раскрывшие свои маленькие звездочки-бутончики навстречу лунному свету. Легкий ветерок колыхал их нежные головки, отчего тонкий сладковатый аромат наполнял воздух и смешивался с ночной прохладой. А сверху переливалось мириадами звезд ночное темное небо с туманной серебристой дорожкой далеких миров. И царствовали среди этой красоты две луны. От этой картинки в душе поднималось такое счастье, от которого хотелось парить и смеяться!
И когда только Валентин успел все разведать? Ведь точно знал куда идти.
- Нравится?
Я не смогла ответить, находясь под впечатлением от увиденного.
- Жаль, что придется помять цветочки, - загадочно произнес мужчина, опаляя жарким дыхание кожу на виске.
Что? Я повернулась вполоборота в его руках и удивленно посмотрела в хитро прищуренные глаза, которые светились мягким золотым светом.
Валентин только поцеловал меня в нос и широко улыбнулся, явив ямочку на щеке.
- Стой здесь, сейчас все поймешь, - коснулся он легким поцелуем моих губ и быстро направился к центру поляны.
Хотела пойти за ним, но вспомнила его просьбу и осталась на месте, с легкой нервной дрожью ожидая дальнейших событий.
Наконец он остановился и, не поворачиваясь ко мне, замер. И тут его фигура стала размываться потоками такой знакомой по снам тьмы и вот уже передо мной... О, Богиня!.. Как это возможно вообще? Ведь это легенда! Ожившая легенда...
Я видела перед собой то, что для меня существовало только в сказке. Но это, несомненно, был дракон. Он сидел ко мне спиной и не двигался, позволяя рассмотреть себя. Огромный, выше нашего двухэтажного особняка как минимум на еще один этаж. Такие же громадные крылья были сложены по бокам, и я даже представить себе не могу их размах. На спине топорщился острый гребень, дорожкой спускающийся к длинному мощному хвосту, который заканчивался острым трезубцем.
Затем дракон начал медленно поворачиваться, отчего стали заметны мощные мышцы, перекатывающиеся в такт его движениям. Сначала показалась большая шипастая голова на длинной сильной шее, а затем и он весь повернулся ко мне, явив не менее сильные передние лапы, которые были чуть короче задних. Про набор острых зубов и когтей я старалась не думать.
Дракон замер, глядя мерцающими золотыми глазами на меня, а я боялась пошевелиться. И тут пришло осознание, что это ведь Валентин. И он... черный дракон! Точно такой же, как на витраже в библиотеке из моего сна!
Паника и страх боролись с любопытством и восхищением. Я не верила своим глазам. Этот прекрасный и сильный зверь и есть Валентин? Ох...
'Лисиена, обещай, что не испугаешься...' всплыла в памяти просьба мужчины. И я решилась.
Вдохнув поглубже ночной свежий воздух, с бешено колотящимся сердцем пошла вперед. Словно с обрыва прыгнула.
Дракон же снова не шевелился. До него оставалась совсем немного, в свете лун я даже смогла рассмотреть черные чешуйки, каждая из которых имела золотой ободок и переливалась легким глянцем. Я замерла, боясь подойти еще ближе. И тут огромная голова стала медленно приближаться ко мне, от чего волосы на голове зашевелились от страха, а в сознании промелькнула на мгновение мысль 'меня сейчас съедят' и тут же, как заклинание - 'я обещала не бояться, я обещала не... но как же страшно!'.
Голова оказалась напротив моего лица, обдав горячим дыханием, и носом с шумом втянула воздух у моих волос, которые поддались порыву воздуха и пощекотали рыжими кончиками темные тонкие ноздри. Дракон фыркнул и... утробно заурчал?!
Мое сердце, замершее на мгновение, опять стало набирать темп, а я, наконец, окончательно перестала бояться, правда, коленки до сих пор подрагивали.
Осмелев, подняла руку и кончиками пальцев легонько прикоснулась к чешуйкам у носа. Они оказались теплыми и твердыми на ощупь. Дракон никак не отреагировал, продолжая урчать. Тогда я осмелела настолько, что приложила к теплой красивой шкуре всю ладошку и провела ею по чешуйкам. Дракон отреагировал на поглаживание мелкой дрожью, которая прошла через все его тело, а кончик хвоста вдруг обвил мои ноги, чуть не лишив равновесия. Только благодаря своей прирожденной ловкости, сохранила вертикальное положение.
- Ты очень красивый... - выдохнула восхищенно и посмотрела вниз на хвост, чтобы удивиться тому, насколько зверь владел своим телом. Ведь хвост покрывали острые шипы размером с мою ладонь.
Внезапно свет лун померк, и я с удивлением подняла голову наверх, чтобы расширившимися глазами увидеть огромные кожистые крылья, закрывающие от меня небо. Ох... Это восхищало, подавляло величием и масштабом. Даже представить не могу, где могут жить такие огромные существа. Это ведь сколько пространства им надо?! Неужели за Мертвыми Землями обитают драконы?
Тут хвост пришел в движение и переместился, захватывая меня спиралью, выше до груди. А я заметила хитрые смешинки в таких знакомых золотых глазах с вертикальными черными зрачками.
И вдруг почувствовала, что меня отрывают от земли, бережно сжимая сильным хвостом, шипы которого были направлены наружу и вниз. Ой, мама! Что он задумал?
Дракон еще раз глубоко вдохнул воздух рядом со мной, блаженно прищурившись, и медленно стал поднимать меня наверх, следя за перемещением взглядом.
Это он что, полетать удумал?
- Валентин, а может не надо? - тихо и в панике произнесла я, хватаясь рукам за хвост.
Дракон услышал и остановил подъем. Приблизил голову и выдохнул теплый воздух мне в лицо, будто соглашаясь. Только я хотела вздохнуть с облегчением, как движение продолжилось, а большое тело стало потряхиваться, словно от смеха.
Нет, ну надо же! Этот гад еще и смеется! Я, конечно, не боюсь высоты, по тонкой веревочке, натянутой над пропастью, могу без страховки пройти. Но летать на драконе, где не ты управляешь всей ситуацией? Ой, мама...
Вот показались шипы на спине, а там, где начиналась шея, было небольшое углубление и острые наросты отсутствовали. Туда меня и поставили. Спираль хвоста стала расширяться, страхуя и в то же время не сковывая мои движения. Я так понимаю, это предложение сесть? Ну ладно.
Стоило мне усесться, как хвост исчез из поля зрения, а я ощутила волнение, но не мое. Только сейчас поняла, что некоторые эмоции были будто чужими и отзывались слабым эхом в сознании. Но стоило на них сосредоточиться, и я поняла, что могу улавливать чувства дракона. Эмпатия? Интересно... Получается, и Валентин может чувствовать меня.
Развить эту мысль мне не удалось, так как дракон начал движение. Пару шагов вперед и мощное тело оттолкнулось от земли, ощутимо тряхнув меня, отчего дыхание перехватило, и мы взмыли в воздух.
Я сильнее сжала коленями основание шеи и ухватилась двумя руками за небольшой тупой шип перед собой. Страх постепенно ушел, как и напряжение, и я расслабилась.
Чувство эйфории от полета, радость, свобода... Все это мы делили на двоих. Общие эмоции удваивались, и я не выдержала их напора, раскинула руки в стороны и рассмеялась.
- Спасибо! - крикнула я от переполнявших меня эмоций. - Я тебя обожаю!
Дракон сбился с ритма, нырнув в воздухе, но быстро выровнялся, а я поняла, что фактически призналась в любви. Тут же ухватилась руками за шип, смущаясь своего порыва, и почувствовала волну такой нежности, счастья и ответного обожания, что никакие слова не передали бы эти чувства более полно. И все это было для меня...
Сделав пару кругов над поляной, дракон начал снижаться, отчего ко мне пришло чувство легкого сожаления, и уже через пару минут он мягко приземлился на слегка потоптанной поляне. Вспомнились слова Валентина, когда мы только пришли сюда. Ну да, цветочки он помял изрядно. Благо поляна была большая.
Меня аккуратно спустили на землю, и пока я поправляла одежду, неожиданно почувствовала насыщенный аромат горного вереска и тут же оказалась заключенной в сильные объятия Валентина, уже человека.
- Спасибо тебе, огонечек... - хриплый голос.
- И тебе... - прижалась к сильной груди, обнимая за шею.
Меня приподняли за талию на полусогнутых руках, отчего я оказалась выше, и начали со смехом кружить по поляне.
- Валентин! - смеялась я. - Перестань, мы ведь упадем!
Секунда и мы действительно начали падать в мягкую душистую зелень поляны. Мой дракон извернулся, и я оказалась сверху, глядя в лучистые золотые глаза.
Ласковый ветерок трепал мои волосы, закрывая лицо. Теплые мужские пальцы поймали шаловливые пряди и заправили их за мое острое ушко. Стало неловко, и я попыталась встать, но почувствовала, как мгновенно напряглись сильные руки, обнимающие мою талию, не позволяя подняться. И я сдалась...
Меня быстро, но аккуратно перевернули на спину, нависнув надо мной, и впились страстным жадным поцелуем в губы. Меня словно пили и не могли напиться. Тело начало гореть огнем и захотелось снять всю одежду, чтобы кожи коснулся прохладный ветерок и принес такую нужную сейчас прохладу. Мои руки пробрались под рубашку Валентина, и пальцы впились ногтями в горячую кожу его спины. Глухой рык, мой стон - и одежда с невероятной скоростью начала исчезать с мужского тела, из-за чего прервался такой пьянящий поцелуй. И опять послышался мой стон - нетерпеливый, жаждущий, полный мольбы, которая была услышана - мне снова подарили поцелуй... Уже другой, нежный, осторожный, ласкающий искусанные губы, пока мой мужчина, опираясь на локоть, второй рукой не спеша расстегивал пуговички моей рубашки.
Нет, я не могла терпеть эту пытку, и начала помогать избавлять мое тело от такой неудобной одежды, которая только натирала ставшую чувствительной кожу.
Валентин улыбнулся в мои губы и начал поглаживать освободившуюся грудь, пока мои дрожащие пальцы боролись с пуговицами рубашки. О, Богиня! Меня хватило только на то, чтобы расстегнуть их и высунуть руки из рукавов, оставив рубашку под спиной.
Мужские пальцы вдруг сменили горячие губы, и я застонала, выгибаясь навстречу такой приятной ласке и зарываясь пальцами в мягкие коротки волосы. Как исчезла вторая часть одежды, я помнила смутно. Две луны, сияющие звезды, аромат горного вереска, смешанный со сладким запахом ночных цветов, и невероятные ощущения... Это все, что было в моем мире в тот момент.
Внезапно меня приподняли и снова опустили, но уже не на траву, а на что-то мягкое, видимо это была наша одежда. Это немного отвлекло, и я осознала, что мы полностью обнажены. От стыда захотелось спрятаться, и я закрыла пылающее лицо ладонями. Прятать что-либо еще смысла уже не видела...
Поверх моих рук легли горячие большие ладони, отводя их в стороны и прижимая к траве над моей головой, и я снова обо все забыла, купаясь в нежности, которую видела глазах напротив.
Валентин прижался своим лбом к моему и тихим хриплым голосом произнес:
- Маленькая моя, мне сейчас будет очень сложно остановиться, но если ты скажешь хотя бы слово или даже хватит одного твоего кивка или взгляда...
Договорить я ему не позволила. Я просто приподняла бедра, выгибаясь навстречу и прижимаясь сильнее к его пульсирующему желанию.
Валентин резко втянул воздух сквозь сжатые зубы и с глухим стоном-рычанием впился в мои губы поцелуем, на который я ответила с не меньшей страстью.
Больше не было слов, только ласковые прикосновения, которые посылали маленькие разряды по всему телу, легкие поцелуи, которые чередовались с нежными укусами, тихие стоны и полные страсти вскрики, которые перемежались глухим рычанием. Мы изучали друг друга. То мучительно медленно, то страстно и быстро, словно боясь упустить ускользающее время.
Мой зверь... Мой Кошмар... Мой единственный...
В какой-то миг этого нового мира я ощутила резкий толчок между бедер и вспышку боли, от которой по щекам побежали слезы. Время замерло, как и мужчина надо мной.
- Сейчас, родная, потерпи немного... - ласковый шепот и нежные поцелуи, собирающие слезы на моих щеках, горячая ладонь на моем животе и мягкий золотистый свет...
И боль уходит, оставляя чувство неудовлетворенности и пульсации внизу живота. Валентин медленно отстранился и снова вернулся, заполняя и начиная двигаться, принося удивительное чувство наслаждения, которое с каждым сильным толчком становилось все больше и ярче. Темп увеличился, мне казалось, что еще немного - и я сгорю, не выдержав жара наших тел. Горячая волна нарастала, концентрируясь в месте нашего наибольшего соприкосновения, и наступил миг, когда она достигла невидимого края, за которым было то, что нельзя описать словами. Это маленькая смерть и возрождение из пепла, словно яркая вспышка, которая отозвалась приятным томлением и легкой судорогой в теле, а затем замерла тысячами приятных иголочек на кончиках пальцев.
Валентин тоже замер, тяжело дыша. Затем он отстранился, отчего еще одна приятная судорога прошла сквозь мое тело, и перевернулся на спину, увлекая меня за собой и укладывая на своей груди. Я поерзала, устраиваясь поудобней, и сладко зевнула, обнимая широкие плечи моего дракона. Его сильные руки то перебирали мои волосы, то водили кончиками пальцев по спине, вырисовывая только ему понятные узоры. И под эти нежные прикосновения и мерный стук сердца моего дракона я провалилась в сон.
Очнулась от чувства, что меня куда-то несут. Еще до того, как открыла глаза, меня накрыла паника и тут же я услышала знакомый и такой родной голос:
- Все хорошо, огонечек, это я, не бойся.
Открыла глаза и столкнулась с обеспокоенным взглядом мерцающих в темноте золотых огоньков.
- Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит? - тихо спросил Валентин.
Прислушалась к себе и поняла, что лучше, чем сейчас мне никогда не было. А еще я уловила беспокойство мужчины, которое тут же сменилось чувством облегчения и счастья.
- Эм... Валентин?
- Да, родная?
- Я тебя чувствую... Это... нормально?
- Наша связь крепнет, - нежно улыбнулся. - Пока еще только отголоски сильных эмоций в непосредственной близости. Но после обряда единения... - замолчал и остановился.
Я же услышала, как его сердце на миг замерло и забилось быстрее, а еще почувствовала легкое волнение. Не мое.
- Я знаю, что выбрал совсем неподходящий момент, и следовало сделать это раньше и не так, но... - пауза, нежный взгляд, который забрал в плен мой. - Ты согласишься уехать в мои владения и стать хозяйкой моей жизни, души и сердца, пройти брачный обряд истинного единения и навсегда стать моей? Я... Я обещаю, ты никогда не пожалеешь... И...
Я видела, что ему сложно говорить и подтверждением тому были сильный эмоции, которые сказали намного больше, хотя внешне мой дракон был спокоен и серьезен, только золотые глаза ярко сияли. И это было так необычно и противоречиво, знать истинные чувства. А я нервничала, была в шоке и одновременно так счастлива, что...
- Да... - выдохнула.
Знаю, что поступаю совершенно нелогично. Куда меня увезут? Где его владения? И смогу ли я жить среди драконов? Бесконечность вопросов, которые ударились о стену моей любви, которую я осознала в полной мере только сейчас. И любая логика просто растворилась в доверии, нежности и обоюдном счастье.
Глаза Валентина потемнели, зрачок максимально расширился, оставив тонкий светящийся золотой ободок, и он с рыком впился в мои губы жестким собственническим поцелуем. А я ответила со всей страстью, которая опять разгоралась в груди горячим пламенем.
Дракон повел носом по моей щеке, шумно втягивая воздух, и зарылся им в мои волосы.
- Я уже говорил, что ты совратительница... - приглушенный хриплый голос, и мы двинулись дальше. - Мы так можем до реки не дойти, и придется потом вытаскивать иголки из твоей нежной голой попки.
Я хихикнула, представив эту картинку. Постой! Как голой!? А ведь я даже не обратила на это внимания, согретая теплом тела Валентина. Действительно голая... Совсем! Только камешек на шее болтается. А вот дракон оказался одетым по пояс, и сейчас я уткнулась носом в его шею, пряча смущение.
- А река зачем? - застонала и услышала близкий плеск.
Догадка, конечно, была, но вот к рекам я последнее время отношусь настороженно. Холодок страха пробежался по позвоночнику, а руки Валентина напряглись.
- Не бойся, огонечек, я буду рядом, нужно смыть с тебя кровь. Прости, но ручей я не смогу сейчас найти.
Ох... Стыдно то как... Но он прав. Постаралась не думать об этом и отвлечься.
- Валентин, а драконы... Где ты живешь?
Почувствовала волну удовлетворения. Видимо ему понравился мой интерес к его родине.
- Эм... Моя империя называется Эрасдан. Это действительно за Мертвыми Землями. Мы давно облюбовали горы и долину за ними. С этой стороны гор появляемся редко и только в человеческом обличии.
- А кто у вас правит империей? - заинтересовалась я рассказом и тут меня поставили, чем заставили забыть свой вопрос, а паника накатила внезапно и всепоглощающе.
Ноги почувствовали прикосновение потоков воды. Причем было ощущение, словно я стою одновременно в двух течениях - холодном и теплом, и последнее преобладало. Я вцепилась пальцами в широкие плечи Валентина, впиваясь в кожу ногтями, и боролась с желанием сейчас же выбраться на берег, но сильные руки крепко держали мою талию.
- Я - правитель.
Река мгновенно была забыта, а Валентин присел на корточки и стал нежно обмывать мои бедра теплой водой, отчего дрожь прошла сквозь тело, и было трудно сказать отчего. То ли от прикосновений, которые смущали и доставляли удовольствие, то ли от осознания, что передо мной не просто дракон, а самый настоящий император. И он сейчас мыл меня, стоя на коленях в воде, прикасаясь к самым интимным частям моего тела горячими пальцами и вызывая дрожь от возбуждения. А я... А кто я? Всего лишь полукровка без особых магических способностей и с сомнительной миссией подзарядки таинственного амулета... Мне стало страшно неловко.
В какой-то момент поняла, что сильные руки больше не водят по коже, а замерли на моих бедрах. Перевела взгляд, который был направлен в никуда, на Валентина, и увидела, что он напряженно смотрит на меня.
- И что ты уже придумала? - тихий раздраженный голос. - Только учти, назад пути нет, ты согласилась добровольно и метка на твоей руке уже говорит о том, что ты моя избранница. Я не отпущу тебя. Никогда. Я, как и мой дракон, просто не сможем жить без тебя...
Удивленно посмотрела на свои руки и увидела на левом запястье тонкую золотистую вязь линий, которая была очень похожа на руну истинного огня, но не законченную, не хватало какой-то цельности. И когда она появилась? Даже не заметила...
- После обряда единения метка будет завершена, - словно прочитал мои мысли Валентин. - И появляется она только с искреннего и добровольного согласия избранницы. Так что даже не смей думать, что я тебя пометил или навязал свою волю.
А я уже и не знала что думать, только перевела удивленный взгляд на любимое хмурое лицо и поняла, что он будет со мной любой, но женская логика и мой характер таковы, что я все равно чувствовала себя недостойной. Я не справлюсь...
- Ну что ты молчишь? - вскочил мой дракон и уже сухими руками заключил мое лицо в свои ладони. - Что тебя беспокоит, скажи мне? Что бы это ни было, я смогу это исправить или объяснить.
- Я недостойна... - выдохнула почти неслышно, глядя в золотые глаза.
Мой дракон нахмурился и... хитро улыбнулся, прищурив глаза.
- Ясно... - протянул. - Это из-за моего статуса? А больше ты во мне ничего не видишь? Только это?
И мне стало стыдно. Ведь правители тоже достойны любви. Да и какая разница кто он. Главное, что для меня он самый лучший, самый смелый и сильный, справедливый. И я люблю его. Но...
- Я не справлюсь, я не смогу. Это ведь большая ответственность и твои подданные...
- С радостью примут тебя в нашу семью, - перебил меня Валентин. - Избранница повелителя - самое ценное сокровище империи. И хватит уже сомневаться во мне и моей семье.
Я покраснела и попыталась спрятать смущенный взгляд.
- Прости, Валентин. Я, правда, боюсь. Но не тебя, а своей роли в твоей... - запнулась, - империи. И я не отказываюсь ехать с тобой, но только после того, как разберусь с этим амулетом, а еще хотелось бы увидеть отца, - проговорила совсем тихо, - и узнать, что с ним. И братом тоже...
Меня обняли, прижав к сильной обнаженной груди.
- Не переживай, огонечек, ты справишься, ведь я буду все время рядом. А с твоим отцом и матерью все было хорошо, когда я их видел в Институте. Это было как раз после того, как ты с Лирой шагнула в портал.
Он сказал 'с матерью'? Я резко оторвалась от горячей груди и посмотрела с надеждой в золотые глаза.
- Ты видел маму? С ней все хорошо? Она ведь жива, да? - слезы сами собой потекли по щекам. - И там был папа...
- Тише, моя маленькая, - вытер Валентин мои слезы ласковыми пальцами, - с ними все хорошо, не переживай, все живы. И ты с ними обязательно увидишься, я обещаю тебе это. А вот что с братом, я, к сожалению, не знаю, но, думаю, твои родители найдут его. Все будет хорошо, любимая.
И меня снова прижали к груди, а я слушала ровное биение сердца и успокаивалась. Все будет хорошо, я ведь не одна, мой дракон рядом... Стало спокойно и тихо. Даже вода реки больше не пугала.
- Пойдем спать, до рассвета еще есть время, - проговорил он, не отрываясь от моих волос, в которые уткнулся носом.
Я кивнула и меня тут же опять подхватили на руки.
- Может, я сама пойду, - попыталась проявить самостоятельность.
- Босиком? - усмехнулся Валентин и вышел на берег, направляясь к лесу, а я смутилась своей глупости.
Вскоре мы были на той самой поляне, которая стала свидетелем нашей волшебной ночи. Мой дракон осторожно поставил меня на траву и подал мою одежду, которая была просто ужасно мятой. Ну и пусть, я бы ни за что не переписала эту ночь, если бы была такая возможность. Оделась и замерла в нерешительности. Валентин растянулся на траве, заложив руки за голову и, улыбаясь, смотрел на меня.
- Ну? И что теперь случилось? Иди уже ко мне, - произнес с хитрой улыбкой.
Неуверенно опустилась рядом на колени. Быстрый рывок - и я захвачена в кольцо сильных рук, причем оказалась совсем не на траве.
- Моя стеснительная девочка. Спи уже, - погладили меня по спине и поцеловали в макушку.
Счастье разлилось теплом в душе, и улыбка не хотела покидать мое лицо. Теперь я верила, что все будет хорошо. Дорога Судьбы привела меня к этому мужчине, родители оказались живы, брат, надеюсь, тоже... Лучше я буду верить в лучшее. Завтра мы будем уже в Светлом Лесу и я, наконец, узнаю подробности об этом загадочном амулете. А потом я буду навсегда рядом со своим сном, который стал явью... Мысли постепенно растворились, и сознание заполнили мерный стук сердца под моей щекой, шелест травы и сон, накрывший ярким одеялом.
  
  
Часть 2. Хранительница. Дорогой долга
Глава 15
Лисиена
Пчхи! Отмахнулась рукой от разбудившей меня мошки или пушинки, почесала нос и приоткрыла один глаз. Судя по всему скоро рассвет, так как было уже светло, но солнце еще не показалось на небосводе. Я лежала на боку, положив голову на локоть Валентина, к сильному телу которого прижималась спиной. Вторая его рука обнимала меня за талию. Улыбнулась, чувствуя уютное тепло и жар мужского тела, и снова закрыла глаза, собираясь еще немного поспать. И тут же их распахнула, так как сквозь сомкнутые веки заметила мелькнувший золотой росчерк.
На траве сидел магический посланник, который взмахнул огненными крылышками и переместился на мое плечо. Осторожно вытянула руку и повернула ее ладонью вверх. Посланник вспорхнул и вот уже на ладони лежит золотистый свиток. С тяжелым сердцем села, стараясь не разбудить Валентина.
- Что там, лисенок? - коснулся он моей спины. Все-таки проснулся.
- Посланник... - ответила упавшим голосом и углубилась в текст.
Ох, как все плохо... Ну почему она не подождала и не попрощалась? Да и я молодец, оставила ее там одну. Надо было после реки вернуться к месту ночлега...
- Лисиена? - Валентин тоже сел и обнял меня за плечи. - Что в послании?
Сердце пропустило удар.
- Мелира ночью ушла. Что мне делать? Она ведь заблуждается насчет Хассияра. Думает, что он женат и вообще - много думает... - повернулась к мужчине.
Ласковое прикосновение теплых пальцев к моей щеке было приятным, но не помогло развеять мое волнение. Валентин улыбнулся и коснулся пальцем моего носа.
- Не волнуйся, огонек. Ты плохо знаешь Хасса. Он ведь тоже собирался уйти еще до Светлого Леса. К тому же духи степей никогда не отступают от своей цели. А Лира и есть такая цель. Догонит он свою пропажу.
Ох, это Валентин плохо знает Лиру. Эта упрямица если вбила в голову что-то, то только прямым доказательствам поверит. Надеюсь, Хасс сможет ее найти. Правда, как найти хемминга? Она ведь вообще может другой облик принять и все, ищи иголку в стоге сена...
- А еще рано или поздно она вернется к тебе, вот и расскажешь, если до этого Мелира ничего не узнает и не разберется со своей личной жизнью.
Удивленно посмотрела в прищуренные хитрые золотые глаза. Это он на что намекает? Неужели догадался, что за царапина была на запястье? Хотя, если он догадался, кто такая Лира, то почему бы ему не знать о хеммингах больше?
- Ты знаешь? - вопрос-утверждение.
- Да, родная. Драконы ясно видят сущность живых существ, - самодовольно ухмыльнулся. - Я с самого начала знал, кто такая Лира, и на первой совместной ночевке скрыл ее ауру. И сделал это вовремя, - нахмурился.
Ну, вот чего они так все Ситарэля не жалуют? Ведь ничего плохого не сделал! Нашли себе соперника!
- Надо собираться, - перебил Валентин уже готовый вырваться вопрос о Ситарэле. - Если выедем сейчас, то может, даже раньше будем у эльфов.
Мы поднялись с земли. Оправила одежду и окинула взглядом поляну. При свете дня она не была такой же красивой, как ночью. Цветки сложили свои яркие лепестки, а изрядно помятая трава у незнающих путников может вызвать нездоровые ассоциации. Да уж... Вспомнила все события этой ночи и кровь снова прилила к щекам, а в душе, казалось, навсегда поселилось счастье.
- Пойдем, огонечек, - обняли меня со спины.
Но мы так и не сдвинулись с места. Небо на востоке становилось все светлее и в его синий цвет начали вплетаться розовые и желтые росчерки. Время рассвета... Время, когда замершая на ночь жизнь просыпается, уходят страшные тени, прячутся темные существа, а дневные тянутся навстречу новому дню. Я люблю это время. Вспомнились красочные рассветы, которые я встречала у окна своей спальни. И горы, которые скоро станут и моим домом. Кто бы мог подумать, что я каждый день смотрела в сторону своей судьбы? Казалось, жизнь снова становится спокойной, ведь у меня появилось сильное плечо, на которое я могу опереться. Но почему тогда рядом со счастьем в груди поселилось беспокойство? Может, это беспокойство за родителей и брата? Не знаю... Еще вчера, засыпая, я была уверена, что все будет хорошо, но сейчас снова вернулся необоснованный страх. Волнения последних дней, наверное, сказываются... А еще переживания за подругу.
- Все будет хорошо, лисенок, не переживай, - ласковый родной голос.
Горячая ладонь поймала мою руку, и мягкие губы оставили на ней след от поцелуя. Волнение вмиг поутихло, и я решила поверить в такие нужные сейчас слова.
- Пойдем, а то я волнуюсь за наших лошадей. Мало ли что с ними этот эльф сделает, - в голосе Валентина прозвучала насмешка.
- А чем вам так Ситарель не угодил? - все же задала я этот вопрос.
Мой дракон разомкнул объятия и, взяв меня за руку, потянул в сторону леса.
- Всем, - был загадочный ответ.
- Объяснил, называется, - тихо пробурчала.
Валентин рассмеялся, дернул меня на себя, крепко обнимая и проводя носом по моей шее, чтобы затем зарыться им в волосы. Шумный глубокий вдох и хриплый голос:
- Тем, как он на тебя смотрит. Такой ответ удовлетворит твое любопытство?
Я кивнула. А что мне на это ответить? Что, нет, дай более развернутый? Мне и так стало стыдно и неловко. Куда уж дальше.
К месту стоянки мы так и вышли, держась за руки. Видимо, Валентину так спокойней, потому что когда я хотела вырвать свою ладонь из прочного, но бережного захвата, мне подарили такой взгляд, что я передумала и поняла, что сопротивление бесполезно. Да я не сильно-то и хотела, чтобы меня отпускали. Просто до сих пор было немного неловко. Хотя после последних ночных событий смущаться уже как-то поздно.
Костерок не горел, Лиры, как и Хасса ожидаемо не было видно. Эльфа я тоже не находила.
- Долго же вы гуляли, - насмешливый голос прозвучал со стороны лошадей. - Неужели заблудились?
Покраснела и перевела взгляд на голос, чтобы увидеть бодрого Ситарэля, который, сложив руки на груди, смотрел колючим взглядом на Валентина. И вот это несоответствие взгляда и веселого тона пугало. Я бы назвала это ревностью, но было что-то еще... Какая-то злость, что ли?
И тут мне в глаза бросилось количество лошадей. Их было четыре. А это значит... Ох, Лира... Теперь-то Хасс ее точно не найдет...
- Ваши друзья, кстати, вас бросили. Или, может, тоже заблудились? Только вот сделали они это по очереди. Сначала Лира исчезла, а совсем недавно и Хасс ускакал, словно за ним толпа нечисти гонится.
Что-то Ситарэль больно язвительный. Таким я его еще не видела... Валентин промолчал, мне тоже нечего было ответить.
- Судя по вашему виду и реакции, вы не сильно удивлены, - продолжил эльф. - Тогда, думаю, не стоит здесь задерживаться. Лисиена, все в порядке? - перевел Ситарель смягчившийся взгляд на меня.
- Да... - растерянно ответила, удивляясь его вопросу и смене настроения. Волновался?
- Давай позавтракаем и действительно пора ехать, - услышала твердый голос Валентина, который посмотрел на меня и, отпустив мою руку, направился к лошадям, видимо, за сумкой с едой.
На его пути стоял эльф, который так и не сдвинулся с места, и проходя мимо, Валентин намеренно задел того плечом. Гневные взгляды скрестились, никто не хотел уступать, а я стояла и все больше нервничала. И когда во мне начала подниматься паника, Валентин вдруг резко выдохнул и улыбнулся. Миленько так, прямо волосы дыбом встали. И как эльф еще не сбежал?
- Только благодаря Лисиене и моей благодарности за ее спасение ты еще с нами и вообще дышишь.
Что это на него нашло? И Ситарель странно себя ведет...
Эльф на реплику дракона никак не отреагировал, все также прожигая того взглядом. Но шаг в сторону, пропуская, сделал, а затем и взгляд отвел.
Завтракали как обычно в тишине и на этот раз вдвоем. Надеюсь, Валентин был прав, и Лира сможет меня найти. А может и Хасс до нее быстро доберется, и они объяснятся? Будем надеяться на Судьбу, которая все всегда расставляет по своим местам.
На сборы нам не потребовалось много времени и уже через пять минут после завтрака мы опять были в пути.
  
***
Первые зеленокорые клены-стражи появились после заката. Именно они являлись вестниками и хранителями границы, а также проводниками для патрулирующих эльфов.
Магия леса просто удивительная! Больше нигде нет такой. Но и доступна она только светлым эльфам. Каждое дерево здесь уникально по своей сути. Зленокорые клены позволяли проделывать большие расстояния, просто прикоснувшись к гладкому стволу и подумав о конечном пункте в пределах Светлого Леса. Могучие древние исполины дубы хранили память предков и могли дать мудрый совет спрашивающему достойному сердцу. Белоснежные березки являлись хранительницами скорби и слез. К ним шли за утешением. В этой рощице всегда царила какая-то особенная печаль и тишина.
Но больше всего я любила радужную рощу, где стволы могучих высоких эвкалиптов раскрашены природой в яркие цвета, будто художник баловался с акварелью, нанося цветные мазки на гладкие стволы. Разноцветные, красивые, они были хранителями ярких воспоминаний и детства. Именно там маленький эльф приобретал своего покровителя, именно там проходили его первые занятия, посвященные магии жизни, и там же они оставались под защитой чудесных деревьев в отсутствии своих родителей. И именно это место для меня было всегда недоступно. Я ведь не чистокровный эльф...
Меня учила бабушка и с ней же оставляли родители в свое отсутствие. В радужной роще первый раз была во младенчестве, когда получала покровителя. Тогда на свет моей души откликнулась рябина, единственное деревце которой росло на краю радужной рощи. Магия Светлого Леса с неохотой принимала меня. Наверное, если бы не мой покровитель, то я бы вообще чувствовала себя здесь чужой. Только он помогал мне и поддерживал, а я приходила к рябинке каждый день своего раннего детства и любовалась издалека радужной рощей, откуда доносился веселый детский смех. Как мне тогда хотелось к ним! Я могла бы пойти, но понимала, что там мне не будут рады. И когда мне исполнилось пять, папа забрал нас в столицу.
Раз в год мы с мамой приезжали погостить к бабушке и навестить наших покровителей. У мамы он тоже был необычный, ведь она, как и я - полукровка. Ее сумах тоже рос в стороне, на самом краю леса, а ядовитые красивые листья заставляли даже чистокровных эльфов обходить дерево стороной. А вот маме было без разницы, для нее яд покровителя все равно, что целебный бальзам. Как жаль, что они не растут на каждом шагу! А моя рябинка так и вовсе в единственном экземпляре. А ведь именно они помогали восстановить силы в чужих землях.
Вспоминая свое детство, я начала понимать, почему чистокровные эльфы меня сторонились. Удивительно, что вообще не выгнали и не рассмотрели во мне кровь хемминга. Интересно, почему? Видимо была какая-то причина, ведь отец тоже никогда не появлялся в Светлом Лесу, а я жила здесь достаточно долгое время. Может, потому что я полукровка. И мама ведь тоже не чистокровная, а кем был мой дедушка, тоже до сих пор держалось в тайне. Ух, сколько во мне всего намешано. Ну, ничего, скоро я все выясню, хватит уже таинственности в моей жизни.
У Светлого Леса не было четкой видимой границы, но посторонние всегда внутренне ощущали ее. Незримая, она отозвалась в моей душе каким-то странным перезвоном, будто струну задели, и она запела, чем и вырвала меня из воспоминаний. Хотя, каждый, наверное, чувствовал черту по-разному. Мама рассказывала, что у нее появлялось необъяснимое чувство теплого солнечного лучика, который коснулся сердца. Интересно, что почувствовал Валентин? Судя по его лицу, он не удивлен и вообще никак не проявил себя. Неужели бывал здесь раньше? Хотя, если учесть, что это вообще-то правитель империи драконов, то неудивительно, если он знаком со Светлым повелителем Ариэвиэлем. В пользу моей догадке говорило и то, что нас не останавливали. Если бы кто-нибудь из нас нес угрозу, то из-за кленов давно появился бы патруль.
А вот эльф на пересекаемую границу улыбнулся уголками губ и тут же стал серьезным. Всю дорогу он ехал чуть в стороне и молчал. Даже во время коротких остановок старался держаться в стороне и не сталкиваться с Валентином. Взаимная неприязнь мужчин друг к другу была настолько осязаемой, что ее можно было не то, что почувствовать, увидеть даже. А вот встречаясь взглядом со мной, Ситарэль дарил мягкую улыбку, только в глубине глаз плескалась грусть. Неужели он и вправду ко мне что-то чувствует, а теперь понял, что я люблю другого и смирился? Ох, тогда мне его очень жаль. Надеюсь, Судьба еще подарит ему счастье.
- Сумеречной ночи, путники.
Вот и патруль... Надеюсь, мы ничего не успели нарушить и это просто нас встречают.
- Света во тьме, - прозвучал мелодичный голос Ситарэля и мы все склонили головы в приветствии.
Я видела троих эльфов, но знала, что их как минимум втрое больше, просто маскируются. Все как обычно красивые, подтянутые, беловолосые и в отличительной коричневой форме патруля с зелеными нашивками руны жизни на груди.
- Дальше вам лошади не понадобятся, мы проводим, - вышел вперед один из них, видимо главный.
Мы спешились и забрали свои вещи. Ко мне подошел один из патрульных:
- Я вас провожу. Проследуйте за мной, Лисиена.
Ну да, меня тут знают все. Рыжий эльф - это ведь так неправильно! Но я давно смирилась со своей внешностью. Какое мне дело до мнения других, если меня любят мои близкие.
Такое же предложение я услышала от другого патрульного, но говорилось оно для Валентина.
- Только после того, как я лично удостоверюсь в том, что девушка добралась до места, где ее примут, - спокойный уверенный голос моего дракона не терпел возражений. Эльфу только и оставалось, что согласно кивнуть.
- Спасибо за все, Лисиена, - подошел ко мне Ситарэль. - Думаю, мы еще увидимся, - горько улыбнулся.
- И тебе спасибо, особенно за спасение моей жизни. И я буду ждать скорой встречи. Заходи к нам с бабушкой, мы будем рады.
- Думаю, она мне не обрадуется, - поклонился эльф и, развернувшись, быстро направился к ближайшему клену. Затем последовало прикосновение к его зеленому стволу, и Ситарэль исчез.
А я только удивленно хлопала глазами, пытаясь понять его последнюю фразу. Он что, знаком с моей бабушкой? В следующую секунду меня мягко подхватили под локоть и потянули к клену, а я почувствовала такую сильную волну раздражения и злости от Валентина, что самой захотелось разозлиться. Удивленно обернулась и посмотрела в его ставшее бесстрастным лицо. Наши взгляды встретились, и неприятные эмоции схлынули, оставив только нежные чувства. Вот уж ревнивец! Оказывается, драконы те еще собственники.
К Валентину также подошел эльф и жестом показал следовать за мной. Мгновение - и мы стоим на другой стороне Светлого Леса, где и располагался в кроне векового родового дуба бабушкин дом.
Витая живая лестница, оплетая могучий ствол, уходила высоко в крону, теряясь в ее пышной листве. И именно там и находилось то, что эльфы называют домом. Я услышала позади мягкие шаги, за которыми последовало обжигающее прикосновение к моей руке.
- Лисенок, мне надо идти. Прости, но я обязан нанести визит Владыке Светлого Леса. Постараюсь быстро справиться, но если исходить из моей практики боюсь, что это затянется на сутки минимум.
- Ты был здесь раньше, да? - повернулась к Валентину и заглянула в любимые золотые глаза.
- Да, - не стал он уходить от ответа.
- Лисенок... - прозвучал за спиной со стороны дуба тихий голос, на который я быстро повернулась.
Хрупкая красивая эльфийка стояла у подножия витой лестницы. Мое сердце пропустило удар, а в душе разлилось тепло и счастье.
- Мама... - прошептала, не веря своим глазам. - Мама!
Я дернулась в ее сторону, но уйти мне не дали. Валентин не отпустил мою руку. Повернулась и счастливыми глазами посмотрела в хмурое лицо.
- Будь осторожна, у меня плохое предчувствие, - тихо проговорил он. - Как бы я хотел остаться с тобой... Но политика, демон ее бери!
Я подошла вплотную к моему дракону и коснулась ладонью небритой щеки, ласково провела кончиками пальцев по губам, которые внезапно подарили легкий поцелуй, и от него сладко защемило сердце. Мне тоже не хотелось расставаться, даже на пять минут, не говоря уже о сутках.
- Со мной все будет хорошо, я ведь дома, - улыбнулась.
- Время, - подошел патрульный, привлекая внимание Валентина.
- Я постараюсь справиться пораньше, - упрямо, будто самому себе, проговорил Валентин и, подарив легкий поцелуй в губы, направился за эльфом.
А я покраснела, так как вспомнила, что у нас были свидетели. Когда Валентин и его сопровождение исчезли, я повернулась и смущенно посмотрела на маму, которая счастливо улыбалась.
- Иди ко мне, родная, - распахнула она объятия, и я побежала к ней со всех ног.
И когда мы обнялись, я снова почувствовала себя маленькой и счастливой беззаботной девочкой. Я был счастлива, я была дома.
  
***
Мы сидели на уютной маленькой кухоньке. Я люблю эти дома, где все было живым. Стены, пол, мебель... Все состояло из плотно переплетенных между собой дубовых веточек, которые складывали неповторимый узор. Магия жизни позволяла менять мебель по своему усмотрению. И сейчас мы сидела за столом, поверхность которого, как и стулья, была тоже сплетена из веточек и казалась совершенно непригодной для того, чтобы на нее что-то ставить. Но это только казалось. Ведь столешница тоже живая и сама держала все, что на нее ставили. Под потолком светились огненные светлячки, давая рассеянный мягкий свет, теплый и уютный.
Сначала меня накормили тушеными овощами, которые я заглотила за минуту и теперь с нежностью вспоминала жаркое в домике Далеи. Ну вот почему все чистокровные эльфы вегетарианцы? На десерт были фрукты, и я лениво пощипывала виноград. А еще я рассказывала... Все. Ну, почти все... Некоторые моменты были слишком личными, чтобы делиться ими с кем-то. Мама и бабушка слушали, не перебивая, только уточняющие вопросы задавали. И когда я закончила, мама сидела с загадочной улыбкой на губах, бабушка хмурилась. А я, подавив зевок, в очередной раз удивлялась их схожести. Да и к бабушке мне было бы проще обращаться по имени. Как-то странно ее так называть, когда на вид она едва ли старше мамы. Да они обе мне за старших сестер сгодятся. Но Лателия настаивала всегда на 'бабушке' и я оставила все как есть.
Про дракона я, кстати, тоже рассказала, как и о своем решении уехать с Валентином.
- Все будет хорошо, лисенок, - взяла меня за руку мама. - Я рада за вас и одобряю твой выбор. Отец тоже не будет против. Он еще при первой встрече с драконом знал, что это твоя Судьба.
Ох уж этот папин дар... Даже не удивляюсь, что он не стал помогать с порталом. А еще мама рассказала, что она тут давно меня ждет, а папа перебрался к северной границе королевства, чтобы найти Дэна.
- Идем спать, родная, ты совсем устала, я же вижу, - ласково пропела мама.
Но у меня были вопросы, которые я хотела задать, что и сделала.
- А что с амулетом Вирены? Мне кто-нибудь объяснит, как я с ним связана? И почему ты хмуришься? - посмотрела я на бабушку, которая стояла в пол-оборота у окна с задумчивым видом.
Мама тоже посмотрела на нее, и я уловила в ее темных глазах беспокойство.
- Мне не нравится, что ты связана с демоном, - произнесла Лателия. - Но радует, что после обряда подпитки амулета связь наверняка разорвется. Главное, чтобы Хранительница тебя одобрила. Ты не потеряла ключ?
Ключ? Перевела растерянный взгляд на маму.
- Мириелла! - строгий возглас. - Ты ей вообще ничего не рассказывала?!
Маму мне стало жалко. Она покраснела, потупила взгляд и начала оправдываться:
- Я не думала, что ей придется в этом участвовать. Если бы я только могла предположить, что Хранительница признает меня недостойной...
- Может, вы мне все-таки объясните, что такого с этим амулетом? - решила я переключить внимание бабушки на себя.
Лателия взмахнула рукой, что-то прошептала, отчего ветви дома, образующие поверхность стен переплелись еще плотнее, даже окна исчезли, и присела за стол. Я поняла, что теперь нас никто посторонний не сможет подслушать. Только дуб-хранитель будет знать тайну, которую мне хотят поведать.
- То, что я тебе расскажу, должна была рассказать твоя мать, - начала бабушка рассказ, бросив гневный взгляд в сторону мамы, которая скривилась и закатила глаза. - Но видимо придется мне. Когда-то вампиров не было в этом мире. Как они появились - до сих пор тайна, но это время было самым кровавым в истории Сереи. Пока определили их слабые стороны, которых почти не было, ведь как выяснилось - они давно мертвы, пока научились работать в паре с огнем, истинная и чистая сила которого была единственным спасением, утекло много крови. И пострадали все расы, в том числе и эльфы. Мир Сереи проигрывал клану Атуро, как назвали себя наши враги... Но ситуацию кардинально переломила одна эльфийка - Вирена из рода Белоснежной Лозы. Она имела самый сильный и ценный дар - возвращать жизнь мертвым. И этот дар хранился в тайне даже от своих собратьев. А еще у нее была семья - любимый муж и маленькая дочка. И Вирена решилась. По чьей подсказке она действовало - неизвестно. Может дух леса подсказал, а может Боги, но в день сумеречного равновесия она отдала свою жизнь во имя спасения всего мира и своей семьи. А на утро ее дух предстал перед повелителем Светлого Леса и объявил себя Хранительницей Амулета, для которого впоследствие было создано хранилище. Ключ от него должен быть у тебя.
Я непонимающе посмотрела на бабушку.
- Кулон, милая, - указала взглядом на мою шею мама.
Я прикоснулась рукой к теплому от моего тела камешку и достала его из-под рубашки. И вот это - ключ? И я его таскала на шее, не зная всей ценности этого камешка? Мне стало плохо, ведь сколько было возможностей, чтобы его потерять.
- Прости, родная, но мне некогда было рассказывать о назначении кулона, как ты помнишь, - продолжила мама. - Но он должен был быть с тобой хоть какое-то время, чтобы напитаться твоей аурой и привыкнуть к тебе. А я знала, что ты его не снимешь и не потеряешь. Ты ведь всегда была и остаешься ответственной девочкой.
Перевела взгляд на бабушку, выражая готовность слушать дальше.
- Свойство амулета в том, что его сила не позволяет вампирам регенерировать. Благодаря этому наши воины и маги могут с легкостью расправиться с врагами. Алтарь в хранилище, на котором установлен амулет, является исходной точкой передачи энергии. Площадь, которую может защитить амулет, ограничена. Но ее можно увеличить, установив подобный алтарь с портальным мощным кристаллом в прилегающих друг к другу населенных пунктах. Об этом известно только нам и жрецам храмов, где и стоят такие алтари. Жрецы же приняли обет молчания и связаны клятвой на крови о неразглашении этой тайны.
- А почему нам это известно? И кому - нам? - перебила я бабушку, которая неодобрительно на меня взглянула, но на вопрос ответила.
- Потому что я, ты, твоя мать и наши прямые предки по женской линии являются потомками Хранительницы Вирены. И только женщина нашего рода способна зарядить амулет.
Мое сердце пропустило удар. Неужели придется тоже отдать свою жизнь?
- Ну что ты так побледнела, - улыбнулась Лателия. - Это не смертельно. Или, по-твоему, я похожа на восставшую нежить?
Кровь снова побежала по венам, и я не сдержала облегченного вздоха. А ведь и правда. Что это я? Мама бы не сидела спокойно сейчас, если бы была угроза моей жизни.
- Ты тоже проводила обряд? А когда? - удивилась я еще одному факту.
- Да, Лисиена, и я, как видишь, жива, здорова. Как ты уже могла понять, вся сложность амулета в том, что сила его не бесконечна, ее надо возобновлять. Делается это примерно... - бабушка запнулась, - с разной частотой. От этого зависит и частота нападений, происходит очередная попытка вампиров захватить мир. И да, чуть больше ста лет назад я провела обряд. А до этого его провела моя мать. И один минус все же для нас есть.
Лателия замолчала, а мама подошла к ней и обняла со спины. Я же опять стала нервничать.
- Нельзя зарядить амулет и не отдать ни крупицы своей жизни, дорогая, - снова посмотрела в мои глаза бабушка, поглаживая маму по руке. - Но ведь это такая мелочь, по сравнению со спасением других жизней.
- Что ты имеешь в виду? - тихо спросила и с замершим сердцем стала ждать ответа.
- Наша продолжительность жизни намного меньше, чем могла бы быть. Мне недолго осталось, Лисиена. Как только амулет истощится и будет перезаряжен - уйду и я. Наша жизнь становится завязанной на амулете.
Стало так больно и грустно... А еще страшно... Я не хочу терять бабушку. А если учесть, что продолжительность жизни эльфа приравнивается к бессмертию, то она даже не пожила. Ей ведь всего чуть больше двухсот пятидесяти. Встала со своего места и тоже обняла ее.
- Все, хватит придаваться унынию, - строго произнесла Лателия и мы с мамой опять устроились за столом. - Завтра ты пойдешь в хранилище. Надеюсь, Хранительница примет твою кандидатуру. К тому же, я не знаю, как повлияет на твою продолжительность жизни кровь хемминга и связь с драконом. Так что, не стоит переживать раньше времени. А теперь спать.
- А почему Хранительница не приняла маму? - у меня еще было много вопросов и спать мне совсем не хотелось.
Лателия застыла и покраснела. Чего это она?
- Это связано с... Неважно, это только Хранительнице известно. Вы как хотите, а я пойду спать, - и все еще краснея, она встала из-за стола и, поцеловав нас, быстро ретировалась. А я перевела вопросительный взгляд на маму.
- Это не моя тайна! - быстро произнесла она и тоже покраснела.
У, предательницы! Тайны они хранят!
- Но ты знаешь? - прищурилась я.
- Знаю, но не скажу. Я не думала, что для Хранительницы это будет важно. Надеюсь, в тебе этого намного меньше, чем во мне. Иначе, даже не знаю, кто зарядит амулет. А теперь, правда, пойдем спать. И мне очень жаль, родная, что придется тебе проводить обряд. Я бы очень хотела, чтобы тебя минула эта ноша.
И мама встала, обошла стол, чтобы поцеловать меня и когда она уже хотела выйти, я вдруг вспомнила один момент. Во время моего рассказа о Ситарэле, они обеспокоенно переглянулись.
- Мам, - позвала я, - а откуда вы знаете Ситарэля. И не вздумай отнекиваться!
Мама замерла, а когда повернулась ко мне, в ее глазах читалось сожаление и боль. И я поняла, что они не просто знакомы. Повисла тишина, я видела, что мама колеблется. Вот она задумчиво поджала губы, сплела вместе руки и тихим голосом произнесла:
- Мы были обручены с детства, и наша связь была одобрена. Но никогда не знаешь, где встретишь свою любовь. Там была неприятная ситуация. Ситарэль был по-настоящему влюблен в меня, а я... Только твой отец заставляет мое сердце биться быстрее, а душу раскрываться навстречу его огню. Но, слава Богине! Ситарель нашел свою Судьбу. О том, что было до этого, лучше не вспоминать. Он, мягко говоря, был не рад тому, что помолвка сорвалась. Мама до сих пор на него злиться.
Так вот почему он себя так вел! Просто я для него - неприятное напоминание. Но ведь он совсем не выглядел озлобленным. Наоборот, будто чувствовал вину передо мной. И помогал во всем, жизнь спас...
- Мам, получается, он женат? Ну, раз ты сказала о его Судьбе.
- Да, лисенок.
Хм... А где она? Здесь, наверное. К ней и ехал...
- Все, хватит уже разговоров, я разбужу тебя утром. Пойдем.
Я встала и направилась за мамой. Сейчас мне сложно было сказать, что я думаю о сложившейся ситуации. Пожертвовать частью жизни ради мира? Сердце было готово на эту жертву, а вот разум эгоистично твердил: 'Почему я? Сколько мне останется?'. И Ситарэля еще было очень жалко. Интересно, что все-таки тогда произошло?
Моя комната располагалась ярусом выше. Постель была уже расправлена и манила своими белоснежными простынями, мягкой подушкой и теплым одеялом. Быстро ополоснулась в душевой, изобретение которой добралось и до Светлого Леса, и забралась в постель. Разные мысли мешали провалиться в сон, и только когда небо стало светлеть, я смогла уснуть.
  
Глава 16
Лисиена
Утром я встала с трудом. Меня разбудила мама, как и обещала, и сейчас мы при помощи тех самых зеленокорых кленов втроем вышли в другом месте, которое ничем не отличалось от предыдущего.
Хотя нет, отличия все же были. Тишина. Нехарактерная для леса тишина и полное безветрие. Словно здесь застыло время. А еще бессознательный необоснованный страх и чувство печали. И все. Зябко передернула плечам, чувствуя себя неуютно.
- Мам, - позвала шепотом и почувствовала себя злостной нарушительницей царящего покоя, - а где?..
- Перед тобой, Лисиена. Хранилище невидимо твоему взору, нужно пройти вперед. И если ты владеешь ключом и кровью Хранительницы, то путь будет открыт. В противном случае попытавшийся войти просто сгорит. А еще сюда добраться можем только мы и Владыка. Это место хранится от всех в тайне. Но иногда эльфы все же набредают на него. Правда, долго не задерживаются. Ты чувствуешь страх?
Я кивнула, а мама продолжила:
- Остальные чувствуют панический ужас и предупреждение и стараются быстрее покинуть это место. Такая защита была наложена Светлым Владыкой на хранилище. А теперь иди, родная. Этот шаг ты должна сделать сама. И если Хранительница признает тебя достойной, то на обряде мы будем присутствовать рядом с тобой. Думаю, она не будет против.
Мама и Лателия отступили от меня на шаг назад, давая время собраться. Мне было страшно, но я понимала, что это тоже моя судьба. Я могла бы сейчас развернуться и просто никуда не пойти, отказаться участвовать во всем этом. Но ведь потом не смогу жить с тяжестью тысяч смертей в своей душе. Как так получилось, что моя ровная, идеальная и понятная жизнь стала сплошным испытанием? А Валентин? Сколько живут драконы? Ведь наверняка не меньше эльфов. А я уйду раньше...
Подняла глаза к небу, чтобы сдержать подступившие слезы, и несколько раз моргнула. Так, чего расстраиваться? Надо успокоиться. Перевела взгляд вниз на свои руки, которые были сцеплены в замок. Выдохнула. Нет смысла откладывать то, что должно произойти. Приподняла подол длинного в пол темно-зеленого шерстяного платья, которое утром принесла мне мама, и посмотрела на кончики замшевых коричневых сапожек. Еще раз глубоко вздохнула и сделала шаг вперед. Еще один. И еще...
Все изменилось внезапно. Лес вдруг ожил, наполнился звуками, запахами, казалось, даже воздух потеплел. В нерешительности остановилась и оглянулась назад. За спиной оказались невысокие изящные деревца, которые росли в ряд, плотно сомкнув кроны, и которых там раньше не было. С удивлением и затаенной нежностью я смотрела на их резные листочки с мелкими зубчиками по краю, на тяжелые гроздья ярких оранжевых плодов. Счастье поднималось в груди. Это ведь мои покровители! Радостно улыбнулась, и показалось, будто рябинки качнули своими веточками, приветствуя меня. Я переводила взгляд от одного красивого и такого родного деревца к другому и внезапно поняла, что стою в образуемом ими широком кругу.
В душе зашевелилось беспокойство, ведь здесь был обычный лес. И вдруг круг! Я стала искать взглядом выход и с все более нарастающей паникой поняла, что он сужается, ведь рябинки были намного дальше от меня, чем при взгляде на следующую. Где же выход? Стволы уже стояли настолько плотно друг к другу, что не было видно просвета. Я замерла на месте, боясь даже взгляд отвести и увидеть, что деревья стали еще ближе. Сердце бешено колотиться в груди и тут приходит осознание: 'А чего я боюсь? Это ведь мои покровители'. Вдруг налетел теплый ветерок, распустив мои собранные на затылке волосы, и запутался в таких красивых кронах. И я успокоилась, раскрыла душу навстречу своим покровителям.
На миг закрыла глаза, ощущая силу, которая льется сквозь меня, наполняя, наконец, резерв до краев. И вот она переливается через этот край. Кажется, что теперь я отдаю магию лесу. Камень на моей шее ощутимо нагрелся, не обжигая, и я открыла глаза, чтобы с удивлением увидеть впереди широкий коридор из белоснежных резных колон, увитых цветущими лианами, а между колонами росли изящные рябинки, выступая немного вперед. Ветерок сильным порывом толкнул меня в спину, отчего я сделала шаг вперед, а волосы закрыли мне весь обзор.
Шалим? Или приглашаем? Я улыбнулась, убрала волосы с лица и, придерживая подол платья, медленно пошла вперед. Туда, где колоны расходились в стороны и снова встречались, обрамляя овальную площадку, в центре которой стоял такой же овальный мраморный стол. Столешница была резной, и держали ее переплетающиеся стволики и веточки, которые росли из земли, а корни выходили на поверхность, вырисовывая на земле стройный упорядоченный узор. Или там совсем не земля? Мне еще не рассмотреть подробней, далеко. Красиво... Это, наверное, и есть алтарь.
Когда я ступила на площадку, корни начали двигаться, открывая белоснежные мраморные плиты пола. Что-то заставило меня обернуться назад. Аллеи больше не было. Только площадка и колонны с рябинками, а вокруг все тот же лес.
- Здравствуй, Лисиена, - мелодичный веселый голос послышался от алтаря и отозвался серебряными колокольчиками в шелесте крон моих покровителей.
Я повернулась на этот голос, и мои глаза расширились от удивления. На краешке алтаря, болтая ногами, отчего подол яркого оранжевого платья взлетал и снова опадал, чтобы быть подброшенным ножкой опять вверх, сидела эльфийка, опираясь назад ладошками о поверхность плиты. И она была точной копией моей мамы, только глаз я не видела, так как она с улыбкой наблюдала за полетом ткани. Белоснежные волосы, стянутые на голове золотым обручем, рассыпались волнами по алтарю, накрыв ее ладони. И это Хранительница?
Вдруг она повернула ко мне лицо, и я столкнулась с белыми безжизненными глазами. Окружающее пространство исчезло, сменившись совсем другим местом. Я сидела на высоком клене, скрытая его плотной кроной, и мне было знакомо это место - северная граница Светлого Леса и огромное поле, которое открывалось, как на ладони. И битва, где страшный враг убивал, калечил, стирал из жизни. Меня охватила паника, страх за любимых и близких, за мужа и маленькую дочку, за всех погибающих в страшных муках эльфов, магов, оборотней и других представителей различных рас. А еще слышались стоны и плач леса, накрытого пологом витающей в пространстве смерти. Свой отчаянный порыв рвануть туда и оживить погибших я задавила силой воли. Меня просто не хватло бы на всех. Что же делать? Неужели это конец? Я была готова отдать все, чтобы это прекратить, вернуть погубленные жизни, уничтожить живую смерть... Сердце кричало от боли и обливалось кровавыми слезами. Сегодня вампиры отступят, но завтра они, пополнившие свою армию уничтоженными противниками, вернутся и ударят новой волной.
- Вирена... - послышался тихий голос-шелест.
Клен протянул ко мне свои ветви, цепляя ими волос, рукава рубашки. И я стала прислушиваться к тихому эху, которое звало за собой, я ощущала скорбь и плач леса, который разрывал мне сердце.
- Выход есть... Цена - жизнь...
И я поняла, чья. И согласилась, не раздумывая, чтобы затем выслушать условия...
Картинка сменилась, и я поняла, что иду по нашему уютному дому. Переплетенные ветви разошлись в стороны, открывая проход в небольшую комнату. Мягкий свет двух лун заливал пространство, освещая детскую кроватку и малышку, которая проснулась от моих тихих шагов и сейчас сидела на постели, сонно хлопая глазками и потирая их кулачками. Всегда удивлялась ее способности знать, где я. Нежность и горечь затопили мое сердце, и слезы сами собой потекли по щекам. Я решилась на это ради моего маленького лучика. И ради моего любимого мужа...
- Мама, ты плачешь? - пролепетало мое чудо.
Я быстро пересекла комнату, встала на колени возле кроватки и заключила свой лучик в объятия. Я гладила светлые волосики, вдыхала такой родной запах, целуя пухлые щечки, маленькие ручки. Душа кричала, а в голове проносились отчаянные безмолвные мысли. Как же мне не хотелось оставлять соих родных! И слезы никак не прекращали свой бег, только еще больше пугая ребенка.
- Все хорошо, милая, - голос сорвался, но я предприняла попытку держать его ровным и сглотнула вставший в горле комок. - Ложись спать, родная. Я тебя очень сильно люблю.
- Ты уходишь, да? - серьезный тоненький голосок моей не по годам взрослой доченьки заставил сердце болезненно замереть.
Моей выдержки хватило только на кивок, слова просто застряли горьким комком где-то в груди.
- Только не заблудись, хорошо, - строго посмотрела на меня мой лучик и, разомкнув объятия, обхватила маленькими ладошками мои щеки, улыбнулась и посмотрела своими яркими зелеными глазками в мои глаза.
- Не плачь, мама, лес сказал, что ты всегда будешь со мной, а он честный-причестный и никогда не обманывает, - моя девочка перевела взгляд за мою спину и радостно улыбнулась, а мне на плечи легли горячие ладони.
- Пойдем, Вирена, - позвал муж.
Мне так не хотелось уходить, но я встала, собрав всю волю в кулак, и направилась к выходу из комнаты. Остановилась у проема и замерла, наблюдая за тем, как мой муж укладывал дочь, накрывал ее одеялом и целовал малышку в лобик. И я поняла, что готова отдать не только жизнь, но и душу.
- Вирена? - подошел любимый и ласково прикоснулся к моей щеке.
Я накрыла его руку своей ладонью, и мы вышли из детской, не разрывая взгляда. Проход снова закрыли переплетающиеся веточки, а страстный поцелуй захватил мое сознание. Обжигающе нежный, горький, с привкусом слез на губах, и не разобрать чьих, он словно говорил 'я люблю тебя', 'я буду помнить', 'я буду ждать тебя'...
И вот снова картинка сменилась, и я увидела белые без зрачков глаза Хранительницы, которая больше не болтала ножкой, а с задумчивым видом смотрела на меня.
Я поняла, что это были ее горькие воспоминания тех дней и того ужаса, что пришлось пережить. Но все это я ощущала своей душой и сердцем, пропустила через себя. И мне стало так стыдно, что я сомневалась. Этому нельзя позволить повториться...
Внезапно я почувствовала дуновение ветерка в лицо и ощутила дорожки от слез на своих щеках. Подняла руку, коснулась щеки. Я плакала... И следующий вдох вырывался судорожным всхлипом. Закрыла рот ладошкой, но всхлип все равно повторился, и я уже больше не могла сдерживать рыдания. Как же жалко Вирену. И ее малышку дочку, и мужа... Столько страданий на одной чаше весов и множество спасенных жизней - на другой. И никто не знал, что мир обязан всем этой хрупкой девушке, чье сердце оказалось храбрым и любящим настолько, что свою жизнь она отдала, не задумываясь и не сомневаясь.
Вирена вдруг ласково улыбнулась и грациозно поднялась с алтаря. Вся детская непосредственность сменилась мудростью столетий. Корни пришли в движение, и Хранительница словно поплыла в воздухе, поддерживаемая ими. Вот она уже рядом и наши глаза оказались на одном уровне, хотя она и ниже меня на голову. Ее изящные ладошки легли на мои щеки, на удивление теплые, нежные и вполне осязаемые.
- Ты достойная дочь своих родителей, - тихо прозвучал ее голос. - И мне очень жаль, что в твоей крови течет кровь демонов, пусть и не так много, как в твоей матери.
Сердце пропустило удар. Неужели я тоже оказалась недостойной? А как же мир?.. Кто его спасет?.. И тут, словно яркая вспышка огненными всполохами в сознании мерцает фраза 'в твоей крови течет кровь демонов...' Как? Папа ведь хемминг...
Видимо на моем лице отразилось удивление, потому что Вирена вдруг широко улыбнулась, вернув образ веселой эльфийки.
- Ты не права дважды, - весело зазвенел колокольчиком звонкий голосок. - Не папа. Дедушка. Лателия не устояла перед его обаянием. Ну а демоны - не верные возлюбленные, вряд ли твой предок знает о существовании потомков. Им до них просто нет дела.
Я только удивленно хлопала глазами. Это ж я вообще не эльф, а помесь непонятно кого с непонятно кем. Ну, бабушка! И теперь понятно, почему у мамы черные глаза...
Хранительница резко развернулась, взметнув подол яркого платья, и легко вприпрыжку по выступающим корешкам направилась обратно к алтарю. Но, не дойдя до него пару шагов, остановилась и повернулась вполоборота ко мне, чтобы все также улыбаясь поманить пальчиком за собой. Я послушно пошла вперед. Корни передо мной расступались, обнажая белоснежные мраморные плиты.
Вирена была прямо передо мной, и когда я оказалась рядом, она сделала шаг в сторону, а я увидела то, чего на алтаре до этого не было. В центре стола оказался невысокий постамент, над которым парил, медленно вращаясь, круглый серебристый диск размером с ладонь. Вот он поворачивается, и я уже вижу два диска, которые пересекаются, будто проходят друг через друга, сливаются и снова расходятся. Причем второй диск был черный. И если серебряный светился мягким тусклым сиянием, то второй, казалось, это сияние поглощает.
- В день Сумеречного Равновесия ты проведешь обряд и наполнишь амулет жизненным светом, - произнесла Вирена. - Тогда черная половина опять станет светлой.
Так второй диск не должен быть черным? И как понимать слова Хранительницы?
- Да, Лисиена, кровь демона в таком количестве не помешает пройти силе лунного света и жизненной энергии через тебя, раз ты можешь видеть амулет. Твоя мать его не видела. Зрение демона не позволило ей это, поэтому и провести обряд она не смогла бы.
Я смотрела на этот символ смерти и жизни и не могла отвести взгляда. Вот то, что дарит жизнь моему миру, позволяет противостоять вампирам.
- Все будет хорошо, верь мне. Слушай свое сердце... Люби...
Слова стали звучать, словно далекое эхо, а сияние амулета полностью захватило мое сознание, затапливая все вокруг серебряным холодным светом. Глаза защипало, я моргнула и все исчезло. Я снова стояла посреди леса. Голова закружилась, и я быстро опустилась на колени, уперев руки в землю. Все казалось сном. И рябинки, и алтарь, и Хранительница. В душе я скорбела по утерянной жизни Вирены, но была полна решимости отдать свою, хоть этого и не требовалось.
Отдышавшись, встала и огляделась. Судя по тому, что лес был наполнен звуками, а ветерок ласково трепал мои волосы, поняла - я все еще нахожусь в хранилище. И куда идти? Где выход? Внезапно порыв ветра толкнул меня в бок, а ключ на шее нагрелся. Подсказка? Тогда я знаю, где выход. Повернулась в указанное ветром направление и сделав три шага, остановилась, потому что лес замер, а впереди появились мама и бабушка, которые тут же поспешили мне навстречу.
Затем последовали крепкие объятия, безмолвный вопрос в глазах родных, мой кивок и выражение облегчения на родных лицах. Боковым зрением заметила какое-то движение у дерева, перевела взгляд туда, но ничего подозрительного не увидела. После всего случившегося, неудивительно, что мне может что-то мерещиться.
Через пять минут мы были дома. Как раз подошло время обеда, а Валентин так и не появился. Что же он там обсуждает с Владыкой так долго? Дома его ждать смысла не было и, пообедав, я решила навестить своего покровителя. Предупредила своих родных и вышла из дома. Хотелось тишины и в одиночестве подумать обо всем, что я узнала за последний день. Нет, ни мама, ни бабушка ничего не спрашивали, но я видела немой вопрос в их глазах. А говорить с ними мне почему-то не хотелось. Хотелось к Валентину...
А вот и моя рябинка. Маленькая, щупленькая, она сильно уступала тем красивым деревьям, которые встретили меня в хранилище. Я присела на зеленую траву у тонкого стволика и обняла его руками, прислонившись лбом к шершавой коре. Крона ласково зашумела. Рябинка тоже рада меня видеть, она соскучилась... Прикрыла глаза и погрузилась в размышления. Прости меня, моя хорошая. Я не могла прийти к тебе раньше. Она прощала... Всегда понимала...
Мысли блуждали, перескакивая с одного прошедшего события на другое, пока перед внутренним взором не появились любимые золотые глаза, которые вытеснили все тяжелые воспоминания. Внезапно мой покровитель беспокойно зашелестел ветвями, и я почувствовала его тревогу. Но все, что успела услышать, это тихое 'прости меня', потому что сознание отключилось от прикосновения ледяных пальцев к вискам.
  
***
Валентин
Политика, демон ее побери! И захочешь сохранить свою сущность в тайне, так точно не от Светлого Леса! Ну, хоть удалось справиться со всеми условностями и вопросами пораньше. Хотелось бы все решить за ночь, но как-то давно я не оказывал визит Ариэвиэлю, пришлось задержаться. Все же предпочитаю иметь дело с темными эльфами, чем со светлыми. И то справился быстро, видимо мое раздражение было заметно, как я ни пытался выглядеть бесстрастным. Ну и конечно пришлось поведать об истинной причине моего пребывания здесь.
Мне выделили свиту для сопровождения по Светлому Лесу, но я отказался, как и от предложения остаться во дворце Светлого Владыки. Не хочу привлекать внимание, все же я здесь не с официальным визитом, а по личным делам. Но от проводника не стал отмахиваться и теперь стоял перед тем самым деревом-домом, где вчера оставил Лисиену. Поспать этой ночью возможности не представилось, и я уже предвкушал мягкую постель и своего огонечка рядом. Но чем ближе я подходил, тем больше чувствовал неясную тревогу.
Около двух часов назад я перестал ощущать отголоски эмоций Лисиены и уже собирался в спешке покинуть кабинет Владыки, где мы беседовали наедине после долгих переговоров в зале Совета Старейшин и обязательного небольшого приема в мою честь. Но Ариэвиэль, видя мои проступившие сквозь маску безразличия эмоции, объяснил, что Лисиена сейчас, по-видимому, в Хранилище. Догадливый светлый, так легко меня прочитал! От его слов я успокоился, но был напряжен, пока снова не почувствовал ее. И вот тогда я больше не стал ждать. Плавно свернул за полчаса наш разговор и покинул дворец.
Я знал, что моя девочка встревожена, но в целом с ней все хорошо. И вот сейчас, на подходе к родовому дубу, услышал ее страх, и все эмоции опять пропали. Быстро поднялся наверх и столкнулся с выходящей эльфийкой, которая тут же схватила меня за рукав и потянула вниз.
- С Лисиеной что-то случилось, - обеспокоенно пояснила она, не сбавляя быстрого темпа, а меня окатило ледяной волной страха. - Хранитель предупредил, ее нет больше в Светлом Лесу.
Я ускорил шаг. Мысли метались и выстраивали различные предположения, одно хуже другого. Дракон рвался на волю, в слепой ярости желая сжечь весь этот лес к демонам.
- Мириелла, мама Лисиены, - произнесла эльфийка, и я представился в ответ, на что она быстро взглянула на меня и как-то ласково и грустно улыбнулась.
Вот и познакомились ближе, но, к сожалению, опять не при лучших обстоятельствах.
Наконец, эльфийка коснулась ладонью ствола дерева, не выпуская моей руки, и в следующий миг мы уже стояли недалеко от красивых радужных деревьев. Впереди полукругом расположились эльфы, окружая Ариэвиэля, который при виде меня поспешил навстречу.
- Прости, Валентин, мы виноваты, - склонил голову Владыка, протягивая мне небольшой листок бумаги.
Ярость поднималась бурлящим потоком, и я снова еле сдерживал себя от уничтожения ни в чем не повинных эльфов вместе с их лесом. Резким движением выхватил послание и углубился в строки, которые раскаленным железом выжгли ненавистные слова в моем сознании. Спешить больше никуда не нужно. У меня есть три дня, и этого вполне достаточно, успею... Ярость уничтожила во мне все эмоции, оставив только бездушное холодное спокойствие и расчетливое ясное сознание.
Лес начал беспокойно шуметь, и я вышел из состояния, в которое ненадолго впал, пытаясь убедить дракона повременить с местью. Стряхнул с руки пепел, в который превратилось послание, и перевел взгляд на эльфов, в глазах которых паника и желание убежать боролись с ответственностью за своего Владыку.
Занятно... Что же они такого увидели, что так испугались. Неужели меня? Дракон хищником замер внутри. Я ощущал его желание свободы, недолго осталось, потерпит. А может сжечь дотла всю белобрысую братию за предательство одного их них?
- Валентин, - тихий голос и осторожное прикосновение к моему плечу, - не надо, прошу... Они не виноваты.
Я медленно повернул голову, посмотрел в темные большие глаза эльфийки, так похожие на другие, цвета горького шоколада, когда волнуется, и янтарного меда, когда смеется. В этих же плескался страх и беспокойство. Медленно повернулся к ней и взял маленькую холодную ладошку в свою руку, поднес к губам, склонившись, и поцеловал.
- Я верну ее, обещаю.
Свой низкий рычащий голос я не узнал, видимо, все же частично трансформировался. Плохо, нужно контролировать эмоции. Сосредоточился и вернул себе человеческий вид.
- Я знаю, - нежное прикосновение к моей щеке заставило меня резко выпрямиться.
Надо уходить. И к демонам конспирацию. Повернулся к эльфам, отчего они дружно и неосознанно сделали шаг назад, кроме Владыки. Все также дружно смутились своего порыва. Я кровожадно ухмыльнулся и произнес:
- Мне нужна большая поляна, если конечно вы не планировали расчистить здесь площадку.
Ариэвиэль кивнул, и от толпы отделился один из эльфов, который с опаской в глазах подошел ко мне. Боится... Дракон удовлетворенно зарычал.
Через минуту я уже был на огромной поляне. Один. Больше не стал терять время и, выпустив вторую сущность на свободу, направился в сторону Эрасдана. Домой...
  
***
Гор я достиг практически сразу после заката. Бессонная ночь начинала сказываться, и усталость захватывала тело. Но холодная ярость не позволяла сделать остановку и передохнуть. Поэтому, только достигнув Мертвых Земель, я позволил себе опуститься на землю около единственного не отравленного ручья. Об этом я пожалел, так как тело дракона намного выносливее человеческого. Но предупредить Дария о моем возвращении необходимо, он должен быть на месте к моему прилету.
Нежити я не боялся, мое настроение и аура, скорее всего, были для нее ярким предупреждающим маяком. Стоит ей приблизиться и кучка пепла - все, что останется от неосторожного и самонадеянного неживого охотника.
Опустившись на колени у ручья, я жадно пил воду. Какое блаженство... Зубы сводило, а пальцы рук немели, но наслаждение, которое я получил, ни с чем не сравниться. Даже усталость ненадолго отступила.
Затем очертил охранный круг, сел в его центре, скрестив ноги и положив руки на колени, закрыл глаза и начал связываться с Дарием.
Друг еще не спал. Я появился в его кабинете за рабочим столом, где Советник перебирал какие-то бумаги. Он так углубился в их чтение, что даже не заметил моего присутствия.
- И вот так ждут своего Повелителя... - произнес деланно обиженным тоном. - А ведь времени до моего возвращения не так много осталось. Всего-то пересечь Мертвые Земли...
Дарий тут же оторвался от бумаг, и удивление на его лице сменилось беспокойством.
- Почему так рано? - спросил друг деловым тоном.
Молодец, сразу почувствовал неладное.
- Я так понимаю - один, - продолжил он. - Где избранница? Что произошло?
Вот прямо всю суть видит. Хороший у меня Советник, умный.
- Один, - ответил я. - Подробности при возвращении. Ключ у тебя? Мне он понадобится.
Дарий побледнел и кивнул, а мне только и требовалось предупредить его и узнать о ключе. Затем я, не прощаясь, разорвал контакт.
Открыл глаза, приходя в себя, и увидел в темноте множество сияющих огоньков, но на приличном расстоянии. Любопытная нынче нежить. И бесстрашная, думает, не достану. Не меняя позы, вызвал свой огонь. Визг, разнесшийся по округе, был фееричным. Даже меня оглушило на время. Думаю, множество подпаленных хвостов и шерсти, а также кучки пепла надолго помогут запомнить, что к дракону в плохом настроении лучше не подходить и на глаза не попадаться.
Я встал, размял затекшие мышцы и через мгновение был в воздухе, а еще через час стали видны многочисленные огни черной твердыни.
Моему замку около десяти тысяч лет. Его мой прадед построил, когда нашел свою избранницу. Тогда это была настоящая крепость. Сейчас же он выглядит более уютным и жилым, чем в те времена, а о ревности моего предка сложили легенды. Хотя уютным его могу назвать только я, а ревность присуща всем драконам в той или иной степени.
Черные каменные стены, острые шпили многочисленных башен, сориентированных по сторонам света, узкие окна на первых ярусах и большие панорамные - на последних. Основную центральную башню с остальными соединяют мостики. Многочисленные огни факелов и свет, льющийся из некоторых окон, делали замок обитаемым. Изящность, величие, защищенность. Это был мой дом...
Сердце приятно заныло, дракон радостно встрепенулся, и я направился к центральной башне, которая была запроектирована и как площадка для приземления. Там меня уже встречал Дарий.
- Ключ? - задал я вопрос, стоило мне перевоплотиться.
Хмурый и сосредоточенный Советник поднял руку с мелькнувшим золотом в свете факелов ключом и тут же его спрятал.
- Отлично, давай сюда, - протянул руку, чтобы забрать ключ.
Дарий не сдвинулся с места, и я стал злиться.
- Зачем тебе сейчас ключ? - напряженно спросил Советник, а мне на лоб упала тяжелая холодная капля. Демон побрал бы этот дождь! Его только не хватает тут!
А еще я знал, что магия Дария позволяет спрятать вещи так, что даже я не смогу их из него выковырять. Демон!
- Дарий, у меня нет времени тебе сейчас все объяснять. Ключ!
Советник покачал головой и начал снимать верхнюю придворную мантию. Что это он задумал?
- Я с тобой. Ты ведь сейчас в хранилище собрался? - произнес этот упрямец. - Заодно там и поведаешь, что произошло.
Я усмехнулся. Ну ладно, дружок, полетели. Я обернулся и уже с высоты наблюдал, как Дарий превратился в опасного и красивого дракона, темно-зеленая чешуя которого в ночи казалась черной. Вот он оттолкнулся и взмыл в воздух, пристраиваясь чуть позади.
Хранилище располагалось в горах, скрытое от взора скалами. Его местоположение знал каждый дракон, ибо охрану несли по очереди все совершеннолетние мужчины моего народа. Они считали за честь выполнить возложенную на них задачу. После попытки проникновения неизвестных количество охраны с одного увеличилось до четырех. Двое были у входа и двое патрулировали окрестности. Заметив нас, драконы склонили головы в приветствии.
Широкая площадка позволяла находиться на ней одновременно двум драконам, и сейчас она была свободна. К входу в хранилище, который располагался в глубине пещеры, мы уже шли в человеческой ипостаси. Мерные шаги отдавали эхом, отражаясь от каменного свода, и от этого звука спать хотелось еще больше. Я устало потер лицо, встряхнул головой и поймал обеспокоенный взгляд Дария.
- Что? - раздраженно рыкнул, пытаясь придать себе более бодрый вид.
- Когда ты в последний раз спал? - требовательно спросил Советник.
Я не ответил. Это меня сейчас волновало в последнюю очередь. Раздраженно фыркнул и принял строгий величественный вид, ибо впереди показалась вторая пара охранников. В их глазах я успел заметить радость, а затем последовал поклон.
У небольшой неприметной двери мы остановились, и я снова протянул руку в сторону друга.
- Ты уверен? - прищурился Дарий.
Он издевается! Я низко глухо зарычал.
- Ладно, ладно! Я верю тебе, - и мне в ладонь лег витой ключ.
Резкими движениями я провернул его в замке и влил толику своей магии. Щелчок и дверь открыта. Мы проскользнули внутрь, и я закрыл нас изнутри.
- Рассказывай, - твердый и нетерпящий возражений голос.
- Вот как ты с Повелителем разговариваешь! Тебе повезло, что я считаю тебя другом, - попытался я немного разрядить обстановку.
Но Дарий все также хмуро прожигал меня взглядом. Пришлось рассказать ему о похищении и записке. Пока он отходил от шока, я приблизился к ряду постаментов, на которых лежали ценные артефакты, накрытые куполами защитной магии. Молнии разрядов бегали по их выпуклой поверхности, предупреждая об опасности.
Моя рука без препятствий преодолела этот барьер, и я легко коснулся витой поверхности подвески, которая являлась частью одного артефакта. Скоро, родная... Скоро я надену на тебя эти украшения. А стены моего замка уберегут мое сокровище от всех врагов.
Еще раз провел кончиками пальцев по прохладному металлу брачных артефактов и направился к другому постаменту. На нем лежал серебряный изящные венец из переплетенных линий, в центре которого золотистый язычок пламени словно укутывал янтарный кристалл. Венец Власти... Защита все также не реагировала на мою ауру, и я беспрепятственно взял артефакт в руки, разглядывая его.
- Валентин, это предательство твоего народа, - услышал позади возмущенный голос Дария. -Драконы не смогут понять тебя. Но и препятствовать тебе мы не в силах... Ты ставишь наши жизни ниже жизни избранницы, вот как это выглядит. И это эгоистично! Не делай этого! Я нашел древний манускрипт, где говорится, что в случае смерти избранницы есть шанс найти свою половинку еще раз. Правда придется ждать не один век, но ведь дракон может позволить себе ожидание.
Я бросил на Дария гневный взгляд и надел венец на голову, почувствовав прилив силы. Каждое сердце моей большой семьи, каждая линия жизни и тысячи ниточек были в моих руках. И каждая направленная мною мысль - беспрекословный приказ, которому невозможно не подчиниться. Я усмехнулся про себя. Вот она, безграничная власть...
Посмотрел в осуждающие глаза Дария, по лицу которого гуляли желваки, а кулаки с силой сжаты так, словно он на меня сейчас нападет. Но это желание слабее его инстинктов.
- Прости, Дарий, так надо. Я не откажусь от Лисиены и не хочу ждать другую избранницу. Даже в пользу драконов. Скоро ты все поймешь...
- Я был лучшего о тебе мнения, Повелитель. И мне жаль, что я стану свидетелем твоего предательства. Лучше бы я умер. Но ведь моя жизнь, как и всех драконов, теперь в твоих руках, - его голос просто сочился ядом и разочарованием.
Я грустно улыбнулся и направился на выход.
За спиной послышался свистящий злой выдох, а затем и твердые тяжелые шаги моего преданного Советника. Я знал, что он будет злиться и ненавидеть меня, но я не могу иначе. Раздавшийся грохот грома вторил моему мрачному настроению...
  
Глава 17
Лисиена
Ох, как болит голова... Что случилось? Где я?
Воспоминания быстрой чередой пронеслись в моем сознании, напомнив о последних событиях и словах. 'Прости меня...'.
Открыла глаза и попыталась встать. Голову тут же прострелила резкая боль, и я со стоном упала обратно на подушку. В нос тут же ударил запах сырости и затхлости.
- Подожди милая, сейчас, - послышался тихий голос откуда-то справа, а через мгновение меня осторожно приподняли и поднесли к губам кружку.
Это оказалась эльфийка с большими грустными голубыми глазами и нежными изящными чертами лица.
- Что это? - кошусь на кружку, а в голове множество молоточков выбивают свой мучительно-болезненный ритм.
- Отвар на травах от головной боли. Лекарство.
Видя мое замешательство, эльфийка отпила из кружки, а затем и я выпила все до дна. Легче стало практически сразу, а через минуту я уже сидела на кровати, чувствуя себя очень бодро и свежо. От головной боли не осталось и следа.
Эльфийка прошла к креслу у маленького узкого окна, где и расположилась в пол оборота ко мне. В комнате было сыро, темно, и холодно. Каменные стены, такой же пол и практически полное отсутствие мебели навевали совсем не радостные мысли. На мне было все то же зеленое шерстяное платье, и если бы не глубокий вырез, то было бы не так холодно. Прикоснулась к шее и поняла, что камень-ключ все так же на мне. И где я оказалась?
'У вампиров, детка. И как тебя угораздило? Вроде ж в Светлом Лесу тебя оставил?' - насмешливый знакомый голос, который заставил радостно встрепенуться.
Горат! Я стала осматриваться и тут же заметила его у стены справа. Что он сказал? У вампиров? Ох, Ситарэль... За что ты так со мной?
'Хм... Так это все этот белобрысый, значит... Занятно... Небось не ожидала от него предательства?'
Я побледнела и сжала в кулаках ткань платья.
'У него должно быть объяснение. Он просто не мог сделать это из корысти или еще по какой-нибудь недостойной причине' - попыталась я оправдать эльфа, но поняла, что нельзя простить того, кто намеренно лишил мир шанса на спасение. И все из-за чего? Неужели из-за глубой старой мести? Нет, не верю...
Кто теперь зарядит амулет? Ведь это его тень я заметила возле хранилища, мне тогда не показалось. И теперь он знает, кто носитель крови Вирены, соотнести факты не сложно было. Ситарэль отдал меня вампирам...
'Даааа, - протянул Горат, - а не это ли причина предательства?' - указал он кивком головы на эльфийку.
Перевела взгляд и задумалась. А ведь и правда, кто она? Эльфийка словно почувствовала мой взгляд, повернулась и тут же виновато опустила глаза.
И тут я вспомнила, что вообще-то могу приказывать демону.
'Вытащи нас отсюда' - обратилась к нему и почувствовала, что что-то не так. Его глаза стали светиться красным, а кожа начала покрываться черной чешуей. Ой, мама! Чего это он? Должно же работать!
'Ты что-то путаешь, Лисиена, - страшный голос звенел яростью в моем сознании. - Я не ручной зверек и не раб. Обряд был не полным, и приказывать ты можешь только в момент угрозы своей жизни. Остальным приказам я уже могу сопротивляться, все же сила привязки истончается. Но окончательно ее снять может только всплеск силы. Только поэтому я еще здесь. И вот теперь я подумал, что лучше просто подождать и не появляться. Твоя смерть в мое отсутствие меня тоже устроит'
И он опять исчез, а мне стало страшно. Я и демона боюсь, но с ним было как-то спокойней. Подтянула колени и обняла их руками. Что же делать? Еще и за родных стало страшно... Ведь бросятся же на поиски.
Камень на шее вдруг нагрелся, и я решила, что его надо спрятать, слишком уж в глаза бросается. Развязала веревочку и решила закрепить его чуть выше локтя. Там как раз рукава были широкие и сужались от локтя, облегая руку до запястья. Но вот как это сделать самой?
- Эм... простите, леди, - позвала я, принимая более удобную позу на краю кровати, - меня зовут Лисиена. Вы мне не поможете?
Эльфийка перевела на меня растерянный взгляд. Я подняла подвеску и кивнула на закатанный рукав платья.
- Да, конечно, - тут же спохватилась она, встала и подошла ко мне. - Меня зовут Эфелия, и можно без церемоний. И прости, что все так вышло. Я пыталась его отговорить, но он очень боится меня потерять. И я...
Эльфийка замолчала и всхлипнула. Я поняла, что речь о Ситарэле, но вот хотелось бы больше подробностей.
- А как ты здесь оказалась? - решила немного подтолкнуть девушку продолжить разговор и оправила рукав платья.
Эфелия некоторое время молчала, но потом присела рядом и, не поднимая взгляда, стала тихо рассказывать:
- Меня похитили вампиры, пока Ситарэль был во дворце на службе. Я в это время была в нашем новом доме в столице Даэлрока. А потом они связались с моим мужем и заключили с ним сделку. Моя жизнь в обмен на твою. Но Ситарэль не понимает, что меня уже не спасти, вампиры не выпустят нас отсюда живыми.
И эльфийка разрыдалась, пряча лицо в ладонях. А я заметила то, на что раньше не обратила внимания - нехарактерная бледность и кровоподтеки на шее и запястьях. Мне стало страшно, и только сейчас я в полной мере осознала, в чьих владениях оказалась. Сердце в панике заметалось в груди. И если для Эфелии есть шанс, то меня точно не оставят в живых. Попыталась обнять девушку, чтобы утешить, но не успела, ибо услышала шаги за дверью, за которыми последовал звук отпирающейся двери и в комнату вошел... вампир.
Высокий, белокожий, с красными глазами, вокруг которых расплылись черные тени. Гадкая ухмылка обнажила острые клыки, а короткий ежик черных волос придавал лицу еще более хищное выражение. Одет он был в черные одежды и длинный плащ. Этот монстр бросил плотоядный взгляд на Эфелию, отчего эльфийка отшатнулась назад и ползком, не отрывая испуганного взгляда от монстра, забилась в дальний угол кровати.
Вампир облизнулся и с сожалением отвел страшный взгляд, остановив его на мне. А я вспомнила, что вообще-то являюсь магом огня, и больше не теряя времени, потянулась к своей силе. Но попасть в живого и полного энергии вампира - сложная задача, именно поэтому обычно работают в паре. Раздался гул моего огня, дверь вылетела, а я в тот же миг была схвачена за горло вампиром. Щелчок и мир погрузился во тьму.
Очнулась на полу в огромном темном помещении, похожем на тронный зал. Но это я поняла потом. Первое, что ощутила - это полное отсутствие магии. Тело ломит от запертого резерва, голова кружиться. Подняла руку и нащупала на шее ошейник, прикосновение к которому вызвало неприятные ощущения. Только один материал способен полностью лишить магии - кристаллы алита. Те самые, которые растут в пещере у водопада Нирха. И именно их выпуклые грани я ощущала сейчас под пальцами. Даже не хочу думать о том, как их смогли достать. Там такая сильная охранная магия, что...
Слабость накатила волной, и руки не удержали вес тела. Я упала грудью на мраморный черный пол, холод которого оказался приятным и успокаивающим. В ушах шумело, хотелось закрыть глаза и провалиться в непробудный сон... Но за ошейник вдруг резко дернули, заставляя меня подняться на колени, а перед глазами показалось лицо с брезгливым выражением.
Вампирша... Ее можно было бы назвать красивой, если бы не уродливый шрам, пересекающий левую половину лица рваным зигзагом.
- И что дракон нашел в этой рыжей? Ни силы, ни красоты, - бархатный голос обволакивал темным облаком и отражался эхом от сводов огромного зала, заставляя тело покрываться мурашками и дрожать от ужаса. - Но она вкусно пахнет.
Вампирша приблизилась к моей шее и шумно вдохнула воздух.
- Ммм... Я хочу попробовать ее, мой повелитель, - капризным тоном произнесла она.
А мне стало так гадко, но сил сопротивляться совсем не осталось. Закрыла глаза, чтобы не видеть больше этих монстров и в тот же миг ощутили движение рядом, а затем ледяные пальцы коснулись моей щеки и спустились вниз к вырезу платья. Тошнотворный комок подкатил к горлу, а тело охватила неконтролируемая дрожь.
- Нет, Кристина, - раздался очень близко с другой стороны скользкий ленивый голос и затем последовал шумный вдох у моей шеи, - нельзя. Дракон поймет, если мы возьмем хоть каплю ее крови. А мы не можем упустить такой случай. Слишком долго его ждали. Один раз по чистой случайности мы уже смогли убить их повелителя, но нам это не принесло никакой пользы. Теперь надо не упустить вторую попытку.
Слова этого монстра вызвали мое удивление. Что значит 'вторая попытка'? Получается, отца Валентина убили вампиры? Но как?
Внезапно меня быстро протащило по гладкому мрамору пола, горло сдавило ошейником до хрипа от нехватки кислорода. Так же резко удавка ослабла, и я смогла сделать судорожный вдох. Открыла глаза и увидела перед собой того, кого вампирша назвала повелителем. Опасная холодная красота... Если виденные до этого вампиры были страшными монстрами, то этот был похож на сказочный ужасный сон. Он имел фарфоровое белое точеное лицо, на котором горели кроваво-красные глаза в обрамлении черных ресниц. Алые губы кривились в победной ухмылке, длинные иссиня-черные волосы каскадом рассыпались по плечам. Белоснежная рубашка и черные брюки подчеркивали идеальную фигуру, а в руке же он держал толстую золоченую цепь.
Монстр был так близко, что я начала из последних сил в страхе отползать назад. Вампир даже не пошевелился. Только алые губы растянулись в усмешке еще сильнее, показав белоснежные клыки. И я быстро поняла причину. Другой конец цепи был закреплен на моем ошейнике.
Вампир начал наматывать поводок на кулак, подтягивая меня к себе.
- Столько столетий мы не могли достичь своей цели. Этот проклятый амулет! - злобный рык отразился эхом от стен зала и снова послышался тихий голос на грани шепота: - Но когда мои разведчики донесли о том, что со стороны Мертвых Земель вышли двое мужчин и мои воины предположили, что один из них - дракон... Я не поверил сначала и лично проследил за ними. Ты не представляешь, каково было мое удивление, когда узнал в нем своего давнего и, к сожалению, непобедимого врага. Он очень похож на своего отца...
Вот я уже оказалась рядом и вампир потащил меня куда-то в сторону, не прерывая своей тирады. Я пыталась сопротивляться, старалась встать, но силы были не равны, а слабость вместе с неконтролируемой дрожью тела сводили мое сопротивление на нет. А его рассказ... Я жадно ловила каждое слово.
- Я мог бы собрать армию и устроить засаду. Но его смерть - не главная моя цель. Появление дракона так далеко от его владений, к тому же самого императора и без должного сопровождения, могло означать только одно - он пришел за избранницей. И план тут же сложился в моей гениальной голове.
Злобный хохот разносся по залу и ему вторил смех вампирши. А я заметила впереди на небольшом возвышении трон из цельного черного мрамора, поверхность которого была отшлифована до зеркального блеска. Именно туда и шел вампир.
- Вычислить тебя оказалось не сложно, достаточно было понаблюдать за драконом. Оставалось только выкрасть тебя и потребовать у чешуйчатого Венец Власти в обмен на твою жизнь. Ооо, моя драгоценность... - протянул вампир, поворачиваясь ко мне и закатывая глаза, - я веками мечтал заполучить этот артефакт, позволяющий управлять драконами. С ним я стану единственным властителем мира... Такая сила в моих руках! - вампир сжал руку в кулак, словно уже владел этой силой. - Для полного счастья мне не хватает только смерти жрицы амулета Вирены, которую этот жалкий эльф не смог вычислить.
Последние слова опять повергли меня в шок. Из них я поняла одну вещь: это чудовище не знает, что этой самой жрицей являюсь я. И вообще главной целью вампиров был Валентин и какой-то артефакт, принадлежащий моему дракону, а я являюсь разменной монетой в планах монстра. Вампир подтянул меня к возвышению и закрепил цепь в кольцо, которое было вставлено в подножие трона.
- Он придет за тобой, и я даже не сомневаюсь, что он выберет твою жизнь, а не жизнь своих ящериц, - продолжил вампир, усаживаясь на трон. - Как же все-таки глупы влюбленные дураки! А пока, посиди здесь, моя вкусная драгоценная детка.
Ох, как все плохо... Неужели Валентин сможет предать свой народ ради меня? А Ситарэль и Эфелия? Что будет с ними?
- Ты гений, мой Повелитель, - подошла вампирша к трону, расположившись между ног монстра.
Ее тут же схватили за бедра и усадили на коленку. Я отвернулась, но сразу же опять внимательно посмотрела на вампиршу. Меня привлек посох в ее руках. Фиолетовый кристалл, венчавший его, позволил узнать артефакт. Все же не зря нам преподавали предмет 'Древние артефакты Сереи'. Этот я узнала - накопитель темной энергии и силы, который примерно пять тысяч лет назад создали некроманты. Его использовали для особо сильных ритуалов, завязанных на проклятиях. И о нем также рассказывал магистр на истории магических рас, упоминая клан Атуро. Да, теперь им владели вампиры.
- Ну, и где наш герой? - послышался томный голос повелителя этих монстров.
Массивные двери у дальней стены распахнулись и двое вампиров втолкнули в зал Ситарэля, в глазах которого горели злые огоньки. Но стоило нам пересечься взглядами, и эльф как-то потух, а в его глазах появились нотки отчаяния и скорби. Я отвернулась. Мне было тяжело смотреть на него. Душу разрывали противоречивые чувства, я одновременно понимала его, оправдывала, и тут же осуждала.
- Я требую освободить мою жену, - твердо прозвучал хриплый голос Ситарэля. - Я выполнил свою часть сделки.
- Требуешь? - удивился вампир. - Нееет... Ты не можешь ничего требовать. Ты ведь не узнал, кто жрица амулета Вирены. Но первую часть договора ты выполнил идеально, надо признать.
Я слышала издевательские нотки в голосе монстра и понимала, что ему нельзя было верить. Тут послышался хлопок ладонями и в зал, через другой боковой вход вошли еще вампиры. Вот они расступились, и я увидела Эфелию. Бледная эльфийка прошла пару шагов, не поднимая взгляда от пола, и остановилась, немного пошатываясь.
- Эфелия! - вскрикнул Ситарэль и бросился к жене, которая никак не отреагировала.
В зале никто не бросился ему наперерез, Ситарэлю ни в чем не препятствовали. Сердце замерло, предчувствуя беду. Скосила взгляд на повелителя вампиров и заметила торжествующий любопытный взгляд и хищную ухмылку. Посмотрела на эльфийку и страшная догадка пронзила сознание.
- Ситарэль, нет!.. - надрывно крикнула, и эхо повторило мое предупреждение.
Ошейник тут же затянулся, перекрывая кислород, а на ухо прошипели:
- Тыыы... Тварь! Испортить Повелителю представление вздумала?
- Кристина, милая, иди ко мне. Оставь нашу драгоценность в покое, а то пропустишь самое интересное, - шепотом позвал вампир, и я снова смогла дышать.
Быстрая, гадина... Перевела взгляд на Ситарэля и увидела его напряженную спину. Мое предупреждение опоздало...
Эльф сжимал в объятиях хрупкую эльфийку, руки которой медленно двигались в намерении обнять Ситарэля. Или нет? На ее пальцах начали появляться острые когти, которые стремительно увеличивались. Мгновение - и они впились в спину эльфа, разорвав ткань рубашки. Смотреть на это было больно, но отвести взгляд я не могла.
- Я люблю тебя... - уловила острым слухом тихие слова Ситарэля, которые заставили сердце сжаться, а по моим щекам потекли горячие слезы.
Почему Судьба оказалась такой жестокой к нему? Дважды потерять свою любовь... Неужели он не достоин счастья? И что теперь? Он мог бы оторвать ей голову, задушить, растерзать... Да все, что могло бы убить живое существо! Но не вампира, который уже мертв... Без магии огня эльф все равно проиграет, и не только в борьбе с вампиром, но и с самим собой, ведь это его жена, его любимая... Я не смогла бы решиться на убийство близкого человека, который стал монстром. Лучше смерть, ибо уже невозможно жить полноценной жизнью, когда вторая половинка мертва.
Сейчас же только я, как маг огня, могла помочь ему. Прикоснулась к ошейнику, все еще ощущая дикую слабость от запертого резерва. Могла помочь...
Эфелия же легко подтянулась вверх и впилась в шею Ситарэля клыками, а он продолжал держать ее одной рукой, прижимая к себе и поглаживая по светлым волосам другой. И этот момент разрывал мою душу и сердце. И все-таки я не выдержала и отвела взгляд.
- Хватит! - разнесся над залом голос повелителя вампиров, от которого я вздрогнула. - Уведите его, он еще нам послужит. Корма много не бывает. А нашей новой сестре помогите освоиться.
Мне было очень больно, но моя боль ничто по сравнению с другой, чужой... Я опять вернулась взглядом к Ситарэлю и столкнулась с красными глазами Эфелии, в которых больше не было ничего живого и светлого от той хрупкой девушки, что поила меня отваром. Она все еще впивалась в шею эльфа, глядя на меня. Вот вампирша медленно вынула окровавленные клыки и решительно высвободилась из объятий Ситарэля. Он не сопротивлялся. Его плечи поникли, руки плетьми обвисли вдоль тела. Казалось, что жизнь ушла из него, оставив пустую безразличную ко всему оболочку. Эфелия хищно улыбнулась и, поцеловав Ситарэля в щеку, направилась за подошедшим к ней вампиром, чтобы уже через мгновение покинуть тронный зал. А еще через минуту увели и безвольного эльфа, на лице которого я успела заметить подтверждение своей догадке - мертвая душа отражалась в его пустых глазах.
- Ну что ты, детка? - послышался деланно заботливый голос повелителя вампиров, и холодные пальцы схватили мой подбородок, стерли слезы с моих щек.
Я дернула головой в тщетной попытке вырваться, отчего перед глазами все поплыло, а к горлу подступила тошнота. Демонов ошейник!
- Ну не расстраивайся, а то, что подумает твой дракон? Еще скажет, что я тебе обижал. А этот глупый эльф сам не захотел уйти со своей женой. Ты же видела, я никого не держал и обещание выполнил.
Урод! Монстр! Я желаю тебе медленной смерти в пламени огня, бесконечных мучений за погубленные жизни и разрушенные семьи!
- Ненавижу, - тихо выдавила сквозь сжатые зубы. - Ненавижу вас всех!
Эхо разносит мой крик и всю мою боль, смешанную с ненавистью. Вампир только прищурился и покачал головой.
- Ох, как зажглись твои глаза! - недобро улыбнулся. - Не переживай, в отношении тебя я тоже сдержу обещание. Как только Венец будет у меня, ты уйдешь со своим драконом. Я даже помашу вам платочком вслед, да. А теперь, отдыхай, моя прелесть.
Вампир отпустил мое лицо и направился на выход из тронного зала, где его уже ждала вампирша. Меня же оставили прикованной к трону, одну. Голова закружилась сильнее. Как же плохо...
Безысходность накрыла плотным одеялом, рождая страх за Валентина, за мир, который останется без защиты, за Ситарэля, жизнь которого была сломлена и разбита... Этот страх мешал дышать. Вампиру нельзя верить и я уже не надеялась на счастливый конец, и выхода из своего положения тоже не видела. Что я, лишенная магии и посаженная на цепь, могу сделать в этой ситуации? Ничего... И от этого становилось еще хуже.
Сознание начало уплывать и в следующий миг поняла, что лежу на полу. Крупная дрожь сотрясала тело, мне было очень холодно. И слабость такая, что я казалась сама себе куклой, не способной даже пошевелиться самостоятельно. Сколько длилось мое состояние, я не знаю. Казалось, прошло мгновение и вечность одновременно. Я проваливалась в это непонятное состояние на грани сна и яви столько раз, что совсем не удивилась, почувствовав под собой совсем не твердый пол.
Сейчас я лежала на кровати в той же комнате, в которой очнулась впервые после моего похищения. И мне было немного лучше. Слабость ощущалась, но не так сильно, да и сознание прояснилось.
Потянулась пальцами к шее и моя догадка подтвердилась - ошейник сняли. Вот только пустой резерв не оставлял шанса на сопротивление. И оружия никакого нет, в Светлом Лесу оно и не надо, ведь от своих собратьев никто и никогда не ожидает предательства. Видимо, мой случай первый.
Как же все продумал этот монстр! А мы еще удивлялись отсутствию нападений вампиров в пути. Зачем, если все должен был сделать Ситарэль? Ведь никто не заподозрит в светлом эльфе предателя... Но ведь он не рассказал вампирам о моем предназначении. Для него это тоже наверняка было неожиданностью. Стали понятны все его взгляды и добрые грустные улыбки. Он ведь знал с первой встречи, что отдаст меня вампирам. Бедный Ситарэль... Наверное, ему было бы проще, если бы я оказалась незнакомой эльфийкой, а не дочерью той, которую он тоже любил.
Теперь я понимаю эльфа... Но неужели он не понимал, что вампиры не отпустят его жену живой, да и его самого тоже не отпустят? Или он надеялся, что Валентин спасет меня, а вампиры сдержат обещание?
Решила встать с кровати и осмотреться. Голова все еще немного кружилась, но я медленно, стараясь не делать резких движений, направилась к узкому окну, по стеклу которого дождь отбивал барабанную дробь, и, наконец, посмотрела в черноту... Получается, я совсем недолго была без сознания, раз сейчас ночь. Блеск молнии позволил выхватить далекую землю и крыши каких-то строений. Значит я в башне. Замка? Наверное... Последовавший за молнией гром заставил поежиться и отойти от окна. Опять вернулся страх темноты и если бы не магический светильник под потолком, я бы не отважилась даже встать с кровати. Отвернулась от окна и перевела взгляд на неприметную дверцу. К ней и направилась.
Это оказалась тесная уборная без привычных удобств, но и этому я неимоверно обрадовалась. Быстро закончила все интимные дела, умылась водой, которая была налита в большую бадью и оказалась на удивление чистой и свежей. И когда вернулась в комнату, то обнаружила поднос с едой на табуретке, которой до этого здесь не было.
Тошнота подступила к горлу, но пустой резерв требовал подпитки, пусть и не магической. Еда тоже подходит. Только вот в моем случае даже не представляю, сколько надо съесть. А есть что-то из рук вампиров я посчитала глупым. А вдруг усыпят или отравят? Поэтому прошла мимо и села, подтянув колени к груди, в кресло, которое ранее занимала Эфелия. Дождь мерно постукивал, в голове бродили мрачные мысли. Чего мне ждать? Придет ли Валентин? Если он решиться на обмен жизни драконов на мою, я не смогу простить себя за этот его выбор...
  
***
- Лис... Лиси, проснись, - тронул кто-то меня за плечо.
Я что, уснула? Распахнула глаза и увидела обеспокоенное лицо Мелиры.
- Лира... - выдохнула и бросилась в объятия подруги.
Я не могу поверить в это. Может, я все же сплю? Отстранилась и снова взглянула на подругу, коснулась ее щеки. Теплая...
- Но как?... Как ты здесь оказалась? - все еще не могу поверить в происходящее.
И вдруг кровь отхлынула от лица от догадки, пришедшей в голову. Неужели ее тоже поймали вампиры?
- Ну не бледней, - шепотом сказала Лира и схватила меня за руки. - Ты забыла, что я хемминг? А еще вспомни, что я могу чувствовать, где ты. И вот когда твое местоположение резко изменилось, заподозрила неладное. К тому же ориентир указывал четко в направление земель вампиров. Ну и вот... Полет птичкой и проникновение в ипостаси мышки... Считай, подвиг ради тебя совершила, я же летать боюсь, а превращаться в мелких животных те еще ощущения. Все вокруг громадное и хочет тебя съесть. Бррр!!!
И Лира улыбнулась, вызвав этим мою ответную улыбку. Только вот я не понимала, зачем она здесь. Помочь сбежать? Так я не умею превращаться, а дверь вон новая стоит взамен выбитой мной. Разве что у Лиры магия есть, но пробиться через замок, полный вампиров просто нереально...
- Зачем ты здесь? - задала я свой вопрос. - Ты же понимаешь, что только себя подставишь, отсюда не выбраться вдвоем...
Лира прищурилась и сделала обиженный вид.
- Вот добираешься до нее почти два дня, а тебя не рады видеть. А если серьезно, то я тут для подстраховки, - приняла Лира серьезный вид, а я стала судорожно подсчитывать, почему два дня. Неужели мое состояние в тронном зале длилось больше суток?
- Валентин скоро будет здесь, а я должна проследить, чтобы тебя не обижали и при необходимости исключить угрозу твоей жизни, - продолжила Лира.
- Ты видела Валентина? - ухватилась я за родное имя и заметила, как Мелира залилась густым румянцем.
- Рассказывай, - потребовала я. - Что произошло после твоего ухода? Ты даже со мной не попрощалась. И Хасс, кстати, за тобой поехал. И жены у него нет, она...
- Я знаю, Лис, - перебила меня Лира, - он нашел меня. Не знаю как, но он выловил меня, когда я была в ипостаси волка. Ну и, в общем, мы объяснились, - совсем засмущалась подруга.
- И?
- Что и? - непонимающе взглянула на меня.
- Ты с ним теперь останешься? - пояснила я свое 'и'.
- Мы как раз направлялись в Зирданские степи, когда я услышала странный шепот и фразу 'Лисиена в беде'. Подумала, что мне показалось, но все же решила проверить, где ты. Ну и почувствовала твое новое местоположение. Видимо, Боги помогли... Хассияр тогда связался с Валентином с помощью какой-то там привязки на крови, и мы узнали подробности похищения. Правда, Хасс был против моего... эмм... побега к тебе. Чувствую, меня ждут разборки, когда все закончится...
Я очень рада, что у подруги, наконец, все хорошо. Вот только зря она пришла... Но сделанного не воротишь, она ведь все равно не послушается и не уйдет. И тут мне в голову пришла одна мысль. Ведь где-то в замке поместили эльфа. Может Лира сможет помочь ему сбежать, когда все отвлекутся на Валентина и меня?
- Лир, а ты не могла бы найти Ситарэля? Он где-то в замке...
- Он здесь?! - гневно зажглись ее глаза. - Да я готова растерзать этого предателя! Он мне сразу не понравился. А после рассказа Валентина я его ненавижу!
- Тише, тише, ты не знаешь всей правды, - попыталась я успокоить Лиру и начала быстро рассказывать, что произошло в замке с моего появления здесь.
По мере рассказа ее ярость таяла, глаза леденели. Минута молчания и Лира вышла из задумчивости.
- Тебя точно не трогают? - сипло спросила подруга.
Я отрицательно покачала головой, об ошейнике и цепи я ей не стала рассказывать...
- Хорошо, я помогу Ситарэлю выбраться, только если что - кричи. Громко! А белобрысого мне все же жалко...
Я закивала. Хотя, думаю, это не поможет. Замок то не маленький, а где держат Старэля - неизвестно.
Посмотрела в окно, где виднелось посветлевшее, но все еще хмурое небо раннего утра. И тут услышала звук шагов за дверью. Посмотрела на Лиру, но ее уже передо мной не было. Только успела заметить мелькнувший серый хвостик, спрятавшийся под кроватью. Он исчез, и дверь открылась, явив уже знакомого вампира-тюремщика.
Неосознанно потянулась к своему огню, но поняла, что резерва на удар не хватит, хотя с удивлением отметила, что его уже половина. Странно, как-то быстро он восполняется. Решила придержать это открытие в тайне и сделать вид, что до сих пор выжата до капли, хотя имитировать слабость мне и не надо. От голода, жажды и пережитого стресса голова до сих пор была тяжелая, а от неудобной позы во время сна в кресле болело все тело.
Вампир ухмыльнулся, в два шага оказался рядом и схватил за руку, дернув на себя. Я уперлась руками в его грудь, пытаясь отстраниться.
- Скоро, детка, мы будем владеть миром, - резко наклонился монстр к моему уху и шумно вдохнул воздух, принюхиваясь. - И ты тоже будешь принадлежать нам. Жаль, что нельзя тебя сейчас трогать. Но потом... - мечтательно закатил глаза этот монстр.
Мне хотелось нагрубить, ответить, накричать... Но я понимала, что только разозлю хищника, а силы все же не равны, поэтом промолчала, продолжая упираться руками.
- Пойдем, детка, недолго осталось, - отстранился вампир и потянул меня за руку на выход. Я еле успела подхватить подол платья, чтобы не споткнуться. Бросила взгляд назад и увидела маленькую мордочку мышки, выглядывающую из-под кровати. Только бы Лира нашла Ситарэля...
  
Глава 18
Лисиена
До тронного зала, куда я только что была втянута вампиром, было далеко от покинутой комнаты. Дорогу я так и не смогла запомнить. Многочисленные повороты, лестницы, подъемы и спуски, все похожее, серое и темное, холодное и сырое.
- А вот и мое сокровище, - улыбнулся повелитель вампиров, вставая навстречу и перехватывая мою руку. - Пойдем, посидишь рядышком. Скоро к нам гости пожалуют, встретить надо обязательно вместе.
И он повел меня к трону. Попыталась вырвать свою ладонь из захвата, но быстро поняла, что это плохая идея. Руку сдавили до хруста, до слез в глазах. Сжала зубы и стерпела, но и вырываться больше не пыталась. Вампир поднялся на возвышение и отпустил меня. Однако порадовалась я рано. Он сел на трон, а меня за плечи перехватила вампирша, которая надавила на них, заставляя опуститься на пол, а сама стала за моей спиной.
- Кристина, метка, - произнес обволакивающим сознание голосом вампира, и холодные руки вампирши обхватили мою голову, нажав большими пальцами на виски.
По телу начал медленно расползаться холод, от которого цепенела каждая клеточка тела. Сердце начало замедлять свой бег, замерзая, и я подумала, что сейчас меня просто заморозят, а затем последует смерть. Но откат, который вдруг нахлынул теплой волной, оказался совсем неожиданным, заставляя хватать ртом воздух. Вампирша убрала руки и снова положила их на мои плечи.
Сердце бешено колотилось в груди, а тело опять дрожало. Минута - и все прошло, а в голове забилась паническая мысль: 'Что она со мной сделала? Какую метку поставила?'
- Да ладно тебе, - раздался ехидный голос за спиной, - чего испугалась? Мы всего лишь обезопасили себя.
- Как? - решилась я на вопрос, который прозвучал глухо и больше походил на выдох.
Мне ожидаемо не ответили. В зале повисла гробовая тишина, и я стала осторожно осматриваться. Здесь царил полумрак, который слегка рассеивался благодаря многочисленным узким стрельчатым окнам, расположенным под потолком. По периметру помещения застыли недвижимыми фигурами вампиры. Они, словно статуи, замерли в ожидании, и от этой жуткой картины по спине пробежал холодок, застыв в висках ощутимой пульсацией.
Скосила глаза на трон и увидела такого же застывшего повелителя этих монстров, лицо которого было похоже на красивую холодную маску. Величественный вид, прямая спина, полная неподвижность...
Пять минут этой давящей тишины, и я поняла, что здесь только одно живое сердце. Мое... Кажется, будто его стук - единственный звук, который слышен каждому вампиру. И от этого хотелось спрятаться, забиться в самый дальний угол и по-детски закрыть глаза.
Спустя еще какое-то время от сидения на твердом полу и неудобной позы начала затекать спина, а мысли продолжали все также беспокойно метаться в сознании.
Они ведь все ждут его, моего дракона. А если это ловушка? Я не хочу, чтобы он заходил в это гнездо чудовищ. Пусть он не придет, пусть выберет жизни драконов. Я ведь пойму его выбор, не стану осуждать. Но мне было сейчас так страшно...
Еще и амулет Вирены не давал покоя. За Ситарэля сердце тоже сжималось от боли. О, Богиня! Как ты это допустила? Осознание своей значимости в этой большой и сложной игре сделало мое состояние только хуже. Почему дороги Судьбы сошлись именно на мне? Как так получилось, что именно я стала камнем преткновения между вампирами и всем миром? Одна моя жизнь, которую я считала обычной и простой, стала вдруг такой важной и сложной. А еще у меня складывалось такое впечатление, что моей жизнью управляла совсем не я. Будто кто-то более могущественный уже все решил заранее и теперь просто наблюдал за развитием событий. Может, это и есть Судьба? Тогда она слишком жестока...
Внезапно мое левое запястья стало жутко чесаться и через мгновение это ощущение исчезло. Шевелиться было страшно, но любопытство превысило, ведь именно там была та самая метка, которая появилась после моего согласия стать спутницей жизни Валентина. Скосила глаза и осторожно пальцами правой руки попыталась отодвинуть рукав платья, чтобы посмотреть на руну.
- Что там? - шипящий шепот, от которого я вздрогнула, а моя рука оказалась перехвачена холодными пальцами вампирши.
Она резким движением обнажила мое запястье, на котором мерцали тонкие золотистые линии метки. И что это значит?
- Наконец-то... - тихо выдохнул повелитель вампиров, и я ощутила, как воздух в тронном зале сгустился, выдавая напряжение, а чувство ожидания стало плотным и чуть ли не осязаемым.
Неужели сияние метки - реакция на приближение Валентина? Сердце снова взволнованно забилось, я начала еще больше нервничать. Все-таки он пришел за мной... Радость от его появления омрачалась осознанием всех последствий, которые, несомненно, последуют за моментом, когда артефакт Валентина станет принадлежать вампирам. Мы будем прокляты...
Массивные двери напротив медленно и со скрипом распахнулись, разорвав тишину, и в зал вплыла тьма, закрывая собой весь проход. Она стелилась плотным туманом и искрила золотистыми молниями, не позволяя рассмотреть того, кого она скрывала. В следующий момент тьма начала рассеваться по помещению, отчего вампиры дружно стали отступать от ее тугих клубов.
Запястье опять защекотало...
- Держи себя в руках, дракон, - ледяной голос повелителя вампиров разнесся по залу. - На ней метка проклятия. Один твой неверный шаг - и она будет активирована.
Ох... Вот что значит - обезопасить себя... Тьма же замерла и начала исчезать, открывая того, кто стоял за ней. Моя душа сжалась от страха, а сердце замерло. Разумом я понимала, что это и есть Валентин, но глаза видели еще одного монстра, мощная фигура которого находилась недалеко от прохода. Он был выше и шире в плечах, чем тот Валентин, которого я знала. Черные штаны плотно облегали ноги этого гиганта, обнаженный торс был полностью покрыт черной чешуей, как и мощные руки, шея, лицо. И одновременно с этим он выглядел величественно, кем-то древним, той силой, с которой нельзя не считаться. Только черты лица и золотые глаза были мне знакомы. Я вдруг вспомнила разговор с Горатом у домика Далеи и черные когтистые лапы, в которые превратились руки Валентина тогда. Глядя сейчас на эти руки, поняла, что еще очень мало знала о моем драконе.
- Сними метку, иначе пожалеешь, - страшный низкий голос Валентина отозвался вибрацией в груди, заставив волосы на голове зашевелиться.
- Ну, уж нет, - протянул вампир и откинулся на спинку трона. - Чтобы ты тут все сразу же спалил? Мне нужен Венец, дракон. Только когда он будет в моих руках, я сниму метку.
Внезапно мой взгляд привлекла маленькая мышка, которая серой молнией метнулась к Валентину. Лира?.. И только сейчас я заметила Хасса за левым плечом дракона, на фоне которого высокий дух степей казался щуплым подростком.
- Ты думаешь, я идиот, отдавать Венец до того, как будет снята метка? - губы Валентина скривились в презрительной ухмылке, а руки скрестились на мускулистой широкой груди, по которой растекались золотистые змейки разрядов. Магия?
Мышка в этот момент добежала до Хасса и по его штанине стала забираться наверх, на что тот никак не отреагировал.
- Даааа, - издевательски протянул вампир, - и что же будем делать?
- Магический договор, - предложение сквозь зубовный скрежет.
- Идет! - радостно поддержал вампир.
Мышка уже успела добраться до руки, которая была прижата к телу, и нырнула в рукав рубашки. Глаза Хасса как-то недобро зажглись, а черты лица разгладились. Да и весь он сам показался более расслабленным. За Лиру я теперь была относительно спокойна. Надеюсь, ей удалось найти Ситарэля и помочь ему освободиться. Сейчас самое время, чтобы бежать.
Перевела взгляд на Валентина. Его черные короткие волосы были стянуты серебряным венцом, в центре которого мерцал золотистыми искорками кристалл. Нельзя позволить отдать вампирам артефакт. Но я также знала, что Валентин не отступит от своего решения и мои мольбы и просьбы будут проигнорированы. Неужели он на самом деле готов пожертвовать своим народом? Я не хотела в это верить, я не достойна, чтобы принять его выбор...
В этот момент Валентин резко распорол когтем свое запястье и произнес глухие тяжелые слова договора:
- Как только метка проклятия с Лисиены будет снята, я отдам Венец Власти вампирам и уйду вместе с девушкой и моим спутником, не претендуя больше на артефакт. Хшар ти аррат!
Капли крови, упавшие на черный мрамор, вспыхнули синим пламенем и исчезли.
- Я принимаю условия договора, - темная тягучая кровь вампира пролилась на мрамор возвышения и, также вспыхнув, исчезла.
Вампирша снова обхватила ладонями мою голову, которую пронзила на миг острая боль, вызвавшая временную потерю ориентации.
- Иди, моя драгоценная, к своему верному защитнику, - сладким голосом произнес вампир, а Валентин издал такой страшный рык, от которого на мгновение промелькнула мысль, что я не хочу никуда идти. Но тут же отбросила ее, ведь за этим страшным обликом находился тот, кого я любила вопреки всему.
Медленно встала, пытаясь побороть дрожь в ногах и слабость. Все равно пошатнулась, помещение почему-то плыло, но равновесие я удержала. Приподняла подол, осторожно спустилась с постамента и попыталась поймать взгляд Валентина. С того момента, как он зашел в зал, его взгляд ни разу не был направлен на меня. Как и сейчас... И я не знаю, как это объяснить. Чувство вины перед ним и его народом давило на меня. Я пыталась сдержать слезы, но неконтролируемые, они побежали тонкими дорожками по моим щекам. И когда я была на середине пути, Валентин направился навстречу. Сердце радостно встрепенулось и тут же ухнуло вниз. Мой дракон прошел мимо меня, не сбавляя уверенного шага. Я обернулась и увидела только его спину.
- Или сюда, Лисиена, не останавливайся, - услышала тихий голос Хассияра.
Я послушалась, приблизилась к нему, стала рядом, стараясь не смотреть на то, как будет совершаться передача злосчастного Венца. Вот раздался злобный, полный торжества смех, и последовавшие за ним слова:
- Теперь мир будет моим! И никакой проклятый амулет не остановит меня!
Я всхлипнула и, не выдержав, закрыла уши ладонями. Что же мы наделали? Почему такое прекрасное и светлое чувство, как любовь, должно быть причиной гибели мира? А в следующее мгновение меня подхватили на руки и прижали к сильной горячей груди. Насыщенный и такой родной аромат горного вереска окутал меня, но не принес спокойствия в мою душу, терзаемую чувством вины. И я поняла, что выбери Валентин свой народ, меня бы убили, и некому было бы зарядить амулет Вирены. Мир бы проиграл... Но сейчас, когда он выбрал меня, амулет тоже не поможет, ведь имея в своих руках силу драконов, вампирам будет просто захватить любые земли. И мир опять гибнет...
Страх, безысходность, отсутствие выбора... Прижалась к теплой широкой груди сильнее, обняла руками за шею и спрятала лицо и слезы, которые все никак не хотели останавливаться. Как бы хотелось, чтобы все закончилось! И не было этих монстров вампиров. Пусть все окажется страшным сном... Но я знала, что это невозможно.
Валентин молчал и казался спокойным и сосредоточенным. Его сердце сильно и ровно билось в груди, шаги были неторопливыми и уверенными. А еще я не слышала ни одной его эмоции. И это странно... Неужели он смог закрыться от меня?
Повернула голову и посмотрела на Валентина. Я видела широкий подбородок с любимой ямочкой, мелкие черные чешуйки покрывали шею и плавно переходили в бронзовую кожу на лице, его взгляд был направленный прямо перед собой. Мне так и не удалось поймать его...
Мы шли по темному каменному коридору, и в этой темноте был хорошо заметен мерцающий контур, окутывающий меня и моего дракона. Он был очень похож на тот, которым Валентин укрывал меня от дождя. Внезапно из темноты отделились две тени и бросились в нашу сторону. Я вздрогнула, контур полыхнул, и тени исчезли, растворившись во тьме. Валентин не сбавил даже шага. У меня же сердце зашлось в судорожном быстром ритме, а тело пронзила мелкая дрожь. Как-то заторможено перевела взгляд на идущего впереди Хасса и заметила вокруг него такой же контур. Сознание просто отказывалось понимать, откуда у Валентина такая сила. Но зато теперь мне стало понятно, почему при заключении договора мой дракон не потребовал от вампиров неприкосновенности наших жизней. Зачем? Он и так прекрасно справлялся с нашей защитой.
Наконец коридор закончился, Хасс толкнул массивные двустворчатые двери, и мы вышли наружу, где сейчас царил мелкий дождь и скорее всего холод, которого я не чувствовала. Под защитой моего дракона было тепло. Валентин, не сбавляя шага, спустился по широкой лестнице вниз, а я успела с высоты рассмотреть большую площадь перед замком, разрушенную каменную крепостную стену, обрамляющую ее, и раскинувшиеся темными пятнами строения, которые виднелись сквозь остатки стены. Видимо, это был какой-то город, давно захваченный вампирами и превращенный в их место обитания.
Когда Валентин спустился, я взглянула через его плечо, чтобы увидеть повелителя вампиров, который стоял наверху. Он надевал на голову Венец Власти и с предвкушающей улыбкой смотрел в небо. Проследила за его взглядом и дыхание перехватило.
Они появлялись бесшумно, прорезая облака своими телами, закрывая собой небо... Сотни прекрасных величественных созданий, которые вселяли ужас и заставляли прогнуться под аурой силы, подчиниться тому, кто сильнее. Драконы... Такие разные, но одновременно все они одна семья. И теперь они подчинены злу, которое разрушит наш мир.
Наблюдая за этой небесной картиной, совсем не заметила, как мы покинули территорию замка и сейчас шли, судя по всему, по главной улице. Так же не спеша, словно и не отдавал Валентин Венец. А ведь нужно торопиться, укрыться быстрее хоть где-нибудь! Ведь вампир не даст уйти нам живыми, даже щит не спасет от огня драконов. И тут, словно прочитав мои мысли, два прекрасных красных дракона отделились от общей массы и направились в нашу сторону.
- Валентин, - попыталась предупредить об опасности шепотом, но голос от страха не слушался, - там, сзади... Они настигнут нас... Быстрее...
Мои слова разбились о спокойствие дракона, словно ему все равно. Только руки, удерживающие меня, сжали сильнее.
- Не смотри, - послышался хриплый низкий голос Валентина, и мою голову прижали к горячей груди.
Я не могла видеть, но я слышала. Страшный смех вампира, который разносился над этой мертвой землей, гудение воздуха от крыльев сотен драконов в небе. И мне становилось по-настоящему страшно. Я совру, если скажу, что не боялась умереть. Очень боялась... Радует только, что в сказках, которые мне рассказывала мама, говорилось, что огонь дракона сжигает мгновенно, не позволяя тлеть даже камню. Надеюсь, сказки окажутся правдивыми...
Не смотреть - тоже страшно. Внезапно смех оборвался, а над головой я почувствовала движение воздуха. Посмотрела вверх и успела заметить кончики шипастых алых хвостов. Но, почему... они пролетели мимо?
Перевела взгляд вперед и увидела в конце улицы городскую площадь. Там и приземлились эти красивые древние создания, развернувшись в нашу сторону. Они выглядели, словно ожившее пламя на фоне серости и черноты полуразрушенных домов и грязных улиц. А я уже ничего не понимала. Внезапно позади раздались крики и оглушающий рев пламени, жар которого я ощутила даже сквозь щит Валентина. Сам мужчина не проявлял никакой заинтересованности к происходящему. Он просто шел к своей цели, полностью сосредоточенный на ней. Отвела взгляд и посмотрела опять на замок. Открывшаяся картинка заставила задохнуться от ужаса. Небо и земля полыхали. Пламя, рождаемое драконами, казалось огненным дождем, который сплошным потоком проливался на землю и ее обитателей - вампиров. Замок стремительно исчезал прямо на глазах, каменные стены таяли, как воск. А мой страх и шок возрастали, мне казалось, что я схожу с ума. Богиня, что происходит?.. А как же Венец?..
- Не смотри! - хриплый рык и мою голову опять прижали к твердой груди.
На этот раз я решила послушаться и довериться. Все происходило совсем не так, как я думала. И в душе загорелся огонек надежды...
Внезапно меня прижали сильнее, и я поняла, что Валентин не движется, а вибрация в груди от его рыка отозвалась во мне волной страха. Что же там такое?
- Убей меня... - раздался справа от нас тихий неживой голос, в котором слышались обреченность и мольба. Ситарэль...
- Прошу... Позволь твоему огню поглотить меня, - продолжил эльф.
Я хотела посмотреть на него, но мне не позволили сделать этого.
- Жизнь - твое наказание, - твердо ответил Валентин, а я неожиданно различила нотки сочувствия в его голосе, и мы снова продолжили движение.
Позади послышался глухой стук, словно Ситарэль упал. Что с ним? Неужели...
- С ним все хорошо. Я запретил огню его трогать. Он будет жить, - снова тихий шепот и короткие фразы, сказанные будто через силу.
Я понимала, что время лечит, но страдания Ситарэля будут подобны бесконечным мукам смерти. Ведь эльф не может покончить с собой, это сильнее его. Магия жизни пропитала нашу сущность насквозь, срослась с душой. Смерть приходит к эльфам чаще всего от чужой руки, и даже это не просто сделать. Но огонь драконов мог бы помочь. Вечность в небытии была бы для него милосердней. Объятия снова ослабли, и я осторожно повернула голову. Мы уже были возле драконов, которые низко склонились, словно в поклоне.
Валентин остановился, замерев, а Хасс подошел к левому дракону. Тот приблизил свою большую голову, и на его шее я заметила мешок. Хасс отвязал его и направился к нам, на ходу извлекая флягу и протягивая ее нам. Меня осторожно опустили на землю, придерживая за талию и прижимая к сильному телу. Я почувствовала себя хрупкой и маленькой рядом с моим драконом, которому теперь даже до плеча не доставала. И страха больше не осталось, только спокойствие и дикая усталость, перемешанная со слабостью. Обязательно расспрошу об этой его ипостаси, но не сейчас. Дрожащими руками схватила флягу, которую чуть не выронила, хорошо Валентин подхватил ее. Немного теплая вода показалась живительным нектаром. Я пила ее захлебываясь, жадно и не могла напиться. Но долго наслаждаться мне не дали, мягко, но решительно отобрав драгоценную воду. Веки начали наливаться свинцом, и я поняла, что уже ни о чем не могу думать. На переживания больше не было сил, хотелось на время забыть обо всем и только чувствовать рядом жар сильного тела и одуряющий аромат горного вереска.
Внезапно, подчиняясь какому-то внутреннему порыву, посмотрела в сторону и одновременно с этим меня коснулись ярость и тьма. Злая, чужеродная тьма. Это была вампирша...
Она стояла на крыше старого полуразрушенного строения. Обгоревшая плоть свисала клочьями, от платья остались одни ошметки, в глазах полыхала такая неприкрытая обнаженная ярость, которая заставила почувствовать себя уже мертвой. Но с сиянием алых глаз мог поспорить фиолетовый камень, венчающий жезл в ее руке. И именно от него в стороны стремительно расходились потоки злой тьмы, а фиолетовое сияние начинало расширяться, собираясь плотным клубком вокруг кристалла. Слова, которые шептала вампирша, я слышала так ясно, словно она говорила их рядом со мной: 'потерянные друг для друга не встретятся двое...'
Яркая фиолетовая вспышка на миг ослепила, а когда я проморгалась и перед глазами исчезли круги и пятна, вампирши, как и дома, больше не было. Выжженное ровное пространство - все, что осталось от строения. Над нами в воздухе парил красивый зеленый дракон, который завис на мгновение над площадью, а в следующую секунду он уже сидел там, где недавно было здание. Еще один краткий миг - и вместо дракона появился молодой высокий мужчина в бордово-черных одеждах с яркой красной отделкой, и он тут же направился в нашу сторону. Как-то отстраненно подумала, что дракон вроде зеленый был, а мужчина в оттенках красного одет, и мысль тут же как ненужная была отброшена, а внимание сосредоточилось на новом лице. Вот он яростно запустил руки в свои каштановые короткие волосы, взлохматив их еще больше, синие пронзительные глаза яростно сверкали, резкая напряженная походка выдавала его злость и раздражение.
- Ты!!! Как ты мог скрывать это от нас!? - начал кричать мужчина. - Ты заставил нас несправедливо ненавидеть тебя! Рррр... - злобно зарычал, и тут же послышалось угрожающее шипение красных драконов.
Мужчина замолчал, только челюсти сжал так, что скрип зубов был слышен даже сквозь рев пламени, которое все еще лилось с неба. Вот он настороженно покосился на драконов, потом опять уткнул раздраженный взгляд в нас. Хотя нет, не в нас... В Валентина, который на странные обвинения никак не отреагировал.
- Дарий, - глухой низкий голос Валентина был похож на стон. - Что мне делать?
Мужчина как-то вдруг потух, в синих глазах отразились боль и сожаление. Его рука опять потянулась к волосам, взъерошив их нервным движением.
- Проклятие... - захрипел мужчина, затем откашлялся и продолжил: - Проклятие невозможно снять. И я не знаю его суть. Но жезл мне знаком. И... я не успел, Валентин. Прости...
Неужели никто не слышал, что шептала вампирша?
- 'Потерянные друг для друга не встретятся двое...' - тихим голосом задумчиво повторила отпечатавшиеся в сознании слова проклятия. - Что это значит? И разве щит Валентина не остановил проклятие? - посмотрела с надеждой в синие глаза.
Мужчина вдруг побледнел, отвел взгляд и минуту никто ничего не говорил. Стало ясно, что щит не помог. Видимо, он защищает тело, но не душу. Я тоже молчала, пытаясь понять смысл проклятия. Может, это значит, что мы потеряем друг друга? И самое страшное, что в этой фразе ни слова не говорилось, когда это произойдет и как. И что теперь? Бояться оставить друг друга даже на минуту? Но ведь проклятия, наложенные темным артефактом вампиров нельзя снять. Или можно?
Меня опять подхватили на руки, прервав поток размышлений, и понесли к тому дракону, с шеи которого Хасс снял мешок.
- Будем прыгать, закрой глаза, - предупредил Валентин.
Зачем закрывать глаза? Я ведь эльф и прыжки меня не пугают. Вот только куда прыгать? Не на дракона же. Такая высота не подвластна... Заканчивать мысль уже не было необходимости. Валентин оттолкнулся и взмыл в воздух, плавно опустившись у основания шеи дракона. Во время прыжка дыхание перехватило, я неосознанно зажмурилась и еще сильнее обняла Вала за шею. А когда все закончилось, приоткрыла глаза и удивленно посмотрела на моего дракона, столкнувшись с золотыми глазами, которые впервые за все это время смотрели на меня, и весь мир привычно потерялся за их сиянием. В уголке красиво очерченных губ теплилась грустная улыбка, а между бровями залегла хмурая складочка. Потянулась к ней рукой и коснулась кончиком пальца, разглаживая, затем дотронулась ладонью до бронзовой кожи теплой щеки. Валентин повернул голову, и горячие губы оставили след от поцелуя на моей ладони, а затем меня отпустили, поставив на ноги.
- Я все решу, я смогу тебя защитить. Больше ты не останешься одна, - бархатный грудной голос заставлял трепетать тело, а нежный поцелуй позволил на мгновение забыть обо всем.
Но я ощутила горечь слов на своем языке, она была в его поцелуе. Мы оба понимали, что проклятие неизбежно и миг расставания все равно настанет.
- Любое проклятие можно снять, главное, знать как, - продолжил мой дракон. - И я найду способ. А теперь летим домой.
Еще один быстрый поцелуй и меня развернули в другую сторону. Валентин помог сесть, придерживая меня за плечи, и устроился за моей спиной. Я облокотилась о его горячую обнаженную грудь, ощущая биение сердца и родное тепло сильного тела. Красный дракон словно по команде оттолкнулся от земли, взмахнул огромными алыми крыльями, которые поймали тугие потоки воздуха, и мы взлетели, стремительно набирая высоту. Внизу я смогла рассмотреть черную выжженную землю, остатки каких-то строений, которые вдруг закрыл собой тот самый зеленый дракон. Он обогнал нас и пристроился впереди. Откуда-то сверху появились еще драконы, замыкая нас в кольцо. Это зрелище завораживало, восхищало, заставляло почувствовать себя слабой рядом с этой мощью.
Больше не было слышно рева пламени. Я думаю, мало кому из вампиров удалось уйти, а те, которые выжили, наверняка будут мстить. Но это будет не скоро, надеюсь. Ведь на то, чтобы собрать силы и найти нового предводителя, необходимо время. А сейчас мы направлялись домой. Как приятно звучит это слово. Ужас плена и страх предательства, которому не суждено было свершиться, остались позади... А куда домой?
- Валентин, а куда мы летим? - озвучила свой вопрос.
- В мой замок, огонечек.
- А как же амулет? А мама? И вампиры не все уничтожены, многие сейчас находятся в других землях, где идут бои. Ты ведь отвезешь меня в Светлый Лес в день Сумеречного Равновесия? Нужно провести обряд...
Руки, обнимающие меня, напряглись на последних словах.
- Потом, - злой голос, заставивший меня поежиться, и тут же мягче: - Давай потом поговорим, когда будем дома. Мне сейчас и так... трудно. А твой запах просто сводит с ума, - произнес Валентин с рычанием, и на миг я почувствовала такой вихрь чужих эмоций, что перехватило дыхание. Ярость, жажда убийства, растерянность, нежность, желание, страсть... И эти все чувства были настолько яркими и противоречивыми, что даже миг показался раздирающей душу вечностью.
- Я не могу сейчас сосредоточиться на серьезном разговоре. Поспи, лететь долго.
По телу прошлась дрожь от хриплых ноток в голосе моего дракона и от его эмоций, которые успела ощутить на себе. Я поняла, что ему сейчас намного хуже, чем мне. И я замолчала, больше не ощущая на себе чувства Валентина. Он снова закрылся от меня.
Чтобы отвлечься от мрачных беспокойных мыслей, стала наблюдать за парящими вокруг нас драконами. Красивые... Я, наверное, никогда не перестану восхищаться ими. Второй красный дракон летел справа, и на нем расположились Хасс и Лира в своем человеческом обличии. Словно почувствовав мой взгляд, подруга повернулась и улыбнулась, а затем помахала мне рукой. Я помахала ей в ответ и тут же мою ладошку перехватили сильные горячие пальцы, нежно сжав их. Затем мою руку завели назад, и я почувствовала на кончиках пальцев ласковые губы, а потом и слегка колючую кожу щеки, к которой прижали мою ладонь, накрыв ее сверху своей. И столько было в этом жесте любви и нежности, столько тепла, что хотелось плакать и смеяться одновременно. Я тоже скучала... Руку отпустили, положив ее мне на живот, и меня сжали в объятиях.
Так, купаясь в нежности, чувствуя тепло моего дракона, подаренного самой Судьбой, и разглядывая прекрасных парящих рядом существ, я незаметно для себя уснула.
  
Глава 19
Лисиена
Звонкое эхо моих шагов в тишине темного холодного коридора казалось слишком громким. А мне надо торопиться, иначе я не успею. Впереди виднелся выход, но он почему-то становился все дальше от меня. Ускорила шаг, отчего двери начали пролетать мимо с нереальной скоростью, сливаясь в одну линию, и внезапно одна со скрипом приоткрылась, заставив меня резко остановиться.
- Лисиееенааа... - послышался до боли знакомый протяжный голос.
- Валентин? - тихо позвала, все еще не решаясь прикоснуться к двери, откуда пробивался тусклый свет.
- Мне плохо без тебя...
А я стояла, и не могла пошевелиться, ведь там, впереди, было то, что тоже не может ждать. Там... А что там? Помотала головой... Не вспомнила, но знаю, что мне туда очень надо. И я решилась.
- Я скоро, сейчас... Подожди немного.
Опять сорвалась на бег и неожиданно оказалась уже снаружи. Огромное красное солнце на стыке земли и неба освещало багряными лучами поле, где танцевала свой страшный танец смерть. И не понятно, чего здесь было больше - красок закатного солнца или крови. Я не успела... Опустила взгляд вниз на свои руки, в которых сжимала почерневшие диски амулета. И кровь... На моих руках была кровь... Паника затопила сознание, и разъедающее чувство вины начало терзать душу. А еще пришло четкое понимание, что мне не хватило тех самых секунд, потраченных у приоткрытой двери. Подняла взгляд и, вздрогнув, сталкнулась с обвиняющими зелеными глазами Ситарэля, выронив амулет. В мертвой тиши послышался звонкий стук дисков о каменное крыльцо, о ступеньки, сопровождающийся тихими словами: 'ты во всем виновата...' Тук... тук... тук...
Нет... Я не хотела... По щеке скатилась слеза, я зажмурилась и быстро помотала головой из стороны в сторону, не желая верить в происходящее. Опять посмотрела на Ситарэля и заметила в его руках неживое тело Эфелии. 'Ты виновата...' - обвиняюще повторил он. И отвернулся, растворяясь в красной дымке кровавого поля вместе со своей ношей. А за этой дымкой я вдруг заметила фиолетовое сияние и вампиршу, перед которой на коленях посреди мертвых тел стоял Валентин. Сердце пропустило удар и отчаянно забилось в груди. На лице вампиршы растянулась победная злая ухмылка, и она начала медленно опускать на голову моего дракона артефакт темной силы, который все ярче полыхал фиолетовыми всполохами.
Я сорвалась с места, понимая, что бегу слишком медленно, словно время замедлилось, и я попала в сеть застывшей реальности. Только жезл становился все ближе к темным волосам Валентина. 'Не быть вместе... Не встретиться... Никогда...' - раздался противный голос в сознании и фигура мужчины исчезла.
Мой крик боли заставил тело согнуться пополам. Кровавое солнце подарило последний луч, и мир резко погрузился во тьму, которая звала меня за собой голосом Валентина, словно издеваясь, дарила нежные поцелуи, будто не она отняла у меня любимого.
- Лисиена, проснись... - снова всплыл из этой тьмы родной голос, полный беспокойства, и я почувствовала мягкие губы на своих щеках, нежные поцелуи, понимая, что это действительно он, настоящий. - Это только сон, огонечек, не плачь, все хорошо, я с тобой, я рядом.
- Валентин?... - я не узнала свой голос. Он хрипел и дрожал, горло саднило, а сознание было все еще затянуто пеленой сна. Страшного, жуткого...
Меня развернули и прижали к сильной груди, гладили лицо, волосы, плечи, укачивали, словно ребенка. А я слушала стук сердца, прижимаясь к Валентину, и, наконец, начинала понимать, что это действительно сон, а мой дракон здесь, рядом, со мной. А еще я поняла, что мы больше не летим.
- Валентин, где мы? - попыталась оглядеться вокруг.
Видимо, я проспала достаточно долго. Небо все еще затянуто тучами, но оно было светлое, будто сейчас раннее утро. И дождя больше нет. А еще я сразу заметила замок. Темный, почти черный камень, из которого были сложены стены, не оставлял сомнений в прочности строения. Вход из резных арок создавал объемный портал, к которому вела широкая лестница. По обе ее стороны через две ступеньки неподвижно стояли стражники в черной форме с золотыми нашивками и вышитыми рунами на правом рукаве. А у основания лестницы нас встречали еще пятеро, среди которых я узнала того мужчину с синими глазами и взлохмаченными волосами, и он усиленно пытался сдержать улыбку. Остальные его хорошего настроения не разделяли, посматривая с некоторым нетерпением и раздражением.
- Это мой дом, Лисиена. И мы уже минут десять как на месте, - привлек мое внимание Валентин. - Не хотел тебя будить, но пришлось. Что тебе снилось, родная?
Картинки такого реального сна нахлынули снова, и к горлу подкатил тугой комок.
- Я... тебя потеряла...
И меня тут же заключили в объятия, целуя в лоб, глаза, губы...
- Это сон. Больше не потеряешь, огонечек, - ласковый голос заставил поверить в сказанные слова, и страшные воспоминания начали выпускать меня из своих цепких рук.
- Валентин, нас, наверное, ждут, - глухо произнесла, боясь смотреть в сторону встречающих нас драконов.
- Ничего, потерпят, - спокойно и не меняя позы, ответил мой дракон.
Меня продолжали гладить по голове, прижимая к груди, и стало неуютно от осознания того, что на нас все смотрят и ждут.
- Мне уже лучше, все хорошо, - предприняла попытку отстраниться.
- Точно? - прищурил Валентин золотые глаза.
Я кивнула и постаралась улыбнуться. Видимо плохо постаралась, ибо мужчина вздохнул, покачал головой и встал, поднимая за собой и меня. Затем я опять оказалась на его руках. Прыжок, о котором меня не стали предупреждать, и мы оказались на земле, направляясь к замку по ровной мощеной камнем площадке. С рук меня не отпустили, отчего я еще больше засмущалась.
- Это члены моего Совета, - тихо начал объяснять Валентин. - Дария ты уже знаешь. К нему обращайся с любым вопросом, если меня нет поблизости. Он не только мой главный Советник, но и близкий друг. А еще самый молодой среди этой шайки. С остальными познакомишься поближе позже.
На слове 'шайка' четверо драконов как-то скривились, а вот Дарий сдержать улыбку не смог. Неужели они все слышали?
- Валентин, - постаралась шептать потише и не краснеть, что у меня не очень получалось, - может я сама пойду?
- А ты сможешь? - усмехнулся мой дракон и поцеловал меня в нос, смутив еще больше.
Теперь я точно вся была красного цвета, а уши так и полыхали жаром. Когда мы оказались рядом со склонившимися драконами, те расступились, пропуская нас вперед.
- Все готово, повелитель, - раздался голос шагающего рядом Дария. - Ваши новые покои я приказал подготовить еще неделю назад. Восточное крыло, последний уровень.
- Спасибо, Дарий. До вечера меня не беспокоить, я буду для всех занят. Совет соберешь после ужина. Все вопросы насчет Венца тоже потом. И что насчет охраны?
- У покоев круглосуточно будут находиться шестеро лучших воинов школы Дэрсая. Смена - трижды в сутки. И... - мужчина запнулся, - ... горничные во главе с... эмм... леди Лареей тоже уже предупреждены.
- Отлично. Распорядись подать завтрак в покои.
На этих словах огромные резные двери распахнулись, и мы вошли внутрь. От увиденного перехватило дыхание. Это было огромное помещение с широкими уходящими по дуге вверх лестницами, расположенными у противоположных стен, отделанных камнем, похожим на янтарь. Они словно светились изнутри от магических светильников, которые красивыми распустившимися цветами украшали стены. Пол представлял собой искусную мозаику, изображающую цветных драконов. И что удивительно, здесь не было охраны. Да вообще никого не было, кроме нас и Дария. Даже Совет остался снаружи.
Мы поднялись по лестнице и попали в огромный круглый зал, своды которого удерживали широкие резные колонны. Сразу пришла в голову мысль, что его используют как бальную залу. По периметру помещения располагались арочные проемы с резными символами над ними, которые обозначали стороны света. Интересно, куда ведут эти проходы? Хотелось подробней рассмотреть убранство, но Валентин быстро пересек помещение, повернул налево и направился к арке, за которой оказалось небольшое помещение с дверью, отделанной пластинками зеленых камней разного оттенка. И вход охраняли. Дверь услужливо распахнули, и я с удивлением поняла, что за ней находиться своеобразный широкий мостик, соединяющий центральную башню с другими строениями замка. И сразу стали понятны назначения арок.
Мостик же имел резные каменные перила темно-зеленого цвета, и был накрыт переливающимся прозрачным магическим куполом, защищающим от непогоды. А какой открывался вид! С одной стороны виднелись темные горы, такие близкие, величественные, а с другой далеко внизу - долина с какими-то строениями, рассмотреть которые я толком и не успела, так как мостик закончился и через следующую дверь мы попали в еще один просторный зал, очень похожий на предыдущий, но меньше. А затем через центральную арку оказались в коридоре с дверями вдоль стен. И еще я поняла, что мне нужна карта, иначе я заблужусь, как только выйду из комнаты!
- Не переживай, огонечек, если тебе куда-нибудь захочется пройти, всегда найдется провожатый, - словно прочитал мои мысли Валентин. - Да и некоторые семейные тайны замка после брачного обряда тебе также станут доступны.
Брачного обряда? Ох, а я уже успела забыть, что дала на него свое согласие. Вот только как скоро состоится это событие?
Наконец мы остановились, и Дарий самолично распахнул перед нами двери, по обе стороны от которой стояла та самая упомянутая охрана из шести драконов. Бросив на них взгляд, поняла, что мимо пройти незамеченной не получится. А в то, что они вмиг скрутят любого, сомневаться тоже как-то не приходилось, особенно глядя на их серьезные мужественные лица и мощные фигуры. Долго разглядывать охрану мне не позволили и с глухим рычанием мы вошли в помещение, оказавшееся спальней.
- Что, тяжело? - ухмыльнулся Дарий.
- Справлюсь, - загадочно и как-то раздраженно ответил Вал.
- Ну-ну, - хмыкнул Советник и, получив гневный взгляд золотых глаз, скрылся за дверью, осторожно прикрыв ее за собой.
Комната оказалась по-настоящему прекрасной. Светлой, просторной, выполненной в бежево-шоколадно-золотых тонах. Только мебель была сделана из черного дерева. У одной из стен находился резной огромный камин с ярко-полыхающим огнем и бежевым пушистым ковром перед ним. А вот размер кровати, стоявшей на невысоком возвышении под золотисто-черным балдахином, заставил покраснеть и занервничать. Хотя, чего нервничать? Я понимаю, что стесняться уже поздно, но... Та ночь кажется такой далекой, нереальной, словно это было совсем не со мной.
Меня поставили на пол, позволяя осмотреться, и я поняла, что сама до комнаты бы не дошла. Сон не прогнал слабость тела, ноги все еще подкашивались, а голова кружилась. Но Валентин крепко держал меня за талию.
- Сначала ванна, а потом завтрак, согласна? Потерпишь? Или сделаем наоборот? - послышался надо мной любимый голос.
Напоминание о еде вызвало характерные звуки моего животика. А я ведь несколько дней ничего не ела. И даже как-то не хотелось, потому и слабость такая, что хочется просто лечь и не двигаться.
- Ясно, сначала завтрак, - твердо произнес Валентин, снова подхватил на руки и понес к окну, где стоял красивый шоколадный диванчик, пара кресел и резной круглый столик.
Когда он опустился на диванчик, усадив меня на колени, в комнату вошли две горничные, одна из которых катила перед собой тележку, заставленную блюдами, накрытыми блестящими крышками. И такой запах разнесся по комнате, что я начала давиться слюной.
Девушки быстро накрыли на стол и так же быстро покинули комнату. А я про себя отметила, что они очень красивые. Но все мысли разом вылетели из головы, стоило Валентину поднять первую крышку, выпустив на свободу ароматный запах какого-то супа. И это завтрак?
Меня кормили чуть ли не с ложечки, отчего я жутко смущалась. Но все было настолько вкусно, и я так проголодалась, что было не до возмущений, и стеснение быстро исчезло. Даже аура возбуждения, исходящая от моего дракона и которую я начинала ощущать каждой клеточкой тела, не смогла меня смутить. Но вот по окончании трапезы, осознала ее в полной мере. И то, что я сижу на коленях полураздетого привлекательного мужчины, вдруг очень ясно всплыло в сознании. А ведь я даже не обратила внимания под впечатлением сна, что Валентин выглядит собой, а не тем монстром, который спас меня от вампиров. Воспоминания его темного облика и потоков тьмы заставили взглянуть на него по-новому.
- Валентин, а форма дракона... она не единственная? - попыталась я тактично спросить о его еще одной ипостаси.
- Ты сильно испугалась тогда, да? - провел рукой по моей щеке, шее, нежно поглаживая и посылая приятные волны по телу. - Прости, огонечек, так было надо. Это промежуточная форма или боевая трансформация, одновременное взаимодействие дракона и человека. Броня и тьма первого и усиленная форма второго. А еще в несколько десятков увеличенная магия огня. Обычно я с легкостью контролирую трансформацию. Но в состоянии ярости иногда непроизвольно меняюсь и не всегда могу сосредоточиться на контроле.
Теперь мне все стало понятно. Почти.
- И так могут все драконы?
- Нет, - сильные пальцы стали поглаживать мою ключицу, - только те, в ком течет кровь правителей.
Вот это мне повезло... И даже не поспорить с ним, вдруг разозлиться, а мне потом наблюдай за его темной стороной.
- А Венец? Как тебе удалось его подменить? - задала я следующий вопрос.
Валентин рассмеялся.
- Я его не подменял. Он был настоящим.
- Но, как же... - растерялась. - Разве с его помощью нельзя управлять драконами?
- Почему нельзя? Можно, - теплое дыхание пощекотало ушко, а затем последовал поцелуй и нежный укус, отчего тело задрожало от приятных ощущений.
Но я постаралась сосредоточиться, что мне с трудом, но все же удалось. Очень уж хотелось узнать про Венец.
- А для чего он тогда нужен? - повернулась в его руках и заглянула в потемневшие золотые глаза.
Валентин, не разрывая взгляда, уткнулся в мой лоб своим и замолчал. Затем отстранился и провел большим пальцем по моим губам, по щеке и ласково улыбнулся.
- Венец усиливает телепатические способности, позволяя чувствовать каждого дракона, что облегчает управление ими. Вампир мог отдать приказ, но беспрекословно слушаться драконы могут только меня. Я и есть та власть, что приписывается артефакту. Просто без венца мне приходиться больше напрягаться.
Вот и нашлось объяснение его спокойствию и сосредоточенности. Видимо в тот момент Валентин держал контроль над драконами. Но почему так возмущался Дарий? Или...
- Драконы не знали правду, да? - тихо спросила, озвучивая свою догадку, и увидела, как помрачнело лицо мужчины.
- Да, огонечек. Не нужно было, чтобы кто-то знал об этом. Иначе врагов, желающих уничтожить драконов одним убийством, стало бы больше. Ведь без повелителя наша раса вымрет очень быстро. Император каким-то образом является звеном, удерживающим жизненную силу всех драконов. Конечно, можно передать свою силу и бремя власти, но на это надо время, не считая других магических условий. Но теперь тайны больше нет. И та свобода, что у меня была, закончилась навсегда. Сегодня будет веселый вечер, - усталая улыбка скривила губы Валентина.
- Почему? - искренне удивилась и сразу же поняла, что это глупый вопрос, но Валентин его таковым, видимо, не посчитал.
- Если раньше они берегли артефакт, то теперь будут усиленно охранять меня. Конечно, я могу отдать приказ, который они не смогут нарушить, но я потеряю доверие и уважение своих подданных. Поэтому и раньше артефакт, а вернее способность управлять драконами, использовалась только в крайнем случае.
Интересно, а эта способность может быть врожденной? Хотела озвучить свой вопрос вслух, но Валентин зевнул, спрятав лицо на моей шее и тут же выпрямился, встряхнув головой отгоняя сонливость, а я взглянула на него внимательнее, только сейчас замечая отпечатавшуюся усталость на любимом лице. Стало очень стыдно, ведь я проспала всю дорогу, а он? Когда он отдыхал последний раз? Сердце защемило от нежности и беспокойства. Подняла руку и коснулась его щеки, нежно провела вниз до горячей груди, а затем обняла за шею, прижимаясь сильней к своему дракону, который тут же сдавил меня в сильных объятиях.
- Я скучала... - тихо прошептала, а в ответ пришла такая волна тоски и нежности, что мне никаких слов не понадобилось, чтобы понять, что он тоже скучал. И боялся, потому что отголосок страха я тоже слышала.
- Я хотел бы показать тебе мои купальни, - прозвучал глухой хриплый голос, от которого волна возбуждения раскалила кровь в венах, - но ты сейчас не в том состоянии, чтобы куда-то лететь. Поэтому остается довольствоваться ванной.
Последние слова были произнесены в мою шею, куда уткнулся носом мой дракон. Я же сглотнула и боялась даже пошевелиться. И теперь он думал только о моем состоянии, совсем не замечая своей усталости. Но ванну очень хотелось принять.
- Куда идти? - тихо спросила, ощущая, как возбуждение во мне борется с сонливостью, которая внезапно накатила от сытной еды. И даже то, что я проспала всю дорогу, не помогло. Уставшее тело все еще требовало отдыха. И теплой ванны.
Валентин оторвался от моей шеи, печально вздохнул и одним плавным движением поднялся с дивана вместе со мной.
- Я сама, ты ведь тоже устал! - попыталась вырваться, но замерла, поймав полный нежности глубокий взгляд, а затем хитрая улыбка коснулась любимых губ.
- Сама-сама, - передразнил, - какая ты у меня самостоятельная. Мне тоже не помешает принять ванну, вот и поможем друг другу, раз вдвоем устали, - весело закончил.
От его слов я опять смутилась. Ванну в компании мужчины мне еще не доводилось принимать. Но в душе уже зажегся огонек азарта и предвкушения, а щеки опять предательски заалели.
Ванная комната оказалась за дверью, которая располагалась недалеко от входа в спальню. Огромная ванна, утопленная в пол и больше напоминающая небольшой бассейн, уже была наполнена водой, от которой шел ароматный пар. Но меня еще больше смутила зеркальная стена, к которой примыкала ванна. И что самое странное, ее поверхность совсем не запотела. Магия? В этом зеркале отразилась я в грязном помятом зеленом платье с растрепанными волосами, осунувшимся бледным лицом, на котором выделялись рыжие точки веснушек, а под глазами залегли черные тени. Мне стало стыдно за свой внешний вид. И я понимала, что у вампиров было совсем не до этого, а долгий перелет не предполагал остановку в каком-нибудь доме с удобствами, но все же... Стало стыдно.
Перевела взгляд на отражение Валентина, ожидая увидеть на его лице выражение брезгливости, но заметила только хмурый взгляд и сведенные брови. А затем его руки пришли в движение. Медленно он убрал мои волосы за спину, открывая отражению шею со следами ошейника на ней, а затем двумя руками стянул платье, обнажая плечи, на которых остались отпечатки от пальцев вампиршы. Уже почти незаметные, пожелтевшие синяки всколыхнули в памяти неприятные воспоминания. Внезапно почувствовала, что руки Валентина дрожат от едва сдерживаемой ярости, которую я явно слышала, хоть и как-то глухо. Его эмоции отозвались во мне инстинктивным страхом, пробежавшим холодком по позвоночнику.
Мужчина быстро взял себя в руки, отчего страх исчез вместе с отголосками ярости, а платье упало к ногам, оставляя меня в нижней тонкой сорочке и белье. Было неловко стоять вот так, отражаясь в зеркале и под взглядом золотых глаз, который блуждал по моему отражению. В следующий миг наши взгляды встретились, замерев, и горячие руки дракона скользнули на мою талию, провели вверх, сминая тонкую ткань, по груди, заставив задержать дыхание, а через секунду сорочка быстро последовала за платьем. И пока Валентин избавлялся от своей одежды, я сняла белье и попыталась быстренько нырнуть в воду, но не успела. Сильные руки снова сомкнулись на тонкой талии, удерживая. Взгляд скользнул по зеркалу, отразив мое худое с выпирающими ребрами тело и накачанное, со смуглой золотистой кожей, так контрастировавшей с моей молочной, тело Валентина. Меня снова подхватили на руки, и осторожно спустились по мраморным ступенькам в теплую, ароматную и немного мутную от добавленных трав воду. Валентин расположил меня перед собой, облокотив о свою широкую грудь спиной.
Это было настоящее блаженство, которое заставило забыть о смущении ровно до того момента, пока по коже не прошлись намыленные горячие ладони. Инстинктивно схватилась за его руки, останавливая, на что получила тихий смешок и нежный поцелуй в шею, который заставил забыть обо всем на свете. Горячие ладони опять заскользили по коже, будоража сознание, даря непередаваемые словами ощущения. Тело задрожало, и я инстинктивно выгнулось дугой навстречу прикосновениям. Мой вырвавшийся стон перемешался с глухим рычанием. Скользящие движения распаляли кровь, заставляли делать глубокие вдохи и изнывать от желания. Но Валентин не делал ничего, что выходило бы за рамки купания. И я со стыдом поняла, что хочу больше.
Закончив с телом, он осторожно начал промывать мои волосы. Все это напоминало какой-то таинственный ритуал, призванный соединить еще крепче наши тела и души. И когда с волосами было покончено, я схватила флакончик, которых множество стояло на краю бортика, вылила немного на руки приятно пахнущей субстанции и сначала нерешительно коснулась золотистой кожи на груди моего дракона, проводя по ней круговыми движениями.
То, как отозвалось его тело на мои прикосновения, сделало мои движения более уверенными, а вырвавшийся стон и закрытые глаза мужчины стали для меня высшей наградой. Я изучала каждый кусочек этого великолепия, под пальцами перекатывались скульптурные мышцы, и когда я спустилась ниже, прикоснувшись к кубикам пресса, мои руки перехватили. Недоуменно подняла глаза и столкнулась с полыхающим взглядом, от которого подкосились колени.
- Дальше я сам, - низкий проникновенный голос, от которого мое возбуждение только возросло.
Обижено поджала губы, а глаза вдруг защипало. Только этого не хватало! Отвернулась и сделала вид, что собираюсь поплавать. Размеры ванны вполне позволяют это сделать. Но внезапно оказалась прижата спиной к твердому разгоряченному телу.
- Ты понимаешь, что мне будет мало тебя сейчас и я не скоро смогу остановиться? - злой тихий голос, от которого по телу пробежал холодок возбуждающего страха. - Я боюсь сделать тебе больно, мои эмоции сейчас слишком сильны, а ты ослаблена.
Я кивнула, ощущая быстрое биение своего сердца, крепкое тело за спиной и сильные руки на своей талии, которые неосознанно поглаживали чувствительную горящую кожу. Я сейчас была согласна на все, но если так спокойней моему дракону, я не буду настаивать. Внезапно меня резко развернули, всколыхнув воду, и впились в губы болезненным поцелуем. Мимолетная растерянность сменилась радостью, и я ответила с не меньшей страстью. В себя пришла у бортика, к которому меня прислонил Валентин, шумно дыша и отстраненно глядя на проплывающий мимо меня розовый лепесток. Попыталась собраться с мыслями, но в них существовали только золотые глаза, требовательные любимые губы, сильное тело...
Подняла взгляд и увидела на некотором расстоянии Валентина, которой с какой-то яростью мыл голову. Затем он нырнул полностью в воду, смывая пену, а я заметила, что вода начала быстро убывать. И если сначала она достигала мне почти до груди, то сейчас уровень стремительно приближался к коленям и одновременно с этим с потолка, ровно по центру ванной, пошел дождь. Посмотрела наверх и от восторга перехватило дыхание. И как я сразу не заметила? Потолок был сложен из светящихся камушков разных размеров, цвета, прозрачности и формы. И прямо с него лились тонкие струи, играя сотнями искорок на цветных гранях. Оторвалась от бортика и подошла ближе. Подставила пальца под тугие струи, а потом сделала шаг - и вот я уже стою, обмываемая теплым потоком. Зажмурилась от удовольствия, а когда открыла глаза, то поймала голодный жаркий янтарный взгляд. Как-то завороженно подняла руку, коснулась своей напряженной груди и медленно провела по ней ладонью вниз, к животу...
Я отчетливо осознавал, что играю с огнем, провоцирую, и даже предупреждение Валентина меня не пугало. Я верила ему... Мои же действия не были оставлены без внимания. Как и без последствий...
То, что произошло дальше, не было похоже на нашу первую ночь. В моем мире сейчас существовали страсть, резкие движения, впивающийся в спину бортик, сильные жадные объятия, удерживающие меня на весу, и полные наслаждения крики. Он был везде: в моем теле, в моей душе, в моем сознании. Заполнил собой каждый кусочек моего мира. Я была по-настоящему счастлива... И ответное счастье усиливало мое наслаждение. Жадные губы пили меня, каждая капелька на теле была собрана нежным и требовательным языком, а легкие укусы заставляли выгибаться в сильных руках. А потом был край, за который мы шагнули вместе, растворяясь друг в друге, раскрывая в полном доверии душу, мысли, эмоции...
В какой-то момент осознала, что меня осторожно укутали в огромное пушистое полотенце и, взяв на руки, отнесли на ту самую кровать, укрыв сверху одеялом.
- Я скоро, - прозвучали у самых губ тихие слова, за которыми последовал легкий поцелуй, и Валентин куда-то ушел, вызвав мимолетный страх и тоску, которую тут же разогнало осознание, что я здесь в безопасности. Тело казалось легким, в душе царил покой и счастье, и на меня обрушилась сонливость.
- Я тебя предупреждал, огонечек, - тихий шепот и горячее дыхание вернули меня в реальность. - Дракон во мне очень голоден... Как и я. Не нужно было провоцировать.
Одеяло было отброшено, а полотенце решительно отобрано, заставив поежиться от прохлады, но замерзнуть мне не дали, заменив холод жаром мужского тела, которое нависло надо мной. А еще я поняла, что совсем не против удовлетворить этот голод. И подавшись навстречу, первая коснулась любимых губ требовательным поцелуем...
  
Глава 20
Лисиена
Я стояла у окна, кутаясь в простынь, и любовалась открывшимся видом. Замок стоял среди гор, которые окружали долину с уютно расположенным внизу поселением, раскрашенным сейчас красками заката. Или правильнее назвать это городом? Каждый дом - произведение искусства, выполненное из камня. Драконы умели созидать... Рассмотреть бы поближе.
Скрип двери заставил обернуться.
- Лисенок, ты почему босиком?
Валентин мгновенно оказался рядом и, подхватив на руки, усадил меня на диванчик, расположившись рядом.
- Просто я проснулась одна, а тебя нет... Своей одежды я не нашла. И вот... - растеряно пожалала плечами.
Я молчала, глядя на сосредоточенное лицо Валентина, а спустя минуту в комнату вошла девушка со стопкой одежды, положила ее на кровать, поклонилась и отошла к двери, ожидая. А я смутилась своего вида, с удивлением отметив, что Валентин меня как раз совсем не смущал.
- Прости, родная, я не смогу сейчас побыть с тобой. Обязанности требуют моего присутствия на Совете. Ужин принесут сюда.
Он смотрел с сожалением в мои глаза, и я поняла, что ему сложно меня оставить. Улыбнулась и коснулась ладонью его щеки, второй придерживая простынь у груди.
- Все хорошо, я понимаю. Когда освободишься, я бы хотела с тобой поговорить, - всплыли в сознании неприятные воспоминания о моем заключении и об информации, которую удалось случайно услышать, отчего по телу прошла дрожь, а настроение резко ухудшилось.
Валентин некоторое время молчал, пристально глядя на меня, а затем ласково произнес:
- У меня есть немного времени, расскажи. Я же вижу, что тебе тяжело держать это в себе.
Затем он повернулся в сторону девушки, и та вышла из комнаты. Интересно, она тоже из прислуги? Просто ее вид и наряд отличался от вида девушек, которые принесли завтрак. Выкинула эти мысли из головы и благодарно взглянула в любимые глаза. Мне потребовалась минута, чтобы собраться с духом, и затем я тихим голосом поведала все, что удалось узнать у вампиров. На последних словах об убийстве предыдущего повелителя драконов Валентин побледнел, а затем произнес:
- Спасибо, родная, эта информация действительно очень важна для меня. Теперь многое стало понятно.
Да уж... Теперь и у него настроение испорчено... Умею я все делать вовремя. Но рассказать и правда надо было.
- Я попросил проводить к тебе Лиру, чтобы ты не скучала. И...
- Валентин, - перебила я из-за внезапно пришедшей в голову мысли, - а сколько осталось до дня Сумеречного Равновесия?
Лицо моего дракона помрачнело еще больше.
- Давай потом поговорим, я ведь и так задержался, - попытался он избежать темы, которая ему почему-то совсем не нравилась, и он попытался встать. Схватила его за руку и прищурилась, безмолвно давая понять, что эта тема для меня тоже является важной, и я просто так не отстану. Понимаю, что поступаю подло, но мне надо это знать, тем более ответ не должен занять много времени.
- Лисиена, - присел он обратно и взял меня за руку, - я не буду тебе врать и поэтому скажу как есть. Я не хочу, чтобы ты участвовала в обряде. Пока не разберусь с проклятием, попрошу тебя не покидать стены замка.
Я потеряла дар речи. Но как же так? Я так не могу! Внутри что-то тревожно заныло.
- Почему? Когда день Сумеречного Равновесия? - глухо повторила вопрос, ощущая какой-то подвох.
Валентин гневно сжал челюсти, резко встал и подошел к окну, глядя в стремительно темнеющее вечернее небо. А я смотрела на его сильную фигуру, отметив черные с золотой вышивкой штаны, обтягивающие крепкие ноги, выполненный в том же стиле камзол, идеально сидящий на его фигуре, и не понимала, что же мешает проклятию подействовать в замке.
- Когда? - я была не намерена отступать.
- Лисиена, скажи, - пауза, а затем так же, не поворачиваясь, Валентин глухо продолжил, - ты не передумала пройти со мной брачный обряд?
От резкой смены темы я растерялась, а когда не ответила, он повернулся и с ожиданием посмотрел в мои глаза.
- Не передумала, - тихо произнесла.
- Огонечек мой, - подошел он ко мне и присел передо мной на корточки, схватив мои ладошки, отчего простынь начала сползать. Глаза Валентина недобро заблестели и я, выдернув одну руку, быстро ее поймала. Мой дракон сглотнул, прикрыл на мгновение глаза и продолжил: - Тогда ты не будешь возражать, если мы проведет обряд завтра утром?
- Как завтра?.. - удивленно воскликнула, но к моим губам приложили палец, и Валентин продолжил.
- Понимаешь, родная, суть обряда - связывание жизней, объединение душ. После него я всегда буду знать, где ты, а ты сможешь чувствовать меня. После него я смогу отыскать тебя в любой точке мира. И мне будет намного спокойней, понимаешь?
Я смотрела в такое родное лицо, в золотистые, полные надежды глаза, что мое любящее сердце не могло ответить отказом. Да и не хотело. Я понимала его беспокойство и сама хотела связать наши жизни. Но прежде, чем озвучить свое согласие, хотела бы узнать про амулет Вирены, обряд подпитки которого необходимо провести в любом случае.
- Валентин, сколько осталось до дня Сумеречного Равновесия? - голос мой прозвучал ровно и спокойно.
Мужчина сузил глаза и зло прошипел:
- Ты не отстанешь, да?
Не впечатлил и не напугал. Покачала головой. Я была настроена решительно. И сон, который приснился накануне, не позволял мне отступить от своего решения. Я боялась опоздать. Как же его убедить пойти мне на уступку?
Внезапно со всей ясностью поняла, что я как бы не совсем одета. И взгляд, который видела мгновение назад, придал мне решимости. Да, я знала, что это нечестно, но ведь он такой упрямый! Только бы не опозориться, я ведь никогда никого не соблазняла!
Валентин все также сидел передо мной на корточках, держал за руку, но прищуренный взгляд его был направлен в окно, челюсти сжаты. Так, будем действовать интуитивно! Осторожно повела плечом, обнажая его, ослабила захват простыни на груди, покусала губы, встряхнула волосами, отчего огненные прядки, которые были откинуты за спину, рассыпались по плечам и частично обнаженной груди и... Он повернулся, чтобы застыть с... эмм... Надеюсь, это не шок? Удивление? Хм... Сделала большие печальные глаза и похлопала ресничками. Так, реакции нет. Может прикусить губу? Облизала, прикусила. А чего это у него зрачки так расширились? Неужели действует?
- Лисенок, - глухо произнес, - у меня Совет...
Постаралась придать себе больше печали и наивности. Ох, надеюсь, получилось...
Валентин неожиданно хитро улыбнулся. Ой, что-то пошло не так...
- Соблазняешь? - заправил он упавшую мне на щеку рыжую прядь за ушко, а я покраснела так, что казалось, нельзя не почувствовать жар от моих щек. - Ты такая милая, а я такой не железный, - принял он печальный вид и покачал головой.
Ну вот, опозорилась... Стыдливо опустила глаза и услышала наигранный и полный страданий вдох.
- Соблазнительница... Иди ко мне.
Валентин встал, подхватил меня на руки и опустился вместе со мной на диванчик. Уткнулась носом в его шею, вдыхая любимый аромат горного вереска, а мои пальчики стали перебирать горячие пальцы моего дракона.
- Завтра ночью, родная, на небосводе две луны встретятся на краткий миг у горизонта, сменяя друг друга...
- Как завтра? - оторвалась от шеи и удивленно заглянула в любимые глаза. - Так скоро? Тогда надо уже отправляться, иначе мы не успеем...
Стремительно темнеющий взгляд заставил меня замолчать и сжаться.
- Нет, Лисиена! - прорычал Валентин. - Светлый Лес для тебя закрыт, как и другие места, пока я не сниму проклятие!
Ах, так! Вот, значит, как мы заговорили! А на чужие жизни нам плевать?
- Тогда я не дам согласия на брачный обряд! - зло выкрикнула и попыталась вырваться, но меня держали крепко.
- Почему ты так рвешься к этому амулету? - тихо спросил, и я замерла. - Мы ведь уничтожили основные силы вампиров. А в случае повторения, поможем снова.
Я на мгновение задумалась, и ответ, который в глубине души давно знала, четко сложился в голове.
- Вы не сможете быть сразу во всех местах. Как смогут защититься от вампиров небольшие деревушки, где часто нет даже самого слабого мага огня, и не имея при этом купола защиты? Они и раньше с трудом боролись с вампирами, но зная, что регенерировать эти монстры не могут, мирные жители могли справиться своими силами. А теперь? Как им защищаться теперь?
- Это жизнь, лисенок. И в ней выживает сильнейший. Ты все равно не сможешь спасти всех. Слабые всегда будут погибать. А сейчас силы вампиров разрозненны и ослаблены. Маги смогут с ними справиться.
Волна негодования затопила сознание, отчаяние накатило волной и тугим комком горечи встало в горле. Ну как он не понимает? Неужели все правители такие упрямые и черствые?
- А я?! - от злости ударила кулачками о твердую грудь, пытаясь привести последний аргумент. - Ты обо мне подумал? - еще удар и злые слезы потекли по моим щекам. - Как мне жить с такой тяжестью на душе, понимая всю ответственность за свое бездействие!
Я продолжала свои слабые удары, чувствуя только боль от них, и в какой-то момент, силы, как и ярость, резко схлынули, оставив мне чувство безысходности. И все это время мне не препятствовали, только крепко сжимали талию и хмуро смотрели темным задумчивым взглядом, из которого ушло все золото.
- А что делать мне, если с тобой что-нибудь случиться? - глухо произнес Валентин. - Ты - теперь моя жизнь, и я не намерен терять то, что подарила мне Судьба. То, что я пережил, пока ты была у вампиров, страшнее смерти и... Я не могу отпустить тебя... Прости.
Меня аккуратно сняли с колен, и мужчина направился на выход.
- Пожалуйста, - позвала я, и мой дракон остановился, но не обернулся,- прошу тебя, позволь выполнить мне свой долг. Если суждено сбыться проклятью, то будет все равно, где я нахожусь...
- Мне надо подумать, - был мне ответ и Валентин продолжил свой путь.
Когда он дошел до двери, та распахнулась и в комнату влетела Лира, врезавшись в Вала.
- Ой, извини, - быстро проговорила она, и вырвалась из его рук, которые удержали подругу от падения за плечи.
Валентин молча кивнул и покинул спальню. Я отвернулась к окну и быстро вытерла слезы.
- Ну и по какому поводу сырость разводим? - послышался бодрый и какой-то довольный голос Лиры совсем рядом. - Хм... А интересная мода у драконов.
Я покраснела. От досады. Вот зараза мелкая, знает, как меня отвлечь! Посмотрела на Лиру и заметила за ее спиной уже знакомую девушку, которая, видимо, зашла в комнату следом за подругой и теперь стояла у входа, чего-то ожидая.
- Ну, так ты мне расскажешь, по чем мы плачем? - закрыв девушку от взора села рядом со мной удивительно красивая Лира в голубом струящемся платье и с заколотыми на висках распущенными волосами, которые блестящими белоснежными локонами струились по плечам и спине. Было непривычно видеть ее такой, особенно в свете последних событий, когда было не до прихорашиваний. А сейчас она просто вся светилась. Очень хотелось рассказать ей все, что накопилось на душе, но вот посторонние...
Осторожно наклонилась в бок - девушка никуда не делась, застывшим изваянием украшая стену. Вернулась в исходное положение. Лира, отметив мой маневр, тоже повернулась и посмотрела на гостью, которая вдруг стремительно покраснела. Да уж, совсем мы ее смутили.
Затем подруга встала и подошла к... драконице? На вид - обычный человек. И как определить, дракон это или нет? Невысокая, хрупкая, с медовыми золотистыми волосами, собранными в низкий пучок. На горничных, которые приносили завтрак, не похожа совсем. Наряд не тот. Прислуга была в черных простых платьях с белыми передничками, воротничками и манжетами. А хрупкая фигурка этой облачена в темно-синее платье, которое от талии, перехваченное ярким желтым поясом, струилось до пола мягкими волнами. Также я отметила длинные облегающие рукава, подчеркивающие хрупкость рук, высокий ворот-стойку с неглубоким декольте. Все было мило, скромно и изящно.
- Привет, я - Мелира, а ты кто и что тут делаешь? - задала вопрос Лира.
Девушка присела в легком реверансе и пролепетала:
- Я Сирин, - прозвучал колокольчиком тонкий голосок, - готова прислуживать ее светлости. Нас назначено пятеро, но повелитель распорядился пока послать только меня, чтобы не смущать повелительницу. Нимфа южного ветра к вашим услугам, леди.
Мы молча переглянулись, я указала взглядом на стопку одежды на кровати, и Лира поняла меня без слов. Сказать, что я была удивлена, значит, ничего не сказать. Нимфы для меня являлись такими же сказками, как и драконы. Духи природы в услужении у драконов? Эмм... Меня назвали повелительницей? Как то не укладывалось все это в моем сознании.
- Ну что ж, Сирин, - продолжила Лира с доброй улыбкой, просто блестяще пряча свое удивление, - показывай, во что одевать... эмм... повелительницу.
- Лисиену, - поправила я, смутившись. - Называй меня по имени.
Девушка опять присела в реверансе, соглашаясь, и направилась к кровати. Внезапно подул теплый ветерок, и аккуратно сложенную одежду ярким хороводом подняло в воздух, расправляя складочки и наполняя объемом материю. Перед моими расширенными от удивления глазами предстало два наряда. Жемчужного цвета платье мне очень понравилось. Оно было полностью глухим, длинным и закрытым, а отделка жемчугом была просто изумительной и придавала платью нежный вид. Второй наряд был очень странным. Вроде бы и платье, но когда полупрозрачная юбка взметнулась под порывом ветра, оказалось, что она имеет разрез до талии посередине, а под этой юбкой - широкие штаны из тонкого шелка, перехваченные на щиколотках ремешками с драгоценными камнями. Такие же перехватывали широкие полупрозрачные рукава на запястьях. И вырез здесь был совсем не скромным. Декольте и пояс тоже были отделаны радужными, переливающимися в свете магических светильников камнями. Но самым восхитительным был цвет наряда. Бирюза и зелень морской волны. Захотелось потрогать это чудо...
- Какая прелесть! - воскликнула Лира, которая уже прикасалась к этому странному одеянию. - Ты должна надеть это! И размерчик вроде твой. Да, а что это? У нас такого не носят, - обратила она взгляд голубых глаз на Сирин.
- Это традиционный наряд дракониц. Очень удобный. И если вы выберете его, то повелитель будет очень... доволен.
Что-то мне не понравился блеск глаз, промелькнувший на мгновение на последних словах нимфы. И глаза у нее необычные, слишком большие, раскосые, с переливающимися желтыми зрачками, которые казались особенно яркими на фоне смуглой кожи.
- Лир, мне как-то неловко, давай лучше другое.
- Нет, Лиси, привыкай к местной культуре. А белье где?
- Здесь.
И мы вдвоем посмотрели в сторону кровати, куда указала нимфа. Любопытство заставило встать и подойти ближе. Прислонившись друг к другу стали разглядывать ЭТО.
- Ты должна это надеть, - шепотом и не поворачивая головы произнесла Лира.
- Ни за что, - шокировано ответила я, - это будет все равно, что ничего не надеть.
Мелира удивленно взглянула на меня, а я осознала, как прозвучали мои слова. И еще я поняла, что другого белья рядом не видно. Ни нижней сорочки, ни корсета, ничего кроме маленького кусочка этого безобразия. Лира это тоже поняла и предвкушающе улыбнулась.
- Бедный Валентин, - наигранно посочувствовала эта мелочь, а я застонала.
За что мне это наказание?! Столо подумать, что Валентин может увидеть это на мне - стало очень жарко, голова начала как-то кружиться и вообще.
- Хватит мечтать, давай, снимай свой саван, будем тебя одевать, - довольно потерла руки подруга.
- И все же я надену платье, - уже не так уверенно попыталась возразить я.
- И все же ты уважишь драконов, - упрямо перебила Лира.
Спорить с ней бесполезно. Вздохнула и стала оглядываться в поисках ширмы.
- Сейчас, подождите леди Лисиена, - произнесла Сирин, и опять поднялся теплый ветерок.
Простынь вырвалась из моих рук, отчего я инстинктивно вскрикнула и попыталась прикрыть руками, и закружилась вокруг меня, заключая в просторный вращающийся цилиндр. Вот это магия! Я словно попала в эпицентр торнадо из простыни. Неожиданно рассмеялась этой мысли.
- Лис, все хорошо? - послышался взволнованный голос Лиры.
- Да! - ответила, не переставая улыбаться и ощущая, что настроение стремительно поползло вверх. - А одежду можно подать?
Тут же сверху спланировало белоснежное кружевное нечто, которое кто-то назвал бельем. Схватила кусочек полупрозрачной материи и натянула на свое мягкое место, не переставая при этом краснеть. И тут же рядом зависло бирюзово-зеленое великолепие.
- Давайте я вам помогу, - прозвучал сзади тоненький голосок.
Повернулась, и увидела нимфу, которая продолжила:
- Не бойтесь, я вас держу.
Не успела удивиться ее странным словам, как смысл стал сразу понятен - меня подняло в воздух. Дыхание перехватило, я почувствовала себя очень легкой и невесомой. Идеально выполненное заклинание левитации... Или это природа нимфы? Не успела моргнуть, как уже была одета потоками теплого воздуха. Вот просто раз! И я стою на полу, хлопаю ресницами и пытаюсь понять, что сейчас произошло. Простынь сделала последний виток и сложилась ровным прямоугольником на кровати.
- Лиси... - восхищенно выдохнула подруга.
- Так, осталась обувь, - деловым тоном произнесла нимфа.
Меня опять подняло в воздух, отчего я отмерла и взвизгнула от неожиданности, а на ногах оказались удобные туфельки без каблука в тон необычному платью. И они оказались на удивление удобными, словно я тапочки надела.
- Сирин... - выдохнула я, а девушка улыбнулась.
- А теперь волосы, - еще шире улыбнулась нимфа, желтые глаза которой загорелись азартом.
Эх, а я только хотела возмутиться и попросить больше так не делать. Но поняла, что нимфа получает удовольствие от процесса, и я решила промолчать. Снова появился теплый ветерок, который запутался в моих волосах, разбирая огненные пряди.
- Хм... - задумалась нимфа, подперев пальчиком подбородок. А потом ее глаза озарились какой-то идеей, и она подбежала к окну. Распахнула его и через секунду в комнату влетели весенние цветы, принеся с собой ароматы весны. И все это цветущее разнообразие вплелось мне в волосы.
Я стояла, боясь пошевелиться, и пыталась прийти в себя. Нимфа только что меня одела, причесала и... Здесь нимфа, да... Настоящая! В замке дракона! Нервный смешок вырвался сам собой.
- Леди? - послышался обеспокоенный голос Сирин.
- Да не переживай ты, - а это произнесла Лира, - она просто происходящее осознала, лучше ты ее к зеркалу поставь.
Теплый поток - и в следующий момент я смотрела на свое отражение. И не узнавала. Разве я могу выглядеть настолько хрупкой со своим ростом? Шелк обнимал тонкую талию, соблазнительно очерченная грудь казалась больше за счет украшающих лиф радужных камней, полупрозрачные широкие рукава не скрывали хрупкость рук, а юбка из той же ткани оказалась разной длинны. Спереди она была вровень с полом, плавно переходя в небольшой шлейф сзади, который мягкими складками струился по полу. Сделала шаг ближе, разрез разошелся, а шелк широких штанов ласково заскользил по бедрам, не скрывая плавных изгибов, чувственно переливаясь и заставляя почувствовать себя обнаженной. На фоне бирюзы и зелени мои рыжие волосы с вплетенными белыми цветками казались еще ярче. И я поняла одну вещь - драконицы умеют выбирать наряды так, что вроде бы все закрыто, но в то же время кажется, будто на тебе ничего нет. Думаю, жемчужное платье создавало бы такой же эффект. Представила реакцию Валентина на мой внешний вид и почувствовала, как по венам разливается тепло, а в душе поселилась некоторая доля азарта, приправленного предвкушением встречи.
В отражении появилась Лира и снова восхищенно выдохнула:
- Красиво... Тебе определенно идет быть драконицей.
- Соглашусь с вами, - появилась с другой стороны нимфа. - Хотела бы я увидеть выражение повелителя при взгляде на свою избранницу.
- А разве не увидит? - удивленно перевела на нее взгляд.
- До утра он не появится, некоторые накопившиеся дела требуют немедленного рассмотрения, поэтому ваша встреча произойдет во время брачного обряда...
- Я не дала свое согласие, - резко перебила и хорошее настроение испарилась, но Сирин на это как-то загадочно улыбнулась.
- Я пойду, распоряжусь насчет ужина, - присела она в реверансе и быстро покинула комнату.
- О чем это вы? - прищурилась Лира и, схватив меня за руку, потянула к облюбованному диванчику. - Давай, рассказывай.
Ну, я и рассказала все, что произошло с той восхитительной ночи, когда узнала, что Валентин - дракон. Только некоторые детали личного характера опустила. И про амулет рассказала, и про обряд. И, наконец, почувствовала, как мне стало немного легче.
- Да уж, как-то все очень сложно, - задумчиво протянула Мелира. - А может, сбежим? Сами доберемся до Светлого Леса, зарядим амулет и обратно. Валентин, конечно, позлиться, но, думаю, простит. Он ведь любит тебя.
- Нет, Лира, мы не успеем. Ты забыла и про Мертвые Земли, и про расстояние, которое даже на лошади не преодолеть за сутки. Был бы у нас портальный кристалл, можно было бы попробовать. Но я не хочу причинять Валентину боль своим поступком.
Мы замолчали, каждая думая о своем. Может, попробовать разыскать Валентина и поговорить с ним еще раз?
Послышался стук в дверь, прерывая мои мысли. Лира вопросительно посмотрела на меня.
- Ужин? - сделала я предположение.
- Войдите, - громко сказала подруга.
Дверь распахнулась, и это действительно оказались горничные, вкатив тележку, уставленную блюдами. Повторив утренние действия по сервировке, они ушли, а мы, на время откинув невеселые мысли, приступили к ужину. Все было просто божественно! Если так пойдет и дальше, я точно растолстею. Лира была не в меньшем восторге. И когда мы маленькими глотками с наслаждением прихлебывали ароматный травяной настой, в двери снова постучали и, не дожидаясь приглашения, вошла Сирин.
- Леди, не желаете после ужина посмотреть замок? Я могу провести небольшую экскурсию.
Мы радостно заулыбались, согласно выдав дружное 'Да!', отвар был быстро допит, и мы направились на выход. Было немного страшно выходить за пределы комнаты, особенно когда я снова увидела в коридоре шестеро накачанных серьезных мужчин, которые наверняка будут тенью следовать по пятам. Лира, заметив мой смущенный вид, только усмехнулась и тихо выдала:
- Даже в собственном замке охраняет, - и уже громче: - Сирин, обязательно тащить с собой эту ораву мускул?
- Распоряжение повелителя, - только и ответила нимфа и когда мы попали в круглый зал, она начала рассказывать историю замка, чем полностью завладела моим вниманием, а я, наконец, смогла рассмотреть все поближе. Это было завораживающе...
Тихий нежный голос нимфы вплетал историю замка в мое сердце, замирая в нем тихой нежностью. Я поняла, что полюбить это место будет совсем не сложно. Красивые залы, ажурные мостики, отделанные полудрагоценными камнями в разные цвета согласно сторонам света, огромная обеденная зала, музыкальная комната, где нимфа порхающими движениями изящных пальцев касалась струн арфы. Звукам нежной мелодии вторил ее неземной голос. А потом были новые комнаты, галереи со скульптурами и картинами...
Под впечатлением неожиданно оказалась у знакомого витража с огромным черным драконом. Тем самым, из моего сна...
  
***
Валентин
- Ты уверен, что брачный обряд надо провести именно завтра?
- Дарий, не зли меня, - прорычал.
- Да ладно, ладно. Просто, не торопишь ли ты события? Девушка и так напугана и много пережила, а еще ты собрался подвергнуть ее испытанию. Торопишь и...
- Дарий! - повысил голос, направляясь к лестнице, на что получил удивленный взгляд Советника. Да, я хочу пройтись, а не пользоваться портальным переходом. - Лучше скажи что-нибудь, чего я не знаю, например, что мне делать с этим демоновым амулетом Вирены? Она рвется туда, и видеть ее страдания для меня невыносимо. А пока я не разберусь с проклятием, не хочу выпускать ее из замка.
- И что, будешь держать взаперти? А если способа снять проклятие не существует, в чем я практически уверен? Что будешь делать? Повторять ошибки своего отца? Она зачахнет, и я уверен, что попытки побега будут такими же как...
Дарий вдруг замолчал, не договорив очевидную фразу о моей матери, и с сочувствием посмотрел на меня. А я едва сдерживал себя, чтобы что-нибудь не разрушить. Еще и Совет окончательно вывел меня из себя. Как будто мне есть дело до их мнения насчет моей избранницы. То, что Лисиена не драконица, для них оказалось даже важнее, чем правда о Венце. Ну да, я то никуда не денусь уже, а вот избранницу еще можно поменять на другую кандидатуру. Поэтому я и не хочу затягивать обряд единения. После него она будет для всех единственной надеждой на то, что род будет продолжен, а мне станет немного спокойней. Одна сложность - уговорить пойти на это Лисиену. Ее условие... злит меня! И в то же время хочется уступить. Видимо придется что-то придумать, отпускать ее одну за пределы замка нельзя. Может, отправиться с ней и присутствовать во время обряда, контролируя ситуацию? Наверное, так и сделаю... И Дарий тоже прав, сбежит ведь.
- Куда теперь? И ты явно что-то решил. Уступишь? - спросил друг.
Проницательный все же у меня Советник. Я кивнул и произнес:
- Давай начнем поиски с малой библиотеки, вскроем тайный архив и поищем что-нибудь насчет проклятия и темного артефакта вампиров. Может, найдем выход. Удерживать Лисиену в замке вечно не получится, ты прав. Да и не хочется выглядеть в ее глазах тираном. Хотя живая магия замка могла бы защитить ее. Но стоит выйти за его пределы, и я не знаю, как сработает проклятие. Поэтому постараюсь находиться все время рядом. Да и слова проклятия дают надежду, что ее просто куда-нибудь переместит, уничтожив любой магический след. Но после брачного обряда магия не понадобится. Я всегда буду чувствовать свою женщину.
Дарий кивнул и до библиотеки мы добрались в полном молчании. Неотложные дела удалось решить во время совета, остальные пока остались на моем главном Советнике. Да уж, Дарию я уже много задолжал. Ничего, недолго ему осталось примерять бремя власти. Сутки - двое максимум.
У входа в библиотеку помимо обычной стражи стояло два дракона школы Дэрсая - лучшие воины моей империи. Основателем школы был мой учитель, мастер Шииро, который давно оставил ее на своих приемников и поселился в Мертвых Землях, куда оттачивать мастерство отправляли только наследников влиятельных семей, да и то, если мастер согласится. И сейчас приставленные к моему огонечку драконы находились здесь. А это значит...
Сердце радостно забилось, и я неосознанно ускорил шаг. Дверь открыл сам и замер на пороге. Она стояла ко мне спиной и разглядывала витраж с изображением черного дракона. И ее наряд... Убью тетушку! Задушу собственными руками! Дракон во мне зашевелился, тем самым разбудив инстинкты, требовавшие удовлетворения желаний доминировать и овладеть. Да я и сам едва сдерживал себя. А как подумаю, что приставленная охрана видела ее в этом! Неосознанно зарычал. Лисиена вздрогнула и повернулась:
- Валентин...
В ее глазах отразился испуг, который сменился настороженностью. На мое плечо легла рука Дария.
- Держи себя в руках, - послышался тихий веселый голос друга. - А тетушка постаралась, твоя невеста прекрасна.
- Сам вижу, - огрызнулся и тихо добавил, скрипнув зубами, - и все тоже видят.
- В подземелья? - продолжил этот шутник. - Там темно, никого нет, никто не увидит.
Захотелось чем-нибудь его стукнуть. Тяжелым. Но зато помогло немного прийти в себя.
- В сокровищницу, - ответил с ухмылкой, на что получил тихий смешок и уже громче и с серьезным видом продолжил, обращаясь к девушке: - Лисиена, нам надо поговорить.
Медленно двинулся к ней, взял за руку и подвел к окну. Девушка не сопротивлялась, но все также настороженно смотрела на меня. Девочка моя, ну что же ты так мне не доверяешь?
- О чем? Ты отпускаешь меня в Светлый Лес? - тут же выбрала она тактику нападения. - Учти, мое условие в силе. И я не соглашусь ждать следующего подходящего случая, чтобы зарядить амулет.
Мой яркий соблазнительный цветочек гордо вздернула носик, а я улыбнулся. Упрямая... И смелая, никто мне не смел перечить. Шоколадные глаза сверкали, в них было полно решимости. Опустил взгляд ниже, остановив его на соблазнительно вздымающейся груди. Отсутствие белья было очевидным. Выругался про себя, еще раз помянув тетушку недобрым словом. Нет, это надо додуматься одеть Лисиену в наряд, назначение которого - соблазнение меня, другого я тут не видел. Демон! Надо менять моду в империи. С сожалением оторвался от таких соблазнительных форм и посмотрел в любимые глаза. Затем приблизился вплотную, притянув девушку за талию и прижав к своей груди.
- Валентин, мы же не одни, - уперлась она ладонями в мою грудь.
- Ну и что, ты моя невеста, а завтра станешь частью моей души и жизни.
- Я еще не дала своего согласия, - упрямо произнесла и скосила взгляд в сторону.
Посмотрел туда же и увидел, как Дарий что-то оживленно рассказывал сидящей на диванчике Мелире, полностью завладев ее вниманием. Больше в библиотеке никого не было. Охрана и нимфа тоже ушли. Снова посмотрел на хмурую и сосредоточенную Лисиену и не сдержал улыбки.
- Я принял решение, огонечек. Мы проведем обряд зарядки амулета Вирены завтра ночью, а перед этим утром на рассвете состоится обряд единения наших душ.
- Мы? - растерянно переспросила Лисиена, перестав вырываться.
- Да, я буду все время рядом.
- Но... Нет, Валентин, ты не можешь, там же полог. Ты ведь сгоришь в огне! - стала нервно объяснять девушка и тут же осеклась, а я хитро прищурился, дожидаясь, когда до нее дойдет смысл сказанного.
Вот ее взгляд из беспокойного стал удивленным, и уже шепотом:
- Тебя полог пропустит, да?
- Не совсем. Попытается удержать, но эльфийский огонь несравним с огнем дракона, так что... Мы пойдем вместе.
- Хранительница не обрадуется... - неуверенно произнесла девушка.
- Хранительница потерпит мое присутствие, иначе амулет останется без новой жрицы.
Лисиена вздохнула, опустила взгляд на мои губы и пролепетала:
- Спасибо...
Улыбнулся и поцеловал милый веснушчатый носик.
- Будешь должна. Твое душевное спокойствие расценивается в один брачный обряд и бесконечно-долгую жизнь рядом со мной и моим замечательным собственническим характером.
Лисиена промолчала и как-то побледнела.
- Что не так? - попытался поймать ее взгляд.
- Все хорошо, - отмахнулась она, и я не стал настаивать.
- Ну, раз хорошо, - сделал ударение на последнем слове, - то тебе лучше вернуться в комнату и отдохнуть. Сам обряд проводится на рассвете, а вот к его подготовке тебя поднимут еще раньше.
Лисиена кивнула и собралась уже уйти. Не пустил и, наконец, поймал взгляд удивленных шоколадных глаз. Нежный румянец залил любимое личико, делая его совсем юным. Наклонился и выдохнул в сладкие губы:
- Спокойной ночи. И до завтра, любимая.
- Спокойной ночи... - пролепетало мое зардевшееся счастье.
Довольно ухмыльнулся и, чмокнув в носик, развернул девушку в сторону выхода.
'Сирин, проводи леди в ее покои, - отдал мысленные приказ. - И больше никаких прогулок на сегодня'
'Да, повелитель'
Дверь распахнулась и вошла нимфа, подхватила Лисиену, к которой уже подошла Мелира, и троица покинула библиотеку. И все-таки, что же ее так напугало? Долгая жизнь со мной? Ее реакция оставила неприятный след в душе, заставляя сомневаться в себе. Перевел взгляд на вольготно раскинувшегося в кресле Дария.
- Ну что, приступим, герой-любовник? - подмигнул он.
- Посмотрю я на тебя, когда встретишь свою женщину, - хмуро произнес, подходя к нужному стеллажу, где располагался тайный вход в секретную часть библиотеки.
- Ну, я уж точно не буду крутиться вокруг нее, как некоторые, - смеясь, встал Дарий с кресла и подошел ко мне.
- Да-да, я потом напомню тебе твои слова. И тоже посмеюсь, - очертил перед собой руками круг, вплетая магию огня.
Стеллажи вспыхнули, осыпавшись пеплом и не затронув при этом ничего вокруг. На их месте переливалась радужными бликами знакомая магическая завеса, хранящая вход в другое измерение замка, который был намного больше, чем его видели посторонние.
- Ненавижу эти переходы, - пробурчал Дарий.
Я не очень понимал его нелюбовь к ним. Благодаря нашей кровной связи, он мог пользоваться портальными переходами замка, который был на самом деле почти живым. В нем мой предок заключил сознание какой-то древней сущности, преданной нашему роду и обладающей сильной защитной магией. Есть версия, что она из другого мира. Завтра и Лисиена будет восприниматься замком, как неотделимая часть меня.
С этими мыслями мы пересекли портал и оказались в зеркальной копии малой библиотеки. Только вот хранимые здесь знания были совсем не безопасными.
- Ну, что, приступим? - весело сказал немного бледный после перехода Дарий.
Я его веселья как-то не разделял, подарив хмурый взгляд, и направился к стеллажам. Ночь предстояла длинная...
  
Глава 21
Лисиена
Покинув библиотеку, мы вернулись в спальню. Нимфа пожелала спокойной ночи и сразу ушла. Лира осталась, но ненадолго. Через пару часов за ней пришел Хассияр, который чуть ли не насильно увел подругу. Та, конечно, сопротивлялась, но только для вида. Мы только и успели с ней быстро обняться на прощание, ведь подруга вместе со своим возлюбленным покидала замок сегодня ночью, объяснив все каким-то срочным делом, связанным с обязанностями Хассияра в Зирданских степях. Ее хитрый взгляд, который она мне подарила с плеча Хасса, куда тот без долгих уговоров закинул свою возлюбленную занозу, я поняла прекрасно. Вот уж мелкая хитрая зараза! Посочувствовать что ли духу степей? Намучается ведь еще.
Не зная, чем можно заняться в одиночестве, решила принять ванну и пойти спать, что я и сделала. Облачившись в тонкую шелковую сорочку, оставленную на кровати, забралась под одеяло и стала ждать сон, который все никак не хотел приходить. Ну, так конечно, сколько можно спать?..
Меня разбудили два тихих голоса, доносившихся с двух сторон в полной темноте. Все-таки я уснула, вот только, сколько проспала, осталося загадкой. Решила пока не выдавать своего осознанного присутствия, тем более опасности я не ощущала.
- И все-таки она хорошенькая, вся такая огненная, зря мама недовольна, - шептали справа.
- Да что ты понимаешь? Не в красоте ведь дело. Она же не драконица! - тихо возмутились слева.
- Ну и что? Какая разница, если Валентинчик ее любит. А это так прекрасно... Тем более, когда взаимно. Посмотри, какая интересная аура! - снова голос справа.
- Ну не знаю... - недовольно прошептвли слева.
- Жаль только, что черноту нельзя убрать, - шепотом продолжался странный разговор.
- Какую?
- Да вон, в районе солнечного сплетения.
- Юнис, я не видящая и не могу видеть так, как ты, забыла? Давай подробнее, - строгим тоном произнесла девочка. И да, я почему-то уверена, что это дети.
Послышался тихий вздох справа, и шепотом вторая девочка снизошла до объяснения.
- На проклятие похоже.
- Ну так убери!
- Не могу, оно очень древней силой наложено. Правда, я его немного приглушила и подправила, а то оно на смертельный исход было направлено. Теперь точно нет.
На смертельный исход? Богиня, сохрани... От ужаса и осознания силы проклятия похолодели ладони, а сердце принялось выбивать неровный ритм.
'Ммм... Какой вид! Попка слева мне больше нравится, хотя правая тоже ничего. Лисиена, а ты замуж выходишь, оказывается. А меня не пригласила!'
Мысленно простонала. Только его тут не хватало, предателя. Бросил меня на растерзание вампирам!
- Кора, а твоя попа понравилась демону, - прозвучал шепот девочки справа, а затем послышался ее тихий смех.
'Что?!' - удивленно мысленно воскликнула я в унисон с Горатом.
Она его видит? Но как?
'Эммм... Интересненько... Пойду-ка я отсюда'
Снова почувствовала, как демон исчез. Опять сбежал. Странный он все же. И зачем мне его Судьба вообще навязала? А тем временем девочки продолжали, не прерываясь, свой разговор.
- Не мели чепуху, Юнис. Откуда тут демоны? После того, как выяснилось, что их чары соблазнения не действуют на дракониц, а наш огонь без проблем сжигает их, демоны перестали попадаться нам на глаза. Да ты и сама это прекрасно знаешь!
- Ушел, - прозвучал печально шепот. - А я хотела поближе познакомиться. Надо попросить Лисиену познакомить. Она с ним кровью связана.
- Ты это серьезно? Ну, про демона?
- Снова мне никто не верит, - печально. - И кстати, а она уже давно не спит.
Это сейчас про меня было сказано? Стало стыдно. Меня поймали за подслушиванием...
- Да? А чего тогда не встает?
- Не знаю, стесняется, наверное.
Так, надо просыпаться, раз поймали. Распахнула глаза и приподнялась на локтях.
- Доброе утро! - хором прозвучало звонкое приветствие.
- Доброе утро, - поздоровалась в ответ, пытаясь в темноте разглядеть своих гостей, но ничего, кроме нечетких силуэтов и светящихся глаз не было видно.
В установившейся тишине прозвучал щелчок и с двух сторон загорелись магические светлячки, которые позволили разглядеть моих гостей. Я ошиблась, не дети. Это были подростки, причем очень похожие между собой. Наверняка сестры. По человеческим меркам я бы дала им лет четырнадцать - пятнадцать. Они лежали на кровати, подперев подбородки. Та, которая Юнис, широко и мечтательно улыбалась, болтая ногами. Ее каштановые длинные волосы были заплетены в две толстые растрепанные косы с вплетенными в них оранжевыми лентами. Того же цвета был и наряд из широких штанов и длинной расшитой туники. А вот вторая, которая Кора, вид имела хмурый и сосредоточенный. Такие же шикарные косы, как и у второй девочки, были заколоты на голове в виде венца, делая ее более взрослой. Наряды их отличались только цветом. У этой был черный. Не очень радостно для подростка. Они были как два противоположных полюса, такие разные и одновременно неуловимо похожие.
- А чего она молчит и так на нас смотрит? - тихим голосом и подозрительно щурясь спросила девочка в черном.
- Кора, ну что ты такая непонятливая. Мы же ее рассмотрели. Дай и ей на нас посмотреть. И да, меня Юнис зовут, - обратились ко мне веселые мерцающие изумрудами глаза, - а это моя сестра-зануда Кора. Мы двойняшки. Из нас самая умная - я. А Кора - темная ведьм... Ай! Ты чего?! Больно же! - потирая бедро, обиженно посмотрела на сестру Юнис.
- А нечего на меня наговаривать, - стряхивая голубые искорки с кончиков пальцев, с довольным видом сообщила Кора. - И вообще - это моя тайна, а ты ее всем готова разболтать. Я же не кричу на каждом повороте, что ты видящая. Ай! За что? - схватилась за плечо Кора.
- А чтобы и мою тайну не разбалтывала, - стряхнула зеленые искорки с пальцев Юнис. И вообще, ты первая начала, - показала она сестре язык.
А я смотрела, как тлеет от цветных искорок одеяло и начала всерьез переживать за сохранность помещения. Да и за самих девочек стало страшно, еще покалечат друг друга. И что значит 'видящая'? А вторую явно хотели назвать ведьмой. Кое-какие догадки у меня имелися, но спрашивать как-то неловко. Да и атмосфера стала накаляться.
- Девочки, не ссорьтесь, - попыталась я призвать их к порядку, но поняла, что про меня благополучно забыли.
Кора подскочила на ноги и, стоя на кровати, сложила ладошки над головой, а когда стала разводить их, то получилась искрящая разрядами синяя дуга. Юнис внезапно рассмеялась и скатилась боком с кровати.
- Ура! Игра - обмани видящую, зацепи ведьму! - радостно вскочила уже на полу Юнис, и с визгом прыгнула в сторону, когда искрящий хлыст, в который превратилась дуга, стеганул воздух, зацепив край балдахина.
Я шокировано смотрела на девочек, которые, судя по всему, получали удовольствие от своей опасной игры.
Ткань вспыхнула и тоже начала тлеть. Мне игра совсем не понравилась. В ответ в Кору полетела зеленая сфера, которая разделилась на множество мелких и, облетев девушку, резко как по команде направились к ней. За эти секунды я смогла вспомнить заклинание щита и быстро выстроила его вокруг Коры. Яркая вспышка ослепила, я зажмурилась, понимая, что опять грохнула значительную часть резерва от страха. В оглушающей тишине распахнула глаза и узрела последствия своих действий. Да уж... Мой щит отбил странные зеленые шарики, которые отскочили от него в разные стороны. Как итог - испорченная мебель, тлеющая то тут, то там, балдахин похож на решето. Но при этом нет ни запаха гари, ни ярко полыхающего огня, словно... Хмм... Видимо, эта парочка часто так резвилась. Сами девочки стояли друг напротив друга с разных сторон кровати, и на их бледных лицах был написан испуг.
- Мама, - со стоном протянула Кора.
- Нам конец, - схватилась за свои косички Юнис.
- И неделя еще не прошла, - обреченно заключила Кора.
- Нам конец, - опять повторила Юнис, нервно завязывая косички под подбородком.
Два взгляда, синий и зеленый, синхронно повернулись ко мне, и столько в них было мольбы, что я мысленно их пожалела.
Внезапно дверь распахнулась и в комнату вошла невысокая стройная женщина, от которой так и веяло силой и властью. Я тут же отметила, что девочки оказались ее копиями, только более угловатыми и нескладными. Разглядывая их мать, поняла, что время сгладит все углы. Толстые косы женщины были изящно уложены венцом на голове и заколоты костяными гребнями, которые удерживали тонкую бордовую вуаль, спадающую почти до пола. Яркие красные штаны с туникой были все еще непривычны моему взгляду. А еще сверху на ней был надет бордово-красный халат, стянутый под грудью красивой брошью в виде перышка. Нет, это что-то похожее на халат, только ткань очень плотная, с богатой вышивкой и каменьями. В таком не стыдно и на людях показаться. Было очень красиво.
Пока я занималась разглядыванием еще одной гостьи, та подошла к изножью кровати посмотрела на меня проницательным темным взглядом, слегка склонила голову и грудным красивым голосом произнесла:
- Доброго утра, леди Лисиена. Я - Ларея, сестра покойного отца повелителя и мать этих двух юных особ. Прошу простить за беспорядок, учиненный ими. Наказание будет соответствовать их вине, не сомневайтесь.
Затем она змахнула рукой, и комнату стремительно накрыла морозная тьма и так же резко исчезла, оставляя помещение таким, каким оно было до разрушений.
Я поежилась под цепким взглядом тетушки Валентина и посмотрела на девочек, которые не отрывали взгляда от пола и вообще старались не шевелиться. Стало их очень жалко.
- Доброго утра. Не надо их наказывать. Это я виновата, - ровно произнесла, усиленно пытаясь сообразить, что же придумать в свое оправдание. - Я... испугалась мелькнувшей тени и метнула заклинанием, а со сна оно странно сработало, все же я не очень сильный маг огня. Простите меня и не наказывайте девочек.
Леди Ларея поджала губы, не сильно поверив моим словам, а Юнис с Корой благодарно скосили на меня взгляды.
- Хм, как скажете, - произнесла спустя минуту молчания Ларея, а затем обратилась к девочкам: - Скажите спасибо леди Лисиене. И недельный срок продлен на пять дней.
Дружный стон, блеск темных глаз и опять тишина, которую пронзило сказанное хором невеселое 'спасибо'. Но потом Юнис улыбнулась и подмигнула мне, на что Кора покачала головой и скопировала строгое выражение лица матери. Затем девочки быстро метнулись к выходу и скрылись за дверью. Ларея осуждающе посмотрела им вслед и снова перевела ставший задумчивым взгляд на меня.
Что-то пугает меня эта леди. Вот прямо чувствую, что она тут порядком заведует и хозяйством управляет. Ослушаться такую - себе дороже.
- А теперь за работу, - вышла из задумчивости леди. - Сирин!
В комнату вошла нимфа, присела в реверансе, а за ней появились еще четыре девушки. Я догадалась, что это те самые нимфы, назначенные мне Валентином в прислужницы.
- Мы должны помочь подготовится к обряду, - продолжила грозная леди. - С нимфой южного ветра Сирин ты уже знакома, - перешла она на более фамильярное обращение, но я не стала возражать.
- А это Лиин, указала она рукой на выстроившихся в ряд девушек, - нимфа горного ручья, Катин - нимфа розового вьюнка, Норин - нимфа лунного света, и Палин - нимфа огненной лавы.
Девушки поклонились. А я уже начинала нервничать. Сегодня моя свадьба! А я так отвлеклась на девочек, что совсем не подумала о причине их появления. И сейчас меня будут готовить к одному из главных событий в моей жизни. А рядом ни одного близкого человека. Как же я скучаю по своим родным... Даже Лира и та уже уехала.
- Лисиена, как ты относишься к боли? Меня интересует порог чувствительности.
- Что? - все грустные мысли были сметены вопросом Лареи, который ввел меня в ступор.
А это тут причем? Зачем ей знать, как я переношу боль?
- Понимаешь, обряд соединения душ весьма... эмм... болезненный. Для истинных пар.
Что-то мне не понравилось ее последнее уточнение. И что значит болезненный? Это вообще свадьба или пытки? Я непонимающе изогнула бровь, направив требующий пояснений взгляд на Ларею. К леди в этот момент подбежала Сирин и стала что-то объяснять той на ухо. Причем так тихо, что даже я не услышала. По мере рассказа брови грозной леди поднимались все выше.
- Он не может пойти на это! - воскликнула она и тут же маска невозмутимости вернулась на ее красивое лицо, скрывая бушующие эмоции.
Сирин только виновато пожала плечами и вернулась к нимфам.
- Ладно, забудь мой вопрос. Он уже не важен, - обратилась Ларея снова ко мне, - пора собираться, до рассвета осталось не долго.
Не успела я возмутиться и потребовать объяснений, как все пришло в движение. Одеяло было отброшено порывом теплого ветерка, а я оказалась вытащенной с кровати уже знакомой магией Сирин. Мгновение - и я уже стояла босиком на мягком коврике у кровати.
- Пока тебя будут подготавливать к обряду, я расскажу некоторые его правила, - послышался голос грозной леди где-то сбоку. - Ну, или можешь воспринимать это как советы.
Сорочка исчезла, и я в панике прикрылась руками. И сразу же почувствовала, что по ноге что-то ползет. Посмотрела вниз и застыла от удивления.
- Правило первое, - продолжала Ларея, и я не могла не слушать этот строгий глубокий голос, - ничего не бойся. Страх убивает возвышенные чувства.
По ногам все быстрее и выше поднимались мелкие капельки воды, собираясь в ниточки, которые, наконец, сомкнулись, полностью покрывая мою кожу, волосы... Меня купают? Весьма странным образом.
- Правило второе. Слушай свое сердце. Оно подскажет, что нужно делать и куда идти. Доверяй интуиции.
Мне стало щекотно, отчего я уже была не в силах сдерживать смех и уже собиралась рассмеяться, как давление капелек усилилось, создавая массажный эффект. Это было очень приятно, и я расслабилась.
- Спасибо, - произнесла одними губами девушке в голубом платье с бирюзовыми прозрачными глазами, которая стояла чуть в стороне и перебирала пальцами сверкающую водяную сферу. А еще я вспомнила ее имя - Лиин, нимфа горного ручья.
Внезапно ее глаза как-то недобро загорелись, и она переглянулась с рыжей нимфой огненной лавы. Палин, вроде. Капельки стали обжигающе ледяными и тут же горячими, и снова ледяными, и опять горячими. Дыхание от такого контраста перехватило, а кожа приобрела розовый оттенок.
- Правило третье. Не верь тому, что видишь перед собой. Реальны только двое - ты и твой избранник.
Подул теплый ветерок, и вода быстро испарилась. Ко мне подошла нимфа розового вьюнка Катин с какой-то баночкой в руках. Из пола внезапно появился росток, который стремительно рос, пока не стал достигать мне до пояса. Розово-зеленые резные листочки подрагивали, и Катин поставила баночку на растение, которое обняло емкость усиками, удерживая. Затем девушка стала натирать мою кожу содержимым баночки, которое оказалось душистым маслом. А я стояла и краснела, непривычная к такому вниманию.
- Правило четвертое - доверяй своему избраннику, не сомневайся в нем. Если конечно ты его на самом деле любишь, - направила на меня какой-то странный выжидающий взгляд Ларея.
От этих слов во мне поднялась волна негодования и злости. Как она смеет сомневаться в моих чувствах к Валентину! Но тут же я поняла, что она меня совсем не знает, я для нее чужая. Но как же все-таки обидно... Грозная леди заметила мою вспышку негодования, хмыкнула и улыбнулась, по-доброму, как-то ласково.
Внезапно что-то заставило меня насторожиться. В атмосфере, которая царила в комнате, что-то изменилось. И это не наступившая вдруг тишина. И даже то, что в комнате погас свет, не было причиной этих изменений. Что-то волшебное, таинственное... Заворожено повернулась к окну и увидела Нирин. Светловолосая нимфа в белом платье собирала лунный свет, который струился сквозь ее пальцы, мерцал и материализовался в тонкие нити. Они сплетались в нечто волшебное, невесомое и необыкновенно прекрасное. Это было платье...
Искристая лунная ткань взметнулась под порывом ветерка, и кожи коснулась прохлада этого волшебства. Круглый ажурный вырез обнажил ключицу. Руки до локтей, грудь, талию плотно облегала невесомая материя, словно вторая кожа. А от бедра ткань расходилася длинной широкой юбкой со шлейфом. И она, словно живая, колыхалась от малейшего вздоха, переливалась и мягко светилась. Как же красиво! Но это оказался не конечный вариант. Ко мне приблизились все нимфы и волшебство продолжилось.
Нимфа лунного света подошла ближе, и платье засветилось, а его контуры размылись, ткань стала словно сотканной из тумана. Водяная сфера в руках Лиин рассыпалась на тысячи кристальных брызг и одновременно с ней так же рассыпалась и огненная сфера Палин. По платью побежали змейками огненные линии, складываясь в удивительной красоты узор, капельками сверкающих бриллиантов рассыпались по лунной ткани водяные брызги, в которых отражался свет огненных рисунков. А затем наступила очередь Катин и Сирин, которые что-то делали с моими волосами, вплетая в него розовый вьюнок. Такая же плеть украсила подол этого великолепного платья, которое под взмахом светящихся в темноте ладоней Нирин снова приняло материальную форму, запечатывая магию нимф.
Я боялась дышать от восторга. А еще, на мне совсем не было белья. Только платье, которое было совершенно невесомым. Складывалось ощущение, что меня ласково обнимают природные стихии.
- Я тоже хочу такое платье, - прозвучал в тишине шепот. - Ай, ты опять!? Не толкайся.
- Я тоже хочу посмотреть, подвинься.
Послышался звук возни и в комнату ввалились девочки, которые, судя по всему, далеко от комнаты и не уходили.
- Вот и посмотрели, - заключила Юнис, повиснув на Коре, а затем светло улыбнулась. - Ты красавица, Лисиена, что внутри, что снаружи. Я это точно знаю, я вижу.
Все еще находясь под впечатлением от волшебства, как-то неуверенно улыбнулась девочкам и заметила за их спинами только что появившегося немного взъерошенного знакомого мужчину с умными синими глазами.
- Можно войти? - зашел в комнату Дарий и приобнял девочек за плечи, затем он обвел меня восхищенным взглядом с головы до ног и с притворной скорбью произнес: - Прости, Лисиена, но я тебе сочувствую. И Валентину тоже. А теперь еще и себе, мне ведь выпала честь доставить тебя до места проведения обряда. Он меня убьет.
Я его слова прекрасно поняла. Ревность Валентина была заметна невооруженным глазом. И не могу сказать, что мне было неприятно. От такого внимания окружающих я зарделась, а затем внимательней посмотрела на девочек, с которыми мне очень хотелось познакомиться поближе.
Ого, а Дарий им нравится. Юнис вся светилась и с обожанием смотрела на Советника, готовая прыгать вокруг него. А вот Кора напряглась всем телом, застыв изваянием, и густо краснея, хмурилась.
- Ларея, девочки, вы превзошли все ожидания, - продолжал Дарий. - Можно уже выдвигаться?
- Пять минут Советник, - неожиданно мягко произнесла грозная леди. - Не мог бы ты подождать нас на улице. И девочек забери.
Ох, еще не все? Что-то мне как-то нехорошо.
Дарий кивнул Ларее, задорно подмигнул мне и, развернув девочек к выходу, покинул вместе с ними комнату.
- Леди Лисиена, - привлекла мое внимание Сирин, поставив на пол туфельки, обтянутые серебристой тканью, которые сами по себе были очень красивыми, но рядом с волшебным платьем смотрелись совсем неуместно.
- Это только до храма, - видимо заметила она мое недоумение, - там придется снять их. Так надо.
Приподняла длинный подол и скользнула ножками в туфельки на низком каблуке. Загадочный свадебный обряд вызывал противоречивые чувства. Мне было страшно. Это совершенно не похоже на свадьбы, которые я видела в столице и в Светлом Лесу. Еще и эти странные вопросы грозной леди, ее советы... Но ради Валентина я готова на все. Даже терпеть боль, если придется.
- Можете идти, - послышался голос Лареи и нимфы вышли одна за другой, оставив нас вдвоем.
Я продолжала смотреть на закрытую дверь. А чего я боюсь? Что эта драконица может мне сделать? Мысленно придала себе смелости и с вызовом во взгляде повернулась к Ларее, которая пристально смотрела на меня.
- Лисиена, - подошла она ближе, - я понимаю, что ты - истинная пара Валентина. И я постоянно говорю себе, что в истинных парах все взаимно. Но пойми и ты меня. Он мне как сын и я все равно буду переживать за его счастье. А тебя я не знаю, поэтому...
Леди замолчала, поджав губы, а я поняла, что она не такая уж и грозная.
- Я люблю его, - тихо произнесла. - Всей душой и сердцем.
Ларея кивнула, а ее лицо словно разгладилось и посветлело.
- Это я и хотела услышать от тебя. Ты прости наш народ, который наверняка отнесется к тебе настороженно. Такого еще не бывало, чтобы избранницей была не драконица. Но мы привыкнем и примем тебя. Дай нам время.
Я уже начинала сама жалеть, что не драконица. Столько проблем из-за моей расовой принадлежности к эльфам и хеммингам. Но после ее слов мне действительно стало спокойней.
- А теперь пора, - улыбнулась Ларея. - Стихии приняли тебя, помни мои советы и ничего не бойся. Идем, - взяла она меня за руку и подвела к большому зеркалу.
Видимо, мое недоумение отчетливо отразилось на лице. А взглянув на свое отражение, я опять не узнала себя и потеряла дар речи. Создавалось впечатление, что платье живое и является частью меня. Огненные волосы были заколоты наверх, а вплетенный в них вьюнок выглядел лучше и дороже любых украшений. Из состояния шока меня выдернула Ларея, потянув за руку.
- Пора, скоро рассвет.
Как мы спустились вниз и оказались на улице, я не заметила, погруженная в свои мысли. Даже на свою охрану не обратила внимания. А вот пеструю цветную толпу народа на большой площади перед замком не заметить было трудно. В нерешительности замерла у входа, ощущая на себе многочисленные взгляды. Они что, все будут присутствовать на обряде? Выпить бы сейчас чего-нибудь покрепче. Еще немного и я начну совершать неадекватные поступки. Все же нервничала слишком сильно. Нет бы рассказать заранее, что собой представляет этот обряд. Да и я молодец, могла у Валентина спросить.
- Лисиена, чего замерла? - появилась передо мной Ларея. - Не бойся, они только проводить пришли невесту Валентина и будущую повелительницу. В храме будет присутствовать только Дарий.
- А почему? - вырвался тихий вопрос.
- Душа - слишком тонка энергия. Посторонние могу только помешать вашему соединению. А Дарий хоть и не очень опытный в этом деле, но всегда помогал проводить обряд Валентину. Он справится.
Да уж. А кто поможет Дарию? Решила не обращать внимания на толпу и двинулась вперед. Что тут сложного? Спуститься по лестнице вниз, пройти коридор из живых драконов в человеческом обличии и улететь куда-то на зеленом драконе, который уже ждет меня впереди. Это, наверное, Дарий. Ничего сложного, но почему-то дрожь в коленках и быстро бьющееся сердце не хотели слушать доводы разума.
Когда я спускалась по лестнице, в небе появился еще один дракон, который быстро приближался к нам. Охрана тут же заключила меня в кольцо, толпа народа тоже сомкнулась, поразив такой заботой о моей защите, а дракон уже садился рядом с Дарием. И вот теперь я смогла рассмотреть, кого привез этот дракон.
- Мама! Бабушка! - воскликнула и попыталась прорваться сквозь кольцо охраны.
Не пустили. Но через минуту толпа живым потоком отхлынула, а затем неспешно отступила охрана, и я, наконец, подобрав подол, устремилась навстречу своим родным, которые уже спустились на землю. Спасибо, Богиня! О большем счастье я и не мечтала.
- Лисиена, какая ты красивая, - прошептала мама, в объятия которой я попала.
- Мы так переживали за тебя, - обняла с другой стороны бабушка.
- Благослови вас Богиня, - провела мама ладонью по моей щеке, а я от счастья и подступивших слез радости не могла вымолвить ни слова.
- Жаль, что мы не можем присутствовать при обряде, но мы, по крайней мере, успели повидать тебя перед самым важным моментом в твоей жизни, - сказала Лателия.
- Лисиена, время, - услышала я сзади предупреждающий голос леди Лареи.
Объятия разомкнулись, и мои родные отступили, а через минуту я уже сидела на шее дракона, который с одного взмаха огромных крыльев оторвался от земли и устремился в светлеющее небо, где совсем скоро должно появиться солнце. Мне почему-то казалось, что этот рассвет будет началом моей новой жизни и такой, как прежде, она уже никогда не будет. Как и я сама...
  
***
Валентин
Я раздраженно отбросил одну из множества пролистаных книгу и, не сдержав досады, стукнул кулаком по столу, за которым мы с Дарием провели не один час.
- Зачем нам все эти тайные знания, если в них все равно нет ничего полезного!? - посмотрел я на друга.
- Ну почему же? - не отрывая взгляда от очередного древнего фолианта, ровно произнес Дарий, сидящий напротив, и перелистнул страничку. - Мы же выяснили, что проклятие снять нельзя. Осталось найти, в чем оно конкретно заключается и можно ли изменить его действие.
- Совсем ерунда, действительно, - съязвил.
- А ты Юнис привлеки. Она ведь видящая, - так же не глядя на меня предложил Советник.
- Она ребенок. Не нужно втягивать ее в это, - устало потер глаза.
Дарий ухмыльнулся и оторвал, наконец, взгляд от книги:
- Валентин, она сама в это влезет. Не удивлюсь, если они уже не в комнате твоей невесты. И кстати, не пора ли тебе собираться? А в отношении проклятия все доступные методы оправданы.
- Ты прав, - тяжело вздохнул, а затем сосредоточился и связался с Юнис.
- Ну что? - спросил Дарий спустя пять минут.
- Ты ошибся, они еще спали. Но вот теперь собираются навестить Лисиену. И про проклятие я предупредил. Она посмотрит.
Дарий улыбнулся и опять углубился в чтение.
- Я попрошу тебя отвезти Лисиену к храму. Только тебе я доверю это дело в мое отсутствие.
- Почему не ты? - удивился Советник. - Я думал, что сам все подготовлю к вашему появлению.
- Я все подготовлю.
- Что ты задумал, Валентин? - нахмурился Дарий, закрыв книгу и отложив ее к стопке подобных.
Снова устало потер лицо и выразительно посмотрел на друга.
- Я заберу всю боль на себя. Не могу позволить Лисиене пережить еще и это после всего, что с ней произошло. Поэтому мне надо подготовиться.
- Ты с ума сошел! - вскочил с места Дарий. - Ты не выдержишь! Такой риск не оправдан! Лучше отложи обряд и подготовь свою невесту. Ты ведь рассказал ей суть... или нет?
Я промолчал, так как не видел смысла давать ответ, который и так ясен. Дарий выругался, встал, обошел стол и ткнул в меня пальцем:
- Учти, упрямый влюбленный идиот, если ты вздумаешь умереть, я тебя все равно достану. А потом все в подробностях расскажу Лисиене, и вот тогда пусть она тебе мозг вправляет.
- Все будет хорошо, - раздраженно отвел руку гневно сверкающего глазами Советника, мысленно сдерживая своего дракона от нападения на выпад друга. - Я справлюсь. И осторожней там, отвечаешь головой за ее безопасность.
Я тоже встал, обошел глухо зарычавшего Дария и потянулся к силе замка, призывая портал. Вошел в появившийся переход, чтобы выйти в своей прежней спальне. Нимфы уже были здесь.
А может, и надо было все рассказать Лисиене? Хотя, только больше нервничать бы начала. Тетушка сможет ей все объяснить, надеюсь.
Переодевшись в ритуальный наряд, дал некоторый указания Сирин и с помощью портального перехода вышел на верхнем ярусе северной башни. Перевоплощение как всегда заняло секунды, и вот я уже лечу, разрезая воздушные потоки, по направлению к храму. Как ни странно, я был полностью спокоен и собран.
  
Глава 22
Лисиена
Я стояла перед входом и восхищенно рассматривала храм, который был частью огромной скалы. Размеры его определить было невозможно. Только искусно выточенные каменные колонны, обрамляющие широкий вход, не имеющий дверей, позволяли приблизительно оценить высоту этого сооружения. Но вот что там дальше, видно не было. Только чернота. А еще здесь царил дух древности и магии. Она ощущалась каждой клеточкой тела. Чужеродная и в то же время я знала, что она совсем не опасна для меня.
- Ты чувствуешь ее? - тихо спросил Дарий, который в облике человека стоял рядом и тоже смотрел на храм.
Кивнула, ощущая, как магия места словно ощупывала меня, исследовала.
- Я здесь чужая, - прошептала.
- Это пока. Скоро ты перестанешь быть чужой. Обувь придется снять и оставить здесь. Я мог бы взять тебя на руки, но правила таковы, что ты должна сама пересечь порог храма драконов.
- А почему здесь так пустынно? Разве храм не имеет жрецов и служителей? - решила я задать вопрос, оглядывая ровную площадку, усыпанную мелкими камешками, и отмечая отсутствие каких-либо растений.
- Нет. Мы сами являемся жрецами. К тому же высота, на которой расположен храм, не позволяет обнаружить его чужакам. Да и сама магия никого, кроме драконов не пропустит.
- А я? Меня пропустит? - с затаенным страхом задала волнующий меня вопрос.
- Ты избранница дракона, - получила ответ спустя несколько молчаливых секунд, который совсем не придал уверенности. - Пойдем, солнце скоро взойдет.
Посмотрела в ту сторону, где небо было светлее всего, сняла туфельки и тут же почувствовала, как острые камешки впиваются в кожу ступней. Может, про эту боль говорила Ларея? Наверняка порежусь до крови. Но это казалось мелочью. Ради того, чтобы быть с Валентином, я готова и на большее.
Наконец острые камни сменились холодными гладкими ступенями. Поднялась наверх и замерла перед огромными колоннами, которые были испещрены непонятными рунами и символами. Часть были смутно знакомыми, похожими на руны разных стихий. Посмотрела на свое запястье, сравнивая. Да, определенно похожи. Только моя незакончена и опять мягко светится.
Повернулась назад и дыхание перехватило от открывшегося вида. Как жаль, что я не умела летать... От высоты кружилась голова, насколько хватало взгляда простирались величественные горы, даря чувство свободы. Хотелось закричать, чтобы эхо вторило твоему восторгу. Стремительно светлеющее небо уже готово было встретить солнце. Как же должно быть волшебно увидеть здесь рассвет...
- Лисиена, быстрее. Мы и так задержались, - позвал меня Дарий.
Повернулась обратно и поспешила к мужчине, который с беспокойным видом стоял за линией колонн. И стоило мне пересечь невидимую грань, как мир померк, а я перестала существовать. В себя пришла на коленях, упираясь руками в пол и тяжело дыша. Мое состояние стремительно приходило в норму.
- Вставай, все хорошо, это защита храма так сработала. Все нормально, она тебя пропустила, - быстро говорил Дарий, помогая мне встать.
- То есть ты сомневался? - прозвучал в тишине этого места мой вопрос-утверждение. Я уже стояла на ногах, осматривая глухую стену перед собой, и понимала, что мужчина сейчас очень испугался. - Долго я приходила в себя?
- Нет, упала, и сразу же я тебя поднял, - глухо прозвучал его голос.
- Спасибо, - внутренне содрогнулась, осознав, что это место могло меня и не пропустить. Думать о том, что произошло бы в противном случае, как-то не хотелось.
- Куда дальше? - смотрела я на руны на глухой стене передо мной, что украшали и колонны позади.
- Прямо, Лисиена, - немного удивленно ответили мне.
Прямо значит... Что там говорила Ларея? Ничему не верить?
Дарий развернулся и прошел сквозь каменную стену, словно ее для него не существовало. А может так и есть? Долго не думая, закрыла глаза и сделала несколько шагов вперед.
- Лисиена? Ты зачем глаза закрыла? Неужели так страшно? Или меня не рада видеть? - послышался любимый голос, в котором слышались смешинки.
Остановилась и распахнула глаза. Ох... Храм оказался раза в два больше, чем представлялся снаружи. Потолок уходил далеко вверх и представлял собой грубо обработанный скальный свод. Пол был искусно выложен мелкой мозаикой, на стенах мягко светились вырезаные руны. Посреди огромного зала находился черный куб невысокого алтаря, на котором стояли две черные чаши. И здесь было очень светло. Посмотрела назад и ни какой стены не увидела. Только колонны и открывающийся вид на горы. Вернулась взглядом к алтарю, около которого стояли Дарий и Валентин. Они ждали только меня.
Глядя в улыбающиеся золотые глаза и не переставая удивляться происходящему, подошла к алтарю.
- Ты прекрасна, мой огонечек, - заключил меня в объятия мой дракон и подарил легкий поцелуй в губы, от которого в душе поднялась волна нежности и счастья, а сердце ускорило свой бег.
На Валентине была надета рубашка, распахнутая на груди, и широкие штаны, собранные на щиколотках, из такой же лунной ткани, как и мое платье. И его смуглая кожа на фоне светлой материи казалась такой соблазнительной, что ее хотелось коснуться руками, губами...
- Родная, сейчас не время так на меня смотреть, - услышала насмешливый тихий голос, но быстрое биение сердца и учащенное дыхание выдавали моего дракона.
Но я все равно покраснела. Что это на меня нашло? Смена эмоций вытянула последние силы, коленки начинали подкашиваться от нахлынувшего осознания того, что сейчас произойдет что-то непоправимое. Но сердце подсказывало, что все правильно, так и должно быть. Объятия разжались, и Валентин подошел к алтарю, где я заметила небольшую бархатную подушечку, на которой лежали какие-то украшения. Вот он взял тонкую цепочку с серебристой подвеской и витой тонкий браслет в тон, а затем подошел ко мне, расположившись сзади.
- Это брачные артефакты моего рода, - застегнул Валентин на моей шее цепочку с подвеской, которая легла в ложбинку между грудей. - Подвеска - артефакт, который поможет привязать твою душу к моей.
Затем он обнял меня со спины, оставив на моем плече легкий поцелуй, оперся об него подбородком и схватил мою левую руку, чтобы тут же на запястье защелкнуть красивый витой браслет.
- Браслет вплетет магию в руны, которые скоро появятся на твоей руке, и привяжет их на меня, - продолжал объяснять мой дракон завораживающим голосом. - После обряда артефакты исчезнут, и снять их сможет только смерть.
Подарив легкий поцелуй в висок, Валентин ободряюще сжал мою руку, разжал объятия и отошелк противоположной стороне алтаря, положив на него ладони. Ко мне внезапно вернулся страх перед неизвестностью. Зеркально повторила позу любимого, и как только коснулась немного теплого черного камня сквозь тело прошла мелкая дрожь. Словно прикоснулась к чему-то живому.
Дарий взял с алтаря нож с тонким лезвием, который лежал между каменными чашами. Затем подхватил ту чашу, что была ближе ко мне, и направился с ней к Валентину, который уже протягивал левую руку ладонью вверх. Взмах - и из пореза в ладони стремительно собирается кровь. Затем алые капли пролились в чашу и Дарий направился с ней ко мне, по пути подхватив вторую чашу. А я снова вернулась взглядом к окровавленной ладони Валентина, которую он прижал к алтарю. Внезапно стремительная золотая дорожка побежала от его ладони ко мне, прорезая черный камень. Хотела отдернуть руку, но каким-то шестым чувством поняла, что не стоит этого делать. Вот золотая вязь достигла моей левой руки, и запястье под браслетом знакомо защекотало. Из-под него вырвался золотой свет, играя бликами на витом металле, а дорожка побежала уже по руке, поднимаясь выше по спирали. Где она остановилась, я не знаю, потому что мое внимание привлек голос Дария.
- Лисиена,- позвал он.
Заворожено оторвала от алтаря руку, покрытую золотой вязью, и протянула ладонь. Быстрый взмах, боль, и моя кровь упала в чашу с какой-то красной жидкостью в ней. Судя по тонкому аромату, это было вино. Вернула руку с болезненно пульсирующим порезом на теплый камень алтаря и увидела такую же золотую дорожку, устремившуюся к моему дракону и пересекшую несколько раз первую. Вот она достигла сильной руки и побежала дальше, вырисовывая странные символы, которые темнели и застывали незнакомыми письменами, совсем не похожими на мои узоры. Затем вязь линий прошла по шее, подбородку, щеке, достигла виска и ушла в уголок левого глаза. Зрачки Валентина стали вертикальными, и казалось, будто мой дракон смотрит прямо мне в душу. Дальше все происходило словно во сне, а вокруг витала магия, потоки которой я ощущала очень хорошо.
- Сила стихийная дарует вам свое благословение, - разнесся в пространстве ровный голос Дария. - Одна жизнь, одна судьба, одна душа на двоих. Найти друг друга во тьме, найти себя друг в друге. Ар ко миррат, асс ши ссимар!
Произносимые слова отпечатывались во мне, становились смыслом жизни, неопровержимым законом. И незнакомый язык, на котором они произносились, мне как ни странно был понятен. Даже последняя фраза... Призыв Судьбы, заклинание высшего порядка.
- Дарий, - сквозь свое странное отрешенное состояние услышала я властный голос Валентина, - у нее плохая регенерация, сначала займись ею. А я справлюсь, ты знаешь.
- Да знаю я, - злой тихий голос, в котором я разобрала раздражение и какую-то обреченность.
Мой дракон взял чашу и медленно поднес ее к своим губам. Заворожено подхватила, не глядя, свою, и тоже поднесла к губам. Меня уже ничего не волновало в тот момент. Ни кровь в чаше, которую я должна выпить, ни странные слова про регенерацию. Только золотые глаза, в которых плескалась любовь и что-то очень древнее. Бесконечно родное...
Сделала глоток терпкой сладковатой жидкости, опалившей горло огнем, и чаша выскользнула из моих ослабевших рук, с глухим стуком ударилась о скалистый край и улетела в пропасть, которая разверзлась передо мной. Сердце пропустило удар. Где я?
Сделала шаг назад, отступая от края и несколько минут просто смотрела вперед. Передо мной простиралось небо. И скалы, парящие в пушистых облаках, ныряющие в них и снова появляющиеся, покрытые мхом и редкими низкими деревцами. Каменные громады-корабли... На удивление все кругом было смутно знакомым...
Вокруг внезапно закружил теплый ветерок, взметнув мои распущенные огненные волосы, в которых неведомым мне образом держались стебельки вьюнка. Схватила прядь пальцами, недоумевая. Мне казалось, они должны быть заплетены. Откуда такое чувство? Ничего не помню... И тут же обратила внимание на свою левую руку, покрытую золотой вязью линий и рун. Поверх этого золотого великолепия кожу оплетал все тот же вьюнок. Как-то отстраненно продолжила осматривать себя.
Я обнажена и это кажется так... правильно? Только зелено-розовые плети прикрывали самые интимные части тела, охватывая спиралью все тело. И моя кожа... Она светилась серебристым светом и кроме вязи золотых рун вся была покрыта искристыми голубыми и огненными разрядами-змейками, пробегающими под ней. Чистые стихии... Я вся сияла.
Внезапно странное спокойствие улетучилось, и на меня волной накатил страх, а почва под ногами пришла в движение. Посмотрела вниз - край скалы крошился. Сделала шаг назад, еще один. В душе нарастало беспокойство, и я начинала паниковать. Посмотрела назад и поняла, что выхода нет. Я находилась на такой же плывущей в облаках скале.
'...ничего не бойся. Страх убивает...' всплыли в памяти чьи-то слова. '...Не верь тому, что видишь перед собой. Реальны только двое...'
И страх отступил, скала больше не разрушалась, а в сознании появились золотые глаза и имя. Имя... Валентин! Надо его найти. Но где искать? Обошла странную скалу по кругу, по самому краю. Эх, веревку бы или лестницу, чтобы осмотреть другие плавающие в небе кусочки земли и камня. Развернулась и не поверила своим глазам. Прямо по центру моей скалы в воздухе парили белоснежные ступеньки, по спирали уходящие вверх. Проследила взглядом, и ничего, кроме облаков и исчезающих в них ступенек не увидела. Но интуиция подсказывала, что мне нужно туда, а в голове опять пронеслись странные фразы: '...слушай свое сердце. Оно подскажет... Доверяй интуиции...'. Отбросив все сомнения, направилась к ступеням. Осторожно поставила ногу на первую, та немного опустилась под моим весом и пошатнулась. Страх, что я не смогу подняться, опять накатил волной. Усилием воли отогнала его, ведь меня ждут. Очень сильно ждут где-то там, я знаю... Я чувствую... И я найду его.
Незаметно для себя оказалась уже на третьей ступеньке. Устойчивой и прочной. И больше не задумываясь о них, стала быстро подниматься. Выше и выше... И вот уже показался другой каменный остров. Поднялась на его гладкую поверхность и поняла, оглядываясь, что мне надо не сюда. Он не здесь, мне надо... И тут я увидела его. ...туда.
Валентин... Он был совсем рядом и одновременно так далеко. Я видела его мощную фигуру с темной бронзовой кожей, разрисованной черными письменами. Вокруг мужчины клубилась тьма с золотыми всполохами маленьких молний, огромные черные крылья с размытыми контурами держали его в воздухе недалеко от моего островка, и он пристально смотрел на меня... Жадно, со страстью, нетерпением и такой знакомой улыбкой, от которой на его щеке появилась любимая ямочка. Вот он медленно протянул ко мне руки, приглашая в свои объятия, и я поняла, что люблю его. Всей душой, всем сердцем, больше жизни... Взгляд притягивал и когда нога не почувствовала опоры, я очнулась от этого наваждения и едва успела отступить назад, с недоумением провожая мелкие камушки, улетевшие в пропасть. Снова взглянула в любимое лицо.
- Лисиена... - послышался тихий родной голос, похожий на далекое эхо.
Он звал меня, а я смотрела на пропасть между нами и не понимала, почему он сам не подлетит ко мне. И ответ на мой молчаливый вопрос я увидела своими глазами. Валентин поднял руку и, подавшись немного вперед, коснулся невидимой стены. Я поняла, что его что-то удерживает, не пускает ко мне.
- Что мне делать? - в панике выкрикнула, но голос прозвучал глухо, словно воздух был плотным и приглушал звуки.
- Ты должна сама сделать шаг мне навстречу...
Посмотрела в любимое лицо, на которое набежала тень беспокойства, и какая-то злость поднялась во мне, вытесняя все остальные эмоции. Кто посмел решать за нас, строить преграды?
Тьма Валентина все быстрее закручивалась спиралью, искрила, я ощущала его раздражение и нетерпение. И внезапно мужчина начал исчезать. Нет, я не могу его потерять. Нет!!!
Мой крик, раздавшийся неожиданно громко, прорезал пространство. Я устремилась вперед в попытке не отпустить любимого, удержать. Рывок, непривычная тяжесть за спиной, которая внезапно сильно потянула назад, но моих сил хватило на то, чтобы преодолеть пропасть, и в следующий миг меня обняли сильные руки, сжимая до боли. Горячие легкие поцелуи покрывали мое лицо, а серебристое сияние моего тела переплеталось с потоками черной тьмы. Все чувства были общими, одна на двоих душа. Одно целое...
- Ты прекрасна, моя яркая, чистая девочка. Твоя душа прекрасна... - шептал Валентин.
Я обнимала своего дракона, счастье переполняло мою душу, даря чувство свободы, парения. Что-то прекрасное распускалось во мне. Я все вспомнила...
- Ты умницы, я горжусь тобой, моя смелая девочка. Моя повелительница... - провел Валентин ладонью по моей щеке. - Посмотри назад? - тихо произнес и начал ослаблять объятия.
- Что ты делаешь? - уцепилась сильнее за мощные плечи. - Я ведь упаду. Я не умею летать как ты!
- Умеешь, Лисиена, - загадочно улыбнулся мой дракон.
И вот тут я наконец поняла, что за тяжесть ощутила в момент прыжка, и каким образом мне удалось преодолеть такое расстояние, не свалившись в пропасть. Огромные, огненные крылья... Словно сотканые из огня... И я отчетливо осознавала, что эта часть меня, которой я могу управлять, причем даже не задумываясь. Сейчас они мягко пружинили, наполняемые ветром и поддерживающие мое тело. Недоуменно перевела взгляд на улыбающегося Валентина и с надеждой спросила:
- Это теперь навсегда?
- Нет, огонечек, только здесь, в этом пограничном мире между жизнью и смертью, - рассмеялся любимый.
Приподняла бровь, требуя пояснений. Моя память полностью восстановилась, а плавающих в небе скал в моем родном мире нет. Поэтому то, что мы не на Серее, я поняла. Необычный вид своей кожи и наряд, состоящий только из вьюнка, я тоже смогла соотнести с платьем, которое создали нимфы. Неужели выпитое вино с кровью так на нас подействовало, что перенесло в другой мир?
- Это место драконы называют Фаталия, - начал свое объяснение Валентин. - Сюда можно попасть во время глубокой медитации, во сне и во время обряда единения, как в нашем случае, ну или находясь при смерти. Причем помнить об этом месте ты не будешь, когда очнешься. Наверное. Но небольшая вероятность всегда остается.
- То есть мы сейчас там, в храме? - попыталась осознать происходящее. - Тогда, кто мы сейчас?
- Души, любимая. Чистое сознание. Суть обряда единения и заключается в том, чтобы найти свою половинку и соединиться с ней. И в момент соприкосновения, наши души слились, ощутив при этом... - Валентин запнулся, поморщившись, а затем продолжил: - Не важно. Я очень счастлив, что ты смогла найти меня. Сила храма связала наши тела, а кровь - души. Полетаем? Осталось не так много времени, скоро мы очнемся.
Странная заминка в его словах насторожила, но предложение полетать перебило этот поток мыслей. Полет! Я могу летать! Улыбнулась, подалась вперед и оставила на любимых губах легкий поцелуй. Ну что, попробуем? Плечи Валентина мне отпускать было страшно. Но он терпеливо ждал и дал мне свободу действий. Осторожно подвигала крылья, еще раз проверяя полную управляемость этой частью себя. Удивительно! Словно они всегда были со мной!
- Не бойся, здесь нельзя упасть, - прошептал мне на ушко мой дракон, приблизившись и вызвав волну приятной дрожи, и неожиданно подбросил меня вверх.
Я завизжала от страха, который тут же сменился восторгом, потому что, падая вниз, крылья поймали теплый ветерок, спружинив. Уверенный взмах - и я поднялась выше, ощутив невероятное, кружащее голову счастье. Моему радостному смеху вторил смех Валентина, который внезапно оборвался, а сам дракон оказался рядом и словно хищник облетел меня по кругу с таким взглядом, от которого покраснела даже душа.
- Какая соблазнительная птичка, - промурлыкал он и попытался схватить меня за ногу. Но я оказалась шустрее, одним взмахом крыльев уйдя выше. Этого мне не простят.
Приняв правила игры, мы взмывали в облака, огибая каменные острова, и снова ныряли. Были взлеты и падения, чувство эйфории и счастья, свободы и безграничного восторга! А еще существовала тонкая незримая нить, соединяющая нас и позволяющая чувствовать друг друга.
- Поймал! - врезалась я в Валентина, который обогнул один из островов, где и поджидал меня.
Улыбнулась и обняла своего дракона за шею. Я знала, что он там, и я хотела, чтобы меня поймали. И все же такого чувства единения еще ни разу не испытывала, находясь рядом с любимым. Он крепко удерживал меня одной рукой, а второй зарылся в мои волосы, пропуская пряди сквозь пальцы, отчего по телу прошли приятные разряды. Его сверкающие глаза становились все ближе, отрезая своим сиянием от меня весь мир, и я утонула в нежности и страсти, которые подарили его губы...
  
***
- Лисиена... Давай, пей...
Я подчинилась этому голосу и послушно выпила, даже не поморщившись, горьковатую жидкость из чаши, которую кто-то поднес к моим губам. Дарий. Да, это он.
- Умница, а теперь давай, посиди немного здесь, - меня подняли на руки и усадили, прислонив к теплой стене.
Странный сон, где были облака, летающие острова, Валентин и мои крылья, начал клочьями наведенного тумана растворяться, проясняя сознание. И я начинала понимать, что сидела не у стены, а у черного каменного алтаря, который сейчас светился золотым светом рун. По лицу гуляли теплые лучики утреннего солнца, а в теле ощущалась неимоверная слабость, словно после болезни. Подняла руку и коснулась кожи над губой. Как-то отстраненно посмотрела на алую кровь на кончиках пальцев, и тут же передо мной появился Дарий, который прижал какую-то тряпицу к носу, заставляя запрокинуть голову назад, и опять исчез. Куда это он? Проследила взглядом и похолодела. На некотором отдалении, на полу лежал Валентин, над которым склонился Дарий. Что делал Советник, я не видела, мой взгляд приковался к кровоточащим письменам на теле любимого, который все еще не пришел в сознание. Из ступора меня вывел его глухой тихий стон.
Паника тут же накатила с удвоенной силой. Попыталась встать, но слабое тело плохо слушалось, запутавшись в серебристой ткани платья. Не стала предпринимать попыток подняться, просто поползла, падая, но упрямо двигаясь вперед.
- Лисиена! - заметил мое приближение Дарий. - Оставайся на месте, я его вытащу! Все будет хорошо!
Нет, не будет, я нужна ему. Внезапно отчетливо поняла, что Валентин больше не дышит.
- Нет! Уйди! - отпихнула с невероятной, непонятно откуда взявшейся силой Дария и забралась сверху на Валентина.
Обхватила ладонями любимое лицо и припала к еще теплым губам. 'Вернись ко мне... Ты не можешь уйти! Не отдам!' - мысленно закричала, вкладывая в поцелуй всю свою душу, любовь, всю себя, без остатка. Понимая, что если не смогу спасти, то уйду следом, ведь мы одно целое. В следующий момент я почувствовала жжение в левой руке от запястья до плеча. Прервала поцелуй и с удивление увидела нарастающий золотой свет, вырывающийся из узоров на моей коже и коже моего дракона. И когда их свет стал ослепительно ярким, заставляя закрыть глаза, послышался хриплый вдох и сильные руки вдавили меня в твердую грудь, перекрывая дыхание.
От счастья и облегчения слезы градом полились из глаз, застилая все вокруг мутной пеленой. Сияние резко исчезло, оставив только сильное ровное биение сердца, которое я слышала, прижимаясь к груди моего дракона. И мое сердце стучало в унисон.
- Да что бы я еще раз кого-то сам женил! - послышался злой голос Дария. - Да еще и такого идиота, который решил все на себя перетянуть! Ты мне должен! И Лисиене я все равно все расскажу!
- Только попробуй, - хрипло ответил Валентин в мою макушку и начал поглаживать меня по спине, посылая приятную дрожь по телу. - Разбирать финансовые отчеты гномов покажется тебе самым любимым на свете делом. И сниться тебе будут уже не прекрасные девы.
- Напугал, - фыркнул Дарий.
- А что мне должен рассказать Дарий? - тихо спросила с улыбкой от перепалки друзей.
- Ничего, огонечек, это уже не важно, - погладил меня по голове Валентин и осторожно сел, переместив удобней мое ослабевшее тело, а затем легко встал вместе со мной, будто и не он совсем недавно умирал. Вот это регенерация!
Я вытерла слезы ладонью и выжидающе посмотрела на Дария. Я хотела получить ответ на свой вопрос.
- Валентин, я не могу не подчиниться повелительнице, когда она так на меня смотрит, - посмотрел Советник невинными глазами на моего дракона и уже мужа.
- Ладно, я сам расскажу, - тяжело вздохнул Валентин и направился на выход. - Соединение душ - достаточно болезненный процесс для тела, которое претерпевает некоторые изменения и перестроения. Я не мог позволить тебе испытать боль, поэтому взял все на себя. Как сильный маг, я мог это сделать. Наше свадебное одеяние состояло из стихий, которые должны были помочь душам вернуться в тело, своеобразная ниточка связывающая душу с материальным миром. Ты, видимо, вернулась сразу, как позвал Дарий. Мне на это потребовалось нечто большее, чем его зов.
Валентин замолчал, а я даже не знала что сказать. Хотелось накричать на него, ударить, что посмел взять на себя такой риск! Я ведь чуть не потеряла его! И в то же время понимала, что если бы могла, то сама забрала бы всю боль себе.
- Спасибо, огонечек, - прошептал Валентин, - твоя любовь спасла меня. Ты - моя ниточка, удерживающая меня в этом мире.
И я тут же все ему простила. Но оставить безнаказанно не могла, а то вдруг еще вздумает что-то делать за меня в будущем! Поцеловала любимую ямочку на подбородке и притворно-грозным тоном произнесла:
- Еще раз сделаешь что-то за меня, и я не знаю, что сделаю с тобой! Но обязательно придумаю! К маме уеду, и мы с ней вместе придумаем! Или нет, лучше она пусть к нам с бабушкой приезжает! И вообще...
Резко замолчала и покраснела. Что я несу?! Нервный бред какой-то... Детский лепет прямо, который был готов перерасти в истерику.
- Не делай так больше, - тихо попросила. - Это очень тяжело - терять. Пусть даже на миг.
Валентин сильнее сжал меня в объятиях, с нежностью посмотрел в мои глаза, а затем хитро прищурился.
- Так я тебя и отпустил куда-то. А мама с бабушкой пусть приезжают. Я им в северном крыле покои выделю. Там тихо, от нас далеко. И я тоже боюсь тебя потерять, - резко изменился его тон с игривого на серьезный. - Поэтому ничего не могу обещать.
Вздохнула, понимая, что ничего не добьюсь. Осталось только надеяться, что подобная ситуация не повторится. Хотя Судьба спрашивать не будет, она просто завернет все так, что ты никуда не денешься от того, что должно произойти.
- Дарий, сумку, - позвал Валентин и опять обратился ко мне: - В Светлый Лес мы отправляемся сейчас же, иначе не успеем вовремя.
Советник уже протягивал нам одежду, в которой я узнала свой тренировочный костюм и куртку. У Валентина тоже оказались простые темные штаны, рубашка и кожаный жилет, знакомый еще с занятия по боевой элементалистике. Как давно это было... Обувь тоже была предупредительно оставлена рядом. Сам Дарий тактично отвернулся.
Быстро переоделись и перекусили бутербродами, которые тоже, как и одежда, были извлечены из сумки. Наши свадебные одеяния Валентин просто развеял, вернув с благодарностью стихиям их крупицы, и через пять минут мы снова были в воздухе, уносимые зеленым драконом. Мой муж крепко прижимал меня к себе, а я наслаждалась его присутствием, захватывающим дух быстрым полетом и горным пейзажем. Как жаль, что мои огненные крылья остались во сне...
Я вдруг подумала, как круто изменилась моя жизнь. Из обычной студентки и подданной королевства Даэлрок я превратилась в повелительницу драконов. В это все еще верилось с большим трудом, как и в то, что я стала женой Валентина. Посмотрела на свою левую руку, где законченная золотая руна огня на запястье плавно перетекала в незнакомые символы и узоры. Красиво... Валентин, заметив мой интерес, ласково провел пальцами по руне.
- Руну огня ты узнала, да?
Я кивнула и закатала рукав:
- Остальные символы мне не знакомы. Расскажешь?
- Это защитные руны, - обвел он пальцем круглый знак с линиями-шипами, от которых расходились в разные стороны другие линии с нанизанными на них круглыми знаками. - Это руна принадлежности к драконам, а именно к моему роду Арн-Дарон, а это руна твоей силы, полученной после обряда, - провел пальцем по линии, которая спиралью обвивала мою руку и напоминала плеть какого-то растения.
- Какой еще силы? - удивленно посмотрела на рисунок.
- Судя по узору - магия жизни, присущая всем чистокровным эльфам.
Ну ничего себе! А ведь во мне был только слабый дар огня и отголоски магии жизни! Все, что мне удалось вырастить - это маленький кустик верлины, да и то весьма хиленький.
- Дар есть, осталось только развить его, - продолжил Валентин. - А у меня как раз парка нет. Не порядок. Займешься? Заодно и дар разовьешь.
Счастливо улыбнулась, вспоминая голое пространство вокруг замка с редкой бледной горной растительностью и радостно предвкушая, как я займусь облагораживанием этого безобразия.
- А это руна плодородия, - прервал мои размышления о парке Валентин, и я взглянула на символ, нежно поглаживаемый сильными пальцами.
Догадаться, о чем речь, было не сложно.
- Интересно, какими будут наши дети? - горячее дыхание обожгло кожу у виска, а я покраснела. О детях я еще не задумывалась. - Я хочу много малышей. Только вот жаль, что у драконов есть ограничения, наложенные на нас природой.
- Но я ведь не дракон, - смущенно пролепетала и услышала тихий смех.
- Ты жена дракона, а этого достаточно. Посмотри на руну. Она и есть этот ограничитель. Иначе бы драконы заполонили весь мир, особенно учитывая нашу продолжительность жизни и трепетное отношение к детям.
- А сколько тебе лет? - задала я вопрос, который время от времени возникал в голове.
- Я еще достаточно молод по меркам моего народа. Этой зимой мне будет четыреста пятьдесят. Для сравнения, моему отцу было чуть больше тысячи. И я единственный его сын.
Ну, ничего себе! А мне всего двадцать... Осознать разницу было как-то очень тяжело.
- А после обряда единения твоя жизнь теперь связана с моей, как и ее продолжительность, - добил меня Валентин.
И как ему теперь сказать о свойстве амулета? И вообще, насколько укоротится моя жизнь, если теперь она приравнена к жизни дракона? Разговаривать теперь как-то не хотелось, я начала волноваться и боятся реакции Валентина, когда он узнает правду. А ведь он все равно узнает...
- Я чувствую твой страх. Не переживай, огонечек. Все будет хорошо. Даже один ребенок - счастье для меня.
Как хорошо, что он не может читать мои мысли. Постаралась тоже не думать о будущем, а наслаждаться настоящим.
  
Глава 23
Лисиена
В Светлый Лес мы прибыли ночью. Одна луна неотвратимо приближалась к горизонту, поэтому времени оставалось совсем мало. Какое-то странное чувство сидело в груди с того момента, как мы покинули храм, словно вся ситуация повторялась. Опять все делаем в последний момент! А в лесу нас уже ждали. Светлый Владыка с поклоном встретил нас на большой поляне, где мы и приземлились. Мама и бабушка тоже были здесь, чем меня очень удивили. Да уж, пришлось им побегать, вернее - полетать. Отсюда к драконам и обратно.
- Мы уже и не надеялись, что Валентин позволит тебе провести обряд, - тихо говорила шагающая рядом мама. - Мы и прилетели то к драконам не только для того, чтобы поддержать тебя перед обрядом, но и чтобы убедить отпустить тебя. И я рада, что мы ошиблись. Валентин оказался благородным и понимающим мужчиной.
Я промолчала о шантаже, на который пришлось пойти. Покосилась на собранную и серьезную бабушку, которая шла рядом с мамой, и мое сердце сжалось от тоски и боли. Я не хотела ее терять... Опять надо было совершать выбор. Хотя, жизнь Лателии прочно связана с амулетом, а его полная разрядка всего лишь вопрос времени.
Последовало прикосновение к зеленокорому клену, и мы оказались на том самом месте, где все было мертвым и неживым. Ночью эти ощущения стали еще более жуткими. Мои ладони похолодели, нервная дрожь прошла сквозь тело, и только рука любимого, которая сжимала мою, удерживала меня на краю здравого смысла и придавала храбрости.
- Лисиена, надеюсь, ключ не достался вампирам? - шутливо, но как-то нервно, спросила мама, а я похолодела, мысленно застонав.
Ключ... Я совсем забыла про него. В моих воспоминаниях о нем сохранился только момент, когда эльфийка завязала его на моей руке. И все... Как же стыдно. Вот растяпа... И что теперь?
- Ключ у меня, - раздался уверенный голос Валентина, который извлек его из кармана куртки и тут же повязал мне на шею, а потом прошептал на ушко: - Моя девочка такая невнимательна, даже не заметила, как я снял его в ванной.
От горячего дыхания моего дракона, воспоминаний того момента и своей безответственности почувствовала, как кровь прилила к щекам. Ну, вот как я могла так забыться? Хотя рядом с этим мужчиной для меня весь мир переставал существовать.
- Я иду с вами, - твердо и уже громче произнес Валентин и нежно поцеловал мою ладонь.
- Тебя не пропустит защита, - попыталась возразить мама, но мой дракон, бросив на нее насмешливый взгляд, уже шагнул вперед, выпустив мою руку.
Из оставшихся никто не сделал и шага. Все стояли в шоке от его поступка. Только я была более-менее спокойна. В тиши внезапно раздался странный гул, который все нарастал, а затем то место, где Валентин пересек незримую черту и исчез, вспыхнуло ярким синим пламенем, быстро распространяясь и делая видимой границы полога.
- Лисиена... - глухо простонала мама и схватила меня за руку. - Надо вытаскивать его оттуда.
С другой стороны меня подхватила бабушка, и мы быстро направились следом. Контакт моих близких со мной и общая кровь позволили нам троим пересечь стену огня без последствий для наших жизней. А уже на месте нам открылась странная картинка, причем все было совсем не так, как в мое первое посещение хранилища.
Валентин смог пройти огонь, который не причинил ему ни малейшего вреда как он и говорил. Но вот заросли моих покровителей с толстыми стволами и низко опущенными кронами были не худшей преградой, чем огонь. И перед этой живой стеной стоял мой дракон. За долю секунды до того, как он собрался убрать препятствие единственным ему доступным способом, а именно - просто сжечь, я выкрикнула:
- Валентин, нет! Это мои покровители!
Подбежала к мужу и схватила его за руку, останавливая.
- Хм... Как необычно заплела дороги Судьба, - послышался откуда-то сверху мелодичный голос.
Все посмотрели дружно вверх и увидели на толстой ветке рябинки задумчивую Хранительницу. Сегодня ее облачение было белоснежным и в сочетании с такими же белыми глазами и лунным светом создавалось впечатление чего-то потустороннего. Внезапно веточки пришли в движение, и Вирена, поддерживаемая ими, спустилась на землю.
- Да уж... За многие века своего существования здесь я поняла, что каждая женщина нашего рода с молоком матери впитала в себя умение находить неприятности и приключения на свою голову.
Покраснела и скосила глаза на своих родственниц. Те стыдливо опустили глаза и тоже покраснели, даже темнота не могла скрыть румянец. Ну, надо же!
Хранительница подошла ко мне и провела рукой от моего лица до живота, при этом не касаясь, и неожиданно радостно засмеялась, подпрыгнула на месте, разворачиваясь, и устремилась вприпрыжку к рябиновой стене, которая вмиг превратилась в живой и знакомый коридор с колоннами. Вокруг словно посветлело, хотя как может посветлеть ночью?
- Луна уже низко! Дракон может остаться! - весело прощебетала Вирена, вприпрыжку минуя коридор.
Мы переглянулись, удивляясь такой перемене в поведении Хранительницы. То перед нами было древнее существо, то юная эльфийка. Задерживаться не стали и через минуту вышли к овальному алтарю. Я с каким-то неосознанным ужасом смотрела на почти черный амулет, круглые пластины которого очень медленно продолжали вращаться. Глядя на своих спутников, поняла, что видела амулет кроме меня только побледневшая и напряженная бабушка.
Вирена сидела на краешке алтаря, счастливо улыбаясь. Интересно, чему она так радуется? Может, тишине и спокойствию на следующие сто лет? Или сколько там мне будет отмеряно?
Посмотрела на звездное чистое небо и заметила странный прозрачный купол над нами, переливающийся синими бликами. А еще вот-вот настанет нужный для обряда миг. Одна луна почти коснулась горизонта, а краешек второй уже виднелся с противоположной стороны.
- Пора, Лисиена, - зазвенел колокольчиком голос Вирены. - Тебе нужно стать в центре алтаря и взять в руки амулет. Остальное сделают хозяйки ночного небосвода.
Только хотела сделать шаг, чтобы попрощаться с бабушкой, как она сама быстро подошла ко мне и заключила в объятия.
- Помни, родная, это наш долг и я ни о чем не жалею. Я горжусь тобой, моя смелая девочка.
Мама тоже оказалась рядом и я видела, что она не может сказать ни слова. Тихая скорбь прочертила сверкающие влажные дорожки на ее щеках, от вида которых я сама не смогла сдержать слезы.
- Не плачь, родная, - провела по моей щеке Лателия, вытирая слезы, - я всегда буду с тобой.
Бабушка отошла вместе с мамой, освобождая мне путь к алтарю. Сделала шаг в его сторону, но меня удержали за руку. Обернулась и столкнулась с золотыми глазами, которые были наполнены беспокойством. Сердце сжалось, казалось, будто он прощается со мной. Что за глупость?! Тряхнула головой и приблизилась к моему дракону, чтобы попасть в крепкие объятия.
- Я очень люблю тебя, - горячие губы едва касались моей щеки. - У меня плохое предчувствие, огонечек.
- Все будет хорошо, - шептала в его губы и не понимала, кого больше хочу успокоить. - Это всего лишь обряд, проводимый до меня много раз. И я тоже тебя люблю. Больше жизни...
Горячий жадный поцелуй показался прощальным и разрывал мое сердце, перекрыл дыхание, хотелось остановить мгновение. Я не понимала своего странного состояния, мне было страшно.
Валентин провел ладонью по моей щеке и, подхватив на руки, понес к алтарю, чтобы аккуратно поставить меня на него. Его руки задержались на моих бедрах и, нехотя, он разорвал прикосновение, заставив меня почувствовать пустоту и холод, а затем отошел в сторону. Напряженный, готовый в любой момент сорвать меня с алтаря. Вздохнула, мысленно придавая себе смелости, и сделала шаг к центру каменной плиты, где над постаментом парил амулет. Постаралась больше не смотреть на родных. Мне и так страшно, а при взгляде на их лица становилось еще страшнее. Внезапно в голову пришла мысль, заставившая немного отступить страх. Один демон точно будет рад - Горат станет свободным от меня...
Посмотрела на небо и поняла, что осталось всего пара минут. Больше тянуть было нельзя. Взяла амулет, по диску в каждую руку и стала на узкий постамент. Диски оказались просто обжигающе ледяными, но я терпела. Сознание тут же подкинуло картинку из сна, но усилием воли выкинула ее из головы. Все будет хорошо. Так, а что дальше? Мне так и стоять?
Повернула голову к Хранительнице, ожидая хоть какой-нибудь подсказки. Та смотрела с улыбкой в звездное небо, но мой взгляд почувствовала и перевела белые глаза на меня. Жуть какая... А затем она расставила руки в стороны, согнув их в локтях и развернув ладони к голове. Вот и подсказка.
Повторила ее позу так, что диски теперь были направлены в стороны лун. И это мгновение совпало с пиком появления ночных светил ровно друг напротив друга на горизонте. Два серебристых луча прошили сверкающий купол, ударили по дискам и отразились на меня. Зажмурила глаза от ослепительного серебристого света и вдруг провалилась во тьму, увидев за секунду до этого сквозь сомкнутые веки фиолетовую вспышку, а в сознании вспыхнули слова - 'потерянные друг для друга не встретятся двое...'
***
Валентин
Моя интуиция просто кричала, что что-то не так и я упускаю какую-то важную деталь. Лисиена стояла уже на алтаре. Как же не хотелось отпускать ее из своих объятий! Дракон до сих пор с ума сходил и нервно ворочался во мне. Вот мой огонечек расставила в стороны руки, и тут же лунный свет прошил купол над головой, собрался в направленный пучок и ударил в ладони, в которых Лисиена что-то держала. Лучи отразились на виски моей девочки, заставив ее зажмуриться от ослепительного света. Мое сердце испуганно замерло и внезапно вокруг Лисиены начало собираться фиолетовое свечение. Нет... Только не это! Как же я сразу не понял, что сила выброса не только разорвет связь с демоном, но может послужить источником энергии для активации проклятия!
Доля секунды - и фиолетовое сияние исчезло, как и моя девочка... Я даже дернуться не успел, чтобы стащить любимую с алтаря. Только два белоснежных ярких диска парили в воздухе над алтарем, вращаясь по кругу все быстрее, и вот они слились в яркое белое пятно, которое вспыхнуло и взорвалось фейерверком в ночном небе, накрыв его быстро исчезающим серебристым куполом. Что это сейчас было? И почему я больше не чувствовал Лисиену? Ведь после обряда единения я должен ощущать все, что связано с ней. Любые эмоции, даже ее смерть... И расстояние при этом не имеет значения. Но внутри было пусто, словно ее и не существовало...
- Где Лисиена? И почему я все еще здесь? - раздался в тишине голос Лателии.
Если бы я знал ответ хоть на один вопрос, который сменял другой в моем сознании. Я не мог сдвинуться с места, словно во мне что-то умерло. Зачем двигаться, ее ведь не догонишь... Ее просто нет...
- Наконец я свободна... Тысячи лет моего заключения окончены... - прошелестел в кронах голос Хранительницы.
Заторможено перевел на нее взгляд. Она исчезала, растворяясь в свете уже одной луны... Это немного отрезвило, и я бросился к ней. Я хотел получить ответы. Но все, что успел - это увидеть ее счастливый взгляд и движение губ. Она что-то беззвучно сказала мне напоследок, но я не услышал и не понял, что именно.
- Ррррррааа!!! - мой крик души разорвал тишину, отозвавшись эхом, а темная половина меня вырвалась на свободу, тугим туманом закручиваясь вокруг моего тела, но крупицы разума все еще держали ее под контролем. Нельзя позволить моей звериной сущности захватить власть над человеком. Иначе я потеряю себя...
- Валентин... - обеспокоенно позвала Мириелла, и я почувствовал через тьму, как она сделала шаг в мою сторону.
В следующий миг я упал на колени и с силой впечатал кулаки в мраморные плиты, отчего те треснули, покрывшись мелкой сетью, а корни, оплетающие их, стремительно расползались в разные стороны.
- Не подходите, - выдавил сквозь зубы, прикрыл глаза и мысленно связался с Юнис.
Сначала я почувствовал ее удивление, а затем страх. Пришлось напомнить себе, что это ребенок, но ведь от видящей тяжело что-то скрыть.
'Ты смотрела проклятие?' - постарался я говорить спокойно, но из-за бушующих эмоций и к тому же еще и мысленной связи сделать это было весьма затруднительно.
'Да, Валентин. Я убрала смертельный исход, перенаправив потоки проклятия. Полностью его было невозможно убрать, слишком древнее' - ровно и по взрослому произнесла обычно веселая Юнис. Такой серьезный тон отрезвил, и стало легче держать свои эмоции под контролем.
'Лисиена исчезла. Где она? Ты же можешь видеть...'
Слова о том, что проклятие было не смертельным, меня немного успокоили, осталось только выяснить, куда пропала моя девочка.
'Юнис?'
Ответа не последовало, хотя я чувствовал связь с маленькой драконицей. Может, ей надо время, чтобы увидеть. Тишина стала раздражать, она затянулась, и я начинал нервничать.
'Юнис, демоны тебя побери!' - сорвался на крик и почувствовал волну страха, а затем пришел ответ:
'Ее нет... Я не вижу...'
Связь исчезла мгновенно. Я просто не стал ее больше поддерживать. Да и не смог бы. Потрясение от того, что даже видящая ее не может найти, чувство беспомощности выжгли что-то в душе, что отвечало за эмоции. Мысли стали ясными, четкими, а мир вокруг потерял все краски. Может, потому что ночь? Наверняка так и есть... Медленно и не спеша поднялся с колен и направился на выход из хранилища. Но внезапно дорогу преградили две эльфийки.
- Валентин, что с тобой? Куда ты направляешься? И где Лисиена?
Ах, да... Они ведь не в курсе проклятия.
- Спросите Дария, - обогнул женщин и продолжил свой путь, разговаривать с ними совсем не хотелось.
Казалось, прошло всего мгновение, и навстречу мне уже направлялся Советник.
- Валентин, - начал он и я в упор посмотрел в его глаза, от чего тот как-то стушевался и продолжил: - Повелитель, что произошло? Где Лисие... эмм... повелительница?
Правильно, Советник, лучше не произноси этого имени. Сконцентрировался, что оказалось намного легче сделать, чем обычно, и передал мысленно все события, произошедшие в хранилище. Больше вопросов не было. Я тоже не стал задерживаться. Так же мысленно распорядился, чтобы Советник ввел в курс дела эльфиек и приказал возвращаться в замок. Прекращать поиски я был не намерен.
***
Лисиена
Фиолетовый свет, тьма... Как же мне было плохо сейчас! Голова еще ко всему в придачу кружилася и раскалывалась. Стараясь не делать резких движений, открыла глаза и села, опираясь руками о землю и ощущая, как мелкие острые камушки впивались в кожу. Ооо... Где это я? Ничего себе я пробыла без сознания! Даже утро успело наступить.
От открывшейся картинки захватило дух. Красота... Я оказалась высоко в горах, но они были совсем не похожи на те, где обитали драконы. Здесь было много зелени, яркой, сочной. Рассветное солнце рассеивало свои лучи в легкой дымке тумана, создавая загадочную атмосферу. Здесь царил покой и умиротворение. И все-таки меня куда-то перенесло. Жаль, что я нигде больше не была, кроме своего королевства и Светлого Леса. Ну, вот еще и за Мертвыми Землями побывала в империи драконов. Попыталась вспомнить детально карту мира, которая висела в кабинете отца. Где же еще были горы? И тут я поняла, что чего-то не хватает...
Волна холодного липкого страха прокатилась по телу, сердце быстро забилось в груди. Я не чувствовала Валентина... Я его не чувствовала...
Подтянула колени к груди, обнимая их руками, и упираясь в них подбородком, устремила невидящий взгляд вдаль. Не хотелось думать, что означает эта безмолвная пустота, но плохие мысли упорно лезли в голову. Еще и полностью пустой резерв перестал пополняться... Странно. Опустила взгляд и посмотрела на свои ладони. Захотелось вызвать маленький язычок пламени, но почему-то стало страшно. А вдруг не получится? Странные мысли... Потянулась к магическим потокам и задохнулась от удушающей паники. Пустота... Ни одной магической нити, только странная чужеродная и какая-то полуживая жизнь. Липкая струйка пота поползла по спине. Что это за место? Магическая воронка какая-то? Не может оно быть настолько красивым и одновременно пустым.
И в этот момент я услышала... Нет, не услышала, ведь тишину окружающей меня идиллии не нарушил ни один посторонний звук, скорее почувствовала чьи-то шаги. Повернула голову в сторону, где все выше поднималось солнце, и увидела в его рассветных лучах растущий с каждым шагом темный силуэт, который, видимо, поднимался по только ему известной тропе на гору. И он был все ближе.
Моя интуиция молчала, я не ощущала в пришельце врага. Наоборот, странное спокойствие опустилось на мою душу. И вот, наконец, человек приблизился настолько, что я смогла, прищурив глаза, его рассмотреть. Это оказался мужчина. Он не был молод, но и старым я бы его не назвала. Полностью лысая круглая голова, странный узкий разрез карих глаз с веером морщинок в уголках, широкие ноздри и тонкие губы вместе с острым подбородком завершали образ, который я видела впервые. Еще более странным было его одеяние - то ли оранжевый, то ли желтый просторный халат с широкими длинными рукавами. Цвет было не рассмотреть точнее из-за солнца за спиной мужчины. Благодаря ветерку, который развевал полы халата, я смогла рассмотреть такого же цвета штаны. Обувь у мужчины тоже была необычная - короткие ботинки, или даже не знаю, как это называлось правильно. Странное одеяние. За спиной у него была большая корзина, а в руке - посох. Это что за народность такая? Судя по всему меня очень далеко забросило. Надеюсь, Валентин сможет меня найти...
И да, мужчина тоже меня разглядывал, не дойдя всего пару шагов. У меня от его взгляда уши гореть начали. Хорошо хоть под волосами не было видно. И вдруг пришелец улыбнулся, по-доброму, по-отечески, а затем прислонил палку к большому валуну с его рост, сложил вместе ладони и поклонился. Это у них такое приветствие? Ну ладно... Повторила его, отчего мужчина еще больше заулыбался, а я набралась смелости заговорить с ним.
- Вы не подскажете мне, где я?
У мужчины дернулся левый глаз, и, не переставая уже загадочно улыбаться, развернулся и махнул мне рукой, приглашая следовать за ним. Может, он немой? Сидеть здесь смысла не видела. Посмотрим, куда он меня выведет. Может, там какая деревня и я смогу в ней дождаться моего дракона?
Червячок сомнения зашевелился в душе, но я уверенно раздавила его. Лучше буду верить в лучшее. С другой стороны, проклятие уже сработало, и я осталась жива. А расстояние и временную разлуку я как-нибудь переживу. По крайней мере, постараюсь.
  
***
Тропа, которую видел только мой провожатый, то поднималась вверх, то снова уходила вниз. А я все с большим удивлением понимала, что тело начинало уставать. Странно, ведь я эльф и пешие прогулки для меня всегда были в радость, а сейчас все больше задумывалась о привале. Неужели отсутствие магии так на меня влияет? И долго ли еще идти? Казалось, мужчина про меня напрочь забыл. Он ни разу не обернулся, ни сбавил шага, он просто шел вперед, а я начала отставать. Остановилась и с удивлением посмотрела в спину все также бодро шагающего мужчины. Фух... и откуда в нем столько энергии? Обвела взглядом горный пейзаж, который ярко освещался уже полуденным солнцем, и внезапно взгляд выхватил среди зелени внизу изогнутые темные крыши каких-то строений. Ура! Наконец-то, хоть какое-то жилье и возможность отдохнуть! В животе заурчало. Да уж, поесть бы тоже не помешало.
Оторвала взгляд от крыш и бодрым шагом направилась догонять своего провожатого, фигура которого уже скрылась за следующим поворотом. Мне было очень интересно посмотреть на архитектуру в этом странном месте. Судя по форме крыш, уголки которых были загнуты вверх, она должна быть весьма необычной.
Спустя некоторое время, которое показалось вечностью, мы вышли на дорожку, мощенную гладкими серыми плитами. Я во все глаза рассматривала окружающее меня место и крутила головой. Одноэтажные вытянутые строения были выполнены из дерева. Они казались легкими, прозрачными. Приятные теплые оттенки коричневого и бежевого просто идеально гармонировали с природой. Вдоль дорожки росли хвойные деревья с мощными, покрытыми мхом стволами. А еще меня поразили сады, которые виднелись у некоторых строений, и в этих садах основными элементами являлись камни, мох, низенькие деревца с искривленными стволами, какие-то странные цветы.
Ух... Для меня это все было в новинку, но мне все нравилось, особенно ощущения покоя и одухотворенности. Интересно, а где остальные люди? И стоило так подумать, как мы вышли к открытому навесу с такой же фигурной крышей. Под навесом на деревянном полу сидели, скрестив ноги, близнецы моего провожатого. Все лысые, круглоголовые и в оранжевых одеждах. Правда, босиком и одежда тоже немного отличалась - одно плечо и рука были обнажены, а описать конструкцию длинного одеяния мне не хватало знаний. И мужчины... медитировали? Да, определенно эта та поза, в которой мы медитировали для повышения концентрации и единения с магическими потоками. Но ведь здесь нет магии. Зачем они это делают? И почему они так все похожи? Вгляделась в их лица внимательнее и тут же смущенно покраснела. Вся толпа одними раскосыми узкими глазами косилась на меня. И если бы не мое хорошее зрение, не рассмотрела бы. Со стороны казалось, будто они все сидят с закрытыми глазами.
Внезапно послышался резкий выкрик на незнакомом языке, заставивший меня вздрогнуть, а всех медитирующих мужчин закрыть глаза и поклониться с уже знакомым мне жестом. Мой провожатый тоже остановился и поклонился вышедшему из-за тонкой бежевой перегородки мужчине, прислонив палку к росшему неподалеку дереву.
'И все же они все какие-то одинаковые ' - подумала, разглядывая этих двух мужчин, которые как-то странно общались без слов, поглядывая друг на друга и на меня. Затем тот, который только появился, нехотя кивнул и вернулся под навес, а мне показали следовать за провожатым. Еще раз глянула на медитирующих молодых людей, которые снова косились на меня, при этом некоторые едва сдерживали улыбки. Это было как-то неожиданно. Интересно, как выглядят их женщины? И вообще, что это за место? Может, какая-нибудь школа или академия? А одинаковый вид - просто форма? А на лысо-то зачем брились?
За такими размышлениями я и не заметила, как мы остановились у одного из строений. Оно было длинным и странным, потому что я не видела дверей. Несколько ступенек вели на террасу под навесом, а дальше стена. Мой спутник снял обувь и поднялся по ступенькам. Затем обернулся и вопросительно посмотрел на меня. Ну, ладно. Сняла свои ботинки и тоже поднялась на террасу. А дальше куда? И вот тут я и поняла, что стены - это и есть двери. Часть стены просто отодвигалась в сторону, а за ней была небольшая комната с какими-то ковриками и валиками на полу. Видимо это спальное место. Стены в самой комнате тоже оказались раздвижными, храня от взора многочисленные полочки. Там оказались одеяла и оранжевый комплект одежды, который и протянули мне. Затем мой провожатый поклонился и вышел, задвинув перегородку, которая оказалась полупрозрачной, давая достаточно света, чтобы ориентироваться в помещении. Подошла, потрогала. Хм... Словно из желтой бумаги сделана.
В наступившей тишине, в одиночестве этой комнаты в незнакомом чужом месте, на меня нахлынуло осознание произошедшего. Если до этого все воспринималось отстраненно и было похоже на сон, то сейчас я поняла, что все вокруг реально. Почувствовала, что ноги отказываются держать тело, и медленно села на колени, глядя в пол. Что же произошло? Попыталась мыслить здраво и не паниковать. Так, во время обряда подзарядки амулета произошел мощный выброс энергии, который и привел в действие проклятие, наложенное вампиршей. Это его фиолетовое сияние я увидела перед тем, как провалилась в портал перехода, по-видимому. А еще... бабушка... ее ведь больше нет... И Валентин... Как быстро он сможет меня найти? А если...? Нет, я не хотела больше думать об этом.
Вдруг на руку что-то капнуло - по щекам бежали горячие слезы. Всхлипнула и подняла дрожащие руки, закатала рукав и посмотрела на левое запястье. Брачная вязь никуда не делась, вот только из золотистой она превратилась в черную, словно из нее ушла вся магия. Сильная тоска по моему дракону, по его янтарным глазам, нежной улыбке с любимой ямочкой на щеке, бережным, но прочным объятиям, сдавила сердце, выворачивая душу. Что же со мной произошло? Почему разум твердил, что все будет хорошо, а сердце было готово рыдать от тоски и обреченности, словно мы больше никогда не увидимся?
И как по щелчку накатило безразличие. Только слезы продолжали бежать по щекам. Я словно была здесь и одновременно меня не существовало... Не знаю, сколько прошло времени. Тихий звук закрывшейся передвижной двери за спиной вывел меня из непонятного отрешенного состояния. Я по прежнему сидела на полу, спина и шея затекли, ноги онемели, а слезы высохли. В комнате горел живой огонек фонарика из ткани или бумаги, разгоняя темноту. Неужели уже успело потемнеть? И тут моего носа достиг запах еды, отчего в животе болезненно заурчало, напомнив о том, что я уже почти сутки не ела. Медленно встала, чувствуя, как кровь начала разгоняться по венам, отзываясь колючими иголочками в ногах. Мне все еще было плохо и страшно от неизвестности. Слабость в теле отозвалась головокружением. Это от голода, наверное. Повернулась к выходу и заметила на полу поднос с какими-то маленькими чашами. В них была еда. Это оказались злаки и овощи. Вроде и знакомы мне, но в то же время какие-то другие. Вкуса еды я не почувствовала, быстро заглотив ее от голода. Стало легче.
О своем положении решила пока больше думать. Что-то делать самой? Но кроме ожидания мне ничего в голову не приходило. Если бы еще язык был мне знаком, можно было бы расспросить, где я. А там и самой попытаться добраться до Валентина. А если разминемся? И где гарантия, что он может чувствовать меня, если я его не ощущаю?
Решила переодеться в выданную одежду, а то вдруг я тут правила какие своим видом нарушила? Быстро разделась и натянула все, что было мне предложено. Волосы заплела в косу. Еще раз удивилась необычности одеяния, но, надо признать, оно было достаточно удобное. В этой же стопке нашелся и черный платок. Хмм... А его куда? Решила выйти и осмотреться, а заодно найти того мужчину, что привел меня сюда, чтобы поблагодарить за еду, одежду и кров.
Отодвинула в сторону легко поддавшуюся перегородку, и вышла на террасу. Прошла к ступенькам и уже хотела спуститься вниз, но так и застыла на месте, устремив взгляд в небо. Луна... Это была луна не нашего мира...
Осознание того, что я оказалась в другом мире, на миг оглушило, но и объяснило многое. Отсутствие магии, другие горы, чужая растительность, незнакомые люди, как и все вокруг... И вспышкой в сознание пронеслась мысль - Валентин не сможет меня найти...
Осела на пол, не в силах оторвать взгляд от чужого ночного светила. В душе образовалась пустота, которая вырвала все чувства, а сердце словно остановилось. На мое плечо опустилась тяжелая рука, а по телу словно пробежал разряд, запуская мое сердце, но душу возродить было уже невозможно... Посмотрела на опустившегося рядом моего провожатого, который сел, скрестив ноги, и посмотрел серьезным взглядом в мои глаза. Затем он как-то грустно улыбнулся, и я почувствовала, что в этом чужом мире я все же не одна, но как долго я смогу пользоваться гостеприимством этих людей? Сейчас мне все опять казалось сном, а разум упорно твердил, что Валентин сможет меня найти, он ведь сильный маг и умный правитель. Мне просто нужно подождать. Чем больше я себе это говорила, тем больше осознавала всю безвыходность ситуации. Я просто отказывалась верить в худшее.
Мужчина осторожно забрал из моих рук черный платок, сложил его в широкую полосу и встал за моей спиной, чтобы повязать мне его на голову, пряча острые уши. Назначение платка теперь было понятно. И, судя по всему, то, что я эльф, лучше никому не показывать. Что же это за мир? И как тут живут без магии? Как бы мне не было тоскливо и страшно, я постараюсь принять очередной поворот Судьбы. Ведь другого выбора у меня просто нет...
  
Глава 24
Валентин
Перелет показался слишком длинным и когда появились шпили моего замка, я почувствовал себя немного лучше. Хотя это понятие было весьма условным. Ведь разве может почувствовать себя лучше тот, чьи чувства умерли, оставив вокруг черно-белый мир?
Меня встречали члены Совета и тетя с близняшками. Приземлившись на площади и приняв свою человеческую форму, быстрым твердым шагом направился к замку, но внезапно на меня налетел черный вихрь, отчего я, удержав вертикальное положение, отъехал на пару шагов назад.
- Где. Она? - тысячи низких и высоких голосов прозвучали в этом вопросе, жутких, обнажающих душу и разрывающих ее острыми когтями. Но мне было все равно, ни один мускул не дрогнул на моем лице, ни одна эмоция не отобразилась на нем. Разве что... любопытство? Да, мне стало любопытно. Отдал мысленно приказ драконом не мешать мне.
- А почему это уже свободному, - сделал ударение на этом слове, - демону интересно, где моя жена? - произнес ровным спокойным тоном, вопросительно изогнув бровь.
Темные провалы глазниц демона стали еще темнее. И могу поклясться, что они еще ярче вспыхнули красным, а когтистая лапа сдавила мое горло сильнее, перекрывая кислород и тут же внезапно захват ослаб.
- Ты не знаешь, - утвердительно и как-то удивленно произнес Горат, стремительно принимая привычную для меня форму. - Ну что ж, мне нужна вся известная тебе информация.
И после своих слов он стремительно обхватил мою голову все еще когтистыми пальцами. Стоило чужеродному разуму рвануть в мои мысли, как инстинктивно сработала защита моих предков и моя сила дракона, посылая отдачей умноженную многократно боль в демона. Тот с диким ревом упал на колени, сжимая уже свою голову. Положил поверх его лап свои трансформировавшиеся руки и без церемоний вложил все, что знал о проклятии и свои предположения. Даже такая помощь в поисках будет мне нужна, а я отчетливо осознавал, что он будет искать Лисиену.
- Ты не понял, демон. Со мной твои игры не пройдут, - ровно произнес.
Попытался прочесть его сознание, чтобы все же узнать, зачем ему это надо, но с удивлением наткнулся на преграду, наложенную кем-то, не уступающему мне по силе, а может даже и сильнее.
- Надо же, и кто тебя так защищает? - мой голос сочился ядом и разочарованием.
Демон ожидаемо не ответил.
- Я наложил на тебя заклинание отсроченного огня. Каждые три дня ты должен появляться передо мной и отчитываться о ходе поисков, иначе сожжение будет неизбежно.
Послышался звук скрипнувших зубов и демон исчез, а я продолжил свой путь, размышляя о причинах заинтересованности Гората. Хотя нет, не его. Того, кто наложил защитный барьер на сознание демона. И было ли случайностью то, что мой огонечек по незнанию провела обряд привязки на крови? Кто-то более сильный стоял за всем этим, по-видимому. Но сейчас все это отходило на второй план. Нужно найти Лисиену иначе... иначе я сойду с ума.
- Валентин, - сделала шаг навстречу Ларея и остановилась.
- В мой кабинет, - отрезал я и, не сбавляя шага, направился к лестнице, где склонилась в поклоне стража.
Спустя некоторое время я сидел в своем кресле за массивным столом и взирал на задумчивые и ошарашенные лица своих Советников и тети. Девочек сюда не пустили, хотя, эти непоседы наверняка умудрятся узнать все подробности. Мой же рассказ содержал все необходимые факты.
- Ну? - обвел я взглядом присутствующих. - Какие будут варианты и предложения?
Самый старший из моих Советников и среди драконов, седовласый Арнод вскинул свой задумчивый взгляд и, как всегда не церемонясь, изложил свою точку зрения:
- Я думаю, поиски бессмысленны. Вязь брачных рун мертва. Нужно смириться с потерей избранницы.
- Повелительницы, - перебил я, одергивая рукав рубашки, скрывая поблекшую вязь, на что Советник нахмурился и поджал губы. - Нет, этот вариант неприемлем. Она жива. Еще варианты.
- Может, она попала в место, где искажены или отсутствуют магические потоки? - тихо сделала предположение тетя. - Поэтому и руны приобрели такой вид.
Этот вариант мне тоже приходил в голову.
- Сарен, - обратился к моему третьему Советнику, отвечающему за защиту границ и координирующему работу стражи, - прикажи собрать поисковые группы и направь их к местам магических аномалий. Остальные государства тоже стоит проверить.
- Но повелитель, это опасно и может стоить им жизни, - попытался возразить мужчина.
Я не стал повторять приказ, всего лишь посмотрел в глаза Сарена своими, в которых сейчас наверняка не осталось ничего живого. Только тьма.
- Прости, повелитель, - исправился тот, побледнев, и быстро вышел, столкнувшись в дверях с Дарием.
Мужчины прожгли друг друга испепеляющими взглядами и разошлись. Их вражда длилась уже давно и приобрела хроническую форму. Сводные братья. Они ненавидели друг друга. Дарий же подошел к моему столу, поклонился и начал свой отчет:
- Эльфийки остались в Светлом Лесу. Они в состоянии шока и попросили держать их в курсе. Светлый Владыка выразил свое сочувствие и желание помочь с поисками. Защита амулета Вирены активирована и она сильнее, чем когда-либо. К тому же со слов эльфиек подзарядка больше не понадобится. И...
Дарий замолчал, опустив глаза, а я настороженно замер.
- Ну, что еще? - не вытерпел я этой недоговоренности.
- Покровитель повелительницы... Он, - Дарий посмотрел на меня и тут же снова отвел взгляд. - Он мертв. Среди эльфов это значит, что...
- Она не мертва! - выкрикнул я, вставая с кресла, и с силой впечатал кулаки в столешницу, оставив в ней неглубокие вмятины. - Она не мертва! - повторил, и черная пелена стала сгущаться перед глазами.
- Валентин, спокойно, - попятился Дарий, - мы верим тебе и будем искать.
- Все вон, - тихо произнес сквозь сжатые зубы и рычание, понимая, что моя тьма сейчас выйдет из-под контроля.
Повторять не пришлось, и как только дверь была закрыта за последним драконом, я еще немного подождал и отпустил часть разъедающей меня тьмы, пытаясь удержать большую ее половину. Но и этого хватило, чтобы перевернуть и уничтожить все в кабинете, оставив целыми только кресло и чудом уцелевший стол. Да и то еще не известно, не рухнет ли он через секунду. Дверь в кабинет выбило волной тьмы, а стены от разрушения спас дух замка, который, чувствуя мое настроение, наверняка теперь тоже не в духе. Устало опустился в жалобно скрипнувшее кресло и уронил голову на сложенные на столе руки. Как же плохо без тебя, мой огонечек. Как же больно терять часть себя, которой так и не смог насладиться сполна. На это не хватит даже жизни, а нам отмерили всего пару недель. Ужаснулся тому, что в мыслях похоронил свою девочку. Нет! Я найду ее! Найду! Найду...
- Конечно, найдешь, - послышался тихий тоненький голосок справа и на мое плечо легли маленькие горячие ладошки, а к голове прислонилась теплая щека, и я понял, что произносил последние слова вслух.
- Она вернется, нужно просто верить, - послышался другой голосок слева и еще одна пара ладошек обняла меня, а теплая щека прислонилась с другой стороны. - Прости, что я не могу ее увидеть. Но я точно знаю, что она не могла умереть. Я ведь перенастроила проклятие.
От объятий и сочувствий моих сестричек стало немного легче. Поднял голову, выпрямился и обнял девочек.
- Ты не виновата, Юнис. И спасибо тебе за помощь. Она неоценима.
  
***
Лисиена
Меня разбудил тихий колокольчик, призывающий к подъему. Лицо было опять мокрым от слез, а из груди вырывался всхлип. Мне опять снилось это треклятое озеро со стелющейся по ровной водной глади дымкой тумана. И такой далекий берег, на который мне никак не попасть. Но еще сильнее разрывал душу и сердце мечущийся на другой стороне черный дракон, его полный ярости и тоски рев, которому вторил мой крик. И наверняка я кричала наяву, но не боялась, что меня услышат. В этом здании, где кроме моей комнатки есть еще несколько, никто больше не жил. Все остальные проживали далеко от меня.
Неделя моего пребывания здесь прошла как во сне. Странный уклад жизни обитателей этого места поначалу был совсем непривычен. Ранний подъем, поздний отбой, многочисленные занятие, которые не касались меня, острая вегетарианская еда. Я пыталась запомнить названия, которым обучал меня Ми-Сун, тот самый встретивший меня в горах мужчина, но даже его имя я исковеркала, судя по снисходительной улыбке, появившейся в тот момент на его лице. Но меня не поправили, поэтому я так и звала его - учитель Ми-Сун. Меня же стали называть в отместку Ли-Сина. Но я тоже не была против. Зачем исправлять, если я скоро покину это место. И да, я все еще верила в это.
Вытерла слезы и начала собираться. Учитель всегда ждал меня снаружи, а я, словно тень, следовала за ним и старалась выполнять его задания. Как я поняла, это место было чем-то вроде храмового комплекса, где обучали жрецов. Причем только мужчин. Кроме меня здесь не было ни одной женщины, и этот факт очень настораживал, но пока никто напрямую даже не посмотрел на меня, все только любопытно косились, словно я диковинка какая. А мой учитель здесь был вроде целителя. Я помогала ему с травами, учила их название, пару раз ходила с ним в горы, чтобы набрать новых растений. И все же язык у них зубодробительный, запомнила я совсем немного. А еще мне разрешили незаметно наблюдать за тренировками жрецов и участвовать в медитациях. Я бы тоже была не против поучаствовать в спаррингах. С удивлением поняла, что техника боя мне знакома. Не все, но основные приемы мне были известны.
Еще я поняла, что мужчины этого мира очень трудолюбивые, дисциплинированные и вежливые. Пока других мне не встретилось. Но единственный мужчина, тоска по которому выедала душу, находился далеко.
Стоило вспомнить до мельчайших подробностей лицо любимого, и окружающее пространство растворилось в дымке воспоминаний. Из этого отрешенного состояния меня вывел громкий крик одного из мужчин, который сейчас атаковал второго, а я даже не могла вспомнить, как здесь оказалась. В голове были только обрывки воспоминаний: умывание, медитация, неприятные запахи еды, и вот я оказалась здесь, на краю мощенной серыми плитами площадке, где и проходили спарринги. Бой захватил, позволив почувствовать себя живой. Я так углубилась в наблюдение за ним, что в какой-то момент поняла, что неосознанно выкрикнула, когда бой завершился победой Юн Ши. Этот улыбчивый юноша был первым, кто решился обратить на меня внимание два дня назад. Он незаметно от других подмигнул мне и улыбнулся, когда я следовала за учителем через сад, состоящий только из камней. Учитель Ми-Сун это заметил, улыбнулся и произнес 'Юн Ши'. Я теперь так и называла про себя этого юношу. Ну а сейчас царила тишина, и все взоры были устремлены на меня. Как-то мне это не понравилось. Я совсем не хотела привлекать к себе внимание.
Уучитель вышел в центр площадки, что-то проговорил, из чего я уловила только свое имя, а глаза присутствующих расширились, а затем протянул в мою сторону руку, подзывая. Это что он еще задумал? Он мне разрешает поучаствовать? Если говорить честно, то я едва сдерживала счастливую улыбку.
Быстро подошла к учителю, который тут же подозвал стремительно краснеющего Юн Ши, но мне так не терпелось размяться, что я наплевала на свое смущение. Повторила ритуальный поклон, которым тут начинался каждый бой, и сосредоточилась на противнике, который был явно не готов к такому повороту событий. И вот мы начали движение по кругу, сосредоточенные и выжидающие момент для нападения. Надо же, я в чужом мире буду драться с местным будущим жрецом. Эта мысль меня почему-то развеселила, и я улыбнулась во все зубы и в этот момент заметила, как замер, совершив ошибку, мой партнер. Я рванула вперед, делая выпад, как учил меня отец, и мир исчез...
...Сознание возвращалось нехотя, продираясь через пелену дикой слабости. И что это было? Помню только, как внезапно перед глазами заплясали разноцветные мушки и потом чернота. Видимо, я потеряла сознание. Как же стыдно... Только мне доверились и разрешили поучаствовать в тренировках, как я проявила слабость от одного резкого движения.
Открыла глаза и посмотрела на такой знакомый потолок. Ясно, меня перенесли в мою временную обитель. Повернула голову в сторону выхода и столкнулась с улыбающимся счастливым взглядом учителя. Чего это он?
Мужчина встал, подошел ближе, опять сел, продолжая улыбаться и глядя в мои ничего не понимающие глаза. А затем взял мою руку и положил ее мне на живот.
Продолжила удивленно взирать на учителя, стремительно осознавая то, о чем подсознательно стала догадываться пару дней назад, когда меня вывернуло от очередной порции незнакомых овощей. Вспомнила, как неприятны стали мне любые резкие запахи, как часто начала кружится голова.
Слезы от радости потекли по щекам и тут же сильная тоска и чувство одиночества пронзили сердце. У меня будет маленькая частичка моего дракона. Маленькое счастье, ради которого я смогу жить в этом мире, с надеждой на то, что Валентин найдет способ меня вернуть. А я буду ждать. Ради нашего ребенка...
  
***
Валентин
Сегодня исполнился ровно год... Год моего пустого существования. Без нее... А кажется, что прошла вечность, которая стала для меня сплошной мукой ожидания. Но стоило представить ее образ, и он до мельчайших черточек появлялся перед внутренним взором. Красивые шоколадные глаза в обрамлении пушистых ресниц, маленький носик с милыми веснушками, румянец на щеках и длинные шелковистые волосы, которые огненным водопадом накрывали мое лицо, когда она склонялась надо мной. И ее смех, от которого сердце начинало радостно биться. Мое счастье... Ускользнуло сквозь пальцы, словно вода, а сердце теперь стало просто рабочим инструментом, который не позволял мне уйти в небытие.
Поднял руку и посмотрел на блеклую вязь брачных рун. Судьба словно издевалась надо мной! С силой сжал кулак и тут же расслабил его. Я был бессилен перед ней.
Вспомнились поисковые группы, которые возвращались ни с чем, сочувствующие взгляды, а в некоторых читалось неодобрение, но мне было все равно. И демон, которого я почти освободил от своего влияния два месяца назад, удостоверившись, что он действительно ничего не узнал.
Свои бессонные ночи и кошмары, когда удавалось уснуть, вспоминать не хотелось, но образ потерянной любимой, ее крики даже сейчас казались реальными. Повторяющиеся изо дня в день первый месяц, эти сны выворачивали душу, отчего на утро мне никто не решался попадаться на глаза.
- ...думаешь, повелитель?
Монотонный голос, звучавший фоном, внезапно затих, и установилась оглушающая тишина, выдернувшая меня из воспоминаний. Перевел взгляд на Советника Тарима, который, по-видимому, что-то у меня спросил. Его финансово-экономический отчет я благополучно пропустил мимо ушей. Такого я себе не позволял еще ни разу. Все же этот год вымотал меня. Душа медленно умирала с каждой фразой о том, что не нашли... Дракон сдался раньше, все же звериная сущность больше подвержена инстинктам. Он не выдержал тоски по любимой. Нет, он не умер, но эта спячка была подобна смерти. И я даже не знал, что лучше - возможность перевоплощаться, летать и все время чувствовать кроме своей боли и боль дракона, теряя себя, или невозможность взмыть в небо, но приобрести взамен шанс сохранить разум. Наверное, второе было предпочтительней, все же я правитель и не мог позволить себе бросить свой народ.
- Повелитель? - в голосе Советника Тарима послышалось беспокойство.
'Валентин? Все хорошо? На тебя страшно смотреть' - послышался в голове голос Дария, который сидел по правую руку от меня. Последнее время мы часто общались таким образом. А мой внешний вид... Страдания души не могли не отразиться на моей внешности. Глаза больше не были человеческими. Полностью черные с узкими светлыми полосками вертикального зрачка. Только Дарий и мог смотреть в них, остальные отводили взгляд. А то, что на висках теперь две белые широкие пряди - не имело значения. Но тетя почему-то до сих пор сокрушалась.
'Все хорошо, просто... Что спрашивает Тарим?'
'Твоего одобрения по поводу нового договора с человеческими королевствами. Тарим хочет поднять цену на услуги наших магов, которым ты приказал охранять крупные поселки и города'
- Оставляем все на прежних условиях, - уверенно произнес.
- Но, повелитель, горные запасы не бесконечны... - пытался настоять на своем Тарим.
- Не обеднеем, - перебил, не повышая голоса. - Вот закончатся, тогда и повысим плату. На сегодня Совет объявляю закрытым.
Я встал и как по сигналу поднялись все присутствующие, склоняясь в низком поклоне.
'Дарий, в малой библиотеке через пять минут' - мысленно отдал приказ и вышел из зала советов. Мерцающая дымка перехода - и я уже стоял в библиотеке. Подошел к витражу и выглянул в окно, где на меня в ответ смотрел черно-белый мир. Только образ моего огонечка в памяти мерцал яркими красками, все остальное оставалось серым, безликим...
Внезапно я почувствовал зов, от которого в душе всколыхнулась надежда. Сосредоточился и ощутил, как холод стремительной морозной сетью охватил все тело, подавляя необоснованную надежду. Горько усмехнулся. Ну да, как бы она могла послать зов, не будучи драконом.
'Прости...'
'Все в порядке, Юнис, - постарался мягко ответить. - Что ты хотела?'
'Я знаю, где она. Вернее не так, я знаю, где ее точно нет, - быстро исправилась видящая, не давая снова вспыхнуть моей надежде. - Ее нет в нашем мире. Это точно, Валентин. И... я не знаю, где искать. Чудо, что я вообще ее почувствовала, ведь там, где она находится, наверняка нет магии, иначе бы я давно нашла ее'
Сердце сжалось от страха. Моя девочка уже год находилась в чужом мире и не могла не понять этого. Как она все это пережила, приняла ли? Все ли с ней в порядке?
'Спасибо, милая, теперь мы знаем хотя бы направление. Больше никому пока не сообщай об этом'
'Хорошо, Валентин'
И я разорвал связь. Этот момент совпал с появлением Дария, которому я тут же мысленно передал наш с Юнис разговор. И самое страшное, что о других мирах нам ничего не было известно. Но мы имели два источника информации - тайные знания моих библиотек и мастер Шииро, который пришел из пустого мира. Он мало рассказывал о своем прошлом. С его слов выходило, что он был монахом и, когда пришло его время умирать, его дух получил новую жизнь и новое тело здесь, сохранив память о прошлом мире. Его техника боевых искусств тоже оттуда и за столетия перенялась и стала преподаваться многими школами моего мира. Но дело в том, что кроме знаний о мире, он больше ничем не сможет помочь. Он воин, но не маг. Значит, сначала библиотеки.
- Начнем с малого хранилища? - уточнил друг.
- Да, Дарий. И я бы не хотел никого посвящать в то, что удалось узнать Юнис. Все же не все желали бы возвращения Лисиены.
- Ты ошибаешься, Валентин. Глядя на тебя, каждый дракон искренне желает ее возвращения. А вот верят ли они в это - уже другой вопрос.
Может, Дарий и был прав, вот только я не терпел жалости. Оторвал взгляд от окна и направился к входу в хранилище.
- Вал, Совет хочет устроить бал, - тихо произнес за спиной друг, а я замер с поднятыми руками, так и не начав заклинание.
- Я же запретил какие-либо приемы и гуляния в замке, - процедил сквозь зубы, не меняя позы.
Злость начала закручиваться спиралью, грозясь вырваться неконтролируемым потоком. Закрыл глаза и глубоко и медленно задышал.
- Валентин, так нельзя. Ты просто не видишь, насколько бездушным и серым стал замок. Все при первой же возможности пытаются выйти в город. Дух замка полностью подстроился...
- Я не вижу?! Ты думаешь, я не вижу! - сорвался на крик. - Весь мир для меня такой!
- Да хватит запирать в своем мире остальных! - также повысил голос Дарий.
Как ни странно, это помогло мне собраться и успокоиться. Тьма улеглась, замерев до следующей вспышки ярости. И да, он был прав.
- Прости, Дарий. Я... Пусть будет бал, - и я распечатал вход в хранилище.
Следующие дни каждую свободную минуту я проводил среди книг. Как и Дарий. Бал решено было провести через месяц и подготовка к нему уже шла полным ходом.
Информации по мирам почти не было, а те крохи, что удалось найти, оказались малополезными. Отложил очередную книгу и схватил следующую. Стоило открыть ее и сердце пропустило удар, а интуиция громко завопила. Посмотрел на обложку из черной кожи с почти стертой золотой гравировкой и символами рун. Язык был древним, но мне он оказался знаком, спасибо знаниям предков. 'Переносные артефакты' гласило название. Но у него было несколько значений. Можно перевести и как 'Артефакты привязки'. Надо же, я наткнулся на инструкцию по созданию артефактов. В этом деле я себя пробовал редко ибо уходил с головой в работу, отдавая ей часть себя.
Так, посмотрим... Накопители силы, привязанные к определенной ауре, браслеты подчинения, активатор скрытых сил... Любопытно, но не то. Кольца пути. Это еще что за артефакт? Углубился в древний и малопонятный текст. И чем больше я читал, тем сильнее во мне поднималось чувство воодушевления. Это ведь то, что надо! Если постараться кратко изложить суть, то это артефакты, которые привязывали их владельцев друг к другу, открывая портал на любые расстояния и при этом почти не требуя энергии носителя. Достаточно той силы, что будет вложена в кольца!
Захваченный жаждой действовать, вскочил с места, прикидывая в уме, где достать все необходимые материалы, среди которых есть и достаточно редкие, и тут же застыл, а затем и медленно опустился обратно в кресло. Идиот. На кого ты собрался надеть второе кольцо? Это надо было сделать до того, как Лисиена исчезла. Если бы у нее было это кольцо, она сама смогла бы открыть портал ко мне. И не важно откуда - из соседней комнаты или из другого мира.
Горько усмехнулся и закрыл ценную, но совершенно бесполезную сейчас книгу.
Остаток дня прошел незаметно, но так и не принес желаемых результатов. Точно так же прошел и месяц, сводя меня с ума от безысходности. Малое хранилище было проверено полностью, а впереди - еще два.
Сейчас я стоял у стола в своем кабинете, бездумно водя пальцем по редким камням и слиткам еще более редких сплавов, уложенных на бархат небольшого футляра. И зачем я их заказал? На что надеялся? Только зря отдал баснословную сумму, а за некоторые пришлось расплатиться несколькими годами жизни, настолько редкими и магически-уникальными являлися камни. Тут же рядом стоял футляр с витыми заготовками. Одна была широкой и массивной, а вторая изящной и тонкой. О цветах камней и слитков я мог только догадываться, да это и не важно. С болью в груди и какой-то злостью захлопнул футляры и начал поправлять алмазные застежки на манжетах. Бал уже начался и все ждали только меня, чтобы открыть первый танец.
- Валентин? - послышался голос Дария, который только что вошел в кабинет. - Ты как? Готов?
- А разве мне нужно быть к чему-то готовым? Это ведь просто бал, - повернулся к другу, который выглядел собранным и каким-то незнакомо серьезным. Только взъерошенные волосы выдавали его задумчивость и... смущение?
- Дарий? - прищурился. - Что еще?
- Там... В общем, тебя будут соблазнять.
- В смысле? - опешил от такой новости.
- Пойдем, сам увидишь. И прошу, не осуждай их, они хотели как лучше.
- Совет? - задумчиво потер подбородок и ухмыльнулся. - Ну, пойдем, посмотрим.
Чкрез мгновение, которое потребовалось для открытия портального перехода, я стоял у входа в бальную залу в полной тишине, наступившей при моем появлении. Теперь понятно, почему так смущался Дарий, который сейчас стоял за моим правым плечом. Драконицы. Их здесь было большинство. Все присутствующие склонялись в почтительном поклоне, и моему взору предстали соблазнительные прелести в глубоких вырезах сверкающих нарядов молоденьких девушек, которые стояли ближе всех к проходу. Глупые... Думают, мне это интересно.
Перед глазами тут же появился образ обнаженного тела моей любимой. Время было не властно над памятью и чувствами. Горячая волна возбуждения от таких ярких воспоминаний прошла сквозь меня. И судя по тому, как затрепетали ноздри дракониц, ее уловили все. Дааа... Не вовремя я вспомнил мою девочку. И что меня смущает больше всего, так это то, что все эти девушки просто молоды и не знают, что значит быть связанной драконом. Но Совет! Часть мужчин нашли свою пару! Или они думали, что поблекшая брачная вязь рун изменила мои чувства? Ухмыльнулся и уверенным неспешным шагом двинулся к возвышению, где стояло два трона. Стоило обратить на них внимание, и сердце сдавила тоска. Почему все случилось именно так? Если бы не проклятие, то сейчас я бы открывал бал со своей повелительницей. А так...
Поднялся на возвышение и повернулся к взирающим на меня подданным. Обвел всю толпу тяжелым взглядом и улыбнулся. Пусть думают, что у меня все хорошо. И да, надо ответить Совету на их попытку подсунуть замену повелительнице.
- Приветствую вас, дамы и господа! Первый бал в этом году пройдет под знамением весны и пробуждающейся природы! И в отсутствие повелительницы честь открыть бал первым танцем предоставлена моему главному Советнику.
Я опустился на трон, а над толпой прокатился тихий удивленный шепот. Дарий же склонился в почтительном поклоне:
- Это честь для меня, Повелитель.
'Ты с ума сошел!? Это твоя обязанность! И это устоявшаяся традиция!' - заорал мысленно друг.
'Дарий, спокойно, тебе что, сложно потанцевать с одной из этих прелестниц? Совет не спросил меня, хочу ли я кого-то, кроме Лисиены. Вот им мой ответ. Я не намерен танцевать с кем-либо, кроме моей повелительницы. И вообще планирую слинять отсюда пораньше'
'Ну! Ты...! Слов нет! А мне отдувайся! И кого приглашать? Любая из них потом надумает невесть что! А я не готов расстаться со своей свободой!'
'Ну так пригласи близняшек'
'Обеих сразу?' - ехидный голос.
'Можешь обеих! Все давай уже, ты и так слишком долго выбираешь. Дамы из платьев начнут сейчас выпрыгивать от нетерпения'
В сознании раздался демонстративный стон, хотя внешне Дарий казался собранным и равнодушным.
Кора и Юнис стояли чуть в стороне от трона и далеко Советнику идти не пришлось. О, как меня веселила эта ситуация. Разочарование на лицах дракониц и отдельных членов Совета, удивление на мордашках моих сестричек, когда они осознали, кому придется открывать бал, и наигранная злость Дария. Я ведь знал, что ему это все тоже нравилось. Отчасти. И тут я заметил, как подросли за год девочки. Им всего пятнадцать, но как расцвели! Юнис смущенно улыбалась и на ней наверняка надето платье какого-нибудь яркого цвета, а Кора наоборот, побледнела и нервно сминала ткань темной, а для меня - черной юбки бального наряда. Хотя, она, может, и была черной, с Коры станется носить траур постоянно.
Дарий подошел к девочкам, секунда растерянности, кого пригласить, и вот он протянул руку Юнис. Ну, да, он всегда любил все яркое. Девушка улыбнулась еще шире, и последовала в центр зала за своим спутником под звуки нежной ритмичной мелодии, а я задержался взглядом на Коре. Она помрачнела еще сильнее, а ее глаза заблестели. Слезы? Не может быть... Маленькие кулачки сильно сжались, губы превратились в тонкую линию, а затем девушка исчезла для всех, но кроме меня никто этого не заметил. А я мог видеть через магию Коры и любого дракона, поэтому сейчас смотрел, как девушка замерла, прислонившись к стене, а затем зло стукнула кулачками по стене позади себя. Мне все это ее понравилось. Надо предупредить Дария, чтобы был осторожней по отношению к близняшкам. И Коре нельзя позволить сейчас уйти.
'Тарим, - позвал своего советника, отвечающего за экономику, - не мог бы ты пригласить леди Кору на танец?'
Советник кивнул, давая мне знак, что понял, и направился к девушке, с которой я незаметно снял полог, просто развеяв ее магию. А вот поспешность, с которой шел Тарим, меня удивила, как и его горящий взгляд. Да что это такое? Почувствовал себя свахой. И это ж надо было быть таким слепцом! Кора же, заметив приближение Тарима, удивленно расширила глаза, осознавая, что тот ее видит. Затем она посмотрела на меня. Подмигнул ей, отчего та еще сильнее удивилась, а затем нахмурилась.
Тарим был почти рядом с девушкой, но из толпы внезапно вынырнул Сарен, оказавшийся перед Корой первым. Ситуация стала накаляться. И то, что сводные братья, которые не испытывали друг к другу никаких братских чувств, будут танцевать с сестрами, делало все еще хуже. Тарим же поступил мудро. На миг на его лице отразилась ярость, но думаю, ее никто не заметил. Дракон быстро взял себя в руки и просто немного скорректировал свой путь, пригласив на танец стоявшую недалеко от Коры леди Викторию. Перевел взгляд на Дария и понял, что он заметил маневр Сарена.
Первая часть традиционного танца прошла и к паре Дария и Юнис стали присоединятся другие. Я же чувствовал вину перед Советником Таримом. Этот высокий худощавый мужчина только на первый взгляд казался всем слабым противником. На самом деле он был жилистым и сильным. А еще весьма хитрым, а временами - жестоким. Порой предлагаемые им идеи были впечатляющими. Если бы я принял в свое время его вариант договора, составленный для гномов, те бы и не заметили, как оказались навечно должниками драконов.
'Тарим, извини, что так вышло'
'Все в порядке, Повелитель, не стоит беспокоиться'
Ну и ладно, не маленькие, сами разберутся. Я просто буду теперь приглядывать за девочками. Своих сестер я в обиду не дам. И вообще, рано им еще любить. Вот исполнится по двадцать лет, отправлю в Академию Арнода. Заодно будут под присмотром Советника, который там еще и ректор.
Стал наблюдать за парами, тайно завидуя некоторым из них. Как там мой огонечек?.. Танец сменялся танцем, а мысли были совсем не здесь. Воспоминания... Они начинали душить. Хотелось уйти отсюда в хранилище. Казалось, словно я упускаю драгоценное время, находясь здесь. Но я, как повелитель, не мог покинуть зал раньше положенного времени. Несколько раз за вечер дамы решались пойти на нарушение правил этикета и пригласить меня на танец, но мой взгляд видимо останавливал их от этого решения. Они замирали на подходе к трону и просто склонялись в поклоне, чтобы затем уйти. Находиться в одиночестве мне тоже не дали. Тетя Ларея все время была рядом, развлекая разными историями, большинство из которых просто прошли мимо меня.
Вечер тянулся и не спешил заканчиваться, и только когда я оказался в своем кабинете, смог вздохнуть с облегчением.
  
Глава 25
Лисиена
Здесь была очень красивая весна, особенно те несколько дней, когда цвела сакура. Это было время праздника, радости и созерцания прекрасного. В эти дни люди целыми семьями выезжали в места, где десятки изящных деревьев превращались в скопление розовых облачков. И эти дни уже прошли, оставив после себя множество нежных лепестков, которые покрывали сейчас каменные плиты дорожки, напоминая о том, что все когда-нибудь заканчивается...
- Твоя душа так и не смогла найти покой, - вывел меня из задумчивости голос учителя, который шагал рядом.
Такие вечерние прогулки давно стали нашей традицией, а для меня еще и способом немного успокоиться и принять этот мир. Мир я приняла, как и он меня. Я выучила его язык, вернее язык народа, который приютил меня. А свой первый поход с учителем в город за продуктами до сих пор вспоминаю с улыбкой. Именно тогда я впервые увидела женщин, но не они потрясли меня. Этот мир нашел замену магии, развивая технологии. Нашим гномам бы понравилось, они бы все переселись сюда на время, чтобы узнать тайны техногенного мира. Я тогда старалась держаться, не выдавая своего шока от увиденного и все время повторяя про себе, что это не мой мир, это чужой со своими правилами. И когда учитель дал мне чашу, содержимое которой я выпила не задумываясь, а затем почувствовала, как все внутренности опалило огнем, вызвав кашель, поняла, что шок все же накрыл меня по полной. Следующий раз я вышла за стены храма только спустя месяц. Теперь все было привычным, плотно врослось в мою жизнь здесь, а монахи стали моей семьей, но вот душа... Она до сих пор рвалась обратно, туда, где осталась ее половинка.
- Нельзя жить прошлым, нужно просто принять его и жить настоящим, смело смотреть в будущее, - все также глядя вперед, ровно произнес учитель.
Я промолчала. Он прав, но разве можно забыть прошлое, если перед глазами все время находится его живое напоминание. Мой маленький мальчик... Адамир. Так назвала его я, а этот мир дал ему имя Ичиро Рюу - первый сын дракона. Почему два имени? Просто я все еще надеялась, что мы сможем вернуться домой, и я снова смогу обнять родителей, брата, о судьбе которого боюсь даже думать, Мелиру, любимого... Только вот от этой надежды остались крохи. Три года я уже была здесь, три долгих года... Только мой малыш помогал мне держаться и не скатываться в истерику. Хотя иногда я не могла сдержать слезы, особенно одинокими ночами, когда воспоминания захватывали бурным потоком, сминая все спокойствие своим напором.
Когда я стала лучше понимать язык монахов, первое, что спросила у учителя - знает ли он кто я и почему они приютили меня, если женщинам сюда закрыт доступ? Он долго смотрела на меня, а потом легкая улыбка озарила его лицо, он поклонился и начал говорить, стараясь делать это медленно, чтобы я поняла. В итоге оказалось, что он знал, что я не дочь этого мира, а еще его предупредили, где я появлюсь, и что моей душе нужна будет помощь. Кто предупредил, я так и не поняла. Чей-то дух? Боги? Еще я очень боялась за своего малыша, пока носила его под сердцем, ведь я не знала, как проявится кровь дракона. Но единственное отличие было мимолетным, и увидела его только я. Это произошло в первые минуты жизни Ада, когда его положили на мою грудь, и я заглянула в золотые глаза с вертикальными полосками зрачка. Глаза Валентина... Но малыш моргнул и на меня уже смотрели обычные человеческие янтарные глазки, которые больше не менялись. Но это была не единственная черта моего малыша, которая досталась от любимого. Все в нем, от внешности до манеры движения и мимики напоминало о Валентине - его маленькая озорная копия, которая сейчас бежала впереди, пытаясь поймать парящих жучков, а те словно дразнили его, пролетая под самым носом.
Вот малыш остановился возле большого камня у дорожки, на котором приземлился красивый большой жук, отливающий зелено-желтыми крыльями. Мы тоже остановились на некотором отдалении. Адамир замер, опустился на корточки и стал ползком подкрадываться. И когда он был уже рядом, то поднялся на ноги и с радостным визгом попытался поймать жука своими маленькими ладошками. Но жук, вместо того, чтобы улететь, прыгнул малышу на лоб. От неожиданности тот моргнул, и я поняла, что сейчас будут слезы. Но вместо этого Адамир смешно скосил глаза, пытаясь рассмотреть жука и, не удержав равновесия, со всего маху сел на попу. Ну, вот сейчас точно будут слезы. Но Ад только поморщился и, высунув язык от усердия и сосредоточенности на жуке, который так и остался сидеть на месте, поднял ручки, чтобы тут же хлопнуть себя по лбу и... он исчез! Только жук со звонким жужжанием перелетел обратно на камень.
Всего на несколько секунд я замерла, почувствовав, что земля уходит из-под ног. Я не могла потерять еще и его... Сердце ухнуло вниз, кровь застыла в жилах, а ладони мгновенно похолодели. Где мой мальчик?..
- Адамир... - растерянно произнесла одними губами, ибо голос пропал. Глаза панически осматривали окружающее пространство, которое внезапно начало расплываться. - Адамир! - голос сорвался, превратившись в душераздирающий крик.
Дернулась вперед, но почувствовала, как кто-то стальной хваткой удержал меня за руку. Потянула ее, пытаясь вырваться.
- Ли Сина, тихо! Так ты не найдешь его. Слушай, - прозвучал строгий голос учителся.
Мой малыш, моя жизнь... Где же ты? Зачем слушать?
- Он исчез... он исчез... - только повторяла и продолжала вырываться до боли в запястье.
- Ли Сина! - грозный выкрик и я замирла, ощущая бешеный стук сердца. - Слушай!
Я подчинилась, прислушиваясь к звукам этого мира. Тихий шелест крон, жужжание пролетевшего рядом жука, далекий стук молотка - монахи чинили прохудившееся главные ворота на другом конце территории храма. Слух начинал обостряться. Это единственная способность, которая осталась со мной. Дальше больше. Чирикание птиц, плеск воды, шум горного водопада, заливистый детский смех, от которого сердце подпрыгнуло, а от облегчения стало свободней дышать. Адамир!
Больше меня никто не удерживал. Я сорвалась с места в сторону водопада, сосредоточившись только на самом любимом звуке на свете и проклиная большую территорию храма, извилистые тропинки за его границей и густые заросли, не позволяющие срезать путь. И вот я, наконец, выбежала к открытому пространству у водопада и потрясенно замерла. Навстречу мне бежал, высоко подпрыгивая, улыбающийся Юн Ши, на шее которого восседал мой малыш. Последний радостно хлопал маленькими ладошками по лысой голове мужчины, выкрикивая на моем родном языке 'быстлей!' и заливисто хохоча при этом, отчего на щечке появилась ямочка, такая знакомая еще до его рождения. Юн Ши заметил меня, останавился, наши взгляды столкнулись, и его радостная беззаботная улыбка погасла, но тут же сменилась другой, смысл которой балансировал на грани узнавания. Немного печальной и какой-то... нежной? А мой малыш капризно надул губки. 'Ну, вот сейчас точно заплачет' пронеслось в голове. Но Ад нахмурился, зло стукнул Юн Ши по голове и задергал ножками. Мужчина, не отрывая от меня взгляда, снял Ада с шеи и опустил на каменистую землю.
- Мама! Итааать! - тут же с криком бросился ко мне мой сын, снова улыбаясь. - Ты идела?
Я опустилась на корточки и поймала свое счастье, крепко прижав к себе. Лучше бы видела, как он летает в прямом смысле, чем видела, как он исчез. И что это вообще было? Мир ведь пустой? Как он смог переместиться? Стало действительно страшно. А вдруг в следующий раз он исчезнет и появится там, где будет опасность?
- Мама, ты идела, идела? - все повторял мой счастливый малыш.
- Адамир, - строго посмотрела в большие янтарные глаза в обрамлении пушистых черных ресниц, - не делай так больше, понял? Иначе накажу. Ты хотел, чтобы мама плакала? Ты знаешь, как я испугалась!
Внезапно поняла, что я начинала кричать, потому что мой ребенок перестал улыбаться, глазки засверкали собирающимися в них слезками, а губки обижено поджались.
- Я не хотел, - тихо произнес и разрыдался.
Ну вот... Мой не по годам взрослый ребенок все-таки расплакался. Сердце сжалось, и уже тише ласково произнесла:
- Адамир, мужчины не плачут, помнишь? Ты ведь мужчина, сильный и взрослый. Вот ты исчез, а мама осталась одна, а кто меня защищать будет?
Плач тут же прекратился, а мой малыш задумался, нахмурив лобик. А потом повернулся назад, посмотрел на Юн Ши, который так и не сдвинулся с места и продолжал странно смотреть на нас.
- Мне Ю Си нраицца. Он будит засисять!
Ну вот что ответить на это ребенку? Опять посмотрела на Юн Ши и столкнулась с его потемневшим взглядом. Чего уж скрывать, он был мне симпатичен, да и Ада любил. Его все тут любили, но только Юн Ши как-то по-особенному. Он ему был словно... отец. И это оказалось взаимным, но моя душа при этом рвалась на части, ведь у моего малыша уже был отец... Еще я вспомнила наш разговор чуть больше года назад. Тогда я и узнала об истинных чувствах монаха ко мне, но его предложение отвергла, ведь мои чувства к Валентину ни на миг не ослабли. Я все еще любила его. И ждала... Но недавно предложение создать семью было озвучено повторно, и я обещала подумать. Не знаю, что меня заставило сказать это. Может то, что Адамиру и правда нужен отец, а я в тот момент совсем поддалась своим страхам остаться здесь навсегда. К тому же Юн Ши не совсем монах. Он выходец из весьма состоятельной семьи и здесь просто проходил обучение, но все во мне противилось этому союзу.
- Как ты его нашел? - отвела взгляд и взяла Ада на руки, выпрямляясь и направляясь обратно. Адамира надо покормить и уложить спать.
- Я медитировал у водопада, когда услышал детский смех. Он бежал к воде, но я успел его перехватить и отвлечь. До сих пор не пойму, как он оказался здесь незаметно для меня. Давай помогу, - попытался он забрать у меня Ада, но я не дала, ускорив шаг.
- Я итать! - громко повторил Адамир, но сомневаюсь, что Юн Ши что-то понял.
Только я и учитель стали свидетелями исчезновения. Я даже не представляла, как это прекратить. Для этого мира такие способности опасны. Меня также волновало то, что Адамир - сын дракона, а значит, по логике, должна была быть и вторая сущность, которая пока никак себя не проявила. А я мало знала о драконах. Почему Валентин не нашел меня до сих пор? Ведь у него намного больше возможностей, чем у меня. А может, он до сих пор даже не догадывался, что я совсем в другом мире? А если я здесь навсегда? Покосилась на шагающего чуть позади мужчину. Нет, я была не готова...
  
***
Валентин
Удар. Еще удар. Прыжок в сторону. Дыхание сбилось, и я пропустил удар, поймав острие совсем не учебного клинка на мгновенно появившуюся броню чешуи на руке. Дарий нахмурился и остановился, но тут же снова собрался, чтобы отразить мой ответный выпад, а в мыслях опять пронеслись строки ритуала вызова из книги, которую мне недавно удалось обнаружить. Кровавого ритуала...
За прошедшие три года я всего пару раз виделся с близкими Лисиены, но никто из них так и не узнал способа ее вернуть. Отец моего огонечка снова был рядом со своей женой. Ее брат, живой и здоровый, закончил обучение и теперь преподавал в той же академии, не пожелав работать с отцом. Последствия войны были устранены всего за пару месяцев после зарядки амулета. Вампиры отступили, затаившись и делая обычно неудачные вылазки в мелкие города и селения. Но сообщения о смертях все равно были. Глупость людская иногда не знает границ. И даже лишенные способности регенерировать, вампиры остались опасными противниками, одно радовало - малочисленными. Мои драконы исправно выполняли свои обязанности, но успеть везде было просто невозможно. Множество государственных дел помогали отвлечься, но каждую свободную минуту я возвращался к поискам способа вернуть любимую и, наконец, нашел...
Удар, перекат, обманный маневр...
Найденное в последнем проверяемом нами хранилище заклинание позволяло призвать существо из другого мира, и я рассчитывал сделать ставку на это. Единственное, что меня останавливало - это возможность ошибки, а также риск выпустить что-то, что окажется фатальной угрозой нашему миру. А еще, если у меня все получится, то перед вернувшейся девушкой откроется не очень примечательная картина. Меня это волновало даже больше, чем то, что для ритуала нужно много крови невинных жертв. Я, наверное, сошел с ума, раз все это обдумывал всерьез.
Удар, уход в бок, перекат... болезненное падение и в следующую секунду я лежал с приставленным к горлу клинком.
- Да что с тобой? - возмущенно выкрикнул Дарий, резким движением убирая клинок и подавая мне руку. - Ты вообще здесь? Ты можешь пропустить слова мимо ушей, но никогда не пропускал мои удары. Что случилось?
Ну, нет... Дарию я о находке не скажу ни слова. Вдруг это был мой единственный шанс вернуть ее. Он же сделает все, чтобы не дать мне совершить ритуал и глупость, о которой я наверняка буду жалеть.
- Все нормально, - ответил. - Считай, я поддавался.
Друг фыркнул, давая понять, что не поверил в мою отговорку, но вопросы больше не задавал. Кому, как ни ему знать, что я ничего не скажу, пока сам этого не пожелаю.
Тренировку мы решили закончить. Портал перехода - и я уже стоял в ванной комнате. Той самой... Ванна к моему приходу была наполнена обжигающей водой, от которой вверх поднимался ароматный пар. В любимых купальнях я за три года не был ни разу. Быстро снял грязную одежду и опустился в воду, откинулся на бортик и закрыл глаза, настроившись на бережно хранимые воспоминания. Но вместо этого перед мысленным взором опять вспыхнули строки призыва. Невинные жертвы... Кем я стану после этого? Смогу ли простить самого себя? А Лисиена, она сможет? Но с другой стороны, она будет дома и даже если не сможет быть со мной, вернется к родителям, и я буду знать, что с ней все хорошо. Если у меня, конечно, все получится. Жива ли она сейчас?.. Демон!
Тысячи брызг поднялись от удара кулаком по воде, а я задержал дыхание и нырнул. И только когда легкие начали гореть, всплыл, делая судорожный вдох. Это помогло успокоиться. Снова откинулся на бортик и закрыл глаза. Невинные жертвы... День, подходящий для ритуала наступит только через полгода. Было время подумать...
  
***
Здесь царила глухая тишина. Хотелось кричать, чтобы почувствовать себя живым, но это не поможет. Я был мертв внутри. Сейчас я стоял в скрытом магией замка помещении северной башни, доступ в которую был только у меня. Полгода прошли как один день...
Внезапный тихий треск ритуальных черных свечей вывел меня из странного состояния, нарушив тишину безумия. Я понял, что уже некоторое время смотрел на свои руки. Они дрожали... То, что я собирался сделать, было ужасно. За такое я бы казнил любого на месте. Этому не было оправдания. Но я правитель, без меня драконам не выжить, а мне не жить без любимой... И я понял, что уже сошел с ума.
Оторвал взгляд от своих рук и окинул взглядом круглое просторное помещение с высоким потолком и всего одним маленьким окном под ним... Я знал, что сейчас время перед рассветом. Прямо насмешка темной древней магии. Это время было выбрано неспроста. И именно сегодня, потому что на небе встретятся все три светила - два ночных и одно дневное. Полное затмение... В центре комнаты магией и моей кровью был начертан огромный трехконечный знак призыва с вписанным в него кругом. Свечи расставлены по нужным точкам. Ровно напротив трех концов знака лежали мои невинные жертвы. Три драконицы, совсем еще молодые, но половая принадлежность и возраст являлись определяющими в зависимости от того, кого вызывали. Они пока еще были живы, просто погружены в сон. Вчера был бал, и мне не составило труда выбрать свои жертвы, разослав им приглашения. И пока все в замке спали, они будут использованы здесь...
Снова посмотрел на свои руки. Что я делаю? Перед глазами всплыло любимое личико, и я отчетливо увидел презрение в шоколадных глазах. Но я не мог больше находиться в неведении. Так я буду знать, жива ли она. Подошел к низкому столику у стены и взял в руку ритуальный изогнутый клинок, сталь которого отразила свет свечей. Это было какое-то помутнение...
  
***
Лисиена
Сон исчез мгновенно, заставив резко сесть на постели. В сознании быстро пронеслись последние события. Вот я укладываю Адамира спать, рассказываю ему о родном мире, о населяющих его расах, об отце... Мы вместе засыпаем и... его опять нет! Это снова повторилось... Спустя полгода! Я вскочила, и взгляд наткнулся на приоткрытую перегородку, через которую тянуло холодом раннего утра. Стало немного легче, ведь это значит, что мой ребенок просто вышел самостоятельно наружу. Один! А судя по тому, что его теплая одежда исчезла, он еще и сам оделся. Мой умный взрослый мальчик, и куда это ты собрался?
Быстро оделась и выскочила на улицу. Куда он мог пойти? Холод тут же зло защипал щеки и уши сквозь тонкую повязку, но возвращаться за шапкой я не стала. Да и не такая уж и холодная здесь была зима, по сравнению с моим родным миром. Замерла и стала прислушиваться, вспомнив свой прошлый опыт, и в тиши раннего зимнего утра услышала далекий лепет Адамира. Вот проказник!
Вздохнула и медленно, стараясь не шуметь, пошла на звук. Голос моего малыша становился все громче, и я уже могла разобрать отдельные слова.
- А я тоже смогу как ты? - лапочет мой лучик.
С кем это он там разговаривает? Неужели монахи его на прогулку выманили с утра пораньше? Подкралась ближе и затаилась за деревом, наблюдая странную картину. Малыш стоял спиной ко мне и обращался в пустоту. Обвела взглядам небольшую полянку в окружении хвойных деревьев, припорошенных снегом, но никого не увидела. Что за ерунда? Неужели опять за старое взялся? Эта его игра мне не нравилась, а Адамир вдруг заговорщицки прошептал:
- Мы ей сюлплис сделаем.
Что-то меня все это настораживало, хотя опасности я и не ощущала. Так, пора было обозначить свое присутствие.
- Солнышко мое, ты с кем разговариваешь? - вышла из-за дерева, остановилась и прищурилась, сложив руки на груди.
- Ой, нас заметили... - резко обернулся Адамир. - Мы сюлплис готовили. Ты не будишь лугацца?
Вот уж выдумщик. Придумал себе кого-то полгода назад и до сих пор в эту игру играл. Может, я мало внимания ему уделяла? Но с другой стороны, он почти всегда находился в чьей-нибудь компании. Нянек тут был целый монастырь.
- Опять Сет пришел? - решила подыграть.
- Ты велишь? - зажглись надеждой янтарные глазенки. - Сет холосый! Плавда!
- Хороший, хороший, - решила пока согласиться, но внезапно все во мне напряглось.
Рядом с моим мальчиком взметнулся снежный вихрь и тут же опал. И это при полном безветрии! Может мне все показалось, и сейчас действительно был просто порыв ветра. Но интуиция вопила, что что-то было не так. Адамир тоже заметил необычное природное явление и радостно засмеялся, захлопав в ладоши:
- Уляяя! Сюлплис!
- Адамир, - позвала, настороженно оглядываясь, - иди сюда.
И сама направилась к сыну, но он сорвался с места с криком 'я быстла' и подбежал к ближайшему дереву, у которого я только сейчас заметила темную холщовую сумку. Малыш схватил ее за лямку и потянул ко мне. Откуда она здесь? Так, надо отсюда уходить. Забрала сумку, повесив ее на плечо, присела перед Адом на корточки, быстро поправляя сбившуюся шапку и теплую куртку.
- Мама, - позвал мой малыш, который сейчас казался взрослым, ибо с серьезным выражением смотрел на меня.
- Что, дорогой? - подняла свое счастье на руки.
Адамир словно к чему-то прислушался, задумчиво глядя куда-то в сторону, а затем чему-то кивнул, улыбнулся, положил ладошки на мои щеки, чем заставил меня остановиться, и посмотрел своими янтарными глазками в мои глаза. Волна нежности и любви затопила душу. Мой хороший добрый мальчик, мой смысл жизни...
- Мама, а лассказы пла папу.
От просьбы моего сына меня захлестнули воспоминания. Золотые глаза, ласковая улыбка, от которой в уголках глаз появлялись лучики улыбательных морщинок, а на щеке - ямочка, короткие шелковистые волосы цвета воронова крыла. Образ любимого, на удивление четкий и яркий, мгновенно предстал перед внутренним взором. И тут я поняла, что Адамир больше не смотрит в мои глаза, а сильно обнимает за шею, уткнувшись в нее носом, а вокруг - мерцающая темнота и пустота. Волна страха уже готова была накрыть с головой, но внезапно резкий свет ударил в глаза, заставив зажмуриться. Удерживая одной рукой Ада, второй прикрыла глаза от яркого солнечного света, одновременно пытаясь не согнуться от груза непонятных эмоций и внезапно нахлынувшей магии, которая резко потекла по венам, наполняя резерв и причиняя нестерпимую боль. Сильно прикусила губу, сдерживая себя.
- Сюлплиз! - радостно проорали на ухо одновременно с раздавшимся грохотом и треском где-то впереди, а я, наконец, смогла хоть немного оглядеться через зеленоватые блики и черные точки, которые плясали в глазах.
Все вокруг заливал яркий солнечный свет, а напротив стоял... Валентин... Солнце освещало его фигуру со спины, но то, что я смогла разглядеть, меня напугало. В его облике, взгляде, не было ничего живого, только какое-то неприкрытое безумие.
Адамир завозился, и я быстро опустила его на пол, инстинктивно задвинув себе за спину, укрывая от опасности. Малыш крепко обнял мои ноги, уткнувшись в них сзади, словно прячась, а мое сердце разрывалось от боли и ужаса. От нахлынувшего шока я не могла сообразить, что мне делать. И вообще, что произошло? Как?
Валентин продолжал неподвижно стоять, сверля меня безумным взглядом, и я решилась его позвать, чтобы прекратить эту пытку. Но стоило произнести его имя, как мужчина внезапно с криком схватился за лицо, судорога скрутила сильное тело пополам, и в следующий момент он исчез, как и поток чужих эмоций. Медленно, дрожа всем телом, осела на пол и обняла Адамира. По щекам катились слезы, и только неимоверным усилием воли я пыталась остаться бесстрастной, раздираемая противоречивыми эмоциями радости, ужаса, неверия... Ради своего малыша, который доверчиво прижимался ко мне...
  
***
Валентин
Первые лучи рассветного солнца осветили помещение, отразившись от лезвия ритуального клинка, которым я уже несколько минут, уткнув тот острым концом в столешницу, сверлил задумчиво деревянную поверхность. Мой взгляд был направлен на правую руку, лежащую на столе. На среднем пальце поблескивало гранями кристаллов кольцо-артефакт. Второе кольцо находилось в сейфе, ожидая свою хозяйку. Дождется ли?..
Я чуть не совершил самую глупую ошибку в своей жизни. Я убивал не раз, но то были враги, которые пали от моей руки в бою. Приходилось также казнить, но тех, чья вина была доказана. Но убить не виновного оказалось слишком сложно. Она бы никогда не простила меня за это.
Подумал о молодых драконицах, которых я вернул в их постели. А ведь кто-то мог сегодня потерять возлюбленную или дочь в угоду моей прихоти. От злости с силой вогнал клинок в столешницу. Лезвие вошло на половину, завибрировав, а я почувствовал, насколько сам себе противен. Мне не было оправдания. Я едва не совершил поступок, недостойный правителя. Я хотел принести в жертву свою семью...
Внезапно в душе что-то шевельнулось, а взгляд выхватил странное свечение, исходящее от брачной вязи на руке, которая снова стала яркой. Давно забытое чувство, но такое знакомое, словно... Оторвал взгляд от руки и посмотрел перед собой. Сердце забилось с бешеной скоростью.
Я не верил... Мое сознание видимо играло со мной. Неужели я совсем сошел с ума? Или это чья-то глупая и неимоверно жестокая шутка? Это ведь она... Моя жизнь, моя боль, моя любимая. Я жадно всматривался в знакомые черты и внезапно заметил на ее руках ребенка... Три с половиной года разлуки...
- Сюлплиз! - радостно прозвучало в тишине одновременно с грохотом и треском столешницы, которую я неосознанно раздробил руками. Когда успел встать с кресла - не помнил.
Ярость и ревность затопили меня стремительно, разрушая разум. А рядом соседствовало счастье, что она вернулась. От этого диссонанса внутри меня окончательно проснулся дракон, разрывая сознание эмоциями, которые спали столько лет, а мир вдруг стал нестерпимо ярким. Цвета больно резанули по глазам. Казалось, будто к ним приложили каленое железо. Душу и тело разрывало от желания дракона перевоплотиться и унести свое сокровище подальше. Спрятать, запереть, овладеть... Крик я сдержать не смог, схватившись руками за лицо, а боль подчинила себе тело, согнув его пополам. Сквозь боль понимал, что нужно уйти, иначе я мог навредить... Страх, который я увидел в любимых глазах, помог мне собрать крупицы воли, чтобы последние усилия направить на призвание перехода. Мгновение - и я в другом месте, а дракон вырвался наружу. Дикий, яростный, готовый убить любого, кто прикоснется к ней. Защитить, спрятать... Безумие...
Я отпустил эту часть себя, позволяя эмоциям выплеснуться. Всю ту накопившуюся боль, одиночество, безысходность... Здесь было можно. Я ждал этого момента, надеялся на него, подготовился... Это помещение замка находилось глубоко под землей. Магически защищенное, оно не позволит дракону вырваться, а управлять переходами я мог только в облике человека.
Сколько прошло времени я не знал. Выплескивая эмоции, понял, что, наконец, становлюсь цельным. Моя сущность снова была единой. Очнулся на каменном полу уже человеком, внутри которого находилась полностью подчиненная сущность. Любящая, ревнивая, эмоционально истощенная, но подконтрольная и безопасная для моего огонечка. Надеюсь, о ней позаботились в мое отсутствие. И ребенок... Я старался не думать об этом.
Демон! Время! А вдруг она опять исчезла? Постарался успокоиться и сосредоточиться.В итоге я почувствовал ее, но надо было торопиться. Больше ни о чем не думая, я перенесся туда, где ощущал свою половинку.
  
***
Лисиена
- Мама, - тихий голосок и маленькие ладошки на моих щеках, - тебе не панлавился сюлплис?
В золотых глазках, которые в этом мире светились мягким светом, начинали собираться слезки. Ох, быстро вытерла ладонью мокрые от собственных слез щеки и постаралась улыбнуться.
- Я рада, малыш, очень рада. Ты сделал самый лучший сюрприз на свете.
- Да? - недоверчиво прищурились мои любимые глазенки. - А чего ты плакаешь?
- От счастья, дорогой.
Я продолжала улыбаться своему маленькому солнышку, а в душе поднималось беспокойство. За Валентина... Богиня, как ты могла допустить такие страдания?! Посеребренные виски, безумие и неверие в глазах, поникшие плечи... Он словно состарился, но от этого я не стала любить его меньше. Как же горько... В душе все кричало, а на лице застыла улыбка, которая не смогла обмануть Адамира. Плохая из меня актриса.
Малыш как взрослый покачал головой, посмотрел мне за спину и радостно улыбнулся. Обернулась, но никого не увидела.
- Опять Сет? - вздохнула.
- Он сказал, что я молодец! - гордо заявило мое чудо, а я в этот момент почувствовала чье-то присутствие позади.
Застыла, прислушиваясь, но тот, кто пришел, видимо так и замер на пороге. Моя интуиция молчала, все эмоции вроде бы тоже были только мои, значит, это не тот, кого я ждала. Медленно встала, удерживая Ада на руках, и обернулась. На пороге стоял Дарий. Его бледное лицо и расширенные глаза в сочетании с всклокоченными волосами и приоткрытым ртом почему-то развеселили. И что сказать? Доброе утро, я вернулась? Но вместо приветствия с губ сорвались совсем другие слова.
- Где Валентин? Что с ним? - голос дрожал и выдавал мой испуг.
Дарий закрыл рот и резким движением упал на одно колено, склонив голову. От неожиданности вздрогнула и недоуменно уставилась на Советника, который продолжал молчать.
- Дарий? Ты чего? Встань немедленно! Это ведь я, Лисиена...
Мужчина поднял голову, и в его глазах я увидела благоговение. И смотрел он на Адамира.
- Наследник... - восхищенно выдохнул мужчина, но затем тряхнул головой, и его лицо опять приобрело удивленное выражение, а взгляд синих глаз остановился на мне.
- Но... Как?..
Захотелось ответить 'родила'. Но моей шутливой истерической язвительности не поймут. А вот как мы вернулись... Знать бы самой ответ. Кое-какие подозрения у меня были, но не мог же Адамир проделать все сам.
'Не мог. Это сделал я' - раздался такой знакомый насмешливый голос в голове, который я почему-то была очень рада слышать.
'Горат?' - сказать, что я была удивлена, значит, ничего не сказать. - 'Как ты нас нашел? И разве наша связь не разорвалась? И зачем ты это сделал?'
- Сет! - радостно вскрикнул Адамир.
'Вот малявка! Сдал!'
Две пары глаз, мои и Дария, округлились, и мы посмотрели на Ада. Тот как-то скуксился, посмотрел куда-то в сторону и сник еще больше. А я вдруг поняла, кто такой Сет. Выходит, он еще полгода назад объявился! И чего тянул, спрашивается? Мы уже давно могли быть дома!
'Не-а. Не могли, - все также весело. - Да и нашел я вас только потому, что твой сын впервые использовал магию, которая позволила мне услышать вашу кровь. Далекое эхо, но мне было достаточно. Связь подчинения разорвалась, но кровь-то твою я попробовал. И кстати, а что он сделал? Мне жутко интересно, ведь мир, куда вас занесло, пустой'
- Эм... Не переживай, Лисиена. Валентин в безопасности, - одновременно с Горатом произнес Дарий. - Просто его эмоциональное состояние слегка... эмм... пошатнулось. Думаю, ему необходимо некоторое время для восстановления. Давай, я перемещу вас в покои, и вы отдохнете.
Я кивнула, соглашаясь. Вопрос Гората проигнорировала. Советник же быстро приблизился ко мне и схватил за руку.
- Ты не представляешь, как я рад твоему возвращению.
Это он что, в прямом смысле перемещать нас собрался? Не хочу! Я еще с Горатом не договорила!
Быстро отдернула руку и произнесла:
- А давай пешком. Я не готова снова к каким-либо перемещениям.
В глазах Дария отразилось понимание, и он направился к выходу, показав следовать за ним. Быстро сняла теплую куртку, в которой стало очень жарко, раздела Ада, сложив вещи на стуле, и, подхватив сумку, двинулась следом.
'Горат, а что дальше? Как ты смог переместить нас? И что там про магию и пустой мир?'
'Ну... Не совсем пустой, - послышалось спустя несколько минут, когда я уже подумала, что демон ушел. - Вернее будет сказать, что наполняющая его магия специфическая. Ее нельзя почувствовать, но твой сын... У него уникальный дар. Я полагаю, что он может использовать любую магию и преобразовывать ее. Этому я и пытался обучить его полгода. И как видишь, нам удалось. Малыш передал магию мне, я направил ее на создание портала, а ты дала образ Валентина как точку выхода'
Посмотрела на Адамира, который сейчас топал рядом, восхищенно рассматривая замок. Словно почувствовав мой взгляд, он посмотрел на меня и улыбнулся. Как же я люблю тебя! Но кое-что меня все же тревожило.
'Горат, а зачем вообще все это тебе?'
Тихий смех и волна раздражения, а затем я почувствовала, как он исчез. Вот уж зараза! Ну, хоть что-то объяснил и то хорошо.
Задумчиво посмотрела на напряженную спину Дария, шагающего впереди. Я снова была дома. Снова увижу маму, отца... Стоило подумать о них и липкий страх прошелся по позвоночнику. Я ведь ничего не знаю об их судьбе. Прошло больше трех лет, а за это время могло многое случиться...
- Дарий, ты что-нибудь знаешь о моих родных? Как они? - не вытерпела я своего неведения.
Советник резко остановился и стремительно обернулся.
- Ты ведь ничего не знаешь! - улыбнулся и продолжил: - Твоя бабушка осталась жива. Она по-прежнему живет в Светлом Лесу. С родителями все в порядке, они вернулись в столицу. А твой брат преподает в Санторском Институте. И... Они очень переживали.
- Бабушка жива?! - эта новость заставила душу петь от счастья. - Но как? Как так получилось?
Дарий снова продолжил путь, пристроившись рядом.
- Со слов Валентина я понял, что твоя сущность, связанная с жизнью дракона, смогла преобразовать амулет Вирены, зарядив его бесконечным запасом энергии. Я думаю, что он теперь не связан с твоей жизнью. Его что-то подпитывает из вне. Сама Вирена, наконец, освободилась от своей ноши Хранительницы. А еще Валентин был очень зол, что ты скрыла факт привязки жизни к амулету.
Стало очень стыдно, но тогда я не могла поступить иначе. Но ведь со слов Советника выходило, что моя жизнь не укоротилась? Показалось, что с моих плеч свалился неподъемный груз. Даже дышать стало легче.
- Вот мы и пришли, - произнес Дарий, открывая дверь.
Та самая комната... Словно и не прошло этих лет разлуки. Только сейчас я заметила склоненную в низком поклоне стражу у двери. Затем я переступила порог и почувствовала аромат булочек, цветочного отвара и чего-то еще. И здесь была...
- Сирин! - я бросилась навстречу нимфе.
Та, радостно улыбаясь и со слезами на глазах, обняла меня.
- Лисиена, какое счастье! - и тут ее глаза округлились, заметив Ада. - Это...
- Адамир, - тихо произнесла я.
Мой малыш, подозрительно тихий и спокойный, но с озорным любопытным блеском в глазах стоял возле Дарий, разглядывая помещение.
- Он же, наверное, голодный! - быстро пришла в себя и всплеснула руками нимфа, направляясь к Аду.
Да уж, здесь нянек будет не меньше. И пока Сирин знакомилась с Адом, я решила задать еще один вопрос Дарию. Судьба Лиры, по которой я очень скучала, меня тоже волновала. Но не успела я сделать и шага, как дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвались изумительно красивые девушки, которые вихрем налетели на меня. И сквозь радостный лепет я услышала, как Дарий произнес 'удивительно, что по дороге сюда не перехватили'.
Богиня! Как же они выросли! Кора и Юнис уже совсем не напоминали тех угловатых подростков.
- Я же говорила, я же говорила, что она вернется! - радостно щебетала Юнис, вытирая слезы.
- И не одна, - хитро прищурилась Кора, глядя мне за спину.
- Так, девочки, - обнял их за плечи Дарий, - потом поговорите, Лисиене надо отдохнуть.
Я была благодарна Советнику, ибо от избытка эмоций уже ничего не соображала, а от шума совсем отвыкла, а еще я с нетерпением и легкой дрожью ждала Валентина.
Дверь за Дарием и девочками закрылась, и я обернулась к столику у окна, где Адамир уплетал за обе щеки завтрак, а Сирин сидела напротив и с обожанием смотрела на малыша.
Мне есть совсем не хотелось, поэтому я села рядом с нимфой, задумчиво глядя на сына. Кто бы мог подумать, что мостиком домой станет ребенок. И все же я привыкла к чужому миру, а его обитатели стали близкими и родными. А я даже не попрощалась с ними...
После завтрака была горячая ванна, которую я приняла вместе с Адом. Малыш начал засыпать еще за едой, сонно потирая глазки, а купание его совсем усыпило. Наверняка переход не был для него легким. Уложив Ада в кровать, нимфа тактично покинула комнату, сказав напоследок, что мне достаточно мысленно ее позвать, и она тут же появится. Поблагодарила и, когда она ушла, прилегла рядом с сыном, маленькая фигурка которого на огромной кровати смотрелась совсем крохотной.
Сон все не шел. Проворочавшись на кровати, решила встать, накинув оставленный Сирин длинный бежевый халат. И тут я вспомнила про сумку, которую оставила на кресле у окна. Развязала тесемки и, запустив руку, последовательно извлекла ее содержимое. Несколько защитных амулетов, завернутых в тряпицу, плетеные нитяные браслеты, пакетики с так полюбившимся мне чаем... Поняла, что учитель знал о нашем уходе. И глядя на эти дары, мне стало легче, но тоска все равно сжимала сердце. Я всегда буду помнить доброту монахов, бережно храня их образы в своем сердце. И скучать... На миг перед глазами появилось лицо Юн Ши, которому наверняка будет больно от моего ухода, а от этого больно стало мне. Но я все равно не смогла бы остаться там навсегда. Мой дом здесь...
Аккуратно сложила все обратно и внезапно ощутила сильную тоску и страх. Дыхание перехватило, а сердце зашлось в бешеном ритме. Встала с кресла и повернулась в сторону двери. Он там, за ней... Неосознанно сделала несколько шагов вперед и застыла на месте. Дверь открылась, чтобы через секунду снова закрыться, явив моему взору того, кого я любила больше жизни. Всего несколько мгновений мы смотрели друг на друга, изучая заново, ибо время и горе не пощадили нас, ощущая всю тоску, все страдания, все эмоции друг друга. Радость, счастье, любовь... Эти несколько шагов между нами стали казаться пропастью и я не выдержала, устремившись навстречу. Горячие сильные руки поймали и болезненно сжали в объятиях.
- Не отпущу больше... - теплое дыхание коснулось кончика моего ушка, а я вдыхала аромат горного вереска, уткнувшись носом в твердую грудь, и ощущала глухие быстрые удары сердца моего дракона. - Я так скучал... Я был мертв без тебя... Спасибо...
Внезапно к горлу подкатила тошнота и тут же исчезла. Объятия разжались, но мою руку тут же сжала сильная рука Валентина, и он куда-то меня потянул. С удивлением поняла, что мы находимся в том самом кабинете со сломанным столом. Вот мой дракон подошел к книжным стеллажам и начал переставлять книги. Затем последовал пас рукой, тихие непонятные слова и на полке вместо книг появился черный бархатный мешочек, из которого Валентин одной рукой извлек кольцо. Затем он повернулся ко мне, и не успела я опомниться, как кольцо оказалось на моем пальце.
- Это кольцо пути, позволяющее создать портал ко мне. Теперь ты всегда сможешь вернуться, где бы ты ни была, - хрипло прошептал Валентин, глядя своими золотыми глазами в мои, проникая в душу, захватывая ее. И я не сопротивлялась, тонула в этом золоте и понимала, как сильно я тосковала.
Горячая ладонь прошлась по моей щеке, а затем мой дракон нежно прикоснулся своими губами к моим мучительным, полным ласки и любви поцелуем. Я вцепилась руками в сильные плечи, боясь отпустить своего дракона хоть на миг. Как же сложно оказалось поверить в реальность происходящего, как же страшно будет проснуться, если все это окажется сном. Словно в ответ на мои мысли руки Валентина сжали меня сильнее, а поцелуй становился все более страстным, жадным, горячим. Мы стали дыханием друг друга, а общие эмоции, проходящие сквозь нас, сказали все красноречивее слов. Когда не осталось больше воздуха в легких, поцелуй разорвался. Валентин опустился на колени и уткнулся лицом в мой живот, обнимая мои бедра.
- Спасибо Боги, что вернули мне ее, - глухо прошептал, но я услышала.
Мое сердце разрывалось от осознания того, как сильно он страдал. Опустилась следом за ним на колени, опять попадая в сильные объятия.
- Мама, а ты гавалила, что мусчины не плачут, - послышался тоненький укоризненный голосок совсем рядом. - Это точно мой папа?
Я быстро отстранилась и удивленно посмотрела на Адамира, который каким-то невероятным образом оказался здесь, и сейчас хмуро смотрел на Валентина. Мы встали с колен, и я перевела взгляд на мужа. Заметив его растерянный взгляд, тихонько засмеялась, вытирая собственные слезы.
- Точно, родной, - произнесла с улыбкой. - Это твой папа.
Адамир поджал губки, а затем широко и искренне улыбнулся.
- Я - Адамил, - протянул он свою ладошку. - Не плачь больше.
Валентин присел на корточки, осторожно взял маленькую ручку в свою большую и с улыбкой произнес:
- Я очень счастлив с тобой познакомиться, Адамир. И ты прав, мужчины не плачут.
Я смотрела на своих любимых мужчин, так похожих друг на друга и понимала, что, наконец, все будет хорошо. Любовь и нежность растекались по венам, заставляя сердце биться быстрее, и каким бы страшным не был очередной поворот судьбы, я поняла, что нужно верить в лучшее и принимать достойно любое испытание, встреченное на пути.
- А как ты сюда пришел? - вывел меня из задумчивости вопрос Валентина, адресованный сыну.
Адамир наклонился к уху своего отца и громким шепотом сообщил:
- А ты знаешь, что этот дом зывой? Я его папласил и он плинес меня к маме. Толька ты ей не гавали. Она мне все лавно не павелит.
Две пары золотых глаз покосились на меня, а я вспыхнула от негодования. Ну, надо же! Только познакомились и уже общие тайны у них появились.
- Не скажу, - так же поглядывая на меня, произнес Валентин, а затем поднял на руки Ада и подошел ко мне, притягивая к себе за талию и, коснувшись губами моего виска, тихо произнес:
- Спасибо, любимая.
  
***
Мир демонов - Вардалион. Дворец властелина Арракада
Единственный наследник пятого сета Искушающих вот уже несколько минут стоял на коленях перед властелином своего родного мира, ожидая слов, которые решат его судьбу. Он надеялся, что его наказание закончилось, и он снова будет сам распоряжаться своей жизнью.
'И надо было мне посягнуть на земли Имрена, правителя девятого сета Проклятых, пропавшего несколько тысячелетий назад и обрекшего свой сет на вымирание! - сокрушался склоненный демон. - Никогда не думал, что страдаю наивностью и глупостью. Знал бы, что эти земли находятся под защитой самого властелина, ни за что бы туда не сунулся. Нет бы выбрать другой способ доказать свою силу! Так нет же, захотелось легкой победы! А теперь расплачивайся... Как же мне надоела роль няньки! Но теперь мои обязанности выполнены. Девчонку я вернул, наследник появился. Дальше уж как-нибудь без меня. А мои проколы... Ашхар!'
Демону уже надоело изображать раболепство, но страх перед властелином заставлял подчиняться правилам. Голова опущена, касаясь пола витыми мощными рогами, черные кожистые крылья раскинуты в стороны, обнажая татуированную бронзовую спину с шипами-наростами по позвоночнику. Самая уязвимая поза для демона, ведь он даже не успеет дернуться, как крылья будут пришпилены к полу, а рога раздроблены. Но вот, наконец, послышался рев пламени, означающий, что властелин закончил изучать информацию, предоставленную наследником пятого сета, уничтожив ту огнем.
- Ну что ж, - глубокий низкий голос заставлял желать смерти, вжиматься в теплые плиты пола, слиться с ними, только бы не попасть под внимание властелина. - Ты хорошо сыграл свою роль. Правда, несколько раз допустил попытку ее убийства. Но мне важен итог.
Склоненный демон выдохнул от облегчения. Наконец он сможет заняться усилением своих владений. И демоницы... Запрет на женщин мира девчонки и невозможность долго находиться здесь сделали из него евнуха. Проклятое воздержание добавляло мучений ко всему, что ему пришлось вытерпеть за эти три с половиной года.
- Но любой промах должен быть наказуем.
Стон разочарования уже готов был сорваться с губ наследника пятого сета, но усилием воли он задавил его. Никто не заметил бы его разочарования, но только не властелин. Последний рассмеялся, отчего еще больше захотелось слиться с воздухом.
- Ты продолжишь оберегать моих потомков. Но основное внимание уделишь моему правнуку. Займись его подготовкой, как моего наследника. Сделай так, чтобы он был достоин занять мое место. А взамен, я прослежу за пятым сетом Искушающих. Ты же станешь по правую руку будущего властелина, когда придет его время.
И с последними словами склоненного демона поглотила боль. Исчезли черные плиты пола с красными прожилками, исчезли темно-красные, почти черные стены огромного парящего куба зала допросов. Только тьма и огонь, выжигающий новые правила и ограничения, наложенные властелином Вардалиона - мира демонов. Из всего было несколько плюсов. Запрет на женщин снят, но невозможность иметь потомков все же осталась. Не то, чтобы демон хотел иметь детей, но их мир вымирал. Демоницы в большинстве своем были бесплодны, вынуждая мужчин его мира искать другие пути обзавестись наследниками, как поступил и властелин в свое время. И почему судьба не наделила нужными качествами его внука?
С такими мрачными мыслями наследник пятого сета еще немного полежал на горячей земле мертвой пустоши, куда его перенес властелин. Ведь в этом мире он считался изгнанником, тайну о наследнике знали только двое. И почему выбор пал на него?
В черном небе проплывали красные реки туманностей, они сталкивались, растекались. Красиво... Демон вспомнил начало этого пути. Ошейник, лишивший сил и магии, вкус крови девчонки, показавшийся самым желанным нектаром. В тот миг ему хотелось поклоняться ей. Как все продумал властелин! Теперь эта кровь не отпустит его, навсегда сделав преданным рабом.
Внезапно демон насторожился, почувствовав приближение охотников. Разлеживаться больше было нельзя. Миг, и он исчез, оставив после себя глубокую оплавленную воронку, куда угодило смертельное заклятие почти успевшего охотника.
  
Эпилог
Почти три года спустя
Нянька
Ашхар! Ну и где этот мальчишка! Еще и эта зелень вокруг замка мешает. Ну, Лисиена! Дар она развивала, понимаете ли! А мне теперь ищи этого дракона с шилом в одном месте. Еще и прятаться от меня научился, блокируя зов крови.
Завис над каким-то кустом с уже пожелтевшими листьями и сконцентрировался на крови. Лисиену я сразу почувствовал в замке, в той же стороне услышал и мальчишку, который на удивление совсем даже и не маскировался. И что это он там делает?
Невидимый для всех обитателей этого мира, направился к стенам замка, которые были увиты толстыми плетьми лиан. Очередной эксперимент Лисиены выглядел впечатляюще. По мере того, как лиана поднималась вверх по стене, у нее менялся цвет листьев. Зеленый переходил в желтый, затем в серебристо-белый, а кончики лиан были розовые. Фу, гадство!
Пролетая на уровне второго яруса замер и со скучающим видом стал ждать. Долго не пришлось. Мимо меня беззвучно пронеслось в свободном падении худое, но жилистое маленькое тельце наследника драконов и демонов. Да уж... И это мой будущий правитель. Если бы не кровь, давно бы придушил, как слабое звено. Но, надо признать, магически одаренное, бесстрашное и, к сожалению, непозволительно доброе для демона, звено.
Наблюдая за полетом неудачника-скалолаза, заметил быстрое движение лиан, которые будто невзначай попались под руку Аду. Тот сообразил быстро, ухватившись за толстые плети. Ага, еще и пару камешков кладки так незаметно выехало, образуя ступеньки в стене. Сущность замка любила своих обитателей. Вздохнул, и стал ждать дальше. Спустя пять минут Адамир прополз мимо, цепляясь за лианы и делая вид, что меня тут вообще нет. Ну, какой наглец!
- Сет, не злись, - не глядя на меня, тихо произнесла эта сосредоточенная малявка, которая могла видеть меня, не считая этой недалекой видящей Юнис, - я доделаю все дела и закончу преобразование темной магической решетки аркана, которую ты мне задал утром.
- Я же сказал, не Сет! Учитель Шеогорат! Ты уже не трехлетний ребенок!
- Угу, - пробурчал добравшийся до окна Адамир. - Да, учитель Сет.
Ррррр!!! Вот зараза мелкая! Дела у него! Подлетел поближе и стал наблюдать за действиями Ада. Тот пытался взломать защиту окна. И это шестилетний ребенок! Легкий путь через двери он просто проигнорировал. А взломать защиту - это да, это нам интересно. Умница. Судя по всему, первая попытка была неудачной и закончилась полетом. А вторая... Звук щелчка затвора оповестил о победе над замкОм и вот мы уже в комнате.
Адамир прикрыл окно и направился к резной колыбели, над которой медленно вращалась самодельная каруселька с рыбками, дракончиками и амулетами, которые Лисиена захватила из пустого мира.
Еще раз окинул взглядом фигурку мальчишки. Да уж. Уменьшенная копия Валентина была босой, потому что ему, видите ли, удобней так по деревьям лазить. Ну и ладно, осень все равно теплая, пусть за этим мать следит. Темно-зеленые штаны были закатаны до колен, коричневая рубашка наполовину вылезла из штанов. Черные короткие волосы торчали непослушными вихрами, а вот глаза как обычно горели озорством и любопытством. Даааа... Уследишь тут. И сейчас наверняка его везде ищут.
На миг пронеслась мысль, что надо бы научить его скрывать эмоции, а то когда он что задумает, так на лице все и отображается. Или еще рано? Хотя... Сделал мысленную пометку заняться этим в ближайшее время.
Адамир остановился возле колыбели и стал рыться в карманах. Вот он извлек несколько плетеных браслетов и, выбрав один, надел на ручку маленькой двухмесячной девочке, которая сладко спала, посасывая кулачок другой руки. Еще одна копия Валентина, хотя какие-то черты лица, доставшиеся от матери, можно было разглядеть. Мысленно усмехнулся. Лисиена, наверное, иногда сомневается, точно ли она рожала этих детей.
Затем Ад по очереди прикоснулся к каждому из амулетов карусельки и только после этого направился обратно к окну. Я же подошел ближе к колыбели, пытаясь понять действия Адамира, и с удивлением обнаружил, что амулеты активированы и перенастроены на магию этого мира. Браслет тоже был своеобразной защитой и маячком для Ада.
Разглядывая браслет на руке девочки, вдруг почувствовал ее пристальный, изучающий и совсем не детский взгляд. По спине прошелся неконтролируемый холодок страха. Ашхар! Отскочил от колыбели. Да что это со мной?
- Ты чего? - шепотом произнес перекинувший уже одну ногу через подоконник Ад, глядя на меня каким-то прищуренным и подозрительно заинтересованным взглядом.
И долго он так за мной наблюдал? Неужели это его магия так подействовала? Закатил глаза, сделав вид, что вообще не понимаю, о чем это он, и решительно подошел к колыбели. Девочка спала. Вот уж мальчишка! Это он от меня ее защищать, что ли собрался!?
Обернулся к окну, но Ада уже и след простыл. Выбрался наружу, закрыв створки и восстанавливая защиту, раскрыл невидимые в этом мире крылья и направился вдоль стены. Ада я увидел у приоткрытого окна.
- А ты знаешь, что подслушивать...
Фразу я не закончил, услышав, о чем ведется разговор.
- ... хорошо, - шепотом закончил и затаился по другую сторону окна.
- ... не правильно, он ведь еще совсем маленький! - возмущалась Лисиена.
- Это традиция. Я не могу ее нарушить, - спокойно объяснял жене Валентин. - Наследник должен быть сильным и его обучением должны заниматься лучшие.
- Но ведь можно нанять учителей и обучать его здесь, чтобы он был рядом... - голос Лисиены задрожал, и я понял, что она едва сдерживала слезы.
- Любимая, - тяжелый вздох, - пойми, он должен вырасти среди своего народа, учится наравне с другими детьми. Запереть его в четырех стенах - не выход. И мы сможем его навещать, забирать на выходных. А еще есть свободные от учебы недели, которые он будет проводить здесь, с нами.
- Но он еще такой маленький...
- Поверь, я тоже через это прошел. И как видишь, со мной ничего не случилось. Мне тоже тяжело его отпускать, ведь он и мой сын, но так надо и я понимаю и принимаю эту необходимость. Общение со сверстниками пойдет ему только на пользу.
- Но...
Договорить Лисиене не дали. Каким образом, я догадывался. Перевел взгляд на Ада, который о чем-то задумался, нахмурив лоб и поджав губы. Затем он пополз дальше вдоль стены, перебирая руками толстые стебли. Хотел последовать за ним, но тут Лисиена опять заговорила. Решил послушать, вдруг еще что интересное узнаю.
- Валентин?
- Да любимая, - промурлыкал тот.
- У меня есть к тебе просьба.
- Я слушаю.
- Ты не мог бы поговорить с Хассом. Просто он никак не может понять, что для Мелиры очень важно провести брачный обряд по традиции хеммингов.
- Огонечек мой, точно такую просьбу я могу озвучить тебе. Для Хасса дело чести ввести жену в клан по традиции духов степей. Так что этот разговор бессмысленный. Пусть сами разбираются.
- Сколько можно уже разбираться? - возмутилась Лисиена.
- Ну, если они оба такие упрямые, то что тут поделаешь. Тем более это не мешает им быть везде рядом.
А, ничего интересного. Эта странная парочка редко здесь появлялась. Вот совсем недавно на пару дней объявились, а еще, когда Лисиена из пустого мира вернулась. Тогда Лира через пару дней, которые понадобились на дорогу, ураганом влетела в замок, раскидав всю охрану. Последняя не особо то и сопротивлялась. Как вспомню этот бабский рев! Я тогда к Аду пять дней подступиться не мог. Его все время кто-то окружал. Именно с тех пор он начал усиленно придумывать различные виды маскировок. Еще и Хасс его с тенями познакомил. Теперь даже я с трудом мог его разыскать, если он решал затаиться. Только вот от Лисиены он так и не научился прятаться. Материнский инстинкт у нее или совесть у Ада? Не знаю...
Оторвался от стены и направился за наследником. Тот уже перебрался на соседнюю башню и целенаправленно полз к гнезду горной горлицы, которое покосилось, и готово было в любую секунду сорваться вниз.
Слишком добрый. Не нужно было даже спрашивать, что Ад собирался делать. Жалость не должна быть присуща властелину демонов. Хотя какой из него демон? А дракон? Он уже давно должен был вторую сущность приобрести. А что в итоге? Ох, чувствую, провалю я эту миссию по воспитанию. Уже прощаться с жизнью что ли? И обречь свой сет на забвение? Ладно, что-нибудь придумаю. Иногда жизнь ломает сильнее, а Судьба может подстроить все лучше меня.
Сложил руки на груди, ожидая очередного полета вниз. И совсем не гнезда. Горлица то птичка магическая. И защита у гнезда тоже магическая.
О, а вот и очередное молчаливое падение, а судя по злой блондинистой эльфийке внизу, которая тоже наблюдала красивый свободный полет, кого-то ждет наказание от бабушки, приехавшей погостить на пару дней.
Спасать или не спасать? Эх, тяжела роль няньки... А когда эта нянька еще и демон, то можно сказать, что Судьба - дама с юмором, которая любит испытывать всех на прочность, устраивая повороты в самых неожиданных местах жизненного пути.
  
Конец.
01.09.2014 - 19.01.2015
  
Буду очень рада вашим комментариям и поддержке! Все это помогает подпитывать Муза! Заранее спасибо и не забываем оставлять почтовый адрес, к НГ хочу подготовить небольшой сюрприз, ну или как получится:)
  
Послесловие с благодарностями
Вот и закончен мой первый роман, который родился из фанфика, написанного к 'Академии стихий' Гавриловой и Жильцовой. Хочу сказать им большое спасибо. Ведь они подтолкнули меня начать писать, организовав конкурс. И вот что из этого получилось. Казалось все просто, садись и пиши, не задумываясь ни о чем. Но пришла как-то раз на мою страничку Галинка Штолле, дала мне заслуженного пинка, и у меня нарисовался план моей истории. Появились вопросы, которые я задавала сама себе и старалась на них отвечать. Именно тогда я поняла, что бездумно писать нельзя. За это озарение ей большое спасибо!
Еще хочу сказать спасибо маме и моей сестре, чье мнение и одобрение для меня были очень важны. Большое спасибо читателям, которые поддерживали меня на протяжении всех месяцев написания романа. Тати, которая была со мной с первых строчек, Рыжей Сове, которая подключилась чуть попозже и могла поднять настроение одним своим присутствием, да и сейчас она - источник позитива и мой соавтор по Ваське))) Аntonina и Alex (Снежная А.), которые пришли со стихами и остались со мной, периодически вытаскивая из уныния (надеюсь, не частого), которое бывает у каждого автора. А еще Натали, чьи комментарии просто окрыляли и заставляли поверить в себя, как и комментарии Mariam, веселой и доброй, Котенка, озорной и успевающей подбодрить каждого, а также Kisanchik, Царьки, Аверли Софии, Ермолиной Ирины, Ольги и других.
А еще хочу сказать спасибо Марьянне Кей, Liske, Асси-Нимфейке и всем остальным девочкам из 'Записок начинающих авторов'. За поддержку, создание дружественной атмосферы, за возможность спросить совета. Может, кого забыла, ведь с переездом на ФБ не все могли оставлять комментарии.
Ну, и не могу не сказать про партизанов, которые тихонько читали, но ведь есть счетчики посещений :) Я вас видела и вам тоже спасибо!
Приходите в мои новые миры, буду рада вас там видеть :)
Всегда ваша - Светлая Надежда!


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Как я босса похитила" (Романтическая проза) | | С.Бушар "Сегодня ты моя" (Короткий любовный роман) | | Е.Мелоди "Пат для рыжей стервы" (Современный любовный роман) | | С.Грей "Галстук для моли" (Женский роман) | | Д.Рымарь "Десерт по имени Аля" (Современный любовный роман) | | М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | М.Весенняя "Чужая невеста" (Романтическая проза) | | К.Амарант "Куколка" (Любовное фэнтези) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"