Алексеева-Минасян Татьяна Сергеевна: другие произведения.

Питомцы зеленого цвета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ участвовал в "Конкурсе остросюжетного рассказа - 2020". Вышел в суперфинал и занял 2-я место.


Татьяна Минасян

  

Питомцы зеленого цвета

  
   Этой холодной осенней ночью дачный поселок казался вымершим - темные дома за заборами, почти облетевшие деревья... В нем и правда осталось совсем не много людей, даже самые сумасшедшие дачники, безвылазно обитавшие здесь с самой ранней весны, в конце октября все-таки уехали в город. А те немногие, кто не успел собрать весь урожай и остался загородом еще на недельку, привыкли рано ложиться спать, так что вскоре после наступления темноты лишь в паре домов некоторое время светились окошки. А потом погасли и они.
   Три высокие мужские фигуры, почти невидимые в ночной темноте, неслышно крались к одному из домов, то и дело оглядываясь по сторонам и прислушиваясь. Где-то далеко, на краю поселка, залаяла собака, и парни, пригибаясь, испуганно метнулись к забору. Но потом лай смолк, все снова затихло, и они, выждав с минуту и немного осмелев, осторожно выпрямились.
   - Это не на нас. Она слишком далеко, - прошептал один из них и мотнул головой в сторону дома, стоящего за забором, возле которого они затаились. - Давайте скорее!
   - Леньк, а он точно уехал? - с сомнением заглянул за забор другой злоумышленник. - Вон у него шезлонги во дворе стоят...
   - Старуха сказала - уехал, - подал голос третий. - Наверно, забыл их убрать... Да я сам видел, как отсюда машина выезжала, вся заваленная этими его тыквами. Хэллоуин в городе отмечать интереснее!
   - Да уж, здесь про праздник вообще никто не вспомнил! - уже не шепотом, а вполголоса хмыкнул первый из тройки, после чего взялся обеими руками за верхнюю часть забора и поставил ногу на прибитую к нему внизу горизонтальную доску. - Давайте, подсадите меня!
   После пары неудачных попыток все трое молодых людей перебрались через не слишком высокий забор, умудрившись при этом почти не шуметь.
   Из-за забора соседней дачи осторожно выглянула еще одна фигура - худая, но слегка сгорбленная, женская. Парни, забравшиеся на примыкающий к ее даче участок, не смотрели в ту сторону и даже не догадывались, что за ними наблюдают. Женщина посмотрела, как они осторожно крадутся к соседскому огороду, и неслышными шагами ушла в свой дом. Все шло по плану...
  
   Еще совсем недавно, в начале лета, Наталья Григорьевна и ее сосед по даче Сергей Дмитриевич были если не друзьями, то добрыми приятелями. По крайней мере, всем так казалось.
   - Соседушка! - ехидным голосом звала Сергея пожилая женщина, подходя к разделяющему их участки забору и брезгливо, двумя пальцами, приподнимая кончик гибкого стебля с усиками и маленькими листочками. - Твоя сумасшедшая лиана опять пытается захватить мой двор!
   - Что? - седой, но еще крепкий на вид старик, копавшийся в своих грядках, оглядывался на соседку и, увидев, что она держит в руках, спешил призвать свое любимое огородное растение к порядку. - Пардон, пардон, давай ее сюда!
   Подойдя к забору, он аккуратно брал протянутый Натальей стебель, нежно гладил его, словно домашнего зверька, а потом отщипывал от него кончик, после чего возвращал росток на грядку, с которой расползались в разные стороны другие такие же ростки.
   В середине лета листья на этих ростках стали большими, похожими на зеленые зонтики, а потом на них начали распускаться темно-желтые бутоны.
   - Дай твоей тыкве волю - и она весь поселок оккупирует, - проворчала соседка Сергея, в очередной раз перебрасывая к нему через забор такой цветущий стебель. - Заберется на чужие огороды, опутает все остальные растения...
   - Да ладно тебе, она всего лишь на забор забралась, - отмахнулся владелец "сумасшедшей лианы" и понес "беглый" стебель на середину грядки, как обычно поглаживая его.
   - Ага, а в прошлом году у тебя такие же тыквы "всего лишь" забрались на дерево! - фыркнула Наталья, кивая на возвышающуюся неподалеку ель.
   - И что такого, это дерево вообще-то на моей земле растет, - пожал плечами мужчина.
   - Зато видно его не только с твоей земли, но и с дороги, и с моего участка.
   - Ну и что?
   - Ты еще спрашиваешь! Весь поселок любуется твоими "растущими" на елке арбузами!
   - Не арбузами, а тыквами. И что с того, кому они помешали? Мне никто не жаловался.
   - Конечно, тебе никто не жаловался! Тех, кто видел арбузы на елке, и рассказал об этом, теперь не скоро из сумасшедшего дома выпустят!
  
   Слабого света стареющей луны едва хватало, чтобы в темноте октябрьской - точнее, уже почти ноябрьской - ночи можно было различить контуры дома и прижавшихся к нему хозяйственных построек. Самыми заметными во дворе были белые стволы двух берез да два светлых раскладных кресла, а вот остальные деревья и кусты, не говоря уже о грядках, терялись в сгустившимся мраке.
   - Ну, давайте, Женька направо, Митек налево, а я - в дом, - снова раздался шепот предводителя забравшихся во двор парней.
   - Не видно же вообще ни черта! - так же еле слышно зашептал в ответ кто-то из его подельников.
   - Да и плевать, рвите все, что под руку попадется!
   - Ага, вырвем ему всю траву рядом с грядками, а на сами грядки времени не останется!
   - Чем раньше начнем, тем больше времени у нас все будет.
   Где-то наверху, на дереве, зачирикала какая-то птица. Парни замерли, вжавшись в землю, но птица почти сразу замолчала, и двор опять погрузился в тишину. Выждав еще несколько секунд, двое молодых людей торопливо расползлись в разные стороны и принялись шарить руками по земле перед собой, а третий покрался к крыльцу небольшого старого дома.
   Под руку парню по имени Митек, жаловавшемуся на темноту, сначала попадалась какая-то короткая трава, росшая на твердой земле, но потом его пальцы наткнулись на мягкую землю, и он сообразил, что нащупал одну из грядок, с которой уже были собраны выросшие на ней овощи. Он провел рукой по рыхлой сыроватой земле, пополз по ней на четвереньках вперед - и внезапно врезался лбом во что-то высокое и колючее. Розовый куст - именно то, что ему было нужно. Торопливо нашарив пристегнутые к ремню джинсов толстые мотоциклетные перчатки, парень надел их и вцепился в одну из колючих веток. Она с треском сломалась в его руках, и он уже смелее схватил вторую ветку, потом третью... А потом взялся обеими руками за не слишком толстый ствол куста у самой земли и что было силы потянул его вверх.
   Вырвать куст удалось лишь со второго раза, но молодой человек вошел во вкус и, отбросив его в сторону, метнулся к соседнему кустику. Тот был меньше, с более тонким стволом, так что поддался сразу. А из другого конца двора послышался более громкий треск - ушедший туда Женька добрался до яблоней.
  
   В конце лета индийские лиановые тыквы Сергея, больше похожие на светло-зеленые полосатые арбузы, свисали не только со старой черной ели, растущей у него во дворе, но и с обеих берез, и с крыши веранды, и с забора. Было ясно, что и в этом году его ждет большая прибыль осенью: эти тыквы каждый год покупал весь поселок - и чтобы жарить, и чтобы варить варенье, и чтобы вырезать на них зверские рожи на Хэллоуин.
   Хозяин всего этого добра любил остановиться возле не слишком высоко висящих тыкв и гладить их - так же, как раньше он гладил стебли и цветы этого растения. В их семье давно не было ни собак, ни кошек из-за аллергии у одного из внуков, но, похоже, он нашел домашним зверушкам достойную замену.
   - Извини, Наташ, некогда мне болтать, еще кучу дел надо переделать, - отмахнулся он от соседки, сунувшейся было к нему с очередным ехидным замечанием.
   - К тебе же вчера дети с внуками приехали! - удивилась она. - Вот их и запряги работать! Где они кстати? - завертела она головой. - И Маруськи не видно... Все уже обратно в город сбежали?
   - Они на карьер пошли, купаться, - ответил Сергей. - Скоро, наверно, уже вернутся.
   - Небось вернутся - и обедать усядутся! Или завалятся отдыхать. Ты их совсем разбаловал, они к тебе сюда, как в гости, ездят, вообще ничего не делают!
   - Почему "как"? Они именно что у меня в гостях, - старик был уже заметно раздражен, хотя и старался сдержаться и не наговорить соседки грубостей.
   - Так они в результате ничего у тебя на участке не делают! - Наталья, наоборот, заводилась все сильнее. - Сам весь день на огороде горбатишься, а они, молодые, крепкие, бездельничают!
   - Зато ты своих заставляешь вкалывать с утра до вечера - и что, часто они к тебе приезжают? - уже более жестко ответил мужчина и, развернувшись, зашагал к дому.
   В общем-то, это была вполне обычная для них пикировка. Случалось им и раньше спорить, но никто ни на кого не обижался, и уже на следующий день оба дачника и не вспоминали о напряженном разговоре. Но что-то помешало Наталье в этот раз забыть резкие слова соседа... Может быть, то, как он развернулся и быстро ушел - совсем как тогда, много лет назад?
  
   Предводитель маленькой шайки, забравшейся во двор "заводчика тыкв", на мгновение остановился на крыльце, не решаясь выломать запертую дверь. Пусть в поселке почти никого не было, пусть из ближайших соседей хозяина этого дома на даче осталась только нанявшая их старуха - все-таки дело им предстояло шумное. Грохот могли услышать и в более далеких домах... Хотя что с того, что их услышат? Кто в здравом уме вылезет из дома ночью в загородном поселке? А если даже и вылезет, всегда можно будет сбежать в темноте, ловить их точно никто не решится.
   Убедив себя, что ни он, ни его приятели ничем не рискуют, Ленька резко рванул на себя дверь. К его удивлению, она с легкостью распахнулась, издав, правда, оглушительный треск - видимо, была заперта на какой-то совсем уж хлипкий замок. На мгновение злоумышленнику пришла в голову мысль, что каким бы накаченным он ни был, выломать так просто замок ему бы все же вряд ли удалось, и что выглядит все так, словно дверь была закрыта изнутри на задвижку, которую действительно несложно было сломать. Но Леонид отогнал эту мысль - в доме никого не было, все его обитатели еще днем погрузили в "Жигули" мешки с картошкой, ящики с яблоками и букеты роз, привязали к багажнику на крыше штук сорок полосатых тыкв и укатили в сторону шоссе. Он сам это видел, издалека правда...
   Чувствуя, что еще немного, и его решимость снова пойдет на спад, молодой человек шагнул внутрь дома и, увидев прямо перед собой стол, заставленный посудой, резким движением опрокинул его. Грохот бьющихся тарелок и чашек показался ему таким громким, что на мгновение у него перехватило дыхание. Но потом пришло то приятное ощущение безнаказанности, которое он так любил и ради которого на самом деле и согласился на предложение старухи. Парень схватил за ножки табуретку и ударил ею в окно, уже не пугаясь звона разбитого стекла, а наслаждаясь им. А потом что было силы шваркнул табуреткой об пол - и от нее все с тем же жутким грохотом отлетело сиденье.
  
   ...Это было года через два после того, как Наталья и Сергей впервые встретились, приехав в поселок на только что купленные пустые и заросшие сорняками участки. Оба еще не достроили свои дачи, но в целом в их домах уже можно было жить, и они порой оставались в них ночевать на выходные. Обычно вместе с супругами, а Сергей еще и вместе со старшим - тогда еще единственным - сыном. Но случалось и так, что мужу Натальи или жене Сергея нужно было остаться в городе. И иногда это случалось в одни и те же выходные...
   Они с Сергеем пили чай на участке Натальи и мечтали о том, как достроят дома, посадят еще больше всякой всячины в огороде и заживут. Мечтали, как в старости полностью переселятся на дачи и будут принимать по выходным детей с внуками. А потом Наталья наклонилась к Сергею и, сама плохо понимая, что на нее нашло, прошептала:
   - Ты можешь остаться на ночь у меня...
   Ее сосед резко встал, едва не опрокинув шаткий складной столик, и его лицо стало жестким и каким-то... презрительным?
   - Ты этого не говорила, я этого не слышал, - произнес он деревянным голосом, после чего развернулся и быстро зашагал на свой участок.
   А на следующих выходных он держался так, словно ничего не случилось. И Наталья тоже стала вести себя так, словно они по-прежнему были приятелями-соседями. Многие годы спустя, когда их дома потемнели от дождей и покосились, а вокруг них разрослись пышные сады, в которых играли их внуки, ей стало казаться, что того случая и правда никогда не было. Что ей все это приснилось или привиделось на летней жаре...
   И только теперь, в этот холодный последний день октября, когда сосед напомнил ей, что она, в отличие от него, не нужна ни своим детям, ни внукам, ни мужу, она вспомнила тот далекий жаркий вечер. Вспомнила, что всегда была не нужна и Сергею тоже.
  
   Женька, выламывавший яблони, услышал звон стекла и грохот из дома и в первый момент испуганно замер на месте, но потом продолжил ломать ветки с новой силой. Ленька уже вовсю орудует в доме - не стоит от него отставать. Ветки сопротивлялись, гнулись, не желая ломаться, с них срывались листья и падали последние, не собранные яблоки, но Евгений продолжал сражаться с непокорными деревьями, чувствуя, как в нем закипает злость. Неужели какие-то веники сильнее него? Да ни в жизнь!
   Очередное деревцо, попавшееся ему на пути, согнулось под его весом почти до земли, и он наступил на него сначала одной ногой - на верхушку, а потом второй - на более толстую часть ствола. Треск, который издало это несчастное дерево, на мгновение заглушил грохот, доносящийся из дома, и Женька злорадно хмыкнул.
   А потом из дома раздался новый звук - мгновенно заглушивший все остальные. Человеческий голос - причем принадлежавший не Леньке.
   - Кто здесь? - кричал какой-то незнакомый мужчина, судя по голосу, довольно пожилой. - А ну убирайтесь, у меня ружье!!!
   Этот голос звучал нервно, но его обладатель был не так уж сильно испуган - он точно не паниковал, точно был готов дать отпор забравшимся в его дом вандалам.
   "Чертова бабка, на это уговора не было!" - промелькнуло в голове Женьки, когда он бросился в дом на подмогу своему подельнику. Из другого конца двора послышался топот Митьки, тоже бегущего к крыльцу.
   - Кто здесь? - повторил хозяин дома, которого вообще не должно было быть в поселке. - Стреляю!
  
   В конце октября по ночам на даче уже было довольно холодно, а дров в доме было мало, так что изначально Сергей Дмитриевич собирался уехать в город вместе с семьей, но в последний момент передумал. Вечером в городе его ждали дикие вопли любимых внуков и их друзей, которые должны были превратиться в чертей, вампиров и прочую нечисть и допоздна бегать по двору и по подъезду, пугая соседей. И даже после того, как их удалось бы загнать домой и уложить спать, они долго взвизгивали бы в своей комнате, рассказывая друг другу страшные истории при свете фонариков, спрятанных в тыквах, каждую из которых они превратили бы в зверскую рожу. Все это крайне раздражало любящего покой и тишину Сергея, так что он решил все-таки остаться на даче до следующих выходных. Жена, дети и их супруги не обиделись - они давно привыкли к тому, что он любит бывать один на даче, а внуки так даже обрадовались, что никто не помешает им своим ворчанием отмечать любимый праздник.
   Загрузив в машину одну из последних частей урожая и поцеловав по нескольку раз всех своих родных, Сергей ушел в дом и улегся отдохнуть. Надо было прибраться во дворе, да и в комнатах, но он весь день работал на участке, так что решил сперва немного вздремнуть и заняться уборкой поближе к вечеру...
   ...И в итоге он проснулся глубокой ночью от грохота за стеной. Успел удивиться, что вокруг темно и что он умудрился так крепко заснуть и так долго продрыхнуть, прежде чем до него дошел смысл грохота - кто-то забрался в дом и громил кухню!
   Наверное, правильнее всего было бы спрятаться за диваном, пока в кухне стоял грохот, и отлежаться там, дав неизвестному взломщику забрать все, что тот хотел, и уйти. И уж точно было глупостью кричать о том, что у него есть ружье, из которого он собирается выстрелить, когда никакого оружия у Сергея на самом деле не было.
   А уж совсем глупым было схватить со стола фонарик и, выскочив навстречу бушующему в кухне хулигану, направить луч света прямо ему в лицо.
   - Парни, сюда! - заорал этот хулиган, в первый момент сощурившись от яркого света, но быстро придя в себя. - Старик здесь, и он меня видел!!!
  
   Дмитрий был дальше Женьки от дома, но добежал до входа раньше него. Точнее, почти добежал - он был в паре шагов от крыльца, когда внезапно обо что-то споткнулся. Ощущение было таким, словно он налетел на натянутую на уровне щиколотки толстую веревку - что-то ударило его по ноге, и он полетел вперед, едва успев выставить перед собой руки. Молодой человек сразу же попытался вскочить, чтобы бежать дальше, но оказалось, что его нога запуталась в веревке, что ей словно бы что-то мешает двигаться... Он попытался спихнуть с себя веревку другой ногой, и она тоже моментально запуталась, отказавшись ему подчиняться.
   - Да что за..? - Дмитрий перевернулся на спину, приподнялся, пытаясь рассмотреть в темноте, что мешает ему встать, и охнул от неожиданности.
   Он действительно капитально завяз в какой-то куче спутанных не то веревок, не то гибких веток, непонятно как оказавшейся у него на пути. Вроде бы, когда он бежал, перед ним была чистая светлая дорожка, ведущая к дому, неплохо различимая даже в почти полном ночном мраке. Митька протянул руки к этой куче, чтобы высвободить из нее ноги - и с ужасом увидел, как "веревка" зашевелилась, сложилась в петлю и обхватила его правое запястье.
   Из дома рядом с ним раздавались крики, и по земле несколько раз чиркнул луч фонарика. В его свете Дмитрий уже совсем четко увидел, что опутывающая его "веревка" и правда шевелилась, как похожее на змею живое существо. Зеленое, с торчащими в разные стороны листьями - как обнаружил парень, когда фонарь в очередной раз осветил его загадочного противника.
   Он откинул пока еще свободную левую руку как можно дальше от этих шевелящихся веток и зашарил ею по земле в поисках какой-нибудь палки или чего-нибудь еще, что можно было бы использовать в качестве оружия.
   Тонкая зеленая плеть хлестнула по этой руке, заставив ее онеметь. Кончик гибкой ветки, увенчанный маленьким листочком, обвился вокруг кисти, полностью ее обездвижив - как и все остальное тело молодого человека. Теперь Дмитрий мог только слегка извиваться на земле. А еще кричать - но никто из подельников не обращал на его крики внимания.
  
   Женька хорошо расслышал слова Леньки и быстро сообразил, что они означают. На полпути к дому он притормозил и завертел головой по сторонам, высматривая на земле что-нибудь вроде лопаты или еще какого-нибудь инструмента, который помог бы им расправиться с видевшим их стариком. Справа на одной из грядок как будто бы лежало что-то вытянутое - то ли черенок лопаты, то ли просто палка... Евгений метнулся туда, протянул к ней руку - и что-то схватило его кисть, обмотавшись вокруг нее, после чего сначала рвануло его вниз, на грядку, а потом потащило по ней к растущим у забора деревьям. Парень вырывался, цеплялся свободной рукой за торчащие из грядок картофельные кусты, но они выдергивались с корнем, а веревка, обвившая другую его руку, тянула его все дальше, к почти касающимся земли черным еловым веткам. Когда их иголки ткнулись Евгению в лицо, он зажмурил глаза и ухватился за одну из веток, но веревка стала тащить его вверх, едва не выворачивая ему плечо из сустава, и в какой-то момент дернула его так сильно, что он заорал от боли и выпустил колючую ветку.
   В следующий момент его тело обхватили еще несколько веревок - и они потянули его вверх еще более стремительно. Боль в плече ослабла, потому что теперь Женьку тащили на дерево не только за одну руку, и он попытался вырваться из веревок, но каждая попытка пошевелиться и разорвать их заставляла их все сильнее стягиваться, не давая ему сопротивляться. Одна петля сдавила ему грудь, мешая как следует вздохнуть, другая захлестнула шею - и он вдруг понял, почувствовал кожей, что это вовсе не веревка. Петля на шее была холодной и скользкой, больше всего похожей на змею. Женька никогда в жизни не дотрагивался до змей, он вообще до ужаса их боялся - но теперь он откуда-то точно знал, что они должны быть именно такими на ощупь, холодными и отвратительно скользкими. Змеи схватили его и опутали со всех сторон, змеи крепко привязали его к колючим еловым ветвям и ползали по его телу, забирались к нему под одежду.
   Парень попытался кричать, но змея, сдавившая ему горло, сжалась еще сильнее, и он смог только глухо хрипеть, уверенный, что вот-вот задохнется.
   "Проклятая... старуха... и старик... почему он не уехал? - вертелись у него в голове отрывочные мысли. - Ленька должен его прибить... А потом снять меня отсюда... Иначе нам всем конец... Надо прибить старика, а потом всех этих змей!"
   С этой последней мыслью Евгений снова попытался дернуться - ненависть к змеям и к хозяину дома, которого они явно защищали, на мгновение пересилила страх перед ними. И внезапно он почувствовал себя свободным - "веревки" исчезли, и парень понял, что падает вниз, летит сквозь ветки, с каждым мгновением все сильнее разгоняясь. Ветки, правда, слегка тормозили его падение, и он, наверное, мог хотя бы попробовать уцепиться за них и повиснуть на дереве, не долетев до земли. Но Женька даже не попытался это сделать.
   Высоты он боялся еще больше, чем змей.
  
   Как только в темноте дома блеснул луч фонарика, Леонид понял, что хозяина дачи придется убить. Даже если старик не смог хорошо разглядеть его, даже если он не запомнит толком его лицо - рисковать Ленька не мог. Это его дружкам в случае чего светило бы не особо серьезное обвинение в том, что они залезли на чужой участок и поломали там кусты с деревьями. Самому Леониду, если бы он из-за этого разгрома дачи попался на глаза ментам, грозило куда больше обвинений... и условкой он бы точно не отделался. Так что Ленька не раздумывал ни секунды, и когда старик бросился на него, замахиваясь попавшимся ему на пути стулом, сразу же сориентировался, перехватил его руку и ловкой подсечкой сбил его с ног. После этого он, подхватив с грохотом упавший на пол стул, что было силы обрушил его старику на голову. А потом метнулся к выбитому окну и аккуратно схватился обеими руками за торчащий из рамы длинный осколок, похожий по форме на лезвие ножа и слабо блестящий в лунном свете.
   Вырвать осколок из рамы оказалось нетрудно, хозяин дачи на полу не подавал никаких признаков жизни, и Ленька без колебаний занес стеклянный "нож" над его шеей.
   Острый конец осколка должен был вонзиться старику в сонную артерию - упавший на пол фонарик продолжал слабо освещать комнату, и Леонид видел, куда бьет. Но в последний момент в окно влетело что-то длинное и зеленое - стебель какого-то растения, мгновенно обмотавшийся вокруг его руки со стеклом и дернувший ее вбок. Стеклянное лезвие скользнуло по плечу хозяина дачи, оставив на нем глубокий порез, а потом выпало из пальцев Леньки, онемевших от того, что стебель туго перетянул его руку чуть выше кисти.
   Леонид еще успел заметить, что рядом со стариком начала быстро растекаться красная лужа, и даже подумать, что свидетель, скорее всего, теперь все равно помрет от потери крови. Но потом все его внимание сосредоточилось на том, как освободиться от потянувшего его к окну тонкого и гибкого, но, как оказалось, удивительно прочного стебля. Парень пытался порвать его свободной левой рукой, потом пытался его размотать, а оказавшись около окна, перерезать еще одним осколком, который он схватил с подоконника - но только разрезал этим осколком собственную ладонь, а стебель лишь затянул его правую руку еще сильнее и затащил его на подоконник.
   Там на Леньку набросился еще один такой же стебель, обмотавший его шею - и начавший медленно, но неотвратимо стягиваться вокруг нее. Молодой человек хрипел и вырывался, он перевалился через подоконник и упал на росшие под окном цветы среди стекол от разбитого окна, он катался по земле, пытаясь освободиться... Но каждое его движение приводило лишь к тому, что ему становилось все труднее дышать.
   А потом он вдруг увидел, что вокруг стало светлее. Тут и там во дворе зажглись фонари. Странные фонари... Краешком угасающего сознания Леонид успел отметить, что они были похожи на светящиеся хэллоуинские тыквы - у них были такие же зубчатые ухмыляющиеся рты и глаза, сквозь которые лился яркий свет. Только свет был не оранжевым, как это обычно бывает на Хэллоуин, а зеленовато-желтым. Такого оттенка, какого были странные полосатые тыквы, растущие в этом дворе и свисающие с деревьев...
  
   Врач не хотел пускать полицейских к Сергею Дмитриевичу, но тот сам настоял, чтобы они вошли, и рассказал им обо всем, что помнил. Помнил он, правда, немного - только как проснулся среди ночи, услышав грохот в соседней комнате, и выбежал туда со стулом в руках, чтобы оглушить взломавшего дверь грабителя. Полицейские расспрашивали его, мог ли он справиться с тремя хулиганами и связать их при помощи стеблей лиановой тыквы, а потом затянуть такой стебель у себя на плече, чтобы пережать перерезанную артерию, и Сергей, в конце концов, был вынужден признать, что, видимо, ему и правда удалось все это проделать, хотя в памяти у него ничего этого не сохранилось. Врач, впрочем, сказал, что в этом нет ничего удивительного - у пациента было сильное сотрясение мозга, которое вполне могло вызвать частичную амнезию.
   Полицейские сообщили ему, что один из его противников был найден мертвым - и увидев отразившийся у него на лице ужас, поспешили добавить, что у парня, судя по всему, не выдержало сердце, когда он пытался разорвать опутывавшие его тыквенные стебли. Они заверили Сергея, что его действия должны будут посчитать необходимой самообороной, и рассказали, что именно этого человека разыскивали за два разбойных нападения с убийством. С ним, как оказалось, во двор забрались еще двое парней, один из которых, найденный связанным под елкой, не переставая, хохотал, а второй, тоже связанный и лежащий на грядках, в ужасе шарахался от каждого, кто пытался к нему приблизиться, и дико верещал. Обоих к тому времени, когда хозяин дачи пришел в себя, уже увезли в психушку.
   - У вас есть недоброжелатели, которые могли натравить на вас этих троих? - спросил Сергея один из полицейских напоследок.
   Старик слегка помотал головой и зажмурился от накатившего головокружения:
   - Что вы, какие недоброжелатели? Я сюда уже тридцать с лишним лет на лето приезжаю, все соседи мне - как родные...
   Врач сказал, что перевозить его из-за сотрясения нельзя, так что придется ему выздоравливать здесь, на даче. Жена с младшим сыном, дочерью и зятем уже ехали к нему, старший сын с невесткой должны были присматривать за внуками, и Сергей постарался убедить себя, что дальше все будет хорошо. Он поправится, посадит новые розы и яблони и еще много лет будет жить на своей любимой даче, выращивая все, что только можно. Прежде всего, конечно, свои любимые индийские тыквы...
   Взгляд его упал на окно, и старик с удивлением увидел за стеклом длинный тыквенный ус с ярко-желтым цветком, непонятно откуда взявшимся поздней осенью.
  
   Наталья Григорьевна не сразу открыла дверь, в которую настойчиво стучали, а когда все-таки открыла, вид у нее был заспанный и ничего не понимающий.
   Полицейский беседовал с ней недолго. Он лишь спросил, не слышала ли она ночью шум на соседнем участке, и она ответила, что не могла ничего слышать, так как каждую ночь крепко спит, приняв снотворное.
   - Уже полгода так, без него у меня жуткая бессонница, - вздохнула пожилая женщина, показывая собеседнику начатую упаковку таблеток.
   Она все продумала - даже если бы ей не поверили и заставили бы пройти экспертизу, анализ показал бы, что она и правда принимала снотворное. Этой ночью, убедившись, что нанятые ею парни находятся на участке Сергея, она отправилась спать, чтобы уж точно не иметь к случившемуся никакого отношения.
   Услышав от полицейского, что случилось, Наталья притворно поохала и пару раз всплеснула руками, пообещала навестить соседа и, выпроводив гостя, вернулась в комнату. Кто бы мог подумать, что этот чертов любитель тыкв останется дома и что эти молодые идиоты попытаются его убить! Женщина села в кресло и заставила себя успокоиться. В конце концов, не так уж все и плохо в итоге вышло. Сергей получил по заслугам, оставшиеся в живых парни вряд ли смогут ее выдать, а если и выдадут, кто поверит сумасшедшим?
   Наталья закрыла глаза и почувствовала, что постепенно расслабляется. Все и правда будет хорошо, ее никто ни в чем не заподозрит, в Сергей, может, теперь вообще перестанет ездить на дачу, где его едва не убили, и зачахнет в городе без своих любимых растений. И поделом ему!
   В комнате как будто бы стало темнее, и она открыла глаза. Окно, напротив которого она сидела, показалось ей затянутым снаружи ажурной занавеской...
   И лишь присмотревшись, Наталья поняла, что это не занавеска, а множество переплетающихся зеленых стеблей с похожими на зонтики листьями.
  

СПб, 2020


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Невеста для ректора"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"