Михеев Сергей: другие произведения.

Гильдия наемников. Курьер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.67*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй роман о Викторе дан Хали. Он, по совету покойного деда, решил стать наемником. Но, как оказалось, нельзя просто прибыть в штаб-квартиру Гильдии Наемников, подать заявление и стать одним из наемников. Тебя будут проверять, тебе придется доказать, что ты достоин присоединится к этому уважаемому и достойному сообществу разумных. Нужно выполнить несколько заданий, достичь определенного рейтинга, чтобы стать официальным членом гильдии. Один из быстрых, но рискованных способов - курьерская служба. Минус - можно быстро расстаться с жизнью. А неизбежные приключения - плюс это или минус? Как посмотреть.

  
  Второй роман о Викторе дан Хали.
  Он, по совету покойного деда, решил стать наемником. Но, как оказалось, нельзя просто прибыть в штаб-квартиру Гильдии Наемников, подать заявление и стать одним из наемников. Тебя будут проверять, тебе придется доказать, что ты достоин присоединится к этому уважаемому и достойному сообществу разумных. Нужно выполнить несколько заданий, достичь определенного рейтинга, чтобы стать официальным членом гильдии. Один из быстрых, но рискованных способов - курьерская служба. Минус - можно быстро расстаться с жизнью. А неизбежные приключения - плюс это или минус? Как посмотреть.
  Второй роман о Викторе дан Хали.
  Он, по совету покойного деда, решил стать наемником. Но, как оказалось, нельзя просто прибыть в штаб-квартиру Гильдии Наемников, подать заявление и стать одним из наемников. Тебя будут проверять, тебе придется доказать, что ты достоин присоединится к этому уважаемому и достойному сообществу разумных. Нужно выполнить несколько заданий, достичь определенного рейтинга, чтобы стать официальным членом гильдии. Один из быстрых, но рискованных способов - курьерская служба. Минус - можно быстро расстаться с жизнью. А неизбежные приключения - плюс это или минус? Как посмотреть.
  Прекрасное утро нового мира. Утро и в самом деле прекрасное, а мир новый только для меня, ранняя осень, ночью довольно прохладно, но днем почти летняя температура. Но уже не так изматывают кроссы в полной боевой или не дайте боги, операция под огнем врага. Или под угрозой орбитальной бомбардировки, когда потеешь от одной мысли, что сейчас, может быть, в плотные слои атмосферы входит огромный кинетический снаряд, который в воронку превратит все, чуть не до линии горизонта! Днем уже не духовка, просто тепло и комфортно. Кто не служил - этого не поймет. И я весь такой красивый в нейтральной одежде-милитари, что любому на этой планете говорит, вот новичок идет проходить квалификацию в ближайшую контору наемников. Меня это немного коробит - я все же прошел очень жесткую десятилетнюю школу Корпуса А. Почти прошел - последний год мне просто зачли. Решили, что война вполне катит за выпускной курс, если курсант смог выжить. А мне удалось. Но не важно, пусть мальчишки посмеиваются надо мной, я себе цену знаю. Вряд ли я самый худший наемник на планете.
  Дойдя до регистрационной конторы, я увидел очередь. В общем, этого стоило ожидать, при прохождении портала на Фрэган я увидел много желающих сюда попасть. А еще есть несколько космодромов, куда тоже прибывают желающие попробовать себя в ремесле наемника. Да и портал на планете явно не один. В общем, таких как я много, но и потребность в нас высока. Кто-то собирает армию, для атаки на крепости врага, другой, для обороны, кому-то требуются полицейские силы, другому - диверсанты. Ситуации бывают разные. Часто бывает, что своей армии не хватает или нужно выполнить работу, не совсем обычную. Вроде телохранителей. Но сам я на такое не подпишусь. У меня другая специализация. Командир небольшого отряда, до взвода, преимущественно, в низко технологичных мирах. Но могу и с огнестрелом справиться, хотя и не хочется. Война на Ирме как-то отбила охоту.
  В очереди в кабинет представителя гильдии было порядка десяти человек. Вернее, человек было семь, один был, думаю полуэльфом. Или квартероном, мне, собственно, плевать. Двое были орками. При чем один из них явно, танкист - ожоги характерные. Ну и естественно, комбинезон. То ли рисанулся панцервольф, то ли другой формы нет. Скорее первое. Один из присутствующих явно недавно из госпиталя, движения скованные, не привык. Остальные - салаги. Интересно, я для этих, тоже салага? Хотя, очень может быть, прошел такое, что им и не снилось.
  Пристроившись удобно в пластиковом кресле, я задремал. Вот не знаю, что делать - как только оказываюсь в удобном положении, где ничего не угрожает, засыпаю! Ничего не могу с собой поделать!
  Меня кто-то толкнул, и я проснулся.
  • Давай молокосос, твоя очередь, - сказал мне один из очереди, которая образовалась уже за мной. Вот этот, с щетиной на морде и дурацким ножом на поясе назвал меня молокососом? Мам, роди меня обратно, а то я от смеха здесь помру!
  Растерев лицо и оправив одежду я прошел в комнату гильдейцев.
  • Добрый день, господа, Виктор дан Хали, вот мои документы.
  • Судя по обращению, перед нами не наемник, а купец! - выдал человек сидевший слева. Мозги его были хорошо защищены, я среди каши что смог почуять выделил только одно - "молокосос". Это слово начало меня уже доставать.
  Я передал папку со своими документами, мне жестом предложили присесть.
  • А между тем, Корпус А, ты когда видел выпускников оттуда, а Вигор? - спросил толстяк, сидевший справа. Вигор хрюкнул и стал просматривать мои бумаги.
  • Но ведь обучение не закончил!
  • А почему?
  • Сам вижу, война. Ну и чем наш молодой человек может похвалиться?
  • Ничем, господа. Выжил.
  • Вот собака, хороший ответ! Впервые за сегодняшний день. Посмотри, Стень, что он там натворил, на войне!
  • Неплохо командовал малой группой. Удачные атаки на объекты класса Джи-3 или 4.
  • Твою мать. Ты что маг или тяжелым оружием их накрывал?
  • По-разному было. Раз сожгли группу спящих ракетами. Около дюжины было.
  • Один хрен, не верю! - я продолжил, - бывало, минные засады. Один раз, самый крайний - сошелся в поединке. Но тут мне повезло, сам монах-воин был ранен, а группа сопровождения была неполной.
  Один из мужиков, Стень - толстяк, засопел. Хотел что-то сказать, но не стал говорить. Второй стал быстро что-то вводить, стуча по клавиатуре. Закончил за минуту, повернулся к принтеру.
  • Нам нужно тебя проверить. Вот направление, выходишь в приемную, по коридору налево, первая дверь налево. На двери надпись "Технический контроль".
  Бланк направления был ярко красным. Цвет такой, тревожный, как при артериальном кровотечении. На бланке строчками какие-то записи, язык незнакомый, хотя мне в голову затолкали во время обучения десятка два самых распространенных языков. Да наплевать, не на органы же они меня планируют разобрать? Выйдя в приемное, заметил, что люди в очереди прикипели глазами к моему направлению. Видимо, цвет имел какое-то значение. Попытался прислушаться к мыслям, но почувствовал только удивление, что-то вроде: "Что за хрень?" Вежливо улыбнувшись, я зашагал к нужной двери. Там находился рептилоид, в зеленом халате. Я протянул ему бланк направления - "Вот, к вам отправили".
  • Садись! - сказал сухим тоном рептиль. У них с эмоциями вообще напряженка, не развиты определенные зоны мозга. Что с одной стороны хорошо, с другой - плохо. За то они прекрасные исполнители, делают все точно, по инструкции. И высокая скорость прохождения нервных импульсов. Фехтовать с такими, говорят, сложно. Да и стрелки отменные.
  • Так, - сказал рептиль, после короткого размышления. - Сначала проверь уровень магических способностей, отмечено, они у тебя присутствуют. Как оцениваешь себя?
  • По нашим меркам, уровень низкий, до мага не дотягиваю. Хотя в последнее время подтянулся, уровень поднял. Сейчас сложно сказать.
  • Школа?
  • То есть?
  • Земля, вода, огонь, воздух. Свет, тьма, некромантия. Пространство.
  • Понял, универсал, без предпочтений.
  • Сможешь сгенерить максимальный электроразряд вот в эту камеру? -спросил он и открыл стеклянную дверцу, запотевшую изнутри. В камере находилось что-то выглядевшее довольно мерзко - как будто там все заросло плесенью. Подумалось, по этой гадости даже приятно ударить энергией будет. Я собрался вытянул вперед левую руку и шибанул! Из всех сил. Оттуда запарило, вверх поднялось облачко и втянулось в вентиляцию. Запаха никакого не было, даже озона, который обычно появляется после разряда. Ящер посмотрел на шкалу, что была сбоку прибора, включил свой компьютер что-то там пометил.
  • Другие стихии продемонстрировать хочешь?
  • Есть смысл?
  • Возможно, ты сам не отдаешь себе в этом отчет, но в некоторых стихиях ты можешь больше или меньше.
  • Я по своей подготовке не маг. Не думаю, что это имеет смысл.
  • Не маг? - ящер приподнял одну бровь, блин, не думал, что у них есть мимика! - из тех, кого я проверял последние несколько месяцев, ты самый сильный. Камеру чуть мне не сжег. Кстати, если бы сжег, пришлось оплачивать прибор, а он не дешев. В следующий раз, при прохождении освидетельствований сообщай, что обладаешь высокими магическими способностями.
  • По нашим меркам, у меня крайне слабые способности.
  • Мне плевать на ваши мерки, возможно у вас все - архимаги. Я работаю со шкалой, принятой в этом кластере миров.
  • Ясно, извините.
  • Так, теперь посмотрим рефлексы.
  Следующие пять минут меня проверяли как в кабинете невропатолога. Стучали по колену, заставляли ловить пальцами кончик носа и прочее. Проверили зрение, сначала обычным образом, потом с помощью прибора, который светил мне в глаза. Потом одели шлем и заставили ловить руками солнечные зайчики, которые появлялись на экране передо мной. Засунули в подобие гроба, который вкатили в кольцо из пластика, чем-то просвечивали, чувствовался поток энергии. Но что-то безопасное. Попросили подумать о теплом. О гладком. О приятном. О мягком. Заставили строить из падающих сверху фигурок стену (на экране), фигурки падали все быстрее, пальцы быстро запутались. Проверяли слух. Укололи в мочку уха чем-то острым и ждали, когда остановится кровь. Тут я не выдержал:
  • Мне ускорить заживление укола или замедлить?
  • То есть?
  • Я могу заставить кровь течь сутки или заживить за секунду.
  • Надоела проверка?
  • Есть такое.
  • Жаль, давно не попадался такой интересный объект. Была бы возможность, оставил тебя в лаборатории на неделю-другую. Увы, я здесь работаю, а не исследованиями занимаюсь. Откуда ты?
  • Хаос. Дворы Хаоса.
  • Ах вот оно что! Тогда ясно. И что ты решил, вернее, что забыл на этой планете?
  • Не взяли в гвардию. Слабые способности к трансформе. Хочу податься в наемники.
  • Как не странно, эти придурки не ошиблись в выборе категории. Тебе повезло, очень хорошие способности.
  • Значит я быстро найду найм?
  • Кто тебе это сказал? Все зависит от множества факторов. Сам увидишь. Рекомендация - пройдешь процедуру приема в гильдию, пойди в кабачок, там у бармена спроси, у кого из завсегдатаев можно поучится уму-разуму. Бармен подскажет, но за это ты должен будешь купить у него бутылку Лозы Чардома. Это дорого. 169 золотых. Мне за совет - 10 золотых.
  • Извини, просто интересно, а что, если я не заплачу? - поинтересовался я, потянувшись к бумажнику.
  • Все очень быстро узнают, что ты придурок.
  • Плохая мысль, - констатировал я, протягивая рептилю банкноту в 25 золотых.
  • А это - очень правильная мысль. - ящер убрал банкноту в карман халата. - Наемнику грешно быть скупым. Профессия такая. Можно быстро и много заработать, а можно быстро стать калекой. И тогда многое будет зависеть от того, какое впечатление ты создал о себе ранее. Показал себя с правильной стороны - помогут, найдут занятие. Нет - так нет.
  • А вообще есть какие-то правила?
  • Нет. Все зависит от тебя. Нельзя быть жадным, нельзя быть слишком расточительным. Все зависит от твоих мозгов. Правильно оценивай ситуацию, и веди себя так, как тебе говорит сердце. Странно слышать такое от рептиля?
  • Странно. Не сталкивался с вашей расой.
  • Запомни, рептилоидов много. Мы вовсе не одна раса, как могут подумать некоторые. И все разные. Мало того, скажу тебе, некоторые ящеры гораздо дальше друг от друга, чем от людей. Ты попал в сложный мир. Очень сложный. Ты привык, полагаю к обычной армии, где все понятно и мало тонкостей, он сержант, я рядовой, он прав, я нет? Здесь не так. Много нюансов, все на нюансах.
  • Я могу поинтересоваться Вашим именем?
  • Зачем?
  • Мне было интересно пообщаться с Вами. Мне кажется, что столь знающий и опытный разумный, при необходимости, может мне дать еще не один хороший совет. А я могу быть полезным. И не только в чисто финансовом плане. Разумные всегда могут быть полезными друг другу.
  • Хорошая мысль. Согласен с нею. Мое имя - Люси. Приходи, если что-то будет нужно! Буду рад.
  Черт, она или он? Самка или самец? И чувствую, этот вопрос лучше оставить на потом. Люси отдал - он говорит о себе в мужском роде, стопку распечаток, и мое ярко красное направление, где черкнул что-то обычной ручкой. Нужно срочно изучить их письменность, а то неприятно ничего не понимать во всех этих записях. Вдруг там есть что-то важное? Информации никогда не бывает мало. Бывает, что она, кажется, избыточной. Но это кажется.
  Я попрощался и снова пошел в приемную. Опять очередь, но теперь только люди. В этом кластере, людей больше всего, как и вообще в Поливерсуме в целом. Бывают флюктуации, но не здесь. Разве что этот здоровяк, слишком велик для человека. За три метра ростом, просто великан какой-то. Я сел в пластиковое кресло и снова приготовился ждать, лениво просматривая кипу распечаток. Вдруг увидел лист, заполненный на понятном мне языке. Проверка скорости распространения нервных импульсов. Коэффициент 3.7, обведено от руки. Видимо, это хорошо. Снова собрался ждать. Тут раздался шепот:
  • А что означают эти бумаги в руках у новичка. - молодой парень спрашивает у мужика средних лет. Сидят рядом, в одинаковой форме песочного цвета. Только у парня на форме минимум значков, нашивок и прочего. У старшего больше раза в два. Опытный боец!
  • А это значит, что он - чертов мутант! Отродье! С которыми мы, простые и честные люди должны бороться! - мужик произнес это в голос, явно рассчитывая, что его услышат. Очередь с интересом посмотрела на меня, ожидая реакции.
  Что за хрень, простите! Это попытка меня оскорбить, оскорбить прилюдно? Я встал, положил распечатки на кресло, расстегнул верхнюю пуговицу мундира, демонстрируя окружающим, что разборка будет по-простому, без званий и чинов.
  • Повторишь, что сказал только, что?
  • Не слышал? Глухой? Ты - чертово отродье, которое любой нормальный человек должен отправить в Ад!
  • Это оскорбление, которое слышали все присутствующие здесь. Дуэль, или просто начистить твою небритую морду, боец? Или поджарить тебя, если хочешь попробовать посоревноваться в магии? - сказал я и зажег небольшое и не слишком яркое солнышко у себя на ладони. Мужик встал и сглотнул, потянувшись рукой к своему воротнику.
  • Стоять! - раздался голос из динамика. - Никаких разборок в приемном! Оскорбивший оштрафован гильдией на пятьдесят золотых. И быстро свалил отсюда, пока тебя не убили. Потому что на улице никаких правил нет, старший лейтенант Дан Хали имеет право тебя убить любым доступным способом. Старлей Дан Хали, пройдите в кабинет без очереди.
  Я застегнул пуговицу, посмотрел мрачно на этого идиота. После чего тихо произнес: "Встречу - убью! Не попадайся мне на дороге, старик!" После чего поднял свои бумаги и отправился в кабинет.
  • Видишь, какие соискатели пошли! Прямо в приемном готовы сцепиться. Никакого уважения к гильдии.
  • Заткнись, у меня от твоего пустого трепа уже уши вянут. Ну давай свои анализы, посмотрим, что ты нам попытался втюхать. Джи 4! Ни за что не поверю!
  Я отдал бумаги. И посмотрел на этих двух весельчаков. Может и им что-нибудь сломать? А потом отправиться на другой мир, где можно стать наемником? Тем временем худой начал перебирать бумаги, что-то вбивая в компьютер, толстяк внимательно посмотрел на меня. Я ответил пристальным взглядом ему в глаза. Очень отчетливо подумав - "Доведешь меня - убью!" Тот, возможно прочитал в моем взгляде эту простую мысль и потупив взор начал искать что-то на столе.
  • Нах, в ауре следы смерти Джи 3-4! Множественные! Скорость реакции! Магия! Парень, ты что, из преисподней вылез?
  • На войне, где я провел последний год выжило около десяти процентов населения планеты, в целом. Армии, думаю, сотые процента. Может тысячные. Пожалуй, Вы правы, я вылез из преисподней. - толстяк, который пытался меня постоянно поддеть, как-то засуетился, начал еще более увлеченно что-то искать на столе, потом полез в ящик.
  • Так, все ясно. Ты принят, но ближайшие пару тройку дней будут оформляться документы. Теперь немного о правилах. Твой скромный мундир - это залет. Все принимают тебя за новичка. И стремятся поддеть ну и прочее. У нас, - он выделил это голосом, - принято, что опытные солдаты носят нашивки за награды, ранения, проведенные операции и прочее. Тогда все понимают, что этот зеленый парень, не смотря на свой придурковатый вид - опытный боец. Лучше всего, если ты будешь в полевой форме своей армии. Чистый мундир у опытного бойца означает одно из двух. Ты слишком известен, тебя должен узнавать каждый. Если не узнал - его проблемы. Но это такая редкость! Или ты убийца. Который провоцирует других ради того, чтобы удовлетворять свою страсть к убийствам. Такие долго не живут. Бешенных животных устраняют.
  • Вопрос. Мне очень настоятельно советовали не светить мое происхождение. И обучение в Корпусе. Так что я не могу ходить в своей форме.
  • Знаю такую проблему. Таким мы делаем документы с одного из нейтральных миров. По твоим кондициям, больше всего подходит Биркем-3. Воин-маг, универсал, от фехтования до лучевого оружия. Редко у нас появляются, так что "сослуживцев не встретишь. Остановишься в "Нибеле", это гостиница такая. Для таких как ты. Форму пришлют, с соответствующими нашивками, по твоему личному делу. Стоить это будет 540 золотых. Деньги есть? - я кивнул. - Хорошо. К нам никаких претензий - правила гильдии, должны отсекать неуравновешенных. Старика того не убивай. Это будет... некрасиво. Он против тебя никто. Народ не поймет. А это у нас важно, чтобы народ понимал. Многое зависит. - снова намек на развитую систему неформальных отношений здесь. Тяжело будет. Я в основном парень прямой, не привык к всяким нюансам, времени не было этому учиться.
  • На выходе будет ждать машина. Отвезет куда нужно. Вот карточка члена гильдии. Если ты ожидал сразу всего - обломись. Ты - нулевка. Твоя война осталась где-то там, за тысячи световых лет и десятки порталов. Свободен.
  Я вскинул руку в салюте и уставно развернулся. После чего вышел вон. Пары в песочной форме уже не было. Выданную мне карточку я сунул в карман и пошел на выход. И впрямь, у выхода меня ждал мобиль. Колесная машина, похожая на те, что были на Ирме. Молча я подошел и сел в нее. Откинувшись в кресле, я подумал, как-же просто было в Корпусе! А на войне и того проще! Почему, как только у людей появляется свободное время, первое, что они делают - максимально осложняют себе жизнь?
  2
  Прибыв, заселившись и договорившись о доставке своих вещей от портала, я поужинал в номере и завалился спать. Утомил меня прошедший день.
  Утром привезли новую форму, которая подходила идеально, не даром у вчерашней пары было мое досье. У курьера спросил, можно ли мне заказать еще пару комплектов. Можно и даже дешевле, всего за 600 золотых оба. И здесь меня развели! Хотя хрен с ним, сняли свой процент. Немилосердный. Вместе с формой пришел документ, который описывал, за что я получил те или иные награды. Некоторые из них назывались довольно забавно. Медаль вечерней прохлады, к примеру. Целых две, за уничтожение особо крупной части врага. Были два ордена Бронзового и серебряного меча. Медаль зоркости. За стрельбу. Почему-то мне дали две нашивки за ранения, одну за легкое, другую соответственно, за тяжелое. Такого у меня за войну не было. Ничего, кроме царапин. Три командирских значка. Повязка поединщика высшей степени. Думаю, за монаха-война. Забавно. Хотя наши награды для других армий тоже забавно выглядят. Единственная награда, которую нужно носить вживую - Звезда народного счастья. Даже не знаю, в обмен на какую награду мне ее дали. Посмотрел, что такое - оказалось, знак воин-универсал. От магии, до техно-оружия. Прикольно!
  Натянул форму на себя, подошел к зеркалу. Солидно, правда цвет подкачал, серая с прозеленью. Тут принесли мои вещи. Очень хорошо, а то взятые с собой купюры стали подходить к концу. Меч прикрепил на привычное место, за спиной. Получив карточку гильдии, могу носить его при себе. Без оружия я совсем не могу нормально себя чувствовать. Не то что голый, а без кожи. Привык. И от этой привычки не планирую отказываться. На пояс повесил боевой нож и пистолет, прихваченные с Ирма. Проверял, должен работать здесь. Головной убор здесь не было принято носить. Ладно, пора на завтрак.
  Спустился вниз, там было немного посетителей, народ успел разойтись, заказал себе нетрадиционный завтрак, морских гадов: креветки, лангустины, осьминог, моллюски. Захотелось вдруг! После такого завтрака до ужина есть не захочется! Забив первый голод, отхлебнул сока. Вообще под такую тарелку можно и пива, но с утра не хочется. Нужно еще кое-что сделать. Подошел к бармену.
  • Я хотел заказать у вас Лозу Чардома.
  • Себе?
  • Нет мне бы хотелось угостить хорошего человека.
  • Вы уже выбрали, с кем хотите поговорить?
  • Нет, хотел бы попросить вас о помощи в этом вопросе.
  • Без проблем, двадцатка! - я достал бумажник, вытащил полтинник и протянув его бармену, - я попросил бы отнестись к моей просьбе серьезно! - бармен свернул купюру и сунул у карман передника.
  • Ну, серьезному человеку - серьезный совет. Пока возвращайтесь за свой стол, продолжайте завтракать. Выпейте кофе. Подождите. Появится серьезный человек, я попрошу его присесть за ваш столик.
  • Моя благодарность, не имеет границ!
  • Я уже понял это.
  Похоже, пока я не прокалываюсь. В его голове, тоже защищенной от сканирования, не было неприятных эмоций, вроде ехидства: "Вот как я этого простачка развел!" Не было неуважения. Что, как я понял, очень важно здесь.
  Доев свой плотный завтрак, я попросил у официанта чашку кофе с десертом. Шоколад! Вот что мне сейчас очень не помешало бы. Мой организм запасается энергией, а он, как показал опыт, не самое глупое существо. Нужно запасаться. Занявшись десертом, стал рассматривать окружающих. Среди посетителей ресторанчика не было людей и не людей в чистых мундирах, вроде того, в котором я вчера пришел в контору. У всех нашивки, значки и прочая мишура. Мишура, для посторонних людей. Все эти значки что-то обозначали, и чем больше их, тем больше опыт разумного. Нет, есть, конечно, и значки за выслугу лет, но только не здесь. Если я правильно понял своих собеседников в конторе. Если я случайно сталкивался глазами с другими посетителями, они кивали головой, приветствуя меня, я отвечал. Если разумные вежливо ведут себя с окружающими, они понимают, что здесь оказались не случайные люди. Сильные, уверенные в себе разумные, которые не считают нужным размениваться на мелочи, выяснение кто из них круче. Мне это место нравится.
  • Молодой человек хотел поговорить со мной? - спросил меня престарелый орк, с шрамами, не ритуальными, а боевыми на лице. Левая рука его плохо слушалась, когда он садился за столик, поправил ее правой.
  • Приветствую Вас, мастер! Меня зовут Вик, я попросил бармена принести Вам принятый здесь напиток.
  • Напиток, это хорошо, но пить утром... это тоже бывает нужно, но не в моем положении. Может мы перекусим, я бы не отказался от простого завтрака, яичницы с беконом, кофе и пары бутербродов.
  • Разумеется, Мастер! - я взмахнул рукой и подозвав официанта попросил его принять заказ. Престарелый орк заказал свой завтрак, я попросил еще кофе и пирожное с шоколадом. Ну тянет меня сегодня на него!
  Перекусывая, мы обменялись вполне обычными замечаниями, что ранняя осень нынче хороша как никогда, но старые раны уже начинают ныть. Я заметил, что пока не обзавелся такими, хотя, увы, это дело наживное. Старик поинтересовался моими наградами. Черт, нужно было не бегло просмотреть, что они означают, а заучить. Я откровенно путался. Пару раз старик задал мне вопрос, что значит та или иная нашивка на форме, и железно, он понял, что на мне чужая форма.
  • Значит, у тебя "левая" форма. Что скрываешь? Не стесняйся, я с такими как ты уже немало лет имею дело. Можешь колоться, я не сдам.
  • Хаос.
  • И что хаосита привело на нашу планету?
  • Слабая трансформа. Предлагали идти в техи. Дед посоветовал отказаться. Рекомендовал свободный найм.
  • Вот как. Но я знаю эту форму, есть награды за действия как раз в техах.
  • Последний год воевал. Неудачно попал на стажировку. На планету напали, пришлось играть теми картами, что сдали. Наелся теховской войной до омерзения.
  • Дай-ка подумаю, куда тебя занесло... Экзет, далековато, и "фруктовый компот" не соответствует. Ведь приходилось биться тем, что есть с магическими существами. Где же это? Неужели что-то пропустил? А, понял, не магия, божественные враги! Клирики, паладины. Так... Ирм! Вторжение Темной Империи! Так это там ты постарел?
  • Почему постарел?
  • Потому, что на войне не взрослеют. Там стареют. А то, что я читал об Ирме - ты должен быть седым. Хотя, о чем я - ты же хаосит. Вас на седину не так просто пробить. Ну и как тебе война?
  • Ох... сложно сказать. Отвратительно? Пожалуй, да.
  • И почему ты не бросил это дело. Ничего другого делать не умеешь? Довольно банальная отмазка, не поверю.
  • Снова сложный вопрос. Сколько себя помню, готовили к этому. Потом Корпус. У нас, не знаю, знаете ли Вы, все вытравливают из души, только армия, служба. И, кроме того, война показала, что есть люди, которые нуждаются в тебе.
  • Действительно есть?
  • Да. Есть ребятишки, которые не хотят в приют. И я, учу их тому же, что умею я. Воевать. Тем более, что за прошедший год они уже привыкли к этому. Научить их снова играть, веселиться я не смогу. Тем более, что и сам такой.
  • Да, я сталкивался с таким. Тяжело тебе будет, парень. И мне с тобой. Ты ведь понимаешь, что бутылка Лозы - просто способ начать разговор с наставником?
  • Да. Наверное.
  • Хорошо. О чем думаешь, чем займешься?
  • Вот уж не знаю. Хотелось бы воевать на правой стороне. Наивно?
  • Нет. Деньги - это далеко не все в жизни наемника. Если ты будешь в шелку и золоте, а в душе сплошная болячка. Сдохнешь как собака. От ненависти к самому себе. Ты мне нравишься. Я буду с тобой работать. Я беру десять процентов от твоего заработка. Но гнилье я тебе не предлагаю. Кто тебе меня посоветовал?
  • Бармен.
  • Нет, кто предложил войти в систему?
  • В смысле обратиться к опытным наемникам? Люси.
  • Этот рептиль. Нравится он мне. Казалось бы, что ящер может понять в человеческой душе? А этот, как не странно...
  • Можно вопрос?
  • Что я орк и рассуждаю о душе человека? Парень, тебе будут рассказывать разные истории, особенно эльфы. Исходный генетический код - людской. Все мы мутации. Иногда очень удачные. Но и ты, хаосит, тоже мутант. Знай это.
  • Да мне уже объяснили.
  • И кто такой умный это сделал?
  Тут мне мало-помалу пришлось выложить все о моих личах-учителях. И о Синем. Старик был сильно удивлен. Особенно тем, что я не взял их с собой. Я объяснил это просто - не знаю, как новый мир повлияет на них. Есть миры, которые плохо влияют на артефакты. Не хочу рисковать. Хорошая мысль, по его мнению. Мне тоже так кажется.
  В общем мы снова перешли к обычному общению пока он пил свою чашку с чаем, а я третью кофе. Уже без сладкого. После чего старик отправил меня за документами, которые выдали в вербовочной конторе. Я сбегал наверх.
  • Ну что-ж, посмотрим. - проговорил он, углубляясь в папку.
  На его лице иногда проскальзывали тени эмоций, но прочитать я их не мог. Здесь даже как-то непривычно, трудно было читать окружающих, у всех стояли блоки и довольно мощные. Надежно прикрывали мысли и практически полностью - эмоции. Старый орк внимательно просматривал бумаги, аккуратно перекладывая их справа налево, иногда, вроде что-то шептал про себя. Неожиданно для себя я начал волноваться, вдруг он не захочет со мной работать. Мне он понравился. Да, скорее так. От него веяло надежностью. Закончив с чтением, он захлопнул папку и улыбнулся мне. Улыбка орка - всегда немного настораживает, но тут ощущалась некоторая теплота.
  • Знаешь, мальчик, тебя мне послала судьба, на старости лет! Меня зовут Манко Юпанка. А тебя, как я понял, Вик. Сразу совет, родовым именем не пользуйся, если хочешь сохранить в тайне свою принадлежность к Хаосу. Кстати, это правильное решение, у вас незаслуженная репутация слишком импульсивных бойцов. Ну и некоторые излишне религиозные существа негативно относятся к Хаосу в целом - многие религии считают его своим естественным антагонистом. Так по поводу твоего личного дела. Тебе повезло, хотя нет, это не везение, тебя отнесли к высшей категории наемников. Тем не менее, новичок. И у тебя есть два пути. Если сразу рвешься в бой, то тебя, как и группу других новичков по-быстрому слаживают в единое подразделение и под управлением чуть более опытного бойца бросают в бой. Рубка, месиво, кишки в разные стороны, но большинство, относительное, где-то процентов 80, выживает. Выбраковываются худшие. Откровенно, путь для глупцов. Легко стать тем самым, который не смог пережить первый бой.
  • Нет, месиво я уже пережил. И воевать предпочел бы под руководством толкового командира.
  • И лучше - под своим командованием, ведь тебя готовили командовать, и натаскивали на это?
  • Именно. Себе я больше доверяю.
  • Все равно, придется воевать под началом других. Даже если сам поведешь отряд, вряд ли наниматель оставит тебя без руководства.
  • Понимаю.
  • Ладно, это отпадает. Тогда другой путь. Для умных или, как говорят некоторые, трусливых. Это отработать некоторое время курьером.
  • Да!? Письма носить?
  • В целом эта работа делится на три варианта. Самое безопасное - сидеть при конторе и при необходимости разносить необходимую корреспонденцию. Это безопасно, но рейтинг нарабатывается очень долго.
  • Рейтинг?
  • А ты об этом не знаешь? Слушай. Совсем зеленый боец, записавшийся в гильдию, имеет рейтинг 0. Он не может претендовать ни на какие серьезные задания. И денег он практически не получает, на жизнь не хватит. Он - бесплатная рабочая сила. Командиры и рейтинговые бойцы могут предложить ему работу за очки. Заработал 100 очков рейтинга, переходишь на первую ступень. Уже не совсем зеленый боец, можешь посмотреть на задания своего уровня, что-то выбирать. Но тоже ничего серьезного и денежного. Вторая ступень - 300 очков. Чуть лучший выбор заданий, чуть больше денег. Потом 500. Тут начинается хитрая такая ступень. Нужно набрать 1000, чтобы стать бойцом 1 уровня. Это немного, но уже сможешь содержать себя за счет найма. И мне принесешь немного денег. Но в чем хитрость, если до 500 очков можно добраться без риска, к тысяче можно добраться, уже выполняя задания, где тебя могут вполне убить. И только так.
  • Ладно, то, что сначала нужно добраться до тысячи я понял. В чем особенности работы курьером?
  • Ну первое я описал. Второй вариант, мотаться по заданиям гильдии по иным мирам. Есть вероятность нарваться. Естественно, это более ценные задания. Но, поверь мне, это не для тебя.
  • Почему?
  • Риск больше, но незначительно, перемещаться по пространству в гильдейской форме - почти железно отпугивать опасности. Мало кто захочет иметь дело с гильдией. Третий вариант - курьер на службе заказчика. Это гарантированный риск. Наемника выбирают в качестве курьера, когда не уверен в своих людях. Или не хочешь ими рисковать. Или уверен, что твои люди не справятся. И это - твой шанс.
  • Почему?
  • Много очков рейтинга. Рискованно - но не обязательно горы трупов, где ты идешь со своим мечом кровь платочком вытирая. Ты имеешь высокие магические способности, и не пожелал присоединится к сообществу в качестве мага. Но обвести вокруг пальца несколько остолопов ты сумеешь?
  • Остолопов - смогу. В принципе, это, кажется, привлекательным... путем. Для начала.
  • Вот и хорошо. В общем, я иду в контору и присмотрю тебе подходящее дело. Кстати, снаряжение, оружие?
  • Все хорошо, достойного уровня.
  • Ну тогда отдыхай. Или прогуляйся по городу. Только не напивайся и без наркоты!
  Я удивленно посмотрел на старика. Я что, по его мнению, идиот?
  • Ты не зарекайся так. Здесь, когда отряд приходит после тяжелого задания, бывает напиваются даже язвенники и трезвенники. И монашки юбки задирают! Но завтра утром ты мне нужен в форме.
  • Буду, мастер Манко Юпанка.
  Старик ушел по своим делам, а может и по моим уже, а я прикинул сколько наличности взял с собой и насколько мне ее хватит. Взял я с собой 50 тысяч золотых в билетах центрального банка планеты. И потратил уже почти пятьсот монет. Надеюсь, в дальнейшем, смогу несколько поубавить свои траты, иначе придется браться за дела, к которым душа не лежит. Ну совсем мне сейчас не хочется в жаркую рубку, хватило Ирма. Хочу просто обыгрывать противников, уходить от боя. Тем более, что они мне не враги. Вообще, я малость не в себе, если думаю так, ведь воин должен жаждать схватки? Или, наоборот, доводилось читать, что лучший бой, который выигран, без боя. Или как-то похоже на это. В общем, сегодня меня охватило какое-то задумчивое настроение, я поднялся в свой номер, набрал ванну с горячей водой и залег в нее с книжкой. Отмокать. Все мы вышли из воды, по одной теории, или из хаоса, по другой. Но в хаосе я быстро растворюсь. А в воде это буду делать медленно и приятно.
  Кончилось все тем, что я задремал и намочил дорогое издание "Истории гильдии наемников, литературно обработанной Иоахимом Бир Дурт". Хорошо, что не на бумаге отпечатано, что-то вроде пластика. Или очень тонкой кожи. Но судя по цене, первое, вероятнее. После этого переоделся попроще, в тренировочную одежду и прогулялся до ближайшей площадки для тренировок. В последнее время, решая массу дел параллельно, подзапустил занятия, а оружие это не прощает. Там начал с обычных упражнений, разогревая мышцы и разминая связки, потом мне предложили поспаринговать, что я и сделал, с удовольствием помахал мечами со своим партнером. Неожиданно он бросил учебный меч и покраснев с вызовом посмотрел на меня.
  • Я не понимаю вас, сударь. - я, тоже ничего не понимая, опустил свое оружие, - говоря откровенно, я тоже не понимаю Вас! Что случилось? Я вас чем-то обидел?
  • Вы уже несколько раз могли нанести мне финальный удар, но всякий раз просто намечаете его и продолжаете схватку! Мне не нужны Ваши поблажки! - он покраснел и разошелся не на шутку. Черт, с нами сыграла дурную шутка разница в привычках вести тренировку!
  • Извините, это моя вина! Я не поинтересовался, как принято у вас вести тренировку. Мы не договаривались на учебный поединок, поэтому я просто демонстрировал, куда я мог бы нанести удар и не спешил прерывать тренировку. У меня был большой перерыв, и я просто получал наслаждение от танца с хорошим фехтовальщиком. Я знаю, что у меня реакция чуть быстрее, чем у большинства противников, это следствие работы наших мастеров, которые поили нас специальными зельями и проводили магические процедуры. Поэтому, если мы договариваемся о простой тренировке, мы не прерываем ее, на нанесение удара по противнику, а продолжаем дальше... Извините, мастер, я действительно не хотел нанести урон вашей чести.
  Мой партнер что-то пробурчал и не поднимая с площадки учебного меча ушел. Эк я прокололся! А что делать, я же сюда пришел не в поединках блистать, а форму восстанавливать.
  • Парень, не расстраивайся, просто он терпеть не может всех, кто владеет оружием лучше его. А ты его считай унизил и растоптал - смог на протяжении пятнадцати минут ни разу не подставиться под удар, а сам продемонстрировал свои несколько раз. Да и устал он, вести бой на пределе своих возможностей столько времени. Он просто устал, но не хотел этого показать!
  • Спасибо за информацию, не знал. Но видят боги, я не хотел его обижать! Вик, сказал я, протягивая руку белокурому здоровяку в потертой тренировочной одежде.
  • Михал. Его так уже многие обидели, так что не обращай внимания. Школа фехтования у них, в горах, довольно убогая, они так привыкли гордится собой, что органически не приемлют того, что кто-то может в чем-то быть лучше их. А по мне, такого партнера нужно ценить, можно многому научится. Так что предлагаю себя на тех-же условиях, простая тренировка. Мне понравилась такая тема - не теряешь время на лишнее, я и сам увижу, где ошибся, без финального удара.
  Я посмотрел с опаской на этого здоровяка. Ростом на голову выше меня, в целом, как два меня. Длинные руки... с таким будет тяжело, но это и лучше, по здравому размышлению. Чувствую, погоняет он меня сейчас! Я кивнул, мы разошлись, отсалютовали друг другу, в разных манерах и сошлись. Длинна конечностей, действительно, была для меня некоторой проблемой, но скорость меня выручала, приноровившись я снова вошел в ритм, он несколько раз ломал рисунок боя, приходилось приноравливаться, взвинчивал скорость, в один прекрасный момент отскочив назад сменил руки. Амбидекстр, как интересно, за пределами корпуса мне редко такие встречались! Так мы занимались приблизительно полтора часа, я сам начал уставать, а Михал был готов окончательно выдохнуться. Тут я понял, что не стоит еще одного человека обижать, и вышел из боя, уведя меч в сторону и поклонился.
  • Благодарю вас, мастер! Это было очень ценно для меня, редко встречаешь такого противника!
  • Уф... Вымотал ты меня! Мне тоже понравилось. Я не встречал тебя раньше, новичок?
  • Да, сегодня прибыл.
  • Ясно. Очень хорошая школа, откуда?
  • Беркем-3.
  • Так, если ты решил тренироваться здесь, оставь обращение на "вы" и "мастера". Здесь мы все братья-бойцы. Вот если окажемся в одном отряде - тогда придет время для субординации. Да и там, у нас более вольные взаимоотношения, чем в регулярных войсках. И вообще, мастер у нас обращение к ветеранам или официальным лицам гильдии.
  • Ясно.
  • И чем думаешь заняться?
  • Я сошелся с мастером Манко Юпанка. Он посоветовал мне набирать репутацию в гильдии курьером под заказ. Завтра пообещал предложить первое задание.
  • Хороший мастер, держись его. Он не подставит. А то всякие бывают. А, в целом, курьер на заказах - сложное дело. Иногда даже идти "мясом" безопаснее, особенно с твоим уровнем подготовки.
  • Беспокоит уровень командира отряда. Я сам покомандовал, понял, какой это труд. И как легко, не имея достаточно опыта, подставить своих людей. Опасаюсь оказаться в числе подставленных. Как бы.
  • Разумные мысли для новичка. Воевал?
  • Пятнадцать учебно-боевых операций, одна большая компания. Даже слишком большая.
  • Вот как. А где, если не секрет?
  • Планета Ирм. Техи, большое вторжение, год партизанил, пока врага не выбили с планеты.
  • Хороший опыт для новичка. Непонятно, если предпочитаешь огнестрел, к чему такое владение мечом?
  • На самом деле, я предпочитаю классику, меч и магия, но неудачно прибыл на планету, пришлось впрягаться обычным пехотинцем.
  • Слушай, пойдем, тут рядом кабачок, промочим там горло - а то тут уже многие, вместо тренировки начали уши греть.
  • Пойдем, только я не особо по спиртному, обещал завтра быть в идеальной форме.
  Мы оставили учебные мечи, и пройдя через дорогу зашли в небольшое, непритязательное заведение. Действительно, место, где можно промочить горло, не отвлекаясь на лишнюю закуску. Как бы это не вышло мне боком - пить-то я не умею, практически, практики маловато. И не слишком хочу ее приобретать. Но ради контактов в гильдии, можно и немного. Хотя, обещал старику! Вот ведь какая коллизия, зараза такая. Ладно, разберемся. Тем временем мы присели за монументальный столик и Михал крикнул:
  • Старик! Два светлого пива! Самых легких, как там у тебя "Слеза колсоломки Лели"? Короче неси.
  • Я смотрю у тебя все хорошо с мечом, школа чувствуется, и серьезная, такую не дают без сопутствующих дисциплин. Лейтенант?
  • Старший.
  • О как! За войну?
  • Да, на той планете меня вообще майором сманивали.
  • Нет, вот сколько тебе лет?
  • Восемнадцать...
  • И тебе обещали майора, а ты все послал в жопу и снова зеленым новичком отправился сюда, вот скажи мне, на фига? - Михал посмотрел на меня синими глазами. Очень синими глазами, оперев свой подбородок на два огромных кулака.
  • Знаешь. Принять роту. Это еще куда не шло, хотя я не ощущал, что дорос до этого, а ты знаешь, что получается с солдатами командира, который не "дорос"?
  • Да уж.
  • Второе. Космодесант. Блин я командую ротой космодесанта, ни разу не побывав в этом сраном космосе! Всю жизнь учившись "мечу и магии"! Что я натворю с пацанами, которых мне доверят? А отказаться, типа я согласен на майора, но только на земле. От невесомости меня, знаете ли, тошнит! Что я должен сделать, как ответственный командир? Ну ты скажи мне? - спросил я и отхлебнул холодного, вовремя поданного пива.
  • Так. Ты сколько сказал? Восемнадцать лет? Ответственный командир? Господь, мой заступник! Я в первый раз, а живу я долго живу, вижу такого... нет ты правильный, но в восемнадцать нужно думать, о чем угодно, только не об ответственности командира! Как так-то? Как так?
  • Война, наверное. И, еще, они могли у союзников получить вполне нормальных командиров, с обученными десантниками. Честно говоря, после потерь, что они понесли, их желание нанести ответный визит врагу - безумие, по-моему. Я не хочу участвовать в этом.
  • Я в отпаде. Давай, оставим этот разговор на потом. У меня такие чувства, что я только после литра смогу привести их в порядок. Поллитры мало. А мне завтра нужно быть в форме, и тебе тоже. - он, тем временем выхлебал свою кружку и потребовал еще одну.
  • Ладно, завтра планируешь умотать на задание?
  • Думаю, да. Чего тянуть? Отдохнул уже прилично. Нужно делом заняться, вот только форму пока не восстановил, но надеюсь смогу в процессе.
  • Парень, ты в идеальной форме, с точки зрения нормального человека. Но настрой твой мне нравится. Короче, я тебя забил. Ты, как только наберешь свою тысячу рейтинга - ты мой. Парень, я серьезно, ты мой боец, я сегодня-же зарезервирую тебя за золотой тысячью, и не думай куда сбежать - никто тебя не примет после моей заявки. У меня ты станешь либо лучшим бойцом гильдии, либо сдохнешь. Но первое - вероятнее. Так что не унывай! Мы во всем первые. Ну короче, у меня ты станешь и космопехом и галлогласом и ландскнехтом, так что не стыдно будет дивизию принять, и легион тяжелой пехоты. Но деру я своих бойцов, ты не представляешь как! Но только со мной ты дойдешь до идеала.
  Он одним глотком допил вторую кружку пива. Посмотрел на меня. Показал пальцем и снова произнес:
  • Все, боец, ты мой! И никуда от меня не денешься. Даже если сдохнешь на своей курьерской службе - найду некроманта и в строй поставлю! Но тогда уж заставлю отрабатывать все до последней монетки, за его услуги. Готовься. Эй, старик, наше питье - за мой счет.
  Бармен, не такой уж и старик, подошел забирать пустую посуду, я достал монетку в пять золотых, двинул по столешнице в его сторону и спросил, -
  • А кто это?
  • Не знаешь? Командир Золотой тысячи, Михал.
  • И что он так крут, как сейчас мне описал?
  • Ну все тысячники круты. Кто в чем. Михал боец-штурмовик, взломать вражеский строй, это его, первым на стене замка - тоже он. Ну и в обороне его тысяча очень злой противник.
  • А как так получилось, что я, случайно придя на площадку взял и нарвался сразу на тысячника?
  • А где вы поселились?
  • В Нибеле
  • И направили тебя туда с вербовочного пункта? - я кивнул.
  • Так вот, в этот дом посылают только бойцов с хорошим потенциалом. А ближайшая площадка от него - Золотая Цапля. И вы пошли туда позаниматься. Против вас сначала выставили очень резкого задиру. С которым вы справились. После этого вышел посмотреть, с кем имеет дело тысячник. И вы, видимо, с ним неплохо держались. - ну как неплохо... вообще, я его сделал, по-моему!
  • Так вот, после этого он позвал вас с ним поболтать сюда. И вы его заинтересовали.
  • И что, я теперь реально - его боец?
  • Ну поначалу, кто нашел бойца, тот его и имеет. В приличном смысле, хех. Потом, если выясниться, что он больше подходит для другой тысячи, идут переговоры тысячников и трансфер. Но сейчас слова Михала очень серьезны. Если вам он не понравился - собирайте манатки и отправляйтесь домой. Тем более, что его тысяча сложное и опасное место службы.
  • Да нет, что в, я просто хочу разъяснить ситуацию. Просто был удивлен. Спасибо вам, э... мастер?
  • Да, молодой человек, к представителям моей профессии тоже принято обращаться - мастер. Мы ведь тоже ветераны. У нас здесь почти все старики - мастера.
  • Спасибо за информацию, я вам что-то должен?
  • Нет, все мы в расчете.
  Я быстро пошел в Нибеле, где попросил принести мне поздний обед или уже ужин в номер. Поел, принял душ, прилег с книгой на кровать и отрубился.
  
  3
  
  Вчерашний день получился чертовски долгим. Даже когда я прибыл на Ирм все было как-то проще. Или мне так кажется? В общем я быстро одел свою форму и спустился вниз. Заказал себе завтрак, подумал при этом, может сразу заказать два? Но решил не рисковать. Ан нет, мой Наставник пришел спустя полторы минуты и позвав официанта, попросил повторить.
  • Ну как прошел первый день на Фрэгане? - спросил он, мне кажется, ехидно.
  • Да вот, познакомился, кажется, с будущим командиром.
  • С Михалом что ли?
  • С ним самым.
  • И что, не понравился?
  • Я такого не говорил, но просто это как-то слишком быстро.
  • А у нас здесь не армия, у нас здесь все должно происходить в десять раз быстрее! Иначе зачем мы нужны?
  • А вы как думаете, мне место в его Золотой Тысяче, я ведь больше не штурмовик. Больше ползал на брюхе, мины ставил и из засады врагов резал.
  • А ты не думал о том, твои качества нужны Золотым, а не золотые тебе? Твоя магия и лекарские могут многим спасти жизнь, при том, что в первой линии ты вполне серьезный боец? А уж если дело дойдет до трансформы - то только золотые. Они и оценят это, и трепать об этом не будут.
  • То есть, Михал уже в курсе кто я и откуда?
  • Даже если бы он не вытряхнул душу из конторских, ты ему сказал достаточно, чтобы понять кто ты и откуда.
  • Когда???
  • Но ведь вчера ты говорил ему название планеты - Ирм?
  • Да, вроде... не помню!
  • Сказал, сказал. Михал сразу после разговора с конторскими пошел в штаб и получил все разведданные по Ирмитской войне. Естественно, там были и материалы о "пареньке с мечом, который бошки рубил"! - я покраснел, похоже эти бошки меня будут преследовать вечно!
  • Но там же должно быть написано, что я свой, в смысле, их, ирмитский!
  • Ты думаешь наша разведка так плохо работает? Нет, ей было очень интересно все, как показала себя армия, силы особого периода, где ты подвизался, армия Хаоса и флот. И выяснить откуда этот паренек было очень несложно. Официальная пропаганда ничего об этом не говорила, но на начальном этапе откуда этот "паренек" узнали очень многие. Там есть даже довольно точные данные о твоем послужном списке, свои уши у нас есть даже вокруг твоего Корпуса А. Так-то. Думал, наемники не задумываются о разведке? Темные люди, которые не знают, кто к нам вербоваться пришел? Через день о всех, кто хоть как-то засветился мы уже знаем все!
  Блин, я даже не ожидал, что все так у них поставлено. Реально, что такое в наемники в моей голове? Ну что-то вроде разнородных отрядов, которые пасутся вокруг конторы для найма, в ожидании жирного заказа. И нанимаются также, поотрядно или в одиночку делать вещи, которые регулярная армия делать не хочет, не может или если ее просто не хватает. А у них тут серьезная, со своим штабом, явно - централизованным командованием. Наивный юноша, хотел скрыть свое прошлое, ожидая, что оно никому не интересно.
  • Огорошили вы меня, мастер. Совсем не ожидал. Не готовила меня жизнь к такому.
  • А все ваша армейская заносчивость. Но дед твое дал тебе хороший совет, примкнуть к нам. Жаль, не смогу с ним познакомиться.
  • Вы и это...
  • И это знаем. Мы, конечно, не Служба Безопасности Дворов и не Орден Хаоса, но знаем многое.
  • Ладно. Хватит мастер выливать на мою бедную голову доказательства моей наивности! Мы о деле хотели поговорить.
  • Правильный подход. Сначала, хочу спросить тебя, что у тебя с доспехом и оружием?
  • Доспех Еорта. Если уж вы знаете все обо мне, наверняка знаете, что это за доспех.
  • Изрядно. Неожиданно. Даже для такого, как ты. Удивил и сильно. То есть, что в обычной форме, что в боевой шкуре ты защищен, и почти лучшей броней, которую... нет, за деньги ее, пожалуй, не купишь. Ладно, а оружие?
  • Собрал на всякий случай несколько комплектов, оставил камере хранения портала. Меч, очень неплохой, не знаю, кто делал и где, достался мне на Ирме. Очень хорош. В оружейке деда подобного клинка нет. А там много чего.
  • Знаю, есть и про деда твоего есть информация.
  • Далее, есть огнестрел. Весьма недурной. Карабин, несколько пистолетов под разные патроны. Есть ирмитская штурмовая винтовка. Есть плазмоган. Я как-то решил, что набирать с собой целую оружейку не стоит. А, забыл, очень хороший, составной лук.
  • Ясно. Значит нужна тебе только резвая лошадка. Очень надежная и резвая. - я видимо, непроизвольно, поморщился.
  • А! Гвардия, несостоявшаяся, Хаоса не умеет ездить верхом? Или не уважает это дело?
  • Второе. Учили, и учили крепко, но все-таки мы - пехотинцы.
  • Странная ситуация с вами! Везде конница смотрит на пехоту свысока, а у вас наоборот!
  • Ну дык, трансформа.
  • Ладно. Придется нам с тобой сходить и прикупить тебе подходящего скакуна. Деньги, то есть еще? Не поиздержался?
  • Нет, мастер, взял, на всякий случай, побольше.
  • Вот и хорошо. А то многие сюда прибывают без гроша в кармане, надеясь сразу грести золото лопатой. И приходится им мясом отправляться штурмовать вражеские укрепления, в том, что армия выделит от щедрот.
  • Армия?
  • Да, сынок, армия. Хоть мы не на службе у Короны, но мы армия. Со своими уставами, традициями. И новичков, которые пришли сюда мы хоть как-то, но вооружаем, снабжаем амуницией и доспехом. Получше, кстати, чем ополчение. И тренируем получше. А там, как кривая вывезет. Жалко тех, кто не пережил первый бой, но у нас не богадельня.
  Еще один щелчок по моему носу. Недооценивал я наемников. Мы вышли из Нибеле. Не знаю, как это назвать. Пансион? Ага, благородных девиц. Гостиница? Пусть будет просто Нибеле. Мне место, кстати понравилось, и не дорого. Думаю, я здесь остановлюсь подольше. Не хочется отсюда переезжать. Меня устраивает. Пока я размышлял, мастер привел меня к конюшням. Запах "конского яблока" не дал простора для воображения. На входе нас встретил мальчик, который почтительно отвел нас в контору, где старый орк пристроился за столом, а я остался стоять. Вскоре пришел хозяин, с которым достопочтенный Манко Юпанки вежливо поздоровался, привстав над сиденьем, Хозяин попросил его не утруждать себя. Они на удивление недолго поговорили о том - о сем, после чего мастер представил меня господину Зондулаку. Дескать мне нужна резвая кобыла.
  • А почему такому бравому юноше именно кобыла? Жеребец!
  • Э друг, ему предстоят разные пути, где смирная, но резвая кобыла будет более удачным выбором. Ему не перед войском в сверкающей броне гарцевать. Не дорос мальчик.
  • А есть предпочтения. - оба посмотрели на меня. Буду отдуваться.
  • Уважаемые мастера! Я плохой наездник, так что мне действительно подойдет смирная кобыла. Но, действительно резвая, могут случиться разные ситуации. И способная нести кроме меня еще и некий груз. И, пожалуй, стоит подумать о заводном коне. Не знаю, чем мне придется заниматься, но на всякий случай, подумать об этом стоит.
  • Ну что, Манко, золотой с тебя. Я сразу понял, что твой птенец... скажем имеет немалые шансы взлететь!
  • Ладно, Зон, уел. Я, просто знал, что он пехотная кость, о лошадях ничего не знает!
  • Ладно, пойдемте смотреть.
  • Выходя, я приблизил лицо к уху мастера и зашептал: "Только дальше не проверяйте меня, я в лошадях совсем не разбираюсь! Не позорьте, мастер!" Тот ответил мне коротко: "Не дрейфь! Все будет пучком!"
  Мы прошли к загонам, где вольно перемещались лошади господина Зондулака. И эти загонов было чертовски много! Много было и людей, которые выбирали себе ездовых животных и тех, которые помогали им это сделать. Сначала мы подошли к загону, где были небольшие лохматые лошадки. Я ранее таких не видел! Длинношерстные лошади, забавно.
  • Порода специально выведена для арктических и субарктических территорий. Вам она не подойдет, вам нужны универсалы, но я не мог не показать своих любимиц! Ласковые как котята, если несправедливо обидишь - плачут, как люди. Удивительные создания. Я продаю их только тем, в ком уверен, не хочу, чтобы эти крошки страдали в руках случайных людей.
  Мы прошли дальше, там были очень красивые тонконогие кони, просто идеальная стать.
  • Это кони не для походов и боев исключительно для того, чтобы дворяне могли покрасоваться. Хорошая порода, вот только очень капризная к уходу и корму. Тоже не ваш вариант.
  • А вот на этих стоит посмотреть! - тоже низкорослые коняги, но какие-то основательные.
  • Степная порода. Неприхотливы, корм найдут сами и где угодно. Разве что, кроме морского дна. Вам бы подошла, но ездок больно росл, да еще с доспехом. А вот посмотрите, просто прелесть, тяжеловозы, способны тянуть весь день груз в четыре-пять тонн. Но вам-же не фургон тащить? Вот и я так думаю.
  • А вот идеальный боевой конь. И под доспех, и тяжелого всадника потянет в латах. Почти то, что вам нужно, но лучше посмотрите на следующий загон. Думаю, это ваш вариант!
  Там были странные лошади. Непропорциональные. Длинноватые, мускулистые ноги и шея не жирафья, конечно, но тоже длинная для такого тела. И довольно большие головы. Казалось, что шея вот-вот подломится под весом такой головы. Хотя, о чем я, шея тоже довольно мощная. Просто головы великовата, и вообще - небольшое туловище, длинные ноги, длинная шея и большая голова.
  • Боюсь, я на такой буду выглядеть как мартышка на пони! - сказал я лошаднику с некоторым сомнением.
  • Ничего подобно, мы ее оденем в хороший тиджаф, зрительно он увеличит ее корпус и прикроет от вражеских стрел или ударов. Не от всего защитит, но частично поможет. Да от укусов докучливых насекомых защитит. Будет ваша девочка идеальным конем для идеального рыцаря! А тиджаф сделаем стеганным, сверху прикрытым кожей. Также прикроем головы и шею вашей красотки шамфроном, тоже немного изменит силуэт, лошадка станет приемлемой для любителей идеальных статей. Зато, такая лошадка легко унесет четырех таких как вы! А если возьмете заодно и заводную, то унесете с собой ну полтонны, пожалуй. Если не гнать. И еще один плюс этой породы - выносливость. Даже степные кони уступает этим. По поводу еды и воды, уступают, конечно, верблюдам. Но ненамного. И еще плюс - на них так не укачивает, как на верблюдах.
  Блин, а ведь он прав. Идеальная лошадь-универсал. И для боя, и для долгих переходов.
  • А, мастер Зондулак, что с ценой?
  • С ценой, молодой человек, плохо. Цены таким лошадкам нет, но берут плохо. Тоже не нравится стать. Поэтому продаю в убыток - пятьсот, а, ладно четыреста золотых!
  Мой, наверное, новый наставник потрепал торговца по плечу здоровой рукой и поманил за собой. Они отошли шагов на двадцать. Я прислушался - но ничего не услышал. Закрываются, если я попробую почувствовать их другим способом? Туже ничего. Вот жуки, от всего закрылись. Зато я почувствовал ментальные посылы из загона. Нет это не были мысли разумных, но ощущения можно было понять. Эти лошадки между собой обсуждали меня! Не мысленно, но их всхрапы, движения были своеобразным языком. Большинству я не понравился: "слишком молод, будет плохо себя вести, слишком нагружать, еще втравит в опасности". Опасности обозначались волчьим воем и оскаленной пастью в их понимании. Я слегка напрягся и выдал в пространство ощущение, что буду любить, баловать, но и поработать придется. Мне не слишком поверили. Тем более, что они мне сначала они не очень понравились. Но несколько, "согласились" поработать со мной. Всего пять лошадок. Все они были черно-подпалой масти, и на самом деле красивы, некой извращенной красотой. Я понял, что мне нужно приобрести не две лошади, а все эти пять кобыл. И найти им жеребца. Потому как я, похоже, начал влюбляться в эту породу. Сам я нечто непонятное после Ирма, так почему бы мне не приветить такие вот странные создания лошадиной породы.
  • Мастера, господа, можно я вторгнусь в ваш разговор?
  • Да, - недовольно сказал Манко.
  • Я бы хотел приобрести не двух лошадок, а пять. Пятерых, которые стоят вот там, у ограды. Это как-то повлияет на цену?
  Зонгдулак посмотрел на меня с интересом, а мой мастер несколько растерянно.
  • И что вас, молодой человек натолкнуло на такую мысль?
  • Мастер Зонгдулак. Не буду вам врать. Я немного чувствую животных. Им не очень хорошо здесь, у вас. Уверен, дело не в уходе и ваших работниках. Их не слишком принимают остальные ваши питомцы. Уж не знаю, почему. Они, не то, что попросились ко мне. Выразили такую надежду.
  Зонгдулак смотрел на меня, будучи слегка не в себе. Как сказал бы Шано, прифигевшим. Зато мастер Манко улыбнулся, как сытый кот на завалинке. Ох уж мне эти орковские улыбки! Вроде и понимаешь, что доволен, но зубы!
  • Ну что скажешь, Зон?
  • Нет, ты парень мне объясни, ты что, договорился с моими лошадками?
  • Ну где-то так. Они согласны стать моими спутниками.
  • Ман, я больше не буду иметь с тобой дело! Ты наглый прохвост! Привел ко мне Говорящего, и принялся выторговывать лошадок у бедного, глупого старого торговца. Решил меня разорить?
  • Зон, ты не прав. Он железно не говорящий, просто чувствует хорошо. Его даже Михал приметил, на первый день пребывания. Я не знаю, ему боги благоволят, хотя он, стервец их недолюбливает.
  • Богов недолюбливает? Он что, самоубийца?
  • Нет, Зон, у него с богами всегда договорные отношения. Но это не имеет отношения к нашему разговору. Так почем будет пять лошадок?
  • Эх. Вот засада. Ладно, отдам за полторы тысячи всех. Почти в убыток.
  • Ну что встал, плати, - кинул мне наставник. Я достал бумажник и выудил три фиолетовых банкноты. Блин, деньги утекают, как вода.
  • И куда ты лишних денешь?
  • Отведу к порталу, найду специалиста, заплачу за доставку к своему домику. Там разберутся.
  • А кого оставишь?
  • Вот эту, с белым пятном на морде и эту "крупняшку". Самая большая из всех. Теперь, придется заботится не только о себе, но и о них. С одной стороны, хорошо, когда мы понимаем друг друга, с другой - я ведь боец. Не знаю, что делать.
  • Эх парень, ты все усложняешь. Ты рискуешь - они рискуют. Вы в одних условиях. Так и объясни твоим девочкам.
  • Постараюсь.
  Мы зашли в пристройку к конторе конеторговца, где я сторговал у него седло для себя, вьючное седло и прочую амуницию, в том числе и "одежку" для своих лошадок, обычную накидку, сшитую из плотной ткани и боевую, и стеганый тиджаф и шамфрон, защиту для головы и шеи, покрытые сверху грубой кожей. Голову дополнительно защищали нашитые поверх бронзовые накладки. Защита не ахти, но и я на них не собирался атаковать строй пикинеров. Все это я с помощью мальчишек, прислуживавших здесь, навьючил на одну из лошадок, которых сразу решил оставить при себе.
  Мы довели наш табун до портала, там я нашел нужного специалиста, указал место доставки и попрощался с частью своего табуна. Ладно, с этим разделался, теперь стоит поговорить о своих делах. Оставшихся двух я, заплатив мальчишке, подрабатывающему на станции портала, отправил в Нибеле. Там он должен был проследить, чтобы вещи, навьюченные на одну из них, разобрали, осмотрели и, если нужно, привели в порядок. За это обещал заплатить отдельно.
  • Мастер, думаю, если мне придется сражаться и верхом, нужно присмотреть что-нибудь колюще-рубящее, вроде копья с широким лезвием. Может глефы.
  • А ты не перепутал кавалериста с пехотинцем?
  • Но своим мечом с такой высоты я просто не достану противника, он легко увернется!
  • Сядешь в седло - поймешь, что вполне дотянешься. Глефа, для правильной работы ею требует двух рук и правильных движений всем телом. От стопы и до ладони. В седле ты ей орудовать не сможешь. Копье, куда не шло. И не надейся на рубящие удары. Не сможешь ты этого делать. В одной руке щит, во второй или копье, или меч. При чем твой полуторник - это солидно длиннее того, чем орудует обычный всадник. Сделанный из отличного металла, прекрасно позволяет рубить слабозащищенных врагов. Тебе этого хватит. Копье может пригодиться. И неплохо иметь кавалерийский лук. Есть?
  • Нет.
  • Ну так пойдем, я знаю где можно купить отличные степные луки. Нашей работы. Подберем тебе.
  Ну мы и пошли. Подбирали долго. Все-таки сил у меня несколько больше, чем у среднего человека орка или эльфа. Но нашли, правда за него снова пришлось отдать полторы тысячи золотых. Зато к нему я получил полсотни стрел, запасные тетивы и принадлежности для ухода за ним. Подумав, раскошелился на колчан и еще полторы сотни стрел. И на двести разных наконечников. Вряд ли я сделаю сам хорошую стрелу, но при необходимости и посредственная лучше, чем вообще никакая. Война на Ирме с неисчерпаемыми складами убежищ сделала меня очень требовательным к запасам. Всего должно быть много. Запас карман не тянет.
  Зайдя в соседнюю лавку, я приобрел себе плащ. Манко сказал, что сейчас теплый мне не понадобится, но на всякий случай я приобрел и его, а что, если продают со скидкой? Нужная вещь. После этого мы отправились в мою гостиницу, Нибеле, где я скинул свои покупки, посмотрел, ка пристроили лошадок и их амуницию. Блин, в технологичном мире столько забот требовал целый отряд, а не простое средство передвижения! Червячок-второе я сразу мне напомнил, что там за моим байком следили подчиненные. Может Бурсу вызвать сюда? Трудно мне без оруженосца! Отвык!
  После чего я присоединился к Манко Юпанки, который уже начал поздний обед. За едой мы не стали обсуждать дела, но, когда закончили и решили выпить пива, разговор завязался сам собой.
  • В общем так, из всего, что было по интересующему нас вопросу, была или мелочь, по 10-15 пунктов или очень продолжительные миссии, рассчитанные на несколько недель, а то и месяцев. Не знаю, если согласишься с караваном тащиться по пустыне пару месяцев за 70 очков - могу предложить такое. Хотя, лучше за это время отработать несколько коротких заданий, с относительно малым риском. Но сейчас ничего такого найти не удалось. Довольно рискованная авантюра. Время, на которое стоит рассчитывать - максимум две недели. Но есть два плюса. Во-первых, сразу 60 очков. И плата, 500 золотых. Особенности. Мир Вилкул, как тебе нравится, меч и магия. Правда там, где придется работать тебе, находят древние артефакты, в том числе и оружие, так что винтовку и пару пистолетов можно с собой взять. При чем не кремневые однозарядники, а нормальные, с унитарным патроном и быстрой перезарядкой. Второе, и это, пожалуй, минус - придется работать на "проклятых землях". Что там произошло в древности никто уже не знает. То ли войны магов, то ли ядерная война. А то еще какая напасть, типа прорыва из инфернальных миров. Но оттуда на цивилизованные земли иногда приходят жуткие твари. И болезни. В общем, тебе нужно перевезти посылку, с вакциной из одной земли местной империи в другую. По прямой нельзя - прямой путь преграждает территория, толи в результате мятежа отколовшаяся от империи, то ли захваченная врагами. Которые империю очень не любят. И никого пропускать через свою землю очень не хотят. Можно доставить посылку кружным путем, но время не позволяет. В посылке вакцина, от болезни, которая разразилась в этой, отрезанной врагами провинции. Есть, кстати плюс - никакого рубилова и моря крови. Все можно сделать аккуратно, без лишних жертв. Как ты и хотел.
  • Лихо закручено! И пробираться нужно через эти "проклятые земли"?
  • Точно. В них заходят патрули враждующих сторон, но не глубоко, километров на десять. И партии искателей, те много глубже, вблизи все что можно они уже выпотрошили. И патрули, и искатели - твои враги. Дикое поле, никаких законов, патрульные любят пощипать искателей, а те, собравшись ватагой, могут напасть на патрульных. И для тех, и для других ты - желанная добыча.
  • А как там с картой или проводником.
  • Обещают. Карта точно будет, но в надежности ее я сильно сомневаюсь. Проводник, возможно будет. Но поверь моему опыту - доверять в такой ситуации никому нельзя. - это мы посмотрим. Все-таки если не мысли, то намерения и чувства я точно прочитаю. Но настороже все равно придется быть.
  • Так может мне лучше без транспорта, пешочком самому пройти? Это только кажется, что пешком медленнее, в описанной ситуации точно своим ходом будет быстрее.
  • Если бы ты нес письмо или небольшую посылку - я и сам бы советовал такой путь. Но ты несешь несколько сот тысяч единиц вакцины. И весит это все под семьдесят килограмм. Так что только на лошади. Вернее, на двух.
  • Не слишком хороший расклад.
  • Какой есть. Можешь миссию не принимать, подождем, за несколько дней точно найдем более приемлемый вариант.
  Черт. Интуиция молчит. И нет рядом не Черепа, ни Синего, не даже Сиро. Никто не посоветует.
  • Ладно, я подумаю до завтра.
  • Но учти - завтра нужно принять решение, там ждать и тянуть не могут, каждый день умирают люди. Им нужно решить проблему как можно скорей.
  • Завтра - наверняка. Скажу свое решение. Тянуть не буду. Всего доброго!
  • Всего-всего.
  Я, раскланиваясь с другими обитателями гостиницы пошел к себе, наверх. Нужно подумать. Хотя чего тут думать? Я в душе уже решил, что возьмусь за дело. Выглядит оно достаточно сложным, но для удачного решения нужно даже не хорошее оружие, хотя оно точно не помешает, а хорошая оптика. Которая есть у меня. При чем не обычная, а цифровая, способная предупредить меня об опасности задолго до того, как я окажусь в виду своих противников. И не нужно переть как танк, нужно осторожно и аккуратно перемещаться от одного укрытия к другому. А они там должны быть - эти искатели ищут свою добычу не в чистом поле? Скорее всего на "проклятых землях" есть укрытия, развалины. Да и местность, даже в степи не бывает абсолютно ровной. В общем, берусь.
  
  4
  
  Утром, Манко пришел даже раньше, чем я спустился вниз. Он сидел и разбирался очень плотным завтраком, состоящим из большого количества мясных изделий: колбасок, шариков, просто зажаренных кусков мяса, ветчины. С зеленью, кашей и яичницей.
  • Завтрак настоящего орка. Присоединишься? - спросил он. Я кивнул и заказал себе такой-же. Энергия мне сегодня пригодится.
  • Ну что, решил.
  • Иду. Решил, что можно эту миссию сделать.
  • Ты хорошо подумал? Патрули, старатели, твари, болезни, да и погода там отвратная?
  • Ну болезни мимо. Не должны меня брать. Люди. Я думаю, поможет хорошая оптика. - Манко кивнул с довольным видом. Видно, этот момент он и сам просчитал. - Твари. Нужен бестиарий. И не с выдумками и домыслами, а четкое изложение, ч чем сталкивались там старатели. А погода вообще на фиг. Если выдержат мои лошадки, тем более, выдержу я. Проводник будет?
  • Будет, но пройдет с тобой только четверть пути.
  • Кстати, проводник - это еще одна опасность.
  • Верно. Но лучше с ним, чем без него.
  • Согласен. Ну что, я собираю необходимые вещи, а вы?
  • А я беру контракт и достаю тебе описание флоры и фауны тех мест.
  • Лады. Хоп?
  • Давай, давай.
  Я начал тяжелую задачу подготовки к походу. Даже на две недели собраться - отдельный квест. Оружие, одежда, еда и корм для коняг, как минимум, на первое время нужно и воды с собой взять. Боеприпасы. Одеяло-спальник, чтобы не замерзнуть там. Элексиры. Так припасы, ах да, уже упаковал. Два пистолета на бедрах, винтовка, в кобуре, приделанной к седлу. Пику так себе и не заказал. Брать лук - не брать? А не знаю пока.
  Провозился до середины дня, но вроде собрался. Не слишком загрузив заводную кобылу. Ей еще придется посылку нести. Да и вообще, в этой истории она не заводная, а транспортная. По совету, вычитанному из книг, я запасся яблоками и морковкой, на лакомства для лошадей. И они действительно это любят, при чем этими огромными зубами и челюстями они не хватают лакомство, а аккуратно берут бархтными губами. Просто вызывают "щемление в груди и нежность". Вот ведь, лезут в душу вместе с копытами, гривами, хвостами и навозом. Как я раньше мог плохо относиться к лошадям?
  Наверное, просто не знал их. Вроде и занимался выездкой, но видимо своя лошадь, это совсем другое. Не думал.
  Но всю сентиментальность - долой, я иду в центральную контору, ко входу для балбесов- новичков. Там меня уже ждет Манко, и ведет за собой. Кабинет Љ8 где сидит вовсе не клерк, как можно было ожидать, а еще один ветеран. Правая рука изуродована, но он приспособился писать обрубком
  • Значиться так. Новик Вик, я блин, стихами с вами заговорил! Вы хотите взяться за заказ руководителя медслужбы Цирранской империи на доставку 30 тысяч порций вакцины в Карамоззу. Я точно вас понял?
  • Так точно!
  • И согласны с оплатой?
  • Да, мастер.
  • Приложите любой палец сюда, подтвердите контракт. Прекрасно. Надеюсь, вы понимаете, что невыполнение контракта влечет за собой изгнание из наших рядов, с возможностью восстановления только через два года? - такое мягкое наказание? Не знал, но естественно принимаю.
  • Да, мастер.
  • Что бы вы хотели получить от гильдии для выполнения контракта? - оба-на! Я не знал, что гильдия мне еще и должна! Будем требовать!
  • Я хотел бы получить стандартный набор (должен быть такой, всегда присутствует!), по возможности, зелья излечения - слышал, там такое нужно и бестиарий. Не знаком с тварями, что там подстерегают путников.
  • Манко, ты специально готовил этого желторотика?
  • Трешер, ни слова ему не говорил. Видят боги, клянусь! Он сам допетрил.
  • Все равно не верю. Скажи, юнец, что входит в стандартный набор?
  • Э.. полагаю аптечка. И некий минимум средств для этой территории. Ну, паек, думаю. Средства защиты.
  • Провал, рекрут Вик. Ни хрена ты не знаешь. А твой наставник тебя не просветил! В стандартный набор входит мыло и веревка! Знаешь зачем?
  • Не пригодится, мастер!
  • Посмотрим. Манго, ты прощен, и можешь третьего дня прийти на встречу нашей роты тяжелой пехоты. Но малец у тебя хорош. Поэтому, получит набор. Авось пригодится.
  Я получил набор, в котором ничего особенного не было - простые медицинские препараты, средства обеззараживания воды, супергорючее (его называют сухой спирт!) и прочая ерунда. Но лучше получить эту ерунду, с паршивой овцы, хоть шерсти клок! Главное был бестиарий, систематизированный специалистами гильдии, без мифов и всяких преданий. Четко конкретно черный волк, особенности, уровень опасности, как нападает, как преследует добычу. Все твари в бестиарии были или черными, или кровавыми или туманными. Еще были злобные или просто "твари зла". И ужаса. Я, двигаясь к порталу читал бестиарий по диагонали. В первую очередь меня интересовали твари, которые хорошо маскируются или твари, которые излишне живучи. Остальные постольку-поскольку.
  К порталу я прибыл с квадратной головой, в которую пытался вогнать максимум сведений из бестиария. И тут у меня его забрали - Манко сказал: "извини, сынок, но его вывозить за пределы нашего мира нельзя. Там получишь местный. Увы, правила." Блин, я ведь даже пятой части не изучил! Враги, враги, кругом враги, которые хотят угробить бедного, хорошего Вика с его лошадками!"
  На той стороне портала было ясное утро, меня встречала пятерка всадников, которая и отконвоировала меня в замок местного владетеля. На просьбу дать мне срочно местный бестиарий никто и ухом не пошевельнул. Проклятье эти твари хотят меня угробить!
  Спустя минут десять мы приехали, мне предложили спешиться и пройти к владетелю. Что и пришлось сделать. Путь по темным переходам запомнился мен исключительно опасениями разбить голову о низкие притолоки.
  • А вот и наш будущий спаситель Карамоззы! - проревел медведеподобный владетель. Медведь, отъевшийся осенью и собирающийся залечь в берлогу. Хитрые глазки владетеля едва виднелись из-под косматых бровей, почти смыкающихся с огромной бородищей.
  • Виктор дан Хали, можно просто Вик. - представился я. Черт, забыл, представился родовым именем. Нужна еще одна легенда!
  • Маркиз Сарасат, губернатор Западного Джомоса. Знаешь, почему мы обратились с заказом на Фрэган?
  • Только то, что мне сказали. У вас эпидемия, напрямую доставить вакцину невозможно - к вас плохие отношения с народом, населяющим эту территорию. Кружной путь займет слишком много времени. Есть шанс проскользнуть через проклятые земли. Я должен доставить посылку. Все.
  • Негусто. Впрочем, откуда там у вас могут знать наши реалии... Так вот. Болезнь, которая посетила Карамоззу, ранее прокатилась у нас. Мы называем ее гнилью, знахари дали ей мудреное название, но оно не важно. Лечение смогли разработать, но оно дорогостоящее и не всем по карману, зато вакцина - плевое дело, сделать легко, но это у нас, здесь. На дальнем западе некоторые травки, которые у нас под ногами, просто не растут. Да это не особо важно. Проблема с соседями проста. Они, когда гниль появилась у нас, организовали карантин. Когда все кончилось, дело пошло к его снятию, но, когда болезнь охватила Карамоззу, снова усилии ее и довели до предела. Их мысли понятны. Если мы не сможем помочь ей, они просто и легко смогут ее занять. Если бы они попытались сделать это в обычное время, их ждала бы война на две стороны. А так, достаточно сосредоточить основные войска на границе с моей провинцией, а небольшими силами взять под контроль бывшую уже нашу провинцию. Теперь, почему мы не послали серьезный отряд через гиблые пустоши, который точно пройдет их и принесет вакцину в Карамоззу. Сам догадаешься, или подсказать?
  • Партия войны? Которой плевать на население провинции, главное получить легитимный повод атаковать коварного соседа?
  • Именно! И практически все дворяне империи состоят в этой партии. Нам нужны земли для расширения. И аскеразы наивно полагая, что таким образом захватят нашу провинцию просто дают нам возможность атаковать их всей тяжестью имперских войск и дворянского ополчения. Причину, которую не смогут оспорить ни жрецы, не патриархи, ни Круг Правителей. Дело обстоит именно так. Как ты понимаешь, я тоже состою в партии войны. Но есть один важный аспект!
  • Какой?
  • У меня немало родственников на той стороне. Большинство отсидится в хорошо укрепленных замках - эти жуки на дальнем западе строят такие крепости, что на осаду можно потратить год, а на штурме потерять целую армию. Но они многое потеряют. Даже если сохранят землю, что она будет стоить без людей, которые смогут ее обрабатывать? Так что я не стану тебе мешать. Предлагать отравленные припасы или ложную карту известных нам пустошей. Просто дам тебе возможность исполнить свой долг. Его и так исполнить почти невозможно. Даже помогу, чем смогу. Так чем могу?
  • Бестиарий. Карта. Проводник, если есть.
  • Немногословен ты, посмотрю. Карту и бестиарий дам, не вопрос. По поводу проводника, попрошу капитана охраны узнать. Все?
  • К кому мне обратиться на той стороне?
  • Капитан все расскажет. Сегодня отправляться явно нет смысла, лучше завтра с утра. Припасов точно не нужно?
  • Если нет неких специфических вещей, нужных на проклятых землях - у меня все есть.
  • Ну тогда ступай. Где отдохнуть, тебе покажут.
  Первым делом меня отвели в небольшую комнатку, где я мок отдохнуть. Только отдыхать мне было пока не от чего. Я сразу потребовал карту, бестиарий и проводника. Первое и второе мне предоставили моментально, а вот с третьим пожеланием не задалось дело. Искали долго, часа три, все это время я изучал бестиарий. Карта пока ничего полезного не давала, понятно, что двигаться лучше низинами и от укрытия к укрытию, но я не знаю тактики патрулей в пустошах. Чего стоит избегать. Где относительно безопасно, а где наоборот. Нужен был человек, который сможет мне объяснить реалии той гадости, преодолеть которую я решил. Часа через три ко мне в комнату постучались. Я открыл дверь и увидел человека, которого жизнь потрепала изрядно. И не только жизнь. У него отсутствовала левая кисть, правой рукой он действовал неуверенно, похоже она была сломана и неверно срослись кости. Шрамы на лице. С ногами у него тоже было неладно. Мягко говоря. В общем, его очень хотели съесть, но подавились. Или недоели.
  • Меня зовут Феда. Я мог бы стать вашим проводником, будь я в лучшей форме. А так, могу только рассказать, что там ждет. Никто из присутствующих в этом замке не согласился помогать вам в пустошах. Можно было бы попытаться в старательских поселках поискать провожатого, но это долго и тоже не слишком вероятно, что кто-то согласиться.
  • А почему?
  • Мы привыкли к другому. Есть проторенный путь ватаги вглубь пустошей. От которого она старается не отклоняться. Есть заранее присмотренные места, разведанные, часто кровью. Там можно быть в чем-то уверенным. Вам придется идти поперек всех этих маршрутов, кроме того, против вас будет не только зверье и растительность, но и стражники. Аскеразы не намерены пропустить человека с вакциной в Дальний удел. И приложат максимум усилий для вашего уничтожения. Они слишком самоуверенны и не понимают, что вся империя сжалась как пружина, готовясь броситься на их земли, как только они попытаются захватить Карамоззу.
  • Ну что ж, давайте поработаем с картой и бестиарием. Заодно расскажете мне о том, каковы обычаи стражников, об их маршрутах. Чего мне от них ожидать.
  Я выдоил старого старателя досуха. Ну, насколько смог. Не обращая внимания на его немощь, я выяснял, что автор бестиария упустил, где врет карта и что ожидать от хищной растительности проклятых земель. Выудил массу информации о том, как действует стража, особенно патрули аскеразов. Я расспрашивал его до глубокой ночи даже потратил на него одно зелье бодрости из стандартного набора. Хотя стоило и самому выпить - устал неимоверно.
  Рано утром меня подняли и накормив завтраком, практически выпихнули из замка, вручив баул с вакциной. Я навьючил его на Звездочку, так, оригинально, я назвал лошадь с белым пятном. А сам устроился на Большухе. Эта кличка пока переходная, точную я пока не выбрал. Может просто Большая? Посмотрим.
  Выехав через надвратную башню, миновав мост через ров, я отправился в направлении пустошей. Лучше, наверное, было бы углубиться в них поближе к границе, но я решил, войти здесь. Мне выдали амулет, сигнал свой-чужой для местных стражников. И там, в Карамоззе сработает. Так что пока стоит привыкнуть к этим местам, не заботясь о патрулях, хоть они не побеспокоят. До пустошей было не слишком далеко, километров пятнадцать. Замок владетеля был возведен здесь в том числе и потому, что можно было укрыться от существ с проклятых земель, принять на себя их атаку.
  Задолго до полудня я выехал на холм, с которого открывался вид на пустоши. Не скажу, что есть на что посмотреть. Всхолмленная равнина, на которой изредка видны заросли кустарника. К которым не стоит приближаться - в половине случаев это плотоядные кусты. Заметил и развалины. Они, на самом деле не так часто встречаются, как я ожидал. Местность пустынная, трава словно выгоревшая. Не знаю, что бушевало здесь столетия или тысячи лет назад, остаточные эманации давно стерлись. Но угнетенная растительность присутствует. Нечто продолжает воздействовать на эти земли. И мне придется пройти по ним несколько сотен километров.
  Не желая тянуть время, я въехал на собственно пустоши. Интересно, что они обрываются, словно отрезанные ножницами: вот зеленая, сочная трава, а вот трава, иссушенная и присыпанная пылью. Странно. Но в мире столько странностей! Остановившись, я достал из тюка с вещами винтовку, вернее карабин, пистолеты, кобуры с которыми повесил на пояс. А в карабин в седельную кобуру. Запасные магазины в разгрузке. Можно двигаться дальше. Вроде ничего не забыл.
  До темноты проехал километров тридцать, лошадки и впрямь ходкие. Старался избегать низин, где местная растительность разбрасывает ловушки путешественникам. Но и на вершины не забирался - незачем давать знать о себе стражникам и тварям, что ищут добычу глазами. Плохо без напарника, некому доверить свое спящее тело. Приходится наедятся на сигналку, которая после улучшения Черепа способна приголубить нарушителя разрядом тока или огнем. И на чутье лошадей. Они, как мне говорили, очень хорошие охранники. Чутье у них ка у собак.
  Утром перекусил сам и покормил коней. Как-то они не горят желанием щипать местную траву, но некоторое время способны прожить и на зерне. Радует, что я опасался такой ситуации и прихватил с собой запас для них.
  Поехали дальше. Я практически не отрывался от бинокля, благо ограничений по оптике не было, смог захватить с собой. Потихоньку, не форсируя наш марш двигались на запад. Каждые развалины я внимательно рассматривал, и вообще, старался жаться к ним. Если не лезть в подземелья и вообще закрытые комнаты - это неплохое укрытие, как сказал мне Феда. А мне ценности древних времен не нужны. Мне нужно в целости довезти до этой провинции свою шкуру и посылку. Один раз, после обеда, увидел темную точку на горизонте, судя по тому, как беспечно передвигались эти люди - патруль. И уже аскеразов. К вечеру нашел себе довольно безопасное место по словам Феда. Пришлось напоить моих лошадок и из бурдюков, они не верблюды, не так много времени могут провести без воды, но все-таки пару суток - вполне. Но не стоит с этим перебарщивать. К сожалению, нормального водоема или ручья пока не нашел, а нужно бы - воды у меня с собой немного. По карте получается, чем дальше к западу - тем больше ручьев и речек. Которые втекают в слепое пятно пустошей, и где-то там теряются. Интересно посмотреть в целом карту этих земель. Куда и что течет. И узнать, что вытекает с этих пустошей. Судя по карте вокруг воды самые безопасные места, если не считать тварей, которые перемещаются как им захочется. Следовательно, вода заразу из пустошей постепенно вымывает, а вот там, где она вытекает с них, там должны быть языки заразы, так ведь? Если это радиация или химия. А если нечто магическое, могут быть варианты. Ладно, спим. Завтра будет завтра, завтра будет лучше!
  Ночью пару раз просыпался, кто-то потревожил мою сигналку, и получив сноп огня в морду, ломанул, не разбирая дороги прочь. Там нарвался на пятно жорки, местной милой травки, которая любит расти в низинах. Если влететь в нее, она начинает обворачиваться вокруг тебя, пеленая и пожирая. Хорошо против нее помогает огонь - хоть он и не спалит ее, но она его боится. Хорошо - лед, заморозить и раскалывать, пробиваясь наружу. Зверь не владел ни тем, не другим, поэтому травка его сожрала.
   Ближе к утру тоже было касание сигналки, но такое деликатное, некто проверил, что дальше идти не стоит и отступил. Это встревожило меня больше - тупой зверь, особенно переваренный уже, явно меньше беспокоит, чем некто, который только коснулся моей защиты и отступил. Это, друзья, или ум или развитые инстинкты. И то и другое не радует. Может привязаться.
  Собравшись, перекусив насухо и подкормив лошадок поехал дальше, в этот раз посматривая и назад. Что оправдало себя, к полудню сзади обрисовался ещё один патруль, на который нарвался некая тварь пустоши, которую тот патруль, и покрошил. Не без потерь - минус два коня и всадники, которых повезли прочь на конных носилках. Не повезло аскеразам - надеюсь больше повезет мне.
  Весь день мы быстрым шагом удалялись от места столкновения патруля с тварью. К вечеру вышли на развалины большого поселения. Не нравилось мне это место, Феда предупреждал, большие развалины - большие проблемы. Но до следующего укрытия пришлось бы идти половину ночи, а ночные твари здесь гораздо опаснее дневных. Пришлось разбивать стоянку в развалинах, ближе к западному их концу, тщательно раскидывая сигналку, вплетая в нее амулеты. Жалко тратить их впустую, но безопасность дороже. Ожидал невесть чего, но ночь провел спокойно. Утром, собравшись, приготовился двигаться дальше, и вдруг обнаружил, что путь к западу перекрыт цепью конных пикетов, размещенной на вершинах холмов. Вернувшись, обнаружил, что и на восток тоже не прорваться. Путь только вглубь проклятых земель. Чего делать очень не хотелось, но никуда не деться, если не хочу прорываться с боем, придется... А почему туда? Нет, это естественное поведение любого беглеца, идти туда, куда гонят. Там, как-бы есть возможность проскользнуть, спрятавшись среди хитросплетений оврагов и развалин. Вот только там меня ждут всякие неприятные тварям, в зубы к которым меня гонят патрули. Страшно, но нужно попробовать прижаться поближе к границе и ускользнуть там.
  Пока позволяли развалины я двигался на юг, к границе нормальных земель с пустошами. И это оказалось правильным решением, число патрульных снижалось. Не решившись выбираться из развалин поселения я остановился на границе, внимательно рассматривая как себя ведут патрульные стражи на западе. С темнотой они стали спешиваться, собираться в небольшие кучки, оставляя свои посты. Ну, конечно, нарушитель пошел пытать счастья дальше в пустоши, чего беспокоиться. Здесь. Кстати, откуда они взяли, что кто-то вообще решил пересечь зону их патрулирования. Придется наведаться в один из лагерей. По-другому никак - вода на исходе, да и информация нужна. Вот не хотел никого убивать, а боюсь придется.
  Оставив своих лошадей на окраине развалин. Они обеспокоились, но я заверил их, что здесь опасности нет. Не чувствовал я ее. А сам аккуратно побежал к биваку своих противников. Они догадались оставить одного бойца в карауле, но не объяснили ему, что не означает спать на посту. Тем более не храпеть. Его я отрубил милосердным ударом по голове. Остальным тоже досталось аналогичным образом - им пережимал им нужные точки на теле. Старшего патруля пришлось оттащить в сторону и для придания нужного эффекта пощекотать кинжалом. После чего он согласился со мной говорить честно и без утайки. Его "честно" я контролировал своим чутьем. Оказалось, что в окружении владетеля, "вот удивительно", был шпион аскеразов. А тут их патруль наткнулся неожиданно на шатуна. Что явно показало, где идет курьер врага, то есть я. Вот меня они сейчас и ловят. Надеясь, что я пойду либо вглубь проклятых земель или в лоб, на патрульных. Ведь другого варианта у меня нет.
  Выслушав его, я вырубил его ударом по черепушке. Надеюсь, он не станет для него трагическим, и десятник конной стражи сможет еще послужить своей стране. После чего я свистом призвал своих лошадок и распотрошил вражеский лагерь на предмет нужных мне вещей. В первую очередь воды, корма для коней. Оружие и прочее мне показалось неинтересным. Бойцов я связал и оставил дожидаться своего начальства. Хотя оставил в пределах досягаемости ножи, если постараются, смогут избавится от пут раньше.
  После чего снова двинул на запад, на этот раз больше ориентируясь на свое чутье. К утру, поплутав по неприятным низинам, я снова вышел к развалинам, где решил остаться на несколько часов, нужно было немного отдохнуть. Путь вслепую по этим землям мне не дался легко. Напоив и накормив лошадок, я устроился спать в тени, надеясь, что патрули от меня отстали.
  Не тут-то было. Проснувшись, я обнаружил, что меня опять зажали. На холмах стояли группы бойцов, готовые обрушиться на мою несчастную голову. Они явно не хотели отказаться от идеи поймать меня. Черт, придется придумывать другой способ пройти сквозь это оцепление.
  Нужно подумать. Конечно, можно пройти сквозь оцепление огнем и мечом, не сейчас, дождаться темноты и начать отстреливать стражников, начиная с крайнего поста. Они сейчас в пределах прямой видимости, а в темноте это будет совсем не так. Ребята не знают, с кем связались. Можно и проще, оставить лошадок на полпути и просто вырезать несколько групп, которые мне мешают пройти да запад. Но ведь я не маньяк? И эти аскеразы вовсе не враги мне. Просто хотят прирастить свою территорию за счет вымороченных земель империи. Конечно, если бы на одной чаше весов лежали тысячи жизней, а на другой - пара десятков стражников, я и не подумал бы сомневаться. Но сейчас. Просто пойду в скрыте. Наведу на себя и лошадок морок, так что бы никто просто не замечал нас, считал игрой ночных теней.
  Так я и поступил. Как стемнело, повесил на себя простенькое заклинание и двинулся вперед, между патрулями. Среди них, к счастью, не было бойца, который смог бы пробиться сквози мой простенький морок. Отойдя на пару километров от цепи постов, я снова оседлал Большуху. Нужно ей все-таки придумать нормальное имя. Пусть будет Граца. На одном из языков грац - большой. А она у меня получается одновременно и большая и Граца - от грации. Грациозная. Хорошее имя, на мой взгляд.
  Почти до самого утра я выжимал из своих лошадок максимальную скорость, с которой они могут идти, не вымотавшись в конец. Надеюсь, теперь мы ускользнули от стражников. Ну не могут они меня одного так старательно ловить, если, конечно, не получили информации о характере моей посылки. Если в Карамоззе их встретят здоровые и боеспособные войска, идея с быстрым завоеванием этой провинции встретит полный облом.
  Два дня я двигался без происшествий, только раз заметил в удалении группу людей, которые двигались к центру Проклятых земель. Наверное, старатели. Ну мне на них, во общем-то плевать.
  И вдруг, на третий день я вновь встречаю преграду на своём пути! Эти аскеразы оказались упорными ребятами! Теперь не редкая полоса пикетов, на пустоши выгнали прорву народу, путь на запад преграждала целая цепь солдат, и это уже явно не стража - слишком их много. Бойцы стояли буквально через каждые десять метров и среди них верхом гарцевали офицеры. Это уже серьезно. Тут отводом глаз не обойдешься. Нужно или углубляться в пустоши, или прорываться, что через такую цепь нереально. Сколько-же они солдат выгнали сюда? Ума не приложу, несколько тысяч. Это же огромные расходы, огромная головная боль. Жаль, я ведь буквально в шаге от Крамоззы, дня три - и я там.
  Теперь придется углубляться в Проклятые земли, чего я очень не хотел. Со злости захотелось пристрелить пару другую солдат противника. "О, я уже называю их противниками! Так недалеко до врагов"! Но пристрелить их - не выход из положения, придется углубляться в пустоши. И я, пользуясь своим ночным зрением двинул туда. По дороге обратил внимание на странную особенность этих земель - они явно покрыты цепью холмов, если представить, что там, впереди моя цель, то я передвигаюсь по волнам всхолмленной земли, и эпицентр этого безобразия - где-то впереди. Никакое знакомое мне оружие не дает такую картину разрушений. Словно земля была жидкой и там, впереди в нее бросили камень. Земля пошла волнами и неожиданно застыла. Какое-то сложное заклинание.
  Двигаясь всю ночь, я вышел к концу цепи солдат. Она упиралась в разрушенный город, куда они не решились проникнуть. Видимо там опасно и меня не ждет ничего приятного. Чертовы аскеразы! Впрочем, эту фразу я повторял уже пару сотен раз. Придется лезть в развалины города, тем более что здесь, в виду руин собралось не меньше двух взводов солдат. В общем, я въехал в развалины, и на месте, которое мои чувства признали безопасным, оставил лошадок, а сам пошел назад, хотелось мне прихватить одного из солдат, выяснить с чего такая войсковая операция по поимке одного меня, несчастного. Аскеразы были дисциплинированными и от места дежурства не отлучались. Мне в голову пришла жестокая идея. Я подполз к ним поближе и в котел, где варили завтрак забросил, пользуясь телекинезом смолку, которая имеет интересное свойство - вызывает жесточайший понос. Человеческая психология, не будет он справлять нужду перед толпой товарищей. Кто-то точно решит загадить старые развалины. А тут я, коршуном свалюсь на сруна и спеленаю его, выясню, что здесь за бардак твориться. Интересно ведь, чего ради против меня решили замутить целую войсковую операцию.
  Не то, что бы я это ожидал, но человеческая психология! Благородный уж точно не станет справлять нужду в виду подчиненных. Если солдатики чисто символически удалялись от лагеря, то офицер, тем более совсем молодой углубился в развалины, не желая ронять своего достоинства и решил справиться с разбушевавшимся желудком, кляня интендантов и уродов-кашеваров. Тут я его и прихватил, практически без штанов. Легкий удар по голове, что бы он отключился на несколько минут, те самые минуты, чтобы оттащить его подальше. После чего несколько шлепков по щекам. Молодой офицер посмотрел на меня расфокусированными после оглушения глазами, потом собрал их в кучу и выдал трель из... Ну вы поняли. Что его заодно весьма смутило. "Два в одном" - подумал я. Не ожидал такого психологического воздействия от простого средства.
  • Ну что, говорить будем? - спросил я, сделав самую злобную рожу, на которую способен.
  • "О чем?" -спросил меня мой пленник, и снова выпустил газы. Боги, если так все продолжиться он либо отравит меня своими извержениями, или наведет на нас своих солдат.
  • Почему на скромного курьера вдруг организовали целую войсковую операцию? В чем дело?
  • А вы не знаете! - офицер возбудился, и видимо поэтому выдал еще одну трель.
  • Нет, мой портящий воздух друг! - офицер опять залился краской - ну не так он представлял себе плен!
  • Вы везете в Карамоззу отраву, в распространении которой обвинят нас, и захватят наши земли!
  • Стоп, мне объяснили, что я везу вакцину против гнили, а вы не пропускаете посланников сквозь свои земли, желая, чтобы больше жителей провинции погибло. Надеясь захватить провинцию.
  • Это бред. В вашей провинции и впрямь бушует эпидемия, но мы не против провоза вакцины. Просто у нас карантин, и мы не можем пропустить через свою территорию людей из Джомоса, где тоже есть эта болезнь. Мы не хотим, чтобы наши граждане заболели этой заразой.
  • Так. Я везу в Карамоззу вакцину, и вы подозреваете меня в том, что я везу на самом деле яд. Правильно?
  • Да.
  • Но Я еду не через ваши земли, я еду по пустошам. Я не могу заразить ваши земли, так?
  • Так.
  • И вы не пропускаете меня, почему?
  • Потому что вы везете яд, а не вакцину, и когда умрут люди в Каррамозн обвинят нас.
  • Но они уже и так умирают от гнили. Если я везу вакцину, то я могу спасти людей. А если везу яд - они так и так умрут. В чем логика?
  • Если вы везете яд, обвинят нас, в том, что мы сделали это...
  • А если везу вакцины, обвинят вас в том, что вы ее не пропустили. В любом случае виноваты вы.
  Офицер задумался, и снова пукнул. И естественно, покраснел. Жестокое средство против молодых офицеров я применил.
  • Говоря откровенно, не вижу я логики во всем этом. Разве что, кто-то из вашего руководства играет на стороне империи. Другой мысли в голову не приходит.
  • И что ты со мной теперь сделаешь?
  • Да нужен ты мне. Уйду в развалины, а тебя отпущу. Просто хотелось понять ситуацию.
  • Знаешь, с ядом история мне кажется не слишком реальной... Реалистичной.
  • Мне тоже. Тогда может пропустите? Не хочется по этим развалинам шляться. Опасное место. Мне, вроде не привыкать, но лучше без этого.
  • Нет, это абсолютно исключено! У меня приказ!
  • И какой, интересно узнать?
  • Задержать курьера и доставить его в Службу охраны Королевства.
  • Ясно с тобой все. Смотри, я связываю тебя, вот удачный скол камня. Ты перетираешь им веревку на руках, затем развязываешь свои ноги. Оружие твое я оставляю здесь, пять шагов от тебя. Да, - я оборвал кружева с его воротника, скомкал его и сунул ему в рот, - а это что бы ты криками своими не навел своих солдат на меня раньше времени. Ну бывай, желаю дослужиться до генерала!
  Я вернулся за лошадками, взял свою Грацу под уздцы и пошел вглубь развалин, внимательно осматривая свой путь и ощупывая окружающее пространство своими чувствами. По длинной дуге я обошел солдат и выбрался из руин на обычную пустошь. Днем это делать было рискованно, но я решил, что за мной в развалины скорее всего никто не полезет. Ну а если полезет - сам виноват, я уже созрел до того, чтобы наказать слишком назойливых. Достали, тем более что до Карамоззы осталось дня три - четыре. Хочется разобраться с этим заданием побыстрее.
  Придерживаясь низин, но не спускаясь на их дно я проехал спокойно до вечера, снова покормил лошадок и решив, что ни я не кони не слишком устали за этот день, двинулся дальше. За ночь плюс день, успел проехать рекордное расстояние для всей этой поездки - километров эдак шестьдесят. Надеюсь, больше мне мешать не будут, не успеют перекрыть дорогу. На дневку устроился в развалинах относительно небольшого домика. Лег спать, вновь раскинув сигналку, хотя усталость говорила - "да ну его, наверняка никто не побеспокоит"! Это всегда так, к концу операции хочется расслабиться. Ложное чувство безопасности.
  И надо же! Никогда такого не было, и тут снова - мою сигналку побеспокоили, при чем получив сноп пламени, не отвязались, начали прощупывать ее. Посмотрев поверх полуобрушенной стены, я увидел двух всадников на ящерах, судя по сложению - плотоядных. Хорошая замена лошади, если есть достаточно средств, кормить их убоиной. Быстрые и хорошие помощники в бою. И приехали эти всадники со стороны развалин, покинутых ранее мной. Либо прошли их по моему следу, либо просто их обогнули, нашли место, где я покинул развалины и уже после этого встали на мой след. Что в общем, не важно. "пора показывать зубы" подумал я, вернулся к Граце и достал из седельной кобуры карабин. Два выстрела в головы ящеров должны были их успокоить, но этого не произошло вместо того, чтобы пасть, они, не обращая внимание на огонь от моей сигналки рванули вперед. Но рванули мимо меня, явно действуя уже на каких-то инстинктах, черт, а ведь у многих ящеров головной мозг дублируют образования в спинном! Пришлось добивать их, стреляя куда придется, хотя старался по ногам. Метрах в шестидесяти от меня они наконец пали, один придавил своим весом всадника, который не успел покинуть седла, но второй спрыгнул и в фехтовальной стойке размахивал своей шпагой, пытаясь поразить противника.
  • А ну, давай выходи, мерзкий червь и сразись как мужчина! - вот такой театральщины я не ожидал! Это просто самый избитый из избитых штамп дешевых книжек и любительских спектаклей!
  • Ну да, я выйду, а вы меня острой железкой порежете! Давай лучше так поговорим. - ответил ему я, убирая карабин в кобуру и доставая свой меч.
  • Выходи, сопляк и умри, как мужчина! - ну нах, как говорил в подобных случаях Шано. Такого не бывает. Он почти дословно пересказал слова из миллиона посредственных книжек!
  • Ладно, хватит валять дурака, твой спутник мог и ногу сломать, когда его придалило тушей мертвого скакуна. Брось лучше свой меч подальше и помоги ему выбраться. А я не буду делать вам больно и нехорошо, придурки.
  • Да ты знаешь, с кем ты связался, урод?
  • Мне плевать. Я курьер-наемник с Фрэгана, у меня за спиной больше смертей и войн, чем ты можешь себе представить. Убить вас - пустяк, но я не мясник и не убиваю людей просто так. Даже если они столь назойливы, как вы, два обормота. - в ответ на мою фразу "собеседник" сунул меч в ножны. И обернулся к своему спутнику, который пыхтел под весом мертвой туши ездового ящера. Похоже, с ним все нормально, иначе бы стонал или вообще впал в беспамятство.
  • Вообще-то я сказал, меч бросить, но, если ты такой тупой, пусть он полежит в ножнах. Давай, вытаскивай своего дружка.
  Тот подошел к "своему дружку" и схватив его за плечи попытался его вытащить. "Дружок зашипел" и начал ругаться - видно ему было больно. Идиоты. Неужели таких идиотов послали вожди аскеразов по мою душу? Ну не обидно, просто смешно.
  • Ты лучше постарайся приподнять тушу этого ящера. А твой друг постарается вытянуть ногу. - Мой собеседник посмотрел на меня, топорща свои усы. Если он думал, что это произведет на меня впечатление, то ошибался. После чего начал делать то, что предложил ему я. Постепенно, дело у них пошло на лад и он освободил своего спутника. Тот сел, разминая пострадавшую ногу. Не настолько сильно пострадавшую, я ведь чувствую, этот тоже играет. Хотят подловить меня. Я присел на выкрошенную временем стену.
  • Ну что, поговорим?
  • "О чем поговорим?" -спросил меня пострадавший.
  • О том, на кой черт вы решили преследовать меня. Хорошая тема?
  • А кто решил, что мы тебя преследуем? Просто ехали по своим делам...
  • По пустошам, которые пользуются плохой репутацией. И ехали по своим делам ровно по моим следам. Врать нехорошо. А в вашей ситуации - нехорошо вдвойне.
  • Ладно, да, нам приказали тебя остановить.
  • А смысл. Я вроде поговорил с давешним офицером - в любом случае виноватыми быть аскеразам. Единственный вариант, который имеет смысл, действительно перехватить вакцину. Хотите стать убийцами тысяч невинных. Мне просто интересны ваши мотивы.
  • Да ты знаешь, что такое приказ, долг и обязательства перед Родиной! - снова подал голос усатый.
  • Заткнись, Плон, - устало проговорил второй. - Да, нас послали тебя остановить. Король полагает, что ты везешь не вакцину, а медленно действующий яд, в применении которого обвинят нас. Нам приказали тебя остановить, чтобы не случилось худшее. Это ты хотел узнать?
  Да, блин, а что мне вообще от них нужно было от них? Мне и так все ясно. На сам деле, какое-то детское любопытство.
  • Ладно, счастливо вам оставаться, поеду я. У меня еще свои дела.
  • И что вот так, оставишь нас за своей спиной и уедешь?
  • Почему нет? Дистантного оружия, способного поразить меня у вас нет. Мне ваши жизни не к чему. Даже если твой усатый друг метнет в меня свой кинжал, я его отобью, его мысли для меня прозрачны, как горный ручей. Приходите в себя и в себя и возвращайтесь домой. Вам, судя по всему, еще с империей воевать.
  • Вот так, оставишь за своей спиной несправедливость, что честному войну невместно оставлять, и уедешь? И останешься таким-же честным перед самим собой? Ну скажи это сам! - а вот это он зря! Я не подписывался в его реальности справедливость учинять. Хотя, есть одна мысль.
  • Знаешь, твои слова задели меня. Я постараюсь вам помочь. Насколько смогу.
  Я добрался до своих лошадок и оседлав Граци поехал дальше. Никто меня не пытался больше остановить - вплоть до патруля Карамоззы. Которому я предъявил документ, владетеля Джомоса. Они отконвоировали меня к владетелю Карамоззы. Где я передал ему свой груз, за которым тут-же прислали человека из Лечебного Приказа, но я попросил пока не уносить вакцину, попросил приватного разговора с Владетелем. Тот Подумав, отослал лишних людей, кроме своей охраны. На что возражений у меня не было - если он им доверяет, то и я могу. Тем более, что покину этот мир в ближайшее время.
  • Владетель! Я наемник, Владетель Джомоса не захотел отправлять сюда своих людей. Он сообщил мне, что дворяне империи поголовно состоят в партии войны - они ожидают нападения аскеразов на ваш удел, после чего планируют атаковать их Королевство, но не хотят останавливаться на этом - после разгрома вражеской армии они пойдут дальше, "освобождать" Карамоззу. Владетель Джомоса связан родственными узами с некими семьями, которые живут здесь, поэтому он самоустранился - не стал мешать мне исполнить свою миссию. Но сам тоже принадлежит к тем, кто желает новых земель. Имперскому дворянству стало слишком тесно в Рамках Цирранской империи.
  • Я знаю, слухи до меня дошли. Это все?
  • Не совсем. Думаю, как только я выехал из замка правителя Джомоса кто-то подал весточку аскеразам, что едет курьер с ядом, который замаскирован под вакцину. Аскеразы очень старались меня поймать. Я несколько раз ускользал от них, но удивленный их настойчивостью поймал и поговорил с одним лейтенантом их армии, от которого и узнал эту информацию. После меня настигли двое бойцов верхом на ящерах, которых я спешил и поговорил с ними. Аскеразы уверены, что в этом тюке - яд. Я не знаю, кто прав, но в любом случае опасность грозит не только вашим врагам, но и вам самим. Вот такие дела.
  Владетель задумался, после вызвал лекаря и приказал проверить привезенное мной средство, а мне предложил остаться в приемной, подождать результатов проверки.
  Сев в удобное кресло, я чуть не отключился сразу - неистребимая привычка засыпать при любом удобном случае. Но здесь спать нельзя, вообще-то я не дома, тут могут и что-нибудь нехорошее со мной сделать, к примеру, убить, если мои вести достаточно огорчат Владетеля. Поэтому я боролся с подступающим сном. Задремывал на несколько мгновений, клевал носом и снова вскидывал голову. Как на занятиях по какому-то скучному предмету. Словно я снова кадет Корпуса. Но долго мне дремать не дали, меня вызвали в кабинет.
  • Странное дело, скажу я тебе. То, что ты привез - не совсем вакцина, на которую мы рассчитывали. Но и не яд, как ты опасался. Если бы мы просто ее использовали без проверки привело к тому, что болезнь замерла, застыла на время. На несколько месяцев, а потом вернулась бы опять. То есть мы смогли бы хорошо потрепать аскеразов, а потом умерли. Не все конечно... но это неважно. Зато, благодаря твоему предупреждению, мы сможем довести вакцину до ума, так чтобы она сработала как надо. Наемник, ты откуда?
  • Вас интересует мир, где я родился? - удивился я?
  • Нет, глупый юнец, где базируется ваша армия наемников?
  • А, с Фрэгана.
  • Доставишь пакет на Потаз?
  • Конечно, ведь я курьер!
  • Это хорошо. Сколько тебе заплатили за доставку вакцины?
  • Пять сотен золотых.
  • Я плачу за оказанную нам помощь еще тысячу. И за доставку вот этого пакета - сотню золотых. Ты должен на Потазе найти легата Ласточек и передать пакет ему. Задача ясна? Тогда вот возьми этот жетон, он поможет тебе без лишних проблем и бесплатно добраться до Потаза. Но отдохнуть тебе придется уже там, время не терпит.
  • Выполню. Только прикажите пополнить припасы, я в пути поиздержался.
  • Зачем тебе припасы, до Потаза - четыре портала?
  • Опыт показывает, что припасы могут пригодится в самый неожиданный момент.
  • А... - Владетель ухмыльнулся. - Хочешь заодно растрясти меня на всякие плюшки? Понимаю. И даже одобряю.
  Он приказал своему секретарю провести меня на кухню, где мне собрали в дорогу нормальной еды, а затем к продуктовому складу, где я набрал продуктов для похода. Придя в конюшню, где мои девочки смогли наконец наесться сена, что просто необходимо лошадям - есть все время зерно им не полезно, там я набрал для них овса и вперед, к портальному переходу.
  На первом портале меня остановили и попытались отправить в карантин, но показанный страже жетон заставил вместо этого вызвать мага, который поколдовал надо мной - чего он делал конкретно я не понял, но видимо простерилизовал изнутри и снаружи. После чего я смог пройти порталом дальше. И так до самого Потаза.
  Добравшись до штаб-квартиры Легионов Верности, я показал офицеру, который встречал гостей этого мира жетон и попросил предоставить провожатого до места, где я могу найти легата Ласточек. Тот вызвал такого-же как я молодого рекрута и приказал ему отвести меня в расположение легиона.
  • Ты ведь тоже рекрут? - спросил меня проводник?
  • Ну да, а кого еще пошлют курьером? Опытного наемника?
  • Я-асно. И много очков заработал?
  • Да не слишком, за эту операцию всего 60. Но хоть и с риском, длилась всего неделю.
  • Вот-же! А риск какой? С кем пришлось биться? - ясно, парень и хочет серьезного задания, и боится.
  • Ну как сказать. Случайно погибла одна тварюшка, даже не знаю какая. Но охотились за мной серьезно, патрули целого королевства.
  • И как, ты много убил врагов?
  • Парень, ты что - маньяк? Зачем мне убивать местных, если я туда попал издалека, у меня нет там врагов, и я могу обойтись без лишней крови? Это меня еще на войне достало. Так, оглушил одного-другого, прошел в темноте мимо поста. Да, верно, еще двух ездовых ящеров пришлось убить. А так - все чисто.
  • Ну, говоришь еще и воевал... И тебя курьером послали, а не взяли сразу в легион?
  • Ну, наверно у вас здесь другая система. У нас, будь ты трижды герой войны, покажи себя в обычной рутине. Должна армия знать, что ты нормальный, контролирующий себя человек.
  • Ну если так...
  • А тебе сколько дали за то, что отведешь меня куда нужно?
  • Да так. Одну десятую очка.
  • Кисловато.
  Тем временем мы пришли к комплексу казарм Ласточек, и часовой спросил, к кому я и по какому делу. Я показал жетон и сообщил, что у меня пакет для командира. Часовой на мгновение застыл, видимо посылал кому-то зов. После чего посоветовал отойти в сторону и ждать, пока за мной придут.
  Спустя минут десять, не более, из ворот вышел человек, одетый в очень хороший доспех. Можно позавидовать, но мой лучше. Конкретно для меня.
  • Ну, давай, что мне там старшой прислал! - скороговоркой выдал, видимо легат Ласточек. Я молча протянул ему пакет. Тот торопясь жить, начал его надрывать, порезал о бумагу палец и сунул его в рот. Отдал пакет вскрывать часовому.
  Вот был бы я убийцей, он бы уже лежал мертвым. Сам начал вскрывать пакет, переданный неизвестно кем. Повредил палец, и сунул его в рот. Да еще и этот рекрут стоит рядом разинув рот! Нет, мне кажется, на Фрэгане немного более ответственно относятся к безопасности. Хотя, мой учебный бой с Михалом? Тоже полный прокол. Или я чего-то не понимаю?
  Тем временем легат начал изучать присланный документ и засунул в отворот одежды несколько длинных листов. В которых я узнал векселя одной из торговых компаний.
  • Вау! Хорошо, что брат прислал денег, а то в последнее время никакой нормальной работы. Только охрана караванов, разбойники и посты на границе. И очень хорошо, что нашел для моих ребят интересное дело. А то застоялись мы, застоялись, однозначно!
  • Так, парень, а ты откуда?
  • С Фрэгана мы. - ответил я, с легкой издевкой, которую легат не заметил.
  • А пошли ко мне, мне лихие хлопцы нужны! - вот только слово хлопцы я ненавижу еще с Ирма.
  • Легат, у меня уже есть обязательства, и я не привык...
  • Ладно, понял, сам такой! Сколько тебе заплатил мой братец?
  • За доставку - сто золотых, за информацию - тысячу.
  • Меня информация не волнует. В общем так, тебе за работу я отваливаю сто очков! Надеюсь, это тебе поможет быстрее войти в тот легион, который ты выбрал!
  • Спасибо, легат! Очень благодарен! Разрешите идти?
  • Ну а что, шуруй, иди по своим делам!
  Мне кажется, что Владетель Карамоззы несколько преувеличил возможности своего брата. А впрочем, это не мое дело. Я развернулся и отправился к порталу, где меня ждали мои лошади. Там прикинув расстояние до Фрэгана. А что, не так уж и далеко, семь переходов. Сегодня буду. При переходе, не подумав, снова показал жетон, выданный мне владетелем Карамоззы. И он сработал! Что получается, это "вездеход", который срабатывает при любом переходе, а деньги списывают со счета Владетеля? Забавно. Видимо легат Ласточек должен был его у меня забрать, но по разгильдяйству забыл? Или мне это такой приз, за успешно выполненную работу? Буду думать, что второе.
  К вечеру я оказался на Фрэгане, успел зайти в комендатуру, где сдал задание, получил свои законные 500 золотых и узнал, что очки легата с Потаза у нас не котируются. Так что у меня только заработанные 60 очков рейтинга, которые я получил за задание и за доставку послание на Потаз мне накинули десятку. Ну хоть так. Доехав до Нибеле, я сдал своих лошадок на руки мальчишкам - конюхам, попросив их отнести мои вещи в номер. Хотелось принять душ, но есть - больше, так что я сначала хорошо поужинал, а затем привел себя в порядок и отдал свою одежду в стирку. На Ирме и больше приходилось в одной одежде ходить, но здесь-таки мирная жизнь! После чего со спокойной совестью завалился спать.
  
  5
  
  Утром, пока я завтракал, ко мне подсел мой наставник. Видимо, он приплачивает местным мальчишкам, что бы его предупреждали, когда приедет его крестник. Я поздоровался и положил перед ним три ассигнации: 100 золотых, 50 и 10.
  • И что это? - спросил меня Манко, подняв левую бровь. Это получилось у него не очень - бровь пересекал старый шрам, но мимику понять было можно.
  • Полтинник - выполнение основного задания. Сотня - за сообразительность, десятка - дополнительная курьерская доставка. Подработка на месте, так сказать.
  • А теперь рассказывай подробно! - сказал Манко убирая деньги в карман.
  Ну я и начал. От прибытия к Владетелю Джомоза, странного разговора с ним, общения с ветераном Проклятых земель, потом - свои первые впечатления от этой всхолмленной степи, травы, которые мои умные лошадки есть не захотели, развалин, тварей, которые там есть, но мне не попались, или я им не попался, что думаю вернее. После - как меня ловила армия целого Королевства, о беседе с лейтенантом аскеразов, потом о беседе со старшим из наездников на ящерах. Далее о разговоре с Владетелем Карамоззы, о том, что вместо вакцины ему подсунули обманку. О его вознаграждении за предупреждение и задании смотаться на Потаз, к легату Ласточек, оцененное им в сотню золотом. Об общении с легатом, и впечатлении, которое он на меня произвел. Манко, тоже поморщился, при упоминании о Потазе в целом и о том, как я поговорил с Легатом. Ну и о том, что тот наградил меня ста очками, а здесь мне их не зачли.
  • Ты - лопух! - припечатал меня Манко Юпанки, - дважды лопух!
  • Но почему, едрена кошка?
  • Потому что мог мне не отдавать процент от побочного заработка, я его не заработал, понимаешь? Но за честность хвалю, в дальнейшем сам решай делиться со мной побочными заработками или нет. И то и другое решение имеет свои плюсы и минусы.
  • Ну, то, что я заработаю больше, если не поделюсь, я понимаю. Минусы, думаю, вы будете мне помогать более формально, без души, тоже понимаю. А какие минусы, кроме потери части заработка имеет решение делиться?
  • Смотри. С одной стороны, тебе все кругом будут более охотно помогать, как своему в доску парню, который не крысятничает. А с другой стороны, есть тип людей, которые будут считать тебя лопухом, которого не грех и объегорить. Типа, парень деньги не ценит. Понял?
  • Осознал. Но первый путь мне больше по душе. А почему я лопух дважды?
  • Доедай, пойдем в контору, по дороге объясню.
  Приноровившись к походке старого орка, я стал его слушать.
  • Смотри, парень. Ты прибыл выполнить четко оговоренное задание - отвести вакцину. Так? Так. Ты пробился сквозь вражескую армию, кстати, молодец, что бескровно - это всегда ценно, нам незачем зарабатывать себе репутацию отморозков, мы всегда стараемся, если можем обходится без крови. Даже на войне, всегда лучше победить малой кровью - завтра нас может нанять противная сторона. Кстати, на всякий случай, мы никогда не беремся за карательные операции и не воюем с мирным населением. Если будут заказчики предлагать такие дела - отказывайся всегда, что бы тебе не сулили.
  Фу, запыхался, давай постоим, отдышусь. Так вот наш заказчик обманул не тебя, он обманул всю нашу наемную армию. Понимаешь? Если бы ты не догадался, что дело нечисто, все поняли бы, что нас подставили, но пятно на армию пало. Так что, теперь к Владетелю Джомоза отправиться специальная миссия, которая должна будет понять, кто конкретно решил нас обмануть. И потребовать его наказания или наказать самим. И дело тут не ограничится жалкой тысячей, которую ты получил от Карамоззы-старшего. И об этом ты должен был сообщить офицеру комендатуры! Ну, слава Богам, это не поздно сделать сейчас.
  Мы пришли к конторе, там я присел на стульчик в коридоре, а Манко пошел разбираться с моим делом по кабинетам. Сначала провел полчаса в кабинете дежурного. Я, чувствуя, что мне ничего не угрожает банально отрубился. Просыпался только когда слышал походку старого орка. Он выходил из очередного кабинета, улыбался мне в своей, кровожадной манере, и нырял в другой. Похоже здесь бюрократия похлеще, чем в армии Хаоса!
  Спустя некоторое время, Манко выглянул из очередного кабинета и поманил меня пальцем. Я отер лицо рукой, чтобы прогнать остатки сна, поправил на себе форму лейтенанта с Биркема-3 и прошел в кабинет. Там меня ждал дарко, наполовину темный эльф, на вторую половину непонятно кто. Я вообще не знаток этих расовых различий. Хаос, как-то на этом не заморачивается. Знаки различия на его мундире я не опознал, поэтому отрапортовал просто:
  • Рекрут Вик Дан Хали, по вашему приказу прибыл. - дарко поморщился и повернувшись к наставнику, сказал: - Манко, если ты не хочешь, чтобы каждая собака знала, что у нас в рекрутах хаосит, да еще и герой Ирма - придумай ему нейтральную фамилию. И пусть он зарубит ее на своем носу. И так, старший лейтенант, докладывайте все что помните о вашей миссии в Цирранской империи, начиная со встречи с Джомозом. Меня можете называть господин старший дознаватель, или просто - старший дознаватель. Докладывать подробно!
  На память я не жалуюсь - и как на нее жаловаться, если в Корпусе нас тренировали как даже не знаю кого. И я начал рассказывать все с мельчайшими подробностями, но даже такой мой рассказ старший дознаватель прерывал, заставляя вспоминать еще более точные подробности. Когда дело касалось моих разговоров - я могу понять, но зачем ему, чем когда и как я кормил лошадок, что видел в развалинах. Даже заставил рисовать план развалин, которые я проходил и попросил набросать вид их который открылся мне с того ракурса, который я видел. Это было долго! И измотал меня он изрядно.
  • Ну что ж, Манко, рекрут Вик. Пока мне все ясно. - если раньше он называл меня по званию, которое я получил в Хаосе, то теперь - по занимаемой должности здесь. Наверное, это хорошо. Дарко замолчал, на долгие несколько минут, закрыв глаза и размышляя.
  • Я пришел к выводу. Наш рекрут ничем себя не скомпрометировал, - вот как? Я и не думал о таком развитии событий! - Он вел себя достойно и проявил лучшие качества, присущие Наемной Армии! Смог разгадать происки противника, продемонстрировал верность букве и духу договора, поддержав наш авторитет. Мое решение, рекрут Вик получает дополнительные сто очков за выполнение этого задания. Решение не окончательно, может быть изменено в свете новых открывшихся обстоятельств. Со своей стороны мы выражаем свое недоверие владетелю Джомозу и Цирранской империи! Им придется совместно с нами провести расследование и выяснить, кто попытался ввести нас в заблуждение. Ну а пока суд да дело, - дарко улыбнулся и хитро посмотрел на меня, вряд ли дворянство империи сможет устроить свою маленькую гнусную войну! Вы ведь этого хотели, рекрут?
  • Так точно, господин старший дознаватель. Была такая мысль.
  • Ну вы сделали для этого все что могли. Тот охотник, который пытался отравить вашу душу сомнениями выиграл. Добился своего. Все, вы свободны, но, Манко, предупреждаю - не стоит загонять рекрута во многомесячные миссии. Желательно, что бы его можно было выдернуть в два-три дня, для участия в разбирательстве.
  • Разрешите идти?
  • Идите, рекрут. И совет, у нас самая дисциплинированная сила наемников в ближайших мирах, но у нас не принято четкое следование уставам. Можно расстегнуть верхнюю пуговицу.
  • Понял вас, благодарю. Я пока не смог определиться со своим поведением, все слишком быстро происходит.
  • Все, идите отсюда. Я устал от запаха орков и от эманаций Хаоса. Дайте сиятельному господину отдохнуть! Брысь!
  Мы быстро покинули кабинет. Дарко вообще склонны к быстрой смене настроения и неоправданной жестокости. Хотя если он дознаватель, законник. Но лучше не рисковать.
  • Ну что, Манко, мастер, черт меня побери, простите. Я устал от этого, правда.
  • Сынок, я тоже измотан - но это нужно было сделать. И дело не в твоих ста очках, которые я должен был отработать. Это ведь и моя армия. Я отдал ей много лет, и все, что на пользу ей - на пользу мне. А мы с тобой сегодня провернули хорошую комбинацию, из которой начальники выдоят много ништяков. Дознаватель Шаун редко бывает таким довольным, чтобы шутить при старом орке и рекруте-хаосите. Если ты заработал сегодня сто очков, то вся наша организация сможет заработать пару-другую сотен, и они очень ценны. Репутация для наемника все. И, мальчик мой, ты показал себя молодцом. От начала до конца этого дела. Идем в Нибеле, нам нужен хороший ужин и выпивка! Мы хорошо поработали. Вот за что я люблю свою работу, наставника - за такие моменты. Когда мы сделали... ух! Когда снова могу принести своей гильдии пользу. Ладно, нам нужно выпить!
  Мы завалились в Нибеле, уставшие и уже слегка пьяные от чувства победы. Там заказали себе хороший ужин и крепкую травяную настойку. Поедая большие куски мяса, я тушёного, а мастер - жаренного, мы небольшими глоточками пили ее. Потом, расправившись с ужином заказали себе пива, Манко рассказывал о разных интересных случаях, которые случались с ним, за время его службы, я пытался вклинится с рассказами о своей службе. Тут к нам присел некий индивид, которому наставник сказал поначалу: "Видеть тебя не хочу, Дассер! Что ты вообще здесь делаешь!", но потом смягчился и заказал выпивку и ему. Далее к нам начали присоединятся другие гильдйцы и вскоре вся таверна гудела. При чем нормально, по-доброму, без агрессии и драк. В какой-то момент Этот Дассер достал из кармана бутылочку с неким мутно белым настоем, Манко махнул рукой - типа, сегодня можно. Каждому из нас, а собралось нас человек пятнадцать, все-таки не все здесь гудеть до утра - у многих завтра напряженный день, досталось по небольшому глотку. После этого окружающее расцвело яркими цветами юбки уличной гадальщицы, что-то происходило, я отстраненно смотрел на окружающее, яркие арки перед глазами, иллюминация, световая феерия. Северное сияние, снопы световых лучей, которые, казалось, можно взять и сложить в стог. Какие-то вырванные из контекста картины, равнина и огромное колесо, в полнеба, крутится, переносит небо к земле, а землю возносит в небеса. Фигуры паяцев, танцующих на фоне черно-белых декораций.
  И вдруг, утро. Я лежу в своей кровати, на диване, в моей комнате Манко спит и причмокивает губами. Даже не думал, что он способен так, по-детски спать. Острое, даже обостренное восприятие и никакого похмелья, как будто мы вчера и не пили. А выпил я много, никогда у меня не было таких странных видений в опьянении. Тут проснулся Манко, резко сел и ясным взором посмотрел на меня.
  • Ну ты как, поправится нужно, похмелье? - спросил он как-то подозрительно.
  • Нет, а что? - подозревая его в чем-то спросил я.
  • Да так, что помнишь вчера?
  • Ну бухали. Хорошо так, без драк. Приятно.
  • А дальше?
  • А потом, какие-то цветовые арки, падающие с неба полотнища света, разных цветов. Помню, думал, что снопы света можно сложить в скирду. Ну как крестьяне складывают.
  • А дальше?
  • Слушай, я что, натворил чего? Ну не помню я, ничего, вроде не делал, правда не помню, как в постели оказался.
  • Да нет, не натворил. Хотя как сказать. Кое-что натворил. Хорошо, никто не обратил внимания.
  • Да что я наделал-то?!
  • Ничего страшного, важно, что никто не обратил внимания, кроме меня и Нибеле.
  • Постой, а Нибеле, не название гостиницы, а имя владельца?
  • Да неважно это. Совсем неважно. Помнишь, может, угостил нас один бродяга из небольшой бутылочки таким мутным напитком?
  • Ну помню. Удивился еще, что не вкуса, ни запаха. Странный напиток.
  • Еще какой странный. Кеос. Галлюцинации вызывает, но всегда приятные, ничего тревожного, ничего агрессивного. Даже при лечении буйных больных применяют. Легкий галлюциноген, разрешен почти везде, привыкания нет, вреда - тоже.
  • Ну и что?
  • Ты же у нас неплохой маг, правильно говорю?
  • Ну, наверное. Этот ящер говорил, что неплохой.
  • Тебе никогда не говорили, что ты маг реальности?
  • А что это?
  • А то. Вот по этой ноге у меня прокатилась бочка с горючим. И собирали ее 11 месяцев, пока я смог ходить без костылей. А теперь, я даже не хромаю. И в памяти та история постоянно путается, вроде была, а вроде и нет. Понял?
  • Я, наверное, такой тупой с похмелья, не въезжаю.
  • Ладно, тебе вчера понравились угли в очаге, и они вдруг превратились в золотые монеты. Ничего тебе это не говорит?
  • Нет! Нет!Нет! Не говори загадками!
  • Короче, парень, у тебя есть в активе чисто хаоситское умение - манипулировать реальностью. Чистая магия Хаоса. Понимаешь?
  Тут я понял. Аристократия Хаоса - это люди/существа, которые владеют магией хаоса. Если кто-то узнает, что я во время пьянки в заштатной таверне продемонстрировал такое умение, прощай свобода. И даже не свобода. Прощай мои желания, все. Меня разыграют между собой аристократические семьи, и та, которая выиграла, во-первых, женит на одной из своих дочерей. Что бы привязать к себе. Во-вторых, заставит заниматься этим умением постоянно, пока я не освою его. А чем ближе ты к Первозданному. Тем меньше в тебе человеческого. Ты можешь вдруг начать собирать описанные младенцами пеленки, и выкладывать за интересные экземпляры бешенные деньги. Ты можешь вообще перестать понимать трехмерных существ и общаться с созданиями, для которых одиннадцатимерное пространство - родной дом. Или полюбить есть старые ботинки на ужин. В чем-то я преувеличиваю, но аристократия - не то, чего я хочу!
  • Я попался?
  • Нет, все это видели, а я даже ощутил на себе, только двое Нибеле и я. Нибеле неожиданно обогатился. Не слишком сильно, но это года три его работы отельером. Так что, ты не просишь у него своей доли золота, а он тебя не сдает. Ну от меня требовать тебе нечего, ты мне просто ногу починил. Но, откровенно говоря, и за это спасибо.
  • И что теперь мне делать?
  • Да ничего. Никаких галлюциногенов. А лучше вообще без наркотиков, ведь ты жил так ранее. В общем, за ногу спасибо, а теперь, если хорошо себя чувствуешь - идем в комендатуру. Ждет там тебя новое задание. Пока не знаю, сколько за него отсыпят, но 50 очков - минимум. Работать нужно. Очки зарабатывать. Сто семьдесят - это еще не тысяча.
  Вроде пронесло. Хотя стоит подумать и о том, с чего я, слабый росток с древа Хаоса. Вдруг приобрел такое умение. Без Черепа это не обошлось, точно!
  Пришли в комендатуру. Я присел в коридоре у стенки, бороться с дремой, старик пошел к дежурному. Спустя минут десять вышел крайне озадаченным.
  • Есть новое задание?
  • Как без этого. Задание странное. В общем, ты садишься в купе поезда, который идет через несколько границ, и везешь пакет, предназначенный правительству страны, в которую ты прибудешь. Вроде, все легко и просто, но заданию присвоена сложность ХХХ. Три икса - это почти верная смерть. Я не знаю, причины этого, и это мне не слишком нравится. Зато 430 очков. В общем очень сложное задание, для самоубийц. Не знаю, рекомендовать его или нет. Все говорит, что справишься, но награда за него! Не знаю, короче, решай сам.
  • А почему нет? Я не нежная роза, убить меня сложно.
  • Но подумай, 430 оков - это очень сложно. Очень.
  • Предыдущее тоже было не простым.
  • Ладно, идем дежурному.
  Там повторилась процедура с прошлым заданием. Вы готовы перевезти выполнить заказ Советской республики, доставить пакет в Италию? Стоимость данного заказа 3900 золотых, количество очков репутации - 430. Предупреждаем, это очень сложное задание.
  • Я готов.
  Мне надели на руку браслет, непонятно зачем. После чего отправили готовится. Тут можно было использовать огнестрельное оружие, практически любое. Единственное ограничение - никакого энергетического оружия. Да и пулемёт тут не применишь - купе поезда. Основным оружием я взял аутентичный пистолет. А вот второе было чуть посовременнее. Тем более, что меня предупредили, будут пытаться убить. И обязательно. Этот пакет очень важен для врагов заказчика. И важное дополнение, я должен отмечаться при каждом пересечении границы. На каждой границе в паспорте должен стоять штамп, а в книге у таможенника - отметка о пресечении границы. Причина - я официальный курьер министерства иностранных дел, все должно происходить по закону. Кстати, как не странно, мое убийство - вполне законный акт, также, как и мои попытки не допустить этого, вплоть до летальных, так сказать. Интересные у них там законы...
  Мне предложили гражданскую одежду, по моде того мира, не слишком удобный коричневый костюм-тройка, плащ на пару тонов темнее (все это- составные части легкого бронежилета, на основе некого высокотехнологичного полотна, где молекулы уложены особым образом, одна нить этой ткани на разрыв более прочна, чем стальная балка), в одной руке у меня был вместительный саквояж, в тон плащу, на ногах - ботинки на толстой подошве. Как по мне, должны быть туфли, но мода! Под мышкой кобура с пистолетом. Во второй руке баул, не слишком большой, сухпай на 10 дней, смена белья, компактный пистолет-пулемет, боеприпасы, подумав я спросил станнер, но нет, технология, запрещенная к провозу. После этого поинтересовался пистолетом со снотворными ампулами. Офицер, готовящий меня к отправке, улыбнулся мне - дескать, понимаешь специфику и ушел разбираться в своих стеллажах. Вернувшись, предложил на выбор два, один однозарядный с приличной дальностью, второй на семь патронов-ампул, но дальность не более 10 метров. Самое то для вагона поезда! Пришлось в баул упаковывать дополнительные обоймы к нему - перезаряжать их вручную нельзя, одноразовые.
  Посмотрев на баул, я задумался, чего мне не хватает здесь?
  • Может, возьмешь дополнительные броневые пластины под костюм?
  • А свою броню можно?
  • А что у нас за своя броня?
  • Доспех Еорта.
  • Трансформер? Пойдет.
  Так, чего мне не хватает? Черт ничего в голову не приходит. Посмотрел на наставника. Тот развел руками, вроде, все предусмотрено. Ан нет!
  • Аптечка?
  • И то верно, забыл. Смотри, вот она, - офицер расстегнул подстежку, и показал упакованные перевязочные материалы, шприц-ампулы, баночки, блистеры с таблетками, даже инструменты для несложных операций. Не ожидал!
  • Ладно, вроде все. Ни к чему придраться не могу.
  • Возьми второй пистолет. И лучше, если оба будут не аутентичными игрушками, а проверенные, рабочие машинки, вроде вот этой, офицер достал с полки два оружейных ящичка, где лежали два пистолета, снаряженные обоймы к ним и по паре коробок с патронами. - патроны и для пистолетов, и для твоей машинки рекомендую взять вот эти, дозвуковые. Звук выстрела в движущемся вагоне не различишь.
  • А зачем мне два пистолета?
  • Учили стрелять с двух рук?
  • Да. Правда из объяснений, я не уловил смысла этого упражнения.
  • Все очень просто. Ни один пистолет-пулемет не сможет дать такого точного боя, как пистолет. Стреляя с двух рук, ты имеешь скорострельность почти на уровне выбранного тобой автомата, а точность - выше. Если уверенно работаешь двумя руками. Ты в себе уверен?
  • Да, учили крепко!
  • Кроме того, в обойме этого пистолета 24 патрона, два дают 48 патронов, против 30 при удлиненном магазине в твоем ПП.
  • Ясно, спасибо за совет! - мы, действуя вдвоем, быстро поменяли патроны в моей укладке, переснарядили обоймы оружия.
  • Ладно. Иди к порталу.
  У портала я протянул руку Манко, тот пожал ее.
  • Парень, совет. Если все пойдет в разнос, уходи с маршрута, портируйся в нормальный мир. Лучше попробовать через два года еще раз себя, чем тупо сдохнуть в чужом мире. И, я понимаю и сам придерживаюсь принципа - никаких лишних трупов. Однако всегда есть ситуации, или ты или тебя. Ну ты сам знаешь. Кстати, браслет, который у тебя на руке - экстренный телепорт. Имей в виду.
  • Вот как? Рад. Я справлюсь, старик. Знаешь, же - у меня масса своих трюков. К которым в том мире вряд ли кто готов. Прорвусь.
  После чего повернулся, кивнул порталисту и шагнул, прорывая радужную пленку, в другой мир.
  Меня встретили настороженными взглядами охранники с той стороны. Я кивнул им и сообщил:
  • Приветствую. Меня вызывали.
  Один из порталистов, одетый в необычную военную форму улыбнулся мне так, как будто он с детства не улыбался. Забыл, как это делается. И предложил или приказал мне: - За мной!
  Я не стал возражать и пошел за ним. Не очень приятная встреча, но кто знает, что у них здесь твориться? Возможно, у них есть неприятный опыт, связанный с теми, кто приходит из портала. Пойдя коридором, мы поднялись по лестнице, где на каждой площадке стоял караул из двух бойцов. Все хорошо, только длинная винтовка - не то оружие, которое стоит использовать в бою на лестнице. Хотя кто я такой, чтобы их осуждать или учить?
  Мы вышли на улицу. Ранняя зима или поздняя осень. Свежо, снежок, только запах дыма откуда-то. Тревожная такая, нотка. Мы находились в некой крепости, пожалуй. Пространство, которое я видел было окружено стеной не слишком высокой, метров три-пять. Это изнутри так, возможно, снаружи они гораздо выше. По дороге я разглядел пару башен, вполне серьезных. Мощных и высоких, но геометрия стен говорит о том, что их строили до того, как артиллерия достигла своего расцвета, который можно ожидать, судя по аутентичному пистолету, который я хотел с собой взять. Интересное место. Скорее не действующая крепость, а памятник истории, но слишком много солдат. И нет при этом никаких признаков готовности к обороне. На стенах - никого. Странно, но это не мое дело.
  Ожидал, что зайдем куда-нибудь в помещение, где я получу инструкции, но мы неожиданно свернули к человеку, одетому в шинель нараспашку.
  • Степан Викентьевич! Вот, прибыл этот, из-за стены, как вы говорили.
  К нам резко повернулся человек, полы шинель встрепенулись. Под ней была форма, затянутая ремнями, на поясе висел какой-то монструозный пистолет. "Под винтовочный патрон, он что ли?" - подумал я. Подняв глаза я увидел бледное, правильное лицо, которое портили только глаза. Зрачки во всю радужку, хотя здесь светло.
  • Степан, Степан Викентьич, а вы?
  • Просто Вик.
  • Ну тогда просто Степан, будем знакомы. Значит, это вас нам прислали?
  • Да.
  • И как, есть опыт? Что-то вы молоды. Убивать, людей убивать приходилось?
  • Слишком часто и много. Год войны, до этого пятнадцать мелких операций. Опыт, на мой взгляд, даже излишний.
  • Нет, молодой человек! Лишнего опыта не бывает! - он посмотрел на меня, ожидая, что я начну с ним спорит.
  • Не буду спорить.
  • Что ж вы так! А я бы поспорил! Вот соскучился по спорам. В последнее время приходится командовать, решать проблемы, нет времени поговорить, поспорить, подискутировать, как раньше. Вот, не думал, что буду жалеть о тех временах, ан нет, были свои плюсы. Ладно, Леня, иди, охраняйте стенку, она еще нам может пригодится. Если что нужно будет, я вызову.
  Леня козырнул, развернулся по-уставному и удалился.
  • Ну что, поговорим серьезно! - сказал этот человек внимательно и цепко осматривая мое лицо. При этом его зрачки вдруг стали уменьшаться и превратились в нормальные! Глаза его оказались коричневые. Нет, это не наркотики, как я подумал. Это что-то другое.
  • Я готов. - ответил я. А что мне оставалось ему говорить?
  • Вы знаете, что ваша миссия очень опасна?
  • Да. - мой собеседник поморщился. - Вы гражданский?
  • Нет, более 10 лет как кадровый военный. Служу с семи лет.
  • Мать! Да что у вас за система там! Детей - на войну, что ли? Это получается, империя, с которой мы боролись - просто песочница?
  • Простите, я не вполне вас понимаю. Моя семья - военные, несколько десятков поколений. С трех лет начинают обучение в семье, с семи - в корпусе. Боевые операции только с десяти лет. В последней стажировке не повезло, попал на серьезную войну.
  • И что у вас серьезная война?
  • Планету атаковала Темная империя. Орбитальная бомбардировка, высадка десанта. Год партизанской войны. От населения планеты выжило около 10%, из армии - трудно сказать. Менее одной десятой процента.
  Мой собеседник замолчал. Надолго. Я хорошо ощущал его чувства, он был в смятении. С одной стороны, он очень многое пережил за свою жизнь, много тяжелого, страдал, принимал тяжелые решения, особенно в последнее время. Но делал все это ради будущего. Ради людей. И презирал те блага, которые стали ему перепадать после их победы. Победы над чем-то очень мрачным и темным, но в то же время, в душе у него жили и светлые воспоминания о том, что они победили. Удивительная каша у него, даже не в голове, а в душе. Он каждую минуту и уверен в своей правоте и сомневается в этом. И только на острие действия, на острие атаки, ему удается эту раздвоенность преодолеть. Или, "балтийский чаек". Так долго жить нельзя. Недолго ему так. Какая-то у них тут полная неразбериха. И в головах и в душах.
  • Вот, значит, кого ко мне послали. Решили, что здесь у нас только волчонок-Маугли сможет выжить. То есть, ты совсем конченный боец? Автомат? Чувства все сжег в окопах, под бомбежками и пулеметами?
  • Я не очень понимаю, что вы имеете в виду. - нет, ну рисовался я немного, а то меня сильно достает, что все меня считают молокососом! - я нормальный, вполне готов к выполнению вашего поручения. Серьезно, вам не стоит волноваться, я сделаю все что смогу.
  • Пройдешь через пять границ и шесть государств, убивая направо и налево?
  • Нет, э... Степан. Я планирую пройти этот маршрут, желательно не убивая никого. Оглушая, усыпляя, ограничивая подвижность. Я не маньяк, я не люблю убивать и делаю это когда необходимо. Знаете, Степан, мне пришлось стоять в ручье крови по щиколотку. Это сильно меняет. И очень не нравится мне.
  • Да, наверное. В общем, так ты, наверное, хочешь перекусить? Извини, а ты вообще ешь? В смысле принимаешь пищу? - вот блин, я этого не хотел! Слегка хотел сбить с него спесь!
  • Да, конечно, с удовольствием!
  • Ладно, я сейчас отведу тебя в столовую, поешь, приготовят автомобиль и поедем на вокзал. Отправление поезда уже скоро!
  Мы прошли в столовую, видимо, для офицеров: столики, официантки, уют какой-никакой. Заказал себе первое попавшееся и начал оглядываться. Большинство в форме, форме разной, даже, кажется, разных армий. Некоторые в кожаных куртках. Я в своей гражданской одежде смотрелся здесь немного странно. Но это не мои проблемы.
  Мне подали что-то мясное, с кашей. Все было вполне съедобно, и я с радостью это уплетал, понимая, что в поезде мне лучше питаться сухпаем. Вдруг перед моим столиком образовался некий человек, во френче, галифе и кавалерийских сапогах, с саблей чубом и глазами на выкате. Вот, всегда, во все времена, кавалеристы - это проблемы. Я не знаю, их специально такими рожают, без башни? Или кавалеристов в день призыва конь копытом бьет в голову, чтобы мозги совсем отбить!
  Я поднял на подошедшего глаза и улыбнулся. Тот, слегка помялся - неожиданность и спросил вполне вежливо:
  • Это, браток, тебя от Наркоминдел к фашистам посылают? - завис немного, переводя его слова на понятный язык, после чего, сказал:
  • Давай, садись, может угостить чем?
  • Да не, я уже нажрался, а пить - не время, на пост заступать, так ты из ихних, скажи?
  • Ну да, если я правильно тебя понял.
  • Ты браток, там всего остерегайся. Знакомец мой, сам из бывших, но лихой, пытался маршрутом пройти. Не смог, завалили его. Держись там, нам этот договор с фашистами очень нужен, постарайся, сделай его. Мои все за тебя молиться будут, хоть и говорят сейчас, что это не дело, Отцу небесному молиться, вроде как научное мировоззрение отвергает это. Но мы ж, темные, нам что анархизм, что социал-максимализм - одна байда. Так говорю, народ? - оказалось, наш разговор слушает весь зал. Все грянули одобрительно!
  • Ну раз так, говорю вам - сделаю все, доставлю пакет фашистам, все будет ладно. Мое слово твердое!
  • Э, браток, такие слова не все могут базарить, это древний клич!
  • В моей семье этот клич - издавна. Право есть, и не подводил никогда!
  • Братцы! - вперед вышел один из бойцов в кожанке, - Вы меня знаете! Мой глаз не обманывает, этот справится, отнесет нашу маляву фашистам! А если договоримся с ними, можно будет и всю Европу ломать!
  Тут к нам зашел Степан Викентьевич и прекратил внеплановый митинг.
  • Товарищи! Я сейчас везу нашего товарища Вика на вокзал. Он точно прорвется. Он не только политически подкован, он боец которого поискать! Он учился в тайных скитах, он побывал на Востоке. Его благословил Патриарх, да, материалистическая диалектика не признает религии, но мы-то знаем, что так лучше будет. В общем, знайте - теперь мы точно добьемся своего!
  Мы быстро вышли на улицу, где мой провожатый спросил, - И что мы тут делаем?
  • Я - ничего. Ко мне подошел кавалерист, с усами, и начал! Я даже не знаю, о чем разговор был!
  • Ладно, не нужно было тебя оставлять одного. Едем на вокзал.
  Мы загрузились в автомобиль, и отправились на вокзал.
  Сначала мы выехали из ворот крепости, где стоял серьезный пост, пулемет в гнезде из мешков с песком. Проехав обширную площадь, двинулись по довольно тесным улочкам, мощенным булыжником. Машину изрядно трясло.
  Город, по которому мы ехали вызывал странные чувства. На бульварах виднелись пеньки от срубленных деревьев. Многие дома выглядели заброшенными или неухоженными. Улицы не убирали.
  • Степан Викентьевич, а что случилось с городом? Есть ощущение, что он знал лучшие времена.
  • Знал. Но случилась сначала война. Потом революция. Даже две. Потом снова война против тех, которым наш приход к власти не понравился. Интервенция. Много неприятных вещей. И, к сожалению, быстро привести в порядок город от их последствия мы не можем. Плюс грызня в Совете. Эсеры разделились на дюжину разных течений. Большевиков, самую организованную силу в совете сожрали. Теперь воюем друг с другом. И чем это кончится - не знаю. Пока воевали с врагами - могли договориться. Теперь никто даже не хочет сюда лезть, знают, что объединимся, и надаем на орехи. Теперь сами не знаем, что здесь строить. Вот такие мы странные люди.
  • Ну не прибедняйтесь. Я побывал в разных мирах, но идеала не видел.
  • Надеюсь. В общем, пора тебе все объяснить. Проблема в том, что наша страна оказалась в международной изоляции. Дело в том, что мы, как бы, проводим социальный эксперимент, м-да, можно сказать так. Пытаемся построить справедливое общество, где все равны. Нет, я понимаю, что люди неравны от рождения. Внешность, физические возможности, талант, трудолюбие - все это мы не сможем компенсировать, но снизить имущественное неравенство? Стоит попробовать. И мы попробовали. Но для того, чтобы достичь успеха в нашем начинании, нам пришлось экспроприировать земли латифундистов и церкви, и раздали ее крестьянам, потому что крестьяне ожидали этого от нас. И естественно, не смогли заплатить за нее, потому как казна была пуста. Мы смогли выдать расписки, в которых обещали выплатить свои долги. Церковь, к нашему удивлению, приняли это, а вот латифундисты - нет. Тогда мы сделали хитрый финт, тем кто начал борьбу с нами отказали в компенсации, а тем, кто принял наши условия, предложили землю в Сибири и не Дальнем Востоке, где она не слишком ценна, но ее много и ее нужно осваивать. Таким образом мы смогли развязать этот узел, что сильно снизило уровень сопротивления нам. После чего мы собрали наших промышленников и фабрикантов и описали им ситуацию.
  Тут мой наниматель закурил. Что приятно в этой древней дребезжащей развалюхе - дым сквозь многочисленные щели моментально выносит из салона, не смотря на весьма умеренную скорость, километров эдак тридцать в час. Уносит вместе с теплом.
  • Так вот, промышленникам мы могли предложить не слишком щедрую компенсацию за их предприятия, да и в будущем. При этом, мы предложили им должности управляющих, с солидной зарплатой. Однако все это не понадобилось, большинство промышленников давно покинуло пределы нашей страны, выведя за границу все возможные активы. Своими заводами, многие из них и так не управляли. Хотя мы постарались сохранить любыми способами управленческий персонал этих предприятий. Единственная прослойка капиталистов, которой мы не собирались предлагать никах компенсаций - владельцы сырьевых компаний. Недра принадлежат всем - на этом сошлись все члены совета!
  • Но ведь многие шахты, выработки требовали серьезных инвестиций в технику, геологоразведку?
  • Эти инвестиции они окупили уже десятки раз. Но главное не в этом. Вторая категория собственников, которым мы не предлагали компенсаций - зарубежные корпорации. Вернее, не так, некоторым из этих собственников тоже предложили компенсации, некоторым даже соглашались оставить их бизнес в неприкосновенности, при условии расширения производств. Химикам, производителям моторов, аэропланов, локомотивов. Но это оказалось, по большей мере, гиблым делом.
  Мой собеседник бросил докуренную папиросу куда-то себе под ноги, тяжело вздохнул и продолжил:
  • Все эти наши мероприятия привели к тому, что в данный момент наша страна находится в практически полной международной изоляции. Несмотря на то, что мы старались провести обобществление основных производств в максимально мягкой форме, за рубежом нас не поняли. Сначала поддержали наших внутренних противников оружием, амуницией, боеприпасами и продовольствием. Однако мы своей решительной, но мягкой политикой привлекли на свою сторону практически всю армию. Наши враги сделали ставку на националистов с окраин страны, на откровенно уголовные элементы. Их было много, но ни дисциплиной, не стойкостью они не могли похвастаться. Регулярная армия справилась с этим сопротивлением играючи. Потом наши бывшие союзники решили попробовать справится с Республикой уже силами своих армий. Просчитались. Многие их солдаты просто не хотели воевать с бывшими союзниками, при чем самыми стойкими умелыми среди всех союзных армий. Кроме того, узнав какие перемены мы проводим в нашей стране на нашу сторону стали переходить целыми подразделениями солдаты армии вторжения. После этого господа буржуи сильно на нас обиделись и вычеркнули из международной политики.
  • И, как я понимаю, я везу предложения руководству одной из зарубежных стран, которое может разорвать эту изоляцию?
  • Собственно, так оно и есть. В Италии тоже произошел переворот, они начали свой эксперимент. Фашистская партия - откровенно вождистская структура, ее лидер страшный позер, но и его партия и большинство нашего Совета вышли из социал-демократии. Мы пошли по пути социальной справедливости много дальше. Дуче -нет, поэтому он сохранил отношения с окружающим миром. Он ведет дела иначе, не так как решили мы. Он давит своих собственников, постепенно, обрубая хвост по частям. Нам кажется, это неправильным, мы сначала приняли определенные законы, а затем, опираясь на них начали работать. Но мы этими же законами четко ограничили себя: мы делаем строго это, в остальном не на что не посягаем. В то время как Дуче все делает директивно, декретами, специальными распоряжениями верховного правителя и так далее. Но это я уже в критиканство ударился. Сейчас нам нужен договор с Фашистской Италией. Договорившись с ней, мы можем начать диалог с Римским Папой, тем более что мы не притесняли его церковь и даже предоставили ей равные права с православной. А Папа имеет ключи ко многим правительствам. Но самое важное. Нам нужно, что бы наш дипкурьер официально добрался до Рима. Официально, это означает, что он должен пересечь сначала нашу границу с Польшей, с отметкой в паспорте о пересечении границы и отметками в таможенном журнале. Затем, пересечь границу с Красной Баварией. С этой страной у нас установлены дипломатические отношения, но там к власти пришли убежденные коммунисты, они пошли куда дальше нас и их отношения с окружающим миром куда хуже наших. Мы хотя бы с гоминьданом смогли договориться и кое-какие необходимые товары получаем через Китай. Правда платим за это не только своими товарами, но и жизнями наших солдат, которые в Экспедиционном корпусе воюет за интересы китайских товарищей с императорскими войсками.
  • Далее, необходимо пересечь границу Баварской Социалистической Республики и Чехии. Потом Чехии и Австрии. Ну и последняя граница - австро-итальянская. И все это время на вас будут охотиться, как на дикого зверя. Ну и вам, как дикому зверю, придется пускать в дело зубы и когти. Учтите, все эти шесть дней вас ждет непрерывная война. Только вы отъедете от Москвы, пора доставать оружие и готовиться к атаке. Самый сложный участок - Польша. В Чехии тоже не сладко, вполне могут остановить поезд на часа два под предлогом ремонта путей, что бы прибыла новая группа ликвидаторов. Но не обольщайтесь, вы одиннадцатый дипкурьер, которого мы отправляем, так вот один из ваших предшественников был убит в Красной Баварии, решил расслабиться. В общем это очень сложный, практически смертельный маршрут. Мы обратились к гильдии наемников от безысходности. Кстати, как у вас с оружием?
  • Прилично, два пистолета, пистолет-пулемет. Никакого тяжелого вооружения я с собой не брал, на этот счет мне ничего не говорили.
  • Да, по правилам, только личное оружие, никаких пушек-пулеметов и бомб. Неспортивно.
  • А кто вообще определил эти странные "дипломатические" правила?
  • Кто... бриты. Они уже практически два века - доминирующая сила на планете. Всех спасает только то, что Королева у них - номинальный правитель империи, все доминионы друг с другом находятся в состоянии вооруженного мира. Гадят друг другу исподтишка. Но когда возникает угроза появления другой доминирующей силы они легко объединяются для ее удушения. И потому, что сейчас они явно играют против нас, вполне возможно, что в нас они видят некую возможность создать иной центр объединения народов. Тем более, что покоренные народы бриттов тоже сильно не жалуют, идеи социальной справедливости кажутся им привлекательными. В общем, мы играем против большей части континентальной Европы, при том, что арбитр явно подыгрывает противнику. Вам придется очень сложно. Но это наш последний шанс. Иначе придется переворачивать доску и начинать игру с джентльменами по другим правилам.
  • То есть?
  • Нам придется договариваться о союзе или принятии с государствами, которые находятся за порталом. То есть объявить миру, что мы можем контактировать с иными мирами. Но это не слишком приятная перспектива...
  В общем, я их понимаю. Соседи этого мира - те еще хищники. Если они заявятся сюда по приглашению одного из правительств этого мира, он может превратиться в колонию на сотни, если не тысячи лет. С этим тоже можно бороться, но лучше тягаться с мальчишками в своей песочнице, чем пригласить хулиганов из соседнего двора. Потом их отвадить будет непросто.
  • Так я спросил вас о б оружии, может что-нибудь нужно?
  • Даже не знаю уже. Вроде оружие, боеприпасы, с избытком, сухой паек. Вот только вода на шесть дней - это меня беспокоит.
  • Тут не волнуйтесь, проводник в вагоне представляет "арбитра", но играет на вашей стороне. В принципе, вы можете обращаться к нему с просьбами принести еду, воду, даже боеприпасы. Если они не являются редкостью.
  • Нет, слава богам, у меня стандартные 9х19 мм. Дозвуковые.
  • Хорошо, можете в любой момент попросить проводника, и он вам достанет нужное количество патронов. Как у вас с деньгами?
  • О! Только наши, мы об этом даже не говорили при моей отправке!
  • Естественно! Это моя обязанность обеспечить вас. Вот вам кейс, здесь достаточно фунтов, швейцарских франков и долларов. Остальные валюты сейчас не слишком надежны. Эти у вас примут в любом месте, правда постараются объегорить.
  • Ясно. Как реагировать на такие попытки?
  • В смысле?
  • Если я почувствую, что меня объегоривают?
  • Да как угодно! На ваше усмотрение. Кстати, если вы еще не заметили, мы уже давно приехали! - если он шутил, то неудачно, я это заметил. Только как-то невежливо прерывать заказчика.
  • Ну тогда, может быть пойдем?
  • Естественно, Вик.
  Мы вышли из машины, которую мой заказчик подвел чуть-ли не на сам перрон. Я взял свой саквояж, повесил на плечо баул. До вагона оказалось совсем недалеко. На перроне почти не было людей, тогда как на других, которые я видел справа от себя, со стороны, которую не загораживал массив вычурно украшенного поезда, царим сущий бедлам. Народ толпился, весь обвешанный мешками, с огромными чемоданами и узлами. Мужики самого разного вида и достатка, бабы и девушки, вся эта масса клубилась пихалась, кричала, где-то что-то пели, а нет, вот, на соседнем перроне, группа людей в форме, что-то распевала, побросав вещмешки прямо на камень не слишком чистый, надо сказать.
  • Ну вот мы и пришли, ваш вагон, мой друг. - сообщил мне Степан Викентьевич. - Пройдемте. - мы раскланялись с проводником в форменной одежде, немолодым, рыжим и конопатым, прошли по коридору и зашли в среднее купе.
  • Весь вагон в вашем распоряжении. Как купе? - купе, впечатляло. Кушетка, рядом кресло, столик. - А вот посмотрите, ту у вас туалет, душ, конечно, спартанский. Электрическое освещение! Если бы не опасности - рай, а не поезд. - пожалуй, заказчик, прав. Я ожидал худшего.
  • Теперь самое главное. Вот пакет, который вы должны вручить правительству Италии. - пакет внушительный, упакован в кожу, как мне показалось.
  • Вот ваш паспорт. На имя Теодориха Михеля. Здесь таможенники обязательно должны проставлять свои отметки. Прибыли в страну - отметка о прибытии, отбыли - отметка о убытии. Обязательно штамп! Обязательно указание даты и времени! Обязательно подпись. - я рассмотрел документ. Книжечка из плотной бумаги с защитной сеткой на страницах.
  • А фотография?
  • Какая фотография?
  • Ну картинка такая с изображением человека, который предъявляет паспорт.
  • Нет, у нас не принято картинки в паспортах малевать! Есть описание, вы под него, в принципе, подходите. Разве что, вот, - заказчик протянул мне очки. - Стекла простые, наш Тео без них тарелку супа не найдет. А вам добавляет этакой безобидности. Разве может быть очкарик опасен?
  • Ну не знаю. Не знаю.
  • Ладно. Прощай, товарищ. Сделай это, и тебя никогда не забудут, хоть и никогда не узнают о тебе. Такая вот у нас жизнь, нелегкая. В общем, справься.
  • Справлюсь. - ответил я. А почему бы и нет? Я все-же много лучше подготовлен, чем их курьеры. Прорвусь.
  Заказчик развернулся и вышел из купе. Я еще раз осмотрелся. Действительно, просторно. Повесил на крючок плащ, минус к эффективности бронежилета, но я больше рассчитываю на свой доспех. Положил на кровать сой баул, саквояж поставил на стол. Паспорт пока положил на стол - вдруг пригодится. Куда убрать пакет? В принципе, его бы поближе к телу. Но одежда не слишком для этого предназначена. Хотя можно за пояс, сзади. Но не прямо сейчас, пока пусть полежит в саквояже.
  В дверь постучались. Вернее, постучался мой проводник, я крикнул, - Войдите!
  Вошел, конечно, проводник.
  • Приветствую вас, господин!
  • И вас, только давайте без господ.
  • А вы что, из этих, красных?
  • Нет, просто работаю на них. Не люблю лишних слов.
  • А, понимаю. Мой кэп тоже не любил. Меня Мартин, зовут.
  • А меня просто, Тео. Знаешь, эти имена, иногда родители их явно придумывают, что бы детей могли дразнить сверстники. Так что Тео.
  • Ну и хорошо. Руководство дороги решило, что в вагоне вы будете один. Слишком опасно сюда других пассажиров брать.
  • Ясно. Что посоветуешь, как держаться?
  • А как? Всегда наготове, всегда пушка под рукой, первый нажал на курок - победил. Но все это - только в этом вагоне. Другие не имей права привлекать. Там ранишь, не дай бог убьешь - отвечать будешь. Как и противники твои.
  • Это уже хорошо. Вопрос, а как мне проходить таможенный контроль, отстреливаясь?
  • Нет, таможня - дело святое, никто мешать не будет. Пока таможенник тебя видит, ты в безопасности. Ну а потом - сам понимаешь.
  Ладно. Все понятно.
  • И, кстати, билета мне не дали.
  • Шутите? Таких людей без билета, прямым путем, скоростным поездом к святому Петру.
  • Ладно, старик, будем готовиться к отправлению. Я проверю оружие, а ты бы, как мне кажется, лучше бы покинул купе. Всякое может быть.
  • Не волнуйся, у меня купе бронированное, ваши пукалки не пробьют.
  • Ну хорошо, раз так.
  Проводник покинул купе, затворив за собой дверь. Я снял навязанные мне очки. Мешают. Развернул баул, достал пистолет-пулемет и с помощью специальной ленты закрепил его под столом. Не знаю, насколько это умно. Может все так делают. Но под рукой у меня еще один и пистолет со снотворным. Правда, сейчас я как-то серьезно задумался о том, нужен ли он мне. Может, излишний гуманизм в этом спорте вреден для здоровья?
  Тем временем поезд плавно двинулся, назад побежал перрон, толкущаяся толпа на соседнем, фонарные столбы. За окном было холодно, даже морозно, а здесь успокаивающее тепло. Только этому умиротворяющему ощущению доверять не стоит, вряд ли в городе меня попытаются атаковать, но всякое бывает. И мне лучше быть готовым к столкновению постоянно. В первую очередь я пометил ауру моего проводника, решив его считать "условно своим". Если бритты подыгрывают противоположной стороне, доверять ему безраздельно не стоит. И кстати, я лоханулся с самого начала. Что стоит проводнику добавить мне в воду средство, которое я не смогу почувствовать, которое замедлит мою реакцию? Придется задуматься о воде на ближайших остановках. А ведь подумал об этом и мог попросить нанимателя принести мне в купе побольше бутылок с водой! Идиот. Ну ладно, разберусь с этим.
  Далее, я начал раскидывать сигнальные сети внутри вагона и на его крыше. Поезд, конечно, помпезно украшен, но передвигаться по стенам вагона снаружи? Нет, мало реально. Хотя успокоим мою паранойю, и стены опутаем сигналками. Лучше перебдеть.
  Тем временем поезд покинул город, мимо проносились перелески, заснеженные поля, не смотря на относительно невысокую скорость, на взгляд километров сорок-пятьдесят в час, поезд вздымал снег, который искрился на зимнем солнце яркими блестками. Все-таки, зима - это хорошее время года. Только воевать зимой плохо. Холодно. Мне-то холод не так страшен, но личный состав может померзнуть. Опять-же ранения на морозе, очень плохая вещь. И нужно постоянно заботится о топливе для костров, желательны утепленные палатки с печками внутри, теплая зимняя форма, усиленное питание. Зимняя кампания - ужас для командира и тыловиков.
  Решив, что проблему с водой нужно решить как можно быстрее, я зашел к моему проводнику и попросил у него расписание остановок поезда. Тот выдал мне, но только до Варшавы - этот состав идет вне расписания и по-своему графику. Пока есть приблизительное расписание движения только до столицы Польши. Я сделал вид, что меня это опечалило, сам не знаю почему, и вернулся в купе. Там посмотрел, какие остановки и на сколько меня ждут в ближайшее время. Можайск, спустя три часа пути. Там я постараюсь приобрести побольше бутилированной воды. Надеюсь, это удастся.
  Приняв такое решение, я принялся ждать, войдя в легкое медитативное состояние. Так провел около часа, когда меня отвлек проводник. Постучав в дверь и получив от меня предложение войти, он заглянул в купе.
  • Зря вы расслабляетесь, господин Тео. А если бы за дверью был не я, а ваши убийцы?
  • Вы плохо обо мне думаете, Мартин. Я хорошо слышал ваши шаги.
  • В таком шуме, слышать шаги?
  • Я хорошо подготовлен.
  • Ну ладно, а если бы со мной шли враги, в обуви на каучуковой подошве?
  • Смею надеяться, что я услышал бы их. Кроме того, я всегда готов, - я показал проводнику пистолет в левой руке.
  • О это разумно! А не хотите ли чайку? Или кофе? - я задумался, как вежливо отказаться от этого предложения. Видимо, мои размышления отразились на выражении лица и Мартин на меня обиделся.
  • О, я вижу, ваши работодатели сказали вам, что Британия играет против Советской России, и доверять проводнику нельзя? Так вот, уверяю вас, я - человек честный и не потерплю нечестной игры! То, что принес вам я, всегда будет чистым, без отравы! - я прислушался к его мыслям и с удивлением понял, что он действительно возмущен. - Я, если хотите знать, даже не бритт, я ирландец, и мы сами не слишком жалуем бриттов!
  • Мартин, успокойтесь! Я действительно испытывал некоторые сомнения - но мне их внушил мой заказчик. Если для вас честная игра так важна, решено - я доверяюсь вам в этом отношении. Но что будет, если ваши начальники дадут вам прямой и непротиворечивый приказ выступить на стороне враждебной команды?
  • Я... найду способ предупредить вас об этом!
  • Ну тогда договорились! Несите чай, и не хотите ли присоединится ко мне?
  • Нет уж. Это уж слишком большой риск. Ваши враги могут не выдержать и попытаться убить вас невзирая на присутствие здесь постороннего.
  • Понятно. Ну тогда несите чай.
  За окном постепенно темнело. Короткий зимний день, уже в пять часов наступает вечер. Снежинки уже не играли в свете зимнего солнца, их попросту не было видно. Не было видно ничего, кроме погружающихся в вечерний сумрак лесов, полей, оврагов и редких полустанков. Мрачновато в этой стране зимой.
  Проводник принес два чайника, один с заваркой, второй - с кипятком. Кроме них было печенье, блюдце с нарезанным фруктами, сахар. Есть, конечно, риск, но я решил, что он не столь велик и съел, запивая чаем дольки очень кислого фрукта, посыпая его сахаром. Печенье тоже съел. После чего отошел в комнату с удобствами, нужно было облегчиться. И в этот момент я почувствовал - сигналки дали знать, что по коридору идет некто посторонний. "А вот и меня убивать идут!" - подумал я, застегивая ширинку. Войдя в купе, я взял парализующий пистолет - обычный был и так при мне. Человек с той стороны замер, он был готов, но медлил. Хотел подобрать подходящий момент. Как интересно? А мне высовываться из купе никакого резона не было.
  Минуты три мы ожидали, кто начнет действовать первым. Вернее, ждал я - убийца не догадывался, что я готов его встретить. Наконец он созрел и дверь в купе начала откатываться в сторону, первым в купе появился ствол револьвера, затем рука, по которой я ударил рукояткой своего оружия, револьвер выскользнул из травмированной конечности, после чего я скользнул в сторону и выстрелил в шею врага снотворной ампулой. После чего он просто вырубился. "Минус один" - подумал я, улыбаясь про себя.
  Я связал его заранее заготовленным тонким шелковым шнуром, после чего обыскал. Кроме револьвера и пары патронных пачек в его карманах ничего не было. Как я и ожидал. Я отошел к соседнему купе и открыл дверь. Хорошо, а то могли бы их и заблокировать. Занес своего убийцу в купе и положил на кровать. Мне говорили, что проспать он должен часов шесть, но и после не сможет освободиться - я, коварный, его связал. Сдам этого молодца в Можайске.
  И так, прошло два с мелочью и на меня совершили первое покушение. Из ста тринадцати часов пути прошло два с половиной. Меня прощупали. При чем, еще на территории страны, которая меня послала. Весело будет, точно - весело. К сожалению, дозарядить обойму снотворных я не мог, поэтому просто заменил ее. Если дело дойдет - буду использовать и неполные обоймы, а пока пусть будут под рукой целые. Не знаю, правильный ли это подход, но я его выбрал.
  Спустя минут двадцать ко мне постучался проводник, забрать использованную посуду и сообщить, что скоро будет остановка, десять минут в Можайске, где можно размять ноги, покурить и подышать свежим воздухом.
  Сначала мы въехали в пределы города, потянулись пригороды, небольшие домишки, сараи, заборы, какая-то скотина во дворах. Из труб тянулись в воздух дымки печей, копящихся дровами, углем или торфом. Кстати, подумалось мне, если все равно тупо сижу, в ожидании очередного покушения, можно и прессу почитать местную. Хотя и абсолютно бесполезное занятие, но может быть интересным.
  Поезд степенно замедлял свое движение, здания отодвинулись от дороги, вокруг шла полоса отчуждения, окруженная забором, что бы люди по путям не шастали. За забором показались уже более солидные строения, что-то вроде длинных двухэтажных бараков окружали здания типично-индустриального вида, сложенные из красного кирпича. Трубы, окна из небольших стеклянных сегментов - но почти во всю стену. Еще не темнело, но рабочим на фабрике света не хватало, и окна были подсвечены мягким, желтым светом.
  После, явно пошел уже центр города, дома в три-пять этажей, буквально несколько, с десяток, и все, панораму городка заслонило здание вокзала. Приятное, небольшое провинциальное строение. Я, дождавшись остановки, подскочил к тетке, которая чем-то торговала и спросил ее, можно ли прикупить воды.
  • Сельтерской? - "да, именно ее". Тетка подозвала свою подружку, которая предлагала воду в бутылках.
  • А, может водочки желаете? - спросила та.
  • Да нет, этого с собой прихватил, водички!
  • Ну раз так, вот, пожалте! Я взял четыре и предложил ей самую маленькую фунтовую купюру.
  • А у меня и сдачи-то нет с такой!
  • Ладно, позови к вагону... полицейского что ли...
  • В смысле, милицанера?
  • Ну его.
  Я успел вернуться к себе, и встать на пороге купе. В вагон ввалилось трое человек, в светлых полушубках, с вопросом, кто здесь милицию вызывал. Подняв руку, я привлек их внимание:
  • Дипкурьер Теодорих Михель. В этом купе человек, который на меня покушался. Вот мои документы.
  Один из милиционеров взял паспорт, как хрустальную вазу, бегло его просмотрел, и откозыряв мне приказал сопровождающим принять тело.
  • Не волнуйтесь, я его просто усыпил. Часа через четыре проснется.
  Милиция успела покинуть вагон до отправки поезда, но на самых последних минутах. Мартин вернулся в поезд и попенял мне, что можно было отдать тело в Смоленске, там стоянка двадцать пять минут.
  Ага. А если их до Смоленска еще десяток наберется? Что тогда делать? Солить их? Ну уж на фиг, будем избавляться от убийц по мере поступления. Нам их здесь складировать негде, всего четыре купе свободно.
  Только тут я отпустил рукоять пистолета, который автоматически сжимал под полой пиджака. Честно скажу, я понимал, что этих неповоротливых, в зимней одежде стражей я перещелкал бы моментально, но рисковать не хотелось. Пистолет упал на ковер с длинным ворсом, я его поднял, подивившись в очередной раз комфорту в этом поезде. Если бы не обстоятельства, можно было бы наслаждаться дорогой и всей этой роскошью. Даже не думал, что в поезде можно создать такие условия для обеспеченных персон. Нет, на корабле, в гондоле цеппелина или на борту космического корабля - пожалуйста, но в длинной кишке поезда! Удивительно хорошо все спланировано. И дизайн очень неплох. На мой непритязательный вкус.
  Вернувшись в свое купе, стал ожидать следующей остановки. Вязьма, еще два с половиной часа. Я приготовился ожидать новой атаки, но это не должно мешать мне почитать местную прессу. Первым изданием стала "Правда Советской России". Интересно почитать их "правду"! Первая страница и половина второй касалась в основном внутренней и внешней политики. Заседания Совета Российской республики. Несмотря на то, что большевиков "съели", их представители были весьма активны в Совете. Муранов, Шляпников и Залуцкий подняли вопрос об обобществлении средней промышленности, потому как эксплуатация человеком человека недопустима в новом обществе, которое строится в Советской России. К ним примкнул представитель фракции меньшевиков Августинович и эсер Чернов. Но большинство в Совете не приняло такую постановку вопроса. Мы еще не разобрались с экспроприированной тяжелой промышленностью, многие заводы не работают, а те, что работают - работают едва на 25% от проектных мощностей. Огромные проблемы с транспортом, поезда ходят нерегулярно и эту проблему никак не удается решить. Викжель занял явно контрреволюционную позицию, сначала он требовал примирения правых и левых социалистов, а теперь просто добивается передачи ему управления железными дорогами.
  Жесть! У них политическая жизнь просто кипит, все обвиняют друг друга в предательстве, требуют революционных полномочий разобраться с врагами юной республики и кивают на Социалистическую Баварию, которая лихо разобралась с внутренними врагами. Тысяч десять неугодных просто прислонила к стенке. После отбивалась, не без помощи Советской России от всей остальной Германии, которая хотела бы с ней разобраться. И вообще, в отличии от России, балансирует на грани голода, на ножах - или на штыках абсолютно со всеми соседями. И доже Россию обвиняет в предательстве идей интернационализма, по их мнению, благополучная страна должна бросить все на алтарь победы мировой революции и армией проложить коридор свободы, для спасения Баварии.
  В остальном мире тоже кипели страсти. Гоминьдан, с помощью советских штыков теснил императорские войска. При чем, российские командиры очень уничижительно описывали уровень китайских войск, как союзных, так и враждебных. По их мнению, проще было бы на освобожденных территориях устанавливать советскую власть по российским образцам, без китайских чиновников, дикой коррупции и притеснений простого народа. Все пошло бы быстрее. На что товарищ Сен сильно обижался.
  В Европе тоже царил кавардак. Франция обижалась на Британию за то, что те оттяпали у нее кусок какого-то колониального владения в Африке. Поляки требовали введения всемирного института специальных бритских комиссаров при правительстве всех стран, чтобы не допустить новой Мировой войны и желали войны Британии против России, отправления против нее карательного корпуса, потому что Россия впала в реваншизм и хочет оттяпать у мирной Польши завоеванных случайным образом больших кусков Украины и Беларуссии. Кроме того, украинские националисты проводят теракты против польских (и русских тоже) чиновников, а белорусы партизанят. Что явно инспирировано Россией.
  Чехия, в свою очередь, не шумит, а спокойно снабжает всех, кому это нужно добротным оружием. Даже в Россию окольными путями оно попадает, при чем последняя стремиться покупать тяжелое вооружение, танки, артиллерию больших калибров. Кроме того, Россия интенсифицировала закупки авиационных двигателей у баварцев и малых военных кораблей у финнов. Кроме того, заложила на верфях в Николаеве и Петербурге серию новых, модернизированных эсминцев класса Свирепый. Чертовски интересно!
  Спустя полтора часа Мартин предложил мне еще чаю. Несмотря на то, что за окнами купе уже царила полная мгла, изредка разрываемая фонарями полустанков, было еще не слишком поздно. Всего шесть с небольшим по местному времени. Подумав, я согласился. Не повредит.
  Выпил еще одну порцию чая. В Вязьме опять вышел прогуляться и купил еще пару бутылок сельтерской. Пригодится. Тем более, что Мартин разговаривал с другим проводником из соседнего вагона. Мне, почему-то не хотелось его обижать.
  Далее Смоленск. Это уже ночь, двенадцать с мелочью. От международной политики у меня кипел мозг. Такие страсти, такие эмоции вокруг, в общем-то таких мелочей. Решив выйти из вагона в Смоленске, снова прикупить воды я совершил колоссальную глупость. Хотя, кто мог знать! Выскочив на перрон, я залюбовался вокзалом, среди окружающей тьмы он, освещенный желтым светом ламп выглядел просто пряничным домиком. Немного ломали образ огромные окна, обращенные к поездам. По перрону, на который подали наш поезд гуляли другие пассажиры, способные заплатить за купе класса люкс. Вот тут не было баб с красными от мороза лицами и одежками, лишь бы было тепло. Утонченные дамы и джентльмены, которые с удивлением посматривали на мою нескладную фигуру в плаще. Ну и пусть!
  И тут я почувствовал неприятное, очень неприятное ощущение. Очень пристальное внимание к моей персоне. Отойдя за киоск, который сейчас уже не работал, я попытался определить, откуда так внимательно изучают мою фигуру. Именно фигуру! Мой дар - не телепатия, я ощущаю чувства, и это было чувство человека, который выцеливает ростовую фигуру на стрельбище. Снайпер! И что теперь делать? Мне все равно нужно войти в вагон, слегка подняться над уровнем толпы. Которой тоже здесь не было - кто допустит толпу у поезда, где ездят ВИП-персоны. Но кучки людей здесь все равно есть, за которыми я могу прятаться от выстрела. Не слишком долго.
  Вариантов не много. Самый простой - трансформа, и плевать мне на твою винтовку. Но, боюсь, здесь не очень поймут, если дипкурьер Советской России превратится в чудовище и вломиться в вагон. Можно, как-то собрать вокруг себя толпу людей, которые будут перемещаться и прикрывать меня от снайпера. К примеру, предложу им полюбоваться моей коллекцией марок. Интересный ход, но марок у меня нет, да и среди пассажиров этого поезда вряд ли много филателистов. Можно тупо нарастить каменную кожу на том месте, в которое он целиться. Но он хочет всадить пулю в голову, так что это не вариант - нарастить сантиметров двадцать защиты... Представляю, что увидят люди. Человек-гранит? Нужно как-то маскироваться. И вот как эта зараза, планировщик операции, понял, что я выйду на перрон здесь? Видимо опыт. Знает, где пассажиры обязательно покидают вагоны. Проклятие!
  Решил попробовать накинуть на себя скрыт - навести морок, который не делает меня невидимым, но отвлекает внимание. Взгляд просто сосказывает с меня. Но ничего не получилось, взгляд снайпера пару раз "рыскнул", но стоило мне начинать движение, как он снова начинал ловить меня в оптику прицела. Паршиво. Скорее всего, просто очень опытный человек, этот снайпер, умеет концентрироваться на задаче. Такого мороком не проведешь. Совершенно невидимым становиться я не умею.
  В общем, придется использовать магию. Самую малость. Они один черт не поймут, что произошло. Я сосредоточился и стал охлаждать воздух вокруг себя. Чем ниже температура - тем быстрее водяные пары концентрируются, превращаются в взвесь водяной пыли в воздухе. Этакий искусственный туман, но действовать нужно быстро - легкий ветерок постоянно будет сдувать это облако тумана. Воспользуюсь этим. Это не боевое умение, его модификация, но сможет спасти меня сейчас. Резко понизив температуру вокруг себя, я вызвал туман, который прикрывали мою фигуру от снайпера. Под этим прикрытием я попытался войти в вагон, но снайпер оказался профи. Он прикинул, где я должен находится и выстрелил, чиркнув пулей по моему бронежилету. Если бы я не развернулся, попал бы под лопатку - тяжелая винтовочная пуля, возможно, пробила бы бронник. А так. Игра продолжается.
  В купе я разделся, снял с себя плащ и придирчиво осмотрел его. Небольшая светлая полоска, там, где по нему чиркнула пуля. Полчаса и плащ сам приведет себя в порядок, дорогущая защита самовосстанавливалась при небольших повреждениях. Даже дырку от пули может затянуть. Вот удивились бы следователи, человек мертв, с пулей в сердце, а одежда в полном порядке. Только кровью заляпана.
  Снова враги пытались со мной расправиться. Сидя на кресле, я, слегка отодвинув штору, рассматривал хорошо освещенное здание вокзала. Снизу его подсвечивали прожектора, и вокзал сверкал великолепием, некоторые его элементы сверкали золотом, особенно выполненная большими металлическими буквами, над вторым этажом надпись "Смоленск". А само здание насыщенно медового цвета... несколько темных окон на втором этаже. Крыша. Где, интересно он засел? Посмотрел на свой плащ. Да, стреляли сверху. Но откуда? Непонятно. Отсюда я не ощущал снайпера, а зрительно он замаскировался идеально. Нужно его сдать. Чтоб не повадно было в людей стрелять. Выйдя в коридор, я позвал Мартина. Пришлось подойти почти к самому выходу из вагона, чтобы он меня услышал, когда он появился, попросил его позвать наряд милиции. Спустя минуты три появились "белые полушубки". Я объяснил им, кто я такой и сказал, что в меня стреляли, из здания вокзала, снайпер. Стрелял откуда-то сверху. Приблизительно, центральная часть вокзала. Пуля должна войти в обивку вагона, в районе двери, которая ведет из вагона. Они пошли к двери, и действительно, где-то на уровне чуть ниже пояса нашли входное отверстие. После чего мои слова восприняли предельно серьезно и побежали заниматься поисками снайпера. Оцеплять вокзал, проверять его или чего там еще нужно делать в таких ситуациях. При случае, если смогу выполнить это задание, нужно разобраться с тем, что принято делать в таких ситуациях, какие меры принимать. Вдруг самому придется снайпера ловить. Всякое может быть.
  После этого я вернулся в купе, стараясь, на всякий случай, не мелькать перед окном - вдруг он еще на позиции и вычислит меня по тени, которую бросает моя фигура на штору, закрывающую стекло. Да. Сегодня мне сильно повезло. Нарвался на хорошего профессионала там, где не ожидал его найти. Принял местных жителей за полных неумех, и они мне показали. Без магии не выбрался бы. Был бы на моем месте другой - кончилась бы его карьера дипкурьера на заснеженном перроне вокзала города Смоленск. Недооценил врага, блин. В следующий раз они могут разыграть комбинацию, против которой у меня не окажется козырей.
  Через щелочку в шторе продолжил наблюдать за вокзалом. Вскоре, люди в форменных белых полушубках, с винтовками на плече, начали окружать вокзал, в дверях появились бойцы с кобурами на поясе, которые внимательно осматривали всех, кто выходил из вокзала, входящих, пока заворачивали. Процедура по поимке снайпера началась. Интересно, как они его вычислять будут? Проще всего, если он решит забрать оружие с собой. А если скинет? По каким признакам? И найдут ли вообще?
  Пока я наблюдал за суетой милиционеров и простых пассажиров, поезд дернулся и начал движение. Вокзал, перрон, люди на нем и милиционеры поехали назад. Возникло ощущение, что это не я еду, что поезд стоит, а здания едут назад, но вскоре колеса вагона простучали по первому стыку рельс, развеяв эту иллюзию. Вскоре закончился вокзал, мелькнул кусок вокзальной площади с архаичными автомобилями на ней и конными экипажами. Вокзальную площадь не убирали от снега и экипажи были на полозьях. Одни вполне приличного вида, другие - просто сани. Розвальни, слышал я где-то такое название. И еще нарты есть. Тоже интересная тема, может пригодиться при случае. Вообще, судя по всему, жизнь наемника много разнообразнее жизни простого солдата. Новый мир - новые впечатления. И вроде даже одна эпоха от мира к миру имеет свои различия. Как я с фотографией, не прокололся, конечно, но заказчика удивил.
  Вскоре мимо пролетел и город с пригородами. Таращиться в темноту, изредка различая во мраке подступающие к дороге деревья было не слишком интересно. Тогда я дошел до каюты (блин, купе!) Мартина и попросил у него всю прессу, что у него есть. Вышло на двенадцать фунтов - свежая, а старую, скопом, он мне отдал еще за пятерку. Вышла немалая стопка. Спросил, когда меня будить. Прикинув, что в Орше мне делать нечего, попросил "разбудить" перед Минском, часов в восемь. Спать я, естественно не собирался. Несколько суток без сна для меня не такая уж и проблема, особенно в поезде, где особо двигаться не надо. Если убийцы не пойдут косяками, конечно.
  Вернувшись к себе, я отложил пока кучу макулатуры в сторону, решив дочитать для начала "Правду". На третьей полосе были новости внутренней жизни страны, где что запустили или наоборот, сломали. Мнения журналистов о действиях властей. Власти ругали, ругали за все что сделали и больше - за то что не сделали. Особенно одного из журналистов расстраивало то, что никак не могли решить проблему беспризорников. Хорошим решением, по его мнению, было расширение военных интернатов "Красных кавалеристов", "Авиатор" и т.д. На последней странице были кратко даны новости культуры, где что идет, реклама, криминальная хроника, кроссворд и фельетон. Про пьяниц.
  Отложив в сторону "Правду" приступил к разборке кучи макулатуры. Ее я разложил на две кучки: одна поменьше, была на русском, другая - на разных других языках. В первой у меня была: "Российская культура", "Известия Совета России", "Труд", "Красная звезда", "Зарубежное военное обозрение" и "Литературная газета" Последняя была толще остальных раза в три.
  Ну посмотрим, что тут у них! "Красная звезда" - газета российской-советской красной армии, флота и авиации, вроде как по моему профилю. Начнем с нее.
  Сначала почти один в один шла официальная информация с заседаний Совета. Потом официальная информация от Генерального штаба, но удивительно коротко - перечисление происшествий в армии и на флоте, попытки прощупать границы Советской республики на юге - похоже, там гражданская война вовсе не прекратилась. Исламские правители южных территорий вовсе не хотели смириться с тем, что у них отобрали их рабов и регулярно атаковали пограничные заставы, прорывались на внутрь Республики, терроризировали местное население и угоняли людей на сопредельную территорию. После этого была оперативная информация от экспедиционного корпуса в Китае, где дела шли на удивление успешно, даже о потерях не докладывали. После о ситуации в Добровольческом корпусе в Баварской Социалистической Республике, где тоже воевали русские солдаты и офицеры. Там исключительно добровольцы из числа большевиков и социалистов-максималистов. Руководил корпусом Троцкий, у которого были трения с баварскими коммунистами, он требовал начать освободительный поход в другие германские земли, как минимум - отбить территорию Бременской республики, где коммунистический мятеж подавили. Баварцы разумно объясняли ему, что сами держатся только за счет капитальных укреплений, брать которые себе дороже, а атаковать - сил нет.
  После чего шел обзор современной военно-политической ситуации в мире. Большое внимание отводилось ситуации в Британской империи (которую, явно относили к числу основных врагов). Британия была сильна, как никогда. Огромный флот, огромная армия, но большинство армии составляли так называемые туземные войска. Сикхи, аскари, сомалийцы, малазийцы, бирманцы и другие покоренные народы, из числа воинственных. С ними регулярно возникали проблемы. Одни подразделения восставали по разным причинам, на их усмирения бросали другие подразделения. Другое дело - белые войска, собственно бритты, североамериканцы, австралийцы, южноафриканцы. Но и тут не все было в порядке. Американцы завязли в "конфликте низкой интенсивности" с мексиканцами, которых поддерживала вся Латинская Америка. Австралийцы поддерживали порядок в африканских колониях, южноафриканцы - в Индии. Бритты были размазаны по всей империи, да еще и приглядывали за Европой. В которой очень многим совсем не нравилось доминирование Британской империи. Из описания ситуации в империи, которое давала "Красная Звезда" (и "Зарубежное военное обозрение, полностью посвященное данной ситуации), Британская империя шаталась под комплексом внутренних проблем. Хотя они были весьма сильны, особенно силен был ее флот.
  После мировых проблем, газета рассматривала проблемы в республиканской армии. Увлечение кавалеристов обрезами - некий офицер Генштаба вышел на рубеж в 100 метров и предложил, командирам с обрезами карабинов пострелять в него. Не один не смог попасть. Жаль не дали число стрелявших, если бы их было много, то просто по закону больших чисел, кто-то должен бы попасть. После описали трагический и комичный случай. Прямое доказательство, что солдат без присмотра - угроза. В первую очередь себе. В общем, я это и без газет знаю.
  В общем ситуация проста. Солдатам поручили строительство казармы. Под конец они должны были залить крышу битумом, чтобы не протекала. Бойцы работают, некий старослужащий получил "блатную работу" - сидит у костерка, на котором греется бочка с битумом, ждет, когда разогреется до жидкого состояния, крышу заливать. И в некий момент ему показалось, что разогрелась смесь достаточно. Взял он веточку, сунул в горлышко, проверить - ветка не достала. Нет бы ему взять ветку подлиннее, решил посмотреть, подсветив себе спичкой. Ну пары и рванули. Крышка аккуратно обернулась вокруг его головы. Так и родителям отправили, правда в закрытом гробу.
  Напечатали описание маркировки боеприпасов в разных армиях. Ну это даже скучающему мне не интересно. Довольно примитивное стихотворение невесты солдату, который проходит службу. Типа, защищай и возвращайся скорей. Потом, фельетон и кроссворд.
  О зарубежном военном обозрении я уже упомянул. "Известия" тоже строились по уже понятной схеме. Немного заинтересовало описание того, как можно в Республике резко нарастить производство электроэнергии. Несколько десятков плотин, часть из которых там, где людей практически нет. Просто нужно много денег и силовые машины, которые никто не продаст. Забавно. Проблемы добычи коксующегося угля, который готовы покупать, не смотря на отсутствие дипломатических отношений. Зерно, которое тоже покупают, но по цене ниже мировых - нет возможности сами торговать на бирже. Печалька. Но я еду, я справлюсь, надеюсь, с этой бедой. Скучно.
  Никто не идет меня убивать. Ночь уже на исходе. Даже странно. По идее они должны вымотать меня до предела и убить в конце. Но они решили, похоже, действовать по-другому. До Орши не было не каких нападений. Полагаю они хотят усыпить мою бдительность. Ну пусть усыпляют. Советские газеты мне слегка надоели, я начал рассматривать иностранные. Как не странно, я неплохо понимал прессу на основных европейских языках. Некоторые проблемы доставила турецкая "Таквим и векаи". Понятно с пятого на десятое. Пытаясь ее читать, чуть не заработал себе головную боль.
  Тем временем мы остановились в Орше. Занятый газетами, я чуть не пропустил этот городок. Поезд замедлился, и осторожно пошел по пригородам, где не горели окна - глубокая ночь, но кое-где горели фонари. Увидел машину, которая пробиралась по кривым улочкам - ее выдали фары, конусы света, которые метались по стенам домов и заборам. Здесь появились избы, крытые соломой. Раньше их, вроде, не было. Или я не замечал? Да и не важно. Докатив до вокзала Орши, совсем маленького в сравнении со смоленским, я престал тупо пялиться в окно, стал рассматривать открывающуюся картину слегка отодвинув штору. Одного снайпера, который меня подловил, мне достаточно. Из нашего поезда размять ноги и подышать ночным воздухом никто не высунулся. Все спят. И тут я подумал, а разумно ли это - подъезжает поезд, и в нем одно горящее окно. Это господа, ваша цель, сидит в купе и от скуки газеты читает. Пришлось огонь погасить. Прощайте газеты до утра. Использовать ночное зрения для чтения всякой лабуды - это маразм. Я так до Рима не доеду, с ума сойду.
  Ладно, дальше у нас Минск, куда мы прибудем уже в девять утра. Столица советской Беларуси.
  Я устроился поудобнее и вошел в состояние полудремы, полуяви. Мне даже, кажется, что-то снилось, но как только я почуял, что одна из меток моей сигнальной сети слетела на крыше вагона, сразу пришел в бодрствующее состояние. Впрочем, метка слетела в середине сети. Явно какая-то случайность. Птица или просто... в общем фигня. Можно не беспокоиться.
  Около семи ко мне заглянул Мартин, разбудить и принести утренний кофе с бутербродами. Удивился, что я не ложился, но я отговорился тем, что задремал в кресле, разбирая прессу. Он пообещал еще принести, утренние газеты, которые будут в Минске разносить - я сказал, что в городе выходить не хочу. Хотя стоянка там полчаса, лучше я обойдусь без прогулки - не хочется попасться на прицел снайперу во второй раз. С другой стороны, не будут они на всем протяжении пути снайперов ставить? Может и зря опасаюсь. Но сейчас выходить совсем не хочется, поэтому, прислушаюсь к голосу интуиции.
  Отодвинув штору, я сидел у окна, наблюдая как на востоке облака начали наливаться розовым, который с каждой минутой становился все интенсивнее, разливаясь по горизонту. Еще миг, и появился яркий, малиновый край солнца, пока он выглядел как яркий, обжигающий глаза яркий червячок, а не сегментом круга. Облачный слой над головой выглядел сложной структурой - у горизонта небо было чистым, потом шла полоска облаков с разрывами, этакое слоеное тесто, потом снова полоска чистого неба и плотная пелена облаков. Вплоть до края окна. Что творилось выше я не видел, а выходить в коридор мне не хотелось, было интересно наблюдать за восходом. Поезд заложил плавную дугу, двигаясь по рельсам, огибающим невидимое мне препятствие и посмотреть в сторону головы состава, можно было увидеть плотную струю густого, черно-серого дыма, которая вырывалась из трубы паровоза и размазывалась над вагонами. О кусочек солнца, который выглянул из-за горизонта расцветил пелену облаков над головой лучами, подсветил внутреннюю поверхность их. При чем лучи были почти как на детском рисунки, вырывающиеся из одной точки, расходящимися линиями. Мощь светила, согревающего планету, ощущалась как никогда. Невероятное зрелище! Вскоре червячок превратился в яйцо, сплюснутое снизу, лучи, озаряющие внутреннюю поверхность облаков, исчезли, потом солнце полностью выползло из-за горизонта, большое, ярко-красное, если бы я был обычным человеком, боюсь, сжег бы уже сетчатку глаз, так яростно светила эта звезда, небольшая по меркам вселенной, но собравшая рядом с собой десяток - полтора планет, и одну из них прямо у себя под боком. Потом солнце стало входить в слоеную полоску облаков, снова появились лучи света, гуляющие по пелене туч, с каждой минутой в прослойке облаков то появлялись, то исчезали яркие разрывы, часть из этих облаков окрасилось белым. А потом начались пригороды Минска, и я стал больше наблюдать за жизнью людей, только изредка бросая взгляды на жизнь стихий.
   В пригороде было заметно шевеление, где-то разжигают печь, согреть выстудившееся за ночь жилье или начать готовку для большой, крестьянской семьи. Кормят скотину, утренняя дойка уже прошла. Вскоре пошли уже городские строения, двух-трехэтажные дома, бараки - вечная примета индустриализации этой реальности. И естественно, знакомые уже по другим городам здания фабрик и заводов. Краснокирпичные корпуса, длинные, дымящие трубы, вокруг всякие пристройки, вплоть до совсем затрапезных сараев. За фабрично-заводским районом пошли нормальные городские кварталы, блеснули на солнце купола местного храма. Как-то раньше я не замечал их, в городах, что проехал ранее. Или не было там таких строений, или просто не обратил внимания - тогда было пасмурно, а здесь сияло солнце. Пока сияло - потом уйдет за облачную пелену и здравствуй еще один серый день.
  Показался вокзал. Восемь утра - самый разгар утра, все кипит, у вокзала перемещаются толпы народа. Только к нашему составу никого не допускают снаружи - вдоль периметра стоят солдаты, на этот раз не в полушубках, а в серых шинелях, с винтовками в положении "у ноги". Видимо, ситуацию со снайпером власти восприняли крайне серьезно. Вроде, можно было бы и прогуляться по перрону, подышать свежим воздухом, но совершенно не хочется. Мало того, я машинально задернул штору - видимо, что-то не ладно там. Опять снайпер или даже пулеметное гнездо. Слишком сильно мне не хочется выходить из поезда. Мало того, даже хочется лечь на пол - вдруг дадут очередь по вагону? Мало вероятно, но прилягу. Не на пол, конечно, а на кровать.
  Я взял из стопки с зарубежной прессой верхнюю газету. Оказалась "Ле Фигаро". Первая полоса - сплошные анонсы статей на других полосах, реклама, заметки из национального собрания, где обсуждался налог на табак. Хорошее дело, подумал я. Кроме того там была заметка прямо призывающая жителей Франции приобретать облигации военного займа. Вроде война у них закончилась лет пять назад? Странно.
  Внутри было тоже много рекламы. Было описание путешествия по бритским колониям в Африке, где описывалась нечеловеческая эксплуатация туземцев. Конечно, туземцы чуть лучше обезьян, но так даже с животными нельзя так обращаться. Тем более, что некоторые плантаторы используют африканцев как мясной скот, забивая и поедая их. Даже был приведен рецепт из "Новой Каппской газеты" приготовления супа из требухи. Если я правильно понимаю, эти африканцы - один из видов человека. Так что поедание их - чуть не самая великая мерзость, которую можно вообразить. Либо бритты и в самом деле... дикие существа, не смотря на свои технологические успехи, либо газета просто врет, описывая их такими. Но это мне не выяснить, да и не стремлюсь я к этому.
  Дальше я газету просматривал по диагонали. Описывать другие статьи не хочу, все они отличались одним - стремились выбить из читателя сильные чувства. Жалость, ненависть, негодование, патриотический подъем. Похоже, местная пресса мне начала приедаться. Нужно искать себе иное развлечение. Не думал я, что столь опасное приключение станет для меня еще и столь скучным.
  Собрав газеты в одну кучу, я снова стал рассматривать виды, которые открывались перед окном моего купе. Минск мы давно уже покинули, я рассматривал заснеженные леса, поля, изредка - деревни или полустанки, быстро пробегавшие мимо. Иногда передо мной открывались пространства, покрытые водой, с островками пожухлой травы, которые перемежались заросшими пространствами, где мелькали окна темной воды. Болота. Похоже здесь уже гораздо теплее, чем в Москве. Иначе им бы положено было замерзнуть. Так я провел перед окном весь день. Изредка ко мне стучался Мартин предлагая свою снедь и напитки. При чем пока в его мыслях я не чувствовал ничего подозрительного, поэтому принимал их и употреблял по назначению. Он принес мне свежую прессу, за что я его поблагодарил, но читать ничего не стал - развлекать она меня перестала, а полезного в ней ничего я найти не мог. В итоге весь ворох газет отдал ему, с благодарностями и предложил, больше не снабжать меня этим. Наелся.
  
  6
  
  Уже ближе к закату, к исходу первых суток моего путешествия, мы прибыли в Брест. Город небольшой, но с крепостью, возвышающейся над округой, и пограничным постом. Мы подъехали не к вокзалу, а к каким-то производственным помещениям. Первой в мое купе постучалась женщина, которая спросила нет ли у меня с собой несовершеннолетних? Нет, а зачем они мне? Потом вошло трое человек в синих мундирах, которые осмотрели мое купе. Спросили об оружии, на что я им честно ответил - оружия достаточно, если они хотят мне предложить еще, я, пожалуй, откажусь. Те сдержанно хихикнули, после чего поставили в паспорте выездную печать. Поезд, в котором проводили какие-то работы, я слышал звуки снизу, двинулся вперед. И в мое купе вошли люди в другой форме. И заговорили на каком-то языке, который я понимал с большим трудом. Судя по всему, это уже поляки, которые, как я чувствовал, испытывали ко мне далеко не дружеские чувства. Судя по тому, что я вычитал в прессе, вызвано это было тем, что они долго находились в подчиненном положении у России, представителем которой я в данном случае являлся. Так что говорить с ними на русском - дать им повод меня унизить. Ну поговорим с ними на франкском - судя по тому, что я читал их газеты, без затруднений, максимум, чем я удивлю их, это акцентом и анахронизмами. Увы, язык, который я учил в Корпусе не имел множества слов, обозначающих технические новинки. Или удивить их высоким хтоническим наречием? Хотя, судя по моей легенде лучше всего подойдет хохдойч. На нем я и спросил у этих господ, что им нужно, мой паспорт? Нет ответили мне господа, несколько неуверенно, мы осуществляем санитарный контроль, не больны ли вы заразными болезнями? Я вежливо отрицал это. А не везу ли я с собой животных, птиц или насекомых? Я подумал, рассказывать им о том, что на каждом человеке живут десятки насекомых-симбионтов, а то и паразитов, будет неумно, и тоже ответил отрицательно. А нет ли у пана при себе химического или биологического оружия? Нет, ответил я, только огнестрельное. При этом я постарался улыбнуться им максимально кровожадно и слегка даванул аурой ужаса - это даже не ментальная магия, так, простейший фокус. Господа резко засобирались и не прощаясь покинули мое купе.
  Следом зашли двое, которые уже спокойно попросили мой паспорт, при чем на бритском. Как я и ожидал, общаться на нем я сними смогу спокойно, он практически не отличался от одного из распространенных в иных мирах группы языков. Вообще, меня мучает ощущение, что контакты даже вполне закрытых миров с Поливерсумом как-то да происходят. Слишком близкие наречия используются в разных мирах. Хотя, бывают и исключения, конгеритов я не понимал.
  В общем, мне проштемпелевали мой паспорт и предупредили, что применение оружия за пределами этого вагона будет судится по местным законам. Конечно, учитывая мой дипломатический статус, для суда мене передадут Советской России (только тут говоривший со мной пожилой поляк слегка поморщился), но моя миссия на этом будет завершена, и меня внесут в число персон нон грата. Я заверил, что мое оружие - только средство самообороны, ни на кого нападать я не собираюсь. После этого старший внимательно посмотрел на своего напарника. Тот кивнул, вышел из купе и задвинул за собой дверь. Старший внимательно посмотрел на меня заговорщически мигнул мне и заговорил по-русски.
  • Молодой человек, вы выглядите весьма уверенным в себе и подготовленным. То-то от вас так чесанули эти снобы из санитарного контроля. Вы знаете, что с тех пор, как бритты решили организовать тотализатор на дипкурьеров из Советской России, вы уже восьмой?
  • Странно, мне говорили, что моя миссия - одиннадцатая попытка.
  • В целом, да, по ставки стали принимать после третьей попытки. Дикая, конечно, история, но почему-то ставки на вас пошли вверх, после того как вы миновали Минск. Видимо там готовили что-то особенное, - ага, вот почему мне интуиция советовала не выходить на перрон там!
  • Вы, молодой человек, вижу, намерены победить?
  • Естественно. Иначе не брался бы за это дело. Я здесь не по приказу, не доброволец. Я просто очень хорошо подготовленный наемник, который делает свою работу за очень большие деньги.
  • Вот как? Вот как... Даже не хочу интересоваться, где готовят таких наемников.
  • Правильно. Я все равно ничего не сказал бы. Но, поверьте, русским пришлось выложить за меня солидную сумму.
  • Знаете, я пожелаю вам удачи. И, пожалуй, поставлю на вас небольшую сумму. Хотя это и будет непатриотично - основной ваш противник именно моя страна.
  • Я постараюсь оправдать ваши надежды. Даже не так, я их оправдаю.
  • Могу я как-нибудь повысить ваши шансы на успех?
  • Ну можете бросить вскользь, что вам показалось, что я был ранен. В меня стрелял снайпер, но увидеть то, что он промахнулся, не мог. А на публике я не появлялся с тех пор. Да и все, пожалуй. Другие ваши действия воспримут неверно.
  • У меня с собой есть незарегистрированный пистолет. Я полагаю, что в России есть и те, кто играет против вас, если они знают, чем вы вооружены, дополнительный ствол может стать неплохим козырем.
  • Те, кто отправляли меня не знают, чем я вооружен. Так что не стоит. Кроме того, я не намерен доводить ситуацию до критической, когда такая мелочь может повлиять на ситуацию. Спасибо. Можете ставить на меня. Как там кстати ставки вообще?
  • Тридцать девять к одному против вас.
  • Забавно. Знал бы, поставил на себя.
  • Можете это сделать через меня, - он достал конверт из плотной серой бумаги, на котором был логотип Ladbrokes. Я подумал, что это будет довольно забавно и достал свой кейс с карманными деньгами. Отсчитал десять тысяч фунтов и положил в конверт. Поляк, лизнул клеющий слой и его запечатал.
  • Да, вы верите в себя. Такая сумма! Напишите мне слово, которое не забудете - по этому кодовому слову сможете получить свой выигрыш. Если сможете!
  • Смогу. Я написал на листке бумаги "Дан Ирмити" - так я решил назвать свою семью.
  • Ну успехов.
  • И вам, и вам.
  После этого таможенник вышел. Почему я доверил ему эти деньги? Ну потому, что они для меня как-бы мало значили, я эти бумажки с собой не заберу - у нас они не ходят, и мир закрытый, неизвестно, смогу ли я их вообще кому-либо продать. Второе - я чувствовал, что этот человек честно отнесет их букмекеру и положит на мой счет. Так он застрахует, символически, свою собственную ставку. А поставит он все, что у него есть. И еще займет. Это было видно по нему, не нужно даже в голову лезть.
  Первые два штампа в паспорте есть!
  Так как местные газеты мне надоели - оказалось, что неинтересно читать новости мира, который я не знаю, и который скоро покину. Да и сами новости не из тех, что меня могли бы хоть как-то коснуться. Когда поезд разогнался до своей крейсерской скорости в 50 километров, может чуть больше, я постучался в купе Мартина и спросил у него по поводу книг.
  Выяснилось, что сам он не читатель, но от других пассажиров у него осталось несколько книжек. Публика у него ездит богатая, книги, купленные в дорогу, просто оставляет в купе. За все богатство из полудюжины книжек на разных языках, он попросил с меня семьдесят фунтов. Которые я ему и отдал.
  На русском была книга, сборник поэзии, пролистав ее я понял, что сборник читала явно девушка. Что забавно, интересные эксперименты в работе со словом, она оставляла без особого внимания, зато явно предпочитала сентиментальную поэзию. И она не оставила книгу в купе, потому что покупала ее в дорогу, просто забыла. Это чувствовалось, сборник был не из тех, которые издают "на одно прочтение". Кроме того, он был затерт, некоторые странички потрепаны, кое-где ногтем подчеркивались строки или отдельные слова. Наши вкусы с этой девушкой не слишком совпадали, но сошелся с ней, похоже, в оценке Есенина. Да и кое-что еще меня искренне заинтересовало. Нет, эту книжечку я возьму с собой. И почитаю в другой обстановке. Сейчас она совсем не располагала к поэзии. Только начинаешь проникаться, как по нервам проходит волна, а не слишком я увлекся?
  И кстати, пора обновить сигналки. Что я и сделал. Ночь скоро, снова придется гасить свет. Прощай чтение.
  Одна из книг была на иероглифическом языке, который мне казался смутно знакомым. Вот это похоже означает, "сборник"? Залез внутрь, там, часть издательских данных копировалась на бритском. Пригляделся внимательнее. Да это-же обакке! Просто иероглифы выполнены в причудливой манере. Прочитал наконец название сборника. Акутагава Реноске. Ворота Расемон. Решил посмотреть, о чем книга. Читать было тяжеловато, но увлекательно. В чаще найден труп мужчины, ведется следствие. Собираются показания. Первую часть я прочитал, понимания ситуации она не добавила, взгляд и нечто. Начал читать вторую, и тут у меня произошел врыв мозга. Та-же ситуация, описанная со слов другого свидетеля! Все происходит совершенно иначе. Так. Это, пожалуй, тоже сейчас читать не буду. Литература этого мира - какой-то ребус в ребусе. Они, не пишут развлекательного чтива, они создают нечто, способное вывести из равновесия самого бездушного и сухого человека! Может и в газетах тоже был второй смысл, глубина, которую я просто не смог разглядеть? Просто потому, что жил и воспитывался в культуре, которая проста и понятна, без игр во внутренний мир события и поиска мира в капле воды?
  А может я просто законченный солдафон, из тех, что одевают сапоги утром на свежую голову? Блин, местная литература приведет меня в состояние ощущения полного собственного ничтожества. Придется все это забрать с собой и почитать в нормальной обстановке. И вообще, культура этого мира - загадка. А вроде. Люди так просты, простые и понятные эмоции. Ладно, пора гасить свет, не стоит привлекать к своему купе излишнее внимание.
  Я выключил светильник и погрузился в себя, приводя свои чувства в порядок. Эта ночь не может пройти без покушения. Будем медитировать и ждать.
  Около четырех утра поезд прибыл в столицу, в Варшаву. Я снова развлекался, рассматривая город через слегка сдвинутую штору. Пригороды были почти полностью темны, освещены некоторые улицы, изредка мелькает освещенное окно или подсвеченная вывеска. Центр города сверкал, можно было даже разглядеть гуляющих людей, проезжающие экипажи и автомобили. Вокзал, меня не впечатлил. Архитектура не слишком отличалась от строений, которые я видел ранее - видно было, что эта страна еще не слишком далеко ушла от своей бывшей метрополии. Интуиция молчала, поэтому я решил выйти, подышать воздухом. Правда, решил поддержать версию о ранении, поэтому передвигался осторожно, слегка кособочась - главное не переиграть. Обманул даже Мартина, он спросил, что со мной, я ответил шуткой - дрова вчера рубил, спину слегка потяну. Тот хмыкнул. Подойдя к открытому киоску, я впечатлился красочным альбомом с лучшими видами Польши. У меня приняли фунты, альбом стоил мне совсем не дорого - четырнадцать фунтов стерлинга. Посмотрю, если будет время. Ведь я такой любитель прекрасного! Особенно люблю хороший меч, правильно построенное подразделение и работу артиллерии по вражеским позициям.
  Как не странно, в центре самого враждебного государства меня снова никто не спешил убить. Расстроившись, я зажимая под мышкой альбом и сжимая сумку с содовой водой вернулся в каюту. Рассматривать город в ночи более мне не захотелось, и я попросил Мартина снова приготовить мне чай. Пока ждал, листал альбом. Осмотрел Вавель - хорошо защищен, но мне не понравился, вот Мальборк - другое дело. Мошненский замок - просто красивая игрушка, аристократа. Чоха впечатлил, этакий часовой у ворот в страну. Огродзенец! Черт, можно влюбиться. В таких стенах спит история. Но пока беспробудным сном - если государство не выделит денег на восстановление, окрестные крестьяне растащат его на коровники. Или свинарники.
  Ладно, досматривать альбом буду потом. Печенья от Мартина стало меня мало удовлетворять, я открыл рацион, приобретенный на Фрэгане. Достал белковую пластинку, могли просто написать - сушеное мясо со специями. Грыз ее, запивая чаем, и листая альбом. Подумал, что нужно и самому начать собирать всякие диковины, принесенные из разных миров, где я воевал. Это даже не традиция, это способ потом вспомнить былые деньки. А потомкам приятно и интересно. Хорошая мысль. С Ирма я прихватил кучу оружия, транспорт, и слитки платины с редкоземами. Которых там осталось еще много. Но я захватил немало на первое время, пока хватает. Моя наемническая деятельность пока ведет только к тратам. Так что эти деньги оказались весьма кстати.
  Спустя три часа мы остановились в Лодзи. Где я почувствовал, тревогу. Вокруг меня начали сжиматься некие силы, которые хотят мне навредить. Навредить серьезно, вплоть до смерти. И с этим что-то нужно делать. Я даже подумал, может быть переместиться на крышу вагона, но потом успокоился. Всякое бывает, однако не настолько все плохо? Или настолько? Я поднялся и прошелся по купе. Хотя чего там, прошелся? Три шага в одну сторону - четыре в другую. После чего решил, не стоит дергаться, подождем. И стал ожидать действий своего противника лежа на кровати, то зажигая на ладони плазмоид, то гася его. Неприятно ждать. И догонять. Но ничего другого я не могу сделать. Могу лежать на кровати ожидая хода моего противника.
  Вскоре он начал действовать, довольно банально. Сигналки мне показали, что по моему вагону идет двое бойцов. Наверное, в тех самых "каучуковых подошвах". Хотя их было прекрасно слышно. Они подошли к двери моего купе, и распределились, один должен ее открыть, второй - ворваться. Если бы я не ожидал их, это бы дало бы им дополнительные шансы. Ну что? Раз, два, три, отъезжает в сторону дверь и первый врывается в мое купе. И получает в шею, парализующую пулю. Падает на пол он уже спящим. Второй тоже слишком спешит, и тоже падает спящим на своего напарника. Обыск дает только две карточки на плотном картоне, на которых написано, что податели ее действуют на благо Республики Польской. За подписью главы Дефензивы. Второго отдела Генерального штаба Войска Польского. Даже патронов к оружию у них не было. В принципе, понятно - если они не выполнили свою задачу с тем, что есть в пистолете, то они проиграли. Хотя, стоило и прихватить, вдруг перестрелка? Придется реквизировать эти стволы в коллекцию. Как бы, трофей. Нужно было и первый тоже забрать - но как-то не сообразил.
  В общем, связал их и оттащил в соседнее купе. Отдам полиции в другой стране - пусть у них будут хоть какие-то проблемы. Хотя, они проиграли - это и есть их проблемы.
  Из своего купе боязливо выглянул Мартин. Спросил, как у меня дела. А что, он сам не видит? Я жив-здоров, оттащил своих врагов в другое купе. Все прекрасно! Жизнь - сладостный сон! Я в вас по уши влюблен!
  Уйдя в свое купе, я снова прилег на кровать. Адреналин пока кипел в крови, на я стал его постепенно сжигать, упражняясь в магии. Берешь формулу, наполняешь ее энергией, а потом энергию просто сливаешь в пространство. После часа таких упражнений я достаточно успокоился и снова погрузился в полусон. Надеюсь, после этой попытки, они на время успокоятся. Кстати, я не заменил обойму в снотворном пистолете. Там осталось только пять зарядов. Но дергаться сейчас не буду. Нужно сбросить напряжение. Я снова любовался тем, как пространство переходит от ночной тьмы к дневному свету, но сегодня все было скучнее, небо затянуто тучами, и восходом солнца полюбоваться мне не удалось. Жаль. Зато "за бортом" стало ощутимо теплее, исчезли снежные сугробы. Большинство деревьев стояло облетевшими, а вот трава вполне себе зеленела. Конечно, не по-весеннему, однако всего лишь несколько поблекла.
  Снова уйдя в себя, я продолжил свое путешествие в состоянии транса. Энергия практически не тратится, но тело готово к действиям. Мало того, если неожиданно меня сейчас оглушит, вырубит сознание, ментальным ударом, к примеру, тело начнет действовать на инстинктах и вбитых рефлексах.
  Однако время шло и ничего не происходило. После полудня мы подъехали к границе между Польшей и Чехией.
  Когда мы остановились на границе ко мне сначала заглянули поляки со своими глупыми вопросами и в своих странных смешных мундирах. Все-таки у них какое-то нездоровое стремление к украшательству. Обычный таможенник выглядит как генерал. Проштемпелевали мне паспорт и неискренне пожелали: Szczęśliwa podróż!
  Самое интересное, никто не поинтересовался, куда подевались агенты дефензивы. Интересно, они решили, что я их съел? Или выкинул в окно трупы? А что, злобный - страшный дипкурьер, двух агентов просто съел, а то, что не понравилось - выкинул к окно.
  После заглянули чехи. Старший посмотрел на меня водянистыми голубыми глазами, ему не было интересно, что я везу, хоть ядерный фугас (хотя этого у них пока не должно быть). Он знал, что досматривать мое купе права не имеет и совсем это не хотел. Зачем ему? Чем быстрее он обойдет всех в этом поезде - тем быстрее вернется на пост и сможет сдать смену. Быстро осмотрев мой паспорт, на автомате шлепнул печать, вписал дату и расписался, после чего козырнул и невнятно что-то пробурчал. Наверно, тоже счастливого пути, только если поляки вкладывали в свое пожелание некий негатив, то чех - полное безразличие. Плевать ему на счастье всех пассажиров в этом поезде и на их путь. В чем-то неплохая позиция.
  И снова никто не задумался о судьбе агентов дефензивы, и даже не заглянул в соседнее купе, где уже скоро они должны проснуться. Забавно, я нелегально вывез двух человек из одной страны в другую! Просто потому, что всем на все плевать. Забавно. Но едем дальше. За окном темнеет, я лениво просматриваю детектив на бритском, в котором преступления раскрывают два человека, один, его называют "Стрелок", занимается собственно розыскной работай, бегает, разнюхивает, опрашивает свидетелей, а второй "Волк" сидит в своей квартире, принципиально не выходит из нее, щелкает загадки силой своего могучего интеллекта. Сам детектив меня не слишком интересен, но описание их взаимоотношений, мелочи, которые оживляют повествование весьма интересны. Хорошая книга, для заполнения лишнего времени.
  За окном снова ночь, и не стоит привлекать лишнего внимания к своей персоне. Снова гашу свет, ложусь на кровать и ухожу "во внутреннее пространство". Лениво размышляю о том, что предпримут мои враги дальше. Ночь, самое время действовать. И, словно в ответ на мои размышления, по крыше вагона движется несколько человек. Вроде, трое. Нет, четверо. Последний движется в шумовой тени своих напарников. Самый серьезный противник, если не считать снайпера. Я аккуратно спускаюсь с кровати и иду к креслу. Интересно, что придумают эти. Ведь им как-то нужно проникнуть в мое купе. Двойные толстые рамы - серьезное препятствие, стекла в них укреплены и разбивая их они сильно нашумят. Как говорится, "проснется даже мертвый"!
  Тут, я вижу, как на стекло один из моих врагов пытается укрепить нечто, сильно напоминающее заряд взрывчатки. То ли клей, который они используют не слишком хорош, то ли на стекле достаточно пыли, что заряд никак не хочет прилипать к стеклу. Наконец, бойцу, который свисает на страховке с крыши вагона, удается присобачить взрывчатку на стекло моего окна. После этого он зажигает спичку (!) - как она горит при таком ветре, и поджигает фитиль. Я, понимая, что дальнейшее развитие событий мне совсем не нравится, отжимаю защелку окна, и дергаю его верхний сегмент вниз (это что-то вроде форточки в этом вагоне). Окно открывается, и взрывчатка падает куда-то вниз. "Подрывник" удивленно провожает ее взглядом. Ну вот тебе снотворное, поспи! После чего я подхватываю его и втягиваю в купе, обрезав альпинистские шнуры, на которых он висел.
  Вслед за телом "подрывника" в купе падает нечто напоминающее гранату, и с шипением начинает крутиться на полу, не взрываясь, одновременно распространяя запах скошенной травы. "Блин, я просто облегчил им работу, они хотели взорвать окно и бросить газовую гранату, а я им его просто открыл!"
  Задержав дыхание, я выбрался из купе в коридор и вытащил своего пленника. В коридоре горел свет и мне пришлось уйти в сторону от входа в купе. Пленник был в противогазной маске, "извини, парень, мне это сейчас нужнее" - я стащил с него маску, одел на себя, а сумку с фильтром перекинул через плечо. Можно воевать, хотя боеприпасов маловато с собой, 24 в пистолете и 5 снотворных. А их там... трое. При чем один остался на крыше вагона.
  Увидев, что в купе нет меня, противники поступили предсказуемо, бросили в коридор еще одну газовую гранату. Я на мгновение обернулся на спящего бойца, который поделился со мной средством защиты. Тот явно начал задыхаться. "Ну извини, парень, если смогу - постараюсь тебя спасти. А пока не до тебя!" Я ожидал их дальнейших действий. Они оказались предсказуемыми, они полезли из купе в коридор, благо дверной проем был широким, один выскочил лицом ко мне и получил парализующий заряд в грудь. Пока он падал, второй успел ко мне развернуться и почти успел прицелиться, но я из положения для стрельбы "с колена" начал падать вбок, и подстрелил второго "гуся". Так, но их было четверо! Последний... нет не в купе, ждет на крыше вагона. Умный, засранец. Но пока не спохватился, ждет в предвкушении победы своих бойцов. Это он зря.
  Я вернулся в купе - там из окна свисали две "сбруи" на которых спускались эти гаврики. Перезарядив пистолет со снотворным новой обоймой, я сунул его в кобуру подмышкой. Ладно, он не ожидает, пока, что я к нему сейчас нагряну. Так что вперед! Схватив трос одной из сбруй повыше - пришлось встать ногами на столик и подбросил себя повыше толчком ног и рывком руками, что меня вынесло на крышу вагона. Мой противник не ожидал такого стремительного броска и не успел не то, что взять меня на мушку - вообще изготовиться к стрельбе. Опасаясь этого противника, я, лежа на крыше вагона произвел в него три выстрела, и минимум двумя попал. Он, стоя на колене, как недавно я в коридоре вагона, начал заваливаться набок. Тоже как я, только он уже спит. Вскочив на ноги, я рванул к нему, не хотелось, чтобы он свалился в таком состоянии с поезда на скорости в 40-50 километров в час. У меня возник какой-то спортивный интерес, захотелось закончить эту партию с "сухим" счетом, в прямом смысле - не "замочив" ни одного из своих противников.
  Подхватив его за шкирку, я буквально закинул его в свое купе, после чего спустился туда сам. После чего схватил свою укладку, там нашел шприц-тюбик с антидотом широкого профиля, и заодно с атропином - помнится мне, что запах скошенной травы дает какая-то фосфоорганика нервнопаралитического действия. Задумавшись на секунду, плюнул на стоимость и захватил с собой третий шприц, с эльфийской смесью. "Голубой цветок" - не самая серьезная вещь при лечении отравлений, но стоит пятьдесят золотых на Фрэгане! Ладно, раз уж решил спасать всех - будем спасать всех. Дойдя до отравившегося по моей вине паренька, я примостился рядом с ним, оттянул его веко - точно, нервнопаралитическая отрава - зрачок, как острие булавки. Ввел сначала атропин, потом - общий антидот, затем эльфийский цветок. Парень задышал сразу более спокойно. "Ну вот и хорошо, вот и ладушки"! Я поднял его и отнес в купе, где уже лежало двое покушавшихся. Те уже проснулись, и я решив не мелочиться, в каждого всадил еще по одному заряду со снотворным из пистолета. Пусть спят себе спокойно, пока не сдам их. А сдам я их товарищам из Баварской республики, если довезу. Красные немцы должны сильно не любить таких людей.
  После этого я перетащил оставшуюся троицу в купе, разложил их в купе и избавил от лишних предметов - оружия, боеприпасов, всяких мелочей, противогазов, аптечек с антидотом - эти тоже использовали атропин, документов, у каждого было по три комплекта, чешские, австрийские и немецкие, денег. Последних было немного, тоже британские фунты, на четверых всего полторы тысячи. Им они уже без надобности, а я придумал им применение, накуплю всяких диковин. Если время найду.
  Их барахло меня удивило. В аптечках, кроме антидота были флаконы с амфетамином, мощное обезболивающее, противошоковое, и некое средство номер 17. Что это я даже и представить не могу. Вспомнилось средство, которое я применил на Ирме, обрывая жизнь смертельно раненного солдата из своей группы. Скверное воспоминание. В угол его, под пыльный ковер.
  Оружие тоже интересное. Два пистолета под бритский патрон .357Mag. Один револьвер под тот-же калибр, другой совместим с моим оружием. Кроме того, все были вооружены ножами-кинжалами, не слишком большой длинны, но из хорошей стали и универсальными. Пригодится. Ладно, хватит рассматривать трофеи. Я закрыл дверь купе, где законсервировано было уже шесть рыбок. Если считать с первым - было бы семь, а если взяли и снайпера - восемь. Хороший результат!
  К границе Чехии и Баварской республики мы снова подъезжали под утро, что очень удобно для пассажиров. Мне все равно, но, если бы я ехал в обычном режиме, мне просыпаться ночью и общаться с пограничниками совсем не понравилось бы. Снова двое чехов, мне даже показалось, слегка сонные, спокойно проштемпелевали мой паспорт и пожелали спокойного пути. У меня уже шесть агентов в соседнем купе - а никого оно даже не интересует. Я мог бы заполнить весь вагон наркотиками или нелегалами - и никто даже не дернулся бы. Странные у них порядки Жаренный петух не клевал? Но ведь клюнет когда-нибудь.
  Между двумя таможенными постами поезд держали довольно долго. Я почитывал детектив, и отвлекался на окружающий пейзаж. Даже слишком часто отвлекался - какое-то беспокойство царило в душе. Я даже почистил свой пистолет со снотворными пулями (шприцами, какие на фиг пули?) и снарядил его новой обоймой. Смешно, сверхсложная операция, а я еще не выстрелил не разу из обычного оружия. Даже не знаю, как буду об этом безобразии рассказывать своему начальству в Гильдии. Еще порежут награду!
  Наконец поезд двинулся дальше, и я увидел капитальные сооружения на границе Красной Баварии с Чехией. Это было нечто! Оборонительные сооружения возвышались метров на сорок вверх! Пулеметные доты, колпаки с противотанковыми орудиями, с более мощными орудиями, с морскими калибрами! И вокруг амбразуры для стрелкового оружия. Здесь без особой магии или ядерного оружия не пройти. А ведь там, в глубине еще и гаубицы стоят. А то и установки реактивного залпового огня. Если они здесь есть уже. Мощно они подготовились к возможной, агрессии. Если такое по всех им границе - это самая мощная линия обороны, которая когда-либо существовала в мире. Поправка - в мирах. Может быть.
  Поезд втянулся за оборонительную линию и ко мне пришли таможенники Баварской республики. Они были одеты в одинаковые гимнастерки, только у одного она была серого цвета, а у второго - выцветшего зеленого. Второй оказался старшим. Представившись мне по-русски, Матвеичем, он попросил мой паспорт, поставить штемпель. После я его попросил не уходить.
  • Э... Матвеич, непривычно обращаться так, по-простому, без звания. У меня есть подарок для Баварской социалистической республики. - Матвеич, поерзав, уселся как бы более основательно и спросил, - А извините, Теодорих Михелевич, какой такой подарок?
  • В соседнем купе лежит двое агентов Дефензивы, которые атаковали меня еще в Польше. И четверо неизвестных, которые пытались убить в Чехии. Подарок?
  • Пожалуй, да. Но мне нужно начальника вызвать. Олле! - далее на смеси немецкого с рязанским и матерным, он отправил напарника за начальником. Начальник пришел быстро, узнав, что я им привез, как-то немного подобрел - сначала это был сухой и недоверчивый эсбэшник.
  Сходил, посмотрел на мой улов. Вернувшись, попросил показать, что я изъял у них.
  • Это, очень интересный улов, товарищ дипкурьер. Только объясните, почему вы решили их доставить сюда, а не просто убить?
  • Мне показалось, камрад, что просто убить - это слишком просто. Конечно, это обычные боевики и не знают много - но и их информация может вам пригодится.
  • Это хорошо, очень хорошо, что вы об этом думаете. Вы коммунист? - неожиданно спросил он меня, буквально пронзая внимательными глазами мою тушку.
  • Нет, камрад, сочувствующий.
  • Можете нам передать, то, что вы... получили с этих врагов.
  • Если вы не против, я бы оставил себе только один пистолет и боеприпасы к нему. Вдруг пригодиться.
  • Еще одна просьба, она может показаться вам странной. При них должны были быть деньги. Мы можем просить вас их отдать нам? Объяснюсь, это нам нужно для анализа финансирования этих групп. Они не только ваши враги, но и враги Баварии. Если желаете, мы можем вам заменить их на сумму, аналогичную, но в других банкнотах.
  • Нет, камрад, легко пришло - легко ушло. Пусть останутся у вас.
  • И, камрад, все-таки подумайте о вступлении в партию. Судя по вашему имени, вы немец. Карл Маркс, когда писал свои гениальные работы полагал, что именно немецкий дух поднимется до высот, которые позволят ему достичь высот коммунистического видения процессов в обществе. Вам стоит над этим серьезно подумать. Нам, немцам, придется пронести знамя коммунизма по всей Европе, по всему миру, и рано или поздно, озарить им Советскую Россию. Которая погрязла в меньшевистских и эсеровских заблуждениях. Мы, высшая нация, должны донести до наших братьев на Востоке истинный факел свободы. Если они окажутся достойными его. И понимаете, если вам, передовому слою общества, не удастся донести это рабочим, крестьянам и интеллигенции, наше пришествие может оказаться болезненным. Крайне болезненным, не побоюсь этого слова - кровавым. Как говорится, древа свободы должно регулярно окропляться кровью героев. Добавлю от себя - и врагов. Недочеловеков. Органически не способных принять свет коммунизма. Ведь вы понимаете, кто не с нами - тот против нас. А кто против нас - того уничтожают. Это диалектический материализм, истинная природа движущих сил цивилизации.
  После этого разговора мы с ним попрощались. Как-то его видение исторического процесса мне не понравилось. На мой взгляд, такие камрады... пусть они варятся в своей Баварии. Да и Баварию, говоря откровенно, жаль. Но это уже не мое дело.
  После того как меня избавили от лишнего багажа, в виде людей, которые пытались меня убить, я стукнулся в купе Марина. Тот довольно долго возился, но в конце концов открыл мне дверь. Я снова попросил его чай с печеньем, а то как-то подустал сегодня. Скрывая свое удивление под маской деловитости, тот пообещал мне быстро все приготовить.
  Вернувшись к себе, я попивал чаек, с печеньем и белковыми пластинками. Жрать хотелось страшно, видимо я все-таки траванулся ОВ, который применили мои враги, и организм требовал энергии для возмещения потерь. И материала, для восстановления поврежденных тканей.
  Так я и сидел у окна, глядя на проплывающие мимо строения сто, а то и двухсотлетней давности. Ближе к вечеру мы въехали в Мюнхен, столицу Баварской республики. Он тоже был защищен очень серьезными укреплениями. Не знаю, сколько они потратили на это, но очень, очень много ресурсов. Они явно не хотят атаковать (пока), но построили идеальную защиту, для этого уровня вооружений. Камрад, который меня вербовал на границе, явно ошибался, думая о том, что будет делать Республика дальше. Скорее всего, обороняться.
  В Мюнхене я тоже решил не показываться из вагона. Затянутый красными полотнищами вокзал вызывал иррациональное чувство страха. Да, я тоже боюсь. И боюсь вот таких странных мест. Нет, на самом деле, эти полотна красной ткани с не должны вызывать таких чувств. Но мне они не нравятся. Особенно белый круг, в котором скрещены молот и серп. Не понимаю почему, но он вызывает у меня... ужас. Да, простите меня, именно ужас. Не понимаю, почему. Особенно мне не нравилось это в ранней темноте осеннего вечера, подсвеченное прожекторами. Может из детства что-то? Сидит в подсознании, а сейчас выползло. Да и камрад этот, мне не понравился. Фанатик.
  Но если абстрагироваться от красных драпировок, Мюнхен приглянулся мне больше других городов, которые я видел здесь. Некоторые строения так и дышали древностью. Может это и не десятки тысяч лет, что можно увидеть в некоторых дистриктах, но и это на общем фоне впечатляло. И еще, центр города был застроен удивительно гармонично. Только был суров и мрачноват. Это впечатление даже не от красных флагов и драпировок - просто архитектура такая. Не аскетичная, но суровая. Вызывает ощущение, что строили люди всегда готовые к смерти и войне. Хотя я не большой знаток архитектуры, скорее фортификации. Но и с этой стороны, город производил ощущение, что для перехода от мирной жизни к обороне ему нужно несколько минут. Полчаса от силы.
  Выехав за пределы предместий, когда смотреть за окном стало не на что, я снова взял книгу. Теперь это был роман франкского автора, о мальчике, который был украден в младенчестве и попал в руки вивисекторов, которые превратили его в циркового уродца. Где он и выступал. Тяжелое описание трагедии, ужаса и невозможности ребенку ничего изменить. Ненавижу такие книги! Меня они всегда побуждают к действию, "бросай читать, иди, спаси и защити"! А как спасать и защищать, если это просто вымысел, герой романа? Рефлексы и инстинкты требуют одного, а разум говорит, успокойся, это не на самом деле. И особенно тяжело читать талантливые произведения, а это был очень талантливый романист. Талант создает своим текстом настолько реалистичные построения в сознании, что рефлексы просто протестуют против простого чтения! Нет, такие романы писались явно не для меня. Не могу я читать их, и именно потому, что они написаны крайне хорошо. Да что я, написаны талантом. Такое вот противоречие.
  Я откинул книгу на столик, вскочил с кровати и начал расхаживать по своему купе, стараясь успокоиться. Хотел спокойно почитать, а вон оно как получилось! Все-таки, литература здесь - очень интересный феномен. Ладно, пора гасить свет. Приблизительно через три-четыре часа очередная граница, с Австрией. Ага, конечно. Меня подвело ощущение, что все должно быть разумно и рационально. Сначала ко мне зашли баварские товарищи, попрощались со мной и поставили печать в мой паспорт. Потом, вместо австрийцев, зашли немцы, сообщив, что я покидаю территорию Рейха. И тоже поставили печать в паспорт. И только спустя час, который мы простояли на разделительной полосе, нас наконец запустили в Австрию. На горизонте уже появилось Солнце и начало свое утреннее представление. Вот странно, я довольно уже много времени провел на планетах, но никогда не находил времени полюбоваться восходом. Ну, не будем о грустном, пройдет пара дней и жизнь снова закрутится так, что думать о красотах природы забудешь. А кстати о природе, деревья зеленые, никакого снега, и небо фарфорово-голубое. Извините за такой эпитет, но такого оттенка небо я видел только дома на сервизе посуды на множество персон, многие предметы которого были разбиты за прошедшие столетия. Одна из чашек - мной, но удачно разбита, ее восстановили, стала как новая. В общем, небо - яркое и глубокое. Такое не везде увидишь.
  Австриец, не говоря лишнего, взял мой паспорт и поставил печать. А ведь, мне осталось только две, выездная и въездная в Италию. Я практически у финиша, тем более что ехать мне по этой Австрии всего час-два. И это значит, что нужно собраться - если меня не грохнули до сих пор, будут делать все, чтобы сделать это на последнем участке дороги.
  Поезд рванул от границы, правда регулярно останавливаясь, Мартин, который принес мне очередной чайник пояснил, дорога недавно построена, однопутная, приходится пропускать встречные поезда. Ну и черт с ней. Однопутная - так однопутная.
  Я грызя свои белковые концентраты совсем не ожидал, что следующая партия убийц пожалует ко мне среди дня. Я даже не стал обновлять сигналку, просто услышал, что двое человек идут к моему купе. Я даже чуть не дернулся открыть им дверь, но я все-таки контролировал окружающее и почувствовал агрессию, исходящую от этих людей. И рефлекторно упал на пол, прикрываясь кроватью, в которой был ящик для вещей. Эти, а кстати, их двое, не стали рваться ко мне в купе. Они просто стали расстреливать его из пистолет-пулеметов. Расстреляв одну обойму, они вставили в свое оружие другую и продолжили свою забаву. Если первые обоймы стены купе хоть как-то держали, то сейчас пули прошивали их насквозь. Скорострельность у этого оружия бешенная, вторые обоймы они опустошили менее чем за минуту, вставили еще по одной, и снова продолжили. Зазвенев, рассыпалось стекло в купе и стало задувать из окна. На этом они не остановились, снова поменяли обоймы и продолжили стрелять. Меня спасало то, что под кроватью находилось отделение для вещей, сделанное из плотной фанеры, и его пока не пробивали пули моих врагов. Тут почему-то включилась трансляция радио или внутри поездной трансляции:
  Если весело живется делай так!
  Если весело живется делай так!
  Мы друг другу улыбнёмся,
  Если весело живётся,
  Делай так!
  Вот прекрасная перспектива, сдохнуть под детскую песенку! Я взял с собой дозвуковые патроны, если их, стандартные, не всегда пробивают обшивку купе, наедятся на то, что мои ее пробьют, бессмысленно. Нужно думать о магии. Стихии мне не помогут. Я не вижу их, не знаю куда бить. Можно огнем, маленькими шариками плазмы, но это даже хуже, чем стрелять из автомата по стенам, как делают эти... придурки. Только обойм у них много, а сил у меня совсем не много. Так, нужно их сбить с толка, проще всего - ослепить. Я потянулся к их разуму, нашел, не смотря на адское стрекотание их машинок, связи мозга с глазами, нервы, которые передают сигналы от глаз к мозгу и "пережал" их. Они просто на время перестали работать.
  • Джули, я ни хрена не вижу, что это? - крикнул один из автоматчиков.
  • Заткнись, Метци, стреляй, этот дьявол искушает нас! Святой отец сказал, что он имеет много способностей сбить с толку честных христиан!
  Они продолжили огонь, но теперь стреляли больше прямо перед собой, не стараясь накрыть все купе. Уже хорошо. Эти придурки поменяли в своих пистолет-пулемётах обойм по пять, когда у них кончились патроны?
  Я поднялся с пола, и кинул в сторону, сбитую со стола и безнадежно испорченную книгу. Выстрелов не раздалось. Кончились патроны, голубчики, теперь вас дьявол вас просто усыпит.
  С трудом отворив разбитую в щепу дверь, я спросил Джули.
  • Ну как, интересно бороться с дьяволом?
  • Изыди, ты не смо...
  Тут я всадил ему в шею выстрел из снотворного пистолета. Спи, Джули.
  • А ты Метци, что думаешь о дьяволах и вашей дурной попытке убить дьявола из автомата? И даже патроны не освещены жрецами. Вообще дурость!
  • Я, дьявол, все равно не подчинюсь тебе!
  • Интересно, почему?
  • Если есть ты - есть и Бог, есть царствие небесное! Значит подчиняться тебе нет смысла.
  • А ты прав. Вот странно, тобой командует глупый фанатик, а ты просто ему подчиняешься. Подумай об этом. И подумай, к чему ваш святой отец вдруг послал вас с пистолет-пулеметами против дьявола? Это будут интересные размышления. Так что, я оставлю тебя в живых, что бы ты подумал об этом. Как и твоего друга. Хоть он и более туп.
  После этой речи я отправил в сон и второго автоматчика.
  После чего, отправился к Мартину с жалобой на дебилов, которые разнесли мое купе. Нужно переселиться в другое. С чем он согласился. И согласился прекратить трансляцию детских песенок. А то они совсем не к месту.
  Купе мое выглядело ужасно, все в пулевых отверстиях, расщепленных вставках дерева, пробитых трубах. Мартину пришлось перекрыть воду. Так что об умывании и приеме душа придется забыть. Хотя я и так душевой не пользовался - не хватало столкнуться с врагами голым и в мыльной пене.
  Австрийский пограничник заглянул ко мне, когда я рассматривал свой баул с необходимыми вещами. В него попало несколько пуль. Минус два магазина к пистолетам, один со снотворными зарядами - уже частично расстрелянный и магазин к пистолет-пулемету. Плюс, не пострадала аптечка и оружие. Кто знает, вдруг еще пригодится!
  • Вижу, вам пришлось повоевать, - сказал австриец кивнув в сторону разгромленного купе.
  • Пришлось.
  • Рад, что все обошлось. Мой кузен мне посоветовал поставить на вас у букмекеров. Кстати, просил передать, что вашу ставку он сделал.
  • Вот как? Я, скажу прямо, в нем и не сомневался, он вызывает доверие, но не ожидал увидеть родственника того поляка здесь, на границе с Италией.
  • Он не поляк, немец, как и я. Просто служил в Австрийской Польше, там и остался после Большой войны. А я - в Австрии. Все просто.
  • Я рад, что пока не обманываю ваших ожиданий.
  • Держитесь в том-же ключе. У вас теперь самое серьезное испытание. Кажется, что Италия уже конец пути, но это не так. Вам нужно вручить пакет представителю итальянского МИД-а. До этого - вы законная мишень. Главное не расслабляться на финишной прямой.
  • И не думал об этом! Мне моя жизнь дорога. Мой путь закончиться только когда я вернусь домой.
  • Гут! Зер гут! Очень правильный подход. Всего доброго!
  • И вам!
  Спустя полчаса я пообщался с итальянским пограничником, который хмуро косился на оружие, разложенное на столе. Ему не нравилось это, не нравился я и не нравился весь окружающий мир. Похоже, он был не здоров - ничем иным его бледный вид объяснить не мог. Хотя, поначалу, напрягся. В принципе, могли ведь нанять и пограничника для моего убийства, как я полагаю, правила этой игры не запрещают такого трюка. Но в чувствах итальянца не было и следа агрессии. Просто недовольство всем на свете. Не более того.
  И вот к вечеру четвертого дня я на финишной прямой. В Италии, в моем паспорте все необходимые печати, осталось последнее - прибыть в Рим и передать свой пакет уполномоченному представителю МИД-а. Что произойдет не ранее завтрашнего утра. Хотя нет, скорее позже. До Вероны больше четырех часов, то есть я прибуду туда уже вечером, в темноте. Около пяти до следующей остановки - Флоренции, кстати, буклет железнодорожной компании рекомендовал остановиться там, написано, что восхитительный город. Но увы, не в этот раз. И восемь часов до Рима. Нет, все-таки утром, до которого нужно дожить.
  Поезд весело гремел по дорогам Италии, "за бортом" была летняя растительность, только поля были убраны. Из российской зимы в итальянское лето. Все-таки, планеты меня до сих пор удивляют. Дистрикты в этом отношении гораздо логичнее, одна и та-же погода во всем. А в некоторых погоду просто программируют. Что очень удобно.
  Единственное, что меня радует - моя одежда вполне подходит для итальянской погоды. Не нужно думать о том, что одевать сейчас. Поразмышляв об особенностях погоды я достал очередную книгу. Роман, изданный во Франции, о проблемах человека, который живет в Родезии, и являясь потомком смешения рас, не свой и для белых и для черных. Естественно, он стал революционером, примкнул к боевикам, почему-то Индийского национального конгресса, устраивал теракты и благополучно был убит. Хотя его брат, который родился гораздо более черным, пошел в армию Родезии, достиг немалых чинов, командовал белыми подчиненными, размышлял над гробом младшего братишки, типа "чего тебе не хватало, мог бы пойти куда угодно, да, нам полукровкам сложно пробиваться, но зато мы сильнее и черных и белых". В аннотации было особо отмечено, что роман запрещен в Британии.
  Дочитав это довольно простое повествование, я выключил свет. Как-то моим врагам стоит поспешить. Я с каждой минутой приближаюсь к Риму. Тут в дверь купе постучался Мартин.
  • Чайку не хочешь? - спросил он активно мигая мне. Вот как! Меня решили достать через проводника!
  • Знаешь, чаю не хочется, а вот если ты принесешь мне сельтерской, и порошок от головной боли, был бы очень благодарен!
  Мартин показал мне большой палец - видимо, я правильно его понял. Вскоре мне он принес открытую бутылку воды и пантомимой показал, что пить ее не стоит. На подносе лежал пакетик с порошком. Показав на него пальцем, Мартин схватил себя за горло и закатил глаза. Понятно, в минералке просто яд, а порошок совсем уж отрава.
  Ладно, если Мартин подает мне сигналы невербально - то мое купе слушают. Не будем расстраивать наших врагов, они так стараются меня угробить. Я раскрыл конверт с порошком, высыпал его в стакан, после чего залил туда воду. После чего вылил эту смесь под кресло. Буду ждать новое нападение.
  Разогнав свои чувства до предела услышал, как в тамбуре некто спросил у Мартина, как я выпил порошок, тот ответил, что сам не видел этого. Третий голос сказал, что вроде выпил, так что через пару минут можно идти, добивать. Первый голос спросил, а нельзя дождаться, когда он коньки отбросит, а уже потом идти, проверять? Второй ответил, что нельзя, нужно чтобы все выглядело как "естественная смерть" от пули - иначе бриты не поймут. Их люди в этой игре должны быть нейтральны. Иначе многие серьезные люди потеряют деньги. При чем разговоры между собой голоса вели по-русски. Видимо, противники Советской России из числа эмигрантов. Ладно, будет им сюрприз.
  Спустя пять минут "голоса" пошли разбираться со мной. Я хотел было картинно прилечь на кровать, спрятав пистолет со снотворными зарядами за полой пиджака, но подумал, что так окажусь под прицелом своих врагов. И даже моя реакция не помешает им нажать на курок. Чего совсем не хотелось. Я приоткрыл дверь в санитарный отсек, а сам накинул скрыт и встал с другой стороны дверного проема. Когда они вошли в купе, повернувшись ко мне спинами и взяв под прицел туалет, я двумя выстрелами отправил их в сон.
  Снова обыскал и забрал у них бумажники, документы, оружие и боеприпасы. После чего, припахав Мартина отнес тела в соседнее купе. Пусть поспят.
  • Что, эти тоже живы? - спросил меня проводник.
  • Конечно. Как-то не люблю оставлять за собой трупы. Я профессионал, вдруг завтра меня наймет противоположная сторона.
  Мартин впал в шок.
  • Так ты не из красных, они просто наняли тебя?
  • Именно так, мой друг. Я наемник. У меня нет предпочтений в этих разборках. Хотя пока красные мне нравятся больше.
  • И где готовят таких наемников?
  • Извини, приятель, это закрытая информация. Те, кому нужно, это знают. Тебе, на самом деле, знать это не нужно, да и опасно.
  Мартин сначала набычился, потом, поняв мои слова, расслабился и спросил меня, не хочу ли я чаю, без опасных для жизни добавок. Я отказался, сказав, что пока не слишком хочу пить. На самом деле, я перестраховывался - он меня, конечно, предупредил, но после этого пить я буду только то, что сам купил. Психология. Ничего не могу с собой поделать. Вроде все обошлось, и этот человек мне помог, но пить мне хочется только то, что я сам купил и в чем уверен на 99%. По крайней мере пока. Не всякая отрава меня возьмет, но как-то мне не хочется это проверять.
  Когда Мартин ушел, я достал бутылку воды из своих запасов и выдул ее. Снова психология - пить нельзя, потому как вода отравлена, но от этого пить хочется стократ больше. После этого я погасил свет в своем купе - пусть все думают, что я сплю. И, кстати, мне сейчас захотелось реально уснуть. Устал я от этого задания. Но эту ночь вполне смогу пережить на ногах.
  Закрыв дверь купе, я сначала немного понаблюдал за пролетающим мимо пейзажем. Которого видно не было - ночь, понимаете-ли. После чего лег на свою койку и снова впал в транс. Ночь длинная, что мне еще могут устроить? Больше всего мне не нравился такой вариант. Поезд тормозят где-нибудь, и пулеметами проходятся по всему вагону. Я, конечно, могу поставить щит, но для пулемета (а особенно нескольких, это только вопрос времени, когда они его изгрызут. Даже появилась мысль, вылезти наружу и залечь на крыше вагона. Некоторое время я лениво размышлял над этим. Стоит или нет. Все-таки пулеметами по вагону - это чересчур. С другой стороны...
  И тут я почувствовал, что где-то недалеко твориться магия. И магия определенного толка, магия призыва. Кто-то призывает сюда нечто из иных пластов бытия. Не из другого мира, а именно с изнанки, как мне кажется. Не такого "картонного" демона, которыми являемся мы, хаоситы, а самого настоящего. Всамделишного, если хотите. И мне вдруг остро стало не хватать своего меча. Чертова конспирация! Я достал из баула сбрую для обойм к пистолетам, свой запасной пистолет-пулемет. Снова чертовы дозвуковые патроны! Хрен знает, смогу ли я пробить шкуру демона ими? А придется. Хотя есть еще трансформа, но ее я оставлю на самый последний случай. Не хочется, чтобы местные увидели схватку двух демонов. Да и тесно мне здесь будет. Нужно с ней разобраться, как только появится возможность. Мой обезьян силен, быстр, но слишком громоздкий.
  И так, первым будет автомат. Его можно держать одной рукой, второй меняя обоймы. Их пришлось засовывать под ремни разгрузки. Я вышел из купе, почти дошел до тамбура, когда его дверь взорвалась щепками дерева и брызгами металла. Прекрасно, этот демон тоже слишком велик для коридора, не сможет особо маневрировать, что мне немного поможет. Направив свой пистолет-пулемет в центр морды твари я открыл огонь. Проблема этого оружия, слишком большая скорострельность играла на меня, мне нужно продавить его защиту, поэтому, я стрелял на износ ствола. Взглянув на демона магическим зрением, я увидел точку, прямо в середине груди, где сходились линии его защиты, и перенес огонь туда. Магазины я менял как заведенный, благо плотность огня не позволяла ему приблизится ко мне и не позволяла ему творить заклинания. Хотя, демон из младших, вряд ли он способен атаковать магией - будь со мной меч, я бы располосовал его за минуты. Но защита его начала продавливаться, закончив магазины к автомату я бросил его под ноги и начал орудовать двумя пистолетами, держа максимальный темп стрельбы. Демону мой огонь уже доставлял большие неприятности, я продавил его защиту и пули впивались в его тело. Он регенерировал, как... Демон. Все эти твари славятся таким умением, но их возможности не беспредельны. Разрядив последнюю обойму в уже полудохлого демона, я рубанул его по ногам воздушными лезвиями, первый удар не принес успеха, тогда я просто неструктурированным огнем - самый быстрый каст для меня, снова ударил его в центр груди. От заклинания, он даже задымился, снова ударил лезвиями по ногам, и он упал на пол коридора уже обрубком. После чего я сделал два шага впереди начал огненными стрелами прожигать его грудину. Казалось, что я занимался этим минут пять - фигня, просто в таких ситуациях время течет совсем иначе. В общем, в итоге, я просто выжег в его груди дыру размером с мою голову. И это все. Только вот, голову я заберу с собой.
  Я отрубил ему голову воздушным лезвием. Без защиты оно справилось с плотью демона на раз. Я справился. Я вообще молодец. Монстр.
  Услышав, что все стихло, из своего бронированного купе появился Мартин. Увидев тварь, что лежит передо мной, он уселся на задницу прямо перед поверженным демоном, побледнел и спросил:
  • Тео, друг, скажи - это то самое, что я вижу перед собой?
  • Да Мартин. Это - то. Ты видишь демона, которого вызвали из Преисподней мои враги, чтобы меня остановить. Именно это ты видишь перед собой. Раньше не доводилось сталкиваться?
  • Господь не дал!
  • Ладно, я совсем выдохся. Нужно отдохнуть. В общем так, эта баранья голова - моя, хочу презентовать ее первосвященнику, вашему Папе. Остальное оставь себе, можешь бизнес открыть. Здесь много осталось. Когти там. Ливер. Прочее.
  Мартин быстро упаковал мне голову демона в толстую крафтовую бумагу, а остальное утащил в свое купе. Это же такие деньги - куски тела настоящего демона! Я перезарядил магазины к своему оружию - думал, что вообще не использую обычное патроны, а вот ка оно оказалось. После чего ко мне завалился Мартин с бутылкой ямайского рома. И это ко мне, ведь я вообще не пью! Ну практически. После предупреждения наставника. Но тут получилось так, что я пил этот ром и вообще не пьянел. Ром просто выжигал во мне разгулявшийся по венам коктейль из адреналина и прочих "линов", которые впрыснули в мои вены внутренние органы испуганного до усрачки тела.
  Все, я чувствовал, это последнее покушение. Это самый тяжелый калибр, который могли применить мои враги. После этого, остается одно, разбомбить к чертям весь поезд, чтобы прихлопнуть живучего дипкурьера. Или взорвать его. Или организовать танковую атаку. Надеюсь, на территории Италии это будет невозможно - итальянское правительство, как я понял, тоже заинтересовано в моей миссии.
  Остаток ночи и начало утра мы с проводником пили ром перебрасываясь малозначащими фразами или вспоминая наше короткое совместное путешествие. Прибыв на вокзал Рима, Мартин нетвердой походкой пошел открывать дверь купе, а я стал собирать манатки. Вскоре в дверь купе вежливо постучали. Впервые кто-то проявил вежливость, последние мои гости на вежливость не разменивались.
  • Кто там? - спросил я проверив, что пистолеты на месте.
  • Свои, смотри не пристрели ненароком. Встречаем тебя.
  • Хорошо, входите, только спокойно, без дерганья. А то нервы у меня - не к черту.
  Дверь отъехала в сторону и в проходе появился человек с аккуратной бородкой, первым делом протянувший мне красную книжку оперативника МИДа Советской России. Даже и не думал, что в МИД-е могут работать официальные оперативные агенты. Странный мир, подумал я. Все миры - странные, если посмотреть со-стороны.
  • Мы, говоря откровенно, уже и не верили, что ты выберешься. По своим каналам получили информацию, что на последнем участке пути тебя ждет что-то уж совсем невероятное. В дефензиве сейчас, наверное, пожар в борделе во время потопа. Звонили, что заместитель второго отдела, который курировал твое устранение, застрелился сегодня утром. Это крупнейший их провал десятилетия!
  • Да. Я рад, что провалились именно они, а не я.
  • А уж мы как рады! Осталось доставить тебя в итальянский МИД. Но это мы обеспечим, вагон оцеплен нашими оперативниками, кругом карабинеры и агенты безопасности. Прямо на перроне тебя ждет бронированное авто. В общем, осталось сделать последний шаг.
  • Полагаешь, неприятностей не будет?
  • Если поляки не найдут противотанковое орудие и не попытаются расстрелять авто прямо на римских улицах - ничего другого представить себе не могу.
  • Ну будем надеяться, будем надеяться.
  По перрону я сделал буквально несколько шагов, пересев в роскошное авто, не чета тому, в котором я ехал на вокзал в Москве. Начищенная латунь, сверкающее хромирование, сияющий лак. Внутри - благородное дерево, кожа, бар, из которого была немедленно извлечена бутылка кальвадоса, хрустальный бокал и сигара. От последней я отказался категорически.
  Рим, город древний, действительно древний часть строений, мимо которых мы проезжали стояло здесь минимум две тысячи лет. Мои сопровождающие изредка давали мне свои пояснения. "Здесь руины храма такого-то, эта церковь возведена на фундаменте храма четвертого века до нашей эры, а это новодел Il Vittoriano - местные называют это вставной челюстью. А это театр Марцелла, но его отсюда практически не видно - дуче перестраивает город. Ему не дают покоя лавры барона Османа. - Зато можем проехать спокойно, а не петлять по улочкам, - заметил водитель. - Но у нас в Москве меня пугают планы перестройки старого города! Смотрел я проекты, от моего родного города вообще ничего не останется."
  До здания МИДа, которое, как мне сказали, располагается в Палаццо Киджи, мы добрались быстро, минут за тридцать. Могли бы и быстрее, но итальянцы искренне ненавидели правила дорожного движения, правда проявляли определенное уважение нашему авто.
  Внутри меня представили важному господину, исполняющему непонятные обязанности в министерстве. Первые минут десять я пытался сориентироваться в новом языке и произношение, потом все встало на свои места, в базе уже изученных мною нашлось соответствие, и я смог продолжить разговор сам. Рассказывая о том, как я отбивался от врагов, я поймал на себе удивленные взгляды советского оперативника и представительного мидовца.
  • Что-то не так, господа?
  • У вас странное произношение, молодой человек, - заметил итальянец. Можно подумать, что вы провели долгое обучение в монастыре на севере, где итальянский находится под большим воздействием классической латыни. Даже скажу больше, кажется, что латынь для вас родной язык, а наше наречие вы учили "по верху"! Знаете, я ведь не просто чиновник этого заведения, я еще и профессор лингвистики, занимаюсь фонетикой, как герой пьесы сеньора Шоу. У вас удивительное произношение! Мне не приходилось сталкиваться с таким. Если у вас найдется время, не могли бы вы начитать мне на фонограф несколько текстов? Это будет украшением моей коллекции итальянских наречий! - я, растерянно, посмотрел на своих советских коллег. Мне совсем не хотелось заниматься этим, тем более что это будет не совсем честно - моя речь не имеет никакого отношения к местной Италии.
  • Я думаю, наш молодой коллега мог бы начитать вам несколько текстов. Но это будет плохим украшением вашей коллекции. Тео немец, русский немец. Латынь он, конечно изучал раньше итальянского. И в его речи вы, скорее находите адскую смесь из тех языков, которые он изучал для службы дипломатическим курьером МИД-а. Так ведь, Тео?
  • Совершенно верно! Я был очень удивлен, насколько лестно вы оценили мое знание вашего древнего языка! Я полагал, что знаю его посредственно.
  • Вот как? Знаете, господа, я все-таки надеюсь, что ты Тео, извини, что я так фамильярно, начитаешь мне несколько текстов. Мне это будет полезно в любом случае. Буду разбираться - ведь ваше произношение - интересная загадка, для ученого. Но я не о том хотел поговорить, вы говорили, что у вас, как не странно есть презент для римского папы?
  • О, да. Это мой подарок верховному понтифику и отчасти верительные грамоты государства, которое я представляю.
  • Очень интересно. И что это? Об этом у нас не было разговора, сеньор, Серж!
  • Я и сам не в курсе. Тео хочет нас чем-то удивить! - от "сеньора сержа потянуло недовольством моей самодеятельностью". Ну посмотрим, что он скажет, когда увидит, что я принес.
  • Позвольте, в моих вещах был большой сверток из плотной бумаги. Можно его доставить сюда?
  Сверток доставили моментально. Я, не желая развязывать бечёвку, разорвал ее и содрал бумагу. Являя собравшимся голову демона, с бараньими рогами завернутыми назад и злобным выражением морды. От присутствующих в комнате явно потянуло ошарашенностью, чувством непонимания происходящего, а затем - чувством узнавания, понимания и отторжения.
  • Это то, что я подумал, - спросил хозяин кабинета, - это демон?
  • Да, меньшая его часть. Остальное я оставил проводнику моего вагона. Мартину. Подумал, что головы будет достаточно. - хозяин кабинета посмотрел на меня с сожалением, как на слабоумного.
  • Позвольте, оставили, в смысле отдали? Подарили?
  • Да. Был не прав?
  • Двести тысяч раз не правы! Но я понимаю вас. Вы так молоды. Но нет, что случилось, откуда демон вообще?
  • Это был мой последний противник на пути к вам. Я едва смог его убить. Извините, был в шоке - я воспитан материалистом, никак не ожидал встретить такое. И говоря откровенно, готовился принять смерть от его когтей. Но смог победить и забрал голову твари. Не подумал, что понадобится его тело.
  • Ничего, мой мальчик. Ты не представляешь, что устроит ваш патриарх, когда узнает, что ты решил подарить голову демона римскому папе!
  Тут сориентировался синьор Серж.
  • Тео, оружие твое где?
  • Пистолеты со мной, пистолет-пулемет в бауле...
  • Сдать. Немедленно! - я удивился, но противится не стал, отдал свои пистолеты. Подставы я не ощущал.
  • Дмитр, забираешь пистолеты, автомат, все боеприпасы. Немедленно, группу в вагон - собрать все гильзы, которые сможешь найти! Выкинули - переворошить мусор, собрать все! Абсолютно! Одежда, в которой сражался с демоном где?
  • Рубашку сменил, она в бауле. Остальное на мне.
  • Сдашь по прибытии в нашу миссию.
  • А что такая... спешка?
  • Дура ты молодая... не понимаешь. Ладно, башку демона ты решил подарить Папе ихнему. Наверное, хорошо, будут прочные контакты с нами и проблемы у поляков. Но нам нужны и добрые отношения с патриархом. А это что значит? - да откуда я знаю?
  • Молчишь... Понимаю, материалист. Так вот, ему придется отдать оружие победы над сатанинским отродием. Меча нет, есть автомат и пара пистолетов. По-нашему, по-пролетарски. Все стрелянные гильзы собрать - оружие победы. Жуткие амулеты, или как их там называют? Не важно. Это все теперь для церкви реликвии. Такого столетия не было. Тем более документально подтвержденная победа над нечистым. За тело демона будем с папским престолом бодаться до последнего, но что наше - то наше. Не отдадим. Тебя самого, неплохо, на артефакты разорвать. Но начальство не даст. Герой. Тупой, но герой. В общем, все, что было при тебе в тот момент - все это ценность государственной важности. Понял, дура?
  • Понял. Жаль костюм хотел себе оставить. И книжки. А деньги как? Хотел себе сувениров прикупить.
  • Мы тебе пол Рима на сувениры купим. Блин, ну кто мог о таком подумать, что эти поляки нам такой шанс подкинут!
  Тут в кабинете начали звонить телефоны. Серж и итальянец поделили их между собой. Сержу удалось собрать все предметы из вагона, весь мусор, куча гильз, часть из которых была выпущена не мной, а в меня. Тоже пригодится, приспешники сатаны пытались убить светлого героя. Реликвии. В моем вагоне оставались двое забытых мною врагов. После этого он начал звонить и ругаться с баварцами, требуя от них передать все, абсолютно все, что они забрали после моего с ними общения. В том числе и людей. "Неважно, в каком виде! Живы - приведем в порядок, будут рассказывать то, что нам и вам нужно! Так что, обеспечить!" После чего он потребовал от человека на той стороне выкупить вагон мой полностью и соседний вагон, где демона призвали.
  • Так, чего я забыл? Нет не бывает такого, что бы я смог все провернуть и не забыть ничего! За что мне потом будет очень стыдно. Думай, думай, - приговаривал он и бил, не слишком усердно по своей голове.
  Итальянец тоже развил бешенную активность на своем телефоне. Тоже добивался чего-то от своих собеседников.
  • Извини, Серж. Не знаю, как к тебе обращаться. Ты как, знаешь, кто я?
  • Ну не самый мелкий, знаю, что наемник. О чем ты сейчас?
  • Ну если знаешь, должен понимать, что я могу организовать еще пару боев с демонами. Сечешь?
  • Стоп. МОЛЧАТЬ! - произнес он очень громким шепотом. - Будем говорить об этом потом. Но ты... собака, молоток! Ты просек фишку! Мы устроим полякам и бриттам такую идеологическую диверсию! Мама, держите меня семеро, меня сделают главным интриганом Кремля, если я это проверну! Блин, в церковь пойду, однозначно! На исповедь! И вообще, по воскресеньям буду ходить!
  После этого мы скомкано попрощались с итальянским чиновником, который принял у меня документы, и попрощался со мной взмахом руки, после чего на том-же роскошном авто укатили в здание советской миссии. Рабочие уже прилаживали на фасаде табличку "Посольство Советской России". Свой квест я уже выполнил. Тяжелый, но не чрезмерно. Приехав, я отпросился спать, а Серж пообещал мне заняться реализацией моей идеи. Ее назвали коротко - Месть. Вроде как, злобные поляки, связавшиеся с нечистым, хотят отомстить простому дипкурьеру, который сумел оставить их с носом. И такой душка, не убил за все время пути не одной живой души, только демона пришиб, но эту тварь любой честный христианин должен уничтожить не задумываясь. Красивая картинка получается!
  Проснувшись утром, я понял, что мой план никуда не годится. Ну прибью я еще пару демонов и что с того? Тушки демонов есть, а где герой? А героя нет, ибо он отбыл нести службу в иные миры. Узкий круг руководства в курсе, что я не совсем отсюда родом, но как простым людям объяснить, что нельзя если не прикоснуться к герою, то хотя бы увидеть его. Поэтому нужно все делать иначе. Нужно вызывать сюда самого настоящего Тео. Можно с группой поддержки. И уже они должны будут прибить тех демонов, которых я должен буду им обеспечить. Хотя и тут есть проблема. Ну не владею я магией призыва. Следовательно, лучше будет, если Степан Викентьевич договориться договорится с Гильдией, а уже та обеспечит ему нужное количество демонов. Это я изложил Сержу. Тот думал несколько секунд.
  • А что? Мыслишь, верно. И группа поддержки будет - закачаешься. С православными, мусульманами, евреями, буддистами. Да вообще, будет интернационал! И действительно, лучше все через Москву делать. Лаврами придется делиться, но зато и шишки не только мои. А придумал всю эту хитрую подставу пшекам с бритами я! - он хитро взглянул на меня и подмигнул.
  • Естественно, товарищ Серж! Я просто помогу группе, проконсультирую. Подскажу, как демонов бить сподручнее. А как все закончится, тихо уйду в тень, как не было меня!
  Серж плотно сел на телефон, разговаривая с Центром, объясняя детали идеи. Я ушел в свою комнату - отсыпаться впрок. Вдруг снова придется несколько суток без сна обходится. После поинтересовался у товарища, приставленного ко мне, нет ли здесь случаем холодного оружия, потренироваться, чтобы форму не потерять. Тот о моем иномировом происхождении не был в курсе, поэтому с огорчением сообщил, что ни шашки, не сабли здесь не найдешь.
  • А шпаги? Только тяжелой, не привык я тростинками махать, спросил его а?
  • А это добро, пожалуй, найти можно. - И послал курьера, обычного, посольского, поискать требуемое. Тот нашел быстро, в течении всего-то полутора часов. Сказал, что проявил солдатскую смекалку, заглянул в ближайший оружейный магазин, а там ему посоветовали, где и что взять. Притащил, как ему сказали, хорошую учебную шпагу из тяжелого плотного дерева. После этого я попросил у товарища Клима, приставленного ко мне агента МИД Советской России, погонять этого смекалистого курьера, по магазинам. Мне нужно было одеться во что-то - мое платье реквизировали. Хотел его послать в книжный и оружейный магазины, но передумал. Мало ли что он мне там на приобретает. Уж лучше я сам потом прогуляюсь. И дождусь момента, когда из России прибудет настоящий Тео с группой поддержки. Которых уже отправили сюда рейсовым дирижаблем.
  Мои занятия прервали, позвав к телефону. Кто бы это мог быть? Степан Викентьевич? Это действительно был он, поздравил меня с выполнением задания, сказал, что народ в Советской России ликует, налаживание официальных отношений с Итальянской Фашисткой Республикой приветствуют трудовые коллективы по всей стране, воинские подразделения, флотские экипажи и партийные органы, а также правительства Красной Баварии, Социалистической Монголии и Гоминдановского Китая. Ну и он присоединяется к поздравлениям. И что я награжден орденом Трудового Красного Знамени?
  • Я или товарищ Тео?
  • И товарищ Тео тоже. Тем более, что ему придется проявить героизм на обратном пути в Москву. О чем с тобой хочет поговорить агент Гильдии. - после чего передал трубку другому человеку. В трубке раздался суховатый, женский голос.
  • Привет, желторотик! Поздравляю!
  • Спасибо, - осторожно ответил я.
  • Хорошая работа. Выполнил почти безнадежное задания, и мало того, подогнал нам еще один контракт. Жирный контракт. За работу мага-призывателя я выторговала солидную сумму. И для тебя семьдесят очков репутации.
  • Я рад. - осторожно ответил я. С женщинами я чувствовал себя несколько неуверенно. Мало опыта в общении. Даже с сестрами я почти не общался. А в книгах они описаны странными, нелогичными и взбалмошными существами. И моя эмпатия по телефону не работала.
  • Что-то не слышу я в твоем голосе особой радости. Что-то не так?
  • Нет-нет, все хорошо, мэм, я действительно рад. Просто привычка, пока не вернулся домой - расслабляться рано. Самое опасное - путь домой, невольно начинаешь расслабляться, а тут внештатная ситуация. Плюс, меня беспокоит, что все снаряжение и оружие у меня изъяли. Нужно подбирать новое.
  • Вот как? Странная позиция. Побудь на проводе.
  Я остался у телефона, прижимая трубку к уху. На том конце сначала пошел разговор на явно повышенных тонах, но скоро он перешел к деловому бу-бу-бу - бу-бу-бу-бу-бу. Договариваются. Может мне и удастся вернуть себе оружие, и главное, костюм с плащом, которые являлись очень неплохим бронежилетом скрытого ношения. Благо, мой доспех Еорта, я услышав о решении агента МИД, спрятав, придав ему вид обычной кожи. Его я бы не отдал никогда и никому. Трубка в моих руках снова ожила.
  • Слышишь меня?
  • Так точно.
  • Пришлось объяснить заказчику, что и одежда, и оружие и боеприпасы твои являются критическими технологиями. Ведь это так?
  • Если вы так считаете, то безусловно!
  • Стоп! Я хочу понять, что ты с собой взял, я знаю, что ничего запрещенного, но технологически, это доступно этому миру? Мне нужны факты.
  • Верхняя одежда неотличима от местной. Но результат более высоких технологий им пока недоступных. Оружие - продукт долгого развития оружейной школы. Воспроизвести, полагаю, можно и сейчас, при наличии необходимых сталей и сплавов. И технологий обработки металла. Патроны, скорее всего, можно производить и сейчас, только местные не видят особых причин такие делать.
  • А в чем смысл таких патронов для тебя?
  • Малошумные. Но это их качество мне не понадобилось. Забыл, извините, мэм! Пистолет со снотворными зарядами. На портале пропустили, о соответствии местным реалиям не осведомлен. Не интересовался таким оружием.
  • Ясно. Буду бодаться. Положи трубку, но далеко не уходи.
  Я положил на аппарат трубку, сел рядом и стал ожидать, к чему там придут мои сегодняшние начальники. Разбирались они долго. Но через минут сорок телефон зазвонил. Трубку поднял мой местный куратор, Клим, выслушал то, что ему сказали на той стороне и перед ее мне.
  • Так, желторотик! Слушай сюда. Тебе вернут твою одежду и оружие. Правда, мне пришлось согласиться на передачу технологических карт к твоему оружию. Но это не слишком серьезное нарушение. По боеприпасам. Все равно время тихих операций кончилось, да и все равно тебе нужно пополнить боезапас. Так что на это можешь плюнуть. Твой пистолет со снотворными они сейчас воспроизвести не смогут. Так что можешь его отдать и забыть о нем. Даже если тебе придется стрелять, это уже не важно. Ты тихий некто в группе, как это здесь называют, ноунейм. Если кого пристрелишь, с нами это связать не смогут. У тебя самого, не боишься стрелять в противника? Боевыми?
  • Прошел серьезную войну. Много пришлось стрелять. Трупов не боюсь.
  • Ну и хорошо. Есть вопросы?
  • Разрешите предложение?
  • Вот уж эти солдафоны! Ну давай, не томи.
  • Бойцам группы нужно холодное оружие. Длинное, рубяще-режущее. Вроде меча.
  • Зачем? Чем плохи пушки?
  • Демоны регенерируют с невероятной скоростью. Я своего добивал магией. Но они должны сами нанести последний удар. Так что, без мечей не обойтись.
  • Раньше должен был подумать. Купите на месте. Группа уже в полете. Отбой.
  Телефон загудел. Я беспомощно посмотрел на Клима. Он разговор наш слышал, но вели мы его на языке, который здесь неизвестен.
  • Нужно приобрести для группы холодное оружие. Длинное. Вроде шпаг. Тяжелых шпаг. Но я не знаю состав группы, предпочтения. А приобретать нужно уже здесь. Огнестрел - очень хорошо, но последнюю точку в бою с демоном придется делать холодным оружием. И без вариантов. Что делать - такой противник!
  • Не кипешуй! Все организуем на месте. Я созвонюсь, выясню, что нужно брать, сходим завтра, разберемся с оружием. Группа будет завтра вечером, предупредим оружейника, что нам нужно, ассортимент там! Все нормально.
  • Ну хорошо. Мне разрешили вернуть мое оружие и одежду. И мне разрешили прогуляться по магазинам. Хочу сувениров набрать.
  • А это я сейчас выясню, куда и с кем пойдем.
  Пока я приводил себя в порядок после тренировки, определились, с кем я пойду гулять по магазинам, благодаря все находилось в центре, я интересовали меня книжные магазины, антикварные и оружейные.
  Сначала я зарылся в книжный магазин. Русской современной поэзии, которая меня заинтересовала, я в нем нашел мало, только несколько книг в мягких переплетах, эмигрантская литература. Японской литературы было и того меньше. Зато нашел много альбомов с видами Италии, Германии и Франкской республики. Кроме этого, мне порекомендовали австрийскую литературу, "пражскую школу" Густава Майринка, Лео Перуца и Кафку. Там-же я приобрел несколько альбомов современной живописи. С этим мне тоже хотелось разобраться. Не удержался и купил несколько трактатов по военному делу, в частности, китайский Сьнь Дзи, Дуэ "Господство в воздухе", "Государь. Искусство войны", пару наставлений по партизанской войне, "Бразильскую городскую герилью".
  После этого, отправив мальчика с покупками в Советскую миссию - "Советское посольство!" - поправил меня Клим, отправился смотреть оружие. Огромное разнообразие огнестрельного оружия я просматривал мельком. Ничего интересного не было. Были необычные и малофункциональные конструкции, это меня не очень интересовало. И даже не потому, что меня интересовал исключительно функционал. Просто не хотелось возиться, вычленяя здравые решения из этих странных конструкций. А в остальном, мой арсенал, меня вполне удовлетворял, перекрыть мое оружие местные конструкции просто не могли.
  Большее внимание я уделил холодному оружию. Сейчас оно в этом мире во многом потеряло свою актуальность, огнестрельное стремительно вытесняло его с поля боя. Но пока не ушли в прошлое короткие палаши (не мое совсем!), дуэльные шпаги - слишком большой акцент на защите руки, в ущерб функциональности. Пришлось забираться в антикварное оружие, но здесь чаще были представлены парадные клинки. Наконец я нашел нечто подходящее, длинный, тяжелый клинок, весом под три с половиной килограмма. Практически меч, а не его облегченная сестра - шпага, которая в первую очередь, все-таки, колющее оружие. А мне нужно рубить. На всякий случай, прикрывая команду настоящего Тео. Увидев мой выбор, оружейник предложил мне перчатки, внутренняя сторона из мягкой кожи, а внешняя обшита грубой, хоть какая-то, но защита для рук. По его словам, сделана из кожи акулы. Даже если ка перчатке кровь, рукоять не скользит - акулья кожа покрыта крючочками, зацепами с внешней стороны, которые не позволяют рукояти оружия скользить. Неплохой выбор, хотя и мой доспех дает неплохую защиту руки. Но зачем его демонстрировать посторонним? И я согласился их приобрести. Тем более, в целом, сумма была небольшой, менее четверти от выданных мне местных денег. Тут я вспомнил, что я же поставил на себя в этом соревновании и мы заглянули в букмекерскую контору, где я получил почти четыреста тысяч фунтов. Очень приятная прибавка к пенсии. На что бы их потратить?
  Клим, сопровождающий меня, был удивлен моему выигрышу, на что я ему объяснил, если бы убили, то о чем жалеть, а так приятная прибавка к жалованию. Зашли к антиквару, но там ничего интересного я не нашел. Искал старые артефакты, а мне подсовывали либо действительно старые безделицы, либо непонятные вещицы, но сделанные за последние двадцать лет. В качестве варианта, можно обменять бумагу на золото, но это не интересно, придется менять его по грабительскому курсу на Фрэгане. Хотя можно еще заглянуть к ювелирам. У них наверняка найду безделицы, которые сделаны в незнакомом стиле, которые смогут привлечь внимание. Или из незнакомого камня. Тоже интересно. Можно продать, если смогу найти интересные варианты. Это, конечно риск, но я рискую деньгами, которые и не ожидал получить.
  Подумав, я заказал для людей в нашей миссии хороший ужин и хорошую выпивку. Тоже нужное дело. Кто знает, вдруг меня еще раз занесет сюда, лучше иметь лояльных людей. Хотя, по идее, это крайне маловероятно - в Поливерсуме бесконечное число миров. Хорошо отпраздновали мой выигрыш и победу России. Мне долго объясняли, что идеологически фашизм и социализм - совсем не братья, есть масса различий. И может, в будущем мы окажемся по разным сторонам баррикад. Даже, скорее так произойдет. Но есть еще большая зараза, это нацизм, который зреет в Германии. Страшная идея. "А Баварская идея", спросил я. Меня она несколько напугала, когда я с ней столкнулся.
  Это тоже странная вещь. Они социалисты-максималисты. Называют себя коммунистами. Их идея - поджечь весь мир, чтобы весь мир загорелся идеей построения коммунизма. Сам по себе коммунизм - это здорово, но пути его построения пугают. Они свернули с гуманистического пути, когда мы объясняем наши идеи людям, работаем с ними. Они хотят загнать всех в коммунизм плетью и топором. И это продолжение их пути, их идей - тотальная война.
  Все это мне крайне не понравились. Я был рад тому, что скоро покину этот мир, оставлю его разбираться со своими идеями самому. Уж как-то здесь очень близко от всемирного города счастья до всемирного концлагеря они оказались. Хорошо перекусив морскими продуктами и нагрузившись белым вином, я пошел спать. Ну их, пусть спорят сами, не хочу в этом разбираться. Это не для не моей головы.
  Меня рано разбудили и ультимативно предложили встретить команду героев. На роскошном посольском авто мы приехали к посадочному полю дирижаблей. Нашему помог попутный ветер, и он прибыл на несколько часов раньше. На посадочное поле среди прочих пассажиров выбралась и команда истинного Тео, которую рассадили в посольские машины у вместе со мной отвезли в посольство. Там меня познакомили с этой командой. Скажу сразу, очень странной. Вроде в этом мире лук уже не оружие, но у двух бойцов за спиной были именно луки. И мечи. Кроме этого, был один в кожаном плаще, вооруженный пистолетом, в жесткой кобуре. Самое странное, он был в состоянии... короче, принял он чего-то. Был боец, опоясанный пулеметными лентами. Лучше бы они были заправлены в коробки, но и этот был не в себе. Остальные, на первый взгляд, выглядели нормально, с адекватным оружием и в адекватном состоянии. И они полагают, что с этими "друзьями" мы займемся уничтожением демонов? Странно.
  Я сдержанно поздоровался с командой, сказал им, что я их помощник. Постараюсь помочь уничтожить демонов, которых на них отправят поляки. Большинство восприняли мои слова адекватно, только пара под наркотой восприняла меня как-то странно, но не стала ничего мне высказывать, просто разошлась по краям комнаты. После чего выступил Серж, объяснив им необходимость получить холодное оружие. Я был удивлен, но пара, вызвавшая у меня неприязнь, с энтузиазмом решила получить холодняк. Так его здесь вроде называют?
  • Ну как тебе наше пополнение? - спросил Серж.
  • Мое мнение, часть - смертники. Они пришли сюда поиграть. Не знаю зачем еще.
  • Вот именно, поиграть. И умрут. Так?
  • Так. А что с ними делать? Я не смогу защитить их. Они неподготовлены и не хотят готовиться. Как мне кажется.
  • Извини, но, видимо им придется умереть. Я не хочу этого, но что могу сделать? Так решили наверху. - признался синьор Серж.
  • Возникает ощущения, что часть этих бойцов специально прислали на убой? Чтобы не слишком удобные персоны перешли в разряд мертвых героев? - высказал я предположение.
  • Именно! Ты предельно точно описал картину, которую мне изложило по телефону начальство.
  • А кто есть кто из этой команды? Есть те, которых стоит прикрыть особо? Как бы "удобные живые герои"?
  • Распоряжений на этот счет нет, более того, мне кажется, на этом задании руководство решило определить кто из этой группы наиболее адекватен. Все эти люди так или иначе прославились в процессе революции и последующей войны. Все эти люди, за исключением самого Тео, имеют трения с руководством. И трудно понять, эти трения вызваны тем, что они на самом деле неуправляемы или с тем, что их начальство не умеет правильно распоряжаться людьми. Это сложное задание отчасти проверка, кто есть кто.
  • И что мне с ними делать вообще? Кто ими будет руководить?
  • С вами поедет один из моих агентов, Клим, с которым ты уже знаком. Он знает, где конкретно вас будут атаковать заказанные демоны. И выведет группу на них. Дальше руководство за тобой.
  • Ясно. А Тео стоит поберечь?
  • Знаешь, мне на его счет ничего не сказали... у меня такое чувство, что начальство и само не знает. С одной стороны, он исполнительный, преданный делу революции молодой человек. С другой стороны - опасный свидетель, который знает, что сам он никуда не ездил. И похож на тебя не очень. А ты умудрился засветиться в Кремле. Сложный вопрос. Пустим дело на самотек, как пойдет, так и будет. Понимаешь, политика - такое дело...
  • Понимаю, приходилось сталкиваться. В общем, как пойдет - так и будет.
  После обеда я провел короткий инструктаж, как бороться с демонами. Что необходимо перегрузить их природную защиту массированным огнем, а далее закончить дело холодным оружием. Отсечь конечности и в итоге - голову. Но конечности сначала, даже израненный демон обладает невероятной регенерацией, и даже при смерти способен легко разорвать человека пополам. Отрубив конечности, мы его обездвиживаем, а отрубив голову - убиваем окончательно. Можно, просто фатально повредить мозг, но есть демоны, которые имеют мозг не только в голове. Таких вообще придется рубить на части. В общем в бою слушайте мои команды. На что команда отреагировала без большого энтузиазма. Они, понимаешь-ли, герои войны, а тут нарисовался некий тип и рвется ими покомандовать. Вернее, такую реакцию продемонстрировали не все, но значительная часть этих бойцов.
  Ладно, это их проблемы. Никого из них специально подставлять я не планировал, но если они полезут очертя голову в пекло - я не виноват.
  После чего им представили Клима, объяснив, что этот человек будет курировать группу со стороны МИД. Его герои восприняли с еще большим скепсисом.
  Затем мы с Климом удалились, и он объяснил мне, где нас будут поджидать "наши" демоны. Первый будет на перегоне между Миланом и Мюнхеном, скорее на территории Австрии или Баварии. Так что первую ночь можно спать спокойно. Второй на вокзале в Праге. Обратно, кстати, я еду по другому паспорту, агента МИД первой категории Кречетова Виктора Семеновича, оружие уже задекларировано и оформлено. Обратно едем в вагоне попроще, с двухместными купе, я еду с Климом, всего нас отправляется восемнадцать человек, так что посольство выкупило весь вагон. Мы едем в центре, что бы в случае опасности я мог руководить боем, а наши герои - отличиться, откуда бы демон не полез.
  Решение мне понравилось в центре вагона безопаснее, с одной стороны, с другой - нет вероятности, что мне придется выполнять всю работу за наших героев. Пусть они покажут себя в стычке с потусторонними существами.
  
  7
  
  Вечером, часов в семь, нашу компанию отвезли на вокзал и посадили в поезд. При чем пару героев в купе едва не заносили - они хорошо залились дармовой посольской выпивкой. Если все и дальше так пойдет, эта пара может выйти сухой из воды - будут усиленно похмеляться, да так, что протрезвеют уже в Москве. Ну они взрослые люди, если решили проспать стычки с демонами - это их дело. И их руководства.
  Мы с Климом, полюбовались закатом, мирно побеседовали на нейтральные темы, после заказали себе из ресторана ранний ужин, я пасту с морепродуктами, Клим стейк. Поужинали, с бутылкой сухого вина. Клим поделился со мной премудростями его употребления, которые в его "деревенскую" голову вдолбили в школе при МИДе. Заодно он похвастался, что за три года обучения освоил три языка как родные и еще четыре в достаточной степени, чтобы вольно разговаривать. Даются ему языки, многие с грехом пополам один за такое время учат! Говорил, что даже в разведку его звали, но ему отсоветовали, говорили, что это скучно - закинут тебя в страну, где ты и будешь жить жизнью обычного обывателя, изредка аккуратно выполняя задания из центра, так, чтобы не привлекать к себе внимания властей. Другое дело агент МИД, все тебя знают, ты всегда - мишень, всегда на лезвии бритвы.
  • Ну и как, жизнь агента себя оправдала? - спросил я его.
  • Честно говоря, не совсем. Конечно, интереснее, чем жизнь нелегала в роли буржуа или врача, но тоже никакой романтики! Не сравнить с тем, что прошел ты за одну короткую поездку! - да... мне тоже спокойная жизнь пока претит, но не настолько, чтобы радоваться постоянным покушениям на меня. Особенно последнему, когда на меня вышел демон, к чему я совсем не был готов.
  • Не знаю, что тебе и сказать. Обычно перевозка дипломатической почты тоже не связана с большими приключениями.
  • Да знаю я! Тем более, что народ говорил, что обычно ты совсем другими делами занят. Обычный курьер с таким бы не справился, вон, до тебя десять парней пытались прорваться - все полегли. А чем дальше планируешь заняться? Если не секрет, конечно?
  • Да что прикажут - то и буду делать. Я же тоже не сам себе голова, есть и у меня руководство.
  • А где готовят таких как ты?
  • А вот это я сказать не могу. Тайна. Военная.
  • Ух ты, значит из армейцев! - я пошутить хотел, а он это вон как воспринял! Чувствую, будет добиваться Клим перевода в армию. Не сидится ему спокойно на месте!
  • Ладно Клим, поболтали - и будет. Я за прошедшую неделю почти и не спал совсем. Так, подремывал. Организм своего требует. Покойной ночи! - сказал я твердо и не раздеваясь, на всякий случай, только обувь да пиджак сняв, завалился на неразобранную койку. Сосед, выключив общее освещение, почитал на сон какую-то книгу и тоже успокоился.
  Хотя я и не сослался на сон, но спать не собирался, снова соскользнул в чуткую дрему. Не дома пока, да и не все попутчики мне по душе. Вдруг среди них ликвидатор притаился? Всякое бывает, может история с местью кому-нибудь в голову придет. Или заказчик решит, что так понадежнее история прикрыта будет. Нет человека - нет проблемы.
  Но ночь прошла спокойно, только кто-то в соседнем купе гудел чуть не до утра. До рассвета я поднялся, размял мышцы и связки аккуратно, чтобы не разбудить попутчика, дошел до купе проводника и попросил принести кофейник. Хороший местный чай я распробовал, пора познакомиться, что такое местный кофе. Проводник, с ходу озадачил меня тем, какой именно кофе мне принести. Из всех вариантов, я выбрал по-восточному, с шоколадом. Попросил проводника громко не стучать - сосед спит, не будем его будить. Чернявый проводник сказал: "Якши!" и многозначительно покивал головой, потом спросил, - "Может, лучше засахаренные фрукты? К кофе-по восточному лучше их подать." - я согласился. Если лучше.
  Вернувшись к себе, я достал книгу, которую так и не смог вчера открыть - заболтал меня сосед, и начал читать удивительно подробный дневник некого пражского студента. Кстати, да, именно в Праге нас атакует второй демон. Интересно, как Клим заставит выйти на перрон наших героев, если он у них, мягко говоря, авторитетом не пользуется? Ну посмотрим, может его начальство на сей счет проинструктировало особым образом.
  Еще минут пять я пил кофе с цукатами. Нужно было для пробы попросить принести и немного шоколада, чтобы сравнить. Кофе напиток своеобразный. Горький, но горечь его неоднозначная, на языке она раскрывается разными оттенками вкуса. На любителя. Я пока не большой любитель, нужно попрактиковаться в высоком искусстве употребления этого напитка. Но бодрит отменно! Видимо на запах заерзал на кровати мой сосед, поднял с подушки заспанную физиономию и тоже потянулся к кофейнику.
  • Мне оставил хоть чашечку? - спросил он.
  • Почти целый кофейник! - ответил я, - пей на здоровье!
  • Пристрастился я к нему на чужбине. Раньше только с молоком мог потреблять или с сахаром, а теперь больше черный. Стал презренным аристократом. Меня в деревне и за своего не примут!
  • Ты не болтай, а пей. Остынет или я выдую.
  После чего мы пили этот напиток в молчании. Клим - с удовольствием, я несколько настороженно. Мне еще в корпусе привили привычку, горечь незнакомой еды, один из первых признаков, что к ней стоит относиться с осторожностью. Возможно, так организм реагирует на отраву.
  Допив кофе мы посидели в тишине, потом Клим вызвал проводника, (вот оказывается для чего этот шнурок!) и заказал завтрак. Я, подумав, решил сходить в ресторан. Теперь уровень угрозы упал, можно посмотреть, как живут люди. Клим, услышав меня отменил заказ и отправился со мной. На всякий случай, уходя, я проверил оружие, благо снотворный пистолет был у меня с собой и поставил сигналку на дверь и окно. И вообще, расслабляться не стоит. Вернусь, снова раскину сигнальную сеть. А! Не выйдет. Кроме меня в вагоне еще семнадцать человек плюс проводник. Да и посторонние могут пройти по вагону в тот-же ресторан. Теперь-то я не дипкурьер, за которым идет охота. Вот так, во всем есть свои плюсы и минусы.
  В ресторане опытный в вопросе этикета Клим порекомендовал мне бриттский завтрак, более плотный, чем континентальный. Среди прочей публики я увидел в ресторане и четверку наших героев. Двое разминались пивом, "дурная парочка" - состояние которых мне сразу не понравилось, заказали графинчик водки, разлили по рюмкам, и высыпав в них некий белый порошок тщательно его там размешивала.
  • Клим, а что делают эти товарищи? - я кивнул в сторону наших.
  • Двое, я их не знаю, просто похмеляются. Еще двое, один из них Стрелок, ну ты о нем наверняка слышал, снайпер от бога и Центроболт. Они балтийский чаек готовят.
  • Странную ему кличку придумали. Центральный болт?
  • А, вижу, не знаешь этой истории. Он из анархистов, руководитель Центрального комитета Балтфлота. Но по телефону всегда представлялся "Центроболт, слушаю!" только у них не клички, партийные псевдонимы! Клички у собак.
  • Вот как? А балтийский чаек, что за штука?
  • Спирт с кокаином. После него боли вообще не чувствуешь и можешь не спать по несколько суток.
  • А кокаин, что за штука?
  • Блин, да откуда ты, если даже этого? Марфет, наркотик такой. Многие старые партийцы подсели на него или на морфий, или опиум курят. Минздоровье хотел запретить это дело, но ему пообещали новую революцию замутить. Сейчас идет разговор что тем, кто подсел на наркоту, ее в аптеке по рецепту выдавать, а остальным ни-ни!
  • И этих бойцов к нам в команду определили?
  • Но ведь бойцы-же крутые! Каждый десятерых стоит!
  • Думаешь? Ну посмотрим. У нас таких лечат, а не в бой на столь опасного противника кидают. Странно это, Клим. Странно. Боюсь я за них. Демон не просто страшная зверушка, которую завалить трудно. Он еще и на мозги действует. Сильно действует. А наркотики психику расшатывает. Ментальный удар - это штука страшная. Можно и в штаны наделать. Главное, не смотря на тяжесть в штанах бой продолжать. Смогут они?
  • Эти смогут. Точно!
  Мне бы его уверенность. А вот я этих наркоманов списал сразу. Недаром они мне не понравились сразу. Железно - это минус два героя.
  После плотного завтрака мы вернулись в купе, где я продолжил чтение книги, в которой студент постепенно превращался в жука. А Клим затребовал свежие газеты. Почувствовав, что книга сводит меня с ума своей алогичностью, я вышел в коридор, развеяться, постоять у поручня. Там стоял наполовину седой мужик в нательной рубахе и галифе и курил. Табак был ароматным и не раздражал. Повернувшись ко мне, он протянул мне руку и представился:
  • Сергей!
  • Виктор, можно Вик.
  • Будешь? - он мне протянул открытый портсигар.
  • Да, в общем, я не курю. Но попробовать можно. - некоторые офицеры в корпусе курили, значит находили в этом что-то.
  • Ну, если до этого не курил, то просто набирай дым в рот, покатай его там, а потом выпускай. Не вдыхай, папиросы хорошие, и так почувствуешь вкус.
  Я поступил, как посоветовал он. Действительно, ничего неприятного. Странный привкус во рту и легкое ощущение нереальности происходящего.
  • Значит ты наш эксперт по демонам?
  • В некотором роде. Убивать приходилось. Да и пострашнее тварей.
  • И как оцениваешь нашу команду?
  • Честно?
  • Есссно! - странно протянул слово он.
  • Половина относится к делу слишком легко. Да больше половины. Значит - будут потери. Далее. Двое - наркоманы. Подчинить таких сильной твари - плевое дело. За спиной таких лучше не держать. Надеюсь, демоны будут не самые сильные. Тогда большинство выживет. Иначе, немногие.
  • Немногие - кто?
  • Есть варианты. Если очень сильные твари попадуться - то те, кто окажется у меня за спиной. Если попроще, те, кто поумнее. Кто станет слушать приказы.
  • А не много на себя берешь? - мужик спросил с подначкой, но серьезно.
  • Ну считай сам. Скорострельный пистолет-пулемет. Два пистолета, стреляю с двух рук. Плюс я вижу, куда нужно стрелять. У каждого демона есть слабое место, куда нужно бить. Ну и всякие штучки, которым обычно не доверяют.
  • Какие такие штучки?
  • Прикуривай. - сказал ему я, запалив огонек на своем указательном пальце.
  • Химия? - спросил он, тем не менее закуривая.
  • Ничуть. - я потушил огонь, и на пальце стала намерзать корочка льда.
  • Ну, положим, я поверил тебе. Что делать в стычке?
  • Слушать команды. Стрелять туда, куда я скажу. В нужный момент взять в руки меч и отрубить твари то, что я скажу. Не вестись на обманки, даже если врут глаза, мой голос врать не будет. Я уже сражался с такими тварями, даже недавно убил одну в поезде. Мне нужно выполнить свою задачу, мне даже не нужно самому убивать демона - убить его должен кто-то из вас. Должен стать героем. Я должен только помочь ему в этом.
  • Ты сам не хочешь получить этот приз.
  • Понимаешь, Сергей. Я не останусь здесь. Из меня плохой герой. Взял и сплыл куда-то. Герои - ваша команда. Даже если в итоге демона добью я, мне с этого никакого проку. Все равно победителем будет кто-то из вас. Понимаешь расклад?
  • Вроде, да. Получается. Мне так и намекнули в штабе. Я просто не поверил - недоверчивый я. И тебе до конца сейчас не верю. И следить за тобой буду.
  • Да сколько угодно. Мне ни от вашей смерти, не от вашей победы никакого прока. Единственное, если все погибнете, придется самому с ним биться. Но в любом случае, победителем демона будет кто-то из вас. Пусть даже посмертно. Так что, лучше слушать меня, чтобы стать победителем живым.
  • Ладно, над этой темой надо подумать. И поговорить с нашими.
  • Извини, просто интересно, а какой расклад в вашей группе? Просто очень разные вы. Непонятно. А непонятное всегда нервирует.
  • Все просто. Пятеро, со мной - армейцы. Отличились в боях, имеют личные заслуги, сами по себе хорошие бойцы. Но у всех - трения с начальством. Сечешь?
  • Отправили самих неуживчивых, на смерть?
  • Точно. Пара флотских. Болта не считаю. Он уже давно плотно на коксе. Двое степняков, видел чудиков с луками?
  • Видел. В бою с демоном лук совсем не чудачество.
  • Они так и сказали. Вроде их предки убивали демонов и лучше лука оружия нет. Не сталкивался с ними, но по слухам бойцы отменные. Стрелок был хорош, но уже совсем сторчался. Кокаин такая штука. Всегда хочет стать единственным в твоей жизни. Остальные - партейцы. Кто из эсеров разных расцветок, меньшевики, большевики, анархисты тоже разные. Про них слышал хорошее, но кто и как не знаю.
  • То есть, можно опираться на вас?
  • И на флотских. Они в черной форме. Кроме Болта, но ты и сам его разглядел.
  • Ясно. Совет. Не рвитесь вперед, в соприкосновение с демоном. Стреляйте в него, пока я не скажу, отсечь ему ногу. Или руку. Я чувствую, что и когда нужно делать. Меньше риска - больше пользы.
  • Заметано. Я своим и флотским скажу. Спасибо!
  • Спасибо скажешь, когда с трофеями прибудем в Москву.
  • Верный подход. В разведку ходил?
  • Ну да... а к чему спросил?
  • Принцип разведки - расслабляться можешь только тогда, когда лег на койку в своем блиндаже. Даже в своих окопах может прилететь. Мина или снаряд. Расслабляйся только дома.
  • Точно, мой принцип. Будешь слушать меня - я сделаю все, чтобы ты приехал в Москву целым. Обещаю.
  • Лады, иди уже. Понял.
  Я вернулся в купе, где опять спал Клим. Такое ощущение, что это не я не спал неделю, а он. Здоровый молодой организм, не отягощенный лишними хлопотами. Несколько, завидую. Хотя, сам моложе его лет на десять! Но, как мне тогда сказал Манко? "На войне стареешь". А ведь прав старик-орк. Чувствую себя много старше окружающих.
  Подумав, тоже прилег на кровать. До Милана осталось Часа полтора, можно еще подремать.
  Вместо обычной в такой ситуации легкой дремы я капитально уснул, проснулся только когда поезд стал притормаживать. Поднявшись, понял, что прекрасно отдохнул. Нет усталость и недосып клубились темным туманом в глубине сознания, но сейчас я чувствовал себя прекрасно. И решил прогуляться по перрону. Взял порцию мороженного у молодой торговки, прикупил корзинку с сельтерской. Привычка. Подошел к киоску с прессой. Там голосил паренек: "Новое пари, принимаем ставки! Враги решили отомстить дипломатическому курьеру Советской России Теодориху Михелю! Принимаем ставки, за молодого Тео один к семи! Враги обещают, что он вернется домой только в виде дюжины посылок! Делайте ставки за Тео, это верный способ обогатиться, он уже один раз смог победить врагов! На него натравили демона, которого он убил и преподнес голову мерзости Святейшему Римскому Папе! Римский престол выступил в поддержку Советской России! Папа считает, что советское государство угодно богу! Покупайте свежий номер миланского вестника!"
  С-ц-у-к-о! Наши фантазии имеют неприятную особенность - воплощаться. Ну зачем мне это? Теперь будут охотится не за мной, а за молодым, исполнительным парнем Тео. И заодно за этой группой из шестнадцати героев и за мной с Климом, заодно. Прощайте, вкусные обеды и завтраки. Здравствуйте пайки. Но на всех у меня не хватит.
  Я метнулся к Климу и объяснил ему ситуацию, посоветовал, чтобы наши бойцы озаботились походной едой здесь, пока наши враги не успели ничего предпринять. Сам купил несколько колбас, четыре головки сыра три дюжины сельтерской, договорился с проводником, что местные пацаны будут всю провизию сваливать в тамбуре, у второй двери. Пока. Вареные яйца? Все, вместе с корзинами. Чибата? Тоже всю. Жареные цыплята? Все пригодятся.
  Тем временем из вагона начали выбираться наши герои. Армейцы и флотские, под руководством Сергея действовали по моему принципу, благо к нам выстроилась очередь из желающих продать очумевшим русским свои продукты. Похоже мы скупили все продукты, которые есть на этом вокзале. Главное действовать быстро, пока противник только принимает решения - судя по времени выпуску газеты, поляки просто не успели ничего предпринять в Милане, а вот сильно просроченные пироги мне подсунуть попытались. При чем тетка, которая пыталась их нам подсунуть попыталась разоряться, и я пообещал ее накормить ее саму ими. Когда я заставил ее взять пирожок в руку и поднести ко рту она вдруг вспотела и начала говорить, о том, что черт попутал, не хотела она, просто дети больные и муж пьяница. Бог с ней! Мне не наказывать ее нужно, а организовать "поставки" продуктов в наш вагон. Что вполне удалось. На самом деле, то, что мы набрали на перроне в Милане должно хватить нам минимум до Владивостока. Сергей и его армейцы разносили наши покупки по купе. Заодно предупреждая, что лучше теперь питаться сухпаем. Нет! Хотел бы я иметь такой сухпай на Ирме! Копченые колбасы и птица пахли одуряюще аппетитно. В общем, одну опасность от нашей команды героев мы отвели.
  • Вик, - обратился ко мне Клим, - ты думаешь все так плохо?
  • Как плохо?
  • Нас будут травить, и пытаться убить любыми способами?
  • Конечно. Если эти бриты организовали новый тотализатор, все будет именно так. И правил нет. Кстати, сообщи нашим, что этой ночью вероятна атака демона.
  Клим ушел, оповещать героев об опасности. Я пожевал немного колбасы, запивая сельтерской и приготовился к встрече с демоном.
  Все произошло уже обыденно, я почуял призыв и к нашему вагону двинулся потусторонний мрак и холод. Вскочив, достал второй пистолет, затолкал под сбрую магазины к ПП и приказал Климу поднимать героев. Пора им показать, на что они способны. Герои не спешили выходить из своих купе. А тварь приближалась. К тому моменту, когда тварь выбила дверь в вагон из купе выбралось едва десяток. Глупо улыбаясь, они возились с оружием, полагая, что это шутка. Их просто решили проверить. Но появившаяся тварь быстро выбила из замутненных мозгов веселость и наши герои начали палить из своего оружия в сторону твари.
  • Бейте в нижнюю часть грудины, там у него слабое место! - крикнул я, но этот сброд стрелял в сторону демона, не заботясь о точности попаданий. Я строчил туда из автомата, перезаряжаясь каждые двадцать секунд, защита его начала проседать.
  • Бойцы, правая лапа, он не может ей двигать! Мечом! - но никто не решился действовать. Проклятье! Я продолжая бить в точку сборки демона метнулся вперед и мечом снес ему лапу. После отскочил и продолжил стрелять из автомата.
  • Суки, мечом по второй лапе! Давайте! - никакого осмысленного действия за спиной. Даже в меня попали придурки, благо, бронежилет спасает. Снова метнулся вперед и снес его вторую лапу. На нижние можно не обращать. По сути, все. Он пытается регенерировать конечности, но это не так просто. Я обернулся к нашим героям.
  • Ну что? Кто снесет демону башку? Кто его добьет, герои? - большинство были в прострации, наверное. Они меня просто не слышали. Более-мене нормальным выглядел Сергей.
  • Серега, не тормози, он сейчас не опасен! Быстро срубить ему голову, и все. Все закончится! Сергей вытер вспотевшую ладонь об штанину, сделал два шага вперед и мастерским ударом снес демону голову.
  • Все. Он мертв. Можно расходится.
  Тут нашим героям, когда давление демонической ауры пропало, стало не по себе, и они нашли объект для атаки. "А ты чего, нам мешал, приказывал что-то! Мы сами не разобрались бы? Это ты нам помешал!"
  • Ладно, товарищи, в следующий раз мешать вам не буду. Действуйте сами. Я просто испугался, вдруг он заденет посторонних. Извините, что помешал вам.
  С опозданием из своих купе стали выползать прочие герои, недовольные тем, что все произошло так быстро, и им ничего не досталось. Не досталось? Ну так отнесите труп, отсеченные конечности и голову в крайнее купе и потребуйте, чтобы проводник его запер и опечатал. - А сегодняшний герой - Сергей, как там тебя? - Извозчиков. - Вот, Сергей Извозчиков! Именно он убил демона!
  После этого я быстро укрылся в нашем купе. Клим уже был там и жевал ножку цыпленка, запивая ее сельтерской.
  • Как все это странно было. Я даже не сообразил, куда стрелять, а ты уже кричишь, "Отсеките ему лапу! Отсеките вторую! Он сейчас безопасен, голову ему с плеч!" - скажем, я кричал другое, и кажется, матом, но суть та.
  • Клим, понимаешь, демоны такие твари, что регенерируют почти моментально. Их убивать нужно очень быстро, иначе это затянется. Упустил момент - и он уже отрастил себе конечность. Такие дела.
  Кстати, мы еще даже не пересекли границы с Австрией, а уже атака, при чем не ночью, еще солнце не до конца скрылось. Тут Клим "заел" свой нервяк и пошел организовывать сбор стрелянных гильз. Уж не знаю, удастся ему привлечь к этому делу "героев" или самому придется.
  Я ушел в свою полудрему, Клим, вернувшись не стал меня будить. Разбудили итальянские пограничники, которые смотрели на всех нас горящими глазами - русские снова завалили демона! И при чем здесь, на итальянской земле. У Клима выпросили пяток стрелянных гильз, на амулеты. Думаю, православный святейший престол не обеднеет. После того как они нас покинули, Клим страдальчески сморщился и выдал:
  • У нас минус шестеро.
  • О как?
  • Четверо решили перекусить в ресторане. Отравились, но не серьезно, правда с толчка не слезают. - он нервно и коротко рассмеялся. - Еще двое в полной прострации.
  • Наркота?
  • Точно.
  • Собери оставшихся. Сообщи неприятные известие. Пусть осознают ситуацию. Я постараюсь привести в порядок наших "срулей".
  Клим прошелся по купе, собрал всех, способных стоять на ногах. На ногах стояло трое из "героев" не слишком уверенно. Минус ровно 50% от личного состава, считая меня и Клима. Тео тоже был не трезв, правда в относительном порядке. Я прошел в купе, где двое бойцов маялись животом. Присмотревшись, понял, что столь ювелирное воздействие - излечить их от диареи, мне не по силам. Ну не лекарь, не знаю, что делать в конкретном случае. Просто слегка подкрепил их энергетику, которая была весьма истощена и дал "общеукрепляющий" импульс, подстегнув их регенерацию. Может и поспособствует. После повторил это во втором купе. Взглянул на последнюю пару. Пара наркоманов была в глубоком трансе. Жаль, в сложном случае я планировал послать их первыми "на амбразуру". Эти решили исключить такую перспективу. Как чувствовали. После отловил Тео и сделал внушение. Охотятся за ним, остальные - его окружение. И напиваться именно ему - очень дурная идея. Вроде он внял. Хотя с пьяными ничего наперед не скажешь. У него сейчас искренняя убежденность в одном, через пять минут - в прямо противоположном. Боги, за семьдесят очков - такая головная боль?
  Я объявил нашим "героям", что на нас объявили тотальную охоту. И если они хотят дожить до конца путешествия, лучше вести себя разумно. Не ходить в вагон-ресторан, где можно получить вместе с салатом порцию яда. На перрон выходить только по команде Клима.
  А хотя, что я волнуюсь? В принципе, мне нужно в первую очередь, выжить самому. Во вторую очередь, Клим. Не люблю, когда убивают тех, кого я считаю своей командой. В-третьих, армейцы Сергея. Ну и Тео. До остальных мне дела нет. Балласт. Так ситуация выглядит полегче.
  Австрийцы абсолютно спокойно восприняли разбитый в щепки вход в вагон. Ну демон, ну разбил дверь. Это не наши проблемы. Флегматично поставили печати и удалились. Мне такой подход даже в чем-то нравится. Меньше нервотрепки. Приглушив освещение в купе мы снова разлеглись на своих кроватях. Часа через два будет очередная проверка. Поинтересовался у нашего проводника, так и будем в полуразрушенном вагоне ехать. Тот сказал, что такого быть не может, вагон заменят, скорее все в Мюнхене.
  В Мюнхене нас, скорее всего ожидает еще один демон. На перроне. Что и хорошо и плохо. Можем его обстреливать, не опасаясь попасть друг в друга. Плохо, что он может передвигаться свободно, не ограниченный стенами вагона. Ладно, до Мюнхена еще нужно добраться. Нам могут подкинуть сюрпризы и пораньше.
  После пограничников я снова "впал в транс", не обращая внимание на попытки Клима обращаться ко мне. Ну не хотелось мне общаться. Устал. Нужно собраться перед новой встречей с демоном.
  Спустя полтора часа нас снова посетили австрийцы, потом немцы, а затем уже баварцы. Последние были не столь флегматичны, расспрашивали о ворвавшемся в вагон демоне. Даже поинтересовались, может быть атеизм не оправдавшее себя учение. Я оставил возможность общаться с пограничниками Климу, сам делал вид, что хочу спать, не проснулся и хочу сразу вернуться в горизонтальное положение. Клим понял мою игру и объяснял, что товарищ устал, перенервничал в столкновении с демоном, нужно отдохнуть. Пройдя границу я снова задремал. Ушел в полудрему-полумедитацию.
  Почувствовав приближение большого города, а это был Мюнхен, я встрепенулся, встал с кровати и слегка размялся. Здесь нам поменяют вагон, и мы встретимся с демоном. Который вызван магом из моей гильдии. Что несколько утешает - он не должен быть слишком опасным. Но реакция моих подопечных меня беспокоит. Сражаться они совсем не хотят. Кроме армейцев.
  Придя в себя, собрал свои вещи (главное - обоймы к оружию!) и предложил Климу организовать доставку продуктов в новый вагон. Он занялся этим, а я спокойно вышел на перрон. Скоро должно все начаться. Поезд расцепили для замены вагона. Я стоял на перроне, ожидая атаки. Наши попутчики перетаскивали продукты и свои вещи в новый вагон, в котором мы отправимся дальше. И тут я почувствовал, что в пространстве снова появился разрыв и сквозь него прорвалось нечто противоестественное.
  • Всем, демон идет оттуда, - крикнул я, показывая на некий проход, слева от "парадного" прохода к вагонам. Неосвещенный проход к перрону, для грузовых операций или неизвестно для чего,
  • Всем, изготовить оружие! Слушать мои команды! - из восемнадцати "героев" на перроне находилось едва дюжина. Ну да и боги с ними, разберемся. В темном проходе появились фиолетовые блики, после чего оттуда появился демон, бегущий в нашу сторону. Он не стремился атаковать нас - просто хотел убежать, куда угодно из этого неприятного мира, куда его призвали. Но нам нужно было его уничтожить. И самое неприятное было в том, что его защита смыкалась где-то на спине, просто стрелять по нему было практически бесполезно - защита поглотит наши пули.
  Я, разбежавшись сделал боковое сальто, перепрыгнул демона, благо он был невысок, и приземлившись, практически сразу открыл огонь из ПП по точке сборки его защиты. Потом мне будет плохо, связки и мышцы расскажут мне, как это не хорошо, делать такие кульбиты не разогревшись. Но оказавшись за спиной демона я смог открыть огонь по его уязвимому месту - точке на затылке, куда сходились линии защиты.
  • Стреляйте в него, огонь, стреляйте! - крикнул я "героям". Пусть их огонь и почти бесполезен, но они должны почувствовать, что участвуют в уничтожении демона. Ему не понравился мой огонь, но я двигался, не позволяя ему повернуться ко мне мордой. Так мы с ним сделали поворот на 180 градусов, и я крикнул своим стрелять в затылок твари. Ну и сам продолжал огонь по его уязвимой точке. Почувствовав, что демон на издыхании, крикнул, своим бойцам, что можно его добивать, но никто не решился, пришлось самому отрубить ему правую лапу, а затем и голову.
  • Нет, "герои" я не понимаю. Я что должен валить этих тварей, даже когда они безопасны? - герои молчали.
  • Бойцы, это не я должен их убивать. Это вы должны делать!
  • Ты не выступай слишком! - высказался один из моих подопечных. - Один хрен, убили этих демонов мы. Совет не позволит совершить такое неизвестно кому! Так ведь я говорю, братва? - его товарищи посмотрели на него неодобрительно. Я бы даже сказал, зло.
  • Ну что я неправильно говорю? Мы победители! Мы уложили этого демона. А его здесь даже не было! Товарищи, вы понимаете?
  Товарищи не понимали. И не очень хотели поддерживать его. На что он был весьма обижен.
  • В общем так. Прошлого демона завалил Сергей. При чем сам. Этого убил наш товарищ Тео. Ведь я здесь только ваш помощник. Но в следующий раз мне бы хотелось большей решимости. Убить демона несложно. Когда я командую, он уже беспомощен. И убить его несложно. Ладно, собираем наши вещи, идем в наш новый вагон. Нас ждет еще много неприятностей. Нужно быть готовыми к ним. И... готовыми снести этим неприятностям голову. Если она у них найдется.
  Пока я общался с нашими бойцами, Клим потребовал собрать все гильзы на перроне. И перенести все наши вещи в новый вагон. "Герои" согласились со вторым, а первым занялись некие неприметные люди не из нашей команды. Видимо, группа поддержки Клима. Они же и занялись и трупом демона, грубо послав баварских товарищей, которые тоже хотели прикарманить останки. Нечего, хотите заиметь свой труп демона - убивайте его сами.
  Войдя в наше новое купе, куда меня пригласил Клим, я решил принять душ, чтобы немного остыть после схватки. Клим, кстати перенес и мои вещи. Освежившись, я занялся чисткой оружия, потом снарядил магазины. Один где-то посеял. Клим сказал, что, если его мусорщики что-то прибрали к рукам - вернут только в Москве. И то по предъявлении мандата с дюжиной печатей. Проще забить, ведь запасные есть? У меня было. Но патроны снова уходили со страшной скоростью. Против демонов хотелось бы что-то более крупнокалиберное, с тяжелой пулей. Пожаловавшись на проблему с патронами Климу, что он неожиданно принял близко к сердцы и спустя минут десять притащил мне уже вскрытый деревянный ящик коробками, куда были уложены требуемые патроны. Весом эдак под десять-двенадцать килограмм.
  • Тысяча патронов. Если понадобиться еще - еще притащу. Мы много загрузили!
  • Да пока хватит.
   Раскрыв коробку, я присвистнул. Внутри были патроны, с весьма интересной пулей, тупоголовой, с выемкой внутри, медная рубашка в передней части делилась шестью разрезами, залитыми свинцом.
  • Серьезно вы приготовились. Экспансивные пули. Против демонов, может неплохо работать. Если бить куда нужно. А бронебойные есть?
  • Как без того?
  • Тогда "героев" стоит перевооружить ими. Есть у меня ощущение, что это не последний демон, с которым мы столкнулись. А против демона, если не знаешь куда конкретно бить, лучше стрелять бронебойными. Есть вероятность пробить естественную защиту, даже если не знаешь, куда стрелять.
  • Ну, тогда я пойду. Займусь перевооружением нашего воинства.
  После этого Клим меня покинул, а быстро перезарядив опустевшие обоймы, выключил свет в купе и прилег. До границы с Чехией больше четырех часов, можно полежать в полудреме. Заодно слегка восстановлю свое тело после нагрузок, все-таки нагрузки с места в карьер - не слишком хорошо даже для моего организма. Клим вернулся спустя полтора часа, я успокоил его, что он меня не разбудил. Он сообщил мне, что часть нашей группы решила оставить пистолеты и револьверы в качестве резервного оружия, самим перевооружиться пистолет-пулеметами, как и я. Разумное решение. Стрелять с двух рук - это хорошо, очень, но нужно уметь и нужно довести перезарядку до автоматизма. Чего нет даже у меня. Поэтому совет оружейника наемников оказался для меня не слишком полезен.
  В общем, в середине ночи мы попрощались с Баварской республикой и въехали в Чехию. При чем, преодоление границы заняло у нас почти три часа, что меня сразу насторожило. Попрощавшись с чешскими пограничниками, мы отъехали от границы на тридцать-сорок километров и снова стали замедлятся.
  • Клим, это неспроста. Крикни народу, голос у тебя подходящий, быть в готовности отразить атаку. Не чувствую я пока демонов, но внимание на нас концентрируется, кожей чувствую! Пусть народ готовится, будет заварушка, железно будет.
  Клим выскочил в коридор и начал кулаком молотить по дверям купе крича - "Атас, народ, щаз нас белые на зуб брать будут!" Народ зашевелился, отходя от дремы - всерьез никто не успел уснуть, границу только проехали. Вот только непонятно, откуда атаковать будут, с переднего или заднего входа в вагон? Неожиданно я услышал, перестук откуда-то сзади дум-дум-дум-дум. И сразу за этим шлепки пуль по дереву и звон рикошетов.
  • Шоша это стреляет, два или три! Я их помню хорошо, дрянь пулемет, но нам один хрен!
  • Откуда стреляют, можешь определить, - спросил я, успев как-то без участия мозга упасть на пол купе и изготовить к стрельбе свое оружие. Тут очередь, очень медленная в разогнанном адреналином восприятии прошлась по нашему купе, прошив его стенку и после разбив окно. С той стороны вагона огонь ведут.
  • С той стороны! Три пулемета, нет уже два. Один... нет не перезарядка, перекос у него! Говорю, ж - дрянь пулемет! Был бы Максим, нас здесь уже всех причесали!
  • А кричать чего? По нам из гаубицы не стреляют. Думаю, как пулеметы отстреляются - пойдет атака с двух сторон вагона.
  • Согласный я! Точно будет.
  • Ну так я правую сторону беру на себя, ты левую. Главное, если наши из купе вдруг выскочат, ты их не подстрели.
  Пулеметный огонь прекратился быстро. Несколько раз возникало ощущение, что все, сейчас они закончат обстреливать наш вагон, но видимо просто перезаряжались. Когда я понял, что все, высунулся в дверь, никого, кувыркнулся и приготовился к огню. Первым делам выстрелами "погасил" свет. Сзади ковырялся Клим. Блин, я опасно подставляю свою задницу этому увальню. Но тут уж поздно переигрывать, придется применять магию, сосредоточившись я создал в задней полусфере щит, воздух плюс гравитация. Незаметно, но попробуй его пробить! И в этот момент с моей стороны полезла штурмовая группа. Сначала они попытались выбить дверь, но оказалось, что она открывается наружу. Тогда кто-то начал ее открывать, и я, плюнув на свое желание не убивать без нужды, выпустил короткую очередь по двери, ведущей в вагон. Экспансивные пули не очень хороши для пробития преград, но врагу хватило, и за дверью кто-то грузно упал на пол. Прекрасно, там замешкались, видимо оттаскивая раненого в тыл, после чего просто открыли огонь сквозь дверь. Нет, немного нужно потратится и на передний щит, пусть просто слегка отклоняет пули в сторону. Хотя пока мне это не понадобилось, враг вел огонь или просто перед собой - значит надо мной, или почти себе под ноги. Но дверь это добило. И ударом ноги очередной штурмовик выбил ее внутрь вагона.
  Сам нарвался. Всадил ему пару пуль между каской и защитой корпуса. Возможно, это очень больно, но рассказать об этом боевик никому не сможет, так ка это однозначно смертельно. Особенно экспансивными пулями, которые заодно отбросили его назад, на своих сообщников, в результате чего они выпустили пару очередей в потолок. А я несколько коротких отправил в эту мешанину, туда, где мне виделась подходящая цель. Добив магазин, быстро перезарядился. Сзади тоже разгоралась стрельба.
  Бойцы которые пытались штурмовали вагон с моей стороны отступили в тамбур, где можно получить передышку и придумать новую тактику. Решили прощупать меня иначе, бросив в мою сторону пару-тройку гранат. Пришлось упасть на пол, прикрывшись щитом и руками голову - лишнего в таком случае не бывает. Между взрывами и купе передо мной выскочил мужик в кальсонах и с каким-то воплем начал прошивать все перед собой длинной очередью. Под конец он стрелял, полагаю, уже мертвым - ему достались почти все осколки, которые предназначались мне. Это бесит, но я не звал его выскакивать из купе! Идиот, вот и труп союзника на моей совести, хорошо не от моего оружия!
  После этого я вскочил и бросился вперед, тут как раз справа и слева появилось двое боевиков, которым я снова вогнал пули в стыки доспехов. Ну каких там доспехов! Так примитивная защита от огнестрельного оружия. Израсходовав еще один магазин. Так нельзя! Нельзя злится! Он сам был виноват.
  Дальше, в проходе следующего вагона я чувствовал еще несколько врагов. Им хуже. Наклонившись к трупам штурмовиков, я подобрал несколько гранат. А вот выкусите того-же, друзья! Одну за другой разными траекториями четыре наступательных я отправил туда, в следующий вагон. Надеюсь, стены, двери и небольшая пробивная способность гранат защитит обычных пассажиров. Пять разрывов (кто-то, похоже, гостинец готовил и мне) и пригнувшись я посмотрел, что ждет нас там. С моей стороны угроза пока отсутствовала. Противников не было.
  Сзади продолжались выстрелы. И даже взрывы гранат. Я предположил, что там дело обстоит не столь хорошо, как у меня. Нужно разобраться. Развернувшись, исправил ошибку Глеба, разбив лампочки, освещавшие вагон. После начал помогать ему огнем, стреляя по вспышкам - пламегасителей здесь пока не придумали.
  С штурмовиками мы разобрались быстро, наши потери от огня штурмовиков - трое бойцов, невовремя и неграмотно выскочивших из своих купе. Климу пулей обожгло висок, сантиметр влево - и конец. Повезло. Кстати, нужно проверить, что творится в купе, там тоже могут быть пострадавшие от пулеметного огня. Клим занялся обходом, а я решил посмотреть, чем вооружены противники. Тоже пистолет-пулеметы, но громоздкие, по компоновке больше похожие на штурмовые винтовки. Но под пистолетный патрон. Несколько гранат, запасные магазины в подсумке, бронежилет и каска. Дополнительное оружие - очень интересный пистолет, под тот-же патрон. Нужно все это собрать, вдруг пригодится?
  • Ну и кто это был? - спросил я подошедшего Клима.
  • Да кто угодно. Вплоть до итальянцев или датчан, - он стянул с одного из штурмовиков шлем, и поднял маску, - Хотя первое - скорее. - под маской было загорелое лицо и черные волосы.
  • А как с потерями?
  • Пятеро, вместе с этими, - Клим кивнул на погибшего в коридоре бойца. - Ранено еще четверо.
  • А Тео?
  • Отделался царапиной. Пуля скользнула по ребрам. Кровищи много, но жить будет.
  • Ладно, займись всем этим, - я показал на развороченный коридор, - а я займусь ранеными.
  После чего шил, вынимал пули и осколки стекла, вводил противошоковое, обезболивающее и антибиотики. "Герои", мать их, только сейчас, понеся серьезные потери, сообразили, что послали их не на прогулку, а на серьезное задание. Демоны, конечно, страшно, но не слишком реально для них, особенно когда их убивает товарищ или сторонний специалист. Но когда льется реальная кровь, и рядом стонет раненный или выносят труп из купе - это отрезвляет.
  Кстати, проводника нашего тоже убили. Он только успел сказать Климу: "Сон. Кисмет". Эти сволочи уже во второй раз разнесли наш вагон, хотя вру, первый раз был наш вызывающий, но не важно. Обстреляли нас из пулеметов. Что дальше? Пушка? Или мина? Бриты, которые устроили этот тотализатор должны вмешаться или нет?
  Баварские пограничники, увидев вагон, размолоченный пулеметным огнем, были на редкость молчаливы. Особенно когда мы им сдали одиннадцать трупов штурмовой группы и предъявили пять тел наших. Чехи, тоже не старались задерживаться в нашем вагоне, где несмотря на дополнительную вентиляцию, устроенную пулеметным огнем, ощутимо пахло сгоревшим порохом, и еще более - пролитой кровью. Я бы сказал, что чешские пограничники были неожиданно бледны и очень покладисты. Не знаю, что с ними такое приключилось?
  Закончив с необходимыми делами, я ушел в свое развороченное купе и прилег на прошитую парой пулеметных пуль кровать. Меня такие неудобства, конечно, возмущали до глубины души, если забыть о том, что мне приходилось ночевать в болоте. И в других не очень приятных местах. Клим не стал меня будить и осторожно улегся на свою, тоже простреленную кровать. Лежа на кровати смотре в небо. Там быстро двигались клочки облаков, белые на фоне темно-синего неба. Толи двигались они, а может и мы в своем поезде. Не знаю и не интересно. Неприятно терять бойцов. С другой стороны, они мне даже не подчиняются. Странное дело, устав и правила не дадут ответ на такой вопрос. Хотя нет! Все просто, не надо сопли распускать, нужно их подчинить себе! А мне это нужно? Ладно, завтра определюсь.
  Утром прибыли в Прагу, где нам снова предложили сменить вагон. Мы пассажиры первого класса и не должны испытывать неудобств. А перестрелка и пулеметы - не неудобства? Но ладно, собрали свои вещи и перешли в другой вагон. На этот раз последний в поезде. Вагонное ведомство решило, что мы слишком опасные соседи для других пассажиров. Разумно. Только непонятно, что они сделают против, артобстрела? Хотя, о чем я? Это вообще не их забота.
  Но Прага принесла нам и приятный сюрприз. Бритты решили, что убийство проводника - это дисквалификация. Таким образом из зачета выбыло сразу шесть команд. Остальным сделали предупреждение - лишних жертв в состязании быть не должно. Надеюсь, это сработает.
  В общем, после Праги я снова ушел в транс. Попросив моего попутчика не беспокоить по пустякам. Хотелось восстановиться, предыдущий бой высосал из меня слишком много энергии. А нам придется пройти несколько часов по самому сложному отрезку пути - по Польше. Где нас не просто очень не любят - нас ненавидят. И они способны на любые гадости.
  В середине дня мы попрощались с чехами и поздоровались с поляками. Клим, полиглот говорил с таможенниками Ржечи Посполитой по-итальянски, совсем не желая понимать другие европейские языки. Я думал поговорить с таможенниками на латыни, но решил, что это только затянет процедуру и использовал немецкий. Когда таможенник предложил мне перейти на русский, я развел руками и сообщил, что не понимаю, о чем они говорят. Мы поиздевались, знатно поиздевались над ними. Мне было интересно, а Клим испытывал удовольствие, сравнимое... нет, не знаю, с чем сравнить. Большое удовольствие. Издеваться над ними ему очень нравилось.
  Его нелюбовь к полякам частично передалась и мне. Поиздевались мы над ними знатно.
  Тем временем, мы постепенно возвращались из лета в зиму. За окном начали появляться островки нерастаявшего снега, деревья потеряли листву, исчезла трава на пригорках. Местами, вдоль железнодорожной насыпи стояла вода, из которой торчали голые деревья. Я, пользуясь случаем, расспрашивал Клима о жизни, что изменилось в быту народа после революции. С его слов, жизнь в городах изменилась сильно, а до деревни изменения еще не дошли. Кроме самого важного - земля и отмена платежей за земельные наделы. Что, пожалуй, самое важное. Раньше, бывало, деревенским девкам приходилось уезжать в город, пытаясь устроиться в обслугу или на фабрики. А некоторые целенаправленно ехали за легкой жизнью, рассчитывая попасть в бордель или на худой конец, в уличные проститутки. Сейчас такого практически не осталось - власть с проституцией борется. Хотя и не слишком успешно. Кто захочет - продажную любовь всегда найдет, а если есть спрос, всегда найдется и предложение. Ведь бабы дуры - молодость проходит быстро, а кому нужна потасканная шлюха? Кроме того, раньше им билеты выправляли и заставляли проверяться на дурные болезни. А сейчас, почитай каждая вторая больна.
  В городах рабочим с жильем помогли, у всех хоть своя комната, но есть, не то, что раньше, в казармах жили. Строительство развернулось. Строят очень много, жилье, школы. И в деревнях тоже школы появились, даже взрослых грамоте учат, правительство с безграмотностью борется. Хочет к концу десятилетия искоренить безграмотность. Хотя лично Клим, не слишком верит в успех, особенно в южных губерниях, где народ очень темный. Там большинство даже русского не знает, где при таком раскладе с безграмотностью бороться? Был проект создать национальной письменности, но его не поддержали - требовались большие деньги, а их и на более насущные проблемы не хватает. Захотят сами создавать - флаг им в руки.
  Еще интересный момент, кино поперло, как на дрожжах. Любимое развлечение народа. Даже по деревням передвижки ездят. Выгодное дело! Один из климовых брательников купил передвижку, ездит по деревням, фильмы показывает. Хорошую деньгу зашибает! А сам и при культуре, да и от своих не отрывается, не то, что сам Клим. Но тут ничего не поделаешь, нужны трудовому народу свои, из народа дипломаты. Все на старых спецов не свалишь. Да и не всем из них доверять можно. Хотя и сам Клим на жалованье не жалуется. С церковью интересно все получилось, сначала перегибы были, но потом договорились. Теперь церковь, хоть и потеряла земли в центральных губерниях, но получила на окраинах, их осваивает. И земли церковные на двадцать пять лет от налогов освободили. Теперь она, в целом, за новую власть.
  Тут к нам постучался Сергей, с одним из морячков, из нормальных, кстати один из наркоманов получил свое, отбегался, второму я вытащил из бедра пулю - повезло, ни крупных сосудов, не кость не задела. А то такие ранения иногда за пару минут убивают, если артерию заденут. У военных тоже один раненный, но не серьезно, можно сказать, царапина, руку зацепило, я его даже шить не стал - просто перебинтовал.
  Армейцы пришли посоветоваться, что делать дальше, каких неприятностей ожидать. Все мы пришли к выводу, что такой мощный штурм, вряд ли повториться. Но в каждом купе стоит дежурить посменно. Один отдыхает, другой готов к любым неприятностям. Оставшиеся в строю герои поступают в распоряжение армейцев. Тем более, что у них теперь перевес - из случайных людей в строю осталось только один Тео. Раненные не в счет. Даже странно, предположим, что армейцы прекрасно знали, что нужно делать, если пулеметная очередь застала тебя на отрытом месте. Но хоть одна, случайная пуля должна была кого-нибудь достать? А вот нет. Повезло или все-таки удача любит подготовленных?
  Из возможных вариантов атаки мы предположили химическое оружие, от которого защиты у нас нет - кроме запасливого меня, противогазы атаковавших меня бойцов я прибрал! На что Клим сказал, что принесут, не я один такой предусмотрительный. Обычную атаку мы отразим железно. Оружия и боеприпасов у нас даже с избытком. Противники и климовы подчиненные снабдили. В строю остались тертые люди, умеющие воевать и не теряющие голову в бою. Что еще?
  Демоны. Только это могут бросить против нашей команды с некоторой надеждой на успех. Но и с ними мы уже встречались.
  • Может быть смертник с адской машинкой, - задумчиво проговорил мореман.
  • Не выйдет, - так, не говорить же им, что я это почувствую. - Поставим посты перед входами в вагон. Тогда нести дежурство в купе в постоянном режиме не выйдет...
  • Караулов на входах хватит! - авторитетно заявил один из армейцев.
  • Соглашусь с вами, я, все-таки специалист по операциям другого толка, - выдал я, намекая на одиночные действия в тылу врага. Чем была, в принципе моя поездка в Рим под личиной Тео.
  • В общем, готовимся к атаке демонов. Что посоветуешь? - обратился ко мне Сергей.
  • Все просто. Мечи под рукой. Патроны заменить на бронебойные. Если попадется опять с точкой сборки на спине - бронебойные самое то. Хотя нет, можно в основном оружии, в автоматах - бронебойные, а в пистолетах - экспансивные. На все случаи жизни. И еще, приближение демона я чую, предупредите бойцов, что по моей команде нужно оттягиваться назад, вглубь вагона. В рукопашной с этими тварями лучше не сходится.
  • Договорились. Только тебя, если ты у нас на демонов натаскан, в караулы ставить не имеет смысла. Не проспишь?
  • Такое сложно проспать. Из комы встанешь!
  • Ну лады, мы пойдем народ строить.
  На этом наш совет завершился. Я, сославшись на усталость прилег. Хотя утро только начиналось. Все равно я не спал - просто находился в уже привычном состоянии полусна. Клим немного повозился, потом его вызвали на пост. Лежа на кровати, даже лениво старался продумывать, что мы могли упустить. В принципе, могла быть магическая атака. Если есть призыватели, почему бы и не быть магам другой направленности? Но эту опасность я тоже оставлю за собой. И почую атаку, и меры смогу предпринять. Что из технических средств мы могли пропустить? В принципе, могли отцепить вагон от поезда, снять проводника и после сделать с нами все что угодно. Об этом стоит поговорить. Я встрепенулся и сел.
  • Клим, мы кое о чем не подумали! - он уже вернулся с поста.
  • И о чем?
  • Наш вагон последний в поезде. Они могут просто разомкнуть сцепку, и отдельный вагон атаковать, не считаясь с потерями. Обычными бойцами, вооруженными обычным оружием, без угрозы жизни проводника!
  • Думаешь, самый умный, да? - неожиданно обиделся напарник. - Мои люди не имеют права участвовать в операции, но контролировать сцепку могут. И уже контролируют!
  • Извини, я действительно решил, что самый-самый! - попытался успокоить я его, - Не говорили об этом, вот и решил, что стоит заострить внимание на этой угрозе.
  • Ясно. Спи дальше - это направление прикрыто. Главное - демона не прошляпь.
  • Извини еще раз. И не думал сомневаться в твоей компетентности. Может перекусим? Скоро вечер, там Варшава. Могут быть проблемы, как в Мюнхене.
  • Давай. - он, вроде, оттаял. Вот и не знаешь, чем можешь человека обидеть!
  Мы достали сыр, колбасу, чибатту и пару бутылок газированной воды. Еды приобрели даже многовато, если учесть убыль бойцов. Молча пожевали все это, думая каждый о своем.
  • Слушай, - обратился Клим, - слишком долго ничего не происходит. Тебя это не беспокоит?
  • Нервирует. Лучше так сказать. Но что мы можем сделать? Поторопить наших врагов? Будем ждать. Такова наша доля - ждать пакостей от врага или готовить ему. Ты мне долго говорил о том, как ты работаешь в МИД-е, в чем работа твоя заключена. Извини, скажу снова банальность - но ты солдат. И солдат на фронте. Вечном фронте. Обычные солдаты, окончив войну возвращаются в лагеря, казармы, демобилизуются. А твоя война навсегда. До смерти. Не знаю, как у вас, но у нас дипломаты умирают на своем посту. Потому что не могут уйти, с каждым годом их опыт растет, и как этот участок работы оставить желторотикам? МИД - это навсегда. У нас, солдат есть передышки, у вас - война навсегда. Правда, нас чаще убивают.
  Клим поморщился. Не понравились ему мои слова. Но что поделать, это правда. Он не поверил. Его проблемы. Я не собираюсь его учить жизни. Чтобы не заскучать решил пройтись по нашим раненным. Посмотреть, оценить состояние. В коридоре встретил нашего нового проводника, седого старика, который поинтересовался, не желаю ли я чего? Вежливо его поблагодарил, но нет, не желаю. Наркоман чувствовал себя прекрасно, и пребывал в блаженстве. Рана не кровила и по ощущениям, не планировала воспаляться. Даже странно. Остальные тоже чувствовали себя неплохо, даже один из бойцов с проникающим ранением в брюшную полость. Хуже стало только моряку, из числа самых вменяемых, на ранение которого я не обратил особого внимания - всего-то царапина на руке! Судя по всему, зря. Эта его царапина воспалилась. Пришлось вернуться в свое купе, достать из баула свои медикаменты и инструменты, сделать укол анальгетика, почистить рану и дать ему антибиотик. Все-таки, я не целитель. И все это брал исключительно на всякий случай, для себя. После медицинских процедур напрягся и наложил формулу исцеления - целительство у меня шло туго. Может и потому, что я не слишком часто им пользовался. Проникнувшись этой мыслью, я продолжил воздействовать на пациента магией, пока не почувствовал, что срочно нужно перекусить. Это явный признак, что я неплохо выложился, но резерв еще есть. Сливать свой резерв в этом путешествии я не хотел - с демонами шутки плохи, до сих пор мы не сталкивались даже с банальными "пехотинцами" - все были рабами. Не имеющими разума зверушками, предназначенными для выполнения поставленной задачи. К примеру, завалить укрепления врага своими трупами. А под управлением "пехотинца" от дюжины до пяти дюжин таких рабов. При чем и сам "пехотинец" - ограниченно разумная тварь, с разумом клинического идиота.
  Вернувшись в купе, я обнаружил своего соседа спящим, и даже похрапывающим. Посмотрев на часы, выяснил, что до Варшавы еще часа два-три. Перекусил и улегся в одежде на кровать. Странно, за окном уже темно, скоро Варшава, мы проехали половину страны - и ничего. Ожидание атаки стало даже как-то утомлять. Стоит, после этой операции попросить небольшого отпуска вернуться на Фрактальный лес, который в последнее время стал его домом. Узнать новости, посмотреть, как там малыши, пообщаться с Синим, Черепом и Сиро. Сиро-асавом. Может есть какие-нибудь новости от семьи. Или с Ирма. Боги, я с вспоминаю эту планету и свои приключения там, как нечто давно ушедшее, добрые, старые времена. Когда я просто бегал и "бошки рубил". Психика - странная штука. А если вспомнить те ощущения, когда над головой висели линкоры, вели орбитальные бомбардировки, мы сражались без какой-либо надежды на победу? Ведь здесь, по любому, лучше? А что тогда меня так гнетет?
  Ах вот, ты зараза! Я посмотрел на Клима, он скрипел зубами и дергался во сне. Проклятье, на нас просто воздействуют, обычное ментальное воздействие - если здесь есть призыватели, почему бы не быть ментальным магам? Вскочив с койки, я вышел в коридор и стал стучаться в каюты, объясняя выходящим оттуда людям, что на нас оказывают воздействие, чтобы снизить нашу волю к победе, заставить сдаться, не вступая в бой. Нужно сжать зубы, проявить волю, проявить свои сильные качества бойца, несгибаемость, веру в идеалы... И прочую туфту, в которую здесь так верят. Когда спросили, как можно воздействовать на человека так, я ответил, что это все особые колебания, звуковые волны, не слышимые ухом, но действующие на психику. И электричество.
  Электричество народ окончательно убедило. Он понял, что все научно, нет реальных поводов для уныния, нужно противостоять.
  С народом, понятно, он на какое-то время защищен, а что делать дальше? Ведь если враг надавит посильнее, может и совсем люди расклеятся. Вплоть до самоубийства. Придется что-то делать. Можно попытаться побороться с менталистом в магическом пространстве, но я пока еще слишком неумелый и неопытный маг. Да и вообще, воину не пристало заниматься этим, если можно просто пойти и убить врага? Хотя нет, лишние убийства - не наш стиль. Я взял пистолет со снотворным, потом - еще одну обойму, в которой осталось еще пять зарядов - целые обоймы я уже истратил. И накинув на себя легкий скрыт пошел в сторону, откуда действовал менталист.
  Идти пришлось через два вагона, поле подавления придавливало все сильнее, при чем маг был неумелым, его воздействие было неизбирательным, чем ближе к его гнезду, тем больше людей было погружено в истерику или депрессию. Громко плакали и кричали немногие здесь дети, В одном из купе человек, не обращая на открытую дверь, пытался приладить петлю к верхней койке - вагон был ниже классом нашего. Пришлось вырубить его ударом в челюсть. В другом женщина рыдала и царапала ногтями свое лицо. На нее я потратил один из снотворных зарядов. Но задерживаться я не стал, если я займусь помощью этим людям, может пострадать много больше. Нужно уничтожить источник воздействия.
  Его я нашел в третьем вагоне, у дверей купе стояло двое человек в форме, которые не реагировали на ментальное воздействие, уж не знаю почему - амулетная защита, собственная устойчивость или фармакология. Им пришлось по милосердному снотворному заряду. А вот самого менталиста я решил не щадить. То, что я видел в других вагона, не дает мне права проявлять милосердие. Я так полагаю. Отодвинув дверь купе, я увидел человека в балахоне, который смотрел с сосуд с водой и вокруг него дымились курительницы с какими-то составами. По большей мере растительными. Да и плевать. Я подошел к этому существу и свернул ему шею. Быстрое и, надеюсь, правильное решение проблемы.
  И тут вокруг воцарилась тишина. Нет, лязгал поезд, перестук колес, прочие "технические" шумы, но пропало воздействие на психику. И пропали человеческие голоса, которые что-то кричали, умоляли, плакали. Я ткнулся в соседнее купе - там все спали. В другом - тоже. И тут я почувствовал, что сдвинулось пространство, что потянуло холодом, инфернальным холодом.
  Ах вот как вы все придумали, суки! Я отвлекаюсь на менталиста, а призыватель вызывает демона на почти беспомощных после ментального удара бойцов. Хороший ход, и вы явно что-то знаете обо мне. Но далеко не все. Приняв частичную трансформу, я рванул в свой вагон. Вы думали, что дверь вагона разнести в щепки может только демон инферно? Нет, демон Хаоса с этим справляется не хуже. Я ветром промчался в свой вагон, обогнав миг реализации демона в этом мире буквально на секунды. Ворвавшись в свое купе, схватил портупею с пистолетами и свой ПП.
  Первую очередь я выдал из пистолет пулемета, после чего бросил его - обоймы я к нему прихватить просто не успевал. Далее обстрелял его экспансивными пулями из своих пистолетов, расстреляв магазины сунулся снова в купе, ну не научился я перезаряжаться в процессе! И схватил там меч. Придётся действовать по старинке - развернувшись рубанул по морде твари, которая сунулась в купе, после послал левой рукой гравитационное лезвие в лапу, которой демон хотел расширить вход в купе. Особого вреда оно не нанесло, но прыти убавило - демон подался назад, в коридор. Вогнать в оружие огненный заряд, неструктурированный, просто зажигалка, и ударить его по второй лапе! Тварь отступает, Удар в нижнюю часть тела, в брюхо, прошел, по клинку пошла дымящаяся кровь, снова атака в голову.
  Описывать эту схватку я не смогу, слишком много адреналина, слишком мало осмысления, слишком много действий. При чем, часто нелепых и лихорадочных, в принципе, эта тварь мне вполне по зубам, просто все происходит очень неожиданно. Та самая ситуация, когда неожиданность решает все. Здесь не решила, успел я собраться и по описанной в учебнике тактике завалить тварь, но рубить голову не стал. Под конец слышал, как меня начали поддерживать огнем другие бойцы, но при этом кто-то умудрился задеть в руку и меня. Поскольку я не одевал свой пиджак, а тем более плащ, руку защищала только тонкая ткань рубашки.
  • Эй, кто прихватил меч, рубите скорее голову, у меня сил не хватит - какая-то сука руку прострелила! - крикнул я.
  Армейцы вытолкнули то ли вперед одного из своих, то ли просто расступились и вышедший вперед, вдруг, со знанием дела, приподнял голову демона за единственный рог, торчавший чуть выше лба и хорошо поставленным ударом, отделил ее от тела. Как барана прирезал! И поднял ее над головой! А ведь она тяжелая, зараза. Силен вояка.
  • Ну ты Ваха, профи, как всю жизнь демонов режешь! - возбужденно выкрикнул кто-то.
  • Настоящий джигит, должен уметь всяких врагов резать! А тут тварь какая-то!
  • Все хорошо, вот только патриарх вряд ли обрадуется, Ваха-то у нас мусульманин, в Аллаха верит.
  • Ой, много ты о вере знаешь! Мы, если хочешь, Иссу, Исуса вашего, очень почитаем. Но с муллами славой придется поделиться, - хитро улыбнулся победитель демона.
  Тут, отодвинув меня в сторону, вышел Клим и посмотрев на демона, на разбитый огнем интерьер вагона, выругался.
  • Вот гады, уже третий вагон менять придется! А что нам в Варшаве подкинут в новом вагоне пшеками специально для нас приготовленном?
  • Нет, в Варшаве меняться нельзя, это ты точно заметил. Красоту мы попортили, но жить можно, до Минска доберемся, а то и до Москвы. Так народ? - подал голос Сергей, его поддержали.
  • Ладно, я за мусорщиками своими пойду. А вы... есть кто перевязать сможет, а то у нашего заместителя Тео, руку прострелили враги?
  Сергей вызвался сам выполнить санитарскую работу. Мне распороли рубаху и забинтовали простреленное предплечье.
  • Как сам? Может налить или укол себе какой сделаешь?
  • Да нет, это не ранение, царапина. Я в курсантской юности более серьезные на ногах переносил. До Москвы подзаживет.
  • Блин, вот скажи мне, Вик, если можешь, где такие курсанты водятся, которых при обучении едва не калечат? Которые в одиночку демона валят, когда остальные в соплях и слезах лежат? Может мне своего мелкого в такое училище отдать?
  • Ну сам-же понимаешь, что ничего сказать я не смогу. Поговори со Степаном Викеньтевичем, он меня курирует. А сам я молчать должен.
  • Ну да. С ним поговоришь - на Чукотку поедешь. Только смотри, Ваха к славе ревнивый, горец, сам должен понимать. Если разговор будет - он демона завалил, и без вопросов.
  • А что, разве не он? И очень грамотно, я бы даже сказал, профессионально. Твой коллега теперь.
  • Ну да, ну да. Только я понимаю, что сначала ты демона до полусмерти довел, а уж потом я шашкой махнул. У Вахи, в голове совсем другой сценарий. Ты помогал, а он, славный джигит с демоном справился.
  • Понимаешь, Сергей. Мне эти демоны - ну совсем не нужны. И даже если я начну рассказывать, что завалил их я, мне ничего это не даст. Тем более, что как приедем в Москву, я свое задание закрою и вряд ли скоро объявлюсь здесь. Работа у меня такая, вдалеке от центров. Кстати, раз уж ты мой санитар, помоги рубаху одеть. Нужно пройтись по нашим раненным. Этот демон не только физический урон наносить мог, он еще и на душу действовал. Сам должен чувствовать был.
  • Так это он так на нас подействовал? Хотя, о чем я, точно его враждебное влияние! Вот ведь эти суки, империалистические и шавки их. Лимитрофы! Всякое дерьмо придумывают!
  • Да тут не сами придумывают. От куда-то знания черпают. Так что пойдем, посмотрим, что там с ними.
  Результат обхода не вдохновил. Наркоман преставился, скрюченные пальцы прорвали одеяло и выпустили вату из матраса, чувствуется, умирал он страшно. Засохшая пена из рта и раскрытые глаза, с красным белком от лопнувших капилляров. Сергей выдрал одеяло из застывших в посмертном окоченении рук одеяло, и накрыл им лицо. Да уж, на это лишний раз смотреть не стоит. К сожалению, был и еще один труп, боец, получивший полостную рану, не смотря на благоприятный прогноз, тоже умер. Видимо, не хватило организму стойкости противостоять атаке менталиста и борьбе с ранением. Другие раненные, хоть и находились в тяжелом состоянии, но были живы. И я даже не знал, что может им помочь. Просто прочитал про себя формулу исцеления. При чем, в одном случае, я сразу почувствовал, как ухнула вниз моя энергия, видимо исцеление подействовало - вот только по пациенту этого не было видно. Во втором случае после исцеления я не почувствовал ничего, как стишок прочитал ко дню рождения сестры.
  Тео, не смотря на простоту его ранения, тоже находился в состоянии тяжелого сна, снилось ему что-то очень плохое. Тоже не помогу - просто не знаю как. Очень меня интересовало состояние армейца, у которого воспалилась рана, опасался я за него, но все, на удивление было хорошо. Он даже не был в забытьи, лежал и читал какую-то брошюру. Рука у него почти не болела, и температура была нормальной.
  • Сергей, обрати внимание на этого человека. Не знаю ваших чинов, - я оставил паузу, Сергей хмыкнул, что мне сразу показало, что мой собеседник в больших чинах, - так вот, если будет возможность, забери этого человека к себе. Он будет очень сложным, но очень ценным подчиненным. И никогда не предаст, если с ним всегда обращаться честно.
  • А с чего ты решил? - армеец впился в меня своими серыми глазами.
  • Я знаю такие воздействия и какие поражения они наносят. Это человек из стали. Из самой лучшей стали.
  • Парень. Я не знаю почему, но тебе верю. Но ты уверен? Он один из самых больших сумасбродов в армии, он ни во что не ставит начальство и творит такое! Если бы не заслуги, давно бы сидел или детям рассказывал о "героических временах".
  • Просто никто не смог завоевать его уважения и доверия. Начальство попадалось хреновое.
  • Ну-у, подумаю.
  Тем временем мы прибыли в Варшаву. Не на вокзал, а катили по пригородам, потом по городу. Ну а потом, как и должно прибыли на вокзал. Вышел в коридор и отогнув штору наблюдал за жизнью вокзала. Почувствовав пристальное внимание к нашему вагону. Определил, куда посадили снайпера. Странно, неужели они полагают, что мы снова попадемся на одну ловушку? Хотя, если против нас играют разные команды, можно предположить, что они предпринимают аналогичные шаги. Спустя минут сорок, в течение которых я ожидал, что должно что-то произойти, поезд наконец двинулся. Нет, Варшава нас ничем не удивила. И это к лучшему.
  В час ночи нас подняли польские пограничники. Посветили в глаза яркими фонарями, не смотря на включенный к купе свет. Задали вопросы, глупые вопросы, которые по статусу не должны были задавать. В целом в их действиях чувствовалась какая-то безнадежность. Им хотелось найти хоть что-то, но все, что было у нас не возбранял наш дипломатический статус. Неприятность. Что поделать. Придется нас пропустить.
  Им пришлось нас покинуть, и мы стали дожидаться уже своих (блин, они уже стали для меня своими!) погранцов. Поезд проехал несколько километров, его стали переобувать под российскую колею и к нам заглянули - буквально заглянули пограничники Советской России. После этого забегали люди, вынося из вагона убитых и раненных, врачи в белых халатах проверили состояние оставшихся бойцов. Пытались посмотреть и мое ранение, но я уже его зарастил и свой доспех растянул так, чтобы он закрывал все, что прикрыто одеждой. Так что пришлось попросить их не донимать меня. Видимо, им рекомендовали меня не доставать, так что они сразу отстали. Клим общался с разными людьми хорошо, что, покинув наше купе. В общем вокруг нашей команды быстро возникла суета, и быстро завершилась. Клим, вернувшись в купе сообщил, что всех наших раненных забрали, на их место были заселены отличники службы белорусского военного округа.
  • Клим, ты полагаешь, что это разумно?
  • А почему нет?
  • Ну наши бойцы уже привыкли к демонам. Приноровились. А новички? Будут лишние потери.
  • Выступят вторым эшелоном. Зато суммарный залп будет более весомым. Им приказано, не лезть вперед, стрелять по команде. Думаю, все будет нормально.
  • А мечи у них есть?
  • Не мечи, то к чему привычны, шашки-сабли.
  • И то хорошо. Но я не уверен, что решение правильное.
  • Извини, Вик, это решение принимало наше командование. Нам остается только подчиниться.
  • Как скажешь, как скажешь.
  Поговорили. Может он и прав. Не так много нас осталось, может и стоит прибавить огневой мощи. А может, все это уже пустое - спокойно доберемся до Москвы, и забудем эту поездку. Я - точно забуду. Сразу по приезду в портал и "прощай немытая Россия" (не мог я, автор, не использовать этот мем здесь).
  Поговорив, мы улеглись в одежде на свои койки, ночь, читать - привлекать лишнее внимание. Да и отдохнуть стоит. Климу поспать, мне - подремать. Не готов я отрубаться, пока не вернусь домой. Так в полудреме дождался утра, солнце выглянуло из-за туч, и вообще - погода прекрасная. Только на душе какой-то камень лежит. Вот не верится мне, что нас так просто отпустят. Должны еще попытаться взять на зубок, и серьезно это сделать. Не знаю, интуиция это или просто начал перестраховываться. Но часов в восемь, попросил Клима выстроить наших новых "героев", захотелось посмотреть на них. И, как не странно, они произвели на меня лучшее впечатление, чем "первая партия". Дисциплинированные. Аккуратные - отношение к форме о многом говорит. Собранные. С такими приятно работать. Посмотрев на них, я сказал - "Очень хорошо", но Клим толкнул меня и сказал, что нужно сказать что-нибудь воодушевляющее или разъяснить им задачу. Просто так покинуть построение - плохой подход. Люди начнут в себе сомневаться. Пришлось им объяснить, с кем мы скорее всего будем сражаться, что наш противник умеет "давить" на мозги, заставляя делать ошибки, в лучшем случае, а то и вообще бежать, намочив одежду. В общем, держитесь и слушайте команд. И все будет пучком. А наш МИДовец понимает службу!
  После чего мы с Климом снова уединились в своем купе, грызя твердую итальянскую колбасу и сыр. Пайки, которые нам подкинули на границе, не отличались приятным вкусом. На крайний случай пригодятся, но лучше до этого не доводить.
  Тем временем за окном началась метель, бросая пригоршни снега в окно купе. Кроме снежной круговерти ничего видно не было. Я посидел, разглядывая эту картину, даже наслаждаясь ей - красивое и безопасное буйство стихии. До Минска оставалось примерно полтора часа. Честно - хотелось, чтобы все это поскорее завершилось. Не зная, что делать, еще раз проверил оружие, зная последующее, можно предположить, что я чувствовал, какую гадость нам устроили на минском вокзале. Но положа руку на сердце - ничего я не чувствовал. Просто надоело все. Хотелось вернуться на Фрэган, а потом, отпросившись у нового начальства, завалиться домой. Посмотреть, что там происходит, а происходят у них, наверняка интересные вещи. В общем, надоело мне все.
  Въезжая в Минск, я почувствовал нарастание тревоги. Вот это уже качественное предчувствие. Подняв Клима, я сообщил ему, что на вокзале нас ждет очень серьезная заварушка. Нужно готовиться всем. И в том числе его "серым ребятам" - мусорщикам. Всем хватит работы. Чем ближе, тем более нарастало это ощущение, что нас подловили и наших возможностей справиться с этим не хватит.
  • Клим, смотри, там, на вывеске, где буква "К" - снайпер! Еще двое, в тех окнах, на втором этаже вокзала, где конкретно, понять не могу. Нет, третий, на колокольне, видишь церковь, в глубине площади. Но почему они решили, что мы полезем наружу, под их пули?
  • Не важно, Вик, сейчас разберемся с этими стрелками, - Клим убежал, раздавать команды. Похоже, в нашем пополнении были снайперы, которые могут разобраться с этой угрозой. Или среди его "мусорщиков". Не думая о том, что я делаю я одел на себя сбрую с оружием и запасными магазинами.
  И тут снова потянуло холодом. На вокзальной площади раздались крики, крики истошные - там происходило нечто страшное. Да почему нечто - демоны, любят наш страх, нашу плоть, наши души.
  Я стоял у окна в коридоре, отгибая ткань занавески. Обернувшись к людям, что выскочили из своих купе, солдатам, бойцам, я сказал:
  • Там демоны. И их много. Это пехотинец с рабами, минимум дюжина. И только мы знаем, как их убивать. Но там-же и снайперы, которые должны убить нас всех. У нас есть выбор. Или мы отсиживаемся в вагоне, слушаем, как демоны убивают там людей. Или мы выходим, сражаемся с ними и все... все гибнем там. Снайперы не дадут нам даже спасти людей, которых демоны убивают там. Мы тупо выйдем, и погибнем. Я все сказал. Что скажете вы?
  • Ты не сказал, что сам делать будешь! - сказал, кажется, Сергей.
  • Я иду.
  • Ну так и мы идем.
  • Ну так идем. - Сука, я не хотел умирать вот так, на дурацкой планете, за дурацкие принципы! А-а!
  И мы ломанулись из вагона. Я не был совсем отмороженным сорвиголовой, и выстроил над нами щит, который не мог отражать пули снайперских винтовок, но хотя бы отклонял их. На перроне мы увидели демона-пехотинца с полутора дюжинами рабов. Это конец, даже не считая снайперов, число которых вдруг убавилось, их кто-то отстреливал. По моему щиту щелкнула только одна пуля, уйдя вверх. Климовы бойцы смогли убрать хотя бы эту проблему.
  Я, сняв защиту, - пехотинцы не владеют атакующей магией, начал кромсать командира лезвиями ветра, гравитационными резаками, на другое просто не хватало концентрации, стреляя ему в точку сборки из пистолет-пулемета. Поняв, что забыл дать команду, крикнул стрелять в рабов. Наши бойцы начали просаживать их защиту, поливая демонов своим оружием. А вот с пехотинцем такое не пройдет, они почти иммунны к физической атаке, кроме прямой атаки мечом или подобным оружием. Сунув свой автомат под сбрую, я продолжил его бить магическими атаками, постепенно обходя его, собираясь зайти ему за спину.
  Сделав это, прыгнул ему на загривок, и начал мечом кромсать его шею. Тут больше подошел бы короткий клинок, но и так можно работать. Добравшись до позвоночника, начал его ломать, кромсая кости, руша все, до чего мог дотянуться. Вскоре (да не фига не вскоре, я возился с этим несколько часов, по моим ощущениям!) я смог проломить его позвоночник и тварь свалилась на асфальт перрона. Одним меньше, командиром меньше!
  Отвлекшись от своего демона, я обратил внимание на остальных бойцов. Они смогли уничтожить пару рабов, но с остальными ничего не получалось. Двое бойцов валялась на перроне, зажимая свои ранения. Подняв автомат, я отвлек внимание огнем одного из рабов от нашего бойца, бросившись ко мне, он нарвался на удар мечом. Его я прикончил быстро, несколько рискованно - но тут уж ничего не поделаешь, демонов еще много. А бойцов мало.
  Наша группа билась с демонами, постепенно теряя свои преимущества, мы не могли их уничтожить, нам просто не хватало огневой мощи. Мы явно проигрывали. Но тут, раздался сухой залп. Залп обычного пехотного взвода. Я почувствовал, что сегодня, возможно мы останемся живы. Наших врагов спокойно, без спешки, методично из обычных винтовок расстреливал взвод железнодорожной охраны, а от вокзала во главе с командиром бежало на позицию не меньше роты бойцов, обычная пехота, в серых шинелях, обмотках и даже с вещмешками. Командир, обозначив рубеж взмахом руки, прокричал своим бойцам команду, видимо стрелять по готовности, и пехотинцы открыли огонь. Эффект был похуже, чем от стрельбы залпами, но тяжелые винтовочные пули с высокой энергией прекрасно просаживали защиту демонов. Не скажу, что последние начали метаться, у рабов на подобное мозгов не хватало, но некоторая неуверенность в их действиях появилась. Тем более, что еще и командира завалили. Остерегаясь лезть в ближний бой - там можно легко попасть под дружественный огонь, да и смысла больше нет, снова достал свой ПП открыл огонь, сжигая магазин за магазином, стараясь при этом стрелять по точке сборки защиты демона. Бойцам, пришедшим в себя после того, как они уже попрощались с жизнью, приказал, стрелять по "моему" демону, стрелять ему в голову. Просадив совместно его защиту, показал на другого, "огонь в низ туловища", сам запустив несколько лезвий, отрубил голову подранку. Нечего давать ему время на восстановление. После этого самому стрелять уже не приходилось - пришлось сосредоточиться на магических атаках.
  Конечно, при этом я нещадно палился - любой любопытный человек, наблюдающий за нашим сражением, должен был удивиться - с чего это вдруг демоны один за другим теряют свои головы, при том, что никто к ним и не подходит. Но это уже не слишком меня волновало. Мы с трудом и чудом, избежали смерти. И чудо это называется правильным планированием. Кто-то очень неглупый смог предположить, что нам могут дать серьезный и решительный бой здесь, смог предположить, что нас могут ожидать снайперы, придав нам бойцов, способных бороться с этой угрозой. Мало того, он подстраховался и имел под рукой достаточно бойцов, чтобы поддержать нас в этом бою. Нужно проставиться этому умному начальнику. Я сам бы лучше не сделал. А ведь он, этот планировщик, даже не знал всех вводных, с возможностью встретиться с демона узнал меньше недели назад. Однозначно, гений. Без лукавства, я, пожалуй, не смог бы так. Человек уровня моего учителя, Сиро-асава.
  Тем временем стрельба так вовремя пришедших нам на выручку солдат стала стихать - видимо они расстреляли свой боезапас. Но на ногах осталось всего четверо не израненных - измочаленных демонов. Достав снова свой пистолет-пулемет, я крикнул:
  • Серега, давай, нужны герои на добивание!
  • Счаз, Бес, бьешь крайнего, Наф-наф - второго берешь. Корч- третьего. Ну а последнего сам приголублю. Пошли!
  Бойцы справились быстро. Страх перед демонами у них уже давно прошел, а этих, набитых свинцом, даже ребенок прирезал бы. После чего я прошелся по месту нашей битвы, проверяя, насколько качественно мы разобрались с врагами. Как не странно, "пехотинец" еще подавал признаки жизни, пытаясь восстановить перебитый хребет. Пришлось звать "помощь".
  • Серега, беги сюда. Нужно командира добить. Без тебя никак! - бойцы загоготали. Сергей, ухмыляясь, подошел ближе, посмотрел на то, как ткани демона шевелясь, пытаются восстановиться. Перекрестился, и двумя ударами окончательно отделил голову демона от его тела.
  • И что, сам не мог дело довести до конца? - спросил он.
  • Ты не понимаешь. Родине нужны герои. Настоящие. Все бойцы, которые дожили - герои. При чем, настоящие. Кто не смог - те сдулись или померли. А меня здесь вообще нет. Я занимаюсь совсем другими делами. Мне нельзя героем стать - моей работе это во вред. Так нужно.
  • Ага. Объясни только вот что. А как ты им головы рубил, даже не прикасаясь к мечу? Да и стоя от них в двадцати метрах?
  • Это пока секрет. Сюрприз для врагов Советской России. Но об этом говорить нельзя, а лучше пока вообще забыть об этом.
  • Прям таки военная тайна?
  • Именно так. А пока пойдем с командирами, что нас спасли поговорим, спасибо им скажем.
  Мы с Сергеем слегка приведя себя в порядок, подошли к командирам, которые, не распуская своих бойцов, собрались вместе, перекурить и поговорить о том, что им пришлось пережить. Как бы не всякий командир Красной армии сталкивался с такой целью, как настоящие демоны. Увидев, с кем я иду, они побросали свои папиросы, представились, откозырявшись. Явно было, этот человек имел авторитет в армии, его уважали и не просто так, за чин или звание, серьезно. Я остался в стороне, а Сергей завел разговор о своем, об общих знакомых, и т.д и т.п. Поговорив он пожал всем руки, поблагодарил - при чем искренне, а это чувствуется, за помощь и, практически, спасение. Пообещал не забыть это.
  • А забыть и не получится! - сзади раздался знакомый голос Клима. - Товарищи командиры едут с нами в Москву, вместе со своими бойцами. Решение Совета, так уж получилось, что у нас герои не только особо отличившиеся, но и простые бойцы! К поезду скоро прицепят дополнительные вагоны, куда смогут погрузится красноармецы. Конечно, поедут они не в таких условиях, как наша команда, но зато в Москву, где всех нас ждут награды, как от Верховного Совета, так и от Патриарха.
  Товарищи командиры оживились, но было видно, что они не просто так оказались здесь и сейчас - видимо такие команды поддержки ожидали нас по всему пути следования по Советской России. Для врагов этого государства, судя по словам Степана Викентьевича, с некоторыми проблемами в управлении (мягко говоря) уничтожить нашего Тео и команду поддержки на его территории приобретает особый смысл. Вот пока по Европе следовали демоноборцы - все было в порядке, хотя и не без потерь, а как только попали в Россию - демоны задавили их. Что говорит о многом. К примеру, о том, что власть в этой Советской России вовсе не угодна Богу. В общем, со смыслами можно поиграть. Что и требуется.
  Постояв на вокзале, подышав свежим воздухом я снова отправился к себе в купе. Менять нам вагон не стали - решили, что его конечно попортили, но это не касается базовых потребностей: в нем тепло, есть где прилечь, есть базовые удобства. И вообще, не теплушки. Так что доедем до Москвы.
  В борьбе с дорожной скукой я сначала почистил свое оружие, которое очень неплохо послужило мне в этой поездке, переснарядил магазины. У меня с собой не было точильного камня, а и мечу тоже потребен уход, обратился к Климу, тот организовал мне брусок, доставленный из вагона-ресторана. Кстати, оказавшись на своей земле Клим одобрил питание в нем, чем наши спутники не замедлили воспользоваться, а я, пока они наслаждались горячей пищей, проведал наших раненных. В силу не слишком серьезных ранений, их решили не снимать с поезда. Это мне на вокзале показалось, что они валяются на брусчатке сломанными куклами, судорожно зажимая свои раны. На самом деле один отделался переломом руки и пары ребер, второму демон нанес поверхностную рану груди. Ну и руку задел. Крови много - угрозы для жизни нет. Слава богам, хитиновое лезвие, которым тварь нанесла эти раны не было отравлено, что иногда случается. В общем, я решил, что мне нужно надавить на целительство, на целительную магию. Учась в корпусе, я вообще не думал об этом - у нас всегда были под рукой целители. А в этих мирах? Нет, не варварских, но очень отличных от Родины, это всегда будет цениться. Тем боле, что целитель свой организм может "латать" много быстрее, не полагаясь на одну естественную регенерацию, свойственную хаоситам. В общем я сидел с нашими раненными, простерев руки над ними, и мучал себя, читая про себя ментальные формулы исцеления. Довел себя до изнеможения, но смог заставить свой не слишком покорный магический дар подчиниться и подстегнуть регенерацию раненных бойцов. Хорошо хоть догадался предварительно погрузить их в сон - как бы они рассказывали другим о том, что я сидел над ними и шептал что-то про себя, раскинув руки над ними. Здесь люди не избалованные, в основном с технологией дружат, им магия в диковинку.
  А мне тренироваться нужно. Вообще, может быть по прибытию на Фрэган, стоит попроситься на практику в лазарет. Нужна практика. Магия требует тренировок, если постоянно заниматься исцелением оно и лучше получаться будет, и меньше сил потребует. И более сложные формулы можно использовать будет. Как-то так. Все конечно, как всегда, много сложнее, но без труда и множества повторений ничего путного никогда и ни в чем не выходило. Проверено опытом поколений!
  Подлечив наших бойцов, я вернулся в купе, собирался помедитировать, немного восстановиться, но пришел Клим и потащил меня в ресторан. Подумав, я решил, что тоже могу позволить себе перекусить горячим. С моего последнего посещения, и вроде, единственного, он ничуть не изменился. Столики с накрахмаленными скатертями, миловидные официантки, серебро и хрусталь. Приятно вновь вернуться в цивилизацию, но все блюда, которые нам подавали я все равно старался проверить, как и подававших мне их девушек. Это не решит проблему отравления, но уменьшит вероятность. И то хлеб. А также масло, икра и другие вкусности. Но все было чисто, я не чувствовал никаких подвохов. Даже странно как-то. Этот мир был для меня одним сплошным неприятным сюрпризом. За каждым поворотом скрывалась опасность. И, говоря откровенно, если бы не мое происхождение из Дворов Хаоса, я точно не выжил бы. После этого мне точно нужен отдых. Хотя бы на пару недель. И нужно точно отправиться к своим. Посмотреть, что происходит там. И в лазарет, заниматься целительством. И может поговорить на эту тему с Черепом. Он способен сильно спрямить мою дорогу к постижению требуемых аспектов магии. Так и поступлю.
  Клим тактично не беспокоил меня, пока я размышлял и решал, чем займусь далее. Видел, что мысли мои далеко. Но увидев, что я снова "вернулся", задал резонный вопрос:
  • И что ты планируешь делать дальше?
  • Заниматься своей работой. А что еще?
  • Может попросишь перевода к нам? - я представил себе такую картину, и улыбнулся. - Нет, Клим, это нереально. Извини. В общем, никак.
  • Жаль. Такие люди бы пригодились нам.
  • Увы, это проблема. Нас слишком долго учат и готовят. Ну никак нельзя такие средства спустить на, извини, ваши дела. Сам понимаешь, не спроста я знаю как демонов убивать. Приходится заниматься и такими делами, - блин, я просто мистифицировал своего собеседника. Ну что поделать - не мог-же я ему сказать, что я из другого мира, просто наемник, у которого есть способности, которых нет у жителей этого мира. Или они не развиты.
  • Жаль. Очень жаль! Я бы еще поработал с тобой.
  • Возможно, очень возможно, что мы еще поработаем вместе. Все зависит от Степана Викентьевича.
  • Знаешь, откровенно говоря, недолюбливаю я этого эсера. То он дружит с большевиками, то голосует против них. Скользкий тип.
  • Знаешь, ему тоже тяжело приходится, - ему тяжело? С чего я это взял? Просто выгораживаю контакт в этом мире. - У него есть проблемы, которые приходится решать, не слишком афишируемые проблемы.
  • А. Ну, ясно. Тоже всякие странности, типа демонов. А ты знаешь, что у нас демоны не появлялись, ну так, чтобы публично, лет полтораста? А тут вдруг полезли, как крысы...
  • Клим, - блин, я провожу сеанс психотерапии что ли? - Ну не ваш Викентьевич в этом виноват. И ему и мне было бы проще, если бы эта гадость из Инферно не вылезала.
  • Понимаю.
  Мы посидели, цедя столовое вино. Заказали пару бутылок.
  • Ладно, пошли в купе, что ли?
  • Пошли. Что-то я устал - хотя весь день впереди. В общем, нужно подремать.
  • Ты устал? Нет, это я устал, как старая шлюха в поиске клиента!
  • В общем, нам с тобой стоит поспать. А то снова случиться такая беда, как в Минске. Нет, не хочу такого! Я думал, все, конец, положат нас там всех!
  • Блин, ты думаешь в, Совете дураки? Нет, они все предусмотрели. Эти солдаты - они ведь не просто так на вокзале появились.
  • Да, Клим, ваши руководители - умницы и вообще. Но я, извини за грубость, обосрался. Думал, что всем нам конец.
  • А вот видишь! Наши секут фишку! Но скажи, честно, ты считал, что все, всех нас убьют - и шел туда, на площадь?
  • А как по-другому? Ты сам подумай!
  • Едрена феня! Ты на самом деле умирать шел?
  • Ну да. Другого выхода не было.
  • Знаешь... многие тебя не поймут.
  • Да и хрен с ними. Понимаешь, для меня с самого начала эта миссия была... сверхрискованной. Мне с самого начала говорили, что я вероятнее всего ее не переживу.
  • И почему ты взялся?
  • Сам не могу понять. Серьезно. Какой-то выверт психики. А может война на меня так повлияла. Не знаю. - хотя кривлю душой немного, даже при самом хреновом раскладе лично у меня был немалый шанс остаться в живых. Если бы всех остальных положили, оторвался бы от демонов. Или накинул боевую шкуру - в ней со мной тот-же пехотинец с парой десятков рабов справиться вряд ли сможет. Да и с большим количеством, все-таки в отличии от них у меня есть такая полезная штука как разум. И магия.
  • Ладно, спать.
  Мы добрались до купе и завалились. Что бы нас немного разгрузить, на входе в вагон поставили карауд из солдат, что нам помогли (да что уж там - спасли нас) в Минске. Я подумал, а черт с ним, если что - проснусь, разве что поставил сторожок на тех бойцов, что стояли в карауле. И на крышу вагона сигналку кинул. И на окно, на всякий случай. А после завалился спать. Нужно мне это, сколько можно не спать? Просыпался, когда караул в вагоне меняли.
  В итоге продрых до самого вечера, до Смоленска. Там, прибыв на вокзал, оценил обстановку - угроз не обнаружил, поэтому вышел погулять, подышать воздухом. Погода была, на мой взгляд неплохой, где-то минус пятнадцать, бодрящий морозец, на перроне пахло угольным дымком, нравится мне этот запах почему-то. Погулял минут десять-пятнадцать, скрипя подошвами по утоптанному снегу на платформе, перекинулся парой фраз с бойцами, которые вылезли покурить на свежем воздухе. Подумал о том, что курение, очень опасная привычка в моем ремесле, но есть плюс - помогает быстрее сходится с людьми. Подошел к компании, поделился своим куревом или попросил огонька, и ты уже как бы свой. Есть тема для разговора. Нужно подумать об этом. И, кстати, прихватить здесь местного табака, может на подарки пойдет. И вообще подумать, чего я хочу отсюда прихватить - денег местных много, можно развернуться. Ну, во-первых, книги. Хорошо напечатанные альбомы с местными видами, высокая литература, что-нибудь по искусству. Для библиотеки и для души. Что еще? Драгоценности? Только если ручной работы, хороших мастеров. Интересно, тут уже практикуют фабричное изготовление всякой ювелирки, или пока нет?
  А что еще? Даже и не знаю. Нужно будет у Клима спросить. Вдруг подскажет.
  Нагулявшись, вернулся в купе, завалился на кровать. Спать не хотелось, просто лежал на кровати, строил планы, чем займусь после возвращения на Фрэган. Точно два пункта плана - лазарет, нужно поработать над целительством и отпуск. Нужно посетить моих новых родственников и учителей-личей. Узнать, как у них дела. Думаю, у наемников с этим должно быть просто, вряд ли кто имеет на меня особые планы.
  Кстати, можно отсюда притащить местные растительные сборы, чистые препараты, вдруг алхимикам удастся сбыть? И точно, произведения искусства. Только с этим проблема, нужно самому разбираться, у каждого свой вкус. Вот на последнем можно легко все свои местные деньги легко спустить. Искусство - оно всегда стоит дорого. Вот только это дело требует времени, а у меня его будет немного. Ладно, приедем в Москву - посмотрим. Война еще не закончилась.
  В общем я повалялся без дела, лениво гоняя мысли, потом проснулся Клим, предложил попить чаю, сейчас уже можно, проводник не решится сейчас нас травить. Я поделился проблемой с Климом, нужно чего-нибудь прикупить в подарок. Он сразу выдал, бабам отрезы тканей, главное разных. Ну можно сережки - колечки. Мужикам, естественно табака, подушистее. И полезные в хозяйстве вещи. Он привез в прошлый раз механическую молотилку - мужики с ней неделю возились, как разобрались, сказали, вещь полезная, толк будет. Опять же инструмент хороший, он всегда нужен. Или швейную машинку - очень полезная штука!
  Нет, похоже Клим мою проблему не решит. Другой у него опыт. Вот ведь забавно - деньги есть, а на что их потратить, ума не приложу. Подумаю об этом завтра. Достав одну из книг, которые смог приобрести ранее, попытался вникнуть в хитросплетения местных взаимоотношений. Автор, Потрясающий копьем, описал войну, которую вела его страна с франками. Похороны блистательного короля, который вел войска к победе. Но он умер, и злая ведьма наслала порчу на доблестное войско бриттов. Злые духи, которые служат ей, творят всякие безобразия, мешают армии бриттов, но в итоге изменяют ей и это кончается тем, что ведьму сжигают на костре. Но даже это не спасает армию от поражения, приближенные короля, после его смерти начинают междоусобицу, ведь они посвящены разным цветам, одни Белому цветку, другие - Красному. Вообще, эта драма более приличествует эльфам, которые способны воевать тысячелетия ради оттенка цветка на рассвете, но оказалось, что и люди на этой планете способны на такое! В общем, странное повествование о том, как люди потерпели поражение, а потом долго убивали, друг друга защищая разные цветы. Как там говорил Чача, пох, это странная история. Я не вполне понимаю это. Видимо, нужно почитать исторические труды, чтобы понять такую странную историю. Нет, ну воевать из-за оттенка цветов? Эльфы способны на такое. Хотя, судя по семейным архивам, во мне тоже течет их кровь, но такой повод для войны мне абсолютно непонятен.
  Тем не менее эта книга помогла скоротать мне время до прибытия в Москву. На вокзале вьюжило. Ветер гнал снег, струйки снега по земле, а выше была сплошная снежная пелена. Я почему-то ожидал, что нас встретит Степан Викентьевич, однако нас встречали совсем другие люди. Нашу команду погрузили в авто - каждого в свой автомобиль, а солдат в грузовики и повезли в Кремль. Снежная карусель практически полностью скрывала панорамы города, так что я никаких новых впечатлений не получил. Да черт с ними, мне хотелось побыстрее покинуть этот мир. Нет, нужно потратить свои местные деньги, но если мне скажут, что стоит сейчас вернуться домой - не откажусь. Однако, привезя меня в Кремль, сопровождающие предложили отдохнуть в комнате. Со мной хотели поговорить некие люди.
  Снова развалившись на кровати, я просканировал свое пристанище. Стены метра два, если не больше, все перекрытия не меньше - крепость, очень неплохая крепость. Даже артиллерией такую сложно раздолбать. Разве что ядерной, антивеществом или кварковой бомбой. Да и то, снесет верхние этажи. А до низа не достанет. Хорошее укрепление.
  Спустя пару часов ко мне пришел боец позвал меня на разговор с начальством. Ну с начальством - так с начальством. Я спокойно пошел за ним, мы опустились на нижний этаж, где он показал мне дверь, куда нужно идти, а сам остался снаружи. Внутри меня встретил некий человек в армейской форме без знаков различия, который предложил присесть и ответить на несколько вопросов. Ну почему не ответить? Мне сейчас хотелось покинуть это измерение как можно скорее. Хочу домой.
  • Здарвствуйте. Вас зовут Вик Дан Хали?
  • Да именно так меня зовут.
  • Ваш возраст, сколько вам лет?
  • Восемнадцать, а к чему эти вопросы?
  • Подождите, все узнаете. Должен предупредить Вас, что наш разговор записывается, и все, что выяснится в результате допроса может быть использовано против Вас. - боги, у нас здесь допрос!
  • Если это допрос, хочу поинтересоваться, с чем связано это действие? Я не совершал ничего вредящего вашему государству!
  • То есть вы признаете, что совершали...
  • Я не действовал во вред вашей стране. Наоборот. Был нанят для миссии, которая была необходимой Советской России, но местный персонал не мог ее пройти. Не стоит заниматься крючкотворством - просто объясните, в чем меня подозреваете и так далее.
  • Ну если Вы так хотите. Мы полагаем, что вы в составе преступной группы с Гражданином Беловым С. В. во первых, участвовали в растрате государственных ресурсов. Во-вторых, используя государственные...
  • В общем, я понял. Вы полагаете, что я занимался этими, делами?
  • Да. М намерены вас судить и наказать по всей строгости закона! Но если вы дадите признательные показания...
  • Вам никогда не говорили, что мы способны быстро эвакуироваться при неблагоприятных ситуациях?
  • Что вы имеете в виду?
  • Что ваш допрос и ваши вопросы мне... не очень интересны. Да смотрите сами. - я простым ментальным посылом усыпил этого идиота.
  Затем - солдата, который охранял дверь. Вернувшись под скрытом в свою комнату, прихватил свои вещи, которые не собирался оставлять здесь. Оставил разве что лишние патроны - мне они не к чему, а таскать лишнюю тяжесть я не хочу. В принципе, я мог нажать кнопку эвакуации на браслете и оказать рядом с порталом в соседнем мире, но не хотел оставлять свои вещи, особенно оружие. Увы, патриарху оно не достанется. Довольно с него будет стрелянных гильз и расчлененных демонов. Жаль этого Белова С. В., насколько я понимаю, Степана Викеньтьевича. Но это его проблемы, разбираться с ними я не намерен. Мне за это не платят.
  После этого я спокойно покинул свою комнату, здание и сам Кремль. Посмотрев на широкую пустынную площадь, на которой разгулялась метель, из прохожих была едва пара дюжин человек, считая меня и двинулся в сторону ближайших строений. Будет крайне некстати, если кто-нибудь решит, чего этот подозрительный человек куда-то идет, не отметив свой пропуск на выходе из Кремля? А не стоит ли его приголубить очередью из пулемета, но это уже паранойя. Слева от меня виднелось сквозь снежную пелену веселое, красное здание с ярко украшенными маковками. Как-то я его не заметил, или не обратил внимания не когда выезжал из Кремля, ни когда въезжал в него этим утром. Странно, должен был обратить внимание на такую красоту. Что-то меня сподвигло подойти к нему, ведь явно какое-то культовое сооружение!
  Подошел, полюбовался еще на здание, потом решительно вошел внутрь. Там тоже не было многолюдно, но ко мне сразу направился человек в черном облачении с бородой. Видимо его удивило то, что я оказался в храме вооруженный мечом. Не подходила такая фигура по времени и месту, сильно выбивалась из общей массы.
  • Желаете чего-нибудь, - пробасил он. Как ни странно, без вопросительной интонации в голосе.
  • А знаете, действительно, желаю, - ответил я и стянув перевязь с мечом, протянул все это жрецу. - Вот, предайте это вашему патриарху. Он поймет, что к чему. И, пожалуй, еще вот это оружие, я достал из баула свой пистолет-пулемет.
  • Странные у вас, сын мой, пожелания при посещении дома божьего. - удивился жрец.
  • Ну вот какие есть...
  • А помолиться, свечку поставить или службу заказать?
  • Знаете, полагаю, это стоит. Я правда впервые в храме вашей веры, но недавно много моих товарищей погибло. За Родину, но и ради веры вашей. Сможете совершить необходимый посмертный обряд? К сожалению, не знаю их имен, они вместе со мной возвращались из Рима...
  • Ах вот оно что! Ну так сразу сказать нужно было, мо-олодой человек! - растеряв велеречивость с укоризной произнес жрец. - А я-то гадаю, что за городской сумасшедший в церкву зашел и меч мне протягивает "для Патриарха", - передразнил он меня. Я смутился.
  • Понимаете, у меня вышла непонятка с моими заказчиками, пришлось их усыпить, а тут ваш храм подвернулся, вот я подумал, стоит передать.
  • Хорошо подумал! Верно! Господь это оценит. - снова вошел в образ жрец.
  • Ну тогда я пойду?
  • А службу заказывать будете, какую, по какому чину?
  • Вы меня совсем запутали. Я здесь почти проездом, выполнил заказ и обратно, этих тонкостей не знаю. - я достал из бумажника две купюры по 20 фунтов и спросил, - Этого хватит? А то местных у меня нет.
  • Хватит. - сказал жрец и положил деньги в металлический ящик, прикрепленный справа от дверей.
  Я развернулся и вышел из храма. Вот дернула нелегкая лезть? Меч, хоть и неплохой. А, не жалко. Пусть остается. Если со светскими властями попрощался нехорошо, так хоть с религиозной разошелся правильно. Как мне кажется. После чего быстрым шагом отправился в сторону улицы, которая виднелась сквозь кружево снежинок, и неожиданно понял, что правильно иду - увидел вывеску "Верхние торговые ряды". Оценив размеры, я понял, что зашел, куда нужно. Здесь найду все, что нужно.
  Зайдя внутрь, я понял, что снова попал в храм. Только этот храм был посвящен торговле. Наверняка и здесь есть бог торговли, я еще не видел мира, где бы в пантеоне не присутствовал некий плутоватый покровитель этого, одного из старейших ремесел! Повернувшись к человеку, который с важным видом стоял у дверей в явно не военной бардовой форме, спросил его, где тут есть ювелирные лавки. Тот спросил меня о том, что меня интересует, я ответил, что в первую очередь камни. Природные драгоценные камни. Посмотрев на меня несколько странно, он предложил пройти на второй этаж в салон "Болин".
  Там я несколько потерялся, но был быстро принят местным служителем, который в первую очередь, поинтересовался, что я желаю приобрести. Я объяснил, что меня интересуют в первую очередь, произведения искусства, о не фабричное производство. Хотя и так видел, что здесь торговали совсем не фабричной штамповкой. В ответ на вопрос на какую сумму я рассчитываю, пришлось объяснять, что у меня почти четыреста тысяч фунтов, но именно в фунтах. И я полагаю потратить большую часть этих денег именно здесь. Человек резко засуетился, предложил мне присесть предложил чего-нибудь выпить, пока он позовет владельца. Миловидная девушка принесла мне заказанный чай, и я остался дожидаться владельца. Тот, худощавый пожилой мужчина с аккуратной бородкой, вскоре вышел ко мне и предложил пройти в кабинет.
  • Сумма, о которой вы говорите, у вас с собой, или вы планируете платить с чековой книжки? - спросил меня владелец магазина.
  • Да, с собой. Я здесь проездом, и скоро уезжаю. С банками просто не имел возможности завести дело.
  • Это хорошо. Знаете, время сейчас нехорошее, с чеками на такую сумму не хотелось бы иметь дело - пришлось бы посылать в банк, примут ли ваш чек. А так... есть еще проблема. К сожалению, по Москве ходят поддельные не только червонцы, но и франки, марки, фунты, доллары. Придется пригласить специалиста, для проверки.
  • Никаких проблем.
  • Чудесно! А есть конкретные пожелания?
  • Знаете. Дело в том, что мне просто хочется перевести деньги в удобный эквивалент, который станет в неблагоприятном случае способом пережить неудачное время, а в благоприятном - пополнит семейную коллекцию. То есть никаких конкретных пожеланий у меня нет, просто хотелось бы посмотреть, что вы сможете мне предложить и выбрать, по своему вкусу несколько украшений. Но знаете. Мне неловко, но то, что я успел разглядеть в зале - не совсем то, что я ищу. Это добротные украшения, массивные, на них пошли крупные камни и много металла. Но это не совсем то, что я ищу. Это конечно, штучная работа, но стиль...
  • Я вас понимаю, молодой человек! Увы, время диктует вкусы и покупателей. Сегодня время, когда покупателей интересует вот такие работы. Массивно, вычурно ярко! Нувориши, что поделаешь. Быстро разбогатели, боятся быстро все потерять - в наши времена это очень легко, вот и стараются урвать все. Если коллекционный коньяк - то стаканами, до упаду. Еды - самой дорогой и до рвоты. Если украшения - самые большие, чтоб сосед завидовал. А наш ювелирный дом традиционно работает именно с дорогим сегментом, ну вы наверняка знаете, что и для кого мы делали! - старик поднял вверх указательный палец и посмотрел на меня. Я, конечно, ничего не понял, хотя почему ничего? Революция, высшие классы общества потеряли свой статус и богатства... Работали ювелиры на высший свет, может даже на правящую семью. А теперь приходится обслуживать совсем другую публику. Которая смогла наловить в мутной воде некое количество золотых рыбок.
  В кабинет постучались, хозяин сказал: "Войдите!" и внутрь зашел еще один старик, седой и плотный, посмотрел на нас цепким взглядом черных глаз, таких, где зрачок теряется в радужке. После чего спросил:
  • Звал, Ха-анс?
  • Да, Эдвард. Молодой человек в небольшом затруднении. Хочет приобрести у меня милые сердцу безделицы, но не имеет местной валюты.
  • Ну-у, это не проблема. Сколько молодой человек хотел бы обменять?
  • Эдвард, это редкость по нынешним временам. Но молодой человек готов тебя обрадовать. И серьезно.
  • Меня, тру-удно удивить.
  • Говорит, что есть четыреста тысяч, около четырехсот тысяч фунтов!
  • О-у! Серьезно, сумма действительно радует. Но ты же понимаешь, Ханни, прямо вот так я не смогу их обменять?
  • А мы и не будем это делать. Просто ты проверишь купюры, я запру их в свой сейф, и позже мы разберемся между собой. Гут?
  • Гут. А не...
  • Нет бойся, Людвиг на него глянул - молодой человек необычен, но не из тех, что приносит проблемы.
  • Ладно, позволите ваши деньги, господин? - это уже было обращено ко мне. Я распаковал свой баул и начал выкладывать пачки на стол. Их было ровно семьдесят шесть, после чего достал остальные деньги, доллары и франки двух разновидностей, французские и швейцарские. Старик посмотрел на все это, хмыкнул, достал из внутреннего кармана лупу, вставил в глаз, выборочно и тщательно проверил несколько купюр из разных пачек. После сказал про себя "Гут, хорошо!" и начал пересчитывать деньги, рассматривая их при этом через свою лупу.
  Мне владелец магазина предложил выпить, я не стал отказываться, тем более что коньяк он очень хвалил. Немного можно. С деньгами старик управился приблизительно за полчаса.
  • Хорошие фунты стерлинга, надежнее - только золото. - сказал он, оторвавшись. - Триста восемьдесят тысяч. "А эти тоже считать и проверять?" -спросил, показывая на остальные банкноты?
  • Молодой человек? - обратился ко мне, насколько я понял, ювелира звали Ханс.
  • Да, если не сложно.
  Эдвард... как его назвать? Валютчик? Или нет, меняла, управился быстрее.
  • Еще семь тысяч четыреста пятьдесят девять, если считать в фунтах по курсу. Ну я могу откланяться, Ханни? - тот быстро записал результат себе в записную книжку, и попросил менялу пока задержаться.
  • Молодой человек, вы твердо решили все эти деньги оставить в моем салоне?
  • Знаете, не совсем. Я хотел бы приобрести еще некоторые книги. Десяток-полтора альбомов с архитектурой и видами разных местностей, России, Польши, Германии и Италии. И некоторое количество книг классической и современной серьезной литературы. Может быть еще несколько трактатов по военному делу и философии. Но так, чтобы я не надорвался, все это перетаскивая к вокзалу. В остальном - все, местные деньги мне уже не нужны.
  • О мне нравится ваш вкус. Не хватает только несколько альбомов, посвященных искусству. Живопись, скульптура, знаменитые ювелирные украшения?
  • Да, вы правы, забыл.
  • Тогда сделаем так. Вы оставите в моей скромной лавке все ненужные более вам деньги, мы попытаемся подобрать вам нужные работы нашего ювелирного дома, книги по вашим пожеланиям и хороший обед будет презентом от меня. И, Эдвард, если желаешь, часть валюты, но полагаю не фунты, можно использовать сейчас?
  • Да, Ханни, это разумно. Запиши на мой счет, я поработаю, а вечером сочтемся, договорились?
  • Конечно, Эдвард!
  Меняла ушел. Ювелир пригласил в кабинет девушку и на верхнегерманском объяснил ей, какие книги нужно принести молодому человеку из лавок Ивлева, Скобеева и Рейнфа. Спросил у меня только по поводу языков, на которых я читаю. Я сказал, что в принципе большинство европейских, скорее всего смогу разобрать. А с восточными, пожалуй, не стоит. Пытался недавно читать книгу на японском, но не уверен, что все правильно понял. Да и мышление их довольно своеобразно. В общем, не стоит.
  После этого хозяин заказал нам обед в свой кабинет. Поскольку я не высказал предпочтений, ювелир заказал "торжественный" от Хлащева. Перекусив, что послали нам боги, а они сегодня были щедры и послали нам вкусного, и много, мы стали разбираться с тем, что может мне предложить ювелир за мои заработанные и выигранные "потом и кровью" фунты. В качестве основного "блюда" он мне предложил мне классический ювелирный гарнитур, состоявший из диадемы, колье, сережек, браслета и трех колец, которые отличались по размеру, "но хороший ювелир сможет их подогнать", а в целом их можно носить и в разных сочетаниях. Сделан он был из небольших бриллиантов и изумрудов. И действительно, был очень хорош. Его, как пояснил ювелир, он делал для крошки Евы-Беатрис, но с ней случилась беда, она чем-то заболела, и врачи не смогли спасти ее. А потом война, революция, снова война. И вот гарнитур остался украшать коллекцию дома и радовать взор ценителей, у которых сейчас, увы, нет средств на такую покупку. Все это великолепие тянуло на двести восемьдесят-двести девяносто тысяч.
  После чего я подумав, прикупил наборы попроще для своих сестер, в подарок, и набор для маленькой принцессы - единственной девочки в моем роду, Оми, подобранной мною на Ирме. Остаток денег мастер предложил мне взять простыми, но элегантными наборами украшений, которые не стыдно подарить любой даме. Если она, конечно, не королевских кровей. И несколько мужских перстней, грубоватых, но вполне во вкусе солдат и провинциальных дворян.
  Нет, я и сам провинциальный дворянин, младшей ветви не слишком древнего рода. Но вот корпус... Нас ведь учили не только быстро и правильно делать дырки во врагах и укорачивать их на голову, но и достойно представлять Корону, если это необходимо. Привили некоторый вкус.
  Все украшения были аккуратно убраны в соответствующие коробочки, после упакованы в мой баул. К тому времени мне принесли заказанные книги, и даже саквояж, в который они с трудом вместились. Теперь я был нагружен как вол, за спиной, на лямке - баул, в левой руке саквояж со нужными всякими мелочами, прихваченными мною еще на Фрэгане, в правой - с книгами. Ювелир предложил мне на прощание выпить с ним еще по рюмке коньяка. Я согласился.
  • Знаете, молодой человек, я кажется, догадываюсь, кто вы и откуда. - я слегка напрягся. - В высших кругах ходили слухи, что в случае проблем, есть возможность нанять очень серьезных людей, людей неизвестно откуда, которые могут справится с любой проблемой. Но стоит это дорого. И наши деньги им не нужны. Видимо, последний император не подумал об этом. Или пожадничал. А то, все сейчас было бы иначе. Я угадал?
  • В целом, да. Но о подробностях, прошу, не спрашивайте.
  • Понятно-понятно. Но если что, можете рекомендовать своим честного и неплохого ювелира Ханса Болина. Который, возможно, переберется в Швецию, а то здешний климат становится все более неприятным для здоровья?
  • Конечно, это мне совсем не сложно.
  • Ну тогда я напоследок сделаю вам подарок. Ведь эти фунты мне очень пригодятся, реши я переправиться куда. Вот перстень, не такой грубой работы, как те. - Перстень, действительно, казался практически ажурным - сочетание трех оттенков золота делало его воздушным несмотря на то, что он крепко охватывал палец и сидел, как влитой. Камень удивил меня, фиолетовый, с шестиугольной явно различимой, звездой в глубине, кабошон. Мне такие не доводилось видеть.
  • Звездчатый сапфир. Не слишком редкий камень. А хотя вру, редкий. Сделал кольцо мой отец. Подарил его мне. Говорил, что в трудный момент, поможет мне. Пожалуй, этот трудный момент настал. Молодой человек. Мне кажется, этот мир идет к новой войне. Баварцы хотят распространить революцию на всю планету, у нас в Совете каждый день - новый наполеон. Дуче, в Риме тоже бьет в барабаны войны. В Германии появился некий Гитлер, который говорит, что евреи виноваты во всем. В Британии лорды рассуждают, что Европу нужно погрузить в еще больший хаос, что бы на этой земле выросло новое поколение, разумное и послушное воле бриттов. Меня пугает это все. Я стар и по возможности хотел бы перебраться туда, где спокойно. Можно заниматься камнем и металлом, воздухом и светом - чем должен заниматься ювелир. Постараетесь мне помочь?
  Старика было жалко. Он не был нищим просителем благ, он хотел уйти от невзгод, которые просто уничтожат все, чем он жил. Не помочь ему было можно, но гнусно. И не потому, что он сделал мне подарок. Он не просто торговец, он творец, и бросать его здесь мне совсем не хотелось.
  • Знаете, вам удалось... не знаю, как это описать. Достучаться до моей души. Я постараюсь вам помочь. Вернее, я смогу вам помочь. Думаю, вам нужно подготовится к переезду, я пошлю к вам младшего члена своего рода, он поможет вам с перемещением ко мне. Думаю, что вы не захотите уходить один, соберите все и всех. Начинайте прямо сейчас. Я, найду вам неплохое место, а потом, вы уже сами сможете выбрать для себя более удачный вариант.
  • Я очень надеюсь на вас, молодой человек!
  • Я не подведу. - действительно, что мне стоит перевезти его на Ирм, или на Фрактальный лес? Ничего. Его подарок с лихвой перекроет расходы. В общем, сделаю.
  • Но извините, не станете возражать, если я перемещусь прямо отсюда?
  • Это не опасно? - забеспокоился старик.
  • Нет, что вы! Я просто исчезну.
  • Ну валяйте. - я нажал на камень в браслете и переместился к вратам соседнего мира.
  До портал пришлось идти с двумя саквояжами и баулом, пять километров по жаре. После зимы, в моей одежде это было не слишком приятно, однако безопасность - в случае непредвиденных осложнений лучше эвакуироваться в условно безопасную точку. В плане обеспечения безопасности наемники знали толк. Добравшись до портала, я нанял смирную лошадку, которая сможет донести мою поклажу до Фрэгана.
  Неожиданно ко мне подошел один и бойцов Транспортной Гильдии и поинтересовался моим именем. Естественно, я его сообщил. Жди, сказал мне ветеран и удалился. И чего мне ждать, интересно? Надеюсь, не новых опасностей?
  Вскоре ко мне подошел, как это не странно, мой попутчик, Клим. Улыбаясь, но при этом тревожно оглядываясь по сторонам, он поспешил обнять меня, скорее, как единственное знакомое существо в это странном другом мире.
  • Блин, Вик, я чуть не обосрался, пока ждал тебя здесь! Ты где пропадал?
  • Э... вообще, меня пытались арестовать, и судить, сам не знаю за что. Так что я не пропадал, а скрывался от вашего правосудия!
  • Да все фигня, на тебя просто хотели надавить, что бы ты дал показания против Степана Викентьевича. Ну а как ты пропал, пошли с повинной, типа ошибка вышла, виноваты. А тебя уже нет. Вот, меня послали, сюда. Я уже пару часов здесь сам не свой. У вас тут все так странно, так! Даже демоны есть, но они не нападают, наоборот охраняют.
  • Это не демоны. Просто другие расы. Не совсем люди. Или совсем нелюди. Но разумные и нападать не будут.
  • В общем слушай, что у нас случилось. Сначала ты пропал. Твой следователь чуть не обделал свои штаны, пошел к начальству, к Авксеньтеву. Так мол, пропал свидетель. Наш Ник Митрич, понял, что дело плохо, следователя в кутузку за превышение полномочий, а сам к Викентьевичу на разговор. А тут от Патриарха отцы пришли, с гневным посланием. Дескать человек демонов борол, а его в кутузку хотят определить. Ну человек тот в бега, но долг свой понял правильно, оружие церкви отдал. А Патриарх у нас сейчас сила - у него агитаторов побольше, чем у эсэров будет В общем, переполох, но наш ЭсВэ сразу понял, куда ты ушел, и меня сюда послал. Христом богом молить, чтобы ты вернулся и не серчал.
  • Все сказал?
  • Все.
  • А сам ка думаешь, можно мне возвращаться?
  • Думаю - легко! Митрич теперь в опале. Все на него косятся, порвут его чувствую скоро. Слишком пост жирный - министр внутренних дел. Даже жаль его.
  • А что так?
  • Ну мужик серьезный. С бандитизмом разбирается круто. Что не так - не стесняется к стенке прислонить.
  • А может, мне все же не стоит возвращаться? Ну подумай, паны дерутся, кому достается?
  • Вик, вот понимаю тебя - но и ты меня пойми. Сказали без тебя не возвращаться. В ноги тебе броситься, молить-умолять, но вернуть тебя. Неужто ты до такого позора своего товарища доведешь?
  • Ладно, Клим. Придется с тобой идти. Подожди меня. - я отошел к зданию портала, там за пару золотых перезарядил свой браслет - не настолько я верю своим нанимателям. И определил в камеру хранения свой груз. После чего вернулся в только что покинутый мною мир.
  Рядом с порталом стоял Степан Викентьевич, и он явно был рад меня видеть.
  • Ну что такое, Вик, один идиот пытался на тебя надавить, даже не зная, кто ты есть на самом деле - а ты сразу в бега?
  • Не в бега, просто ушел от неприятного разговора.
  • Это понятно. Но и ты пойми - нас система пока не устаканилась, каждый пытается другого съесть. А тут ты, неизвестно откуда, неизвестно кто. Хотя, хорошо, что не стал шашкой махать - трупы нам, сам понимаешь, не нужны. Николай Дмитриевич и так понял, что зарвался. Особенно когда ему Патриарх вставил. Со святошами ты очень хорошо поступил! Красиво! Я бы сам не додумался.
  • Степан Викентьевич, а меня-то зачем обратно позвали? Я, вроде, свой долг выполнил, все сделал.
  • Не все. Вернее, не так, сделал ты все, но нужно бы с Патриархом бы пообщаться.
  • А точно нужно? Очень не хочется.
  • Ты понимаешь, какая интересная вещь... Вроде, можешь и так к себе отправиться, но ведь есть возможность и дополнительные призы получить. А ты, вроде как наемник, тебе это интересно должно быть. - блин, гладко стелет. Как бы спать не пришлось на жестком.
  • А стоит оно того, понимаешь, устал от вашего мира? Особенно последний эпизод меня расстроил.
  • Это был последний такой эпизод. Если хочешь, вызову того следователя и заставлю у тебя прощения просить! Хоть на коленях!
  • Да что Вы, нет! Просто не понимаю, зачем я там нужен.
  • Ответ простой. Патриарх поговорить с тобой хочет. О чем, не знаю.
  • Ясно. - возвращаться никак не хочется. Интересно, о чем со мной хотят поговорить. Но, нет. Пусть говорит с другими. Не хочу. - Степан Викентьевич, вот и любопытно мне, но устал я от вашего мира. И, пожалуй, я откажусь.
  • Ну твое дело. Мое дело предложить - твое дело отказаться. Жаль, но, может ты и прав. Не стоит возвращаться. Плохая примета. Давай!
  • Всего доброго!
  Мы разошлись в разные стороны. Он собрался к себе домой, а я дальше.
  На Фрэган я прибыл поздней осенью. Меня встретил дождь, мокрые опавшие листья под ногами, лужи. Но здесь было относительно безопасно. Дойдя до Нибеле, мокрый и уставший, попросил ужин и бутылку вина. Устал, промок и хотелось согреться. Завалившись в свой номер, дождался ужина, перекусил, согрелся вином и уснул.
  Утром погода была получше. Дождя не было, ярко-желтые листья деревьев, а кое где и красные, до багрянца. Вот это красота, не пожухлая зелень, снега и голые деревья, которые я видел в "Советской России". Позавтракав, начал приводить в порядок свое имущество. Чистил пистолеты, пытался привести в порядок снотворное оружие. К нему я истратил практически все обоймы. Тут ко мне постучался мой наставник.
  • Ну как прогулялся?
  • Нормально, так, погулял хорошо. К сожалению, в этот раз без трупов не обошлось.
  • Это ладно, отзыв о твоих действиях пришел самый позитивный. И деньжат подкинули, я свою долю уже снял, - наставник протянул мне пачку ассигнаций.
  • Это радует. Похоже я наконец со своим наемничеством в ноль выхожу!
  • Ты просто шикуешь. Номер снял в хорошем заведении, оружие предпочитаешь, что получше, а не то, что подешевле. Наставника выбрал опять-же... ну не самого дешевого.
  • Так ведь голова одна! Приходится вкладываться, что бы не оторвали.
  • Подход правильный, одобряю. Новый заказ возьмешь?
  • А что предлагают?
  • Одного человека провезти по радиоактивным пустошам, где много мутировавшей флоры и фауны от одного убежища к другому. Не то, что сложный заказ, но всякое бывает в таких местах. Осколки старых технологий, мутанты с необычными возможностями. Платят хорошо, шесть тысяч золотых и три сотни очков опыта.
  • Знаете, уважаемый наставник. Нет, пожалуй. И даже не потому, что мне заказ не нравится - вполне мой профиль. Но устал я, эмоционально устал. Чуть не сорвался на последнем заказе. Можно на месяц уйти на отдых?
  • Можно. И нужно - слишком резво мы с тобой взялись. Но учти, очков десять - пятнадцать тебе за это порежут. Правило такое, чтобы рекруты пахали, а не копили очки годами. Перерыв - штраф.
  • А, думаю, уж это я точно переживу. А отдохнуть нужно.
  После этого разговора мы с наставником, как у нас повелось, сходили перекусить, поболтали о разном, после чего я отправился на Фрактальный лес пообщаться со своими.
  
  8
  
  В дедовой берлоге меня встретили необычайно радушно. Странно, но раньше, когда я приезжал в отпуск к себе, в имение отца, меня встречали гораздо более сдержано. И не так тепло. Мне были рады все, и дети, и мои учителя-личи и даже Синий, которой неожиданно оказался здесь. Для удобства он приобрел или сконструировал себе платформу с четырьмя манипуляторами и мог спокойно путешествовать по измерениям имея гражданство Хаоса. Личи тоже придумали для себя тела, ждали только, когда големостроитель сможет воплотить то, что они задумали. Вечер провели в сентиментальном ключе, перекусили, кто может это делать, поболтали о том о сем, я вручил подарки, Оми купленный гарнитур, пацанам - перстни. Тут я явно ошибся - им нужно было везти оружие. Не смотря на солидный арсенал, накопленный дедом, а то и другими предками, им хотелось чего-то, что они могут назвать своим. Придется посетить оружейника.
  Личи утром следующего дня потребовали от меня детального отчета о том, что я делал, как делал и результатах моих действий. Пришлось отчитываться. Череп был недоволен тем, что я мало занимался магией, ну а Сиро-Асав - тем, что свои операции проводил недостаточно эффективно. Кроме того, оба потребовали от меня письменного отчета. Мастер Сиро придумал способ заставить взять меня с собой, обещав за это не требовать отчета, но тут уж на него насели мы с Черепом. Неизвестно, куда меня занесет, вдруг мир окажется крайне неблагоприятным к личам. Полностью немагическим. И это может привести к окончательной смерти учителя. Ни я, не Череп такой судьбы ему не желали, так что Сиро-асаву придется тренировать моих подростков.
  Разобравшись с делами рода, я начал разбираться с корреспонденцией, которая пришла на мое имя в мое отсутствие. Много мусора, но одно письмо меня заинтересовало. Его прислал мне Детский попечительский совет Ирма. Который уведомил меня, что более ста сорока детей, оставшихся без родителей, заявили органам опеки, что я обещал им, что заберу с Ирма в свое поместье, где они станут членами моего рода. При этом, я обещал их обучить владению мечом, гравибайк в подарок и другие радости жизни. Вроде плюшевого жирафа, много сладостей, одежду как у Мараки (персонаж мультфильмов), молниевой защиты, дракона или хотя бы пони.
  Вот я попал! И когда я успел целым ста сорока детям такое наобещать? Что-то там, на Ирме явно неладно, такого количества детей я даже не видел там!
  Все выяснилось просто. Мои Оми, Бурса и Зок находясь в детских учреждениях рассказывали о своих приключениях под моим руководством. И о том, что я собираюсь их забрать. В детских головах, которые слушали эти рассказы, все трансформировалось так, как хочется ребенку. Хочется ему пони - будет пони, которых наобещал им воображаемый Вик. И кстати, все хотели научится "рубить бошки". Засада. И трагедия.
  Мы с Синим вылетели на Ирм, где нас добрые женщины из Совета поставили в крайне неудобное положение. Дети, хотя я и не обещал им ничего, верят в меня. Если их вера будет растоптана, они вырастут плохими членами общества. И вообще, это нехорошо. Жестоко и непедагогично. А эти дети уже пережили такое, что и взрослого может сломать. Так что мне, как вполне обеспеченному члену общества, придется взять на себя заботу о них. Иначе меня ждут неприятности. Кроме того, их только пока сто сорок три, завтра может быть и тысяча сто сорок три. Они же общаются друг с другом!
  Зараза! Я не хочу становиться няней, тем более что младшим из "моих детей" всего пять лет! Ту в дело вмешался Синий и предложил вполне приемлемый вариант - на Ирме мне выделили немаленький кусок земли, где можно создать почти идеальный дом для детей. Такой, который пока не могут сделать для своих сирот сами ирмийцы. Именно поэтому они стараются сбросить хоть часть своих сирот на меня. А от меня нужно только одно - вернуться в лабиринт и вывезти оттуда все что возможно. Конкретно - платиновые слитки, которые там валяются без дела, в то время как Синему с пауками не хватает денег для обустройства космической станции, которая будет приносить просто тонны денег, когда ее доведут до ума.
  Они просто сговорились против меня! Одни требуют стать няней, другие - денег на орбитальную станцию, которая мне вовсе не нужна!
  Переждав мой взрыв гнева, Синий объяснил мне в чем дело. В нашей команде все должны стараться приносить прибыль. Пообщавшись с пауками, поковырявшись в информационном пространстве разных дистриктов и планет, Синий пришел к выводу, что лучшим способом делать это будет космическая станция, место перевалки кораблей и ремонта кораблей. Они выбрали достойное место, приобрели лицензию и ту основу, которую там установила разорившаяся ЕVZ-групп. Дело потенциально очень прибыльное. Но нужны вложения. Солидные. Моя находка в лабиринте - идеальный вариант. И деньги на станцию поднимем, и популяция пауков, которые все будут делать вырастет. Что пригодится в будущем. В общем, Вик, помогай, проект горит.
  Пришлось заниматься и этим. Я нанял десяток тяжелых беспилотных грузовиков, которые точно смогут пройти по ирмитскому лабиринту, Синий проверил габариты. В один из них загрузил (или посадил?) всю нашу популяцию механоидов - полтора десятков пауков, сам я перетаскивать эти слитки не намерен. Я там на год застряну! В общем, выяснилось, что стоило захватить пауков побольше. Раз в пять. Но не было пока. Количество платиновых слитков в затопленной пещере затмевало самые мои смелые прогнозы. При чем мои партнеры-пауки зачистили пещеру основательно, собрав все, что там было, вплоть до каких-то проржавевших обломков оружия. Они хотели пробежаться и по другим коридорам лабиринта, но я не дал. Если эта система объединяет несколько разных миров, можно нарваться на неприятности и привести на Ирм новых захватчиков. Чего этот народ явно не заслужил.
  Платина, конечно, ценный металл, но более ценны были содержавшиеся в ней примеси редкоземельных металлов. Более ценны раз эдак в пятьдесят. В общем, на Синего свалилась куча денег, нужно только аккуратно распродавать наше богатство. Не просаживать рынок и не наводить слишком любопытных журналистов на нашу корпорацию, которую создал Синий и в которой мне принадлежало 95%. Немного Синий оставил себе, на всякие личные проекты, немного отдал паукам, как основным работникам. Корпорацию Синий решил назвать оригинально. "Когерентные волны". Боги, вот почему искусственному интеллекту пришло в голову такое название для компании? Он и сам не смог ответить на этот вопрос. Несмотря на то, что он произведен неким заводом, все-таки есть в нем некая искра, которая отличает разум от логарифмической линейки. Есть недосказанность и не до конца понимаемые нами самими порывы.
  В общем, теперь дело обстоит так. У Синего есть деньги на его игрушку, которая безусловно может принести много денег - в этом я ему верю. Кроме этого, на нем строительство детского приюта на Ирме. Найм правильных людей в него и организация быта, учебного процесса и прочее. Туда, конечно, стоит перевезти и своих найденышей с Фрактального леса, но мне не хочется их окунать в общий процесс. Все-таки мы с ними реально вместе прошли эту войну. Нет, они пока будут учиться отдельно. И придут в общий поток совсем другими людьми. Тем более, что их гоняют не только нанятые учителя, но и Череп с Сиро.
  В общем, первую часть своего отдыха я выполнил - решил проблемы нашего небольшого рода. И очень странного рода. Все-таки наших личей и Синего, и даже пауков я воспринимаю как членов своей семьи. Теперь нужно заняться тем, что я пообещал ювелиру. Его я тоже решил поселить на Ирме. Для него и тех, кого он соберется взять с собой это будет шоком, но пусть привыкают.
  Для того, чтобы эвакуировать из Советской России Ханса Болина с теми, кого он решит забрать с собой стационарный портал в Кремле использовать, конечно, можно было, но не стоит. Могут неправильно понять. Пришлось приобрести "проездной" от гильдии - амулет, который может перенести большую массу в соседний мир. При чем я залил в него энергии по максимуму - а что, если он решит спасти от будущих катаклизмов человек триста? Я ведь неосмотрительно пообещал ему помощь, не ограничив его в количестве людей и их поклаже.
  В общем, спустя две недели я снова явился в его магазин, тоже минуя стационар. Там попросил встречи с хозяином, объяснив служащему, что хозяин должен ожидать Вика. С которым мы пообщались недавно. Служащий предложил мне подождать и удалился. На витринах магазина висели полотнища ткани, и объявления, что "Салон на переоформлении". Внутри он демонстрировал явные приметы ремонта: стремянки, козлы, снятые полки, наполовину окрашенные стены. Картина ремонта или перепланировки. Ювелир мудро решил не сообщать всему миру, что он решил покинуть Советскую Россию и вообще этот мир. Разумно.
  Ханс Болин выскочил ко мне с неописуемым выражением лица. Боюсь, он до конца не поверил мне, но тем не менее решил подготовить все к эвакуации. И тут такая неожиданность, эвакуатор прибыл.
  • Ну что, я готов переправить вас в более спокойное место. Как мы и договаривались.
  • Я понимаю! Я почти готов, но мне нужно еще немного времени! Продать мой дом, буквально пару дней-неделю!
  • Понимаете, есть такая проблема. Вы собрали все, что можно быстро переправить. Вы собрали всех, кто хочет последовать за вами. Но продать свое жилье - в этот момент вы покажите своим... недоброжелателям, что пора у вас забрать все, что вы приготовили. Пока ваш дом не продан, они надеются на вашу, извините, жадность. Вы дождетесь продажи и тогда можно вас брать. Не стоит делать этого. Вы ведь не сами его продаете, поручили кому-то это сделать?
  • Да, но понимаете...
  • Ничего не понимаю. Мы собираемся сейчас. Ваш дом продадут уже без вас. Если мне придется побывать в этом мире, я привезу вам деньги, которые будут выручены за ваш дом. Только они вам не понадобятся.
  • Почему!?
  • Ваши местные деньги имеют хождение только здесь. Увы.
  • Ну тогда я хоть позвоню?
  • Звоните. И быстрее готовьтесь к отправлению. Время не ждет. И, поверьте, у меня его тоже не так много. - Ювелир удалился на пятнадцать минут. Вернувшись, он протянул мне бумажку, - Здесь пароль, что вы от меня. И мой маклер отдаст вам деньги от продажи дома.
  • Хорошо. Будем наедятся, что все пройдет хорошо, и я смогу забрать ваши средства.
  • Будем!
  После этого мы на пролетке отправились куда-то на окраину Москвы, где предупрежденные по телефону собрались люди, которые хотели покинуть эту страну вслед за их ювелиром-патриархом. Каждый имел с собой массу пожитков. Я даже не знаю, как с этим барахлом они пройдут в портал! Но прошли, свое добро карман не тянет.
  Оказавшись рядом с порталом, я погнал их дальше, не обращая на их удивления и шок. Конечно, новый мир - это здорово. Но... А что это я? Опасность для них миновала, пусть любуются. Сменив гнев на милость я разрешил им любоваться кольцом вокруг планеты, объяснил, как нанять вьючных животных. Люди наслаждались тем, что они ушли от проблем, которые могли им угрожать в Советской России. Это хорошо, но предположим я не добрый Вик, а коварный Кив, который привел их на свою базу, планирует отобрать у них их имущество и продать их в рабство! Люди очень доверчивы. Даже обидно. Или у меня морда такая, на которой написано, что этот честный парень выполнит свою часть уговора? Плохо это или хорошо?
  При условии, что я стал наемником, пожалуй, хорошо. Репутация плюс правильная морда - и все заказчики мои!
  Прибыв на Стэг, один из миров, через который шла наша дорога на Ирм, мы застали неприятную картину. Один из бойцов Транспортной Гильдии споро загонял в открытый портал кучу людей и нелюдей. Другой сказал, что у них здесь очередь, придется ждать. Когда я спросил в чем дело, тот мне ответил, что станцию закрывают. На ближайшие несколько лет. Местные правители сошлись в очередной войне, в которой решили обменяться небольшим числом ядерных ударов. Но вопреки их первоначальным намерениям, ядерная война из ограниченной быстро перетекает в тотальную.
  Да, скоро здесь станет очень горячо. А потом - холодно.
  Внезапно человек в мундире офицера гильдии крикнул: - Ахтунг! Ракеты стартовали, расширяем проход, иначе всех здесь накроет близким взрывом! - и нерринг, за управляющими кристаллами рывком раздвинул размер портала на порядок, сжигая массу энергии и разрушая кристаллы. Масса собравшихся ломанулась в резко увеличившийся портал, не соблюдая никакой очереди, бойцы гильдии и другие в форме начали пытаться управлять толпой, стремясь не допустить того, чтобы обезумевшие от страха разумные не затоптали друг друга в панике. Я удержал караван Ханса Болина от рывка в толпу. Сейчас это бессмысленно, только добавим хаоса и потеряем друг друга в толпе, собравшихся здесь двух-трех тысяч эвакуируемых тридцатиметровый проход пропустит за считанные минуты. Не должны нас накрыть за это время. На всякий случай я держал в "быстром доступе" щит, который прикроет кучку "моих людей" от последствий близкого взрыва, радиационного поражения и световой вспышки. Вот воздушную волну мои щиты, боюсь не переживут. Обернувшись, я с тревогой посмотрел в небо и увидел, как слева от нас в небо по дуге уходят несколько дымных хвостов, на которых уходят ракеты - меньше спички отсюда. "Интересно, сколько зарядов они здесь накопили? Хватит на всю планету или нет?" В такие минуты думаешь, что Короне не мешало бы быть чуть более агрессивной и настойчивой. Некоторые миры стоит тупо подчинить себе. Чтобы там не умирали миллиарды разумных по вине своих правительств. Но ведь эти миллиарды не оценят, будут считать агрессорами и начнут борьбу против нас.
  Пока я катал в голове эти мысли, толпа ушла на ту сторону, и я отправил вслед за ними своих людей с вьючной скотиной, которая несла поклажу. Было искушение, затормозить, и глянуть на первые секунды нового мира, который будет рождаться в ядерной вспышке, но транспортники мне не дали, явно решив перекрыть портал сразу после того, как они уйдут из обреченного мира. Оставаться здесь я естественно не хотел и поэтому тоже его покинул. Что, я ядерного взрыва не видел? Видел, проводили нас на полигоне через обкатку ядерным оружием. Честно говоря, мне до сих пор не вериться, что это был реальный взрыв - думаю, была иллюзия: вспышка, дымный гриб в отдалении, а дальше просто воздушник устроил нам "типа воздушную волну". И сотрясение земли от взрыва подделали. Ну не может такого быть, что ради пары тысяч курсантов взорвали очень дорогую бомбу и загадили на несколько лет изрядный кусок территории радионуклидами.
  Ладно, я слишком увлекся описанием этого эпизода. Просто так случилось (писать повезло, относительно такого - это как-то обладать совсем больной психикой. "Мне повезло присутствовать при убийстве пяти миллиардов разумных" - звучит жутковато), что я присутствовал при очень редком событии. Самоубийстве целой цивилизации. Такое производит впечатление. В общем я довел своих подопечных до Ирма, предложил им выбирать, что нравиться больше - пока пожить у меня в поместье (Синий по моей просьбе заказал постройку городка на тысячу человек), разбираясь, куда отправиться дальше, или снять жилье в одном из приведенных в порядок районов любого из городов Ирма. В силу своей малочисленности, ирмиты пока не привели в порядок ни одного из городов на планете. Люди Болина решили воспользоваться моим гостеприимством. Чему я не был удивлен. Что ж, они не были ограничены мною во времени проживания. Пусть выбирают себе новый дом.
  После этого я задумался. А чем заняться дальше? Денег пока более чем достаточно. Думаю, что больше, чем есть у отца, не смотря на все семейные владения и предприятия. Да и космическая станция, которую пока только строят должна приносить солидную прибыль. Вот только пока пожирает все доходы от продажи нашего платино-редкоземельного запаса. Я закинул себе на счет пятьдесят тысяч золотых, на всякий пожарный - хотя последняя моя миссия в Советскую Россию вывела мой наемнический бизнес в плюс. Но пусть будут - вдруг пригодятся. Вроде собирался отдохнуть - а занимался тем, что решал другие проблемы. Посмотреть, что такое курорт? Может это и хорошая мысль, но я как-то не слишком представляю себе, чем я буду там заниматься. Плавать в океане, лежать на пляже и посещать всякие интересные места, которые интересны только тем, кто никогда не покидал пределы своего дистрикта? Боюсь, надоест на второй день. Придется возвращаться на Фрэган.
  Вернувшись, я закатил пир для своего наставника. И спросил у него, могу ли я пока поработать в местном госпитале. Он был удивлен, я даже не знаю, как описать его удивление. Но когда я объяснил ему свою мысль - подтянуть магию исцеления, он понял меня и признал идею здравой. Лекари никогда не были обузой в войсках, а лекари-маги - тем более. Кстати, в этот раз я прихватил с собой наставника по магии, Черепа, который висел у меня на поясе в качестве экстравагантной подвески. Вернее, висела его филактерия. Пока я не собирался покидать Фрэган, а здесь его магической сущности ничего не угрожало. Зато я всегда могу посоветоваться с ним в сложных случаях и получить у него новые заклинания. Мой резерв, благодаря его помощи существенно вырос, я могу вкладывать в свои плетения много больше энергии, но мой арсенал заклинаний очень ограничен. С чем мы совместно и будем бороться.
  На утро Манко Юпанко сообщил мне, что меня ожидает для собеседования руководитель травматического отделения ближайшего госпиталя - Добрейших Рыжих Глев. Это был великан, под четыре метра ростом, одетый в белый балахон. Он посмотрел на меня со скепсисом и спросил, что такой червяк как я могу принести отделению травматологии, самому востребованному и важному в госпитале Добрейших Рыжих Глев? Я объяснил, что владею целительной магией, к примеру заклинанием малого исцеления и очищения. Но для того, чтобы продвинуться дальше, нужна практика. В искусстве убивать себе подобных я продвинулся, а вот в искусстве исцеления - пока не могу похвастаться ничем. Хмыкнув, великан спросил, какую повязку нужно наложить при переломе ребер. К своему стыду, я не знал. По поводу перелома руки я смог сказать, что нужна шина или веточки, чтобы обездвижить руку.
  Он хмыкнул.
  • Оборотни?
  • То есть? - переспросил я.
  • Служил в их армии. У них бешенная регенерация, медицинской помощи почти не нужно - только снизить потери крови при ранении. Ну и магически поддержать организм. Там служил? - я подумал, что пусть он лучше думает так и кивнул головой.
  • В общем, придется учить всему. Не просто положить ватно-марлевый пакет на рану и туго прибинтовать. Или "веточками" зафиксировать перелом. Тебе придется работать с самыми разными расами, понять, как их лечить на поле боя. А магия, если это не высокие уровни посвящения - только дополнительная возможность вытащить раненного с того света. Готовься боец, вешаться будешь. Я тебя беру, и не ныть! Я знаю, кто на тебя глаз положил и отпускать в Золотую тысячу недоучку не хочу.
  • Ясно. Я готов.
  • Вот и хорошо, завтра явишься к девяти. Твой начальник - сестра Вероника. Все ее распоряжения выполнять ка мои. Свободен.
  Ну что. Началась моя очередная учеба. Это даже хорошо, а то я как-то расслабился на этих курьерских заданиях.
  Утром пришел к моему новому куратору, которая меня сразу вооружила шваброй и отправила мыть бесконечные коридоры госпиталя и кабинеты. Я знаю, что обычно этим занимаются уборщики, и тетка просто хочет согнать с меня спесь. Ну ее вообще-то и не было. Поэтому я тщательно вымыл все, что она задала, часто помогая себе магией - отскоблить присохшую грязь легкими воздействиями водяных лезвий просто. Только нужно делать это осторожно, чтобы не повредить покрытие. Навострившись, я стал это делать воздушными лезвиями, потом - магией земли, правда отказался от лезвий, просто заставил грязи отцепиться от покрытия. Огонь тут как-то не подходил. Свет и тьма тоже. Про Хаос я уже не говорю. Я приказал себе об магии Хаоса даже не думать.
  Очистив все, что мне приказали я пришел к "сестре Веронике". Та была страшно удивлена. Еще бы, я тряпку выжимал магией, чистил пол ей-же. Похоже справился гораздо быстрее, чем она ожидала. Да и практика в корпусе была обширной. Тогда она поставила меня ассистировать при перевязках. Что я тоже вынес спокойно, кровь меня не беспокоила совсем. И гнойные раны тоже. После она отправила меня на остаток дня в приемное отделение, где пришлось помогать персоналу, который вел первичный прием солдат прямо с поля боя. Помогал там, где мне говорили, срезал одежду и амуницию, помогал остановить кровь, пару раз пытался магией вытащить бойцов с того света, но безуспешно. Это, кстати, заметили и приказали пытаться дальше.
  Вечером ушел в свой номер, убитый совершенно. Это гораздо сложнее, чем убивать людей. Они так сложно устроены... ну это шутка. От усталости, поэтому такая дурная.
  Утром снова в госпиталь, и теперь только на прием пострадавших. Открытый перелом кисти, дикое зрелище месива мелких костей и плоти, ранение в брюшину, снова месиво и ужасный запах. Ранение в голову. Нужен протез мозга - разве такое бывает? Оказывается, да, удаляют поврежденные части, ставят структуру, на которую нарастают клетки мозга, и которая впоследствии рассасывается. Может он будет уже не тем человеком, что был до ранения, но человеком будет. Переломы, ранения, травматическая ампутация. Вечер. Можно выдохнуть и вернуться в Нибеле.
  И так я проводил каждый свой день в течении двух недель. Потом "сестра Виктория" смилостивилась и перевела меня собственно, в травму.
  Там я поначалу помогал проводить процедуры, выносить судна, мыть полы и прислуживать медсестрам. Применять свою магия я старался незаметно, так чтобы никто не видел. Было у меня такое ощущение, что пока это не мой уровень. Пока мой уровень - таскать горшки. Пока занимался монотонными делами общался с Черепом, он объяснял мне общие принципы целительства, о то, что мои старые заклинания - дерьмо, достойное только недоучек. Попытки воздействия в целом на организм крайне энергоемки и часто срываются - нужно оказывать воздействия последовательно. В первую очередь устраняем то, от чего чаще всего гибнут солдаты - кровотечение. Для этого кроме чисто медицинских процедур, стоит использовать заклинание, которое заставляет кровь свернуться, только ту, которая уже вытекает из раны, иначе свернешь всю кровь в организме, и солдатик преждевременно отдаст богам душу. Одновременно, если сможешь заставляешь сосуды локально сузиться. Крупные артерии так не перекроешь, здесь можно применить "воздушную пробку". После стараешься простерилизовать рану - одно из самых частых осложнений после ранение - нагноения, что вызвано попаданием в рану микроорганизмов. Здесь можно действовать огнем, хотя это и слишком жестоко. Лучше - свет. При чем не всякий свет годится, нужно сместить градиент в формуле в фиолетовую часть спектра и выше - получается излучение, которое уничтожает микробы, а раненному практически не вредит. Но на самом деле, все это проще решается простыми медицинскими способами, антисептиками. С которыми тебя уже познакомили в приемном покое. Следующая проблема, с которым должен уметь справляться лекарь - это боль. Тут у мага огромное преимущество перед обычным медиком, он может моментально отключить нервные окончания, связанные с поврежденными тканями. Может, при необходимости, быстро ввести раненого в состояние сна.
  Главное для мага-целителя - суметь запустить регенерацию, залить энергию, которая заставит клетки быстрее делиться. При этом, большинство целительских заклинаний основаны на магии воды, разные существа имеет разное количество воды в организме, но он, Череп, редко встречал таких, где ее было менее половины от чистого веса. Когда имеем дело с переломами, приходится добавлять в плетение землю, скрепляя кости между собой, и снова - энергия на ускорение регенерации. Хороший лекарь в первую очередь идет на поводу у природы, просто заставляет ее работать много быстрее. Еще хорошее применение магии - извлечение из тела застрявших в нем пуль, наконечников стрел, осколков и других предметов, не совместимых с хорошим самочувствием. Здесь маг лучше хирурга - он может сделать это быстрее, менее разрушительным, травмирующим для организма способом.
  Отдельная проблема - отравления. Здесь часто приходится работать уже с организмом в целом, кровь очень быстро разносит токсины по телу. Поэтому заклинание очищения - одно из самых востребованных, если не знаешь, чем отравили бойца. Если знаешь, главное прекратить воздействие отравы. Если есть возможность - очистить желудок, если отрава попала в организм этим путем. Если это был аэрозоль - раздеть и обмыть тело, продолжая атаковать отраву заклинанием очищения. Хорошо воздействовать на органы, которые отвечают за естественную очистку организма, почки, печень. Их нужно поддерживать, заставляя с одной стороны работать с во много раз увеличенной скоростью, с другой, не давая им самим выйти из строя. Своя тактика существует для работы с пострадавшими внутренними органами, своя - с контузиями. Но в целом, твой основной друг, как лекаря - регенерация организма. Заставить ее работать быстро, в нужном тебе направлении - основная задача мага лекаря. Но тут очень важно работать предельно аккуратно. Есть вероятность вызвать рак - когда клетки перерождаются и начинают очень быстро делиться, вызывая специфические опухоли. Есть свои приемы для работы даже с фобиями и синдромами, которыми страдают солдаты, получившие шок на поле боя, но это уже высший пилотаж, сочетание магии разума с иллюзиями. Может, лет через сто дорастешь до того, что сможешь помогать врачам психиатрам.
  Погоняв меня, как санитара, сестры начали обучать своей работе, разнообразным процедурам, которые они проводили с пациентами по назначениям врачей. Но постепенно, меня все больше отзывали в приемное отделение, увидев, что я постепенно расту, как маг лекарь, меня начали привлекать к делу оказания первой, доврачебной помощи, что ближе всего к действиям мага, работающего на поле боя. Мои простейшие заклинания стали все реже слетать, к примеру в простых и средней тяжести случаях я почти со стопроцентной вероятностью заговаривал кровь, в тяжелых случаях моя магия была неплохим подспорьем. Не слишком серьезные раны после моей помощи вообще не требовали дальнейшей работы врача, только наблюдения.
  Однажды меня нелегкая занесла в ожоговое отделение, где, как оказалось больше трети персонала, были маги. Ожоги очень сложная штука. Здешние маги поставили в тупик даже Черепа, они превращали в магические конструкты-артефакты ложа своих пациентов и эти конструкты помогали обожженным бойцам проще восстанавливаться. Начальник ожогового, выяснив мой резерв пошел скандалить с руководителем приемного покоя, что дескать этот молодой человек должен работать у них. У меня с подачи Черепа, неплохо получалось стимулировать рост тканей, что при ожогах - первое дело, поэтому и хотели загрести сюда. Но главврач объяснил, что целительство для меня не основная специальность, придется делиться с приемным. Там меня научат тому, что пригодится на поле боя. А уж ожоги... Пусть будут, не все госпиталь для меня стараться должен - пусть и я постараюсь для госпиталя. В итоге первую половину дня я работал в приемном, вторую - в ожоговом. Спустя пару месяцев вдруг понял, что давно уже не занимаюсь первой помощью, и там и здесь занимаюсь полноценной работой мага-целителя. При чем в приемном меня кидают на самые тяжелые случаи, когда бойца приходится вытаскивать с того света, вплоть до того, что приходится запускать остановившееся сердце или запускать электрическую активность того, что осталось у бойца от мозга после длительной остановки сердца. Черт, у меня начало возникать ощущение, что, если труп еще не начал вонять - спасти его можно!
  В ожоговом была своя специфика, мне давали график, по которому я должен был пройти по пациентам и активизировать у них регенерацию тканей. Некоторым после моей работы даже не требовалось пересадки кожи - начинала отрастать своя на поражениях, где в обычной ситуации этого вообще не могло произойти. И график, который мне выдавали требовал от меня задержаться на работе много больше положенных мне часов. В Нибеле я появлялся крайне редко, раз в неделю, в лучшем случае. Остальное время спал и ел в госпитале, благо кормили там очень хорошо. Мне, как и другим целителям, опасаясь магического истощения, была положена специальная диета, много свежих фруктов и овощей, сырые яйца, устрицы. В общем, живая пища. Никаких каш, супом и прочего. Старые и опытные целители с удовольствием (или по необходимости, что скорее) ели сырое мясо свежезабитых животных и даже пили кровь, хотя они и плохо перевариваются - приходилось принимать необходимые таблетки. Но, благодаря Черепу, который продолжал колдовать над моими способностями мне удалось так и не дойти до уровня магического истощения. Поэтому мясо я предпочитал в жаренном виде.
  Спустя какое-то время, в Нибеле, куда мне удалось вырваться на ужин, меня застал Манко. Мы поздоровались, я заказал ему ужин и пару бутылочек вина. Старик внимательно посмотрел на меня и спросил:
  • Вик, скажи честно, ты от карьеры наемника решил отказаться?
  • Почему? Нет конечно!
  • Но вот уже восемь месяцев ты работаешь в госпитале. Тебя, кстати очень хвалят. Правда считают дураком.
  • Это еще почему?
  • Ну подумай сам. Восемь месяцев пашешь в госпитале. В две смены. Одну - в приемном, вторую - в ожоговом. Без выходных, ведь у тебя ни одного выходного пока не было? Не было! И даже без зарплаты!
  • А что, мне там ничего не платят? - задумался я. Действительно, а ведь от госпиталя я не получил ни одного перечисления за весь этот период!
  • Представь себе, не платят. Когда ты туда устраивался, разговор о плате был? Нет! Ты как начал работать там волонтером, так и работаешь до сих пор. - во я попал! Действительно, дурачок. Деревенский.
  • Ты там себя очень хорошо показал. Вытягиваешь солдат с того света. В ожоговом творишь чудеса. Может пойдешь к главврачу и потребуешь ставку специалиста сразу в двух отделениях? Деньги будешь зарабатывать - не чета солдатским!
  • Нет, наставник, я действительно что-то увлекся. Программу минимум перевыполнил, да и программу максимум тоже. Просто как-то так пошло, просыпаешься - в приемное, потом за тобой из ожогового присылают, и там работаешь. Устал - идешь в комнату персонала и падаешь на койку до следующего утра... блин, как в корпусе, пашешь с утра до ночи, просто привык я к такой жизни, словно снова курсантская юность!
  • Юность у него! У тебя юность еще вся впереди! В общем, решай, что тебе милее, врагов калечить или своих лечить?
  • Буду совмещать. Теперь я без дураков, как целитель на поле боя многое могу сделать, реально. А с госпиталем, с этим гипнозом постоянной работы нужно завязывать. Завтра поставлю их перед фактом - пора мне заканчивать свое волонтерство.
  • Факт, пора. Тем более, что на тебе, признаюсь честно, там ездили, как на ослике. Покладистый, разумный, безотказный. Суперсотрудник! И еще денег за работу не просит.
  Наутро я вместо приемного отделения пошел к главврачу. Тот принял меня и тяжелым взглядом пригвоздил к полу. Но я видел разное, так что прямым текстом объяснил ему, что мое обучение, полагаю подошло к концу.
  • Ждал я разговора с тобой. Но думал, что ты придешь и потребуешь принять тебя в штат. Что, не нравиться лечить? Хочешь убивать?
  • Вы слишком категорично ставите вопрос. Я не люблю убивать. Хотя и пришлось убивать, и пришлось... хотя это все оправдания. Понимаете, меня десять лет учили воевать. И мое тело изменили под эту задачу, мое сознание с самого детства сформировано под нее. Работу в госпитале я воспринял как очередной курс учебного заведения, где нужно отдавать всего себя делу, иначе не станешь лучшим. И я делал эту работу таким образом. Но я понял, что достиг предела, когда путем не слишком больших усилий я достигаю больших результатов. Сейчас я не только эффективная боевая единица, неплохой младший командир и специалист в некоторых военно-учебных специальностях, но и эффективный "целитель поля боя". Пора вернуться к своему основному предназначению.
  • Понимаешь, что твой уход будет стоить жизни многим бойцам? Не слишком большая цена?
  • Вы передергиваете. Не мой уход, а наша профессия. Мы все рискуем жизнью и многие из нас погибают. Я просто один из многих, как в вашем госпитале, так и на поле боя.
  • Я разочарован в тебе. Думал о тебе лучше.
  • Сожалею. Но я - солдат. В первую очередь солдат.
  На этом мы расстались. Главврач прав, да спасать жизни, это очень нужно, это хорошо... но представив себе, что я следующие пару сотен лет занимаюсь тем, что сижу в госпитале и лечу, лечу, лечу! Нет, я просто сойду с ума. Это не мое, я мог заниматься этим некоторое время, просто войдя в режим, но всю жизнь? Нет. Однозначно.
  Попрощавшись с госпиталем, вернулся в Нибеле. К счастью, там находился мой наставник, которому я сообщил приятное извести, что возвращаюсь в строй, правда чуть позже, смотаюсь, посмотрю, как там движутся мои личные дела. Восемь месяцев - большой срок. Нужно все проверить. Максимум через неделю смогу продолжить службу. Манко не возражал, мне показалось, что он обрадовался, что я не стал связывать свою дальнейшую жизнь с госпиталем и медициной.
  Первым делом я отправился на Ирм. Испытывал некоторое беспокойство относительно ситуации на нем. Вот было у меня такое странное ощущение, что там меня ждут сюрпризы! И оно не обмануло меня. Вместо ста сорока детей, которых восемь месяцев назад я согласился принять в воспитательном лагере в своем поместье меня ждало уже более пятисот! Слава Богам, Синий вовремя разруливал ситуацию, строил новые корпуса для воспитанников и нанимал учителей. Нет, я ожидал, что число опосредованно сагитированных моей троицей немного вырастет, и отдал распоряжения своему партнеру искину, но не до пятисот-же! Прибыв на место, я потребовал срочной встречи с Попечительским советом Ирма, особенно с теми, кто принимал решение отправлять детей под мое крыло. Дамы приехали и нахально начали предъявлять мне претензии относительно того, что мой центр не готов по первому их требованию принимать сирот под свое крыло! У них проблемы, кое где, если климат позволяет, им сирот приходится содержать в палатках, а у меня огромный центр, где воспитанников можно уплотнить и принять их больше в три-четыре раза. И педагоги-воспитатели у меня практически без дела болтаются, учебные программы не синхронизированы со стандартными, рацион отличается от рекомендованного Попечительским советом и так далее и тому подобное.
  Дамы хотели задавить мальчишку своим авторитетом, но они не знали, что я вообще-то им совсем не подчиняюсь, о том, что у меня были совсем другие договоренности с Советом. И вообще, я совсем не то, что они думают обо мне. Естественно, я не стал им устраивать истерику и вообще разбираться на повышенных тонах - тут они меня перекричат. Ментальным импульсом я усыпил этих куриц и настоятельно попросил по коммуникатору приехать ко мне тех дам, с которыми разговаривал почти год назад. При этом я пообещал, что, если они ко мне не явятся сейчас-же, я, как действующий офицер СОП обращусь к своему командиру. Который большая шишка на этой планете, особенно после операции возмездия, когда местные совместно с силами Короны отбили у конгеритов одну из захваченных ими ранее систем.
  Та троица явилась очень быстро. Видимо сообразили, что допустили огромный косяк. Усадив их рядом со спящими коллегами (сначала они подумали, что я их убил, поэтому были очень покладисты), я разбудил последних.
  • А теперь объясните мне, что здесь происходит? Учтите, я очень недоволен развитием событий и предшествующим разговором с этими дамами, - я невежливо рукой указал на женщин, которые предъявляли мне свои претензии.
  Старшая "по званию" собрала волю в кулак и поинтересовалась:
  • А что, собственно, произошло? - я описал претензии в мой адрес. Дамы, немного смутились, понимая, что происходит что-то непонятное, но с претензиями согласились.
  • Я хочу услышать ваши объяснения, - снова обратился я к старшей.
  • Ну все как мы договаривались, вы принимаете детей...
  • Каких именно детей?
  • Которые... ну как бы, о вас знают!
  • Нет, милая дама! Мы договорились о тех детях, которые вбили себе в голову, что я должен их забрать и научить, простите за аристократическое произношение, "бошки рубить"!
  • Ну так мы таких детей...
  • Боги! Ну ладно эти, - я снова показал на притихших женщин, - а вы-то должны знать, кто я и откуда! Я прекрасно читаю эмоции! И вы мне беспардонно лжете! Вы пристроили сюда детей, которых не смогли никуда деть. Просто решили меня поставить перед фактом!
  • А даже если и так! Что, погоните детей прочь? Вам что не жалко сирот? - нет, они здесь совсем офигели, даже эпитета не могу подобрать!
  • Вы совсем не понимаете меня? Я, забрав троих своих соратников только ради них пошел на очень серьезный шаг. Я создал младшую ветвь своего рода. Это налагает на меня очень серьезные обязанности по отношению к ним. Потом вы навязали мне еще сто сорок детей. Я могу обеспечить их не столь серьезным образованием, как тем троим, перед которыми я лично принял присягу и взял на себя ответственность. Но я не аристократ Хаоса. Я дворянин из мелкого рода, который зарабатывает себе на жизнь наемничеством, мечом зарабатывает золото. Я просто не могу обеспечить достойным образованием пятьсот детей! А эти курицы потребовали от меня, чтобы я принял втрое-вчетверо больше воспитанников! Они потребовали, чтобы я воспитывал их не так, как это принято у нас, а по стандартам Ирма! Они потребовали подчиниться вашим нормам, о которых я даже не имею никакого представления. Это... странно. Я склонен передать этот центр на баланс ирмитского правительства в лице вашего совета и отказаться оплачивать услуги преподавателей. И кормить детей - кормите их сами по вашим нормам. Какая наглость - обвинить меня в том, что я кормлю детей... плохо! В прошлый раз я согласился с вами, что не стоит наносить детям травму и разрушать их мечту о парне с мечом, который обещал им забрать их из ваших (это слово я особенно выделил голосом) заведений. Теперь я понял, что проявил неподобающую для сына Хаоса мягкость. Я хочу официально отказаться от...
  • Стойте, никаких официальных клятв и прочих ваших хаоситских штучек! Вы сейчас пообещаете по горячке и молодости, а потом все, никаких компромиссов! Мы действительно нехорошо поступили, стали определять к вам детей, перенесших стресс и со сложностями в поведении! Но мы это делали только ради самих детей! В вашем центре обучение и воспитание построено по вашим, хаоситским лекалам, все эти архаичные вещи очень хорошо ложаться на изуродованную психику детей, потерявших родителей и побывавших на войне. Да, это так. Мы пытались копировать ваши приемы, но не выходит. Чего-то не хватает.
  • Ладно, хотя чего там ладно! Но вы понимаете, что у меня просто не хватит денег на обеспечение пятисот детей! - я лукавил. Должно хватить и на много больше - но ей-то об этом знать не нужно.
  • Но вам же выдали награду от правительства...
  • Знаете. Это нечто. Да, я получил от вашего правительства награду. Видимо вы считаете, что я ее не заслужил, раз считаете, что должен ее вернуть. Знаете, если ирмиты подходят к этому делу таким образом, мне, наверное, стоит вернуть и ордена, полученные за компанию.
  • Нет, вы снова нас неправильно понимаете! Блин, как тяжело с такими как вы! Вы совсем ничего не понимаете! Мы все-таки женщины, с нами нельзя так прямолинейно!
  • Почему? Все просто, есть ситуация, вы меня использовали...
  • Нет! Нет! Нет! Мы просто хотели, как лучше для детей! А об этих мелочах просто не подумали! Но нельзя с нами так жестоко - чуть что, сразу мордой об стол! - я их не понимаю.
  • В общем, мы немного были не правы. Давайте подумаем, как это исправить.
  • Хорошо. Сначала накажите тех, кто нарушил наши договоренности. И эту троицу. Я бы отправил их на рудники. Добывать...
  • Нет, ну что вы! Мы, конечно, накажем виновных, но по-своему.
  • Лады. Пусть соль добывают. - я начал прикалываться. Однако, проблему нужно разрулить. Деньги на воспитание малышей у меня найдутся, на к чему мне пятьсот человек. Разве готовить из них работников для космической станции, которую тоже, кстати нужно посетить.
  • Мы разберемся. - первая троица погрустнела. Формально, они тоже виноваты. - Что вы хотите от нас?
  • Во-первых, больше ко мне не присылают воспитанников. Я не могу представить, куда приспособить пятьсот имеющихся. Они не будут приспособлены для жизни в вашем обществе. Это меня подготовили принимать разные ситуации, но наш корпус - это совсем другое заведение, обучение по нашим стандартам они просто не переживут. Это будут люди, воспитанные по традициям Хаоса... хотя, я не прав, если их адаптировать к исключительно вашему обществу, из этого может выйти толк. Может быть.
  • Ладно, больше воспитанников не будет. Хотя я не представляю, что делать с детьми, прошедшими войну.
  • Организуйте военизированные заведения, где дети исходно будут ориентированы на службу. Если война въелась в их разум - пусть будут солдатами.
  • Наверное, так и придется поступить. Что еще?
  • Я очень не хочу, чтобы от меня требовали соответствовать вашим стандартам. Я воспитываю детей, которых вы отдали мне так, как считаю нужным. Это будут порядочные члены общества, может чуть грубоватые, но порядочные.
  • Понимаю. Подобных требований больше не будет.
  • И мне нужны средства. Это может выражаться в продуктах и подобных расходных материалах, обмундировании, оружии, боеприпасах. Заработную плату учителей из других миров я постараюсь обеспечить сам. Но инициатива приветствуется. Детям постарше иногда нужно давать возможность погулять вне стен корпуса (боги, я планирую строить аналог Корпуса на этой планете!), следовательно, нужно чтобы им начислялись на личные счета ваши деньги. И, не хотелось бы, что бы повторялись сцены, которую я видел несколькими часами ранее.
  • Хорошо!
  • Да, и самое важное. Я не люблю сюрпризов. Наша договоренность нерушима. Если вы нарушаете ее - готовьтесь к тому, что нарушу ее я. В самом плохом для вас варианте. Я подумаю, и найду этот вариант. Для конгеритов я находил очень плохие варианты, для вас, которых я знаю гораздо лучше, найду что-нибудь очень неприятное. Очень!
  • Ясно. Мы поняли. Все?
  • Все.
  • Девочки выдвигаемся. - девочки были немного потрепанными, но не сдавшимися. Эти могут мне еще какие-нибудь сюрпризы подкинуть, подумал я.
  Прогулялся по территории детского центра. Не знаю, как его еще назвать. Не питомник же! Разные группы детей занимались с холодным оружием, спортивными упражнениями, даже заметил группу малышей, которые "занимались" в песочнице. Куличики лепили. Это тоже дети с проблемами с психикой? Странные тетки эти попечительницы. Занятия более интеллектуальные проходили в просторных корпусах. "Черт, и сколько Синий вбухал в это денег? Ума не приложу. Нужно, что бы он поимел с этого совета побольше, все расходы в местной валюте они должны нам погасить!"
  После инспекции детского центра я отправился посмотреть, как поживает ювелир Болин и его люди. Они занимали небольшой коттеджный поселок, как не странно, его поселение оказалось несколько больше, чем я ожидал. Встретившись с Хансом, я выяснил, что к ним присоединилось несколько ирмитов, которые тоже занимались ювелирным делом и сейчас они взаимно обогащают друг друга знаниями и приемами. Мало того, несколько детей из моего (странно это!) воспитательного центра, тоже обучаются искусству ювелиров. Болин даже попросил моих воспитателей освободить их от силовых тренировок ради того, чтобы дети могли заниматься тонкими манипуляциями. А что? Неплохое дело. Не всем быть мечниками, ювелир - достойное занятие. Болин и его люди решили остаться пока в моем поместье, они с Синим договорились о стоимости аренды поселка и имели с ним активные торговые взаимоотношения. Синий поставлял им нужные сплавы и камни, продавал их изделия и все были довольны друг другом. Болин, как мне показалось был счастлив - здесь ему ничего не угрожало. Конгеритам мы сломали хребет, а местному правительству до скромных ювелиров дела не было. Тем боле что они жили на моей земле. Ну вот хоть одно дело идет хорошо, без проблем! Это настроило меня на позитивный лад.
  После Ирма я отправился на Фрактальный лес. Там тоже было все хорошо. Моя троица прилежно училась, мало того, постигала трансформу - ирмитам по происхождению она давалась плохо, но лучше, чем мне поначалу. Я обрадовал их тем, что рано или поздно им придется взять под управление группы сверстников, которые обучаются сейчас на Ирме. Потому что надо.
  Вернувшись на Фрэган, я нашел своего наставника и попросил его найти мне новый контракт. Нужно двигаться вперед.
  Наутро Манко мне предложил два варианта. Один из них, задание в очень неприятном мире. Там рухнула цивилизация в результате то ли неудачного эксперимента ученых, то ли большой войны. Транспортники вышли на эту часть пространства/времени (это не было не планетой, ни дистриктом - судя по всему, небольшой кусок абсолютно плоской части бесконечной сферы. Сломать голову легко, но все просто. В результате непонятного воздействия на вселенную образовалась сверхсфера, кривизну которой вычислить невозможно, но по всем математическим выкладкам, это сфера, подобная обычной планете. Только она больше любой галактики. Парадокс. Ну и мы торговали с этой несуразностью. Что-то продавали им, что-то покупали там. Местные нашли контакт с близким центром цивилизации. У них было нечто нужное заказчикам, а у соседей - нечто нужное им. Обычная торговая миссия, только очень опасная. Вокруг очагов цивилизации находились километры и километры анархии. При чем за это платили всего 100 единиц. Наставник счел, что это слишком опасно за такие деньги. Может быть.
  Второй вариант, странный вариант. Мир, почти полностью поглощенный ментальным паразитом. Практически все существа в нем просто его батарейки. Но есть несколько Центров, или Монастырей, где разумные сохранили независимость от этого паразита. Удачное расположение горных пластов, или действительно, святость. Нужно отнести письмо от настоятеля одного "монастыря" к другому. Сто двадцать репутации. "Кстати, по нашим правилам, месяц без выполнения заданий - минус десять в рейтинге. Так что у тебя сейчас не 760, а всего 680 пунктов. Мог бы и договориться о очках за свое служение в госпитале. Но это уже твоя проблема. Сам виноват" - просветил меня наставник. И ведь прав. Но тогда я об этом не думал. Неприятно, отработал восемь месяцев в режиме каторги без оплаты. Даже обидно! И честно, возникает ощущение, что без ментального воздействия тут не обошлось.
  Для того, чтобы решить, за какое задание взяться, попросил наставника более подробно описать мне их. Если опустить лишние подробности. Первый вариант, действительно крайне неприятен - война всех против всех, при чем тебя в этой войне могут убить только потому, что ты не член "нашего племени", что равно - банды. Кроме разумных обитателей, которые хотят твоей крови, есть еще масса неразумных. Которые "не испытывают к нам никакой ненависти, они просто хотят есть". Плюс странные явления местной извращенной природы, которые легко могут убить разумного, который не знает, что опасно в этом мире. Неприятное задание. Слишком малая плата за очень опасное путешествие. Местным оно таким не кажется, так как они привыкли к этому миру. Они просто не понимают, что для выполнения его нужно выяснить слишком много подробностей, усвоить массу фактического материала. Что долго. Слишком непроизводительное соотношение времени на подготовку к полученному.
  Второй вариант тоже неприятный. Вся планета охвачена влиянием мозгового паразита, кроме очень небольших областей. И некое равновесие, зараженные не могут углубиться на "чистую" территорию, так как там резко слабеют. И обратно, "чистые" быстро слабеют на зараженной территории. При чем, реально, можно поменять знаки, где Монастыри - оплот Паразита, а остальной мир - чистый. Подумав, я сказал Манко, что я не вижу проблем в выполнении каждого из этих заданий. Первое требует только длительной подготовки, а второе - неприятно. Интуитивно. Я понимаю, что несколько месяцев потерял впустую, но ни одно из этих заданий мне выполнять не хочется. Извини, старик!
  Манко, важно кивнул головой и сказал: "Я понял тебя! Мне тоже они не нравятся. Второе чуть меньше, хотя может оказаться много более неприятным делом. Мы никогда не имели дел с этим миром. Нам предложил эту миссию посредник. А они - не слишком надежны. Подождем пару дней. Потренируйся, кстати, войди в форму, а то столько месяцев не держать оружие в руках - это плохо!"
  Вот это предложение мне понравилось своим подкупающим здравым смыслом! Восстановить форму действительно нужно.
  Неделю я проводил на фехтовальной площадке, стрельбище или в зале для рукопашной подготовки. Заразили меня ирмиты этим способом единоборств! Вроде, не слишком нужное солдату искусство - но, если подумать? Ситуации разные бывают. В общем, я тренировался, проводил спарринги, возвращал форму. Как не странно, я не слишком ее потерял. Череп, с которым я продолжал тесное общение, объяснил этот феномен тем, что я активно практиковал магию, и это как бы "законсервировало" мое тело и навыки. Не понимаю. Если бы я восемь месяцев занимался работой с книгами, "практиковал" познание... это бы законсервировало мои навыки? "Нет, конечно" - ответил мне Череп. "Просто магия - совсем другая работа. Она требует очень многих... В общем, это долго объяснять. Магия требует слишком многого, тут задействованы и твои ментальные ресурсы, и магический резерв, и проводимость каналов, и мозг, и телесные функции. Она выжимает из тебя все и распределяет правильно, гармонично все твои функции. Хотя, гармонично - это противоположность твоей природе! Ну, скажем, правильно. Как нужно. Но пойми - этого результата дает магическая работа, которая поставлена только таким опытным учителем, как я!"
  Все понятно. Череп и сам не понимает, почему все так происходит, но при этом заслугу приписывает именно своей методике. В общем, мне это очень хорошо знакомо, ведь я учусь всю свою жизнь, сколько я себя помню, и каждый наставник выпячивает свою науку. Это так естественно, если моя наука не самая-самая - какого черта я всю свою жизнь посвятил ей? Иных учителей я пока не встречал. Интересно, что произойдет, если я сам стану наставником? Если доживу, конечно - в чем я не сомневаюсь! Сам таким стану?
  Ладно, все эти мысли - суета. Наставник нашел мне еще одно задание. Более внятное. За которое я решил, можно взяться. Поясню.
  Во-первых, сто пятьдесят очков, уже хорошо. Во-вторых, мир давно известен наемникам. Заказы оттуда приходят практически регулярно. Неприятных сюрпризов быть не должно. В этом мире есть северный материк, который называют просто - Белое Безмолвие. ББ, короче. Северный материк, большая часть которого покрыта километровыми льдами, они выходят и за его пределы, образуя ледяную мантию. Где существуют научные станции, которые что-то исследуют, но они делают это во время долгого полярного лета. С наступлением осени они уходят в более теплые места, работать полярной зимой там, конечно, можно, но есть две проблемы. Первая - слишком холодно. А потому дорого. Вторая посерьезнее. Дело в том, что во время полярной зимы на материке открывается прямое сообщение с местным миром мертвых. Местом, где души умерших проводят около сорока дней, а потом отправляются куда-то в совсем другое место или пространство. Некоторые потом перерождаются снова в этом мире, некоторые уходят в какие-то другие. Но именно здесь и именно полярной зимой здесь можно пообщаться с ними. И даже постараться поговорить с Белым Безмолвным Господином Мертвых. Он не отвечает, в привычном нам понимании, просто в ответ на вопрос иногда возникает чувство, что он понял вас или что он согласен с вашим высказыванием. Иногда возникает понимание чего-то, что раньше человеку было недоступного. Такой, своеобразный ответ Белого Господина.
  На этой планете существует несколько десятков религиозных течений. Все они считают именно свое учение - истинно верным, и желают получить доказательства этого. Поэтому, когда полярники покидают Белый материк, церковники остаются там. Дабы вопрошать и получать ответы. Между ними даже была создана единая информационная система, куда вносятся все данные, полученные от душ. И все ощущения, посланные Безмолвным Господином. Меня такое сотрудничество удивило, но, возможно, эти церковники, в душе более ученые, чем клирики? В общем, когда с полярного материка уходят ученые, там остаются церковники. Некоторые занимаются этим делом уже давно, и они все предусматривают, топливо для обогрева, продукты, способы психологической разгрузки своих посланников. Другие случайно смогли получить деньги на исследования, чья-же религия истинно верна, и бросаются на штурм этой загадки, недостаточно подготовившись. И тогда с ними случаются проблемы, и тогда вдруг появляется потребность в наемниках.
  Дело в том, что душе умерших очень расположены к живым. Они стремятся заботится о них. Но забота их странна для живых. Дело в том, что все они считают, что смерть и перерождение - благо, если ты живешь неправильно, если тебе, по их мнению, жизнь только вредит. Предположим, вы мужчина, а душа, которая решила с вами пообщаться принадлежала женщине, и она искренне считает, что живя в мужском теле, ты только мучаешься. Душа приложит все возможные усилия, чтобы уговорить тебя, обмануть, заставить прекратить это мучение, просто, отключить обогрев и замерзнуть. Это постоянная ментальная атака, одна душа уходит, появляется другая, которая считает, что мозоль на ноге -достаточная причина прекратить мучения в этом мире. Нужно оставить бренное тело и отправиться к горним вершинам. При чем все это они делают исключительно по "доброте душевной"!
  В общем, регулярно очередные церковники терпят бедствие. Они очень часто устраивают свои зимние станции "на авось" и им регулярно требуется помощь. Тем более, что часто проблемы создают собственные "слабые духом" члены зимовья, которых души соблазнили посмертным блаженством, и которые решили подарить его всем остальным членам экспедиции. Ситуация парадоксальная, и даже забавная. Можно было бы давно забросить эти зимовки, но церковники уже несколько десятилетий пытаются выяснить, кто из них "святее", кто несет истинное спасение, а не суррогат его. На станциях они защищены от воздействия душ, методики и правила защиты выработаны, но постоянно появляются лазейки, куда пробивается голос душ, случаются форс-мажорные ситуации и этих отцов церквей приходится спасать.
  Проблема в том, что жители этого мира не могут противостоять шепоту душ. Находясь на стоянке, можно создать контролируемые условия, когда общаться с ними безопасно. Но во время спасательной операции это невозможно - не приспособлены снегоходы для этого. Приходится, ради спасения церковников приглашать наемников, которые имеют иммунитет к ментальному воздействию. Приехать на зимовку, привезти им горючее, которое разлил самоубийца. Или доставить продукты. Или просто, погрузить их в медикаментозный сон и отвезти туда, куда души уже не добираются.
  При этом, у нас в гильдии, уже ходят анекдоты о святых отцах с этой планеты. Если души умерших даже вашей конфессии не хотят ничего конкретно говорить о том, "чей бог настоящий" - можно предположить, что все вы молитесь одному богу? Нет, во всякой прессе такие предположения регулярно мелькают - люди все-же не полные идиоты, однако церковники надеются найти доказательство, что их Бог - самый правильный.
  В общем, нужно отправиться в Белое Безмолвие, привезти на зимовку одной из церквей автопоезд с горючим. Там очередной соблазненный сжег склад с ГСМ. Сто пятьдесят очков. Три шестьсот золотых. Нормально, на мой взгляд? Нормально, подтвердил Череп. "Задание плевое. Тебе эти голоса - как комары. А мне интересно пообщаться будет. Я, таки тоже не совсем живой!"
  Тут я взвился. Что за херня, моего друга и наставника, Черепа, соблазняет общение с какими-то вшивыми душами! Нет, старик, я туда отправлюсь без тебя. И точка. А вдруг, для него их голос окажется слишком притягательным? Ведь никто не пытался привозить на встречу с этими душами лича? Чем это может кончится?
  Мы спорили с Черепом почти сутки. В итоге, пришли к решению, если я приду к выводу, что его эти души загипнотизировали, у меня есть кнопка-прерыватель, короткое заклинание. Которое отправляет Черепа в кому на сутки. Ну а там, если я был не прав, Череп сам принимает решение. Мне важно, чтобы он сделал это сам, а не под влиянием всяких внешних сущностей. Так и порешили. Я принял задание и отправился в мир Белого Безмолвия.
  Терминал находился недалеко от полярного материка. Холодно, мелкий, секущий дождь. И даже льдины в отдалении, в море. Дерьмовый прием! Плюс темно, не полярная ночь, но плотный облачный полог над головой. Мне это не сильно не понравилось. Мужик в форме начал мне объяснять, что нужно отвезти санный поезда на станцию святой Кристины, где произошла неприятность (он так и сказал - неприятность) один из послушников сжег склад ГСМ. Если я не привезу горючее туда погибнет много людей. Много очень важных людей. И очень влиятельные люди будут этим недовольны.
  Меня это нагнетание обстановки немного достало. Я попросил дать мне карту с маршрутом. Это лучше, чем слушать того истерика. Посмотрев на нее, прикинув погодную обстановку, пришел к выводу - я могу попытаться спасти станцию, но это очень маловероятно, о чем и сообщил им. После этого, мне дали другой маршрут, который был более реалистичен. В этот момент решил просвятить меня Череп: - "Здесь соперничают две группировки церковников. Ортодоксы и протестанты. Одни хотят спасти своих братьев, другим нужна смерть станции. Сложная ситуация учитывая то, что вторые сейчас в большинстве. Здесь, как не странно, нейтральная сторона военные. Апеллируй к ним."
  Воспользовавшись советом Черепа, я попросил связать меня с армией - я и сам армеец, мне удобнее работать с ними, а не с религиозными структурами. Церковники слегка посопротивлялись, но больше для вида. С военными процесс сразу приобрел конструктивный характер. Они показали мне, куда высадят меня вместе с грузом. Объяснили особенности маршрута и погодной обстановки в это время года. Предоставили файл, в котором были собраны все данные о Северном материке, все данные, предоставленные прежними экспедициями, которые преодолевали его в период Белого Безмолвия. Что было весьма ценно, я по неопытности мог накосячить. Сам-то спасусь, а вот задание могу завалить. Некий местный армейский или флотский начальник быстро ввел меня в курс дела:
  • Смотри. Мы на большой платформе отвезем тебя с твоим поездом вот сюда, - он показал точку на карте. - Здесь платформа сможет вылезти на лед, там мы сгружаем тебя, нам совсем не улыбается встретится с Белым господином, но он не любит Солнце, а здесь оно на несколько минут появляется из-за горизонта. Здесь наши техники собирают санный поезд, и ты стартуешь вот к этой точке. На ледовом щите все может поменяться в течении суток, но вот этот путь, по нашим данным, наиболее удобен, - офицер показал мне рекомендуемый маршрут. - Мы забили твой путь в автопилот, но не надейся на него, это только предположения и не более того. Путь выбирай сам, мы можем провести его, сами не зная этого, через торосы или расколы в ледовом панцире. Все возможно здесь. И, парень, опасайся этих духов. Они могут заморочить любого. Церковники - с ними все понятно, но потерять жизнь ради этого будет обидно. Постарайся не попадаться на их ловушки. Понял?
  • Так точно! - ответил я, приняв стойку "Смирно". Ему приятно, и мне приятно было сделать это - понравился мне этот офицер. Похож на кого-то из моих командиров, не могу понять, на кого.
  В общем, получив все необходимое для преодоления пути по ледяному щиту этого континента я засел в кабину головной машины поезда, знакомиться с техникой и средствами, которые помогут мне преодолеть этот путь. И спастись в случае неудачи. Нужно отдать должное, в кабине были припасы, сублимированные, и прочее, которые могли мне прожить до теплого сезона. Вероятность выжить была исчезающе малой, но она была.
  В непонятное время суток - полпятого пополудни, по моим часам, большая платформа военных, то ли антигравитационная, то ли на воздушной подушке прибыла к точке старта. Армейские техники и солдаты быстро занялись сборкой моего поезда, который я должен привезти на стоянку Церкви Винифрэя Творящего. На краю ледового плато было не слишком холодно, градусов 15-20, но резкий, с порывами ветер и испарения океана делали даже такую температуру непереносимой. Солдаты (или матросы) бегали в теплых парках, лицо закрывали маски из шерсти, на которых намерзали ледяные кристаллы. Быстро собрав мой поезд, они убрались внутрь транспортной платформы, а я, попрощавшись с офицерами, которые смотрели на меня как на смертника - хотя, с чего, здесь должно побывать много наших, залез в свой тракер, завел движок и повел поезд к нужной точке.
  Сначала я пару раз обернулся назад, посмотреть, как будут убираться с ледника военные. Они очень быстро собрались и заведя свои двигатели, подняв массу снежинок и водяных капель, которые тоже превращались в снежинки или льдинки, и в этой мареве платформа уползла в сторону более благоприятного для жизни берега. А я завел движок своего транспорта и, вбив в автопилот маршрут отправился покорять Белое безмолвие.
  Нулевая видимость, метель, и я пру на машине в три тысячи лошадиных сил куда-то вперед. Смотреть в окна бессмысленно, не видно даже капота машины. Магическое зрение тоже ничего не дает - какие-то засветки на горизонте. Остается сидеть в кресле и слушать в наушниках "Повествование о восемнадцатом легионе", глядя в экран, где умная электроника демонстрировала смоделированное изображение предстоящего пути. Вроде, я уже и отучился, но не могу никак переключиться на "развлекаволо". Слушаю полезную аудиокнигу. Как был заточен на обучающую литературу - так и продолжаю. Скучно мне слушать и смотреть комические шоу. И большинство фильмов тоже. Я заражен культом полезности, не могу просто развлекаться. Пока не научился.
  • Ну так и не научишься! - рядом, на кресле появился бледный образ девушки, в платье, подвенечном, что ли?
  • Ну да, подвенечное платье - то, что каждая девушка хочет оставить с собой. Даже умерев. Но ты не бойся, я не обижу тебя, не причиню вреда!
  • Извини, но ситуация немного другая. Это я не буду причинять тебе вреда.
  • Почему ты думаешь, что можешь причинить вред душе, покинувшей тело! Нам ничто мирское не причинит никакого вреда!
  • Разочарую. Некоторые ментальные заклинания очень болезненны. Свет, он вообще противопоказан вам. Он может просто сжечь призраки. Ну и другие заклинания. Можно вас захватить и встроить в артефакт, можно многое сделать с душами. Ну что, кто из нас опасен другому? - моя собеседница задумалась.
  • И ты правда все это умеешь?
  • Нет, не все, конечно, - улыбнулся я, - я вовсе не столь грозный и умелый маг. А вот мертвый маг, который живет в этой подвеске, - я показал на филактерию Черепа, - умеет очень многое. И потихоньку учит меня.
  • А что он сидит в этой подвеске? Почему не выберется и не поболтает?
  • Потому, что хочу снова возродится, не проходя через перерождение! - мысленно ответил Череп, но мертвая дама тоже его услышала.
  • А что и так можно?
  • Можно.
  • А мне можно?
  • А тебе уже поздно. К этому нужно готовиться еще при жизни.
  • Облом! Всегда так - одним все, а другим - ничего.
  Душа расстроилась и замолчала. Некоторое время молчали и мы, но потом я спросил Черепа:
  • А действительно, что можно сделать с душой? Просто, для общего развития, не имея в виду эту даму.
  • Многое. Самое неприятное - поглотить ее. Заставить ее работать на тебя в качестве батарейки. Что делают с душами некоторые темные божества и демоны. Настоящие демоны, а не такие, как вы, - сказал он, имея в виду нас, хаоситов.
  • А уничтожить душу можно?
  • Можно. Можно все, если хорошо постараться. Но это один из запретов, запретов первого уровня. Душа - творения Создателя, даже самые могучие боги и архидемоны не пойдут на его нарушение. Не ты сотворил - не тебе и уничтожать. Судьбе нарушившего этот запрет не позавидуешь. Одна техномагическая цивилизация, излишне возгордившись и достигнув невероятного могущества создала реактор, в котором горели души "низших существ". Горели, как дрова в костре, испытывая невероятные муки. И выдавая огромное количество энергии. Эти твари решили, что имеют право делать все и что им за это ничего не будет. В общем, продолжалось это очень недолго. Несмотря на то, что представители этой цивилизации достигли абсолютного бессмертия, которым не могут похвастаться даже боги, одномоментно все, даже косвенно причастные к такому злодеянию исчезли из Поливерсума. И все, действительно могущественные сущности, обитающие во множественности миров, одновременно ощутили одну мысль - так поступать нельзя. И на миг ощутили отзвук той боли, что испытывают нарушители запрета. И испытывать будут вечно. Непричастные представители той цивиллизации прячутся по самым глубоким дырам Поливерсума, боясь даже нос из них высунуть. Кроме того, они не могут приблизится друг к другу, чем они ближе, тем большую боль испытывают. Откровенно говоря, не уверен, что они еще существуют.
  • Но ведь они абсолютно бессмертны? - спросила дама.
  • Это не значит, что они не могли покончить с собой. Иначе это уже не благо, а наказание...
  • А что случилось с душами, которые горели в том реакторе?
  • Говорят, что они получили такие повреждения, что только Создатель мог их восстановить. Он изъял их, излечил и стер память об этом. Но эти души имеют одну особенность - они органически неспособны причинить кому-либо боль. Ну а те, кто пытаются причинить боль им... кончают очень плохо и быстро. Но это бывает редко, даже у законченных злодеев рука на них не поднимается.
  • А ты сам встречал этих существ?
  • Нет. Их очень мало, а Поливерсум - бесконечен.
  • Страшная сказка! - заявила дама.
  • Ну почему, вырвалось у меня, эту часть истории я тоже слышал. А мы мало того, что из разных миров, нас с Черепом разделяет прорва времени. - заметил я.
  • Но почему я ничего подобного не слышала?
  • Видишь ли... а тебе доводилось слышать о демонах Хаоса?
  • Нет, вроде.
  • А меж тем ты сейчас общаешься с одним из них.
  • Пурга все это! Я общаюсь с одним глупым молодым человеком, который пытается мне задурить голову!
  • Череп, что делать с такой непроходимой, э, наивностью? - спросил я своего наставника.
  • Плюнь, оно тебе нужно? Что-то доказывать душе, которая все равно через месяц, максимум пойдет на перерождение? - действительно, к чему мне это?
  • Ладно, ладно, лучше ответьте - а зачем вы здесь?
  • Видишь, я веду тракер, который везет несколько десятков тонн горючего в одну из разбросанных по этому негостеприимному месту зимовку каких-то местных сектантов.
  • А! Я знаю таких. А зачем им горючее?
  • Кто-то из них, пообщался с одной из душ, сошел с ума и сжег склад горючего.
  • А зачем они здесь зимуют?
  • Я бы сказал, они нарываются на неприятности и регулярно получают их по полной.
  • Нет, это понятно, но для чего они все это делают?
  • Странный вопрос. Вроде ты уроженца этого мира и должна лучше знать, для чего сектанты лезут сюда.
  • Но я ведь при жизни не общалась с сектантами!
  • В общем эти божьи люди молятся разным богам и хотят, общаясь с душами, получить от них доказательства того, что именно их бог наиболее правильный.
  • Ах вот оно что! А мы-то откуда должны это знать?
  • Вот пристала! Вы же как бы уже умерли, перешли порог грешной жизни, должны это знать! Это не я так думаю - это они так решили почему-то.
  • Странные люди. Если я умерла - я что получила доступ к каким-то дополнительным знаниям? Нет, я, конечно, могу пообщаться с другими душами, хоть с президентом - но и они этого не знают.
  • Меня не нужно убеждать. Я такими иллюзиями не страдаю. Я вообще сейчас простой шофер - мне заплатили деньги, я везу горючку этим чудакам.
  • А почему ты взялся за такое дело? И почему не боишься меня, все живые, которых я видела здесь - боятся до усрачки! - дама, судя по лексикону, была не из благородных!
  • Видишь ли, я наемник. И извини, из таких мест, где обычные души умерших - одно из самых безобидных явлений.
  • А откуда ты?
  • Я же уже говорил? Из Хаоса.
  • Стоп! Я не понимаю, что из самого того Хаоса?
  • Ну я не знаю, что такое "тот самый Хаос", я из обычного, того, что противоположность Порядку.
  • То есть по поводу демона Хаоса - это не прикол был?
  • Знаешь, я вообще не из приколистов. Да и ты уже не совсем живая женщина, которой могут навешать лапши на уши. Сама видеть должна. Что-что, а ложь и правду различать должна.
  • И точно! Но тут, совсем вы меня заболтали, я и забыла обо всем! - она наконец замолчала. Но ненадолго.
  • А старик из побрякушки что молчит все?
  • Не знаю. Боюсь, он сейчас несколько разочарован.
  • Не разочарован я вовсе. Я тоже сейчас беседую. Но это разговор не для ваших ушей!
  • А почему не для наших! - дама аж взвилась в воздух и потеряла форму от возмущения, превратившись просто в клок тумана под потолком кабины.
  • Понимаете, девушка, я общаюсь сейчас с тем, кого у вас принято называть Большим Белым Безмолвным Господином. БББГ, так сказать, придумали же название...
  • Ой! - пискнула душа и стекла под сиденье. Как будто оно даст ей дополнительную защиту от местного смотрителя царства мертвых. Дама, видимо испугалась и потихоньку покинула нас. Не прощаясь.
  Спустя где-то час мне надоело слушать про подвиги "восемнадцатого легиона" и спросил Черепа:
  • Могу отвлечь от беседы?
  • Можешь, тем более что я уже закончил.
  • И как пообщался?
  • Нормально, ничего нового не узнал, так, подтвердил некоторые малозначащие умозаключения.
  • И ради этого ты так настойчиво рвался сюда?
  • Нет. Скажем так, решил развеяться. Говоря откровенно, мне тот госпиталь успел изрядно поднадоесть. Зато подтянул в магии тебя. Вообще, по целительству ты вполне тянешь, пожалуй, на бакалавра. А то и на магистра, если брать прикладные аспекты полевого, травмы и ожогового разделов. Для любого отряда - ценное приобретение. А в целом... - я подождал, но пауза затянулась.
  • Ну, продолжай!
  • Неплохой боевик. При чем, практически универсал, от меча, до энергетического оружия. Много накатал опыта вождения разной техники. Минус - авиация и аэрокосмические аппараты. В целом, летная практика. Но не будешь дурить, еще будут случаи и в этом разобраться. Пока весьма посредственный маг поддержки, мы этим с тобой очень мало занимались. Слегка усилить своих бойцов сможешь. Как боевой маг, тоже слаб. Но тем не менее, твой легат должен ждать тебя с нетерпением. Даже удивлен, что он не пришел в госпиталь и не разнес его, требуя отдать тебя скорее ему.
  • Ну ты как-то меня слишком радужно описал.
  • Да нет. Я как раз тебя весьма объективно оцениваю.
  • Значит, далее, полагаю, нужно боевку осваивать или поддержку.
  • Именно. Выбирай, что больше по душе. Я, пожалуй, после этой миссии отправлюсь, на Ирм или в твою избушку, на Фрактальном лесе. И там пригляд и там глаз нужен. Или Синего проведаю, он помню, на 70% свою станцию уже запустил, во всю торгует, принимает корабли, ремонтирует. Скажу честно - интересно посмотреть. Как-то при жизни на космических станциях не бывал. Наша цивилизация немного в ином ключе развивалась.
  • Мне тоже интересно, но я сначала хочу тысячу очков набить - затянул с этим делом. Резво начал, а потом затормозился. Интересно посмотреть на жизнь в легионе, как-то я мало служил в серьезных структурах, только редкие практики, а это не совсем то.
  • Еще надоест.
  • Но я ведь не подписываю контракт на двести лет!
  • А вдруг потребуют?
  • Нет, на такое не пойду. Максимум на два года. Ну на пять! Не более.
  • А что, планы есть?
  • Знаешь, пока нет, но есть ощущение, что в наемниках я не навсегда. Тупо зарабатывать на жизнь продавая свой меч - это тоже не совсем мое. Нужна цель, нужно ее искать, для этого нужно иметь определенное свободное время.
  • Могу, предложить цель. Помоги старику. Вернее, двум старикам.
  • То есть?
  • Не помню говорил тебе я, но Сиро точно - надоело быть личами нам. Ему вообще невмоготу, да и мне - иметь массу знаний, но почти ничего не мочь... это знаешь тяжело. Но и на перерождение я не готов идти. Хотим новую жизнь, желательно расы подолговечнее. А уж сделать наши жизни ну очень продолжительными - я смогу.
  • Блин, а ведь придется с богами связываться!
  • Не без этого, это их уровень.
  • Но, с другой стороны, вы для меня столько сделали. Буду искать возможность. Не вляпываться в это дело с макушкой только, знаешь, я как-то не очень с богами. Не доверяю им.
  • Да я сам тоже, тем более что маги, в некотором роде, противники богов и их конкуренты. Многие из нас в конце концов тоже добивались божественности. Так-то!
  • Хочешь подастся?
  • Пока - хочу новое тело! А там посмотрим.
  • Ладно, договорились!
  Замолчали, каждый думая о своем. Задачку мне подкинул Череп знатную. Даже если я пойду в услужение какому-либо из божеств, стану паладином, очень маловероятно, что он сделает мне такой подарок. Нужно очень извернуться, сделать для бога что-то из ряда вон, чтобы он подарил вторую жизнь наставникам. Что сделать - даже не представляю. Надеюсь, Череп подкинет идеи. А пока нужно наращивать личную силу и личное состояние. Как говориться, все в дом и все в рост. Станция Синего - очень к месту, поселение на Ирме - тоже. Сироты пока сплошной убыток, но и их можно будет использовать, старшие уже через несколько лет станут вполне взрослыми людьми, лично преданными и обязанными мне. Буду предлагать им вассалитет. Именно, предлагать, не навязывать. Будет у меня личная армия. Найду и этой силе применение. Как-то так, пока.
  Спустя часов десять после старта метель утихло, разметало тучи, температура за бортом упала до -48 градусов. На небе сияли звезды, и так здесь будет еще полгода, длинная ночь, очень длинная. Холод, до минус девяносто кое где. По курсанству мне приходилось бывать в подобных местах. Жить здесь тяжело, без специальной техники - невозможно. Просто так залезть на зимовку, пообщаться по душам с душами умерших, которые норовят тебя свести с ума ненароком. Нужно быть конченным идиотом или глубоко верующим человеком. Но мне кажется, что глубоко верующие люди не занимаются поиском доказательств истинности своей веры. Так что, нужно быть идиотом. Хотя, есть еще ученые, но это другого рода люди, у них совсем иная идея. Достойная много большего уважения.
  • Кстати, Череп, а что давешняя дама не пыталась меня с ума свести?
  • А души вообще не стремятся кого-либо с ума свести. Но дама на тебя в начале пыталась воздействовать. Это просто ты такой толстокожий. Как слон, такие тонкие воздействия даже не ощущаешь.
  • Но мне же говорили, что они, из сострадания к мучащемуся человеку толкают его к смерти, чтобы он тоже поскорее на перерождение пошел.
  • Тебе довольно однобоко это объясняли. Отчасти, этот мотив присутствует, но в основном, обычному человеку просто вредно общаться с душами умерших. Психика выходит из баланса.
  • Тогда - дважды идиоты!
  • Кто, церковники?
  • Да!
  • А ты только сейчас это заметил? К сожалению, на этой планете - да. А в целом, среди них аномально большой процент очень порядочных людей. Но им сильно портит имидж небольшое количество, примесь, беспринципных и абсолютно неверующих людей, которые увидели в церкви способ удовлетворения своих страстей и пороков. Их мало, но они очень заметны. Именно встреча с несколькими такими выбила из меня религиозность, абсолютно.
  • Расскажешь?
  • Не хочется. Ничего интересного в этом нет. Скучаешь?
  • Да, говоря откровенно.
  • Ну послушай свою книгу.
  • Нет, уже могу. Слишком много однообразной информации. При чем, как я вдруг понял - абсолютно ненужной. Практической пользы - ноль, а знать славный путь восемнадцатого легиона, который очень глупо, в итоге, попался в ловушку варваров - зачем? Тут, пожалуй, лучше было взять критический разбор операций, где они участвовали.
  • Даже удивлен. Для того, чтобы понять это тебе хватило всего десятка часов прослушивания этой мути.
  • Ну подсказал бы раньше!
  • Э нет, до этого должен дойти сам. Иначе никакого урока не будет. Зато дальше ты будешь более критично подходить к выбору книг.
  • Глубоко копаешь!
  • Ну так кто из нас мудрец?
  • А раз мудрец... знаешь, что у меня случилось около года назад?
  • Полагаю, многое.
  • Да. Так вот, тогда кто-то, после моего первого найма, принес какую-то легальную дурь - галлюциноген. Расслабиться после длительного напряжения.
  • И, я должен догадываться, что случилось у тебя? Ты наконец девственность потерял?
  • Нет не настолько! - улыбнулся я. Череп давно подкалывает меня шуточками на эту тему. - В общем, я неожиданно в этом состоянии применил магию. Даже не представляю, как, на суть в том, что я своему наставнику из наемников, Манко, хромую ногу поправил.
  • Ну обычное целительство, об этом хотел рассказать?
  • Не совсем. Дело в том, что у него после этого два комплекта воспоминаний о дне, когда ему эту ногу повредили. Один, он отбивает удар по колену, второй - когда ему это колено повреждают. И еще, тем-же воздействием я огонь в очаге этой таверны, превратил в груду золота.
  • Вероятности?
  • Мне сказали, что да.
  • А ты понимаешь, что это означает?
  • В том-то и дело. Магия Хаоса.
  • Тут я тебе не учитель. Нет у меня такого в арсенале. Нет этой способности. Ищи среди своих.
  • Ты меня не понял. Ты четвертый, который вообще знает, что я оказался способен к ней. Эта способность слишком... опасна.
  • Чем, объясни?
  • Знаешь, что такое - аристократия Хаоса?
  • Очень приблизительно. Не интересовался.
  • Несколько десятков семей. Может, пара сотен. Их отличают от прочих дворян одно - владение магией Хаоса. Естественно, не все аристократы ей владеют, но все, кто владеет - очень быстро становится аристократом.
  • И чем тебе это грозит?
  • Во-первых, начнется охота за владеющим. Дома захотят заполучить его к себе, пуще - не дать заполучить его конкурентам. Во-вторых, ты сам захочешь побыстрее войти в один из домов - чтобы перестать быть дичью. В-третьих, на тебя сваливается две обязанности, как только ты становишься представителем одного из родов. Догадаешься?
  • Бык производитель?
  • Да! Знаешь, я не хочу, чтобы меня перекроили насильственно, пробудив во мне, этого быка. Мне говорили, что это может оставить в душе очень неприятные зарубки. Станешь некрофилом или полюбишь спать с детьми. В общем, не хочу даже думать об этом. Но есть и второе. Тебя начинают учить магии Хаоса.
  • И что в этом?
  • Не знаю, чем объяснить это. Может причина в том, что у нас изначальное сродство с Хаосом. Постигая эту магию ты постепенно превращаешься в совсем иное существо. Разные расы Поливерсума сильно отличаются друг от друга. Но истинный аристократ Хаоса разительно отличается от всех них. Даже Синий ближе к любой из них, чем они. У него абсолютно иное мышление. Есть семьи, для которых естественно существование в одиннацатимерном мире, в нашем присутствуют только их частичные проявления. Другие, по мышлению гораздо ближе к крайне негуманоидным расам. Разумным растениям, иерархическим насекомым, энергетическим существам. Они загадка даже для истинных архидемонов и головная боль богов. Для них математическая абстракция ближе обычных чувств. И они - самые большие и страшные пушки Короны. Их мощь невообразима, их разум непостижим. Я пока не готов к такой судьбе. Может через пару тысяч лет, если протяну...
  • Кажется, я понял тебя. Да есть знания, которые очень меняют нас. Слышал я о таких существах, которые могли выти на бой против армии богов и одним движением сделать их "никогда не бывшими". Мы сталкивались с одной техномагической расой, которая своим самым великим умам меняла подсознание для того, чтобы их интуитивные реакции и решения диктовались передовыми научными теориями. Если ты занимаешься высшей физикой или математикой интуитивные решения обычного человека становятся априори неверными. Чтобы двигать науку, нужно отказаться от человечности. Их квантовая теория взаимосвязи сущего, я пытался вникнуть в нее. Без ложной скромности, я один из лучших умов столетия своего мира в магии. Частично ч понял эту теорию, в допущениях и аксиомах. Но решать задачи искать кванты связанности - это не для меня. Верным было решение, всегда противоречащее обычной логике. Если углубляешься в систему решения уравнения, понимаешь, что все верно, но интуиция всегда против этого решения! Им действительно приходилось перестраивать психику своих ученых. Да....
  • И что с ними произошло далее? Так, интересно.
  • Цивилизация в какой-то момент слилась в единый сверхразум, присоединив к себе вычислительные мощности своих логических машин. А потом инкапсулировалась, превратившись для стороннего наблюдателя в исчезающе малый объект, обладающий энергией, превосходящей на пару порядков нормальную вселенную. У них там идут какие-то свои процессы, а может они достигли предела и застыли на вершине могущества. Или вымерли. Но всех пугает, что мы увидим, если они решат выйти в мир.
  • Если они выйдут - пригласите самого безумного аристократа Хаоса. Он или договориться с ними, или превратит в удобный кисет для нюхательного табака.
  • Ладно, что думаешь делать ты?
  • Ну, во-первых, никаких наркотиков, и алкоголь - очень умеренно.
  • Разумно.
  • Во-вторых, - никакой магии Хаоса. Забыть о ней!
  • Не выйдет. Подобные прорывы - знак. Ты прирожденный маг этой стихии. Рано или поздно, она тебя настигнет. Смирись, тебе придется стать магом Хаоса. И лучше научиться контролировать это, чем магия начнет контролировать тебя. Все, что ты рассказываешь о ваших магах - первый признак того, что магия поглотила человека. Но он должен управлять ей, а она им. И невероятная мощь, и их странности - признаки того, что их поглотила стихия. Поверь, я знаю о чем говорю, у прирожденных магов всех стихий есть такие проблемы. Хаос, согласен, самый опасный вариант, но и другие немногим приятнее.
  • И что. Придется ее как-то постигать?
  • Да, но очень осторожно. Поищи старую литературу об этом, но ищи не у себя, а на периферии. И создай для этого прокладку, некого старого чудака, который, не имея магических способностей, просто коллекционирует книги об этом. Найди библиофила, проведем с ним несколько тонких манипуляций, он загорится поиском и коллекционированием такой литературы. А ты, на правах друга, отчасти спонсора и помощника, будешь знакомиться с его коллекцией. В старых трактатах много мути, но и очень много ценных крупиц истины. Постепенно, мы вместе с тобой будем строить мага Хаоса, нормально, человека.
  • Но-но, я не человек!
  • Ах да, вы там от эльфов идете, кажется. Но вот мама твоя кто? Кажется, презренная человечка? - тоже наш прикол. Среди моих сверстников существует резкое отрицание, что хаоситы - это никак не люди, эльфы, гномы, негры или другие расы. Это такой отдельный вид. Хотя у всех в предках - полный интернационал. Хорошо еще, не зоопарк. Ведь есть и удачные опыты с животными. Когда удавалось добиться, хотя нет, я не готов об этом размышлять. В общем, у некоторых в предках вполне могут быть, к примеру волки или пантеры.
  • Ладно. Понятно. Не скажу, что меня это не пугает.
  • А кому сейчас легко? Но ты задал мне работы! Интересной работы. Я не зря обратил внимание на тебя, парень! Ты полон сюрпризов.
  • Я такой. Что-то устал. Но зато выговорился.
  • Не грусти, все будет пучком! Пока ничего страшного не случилось. И, если будем думать, а не трясти, ничего не случится. Кстати, судя по моему чувству времени, мы уже должны прибыть!
  • Нет, но еще минут пятнадцать. Интересная поездка получилась.
  Добравшись до зимовья Церкви Винифрэя Творящего, я оделся в специальную зимнюю одежду, не слишком тяжелую - слава технологиям! Но легко выдерживающую минус 63 градуса. Бодрящий морозец, по местным меркам. Оглядел глубоко ушедший в слежавшийся снег комплекс зданий, запорошенный прошедшими метелями угли, на месте склада ГСМ. Даже не угли, так, копоть, какие-то несгоревшие, но закопченные останки, длинный след копоти на снегу. Хорошо здесь горело, проплавило аж до ледового щита. Вызвал по рации вызвал по рации преподобного Раци. Интересно, кому он пре-подобен? Хотя, это не мое дело. Церковники, опасаясь душ или просто ленясь сообщили, куда подогнать мой груз и к какому узлу подключить шланг из цистерны. Я все сделал, размялся. После спросил, пустят меня на отдых, на что Раци ответил, что это возможно, но только после того, как я повторю символ веры и трижды поклянусь, отвергнуть ложных богов и всем сердцем приму Винифрэя Творящего. Выполнять эти действия мне не хотелось: лень и неверие в этого Творящего. В Создателя я и так верю, но принимать за него иллюзию этих сектантов? Увольте! Самое смешное, что у них не было, собственно, бога. Они молились, но не было адресата, не было бога, которые принимал их энергию веры. Не было существа, которое оберегало бы их, помогало им в ответ на молитвы. Самая нелепая вера, которую я знаю! И это предлагается мне? Я поблагодарил их и пошел отдыхать в свой тракер. Там разложил кресло, перекусил и заснул. Все-таки шестнадцать часов за рулем - много.
  Условным утром, я встал, сходил, до ветру, организм, понимая, что его ожидает, не производил "твердых отходов". Но даже... - незабываемые ощущения. Температура опустилась до минус семидесяти двух, нет, наши курсантские комбезы для таких условий гораздо удобнее! Да и заточены до минус 130 градусов.
  Сев за руль, я снова вызвал сектантов, спросил, как поступает топливо. Они ответили, "все прекрасно, вали отсель, безбожник"! И я свалил. Оставив санный поезд, я решил выжать из своего тракера все возможное. Ведь три тысячи лошадей! Нет, это конечно не скоростной болид, но летать с откосов он способен. Я разгонялся, взлетал на заструг и потом пролетал несколько метров по воздуху в тяжелой машине, весом в пару десятков тонн! Развлечение, но довольно опасное - если что, то только браслет эвакуации меня спасет. В общем, подурачившись, я встал на курс и отправился обратно к побережью. Там придется оставить эту мощную машину ждать нового пилота и отправится в более приятные места на небольшом судне на воздушной подушке, которое отправят за мной. Видимо вчера я перегрузил мозг серьезными беседами и аудиокнигой. Сегодня хотелось другого, я включил музыку и стал наслаждаться поездкой, хоть и темно, но снежную равнину освещают звезды и спутник планеты вносит свою лепту.
  • Что, покидаете нас? - Спросил меня господин в некой официальной одежде и даже с призрачной тростью в призрачных руках!
  • Да. Холодно здесь. Да и вообще, пора, миров много, не стоит задерживаться в одном из них.
  • А не кажется ли вам, молодой человек, что жизнь вы ведете пустую и абсолютно бессмысленную?
  • Почему вы вдруг решили так?
  • Но я же опытный человек! Я же все вижу! Взялись за бессмысленную работу - отвезти пару бочек мазута сектантам! За несколько монет! А что вас ждет дома? Семья есть?
  • Нет.
  • Даже семьи нет! Выпивка, грязные подружки для быстрого секса, карты, драки, наркотики!
  • Вы странно представляете себе мою жизнь.
  • Просто я опытный человек, в прошлом человек. Я знаю жизнь. Я вижу вас насквозь!
  • Приглядитесь. Что вы видите?
  • Да зачем мне это? Я все и так знаю!
  • Так ли знаете? - я поставил самую примитивную ловушку для призраков, полагаю, что и на неприкаянную душу она сгодится - световая сфера, не видная обычным зрением, находясь в ее центре призрак не испытывает никаких неудобств, но удаляясь от центра, начинает испытывать неудобство. Думаю, с душой все будет также. Беспокоить задумавшегося о чем-то Черепа мне не хотелось, посмотрим, сработает ли моя задумка. Да и не сработает, я не хочу ловить и подчинять себе душу этого господина - просто, проверить свою задумку, и слегка наказать этого... мертвого господина.
  • Да зачем мне это? Всматриваться, еще не хватало! - душа начала испытывать некое беспокойство. Не знаю, почему, может я просто неправильно реагирую на него?
  • Ну не хотите... Тогда не смею вас задерживать.
  • А вот этого не надо! Захотел - пришел сюда, и уйду только когда захочу! Вы слишком молоды, чтобы так нагло выпроваживать меня!
  • Знаете. Вы ничуть не мешаете мне. Говоря откровенно, я планировал заняться медитацией, мой наставник считает, что мне стоит побольше уделять времени этому занятию. - После этой фразы я прикрыл глаза и расслабился в кресле тракера.
  • Я не понял, я здесь разоряюсь, учу вас жизни, а вы "медитировать" изволите?
  • Да. Мне нужно поднимать свои компетенции в магии, а без медитавных практик, это сложно. Наставник показал мне плетение, которое может поднять на некоторое время ловкость и концентрацию моих бойцов. Очень полезное умение для младшего командира или просто мага поддержки. Теперь нужно им овладеть в совершенстве. Поэтому нужно заниматься.
  • Да что это такое! Вы понимаете - я мертв! Я душа! Я - напоминание вам, о тщете всего суетного и мирского!
  • Мой наставник тоже мертв. Только он не просто душа, а лич.
  • А что такое этот ваш лич?
  • Мертвый маг. Если бы был некросом - был бы магом ужасающей силы. Но он специализировался в других областях магии, поэтому не слишком силен в этом состоянии.
  • Вы, молодой человек, совсем мозги пропили. Или прокурили. Магии - нет, и ваш наставник - это видение, наркотический бред.
  • Магии не существует? Ну так попробуйте покинуть кабину тракера!
  • Да хоть... что это, почему жжется? Что за шутки!
  • Простая ловушка для духов. И вы в нее попали. Теперь я подумаю, куда вас применить. В оружие не применишь, слишком слабая энергетика. Зарядить вами щетку для одежды? Или мочалку?
  Дух вдруг понял, что я поймал его впал в истерику:
  • Господин! Господин! Так не должно быть! Меня поймали, я не могу выбраться отсюда! Эта преграда жжется! Мой господин, здесь злодей, мерзавец, наркоман, он как-то меня поймал, так ведь нельзя, я умер!
  В голове у меня раздался звук, как некто огромный облизал губы,
  • Нельзя. Я не дам поймать эту душу. Я хозяин здесь, понял?
  • Я не хочу его ловить. Сам пришел, сам начал меня оскорблять.
  • Забавно. Я просмотрел ситуацию. Даже после смерти умудриться портить карму. Уникум.
  • Я отпускаю его?
  • Хочешь - можешь позабавиться с этой букашкой. Но - не вредить ему! Мой закон!
  • Я принимаю твой закон. Ты - хозяин этих мест.
  • Хорошо. Играй.
  Я посмотрел на господина с тростью. Форму он уже потерял, белесым облачком метался по сфере света, обжигаясь о ее края, не имея возможность покинуть сферу. При чем, ловушка-то совершенно безобидная, преодолеть небольшую зону жжения, вызванную ультрафиолетом, и все - ты свободен! Тут подал голос Череп:
  • Ну и что? Поймал мелкую душонку, что будешь с ней делать, ведь хозяин этих мест тебе разрешил поиграть?
  • А, знаешь, ничего не хочется. Играть с ним... нет, как-то не хочется. Он разозлил меня сначала, а теперь, ну что, жалкое создание, он даже не попытался понять меня. Выстроил понятную себе схему и начал меня поучать. И кого - МЕНЯ! Великого и ужасного! Который хорошо усвоил, что он знает, что ничего...
  • Ладно, не юродствуй, все ясно. Делать то, что будешь?
  • Все говорит, что нужно его просто отпустить. НО вопрос такой не спроста. Что порекомендуешь, о великий и могучий Череп?
  • Не! В общем, веди себя нормально. Тоже не вижу смысла держать его в ловушке. Тем более, в такой бездарной. Фонит, как дровяная печь. Отпускай его.
  • Вали отсюда, засранец! - я развеял ловушку и душа покинула нас. Разозлило меня это, но ведь реально, не будешь карать душу, которая и так вскоре пойдет на перерождение? Может в следующий раз станет более приличной. И все-же, я не до конца понимаю этот принцип метемпсихоза. Ведь всякий раз они забывают все, что получили ранее?
  • ТЫ ПРОСТО ПОКА СЛИШКОМ МАЛЕНЬКИЙ И ГЛУПЫЙ! - Господин этого места решил подать голос и сделать это в манере моих учителей. На самом деле, это было почти страшно. Все окружающее пространство заявляет тебе - ты пока щенок. Но не писайся, никто наказывать тебя не будет. - ВЫРАСТЕШЬ, ПОЙМЕШЬ, КАК НУЖНО ВОСПИТЫВАТЬ ДУШИ! ВОТ ПОПРОШУ ТЕБЯ У ТВОЕГО УЧИТЕЛЯ НА ПАРУ сотен ЛЕТ, ПОМОЩНИКОМ! КХА-ХА-ХА! Будешь знать, как рассуждать о том, чего не понимаешь.
  После этого я полчаса, или больше, мчался вперед, стремясь побыстрее покинуть зоны влияния Большого ББГ. Ну его на фиг! Безмолный! Вдруг реально попросит меня в помощники у Черепа, а эти старики всегда могут договориться.
  Нет, мчался я не потому, что боялся договора Черепа с Господином. Просто мощь Большого Белого Безмолвного (вот это не понятно, говорит, вполне себе!) Господина меня немного привела в странное состояние духа. С одной стороны уважение, даже трепет, с другой - желание превзойти, стать сильнее. Попробовать свои силы в борьбе с ним. И ощущение, что этот Господин ощутил это мое чувство.
  Я становлюсь маньяком мощи. И кинул мне в ответ образ, что под его началом я смогу стать погонщиком душ. Магом, с уклоном в ментал, внушающим трепет. Нет, Череп, не отдавай меня ему! Я ведь имею сродство с Хаосом! Белый Господин уловил эту мысль, и резко оборвал связь. Хаос ему не близок, и иметь такого помощника он не желает. Прекрасно!
  • Ну что, обоссался, Вик?
  • Почему сразу обоссался? Нет, просто не хочется к этому в помощники. Эти души, с одной стороны, слишком высокомерны, ч другой - слишком слабы. Стать их погонщиком, не слишком достойное дело.
  • Это ты правильно подумал. Души ущербны. Они потеряли свою земную оболочку и страдают об этом. Или поэтому, не понял еще, как сейчас правильно говорить. Но сами не понимают этого. В общем, иметь дело с ними не стоит. Это как стать самым сильным в детском саду. Вокруг тебя карапузы, а ты взрослый мужик. Ладно, не тормози, поехали дальше.
  Я сам не заметил, как остановил свой тракер. Пришлось его заводить, движок не успел остыть и быстро схватился. До побережья осталось пару десятков километров, с каждым километром давление на мозг Белого Господина уменьшалось. Странное место. Хорошо, что я покидаю его. И вряд ли я вернусь сюда. Нет, я могу представить себе, что в крайнем случае, снова приеду сюда, но это будет в самом крайнем случае.
  Через три часа я прибыл на точку у побережья, где меня должны были встретить местные. Их, собака два нога, не было на месте! Я вызвал по радио центр, и мене пришлось доказывать, что я - это я. Живой. Сначала мне не поверили, потом начали объяснять, что на ледяном плато засекли электромагнитную активность, после которой люди обычно не выживают. Я выжил, сообщил я им. И вообще, вся миссия прошла идеально - привез горючее, вернулся, никого не встречал, ничего не слышал и не знаю. Обычная поездка. Спасибо, что так дорого ее оценили, если будет нужно еще - я готов. НО это так скучно, это такая морока, да еще и видел какие-то странные облачка, которые мне что-то шептали! Так что лучше денег бы добавить!
  В общем, в центре поняли, что обычный наемник, нормально скатался к этим клятым церковникам, отвез горючку, вернулся назад и набивает себе цену. Пообещали, что через несколько часов пришлют платформу. Часов шесть-восемь, как погода будет.
  • Забери тракер. - подал голос. Хотя как подал голос? Просто проявился в моем мозгу голос Черепа.
  • Зачем? Придется ругаться с местными, требовать, чтобы его на платформе закрепили.
  • Эта машинка прошла через воздействие очень мощного местного духа. Наверняка приобрела особые свойства. Какие - не знаю, но лучше это иметь у себя, чем оставить невежественным, аборигенам.
  • Невежественным? Да они вполне цивилизованны! - я уже понял, что тракер нужно забрать с собой. Просто капризничал. Даже если он не получил "чудесных" свойств от Белого Господина - машина хорошая. Как минимум, впитала немного от меня. Частичку моего духа. Вообще, мне кажется, что те машины, которыми я долго управлял, стоит забирать с собой. Не стоит разбрасываться этим. Даже дубина впитывает в себя часть своего владельца. А что говорить о сложных машинах?
  • Неважно. Ты меня понял.
  • Понял. Буду забирать. Стоить мне это будет!
  • Оставь, да не так уж и много. А может пригодится.
  • Может.
  Я завалился спать, здесь, на побережье души уже не должны появляться. Хотя мне они по барабану. Если уж сам БББГ меня не "съел"!
  Спустя часов десять появилась малая платформа, куда я загнал свой тракер, матросы пытались ругаться - они совсем не хотели грузить мой транспорт, но я расстался с несколькими золотыми, и они успокоились. На большой земле мне пришлось заплатить за него, руководство не хотело расставаться с казенным имуществом. Пришлось слегка коррумпировать местное начальство. И это не все, пришлось расстаться с небольшой суммой уже на портале, чтобы позволили его отогнать на Ирм.
  Прибыв туда, загнал надоевший мне тракер в один из ангаров. Мое поместье разрасталось, можно подумать о приобретении у правительства дополнительной земли. Тем более, что населения пока здесь немного. Череп, к моему удивлению, в качестве средства передвижения выбрал одного из пауков. Я, даже не ожидал, что они оставят часть своего рода здесь. Думал, все переместятся на станцию Синего. Но нет, пауки вписались в местный обиход, помогали ювелирам, занимались какими-то своими делами. Удивлен, на самом деле! При чем, встретив меня пауки замирали на мгновение, посылая мне импульс, "приказывай"! После того как я не отдавал приказа убегали по своим делам.
  Обратившись к старшему Болину, выяснил, что он с пауками нашел общий язык. Они прекрасно помогают в деле, и как не странно, можно ожидать от машин только повторения, отсутствия творческой мысли, но эти пауки способны творить! Это чудесно! Это восхитительно! Нет, в чем-то они уступают людям, но они в чем-то их превосходят. Я договорился, нет, подумайте -я, никто в вашем мире, договорился с тем, что мы делаем коронационный набор Жаиг-Со!
  • Знаете, у меня есть несколько неприятный вопрос. Если вы решили поселиться на моих территориях, мне придется поставить перед вами вопрос налогов.
  • Мнэ... я знал, что разговор об этом рано или поздно пойдет. Да уж, понимаю. Понимаю!
  • Это очень хорошо. Где бы вы не остановились, все равно придется платить, у меня, по крайней мере, вы будете знать, на что идут ваши налоги.
  • Дайте угадаю! На эти ваши сиротские заведения?
  • Именно! Ирм разрушен и разорен войной и большой помощи оказать мне не сможет. А я решил, что нужно расширять эти мои заведения. Нехорошо оставлять детей без помощи, особенно детей, травмированных войной, и особенно - такой ужасной, что пережила эта планета.
  • Соглашусь с вами. Но, тогда можно и мне поработать с вашими сиротами, мои специалисты могут заниматься с детьми, назовем это так, занятиями по развитию эстетического чувства, что ли. Ну будут преподавать рисование, правда с упором на мою специфику. И если удастся найти талантливых детей, расположенных к работе в нашей области - я смогу на них рассчитывать?
  • Безусловно! Это даже не обсуждается - я не планирую ограничивать этих детей в выборе своего будущего!
  • Очень хорошо. Я, как вы понимаете, согласен. Обсудим размер налогообложения?
  • Нет, давайте об этом вы пообщаетесь с Синим. Вы уже знакомы с ним?
  • Да, но не лично. Так и не имел счастья пообщаться с этим господином.
  • И не сможете. К сожалению или к счастью, он не человек. Он объект, созданный руками людей. Искусственный интеллект. Нечто, сравнимое с нашими пауками, только много превосходящий их интеллектом. Запутался, в общем этакий сверхразум, только созданный человеческими руками. Мы с ним познакомились во время войны и он решил, что со мной ему интереснее. Как-то так.
  • Как интересно. Знаете, мне все эти чудеса вашей цивилизации очень любопытны! Я как в роман Жюля Верна попал! Хотя до этого даже он не додумался.
  • Поверьте, наша цивилизация вас еще сильно удивит. Даже в области ювелирного дела, у нас используется так много незнакомых вам сплавов, камней и других интересных материалов! А возможность превращать украшения в артефакты! Что резко повышает их стоимость. Вам, кстати, стоит поговорить с Синим о том, чтобы он рекрутировал для вас существ, способных помочь вашему предприятию с развитием. В том числе и в области артефакторики. Кстати, мой наставник, Череп тоже может вам в этом пригодится, в свое время он был одним из самых-самых магов, и если сейчас, будучи личем сам он мало что может сделать, но знания его крайне обширны!
  • Хорошо, воспользуюсь вашим советом. И побыстрее, если не возражаете, прямо сейчас.
  • Всего доброго!
  • И вам, и вам.
  Ханс убежал. Преувеличиваю, просто удалился очень быстрым шагом. Попав в новую для себя реальность он помолодел, обрел энергию, получил новую цель. Выяснив, что он может нанять специалистов Транспортной Гильдии для найма своих бедствующих коллег в своем бывшем мире, Болин, составил список и договорился об их эвакуации в мое поместье. Черт, с его энергией скоро здесь будет нечто вроде ювелирного центра. Не завода, а скорее общины ювелиров. Думаю, придется докупать земли у правительства Ирма, и часть моих сирот отправить на остров, который мне, кстати, подарили.
  Встретившись с дамами из попечительского совета, я сообщил им, что подумал и пришел к выводу, что могу расширить свой центр раз эдак в пять. В общем, подумал, проникся их бедами. Дамы выглядели так, словно им сделали роскошный подарок, но такой маленький! Они насели на меня, уговаривая, убалтывая - у них была действительно была огромная проблема - масса детей, которые не годились для алтарей конгеритов и поэтому выжили. И очень мало воспитателей, очень мало возможностей дать им если не нормальное, то хотя-бы пристойное детство. В общем я сдался и договорился: на первом этапе мои заведения принимают дополнительно еще тысячу детей, потом, по мере ввода в строй новых зданий, мы выводим число моих воспитанников до 20 тысяч. Черт, нереальное число! Пришлось делать запрос Синему о найме ветеранов для работы с детьми, учителей и воспитателей.
  Кстати, о Синем. Его станция заработала и уже давала прибыль, хотя большая часть денег уходила на работы по ее приведению в порядок. В своей части галактики, о ней уже проведали - о прекрасном качестве работ, невысоких ценах и практически абсолютной безопасности. К нему начался вал желающих организовать бизнес на территории станции, корабли едва не устраивались в очередь на обслуживание, бункеровку или перезагрузку товаром. Синий замыслил следующим этапом расширение станции, и еще - перед ним встала необходимость станцию защищать. Попытки шальных налетчиков атаковать ее он отбил с легкостью, но это только начало, он мог их только пугать. Ограничения искинов. Нужны боевые корабли, нужны орудия, нужны боевые станции, нужны операторы систем и пилоты.Пока все расходы отбивались моими редкоземами, удачно я их нашел, правда, большая часть средств от их продажи не спешит оседать в моем кошельке. Но Синий успокоил меня тем, что стоимость нашей станции только возрастает, и в будущем она будет приносить огромные деньги. Нужно только подождать. Лет десять-двадцать. Но на поддержку моего анклава на Ирме он согласился деньги отстегивать.
  На Фрактальном лесе все было хорошо, мелочь училась, тренировалась и хорошо питалась. Проведать их времени у меня уже не было - пора было возвращаться на Фрэган. Нужно продолжать работу. Вливаться в сообщество наемников. Тем более, что некоторые операции, дают дополнительные бонусы, как это оказалось с Болином. Нужно держать глаза и уши открытыми, возможно удастся найти дополнительные плюсы и в будущем. Потому как деньги нужны, а чем дальше - тем больше их будет нужно.
  
  9
  
  Прибыв на Фрэган я не стал отдыхать и сразу послал мальчишку из тех, что ошивались в Нибеле за Манко. Пригласить его на обед. Наставник не страдал плохим аппетитом, и прибыл быстро. Заморив червячка, мы с ним принялись обсуждать, чем можно заняться сейчас. Выбор был невелик. Либо постапокалипсис, либо мир паразита, либо мелочь. Сбегать за тридцать-сорок очков отвезти письмо. Местность вроде и опасная, но эта опасность гипотетическая - скорее всего, просто отвезешь, пыли наглотаешься, задницу о седло отобьешь, переночуешь пару раз в компании клопов. Нет, Манко, если ничего интересного нет, займусь просто курьерской работой. Кто-то тоже должен делать это. Мне показалось, что наставник был несколько разочарован моим выбором. Ну что поделать, я не новенький золотой, чтобы нравится всем!
  Первый контракт действительно был нудным, я забрал из конюшни свою забавную лошадку, обвешался оружием - боитесь меня, лесные разбойники! Прибыл к заказчику в небольшой примитивный городок, пообщался с местным мэром, который и был моим нанимателем. Получил от него запечатанный пакет, и отправился выполнять задание. Вру, сначала перекусил в местной таверне морскими гадами, кстати, были очень вкусны и потрясающе дешевы! Местные устрицы, огромные, с полторы ладони размером со специями, кисленьким соусом и солью - невероятно. Вспоминаю - и захлебываюсь слюной. При чем, никакой гадости в морях, прелесть. Даже собирать моллюски в районе стока фекалий городка местные рыбаки еще не додумались.
  После этого два дня в седле, ночь у костра и прибытие к адресату. Отдав письмо, я отправился к порталу и понял, что так я могу набрать нужные очки. Но это скучно. Приходится лезть в постапокалиптический мир. Просто это не так неприятно, как лезть в мир мозгового паразита. Я вообще не понимаю, что это такое. И как этот паразит отреагирует на меня. Есть у меня некое подозрение, что в этом мире мне придется прорубаться через толпы зараженных людей, чего мне совсем не хочется.
  Вернувшись в Нибеле вечером, я не стал дергать наставника, - утром сам придет. Перекусил, и пошел спать. Эти простые задания все-же не по мне. Я не адреналиновый маньяк, но простая доставка почты не по мне. Видимо прав наставник, когда удивлялся что я взял эту миссию. Похоже, он лучше понимает меня, чем я сам. Бывает.
  Утром, за завтраком - Манко снова взял завтрак за мой счет. Он просто объедает меня! И спросил, ну что, буду я брать новое задание?
  • Ну, конечно, о чем вопрос. Что предлагают?
  • Ничего нового.
  • Постапокалипсис?
  • Да, есть такое слово.
  • Вот не хотелось мне в это дело лезть! Радиация, банды, мутанты, мутагены, что там еще?
  • Артефакты. Неизвестные технологии. И отрава, отрава, отрава. Много всякой отравы!
  • И оно нам нужно?
  • Как знаешь. Платят немного - сто десять очков. И несмотря на то, что уже больше месяца никто за это не берется, повышать цену не хотят. Видимо, с деньгами - полный кризис.
  • Похоже. Ну а что хотят?
  • Вроде как, нашли по радиосвязи новый анклав, хотят обменяться технологическими картами. Задание простое - место непростое. Стрелять будут из-за каждого угла. Просто ради хорошей экипировки, оружия, припасов. Я сам понимаю - в такое говно лезть не хочется, но куда деваться, ведь простые задания тебя не удовлетворяют?
  • Нет. Но и это дерьмо не слишком. Сто десять очков - это до прискорбного мало.
  • Но пока ничего более интересного нет.
  • Рекомендуешь?
  • Да не в жизнь! Я такое врагу не посоветую. Но выбирать придется. Это сейчас - лучший вариант.
  • С экипировкой поможешь? Я ведь в таких местах никогда не бегал. Легко могу упустить важные моменты, а потом загнусь, там нахватавшись отравляющих веществ, мутагенов или запредельного уровня радиации.
  • Все будет. Вплоть до советов местного. Все будет.
  • Ну так хорошо. Только как не хочется!
  • Понимаю. Тоже не люблю картины крушения цивилизации. Тягостно, но что поделаешь? И через это приходится иногда проходить.
  В общем, с тяжелым чувством я решился на эту авантюру. Пришлось приобрести себе комбинезон с противорадиационной защитой и встроенным бронежилетом, шлем с фильтрацией воздуха, оружие я взял аналогичное самому распространенному местному - и много боеприпасов. Рассчитываю пополнить боезапас на месте, но это уже как придется. Энергетические элементы, для поддержания работоспособности снаряжения. Массу медикаментов - можно продать или обменять на месте. Или самому пригодятся. Сухие пайки. Очень сухие, рацион на день весом в семьдесят пять грамм. Подумав, прихватил четыре крупных кристалла рубина, заряженных энергией - кто знает, как там будет с восстановлением сил, не хочется в самый неприятный момент оказаться без возможности применять магию. Взял несколько пластин с готовыми заклинаниями - переламываешь е и посылаешь куда нужно огненный дождь. Или кислотное облако. Плюс - не обязательно знать заклинание. И не нужна энергия, все уже залито. Минус - дорого. Вообще подготовка к заданию съела в шесть раз больше денег, чем я рассчитывал получить. Однако, жить хочется. И если за деньги можно купить безопасность - лучше это сделать. В противном случае, даже пожалеть не успеешь - бегом, на перерождение. Подготовившись и навьючившись расходниками и прочим, не до состояния мула, но серьезно я отправился на Нронай.
  Прибыв туда, я сперва проверил, показатели системы жизнеобеспечения. Как не странно, все показатели были в норме. И вышел из портала я в приятной березовой роще. Даже странно. Единственное, что отличало этот мир, от других - вместо звезды в небе стояла огромная световая арка, в разводах, от нее отходили протуберанцы, которые тоже изгибались вдоль этой арки. Если у горизонта она светила красным, даже малиновым светом, то выше она желтела, а на самом верху был участок бледно-зеленого цвета. Потрясающее зрелище! Видимо здешняя извращенная геометрия пространства повлияла не только на планету, но и на ее светило.
  Посмотрев на навигатор, который выводил мой маршрут на внутреннюю поверхность стекла шлема, пошел к заказчику. Благо его пристанище было недалеко - часа четыре пешком. Приготовившись к марш-броску, я вышел со станции портала. На площадке перед входом стояло несколько безумных произведений человеческого гения - машины, оборудованные всякими устройствами для убиения или устрашения разумных. Пики, устрашающего вида бамперы и т.д. Тут ко мне стали подтягиваться индивиды в разных защитных (и не очень, скорее эпатажных) костюмах, татуированные, украшенные вживленными устройствами! Вообще, эти перцы больше подходят под определение хаоситов, чем я, одетый в скромный серый костюм, скромно вооруженный и немного владеющий магией.
  • Брателло, куда отвезти! Дешево, без проблем! - начали одолевать меня местные перевозчики.
  • Народ, меня встречают. Я еду в вовскхол!
  • Воскхол, деревня! Блин, и зачем им такие тупицы! - сказал один из местных таксистов. - Мурло, тебе повезло. Твой хозяин вызвал дебила!
  • Пойдем, господин, не обращайте внимания на этих идиотов. - сказал мне тот, которого назвали Мурлом. - Они просто ничего не знают и ничего не понимают. Полагают, что, нарисовав на комбезе красного дьявола - станешь таким сильным, как он? Идиоты, но мы же не будем с ними связываться?
  • Нет, конечно. Мы здесь заняты делом.
  • Меня зовут Олим. - Олим-Мурло был высок, на голову выше меня и очень широк в плечах. Просто гигант, может среди его предков были великаны. Или это воздействие радиационного фона и колебаний магического фона.
  • Ну что, поехали?
  • Давай.
  И мы отправились в местный полис. Мне доводилось слышать о всяких плохо сделанных проектах "из говна и палок". Этот городок был сделан именно так.
  • Ты не смотри, что все сделано из всякого. Подручные материалы, как говорят. Внешне выглядит так себе, но все сделано добротно. Понимаешь, материалов у нас не много. Приходится изворачиваться. А так народ у нас работящий, все что нужно из говна (блин, я знал!) сделает.
  Припарковавшись у местной мэрии, мы с моим водителем отправились к местному начальнику. Принимать задание, черт его побери! Вызвавший меня руководитель был невысоким, улыбчивым человеком с желтоватой кожей, который быстро объяснил мне в чем я могу помочь их поселению. К сожалению, поверхность их мира не везде столь идилличная, большая часть известной территории - или руины неизвестно чьих построек, или пустоши, или свалки непонятных устройств. Ну и подобные места. Основной заработок жителей его поселения - поиск в этих негостеприимных местах артефактов. Чаще всего абсолютно непонятных, иногда - полезных, и очень часто - опасных. Остальные люди обслуживают поисковиков. Проблема, которую придется решить мне - доставка в другое поселение, которое удалось обнаружить поисковикам кейса с документацией, им она поможет выживать в этом довольно опасном мире. В принципе, можно было бы не заморачиваться, и плюнуть на случайно найденное поселение, однако Империя Обаяси, которую представляет здесь его администрация настроена на обживание этих территорий - дело в том, что Империя в своем материнском мире расположена на довольно небольшом и гористом архипелаге, где территорий для нормального существования не так уж и много. Поэтому имперский совет принял решение заняться колонизацией этого образования. Места здесь далеко не столь пригодны для жизни, как это поселение. И Совет желает максимально разведать территории, где можно обосновать новые поселения. И желает максимально использовать для разведки местных жителей. И местные ресурсы. Для этого он желает наладить сотрудничество с найденным анклавом. Его жители наверняка разведали окружающие территории. В общем, желательно с ними подружиться. И в качестве жеста доброй воли отправить им часть наработок Империи в этом мире. В надежде на то, что ей ответят тем-же - новой информацией. Тем более, что мир этот очень агрессивен, и нормальным людям имеет смысл дружить друг с другом против него.
  Идея разумная, я с ней совершенно согласен, но для чего вызвали наемника? Поселение нашли поисковики. Они могут нужные документы передать в другой поселок. Зачем нанимать за немалые деньги меня?
  Все очень просто. Нашли поселок случайно, несколько поисковиков из почти уничтоженной группы отошли далеко в сторону от своего маршрута - их преследовали представители местной "агрессивной фауны". Там они объяснили, как настроить радиосвязь для того, чтобы связаться со своим поселком. Но вернуться им никак не получается - агрессивные животные, мутанты (ну куда без них!), бандиты.
  В общем, полный набор. Видят боги, я не хотел лезть в это дерьмо!
  В общем мне нужно добраться до поселка, завязать с ним дружеские отношения, постараться получить от его руководства информацию, которую они собрали, изучая этот мир. Кроме того, очень хотелось быть руководству поселения получить уточненные по некоторым территориям, которые я должен буду проезжать. Карту мне предоставят. Интересует радиационная обстановка, гравитационные и магнитные флюктуации. Приборы у меня будут. Но почему они не привлекают своих поисковиков, а довольно дорогого наемника из внешних миров.
  Глава поселения перестал улыбаться и объяснил мне все прямо. Поисковики идут в дикие территории за бешенными деньгами, которые там можно заработать, сильно рискуя собой. Работать на благо поселения они готовы только за совсем уж неприличные деньги - меня нанять дешевле. Второе, расстояние между поселками слишком велико, много опасностей, поисковики все-же стараются заниматься своей деятельностью поближе. Тем более, что даже отойдя от поселка на километр и копнув землю можно найти очень дорогие вещи. Такое тоже бывает. И, самое главное, им совсем не нужно развитие поселения - прибудет сюда несколько тысяч поселенцев, какая конкуренция образуется? Им выгоднее все действия администрации торпедировать.
  Все это говорит о том, что у меня друзей в этом мире нет. Кроме администрации этого поселения, и то не факт. Все остальные будут рады, если моя миссия завершиться провалом потому, что ее исполнитель погиб. Ситуация неприятная, но я уже согласился на это задание?
  После описания проблемы я попросил, чтобы мне показали средство передвижения, которое мне предоставят, карты, и все остальное. Проводника - один я по незнакомым аномалиям не поеду. Снаряжение. Что еще нужно? Хотя можно дождаться проводника, он должен понимать, что нужно при преодолении этих их "пустошей" - если не самоубийца. Надеюсь, что нет. И в общем, мне все это не нравится. Хотя я и ожидал худшего.
  Проводником оказался изрядно битый мужик неопределенного возраста. Может 30+ а может и около пятидесяти. О таких говорят: "Маленькая собачка до старости щенок". Невысокий, худощавый, жилистый. Непонятно, почему самого его не отправили, ведь один черт мне с ним придется прокатиться от и до, иначе моя миссия выполнена не будет? Оказалось, все просто, именно потому руководство поселка и уперлось - 110 очков опыта и 2 тысячи золотых. Со мной будет один "из ихних", я - второй номер. Подстраховываю, устраняю препятствия, воюю. Этот мой проводник даже не проводник вовсе, по сути, а часть посылки, которую я должен во что бы то не стало довезти до места. Мужика звали Трой, со мной он поначалу только поздоровался. Когда я рассказал ему, что думаю по припасам, "колесам", оружию, прочему и его роли в этом он просто кивнул головой и ушел. У Олима, который, к счастью, не ушел по своим делам, а остался посмотреть на это бесплатное представление, не немой ли он случаем. Олим ответил:
  • Нет, конечно, не немой. Трой мужик правильный, но просто пока не понял, кого ему в качестве напарника подсунули. Извини, но не понял, стоит ли с тобой идти в пустоши. Это опасное дело, а выглядишь ты для таких дел уж очень молодо.
  • Не хочу хвастаться, но меня учили воевать с момента, когда ходить начал. А серьезно - с семи лет. С десяти участвовал в учебно-боевых операциях. Ну и воевал год.
  • Ты зря мне это рассказываешь. Ты Троя убеди в том, что ты дельный человек.
  Вот ведь, Мурло - оно и есть мурло! Пока напарник-посылка шуршал по нашим общим делам, я попросил дать мне карту окрестностей. Насколько я понимаю, карты нашего маршрута один хрен нет. Но хоть наметки пути имеются?
  Имеются. По радиосвязи смогли разобраться, и кое-как состыковать местную карту с картой, имеющейся у необходимого нам поселения - Госленхауза. Этот поселок, кстати, назвали незамысловато - Твердыня. Разобравшись с картой, я отправился осмотреть поселок. Со стороны пустошей, где мирно росла обычная зеленая травка, и даже виднелись небольшие рощи деревьев поселок действительно был серьезно прикрыт, бетонная стена, ров, колючая проволока, пулеметные гнезда и орудия. Спросив у Олима я выяснил, что эти укрепления понадобились Твердыне всего один раз, когда некий предводитель местных "независимых" собрал бандитскую армию в четыре-пять тысяч и попытался взять поселок штурмом. Обороняющиеся даже не понесли потерь - недооценил бандитский генерал оборону поселка.
  • А почему не попытались взять его со стороны портальной крепости? - спросил я, - там, такой обороны нет.
  • Ну так там портальщики оборону несут. У них она не так заметна, но покруче будет.
  • Ясно. А что, здесь только этот поселок? Никаких ваших поселений больше нет?
  • Как нет, есть. Хутора есть и три деревни. Но они тоже очень серьезно укреплены.
  • А чем занимаются?
  • Кто как. Одни в основном овощи и скотину выращивают. Другие тоже на искателях живут. Здесь все вокруг искательства крутится. Поисковики находят всякие чудные вещи, они через портал переправляются "на большую землю". Оттуда идут поставки необходимых вещей. А вот с продуктами поселок вышел практически в ноль - деревенские поставляют.
  • Интересная экономика. А что скажешь о пустошах, твое мнение?
  • Странные места. Сами пустоши не особо, похоже, что там всякая зараза отступает постепенно, если посмотреть, те места, в которые лучше было не соваться семь лет назад, когда меня сюда занесло, сегодня уже как-бы и не так опасны. Зверье конечно. Но это другое дело, его и отстреливать можно. Другое дело руины или свалки. Там как было опасно, так и сейчас.
  • И что, новых поселенцев принимаете?
  • Конечно. По несколько тысяч ежегодно. Хоть и опасно у нас, но посвободнее, чем на родине. И есть где развернуться. У Техина, нашего главы есть мысль, если удастся с тем поселком скооперироваться, организовать зону безопасности, ну относительной, конечно, между нами. Посты обороны. В общем, что-то такое, я не вдавался.
  • Да он у вас стратег!
  Олим хмыкнул, но дальнейшую беседу не поддержал. Я тоже замолчал. Вскоре появился Трой и позвав нас знаком, направился в амбар. Или гараж, собранный пополам из металлических секций и подручного материала. В нем обнаружилось транспортное средство, очень напоминающее обычный пикап, если отбросить в сторону устрашающего вида решетку, прикрывающую радиатор, металлические решетки, прикрывающие стекло и пулемет, установленный на приваренных поверх крыши конструкции из труб. Рядом с этим средством передвижения стоял стол, с разложенным на нем снаряжением и оружием. Это хорошо, но сначала посмотрим, что у нас за пулемет. Я осмотрел его, потом вспрыгнул в кузов пикапа и прикинул, как он будет двигаться. В движении из него ни во что не попадешь, туговато двигается, и центровка нарушена, навестись сложно, проскакиваешь мимо точки прицеливания.
  • Турель - дерьмо. Пулемет хороший, но попасть из него во что-то можно только случайно. Плохо отцентрован, проскальзывает мимо точки прицеливания. Даже не знаю, что с этим делать.
  Тут подал неожиданно голос Трой:
  • А ты подсоедини короб с боеприпасами. Может получше будет? - и точно, я об этом не подумал. Взял короб, потыкался туда-сюда - все-же незнакомая система, но поставил на место и даже ленту заправил. - Теперь лучше, но не слишком. Ствол тянет вниз.
  • Ну дык при стрельбе его вверх подбрасывать будет!
  • Это если стрелять длинными, на расплав ствола. Тогда да, компенсирует.
  • Ладно, смотри, - снова Трой, - вот эта свинчатка крепиться сюда. Теперь прицелься!
  • Много лучше. Но не армейская система, один хрен есть проскальзывание!
  • А тебе все должно быть масленица? Такого, парень, в нашем мире не бывает!
  • Лады. - я спрыгнул с пикапа и подошел к столу, где были разложены припасы и оружие. Пайки и всякую непонятную хрень я пока пропустил, потом разберемся, сначала оружие. Так, это многозарядный дробовик - полезная вещь в столкновении нос к носу. И если не тянешь эту тяжесть с собой. Две автоматические винтовки. Взял, оценил вес, потом попробовал разобрать опираясь на общее знакомство с этим типом оружия. И, блин, получилось! Очень простая и надежная схема. Этому механизму ни перегрев, не загрязнения не повредят. Только точность должна хромать, если я ничего не путаю. Должно при стрельбе уводить вправо-вверх. К автоматам два цинка патронов. Солидно. Еще и я захватил.
  После посмотрел пистолеты, в целом ничего сверхъестественного, ухватистые, магазины на двадцать патронов. Могут стрелять в автоматическом режиме. Дальше пайки и всякая непонятная шняга.
  • Вот в этом, извините я не разбираюсь. Это похоже на противогаз. Это - на плащ, только слишком длинный. Не думаю, что это удобно. Это, вроде сапоги, судя по подошвам. Только из очень паршивого материала. А дальше - и не представляю, что это. Надеюсь, объясните.
  • В общем, начало верное. Это костюм химической защиты.
  • Мой комбез обладает этой функцией, плюс частично защищает от жесткого излучения и имеет противопульное бронирование. Противогаз интегрирован.
  • Не ожидал. Тогда это старье мы оставляем. Вот эти коробочки - пайки. Это - устройство для обеззараживания воды и сменные фильтры. Это боеприпасы. Плюс мины и гранаты. А это сложные вещи, с ходу не объяснишь. Часть артефактов мы смогли разгадать, некие их функции. Возможно, они предназначены для гораздо более сложных вещей. Но это - приспособления, основанные на артефактах, для лечения и в общем, для разных других целей.
  Почему-то Трой свернул рассказ. Я не понял этого, да и, полагаю, это не важно - он принял решение, и мы едем вместе. Ну что-ж, хорошо. Я не зря сюда прибыл.
  Трой снова ушел куда-то. За это время я немного повозился с автоматом, прикидывая, как с ним поудобнее обращаться. По всему выходило, что моя автоматическая винтовка ЯР-61 была поудобнее. Пожалуй, я откажусь от местного оружия. И пистолет тоже мне не слишком понравился. Все-таки, мне посоветовали оружие, которое вылизывалось в сотнях компаний, которое доведено до совершенства. А вот боеприпасы, подходят и это очень хорошо. Пригодятся, их никогда не бывает много.
  В общем я осмотрел машину и прикинул, куда могу кинуть свои вещи. Если Трой не будет возражать - все-таки он лучше разбирается в этом деле и может иметь свое мнение на мои действия. Не стоит раздражать специалиста.
  Спустя час Трой вернулся и удивился тому, что я еще не расположился в машине. Пришлось объяснить ему свои соображения. Он хмыкнул и церемонно предложил мне устраиваться. Издевается. Уложившись и устроившись, мы двинулись в путь. Миновав улицы поселения и защитный периметр, Трой убавил скорость решил донести до меня важные сведения, которые помогут нам выжить.
  • Здесь на пару часов пути чистые места, единственная опасность - зверье. В том числе и разумное. Что самое опасное. Потом мы окажемся в переходной зоне, где к тварям прибавятся некоторые причуды местной природы. Ну а потом пойдут уже настоящие пустоши, смертельно опасные, требующие предельного внимания. Как-то так. По дороге буду показывать местные "достопримечательности". Если будет возможность. И самое важно - слушаться меня беспрекословно. Ясно?
  • Ясно.
  • Не верю, точно все понял?
  • Абсолютно. Бывал в переделках, я здесь как ребенок, не зная ничего, чего мне пытаться спорить с проводником? Проблем со мной не будет.
  • Хорошо, если так. А на что я могу рассчитывать, что можешь?
  • Наверное, самое важное, я неплохой стрелок. И оружие у меня весьма неплохое. Реакция у меня лучше, чем у большинства людей. Более силен. Могу передвигаться практически незаметно. - о чем вообще стоит говорить, а о чем нет? В этой не слишком ясной ситуации стоит оставить часть козырей за собой. О магии не стоит распространятся. И о регенерации. - Выносливее большинства. Расовые способности.
  • Как это расовые способности?
  • Ну все мы люди, только из разных миров. В моем мире людям пришлось жить в более тяжелых условиях, чем в других мирах. Выжили самые приспособленные.
  • Понятно. Ладно, посмотрим, насколько ты хорош. Без проблем любой выход в пустоши не обходится.
  • Позволь вопрос, почему пустоши? Вроде там совсем е пусто?
  • Кто-то придумал, другим понравилось. Пустоши, пожалуй, потому что там нет людей, нормальных людей. Только больные на голову. Кто не смог ужиться в нормальных местах. И культисты.
  • А это что за гадость?
  • Те, кто верят в разные мерзости. И творят эти мерзости ради своих богов.
  • А, мне приходилось воевать с такими. Целый год они охотились за нами, а мы за ними. Неприятный опыт.
  • Что так?
  • Слишком много крови. Очень много.
  • Судя по тому, что ты здесь, вы их победили?
  • Нет, нам пришла помощь. Победить их было нереально - несколько миллионов врагов. К которым регулярно прилетало подкрепление.
  • Ну здесь будет проще. Небольшие банды, хотя иногда у них появляется новый гуру из Задрищенска, собирает армию, и они атакуют нормальные места. Но всегда без успеха.
  • Почему?
  • Все берут в руки оружие. Плюс - наемники, как ты. Среди них есть действительно крутые ребята.
  • Надеюсь, на разочарую тебя.
  • Посмотрим. Но хватит болтать, вон Вешка идет. - зачем нам нужен этот Вешка?
  Мой напарник вылез из машины, ушел за капот машины и о чем-то там разговаривал с Вешкой, мужиком кривым, хромающим и слегка скрюченным. Видимо когда-то он побывал в серьезной переделке, что стоило ему очень дорого. При этом, одет он был в чистую одежду, правда в отличие от Троя одежда была явно не приспособлена для выходов за пределы цивилизованных земель. Никакой кожи, проклепанных вещей - ткань, застиранная до потери цвета.
  Пообщавшись с Вешкой Трой вернулся в машину, засунув во внутренний карман куртки нечто завернутое в тряпицу.
  • Стимулятор. И регенерацию подстегивает. Но вредная вещь, легко подсесть. В нормальных местах запрещена, но что поделать - едем в совсем не нормальные. Да что я, в совсем безумные! Там может пригодиться, там любой шанс понадобиться может.
  Его дело, он в этих местах родился и знает, что там делать. Трой завел мотор машины и поехал по дорожке к выходу из поселения. Вскоре мы добрались до ворот, внушающих уважение - вполне себе крепостные ворота, сделанные в основательной стене. Здесь люди знали толк в оборонительных сооружениях, и стремились к максимальной защите. Хороший подход, мне нравится, когда люди подходят основательно к обороне, это сильно снижает потери.
  Трой вышел из машины, переговорил с охраной ворот, что-то отдал им, и мы покинули крепость людей. Судя по тому, что я узнал, в окрестностях есть еще множество мелких крепостей, деревни, хутора. Наверняка они защищены похуже, но полагаю, что максимально возможно. Почему я так думаю? Если бы что-то разорили враги или хищники, я бы об этом непременно услышал. Похоже местный народ пришел сюда всерьез и надолго, и основательно здесь укрепился. Что ж, счастья и успехов им в этих местах.
  Пока мы мчались по свободной зоне, несколько раз Трой показывал мне местных хищников. Судя по его интонации, не слишком опасных. Все они передвигались на четырех лапах, были похожи на смесь кошачьих с медведем. Трой их различал, а я пока не научился. Животное и животное. Даже шкура похожа - серо-бурого оттенка. Так, достаточно быстро мы миновали это пространство, где человек чувствовал комфортно. Долее началось пограничье. Тут Трой больше уделял внимание природным ловушкам. Большинство из них можно было вычислить по внешним признакам: султан пыли над зеленеющей полянкой, дрожащий воздух, темное пятно, похожее на лужу. Разводы, с бликами, как у масла, разлитого по воде. Все это опасности, которых дальше будет очень много. И которые нужно запомнить, дабы не попасть в них. Пока легко.
  Спустя три-четыре часа мы оставили за спиной территорию, покрытую зеленой травой, где росли деревья. Здесь, я тоже увидел слева рощу, но на обычные деревья она ничуть не походила. Вокруг стволов и ветвей расходилась радуга, только не дугой, как обычно, а кусками. Непонятное явление, и, скорее всего опасное.
  • Вообще, на машине здесь передвигаться - не принято. Вредно для здоровья, но нам мэр поставил жесткие сроки, так что поедем.
  • Поедем - так поедем. Только знаешь, здесь слишком странное поле, приготовлю -ка я оружие на всякий случай.
  • Какое такое поле?
  • Понимаешь, я чувствую, когда на меня смотрят. У многих солдат бывает - чувствуешь снайпера. Вот у меня такое чутье проснулось. При чем делают это с разных сторон. Не понимаю, что за зараза, но приготовить оружие рекомендую. Я так просто подобное не ощущаю. Кто-то охотится на нас, точно говорю. Только не понимаю, откуда. Боюсь, все эти ловушки дают интерференцию. Не понимаю, откуда нас хотят атаковать.
  • Но ведь хотят?
  • Точно. Сто из ста!
  • А если мы выкатимся туда, где атаку начнут, почувствуешь?
  • Должен!
  • Опять расовое умение?
  • Ну да, я не все рассказал. Не могу я обо всем рассказывать незнакомцу! Мама запретила!
  • Ну пусть тогда твоя мама нас отсюда и вытаскивает!
  Трой бросил машину вперед, но не прямо, виляя из стороны в сторону, то ускоряясь, то тормозя. В тот момент, когда я крикнул ему "Сейчас!", он увел наш транспорт между двумя ловушками. Тем временем, сбоку появилась фигура женщины, которая вскинула на плечо широкую трубу и выстрелила в нас ракетой. Ракета попала в ловушку. И взорвавшись в ней вызвала каскад молний вокруг нас. Слава богам, ни одна нас не задела! А вот ей досталось - похоже молния ее поджарила. Слишком мощный разряд ударил по ней, когда иллюминация прекратилась, я увидел, что она лежит на спине и слишком много дыма поднимается над телом.
  • Твари! Мы же избавились от них! -я не стал переспрашивать о ком он говорит. Явно это враги, и враги старые. - Семь лет назад перебили всех снежных ведьм и их репликатор сожгли! А теперь опять. Вернусь - нужно сообщить руководству и собирать народ. Если не заняться ими сейчас, они расплодятся и потом борьба с ними будет стоить очень большой крови.
  • Она не показалась мне серьезным противником. Тормозила, долго прицеливалась, выпустила ракету поздно. Со смертельным для нее результатом.
  • Эта была только личинкой. Она выглядела как баба, но это совсем не человек. Псевдонасекомое. Выведенное в том городе, - Трой показал мне на развалины, которые я уже и сам заприметил на горизонте. - Те с кем-то воевали, вывели таких вот тварей. Видимо снежные ведьмы, как мы называем их, оказались настолько эффективным оружием, что враги тех решили сбросить на город некую супербомбу, которая и перенесла развалины города в эти места. В городе продолжается война между роботами двух противоборствующих сторон. Хотя, может уже и не продолжается, последние годы не замечали. Ведьмы, наверное, почистили. Разобравшись с руинами - полезли оттуда в пограничье. Пока чистили банды, на них не обращали внимания. Но потом они взялись за поселения. Вот тогда начальство спохватилось и организовало поход против этих тварей. Много людей погибло, но тварей зачистили, нашли их репликатор и его сожгли. Эти твари, что безмерно радует, сами воспроизводится не могут. Видимо, новый репликатор заработал.
  • А почему снежные ведьмы?
  • Ведьмы, потому что колдуют. И не ржи, - я и не собирался, - реально колдуют! Могут скрываться, пройдет мимо - и не заметишь. Могут мозги набекрень свернуть. А снежные, наверно из-за волос.
  • А это, как ты сказал личинка...
  • Просто неопытная, координации движений нет. Когда создатели соединили сознание насекомого с телом типа человека - не все у них удачно получилось. Поначалу они очень неуклюжи. О колдовстве уже и не говорю. В общем нам с тобой повезло. Ладно, отдышались, в себя пришли - поехали дальше.
  Ну и мы поехали, медленно, лавируя между ловушками, а позже, въехав в город, еже и развалины объезжая. Со слов Троя, город этот перекинуло сюда недавно, сорока лет не прошло. Город ценный, здесь много чего найти, от артефактов - Трой несколько раз останавливался и извлекал из куч с мусором или других мест разные диковины. Ну не слишком диковинные, на самом деле, но все эти объекты просто фонили энергией. Некоторые - крайне неприятными эманации, некоторые просто были радиоактивны. У Троя с собой были специальные футляры, в которые он их раскладывал. Прикольно. Немного напрягшись и настроившись, я стал подсказывать напарнику, где лежат эти артефакты - отбросив энергетические возмущения от ловушек, я смог настроиться на излучение артефактов. Это оказалось легко, только несколько раз ошибся, незнакомые воздействия не всегда принадлежали артефактам, пару раз это были локальные ловушки, которые, к счастью, Трой знал.
  Сначала он радовался как ребенок богатому улову. Потом он вдруг посмурнел и стал бросать на меня искоса не слишком добрые взгляды. Похоже, он решил, что дело оборачивается не слишком хорошо - артефакты нахожу я, и мне придется отдавать львиную долю добычи. А этого очень не хотелось. Тогда я намекнул, что мы как бы напарники, и должны делиться друг с другом добычей пополам. Это ему тоже не очень понравилось, но было много лучше. Где-то в середине местного дня мы встали дабы перекусить. Саморазогревающиеся пайки были удивительно пристойны, правда со просроченным сроком хранения, по словам Троя сюда с их родной планеты везут всякое просроченное дерьмо или товары, которые не нашли потребителя в метрополии. Один раз прислали партию съедобных женских трусов - производители не рассчитали, не нашлось достаточного спроса. Мало оказалось извращенцев, которые любят срывать с женщины белье зубами, а потом еще и жевать его. А здесь, в итоге, сожрали все - с ягодным вкусом, или фруктовым. На закуску хорошо шли. Много поставляли устаревшей одежды, амуниции. Но это стоило дорого. Самое дорогое - оружие. Хотя его и здесь немало находили, особенно в этом городе. Да и многое другое ценное находили здесь, жили такие-же люди, только технически несколько более развитые. Технические новинки отсюда по весьма хорошей цене скупали в факториях.
  А жители местные, в основном - преступники, высланные сюда. Были и обычные поселенцы, которых достала нищета и скученность на родине, и которые за хорошие подъемные отправлялись сюда. Эти приходили с хорошей экипировкой, вооруженные, с массой полезных вещичек. Их иногда пытаются пощипать совсем потерявшие берега недоумки, но для них это кончается плохо. Для недоумков. Поселенцев защищают, да и самих их обучают неплохо. Превращают во вполне серьезных бойцов, а с учетом их оружия и экипировки - чуть ли не лучших на Помойке. Так я впервые узнал, как называют это местность старожилы. Их можно понять. Но на этой помойке, судя по всему, можно неплохо жить. Трой не вызывает ощущения обиженного судьбой человека. Энергичный, уверенный в себе человек, не собирающийся гнить здесь - собирающийся здесь успешно выживать и жить. Презирающий местных бандитов, ведь они не смогли встроится в социум и пытаются вырывать скудный кусок случайными грабежами у случайных жертв. Которые тоже вызывают презрение. Не можешь себя защитить и не можешь понять, что за пределы цивилизованных мест тебе хода нет - ну что ж, сам себе мерзкий пиноккио!
  А что, понятная философия. Приемлемая. В сложных обстоятельствах, я бы смог выжить здесь. Но у меня иные планы.
  Перекусив, мы двинулись дальше. Городские руины начали подходить к концу, больше никто атаковать нас не пытался. Трой сказал, что живность здесь выживает плохо - для распознания ловушек нужен человеческий разум. Или просто разум. Вот за руинами будит поинтереснее - там пустошь в смеси с пограничными территориями. Там мутировавших зверюшек будет много. Одни жуют растения и грибы всякие, другие на них охотятся. И на человека, если выпадет возможность. Туда редко ходят промысловики, хотя там тоже есть интересные находки. И прекрасная охота!
  Но сначала нужно пройти город, где добычи хватает обычным командам. А что там, за городом, куда мы едем? Там старые поля. Дикие виноградники. Рощи фруктовых деревьев. Масличные деревья. Полуразрушенная система ирригации, где водится удивительно вкусная мелкая рыбешка. И дома. Нет, наверное, виллы. Где можно найти массу интересных вещей. Артефактов почти нет, но если есть - это нечто! Простые вещи, очень искусно сделанные, драгоценности, предметы искусства, монеты. Книги, свитки, грамоты. Доиндустриальный период, но все сделано так хорошо, и непонятно, почему эти почти райские места боги закинули на помойку? Что совершили жители этих мест?
  • Знаешь, Трой, я из таких мест, что со всяким встречались. Просто могли отвергнуть богов, не имея сил им противостоять. Это опасно. Могут отправить вот в такое место, а жителей превратить в животных. Они такие существа. С ними нужно иметь дело только с позиции силы.
  • Я знаю немало ребят, которые молятся, а их бог дарует им милость!
  • Второй вариант, полностью вручить себя богу. На моей родине принято первое.
  • Сложные вы ребята. А если он на вас обидится?
  • Дадим под зад, так что не скоро очухается. Я сам год уничтожал алтари и служителей не самого слабого из темных богов. Как видишь, не мертвец! Хотя, признаюсь, для него я таки был мелочью, но уже две планеты из его власти мы уже вырвали.
  • Нужно мне с этим переспать. Слишком странная для моего мозга информация.
  День, вернее арка в небе, совсем изменила свой цвет, раскрасившись от ярко-малинового до глубокого красного. А внизу - черного в видимом обычными людьми спектре. Дальше шло чисто тепловое излучение, уходя все дальше в оттенки черного. Действительно, пора спать.
  Спали в машине, Трой сказал, что здесь безопасно, но я не поленился и раскинул сигналку. Тем белее, что здесь любые магические манипуляции производились очень легко, и резерв восполнялся очень быстро. Много энергии.
  Следующим утром, когда световая арка в небе начала разгораться, все больше смещаясь от цветов, видимых исключительно тепловым зрением, в видимый спектр. Я проснулся раньше Троя, и не стал его будить, любовался пробуждающимся пейзажем города, ловушками, переливавшимися или искрившими разными оттенками. Если абстрагироваться от их опасности - удивительно красивое зрелище. Будет свободное время, стоит сюда заглянуть просто так, побродить по этим удивительным местам. Общие принципы избегания этих ловушек я понял. Все они сильно фонят. Некоторые вообще видимы обычным зрением, другие - магическим. Есть еще и точечные источники, те самые, артефакты. С ними повозиться тоже интересно.
  Тем временем проснулся Трой, мы снова перекусили само разогревающимися пайками. После чего двинулись дальше по своему маршруту. Регулярно останавливаясь там, где я ощущал точечный фон от артефактов. Спустя пару часов случилось страшное. У Троя кончились контейнеры, он и так все время останавливался, перекладывал артефакты, некоторые "уплотнял", складывая по несколько в один контейнер. Но все, ухищрения закончились. Наступила пора выкидывать самые дешевые. А ведь жаба! Пришлось за дело взяться мне, безопасные я предложил выложить в простую сумку, оставить в контейнерах только те, которые могли навредить человеку. Но и их, разделил на менее опасные, которые мы просто закрыли в багажнике - даже простой лист стали защищал от них, в нашей машине мы ехали в бронированной капсуле, которая защищала салон. Трой снова повеселел. И попросил, как выпадет свободное время, составить мне список безопасных и относительно безопасных артефактов. Я согласился, в ответ на описание этих штучек. "Не вопрос" - оказывается брошюра с общими знаниями поэтому делу у него была. Да и купить ее легко. В общем, я плохой торговец информацией. За эксклюзив мне заплатят широко распространенным знанием. Но Трой, сжалился надо мной и пообещал добавить ко всему этому свои комментарии. Тоже хлеб.
  Ближе ко второй половине дня мы выбрались из руин на территорию местного "рая". Ну рай тоже условный, кое где рощи, заросли кустарника, явно различимые бывшие поля, были видны начавшие разрушаться виллы, построенные из светлого камня, некоторые густо оплетенные вьющимися растениями, некоторые - сверкали чистотой стен, портиков и арок.
  • Ну что, может и здесь поковыряемся, если твое чутье так хорошо работает, может и здесь, местные артефакты поищем? Они здесь совсем другие, они гораздо больше ценятся, если их продавать в фактории. Я не слишком верю, но говорят, что они самые настоящие магические. Хотя что такое магия? Для дикарей, что встречаются здесь и наши винтовки настоящая магия. Хотя те быстро учатся сами на курок нажимать.
  • Если почую по дороге, обязательно прихватим, я ведь как и ты, не ради интереса в путь отправился. Деньги, они всем нужны.
  • Ну тогда, лады! Договорились! - Трой, сначала не слишком хотел отправляться в эту экспедицию. Потом хмурился, понимая, что придется добычей со мной. А теперь кипел нешуточным энтузиазмом. И, кажется, решил проехаться по самым перспективным местам, рядом с крупными усадьбами, и теми, которые не успели особо распотрошить. А мне что? Я вдруг понял, что никуда спешить не хочу. Мне понравилось с Троем, нормальный, неглупый мужик, с котором не скучно и можно договориться.
  Мы двигались, как я догадался, не по прямой. Пару раз, проезжая мимо неплохо сохранившихся строений (вот что значит строить из долговечных материалов, к примеру камня) он притормаживал, с вопросом глядя на меня. Но я ничего не чувствовал. Вот если выйти, пройти ножками, может что и найду. Но лениво!
  Однако, приближаясь к очередной вилле, меня кольнуло, есть! Чую некую магическую побрякушку, при чем сильную. Или не одну, всякое бывает. Я хлопнул Троя по плечу, слегка напугав его:
  • Давай туда, к левой пристройке. Чую, есть там добыча.
  • О, вечер перестает быть томным! Погнали!
  Мыли лихо притормозили у пристройки, Трой достал и проверил свое оружие. Видимо, на этих райских землях есть не только травоядные, но и вполне хищные создания. Я тоже прихватил свой автомат. Войдя в пристройку, я понял, что здесь была лаборатория артефактора. Была очень давно. Полки, где лежали его работы и заготовки давно истлели, сохранился только каменный стол в центре помещения. На его середину падал свет от арки в небесах. Забавно, а ведь судя по растениям, по не заросшим кустарникам полям, можно было бы подумать, что этот клочок местности оказался в этом мире совсем недавно, ну лет десять-двадцать назад. Видимо тоже магия. На столе, под слоем нанесенного мусора мы обнаружили красиво оформленный короткий меч, способный при ударе рассекать все, что не укреплено магией. Это я объяснил Трою, и понял, что спалился.
  • Так ты, мил человек, у нас магию видишь? А то и сам маг? А я тебе распинался по поводу ведьм, а ты хмыкал, дескать не верю, все это байки глупого Троя, - напарник раскраснелся и встал "руки в боки". - Что за хрень, Вик! Так нельзя! Мы в опасных местах, нужно доверять напарнику!
  • Трой, уймись, я не знал как ты к магам относишься! Знаешь, есть масса людей, которые на дух не переносят!
  • Ну я тоже недолюбливаю, высокомерные ублюдки, но ты ж не такой! Мог бы и открыться!
  • Я и открылся, когда мы с тобой друг друга узнали. Если б я с самого начала заявил тебе, что "я маг, а вы все прах под моими сапогами" - было бы лучше?
  • Ладно, проехали. Но мог бы и раньше сказать, я тебе скажу!
  • Извини, Трой! Не прав был, винюсь. Мир?
  • Мир! Но так здесь ведь не один этот ножик?
  • Точно, не один! Будем ковыряться в этом мусоре. Искать нужно вдоль стен. Там полки стояли.
  И мы занялись варварской археологией. А попросту поиском ценностей. Расковыряв все что могли высыпали найденные богатства на стол.
  • Ну, что у нас здесь? - Трой изнывал от желания выяснить, что же мы такое нашли.
  • Смотри. Вот этот амулет - защита от удара электричеством. Но слабая, ту ведьму все равно поджарило бы. А вот для электрика - в самый раз. Хотя, явно доиндустриальный мир, какие электрики? В общем, продавай смело!
  • Я даже знаю, кому его загоню! Дорого!
  • Ладно. Вот этот лучше забери себе - очень редкая и дорогая вещица, повышает удачу. Не думаю, что такое стоит продавать.
  • А себе не хочешь забрать?
  • Мне это никак не поможет. Понимаешь, с меня спрос совсем другой, мне Судьба улыбнется, если я ей послужу, на жалкие амулеты она не посмотрит. А тебе поможет, убережет. Ладно, вот эти - бытовые, этот от насекомых, эту пирамидку поставишь на полку с книгами - не будут портиться, стареть. Этот, как не странно, от пыли. Найти погребенный в пыли амулет против пыли? Видимо его просто засыпало, а потом уже все в пыль обратилось. Так, а это что у нас? Какое хитрое плетение. Тут я покраснел...
  • Ну что это?
  • Знаешь Трой, это для мужчин... чтобы крепко... и много. Ну сам понимаешь.
  • Не понимаешь, что ты лепечешь!
  • Ну для секаса... Все эти шесть подвесок. Сам видишь, что изображено.
  • А что? Ах вот как! Говоришь крепко и много? Одну точно себе приберегу. А ты что, совсем не хочешь себе амулетов прибрать?
  • Понимаешь, у нас их и так делают. А ты расторгуешься, серьезно денег поднимешь. Хоть окупишь это предприятие. Мне интереснее материалы - вот эти пластинки, они из очень редкого материала.
  • А в чем редкость?
  • Ну эти из очень тяжелого материала сделаны. Хотя легче дерева - там атомы очень интересно располагаются, очень свободно.
  • Нет, мне эти свободные атомы точно не нужны. Не заплатят за атомы! - Потом Трой улыбнулся, ломая схему тупого поисковика и спросил, - а что за материал такой?
  • Понимаешь, есть такая штука - черные дыры. Очень массивные объекты. Настолько, что даже свет не может вырваться.
  • Ты мне школьный курс физики не пересказывай! Знаю я об этом, слышал.
  • Так вот, божественное воздействие - оно не имеет материальных ограничений. Бог своей волей и атрибутом может заставить такой объект взорваться. Казалось бы, что такой объект разлетится на массу мелких черных дыр, как шарик ртути, но при особых условиях, которые бывают в некоторых местах, после взрыва черная дыра выбрасывает из своего нутра огромное количество обычной материи, но с необычными свойствами. Сверхтяжелые элементы. Часть могут существовать доли секунды, взрываясь, распадаясь на более простые элементы, в общем эта груда вещества пылает ядерным огнем миллионы лет, этакая звезда наоборот. Но среди элементов, которые она выбрасывает, есть и очень стабильные. Вот эти пластины сделаны из такого материала.
  • Вик, я обмишулился. Мне за эти атомы заплатят и заплатят дорого. Так что, придется делиться, уж извини.
  • Да ладно, все равно мне эти амулеты не слишком нужны. Поделим.
  • Хорошо. А то я уже начал планировать, как буду убивать тебя. Шутка. Ты дальше про амулеты рассказывай!
  Я рассказал, он все убрал в сумку, завернув каждый в бумажку, где написал, что амулет делает. Часть сразу нацепил на себя, при чем сделал весьма осмысленный выбор. Подвеску на удачу вообще пообещал вшить себе под кожу. Ну и тот амулет. Для мужской силы. Очень они ему ценными показались. После мы решили пройтись по поместью. Там нашли, видимо в комнате хозяйки несколько типично женских вещей. На красоту и прочие подобные штуки. Нашли несколько золотых предметов быта, мешочек с монетами, эдак грамм на 800. Очень хороший амулет сохранности вещей, помещенный в кладовке. Не сразу нашли его, но когда нашли, были поражены. Мясо, спрятанное в кладовке, окаменело сверху, но внутри осталось сочным, сочилось кровью, случайно наткнулись на пучок зелени - внутри был свеж и пах, пах свежим ароматом. Специи в глиняных баночка были свежими, словно только помолотыми, колбасы вообще соблазняли своими ароматами. Мы не удержались, но загрузили все вино, что нашли и сколько могли колбас. Трой решил, что наш подвиг достоин того, чтобы отпраздновать его хорошо.
  В этот день мы решили, что уже нечего двигаться дальше. Мы развели костер из сухостоя в саду, что прилегал к вилле, вскрыли пару бутылок вина. Нарезали колбасы непонятной давности, в пайке нашли пристойный гарнир. Я раскинул сигналку, чтобы нас никто не беспокоил. Трой был то задумчив, то весел, когда представлял свой барыш. Сидели хорошо и приятно. Все артефакты, найденные в этом имении, я отдал напарнику, оставил себе только редкие материалы и несколько обучающих амулетов. Опыт, пока не мой, а вычитанный и полученный в корпусе говорил, что самые ценные вложения - это вложения в себя. Знания. Навыки и умения.
  • Вот странно, Вик. Я совсем не хотел идти с тобой. Думал, будет глупая потеря времени, но сделаю ради старого товарища, ту не знаешь, но наш мэр - мой детский товарищ. А потом решил, паренек адекватный, под ногами мешаться не будет. А потом - вот это. Я ведь олигархом стану, когда по уму все это продам. Тем более с этой рыбкой (амулет на удачу был сделан в виде рыбки). Такая судьба, затейница. Мог ведь и отказаться!
  • Знаешь, всякое бывает. Мне ведь тоже, по уму надо прямиком лететь в то поселение. Быстро сделать дела, вернуться, получить свои деньги. А оказалось, здесь можно и поболее заработать.
  • Так может здесь останешься? С твоими возможностями можно здесь королем стать?
  • Не могу, Трой. Есть обязательства там, за порталом. Есть долг. Я ведь солдат, хоть и наемник. Вернее, тем более что наемник. Нужно держать слово.
  • Слушай, вот ты говоришь, солдат. Что воевал. А как это - война у вас?
  • Ну ты знаешь, что такое планета, развитая планета, несколько миллиардов жителей. Представь себе, орбитальная бомбардировка. Высадка десанта, несколько миллионов врагов. Жертвенники, на которые сгоняют сотни миллионов. Простое убийство сотен миллионов. Армия, от которой осталось разве что каждый тысячный солдат. И ты крутишься, убиваешь, без надежды на помощь. А потом, когда ты уже почти выгорел, помощь приходит.
  • Как-то страшно.
  • Так и есть. Но нужно жить. Там я все что мог сделал.
  • Ладно, зря я этот разговор затеял. Нас точно никто не побеспокоит?
  • Железно.
  • Ну спим тогда.
  Утром мы поднялись, живчиками, как будто и не было того, ночного разговора. Переупаковали груз в нашей машине и отправились дальше по маршруту. Трой решил, что нечего искать новых богатств - сохранить бы эти. И мы помчались вперед практически по прямой, за окнами машины проносились местные красоты, стада животных, пасущихся на пастбищах, а то и на бывших полях. Спустя часов пять мы приблизились к новому этапу нашего маршрута. И это был снова город, но уже совсем другой город. Нечеловеческий. Странная геометрия, дорожки, который ведут в никуда, иногда на большой высоте. Сохранившиеся на стенах картины, которые, как я не напрягал зрение и разум, не превращающиеся во что-то осмысленное. Странные углы в архитектуре и постоянное ощущение того, что где-то сбоку, кто-то крадется. Странные фоновые сигналы.
  • Ну и как тебе это нравиться, Вик?
  • Не слишком. Но что-то в этом есть неуловимо знакомое. Где-то я такое уже видел, но не могу вспомнить. Хоть убей!
  • В странных местах ты побывал. Смертельно опасных.
  • А что, здесь опаснее, чем в том городе?
  • Намного! Здесь нет таких ловушек, как там, здесь другие, не могу описать, сам увидишь. Здесь, самое главное водятся такие твари! Многих просто не убить, другие, атакуют стаями. Третьи идеально прячутся в этих развалинах. Опасность подстерегает с любой стороны.
  • И зачем сюда наведываются поисковики?
  • Есть странные предметы, которые вроде бы бесполезны, но у портала за них платят бешенные деньги. К примеру, пустышки, представь два круга из металла, которые держаться друг от друга ровно на расстоянии в 21 сантиметр с мелочью. Сквозь них проходит все что угодно, но развести эти кружки или сблизить невозможно. Полный абсурд банка, в которой нет ничего, и ничего невозможно в ней хранить, но сломать ее невозможно!
  • Нужно посмотреть. Интересная загадка.
  • А вот еще, пирамидка, которую можно мять, перекручивать, превратить в блин, но она все равно постепенно возвращает свою форму! При чем повторяя последовательность действий, которую ты с ней совершил! И на фига такое нужно?
  • Похоже на метал с памятью формы. - я подумав, сказал - могу представить, где такое пригодится. Если из нее сделать...
  • Из нее ничего нельзя сделать! Ее можно расплавить, залить в форму, потом помять, в руках оставить - она вернется к состоянию расплава, с температурой плавления, а потом превратится в пирамидку.
  • Знаешь, скорее всего, это аккумулятор. Ведь она столько времени проводит в расплавленном состоянии, сколько ее в этом состоянии держали?
  • Вроде да...
  • Ну и понятно, идеальный, возможно вечный аккумулятор.
  • Ладно, есть еще много таких не слишком понятных вещей. К примеру, есть штука, которая растворяет абсолютно все. Все, но, если ее залить в банку из алюминия, только из алюминия, она останется безопасной. А стоит ее случайно пролить, все, она проедает все, уходит вглубь планеты. И непонятно, что она творит там!
  • А были случаи, когда эта штука приносила проблемы, ну, планетам?
  • Пока нет, но народ волнуется!
  • А как ее здесь находят?
  • Просто висит такая малиновая капля в воздухе. Ничего не касаясь.
  • Забавная штука. А человеческое тело тоже проедает?
  • Как сильнейшая кислота! Только говорят, что не больно, больно становится потом, когда дырка уже образовалась и кровища хлещет.
  • А у нас есть алюминиевая банка? Я бы с собой такое прихватил. Есть у меня любители с таким разбираться.
  • Банка-то есть, и не одна. Но такое редко найти можно. Вот еще одна вещь, но это суперполезная. Кое где находят на стенах потеки сероватой субстанции. При чем, она через время снова появляется на тех-же местах. Так вот, если эту субстанцию жрать, молодеешь. Реально молодеешь! У нас один бугор, ну авторитет, бандит, когда его решили за всякие гадости порешить, захотел сделать вид, что он не он, а пацан. Закосить под пацана. Переборщил. Стал младенцем. Так его и нашли в шмотках бандюгана. Лежит, агукает - говорить не может, и злобными глазами старика смотрит на нас.
  • И что с ним сделали?
  • Отправили за портал на опыты. А что дальше, мне не докладывали. В общем, здесь любая странность - это состояние. Но добывать их очень сложно. Опасно. Твари, ловушки, всякая хрень! Как нашли другое поселение, куда мы сейчас едем - группа ватажников отправилась сюда за богатствами, а их здесь зажали твари, и начали атаковать, выдавливая в противоположную от Помойки сторону. Те пытались пробиться назад, но без мазы. В итоге выдавили троих с другой стороны. Ну а там местные поисковики их нашли. Двое не выжили, один поправился, рассказал о позывных и частотах нашего поселения. Там договорились об обмене данными, теперь мы туда едем.
  • А на машине сможем проехать?
  • Должны, здесь очень широкие пространства между домами.
  • Ну хорошо. Однако, мне как-то не слишком нравится эта история с вашим человеком. Из всей группы выжил один, он просит привезти некую информацию, в обмен на разработки местных. Есть в этом некий подвох!
  • Да брось, ты заморачиваешься! Я слышал - это точно был Пахом! Я его голос знаю, да и словечки его характерные!
  • Ну как скажешь. Только у меня есть ощущение, тревога. Знаешь, моя задница пережила многое, ей стоит доверять, а она говорит, что будет бяка.
  • Нет, ну честно! Я понимаю, война, то-се. Но моей заднице лет в два с половиной раза больше! Я думаю, что стоит доверять ей. А она говорит, что нам нужно пройти это город, дальше все сложится.
  • Хочется верить. Ладно, давай я зайду на его территорию, почувствую его. Проще будет потом.
  Город был одним, огромным конструктом. Здесь не было тварей - были эффекторы города. Все в нем было связано в единую сеть, звери города - загонщики, ловушки - органы питания. А артефакты - останки цивилизации, которая город создала, но уже погибла. Город, обладая собственным разумом, создал свою новую систему, хищную, которая поддерживала его существование. И наша экспедиция обречена на провал - Пахом давно мертв, его группа не смогла пройти город насквозь, он погибла здесь.
  • Трой, идти вперед - смерть. Однозначно.
  • Почему ты так решил? Нам ведь придется оправдаться перед старейшинами.
  • Я не знаю. Прямых доказательств нет. Только то, что я считал из инфосферы этого города.
  • И нам не стоит в него даже заходить? Я так понял?
  • Совершенно точно. Нам нужно развернуться прямо сейчас и отправиться домой, чтобы предупредить ваше начальство о том, что им предстоят очень сложные времена. Этот город будет атаковать. Он голоден, и нашел новый источник пищи, а его пища - разумные существа. Он вызвал нас чтобы уточнить, куда двигаться. Но и без нас представляет примерное направление. Так что, двигаем отсюда. Пока потихоньку, вроде мы решили поискать более удобный въезд.
  • Понял. Разворачиваемся. А знаешь, было бы интересно с тобой в этом городе пошариться.
  • Не получилось бы, я его враг, он чувствует это, и...
  • Приплыли! Пока мы здесь трепались - посмотри!
  Обернувшись, я увидел, что путь к отступлению нам перекрыли существа, похожие на морских ежей. Они перекатывались, на их иглах сверкали электрические разряды, их было много. Но это были слабые соперники, я четко видел их точку воздействия - и достав автомат открыл огонь по ним, крикнув Трою, чтобы он укрылся в машине. Так мы и пошли, я впереди с оружием, а позади машина с Троем за рулем. Городские твари были довольно слабыми, но их было много. Видимо, Это давно не имело нормальной подпитки. Трой мне помогал как мог, набивал обоймы, подсказывал направление. Только спустя очень долгое время мы покинули область воздействия города.
  О! Какое счастье! Можно просто упасть в траву!
  • Трой! Есть чем перекусить? Если нет, я сожру тебя.
  • Сейчас приготовлю. В смысле, консервы открою. А что ты говорил, о том, что этот город будет двигаться?
  • Он может перемещаться, медленно, но двигаться. А впереди пошлет своих тварей, они будут его разведчиками и добытчиками пропитания.
  • И что нам делать?
  • Естественно, стараться уничтожать тварей - создавая их Город будет тратить энергию, а ее у него немного. Это раз. Второе: самим атаковать город. Он - единая система, чем больше повреждений вы нанесете ему, тем слабее он будет становиться. Как-то так.
  • И чем можно нанести повреждения такой махине? Ядерной бомбой?
  • Не обязательно, можно простой артиллерией. Или ракетами, вроде той, что нас атаковала та сумасшедшая баба с белыми волосами. И стоит поспешить - если город наткнется на те ловушки, которые в руинах, не знаю, что будет, или ловушки его остановят или он присосется к ним и начнет откачивать энергию из них. Скорее, второе. Создала Город довольно развитая раса, он поглощает каждый эрг энергии до которого может дотянуться. Обратил на цвет его строений?
  • Ну да, черный.
  • Это не просто черный цвет, город поглощает все излучение, что получает этой вашей арки, - зажатой в руке ложкой я показал на это безобразие в небе. Очень красивое безобразие, надо сказать.
  • И много нам артиллерии понадобится?
  • Не знаю. Тут мой совет, вам стоит нанять за порталом побольше ученых и теормагов, чтобы они изучили сначала эту напасть, благо время у вас есть. И они уж вам подскажут, как с этим бороться. И стоит-ли это делать - вдруг эту зверушку как-нибудь приучить можно. - Трой посмотрел на меня с большим скепсисом. Как на больного ребенка. Слабоумного ребенка. - Вик, знаешь, кто у тебя водителем работал все это время?
  • Кто?
  • Кандидат физ-мата, сотрудник лаборатории сверхтекучести. У нас здесь есть три типа поселенцев. Ученые разных мастей, неудачники и зека. Те, что по мелочи, в основном - политота. Так что спасибо, за такой совет.
  Издевается! Ну что поделать, что я парень простой, не разглядел его научного величия. У меня вообще было ощущение, что он на обратном пути постарается меня грохнуть и прикопать, чтобы не делиться свалившимся с неба богатством. Видимо общение с преступниками так повлияло на его Научное Величие! Хотя, у меня, не взирая на мою молодость, тоже высшее образование. Даже два! Одно военное обно военное, общекомандное, второе гражданское - бизнес администрирование. Об этом я ему и сообщил.
  • Оба на! - удивился Трой, - прямо-таки целых два?
  • Ну да. У нас, на всякий случай, двойной диплом. Ну и многие дисциплины сильно пересекаются. Управление подразделением не сильно отличается от управления любым другим коллективом. Хотя везде своя специфика.
  • А я тебя сначала принял за обычного паренька, который в пятнадцать свалил с фермы, за пару лет пообтесался и научился выдавать себя за крутого наемника. Потом пригляделся, а ты оказывается маг, при чем достаточно умный, чтобы не кичиться этим, ну а когда по этим глюкам стрелял, понял, что парень ты не простой.
  • Ну а я, откровенно говоря, сначала тебя тоже принял вовсе не за кандидата наук. За такого обычного человека Фронтира, которому в цивилизованных местах жить скучновато.
  • А я такой и есть. Я здесь для родного института артефакты добываю. За денежку, естественно.
  • Ясно, а глюки - это те колючие шары? Странно вы их назвали.
  • Нормально назвали. Их впервые увидели парни, которые заняли одну из вилл, после похода по руинам, там забаррикадировались и заквасили. Так утром, одного из тех, кто квасил подняли на замену в караул, ну он и увидел это чудо и подумал, что это глюк у него с перепоя. Белочка добралась. Ну и позвал народ: Вы видите, что я, или это глюк у меня? Народ посмотрел и решил, что глюк у них коллективный. А этот глюк попер прямикам на них с самыми нехорошими намерениями. Так вот, они его в семь стволов еле положили. А ты, Вик, один выстрел - один труп. Прям, ганфайтер какой!
  • Ну меня-же какая школа за спиной. И зрение магическое, вижу, куда стрелять. Но ладно, это лирика. Если с учеными у вас порядок, то нужно добавить в ваш компот третий компонент. Магов-исследователей.
  • А такие есть? Я полагал, магия это всякая мумба-юмба, заклинания, плетения, все из старых гримуаров...
  • Ну есть, конечно, и такое. Но есть и вполне себе научная магия. Опыты, исследования, повторяемость, новые разработки. В Мультиверсуме огромное количество техно-магических цивилизаций. Замечу, самые сильные именно такие. И вам нужны ребята оттуда.
  • Слушай, а почему они тогда все не завоюют, если они такие сильные?
  • Понимаешь, увеличенная агрессия - отрицательный фактор в эволюции сообществ. Любое излишне агрессивное общество в обозримый период непременно нарывается на более сильное, которое дает ему укорот. В общем, это моими словами описанный закон природы. За миллионы, если не миллиарды, лет существования общности разумных в нашей общности вселенных этот закон никогда не давал сбоя.
  • Эк ты завернул! В нашей общности Вселенных! А что, есть и другие?
  • А как ты думаешь? Если принять за факт, что Вселенная бесконечна, что, кстати не всегда верно - блин, только сейчас задумался, откуда у меня уверенность в бесконечности вселенной? Ведь я сталкивался и со вполне конечными вселенными... Но не суть, число Вселенных в Мультиверсуме бесконечно. Значит, кроме нашей общности, должны существовать и другие.
  • У нас, до меж-пространственного контакта, существовала теория, что в нашей Вселенной непременно мы не одиноки. И мы очень долго искали их в космосе. Пока к нам не постучали из параллельной Вселенной... Так вот, дома есть еще много ученых, которые ищут другие цивилизации в космосе. Все также безуспешно. Так что можно предположить, что иные общности...
  • Так, мы нашли друг друга. Один военный теоретик, другой физик. Вернемся к нашим практическим ипостасям. Двигаться пора домой.
  • И по дороге, ищем артефакты! Раз уж с Городом и другим поселением пролетели! У меня никогда не было такого удачного выхода! А ведь я очень опытный поисковик. Может, все-же останешься, Вик? Мы с тобой миллионерами станем!
  • Нет, старик. Я уж не знаю, что меня гонит по жизни, наверное, просто желание увидеть новое, но оседать на месте пока не готов. А тебе стоит просто через Транспортную Гильдию нанять себе мага без особых претензий, и организовать с ним напарничество. Твой опыт и знание - его магическое зрение. Вот о чем я думаю, а ведь я условия контракта не выполнил. Как ваши старшие на это посмотрят?
  • Трудно сказать. Они такие жуки! Наверняка будут требовать снижения платы.
  • Блин, и так минималка была! Обидно, понимаешь?
  • Понимаешь. Что сказать? Жизнь такая. Зато за артефакты денежку получишь! Думаю, много больше, чем по контракту.
  • Это да. Но я не только за деньги сюда приехал, мне очки нужны. Не так много осталось, до полноправного членства в гильдии. А в последнее время с интересными контрактами не густо.
  • Сочувствую, но не уверен, что могу помочь.
  • Ладно. Может удастся гильдии продать интересные сведения об этом мире. Вдруг накинут чего.
  
  Обратный путь прошел как-то проще. С Троем наладился хороший контакт, мы снова с ним собрали урожай артефактов, так что ему пришлось делать тайник, в котором он припрятал те, которые ну никак без контейнеров нельзя было везти. Со снежными ведьмами в этот раз мы не повстречались, зато уже на пути от Руин в поселение нас один раз атаковала группа мутировавших животных, от которых мы весело, с огоньком отбились.
  Потом, уже на подъезде к городу за нас всерьез взялось некая банда, что потрошила поисковиков. Почувствовав недоброе внимание к нам, я вовремя остановил Троя, избегнув засады. Увидев, что мы не хотим лезть к ним в лапы, бандиты решили атаковать нас в лоб, что было большой ошибкой. Оружия у нас с Троем было немало, а стрелять, как вы успели убедиться, я умел. Плюс прекрасно видел, куда нужно стрелять. Когда я перебил большую часть банды, остатки решили ретироваться, но с согласия Троя, я не дал им это им сделать. Добив всех, мы подъехали к месту неудачной засады. Трой прошелся посмотреть, кто нас решил пощипать. Заодно трофеи собрать.
  • Вот ведь, - он показал мне жетон, - однокашник, в разные годы в одном университете штаны просиживали. Ты представь себе комичность ситуации - он ботаник. По образованию. Нет, гениальный человек, гениален во всем. Поняв, что имя в науки здесь достичь высот сложно, сколотил банду. При чем, успешную. Правда слишком милосердные бандиты - по возможности старались не убивать. Даже жаль, что я предложил тебе с ними покончить.
  • И что, все здесь - ученые?
  • Нет, что ты, большинство - так, мелкие преступники. Есть бедняки, которые решили попробовать сил на фронтире. Но вот еще один экспонат - прикинь, физик-ядерщик. Нет, бандитская стезя некоторых прельщает, не взирая на образование и положение.
  • Знаешь, Трой, мой опыт показывает, что многознание не равно уму. А ум, не всегда успешен. Иногда ум выбирает пути, которые не ведут к успеху. Просто потому, что в принятии решений всегда имеют свое слово чувства. И вот, гениальный ученый решил стать бандитом, потому что его обижали в детстве. В общем, я как-то так думаю.
  • В целом, согласен. Но ирония судьбы сводит с ума!
  • Бывает. Поехали, ты все ценности собрал?
  • Нет. Что меня несказанно расстраивает! Но увезти мы все не сможем!
  • Не расстраивайся, эти ребята пришли сюда не на своих двоих. Где-то рядом должны быть их машины.
  Действительно. Практически в двух шагах. Особенность степи, она кажется ровной, как стол, а рядом лощина, в которой можно армию спрятать! Там стояло три внедорожника, вроде нашего, но помощнее. В итоге Трой сцепил их попарно - чтобы техника не пропала, на жестких сцепках. И посадил меня за руль. В общем, выезжали мы из поселка на одной машине, вернулись на четырех. Трой - самый страшный хомяк, из тех, что я знал до этого!
  По возвращении нам с напарником пришлось заняться написанием отчета о нашем путешествии, мне - еще и обещанной инструкции по артефактам. После чего нас вызвали на заседание суда по поводу случившейся стычки с бандитами - ведь до этого они слыли добропорядочными жителями поселения. Слава Богам, местный шериф с криминалистом полностью подтвердили наши показания относительно стычки. Мы с Троем были оправданы, в чем я мало сомневался - у Троя была волосатая лапа в верхах, мэр - старый знакомый.
  Потом была сложная операция по оценке привезенных богатств. Пятнадцать процентов со всего забрала местная администрация - блин, о налогах я и не подумал. Трой пояснил, что не будь стычки с бандитами, могли бы и избежать этого, и теперь он не уверен, что его жадность была осмысленной. Бывает!
  После мы занялись разделом добытых богатств. Как договорились, все магические амулеты отошли к нему, мне они не нужны. Если понадобятся - сам найду, и получше. А то и зделаю. Золото и прочие драгоценности тоже ушли к Трою. Меня интересовали артефакты, материалы, те самые пластинки, ну и все. Так что Трою перепало все оружие, амуниция и машины бандитов. Мало того, я в кассу поставил и свое оружие, плюс медикаменты, которые я захватил с собой. Так что, практически все артефакты отошли ко мне. Но Трой не особо расстраивался, его доля была столь весомой, что он был весьма рад. Поход удался. Его поход.
  На третий день после возвращения меня вызвали в администрацию поселка м сообщили, что решением местного совета мне полагается только 20 баллов из сотни, на которую я рассчитывал, ну и сорок золотых. На мой ответ о том, что я обнаружил угрозу, о которой они не знали, даже две - возрожденные снежные ведьмы и Город, мне заявили, что этого не было в контракте. Тогда я опротестовал их решение и отказался от платы. Пусть разбирается Гильдия.
  
  
  10
  
  Прибыв на Фрэган, я действительно почувствовал, что вернулся домой. И почувствовал, насколько устал от этой миссии. Мне пришлось нанять на портале хранилище, везти в Нибеле эти артефакты мне не захотелось. Не стоит, мало того, что их свойства малоизучены, часть из них опасны. Пришлось раскошелиться на защищенное хранилище - случись чего, неизвестно, как артефакты поведут себя в другом мире, я ведь потом отвечать буду.
  Как не странно мой наставник не появился наутро. И на следующее. Пришлось самому идти в комендатуру, отчитываться о проведенной операции. Я сдал отчет, после чего решил погулять по городу. Пошел в парк, там нашел таверну, где можно было посидеть в тепле и уюте возле окна, которое выходило на озеро. Было прохладно, я заказал глинтвейн, потягивал его, хотя он и остыл очень быстро. Пришлось пить просто подслащенное медом вино со специями. Но хотя бы без чувства постоянной угрозы. Наемники - существа гиперактивные, поэтому Гильдия очень много старалась поддерживать здесь идеальный порядок дикими штрафами и специальными полицейскими силами. Так что я был в состоянии редкостного покоя, отдохновения. Сидел, пялился, но озеро, где дети и старики кормят уток хлебным мякишем. Неожиданно в сферу внимания, я и не ожидал, что держу ее даже здесь, ворвалось ощущение агрессии, укол внимания со стороны. Автоматически я поднял блюдце от печенья, которое заказал к вину, и о него беспомощно ударилась стрелка, выпущенная из трубки. Также, автоматически, я бросил блюдце во врага. Оно ударило его в поднятую руку - хотя я бросал в горло. Прикрылся. Вскочив, ну как вскочив - выпростался из стола, я бросился к убийце, однако подскочив к нему, обнаружил, что он уже лежит на полу, и из его рта вырывается синяя пена.
  Тут ко мне подлетел официант и строгим голосом, спросил, что я сделал с этим человеком. Мне пришлось объяснить ему, что я с ним ничего сделать не успел - он выпустил в меня стрелку, вон она валяется, я прикрылся блюдцем, после чего кинул онное блюдце в этого господина, после чего бросился к нему, но застал его в таком странном состоянии. И добавить к этому ничего не могу!
  Спустя минут двадцать прибыла вызванная хозяином кафе полиция, которая констатировала ровно то, что я им рассказал. Тем не менее, она забрала меня с собой, в участок, где еще раз побеседовала со мной в лице особого дознавателя. Тот очень старательно допросил меня, пытаясь выяснить, кто мог желать моей смерти. Я не представлял себе, кто мог бы этого желать. Нет, конечно, я немало кому насолил, но даже в качестве наемника - не особо. А мстить наемнику, после прекращения задания, смешно. Конечно, конгеритам я напакостил в совсем другом статусе, однако, где они, а где я!
  В итоге меня отпустили. Я вернулся в Нибеле, пытаясь раскопать в своей памяти, кому я досадил настолько, что он решил послать ко мне наемного убийцу. Ну нет никого! Странно все это. Придется следить за спиной, не имея даже предположений, кому понадобилась моя жизнь.
  Наутро, за завтраком наконец появился мой наставник. Довольно суровый, потребовал меня точно рассказать о том, что я делал в последнее время. После потребовал рассказать, кому я мог наступить на ногу ранее. Я возмутился, и объяснить, что никому - я ему свои похождения описывал уже.
  • Сынок. Кто-то тебя сильно невзлюбил. Я не понимаю. Единственное мое предположение - династические там у вас, в Доме Хаоса.
  • Я не имею отношения к Дому! Вы сами знаете! А в дворах Хаоса - я мелкая сошка, второй сын, без наследования.
  • Ну не знаю. Ноги растут оттуда, это точно. А в какие расклады ты попал - не знаю. Я буду думать. Ничего пока представить не могу.
  • Тогда давай по твоей последней миссии. Рассказывай!
  И я начал рассказывать. Манко заставил меня очень подробно рассказывать о моих приключениях в Руинах, и рядом с Городом. После попросил рассказать очень подробно о том, как я общался со старейшинами поселка, которые прокатили меня с наградой. Все, что я ему рассказал ему, как не странно понравилось, и неожиданно веселый он позвал мне пройти в комендатуру. Ну как позвал. Приказал.
  Придя в комендатуру, он, как всегда, оставил меня скучать в коридоре, а сам пошел гулять по кабинетам. В итоге, спустя час, пожалуй, он позвал меня в кабинет, который был почти полностью занят огромным ящером, весом, пожалуй под десяток тонн, который возлежал на полу, только огромная голова его возвышалась над обычным столом.
  • Так, малек, слушай сюда. Все твои артефакты переходят в собственность гильдии. Но за них ты получишь очень солидное вознаграждение. Извини, мы не можем позволить, что бы такое попало в руки наших врагов. Далее, твои проблемы с администрацией того поселка, считай уже решены. Нам интересны те места, в которых ты ковырялся. Мы имеем представление что из себя представляет из себя то, что назвал Городом. И мы хорошо знаем, что такое твои ловушки, что такое все эти артефакты. Они нам интересны. Поэтому мы милостливо награждаем тебя! Все очки необходимые для достижения тысячи мы начисляем! Можешь кланяться! А будешь болтать, я тебя съем!Ха-хах-ха! Нет, меня удивляют-таки люди! Ты вроде хаосит, не должен так реагировать, но все равно думаешь, что я так просто возьму и сожру тебя! Странно.
  • Наверное. Просто ваши размеры и правда потрясают. Я, в боевой шкуре, конечно могу с вами посоперничать, но все равно потрясен. А что, по одному экземпляру артефактов не могу рассчитывать?
  • А зачем тебе?
  Постепенно, в мягкой беседе (насколько это возможно с такой тушей) ящер незаметно для меня выяснил, что у меня есть владение во Фрактальном лесу, на Ирме и, что самое главное, своя космическая станция! Кроме того, что я являюсь партнером расы кибер-пауков. И мало того, у меня есть росток расы осминогов-биотехнологов. В общем он вскрыл меня до донышка! Все мои секреты выведал за небольшую беседу.
  • Ну вот, а ты Манко, говорил, что парень твердый орешек. Нет, парень просто и не слишком скрывал свои секреты. Мне кажется, что гильдии и нашему Вику стоит заключить немного другой договор. Вик имеет возможность дать многое гильдии, гильдия может многое дать Вику. - тут ящер обратил на меня свой взгляд, тяжелый, подавляющий. - Что думаешь?
  • Нужно посмотреть, что и как. Договор - лучший способ организовать правильное взаимодействие (ой, что я несу)!
  • И это правильно! Мне нравится, что такие способные юноши приходят в гильдию! Манко, ты молодец! А с юношей, который теперь член гильдии, займется наш хороший товарищ Михал, кажется, он положил глаз на него?
  • Именно, Михал. Хотя мне кажется, что отправлять парня с такими интересными способностями, знакомствами и активами к штурмовикам - рискованно. И вообще, по всему ему прямая дорога в Фиолетовый легион. Или, на крайний случай, в Ночную стражу.
  • Нет, Манко, ты как был тупым новобранцем, так и остался. Только поседел. И... а где твоя хромота, Манко, я ведь помню, почему тебя списали из Ласточек? Так, малек иди к своему новому командиру, пусть Михал порадуется, а мы с моим старым приятелем Манко Юпанки поговорим по душам.
  Я покинул старых друзей с тяжелым ощущением. Меня преследовала мысль, что Манко не выдержит давления этого старого и очень умного ящера и расскажет все о моей магии хаоса. Кстати, по совету Черепа я стал постепенно разбираться с ней. Удивительно, но не имея никаких пособий по этой магии, я легко трансформировал плетения других школ к Хаосу. Вернее, плетения шли с некотором скрипом, нужно было их адаптировать, но вот конструкты, которые я формировал волевым усилием создавались с удивительной легкостью!
  С тех времен, когда за мое обучение и развитие еще не взялся старый лич, я старался чаще работать с низкоэнергетическими воздействиями. Старался больше заниматься точечными уколами. Сильно увеличив мой резерв и каналы Череп дал мне возможность оперировать гораздо большими энергиями. А когда я берусь за хаос, я уже сейчас весьма сильный маг. Сигналка на основе хаоса превращается в ловушку. И весьма опасную, конечность оттяпать - легко. Плетение ослепления, которое меняло проводимость сигналов в нервах, если строить на основе хаоса вместо временной потери зрения, просто выжигало нервы вплоть до передних долей мозга. Я попробовал на животных. Для человека это равносильно превращению в медузу. Странно все это, нужно снова выбирать наиболее правильную стратегию использования своих сил. Но имея большие возможности, это более приятно делать.
  Размышляя об этом, больше даже о том, что сделает тот ящер, когда в руках у него потенциальный аристократ Хаоса, я пришел к месту расположения Золотого легиона.
  У открытых ворот стояло двое бойцов в тяжелой броне. Хорошо, сегодня прохладно (да что там, холдодно!) и в поддоспешнике и броне стоять не слишком тяжело. А летом, в жару?
  • К кому? - спросил один из караульных.
  • К легату Михалу. Обещал после получения полного членства в гильдии поступить в его распоряжение.
  • Жди.
  Я отошел в сторонку от ворот, на улице стояла типичная погода для поздней осени: сыро, ветрено, хорошо, хоть с неба не капало. Хотя в это время года с этим особых проблем не было, сейчас не капает, через пять минут начинается дождь, который будет то литься, то моросить ближайшие дня три. Меня это не слишком раздражало, мне даже нравилась эта погода. Тем более, что я был хорошо одет, в пижонский светло-коричневый плащ и костюм, который у меня остался после поездки из Москвы в Рим. А что? Тепло, не промокает, неплохой уровень защиты, это-же, по сути, не просто костюм с плащом, а бронежилет. Тем более, что под него был поддет мой доспех-трансформер. Шляпа подвела - она была просто шляпой. Может стоило бы взять с собой свой полуторник, но на пояс его не повесишь, а за спину, с плащом, неудобно и попросту смешно. Вместо этого я повесил на пояс короткий меч или длинный кинжал, в кобуре был автоматический пистолет. Вроде, как и не совсем безоружным пришел на прием к своему новому командиру.
  Михала пришлось подождать. Я простоял рядом с воротами около получаса, когда ко мне вышел человек, одетый в незнакомый мне мундир. Судя по обилию золоченных элементов - Золотой тысячи.
  • Представьтесь.
  • Виктор дан Хали.
  • Ваш браслет! - нет, стоило и раньше понять, что этот браслет не только для эвакуации предназначен! Оказывается он и идентификатор. Я протянул левую руку, офицер поднес к браслету планшет? Или подобное устройство. Поковырялся в нем, видимо изучая мои данные.
  • Ага, я вижу, что легат ожидал вас еще полгода назад. Чем вызвана задержка?
  • Изучал полевую медицину.
  • Целых восемь месяцев?
  • Так уж получилось, увлекся и, говоря откровенно, вырваться было сложно - им сильно не хватает целителей.
  • Ясно. Ну что ж, рад видеть вас у нас, курсант! - как так, я же теперь боец первого уровня? Да и лицо офицера изображало только скуку и не скрываемое пренебрежение - что угодно, только не радость.
  • Вижу, ты удивлен. Да, гильдейские нормативы ты выполнил. Но тебе нужно доказать, что можешь быть полезен Золотому легиону. А это тоже не просто! - бог мой, снова доказывать, что я не пальцем деланный! Я уже только здесь этим больше года занимаюсь! А так, я всю жизнь только это и делаю! Захотелось расстегнуть верхнюю пуговицу мундира, показывая, что предлагаешь бой без чинов и званий, и начистить этому офицеру морду! Ах да, я решил сегодня выпендриться, пришел сюда в гражданском платье! Решил, что могу себе позволить - добился своего, да и Михал должен меня помнить... Кстати, это косяк, чем я думал, одеваясь? Ну да, форма слежалась за время моего отсутствия, а мне хотелось побыстрее.
  • И чего мне нужно добиться теперь, чтобы из курсанта стать полноправным членом тысячи?
  • Во-первых, у себя мы называем наше подразделение легионом. А Михал не тысячник, а легат. Полностью - корпус-легат. Кроме него есть еще два штабс-легата и четыре легата, которые командуют четырьмя легионами. Таким образом наша "тысяча" состоит реально из 20 тысяч бойцов, с полностью развернутыми подразделениями. Во-вторых, задавать вопросы - это не то, что ожидают от тебя, курсант. В-третьих, личный состав легиона проживает на нашей базе, то есть здесь. В-четвертых, у нас не принято ходить в гражданке и форме других армий. Только наша форма и больше никак. Кроме того, ношение наград, полученных ранее не приветствуется, хотя это на усмотрение командира. Так что задача номер один. Прибыть на представление к командиру учебного подразделения. Задача номер два - перевезти свои вещи в расположение части. Ясно? Можно приступать!
  • Есть! - ответил я. С этим офицером, пожалуй, мне стоит пореже пересекаться. Если в этом легионе таких большинство, боюсь мне здесь не место.
  После этого разговора офицер сделал мне "отметку" в браслете и удалился. Подумав, я решил сначала вернуться в Нибеле, переодеться, захватить свои вещи и оружие, а уже затем поступить в распоряжение командира местной учебки. Что за дурацкая мысль, прибыть в подразделение в гражданке? Год назад у меня и мысли бы такой не было!
  Спустя три часа я на верхом Звездочке, с навьюченными моим скарбом Граце и Леньке приехал в расположение Золотого легиона. Еще трие лошади, Соня, Рыся и Бася остались в арендованной конюшне, как и значительная часть моего оружия - в ячейках. Я решил подстраховаться, первое знакомство с новым моим подразделением мне не слишком понравилось.
  Прибыв, попал в круговорот забот по обустройству, ко мне сразу подскочили пацаны, которые помогли быстро определить моих и вещи - ячейку Золотого легиона. В форме "моего" мира я отправился на встречу со своим новым командиром. Найдя по наводке вездесущих мальчишек (меня сначала удивило их присутствие в расположении, потом я подумал - наверное дети бойцов и командиров, другого просто не может быть, будущее пополнение легиона), командира учебного подразделения я представился ему просто именем. Не мог я понять, как иначе это делать: старший лейтенант, боец гильдии или курсант? Продемонстрировав ему свой браслет.
  • Майор Ленье. - представился он, - Так вы у нас получается, с неплохим командным опытом? Так может и не стоит задерживаться в расположении? Зачем вам эта тягомотина? У меня есть прекрасное предложение, командировка в войска, которые ведут боевые действия, как раз для младших офицеров, которые хотят роста. Война довольно примитивная, но не совсем по-нашему профилю - винтовки-пулеметы, первые танки и аэропланы. Конечно, есть проблема, окопы - грязь, вши, инфекции, но, судя по всему, вас это не побеспокоит - вам они не грозят, судя по индексу сопротивляемости. Там большая убыль в офицерах, солдат они прекрасно набирают из своих подданных, а вот офицеров нужно обучать. Младших легко прогнать через ускоренные курсы, но им ведь нужны опытные наставники? В качестве этих наставников правительство и решило нанять нас. Так сказать, "играющих тренеров". Прекрасные деньги, сотня золотых в неделю!
  Мне как-то и самому совсем не хотелось задерживаться здесь. Это место меня бесило! Непонятно почему. Взбесил своим высокомерием дежурный офицер, взбесил и этот майор, мой непосредственный начальник - явным желанием побыстрее сплавить меня куда угодно. Было видно, что я срезу ему не понравился. Несмотря на блок, отзвуки его эмоций я ощущал - недовольство, он считал меня выскочкой, а то и лизоблюдом, который неизвестно как втерся в доверие к корпус-легату!
  Ну что ж война, так война. Мне там попривычней будет, чем в этом змеином гнезде. А окопы? Что я там не видал? Тем более на командирской должности? Почему нет?
  • Согласен. Только с оружием и формой хотел бы определиться.
  • Вот и лады! Даран, вот у нас и еще один боец для Большой войны! Прекрасный офицер - за плечами несколько серьезных операций, и даже одна война. Отведи его к каптенармусу, пусть обеспечит формой и амуницией.
  Даран, как я понял мастер-сержант, молча кивнул и знаком кисти позвал меня за собой. Придя на склад, мне выдали аутентичную форму оливково-зеленого цвета, которую пришлось подбирать под себя самому, морщась от запаха "задохнувшейся" ткани и специфичной пыли, продираясь сквози слабо понятную мне маркировку. Свалявшаяся в кипах она сидела на мне колом - придется приводить в порядок, эти беспорядочные складки, образовавшиеся от долгого хранения выводили из себя.Мастер-сержант и унтер вели себя тоже крайне странно. Они как бы вовсе не старались мне помочь, а наоборот, затрудняли процесс. Что еще более взбесило меня. И посматривали на меня, не как на врага, конечно, как на досадное недоразумение. Да что такое! Если я всем тек мешаю здесь - я выполню молчаливое пожелание "золотых легионеров" и покину тысячу, как можно скорее. Пока просто приму это задание, а уж после него - исчезну без лишних разговоров и сожалений.
  После чего пришлось подбирать оружие, где я все-таки выбрал свое, подходящее под местные калибры. Ему я больше доверял, пришлось с ним довелось хоть немного познакомиться. После чего я набрал патронов, медикаментов - хотя какие медикаменты, бинты, растворы для дезинфекции, мази, и самые простые обезболивающие таблетки, порошки "от живота" и прочего, жаропонижающее, простенькие антибиотики. Мне, скорее всего, это не пригодится, но пусть будет. Взял и местный противогаз, пользоваться буду своим, но иметь местный нужно - положено. После, получив несколько минут свободного времени, свистнул мальчишек, попросил их отвести моих лошадок обратно в конюшню и по возможности отнести мои пожитки в хранилище при портале. Заодно отправил записку Манко, о том, что в Золотой тысяче я, пожалуй, не уживусь.
  Мне не хочется служить здесь. Даже если мне придется покинуть эту гильдию наемников. Вроде все нормально, но мне очень не понравилось, как меня приняли здесь. Не знаю, почему. Просто острое ощущение, что мне здесь крайне не рады, да что там - не ощущение, все встреченные прямо показали, что я дерьмо, незаслуженно принятое в их очень славный коллектив! Мир большой, я найду, где продать свой меч! Хотелось устроить напоследок какую-нибудь гадость, очень, я даже приготовил изумрудного червя, но остановился. Слишком это, здесь есть масса невиновных людей. Если после операции достанут - я им не только червя подкину!
  Снаряженный, с вещмешком, шинелью в скатке и своим любимым баулом я прибыл к порталу. Ну что, здесь говорите Большая Мировая война? Посмотрим, что это такое, на одной мировой я уже побывал. Не думаю, что здесь будет хуже.
  Зря я так думал. Методы убийства не столь важны. Важны обстоятельства.
  
  Недалеко от портала собралось несколько офицеров Золотого легиона.
  • Ну как, дали молодому просраться?
  • А как думаешь? Он тут нас всех просто ненавидит!
  • Хорошо, хорошо! Посмотрим. Что он из себя представляет. А то война на Ирме, магия, корпус Хаоса. Посмотрим, как он будет окопный хлебушек жрать. Не знаю, чем он Михала так очаровал. Обычный выскочка. - произнес полковник, явно довольный собой и тем, как этого недоношенного щенка опустили легионеры.
  • Знаете, господа, я не маг, но чувствую это дело. Перед отправкой поле возмущалась... даже не знаю как. У нас в Легионе никто такие возмущения выдать не может.
  • То есть, он воздействовал своей магией?
  • Нет, несколько раз находился на уровне, что "сейчас пущу им гадость", но сдержался.
  • Ну так хорошо! Все нормально, не придется звать магов!
  • Ты не понял, Перкофф. Он мог сделать нам большую гадость, но удержался.
  • И что?
  • Я полагаю, стоит посмотреть, что он делал после встречи с нами.
  • И что нам стоит посмотреть?
  • Я думаю, что нам стоит узнать, что с его вещами и животными, кажется он привел на конюшню пару лошадей.
  • Зачем? Что нам с его вещей и лошадей?
  • Есть ощущение, не знаю, как описать. Что он решил нас покинуть нас. Слишком самолюбивый.
  • Да и что из этого? Мы - самая лучшая сотня, такие мальчишки должны стремиться к нам!
  • Тем не менее.
  Послали узнать, что произошло с имуществом нового курсанта и были весьма удивлены, что оно находится за пределами расположения Золотого легиона.
  • Так, я не понял, что мальчишка решил просто отказаться от службы здесь? Он хочет сбежать?
  • Я не говорил бы так. Он не принял присяги легиона. И хочет покинуть наше приятное общество совершенно спокойно, но в темпе вальса.
  • Нет, я не понял, что, получается, что он просто хочет покинуть наш легион, прославленный, черт побери, лучший легион на Фрэгане?
  • Мне кажется, он хочет просто покинуть Фрэган. Так он просто заплатил, что бы все его вещи перенесли в хранилище при портале. И послал записку своему наставнику, Манко Юпанки.
  • Постойте, я не понимаю, юноша решил посвятить свою жизнь воинской стезе и решил покинуть нас? Я чего-то не понимаю, давайте более внимательно рассмотрим, что он из себя представляет. Так с семи лет - обучение в корпусе. В десять - первая учебно-боевая операция. Все хорошо. В двенадцать получил ранение, мелочь, царапина. А это уже серьезнее, стрела в легкое, командовал полуротой копейщиков-ополченцев. Сдержали атаку, потери до 50%... Странно, 15-летний мальчишка? Его поставили командовать, пусть даже и ополчением? Странно, господа!
  • Я знаю, в чем дело, у него проблемы с трансформой!
  • Откуда такая информация, есть свой канал в Хаосе?
  • Одна бабка сказала.
  • Ну ладно. Проблема с трансформой и что?
  • Особенности хаоситов. Командовать ополченцами менее почетно, чем атаковать в строю будущих гвардейцев. И поставили его на второстепенном направлении. Но что-то пошло не так.
  • И вот та самая война! 17 лет, практически последняя стажировка, дальше - выпускной курс. О, а война там была нешуточная! Шестер, почему я об этом раньше не знал?
  • О чем?
  • О том! - лицо старшего офицера, полковника раскраснелось, он начал говорить на полтона ниже, но каждое слово вколачивал как пулю в стену: - Орбитальные бомбардировка. Потери вооруженных сил по итогам компании - 99.76%. Потери гражданского населения - 87, 3%. Применение ядерного и кваркового оружия с обеих сторон. Подразделение, где младшим командиром был наш "золотой мальчик" смогли зачистить от первой волны врага практически целый континент, уничтожив более полутора миллионов единиц врагов, при численности в несколько десятков. Это невозможно!
  • Досье стопроцентно проверено. Техника. Использовали роботизированное оружие. Мины, ловушки, атаки роботов-камикадзе. Одну из самых успешных организовал именно наш рекрут. У него не было права на использования ядерного оружия - смог сконцентрировать достаточно обычной взрывчатки, чтобы достичь уровня малого ядерного заряда.
  • Ясно. Шестер, почему я только сейчас узнаю, что там была не война, а просто бойня? Что парень прошел сквозь ад, е не просто повоевал?
  • Господин полковник, у меня не было времени плотно ознакомиться с личным делом рекрута. Его неожиданно к нам отправили, последнее его задание не могло принести нужное для закрытия нормативов числа очков.
  • А почему принесло?
  • Не могу знать.
  • Не можешь? - полковник просто прошипел эти слова. - Кто может, господа офицеры?
  • Я в курсе. Он нашел на последнем задании крайне интересные для гильдии материалы. Что именно - не знаю, но они заинтересовали самого Азаарха. Который вызвал его к себе. И оперативно выпотрошил парня. После чего приказал юристам готовить партнерский контракт для него. Все. Слишком мало времени прошло - подробностей не знаю.
  • Ясно. Чем еще отличился наш, боюсь уже бывший рекрут?
  • Тут думаю я могу помочь. - вызвался ответить капитан магической поддержки, с соответствующим кристалом в петлицах и шевроном на левом рукаве, - Все-же магия - моя стезя. Так вот, мальчик один из сильнейших магов, которые есть сейчас на Фрэгане. Обычно услуги таких магов нам самим приходится привлекать по системе перенайма. Он должен был попасть к нам еще восемь месяцев назад, но почему-то после исполнения очередной курьерской миссии отправился в госпиталь постигать искусство полевой медицины и целительства. Там несколько месяцев проработал в приемном покое, где показывал просто чудеса, буквально воскрешая мертвых. Ему подкладывали даже умерших полчаса назад, он смог выработать схему, которая возвращала к жизни уже абсолютно мертвый мозг. Не часто, но ему это удавалось. Второе место, где он работал - ожоговое отделение. - почти половина офицеров, присутствующих на этом импровизированном собрании, очень скисли, некоторых даже передернуло, они неплохо знали, что такое ожоговое.
  • Так вот, господа, там он тоже творил чудеса, но более его использовали как батарейку. Плетения восстановления очень прожорливы, энергия требуется ожоговому всегда и в почти бесконечных количествах. Довести его до полного истощения резерва так и не удалось. Раньше он начинал валиться с ног от банального недосыпа.
  • Чего я еще не знаю, господа? Почему год назад Михал так вцепился в этого пацана?
  • Все просто, господин полковник, - подал голос немолодой человек, который обращался с полковником слишком вольно. Но ему это позволялось - один из самых успешных полевых командиров легиона, - он держался против Мхала в бою на мечах до тех пор, пока не сдался, опасаясь, что окончательно вымотает "старого человека", чем нанесет ему обиду. Дело в том, что в тот день он уже "обидел" одного нашего офицера, тем, что вел с ним учебный поединок, но "щадил" его.
  • То есть этот щенок еще и выдающийся мечник. Дерьмо и мать его, едреноть! Господа мы обосрались. Вернее, обосрался я, - полковник никогда не имел привычки перекладывать свои просчеты на подчиненных, иначе не был бы одним из старших командиров Золотого легиона. - Очень скоро мою шкуру захочет не только Михал, но и Азаарх. А эта старая ящерка... Просто сожрет меня, слышишь, Шестер? Я изменю своим принципам, и вторым блюдам у него будешь ты. Потому что именно ты виноват в принятии этого глупого решения. Если не уверен, какого черта мне подпевать? Достаточно было просто сказать простую фразу: "Господин полковник, я не закончил работу с досье рекрута, не стоит принимать поспешных решений". И все! Этого позорища не случилось бы. И кстати, если я не выживу после встречи с нашим руководством, объявляю. Лейтенант Шестер освобождается мною от должности моего адъютанта и рекомендован к переводу в строевые части. А хотя лучше было бы выкинуть из Золотого легиона. Как лизоблюда и подхалима. Но как я, на старости лет попал на такую простую удочку, как лесть! Пора снова в войска. Если меня не сожрет господин Азаарх и не убьет поеду на эту Большую войну, куда мы отправили этого мелкого засранца!
  • Господа, ну хоть у кого-то есть информация, которая сможет помочь мне вылезти из задницы? - оглядев своих друзей тяжелым взглядом, спросил полковник Перкофф.
  • У меня есть мысль, господин полковник.
  • И что ты думаешь, Сальве?
  • Нужно поговорить со стариком Манко, он его наставник. Объяснить ему ситуацию. Что мы не хотели зла, просто хотели... ну что хотели. Манко, думаю, имеет на него влияние. Хоть какое-то.
  • Блин, до этого я и сам бы додумался. Мало.
  • Ну и как бы мне не хотелось этого, стоит мне отправиться на эту большую войну, попытаться постепенно изменить мнение о нас Вика. Попытаться объяснить ему, что все это просто одна из глупых традиций, которые призваны проверить, что из себя представляют собой новички. Сблизится, так сказать, в окопах. Если кто засмеется - выбью зубы!
  • Сальве, мне очень не хочется терять тебя. На той войне, насколько я знаю, убивают очень часто!
  • Ну что поделать. Я, конечно, не хаосит, но и оборотней тоже сложно убить. Так что, скорее всего, вернемся вместе.
  • Ну принято. Сальве, я тебе обязан. Очень обязан. Ты знаешь, это не пустой звук.
  • Знаю, команданте!
  
  
  Перед майором Санахом предстало шесть молодых офицеров, аутентично одетых и вооруженных. Четверо имело погоны капитанов (я в том числе), двое - старших лейтенантов.
  • Ну что господа офицеры, наш выход! - тут появился еще один человек, в форме золотых, полевой, на этот раз довольно скромной.
  • Извини, Санах, командование решило послать и меня.
  • Сальве, ч что тебе делать там? Это не твой уровень, извини, тебе армиями командовать!
  • Тут не игра золотого штаба, гильдия попросила, попробовать создать кулак под моим командованием. Показать им, как можем воевать мы. Возможно, хотят наладить более тесный контакт с миром. Не знаю, но команда - достичь максимальных результатов.
  • А форма?
  • Там закажу себе форму. Времени не было, приказали - прибыл.
  • Ну ладно, Сальве, под твою ответственность!
  • Ты меня знаешь, я никого не подводил.
  • Так вот, ребятки, с вами пойдет очень опытный майор Сальве. Видимо, будет вашим командиром. И вам отныне придется не просто нести обычную службу, а рисковать своими головами, ради чести и капиталов гильдии. Позвольте ваши браслеты.
  Мы протянули свои левые руки, майор Санах к каждому прикоснулся своим "планшетом". Я почувствовал, что в браслет перетекла энергия и устроилось еще одно плетение.
  • Теперь ребята у вас есть по еще одному заклинанию эвакуации. Возможно, пригодится. Всякое бывает. Главное, послать мысль браслету - и вы окажетесь в безопасности, где медики вас вытащат, а потом гильдия поможет вам восстановиться. Но главное - лучше покинуть поле боя, если видите, что обстоятельства явно против вас. Не все можно вылечить. Лучше не доводить до критических повреждений. Я сам знаю, война, враги, горячая кровь - но нужно остановиться вовремя. Помните.
  Сосед, довольно субтильный юноша, тихо, шепотом мне сказал:
  • Залили еще один контур эвакуации. На всякий случай, если кого захотим спасти. Друга или возлюбленную.
  • Ясно. Могли бы и побольше залить. - высказался шепотом еще один офицер.
  • Кристаллы не потянут. Да и энергия дорога. - сказал я. Действительно, не думаю, что кристаллы не потянут. А даже если и нет, у меня с собой есть еще несколько. Я запомнил плетение. Оно было довольно простым, но неправильным, асинхронным. Плетения перемещения, которые показывал мне Череп были идеальны в одном мире, но между мирами - слишком громоздкими. А тут такое изящное решение! Видимо дальнейшее развитие теоретической магии и математики. С математикой у меня была проблема, которую нужно решать, иначе я просто не смогу быть настоящим бойцом.
  
  Переместившись в нужный нам мир, мы покинули небольшую крепость, где находился портал, за ее воротами нас ждал два экипажа, запряженные обычными лошадками. Сопровождающий был несколько удивлен увидев нашу команду.
  • Мне говорили, что вас будет пятеро. Хотя больше - не меньше. Но вам придется потесниться.
  • Все в порядке, потеснимся. Санах просил передать, что на следующей неделе будет готово еще десяток-полтора бойцов. - за всех нас ответил Сальве.
  • Плохо, что вы поставляете нам офицеров по чайной ложке. Когда в деле миллионные армии, полтора десятка - не о чем.
  • Что поделать, снимаем бойцов с других заданий, привлекаем только опытных. Мы уже отправили вам почти триста командиров уровня батальон - полк. Насколько я знаю, показывают они себя очень неплохо. Низкий уровень потерь в вверенных их попечению частях, поставленные цели они достигают. Успешно готовят из ваших скороспелых прапорщиков, подготовленных на ускоренных курсах, толковых и успешных офицеров.
  • Этого у них не отнять. Но нам необходимо тысячи таких офицеров. И не только в пехоту. Принято решение, привлекать артиллеристов и саперов.
  • Передайте свои пожелание руководству Золотого легиона. Но лучше, все-таки, заключите соглашение с гильдией. Понятно, это выйдет дороже, чем работать с руководством нашего легиона - если вам нужно много бойцов и срочно, видят боги, лучше заплатить больше и вовремя получить желаемое.
  • Вы знаете, мою позицию, я согласен с увеличением расходов. Но нас ограничивает в расходах казначейство.
  • В любом случае, мы уже сейчас насытили офицерами нужного качества уже около трех армейских корпусов. По сути, вся армия, которой вы планируете наступление, насыщена нашими офицерами. Они командуют острием удара, далее вы вводите в бой ваши части второго эшелона, кавалерийские части, которые занимаются вражескими коммуникациями, тыловыми частями. Наша задача, прорвать фронт и взламывать вражеские оборону, которую он будет пытаться выстраивать в направлении нашего удара. Мы это сделаем.
  • Я в этом не сомневаюсь, э...
  • Полковник Сальве, к вашим услугам.
  • Благодарю, Верховцев, Павел Александрович. Я отойду на пару минут, передам наше сообщение руководству вашего легион.
  Майор Сальве лихо прибавил себе звание. Хотя, наемник, с большим опытом здесь вполне способен заменить и генерала. Меня вон, тоже приподняли в звании, капитаном стал. Спустя несколько минут господин Верховцев покинул форт Транспортной гильдии, и мы отправились, как оказалось, на вокзал. Там немного подождав, загрузились в поезд, где заняли два четырехместных купе. В первое вселилась спаянная команда, а мне выпало купе с майором и одним из наших старлеев.
  • Ну что, господа офицеры, - подмигнул нам Сальве, - господин поручик и штабс-капитан, вот мы и едем с вами на войну. Которая уже полтора года перемалывает в своих жерновах сотни тысяч представителей самой цивилизованной части этого мира. И вовлекла в свои жернова большую часть прочих стран и их колоний. В общем, в это бойню вовлечено практически все человечество этой планеты. Теперь и мы включимся в этот процесс. Но для начала нам нужно познакомиться, как вы уже знаете, меня зовут Сальве, здесь - полковник Сальве.
  • Меня - поручик Аксол Диомей.
  • Виктор Дан Хали.
  • Прекрасно, вот и познакомились. - полковник достал бутылку, довольно приличного коньяка, и разлил по стаканам "по небольшой". Мы выпили, я попытался его посмаковать, но не слишком получилось. Соседи просто опрокинули его в горло, не заморачиваясь.
  • Виктор, смаковать коньяк нужно либо очень дорогой, либо после третьей. До этого, просто продирает горло и никакого особого вкуса.
  • Извините, полковник, я не слишком опытен в этом деле. Возможно, знаете мою историю, корпус, война и несколько заданий гильдии. Некогда было учиться особым манерам.
  • А, да, знаю. Вы тот самый молодой человек, который хотел скрыть, что обучался в элитной школе Хаоса, но накосячил так, что о том, что он хаосит не говорил только глухой? - блин, я и не знал, что обо мне знают на Фрэгане все! То есть абсолютно все!
  • Постойте, господин полковник, я об этом ничего не знаю! - заявил мой попутчик. Или будущий однополчанин, уж как вывезет фронтовая фортуна.
  • Виктор, извини, может тебе будет несколько неприятно, но наш друг должен знать о тебе. - я слегка напрягся.
  • Так вот, наш юный друг прибыл на Фрэган где-то год назад. Чем он отличился в первый день. Чуть не сжег сканер для определения магических способностей Люси. Чуть не прирезал в комнате ожидания вербовочного пункта какого-то невежу. Ввел в смущение, а попросту заставил обгадится Смэша - это такой записной шутник, который абсолютно бесполезен, поэтому служит на вербовочном пункте и обожает прикалываться над новичками. После этого смог влезть в доверие к одному из лучших наставников гильдии, Манко. Прямо-таки блистательно выполнил несколько первых заданий, и все полагали, что он станет самым быстрым из кандидатов. При чем одно задание - смертельно опасное. Но! Он вдруг пошел в госпиталь и решил совершенствоваться в полевом целительстве, где застрял на восемь месяцев. При этом умудрился не заключить контракта, и не получил за свою работу ничего. Но показал себя одним из сильнейших магов Фрэгана. Последнее, что я слышал до отбытия, им сильно заинтересовался Азаарх, это такой очень большой ящер, который занимается в гильдии перспективными проектами. Да и еще одно, только я об этом вам не говорил, слышал, что у нас, в золоте, ему решили устроить жесткую прописку. Ну что, я все верно описал?
  • Пожалуй, да. Действительно, мне не удалось скрыть свое происхождение. Правда, не думал, что это такой прикол для гильдейцев.
  • Парень, прикол - но хороший прикол! Михала ты почти сделал на мечах, а это никому не удавалось. В госпитале ты смог вытащить очень много бойцов с того света. И Азаарх не интересуется пустышками. Над тобой постебываются, но по-доброму. Знай это.
  • То есть, в бою лучше быть поближе к Вику, - подал голос наш поручик.
  • Нет, в бою лучше быть там, где тебе приказали быть. И это не обсуждается. Золотые стоят насмерть, или атакуют до последнего бойца, если таков приказ! У нас есть возможность эвакуироваться с поля боя, но это самый последний случай. Если ты окажешься на эвакопункте обосравшимся, без серьезной причины, лучшее, что сможешь сделать - покинуть гильдию. - Сальве остановился, призадумался, а потом сказал, - Ну что еще по одной!
  И мы выпили. В голове появился приятный флер, детали окружающего стали приятными, латунные рукояти и детали засветились мягким, золотым сиянием, летний пейзаж, пробегающий за окном, показался чудо как хорош, и мои попутчики-собутыльники - удивительно приятными людьми! Что-то с этим коньяком не то!
  • Господин полковник, а у вас в бутылке точно коньяк?
  • Пока мы не приступили к службе лучше просто Сальве. И это действительно коньяк, настоянный на специальных травках. Делают его в Египте при храме Имхотепа-Имутеса. Похожий делают в храмах Птаха, но тот слишком дорог даже для меня. Но если ты подумал о наркотиках, то это совсем не так. Вообще, егитские жрецы-врачеватели используют наркотики, но крайне негативно относятся к их немедицинскому и немистериальному применению. Кстати вот, говоря об Имхотепе, с ним интересная история была. Как не странно, это был вполне реальный человек, жил при императоре Джосере, очень давно, около восьми тысяч лет назад. Хотя, это касается только того Египта, который я знаю и где пришлось повоевать с боевиками - банту. А потом и с их покровителями - зулускими усуту. Так вот Имхотеп был вполне обычным человеком, ну как обычным - маг, жрец Птаха, зодчий, врачеватель. За свои достижения стал так знаменит, что к концу жизни его объявили сыном Птаха, а тот и не возражал! Ну а потом он вошел в троицу "мемфисских богов". Такие дела, парни!
  • Ну, вообще, не такое редкое дело - восхождение обычных людей, но талантливых, прославленных и обожаемых людьми в божественность. Как иногда простые люди становятся демонами. Если стремятся к этому. - заметил я.
  • Да, такое случается.
  • Вам, наверное, много где удалось побывать? - спросил Аксол.
  • Да, помотало меня серьезно. Как-никак без малого сто сорок лет в золотых!
  • А почему только майор?
  • Понимаешь, звания в нашем легионе значат не слишком много. Это что-то вроде внутреннего табеля рангов. Вот, Акс, посмотри на Вика. Он вышел из своего суперэлитного корпуса старшим лейтенантом. Успел побывать на очень серьезной войне, однако в нашей структуре только рекрут пока. Но с очень серьезными перспективами роста. А сюда он отправлен в звании капитана, так как мы все понимаем, что вполне потянет батальон, а то и полк. Учили его этому. Насколько хорошо станет командовать - только боги знают. Посмотрим. Вот ты, чем отличился?
  • Я почти закончил Эколе Милитари в Сен-Аше, но наш ректор принял сторону не того императора и после поражения его сил, нам пришлось бежать через портал. Ну и прибился к гильдии. Здесь записался в роту новобранцев. Нас бросили на войну в забытый богами уголок, где война началась за сорок лет до моего рождения и закончиться еще не скоро. Несколько стычек, караулы, сопровождение обозов. Вечная грязь, кровь, вши. Никакой медицины, при простуде практикуют вдувание дыма в задний проход. Кругом голодные дети, что меня просто убивало. Скажу честно - я нескольким купил переход через портал за свои деньги. Как выслужил заветную тысячу - рванул обратно на Фрэган. Подал прошение в Золотую тысячу, и был удивлен, что меня приняли.
  • Все просто, парень. Роты - не лучший путь, но дают опыт реальной войны. Плюс твое обучение, а нам как раз нужны офицеры для войны подходящего технологического уровня. Здесь нужны офицеры, знакомые с тактикой армий, знакомых с пулеметом, окопной войной, артналетами. Приятное разнообразие вносят отравляющие газы, первые танки и уже довольно развитая авиация. А вот ты, Вик, как пришел сюда?
  • Ну о моем корпусе вы уже знаете. Потом война. Довольно тяжелая и бестолковая. Ну она всегда такая. Из корпуса меня выпихнули, даже не знаю почему. Хотя все пристойно - дали звание, диплом. Первоначально я имел прицел на службу по найму. Были проблемы с трансформой. Знаете, что это?
  • Знаю, продолжай!
  • Э, Сальве, а я не знаю...
  • Потом объясню. Продолжай.
  • В общем проблему-то я решил, но идея службы в гвардии как-то померкла. Так и оказался на Фрэгане.
  • А дальше? -спросил Аксол?
  • Стал курьером. Но по серьезным заданиям. Пошлялся по мирам, хотя ничего особенно удивительного не видел. Но с этим можно встретиться, если проведешь побольше времени в мире. В промежутке меня заприметил Михал, командир золотых, потребовал, чтобы я записался в его тысячу.
  • А дальше? - на этот раз вопрос задал Сальве.
  • А дальше мне не очень понравилось там, и я решил покинуть золотых. А если понадобится и Фрэган.
  • И?
  • Что и? - я несколько разозлился.
  • Каждый мужской коллектив при приеме тебя в свои ряды будет проверять тебя на прочность. Иногда более жестко иногда мягче. Но я знаю, что такое прием в золото. Это не самый жесткий вариант. Тебе не понравилось. Так и будешь бегать?
  Я замолчал. Надулся. Сальве прав. Я столкнулся с не самым жестким ритуалом прописки - и сдался? Что-то со мной не так. Блин, как не хватает Черепа! Он бы вправил мне мозги!
  • Знаешь, Сальве. Дело в том, что они все это делали эдак гаденько. Не знаю как объяснить. Противно стало. И даже не понимаю почему. Сейчас вспоминаю прошедшее - ничего ужасного не было. Хрен знает. Я хорошо контролирую свой мозг, магию бы отследил. Но нет. Не было. Странно!
  Странно тебе, подумал майор Сальве, когда против тебя работает целый эгрегор. Который пытается тебя ломать под себя. Даже простое приветствие покажется тебе вызовом на дуэль.
  • Согласен, странная ситуация. Может еще по одной? - он разлил, и мы выпили. - Прекрасный коньяк! И чего он мне показался сначала простым горлодером?
  • Просто травки немного меняют вкус, дают этакую ноту... Но они имеют и свой плюс - после пары рюмок, вкус раскрывается, становиться насыщенным, сначала идет виноградная лоза, а потом попеременно всплывают вкусы разных трав. Некоторые из них уже и не встретишь ни где, кроме храмовых огородов.
  Действительно, калейдоскоп вкусов! Только сейчас начал раскрываться. Странно, слышал, что лучше всего вкус напитка понимаешь именно при первом глотке. А тут все совсем не так. Бывает.
  • Что нас ждет здесь - спросил Аскол, пока я смаковал коньяк, Сальве.
  • Все просто. Война. Подразделения, насыщенные нашими офицерами, бросят в прорыв обороны вдоль по Висле, в попытке отрезать Восточную Пруссию и окружить там до полутора миллионов немецких солдат и офицеров. Империя разинула рот на очень большой кусок, но все говорит о том, что это можно сделать, если они не станут распыляться на наступление во всех направлениях, как это было сделано годом ранее. - Сальве достал из планшета карту и начал показывать нам на ней театр военных действий. - Из полков, где служат наши офицеры укомплектована переформатированная вторая армия, это более ста тысяч человек. Полки - тяжелые штурмовые и гренадерские. Все снабжены автотранспортом на худой конец - гужевым транспортом в усиленном составе. Так чтобы мы могли передвигаться быстро и при этом берегли силы солдат. На участке фронта в пятьдесят километров собрано около двух сотен тяжелых орудий и более двух тысяч легких и средних орудий. Плюс танки и бронеавтомобили, вся авиация фронта. Нам придется взломать линию фронта, а там семь полос обороны. А потом в пробитый коридор входят три конных армии, цель которых - растечься по тылам и давить все, что могут, что не могут - обтекать и резать коммуникации. Проблема перебрасываемых немецких резервов на их совести. Следом в дело вступает пять армий второго эшелона, цель которых, расходящимися ударами расширить пробитый коридор и начинать окапываться на удобных позициях, чтобы немцы не смогли нас отрезать. Весь остальной фронт будет в это время в несколько ослабленном составе держать оборону на старых рубежах. Спустя неделю после нашего наступления, нас согласованно поддержат союзники во Франции. Как-то так.
  • И это реально сделать?
  • Вполне. Атаковать будем, скорее всего, в направлении Плоцка. Далее, пользуясь преимуществом в скорости двинемся вдоль Вислы к морю, захватывая или уничтожая мосты через реку. До Балтики - максимум 350 километров вдоль течению реки. Все будет зависеть от нашей скорости, как быстро мы сможем пройти по этому маршруту, попутно пресекая попытки врага организовать оборону, от кавалеристов, насколько удачно они расстроят немецкие тылы, и от армий второго эшелона, насколько быстро они смогут организовать оборону против деблокирующего удара врага. Но все говорит о том, что задача реалистичная.
  Похоже, что Сальве прав. Сто тысяч наших бойцов, условно, триста тысяч сабель по тылам (не знаю, сколько у них в кавалерийских армиях) и полмиллиона во втором эшелоне - этого должно хватить на окружение полутора миллиона врага.
  • А что с морем, флот нанимателя сможет справиться с блокадой окруженной нами территории? А то от всего нашего героизма немного толку будет.
  • С флотом дело похуже, у немцев на Балтике преимущество в линейных кораблях, но империя имеет здесь прекрасные эсминцы и минные заградители, которые завалят минами все подступы к портам.
  • А что имеется у окруженных нами армий и вооружений?
  • Тут все с одной стороны все плохо, с другой стороны - хорошо. Кенигсберг, столица Восточной Пруссии имеет очень обширные склады с оружием и боеприпасами. Приблизительно, треть от всех запасов кайзеровской армии. Так что ни снарядного голода, не патронного не ожидается. Продуктов там тоже много, но уже поменьше. Расчет командования делается на то, что значительную часть германских войск мы блокируем и разобьем в десятках мелких котлов и в наступательных операциях. Плюс, в Кенигсберге мало высококлассных войск, в основном ландвер, а то и ландвер второго призыва, это совсем не то, что постоянная армия. Сильно попортить крови имперским войскам он не должен. Но нас это уже не должно интересовать, после выполнения нашей задачи, наши полки уйдут в тыл для переформирования. Значительная часть солдат, подготовленная нами, будет заменена призывниками, офицеры тоже пойдут на усиление в другие части императорской армии. А мы будем возиться с прапорщиками, только что пришедшими на службу после ускоренных пятимесячных курсов.
  • Занятная перспектива. То есть мы создаем штурмовые части, которые выполняют свою роль, и растворяются, для повышения уровня остальной армии? - поинтересовался я.
  • Где-то так, но некий костяк у нас останется. Плюс будут офицеры после госпиталя. Выкрутиться можно.
  • А бойцы, совсем необстрелянные?
  • Нет, перед основным делом, проходят обкатку в окопах. Правда в обычной, позиционной войне. Может быть, пара атак, пара контратак. Но в щадящем режиме, в атаку только после подавления пулеметных точек, чтобы обученный личный состав не растратить в бессмысленных атаках на укрепленные позиции врага. Впрочем, здесь уже после первого года войны все поняли, что на пулеметы вести солдат - значит просто их потерять.
  • А куда мы движемся сейчас?
  • В Варшаву. Там грузимся на автотранспорт и выдвигаемся к нашим частям, сейчас они стоят в тылу. Вы идете на замену выбывшим офицерам. Части уже обучены, у вас будет неделя на слаживание. Ну, может, дней десять. А потом в бой.
  Я с интересом еще раз посмотрел в окно. Глупо, конечно, искать приметы, я проезжал по этому маршруту в конце зимы, а сейчас лето, да и вообще, то было в совсем другом мире. Но все равно интересно. Как-то заглядевшись на проносящийся мимо пейзаж, я выпал из разговора минут на десять-пятнадцать, краем уха слушая, что Аксол о чем-то спрашивает нашего старшего товарища, а он что-то ему объясняет. Включился только когда Сальве пожаловался на пересохшую глотку и предложил нам выпить еще по одной. Мое легкое опьянение к тому времени уже прошло, и я с удовольствием пропустил еще рюмку.
  • Так вот, о чем я бишь? - продолжил свою речь Сальве.
  • Об артиллерии говорили.
  • Да, артиллерия в это время достигла если не своего расцвета, то очень близко к тому. По сути, когда говорят - царица войны, это именно об этих временах. Раньше она не имела такой мощи, не слишком точно стреляла и делала это медленно. Позже - развилась авиация, которая могла переплюнуть ее в дальности, мощности удара, да и по самим орудийным позициям могла пройтись, если их не прикрывали зенитки. Именно сейчас пушки и гаубицы настоящий козырь, перекрыть который может только аналогичный и более мощный козырь.
  • Господин полковник, а пехота? Ведь именно она является главной действующей силой войны! - Аксол явно начал пьянеть. Не привык к крепкому алкоголю. Впрочем, я тоже не привык, но метаболизм организма быстро "пережигает" его. - Ведь недаром говорят, только там, где ступил сапог вашего солдата, вы установили свою власть!
  • Спорное утверждение. Мы сейчас проезжаем плюс-минус западную границу империи Чингисидов. Самую большую империю в этой ветви миров! Так вот, у них вообще не было пехоты. Пехоту им поставляли вассальные или союзные государства. Да и вообще большую часть своей империи они создали с помощью легкой кавалерии.
  • Ну положим! Но судя по тому, что вы рассказали мне, здесь вообще должны главенствовать танки! И бронемашины, по ним трудно ударить артиллерийским огнем - подвижны, зато они бронированы и почти недосягаемы для винтовок и пулеметов.
  • Здесь пока еще очень мало танков. На нашем участке фронта их будет не более пятидесяти. Да и они пока крайне примитивны. Тихоходны, огневая мощь смешная, часто ломаются. Вот лет через двадцать в этом мире они станут грозной силой. Но тут, снова подтверждается мысль о том, что нет исключительного оружия на поле боя, нужно иметь потребный баланс.
  • Ну ладно. А вы что скажете Вик, вы ведь тоже что-то повидали на своем веку? С чем вам пришлось сталкиваться таким, что можно было бы назвать супероружием?
  • Я? Однозначно - орбитальная бомбардировка. Если дошло дело до этого, значит у планеты нет защиты в виде орбитальных ключей или космофлота. И с этим ничего поделать невозможно - пуски ракет ПКО неэффективны, им приходится преодолевать гравитационный колодец, а у кораблей на орбите такого препятствия нет. Ракеты сбиваются. Снаряды из рельсотрона слабо работают против действительно тяжелых кораблей. Ну разве что, снаряженные кварковыми или ядерными зарядами. Но это очень капризная техника, которая не любит слишком больших ускорений.
  • Да, это аргумент. - высказался Сальве. - Приходилось пережить?
  • Да, пару раз. Один раз долбили более суток, хорошо, что были на такой глубине, что достать нас было очень сложно. Во второй раз долбанули ядерными бомбами. Повезло, что был во чреве танка. Не добралась радиация. Правда после этого танк фонил так... Не с чем сравнить.
  • А вот так, на поле боя? - снова подал голос хмелеющий Аксол.
  • Монахи-войны. Очень опасные твари. По завязку наполненные благодатью бога. В моем случае - темного бога. Очень трудные противники.
  • И доводилось побеждать?
  • Чаще в спину. Когда не ожидают атаки. Однажды пришлось сразиться на мечах, но его копье прорядили - с ним было, вот ведь, уже не помню! - удивился я, - ну мало людей, и сам он был не в лучшей форме.
  • И как?
  • Ну сам посмотри, я жив и сижу рядом с тобой!
  • Да, господа, похоже мне стоит поспать. Что-то я устал.
  • Ну так давай, лезь на верхнюю полку, располагайся. Как младшему по званию - законное твое место. - посоветовал-приказал Сальве. Аксол снял обувь и залез наверх. Где и затих.
  • Молодой. И мелкий, худощавый, быстро в голову дает. Но молодец, понял, что пьянеет и вовремя ретировался.
  • На мой взгляд, хороший парень.
  • Хороший. Здесь ему самое место, чтобы повзрослеть. Пока война здесь еще цивилизованная, перемирия для спасения раненых, перемирия на церковные праздники. Хотя и здесь уже начинается - отравляющие газы, пулеметы. Война превращается в конвейер. - Сальве помолчал и разлил нам еще по рюмке. Молча выпили.
  • Знаешь, Вик, орбитальная бомбардировка - это то, что и мне не приходилось переживать. Хотя не думаю, что это страшнее, чем обстрел с десяти километров двенадцатидюймовыми орудиями.
  • Пожалуй. Тоже не дотянешься никак. А они садят по твоим укрытиям. Думаю, похоже.
  • Это тебе поможет здесь. Здесь такое часто случается. И скажу тебе честно, я думаю, что нам с этим придется столкнуться. Не верю я что нас не попытаются бросить на штурм Кенигсберга. Генштабу очень хочется побыстрее наложить лапу на его склады. Так что чую, придется нам его штурмовать. При чем сейчас там стоит три орудия особой мощи - 420 миллиметровые гаубицы "Берта". Снаряд такого орудия весит почти тонну!
  • Не думаю, что стоит опасаться такого орудия. Это против укреплений и фортов гроза. Я полагаю, что это в обороне будет слишком неповоротливым орудием. А вот крепостные орудия, попортят нам крови.
  Так рассуждая на всякие темы, касающиеся наших будущих операций, прошлых операций, служебных приколов и странностей начальства мы беседовали с полковником до сумерек. Летние сумерки наступают поздно и мы, выпив пару бутылок его чудесного коньяка легли спать. Ночью проснулся Аксол, прогулялся до туалета, выпил полбутылки воды - странно, после четырех-пяти рюмок сушняк его не должен донимать, и лег спать.
  Проснулись мы довольно рано, через проводника заказали себе завтрак. Я выбрал себе континентальный, плотный - неизвестно, когда и как мы сможем перекусить потом. На вокзал мы прибыли около двух часов дня. Там же погрузились в грузовик с товарами для армейской лавки. Пока суетились, искали, где наша машина появился полковник Сальве, уже в форме полковника императорской армии. Он, черт возьми, нашел себе машину, с открытым верхом, для лета - в самый раз, и пригласил, к зависти остальных, к себе меня и капитана Ларионова. Составить ему компанию, так сказать. Мы не стали отказываться.
  • Если вы думаете, что я вас так просто пригласил, то вы сильно ошибаетесь. В общем, вы отправляетесь со мной в девятый Сибирский гренадерский полк. Полк подготовлен отменно, однако случилась неприятность. Во-первых, при авианалете на расположение полка флешеттой был тяжело ранен командир полка. Также выбыл командир второго батальона, командование над которым придется принять вам, дан Хали. Дерьмово, в русской амии принято называть вне службы друг друга по имени отчеству. Как зовут вашего отца?
  • Сатеннах.
  • Ясно. Будете Виктором Сергеевичем. Запомните! Ларионов?
  • У меня все в порядке, Иван Алексеевич.
  • Значит вам, Иван Алексеевич придется принять командование над артиллерийско-пулеметным дивизионом моего полка. Вводная ясна?
  • Так точно!
  • Хорошо. Принимаете хозяйство, всю батальонную бухгалтерию, журналы учета, финансы - да что я вам говорю! В общем все. Налаживаете контакт с офицерами и так далее. Через неделю вы должны быть достойными золотого легиона! Все.
  Интересно девки пляшут, за неделю стать настоящим командиром батальона, при том, что это майорско-подполковничья должность! Хотя Ларионову похуже будет. У него и артиллерия полковая, и пулеметы. Пожалуй, мне будет попроще.
  Спустя минут сорок мы прибыли в расположение. Там Сальве, вернее, господин полковник, вступил в командование полком, представил нас офицерам полка и разогнал всех заниматься делом. Прибыв в расположение своего батальона, я выяснил, что батальонными делами в отсутствии командира занимался фельдфебель Овсянко. Офицеры, понимая, что на должность командира скоро пришлют другого, не стремились взвалить на себя это бремя. Печально, с этими мне скоро в бой идти - потрясающая безынициативность! Приказав построить батальон, я представился личному составу, поинтересовался есть ли жалобы. Их естественно не было - я никогда еще не сталкивался, за всю свою службу, чтобы при построении кто-то высказал хоть одну жалобу. Много в армии странных традиций, и ведь не станешь их нарушать, тем более что этот вопрос дает прекрасный повод быстро распустить людей и заняться делом. После этого я собрал в штабной палатке своих офицеров. Среди них "наших" не было, но все были довольно бодрыми, активными и даже инициативными, молодыми людьми. Что приятно - с боевым опытом, все кроме одного прапорщика, прибывшего для продолжения службы в наш батальон незадолго до меня. Меня это удивило - почему никто из них не взялся за исполнение обязанностей командира батальона, и исподволь я выяснил, что это вообще не их забота - назначение и прочее передвижение по службе - исключительно забота командования и инициатива здесь неуместна. Вот оно как!
  Значит, мое мнение о моих офицерах неверно, что радует. Не стоит переносить на армию совсем иного мира привычные мне представления о том, как нужно действовать.
  Офицерам я пообещал более плотно побеседовать позднее (что так и не успел сделать), а сейчас нужно было принять материальные средства батальона. Выяснить, что у него в активе. А тут все было неплохо. Кроме трех рот по двести душ гренадеров, имелся пулеметная рота - 95 душ при 12 пулеметах системы Хайрема Максима. Кроме этого, имелась минометная рота - 9 минометов, 45 минометчиков, взвод связи, артбатарея из шести легких пушек. Автовзвод который способен перевезти все это хозяйство. Плюс приданное гужевое хозяйство, которое может принять на себя перевозку всего необходимого при поломке автотехники - она пока не была достаточно надежной. Хотя, гужевой транспорт, при более тщательном рассмотрении, оказался забит всяким полезным имуществом батальона, сверхкомплектным вооружением, в основном трофейным, боеприпасами, продуктами питания и всякими крайне полезными вещами, на защиту которых от меня-грозного грудью встал батальонный каптенармус. Кстати, был еще и технический взвод, который в идеале мог устранить поломки техники и оружия, но только мелкие поломки. И взвод медицинской службы, призванный если не чинить, то хотя бы спасать раненых бойцов. И взвод связи. В целом мне подчинялось почти тысяча человек, при том, что я до этого командовал едва двумя сотнями бойцов, и совсем другой эпохи, далеко не столь технологичной! Но приходится соответствовать, что я всячески старался делать. В итоге я вставал еще до побудки бойцов, а ложился спать поле отбоя, питался на ходу и вечером в палатку практически приползал.
  Я устроил проверку обмундирования, снаряжения, амуниции и вооружения батальона. После отправил его на стрельбы. Все было на довольно приличном уровне - бойцы были хорошо экипированы, все имели все, положенное по штату, плюс к этому умели стрелять и попадать более-менее куда нужно. Учитывая, что воевать нам придется на пистолетной дальности, по большей мере, батальон был прекрасно обучен. В пулеметной роте обнаружил три затрофеенных немецких пулемета с большим запасом патронов для них. За что похвалил ее командира. Проверил готовность санитарного взвода, все необходимое для оказания первой помощи наличествовало. Кстати, полковник Сальве порекомендовал мне проверить наличие и соответствие отчетным данным наркотиков - на этой войне некоторые офицеры и медики пристрастились к морфию, но и здесь был образцовый порядок. Единственное, что я обнаружил, противогазы, выяснилось, что их патроны использовали как фильтры для очистки спирта - оказывается в империи сухой закон, а солдатская душа не хотела мирится с такой несправедливостью! Пришлось требовать патроны для противогазов сверху, мотивируя тем, что они забиты пылью при проведении учений. Естественно, испорченные не стал изымать, пусть лучше у них будут фильтры и для спирта, и для фильтрации воздуха при газовой атаке. Кстати, случайно узнал, что газов мои бойцы крайне боятся, даже больше, чем танков. Подслушал разговор.
  Это был некий марафон. К минометчикам, проверить комплектность, к пулемётчикам, проверить ленты, машинки для набивки - хотя это самый образцовые бойцы батальона. Выбить из начальство дополнительный запас гранат, мин, взрывчатки с детонаторами - для подрыва полевых укреплений. У трети бойцов были автоматические дробовики, остальные вооружены карабинами, не слишком удобными для действий в траншеях, но это лучше, чем стандартная винтовка - следовательно два типа патронов, что добавляет геморроя. Пришлось разбираться, как должны действовать бойцы, какой тактике они обучены, оказалось, что они разбиты на пятерки, два с карабинами, два с дробовиками и гранатометчик. Пришлось устроить учения в отрытой ради этого предыдущим командиром траншее, посмотреть на то, как действуют они в звеньях. Плюс, оказалось перед моим прибытием прислали ручные пулеметы, откровенная дрянь. Стоит их брать с собой? Да ну к черту, если их клинит на первом десятке выстрелов! Останутся в резерве. Если будет время потом - постараюсь с ними разобраться, понять, это неустранимый дефект или можно их допилить напильником в полевых условиях. Пока, вместо них лучше взять побольше патронов и гранат.
  Пришлось вместе с механиками и авторемонтниками разбираться, насколько наше автохозяйство готово к наступлению. Движки автомобилей были примитивны до невозможности, при этом очень капризны. Не знаю, способны ли все наши машины пробежать требуемые 350 километров до побережья. Прапорщик, командующий аатовзводом, уверял, что вполне. Горячо уверял, словно эти грузовики приходились ему близкой и любимой родней!
  В общем, это была безумная неделя. Вечером на десятый день, после моего прибытия - неделя оказалась еще и длинной, нам сообщили, что завтра начнем. Сначала наша артиллерия нанесет шестичасовой удар по окопам первой линии, а потом перенесет огонь вглубь позиций немцев. Вот тогда нам и нужно атаковать немцев на передовых позициях. Ну и следуя за огнем артиллерии, захватывать их окопы, линию за линией.
  Днем мы заняли окопы, которые несколько месяцев обороняла обычная стрелковая часть. Они выглядели ужасно. Синеватые лица, ветхая, грязная и рваная форма. Разбитые сапоги. Некомплект бойцов в подразделениях. Они отправлялись в тыл, как в рай и немного злорадно посматривали на моих откормленных, в нормальном обмундировании и хорошо вооруженных гренадеров - дескать, посмотрим, как браво вы будете выглядеть через полгода. Естественно, им никто не докладывал, что нам завтра штурмовать немецкие позиции, иначе злорадства было б и поболее. Им пришлось пережить в этих траншеях конец зимы, гнилую, мокрую весну и начало лета. Под постоянными атаками, пулеметным огнем, беспокоящими обстрелами немецкой артиллерии и минометов, а то и авианалетами. Можно понять.
  Вечером я лег пораньше, хотелось отдохнуть, тем более что знал - завтра ровно в четыре утра меня разбудит наша артиллерия. Так и произошло. Наши тяжелые орудия долбили и долбили по немецкой обороне, превращая ее в прах. И это очень напрягало, вой снарядов и постоянные разрывы, с каждой минутой все больше вгоняли сознание в состоянии прострации, оглушал. Если здесь это воспринимается так, что тогда ощущают немцы на позициях? Мне бы не слишком хотелось пережить такое, хотя возможно, и придется. Ровно в десять утра нам приказали атаковать вражеские траншеи. Казалось, там никого не может остаться в живых, траншеи были перепаханы, в некоторых местах в небо торчали бревна, ранее прикрывавшие блиндажи, как не странно, трупов почти не было видно - видимо, перемешало с землей, засыпало, а то но и просто разорвало в клочки. Даже колючая проволока, в предполье немецких траншей просто исчезла - была рассечена осколками на мелкие фрагменты, а те - засыпаны землей. Шел со своими солдатами сжимая в руках ручной пулемет, прихваченный с собой из оружейки золотого легиона, почти аутентичный, но избавленный от детских болезней местных и значительно более легкий, за счет других сплавов. Не хотелось идти зачищать траншеи с пистолетом. Ветер дул в нашу сторону и от перепаханного взрывами поля резко несло сгоревшей взрывчаткой и запахом дерьма - снаряды не выбирают, куда им попадать, некоторые метко накрыли отхожие места обильно заполненные за прошедшие полгода, линия фронта устоялось здесь где-то в начале зимы. С левого фланга вдруг заработал немецкий пулемет. Правда бил он над нашими головами, просто стрелял в небо, как в копеечку, видимо пулеметчик осознал, что артподготовка прекратилась, нужно отстреливаться, но куда стрелять, в кого его контуженный мозг пока не осознал. Поручик Тагамадзе, со своими бойцами, обойдя позицию пулеметчика быстро его успокоили и прибрали пулемет. Немцам он уже не к чему, а нам пригодится.
  Мы ввалились в разрушенные немецкие окопы первой линии. По нам практически никто не стрелял, если здесь и встречались еще живые, то они были либо ранены или оглушены. Глядя на них, я ощущал, жалость - мне-то они ничего не сделали, едва шевелятся, трясут головой, по ушам, забитым землей, стекает кровь, и это те, кому повезло - есть и те, что пытаются выкопаться из земли, перебитыми руками, а тои и просто культями, самостоятельно перетянутыми в разгар артподготовки. "Еще шесть линий укреплений" - подумал я. Справа вдруг снова заработал немецкий пулемет. Сука, а ведь там стоял бетонный дот, видел я его вчера вечером в бинокль с батальонного наблюдательного пункта, восьмидюймовки должны были его расковырять, но повезло немцам, не смогли. Нужно разобраться. Подозвав ближайшее звено своих солдат, побежал по полуразрушенной траншее в сторону дота, оскальзываясь на вывороченной земле. Пока двигались, пару раз пришлось разбираться с оглушенными германскими солдатами. Одних просто закидали гранатами, других взяли на испуг. Репутация у русских гренадеров была еще та, немцы подняли руки едва заслышали нас - не захотели умирать, пережив такой страшный артналет. Пришлось оставить с ними одного бойца, чтобы он отконвоировал их в тыл. Оказалось, что дот стоит глубже, во второй линии траншей, но уже и там орудовали наши солдаты, собирая трофеи, добивая немцев, которые пытаются сопротивляться или отправляя сдавшихся, оглушенных, раненых в тыл.
  Добравшись до немецкого дота, я приказал несколько раз садануть прикладом карабина по железной двери - чтобы пулеметчики услышали, после артподготовки. Когда они прекратил стрелять, я благо знаю язык, крикнул им, что или они сдаются, или мы подорвем их дот. Немцы, подумав, решили не искушать судьбу и сдаться. Правильное решение. Эти тоже были полу оглушёнными, как еще услышали удары по двери? А может и не услышали, просто лента кончилась, а там я кричу "Soldaten kapitulieren!"
  После этого отправил пленных с сопровождающим в тыл и наказал, найти пулеметчиков прибрать трофеи и ящики с патронами. Наши солдаты, вообще очень хозяйственные люди, они обирали немцев как липку, оставляя трофейщикам только совсем уж ненужные винтовки, котелки, каски, противогазы, котелки и прочие малопригодные в хозяйстве вещи. Последней нашей целью была третья нитка траншей, где немцы уже слегка пришли в себя и нередко встречали бойцов выстрелами из своих винтовок. Редкие очаги сопротивления забрасывали гранатами, при чем старались в ход пускать немецкие трофеи. Они не слишком ценились, не любили их мои гренадеры - неудобные, сначала нужно свернуть колпачок, потом дернуть за шарик, да и еще запал слишком долго горит. Свои еще пригодятся, неизвестно, когда подвезут и подвезут ли вообще взамен использованных: наступление, растягиваются линии снабжения, логистика усложняется, знаю я эту петрушку, впрочем, как и мои гренадеры.
  Засев в немецкой полубвалившейся траншее снял каску, наблюдая как сквозь наши порядки идут свежие бойцы третьего батальона, штурмовать следующие траншеи врага. Сняв каску, услышал, что наша артиллерия продолжает утюжить немецкие позиции,
  додавливая последнюю, седьмую линию окопов и места сосредоточения возможных подкреплений. А ведь пока был в деле, слышал исключительно то, что происходило рядом, выстрелы, пулеметные очереди, взрывы гранат и сквернословие солдат. Восприятие, такая штука, отсекает все лишнее. Как ни странно, за весь бой так ни разу и не выстрелил, обошлись без меня.
  • Ваше благородь, вот! - фельдфебель протянул мне мою полевую фуражку. Верно, не дело командиру сидеть с непокрытой головой, снял каску - получи фуражку!
  • Овсянко, как тебя по батюшке?
  • Семен Семеныч я! - ответил фельдфебель, едва не вытянувшись во фрунт.
  • Так вот, Семен Семеныч. Как там у нас со всякими полезными трофеями, все собрали?
  • А как-же, все что могли. Я даже во след третьему батальону особо глазастых послал, вдруг эти обормоты что пропустили!
  • Это хорошо, это ты правильно решил. А что с потерями у нас?
  • Я уже распорядился, скоро доложат.
  • Раненых много? Особенно тяжелых?
  • Нет, тяжелых десятка полтора, чуть больше.
  • Отведи-ка меня к ним. Посмотрю.
  Мы вернулись немного назад, там, на площадке возле развороченного прямым попаданием тяжелого снаряда блиндажа лежало полторы дюжины наших тяжелых. Опытным взглядом я понял, что больше половины из них - не жильцы. Противовоспалительных препаратов тут нет, а у троих ранения в брюшную полость. У меня есть в аптечке антибиотики - но слабенькие, им не помогут. Этому молодому парню, тоже не повезло, в голову попала пуля. У другого ранение в ногу, но плохое - попало в артерию. Этого, боюсь, даже я не вытяну, большая кровопотеря, а переливание крови здесь ему не сделают. Еще множественные осколочные ранения низа живота, хрен знает, что там ему повредили. Ладно, нужно приниматься за дело, не зря же я учился?
  Рядом стояло двое молодых санитаров и фельдшер из санитарного взвода.
  Посмотрел на парня с ранением в голову и подумал, что этому стоит попробовать помочь.
  • Я попробую этому помочь, учился медицине. - сказал санитарам, а сам присел и положил голову парня на колени. Чистая рана, пулю, неглубоко - пришлось вытягивать, а потом освободить от пары осколков кости рану. Запустил восстановление ткани.
  Закончив работу, посмотрел на пациента - если сначала он обливался потом и постоянно дергался, легкие такие беспорядочные движения, то теперь затих, если бы не кровь и бледность - можно было подумать, что спит. Этого приказал отправить в госпиталь, пусть там его до ума доводят, думаю, жизни его сейчас ничего не угрожает. Если в рану не попала инфекция.
  Следующему восстановил порванную печень - немец успел ударить штыком, прежде чем его приголубили. Сделал вид, что просто осмотрел - и сразу приказал зашивать порванный бок. Вроде как, штык не достал до печени. Четвертый оказалось просто выглядел страшно, но ему просто сорвало осколком кусок скальпа - подставился под разрыв гранаты.
  • Господа, ну это уже просто срамота - у парня просто контузия, и лоскут кожи с головы сорвало. Выглядит, конечно, неприятно, но к умирающим его нести? Зашить рану и в госпиталь!
   После вдруг обратил внимание на парня с ранением в ногу, его поили, а он, хоть и посинел, но воду хлебал и смотрел осмысленно. Черт, а о чем я вообще думал? Просто заставить его желудочно-кишечный тракт усиленно впитывать воду - потерянную кровь я ему, конечно не восстановлю, но давление подниму. Быстро подойдя к нему, я протянул окровавленные руки в сторону раны на бедре. Он, испугавшись, попытался отползти, но его быстро зафиксировали. Ему я зарастил порванную артерию, наложил общее плетение восстановления и заставил тело ускоренно вбирать воду.
  • Напоите его слегка подсоленной водой. Ложку на котелок воды. И пусть все выпьет. А пока зашивайте рану. После кормить его усиленно, лучше супчик. И если в блиндажах вино найдете, красное - ему, только разбавляйте с водой один к одному.
  Посмотрел на остальных. Кому я сегодня смогу подарить жизнь, не показав санитарам то, что видеть им не нужно? Пожалуй, этот, с пробитым легким. Хорошо, что насквозь. Ранение тяжелое, но шансы есть даже у местной медицины. Просто наложил плетение. И усыпил, пусть полежит, не дергаясь. Фельдшер забрал парня, теперь здесь толпились уже практически все наши медики и они быстро выполняли мои пожелания. После вытащил руками осколок (схитрил, на кончиках пальцев вырастил остренькие коготки) и восстановил позвоночный столб еще одному бойцу. Но срастаться его позвонки будут уже в госпитале, ему я их так, слегка схватил. Далее. Пока я возился двое тяжелораненых уже отдали богу душу. Жаль, но всех вытащить я все равно не смогу.
  Тут я понял, что у меня самого состояние близкое к моим пациентам. Слишком много энергии потратил. Трудно целительствовать, не имея за плечами поддержки госпиталя. Слишком часто приходится тратить энергию на то, что могли бы исправить хирурги. Но несколько бойцов я сегодня вытащил. Это хорошо!
  • Все, братцы. Я выдохся. Ко мне подошел Овсянко, дал умыться, протянул чистую тряпку вытереть лицо и руки. Осмотрев себя, я с удивлением обнаружил, что форму практически не измазал в крови. Так, несколько капель уже засохшей.
  • Ну что, Семен Семенович, что у нас.
  • Потери - 257 человек. 49 - безвозвратные. Остальные раненые, - вот зараза, почти треть батальона! Плохие новости, ведь это только начало, нам еще с боями к морю прорываться. Не верю я в то, что немцы будут долго в себя приходить и не попробуют организовать оборону по ходу движения.
  • Ну а что с трофеями?
  • Самое ценное, взяли четыре исправных пулемета и два так, на запасные части. Теперь можно кроме пулеметного взвода в каждую роту по одному. теперь шестнадцать машинок. Сила! Вот, вам бойцы приготовили.
  Семен показал на тряпицу, где были разложены разные пистолеты и кинжалы. Несколько часов. Видимо, особо интересные модели. Говоря откровенно, сейчас они меня интересовали мало, но пусть будут. Вдруг пригодятся, коррумпировать тыловиков, выбивая нужные для батальона ресурсы.
  • Это хорошо, убери пока, устал, есть чего перекусить?
  • Как нет, слегка подстыло, и так два раза грели, пока вы с раненными возились.
  • Это не важно. - я схватил ложку и начал поглощать варево из солдатской кухни. - Вкусно. Из немецких продуктов варим?
  • Ясен пень! Свое стоит приберечь. Наступление только начали, там неизвестно, что будет.
  • Молодец. Одобряю. У остальных батальонов как?
  • Да как у нас. Третий нарвался в последней траншее, видно ее не слишком наши пушки обработали. Первая схватилась с подкреплением, они пытались новую линию обороны копать, но пулеметы уже расставили. Те и нарвались, неосторожно дернулись.
  • Тоже нехорошо. Но наши нас интересуют в первую очередь. Все наши приданные подразделения нормально прошли?
  • Нормально. Саперы сделали проход через укрепления. Можем хоть завтра погрузиться и дальше рвануть.
  • Пока вперед рвется другой полк нашей армии. Завтра, думаю, будем отдыхать и спокойно двигаться дальше. А вот послезавтра ждет нас новый горячий день. Если немцы успеют организовать новую линию обороны. Ну посмотрим.
  Утром Сальве проехался в своем открытом кабриолете по батальонам, естественно, заехал и в наш, принял доклад о потерях. Поскрипел зубами - явно не понравилось ему то, что в первый же день мы понесли такие потери, в целом, больше роты убитыми и раненными! А с другой стороны, прорыв линии обороны, даже качественно обработанной тяжелыми калибрами, просто никогда не дается! После наш батальон погрузился, кто в машины, кто в телеги и отправился вперед, в сторону фронта вдоль не слишком далекой реки Вислы. Неожиданно, к середине дня мы вышли на ее берег, дорога вильнула. Остановил колонну, посмотрел на бликующее в солнечном свете широкое полотно реки, оттуда дул приятный свежий ветерок, разгоняя полуденную жару. Здесь в такую погоду в пору тропическую форму носить, подумал, сняв фуражку и вытирая уже посеревшим от пыли платком пот и шею. Откуда-то справа, северо-восточнее раздавались звуки боя, даже пушки бухали, но не тяжелые, полевые. Подозвав прапорщика, заменившего командира первой роты, выбывшего по ранению, приказал выслать разведку - дорога вела именно туда и влететь в бой, не развернувшись очень не хотелось. Вскоре он доложил, что там прижали к реке батальон, похоже уфимских штурмовиков. Похоже, кавалерия прошляпила немцев, которые устроили в удобном месте засаду, куда и влетели штурмовики на машинах, в походной колонне. Теперь отстреливаются, рядом с горящими телегами и грузовиками, придется выручать своих! Разведчик показал на карте как можно обойти немецкую засаду и ударить ей в спину. Выгрузившись из машин и телег, мы двинулись вдоль дороги, которая шла параллельно реке, метрах в пятистах от нее. А приблизившись к месту боя, вообще отвернули, обходя его по большой дуге.
  Немцы расположились на возвышении, которое обтекала дорога, при чем обращенная к реке сторона холма была довольно обрывистой, а с нашей стороны - пологой. Их было около двух рот, при четырех пушках, выстрелы которых я и услышал, но уфимцам повезло - у врага не было пулеметов. Мы же, выведя на позиции свои девятнадцать "Максимов", из которых больше трети были трофейные MG-08 - немцы устроили неплохую засаду на уфимцев, но тылами не озаботились, оставив их без прикрытия и наблюдения, мы сначала хорошо причесали их пулеметным огнем, а после я послал гренадеров в атаку. Хотя, это и не атака была - так, добить раненных, собрать пленных, прихватить, что плохо лежит. Хорошее дело, бой совсем без потерь и даже с прибытком в виде трех 77 мм орудий. Правда это был приз, который мне не был особо нужен - тяжелые, громоздкие, способные бить практически только прямой наводкой - слишком малый угол возвышения. Осмотрев позиции разбитого нами противника, россыпи гильз от артиллерийских снарядов, уродливые дивизионные пушки, гренадеры собирали винтовки врага, попутно прибирая к рукам всякие мелочи, полезные в быту, сделанные практичными германскими оружейниками и промышленниками. Одного из бойцов я отправил к своей колонне, а сам решил проведать уфимцев, позвав с собой поручика Тагамадзе. Этот бравый горец мне сразу понравился тем, что в отличие от расхожих представлений, был храбр, но рассудителен и не пер на рожон.
  • Прогуляемся, поручик? Нанесем визит вежливости штурмовикам?
  • Почему бы не прогуляться? Правда, я не стал бы светить им нашу технику. Командует у них, если мне не изменяет зрение, подполковник, как бы не приказал поделиться.
  • Толковая мысль! Вот только как нам их объехать, а то дорога то здесь одна.
  В разговор, осторожно вклинился фельдфебель Овсянко, который слушал наш разговор, привычно обретаясь рядом. Услышав, что нас могут невежливо попросить поделиться техникой, он заговорил, радея за имущество батальона, которое ему было как родное - копия нашего каптенармуса:
  • Позвольте, господин штабс-капитан, господин поручик! Там парой верст назад развилка была, дорога, наезженная от реки, вела. Может по ней двинемся, а как появится очередная - развилка, к реке и вернемся.
  • А можете и не вернуться. Нужно по карте посмотреть.
  Достав из планшета карту этой части Конгрессовки, а говоря правильно - Царства Польского, я прикинул, где находится нужная развилка. Та дорога шла в небольшую деревеньку, из нее дорога спустя километров пять снова вливалась в тракт, идущий вдоль реки - здесь река делала небольшой поворот. Удачно уфимцы встряли! Практически посередине этой петли реки.
  • Овсянко, организуй проезд колонны по этой дороге, - я ногтем ткнул в место, где дорога снова вливается в тракт, а здесь пусть колонна нас ждет. Возьмите с собой пулеметную роту полностью, мы обойдемся теми, что в роты переданы. Возьми с собой половину третьей роты, и организуйте боковое охранение и разведку по пути следования - видишь, что бывает, когда пренебрегаешь этим, - я кивнул на чадящие машины уфимцев.
  • Семен Семенович - Тагамадзе внимательно посмотрел на фельдфебеля. Дождался его ответа.
  • Слушаю, ваш благодь?
  • Поляки ненадежны, сам знаешь. В охранение и разведку побольше бойцов, отделение - минимум. Многие здесь думают, что под немцами им гораздо слаще жить будет. Да и оружие, амуниция, сапоги - сам понимаешь. И когда по деревне двигаться будете - смотреть в оба глаза!
  • Так точно.
  • Выполняй! - приказал я и фельдфебель удалился.
  • Левони, думаешь, могут попытаться напасть на солдат? Не преувеличиваешь?
  • Не преувеличиваю, Виктор. Не раз бывало здесь и в мирные времена, что солдаты в одиночку, или малой группой просто исчезали. Особенно в глуши. А уж сейчас. Многие здесь думают, что немец пришел восстановить им польские вольности. Забыли, с кем мы неоднократно делили Польшу.
  • Спасибо, за науку. Здесь я не служил, а официально информацию о таких "мелочах" никто не доводит.
  • Всегда рад, всегда! Ну что пойдем, посмотрим, что там у уфимцев твориться?
  • Пойдем, пойдем. - и мы начали спуск с холма к низинке, где чадили нефтяным дымом догорающие грузовики, солдаты отдельно укладывали куски брезента раненных и погибших, рядом с раненными занимались своим делом фельдшеры и медбратья. Спускаться пришлось аккуратно, с этой стороны холм был крутым, а по траве ноги предательски оскальзывались, легко было и навернуться. Что совсем не придало бы мне солидности в глазах подполковника, который стоял, в мундире, расстегнутыми верхними пуговицами, и револьвером в руке. Похоже, в бою достал его из кобуры, а сейчас и не подумал убрать, рассматривая разорение, которое нанесли его батальону немцы. Лицо его было раскрасневшимся, то ли после боя, толи от жары - несмотря на ветерок с реки, было жарко.
  Пока мы спускались с холма, воздух был душистым, пахло травой и еще чем-то непередаваемым, летним. А вот внизу воняло. Горелым металлом и сгоревшими нефтепродуктами. На первый взгляд, казалось, что уфимцев разгромили наголову, но еще сверху я заметил, что это не так. Сгорела едва треть грузовиков, правда лошадок побило почти половину. Погибших тоже оказалось не так уж и много, может, дюжину-полторы, раненых поболее, до шестидесяти. Хотя это только тяжелых и средней тяжести. Многие штурмовики "щеголяли" марлевыми повязками поверх обмундирования, с просачивающейся кровью. До половины батальона, на мой взгляд, не бойцы в ближайшие пару недель - месяц.
  • Здравия желаю, господин подполковник, штабс-капитан Виктор дан Хали, командир второго батальона девятого гренадерского Сибирского полка.
  • Командир второй роты Левон Тагамадзе. - сократил приветствие мой ротный. Ну он здесь свой, а я, на всякий случай, осторожничаю, придерживаюсь официальных формул.
  • Благодарю, господа. Если бы не ваш удар - положили бы нас здесь всех. И кто? Рота ландвера! Чертова разведка! Проворонить такую примитивную засаду! И куда подевался эта чертова пятерка улан? Неужели его вырезали, как можно допустить было такое! Извините, господа, переживаю - подполковник Елманцев. Станислав Никифорович.
  • Возможно, увлеклись разведкой и тоже попали в неприятности. Хотя как это можно, на равнинной местности, когда с лошади ты видишь много больше - ума не приложу. - высказал свое мнение поручик.
  • Всякое бывает. - это уже я, - боюсь, господин подполковник, дальнейшее продвижение вашего батальона не представляется возможным. Слишком много раненых, слишком большая убыль в транспорте. Хотя, я не могу вам указывать.
  • Да что там. Все ясно, придется остановиться здесь и ждать подхода основных сил.
  • Тогда пошлите бойцов, там, наверху мы захватили германские пушки, которые доставили вам столько неприятностей. Ну прочее вооружение. Не стоит оставлять это без присмотра, поляки - народ такой. Прихватят, а потом нам-же от этого страдать.
  • Это вы правильно заметили, распоряжусь.
  • Ну тогда мы вас покинем, нам нужно продолжать движение.
  • Удачи вам, штабс-капитан, удачи. Пусть улыбнется вам.
  Да уж. Мне удача ничем не обязана, но я постараюсь как-нибудь предохраниться от ее гримас.
  Мы с поручиком не стали лезть на холм, просто обошли его, и дождались, когда наши бойцы выдвинутся к нам. Не знаю, о чем думал Тагамадзе, я просто разглядывал солнечные блики на реке и отдыхал. Слушал жужжание пчел, шелест травы, птички какие-то, успокоившись после боя, чирикали в вышине. Можно представить себе, что ты не на войне, где совсем недалеко артиллерия, пулеметы, отравляющие газы перемалывают миллионы людей. А просто на практических занятиях, отстрелялся и в казарму. Хотя, как в это поверить, если я ощущаю, как некротическая энергия все больше собирается над этой частью планеты, люди все старательнее и технологичнее убивают себе подобных. К сожалению, и я деталь этой мясорубки. Может мне стоило податься в друиды? Я улыбнулся и спросил поручика.
  • Ну что думаешь?
  • О чем думаю? - рассудительно переспросил меня он.
  • Хотел сказать, обо всем, но вопрос проще. Как думаешь, удастся нам рассечь их силы, взять в окружение Кенигсберг?
  • Однозначно. Мы уже это сделали. До побережья нам максимум сутки. Прорыв в обороне германцы уже не смогли закрыть. В их тылах прорва наших абреков, армии второго эшелона строят оборону. Немцы уже проиграли эту операцию. И это очень большой удар по ним. Надеюсь, скоро эта война закончится. Я так хочу!
  • Хорошее пожелание, присоединюсь! Будет возможность, выпьем за это.
  Тут к нам подошли гренадеры, нам пришлось подняться с травы и пойти со своими подразделениями. Наша техника и повозки без проблем миновали польское селение и путь до перекрестка, после чего мы заняли свои места и уже поехали дальше. Правда теперь не гнали, двигались медленно, высылая вперед разведку и озаботившись боковым охранением, влипнуть в неприятности, как давешние штурмовики мне не улыбалось.
  Так, тихой сапой, к вечеру мы добрались к месту сосредоточения полка. Там я отправился с докладом к комполка, а бойцы, под руководством офицеров и фельдфебеля Овсянко начали располагаться на отдых.
  Рассказав Сальве о попавшем в засаду батальоне уфимцев, я высказал свое удивление, как при насыщении атакующей армии нашими офицерами можно так бездарно и глупо попасться в засаду? Полковник прикрыл глаза, потер фиски кончиками пальцев и произнес:
  • Все намного хуже, чем предполагали мы. Ожидалось, что нашими насытят атакующую армию, но нет, офицеров тонким слоем распылили по всей армии Империи. Под моим командованием всего четырнадцать толковых людей, на которых я реально могу опереться. Все остальные - местные. Среди тех-же уфимских штурмовиков таких было одиннадцать, теперь девять. Один эвакуировался, получив тяжелое ранение, другой - убит. Приходится ругаться со штабом, а там разводят руками, говорят, что мы нужны и в других частях, что нельзя складывать все яйца в одну корзину. Справляйтесь с тем, что есть. Так-то, брат.
  • Ясно. - то-то я подумал, что во всем моем батальоне нет ни одного из наемников! Думал, случайность, а оказалось норма. - Но они понимают, что требовать от нашей 2-армии, при таком подходе, высокой эффективности нельзя?
  • А ее мы и так проявили. Мосты во Вроцлавеке, Торуни, у Бгдыгоща, кажется - язык сломаешь от этих названий, Хелмно и Грудзензе взорваны. Кавалерия взяла Квидзун или Квидзын - черт его знает, развернула полевые батареи, должна доложить о подрыве моста с минуты на минуту. У немцев остался только два пути из котла - мосты Мальборг - Тчев и Эльблонг-Данциг. Все. Но германцы и не думают котел покидать, они пока даже и не предполагают, что русские задумали такое, стратегическое окружение. Не верят, что медведь решил съесть такой кусок, не верят, что он ему по зубам. Полтора миллиона солдат, самые богатые склады в рейхе.
  • А какова численность немецкой армии вообще?
  • На сегодняшний день, ориентировочно 6.5-7 миллионов. Часть из них на обучении, часть на излечении в госпиталях, часть на отдыхе и переформировании. Фронт держат где-то 4.5-5 миллионов штыков. Так что этот кусок - почти треть действующего состава. При этом, германцы - самые боеспособные из противников. Австрийцы, итальянцы, турки, не приведи бог, болгары, как говорят здесь, смазка для штыков. Конечно, здесь сконцентрированы не самые боеспособные части, в основном ландвер, по большей части - второго призыва. Но тем не менее! Какой удар!
  • А мобилизационные возможности немцев?
  • Трудно сказать. По прикидкам, могут удвоить свои силы. Но это значит выгрести всех, от детей до стариков. Если все удастся, это будет самым тяжелым ударом по Рейху, который могли нанести союзники. Гордись, мы творим историю. - я кисло улыбнулся.
  • Я уже творил историю. Вам, полковник, приходилось стоять в крови выше щиколотки? Или пробираться сквозь лабиринт убитого тобой мяса? Хоть это были и полуразумные твари, но поверьте, это очень погано. А здесь мы умоемся в крови вполне разумных людей.
  • М-да. Нет, мне такого пережить боги не дали. За что им большое спасибо. Вот только я ожидал от тебя немного другой реакции. Энтузиазма, что ли.
  • Виноват. Прошлая война помасштабнее оказалась.
  • Бывает. Нам остается надеяться, что командование не бросит нас в самую задницу. И хорошо, что мы здесь за русских - они довольно благородно воюют. Гадости не творят.
  • Это хорошо. Действительно, хорошо, - мне показалось, что я произнес эти слова с несколько унылой интонацией. А этого демонстрировать начальству нельзя. Или просто не стоит. Это начальство расстраивает.
  • Ладно, иди к своим бойцам. Наш полк в сторону моря уже не пойдет. Еще один день отдыха и мы идем на штурм Оструды, там германцы успели выстроить оборону, хотя и хлипкую - наша кавалерия нанесла несколько ударов по городку с тыла, практически они там держат круговую оборону. В принципе, все укрепленные пункты германцев вплоть до Кенигсберга в круговой обороне. Да и он сам. Сейчас нужно только правильно распределять усилия, стоит нам это местечко брать, или стоит просто подождать, когда они созреют до капитуляции.
  • Разрешите идти?
  • Иди, иди. Отдохни до утра.
  Я выполнил приказ полковника и пошел отдыхать. Правда, сначала завернул в палатку "Торгового общества Русской армии", которая неожиданно обнаружилась в нашем лагере. Офицеры должны были приобретать обмундирование за свои и если френч был в порядке, если не обращать внимания на побуревшие капельки и мазки крови на рукавах, то штаны пообтрепались и в некоторых местах порвались. Ума не приложу, когда я умудрился это сделать. Нужно поменять. Неряшливый командир плохой пример для бойцов. Там мне кроме штанов сторговали и еще пару нательного белья, которое действительно мне стоило прикупить - в одном ходить непрактично, конечно, я его старался стирать, не сам, просил Овсянко распорядится, однако ждать, пока оно высохнет глупо. Прикупил и патроны для пистолета - не смог выдержать напора продавца, взял три пачки. После чего пошел ужинать и спать. По пути к поставленной мне палатке пришлось ответить на вопросы офицеров батальона, что этой ночью мы отдыхаем, а вот завтра ждет нас город... как его там, эти польские названия! Овраг, что ли. Нет, что-то с простудой связанное. В общем эту заразу будем штурмовать. Не хочет его оставлять в тылу командование при осаде Кенигсберга. Такие дела. А теперь всем отдыхать.
  Придя в палатку, я сразу завалился спать. Проснулся ночью, вышел, посмотрел на звезды. И ущербный серп луны. Это, конечно не такое зрелище, как арка, освещавшая прошлый мир, нет такого буйства красок, но своя камерная красота присутствует. Есть своя прелесть. Нравится. После пошел к костру, где коротали свою смену караульные и таки попросил у одного из них папироску! Попытался затянуться и поперхнулся дымом, меня разобрал такой кашель, что должны были услышать как в Петербурге, так и в Берлине! Черт, блин, боги, как от этого получают удовольствие! На глазах выступили слезы. А гренадеры, украдкой посмеивались над командиром. Унтер, кажется, Байбышев, посоветовал, не вдыхать дым всей грудью по-первости, затягиваться по чуть-чуть. Тогда пойдет. Я прислушался к словам опытного товарища, начал понемногу вдыхать дым. Кстати, ароматный дым. Дело понемногу пошло. Нет, я не планировал закурить, просто есть моменты, когда если ты не куришь, ты как-то отстранен от остальных бойцов. А это не есть гут, как выражается прапорщик Сергеев. Нет единения.
  Покурив вместе с бойцами я вернулся в палатку и проспал там до утра. А утром, после завтрака нас погрузили в машины и вместе с остальными батальонами полка и парой батальонов 37-го Ангарского штурмового отправили под простуду, лечить насморк нашей армии. Ну под Оструду - рифмуется с простудой, хоть убей!
  Там уже стояла и активно работала наша артиллерия, при чем не только полевые трехдюймовки, но и тяжелые пушки. Впрочем, немцы вояки серьезные, они успели отрыть траншеи, установить на позиции артиллерию и пулеметы. Мы прибыли в разгар торжества, контрбатарейная борьба, пулеметная и ружейная стрельба, хотя пока никто и не пытается атаковать вражеские укрепления. На позициях засели еще три батальона ангарцев. Пришлось их слегка потеснить в ожидании команду на штурм, наши траншеи были не чета германским, едва по пояс и особо вольготно там не погуляешь, но от пулеметно-винтовочного огня защищали. В общем, залегли, слушая ба-бахи артогня и теряющуюся в их грохоте пулеметную трещотку. Лежим, ждем пока подавят артиллерию врага, потом пулеметы, желательно попутно хорошо причешут вражеские укрепления. Вот никакого желания идти в атаку на готовые к этому подразделения. Расстояние между траншеями метров четыреста, пока пробежишь его, можно половину бойцов потерять. Да и самому лишиться нужных частей тела. Нет уж, лучше подождать, тем более что начальство в атаку пока не гонит.
  Ждали и наслаждались грохотом артиллерии мы практически до середины дня. При чем я наслаждался - очень может быть, что это последние радости в этой жизни. Радость от того, что можно полежать, поглядеть в летнее небо Центральной Европы, на облачка, пощуриться от солнечных лучей, послушать, как каждые несколько минут тонны взрывчатки перелетают над моей головой и взрываются где-то там, среди врагов. Вот как-то раньше мне этот кайф мне был недоступен.
  К полудню русская артиллерия подавила немецкую, после прошлась по траншеям, выбивая пулеметные гнезда и вообще всех, кто не спрятался. После подняли нас и отправили в атаку. Здесь не было тотального обстрела, который я видел парой дней ранее, в траншеях было немало вполне боеспособных солдат, но они не были бойцами постоянной армии, и их наша атака привела в полное расстройство. Немногие из них решили стрелять, большинство смотрели на нас глазами кролика перед удавом. Особенно, на гранатометчиков. Как мне показалось. Все-таки у гренадеров - весьма серьезная репутация. Уступает разве что казакам.
  Вражеские окопы мы заняли практически без потерь. Сдавшимися немцами занялись ангарцы, а мы рванули вперед и быстро заняли предместья польского городка, дома, из которых стреляли, забрасывали гранатами, вообще гренадеры работали осторожно, не рисковали. В этот раз мне тоже пришлось пострелять - я снова взял ручной пулемет и уже подходя к центральной площади городка очередью заставил несколько врагов не высовываться, из-за телег, что стояли у штаба, размещенного в мэрии, единственном каменном здании. После пришлось дать несколько очередей по окнам, нечего им высовываться, пусть спокойно ждут, когда прилетит граната или придут солдаты их пленить.
  Городок мы взяли бодро, потерь почти не было, от шальных пуль погибло только двое гренадеров, 36 ранено. Потери терпимые, я ожидал много большего. Что меня удивило, кроме германцев с нами сражались и поляки, одетые в обычную гражданскую одежду, но с красно-белой повязкой на рукаве. Предположения моего поручика реализовывались, местное население считает нас врагами, а не немцев, которые пришли сюда воевать. Перспектива нехорошая, если нам здесь устроят партизанскую войну, потери возрастут на порядок. Увидев у здания мэрии полковника Сальве, я высказал ему свои предположения, однако он отмахнулся от них.
  • Поляки - плохие войны. Они перегорели лет так триста назад, с тех пор их воинственность ограничивается молодежными бандами или бурчением в пивной. Это раньше их крылатые гусары были визитной карточкой Польши, наводили страх на соседей и турок. Сейчас они ни на что не способны. Трусливы. Трусливы до безобразия. Не смогли оказать никакого сопротивления ни имперцам, не немцам. Так что, не волнуйся. И еще, Оструда - ото уже не Царство Польское, это уже Пруссия. Так называемая польская Пруссия. И здесь не немцы оккупанты, а как раз русские. То есть мы. Если раньше поляки были условными союзниками, то теперь они - враги. Правда тоже - условные. Зарубите это себе на носу.
  • Хорошо, господин полковник, разрешите идти?
  • Идите, капитан. Теперь капитан. Без приставок. Решено повысить вас в звании, хорошо воюете, черт возьми! И Владимира с Анной решили вам дать, наградить то есть. А то без наград, командуете сразу батальоном. Вопросы возникают.
  • Благодарю. Стоит проставиться?
  • Получите - проставитесь. Здесь не принято заранее. Плохая примета. А вот погоны можно уже поменять.
  Хотел сделать своим сюрприз, но "торговое общество" пока не прибыло сюда. Вместо этого сюрприз сделали мне придя в расположение, я встретил своих офицеров в строю, с поднятыми клинками, прапорщик фон Бак держал на бархатной подушечке два капитанских погона. Ведь я сам узнал об этом пару минут назад! А эти, уже.
  В общем, пришлось пройти сквозь строй, принять погоны и рюмку водки. После чего, принял поздравления и пригласил всех в мою палатку, где я обещал проставиться. Хотя, говоря откровенно, не чувствовал за собой особых достижений, подвигов ради которых стоило меня повышать в звании. Но люди радовались, я встретив одного из своих гренадеров, строго приказал, найти мне вина и шампанского, и фельдфебель Овсянко торжественно принес нам два ящика. Вот воспользовался своими привилегиями, а теперь стыдно. Пришлось презентовать фельдфебелю пять рублей, что здесь было очень немало. А после принять участие в пьянке, обмывании моих погон.
  Утром меня снова накрыла военное делопроизводство. Ротные и командиры специальных взводов мне предоставили данные о расходе боеприпасов и прочих средств. Убыли личного состава, заявки на пополнение как того, так и другого. Не менее геморройное дело, хотя и, пожалуй, более приятное - наградные листы. Бойцов нужно поощрить, тем более, было за что. К примеру, рядовой Мелентьев спас товарищей - рискнул, схватил немецкую гранату и откинул ее в сторону, за сарай. Чем спас и себя и других бойцов. Знак отличия Военного ордена, а попросту - Георгиевский крест, при чем уже второй степени. Ну и так далее. Наградные листы я подписывал, но утверждение их - это уже не моя епархия, этим занимаются чины повыше меня.
  Закончил с писаниной я только уже после обеда. "А что ты думал?- сказал сам себе. - Управлять батальоном, тем более ведущим активные боевые действия, это тебе не ромашки на лугу нюхать (услышал у кого-то из наших офицеров, и привязалось). Это труд, и не меньший в небоевой ситуации. А может и больший. Перекусив, на этот раз не из солдатского котла, дошел до офицерской "столовой" - навеса, под котором находился стол и две скамейки. Все-таки не даром я сдавал деньги на офицерское питание, нужно мне хоть иногда его вкушать? Правда большого отличия от солдатского котла я не ощутил: все готовили из трофейных немецких консервов. После чего меня вызвали к полковнику, за чем-то я понадобился Сальве. Тот распросил, как мы действовали в последнее время, как помогли уфимцам, кто из моих офицеров как себя вел, кого могу выделить. Я честно все рассказал и особенно выделил Тагамадзе. Ну и фон Бака. Сальве задумался.
  • Видишь ли, Виктор. Левон твой - неблагонадежный. Социалист. - я навострил уши, кто такие социалисты здесь, я совсем не знаю. - Так вот. Приходило предписание, его передать военной полиции и отправить в штаб. Но твой доклад говорит, что он либо не враг, либо очень хорошо прикидывается. Неприятная история. Пока я пошлю твою докладную на присвоение ему внеочередного звания штабс-капитана и наградной лист наверх. Посмотрим, как среагируют. Ну а потом будем посмотреть. Не хочу я терять перспективного офицера, особенно сейчас, когда перед нами стоит непосильная задача. Штурм Кенигсберга. Все же мои самые плохие предчувствия сбываются.
  После этого он отослал меня, а я, придя в расположение описал ситуацию своим офицерам. Будем штурмовать. Плюсом было то, что значительную часть немцев, которые могли оборонять столицу Восточной Пруссии мы смогли уничтожить или пленить. Из полутора миллионов в городе и окрестностях осталось около шестисот тысяч. Плюсом было то, что в основном это был ландвер. Армейцев было немного, но это были артиллеристы, а орудий в Кенигсберге... даже больше, чем у нас. А ведь Империя традиционно придавала этому роду войск очень большое значение. Второй минус - город представлял из себя чудо фортификации. Его начали укреплять еще в Средние века и укрепляли, укрепляли, укрепляли. Вплоть до последних дней.
  По уму, его стоило бы блокировать. Честно говоря, я и сам бы не смог принять правильное решение, как можно его штурмовать. Без ядерного оружия, по меньшей мере. А лучше кинетическими зарядами, с орбиты, чтобы все там в щебень мелкий. Однако, одной стороны, можно осадить его и ждать, когда германцы сдадутся. Но для этого нужны значительные силы, которые придется отвлечь от иных операций армии. С другой стороны, штурм - это огромные потери.
  Ну нет, осада - и только! Пусть сидят блокированными в своем городе-крепости ко самой капитуляции Германии. Или до ее победы - на штурме можно потерять и десять к одному, даже с самым криворуким противником.
  
  Для начала наша армия очистила от немцев всю Восточную Пруссию, вернее от военнослужащих, так как населена эта область была преимущественно немцами. Ну и поляками, которые себя в большей мере ассоциировали с немцами, нежели со своими одноплеменниками в Царстве Польском. После саперы начали рыть укрепления, дабы не позволить германцам прорвать полукольцо блокады, упирающееся в Балтийское море, которое было засеяно минами.
  А мы снова отдыхали. Мой батальон пополнили отчасти призывниками, отчасти солдатами после излечения в госпиталях. Из 19 офицеров десять перевели в другие части, в том числе и штабс-капитана Тагамадзе. Надеюсь, его действительно отправили служить в другую часть - ведь его все-таки повысили в звании! Взамен прислали прапорщиков с ускоренных курсов, подпоручиков и поручиков из стрелковых частей. Большинство пороха еще не нюхали. Пришлось их вместе с рядовым пополнением гонять на оборудованном ими самими полигоне, превращая в настоящих бойцов. Слава богу, при мне остался фельдфебель Овсянко, который вдруг представил мне высокого - почти моего роста гренадера, моего ординарца. Оказывается, мне положен ординарец! Вот уж не думал. Он был из одесских греков, фамилию его я не выговорю, но можно было обращаться и по имени, Ставрос. Как не странно, он был добровольцем. Дело в том, что два месяца назад на стороне Германии в войну вступила Турция (И сразу крепко получила по сопатке от русской армии). А греки турок очень не любят. Вот и пришлось ему бросить дела и под давлением родни записываться в армию. Позже, Овсянко, мне намекнул, что иначе Ставрос мог просто загреметь в Сибирь за контрабанду.
  
  11
  
  Мой батальон снова был в полном составе, боеприпасы отгружены и распределены, форма и амуниция в порядке, орлы практически готовы. На завтра назначили стрельбы - проверить, как солдаты и офицеры умеют во врага попадать. Все происходило просто. Бойцы по отделениям получали боеприпасы, уходили на рубеж, отстреливались. После мне приносили результаты стрельбы. Я заносил их в специальную тетрадку. Самое интересное, что в специальные тетрадки результаты заносили и командиры рот и взводные. Армия, иногда умиляет своим идиотизмом. К чему тройное резервирование никому не нужных сведений? А боги знают, решили так и так и делаем.
  После отстрелялись офицеры, при чем их результаты были хуже, чем неделю назад, когда мы упражнялись сами по себе - нервотрепка с подчиненными не слишком хорошо влияет на результат стрельб. Тут мне пришла в голову простая мысль, от которой меня аж "заколдобило" - а ведь, оставшись я в армии Хаоса, я бы этими глупостями занимался десятилетие за десятилетием! Или чем-то подобным. Тут я хотя бы знаю, что это не на долго. На полгода, ну на год. Если русские выйдут на победу в войне - к чему им дорогие наемники? Рассчитают и пошлют назад. Что даже как-то греет.
  В итоге я тоже отстрелялся из своего штатного револьвера и пистолета, который подобрал из трофеев нашего батальона, принесенными мне Овсянко. При чем, я увидел, что здесь присутствует и полковник Сальве. Который, болезненно морщась, что-то старательно записывает в специальную тетрадку. Я так и представил себе всю военную машину империи, где все заканчивается Верховным главнокомандующим, Государем - Императором, который морщиться, облизывает химический карандаш синим языком и записывает в специальную тетрадку - "ефрейтор Савельев. Отстрелялся на хорошо..."
  После этого нас пригласили получить новую амуницию. Которая оказалась хорошо знакомой мне кирасой из совсем других времен. А впрочем, если бронежилеты носят даже с энергетическим оружием, значит в этом есть какой-то толк. Мне это не слишком нужно, у меня под одеждой доспех Еорта, правда не полный. Только на торс я взял. Думаю, остальное мне здесь не слишком нужно. Но кирасу пришлось принять - положено, и расписаться в ее получении. Весила она не мало, килограммов двенадцать, но как говорили, держит пистолетную пулю с нескольких метров. Пулю из карабина похуже, а вот под винтовочную лучше вообще не попадать.
  Несколько раз встречал полковника Сальве. Он был постоянно мрачен, озабочен и меня практически не замечал. Видимо, ему очень не нравилась идея штурмовать Кенигсберг. Решив разобраться сам в этом, я сначала внимательно рассмотрел армейскую карту объекта. После отправил Ставроса найти альбом с фотографиями этого города. Форты его производили впечатление. Очень серьезное. Даже для тяжелой артиллерии расколупать их - тяжелая работа. А с той стороны тоже много тяжелых крепостных орудий. Плюс три "Берты". Артиллерийскую дуэль с ними нам не выиграть. Даже если удастся подвести сюда корабли балтийского флота, все равно, не сможем. Этот орешек и создан для того, чтобы перемалывать атакующих. Как бы действовал я атакуя эту крепость? Наверное, один вариант. Брать измором. Или сконцентрировать огонь на одном участке, и бить-бить-бить. Очень долго! Все остальное просто глупость. Не получится. Нет сейчас у империи способа уничтожить такие орудия врага. Разве что, авиация, но ее просто мало для этого! Нужно на порядок больше аэропланов и на порядок более вместимых, со стокилограммовыми бомбами или даже более мощными. А их здесь пока просто нет.
  В общем, мрачность Сальве понятна.
  Все началось второго августа. Штурмовые и гренадерские части загнали в траншеи. Наша артиллерия начала обработку переднего фланга немцев. Как я и ожидал, немцы отвечали, и отвечали даже более мощными ударами по нашим батареям. На нашей стороне работало только то, что там комендоры были менее обучены, они чаще промахивались. Наблюдая из траншеи за артиллерийской дуэлью, я уже было подумал, что чаша весов склоняется в нашу сторону, как вдруг с германской стороны ударили по-настоящему мощные пушки. Это были "Берты". Тяжелые орудия невозможно быстро увезти с позиций, а за время перестрелки германцы точно определили наши позиции. Туда и ударили огромные снаряды этих сверхтяжелых орудий. В общем, в эти пару часов мы потеряли несколько батарей. Снаряда весом в тонну хватает для уничтожения целой батареи. А это не только очень нужные для продолжения войны орудия, но и артиллеристы.
  В общем, дуэль закончилась отнюдь не в нашу пользу. На этом можно было остановиться, однако генералы решили попробовать еще раз. Ночью седьмого числа наши орудия нанесли удар по немецким траншеям, при чем они делали это в "рваном режиме". То одна батарея отстреляется, то другая, то третья. Вроде, разумно, однако каждая батарея не успевала пристреляться и траншеям врага был нанесен минимальный ущерб. После этого в атаку пошли мы, штурмовики и гренадеры. В атаку, честно скажу, безумную.
  Так как мы шли в бой сразу после артудара, бойцы в первой траншее не успели вовремя сориентироваться, и мы ее заняли, забросав защитников гранатами. Пока начали скапливаться для атаки на вторую, начали работать немецкие пулеметы из глубины обороны. Те, что поближе, тоже задавили гранатами, но все уничтожить мы просто не могли. Бросились в атаку на вторую траншею, до которой было только сто пятьдесят метров, которые преодолели большой кровью - около половины наших осталось там. Между траншеями. Мой ручник разогрелся, так скоро придется менять ему ствол, - подумал я. Глупая мысль. Если так пойдет дальше, мы все здесь останемся. Траншею зачистили. Я приказал отозваться офицеров в строю. Отозвался только совсем зеленый поручик Басов, подпоручик Авен и трое прапорщиков. Черт, из всего батальона, ничего себе, убыль командного состава! Следующую траншею мы не возьмем. Приказал разворачивать пулеметные позиции, в атаке мы смогли захватить три рабочих MG-08. Я не я, но сейчас будет контратака.
  Действительно, спустя минут пятнадцать немцы пришли в себя после нашего натиска, и вскоре по нашей траншее начали бить германские орудия. Не слишком удачно, скорее всего, командиры не ожидали что мы в самоубийственной атаке прорвемся сюда, и не готовились стрелять по своим траншеям. Поэтому, большая часть снарядов уходила с перелетом. По нам попало меньше, чем могло бы. Хотя тоже досталось.
  После артналета, в темноте я увидел, как у следующей линии обороны начали собираться фигуры в темно-серых шинелях.
  • Гренадеры! Начинается! Идут в атаку, огонь карабинами! - для дробовиков расстояние было слишком большое. - Пулеметчики, огонь!
  Бойцы открыли огонь, со стороны это выглядело бы красиво, траншея расцвела пороховыми огоньками, особенно ярко, пульсирующим светом горели огоньки пулеметов. Я пока не спешил. Мне, как и гренадерам с дробовиками стоит обождать, пока враги войдут в зону эффективного поражения. Дождавшись, я начал короткими очередями стрелять по наступающим врагам. На расстояние броска гранат они не приблизились, откатились назад. Но это только начало.
  • Бойцы, осмотреться, оружие павших, оружие и боеприпасы врага. Нам все пригодится.
  Ко мне подошел Овсянко.
  • Ставридорс погиб. Буду вас прикрывать.
  • Ставрос, что ли?
  • Ну он самый. А что я сказал?
  • Не важно. Нам нужно продержаться, пока они не выдохнуться. Помоги, снарядить обоймы к пулемету нужно. - Семен Семенович занялся этим. Я же подумал, что я могу сделать этим назойливым германцам. Успокойся и подумай. Прямое оперирование стихиями слишком энергозатратно. Нужно что-то простое, что может им всем помешать. Ослепление сразу на многих... не получиться. А вот Северный ветер, может получиться. Ветер в глаза с мелкими льдинками-снежинками. Хорошее решение. Я приготовил простое плетение и одновременно разложил перед собой магазины к пулемету, снаряженные фельдфебелем. Есть чем отбиваться. Пока.
  • Семен Семёнович, проверь, пусть все, кто с дробовиками возьмут на первое время карабины. Дробовики, сам понимаешь, на дальней дистанции не пляшет.
  • "Сделаю", -сказал он и удалился. А я принялся ждать продолжения.
  Пока ожидал, обернулся, посмотреть - вдруг подойдет подкрепление. Не подойдет, германские пушки планомерно садили по нашим укреплениям. Нам нужно будет отсюда самим выбираться. Сколько осталось от моих гренадеров? Триста? Пара сотен? Сотня? Нужно прорываться к своим. Хорошо врезать следующей атакующей волне и уходить. Вскоре вернулся Овсянко. Я спросил, много осталось в строю в строю, он скривился. В этот момент заговорили наши пулеметы - началась еще одна атака. Стало не до подробностей.
  Германские Максимы неплохо работали по самим германцам. Когда они подошли поближе, где и мой ручник может неплохо им показать, я тоже присоединился к огню. К этому моменту вела огонь вся наша траншея. Вскоре они начали замедляться, немецкие офицеры уже не могли гнать их на убой, да и сами потеряли настрой. Серая масса начала откатываться назад. Поднявшись, я крикнул: "Батальон! Отступаем в первую траншею!"
  После собрал магазины к пулемету, и побежал к первой занятой нами траншее. Посмотрев на немецкие окопы, я решил, что преследовать нас не будут. И приказал отступать к своим позициям.
  Ну и сам побежал туда. Правда иногда останавливался, смотрел на немецкие позиции. А вдруг атакуют? Вдруг не случилось, случился очередной артиллерийский обстрел. Я бежал, к нашим окопам, как вдруг меня остановил удар в голову сзади. Странно, не правда ли? Удар сзади остановил. Я почувствовал его, и я почувствовал, что я дальше бежать не могу - ноги вдруг перестали передвигаться. А потом и вообще я потерял контроль над своим телом.
  
  Пришел в себя я лежа. И лежа не в палатке или шалаше. Беленый потолок явно говорил о цивилизации. Вот только какой? Скорее этой, где идет великая война. Что случилось? Повязка на ноге, повязка на плече и руке. Повязка на голове. Похоже, я просто ранен и доставлен в госпиталь. Боль, очень больно, но как-то не со мной. Анестезия. Я попытался вызвать плетение исцеления, но вместо этого вызвал только муть в голове, чуть опять не отключился. Странно. Ладно, бывали всякие неприятности, надеюсь и эту мы переживем. Я успокоился, начал просто энергию направлять в те места, где боль наиболее сильна. Не заметив этого задремал. Пробуждение было приятным. Рядом стояла девушка и аккуратно тормошила меня.
  • Да. Я слушаю вас. - выдал я. Нелепость. Но я в госпитале и, похоже, с ранением головы.
  • Ничего, извините, доктор сказал, что вы практически не пострадали от контузии.
  • Похоже да, контузии нет. А что со мной вообще?
  • Осколочные ранения. Не слишком серьезные.
  • Вот как. А когда я смогу покинуть это место?
  • Ну я не знаю. Это доктор должен решить.
  • Ясно. А что я должен... зачем вы меня будили?
  • Нужно выпить вот это.
  Она предложила мне столовую ложку некоего очень кислого зелья. Я проглотил его и снова разлегся на своей подушке. Разлегся в то время, как мой батальон убивают нацисты! Стоп, я в госпитале, прошло немало времени и моих бойцов уже никто не убивает. Тем более, некие непонятные нацисты. И я снова уснул.
  Следующее пробуждение. Рядом стоял врач, естественно в халате и улыбался.
  • Знаете, капитан, у вас есть кираса, которая спасла вам жизнь. Но снять мы ее не смогли. Поможете нам?
  • Доктор, я. конечно, могу ее снять. Если это нужно. Это семейная реликвия, ее всегда одевали на войну мои предки. Ее действительно нужно снять?
  • Помыться вам не помешает.
  • Точно. Пойду мыться - сниму.
  • Ладно. Расскажу, что мы имеем. Мы хотели ампутировать вам левую руку, ее практически оторвал германский снаряд. Но отказались от этого - регенерация идет у вас нечеловеческими темпами.
  • Ну почему нечеловеческими. Хотя, возможно, мне всегда говорили, что на мне все заживает ка на собаке. А теперь, можно мне перекусить? Процесс восстановления требует много строительного вещества.
  • Ладно, я понял, вы остряк и шутник армейский.
  • Доктор, не обижайтесь. Печалиться и кручину... кручиниться по поводу своих ранений - прямой путь в инвалиды. А мне этого не хочется. Хотелось бы вернуться в строевую часть. Как полагаете, это возможно?
  • Знаете. Не думаю. Ваши ранения слишком тяжелы. И снимите вашу кирасу, нужно посмотреть, какие ранения под ней.
  • Хорошо, завтра. Я сейчас как-то сильно утомился. Это правильно, доктор?
  • Да, это вполне нормально, после таких ранений, чувствовать быструю усталость. Отдыхайте.
  Я приподнялся и посмотрел на левую руку. Не знаю, что случилось с ней. Не помню. Но теперь она функциональна процентов на 30. Нужно связаться с Сальве, а то местные доктора попытаются меня разобрать на молекулы.
  Слава богам, утром пришел Сальве и спас меня от местных докторов. Его адъютанты помогли мне сесть в его машину, на переднее сиденье, где мы могли поговорить с полковником, а сами залезли в грузовик.
  • Ну что, готов продолжать службу? Или спекся?
  • Готов. Сам накосячил, не выставил защиту. Но скоро буду в форме - исцеление уже запустил. Правда жрать ужасно хочется.
  • Там, в бардачке бутерброды и кофе бери. В термосе. - кофе был весьма кстати, пить тоже хотелось. Напиток успел поостыть, что было весьма кстати - это чудо техники с открытым верхом заметно трясло, если прольется, не обожгусь.
  • Долго я уже в госпитале?
  • Больше двух недель. Хотели тебе руку отрезать - я не дал. Револьвером эскулапам угрожал!
  • Спаси! Они сказали, что сами не стали.
  • Сами. Сами они, скажу честно, и на ноги твои плохо посматривали. Почему не эвакуировался?
  • Сознание сразу потерял.
  • Хорошо. Или плохо. А что думаешь об операции, в которой тебя ранили?
  • Глупость. Взять штурмом Кенигсберг. Пусть посидят в окружении, поголодают и сами сдадутся. Нужно идти дальше.
  • А дальше куда?
  • Мне кажется, нужно атаковать австрийцев. Они послабее. И их позиции кажутся более уязвимыми в стратегическом плане.
  • Вот странно, генеральный штаб думает также.
  • Есть здесь такая шутка, что у дураков мысли сходятся.
  • Э нет, здесь не у дураков. Генштаб был категорически против штурма - командующий фронтом продавил операцию. Его отправили на пенсию, отнюдь не почетную. Просрал самые крепкие штурмовые части.
  • Большие потери?
  • Жуть. Я бы этого старого пердуна расстрелял. На наше счастье в городе не лучшие артиллеристы остались. Благодаря тому, что они почти не умеют вести огонь с закрытых позиций, мы избежали полного разгрома.
  • А мои как?
  • Четверть от списочного состава осталось. Но твой любимчик - Овсянко уцелел, правда тоже в госпиталь загремел. Нашу армию переводят на переформирование в тыл. Там нам дадут восстановить наши штурмовые полки, вторая ударная армия будет теперь состоять из двух дивизий по три полка в каждой. По сути, ее состав удваивается. Генштабу понравилось идея стратегических окружений им хочется повторить кенигсбергскую операцию. До нашего появления здесь военная мысль такого явления, как котел просто не знала. Или крепко забыла. Из района Львова русские войска австрийцев вытеснили осенним наступлением прошлого года. Теперь есть желание из района Дрогобыч-Трускавец, где стабилизировалась линия фронта по итогам прошлогодних боев нанести удар силами нашей армии в направлении Унгвара и далее вдоль Карпат до границ с Румынией. Нам будут противостоять Южная германская армия, австрийские 3-я, 5-я армии. Всего до полутора миллионов штыков и сабель. Из них около шестой части - серьезные бойцы, немцы и из них порядка ста тысяч из частей постоянной армии. Хотя что сейчас постоянная армия? Ее за прошедшие полтора года сильно проредили. Сами австрийцы бойцы послабее. Не такие упорные. Прорывать будем оборону 3 австрийской армии, через Дукельский перевал, вслед за нами в прорыв пойдут 3 и 8 армии и несколько кавалерийских дивизий. При удачном развитии событий они займут внешний и внутренний рубеж обороны, а кавалерия снова по тылам пойдет. Если немцы проведут деблокирующий удар, у австрияков нет сил на подобную операцию, будем прорываться к Яблонецкому перевалу.
  • А немцы найдут силы для удара? Их вроде как французы должны были занять на Западном фронте?
  • Тоже, верно. Правда у союзников наступление захлебнулось. Идет какая-то дикая мясорубка при продвижении войск на сотню-другую метров. И немцы, и союзники создали такие оборонительные укрепления, что даже после многосуточной артподготовки вскрыть их не представляется возможным. Потери с обеих сторон измеряются сотнями тысяч. И это еще не конец, до дождей и заморозков времени много. Успеют друг друга помордовать.
  • Ладно, а что там нас ждет? Неплохо посмотреть бы на карте. - да и в туалет неимоверно хочется.
  Полковник остановил свой кабриолет. Мы вышли из него, я обернулся назад, там пылили два грузовика, сопровождавшие Сальве. Я, извинившись, отошел на обочину в кустики. Трава и кусты были обильно припорошены пылью, став серо-зелеными, в тон немецкой фельдграу, видимо, дорогой активно пользуются. Сапоги, почищенные госпитальной обслугой, сразу потеряли свой блеск, да и штаны после этого чистить придется.
  Вернувшись к машине, я подошел к ее капоту, где полковник расстелил карту предполагаемого театра военных действий. И начал знакомить меня с оперативной обстановкой, где расположились наши армии, где немецкая Южная армия и австрийцы. Мой взгляд привлек кружек с надписью Перемышль в нашем тылу, помеченный синим цветом и с синим флажком. Осажденный город окружали имперские части с подписью красной тушью 11 арм.
  • А что скажете об этом, господин полковник? - спросил я.
  • - К моменту нашего прибытия на фронт австрийцы ее уже сдадут. Недавно из-за нехватки продовольствия комендант крепости отдал приказ забить около 20 000 лошадей. Дух обороняющихся крайне невысок, по ночам из крепости перебегают солдаты из числа славянских подданных Австрийской империи. Аналитики ожидают, что ее сдадут не позднее чем через две недели.
  • И 11 армия освободится, я так понял?
  • Да. Вероятно, после отдыха, ее тоже введут в прорыв или усилят ей части 3 армии. Мне это не докладывали - хохотнул полковник. - А мы вступим в бой вот здесь, под Дуклой, и разбив прикрывающие Дукельский перевал части австрийской 3 армии, перейдем через Карпаты и выйдем на оперативный простор. Большой минус - автотранспорт не удастся использовать. Только гужевой. Далее движемся в направлении селения Чап, где форсируем Тису. И вдоль реки к Румынской границе. Таким образом мы окружаем вот эти части австрийской и германской армии. Вот отсюда, из-под Кирлибабы через перевал в стык 5 армии и германской кавалерийской дивизии попытаются прорваться терские казаки. При удаче немцам останется один путь - перейти румынскую границу и быть интернированными. Ну а дальше наша задача будет выполненной, мы возвращаемся в тыл, а 8 армия будет блокировать попытки германцев и австрийцев вырваться из окружения. Вот здесь в успехе я не уверен. Хотя, все может быть. Я подозреваю, командование, продемонстрировав нейтральной Румынии удачный выход нашей армии на равнины Венгрии спровоцируют румын отбросить нейтралитет и выступить на стороне стран АНТАНТы.
  • А у Румынии большая армия?
  • До 650 тысяч.
  • В данном случае - весомая сила.
  • Проблема в том, что качество этих солдат весьма низкое. Вчерашние крестьяне, плохо обученные и вооруженные устаревшим оружием. Смазка для австрийских штыков. Но в данном случае могут сыграть свою роль. Заменив на внешней стороне кольца 3-ю армию. Тогда операция будет иметь успех.
  • Но?
  • Что, но, капитан?
  • В вашем голосе явно слышится некое усомнение.
  • Ах об этом... Но для Румынии это может обернуться трагедией.
  • Почему?
  • Собственно австро-венграм будет, вероятно не до румын, но вот болгары ими займутся серьезно. Хотя и здесь есть варианты - болгары плотно увязли в Сербии. Может, с нашей помощью, удастся румынам избежать болезненных ударов.
  • Ясно. Сальве, а нет ли у вас еще чего перекусить? Голод просто зверский, организм восстанавливается - сами понимаете.
  • На заднем сиденье вещмешок с консервами. Выберите себе, что по вкусу.
  Я вскрыл банку тушеной говядины одолженным у командира ножом и начал ее поглощать. Заодно задумался о том, что у меня ни оружия, не личных вещей, да и сам я выгляжу совсем не как боевой офицер, а как беглец из госпиталя, в повязках и в нательной не слишком свежей рубахе. Из формы - только штаны, теперь пыльные и сапоги.
  • Господин полковник, мне бы привезти себя в порядок. Вот только ни денег не документов с собою у меня нет.
  • Все у моего адъютанта. Приедем в Брест, все получишь. Там и у лавки "Военного торгового общества" тебя высадим. Все что нужно приобретешь.
  • Благодарю.
  После этого мы замолчали. Хорошо, что наша машина шла первой в колонне - а то нахлебались бы пылью с открытым верхом. Мы катили по западной губернии, судя по обилию пыли, сушь стояла и эдак уже пару недель. Трава пожухлая - да и бог бы с ней, а вот крестьянские наделы...
  • Да, если дождя еще неделю не будет, урожая не будет. - заметив мой взгляд, сказал Сальве.
  Я криво улыбнулся и предложил - Дождь? Могу устроить. - тут уже улыбнулся Сальве.
  • Нет, здесь не надо, пусть сами разбираются, но я запомню, что можешь. Вдруг пригодиться. Кстати, раз пошла такая пьянка, может расскажешь, что из магии можешь, может пригодиться.
  • Так получилось, что у меня сейчас перекос в целительство. Явно в том госпитале на меня как-то повлияли, просто так, за здорово живешь проработать у них 8 месяцев... даже и не знаю, не похоже это на меня. А так универсал, только с магией порядка, естественно, полный ноль. С некросом тоже, просто душа не лежит. Хотя как поднять зомби или скелета знаю и смогу. Лаже умертвие, думаю, смогу. Ну а в целом стихии, тьма-свет, основы знаю, даже немного побольше. Природа, ментал - тоже могу.
  • А собственно Хаос, можно сказать, твоя родовая магия.
  • Как сказать, полковник. Добавить в плетение частицу хаоса смогу, но чистый хаос - нет. Дело в том, что наша аристократия - это маги хаоса. Если ты член рода, но без способностей к хаосу, в лучшем случае, тебя ждут высокие посты в армии или на гражданской службе, но чаше они ведут жизнь богатых бездельников, без шанса занять какое-либо важное место в семье. А вот если ты не член рода и вдруг проявил способности к хаосу тебя ждет быстрая женитьба на какой-либо из девиц рода, который подсуетился первым, введение в род и долгая учеба. Твои желания никого не интересуют. Ты становишься аристократом, со всеми плюсами и минусами этого положения. В частности, на поле боя ты можешь появиться только под огромной охраной в качестве "тяжелой артиллерии". В общем, жизнь не очень интересная. И, даже если бы я владел Хаосом, я ни за что об этом не сказал бы. Но нет, не владею.
  "А вот здесь, парень, ты врешь. Я-же старый, опытный волчара, и меня на мякине не проведешь. Ложь я носом чую, недаром оборотень! Будем знать, что владеешь, но признаваться не хочешь." Сальве подумал, что это знание может ему пригодиться. Усмехнулся про себя и продолжил разговор:
  • Ну возьмем, к примеру, огонь. Что можешь?
  • Простые фокусы, вроде стрелы, шара огня, огненных мух, защиты разные. Чуть посложнее - дыхание дракона. В сочетании с другими стихиями более интересные и смертоносные штучки. Единственное преимущество, благодаря большому резерву все это будет посерьезнее, чем у многих других.
  • Ясно. Нужно думать. Идеально было бы, оставить тебя в качестве резерва, "тяжелой артиллерии" ка ты выразился, но здесь проявлений магии не знают, опасно светиться, поэтому оставлю тебя на батальоне. На первое время, а потом будем посмотреть. Понял?
  • Так точно.
  • Вот и хорошо.
  Тем временем мы пересекли железнодорожные пути и по Варшавскому шоссе въехали в Брест. Прокатили по улицам этого непримечательного городка, свернули налево и заехали на территорию крепости, расположенной на острове. Крепость внушала уважение, ее было видно даже с окраины, но тогда я не понял, что это. Внутри полковник притормозил у лавки, рядом остановились грузовики. Сальве подошел к переднему и позвал своего адъютанта с вещами капитана. Тот спрыгнул через борт тентованного грузовика и передал мне вещмешок с моим скарбом. После чего полковник сказал мне: "Жду тебя к семи на вокзале, не опаздывай, сел за руль своего авто, приказал рассаживаться адъютантам и в сопровождении грузовиков укатил. Я не стал рассматривать, что мне передали и юркнул внутрь лавки. Стоять одетым не по форме посреди набитой солдатами и полевой жандармерией крепости совсем не хотело, лучше внутри посмотрю.
  Внутри лавка, вернее торговая комната, была поделена на две части длинным обшарпанным деревянным прилавком, какие-то ящики и бочки за прилавком и никого. Тем лучше подумал я и увидев кресло, которое стояло в половине для посетителей, сел и начал инспекцию моих вещей. Сверху лежал конверт из крафтовой бумаги с моими документами и немалой суммой - полторы тысячи рублей! Да я могу на них неплохо развернуться. Ниже еще один пухлый конверт. В нем лежали новенькие капитанские погоны под полевую форму с эмблемой нашего девятого полка Сибирских гренадер, бумажник, в котором 139 рублей и копеек еще на один рубль, пожалуй, считать не стал, документы, небольшой конвертик с необходимой фурнитурой. Еще глубже лежал мой пистолет в кобуре и портупея, к сожалению, испорченная осколками. Кителя, естественно, не было. Если мне хотели ампутировать руку, представляю, как он выглядит. Придирчиво осмотрел свои штаны и заметил, да и здесь тщательно застиранные пятна крови. Зато были обоймы к моему пистолету и к пулемету. Пара даже снаряженных, только вот самого пулемета нет. Посидев пару минут, я решил, что сначала стоит снять повязки и разбинтовал сначала голову, потом хотел руку, но сняв ее с повязки, решил, что не стоит. Пусть повисит забинтованной. После чего подошел к зеркалу, висевшему тут-же. Ну все не так страшно, морда худая, да и сам почти скелет. Все резервы организм израсходовал на починку повреждений. Кстати, голод снова начинает просыпаться. Часть волос выбрита, другая нелепо торчит. Нужно полностью побриться. Так будет не столь нелепо смотреться. Ну и шрамы. Кстати, при случае, нужно посмотреть, что с ногами - там тоже бинты и ощущение скованности. Не зажили пока. Ладно, хватит на себя любоваться.
  • Эй, есть кто? Выходите, я не кусаюсь!
  Из-за шторки послышался шум, появилась заспанная рожица мальца лет двенадцати, с красным рубцом на щеке и лбу - уснул на тюке с товаром, поди.
  • Позови кого, что ли. Или сам мне товар продавать будешь?
  Рожица с ойканьем скрылась за шторой, спустя минуту появился мужик лет сорока пяти в линялой военной форме без погон отсутствующей левой кистью. Ветеран.
  • Чего желаете, э...
  • Капитан. Дан Хали. Вне службы можно просто Виктор Сергеевич.
  • Так что вам.
  • Сами видите. Все практически. И куда бинты можно выкинуть?
  • Левка, забери у господина капитана мусор. Значит вам китель, фуражку, амуницию и снаряжение. Оружие?
  • Частично сохранил. Шашку нужно. И вот, я положил на стойку погоны и фурнитуру.
  • Ясно, сделаем. Левка, зови Феофана, нужно господина капитана промерить. Что-нибудь еще?
  • Да еще комплекта три нательного белья. А то это госпиталем провоняло.
  • Тоже сделаем.
  Спустя час я стоил в новой, необмятой форме капитана, несмотря на то что китель подгоняли, он сидел "колом", да и рука на перевязи. Но это недолго, пара дней, все сядет по фигуре. И рука заживет. Не скажу, что я себе очень нравился, но выглядел терпимо. На груди появилась новая нашивка - оранжевая полоса, знак тяжелого ранения. Если взять все мои ранения...
  Да. Чего не хватает? Да не знаю. Вроде все в порядке.
  • Револьвер уставной не хотите?
  • Нет, пистолета хватит. А вот патронов прикупить нужно. - взял десять пачек патронов. Снял фуражку, посмотрел на багрово-красные швы на черепе. Да, хорошо меня приласкал германский снаряд. Еще немного и мог не выкарабкаться, не смотря на всю мою регенерацию.
  • Где это вас так, господин капитан. - лавочник-ветеран упорно называл меня по уставу.
  • Кенигсберг. Штурм, неудачный. Мог, кстати, как ты, без левой остаться.
  • Да, вижу, бережете ее. - лавочник посмотрел на меня и в его взгляде я ясно прочитал, все что он думает о генералах, которые с дуру гонят солдат под пушки и пулеметы. Выразительный был взгляд. Очень. Да и чувства его под стать. Ненавидел он их. И меня, отчасти.
  • Ну ладно. Подскажи, где перекусить сейчас можно и голову обрить. А то выглядит моя стрижка сейчас... сам понимаешь.
  • Поесть можно в заведении справа от нас, хорошо кормят. А голову побрить, там спросите. Я не знаю.
  • Ну бывай!
  • И вам всего хорошего.
  Странный человек. Не похож на обычного лавочника. Да и просто, странный. Да и боги с ним! Я зашел в "заведение", что-то ближе к ресторану. Там заказал себе рульку с красным сухим вином. Рулька была просто гигантской, это не свиное колена, а от ископаемого вепря! Манко бы такой очень порадовался, любит мой наставник рульку, очень уважает. Она была очень вкусной и хорошо зашла под бутылку вина. Тут я сообразил, чего мне не хватает! Расплатился, вернулся в лавку и позвав лавочника, который мне так и не представился, спросил о часах. Он предложил мне несколько моделей, из них я выбрал по его совету простой и надежный механизм, одел на запястье. До встречи на вокзале оставалось еще три часа. Выйдя за ворота крепости и перейдя мост я оказался на площади, поймал извозчика и спросил его, есть ли на вокзале парикмахерская. Ну, где можно побриться? Тот сказал, что как без этого, и быстро довез меня. Там я попросил побрить мне голову и, пощупав подбородок, "просто побрить". Пока сидел с горячим полотенцем на лице мне обработали голову, потом долго колдовали над лицом. Когда закончили я взглянул в зеркало.
  Странно. Здесь я пережил меньше, чем на Ирме, там война была пострашнее. Но видимо эта оказала на меня какое-то особое воздействие. Из зеркала на меня смотрел не девятнадцатилетний юноша. А так, мужик, непонятного возраста, со злыми, жесткими глазами. Таким, наверное, мог бы быть мой старший брат. Если бы пошел по военной стезе. И был жив.
  Странно это.
  Ровно в семь вечера я стоял у хода на вокзал. В семь ноль две на въезде на площадь показались два грузовика, которые затормозили рядом. Из первого вылез Сальве, после чего из них, по команде адъютанта, бывшего в кабине второго, из грузовиков стали спрыгивать офицеры в разных званиях, от прапорщика до майора и строиться возле.
  • Ну как тебе наше пополнение? -спросил Сальве. Я уже понял, что это наемники. Было в них что-то такое, не присущее жителям этого мира. Почти пятьдесят человек.
  • Хорошее дело. - сказал я, снял фуражку и вытер платком бритую голову. - Все к нам пойдут?
  • К нам, к нам. Нечего распылять знающих бойцов по всей армии. К тебе ротными трое поручиков. Доволен?
  • Да, наверное.
  • А что не слышу восторга в голосе?
  • Да не знаю. Нет повода. Знающие офицеры - это хорошо, но восторгаться? Я этот возраст уже перерос.
  • Ну хорошо. Так, - повысил он голос, - господа офицеры, занимаем купе, согласно выданным билетам! Вперед!
  И мы пошли. Загрузились в вагон, я снова оказался с полковником, что меня как-то не удивило. Было такое предчувствие. И вообще все мое общение с Сальве вызывало ощущение театральной постановки. Не знаю почему. И само его поведение - некая роль. Которую он играет и играет с удовольствием. Хотя к чему мне это? Мы едем в Киев, где недалеко от города лагеря нашей штурмовой армии, где нам придется обучать солдат и офицеров воевать и выживать. Вот что важно!
  • В общем так, господа офицеры. Мы отправляемся в Киев, где принимаем свои подразделения и в течении двух недель гоняем их, обучаем штурмовать вражескую оборону. Основную подготовку они уже прошли, нам нужно крепко сбить подразделения. Обучить их особенностям штурмовой тактики, хотя основы и этого в них уже вбили наши товарищи в учебных подразделениях. Вам придется нанести полировку на оружие, так сказать. Прибудем на место мы завтра в десять часов. Так что пока можно отдыхать. И познакомиться наконец.
  • Виктор дан Хали. - я решил сделать это первым.
  • Барон Речиц, - представился крепыш с погонами поручика.
  • Ярослав Апаца. - штабс-капитан, со слегка сероватой кожей. Не понимая, в чем дело, можно просто списать это на усталость, болезнь или еще что-то, но я глядя на него просто понимал - это человек, или не совсем человек, из-за портала. Наметанный глаз.
  • Очень приятно. - сказал я и замолчал.
  • Вот и хорошо! А теперь располагайтесь, Виктору оставим нижнюю койку, он еще утром имел очень бледный вид и едва передвигался. Пришлось спасать его из госпиталя.
  • Полковник, а вы уверены, что он еще тот, с кем вы имели дело ранее. Эти шрамы свидетельствуют о том, что медикусы изрядно покопались в его мозгах! Я смотрел фильм, где у еще живого человека жарили мозг и ели его, и самое интересное, его тоже кормили им! Эти медикусы такие затейники! - высказался барон. Ему показалось, что это очень смешно.
  • Не думаю, что фильмы имеют отношение к реальности. Не опасайтесь, если за вас возьмутся лекари, им не придется вкусить ваших мозгов. Они будут разочарованы, вскрыв ваш череп. - подал голос Ярослав. Интересно, не только у меня вызвал неприязнь барон. Тот хохотнул, не въехав в то, что сказал наш попутчик. Высокий пилотаж - оскорбить неприятного типа так, чтобы это поняли все, кроме мишени оскорбления.
  Я посидел, подумал и достал из весьма худого вещмешка бутылку кальвадоса. Случайно нашел его в лавке, здесь никто не представляет, что это прелесть, отдают по-дешевке.
  • О, капитан, вы решили проставиться! И весьма достойно. Ну так разольем.
  Я открыл бутылку, попытался разлить, но сидел неудобно, пришлось бы делать это левой рукой, которая пока не восстановилась и висела на перевязи. Пришлось уступить эту честь другим: - Господа, пока не могу, рука после ранения не слишком хорошо работает. Я могу попросить вас? - Вызвался, как я и ожидал штабс-капитан Апаца. Он аккуратно и точно разлил напиток по рюмкам. Мы сдвинули их и выпили. Кальвадос огненным шариком упал в желудок и начал там свою работу, разогревая и снимая излишнее напряжение. Боги, а я и не думал, что сегодня так устал!
  Беседа развивалась вокруг последних операций императорской армии. Затронули и наш штурм Кенигсберга. Тут я предпочел отстраниться и не вслушиваться в беседу. Полковник тоже, только изредка бросая короткие, увесистые фразы. После зашел разговор о действиях императорской армии против Турции в Закавказье, после о победах Болгарии над союзной Сербией. И о том, что можно высадить десант в Бургас, скорым маршем пройти к Софии, заставить Болгарию выйти из войны. Хорошая мысль. Только не слишком реалистичная. Как мне кажется.
  Я, по большей мере сидел и молчал. Выпили кальвадос, тут барон достал большую бутылку Хел-Арса. Редкость, а здесь вообще редкость нереальная. Но сам барон быстро накидался. Полковник предложил ему пойти отдохнуть, тот набычился, тут подключился я и внушил ему безмерную усталость. Что не хочется продолжать вечер, а хочется лечь в койку и зарыться в накрахмаленное белье. И уснуть. Барон очень легко поддался моей манипуляции, скинул обувь и захрапел наверху. Полковник подмигнул мне, он явно почувствовал ментальное воздействие. Но я ведь не нанес ему ущерба? Так что мое воздействие вполне невинно и законно. Я улыбнулся ему в ответ.
  После мы еще выпили, добили бутылку, под уже спокойный разговор, обсуждали есть ли шанс у стран Согласия в этом году завершить войну. Пришли к выводу, что нет, основные армии Германии на западном фронте, наши действия здесь, на Востоке - болезненные укусы, но только укусы. И у нас нет задачи победить немцев, нам нужно решить свои задачи. При чем, эти задачи очень туманны. Общество желает занять проливы, то есть разгромить турок. Но для этого нужно вывести из игры Австро-Венгрию. Она будет угрожать с фланга нашим завоеваниям. Если мы сможем это сделать. И грядущая операция - один из шагов в достижении нашей цели.
  Договорившись об этом, мы тоже засобирались спать. Время позднее, нам завтра не слишком рано вставать, но выспаться нужно. Особенно мне.
  Утром приведя себя в порядок, сидел и смотре в окно, там хмурилось небо и лил дождь.
  • Вот прикинь Вик, - подал голос Сальве, там засуха, а здесь льет не переставая. Природе не нравится гекатомбы. Я прислушался к себе, к своим чувствам. А что, полковник вполне может быть прав.
  • Я не уверен, но в чем-то вы правы. Все это звенья одной цепи. Хорошо, что не мы эту цепь начали, гнев природы падет не на наши головы.
  • Ну что вы, Вик, начинаете эту тягомотину, природа, гнев, воздаяние. Я это в храме всю жизнь слушал. Не стоит начинать это здесь! Голова от этого болит. Мы пришли сюда по просьбе местных, помочь им выиграть войну. И все. - высказался Речиц. До чего неприятный тип, надеюсь, его не будет в нашем полку. А то я точно сломаю ему челюсть.
  • Согласен барон. Мы победим и вернемся домой. ответил я.
  • Вот вы, кстати куда? Где ваш родной мир? - тут-же встрепенулся барон.
  • Ну что вы так, у нас не принято спрашивать о мирах... - уже Сальве.
  • Вот вы куда вернетесь, если что? - барон не стал слушать других. Похоже я ему инстинктивно не нравлюсь.
  • Все просто, есть такое милое место - Дворы Хаоса. У меня там прекрасный охотничий домик. В соседнем мире поместье, плюс космическая станция. Знаете, барон, стоила ужасно много, но сейчас дает до двух миллионов золотых в месяц. И это только запущенная на тридцать процентов (я несколько приукрасил ситуацию)! - барон что-то пробурчал, но продолжать не стал. После чего мы стали приводить форму в порядок.
  Выйдя на перрон, мы поспешили к зданию вокзала, косой дождик с ветром, не проливной, но приятного мало. На входе была толчея других людей, которые тоже стремились в тепло и сухость. Пока дожидались своей очереди, изрядно промокли.
  • Нужно дождевик прикупить, - сказал я ни к кому не обращаясь.
  • Хорошая мысль, - отозвался подполковник, в "Торговое общество" привезли отличные английские плащи с капюшоном. Прорезиненные. Я видел в Польше, но не подумал купить - там такая сушь стоит! Вот теперь жалею.
  • Доберемся до лагеря - купим, - отозвался я. - Вот только как добираться будем?
  • Подгонят грузовики, на них до части. Мою ласточку сгружать будут долго. Да и тент нужно будет натягивать, здесь с открытым верхом не покатаешься, по такой погоде. Может тучи разгонишь? - подколол полковник меня.
  • Разогнать могу. На полчаса-час. Потом все равно затянет. Против природы не попрешь.
  • Все вы такие маги. Как не нужно - "могу организовать", а как приперло - "против природы не попрешь"!
  • Ну, полковник, совсем разные вещи, организовать дождик над полем и разогнать тяжелые обложные тучи. Тут нужно ждать. Слава богам, недолго - завтра облачный фронт на север уйдет. Вроде.
  • Вроде! Ладно, ждем грузовики.
  Не смотря на лето в одноэтажном здании вокзала топили печь, но пробиться к ней было нереально. Все пространство вокруг нее оккупировали женщины и гражданские, оглядывающиеся по сторонам, как бы кто не оспорил их право находится возле нее и просушивать свою одежду. Я и не стал рваться, наоборот, ушел к выходу на привокзальную площадь, подальше от резкого, угольного дыма дороги - сейчас он мне был отчего-то неприятен. В небольших концентрациях совсем не мешает, но не здесь и не сейчас. Вроде вчера и не слишком много выпили, а сегодня я как-то чувствителен к запахам. Еще в здании вокзала сильно пахло мокрой шерстью, какой-то едой, горелым маслом, недорогим парфюмом и немного потом. Смесь омерзительная!
  А здесь, у выхода, дождем, свежестью и мокрой листвой. Или травой. И слышно было как капли часто бьют по жестяной крыше предбанника. Или как еще называется эта пристройка к основному зданию?
  Рядом неслышно образовался полковник.
  • Нет, решительно не могу там находиться! Мучение для моего обоняния. Я, знаете-ли Вик, из оборотней, жуткая проблема в общении с людьми - резкие запахи. Правда, за это время пообвыкся, но иногда так накатывает!
  • Странно, полковник, секунду назад думал о том-же! Хотя никогда не был особо чувствителен к запахам.
  • А, вон за нами и грузовики приехали. Сейчас скомандую - и на погрузку!
  Сальве отошел, из здания вокзала раздался его командный голос, а я спиной почувствовал, как к выходу начали подтягиваться наши офицеры. Полковник вышел из-под навеса.
  • Господа офицеры! Строить вас под дождем не буду, сами разберетесь по машинам. Бегом, марш! - после этого он залез в кабину одного из грузовиков, а мы бодрой трусцой побежали загружаться. Мне хотелось сесть поближе к выходу, но не рассчитал, пришлось сидеть в середине кузова, понаблюдать за окружающим не удалось.
  Ехали мы довольно долго, около трех часов, или больше, пару раз счастливчикам, сидевшим с краю приходилось выпрыгивать из кузова и толкать забуксовавший в грязи грузовик. Но в конце концов, всякое путешествие приходит к своему итогу, так завершилась и наша поездка. Я за это время успел продрогнуть, высушить форму теплом своего тела, и задремать.
  Мы приехали в полевой лагерь.
  
  
  12
  
  Лагерь состоял из большого плаца, представлявшего собой огромное месиво грязи и рядов палаток, окружавших его. С одной стороны были разбиты палатки 1 батальона, с другой - палатки моего, второго, с третьей стороны, как вы догадались, третьего. Прямо перед моими, были разбиты палатки управления полком и полковых служб. В связи с изменением ситуации, переходом через перевалы Лесистых Карпат меня лишили автобата, большей части артиллерии, оставили только малокалиберные горные орудия. Пока я валялся в госпитале, меня обобрали - лишили всех трофейных германских пулеметов, зато заставили осваивать ручные, о которых ходила дурная слава. Правда оружейник полка клялся и божился, что это новая партия, с перекосом патронов разобрались и машинки работают надежно. Но я, по своей мстительности и в счет отобранных прекрасных германских MG-08 стребовал с него по 4 дополнительных магазина к ручникам. Из хороших новостей, мой личный пулемет не оставили ржаветь, он ждал меня в расположении, правда пришлось перебирать его и магазины к нему, благо их можно было разобрать и очистить от набившейся грязи. Только один умер окончательно, его почти насквозь пробил осколок снаряда. Думаю, того-же, что отправил в госпиталь и меня. Ну ничего, мне и этих должно хватить, я брал их с большим запасом.
  Остаток дня я знакомился со своим новым личным составом. Приятно, но в неудачном штурме Кенигсберга в моем батальоне выжило более трети старослужащих, из которых мы с Овсянко - он встретил меня как родного, создали хорошие, крепкие костяки отделений, взводов и рот. Вечером меня вызвал полковник, где представил мне новых ротных: поручика Седвига, поручика Терена, и штабс-капитана Исаева. В качестве заместителей им придавались прапорщики местного разлива. Кстати, в этот раз и ко мне приставили двух заместителей, прапорщика фон Хима, и подпоручика Фриза. В этот раз взводными тоже назначили младших офицеров, что должно положительно сказаться на боеспособности. В этот раз штурмовая армия была серьезно насыщена офицерами-наемниками, задача предстояла гораздо более сложная. Преимущество имперских войск над австро-германцами было мизерным, всего 1:1.6. Так что нам придется очень постараться.
  На следующий день я заставил заниматься с личным составом своих ротных, а сам зарылся в военную бухгалтерию. Странно местным властям нужно чтобы мы занимались обучением войск и офицеров, воевали, но снять с нас необходимость заниматься подсчетом приходящего и потраченного, пришедшего в негодность имущества мы тоже должны заниматься. Нелогично, но не буду же я подавать рапорт наверх, доказывая им, что они дураки? Приходится сидеть и сводить баланс. Только под вечер смог разогнуть спину и прогуляться, понаблюдать, как мои ротные обучают бойцов и офицеров. Бойцов гоняли, первая рота упражнялась в метании учебных гранат, даже нашли немецкие, которые были сложнее наших. И, говоря откровенно, хуже.
  Вторая отрабатывала в траншеях действия по зачистке. Их было откровенно жалко - там вода стояла выше колена, сапоги придется сушить. Но это предстоит вкусить всем. Третья ушла на стрельбы. Посмотрел я на подсыхающий плац, и вдруг глаза застила совсем другая картина, заснеженные камни на фоне зеленого леса, метель, колонны бойцов в имперской форме, которые карабкаются по скользкой горной дороге...
  Увидев это, я резко развернулся и отправился в штаб полка. Там сообщил адъютанту полковника, что есть срочная информация для него и остался ждать приема. Сальве вызвал меня скоро, судя по его лицу спал он сегодня мало.
  • Если отрываешь от дел по пустякам, сожру, на фиг! - заявил он и потянулся.
  • Господин полковник. Было предвидение. Это серьезно.
  • Давай, рассказывай! - я пересказал ему картину, увиденную мной. В процессе, смог дополнить, что за нами все-таки, надрываясь моторами, ехали грузовики, но незнакомой конструкции. С надписью на шильдике латинскими буквами.
  • Черт и чертенята! Мне только сегодня по телефону сообщили, что нам придают новые, американские грузовики, очень мощные машины, на личный состав их не хватит, но сможем захватить припасы и пушки прицепить. То есть, серьезно все, не обманка. И давно ты предсказаниями занимаешься?
  • Что вы, не занимаюсь! Иногда накатывает - но это у всех наших так. Раз и увидел фрагмент будущего. Ничего экстраординарного. Если бы не снег и метель - не стал бы и беспокоить. Бойцам нужно теплое, зимнее белье, портянки, проверить наличие шинелей - у стариков может и не быть, придется все это заказывать. Офицерам тоже надобно подготовиться.
  • Понятно. Задал ты мне, капитан, головной боли. Придется выкручиваться, с интендантами разбираться.
  • Господин полковник, мысль есть.
  • Какая такая еще мысль?
  • Мне бойцы, пока с германцами воевали, натащили обменный фонд. Револьверы, пистолеты, кинжалы и кортики, часы. А Овсянко все сберег, он такой, хозяйственный мужик. Есть чем подмазать тыловиков.
  • Ну так тащи это сюда!
  • Нет уж, лучше вы к нам, там этого добра много.
  • Пошли.
  Мы отправились к палаткам моего батальона, там я, остановив одного из дежурных, приказал кликнуть Овсянко. Спустя минут пять он прибыл, отрапортовал полковнику, но вопросительно глянул на меня.
  • Семен Семенович, придется распаковать нам наши запасы, что на обмен приготовили.
  • Дык, это я сейчас, мигом! - он махнул нам, дескать, идите за мной и пошел к палатке кптенармуса.
  • Ефимыч, тащи наш фонд! Не беспокойтесь, Виктор Сергеич, я солдатикам раздал что попроще, а все ценно приберег, вы же говорили, может пригодиться, с тыловыми крысами поделиться, чтобы из них потребное выбить! - Ефимыч принялся таскать тючки и коробки, раскладывая на столе наши трофеи. Полковник сделал морду кирпичом и пристроился рассматривать их. Изредка хмыкал. Процесс затянулся на полчаса, пока Сальве не рассмотрел все наши трофеи.
  • Черт, капитан. Мне бы таких хомяков, как твой фельдфебель и каптенармус! В общем так, вот это я забираю у вас. - он смахнул в подставленный вещмешок добрую дюжину пистолетов и револьверов и практически все клинки. Тыловики очень падки на боевые трофеи! Думаю, выторгую у них все, что полку потребно. А то и на всю армию расстараются, кто знает. Овсянко и ты Ефимыч, вам наградной лист подпишу. Что полагается. Считайте, немало солдат наших этими трофеями спасли. Спасибо вам, искреннее спасибо! - после чего Сальве коротко поклонился. У моих чуть-ли не слезы из глаз брызнули.
  Тут нужно понимать, что армия в этом мире и этой стране - сословная. Мои бойцы из низшего сословия, я хоть и дворянин, но свой, а полковник - это совсем другой расклад. Полковник для них почти бог. Об этом они, если выживут, до конца дней вспоминать будут, и детям-внукам расскажут.
  Полковник вызвал себе одного из дежурных, загрузил мешком с трофеями и отправился к себе. Овсянко не выдержал и спросил:
  • Господин капитан, а что за потребность случилась, наш фонд использовать?
  • Здесь потребность простая. Есть информация, что на перевалах карпатских снег будет и погода плохая. Не смотря на сезон, нужно белье зимнее, портянки. Чтобы солдат не поморозить. Сам понимаешь, офицеры за свой счет экипируются, а солдаты за государственный. А как из интендантов зимнее выбить? Только задобрить их. Вот и пришлось. Так что вы двое действительно не одного солдата от обморожения сейчас спасли.
  • Так вам, господин капитан, тоже готовиться нужно! А то не шинели у вас, ни башлыка, баи белье летнее.
  • Ну так Семен Семенович, нужен мне ординарец справный. А пока прикупи мне все это в лавке, и дождевик. Только чур, зеленый, лучше темно зеленый, а то я видел несколько вольноопределяющихся, кто в желтом плаще, кто в красном. Словно специально для германских снайперов нарядились. Сделаешь?
  • А что нет? Сделаю!
  • Ну вот и хорошо. А фонд наш мы снова запечатываем до другого случая. Разве что, если солдат ранение получил, несовместимое со службой, стоит ему выдать. Чтобы на гражданской, если что, продать мог.
  • Не беспокойтесь, это мы и так делаем, свое дело разумеем.
  • Вот и хорошо, вот и хорошо.
  После этого я ушел в свою палатку. Устал. Возможно это откат от предвидения, а может от последующих хлопот.
  Утром приказал своим офицерам озаботиться соответствующей одеждой. Они начали возмущаться, но я надавил авторитетом полковника - как бы он получил информацию, что на перевале будет худо. Так что, господа, озаботьтесь зимними вещами, если не хотите там померзнуть. Господам пришлось заняться этой проблемой.
  После гоняли совместно наших солдат. Чем больше пота они прольют сейчас, тем меньше крови будет. Подумав, я погнал всех местных офицеров на стрельбище, где они показывали свое умение обращаться с оружием. И вот, как знал, офицеров вызвали к штабной палатке, там на козлах лежали ручные пулеметы. Это были американские "Льюисы". Я слышал, что для этого мира, очень удачная конструкция. Мы получили 46 этих пулеметов, что весьма радовало. Но если бы к ним прилагалось и восемь немецких, которые у меня забрали, радость моя была бы больше и толще. На хлеб не намажешь.
  Что поделать, жизнь такова и более не какова. Пришлось привыкать. Бегать, прыгать и стрелять. Кроме того, ползать, метать гранаты, форсировать горные речки, брать штурмом укрепления. Я гонял своих солдат до потери пульса. Лучше сейчас, чем в бою. Спустя три недели мои, одетые в хаки солдатики, стали если не супербойцами, то несколько приблизились к этому.
  С новичками была еще одна проблема. Стрелять они умели, но не очень часто попадали в мишени. Пришлось поприсутствовать на стрельбах с офицерами батальона. Послушал, как они командуют, как объясняют ошибки при стрельбе. Как не странно, больше всего мне понравилось, как ведет занятие один из прапорщиков-местных. Вел он занятие спокойно, уверенно не злился даже на самых непонятливых, при необходимости работал индивидуально, заставляя солдата принять правильную позу при стрельбе, не дергать за курок и так далее. Посмотрев за ним, я принял решение вызвал к себе его и поручил ему стать руководителем стрелковой подготовки всего нового пополнения батальона. Будет первую половину дня заниматься новичками, а вторую половину помогать поручику Седвигу заниматься делами первой роты. Своему заместителю фон Химу поручил занятия рукопашным боем. Сначала хотел поменять у своих солдат относительно короткие клинки-бебуты, на что-нибудь подлиннее, но фон Хим показал мне, что зря я смотрю свысока на эти короткие клинки. И убедил, что в траншеях это много лучше, чем даже укороченный палаш. Да и, с другой стороны, почти полуметровый слегка искривленный клинок - можно и колоть, и рубить. Достойная вещь для простых бойцов.
  Но себе я все-таки купил нормальную шашку. Мечи здесь уже давно не в ходу, особенно мои любимые полуторники - бастарды, по-местному. А вот шашка, в ходу. Но и от длинного азиатского кинжала-бебута я не стал отказываться. При резне в траншее он король, а вот наверху другое дело. Тем более, что фехтую я неплохо, да и рубиться могу. Но хватит обо мне.
  Крепко подумав, решил отказаться от противогазов. Когда полковник поинтересовался, с чего это я так решил, объяснил, что газы сейчас здесь применяют из баллонов, при нужном ветре. Нет никакого способа применить его против высокоманевренного отряда. К чему таскать лишнюю тяжесть? Лучше больше боеприпасов и сухпая взять. Сальве подумал и вызвав заместителя приказал изъять все противогазы. Видимо, принял мои аргументы стоящими.
  Этим вечером захотелось мне отдохнуть и устроить небольшие посиделки для своих, купил в лавке "Военного-Торгового Общества" пару ящиков игристого вина и пригласил офицеров батальона после ужина, отдохнуть от трудов, выпить немного. Ожидаемо, наши, наемники, принесли и своего к столу, посмотрев на это местные тоже скинулись и заказали моему ординарцу еще ящик коньяка.
  Отдыхали прилично, сидели, переговаривались о том, как идет подготовка, расхваливали погоду, которая установилась - дожди ушли, земля просохла, сухо и тепло, совсем по-летнему - начало сентября здесь еще лето. Искоса посматривали на меня - к чему шинели и теплое белье сейчас. Поняв к чему разговор, я объяснил, что в горах всякое бывает, погода неверная, может и похолодать резко.
  • Да бросьте, Виктор Сергеевич, возмутился поручик Шульга, новый командир пулеметчиков, старого, увы схоронили - не пережил он злосчастного штурма Кенигсберга. Видел я эти Карпаты, это совсем не Кавказ, горы мелкие, а перевалы - прогулочным шагом можно пройти!
  • Знаете, Лев Александрович, есть такая наука - метеорология. И я специально поинтересовался, что нас ждет на этом перевале. А ждет нас самая настоящая метель и температура до минус десяти. Не верите мне, поверьте науке, поручик!
  • Ну, если наука, - он потеребил подкрученный ус, - если наука говорит, то я готов и полушубок взять. Тем более, что сейчас в лавке такое чудо продают - легкую, очень теплую дубленку, куда там шинели! Волчий мех! Писк сезона в войсках!
  • Хорошее дело, спасибо, завтра зайду и прикуплю. И кстати, господа, - завладел вниманием собравшихся я, - стоит приобрести себе дождевики. Там сейчас англицкие продаются, прорезиненные. Только не берите желтые - не стоит превращаться в мишени для снайперов, как это делают некоторые щеголи. Вот ведь, офицеры, должны понимать, что война не место для форса, но нет, и тут стараются выкаблучиваться!
  • Ну а как без форса, Виктор Сергеевич? Они же из самых гнилых гарнизонов, где всех развлечений - напиться, да в кукушку поиграть! Для них война - развлечение.
  • Развлечение... Такие вот сами гибнут, да и солдат своих под монастырь подводят. Я серьезно говорю вам господа, я здесь не для того, чтобы вы доблестно умирали за Отечество. Или ради своих дурных представлений об офицерских понятиях. Я человек скучный, люблю, когда доблестно за свое Отечество враги умирают.
  • Хорошие слова! Нужно за это выпить!
  • И выпьем, но слова не мои - прочитал где-то.
  И мы выпили. Потом мой офицеры вдруг вскочили, я обернулся - к нам шел полковник, жестом показывая, "нечего, сидите".
  • Сидите, господа, я так, услышал, что второй батальон решил расслабиться, а начальство не позвал. Нехорошо, нехорошо дан Хали!
  • Виноват, господин полковник!
  • Оставьте, без чинов, просто Антон Петрович. - за Антоном Петровичем следовало три солдата с корзинками, в одной приятно пускали мягкие отсветы бутылки, в другой - пахучие местные сыры, в третьей - мясные деликатесы. Праздник продолжается!
  Мы разлили по новой, выпили вместе с начальством и гулянка пошла по накатанной. Кто-то достал гитару, спел пару романсов, интересная музыкальная форма, правда в музыке я не в зуб ногой. Не то что медведь на ухо наступил, но вечно в спешке, вечно доказывая окружающим, что достоин, эта часть культурного наследия полностью прошла мимо меня. После гитару взял один из наемников, штабс-капитан Исаев и выдал! Просто боевики, где было все, и страх, и боль и смерть, и победа! Очень мощные песни. Даже не знаю, захотелось взять меч и на худой конец, просто на тренировку выйти. А как это: "попытайся ладони у павших разжать, и оружье принят из натруженных рук"? Блин, я чуть не прослезился. У Исаева все стали выпрашивать слова, и еще что-нибудь сыграть. Он посидел с минуту, подумал. Потом затянул выворачивающую песню о друге, который из боя не вернулся.
  Так стоп! Не знаю, как остальные, для меня даже этих двух песен подряд много.
  • Господа, предлагаю выпить! Не знаю ка вы, а я потрясен. Даже слишком. И почему вы скрывали от нас ваш талант? - Исаев развел руками, а после объяснил:
  • Как-то случай не представлялся. Да и не знал, что мое исполнение вызовет у вас такие чувства. Я ведь далеко не мастер.
  • Не мастер. - припечатал полковник. - А вот создатель этого был очень хорошим мастером. Сильные песни. Очень. Благодарю вас, штабс-капитан, что вы познакомили меня с этим творчеством. Может есть в вашем репертуаре, что-нибудь попроще, а то вы выбьете слезу у самых стойких воинов?
  • Постараюсь, подумаю. А пока, может еще по одной?
  Мы выпили, после он спел про осколок льда в душе. Говоря откровенно, после первых двух, мне не понравилось. Потом про тореадора, что было намного лучше. После пронзительную песню про жрецов, танцующих на свечах. Мы слушали его, замерев, мало того, солдаты, проходившие мимо останавливались и забывали куда и за чем идут. Боги, оказывается простая песня это сила! Куда там мечу. Он может убить, может защитить, но сделать с душой такое, он не способен.
  Разошлись мы затемно, и гитару ее владелец подарил Исаеву. Потребовав от него все эти песни записать и ему передать.
  Перед тем, ка мы разошлись по палаткам, полковник предупредил меня, что завтра на разводе полка меня ждет приятный момент - награждение. Его листы, отосланные еще до штурма Кенигсберга были одобрены и пора наградить героя орденами.
  Вот ведь. Такими темпами я скоро всю грудь орденами закрою. Придется на спину вешать.
  Утором, перед строем мне вручили награды. Мне не хочется вспоминать об этом не потому, что я их не заслужил - но слишком уж тягомотная процедура.
  После продолжили обучение солдат. Дата начала операции приближалась, приближалась как дата казни - я понимал, что не могу своих солдатиков обучить всем премудростям, что меня ужасно расстраивало - но ведь нельзя втиснуть в месяц десять лет обучения! Приходилось преподавать самое важное, самое необходимое. И так все наши офицеры выкладывались по полной, да и не только наши, местные тоже увидев, как работают наемники, впряглись в лямку и тащили как лошади. А им посложнее, они не только солдат гоняли, но и сами учились. Странно, подумав, я пришел к выводу, что проще всего обычным рядовым - они отвечают только за себя. Хотя и тут тоже, паршивый солдат не только себя погубит, но и товарища может подвести. Несколько раз из солдатских палаток я слышал разборки, когда старый состав нашего батальона учил уму-разуму молодежь. По идее я должен пресечь это, но даже и не думал это делать - если солдат не понимает, почему его заставляют учится, сослуживцы ему объяснят. Иногда кулаками. Если и после этого не поймет, что ж, убьют его быстро. Враг он естественный отбор проводит резво.
  В итоге, месяц пролетели как-то очень быстро. Сначала время тянулось очень медленно, а пролетело! Лето начало клониться к осени, но это только по календарю, жара стаяла такая, что не приведи бог! Я даже стал сомневаться в своем предвидении, снег на перевале в такую жару? Нет, это фантастика! Однако полковник принял мои слова очень серьезно, все солдаты получили по два комплекта зимнего нательного белья и портянок, у каждого была шинель, офицеров Сальве тоже вздрючил, те кто не захотел таскать с собой тяжелую шинель должны были предъявить модный, очень популярный в этом сезоне полушубок. Волчьего меха. Так как я нашего торговца слегка коррумпировал - подарил ему трофейные часы, он мне подогнал не просто дубленку, а белого волка. Говорил, что генеральская.
  Хотя, по уму я и в одной рубашке мог бы через перевал пройти. По сути, что мне холод? Но нельзя, во-первых, пример дурной. Во-вторых, зачем привлекать к себе излишнее внимание? В общем, захватил я дубленку, да и шинель решил прихватить. Поручил ее своему новому ординарцу, Овсянко порекомендовал мне помора, Трофима. Мужик был уже немолодой - под сорок. Практически вдвое старше меня! Из госпиталя попал к нам, левая рука у него плохо работала. Посмотрев на это дело, я нашел ему три шарика от паровозных подшипников и наказал катать в руке, разрабатывать ее. Если усердно будет делать, рука восстановиться. Мужик поверил офицеру, стал ее разрабатывать и уже через неделю, к своей радости, почувствовал, что рука работает много лучше. После этого он внимал мне, как посланнику богов, ведь я сделал то, что важные медикусы в госпитале сделать не могли! Знал бы он, что реально я мог бы одним плетением сразу восстановить ему подвижность руки. Но нельзя, не стоит слишком светиться, да и лучше так, через боль и труд, это всегда больше цениться.
  Некоторые бойцы из старого состава знали, что я могу лечить, заговаривать раны, но точно никто ничего не знал - фельдшера и их помощники из санитарного взвода, которые видели мой сеанс лечения, не пережили штурма. Всего один снаряд 420 мм "Большой Берты" - нет санитарного взвода! Печально, но тогда я попалился, такое местным показывать нельзя. Теперь я просто помогал по мелочи: при зубной боли, обезболивая воспалившееся место, после чего посылал бойца к врачу, или растяжение подлечивал, делая вид, что что-то нашептывая. К этому местный люд привычен, особенно из деревни. Один раз была забавная сцена, ко мне пришел один из прапорщиков, из студентов, у которого очень болел бок - воспаление нерва, обычное дело. С ходу начал мне задвигать, о том, что не верит во все эти суеверия, есть только наука, но вот гадость - врач не хочет давать ему морфин. Может поможете капитан? Вдруг.
  Я усмехнулся и наложил малое восстановление - этого хватило, чтобы снять боль, привести мышцы в порядок и снять спазм. Прапорщик крайне удивлялся, "Но ведь, Виктор Сергеевич, вы даже не прикоснулись ко мне! Не чисто в этом что-то!" Я объяснил, что есть пока неизвестные науке энергии и излучения. Есть люди, которые могут ими управлять. На самом деле все в высшей степени научно, просто сама наука пока не дошла до этого. Прапорщик успокоился. Отчасти, после этого ходил за мной с блокнотом и постоянно что-то там записывал. Это теперь либо мой летописец, или апостол. Даже не знаю, что хуже!
  
  В общем так нежелательный и так ожидаемый момент наступил. Мы заняли окопы, в которых сидели солдаты обычной строевой части. Эти не выглядели живыми тенями, чувствуется с австрийцами воевать попроще. Да и уже конец лета, а не весна. Солдаты смотрели на нас как на смертников. Пару раз наших даже перекрестили, на что гренадеры только посмеивались. За полтора месяца они поверили в себя. Поверили в свое всемогущество. Что хорошо, кураж им не помешает. Но не стоит быть излишне самоуверенными. Пришлось даже устроить им показательную порку, в которой мои офицеры плюс наемники, одолженные у полковника, с деревянными кинжалами, атаковали солдат батальона, вооруженных также, и показали им класс. Нечего зазнаваться. После моей порки, устроенной солдатам, пришлось повторить это для других батальонов полка. Сальве моя идея понравилась.
  В траншеях мы не собирались обживаться, утром имперская артиллерия начала ураганный обстрел австрийских позиций. Снова долбежка тяжелыми снарядами по траншеям и укреплениям. Теперь я уже не воспринимал это столь негативно - чем больше взрывчатки и стали уйдет в австрийские порядки, тем проще нам будет их взять. Дальше нам будет очень не хватать артиллерийских ударов, через перевалы мы сможем протащить только легкие пушки. Артиллерия работала двенадцать часов, пришлось дремать под этим шумом, а после нам дали команду атаковать. Вражеские траншеи мы заняли практически играючи. Во-первых, здесь австрийцы не слишком зарывались в землю. Во-вторых, снаряды сыграли с ними дурную шутку - австрийцы были оглушены, и решительно не могли отразить нашу атаку. В-третьих, они не были германцами. Солдаты разноплеменной империи, которые не слишком довольны имперским центром - плохие солдаты. Германцы покрепче. Траншеи заняли практически без потерь.
  Я хотел послать Трофима к Овсянко, но тот сам ко мне подошел.
  • Фельдфебель, нужны пулеметы. Очень нужны - успех наш зависит от них. Остальные трофеи тоже нужны, сам понимаешь, но пулеметы могут спасти наших солдат. Так что, пусть твои трофейщики носом землю роют, но пулеметы добывают.
  • Так точно! Сделаем.
  • Вот и хорошо.
  Очень быстро сквозь наши порядки прошли другие батальоны нашего полка, потом другие полки нашей армии, стремясь быстрее пробиться через австрийские части, выйти на оперативный простор и приступить к окружению их. Теперь мой батальон шел в тылу наступающих войск. По крайней мере, фронт австияков мы прорвали. Пулеметов наши трофейщики не обнаружили, что меня несколько расстроило. Нашли несколько разбитых Шварцелозе, но зачем мне останки пулемета? Тем более такого уродца, хотя мне быстро объяснили, что несмотря на уродливый вид, австрийский пулемет очень неплох.
  Подойдя к нашим раненным, среди которых и тяжелых-то не было я не светясь особо наложил на них плетение исцеления, чтобы побыстрее выздоравливали. Сразу за этим через наши позиции штурмовики, одетые на этот раз в кирасы - имперские военные власти решили, что для уменьшения числа потерь лишние несколько килограмм - не большая проблема для солдата, и не слишком большое обременение для военной промышленности. Первыми в кирасы одели именно штурмовые полки, гренадеры, которые тоже использовали в этом качестве планировали экипировать этим полезным предметом во вторую очередь. Как говорил Сальве к началу зимы, и мы получим кирасы. Молодой прапорщик, который командовал конвоем подошел ко мне и передал приказ нашего полковника выдвигаться, дальше. Наши войска уже добрались до предгорий. Карпаты возвышались перед нами, синеватые, в туманной дымке, многие вершины и в самом деле были полностью покрыты лесом. Не такие уж и высокие горы, тем не менее горы. Теперь нужно как можно быстрее взять перевал, если австро-венгры укрепятся там их долго придется будет сковыривать с позиций в теснинах - без артиллерии не справимся. А подтянуть туда пушки серьезного калибра будет тяжело, с собой мы тянули лошадками исключительно дивизионные трехдюймовки.
  За нами уже двигались стрелковые части 8 армии и какие-то кавалеристы - я не слишком силен в эмблемах местных подразделений, тем более кавалерийских частей, мне для выполнения задания это не нужно, вот я и не интересовался. Зато я четко знал, что 11 армия на перевалы за нами не пойдет, она займет оборону здесь, в Прикарпатье и будут сдерживать австрийцев, чтобы они не смогли нас отрезать от снабжения. За спиной уже порыкивали моторами американские грузовики и саперы спешно прокладывали для них дорогу через бывшие австро-венгерские окопы. Грузовики, очень удачно приобретенные Российской Империей, которые способны легко пройти по перевалам и везти с собой необходимые нашей второй ударной армии боеприпасы и продукты. Кстати, частично тоже американские и аргентинские консервы.
  К вечеру мы нагнали свой полк, который остановился на ночь в предгорьях, в то время как уфимцам снова не повезло - по плану они должны побыстрее захватить перевал, чтобы противник не успел там соорудить заслон, поэтому ускоренным маршем шли вверх. Устав за этот день и не слишком выспавшиеся прошлой ночью, под грохот артподготовки, наш полк даже не ставил палатки, просто устроились кто на чем, солдаты чаще всего спали на шинелях, ими же и укрывались - если расстегнуть хлястик, это вполне удобно получалось. Я для таких ночевок приобрел в лавке пуховый спальник, по спал прямо в одежде поверх него.
  Утром перекусили всухомятку консервами с сухарями, запивая все это водой из небольшой речушки, стекающей с гор, быстро построились и двинулись дальше, уже, собственно, в горы. Эти горы недаром называют Лесистые Карпаты. Или Лесные? Не важно, все более-менее удобные склоны поросли лесом, частью лиственным, частью хвойным. Очень красивые места. Реально, я видел много разных мест, видел и горы, здесь не было красоты молодых горных массивов, величественных гор, с отвесными склонами и скалами, устремленными вверх, где есть только одна дорога: к небу, к вечным льдам, и дорога эта трудна, со всякими специальными горными приспособлениями и в связке. Где вершины, на которых трудно дышать с непривычки, и вода закипает чуть ли не от тепла человеческих рук (я, конечно, загнул, но там кипяток в жестяной кружке можно спокойно держать в руке - она не обжигает, и дрова горят плохо, слишком разряженный воздух). Здесь умиротворяющая красота, невысоких, заросшим лесом гор, где уютные, заросшие долинки, невысокие, пологие вершины. Ощущение - если австрияки успели сообразить и смогли перевал перекрыть в узком месте, можно подняться на горку и с нее раздолбать их укрепления.
  Еще один дневной переход, все вверх и вверх, солдатам тяжело, они, хоть и гоняли их немилосердно, к такому не привыкли. К вечеру уже не шли, почти ползли. Нам, наемникам попроще - нас гоняли много сильнее. Местным офицерам похуже чем солдатам, многие хватая ртом воздух, всю поклажу отдали солдатам, что покрепче. Френчи у них мокрые, а у солдат на гимнастерках только мокрые следы от подмышек, но на полспины.
  Вечером снова остановились в долинке, перекусили, разложились и отрубились. Я немного посидел у костра с караульными, попил чаю с шоколадом, после тоже пошел спать. Но спал я не долго. Я снова не стал раскладывать спальник и среди ночи проснулся от того, что стало как-то прохладно. И звук канонады, что ли? Сев на своем спальнике, я кулаками протер глаза и посмотрел в сторону, откуда доносился шум. Какая канонада! С запада на нас надвигался облачный фронт, снизу подсвеченный ярко-голубыми вспышками молний! Боги, я и сам забыл о своем предвидении, а вот оно и грозит нас накрыть!
  • Караул, поднимайте батальон! - посмотрел на часы, три ночи с копейками, один черт, скоро рассвет. - Идет гроза, за ней будет снег, понижение температуры. Всем переодеться в зимнее белье, портянки байковые, что бы ноги не отморозили. Скоро и нас накроет, думаю, через минут сорок здесь будет. И шинели пусть надевают, по шерсти вода стекает, не сразу промочит. Пошли, пошли!
  Батальон заворочался, начал шевелиться с матами и руганью. Куда будить ночью, дайте отдохнуть, но посмотрев на запад даже самые недовольные замолкали и начинали двигаться быстрее. Я послал Трофима к командованию полка, пусть тоже готовятся. Вскоре меня вызвал Сальве.
  • Что думаешь -то?
  • А чего думать, температура с каждой минутой падает, на нас эта облачная махина движется. Полагаю, нужно накормить солдат и двигаться дальше, к перевалу. Как там кстати?
  • Взяли его. Даже не взяли, заняли - был небольшой пост егерей, увидев наши полки те просто по-быстрому сбежали. Хотя могли нам крови попортить, у них собой два пулемета было и четыре горных пушки. Немцы бы так не ушли, выпустили все что могли по наступающим, потом только ушли. Захватив все, что только можно унести с собой. Эти не только пулеметы, даже прицелы и затворы на пушках оставили! Ладно, полку, подъем! Народ покормить, через полчаса выдвигаемся к перевалу. До него полтора часа осталось, ели бы не напасть это - легко бы прошли, здесь уже подъема почти нет. Ну а дальше вниз и вниз...
  Я вернулся к своим и передал им слова полковника, что теперь почти по ровному месту пойдем. Вот только под дождем, а потом и под снегом. Спускаться скользко будет.
  • Ваш бродь, ведь взопреем в зимнем-то! - кто-то из солдат вспомнил устаревшее обращение к офицерам.
  • Я вам поблогородькаю! Смотри дурак туда! Это снеговые тучи идут, и температура, упадет в минус. Всем одеть шинели, пока можете не застегивать верх. А не наденете - померзнете к чертям. Ветер там ураганный, снег, мокрые сапоги, завтра половина с температурой лежать в лазарете будет. Так что доедайте, и одеваться. И если хоть чихнет кто - прикажу Трофиму удавить того.
  Трофим улыбнулся и показал в темноту кулак. Ну не пудовый, врать не буду, но полпуда потянет. Из темноты донеслось:
  • Ну раз тампарутура, тогда да. Одеть придется. - подозвав к себе Овсянко я презентовал ему английский дождевик, такой-же одел на Трофима. Всех на свои деньги я одеть не смогу, но хоть самых важных для меня людей...
  И мы, плюнув на горящие костры - скоро их и так затушит, построились и вместе со всем полком двинулись покорять перевал. Благо покорять его уже не требовалось, он нами был уже покорен практически. Спустя четверть часа на нас обрушился пронзительно холодный ветер с дождем, молнии теперь били не в отдалении, они ветвящимися столбами до неба садили практически рядом с нами, ударяя в вершины гор, одна ударила в дерево справа и то занялось огнем, который вскоре сбил ветер и окончательно затушил дождь. Мы шли через это светопреставление, через бьющий в лицо дождь, под ветром, который, казалось, готов сдуть нас на фиг с горной дороги. Вскоре я почувствовал, что в лицо ветер бросает уже не дождевые капли, а вполне себе зимнюю порошу. Она секла лицо, я чуть уплотнил кожу - я, конечно "слуга царю, отец солдатам", но, если могу снизить неудобства, почему бы и нет?
  Спустя еще неопределенное время - его стало сложно ощущать, в этой круговерти снега и ветра, ощутимо похолодало. Вот и оно, то, что я видел в своем видении, снег, холод и войска, которые идут по горной дороге. Но теперь у войск есть возможность дойти куда нужно, без обморожений и простуд.
  В какой-то момент, уже после рассвета, ко мне подошел Сальве и прокричал:
  - Ну что, все как ты говорил!
  • Нет, не так! - перекрикивая ветер ответил я, - там были замерзающие войска, а у нас хоть и мерзнут солдаты, но не замерзают. Да и идем ходко, с таким темпом люди не померзнут. Меня беспокоит, как отдыхать будем.
  • Не ссы, все будет пучком! Выйдем за фронт бури - будет область затишья. Я после твоего прогноза выяснил, как здесь такие атмосферные аномалии протекают. Там остановимся, запалим костры, обсушимся, покормим солдат мясными консервами. Может даже дадим подремать часа три. Все хорошо будет.
  • Ну коли так, только рад. Боюсь только, машины отстанут - не возьмет техника заснеженный перевал.
  • Об этом дядя Сальве тоже побеспокоился. Там не только машины идут, там и лошадки груз тянут. А эти пройдут, обязательно. А машины потом подтянуться. Кроме того, приказал колеса цепями обвязать - есть такая фишка, на бездорожье хорошо помогает.
  Как это обвязать колеса цепями, чтобы это помогало двигаться, я представить себе не смог. Странное что-то. Но посмотреть нужно - опыт лишним не бывает.
  Вскоре ветер почти утих, только слышно было, как солдаты идут вперед, меся жидкую грязь, которая скрывалась под тонкой ледяной корочкой. Увидел подходящую долину, и из головы колонны раздалась команда останавливаться, разводить костры сушиться и принимать пищу. Обернувшись, я понял, что перевал мы миновали, я сам не заметил как. Ну и слава богам. Снял дождевик, постелил поверх вещмешка, присел. Не слишком устал, больше волновался о своих людях. С ними все хорошо, так что можно расслабиться.
  Кашевары приготовили нормальную горячую пищу - после такого перехода это было необходимо. Я с котелком каши с мясом посмотрел на редкое явление природы, траву, кусты и зеленые деревья, скованные леденёным панцирем. Даже цветы подо льдом. Красиво. Природа такая затейница! Подошел мой заместитель подпоручик Фриз, отрапортовал, что солдаты в порядке, померзших нет, не смотря на мокрые сапоги, даже ноги никто не сбил. Научились правильно портянки наматывать. Теперь перемотали на сухую сторону, а вечером, когда в предгорья спустимся, все посушат у костра.
  • Не знаю, как получится. Мы сейчас в зоне затишья, ниже опять в ураган попадем. Может придется и ночью идти, под ветром, в снегу и при низкой температуре будет не до обсушивания. В общем, спустя часа два, как ветер опять начнет усиливаться, останавливаем бойцов, меняем портянки на свежие, заставляем поменять рубаху от нижнего белья, и вперед, и вниз. До победного, пока из зоны урагана не выйдем. Сушиться и прихорашиваться, боюсь придется уже внизу.
  • Внизу - так я внизу. Я доведу ротным ситуацию.
  • Давай.
  Полк снова построился и пошел вниз, в муть, которая закрывала предгорья. В снег, пронизывающий ветер - температура объективно не такая уж низкая, но вместе с ветром, становится очень неприятной. Тут главное не останавливаться, идти вперед, пока двигаешься - не замерзнешь, солдат предупредили, приглядывать за соседями, а уж унтера и так обязаны этим заниматься. Так и спускались, глядя в спины идущих перед тобой. Вот на что смотрели самые первые? Прямо в этот снежный, мутный круговорот? Или под ноги себе, в не успевшую замерзнуть дорожную грязь, кое где припорошенную снегом? Наверное. Армия, ничего не поделаешь, приходится делать то, что в обычной жизни никогда и не подумаешь. Идти на пулемет, если прикажут или идти в эту снежную круговерть, которую, по уму, лучше переждать под крышей. Но крыши нет, есть путь вниз, на земли равнинной Венгрии, двуединой Австро-венгерской Империи.
  Шли мы действительно, практически всю ночь. Выдыхаться стали даже самые выносливые и неугомонные, двигались вперед просто потому, что понимали, остановился - замерз. Или просто тупо передвигали конечности, потому что все идут. Не знаю, я тоже вымотался, но до предела было еще очень далеко - в Корпусе и не такое приходилось преодолевать. На западе, куда мы шли стояла еще глубокая тьма, а на востоке разгоралась серая полоска свету - скоро утро, и взойдет солнце, которое мы не увидим, над нами тучи, которые еще не раз польют нас дождем, но самую бешенную часть урагана мы минули.
  Полк встал возле еще одной долины, где не прогорели еще до конца костры, оставленные подразделением, которое ни свет не заря подняли командиры и погнали вперед, сначала в направлении Кашау, а потом на Сатмар-Немети, в направлении румынской границы. Они пошли, на их место добрел наш измученный непогодой и длинным переходом полк. Назначенные командирами более-менее бодрые солдаты пошли с топорами в ближайший лесок, за дровами, я присел у не до конца погасшего костра, посмотреть карту. Сейчас мы где-то между Зборо и Свидником. Фрмально это еще Карпаты, хотя уже не горы, так, предгорья. Пока это не Венгрия, хотя и Территория двуединой Империи. Венгрия чуть восточнее, думаю там уже шуруют полки нашей штурмовой, армии. И передовые части должны быть уже часах в четырех от нас. До следующей точки маршрута, Вранова пешком около 60 километров. Реально, без боев пешим ходом можно преодолеть километров сорок. Так что в эти сутки мы его должны взять. И там, есть вероятность, что передовые части ввяжутся в бой - может быть, что австрийцы не попробуют оборонять города по нашему маршруту. А может здесь еще не успели сориентироваться австрийские командиры. Посмотрим. Дождавшись, когда все устроятся на сон, командиры назначат караульных я расстелил свой спальник поверх дождевика и уснул.
  Проснулся в районе полудня, мир окутывали плотная серая пелена. Хорошо, хоть дождя не было, земля успела слегка просохнуть. Как только проснулся, меня атаковал Овсянко. Он так волновался, что перешел на отмененное уже обращение:
  • Ваш бродь, пойдемте, что покажу!
  • Что там?
  • Давайте покажу, а то неинтересно будет, - и повел меня на триста метров в сторону, где стояли какие-то большие сараи.
  • Ну и что здесь?
  • А вот смотрите, - сказал он и распахнул ворота одного, даже не сарая, а скорее ангара.
  Приглядевшись, я присвистнул. Да тут мой фельдфебель нашел не просто сокровище, а золотую жилу! В тени ангара стояло три, нет, четыре бронеавтомобиля, на широких ребристых колесах.
  • Это же лучше, чем просто пулемет?
  • Это гораздо лучше! - я открыл отделение водителя и посмотрел, да, сделан на базе грузовика, вполне приличное противопульное бронирование. Пулемет Шварцелозе в поворотной башне. При чем боекомплект присутствует, плюс патронные ящики приторочены сзади, и дополнительное бронирование, и боезапас. Открыл крышку бензобака, взял веточку проверил уровень - да под завязку! То же и с другими машинами. Осмотрел другие сараи, нашел два бензовоза, две машины с боеприпасами и одну с инструментами и запчастями. Как, как австрийцы смогли оставить такой подарок нам? Ума не приложу.
  Сел на место водителя и выехал во двор. Крикнул Овсянко, чтобы предупредил личный состав - пусть не пугаются, свои.
  • Да личный состав и так знает. Не я же бегал его искал! - ответил Овсянко.
  • Ну боги в помощь, сказал я, - повернул ручку, завел машину и поехал в сторону, где находилось командование полка. Обзор не очень, но чего придираться к такой архаичной машине? Там случилось короткая паника - бойцы, увидев австрийские кресты на броневике, приготовились открыть огонь, но я, не доезжая до них остановился и вылез из броневика.
  • Вот, господин Сальве, что завалялось в тех складах, что мы вчера не стали осматривать! - сказал я, забыв о субординации.
  • Мнэ... и много там такого добра?
  • Еще три боевые машины, еще пять грузовиков. Два бензовоза, два с боеприпасами и ремонтная летучка.
  • Э, круто, - полковник не мог привести в нормальное состояние выражение своего лица. - Блин, ну не может быть такое, по разведданным нет у австрийцев бронетехники!
  • Но мы видим ее, отсутствующую у них технику!
  • Так. Прокопович!
  • Я!
  • Обшарить все. Если найдете еще чего - выгоняйте. Уверен, среди моих офицеров есть способные сесть за руль техники?
  • Так точно, - раздалась разноголосица.
  • Сдаем дела заместителям, садимся за руль, э.... агрегатов, садимся и в пулеметную башню лучшие, вы слышите - лучшие из пулеметчиков! Садимся за руль грузовиков. Хотя нет, ищите среди личного состава. Нечего офицерам бензовозы водить!
  Отведя меня в сторону Сальве взял меня за пуговицу, и начал мучить:
  • Нет дан Хали, ты объясни мне, почему именно ты полез в эти сараи, почему нашел броневики? А? Почему тебе так фартит?
  • Не знаю я! Вы сами знаете, нас боги не любят! А вот Фортуна почему-то, иначе. Да и не я нашел, я поставил Овсянко задачу - пулеметы искать. Вы-же у меня все отобрали!
  • Ага, отобрал девять - подогнал сорок шесть. Мне бы кто так менял, серебряный на золотой!
  • Господин полковник, там нашли еще три машины. Два грузовика и, сказали Спано-Суизу. Но плохая машина, без крыши. - блин, фартит не мне, фартит полковнику, он и тут нашел для себя кабриолет!
  • Нормальная машина. Не обижай мою девочку! Наконец, поеду как человек, в авто. Возьму с собой своих штабных. Тебя, дан Хали не возьму - если бы ты мне пригнал кабриолет а не это чудовище, взял бы. А так поедешь на бронеавтомобиле!
  • Не очень то и хотелось. Броневики мне краше. Я так понял, что вы их оставите моему батальону, а то мне без пулеметов как-то спится плохо?
  • Но-но, только без грязи! Броневики - механизированный взвод полка. Всем пригодится. А если серьезно, Прокопенко!
  • Я здесь, господин полковник!
  • Выясни, если есть среди солдат заболевшие, на грузовики. Плюс станкачи, минометы в грузовики. Ну и что там из тяжелого, разгрузить солдат. Побыстрее пойдем хоть немного. Вик, не знаю, какие у тебя отношения с Фортуной, но эти бронеавтомобили - подарок небес. Теперь нам пробиваться сквозь оборону австрияков будет не в пример легче. Идти нам еще долго, молю тебя, ты еще пошукай по округе, вдруг штурмовик найдешь, если врага с неба причесать - не война, а сказка будет!
  • Есть искать штурмовик!
  • Иди уже, со своим юмором. Надоел.
  Нет, это он меня подколол, и я "со своим юмором"? Хотя грех ругаться, эти броневики, реально не просто козырь нашего полка, это козырь всей армии. Если правильно используем. Но думаю Сальве не даст это дело использовать плохо.
  На броневике я не поехал, хотя и мог, как причастный к находке. Пошел со своим батальоном, мне этот марш дается много проще, некоторых наших офицеров уже стоит переносить на руках. Не привыкли к такому. А я пошел рядом с Овсянко, слушая его измышления, почему бросили такое ценное имущество. Сам полагаю, что просто стояла техника под охраной обычных солдат, караульных. Эксплуатанты не успели приехать. А солдаты что - они не шоферы, уехать на ней не могли. Вот и бросили все при нашем наступлении.
  В этот раз мы шли с полудня приблизительно до полуночи, останавливались уже в полной тьме, нужно было догонять передовые части, уважительные причины в виде снежного шторма на войне как-то не катят. Переночевав, двинули дальше, но вскоре нас догнали машины, которые преодолели перевал, и как это очень редко бывает в солдатской жизни, их оказалось достаточно, чтобы поставить полк на колеса, а это значит, что мы будем двигаться не жалкие 4-5 километров в час, а 30. В шесть раз быстрее. И это прибыли только американские, высоко проходимые грузовики, а дальше через перевал пойдут российские, с балтийского завода, проходимость у которых похуже, зато скорость побольше.
  К вечеру мы преодолели около ста пятидесяти - ста семидясяти километров и оказались на окраинах городка Хальми. Неожиданно, но практически без боев мы прошли весь необходимый путь, другие полки нашей армии двигались несколько левее, ближе к Карпатам, это мы рассекали по Венгрии, как по бульвару, им кстати, пришлось вступать в столкновения с частями германской южной армии, которые перебрасывали с фронта. Немцы, измотанные переходом, сталкивались с тоже несвежими нашими частями, но много превосходящими их. Командирам противника стоило бы собрать солдат в кулак и попытаться остановить наше продвижение, но они посылали чуть ли не взводы против полков. Естественно их просто втаптывали в грязь. На этой войне тупили все. Проявляли редкую тупость Имперские командующие, послав нас штурмовать Кенигсберг. Тупили немцы, тупили австрийцы. Одни мы на белом бронеавтомобиле готовились взять штурмом Берлин. Шутка, если кто не понял.
  Следующий день выводил нас прямо на румынскую границу. Перед полковником стояла дилемма. Полностью закрыть котел, не дав австрийцам и германцем возможности уйти в Румынию. Или оставить им такую возможность. Тогда у Фридриха I будет большая мотивация вступить в войну. Что лучше - бог знает. Сальве решил дойти до границы, а потом замыкать кольцо окружения. Только учтите - кольцо было очень условным, за нашими спинами на сотню, если не больше вообще не было русских войск, отсечные армии двигались много медленнее нас.
  Достигнув румынских пограничных постов, мы узнали, что царь принял решение и вступил в войну на стороне стран Сердечного Согласия. Узнав об этом, полковник приказал сгрузить румынам около двух тысяч австрийских винтовок и некоторого количества боеприпасов. Ведь они были вооружены в основном устаревшими однозарядками. А так хоть небольшая часть солдат получат современное оружие. Но Сальве не был бы наемником, если бы не получил за это профит. Он предлагает современное австрийское оружие, за это он хочет получить то, что нужно ему. Переговоры были проведены очень быстро, мы получили около тысячи лошадей со сбруей. И наш полк вдруг превратился драгунско-механизированный. Частично. После чего Сальве повел его на сначала на 5 кавалерийскую дивизию, которая стояла на стыке трех границ и которую мы заставили капитулировать очень быстро, а как не сдаться - с одной стороны на вас идут четыре броневика, которые не поддаются вашему огню, с другой стороны атакуют терские казаки, и развертывается полк страшных русских гренадеров! Немцы не выдержали и потекли на румынскую сторону, они пока на знали, что Румыния тоже вступила в войну. Так что румыны их разоружили, получив еще немало прекрасных немецких кавалерийских карабинов. Но лошадьми им снова пришлось поделиться - а то мы бы просто не пропустили немцев на их территорию, не отдали бы им их оружие. Румыны понимали, что вооружение их современным оружием в принципе важно для Российской империи, но не слишком важно для отдельно взятого 9 гренадерского сибирского полка. После этого мы практически полностью превратились в конно-гренадеры, которых в русской армии не было уже более ста лет.
  После этого нам не оставалось ничего, кроме ка ударить во фланг 5 австрийской армии. Чего она никак не ожидала, ведь справа от нее стояли германцы, стойкие и упорные солдаты!
  Однако германцев заставили сдаться, и теперь мы неумолимо накатывались на правый фланг пятой армии. И тут даже стрелять по врагу чаще всего не было необходимости. Мы просто демонстрировали атаку на австрийские траншеи - ведь они ожидали атаки по фронту, из-за перевалов, а тут русские справа и практически уже в ваших порядках. При чем их очень много - дивизия терских казаков, плюс гренадеры и бронеавтомобили. Австрийцы сдавались, часто даже не начиная стрелять. Тем более, что здесь кроме офицеров, собственно австрийцев практически не было - чехи, словаки, словенцы, поляки, венгры. Погибать за Австрию они не хотели. Мы оставляли за спиной огромные лагеря военнопленных, а румыны, которые осторожно шли за нами, принимали их и забирали современное вооружение, которое много превосходило их однозарядные винтовки системы Бердана. Мы забирали только пулеметы и всякие приятные ништяки: пистолеты офицеров, часы, бинокли и подобное. Фонд нужно пополнять! Так мы разоружили практически половину австрийской 5 армии. После чего пришлось встать на привал - солдаты устали. Кавалерийские части начали расползаться, занявшись своими делами, операциями на коммуникациях врага.
  Утром мы пошли дальше, сжимая кольцо, с левого фланга встретились с частями третьей армии, которые занимались контролем внутреннего кольца окружения австро-германских частей в нашем котле. Перекусив и приведя себя в порядок, вскоре сошлись с 30-м полком пензенских штурмовиков, которые тоже давили 5 австрийскую армию. Наше командование, поговорив с пензенцами, пришло к решению - вперед пошли наша бронетехника с прикрытием из пензенцев, у них все-же есть кирасы. Враг, встретившись с техникой выбросил белый флаг. Их мы снова передали румынам. Однако у них появилась проблема - оторвались от линий снабжения, у румынов стало заканчиваться пропитание, пришлось отдать им часть затрофеенных запасов. Если так пойдет дальше, то от их присутствия не будет никакого толка. Снабжать их нормальным оружием, да еще и кормить? Слишком затратный союзник. Мы пошли дальше, впереди еще много австрийских частей.
  Но повооевать с австрийцами дальше нам не удалось - дальше они просто сдавались, увидев первого русского солдата. Видимо понимали, если мы приперли их с тыла, и с обоих флангов, трепыхаться уже нет смысла. Пятая армия сдалась. Половина дела сделана, сейчас пленных солдат команды наших полков отправляли в тыл через перевалы. Кстати, наконец выглянуло солнце. И снова стало понятно, что сейчас не поздняя осень, а сентябрь. Что с одной стороны крайне радует, а с другой стороны, сентябрь означает, что активные боевые действия могут продлиться еще месяца два.
  Немецкую армию тоже принудили к сдаче. Увидев, что они против трех российских армий, немцы предпочли сдаться. Они очень серьезные враги, но видя бесперспективность сопротивления, сдаются - если не видят смысла в борьбе, не воюют. На мой взгляд, хороший подход, для врагов. Воюя за своих, я предпочту сражаться до конца. Но это мой взгляд.
  Мы сидели на венгерских землях и гадали, куда нас кинут дальше. Скорее, на столицу Венгрии. Хотя там собираются австрийские войска. Слишком сладкие варианты открывает такой удар. Вариант марша на Загреб - не очень интересен. Конечно, сербы союзники, но атака туда не дет никаких преимуществ. А это война преимуществ. Наши офицеры ставили 10 к одно за атаку на Бухарест. Я в спор не влезал, но мне тоже казалось, что это весьма сильный ход. Тем более, что мы сидели в землях Венгрии, где все было расстроено нашими конниками. Атка на Бухарест - вполне реалистичный ход. Но посмотрим.
  Потери наша армия понесла небольшие. Отказавшись от стратегии давления во все стороны, вытесняя врага, мы били в слабую точку, после чего врага охватывали и принуждали к сдаче. Где-то, на западном фронте так пытались воевать армии цивилизованных народов: французы, немцы, англичане. Удивительно, но с нашим прибытием на поле боя именно так стала воевать и добиваться успехов "азиатская" армия Российской империи. Европейская пресса недоумевала, как, эти лапотники за полгода смогли провести два стратегических окружений армий противника, пленить около 2.5 миллионов австрийцев и немцев. Невероятно! Небо упало на землю и раскололось!
  А мы в это время сидели в двухстах километров от Бухареста и начинали скучать. В наше расположение наведывались кавалеристы, рассказывая, как они пощипали австрияков или немцев, которых германский генеральный штаб начал выводить из Венгрии, полагая, что ее придется оставить. Возможно. Тем более, что оборонительные сооружения враги стали сооружать вокруг Бухареста. Ведь если мы рванем вперед, нам от Бухареста всего двести километров до Вены, столицы австрийской. А это угроза выхода союзника из войны, чего германцы допустить никак не могут. Хотя, пройти с боями четыреста километров до Вены мы не смогли бы.
  Но за полторы недели сидения в Дербеценах к нам подошли все отставшие подразделения. Мы снова стали высокомобильной армией с поддержкой крупнокалиберной артиллерии. Поскольку наш полк теперь конногренадерский. Так уж получилось, наши грузовики забиты боеприпасами, продуктами и прочими припасами, необходимыми для ведения маневренной войны. Благодаря Сальве в нашей армии появилось и два конноштурмовых полка. По сути, мы стали этакими драгунами, которые, стоит признать, в конном строю не смогут действовать эффективно. Доехали до поля боя на лошадках, спешились, а уж потом дали врагам!
  В общем мы были готовы к бою, и нас отправили, командование решило, что Бухарест нам пока не по зубам, но помочь союзнику - Сербии мы можем. Целой армии для этого многовато, отправили дивизию, отданную нашему командиру, Сальве. Он хорошо показал себя, удачлив. Пусть повоюет за империю.
  Кроме нашего 9-й сибирского гренадерского полка, с нами были уфимские штурмовики и штурмовой Иркутский полк. Пришлось поделиться лошадьми, получились странные соединения, где в одном подразделении были почти драгуны разных полков, в другом пехота, состоящая из штурмовиков и гренадер. Пришлось Сальве сбивать эти подразделения.
  Хотя я пехотинец, все мое обучение строилось именно так, но пришлось принять батальонную группу кавалеристов. Просто потому, что я неплохо держусь в седле, и могу воевать конным, учился этому. В корпусе нас этому учили относительно мало, но гораздо больше, чем профессиональных кавалеристов здесь.
  Вот так, перемешав все наши полки, сбив из них новые подразделения нас бросили в Сербию. Решили помочь союзнику, ради которого, собственно, и вступили в войну. Сначала на Сегед, по пути нам даже не приходилось спешиваться, вражеские подразделения просто разбегались, самым сложным оказалось их разоружать и собирать оружие и боеприпасы. Мы уже перестали "собирать полон" - если бы мы это делали, то не добрались бы до места назначения, увязли бы с пленными. Сюда нужно было направлять не штурмовиков, а конвойные части. Которые двигались бы вместе с нами. Пришлось Сальве затребовать их у штаба - не хотелось ему использовать обученные ударные части использовать так бездарно. Штаб согласился и придел нам 2 уральский казачий полк, что было даже лучше, чем стрелки. Охоту за разбегающимися подразделениями врага взяли на себя казаки, что у них получалось много лучше, чем у нас.
  В общем все так и происходило, как я предполагал, и как предполагал наш Сальве. Мы продвигались вперед, встречали очередное подразделение австрийцев, принимали их сдачу, сдавали их казакам, а те просто конвоировали их в тыл. Трофеями, которые не заинтересовали нас занимались трофейные команды. Так мы добрались до Нови-Сада, что уже было сербской территорией. Там же мы встретили и сербские части, увидев, что австрийский фронт развалился, сербы просто, прогулочным шагом, освободили большую часть своей территории, ранее оккупированной австрийцами и болгарами.
  Теперь у болгар было непростое положение. Мы отсекли их от союзников - австрияков, с одной стороны румыны, с другой - сербы, очень злые сербы.
  Наше командование решило, что в эту балканскую разборку лезть не стоит. В балканских претензиях друг к другу можно голову сломать - мы отсекли внешние силы, пусть они сами разбираются. Сербы и румыны смогут разобраться с болгарской проблемой. А нам показали новую цель - сначала Загреб, потом Триест.
  Этот поход был очень простым. Мы достигли одной точки, где австрийцы уже были уже разоружены, потом второй, не спускаясь с лошадей и не разворачивая подразделения с грузовиков. Австрийцы, похоже, уже сдались. Сломались. В Триесте мы столкнулись с итальянскими частями. Нам этот город не был нужен, поэтому мы легко оставили его им.
  
  После этого можно было просто идти на Вену. Войск на нашем фронте у врага практически не осталось. Были просто банды. Я на самом деле был в растерянности. Война закончилась, к чему я здесь?
  Мое замешательство решил приказ с Фрэгана. Мне доставил его мальчишка -курьер. Наверное, чуть младше меня. Мне предложили вернуться на планету наемников для разговора с Азаархом. А черт возьми кто это? Ладно, вернусь, все пойму.
  Пришлось сдать свою кавгруппу заместителю, попрощаться с Сальве, который напутствовал меня, не слишком пугаться Азаарха:
  • Он, конечно, страшный, но в глубине души это очень добрый... ящер. Правда, очень большой. И еще рекомендация. Я могу понять, что золотые тебя приняли не слишком хорошо. Но пойми и ты, никто тебя не знает, а тут ты такой красивый и титулованный нарисовался. Просто подумали, что очередной "золотой мальчик" решил в золотой легион прописаться. Решил, что это как раз место для золотой молодежи, которая хочет пощекотать свои нервы "типа боевыми" операциями. У нас такое едва не каждый день происходит. Вот офицеры и выбрали такой способ обламывать таких субчиков. Кстати, передай Перкоффу, нашему штабс-легату этот тубус. - он передал мне запаянный металлический цилиндр. Здесь мои отчеты, на войне всякое бывает, и будет обидно, если я погибну и мои наблюдения уйдут вместе со мной. А в общем давай, не ссы, мы и без тебя надерем задницы германцам!
  • Эх, пулеметов жаль! - сказал я. Понимал, что глупость, но очень жалел. Я столько собирал эти Шварцлозе и MG-08!
  • Ты о чем?
  • Да вот все последнее время собирал пулеметы, готовился к боям за Вену, набрал уже семнадцать машинок трофейных, а теперь даже и не знаю. Даже обидно как-то.
  • Да брось, что это за детство, прямо не знаю! Все твои пулеметы пригодятся.
  • Да я и сам понимаю, но ведь уже без меня!
  • Что поделать. Мы, солдаты, люди подневольные. Приказали - идем, даже если и не нравиться это нам. Даже если мы наемники. Жизнь такая.
  • Ладно, господин полковник, разрешите идти?
  • Сальве. Для тебя я Сальве, кроме официальных ситуаций.
  • Спасибо! Я буду помнить. И рад, что служил с вами. Вы только Овсянко берегите - золотой человек.
  • Не беспокойся, поберегу. Ну давай, до встречи!
  • До встречи.
  После этого я ушел из дома, который занял командир под свой штаб. Пошел к своей палатке, собрал свое оружие, вызвал к себе подпоручика Фриза.
  • Вот Александр. Пулемет тебе свой оставляю. Сам видел, очень хорошая машинка, магазины к нему, пистолет.
  • Вы что Виктор Сергеевич? Переводят?
  • Хуже, Саша. Отзывают.
  • А что так, нечто мы воевали плохо?
  • Да я и сам не знаю. Сами ведь понимаете, что не отсюда мы.
  • Ну это да, такого командира я еще не видел, как вы.
  • Брось, теперь сам будешь командовать нашей кавгруппой! Кстати, обрати внимание, вот здесь у пистолетов, перевод огня в автоматический режим. По сути, у тебя не пистолет, а пистолет-пулемет. Если что, может спасти. Единственная проблема - не любят грязи, чистить регулярно нужно.
  • Да я с детства с оружием, нечто не понимаю!
  • Я тебе Саша вот что скажу. Этот пулемет и пистолет для тебя - билет в безбедное будущее. Такой конструкции здесь еще нет. Сделаешь чертежи, запатентуешь, организуешь производство. Не знаю, насколько обогатишься, но по новизне эти образцы, как изобретение этого британца, Хайрема Максима.
  • Ясно, Виктор Сергеевич.
  • И береги себя. Береги Овсянко, офицеров наших и солдат. Война кончается, недолго уже осталось. Успехов вам!
  • И вам!
  После этого я занялся сборами. Но нагрянул Овсянко. И начался второй раунд прощаний, чуть ли не со слезами. Овсянко я подарил свой спальник, дубленку и всякие бытовые мелочи. И выдал пятьсот рублей ассигнациями - для фельдфебеля это невероятно большая сумма. А мне эти деньги не слишком пригодятся. В ответ Овсянко завалил меня самыми лучшими нашими трофеями, среди которых было три сабли, украшенные камнями, десяток пистолетов и револьверов, почти двадцать дорогих часов, хотел всунуть отрезы тканей и даже швейную машинку. "А что, сестре или племяннице какой!"
  Пришлось его несколько обломать. Уж отрезы ткани и машинка мне точно не к чему. Зато оружие и часы пришлось принять. Как и очень недурной швейцарский бинокль. А в принципе, может и пригодится. Кстати, оружие, как напомнил Овсянко может и пригодиться - от нашего расположения до вокзала придется довольно долго двигаться на машине по недавно завоеванной территории. Так что оружие пригодиться.
  Разумно. Пришлось прикинуть, что из моих трофеев стоит разместить в кобурах. В принципе, есть пара образцов, которые почти по размеру. Огневая мощь будет поменьше, но отбиться от дезертиров можно. А если что, я магию смогу применить. Устроить кровоизлияние в мозг - не каких спецэффектов, а противник лежит и слюни пускает.
  Ладно, обо всем буду думать завтра. Дела я передал, вроде, собрался, стоит отдохнуть. Все меняется, война может вестись мечами, может винтовками, но одно неизменно - вечно недосыпаешь.
  Утром меня подобрал грузовик, который шел в тылы, его Сальве своим приказом завернул в Тимишоары, оттуда я мог доехать местным поездом до Бухареста, а там в Киев и нанять транспорт до портала. Еще дней пять-семь. Зато отосплюсь.
  Утром в грузовик, которым я ехал в Тимишоары, без моего ведома, солдаты по приказу Овсянко загрузили три вещмешка со всякими деликатесами, консервами, колбасами, сырами. Даже консервированные ананасы были. Узнал я об этом только когда мы остановились у обочины с водителем перекусить, что Бог послал. А послал он мне, оказалось очень много.
  
  Еще один этап моей жизни закончился. Еще одна война. Наверное, их еще много будет. Профессию я себе выбрал совсем не мирную. Но для начала мне придется добраться до Фрэгана и понять, а хочу ли я служить в Золотом легионе. Пока у меня очень противоречивые впечатления о нем. И с Азаархом нужно поговорить. Что-то ему от меня нужно. Хотя, я приблизительно представляю, что.
  
  Конец второй книги о лягушонке Маугли. ))
Оценка: 6.67*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"