Морев Владислав Юрьевич: другие произведения.

Реминисценции

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


      -- На Волнах

На Волнах Ладья, -

И от Брега далеко

Я Путь начинаю в Обитель Мою:

Не странствую я, -

То Веление Рока, -

И я на Корме, зачарован, стою.

Пустынны Пространства,

Колышутся Воды, -

Как Тело Чудовища, грозно во Сне:

Судьба безучастна

К Надеждам Свободы -

Она указует им Место на Дне...

Сгущается Ночь...

Океан оживает -

Искрятся Моря, что плывут на Прокорм:

Бессилье и Мощь

Здесь Друг Друга встречают -

Лишь Время пребудет их общим Врагом.

Шторм близится: Молнии

Рядом, во Мраке.

Убрать Паруса! - Слово здесь за Судьбой.

Влекомое Волнами,

Полно Отваги, -

Вот Судно, где я - с обретенным Собой!..

      -- Слово Великого Хана

Не ссорьтесь с богами,

Ведь боги - не Люди:

Ведь Люди - что Было,

А боги - что Будет.

Дома их - Обители,

Хижины - Судьбы:

Мой Дух это видел

С Вершины, со Ступы.

Оттуда - виднее,

Поскольку там рядом

Гора, а за нею -

Величие Града

Страны, что с богами

Общается тесно:

Очами, Устами

Касается Бездны, -

Страны, что воюет

Незримо для Мира,

Виденье рисуя

Алмазным Очиром,

Страны, где я был бы,

Не будь вместе с вами,

О глупые Рыбы,

Что ловятся сами!..

      -- Храм Хадака Мацури

Есть Холод ночной и есть Холод дневной,

Но Холод безвременный жив только здесь, -

Меж Воздухом ясным и темной Водой,

В Стенах и Аркадах, что словно не счесть,

Вратах, что открыты, Путях, что ведут

Как-будто по Лестнице всех, кто бежит

В Ночи к Испытанью, которого ждут, -

К тому, что Смотрящих извечно страшит...

В назначенный Час Ритуал оживёт

В Движенье всех тех, кто его предвкушал:

Сквозь Холод и Мрак Жар людской потечёт

Во Плоть Полыньи, что как жидкий Металл.

В ней будут искать, не жалея себя

Оставленный старым Священником Знак, -

В Беспамятстве Прошлое словно топя,

Чей Образ влеком, бесприютен и наг...

Найдет Единичное только Один, -

Надеждой, кто верит, согреется сам:

Как Всполохи пляшут Движения Спин,

И Звёзды искрятся, подобно Глазам.

Дыханья - Мгновенья: Вдох, Выдох - и Вздох, -

Как Бусины Чёток, все ближе к Узлу;

Вот Холод - и Храм - и меж ними Порог

В Значенье, что даст Бесконечность Числу!..

      -- Салар-де-Уйуни

Соль - Посредник меж Вод и Земель,

Гладь Озерная в Соли - прочней;

Сень высот, Облаков жидкий Мел,

Это Призрачность - Бегство за ней.

Отраженье питает Мираж, -

Нет правдивей Обмана, чем здесь:

Это верхний Природы Этаж, -

Здесь укрыт ее тайный Отвес...

Горы близко, Вершин не видать,

Но Присутствие их - за Спиной:

Их пристало лишь воображать

В зыбкой Толщи - густой, соляной.

Что есть Зеркало - Низ или Верх?

Отрази - и свой Выбор найдешь:

Здесь все видно без всяких Помех, -

Остро все, как отточенный Нож!..

      -- Шангри-Ла

Средь Гор величайших великие Реки

Летят, сокрушая Потоками Скалы:

Их Русла близки - и не знают Помехи

Их Воды, что Даль с Высоты низвергала.

И изгнаны, ныне, слепые от Гнева,

Несутся они по Ступеням-Порогам:

Над ними клубится Драконами Небо,

Где Битвы Стихий разбивают Отроги...

Воздушные Массы текут в Лабиринтах,

Избрав Направленье противоположно.

Здесь Тучи - Туманы, в которых не видно,

Здесь Грозы - Истоки: пред ними ничтожно

Все то, что пред Взором доныне предстало,

Являя Привычное для Подтвержденья.

Танцуют Йидамы: Мечи и Оскалы

Прекрасны - и грозны Йидамов Движенья...

Мистерия-Цам воплощается всюду:

В Деревьях и Птицах, Животных и Людях, -

Во всем, что открыто, иль скрыто под спудом,

Что было когда-то, когда-нибудь будет.

Вращенье Реальностей - Сил Превращенье:

Видения Снов - Воплощения Жизней;

Забыть Состоянья и слиться с Теченьем -

Вот Цель Созерцателя, Путника Тризна...

Кочевники-Горцы на Страже Свободы,

Их чёрные Тенты Ветра охраняют;

Молитвы - Обители: Стены и Своды

Смятенные Души умиротворяют, -

Те Души, что светят в Тени Преисподней,

Теряя себя, и Свое обретая,

И в дышащей Тверди - возвышенной, водной, -

Их Цель, Белый Лотос, в Ночи расцветает!..

      -- Потаённый Флигель

Мой Мозг - Дворец Души, а Сердце - Флигель,

Где укрываюсь я от Суеты

Идей и Мыслей, что лишь Ум провидел,

Что перенес на белые Листы.

Душе Дворец подвластен белоснежный -

По Галереям шествует она:

Её Любовник, сладострастно нежный,

Лишь я один, - и с ней моя Весна!..

О, потайные Комнаты! О, Залы,

Чьи Зеркала - Рефлексия вовне!

Вам видеть Гордость Духа лишь пристало -

И он искрится в сумрачном Огне.

Грохочут в вас Потоки Звуков Речи -

Но часто нас двоих не застают...

О, тайный Флигель! Роком ты отмечен -

Даря двоим возвышенный Приют!..

      -- Вийон

Жесток и ты, и твой Эксперимент, -

Но над Жестоким будешь ты возвышен:

И пусть в тебе угаснет целый Свет,

Проснется Зверь и подкрадется ближе

К твоей Душе, с которой ты один,

Студент и Странник, любишь и страдаешь,

Ты победишь, Воровки блудный Сын,

Ты победишь - лишь ты об этом знаешь!..

Ханжи погонят Дух твой от себя,

И станут Трусы глупо пресмыкаться;

За Преступленье дольние Князья

Простят, чтоб Песней краденой питаться.

Ты поразишь Преступников самих

Своим жестоким Самоотреченьем, -

Всё для того, чтоб новый, вольный Стих

Восстал во Смраде с проклятым Значеньем!..

Наука - Труд, Искусство - Воровство:

Они не могут, право, Друг без Друга;

В их Единенье дышит Ведьмовство, -

То, что бежит с Молитвами по Кругу.

Восстанье - Сговор, Заговор - Притон:

Всё - Одиноким, Мир под их Ногами;

И может там - "Достоинство" и "Трон",

Но точно здесь - в Падении мы сами!..

Что нам дано - украсть! Ну, а затем

Бежать к Убийству - ради Возрожденья:

В Эпохе новой много Теорем,

А Толпы снова жаждут Упрощенья.

Горит Костёр... Изгнанники - в Огонь!

О, Зависть - Пытка! Горе Любопытным...

Но шепчет Вечность Тлению: "Не тронь

То, что Бельму ослепшему не видно!.."

      -- Переходное

Дождь по Крыше стучит,

Град стучится в Окно:

Снег на Крыльях летит,

В нем Дыханье одно

Всех грядущих Стихий,

Что ночной ткут Мираж,

Их Биенья - Стихи,

Каждый Стих это Страж...

Стражи Ночи и Дня,

Я приветствую Вас:

Вы Стихиям Родня,

Ваше Время Сейчас.

Там, где Ветры поют,

Танцем руководя,

Ночи Дни создают, -

В каждой Правда своя!..

      -- Принц Сётоку

На Западе Солнце заходит,

Восходу даря оправданье, -

И Цикл повторяется в Роде,

Возводится новое Зданье

Из тех Поколений, что снова

И снова восходят к Светилу,

И каждое новое Слово

Им дарит Надежду и Силу!..

Спасение - за Океаном,

Туда направляются Стопы:

Страна там, что больше, чем Страны,

Культура с Природой особой.

Зовет она всех породниться,

Кто Силу ее превосходит, -

Кто с Солнцем из Моря родится,

Пространство ища в Небосводе!..

Природа себя усложняет, -

Преемственность это Слиянье:

Кто Мудр, тот Закон этот знает,

Кто Тверд, строит Этики Зданье.

И в этом Саду, этом Храме

Затем Созерцанью предастся:

Красой наслаждается ранней, -

Чтоб к Полудню освобождаться!..

С вечерней Росой будет Путник

Вкушать Наслажденье Заката,

И Трапезой скромной, не скудной,

Себя одарять, как Наградой.

Возляжет с Душой обновленной,

Даря ей Любовь и Зачатье, -

И в Странствии по Небосклону

Даря ей извечное Счастье!..

      -- Hellenismus

Народы и Страны отныне смешались,

Везде обращаются Люди и Вещи:

Одни были взяты, другие отдались

Под Звук Голосов ужасающих вещих.

И боги пошли через Горы и Долы,

Чтоб Веру, как Кровь, поселить в новых Венах:

Сгущается Воля из Туч Произвола, -

И грозный Разряд уж в Руках Человека!..

Моря единятся в едином Пространстве,

Что Воды сгущает из Чрева земного:

Вгрызаются Реки с слепым Постоянством

В безвольные Почвы былого Потопа.

Великие Горы Цепями смиряют

Титанов равнинных, подставивших Печень:

Орел уже близко - и Ворон летает

Над будущим Пиром, что уж недалече!..

Цари из "Друзей" притязают в "Героях"

На преданных царских Костях оказаться:

Везде Города идеальные строят,

Чтоб Имя могло в Безымянном остаться.

В них Космос мешают из Полисов разных,

Борьбой утверждая Миры и Покои:

Предел и Трагедия вечно опасны,

И Драмы грядут среди Нового Строя!..

Химеры рождаются в Соотнесенье

Того, что как кажется, зримо Похожим:

Коварство Красот в полукровном Теченье

По Венам, застывшим в шагреневой Коже.

Синкретика - Стиль, что Значенье выводит

За Формы - Границы, отжившие Смысл:

В них Чувства скитаются - и не находят,

Идеи - Обители без Компромисса!..

Друг Другу Торговля с Войной не Помеха, -

Обмен Жизни-Смерти востребован Веком:

Он объединяет все Альфы Омегой,

Он носит Обличье желанное Грека.

Где Вызов - там Жребий: Грядущее рядом -

И Прикосновенье спасет иль погубит.

Здесь Мир - Города: у Подножия Града

Весь Мир Пробужденье навеки забудет!..

      -- Тициан

Сезоны - Цвета, Отражения, Блики -

Колышутся Волнами, сами в себе:

В них Власть Парусов и далекие Лиги,

Куда уплывают навстречу Судьбе.

Сознание прочно свой Путь утверждает

Сквозь Зыбкость, где Линии погружены

В Гармонии Красок, что жить разрешают

Всему, что играет, не зная Вины...

Герои и боги - лишь Символы, право,

Что чтим мы за ними иль в них - вот Вопрос:

Прекрасна, но бренна текущая Слава,

И Брег в этом Мире - не Почва, но Мост.

Когда Преходящее тихо уходит,

Лишь Тень остаётся в большом Полотне:

Её растворяют бегущие Воды, -

Ветра же не тронут того, что на Дне...

Объемы и Силы, Характер рождая,

Друг в Друге себя проверяют затем:

Наследье восходит - свой Мир погружая

В Величие Жизни средь Рам-Диадем.

Краса это Зрелость, доступная Душам,

Что Цену Наследья познали сполна:

Виденье морское, чей Ход не нарушен, -

Виденье, где в каждом Сезоне Весна!..

      -- Samhwasa

Ищут Столетья Поэзию здесь, -

Ибо Природу ищем мы все:

Мало есть в Мире таинственных Мест,

Где Мастерская слагает Музей.

Западный Пик превращается в Храм, -

Чтобы Восточного Прелесть воспеть:

Ветры кочуют по светлым Долам,

Чтобы под Вечер сюда прилететь...

Феникс с Драконом ведут Диалог,

Высит Журавль причудливо Стан:

Тигр крадется к Добыче, как Рок, -

Хищник из дальних неведомых Стран.

Образ и Слово здесь Кисть единит, -

Тело и Душу в Экстазе сведя:

Мощью - Дракон, словно Феникс - горит,

Жизнью зовется - Живое родя!..

      -- Хортица

Природа Потоков речных своевольна -

Свободу Теченья всегда заключают:

Брега это Русло, Граница Раздолий -

Они концентрируют и направляют

Энергии Вод, охраняющих Подступ

К великому Сердцу Земли Многоречий,

Что высится ныне как сказочный Остров,

Что вечно в Сердцах, рядом он иль далече!..

Курганы Кочевий его покрывают -

Вот славный Приют после Жизни свободной! -

Суровые древние Скалы слагают

Красоты Обители этой природной.

Здесь Птицы гнездятся, Потомство лелея,

И редкие Рыбы Века нерестятся:

Ведь он украшает Пространство Камеей,

Ведь он - Райский Сад, где все жаждут остаться!..

Вот Дуба волшебного Остов: питал он

В Тени своей Вольницу, что загубили

Рабы и Предатели - их побуждало

Безумие к Действию ради Насилья.

Но Древо срубив, его Память былую

Они не смогли, как хотели, развеять:

Свобода жива - и с Рабами воюет!

Предатели рухнут - и сгинет их Челядь!..

Придет под лазоревым Небом златое

Прекрасное Время - и будет посажен

Росток Дуба Нового, что под собою

Укроет Грядущее: чище и краше

Оно будет Прошлого в Мире заветном,

Где Земли с Теченьями снова сольются -

Чтоб Песня Свободой на Острове спета

Была в Честь Народов, что к Воле проснутся!..

      -- Сотворяю

Вечную Плоть сотворяю себе,

Переплетая Слова:

Мыслью о том, что все надо успеть,

Что несомненно права,

Словно загадочной Нитью одной

Песню сшиваю насквозь -

Чувство магической служит Иглой,

Что мне сам Мастер принес...

Вечно лишь Творчество - в Форме моей

Дух отворяет Врата;

Смыслы и Звуки мне шепчут: "Скорей -

Чтоб была Совесть чиста!"

"Злато очисти от Шлаков Земли,

Образ Чудес сотворив.

Вот они, видишь? - Навеки твои -

В Мире, что вечно красив!.."

      -- Guadix

К Западу от Гранады

Есть Лабиринт Пещер, -

Он называется "Градом",

Из Столкновенья Вер

Бегством вдали порожденный,

Чтобы от Бед укрыть;

Каменный и погруженный,

Он продолжает жить...

Камень песчаный мягок,

Но долговечен он:

Если не точит Влага

И не тревожит Сон,

В Сьерра-Невада сухо,

В Недрах Прохлада ждет;

В Камне - Обитель Духа, -

Плоть же свой Путь найдет!..

      -- Munk

Одиночество есть Выражение, -

И Движение Красок размытое

Интуицию сводит в Решение,

Что давлеет над Жизнью разбитою.

Вот Блуждание Бликов по Улицам

Городов, созидаемых Пятнами:

Дух Надежды здесь тихо сутулится,

Плоть Безверья здесь словно распятая...

Где же Лица? Под Масками Пологи:

Сны не снятся, Кошмары не видятся;

Зоопарк, где Баалы и Молохи

В грязных Клетках и боле не высятся.

Там Отчаянье Ограничения,

Где Победу творит Ограниченность

И Трясина, где Мненья, Сомнения

Топит медленно бледная Мнительность...

Мир Души, искаженный Болезнями,

Лечат тихо Плацебо-Лечебницы,

Что Забвенья считают полезными, -

Состоянья, что больше не лечатся.

Все Пути депрессивны, как Мостики,

Что Мосты заменили над Бездною:

Спины пробуют выбраться посуху,

Натыкаясь на Стены отвесные...

Бег Истории - Поступь Мгновения,

Что застыла в Фрагментах и Образах:

Неизменность во Лжи Изменения -

Как Беззвучье неслышного Голоса.

Крик Отчаянья - Образ, не более,

Ибо Крик обезличенный глушится:

Он в себе заключен, обездоленный,

Средь размытого Мира, что рушится...

Расщепленье Границ, словно Контуров,

Размывает Сознанье Материей,

Их берёт тихо хладная Оторопь:

Одиночество с тихой Истерией...

      -- Калавантин Дург

Что разгадывать будут Достойные? -

Ведь Природа Царицы загадочна:

Здесь Границы стираются дольние, -

Сила Гор же ещё недостаточна.

Видеть дальше - Высот Назначение,

Глубже чувствовать - Долженствование:

Где-то рядом - морские Течения, -

И Потоки Влекомых Старанием,

Иль Страстями, что Жизнью питаются,

Иль Идеями, что ею жертвуют;

Крепость где-то вдали возвышается,

Укрывая от "Равенства" Первую...

Вверх уводят Ступени, что врублены,

К Стенам, что на Породу положены:

Им обоим те качества приданы,

Что не будут вовек уничтожены.

Здесь танцуют, свое Уважение

Демонстрируя Роскоши царственной:

А Царица здесь - Воображение,

Что Избранников жалует Дарственной.

Кто возводит - Царицы иль Смертные

Для Цариц одинокие Крепости?

Охранять их достойны лишь Верные:

Охранять не Ландшафты - но Ребусы...

      -- Люди Издревле

Люди издревле жили с богами,

Посвящая им Жертвы и Страхи:

Образа их творили Руками,

Алтари воздвигая и Плахи.

А потом их в себе отыскали,

Ужасаясь Открытию тайно,

И Природа людская восстала,

Неприкаянно и окаянно...

Человечество, обожествляясь,

Низвергало и ввысь возносило

То Своё, где росло, проявляясь,

Как доселе желанная Сила.

Только Силы - как Звери земные:

Рвутся вон от Прокормов и Клеток -

И Свободу вверяют Стихиям,

Что погубят не давших Ответа...

Расщепляя, сводили - и руша,

Сотворяли свои Отраженья

"Боголюди", что грезили лучше

Сделать Мир, утопавший в Сраженьях.

И "Титанами" стали иные,

Верой Демонов в Бой увлекая:

Их Характеры были литые, -

Словно Идолы, Души прельщая...

Безразличие исподволь зрело,

И Усталость к Забвенью клонила:

Людобожбе нашло, что хотело,

И найдя, отказалось от Силы.

И, Мгновение славя как Вечность,

Пред Судьбой одиноко простёрлось,

Продолжая Инерцией Речи

О "Свободе", что стала у Горла...

Алтари уж готовы и Плахи:

Жертва - то, что, родившись, созрело;

Дети ждут, чтоб уйти в Тавромахи,

Что Тельцу посвятят своё Тело...

      -- Персидское Посольство

Восставшие Персы убили Посла:

Их Ярость к "Интригам чужим" позвала

Громить и крушить, чтоб, "Неверным" отмстив,

Себя успокоить, Безумье излив.

Посол защищался, и пал, как Герой,

Соратников Жизнь заслоняя собой:

Багаж разоряя, лишь Кипу Бумаг

Нашли - и сожгли, и развеяли Прах...

Как Ярость сошла, осознали все вдруг,

Что надо платить за Деяния Рук,

И стали Посольство на Север рядить,

И думали, как бы Царю угодить, -

Тому, кто Посла далеко отрядил,

Чтоб тот "Интересы Страны" защитил,

Чтоб был, уважаем, от Зла огражден -

Как Вера велит и Традиций Закон...

Убийство Посланника - Повод к Войне:

Последствия в страшном невиданны Сне

Страной, преступившей Долг Чести святой,

Живущей в Упадке, почти под Стопой.

Конфликт это Смерть! Надо не допустить

Вторженья и Мести, что могут излить

Воители, Смерч Воздаянья неся -

Ведь Мстители вечно берут, не прося...

И вот, снаряжают Посольство: в него

Улемы, Князья, Живота своего

Ничуть не щадя, отряжают себя -

Друг Друга в Заложниках числя, зовя

Посольство как-будто бы Жертвой большой,

Готовясь принять и Страданье, и Бой;

Царевич же будет его возглавлять:

Нет выше Посла, чтоб Страну представлять...

Готовые к Худшему, пересекли

Посланцы Границу в Огне и Пыли

Горячего Солнца, пустынных Ветров -

Но от Удивленья теряли Дар Слов:

Повсюду встречал их Эскорт и Салют,

От Счастья совсем обезумевший Люд,

Давались Обеды, давались Балы,

От Яств дорогих прогибались Столы...

Кругом это видя, Царевич нашел,

Что он Впечатленье собой произвел:

Вели к нему Барышень, сколько хотел, -

И он разошелся и порозовел.

Ругаясь с Улемами, честя Князей,

Он всюду катался Персоной своей,

Приемы всегда украшая, и впрок

Дары собирал, где хотел или мог...

А Путь пролегал через Бедность и Боль,

И рабской Убогости злую Юдоль:

Заставы, Колонии, Смрад Батраков, -

На что у Гостей не хватало тех Слов,

Что будто немели в роскошных Дворцах;

Они с Возмущеньем, забыв о Делах,

Испуганно то обсуждали, как "Враг"

Простер перед ними и Пух свой, и Прах...

Чем ближе к Столице - тем больше Триумф:

Пылинки с Гостей ошалелых обдув,

Ведут их к Престолу - как "верных Друзей",

Как "Первых" и "Равных", в великой Красе;

Как-будто бы не было Грязи, Убийств,

Бесчестья и Ярости - словно бы чист

От этого Шах, что остался вдали,

Чей Страх Сожаленья Посланцы несли...

Представ пред Царем, в Подношенье Алмаз

Ему предъявили. "Приветствуем вас!" -

Изрек он с Улыбкой, не вспомнив Посла,

И все позабыли о нем у Стола,

В Огне Фейерверков, Раскатах Фанфар, -

И длились до Ночи Разгул и Угар,

Счастливых слепя и Несчастных глуша,

А Прочих вовлечь в Развлеченья спеша...

Дела решены, Договор утвержден!

Убийство забыто - Убийца прощен!

Кортеж отбывает, Дары увозя:

Подкуплены щедро Улемы, Князья.

Царевич доволен, восторжен, разбит

( Слегка от него Опьяненьем разит ):

Он едет домой, словно сам - Падишах,

И славя Прием, не скупится в Словах!..

Но Время прошло... Грянул Переворот:

И снова был яростен темный Народ,

Князья ж и Улемы в Ночи тут как тут

Достали Клинки, что всегда только ждут.

Сведя свои Счеты, Царевича взяв,

Его ослепили, Темнице предав, -

Расхитив все прочее, Память сожгли,

И Пепел развеяли тайно вдали...

      -- Musica Igniaquatica

Пламя с Водою едины во Звуке,

Струи Стихий отпускаются в Танец,

В Таинстве движутся Ноги и Руки,

Чтобы Идеи и Чувства сплетались.

В этом Сплетении Ключ к Сотворенью

Тысяч Миров, этим Миром как Чревом

От Совершенства зачатых к Рожденью -

Все для Служения новым Посевам!..

Ритмы Огней и Мелодии-Волны

Схватят их Суть, понесут в Океаны:

Так растворяются Росчерки Молний

В Гамме Цветов и Пучинах Желаний.

Ритмы Течений слепящею Песней

Дышащей Плазмы уносятся в Небо -

Нет Волшебства, что творится чудесней,

И Заклинанья, творящего Негу!..

Мелос горящий из Ритмов-Фонтанов

Тысячи Слов извлекает в Значеньях:

Мифы восходят из них неустанно

Цепью Легенд, под большим Напряженьем.

В каждой Эпохе свое Сочетанье

Ритмов, Мелодий - Стихий и Материй:

Опыт их в Разуме - Тела Страданье,

Опыт Телесный - Страданьем измерен!..

Музыка Высшая здесь обретает

Плоть, что живет, пока Сроки не выйдут -

Душу из Духа всегда извлекая,

Не упуская Природу из Вида.

Мелос Глубин в Ритме Недр живущий

Звуками Коды реченные пишет, -

И из Гармоний первичных, поющих,

Силу Идей пробуждает и движет!..

      -- Времена Когда

Времена, когда Злодеи

Выбиваются в Герои,

И лукавые Затеи

Увлекают за собою;

Когда ставят под Вопросы,

Но Вопрос не ставят верно,

Когда Наледь и Торосы

Давят Души чрезмерно;

Когда Купля и Продажа

Смысл за Цифрами теряет,

Когда Кража и Пропажа

Оправданье обретают;

Когда Длительное быстро,

Когда Скорое влачится,

Знай, что Время снова вышло, -

Пока Смысл не возвратится...

      -- Алкивиад

Изысканность рядом с Ранимостью,

И Честь погранична с Безумием, -

Манеры прельщают Игривостью,

Дух бодрствует, как в Новолуние,

Стремясь на Страстях человеческих

Играть, как на Лире Эоловой:

Достойное увековечится,

И это не Руки, но Головы!..

Пиры услаждают Желания,

А Роскошь - для Чувств Испытание,

А после - не Грех Расстояния

Проплыть, прилагая Старания.

Всё в Мире изведать, и пробуя,

Себя проверять на Выносливость,

Скрывая Искус Многословием, -

Стремясь Неумолчное потчевать!..

Игра, забавляясь Интригою,

Натешится над Интриганами:

Их Глупость всегда многоликая,

А Самонадеянность - чванная.

Достоинства будут отмечены, -

И оскорблены, без Сомнения:

Вражда Чести с Гонором вечная, -

Как Знанье, что борется с Мнением!..

Изгнанье - не Новость для Странника:

Служение Службой сменяется;

Дань Гостеприимца средь Данников

Он сам принести постарается.

И Мудрость, и Опыт, и Нрав его

Врагам благодарным откроется:

И Силой насытит он Слабого,

Что Златом и Славою кроется!..

Но будет он Воспоминаньями

Стремиться на Родину дальнюю, -

Жив только одними Стараньями

С душевною справиться Раною.

Его Возвращенье - Мистерия:

В нём есть Торжество ли? - Сомнительно...

Безумье не водится с Мерою.

И Сила его - обольстительна!..

      -- Jongmyo

Серое Небо, красные Стены,

Снег покрывает сказочный Лес:

Памяти Место, что сокровенна,

Царствует в Сонме избранных Мест.

Память Достойных будет сохранна, -

Что б ни случилось, кто б ни пришел:

Здесь не помянут злого Тирана, -

Здесь понимают Суть хорошо!..

Всё оживает в День Неизменный, -

Тот, что навечно избран в Году:

Танец живет здесь с Музыкой древней, -

Служба идет у всех на виду.

Первый Монарх дает Основанье, -

Строят другие, чтобы хранить:

Всё здесь прекрасно, - Древа и Зданья, -

Всё, что способно с Небом роднить!..

      -- Хогарт

Гротеск и Жизнь близки Друг Другу, право!

Где Содержанье? Форма, ты условна!

Снуёт крикливо странная Орава,

Что притязает втуне, многословно

На всё, что дышит Духом Человечьим, -

Что незаметно, тонко и высоко:

Битьём, как Пойлом, сдабривают Речи, -

Дела стыдятся сказанного Слога!..

Отображенья Жизнь изображают,

Одев Гротеск в Гармонию и Стройность:

Изыск Красот безмолвно вопрошает,

Что делать здесь, где правит лишь Условность

Того, что Право зиждет на Насилье,

И превозносит Глупости Искусы, -

Смеётся Разум, выведенный в Стиле

Упрямой Кистью, выверенной Музой!..

Намёки, Жесты, Полуобороты, -

Свет там, где Тьма буянит безотчётно:

В прекрасных Формах прячутся Уроды

Среди Порханий глупо беззаботных.

Но даже здесь - нет, именно! - ложится

Всего точнее Линий Совершенство,

И Красота с Изыском здесь резвится

Вокруг мужских Условностей и женских!..

      -- Бейбарс

Раб белокурый с Бельмом на Глазу

Черных Рабов за собой поведет:

Он воплотит в себе Бой и Грозу -

Бурю и Битву в Огне призовет,

Что будет сеять по Странам иным,

Тлеющих Углей пустив Семена:

Пламя взойдет и развеется Дым -

Пламени Крона повсюду видна!..

Слава обманчива, Слухи - Обман;

Слухами Славу он будет крепить:

Знает - Надежды сильней прошлых Ран,

Память рубцует, что больно забыть.

Страхи же - помнит! - в Надеждах живут,

Их отравляя в Тиши, исподволь:

Раб стал Властителем, Власть его - Труд,

Что выше Тюрем, Цепей и Неволь!..

Нет Компромисса, коль всюду Враги,

Вера - Личина, она же - Судьба:

Битвы в Истоках - и в Дельте Реки -

Станут Началом Карьеры Раба,

И Продолжением, Сутью ее;

Битвы - Предлоги, Деяние - Цель:

Мир Компромиссов получит Свое -

И укрепит себя Славой отсель!..

Слухи же, Чувства отныне будя,

Песнями станут, во Время врастут:

Ветви их Память извечно плодят -

Их многократно в Веках воспоют.

Кошек, насытившись, Барс приручит:

Воля - Бездомье - в Бродяжность ушла;

Пусть Муэдзин для Аллаха кричит -

Хищников Он оправдает Дела!..

      -- Tasman

В дальних Странах - идти ещё дальше,

Уходя за Края Горизонта -

В тех Краях, что опасней и краше

Дивных Снов подо Льдом Небосвода.

Странник Моря однако скрывает

Свои Чувства от Странников Суши:

Только Картам их Суть доверяет,

Путь кладя, что Пределы нарушит...

Экспедиции - Дань Изученья:

Это Время блуждает в Просторах -

Ищет новое где-то Теченье

Для Частиц незаметных и скорых.

Измерение Градусов ясных

Здесь колышется в Водах неверных:

Разум бодрствует, Путь не опасен, -

Ибо Разум разлит соразмерно...

Добродетель Упорства похвальна,

Но Упрямства Порок безнадёжен.

Где Пределы? - За Странствием дальним

Наблюдает, упрям, непреложен,

Тот, кто Мир сотворил без Изъяна -

Управляя Изъянами Жизни.

Но, Спокойствие! Буря - по Плану:

Она зря твой Корабль не настигнет...

Слава Слухами в Пене творится:

Она - Моря бегущие Волны;

За изменчивой Южной Зарницей

Континента Вместилища полны.

Говорят, в них Богатства несметны,

Обсуждают, как к ним подобраться,

И пугают: "Хранят их наверно

Дикари, что умеют сражаться!.."

Что вдали от Привычного - разом

Отметают ленивые Души:

Большинство их, а значит Отказом

Награждён, кто его обнаружил.

В Утешенье, однако, "повысит"

Меньшинство "дорогого Героя" -

И в привычное Русло "зачислит",

А потом увлечёт за собою...

Странник Моря свой Долг выполняет

Беззаветно и невозмутимо,

И Края на Краю постигая,

Он за них проникает незримо.

Острова, Острова - словно Пена

На Волнах, что бегут к Континенту:

Счастье Странника благословенно, -

Словно Сна путеводная Лента!..

      -- Chand Baori

Тринадцать Уровней пройди, спускаясь вглубь,

Чтоб Вод коснуться чистых, изумрудных:

Покинут верхний Мир, что изнурен и скуп,

Внизу же Отдых ждет, упрятанный столь чудно.

Двойные Лестницы нисходят, расходясь

Вдоль Стен, Каскадами сходящих в Подземелье:

Здесь Небеса живут - отвергнута лишь Грязь,

Она оставлена за Гранью Рукоделья...

Путь нескончаем вроде - но Конец столь зрим:

Гулять здесь можно, странствуя попутно;

Светило шествует - ты не следишь за ним,

Тень опускается, и Блики Света скудны.

Три с половиной тысячи Шагов...

Или Ступеней? Где Соотношенье? -

Колодец этот древний глубже многих Слов, -

Что оценить мешает Отраженье...

      -- Стокгольм

Град-Ожерелье в Созвездье

Тысяч лежит Островов,

Водами сотканных вместе

В Песню из найденных Слов, -

Найденных Жемчугом странным

В северном Хладе Пучин:

Сверху - Кристалл многогранный

Граней растаявших Льдин...

Реки здесь Море питает,

В Бухты Каналов входя, -

Души по ним проплывают,

В Память Наследье кладя.

Skargarden - значит Узорочь

В Скалах забытого Льда:

Спит он, где дальние Горы, -

Здесь же живая Вода!..

      -- Zeugma

Сложи Фантазии искуснейший Рисунок,

Играясь Камушками, как на Берегу

Морской Стихии, где Теченья и Буруны

По Дну из Камушков бесчисленных бегут,

Неся сквозь Толщи Блики Образов, Сюжетов,

И Колесницу Сил божественной Красы:

Ты поглядел, играясь, выкрав это где-то,

Унес с собой, кидая Сердце на Весы...

И взвесил Разум все, что выдало Искусство:

Хвала тому, кто по Волнам его плывет!

Безвестный Мастер, воплощал ты в Камнях Чувства,

Из них любому подарив и Вид, и Род.

Они укрыты Толщей Праха и Столетий,

В пустынном Сердце, что лишь изредка живет -

И где-то Реки здесь текут в горящем Свете,

И Ветер Сказ Красы божественной поет...

      -- Ян Гус

Что Неприятно - произнесено,

И многократно будет повторяться:

Пусть Слово стихло - Чувство всё равно

Сумеет в Душах ревностных остаться,

И будет ждать Грядущего, копя

Те Силы, что подавлены Судьбою;

Не забывайтесь, Пастыри, Князья:

Нельзя держать Духовность под Пятою!..

За "Волей Божьей" Волею Людей

Сокрыта Правда о Высокомерье.

Смирись, Гордыня! Мерзостью твоей

Давно все сыты: нет тебе Доверья!

Где Ритуал, Учения уж нет:

Не Содержанью молятся, но Форме;

Един для всех Божественности Свет,

А не для тех, кого задаром кормят!..

Последний Шанс Заблудших вразумит,

Подобен Шагу страшному над Бездной:

Откройте Сердце, дайте Людям жить, -

Всем, вдохновлённым Праведностью честной!

Однако полно... "Ересью" с Основ

Заклеймены Доверие и Слово:

И "Простота Святая" бросит Сноп

В Костёр Безумья вечного "Святого"...

      -- Washington

Не жаждал Власти он, и Славы не желал,

А потому достоин был обеих:

Среди свободных Воинов просто Генерал,

Стремился кончить Битвы поскорее.

Потери Стойкостью своей превозмогал,

Терпел Лишенья, Временность их зная,

Ошибки горькие открыто признавал,

И достигал Успеха, исправляя.

Познанья Опытность поставив надо всем,

И, Опыт Жизни Знаньями измерив,

Он упражнял свой Ум Решеньем Теорем,

А Ход Судьбы Сознанию доверил.

Эпохи верный Сын, иную возвестил,

Легенды, Мифы воплощая в Праве,

Свободу Новую в иной Воде крестил -

На Путь Страданья к Торжеству направил.

Высокомерия Безумье ниспроверг,

И этим Верность Разуму очистил,

Был в Предпочтениях и Римлянин, и Грек,

Служа Мечте без Страха и Корысти.

Ложь ненавидел, презирал Лжецов,

Считая Правду Сутью Государства,

И Основатель был среди Отцов,

В Грядущем видя Исправленье Рабства.

Советом Избранных к Деяньям призван был,

Встал, окружённый Избранной Плеядой,

Меч Ориона взял, и Льва им победил,

Тельцу отдав и Пастбища, и Страду.

Терпимость в Разуме с Терпением в Делах

Он совмещал с Успехом Постоянства,

Был убедителен в Деяньях и Словах,

Непримирим к Претензиям и Пьянству.

Бесстрашен в Честности, легко оставил Власть,

Тем осрамив навеки Подлецов и Трусов, -

И этой Славе Память не позволит пасть,

Померкнуть Памяти же Слава не допустит!..

      -- Harpocrates

Бог-Сын воплощает Отца Торжество:

Власть снова родится, во Тьме умерев;

Она выше Жизни, она - божество,

А Жизнь - только Форма, идущая в Склеп.

Та Форма, что Магия и Талисман,

Что, в Саван завёрнута, Семя хранит:

Ребёнок - грядущий святой Великан,

Что Истины Власть на Земле утвердит...

Вращаются Звёзды, Зенит обходя

По Кругу - с Вращением дольних Миров:

Они, как и всё, умирают, родя,

Рождённых питая Обильем Даров.

Бутон - Сочетанье Пространства и Звёзд -

В себе укрывает святое Дитя:

Созвездья ложатся, чтоб выстроить Мост,

И Путь указуют - пылая, светя...

Вот Перст, что влагает Младенец в Уста -

Тот Жест, что Наивность и Жизнь единит:

Наивность, что в Мудрости будет чиста,

И Жизнь, что о Вере с Душой говорит.

Они возрождают великую Мощь,

Что ждёт Пробужденья в положенный Срок:

Рассвет уже близок - кончается Ночь,

Рассвет это Принцип, Мистерия, бог!..

      -- Сага Свинемюнде

В Устье Свины, у Встречи Течений,

В зыбких Водах коварных балтийских,

Где Рассвет и Закат есть Свеченья

С Горизонтом далеким и близким,

Льды великие в Скалах с Песками

В Незапамятность Остров воздвигли -

Сдавлен Бухтами, словно Тисками,

Он сквозь Глазу незримые Мили...

И в Эпоху Народов Броженья,

Когда к Мраку Погода менялась,

Когда Север свое Наступленье

Вел на Юг, где Гордыня смирялась,

Был на Острове Стан с Перевалом, -

Место Пиршеств, Удел Возлияний, -

И Воители с волчьим Оскалом

Здесь лечили Рубцы от Деяний...

Раз приплыл сюда Флот, устрашая

Даже тех, кто прошел все и видел:

Он пристал, всю Добычу сгружая

В светлых Дюнах, куда его вывел

Рок с богами, что вместе тогда лишь,

Когда Вечное нечто куется -

А что именно, ты не узнаешь,

Пока лично тебя не коснется...

Грозный Конунг на Брег тогда вышел,

И велел Пир с Ристалищем вместе

Здесь устроить - на Месте, что выше

Дюн и Пляжа у Бухты безвестной.

И созвал туда всех, что дрожали, -

Не от Страха, Страстей первозданных:

В эту Ночь Жизнь и Смерть все решали, -

Много Утром нашли Бездыханных...

И тогда вышел Воин могучий,

Вызвав Конунга прямо на Битву:

Солнце било сквозь черные Тучи,

Словно в жертвенном Чаде Молитвы.

И, сраженный, пал Страх, изливая

Свою черную Кровь, - красным Взором

Жизнь пронзая, что уж истекая,

Была отдана вечным Раздорам...

На великом Костре, после Пира,

Вместе с Жертвами Ночи прошедшей

И Награбленным, взятым Насильем,

Окруженный магической Межей,

Конунг отплыл во Мрак, полыхая, -

Так как жил, с тем, в чем видел он Гордость, -

К Брегу Звезд и Комет приставая,

Вечных Льдов, отражающих Доблесть...

С этих пор сквозь Века проплывали

Здесь Сокровища, Воины, Легенды;

Времена, словно Страсти, сменяли

Свои Лики, Доспехи и Ленты -

Брег же этот с высоким Курганом

Стал Горою, где Зелень сокрыла

Сон Кошмара и Дух бездыханный,

Что в себя заключила Могила...

И поныне везде у Подножья

Только Кладбища в Зарослях темных, -

Остальное все Тление гложет,

Укрывая от Взоров нескромных.

На Вершине ж - Руины, что Гарью

Всюду тронуты в Опустошенье:

Прах Гостиниц, погибших в Пожаре, -

Прах Явившихся без Приглашенья...

Путник, знай - ты бредешь по Былому,

Знай, Строитель - ты в Капищах строишь,

Бард бродячий - прислушайся к Грому:

В нем ты Голос Ушедших откроешь!

Ветры, Волны и вольные Птицы

Тебе Хором споют Песню эту

В Устье Свины, где Гордым не спится,

Что Костром погребальным согреты!..

      -- Jeju

В Сердце Острова - Пик высочайший,

Заповедник, что Жизнь укрывает:

На Рассвете, что Золота краше,

Из-за Тела Вулкана сияет

Первый Луч, возвестив Пробужденье,

И Брега наполняет Хорами

Птиц морских голосистое Пенье,

Что приветствуют Волны с Камнями...

Из Пород возвышаются Скалы,

И Утесы к ним Путь преграждают:

Рядом с ними Теченья Оскалы

Свои хищные здесь обнажают.

С ними рядом Стихии дичают,

И Чудовища рвутся из Плена, -

Эту Свиту Светила встречает

Хор могучих Ветров полуденных...

На Закате кочующем, рваном,

Грохот Волн обостряется резко, -

Средь Палитры, наполненной Красным

Бьются Тени Цветами из Бездны.

В этот Час Бликов Бег пробуждает

Йонгдуама-Дракона от Грёзы, -

Восхищенье и Страхи встречают

Его Хором, что Хаоса Россыпь...

      -- Подари Рабу

Подари Рабу Свободу

В этом Мире золотом!

Подари Рабу Свободу:

Нет, молю я не о том,

Чтоб бездействовать бесплодно

Или Пыль в Глаза пускать -

Я хочу дышать свободно,

И творить, и Жизнь давать!..

Дар Свободы в Рабстве Жизни -

Выше Чести, право, нет! -

Ведь Свобода, что Отчизна:

Та Страна, где вечный Свет

Возрождает Тени в Духе,

Души Плотью одарив, -

В Речи, Зрении и Слухе

Торжеством их наградив!..

Мир Свободы - Человечность,

Что Божественным жива:

Вот Елей, что Язвы лечит,

И та Мудрость, что права,

Сила та, что не осудит,

Искупленья высший Суд, -

Человек, свободный в Людях,

Посвятит Сознанью Труд!..

Ведь Сознанье - Дар Небесный,

Знанья с Разумом Семья:

Чаша, Ключ, Родник чудесный!..

Пей же, Раб! Мечта - твоя!..

      -- Bryce Canyon

Амфитеатр, где Звёзды играют

Пьесу-Мистерию сказочной Мощи:

Словно Созвездья свой Путь оставляют

В Камне, что Гением звёздным источен,

Лики свои, и Фигуры со Статью, -

Автопортреты в Музее Стихии, -

Лоно Творца, где все Образы Братья,

Где все Подобия только такие!..

Это Страна - не Ландшафт, но Виденье,

Странствие здесь удаленно прекрасно:

Слышен Звук Шага как Благословенье -

То, что с тобою всегда, ежечасно.

Дышишь прерывисто - вместе с Породой, -

Отождествляешь себя с Мастерскою;

Зеркало - сверху: Мираж Небосвода -

Скалы любуются словно собою!..

Бег Облаков - будто Калейдоскопом

Перед тобой Перемены земные

То предстают Вереницей, то Скопом:

Ртутные Капли и Формы литые.

Ртуть извлекает всегда Драгоценность:

Сколько Карат в этом Цвете? - Кто знает!

Млечный Поток Красоты полуденной

Звёздным Пространством в Сознанье сгорает!..

      -- Cabral

Адмирал вместе с Флотом отправился в Даль -

Вифлеемскую Башню оставив вдали:

Королю своему он искать обещал,

И его Обещанье несли Корабли

К Воплощению - к Цели неведомой той,

Что стремятся всегда в этой Жизни обресть

Все, влекомые в Путь Вифлеемской Звездой,

Все, которых, как Звезд, в этом Мире не счесть...

И, войдя в Южный Круг, где царит Орион,

Где в Спокойствии Крест обретает свой Путь,

Он доверился Небу, что здесь, испокон,

Вечно бодрствует Духом, скрывающим Суть.

И от Африки жаркой, не ведая сам,

Удаляться он стал в Океан золотой -

В Горизонт, что чернел, Путь давая Судам,

Что Провидец и Воин взял вместе с собой...

Шторм спустился на них - и повлек, и погнал

Вихрем Пены седой, Мраком Страха и Слез,

И страдали Скитальцы, встречая Оскал

Гнева грозных Стихий, задававших Вопрос:

Тот Вопрос, что Сомненьями соткан во Тьме,

То Безмолвье, что в Очи смятенные зрит,

То Скитанье, что к Дому влечет и Семье,

Что без Слов со Страдальцем в Ночи говорит...

Испытание - наше, когда мы над ним

Возвышаемся Разумом, Сердце зовя

Обрести свой особый, сияющий Нимб

В той Стране, что у каждого тоже Своя.

И Страна это Греза, что Целью жива,

Над которой восходит Светило Побед:

Здесь в Краю Обретенном не нужны Слова,

Здесь достигнута Цель и получен Ответ...

И однажды, когда уже не было Сил,

Когда Вера в Успех вслед Забвенью ушла,

Адмирал прошептал: "Я уже победил!" -

И смахнул Слезы Моря навеки с Чела.

И Рукою безмолвно туда указал,

Где Край Звезд и Грозы озарялся Огнем:

Там сиял дальний Брег, как каленый Металл -

Меч того, кто сумел настоять на Своем...

" - Ты прекрасна Земля, лишь когда Океан

К тебе Цельных приносит, их Цель испытав:

Обретенная, ты - Исцеление Ран,

Вожделенная, ты - драгоценнейший Сплав,"

"И Бесценная, ты - выше Жертв и Страстей,

Что тебя оплатили с лихвой и навек!" -

Так сказал Адмирал, и Семью Кораблей

Вновь повел в Океан от разведанных Рек...

Он вернулся на Путь, что оставил тогда,

Чтобы вверить Судьбе Веру грозной Мечты,

И по Картам теперь шел туда, где Вода

Жемчуга Островов берегла для Святых,

К Рынкам Пряностей, Рекам Страданий и Грез,

К Благовониям Капищ и Жертвам богов:

Это Песня иная - в ней новый Вопрос -

Для грядущих Героев Деяний и Слов!..

      -- Пуччини

Музыку Повесть Страстей заключает,

Музыка Силой питается страстной:

Это Судьба, что Героев встречает,

Это Герои с их Битвой напрасной,

Это Победа, Триумф - и Погибель

Ради того, чтобы Слёзы упали;

Каждый Герой - всё равно Победитель

Страстных Сердец, что Значенье познали!..

Форма Сюжета порой тривиальна -

Тайна Сюжета всегда многогранна:

Драма рождается в Глади зеркальной

И совершенствуется неустанно.

Драма - та Грёза, что Грань Пробужденья:

Мир, где Реальность Фантазий трагична;

Сила Художника в Силе Творенья -

В Страсти возвышенной и органичной!..

Опыт Природы рождает и губит:

Опыт - всегда Испытанье Живого;

В Жертву Творенье приносят Гекубе

Там, где из Страсти рождается Слово,

Там, где ослепшая Ревность снедает

Мир, порождённый Мечтою ненастной:

Ноты, как Слёзы, Следы оставляют

В Музыке - Страсти - и Песне всевластной!..

      -- Bal

В Сердце великой Страны Арамейской,

В Граде, что Грёзу ловил Притязаньем,

Злато, в Лазури слепящее резко,

В Камне и Пыли живет неустанно.

Жизнь эта Власть возносила над Смертью,

Храм этот Мысль возводила на Страсти,

Двери манили сквозь Сумерки к Вере, -

Сквозь Равновесье Надежды и Счастья...

Сотни Колонн - Прямота и Открытость, -

Плиты Друг с Другом положены ладно:

Здесь полыхала Толпы Многоликость, -

Лики искрились Очами отрадно.

Здесь поклонялись всегда горделиво,

Здесь покорялись - Покорность срывая

В Мире, где Лозы врастали в Оливы,

В Мире, где Ярость росла грозовая...

      -- Баллада о Дельфине

В Море встретилась Яхта с Дельфином,

И увлекся Дельфин ее Статью,

И поплыл за Красой ее дивной,

Очарован Мечтой на Закате.

И повсюду он Следом за нею

Через Волны, Преграды и Штормы

Путешествовал, благоговея,

Позабыв о Покое и Корме...

Сторонился он бывших Собратьев,

Перестал с ними петь и резвиться:

Всех покинул Стези своей ради,

Позабыв даже тихо проститься.

Мимо Хищников плыл он бесстрашно,

Равнодушный к Великим и Малым,

Ибо знал - нет Мечты его краше

На Рассвете кочующем, алом...

Но однажды причалила Яхта,

Став в Порту бесконечно огромном,

И по Трапу Владелец богатый

Вниз сошел, равнодушный и сонный.

Жизнь покинула Корпус застывший, -

Словно Тело, что Духа лишилось, -

И Дельфин осознал, что не дышит,

Что Душа его с Миром простилась...

Долго ждал он, Надежду лелея,

Долго плавал, Людей забавляя, -

Не желая с Мечтою своею

Расставаться, что делать не зная.

Он слабел от Отчаянья, Боли,

Оглушенный грохочущим Портом, -

Одинок, позабыт, обездолен,

Отдан грязным, безжизненным Водам...

И однажды нашли его Тело

Там, где Волны встречаются с Камнем...

А Душа его ввысь улетела -

За Звездой угасающей, ранней...

      -- Giant Crystal Cave

Кристаллы растут под Землею,

Что скальную Твердь покрывает:

Они породнились с Корою,

Кора их собою питает,

И Жаром их Плоть насыщая,

Растит их Сокровища тихо, -

Дыханьем Паров окружает

В Пещере сокрытой великой...

Дороги заказаны Жизни,

Что лишь на Поверхности дышит,

Туда, где Кристаллов Отчизна,

Туда, где спускаются ниже,

Чтоб в Гранях их заворожёно

Увидеть свое Отраженье, -

Чтоб выйти навеки сражённым

Бесценным земным Украшеньем!..

      -- Утреннее

Утренний Щебет

Прохлад уходящих:

Грезится Шепот

В приснившейся Чаще

Далей чудесных

И потусторонних,

Ибо Ночь-Бездна

Своею Короной

Их увенчала,

Чтоб Утру доверить, -

Ибо Началу

Дано рукоделить!..

Грань Пробужденья

И Сна - как Рожденье:

Бегство за Тенью,

От Света Стремленье;

Между Стремленьем

И Бегством Живое

Дышит Сомненьем,

Объято собою,

Знаньем питаясь,

Эмоций пьет Соки:

Утро есть Завязь, -

В Началах Итоги...

      -- Lippi

Дети и Женщины -

Краски, Цвета

Сладки, изнежены

В Мире Поста.

В Неутоленности

Жизни Земной

Воображенье

Томится собой!..

Вот Отречение -

Море Страстей;

Время - Течение:

В Бездну Сетей

Души влекомые

Вечно плывут -

Сладкой Истомой

Грехи их зовут!..

Кисти Мирское

Несут в Небеса;

Свято - Простое:

Как Сердце - Глаза.

Радостью Счастье

Распишет Поэт:

Стоит украсть

Эту Сладость у Лет!..

Траты - ничто:

Словно Красок Расход;

В Храме Постов -

Ключ от Царства Свобод.

Проданный в Рабство

Вернется домой:

Сладость не часто

В Страданье с тобой!..

О, Возрожденье!

Твой Сон - это Явь:

Девы Цветение

Грешник, восславь!

Рабство и Кража -

Услады Цена:

Нет ее краше -

И свята она!..

      -- Густав Адольф

Готы опять устремляются к Югу, -

Новые Готы, что Рим потеснят:

Руки Земные Вселенскому Кругу

Снова к Вращению Путь отворят,

Чтобы из Глины вылепить новой

Хрупкий Сосуд для Идей и Страстей;

Воины к Деянью пробудятся Словом,

Власть собирая опять из Частей...

Власть есть Стремление, Странствие, Битва, -

Было так встарь, испокон, отродясь, -

Праздная Мощь будет вскрыта, как Бритвой,

Немощью станет, и Правды страшась,

Пятиться будет, рычать, и оскалясь,

Ночью зализывать Раны и Гной:

Прошлого Мощь, что грешила, не каясь,

А в Покаянье - гордилась собой...

Море янтарное, зыбкое Море,

Снова Народы пробудит к Борьбе, -

В Грохоте Волн и стенающем Хоре

Выступим смело навстречу Судьбе,

"Волею Божьей" её называя,

Рыцари дальних и ближних Земель,

Странствовать будем от Ада до Рая, -

В Странствии, что не видали досель...

Гнев огнедышащий Лезвия Хладом

Впрок дополняя во Древе Судов,

Славу стяжаем, - нам Песней не надо, -

Власть прославляя среди Городов.

Скальд молчалив в этом жутком Столетье, -

Верят по-разному все, но в Одно:

Ныне Молчанье рифмуется в Свете, -

Красноречивым быть обречено...

Сила из Цельности всех Убеждений

Скудость природную вновь превзойдет:

Сталь, что становится Плотью и Тенью, -

Сталь, что дерзать своим Звоном зовёт!..

      -- Тхайпусам

Ночь - Пещера Земли,

И в Пещере - Огонь

Тех, что Сон принесли

В Сумрак девственных Крон:

Тот Кошмар, что зовёт

Их прийти за собой;

Голос Мёртвых поёт -

Он незримо живой!..

Вдалеке от Страстей

Страстный Зов - Ритуал:

В Царстве Страхов и Змей

Блеск Очей и Оскал

Виден в этой Ночи

В сотнях тысяч Личин.

О, Прощённый! Кричи! -

Ты теперь не один!..

Барабаны - Сердца,

Ритмы Флейт - Струи Вен:

Нет живого Лица,

Образ - благословен.

Танец Дух свой вонзит

В Разрушения Плоть:

Где Трезубец царит, -

Там Былое падет!..

      -- Разинщина

Реки в Море текут - мы же наоборот,

Поднимаемся против Теченья:

Пусть Движенье опасно, но Дух нам поёт

В этот Час нашей Воли вечерний.

Стаи лающих Псов по Следам - ну и что:

Вновь покажем, что значит быть Русью;

В каждой Жизни свободной - невольничьих Сто,

Пусть завидуют Слуги и Трусы!..

Расставаться с Награбленным нам не впервой:

Нет у нас в Рабском Царстве Пристанищ;

Что Имущество, Дом - если вместе с Землей

Отберут их, коль сам не восстанешь?!

Личность - тоже Ничто, где Душа отдана

На Продажу и в Круг Унижений:

Против этого с нами восстань, о, Страна,

И очистись в Горниле Сражений!..

Воеводы продажны? Так сбрось их с себя, -

Колокольни для этого, Стены, -

Брось на Миг Города и укройся в Степях,

А оттуда иди на Измену,

Самозванное Царство за Горло беря,

И Бояр, и дворняжную Свору:

Своего изберём и посадим Царя, -

Бог позволит, - и честно, и скоро!..

Разворачивай Струги, и Клич рассылай, -

Поплывем супротив, до Верховий:

Если будем едины - Скулёж, а не Лай

Мы все скоро услышим, и Кровью

Псов смердящих зарвавшихся Землю Свою

Мы насытим на Радость Потомкам;

Шанс прекрасный такой не всегда нам дают, -

Так восславим Деяния громко!..

Обезглавят? Возможно, - но прежде всего

Знайте: эта Глава не склонится!

А Природа потребует вновь Своего -

Когда к Жизни Народ возродится!..

      -- Расплата Цезаря

На Скалах Киликии

Праздник большой:

С Добычей великой

Вернулись домой

Пираты, что грабили

В Море Суда -

Держали за Правило

Жечь их всегда.

Богатства, Провизия,

Злато и Медь:

Делиться с "Отчизною"

Надо поспеть, -

Со всеми "Заспинными",

Что на Паях

Порукой единою

В общих Делах...

Веселью и Радости

Вторят с Концов

Ругательства, Возгласы

Тех Беглецов,

Воров и Преступников,

Что, как всегда,

В оборванных Туниках,

Там, где Вода,

Гиенам подобные,

Ждет свою Часть:

Их Взоры нескромные

Зарятся пасть

На все, что украдено,

Унесено -

В Веселии радостном

Чернь заодно!..

Трирема прекрасная

Взята была -

И Пленники разные

С Тенью Чела

На Берег сгоняются

Общей Толпой:

Все будто прощаются

Между собой.

Один лишь Улыбкою,

Взором прямым,

Судьбой словно зыбкою,

Роком немым

Не скован - без Ярости

На Палачей

Глядит, лишь Усталостью

Тронут своей...

Подходит к нему

Предводитель Воров:

" - Идем на Корму!

Расскажи, кто таков!"

" - Земля мне милей,

А зовут меня Гай!" -

Сказал тот живей

Всех резвящихся Стай.

"Пойду лишь туда я,

Куда захочу:

Я - Гость, вы - Семья,

И за все отплачу,"

"Когда вы пошлете

За Выкупом в Рим -

Дорогу найдете

К наградам своим!.."

Опешив от Наглости

Жертвы своей,

Не знавшие Жалости

Стали скорей

Судить и рядить,

Мол, "откуда, кто он",

Оставить, убить

Иль отправить в Полон.

Но Жадность в Итоге

Взяла Дань свою,

И племя Жестоких

В скалистом Краю

Решило: "Давайте

Оставим его:

Он вроде богатый,

Не знал Батогов!.."

И Дни полетели:

Приветливый Гость

Все Время при Деле

И кажет свой Рост,

Ухоженный, чистый,

Следит за собой,

Улыбкой лучистой,

Шутливой Игрой

Симпатию всех

Привлекает к себе:

Живет без Помех

В каждой новой Семье,

И организует

На Радость и в Честь

Пиры, балагуря

Со всеми, кто есть...

Остроты травя,

Шутит Гость тут и там:

" - Расплата - твоя!

Ты ж возьмешь по Делам!"

"По вам плачет Рея!

По вам же - Кресты!

Твоя, Брат, Затея?

Вот Ум без Узды!"

"С тобой же я Чашу

Сейчас разопью:

Ведь Свору всю вашу

Я позже убью!"

"Не веришь?! Так выпьем -

Как Братья лишь пьют!

Ведь после Дурь выбьют,

А то и распнут!.."

Все это нелепо,

Все это смешно:

Гуляют под Небом

И пьют заодно,

Братаясь, Пираты

Со странным своим

Заложником взятым,

Но вольным одним, -

Столь дерзким, но мягким,

Уверенным впрок,

Открытым, без Маски,

Столь любящим Слог

Речей бесконечных,

Приятных на Слух -

Что вежлив, беспечен

Средь Знати и Слуг...

Шла в Кости однажды

Большая Игра,

Вдруг видят: вот Мачты -

Триера пришла!

Вот Весла, что сушат уж

В Гавань входя.

" - Пришли Деньги! Ну же!

Свобода - твоя!" -

В Довольстве, прощаясь,

Сказали тому,

Кто слыл "Братцем Гаем",

Ценим по Уму,

Кто обнял в Ответ

Всех, кто ни подошел, -

Так, будто весь Свет

В том Объятье обрел...

А Время летело, -

Теченья, Ветра, -

И плыли на Дело,

Кипела Игра,

Дележ безнаказанный

Далее шел,

В Везенье несказанно

Берег расцвел.

Как вдруг, ниоткуда,

Нежданный никем,

Большой, многолюдный

Флот мощных Трирем

Явился, и Берег

От Моря отсек, -

В спасенье не веря,

Спасался, кто мог...

Горели Селенья,

Пылали Суда:

Каратели Тенью

Неслись, кто куда,

Возмездье неся,

И Добычу беря:

Пощады прося,

За Других говоря,

Пытались Вожди

Гнев Пришельцев смягчить -

Молили вести,

Чтобы Шанс получить,

К тому, кто решает,

Кто Консул для всех,

Чья Длань разрушает

И мстит без Помех.

И их привели,

На Колени свалив...

Пред ними сидел

Тот, кто статен, красив,

Кто им улыбался -

И похолодел

Любой, кто остался

И кто уцелел.

" - Приветствую, Гости!

Хозяин здесь - я!

Сыграем же в Кости,

Того не тая,"

"Что ныне изъято, -

Что Ставкой в Игре

Пребудет богатой

По этой Поре!.."

И был по Делам

В этот День награжден

Любой, кто иль сам,

Иль Спиной заслонен,

Участвовал в тех

Закулисных Вещах,

А после на Смех

Поднимал иль стращал.

Расплата постигла

Тогда и за Пир,

Где пьяная Сила

Под Звук Флейт и Лир

Кутила бездумно

Во имя Страстей

На Празднестве шумном

Всей Мощью своей...

И полнились Реи

Тогда и Кресты,

Под Ношей своею,

Считая Версты,

Где Скалы морские

И Тропы лежат,

И Стаи в Стихиях

На Штормы летят,

Где зарятся Волны

На все, что Суда

Несут, Страха полны,

Незнамо куда, -

Где странствует тот,

Кто в Итоге решит,

Кого он убьет,

А кого - пощадит!..

      -- Гора Гринелл

Цвет Камня - Фантазия Духа Земного,

Что Мир формирует, Стихии тасуя,

В Слоях Времена отражаются снова,

И снова по Глади озёрной рисуют

Тот Сон, что Спокойствие Вод сотворяя,

Заставит забыть Буйство горных Потоков:

Разбросаны Камни - их Свет растворяет

В Масштабе, что Цвет воплощает в Отроге...

Единственность - Качество: Грани острее

Всегда на Закате, что плавит Вершину;

Спешите к Покою, спешите скорее, -

Здесь Время кладет свою Ретушь-Седину.

Гора возвышается в Центре Пространства,

Где Льды поглощают Лучи и Потоки:

Пылающий Камень - Гармония Танца,

Застывшего Статуей в горном Отроге...

      -- Идут Года

Идут Года. Уходят в Никуда.

И Жизнь в Нигде, опущенная в Где-то,

Спешит на Свет. Кругом стоит Вода.

Златая Рыба. Образ без Ответа.

Спроси твой Дух, что, погруженный в Плоть,

Сквозь Плоть стремится в Душу воплотиться:

Его Стремленье - Плаванье ль, Полет,

Иль лишь Движенье сонное, что снится?

Но Дух молчит - в Загадке, как всегда,

Он ускользает в Мрак и Неизвестность...

Уходит он. Вослед бегут Года.

А после Свет рассеивает Бездна...

      -- Ni Maat

У средних Течений,

Меж Глади озёрной

И Телом струящейся грозной Реки,

В Краю Отражений,

В клубящихся Волнах,

Одним Мановением мощной Руки

Виденье возникнет,

Себя проявляя

Из Плит колоссальных и мертвых Песков, -

Там Дух твой воздвигнет

Мир Тени, что знает:

Мир Этот есть Тень перед Бездной Веков!..

Стволы это Стержни,

И Кроны лучатся,

И Блики Соцветий в Созвездьях живут:

Цветений Приверженцы

В Двери стучатся, -

И им открывают, и их уже ждут.

Процессии - Небу,

Земле - Испытанья,

В Тиши Лабиринтов ступают во Мрак:

Возмездие слепо

И зримо Страданье

Для всех, кто небрежен в Словах и Делах!..

Безвестность для Имени, -

Смерть для Живого:

Оно - в Пирамиде, оно - Обелиск,

Невеста на Выданье,

Жрица для Бога,

Царица Царя - пусть Твой Путь будет чист!

Душа! Твоё Царство

Меж Духом и Тенью, -

И Путь Твой непрост, и таинственна Цель:

Исполнена в Части,

Статична в Движенье, -

Да будешь Ты в Имени вечна отсель!..

      -- Vienne

Паре семейной Алтарь посвящая,

Память божественной Пары почтили,

Образы Власти земной помещая

Там, где Надежды земные ходили

К Славе, что Мифами Память питая,

Их разбавляла Контрастами Слухов:

Славы Природа всегда непростая -

Есть у нее Фавориты и Слуги!..

Кражи, Измены не помнятся, право,

Горе Бездетности кануло в Вечность:

В Паре земной обрела себя Слава -

Их Именами Приют сей отмечен.

Память о Сыне и Матери громче -

Здесь она с Верой давно уж едина:

Памяти Век, как и Слог, укорочен -

Но не Пространство в Истории длинной!..

      -- Энсьерро

Несутся Тельцы на Закланье:

Быками на Пастбище были

Те Жертвы, что кормят Преданья,

Что некогда Сны породили,

И после, в Виденьях питая,

Отдали на Волю слепую;

Традиция Крови - святая:

Её не жалеют, рисуя!..

Палитра - Мазки все жирнее,

Цвет каждый замешан на Красном:

Толпа в Ожиданье дуреет,

Её Ожиданье прекрасно, -

Оно предваряет Сраженье

С Собою, Безумьем и Страхом;

Вот Хаос застыл в Напряженье,

Знак подан - вперед же, Отвага!..

Свирепость ломает и рушит,

Потоком на Гибель влекома:

Средь Плоти отважные Души,

Которым Длань Смерти знакома, -

Та Длань, что на Пиршество Жизни

Подаст эти жаркие Яства

Смешенья Рождений и Тризны,

Что Души пленяют столь часто!..

      -- Молятся На Города

Молятся на Города

С каменными Сердцами:

В Горы влекут Стада

Жертвы за Праотцами, -

В Горы влекут Сердца,

Чтобы возвысить Души,

Лик написать с Лица,

Идол былой разрушив!..

Стопы влечет Порог,

Главы зовут Вершины:

Горы - Земель Отрог,

Грады - Снега и Льдины.

Вечностью всех манят,

Тают, стекая в Долы, -

Каждой Идеи Град

Это Алтарь с Престолом!..

Кто на Престол взошел,

Тот на Алтарь ложится:

Ждет Времена Раскол -

Воля опять свершится.

Ибо Желаний Сонм

В Горы влекут Легенды:

Чтоб, испытав Закон,

В Градах стяжать Ответы!..

      -- Diaz

Вдоль Брега - навстречу Надежде

Суда неуклонно стремятся:

На них Паруса - как Одежды,

Вокруг них Дельфины резвятся,

В их Чревах Воители Моря

Поют одинокие Фаду,

А выше - простертая Воля

С Безвестностью Рая и Ада...

Рай - где-то, а Ад - ежедневен,

И Жизнь в нем зовут Ожиданьем:

Лишь Птицы в сияющем Небе

Зовут одолеть Расстоянья,

Несут Ожидающим Вести,

Томящимся Жаждой - Истому,

И Сны, что приходят всем вместе -

О будущих Снах незнакомых...

В Неведомом - Радость и Ужас, -

Как Ненависть рядом с Любовью:

Купцы в Ожидании Куша

Не хвалятся, не суесловят.

За них проповедуют Братья -

Монахи, что молятся громко:

Вот Рать, окруженная Ратью,

Что к Югу устроила Гонку...

Жизнь - Выигрыш: Смерти не будет -

Сомненья отринь, Навигатор!

Ты к Людям летишь сквозь Безлюдье,

В тебе - Пилигрим и Меркатор.

Ты смотришь - и видеть стремишься,

Ты слушаешь - слышать обязан:

Пока не достиг - только снишься,

Достиг - воплощаешься разом...

Прямой Путь - безвестен, но быстр,

Опасен, даря Воздаянье:

Плыви же сквозь Пену и Брызги, -

Умножь, приближая, Желанья!

Вот Мыс - Оконечность и Точка,

За ней - новый Путь вожделенный:

Пусть Подвиг немного отсрочен -

Он ждет, окруженный Легендой!..

      -- Погрязнете

...Затем вы все погрязнете во Лжи,

Закрыв на Правду горькую Глаза,

И преступая страшные Межи,

Войдете в Мир, где властвует Коса,

Что в костяных безжалостных Руках

Готова всех без Устали крушить:

Но вы сперва почите в Облаках,

Гордыне вашей будете служить,

И утешая Ярость Слепоты,

Себя самих за "Правых" объявив,

Распнёте Дух на Службе у Тщеты,

Свои Умы по Глупости разбив.

Больная Зависть станет гложить вас,

Ко всем, кому обязаны вы все,

Их унижать пытаясь без Прикрас,

И Разложенье пестуя в себе,

Начнете Хаос вы приумножать,

Его пытаясь Прочим навязать.

Изгои, полно! Вам уж не решать,

И Путь Другим уже не указать!

Гордыня ваша рушиться начнет, -

Самих себя начнете гложить вы, -

Однажды Замок Карточный качнёт

( Удар, нежданный вами, о Рабы! ),

Ложь полетит за Ложью - Домино

В Колоде Карт Судьбою обнажив,

Но вам, Жестоким, будет всё равно,

Ведь Лжец не знает, мёртв он или жив.

Пойдёте мстить вы, Ревность наконец

Громить пуская всё, что не спасти...

О, Мир! Тебя терновый ждёт Венец, -

Что в адском Пекле будешь ты нести!..

      -- Overtown Bridge

Стены и Башни, Цвет Камня кровавый,

Замок-Посредник над Впадиной страшной:

Мост, где Реальность питается Славой, -

Воздух, что полон Могильностью влажной.

В Бездну Прыжок совершают Живые,

Холод мертвящий пугает и манит:

Возят здесь что-то, и гибнут, увидев, -

Образ здесь есть, что от Вас не отстанет...

Тайна всегда с Уходящим уходит, -

С тем, кто бесследно в Ночи исчезает:

След остывает, как Луч в Небосводе,

Искра, что в Час предзакатный сгорает.

Сотни Историй пред Тайной единой:

Люди - и те, кто им верен до Смерти;

Жить остаётся все то, за что гибнут

Эти Страдальцы расколотой Тверди...

      -- Читторгарх

Где кончаются Скалы - и где начинаются Стены? -

Грань познав, окунётесь незримо в духовные Выси:

Воды здесь отражают лишь то, что на деле бесценно,

В том Краю бесконечных, но тщательно спрятанных Чисел.

Что же здесь осязаемо? То, о чем можно услышать:

Мифология дивных Легенд и прекрасных Историй;

В Окруженье их всякий Свободою странною дышит,

Убежав от больной Суеты, растворяющей Горе...

Вдох Фантазии - Выдох Мечты воплощённой.

Можно наоборот: Смысл Вы выбираете сами;

Здесь духовная Битва - и всякий уходит сражённый,

Дух Смиренья познав перед Храмами, перед Дворцами.

Вот Осада - причудливо Башен изящных Величье:

Восхожденье на них это Шанс оценить свои Стены;

Грань Миров, где в Дыханья Тиши созидается Личность -

Мощный Дух, что Границ и Просторов бесценней!..

      -- Гильгамеш

Цари Древности - боги, Герои,

Ибо Древности нет перед ними:

Они пашут, воюют и строят,

И Народы их - Тучные Нивы.

Города их - Святилища с Ложем,

Где богини их Мощь услаждают:

Это Мир ни на что не похожий -

Он в Легендах дарит Урожаем...

Царь-Герой меж богами, что Странник,

Царь божественный Подвигов жаждет:

На Охоту по утренней Рани

Выступает, как Жребий укажет, -

Тот, что боги ему начертали

От Рожденья, что ими сокрыто;

Ищет Могущий тех, что Познали

Клады Тайн, что в Недрах сокрыты...

Чащи Страхами Прошлого полны,

Древним Ужасом, Сном Предсознанья, -

В них Природы незримые Волны,

В них звериное живо Дыханье,

В них Равнин плодородных Смятенье,

Что на Солнце, расчищены, вышли:

Свет всегда состязается с Тенью

За Итог, предначертанный свыше...

Встретит Друга Герой среди Чащи

Как Врага, что почти ему равен:

Он ему его Душу покажет,

Словно Зверь - не таясь, не лукавя.

Человек побратается с Зверем -

Вдалеке от людского Сраженья:

И Герои, Друг в Друга поверив,

Обретут своё Предназначенье...

И с Чудовищем Ужаса в Схватку

Они вступят, себя не жалея:

И посыпятся Грома Раскаты,

И завистливой Мощью своею

Боги снова вмешаются тайно

В Ход Истории - Тело Легенды, -

И Героя отправят к Окраинам,

Оставляя его без Ответа...

И, лишив его Друга, Бессмертьем,

С Мудрецом познакомив, обделят:

Он из Странствий вернётся к Наследью, -

Божеством в умирающем Теле...

      -- Sukuh

Древо Жизни Страстей птичий Гомон

Привечает, питая Плодами

Того Знанья, что Словом и Стоном

Пребывает сквозь Органы с нами,

Защищённое Верностью Стражей -

Плотоядностью Псов приручённых:

Отдаём мы Чудовищам наши

Воплощенья в Мирах отражённых!..

Вход - Соитье: Святыня - Блаженство,

Яд змеиный здесь станет Нектаром;

Восхожденье зовёт к Совершенству

Там, где Жертва становится Даром.

Свет Луны и Сияние Криса

Пламя Кузницы тайной проходят, -

Чтобы Память и Слово Ориссы

Прославлялись в Пирах и Охоте!..

Помещая Клинки свои в Пламя, -

Зная Счастья Секрет и Экстаза, -

Мы сливаемся с Сущностью Храма,

Проливаясь обильно и часто.

Одаряя Вселенную Духом,

Устраняя Препятствия в Танце,

Получаем в могучие Руки

Ту, что шепчет: "Возьму и отдамся!.."

      -- Эпоха Камакура

Единенье и Блеск - позади,

Ныне царствует Периферия:

К Брегу Моря Дорогу найди,

Где рыбацкая правит Стихия,

И свой Невод в Пучину закинь

Бесконечных Конфликтов о Чести:

Их Исход будет долго один -

В Равнодушии Сфер Поднебесья...

Простота к Подчиненью завет

Ради главного Освобожденья:

Кто отрекся, Дорогой пойдет,

Что ему начертали с Рожденья,

Упражняя в Искусствах себя,

И из них Образ Жизни рождая;

Войско - Дом: Слуги в нем - Сыновья, -

Рядом Кодекс и Меч Самурая...

Нет Надежды - Отчаянья нет:

Погружение Рост означает;

На Беззвучье Молчанья Ответ

Твое Сердце пустое встречает.

Слово гулко и звонок Удар -

Между ними Страна и Виденье:

И Мгновений нанизанных Дар -

Словно Четок по Кругу Теченья...

      -- Choquequirao

Выйди рано - проделав Путь трудный

Вдалеке от всего, что Известно,

По Дороге, что тверже Корунда

Над сокрытой под Зеленью Бездной,

И крутою наверх поднимаясь

Нежеланной для многих Тропою,

Солнце встреть, чтобы им наполняясь,

Ввысь восшествовать царской Стопою!..

Наверху обретешь ты Руины -

То неново в сем Мире, поверь мне! -

Ну так что ж? Пусть все Судьбы едины:

С каждым Шагом твой Путь откровенней!

Откровением дышат здесь Камни,

Что воздвигнуты Сном над Горами:

Древность надобно видеть по Рани -

Смыслы Мира живут за Словами...

Воды быстрые Апуримака

Вновь теряют свой Бег за Росою:

Мост веревочный - словно Отвага -

Здесь не станешь Стопою босою.

Основатель Дворцов отмечает

Продолжателям Путь - Завершенье

Средь Снегов Основанье венчает,

Вознося древних Снов Погруженье!..

      -- Buseoka

Сто восемь Ступеней из Врат во Врата

Ведут, намекая на Циклы Страстей:

Грядет Искупленье, что словно Вода

Все Зло исцелит, защитит от Сетей,

Куда уловляют Живые себя, -

Тех самых, что ткут из Влечений и Дел;

Слова-Челноки между ними летят,

Сплетенья кладут средь запутанных Тел...

Старейшее Древо здесь дышит в Стенах,

Что помнит Дом Силла - могучую Кровь:

В вечернее Время свободный Монах

Здесь Зал отворяет с Молитвой без Слов

Под Рыбой-Драконом, висящим во Тьме

На Балках, что Крыши скрепляет Каркас, -

А Колокол Песню возносит о Дне,

И тридцать три Раза гудит в этот Час...

      -- Cheonjiyeon

На Острове дальнем укрыт Водопад,

Что Озеро полнит Лазурью,

Легенда гласит, сюда Души летят,

Которые в Мире тоскуют.

Они очищаются в нем от Проказ

Той Жизни, что полнится Смертью:

Забвенье Природы ласкает здесь Глаз,

И Слух приобщается к Пенью...

Поют в этом Месте семь Духов Небес,

Что, в Воды раз в Год погружаясь,

Присутствием Счастие дарят окрест,

Мечтаниям здесь предаваясь.

Из майской Ночи улетая в Рассвет,

Они оставляют Виденья

Того, что рисуют Хвостами Комет

По шёлковой призрачной Тени...

      -- Diatriba

Быт снедает, как вечная Каторга

Жизнь, текущую в Заводь Болотную:

Прячут Очи от Света и Радуги,

В Уши льют Испражнения рвотные,

Предают, отдавая Предания

Распродажам под Ценником бросовым,

Травят Встречи Огнем Расставания,

Черный Цвет прославляя как "Розовый".

Но мой Дух презирает Лишения,

И испытанной Волей единою,

Я Победой смету Поражения,

Попирая Соблазны Уныния!..

Лесть прельщает, как что бы то ни было,

Палачей, что падут ее Жертвами:

Изобилье Дешевок невиданно

Превозносит Последних над Первыми,

Мимолетность собой упивается,

Пресыщенье глумится над Вечностью,

Время Скукой в Пылу подменяется,

Развлекая затянутых Меченых.

Но из Горечей сотканной Сладостью

Наслаждаясь средь "Кущей Цветения",

Я пребуду сильней моих Слабостей,

Возвышаясь над Дном Унижения!..

Не пытайтесь, Ничтожества подлые,

Мне навязывать пошлые "Мнения":

"Короли"! - Вы уродливо голые!

Вы не Злато - Монеты разменные!

Убежденья давя Убеждением,

И мешая Отраву в Снотворное,

Вы Забавой творите Забвение,

Подменяя Музеи Уборными.

Вас свергая, воссяду, увенчанный,

На Престол Мой, от Скверны очищенный, -

Снова Радугой яркой, расцвеченной

Озаряя Мир Мой - Мир невиданный!..

      -- Проклятие Бургундии

Герцог Бургундский - бесстрашен и смел -

"Добрым" прослыл на Устах и в Сердцах,

Жил он Желаньем, и всё, что хотел,

Брал, воплощая Влеченья в Делах.

Он Накопленья лелеял свои,

Тратя их только с Процентом и впрок, -

Словно Коров он Владенья доил,

И Урожаи снимал там, где мог...

Женщин, Искусства он не разделял,

Знаки Вниманья оказывал всем:

Странствуя, всюду Детей оставлял,

С ними - Гербы и Лучи Диадем.

Церковь ворчала: "Слаба его Плоть!" -

Но отпускала Грехи без Конца,

Ведь Она - Женщина, что отдаёт

Всюду Себя, не теряя Лица...

Были, однако, сложны Времена,

Что окружали Просторы его:

Франция рядом лежала, до Дна

Выжата Сила её, и Врагов

Сонмы стремились, Поживу ища,

Вновь надругаться над Телом больным;

Герцог был с ними, Обид не прощал

Он Интриганам с Дофином самим...

Некогда, ранее, в славном Монтрё

Был вероломно Отец его сдан

В Руки Убийц, что как злое Зверьё

В Жизнь воплощали неистовый План,

Что мог лелеять лишь тот, кто за Трон

Жертвовать Жизни чужие готов;

Герцог шептал: "То Дофин! Только он

В Смерти повинен - всё ясно без Слов!.."

Подпись в Труа увенчала Войной

Месть, что стремилась себя не забыть;

Англия всюду железной Рукой

Править желала: "Её не разбить!" -

Думали все, что о Вере забыв,

Выи склонили, сжигая Мосты, -

Лишь пред Бургундией всяк, боязлив,

Вновь отступал, отмеряя Версты...

Но, когда Люди не ждут уж Чудес,

Спесь позабыв и в Уныние впав,

Слава из Поля спасается в Лес,

Ложь воцаряя над теми, кто "прав";

В Час, когда Гибель уж дышит в Лицо,

В Миг, когда Жизнь уж забыла дышать,

Вьётся Надежда прекрасной Лозой, -

Плод свой неся, что Умом не понять!..

Вдруг, ниоткуда, из самых Низов,

Из Лотарингских далеких Земель,

Дева восстала средь Бед и Врагов,

Дева, сказавшая Франции: "Верь!"

И, поднимая свой Стяг Чистоты,

В Бег Англичан обращать начала;

"Знай же, Дофин! Королём будешь ты!" -

Дева вскричала, и в Бой позвала...

Англии Мощь в Орлеане разбив,

Двинула Войско она на Париж;

В Реймсе Корону опять утвердив,

Англии вновь подорвала Престиж,

Герцогу Бедфорду бросив Слова:

"Должен смиренно домой ты уйти!"

Сдерживал Герцог - английский - едва

Львиный свой Гнев, что мог только расти...

Герцог Бургундский же ждал и смотрел,

Чем Дело кончится, всё для себя

Вновь извлекая из Бед, что хотел, -

Счастье храня и Удачу ловя.

Только однажды Письмо получил:

"Должен склониться ты пред Королем!" -

Дева писала... И в Гневе вскочил

Герцог, прочтя здесь о Долге своём!..

Войско бургундское вышло в Поля,

Герцог охотиться выехал в Лес:

Выжжена Англией всюду Земля

Взору предстала с Низин до Небес.

В Мае, в Компьене, внезапно для всех,

Деву схватили, - вначале предав, -

Ибо Бургундцы считали, не Грех

Бить со Спины, Отступленье сыграв...

В Боревуар заточили её -

Часто она порывалась бежать:

Герцог меж тем развлекался, своё

Думая после, как раньше, пожать.

И, возвращаясь с Охоты, велел

"Зверя, что в Клетке сидит", показать:

Герцог "Добычу" увидеть хотел -

Он себе в этом не мог отказать...

Огненный Взор его встретил во Тьме,

Сумрак Темницы усилив собой:

"Герцог Бургундский! Ты вспомнишь о Дне -

Том, когда встретился Взглядом со мной!" -

Дева сказала. И Очи отвел

Герцог, Смятенье казав в первый Раз.

"Славы искал ты? - Проклятье нашел!" -

И отвезли ее Утром в Аррас...

Суд - и Бесчестие - ждали её:

Бедфорд глумился и Счеты сводил;

Рыкало всюду больное Зверье,

Церковь кляла, не щадя своих Сил.

Герцог же Сон потерял, и в Пути

Думал забыться, Беседу забыв:

Всюду его принимали в Чести,

Двор его был, как и прежде, красив...

Издали Весть донеслась до него,

Что, восходя на последний Костёр,

Дева, стоя в Окруженье Врагов,

Вдруг изрекла: "О, Бургундец! Ты - Вор!

"Ибо украл ты Мечту у Страны,

А у Наследников - Счастье и Власть:

Ты доживешь до своей Седины,

Но суждено всей Бургундии пасть!.."

В Год тот, тридцатый, был Герцог в Делах, -

Нервным он был и себя утверждал,

Всюду радея на Радость и Страх,

Всюду Улыбкой скрывая Оскал.

И, отказавшись "Подвязку" принять,

Он учредил "Золотое Руно":

Чтоб ему всякий желал подражать,

С дольней Лозы выжимая Вино!..

Май тридцать первого - "Ведьмин Конец" -

Златом английским наполнил Казну:

Герцог охотиться выехал в Лес,

Тщетно пытаясь забыть про одну,

Что не познал он, от коей бежал, -

В Зубы Драконьи отдав её Плоть;

Взор вспоминая, незримо дрожал

Герцог, что Страх не сумел побороть...

Но для Других его Слава росла,

Счастье его утверждая везде:

В Мире его воспевали Дела, -

В тверди Земной и на бурной Воде.

Время от Времени только Вопрос

Вдруг раздавался: "Кто ж Деву предал?"

"Жан Люксембургский!" - давал среди Роз

Герцог Ответ, и на том обрывал...

Годы текли... Он признал Короля,

И Пораженье познал у Кале,

Земли Голландии в Битвах деля,

Завязь Морщин увидал на Челе;

"Герцогом Запада" звал свою Спесь, -

И под Конец захватил Люксембург:

Словно спасая в Бою свою Честь, -

Словно смывая Бесчестие с Рук...

В Старости Земли он вновь уступил -

Новый Парламент созвав, и разбив

Тех, что когда-то с собою водил,

Тех, для кого был он "статен, красив".

Словно заискивал ныне, прося

Сыну-Наследнику Власть подтвердить, -

Всюду Искусством Посланья неся,

Помпой и Шиком стремясь покорить...

Умер он в Брюгге... Наследник его

Смел был, бесстрашен - и начал Войну:

Хитрый Король был в Тени, далеко,

Лишь поощряя Безумья Весну.

В Час, когда пал он, Король был готов, -

Франция тут нанесла свой Удар...

Был со Спины он... Не надобно Слов!

Этот Сюжет, как История, стар...

      -- Hotel del Salto

Всё, что Заброшено - становится Природой,

Всё, что Покинуто - становится Легендой:

Утёсы Памяти под Купол Небосвода

Повсюду высятся - и вьются Кинолентой

Фрагменты Прошлого, записанные кем-то

На Стенах Пустоши, где некогда гостили, -

Судеб разрозненных Гармонии и Беды,

Что Души разные в Обитель приносили...

Отели - странные Дворцы людских Мгновений:

В них все от Роскоши вкусить своё желают;

Вот Символ "Равенства" - нет, право, откровенней! -

Тот Рай Иллюзии, которой доверяют.

"Цивилизация" здесь Водами подмыта:

Кругом Эрозия - где Трещины и Корни;

Осколки Памяти - ветшающей, разбитой -

Прельщают Странников Мерцанием нескромным...

Природа вечная Руины поглощает -

Как Драгоценности, кладёт их в Обрамленья:

Жизнь созидается, Былое разрушая, -

То, в чем Фантазии живое Наслажденье.

Вот устремляются Потоки к Основаньям,

На них глядят пустые Окна - как Глазницы:

Жизнь Человеческая рядом с Смертью Зданий...

Фасады-Призраки... Разбуженные Лица...

      -- Дженне

Из Глины Творенье с Водой, без Огня

Общается круглогодично,

И ждет средь Пустыни великого Дня,

Когда под Пыланьем первичным

Сберется пред ним буйный Хаос, - Народ, -

Чтоб красочно Праздник отметить,

И Глиной опять обновить его Свод,

И Стены одеть в Пламя Меди...

В Пруду пересохшем черпается Плоть,

Строению Жизнь придавая,

А в Золоте Пыли уж Небо поет,

Что Влагу из Глины впитает,

И позже с лихвою опять возвратит,

Грозу проливая Потоком -

Дав Призраку Вечности Веки открыть

Над Вечности хрупким Порогом...

      -- Ур-Намму

Восставший в последней Попытке,

Последней Мечтой окрылённый,

В Стремлениях будет испытан,

И будет искать неуклонно

Заветной Дороги к Свершеньям,

Былого Расцвет возрождая:

И Жизнь его будет Сраженьем,

Удел - одобрять, возражая...

Пройдёт Города он былые, -

Большие и славные в Прошлом:

Повсюду Сомненья больные

Излечит Деянием мощным,

Что как-бы с Сомненьем воюет,

Примером его отрицая, -

Но тот, кто о Прошлом тоскует,

Паденье Всего прорицает...

Не в Граде своём коронован,

Его он стремится украсить:

И строит он снова и снова,

И Славу растит с каждым Часом,

И сам себя ей убеждает, -

И верит своим Убежденьям,

Что падшую Стать возрождает,

Свет Солнца под лунною Тенью...

Чем выше возносится Камень,

Тем Веры Фундамент всё уже:

Тот Идол, что создан Руками,

Руками же будет разрушен.

И Меч заменяя Законом,

Обычаи не восстановишь:

Изменится Угол Наклона -

Паденье продолжится снова...

Пока же - Покой и Успехи:

Отпущено Время Закату;

Под Старое новые Вехи

Подводят усталые Грады,

Но лунное славя Сиянье,

О Солнце они вспоминают -

Так Жертвы смешаются с Данью,

Попытку Мечты предавая...

      -- Брейгель Старший

В Триумфе Смерти - Объективность,

Но Жизнь сильней её самой:

Та Жизнь, что в Притчи обратилась,

Ведя к себе и за собой

Сквозь Месяца, Года, Столетья,

Что осязаемы, видны, -

Но есть такие Междометья,

Что Слов сильней и Седины...

В них сконцентрированы Судьбы,

Из них сплетается Толпа

Безвестных Хрупких или Грубых,

Чья оступается Стопа;

Всех, что летят под Хохот навзничь,

Других смеша, и зля Себя, -

Того, с которым не слукавишь,

Паденье общее любя...

      -- Рюген

Словно Мечтою из Пены и Брызг

Соткана эта Земля,

В Памяти Эхом Легенд Вокализ

Шепчет: "Душа здесь - твоя!"

Волны Течений летят из Границ:

В каждом Теченье Волны

Зарева тайных грядущих Зарниц,

Чьи Горизонты видны...

Угол Пространств и Стихия Времен

Здесь начертали Предел:

Некогда высились Город и Трон,

Где Громовержец велел.

Силы и Идолы грозно вокруг

Волю шептали в Ветрах, -

Жертвы Сердец вырывали из Рук,

Сея Надежды и Страх...

Лестницы Остов ведет в Небеса,

Берег пронзая крутой, -

Путь Короля на вселенских Часах,

Шепот чуть слышен: "Постой!"

Белые Массы скрывают внутри

Личностей черный Кремень:

Вот Воплощенья - на них посмотри

В Штормом пылающий День!..

      -- Queen's Birthday

День, что Света исполнен - и вечный Исток

Ткань Лучей сотворяет узорно:

Это Жизнь, над которой не властен ни Рок,

Ни Случайность, что внешне покорна.

Это Жизнь, что возвышена над Суетой

Идеальною Ролью Монарха,

Что заслуженно чтима свободной Страной -

Как всегда, без Упрека и Страха...

Жить возвышенно - значит свой Долг исполнять,

Значит чувствовать Предназначенье,

И монаршье Достоинство в Пыль не ронять,

Сочетая Слова и Решенья;

Значит быть удаленным - но близким всем тем,

Кто надеется, верит и любит:

Тот Монарх, что достоин своих Диадем,

Ибо Честь никогда не преступит...

Обстоятельства часто внезапно дают

Свою Силу для Дня Помазанья,

Избирая Достойных на Подвиг иль Труд,

Одаряя их Светом Призванья.

И ведут к Алтарям, подчиняют, смирив,

Тому Выбору, что не отвергнуть:

Дух Эпохи ужасен, но Норов игрив -

Суждено в ней сиять или меркнуть...

Блеск Побед Поражений Распад оттенит,

Но в Контрастах - Мерило Шедевров:

Хаос Противоречий над Миром гремит,

Бег Сомнений преследует Веру.

Защищает Примером ее от Страстей

Тот Монарх, чье Содружество - Царство:

Власть - Участье, но правит ей Сущность Идей,

Что сильнее Материй гораздо...

Поколений, Правительств течет Череда, -

В каждом Вызовы, Взлеты, Паденья, -

Усложняется Мир и растут Города,

Что питаются Соком Броженья.

Постоянство всегда осаждает Искус,

Но ему не достичь своей Цели:

Подрывает Величье Глупец или Трус -

Только сам он закончит на Мели...

Годы, Ветрам подобны, весь Сор унесут -

Злато ныне сияет, как прежде:

В этот День будут чествовать Праведный Труд -

Труд Монарха во Славу Надежде.

Королевская Слава венчает собой

Ткань Достоинств в Мехах Горностая -

Но Величия Образ, как прежде, простой:

Ведь у Чести Природа простая!..

      -- Мне не Надобно

Мне не надобно то, что для вас

Сотворяет Пределы и Цели:

Безразлично мне все, что "Сейчас",

Равнодушен я к "Топям" и "Мелям",

Не прельщают меня "Рубежи",

Что Друг Другу вы ставите дерзко -

Не Властители вы, но Пажи,

Дворня Слуг, рассуждающих "веско"!..

Не постичь вам Свобод и Высот,

Не понять вам, чего они стоят:

Вы пасетесь повсюду, как Скот, -

Охраняют вас, кормят и поят.

Что-то блеете вы, вознося

Свое Блеянье Хором великим, -

Жир и Мышцы Костями неся,

Как несут Бубенцы и Вериги!..

Не пытайтесь присваивать то,

Что над вами царит по Природе:

Пастырь будет всегда над Скотом,

Что рожден для Служенья Свободе.

Но все это не надобно мне.

Ибо есть Нечто, Пастырей выше...

И уйду я от вас по Весне -

За Мечтой, что Свободою движет!..

      -- Credo Шостаковича

Я занят - и этим исчерпано все,

Что Жизнью моею зовется:

Ведь я воплощаю Искусство мое,

Которое так не сдается

На Милость присвоивших Право учить

И править Насильем и Страхом;

Искусство - как Боль - заставляет нас жить,

Давая возвыситься Слабым!..

В чём Сила? - В Умении Слово сказать,

Играя на Нерве Столетья:

Пусть страшной Эпохе дано разметать

Все то, что Прекрасно на Свете,

И поработить, о "Свободе" крича,

Мир жертвуя Мощи Фантомов, -

Но Мрак освещает Звезда иль Свеча

В далекой Обители скромной!..

Кто вынес Удары, Поток Клеветы,

Проплыл мимо Омутов к Брегу,

Оденет Страданием Дух Красоты,

Идя от Толпы к Человеку;

Сквозь Бури Иронии Вкус пронесет,

Сполна его Горечь вкушая:

Творец - кто рыдает, - не тот, кто поёт,

О Цели себя вопрошая!..

О, Скрытность святая! Колодки Раба

Ты словно в Неведомом прячешь:

Всё Музыка скажет - она лишь права

В том Мире, что боле незрячий.

И Честность её пред самою собой

Откроет грядущее Эхо -

Эпоха, что боле не будет Рабой

Ослепшего страшного Века!..

      -- Imhotep

Из Песков через Глину восходят

В Царство Камня, что твердо и вечно:

Это солнечный Путь в Небосводе,

Это Цель, что пылает далече,

Это Толика, это Крупица,

Что к Вершинам Небес вырастает

В Мире Символов - Мире, где Птицы

В Небесах, словно Души, играют!..

Твоя Жизнь - Восхождение к Смерти,

Свету Вечности: Тленье не властно

Победить твою Сущность, что в Свете

Обрела этот Путь не напрасно.

Его Символ - Ступени и Грани -

Идеальны, как Стороны Света:

Царь уходит - не поздно, не рано -

Точно вовремя, с Маской Аскета!..

Эта Маска - божественной Плоти,

Власть за нею - божественна Духом:

Храм Души - Приземления, Взлеты,

А Жрецы в нем - обычные Слуги.

Исцеление Знанью подобно,

Обретенье равно Пребыванью:

Кто Творец - знает это бесспорно, -

Тот Провидец, что Духом за Гранью!..

      -- Шилин

Сталактитов тут нет - Сталагмиты растут

Твердью спящего вечно Дракона

К Поднебесью, что здесь Небесами зовут,

Как Деревьями - пышные Кроны.

Только полно. Растут ли? Обман. Лабиринт

Здесь не только Камней, но Обманов:

То Работа Стихий - ведь Природа не спит,

Ибо Гений в Труде неустанно!..

Так Вопросы вгрызаются в Толщу Миров,

Возвышая как-будто Ответы, -

Но Пределы одни для Молчанья и Слов

Под Игрой беспощадного Света.

Воды точат Мираж - чтоб потом у Корней

Вновь расти уже в истинной Жизни.

Вот Дракон. Вот обманчивый призрачный Змей.

Властелин неразгаданных Истин!..

      -- Zeus

Власть порождается Мощью,

Космоса Силой питаясь:

Бьёт она слепо, но точно,

Верной себе оставаясь.

И, оставляя Высоты,

Путь отворяет к Низинам:

Мощь это Пламя сквозь Воды,

Власть - Умноженье в Едином!..

Битвы смиряют Стихии, -

Предков, Страстей и Чудовищ:

Высокомерные Выи

Снова лишатся Сокровищ,

Жизнь из которых ценнее

Прочих, что бренно бессчётны:

Тот, кто дерзает и смеет,

Будет возвышен почётно!..

Куполом Пламя размыто, -

И голубые Каналы

Славу прекрасного Вида

В Род обращают Тантала,

Лестницу тем отворяя,

Кто неразумно поддержан:

Силу Проклятья являют, -

Всякий бывает повержен!..

Зависть и Ревность - Разряды,

Страсть и Соитье - Стремленья:

В Высях сияют Каскады, -

В них лишь живут Откровенья.

И, меж собою общаясь,

Редко на Долы нисходят:

Грохот сквозь Воды вещает, -

Пламени Голос свободен!..

Случай с Судьбою сливают

В Сплав, что становится Карой:

Смертные! Их посылают

Вам - вместо Разума-Дара!..

      -- Хуэйнен

Свет зарождается иль возникает:

Выбор в тебе - так себя обрети же!

Чань это Миг, что в Алмаз превращает

То Просветленье, что Суть его движет.

Слухом, не Зреньем постигнет Сознанье

Все, что без Знаний скитается слепо:

Вот Пробужденье, что выше Желанья,

Ибо оно - Просветления Слепок!..

Слепок вне Формы: Бесформенность Звука

Слова Условности в Четки слагает;

Пламя берет Дровосек в свои Руки,

И не боится - ведь Суть его знает.

Знаньем, что Сущность теперь обжигая,

Дарит и Свет, и Тепло зимним Мраком:

Этот Уют - выше "Ада" иль "Рая" -

Будет возвышен над Болью и Страхом!..

      -- Baltasar Cossa

В Эпоху Сомнений - в Смятенья Эпоху -

Когда по Вселенной проходит Пожар,

Святые спасаются в Кущах у Бога,

И их замещает на Время Корсар.

Он знатен, но нищ - знает Пир среди Глада,

Глаза его рыщут, и Руки гребут:

Крадет он Плоды из Эдемского Сада -

Отвагою Вор освещает свой Труд!..

На Деньги от Кражи он Звание купит,

И Должность сама в его Лапы падет:

Шельмуют вокруг - он из тех же, кто рубит,

Кругом вдохновляют - он тот, кто дает.

Что даст - то его: так сажает он Древо,

Растит так свой Сад, бережет за Стеной:

Святоши - направо, Миряне - налево,

Грешат все и всюду с Расплатой одной!..

Им нужен Пират в Облаченье Сутаны:

Тиару Тирану, Судьей - Палача! -

Посмотрим, признают ли дальние Страны

Того, кто и судит, и рубит сплеча.

Стада собираются, Пастыри воют,

Монахини стонут, Монахи хотят:

А ну-ка, сюда - для большого Разбоя!

Торгуем Грехами - во имя Ягнят!..

Сгущаются Тучи: Враги отовсюду

Желают участвовать здесь в Дележе;

Смятенье - как Масса ослепшего Люда, -

Того, что устал от Сомнений уже.

Долой Отреченье! - Бежит, кто отвержен:

Погоня за ним, Сквернословье летит;

Границы сравняли, растоптаны Межи,

Что Память хранила, Страсть рубит и мстит.

Укроют Подельники верные Вора:

Умрет он в Почете, во Мрамор одет;

Легендой живою восстанет он скоро

Для всех Восхищенных - для всех, кто отпет!..

      -- Alchemica

В Час, когда Время уходит,

Тьме отдавая Пространства,

Тайна сквозь Свет, Прах и Воды

И сквозь Молчание Карста

Контуром вдруг проступает,

Формы былые отвергнув,

И в Тишине растворяет

Пенья Страстей многомерных...

Это Мгновенье рождает

Символ своей Мандрагоры:

Ночь её Суть выжимает,

Словно Эссенцию, в Поры

Мира, что Корень питает,

Жертву его принимая, -

Тайну их Мудрый познает,

Тайну свою раскрывая...

      -- Гольшанская Баллада

Князь Сапега решил

Бога Жертвой почтить,

И ему посвятил,

Что дано заключить

В Круг построенных Стен,

В Боль забытых Сердец,

В Ток Сосудов и Вен, -

Всё тому, кто Отец

Князь с Молитвой отдал,

И на дальнем Холме

Дух людской запылал,

Словно Цвет по Весне!..

Но преследовал Рок

Странный Стройку сию:

Словно новый Порог

На земном том Краю

Каждый раз преступал

Он своею Стопой, -

Стены в Прах обращал,

Забирая с собой

Камни, Силы и Дни,

Всё, чем Вера жива, -

Исчезали они,

Появившись едва!..

И Сапеге шепнул

Страшный Глас из Могил,

Чтобы он распахнул

Врата Замка, где жил,

И на Жребий созвал

Весь окрестный Народ,

И чтоб всякий отдал

В Пир великий Приплод,

И чтоб Жребием тем

В Жертву Деву найти, -

Чей Дух, скован и нем,

В Камень должен уйти!..

В День назначенный тот

Все молились за Жен:

Чтоб продолжился Род,

Что живой испокон,

И Жених молодой

За Невесту свою

Глас возвышенный свой,

Стоя там на Краю,

Поверял Небесам

С чистой Верой большой, -

В День, что отдан Камням

Был с безвестной Душой!..

И Приплод привели -

Был неистов Народ:

От Зари до Зари,

Упиваясь, как Скот,

Пировал, и молясь,

Богу Души являл, -

И доволен был Князь,

Что о Жертве мечтал.

Жребий брошен был там -

И за Девой пришли:

Так Невесту за Храм

В Жертву там принесли!..

С этих пор все Дела

Пошли будто на Лад:

Словно в Камни пришла

Жизнь сквозь Бурю и Град,

Что гремели в Ночи,

Когда в страшной Стене

На Раствор Кирпичи

Клали все по Весне, -

Той Весне, что тогда,

Жертву, Храму отдав,

Скрыли в ней без Следа,

В Недрах замуровав!..

Дни в Веках пронеслись, -

Замок пуст, нет Князей, -

И Страстей Вокализ

С Ветром между Камней

Там гуляет сейчас:

Но стоит Монастырь,

Где в таинственный Час,

Как всегда в этот Мир

Дух бесплотный из Стен

С тихим Стоном идет, -

Словно Ужас из Вен

Этим Гласом поет!..

Ищет Дева Любви,

И зовет Жениха:

Пальцы Девы в Крови,

Приоткрыты слегка

Губы, что Поцелуй

Жаждут встретить во Тьме, -

И течет по Челу

Влага в Память о Дне.

И на дальний Погост

Плывет Дева, чтоб там

Бог ей Жертву принес, -

За Молитвы и Храм!..

      -- Pulcheriae Oracle

Бог Красоты сквозь Красу возвещает

Ужасы Жизни страдающей, смертной:

Каждый, кто слышит, его вопрошает,

И выбирает меж Светом и Скверной.

Выбор свободен - один лишь, и только -

Данный для Воли, влекомой Цепями

Жажд и Страстей, что всевластны, как боги,

Гладов и Гневов, что вместе с Рабами...

Делают Выбор не глядя, но видя -

Тем, что слагается Калейдоскопом

Опытов, Знаний, что шепчут: "Возьмите!" -

И Представлений, несущихся Скопом.

Знаешь себя? Отличаешь ли Путь свой?

Эти Вопросы тебя искушают -

И Искушенье возьмешь ты с собою,

Равно молясь ему и вопрошая!..

Сенью Горы скрыта мрачная Пропасть -

В Точке их Встречи Треножник возвышен:

Глас одурманенный шепчет сквозь Рокот

Древних Стихий, что закованы ниже.

Вот Интуиция, Греза, Виденье -

Будущее, преломленное Явью:

Боги тебя испытуют Сомненьем -

В Зеркале Жизни Посмертное славя!..

      -- Данжири

Силы небесные вместе с земными:

Люди их делят - и в них Воплощенье;

Ибо влекомы Страстями своими,

Ибо влекутся по Зову Движенья,

Что самовластно и неумолимо

Их же Стремленьями здесь верховодит -

Ну же, вперед, по Дороге, что зрима,

Темп всё быстрее, навстречу Свободе!..

Что же Свобода? Отдаться Экстазу,

Выполнить в Беге Предзнаменованье:

Честь будет тем, кто себя отдал разом,

И без Сомнений, что губят Желанья.

Так отдаются, чтоб все забывая,

Волю собрать в Отрешения Точке:

Волны бушуют, Толпа завывает, -

Вместе свободные поодиночке!..

Гром Колесницы - вот на Поворотах

Все открывают, на что кто способен:

Это Закал иль Проверка Породы?

Кто здесь сравнился, и кто стал подобен?

К Жертве Готовность - Знамения алчут,

Прямо как Лики, что их вопрошают;

Павших уносят, - а как же иначе, -

В Жизни Свободные всё не решают!..

      -- Pula

Сынов Человеческих двое:

Земной иль Небесный Властитель

Святилища Стен удостоен,

Чтоб Духу молился Проситель?

Эпохи дают Содержанье,

Коварно вселяются в Формы:

Дарят Обретенье Стяжанью,

Иль наоборот - где просторней!..

Вот Скромность, - для Превознесенья, -

Века пережившая Чудом:

Как-будто само Провиденье

Вселилось сюда "ниоткуда",

Идя площадною Дорогой

По провинциальному Граду;

Не нужно здесь громкого Слога -

В Уюте и Сумерках Хлада...

      -- Zanabazar

Уединенье должно быть счастливым

В новом Кочевье, в пространстве степном,

И Снисхождения с Гор горделивых -

Цель для Скитальца, забывшего Дом.

В Море Ветров, среди Трав благовонных,

Будет раскинут Шатер-Монастырь:

В нем воскуряют во Имя Законы,

Что громогласней Мечей и Секир...

Гром Тишины, легкий Звон Созерцанья,

Шорохи Мантр и Всполохи Звезд:

Образ рождает простое Касанье,

Как Насыщенью предшествует Рост.

Ночь это Отдых для Знавшего Битву,

Ночь - Пробужденье к Познанию Тайн;

Жизнь есть Габала, что будет испита,

Смерть - ее Образ: Расплата и Дань...

Горы - с Равнинами, Реки - с Морями:

Соподчинение - Сила и Мир;

Орды на Зов отправляются сами,

Чтоб пировать на Вершинах Могил.

Все - Поднебесье, где Небо - Дыханье

Власти живой бесконечных Небес:

Это Мгновенье Столетий отрадней -

Вот Утвержденье среди Антитез...

Чувственность нас Полнотой одаряет,

Чувственность нас охраняет от Зла:

В женском Обличье ее воплощает

Счастье и Мысль святого Чела.

Это Чело обретает Художник,

Что Воплощению Славу поет

В новом Письме, что прекрасно и сложно,

В Бронзе литой, что как-будто живет...

Призрачность нам улыбается тихо,

Призрачность тоньше Деяний и Слов,

Призрачность это Величье Великих,

Но настоящий Мудрец - не таков.

Он различает Реальность в Природе

Непостоянства, Двуличия, Лжи:

Он безмятежен, как Лилия в Водах

Радости - Бездны, где спят Миражи...

      -- Арчимбольдо

Лицо - Сочетание Линий

Цветов в Светотени игривой:

Фрагменты в Палитре единой,

Гротеск в Облаченье красивом.

Намёками в Иносказанье

Дано указать на Большое:

За Малым влечётся Вниманье, -

Как Око во Тьме за Свечою...

Ирония это Манера

Нежданного Соединенья:

Как-будто потеряна Мера,

И словно размыто Значенье.

Но Личности Образ не спрячешь

Под Маской привычного Лика:

Проверь же, насколько ты "Зрячий",

О, Глаз Обладатель Великий!..

Твой Облик рождён в Натюрморте:

Что Мёртво в тебе, и что Живо, -

И что в Ослеплении гордом

С собой соотносишь ты льстиво?

Но полно, долой Огорченья...

Забвенье Забавы - Смотрящим:

Ведь Зренье подобно Теченью, -

Вино, что доступно лишь Зрячим!..

      -- Fakiria

Змеи восходят из нижних Миров,

Змеи клубятся в возвышенных Снах;

Флейты - Тростинки: их Заросли - Кров,

Что привечает струящихся Наг,

Корни сплетая у самой Воды,

В Почве, что гладят Сплетения Змей;

Вот Пограничье Факиров-Святых, -

Одушевленье безвременных Дней...

Пальцы играют Змеей, что на Свет

Только проклюнулась из Скорлупы:

Страх не рожден там, где Прошлого нет, -

Где та Опасность, что здесь, у Стопы?!

Недра Сосуда скрывают во Тьме

То, что является, как в первый Раз:

Нити сплетаются рядом в Тесьме -

Краски богов открывая для Глаз...

Смертные в Танце являют себя,

Где подражают Сплетениям Змей:

Смерти боятся Рабы и Князья, -

Заворожённые вьются за ней.

Музыка Флейт пламенеет в Лучах, -

Танцы людские, чей ясен Итог,

Сопровождая в змеиных Очах

Там, где сплетаются Чувства и Слог!..

      -- Гданьск

Море здесь будто по Пирсам гуляет,

Ветер здесь словно идет на Свиданье,

Каждый Пришедший о Многом узнает,

Что уж ушло и почило в Преданье.

Готику в Волнах Барокко украсит,

Словно бы Остов усопшего Судна,

Россыпи Звезд зажигают и гасят

Ангелы, что пролетают подспудно...

Тучи тоскуют о Парусе белом,

Мгла и Тоска сквозь Красу проникают,

В Зданьях Веселия Длань уцелела,

Их Барельефы Мечтами играют.

Даль заостряется под Облаками,

Пики с Часами зовут к Восхожденью:

Здесь Ритм Дыхания с Колоколами

Смысл приведет на Свиданье к Значенью...

      -- Баллада про Аббата Сюже

К тому, кто молился, Виденье пришло -

Во Сне, что далёк от Личины земной:

Как-будто Дух Знанья сошёл на Чело,

И словно Дух Веры повёл за собой.

Увидел он Храм неземной Красоты,

Что Камень и Свет Витражами роднил,

Единый Пространствами с Лесом густым,

Возвышенный в Сводах своих Кампанилл,

Покрытый Красотами сказочных Снов,

Видением Рая, чья Цель - снизойти:

Молящийся знал - вот Преддверие Слов,

Что смогут Дела за собой повести!..

И Утром отправился он к Мастерам, -

Нашёл Лесорубов, Монахов собрал, -

Призвав их построить Видение-Храм

Точь в точности как он его описал.

Но Люди не верили, - как и всегда, -

"Безумцем" его называли, смеясь:

Ведь "не было так отродясь никогда",

И "что скажет Церковь", "подумает Князь",

И сделает в "Гневе возможном Король",-

Ведь Страхи и Смех неразрывно близки, -

Ворчали Прелаты, судачила Голь,

Судить, осуждая, им всем не с Руки...

Но вышел упрямо Молящийся в Лес,

Ведя Лесорубов Ватагу вослед

До самых угрюмых нехоженых Мест,

Где не было Духа Людей сотни Лет.

И там, изумлённым, представил он им

Стволы, что Каркасом должны были стать:

"Я видел во Сне их!" - сказал он, и Нимб

Над Ликом как-будто бы начал сиять...

И Чудо увидев, поверив в него,

Строительство начали все как один,

И всякий пожертвовал от Своего -

Кто Злато, кто Камень, из Рук и со Спин:

Нежданное - в Высь небывалой Мечты,

Желанное - сквозь Нежелания Мглу,

Как Помыслы Знанья, что в Вере чисты,

Как Сердце, что Жизнь сообщает Челу...

Так вырос Храм Божий, Виденье отдав

Всем Зрячим, что видеть отныне могли:

Провиденье Святости вновь доказав, -

И Святость Провидца, чьи Сны вознесли.

И Мир начал строить, стремясь к Небесам -

Паломники-Зодчие стали на Путь:

Так вырвался Дух, покидая Леса,

На Волю, в Просторы, ища свою Суть!..

      -- Капля Лезвием

Капля Времени Лезвием Стали

Пролетает по Коже моей:

Это Казнь, и меня ей предали, -

Нет ни Боли, ни Муки сильней.

Шрамов столько, что нет Исцеленья,

И повсюду - одни Палачи:

Сушит Гнев из Седьмого Каленья, -

Семь Небес, где Сознанье кричит!..

О, Заносчивость Своры Ничтожеств!

О, Бессмысленность Трупов живых!

Полосуя Мгновеньем по Коже,

Вы не зрите Страданий моих.

Не понять вам Трагедий Потери

Безвозвратных в Томлении Дней:

Я кричу, но никто мне не верит,

Глас в Пустыне - всех Гласов честней!..

Не за Дело даётся Мученье, -

Но Деянье оплатит сполна:

Ибо Мученику - Откровенье,

Что всю Боль исчерпает до Дна,

И на Дно опустив его Плотью,

Дух возвысит Ступенью Ступень,

Шрам за Шрамом, что злое Отродье

Нанесёт в каждый проклятый День!..

Осужденье дают по Заслугам,

И Заслуги же освободят:

Тому Знанье и Чувство, Порукой

Выступая, свершится велят

Справедливости - той, что беззвучна,

Что сбирает Времён Вещества

На Весы - ради тех, кто измучен,

Ради всех, чья Природа права!..

      -- Echoism

Легкость - публична,

А Публика - бог:

С Кичем и Кличем

Сродняется Слог.

Легкость Подъема

Паденью сродни:

Молнии, Громы -

Нужны ли они?..

"Божий Глас" - Глупость,

Иль Разум - Вопрос!

Слово здесь скупо

И узок здесь Мост,

Что приглашает

Над Бездной пройти:

Глас увлекает -

Но Слух не простит!..

Прячут "Отвагою"

Трусость всегда:

"Вот они, Стяги!" -

Кругом ни Следа.

"Трусы, вперед!

Отступаем, ура!" -

Форма - "Народ",

Содержанье - "Игра"...

      -- Дацан

Скит-Кочевье, подобное Перерожденью:

Вечный Странник, что Форму влачит за собою, -

И в Озёрах блуждающих он Отраженье,

И из замкнутых Рек он напоен Водою.

Соль с Песками кочует под Музыку Ветра,

Что рождает Тепло в Сочетании с Хладом:

Пустота это Освобождение Веры,

Что Забвенье встречает под Гром Водопада...

Эрдени значит Ось: остальное Блуждает,

Время в Капсулах Ступ заключает Желанье:

Кто Решенье Кочевником стать принимает,

Навсегда позабудет про Сон Расстоянья.

Юрта будет раскинута рядом с Тайгою,

Покидая, как Солнце, Предгория Кхама:

О, Кочевник-Монах! Оставляй за собою

Всё Былое, - что будет Подножием Храма!..

      -- Путешествуй

Путешествуй по Взглядам на Мир,

Череду Декораций сменяя:

Если Образ тебе и не мил,

То, Подобия воспринимая,

Ты себя возведешь на Стезю

Потаенную и золотую:

На нее ты обронишь Слезу, -

Точку скромную иль Запятую...

Слово вдаль увлечет твою Новь,

Незаметную для Перелетных:

Ты Влечению не прекословь -

Это Сила Путей многоводных.

Она Грани покажет тебе,

И Границы повсюду означит,

В Дебрях Гор и Пространствах Степей

Указуя, что значит "Иначе"...

Из Характеров сложится Дух,

Охраняющий Временем Место:

Созерцай его тысячи Слуг,

Единицы Владык его чествуй.

Постигая, вбирай в свою Плоть

Все, что будет излито в Экстазе:

Постижение это Полет -

Возвышение Личности в Массе...

Ты - Паломник! Отдай же себя

Интуиции - Чувству Седьмому:

Путь златой через Злато Жнивья

Поведет тебя к вечному Дому.

По Пути же - гляди и взирай,

Созерцая порою украдкой,

И пойми: пред тобой Дольний Рай,

Что живет Искушением сладким!..

      -- Пещера Тростниковой Флейты

Столетья Открытое вновь забывали,

Чтоб после опять обрести:

Всевластье и Страх в этом Мире бывали

Подземном, но склонном расти

Расти во все Стороны вечного Мрака

Меж Светом Земли и Огня;

Свидетельства Пульса Надежды и Краха

Во всех Переливах звенят...

Пещера есть Сон, и она - Подсознанье,

Рожденное в Толщах Коры:

Она - как причудливое Антизданье, -

Итог бесконечной Игры

Стихий, что Свидетельства жаждут оставить, -

Чтоб Надписи жили Людей

Поверх их мерцающей призрачной Стати,

Цветов, отраженных в Воде...

      -- Хумаюн

Наследник Правителя знает:

Рожден он для Мира Безумий -

И им он себя посвящает,

Воспитан меж Шии и Сунной,

С Язычеством выросший рядом

Средь красно-кровавых Восходов -

Что, Агры Дворцы обагряя,

Встают над Закатом Народов...

Наследье бурлит, безгранично,

Как южная Песнь Океана:

Он Личность - а Мир обезличен,

И, странствуя, он неустанно

Идет в Наступленья большие,

И в Бегство пускается скоро;

Где борются Сунна и Шиа

Штурмуют Язычники Горы...

Слонов погоняют Крюками -

Их Болью на Путь направляют,

А Тигры бросаются сами,

Когда их в Тупик загоняют.

Охота на Зверя - с Животным -

Всегда Преимущества дарит,

Используя все, что угодно

Для Радости в диком Кошмаре...

Убийства, Пиры и Захваты, -

И Права на них не оспорят:

Безумствами будут богаты

Наследники Страха и Горя.

В Безумии все их Богатство, -

Что гибнет вослед за Безумцем:

В Веках повторяется часто

История эта изустно...

Охота - когда мы воюем,

Война есть Охота за Нами:

Наследник собою рискует -

Заботы преследуют сами

Его, Игрока и Скитальца,

Что травит Зверей Друг на Друга;

Движенье встречается с Массой -

И все повторяют по Кругу...

Правителя сбросит Наследник -

Безумие омолодится:

Как Жизнь, что тасует Столетья,

И вечно со Смертью резвится!..

      -- Иносказание о Народе

Пророку Заповеди Бог

Огнем предначертал,

С тех пор общался с Ним Пророк,

А как, он только знал.

И ревновал священный Сонм,

Возвысив Сонм "Судей":

Но был Пророк - и только он -

Под Миссией своей...

Шли Войны, Роды, Времена,

И вот, Народ Царя

Поднять потребовал со Дна,

Себя ему даря.

Пророк свою сыграл здесь Роль,

Помазанье свершив:

Священники ж копили Соль

Обид, Главу склонив...

Когда ж Пророк и Царь в Одном

Ушел в иную Быль,

Решили все стоять в Своем, -

Тогда не победил

Никто, и Царство разделив,

Соперники ушли,

На Время словно бы забыв,

О чем свой Спор вели...

На Севере ужасный Враг

Меж тем в Огне созрел,

И над Войной возвысил Стяг,

И править захотел.

И тут Священников Послы

Ему шепнули: "Глянь!

Вот Помесь Толп отступно злых, -

Возьми их Кровь и Дань!.."

Так пало Царство десяти

"Отрубленных" Племен:

Пророки стали не в Чести

И Власти с тех Времен,

Ну а затем Пророк один

Как-будто бы отмстил:

Царя над Сонмом Глав и Спин

С Войною пригласил...

Отметить надо: этот Царь

Был Другом от Начал

Того, которого Угар

Высокомерья стал

Толкать в безумные Дела,

Ведя Народ к Войне, -

И Сила Божья не спасла

Их в Божьей той Стране...

Разрушен Храм был, и Народ

В Изгнание пошел.

Потом вернулся: Небосвод

Его на Место вел,

Где Пепелище вновь звало

Отстроить Власть над ним -

Людей Священство повело,

"Пророка" славя Нимб...

"Пророк" назначенный был Свой:

Другие ж на Горе, -

Что вдалеке над той Горой,

Где снова, поскорей,

Построен Храм был - залегли,

"Грядущего Царя"

Пророча втуне, и вдали

"Отступников" коря...

Менялись Власти, как всегда,

И правили извне

Страной, где Царство без Следа

Исчезло, как во Сне

Мечтою став, - Священство же,

Пророков изведя,

Над Сонмом Жизней и Вещей

Судило, все рядя...

Но из Народа Род восстал,

Спасая Веры Честь,

И как ни странно, побеждал,

Крича, что "Силы есть",

И создал Царство - наконец! -

Священство ублажив:

И то дало в Ответ Венец, -

Помазав и омыв...

Теперь Священники с Царем

Решали все Дела:

Везде стояли на Своем,

Куда бы ни звала

Их Выя гордая и Спесь,

Практичный Интерес, -

И вновь везде звучала Лесть,

Знакомая окрест...

И новый Друг издалека

И с Севера пришел:

Его великая Рука,

Что покоряла Дол,

Добычу щедро через Храм,

Через Народ пустив -

Давала Прибыль по Делам,

Тучнее спелых Нив...

Народ плодился, богател,

На Друга положась,

И всяк кичился, как умел,

За Прибылью стремясь.

И Царь, что Дружбу воплотил,

Воздвиг "Великий Храм",

Хотя Священства погубил

Пред этим Цвет он сам...

А снизу зрела в этот Час

"Учителей" Гурьба:

Они все были "низший Класс",

Ну разве не в Рабах,

И Зависть их брала, когда,

Священникам вослед,

Они смотрели, в их Следах

Скрывая злое "Нет!.."

Так День настал, явился Миг,

Когда "Учителя"

Подняли Знамя, Меч и Крик,

Все прочее паля,

И вырезая всех Друзей, -

Зовя прийти с Войной:

Так Град на Храм пошел скорей,

Поправ его Стопой...

Друзья, Врагами странно став,

Священников смели,

Сорвали Царства рваный Стяг, -

Украли, унесли

Ковчег, где Заповеди Бог

Держать навек велел:

Спасались всюду все, кто мог,

И все, кто жить хотел...

И в самых первых тех Рядах

"Учителей" был Сонм:

Им был полезен этот Крах,

Ведь их возвысил он

И над Царем, что стал Мечтой,

И над Священства Мздой -

Они сменили всех собой,

С Личиною простой...

С тех пор Века "Учителя"

Народа Жизнь хранят

В "Изгнанье" странном, говоря,

Что ждет их "вечный Град",

Где будет "Новый Храм, и Царь

Извечный, и Чертог,

И древних Заповедей Ларь,

Которым Автор - Бог..."

Но знают: в Храме Места им

Не будет, а с Царем

Их Власть развеется, как Дым,

Что жив одним Огнем.

Давно уж Город их, Страна, -

Но плачет у Стены

Народ, что видит Храм во Снах,

В Пришествии Весны...

Горой владеют до сих пор

Побитые Враги:

"Учителям" же нужен Спор,

И Мир им не с Руки.

Друзья ж глядят со Стороны...

Но Время их грядет...

И будет снова у Стены

Рыдать тогда Народ!..

      -- Виракоча

Словно Солнце, над Пеплом вставая,

Из него извлекая Живое,

Ты живешь, каждый День погибая,

Дни-Биенья ведя за собою

Того Сердца, что плавится в Недрах,

Рассылая Энергию Власти:

Каждый День - Превышенье и Мера,

Каждый Час - лишь в Груди Одночасье...

Солнце ясное вечно над Градом,

Все Стихии - вокруг Оси Мира:

Всюду Горы нисходят Каскадом

Над Страной, что Мечта породила -

Та Мечта, что ниспослана Небом

Среди звездного Шествия Ночи;

Это Сердца пылающий Слепок,

Это Страсти поющие Очи...

Нападенье во Имя Творенья

Разрушенье собой заменяет:

Это новой Эпохи Веленье,

Что в Деяниях Дух сотворяет.

Отступающий Бегства не знает,

Наступающий не горячится:

Мир сквозь Войны на Свет прорастает -

Чтобы Плодом потом разрешиться!..

      -- Правитель Антилопьего Нома

Я - Амени, Правитель Махеджа,

Правогласный, единственный Друг,

Не смыкающий зоркие Вежды

Там, где ждут и страдают вокруг;

Не бесчестивший, не отказавший,

И не кравший чужого Добра:

Я - Радетель! И нет меня краше:

Пусть Свидетелем будет сам Ра!..

Обездоленный жаждет Защиты.

Тебе Доля дана? - Поделись!

Кто достоин Правленья - Рачитель:

Человек - не Шакал и не Лис.

Непреклонен в Любви - он любимый

За Дела, не за лживую Весть:

Лишь Радеющий - непобедимый,

И лишь Честный спасет свою Честь!..

Я поклялся: не будет Несчастных

И голодных отныне вокруг!

Я - Властитель: я небезучастный -

Для меня нет "Рабов" или "Слуг".

Нет Различия "Великознатным"

Или "Малым" в прекрасных Делах:

Кто Радетель - тому все отрадно,

Ведь при нём правит Совесть - не Страх!..

      -- Sambuyeon

Любят Драконы Уединенье,

Любят Драконы быть позабыты, -

Но, разрывая Путы Забвенья,

В Мир возвращаются там, где разбиты

Цели и Ценности, Жертв собирая,

Чтобы насытить снова Драконов:

После Охоты в Недрах скрываясь,

Спят эти Монстры в Нишах огромных...

Как распознать их тайные Кровы?

Там Красотою все неземною, -

Той, что питает Разум и Слово,

Той, что считают Души "святою", -

Полнятся Скалы и Водопады,

Зелень с Лазурью соединяя...

Имя Дракона пишется рядом, -

Кистью и Тушью, Адом и Раем!..

      -- Linea Eternitatis

Вечны Строки, в которые Душу вложил

Человек, что открыл ее и исчерпал,

Тот, кто Жизнь в каждом Слове рожденном прожил,

Тот, кто в Мир неизведанный словно попал,

Тот, кто пал и вознесся в Паденье своем,

И погиб в безнадежно погибших Глазах -

Тот, кто, предан "Отчизной", оставив свой Дом,

Основал свое Царство на новых Брегах...

Строки вечные станут Водой и Землей -

Они Воинами станут, сильнее других,

И Друзьями, что вместе пойдут за тобой,

Через тьму Расстояний, за тысячи Лиг.

Они будут безмолвны - в Почтенье к тебе,

Они будут вещать - ради Славы твоей:

Ибо единокровны - в кровавой Борьбе,

Ибо единосущны - в Сплетенье Идей...

То, что вечно, решает лишь Время одно,

И оно будет Суд свой вершить без Помех,

И его Приговор отменить не дано

Даже тем, что на это потратили Век.

Это знает Поэт - тот Посланник, Пророк,

Кто возводит свой Поиск, как Храм, не спеша:

Тот, кто Душу вложил в Вечность пламенных Строк,

Понимая, что вечна одна лишь Душа!..

      -- Abraxas

Высшим Познаньем Стремленье становится

Непостижимому Форму предать:

В Омуте Слова Значение ловится,

Чтобы на Трапезе Яством предстать.

Числа - Потоки - зовут Небесами:

Каждому Имя средь Качеств дано;

Души в сей Мир отправляются сами -

Волей и Разумом все сведено...

Имя Последнее - благословенно:

Первые - только Намеки дают;

Непостижимо лишь что самоценно,

Все остальное - Страданье и Труд.

Мудрость с Разумностью не однородны -

Великолепье Суровость растит:

Слава всегда от Победы свободна -

Как и от Власти, что все победит...

Знанье, предвидя, Предчувствием дышит -

Мудрости Щит охраняет его:

Сила, что в них, побуждает и движет, -

И не упустит вовек Своего.

Разум - Источник, что Мудрость питает,

Слово - Теченье - струится, родя:

Тот, кто постиг - только он и познает,

Камень за Камнем Храм Мира кладя...

Осуществленье в себе обретается,

Увековечив и овеществив:

Славой Владеющий в Храме останется, -

Логос с Сознанием объединив!..

      -- Вермеер

Обитель тиха - и Поэзия в ней

Себя сквозь Палитру Цветов проявляет:

Свет всё поглощает Течением Дней,

Ночное в Глубинах его погребая.

Простое молчит, но столь ясно оно,

Что Ясность саму усложняет незримо:

Жизнь это Бокал, или это Вино? -

Вопрос и Ответ в этот Миг неделимы...

Моменты Движений в Контексте своём

Скрывают недвижное Иносказанье:

Что Линии - Почерк. Что мы подчеркнём?

И что почерпнём из чужого Желанья?

Забвение Славу в себе заключит,

Подобно Утробе, дающей Рожденье:

Что значат Цвета там, где Свет говорит -

Там, где Удовольствие есть Наслажденье?..

      -- Бухарестский Дворец

Ненавистных Тиранов Постройки

Покрывают Истории Тело -

Их Обличья игривы иль строги,

Их Фрагменты слагаются в Целом,

Что вещает о "Праве" Хозяев,

Не познавших от Века Покоя:

Вот Легенды, что в Плоть прорастают

Стран, что Горе вели за собою...

Строят Дерзкие так, чтоб дороже

Оказалось снести их Строенья, -

Ибо просто так не уничтожить

Все, что выросло из Разрушенья,

Что Страданьем оплачено Многих

И украшено краденым Блеском:

Застывают всегда у Порога -

Не преступят без Доводов веских!..

Разрушитель-Строитель не будет

Жить в Безумии окаменевшем:

Глас Истории Гонор осудит -

Отомстит Преступившего Межи.

Но останется Память о Прошлом

Там, где Будущее это Память,

Что идет меж Великим и Пошлым

Во Дворец, что пустует, не занят...

      -- Беспечна Природа

Беспечна Природа. Извечна Краса.

Улыбка рассеяна в Небе.

Прощайте Заботы! Открылись Глаза, -

И Мысль снова в Чувстве, как Невод.

Улов будет славный! И Горы вдали

Рисуют над Гладью свой Контур.

За ними - Народы и Грады в Пыли,

И Дух мой над ними как Кондор!

Потоки ловя, воспаряет он в Свет.

Питается Падалью дольней.

А Тело - Ловец средь Страданий и Лет,

Затерянный в Мире невольно...

      -- Саргон Древний

Безродный Властителем станет,

Таинственный Град основав,

И строить начнёт неустанно,

Строеньям Дела завещав.

Язык в этом Граде родится,

Что Здания переживёт:

В нём Песня Земли воплотится,

Что Хор многоликий споёт!..

В том Хоре Народы земные

Сольются во Имя того,

Кто видит Пределы Иные,

Собрав в них Друзей и Врагов;

Кто Реки проходит по Кругу,

От Моря до сказочных Гор,

Кто Руки берёт на поруки,

Сливая Наречия в Хор!..

Бледнеет Шумер под Луною,

И дивные Храмы его

Весь Мир увлекут за собою

Под Властью поющих Слогов.

И пустятся в Странствие Мифы, -

По Странам, по Плоти Племён, -

И Златом наполнятся Нивы,

Отдавшись под новый Закон!..

Из Глины Сосуды творятся, -

И Кругом гончарным Земля

Вращается, чтоб воплощаться

Могли те, что строить велят.

Дома, Города - вот Сосуды,

Что спрячут Зерно и Вино,

Себя сохраняя, покуда

Опять не сольются в Одно!..

Воитель о Мире печётся,

Себя и Войска отделив

От всех, кто на Милость сдаётся, -

Кто скромен и кто горделив.

И чествует он Разделенье -

Как чтимый им Бог-Демиург:

Но Град его это Сплетенье -

Земной подчинившее Круг!..

      -- Кандован

Города формирует Природа

Часто тайно людскими Руками:

В вулканических мягких Породах,

Пеплах, сложенных под Облаками,

Век за Веком Работа струится,

Каплю с Каплей незримо сливая;

Град-Термитник из Праха родится, -

Человеческий Прах обретая...

Все природное здесь изначально,

Изначальное - также природно:

Хлад, Тепло - их Союз идеален,

Остальное - откуда угодно

Достается, Века оставляя

За Стеной - Скорлупой вековою;

Здесь в Виденье Мечты растворяют -

И вкушают в Довольстве собою!..

      -- Чибча

Солнце встаёт из-за горных Вершин,

Шествуя, к Долам нисходит оно:

Тысячи Следствий из тысяч Причин

Ткани Лучей сотворить суждено.

Главы сияют великих Вождей,

Что регулируют Тканей Сюжет:

Мощь это Солнце - Обитель Дождей

Сельвой цветет уже тысячи Лет!..

Солнце танцует - и Танец есть День,

Что по Вершинам Деревьев бежит:

Кроны сплетаются - благословен

Тот, кто Сплетение в Танце почтит.

Время Движений никто не сочтет:

Таинство, Танец лишь в Ритмы кладя,

Строит Чертоги - на них Небосвод

Дышит, на солнечных Крыльях летя!..

Вечер-Дыхание Песней смирив,

В Глади озёрной узрит свой Покой, -

В Жерле Вулкана себя отразив,

Что увлекает на Дно за собой.

Манит златых Приношений Мираж

Всех, кого солнечный Свет ослепил, -

Демоны Прошлого шепчут: "Он наш!"

Очи их - Звезды - глядят из Могил!..

      -- Cloaca Maxima

Града Нутро, его скрытые Недра

Это Потоки, Стремнины, Ручьи:

Вот Преисподняя - Сажа и Сера -

Память с Забвеньем под Светом Свечи.

Сырость звучит, Духота мерно дышит,

Мрак окружает Неверность Шагов:

Своды сплошные, без Стен и без Крыши,

Своды скрывают - безмолвен Покров...

Что поглощает великое Тело,

Здесь оставляет лишь Тень, без Следа:

Реки Земли за Века обмелели,

Эта ж струится - ей служит Вода

И растворяет на Праэлементы

Все, что на Части уж разделено -

Странный Прообраз Аида и Леты,

Что устремляется в Место одно...

Жизнь - Многоцветие, Разнообразье,

Смерть - монотонна и все единит:

Льются Века вместе с Сором и Грязью

В Тело Реки, что их Суть поглотит,

Чтобы затем, устремляясь сквозь Устье,

В Море забыться, его напитав;

То не Безвременье, что не безустно,

То не Металл, что не Шлак и не Сплав...

Все, что надземно, Стихиям подвластно, -

Род Человеческий их единит:

Недра же все поглотят безучастно -

Им все равно и их Образ забыт.

Дух улетает - Отдушина вечно

Будет служить в Оболочках Руин...

Тело, Душа... Что же здесь Человечно? -

Только Поток, что от Века един!..

      -- Умножаются Сны

Умножаются Сны, - и Реальность,

Идеально слагаясь из них,

Будто с собственной Грезой рассталась, -

Не на Вечность, а только на Миг.

Ткань Сюжетов под Кожей Развитий

Одевает духовную Плоть -

Души следуют с ней в ее Свите,

Иль стремятся ее побороть.

Память Сны вытесняет в Сознанье

И питается ими сполна:

Это в Море песчаное Зданье,

Что растет непрерывно со Дна.

Тень безвестных Кораблекрушений -

Словно Кладбище нужных Костей:

Сновиденье как Цепь Умножений

Пробужденье питает Идей...

      -- Скафтафель

На Юге Севера, в Краю, где Лава дышит,

Под Толщей хладной тёмного Атланта,

С Горы, что спит, и что всех прочих выше,

Там, где слышны глубинные Раскаты,

Веками Лёд, сходящий вниз со Склонов,

Творил Пещеру дивного Величья:

Полировал в Тиши её бездонной

Её Красоты, с Бездною гранича...

Текстура Стен, Цвета и Переливы

Плывут в Кристаллах, словно чередуясь:

Великолепье плавно и игриво, -

Оно застыло, Сном своим любуясь.

Жизнь - из Воды. Вода дает Уроки, -

Как нужно видеть Жизнь в Природе водной:

У Берегов, где сходятся Отроги

Великих Сил, творящих разнородно...

      -- Корневые Мосты

В Стране Мегалайя средь диких Лесов

Над Безднами вьются Мосты,

И Ветры играют здесь Песни без Слов,

Где Реки кристально чисты,

Дожди несут Жизнь Мириадам Существ,

Сокрытых Водою от Глаз -

А где-то Кочин и Бенгалия есть,

Калькутта, Мумбай и Мадрас...

Глубоки Долины, Муссоны поют,

Потоки нельзя перейти,

Но Телом единым Надежду дают

Мосты на забытом Пути.

Мосты из Корней, что растили Года,

Чтоб после связать Берега -

Подобия Змей, они там, где Вода,

Где Грозы, Ручьи, Облака...

Сплетенья живут своей Жизнью, прочней,

С Годами всегда становясь,

Они лишь растут среди Дней и Ночей,

Друг с Другом навек породнясь

Вдали от Потоков, что Сталь и Бетон

Направят средь Джунглей иных

За горным Отрогом в Мир огненных Крон,

Погрязших в Сплетеньях своих...

      -- Дар Лидийских Богов

Царь Алиятт Лидийский

В Храме молился богам:

Священники кланялись низко,

Курились Пары к Облакам

Из мрачных великих Сводов, -

И Идолов Хлад мерцал

В Краю средь Племен, Народов,

Где в Реках течет Металл...

И Царь, возвышая Голос,

В Руках поднимая Жезл,

Лампаду, Цветок и Колос,

И Плод, что в Ночи созрел,

Промолвил: "Прошу вас, боги,

Услышать мой тайный Зов,

И переступить Пороги,

И, страшный подняв Покров,"

"Явить мне, Любимцу Славы,

Всю Мощь, что сокрыта в вас:

Готов я вкусить Отравы, -

Бессмертен в сей смертный Час!"

"Обязан я вам, бесспорно,

Короной моей златой,

Державной Столицей горной,

И даже самим собой,"

"И вас возлюбив всем Сердцем,

Хочу вас держать в Руках -

В ваш Мир отворяя Дверцу,

Отринув великий Страх!"

"Хочу, чтобы вы спустились,

И Плоть обрели средь нас, -

И словно бы в нас родились,

И, Власть утвердив в сей Час,"

"Народами править стали, -

Сей Зов до Конца Времен

Дыханьем послав в те Дали,

Где мой вознесется Трон!.."

В сей Миг по Горам и Долам

Внезапно пронесся Смерч

Средь Громов и ясных Молний,

От коих немеет Речь.

Из Туч, что сгустились быстро,

Слетели Орлы на Кровь, -

Во Тьме танцевали Искры

Средь пиршественных Столов, -

И на Алтарях открытых,

На Главы Быков садясь,

Кричали Орлы от Вида

Поживы, Людей и Яств...

И Жрица зашлась в Экстазе,

Свои закатив Глаза:

И пали златые Вазы,

И на золотых Весах

Качнулись большие Чаши,

Когда пронеслись Слова:

" - Молитвы подобны Кражам,

Чья Сущность всегда права,"

"Коль скоро их Суть согласна

С той Волей, что их зовет

В сём Мире, где Глас Участий

Над Участью Песнь поет."

"Ты нас пробудил - так знай же,

Что мы не уснем теперь:

Смотри и участвуй в Краже -

И в Кражу отныне верь!"

"Удача и Слава - Сестры:

Ведь Молния там, где Гром;

Я Левс - Я Владыка грозный,

Я Царь среди всех Хором."

"И в Мире теперь пребуду,

Людей обладать зовя, -

Их Страсти ведя подспудно,

Глуша, а потом слепя."

"Ведь Люди Страстям желают

Молиться среди Стихий:

Природы их знать не знают, -

Но слушают всех Витий,"

"Что льстят их Надеждам, Страхи

Питая сквозь их же Кровь,

Зовя их на Плоскость Плахи -

Алтарь моих Дел и Слов!"

"Объект обладанья ныне

И Власти в их Жизнь спущу:

Он Сутью своей единый, -

Подстать моему Дождю,"

"По Свету, играясь, станет

Там Жизнь проливать, где Я

Растить пожелаю Дани

На страшных Моих Полях."

"Он будет искриться Златом, -

Народы за ним пойдут,

И все будут Ливню рады,

Но Гибель под ним найдут,"

"Купаясь под Сенью Молний, -

Меня ощутив в себе:

Глупцы под Личиной дольней,

В бесславной своей Борьбе."

"Они предадут Смысл Жизни,

И станут Моим Скотом:

Отдав себя Воле вышней,

Забыв обо всем Святом,"

"Уйдут на Времен Закланье -

Ведь Время я в Вещь кладу! -

И Жертву оплатят Данью,

Лик Смерти предав Суду!"

"Власть будет, - за Каплей Капля, -

Меж Рук их в Потоки течь:

Они станут жить, то славя,

За что будут рады лечь"

"В Могилы своих Ненастий,

Того не поняв вовек,

Что боги лишь правят Властью,

Не знающие Огрех;"

"А те, что сбирают Крохи,

И молятся им - Рабы

Богов, что дадут им Сроки

Во Имя самой Судьбы!.."

" - Да будет же так!" - Царь молвил.

И вот, содрогнулась Земля,

И словно в Энергии Молний,

На Искры их Свет деля,

Проснулась Стихия Тверди,

Ответив на страшный Гром:

" - В сей Век, что рожден от Меди,

Кует из Железа Трон,"

"Явлю Я свою Природу, -

Её золотая Мать:

Богиня Смертей и Родов,

Что любит, даря, играть."

"Сосцы мои всех напоят,

Кто с Радостью к ним прильнёт,

Пожертвовав в Миг собою,

Для них созидая Плод,"

"Будя Вожделений Силу,

Зовя Наслаждений Цвет:

Мощь Самки в Самцах взрастила

На Течку свою Ответ!"

"Кувава - Я Чрево Мира:

Я глажу по Гривам Львов;

Мне служит Царей Секира,

Сокрытая в Бездне Слов, - "

"Молитв, что подобны Стонам

Великих Страстей ночных,

И в Чреве горячем, сонном,

Священный рождают Крик."

"Игру Мою в Вещь влагаю,

Чтоб Магия в ней жила:

Отныне Я Души знаю,

Что ею вершат Дела,"

"Молясь на ее Природу,

Стремясь ее Код прочесть;

Жрецы Мои - вот Порода,

Что буду растить и есть!"

"Моими Детьми питаясь,

Им буду я Шанс давать

Себя проявить, играясь,

И лучше, чем прежде, стать."

"Всем тем, кто прошел Проверку,

Я Пробой отмечу Длань:

Даря им земную Негу,

Почтенье, Достаток, Сан."

"А всех остальных раздавит

Слепое Моё Тавро:

Чтоб знали, что боги правят -

И тешат себя Игрой!.."

" - Пусть так! Снизойди, богиня!" -

Царь громко пропел... И вот,

Луч ясный, большой, единый

Пронзил весь небесный Свод,

И Радуга Сенью в Тучах

Над горной Грядой взошла,

Где с Солнца Огнем могучим

Луна неразрывно шла.

Взвыл Ветер: "Красоты славят

Все те, кто Мечтою жив,

И Жизнь ради них оставят,

В Вещах себя заключив, - "

Подобно богам, но только

Игрою прельщась своей:

Свою возвышая Волю

Во имя самих Идей."

"Их боги всего лишают,

И не допускают их

В сей Мир, что горит, играя,

В сей Мир, что рождает Крик,"

"Что борется с Вожделеньем

За славных Идей Плоды,

А Корни питает Тленьем

И Смрадом своей Беды."

"Пропорции, Эквиваленты

Влагаю Я в Вещь - бог Плдан,

И в Ясности Цифр, Процентов,

Пусть Страсти возводят Храм,"

"Что Страхи разрушат - только,

Чтоб новый построен был

Из вечных Вещей-Осколков,

Чей Образ Живущим мил."

"Но Люди, что Храма стоят,

Страданье стяжают в нем:

Подавлены в Прах Игрою,

Познают, что Мы даем"

"Тому, кто постиг все Меры,

Презрев их Тщету сполна:

Им будет в Конце по Вере

Отмеряна их Весна!"

"Меж ними и темной Массой

Да будут все те, чей Ум

Дал Право дождаться Часа,

И Глас распознать сквозь Шум,"

"И стать как Луна под Солнцем,

Его отражая Свет,

Для Тайны открыв Оконце,

В которой Безумья нет."

"Но Мудрость их будет редкой,

Бесплодность же - золотой:

Пожизненно будет Метка

Удачи на них святой."

"Они - Исключенья Правил:

Но Правила в Вещь вложив,

Я жду, чтобы Мир ограбил

Их Круг, что Стяжаньем жив!.."

" - Да будет же Слово Делом!" -

Царь с Трепетом прошептал...

И Птица вдали пропела,

Огонь в Алтаре восстал,

Змея проползла по Полу,

Олений раздался Крик:

" - Пусть Благо сойдет на Долы,

На Крыльях неся своих"

"Богатства, от Века к Веку

Их Мощь в Нищете растя, -

Металлами полня Реки,

Веселие на Костях"

"Строительством славя новым

В Плавильнях больших людских, -

Маня всех Скитальцев Кровом,

Но Цены растя для них."

"Охота - и Бег, и Бегство:

Преследует тот, кто прав, -

И Время сменив, и Место,

Пройдет он средь тысяч Глав,"

"Стреляя попутно в Темя,

Награду собрав с лихвой,

Колебля на Чашах Время,

Чью Ценность берет с собой."

"Но Жертвы пытаться будут

Обманом его стяжать:

Взять Плоть его, словно Груди,

Его Урожай пожать,"

"Желаний своих Подделки

За Истину выдав впрок;

Охота - для тех, кто Меткий,

Кто жёсток, но не жесток."

"Баланс этот соблюдая,

Охотник стяжает Мощь:

Я - та, кого он познает,

Я - Артимис, День и Ночь,"

"Следящая за Добычей,

Что в Руки идет сама,

Навылет разя, навычет,

Будь Лето или Зима!"

"Ловцы и Капканы - вместе,

Одно заключив в другом,

В раскрывшейся новой Бездне

Дарую Я Стол и Дом"

"Тому, кто, прицелясь точно,

Цель Вещью сразит за Миг:

Охотник пребудет мощным,

Предсмертный услышав Крик!"

"Пусть множатся Цели вечно,

И Вещью живут Века, -

Пусть Жертвы бегут беспечно

За ними, как та Река,"

"Где Плоть уже ждет Чекана,

Чтоб Вещь пробудить от Сна:

Охота теперь желанна, -

В Желаньях живет она!.."

" - Слова божества свершатся!" -

Промолвил чуть слышно Царь:

Он знал, что пора решаться,

Что близок великий Дар...

Но зашелестели Листья

Больших виноградных Лоз,

И в трепетном Вокализе

Вдруг Голос себя вознес:

" - Так что же? Неужто будем

Молчать, подымая Тост?!

На Власть замахнулись Люди, -

На свой наступая Хвост!"

"За это им будет Кара,

И бог им воздаст сполна:

Оплаченное задаром

Возьмет, осушив до Дна"

"Дурман их безумных Мыслей,

Что вспенились от Гордынь, -

В Несметном сокрыты Числа,

Что ведаю Я один!"

"Творец горделивых Шествий,

Дарящий Щедрот Огонь:

Я - Баки, что выше Чести,

Меня без Нужды не тронь!"

"А ну, прикоснусь-ка к Вещи

И Я - без Причин, за так:

Пусть знает Оракул вещий,

Что Я пошутить Мастак."

"Но Шутки мои серьёзны,

Поскольку бессмертен Я:

На Лицах читаю постных,

Что плачет по ним Земля."

"Я Слезы ее омою

Вином, что в Моря течет, -

И Срам у нее открою,

Что грезит стяжать Почет,"

"И в нем покажу открыто

Людей, что себя забыв,

Настойчиво лезут в Сито,

Безумья Лозу взрастив."

"Я в Вещь добавляю Наглость,

Насмешливость и Задор:

Ведь даже стяжавший Малость

С ней будет не просто Вор,"

"Но самодовольный Идол, -

Божок на ничтожный Час, -

Такого никто не видел

Еще изо всех из Нас!"

"Пусть Вещь эта опьяняет,

Похмелье к Утру зовя:

Власть эту любой узнает,

В Шатаньях ее ловя."

"Свободу пусть в ней обрящет

От Тьмы бесконечных Рабств, -

Меня повстречает в Чаще

Без Драпа и без Лукавств!.."

" - Как хочешь, о, бог - так будет!" -

И Царь пригубил Вина;

А где-то толпились Люди, -

Но здесь от всего Стена

Хранила Владыки Тайну

И Опыт - один за Всех!..

И тут Аромат нечаянно

Проник, а за ним и Смех -

Смех тихий, прекрасный, женский:

" - О, Юность, чей вечен Зов!

Ты - Танец, где Сны и Жесты

Срывают с Любви Покров,"

"Где Таинство светит Яви

В тот Миг, что зовут Весной:

Вот Сущность, что Сутью правит,

Страна над любой Страной!"

"Цветение - Ключ к Желаньям,

Расцвет - его Плоть и Кровь,

И всюду видны Старанья, -

Их Мощи не прекословь! - "

"Достичь навсегда Блаженства

Весенних, столь ясных Чувств:

Я - Дух их, я Корэ - Песня,

Что кормит весь Сонм Искусств!"

"Приветствуя, надо помнить:

Прощанья не будет впредь;

В прекрасной Моей Короне

Все Травы, что лечат Смерть, - "

"И ими коснусь Я Вещи,

Что Мы создаем сейчас:

Весне не пристало мешкать,

Сомнения - не про Нас!"

"Так знай же: Цветенье ныне

Вошло в этой Вещи Суть, -

И Рост в ней Людей подвигнет

Свой Разум открыть и Грудь"

"Для Дел, что пробудят к Выси

Их Души, что ныне спят,

Чтоб в Росте Весов и Чисел

Познали, чего хотят."

"Но эти Желанья снова

Потянутся в новый Рост, -

За Счастьем многоголовым,

На Радости узкий Мост."

"И многих тогда, бессчетных,

К себе Я навек возьму:

Ведь Вещь эта - Плоть Бесплотных,

Что Мощь воплотит саму,"

"По Капле божеств сбирая

В Единство и Монолит:

И Жадность, стремясь, сгорает, -

Но не обрести ей Вид"

"Расцвета, что Сутью вечен,

И всей Полноты Вещей!.."

" - Твои воплотятся Речи!" -

Касаясь Рукой своей

Смолы благовонной редкой

Ответствовал ясно Царь...

Как тут, за масличной Веткой

Открылся Ларец, что встарь

В Святая Святых оставил

Властитель, что жил тогда,

И Миром ушедшим правил,

Растаявшим без Следа.

Сверкнули там три Фигурки:

Вот Юноша, рядом - Бык,

И Змей, что лежал по Кругу,

Покой охраняя их.

И Юноши Глас промолвил:

" - В Иллюзиях Жизнь- Мечта

Свою проявляет Волю:

Природа её проста:"

"Достичь, превзойти, и после,

Уже осознав в Борьбе,

В Трагедии кануть грозной,

Быв верной одной себе."

"И здесь Одержимость Страсти,

Что Волей одной жива,

И рвет Существо на Части,

Чтоб Сущность была права;"

"Что высвобождает Силы,

Горящие в дольней Тьме,

Стекающие в Могилы,

Для Ночи забыв о Дне."

"Вот Я - божество Стремлений,

Экстаз Одержимых, Пыл:

Мне молятся из последних,

В Страстях изможденных Сил,"

"Что Я возрождаю снова,

Познав Исступленья Стон, -

Ответ мой ему, не Слову,

И было так испокон!"

"Я - Аттис! Я Высь штурмую,

Чтоб после низвергнуть в Прах

Все то, для чего рискую,

Безумье явив в Делах,"

"Чьи Цели рисуют страстно

На Мира глухой Стене:

Люблю не Одних, а Разных, -

Все прочее не по Мне!"

"В Любви Я Недостижимым,

Всевластным всегда сражен:

Эмоциями большими

Я в Пламени окружен,"

"Что вечно ползут по Кругу,

Губя Меня - и храня;

Свою воздымаю Руку,

Что славит везде Меня!"

"К Богине ее тяну Я,

Хватаю Сосцы Её:

В Безумье сейчас тону Я,

Что Честь мне свою дает,"

"Себя оскопляю ради

Всего, чем владеть хочу, -

И Жалости нет, не надо,

Я гибну, и Я кричу!"

"Что в Вещь Я вложу? - Свой Образ!

Мой Облик - его Судьба!

В нем будет немой сей Голос

Мой Путь воспевать Рабам,"

"Зовя на него готовых

Себя оскопить самих:

Бык-Символ за этим Словом,

Чей Смысл в Веках велик!"

"Теперь умножай Бессчетность!.."

И Царь его Мощь воспел,

Реча: "Ты идешь свободно, -

Вот Путь для великих Дел!.."

Но Голос возвысил Сантас, -

И Идол его сиял:

" - Пусть бесятся Корибанты!

Я ж Силу свою отдал

"Служенью Земным и Слабым,

От Зла очищая Свет:

Вот Суть Моей грозной Славы,

Безумью Земли Ответ."

"Рабом у Бессилья, Подвиг

Возвысит из Тьмы Герой:

Герои не ходят по два,

Не увлечены Игрой."

"Они одиноки вечно,

И Труд их - сама Судьба:

Живут одним Днем беспечно,

И голая их Стопа"

"Идет, сотрясая Скалы,

К той Цели, что не видна, -

Доволен всегда лишь Малым

Герой, чья Стезя Одна."

"Осмелиться надо разом, -

А Смелость вослед пойдет:

Борясь со слепою Массой,

Герой свою Песнь найдет,"

"Услышав ее Значенье, -

Слова же Глухим отдав;

Осмелиться - вот Движенье!

Осмелишься - будешь прав!"

"Вот Качества, что кладу Я

Отныне до Века в Вещь:

Пусть ради нее рискуют,

Кидаются в Жизни Сечь, - "

"Но лишь для того, чтоб после

Для Блага ее отдать

По собственной, смелой Воле,

Что Храбрым одним подстать."

"Пожертвовавший собою,

Пожертвовать Вещь рождён:

Для Смертного Честь, не скрою -

Ведь Жертву приносит он,"

"Стяжая в Крупице Вечность,

Что Времени Цель одна;

А Власть поступать беспечно

Богам лишь одним дана."

"Другой ее Край - в Животных:

Им Время не знать дано;

Лишь Выбор Людей свободен, -

Пьянит он, как то Вино,"

"Что Яд Преступлений кроет...

Сквозь Вещь Человек явит

Природу свою - собою

Платя за Нутро и Вид."

"Герой иль Злодей? - Вперед же!.."

И Царь возопил в Ответ:

" - Герой! Ты Природой божьей

Прольешь в этом Мраке Свет!.."

И, львиной касаясь Шкуры,

Он Пальцами Злато сжал, -

И словно застыл, понурый,

И старше как-будто стал...

Но долго ему в Раздумье

Стоять не пришлось: Оскал

Из дальних Пещер безлюдных

Уже в Темноте мерцал.

То Морды Собак-Чудовищ

За Гранью Времен самих

Взирали в людскую Горечь,

Рыча на беззвучный Крик.

И Голос тяжелый низкий

Царю неспеша изрек:

" - К богам подобравшись близко,

Ты стать им подобным смог."

"Но бойся того Подобья,

Что в Форме иной живет:

Умывшись собачей Кровью,

Оно человечью пьет!"

"Я - Страж, кого знают Души,

Охранник великих Врат:

Мне Слава и Власть не нужны, -

Кто беден и кто богат,"

"Приходят ко Мне в Итоге,

Чтоб Я отворил Засов;

Все Цены стяжают Сроки, -

Порядок всегда таков!"

"Божественна Вещь, к которой

Причастен отныне ты:

Мир это познает скоро,

Величие средь Тщеты"

"Преследуя раз за разом

Сквозь Силу её и Власть, -

Где Жизнь как златая Ваза:

Упасть в неё - не украсть!.."

"Из Смеси Луны и Солнца

Отныне ты Вещь отлей:

Бессчетную сделай Россыпь,

Средь Гор и Пространств Полей"

"Пусти её в Бег, как Воды,

Средь дышащих Почв людских, -

Последуют дальше Всходы

От скрытых Семян своих."

"То Нам Урожаи будут

Отныне и вечно зреть:

Из Моря земного Люда

Посыплется дальше Медь,"

"Разбавив Металлы, - Время

Затем перельют в Тряпье,

Бумагу, где Цифры немы,

Керамику, что поет,"

"Чтоб после в Итоге главном

Энергию вновь соткать, -

Единою Мощью славной

Пред Миром людским предстать!.."

"То будет Момент, когда Мы

Из Вещи опять взойдем, -

Энергиями без Храмов

Мы Мир и Себя сольем,"

"Его подчиняя Воле,

Что будет везде Одна:

Ты должен быть тем доволен -

То будет Твоя Страна!.."

"Твой Трон не исчезнет - знай же! -

Он с Идолами един,

И Вещь, что превыше Кражи,

Взойдет среди Глаз и Спин,"

"Народы связав Мечтою

О Мире Богатств земных:

Энергия станет Строем,

Что выше Людей самих!.."

"Но Войны сперва нагрянут -

Как Своры моих Собак! -

И грызться Народы станут,

Крича о своих "Правах",

"Вскрывая Границы, Судьбы,

И Вены, - круша, ценя! -

В Эпохах бессчетных грубых,

Что вырастут для Меня!.."

"Пройдет Череда Сомнений

В Стенах Галереи Вер,

До белых ведя Калений

Мрак Чисел, Весов и Мер:"

"Ту Вещь бесконечно множа

В бессчетных Объемах Форм, -

Растя, а потом ничтожа,

Кормя Изобилья Горн!.."

"Права Заклинанья сменят,

Суть Вещи в себе храня:

Написанное оценят,

Его на Устах кляня,"

"И будет Обмен Названий

Игрою, где Вещь жива, -

С Людей собирая Дани,

Не тратя в Тщете Слова!.."

"Все кланяться будут Ликам,

Что Вещь для себя возьмет:

Как Нам, как богам великим, -

Как всем, кто, беря, дает."

"Жрецов по Поклонам судят, -

И в них распознав богов,

Игру посчитают Сутью,

На Сущность одев Покров!.."

"Поэтому в Вещь ты должен

Природу Начал вложить,

Что Путь указуют тоже,

Дав Символам Право жить."

"Здесь бога сведи с богиней -

Пусть борется Лев с Быком,

А в Будущем, с ним единым,

На Смену, одним Броском"

"Появится Волк, что Медом

Столь лакомиться привык:

Придет он с иным Народом,

Чтоб Рёв заменить на Рык."

"И будут они сражаться,

Упадок ведя в Подъем! -

Но полно! Пора прощаться!

Мы Время тебе даем,"

"Чтоб выполнить все, что должно,

О Времени позабыв:

Трудиться заставь Ничтожных,

И, Чаши Вина разлив,"

"Начни пировать сейчас же

В Честь страшных твоих богов, -

Твой Дух тебе Путь укажет,

Где Трон во Главе Столов."

"Ты правишь, чтоб Сын твой правил -

Но дальше, чтоб не стращать,

Я, Псов Властелин - Кандавл -

Кладу на Уста Печать!.."

Исчезло Клыков Мерцанье

И съела Рычанье Тьма, -

И Жрица пришла в Сознанье,

К Царю поднялась сама,

Ему поклонившись, скрылась,

Закрыв за собою Дверь.

Царь понял, что пробудилась

Энергия - и повелел

Начать пировать с Закатом,

Чтоб после готовым быть

Увидеть себя Богатым:

Богатством навек затмить

Деянья и Славу прочих,

Даря им отныне Вещь, -

Что Волю Страстями точит

И в Сердце влагает Меч,

Сплавляет, горя, нещадно

Народы, Миры, Мечты

Под Небом большим и хладным,

В Стихиях, что столь чисты,

В Игре, где все только Ставка,

И Кости швыряют в Пыль, -

Что всюду царит украдкой,

Творя из Сознанья Быль...

И Мясо Щенков подали

К пиршественным Столам, -

И всюду все пировали,

И Кости несли во Храм,

Где их посвящали Богу, -

Богам Фимиам куря, -

И вторили Звуки Слогу,

Лад Миру вокруг даря...

Так Царь Алиятт был счастлив,

А Сын его - Крез - расцвел;

Но вскоре Звезда погасла,

И Враг издали пришел,

И Царство разбил, присвоив

Богатство, что Вещь дала:

Ведь далее за собою

Игра этот Мир звала!..

Давно уже нет Лидийцев:

Забыты их Миф и Речь,

Разбиты Рельефы, Лица, -

Лишь в Реках Металлы течь

Ещё продолжают в Море,

Чьё Дно это Кладбищ Соль;

На мрачной Вершине Тмола

Как-будто застыла Боль.

И Сарды стоят безлюдно,

Тумулы Царей храня:

На Землях отныне скудных

Ночь правит Теченьем Дня.

Но в Долах Игрой великой

Доныне увлечены:

В Сраженье Беды и Лиха

На Улице вдоль Стены

Ей служат Рабы Жрецами,

Дань принося собой, -

Идут на Закланье сами,

Заклады платя Судьбой.

Им даровано Забвенье,

И Право жить среди Снов,

Которыми правят Деньги, -

Дар Лидийских Богов!..

      -- Высятся Башни

Высятся Башни,

И Тень их возвышенна:

Сверху нестрашно,

Коль Статью Воздвиженья

Воздуха, Света

Течения мощные

Ловятся где-то

Под каменной Рощею...

Дышат Гиганты

Стеклянными Порами:

Легкостью Канта

Ровняются с горными

Пиками вечной

Лазури безоблачной, -

Контуры-Свечи

Над дольнею Горечью...

Вызов Богатства

Бытийственной Скудости:

Радостью частой

Над Счастия Скупостью

Жаждут возвыситься

Смертники дерзкие, -

Крахи и Кризисы

Манят их Бездною...

      -- Dougga

Что "божественно"? Власть, Положенье, -

Иль Свобода творить, разрушая,

Произвол обращая в Движенье,

Судьбы Мира в Покое решая?

В Храм Вопросов идут за Ответом -

В каждом Лик божества отпечатан:

И с Трипода Пеаном пропетым

Воплощается тот, кто был спрятан...

И Пеаны - как те Благовонья,

Что сгорают на Углях Надежды:

Люди Власти божеств Беззаконья

Возвышают в Обличии Весты,

А потом возглашают Законы,

Чье Величие в Силе Запретов:

"Кто божественен?" - Эхо условно:

Тень от Звука, Вопрос из Ответа...

      -- Catacomba

Подземелья подобны Корням,

Что, врастая, как-будто растут,

И, ровняя Столетия к Дням,

Души Смертных справляют на Суд,

Оставляя их Пепел себе, -

Труд Огня, что их Прах получил, -

Души Близких стремятся к Семье,

Души Падших зовут из Могил!..

Подземелье есть Града Душа, -

И Земля сберегает ее

От любого, кто, Знамя держа,

Силу с Волей на Милость сдает,

Кто бесчинствует, Время крадя,

Чтобы строить, что Прах поглотит

Тех, что клянчит, судя и рядя,

Тех, кто молит, и кто не простит...

Пробудившись, сбегут сюда те,

Кто средь Тления Души обрел,

Посвятив их далекой Мечте

О Страдальце, что сгинув, взошел,

И Спасение всем обещал,

Что безмолвно во Тьме поклялись:

Град Страдания тем, кто страдал,

Пропоет неземной Вокализ!..

      -- Vespucci

Из Трилистника Тверди земной

С Морем в Центре и с Градом у Моря

Отправляемся в Мир золотой -

Новый Свет по Следам Христофора.

И неся нашу новую Весть,

Полетим на Лучах, над Волнами:

И Надежд наших будет не счесть -

Там, где Веры Огонь вместе с нами!..

Век Открытий - на тысячу Лет

Возглашает Ветрам Град Расцвета:

Путешествие это Ответ,

Как Центавр, от Альфы до Беты,

Пронесемся под Южным Крестом

Средиземным большим Океаном;

Правы в Знанье, стоим мы на том,

Что растим, словно Твердь, неустанно!..

Кто за Звездами Терний влечет,

Кто из Терния к Звездам стремится:

Новый Брег это новый Расчет, -

Рядом Меч, что в Крови обагрится,

Добывая Пространства - и Власть,

Что как Время, парит над Пространством;

Причастимся - приняв свою Часть,

Цель и Средство смешав с Постоянством!..

Письма Миру откроют Глаза,

Поднимая их к Новому Свету:

Вьется Почерк - в Саду, как Лоза,

Мысль летит - словно в Небе Комета.

Долгота растворяет себя

В Широте, что раскинулась дольне:

Человечество это Семья -

И Сражение Братьев в Исподнем!..

Кто погибнет, кто выживет - днесь

Это Слово Легендой завьется:

Мир мужской ляжет с женским, что есть

От Эпохи, что Древней зовется.

Острова это наши Мечты,

Континенты - Реальности Вызов.

Так решайся! Что выберешь ты:

Тишину или Хор Вокализа?..

      -- Avila

Королевства когда-то сражались -

Что Защита, то также Укрытье:

Память в Камень, как в Ткань, облачалась

Между Страхом и Кровопролитьем.

Идеально меж скальным Массивом

И нависшею Массой-Грозою

Неприступная Кладка красива -

Гордость Контура красит собою...

Это Челюсть Дракона-Гиганта:

Вот Зубцы, что Герои посеют -

И взойдут они в Землях богатых,

И потом о них Мифы развеют

По Вселенной, открытой в Сраженьях,

Что взломают Врата и Заставы:

Только Стены продолжат Служенье -

Лишь они, без Сомнения, правы!..

      -- Eternitatis Speciae

Вечность не Время -

Отсутствие Времени:

Цель в Устремленье,

Возница и Стремени,

Мощь и Оружие,

Мир и Спокойствие -

В Необнаруженном

Принципы Стойкости;

Сила, что Временем

Вечно питается,

Пламя, что Кремнем

Во Мрак высекается;

В Темени Светоч,

Что в Зеркало смотрится,

Роскошь, что в Ветошь

В Веках не износится...

Вечность есть Зренье,

Живое Дыханием -

Цикл и Линия,

Суть Созидания:

Вечность Стяжавший,

Стяжаньем отвергнутый,

Знает, что краше

Нет Образа этого...

Образ напишет он -

Символ Условности -

Огненным Выжигом

В Омуте Скромности.

Цельность не в Символах -

Только в Значении:

Вечность не в Идолах -

В их Отвержении!..

      -- Финикийская Гордость

Корабли отправляются вдоль Берегов:

Берега - путеводная Нить Кораблей;

Ведь Свобода - как Море, где нет ни Врагов,

Ни Сомнений, что дышат как Ветры за ней.

Так и Люди, что Море себе подчинят,

За Свободой отправятся вдаль и навек:

Они Духом как Волны, что словно манят,

Поглощая Теченья доверчивых Рек!..

Бег Торговли подобен Стихии Воды -

То Прилив, то Отлив, Мелководье иль Глубь:

Рынки - райских Земель золотые Сады,

Там Богатства сбирают все те, кто им люб.

И растут, где хотят, Корни их и Стволы,

А Моря их питают и сеют везде:

Люди Моря, сошедшие с Тирской Скалы,

Свои Души навек доверяют Воде!..

Дети - Жертвы Стихий: Кровь их на Алтарях;

Тот, кто выжил - Герой и Разбойник в Одном.

Поборовший Сомненья поборет и Страх,

А Добро осознавший изучит и Зло.

Океан открывается тем, кто Моря

Обошел, чтобы Земли затем обогнуть:

Океаны - Закаты, над ними - Заря, -

Той Свободы, что Дерзостью красит свой Путь!..

      -- Cascade Mountains

Это Царство Камней драгоценных

Инкрустацией Славу венчает

Водопадов, Лесов полуденных,

Горных Пиков, что Снег покрывает,

Побережий, в Глубины влекущих -

Здесь же Красок, Цветов Многомерье:

Драгоценность упрятана в Гуще -

В это нужно однажды поверить!..

Драгоценно лишь, что аномально, -

И Признанье даёт Облегченье:

Вот Богатства в Сокровищах скальных -

Вот кочует средь них Увлеченье.

Нескончаемость это Бессчётность,

Где затеряна даже Безвестность:

Красный, Чёрный и Жёлтый свободно

Существуют под звёздною Бездной!..

Ран Количество высвобождает

Сумму Качеств сокрытых Контрастов:

Призрак древних Потоков блуждает

Средь Выветриванья или Карста.

Кости древних Существ укрепляют

Летописные Своды Осадков:

Их Забвенье Потомство узнает,

Что на Знанье Забвения падко!..

Многоцветное Живописанье

Поражает из Сердца Пустыни:

Дождь приходит сюда на Закланье -

На Алтарь, что в Веках не остынет.

Это Радуга, в Камне живая, -

Можно странствовать Прикосновеньем:

Двери в Грёзы свои открывая -

В Теле Врат между Светом и Тенью!..

      -- Не Боясь

...По Городам пойдёт и Весям,

Взирая мутно в чей-то Страх,

Начнёт куражась, куралесить,

Живое честить в пух и прах;

Служивших "Власти" он рассеет,

Сдерёт Кокарды, Ордена,

И проорет: "Гуляй, Рассея!" -

И возопит в Ответ она;

На Фонарях "Элиту" вешать

Начнет, пуская Петухов

Под Крыши, в Стены и за Межи,

Чтоб знали - Нрав её таков!

Всё то, что Глупые нажили,

Бесстыжей Хитростью гордясь,

Поднимет снова он на Вилы,

А после сбросит снова в Грязь;

Затем они, найдя Друг Друга,

Сквозь Хаос к Пропасти пойдут...

Так мстят Рабам былые Слуги, -

За то, что те их предают!..

      -- Beelitz

Лозы и Ветви плетут свои Сети.

В падшей Листве им Кустарники вторят.

Эхо безмолвно. Оно не ответит.

Нет никого. Даже Ветры не воют.

Воин Чужой одинокой Фигурой

Высится там, где когда-то ходили:

Нет уж давно его Родины хмурой,

Дела, что якобы Зло "победило"...

Воинов Иных здесь когда-то лечили:

Жертв, что Безумия Ужас питая,

Власти Иллюзии верно служили,

Вере всецело себя отдавая.

Нет Добродетели старой: Пороком

Было отравлено все без Остатка;

Сумрачным вышел отсюда "Пророком"

Тот, кто возвысился Ложью над Страхом...

Прошлого Шрамы уже затянулись, -

Гнойные Раны открыты в Сознанье:

Живо Безлюдье одно среди Улиц,

Живо Отчаянье в брошенных Зданьях.

Призраки плотские рядом - вглядитесь

В Лики Упадка, что скованы Болью:

Первый из них - тот заброшенный Витязь,

Что не услышал безмолвное "Вольно!.."

      -- Dolichenus

Непокорное с Непокорённым -

Две Стихии, Сраженье в Объятьях:

То, что в Людях живо испоконно,

Пламя Душ изливая в Зачатьях

В Жерло Плоти, в бессонные Ритмы,

Что бездонны, как скрытая Память;

Жизнь и Смерть это Мир неделимый,

Смерть и Жизнь это грозное Пламя!..

На Алтарь - там, где Стороны Света -

Жертву Пламени Мира приносят

Плотью Страха, что ищет Совета,

Духом Воли, что Света лишь просит.

И Алтарь разделяет Мгновеньем

Эти Сущности, Вечность стяжая:

Здесь Значенью дано Назначенье -

Здесь Природа божеств порождает!..

Внемли, Сущность! Вот Пламя, что с Неба

За Огнём, что из Недр, нисходит:

Сила Воли свободна и слепа -

Воля Силы парит в Небосводе.

Страх повержен, как Таурус древний,

Что, безглавый, лежит у Подножья, -

И Орёл из-за горного Гребня

Здесь кружится над Троном и Ложем!..

Символ Фригии это Корона,

А Топор это Скипетр славный:

Львиный Дух воплощается в Лоне -

Вот Рожденье, что Миру желанно!..

      -- Форт Деровар

Что защищать средь Пустыни? -

Только Дороги Куда-то:

Только Пути, что едины,

Будь Вы бедны, иль богаты,

Счастливы или несчастны,

Гоните или гонимы, -

Здесь умирали нечасто

Под обжигающим Нимбом...

Вход Разрешения жаждет -

Доступ сюда ограничен:

Тенью Воителя-Раджи

Этот Порог обезличен.

Сорок крутых Бастионов -

В Стенах Пространство для Ветра:

Вот Холистана Корона -

Духа раскрытые Недра...

      -- Дракон

Сочетание Качеств рождает Игру:

Переливы сияют, лукаво искрясь;

Мир Глубин и Высот - не для тех, кто Игру

Своим "Домом" считает, покинуть боясь.

Совокупность Стихий - Выраженье Свобод,

Что слагаются в Волю без всяких Преград:

Облака указуют, что жив Небосвод, -

Словно Пена, что Волны от Ветра родят...

Воздух пишет Виденьями Грёзы Абрис -

Он Дыханье и Связь, он и Нить, и Челнок:

Земли с Водами это Палитра и Лист,

А Огонь это Фон, как Судьба или Рок.

Властелин небывалый свой Образ создаст,

Мощь различной Природы в себе единя;

Он творит Универсум, но он - его Часть:

Парадокс - и Земли, и Воды, и Огня!..

      -- Пачакути

Сосредоточенно правят Герои

И с Увлечением действуют Души:

Мир с Основания так обустроен,

Что ничего не создать, не разрушив.

Но Разрушенье должно быть на Благо,

Что измеряется только Грядущим:

Прошлое - Смерть, его Месть это Плаха,

И Приговором Иллюзии рушит!..

Вот, Шаг за Шагом творятся Деянья:

Кровь Изобильем оплачена будет;

Правильность Праву всегда Оправданье -

Правого Шепот Времен не осудит.

Будут построены Связи надолго,

Вновь породняя Надежды и Нужды:

Это не Прошлого злые Осколки -

Это грядущая Песнь Златоустых!..

Освобождают, себя защищая,

Миротворят, подчиняя навеки:

Сильных Решительность жить разрешает

Тем, что смыкали уставшие Веки.

Новое "снова" ничуть не приходит:

Новое это всегда Появленье -

То, что Мечту на Вершину возводит,

Ей проверяя на Прочность Стремленье!..

      -- Пепи Древний

Время Жизни своей продлевая,

Жизнь Времени мы вековечим,

И в Огне этом Вечность сгорает,

Что мы ищем вблизи иль далече.

Царства старятся вместе с Царями,

Что себя с ними отождествили,

И лишаются Времени сами,

Отдавая по Воле все Силы...

Рукотворные Горы возвысив

Вдоль Долины, что шествует к Устью,

Люди жили, от Смерти зависев,

Подчиняя Бесчувствию Чувства.

И сгибались, Гордыню вздымая,

И себя приносили ей в Жертву,

Мир бездонный за свой принимая,

В Храмах Вечности чествуя Первых...

Но Продление не устраняет

Окончания и Удаленья:

Свод Границ Безграничность не знает,

Боль Болезней не зрит Исцеленья,

Око Власти желает закрыться -

Отдых нужен и Оку Светила:

Мрак Чудовищ зовет возродиться -

Сон предвечный, забытая Сила...

Позабытое сквозь Поколенья

Мощно в Двери стучит уже долго:

Продлевается ныне Забвенье

В истонченном Сосуде Осколков.

С каждым Днем, каждым Часом все больше

Его грозное Пламя-Дыханье -

Образ Мира дряхлеет, изношен,

Образ Хаоса жаждет Закланья...

Рукотворные Горы обрушив,

Он Плотины снесет и Посевы...

Но Личина - Старик - еще нужен:

Бог истлевший - последний из Первых!..

      -- Maison Carree

Воин, в Бою уцелевший,

Храм посвящает Умершим:

Душу Страданьем облегчит

Тот, кто в Триумфе отвержен.

Дети Отцов оставляют

Раньше грядущего Срока:

Память их Храм воплощает -

Камень на Службе у Рока!..

Скромно возвышены Стены,

Своды застыли над Входом:

Память, ты здесь неизменна?

Тверда ль у Камня Порода?

Годы, Века примиряя,

Здесь в Тишине нераздельны:

Вечность тебя проверяет -

В ней ты становишься цельным!..

      -- Иносказание Пророка

Искатель Истины Святой

Был Пастырь и Купец,

И в Семьях лучших был он Свой,

И Бедным как Отец.

Женился рано, хорошо,

Имел Досуг для Дум, -

И в Час, в который горячо

Пустынный дул Самум,

Он уходил пасти Стада

К Пещере вдалеке,

И там на Время, без Следа,

Скрывался налегке...

Был поворотный Год и День,

И был в Пещере он, -

И вдруг его как-будто Сень

Накрыла словно Сон.

И Ангел Белый вдруг пред ним

Явился в Свете Звезд,

И пламенел под Златом Нимб,

И был Ковер из Роз

Вокруг Сияния Его, -

А Блеск Очей своих

Направил Ангел на него,

Чаруя Дух и Лик...

" - Посланец Я - Посланник ты

Отныне, не забудь!

Ступай же в Царство Суеты

И в нем Смиренным будь!"

"Смиренных Племя до тебя

Избрание несло:

Рабы глумились и Князья

Над всеми, и Чело"

"Несущих Истину кляли,

Платя за то сполна:

Ты выйдешь ныне из Дали,

И Цель твоя одна!.."

И вот, спустился, снизошел

В Привычное Пророк,

И там все то же он нашел -

И преступил Порог,

И начал Истине учить,

Смирение блюдя;

Но просто было "обличить"

Того, кто сам в "Зятьях",

И в "Братьях" здесь, известен всем,

Привычен, без прикрас -

И стал Пророк как-будто нем,

Глуша заветный Глас...

Стал "странен" он - был изгнан он,

Глумление познал;

Бежал - за ним летел Закон,

В котором жил Оскал

Гиен, бежавших прямо вслед,

До Врат Солей морских -

До Брега дальнего, где нет

Живых, что сеют Крик...

С тех пор скитался сей Беглец,

Скрывался, уходя

То в Горы дальние, то в Лес,

То в Пропасть, где летят

После Дождей среди Пустынь

Потоки мутных Вод, -

Всегда как-будто бы один,

Пастух, чей глупый Скот

Бежит по Кручам, кто куда,

Утробою влеком, -

И созерцал он те Стада

В Раздумьях о Своем...

И вот однажды, утомлен

Раздумьями сполна,

Уснул в Пещере он, и Сон

Пришел к нему со Дна

Расщелин мрачных и глухих,

Когда Хамсин стенал -

И Черный Ангел страшный Лик

Явил, открыл Оскал,

И, заглянув Углями Глаз

Вглубь Сердца, произнес:

" - Ты сделал все, что можно: спас

Посланье, что унес"

"Из Мира, что погнал тебя,

Смиренного, Мечом -

И вот, к тебе явился Я,

Чтоб стать твоим Врачом!"

"Им став, тебя я поведу

К Победам и Делам,

И под твою швырну Пяту

Земной Привычный Хлам,"

"И всех, кто им живет, молясь

Чему-то, не Кому, -

Ты зачерпнешь Руками Грязь,

И Плоть, и Кровь саму,"

"И, о Смирении забыв, -

Свирепым став навек, -

Ты слепишь Мир средь Гор и Нив,

Пустынь и бурных Рек,"

"В Руинах Прошлых обретя

Избрания Удел,

На Крыльях Пламени летя

Среди сраженных Тел,"

"И мне, Посланцу, угодив,

Награду обретешь:

Стяжая свой горящий Нимб,

Со мной во Мрак уйдешь!.."

Кроваво-красные Глаза

Открыв, Пророк взял Меч,

И как пустынная Гроза

Велел Изгоям бечь

На Земли, - Села, Города

Беря Огнем, Войной, -

Чтоб не осталось ни Следа

От Мира под Луной,

Чтоб все боялись, и за Страх

Молились с этих пор,

Чтоб Ужас сеяли в Делах,

Неся и Глад, и Мор...

Высокомерье возгласил

"Смирением" Пророк, -

И не щадил с тех пор он Сил,

И был во всем жесток.

И Оправдания, и Ложь

В Учении смешав,

Всегда носил у Сердца Нож,

Копье над ним подняв.

На Семь Ступеней он взошел

Жестокостью своей -

И Власть свою он так обрел,

Поправ Пятой Людей...

Однажды, в Бой очередной

Идя, как он хотел,

Под мрачной дальнею Горой

Среди избитых Тел,

Пророк увидел вдалеке,

Что Воин на Коне

К нему несется, и в Руке

Он держит Меч в Огне,

Закутан в Белое до Ног,

Скрывая даже Лик, -

И без Движенья вдруг Пророк

Застыл, и как-бы сник...

Сквозь Хаос Битвы подскакал

К нему Воитель тот,

И Меч сияющий поднял

Как-будто в Небосвод,

С Лица откинув вдруг на Миг

Покров, - и Блеск Очей

Затмил собою Боль и Крик,

Свист Копей и Пращей,

И Брань, и Стоны - словом все,

Что Мир Привычный зрит,

Когда Война свой Меч несет,

Что Жизнь и Смерть роднит.

" - Постигни ж то, чему учил!" -

Он громко прокричал,

И беспрепятственно сразив

Пророка, ускакал...

Война ж не кончилась, - с тех пор

Повсюду Кровь лилась -

Среди Пустыней, Нив и Гор,

Где Плоть мешает Грязь...

      -- Stari Most

В Сердце Боснии Мост

Мимар Хаджруддин

Из каменных Блоков сложил -

Что скромен и прост,

Велик и един,

Легенду свою породил.

Город Мостар Неретва

Проходит насквозь,

В том Месте, где Мост нависает -

Узок Путь через Бездну,

С Шипами без Роз,

Хрупкий Ключ, что Врата отворяет.

Брег Войны с Перемирия

Брегом живет

Жизнью призрачной и пограничной -

Воды их огранили,

Омыл Небосвод,

До самой Породы Первичной.

Мост - Прыжок - Погружение -

Только для тех

Кто связать "до" и "после" стремится:

Испытанье - Движение,

Радость - не Грех -

И всему дано Время развиться!..

      -- Аристагор Милетский

Отважный Войну начинает

Из Сердца Страны, - издалёка, -

И Клич он за Море бросает

На сумрачный Запад с Востока,

Что Сладостью Мира и Рабства

Уже не прельщает Смятенных:

Грядущее тайное Братство

Разрушит Весы и Безмены!..

Рождённое Градом Мятежным

Присвоено Братьями будет:

Предательство их неизбежно,

И им забавляются Люди, -

Все те, что, Былое присвоив,

Смолчат, уходя в Неизвестность;

Мятежник оплатит собою

Предательство - в Море над Бездной!..

Царя отвергает Свободный:

Царь видел Раба в нём, не боле;

Предательство! Ты благородно -

Когда отпускаешь на Волю?

Не тешь себя Ложью, не надо!

Смятенны всегда Оправданья:

О них разбиваются Грады,

На них обрушаются Зданья!..

Сатрапы везде наступают,

Где Освободители медлят:

Щиты и Доспехи блистают -

За ними готовятся Петли.

Тараны и Факелы рядом,

Закончить Работу готовы:

Рабы поживятся богатой

Добычей - Подобьем Улова!..

Рыбак же - Мятежник - исчезнет,

Сыграв свою Роль: Искру бросив

В тот Мир, что разверзнется Бездной,

Где Углей останется Россыпь...

      -- Walter Potter

Жизнь - словно Свадьба Кошачья,

Смерть - её Запечатление:

В эти Обличия прячу я

То Содержание Тления,

Что фокусирует Призрачность

Мира людского животного;

Денег за это не выручишь,

Непонимание - вот оно!..

Полно! Ведь Вознаграждение

В Тело Иронии спрятано:

Правда - всегда Раздражение

Тех, чья Натура украдена,

Скрытая теми же Шкурами,

Что именуют "Одеждою";

Ну! Увлекитесь Текстурами -

Не прослывите Невеждами!..

Похороны Петушиные:

Птицы и Звери смыкаются;

В каждом себя за Личиною

Все узнают, и не каются.

В Таксидермию сведённая,

Грубая, антропоморфная -

Правда здесь Шкурой набитою

Вам предстаёт "слишком вздорною"!..

      -- Акбар

Повелитель индийских Нагорий,

Рек и Джунглей, Пространств и Просторов,

Голоса различающий в Хоре,

Мудрецов побеждающий в Спорах,

Многоверье божеств растворяет

В благотворном, разумном Ученье -

Для Созданья его призывая

К Примирению Знанья с Знаменьем...

В Зале с Полом из шахматных Клеток,

Где Гаремом играет Властитель,

Стелют Ложа, Столы для Совета,

Что никто в этом Мире не видел.

И садятся повсюду Фигуры,

Чье Значенье дает Поклоненье

Божествам золотой Брахмапутры,

Инда с Гангом, Пустыни и Тени...

Правоверье неистово спорит -

Крик стоит, сотрясаются Своды:

Все крадут Аргументы, как Воры,

Все свою проявляют Породу.

В Поднебесье Гарем любопытный

Наблюдает за Сварой священной:

Знанья бьются - Знамения скрытны,

Божества ж - молчаливо блаженны...

Но Властитель теряет Терпенье -

Позабыв, что Религия терпит:

Нетерпимости Остервененье

Иссушает, и душит, и слепит.

Видя Хаос, он Суть понимает:

"Бог не зря разделяет Творенья -

И для каждого Путь пролагает

В Сочетаниях Дел и Сомнений."

"За Природой Победа отныне!" -

Поражение Шах принимает:

"Нет Игры выше Игр - пусть остынет

Мир, что Правила их разрывает..."

Счастье Дин-и-Лахи - это Греза,

Порожденная Миром и Властью

Там, где многоплеменная Россыпь

Между черной и белою Мастью

Разделяется - сосуществуя,

Породняя себя с божествами -

Что молчат, Мир Знамений рисуя

Миром Знаний, что пишутся сами...

      -- Sareung

Сон Царицы нарушить нельзя:

Этот Сон - само Тело Природы;

Здесь в Тиши отдыхают Глаза,

В Цветомузыке Уши свободны.

Ищут Души Гармонию там,

Где Мелодию Духи питают:

Место вечного Сна это Храм,

Что Мечту их собой воплощает...

Относительность Смерти видна,

Шорох Времени слышится будто:

Крыша-Небо и Край-Седина

Возникают на Шёлке подспудно.

Льется Свет через Солнца Врата,

Исчезая сквозь красные Стены:

Издалёка немая Гряда

Словно видится в Сне полуденном...

      -- Бремя Колумба

" - Поворачивай без Разговоров!" -

Оглянувшихся Свора орала,

А над этой неистовой Сворой

Одиноко Фигура стояла,

Окруженная Морем, и Мраком,

И Отчаяньем дикого Страха:

"Я клянусь и Собою, и Стягом,

Что отправлюсь по Воле на Плаху,"

"Если в День, обозначенный ныне,

Впереди не увидим мы Землю -

Так вперед же, сквозь эту Пустыню!

За Мечтой, Горизонтом и Целью!.."

И, ворча, Слабаки отступили,

Исподлобья взирая со Злобой

На того, кого не убедили,

На того, кто сковал себя Словом.

И, Предательство в Душах лелея,

Стали ждать, укрывая Кинжалы -

Озираясь, страшась и подлея,

Тихо скалясь на Льва, как Шакалы...

Но в назначенный День, на Восходе,

Голос Юнги в Сердца их вонзился:

" - Вижу Землю! Земля на Подходе -

Чтоб я с Мачты упал и разбился!"

И от Радости, Подлость сковавшей,

Стали рукоплескать Капитану

Все, что жили Убийством и Кражей

В Глубине потаенных Желаний.

Он стоял к ним Спиной, глядя в Море, -

Не оглядываясь, не скрываясь, -

Вновь Победу стяжав в вечном Споре,

С Днем Вчерашним навеки прощаясь...

      -- Форт Шаниварвада

Крики о Помощи слышать доныне

Можно внутри Бастионов глухих:

Песни Трагедий скрывает Гордыня, -

Знает она лишь о Тайнах своих.

Стены возводят для внешних Кошмаров, -

Но изнутри Укрепленья горят:

Ветры - лишь Слуги у Духа Пожара,

Ветры-Стервятники ждут и парят...

Долго преследуют всех Беззащитных,

Чтоб насладиться Бессилием их, -

После Рабы ухмыльнутся ехидно,

Пошло Господ унижая на Миг.

Псы - не Охотники, но притязают:

Кормят их щедро и травят потом;

Роль и понятная здесь, и простая -

Жертву найти в Лабиринте Хором...

Южные Ночи густы и прекрасны,

Великолепен их чёрный Полог:

В этих Ночах все Живое опасно, -

Все, что сокрыто, имеет свой Срок.

Призрак Ребёнка сильнее, чем Старца, -

Боль и Отчаянье их не сравнить:

Страх будит Память, прельщая Скитальцев

Здесь своё Сердце навек обронить...

      -- Хирам Тирский

Мы богам поклонялись Ушедшим,

И Пришельцами вечными слыли;

Увлекаясь Путями, что Легче,

Простоту - и Просторы - открыли,

И соткали Свой Мир незаметно

Из Земного, что стало Воздушным, -

Век Железа возвысив над Медным,

Ход Веков и Привычек нарушив!..

Гнёзда скальные мы заселили -

Жизнь вдохнули в Глазницы пустые:

Мы затмили - и тем победили,

Преступили - и стали Святые.

И осмелились, Духом взошедшим

Показав - можно Лучше отныне:

Правит Парус над Конным и Пешим -

Правим мы водяною Пустыней!..

Это Песня Царя, что Пророком

Станет новому Богу, Живому:

Его Образы выше Молоха,

А Реченья - как Молнии с Громом.

Будет Юным Он - Воображенье

Пробуждая в Молитве и Танце:

Век Железа восславит Движенье

Бесконечной серебряной Массы!..

Царь Творец - и Царя Сотворенье -

Древом Кедра взойдёт в Теле Камня:

Возлиянье пробудит Горенье

В Храмах, сложенных из Истуканов.

Алтари-Очаги заменяем

Маяками, крадя Первородство:

Оно будет присвоено, знаем, -

Как и Кража, внезапно и просто!..

Бог с Царём-Прорицателем - Братья,

Между ними останется Чудо:

Отыщите Зародыш в Карате -

Плоть Времён, без Веков и без Суток!..

      -- Град На Бреге

Град на Бреге морском

Не стоял и не плыл,

В нем над Камнем Песком

Бог-Ребенок водил,

Строя Замок-Замес

Над Водой, для Воды:

Полог звездных Завес,

Грохот Мыслей Гнедых

Шлифовали Мечту,

Плоть, где Пена и Прах

Ввысь возносят Тщету,

В ней творя на Паях,

В ней слагая Песок

Иссушаемый Сном,

Что стоит, пока Рок

Не развеет Хором -

Тех, что бого-Дитя,

Увлеченный на Миг,

Строил, словно шутя,

Чтобы бого-Старик

С Бронзой вечных Морщин

Подойдя, оценил -

Чтобы Бог, что един,

Тишиной наградил...

Снова царствует День,

Власть ночную укрыв:

Кто-то вновь берет Жмень,

Некто снова игрив -

Град на Бреге морском

В Странах между Морей

Волны смоют потом -

Все на Радость Детей!..

      -- Olympus

Гора над Морем Земли разделяет:

Храня Пределы, выше предстаёт,

Чем Небеса, что Влагой омывают

Её Удел - прославленный Оплот.

Оплот Героев и Удел Свободных,

Чьи Аргументы в Спорах вековых -

Мечта и Пламя, Шкура и Корона,

Лоза и Меч, Проклятие и Стих...

Титаны в Недрах Тартара томятся,

Циклопы служат и благодарят:

Кто Сын Времен, того всегда боятся,

Кто Царь Веков, с тем тихо говорят.

Рабы Мгновений Жертву приготовят,

И на Алтарь положат для Него:

Он даст Ответ среди пролитой Крови

Через Рабам Посланца Своего...

Двенадцать Пиков - главный неизведан -

Трон окружает вечно Пантеон;

Язык - Вопрос, и Слава - Дочь Ответа:

Так повелось на Свете испокон.

Поля Ристалищ и Сраженья Игр

Войну и Мир к Подножию кладут,

И каждый Миф потом ложится в Книгу, -

Как Семена, что позже прорастут...

Одна Победа: Многие стремятся

Её Вершину взять любой Ценой, -

И платят все, что Платы не боятся,

Внося её Другими и собой!..

      -- Смерть Есть

Смерть есть Рожденье - и в Теле-Утробе

Ты созреваешь, как новая Сущность:

Жизнь это Сон, где в Добре или Злобе

Странствует Дух через Недра и Кущи.

Все, что он видит, иль слышит, иль знает -

Предощущение Света, и только:

Влага его из Утробы питает,

Делится Время на "кратко" и "долго"...

Через Забвенье к Забвенью стремится

Тень Обретенья в Юдоль Утешенья:

Все, что в Пути тебе, Смертный, приснится,

Будешь ты, Вечный, считать постиженьем.

И, постигая, - Рост меряя Ростом, -

Будешь рождать иль губить ежечасно:

Помни, о, Дух! В этом Теле все просто -

В Форме Змеиной под Древом Всевластья!..

      -- Jeita Grotto

Смерти Река свой Образ имеет, -

В Древности так её представляли:

Здесь путешествует тот, кто смеет -

Тот, кто прошел большие Дали,

Чтобы в Пучину Толщ погрузиться,

Вызов Себе отчаянный бросив, -

Воды для тех, кто может решиться,

Кто задавать умеет Вопросы...

Бросьте Монету в Гладь золотую, -

Может, Спасенье тут обретете

От повседневных Пут, что, тоскуя,

Тщетно по верхней Жизни несете.

Вот Берега двух странных Потоков, -

Время в них строит Каплями Скалы:

Отдых Забвенья древнего Рока,

Что повидало Смелых немало...

      -- Sacralia

Красивым Естественное признаём,

Что наших Мечтаний прекрасней:

Свободу Фантазии мы отдаём,

В Погоне за Прихотью разной

Границы Фантазии нашей познав,

Постигнем Пределы Свободы, -

Однажды за Гранью Мечты пожелав,

Нарушив Законы Природы...

"Божественно" то, что пугает, манит,

Далёко от Чувств и Понятий:

Его игнорирует всякий, кто мнит,

Что он со Всевышним "Приятель".

Откажется чувствовать он, познавать,

Предав себя Высокомерью:

Ему Красоты никогда не видать, -

Границы стяжает по Вере...

Природа в Божественных тает Руках,

Что, Форму Мечте придавая,

В Объятьях ласкает трепещущий Прах,

Который от Неги сгорает.

Прах Пеплом становится после Огня:

Прекрасное в нем с Красотою

Пылает, Идею и Чувство родня

С Природой Сверхновой Святою!..

      -- Pantheon

Сфера - Собрание Качеств прекрасных,

Куб - их разумное Разграниченье;

Выбор один - среди Многих и Разных

Избранный Путь осеняет Свеченье.

Солнечный Свет его Тело слагает -

Душу его наполняет Ненастье:

Камень природный с людским окаймляет

То, что Видением станет в Контрасте...

Сумрачны Краски, изысканы Тени,

Где Полусвет наравне с Полумраком:

Имя Творца это Имя Виденья,

Сила - Загадка под Вечности Ракой.

Oculus - Круг - надзирает сквозь Сферу:

Влага Дождя Светотенью струится;

Линий прямых завершенная Эра

В Месте Безвременья с Новью роднится...

      -- Ciudad Perdida

Слушайте Весть из Тайроны -

Града, что в Джунглях затерян:

Вольные! Вы не свободны -

Путь Ваш Страданию вверен,

Ибо несёте Заразу,

Ту, что Болезни питает,

Ибо смешали Вы Расы

В Мире, что всех заражает!..

Эксперименты с Природой

Ставите для Вожделенья:

В нём продлеваете Роды,

Кормите Духов Броженья,

Скрытое в Явь извлекая,

Делаете беззащитным

Всё, что Планета Святая

Скрыла от Взора Ехидны!..

Чёрную Линию Горы

Прячут незримой Границы:

Ветры поют свои Хоры

Здесь в Полыханье Зарницы -

Здесь, где Пристанище наше;

Путник! Взойди сюда пешим!

Мы о Спасенье расскажем -

И отворим твои Вежды!..

Помни: Планета - живая!

"Старшие Братья" ей служат:

"Младших" они убеждают

Жизни Святыню не рушить.

Голос их - словно Дыханье -

С Ритмом Сердец в Унисоне:

Это незримое Зданье

Храма, чей Образ бездонный!..

Гости! Внимайте отныне!

Мать через нас заклинает:

Близится Гибель Пустыни -

Алчность её побеждает.

Есть ещё Время - не вышло -

Мудрость его обретите:

Племя, живущее Выше

Шлёт своё Эхо - внемлите!..

      -- Папа Иоанн XXIII

Быть "против" чего-то важнее казалось

Для тех, кто боролся и всех, кто страдал,

Безумье на Разум в Веках посягало,

Во Тьме обратив Эшафот в Пьедестал.

И мучилась Вера одна средь Сомнений,

Допрос проводивших, ее не щадя:

Пришло ныне Время, - вот Час Искупления, -

Чтоб Боль утолить, ее в Точку сведя...

Так скажем же Миру, "за что" мы воюем,

Прольем ныне Свет, очищаясь от Зла! -

Возможно ли это? - Мир спросит, тоскуя

По Вере, что сводит Слова и Дела.

Возможна ли Вера среди Пепелища,

Костей и Развалин Забвений былых? -

Мы будем искать, - и ее мы отыщем, -

Врачуя от Бед, избавляясь от Лих...

Признанье Ошибок смиряет Гордыню,

Смирение Златом оценится вновь:

Традиции Мощь охраняют Седины -

Ту Мощь, что слабеет от Действий и Слов.

Традиции Святость - всегда в Возрожденье,

Среди Поколений, что Смену дают:

Услышать их Чаянья - Благословенье,

Постичь их Мечту - удивительный Труд...

Воюя в Миру, - средь Мирян и для Мира, -

Ищите Согласье, где раньше Раздор

Вели на Закланье Тиары и Митры,

Ведя бесконечный неистовый Спор.

Проклятье снимите с Надежд, доказавших

Сокрытую Силу, Гоненья сломив, -

И с тех, кто страдал, и в Страданьях стал краше,

Кто всем доказал, как он был прозорлив...

Единую Волю Собрание Множеств

Отныне поддержит - без Крови и Слез:

Пусть Воля к Добру Силу Зла уничтожит,

И Вере даст Шанс - Крест в Объятиях Роз!..

      -- Scientiae Oracle

Когда Знание Веру опять превзойдет,

Когда Верой попробуют Знанье объять,

Тогда Дух человеческий Правду найдет,

Что Века продолжали в Пространствах скрывать.

В это новое Время рассеется Мрак,

И Светило покажет свой Образ и Лик,

И уверятся Люди, что "надобно так",

И разделятся снова Молчанье и Крик.

Возродится Истории мрачный Клинок,

Чтобы Пламя Светила собой отражать -

И Жестокий покажет, насколько жесток,

Милосердный докажет, что может прощать,

Очи Глупых ослепнут с Готовностью вновь,

Уши Правых откроются, как никогда,

И Значений Посев прорастет в Почве Слов,

Разрушая и строя свои Города.

Удивляясь Стихиям, сведут их в Одно, -

Совокупность готовя для Пиршества Дня:

Снова Плоть с Молоком, снова Хлеб и Вино

Обретут свои Смыслы, их Мощь не тая.

И Религию Новую Царь утвердит

На Земле, что пребудет в Объятьях Небес:

Он с Горы снизойдет и у Врат возгласит

Свою Знаньем и Верой объятую Весть!..

      -- Форт Голконда

Танец Камней и Преданий -

Стены и Арки танцуют:

Платят Живущие Дани,

Радостно или тоскуя.

Но Ожидание томно,

Где Увлеченье снедает:

Здесь их Масштабы огромны,

Здесь их на Многих хватает!..

Дар с Красотою в Почете -

Власти всегда не хватало

Их Совершенства, Полета,

Памяти и Пьедестала.

Власть их присвоить стремится,

Иль породняется с ними:

А надо всем парят Птицы -

В Небе, повсюду едином!..

Память растет, оставляя

Плоть в виде Праха Живущим:

Дух из неё воспаряет -

И дерзновенней, и круче.

Где же Былое? Лишь Души

Чьи-то расстаться не могут:

Танцев их мы не нарушим -

Не переступим Порога!..

      -- Несвижская Легенда

Польский Король

Вдову полюбил -

Радостный столь,

Счастье дарил

Подданным всем

И Господам:

Блеск Диадем

Был словно Храм

Славных Молитв

Знавших Стезю -

И, горделив,

Ношу свою

Славил Монарх,

Знавший Любовь,

Ту, что в Делах

Выше всех Слов...

Был у Вдовы

Сказочный Род:

Гордый Главой,

Списком Свобод,

Он был учен

И охранял

Силою Трон,

Что предстоял

В Сейме Больших -

Панстве Мечей,

Братстве "Своих",

Своде Речей,

Чести Войны,

Злате Миров;

Род Старины -

Сказочный Кров!..

Но у Людей

Ненависть зла:

Скрытен Злодей -

Кажет едва,

Что на Уме

Зависть свила;

Грезит о Дне -

Том, что Дела

В Мир призовет,

И не таясь,

Квиту сочтет,

Втопчет во Грязь

Всех, кому он

Клялся в Любви:

Зависть - Полон,

Жаждет Крови...

Мать Короля

В Круге Господ

Зависть паля,

Честя Приплод

Рода Больших, -

Сына любя, -

Прятала Лик,

Злобу копя.

Ибо к Любви

Гнев Матерей

Часто привит

Плотью своей:

Гонит их Длань

Прямо ко Злу,

Требует Дань -

Сына к Столу!..

И к Колдуну

В Замок лесной, -

В Чащу, одну

Тайный Конвой

Мать проводил,

Чтоб ее Дух

Ныне отмстил,

Страшный Недуг

Скоро наслав;

И на Вдову

Злобная Мать, -

Та, что зовут

Также "Вдовой" -

Просит Отрав:

Скорбна Главой,

Злато отдав...

Твардовский Пан

Вышел из Тьмы:

" - Страшен Ваш План,

С Недр самих"

"Адских возрос -

Вот же Ваш Яд!" -

И ей принес

Капсулу... Хлад

Из-под Стекла

В Пальцы вошел:

"Я отдала

Сыну мой Дол - "

"И Небеса

Ей не украсть!.."

Утром Роса

Пала на Грязь...

И с той Поры,

День ото Дня,

С Блеском Зари,

Сумрак гоня,

Стала Болезнь

Счастье точить, -

Горечь Измен

Не излечить,

Если она

Дышит Родством:

Вечно без Сна,

Все об Одном

Мыслит - и Яд

Сыплет Рукой,

Жажду и Глад

Кормит собой...

Чахнуть Вдова

Стала - Король

Может едва

Снять ее Боль,

Мечется он,

Пробует все:

Дарит ей Трон,

Все отдает,

Только б Недуг

Остановить.

Силится Слух:

"Не пережить

"Этой Весны

Той Госпоже, -

Гроб для Жены

Близок уже!.."

Зависть глуха,

Ревность слепа,

Злата Рука

В Жизни скупа, -

Месть лишь одну

Будет кормить:

Эту Десну

Не отвратить.

Так и свели

Мать и Враги

В Недра Земли

В Крае Реки

Счастье, Любовь -

Дух Короля:

Хладен Альков -

Хладна Земля...

С тех пор Король,

Словно Изгой,

Нес свою Боль

Вместе с собой;

Словно бы Яд

В Душу впитал:

Жажду и Глад

В Странствие взял,

Бросил Дела,

Сейм позабыл,

Той, что цвела,

Не изменил

Даже женясь

Снова - на той,

Что "Долг" блюла

В "Чести" скупой...

В Несвиж Кортеж

Прибыл его:

Скромность Одежд,

Над Головой

У Короля

Черный Штандарт;

Пищу деля

С каждым, кто рад

Быть вместе с ним,

Он, молчалив,

Ныне один

С теми, кто льстив,

Вдруг приказал

Мага позвать,

В Дебри послав

Ближнюю Рать...

Вот перед ним

Твардовский Пан:

" - Счастью сродни

Боль твоих Ран:"

"Ведь за него

Жертвы твои!.." -

" - Будь мне Слугой,

И из Земли"

"Мне извлеки

Душу мою:

Взмахом Руки

Все отдаю!.."

Пан попросил

Дать Зеркала,

И начертал

В Глади Стекла

Стать и Красу -

Образ младой:

Ветер Грозу

Нес за собой

В Час, что Закат

Мраком снедал;

Мертвенный Хлад

Души объял

Всех, кто тогда

Был с Королем -

Словно Вода

Шла в Чернозем...

Дух из Зеркал

Выплыл на Свет:

Взору предстал

Страшный от Бед

Лик и Глаза,

В коих Беда -

Стать и Краса,

Что навсегда

В Землю ушли,

Сердце забрав;

Как издали,

Холод отдав,

В Бледности Уст

Голос шептал:

" - Ты - моя Грусть!

Мой Идеал!.."

Кинулся к ней

Бедный Король

Словно в Огне,

С криком: "Позволь

"Вместе с тобой

В Темень уйти!" -

Слышен был Вой

Где-то вдали

Грозных Волков...

Вымолвил Пан:

" - Ждал этих Слов

Мой Истукан, - "

"Тот, что в Лесу

Жертвы желал:

Знай же! Красу

Мир сей забрал!.."

Умер Король,

Кончен был Род:

В Землю сошел

Славный Приплод.

Войны прошли

В Токе Времен:

Страсти цвели,

Что испокон

Души Людей

В дебри влекут,

И на Воде

Пишут их Труд,

Плоть их родня

С Почвой чужой, -

Далью маня

С тайной Душой...

В Несвиже днесь

Память жива:

Знают окрест

Сказ и Слова;

Знают, страшась:

Шепчут во Тьме,

Что в мрачный Час

Сна и Теней

В Башню плывет

Чья-то Душа, -

Словно зовет

Ввысь не спеша.

Образ ее -

Знающим Знак:

" - Пестуй Свое, -

Делай все так,"

"Чтоб избежать,

Не преступив!.." -

Шепчет Душа,

Очи открыв...

      -- Ледники Килиманджаро

Континент с Бездной в Сердце скрывает

Лед на Пике своих Средостений:

Царство Льда рождено - и рождает

Все, сокрытое Хаосом Тени

На огромных Пространствах, что Гору

Ту свободную Сном оттеняют;

В Тишине, что питается Хором,

Воды с Жизнью себя породняют...

Снег и Сон... Что меж ними? Лишь Образ,

Форма Памяти, что безучастна:

Потонувший средь Грохота Голос,

То Отчаянье, что не напрасно, -

То Начало, что в Свете застыло,

И Победа Высот под Ненастьем;

Вот Фантазия, что породнила

Все, над чем дольний Разум не властен!..

Блеск Величия тает незримо,

По Ступеням уходит бесследно, -

Иссякает под солнечным Нимбом,

Пред закатным Пророчеством медным.

Волны Льда - Хлад Времен вознесенный -

Истончаются в Мире Энергий:

Жизни Сон над Пустыней бессонной

Неземной проверяется Мерой...

      -- Geumsan Boriam

Здесь молись - и Молитвы услышат твои!

Кто услышит? - То Тайна, о ней знать не надо.

Вьется Путь, словно Тело великой Змеи,

Низвергаясь в Безвестность под Грохот Каскада

Волн далеких и близких, как где-то Прибой

У отвесных Пород, что в Пучину уходят:

У породистых Скал Путь в сём Мире другой, -

Они вторят как-будто небесной Природе...

Небеса! Расстояньям не виден Конец, -

Так их много, что Смысл Длина их теряет:

Океан отражает их звёздный Венец, -

Балансирует Жизнь в нем извечно у Края.

И у Пересечения Сфер всех Краёв

Храм построен когда-то, где некто молился:

По Молитве здесь всякий стяжает Свое, -

От неведомых Сил, тех, чей Образ не снился...

      -- Cabot

Провидение с Волей ведут Диалог,

Жизнь Людская на Леске - и Бездна вокруг:

Единицы средь тех, кто хотел или мог,

Достигают Конца, замыкая свой Круг.

Остальные влекомы - влача за собой

Вожделенья и Страхи, что в Пропасть зовут:

Мореплаватель для Провидения - Свой,

Мореплаватель знает, что Воля есть Труд!..

Он на Север от Юга стремится - туда,

Где Туманы и Ливни, не Грозы и Шквал:

Там есть Город у Моря, - не как Города, -

Где он Морю отдать свою Жизнь обещал.

На Чужбине он Веру и Правду сольет,

И себя предложив, станет Прочим служить, -

И у них Понимание в Душах найдет,

Обретя то, чем будет потом дорожить...

Долгота с Широтой ускоряют свой Бег, -

Расстояния ближе, где есть Полюса:

Им отдаст Мореплаватель Душу и Век -

Мореплаватель тот, что как Шторм и Гроза.

Преступать Рубежи - словно Волны рубить

Острым Килем, под Тучей своих Парусов:

Разум жаждет познать - Сердце жаждет любить,

Жажда в Море живет, отзываясь на Зов!..

Манят Земли всех тех, кто прошел сквозь Моря, -

Реки живы в Лесах, где Дыханье, как Сон:

Ты нашел в них Приют - значит выплыл не зря,

Ты Свободу обрел в Царстве Чащи и Крон.

Окупают Года Траты Дней и Часов, -

Будет снова Прирост, и Признанье грядет:

Только не опускай за собою Засов,

И не тешь себя Мыслью, что "Дом тебя ждет"...

Отправляйся к Закату, - встречая Рассвет

У чужих Горизонтов, что только обрел:

Позабудь свои "Званья" и "Выслугу Лет",

И оставь их для тех, кто Твое не прошел.

Провидение знает, где Воля твоя

Исчезает, оставив Легенду и Путь:

Воля помнит, что Длань Провиденья права, -

А о Береге ты навсегда позабудь!..

      -- Magica

Вызывая природные Силы,

Называем их Именем тайным:

В каждом - Образ, что Тьма породила,

В каждом - Символ святой и сакральный,

В каждом - Звуков заветное Семя,

И духовная Сущность, что Жертвы

Будет требовать ночно и денно,

Отверзая кипящее Жерло...

Предки - боги, и боги есть Предки:

Страсти меряют Силы в Желаньях;

Совпаденья природные редки,

Остальное оплачено Данью.

Исполнение Воли не Даром:

Ведь Вторженье Войну объявляет

Естеству, что потребует Кары, -

Воздаянья, что Зло не прощает...

Талисманы - Фрагменты Мозаики,

Амулеты влагаются в Раны:

Ритуалы - слепые Зигзаги,

Воплощенья Движений желанных.

Души борются - Духи решают -

Боги царствуют: Хаос - за ними;

И Безволье об Участи знает -

К Алтарю ради Воли гонимо!..

      -- Loftollah

Молитва Женщины - как Мир ее Надежды:

Извилист Путь, и долог, и сокрыт -

Уста молчат, полузакрыты Вежды,

Но Естество и внемлет, и горит.

Играют Краски - Время Дня и Ночи

Изображая в призрачных Цветах:

Трепещет Свет, и Путь, увы, не прочен,

Во Мраке - Сумрак, Тенью на Висках...

В Конце Пути - Святилища Красоты

Узоров тонких в Окнах кружевных:

Лучи струятся весело под Своды -

Как Шепот Слов, что радовать должны.

И эта Радость Музыкой Предчувствий

Коснется вновь Мозаик и Ковров:

Передает традицию изустно

Любовь, всю Жизнь творящая без Слов!..

      -- Миф о Хамелеоне

Когда Отец Ункулункулу

Закончил Творение Мира,

И стихли подземные Гулы,

И Твердь Небеса победили,

В Земле, населённой богами

Он создал в Пыли Человека -

В Подобье свой Образ Руками

Слепив для Трудов и Успеха...

Но Времени отдав Вниманье,

Сперва его не дал Творенью, -

И вот, через всё Расстоянье,

Что вечно влекомо за Тенью,

Решил Он Посланье отправить

О том, что пребудут бессмертны

Все Люди, рождённые славить

Творца до Скончанья без Меры...

И выслал Он Хамелеона -

Быстрейшего в эту Эпоху:

Тот выступил нехотя, сонно,

В Пути развлекался неплохо,

Считая, что Время не властно

Над всем, что ниспослано свыше;

С тех пор эта Мысль опасна, -

Надеждой Трагедию движет...

Тем Временем с Завистью боги

Творцу о Бессмертье шептали,

Что "есть Сотворённому Сроки",

И Злобе Пределов не знали.

И выслал Творец, их послушав,

Вдогонку Посланца иного:

И Ящерица была лучше -

Проворней несла Его Слово...

А Хамелеон встретил Змея:

Тот полнился к Роду Людскому

Бессилием Гнева, - радея

О том, чтоб лишить его Дома

В том Рае, что создан Твореньем, -

Он Шкуру Бессмертья похитил,

Её укрывая в Сплетенье,

Чтоб Хамелеон не увидел...

И к Людям явился Посланец,

Сказав им: "Вы ныне бессмертны!" -

Но гнали они неустанно

Его без Стыда и без Меры,

Крича: "Это Ложь! Мы не верим!

Нам Ящерица донесла уж,

Что Смерть распахнула всем Двери, -

А ты нас Тщетою сбиваешь!.."

Тот кинулся за Подтвержденьем, -

Но в Страхе Пропажу увидел,

И с Ужаса Главокруженьем

Вдруг понял, как Род сей обидел

Уже и богов, и Живое,

Не склонный являть Благодарность:

Вослед ему с Криком и Воем

Бессчётные Камни швырялись...

И Хамелеон прыгнул в Море,

Чтоб скрыться от Брани Насилья:

Царицу Морскую там вскоре

Узрел, окружённую Стилем

Безудержного Своеволья,

Не знающего Тени Страха, -

И ей он отдался на Волю,

Сказав о Творенье из Праха...

" - Зачем у Творца ты на Службе?!

Смотри: я Ему не подвластна!

Забыть Его надобно лучше, -

Ведь Служба Ему столь напрасна!"

"Он Слово своё изменяет:

Что может быть хуже, слабее?!

Царица таких не прощает!

Ответь мне, Посланник, скорее!.."

Но Хамелеон Взор потупил,

Сказав: "Его Страх - это Сила,

Что с Даром Его в совокупе;

Молюсь лишь о том, чтоб простил Он"

"Меня, что, столь быстрый, промедлил.

Тебе же реку: покоряйся

Тому, кто Властитель над Мелью, -

Щедроты Глубин проявляя!.."

" - А ну, докажи, сколь силён Он!" -

В Гордыне Царица вскричала;

И вот, у Подножия Трона,

Среди Плавников и Оскалов,

Вдруг Шкура у Хамелеона

Окрасилась стильною Гаммой, -

И в Страхе застыл он огромном,

Став Плотью Творением странным...

Царица, пришедшая в Ужас,

Восславила Ункулункулу:

" - Творящий! Ты можешь и рушить,

Коль в Немощи этой сутулой"

"Так быстро весь Мир растворяешь,

Как в Зеркале и Превращенье!.."

Простил тот её, - не прощая

Посланника, ставшего Тенью...

С тех пор тихо Хамелеоны

Сидят на высоких Деревьях:

Их кроют прохладные Кроны,

Забыли они про Кочевье.

Их Шкура Расцветку меняет,

О Бренности напоминая,

Живое их всё покидает,

"Посланниками" признавая...

Их Мудрость царит и над Львами,

Пугая Породу Людскую:

Пред нею являются сами

Они в ту Годину лихую,

Когда, в своё Счастье не веря,

Свободою Зло выбирают

Все те, что не боги, не Звери, -

И в Мире доныне страдают,

Который, богами оставлен,

Змеиные Кожи меняет,

Что в Бег за Бессмертьем отправлен:

Догонит ли? - Право, кто знает...

      -- Ojakgyo

Этот Мост - не Союз, но Разлука,

Красота здесь - Симфония Грусти:

Так Влюбленные ищут Друг Друга,

От Верховий идущие к Устью

По Дороге Судьбы безвозвратной,

Вдоль Излучин речного Потока, -

Звёздный Путь, что в Томленье отрадный,

Млечный Путь, предначертанный Роком...

Птицы-Символы Мост охраняют:

Торопливо Сорока щебечет,

Что у Входа ступить призывает

Всех, влекомых за Счастьем далече, -

Но у Выхода Ворон раскинул

Крылья черные, Грай поднимая...

Звёздный Путь для Рожденных - единый:

Млечный Путь - столь далекий от Рая...

      -- Hui-tsung

На Трон Поднебесной Сын Неба сошел,

Чтоб, Волю Небес воплощая,

Путь Веры и Правды Мир дольний нашел,

Что близок к Обители Рая.

И Мир, облаченный Туманом и Сном,

Властителя нового принял:

И в Радуге Солнце сливалось с Дождем,

Как было извечно доныне...

Но Власть безразлична была для него,

Не жаждал он Славы, Регалий:

Мечтал об Одном он, и для Одного -

Смотреть в бесконечные Дали,

И, их созерцая, себя обретать,

Найдя Совершенное в Малом;

Он знал, что находят лишь чтобы отдать -

Чтоб Найденное не прельщало...

Порядок - Инерция, Творчество - Путь:

Движенье, что Прочим невидно;

Наследство дается, чтоб Миг обмануть -

И Вечность в Грехе неповинна.

Но Путь Созерцанья не может вести

В одном Направленье с Движеньем:

Правитель хотел бы однажды уйти -

Но не был он властен в Решенье...

Шли Годы. Искусство все больше его

Звало и собой поглощало?

Придав ему Плоть - овладев Ремеслом,

Он знал, что Души вечно мало.

И Духом своим он в Природе искал

Те Формы, что Душу разбудят:

А Мир, а Порядок меж тем умирал,

О Прошлом тоскуя, как Чуде...

Пошли Нестроенья, Восстанья, Борьба,

И Ненависть вдруг пробудилась:

Все сбились с Пути - за Тропою Тропа

Опять, словно в Древности, вились.

И Войско, и Знать предоставив себе,

От них Император отрекся:

На них снизошло Полыханье Степей, -

Как Реки на Золото Лёсса...

Но Шёлк Совершенство доселе хранит, -

В нём Прикосновение Кисти, -

Того, кто давно уже, странствуя, спит

В том Царстве, что ясно и чисто,

Где Птицы и Бабочки в вечной Весне

Творца Тишины услаждают...

А Мир это Дно, его Души - на Дне:

Так пусть же упьются Раздраем!..

      -- Уходят

Каравеллы уходят,

Чтоб вновь возвратиться:

В изменчивых Водах,

Где Волны, что Птицы,

Летят они, лёгкие,

Лету минуя,

И Ветры жестокие

С ними флиртуют.

А следом в Гордыне

Плывут Галеоны:

Эскадрой единой

Для Власти Короны

Несут Вожделенью

Чужому Награду,

Без Благословенья,

Что Власти не надо,

Беря, что для них

Легковерно открыли,

И в Трюмах своих

Пряча Бездну под Килем,

Уходят они,

Каравеллы не встретив, -

И тонут одни,

За Былое в Ответе...

      -- Померания

Это Устье Земель иль Лесов,

Чье прерывисто всюду Дыханье, -

Словно Песня Творенья с Основ

Начертала его Расстоянья,

Растворяя Границы тех Сфер,

Что сливаются, лишь разделяясь:

Колебанья Весов, но без Мер,

В Шраме Мира, что рвется, срастаясь...

Это ль Травы, Лишайники, Мхи,

Или падшей Листвы Воплощенье:

Вот касание легкой Руки

И Пространств поднебесных Решенье,

Свежесть Света разбитых Цветов,

Яркость Мига, где Сумерки длятся, -

Текст, где зыбки Значения Слов,

И где Гласных не надо бояться...

Это ль Пустынь с Предтечей своим,

Или Трасса для всех Пилигримов,

Что идут сквозь мерцающий Нимб

К Обретенью Прозрений гонимых.

Стен Багрянец растет в Валунах,

Ветви Шпилей вздымаются к Солнцу:

Вот Земля, разделенная в Снах, -

Вот Сосуда вселенского Донце!..

      -- King Bhumibol

Кто Монарх идеальный? - Аскет,

От Вселенной Страстей удалённый,

Своей Жизнью дающий Ответ,

И к Вопросам других благосклонный;

Гордо шествующий среди Толп,

Своим скромным Примером зовущий,

Молчаливый в Обилии Слов -

Почитаемый, чтимый и чтущий!..

Что есть Жизнь Его? - Тайный Урок:

В Нём Ученье - и Он же Учитель;

У всего в этом Мире Порог,

Кто познал его Суть - Победитель.

Над собою Монархом он сам

Воцаряется, Рабство своё же

Попирая - к своим же Стопам

Припадая, велик и ничтожен!..

Вот Сезоны Дождей: уходи

Среди Гроз в свою Сущность святую;

За Стеной из Огня и Воды

Затеряться ничуть не рискуя,

Ты Аскезу свою соблюдёшь,

И поймёшь: всё, что есть - Ритуалы;

Кто Монарх, отсечёт от них Ложь -

Очищая от Лжи Пьедесталы!..

Власти жаждут, кто Авторитет

Поднимает на Крыльях Сомнений:

Для Монарха Оков этих нет -

Ибо Свету подвластны все Тени.

Свет есть Голос, а Тень это Слух,

Разум светит, и Очи смиряет:

Он Один среди Множества Слуг, -

И об этом из них всякий знает!..

Многолетье Незыблемость зрит

Оснований и Злата Вершины:

Суть Монархии в Высях парит -

Проникая незримо в Причины.

Вот Посредник, связующий Всё -

Без Претензий и без Обладанья:

Ныне Память, что Дух вознесёт,

Воплощая Легенды в Преданье!..

      -- Waitomo Cave

Стены Пещеры в Глубинах

Шёлком укутаны странным:

Словно Работой единой

Вдоль её Жерл многогранных,

О Притяженье не зная,

Нити слагаются в Сети, -

Камню с Водой подражают

В тусклом мерцающем Свете...

Черви здесь Мир свой соткали,

Что словно дивное Небо,

Где они Звездами стали, -

Млечный чарующий Слепок.

Так они Заворожённых

Словно влекут в свои Сети:

Всех Красотой окружённых,

Ищущих Жизнь в этой Лете...

      -- Sbeitla

Каждой Стихии - Алтарь,

Каждой Стихии - Семья:

Щедро Потерю за Дар

Здесь отдают не тая.

Лестницы на Алтари

Прямо зовут с Площадей:

Путник! Под Ноги смотри, -

Сердце ж отдай поскорей!..

Женское рядом с Мужским:

Мощь изливает во Власть

То, что считает своим,

Жертвует главную Часть.

Жертвуя, Цель выбирай, -

Выбор, один, за тобой:

В Сумраке Тайну познай, -

Прах покидая с Золой!..

      -- Песня о Святом Антонии Падуанском

Святой Антоний как-то раз

Пошел на Берег Моря,

И в предрассветный этот Час

У Кромки Пены стоя,

Воззвал он к Сонмищу из Вод,

Чтоб к утренней Молитве

Они пришли со Дна - и вот,

В Луче, с Небес излитом,

Их Хладь взирает без Затей

На страстного Святого...

Молитва, Проповедь за ней,

Что льется столь толково,

К ним Час уже обращена,

И будит Размышленье...

Но полно! Так ли? Где ж она

Среди Угрей скольженья,

Иль Раков, Крабов, Черепах

И рыбьих Глаз бездумных,

Акул, что ловят каждый Взмах

Лишь Жертв в Путях окружных,

Коньков, и Скатов, и Миног?..

Один Дельфин - поди ж ты! -

Как ни желал, а все ж не смог

Застыть во Тьме подвижной...

Садился Вечер в этот День

За Горизонт, за Горы:

Святой устал, благословен, -

Вокруг кричали Хоры

Бездумных Чаек, что неслись

Над Рыбами по Кругу, -

И в Толщу Моря погреблись,

Кусая Плоть Друг Друга,

Все те, что слушать не могли,

Что сходу не понятно...

Слова ж бесплотно ввысь ушли -

Туда, где им отрадно!..

      -- Лапландия

Свет от Времени здесь не зависит -

Стоит лишь Горизонты сменить:

Угол Зренья незримо возвысить,

И Природу с собой породнить,

Удалиться в Мир снежных Фантомов

В Мириадах прекрасных Структур, -

Воплощённых чудесных Хоромах,

На Изломе одетых в Пурпур...

Мир пустынный таинственных Множеств

Жив Тенями, что в Свете бегут:

Бег Оттенков разбуженных сложен,

И постичь его - трепетный Труд.

Ночью Сумерек Грань преломляет

Свет в Сиянье, - как Летом Зима

Всюду рядом, Закат отдаляя,

Приближаясь к Рассвету сама...

      -- Начиналось Все

Начиналось все с Жажды - Желанья

Закрепить, обуздать, обустроить:

Те, кто жаждали, шли на Закланье,

Вековечились, словно Герои.

Обретенье считалось Наградой

За Стремленье сломить Недостатки, -

И Любовь была выше Услады,

Силой мерялись Страсти и Схватки...

Утоление Жажды сменилось

Новым Миром, где царствует Голод:

Пресыщенье, что ранее снилось,

Стало Явью, где Жар или Холод,

Безразлично мешая Друг с Другом,

Сотворяет безликую Плоскость, -

Свору Низких беря на Поруки,

Унижая Возвышенных просто...

Духи Прошлого Духа лишились,

Плоть грядущего ныне бесплотна:

Над Развенчанным вволю глумились,

И венчали себя беззаботно.

Ненасытность в Заложники взяла

Сонм Убожеств, томящихся в Скуке -

Голод с Жаждой навеки смешала,

Сунув в Глотки бессильные Руки...

      -- Король Таволары

Однажды рыбачил Рыбак далеко

От Берега - как и всегда:

И Лодка скользила по Водам легко, -

Под Солнцем и Ветром Вода

Искрилась, игралась Лазурью морской

Меж Землями, в Сердце Земли, -

И всюду разлитый небесный Покой

Несли будто вдаль Корабли...

Вдали, как всегда, - лучше, невдалеке, -

Гора возвышала Хребет:

Штурвал обращая в умелой Руке,

Рыбак после Множества Лет

Решил вдруг отправиться прямо туда, -

Проверить, мол, что там и как, -

И, выйдя на Брег, не нашел ни Следа

Людского. Не странно ль?! - Вот так!..

Вернувшись Домой, по ту Сторону Вод,

Он спрашивать начал везде,

Кто к дальней Горе иногда пристает, -

Отправился даже к Судье,

В Архив, и в Палату, и Бог знает лишь

К кому - невзначай - не зашел:

Но все разводили Руками, и Тишь

В Устах он повсюду нашел...

Такое найдя, (все бывает, нет Слов! )

Он взял своих Коз и Овец,

И просто, - как сам, ибо был он таков, -

С Детьми, коим был он Отец,

Отвез их на Гору, чтоб там выпасать,

Построил Лачугу, Загон,

Велев Сыновьям ни о чем не кричать, -

Те поняли, что велел он...

Так Годы прошли, было все, как и встарь,

Привычной текло Колеей:

И плыли Суда в свою нужную Даль,

И Взоры влекли за собой.

А там, где их не было, Остров-Гора

Спокойно кормила Семью

Того Рыбака, что все делал не зря, -

Сто против десятка даю!..

И был ясный День, - после Бури вдали,

Где так любят плавать Суда, -

И Козы, и Овцы привычно паслись,

Привычно искрилась Вода;

Рыбак чинил Лодку, чтоб выйти на Лов, -

Как вдруг Горизонт Паруса

И Флаги украсили (просто нет Слов!)

Чаруя собою Глаза...

Пристали Суда и - ну надо ж! - Король

На Берег со Свитой сошел:

Узрев Рыбака, он промолвил: "Позволь!

Ты кто будешь?" - "Хлеб мой и Соль"

"Отведайте, Гости, и все, что послал

Мне Милостью Божьей сей Брег!" -

Склонился Рыбак, и прислуживать стал,

И был он полезен для всех...

Сказать надо сразу, что Множество Птиц

На Скалах ютилось вокруг,

И, глядя в Лицо средь услужливых Лиц,

Моряк пригласил его вдруг

В "Угодья" отправиться, - так, чтобы там

"Охоту" устроить ( Умен! )

Король был в Восторге, стрелял много сам,

И был Приглашеньем польщен...

Прошел День прекрасно, и был Фейерверк,

И Ночь была в Звездах, Огнях,

И Утром Моряк был приятен для всех, -

У всех был в Друзьях-Свояках.

И вот, к Королю пред Отплытьем введен,

Склонился. Тот молвил: "Позволь

Спросить, кто же ты?!" И ответствовал он:

"Я - Острова новый Король!.."

Смеялся Монарх, и к Столу пригласил

"Коллегу", и Слугам велел

Подать тому все, что бы он ни просил,

И что бы он ни захотел.

И Свита смеялась, Поклоны даря...

Но тихо Монарх прошептал:

"Рыбак и Пастух ты? - Корона твоя!

Ты Право свое отстоял!.."

Отчалили Гости, - и Дни потекли,

И Радость жила с Моряком,

И грамоту Волны ( с Послом! ) принесли,

Что "признан навек Королем"

Он тем, чья Рука подписала ее

(С Гербом и Печатью большой!):

С тех пор он ее предъявлял (во дает!),

Права утвердив за собой...

Доныне меж Землями, в Сердце Земли,

Хранимо Лазурью морской,

Лежит "Королевство" блаженной Дали,

У самых Небес под Рукой.

Там царствует Правнук того "Короля"

(Расскажешь, поверит ли кто?!)

Пусть все улыбаются, пусть говорят, -

Он счастлив: вот тыща за сто!..

      -- Что Не Будет

То по Облаку ль Тенью написано,

Иль Лучом по Теченью небесному,

Иль Полетом Жар-Птицы невиданной

По Виденью Души неизвестному;

Первоцветом опавшим по Контуру

Тех грядущих Идей, что угаданы,

Или вешним обещанным Сном тому,

Кто Открытьями грезит и Кладами?..

То начертано ль в Скалах, Ущелиях

По шлифованной гладкой Поверхности,

Где Базальты встречаются с Мелами,

Где все Падшее предано Вечности;

Где и Уголь, и Охра во Пламени

Первозвуков рифмуются Звездами,

Где Следы оставляются Дланями,

Или грозной танцующей Поступью?..

Это все, что сейчас предназначено

Для стяжания после Значения, -

Ибо Жизнью самою оплачено,

Вплетено в Генотип Изречения,

Ибо Жертвой Любви принесенною

В Уложеньях Природы заложено:

Это Знанье с златою Короною,

Что не будет вовек уничтожено!..

      -- Мачу-Пикчу

Глыбы пригнаны точно - и в этом их Сила,

Вот меж ними Прореха - и Вес бесполезен:

Так и Люди, чей Нрав их Земля породила, -

Им не скрыться в Оплотах средь Хаоса- Леса.

То, что предано, будет раскрыто коварно -

Не спасёт Высота, если Низость безмерна:

За Туманом Роса - Солнце снова желанно,

Снова будет Восход - Утро здесь незабвенно...

Можно выиграть Время под Куполом Неба,

В тихом Бегстве до Срока под Зеленью буйной,

И былое Убежище Счастья и Неги

Перестроить в Твердыню Обители Лунной, -

Той, что Солнечный Храм укрывает во Чреве,

Позабытый, низвергнутый и осквернённый;

Он "Святым" почитается странным Кочевьем, -

Беглецами, что в Царстве Пришельцев бездомны...

      -- Гудеа

Во Сне увидь своё Предназначенье,

И стань полезным для Земли и Неба:

Приемли Сладость самоотреченья,

Создай из Праха твой заветный Слепок;

Раскинь Пределы всюду, не воюя,

Лишь Уваженье с Выгодой смыкая -

Мудрец Деяньем Вечности рисует

Условный Образ, Долю принимая...

Его Рожденье - Таинство и Тайна,

Он посвящён не Матери - богине:

Его Владенье - дикая Окраина,

Его Мечтанье воплотится ныне

В Приумноженье Славы и Богатства,

Прав и Доверья, Радостей и Счастья, -

Не для себя он делает столь часто

Добро, что сам встречает безучастно...

Вот Ритуалы, вот их Повторенье, -

Залог Покоя, что для всех желанный:

В сём Мире Юность предана Старанью,

Желая быть и сладостной, и славной.

Порядок есть Уверенности Корень,

А Благодарность есть Плодоношенье:

Рассей Сомненья, Тягости и Горе, -

Миротвори, дав каждому Решенье...

Строенья Всё в себе объединяют,

Как Мир, что есть Строенья Многоликость:

Купи Покой, продав всем, что желают -

Красоты Жизни кормит Прозорливость.

Богам Строенья вечно посвящают,

Что из Всего - для Всех - возводят прочно:

Чем глубже Смысл, тем больше в нём встречают

Самих себя, - в Обличье непокорном...

И, отрекаясь ради Обретенья,

Объединив Страдальцев без Страданий,

Ты обретёшь своё Предназначенье, -

Уйдя в Обитель Славы и Преданий!..

      -- Могила Амфиполя

На Границе Земель, у Границы Стихий

Холм великий вздымается мощно,

Словно вылеплен по Мановенью Руки

Перед Входом в Гадес полуночный.

Охраняют его Сфинксы и Тишина -

Словно замерли страшные Крылья:

А вокруг - Ойкумена - когда-то Страна,

Сотворенная Пеной и Пылью...

Воцарился в ней некогда Воин младой,

И Философов Друг и Гонитель:

Он увлек свой Народ за Мечтою седой,

Что познал он от них, и провидел.

И Мечтой увлеченный, он Грань преступил,

Заплатив за то Жизнью - не Властью:

Мир, покорный уже, он в Веках покорил, -

Хоть Страну разорвали на Части...

Его "Друг" подстерег его Род, а затем

Предал потустороннему Миру:

Ведь Предательство слепо, и Дух его нем, -

Но Рука тяжела, и Секира.

И насыпал он Холм, и внутри повелел

Образ Гадеса выложить в Камне -

А за ним положил все, что спрятать хотел -

На Границе меж Ночью и Ранью...

Мать, Супруга, Дитя - рядом Воин младой:

Пламя тронуло Прах, словно Память;

Вдалеке, на Олимпе, что вечно седой,

Снова хищные Птицы горланят.

Боги Тайны вскрывают, когда их Пора

Созревает Плодами Познанья...

Мудрость рядом с Войной - а кругом них Игра

Сил великих, влекомых к Закланью...

      -- Философ Имеет Право

Философ имеет Право

Трагически заблуждаться,

И критиковать Кровавых,

И Выход найти стараться,

И Форму искать Идее,

Что вновь ухватить стремится, -

О древнем забыв Протее,

Что Тени кладет на Лица...

Философ обязан помнить,

Что Память и Мысль в Раздоре,

Что Разум в Сознанье тонет,

Что Радость скрывает Горе,

А Горе есть Семя Света,

Чей Рост орошают Слезы -

Простят ли его за это? -

Правдива лишь Суть Вопроса...

Философ свободный волен

Иметь и растить Сомненье, -

Доверием удостоен,

Цвет Веры смягчает Тенью.

Сбиваясь с Пути в Работах,

Он тщетно стремится к Славе...

Вот только быть Идиотом

Философ, увы, не вправе!..

      -- Tsangyang Gyatso

Бодхисаттва опять воплотился

После прошлой молитвенной Жизни,

Ибо он к Воплощенью стремился,

К новой Яви, к Паденьям и Выси,

Ибо знал: Просветленье сквозь Формы

Раскрывается к Сути Нирваны -

Вновь сошел он в Долины, что Горы

Охраняют от Зла неустанно...

И родился он в Теле Поэта,

В Духе Юноши с Нравом орлиным,

С Сердцем Барса и Яростью Ветра,

Что в Чантанге гуляет по Льдинам,

И к Страстям устремился весенним,

Воцарившись над Снегом и Пылью, -

Во Дворце неприступном, но бренном,

Средь Монахов, не склонных к Насилью...

Он томился в Тисках Ритуалов,

Задыхался в Парах благовонных:

Его Рука Объятий искали,

Его Очи искали бездонных

Полных Тайны и Сладости Взоров -

Призывающих, смелых, манящих -

Но вокруг были Стены и Горы,

Мир Забвенья, что Вешнее прячет...

И восстал он - Восстанье не пряча,

Ибо в Страсти само Просветленье, -

И, вкушая Любовь и Удачу,

Посвятил себя Танцам и Пенью,

И Вину, и Друзьям, и Веселью,

Отвергая Ученье сухое,

Сделав Опыт Познания Целью,

И в Познанье уйдя с Головою...

Он шокировал всех, - примиряясь

Одновременно с тем, кто Достоин, -

И, по Улицам Лхасы слоняясь,

Пел, шутил, увлекаясь Игрою.

Он дружил, презирая Формальность,

И построив Дворец, жил в Палатке:

Вместо Роскоши чествуя Малость,

Отовсюду сбегая украдкой...

Но того, кого любят Страдальцы,

Палачи ненавидят от Века:

Так закончились Песни и Танцы,

Вместе с Пламенем Гласа и Смеха.

Низложением Юности вольной

Старой Завистью, подлой Интригой:

Опустело все, бывшее Полным -

Роскошь Празднеств сменили Вериги...

Воплощенный на Севере сгинул...

Но Архата убить невозможно:

С Содержанием Формы едины -

С тем, что равно над Правдой и Ложью.

И в Литанг Журавли улетели,

С Кукунора неся Дух весенний:

Если Дух есть - найдется и Тело,

С Кармой новою - благословенной!..

      -- Rijeka

Перепоясаны Колоколами

Стражи Материи в Мире Духовном:

Маски рогатые делают сами,

Черепа высятся будто Короны

Над их Процессией - тем Карнавалом,

Что отмечает Зимы удаленье;

Эхом Капель отдаётся в Металле -

В Миг этот Эхо встречается с Тенью...

Благо - Духовность, а Зло это Духи:

Их Воплощенья в Энергии тают

Тех, что вздымают за Ритмами Руки,

Тех, что их с Силою вновь опускают.

Встреча их - словно в Шагах Столкновенье,

Где, отступая, вперёд уже смотрят;

Хаос и Грохот скрывают Движенье -

Строится Ряд по четыре иль по три...

Нет Возрастов в этом вечном Развитье -

На Перекрёстках сливаются Группы:

С Духом в животном встречаются Виде -

Страх побеждается Силою грубой.

Так Возрождению Путь расчищают -

Средства иного в Веках неизвестно:

В Проводах Сумерек Солнце встречая,

Жизнь побеждает - бесстрашно и честно!..

      -- Отрепьев

Послушника Путь - иль Монах, или Царь:

Послушник в Смиренье сгорает живьём;

О Будущем грезит - о Прошлом не жаль,

Кто дерзок, тот будет стоять на Своём.

И Шанс подвернется - откроется Дверь:

Из Кельи на Свет юный ринется Вождь;

Кто хочет - тот верит! Трусливый - не верь!

Гроза это Молния, Ветер и Дождь!..

Поскачет к Врагам Воскресивший Мечту

О Мести, что ищет повсюду Предлог:

Играющий Роль! Ты подобен Шуту,

Что метит в Цари, дав безумный Зарок.

В Огне Обещанья сильнее горят,

Когда их питает Геенны Смола:

Послушник - "Царевич" - о нём говорят,

И Слава его выжигает дотла!..

Отпущено Время на дерзкий Обман, -

Вот сыграна Роль и пора уходить:

Порыв иссякает! Порыв - то не План:

Что порвано, то не дано возродить.

Внезапный Удар: гибнет Шут, гибнет Царь, -

Послушник Проклятию предан навек;

Он Всадником был, оседлавшим Кошмар -

Что ныне отпущен без Всадника в Бег!..

      -- Cybilla

Право Смертной дано

Возлюбить божество, -

И Проклятьем оно

От Лица своего

Той ответит, что Смерть

Жизни вечной предаст:

Больше ей не узреть

Юных пламенных Глаз!..

Книги быстро горят,

Годы тлеют в Ночи:

Боги в них говорят -

Внемли им и молчи.

Старость Прошлым жива,

И Грядущее зрит:

Вечность вечно права, -

Сквозь Уста говорит

Той, что в чуждой Земле

Мрак нашла и Покой;

Белый Лен на Челе

Страх скрывает собой...

Но едина Цена -

Сторговать не дано:

Цель Живущих ясна -

Пить с богами Вино.

Трижды вспыхнет Огонь,

Уцелевшее - Прах:

Пепел, Глупость не тронь!

Воля - вон, впопыхах!..

Пламя вновь увлечет

Братьев в Жерло Войны:

Мир окажет Почет

Лишь Клоку Седины.

Вот родная Земля -

Смерть! Бери же, скорей! -

Предсказанья велят

Боги сжечь на Костре!..

      -- Где Вершины Там

Где Вершины - там Бездны... Вопрос "Где же странствует Дух?"

Разрешается сложно, ведь Дух безотчетно и дерзко

Пламенея живет, прорываясь сквозь Взор или Слух,

Попирая Скалу, балансируя прямо на Леске.

Воля - неуловима... Мысль Слово бросает, как Тень:

Силуэты внезапны, и Время - Душа Силуэтов.

Жизнь - Пожар или Тленье, но Свет ее благословен,

Если Песня живая во Мраке под Звездами спета.

Что же гонит тебя? Что же гонишь ты? Чем ты гоним?

Отвечай же, Гонимый! Молчи пристыжено, Гонитель!..

Расстоянье - ничто, и Пространство - лишь призрачный Дым:

Раскрывает Конец тех Начал, что никто не увидел.

Пораженье Побед неизбежно в мирской Суете,

Но оно - Очертанье конечной Победы духовной:

Так иди же скорей - по бурлящей, бездонной Воде,

За блуждающим Пламенем - к Выси своей безусловной!..

      -- Nordlingen

Древний сокрытый Кратер

Город в себе скрывает:

Скальных Пород Каскады

Взгляд издали встречает,

Чтобы потом спуститься

В Мир Старины и Башен -

Кажется, это снится,

Дымкою Сон украшен...

Улочки меж Домами -

Готики ясной Хрупкость:

В Бездну вглядитесь сами,

И проявите Чуткость.

Жерла Мечты скрывают,

Спят в Колыбелях Перлы:

Силы всегда играют -

Так, чтобы Души пели!..

      -- Фероз Шах Котла

Джинны в Обителях мёртвых живут,

Гений - Изгнанник - блуждает в Мирах:

Нужен ему лишь особый Приют, -

Тот, где Живущих питается Страх.

Страх, что Энергию их заключив,

Пиршеству Джиннов затем передаст:

К Прошлому Джинны имеют Ключи, -

В Будущем их несомненная Часть!..

Город, что "Гордостью" некогда слыл,

Ныне оставлен - так было не раз:

Мир параллельный в нем словно ожил,

Мир, что ужасен бывает для Глаз.

Мир, что Изгоев влечёт и манит, -

Здесь они Жизнь покидают свою;

Цвет этих Стен как могильный Гранит, -

Им они Силу навек отдают!..

Вот - Красота: Восхищенья не ждет

Этот Мираж вдалеке от Страстей, -

Этот не только Приют, но Оплот,

Россыпь забытых Фрагментов, Частей.

Самоубийцы - не Люди одни, -

Есть Города и Народы средь них.

Кто они? Те, что забыли про Дни, -

Ночь превращая в безудержный Миг!..

      -- Ментухотеп

Кто угоден Войне,

Тот преследует Мир, -

Жертву наедине

Мощью собранных Сил

Он приносит во Тьме,

Свет над нею пролив:

Ночью грезя о Дне, -

День собой поглотив...

На Охоту идет

Воин в Чрево Пустынь:

Он с собою зовет

Тех, кто вечно один, -

Тех, кто странствует там,

Где Хозяина нет, -

Позабывших про Храм

И не чтущих Завет...

На Земле, под Землей,

Всюду правят Враги, -

Их ведет за собой

Мощью страшной Руки

Тот, угодный Войне,

Кто Охоту познал:

Повинуйтесь Десне,

Все, кто Страх увидал!..

Страх подобен Орлу, -

Он преследует всех, -

И такому Челу

Сдастся дольний Успех,

А потом повелит

Сдаться Слугам-Врагам:

Ведь Охотник не спит,

Воздает по Делам!..

Цвет Короны - Охра,

Лен ложится, как Свет,

Шепчут Губы: "Пора!" -

Дух стяжает Расцвет!..

      -- Прощание Мазарини

" - Пятна на Коже, в Висках Седина,

Руки трясутся во Тьме:

Жизнь, что исчерпана ныне до Дна,

Словно в пугающем Сне,"

"Близит Минутою каждой Конец ,-

Неотвратим он, увы! -

Вот перед ним Провокатор и Лжец

С Видом согбенной Главы..."

"Шагом неровным, цепляясь за все,

Ныне пройду по Дворцу,

Где получал я от Жизни Свое:

Мне как Святому Отцу"

"Страхи и Боли несли, а взамен

Я их Сокровища брал;

Совесть - Виновным, а Правым - Безмен,

Так я тогда понимал..."

"О, мое Злато! Дай ныне, в сей Час,

Мне насладиться тобой:

Ты было Радостью вечной для Глаз,

И, возвышаясь Горой,"

"Вторило цвету серебряных Гор, -

Вот они, тоже мои! -

Брал я всегда, просто так и на Спор,

Жаля не хуже Змеи..."

"Вот и Алмазы, Каменья, - Слезу

Ныне смахну невзначай:

С вами прощаюсь я в эту Грозу,

Каждому брошу "Прощай!"

"Это украл я - так, словно купил,

То же - купил, как украл:

Скрытно их все на себе я носил,

Только б никто не узнал..."

"Зависть на Выдох и Ревность на Вдох -

Принцип всей Жизни моей;

Тот не Пройдоха, кто в Ревности плох,

Зависть же шепчет: "Разбей"

"Все, что мешает тебе обрести

То, что без Права твое!" -

Долго я был у Продажных в Чести,

Впрок возвышая Ворье..."

"О, наконец то! Картины висят -

Мой бесконечный Музей:

Пусть после Смерти возьмут, что хотят, -

Ныне ж, за Мощью Дверей"

"Я перед каждой из них проползу,

И распрощаюсь, скуля;

Взгляд при Свече, что со мной унесу

В Тьму, куда Предки велят..."

"Здесь Короли, и Герои, и Чернь, -

Словно я был среди них:

Всех я познал в мой сияющий День,

Ночь же обрушилась в Миг."

"Власть, Ненавидимый, долго держал, -

Нужный Клянущим во всем:

Вот Зеркала - в них беззубый Оскал,

Что настоял на Своем..."

"Сколько придется оставить! Кому?! -

Только в Окно посмотри!..

Нищего грабят!.. Вцепился в Суму...

В Небе уж Проблеск Зари..."

"Держит Суму он сильнее, чем Жизнь, -

Видно, дотоле украл...

Все мы ничтожны, и все мы дрожим:

Я ж больше всех - кто бы знал!.."

"Сил уже нет - доплестись бы в Покой,

Рухнуть в Перин Кружева:

Утром Врачи, возвышаясь Горой,

Скажут: "Наука права!"

"Я ж не услышу их Галиматьи...

Только без Боли б... Скорей!..

Ну же, Ползущий - отныне лети:

Страхи как Цепи разбей!.."

      -- Tassili

Эти Петроглифы Ветром изваяны:

Иероглифики Мир изошёл

С этих Верховий укрытых, окраинных,

Духом Видений, чей Облик обрёл

Плоть в Отражениях, Воспоминания

Вновь завещав Упрощениям Букв;

Скалы в Песках - воплощённые Здания, -

Их обнаружишь, Пыль Времени сдув...

Животворящие Воды оставили

Окаменелые Жизни Следы:

Души здесь те, что Рождение славили,

Шли на Охоту в Отрогах златых.

В чёрных Тенях красной Охрой их Образы

Блики Костров оттеняли в Ночи:

Это Дыханье предшествует Голосу,

Это Дыханье, что в Танце кричит...

Своды и Стены едины в Век Каменный,

Что здесь завещан во Веки Веков:

Эта Пещера - Утроба - оставлена

С Криком Рожденья Заклятий и Слов.

С Криком, который Рождение Памяти

Инициацией в Жизнь обратил:

Ту, что однажды вы тоже оставите, -

Ветры, чьи Стоны Мир дольний забыл...

      -- Эпоха Муромачи

Суровость с Изыском Друг Друга встречают,

Гармонию ищут отныне Друг в Друге:

Букеты Цветов, Церемония Чая -

Сознания нового верные Слуги.

Покой Этикета - тончайшая Драма,

Все Этикой строгой пронизано хладно:

Вот Ткань - как Экран между Жизнью и Храмом,

Вот Сталь, на которой начертано Каной...

Со Смертью не спорит Жизнь странная эта -

Она ее петь заставляет и плакать:

То Колокол медный - Вопрос без Ответа,

То Гром Барабана - Ответ и Расплата.

Над Пышностью Тонкость изысканных Линий -

Прямых, без Затей, но положенных точно:

Точеный Изыск, - золотой, белый, синий, -

Средь Зелени Сада и в Сумраке Ночи...

Не ведомо Саду Пустот Превращенье,

И спрятано нечто всегда в Полукружье:

За Солнцем сияющим следуют Тени,

Ему подчиняясь средь Жара и Стужи.

Эпоха Аскетов, Эпоха Эстетов

Сюжеты Спектаклей распишет на Шелке:

И Маски Страстями расскажут про это -

Слагая Судеб воедино Осколки!..

      -- Койкенхоф

Парад Цветов по Улицам проходит -

Весна всегда жива средь Многоцветья:

Земля давно посажена здесь в Водах -

Растет в Цене, как редкое Наследье.

И садят в ней Тюльпаны, Гиацинты,

Прекрасных Древ расцвеченные Кроны:

Корнями их Земля с Водою свита,

Под Небом ясным, северным, бездонным...

Великолепье дышит Лепестками,

Колышут Стебли легкие Касанья

Стихий, что пишут плавными Мазками,

Переводя Эмоции в Желанья.

Нет, обладать Прекрасным невозможно:

Оно и рядом - и неуловимо;

И Струн-Полос касайтесь осторожно -

Встречаясь в Цвете с Музыкой незримой...

      -- Хокусай

Сон Вулкана, Восстание Моря,

Гром Прибоя, Безмолвие Света:

Это Контуры Волн и Нагорий,

Что вдали отпечатаны где-то.

Отпечатаны - в Запечатленье

Монохромных Деталей отдельных:

Ткань - Экран, что доносит Свеченье,

Ткань - Бумага Конечности цельной...

Бесконечность - для Инвариаций,

Где Движения - Полунамёки:

Умножается Ткань раз за разом,

Нить за Нитью - за этим Пологом

Вечно кроется где-то Мгновенье,

Недосказанно громкое Эхо,

И Фигуры, застывшие Тени,

Над Природой как странные Вехи...

Пена призрачна. Лезвие мощно

Рассекает ее, не колеблясь:

Мастерство - там, где Знание точно,

Гений - там, где ему захотелось.

Дисциплина - само Созерцанье,

Что меж ними Челнок незаметный:

Ткань - Поверхность - само Расстоянье,

Время - Краска - в Глубинах заветных...

Острова рассекают Просторы

Бурных Вод, оставляющих Раны:

Города это Призраки-Горы,

Корабли - Приношения Дани.

Пустота наполняется Страстью,

Чтобы дать Измененьям Причину:

Вот Природа Судьбы - и Ненастья,

Что Судьбу увлекает в Пучину!..

      -- Сокотра

Четыре Острова в Индийском Океане -

Вдали арабский Берег раскалённый:

Теряет здесь Значенье Слово "Странно",

И новый Смысл стяжает "Удалённо".

Сюда попасть - Блаженство Пилигрима,

Чей Путь ведет не к Цели - к Обретенью:

Судьбы здесь нет - она сама гонима

Отсюда вдаль за выбеленной Тенью...

Осколок Мира есть Осколок Жизни:

Ведь Мир есть Жизнь, а Жизнь - Собранье Качеств;

Его в Морях когда-то скрыли Джинны -

И подчинили Путь к нему Удаче.

Драконья Кровь из Древ его сочится,

И ею красит Жизнь свои Одежды, -

Чтобы затем в них снова облачиться

Перед Лицом трепещущей Надежды...

      -- Spiripoetica

Поэзии Средства и Цели живут,

Сознанием полнясь и строя его:

Им Судьбы Вселенной Природу дают,

А Предназначения правят Рукой

Поэта - Посредника, Мага, Гонца, -

Что в Плоть облачает те Средства и Цель,

Которыми Образы пишут с Лица,

Подобия пряча в Конструкциях Тел...

Из Красок Поэзию Цвета творят,

Из Звуков Поэзию Музыки ткут:

Нашедшие Снами чрез них говорят,

И Разумом с Силой Контраста влекут

К Поэзии Мысли, Пространства чертя

Эмоций Поэзией, что без Конца,

В Безвременье Чувство - и Время - родя,

Чтоб снова в Прекрасном родилась Краса...

Поэзия Слова даёт свою Мощь

Поэзии Дела, что всюду в Огне:

Влеченья, борясь, удаляются прочь -

Отверженных Плоть растворяя в Вине.

Из Прозы Поэзия вновь восстаёт,

Духовность заклятую овеществив:

И Вечную - Новую! - Жизнь обретёт,

Гармонию - Ритмами - провозгласив!..

      -- Древо с Травою

Древо с Травою

Хоть рядом - не вместе:

Между собою

Все спорят о Чести.

Вечны те Споры -

Для Древа, что помнит:

Травы же скоры,

Их Числа бездонны...

Древо едино

И личностно цельно:

Кроною дивной,

Что Россыпью спелой

Сочных Плодов

Изобильно покрыто -

Славно без Слов,

Велико не для Вида...

Высокомерие

Трав бесконечно, -

Массою целою,

Той, что далече

Распространяется,

Все покрывая, -

Кичась, старается,

Сквозь прорастает...

Полны Насмешек

И Непонимания

Вся их Поспешность

И все их Старания:

Судят и быстро,

И просто-поверхностно -

Словно от Искры

Горят буйно-ревностно...

Древа Росток

Незаметен Годами:

Скрытый Зарок,

Столь же сильный, сколь ранний

В Царстве Травы

Он смиренно проносит, -

Словно Главы

Не подъемля, не просит...

Но День приходит, -

И вот, неизбежно,

Ветви к Свободе

Направив безбрежно,

Древо возвысит

Над Прахом Ковыли

Мощь своей Истины,

Мощь своей Были...

Будет Трава тогда

Годы, Столетья

Корни питать его

В солнечном Свете,

Будет служа ему,

Знать свое Место, -

Гущей невиданной,

Бренною Бездной!..

      -- Saint-Chapelle

Природа Стекла есть Плавленье -

Так плавится Свет в Пограничье,

Даря себя сквозь Ращепленье,

Собой формируя Обличья,

Что Память Традиции дарит,

Границы Фантазий рисуя:

Симметрии Сотни по Паре

Свой Смысл обретают в Текстуре...

Войдите под Своды, что хрупки,

Под Арки, что ввысь воспаряют:

Не Камни, не Стекла - но Руки

Вас Светом своим озаряя,

Касаются Вас многократно -

Вы Счет потеряете где-то;

Сердца, словно Блики, отрадно

Пульсируют в Пении Света...

Где Стены, Фигуры? Что Лица,

Коль Грани под Светом танцуют? -

Здесь Камень за Светом стремится -

Художник лишь Танец рисует,

Стремленью себя подчиняя:

О, Раб, одаренный Свободой!..

Тот Веру - и Смысл - познает,

Кто Грань испытует Природой!..

      -- Sandy Glacier Caves

Чистое Воображенье

Снежных Драконов рождает:

Требуется Восхожденье

И Погруженье, где тает

Глетчеров Толща немая,

Чтобы постичь их и встретить -

Воображение тает

Там, где Реальность в Ответе...

Вот Отпечатки Сознанья -

Видишь Поверхность живую:

Грань исчезает за Гранью,

Массы на Массах рисуют.

Это Обитель Искусства,

Где Естество отдыхает:

Тайну Безмолвья и Хруста

Лишь Пилигрим постигает...

Чтобы пробиться сквозь Камень

Надо ему стать подобным:

Это постигнете сами -

Истина немногословна.

Холод Тепло поглощает,

Пряча в Красе свою Слабость:

Кто ж тебя, Путник, встречает -

Здесь, где торжественна Радость?..

      -- Тотем

Звериное Семя в Природе людской,

И Древо его прорастает в Родах:

Их Предки - Изгои, и каждый Герой

Искал себя в Стаях и дольних Стадах.

И кто где нашёл - то большое Своё

В себе закрепил, передав и развив:

Орёл, что Гнездо на Вершине совьёт,

Орёл, что парит - недоступен, красив!..

Пернатые Хищники - Странники Дней,

Их Танцы по Кругу за Солнцем идут:

Поют они Песни во Тьме средь Огней,

Их Предки внимают - Потомки грядут,

Чтоб Качества их Превращений постичь,

В себе обретая, себя обретя;

Преследуй, Охотник, бегущую Дичь:

Охотник, Терпенье, - она уж твоя!..

За Масками Лица - не наоборот:

Эмоции - Качества, Разум же - Ось;

Животные-Символы это тот Код,

Что нужно постичь как Ответ и Вопрос.

Деревья срубают, чтоб Власть утвердить

Такую, что Волей в Свободе жива:

Охота питает всем тем, что родит

Земля, что признает за Сильным Права!..

      -- Миклухо-Маклай

Философ это Человечность

И Блеск Иронии особой:

Их Сочетаньем он отмечен

В Соединенье Дела с Словом.

Вас угрожают съесть? - Так как же?!

Что необычного здесь, полно?!

Пусть кто-нибудь Страну покажет,

Где не едят Других невольно!..

Но Путешественника манит

Не Форма - Суть Души Движенья:

Он изучает в каждой Грани

Кристалла Сущность Преломленья

Лучей Духовности сокрытой,

Что проявляет, отражая -

Она повсюдна и разлита,

Воображенье поражает!..

Попав в далёкие Широты -

Своей ли Волей, иль чужою -

Среди Ландшафтов и Погоды

Встречаясь с Разницей большою,

Вы неизбежно, без Сомненья,

Неотвратимо и повсюдно

Людей найдёте, что как Тени,

Начнут преследовать Вас людно...

Вы улыбнётесь им порою -

Не вредно, право, улыбнуться:

Общенье родственно с Игрою -

Пусть Ваши Чувства встрепенутся,

И пусть Рассудок ищет, право -

Ведь он для Поиска годится -

Путей как к Сильным, так и к Слабым,

Ко всем, кто хочет обратиться...

Воображенье с Наблюденьем

Ведут Рассказ о Человеке:

Вот Мир - как в Тропиках Растенье,

Вот Вы - Вместилище и Веха!..

      -- Kumbalgarh

Семнадцать Врат... Но брошено Пространство,

Что повелел Владыка защитить:

Советник-Гуру прорицал во Время Транса

О "Добровольце", должном Кровь пролить,

Чтобы богов умилостивить страшных, -

Ведь страшен Глад разгневанных богов.

Так пало Тело. Дух восстал отважный, -

И защитил земной Юдоли Кров...

У Главных Врат с тех пор Могила Жертвы:

Врата молчат, Стихий струится Бег.

Он не последний пал, - и пал, увы, не первый, -

Ради Веков чужих оставив личный Век.

Глава и Храм - где Памятников Память,

И Время крутит Омуты Времен:

Вот Вход за Стену - Пыль Следы оставит

Лишь на Мгновенье, погруженном в Сон...

      -- Namhansanseong

Горы украшены, словно Короной:

Стены по ним беспрепятственно вьются,

Чтобы Преграду возвысить условно, -

Перед Врагами, что до Смерти бьются.

Здесь можно их лишь условно представить:

Время застыло, Лёд хрупкий скрывает

Образы тех, кто стремился здесь править, -

Лики всех прочих, кто им уступает...

Стены небесны - у Неба живого,

Белые Контуры - Знак Поднебесья:

Это Приют не Деянья, но Слова,

Чаща Раздумий средь буйного Леса.

Путь к Отступленью - обычно за Стену,

Силу сбирают - чтоб после ударить:

Только без Нужды она Дерзновенным -

Битва нужна им, что вечно в Разгаре!..

      -- Craton

Твердь - Начало Времён,

Что рождает Огонь

Там, где свет состязается с Мраком:

Вьются Воды над ней

Тайной Мощью своей,

Незнакомой пока ещё с Прахом,

Что наследовать будет

Всему, что даёт

Хаос Недр через сотни Вулканов;

Пеплы Прах породят

Когда Морем объят

Будет Контур вселенского Стана...

Этот Остров Огня,

Его Душу храня

В Мириадах мельчайших Кристаллов,

Будет дальше расти -

Расцветать и цвести,

Пряча в Недрах Цвета и Металлы.

Элементов большой

Сплав под первой Водой

Будет Горы вздымать, разрушая

Сам себя средь Стихий,

Что крушат, сжав в Тиски,

Всё, что Время потом обнажает...

Память словно живёт

Так, как Панцирь даёт

Представленье на собственной Плоти:

Вглубь уходит порой,

И влечёт за собой

Лики Вечности в горной Породе.

Результаты - Посланья:

Повсюду своя

Шифрологика Калейдоскопа;

Гнейсы свяжет Гранит -

В них Огонь словно спит

В Мириадах Частиц Изотопов...

      -- Mandela

Край Земли, что ступает по Краю Небес

Это Лезвие острое Бритвы

Меж жестоких Страстей и пугающих Бездн,

Средь извечной невидимой Битвы.

В этой Битве с Материей встретился Дух,

Чтобы бросить Природе свой Вызов

В Столкновении Рас обособленных двух -

Рас, распятых меж Грязью и Высью...

В Плоти двух Океанов зажаты они

Против Воли, во имя Надежды -

Они Друг перед Другом, и словно одни,

Созидая незримое Нечто:

Не Дороги, Мосты, Сёла и Города,

Но ту хрупкую Формулу Рая,

Где лишь Люди, без Рас, ныне и навсегда,

Вместе Общий свой Мир созидают...

О, Инерции Сила! О, Ненависть-Мощь!

Здесь всё просто - Инстинкты первичны:

Беспросветен их День, торжествует их Ночь,

И Насилия Образ безличен.

Падать проще всегда - и сложнее лететь,

Над Стихиями Разум возвысив:

Поступать Вопреки это значит Посметь -

И разрушить Законы и Визы...

Разрушение право во имя Добра,

Созиданье оно означает:

Время нам преступить, когда знаем - пора

Вновь пуститься на Поиски Рая.

Притесненья и Страхи простив и забыв,

Стать отважными, в Путь отправляясь:

Он уходит в Безвестность, чей Образ красив,

Но его не найдёшь, не раскаясь...

Вот Смиренья Урок - Духа Стойкость за ним,

Только Личность, не Маска, Учитель:

Человеческий Род в разных Расах Един,

Это Сад, и Садовник - Рачитель.

Он всему даёт Время Плоды принести

После Роста, Развитья, Расцвета:

Между двух Полюсов к Единенью лети

Дух отныне меж Мрака и Света!..

      -- Сказание о Непале

Веками в Чреве Гималаев

И в Средостении Небес,

Где Континентов Плоть сгорает,

И горы высят Кручи Бездн

Над вековечным тем Разломом

Под острой Гранью Бытия,

Среди Племен большого Сонма

Треградья-Лотоса Земля

Сходилась, строилась, сливалась, -

Магнитом Разумы, Сердца

К себе влекла, в Лучах играясь:

Маня, пугая, как Гроза...

В Местах, как это, - редких, странных, -

Средь Сводов Власти мировой,

Гнездятся Силы всех Желаний,

Страстей, чарующих собой:

Отвагу, Гордость и Презренье,

Бесстрастье, Холод, Высоту, -

И свет кипит в их страшной Тени,

Растя свой Дух через Тщету,

Душой воспрянув в бренной Плоти,

Чтоб, Смертность одухотворяя,

Богами стать в любом Народе,

Смысл Назначению даря...

Менялись Веры и Народы

В Долине Лотоса большой,

И оставляли Стены, Своды,

Колонн и Ниш великий Строй,

И Статуй, Символов Сплетенье

В Слиянье благовонных Смол, -

Стремясь стяжать Благословенье,

Что всякий в Тайне здесь нашел, -

И их Вожди, Цари, Пророки,

В Патане Службу сотворя,

Ушли с Уверенностью: Боги

Над их Твореньями парят...

Так Гуркхам Власть в Удел досталась -

Мечам их Мощь и Королям:

Обитель_Счастье обреталась

В их новом Царстве, где Делам

Во Славу Сил и Посвященья

И Честь дарили, и Почет;

И в горной сумеречной Тени,

Где беспределен Небосвод,

Средь Рабства дольних Стран окружных

Свободу знали лишь они, -

Завет хранили, не нарушив,

Служили скромно и в Тени...

Но вот, Гордыня обуяла

Рабов вокруг - свой Дух неся

В Границы Царства, что давало

Приют, о Многом не прося.

И Мятежи, и Нестроенья

С Годами стали все расти:

Явились вместо Веры Мненья,

У многих Мнительных в Чести

Став, заслоняя Свет в их Душах,

Прельстив Безумием "Богатств" -

Так был подточен и нарушен

Столетий Строй, Значенье Каст...

Влечет всегда Безумье снизу

Верхов Безумье за собой,

Грядут за ними Катаклизмы,

Что, зачарованы Игрой,

В нее все больше вовлекают

Костей, изъятых из Живых, -

И роковой подстерегает

Удар всегда в нежданный Миг,

И там, где Место Ожиданий

Совсем иных привычно всем:

Там, где Порталы "Вечных Зданий" -

Сиянье славных Диадем...

Так и Король, что долго правил,

И был привычен всем везде,

И жил, известен в доброй Славе,

Рожденный будто при Звезде,

Внезапно пал, Безумьем Сына

Сражен с Женою и Детьми:

Отцу стрелял Наследник в Спину, -

Так Дни внезапно сочтены

Для Трона Гуркхов мощных были,

И пал Престол, уже навек,

И злые Козни победили,

Провозгласив, что Зло - не Грех...

Однажды Утром, на Рассвете -

Вот для Заката лучший Миг! -

Когда все спят, забыв про Беды,

В Забвенье Горестей и Лих,

Земные Недра пробудились,

И Грохот Пики Гор сотряс,

Все Своды рухнули, разбились

Божеств Фигуры - вечный Глаз

Великой Ступы словно треснул,

Пыль поднялась в Лазурь Небес:

Так поглотила Время Бездна,

Что ввысь взошло в Изломе Бездн...

Так покидают Землю боги -

Внемли, живая Слепота! -

В Высокомерии Пороги

Ты преступаешь, и чиста

Как-будто Совесть в Убежденье,

Что все "Условность" и "Игра", -

Но, преступив, бездомной Тенью

Отныне станешь - что ж, пора!

Ты на один с собою будешь

Отныне гаснуть... А богов

Покой извечный не нарушишь:

Ведь он превыше Дел и Слов!..

      -- Гора Рораима

Пограничье Миров - в Мире Джунглей и Вод -

Облака, как Прибой, омывают:

Небеса как Покров этих древних Пород,

Что Творения Тайну скрывают.

Вот Пространство-Плато: неприступны Края,

Грани резкие точат Стихии;

Здесь Дыханье не то - Чувства словно парят,

Да и Мысли как-будто другие.

Их немой Разговор, Ветров слаженный Хор

В Светомузыке овеществляет:

Аскетизм из Сна - из всех Красок одна -

Впечатленье навек оставляет...

      -- Гнусна Действительность

Гнусна Действительность, что "Жизнью" все зовут,

Где все привиделось, но Видимость ничтожна,

И обессмыслено за Временем снуют

Те, что так взмылено прельщаются Подложным.

"Века так было!.." - Да! Природа и Века...

Несовместимость та, что царствует от Века:

В чем Образ Вечности? Творит ее Рука -

И обеспечено ей Имя Имярека...

"Смотрите в Зеркало!.." - Глядеться позабудь!

Тебя проведало твое же Загляденье:

Бега за Бегствами дают и рушат Суть -

Слова за Жестами мешают Душу с Тенью.

Источник Образов - Подобий Торжество:

Фигуры, Полосы - что Контуры и Грани...

Весы подвешены - кругом же Бесовство

Над Сном Отверженных извечно алчет Дани...

      -- Мономотапа

Великие Камни скрывают Молчанье,

Великие Джунгли их Сны окружают:

Величие это не Встреч, но Прощанья,

Что только великие Духом стяжают.

Но Дух, что возвысился, Зависть познает,

Он будет бороться один, без Поддержки:

Кругом Пустота - и про это он знает,

Паденье грозит - стоит только промешкать...

Возводят всегда Единицы Строенья,

До самых Небес окружая Стенами:

За то не видать Единицам Прощенья

От всех, что не могут возвыситься сами.

Одни из них слабы, и зло выжидают,

Когда же Величье предаст себя слепо,

Другие сильны - и к Стенам подступают,

Их Мощь окружая и справа, и слева...

Кто Двери откроет? Вопрос из Вопросов:

Но Камни-Свидетели, зная, не скажут.

О, Ненависть Войн! Ты приходишь, как Грозы,

Что неотвратимо свой Норов покажут.

Но Опустошенье имеет Природу,

Противоположную Сну Запустенья:

От Первого предохраняет Порода,

Второй же - Погибель под собственной Тенью...

      -- Аурангзеб

Одиночество - Властных Страданье:

Император не знает Прощенья;

Снисхожденье для Властных - Деянье,

И Орудие Порабощенья.

Резок тот, кто Терпенье утратил,

Тверд, кто в Жертву принес свою Мягкость:

Опасенье, Спокойствия ради,

Упреждает грядущую Ярость...

Император наследует Земли,

Император наследует Воды:

Император Гармонии внемлет -

Что возводит один, Год от Года.

И он знает, Намаз совершая,

Что Аллах ему Сна не прощает, -

И в себе Произвол воплощая,

Разрешенное он запрещает...

В Расширенье Пределы все ближе,

Немощь близится также незвано:

Возвышаются, что были ниже,

И Паденье бывает нежданно.

Не зовет и не ждет Повелитель,

Но берет и к себе призывает:

Эта Власть - для того, кто провидел,

Эта Слава - тому, кто все знает...

Чуждый Мир уже здесь, наступая

Потихоньку, незримо, неслышно:

Жизнь порой как Старуха слепая -

Причитая, сидит неподвижно,

И боится ступить на Дорогу,

Что и Рытвин полна, и Ухабов;

Чужакам ждать осталось немного -

Пресыщенье Запуганных слабо...

Плод созрел. Нет Наследников боле

В Час, когда грандиозно Наследство.

Где же Грань? Кто богат, обездолен? -

В Мире свято лишь полное место!

Император умрет своей Смертью -

Что чужою оплачена Жизнью:

Жизнь всегда перед Смертью в Ответе

По таинственной, странной Причине...

Следствий будет обильная Жатва -

Соберет ее Время иное,

И с Наследством расправится жадно,

Не считаясь со Славой былою...

      -- Reclus

Природа с Людьми в Единенье -

Одно не живёт без Другого:

В Единстве их Суть Откровенья,

В Забвенье - Проклятие Рока.

Сквозь Страны пройдя и Ландшафты,

Учёный их Суть отражает, -

Свет Солнца и Громов Раскаты

Отныне собой воплощает!..

Он точен в Деталях и Связях,

Мечтатель, Романтик - в Деяньях:

Питается он раз за разом

Поймать Времена в Расстояньях,

И их объяснить через Судьбы

Народов, Племён, Индивидов;

Природа вторгается грубо

В Сплетения Духа и Вида!..

Среда сквозь себя преломляет

Страданья, Стремления, Страсти:

Учёный их Суть прозревает,

Сбирая в Единое Части.

Он сам одержим - Описаньем,

Что "целостным" быть обещает, -

И Личность свою, словно в Зданье,

Он личным Трудом воплощает!..

Свобода идёт сквозь Границы,

Пределы свои раздвигая:

Способна ли Власть измениться,

Пред Волей себя упраздняя?

Но Воля - заведомый Странник,

И ей не известны "Законы";

Ландшафты вторгаются в Страны, -

И Люди за ними, исконно!..

      -- Верди

В Трагедии нас обрекают творить

Комедии звонкое Жало, -

Чтоб в наши Сердца его позже вонзить,

О них не заботясь нимало.

И с Ядом его мы отныне живём,

Трудясь и свой Труд ненавидя:

Гроши получая, мы всё отдаём,

Себя не сдавая Обиде...

Творенья скитаются, и Карнавал

Всеобщий их Плоть поглощает:

Кто Музыкой жив - тот у Счастья украл

Ключ к Раю, что Путь освещает,

А после приводит в Обители Тишь,

Что полнится снова Трудами:

Обиду и Боль ты забудешь? Простишь?

Есть то, что не сгладишь Годами...

И в Книгах, и в Жизни есть всё, что даёт

Творению Импульс начальный:

Их Слово поёт - и их Делу даёт

Стать Частью Души изначальной.

Поэзия Тело собой сотворит,

Что Песня одухотворяет:

Комедия с нами о том говорит,

Что Опыт Трагедий рождает!..

      -- Зимрилим

В Верховьях живут, богатея,

Все те, кого кормят Теченья,

С Верховий нисходит Идея,

В Материи зря Назначенье.

Здесь Воды Поля орошают

Из горных Долин родниковых,

И Птицы Весну возвещают,

Питая Величие Слова...

Здесь Мир успокоено дышит, -

Волнения Прочих забыты:

Покой это Небо и Крыша,

И Стены с размеренным Бытом,

Что в них неспеша отдыхает,

Решая Дела без Смятенья, -

А Прочие пусть не стращают,

Хлебая свои Треволненья...

Каналы - Подобие Рая -

Поверхности Стен отражают:

Здесь верят в богов, вырастая,

Привыкнув к Снопам Урожая -

К тому, что Пришельцы, - влекомы

Наживой, Почтеньем, Порядком, -

Доставят, что нужно, Хоромам,

Что полнятся Сном и Достатком...

Стареют здесь все благодушно:

Про Войны далёкие Басни

Слагать среди Блага не нужно

Для Душ, что хвалят ежечасно

Царя, оградившего Сны их

От Правды кипящего Мира, -

Он царствует в Кущах красивых,

Низины же Зло затопило...

Сны краше, яснее и чётче,

Когда Пробуждение рядом:

Враг близок и знает, что хочет, -

Обрушится вдруг Водопадом,

Потопом Равнины накроет,

Отрезав Пути для Спасенья...

Но Спящий доволен собою -

Забыв про Природу Теченья...

      -- Мамелюки

Рабы в этом Мире Свободных важнее -

Для них открываются Двери и Души:

Свобода Безволия Рабства страшнее,

Коль всюду Продажность и правит, и служит.

Но лучше все ж та, что Чужих приручает,

И учит их слушаться Воли единой:

Приказ отдает, кто Рабов отличает,

Платя за них Рынку - и Мекке с Мединой...

Рабы за Стеной постигают Науку -

Убийства и Чести, Забвенья и Службы:

Они набивают со Временем Руку,

Себя совершенствуя в Обществе "Лучших" -

Таких же Рабов, отделенных от Мира

Людей и Страстей, что Друг Друга смиряют;

Семья их Оружие - Сабля, Секира,

Доспехи и Щит, что Рабу доверяют...

Почет обеспечен, дано Уваженье

Рабам, что отныне важней Благородных:

Они станут Светом - что были лишь Тенью,

Они оседлают Гордыню Свободных.

Поскачут на ней в бесконечную Битву,

Построят свой Мир, Предводителя выбрав:

Он прочен, как Сталь и острее, чем Бритва -

Он мерится Силою в Битвах и Играх!..

      -- Garni

В Недрах плавится Камень первичный,

Что ложится в Земли Основанье;

Недра Камни возносят все выше,

Этот Сплав превращая в Преданье -

То Преданье, что Жизнью зовется

В Письменах зашифрованных Смерти:

Что воздвигнуто - то остается

В Мире Цвета Железа и Меди!..

Пламя Солнца встречается в Камне

С о Скрижалями Пропастей Ада:

Храм - Итог, Воплощение Плана -

В нем одном Обретенье с Расплатой.

В Плоти Туфа, на Гранях Базальта

Образ высечен сквозь Обретенье -

И в Пространствах, меж Шлаком и Смальтой,

Возрождается это Виденье!..

      -- Baalbek

Город солнечных Символов Грез

Воплощается в Символах Солнца:

Мир - Сплетение мощное Лоз -

Приношенье возносит в Колоссе,

И Колоссу неся свою Дань,

Покоряется Воображеньем;

Пред Колоссом, о, Смертный, восстань, -

Приводя Дух бессмертный в Движенье!..

Солнцеград - где Любовь и Война,

Преступленье и Верность, едины:

Это Вкус золотого Вина, -

Это Вкус обагряющий, дивный.

Выше Долов Колонны растут, -

Словно Руки к большой Колеснице:

Забываешь о Бренности тут, -

Правя Вечностью Мощью Десницы!..

      -- Ты Пришла

Ты пришла с Вдохновеньем, во Сне,

Лучезарным сияющим Утром,

С Ароматом Цветов, что Весне

Дарит Жизнь равно щедро и мудро.

Ты Улыбкой Меня обняла,

Я к тебе прикоснулся Губами,

И Тропинка нас вдаль повела -

Вслед за тайными, вешними Снами!..

Мы остались как-будто одни,

Окруженные райским Виденьем,

Позабывшие Ночи и Дни,

И оставлены смертною Тенью.

И Мгновение Вечности для,

Тихо обнял тебя я, родную,

И со мною Свет Счастья деля,

Ты коснулась меня Поцелуем!..

Мы Томленье вкушали, как Сон,

Рифмовали Сердцами Беззвучье:

Охраняли, как Ангелов Сонм,

Нас Деревья - что может быть лучше?!

И по Озеру Злата плывя,

Напоследок ты мне улыбнулась...

С той Поры, - Сон ушедший ловя, -

Я в Страданье живу, что проснулось...

      -- Antelope Canyon

Камень Пески формируют Столетья,

Силясь песочные Замки построить, -

Краски златые играют в них Медью,

Чтобы Сиянием их удостоить,

Чтобы, Проходы меж Стен бесконечных

Запечатлеть как витые Узоры:

Гамма всех Чувств соревнуется с Речью

Там, где Палитра Мечты пишет Горы...

Солнце не видно - оно здесь не нужно:

Света довольно, Углы его резки;

Шествуешь прямо, но словно окружно,

И углубляешься с каждым Отрезком.

Воды наносят Удары-Потоки

Там, где воздушные Массы шлифуют:

Так созидаются эти Отроги, -

Духи Навахо в них вечно кочуют!..

      -- Сказка Веры

По Дороге пустынной и пыльной

Пилигрим одинокий блуждал,

Влекся он за Видением дивным,

О котором когда-то читал

В той Стране, что навеки оставив,

Он поклялся в Душе позабыть:

Были все там "уверенно правы"

И Сомненья умели разбить...

От Рождения был он в сей Вере

Простодушием воспитан, взращен,

В Нищете своей Высокомерьем

Был духовно незримо прожжен.

Эту Язву приучен лелеять,

Боль и Гной ее боготворя,

Становился циничней и злее,

Год за Годом Безумье творя...

Но однажды наполнилась Чаша,

И испил он ее - и прозрел:

Понял вдруг, что Чужое то "Наше",

В чем он жил, и чего вожделел.

И, прозрев, он как-будто бы умер, -

Стал Иным для "Друзей" и "Семьи", -

И он понял, что все было втуне,

И ушел, ища Вехи свои...

Так и брел он с тех пор, и, неузнан,

На Свободе весь Мир познавал,

Все сражаясь и с Памятью-Грузом,

И с Собою, - звериный Оскал

Видя в Зеркале часто разбитом,

Что в Котомке и Сердце носил:

То порою скрываясь из Вида,

То стремясь, не щадя своих Сил...

Но Видение неуловимо

То являлось, то гасло в Пути:

Что Непознано - будто гонимо,

Словно рвется из самой Груди.

И Стремление это он "Верой"

Называл, о себе позабыв;

Но однажды, когда розовела

На Рассвете меж Леса и Нив

Кромка Неба, Земли, - Горизонты

Отворяя для светлого Дня, -

Пилигрим прикорнул перед Гротом:

В Глубине его Капли, звеня,

Тишину подчеркнули на Доли

Тех Мгновений, чья Суть Волшебство, -

И тогда, позабыв свои Боли,

Он заснул, не боясь ничего...

В этот Миг, будто Новорожденный,

Он в Виденье Глаза отворил, -

Словно Радостью в Счастье сраженный,

Снова Юный, в Кипении Сил, -

И увидел Лик Девы прекрасной,

Что склонилась над ним, говоря:

" - Ты идешь по Дороге опасной,

Через Земли Ветра и Моря."

"Отдохни же со мною, о, Рыцарь!

Только я знаю кто ты, поверь!

И однажды ты сможешь проститься

С Миром Злобы, найдя мою Дверь,"

"И открыв ее с Помощью Веры,

Что сейчас предо мной обретешь:

Ибо я так извечно хотела -

И со мною ты Вечность найдешь!.."

Пробудившись, открыв свои Веки,

В Изумленье не веря Глазам,

Рыцарь сбросил Обноски Калеки,

В первый Раз осознал себя сам,

И, почувствовав Мощь Устремлений,

О Деяньях задумался вновь, -

Словно вырвавшись к Воле из Плена,

И Вином освежив свою Кровь...

Так случилось, что в Гроте, под Мхами,

Ждали Злато, Доспехи и Меч,

И седлал он своими Руками

Жеребца, что от Прочих убечь

Норовил, - но, к нему устремляясь,

Присмирел и навеки признал, -

И с развенчанным Прошлым прощаясь,

Рыцарь с Верой в Груди ускакал...

С той Поры он расстался с Пустыней, -

Не меняя Дороги ничуть, -

Встретил много прекрасных и дивных

Стран великих, постигнув их Суть.

И всегда этим обогащаясь,

Рад был Благу и Правде служить,

Каждый Раз, как в последний, прощаясь,

И стремясь никогда не тужить...

И всегда, засыпая, шептал он:

"Верю - есть ты! Тобою живу:

Ты - Конец мой, и ты же - Начало,

Пред тобой преклоняю Главу!"

"Много Вер есть - и много Неверий -

Но с тобою спокоен мой Дух:

Ибо Счастье - Видение Целью

Сделать вновь для Сознанья и Рук!.."

Но однажды вступил он в Пределы,

Где, Сомнение боготворя,

Жили Люди везде, как хотели,

И в Насмешках своих не щадя

Ни одной "Правоты" полуденной,

В каждой Вере Изъяны ища,

Свою Жизнь зовя "благословенной" -

И в Богатстве своем обнищав

Устремленьями, Таинства Духа

Называли "Мечтой Дураков", -

То глася, что приятно для Слуха,

Не жалея для этого Слов,

То являя, что Взгляду приятно,

А все Прочее в Шею гоня:

Всех уча, что Сомненье "отрадно" -

И "терпимее" День ото Дня...

И, признав Результаты "Деяний",

Устремленья восславив везде,

Они стали искать в них Изъяны,

Словно Глину в проточной Воде

Растворяя своими Руками -

Чтобы тем успокоить себя:

"Мы все это смогли бы и сами!

Мы ведь все от Рожденья - Князья!"

"И Виденья - не Главное, право!

Обойдемся без них - разве нет?!.." -

Говоря это, Тосты "во Славу"

Поднимали "на Множество Лет"...

Рыцарь пил эти Тосты, увлекшись

Благодушьем, что было вокруг:

Он повесил на Стену Оружье,

Сдав его Попечению Слуг,

Полюбил и Пиры, и Забавы,

И риторикой Ум упражнял,

Восхищаясь "Спокойствием Правых",

Снисходительно Низость прощал...

Жеребец его в Стойлах, холеный,

Был накормлен, ухожен и чист, -

И однажды, увенчан Короной,

В предвечерний ласкающий Бриз,

Средь вальяжного Сопровожденья,

Поохотиться новый Король

Гордо выехал в Кроны и Тени, -

Те, что кроют земную Юдоль...

На Поляне, среди Бивуака,

Был раскинут роскошный Шатер:

Все Убранство там было со Смаком, -

И уставшее Тело простер

На шикарное Ложе Властитель,

Чтобы Плоть отдохнула его...

"Тише! Чтобы никто нас не видел!" -

Прошептал нежный Голос легко,

И прекрасная Дева скользнула,

Сбросив Платье, в Объятья к нему.

"Я Охрану твою обманула -

Обманула и Свиту саму, - "

"Чтоб тебе на Мгновенье отдаться,

Уловляя Влечения Миг:

Знают все ныне, можно поклясться,

Как ты славен, чего ты достиг!"

"Я откроюсь тебе - и Забвенье

Ты войдя в меня, сразу найдешь:

Покорив в себе ныне Сомненье,

Надо всеми Звездою взойдешь!.."

Ночь прошла, будто целая Вечность, -

Нескончаема, воплощена, -

Смаковала Блаженство беспечно

Средь любовных Утех и Вина.

Время словно исчезло, Пространство

Сжалось в Сумерек Точку - Альков, -

Словно все и везде безучастным

Стало в Мире без Страхов и Злоб...

Но исчезло Виденье под Утро,

И Покров опустился за ним:

Улыбаясь в Спокойствии мудром,

Услажденный остался один,

Закрывая Глаза, измождено,

Он, срываясь, Слова прошептал:

"Что за Радость Владенье Короной -

Той, которую отвоевал,"

"На себя одного полагаясь,

И себе одному услужив!.." -

И заснул он, ничуть не раскаясь,

О Виденье - и Вере - забыв...

Годы бурно прошли: были Войны,

Были Злоба, Опасность, Борьба;

Через Земли, Моря беспокойно,

Куда Горе звало и Судьба,

Увлекались Чужие, Иные, -

Все Отвергшие, все, кто Заклят, -

Вслед за Хаосом шла Тирания,

Рвали Волки на Части Ягнят...

И однажды, на Тракте центральном,

Среди Транспорта, Толп и Сует,

Появился пришедший из дальних

Стран неведомых старый Аскет.

Тот Бродяга, тот Нищий забытый,

За Клюкою своей волочась,

Был оборванный, грязный, избитый,

А на нем были Струпья и Грязь...

Безразличье с Презреньем сливались

В тех Глазах, что смотрели вослед

Этих Ног, что брели, заплетаясь,

И Спины, что согнулась от Бед,

Этих Глаз, где жила лишь Усталость,

Рук, что тихо бессильно тряслись:

Он искал что-то Взглядом, казалось,

А Стопы его будто влеклись...

И вошел как-то раз он в Таверню,

Для себя и под Нос бормоча:

"Где-то ты, я же знаю наверно...

Тишину бы... А здесь лишь кричат..."

"Где Конец?.. Позабыто Начало!..

О, согбенная Выя моя!

Вот бы ты мне опять повстречалась -

До того, как поглотит Земля..."

Его выгнать хотели... Внезапно

Все, кто были, застыл, как один.

Позабыты Насмешки и Брани

Были в Миг тот: смотря из-за Спин,

Вдруг увидели в Зеркале пыльном

Отраженье Бродяги того -

Юный Лик в Свете ангельском, дивном,

С Состраданьем глядел на него,

А за ним будто Двери раскрылись.

Там - Сиянье, Покой, Тишина...

Словно Нечто в сей Миг возродилось,

Пробудившись от страшного Сна,

И явилось, зовя за собою,

Искупленье кому-то даря...

"Я Свободы - с тобой! - удостоен:

Ныне знаю, что жил я не зря!.." -

Прошептали Уста - и Бродяга

Вдруг упал без Сознанья и Сил.

Так он умер - с Клюкой своей рядом

И Котомкой, что вечно влачил...

А вокруг были Нивы златые,

И качались густые Леса,

И вели Превращенья Стихии,

И на Землю садилась Роса.

И в Дали предрассветной той ранней,

Неизвестной для Мира досель,

Спрятан Грот был меж Зарослей тайных, -

В Глубине его пела Капель...

      -- Птолемей Лаг

Это Царство давно созревало -

Девять Месяцев, девять Столетий! -

Память Прошлому в Тьме отдавало,

Грезя Миром грядущих Созвездий.

И Младенец, свой Палец сосущий,

Возродился из собственной Плоти:

В Колыбели, просторней и лучше,

Ныне спит, насыщаясь от Плода!..

Ороборос сродни Ойкумене -

Цикл новый запущен Героем:

Нет Традиции благословенней -

И того, кто её удостоен

Обязует история в Знанье

Философское строить на Камне;

Вот Маяк! Это Символ и Зданье

В странном Граде - и нет его славней!..

Судна Прошлого к Берегу плыли, -

Ныне в Море отважно уходят:

Пуповины они обрубили -

Якоря их Протеи находят.

Свет, возвышенный в Камне, даёт им

К Возвращенью и Славе Надежду:

Мир простёрт под орлиным Полётом,

Что влечётся на Вещее Нечто!..

Бог рождается в Соединенье

Плоти Идолов с Духом Столетья:

Плодородье теперь - Возрожденье,

Где Лазурь через Злато с Камедью

Себя заново реализует,

Погребённою Грёзой питая

Мир Созвездий, что Некто рисует, -

Изо Рта Палец не выпуская!..

Соберём же Писанья - и Знанье

Снова вложим в Уста - и Рисунок:

Став Кристалла таинственной Гранью, -

Украшеньем Небесного Судна!..

      -- Слово Шапура

Врагу построил я Дворец из Скал и в Скалах, -

Важнее Друга мне он ныне, я не скрою, -

Высокомерные воюют, и немало,

Терпя Паденье, увлекают за собою

Всех тех, кто верил Похвальбам их ненасытным,

Что превзойти меня - пустяк и лишь Забава:

В Пыли лежат они на Месте самом видном -

Почту достойно их, повсюду "вечно правых"!..

Я возведу Дворец Вождю их средь Пустыни -

Тюрьму великую с Насмешкой дорогою:

Пускай под Куполом Небес лазурно синим

Вглядится в Жизнь свою, омоется Водою,

Что с Гор моих струится в Реки, Водопады,

Неся в себе Разгоряченным Отрезвленье;

Погрязшим в Жадности укажут Путь Номады,

И Самомнению опять дадут Сраженье!..

"Непобедимый" ты, о, Враг? - Да ну же, полно!

Тебя бивали, и побьют опять, поверь мне!

"Законом" машешь ты, - но противозаконно

Твое Желание владеть чужою Дверью.

Меня ты высмеял - меня б ты уничтожил,

Сперва унизив на Потеху твоей Черни;

Ты так надеялся, что твой Триумф возможен,

Вторгаясь в Мир Мой под Оружья Грохот мерный!..

Я ж вознесу тебя - Дворец тебе построив -

Ведь ты желал его в Моей Стране, не так ли?

Теперь ты будешь этой Чести удостоен -

Тебе подобные мне этого б не дали.

Вселенной всей я покажу твою Гордыню,

И на коня взойду, тебя беря Подставкой:

Какая Честь, какой Почет - Врагу на Спину

Поставить Ногу столь открыто, не украдкой!..

Когда ж умрешь ты - не погибнешь! - то с Почетом

С тебя велю содрать ту Шкуру, на которой

Познал Возмездье ты под синим Небосводом,

Что охраняет Мою Власть и Мои Горы!..

      -- Aizanoi

Пышные Зданья Идеи возводят,

Руки людские себе подчиняя:

Годы с Желаньями быстро проходят,

Калейдоскопы Мозаик слагая,

И придавая им Образов Ясность,

Либо Абстракции Символов Силу -

Общая Образность вытеснит Частность,

Что - Прах от Праха - ложится в Могилу...

Мощь Небосвода с Земной порождает

Символ, Знамением Бури отмечен:

Страхи Личиной живой награждают -

То, что Мгновенно, становится Вечным.

Зданья Рядами Колонн окружают,

Что охраняют Личину и Символ:

Мощь и Идею в Камнях заключают, -

А с Мириадами справится Сила!..

      -- Жангье

Монотонность Природе нужна лишь затем,

Чтобы Яркость Цветов невзначай подчеркнуть:

Нет холодных Камней, нет Пейзажа, что нем,

Человека, что в Жизни не тронулся в Путь.

В отдаленных от Глаз позабытых Местах -

Как и в Людях - встречается песенный Сказ:

Здесь Цвета полыхают, как Смыслы в Словах,

Тени здесь - как Штрихи среди красочных Масс...

Вот глубинные Недра, что вывел на Свет

Слой за Слоем Творец, чтоб их Суть проявить:

Вот Палитра, Коллекция - равной им нет,

Всё готово к Творенью - Дух ждет и горит.

Нет Сравненья - Сомнению Места здесь нет,

Как не видно ни зги, ни Души, никого:

О, Мгновение Вечности! Эхо-Ответ

Пробуждает Сознанье под Сном Облаков...

      -- Лютер

Познанием Веру свою обретая,

Борись за неё - пред самим же собой:

Духовность сквозь Душу свою пропуская,

Ведя бесконечный, отчаянный Бой.

И Жизнь принимай так как есть, без Утайки,

Преемственность Важного строго храня:

Пусть в Споре пребудут Хоругви и Стяги -

Во Веки Веков, до Последнего Дня!..

Монарх отречётся от старых Обетов,

Чтоб Принципы новые провозгласить:

Отныне он в Поиске верных Ответов,

И это ему не сумеют простить.

Ведь Поиск - Война, Обретенье - Оружье,

А Вера - всему Оправдание даст:

Святому Писанью Надстройки не нужны, -

Писанье само и Смиренье и Власть!..

Читать, понимая - вот Цель в Достиженье,

Она - Горизонт, растворённый во Мгле:

Кто верит, поймёт, что важней Постиженье,

Чем Повиновенья Клеймо на Челе.

На райских Дверях Расхождения, Споры, -

На Волю из них вырывается Ад:

И Вера отныне как Ящик Пандоры,

Где Слово любое - как Грома Раскат!..

      -- Cook

Мореплаватель был для Деяний рожден,

И при Ветре попутном не тратил он Слов,

И Величьем Просторов всегда поражен,

Он Величье Страны защищал от Врагов.

В море выросший, Нравом он был словно Шторм,

Что Волну за Волною бросает на Брег,

И к Брегам удаленный, чей Вид незнаком

Любопытному Веку, направил свой Бег...

Храбрость - Моря Душа, Флот - о Море Мечта:

Мореплаватель Душу с Мечтой обвенчал;

Его Совесть была от Рожденья чиста,

Он служил добросовестно, всюду блистал

В исполнении Долга, в Учебе, в Борьбе,

Знал: достойным Доверья доверят все то,

Что Деяния ждет, пряча Славу в себе -

Словно Семя, что Время с Пространством сведет...

"Предприятье" свое отдавая Штормам,

Мореплаватель гнался за Светом не раз,

И причаливал всюду к златым Берегам,

Полным чуждых Зверей и неведомых Рас.

Он описывал их, словно Грезу Поэт,

Но с Бесстрастьем Ученого и без Затей:

Только Муза звала его снова на Свет,

И он влекся Душой - не Сознаньем - за ней...

Карта, Компас, Секстан, Лот, что брал Глубину -

Все служило Картине, что он рисовал:

То был Мир, что увлек его Страстью в Весну,

То был Свет, что он к Осени все не познал.

Южный взяв Континент, он стремился во Льды,

Землю чувствуя там, где не мыслил никто,

Сделав все для Людей - дав Еды и Воды,

И избавив от Страхов Улыбкой простой...

Каждый раз, уходя, он прощался навек

И с Семьей, и с Друзьями - не с Верой своей:

В Океане он жил, приставал в Устьях Рек,

Укрываясь в Лагунах средь Скал и Камней.

Островные Народы манили его,

Словно Джунгли, что в Пепле Вулканов растут,

Словно Идолы в Пламени Ночи слепой,

Наслажденья, что Страхами вечно живут...

К ним он шел Океанами, узкий Проход

Среди Омутов скальный не раз победив, -

Словно тот Мореплаватель, что Небосвод

Созерцал, Судьбы Мира навек изменив.

И Судьбой увлеченный его, и Мечтой,

Мореплаватель Новый на Север поплыл,

Чтобы Путь среди Льдов утвердить за собой, -

Тайный Ход, что никто до него не открыл...

И - как тот - обессилев, поддавшись Страстям,

Он на Берег ступил золотой, островной:

И в Сражении пал - и его по Частям

Раскроили Враги вместе с горькой Судьбой.

Свет - и Слава - живут, продолжается Бег

По Волнам, что Историю пишут в Штормах:

Мореплаватель - тот, кто пожертвовал Век,

Чтобы Вечность изведать в великих Делах!..

      -- Перикл

Сила - в Духе, а Слабость - бездушна,

И Борьба - лишь за Дух и за Души:

Что внутри - то прекрасно и нужно,

Безразлично, что вне и снаружи.

Это Древние знали наверно,

Упражняя свой Дух через Тело:

Их Борьба была благословенна -

Их Эпоха дерзала и смела!..

Не Наследьем живут, но Следами,

Что на грозном Пути оставляют:

Мы приходим, чтоб сделаться сами

Тем, что боги с Олимпа являют.

И Божественность наша, и Скотство,

Вечно рядом, воюя Друг с Другом:

Выбор наш - как же часто и просто

Мы его отрицаем по Кругу!..

Ойкумена рассыпана в Море,

Словно Жемчуг и Злата Крупицы:

Дух средь Душ возвышается к Воле, -

И Дела воплощаются в Лицах.

А в Речах воплощается Сила,

Что возвышена в Правде и Праве:

Её Цель как богиня настигла, -

Вдохновляя на Рвение к Славе!..

Рядом с Лучшими Худшие вечно, -

И Борьба предстоит не на Шутку:

Тот, кто Лучший, Страданьем отмечен,

И Толпа его слушает чутко,

Надзирает за каждым Движеньем,

Уличать и позорить готова, -

Ведь она состоит из Сомнений,

Из Пороков и бранного Слова!..

Хитрость с Грубостью объединятся,

Неподвластное куплено будет:

Пред богами они будут клясться,

Что Пыл Зависти их не остудят

Ни Препятствия, ни Расстоянья, -

И в Стремлении Лучших унизить,

Они Войны посеют в Желаньях,

Свой неистовый Гонор возвысив!..

Но Величие вновь воплотится,

И оплачено будет обильно:

Мудрость в Храме своём воцарится,

Её Слава возвысится сильно.

Что с того, что за Преданным - Лучшим -

Прилетят его Рок и Страданья?! -

Его Храм - его Дух - не разрушен:

Так в Бессмертье уходит Преданье!..

      -- Замок Нидзё

Стены покатые здесь неприступны -

Вот Красота, обращенная внутрь:

Все Утонченное кажется крупным -

Шелк с Каллиграфией сказочных Сутр.

Воины, что видели Суть Отреченья,

Только такое смогли бы создать:

Чувствуешь в этом Теченье Мгновенья, -

Чтоб после Чувства на Волю отдать!..

Сад укрывает Деянья, что шепчут

Только Намёками Важное в них:

Словно пустотно всё то, что далече

Там, где Штрихами слагается Стих.

Предупрежденья, Предостереженья

В Стенах скользящих, поющих Полах:

Битвы открыты средь тайных Сражений -

В Кольцах Осад, что в бескрайних Полях!..

      -- Guenter von Hagens

Вот Рельефы Костей,

Это Живопись Мышц:

Здесь без Ткани своей

Мир разбуженных Лиц,

Что Художник раскрыл,

Взору Жизни предстал, -

Скальпель вместо Резца

Его Суть передал!..

За Механикой Дух,

Сохранённого Миг:

Пусть безмолвствует Слух -

Зренью Вызов велик.

Души видят Мираж

Из своих Миражей:

Правда бьёт наотмашь -

Жизнь влекома за ней!..

Где Сплетенья - Разрыв,

Всё здесь разведено;

Образ Грёзы красив:

Ужас в нём? - Всё равно!

Кожу с Мира сорвав,

Смерть с Любовью сведя,

Вы поймёте, что Прав

Тот, чья Правда - Своя!..

      -- Аграсенки Баоли

Чёрные Воды - глубоки,

Путь их всегда разветвлен:

Все Лабиринты жестоки,

Строят же их испокон

Там, где их Существованья

Чистые Души не ждут, -

В Почву вгрызаются Зданья,

Вглубь обратиться зовут!..

Клич их безмолвен, но ясен,

Хладная Плоть их страшна;

Глас Лабиринтов опасен, -

Песня их сроду одна:

"Путник! Ступи за Пределы,

Мраком наполнись скорей:

Внемли - Судьба захотела!

Следуй же ныне за ней!.."

Уровни это Легенды:

В каждой - Заклятье своё;

Песни, что сложены кем-то -

Тем, кто Обличье даёт.

Имя его - Аграсена -

В Сумерках Эхо живо:

Нет чёрных Вод - только Стены, -

Память Царя своего...

      -- Салах ад-Дин

Странник-Наследник

Вместе с Рассветом

Быстро поскачет

В Битву свою:

Первый - Последний,

Сын Магомета

Снова удачен

В дальнем Краю.

Он воцарится

В Царстве Пустыни,

Бусины Четок

Вновь нанизав -

Мощью Десницы,

Мыслью единой,

Действием четким

Мир воссоздав.

Нет, не Войною,

Но Примиреньем

Будет он строить

И покорять:

Ибо с собою

Он в Единенье -

Он, кто достоин

С Честью обнять.

Даже с Врагами

Мудрость не злится, -

Кто возвышает,

Тот покорит:

Вынесут сами,

Вручат Деснице

Ключ Града-Рая,

Что не горит.

Будет повергнут

Гонор Гордыни, -

Будет преподан

Новый Урок:

Сникнут навеки

Прошлые Выи, -

Будет от Рода

Честить их Слог.

Только у Мудрых

Месть не в Почете:

Мир восстановлен -

Все Суета;

Странникам - Утро,

Полдень - Рабочим,

Вечер - всем Вольным,

Ночь же - свята.

Будет Наследник

Править незримо

И незаметно,

Скромно царить:

Думать о Бедных,

Мыслить игриво,

Действовать верно

И говорить.

Пусть он не станет

Глупых Героем

И Фанатичных

Грозным Вождем:

Прав был Мухаммед,

Ибо с собою

Не был двуличен -

В Чести рожден!..

      -- Брокенское Утро

...Мрачные Скалы Гарца

Хмурой покрыты Мглой,

Красное Око Марса

Утреннею Порой

Высится над Лесами,

Телом ночной Горы,

Пепельными Долами, -

Там, где цвели Костры

В мрачных пустых Ущельях,

Что средь Провалов Скал

В Лапах огромных Елей

Прячут Зверей Оскал...

Тлеют Угли и Кости,

И Острия Камней

Всюду застыли грозно, -

Рядом Теченье Змей.

Хладные Очи тихо

Смотрят на сонный Мир:

Скоро хлебнёт он Лиха,

Ибо себя забыл,

Ибо с Пути он сбился,

И заплутал во Тьме, -

Той, куда вновь спустился

Князь на своём Коне...

Всадник теперь незримо

И ускоряя Бег,

Скачет среди Гонимых, -

Всех, что скрывают Грех,

Всех, что забыли Правду,

Всех, что отдались Лжи:

Он посещает Грады, -

Путь его вглубь лежит

К самым Сердцам и Душам,

Что бессердечно спят,

Грезят во Сне о "Лучшем",

Скверну в себе растят...

Утро алеет грозно,

Грёзы ушли во Мглу:

Вот расцветает Роза -

Время отдаться Злу!..

      -- Totora

Высокогорный Народ

В Озере высокогорном

Город, что вечно плывет

Строит с Искусством бесспорным,

Плотью избрав тот Тростник,

Что Берега укрывает -

Кто в этот Город проник,

С Брегом на Миг порывает...

Необходимо вкусить

Жизнь, что от Брега далече -

На Островах бороздить

Гладь, чей Характер извечен,

В Глади Легенду сокрыть,

Корни с Телами сплетая

В Граде, что можно растить,

Духов Покой обретая...

      -- Кто Границы

Кто Границы себе установит,

Тот Пределы свои потеряет:

Так в Погоне за собственной Новью

Одержимый собою сгорает,

Начиная слоняться по Кругу,

Вкруг Вершины, достигнутой тихо, -

Возвышенья безвольные Слуги

С Господами равняются лихо!..

Преступают Границы тем чаще,

Что Пределы Забвенья не знают, -

Восхваляют охотней и ярче,

Предают, навсегда покидая,

Разрушают под Видом Строительств,

Оскверняют под Маской Почтенья:

Вижу, Смертные, вы не боитесь -

Слышу Бег ваш за собственной Тенью!..

Миг Границы - и Вечность Пределов

На Глазах превращается в Тленье:

Власть Безволия так захотела,

Волю Властную свергнув Сомненьем.

Приговор это Грань, что Границей

Расправляется с Миром Пределов:

Там Надежда уже не родится,

Где Отчаянья Жатва созрела!..

      -- Катастрофа в Борках

Из Крыма на Север - на полных Парах -

Летит царский Поезд: в бессчетных Местах

Проходит стальная его Колея

В огромной Стране, что подвластна, "Своя".

Задержки Составов, Солдаты во Фрунт:

Скрипят Сапоги, а под ними - тот Грунт,

Что сносит безропотно все на Горбе,

Покорный Мечу, и Сохе, и Судьбе...

Цепями железных Дорог сплетено,

Что тонет в Грязи, представляя "Одно":

Вот Гордость - Расходов на Гордость не жаль! -

Веками над Грязью возвышена Сталь,

Веками она подавляет и бьет,

И Звоном, и Блеском к Свершеньям зовет,

Веками она равнодушно казнит

И думать под Страхом большим не велит...

А Поезд несется - Владыки внутри

Играют и пьют от Зари до Зари:

В Крыму отдохнули, в Пылу развлеклись, -

И вновь на Балы и Кутеж понеслись

На Север, на Север, чтоб Власть укреплять,

Указывать, хмуриться, в Души плевать,

И, Время от Времени, став со Свечой,

В "Смиренье" гордиться самими собой...

Под Борками велено Пару поддать:

Быстрее, скорее - Преград не видать!

Вот Пандус. И Рельсы. Крутой Поворот...

Как вдруг - словно ясный померк Небосвод,

И все задрожало, и Грохот накрыл

Пространство, что Гений Небес породил,

И Ужас наполнил Глаза и Сердца,

Где Смерть приоткрыла Завесу с Лица...

Несется - нежданно! - в Огне под Откос

Тот Поезд, что гордо Властителей нес:

Где Сталь на Песке, а Песок на Грязи,

Гордыню слепую в Пылу не вези, -

Гордыню, привыкшую твердо стоять,

Хамить, подавлять, унижать, поучать,

Гордыню, что встретилась ныне с Судьбой,

Из Крыма спеша без Оглядки домой...

Спасение - Чудо! - оплатит Тиран:

Ведь он не оправит Здоровье от Ран,

Ушибов и Тяжести, что на Плечах

В тот день испытает он, чувствуя Страх.

И Крышу Вагона держа на себе,

Представит он Ношу свою на Горбе,

Знамение грозное вдруг осознав

Для Власти Гордыни, что правит без Прав!..

      -- Туннель Клевен

Что Заброшено - новую Жизнь обретёт,

Превращенью Природы себя подчинив,

И Забытое в Памяти вновь оживёт,

Воплощаясь в тот Сон, что извечно красив,

В ту Мечту, где Романтика в Образ Весны

Заключит свою Душу - пусть только на Миг:

Этот Путь - словно в Рай, где сбываются Сны,

Это Место Любви - её Таинства Лик!..

Хлад Железа давно скрыт зелёной Листвой, -

Жизнью, что единит Почву, Воды и Свет:

Каждый Лист - Поцелуй, кто целует - здесь Свой,

Поцелуй - что Дыханье, не знает про "нет".

"Да" скажите Любви - в её Царстве, сейчас -

И дышите всей Грудью: Мечты Аромат

Память духотворит, отпустив Души в Пляс

В этом Царстве танцующих вешних Прохлад!..

      -- Сансиньду

Четыре небесных Квадранта -

Созвездий и Символов Царства:

В Пыланье Лучей Адаманта

Нефрита священная Каста

Сусальное Злато положит

На Бронзу, - Вместилище Духа, -

И Времени не уничтожить

Их в Сердце вселенского Круга!..

Лицо - это Образ Вселенной,

Что жаждет Образотворенья:

Духовность всегда самоценна -

Закончено в ней Откровенье.

Мир дышит двумя Полюсами:

Единство - Противоположность;

Найдите их Качества сами, -

Но будьте во всём осторожны!..

Ползёт, надвигается Панцирь,

Что Север роднит с Черепахой:

Стихии кружат свои Танцы

Над мрачной великою Плахой.

А с Юга парящая Птица

Влечётся на эти Потоки:

Вглядитесь в орлиные Лица,

Чьё Царство - Гнездо у Отрогов!..

Глаза проникают в Сознанье,

Когда устремляются в Вечность:

В них Севера мощное Зданье -

Храм чёрный на Поясе млечном.

Дыханье и Слух это Волны,

И Жизнь насыщается ими:

Алеет над Миром Корона,

Что все Горизонты обнимет!..

Тотемы и Предки едины, -

Костюмы и Маски ожили:

Меч Духа из Тверди вновь вынут -

Клинок Небеса обнажили!..

      -- Фусими Инари

Правильно Духам творите Поклоны

И Уваженье являйте богам:

Путь Ваш лежит от Подножия Склона

К скрытой Вершине, куда по Стопам

Тех, что пришли сюда в Древности, раньше,

Вы Восхожденье начнёте свое;

Дух - Интуиция - След Вам укажет,

Так положитесь во всем на неё!..

Образы лисьи повсюду взирают

Со Снисхожденьем на тех, что пришли:

Очи Фигур, отражая, мерцают,

Очи теряются в Гуще, вдали,

Прячась в оранжевом матовом Свете

Врат бесконечных, бессчётных Колонн:

Здесь обновляются все на Рассвете -

При Восхожденье, рассеявшем Сон!..

Гулкие Гонги, и Колокол рядом:

Древо по Бронзе ударит не раз;

Времени Воды гудят Водопадом

Через Врата и в Сиянии Глаз.

Все, что загадочно, Семенем тайным

Будет Разгадки Рождения ждать -

В Месте, где все Ожиданья сакральны,

В Приготовленье, что Тайне подстать!..

      -- Форт Бхангарх

Царь и Царица здесь Силу пытали,

Нечто стремясь превзойти своей Властью:

Царь и Царица Легендою стали -

Больше, чем только Истории Частью.

Тень на Убежище Гуру бросая,

Первый нарушил Обет Договора;

Гуру Желаниям Ход не давая,

Стала Вторая Причиной Раздора...

Два нераздельных Проклятья доныне

Вместе лежат на Горах и на Долах:

После Заката Живое здесь гибнет, -

Красит Забвение солнечный Всполох,

Магия тонет в Потоке Фотонов,

Кроются Призраки в Тени Построек,

Кроны Деревьев качаются сонно,

Прячут Кустарники Камни собою...

Духи являются здесь, растворяясь, -

Царская Тень среди них, несомненно,

Ждёт, что Царицы Душа, возрождаясь,

Встретится с нею во Сне непременно.

Встречи той ждут, от неё - Избавленья;

Гуру молчит - или шепчет, кто знает, -

В этой Эпохе, для многих "Последней",

Средь Раджастхана, последнего Края...

      -- Cartagena

За Океаном у самого Моря

Выросли Стены из райского Брега:

Много здесь Душ, - ещё больше Историй, -

Мерялись Мощью от Века до Века.

Злато, что Недра в Огне отдавали,

Долго манило, - платя за Защиту, -

Тех, что в Безвестность свою отплывали,

Тем, чьё Страданье вовек не излито...

Счастье здесь Драмою к Жизни восстало,

Всех привлекая, кто страждал, отвержен:

Строят всегда те, кому всего мало -

Строят, ломая незримые Межи.

Стены массивные всюду покаты, -

Всякий Взошедший Обзор получает:

Воздух и Воды из Красок богатых

Злата Сияние предпочитают...

      -- К Югу от Лхасы

К Югу от Лхасы, где Горы

Кручи и Выси смыкают,

В талых, неистовых, скорых

Водах Льды Мощь отражают,

Цанг-по несётся, сплетая

Грозных Потоков Стремнины,

Ветры Дыханья сливают

В страстном Порыве едином, -

Там, вдалеке от пустынных

Монастырей недоступных

Край нереальных и дивных

В Памяти жив неотступно

Вешних Лесов бесконечных,

Путников всех Устремленье,

Что отправлялись далече,

Жизнь посвящая Виденью:

Только тому, что реальней

Жизни самой оказалось, -

Столь осязаемо скальной,

Хладной средь волчьих Оскалов,

Всех Урожаев, Приплодов,

Прибылей, Краж, Достижений,

Горя в Потерях, Невзгодах,

Слёз, Неудач и Падений;

Только тому, что Мечтою

Словно взошло из Мечтаний,

Вскормлено будто Тщетою

В Таинстве скрытых Литаний,

Скрытых - и кроющих Полог,

Сумрак Пещеры и Сводов:

Путь сюда призрачно долог

Для Человечьего Рода...

Был ли он пройден когда-то?

Был ли описан он кем-то?..

Воображенье богато -

Пусть же летит без Ответа!..

      -- Покрыто Бронзой

Покрыто Бронзой Серебро моё,

Что под собой скрывает Бездну Злата:

Там меж Сокровищ древнею Змеёй

Течёт Сознанье в Трепетности Хлада,

Мерцая тем Убранством Чешуи,

Что оставляет снова на Рассвете...

И слышен Шёпот царственной Змеи:

" - Ты - Обладатель! Ты за всё в Ответе!"

"Среди Подделок Честь свою храня,

Всегда обратной Логикой питайся!

Под Очевидным Скрытое ценя,

Беседуй с Мыслью, с Чувством обнимайся;"

"Не бойся Яда! Миру подари

Твоё златое точеное Жало:

Мерцай во Мраке - с Зоркостью смотри

На всех, чьи Души ведают так мало!.."

      -- Kayakoy

Жили вместе они,

Рядом верили, шли,

И Века, словно Дни

Пыль их Улиц мели,

Поднимая их Спуск

Склоном к Волнам седым,

Насыщая их Вкус,

Возвышая их Дым...

Но однажды пришли

Люди издалека:

По Костям они шли,

Не смущалась Рука,

Что, по Картам чертя,

Отрицая, брала,

И, стянув Поводья,

Принуждая, звала...

Люди издалека

Близоруки порой:

Что им Сны и Века?

Все бегут за Мечтой,

В Упоенье своим

Победительным Днем -

Разделить Прах и Дым

Можно только Огнем!..

За Войною Война

Строят Тело Войны,

Что черпает до Дна

Судьбы, что решены,

Отделяя Одних

От Других навсегда:

Грохот Битв глушит Крик,

Как морская Вода...

Город - вот он, лежит, -

И в Глазницах Окон

Круг Времен не бежит:

Вековечен их Сон.

Раньше Город стоял -

Влекся, жаждал и рос:

Бег Времен оборвал

Над Преданием Мост...

Тело с Духом, простясь,

Разошлись - не впервой:

Совершенство не Часть -

Тень легла за Горой...

      -- Andy Warhol

Искусство - Игра:

Насладимся Игрою!

Кругом Доктора

Пациентов построят,

Неврозов Старье

И Серьезов Ненастье

Излечат - пробьет

Час игривого Счастья!..

Веселье - не Грусть

Воцаряем отныне:

Все пусто? - Ну, пусть!

Все иное? - Отринет

Искусство дерзить,

И хохмить, и лукавить:

Стиль Жизни носить

Нужно ныне заставить!..

Конвейер блестит,

Формы-Контуры дышат:

И Почерк летит -

Подчеркнув, не опишет;

Момент это важно,

Успех без Подтекста -

Тираж всем укажет

Подобие Места!..

Реклама - Единство

Продукта и Тела:

Что "грязно" иль "чисто" -

Незрело иль спело.

Эмоция - Искра

С Неврозом играет,

И с Легкостью, быстро,

Как Страсть, выгорает!..

Портреты - Клише:

Доктора, Пациенты -

Но ясно уже

На конвейерной Ленте!..

      -- Схлынет Останется

Схлынет Грязь и останется Злато, -

Грязи Тонны, а Злата Крупицы, -

И Восход обретут средь Заката

Все, кто заново сможет родиться.

И расправят согбенные Плечи

Все, кто ими держал Свод Небесный,

И взойдут в Сквернословии Речи,

Устремляясь к Величью из Бездны!..

Время Суд, не спеша, будет править,

И в Безвременье сбросит Снующих, -

Чтоб Достойных над Веком восславить,

Ограждая их Райскою Кущей.

Приговор, утверждающий Ценность,

Торжеством Справедливости будет:

Ибо так созидается Вечность -

Нет Сомнения в этом, о, Люди!..

      -- Остров Мой

На Планете Моей, в Океане Моём

Остров Мой в золотистой Лазури:

Омывают Теченья его окоём,

Укрывают далекие Бури.

Здесь Лагуна есть с белым чистейшим Песком,

Окаймлённая райскою Чащей:

Её Своды прекрасней богатых Хором,

А Гармония - Музыки краше...

Ночью Звезды выходят в Пространство над ней

Из-под Полога Света дневного:

Это Россыпь мерцающих тайных Камей,

И Собранье, достойное Слова.

Из Свеченья морского восходят на Брег

Те Виденья, что Дух Мой ласкают;

О, Мой Остров! Прибежище сладостных Нег, -

Я стремлюсь к Тебе, я предвкушаю!..


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Папа-Дракон в комплекте. История попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Рябинина "Точка невозврата" (Современная проза) | | М.Боталова "Землянки - лучшие невесты!" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Геярова "Академия темного принца" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Романтическая проза) | | М.Славная "У босса на крючке" (Женский роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"