Кузьмин Марк Геннадьевич: другие произведения.

Рычащие Псы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    Соавтор - Дмитрий Чильдинов (Tayon)
    Бета - Виктор Баранов (Джеджит (Бета))
    Когда на пороге появляется старый друг с интересным предложением, можно задуматься, не судьба ли это предлагает решение твоих проблем. Так подумал и Ферокс, когда ему сделали интересное предложение, от которого сложно отказаться.
    Виктор Баранов проверил текст и вычистил его. Перезалил его сюда с фикбука.
    Версия на Фикбуке - https://ficbook.net/readfic/5377334

  Глава 1. Ужасный день.
  
  - ФЕРОКС!!! Стой! Я убью тебя!!! - вопил Эдиш, пытаясь догнать меня.
  Его тяжелое дыхание и громкий топот преследовали меня уже полчаса, а я все никак не мог от него оторваться. От мужика солидно пахнет перегаром, потому его адекватность вызывает у меня некоторые сомнения. А раз мне хочется жить, то придется ускориться. Мужик-то он крупный, кузнец все-таки, от него я такой прыти не ожидал.
  - Да ничего не было! - кричу ему в ответ, не сбавляя темпа. - Мы с ней просто друзья!
  - Мне плевать! - бесится он. - Не смей подходить к моей дочке! Я не хочу, чтобы ее видели рядом с таким мусором, как ты!
  Резко сворачиваю влево, затем перепрыгиваю небольшой деревянный заборчик и, стараясь не затоптать чужие клумбы, бегу дальше.
  Эдиш в отличие от меня не страдает бережливостью. Тупо протаранил заборчик своим плечом, и, рыча, как бешеный зверь, мчится на меня.
  Вот же кабан! У него что, орки в роду были?
  Судя по его дочке Марии, вроде нет, но все равно такая сила поражает. Не удивлюсь, если он во время войны с парой топоров орков рубил, одетый в шкуру медведя на голое тело.
  - Рааааа! - вопит он, а я ускоряюсь, как могу.
  И вот надо было по пути из общежития встретить Марию и предложить помочь донести тяжелые покупки. Я же просто помочь хотел, она милая девушка, мы просто друзья, но папаша ее с чего-то дико невзлюбил меня. Псих он какой-то.
  Вот и связывайся после этого с варварами из Аэса.
  А кузнец все бесится и не отстает!
  - Боги, за что мне все это?! - кричу я, вылетая из переулка, и несусь через толпу.
  Что я такого ужасного в прошлом совершил, что мне такое наказание? Список грешков может и есть, но они не такие уж и страшные. Почти.
  Народу на главной улице Вольтстока довольно много, потому у меня получается немного оторваться. За спиной слышатся маты и ругань, так как Эдиш даже тут не изменяет себе и мчится прямиком через толпу.
  - Я тебя еще достану, Ферокс! - кричит мне он. - Ты еще пожалеешь, что вообще заговорил с моей дочкой!
  Я молча бегу дальше. Что-то говорить еще совершенно бессмысленно, он не послушает.
  Запрыгиваю на каменный забор и, не замедляясь, двигаюсь в сторону академии. Я и так опаздываю, а из-за этого психа пришлось круги по подворотням нарезать. Делай после этого добро людям. Мария славная девушка, но батя у нее ненормальный. Не я один от него бегаю, но мне достается больше всех.
  Народ вокруг реагирует на меня по-разному. Те, кто в нашем городе проездом, недоумевают, что тут происходит, провожают меня огромными глазами. А те, кто не первый раз меня видит, только посмеиваются. Стражники вот только хохочут, смотря, как я убегаю. Минимум раз в неделю кто-то пытается меня прибить.
  Вот не везет мне, что мое общежитие так далеко от самой академии, но ничего не поделаешь. Надо же было сегодня проспать, а затем и влипнуть. И все это под конец учебного года. Я через неделю буду уже диплом получать, а тут такие опоздания.
  - Невезуха, - вздохнул я.
  Через пару сотен метров я все же остановился отдышаться. Нет, я парень выносливый и бегать могу долго, но нервы я себе слегка потрепал. Вольтсток пусть и далеко от столицы нашего королевства Мортем, но все же город не маленький.
  Ладно, надо поторопиться.
  Профессор Айден опоздавших не любит, а я ей еще сдать доклад по реагентам должен. Задолженности у меня все же есть, и их надо закрыть до конца учебы.
  Академия Общего Образования Вольтстока расположена в большом трехэтажном здании с горгульями на стенах и витражными окнами. Раньше это здание было храмом Облачных матерей, но после войны им построили новую церковь, а старую отдали под Академию.
  Учат тут основным дисциплинам: чтение, математика, писание, философия, теория магии, история, география, естествознание, медицина, астрономия и каллиграфия. Обучают тут в основном работников среднего звена, торговцев, библиотекарей, врачей и подмастерья алхимиков.
  После войны многие территории страны разорены и сейчас идет активное восстановление, а потому кадры среднего звена сейчас крайне необходимы. Вот Его Величество и создал данное учебное заведение, где таких и обучают.
  Залетев внутрь, махнул рукой охраннику и поспешил в кабинет. По пути поправил помятую форму, состоящую из черных брюк, черного тонкого френча со стоячим воротником, быстро протер туфли и проверил, не запачкали ли сумку.
  Быстро посмотрелся в зеркало по пути.
  Оттуда на меня смотрел высокий парень с торчащими во все стороны короткими темными волосами, парой едва заметных шрамов на лице и ярко-желтыми глазами.
  Ну, вроде все в порядке.
  Я уже точно опоздал, так что надо будет извиниться.
  Подошел к двери, постучался, а затем вошел внутрь.
  - А сейчас... - прервался профессор Диник когда я открыл дверь. - Мистер Мейтланд, вы опаздываете.
  - Прошу прощения, профессор, - ответил я. - Я думал, у нас будет алхимия с профессором Айден.
  - Профессор Айден задерживается, потому у вас сейчас история, - спокойно ответил сухопарый старичок Диник. - Садитесь.
  - Извините, что прервал...
  Быстро сел на место.
  - Поскольку у нас конец учебного года, и мы с вами еще пару раз встретиться успеем, меня просили провести вам краткий экскурс по последней войне, - заявил он.
  Мы все удивленно переглянулись.
  Война с орками 3948-го года была одной из самых страшных за всю историю нашего королевства. Она никого не оставила безучастным. Закончилась она всего пять лет назад, потому многие видели ее лично.
  Хотя я могу понять, почему решили просветить по этому поводу.
  Все же наш класс состоит не только из тех, кто из-за войны не мог учиться, но и из просто молодых ребят, которые были еще слишком малы. Мне вот двадцать пять, а парню за соседней партой недавно восемнадцать исполнилось, и таких у нас как минимум треть.
  - Итак, я начну, - проигнорировал он негодование некоторых. - В 3948 году, орки, ведомые новой религией Бога Смерти Центоры, объединились в единую армию и пошли войной на свободные королевства. Именно наше королевство Мортем, что ближе всех к границам Просторов Гигантов, подверглось масштабному нападению орков. Война началась 23 марта с городка Икар...
  Учитель продолжил рассказ, а я стоически пытался не уснуть. Все же у профессора Диника довольно скучный голос, вгоняющий в сон. Кто доверил ему такой важный предмет, не понятно, но каждый раз, когда он начинает читать лекцию, народ засыпает. Всю нужную информацию для экзаменов потом в книжках узнаем, поскольку тут что-то запомнить нереально.
  - Всех мужчин они убили, а женщин и детей принесли в жертву своему богу. К несчастью, информация тогда дошла до тогдашнего короля Альхберта не полностью, и он не отреагировал должным образом...
  - Чушь! - подскочила Аллия. Я аж проснулся от ее выкрика. Все повернулись к девушке. Лицо ее отражало гнев и боль. - Этот урод просто проигнорировал нападение и продолжил устраивать балы и приемы! Пока орки убивали и разоряли земли, он спокойно веселился! Если бы этот гад с самого начала мобилизовал армию, то многих потерь можно было избежать! Кхыы... - она говорила это с надрывом и со слезами на глазах.
  Учитель промолчал. Он и сам все понимает, но такова одобренная программа образования - 'сглаживать все углы'.
  Да, бывший король Альхберт III был слабым и недальновидным человеком. Точнее, он был королем мирного времени и плохим организатором. Предпочитал политику, веселился на балах и роскошно жил. В войну он не верил, думая, что это просто очередной мелкий набег на границы, и что маги легко справятся в случае чего. Да и орки известны тем, что живут отдельными племенами, которые легко уничтожить, потому в 'армию' никто не поверил. Тогда никто не знал, что новая религия объединила орочьи кланы и повела в 'священный поход'. И только когда твари дошли до столицы, этот идиот заметил врага и сделал единственное, реально полезное для всего мира... покончил с собой.
  На престол после него вышел его племянник, нынешний король Тиронель V. Он оказался гораздо мудрее своего дяди и окружил себя лучшими умами нашего королевства: генералы, маги, ученые. Вместе с ними он сумел вытащить страну из кризиса, дать отпор оркам и загнать свиномордых в их пустоши. Орков разбили, остатки разбежались по своим норам, часть ушла на север в Скованные горы и больше не показываются. Хотя, как я слышал, на Просторах Гигантов до сих пор можно встретить орков, ищущих жертв для своего бога Центоры.
  Если бы не Тиронель и его Приказ, то, возможно, мы все были бы уже убиты орками.
  Ладно...
  Девушку усадили на место подруги и постарались успокоить.
  Да, многие потеряли родных и близких. Многих эти твари сожрали, а других возложили на свои кровавые алтари.
  Учитель некоторое время молчал, ему явно тоже все это неприятно, но такова работа. Его можно понять, власть утверждает программу обучения, так что он обязан ей следовать. Может быть потому, что он с ней не согласен, он так скучно ее и рассказывает, чтобы никто не запомнил.
  - На престол Королевства Мортем взошел племянник Альхберта наш нынешний король Тиронель V, - продолжил учитель. - Придя к власти, он издал множество Приказов, которые смогли изменить положение на фронте. Мортем при поддержке Королевства Аэс, эльфийского княжества ЭнедАльдаран и дварфийской общины смог одолеть орков, загнать их обратно на Просторы Гигантов и разгромить.
  Дальнейший урок прошел спокойнее.
  Народ уже выплеснул свои эмоции, да и учитель больше острые темы не поднимал.
  Прозвенел колокол на часовой башне, и урок закончился. Профессор Диник поблагодарил нас, а затем ушел.
  М-да.
  Зря я сегодня в академию прибыл. Сначала опоздал, затем бегал от психованного мужика и, оказывается, пришел на никому не нужный урок истории, который вогнал всех в депрессию.
  Прекрасно... Этот день может быть еще хуже?
  - Мейтланд! - послышался за спиной неприятный и звонкий голос.
  - Может... Этот день, похоже, не перестает посылать мне неприятности, - вздохнул я.
  - Ты чего там мелешь, урод?! - с трех сторон меня окружили эти шкафы на ножках.
  Впереди был самый крупный парень с одним глазом и повязкой на другом. Это Ник, он тут главный задира, а двух его дружков близнецов... Я даже не помню, как их зовут. Оба одинаковые, с иссеченными шрамами рожами. Их орки на войне так 'разукрасили', вроде они в плену были. Я не знаю, они так говорят. Хотя, если послушать все, что они говорят, то может создаться впечатление, что они одни всех орков перебили.
  - Ты опять лез к Марии? - начал он наезд.
  - Откуда ты знаешь? - удивился я.
  - А это тебя не касается, урод! - схватил он меня за грудки. - Еще раз увижу тебя рядом с ней, все кости переломаю.
  - Я уже устал говорить, что мы с ней только друзья, - застонал я.
  - Что, затрусил сразу? - заржали его дружки.
  - Да он известное ничтожество!
  - Ага, - покивал Ник. - Пока мы воевали, он отсиживался в безопасности. Давайте покажем ему, что орки делают с пленниками...
  Парни схватили меня и потащили на улицу. Другие одноклассники сделали вид, будто ничего не видят. Вот именно поэтому я тут ни с кем и не подружился. Все они одинаковы. Пока эти задиры срывают свою злость на мне, всем плевать, им даже не хочется во все это вмешиваться.
  - 'Зря я послушал Себастьяна и поступил в Академию', - подумал я.
  Тут парни резко остановились перед выходом из класса.
  Дорогу им преградили, и, судя по побледневшим лицам, это явно тот, кто им не по зубам.
  - И куда вы собрались, мальчики? - прозвучал ласковый милый голос.
  В дверях стояла высокая смуглокожая эльфийка с длинными серебристыми волосами и большими серыми глазами. Южная эльфийка божественной красоты, с великолепными формами, которые не могла скрыть даже серая профессорская мантия, и идеальным лицом, которое присуще всем эльфам.
  - Эм-м-м-м... - Ник сразу же струхнул.
  Да, одно дело наезжать на никому не нужного парня, а другое попробовать дерзить эльфийке. Эльфы, особенно с Ванийских островов, довольно обидчивые и могут прийти выяснять отношения. А эльфийские кварталы есть в каждом крупном городе. Пусть исконные и южные не очень ладят, но, когда лезет кто-то сторонний, они могут быть на удивление дружными.
  - А, мистер Мейтланд, - посмотрела она на меня. - Не составите мне компанию?
  - Конечно, профессор Айдан, - улыбнулся я.
  Освободился от хулиганов и последовал за преподавательницей.
  Спину мне сверлили злобные взгляды, явно обещающие новые проблемы. Все парни в классе явно пожелали мне скорейшей и мучительной смерти, ведь каждый мечтает заинтересовать профессора Раширу Айдан.
  Про нее почти у всех есть влажные мечты.
  Все же не каждый день можно лицезреть настоящую южную эльфийку. Это исконные эльфы, тонкие и изящные, кажутся хрупкими и вечно надменны. Ванийцы же крупнее, девушки очень фигуристые, мужчины более мускулистые, лица у них добродушнее, да и привычка у них есть, носить как можно более откровенные и облегающие наряды, что очень радует окружающих. Вот все на них слюни и пускают. Не будь у учителей правила ходить в мантиях, Рашира бы точно что-то более эротическое надела.
  Учитывая ее характер, я бы не удивился.
  Мы прошли к ее кабинету.
  Она у нас основы алхимии ведет. Самый популярный урок в Академии. Не только потому, что все любят раздевать ее глазами. Она умеет рассказывать и доносить информацию до самого тупого ученика спокойно и с улыбкой.
  Кабинет ее совмещен с большой лабораторией, где мы все каждый раз варим какие-нибудь настои, или она нам что-то интересное показывает.
  - Ну, что Ферокс, опять неприятности? - улыбнулась она.
  - Не начинайте, - опустил я голову. - Сегодня день довольно унылый.
  - О да, весь город наблюдал за твоим бегом. Крики Эдиша даже тут были слышны. Тебе что, так Мария нравится?
  - Мрак! Да не нравится она мне! - застонал я. - Мы просто друзья. Поболтали и все. Ей вообще там какой-то другой парень приглянулся, а я ей просто вещи донести помог. Ну что все пристали ко мне?!
  - Карма?
  - Я в нее не верю.
  - Печально.
  - Поскорее бы уже получить этот диплом, - потер я переносицу.
  - И куда ты собрался после выпуска?
  - Куда-нибудь подальше...
  - Подальше от меня? - приблизилась она и посмотрела мне в глаза.
  - Особенно от вас, - ответил я ровным голосом.
  - Ты, как всегда, не пробиваем, - захихикала она. - Единственный парень во всей школе, который не реагирует на меня.
  - Я реагирую, просто опасаюсь. Мне отец всегда говорил быть осторожным с идеальными женщинами, они могут быть крайне опасны.
  - Мудрый совет и спасибо за комплимент, - чуть покраснела она.
  Мрак!
  Как же она меня постоянно смущает! И ведь найдет способ пристать и поиздеваться!
  Все знают, что Рашира Айдан - очень своеобразная учительница, многие о ней мечтают в своих снах, а та, все понимая, просто издевается над окружающими. И так всем ясно, что ничего с ней ни у кого не получится. Эльфы вообще людей редко как что-то серьезное воспринимают, им, долгожителям-то, все равно, но Рашира так себя подает, будто у кого-то может быть шанс. Нравится ей смущать парней и девушек, а уж когда она ведет урок и что-то роняет... Народ можно выносить. Горячая южная эльфийка - просто предел мечтаний для многих учеников.
  И мне так 'повезло', что надо мной она издевается больше всех. Просто потому что я не пускаю слюни при виде нее и не бегаю к душевой, чтобы подглядывать. Прекрасно понимаю, что наша учительница алхимии просто издевается над нами.
  Я все же чуть отстранился от нее.
  - Куда ты собрался после учебы?
  - Не знаю, - покачал я головой. - В торговцы меня не возьмут, да и десять лет горбатиться в каком-нибудь караване мне не охота. В алхимики не пойду, у меня слишком хорошее обоняние и от некоторых реагентов начинается сильный насморк. Да и провести всю жизнь в лаборатории мне неохота. Врач из меня тоже так себе, как и приказчик, и библиотекарь. А магических сил у меня настолько мало, что маги просто посмеются надо мной, если я к ним завалюсь. Короче, я сам не знаю, чего хочу.
  - Как и все молодые... Ты уж подумай, а то неделя до выпуска, а ты все никак не определишься.
  - Будем, надеяться...
  - Ну, если не знаешь, что делать, обращайся. Уж я дам тебе 'совет'... - намекнула она.
  Я лишь закатил глаза, а она только ехидно посмеивалась надо мной. Я ее любимая 'игрушка' для издевательств. Вероятно, поэтому она меня от хулиганов и спасает, делиться не хочет, самой весело надо мной подшучивать.
  - Ну, пока ты тут, не поможешь мне с уборкой? - указала она на класс, в котором после лабораторной работы были разбросаны колбы, оставлены на столах кусочки порезанных ингредиентов, и просто всякий мусор.
  - С моим носом я помру раньше, чем закончу... - вздохнул я.
  - Ну, так заклинанием чистки ты владеешь.
  - У меня все плохо с магией, потому только бытовые чары и получаются.... И то паршиво... Ладно, попробую.
  Встал в центре комнаты и постарался сконцентрироваться. Магия - очень сложная вещь и обучают ей только в Университете Высшей Магии. Поступить туда может любой, у кого хватает магических сил хотя бы на Первый Круг магии, а это слабые и обычные заклинания, когда как бытовая магия - как бы Нулевой Круг, который даже самый слабый применить может. Но в Университет не каждый пойдет, просто потому что в столицу ехать надо, да и деньги нужны на проживание и само обучение. Можно кредит взять, но отдавать долго, и обычные крестьяне такого не потянут. Потому учатся там в основном аристократы и зажиточные горожане, а всем остальным приходится быть или самоучками, или деревенскими знахарями, не более. Я вот в такое заведение никогда не поступлю, у меня даже бытовая магия с трудом выходит.
  Ладно. Мысли прочь. Надо сконцентрироваться.
  Чтобы применить заклинание, нужно произнести само заклинание, простите за тавтологию. Произносится оно на общем языке, но само название в конце на эльфийском. Чем сложнее заклинание, тем длиннее текст, а мгновенно применить его очень сложно. Есть два способа быстро применить магию. Первый - это быть искусным магом, способным использовать более сильные чары, потому более слабые применяются легче. И то, так только Первый и Второй Круг применить можно.
  А второй способ... не для всех...
  Нам объясняли так. Слова лишь вводят мозг в нужное состояние, а концентрация вплетается в мысли и формируется образ, концовка активирует конструкцию. Или как-то так, я в этом не силен.
  Как мне объяснили, магия работает так - затрачиваешь нужное количество энергии, говоришь, что нужно, и мир это исполняет. Ну если совсем просто - 'даешь пинка вселенной и, если пинок был достаточно информативным, получаешь то, что нужно'. Пинок - это энергия и слова.
  Приступаем.
  Обычное заклинание чистки.
  - Уйди то, что пристало, стань прежним, как было и что было задумано, - произнес я, с закрытыми глазами концентрируя энергию. - Энтулесс!
  Но ничего не произошло.
  Конструкция сбилась. У меня некоторые проблемы с концентрацией энергии, потому я в магии и плох.
  - Уйди то, что пристало, стань прежним как был и что было задумано. Энтулесс!
  Есть! Получилось!
  От меня во все стороны ударила едва заметная волна и заполнила собой весь кабинет.
  Грязный пол начал постепенно становится чище, со столов исчезали разводы и пятна, а следы мела пропали. Вся грязь вокруг испарялась, словно вода от жаркого солнца.
  Пусть я не совсем понимаю, как все это работает, но это вообще мало кто понимает.
  - Неплохо, Ферокс, - улыбнулась Рашира. - Будешь тренироваться, и лет через десять тебя точно возьмут в Университет.
  - Ха-ха, очень смешно, - фыркнул я. - Не сыпьте соль на рану.
  - Ну, не обижайся. Лучше вынеси по пути мусор. Спасибо, - она упорхнула в соседнюю комнату.
  М-да. Крутит мной, как хочет.
  Забрал мусор и покинул ее кабинет, выкинул и пошел к выходу из Академии.
  Мимо прохаживался народ, двигаясь по своим делам, все в похожей форме.
  Вот из кабинета вышел директор. Мужчина средних лет, довольно упитанный и морда у него наглая. Он вообще редко в Академии бывает, часто то на приемы, то на балы какие ходит. Как там его зовут... Я его только при поступлении и на зимних праздниках видел.
  Посмотрел на меня и скривился.
  - Опять устраиваешь беспорядки? - фыркнул он.
  - Никак нет, сэр.
  - Мне рассказал Николин, что ты оскорбил его, - нахмурился мужик.
  Кто бы сомневался, что этот недоумок что-то такое вякнул. А то, что он людей избивает и деньги у учеников отнимает, его совершенно не волнует. Вроде Ник родню знатную имеет, вот директор и 'не замечает' его проступков, выгодно ему.
  - Это не так, сэр.
  - Смотри мне, если не хочешь остаться на второй год или получить негативную рекомендацию, то стоит вести себя прилично. И как следует 'благодарить' преподавательский состав, - важно заявил он.
  Это он так завуалированно на взятку намекает?
  Эх, надо как можно скорее валить из этого места. Все же зря я послушал Себастьяна и пошел сюда. Деньги у меня были, так что мог репетитора нанять, но друг настоял, чтобы я сильно от людей не отдалялся.
  Вообще-то он прав, мне и правда тогда нужно было как раз ближе к людям быть.
  Ладно. Все равно уже ничего не изменить.
  - Я подумаю, сэр.
  - Подумай.
  С этими словами директор ушел. Двинулся он к кабинету Раширы, явно с желанием вновь пригласить ее в ресторан. Он давно вожделеет ее, а та просто использует его в своих целях. Вряд ли они спали, она себя слишком высоко ценит, чтобы так низко опускаться, но 'играет' эта женщина со всеми.
  Задерживаться в Академии я смысла не вижу, потому лучше пойду в общежитие. Может, еще поспать получится. У меня сосед по комнате довольно шумный тип, храпит он к тому же громко, потому стоит ценить моменты спокойного сна.
  Вышел из здания и пошел обратно.
  Идти надо осторожно, а то можно на Эдиша наткнуться. Он тип с приветом, может накинуться опять. Не понимаю, чего он так на меня взъелся. Не дурак же он полный, чтобы не понимать, что его дочка меня совершенно не интересует, да и сама она это прекрасно понимает.
  Вышел за пределы академии и пошел по улице. Народа вокруг много, снуют туда-сюда телеги, кареты, лошади и изредка более экзотические ездовые животные. Пару носорогов видел, да каких-то крупных ездовых птиц. Авантюристы любят выделяться и кататься на всяких странных зверях. А учитывая, что Вольтсток - один из самых ближайших городов к границе с Просторами Гигантов, неудивительно, что здесь так много приезжих.
  После войны Просторы стали безопаснее, потому туда волной хлынули всякие искатели приключений в поисках древних артефактов и орочьих сокровищ. Иногда кому-то везет, а кто-то пропадает там. Но интерес к этой земле настолько силён, что народ толпами туда идет. И не только люди, но и эльфы, дварфы и еще много кто.
  Вскоре я оказался на Площади Победы Вольтстока. Большая круглая площадка с очень хорошим покрытием, из ванийской плитки, от чего мощеная площадь кажется гладкой. А в центре стоит большой памятник. Пять солдат в сильно изрубленных обычных боевых доспехах стражников, со стрелами, застрявшими в щитах, но твердо стоящие, готовые к бою. Памятник Героям-Защитникам. Тем воинам, которые защищали город, пока мирные жители уходили по подземным туннелям.
  Все защитники города погибли на стене, но их смерть позволила сдержать волну и спасти много людей. Герои, которые заслуживают, чтобы их помнили.
  - Может, в стражники пойти? - хмыкнул я.
  Мой отец был стражником и многому меня в свое время научил. Так что в страже я может чего и добьюсь, но мне совершенно не хочется связывать свою жить с насилием. Я слишком устал от этого. Насмотрелся уже.
  - Привет, Ферокс, - услышал я рядом милый голосок.
  Обернулся и увидел невысокую полноватую девушку и с розовыми щеками и милой улыбкой. Одета она была в синее платье, которое очень мило смотрелось с ее огненно-рыжими волосами.
  - Привет, Мария, - улыбнулся я.
  - Рада, что ты цел, - вздохнула она. - Прости, я не знала, что папа так рано вернется и увидит тебя. Он неплохой человек, просто очень эмоциональный. Он не сильно тебя загонял?
  - Не, я через толпу рванул и смог оторваться, - махнул я рукой. - Только грядки старушки МакКи сильно пострадали.
  - Да, она уже обругала его, - захихикала девушка.
  - Как у тебя с Максом?
  - Отлично, - загорелась она. - Мы смогли пройтись, пока папа... Извини...
  - Да, ничего, - махнул я рукой. - Понимаю, что Эдиш не хочет видеть зятем обычного стражника. Макс - хороший парень, и я рад, что хоть немного помог вам.
  - Спасибо, - мило заулыбалась она.
  - А с кем тебя отец хочет сватать?
  - С Ником, - скривилась она. - Этот 'ветеран' войны папе понравился, и он считает, что я обязана выйти за него. За этого мерзкого подлеца, который издевается над другими...
  - Да, он тот еще фрукт...
  - Папу переубедить сложно. Он очень упрям, если что-то себе надумал, то вразумить его сложно.
  - Сочувствую...
  Мы некоторое время молчали. У Марии тоже нелегкая судьба. Отец очень строгий и очень сильный.
  - Я все хотел спросить, но как-то вылетало из памяти. А с чего твой отец вообще так невзлюбил меня?
  - А ну... понимаешь, - погрустнела она. - Просто... твои глаза...
  - А что не так с глазами?
  - Просто такой цвет очень часто встречается в Иморалане. Мой папа из Аэса, а эти два королевства часто на границах дерутся. Даже во время войны Иморалан устраивал подлянки другим. Если бы не граница с эльфами, они были бы более агрессивны, но Энед Альдаран сильно давит на них, принуждая к миру. Папа раньше на границе Аэса служил и часто воевал с имораланцами, там и мамы не стало... - тяжело вздохнула она. - Вот он и думает, что ты оттуда приехал и ненавидит тебя...
  - Вот оно что, - потрепал я свои волосы. - Мой папа оттуда родом, но еще в молодости приехал в Мортем и женился на местной девушке. Я в Иморалане никогда не был, а отец не любил мне о родине рассказывать. Родился я в южном городке Мидоре...
  - Так все это не правда, что папа говорил о тебе?
  - А он что-то еще говорил?
  - Да, сказал, что отец какой-то дезертир из армии и тебя по ошибке зачали в борделе, - говорила она, вжав голову в плечи. - Что ты не воевал, а откосил, спрятавшись у матери в публичном доме, и притворялся женщиной... Он это всем рассказывает...
  Мне пришлось приложить много сил, чтобы не зарычать....
  Мария не виновата в том, что ее отец очень озлобленный человек. Но распространять такие ужасные слухи... Это просто отвратительно...
  Мой отец был стражником и погиб на войне, а мать я даже не знал.
  Теперь мне ясно, чего все на меня так смотрят, но я не думал, что все так плохо.
  - Давай не будем об этом, - все же успокоился я.
  День сегодня очень паршивый. И, что самое ужасное, сейчас только полдень, проблемы явно еще впереди.
  - Я как-нибудь поговорю с твоим отцом и все ему расскажу.
  - Мне стыдно за него... Он неплохой человек... Просто многое пережил из-за них и...
  - Все в порядке, - успокоил я девушку. - Надо просто все обдумать.
  - Угу, - кивнула она.
  - Давай лучше сменим тему.
  - Давай, - грустно улыбнулась она. - А ты отдал доклад, который хотел отдать?
  - Доклад?
  - Ну да по алхимии...
  - Точно! - вспомнил я. - Я совсем забыл! Спасибо! Я побежал отдавать!
  - Удачи, - помахала она мне рукой вслед.
  Я же поспешил обратно в Академию. Совсем из головы вылетело после истории. Профессор Диник так уныло рассказывает, что я просто все забыл, а потом и не вспомнил. Надеюсь, профессор Айдан все еще там, чтобы я смог отдать ей все.
  Где она живет, я не знаю, а я не уверен, будут ли эльфы рады мне в своем квартале.
  Быстро добрался до Академии, залетел внутрь, не встретив охранника, побежал на второй этаж к ее кабинету. Надеюсь, она еще там, а то...
  ТЦЦЦ! - услышал я, звук как что-то разбилось!
  Звук шел из кабинета профессора!
  Подошел к двери, но сразу же открывать не стал.
  Что-то разбилось и я услышал, как ломается деревянная мебель. Я там недавно убрался, а теперь опять мусор.
  - Не уйдешь! - прозвучал чей-то мужской голос.
  Тихие шаги, звук сорванных занавесок и стуки метательного оружия.
  Все серьезно.
  Слегка приоткрыл дверь и заглянул внутрь.
  Профессор Айдан, скинув свою мантию, осталась в каком-то облегающем черном костюме, который будто был одет на голое тело и подчеркивал всю красоту ее фигуры и форм. Но любоваться ее телом мне не дали посторонние в кабинете.
  Рашира, держа в одной руке метательные иглы, а в другой кинжал-полумесяц, отбивалась от каких-то типов в темно-серых одежках с серыми масками на лицах. Маски без каких-либо рисунков или даже прорезей для глаз и носа, что явно намекало на магические особенности предметов.
  На полу валяются трое, но еще шестеро окружили ее.
  - Тебе не стоило проваливать задание, Раш, - сказал один из этих типов преподавательнице.
  - Было сразу ясно, что вы хотели меня подставить, - фыркнула она.
  Из речи ушли все насмешливые и игривые нотки, оставив только холодную серьезность. Она крепко сжимала свое оружие, явно не собираясь сдаваться убийцам, а в том, что это профессиональные убийцы, не было никаких сомнений. Все вооружены короткими мечами и метательными звездочками, у всех очень плотная и легкая одежда, специально сшитая так, чтобы не стеснять движений в бою. Да и мечи - четкий показатель, что они именно ликвидаторы, а не тихие ассасины.
  - Ты мешаешь Хозяину...
  Я застыл, не зная, что мне делать.
  По-хорошему надо бы побежать за помощью, но я знаю, что в академии вряд ли кто есть сейчас, да и не уверен, что найду того, кто может справиться с такими ребятами. Если уж они посреди бела дня проникли в академию, то явно не какие-то дураки.
  Но и бросать Раширу в беде не хочется... Неужели...
  Тут игла втыкается в дверь, резко открывая ее, чем чуть не пришибив меня!
  - Уа! - вскрикнул я. - Черт!
  На меня повернулись убийцы.
  Профессор побледнела и заскрежетала зубами.
  - Беги! - крикнула она и бросила под ноги что-то!
  Легкий взрыв, и кабинет заполонил белый дым.
  Не став сидеть, как дурак, я тут же подскочил и рванул вперед по коридору.
  За спиной послышались едва слышные шаги, означающие только одно! Меня преследуют!
  В спину летят сюрикены!
  Закрываюсь сумкой, и три метательных снаряда попадают точно в нее.
  Выкидываю мешающую бежать вещь, двигаюсь быстрее.
  Резко сворачиваю за угол и бегу на третий этаж!
  Ускоряюсь и несусь вниз по лестнице, затем в пролет налево и залетаю в кабинет астрологии. Там прыгаю в открытое окно на небольшой балкончик, перепрыгиваю на соседний и залезаю в кабинет.
  Преследователь кинул в меня несколько сюрикенов, но я вовремя запрыгнул в окно и спасся от них.
  - Может, договоримся?! - кричу ему, поднимаясь на ноги.
  Но тот молчит и продолжает двигаться.
  Не шутит, не издевается и не играет со мной, просто молча надвигается. Дело очень плохо.
  - Я попал! - застонал я.
  За мной идет профессионал и просто так убежать не получится. Нужно постараться, иначе все плохо кончится.
  - 'Чем я таким согрешил, что на меня все проблемы в этот день сваливаются?'
  Вылетаю в коридор и бегу дальше. Тут слишком много прямых и узких коридоров, что делает меня удобной мишенью для метательного оружия. Враг быстрый, но я привык убегать, потому пока меня еще не поймали.
  Сворачиваю к лестнице, за спиной слышится звук удара! Опять он свои звездочки кидает! Да сколько их там у него?!
  Бегу к проходу, отделяющему один корпус здания от другого! В пристройке больше возможностей оторваться...
  Но тут рядом со мной из-за угла вылетает Рашира!
  Мы чуть было не сталкиваемся, но вовремя сворачиваем к проходу!
  Она ранена, держится за левую руку.
  Мы уже почти пробежали проход, как на другом его конце появился еще один тип!
  Резко тормозим!
  К этому подошли еще двое.
  Теперь получается трое сзади и трое спереди. Не очень хороший расклад.
  - Добегались, - иронично изрекла профессор Айдан.
  Мы встали спина к спине.
  В окно прыгать бессмысленно. Нас поймают до того, как мы успеем, а у противника достаточно людей, чтобы погнаться за нами обоими.
  Враги медленно приближались.
  - Я смогу отвлечь их, - сказала она. - Как будет возможность, прыгай в окно. Там дерево рядом, если хорошо оттолкнешься, сумеешь зацепиться. Я дам тебе пару секунд.
  - Но...
  - Не спорь! - стала она серьезнее. - Меня они в любом случае не отпустят, а за тобой не станут гнаться, если я свяжу их боем... Прости... что так подставила тебя...
  Эльфийка зажимает кровоточащую рану на руке и пытается выглядеть уверенно, но мне ясно, что у нее нет и шанса. Она хочет пожертвовать собой, чтобы спасся я.
  - Я хоть в этот раз поступлю правильно и по совести! - твердо сказала она.
  Убийцы достали свои клинки и заняли позиции для атаки.
  - Рашира Подлунная, - произнес тот новый из них искаженным голосом. - У тебя был шанс сбежать, но ты осталась, чтобы спасти какого-то бесполезного сопляка... Ты стала слишком жалкой... Убейте этот мусор....
  Четверо стали двигаться к нам, а я понял, что просто не могу остаться в стороне...
  
   ***
  
  Рашира крепко сжимала свой кинжал и старалась сконцентрировать энергию в ране, чтобы остановить кровь. Лечебной магией она немного владела, все же эльфы известны своей врожденной предрасположенностью к Магии Жизни, но сил у нее было не так много, да и предпочитала она холодное оружие волшебству. Левая рука плохо слушается, а значит, все будет сложнее, тем ударом задело нерв, не очень опасно, но сейчас такая рана очень мешает.
  Прикрыть ученика будет сложно.
  - 'И зачем я это делаю?' - спросила она саму себя.
  Столько времени скрывалась от Гильдии, столько раз уходила, а теперь погибнуть так глупо? У нее же был шанс сбежать, надо было просто бросить Ферокса тут. Пока он отвлек хотя бы одного, у нее было больше шансов ускользнуть. Как всегда...
  Но она осталась и даже попыталась его спасти. Вот и поплатилась.
  - 'Дура...'
  - Рашира Подлунная, - произнес Сайрус, а в том, что это он эльфийка не сомневалась. Только его могли послать за ней, так как все остальные у Хозяина Проходимцев до ее уровня не дотягивают. - У тебя был шанс сбежать, но ты осталась, чтобы спасти какого-то бесполезного сопляка... Ты стала слишком жалкой... Убейте этот мусор....
  - Сама знаю, что дура, - фыркнула Рашира. - Но лучше умереть дурой, чем жить уродами, как вы...
  Это были громкие слова, слишком пафосные и глупые, но хоть раз ей хотелось их произнести.
  - 'Морские боги, что я несу?' - подумала она.
  Но бросить парня умирать она не может.
  Он и так немало перенес за свою жизнь. Он просто оказался не в то время не в том месте, а совесть у нее и так не спит, чтобы еще один грех на душу брать.
  - 'Второй раз я так не поступлю!' - решилась она.
  Чувство вины до сих пор гложет ее за тот поступок и вновь выживать такой ценой...
  - 'Я больше не выдержу этого'...
  Сумев остановить кровь, она вытащила еще сенбонов. Рука плохо слушается, но метнуть пару раз сил точно хватит.
  Главное суметь отвлечь их достаточно, чтобы Ферокс смог сбежать, а это проблема, тут все шестеро профессионалы. Троих ей удалось убить, но только потому, что она их ждала. Сайрус не дурак, он всех сразу на нее не погнал, а дал приказ пойти четверым, а он и еще один стоят и выжидают.
  - Что за день такой? - услышала она вздох своего ученика. - Похоже, выбора нет....
  Хлоп!
  Странный звук за спиной.
  - Где он?! - удивленно переглянулись ее убийцы. - Куда он делся?
  Она бросила взгляд за спину, и там никого не оказалось.
  - 'Исчез?'
  - УАГХ!!! - закричал один из убийц, и, словно арбалетный болт, он полетел в сторону!
  Грохот удара и здоровенная дыра в деревянной стене, из которой торчат ноги ликвидатора Гильдии Проходимцев.
  Сайрус отскочил, а остальные смотрели на противника в растерянности.
  Рядом с ее бывшим коллегой стоял Ферокс!
  Он выглядел на удивление спокойным и крутил в руке короткий клинок. Его желтые глаза смотрели на матово-черное оружие, будто изучали предмет.
  - Я не люблю короткие мечи, - сказал он. - Чтобы сражаться, надо слишком близко подходить. Да запачкаться можно сильно. Этот еще ничего, но мне редко везло на качественное легкое оружие.
  Он посмотрел на Сайруса.
  Мгновенный рывок и на профессионального ликвидатора обрушился удар ужасной силы.
  Тот успел достать свои клинки, выставив жесткий блок. Сайруса оттащило на пару метров назад, и, судя по дрожащим рукам, он такого сильного удара не ожидал.
  Убийца попытался прийти в себя и ответить, но его клинки столкнулись с невидимым щитом вокруг левой руки парня и со скрежетом отскочили.
  Вот Мейтланд отбил оба его клинка, а затем нанес мощный удар ногой в грудь убийце, откидывая его куда-то вдаль длинного коридора.
  Но не успел закончиться это удар, как ее ученик исчез в короткой вспышке, а затем появился за спиной одного из убийц и легко обезглавил его.
  Второй попытался что-то сделать, но получил удар кулаком в голову и подлетел в воздух со сломанной шеей.
  - 'Это был Блинк?' - ошарашено спросила она. Блинк - мгновенная телепортация, Магия Пространства Третьего круга. Это заклинание старших магов, и так быстро его просто невозможно применить, разве что архимаг такое может сделать, и то должен будет прошептать заклинание. - 'Ферокс даже банальное заклинание чистки с трудом использует, а тут Блинк. Что происходит?!'
  Тут ее ученик вновь переместился и ударом кулака вбил очередного противника в потолок, а затем обрушился атакой на последнего врага. Тот был растерян и попытался сбежать, но очередная телепортация поставила точку в его жизненном цикле. Ферокс легко настиг его и пробил спину коротким мечом.
  Вот он поднимается, вынимает меч и поворачивается к ней.
  - Вы в порядке, профессор? - спросил он, смотря на нее.
  Его тело и лицо были покрыты кровью убитого ассасина, он только что справился шестью профессионалами, которых даже ей было бы тяжело победить, но это будто его совсем не волновало.
  Он улыбался...
  Такая странная улыбка...
  Довольная, умиротворенная и расслабленная. Такой она раньше не видела у него. Он всегда был скован и несколько зажат, а сейчас столь расслаблен и спокоен...
  - Все в порядке?
  - А?! Да, - неуверенно кивнула она и вышла из ступора.
  Все мертвы.
  Эти шестеро были профессиональными ликвидаторами. Не самыми лучшими бойцами Гильдии, но свою работу они выполняли прекрасно, и вот эти ассасины теперь мертвы, а Сайрус - вообще один из элитных бойцов, ничем ей не уступающий.
  - Бездна... - услышала она хрип.
  В другом конце коридора с трудом на ноги поднимался Сайрус. Маска у него потрескалась, он с трудом стоял на дрожащих ногах и истекал кровью. Хриплое дыхание четко указывало на несколько сломанных ребер. Да, после такого удара и прилета в стену остаться целым невозможно.
  - А я... думал... все вы... в гвардии короля... - с трудом произнес он. - С каких это пор варлоки сидят в такой дыре?
  - Я уже навоевался, - ответил Мейтланд.
  - Хозяин узна... АААА! - резко закричал он, когда из груди вырвался меч.
  Кровь ударила фонтаном, а ее бывший коллега оказался насажен на чей-то двуручник. Его просто подняли над землей, как будто насадили на огромный кол. Мужчина кричал от ужасной боли, а его кровь била во все стороны, заливая коридор.
  - Не все из нас в гвардию пошли, далеко не все, - послышался насмешливый голос.
  Незнакомец бросил труп на землю так, словно это был мешок картошки, а не человек.
  К ним подошел высокий мужчина лет пятидесяти, с благородной сединой в волосах, с пышными усами и бакенбардами, блестящие голубые глаза, смотрят на низ с весельем и радостью. Одетый в дорогой костюм и вооруженный окровавленным двуручником мужчина гордо прошествовал к ним четким шагом, мягко ступая и почти не издавая звуков при каждом шаге. Несмотря на то, что он только что убил человека, вид у него такой, словно ничего необычного или странного он не сделал.
  - Давно не виделись, Уравнитель...
  Тот тепло улыбнулся:
  - Рад тебя видеть, Себастьян...
  
  
  
  
  Глава 2. Старый друг.
  
  Мы сидели дома у Раширы. Она занималась своим плечом, а я, зевая, изучал ее книжную полку. Тут много чего интересного есть почитать, от исторической или научной, до развлекательной литературы.
  Квартира профессора Айдан представляла собой две небольшие, но вполне себе уютные комнаты, в которых царил 'творческий беспорядок', который сначала пришлось разгребать, чтобы можно было присесть. Я думал, она живет в эльфийском квартале, а оказывается, девушка поселилась в обычном районе на другом конце от эльфийского.
  Учитывая, что исконные и южные не особо ладят, а в таких кварталах ванийцев мало, то ничего удивительного, что она держится от 'сородичей' подальше.
  Пока мы тут отсиживаемся, Себастьян разруливает ситуацию. Все же куча трупов и разрушений в академии - дело заметное, потому он там сейчас все улаживает. Представит охране и профессорам, будто он сам всех бандитов убил, а с его статусом Героя Войны сделать это будет легче простого. Для многих честь - просто поговорить с ним, так что они легко примут его версию произошедшего.
  Хозяина Проходимцев он не боится. Только последний идиот будет нападать на род Неоранов. Себастьян имеет титул графа, да и слава Героя Войны о многом говорит. Такого человека как Себастьян опасно делать своим врагом.
  - Варлок, - послышался голос преподавательницы. - Сокращение от слова 'Вардлоккур' - Повелевающий оковами, защитник дверей, страж границ и много других возможных переводов. Название пошло от Эпохи Школ. Люди, в ауры которых вписаны магические гравюры, позволяющие им мгновенно применять заклинания без слов и других напряжений. Я как-то встречала подобных тебе, но не думала, что один такой сможет так долго скрываться рядом со мной.
  - Как есть, - пожал я плечами. Скрывать свои способности и силы было порой даже забавно. Смотреть, как окружающие выделываются и хвастаются, но, по сути, ничего из себя не представляют.
  Но она все же смогла во мне что-то странное заметить, раз заинтересовалась. То, что Рашира - не простая учительница, я давно уже понял, хотя не думал, что она связана с гильдией наемных убийц. Потому, чтобы не быть раскрытым, я и старался держаться от нее подальше.
  - Теперь мне ясно, что меня так сильно в тебе привлекало, - усмехнулась она. - Ты слишком тихо ходишь, несмотря на показную неуклюжесть, у тебя отличная координация, а то, что все побои на тебе за день заживают, вообще что-то необычное. Но даже так, я не думала встретить самого Уравнителя из отряда Рычащих Псов. Ты прославился во время войны... Герой.
  - Герой, который стал никому не нужен после победы, - фыркнул я. - Какая разница, кем я был. Важно, кто вы такая, профессор?
  - Дважды отвечать не хочу. Подождем твоего друга.
  - Подождем...
  Означенный друг не заставил себя долго ждать.
  Дверь открылась, и в квартиру вошел Себастьян. Как всегда в дорогом костюме, с вечной улыбкой и с пышными усами, которые многим хочется ему вырвать. Порой есть за что.
  - Вот же приставучие люди, - вытер он пот. - Сразу же налетел ваш учитель истории с просьбой лекцию провести, а ученики ко мне в армию записываться.
  - У тебя есть армия? - удивился я.
  - Нет, конечно, но кто-то наплел, будто я могу кого в гвардию пропихнуть, да и учеников себе набираю, - развел он руками.
  - Ты как, кстати, тут оказался?
  - Я проезжал мимо, решил тебя навестить, - улыбаясь, начал он рассказ. - Смотрю, ты бегаешь по академии от какого-то типа. Решил посмотреть, что будет дальше. Потом решил героически появиться и спасти всех, но ты сам со всем справился. Так что решил выйти в последний момент, как и полагается таинственному герою.
  - Все как обычно, - вздохнул я.
  - Ты же меня знаешь, я не могу появиться банальным образом! - рассмеялся он. - Статус Героя обязывает быть героичным.
  Он неисправим, любит клоунаду и театральность, чего мне никогда не понять. Все равно я безумно рад его видеть. Прошло уже пять лет после войны, и каждый из нас пошел своей дорогой. Мы оба отказались от вступления в гвардию, так как устали от войны и службы. У него был дом и семья, а я после войны остался один. Орки уничтожили мой родной город, так что мне некуда возвращаться, но идти в гвардию я все равно отказался.
  - Ну, а вы, леди, кем будете? - посмотрел на нее старый друг.
  Эльфийка вздохнула. Она явно рассказывать о себе не хотела, но была не в том положении, чтобы что-то от нас скрывать.
  - Мое полное имя Ришанталь Айдиоли. Родом из Республики Шевралис, - начала она. - Много лет работала в Гильдии Проходимцев, была чистильщиком - убивала по заказу. Но однажды мне дали заказ на одного аристократа, и это была явная подстава. Я решила, что лучше пусть за мной охотится гильдия, чем полстраны, потому и не стала выполнять работу. Сбежала и скрываюсь. Во время войны удалось спрятаться, думала, в Академии не найдут, но кто-то меня сдал.
  - Соболезную, - покивал Старик. - Ты нашел себе отличную девушку.
  - Че?! - офигел я.
  - Горячая эльфийка-убийца тебе идеально подходит! - улыбнулась эта усатая рожа.
  - Да, наши отношения уже такие невообразимые, - поддакивала ему Рашира. - Он так нежно нес меня на руках, что я прямо вся растаяла.
  - Точнее, воображаемые отношения! - возмутился я. - Тебя, походу, приложило чем-то.
  - Не говорите с учителем в таком тоне, молодой человек, - пригрозила она мне пальчиком.
  - Ха-ха-ха! Идеальная пара! Психованный бесстрашный маньяк и наемная убийца. Мне даже страшно, каким выйдет потомство.
  - А вам избранница не нужна? - захлопала она ресничками, смотря на этого усача.
  - Я женат, но спасибо за предложение.
  - Ни одна женщина не устоит перед мужчиной с такими усами.
  - Вот! Запоминай, малыш. Хватит мазаться той эльфийской мазью! Отрасти себе усы настоящего мужчины! - гордо заявил этот тип.
  - Вы меня убиваете, - застонал я.
  Они лишь заржали надо мной.
  Каждый раз, когда встречаюсь с Себастьяном, встреча превращается в такое вот посмешище.
  Махнув на них рукой, пошел разливать чай. Заодно травы добавил, Рашире это сейчас полезно. Рана слабая, яда или заразы нет, так что быстро заживет. Да и она явно владеет парой целебных заговоров для ускорения регенерации.
  - И когда свадьба?
  - Старик! - зарычал я. - Хватит уже действовать мне на нервы.
  - Ох, какие мы нервные, - покачал он головой. - Ты за время учебы стал немного дерганым.
  - День сегодня выдался паршивый.
  Чай неплох, сорт какой-то хороший, но я в этом не сильно разбираюсь. Это Неораны в своих южных плантациях чаи и специи выращивают, а в этом слабо понимаю.
  - Болтайте, мальчики, а мне нужно привести себя в порядок, - сказала Рашира.
  Выпила свой чай, поднялась и пошла в сторону ванной. Закрыла дверь и стала набирать себе водичку.
  Мы переглянулись.
  - Роскошная женщина... - со знанием дела покивал Себастьян, допивая чай. - Главное - умная, а такую в наше время найти нелегко.
  - Ты ведь не просто так приехал? - посмотрел я на друга.
  - Ну да, - кивнул он. - У меня дело к тебе.
  - Она подслушивает, - кивнул я на дверь.
  - Желай я поговорить о чем-то секретном, я бы повел тебя к себе, а так ничего тайного, - развел он руками. - Вот.
  Он достал из сумки бутылку эльфийского вина. Лакурское, 3843 год, виноградники Энед Альдарана. Неплохо. Лакурское вино одно из лучших в мире, по крайней мере, так говорил Себастьян, я в алкоголе не так хорошо разбираюсь.
  - Ты же знаешь, на меня вино не действует, как и на тебя, - вздохнул я. - Слабовато.
  - Знаю. Зато я стал истинным ценителем вин. Когда не можешь захмелеть, начинаешь разбираться во вкусах.
  - Тяжело тебе живется.
  - И не говори, - разлил он вина. - Можно было принести дварфийский самогон, он даже нас пробрать может, но решил, что для встречи старых друзей вино лучше подходит.
  Мы молча пили.
  Как когда-то давно. Вроде и не так уж давно это было, но, кажется, словно вечность назад. Однажды после боя кто-то из наших нашел погреб с вином, и мы устроили себе небольшой праздник. Тогда-то и поняли, что вино на нас не действует. Нам еще при обучении это говорили, но поняли мы это, только когда сами попробовали.
  Да уж...
  Я помню, как меня взяли в варлоки.
  Это случилось после того, как я выжил в своем родном городке, Мидоре, двенадцать лет назад. Меня спас Себастьян. На нас напали орки, отца разорвали на моих глазах, когда он защищал меня. Я бы и сам погиб, если бы не пришел Себастьян. Он спас меня, вытащил из города и доставил в штаб. Я был единственным выжившим в городе...
  Во мне увидели потенциал и предложили стать варлоком. Когда горе и страх прошли, во мне остался только гнев. Я жаждал мести за отца, дом и родной город, а потому без раздумий согласился.
  Стать варлоком - это мгновенно обрести огромную силу, но... навсегда потерять возможность быть магом.
  Чтобы колдовать, волшебнику нужно время и концентрация. Даже самое простое заклинание требует сосредоточенности, потому маги изобрели быстрый способ колдовать - Магические Гравюры. Их формируют в ауре и магической системе мага, позволяя ему мгновенно применять вписанное заклинание. Сложность заклинания зависит от сил самого мага, но выше Четвертого Круга ничего не ставят. Вроде как была пара человек, кто смог поставить себе заклинание Пятого Круга, но я их никогда не встречал, а слухами земля полнится.
  Но у такого способа нашелся большой изъян.
  Больше двух заклинаний гравировать нельзя, иначе они занимают часть магической силы и вносят дисбаланс в энергетику. Так что если сделать много гравюр, то кроме них маг не будет способен ничего применить, разве что какие-нибудь бытовые чары или что-то Первого Круга.
  Потому маги никогда больше двух гравюр не ставят. Ну, исключение - это наш Верховный Магистр, у которого, как я слышал, целых три, но это опять же только слухи. О Бартоломео вообще очень много слухов говорящих о его могуществе.
  Когда к власти пришел Тиронель, он понял, насколько серьезной угрозой являются орки. Волны зеленомордых тварей, которых вела Воля Центоры, шаманы, способные призывать элементалей. Но самое неприятное - это непонятные огромные твари, которых они откуда-то достали, их прозвали - тролли. Эти огромные, размером с дом, монстры были смертью для рядовых, а маги не могли быть везде одновременно.
  На подготовку полноценного волшебника нужно потратить от пяти до десяти лет, и то, это будет неопытный юнец, которого легко убьют.
  Потому король издал Приказ. Всех юношей и девушек с потенциалом к магии от двенадцати лет подвергнуть процедуре гравировки стольких заклинаний, сколько возможно и провести курс быстрого обучения. Нам вшивали от пяти до двенадцати заклинаний, делая нас сильнее любого воина, но полностью закрывая нам возможность в будущем стать магами. Но тогда об этом мало кто думал, если бы не мы, будущего бы ни у кого не осталось.
  Целое поколение магов практически уничтожили, сделав нас такими вот живыми артефактами.
  После двух лет обучения и всех процедур нас бросили в бой... И мы стали той силой, что склонила чашу весов в пользу светлых рас. Орки не ожидали такого отпора и были легко отброшены. Тролли, которые до этого опасались только магов, были в ужасе от невероятно юрких врагов с большими мечами, прорубающими их толстые шкуры.
  Наши отряды смогли переломить ход войны и выгнать тварей обратно в Просторы, а затем совместные легионы прошлись кровавой волной по оркам, вырезая зеленую мразь.
  Так и закончилась это безумие...
  Вспоминать былое можно и потом, а вино, правда, неплохое.
  - Ну, так зачем ты прибыл?
  - А, да! - спохватился он. - Дело у меня к тебе есть.
  - Я весь во внимании, старик.
  - Я тебе рассказывал о своем сыне?..
  Стакан в моей руке разбился, а я постарался сдержать вырывающийся рык ярости.
  Рассказывал ли?
  Да он без умолку мог часами трещать о своем сыночке! Ох, как он бесил всех своими рассказами о сыне и красавице-жене. Народ был готов на стену лезть и хоть к оркам бежать, лишь бы не слушать задолбавшие речи командира.
  - Спокойно! - тут же поднял он руки. - Я шучу, но дело это связано с моим мальчиком.
  Я глубоко вдохнул и выдохнул, стараясь успокоиться:
  - Ладно, говори.
  Взял новый бокал и налил себе вина.
  - Вчера он сбежал из дома...
  - Пф-ф-ф! - я подавился вином и выплюнул его. Так и захлебнуться можно, слушая его речи. Все, больше не пью, пока он говорит. - Че?! Это как так?! Я скорее поверю в то, что ты в шуты запишешься, чем в то, что от тебя можно сбежать.
  - Эмиль уже взрослый, девятнадцать лет ему, да и обучали его как боевого мага...
  - Себастьян Гончая Смерти говорит мне о том, что он не уследил за кем-то? - фыркнул я.
  - Ну, вообще-то я сам его отпустил, - смутился он.
  - Зачем?
  - Видишь ли, - начал Старик, - моя дорогая Анья во время войны потеряла всех родных, а я ушел сражаться. Вот и стала она очень сильно печься о нашем сыне. Никуда его одного не пускала, постоянно опекала и баловала. Я благо сумел вмешаться и сына верно воспитывал. Талант его магический развивал, учителей нанял. Сначала хотел его в Университет отправить, но Анья так боялась отпускать его, что скандал закатила страшный. Мне удалось выбить хотя бы репетиторов, и то она постоянно надзирала. Сильно пеклась об Эмиле, и мне чуть ли не тайно его обучать сражаться приходилось. Я хочу, чтобы он в гвардии служил, полноценным чародеем стал, но Анья безумно боится его от себя отпускать. Вот и довела она Эмиля до ручки своей опекой. Парень собрал вещи и сбежал из дома. Я решил не останавливать его и дать погулять, ему нужно набраться опыта и развеяться.
  - Вот это страсти... И куда он подался?
  - Он собрался в Просторы Гигантов, авантюристом стать решил. Там недавно гробницу одну нашли, куда все стекаются в поисках наживы, так что пусть сам туда сходит. Хочется ему приключений, пусть получает. Годик погуляет, а потом может и за ум возьмется. Надо дать ребенку своих шишек набить, чтобы спокойнее стал.
  - А я тут причем?
  - Я бы хотел, чтобы ты с ним сходил.
  - А?
  - Он парень умный и обученный, но совершенно неопытный, - покачал он головой. - Ему бы кого знающего рядом, а то ведь пропадет.
  - Ты хочешь, чтобы я стал его телохранителем?
  - Не за бесплатно, - он кинул на стол мешочек с монетами. - Я же не дурак, но просить мне некого. Нанимать кого-то ненадежного мне не хочется, а тебе я всецело доверяю.
  - М-да, - только и сказал я.
  Нет, я прекрасно понимаю, что он тут не просто так. Все же человек Себ занятой, потому ради глупостей он бы не приехал, но чтобы так.
  Меня терзали сомнения и противоречия.
  С одной стороны, я не для того отложил свой меч, чтобы вновь пускаться в бой. С другой стороны, я толком ничего не умею, кроме как рубить врагов. Обучение в Академии мне многое дало, но недавние события четко показали, что жить мирно мне сложно. Деньги мне тоже пригодятся. У меня на счету в дварфийском банке есть кое-что, но лишним точно не будет. Да и другу отказывать не хочется. Мы друг друга много раз спасали, потому отказ с моей стороны выглядел бы довольно свинским решением.
  Но переть в Просторы Гигантов...
  - Ладно, я согласен, - тяжело вздохнул я. - Куда он отправился?
  - Он поехал через Дольшек, а затем будет двигаться к городу Рамау.
  - Рамау? - удивился я. - Вроде как дирижабль в форт Дикса находится в Больве.
  - Да, но дварфы недавно новый путь по земле проложили. Как там его... что-то про червей и пар... Я не совсем понял смысл. Короче, новый весьма быстрый и популярный путь.
  - И куда он ведет?
  Друг стал резко серьезнее.
  - В Криор...
  У меня задрожали руки, вино из бокала чуть не пролилось.
  Криор...
  Это...
  Кошмары о случившемся в этом городе меня даже сейчас иногда преследуют... То, что сотворили там орки... просто не поддается описанию. Ни одно разорение городов и сел не было столь ужасным, как то, что сделали в Криоре...
  Нас там человек сорок выжило, среди многотысячного населения того городка... Огромные стены позволили городу выстоять все осады и стать одним из немногих безопасных мест в Просторах Гигантов... Орки восемь лет не могли взять город, пока....
  Даже думать об этом страшно...
  - Как так?
  - Дварфы выкупили город... Восстановили его, очистили. Добывают в местных шахтах редкие минералы для себя. У Тиронеля сейчас сложное время, потому он даже на такие вещи идет, чтобы удержать страну от развала.
  - Значит, Криор...
  - Не боишься?
  - Разумеется, боюсь... - признался я. Выпил еще вина. В такие моменты я жалею, что не могу напиться и забыть все. Даже к ментальному магу ходил, чтобы он мне часть воспоминаний удалил, но гравюры дают слишком высокую сопротивляемость менталу и тонкие манипуляции на меня просто не действуют. - Но надо взглянуть в глаза своим демонам....
  - Ну и чудно, - хлопнул он меня по плечу. - Тут денег вам хватит, а как домой вернешь его, подкину тебе еще.
  - Да, ладно уж...
  - Не отказывайся. Я тебе тоже многим обязан. Если бы не ты, я бы погиб там...
  Опять он начинает. Если учесть, сколько раз он меня спасал, то это мне ему еще полжизни долги отдавать надо.
  Но лучше сменить тему, а то слишком серьезными стали.
  - Да, спасение человека от ужасных птиц - дело опасное. Ведь ты единственный человек в мире, которого отмудохали пингвины...
  - Ох, не напоминай, - застонал он.
  - Как ты умудрился проиграть пингвинам? Как?! - поражался я. - Это загадка столетия похлеще того, как генерал Грив раздобыл порох для подрыва армии орков!
  - Ты хоть видел этих тварей?! Они жуткие!
  - М-да-а-а-а....
  Да уж. Сменили тему.
  Лучше так, чем вспоминать то, что было.
  - Да, вот еще что. Если там мой мальчик где-то ребеночка себе наделает, то тащи девушку вместе с ребенком. Ну, или если девушку найдет, я не против ее происхождения.
  - А Анья одобрит бастарда?
  - Поворчит сначала, а как малыша увидит, сразу оттает, она у меня добрая, - махнул он рукой.
  - Короче, в бордель его не водить.
  - Пусть сходит, если захочет, хотя у него и дома вполне было кого щупать. Служанки у нас симпатичные.
  - Извращенец...
  - У тебя южная эльфийка, так что не жалуйся. Отдохни и развейся.
  - Мрак...
  В одном он все же прав. Надо и мне развеяться. Я слегка заржавел тут, слишком скис, нужно отдохнуть. Может после этого пути и смогу уже определиться, что и куда.
  - Вот, передай ему письмо при встрече, - он отдал мне запечатанный конверт, а также небольшой портрет с изображением его сына. Так хоть узнать его смогу.
  Мы с ним посидели еще некоторое время, а затем я ушел к себе.
  Надо все обдумать и собраться...
  
  ***
  Рашире пришлось некоторое время просидеть в ванной. Все же не дело это, мешать мужчинам. Они явно хотели поговорить наедине, а за спасение ее жизни можно и потерпеть некоторый дискомфорт.
  Заодно удалось услышать интересные вещи.
  Она в войне не участвовала. Когда орки буянили в королевстве, она сидела в монастыре на западе. Это был неплохой опыт, да и о детях там заботилась. С орками она в свое время сражалась, но в Просторах Гигантов никогда не была.
  А вот послушать воспоминания двух варлоков оказалось весьма интересно.
  О вардлоккурах ходит много слухов, но в основном о них говорят, как о людях поистине огромной силы. Они воины, но при этом равны магам в бою. Старшие волшебники бывают разными, кто-то довольно надменен и самовлюблен, кто-то спокоен и мудр, а кто-то - ученый помешанный на исследованиях. Но у всех них есть одно общее - они не воины, ни душой, ни телом. Она ни одного мага, вспоминающего битвы, никогда не видела, а за полторы сотни лет жизни она повидала немало.
  Разговор у них явно не тайный, иначе бы тут они не говорили, но тема оказалась полезной.
  Вот только у нее самой немало бед.
  - 'Раз Сайрус нашел меня тут, то скоро придут и другие', - подумала она, плескаясь в воде. Плечо быстро заживет, так что можно не ждать.
  Вышла из воды, вытерлась, надела халат и вышла из ванной.
  - А Ферокс уже ушел? - спросила Риша. Она знала, что он ушел, слышала, но начать разговор надо как-то.
  - Да, только что, - улыбнулся Себастьян. Она была наслышана о Гончей Смерти, но не думала, что тот настолько веселый и добродушный человек. Человек, который без зазрения совести бьет в спину врагу, оказался столь вежливым и обходительным. - Ты не серчай на него. Он может быть грубым и скрытным, но паренек хороший. Слишком много он испытал на войне.
  - А каким он был тогда?
  - Тогда... - закрыл он на секунду глаза. - Безбашенный вояка, что жаждет мести оркам. Но как война закончилась, так и понял, что ничего у него не осталось. Выгорел он и отчаялся. Такое со многими случается. Так что ему просто необходимо, чтобы кто-то у него был, а то окончательно в себе замкнется и останется один.
  - Он милый мальчик, - усмехнулась она. - Всегда казался мне интереснее, чем остальные.... А вам случаем второй телохранитель для сына не нужен?
  - А вы свободны?
  - Ну, я тут неожиданно решила в отпуск съездить, мир посмотреть, свежим воздухом подышать, вот и подумала, что Просторы Гигантов - интересное место для путешествий.
  - Несмотря на все ужасы, места там очень красивые, - понял он ее намек. - Удачи вам.
  Он кивнул и пошел к двери.
  - А почему его прозвали Уравнителем? - спросила она. - Меня всегда волновал этот вопрос. Легенды о Великом Уравнителе разные ходят, но, что из этого правда, никто не знает.
  Себастьян усмехнулся:
  - Есть у Псов такой фокус, "подровнять орков по росту" называется или Уровниловка. Берешь ряд орков и равняешь рыла 3-4. Но, поскольку орки этому почему-то сопротивляются, равнять приходится сзади. А поскольку сзади у них обычно напирают товарищи, то шансы выжить после такого фокуса не слишком большие, и обычно его выполняют, когда орки совсем уж прижмут, и проломить их строй становится просто необходимо, чтоб ребята на переднем краю могли их удержать. И то каждый раз ты мысленно прощаешься с родными и наполняешь свои штаны не совсем приятной тяжестью... - Он грустно улыбнулся, а затем стал серьезнее. - Ферокс был одним из тех ребят, которым было настолько наплевать на свою жизнь, что они и выполняли этот "фокус" не задумываясь. Тех, кто не дожидался, пока это действительно станет необходимо, а нырял в орочий строй в любой момент, когда это могло принести пользу... И ровнял он не один ряд, а всех вокруг. Ферокс-Уравнитель был не один такой безголовый, но кроме него никто не пережил и частого применения этого приема.
  - Оказывается, все проще, чем кажется, - хмыкнула она. - А я думала, это после того случая, когда он двенадцать троллей за раз убил.
  - Как он там их убил, даже я не знаю, когда мы на подмогу пришли, все уже закончилось, а он не любит распространяться об этом. И троллей было четырнадцать, - махнул он рукой. - Выздоравливайте, леди. Еще увидимся...
  Варлок покинул ее квартиру, а она, упав на диван, потянулась к бутылке с вином. Там немного осталось, а нервы-то надо подлечить...
  
  
  
  
  Глава 3. Воздаяние.
  
  Дорога к общежитию прошла незаметно для меня. Задумался и не обращал внимание на дорогу. Мысли крутились вокруг авантюры, в которую я ввязался. Старик, как обычно, непредсказуем, и за его просьбой может скрываться все что угодно. Да и появился он точно тогда, когда мне это было нужнее всего.
  И вот я подписался на черт знает что...
  Но отказываться уже поздно.
  Себастьян просто так просить бы меня не стал, а значит, ему действительно нужна моя помощь.
  Вот я и согласился на это...
  Ехать туда, где я провел шесть лет своей жизни, наполненной кровью и смертью. Каждый день был как последний, но тогда я сам был другим и не замечал этого.
  Жажда мести была столь сильна, что я бросался в бой без страха смерти. Мной управляло одно единственное желание - унести с собой как можно больше врагов. Я убивал и убивал, не думая о завтрашнем дне, мечтая погибнуть в битве и воссоединиться с умершими, но каждый раз выживал и вновь бросался в битву...
  А затем... война закончилась...
  Я тогда был просто растерян... Я думал, эта война будет вечной, а все случилось так...
  Когда все закончилось, я просто... не знал, что делать и куда податься...
  Вот только что я убивал орков и остался один...
  Я отчаянно бросался в бой и никогда не задумывался о будущем. Уж кто-кто, а я точно не должен был выжить...
  Но я выжил... А большая часть тех, кого я мог назвать друзьями, остались лежать в земле.
  Нас, варлоков, назвали героями, а затем предложили пойти в гвардию, но после всего случившегося я впал в глубокую депрессию и месяц не покидал своей комнаты. Просто сидел и пялился в пустоту. Я отказался от предложения войти в личные войска короля и жить в столице на полном обеспечении. Меня преследовали кошмары, жуткие сны о прошлых битвах, потерях, особенно о Криоре...
  А когда все же успокоился, решил начать жить заново.
  У меня не осталось никого. Родные, знакомые, соседи, - все остались там, в Мидоре... Мне некуда было идти и некуда податься, но одно я знал точно, я не хотел обратно в армию. Это уже было не то, к чему я привык, а жить по приказу мне надоело.
  Мой магический талант был зарублен на корню, и если раньше у меня был потенциал стать, может, не самым лучшим, но магом, то сейчас не было ничего. Когда я впервые проявил свои силы, отец начал откладывать деньги со своей зарплаты, чтобы я в будущем смог поступить в Университет. Но все обернулось иначе.
  Я варлок... и теперь я жалею, что так бездумно отказался от своего будущего...
  Хотя особого выбора у меня и не было.
  В годы войны никто толком обучением волшебников не занимался, ведь большая часть магов была призвана на фронт. Как я видел, даже древние старики, что песком сыпались, сражались вместе с остальными.
  Потому я сдал униформу, оружие и ушел...
  Мне, как Герою Войны, королевство выдало неплохую сумму, которой вполне хватит на свою квартиру в каком-нибудь городе или домик в деревне.
  Не я один ушел со службы. Те, у кого были иные гравюры, смогли найти свое призвание в других областях.
  В особенности повезло отряду Ревущих Львов, с их гравюрами на усиление и поддержку всех вокруг себя. Многие стали хорошими командирами или открыли свои строительные компании. Умея усиливать людей, они становились идеальными прорабами и координаторами.
  Те же, кто отличался крепким телом и чуть ли не бесконечной выносливостью, тоже нашли себя. Кто в страже, кто в селе, а кто тоже на стройке, некоторые ушли в шахты, а дварфы ценят выносливых шахтеров. Стальные Быки такие.
  Ночных воронов взяли в тайную полицию, а мы, Псы, разбежались кто куда. Из нас не так уж и много выжило, ведь у моего отряда была самая высокая эффективность и смертность.
  Некоторые варлоки пошли по кривой дорожке. Стали бандитами, в лучшем случае наемниками, но их тоже можно понять.
  У нас нет будущего, а маги смотрят на нас как на уродцев. Не все, но ощущение такое есть.
  И самое неприятное то, как на нас смотрят обычные люди...
  О! Этот взгляд!
  Смесь страха и жалости...
  Нас боятся за огромную силу и жалеют за то, что мы теперь никогда не станем магами. Хотя большая часть и не понимает, что это такое. Смотрят, как на безнадежных инвалидов, хотя участь наша не такая уж и плохая.
  А виноват в этом наш король.
  Дело в том, что варлок - это человек, способный уничтожить кучу народа, если захочет, и, в отличие от магов, он ничем не ограничен, и никто за ними не приглядывает. Пусть после войны нас осталось не так уж много, но мы - потенциально опасные воины, способные уничтожать целые легионы. Вот, чтобы нас не преследовали и не боялись, Тиронель с помощью менестрелей и распространил о нас информацию, что мы жертвы. Магический дар - вещь редкая, и многие тупо не понимают смысл всего, но магов боятся уже инстинктивно. Вот о варлоках и распространили слухи, как о людях, пожертвовавших своим даром ради мира. Жаль, что с этими слухами сильно перестарались.
  Отчасти это оправдано. На нас смотрят с жалостью, а не со страхом. А ведь бояться есть за что.
  Так что после войны мы стали мало кому нужны.
  Я не знал, куда мне податься, и спросил совета у Себастьяна. Он был командиром нашего отряда. Варлоком он стал еще до войны, так что был самым опытным среди нас, и все называли его просто Старик, хотя он не так уж и стар и всегда был живчиком, который успевал везде. Веселый мужик, умел ободрять, шутить, когда нужно развеяться, и прогонял хандру и ужасы.
  Он и посоветовал мне пойти в Академию.
  На войне я часто читал в свободное время. Особенно когда мы надолго задерживались в фортах и городах, как например, в Криоре. Так что большую часть того, что нам преподают тут, я и так знаю. Но это была возможность немного развеяться и отдохнуть, обдумать все и принять решение, как быть дальше.
  Мне это не очень помогло, но зато дало время успокоиться и отпустить многое из того, что меня беспокоило.
  Я скрывал от всех, кто я на самом деле. Героев Войны превозносили все вокруг, им прохода не давали и часто задавали те вопросы, на которые отвечать не хотелось.
  Я помню, встретил как-то боевого товарища, с которым выжил в Криоре. Так каждый встречный спрашивал его, как ему было в том проклятом городе. Нам хотелось забыть тот ужас, но люди тупили и спрашивали о самом болезненном.
  Плюс многие были свято уверены, что такие, как мы, имеем огромные связи и можем легко пропихнуть любого человека в гвардию. Видел я, как на одного варлока наседали люди, закидывая деньгами и прося помочь им. Ему пришлось продать свою таверну и переехать в другой город, имя и внешность сменить, чтобы жить спокойно.
  Так и я решил делать вид, что я обычный парень. Да, нажил себе несколько тупых врагов, но лучше так, чем выслушивать всякий бред каждый день. Да и слова соболезнования от всяких недоумков звучат порой очень фальшиво и оскорбительно.
  Другие сами не знают, что такое варлок и мечтают стать такими, наивно полагая, что это круто и весело, хотя на деле это далеко не так радужно....
  Что-то я слишком много думаю.
  Встреча со старым другом принесла забытые воспоминания...
  Теперь придется вспоминать, каково это, быть собой...
  Мне все равно стоит отсюда уехать. Гильдия Проходимцев может и не знает, кто именно убил ее людей, но сюда точно оттуда наведаются всякие типы, чтобы выяснить. Я скрываться от людей умею, но даже мне будет нелегко, потому стоит съездить.
  Да и давно я думал, что стать авантюристом - для меня самый простой выход из положения.
  Живи в дороге, сражайся и исследуй древние руины. Романтика. Ну, так по крайней мере кажется.
  Посмотрим.
  Общежитие нашей академии представляло собой двухэтажное здание, разделенное на женскую и мужскую части. Селили нас по двое или по трое, как получится. После войны многие захотели получить хоть какое-то образование, а король всячески поощрял подобные начинания, так как специалисты и работники среднего звена сейчас очень нужны.
  В общежитии было довольно оживленно. В столовой и гостиной народ громко болтал и обсуждал что-то.
  - Тед, что происходит? - спросил я знакомого.
  - Ты чего, Фер, с неба свалился? Ты где был?
  - В городе гулял. Что случилось?
  У него глаза загорелись, услышав мой вопрос. Видать, очень хочется рассказать.
  - К нам в академию какие-то бандиты забрались, - начал он. - Говорят, хотели что-то украсть, но мимо проезжал сам Себастьян Неоран Гончая Смерти и поубивал всех этих типов.
  - Круто, - хмыкнул я. - А чего он приезжал? А то странно, что он так неожиданно мимо проехал.
  - Никто не знает, - всклочилась в разговор Аллия. - Кто-то думает, что это за ним убийцы шли, и он просто заманил их в здание, чтобы легче было справиться. А другие предполагают, что он приезжал в Академию, чтобы присмотреться к местным. Говорят, он может помочь в гвардию вступить, вот и присматривался к ребятам с неплохим потенциалом.
  - Мда...
  - Ник всем рассказывает, что господин Неоран выделил его и предложил лично обучать.
  - Пф... И ему кто-то поверил?
  - Нет, конечно. Ник известный болтун, но так уверенно говорит это, будто и правда куда-то собрался.
  - Ясно.
  Видя, что я не заинтересован, меня вновь посчитали не понимающим дураком и пошли болтать с другими. Народ тут своенравный.
  Пойду лучше к себе.
  Быстро добрался до своей комнаты в общежитии. Дверь была заперта, но ключ у меня всегда есть.
  Открыл и увидел, что сосед тут, и он не один, а в компании двух красоток.
  - Черт, Фер! Вали отсюда! Комната занята, поспишь в коридоре! - подскочил он ко мне и попытался вытолкнуть. - Давай, придурок, вали, а то по роже заеду.
  В обычное время, когда я притворялся слабаком, я бы послушал его, но это мне больше не нужно. Этот тип постоянно каких-то телок сюда водит, и ладно бы раз или два, так нет, несколько раз в неделю. Из-за него я пару раз выговоры от учителей получал, что домашние задания не сделал, а этот урод даже извиниться не способен. Редкостный придурок. Хотя, учитывая другие варианты, этот тип еще терпим.
  Перехватил его кисть и легко сжал.
  - А-а-а-а-а! - завопил он и попытался освободиться, но дело это бесполезное. Сожми я руку чуть сильнее, и сломал бы ему все пальцы. - Отпусти! Отпусти! Отпусти!
  Отпускаю его конечность. Он падает на колени, смотря на смятую руку. Не сломал, хотя легко мог.
  - Прогуляйся, я ненадолго, - сказал я. - Вы тоже, - посмотрел на девок.
  - Я все директору расскажу! - вылетает этот придурок, а полураздетые девчонки, подобрав свои вещи, визжа, выбегают следом.
  Плевать. Я тут оставаться больше не намерен.
  Почему я вообще притворялся слабаком?
  Все просто.
  Я не так уж хорошо контролирую свою физическую силу. Да, я давно уже не ломаю вещи, которые держу, но если я кого ударю, то точно покалечу. Слабо бить меня не приучали, потому могу и убить кого ненароком, а раскрывать то, кто я такой, мне очень не хочется.
  Убрал свечи, которые расставил тут мой сосед с подружками, включил магический светильник, а затем начал собираться. Оставаться в академии я уже не собираюсь, да и задерживаться не стоит. Моего нового компаньона лучше нагнать в Дольшеке, Рамау слишком большой город, и там я его могу потерять. Так что, отправляюсь немедленно.
  Как собрал сумку, начал экипироваться.
  Встав в центре комнаты, щелкнул пальцами, активируя специальный амулет, с которым я никогда не расстаюсь, и призвал свои вещи из пространственного кармана. Пространственный карман можно приделать к ауре мага или к амулету. Размеры кармана зависят от энергетической вместительности артефакта. Подпитывается он напрямую от хозяина. Мой амулет не очень сильный. Я его в качестве трофея с одного орочьего шамана снял. Выглядит как небольшая звездочка на цепочке, а по бокам на шнурке висят две прямоугольные пластинки. Что делают пластины, я не очень понимаю, но сам амулет весьма полезен, пусть и слабоват. Видать, маг, с которого был снят амулет, сделал или купил довольно дешевенький артефакт, по меркам таких предметов. У меня его один историк купить пытался, вроде как, с исторической точки зрения, данный предмет очень важен, но я не стал его продавать. Мне он был нужнее.
  Передо мной появился небольшой сверток, один двуручный и два коротких меча, мечи я прикарманил у тех убийц. При всей моей нелюбви к короткому оружию, их мечи оказались вполне себе неплохими. Видна работа профессионала. Вторым был обычный цвайхандер. Неплохая дварфийская ковка, но это не заказное оружие, а обычное, какое коротышки продают в своих лавках. Если хочешь настоящий дварфийский клинок с чарами и рунами, то надо платить немалые деньги, да и найти того, кто его сделает, так как не каждый дварф соглашается ковать оружие для людей, а если и согласится, то хорошо, если результат будет вполовину таким хорошим, каким может быть. Когда дварф работает от души и действительно хочет сделать что-то, то даже из самого дерьмового металла он создаст шедевр, а когда все только ради денег, то не особо он и старается. Нет, качество будет на высоте, но души у оружия ожидать не стоит.
  Я видел настоящий дварфийский клинок, сделанный с любовью. У Старика как раз такой. Ему его знакомый дварф сковал, и это один из лучших мечей, что я когда-либо видел. Обычное стандартизированное оружие тоже хорошо, но с идеальным как 'небо и земля'.
  Когда я уходил со службы, то сдал оружие и экипировку. Меч был так себе, их штамповали сотнями в кузнях и качество оставляло желать лучшего. Плюс, потерять меч в бою было делом обычным. Мне предлагали его выкупить, но я отказался. А вот экипировку немного жаль. Она представляла собой набор ремней и пластин, которые плотно подгонялись под бойца. Все же большинство варлоков были подростками, и переделывать костюмы каждый раз было бы очень сложно. Очень не везло Стальным Быкам, так как латы на вырост никто не делал, и приходилось каждые полгода броню ребятам менять. Их командир - настоящий герой, он с трудом, но выбивал для своих людей новую экипировку. Вот кому точно нужно награду давать и памятник ставить.
  Тот костюм, что был у меня, неплохо сидел, но ремни были жутко неудобными. Для выхода в бой они еще очень даже ничего были, но для путешествия совсем не годились. Так что от экипировки я тоже отказался. Она неплоха, но носить ее то еще удовольствие.
  Себастьян потом подарил мне другой меч и костюм, не самое лучшее, но ничего иного не нашлось.
  Вот сейчас у меня обычный цвайхандер стандартной дварфийской ковки, два коротких меча ликвидаторов, кожаная жилетка с вшитыми стальными пластинами, пояс, штаны из плотной водонепроницаемой ткани, кожаные эльфийские ботинки, плотные перчатки, куртка из шкуры дракондора и эльфийская рубашка. Я благодарен Старику за такой подарок.
  Мечи ликвидаторов вполне хорошие. Оба повесил на пояс. Я не двурукий и двумя мечами одновременно владеть не умею. Просто в бою один меч быстро теряется, потому и нужен второй. На войне тоже носил два, и нужно короткое оружие, когда нет возможности достать двуручник или когда он бесполезен.
  Ножны наших двуручников представляли собой что-то типа футляров, чтобы защитить оружие от влаги и температуры, и быстро достать меч было сложно. Тут или заранее доставай или стряхивай, но тогда ножны улетают и их после боя искать надо. Сейчас у меня ножны обычные, но мороки с ними даже больше. А короткие мечи для того и есть, чтобы большой не трогать, владеть ими хоть на каком-то уровне я умею.
  Мой отец был стражником, потому он пока был жив, успел мне преподать, как сражаться надо. Да и во время обучения в армии многому сумел научиться. Хотя я далеко не великий фехтовальщик и в бой на технику вступать не стану. Например, те убийцы вполне могли меня победить, но на моей стороне были магия, большая физическая сила и неожиданность. Так что всегда надо быть осторожным.
  Но самое главное среди всех этих вещей - это обувь!
  Плевать на куртку и мечи, их всегда можно заменить, а вот такую обувь очень сложно найти. Тот, кто никогда не ходил месяцы напролет, никогда не узнает, каково это, растереть ноги в кровь. После того как эльфы присоединились к войне они очень сильно помогли нам, варлокам. Каждому варлоку теперь полагалось специальные эльфийские ботинки, которые мало того, что были мягче и удобнее всего что вообще в мире есть, так в них бегать, прыгать и бесшумно ходить в разы легче. Рычащие Псы и Ночные Вороны, носили такую обувь, а вот Стальным Быкам и Ревущим Львам не очень повезло, им приходилось носить латы, им не до удобной обуви. И если Львы еще часто ездили верхом, то Быки с их огромным весом ходили исключительно сами.
  Вот и подарили мне такие вот эльфийские ботинки. Удобнейшая кожаная обувь на шнурках, закрывающая ступню и щиколотку. Водонепроницаемая. Очень мягкая внутри. Я проявил немало выдержки, чтобы не надевать их просто каждый день. Слишком уж хороша обувь, но объяснить, откуда настолько дорогая и ценная вещь, которую себе не каждый офицер мог позволить, я не смог бы.
  Вот и пришло время всего этого.
  Снял одежду и стал переодеваться.
  За пять лет мое тело почти не изменилось. Я не набрал лишнего веса, так как организм работает так, что ослабнуть у меня вряд ли получится до самой глубокой старости. А учитывая все гравюры и общую магическую силу, я проживу лет двести, не меньше. Маги говорили, что варлоки - долгожители, по крайней мере, от старости пока никто не умер.
  Тело у меня жилистое, сухое, как перетянутый канат, с развитой мускулатурой и множеством шрамов. Все же не все мои самоубийственные прыжки оставались без последствий. Дважды пришлось конечности заново отращивать, но гравюра 'Физическое укрепление' всегда усиливает мое тело, позволяя не без труда, боли и месяца времени, отрастить потерянное.
  На спине немного потрепанная шрамами, но все еще четко видная татуировка, какую носили все представители моего отряда. Большой черный пес, который рычит и скалится.
  Потрепал колючие темные волосы и тяжело вздохнул. Тело свое я никому не показывал, да и старался всегда одеваться очень закрыто. Все думают, что я тощий слабак, что меня вполне устраивало. Я разве что подрос за это время, но не очень заметно.
  - Злобный пес вновь рычит, - усмехнулся я, надев свою экипировку.
  Сидит нормально, двуручник за спиной в коротких ножнах, чтобы было легко доставать, а короткий матово-черный меч на поясе. По пути в лавку к алхимику и оружейнику надо будет заглянуть, да и продуктов в дорогу купить. Лучше не откладывать дело, а поскорее найти Эмиля.
  Доберусь быстро до Дольшека, благо с моей выносливостью это относительно быстрый путь.
  Сумку с вещами закинул в пространственный карман.
  Все можно идти.
  Выхожу из комнаты, а тут меня уже ждут.
  - Попался, уродец! - стоит передо мной Ник.
  С двух сторон его дружки, недалеко полуголый сосед усмехается, лелея руку, а также все остальные ученики, привлеченные намечающимся зрелищем.
  Надо было уходить через окно.
  - Теперь не сбежишь, неудачник, - разминал он кулаки. - И вот что ты вырядился?! - рассмеялся он, указывая на мою экипировку. - Ты похож на клоуна! Думаешь, Гончая Смерти возьмет такого слабака и труса к себе в бойцы?! Ха-ха-ха! Это меня он выбрал как своего ученика, а ты хоть всем оружием обвесься, все равно на воина похож не будешь!
  Как обычно, поддакивая ему, смеялись и остальные одноклассники.
  И так всегда.
  Народ тут довольно неприятный и очень злой. Издевательства этих типов все терпят, и никто не пытается их успокоить, даже профессора. Рашира разве что пыталась держать народ в узде, но она не везде могла быть.
  - Давайте разденем его! - ржал Ник. - Оружие должно быть у воинов, а не у трусов, отсиживающихся в безопасности. Мне точно пригодится оружие, когда я буду обучаться у Гонче....Уааах!!!
  Договорить ему не дала моя пощечина, которую я ему влепил! Это для меня слабая пощечина, а ему явно так не показалось.
  От удара недоумка отбрасывает в сторону прямо в толпу, и он придавливает несколько человек. Я бы ударил его кулаком, но боюсь сломать ему шею или вообще голову оторвать. С орком один раз так получилось.
  Оттолкнув его дружков, я спокойно пошел по своим делам не обращая внимание на окружающих.
  - Что тут происходит?! - прозвучал голос директора. Он появился тут и злобно смотрел на меня. Точнее, он тут всегда был, просто не вылезал явно, не собираясь вмешиваться. - Ты напал на ученика, Мейтланд! Немедленно извинись, иначе будешь исключен!
  Останавливаюсь и тяжело вздыхаю.
  Похоже, уйти спокойно мне не дадут.
  Блинк!
  Появляюсь перед директором и нависаю над ним, смотря на этого ничтожного недоумка сверху вниз.
  Он только и успел, что вскрикнуть, когда я схватил его толстую шею и поднял перед собой.
  - Извините... - произнес я, высвобождая свою энергию, позволяя всем вокруг и ему в частности прочувствовать давящую силу.
  Ужасная кровожадность и безумная ярость, которая до сих пор пылает в моей душе. Но если раньше она подкреплялась ненавистью к оркам, то сейчас я ненавидел всех вокруг.
  Он потерял дар речи, поняв, на кого именно он все это время вякал, а я только улыбнулся. Давно хотелось показать себя и посмотреть на их убитые рожи.
  - Мусор... - прошептал я, в гробовой тишине смотря на них всех.
  Они все ничтожный мусор, который ничего не стоит и ничего из себя не представляет. На них даже злобу тратить не хочется.
  Отпускаю тушу директора, и тот падает на землю, как мешок с дерьмом, кем он, по сути, и является.
  Блинк!
  Перемещаюсь на этаж ниже, а затем и вовсе покидаю здание.
  Надо успеть в Дольшек, пока не поздно.
  Лучше не задерживаться тут...
  
  ***
  
  - ЧТО?! Он опять с ней говорил?! - бесился Эдиш.
  Он обрушил свой могучий кулак на стол, и тот потрескался, чем напугал всех посетителей таверны. Подвыпивший и очень злой кузнец был весьма грозен на вид, и все знали, что он очень силен и опасен.
  - Да-да-да, я сам видел! Сегодня на площади! - кивая, говорил какой-то парнишка. Тот был давно нанят Эдишом, чтобы следил за его милой доченькой и докладывал ему, если что. Город большой, тут полно опасностей, так что предосторожность не помешает. - Мило беседовали.
  - Вот урод! - рычал кузнец, сминая кружку.
  Трактирщик только закусил губу. Ругаться с озлобленным Эдишем - дело самоубийственное.
  Кузнец некоторое время старался успокоиться.
  - Надоело! - сказал он. - Я долго терпел этого паршивца, но больше не стану! Заплачу любому, кто ему ноги переломает! Этот имораланский шлюхин сын доигрался!
  Народ заинтересовался его словами.
  Стража наверняка это не одобрит, но если никто не станет об этом говорить, то можно и подзаработать.
  Несколько человек уже подумывали выйти, как вперед вышел какой-то незнакомец
  - Я тут услышал о вашей проблеме! - прозвучал громкий голос.
  Неожиданно в таверне оказался один примечательный человек. Никто точно не мог сказать, когда он сюда вошел и как оказался, но он моментально привлек всеобщее внимание. Высокий мужчина средних лет в дорогих одеждах, с редкой сединой в волосах и пышными усами. Сразу видно, настоящий аристократ.
  Он выглядел сильным воином и внушал окружающим некий трепет и опаску.
  Незнакомец подошел к Эдишу и присел за его стол.
  - Позвольте представиться - Себастьян Неоран! - громко сказал он.
  Народ удивленно переглянулся.
  Имя Себастьяна Неорана было известно всем. Герой Войны, самый знаменитый воитель, сразивший сотни орков и троллей. Гончая Смерти! Командир отряда Рычащих Псов, самых сильных варлоков.
  Эдиш просто потерял дар речи и только и мог открывать и закрывать рот. Но все же пришел в себя.
  - Это большая честь для меня, - сказал он. От встречи с такой личностью он аж протрезвел.
  - Ну что вы, что вы, - улыбнулся Герой.
  - Я служил под началом у полковника Интана в крепости Синк.
  - Да, наслышал об этом офицере, - покивал Неоран. - Расскажите мне лучше об этом молодом человеке, что вам досаждает.
  - Ну, это как бы, - замялся кузнец. Ему была приятна такая заинтересованность, но особо жаловаться не хотелось. - Это очень подлый и отвратительный человек. Приехал из Иморалана. Отец его какой-то дезертир, который зачал его от шлюхи. Он во время войны в борделе матери прятался. Женщиной притворялся и мужчин обслуживал. А теперь выдает себя за приличного человека и дочку мою совратить пытается.
  - Какой ужас, - покачал головой Себастьян. - А откуда у вас такие сведения о нем?
  - Эм... мне достоверный источник сказал, - нашел, что ответить Эдиш. Часть из этого он вообще-то сам придумал, да умело распространял, желая, чтобы паршивец не приближался к его малютке, но его это, похоже, не остановило. Все остальное напридумывал Ник, который очень достойный молодой человек, боец, побывавший в плену. Такой будет хорошим мужем его Марии.
  - Ясно. И что, досаждает вам?
  - Да! Мою кровиночку соблазнить пытается. Обесчестить ее хочет, обманывает и лжет ей. Она уже сама верит в его мерзкие речи. Говорит: 'мы просто друзья'. А я-то знаю этих имораланцев, они все подлые и мерзкие личности! - зарычал кузнец. - Вот и он досаждает мне.
  - И как зовут этого мерзавца?
  - Ферокс Мейтланд! - громко заявил он. - Надо его проучить.
  - Хм-м-м-м, странно, - задумался Гончая Смерти, пригладив свои усы. - Странно.
  - Что-то не так?
  Собеседник некоторое время молчал:
  - Да, понимаешь, есть у меня один знакомый, - начал граф Неоран. - Еще в начале войны мой отряд отбивал у орков южный городок Мидора. Орки откуда-то достали пушки и порох и практически выжгли то милое местечко. Почти всех жителей или съели, или принесли в жертву своему мерзкому богу. И там я спас одного подростка. Его отец погиб, защищая сына, и был разорван этими свиномордыми. Мы хоть кого-то успели спасти. У паренька открылся талант, и он сам согласился стать Рычащим псом. Он быстро всему обучился, его отец был стражником и многому успел сына научить. Во время войны этот мальчик был самым бесстрашным воином, каких еще не видел свет. И дали ему прозвище Уравнитель!
  Все ахнули.
  Многие слышали о легендарном Уравнителе. Воин, которого ставят на одном уровне с Гончей Смерти, Грозой Ханта, Скалозубом, Пожирателем огня и другими Героями Войны. Тот, кто перебил больше троллей, чем все остальные и самый удачливый тип в мире, который выживал в самых страшных битвах.
  Но после войны он просто пропал. Кто-то думал, что он погиб от ран, а кто-то, что он где-то в гвардии Короля. Но таких сведений о его прошлом никто никогда не слышал. Да и вообще весьма туманная личность, многие даже сомневались в его существовании, просто думали, что герой какой-то из легенд.
  - После войны он, как и я, отказался от вступления в гвардию, - продолжил Себастьян. - Он навоевался и уже не знал, что ему делать. Долгое время пробыл он в депрессии. Я пытался помочь ему, ведь малыш мне как сын родной. Да и все Псы мне как родня. И чтобы ему образование получить, жизнь наладить и оклематься от войны, я рекомендовал ему тайно поступить в Академию Общего Образования Вольтстока.
  Все в таверне только недоуменно переглядывались, явно поражаясь тому, что Герой Войны всегда был рядом. Но народ, как и сам Эдиш, не очень понимали, при чем тут это.
  - Мальчик уже три года учится тут и живется ему нелегко.
  - А причем тут это? - все же спросил кузнец.
  - Просто зовут Уравнителя... Ферокс Мейтланд... - произнес это варлок ледяным голосом.
  По таверне прокатилась волна холода, и дышать всем резко стало труднее.
  Эдиш побледнел, наконец поняв, что именно имелось в виду.
  - А сейчас я узнаю, что какой-то мусор смеет распускать о моем боевом товарище такие мерзкие слухи, - прорычал Себастьян.
  Он резко схватил кузнеца за волосы и вбил его лицо в стол!
  Удар был таким сильным, что стол переломился пополам.
  - А-а-а-а-а-а-а-а! - закричал Эдиш. Его череп и шея выдержали удар, но все понимали, что лучше бы он умер.
  Варлок одной рукой легко поднял кузнеца над собой. Окровавленное лицо Эдиша залито соплями и слезами, а глаза в ужасе смотрят на наполненные бешеной яростью глаза Героя Войны.
  - Слушай сюда, ничтожество, - голос Себастьяна был искажен и наполнился металлическими нотками. - Если я узнаю, что ты еще хоть раз посмеешь распускать такие омерзительные слухи о моем друге или других Рычащих Псах, я тебя лично найду и разорву на части, а затем поубиваю всех твоих родных!
  Легким движением он швырнул кузнеца в стену, тот сполз на пол, а затем от ужаса забился в угол и плакал там, как маленький ребенок.
  - Никто не смеет распускать такие отвратительные слухи о моем друге, - уже спокойно произнес Гончая Смерти. - Еще раз попадешься мне на глаза, я... порву тебя на части...
  После этого Герой Войны спокойно кинул золотую монетку трактирщику в оплату за сломанный стол, а после покинул заведение.
  Еще долгое время никто не смел даже шелохнуться, и были слышны только всхлипы дрожащего кузнеца...
  
  
  
  
  Глава 4. Бешеный пес.
  
  
  Королевский тракт - официальная дорога, проложенная еще двести лет назад в нашем королевстве. Дорогу проложили дварфы по личному заказу королевы Альви. Дварфы проложили дороги от столицы ко всем крупным городам, и до сих пор эта дорога считается лучшей. Ей пользуются все путники и торговцы.
  Королева Альви была единственной женщиной на королевском престоле за всю историю Мортема и провела немало важных реформ, но помнят ее до сих пор исключительно благодаря этой дороге. Королевский тракт, или, как его называют, 'альвийские реки', пережил все войны и баталии.
  И вот я двигаюсь по этому самому тракту к своей цели.
  Передвигаюсь я пешком, но мне это совершенно не мешает. Скорость я могу развить такую, что любая лошадь позавидует. Эффект от гравюры Физическое укрепление. Так что бегу я со скоростью лошади, но, в отличие от животного, поддерживать такую скорость я могу в разы дольше.
  А уж с такой обувью, как у меня, бег - просто удовольствие. Прекрасные ботинки, невероятно удобно и приятно. Силы на бег я почти не трачу, еда у меня есть, потому голод мне не грозит, хотя пополнить запасы не помешало бы. Но это как получится. Лучше ускорюсь.
  Красота.
  Так путь, который у конного путника занимает три дня, у меня займет в разы меньше. Может, уже послезавтра я буду в Дольшеке. Это если не буду сильно задерживаться по пути.
  За спиной у меня висит только сумка, которая была полупустой. Двуручник я убрал в 'карман', а то слишком сильно привлекает внимание путник с таким оружием. Короткие клинки на поясе вполне понятны, хотя все сразу думают, что я сразу обоими владею. Но никто, странствуя по дорогам, не станет ходить безоружным. Бандитов на тракте в последние годы стало довольно много. Сумку я ношу чисто номинально, а то путник без поклажи выглядит странно.
  Мне, конечно, плевать на мнение людей, но слишком сильно привлекать внимание я не хочу. Если по пути кого встречал, то, пока не уходил из их поля зрения, не ускорялся. Паранойю нам прививали с первых же дней учебы.
  Бандитов я пока не встречал. Может кто-то и был, но я не заметил, да и не интересовало меня все это.
  Вскоре я добрался до развилки.
  - А это куда?
  Достал карту и сверился.
  Развилка по карте действительно есть. Королевский тракт сворачивает налево и идет по кругу, а эта маленькая дорожка прямая.
  А, тут болото по пути.
  Похоже, дварфы, делая эту дорогу, не захотели возиться с болотистой почвой и сделали обход, а эта дорожка так и осталась с тех времен. Судя по самой дорожке, она не заброшена, ей пользуются, да и по карте видно, что по пути деревенька имеется.
  Деревня - это хорошо, там можно припасы пополнить, да и срезать немалый путь полезно. Так я послезавтра или завтра вечером буду в Дольшеке, а с этой дорогой завтра утром уже на место прибуду.
  Взвесив все за и против, я сошел с тракта и пошел по небольшой дорожке.
  Окружение тут резко отличалось от того, что было раньше. Тракт в основном пролегает через равнины, если идет через лес, то по сторонам от дороги его вырубили, а то бандиты любят нападать из-за деревьев. По этой причине разбойники особо трактом не интересуются, помимо того, что по дороге часто встречаются отряды солдат.
  А вот эта тропа вскоре завела меня в лес, и путь окружили нависшие над дорогой деревья. Кроны закрыли небо, образуя в солнечном свете сияющий потолок. С каждым шагом воздух становился более влажным, а количество комаров все росло и росло. Не будь у меня мази специальной, меня бы эти твари закусали.
  Шел я тут медленнее и осторожнее.
  В отличие от просторного тракта, тут все заросло, дорога полна ям и деревьев много. Бежать несколько сложнее, да узкое место, развернуться не так легко.
  Постепенно начало вечереть. Вокруг становилось все темнее, повеяло ночной прохладой, а солнце уже покинуло небосвод. Звезд еще не было видно, но света с каждой секундой становилось все меньше.
  Идти можно всю ночь, темнота мне особо не мешает, сил у меня предостаточно.
  Хотя было бы неплохо все же остановиться где-то и поспать, я вчера толком поспать не смог, сегодня ночь и день бегу, а завтра силы мне могут пригодиться. Можно и тут в лесу найти местечко, но по пути есть деревня, так что лучше остановлюсь там. Да и горячего поесть не помешает.
  Более-менее ровная дорога вскоре начала петлять, влажность в воздухе стала еще сильнее, появились лужи и грязь. Идти становилось все труднее.
  Но деревня на болоте показалась довольно скоро.
  Свет от факелов я увидел еще издалека и шел к нему.
  Добрался за час и увидел высокий частокол, окружающий небольшую деревеньку с несколькими людьми на стенах.
  - Стой! Кто идет?! - крикнул человек на стене, завидев меня. Я не скрывался и спокойно вышел на свет.
  - Просто путник, что срезал дорогу, - ответил я. - Позвольте переночевать, я завтра же утром покину деревню.
  Народ на стене некоторое время молчал, так что мне пришлось ждать. Если не пустят, придется ночевать в лесу. Не то, чтобы для меня это было сложным, но кровать и горячая еда намного лучше, чем ветки и пайки. А я к тому же так торопился уходить из Вольтстока, что толком едой и не закупился. Кое-что есть, но не очень много.
  - Сейчас Старейшина подойдет! - крикнули мне.
  Я стал ждать.
  Через несколько минут ворота начали открываться.
  Их предосторожность вполне понятна. Мало ли кто по лесу вечером шастает, а само наличие стен указывает, что места тут небезопасные. Видать, бандиты часто захаживают.
  Ко мне вышел крепкого вида седой старик без одной руки, одетый в обычные холщовые одежки бело-зеленых цветов.
  Мужик посмотрел на меня и вздохнул.
  - Я глава этой деревни, зовут меня Линон, - представился мужчина. - А ты кто будешь, путник?
  - Меня зовут Ферокс. Я просто путник и двигаюсь к Дольшеку. К вам я заглянул, просто срезая дорогу. Задерживаться у вас я не собираюсь и завтра же утром покину.
  - Ну что же, заходи тогда, - махнул он рукой. - Но оружие сдай, завтра перед уходом все вернем.
  - Хорошо, - кивнул я.
  Понять их можно, вооруженный человек может представлять опасность для деревни, а мечи мне, если что, не так уж и жалко. Они, конечно, очень неплохи, но я готов ими пожертвовать в случае чего. А двуручник мой им недоступен, и знать о нем им тоже не следует.
  Снял с пояса клинки и отдал их.
  - Ну, будь тогда гостем нашем, Ферокс, - улыбнулся старейшина.
  Мне позволили войти в деревню, и ворота за мной закрылись. Деревня представляла собой небольшое поселение в пару десятков домов. Все домики деревянные, с соломенными крышами. Единственное, что тут бросалось в глаза- это большой амбар, с высокими дверями метра под четыре. Зачем такой проход, мне не очень ясно, но я в сельском хозяйстве и деревенской жизни не очень много понимаю.
  - Добро пожаловать в деревню Подковинка, - улыбнулся Линон. - Гостем будь, странник.
  Он махнул рукой и пошел в сторону своей избы. Я не стал спорить и двинулся следом за мужчиной. Деревенька тут небольшая, народу не так уж и много. Только детей не видно, но их вполне могли домой загнать, чтобы не мешались. Мало ли, кто пришел.
  Мы дошли до дома главы деревни. Это оказалась вполне себе большая изба, как и полагается главе поселения. Дверь была низкой, потому пришлось пригибаться, чтобы войти. В деревенских домах все двери низкие, чтобы тепло не уходило, но потолок достаточно высокий, я мог нормально стоять.
  Внутри было довольно уютно:, большой стол, печь, красивые занавески и добротная мебель. Пара дверей в другие комнаты и несколько сундуков.
  - Заходи, будь гостем, - пригласил он. - Дорогая! Гость у нас, на стол поставь чего.
  На голос вышла полная пожилая женщина.
  - Здравствуйте, молодой человек, - улыбнулась она. - Присаживайтесь, ужинать с нами будете.
  - Благодарю, - только и сказал я.
  Наслышан о деревенской доброжелательности и гостеприимстве, но бывал в деревнях только по службе и особо нигде не останавливался, а жилье и еду нам обеспечивал Старик. Он всегда договаривался и размещал нас.
  - Не хочу вас обременять. Я всего на ночь и мешать бы не хотел...
  - Что ты, - махнул рукой старейшина. - Гостям мы всегда рады, а они у нас не часто бывают.
  - Да, деревенька у вас глубоко находится.
  - Ну-с, не так уж. Подковинка основана была много лет по приказу графа нашего. Живем мы тут давно, охотой да сбором трав промышляем. Места тут хорошие, да и место под поля расчистить смогли. Плодородная почва, пусть и трудно обрабатывать, но совместными усилиями справляемся. А так к нам только раз в год сборщик налогов захаживает да торговцы иногда, с ними на травы и торгуем.
  - Да, я заметил, что дорога у вас не заброшена.
  - Тракт может и хорош, но крюк большой делает, а приюта там никто так и не поставил. Так что к нам, бывают, захаживают люди, что дорогу срезают.
  - Частокол у вас добротный.
  - Бандиты в последние годы - дело обычное. Захаживали к нам несколько раз, но не рискнули штурмом стены брать. Да и служивых у нас много.
  - Вот оно как...
  Между тем на стол были поставлены тарелки с едой. Похоже, у них и правда ужин намечался, а я так удачно попал.
  - А сам куда путь держишь? - спросил он.
  - В Дольшек, со знакомым встретиться надо, - ответил я полуправду.
  - А не молод ли ты один странствовать, да без коня?
  - На лошадь денег нет, - пожал я плечами. Есть, но верхом ездить не умею, так что просто нет смысла. Да и в Просторах лошади себе ноги переломать могут.
  - А что родня твоя?
  - Никого не осталось после войны, - вздохнул я.
  - Прости, не хотел напоминать. Многие из нас потеряли что-то на войне, - он посмотрел на свою руку. - Тролль откусил, когда Дольшек обороняли.
  - Слышал, страшная была битва, - кивнул я.
  - Да, многие наши там полегли, но город удержали... А сам где служил?
  - У полковника Мироса, - ответил я. У него в свое время многие молодые ребята служили. Его отряд был самым юным и необученным, потому их на подхвате всегда держали, чисто как поддержку. Подростки там обычно были, а их в бой посылали только тогда, когда совсем плохо было. Я мог бы это же сказать и в Академии, чтобы ко мне не лезли, но честно признаюсь, забыл совсем об этом, а потом уже звучало бы как оправдание.
  - Хороший был человек, - старик выпил что-то из своей фляги. Пахнет какими-то травами. - Молодых на убой никогда не посылал, берег ребят и учил их пользу солдатам приносить.
  - Ага.
  Лично Мироса я не знал, но его взвод пару раз видел.
  - На ночь можешь у меня остаться. Сын мой уже давно в город переехал, и комната его свободна.
  - Не хочу вас обременять...
  - Да будет тебе...
  Вот на стол поставили ужин.
  Выглядит все очень даже вкусно. Салат, жареное мясо и горячий суп. Все же не зря я решил сюда зайти.
  Старейшина и его жена тоже ели вместе, и некоторое время мы молчали.
  Неожиданно я почувствовал сонливость.
  Виду не подал, но внутренне напрягся. Я могу без сна еще дня три бежать и заскочил сюда исключительно для передышки, а тут сонливость...
  Похоже, в еду мне что-то подсыпали...
  Старик и его жена сонными не выглядят...
  Странно.
  Фляга!
  У мужика на шее она висит, от нее идет едва ощутимый запах корицы. Это не то, что пьют с горя. Подобный запах идет и от женщины. Я сначала подумал, приправа какая, но от еды такой аромат не идет.
  Они что-то выпили, перед тем, как начать есть.
  Активирую одну из своих гравюр, Сферу Ощущений, и сканирую округу.
  В доме, кроме нас, никого нет, а вот вне его деревенские не расходятся и чего-то ждут. Зелье, что мне подмешали, довольно мощное, слабое я бы даже не почувствовал. Кажется, я попал.
  Так.
  Лучше не подавать виду, что на меня сонное зелье не действует.
  Мечи они отняли, но мне их с самого начала особо жалко не было. Лучше пока подыграть им и понять, что происходит. Не похожи эти люди на бандитов или монстров каких, значит причина иная. Сфера показывает, что дети сидят по домам и на улицу не выходят.
  Тут определенно что-то не так.
  Ладно.
  Не рыпаемся.
  - Вкусно очень, - улыбнулся я. - Давно такую прекрасную еду не ел. Благодарю вас.
  - Приятно слышать, что моя стряпня кому-то нравится, - добродушно улыбнулась женщина.
  - Спасибо. Ох! Устал я в пути. Если вы не против, я бы хотел отдохнуть. Завтра утром покину вас.
  - Конечно-конечно, - закивал Линон. - Вот комната.
  Мне показали на комнату, проводили, а затем оставили одного. Судя по звукам, убирали со стола.
  Ложусь в кровать и притворяюсь спящим. Благо, уж это делать я умею. Нам порой приходилось так ловушки ставить. У орков было несколько отрядов бойцов, которые прекрасно действовали по ночам. Их Ночными кабанами прозвали, и любили эти типы нападать на спящие лагеря. Умело прятались в ночи и лесах, а затем, как все уснут, они снимали часовых и нападали. Мы так им засады устраивали. Разобьем лагерь, притворимся спящими и ждем сигнала от Старика.
  Вот и сейчас.
  Расслабился и сканирую округу с помощью Сферы.
  Это заклинание позволяет мне как бы ощущать все вокруг, знать, где что находится и куда лучше всего перемещаться. Блинк ограничен местом, которое видишь, потому Сфера помогает перемещаться туда, куда не видно. Так я могу и по этажам зданий перемещаться.
  - Он уже уснул? - прозвучал тихий голос Линона.
  - Я в еду верный состав подкинула, думала, он прямо за столом уснет, а сумел до кровати добраться. Спит он, - ответила ему жена.
  - Хорошо, - нервничая, говорил он. - Убирай со стола, а я позову ребят. Веревку они уже приготовили.
  Звуки шагов, скрип входной двери и шаги еще двух мужчин.
  Подошли к двери, открыли. Я не реагирую, спокойно 'сплю'.
  Парни тихо перевернули меня и начали связывать. Я продолжал подыгрывать, освободиться-то могу в любой момент. Как ни странно, меня не обыскивали, к сумке не притрагивались и раздеть не пытались. Даже откровенно хорошие эльфийские ботинки не попытались снять.
  Деньги или ценные вещи их не интересуют.
  Странно.
  Я слышал о деревнях, где пропадали путники, но там были или бандиты, или сектанты какие, а порой и каннибалы. Вот только и те, и другие жертв предпочитали от ценностей 'освобождать', перед тем как что-то с ними делать. А тут даже не взглянули.
  Может, потом будут что-то делать, но мне тогда непонятно, как они будут снимать с меня обувь, если уже связали ноги.
  Все подозрительнее и подозрительнее.
  Закончили связывать, довольно аккуратно взяли на руки и потащили на улицу.
  Народ в деревне не спешил расходиться.
  Послышались всхлипы женщин, да и ощущалась вокруг странная подавленность.
  - Может, не надо? - сказал кто-то рядом. - Скажем ему, что убежал...
  - Тихо ты! - рыкнул на него старейшина. - А вдруг он услышит, и всем нам несдобровать... Я сам все сделаю, а вы уходите. Сам вину нести буду... А вы по домам идите, детей успокойте и уши заткните... Не стоит им слышать ...
  Люди начали расходиться, а меня понесли в сторону, где располагался амбар.
  Как дошли, они остановились и начали открывать двери.
  В нос сразу же ударила вонь: дерьмо, гниль, жареное мясо, паленая шерсть и запекшаяся кровь.
  Внутри было достаточно темно, потому я приоткрыл глаза.
  Место освещено только угасающим костром в центре здания Костер немаленький, сверху большая жаровня. Что-то мне подсказывает, на нем не только свиней жарят. Вокруг валяются кости, много костей. Коровы, свиньи, собаки, зайцы и... люди. Много человеческих костей. Черепа раздавлены, многие косточки обглоданы, а другие переломаны или даже перекушены.
  - Долго! - прозвучал чей-то голос.
  - Простите, - дрожа, сказал Линон. - Давно никого не было... место редко посещают...
  - Моя плевать! - басистый голос прокатился по всему амбару.
  - 'Не может быть!' - узнал я голос.
  - Жрать! Живо! - прогремел он.
  Грохот его шагов сотряс амбар, огромная рука палкой расшевелила угли и подкинула в костер дрова. Вскоре света в помещении стало больше, и я смог его рассмотреть.
  Огромная туша ростом в пять метров, коричневая кожа, полная грубых наростов и костяных шипов. Сгорбленная гуманоидная фигура и уродливое кривое лицо с мощным подбородком, большим носом и огромной клыкастой пастью...
  - Тролль, - произнес я.
  Все резко повернулись ко мне.
  На лице старика был настоящий ужас, он задрожал, а глаза наполнились болью. Он закусил губу и отвернулся.
  - Но как тут может быть тролль? - все еще в некотором шоке произнес я. - Королевские войска выгнали орков с наших земель...
  - А кто смотреть в болото? - усмехнулась троллья морда. - Болото вонять. Тут трудно ходить. Сюда не смотреть. Плевать. А я прятаться и ждать! Ба-ха-ха-ха!
  Тролль!
  Настоящий тролль!
  Пять лет не видел этих тварей.
  Никто не знает, откуда эти монстры появились. Раньше на Просторах Гигантов их не водилось. Драконы, разные огромные создания или чудовища встречались всегда, но разумных великанов никто не видел. И, когда религия Центоры повела орков на войну, их сопровождали эти создания. Они были очень сильны, ростом от пяти до десяти метров, а порой и еще больше. Я так однажды вообще двадцатиметрового видел.
  На тварей плохо действовала магия, потому даже волшебникам было трудно справиться с ними. Именно из-за них нас, варлоков, и стали создавать...
  И одного мы проглядели...
  - Прости, парень, - услышал я голос Линона. - Он держит нас в заложниках... если мы не будем приносить ему еду, он сожрет наших детей... Помощи позвать не можем, а справиться с ним у нас никогда не получится... Прости...
  Я не нашелся, что сказать.
  С троллем даже вооруженные воины с трудом справляются, и то, если их будет с пары десятков, и найдутся арбалеты, копья и крюки. Даже нас иногда эти твари ловили и убивали.
  - Еда не спит! Еда кричать на огне! Сладкие крики! - напевал монстр, разжигая костер. Он достал огромный шампур и облизнул его. - Сейчас кричать...
  Я же глубоко вздохнул.
  После стольких лет я не думал, что вновь встречу троллей...
  - Эй, тролль, - посмотрел я на него. - Как твое имя?
  Он отвлекся от своих приготовлений и посмотрел на меня.
  Усмехнулся. Встал над горящим костром.
  - Хашъ! - ударил он себя в грудь. - Великай воитель Хашъ!
  Я закрыл глаза, а затем посмотрел на него.
  Он удивленно приблизил голову ко мне.
  - Ты не представляешь... как... Я РАД ТЕБЯ ВИДЕТЬ!
  Блинк!
  Перемещаюсь над ним и со всей силы обрушиваюсь ногами на его затылок!
  Не ожидавший такого гигант потерял равновесие и рухнул прямо в костер!
  - АААААААААААААА!!! - закричал он, когда огонь поджег волосы на его теле и обжег его прочную кожу.
  Он начал барахтаться в пламени и быстро выбрался из него, а затем некоторое время катался по полу, сбивая с себя огонь!
  Разрываю веревки на руках, а затем срываю их с ног и перемещаюсь в другой конец амбара.
  Старейшина и его сопровождающие уже выбежали из здания.
  Призываю меч из пространственного кармана и удобнее перехватываю рукоять.
  - Ха-а-а-а! - громко дышит тролль.
  Огонь от его действий начал распространяться на стены и потолок. Скоро все сгорит.
  Поднялся и посмотрел на меня.
  С секунду на его роже было удивление, а затем пришло узнавание.
  Вот он поражен, напуган, а в следующую секунду его морда перекашивается от бешенства!
  - ВАРЛОК!!!
  - Давно не виделись! - рассмеялся я.
  - ГРАААААА! - завопил он и бросился на меня в атаку.
  Активирую Разгон Реакции!
  Мир вокруг замедляется и я готов к бою.
  Одной рукой держусь за рукоять, а второй за рикассо.
  Бросаюсь врагу на встречу!
  Уклоняюсь от его огромной лапы.
  Блинк!
  Появляюсь перед горящей балкой и, оттолкнувшись от нее ногами, устремляюсь вниз!
  Блинк!
  Удар отсекает нос монстру.
  Он еще даже не успевает это осознать, как я вновь исчезаю.
  Блинк!
  Оказываюсь перед ногой и, используя меч как рычаг, подрубаю ему колено.
  Монстр кричит от боли и, не удержавшись на ногах, падает, по инерции пробивает собой двери амбара и вылетает наружу.
  Перекатился несколько раз, затем встал на четвереньки. Из раны на ноге хлестала багровая кровь, лились просто литры крови из отрезанного носа, на опаленной морде - выражение боли и бешенства. Он скрежетал огромными зубами и смотрел на меня с безумной яростью.
  - ГРААААА! - завопил он так громко, что звери вокруг деревни в ужасе разбежались, а те жители, что еще не успели убежать как можно дальше, ускорились еще сильнее, улепетывая отсюда.
  Тварь понеслась на меня вновь!
  Машет лапами в разные стороны, явно применяя знакомую тактику троллей. Они так машут руками, чтобы хоть как-то задеть Псов.
  Вот только работает это, когда вокруг много орков, которые мешают перемещаться.
  Этот тролль довольно низкий, он разжирел после пяти лет обильной кормежки без битв. Если раньше такие вот 'низкие' тролли были нашей проблемой, то сейчас это просто бесполезный кусок дерьма.
  Крутанулся на месте, набирая инерцию.
  Блинк!
  Телепортируюсь ему за спину и наношу раскрученный удар!
  Кровь брызгает во все стороны и монстр вновь вопит.
  Блинк!
  Появляюсь у его ног и ударом цвейхандера перерубаю пальцы на ногах!
  Блинк!
  Подлетаю высоко в небо!
  На миг весь мир для меня затих и превратился в пустоту...
  Моя кровь горит, моя душа поет, а сердце от радости готово выпрыгнуть из груди.
  Как же давно я не сражался, как же давно я не ощущал безумия битвы... Как я скучал по этому чувству. Я думал, что буду счастлив никогда больше не сражаться, но сейчас... Я безумно рад, что родился...
  Целую секунду я будто лечу в небе, окутанный ночной прохладой. Ветерок приятно ласкает разгоряченную кожу, а все мысли уносятся прочь.
  Но в следующий миг я падаю вниз на огромной скорости!
  Вес оружия тянет меня вниз, давая необходимое ускорение для удара.
  Вот земля совсем близко, а я смеюсь, как безумный!
  Да, не зря нас называют Псами... Ведь только ненормальный станет таким, как мы, а если у нас есть кто вменяемый, то он быстро рехнется от таких скоростей и опасностей!
  Блинк!
  Перемещаюсь прямо перед врагом и обрушиваю страшный удар на его голову!
  Он успел среагировать и закрыться рукой, но инерция набрана такая, что меч легко перерубает конечность, оставляя тварь без руки!
  Блинк!
  Не прерывая движения, оказываюсь с другой стороны от врага, и теперь уже меч точно попадает в шею, снося троллью голову!
  Огромный поток крови вырывается из перерубленной шеи. Всю деревню заливает кровавый дождь. Крыши домов и земля вокруг становится красными и блестят в лунном свете этого прекрасного полнолуния.
  - Бешеный пес - вновь живой, - прошептал я, стоя на трупе чудовища. - Бешеный пес - горд собой. Бешеный пес - просто так не умрет... Бешеный пес - вас всех в ад заберёт...
  После пяти лет тоски, уныния и скуки... я чувствую это...
  - Ха-ха-ха-ха-ха! Я снова живу...
  
  
  
  
  Глава 5. Встреча.
  
  Дольшек - один из крупнейших городов королевства Мортем. Во время войны это был один из немногих городов, выдержавших орочьи штурмы.
  Город в свое время несколько раз подвергался разграблению орками. Лет сто назад граф Дольш потратил немало денег, чтобы отстроить вокруг высокие крепостные стены. Другие феодалы посмеивались над Дольшем, и, как на зло, нападений на город при его жизни не было, вот и казалась всем, что постройка таких стен - бесполезная трата денег.
  Но, когда началась Орочья война, все резко перестали смеяться. Дольшек не просто выстоял, но и спас немало беженцев из пограничных городов. Пока власть в королевстве не сменилась, и войска Свободных земель не начали полномасштабное наступление, Дольшек в полном окружении отбивал один штурм за другим. Так и стали называть его "Несломленный город"...
  Сегодняшнее утро выдалось сырым. Утренний туман, тишина. Солнце, совсем недавно вставшее, начало будить местных жителей. Вокруг поют птицы, прохладный ветерок шелестит листьями.
  Стражники у ворот зевают и морщатся, вытирая лица от утренней влаги. Через час здесь станет оживленнее, пойдут путники, торговцы и просто горожане. Но пока у ворот никого нет.
  Это в деревнях встают с первыми петухами, а в городе люди просыпаются после восхода. Открываются лавки, дворники подметают улицы, а трубочисты бегают по крышам, выполняя разные заказы. Только проснулись почтальоны и сейчас носятся по улицам, разнося письма, посылки и извещения. На главной площади уже развесили разные новости и приказы.
  Говорят, в столице новинка появилась, газеты называется, где приказы королевские и новости публикуют, но такие новшества пока до приграничных городов не дошли. Так что пока все новости размещались в виде приказов на большой стене у главной площади.
  В тишине утра два стражника, стоящих на посту, увидели приближающуюся в легком тумане фигуру.
  Фигура показалась им довольно странной.
  Но вскоре они поняли причину.
  Высокий человек, одетый в зеленую кожаную куртку, в плотных штанах и эльфийских ботинках, с двуручником за спиной, нес довольно крупный сверток. Нечто, закутанное в простыни и пропитанное чем-то красным.
  Запах от человека шел не очень приятный.
  Переглянувшись, стражники вышли вперед и преградили незнакомцу дорогу.
  - Стоять! - сказал старший. - Кто такой, что несешь и с какой целью прибыл в город?
  Незнакомец остановился и скинул капюшон.
  К удивлению стражников, путник оказался довольно молод, с приятной внешностью и не характерными для этих мест желтыми глазами. Только тонкий шрам пересекающий лицо несколько портил его вид, но было почти не видно.
  - Где находится капитан стражи? - спросил он спокойным голосом.
  Стражники переглянулись.
  Этот тип проигнорировал их вопрос, но по какой-то причине повышать голос или злиться на незнакомца им не хотелось. Обычно таких наглецов они сразу же гнали в шею, однако, этот чем-то отличался от прочих и негодования не вызывал.
  - В той башне, - указал стражник на одну из башен на стене.
  - Благодарю, - кивнул незнакомец.
  Едва заметная вспышка, и неизвестный исчез!
  - Что?! - только и могли хлопать глазами стражники, когда этот человек просто пропал.
  Оба переглянулись.
  - Это что было? - спросил тот, что моложе.
  - Это... лучше не задумываться, - сглотнул второй, посмотрев на башню капитана. - Молчим, а то еще проблем схлопочем.
  Оба стражника вернулись на свой пост и постарались забыть о том, что только что видели, а иначе можно от капитана получить проблем...
  
  ***
  
  Дольшек - действительно красивый город.
  Я его в худшем состоянии видел, так что сейчас приятно смотреть на целый и чистый городок. Каменные дома в три-четыре этажа с черепичными крышами и множеством дымоходов, покрашенные в светлые оттенки. Вокруг растут деревья, много клумб. Город старается выглядеть не каменной коробкой, а живым, зеленым, цветущим. Тут, вроде, есть эльфийский квартал, но маленький, не всем хочется селиться близко к границе.
  Ровные мощеные дороги, множество мостиков через протекающую речку и, разумеется, знаменитые высокие стены, которые даже атаки троллей выдержать смогли. Дольшек так долго оборонялся, что оркам просто надоело его держать в осаде. Они предпочли отправиться дальше, чем пытаться взять город.
  Радует, что хоть какие-то города были достаточно защищены, чтобы выстоять и спасти людей. Жаль, не так уж и много уцелело. Некоторые восстановили, другие до сих пор восстанавливают, а что-то уже не подлежит возрождению, как, например, Мидора...
  Прибыв к городу, я сразу направился к капитану стражи с моим 'подарочком'.
  После того как я победил тролля, долго разговаривал с деревенскими, выслушивая их извинения. Тролль действительно как-то спрятался от войск, когда они гнали орочьи армии. Благодаря тому, что тролль был относительно небольшим, он и сумел укрыться. Этот Хашъ оказался более сообразительным, чем его собратья, и сразу смекнул, что, действуя нагло, можно привлечь ненужное внимание.
  Так он и взял в плен деревню. В ней было много инвалидов, таких, как Линон, потому сопротивления они ему оказать не могли. А тролль еще показательно сожрал несколько человек и пару детей на глазах у всех. Сына старейшины он как раз и убил в назидание старику.
  Угрожая убить всех, а в особенности детей, он подчинил местных. Так деревенские стали кормить его. Сначала отдали ему всю скотину, затем в лесу добывали мясо, а после и закупали на все деньги, что были. Но твари хотелось человечины, а это оказалось сложнее.
  Сначала под нож пошла пара стариков, которые добровольно согласились стать едой монстра, чтобы спасти своих внуков, но так деревня бы быстро вымерла, вот и пришлось старейшине совершать страшное.
  Жена его - травница деревенская, хорошо разбирается в зельях, вот с ее помощью он и усыплял приезжающих путников. Тут вокруг болота, объяснить пропажу человека легко, а искать по топям его никто не станет.
  Действовали они аккуратно, всех подряд не ловили, а только тех, кого искать не будут или когда совсем уже нельзя было ждать. Вещи убитых они себе не оставляли, никому не продавали, а прятали или избавлялись, так как это улики, по ним их могли и раскрыть. Деньги оставляли, но только их, и то на еду для тролля все уходило.
  Нет, разумеется, они пытались сопротивляться. Травили монстра, закачивая в тела жертв яды, но здоровье у тролля было богатырское, и никакая отрава на него не действовала. А настолько сильных токсинов, которые бы сработали, тут отродясь не было.
  Тролль не был дураком и всем сразу поставил условие, что, если до заката все жители деревни не будут перед ним, он всех убьет. Так что вызвать помощь из города они могли, но спасать уже будет просто некого.
  Думали бежать, но убежать от тролля невозможно, пусть он не так быстр, но выносливость у него дикая, догонит в любом случае. Старик даже план составлял, как сбежать женщинам и детям, пока мужчины будут задерживать монстра собой. Но тролль их как-то услышал и сразу сказал, что если они попытаются, то первым делом он побежит за женщинами и детьми и съест их у мужчин на глазах.
  Деревенские пытались нанять кого, чтобы с троллем справился, но сюда никто особенно сильный никогда не заглядывал, стража тоже не бывала. А когда приезжал сборщик налогов, то тролль приказывал в его подвале размещать детей, и если деревенские посмеют сболтнуть лишнего, то он убьет их.
  Старик как-то пытался намекнуть чиновнику на их проблему, но тот ничего не понял или ему было все равно. Да и после войны воинов не так много осталось.
  Так и жили в Подковинке все эти годы, пока не пришел я.
  Да, походу это им боги меня послали.
  - Я готов понести наказание за содеянное, - сказал Линон. - Я совершал страшные грехи и готов умереть за это.
  Никто бежать или скрываться не собирался. Они загубили немало людей, так что наказания заслуживают.
  Но этих людей можно понять.
  С троллем они все равно не смогли бы ничего сделать, а эти твари известны своей жестокостью и злобой. Тролли не тупые гиганты, как многие думают, они довольно разумные, кровожадные и злобные твари, которые рассматривают другие народы исключительно как еду. Даже орков порой едят, но из-за страха перед шаманами этим не увлекаются.
  Выбора у этих людей просто не было.
  И не на службе я, чтобы их судьбы решать.
  - Тушу сожгите, а голову в тряпки закутайте, - велел я. - Притащу ее капитану стражи Дольшека, и он уже будет решать, что с вами делать.
  - Да будет так, - согласились они.
  На следующее утро я, не завтракая (прошлого раза хватило), забрал сверток с головой тролля и отправился дальше. Мне вернули все, что забрали, включая мои мечи. Предлагали еще и деньги, но я отказался. С финансами проблем у меня нет, а отбирать у деревенских последнее мне совесть не позволила.
  Главное, развлекся хорошо.
  С троллем я справился, заигрался только слегка, но после пяти лет застоя я чуть было голову не потерял от нахлынувших чувств. Да и заслуживала тварь мук и ужаса. Мог бы быстро убить, но очень хотелось растянуть удовольствие. Увидь это Старик, он бы меня поколотил за выкрутасы, но удержаться в тот момент было тяжело.
  Я шел по коридорам казармы стражи прямо в кабинет капитана.
  Парня с двуручником и огромным свертком за спиной никто останавливать не решался. Да я особо и не показывался людям, не желая привлекать внимания.
  Быстро нашел кабинет и переместился сразу внутрь.
  - А-а-а! - вскрикнул пожилой мужчина, когда в его кабинете из воздуха появился вооруженный человек.
  Первой его мыслью было крикнуть подмогу, но, видя, что я ничего не делаю, он остановился.
  Судя по лицу, он быстро понял, кто перед ним. Может, то, что я варлок, было не первой его мыслью, но то, что я оказался тут при помощи магии, он осознал моментально.
  Не знаю, честный ли он человек или взяточник, но то, что не идиот, видно сразу.
  - Я капитан стражи Дольшека Ксир Меир. С кем имею честь говорить?
  - Ферокс Мейтланд из отряда Рычащих Псов, - вежливо кивнул ему.
  - Гвардейский офицер, - хмыкнул он.
  - Нет, я отказался от вступления в королевские войска. Сейчас же я просто путник, который заскочил к вам по важному делу.
  - Присаживайтесь, я внимательно вас слушаю.
  - Я постою, а дело у меня такое, - с этими словами я развернул сверток.
  Когда он увидел голову тролля, то сразу понял, что перед ним. Я встречал людей, которые никогда троллей не видели, и при первой встрече даже с трупом реакция у них похожая. Но Ксир явно знал, что перед ним такое.
  Мужик помрачнел.
  - Это я добыл в деревне Подковинка, что на болотах недалеко отсюда, - начал я. - Тролль держал в заложниках деревню, угрожая съесть их детей, в случае неповиновения и заставлял местных кормить его.
  - Кормить?
  - Думаю, вы замечали участившиеся пропажи на болотах за последние несколько лет.
  Судя по лицу, он сейчас готов сам порвать кого угодно. Да, три года не замечать врага под носом - это такой позор, что он и феодал много лет отмываться будут.
  - Я посчитал, что не стоит поднимать панику среди людей и не стал показываться с этим предметом. Да и деревенских попросил молчать о случившемся, - успокоил я его.
  Гуляй я по городу с этой головой на виду, мог бы заработать славу и почет, но заодно и врага мог себе нажить. Не то, чтобы меня возненавидели, но благодарны бы точно не были. Феодал обязан защищать своих подданных, а если выяснится, что он три года тролля не видел, позор будет страшный. Капитану стражи тоже достанется, скорее даже больше, чем феодалу. Так что я решил не губить чужие карьеры и не плодить недоброжелателей.
  Капитан стражи облегченно вздохнул.
  Он, небось, только что увидел перед глазами всю свою жизнь. А разгневанный граф на эмоциях мог и казнить капитана.
  - Благодарю вас за оказанную инициативу, господин Мейтланд, - улыбнулся он. - Обещаю, ваша забота не будет забыта.
  О! Это он правильно понял мой намек.
  Награду за свою работу я бы получить не отказался.
  Деньги в любом случае нужны.
  - Думаю, пять сотен хорошо окупят ваши труды.
  - Двух сотен вполне достаточно, - скромно улыбнулся я. - Я человек не жадный и не стремлюсь мигом разбогатеть, да и более чем уверен, что страже эти деньги больше нужны.
  - Признателен вам за понимание, - улыбнулся он.
  Я вообще-то и тысячу мог бы попросить, но, общаясь с Себастьяном, я многому научился.
  Жадность - дело бестолковое. Если слишком сильно наглеть, можно и ничего не получить. Я ж понимаю, что для текущего положения в стране пять сотен - деньги немалые, так что от них я отказался. Но и вовсе от денег отказываться нельзя, ибо любая работа должна быть оплачена.
  Так что умеренная сумма, которая не напрягает капитана и удовлетворяет меня.
  - Что вы думаете насчет тех селян? - спросил он.
  - Тут непросто, - нахмурился я. - С одной стороны, они совершили немало грехов и загубили многих людей. Но с другой стороны, выбора у них не было. Либо делать, что приказывает монстр, либо смотреть, как твоих детей едят. Тролли не тупые, особенно такие 'маленькие'. Он прекрасно знал, как давить на селян и заставлять их делать все, что ему нужно. Они просто делали, что могли, и старались спасти тех, кто им был дорог. Справиться или сбежать у них не получилось бы, как и попросить помощи. Прошу вас быть к ним милосерднее, но все же наказать. Ведь родные погибших могут и узнать о том, что случилось, и у вас могут быть неприятности с ними.
  - Я обдумаю ваши слова, - кивнул он.
  Ксир показался мне разумным человеком. Он военный, а такой не будет действовать глупо. Вырезать целую деревню он не станет, это привлечет ненужное внимание, все равно как-то всплывет, да и видит он, что я это не одобрю. А мне он обязан, так что вызывать мой гнев, да и вообще наезжать на Рычащего пса, он не рискнет. Он не дурак, который думает, что варлоки - инвалиды.
  К тому же я, пусть и простолюдин, но после войны имею статус Рыцаря, а значит, я не абы кто, даже уйдя из армии.
  Буду лишь надеяться, что он поступит дальновидно.
  - Стража Дольшека перед Вами в долгу, - кивнул он. - Если мы можем вам чем-то помочь, то не стесняйтесь спрашивать.
  - Кое-какая помощь мне все же нужна. Я ищу одного человека, который на днях должен был прибыть в ваш город. Если ваши люди помогут мне его отыскать, я буду крайне благодарен.
  - Надеюсь, ничего такого, на что мне стоит закрывать глаза?
  - Ничего незаконного или опасного. Просто встреча. Просто укажите, где он, и я сам с ним поговорю.
  Продемонстрировал ему портрет, что мне дал Старик.
  На нем был изображен Эмиль. Пепельные волосы, голубые глаза, похож он на своего отца, только другой цвет волос и, благо, усов нет. Портрет сделан в пятнадцать лет, но не думаю, что он сильно изменился, иначе бы мне этот портрет не выдали.
  - Я немедленно распоряжусь. Чаю? - предложил Ксир.
  - Я не против...
  
  ***
  
  Поморщившись от противного лучика света, который настойчиво бил в глаза, и шума на улице, к которому он пока не привык, Эмиль начал просыпаться.
  Первые несколько минут он ждал, когда в его комнату войдут и начнут его будить и мешать спать, так как он опять зачитался перед сном, и теперь ему не хочется рано вставать, но никто так и не пришел.
  Сначала он немного испугался, что что-то не так, но затем окончательно проснулся и вспомнил, что он не дома. Немного жесткая кровать подтвердила его мысли.
  Осознав все это, он довольно улыбнулся и посильнее закутался в одеяло.
  - 'Никто меня не будит и не мешает', - подумал он.
  Как же давно он мечтал об этом.
  Здесь нет матери, ранней пташки, которая обычно врывалась в его комнату и поднимала с постели. Она всегда будила его к завтраку, читала нотации, пока он просыпался, и ругала за то, что он не спит по ночам и много читает.
  Затем за завтраком она всегда рассказывала ему распорядок дня, в который постоянно впихивала уроки музыки, верховой езды и еще какой дичи. Он спрашивал ее об уроках магии, и она нехотя выделяла время на эти 'бессмысленные занятия'.
  После завтрака она или присутствовала на всех его уроках или находилась недалеко, стараясь все контролировать. Папа, конечно, вмешивался, давая ему больше свободного времени, даря интересные книжки, а иногда и сам чему обучая его, но он сам порой был занят, и парню приходилось страдать.
  Благо хоть учителя были понимающими людьми и старались как-то облегчить парню его 'муки', но в своих возможностях они были крайне ограничены.
  После уроков мама обычно приносила ему портреты каких-то девушек из соседних земель, которые прислали их отцы. Но Эмиль только тяжело вздыхал и даже имена их запоминать не пытался.
  Может, те девушки были и ничего, но выбрать кого-то исключительно по портрету было делом глупым. Да и понимал он, что всем просто хочется породниться с графским родом Неоран, который после войны стал еще сильнее и влиятельней.
  Это юного Неорана дико бесило. Он хотел сам заслужить славу и почет, не желая походить на других молодых аристократов, которые живут за счет родителей и кичатся их величием, тогда как сами из себя ничего не представляют.
  Но мама не отпускала его никуда. В Университет Магических Искусств она отпускать его отказывалась, в армию тоже, и хотела, чтобы он всегда был рядом.
  И так каждый день.
  Нет, маму Эмиль любил, он прекрасно понимал, что так она проявляет свою заботу о нем. Она многих родных потеряла и теперь боится за сына, но при этом она фактически превратила все его существование в какую-то тюрьму!
  Каждый день по расписанию, ешь только то, что прикажут есть, и делаешь лишь то, что разрешат. Может, кто к твоим личным желаниям и прислушается, но только если они не противоречат желаниям начальства.
  Так что ничего удивительного в том, что Эмиль сбежал из дома.
  С отцом ему удавалось выезжать в разные поездки, там он многое узнал, и эти знания ему пригодились. Несколько недель он втайне от всех кропотливо создавал портал, который и перенес его из его дома. В точке выхода его уже ждал конь, а потом он за день добрался до Дольшека.
  Эмиль дураком не был, он прекрасно понимал, что или его побег - чистое везение, или папа просто решил его отпустить. Второе, скорее всего. Эмиль пусть и был магом, но не считал себя таким уж крутым, чтобы тягаться с Гончей Смерти. Отца в бою он видел и прекрасно понимал всю разницу.
  - Интересно, сколько я еще буду на свободе? - спросил он сам себя, смотря в потолок.
  То, что за ним придут, он не сомневался. Отец под давлением мамы точно скоро приедет. Можно, конечно, попытаться сбежать, но злить папу ему бы не хотелось, а как он отреагирует на все это, еще не понятно.
  Так что, смирившись со своей судьбой, Эмиль решил дождаться отца в этом городе. Нет, он хотел бы еще побыть на свободе, но совесть замучает от мысли о том, как сейчас страдает мама.
  К тому же с папой можно будет договориться. Отпускать он его не станет, это было бы нереально, но путь домой вполне может быть длинным.
  Окончательно проснувшись, Эмиль поднялся и пошел мыться и одеваться. В комнате, которую он снял, уже был небольшой бардак, что вполне естественно, так как уборкой парень никогда не занимался. Книги валяются в разных местах и бумага, в которой он делал записи.
  Попав в Дольшек, он с трудом удержался от того, чтобы забежать в книжную лавку и купить там все, что его давно интересовало. Папа всегда втайне от мамы доставал ему интересную литературу, но желание купить самому все, что нравится, было так велико, что ему потребовалось немало усилий, чтобы сдержаться. Денег у него с собой немного, он скопил определенную сумму, но тратить ее бездумно не хотел.
  Папа не для того учил его быть бережливым, чтобы он все просадил в один день, а затем жил на улице.
  Эмиль помылся и оделся. Когда он собирался, то старался брать как можно менее дорогие и броские одежды. Таких у него было немного, мама любила наряжать его во все лучшее, но в свое время он достал себе несколько вполне себе обычных рубашек, камзол с минимумом украшений и хорошие брюки. Разве что эльфийские сапоги, которые реально хороши во всем, он оставил.
  Исконные эльфы вообще делают превосходную одежду. Эльфийские ботинки даже дварфы со скрипом, но признают как великолепную обувь. Да, одежка у них порой специфична и не понятно, для мужчин она или для женщин, но качество всегда на высоте.
  Вот и сейчас на нем белая рубашка, серые брюки, белый камзол и серо-зеленый плащ. Пригладив свои пепельные волосы, он быстро закинул все свои вещи в пространственный карман и покинул комнату. Вещи он всегда старался брать с собой. Отец приучил его к некоторой паранойе и не доверять свое другим, а для мага закинуть поклажу в пространственный карман - дело секунды.
  Спустившись в общий зал таверны, он подозвал служанку и заказал себе еду.
  Остановился Эмиль в довольно приличном заведении.
  Он прекрасно понимал, что внешность у него запоминающаяся. То, что он аристократ, сразу видно, да и мага при общении легко узнать. И, если такой человек остановится в самой дешевой гостинице, это вызовет слишком много вопросов и подозрений. А привлекать к себе излишнее внимание он не хотел.
  Так что он не стал идти в самое роскошное заведение, хоть и было такое желание, а остановился на вполне себе среднем варианте.
  Симпатичная девушка, виляя бедрами, принесла ему заказ и подмигнула, будучи совершенно не против познакомиться поближе. Эмиль и сам был бы не то чтобы простив, но решил с этим повременить. Еще не понятно, сколько он тут будет находиться, а тратить деньги попусту не хотелось, да и это не домашние служанки, и у них противозачаточного зелья при себе нет, так что рисковать не хотелось. Расстраивать родителей ему не стоит. Папа может будет и не против, но мама точно скандал закатит.
  Так что он спокойно сидел за своим столом и поглощал поздний завтрак.
  Народу в таверне было немного, хотя сейчас утро, так что неудивительно. Это вечером тут будет не продохнуть от людей, а сейчас очень даже малолюдно.
  Таверна довольно уютная.
  Светлые стены, красивые занавески, на стенах картины с пейзажами и портретами каких-то людей и эльфов, лица которых он в маминых книжках по литературе видел. Мебель тут крепкая, но не такая, как в местах, где драки - обычное дело, да и чисто вокруг.
  Окружающие занимались своими делами. Кто ел, кто болтал с кем-то, а кто просто сидел и занимался чем-то своим.
  Дверь в таверну открылась, и внутрь вошел довольно примечательный парень.
  Примерно одного возраста с Эмилем, хотя, скорее всего, чуть старше. Короткие темные волосы, торчащие в разные стороны, очень яркие желтые глаза и весьма острый взгляд. Острые черты лица с парой едва заметных полосок шрамов. Одет в темно-зеленую походную куртку с жилеткой под ней, плотные штаны и эльфийские ботинки.
  Да, именно ботинки, на шнурках, а такие сейчас достать непросто, и стоят они немало, но для пешего путника ничего лучше просто не существует. Эмиль, помимо эльфийских сапог, еще и ботинки взял, на всякий случай.
  На поясе у этого типа висит пара коротких мечей в потертых ножнах.
  Ему не хотелось судить людей по внешнему виду, но, пусть это заведение не такое уж и дорогое, парень не казался ему способным тут остановиться. Хотя обувь очень даже недешевая, такое себе не каждый может позволить.
  - 'Похожа на ту, что у меня', - хмыкнул Эмиль, посмотрев на свои сапоги. - 'Может, у того же сапожника покупал'.
  А вот то, что случилось дальше, ему не очень понравилось.
  Гость обвел взглядом заведение и остановил его именно на Эмиле.
  Легкая улыбка и парень целенаправленно двинулся к нему.
  Наперерез гостю вылез хозяин таверны, который явно посчитал клиента неплатежеспособным, но был полностью проигнорирован, а попытка задержать незнакомца закончилась тем, что полный владелец заведения просто повис на нем, как мешок картошки, и волочился следом, пытаясь остановить. А парень просто стряхнул его, как веточку, запутавшуюся в волосах, и пошел дальше.
  Тип подошел к его столу и молча сел напротив.
  Желтоглазый просто молча смотрел ему в глаза, а Эмиль уже продумывал варианты дальнейших действий. Он маг и знает много боевых заклинаний, вот только враг кажется опытным и явно не даст ему применить чары. У Неорана было несколько простых и весьма эффективных заклинаний на такой случай, но он не был в них уверен. Все же ему никогда не приходилось сражаться по-настоящему.
  - Вам что-то нужно? - все же решил спросить он.
  Парень усмехнулся и опять отмахнулся от хозяина таверны.
  - Я буду жаловаться капитану стражи! - пригрозил хозяин.
  - Удачи, его люди, скорее всего, еще за дверью, - сказал желтоглазый. - А пока принеси чего поесть, да поживее.
  От такой наглости хозяин таверны только и мог, что открывать и закрывать рот, как рыба, выброшенная на берег. Он встал и пошел на улицу, явно намереваясь найти стражников.
  - Люди порой такие непонятливые, - покачал головой желтоглазый.
  Через минуту хозяин таверны вернулся, весь бледный и вспотевший, и поспешил на кухню.
  - Я оказал небольшую услугу капитану стражи, так что жаловаться ему на меня бесполезно, - усмехнулся парень.
  - М-да...
  - Знаешь, Эмиль, - обратился к нему незнакомец по имени. - Убегая из дома, вредно быть таким предсказуемым.
  Эти слова просто выбили весь дух из молодого аристократа, и тот огромными глазами уставился на странного типа.
  - Я бы на твоем месте не ехал в Дольшек, а попытался быть более неожиданным, - продолжил он. - Я бы или не останавливался в этом городе вообще, а обошел бы его или же поехал в Тифон, а оттуда в Каэм Лис. Да, там найти дирижабль сложнее, да места там откровенно опасные, но такого от тебя отец бы не ожидал. Ты, надеюсь, не думал, что сам сумел от него убежать?
  Теперь пришла пора Эмилю открывать и закрывать рот.
  Приходит какой-то тип, нагло заваливается, откуда-то его знает да еще и критикует его побег.
  - А так ты просто погулять вышел. Поймать тебя - дело минуты, - развел он руками.
  - Тебя нанял папа? - вжал голову Эмиль.
  Надежда на долгое возвращение окольными путями рухнула в бездну. Видать, отец сильно занят, раз сам поехать не смог.
  - Ага. Так что собирайся.
  - Недолго я гулял, - опустил он голову. - Домой, значит...
  - Ха-ха-ха, - смеялся этот тип. - Так и знал, что такое построение беседы приведет к соответствующему выводу. Расслабься. Я не тащу тебя домой.
  - А?
  - Твой отец - мой друг, так что он попросил меня составить тебе компанию в твоем приключении, - сказал он. - Вот.
  Ему протянули запечатанный конверт. Небольшое заклинание на нем было и явно отзывалось на ауру Неорана, так что подделать его не могли.
  Открыл конверт и прочел письмо.
  
  'Приветик, сынок.
  Этот тип - Ферокс. Надеюсь, вы подружитесь. Слушайся его. Удачи.
  P.S.
  Невесту себе найди, я уже внуков хочу, да и матери твоей нужен новый каторжник'.
  
  Эмиль уронил письмо и потер переносицу.
  Это точно письмо от отца. Только он мог написать столь короткое, но странное и двинутое письмо.
  - Он неисправим, - сказал этот Ферокс, заглянув в конверт.
  - Ферокс... Папа мне говорил про одного человека с таким именем...
  - Ферокс Мейтланд, - улыбнулся парень. - Старик рассказывал обо мне?
  - ХА?! Да он не затыкался часами! - застонал Эмиль. - Мне порой казалось, что ты его незаконнорождённый сын, о котором он мог болтать без умолку! Дико меня достал всеми этими беседами!
  - Че?! - вытянулась его рожа. - А нам он о тебе все время рассказывал. Мы аж на стену от уныния лезли.
  Несколько секунд они оба молчали.
  - Как только заведешь себе детей, отомсти отцу, рассказывая ему часами о своих детях, - сказал этот парень. - Или нет! Вообще не говори. Пусть мучается незнанием! И никогда такие же усы не отращивай.
  - Мне эта мысль тоже пришла в голову...
  - Ну-с, значит, будем знакомы, - протянул он руку.
  Эмиль пожал ее:
  - Приятно познакомиться.
  Похоже, все не так плохо, как он думал.
  А может быть, все гораздо хуже, но, по крайней мере, будет не так скучно...
  
  
  
  
  
  Глава 6. Покупки.
  
  Эмиль оказался куда более приятным человеком, чем я о нем думал. Все же выслушивать задолбавшие рассказы Старика - это одно, а познакомиться лично - совсем другое.
  Я вообще мог с ним еще раньше познакомиться. Себастьян несколько раз приглашал меня к себе, но в то время я был или слишком подавлен, или просто не очень хотел новых знакомств.
  Вот сейчас познакомился, и первое впечатление неплохое.
  Он удивил меня.
  Оказывается, Себастьян не только нас мучил рассказами, парню тоже не повезло часами слушать о нас. Точнее, обо мне. Хотя, может, он еще про кого другого рассказывал, надо бы потом узнать. М-да, никогда не думал, что рассказами обо мне можно пытать. Разве что орков, которые пережили встречу, но и то вряд ли. Орки мне никогда особо разумными тварями не казались.
  Ладно, в целом первая встреча выдалась интересной.
  - А я уже думал, меня обратно домой потащат, - облегченно вздохнул он.
  - Тебе повезло с отцом. Обычный аристократ на его месте или лично бы притащил тебя обратно, или роту латников в сопровождение выдал. Хотя от латных воинов в Просторах мало толку.
  - Там так опасно?
  - Не в этом дело... Передвигаться там непросто... Сам увидишь, когда будем там. Уже решил, куда и как поедем?
  - Да, - кивнул он. - Недалеко от форта Грив нашли древние руины, так что туда сейчас много кто едет. Я сначала думал на дирижабле из Больвы полететь, но там просто не протолкнуться, потому самый быстрый путь - через Криор.
  От одного упоминания города перед глазами всплыли воспоминания о том, что там было. Никогда не хотел туда возвращаться, но думаю, я должен сам увидеть, что там сейчас.
  - Прости. Папа рассказывал, что все, кто там побывал, тяжело реагируют... Там все так плохо было?
  - Хуже, чем ты можешь представить... Давай не будем об этом... Что это за храм такой и чего нам там ловить? Я в руинах Гигантов никогда не был, потому не знаю, чего ждать.
  - Руины Гигантов довольно сложно описать. Я только читал о них, но чаще всего это огромные лабиринты с сокровищами.
  - А не великоваты ли эти лабиринты для обычных людей?
  - Насколько мне известно, многие руины построили те, кто жил тогда вместе с Гигантами и в честь них все это возводил. Так что сами места вполне себе человеческих размеров, иначе бы там никто никогда ничего и не унес.
  - Логично... Вот только достанется ли нам что-то? Туда, небось, уже треть королевства съехалась.
  - Скорее всего, мы приедем, когда самые простые и близкие помещения уже осмотрят, придется заходить вглубь.
  - Тебе так сильно хочется туда?
  - Не сказал бы, - замялся он. - Я вообще просто хотел посмотреть эти места и попутешествовать. Опыта хочу набраться, потому нам не обязательно в сами руины идти, а проблем, я думаю, мы и без этого найдем.
  - Пожалуй, - кивнул я. А парень умнее, чем кажется. Он, может, и мечтает о приключениях, но сам в беду лезть не стремится. Я думал, мне его отговаривать придется, но все оказалось гораздо проще. Видна кровь Старика, в адекватности Эмилю не откажешь, по крайней мере, пока. - Короче, решим, как доберемся. Если будут веские причины, спустимся в сами руины, если нет, найдем куда более интересные пути.
  - Думаю, это лучший вариант, - покивал Эмиль. - Что сейчас будем делать?
  - Ты босс, тебе и решать, - развел я руками. Да, это его приключение, а я просто сопровождающий.
  - Мне интересно твое мнение, - сразу понял он.
  - Нам нужно кое-что прикупить, а с ближайшим караваном поедем в Рамау. Телепортом быстрее, но у нас вряд ли найдется столько денег.
  - Это да, у меня не так много средств с собой, - вздохнул он. - И ритуал телепортации я применить не смогу.
  - А чего в банке не снимешь? - удивился я.
  - Не хочу особо тратить эти деньги, - замялся он. - Да и понимаю, что так меня будет легко отследить.
  - Опасаешься погони?
  - Не, мама потом будет допрос устраивать, на что тратил. Ей денег не жалко, но желание контролировать меня столь сильное, что будет спрашивать, на что потрачен каждый медяк, а личного счета у меня нет. Мне папа хотел его открыть, чтобы ни у кого кроме меня доступа не было, но как-то не срослось, дома проблемы возникли, и пришлось быстро возвращаться. Хотели в следующий раз, но я, как видишь, сбежал.
  - Понимаю, - кивнул я.
  - Через банк меня легко отследить и мама вполне способна нанять кого-нибудь для моих поисков.
  - Тоже верно, - согласился я. Он говорит разумные вещи. Я немного знаю о дварфийской банковской системе. Все же их основные клиенты - торговцы и аристократы, а вот обычные люди нечасто с ними пересекаются. Я может и Рыцарь по званию, но дел с банком особо не имею. Снимаю изредка со своего счета, если сильно нужно, но редко. Благо, питание и проживание в Академии было бесплатным, тратил только на одежду и всякие мелочи. - Значит, сделаем так. Пока тратим то, что есть, а если прижмет, обратимся в банк. В Мортеме отследят, а вот из Просторов информация может идти месяцами. Да и проверить можно. Думаю, Старик чего тебе поверх и оставил.
  - Идет.
  - Ну, тогда доедаем и идем. В Дольшеке неплохие лавки и цены спокойнее. В Рамау все будет стоить в разы дороже.
  Мы занялись едой. Я ел, как обычно. Привычку быстро съедать все с тарелки я за пять лет поборол, потому никуда не торопился и спокойно жевал. Эмиль же даже в манерах был аристократом чистой воды и ел изящно, будто он на светском раунде. Хотя, скорее всего, это я еще упрощенную версию вижу. Нет, не вычурно и с кривляньями, как можно подумать, а вполне себе легкие и отточенные движения.
  М-да. Вот она разница в происхождении.
  - У тебя самого оружие есть? - спросил я.
  - Да, - кивнул парень. - Вот.
  Достал из пространственного кармана длинный кинжал, почти короткий меч. Слабоизогнутое лезвие, длина - сантиметров сорок, короткая рукоять. Бебут. Не меч и не палаш, так популярный среди дворянства, а короткое оружие для ближней дистанции. Именно то, что наиболее подходит для боевого мага, что способен встретить заклинанием любую угрозу, кроме подобравшейся совсем уж вплотную.
  - Сойдет, но запасное оружие тебе не повредит, - кивнул я. - Ты можешь быть хоть сто раз магом, но иметь козырь в рукаве тебе пригодится. Я вот два меча коротких ношу, на случай, если один потеряю, в бою потеря оружия - смертельна.
  - Ну, давай, - пожал он плечами. - Папа научил меня владеть оружием, хотя я бы не стал всецело полагаться на свои способности в фехтовании.
  - Я тебе время для колдовства дам, но уметь защитить себя ты должен.
  После еды мы пошли искать оружейную лавку. Благо, любой стражник с радостью указывал нам нужное направление. Хорошо иметь в друзьях капитана.
  Лавка оружейника представляла собой небольшой домик с большой вывеской над входом. Внутри помещение оказалось довольно просторным. Стены увешаны мечами, топорами, булавами и ножами. Полные латные доспехи в углу и разные элементы на витринах под стеклом. Напротив двери в конце зала - большой прилавок, за которым стоял какой-то молодой парень с веснушками на лице, одетый в добротный костюм.
  - Добро пожаловать в лавку Мангуста! - сказал он. - Я Нинон Мангуст. Эта лавка - одна из старейших в городе и торгует лучшим оружием в наших краях.
  - Добрый день, мистер Мангуст, - обратился я к нему. - Нам нужно кое-что в вашей лавке.
  - Что именно? - посмотрел он на меня. Увидел у меня на поясе два меча и за спиной один двуручный, и глаза его сразу загорелись. Наверно, подумал, что я просто дурак с кучей оружия и меня можно развести.
  - Боевой длинный кинжал, перевязь метательных ножей, поножи и наручи, металлические, - озвучил я.
  - Сию минуту, - Нинон расплылся в улыбке и убежал.
  Через минуту парень вернулся, держа в руках длинный кинжал по размеру примерно такой же, как у Эмиля, но с очень приметной рукоятью. Белая кость с короткой гардой, украшенной тонкой резьбой и золотыми проволочками. Достал клинок и посмотрел на него, и через секунду закрыл.
  - Есть что-то другое?
  - Чем вас не устраивает это оружие? - нахмурился парень.
  - Нам нужно боевое оружие, а не разукрашенный клинок для выпендрежа, - вздохнул я, - кроме того, Больвийский клинок - не лучший выбор для Просторов. Я бы предпочел что-нибудь дварфийской работы.
  - На вас тоже повлияли эти послевоенные веяния? Смею заверить вас, сударь, людские клинки не настолько уступают дварфийским, как это стало принято считать в последнее время. До войны вся армия нашего королевства вооружалась клинками из Больве, и переход на дварфийские клинки был вызван вовсе не разницей в качестве,- начал задвигать мне этот тип.
  Все хуже, чем я думал.
  - Да на этом клинке личные клейма отсутствуют, только клеймо цеха. Возможно, некоторые мастера действительно могут выковать клинок 'не настолько уступающий дварфийскому', возможно, некоторые могут их даже превзойти. Но это касается клинков работы мастера. Зачем мне ваша железка массового производства?
  - В Больве все так плохо? - спросил Эмиль.
  - Для человеческого оружия - сойдет. Во время войны орки полностью разрушили наше производство оружия и королю пришлось закупаться дварфийским. Вот после войны в Больве частично удалось восстановить производство, так как оркам город взять не удалось. Их клинки неплохие, но я бы ими вооружаться не стал. Обычное серийное производство, которое выдают стражникам или рядовым солдатам. Когда они начали производить такое, - я кивнул на разукрашенный кинжал, - я вообще не в курсе.
  - Вот оно как, - хмыкнул маг, - Мы что, похожи на нерадивого армейского закупщика, которому плевать, что брать, главное, чтобы дешевле вышло?
  У парня явно были хорошие учителя риторики. Речь, внезапно начавшая просто сочиться дворянским высокомерием и презрением к окружающим, заставила торговца вздрогнуть. Но, увы, тому не хватило ума, чтобы отступить.
  - При всем почтении к вашим благородным предкам, господин, - торговец явно очень желал обложить нас последними словами, но не желал связываться с неизвестным дворянином, что вынуждало его сдерживаться, - подобный клинок у меня покупал даже виконт Дольшский. Вы считаете, что ваши стандарты выше?
  Эмиль завис, разрываясь между желанием рассказать миру, где Неораны видели род мелких приграничных бургграфов, и нежеланием привлекать внимание.
  А мне начал надоедать этот цирк.
  - Эй, сударь, как насчет пари? - предложил я.
  - Пари?
  - Да. Если я докажу, что твой кинжал - мусор, ты бесплатно отдашь мне все, что я захочу.
  - А что получу я, если проиграешь?!
  - Куплю все, что угодно, по тройной цене.
  Парень не стал сразу отвечать. Его глаза забегали. Он думал. Ему явно хотелось продать что-то дорогое по тройной цене, но он боялся проиграть. Вероятно, тот, кто владеет магазином, будет очень недоволен, если он продует, но если победит, то точно получит кучу денег. Не надо быть телепатом, чтобы понять, о чем он думает.
  - Купишь любую вещь?
  - Самую дорогую.
  О! Как загорелись его глаза. Видать, тут есть какой-то дорогой мусор.
  - Что делать?
  - Все просто, - улыбнулся я и достал один из мечей ликвидаторов. - Это мой меч. Я ударю по нему твоим кинжалом. Если кинжал выдержит, ты победил.
  - Идет! - не раздумывая, согласился он.
  Эмиль за спиной только вздохнул. Он-то, в отличие от этого типа, явно понимал, что к чему, но молчал.
  Кладу свой меч на прилавок, а затем беру этот кинжал. Целюсь точно по своему мечу.
  Удар!
  Громкий лязг разносится по лавке, и половина кинжала отлетает в потолок и застревает там.
  На моем мече ни царапины, а вот от ножика мало что осталось.
  - Как видишь, твой мусор бесполезен, - кидаю ему обрубок на стол. - А теперь тащи нормальные вещи.
  - Это не считается! - завопил он. - Ты жульничал! Зачаровал лезвие! Я позову стражу! Убирайте...
  - МОЛЧАТЬ!!! - прогремел мощный бас из дверного проема за спиной парнишки.
  Все аж подскочили от неожиданности, ну кроме меня, так как его приближение я сразу почувствовал и все затеял только ради этого.
  В лавку вошел очень высокий широкоплечий мужчина, с мощным телом, большим пивным животом и густой черной бородой. Он нахмурил густые брови, а затем посмотрел на нас. Затем перевел взгляд на оружие и поломку. Рукой достал до потолка и вытащил обломок.
  - Я, конечно, знал, что ты с этим делом когда-нибудь влипнешь, но чтоб так...
  - Дядя, это мошенники! Они...
  - Молчать! - рыкнул на него мужчина. - Хватит меня позорить!
  Парень вжал голову и задрожал.
  - Прошу прощения за своего племянника, - вздохнул мужчина. - Он еще молод и неопытен. Польстился на деньги больвийцев да на их речи о том, что он так 'спасает державу', не меньше...
  - Дядя! Дварфы правда захватывают наши рынки! Если Больве разорится, через пару поколений наши кузнецы не смогут сковать ничего сложней подковы...
  - Если Больве разорится, оно просто перейдет обратно под управление короны, как и было до того, как двадцать лет назад Альхберт с перепою дал им статус вольного города. Защищаешь ты не что иное, как их вольности и кошельки, - мастер пригвоздил племянника тяжелым взглядом.
  Особо расстроенным торговец все-таки не выглядел. Ну, оно и понятно - мы путешественники, проедем мимо и репутацию ему тут портить не будем. А вот племянник его запомнит урок на всю жизнь.
  - Мое имя Артур Мангуст, я владелец и создатель большинства оружия, что вы здесь видите, - представился мужчина. - Прошу прощения за действия своего племянника. До того, как перейти ко мне в ученичество, он занимался другой сферой торговли и еще не привык к тому, что клиентов надо оценивать не только по количеству дорогих побрякушек на одежде...
  - Я понимаю, - кивнул я.
  - Для меня большая честь встретиться с варлоком...
  - Чего?! Этот тип - варлок?! - удивился Нинон. - Да он же немного старше меня!
  - Да, заткнись ты уже! - зашипел на него Артур. - Ладно, ты не узнал варлока сразу. Опыта не хватило. Но теперь-то? Ты же потому и согласился на этот дурацкий спор, что знал, что обычному человеку так клинок сломать не по силам! К твоему сведению, большая часть варлоков на войне подростками была. Хватит бардов слушать, не верь в их бредовые россказни! - затем повернулся к нам. - Еще раз прошу прощения. Он из Миритора, а тот город от войны почти не пострадал, вот там народ очень мало знает.
  - Мда... Забудем этот инцидент. Меня зовут Ферокс, я хотел бы уже, наконец, купить тут нужные мне вещи.
  - Сейчас, - кивнул мужчина и вышел, утянув за собой племянника.
  Парнишку явно ждут проблемы, так как ну очень сильно он оскорбил своего дядю. В наше время многое завязано на чести и гордости. Если младшие члены семьи говорят такие вещи, это бьет по репутации старших. Сам инцидент мастер мог бы еще посчитать уроком и спустить на тормозах, но столько раз встревать в речь дяди при посторонних... Если старший не может заткнуть младшего, то его считают слабым или глупым человеком, и уважать такого никто не будет.
  Вскоре Мангуст старший прибыл с товарами. Первым делом он положил перед нами кинжал, который напоминал широкий и длинный кортик. Вроде это называется гладиус - короткий меч особой формы.
  Эмиль взял оружие в руку и сделал несколько движений. Сразу бросилось в глаза, что боевая школа у него не дворянская. Аристократы хорошо обучены владению оружием, но их удары более, так сказать, плавные. Это заметно. Ведь чаще аристократы сражаются не на поле боя, а на дуэлях и турнирах, потому движения у всех плавные, красивые и сложные. Нет, такой стиль может быть эффективен в реальном бою, но, скорее, может победить технически, тогда как на войне нужны порой простые и точные удары, и фехтовать там не с кем.
  У Эмиля же движения короткие, рваные и хорошо отточенные. Он, может, не самый лучший фехтовальщик, но за себя постоять точно сможет. Это же отметил и владелец лавки.
  - Дварфийское оружие, - пояснил мастер. - У меня не так много их творений, да мне никогда и не сравниться с их мастерами, но вещь достойная. Как вспомогательное оружие всегда будет полезно. Раны от него очень опасные из-за листовидной формы клинка. В Иморалане такие распространены.
  Этого я не знал.
  В Иморалане, как уже говорил, никогда не был, и никогда особо не интересовался какие там порядки. Надо бы узнать о своей родине, а то глупо как-то получается.
  Далее мастер поставил на стол мои вещи. Перевязь с десятком метательных ножей. Небольшие ножики с треугольной формой клинка, маленькой рукояткой и двумя крючками на навершии, чтобы было удобно выдергивать ножи из ножен пальцами. Вполне себе удобная конструкция, да и сами ножны могут крепиться не только на перевязь, но в другие места. Потом можно будет разложить ножи, как мне удобно.
  В бою дополнительное оружие всегда должно быть под рукой и главное - быть доступным. Так что два дополнительных меча и куча ножей были у нас обычным делом, помимо основного меча. И зацеплены кинжалы были, где только можно. На плечах, за спиной, на бедрах, голенях и предплечьях. Все, чтобы всегда можно было достать, потому как мы порой попадали в такие ситуации, когда рука зажата или мы скованны в движениях.
  Помню, меня однажды орк-шаман заклинанием паралича поймал. Меня скрутило и обездвижило, но рукой я сумел ухватиться за один из ножей за спиной, и, когда он подошел слишком близко, уверенный, что заклинание все еще меня держит, я всадил ему нож в глазницу.
  От того орка я свой амулет и получил.
  Ножи мне понравились, качество очень хорошее, не дварфийская работа, но вещь достойная. Вес приемлемый, доставать удобно, а большего и не надо.
  Далее пошли поножи и наручи.
  Обычно у Рычащих Псов из брони только поножи, наручи и нагрудная пластина, и все это надевается поверх одежды. Доспехов у нас минимум, так как нам нужно быть мобильными и легкими, чтобы сражаться с троллями. Мы не Стальные Быки, которые могли тролля прямым ударом кулака отбросить. Да, и у Псов есть немало силы, но мы часто полагаемся на точные удары меча и инерцию, набираемую от падений и взмахов. Так что нам запрещено быть неуклюжими. Еще мы носили специальные маски, которые были самой дорогой частью нашего обмундирования. Они легкие, давали хороший простор, закрывали и защищали голову и были фактически артефактами. Очень ценная и полезная вещь, которая наряду с нашими тяжелыми ножнами, была символом Рычащих Псов. Многие на этих белых масках рисовали собачьи морды или лица демонов для устрашения врага. Орки, пусть и тупые дикари, ребята суеверные, такие психологические ходы против них хорошо работали.
  Поножи и наручи у нас были довольно крепкими. Порой на них приходилось принимать удары врагов. Пусть у нас и есть гравюра Щит, не всегда можно было среагировать и активировать ее, так что такая защита порой спасала. Не всегда, но все же. Лучше сломать руку, чем получить топором в голову.
  Вот и сейчас я надел броню. Достаточно легкая и удобная, хотя с моей силой вес вообще значения не играет.
  - Сколько с нас?
  - Кинжал и ножи бесплатно, - вздохнул он. - Я должен нести ответственность за племянника и уговор выполню.
  - Благодарю...
  - Это вам спасибо, - улыбнулся мужчина. - Если бы не пришли варлоки, осада с города никогда не была бы снята. Так мы тут и передохли бы от голода под атаками орков.
  - Я в той битве не участвовал, - вздохнул я. - Наш взвод повели другой дорогой.
  - Все равно. Благодарю. Есть еще те, кто помнит и благодарит.
  - Спасибо на добром слове...
  Странное это чувство, видеть и слушать все это. За пять лет я ничего особого никогда в свой адрес не слышал, кроме оскорблений. Отчасти, это моя вина, что не раскрывал себя, но тогда и время было другое. А сейчас...
  Все равно непривычно.
  Расплатился за вещи и убрал ножи в пространственный карман.
  - У тебя есть пространственный карман? - удивился Эмиль. - Не знал, что варлокам его приделывают.
  - Очень сложно такую поставить, особенно варлоку, - хмыкнул я. Да, многие себе карман хотели, но гравюры плохо уживаются с карманом, и тот работал хреново, вот никому и не ставили его. - У меня амулет.
  - Покажи, - заинтересовался он.
  Показал ему амулет.
  - С орка-шамана снял.
  - Недешевая штука, - покачал он головой. - Даже такой слабый в столице стоит довольно дорого.
  - Я к ценам не очень присматривался. Один маг хотел его у меня купить, но я отказался, мне эта вещь нужнее.
  - А сколько предлагал?
  - Около пятисот серебряных.
  - Он тебя обмануть хотел. Такой минимум тысячу стоит.
  - Хорошо, что не продал. Он, наверно, и украсть попытался бы, если бы нас на следующий день не отправили в бой.
  - А для чего пластины? - нахмурившись, спросил он. - Они не часть амулета, а что-то стороннее, своя сила есть, но никак не связаны.
  - Не знаю. Смотрится хорошо и не мешает.
  - Что верно, то верно...
  Мы покинули лавку, любезно распрощавшись с мастером Мангустом. Племяннику явно после нашего ухода нехило так достанется, но вполне заслужено.
  После оружейной лавки мы прошлись по городу в поисках каравана, идущего в Рамау. Караван найти довольно просто в любом городе. Идем в торговые или рыночные районы, и там ищем скопление телег. Подходим только к тем телегам, в которые загружают товары, и узнаем, кто владелец и куда едет.
  Нужный караван нашли быстро. Сейчас в приграничные районы часто едут. После войны многое надо восстанавливать. Даже после пяти лет мира работы все еще идут, и, скорее всего, еще лет десять караваны будут ходить очень часто.
  К караванам часто присоединяются путники, так как с ними всегда безопасней идти. Надо только заплатить или самим наняться в охрану, тогда еще тебе приплатят.
  Нанялись в караван. Варлок и маг - всегда желанные гости в охране. Караван уезжает завтра, так что мы пошли гулять по городу. Эмиль постоянно с каким-то голодом поглядывал на книжный магазин, но стоически терпел и ничего не покупал. Выдержка у парня железная, видно, как сильно ему хочется купить хорошую книгу. Я бы и сам был бы не против почитать чего хорошего, но мало ли что будет впереди. Так что деньги лучше сохранить.
  Город оказался даже лучше, чем я думал поначалу. Чистый, многолюдный и спокойный. Никто тут меня не знает, косо не смотрит, и вообще особо внимания не обращают. Двуручник я тактично убрал, а то это оружие уж слишком бросается в глаза.
  Под вечер мы вернулись в гостиницу. Мне хозяин этого заведения уже подготовил комнату со всеми извинениями. Видать, стражники ему что-то такое рассказали, вот он и улыбается.
  Плевать.
  Завтра нам ехать, так что стоит отдохнуть, а то я уже несколько дней толком не спал...
  
  
  
  
  Глава 7. История.
  
  Скрип телег, топот лошадиных копыт, кудахтанье кур в клетках, мычанье быков, что тянули повозки, и болтовня людей - вот такие звуки меня окружали. Из-за этого было невозможно наслаждаться хорошей погодой и пением птичек. Особенно когда какой-то дварф во всю глотку запел песню на своем языке, пугая птиц. Признаю, жизнь на гражданке сделала меня сентиментальным, но я научился находить покой в простых вещах.
  Но таковы обычные будни в караване. Особенно когда нет войны, в противном случае никто бы не болтал и следил за обстановкой вокруг. Никому не хотелось получить стрелу в глаз от какого-нибудь шустрого гоблина, а эти твари умело прятались и атаковали из засады.
  Гоблины - довольно странные создания, как и тролли. До войны их никто никогда не видел. Разве что в легендах какие-то были, оттого название свое и получили, хотя я без понятия, как именно. Гоблин представляет собой существо, похожее на троллей, но ссохшееся до полутораметрового размера, с кривыми зубами и впалым носом. И вот эти твари сильно вредили всем, устраивая диверсии, разнося заразу, травя источники воды и делая ловушки. Сильно бесили всех, кто с ними знался. Многие солдаты предпочитали выжигать леса, чем заходить в рощи, где хотя бы час видели гоблинов. То, что там полно ловушек, заразы и засад, знали уже наверняка.
  Что самое паршивое во всем этом, что поймать и допросить орка, гоблина или тролля было очень сложным, а порой и бесполезным делом. Большая часть орков вообще по-человечески не говорила, а общалась какими-то гортанными звуками, на которые были способны их кабаньи челюсти. Шаманы орков еще могли что-то сказать, так как были самыми умными среди своих соплеменников. Гоблины тоже не очень на человечьем говорили, а вот некоторые тролли как раз могли говорить. Особенно самые 'маленькие', строение черепа имеют схожее с человеческим, как и голосовые связки. Не знаю, с чем это связано, но именно от некоторых пленных троллей нам и удалось узнать большую часть важной информации и имя того, кто привел их - Центора.
  Кто такой Центора, бог он или просто могущественный маг - никто не знает, но именно он каким-то неведомым образом объединил кланы и повел их на войну. Может, и правда божество, а может новый Темный Владыка, только никто его никогда не видел, лишь орки произносили его имя и приносили ему кровавые жертвы.
  Часто можно было услышать, как наступающие орки скандировали: 'Цэнтора, Цэнтора!' - или как-то так, их речь сложно понять.
  Что-то я сильно задумался о прошлом.
  Надо бы вернуться в настоящее.
  А в настоящем мы уныло и медленно двигаемся по тракту в Рамау. Путь наш должен занять около недели, и это меня огорчает. Нет, мы можем пойти сами. У Эмиля есть лошадь, а я могу бежать с не меньшей скоростью, но после встречи с троллем я решил не рисковать. Мало ли что может случиться. Я-то могу отбиться, а вот насчет Эмиля я не уверен. Он хоть и маг, но магу нужно время для произнесения заклинания, а его боевые навыки я пока оценить не мог.
  Караван довольно большой. Дюжина телег, несколько карет и повозок. После войны дороги стали небезопасны, потому путешественники стараются странствовать вместе с караванами. Сейчас везде нужен ремонт, так что такие вот караваны ходят между городами постоянно. Особенно к приграничным городам, чтобы доставлять туда дерево и камень для построек. Во время войны многие местные леса были выжжены, а каменоломни разрушены, много чего было уничтожено, потому восстановление будет долгим.
  - Остолопы! А ну убрали бухло, иначе я вас кастрирую на месте! - услышал я недалеко громкий голос.
  Обернувшись, увидел бочковатого дварфа, с седой бородой и лысой головой, который орал на нескольких людей. Те выпивали на посту, и он их ругал, явно не стесняясь в выражениях.
  - Навевает воспоминания....
  
  - Ты идиот! - кричал Ларджа Рагнхилдер. Крупный дварф с белой короткой бородой и ирокезом на голове. Он тряс своей алебардой с крюком перед высоким человеком, одетым в темные легкие одежды со стальными пластинами на ремнях. У человека было три меча и странная белая маска на лице без прорезей для глаз и дыхания. - Чертов суицидальный психопат! Я же сказал тебе - не лезь туда! Там слишком опасно! А ты попер как баран горный, у меня чуть сердце не остановилось! Да я тебе сам кости переломаю, что ослушался моего приказа, больной ты волколак! Я командир этого отряда, значит, ты должен подчиняться и не рисковать понапрасну!!!
  - Я... делаю... что... умею... - ответил собеседник, а затем просто ушел.
  Дварф хотел догнать и поколотить нерадивого подчиненного, но его удержали другие бойцы, и только поток матерных речей на всех языках разносился по округе...
  
  - Хех, как давно это было, - усмехнулся я. Ларджа тот еще ворчун, а уж когда я делал все по-своему, он каждый раз матерился на меня. Тогда я мало чего понимал, и мне было порядком плевать на свою жизнь, потому и лез на рожон. Ларджа мог быть грубым и вредным типом, но о своих подчиненных он заботился и всегда старался минимизировать потери. Меня тогда временно прикомандировали к их отряду, потому он считал своим долгом следить, чтобы я не убился. Нас, варлоков, только ввели на войну и многих временно присоединили к разным группам, чтобы быстрее опыта набрались. А те бойцы, с которыми ходил я, были реально хороши. Воспоминания о бывшем командире наемников навели меня и на другие мысли. - Интересно, а где сейчас она?...
  Но от воспоминаний меня отвлек шум рядом.
  - Ты, мелкий, не смей перечить мне! - вопил какой-то пьяный охранник каравана. По лицу видно, что он и его пара дружков уже солидно приняли на грудь, и теперь все трое наезжают на Эмиля. Будь они трезвыми, к дворянину бы не подходили.
  - Еще чего, - фыркнул Эмиль. - Я не собираюсь вас слушать, грязные уроды!
  - Ты, похоже, не понял, с кем связываешься, - навис над ним этот бухой грязный мужик, одетый в кольчугу с рогатым шлемом на голове. - Сейчас я научу тебя манерам, раз папочка не сумел. Седой уродец.
  - Давай, посмотрим на эту девку, - заржал один из его дружков. - Седым Бестиям не место среди нормальных людей!
  - Смотри не заплачь! - поддакивал ему второй.
  Эмиль закипал и скрежетал зубами. Слова про 'Седую Бестию' его сильно разозлили.
  - Ой, что, ударить меня хочешь? - издевался над ним здоровяк. - Ну, давай. Я дам тебе шанс!
  Он чуть согнулся, подставляя свою рожу поближе. Эмиль не настолько высокий, чтобы дотянуться до хари этого здоровяка. В Аэсе все такие крупные, по крайней мере, часто встречаются.
  Эмиль воспользовался случаем и ударил...
  Как бы это описать...
  Аристократом после этого назвать Эмиля сложно. Вот и учись у Себастьяна, после такого из высшего общества точно выгонят.
  Мой новый друг просто со всей дури заехал придурку в пах, а когда тот сложился пополам, схватил его за голову и со всей силы ударил коленом в рыло.
  Удар получился мощным, наемника подбросило в воздух, и он упал на землю с разбитым носом. Лежит, корчится и держится за поврежденный 'корень жизни'.
  - Урод! - завопил дружок этого бугая и потянулся к мечу.
  А вот это нехорошо.
  Блинк!
  Появляюсь перед ними и кладу руки им на плечи. Я может не такой высокий, как тот бугай, но повыше этих двоих буду. Да и парень с тремя мечами и множеством метательных ножей по всему телу внушает. Плюс появление у меня эффектное.
  - Успокойтесь. Лучше помогите своему другу и протрезвитесь.
  Парни быстро смекнули, что лезть не стоит.
  Закивали и потащили своего дружка подальше, но по пути их увидел командир, и полились потоки матов и ругани. Да так обильно и неожиданно, что парни выронили своего друга и тот укатился в яму. Вот сейчас выковыривают его оттуда.
  - Дурдом, - улыбнулся я. - Неплохо, Эмиль.
  - Мог бы и раньше вмешаться, - фыркнул он.
  - Мог бы, но тебе и самому надо учиться справляться. Ты чего вообще с ними связался?
  - Да, пьяные они. Издеваться начали из-за цвета моих волос. Я с детства седой, вот они и пристают... всем надо докопаться, - буркнул он.
  О, видать, это личное. Все же люди с волосами пепельного цвета - редкость. Это глаза как у меня вроде есть в Иморалане, а вот серые волосы - довольно редкое явление, даже среди магов. Такое или от пережитых событий бывает, или с рождения. И если от рождения, то...
  - Дурная примета, - фыркнул Эмиль. - Говорят, Темный Владыка Джулинор был седым от рождения.
  Парень сник.
  М-да, вот тебе и получается. Теперь его заточение дома вырисовывается под другим углом. А фраза 'Седая Бестия' мне знакома, так тупой люд сероволосых людей называет, считают, что такие приносят несчастия.
  - Расслабься, - хлопнул его по плечу. - Забей на мнение всех, кто тебе не важен.
  - Постараюсь, - вздохнул он.
  - Пройдет, поверь мне на слово, - постарался убедить его я. Думаю, стоит сменить тему, а то парень в уныние впадает. - У тебя, смотрю, тоже есть гравюра.
  - А? - чуть успокоился он. - Да. Папа в тайне от мамы привел меня к мастеру гравюр и сделал мне Физическое укрепление. Оно не только силы дает, но и продлевает жизнь, так что все маги им пользуются. У меня всего одна, до второй я пока не дорос.
  Да, эта гравюра и правда хороша. Она не то, чтобы дает сверхсилу, а скорее, раскрывает весь потенциал человеческого тела, который на самом деле весьма высок, а если еще и много тренироваться, то физическая сила действительно может превысить даже орочью.
  - У меня тоже такая есть, только более сложная и заточенная больше в усиление, - хмыкнул я.
  - А какие у тебя вообще гравюры? - спросил он. - Папа редко об этом говорил, вот мне всегда и было интересно, если это не государственная тайна.
  - Тайны тут нет, - махнул я рукой, - и так все в бою узнавали, а уж маги подавно. У меня всего восемь гравюр. Четыре гравюры обязательны для каждого Пса, а остальные четыре на выбор давались.
  - Как так?
  - Не было у магов времени разбираться, какие гравюры лучше других, да и возможности экспериментировать тоже, потому делали четыре обязательных, а если есть возможность, делали остальные по желанию самого варлока. Так всем делали. Потому даже среди нас большое разнообразие.
  - Круто...
  - Обязательными являются: Физическое Укрепление, Блинк, Щит и Разгон Реакции. Укрепление, ты и сам знаешь, - продлевает жизнь, усиливает, делает крепче и, главное, позволяет восстанавливать тело. Кости неправильно срастись не могут, само все выправляется, есть возможность отрастить потерянные конечности. Короче говоря, тело само стремится к полноценному состоянию.
  - О таких свойствах я даже и не знал.
  - Лучше тебе и не знать, - поморщился я. - Отращивание конечностей - очень неприятный процесс. Дважды переживал это.
  - Ух...
  - Говорят, придумали эту гравюру как единственный способ безопасного продления срока жизни волшебникам, - вспомнил я слова того мага, что мне гравюру ставил.
  - Да, как альтернативу 'омоложению', - хмыкнул Эмиль.
  - А есть такая?
  - Есть, только ее беда в том, что омолаживает она сразу все тело, включая мозг, и все знания и воспоминания от этого стираются. После процедуры ты точно станешь молодым, а твой мозг будет как у младенца, - пояснил он.
  Вот оно как. Маги при нашем обучении нам многое не рассказывали. Хотя оно и ясно, нас только для войны и готовили, а остальное было не важно.
  - Ну, ясно, - встряхнул я головой. - Далее идет Блинк, довольно сложное заклинание. Телепортация на короткую дистанцию. Сложнее всего научиться применять это в бою.
  - Это так сложно? - удивился Эмиль.
  - Попробуй сохранить восприятие мира, когда окружение и твое положение в пространстве меняется несколько раз за пару секунд. Довольно сложно просто центр тяжести контролировать, а уж сражаться... Потому мы и носили двуручные мечи, ими проще попасть по врагу, когда как битва с коротким оружием крайне сложна, и у нас этому не учили.
  - А сейчас ты смог бы и с коротким мечом сражаться?
  - Сложно сказать. Практиковаться у меня было не на ком, да и война - не время для личных экспериментов. Но в целом опыт есть, так что, думаю, смог бы.
  - Даже не знал, что это так сложно, - хмыкнул он. - Папа делал это все так легко.
  - Он был варлоком еще до нас, и этот стиль отточил до идеала. До его уровня вряд ли кто из Псов поднимется в ближайшие годы.
  Парень удивился. Видать, он не понимал, насколько силен его отец. А Себастьян может и любит похвастаться, но самолюбованием не страдает, потому о таком мог и не рассказать.
  - Твой отец - наш прототип. Именно он стал тем, с кого делали всех Рычащих Псов.
  Судя по лицу, Эмиль этого тоже не знал. Вот и открываю ему тайны мироздания.
  Я, между тем, продолжил:
  - Щит - стандартный магический барьер, создаваемый перед рукой как настоящий щит. Нужен, чтобы защищаться от стрел и метательного оружия и некоторых ударов, когда нет возможности уйти.
  - Некоторых?
  - Ну, один тип попытался так удар тролля заблокировать... его расплющило... - поморщился я. - Аж вспоминать тошно...
  Парень позеленел, видать, представил себе, что может стать с человеком после удара тролля. Идиоты перевелись быстро, еще в первые месяцы войны, так что к концу первого года остались только самые осторожные. Потом пришла вторая партия варлоков, но этих уже успели предупредить. Жаль, не все слушались.
  - Ну, а Разгон Реакции - заклинание, служащее, чтобы постепенно разгонять сознание. Начинаешь быстрее думать, быстрее реагировать и принимать решения, а мир вокруг все медленнее и медленнее.
  - Почему не сразу, а постепенно?
  - Физическое укрепление - вещь хорошая, но даже она может не справиться с такой нагрузкой на мозг. Если будет моментально - просто сварит мозги в черепе.
  - У-у-у, это, наверное, больно...
  - Именно поэтому реакция усиливается постепенно, так минимизируются нагрузки и мозгу дается время привыкнуть. Полезная вещь, но требует времени.
  - Значит, эти четыре обязательны для всех?
  - Ага. А остальное по желанию. Маги дают рекомендации, какие гравюры лучше всего взять. Вот из предложенного списка и выбираешь.
  - И что ты выбрал?
  - Ничего такого уж сложного я не брал, - пожал я плечами. - Сфера Ощущений, хорошая штука, позволяет чувствовать окружение, и легче ориентироваться в пространстве. Например, телепортироваться туда, куда не видишь, но чувствуешь. Между этажами и в толпу врагов...
  - В толпу врагов... - нахмурился он. - Так вот как ты получил прозвище Уравнитель? Ты просто знал, где безопаснее?
  - Не я один такой гравюрой владел, - усмехнулся я. - А прозвище получил только я.
  - Я еще разберусь, как ты это делал!
  - Удачи, - пожелал я ему. Вообще-то там нет ничего такого сложного, просто маленькая хитрость, которой меня научил один маг, делавший мне ту гравюру. Ему давно эта идея в голову пришла, а вот реализовать возможности он не имел, вот и уболтал меня. Я тогда мелкий был и по незнанию согласился, но сейчас нисколько об этом не жалею. - Шестая гравюра у меня Обман Магии.
  - О! Я знаю это заклинание. Оно скрывает от любой поисковой магии.
  - Это не совсем так, - прозвучал новый голос рядом с нами. - Обман Магии скрывает от заклинаний до Четвертого Круга. При использовании магии более высокого порядка укрывшегося этим заклинанием могут найти. Маг Воздуха вполне может отследить по дыханию и сердцебиению. Все же варлоки этого поколения создавались для борьбы с орками, а их шаманы редко выше Третьего Круга поднимаются.
  Незаметно и довольно тихо к нам подошел высокий тощий мужчина лет пятидесяти. Волнистые светлые волосы средней длины, в которых уже проглядывает седина, широкие усы, острые черты лица и худое телосложение. Одет в темно-зеленое пальто с накидной на плечах, брюки и эльфийские сапоги. Мужчина поправил прямоугольные очки без оправы и втянул дым из своей резной черно-белой трубки.
  - Да и те, что поднялись, толком колдовать не умеют, только несколько грубых чар освоили и уже мнят себя великими шаманами, - усмехнулся я. - Но эта гравюра мне часто помогала скрываться от поисковых духов.
  - Хороший выбор, - кивнул он. - Не думал, что варлоки столь молоды.
  Он осмотрел меня с головы до ног.
  - Нас в основном набирали из молодежи, так как наш организм лучше адаптируется, и с возрастом мы только сильнее становимся. Если бы меня призвали сейчас, то сделали бы мне девять гравюр, но новые уже не поставить.
  - Я, по крайней мере, о таких случаях не слышал... - он о чем-то задумался. Стоит, курит свою трубку и разносит неприятный мне запах табака. Из-за гравюры Физического Укрепления органы чувств у меня обострены. - Ах, да. Прошу прощения, что вмешался. Меня зовут Ванз Вин Юалд, профессор истории Университета Высшей Магии.
  - Ферокс Мейтланд, - коротко представился я.
  - Ванз Вин Юалд?! - шокировано произнес Эмиль. - Это большая честь, познакомиться с вами! Эмиль. Эмиль Неоран. Я читал ваши труды по истории мира и рассуждения о начале народов. Книга 'От примитива до современности' мне очень понравилась.
  - Рад, что кто-то ценит мои труды, - грустно улыбнулся он. - Вас я в Университете не встречал.
  - Эм... я на дому учился... - смутился парень.
  - Вам повезло, молодой человек, - кивнул этот профессор. - Университет сейчас превратился в редкостный гадюшник. Туда лучше в ближайшие пару лет не идти.
  - Места что ли делят?
  - Именно. Многие профессора погибли на войне, вот и идет борьба за то, чтобы преподавать там, - покачал маг головой. - Раньше у нас были лучшие умы, которые учили подрастающее поколение, но сейчас половина этого поколения стала варлоками, половина погибла, а тех, кто остался, некому учить. Профессоров не хватает и потому чуть ли не каждый может получить должность. Вот и превращается Университет в балаган. Даже мои книги там больше не издают...
  - Я несколько далек от истории и науки, мало об этом знаю... - признался я.
  - Это не удивительно, - вздохнул Ванз. - Мои труды не смогли получить широкой огласки и со скрипом продвигаются в массы.
  - Господин Ванз выдвинул теорию о первородности человека, но эта теория, насколько я понимаю, многих не устраивает... - нахмурился Эмиль. - Вроде эльфы недовольны, что их принижают.
  - Не совсем, - сказал профессор. - Поясню. По историческим сведениям и реальным записям мы узнали, что нас всех, живущих в этом мире, создали Колоссы, великие гиганты, обладавщие божественной силой. Но почти четыре тысячи лет назад они погибли или исчезли, никто точно не знает всей правды, у нас есть лишь обрывки данных.
  - Это я читал в... одной библиотеке...
  - По теории Альгуса Синегубого, Гиганты первыми создали эльфов из чего-то, что он назвал 'глина созидания', божественная субстанция жизни. Первыми творениями были совершенные эльфы, после они создали дварфов, а из того, что осталось, появились люди, - поморщился маг. - Но я считаю эту теорию просто смехотворной и глупой. По мнению этого 'ученого', до Падения Гигантов ничего не было, и только после этого мир начал сам развиваться, хотя есть руины и постройки, которым больше, чем четыре тысячи лет. Эльфы не строят ничего из камня, а дварфам не нужные такие просторные помещения, да и архитектурные стили слишком различны, - с жаром говорил он. - По моей теории все это построили люди! Именно мы были первыми в этом мире, именно мы были первыми творениями Колоссов, их детьми, созданными по их образу и подобию.
  - А как вы поняли последнее?
  - Останки Колоссов давно найдены, и скелет у них больше схож с нашим, чем с эльфийским или дварфийским. Плюс эта 'глина созидания' - уж слишком похожа на божественное вмешательство или какую красивую легенду. Никакого научного подхода у Альгуса не было. Оно и не удивительно, ведь этот тип был чрезмерно верующим и потому придумал теорию, которая поддакивает религии.
  - А орки тогда откуда взялись?
  - По его теории, они сделаны из мусора, который остался после основных рас.
  - А есть где-то в этой теории объяснения появления троллей и гоблинов? - заинтересовался я.
  - Нету, - усмехнулся он. - Разве что орки нашли остатки того дерьма и долепили из него себе друзей.
  - Я бы не удивился. Свинолюды обожают купаться в дерьме. А ваша теория противоречит этой?
  - Разумеется, но... старая теория слишком удобна. Плюс наследники Альгуса не хотят лишаться грантов и пособий от его книг. Вот они и сумели надавить, чтобы мои книги не смогли увидеть широкий свет. Эльфам плевать, что о них люди думают. Главный враг людей - это другие люди, а не эльфы или дварфы, как думают некоторые расисты.
  Маг сильно погрустнел. В его глазах были видны обида и гнев. Не думаю, что его волновали деньги. Я встречал таких, как он. Они всегда борются за идею, а не материальное вознаграждение. Достойно, но мне таких не понять.
  Похоже интеллигенция не менее опасное место, чем любой бал аристократов.
  - Именно поэтому вы здесь? - посмотрел я на мага. Тот нахмурился. - Волшебник вашего статуса в каком-то караване, едущем на границу, причем, судя по грязным сапогам и лошади у телеги, вы едете один, и без кареты. Что для человека вашего статуса весьма скромно. Вы бы воспользовались телепортацией или порталом, чтобы отправиться куда-то.
  Ванз некоторое время молчал. Он покуривал свою трубку и не сводил с меня сурового взгляда. Может, он пытался прочесть мои мысли, но я вмешательства не почувствовал.
  - Телепортация, - сказал он. - Портал - слишком сложная магия пространства, Шестого Круга, и ее используют для перемещения особо важных особ или хрупких вещей, во всех остальных случаях применяют телепортацию, она всего лишь Четвертого.
  Он замолчал на несколько секунд.
  Втянул дым, а затем выдохнул через нос.
  - Я сбежал из Университета...
  Мы с Эмилем переглянулись. Вот это откровение.
  - Я хочу сам заняться исследованиями, но мои недоброжелатели мешают мне в этом. Я не могу получить финансирования на экспедицию, мне не дают разрешения покидать Университет из-за того, что учителей стало слишком мало. А для меня настоящая пытка - каждый день рассказывать идиотские теории некомпетентных болванов при том, что учеников даже на полный класс не набирается, - он сердито заскрежетал зубами. - Потому я и убежал, нашел себе спонсоров и сам проведу экспедицию. Вот и еду так, не хочу нанимать экипаж или беспокоить других магов, а то меня могут остановить.
  Неожиданно.
  Такого точно никто не ожидал. Что уважаемый профессор найдет деньги на стороне и сам поедет черт его знает куда. Пусть орков мы разбили, но Просторы Гигантов и без них очень опасны. Странные природные явления, неведомые твари, да хотя бы драконы могут поубивать всех нас. Часть Рычащих Псов так и погибла, когда в борьбе с орками потревожили сон Мифрилового Императора Драконов. Тот просто выкосил многотысячную армию орков и всех наших. Ужасное происшествие, которое больше ударило по нам, чем по оркам, те твари быстро размножаются, а вот восполнить наши потери оказалось труднее. Если бы не это, война могла бы продлиться на год меньше.
  - Похвальная самоотверженность, - хмыкнул я. - Желаю удачи вам в этом деле.
  - Благодарю, - слегка улыбнулся он. - А вы, молодые люди, куда собрались? Уравнитель и сын Гончей Смерти не так часто встречаются на дороге.
  - Хех, да мы и сами понимаем, - хихикнул Эмиль. - Я из дома убежал, хочу тоже на Просторы поглядеть.
  - А меня за компанию пригласили, - пожал я плечами. - Посмотрим, что там за руины нашлись недалеко от форта Грив.
  - В авантюристы решили податься?
  - Работу по специальности найти трудно, вот и подрабатываю мелкими заработками.
  - Ну, тогда вам тоже удачи...
  Тут мы услышали шум в голове каравана. Что-то расшумелись там, надо бы проверить.
  - Похоже, это нападение на караван, - хмыкнул я. - Ну, пойду отрабатывать найм. Скоро вернусь.
  - Эй, ты не сказал про остальные гравюры!
  - Потом как-нибудь расскажу...
  Блинк...
  
  
  
  
  Глава 8. Запах.
  
  Добрался до головы каравана за пару секунд. Шум был каким-то странным. Боя не слышно, но все очень встревожены и возбуждены.
  Охрана уже собралась тут. В караване около полусотни воинов. В основном это наемники, которые работают на владельца, но есть и просто примкнувшие одиночки, которым, как и нам, нужно в Рамау. Ребята все опытные, мужчины и женщины разных мастей. Вообще в Мортеме особо не делают разницы между полами, и женщины вполне могут служить в армии наравне с мужчинами. Во время войны воинов не хватало, потому набирали всех, кого можно. Даже преступников в штрафные батальоны, молодых ребят в снабжение, ну и женщин наравне с остальными. Хотя они, разумеется, в первой линии не стояли и были, скорее, разведкой и стрелками. Если, конечно, эти женщины не амазонки или варлоки.
  Командиром наемников оказался немолодой и довольно крупный лысоватый мужчина с немалым брюхом и густой бородой, который при этом совершенно не казался слабым или неповоротливым. Человек крепкий и очень плотный, скорее, не толстый, а просто крупный, так как жирным его назвать довольно сложно. Ходит он уверенно, и остальные бойцы его уважают. Одет в весьма не дешевые и прочные доспехи, на которых много царапин и вмятин, которые старательно пытались исправить, но при этом броня выглядит все еще рабочей. В руках он сжимал большой боевой молот.
  - Аррр! Что за вонь?! - зарычал я, когда мне в нос ударил резкий запах. Очень сильный и неприятный аромат для моего чувствительного носа. - Духи?!
  Пахло духами, точнее, нещадно воняло ими. Сильный и резкий запах каких-то масел, будто на прием в столицу пришел. Там тоже все сильно надушенные ходят, потому духи и сделали. Кошмар.
  Это кто так надушился-то?
  Судя по лицам, окружающих аромат тоже не очень устраивает, у кого-то даже аллергия, но они, в отличие от меня, не имеют усиленных органов чувств.
  Проблему я заметил сразу.
  Наши бравые защитники стояли, ощетинились оружием и были готовы броситься в бой, но ситуация оказалась сложнее, чем я подумал.
  На перекрестке наш караван встретил другую телегу, на которую напали бандиты. Пара десятков головорезов напали на путников и взяли их в заложники. Явно хотели ограбить да поразвлечься, но мы подошли раньше, чем они рассчитывали, вот и прикрываются заложниками, так как поняли, что отбиться своим силами у них не получится.
  В заложниках были женщины и дети, а вот трупов мужчин или вообще хоть одного мужика среди заложников старше десяти лет тут не видно. Какой-то бабий караван, без защитников и мужчин. Только телега и пара крайне спокойных лошадей, которые стояли и ни на что не реагировали.
  Командир наемников явно хотел отдать приказ убить бандитов, но губить заложников ему не хотелось.
  Ситуация патовая.
  Так, если я обезглавлю атамана бандитов, то остальные могут потерять волю сражаться дальше, хотя могут и озлобится, и убить заложников. Надо действовать аккуратно, может, маги смогут что-то предложить.
  - Этот запах, - поморщился я.
  Надушились женщины так, будто у них были тонны духов, которые они решили все разом потратить, так как продать не выйдет. Пахло просто ужасно, и глаза даже слезиться начали, да и насморк пошел. Кошмар.
  А меж тем начались переговоры.
  - Помогите! - крикнула одна из женщин.
  - Молчать, тварь! - ударил ее головорез, а затем схватил крепче, закрываясь ею от стрел и болтов.
  Многие уже думали стрелять, но попасть в пленников слишком вероятно.
  - Бандиты! - обратился к этим типам командир. - Я Гаеш Бринский по прозвищу Костолом, командир стражи каравана! Нас больше и мы сильнее, сдавайтесь добровольно, и мы оставим вас жить!
  О! Костолом!
  Я о нем слышал. Говорят, очень крепкий мужик, и молотом хорошо владеет, так что боятся его многие опытные воины. Прозвали его Костоломом за огромную силу и за то, что после него только разломанные враги остаются. Он не зря прозвище озвучил, явно пытаясь надавить на врагов авторитетом. Бандиты прониклись и узнали, но сдаваться не стали.
  - Еще чего! - фыркнул грязный бородатый тип с саблей в руках, который прикрывался молодой девушкой. Он морщился от запаха, но держал плачущую девицу крепко. - У нас заложники! Если не хотите, чтобы мы их убили, идите своей дорогой, иначе на твоей совести будет немало невинных жизней!
  - Да-а-а-а! - поддержали своего атамана остальные бандиты.
  Каждый прикрывался заложником, а пара человек навели арбалеты на детей, которые тряслись, прижимаясь друг к другу.
  Командир находился в тяжелой ситуации. Он прекрасно понимал, что заложников не отпустят, скорее всего, заберут с собой, а потом продадут в рабство, по крайней мере, часть точно. Есть у нас места, где работорговля все еще разрешена. На Архипелаге Иммы до сих пор такие порядки, и никакие рейды местных ублюдков никак не переубедят.
  Отпускать гадов было нельзя, но и сделать никто ничего не мог.
  - Что происходит? - к нам подошли Эмиль и Ванз. - Уф! Ну и вонь! - прикрыл нос Эмиль.
  Второй чародей тоже скривился.
  Отвечать не пришлось, все и так видно. Что делать, я не знаю, потому и посмотрел на магов, но, судя по лицам, они тоже не представляли, что делать.
  - Мои заклинания убьют всех, - вздохнул мой друг.
  - Моя магия тут тоже не подойдет, - покачал головой профессор. Если уж и они не знают, как быть, проблемы реально большие. Этот караван не наша проблема, но никто бросать в беде людей не хочет. - Боги, - вытер глаза Ванз. - Зачем так душиться?
  - А, правда... зачем? - задумался я.
  У меня в голове начала складываться довольно странная картина.
  Что-то тут не так...
  Мысль, пришедшая мне в голову, пробрала до костей, но иного объяснения я не видел.
  Сфера Ощущений!
  Раскрыл свою гравюру и постарался прочувствовать...
  Страхи подтвердились...
  Это плохо.
  Но действовать опрометчиво нельзя. Если все так, то у нас большие проблемы...
  - Эмиль, Ванз, - обратился я к магам. - Как только дам сигнал, ударьте по бандитам чем-нибудь посильнее. Что-то массовое и гарантированно убивающее.
  - Ты что-то придумал?
  - Доверьтесь мне и не сдерживайтесь...
  Маги спорить не стали, а я вышел вперед.
  Блинк!
  Появляюсь рядом с командиром.
  Тот от удивления отпрянул, да и другие резко отступили. Бандиты сами чуть арбалеты не спустили, но глупить не стали.
  - Я поговорю с ними, - говорю командиру.
  Тот понял, кто перед ним, и спорить не стал.
  Отошел к своим ребятам.
  Выхожу вперед, но слишком близко не подхожу. Разбойники тоже понимают, кто я такой, потому держат пленников крепче и оружие ближе подносят, показывая, что живыми они не дадутся. Но, если все пройдет удачно, это и не потребуется.
  - Я Ферокс Мейтланд, вы можете знать меня как Уравнитель, - представился я.
  Бандиты побледнели. Да, мое прозвище куда более пугающе, чем Костолом. Гаеш сильный человек, а я чертовым монстром считаюсь, плюс магией владею, что многих пугает.
  - Я-я... уже сказал! - запинаясь, но стараясь выглядеть уверенно, крикнул атаман. - Только двинься, и мы убьем их!
  В голосе слышится дрожь. Если от простых людей еще можно сбежать, то от варлока уже сложнее.
  Парни уже отчаялись сбежать просто так, но сами еще не поняли, в каком они тяжелом положении.
  - Ты знаешь, откуда взялись духи? - спросил я.
  Вопрос поставил окружающих в тупик.
  Пару секунд все молчали, а затем за спиной послышались недоумевающие шепотки, да и бандиты переглядывались.
  - Духи придумали эльфы, еще тысячу лет назад. Точно не скажу, но одному эльфу захотелось всегда чувствовать вокруг ароматы цветов его возлюбленной. Вот он и экспериментировал с растениями и вытяжками из цветов, пока не придумал ароматные масла. Это принесло ему славу и огромные деньги. Его семья до сих пор является производителями лучших духов в мире. Они стали очень популярны среди знати, а во время Грязного Периода, когда города так разрослись, что бань на всех не хватало, многие использовали духи, чтобы скрыть вонь немытых тел. Это время продолжалось пару десятилетий, пока в Мортимии не открыли несколько десятков общественных бань и не заставили жителей мыться. Многие боялись, и появилась куча идиотов, утверждающих, что мытье открывает поры, в которые попадают болезни, потому умываться народ тогда боялся. Скорее всего, производители духов увидели в банях опасность их бизнесу...
  Судя по лицам, они ничего не поняли, но мне и не надо, чтобы они понимали.
  - И что это значит? - спросил атаман, он бы почесал голову от недоумения, но руки заняты.
  - Только то, что с тех пор духи стали чисто косметическим добавлением к туалету многих городских женщин и знати. Люди делают такие вот духи с резким и сильным запахом, хотя эльфы стали проповедовать идею естественности. Но духи - вещь вообще-то не дешевая.
  Опять у всех ступор, но оно и понятно. За спиной напрягся Ванз, который, похоже, осознал причину моих слов и сейчас подтолкнул Эмиля сильнее концентрироваться на заклинании. Скоро все поймут.
  - К чему эта лекция? - фыркнул главарь бандитов. - Мы не на светском рауте и не в школе, варлок.
  Он подвел саблю к лицу девушки, а та только сильнее задрожала, проливая крупные капли слез.
  - Только то, что вы, ребята, серьезно попали, - усмехнулся я. - Сами подумайте. Одинокая телега с детьми и женщинами, без единого мужчины, а внутри все воняет духами. Ничего странного не находите?
  Народ напрягся, но пока не понял.
  - Вот задумайтесь? - посмотрел я на разбойников. - Зачем кучке женщин и детей так надушиваться? Не похоже, чтобы по пути у них были проблемы с водой, и помыться они могли. На прием в высший свет они явно не спешат, да и на торговцев духами не похожи? Почему у них нет мужчин? Почему никто не защищался? Они настолько глупы, чтобы не понимать опасности дорог? Это вам не амазонки, которые могут за себя постоять, да и беженцами они не кажутся, слишком опрятные и чистые. Несмотря на опасность и угрозу, лошади крайне спокойны, да и с провизией у них подозрительно туго.
  Бандиты теперь явно поняли неладное. Может, и раньше догадывались, но подумать просто не успели.
  - И вот вам последний вопрос? - прищурился я. - Кому нужно так сильно использовать духи, чтобы скрыть вонь гниющих тел?!!!
  Мой голос прогремел в тишине.
  Именно, едва уловимый, за всей этой вонью духов, запах гнили смог уловить мой чувствительный нос. Не зря нам усиливали все органы чувств на войне, вот и пригодилось мое сильное обоняние, а меж тем бандиты, похоже, и сами поняли, что к чему.
  - Какой... догадливый... - усмехнулась девушка-пленница в руках атамана.
  Ее голова резко повернулась на 180 градусов, и она впилась острыми зубами в лицо атаману!
  - АААААААААААААААААА!!! - закричал он, когда его просто живьем начали есть.
  А затем начался настоящий ад...
  Те, кого все считали пленниками, обратились в уродливых мертвецов с огромными острыми зубами и накинулись на живых, разрывая их тела и поедая их плоть. Морок скинут, и на месте женщин и детей появились ужасные чудовища, которые начали истреблять бандитов, рвать их на куски. Те, кто пытался защищаться, быстро поняли, что нежить не чувствует боли, не может истечь кровью и невероятно сильна. Дети, которых держали под прицелом арбалетов, сейчас бросились на людей, терзая острыми когтями лица и вырывая глаза. Одному бандиту выпустили кишки и вытаскивали их из тела, пока тот еще был жив.
  - ДАВАЙ! - крикнул я, прекрасно осознавая, что, как только они закончат с разбойниками, мы станем следующей целью.
  Блинк!
  Отступаю, уходя с линии огня.
  - И небеса, скованные цепями, да обратятся пустотой! - закончили они читать заклинание. - Фалма Ринга!
  Поток белого тумана ударил от волшебников и обрушился на эту бойню. Нежить только сейчас заметила магов и бросилась в атаку, многие даже подпрыгнули на несколько метров вверх, но не все успели уйти из радиуса поражения!
  Волна ледяного воздуха моментально превратила участок земли в лёд, со всеми, кто там был. Те, кто был еще жив, и те, кто уже давно мертв, оказались скованы холодом, проморожены до костей и обращены в бесполезные куски льда. Фалма Ринга, заклинание Магии Хлада Пятого Круга. Они явно хотели что-то помощнее применить, но просто не успевали, да и масштабы тут такие уж огромные не нужны.
  Туман осел и перед нами предстала сюрреалистичная картина: посреди разгара весны - участок зимы с застывшими изваяниями. Уродливые фигуры и растерзанные люди вокруг, - все обратилось в лед.
  - Что это такое, черт побери?! - спросил кто-то из толпы. Многие попадали от неожиданности, а других стошнило от увиденного. Я их понимаю, когда в первый раз такое увидел, меня тоже мутило долго.
  Ко мне подошел командир.
  - Уравнитель, что это? - спросил Гаеш.
  - Вурдалаки, - скривился я. - Ожившие мертвецы, порождение некромантии. Чем они старше, чем больше отъедаются, тем сильнее становятся и даже способны на примитивную магию, в основном иллюзии и мороки. Так им охотиться на живых легче. Мы не так далеки от Просторов, так что нужно быть внимательными на дорогах, кто знает, какая тварь может оттуда прийти ...
  - Это так, - рядом встал Ванз. - Такая некромантия не просто так запрещена, но увидеть что-то подобное в Свободных землях я точно не ожидал. Я так понимаю, у тебя был опыт встречи с такими врагами?
  - Да... орки часто использовали Магию Смерти. От общения с духами и призыва элементалей до поднятия умерших не так далеко, как может показаться. А многие орки еще со времен Темного Владыки владеют такими приемами. Все же орки известны тем, что стараются передавать свои знания и опыт потомкам, особенно шаманы.
  - На войне они часто применяли некромантию?
  - Не то чтобы. Мало кто из орков ей владел, но случаи бывали, - нахмурился я. Тот урод, с которого я добыл свой амулет, очень любил баловаться такими вещами. Когда мы перебили его воинов, он просто поднял их вновь. Жуткая была битва... Да и тогда... в Криоре... лучше не вспоминать... - Необычно, что упыри гуляют по Свободным землям, не настолько они сильны, чтобы так нагло и открыто действовать.
  - Согласен, - кивнул профессор Юалд. - То, что нежить разгуливает по королевству, уже плохо. Но эти - точно не орочья работа. Слишком качественно сделаны твари. Скорее всего, их создал какой-то некромант, а может, еще со времен Темного Владыки остались.
  - Темный Владыка Джулинор... - хмыкнул я. - Вряд ли за тысячу лет они сохранились.
  - После войны осталось много трупов, а сжигать всех просто не было возможности. Любая тварь отъесться смогла бы.
  - Господа! - в наш разговор вмешался Гаеш. - Так что нам делать с этим?
  Да, точно. Что-то мы заболтались.
  - Вели своим людям разрубить все тела, затем скинуть в одну кучу и сжечь со всеми вещами. Ничего с них и убитых ими не берите, можете проклятие или еще чего похуже схлопотать, - сказал я. - Уничтожьте все! Даже тела бандитов с их оружием. Маслами продержите огонь как можно дольше, чтобы сгорело все. Тела разрубите на части, и постарайтесь голыми руками не прикасаться. Если вас кто укусит, то умрете от некроза, а затем сами станете такими.
  Мужик побледнел.
  Его можно понять.
  Одно дело - сражаться с людьми или живыми монстрами, а другое - бороться с неведомой магией. Нежить - самый мерзкий вид врагов, какие у меня когда-либо были. Они не испытывают боли, не знают усталости, большая часть оружия на них просто не действует, а если допустить ошибку, то сам станешь, как они.
  Да, Джулинор оставил весьма мерзкое наследие.
  - Пойду отдавать распоряжения, - кивнул командир и удалился.
  Народ начал работать, а мы отошли подальше, чтобы не мешать.
  - Никогда нежить не видел, - сказал бледный Эмиль. Его несколько раз вырвало, да и выглядел он не важно. Видать, на заклинание немало потратил сил, все же Пятый Круг - это вам не шутки, хотя для такого и Четвертого хватило бы. - Это еще более мерзко, чем я читал.
  - Да, в литературе часто приукрашивают действительность, - хмыкнул я. - Тот же трактат 'Молчание гулей' вообще далек от истины. А вот манускрипт Маркуса Арессийского и Дмитриса Тайона 'По дороге во тьму' показался мне куда более хорошим вариантом, хотя язык и ошибки порой убивают. То же описание трупоедов: '...шкура покрытая гнилостными нарывами и полосами, как у тигров Шевралиса, яко же сказанное в писаниях Ану'... Что вы на меня так смотрите?
  Ванз и Эмиль молча смотрели на меня недоверчивыми взглядами. Такого удивления профессора истории я, честно говоря, не ожидал, он даже трубку выронил, а Эмиль так вообще дышать перестал.
  - Откуда ты знаешь про 'По дороге во тьму'? - удивленно спросили они. - Эта книга вышла ограниченным тиражом и считается просто сокровищем у коллекционеров.
  - Читал... в библиотеке... - немного не понимая их состояние, ответил я.
  - Это что же за библиотека такая, где такие ценные книги в общем доступе? - спросил Эмиль.
  - Главная библиотека Криора... - ответил я. - И она не была в общем доступе. Просто пока город был в осаде, никто особо за книгами не следил, а меня там оставили охранять. Вот и читал, что под руку попадалось, а эта книга за стеклянной витриной имела красивые картинки... Говорят, Маркус очень любил хорошие изображения и немало потратил на художников для своего труда. Эм... вы в порядке?
  Маги застыли и перестали дышать. Они мне сейчас напоминали черепах, которые вытянули головы из панцирей и тянулись за веточкой, которая была для них высоковата.
  - Великая Криорская библиотека... - громко дышал Ванз, стараясь успокоиться. Залез в карман и достал флягу, судя по запаху, с дварфийской настойкой. У дварфов с выпивкой всегда было хорошо. Их спирт до сих пор никто по крепости превзойти не может, а вот настойка более мягкая по вкусу и приятная, но содержание алкоголя там немалое, просто вкус слаще. Вроде, с медом делают. Пробовал ее как-то, отменная вещь. - В этой библиотеке хранились не только редчайшие труды, но и многие археологические находки. Это была настоящая сокровищница знаний... Я отчасти на войну вообще пошел, чтобы хоть раз там побывать, но город уже был уничтожен к моему прибытию...
  - Оу, - хмыкнул я. - Тогда, наверно, не стоило ее сжигать...
  - ПФФФФФФФФ!!! - Ванз подавился настойкой и чуть было не захлебнулся. - Кха! ХА! - откашливается он. - Что-о-о-о?!!!! Ты сжег Криорскую библиотеку?!!!
  - Ну, к моменту, когда я ее поджег, от нее уже мало что осталось, а пожар спас наши жизни, - фыркнул я.
  - Да, что там вообще случилось?!
  - Этого... - побледнел я. - Лучше не знать... Поверьте... Такое...
  Ванз и Эмиль явно хотели у меня спросить, но, видя мою реакцию, решили не задавать лишних вопросов.
  Криор... прекрасный был город, но то, что там сделали орки... Это просто безумие какое-то... Даже мой родной город не был так жестоко и ужасно растерзан. Увиденное в Криоре вытравило из свидетелей всякую жалость к оркам. Мы убивали их с особым остервенением и долго вырезали на их же территории.
  Профессор понял мое состояние и решил сменить тему.
  - Мистер Неоран, - обратился он к Эмилю. - Неплохое использование Магии Хлада, я не ожидал от вас такого таланта в этой школе.
  - А! Спасибо, - немного смутился парень. - У меня обнаружили потенциал в этом виде магии, вот и учили в основном Льду. Я вроде неплохо справился. Криомантия у меня получается лучше других.
  - Неплохо - это мягко сказано, - покивал профессор. - Я думал, что мне придется стать ведущим в заклинании, но в последний момент вы перехватили у меня инициативу, и мое заклинание дополнило ваше, а не наоборот. Хотя я в этом разделе никогда не был особенно силен.
  - Да? А какова ваша специализация?
  - Энергетическое Созидание. Создаю конструкты из чистой энергии. Как Щит, только формы разные.
  - Здорово! Это довольно сложное направление в колдовстве. Если я точно помню, Энергетическое Созидание - было в Эпоху Школ одной из ведущих ветвей магии.
  - Было да перестало, сейчас это направление редко кто изучает, а я сумел восстановить лишь малую часть былых знаний.
  Эпоха Школ... довольно интересный раздел истории, даже я о нем знаю, в Академии этот период проходили. Да и во время моего обучения во время гравировки об этом рассказывали.
  В античные времена маги были в подчинении у властей. Три тысячи лет назад искусство колдовства только зарождалось, потому волшебники служили правителям. Но со временем сила и знания магов росли, и они начали объединяться в Школы, изучающие свои разделы магии, и постепенно стали столь могущественными, что сами начали править. Сначала Школы жили в мире, а затем начались конфликты и борьба за территории. Именно в этот период времени и зародились варлоки как элитные солдаты магов или наказание нерадивым ученикам. Самые сильные Школы поглотили или уничтожили слабые, а затем и вовсе стали безраздельными правителями Свободных земель. Войны прекратились и правил всем Совет Чародеев, мудрецы, что вели мир к гармонии и процветанию. Но это же время стало началом конца. Нет войн, а значит, сражаться не с кем, боевая магия начала постепенно забываться, варлоки перестали быть нужны и многие знания были потеряны. И в это время началась децентрализация власти.
  Индивидуальность школ была убрана, но иметь личные библиотеки и брать личных учеников мог каждый маг. Даже те, что был в Совете. Вот постепенно начали накапливаться личные силы и личные возможности, так постепенно и распалась единая власть, и миром вновь стали править не маги, а волшебники заняли свою роль в окружающем порядке. Так длится до сих пор.
  Потом образовались разные королевства.
  Королевство Мортем, которое является самым большим и сильным среди всех на континенте. Самое старое из всех.
  Королевство Аэс, первому королю в свое время помогли его создать дварфы, да и само место называют Горным Королевством из-за большого количества гор и дварфийских анклавов.
  Королевство Иморалан, которое никто не любит из-за того, что оно далеко от орков и никогда не помогало решать проблему с ними. Даже когда началась Орочья война, они спокойно сидели в стороне и даже кусок Аэса смогли отнять, хотя потом были вынуждены вернуть. Зато очень богатые гады и имеют много колоний в Южном океане.
  Княжество Энед-Альдаран, территория, подаренная эльфам, на которой они и живут в основном. Хотя многие эльфы предпочитают расселяться в других королевствах, имея там свои кварталы. Эльфы довольно мирный народ, и, когда Иморалан отнял кусок территории Аэса, они надавили на правителя, заставив его вернуть. Княжеству нравится мир, и войны рядом с собой они не потерпят.
  Республика Шевралис была основана более тысячи лет назад, когда создавали колонию во Внутреннем океане. Но, когда началась война с Темным Владыкой, связь с колонией была надолго потеряна, и тем, кто там застрял, пришлось выживать без посторонней помощи. Вот за годы они и смогли освоиться, стали сильнее. Поскольку в то время в Свободных землях началась смена власти, никто не стал пытаться взять колонию под свой контроль. Так и появилась Республика Шевралис.
  Дварфы своей территории на поверхности не имеют, но, как и у эльфов, у них есть свои анклавы чуть ли не везде, а их подгорные королевства чуть ли не больше всего Аэса.
  Вот так мир и живет с тех пор. Война с Темным Владыкой подточила Совет, и тот окончательно распался, превратившись в то, что есть сейчас.
  Маги в некотором подчинении у правительства, пусть и достаточно самостоятельны. Обучаться волшебству стало дорого и не по карману простолюдинам. Если бы не война, никто бы даже столько варлоков делать не стал.
  - Ферокс, - обратился ко мне Ванз. - Как будет возможность, обратись к ментальному магу. Пусть вытащит из твоей памяти прочитанные книги. Те знания, что хранятся в твоей голове, являются очень ценными и важными для всего научного сообщества. Обязательно запишись к магу на процедуру и сохрани всю информацию.
  - Постараюсь, - согласился я.
  На этом беседа как-то прекратилась, меня попросили помочь с уничтожением тел и проконтролировать процесс. Похоже, только у меня был опыт встречи с нежитью, вот и пришлось помочь. Простые воины побаивались подходить к ледяным статуям, даже несмотря на заверения Ванза, что освободиться они не сумеют.
  Так и прошел этот день, в тяжелой и изматывающей работе, а кошмары еще долго преследовали свидетелей этого происшествия...
  
  
  
  
  Глава 9. Город на границе.
  
  Рамау...
  Я был тут всего раз когда-то, но толком рассмотреть все не смог, только слышал рассказы тех, кто часто тут бывал. Как Больве, Дольшек и форт Грив - это один из городов, что выстояли перед волной орков. Город находится между двух скал в центре каньона, его со всех сторон окружают естественные стены, а единственный проход хорошо обороняется. Сколько гоблины не пытались устроить диверсии, сколько тролли не старались продавить и сколько бы орки не посылали бойцов, все слегли в отлаженной системе защиты прохода. Шаманы тоже пытались как-то повлиять, но Рамау не просто так два века стоит на границе с Просторами, и у него самого есть несколько древних артефактов, которые и защитили его от воздействия шаманов.
  Город представлял собой что-то вроде чаши, которая располагалась между двух горных хребтов. Здания и постройки располагались между скал и на них самих. В центре находится центральная площадь, рынок и обычные жилые постройки, а уже на склонах административные постройки и важные сооружения, которые уходят вглубь гор. Город простирается не только на поверхности, но и частично под землей, что яркий показатель влияния дварфов.
  Вообще город прямо пропитался многонациональным влиянием.
  Людской стиль построек и домов, соседствует с озеленением эльфов, четкой структурой и симметричностью дварфов, с технологическими новинками. С гор спускается несколько водопадов, которые текут по искусственным каналам и снабжают город чистой водой. Канализация в городе тоже имеется, и довольно продвинутая. Не такая как в столице, но видно, что создатель города не поскупился. Рамау является одним из самых важных городов Мортема, потому тут всегда порядок и готовность сражаться, которая поддерживается постоянно, и на это тратится немалые деньги. И, как показала недавняя война, деньги эти окупились многократно. Если раньше знать жаловалась, что много финансов тратится на 'бесполезные', по их мнению, вещи, то сейчас многие сами деньги тащат сюда в благодарность за спасение их шкур.
  Рамау полностью заслуживает своего прозвище - "Страж Мортема", потому как ни одна волна орков так и не прошла этот город. Жаль, они другие обходы нашли, но эти лазейки постарались со временем закрыть.
  - И как же они отбивались от всех налетов? - спросил Эмиль с высоты смотровой башни, осматривая город.
  Мы забрались сюда, чтобы посмотреть на это место, и не пожалели. Вид открывается просто потрясающий. Аж над скалами все видно.
  - Отлаженная система, - ответил я. - Они не первый раз отражают набеги орков. Городу все же много лет, вот и был он всегда готов к продолжительной осаде. Горы полны минералов и изрыты дварфийскими туннелями, так что могли не только иметь свои запасы ресурсов, но и по тайным тропам атаковать тылы. Специальные места для кипящего масла, сами скалы невозможны для скалолазания. Плюс граф Ренард, который и основал это место, немало отдал дварфам, чтобы те открыли тут свои грибницы.
  - Грибницы?
  - Дварфы в основном живут внутри гор и привычным нам сельским хозяйством не занимаются. Как они там точно все обустроили, никто не знает, но выживать они умеют. Питаются дварфы в своих поселениях грибами, которые они выращивают в специальных пещерах, еще они разводят свинокротов и специальных насекомых.
  - Фу-у-у, - скривился маг.
  - Карамельные жуки считаются деликатесом. Сам пробовал такое, и, поверь, вид может так-себе, но вкус лучше не бывает, - усмехнулся я.
  Да, она тогда поделилась последним со мной. Ей было не обязательно это делать, но...
  - А ты много о дварфах знаешь.
  - Я ходил с несколькими дварфами в рейды несколько раз. Когда нас только выпустили на войну, некоторых отправляли с отрядами обычных воинов на разведку и зачистку отставших врагов, вот там я и познакомился и многое от них узнал.
  - Круто... Так что там с обороной?
  - А, да, отвлекся. Короче говоря, с металлом и продовольствием у города никогда проблем не было. Плюс в городе есть эльфийский квартал, и тамошние флораманты выращивали деревья для разных нужд. Есть у эльфов контракт с городом, что, в случае войны, они без платы или приказа помогают всем, чем могут для обороны. Выращенные эльфийские стрелы очень хороши и делаются быстро, да и вообще древесина у них хороша.
  - Да, я слышал, что флоромантия эльфов настолько сильна, что они лучшие поставщики древесины в мире. Они могут выращивать деревья очень быстро, и их древесина всегда будет лучше любой другой.
  - Именно. Причем делают такую, в которой никто не живет, дриады не обижаются, и вообще все в мире и гармонии живут. Ну, а так в городе всегда рады магам, потому город стал самым крепким орешком из всех. Окруженный горами, построенный в ущелье, он стал непреодолимой дорогой, которая временно защитила южные регионы... - последнее я сказал с грустью.
  - Временно?
  - Орки раздобыли корабли и проплыли по морю....
  Ту ночь я не забуду никогда...
  Туман, как многие думали, обычный, но был навеян колдовством орочьих шаманов. Я тогда проснулся, когда почувствовал что-то странное. Тогда еще у меня только просыпалась магическая сила, и воздействие чужой энергии я ощутил. Затем хлопок, и едва заметная вспышка в тумане и соседний дом взрывается...
  Артиллерийский обстрел Мидоры... страшный день...
  - Ты в порядке?
  - Да, все нормально, - мотнул я головой. - Когда орки отступали, мало кто сумел вернуться на Просторы самостоятельно, и все были выжжены, пробегая тут.
  - А почему не обошли?
  - Вот, почему, - указал я на местность левее гор.
  Там, всего в нескольких километрах от скал было оно... Провал Рандаль... Огромная дыра в земле, глубокая, будто до сердца мира достающая расщелина глубиной в несколько сотен километров. Настолько огромная яма, что ее невозможно перепрыгнуть, обойти или пройти по дну.
  - Вау! - только и сказал Эмиль, когда рассмотрел все. - Папа рассказывал, что этот провал создал наш Магистр Бартоломео Тью Рандаль, величайший террамант в мире... Он даже дварфов превосходит в искусстве управления землей. В книгах говорится, что это было заклинание Девятого Круга и что Магистр при поддержке тридцати архимагов три часа формировал заклинание. Это сложнейшее заклинание из всех, какие когда-либо были.
  - Да, он невероятен.
  - Ты с ним встречался?
  - Всего раз видел его, когда проходил обучение. Он заглянул к нам. Ничего не сказал, а только тяжело вздохнул и ушел. Вероятно, ему было неприятно, что столько магов пропало.
   - Я бы хотел с ним встретиться...
  - А куда, кстати, ушел Ванз? - спросил я. Маг быстро покинул нас, когда мы приехали. Но с ним в основном Эмиль болтал, мне там было особо не о чем с чародеем говорить.
  - Господин Юалд отправился на встречу со своими друзьями. Здорово было познакомиться с этим волшебником. Надеюсь, мы еще увидимся.
  - Может, и увидимся... Ладно, идем. Надо купить билеты на 'червя'...
  Червь... Паровой Червь, как его называли все. Кто-то назвал змеей, но на змею эта штуковина была не очень похожа. Червя мы увидели сразу же, как вошли в город, а услышали гул еще задолго до того, как вошли в городские ворота...
  Словами сложно описать эту вещь.
  Я видел когда-то дварфийские самоходные мортиры и знаю, как они любят механизмы, но такого увидеть я никак не ожидал.
  Огромная, реально огромная металлическая конструкция с колесами, которая ехала по двум стальным палкам, соединенными каменными перекладинами. Пара от этого устройства шло так много, что оно заполоняло собой все вокруг. Созданная из металла, она блестела на свету, а четкость и кажущаяся простота конструкции сразу выдавала великий дварфийский гений во всем этом творении. Поразительная вещь, которой можно долго восхищаться.
  И вот сейчас мы идем туда...
  Жду не дождусь, когда увижу все вблизи...
  - Эй, Фер... - дернул меня за плечо Эмиль. - Смотри, какая странная девушка.
  - А? - обернулся я.
  - Вот та дамочка рукой машет, - указал он куда-то в сторону.
  Посмотрел, куда он указывал и увидел...
  - О, мрак... - потираю переносицу и стараюсь в ту сторону не смотреть.
  На ступеньках, ведущих на уровень выше, стояла высокая девушка в белоснежном воздушном платье с широкой шляпой в руках, которой она нам махала. Смуглая кожа, идеальная фигура, которое это платье только подчеркивало, и милая улыбка прекрасной эльфийки. Да и само платье от сильного ветра поднималось, открывая вид на шикарные ножки, чем радовала всех прохожих.
  - Игнорируй ее, - сказал я другу и потянул его дальше.
  - Ты уверен? Это твоя знакомая?
  - Нет! Впервые ее вижу!
  - Она идет сюда...
  - Тогда шевели ногами, чтобы не догнала.
  Мы ускорились.
  - А ну стоять! - крикнула она и, растеряв изящество и грациозность, тупо рванула на нас на огромной скорости. Народ от такой перемены довольно сильно впал в ступор, и глаза у многих из орбит повылезали.
  - Черт! Бежим!
  - Не уйдешь!
  - Уйдем!
  Не ушли...
  В отличие от нас, она тут ориентировалась получше, и мы быстро встряли в тупик. Чувствую себя как загнанная дичь охотничьей гончией.
  - Куда это ты собрался, милый? - спросила Рашира.
  - На юга, подальше.
  - Ну-ну-ну, - сладко улыбнулась она. - Не нужно быть таким нервным. Расслабься.
  - Знаете, профессор Айдан, я бы предпочел с наемными убийцами не связыва...
  - А! Ты Эмиль, очень приятно, - пожала она руку магу, полностью проигнорировав мои слова.
  Как же она меня бесит.
  - Твой отец тоже нанял меня тебе помогать, - спокойно и без стеснения врет она. - Меня зовут Рашира Айдан, рада знакомству.
  - Эм-м-м-м... очень приятно, - смутился парень, стараясь не смотреть на ее вырез на груди. Да, оторваться не просто, особенно в первый раз.
  - Я рада, что смогла вас встретить. Я тут уже несколько дней жду вас. Пришлось приплатить паре ребят, чтобы они высматривали вас на входе в город.
  - И как ты сюда раньше меня от Вольтстока добралась?
  - У меня есть должник, который телепортировал меня сюда, - гордо заявила она.
  - Долго этот несчастный сопротивлялся или ты его сразу заставила тебе помогать? - хмыкнул я.
  - Эй! Не надо выставлять меня как тирана и деспота! - возмутилась эльфийка.
  - Типа я не прав?
  - Ну, не совсем так, - захлопала она ресничками, словно невинная девочка, которой она, скорее всего, отродясь не была. - Он помогать сначала не хотел, но долг у него был серьезный.
  - И вы его простили? - спросил Эмиль.
  - Я сказала, что подумаю.
  Почему я не удивлен? Скорее всего, села бедолаге на шею, а потом еще и отчитывала за медлительность. Свяжемся с ней и тоже под пятой у этой коварной женщины будем. Я уж понадеялся, что теперь смогу спокойно отдохнуть от этой наглой девицы, которая два года в Академии издевалась надо мной. Плевать на тех хулиганов, мои синяки за ночь лечились, а вот нервы я до сих пор не могу успокоить после этой женщины.
  - Чем докажешь, что Старик нанял тебя?
  - Вот! - показала она письмо.
  Взял конверт и открыл.
  
  Все честно. Женская рука тут пригодится.
  Удачи.
  P.S.
  Не упусти такую женщину!
  
  - Да, это он, - сказали мы с Эмилем хором.
  Подделать такой бред просто физически невозможно.
  - Похоже, выхода у меня нет, - застонал я.
  - Чудесно! - обрадовалась она. - А теперь идем, перекусим! Сегодня все равно уже билеты на паровик не купить. Так что можно отдохнуть и пройтись по городу. Он просто превосходен. Идем! Место в отеле я вам уже присмотрела... И Ферокс... - она посмотрела на меня.
  Подошла почти вплотную и приблизилась ко мне, а затем сказала на ухо.
  - Не убегай от меня, - произнесла она это сладким голоском.
  После чего мило улыбнулась и пошла вперед.
  Мрак!
  Она меня бесит!
  - Ты покраснел, - хихикнул Эмиль.
  - Заткнись! - прорычал я и пошел следом.
  Вот же наглая девка, всегда знает, чем меня взбесить. Выпороть бы ее за все это, да боюсь, ей это просто понравиться может. И почему мне так не везет?
  Мы шли через толпу народа к гостинице, в которой остановилась эта эльфийка. Народа вокруг довольно много. Большая часть, я так понимаю, - туристы. Много кто хочет посмотреть на знаменитого 'парового червя', да я, собственно, тоже. Многие хотят на нем прокатиться, а теперь еще и причина для этого есть. Вокруг довольно много сильных ребят, много вооруженных групп, да и просто подозрительных личностей вокруг немало. Похоже, не мы одни собрались поехать к тем руинам, о которых говорил Эмиль.
  Но, может, и неплохо, что мы встретили Раширу. Все же идти черт его знает куда только вдвоем довольно опасно, а помощь профессионального убийцы нам может пригодиться. Если бы я тогда не помешал ей, эльфийка и сама бы справилась с теми ребятами, но так получилось.
  - Осторожнее! - в нас неожиданно врезалась какая-то компания.
  Причем Рашира сама кого-то там оттолкнула.
  - Эй! - возмутилась другая девушка.
  - А? - обернулась южанка и увидела перед собой группу исконных эльфов, состоящих из одной девушки и трех парней.
  Она увидела их, а они увидели ее, воздух между ними потяжелел.
  - Ох, сейчас начнется, - застонал я.
  Судя по лицам, они уже почувствовали неприязнь друг к другу.
  - Ты о чем? - спросил Эмиль.
  - Южане терпеть не могут исконных, - тихо отвечаю ему.
  А меж тем конфликт эльфов начался.
  Стройная исконная эльфийка смерила Раширу презрительным взглядам и прикрыла рот веером.
  - Пф, южная обезьянка, что забыла в цивилизованном месте? - усмехнулась эта девица.
  - Вы, юноша, довольно груб, - не осталась она без подкола. - Так некультурно говорить с леди...
  - Я - девушка! - разозлилась исконная.
  - Да?! - притворно удивилась южанка. - Простите, вы, исконные, все такие женоподобные, что ваш пол только по вторичным признакам определить можно, и то не факт.
  - И это говорит обезьяна, которая вообще одежду не носит и подтирается лопухами!
  - Ну, мы, по крайней мере, с нашими мужчинами не спорим, кто наденет новое платье...
  - Гррр! - зарычала исконная эльфийка, а вот ее спутники явно старались сделать вид, что они тут не причём и вообще ничего не слышат. Видать тоже понимают, что вмешиваться в спор двух женщин себе дороже. - Мы хотя бы не делим наш дом с людишками!
  - А мы колбасу в сейфах не прячем.
  Эта светлая все сильнее закипает. Видать, еще не поняла, с кем связывается. В словесных баталиях и моральном унижении Рашире нет равных. Она неплохо отточила свое мастерство на других учителях.
  - Я не понял про колбасу, - нахмурился Эмиль.
  Шепотом отвечаю ему:
  - В Энед-Альдаран давно идет философия 'Единства с природой'. Типа эльфы не должны есть мясо и все с этим связанное - только овощи и фрукты. Вот только такое не всех устраивает, потому и говорят, что многие эльфы тайно колбасу в сейфах держат, так как не все могут выдержать такое насильственное вегетарианство.
  - А к чему такое принуждение?
  - Я слышал, что первый эльфийский князь имел аллергию на мясные продукты, вот, чтобы не комплексовать, он и запретил всем.
  - Ну и бред.
  - Говорят, это стало последней каплей, и среди эльфов произошел Раскол. Так и появились: исконные, южные, лесные и горные.
  - Э! Великий Эльфийский Раскол начался из-за мяса? - офигел маг.
  - Видать, и до этого немало всякого было. Я могу вспомнить и более веские причины, но эта забавнее.
  Тем временем Рашира продолжила издевательства над своим противником.
  - Мы не храним в сейфах рядом с семейными реликвиями ветчину.
  - Эльфы не должны есть мясо! - возмутилась эта девица.
  Ее спутники утвердительно закивали.
  - А от них пахнет тефтелями в томатном соусе, - сказал я.
  Парни резко побледнели.
  - ЧТО?! - закричала эльфийка и обернулась. - И со мной не поделились, придурки!
  Парни-эльфы сразу поняли, что им теперь несдобровать, и решили отступить... очень быстро, бегом, они помчались вперед, словно подгоняемые армией голодных троллей. Судя по выражению лица этой исконной, я в своем сравнении не так далек от истины.
  - Стоять, гады! Я не прощу вам такое предательство! Братья еще называются, а еду от меня прячут! - словно дикий зверь, рычала эльфийка и погналась за ними. - Я сама вас сожру!
  Народ же вокруг, что остановился посмотреть эльфийские разборки, только ухахатывался да катался по земле.
  - Так им и надо, - довольная собой, покивала Рашира. - Что за простофили.
  Неисправимая женщина.
  Гордая южанка пошла дальше, явно довольная тем, что поиздевалась над своими недоброжелателями, а мы, как просто какие-то телохранители, двинулись следом за ней. Да, мы связались с очень дурной компанией.
  Но итог очевиден.
  Не могу точно сказать, что там между эльфами произошло две тысячи лет назад, наверное, они и сами уже не помнят. Может, правда пошло давление от властей, а может, по каким-то идеологическим понятиям не сошлись, истины уже никто не знает. Но факт остается фактом, в их обществе произошел Раскол. Некогда единый эльфийский народ распался, породив четыре части.
  Так появились Исконные эльфы. Те, с кем все рассорились. Они остались на своей земле, Энед-Альдаране, уверенные в своем превосходстве над другими - надменные, гордые и самовлюбленные. По физиологии они остались такими, какие были, на вид хрупкие, изящные, красивые, как и полагается эльфам - Перворожденные.
  А те, кто ушли, разделились на три группы.
  Одна, двинулась в южный океан и обосновалась на Ванийских островах. Они стали жить в жарком и влажном климате, рядом океан, в тесном пространстве на островах. С годами они начали меняться: их кожа темнела от загара, а сила менялась. Они на высшем уровне освоили мореходство, и многие даже стали неплохими гидромантами наряду с врожденной флорамантией. Поскольку в Южном океане часто можно быстро встретить экспедиции Иморалана, которые организовывали новые поселения, то к людям южане привыкли. Многие даже живут на Вани. Так что и отношение у южан к нам, смертным, довольно доброжелательные, в отличие от исконных.
  Эльфы что двинулись на север и поселились в горах Аэса стали именоваться горными или высотными эльфами. Это очень крепкие, я бы даже сказал, брутальные эльфы, которые привыкли к холодам вершин, не стесняются носить растительность на лице и имеют очень мускулистые тела. Кто-то называет их варварами, но они, скорее, более простые, многого нахватались от своих соседей дварфов, с кем очень хорошо ладят. Эти ребята редко спускаются с гор и покидают пределов Аэса, верно служа тамошнему королю, но нескольких я в свое время видел и остался в очень хорошем впечатлении.
  Последняя группа отличалась от всех остальных. Эти эльфы физиологически почти не изменились, но их представление о природе и мире вокруг более радикальные. Они назвали исконных - богохульниками, которые искажают свою веру в природу и Мать Землю. Эти эльфы презирают цивилизацию, считая ее корнем всех бед мира. Они ушли в глухие леса и дремучие чащи подальше от всех, и живут в истинной гармонии с природой. Таких стали называть - лесные эльфы. Я таких не встречал, но лишь слышал, что несколько лесных к армии примкнули, желая защитить свои леса.
  Каждый из видов эльфов недолюбливает друг друга, но если кто-то посторонний вмешается в их конфликт, то может быстро пожалеть об этом. Так как когда дело касается их народа, то эльфы могут быть чертовски сплоченными. Если бы эти исконные не поняли сразу, что я с Раширой, да и если бы сама Рашира отреагировала на мое вмешательство в ее спор, вся эта эльфийская толпа могла накинуться и на меня. Эльфы такие, посторонних в своих делах не любят.
  - А здорово та эльфийка разозлилась и убежала, - хихикнул Эмиль. - Это было довольно остроумно.
  - Дурак, - усмехнулся я. - Она не разозлилась.
  - А? Ты о чем? - удивился маг.
  - Просто та исконная не дура, - поясняю ему. - Она быстро поняла, что в словесной битве Раширу не победит, но просто так уйти не могла, вот и воспользовалась моими словами как предлогом для отступления.
  - Точнее, ты дал ей возможность сбежать, - сказала южанка, не оборачиваясь. - Твой нос вряд ли мог учуять настолько тонкий аромат.
  - Ну, тот, что слева стоял, его и не скрывал, - пожал я плечами. - Но все же, мне просто не хотелось затягивать все это.
  - Какой ты добрый, Ферокс, - покачала она головой. - Вот. Лови!
  Она кинула мне какой-то свиток.
  - Что это?
  - Твой диплом об окончании Академии Общего образования Вольтскота, - ответила она. - Ты же ушел до того как дипломы выдавали, вот я и привезла его с собой.
  - Странно, что директор без взятки мне его выдал, - фыркнул я, проверяя документ.
  Действительный, даже оценки завышены и лучшая рекомендация от директора и учителей. Забавно.
  - После того, как ты устроил шоу в общежитии и до мокрых штанов напугал директора, он прибежал ко мне просить совета, что ему делать. Я порекомендовала ему выплатить мне зарплату, уехать в бессрочный отпуск в Шевралис и выписать тебе диплом. Он-то понял, что ты был варлоком, потому дико испугался твоих 'связей'.
  - У меня нет связей.
  - Но он-то об этом не знает. А я его переубеждать не торопилась.
  - Ну, скатертью дорожка.
  - Кстати, пока я уходила из Вольтскота, то услышала пару интересных слухов...
  - Слухов?
  - Ага... Говорят, кто-то избил Эдиша за то, что он распространял о тебе нелицеприятный слухи.
  - Эдиша? А я уже и забыл про него. Его избили?
  - Некий усатый аристократ прилюдно избил его, вот и сидит он в своей кузне и рыдает от страха, что напавший вернется за ним.
  Это был Старик. Больше некому за меня заступаться.
  Я и забыл уже про Эдиша, но рад, что все там разрешилось. Надеюсь, только, Себастьян не убьет этого идиота. Тупицу мне не жалко, а вот Мария не заслужила стать сиротой.
  - А еще говорят, кто-то разрушил пару таверн.
  - Как это?
  - Какая-то компания засиделись в дварфийском баре, напились спиртовой настойки и буянили несколько часов. Разрушили насколько зданий, побили половину стражи, а затем таинственным образом исчезли...
  - Это точно папа, - уверенно заявил Эмиль. - Когда он пьян, то его всегда тянет на 'приключения'.
  - Надеюсь, это не наследственно...
  - Ну, вроде как у меня такого не наблюдается... По крайней мере, я еще по пьяни никого не замораживал...
  - Может, компании никогда стоящей не было.
  - Возможно.
  Старик загулял, но вот с кем...
  Может, еще кого из старых друзей встретил. Он намного старше меня, так что у него где угодно могут быть знакомые. Наверное, кого встретил и решил отметить, на него это похоже.
  - Ну, идем, мальчики! Отдохнем, а завтра поедем в Просторы Гигантов!
  Да... в Криор...
  
  
  
  
  Глава 10. Артефакты.
  
  Вечерний Рамау поистине прекрасен. Солнце садится в стороне Свободных земель и словно прощается с городом и его обитателями, напоследок даруя ему прекрасные алые лучи. Теплый и нежный свет пусть и слепил глаза, но согревал душу и напоминал о доме.
  Рашира уже неделю тут, и этот вид ей вряд ли когда-нибудь может надоесть, да и местные жители тоже стараются найти время полюбоваться этим.
  Но еще интереснее смотреть за реакцией людей, которые первый раз наблюдают такое явление.
  Ферокс явно уже это видел, но довольно давно и с легкой улыбкой смотрел, как меняется город под лучами заката. Как белые дома словно окрашиваются в розовый и будто переливаются множеством оттенков.
  Как успела узнать эльфийка, дело тут в особом мраморе, из которого создавали большую часть зданий. В лучах заката и рассвета он приобретает мягкий розовый оттенок и слегка сияет, создавая такой странный эффект. А учитывая, что этого камня в городе много, то с высоты смотровой башни, где они находились, смотрится все это поистине завораживающе.
  Эмиль, в отличие от Ферокса, не стеснялся в проявлении эмоций и, словно маленький ребенок, восхищался увиденным.
  - 'Я когда-то также реагировала на удивительные вещи', - хмыкнула девушка.
  Она эльф и ей уже больше ста пятидесяти лет, но для эльфов это еще очень мало. Она уже далеко не подросток, но еще и не особо взрослая. Будь она человеком, то была бы немногим старше Ферокса.
  И когда-то давно, когда она еще была наивной и верящей в лучшее, она также восхищалась красотой.
  - 'Как тот мальчик', - пронеслась у нее не самая приятная мысль. То воспоминание всегда было, есть и будет, ее самым тяжким грехом. - 'Лучше не думать об этом'.
  Ее взор был направлен не на закат. Она смотрела в другую сторону, откуда подбирается темнота.
  - 'Просторы Гигантов'...
  Она многое слышала об этом месте, но так ни разу там и не была. Даже когда жила в Шевралис, она так и не смогла ни разу побывать в Просторах, не смотря на то, что возможности у нее были. Раньше ее не особо интересовало это пустынное и окутанное мраком место, у нее были и другие дела, а сейчас...
  - 'Сейчас я собираюсь отправиться туда'.
  Сама эта мысль немного пугала.
  Сразу же вспомнились самые страшные сказки, которые родители рассказывали ей перед сном. Об ужасных орках, о кошмарных мертвецах и, что самое страшное о огромных драконах...
  Просторы Гигантов самая неисследованная часть континента.
  Если береговую линию еще кое-как изучили, ванийцы в свое время много путешествовали и прибрежные места смогли разведать, то вглубь Просторов еще никто слишком далеко не заходил. Только орки, но свиномордые толком на человечьем не говорят, так что разузнать хоть что-то не представляется возможным.
  Именно поэтому Просторы Гигантов до сих пор на всех картах показаны как пустое пятно.
  - 'Неизвестность - пугает'.
  Все что не понятно - пугает.
  Добраться до Рамау для Раширы было делом легким.
  Сначала, конечно, она узнала, что Ферокс ушел раньше и даже не подумал навестить ее. Это несколько обидело девушку и заставило ее действовать быстро.
  Найти Филипа и заставить его переместить ее в Рамау было легким делом. Она всегда умела найти способ уговорить его, должен ей парень немало, а его жена ее хорошая подруга, и вместе они заставили пространственного мага телепортировать эльфийку в нужное место.
  Оказавшись тут, она остановилась в дварфийской гостинице и стала ждать.
  Дварфы первое время были явно недовольны соседством с эльфом. Видать, южан они тут редко видят, но как познакомились, так половина претензий к ней тут же отпали. Все же южане, в отличие от исконников, не имеют расовой неприязни и пренебрежения к другим расам, что всегда ей помогало налаживать отношения с окружающими.
  Подкупив пару нищих и попрошаек, она просто стала ждать, когда нужные ей люди прибудут в город.
  Пока была тут, она успела собрать информацию и связаться с теми, кому еще могла доверять
  Хозяин Проходимцев явно нацелен добраться до нее, но вот полезет ли он в Просторы, ей неизвестно. Для них всех в Гильдии было бы лучше, если бы Рашира просто исчезла и не лезла к ним, чего бы она и сама хотела, но, зная Бернарда Краунца и его паранойю, он точно предпочтет избавиться от нее, чем надеяться на лучшее. И его страхи не лишены логики, он-то человек и уже немолод, а она эльф и тупо пережить его может, а потом уже вернуться и заняться его потомками.
  - Красиво было, - сказал Ферокс. - Ну, а теперь куда?
  - Гулять! - заявила Рашира. - Вечером Рамау не менее оживленный, чем днем. Плюс на главной площади всякие мероприятия веселые будут. Ты ведь составишь мне компанию? - улыбнулась она, посмотрев ему в глаз.
  Парень слегка растерялся и покраснел. Эмиль только тихо захихикал в кулак и отвернулся.
  Поняв, что над ним вновь издеваются, Ферокс скорчил весьма кислую мину.
  Да! Опять получилось!
  Рашира давно взяла за привычку смущать или подшучивать над Фероксом. Смотреть, как этот парнишка пытается быстро сообразить, что ему нужно сделать и как быть. Он может казаться серьезным и умным, но, когда дело касается простых общих вещей, может быть очень неловким.
  Раньше она списывала все это на его воспитание и строгость родителей, но, как поняла, кто он на самом деле, все стало ясно.
  Он в юном возрасте попал на войну и практически не имел детства. Его обучали как элитного солдата, и он всегда стремился умереть. На лицо явный недостаток социального опыта. Он жил на войне, где все остальное, кроме войны, не имело значение, а он и не стремился к нормальной жизни.
  Вот и вырос парень совершенно социально не подготовленным. Он не знает, как толком вести себя среди ровесников и как быть просто человеком.
  Именно по этой причине он не придумал ничего лучше, как заявить, что он не воевал, о чем потом еще не раз жалел, так как тупицы, меряющиеся своим самомнением, всегда появятся. А самоутвердится над слабым таким особенно приятно. Из-за своего не понимания окружения, он отказывался от посещений студенческих гулянок и походов в увеселительные заведения, за что прослыл скучным и бестолковым человеком. Он сам по своему незнанию создал такую неприятную репутацию вокруг себя, что и стало причиной всех его бед.
  Но никто даже не догадывался, что за всем этим стоит не глупость или трусость, как они думали, а просто очень тяжелое прошлое, которое он пытался скрыть.
  - Как же мне все это надоело, - вздохнул парень и пошел со смотровой площадки.
  Рашира и Эмиль пошли следом за ним.
  - Госпожа Рашира...
  - Можешь обращаться ко мне на 'ты', Эмиль, - улыбнулась она.
  - Хорошо, Рашира, - согласился он. Эмиль может казаться юным и наивным парнишкой, но он аристократ до кончиков волос, а потому вести себя, как требует ситуация, он умеет. - Я слышал, что вы... занимались... Не самой законной деятельностью...
  - Да, я наемный убийца, - спокойно ответила эльфийка. - Тебе интересно как я докатилась до такой жизни?
  - Ну, да...
  - Это довольно долгая и не самая интересная история, - махнула она рукой. А если быть точной, то она бы не хотела это вспоминать. - Может, расскажу как-нибудь в следующий раз.
  - Раз так...
  Они некоторое время молчали.
  Да, было несколько грубо отказывать, но тема действительно ей неприятна.
  - Кстати, мне всегда было интересно, как твой отец варлоком стал?
  - Это довольно романтичная история, - улыбнулся парень. - Мой отец тогда был моего возраста, а наша семья являлись всего лишь мелкими баронами с юга Мортема. Папа был студентом Университета и имел большой потенциал, ему пророчили большое будущее, если не архимага, то точно старшего волшебника. Причем учился он боевой магии, а в те годы конфликты с орками на границы как раз вновь обострялись, - с гордостью рассказывал Эмиль. - Но, будучи молодым, он был горяч на поступки, вот и вступился он за честь дамы, когда один зарвавшийся граф очень сильно ее оскорбил и унизил перед всеми. Та тоже из мелкой семьи была и ничего сделать подонку не могла, как и ее семья, вот папа и вызвал на дуэль этого типа и... случайно его убил...
  Парень тяжело вздохнул.
  Да, убить противника на дуэли весьма нехороший финал среди аристократов. Тогдашний правитель Людвиган II-й запретил дворянам дуэли насмерть, грозя серьезными наказаниями участникам. Тогда конфликт с Имораланом и Аэсом тоже назревал, и король считал 'нецелесообразным так глупо отдавать свои жизни, когда они могут послужить государству'.
  - Чудом ему удалось избежать кары со стороны короны, но его наказали ссылкой в форт Бильнар, что находился в Просторах Гигантов. Дедушка тогда понимал, что необученный маг просто погибнет в битве с орками, а если не с ними, так родственники убитого точно попытаются отомстить. Потому принял тяжелое решение сделать из сына варлока, собрал денег и нанял ему настоящего мастера гравюр и сделал сына таким. Только благодаря тому, что папа стал варлоком, он и выжил в Просторах и даже обрел большую славу и почет на поле боя.
  - Все это в совокупности и сделало его основателем Рычащих Псов, - подал голос Ферокс.
  - Интересно, - покивала девушка. Одна ошибка поменяла жизнь человеку, и, возможно, эта ошибка стала спасением Мортему.
  Ведь не будь Себастьян варлоком, возможно маги не увидели бы потенциал в его наборе сил и Рычащих Псов никогда бы не сделали. Это могло привести к тому, что придумали бы что-то другое, но это могло оказаться не таким эффективным. А может, додумались бы и сами, но намного позже. И если бы он не стал варлоком, спас ли бы он тогда Ферокса?
  Сложно сказать и предугадать.
  Одна мелочь может стать причиной жить или умереть.
  Эльфам всегда нравилось анализировать такие моменты. Они долгожители, а потому можно самим увидеть последствия тех или иных событий.
  Все тоже задумались о чем-то своем. Видать, им тоже подобные мысли в голову пришли.
  Надо бы разбавить обстановку:
  - А что стало с той девушкой, честь которой он защитил?
  - Она поехала с ним и впоследствии стала его женой, - с улыбкой ответил Эльми. - Это моя мама.
  - И правда, романтичная история, - усмехнулся Ферокс.
  - Папа эту историю тебе рассказывал?
  - Он всем ее рассказывал. Только акцент он ставил там не на своей ошибке или как он честь дамы защитил, а на то, какая у него хорошая и верная спутница жизни. Какого она ему сына родила и так далее.
  - Хах! Это на папу похоже...
  Настроение у мальчиков поднялось, да и мрачные мысли отогнали.
  Спустившись с вышки, они двинулись в сторону площади. Там сегодня будет ярмарка, можно будет неплохо провести время, да и просто отдохнуть перед долгой поездкой.
  Когда ей сообщили о прибытии Ферокса и Эмиля, она сразу же купила билеты на завтрашний рельсовик, потому сегодня можно и отдохнуть.
  - Ферокс, убери свои мечи, - сказала она варлоку. - Туда с оружием нельзя.
  - Как так-то? - расстроился он. Выглядел он в этот момент как ребенок, у которого игрушку отнимают. Расстаться со своим клинком ему явно не хочется.
  - Ну, какое может быть свидание, когда парень так вооружен, - скорчила она невинное личико.
  У парня задергался глаз, а вот Эмиль с трудом сдержал хохот.
  Парень все же разоружился.
  Подхватив его под руку, она потащила Ферокса на ярмарку...
  
  ***
  
  Рашира все же уболтала меня пойти с ней на эту чертову ярмарку.
  Вот что там делать, мне было решительно не понятно. Я уже забыл, когда последний раз был на таких мероприятиях и что там делать надо.
  - 'Последний раз я был на ярмарке с отцом', - вспомнилось мне.
  Да. Та последняя летняя ярмарка в Мидоре.
  Не смотря на то, что на границе была война, в городе еще было спокойно. Даже праздник устроили для успокоения жителей. Хороший был вечер. Мы с папой прогулялись по рядам и посмотрели выступление акробатов, потом, помню, мне отец подарил деревянный шлем. И... не помню уже...
  Спустя месяц нашего города не стало....
  Тряхнул головой, отгоняя мрачные воспоминания.
  Лучше не думать об этом.
  Сейчас хороший вечер, а потому можно немного и расслабиться.
  В кои-то веки я ни куда не тороплюсь.
  Ярмарка Рамау представляла собой просто огромное количество всяких палаток, магазинчиков и разного рода развлечения. Отовсюду идет музыка, акробаты бегают по растянутым веревкам и жонглируют мячиками. Недалеко разодетые эльфы читают стихи на разных языках, соревнуясь в поэзии, лавочники зазывают людей купить их товар или попробовать свою удачу в разных конкурсах.
  В одном из этих конкурсов меня заставила участвовать Рашира.
  Сказала мне попасть шариком в деревянный щиток...
  Ну, я чуть перестарался и снес его к чертям собачьим.
  После этого пришлось быстро исчезать, пока меня за все это платить не заставили.
  Своими действиями я повеселил своих друзей. Рашира и Эмиль просто ухахатывались надо мной, вспоминая, что именно я сделал, да и как вытянулись лица окружающих, им тоже понравилось. Видать, никто не думал о таком результате.
  - Ха-ха, вам бы только смеяться надо мной, - закатил я глаза.
  - Ну, прости, - смеялся Эмиль. - Видел бы ты свое лицо!
  - Ха-ха-ха! Да! Жаль, запечатлеть нельзя, я бы такое сохранила себе на память, - вытирала слезы Рашира и успокаивалась.
  Я лишь потирал висок.
  С такими друзьями никакие враги не нужны. Сами нервы измучают.
  - Нам лучше немного прогуляться, а то там нас сейчас ищут, - сказала девушка. - Тут можно по магазинам пройтись.
  - У нас не те финансы, чтобы закупаться.
  - Тогда просто посмотрим. Вон, например, лавка магических безделушек.
  - Где?! - тут же оживился Эмиль.
  Глаза у него как два фонаря на маяке стали. Сейчас седовласый маг выглядел еще большим ребенком, чем он есть. Будь у него хвост, он бы им, как собака, вилял из стороны в сторону. Увидев магазин, он чуть ли не засветился и устремился к нему.
  - Вот это скорость, - хмыкнул я.
  Рашира только улыбнулась.
  Нагнав мага, мы вошли в лавку магических товаров.
  Сам магазин представлял собой не очень большое каменное здание, будто не построенное, а выточенное из скалы. Окон нет, металлическая массивная дверь и четкое ощущение наложенных на стены чар. Выглядит не, так чтобы красиво, но сразу дает понять, что там находится нечто ценное. Магазин выглядит массивным и защищенным, как бы подтверждая, что там продаются вполне себе дорогие и ценные вещи. Магия в Мортеме недешевое удовольствие, и потому охрана тут должна быть на высшем уровне.
  Внутри помещение оказалось больше, чем снаружи. Стены были поделены на две части. Та, что ближе к двери, имела витрины с простыми решетками на них. Видно, что эти вещи не такие ценные и сильные, потому кроме решетки их ничего не защищает. А та часть, что ближе к прилавку, застеклена крепчайшим дварфийским стеклом, которое даже мне было бы трудно пробить. Нет, если захочу, то ударом меча я его разрублю, но это все равно будет не так просто.
  Сам продавец тоже отделен от зала толстым стеклом, в котором было небольшое окошко, через которое с ним и можно говорить.
  На витринах было много интересных предметов. Всякие деревянные и костяные амулеты, каменные ножи и всякое красивое, но мало практичное оружие. На многих вещах были выгравированы руны и всякие письмена на неизвестных мне языках.
  Когда я вошел внутрь, то что-то странное почувствовал. Будто знакомое что-то, но, где такое ощущал, я вспомнить не смог.
  За прилавком скучая и зевая, сидел пожилой старичок, который покуривал трубку. Он поглаживал свою длинную белую бороду и думал о чем-то, не обращая на нас внимание. Попутно с этим он посматривал на большой стеклянный шар, в котором клубился дым.
  Эмиль же, оказавшись тут, потерял связь с мирозданием и только и делал, что обходил все витрины, осматривая разного рода амулетики. Рашира заинтересовалась стеллажам с кинжалами, а я лениво стал прохаживать вдоль и лениво посматривал на все это.
  Неожиданно мой взгляд привлекли амулеты, похожие на мой.
  - Это амулеты с Пространственным карманом? - спросил я.
  - Кхе! Да, - не поворачиваясь, сказал старик, немного покашливая. - Самый дешевый стоит две тысячи серебра.
  - Не дешевое удовольствие.
  - Кхе-кхе! Магия - дорогой продукт, - хмыкнул он. - Твой амулет, например, стоил бы немногим меньше.
  - Откуда вы знаете, что он у меня есть? - нахмурился я.
  - Я - артефактор, умею чувствовать такие вещи, - пожал плечами старичок, втягивая дым из трубки. - Военный трофей, варлок?
  - И это вы почувствовали?
  - Не совсем, гравюры, в отличие от артефактов, никак не ощущаются, но в магическом зрении формирования в твоей ауре заметны. Кхе-кхе, - он вновь закашлял. - Ужасный Приказ, превратить большую часть вашего магического поколения в живые артефакты. Понимаю, что выбора не было, но варлоки - не лучшее решение.
  - Возможно, - не стал я спорить.
  - Вау! Это же Цереброн! - сказал Эмиль, подойдя к магическому шару, на который посматривал старик. - Никогда их раньше не видел.
  - Да, парень, это цереброн, - закивал старичок, отложив трубку. - Он у меня уже давно, но в этих местах никто его не купит все равно.
  - А что такое цереброн? - спросила Рашира, да и мне стало интересно узнать.
  - Цереброн - это как бы помощник для мага, библиотекарь и секретарь. Искусственно созданный разум, который может говорить и отвечать на вопросы и выдавать записанную информацию. Обычно в них записывают разного рода сведения и книги, а затем используют как записную книжку или компактную библиотеку.
  - 'Именно', - прозвучал голос из шара. - 'Задайте вопрос'.
  - У-у-у-у! - заинтересовалась Рашира. - Что было раньше - дракон или яйцо?
  - 'Выясняю', - ровно и безэмоционально сказал шар. - 'Ответ не найден'.
  - Ха-ха-ха! Не пытайтесь спрашивать такие вещи, леди, - рассмеялся старик. - Цереброн не разумен, это просто сборная солянка из вопросов и ответов. Ответить на то, что в него не записано, он просто не способен. Он - книга, и если на его страницах чего-то нет, то всего остального для него не существует. Менталисты, конечно, пытаются как-то развивать цереброны, вплетать в них как можно больше информации и вариативность ответов, но думать они не могут. Да и вплетенная душа слабовата, чтобы многое вместить.
  - Душа? - нахмурился я. - Это как?
  - Чтобы создать цереброна, нужна совместная работа артефактора, менталиста и прорицателя, - ответил он. - Берется душа, вплетается в предмет, затем прорицатель образует основу, на которую менталист записывает информацию.
  - Вплетается душа? Некромантия?
  - Хех, - старик улыбнулся и посмотрел мне в глаза. От его улыбки мне стало не по себе. - Все артефакторы - некроманты. Все амулеты и магические предметы делаются с магией душ.
  - Это так, - вздохнул Эмиль. - Можно напитать предмет магией и удержать рунами, но держаться она будет всего несколько часов. А вот душа, вплетенная в предмет, магию может воспроизводить и поддерживать предмет, пока ее удерживает в нем. Разница только в том, что некромант работает с живыми или трупами.
  - А разве некромантия не запрещена? - поежилась Рашира.
  - Нет, не запрещена, - втянул дым в трубку старичок. - Запрещены эксперименты над живыми артефактами и поднятие мертвых... Бха-ха-ха! Расслабьтесь вы, - махнул он рукой. - Артефакторы работают только с простейшими душами как черви и медузы, мы даже души животных редко трогаем, так что не волнуйтесь.
  - Простейшие души лишены разума и воли, потому с ними проще работать, и сюрпризов от них нет, - пояснил Эмиль.
  Вот оно как...
  Тогда мне понятно, что такое я ощущаю вокруг...
  Это как с теми вурдалаками, тоже странная разлитая вокруг аура духов. Не скажу, что особенно приятно.
  Я таких подробностей об артефакторики не знал. Видать, из-за таких вещей подобную информацию стараются не распространять. Узнай обычные люди, что то, чем они пользуются сделано - 'грязной черной магией', и всякие крестьяне тут же начали бы надоедать магам. Был, помню, тридцать лет назад какой-то культ, который поднимал крестьянские восстания против магов и магии в целом, ведьм жгли и на колдунов охотились. Бред полный. И вся эта толпа однажды нарвалась на Старшего Волшебника, который и положил конец культу. Старший маг - это вам не деревенская знахарка, которую можно бревном по голове вырубить, а затем на костре сжечь, это сильный чародей, даже если его профиль не боевой, он все равно может за себя постоять. Как итог, весь этот культ и все бунтующие сгорели заживо в огненном смерче.
  Глупо было.
  - Погодите, - подала голос эльфийка. - Но ведь есть магические предметы без рун, и созданы они мастерами кузнечного дела. У моего отца были парные клинки Луан и Таун, которые были созданы явно не такими, как вы.
  - Забавная у вас семейка, леди, раз обладает такими предметами, - усмехнулся дедуля. Рашира резко побледнела и прикусила язык. Это что, такие крутые клинки? Может, как-нибудь узнаю, но сама она точно не скажет. - Да, есть и иной способ создания магических вещей, но такие, как я, сделать его никогда не сможем. Делают его Чарующие Кудесники, кузнецы или иные мастера своего дела, которые обладают магическим даром. Они в момент работы могут вплести частичку собственной души в свое творение и создать поистине грандиозный артефакт. Такое обычно только дварфам приплетают, но у них просто процент волшебников больше, эльфы больше в обработке дерева специализируются, а среди людей мало кто, обладая магическим даром, не хочет стать магом, но тоже есть.
  Вот оно как.
  Подобное оружие я все же видел. У Себастьяна как раз дварфийский меч, и никаких рун у него я не замечал, да и магической силой оружие обладает. Хотел бы я такое оружие, но стоит, я так думаю, оно крайне много. Друзья среди дварфов у меня есть, но мастеров-кузнецов как-то из них я не помню.
  Интересно было послушать об артефактах. Неприятно осознавать, что мой амулет пространственного кармана содержит чью-то душу, даже если это душа медузы. Некромантию я не люблю по весьма понятным причинам.
  Вскоре мы двинулись к выходу из магазина.
  - Эй, варлок, - окликнул меня продавец. - Знаешь, чем ты отличаешься от всего товара, что у меня в магазине?
  - Я умею думать?
  - Нет, - усмехнулся он. - На твое создание была использована только твоя душа. Хе-хе-хе!
  Отвечать ему я ничего не стал и просто ушел.
  Какой неприятный человек.
  Неуютно осознавать, что ты всего лишь вещь, которую создали для определенных целей и которая стала не нужна, когда прошла надобность. Вот только, люди не вещи, и положить их на полку, пока не пригодятся, нельзя.
  Я знаю, как работают гравировщики. Это настоящие мастера взаимодействия с аурой и энергетикой того, на ком они создают гравюры. Как я слышал, некоторые являются попутно и артефакторами, что с недавно узнанным несколько пугает.
  Магия Смерти - довольно жуткая вещь, и мне как-то в голову не приходило, что ее так активно используют в мирных целях. Я слышал, что такое есть, но даже не думал, что в такой форме.
  М-да, как многое я не знаю об окружающем мире...
  - Ух... - послышалось рядом.
  Обернувшись, я увидел кого-то на лавочке.
  Он лежал, прикрыв голову руками, и громко стонал.
  В нос сразу же ударил сильный запах дварфийского спирта. Кто-то слишком сильно перепил и теперь мучается от похмелья.
  Одет этот человек весьма не бедно. Шелковая белая рубашка, поверх серый расстёгнутый камзол, черные брюки и эльфийские ботинки. Последнее точно показатель того, что этот кто-то небедный. Если одежку еще можно сделать красивой, то подделать ботинки эльфов нереально, а такую обувь я узнаю везде.
  - Кажется, ему сильно плохо, - хмыкнул Эмиль.
  - Ярмарка ведь недавно началась, когда он успел так напиться? - удивилась Рашира.
  - Пойдем, узнаем, а то к этому умирающему уже воры приглядываются, - указал я на пару крепкого вида мужиков, стоящих в переулке. Увидев нас, они решили не лезть.
  Подошли к человеку.
  - Эй, вы в порядке? - спросил я.
  - Воды... - хриплым голосом попросил он.
  - Сейчас, - сказал Эмиль, достал кувшин из пространственного кармана, а затем призвал воду. - Вот.
  Человек с трудом поднялся и принял кувшин, а затем стал хлебать из него.
  Незнакомец оказался немногим старше меня, примерно того же роста. И у него длинные седые волосы, как у Эмиля. Такой цвет редок, и встретить сразу двух седых я точно не ожидал. До этого только всякие слухи про сероволосых слышал, но сам не встречал.
  Мужчина выпил все, и, судя по лицу, ему стало лучше. Острые скулы, прямой нос и волевой подбородок и щетина. Выглядит сильным, широкоплечий и крепкий, явно или в дуэлях часто сражался, или воевал, скорее, второе. На руках видны мозоли, которые натирают все те, кто много орудуют мечом.
  - Покорнейше благодарю, - слегка поклонился незнакомец. Притом он явно даже не думал о нашем происхождении, а чисто высказывал благодарность, и неважно, кто перед ним.
  - Это как же ты умудрился так набраться? - спросила Рашира.
  - Эх, у меня плохая переносимость алкоголя, - вздохнул он. - У нас это семейное, быстро пьянеем, а затем долго отходим от всего этого. Я уже неделю мучаюсь, - его начало качать, и он слегка позеленел, но с тошнотой справился. - Друга старого встретил, и он меня уговорил отметить встречу... Кошмар...
  Он чуть не упал, но я его придержал.
  - Ага, - кивнул он. - Мне надо идти... Я с трудом до этого города добрался, так что осталось недалеко.
  - Помочь? - предложил я. Он выглядит совсем плохо. Упадет где или грабители пристать могут.
  - Нет, благодарю за заботу, - махнул он рукой. - Я сам справлюсь. Еще раз спасибо за воду. Только встать помогите...
  Подал ему руку и помог подняться. Хватка у мужчины сильная.
  Кивнув нам в благодарность, он, шатаясь, пошел в нужную ему сторону. В этом городе он явно не в первый раз, так как двигался он явно с осознанием, куда ему нужно.
  Имя забыл спросить, но не думаю, что это особо важно.
  Ну, удачи ему. Надеюсь, дойти сможет.
  А мы пока пошли обратно на праздник, но надолго задерживаться не будем, ведь завтра у нас путь в Просторы Гигантов...
  
  ***
  
  - Легкая добыча, - усмехнулся Билл, переглянувшись с Аллом.
  Оба вора давно уже орудуют в Рамау. Тут нелегко жить преступнику, народ весьма подозрительный и нервный, а соседство с Просторами спокойствия не добавляет. Но Билл и Алл хорошо тут освоились, пусть и не без труда. Слишком много вооруженных и опасных людей тут мелькает, чтобы бандиту было легко работать, да и город не такой большой, и злачных мест не так много. Стража везде бывает, и, как, например, в других городах, тут нет трущоб и заброшенных мест, где никого нет. Но преступность есть везде, и их небольшое воровское сообщество с трудом, но процветает.
  Сегодня в городе ярмарка, а потому можно разгуляться. Много пьяных, много невнимательных и парочек, что хочет уединиться. Прекрасная ночь для любого вора.
  Не так давно они увидели свою цель.
  Обычный аристократ, страдающий от страшного похмелья. Он даже стоит с трудом.
  Билл и Алл уже думали им заняться, когда какие-то сопляки вмешались и помогли этому типу. Пришлось выжидать, но оно того стоило. Дворянин отказался от сопровождения и пошел сам, а два вора тайно шли за ним. Поскольку большая часть жителей сейчас на ярмарке, то в этом районе никого особо нет.
  - Хочу его ботинки, - усмехнулся Алл.
  Да, эльфийские ботинки - крайне дорогая вещь. Если их продать, то можно несколько месяцев безбедно жить в хорошей гостинице и ни в чем себе не отказывать. Очень удобная и дорогая обувь, жаль, себе оставить нельзя, слишком они сильно в глаза бросаются.
  Сероволосый человек прислонился к стене и его стошнило. Видать, очень богатею плохо.
  Пора действовать.
  - Эй, мужик, помочь? - спросил Билл, подходя с боку.
  Аристократ отвлекся на него, а в этот момент со спины к нему подкрался Алл и ударил мужчину в спину!
  Тот удара не ожидал и упал на землю.
  - Хаха! Что, больно тебе? - усмехнулся Билл, а затем ударил его по лицу ногой. - Ой, я случайно!
  - Ух, - застонал он.
  Алл поставил ногу на свою жертву, не давая тому встать.
  - Давай обыскивай его скорее, пока стража не пришла, - улыбнулся Алл.
  Сегодня им несказанно повезло. Такая легкая и такая богатая цель.
  Билл уже думал начать самое приятное дело, а именно снятие ценностей, как мужик неожиданно начал подниматься.
  - Уа-а-а! - упал Алл, которого аристократ просто стряхнул со своей спины как пыль.
  Аристократ поднялся на ноги.
  Билл тут же заметил, что, несмотря на сильный удар ногой в лицо, следов удара или синяка не видно. Дворянин оказался выше, чем это казалось, раньше и смотрел на Билла сверху вниз.
  В следующий миг аристократ... просто пошел своей дорогой.
  Билл несколько секунд шокировано смотрел в пустоту.
  Он только что напал на человека, а тот просто встал и пошел дальше, даже не обращая на него внимание.
  Вот он идет себе, шатается и просто игнорирует окружающих.
  - 'Лучше не связываться с этим типом', - подумал Билл. Он не был бы до сих пор на свободе, если бы не умел чуять беду. А от этого типа так и разило опасностью. Придется поискать себе другую жертву.
  - Урод! - вспылил Алл. - Убью!
  Выхватив заточку, он бросился на аристократа.
  - Стой, Алл! - только и успел сказать его напарник.
  Вспышка света и темнота...
  
  Никто в городе ничего не заметил и не узнал, да и никто не расстроился, а утренний ветер развеял две небольшие кучки пепла...
  
  
  
  
  Глава 11. Паровой червь.
  
  Паровой червь, паровик, рельсовик, 'огромная дышащая паром махина смерти, о боги, бегите отсюда А-А-А-А!!!!' ну, так ее тоже называют. По крайней мере, какой-то чрезвычайно недалекий старик, как увидел это, так в панике убежал, забыв, что он хромой, слепой и слабый, да и денег пришел у прохожих просить.
  Не то, чтобы это было прямо какое-то невозможное зрелище, ломающее восприятие мира, но увидеть нечто столь огромное и мощное довольно необычно.
  Сложно как-то взять и описать это.
  Собой этот паровик напоминает две огромные металлические цистерны, соединенные между собой, длинной они в двадцать метров и высотой с колесами три с половиной где-то, а по середине между ними высокая труба. Ширина этого мощного монстра около четырех метров, и едет он по стальным полосам, которые тут называют - рельсы. К этой махине прицеплены вагоны, которые она и тянет за собой. Цвета эта махина в основном черного, а его детали имеют серый оттенок. Все это смотрится гармонично и приятно, но в тоже время строго и сурово. Причем, судя по толщине металла, броне и общей ширине этого механизма он вполне себе готов к нападениям монстров Просторов Гигантов.
  А монстры там такие водятся, что многим в Свободных землях и не снилось. Одни драконы чего стоят.
  Кто бы мог подумать, что дварфы построят что-то настолько грандиозное.
  Шума от этой машины так много, что уши в трубочку сворачиваются. Если она и внутри также сильно гудит, то мне уже страшно на этом ехать.
  Как он остановился, во все стороны от него ударили клубы белого пара, который заполонил всю станцию. Пар продержался несколько секунд, а затем начал развеиваться.
  Пар довольно приятно пахнет. Запах знакомый, но никак не могу вспомнить откуда.
  Станция Рамау представляла собой огромный стеклянный навес в сорок метров в высоту и триста в длину. Стекло над нами держится на каких-то тонких трубах, что несколько напрягает, но вроде держится.
  Сама платформа, куда приехал рельсовик, отделена высокой стальной решеткой, и пускают внутрь только по билетам в нескольких местах.
  А пока с этой махины сходят пассажиры и расходятся на другой стороне вокзала.
  Здорово тут все сделано.
  Остальные тоже были поражены увиденным и любовались этой огромной махиной. Рашира уже насмотрелась, а вот Эмиль, как и я, смотрели на все с открытым ртом.
  - Нравится, мальчики? - спросила Рашира. - Паровик очень крутая штука и едет быстро. Если сядем сейчас, то вечером будем в Криоре.
  - Вечером? - удивился я. - Это же с какой скоростью он едет?
  - Ну, - почесала лоб эльфийка пытаясь вспомнить. - Мне сказали, что около 12 лиг в час, и такая скорость почти постоянна до Криора.
  - Ого! А наш отряд за три дня добрался.
  - И как вы добирались?
  - Пешком. Мы вполне себе можем быстро и долго бегать, обычные солдаты две недели добирались. Ну, оно и ясно, лошади и тяжеловооруженные воины перепрыгивать рвы не умеют.
  - Эта штука невероятно быстрая.
  - Должно быть, шумно там ехать, - хмыкнул Эмиль.
  - Нет, внутри хорошая звукоизоляция и нисколько не мешает. Ну, мне так сказали.
  Да, прямо не верится, что такая махина может ехать и на большой скорости. Металлическая крепость на колесах. Будь у нас такая штука во время войны, то снабжение никогда бы не прерывалось, да и отстреливаться из такой штуки было бы наверняка очень удобно. Только эти рельсы довольно уязвимы.
  - Ну что, когда можно загружаться? - спросил Эмиль.
  - Где-то через полчаса начнут впускать внутрь, - ответила эльфийка. - Там нужно заправить эту штуку водой и углем, а потом она будет готова ехать.
  - Тогда давайте пройдемся немного по вокзалу, - предложил я. - Может, побольше узнаем об этой штуке.
  Идея остальным понравилась, и мы пошли гулять. Немного неуютно себя чувствую без оружия на поясе и за плечами, но на вокзал вооруженных людей не пускают. Или надо сдавать все в багажное отделение, или убирать подальше. Благо у нас с Эмилем были 'карманы', а вот куда спрятала свои ножи Рашира, нам решительно не ясно, может, у нее тоже пространственный карман имеется, а может, это какой-то женский секрет.
  Вокзал оказался очень большим. Тут и небольшая закусочная есть, и зал ожидания, пока рельсовик будет готов ехать.
  Того, кто нам все может рассказать, мы все же нашли.
  Это оказалась довольно жутковатая бабуля. Нет, не то, что она уродина, просто улыбка у нее какая-то вечная и зубы слегка заострены, что несколько напрягало, хотя она вроде дварф, ну или полудварф. Рыжие волосы, завязанные в две косы за спиной, бочковатое тело и бутылка настойки в одной руке и с рупором в другой. И эта бабушка слегка пьяным голосом объявляла время отбытия рельсовика.
  Мы как ее увидели, так сразу несколько обалдели от ее вида и розоватых от выпивки щек.
  - Привет, малыши, - махнула она рукой. Причем малышами она назвала нас всех, включая Раширу. Та явно подумала возразить, но не стала. - Что, ребятки, интересуетесь рельсовиком? - спросили нас. - Ха-ха-ха! Меня зовут Коразона. В первый раз видите Шумника?
  - Шумника?
  - Так его называет местная эльфийская ребятня, говорят на эльфийском - 'бруи', что означает Шумный. Вот и прицепилось.
  - А вы знаете, как эта штука работает?
  - Все дварфы знают, как работает паровики, - усмехнулась она. - Это на поверхности они только появились, но у нас в Подгорье они уже давно есть, только намного меньше и не такие шумные.
  - А почему меньше?
  - Так едут же они под землей, туннели порой сложно делать в твердых породах, и паровики стараемся делать под себя.
  - А почему тут сделали такой? - спросила Рашира.
  - Ну, так и место, где он едет, небезопасное. Просторы Гигантов - это вам не лужайка у домика, даже такая близкая к границе имеет немало опасности. Потому тут конструкция максимально бронированная и медлительная.
  - Медлительная?! Если оно за день едет до Криора, то медлительным его назвать сложно.
  - Есть и быстрее... Когда ваш король прочувствует всю пользу паровиков, тогда он заключит с нами контракт и производство паровиков будет поставлено на поток, а уж сколько будет проложено железной дороги, то вообще красота. Анвийские реки уйдут в прошлое.
  - Многие торговцы потеряют работу, - заметил Эмиль.
  - Прогресс всегда имеет и свои минусы, но таков мир, и рано или поздно оно произойдет, - пожала плечами Коразона. - Пытаться убежать бесполезно, и Тиронель это понимает.
  - Страна сейчас не в том состоянии, чтобы позволить себе такую роскошь.
  - А дварфы никуда не торопятся, - усмехнулась она и выпила еще. Пьет из горла, и, судя по ее виду, это у дамы обычное рабочее состояние. Я бы тоже запил, если бы каждый день объявлял новости о рельсовике.
  Мы на некоторое время замолчали, обдумывая каждый свое.
  Да, дварфы умеют ждать. Помнится, король Подгорья сто лет ждал извинений от короля Мортема много веков назад, и только после того как король извинился, он и возобновил дела с нашими торговцами. Память и терпение у дварфов воистину стальные.
  - Так как все-таки работает эта вещь?
  - А, ну тут все просто, - начала Коразона. - Основной двигатель механизмов это - пар!
  - Пар?
  - Ну да, пар. Горячий пар занимает куда больше места, чем холодная вода. И, если ему этого места не хватает, он начинает давить на стенки сосуда. Ты хоть раз в жизни видел, как подпрыгивает крышка на забытом на огне котле? Тут примерно так же, только вместо того, чтобы бестолково теребить крышку, пар направляется в поршни и приводит их в движение. Конечно, механизм сложный, но пока огнедуи поддерживают жар, а машинист следит за целостностью двигателя, все работает как часы
  - Кто следит за всем? - немного не поняли мы.
  - Машинист управляет паровиком, он при помощи магии металла следит за двигателем, а при помощи магии огня - за температурой. А огнедуи - это его подмастерья, их задача в основном и поддерживать температуру в печи. Некоторые еще и учатся всем хитростям ремесла машиниста, но таких не так уж и много. Огнедуй - хорошая работа для ученика огненного мага, и денежек заработать можно, и практики - хоть отбавляй, поэтому так подрабатывает куча народу вообще не заинтересованного в паровиках, - госпожа Коразона почесала затылок и вздохнула. - Вот сейчас, например, мы в огнедуи вообще людей взяли. Ваши студенты из Университета прибыли, практику проходят. Профессиональных огнедуев-то вообще не бывает, кому оно надо - всю жизнь у печки стоять? Так, работа для начинающих, у кого еще ни силы нет, ни умения. Но вы не беспокойтесь, машинист там для того и сидит, чтоб подстраховать молодежь, если кто не справится.
  - У-у-у-у-у! - впечатлились мы
  Дварфы круто все продумали. Прямо даже добавить нечего. Мы впечатлены.
  - А какие тут системы безопасности? - задал я весьма важный вопрос. - Как поезду защищаться в случае нападения? И, если, я правильно понял, он едет по рельсам, так почему их еще местные твари не уничтожили?
  - Насчет рельс все просто. Они сделаны из одного сплава стали, с примесью одной крайне неприятной субстанции. Наш нос не может уловить этот запах, а вот звери, чуя его, стараются держаться подальше. Плюс, когда реальсовик едет, рельсы вибрируют, создавая низкочастотные волны, также отпугивающие зверей.
  - А эти вибрации не разбудят драконов? В прошлый раз Мифриловый Император нас неслабо потрепал.
  - В этих землях драконы не спят, наши терраманты все проверили. Плюс едет рельсовик обходным путем и пустыню издалека только увидеть можно, - убедила она меня. - А так, машинист может защитить рельсовик от зверья, у него есть все для этого, ну и вагоны купе имеют лучшую защиту и бронированные стекла.
  - А не купе?
  - А вот у них все попроще, - развела старушка руками. - Дорого на все вагоны такое стекло ставить, да и не видят некоторые умельцы в этом смысла.
  - Дай угадаю, - посмотрел я на Раширу. - Наши билеты не в купе?
  - В купе дорого, - грустно улыбнулась она. - Я как-то не подумала, что нам нужен лучший номер.
  - Эх, ну будем надеяться, что все пройдет спокойно, - вздохнул Эмиль.
  - Да, расслабьтесь, ребятки, - махнула рукой Коразона. - Сколько раз Шумник едет, и ничего особо плохого никогда не случалось.
  - Особо?
  - Лучше тебе не знать, - серьезно сказала она.
  Мы побледнели.
  - Ба-ха-ха-ха-ха! Всегда срабатывает на новеньких! - рассмеялась старушка. - Не бойтесь, все нормально. Там только маленькая поломка была и просто рельсовик час стоял. Никто не пострадал...
  - Фух, - выдохнули мы.
  - Кроме тех, кого принесли тварям в жертву на съедение...
  - Может, хватит?!
  - Ба-ха-ха-ха-ха! Простите, вы так забавно реагируете, что удержаться сложно. Удачи вам в поездке! - пожелала она нам, затем посмотрела на часы, затем взяла рупор и начала в него говорить. - Рельсовик отбывает через десять минут! Все отъезжающие подходите к вагонам и готовьте билеты!
  Попрощавшись с Коразоной, мы пошли к рельсовику.
  А вблизи он еще больше, чем когда мы смотрели на него издали. Такой мощный и монументальный, что прямо не верится, что такая махина может ехать.
  Входы в вагоны были по краям от них, и там у всех при входе проверяли билеты. Как мы узнали, места купе выдаются по номерам, а обычные места можно занять какие угодно, но не больше, чем вообще сидячих мест в рельсовике.
  Внутри вагоны представляли собой ряды небольших диванчиков, расположенных по двое напротив друг друга по пять мест на каждом. Проходы между сидениями довольно широкие и можно спокойно ходить. Видать, сделано, чтобы в случае эвакуации было удобно бежать. Сидения не особо мягкие, но вполне себе комфортно.
  Окна у рельсовика довольно большие, да и сделано тут все с размахом. От пола до потолка два с половиной метра. Стекла хоть и не бронированные, но достаточно толстые, чтобы хоть какой-то удар выдержать. Хотя, если нападет какой дракон, долго они не протянут. А если нападет Истинный Дракон, то можно смело прощаться с жизнью. Мне одной встречи с тем монстром хватило, тогда я чудом выжил.
  Народ начал постепенно грузится и занимать места. Пассажиров оказалось не то чтобы особо много. Едва пол вагона набралось, но, судя по объявлениям, скоро уже отправка. Видать, не все пока готовы довериться новому способу передвижения. В дирижабле как-то спокойнее, там высоко, твари не достанут, но в небе есть и свои опасности.
  Присев у окна, мы с нетерпением стали ждать, когда, наконец, поедем.
  Через десять минут рельсовик начал шуметь, затем затрясся, немного напугав всех кто внутри, включая нас, а после дернулся и после этого начал медленно ехать.
  - ТУУУУУУ!!! - прозвучало снаружи.
  Клубы пара окутали вокзал и прокатились повсюду, а шум все усиливался. Но стекла вагона действительно хорошо снижали громкость звуков.
  Вот мы выехали из огромного стеклянного навеса вокзала и поехали по городу к Вратам Погибели.
  В Рамау двое главных врат. Одни ведут в Свободные земли и называются Врата Спасения, вторые ведут в Просторы Гигантов, и их назвали Врата Погибели, ведь там есть только смерть...
  Город мы покидали медленно. Рельсовик не мог тут толком разогнаться, и прямая железная дорога вела точно к специальному выходу для него. Белые дома в лучах утреннего солнца проплывали мимо нас и оставались где-то позади. Город-чаша будто провожал нас в этот путь, словно супруга, что отпускает в далекое плаванье своего суженого. Она остается на пирсе и долго смотрит на удаляющийся парус его корабля, ожидая его возвращения. Так и Рамау долго мелькал позади и будто махал нам вслед, желая удачи.
  Мы въехали в каньон и начали постепенно набирать скорость. Нас окружали высокие гладкие стены скал, являющиеся природной защитой города и погибелью врага. Дварфы обточили эти горы так, чтобы никто не смог спокойно карабкаться по ним, и в тех или иных местах иногда мелькали едва заметные окошки смотровых ниш.
  Вот, наконец, приближался и выход из каньона, а с ним и сами Просторы Гигантов.
  - Эмиль, - обратился я к магу, который, как я и все в вагоне, не отрываясь, смотрел в окно.
  - М?
  - Смотри в то окно, - указал я на противоположное от нас. Парень удивленно посмотрел на меня. - Ты ведь хотел увидеть Гиганта... Он сейчас будет там...
  Глаза парня расширились, да и все, кто услышал меня, тут же бросились к противоположному окну.
  Вот мы вышли из каньона, и нам предстали необъятные каменистые равнины Просторов Гигантов. Казалось, нет края и предела этой ровной земле, что простиралась до горизонта. Пронзительно синее небо без туч и безжизненная земля перед нами, странный, но такой завораживающий контраст.
  А справа от рельсовика все увидели его...
  Череп...
  Огромнейший череп размером где-то с два-три моих роста.
  Большой окаменевший череп, который лежал на земле и уходил каменным позвоночником в скалу, в которую превратились остальные кости. Гиганты, Колоссы, Титаны, Создатели, Отцы Мира - как их только не называли. Они были бы просто легендой или мифом древних жителей с наскальных рисунков, если бы не эти останки. Огромные окаменелые кости, которым несколько тысяч лет...
  Все смотрели на это, раскрыв рты и не дыша от шока. Я сам также реагировал, когда впервые увидел это. Еще больше я был под впечатлением, когда мы как-то разбили лагерь внутри такого черепа. Эти создания были под сотню метров ростом, не меньше, а то и больше.
  - Как? - подал в тишине голос Эмиль. - Как такие создания могли погибнуть? Кто их убил?!
  - Не знаю, - пожал я плечами, смотря в окно. - Разные легенды ходят. Когда мы шли по Просторам, то иногда замечали другие останки. По костям можно предположить, что они с кем-то боролись, но, кто мог быть таким врагом для них, я просто не представляю.
  - Среди эльфов ходят разные легенды, - сказала Рашира. - Одни говорят, что Гиганты обезумели и начали битву друг с другом, другие, что их поразило какое-то проклятие, а некоторые заявляют, что Титанов погубили их же величайшие творения - Истинные Драконы. Но что из этого правда - никто не знает.
  - Я читал книгу Картера Меллонского 'Древние и Помнимые', там предполагалось, что Колоссов погубила собственная жадность, - нахмурился Эмиль. - Они так углубились в землю, желая добраться до ее богатств, и их поразила какая-то смертельная болезнь. Там довольно много текста и порой не все понятно. Хотя я более чем уверен, что ему просто нравилось спорить с Маркусом и Дмитрисом. Они просто выдвинули теорию о войне между Гигантами за власть, вот и пошло. Ну, это уже ученые.
  Парень слегка ушел в свои мысли, вспоминая, что он там прочел, при этом лицо его выражало многие печальные думы.
  - Я больше склонна, что это сделали драконы, - присела рядом со мной эльфийка. - Если вспомнить инцидент войны с Темным Владыкой, то все становится весьма прозрачно.
  - А что там случилось? - спросил я.
  - Просто во время битвы против армий Джулинора, когда помимо многотысячных войск объеденных жителей Свободных земель, против волн нежити, неожиданно из земли вылез дракон. Это была Императрица Вулканических Драконов Грендель. Только потому, что в одно время на поле боя были все архимаги и некроманты, им удалось убить драконицу, но ценой почти всей армии и большей части магов, которые не успели убежать. Пострадали все стороны, оттого война с Темным Владыкой была отложена на несколько десятков лет. Это был единственный случай за всю историю, когда удалось победить Истинного Дракона. В остальных периодах, когда драконы просыпались от своей спячки, никто ничего не мог сделать.
  - Я могу в такое поверить, - поежился я, вспоминая свою встречу с такой тварью.
  Огромнейший, размером с Рамау монстр, будто созданный из живого металла. Блестящий и переливающийся от солнечного света гигант, который одним своим серебряным дыханием стер половину наших войск с лица земли, а затем улетел куда-то вглубь Просторов. Мне оторвало ноги и руку, и три месяца я проходил лечение у целителей. Мы не то, что не смогли его победить, многие даже подойти к нему не смогли. Давящая мощь, ужасающая сила и размеры...
  Один такой дракон может просто стереть Свободные Земли с лица земли. Но Пророки пока молчат, так что может в ближайшие сотни лет все будет относительно спокойно. Ну, или они мастерски скрывают правду о приближающемся конце света.
  - А кто вообще эти имена драконам дал? - спросил я. - Тот Император Мифриловый, его все называли Асурой, но кто им имена-то дает?
  - Ну, - задумался Эмиль. - Вроде в античные времена многие люди поклонялись драконам, но с Эпохой Школ Истинные драконы ушли в Просторы, и их теперь редко кто видит. Причины ухода никто не знает.
  Вот оно как. Надо бы узнать об этом побольше. Вряд ли маги прогнали драконов. Тогдашние волшебники точно ничего драконам сделать не могли, да и нынешние вряд ли справятся. Но что же тогда заставило их уйти?
  Тайны, как обычно.
  - Так или иначе, - вздохнул я, - но ответа на вопрос о том, что же случилось, мы вряд ли получим. Лишь догадки и предположения.
  - Да, - кивнул Эмиль, провожая взглядом череп Гиганта. - Догадки и Предположения...
  
  ***
  
  Найти в этом чертовом городе нужный дом оказалось довольно сложной задачей даже для старшего волшебника Университета Высшей Магии. Рамау большой город, запутанные улочки и необычное строение территории, мешает нормально ориентироваться.
  Ванзу даже пришлось на ночь остановиться в ближайшей гостинице, а уже с утра отправляться на новые поиски.
  - 'Почему меня никто не встретил?' - спрашивал он себя.
  Они условились встретиться в определенном месте, но никто так и не пришел. Устав ждать, он решил сам поискать их базу, но заблудился в этих улочках, а под вечер утомился и остановился в ближайшей гостинице на ночь. Гостиница была не очень, потому толком выспаться не получилось, и маг был крайне раздражен. Даже трубка не помогала ему успокоиться.
  Все, что ему сейчас хотелось, это поскорее найти базу и высказать, все, что накипело этим недоумкам.
  Нужное место ему все же удалось найти.
  Раздраженный, утомленный и расстроенный, он вошел в здание.
  - Стоять! Кто ты... - пытался остановить его бугай на входе, но мощный телекинетический удар отбросил здоровяка в другой конец зала.
  Там был еще один охранник, но он рисковать и нападать на мага не стал, а убежал, вероятно, за подмогой, но Ванза это не волновало.
  Пройдя по коридору дальше, он нашел главный зал.
  - Что все это значит?! - с порога спросил он.
  В зале все резко остановились.
  До его прихода народ бегал и что-то делал, будто собирались куда. Как он вошел, все замерли, и повернулись в его сторону.
  - Господин Юалд? - удивленно спросил Гюнтер. Этот невысокий уже немолодой мужчина с зализанными назад волосами и сгорбленным носом вышел вперед. Ванза всегда раздражал этот самовлюбленный тип, который вел себя так будто он аристократ на сельском празднике. Всегда в своем угольно-черном костюме и белом галстуке. - Вы уже прибыли?
  - Прибыл! - раздраженно бросил маг и навис над этим типом. - Почему меня не встретили? Я три часа простоял там, а затем еще день искал это место! Какой идиот вообще написал мне адрес с ошибками?!
  - Эм... - замялся мужчина. - Прошу прощения, у нас непредвиденные обстоятельства появились, и ваше прибытие вылетело из головы.
  - Плевать, - фыркнул профессор. Он прекрасно знал, что этому типу совсем не жаль. - Где Теобальдо? Я пришел к нему, а не к тебе.
  - Господин сейчас сильно занят и не может прийти, - ответил дворецкий.
  - И это помешало встретить меня? - тихо рычал маг. Отмазка довольно глупая, все точно серьезнее, чем есть, но Гюнтер никогда правду не скажет, что еще сильнее злило волшебника.
  - Увы, - пожал он плечами нисколько, не чувствуя своей вины. - Присаживайтесь, я распоряжусь, подать чай.
  Спорить было бессмысленно, потому пришлось сесть и ждать.
  На Тео не похоже вот так резко куда-то сорваться и не озаботиться о встрече Ванза. Он ведь сам его пригласил. Так что тут, скорее всего, что-то серьезное. Тео не из тех людей, кто оскорбляют других, только чтобы указать им на какое-то выдуманное "их место".
  Слуги вновь начали что-то там делать свое, принесли поднос с чаем и закуски.
  Ванз толком поесть с утра не успел, потому все же решил поесть и выпить горячего. Это немного успокоило его расшатанные нервы.
  Вскоре народ тут утих и разбежался по своим делам.
  - Прошу еще раз прощение, что так вышло, господин Юалд, - ровным голосом сказал Гюнтер без капли раскаяния. Как обычно. Зачем Тео такой помощник Ванз не понимал, но раз надо, значит, надо.
  - Когда Тео освободится?
  - Завтра он уже будет свободен.
  - А где Уилнан? - прямо спросил Ванз.
  - Эм... Господин Норд сейчас... в темнице...
  - Темнице? - удивился Ванз.
  - Да, у него вновь случился приступ, и его пришлось временно сковать и запереть, пока он не успокоится. Вы, думаю, и сами знаете, какой он, когда у него случается обострение.
  - Печально, - вздохнул маг.
  Ему было бы приятнее находиться в компании этого маньяка, чем рядом с Гюнтером. Тот хотя бы был веселым, пусть и полным варваром, а дворецкий воплощает в себе все оттенки уныния и самодовольства. После работы в качестве преподавателя и всех этих лизоблюдов вокруг он стал ненавидеть такой типаж людей, как Гюнтер.
  - Что насчет Стеллы? Она тоже занята?
  - Да, госпожа Сальери сейчас занимается обеспечением дирижабля. Полет в Просторы Гигантов дело опасное, потому нужно подготовиться ко всему.
  Даже она чем-то занята. Мир прямо несправедлив к Ванзу, все, кто хоть немного мог скрасить его уныние, сейчас далеко.
  Придется терпеть Гюнтера.
  Ну, по крайней мере, снабжением занимается Стелла, а она человек ответственный и точно знает, каковы Просторы. Если бы такое дело доверили Гюнтеру, Ванз бы сразу же отказался лететь. Не только потому, что терпеть не мог дворецкого, а еще и потому, что тот вообще не представляет, какие Просторы на самом деле, и точно совершит непростительные ошибки.
  - Ладно. Может, хоть ты скажешь, зачем меня нужно было так резко отрывать от дел? - посмотрел Ванз на этого типа. - В сообщении Тео говорил, что вышел на след и нужно собираться, я потому и поехал. Целый год подготовки и такие резкие перемены.
  - Я не посвящен во все планы господина, - ровно ответил дворецкий. - Господин отправился на встречу с кем-то для выяснений и вернулся только вчера. Но, по его обмолвкам, он узнал необходимое.
  - Так кого мы ищем? - потер висок. - Мне ваша секретность порядком надоела. Тео сказал, что ты мне должен был все рассказать.
  - Я посчитал неразумным так распространя...
  - Гюнтер! - прищурился маг и вокруг все задрожало. - Не беси меня.
  Дворецкий побледнел и покрылся потом. Да, старшего волшебника нельзя злить. Ванз прекрасно понимал, что до уровня архимага ему никогда не подняться, таланта у него не так много, но даже старший волшебник для большинства магов недосягаемые высоты, многие только к старости доходят до такого уровня. Ванз пока еще достаточно молод, пусть уже далеко не юнец. Потому злить его не стоит. Пусть его специализацией всегда была больше теория и история, но во время войны он был не последним чародеем, пусть он не так уж сильно прославился, как его более молодые и безбашенные коллеги.
  - Хорошо, - собрался тот. - Господин ищет одного молодого человека по имени Ферокс Мейтланд. Я точно не знаю, кто это.
  Наступила неловкая тишина. Гюнтер явно ждал реакции собеседника, а Ванз только что провалился сознанием в пучины идиотизма. Такого он точно не ожидал.
  У него задергался глаз.
  Снял очки и тяжело вздохнул.
  - Гюнтер... - серьезно посмотрел на него Юалд. - Ты... идиот... Такие вещи мне надо было сразу говорить.
  - Попрошу без...
  - Ферокса Мейтланда я видел вчера. Он со мной в город прибыл. И, если бы ты мне сразу сказал, кого все ищут, я бы сразу знал, что делать!
  - ЧТО?! Нужно немедленно собрать отряд! - запаниковал Гюнтер. - Я распоряжусь...
  - И куда ты его пошлешь? - фыркнул чародей. - Они, скорее всего, уже сели на рельсовик и уехали.
  - Нет! Вчера уехал последний паровик и следующий должен быть только сегодня.
  Он достал часы и посмотрел время.
  - Уже отъехал, - заскрежетал зубами. - Ничего! Можно догнать еще! Я собираю отряд и...
  - Погоди! - осадил его Ванз. - Лучше сообщить все Тео и пусть он решит, как лучше.
  - Нет! Господин занят. А я и так знаю, что надо делать. Уж какого-то мальчишку мы поймать сумеем.
  У Ванза было желание сказать, что этот мальчишка сам Уравнитель, но решил не спорить. Пусть этот индюк сам все узнает, да и посмотреть на его неудачу будет забавно.
  К тому же ему не только с варлоком встречаться придется, рядом еще есть достаточно сильный ледяной волшебник, потому успех операции довольно сомнительный.
  Те двое молодых людей показались магу довольно интересными. Кто же мог подумать, что сам Уравнитель окажется таким молодым. Но в его уме и способностях сомневаться нельзя.
  И его друг, Эмиль, вполне себе талантлив, у него, по крайней мере, хороший потенциал и в будущем вполне себе архимагом может и станет. Ну, где-то через полвека, опыта ему сильно не хватает.
  Гюнтер убежал все организовывать, а Ванз спокойно взял чашечку чая и расслабился в кресле.
  - Может, все будет и веселее...
  
  
  
  
  Глава 12. Маленькая хитрость.
  
  Рельсовик набрал приличную скорость и сейчас на всех парах мчался вперед к Криору. День перевалил за полдень, солнце высоко над нами, а ветерок гуляет по вагону из открытых окон. В этой части Просторов довольно жарко, и хорошо, что нам можно спокойно открывать окна. Пусть мы и движемся довольно быстро, но не настолько, чтобы нас уносило ветром. Вполне себе хорошая скорость. Будто на крайне быстром коне скакать, который при этом поддерживает свою скорость постоянно и на нем с комфортом можно расположиться.
  Остальные уже отлипли от окон, так как за последние три часа пейзаж за окном никак не изменился. Мы уже проехали каменистые равнины и теперь движемся недалеко от песчаной пустыни. Смотреть особо не на что, потому каждый сейчас занимается своим делом. Кто-то читает то, что принес с собой; шумная компания недалеко от нас болтает и выпивает. А некоторые отсели подальше в угол и спокойно дремлют от скуки. Мимо нас проезжает тележка продавца с закусками и чаем. Только цены сильно завышены, чем обычно, так что покупать решаются не все. У нас благо с собой все есть, пространственные карманы вещь крайне полезная, и еда там хранится довольно долго.
  Помню, у нас случай был, когда я уже достал себе амулет, тогда у нашего отряда провизия закончилась. Ну и я, как единственный, кто озаботился сохранностью еды, и у кого она не пропала за все это время, делился ей с остальными. Некоторые уже думали орков жарить, так как свинина она и есть свинина, но у нас благо до такого никто не дошел. Не успели. Зато я слышал, как другой отряд месяц выживал в Просторах, питаясь орками. У них в отряде повар был крутой, который орков им и готовил. С тех пор шутка про 'зеленого кабанчика' у многих стала вызывать тошноту.
  М-да...
  - Сначала равнина, теперь пустыня, мне довольно сложно представить себе, как выглядят Просторы, - хмурился Эмиль, смотря в окно. - Как-то не понятно, как они все выглядят.
  - Это невозможно прогнозировать, - усмехнулся я. - Те районы Просторов, что граничат с океанами и Свободными землями, довольно обычные на вид и мало чем могут удивить. Тут даже особо опасных тварей нет, а вот чем глубже мы будем заезжать, тем более необычным будет окружение.
  - Это как? - не поняла Рашира.
  - Сейчас тут пустыня, но не удивляйтесь, если через минуту начнется метель и заметет тут все.
  - Метель?! - удивились они.
  - Погода в Просторах крайне нестабильная. Точнее, тут есть два типа погод, - начал я рассказ. - Бродячая Погода и Вечная Погода. Бродяга может возникнуть в разных частях Просторов и быть чем угодно, от дождя и града, до знойной жары и снегопада. Она может быть в небольшом месте, а может накрыть огромные территории. Такая погода может возникнуть где угодно, когда угодно и как угодно.
  Будто в подтверждении моих слов на горизонте в пустыне появились грозовые тучи, и все могли лицезреть бурю, которая бушевала и проливала огромное количество воды. Мощный ливень за несколько минут сделал в том месте небольшое озеро, а затем буря прекратилась так же быстро, как началась, а вода начала быстро впитываться в песок.
  Такое шоу заставило вагон замолчать.
  - Но не волнуйтесь, форты тут построены как раз в местах, где 'бродяги' редко бывают или они там крайне слабы.
  - А что такое Вечная Погода? - спросила Рашира.
  - Климатические зоны, где погода никогда не меняется. Там может вечно идти дождь или быть всегда холодно, или что еще. Там может все быть стабильно и приятно, а может случиться форменный кошмар, когда с неба дождем бьют молнии.
  - Ха! Дождь из молний? - скептически настроился маг. - Это как-то не научно.
  - Может и так, - согласился я. - Такого места я не видел, но так рассказывали те, кто давно живет в Просторах. Говорят, есть места, где всегда день и где всегда ночь, где нет воздуха, где все наполнено ядовитым газом или где земля плавится от магмы.
  - А с чем это связано?
  - Без понятия, - развел я руками. - Старшие предполагали, что это или из-за действий Гигантов, которые тут экспериментировали, создавая жизнь, или же, что это драконы своим сном влияют на то, что находится вокруг. Типа места с постоянной климатической зоной могут быть место сна драконов. Отчасти этому есть подтверждение, - хмыкнул я, вспоминая тот случай. - В месте, где проснулся Мифриловый Император Драконов, находились огромные залежи минералов, который, как скалы, росли из земли. Или это дракон своей энергией создал все это или сам нашел такое место и просто лег там спать. Точно сказать никто не может. Не все маги, как Ванз, стремятся в Просторы для их изучения, так что многие тайны этого места так до сих пор и остались нераскрытыми.
  - Ого!
  Похоже, меня слушали не только мои друзья, но и все в вагоне.
  Да уж, вот так я и стал центром внимания. Народ проникся сущностью этого места.
  - Эй! Смотрите! - крикнул кто-то, из пассажиров, уставившись в окно.
  А посмотреть там действительно было на что.
  В нескольких сотнях метрах от нас, в пустыне, из песка начали выпрыгивать какие-то твари. На вид это было похоже на какой-то гибрид из ящерицы и скорпиона, задняя часть была скорпионья, с большим хвостом с жалом на конце, а передняя принадлежала шипастой ящерице. Размеров около пяти метров в длину. Они выпрыгнули из песков и побежали вперед, быстро передвигая всеми своими конечностями. Целая стая таких вот жутких и неприятных тварей, которые явно бы напали и на нас, но по какой-то причине они нас не замечали.
  Это что, и есть их система защиты рельсовика? Если так, то я впечатлен.
  ВЗРЫВ!
  Пустыня будто взорвалась, и из нее вырвались создания еще более странные и невероятные. Если все испугались этих скорпиящеров, то теперь они осознали, что эти тварюшки даже милые и безобидные по сравнению с этими.
  Огромные создания зеленоватого оттенка, похожие на огромных скатов! Эти поистине громадные твари как будто в воде выныривали из песков и съедали этих скорпиящеров. Они выныривали из пустыни как дельфины, поднимая волны песка, и также плавно погружались обратно. И такой монстр был не один, десятки, если не больше этих гигантов, выпрыгивающих из песка и сотрясающих земли вокруг.
  - Экосистема Просторов во всей своей красе, - хмыкнул я.
  Все повернулись на меня.
  - Это песочные дракончики, - пояснил я.
  - Дракончики?!
  - Ну, технически почти все твари, бегающие по Просторам, являются драконами, только разных видов. До Истинных Драконов этим вот, как мне, до звезд бежать, магией почти не владеют, да и живут только в пустынях. Они людей не едят, мы им тупо на один зубок, но если будет идти армия, то они могут и закусить толпой. Сильный съедает слабого - закон живности Просторов.
  Народ побледнел от моих слов.
  Не понимаю, чего они так реагируют.
  Дварфы же не дураки, чтобы не понимать, как опасны Просторы, потому и наверняка проложили железную дорогу в тех местах, где проходят линии разных территорий, чтобы не привлекать внимание созданий.
  - Да успокойтесь вы, песочники обитают только в пустынях, твердый грунт они не любят и к нам приближаться не станут, - попытался я их успокоить. Лучше не говорить им пока, что тут есть монстры и пострашнее, которые как раз могут обитать там, где мы едем. Если скажу это, народ может пешком понестись обратно.
  Мои слова не очень успокоили пассажиров.
  Все расселись по местам, пытались успокоиться.
  Теперь мне ясно, почему так немного народа пользуется этим транспортом. Стресса от такого много, вот и седые приезжают все. Какие нынче люди нервные.
  - Хм? - отвлекся я от созерцания вида.
  Из соседнего вагона раздается какой-то шум. Видать, кто-то с кем-то дерется.
  Пойти проверить?
  Ну, наш вагон это пока не трогает, так что мне незачем вмешиваться.
  Народ же думал о своем, а я просто смотрел в окно.
  - Ферокс, - обратилась ко мне Рашира. - Мне всегда было интересно. Вас, варлоков, делали только четырех видов: Рычащие Псы, Стальные Быки, Ночные Вороны и Ревущие Львы. А были ли еще какие-то отряда или уникумы?
  - Были, разумеется. В основном это те, кто был варлоком еще до войны, - ответил я. - Эти ребята часто более опытные и возглавляли небольшие взводы, но чаще они управляли обычными солдатами, так как не владели способностями для понимания работы основных отрядов. Были те, кто сами стали варлоками, заплатив гравировщикам, и способности у них были свои, но такие в отряды не входили, так как могли помешать слаженной работе отрядов.
  - Папа еще рассказывал, что иногда маги делали эксперименты или пытались адаптировать варлоков под текущие проблемы.
  - Это ты про Нашествие Элементалей намекаешь?
  - Ага.
  - А что за Нашествие? - не поняла эльфийка.
  - Да, орки, поняв, что с варлоками просто так и не справиться и тролли им не помеха, придумали, или Центора придумал, призывать огромных элементалей. В основном они призывали ледяных, уж не знаю почему. Вот наши маги и создали несколько особых Псов, души которых были практически срощены с духами огня. Таких делали исключительно из взрослых магов, так как подростки просто не обладали нужными знаниями и техниками. Да и я слышал, что это весьма опасно.
  - Это точно, - кивнул Эмиль. - Шаманы Аэса могут соединяться с духами стихий и получать их силу, но даже так это большая нагрузка. А тут постоянно быть слитым с духом... Думаю, им было крайне нехорошо.
  - Именно поэтому на такое шли только добровольцы, и большая часть погибла на войне.
  - Печально.
  Тут не поспоришь. Я таких варлоков, увы, не встречал. Война шла в разных местах, и бывали случаи, когда варлоки даже из одного поколения никогда не видели друг друга. Да и Нашествие Элементалей я не видел, в это время был в другом месте. Но многое о них слышал. Знаменитый варлок Огненная Гиена, говорят, убил много таких ледяных великанов, да и могучим воином был.
  Разговор как-то сам собой увяз, и народ вернулся к своим делам.
  Ехать нам еще долго, так что можно и подремать...
  
  ***
  
  - Настройка контура закончена, господин! - громко отрапортовал солдат, одетый в темную легкую униформу.
  - Да-да-да, - махнул рукой Морис. - Я слышал, не мешай, нужно закончить расчёты.
  Маг не отвлекался от своего дела и продолжил складывать и перемножать числа, записывать все результаты и что-то рисовать на разровненном камне. Сотня бойцов прикомандированных к нему выполняли все необходимое по его приказам. Исполнительные ребята, эти наемники, быстро все делают. Гюнтер не пожалел денег, чтобы нанять хороших помощников, делают все четко и правильно, а главное, когда начнется все действие, они сами все и сделают, а Морис спокойно дождется окончания их работы и вернет всех назад.
  Плевое дело.
  Зато за те деньги, которые обещал Гюнтер, можно будет закрыть все свои карточные долги. Этот раздражающий дворецкий может быть тем еще снобом и гадом, но контракты он исполняет честно, и круглая сумма уже ждет Мориса. Всего-то надо доставить этих ребят на рельсовик и вернуть обратно с пленником.
  Плевое дело.
  Ну, может, не такое плевое. Все же телепортировать пятьдесят человек на движущийся с большой скоростью транспорт не так просто, но у Мориса есть опыт подобного. Пусть с рельсовиком он работает впервые, но за много раз проделывал такие расчёты для захвата дирижаблей. Тут принцип тот же самый. Главное, точно выверить время и место, а затем все дело простое.
  Плевое дело.
  Все же Морис Лагунский весьма хороший Пространственный маг и собаку съел на подобных вещах, потому в преступном мире у него всегда есть заказы. А своему знакомому можно и услугу оказать за такие-то деньги.
  Через несколько минут расчёты были закончены. Молодой волшебник поднялся и жестом подозвал солдат встать в центр круга.
  - Ну-с, начнем, - потер он руки, поправил свою маску и светлую мантию. - Готовьтесь к встряске, ребята! Сейчас будет весело...
  
  ***
  
  Из дремы я вышел рывком!
  Бах!
  Какой-то странный звук, идущий с крыши, разбудил меня. Будто что-то упало на нас, но мы скалы пока не проезжали и сверху вроде ничего упасть не должно. Может, какой летающий монстр напал на нас?
  Звук услышал не только я, и теперь народ переглядывался и волновался.
  Сфера ощущений!
  Раскрываю свою гравюру и сканирую округу.
  На крышу кто-то приземлился. Несколько человек. Так же случилось и на соседних вагонах, сколько позволяла мне окинуть Сфера.
  Через несколько секунд в окна влетает несколько человек, одетых в черное с масками на лицах! Они ногами разбивают стекла и залезают внутрь, затем быстро достают арбалеты и стреляют в людей!
  - А-а-а-а!
  - Бандиты!
  - Помогите!
  Люди закричали и ломанулись от них, но выход из вагона заблокировали другие.
  Многозарядные арбалеты выстрелили всего по разу, и убило троих!
  - Не двигаться всем! - крикнул один из них. Пятеро вооруженных людей захватили всех, их коллеги сейчас делают то же самое в остальных местах. Крики и паника идут отовсюду. - Если не хотите, чтобы еще кто-то умер, покорно выполняйте наши приказы! Все на пол!
  Я, Рашира и Эмиль переглянулись.
  Мы подождали чуток, когда все лягут и остались сидеть.
  - Эй! Вам что, особое приглашение?! - крикнул один, из напавших, наводя на нас арбалет.
  Блинк!
  Моментально оказываюсь перед ним и ударом кулака просто вбиваю его голову в стену! Второй выпускает в меня сразу три болта, на пути которых я выставляю Щит, а затем этим же щитом отшвыриваю гада вглубь вагона, где он ломает свою спину об одно из кресел. Эмиль тут же прыгает в сторону и запускает во врага сосульку, от которой тому приходится уклоняться. Рашира в этот момент высоким прыжком прыгает на потолок, от которого в следующий миг отталкивается и молнией пролетает между двумя другими врагами. Те даже не сразу поняли, что их шеи оказались перерезаны двумя серповидными клинками.
  На Эмиля напал последний тип, увернувшийся от сосульки, и попытался навязать магу ближний бой, чему тот особо не противился. Волшебник отбивает его хук, а затем, схватив его за ногу, просто замораживает ее Ледяным прикосновением.
  - А-а! - только и смог вскрикнуть мужик, перед тем как Эмиль воткнул ему в лицо свой кинжал.
  Парня начало слегка мутить, но он быстро пришел в себя.
  - Окажите помощь раненым! - отдал я приказ, а затем переместился в соседний вагон.
  Мы ехали почти в предпоследнем вагоне, так что перед тем как двигаться вперед, надо прикрыть тылы. С этой пятёркой я справился легко, они явно не ожидали встречи с варлоком и вообще расслабились, посчитав захват легким.
  Как закончил там, вернулся к своим, но уже с пленником.
  Бросил его на пол и сломал ему руку ударом ноги.
  - Кто вы, сколько вас и зачем пришли? - спросил я, все еще сдавливая его перелом своим ботинком.
  - Аррр! - зарычал мужик. - Да пошел ты...
  - Ну, тогда буду ломать тебя, пока не запоешь, - мрачно сказал я.
  Но в следующий миг парень, что-то раскусил и отрубился. Я сначала подумал, что он отравил себя, чтобы не болтать, но это оказалось какое-то сильное снотворное с обезболивающим. Бить его теперь бесполезно, не проснется от этого.
  - Штрафники, - сказала Рашира. - Те, кого выгнали из гильдий за преступления или предательство, мусор, который никому не нужен. Они, скорее всего, сами толком ничего не знают. Таких выгоняют из гильдии, и они готовы пойти на все, чтобы на плаву остаться, так что делают что угодно. Допрашивать бесполезно, скорее всего, они даже лица заказчика не видели, только их командир владеет всей информацией.
  Быстро вооружаемся. Судя по звукам, в каких-то передних вагонах слышны звуки боя. Видать, не только мы сражаемся внутри. Ну, это не удивительно, ведь в рельсовик с нами заходили и другие авантюристы, кто направляется в форт Грив.
  - Значит, никакой пощады, - фыркнул я. Прислушиваюсь к ощущениям, полностью раскрывая гравюру. - Большая часть сейчас на крыше. Я займусь ими, а вы разберитесь с теми, кто внутри.
  - Сделаем, - кивнула южанка. - Удачи.
  - И вам.
  Блинк!
  
  ***
  
  Он исчез и появился где-то на крыше, а Эмиль с Раширой остались в вагоне.
  Как только он ушел, Эмиль схватился за спинку дивана и постарался отдышаться. Пока друг был тут, он еще держался, но сейчас ноги немного подкосило.
  - Эмиль! - к нему подскочила Рашира. - Ты как?
  - В норме, - слегка вымученно улыбнулся он. - Сейчас приду в себя.
  - В первый раз убивал? - забеспокоилась девушка.
  - Да, - вздохнул он. - Сейчас соберусь.
  - Может, тебе лучше остаться ту...
  - Нет! - твердо заявил он. - Мне гордость не позволит оставаться в стороне!
  Все же, заставив себя встать прямо, он собрался с духом.
  - Пошли.
  - Ну, как знаешь, - пожала она плечами. - Позаботьтесь о раненых и уходите в последний вагон!
  Пассажиры тут же поспешили выполнять.
  А они двинулись к двери вагона...
  
  ***
  
  - 'Он держится', - хмыкнула Рашира, искоса посматривая на Эмиля.
  Молодой волшебник явно впервые отнял жизнь разумного, и это все же сказывается на нем, но он неплохо держится и уже почти справился со стрессом. Видно, что парень хоть и очень хорошо обучен и действует, как надо, но опыта у него мало. Нужно за ним приглядывать и прикрывать, а то Себастьян будет крайне не рад потерять сына в такой ситуации.
  Останавливать его или оставлять тут бесполезно, все равно пойдет, а если вырубить, то никогда не простит. Такие, как он, крайне гордые и не позволят собой помыкать как ребенком. Но все равно нужно будет озаботиться его безопасностью.
  - 'Нужен еще человек для прикрытия', - подумала она.
  Скорее всего, в последующих вагонах такого человека они найдут. Шум битвы внутри, ей отчетливо слышен.
  - 'Кто же они такие? Неужели Хозяин Проходимцев нанял их?'
  Лютер, конечно, мог бы, но это совсем не его стиль. Он хотя бы попытался сделать дело тихо. В конце концов, разъяренные нападением на рельсовик дварфы причинят ему в десять раз больше неприятностей, чем одна южная эльфийка.
  - 'Надо поймать их командира и допросить, он точно что-то знает'...
  С такими мыслями она и открыла дверь...
  
  ***
  
  Попав на крышу, я тут же схватился за выпирающую трубу, чтобы удержаться и не улететь. Сильный ветер ударил в лицо и сносил меня назад, будто пытаясь сбросить меня. Я словно на лихого коня попал, который не рад новому наезднику и пытается скинуть.
  Ветер, тряска и постоянные движения вагона, все это мешает стоять, но к такому можно привыкнуть. Я как-то сражался на борту корабля во время шторма, потому некий опыт устойчивости на шатающейся поверхности у меня есть. Главное, слишком долго на крыше не стоять и постоянно двигаться, так я буду более эффективен. Благо, Блинк мне в этом отлично помогает.
  Врагов я увидел сразу же. Несколько наемников, пристегнутые к крышам тросами с магнитным креплением. Они стояли по несколько человек на каждой крыше, вооружены арбалетами, короткими мечами и какими-то перчатками у каждого на левой руке. У всех маски на лицах и, не смотря на легкость униформы, она кажется достаточно крепкой.
  Разгон Реакции!
  - Поехали...
  Блинк!
  Перемещаюсь к ничего не подозревающим противникам.
  Появляюсь между двумя врагами и резко выхватываю короткий меч и срубаю голову первому, а затем, выхватив метательный нож, втыкаю второму в шею. Резко выдергиваю и кидаю его в третьего врага.
  Четвертый уже заметил меня.
  - ВРАГ! - крикнул он, наведя на меня арбалет.
  Рывок!
  Быстро сокращаю дистанцию и толкаю его плечом, попутно разрезая его удерживающий тросс.
  - АААаа! - наемник улетает с поезда, а я устремляюсь дальше.
  Блинк!
  Появляюсь позади еще двоих и ударом сразу двух коротких мечей рассекаю их спины.
  Щит!
  Выставляю защиту, спасаясь от прилетевших болтов. Враги не сразу поняли, что у меня есть защита и выпустили еще один заряд из арбалетов, но меня уже на месте не было.
  Блинк!
  Быстрым движением перерубаю тросы и толкаю врагов ударом ноги.
  Блинк!
  Насаживаю на мечи еще одного и затем использую его тело как щит для болтов.
  Мужик вскрикнул от боли, но тут же затих, а затем я использовал его труп как метательный снаряд.
  Наемники уклонились от тела коллеги, но перестали стрелять.
  Сокращаю дистанцию и отрезаю одному руку, а второму подрубаю ногу.
  Третий успел достать свой меч и парировал мою атаку.
  Удар! Удар! Удар!
  Не даю ему даже вздохнуть, а он только защищается не в силах ответить. Пусть, какое-то мастерство у него есть, но сила моих ударов для него слишком велика.
  Удар!
  Мой левый клинок хорошо ударил по его мечу, чем отсушил ему руку, а правый меч закончил дело.
  Убираю оба меча в ножны и резко прыгаю в сторону, будто собираясь покинуть рельсовик.
  Блинк!
  Появляюсь позади очередной группы противников, и они в спины получают мои метательные ножи.
  Приземляюсь на ноги и устремляюсь дальше.
  Сражаться на рельсовике не очень удобно, тряска и неустойчивость опоры несколько мешает. Но постепенно врагов наверху становится все меньше и меньше. Те, кто позади что-то кричат в амулеты связи и зовут на помощь, но на саму крышу забраться быстро невозможно, если тоже не владеешь Блинком, а магов среди них явно мало. По крайней мере, есть тот, кто всех сюда перенес, но он вряд ли быстро все сделает.
  Поняв, что помощи им ждать неоткуда, те, кто остались, резко сменили тактику.
  Группа из шести бойцов активировали магические щиты, примерно, как у меня, а затем встали спиной к спине, доставая арбалеты. К чему было такое построение, я не совсем понимаю, но, видать, их так учили.
  Но им же от этого и хуже.
  Блинк!
  Это элементарно...
  Просто...
  Делай, как обычно и все получится.
  Пять лет уже я не использовал этот прием, но его исполнение навсегда отпечаталось у меня в голове.
  Ветер окутывает меня, когда я на пару секунд даю своему тело свободно падать. Мне нравится этот миг полета. Будто ты окунаешься в небо, окутываешься его прохладным покрывалом, спасаясь от жара битвы...
  Достаю цвайхандер, и, используя его как груз, заставляю свое тело закрутиться.
  Ну, вот инерция набирается, и я ускоряюсь!
  Дальше все просто.
  Главное знать один трюк....
  
  '- Эй, Ферокс, хочешь, я расскажу тебе один секрет? - спросил Леон. Этот маг-гравировщик всегда странно улыбается, будто он знает то, что не знают другие.
  - Секрет?
  - Да, очень забавный, - злобно улыбался он. Как и всегда, в такие моменты он лицом напоминал змею. - Тебе это понравится...'
  
  Выплываю из воспоминаний и устремляюсь вниз!
  Враги стоят спиной к спине, держа щиты. Они просто так не дадут мне пространства для маневра, а долбиться в защиту дело бестолковое.
  Отпускаю левую руку от рукояти и складываю два пальца, указывая ими на врагов.
  
  '- Все, что тебе нужно... - говорил Леон, - это удачный выстрел...'
  
  Воздушный Взрыв!
  Со стороны это почти никак не проявилось для окружающих.
  Лишь звук странного хлопка позади обороняющихся, прямо между их спинами.
  А затем неведомая сила толкает их вперед.
  Многие даже не успели осознать, что они, сами того не желая, сделали полшага вперед. Всего полшага, но мне этого было достаточно...
  Последнее, что успевают заметить враги, это мой меч, появившийся между их рядов...
  Инерция, скорость и сила уже были набраны, а потому остановить этот удар просто невозможно...
  Всего один круговой взмах, и тела врагов оказываются, разрублены, пополам...
  Фонтаны крови бьют в небо, окрашивая все вокруг рубиновым цветом, и подхватываемая ветром жидкость разносится по крышам всех задних вагонов. Тела падают куда-то вниз и разлетаются по Просторам, и вскоре будут съедены местными тварями, которые не побрезгуют бесплатной едой.
  Простой трюк и никакого мошенничества. Трюк, позволяющий упростит применения Уравниловки.
  Да, моя седьмая гравюра - Воздушный Взрыв.
  Не сказать, чтобы прямо уж особо невероятное заклинание. Обычная магия воздуха 2-го Круга. Одно из самых простых заклинаний, какие только можно применить. Сжимаешь воздух в определенной точке, а затем отпускаешь, создавая небольшой взрыв воздуха. Чем дольше держишь и сжимаешь, тем сильнее будет взрыв, потому в полете, получается, только немного толкнуть врагов, а не разметать или убить. Но для Уравнения это идеальный способ расчистки.
  Основная проблема при применении Уравниловки не в сложности трюка, а в том, что для него просто не хватает места. Те, кто стоял спереди, всегда подпираемы теми, кто стоят позади, и потому Псу нужно сначала найти место для атаки, и то, те, кто стоят сзади, могут достать во время появления. Поэтому многие и погибали во время применения этого приема, но благодаря Воздушному взрыву можно врагов оттолкнуть и вывести из равновесия, делая их на полсекунды неспособными атаковать. А полсекунды в бою - это маленькая вечность...
  Леон сказал, что он предлагал сделать Воздушный взрыв одной из обязательных гравюр, но к нему не прислушались. Ведь он просто обычный молодой гравировщик, а не мастер с многолетним опытом. Да и то, сам он был черт его знает откуда. О Леоне мало что известно, а он и не любил о себе рассказывать.
  Ну и ладно.
  А пока надо закончить тут зачистку крыш.
  Устремляюсь дальше. Враги уже отошли от шока и перезаряжают арбалеты, но их немного осталось...
  
  
  
  
  Глава 13. Освобождение вагонов.
  
  Влетев в следующий вагон, Рашира молнией устремилась к противникам.
  Те даже не успели понять, кто это, как два клинка-полумесяца рассекли их сонные артерии и фонтаны крови ударили в потолок. Ударом ноги она отправляет одного в открытое окно, а метательный сенбон втыкается в лицо последнему. Девушка чуть ли не моментально расправилась с врагами в этом вагоне, а Эмиль даже толком моргнуть не успел.
  Но отходить от плана не стал и продолжил чтение заклинания.
  - Хладный и мертвый, ты покрываешь озера и реки, сковывая мир! Кемен Хелсе!
  Прикоснувшись к полу, от него тут же в сторону двери ударила волна холода, покрывая пол коркой скользкого льда. Рашира же по креслам вернулась к нему.
  Привлеченные шумом в этом вагоне, в него тут же устремились враги и не успели они войти, как попадали на скользком полу. Толкаемые товарищами в спину в вагоне образовалась куча-мала из тел, которые пытались подняться, но все только усугублялось, встать никто не мог.
  А маг и не собирался им этого давать!
  - Комон Лоссен!
  Снежный ком сорвался с его рук и, собирая окружающий лед, по которому он катился, начал стремительно расти. Увидев быстро приближающуюся опасность, наемники попытались уйти, но паника и лед сделать этого не дали, и большой шар врезался в них! Враги оказались скованны снежной ловушкой и не могли освободиться из нее, а Эмиль еще и добавил, когда подошел, превратив плотный магический снег в лед.
  - Неплохо, - хмыкнула Рашира. - А они не выберутся?
  - Лед магический. Как минимум, полчаса таять не будет, а обычным огнем его не растопить. Их ждет переохлаждение и обморожение, но вряд ли нас волнует их здоровье.
  - Надеюсь, они додумались надеть теплое белье, - усмехнулась южанка.
  Наемники, услышав ее слова, явно испугались за сохранность их репродуктивных функций, но сделать в таком положении никто ничего не мог.
  - Все уходите в задние вагоны! - приказала эльфийка пассажирам.
  Те сами поспешили уйти подальше, да и из переднего вагона тоже народ ушел.
  Маг и убийца же двинулись дальше. Вагонов осталось не так много, а впереди еще и шум слышен, потому нужно поспешить на помощь.
  - 'Черт, а я ведь когда-то читал книжку, где был захват рельсовика', - вспомнил Эмиль. Он потому и поехал через Рамау, потому что захотел своими глазами увидеть ту махину, о которой читал в дварфийских книжках. Но он и предположить не мог, что сам окажется втянут в такое вот. - 'Приключения сами меня нашли. Мне радоваться или плакать?'
  Вопрос был сложным, и ответ никак не приходил, а потому обдумывание лучше оставить на потом.
  В пятом вагоне перед ними слышались звуки боя. Там кто-то дрался с переменны успехом.
  - Держи ее! - кричал кто-то. - Эта тварь моему брату челюсть сломала!
  - Сейчас развлечемся-а-а-а-а! - усмешка превратилась в крик, и чье-то тело куда-то полетело.
  Дальше был звук удара и рык, будто зверь какой-то.
  Эмиль и Рашира тут же влетели в вагон.
  Там семерка наемников, пытались схватить какую-то девушку. Та была высокой, довольно сильной на вид, и крепкие мужчины никак не могли ее повязать. Двое валялись на полу, трое пытались ее схватить, а еще двое стояли недалеко от входа и не знали, как помочь.
  Враги тут же заметили прибывших, и двое у входа напали.
  Увернувшись от тычка кортика, Эмиль хватает руку врага и замораживает ее, а Рашира, ударив своего врага в пах, моментально деморализует его. Вскоре новых действующих лиц заметили, и остальные, и напали, но отвлекаться от первоначально цели было не лучшей идеей, и девица швырнула в окно еще одного, а кто-то из пассажиров поставил бегущему наемнику подножку.
  Последний попытался сдаться, но разьяренная девушка выкинула и его из рельсовика. Лучше не смотреть на его приземление, так как оно вышло весьма жестким.
  Теперь в более спокойной обстановке удалось рассмотреть незнакомку.
  Это оказалась довольно высокая девушка с каштановой гривой растрепанных волос. Весьма сильная на вид, довольно красивая, и даже шрам пересекающий уголок губ ее внешность не портил. Одета она была в грубые штаны, серую рубашку, и кожаный нагрудник, который скорее не защищал, а придерживал большую грудь.
  Осмотрев высокую ее, Эмиль не мог не отметить, что девушка была крайне привлекательной и опасной. Уж что-что, а неприятности он чуять умел. Он как-то лазил к одной аристократке на балкон и всегда уходил до того, как прибудут ее родители.
  - Амазонка из Аэса, - хмыкнула Рашира. - Такие, как вы, редко покидаете свои горы.
  - Пф, - фыркнула амазонка и пошла к сваленной куче сумок и стала там что-то искать.
  Эмиль вспомнил, кто такие Амазонки. В Аэсе проживает множество племен и кланов воинов, которые не всегда дружны между собой, но когда начинается война, угрожающая всему королевству, то они весьма быстро объединяются против общего врага. И вот Амазонки - это воинствующие женщины, проживающие отдельно от мужчин. Племена весьма сильных и опасных дам, которые мужчин считают мусором и вообще только для размножения используют. Они считают себя потомками великих Валькирий, божественных воительниц, спустившихся с небес, дабы защищать смертных от зла. Но что из легенд, правда, а что вымысел, не ясно.
  Их общество весьма закрытое, и они редко покидают пределов Аэса. Сам Эмиль амазонок никогда не видел, но, по словам отца, некоторые такие девушки воевали, а кто-то даже варлоком был.
  Вскоре девушка закончила обыски. Достала из вещей большой и на вид весьма тяжелый лук и колчан стрел, а также небольшой боевой топорик.
  Поднявшись, она мрачно посмотрела на Эмиля, будто сдерживаясь, чтобы не ударить его.
  - 'Лучше к ней особо не приближаться. Доверю переговоры Рашире', - логично рассчитал он.
  Эльфийка и сама все поняла, и вышла вперед.
  - Я Рашира, а он Эмиль, - указала она на парня. - Мы рельсовик очищаем. Поможешь?
  Девушка о чем-то несколько секунд думала. Видно, что компания Эмиля ее не особо устраивает, но выбор тут небольшой.
  - Зефира... - представилась она. Голос у нее весьма приятный, хоть в нем и скользит неприкрытое раздражение. - Я прикрою.
  Эмиль по здравому смыслу промолчал, чтобы зря не провоцировать.
  Они двинулись дальше. Видать, наемники из следующего вагона думали, что в соседнем все под контролем, и не реагировали на шум внутри, потому сильно удивились, когда в дверь влетели совершенно незнакомые противники.
  Зефира тут же выпустила стрелу из своего лука и точно попала во врага с арбалетом, просто пригвоздив его к стене. Ее лук просто невероятно тугой, а сила у девушки еще какая, раз может так стрелять.
  Наемники же подскочили, но второй враг был также пронзен выпущенной стрелой.
  В этот миг Рашира молнией устремилась к противникам, подлетев в воздух и оттолкнувшись от потолка. Она приземлилась среди врагов и с невероятной скоростью начала убивать их.
  Несколько противников успели выстрелить из арбалета в Зефиру, а та уже собиралась отпрыгнуть, как вперед выступил Эмиль.
  - Рамба! - произнес он и перед ним выросла ледяная стена, от которого болты и отскочили. Следом он сделал движение руками вверх, и стена зависла в воздухе, а тем толкнул ее руками. - Рата!
  Ледяная стена тут же полетела во врагов, сбивая их с ног, а затем раскололась на маленькие кусочки, сделав противников легкой добычей для стрел.
  Перерезав горло последнему, Рашира закончила с врагами.
  - Пф, Мортемские шаманы, - пренебрежительно фыркнула Зефира и пошла вперед.
  Эмиль только вздохнул.
  Пытаться что-то доказывать и объяснять бесполезно, особенно сейчас.
  Звуки боя вновь послышались из соседнего вагона, и все вместе они устремились туда, а там активно шли бои.
  Десяток захватчиков боролись с группой бойцов, которые отняли оружие у своих врагов и сейчас давали им отпор. Возглавлял сопротивление уже знакомый Эмилю командир наёмников Гаеш Костолом, с которым они в караване путешествовали. Бойцов у Гаэша сейчас было меньше, чем наемников, и свое оружие они сдали в багажный вагон, потому отбивались, чем могли.
  Новоприбывшие тут же устремились на помощь.
  Ударом топорика Зефира отрубила руку по плечо у арбалетчика, а Эмиль запустил три сосульки в других. Тем временем Рашира ловко проскочила через сражающихся и спасла Гаэша, на которого пытались налететь со спины.
  Сам Гаэш, будучи крупнее и сильнее своих врагов, использовал одного из них как оружие и им отбивался от остальных, а его люди пытались командира прикрывать, пусть не всегда у них получалось. Несколько убитых валялось на полу.
  Захватчики не продержались долго и вскоре были уничтожены, а некоторые, увидев мага, сами сдались, не решаясь идти против магии. Всех, кто сдался, быстро разоружили и связали.
  - О! Господин Неоран! - улыбнулся Гаэш, выкинув труп врага, словно это была какая-то тряпка. Хотя после того как он побывал в руках знаменитого Костолома, вряд ли у него остались целые кости. - Рад вас видеть тут.
  - Я тоже вам рад, господин Гаэш, - поздоровался Эмиль. - Вы в порядке?
  - Со мной ничего не станется, но мои люди пострадали, - нахмурился бородач. - Подлые враги напали, когда мы были без оружия и многие отдыхали. Несколько погибло, а другие ранены, но, кто в строю, готовы к бою!
  - Вагонов осталось немного: один обычный вагон, вагон-ресторан и купе, так что немного осталось, - пожала плечами Рашира.
  - А где господин Мейтланд?
  В этот момент мимо окна пролетают чьи-то куски тел, забрызгивая окна кровью.
  - Вопрос снимается.
  - Тогда вооружайтесь и вперед.
  Вооружиться вещами врагов было не особо удобно, так как кроме арбалетов, коротких мечей и кинжалов у них ничего толком не нашлось, но это лучше, чем ничего.
  Эмиль влетел в вагон первым, так как уже приготовил заклинание.
  - Херимал! - произнес он, и из его рук в воздух полетело множество небольших блестящих снежинок, которые тут же заполонили весь вагон. - Ликума!
  Яркая вспышка света, и весь вагон моментально был заполнен множеством переливающихся бликов, ударившись по глазам всех, кто их закрыть не успел.
  В следующий миг внутрь залетает Зефира с арбалетчиками и меткими выстрелами убивают большинство захватчиков, коих тут оказалось немало.
  А затем остальные бойцы добили тех, кто остались.
  Отлично сработано. Такому трюку Эмиля отец научил. Точнее, он рассказал о нем, а Эмиль как следует его отработал. Заклинание Ледяной Взвеси, которое больше относится к декоративным заклинаниям, а затем вспышка света, и, все кто не закрыл глаза, ослепли на пару минут. На улице такой трюк сработал бы не очень, но тут получилось неплохо.
  - 'Папа всегда говорил, что побеждает не тот, кто знает самые крутые заклинания и у кого больше сил, а тот, кто лучше умеет пользоваться тем, что умеет. Даже самое безобидное заклятие может стать оружием в руках профессионала'.
  Зачистив врагов, они уже думали двинуться дальше, как дверь сама распахнулась, и в нее влетают арбалетные болты!
  Все тут же прячутся и уходят с линии огня.
  - Внимание! - из соседнего вагона послышался громкий искаженный магией голос. - У нас заложники!
  Применив заклинание 'Пронзающего взора' всем открылся вид того, как в вагоне-ресторане дюжина захватчиков закрылись заложниками. В центре стоял тип с самой лучшей экипировкой, который, скорее всего, и являлся их командиром. Он держал за волосы какого-то подростка и прижимал к его шее кинжал. Бандиты перевернули все столы и организовали себе укрепления, за которыми они спрятались, выставив пленников.
  Ситуация не лучшая и действовать опрометчиво нельзя.
  - Мы готовы к переговорам! - продолжил их главный. - Пришлите к нам парламентера!
  Народ переглянулся. Видно, что ни у кого толкового опыта переговоров не было. Гаэш может и попытался бы, но это явно не его профиль работы.
  - Я пойду, - сказал Эмиль.
  - Вы уверены, господин Неоран? - нахмурился Гаэш.
  - Не стоит рисковать, Эмиль! - заволновалась Рашира.
  - Не волнуйтесь, - ободряюще улыбнулся маг. - Я же аристократ, меня учили вести переговоры и общаться.
  Все явно засомневались в его словах, но спорить не стали. Рашира так вообще приготовилась, в случае чего, парня спасать, а тот был уверен, что справится. Ведь как действовать, он точно знал.
  - Не стреляйте! Мы отправляем к вам парламентера! - крикнул Гаэш.
  Кивнув, Эмиль вышел вперед и уверенным шагом вошел в вагон к врагам.
  Шаг. Шаг. Шаг.
  Глубокий вдох и поднятые вверх руки.
  Кинжал и гладиус падают на пол, как подтверждение благих намерений.
  Резко вскинув руки, с них срывается несколько сосулек, которые попадают точно в захватчиков, пробивая им головы, но, не задевая заложников. Стены вокруг забрызгало кровью и остатками мозгов, как и пленников. Тела падают на пол вместе с оружием, которое они держали.
  Большая часть бандитов оказалась убитой, а остальные стояли и с шоком смотрели на все это.
  - Кто-то еще хочет вести переговоры? - спросил он, а рядом с ним появилось еще несколько сосулек.
  Оставшиеся захватчики переглянулись. Под масками не видно, но зато если прислушаться, то скрип их мозгов можно легко услышать.
  На пол полетели арбалеты и ножи, а сами захватчики подняли руки и легли на землю.
  - Чудесно, - улыбнулся Эмиль.
  Остальные уже вошли в вагон, и у всех почему-то были весьма большие и удивленные глаза. Они с шоком смотрели на него, как и пленники.
  - Эмиль, - подала голос южанка. - Кто научил тебя так вести переговоры?
  - Папа, - честно признался аристократ, не совсем понимая, почему все так себя ведут. Папа ведь отличный полководец с огромным опытом, так что отлично преподавал ему науку, как побеждать и выживать.
  - А так метать сосульки?
  - Этому мама научила.
  Народ ушел в астрал и некоторое время никак не реагировал.
  - Напомни мне, потом рассказать тебе, как нужно вести переговоры, - покачала головой эльфийка.
  - А что не так? - он искренне не понимал, чего все так удивлены.
  Он проходил вполне себе обычные тренировки, которые наверняка проходили все, у кого родители столь же опытны. Хотя он немного засомневался, что кто-то еще кроме него тренировался в почти реальных условиях.
  - Потом...
  - Я связалась с сумасшедшими, - послышался вздох амазонки.
  Народ приступил к связыванию захватчиков.
  Увы, командир теперь мертв и нужной информации уже не получить, но должен быть еще маг, который их всех сюда переместил, потому еще есть шанс узнать правду.
  - Уа-а-а-а! - вскрикнули все, когда вагон затрясся.
  Где-то впереди послышался грохот.
  - Надо спешить!...
  
  ***
  
  То, что все пошло не так, как планировалось Морис, понял с самого начала. Он легко перенес всех на рельсовик и, используя магнитные тросы, они смогли закрепиться по всем вагонам. Перенос прошёл идеально, и Пространственный маг мог гордиться своей работой.
  Наемники начали захват рельсовика и быстро рассосались по всем местам, и там, как и полагалось, начались бои, которые, по мнению командира, не должны были пройти долго. Пока командир со своими людьми устранял сопротивления, Морис же с комфортом устроился в вагоне купе, который очень легко был взят и стал ждать развития событий.
  Он же занимался обеспечением связи, чтобы бойцы могли получать информацию по голосовым амулетам.
  - Говорит вагон ?8! Вагон взят и... шшшшш! - связь тут же прервалась.
  - На связи из 7-го вагона. Тут все чисто. Из 8-го идет какой-то шум. Пойдем, проверим.
  - Вагон ?6! У нас тут небольшие трудности с какой-то бешеной амазонкой, но мы справимся.
  - Это 5-й, у нас все спокойно. В 4-м вагоне творится неладное, посылаем туда пару ребят на помощь.
  - Это 4-й вагон! Нам оказывают серьезное сопротивление. Тут тоже наемники и сам Гаэш! Нам нужна помощь!
  - Вагон ?3, у нас все чисто!
  - Вагон-ресторан тоже в порядке!
  - Отряд захвата машиниста! Дварф с огненными магами закрылись в кабине и не сдаются. Нам нужны дымовые шашки! Прием!
  Выслушав все это, командир, взял амулет связи:
  - Говорит командир. Вагон 9 и 10, почему не отвечаете?!
  Ответом ему была тишина.
  - Крыша! Прием! Отправляйтесь в последние вагоны и устраните про...
  - Это Крыша! У нас проблемы! - кричал паникующий боец. - Враг напал на нас! Нам нужна помощь!
  - Сколько врагов?!
  - Один! А-а-а-а! Пш-ш-ш-ш-ш.... Помогите... Пш-ш-ш...
  Связь с крышей оборвалась.
  Командир такого точно не ожидал, а маг остался совершенно спокойным, ведь не ему со всем этим разбираться.
  - Вагон ?8, ответьте! - начал связываться командир, но в ответ только помехи. - Седьмой на связь! - также тишина.
  Через пару минут амулет вновь зашумел.
  - Это вагон ?4! К врагу пришло подкрепление! Нам... пшшшш...
  Тишина...
  Ситуация явно выходит из разряда нормальных.
  У рельсовика не так уж много вагонов. Ведущий состав, вагон с драконьим углем, цистерна с водой, багажный вагон, далее идет купе, ресторан и девять обычных мест. Сотня бойцов для захвата было вполне достаточно, но беда не в самом паровике, а в пассажирах. Видать, все сложнее чем, кажется.
  - Это командир! Всем собраться в вагоне-ресторане! Держите заложников при себе!
  Отдав команду, командир повернулся к магу.
  - Приготовь отход, мы выиграем время! - приказал он.
  - Сделаю, - кивнул маг и, оставшись в купе с тремя бойцами, начал рисовать магический круг. Вообще-то он мог и сейчас всех выдернуть, но это потребовало бы слишком много силы, а ведь потом надо еще как-то до Рамау добираться. Так что круг был бы весьма полезен.
  В соседних купе были заперты заложники, да и тут парочка лежит, так что волноваться за безопасность не нужно.
  На теле каждого наемника была специальная метка, которая позволит быстро выдернуть всех, но магу все равно нужно несколько минут для концентрации.
  Неожиданно из воздуха появляется кто-то и ударом короткого меча срезает голову одному из телохранителей!
  Два других моментально реагируют и нападают.
  Морис дураком не был и тут же отскочил в другой конец вагона и активировал магический купол и вовремя, так как в следующий миг незнакомец уже разобрался с охраной и атаковал мага, но не смог пробить защиту.
  Отбросив короткий меч, он достал окровавленный цвайхандер и, вновь блинкнув, обрушил страшный удар на купол!
  - Гррр! - зарычал маг, с трудом удерживая защиту.
  Атака оказалась крайне сильной и тяжелой, но ему все же удалось удержать целостность защиты. Не зря он поставил себе именно такую гравюру, чтобы спастись.
  Но второй удар выдержать будет намного сложнее.
  - Стоять, варлок! - крикнул Морис, доставая небольшой жезл с пояса и активируя его. Синий кристалл на конце жезла заискрился молниями. - Это Грозовой жезл! Стоит мне пожелать, и разряд зажарит всех заложников в вагоне!
  Варлок, оказавшийся молодым желтоглазым брюнетом, остановился.
  - Брось оружие и сдавайся! - приказал волшебник. Ему нужно только продержаться, чтобы закончить заклинание, и все будут выдернуты обратно, но сделать это в таком положении будет тяжело.
  Варлок подчинился и бросил свой двуручный меч.
  - 'Так, я нарвался на Рычащего Пса. Дело плохо', - мелькали мысли в голове мага.
  Морис не строил иллюзии на победу, и, в отличие от некоторых своих коллег, он не был наивным дураком свято верящим в свое превосходство над 'ничтожными варлоками', но и сдаваться не думал. Его Купол весьма прочный и жезл есть, так что шанс на победу имеется.
  Тут что-то резко толкнуло купол, и мага отбрасывает в стену, но, не причинив ему никакого вреда.
  Выставив руку вперед, варлок повторил атаку, и новый взрыв произошел перед магом, не давая ему подняться, но опять же никак не вредя.
  Следом такие небольшие взрывы посыпались градом, но их сила оказалась столь слабой, что даже стекла на окнах не потрескались.
  - Ты что с ума сошел? - фыркнул маг, успокоившись. Похоже, варлок от безысходности решил просто забросать его бесполезными Воздушными взрывами, которые его защиту никогда не пробьют. - Похоже, другие маги были правы, и мозгов у таких, как ты не...
  Но в следующий миг начало происходить что-то странное...
  В глазах Мориса потемнело, дышать стало довольно тяжело, и тело налилось тяжестью.
  Ничего не соображая, Пространственный маг упал на пол и потерял сознание...
  
  ***
  
  Вот и упал.
  Хорошо.
  Поднимаю свои мечи и открываю окно, впуская свежий воздух в вагон. Подхожу к магу, отнимаю у него жезл, затем обыскиваю на предмет всяких сторонних сюрпризов, а после связываю. Жаль, у меня нет специальных оков, блокирующих применение заклинаний, но будем следить в оба.
  Победить этого типа оказалось несложно. Видно, что бой не его специализация, и он больше полагался на артефакты. Видать, это он перенес всех на рельсовик, и он же должен был всех вытащить, но не судьба.
  Победил я его довольно просто.
  С помощью Воздушного взрыва разогнал воздух и уменьшил концентрацию кислорода вокруг врага. От недостатка воздуха он и потерял сознание.
  Когда Леон ставил мне гравюру Воздушного взрыва, он прочитал мне познавательную лекцию про то, как ее можно использовать и для чего. Вот я и пользуюсь. А за годы войны у меня было время отточить использование этой гравюрой. Многие маги недооценивают подобные слабые заклинания, а зря, в них скрыт большой потенциал. Хотя беда в том, что есть другие более простые и менее затратные способы сделать то же самое, что и я. Такой трюк как этот работает исключительно в замкнутых пространствах, как тут. Стекла весьма крепкие, а маг от вентиляционного отверстия был далеко, вот мне и удалось такое провернуть. На улице этот прием не сработал бы.
  Ну и ладно.
  Расправившись со всеми на крыше, я добрался до самого локомотива, и там машинист, поблагодарив, сказал, что из этого места нужно как можно быстрее убираться, так как кровь и трупы могут привлечь тварей. С ним я был полностью согласен, и, пока он разгоняет машину, я отправился в вагон-купе, где собрались главные в этой шайке, но нашел только мага.
  Дверь резко открылась, и я был готов напасть, но там оказалась только Рашира и Эмиль.
  - Быстро вы, - хмыкнул я.
  - О! Ферокс! А мы тут шум услышали и поспешили на помощь.
  - Я уже справился. Помоги мне мага связать, а то еще устроит чего.
  Тут из динамиков послышался шум.
  - Внимание! Это машинист! - прозвучал хриплый голос того дварфа, который управляет рельсовиком. - На рельсовик несется толпа тварей! Кровь и трупы привлекли их! Если кто может, занимайте оборону, я буду ускорять рельсовик!
  Связь прервалась.
  Мы тут же бросились к окну, и там на нас неслось стадо скорпиящеров. Их там пара десятков, и все здоровенные. Я один со всей толпой не справлюсь.
  - Можешь что-нибудь сделать?! - спросил я, смотря на Эмиля.
  - Могу, но мне нужно быть на крыше.
  - Сейчас.
  Блинк!
  Перемещаюсь наверх. Снимаю с одного из убитых наемников пояс с тросом, а затем возвращаюсь за Эмилем и прицепляю его к крыше. Парень несколько секунд привыкал к качке и движению, но вскоре справился, да и трос помог ему удержаться на месте.
  - Справишься?! - спросил я.
  Рашира и еще какая-то девушка тоже забрались на крышу и стали на нас смотреть.
  - Да! Что-нибудь огненное их остановит! - ответил мне маг.
  - Ты же ледяной волшебник? - удивился я.
  - Владею огнем и льдом в равной степени, - гордо улыбнулся он.
  - Редкое сочетание, - хмыкнул я.
  Для любой магии сложнее Первого Круга нужно сродство к стихии, и максимум маг может иметь три сродства. Нет, можно и больше, но там возникают какие-то труднопреодолимые сложности, чья причина описывается трехступенчатой формулой теормага, которую я не помню.
  Все расы, кроме людей и орков имеют высочайшее врожденное сродство к трем стихиям.
  Эльфы имеют предрасположенность к Природе, Жизни и Симпатической магии, дварфы - это Огонь, Земля и Металл.
  Орки имеют всего два врожденных сродства: Смерть и Дух. Люди не имеют таковых вообще...
  Но никто не мешает их натренировать.
  На практике, отсутствие врожденного сродства означает и отсутствие ограничений. Пусть магу людей приходится затрачивать огромное количество времени, развивая сродство к выбранной им Стихии (хот, сами маги предпочитают термин "Основа" - уж очень "нестихийными" смотрятся Энергетическое Созидание или Прорицание) в дополнение к другим необходимым магу навыкам, зато изучаемые им стихии выбраны именно им и никем иным.
  Благодаря этому люди - самые универсальные и разносторонние волшебники.
  Именно эта особенность позволила Школе Пульса Глубин, к коей принадлежит Верховный Магистр Бартоломео, превзойти дварфов в контроле над твердью, что крайне раздражает последних.
  И это же, к сожалению, делает орочьих шаманов такими непредсказуемыми, больно и кроваво напоминая нам, что свобода магии - не только наша привилегия.
  Правда, я не слышал, чтобы кто-нибудь из магов использовал вместе лед и огонь. Все же, маг получает множество преимуществ, смешивая Стихии, а смешать лед и огонь... Это вообще возможно?
  - Мне нужна помощь, - сказал он. - Поделись со мной энергией. У меня может не хватить.
  Эмиль сложил руки перед собой, а я положил руки ему на плечи.
  - Что будешь делать?
  - Облако Искр....
  
  ***
  
  Зефира поднялась на крышу с остальными и, взявшись за выпирающую трубу, стала смотреть, что там затеяли эти мужчинки. Гордая амазонка не очень доверяла этому седому, но кроме него тут толком шаманов нет.
  Сейчас седой, которого зовут Эмиль, встав на крыше, начал что-то шептать, и вокруг него воздух стал горячее. Другой парень с желтыми глазами, которого южанка назвала Фероксом, чем-то ему помогал, видать, тоже был шаманом.
  А тем временем за рельсовиком неслась стая каких-то тварей, похожих на неестественный плод любви ящерицы со скорпионом. Эти вот создания уже почти добрались до транспорта. Они двигаются наперерез движению, глаза у них горят красным, а из ртов капает кипящая слюна.
  Следом громкий и звенящий голос Эмиля зазвучал вокруг:
  - Сияющие искры небосвода, вы озарите мир своим теплом. Как будто радость пчеловода, вы засверкаете живым углем! - произнес он. Парень вспотел, и его пот тут же испарялся, создавая вокруг него облако пара, словно он сам стал живым рельсовиком. В это время на пути движения монстров появился алый едва заметный свет. - Нион Ирувойте!
  Из красного света, сфоркусированного прямо перед тварями, появилось целое облако светлячков!
  Множество на вид крайне маленьких, но весьма ярких даже днем огоньков, которые быстро распространились на большой территории и превратились в сияющее облако.
  В это облако на полном ходу влетает вся эта толпа.
  - Ложитесь! - кричит Эмиль и падает на пол.
  А в следующий миг в том месте, где только что было это облако, произошёл... ВЗРЫВ!
  Огромная ударная волна сотрясла рельсовик и чуть было не сбила его с рельс!
  Все, кто был внутри, подлетели в воздух и попадали на пол со всеми вещами, и даже часть лавок была сорвана со своих мест.
  Твари, которые вошли в светящееся облако, были просто изничтожены. Большая часть испарилась от огненного взрыва, а остальных разорвало на части. И дождь из их тел и крови пролился на большую территорию.
  Удар оказался таким сильным, что труба, за которую держалась Зефира, сломалась, и девушка потеряла равновесие. Не в силах удержаться, она полетела вниз с рельсовика прямо на острые камни!
  В этот миг время, казалось, остановилось для нее. Она с ужасом смотрела, как земля приближается к ней!
  Как окровавленные камни острыми краями направлены в ее стороны и только и ждут, чтобы разорвать ее.
  Перед глазами словно проносилась вся ее короткая и несчастная жизнь.
  Вот земля совсем рядом и ничего уже не может спасти...
  - Поймал! - голос разорвал тишину, и звуки вновь вернулись к ней.
  В следующий миг кто-то хватает ее за талию, и она повисает в воздухе, не долетая до земли, а затем она врезается лицом в стену рельсовика.
  - Ауч! - вскрикнула Зефира от удара.
  Это не то, чего девушка ожидала, потому несколько растерялась.
  Опустив голову, она увидела чьи-то серые волосы, и этот кто-то крепко держал ее...
  - Ты?! - удивилась она.
  Этот шаманишка поймал ее. Он повис на своем крепящемся тросе и держал ее.
  Он поднял голову и посмотрел на нее.
  - Ты... в... порядке? - с трудом выдавил он.
  Она увидела, что парень был совсем плох. Сильно вспотел, устал и с трудом держится, чтобы сознание не потерять.
  Затем рядом с ними появился тот второй и, схватив девушку, перенес ее внутрь вагона, а после вернулся за седым и эльфийкой.
  Амазонка сидела на полу и смотрела в стену, не в силах поверить в то, что с ней только что случилось и что произошло...
  
  
  
  
  Глава 14. Смотря на закат.
  
  Черт!
  Эмиль чуть было не погиб!
  Когда рельсовик тряхнуло, я сам с трудом удержался на ногах, за парня не волновался, ведь он был пристегнут. Но я не заметил, что та девица, что с ними пришла, начала падать, а маг углядел и бросился за ней.
  Он сам сейчас не в лучшем состоянии, но все равно бросился спасать дам, попавших в беду.
  Заклинание даже с моей силой его истощило, и он с трудом в сознании оставался, но все равно кинулся за ней. Трос мог ведь двоих не выдержать и порваться, а я не уверен, что успел бы всех поймать.
  Черт!
  Сейчас парня уложили в купе и дали отдохнуть.
  Среди пассажиров нашелся врач, и он сейчас его осматривает. Мало ли что. Хотя у врача и без этого полно дел. Раненых много, захватчики не стеснялись в действиях, и многие пассажиры пострадали. Кто-то пытался дать отпор, но таких быстро успокаивали арбалеты.
  Уроды.
  Сейчас осталось около двух десятков. Те, кто сдались, те, кто выжил в бою и сейчас ранен.
  - Это могли быть за тобой? - спросил я эльфийку.
  - Вряд ли, - нахмурилась она. - Я не стою того, чтобы захватывать рельсовик. Дварфы больше проблем принесут, чем я, а так рисковать мои недоброжелатели не станут.
  - Надо узнать их цель.
  - Эмиль убил командира, так что всей информацией больше никто не владеет.
  - Маг может что-то знать.
  - Скорее всего, его нанимали отдельно. В наше время провернуть такой трюк, как телепортация на рельсовик, не всем подсилу, потому узнать кто он не проблема. Но вот заставить выдать заказчика может быть нелегко.
  - Думаю, я с этим справлюсь.
  - Уверен?
  - Когда человека держат верх головой над пропастью, он становится довольно сговорчивым, - пожал я плечами.
  - Пф, проще же иголки под ногти загнать, и откровенность сама придет, - предложила Рашира.
  - Тоже вариант, хотя можно просто познакомить его зубы с оселком.
  - Не, стачивать - это надолго. Психологический эффект же надо учитывать. Когда цель надо расколоть, и быстро - зубы лучше давить. Клещами раз - и в осколки, - увлеклась эльфийка.
  - Клещи и зубы... Любишь классический стиль? - усмехнулся я.
  - Классика - это дыба, а это так, баловство.
  - Ну, дыбы не обещаю, но, как собрать тиски для черепа из пяти досок, двух гвоздей и веревки мне когда-то показывали.
  - Откуда такие познания?
  - Знакомая как-то так свой дневник чинила, вот конструкцию я и узнал. Крепко сжимает.
  - Челюсть треснет первой, знаешь ли. И мы ничего не узнаем. Если уж хочешь подарить ему мучительную смерть, я знаю десяток способов поинтересней....
  - ЗАТКНИТЕСЬ! - крикнули позади, и в нас полетела подушка.
  Увернувшись, мы увидели проснувшегося Эмиля, который искал еще какой снаряд для метания, но, увы, кроме врача ничего под рукой не нашлось, а метать его он посчитал не целесообразным.
  - Устроили тут диспут о пытках, Темный Владыка вас побери. У меня потом кошмары от ваших слов будут! - зарычал он. - Маньяки чертовы!
  - А! - чуть смутились мы. - Прости.
  Парень вновь рухнул на кровать.
  - С господином Неораном все в порядке, - сказал доктор Ай, вставая со стула. Добрый усатый дедушка Ай закончил осмотр нашего друга и стал собираться. - Поспит, поест и будет в порядке. Небольшое истощение, не более.
  - Спасибо вам, доктор Ай, - поблагодарил я его.
  - Это вам спасибо. Если бы не вы, кто знает, что с нами бы сделали эти люди, - добро улыбнулся он. - Отдыхайте, а я пойду, осмотрю остальных раненых.
  Доктор ушел, а мы подошли к Эмилю.
  - Есть хочу, - вздохнул он.
  - Сейчас попрошу принести нам что-нибудь, - сказала Рашира.
  Девушка ушла, а мы остались.
  - Бросаться спасать принцесс, это может в духе благородных людей, но было весьма безрассудно, - прямо сказал я.
  - Извини, но я действовал сам не соображая, - вздохнул он. - Папа всегда говорил, что мужчина должен прийти даме на помощь.
  - Я не думаю, что он имел в виду это, - покачал я головой. - Да и мне он был бы не рад, знай, что я тебя не уберег. Так что постарайся больше не рисковать.
  - Прости, - опустил Эмиль голову.
  - Ладно. Сейчас поедим и придем в себя.
  Вскоре вернулась Рашила с подносом, а с ней в купе зашла и та девица-амазонка, которую спас Эмиль.
  - Это Зефира, - сказала эльфийка. - Она с нами вагоны освобождала.
  - Очень приятно, - кивнула девушка.
  Она тоже поставила поднос с тарелками и присела с нами.
  - Изгой Свободомыслия, - хмыкнул я. - Не думал, что я такую тут встречу.
  Амазонка побледнела и замерла.
  Девушка опустила голову и закусила нижнюю губу.
  - Прости, не думал, что для тебя это все еще так остро...
  - Ничего, - вздохнула она.
  - А что это за 'Изгой Свободомыслия'? - спросил Эмиль.
  - Племена Амазонок живут по своим традициям, которым уже много веков, - ответил я. - Традиции вечны, нерушимы и не могут быть оспорены. Но в некоторых племенах традиции уже настолько устарели, что сейчас от них только хуже. Племя Рати, например, убивало мужчин после того как зачали от них ребенка.
  - Убивали?! - побледнел Эмиль. Рашира тоже удивилась.
  - Да, давние традиции, которые уже многим кажутся дикими. Вот иногда и появляются среди амазонок те, кто с традициями не согласны, и высказываются против вредных порядков. Иногда традиции удается изменить, чтобы племя могло жить лучше. Некоторые племена так и поступают, когда их развитие заходит в тупик. Но другие...
  - Так погрязли в традициях, что нет мыслей о переменах, - поняла, к чему я веду, Рашира. - И тех, кто не согласен, изгоняют?
  - Да. И Изгнанников уже не принимают в другие племена. Неважно, за что и почему, но они уже изгои...
  Мы посмотрели на девушку, и та выглядела крайне подавленной. Да, зря я начал этот разговор. Сильно ее расстроил. Дурак.
  - Прости, я...
  - Ничего... Я давно смирилась... - она придвинула к себе тарелку с супом. - Вопрос в другом, откуда ты об этом знаешь?
  - Ну. Среди варлоков были амазонки, - пожал я плечами. - Одна моя знакомая мне много и рассказала.
  - Амазонки? - удивились все. - Неужели.
  - Да, были. С некоторыми я был лично знаком, - ответил я, а по спине пробежались мурашки.
  Одно воспоминание об этой женщине меня немного пугает. Она один из немногих людей, с кем я никогда не решусь сражаться. Она и тот психованный урод являются для меня реально опасными врагами...
  
  - Джа-ша-ша-ша! - смеялся он, смотря на меня светящимися красными глазами. Этот странный и пугающий смех навсегда отразился в моей памяти. Он облизнул свои острые зубы и его губы растянулись в зловещей улыбке. - Что с тобой, Ферокс? Неужели, ты испугался?
  Ответить ему, было сложно. Этот человек, стоящий на горе из трупов орков, сейчас выглядел крайне страшным, а его безумная аура пробирала до костей.
  
  Я все же постарался не выдавать эмоций и быстро отогнал навеянное воспоминание. Не знаю, смогу ли его победить, так как в бою мы никогда не сталкивались, но тот тип и она меня реально пугают.
  О них лучше не думать.
  - Вау! - удивились ребята.
  - Среди варлоков было много удивительных людей, - быстро сменил я тему. - Например, Трогвар Крылатый Пес был просто удивительным человеком.
  - Крылатый Пес? Это как?
  - Он был единственным Псом, кто работал с Воронами, - начал я рассказ. - По слухам, он был старым архимагом, который когда-то провел на себе ритуал омоложения и стал ребенком. Он потерял всю память, но, до того как совершить процедуру, составил завещание и оставил все свое себе. Он рос как нормальный ребенок, но уже обеспеченный и обучаемый. А когда началась война, его призвали и сделали варлоком. Но он, как человек с потенциалом архимага, мог вместить в себя столько гравюр, что всех никто до сих пор не знает и мог не только сражаться с троллями, как Пес, но и скрываться и быть невидимым, как Ворон! Потому он и ходил в рейды с ними и устранял троллей, когда это нужно было сделать тихо. За что и был прозван Крылатым Псом. Сейчас он, говорят, где-то в Тайной Полиции служит, как и другие Вороны.
  - У-у-у-у-у!
  - А женщины среди варлоков были? - спросила Зефира.
  - Да, у Ревущих Львов была знаменитая Валькирия Брунгильда Вирванская. Она как раз была амазонкой и весьма знаменитой женщиной, которая могла воодушевить и поднять в бой любого солдата. Для многих она была символом мужества и отваги, часто один ее вид внушал уверенность в себе. Сейчас она среди генералов армии Мортема и советников короля.
  Глаза амазонки прямо засветились от восхищения своей соплеменницей.
  Изгой в своем племени обрел величие, о котором многие другие амазонки могут только мечтать. Должно быть, это неслабый удар по тем, кто выгнал ее, узнать, что она сейчас обладает властью стереть их жалкое племя одним ударом. Ее только договоры Мортема с Аэсом останавливает.
  - Если бы я была шаманом, то с радостью стала бы варлоком, - произнесла она.
  - Не говори ерунды, - фыркнул я. - В том, чтобы быть варлоком, нет ничего такого великого.
  Она удивлённо уставилась на меня.
  - Варлок - это не сила... это ограничения... Если бы я не стал варлоком, я сейчас не был бы бесполезным и никому не нужным артефактом...
  Да, те слова того мага до сих пор сидят у меня в голове.
  Я не человек, а просто предмет, оружие в живом обличии, не более. Я существую только для определенной цели, а большего и не нужно. Но я не вещь, а человек, потому я никогда не найду свое место в этом чертовом мире... Как и другие, как я...
  Львам повезло, что в их ряды набирали самых умных и харизматичных, и не всегда это были аристократы. И сейчас такие люди ценятся в мирное время.
  А мы, Псы, были исключительно созданы для войны, и без нее мы просто никому не нужны. Может, в будущем будет еще одна война, и нас вновь призовут, но кто откликнется еще не ясно, ведь возвращения в этот кошмар мало кто желает...
  - Эй, Зефира, а куда ты направляешься? - спросила Рашира.
  Эльфийка, похоже, увидела мое состояние и поспешила сменить тему.
  - Ну, мне некуда идти, - погрустнела амазонка. - Но я слышала, что в форте Грив можно стать авантюристом и найти сокровища в руинах. Вот и решила туда поехать.
  - Если хочешь, можешь пойти с нами, - предложил ей Эмиль.
  Девушка от его голоса вздрогнула и задумалась. Некоторое время она думала.
  - Ты спас меня, потому я обязана вернуть долг! Таков Путь Амазонок! - гордо заявила она.
  Дешевая отмазка. Я ни на миг не поверил в такое оправдание.
  Скорее всего, она просто очень рада, что ее пригласили, вот и стесняется признаться.
  Тем временем за окном уже закончилась бескрайняя пустыня и начались горы. Очень высокие ледяные шпили, возвышающиеся над облаками, словно пронзали небо. А заходящее солнце окрашивало эти снежные вершины в алый цвет, делая их похожими на гигантские рубины. Драгоценные камни, блестящие в лучах, завораживали своей красотой и напоминали смотрящим, что это место не только страшно, но и прекрасно.
  В Просторах Гигантов очень много поистине невероятных мест, которыми можно вечно любоваться.
  Это опасная земля, но я был бы не против жить в ней, ведь только тут в этой агрессивной среде среди врагов и монстров я чувствовал себя как дома...
  Вот я вновь в этих землях и вновь чувствую странный покой на душе....
  - 'Дом'...
  - А как вообще появились амазонки? - спросил Эмиль. - Я так толком информацию и не нашел в библиотеке, вот и не знаю. Вроде где-то упоминалось о валькириях, что благословили дев на защиту мира, но я не уверен.
  - Это все бред, - сказал я. - На самом деле все намного проще. Валькирии появились в результате угнетения женщин.
  Зефира тяжело вздохнула, подтверждая мои слова.
  Да, за красивыми словами и благородными речами стоят весьма мерзкие и неприятные события, которые пытались или сгладить, или придать какой-то иной значимости. Я точно не знаю, она мне не говорила.
  Видя, что остальные ничего не понимают, я пояснил:
  - Аэс относительно молодое королевство, и там долгое время царили весьма варварские порядки. Король Аэса - это не единоличный властитель всех и вся, а просто глава самого сильного и уважаемого клана, который всегда сохраняет нейтралитет и может разрешить споры других кланов. Но варварские обычаи там все же до сих пор сохраняются.
  - Это какие?
  - Место женщины в обществе, - спокойно ответил я. - Издревле традиционная роль полов была в том, что мужчина главнее, а женщина на втором месте. И такие порядки были везде, даже среди магов, женщины притеснялись.
  - Это так, - помрачнел Эмиль. - Во времена Школ и Совета, женщины не занимали руководящие посты, и им запрещалось заниматься боевой магией. Роль женщин была - целители и поддержка, а никак не боевая магия. Чего уж говорить, если среди прогрессивных и мудрых магов были такие порядки, то про остальной мир и думать страшно.
  - Особенно в Аэсе, где грубая сила значит крайне много, - покачал я головой. - Конечно, большинство женщин все и так устраивало - они и сейчас с довольствием живут в "кухонном рабстве". Но были и те, чье желание решать свою судьбу было настолько сильным, что они просто бежали. Вот девушки и объединились в племена и назвались "амазонки", чтобы совместно выживать. Благородное начинание, которое впоследствии было загублено.
  Рашира кивнула, понимая, что я имею в виду.
  - Эльфийское виденье мира, - пояснила она. - У эльфов женщины никогда не угнетались и не притеснялись. Долголетие и врожденная магия заставляют больше думать головой, а уж когда даже физически разница не особо сильна, то глупым предрассудкам просто неоткуда взяться. И эльфы Энед-Альдарана начали свое видение распространять, и до Аэса оно добралось только триста лет назад. К тому же не стоит забывать, что в Аэсе поселились Горные Эльфы, и они тоже собой влияли на соседей, но до людей долго доходило. Вот тогда-то, как я поняла, все и начало рушиться?
  - Да. Нет смысла в борьбе с мужчинами, когда роль женщины стала столь важна. Воины, маги, правители, теперь среди них стало появляться немало дам. Приток новых бойцов к амазонкам начал спадать, да и само общество поколение за поколением начало меняться. Нет, такие гады и уроды до сих пор появляются, но теперь хоть есть законные основания им противостоять.
  - Многих амазонок это не устраивало, - вздохнула Зефира. - Единство племен и власть старейшин стала угасать. Традиции, ранее бывшие лишь правилами, стали законами и табу, нарушение оных каралось смертью или изгнанием. Мы стали изолировать себя от других, мы стали сами угнетателями и тиранами, каких когда-то ненавидели... Все это всегда было ложью....
  - Не всегда, - возразил я амазонке. - Моя знакомая мне рассказывала, что была еще одна причина такого.
  - Еще одна?
  - Банальная обида, - развел я руками. - Они всю жизнь сражались и боролись, мечтая исправить эту несправедливость. А она взяла и сама исправилась. Они испугались, что их жизнь станет бессмысленной, что их обида, боль и слезы просто забудутся, как будто в них не было никакого смысла. Именно поэтому молодым амазонкам начали с детства прививать ненависть к мужчинам. Многие могли их никогда не встретить, но были уже пропитаны неумолимой ненавистью.
  После этих слов наше купе погрузилось в глубокую задумчивость.
  Странно получается, как может поменяться все.
  Ведь новое видение и порядки должны были изменить ситуацию и помочь тем, кто боролся всю жизнь с устоями и правилами, а в итоге сами загнали их в точно такие же рамки. Амазонки превратились в тех, кого они больше всего ненавидели. И теперь они просто не могут остановиться и перестать жаждать крови.
  Столько жизней было загублено, что они просто не могут так просто отпустить эту боль.
  Отчасти они правы, что нельзя забывать уроков прошлого, иначе они могут повториться. Но, с другой стороны, так сильно цепляясь за минувшее горе, которое даже произошло не с ними, они только ухудшают ситуацию, и решение этому все не видно.
  Амазонкам надо измениться самим, но сделать это они просто боятся.
  И вот такие размышления прервал прозвучавший крик:
  - Господин Мейтланд! Господин Неоран! - к нам в купе влетел один из людей Гаэша. Парень чем-то напоминал мышь со своими тонкими торчащими усами и большими ушами, сам худой и лысый, а в своем черно-сером костюме был прямо копией этого грызуна. Кажется, это помощник командира, а зовут его Кхулган. Мужчина запыхался и устал, раз спешил к нам. - Простите, что прерываю вашу трапезу, но у меня срочное донесение!
  - Что случилось?
  - Те захватчики... сбежали!
  - ЧТО?! - подскочили мы. - Как?!
  - Тот маг очнулся! Он вел себя тихо и внимание не привлекал, потому мы посчитали, что выкидывать ничего в своем положении он не станет. Но затем он что-то выкрикнул, и все пленники исчезли во вспышке света!
  Неприятные новости.
  Я рассчитывал допросить этого типа, но уже не судьба.
  - Он Пространственный маг, потому, скорее всего, выдернул всех через 'якоря', - хмыкнул Эмиль. - Надо было проконтролировать... Простите...
  - Ты был не в том положении, чтобы что-то проверять. Надо было мага держать без сознания. Не углядели.
  Да, глупо получилось, но, как Эмиль слег, я совсем забыл про безопасность. Не хорошо вышло, но ничего не поделаешь.
  Кто бы не напал на рельсовик, он пролетел. Надеюсь, что мстить нам этот некто не будет, хотя все возможно.
  Но теперь нужно быть настороже.
  К тому же...
  Скоро...
  Криор...
  
  ***
  
  Вечер опустился на графство Неоран.
  Большие южные территории у берега Внутреннего океана были подарены этой семье с титулом графа много лет назад. Кто-то считает, что, будучи варлоком, человек ничего не может добиться, ведь только маги являются властителями своей судьбы, а варлоки лишь ведомые слуги.
  Но Себастьян на своем примере показал, как сила, честь и гордость может дать гораздо больше, чем маги могут даже подумать. Воин может добиться всего, чего захочет, ведь в отличие от мага, его не заботят всякие глупости. Воину не нужны бесполезные знания о природе материи, ведь его волнует только то, что есть здесь и сейчас, а также то, что будет в будущем.
  И, пока маг думает и сомневается, истинный воин чувствует и делает.
  Может это и глупо звучит, но это стало девизом семьи Неоран:
  'Тот, кто не сдается, может добиться величия'.
  И он, Себастьян Неоран Гончая Смерти, сейчас с гордостью смотрел на все то, чего он достиг за эти годы. Большие и красивые земли в месте, где всегда тепло.
  Огромные виноградники, золотые поля пшениц и богатые горы, все это принадлежит Неоранам.
  Два больших города и несколько деревень, что преданны лично графу, все это принадлежит Неоранам.
  Обученные воины, профессионалы и умные тактики, которые верны семье, все это принадлежит Неоранам.
  Он, Себастьян Неоран, за долгие годы сумел добиться этого, и он горд этим.
  Себастьян не был тупым солдафоном, который молча выполняет приказы сверху. Он умел отличать правду ото лжи, что не раз спасало его жизнь. Он знал, когда нужно исполнить приказ, а когда действовать, исходя из личных принципов. Лишь благодаря этому он смог стать тем, кто он есть.
  Себастьян прожил долгую и полную событий жизнь. Он был магом, потом стал варлоком и служил на границе. Некоторое время он провел в странствиях по миру в сопровождении экспедиций, был предан и вернул свою честь, побывал и преступником и авантюристом, прошел страшную войну и теперь спокойно живет в своем доме.
  У него красавица жена, которая, не смотря на трудности и годы, всегда была рядом с ним. С первого дня их знакомства до нынешних дней их любовь никогда не утихала.
  У него есть прекрасный сын, которым отец может только гордиться. Честный, умный и сильный, каким и должен быть представитель семьи Неоран. Он вырос не избалованным идиотом, которые часто вырастали даже у самых благородных людей, а стал тем, кто достоин все это унаследовать.
  И сейчас его сын где-то там, с Фероксом и, возможно, уже с той женщиной - Раширой. Интересная особа. Взрослая, умная, сообразительная, но видно, что за плечами у нее тяжелый груз вины. Она может казаться очень зрелой и мудрой, но, по сути, от Ферокса она мало чем отличается. Огонек бесстрашной страсти есть и в ней.
  - Да, если они станут парой, то потомство их точно станет пугающим, - усмехнулся граф.
  Он стоял на балконе и, держа в руках бокал хорошего вина, смотрел на уходящее за горы солнце.
  - Поверить не могу, что ты все же отпустил Эми, - заворчала позади Анья.
  Себастьян вздохнул. Жена опять ворчит по этому поводу. Но ее можно понять, после того как на ее глазах орки убили всех родных, она крайне сильно боится за сына. Потеря ребенка для нее станет последней каплей.
  В дверях балкона стояла она, Анья, его дорогая и любимая жена. За годы она мало изменилась. Она ведь тоже волшебница, они в Университете и познакомились, и, когда Себастьяна сослали на границу, она не побоялась поехать с ним и стать его поддержкой и опорой. Они были хорошей командой, и их связь только крепла день ото дня. Не будь ее всегда рядом, он боялся, что не справится и сдался бы давно, но с ней он всегда находил в себе силы подниматься.
  Густые красные волосы все такой же гривой спадали на ее хрупкие плечи, но в этих волосах уже видна седина, что нисколько не портила ее, а наоборот придавало ей мудрости. На красивом лице уже появились морщины, но они лишь красят эту женщину и придают ей стать. Гордая аристократка, какой она была, такой и осталась.
  - Мальчику нужно учиться, - в который раз сказал он. - Я обеспечил ему присмотр, так что не волнуйся. Вернется он в целости и безопасности. Может, даже с женой.
  - Только через мой труп! - зарычала она. - Эми еще слишком мал для такого! Если хочешь его женить, то у меня есть проверенные и надежные девушки, что станут ему хорошей супругой.
  - Ох, успокойся, дорогая. Эмиль не маленький мальчик и сам вправе решать, как ему жить. К тому же с ним рядом Ферокс, а он ему глупости совершить не даст.
  - О-о-о-о! Опять этот Ферокс, - закатила она глаза. - Ты только и можешь, что о нем говорить. Он точно не твой незаконнорожденный сын? Ты что, изменял мне?!
  - Никогда! Я не стану изменять идеальной женщине! - возмутился варлок.
  Эти слова не успокоили Анью, и она продолжила сверлить мужа взглядом.
  - Ты сильно изменился после войны, - сказала она. - Обычно после такого возвращаются мрачными, хмурыми и злыми, с депрессией и усталостью, но ты вернулся веселым и каким-то слишком добродушным. Все уже даже стали забывать, почему тебя прозвали Гончая Смерти. Что же с тобой такое случилось, что ты стал таким веселым?
  - Ну, этому есть объяснение, - вздохнул он, повернувшись к ней спиной. - Весьма забавная история.
  - История?
  - Да. Она случилась в один из дней войны, когда к нам на помощь уже прислали первых варлоков. Новички уже успели показать себя во всей красе, но я увидел там нечто большее.
  - Большее?
  - Да... я увидел...
  
  ***
  
  - Смирно! - крикнул Себастьян, когда увидел солдат, которые вместо того, чтобы стоять на посту, болтали друг с другом и рассказывали анекдоты.
  - Есть! - вытянулись все трое.
  - Мы сейчас на войне, так что никаких глупостей! - строго отчитал он своих подчиненных.
  - Так точно, командир!
  - Выполняйте свои обязанности.
  - Есть!
  Все трое поспешили на свои посты, а Себастьян продолжал обход.
  Он был осторожным командиром и предпочитал самостоятельно все перепроверять, чем полагаться на 'авось'. В армии все должны четко выполнять приказы и быть настороже, ведь враг может напасть в любой момент, и даже малейшее послабление может привести к гибели всех бойцов.
  Потому Себастьян Неоран, прозванный Гончая Смерти не позволял своим подчиненным халтурить и валять дурака. Нельзя расслабляться.
  К тому же скоро ему придется покинуть свою часть и возглавить присланный ему варлоков из отряда Рычащие Псы. Эти новички недавно появились в армии, и именно этот отряд был создан по типу гравюр самого Неорана. Он стал их фактическим основателем, а потому его и назначили командиром этих бойцов. Они уже успели показать себя во время битвы при Ватермани, обратив орков в бегство, но сам их в бою Себастьян еще не видел. В той битве он не участвовал, его часть отражала орочье нападение с юга.
  Проверив посты и раздав указания солдатам, он пошел встречать своих будущих подчиненных.
  Ему прислали пока нескольких, а потом прибудут и остальные с основным войском. Рычащие Псы, Стальные Быки, Ревущие Львы и Ночные Вороны - это все отряды, какие были созданы для войны. Маги явно хотели больше, но сроки были слишком сильно ограничены и пришлось остановиться на самых основных. Может, это и к лучшему, и губить судьбы молодых магов придется в меньшей степени.
  Вот и его новые бойцы.
  Пока только десять и выглядят солидно.
  Все одеты в одинаковые боевые костюмы, состоящие из кожаной легкой униформы, не стесняющей движений, стальных наручей и поножей, множество специальных пластин на ремнях и крепкие нагрудные пластины. На головах у них всех одинаковые белые маски-артефакты, без прорезей и отверстий для дыхания. На поясе каждого по короткому мечу, на бедрах кинжалы, а за спинами их двуручные мечи.
  Стоят спокойно, не реагируют на окружающих, да и между собой не говорят.
  - 'Серьезно подходят к делу', - удовлетворительно хмыкнул Себастьян. - 'И никаких глупостей'.
  Как он подошел, Псы его сразу же узнали и стали по стойке смирно.
  - Хорошо, - удовлетворительно кивнул Себастьян.
  Он не улыбался, на войне нет места веселью и прочей чуши, но все же был рад такому пополнению. Одному с троллями порой нелегко совладать, и такая поддержка будет кстати.
  - Отныне вы переходите под мое командование, - начал он свою речь. - Я от вас требую только...
  Но неожиданно его речь прервали:
  - Командир! - крикнул солдат. - Враг!
  Все тут же среагировали и делали все необходимое для отражения атаки.
  - 'Проглядели врага?!'
  Видать, опять кто-то отвлекся от своей службы, потому надо будет проверить.
  Хлопок!
  Один из варлоков неожиданно исчез, но остальные на такое даже не отреагировали.
  - Что?! - не успел понять, что произошло Себастьян.
  Сфера Ощущений показала, что этот варлок перенесся в сторону надвигающихся противников!
  - Стоять! - крикнул он, но этот Пес уже не слышал его. - Всем приготовиться!
  Блинк!
  Он поспешил на перехват этого идиота, но опоздал.
  Одинокий варлок уже бросился в самоубийственную атаку на врагов. Два десятка орков и даже небольшой тролль с ними, но это новичка не напугало.
  Одним движением он перерубил шейные позвонки тролля, а затем разрубил сразу двоих орков.
  Те тут же встали спина к спине, защищаясь от нападения варлока, но в следующий миг произошло что-то не понятное.
  Орки, стоящие вплотную, неожиданно покачнулись, будто их кто-то толкнул в спины, а в следующий миг все, кто стояли слишком близко, оказались рассечены!
  - Уравниловка! - пораженно произнес Себастьян.
  Это был прием Уравниловка, не самая безопасная и разумная атака, разработанная некогда самим Себастьяном. Она могла быстро скосить нескольких врагов сразу, но была слишком опасной. Даже сам Неоран не раз был на волосок от смерти, применяя это, а порой и сильно ранен был.
  Но этот варлок мало того, что применил эту технику, так еще и разрубил не троих, а сразу половину врагов. Всех вокруг себя он убил моментально!
  - 'Как у него это получилось?'
  Но думать было некогда!
  В следующий миг Себастьян пришел ему на помощь и помог добить остальных орков.
  Несколько секунд, и дело было закончено.
  Остальные варлоки вскоре прибыли к ним, да и просто бойцы уже подтягивались.
  Проверив территорию на безопасность, он отдал приказ солдатам обеспечить безопасность.
  - ИДИОТ! - закричал он на этого недоумка. Схватил его за грудки и швырнул к остальным варлокам. - Тебе не давали приказа атаковать!
  Парень поднялся, но по его виду не было похоже, чтобы слова командира как-то задели или что-то значили.
  Себастьян начал закипать. Его раздражало такое самоуправство и дерзость! Солдат должен четко исполнять приказы командира. Не потому что так надо или это долг, а потому что командир в ответе за своих людей и он должен обеспечить безопасность всех. Тот, кто не исполняет приказы, подвергает всех опасности!
  - Сними маску! Живо! - приказал он.
  Ему захотелось увидеть лицо этого идиота, да и набить рожу за неподчинение следует. Такие вещи на войне непростительны!
  Пес помедлил немного, но подчинился.
  Отстегнув застежки, он стянул с себя маску.
  Короткие черные волосы, торчащие во все стороны, молодое лицо и пронзительные желтые глаза, смотрящие на командира.
  - Ты?! - удивился Неоран. - Ты тот мальчик....
  Он вспомнил эти глаза.
  Такие были у того мальчика в городе Мидора. Он забился в угол дома и дрожал от страха. На его глазах твари убили его отца и уже собирались заняться ребенком, но Себастьян вовремя пришел. Мальчишка был единственным выжившим из этого несчастного городка, который орки просто стерли с лица земли.
  Мальчика отвезли в штаб и там оставили. Себастьян даже не думал когда-либо его вновь встретить, и вот он перед ним.
  - Варлоком стал, - вздохнул Неоран.
  Ему не хотелось своей судьбы другим. Он знал, как тяжела и неблагодарна участь варлока, а смотреть, как совсем молодые ребята жертвуют своим будущим ради громких слов и чужих идеалов, всегда неприятно.
  - 'Нет, он стал таким не из-за этого', - понял Себастьян.
  Перед ним был ребенок с убитой душой. Раздавленный, сломленный и лишенный будущего. Он согласился на это, чтобы отомстить, чтобы хоть как-то выплеснуть свою боль и гнев.
  - Снимите остальные, - приказал он.
  Остальные варлоки подчинились и сняли маски.
  - 'Дети. Это же просто дети'...
  Совсем молодые ребята, подростки, самому старшему тут и шестнадцати нет, этот желтоглазый даже до четырнадцати не дорос. А тот с краю вообще, скорее всего, девчонка.
  И он уже тут, на войне и уже убивает врагов, как одержимый смертью.
  - 'Они хотят умереть'...
  Эти дети не видят своего будущего, им плевать на него, им главное сейчас успокоить боль в своих душах.
  - 'Что мне делать?' - спросил он себя, смотря в их мертвые глаза.
  Ругать и отчитывать их бесполезно. Им плевать на все, им только нужна возможность броситься в бой, остальное их не волнует. Пытаться им что-то силой вдолбить только встретит упрямое сопротивление. Они и так сломаны внутри, а добивать их нет никакого смысла.
  - 'Ты была права, Анья. Не все можно решить только уставом и серьезностью', - покачал он головой.
  Похоже, выбора нет.
  - Ну что же, - хлопнул он по плечам парня. - Неплохо.
  Парень чуть дернулся и удивлённо уставила на командира.
  - Да, ты хорошо постарался, Уравниловка исполнена отлично, я восхищен, - улыбнулся Себастьян. - Но в следующий раз не кидайся в бой один, а то мне никаких врагов не достанется. Нечего жадничать. Ха-ха-ха!
  Парень удивленно хлопал глазами. На лице проявились эмоции и некоторое непонимание. Остальные тоже переглядывались, не зная, как им реагировать.
  - Вас тоже это касается, бросаться в бой очертя голову может и красиво, но несколько не честно. Ладно, - махнул он рукой. - Меня зовут Себастьян, я ваш командир! Теперь и буду заботиться, чтобы вы не поубивали себя случайно. Вас как зовут? Представьтесь...
  Ребята замялись. Они явно не ожидали такого к себе отношения. Уже свыклись, что для всех они солдаты и никого не волнует все остальное, а теперь к ним обращаются как обычным людям.
  Видно, что это им непривычно, но приятно.
  - Фе... Фе... Ферокс... - сказал желтоглазый. - Меня зовут Ферокс...
  
  ***
  
  - В тот день я пообещал себе, что никогда не стану кричать и ругать этих детей, - с улыбкой говорил Себастьян, смотря на свой бокал. - Что я постараюсь каждому хоть немного помочь поверить в себя и отпустить мучающую их боль. Многих я потерял на войне, и мне было больно, что я так привязался к ним, но я все равно не отстранялся и пытался. Я старался развеселить их и приободрить, дать надежду на лучшее и заставить проявлять эмоции. Да, глупо выглядело это со стороны, но для всех я стал их Стариком, практически отцом всех Псов, который всегда поддержит, поможет и выслушает.
  Анья некоторое время молчала, а он не прерывал эту тишину, давая жене время обдумать его рассказ.
  Многое произошло с тех пор.
  Столько было потерь и трудностей, столько слез и кошмаров. Почти все из тех первых ребят не дожили до конца войны. Только Ферокс сумел хоть как-то справиться с ужасами прошлого, а остальные спились и покончили с собой. Он помнил имя каждого Пса и знал, что ему будет больно от смерти каждого, но он все равно нашел в сердце место для каждого. И, если хотя бы кто-то один найдет для себя покой и счастье, это уже будет радостью для Старика.
  И еще радует, что не он один ратует за будущее варлоков. Еще один друг тоже что-то хорошее планирует, да и другие кто из старшего поколения не сидят 'сложа руки'. Возможно, в будущем появится возможность хоть немного исправить текущую несправедливость.
  - Значит, ты сделал это не только для Эми, но и этого мальчика?
  - Да. Они во многом похожи, так что только они могут помочь друг другу обрести себя.
  - Странно слышать от тебя такие умные вещи.
  - Ну, дорогая!
  - Эх, ладно, - махнула она рукой. - Идем в кровать, Герой.
  Она ушла в спальню, а Себастьян еще некоторое время стоял на балконе. Он смотрел на загорающиеся звезды, и его мысли были далеки отсюда. Где-то там, где сейчас находились два тех, кто практически вырос на глазах Себастьяна.
  У него был свой сын, которого он не мог растить из-за войны. Но там, в аду сражений, он смотрел, как растут многие другие дети. Дети Войны. И прилагал все усилия, чтобы после войны они смогли найти в себе силы жить. Не всегда это получалось, но сердце Старика радовалось, когда хоть кто-то находил себя в этом мире.
  - Удачи вам, сыновья мои ...
  
  
  
  
  Глава 15. Тяжелый вечер.
  
  Тик-Так-Тик-Так!
  Часы на стене отчитывали время, и в полной тишине этот звук, словно удары молотка, бил по голове всех, кто был в комнате. Эта тишина давила и раздражала, она будто отчитывала последние секунды жизни, отпущенные человеку.
  Вот только Ванза это нисколько не волновало.
  Он спокойно пил чай и отдыхал, наслаждаясь комфортом после долгого пути в караване. Все же, как бы маг ни был силен в создании удобств, сделать себе дом в дороге быстро не получится. Вот он и наслаждался приятным креслом, горячим чаем и вниманием слуг.
  К тому же скоро должны принести фонограф, и время можно будет скрасить красивой музыкой, которую маг очень любил.
  Но что еще больше грело ему сердце, так это мрачный вид ходящего по залу Гюнтера, который явно волновался за выполнение операции. Сам Ванз ничего ему не говорил и спокойно ждал результатов.
  То, что люди, нанятые дворецким, преуспеют - маловероятно. Послать людей Тео он не смог бы, а за пару часов нанять кого-то крайне профессионального нереально, так что, скорее всего, обошелся тем, что есть, и послал их с Пространственным магом. Маг оказался знакомым дворецкого, потому нашелся быстро и согласился на работу тоже моментально, что несколько удручало.
  Конечно, некрасиво желать товарищу плохого, но этот надменный индюк так раздражал Ванза, что в нем взыграла ребяческая вредность.
  - 'Мне уже за полвека, а я так глупо себя веду', - с улыбкой подумал он. - 'Но порой можно немного расслабиться и побыть ребенком. Особенно это полезно взрослым людям'.
  Так что он спокойно ждал начала представления.
  И вот в зал ввалился грязный и вымотавшийся маг, которого нанял Гюнтер. Кажется, его зовут Морис Лагунский. В прошлом он был весьма подающим надежды волшебником, но увлекся азартными играми и влез в большие долги, которые и привели его на кривую дорожку.
  - Что случилось?! Все сделали?! - сразу же спросил Гюнтер.
  - Нет, - устало ответил маг, садясь в кресло. - Мы ничего не смогли сделать. На нас напали. В том рельсовике ехало слишком много сильных бойцов, и наемники быстро были разбиты.
  - И ты позорно сбежал?!
  - Ты мне даже не сказал, что делать надо! Ты это только командиру поручил, а у меня были другие задачи, которые я, между прочим, выполнил! - возмутился Морис. Вновь конспирация Гюнтера подвела его. Если бы он поставил мага в известность относительно цели, тот мог бы проявить больше инициативы, но, увы, Морис просто исполнитель, и гневаться на него бессмысленно. - Я вообще не подписывался на бой с варлоком!
  - Что?! Там был варлок?!
  - Ага. И не просто какой-то Пес, а как мне сказали те, кто выжил на крыше, это был сам Уравнитель! - зарычал Пространственный волшебник. - Нас всех победили и повязали, а командира убили. Его голову ледяной маг сосулькой продырявил, как и его людей. Я, как пришел в себя, всех выдернул, так что давай мои деньги!
  Гюнтер был взбешен, он явно хотел бы прямо сейчас этого мага придушить. Вот только пытаться угрожать магу - не лучшая идея, а пространственный маг точно быстро блинкнуть и сбежать сможет, да и Ванз не даст дворецкому так поступить.
  - Вот! - он выдал волшебнику его деньги. - Можешь идти!
  - С радостью! - фыркнул Морис, и, вежливо поклонившись Ванзу, исчез.
  Сам дворецкий упал в кресло и схватился за голову.
  - Какой позор! Господин будет недоволен! - зарычал он. - Что же делать?! Послать еще группу?!
  - Ты реально думаешь, что кто-то сможет так легко поймать самого Уравнителя? - усмехнулся Ванз.
  Гюнтер удивленно посмотрел на него.
  - Ферокс Мейтланд и есть Великий Уравнитель, так что сто наемников и один Пространственный волшебник для него явно были не врагами, а учитывая, что с ним был сын Себастьяна Неорана, враги просто были игрушками для битья.
  - ЧТО?! - подскочил этот тип. - Ты знал, кто он, но ничего не сказал?!
  - Ты сам не захотел меня слушать, - пожал плечами волшебник. - Вот и пожинай плоды своих решений. Уже второй раз.
  Дворецкий зарычал, и скрежет его зубов был четко слышен Ванзу, что было бальзамом на сердце. Вены на лбу этого полноватого мужчины вздулись, а капилляры в глазных яблоках полопались.
  В его руках будто из воздуха появилось два коротких прямых клинка, и в невероятно быстром движении он оказался почти у самого Ванза!
  - Салор Имире... - прошептал Ванз.
  И в следующий миг перед лицом Гюнтера появилось десяток энергетических мечей, которые зависли перед магом и уперлись ему в шею, голову и грудь. Энергетическое созидание во всей своей красе. Умение призвать такие конструкты - это половина дела, главная сила настоящего Созидателя в том, чтобы ими еще и управлять. Использовать один конструкт может каждый, а вот большее количество требует немалого опыта и ментальной предрасположенности, которая у Ванза была. Ментальным магом он от этого не стал, но зато способен использовать пять клинков одновременно для сложного боя и десять, когда надо просто устрашить.
  - Не так быстро, Кровопускатель Гюнтер, - улыбнулся маг, отгородившись от убийцы барьером. - Может, лет сорок назад ты и был неуловимым ассасином, но форму ты давно потерял. Смотри, я даже барьер успел поставить.
  Красные от гнева глаза дворецкого, который некогда был весьма известным мастером клинка и тени, перекосилось от гнева и злобы.
  Напряжение между ними усилилось и грозило вылиться в серьезную битву.
  Ванз не считал себя слабым, потому не боялся этого типа. Однако, пусть тот и ослабел, да и редко проявляет свою истинную сущность, но опыт его никуда не делся, и с этим придется считаться.
  Со стороны коридора послышались быстрые шаги, дворецкий тут же убрал свои клинки и отошел, а Ванз растворил свои мечи.
  В зал вошел слуга.
  - Господин Юалд, - обратился он к Ванзу. - Хозяин у себя, и он вас ждет.
  - Тео уже освободился? - удивился маг, поднимаясь.
  Гюнтер явно хотел что-то сказать, но промолчал. Он лишь мрачно сверлил глазами спину учителя истории, пока тот уходил.
  Добравшись до кабинета Тео, Ванз спокойно вошел.
  В кабинете царил мрак, темноту лишь немного разгонял свет из высокого окна за рабочим столом. Темнота была довольно густой и насыщенной, словно тьма была водой, которая концентрировалась в этом месте.
  За большим широким столом, в кресле с высокой спинкой и сидел он.
  Разглядеть его было нелегко в этой тьме, но силуэт в ней четко проглядывался.
  Он сидел, сложив руки перед собой, и о чем-то думал. С трудом можно было услышать какое-то бормотание и увидеть движения губ.
  - Тео? - заволновался Ванз.
  Владелец кабинета не отреагировал на гостя.
  Маг вошел в кабинет и закрыл дверь, подошел к столу и присел в кресло напротив него.
  Окутанный мраком Теобальдо продолжал игнорировать волшебника.
  - Тео, ты слышишь меня? - спросил он, смотря на него. - Нам нужно поговорить.
  Но реакции никакой не последовало.
  - Тео, я прибыл сюда, но никто меня не встретил. Почему ты не распорядился меня встретить? И информацию я получил слишком поздно, из-за чего упустил цель...
  Опять же никакой реакции.
  Это начало злить волшебника и тот резко вскочил с места:
  - Тео, ты меня вообще слушаешь?! - закричал он, начав терять терпение.
  Бам!
  Звук удара прозвучал в ответ, и Тео упал головой на стол.
  - Тео! - воскликнул Ванз и тут же бросился к нему.
  На ходу он зажёг свечи, и комната наполнилась мягким светом.
  - А-а-а-а! Убери свет! - закричал он, подскочив и замахав руками. - Как ярко! У меня глаза болят! Я полночи не спал от головной боли, и сейчас этот свет слишком яркий! Ох, моя голова! - он упал в свое кресло и схватился за лоб. - Тише. Тише. Прошу! Скажи этой мыши в стене, чтобы она перестала скрестись рядом со мной! Ох, как мне плохо!
  Бледный, с мешками под глазами и растрепанными серыми волосами, Тео представлял собой жалкое зрелище свежевыкопанного трупа. Такое ощущение, что его посадили в канцелярию и велели месяц перебирать архивы. Сам Ванз после такого примерно также и выглядел, но то было в далекой молодости.
  - О-ох... - простонал молодой человек, вновь упав на стол. - Холодненький стол...
  Ванз смотрел на все это с открытым ртом.
  Увидеть Тео настолько разбитым и слабым было для мага в новинку. Раньше этот человек представлял собой невероятно сильную и крепкую личность, он будто не имел слабостей. При каждой встрече уверенность в этом человеке росла, он будто представлял собой гранитный монолит, который никогда не может быть разрушен.
  А сейчас перед ним оказался весьма обычный молодой человек, который просто мучился от похмелья.
  Такие резкие перемены весьма неожиданны и вполне могут поломать картину мироздания.
  Теперь причина того, что его не встретили, была предельно ясна. В таком состоянии Тео не то, что Ванза не вспомнил, он бы и себя забыл. Да и злиться на человека, которому так плохо, уже бессмысленно, ему и без этого предельно плохо.
  - Воды...
  Маг тут же наколдовал ему кувшин с водой и стакан, но измучанный Тео на стакан даже не взглянул и стал пить прямо из кувшина. Выпил все и еще добавки попросил.
  Затем залез в стол и достал какие-то зелья, которые ему пришлось помочь принять.
  Через пять минут аристократ был более-менее в норме.
  Сидел прямо, выглядел получше, по крайней мере, теперь его с нежитью не спутать, и первый порыв позвать экзорцистов пропал. Причесался, поправил одежду, и умылся, стал больше похож на благородного наследника семьи Валфрик, кем он и является. Серебряные волосы были собраны в хвост, побриться он не успел, но щетина не очень заметна, а в серых глазах вновь читалась уверенность и спокойствие. Пусть эта уверенность и спокойствие порой перебивалось тошнотой и стонами, но в целом все было нормально.
  - Прости, Ванз, - вздохнул Тео. - Я только вчера вечером прибыл в город и был не в состоянии все проконтролировать. Я сожалею, что тебя не встретили и не помогли с прибытием сюда.
  - Что было, то было, - погладил свои усы Ванз, затем достал трубку и закурил. - Мне интересно, с чего это ты так напился?
  - А все дело в этом чертовом Старике! - зарычал он. - Себастьян уговорил меня с ним выпить и вспомнил бытность на войне. Мы же боевые товарищи, а мне было приятно встретить друга, - он вздохнул. - Но, даже став варлоком, я все равно быстро пьянел и долго от этого отходил, а Старик, как назло, повел меня в дварфийскую таверну, где мы пили спирт... - он позеленел, и его начало тошнить, но все же сдержался. - Когда я очнулся, оказалось, что мы солидно нашумели. Мне сил хватило только, чтобы тебе и Гюнтеру сообщить все, а после я отлеживался два дня, ну и всю неделю добирался сюда... Я же в Вольтсток сам приехал, вот и некому было мне помочь...
  Втянув дым, Ванз выдохнул и только покивал. Больше тут добавить просто нечего.
  - Эх, вчера мне повезло немного, - чуть улыбнулся он. - Какие-то ребята увидели меня без сознания на лавочке и помогли. Даже проводить предложили, но я отказался. Хорошие ребята, особенно тот желтоглазый показался мне неплохим.
  - Желтоглазый? - заинтересовался Юалд. - Брюнет такой, с тонким шрамом, пересекающим лицо? И с ним еще был седоволосый молодой человек.
  - А? Да. Ты с ним знаком?
  - Да. Это был Ферокс. Я с ним в город приехал....
  Наступила неловкая тишина.
  Теобальдо, не моргая, смотрел на Ванза, он даже не дышал, а просто пялился. Было слышно, как шестеренки крутятся в его мозгах и с каким жутким скрипом в его голове проходит осознание.
  Да, примерно так себя чувствовал и сам маг, когда понял, что всю неделю ехал рядом с их целью и как глупо все это случилось. Вот и Тео теперь на своей шкуре узнал, каково это, когда одна маленькая глупость сломала все...
  Стелле стоило описать внешность Ферокса, но это до последнего момента это мало кого волновало, а сейчас уже поздно как-то.
  Тео опустил взгляд.
  - М-да...
  Больше тут сказать действительно нечего....
  Тут дверь резко распахнулась, хотя точнее было бы сказать, что ее едва с петель не сорвали и внутрь завалился Уилнан!
  - Тео! - громко сказал мужчина, широко улыбаясь. - Рад, что ты вернулся! О! Ванз! Здорова!
  Сам Тео от этого крика вновь схватился за раскалывающийся череп.
  От дружеского хлопка по плечу Ванз отказался, так как не хотел потом лечить перелом.
  Уилнан Норд - крайне высокий мужчина средних лет, с ярко-красными волосами, львиной гривой спадающими на плечи, округлой короткой бородой, небольшими усами, грубыми чертами лица, обветренной кожей и горбатым носом. Мужчина был прямо самим воплощением мощи и гордости викингов Аэса. Широкие плечи, мощное тело и веселый нрав делали его душой любой компании и позволяли быстро находить общий язык со всеми окружающими. Даже Ванз, не будучи любителем таких вот варваров, признавал, что открытость и улыбчивость этого человека настраивают на позитивный лад. Если бы не его приступы кровожадности, вообще было бы хорошо.
  Одет он тоже, как всегда, своеобразно. Черные брюки, остроносые сапоги и кожаный плащ с изображением языков пламени, одетый на голый торс, на груди у него гордо висел амулет с символикой его клана, а на руках были золотые цепочки.
  Ему остаётся только взять свой двухметровый тесак, и образ настоящего воителя севера будет закончен.
  - Тео, ты чего такой кислый?! Взбодрись! - пытался он приободрить друга, но это только все усугубляло.
  - Ради Горных Богов, Уилл, не кричи, у меня голова раскалывается, - простонал Валфрик. - Ты же знаешь, как мне плохо после выпивки.
  - Знаю и я зол, что ты не позвал меня. Гулял со Стариком, а меня даже не предупредил. Это было нечестно! - по-детски обиделся северянин.
  - Если бы я позвал тебя, разрушенными тавернами Вольтсток бы не отделался, как минимум, половину города пришлось бы восстанавливать.
  Как не печально, но тут Тео был полностью прав. Если Уилл разойдется, остановить его крайне тяжело. Тот явно не был согласен с мнением друга, но ничего не сказал, лишь отвернулся.
  Да, этот взрослый человек, у которого, скорее всего, на родине и внуки есть, может реально порой быть сущим дитем.
  - Да, я ж тебе сообщить кое-что хотел! - вспомнил Уилл, зачем пришел. - Только что узнал, что Гюнтер на перехват Ферокса бойцов отправил, и те уже вернулись. Точнее, то, что от них осталось.
  - ЧТО?! - подскочил Тео. - ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! - схватил он Норда за грудки и притянул к себе.
  Забавно смотрится, как Тео крепко держит этого бугая Уилла, рост у них далеко не одинаков.
  - Эй-эй-эй, на меня не злись, я тут ни при чем, вообще в темнице сидел. Только сейчас узнал, вот и передал тебе.
  Гюнтер все рассказал Уиллу. Умный ход. Норда убить Тео не сможет, а когда дойдет до самого дворецкого, большая часть гнева уже пройдет. Все же он знает своего господина с рождения, потому быстро понял, как минимизировать свои проблемы.
  Вулфрик упал в кресло и стал массировать переносицу.
  Да. Такого похмелья у него точно никогда не было, одна беда за другой, и ведь вполне может что-то ещё произойти.
  - Что там стряслось? - уже чуть успокоившись, спросил он.
  - Гюнтер не стал ставить тебя в известность и отправил людей ловить Ферокса. Тот уже ехал на рельсовике, так что перехватили в пути, - рассказал маг.
  Лицо у Тео выражало будто реальную физическую боль.
  - Бога ради, скажите, что там никак не замешено имя моей семьи?
  - Ну, он наемников набрал, да и маг был знакомым его, так что, скорее всего, никто ничего и не узнает...
  Теобальдо выдохнул и чуть успокоился.
  Да, какими бы графами не были Валфрики, если на них будет висеть нападение на рельсовик, то это просто уничтожит все. Благо, Гюнтер не совсем идиот и подстраховался.
  - Ладно, надеюсь, сам Ферокс еще ничего не узнал и еще есть шанс просто договориться. Кого наняли и сколько?
  - Сотня штрафников, плюс пространственный маг. Большая часть убита, командир помер до того, как что-то успел сказать, а маг потом всех пленников вытянул.
  - Перебил столько народа. Ферокс оказывается силен, - хмыкнул Уилл, уже явно заинтересовавшись во встрече.
  - Ха! Он может и лучше! - прозвучал женский голос в дверях.
  В кабинет с гордо поднятой головой и веселой улыбкой вошла Стелла.
  Высокая девушка, на вид крепкая и сильная, с короткими белыми волосами, с острым носиком и подбородком, большими желто-зелеными глазами и пухлыми алыми губами. Идеальная фигура, которую не мог скрыть даже белый мундир, и округлые бедра, которые хорошо подчеркивали облегающие брюки.
  Вид открывался просто потрясающий.
  Будь Ванз на пару десятков лет моложе...
  - Уравнителя нельзя недооценивать, - усмехнулась Стелла Сальери. - Он может быть крайне непредсказуем и опасен, я по себе это знаю. Гюнтер допустил фатальную ошибку, недооценив его, но теперь мы хоть знаем его местонахождение.
  - А ты, видимо, отлично знаешь Уравнителя? - усмехнулся Уилл.
  - Ты бы с ним поладил, - фыркнула она. - Вы оба суицидальные психи.
  - Весело... И где он сейчас?
  - Его рельсовик уже должен был прибыть в Криор, - сказал маг.
  Услышав название города, Стелла неожиданно побледнела.
  Ее гордый и сильный вид неожиданно сменился испугом и легкой паникой, которая удивила даже Уилла. Каждый раз, когда в разговоре мелькал Криор, Стелла так реагировала, но когда точно такую же реакцию он увидел у Ферокса, стало понятно, что там все было куда более серьезное, чем казалось. Стелла не боялась, даже когда угодила в пасть в огромному троллю и выбралась из него, разорвав ему живот, а тут одно слово заставляет ее содрогаться.
  Она быстро пришла в себя и вернула себе уверенный вид.
  - Они едут в форт Грив, там можно их и встретить.
  - Дирижабль готов!
  - Отлично. Завтра утром отправляемся.
  Они были рады, что все, наконец-то, готово. Долгая подготовка и ожидание закончились, они еще ближе к цели.
  Тео резко стал серьезным и активировал артефакт, защищающий от прослушки.
  - Близняшки доложили, что в столице все идет полным ходом, - начал он. - Наши союзники уже получили сигнал и собираются в нужных местах. Они ждут слова, чтобы начать действовать.
  - Ты уверен в плане? - заволновался Ванз.
  - Полностью. Ты сам знаешь, кто его продумывал...
  Маг кивнул, соглашаясь. Если это все продумал ОН, то сомневаться нет смысла.
  Близняшки сейчас в столице, эти две тени всегда начеку и добудут любую информацию, какая только нужна. Осталось совсем немного времени, и все будет готово для начала.
  - Есть еще пара вопросов, которые нам нужно обсудить...
  
  ***
  
  Рельсовик немного задержался в пути, так как двигатель слегка повредился после взрыва, но это быстро починили, и транспорт весело колесил к своей цели.
  Порядок внутри восстановили, а раненых уложили в купе. Против этого никто не возражал. Нет, какой-то аристократ пытался вякать, что ему неприятно находиться в одном вагоне с простолюдинами, но один вид Гаэша быстро выбил из него все претензии.
  Нашу небольшую компанию тоже никто не гнал, даже в награду выделили... скидку на покупку билетов...
  Щедро.
  Но я не уверен, что хочу еще раз ехать на этой махине. А то моя первая поездка чуть не окончилась печально, так что испытывать судьбу как-то не хочется.
  А так до вечера мы ехали вполне себе спокойно.
  Посидели, познакомились с Зефирой, да и просто поболтали с разными интересными личностями. Несколько раз заглядывал Костолом, который взялся тут порядок наводить. Видно, как мужику нравится все держать под контролем. С ним я еще в караване познакомился и узнал, что он ответственный и серьезный человек.
  Он тоже едет в форт Грив. Собирается там наниматься в охрану.
  Многим исследователям и авантюристам могут пригодиться телохранители в тех местах, и такую золотую жилу предприимчивый наемник не стал упускать. Его небольшой отряд едет рельсовиком, а основная масса народа с парой магов уже ждут его в форте.
  Предоставил нам скидку на наем, если вдруг мы решимся пойти.
  Ну, в целом поездка прошла спокойно.
  Жаль, так и не узнали, кто напал.
  То оружие, что осталось после тех людей, не было маркировано, одежда тоже ничего важного из себя не представляла, а осмотр тел ничего толком не дал.
  Кто такие и зачем налетели, не понятно.
  Грабить рельсовик смысла не было, ничего ценного там не везли, никто особо важный там не ехал. Может, имела место банальная ошибка, и они попали не туда.
  Ну, этого мы, похоже, уже не узнаем...
  - Внимание! - прозвучало из рупора в коридоре. - Наш рельсовик приближается к конечной станции - Криор!
  От этих слов у меня внутри все похолодело.
  Блинк!
  Перемещаюсь на крышу и смотрю вперед...
  Они видны даже отсюда...
  Стены Криора...
  Эти черные монолитные стены, покрытые копотью от бесчисленных атак врага...
  Сколько раз катапульты орков пытались пробить их огненными снарядами. Орки не жалели сил и горючего масла, чтобы одолеть нас, и потому чернота будто впиталась в стены. Непреодолимая крепость, горевшая множество раз, будто пропиталась тьмой...
  Огромный город, построенный на высокой скале, возвышающейся над бескрайними каменистыми мертвыми равнинами. Когда-то эти поля были усыпаны золотом пшеницы и высокие деревья цвели по весне.
  Но после орков тут ничего живого и цветущего не осталось.
  Криор - город, утонувший в крови....
  То, что сделали здесь орки, я никогда не забуду...
  После трех лет неудачных попыток захватить город, даже с помощью Центоры, орки применили иную тактику...
  О, боги... какой же это был ужас...
  Даже жертвоприношения не выглядели рядом с этим чем-то ужасным...
  То, что сделали эти твари с моим родным городом, и рядом не стояло с тем, что они учинили здесь...
  Все, кто тогда побывал здесь, потеряли всякие сомнения, жалость и сострадание к свиномордым тварям...
  И вот... я вновь тут....
  Криор...
  
  
  
  
  Глава 16. Земля, что пропиталась смертью.
  
  Криор все приближался и приближался, его стены, словно монолитная тьма, начали нависать и давить на меня. Перед глазами вновь вспыхнули картины произошедшего. Того, что здесь случилось. Того, что я пережил.
  Одно воспоминание заставило мои руки дрожать, а дыхание сбиваться от нахлынувшего страха.
  Криор... о несчастный Криор... Сколько невинных было загублено здесь.
  Сколько мужчин, женщин, стариков и детей умерло тут, как ужасна была их смерть...
  - Ферокс, ты в порядке? - на мое плечо легла рука Раширы.
  - А! - вздрогнул я от неожиданности. Не заметил, как она подошла. - Все в порядке. Я в порядке.
  - Ты увере...?
  - Я в порядке! - повысил я голос.
  Девушка замолчала.
  - Извини, - вздохнул я. - Я не должен был кричать.
  - Мы скоро приедем...
  Она вернулась в вагон, а я еще некоторое время сидел на крыше и смотрел. Затем сам перенесся в купе. Остальные меня расспросами не беспокоили и не трогали, за что я был им сейчас крайне благодарен.
  За окнами закончились поля, и мы въехали в длинный туннель, освещаемый множеством фонарей, висящих вдоль пути с обеих сторон.
  Вскоре мы вышли из туннеля и попали на мост, который проходил над домами!
  Вид отсюда открывался просто невероятный.
  Темные дома, освещаемые множеством фонарей, напоминали собой ночной небосвод, с сияющими звездами и множеством разных созвездий. Город выглядел живым и густонаселенным, отстроенным и целым.
  Вскоре мы прибыли на вокзал, который выглядел в точности, как в Рамау.
  Я помню это место...
  Тут раньше был паб.
  Хорошее заведение, куда мы все любили наведаться после тяжелого дня. Там подавали неплохую выпивку, которая облегчала военные тяготы и помогала расслабиться. На варлоков она не действовала, так как весь дварфийский спирт шел на нужды лазарета, но и без того там была уютная атмосфера.
  Мы вышли из вокзала и оказались на Улице Ягодок. Длинная широкая улица, уходящая полукругом в два конца, очень широкая дорога, по которой ходили люди и ездили экипажи. Дома вдоль улицы все одинаковые, создающие образ монолитной черной стены, защищающей внутренние районы.
  Эта улица когда-то была усажена деревьями, тут росли цветы, и вообще это некогда был парк для влюбленных. Здесь можно было пройтись до забегаловки и отдохнуть от суеты внутренних районов. Орочьи катапульты сожгли эти места одними из первых, и некогда цветущая улица Ягодок превратилась в пепелище со сгоревшими трупами.
  Вокруг так много людей...
  Одетые в довольно необычные наряды темных оттенков, на голове у каждого какая-нибудь шляпа от круглых котелков до высоких цилиндров. Мужчины носили пиджаки, а дамы надевали пышные платья.
  Странно это наблюдать. Я будто в столицу Мортимию попал, в дворянский район, где каждый старается своим нарядом подчеркнуть свою значимость и важность. Тут тоже что-то подобное, но все будто подчинено некой моде и стилю, которого придерживаются все.
  Мы в наших костюмах ярко выделялись на общем фоне.
  Вокруг столько шума... люди болтают, слышится ржание лошадей и цокот копыт по мощеной дороге.
  Люди, эльфы, дварфы вокруг.
  Их так много.
  Идут себе спокойно, беззаботно и весело...
  Будто бы ничего не было...
  Будто бы все было лишь сном...
  Будто бы тот кошмар лишь привиделся нам...
  В следующий миг все для меня окрасилось в багряные оттенки!
  Лица окружающих исказили гримасы боли и ужаса!
  Кровь, кровь вокруг!
  Тишина... ужасная тишина, прерываемая стонами, криками и чавкающими звуками.
  - Ферокс, - на мое плечо легла рука.
  Резко оборачиваюсь и вижу человека со снятым лицом!
  - Уа! - отпрыгиваю от него.
  - Ты чего?! - спросил Эмиль.
  Наваждение резко прекратилось. Передо мной стоял удивленный Эмиль. Рашира с Зефирой также недоумевали от моего поведения.
  Я осмотрелся.
  Все резко прекратилось, никаких следов крови и смерти...
  - Ты в порядке?
  - Я в норме, - постарался успокоиться я. - Мне просто нужно немного побыть одному... Увидимся в гостинице.
  Блинк!
  Я исчез и появился на соседней крыше, а затем прыгнул вперед и еще раз, желая уйти как можно дальше оттуда.
  Стоя на крыше часовой башни, я смотрел на город ...
  Я помню пожары. Как горели дома, как сгорала мебель и плоть тех, кто застрял в зданиях. Я помню, как черный дым заволок небеса, словно мрачная вуаль смерти. Едкий дым, в котором было просто невозможно дышать и в котором ничего нельзя было увидеть...
  
  - Скорее! Через огонь!
  - А-а-а-а-а-а!
  Крики вокруг, запах горелой плоти и тянущиеся из дыма обугленные руки застрявших в огне тварей...
  
  Я помню кровь, стекающую вниз по улицам. Тела, разбросанные по тротуарам, кровь невинных жертв, разорванных на части, кости которых обгладывали мерзкие твари. Твари, которые некогда были людьми...
  
  - Помогите!
  - Нет!
  - Спасите! Они едят меня! А-а-а-а-а-а!
  
  Крики вновь зашумели в ушах!
  
  - Не бросай меня, Ферокс! Не бросай! Помоги!
  
  Дернул головой, пытаясь отогнать видение!
  Закрываю глаза и вижу тянущиеся ко мне руки моего друга, тело которого разрывают на части, с его лица стекает кровь, а из глаз ручьем текут слезы. Он плачет и умоляет меня спасти его, помочь ему.
  
  - Нет! Не надо! Ферокс! Я лишь слегка ранен! Это не они! Нет! Не убивай! НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!
  
  - Ребенок! Помогите! Там мой ребенок! Умоляю, не трогайте моего ребенка! - молодая женщина рыдает и пытается остановить нас. - Он не виноват! Остановитесь! А-а-а-а-а-а-а-а!!!!
  
  - Папа! Папа, пожалуйста! Очнись! Нам нужно бежать! Ско... А-а-а-а-а! Нет! Папа, что с тобой! Отпусти! Мне больно! АААААААААА!!!
  
  Они кричат! Они кричат в моей голове!
  Эти крики никак не замолкают!
  - Прекратите! Хватит! - закричал я, упал на колени, пытаясь прогнать эти воспоминания.
  Сколько невинных мне пришлось убить тогда! Какие ужасные вещи мы все совершали!
  Они до сих пор молят меня о пощаде.
  Они до сих пор кричат в моей голове. Они все еще там!
  Слезы сами потекли из моих глаз неостановимым потоком боли и горьких страданий, которые я испытал тогда.
  Открываю глаза и вижу огонь... Огонь...
  - Это я поджег город... - прошептал я. - Я сжег город и всех его жителей....
  
  ***
  
  - Ферокс! - крикнул Эмиль, но остановить друга уже было невозможно.
  Он исчез и переместился неизвестно куда.
  - Что это с ним? - нахмурилась Зефира.
  - Ферокс - один из тех, кто пережил 'Бойню Криора', - пояснила ей Рашира.
  Та не совсем поняла, что это значит, но задавать лишних слов не стала.
  - Его надо найти! - твердо решил маг.
  - Ты уверен? Он сейчас не в том состоянии, чтобы адекватно воспринимать реальность, - заметила амазонка. - Может, пусть погуляет пару часов, а потом вернется?
  - Ага, и куда именно он вернется? - фыркнул Эмиль. - Нет! Его надо найти. Иначе он может натворить дел. Идем!
  Спорить с ним, благо, никто не стал, а Рашира так сама хотела поскорее найти друга.
  Эмиль слышал о том, что произошло в этом городе. Ну, ему только рассказывали об этом, точных данных у парня не было. Говорят, тут какие-то твари завелись, и они поубивали всех жителей, но если раньше маг верил в подобное, то сейчас полностью опровергал эти утверждения.
  Ферокс не тот человек, которого могут напугать какие-то монстры, он сам порой страшнее многих из них, но сейчас он был именно напуган. А значит, то, что тут случилось, было в разы хуже и страшнее, чем может показаться. Такого страха и ужаса в глазах друга он никогда не видел.
  Этот вечно уверенный в себе, спокойный и рассудительный парень, который готов в одиночку выйти против толпы врагов, на какой-то миг действительно не узнал Эмиля. Он мог в таком состоянии сотворить непоправимое, а затем убежал.
  Именно поэтому Ферокса нужно найти и помочь ему. Он не знал, как и что нужно сделать, но чувствовал, что бросать друга сейчас ни в коем случае нельзя.
  Эмиль побежал вперед, в ту сторону, где он в воздухе увидел вспышку Блинка.
  Найти одного человека в таком большом городе непростая задача. Криор огромен. Он находится в большой скале, будто выточен в ней, и своей формой напоминает лестницу, где на каждой ступени располагается очередной район. Всего ступеней четыре, и станция рельсовика находится на втором.
  Ниже - выход к огромным городским воротам с высоченными стенами и бедные кварталы, которые сильнее всего пострадали во время войны, и их еще не успели восстановить. Так же там располагались кварталы мастеровых и несколько входов в шахты, да какие-то здания, из которых постоянно шел густой белый дым.
  Вторая ступень - торговый и жилой район, заодно и самым большой и населенный, тут находится несколько площадей и множество одинаковых зданий.
  На третьей ступени место занимают более дорогие дома, которые не по карману обычным горожанам, там же находятся и основные административные здания.
  Последняя ступень - самая маленькая и самая удаленная от возможных опасностей. Там располагаются дома знати, а также развлекательный район.
  Поговаривают, что есть и нулевой этаж, этакое подпольное место, наполненное запрещенными развлечениями и самыми опасными товарами Просторов Гигантов.
  Но это только то, что Эмиль читал о Криоре, да и то, информация частично устарела. Сейчас тут многое стало таким странным и необычным, что просто вводило в ступор.
  Сам Эмиль в своих светло-серых одеждах сильно выделялся на фоне костюмов местных в темных оттенках.
  Вот он встал перед развилкой, а куда дальше идти, не понятно.
  - Как ду... - он обернулся к девушкам, а их там не оказалось. - Оу...
  Несколько секунд он пялился в пустоту, осознавая, что поспешил и потерял остальных.
  - Незадача... - почесал он голову.
  Точнее, это он сам потерялся.
  Только прибыли в город, а все уже потерялись...
  Стоять на месте и ждать нет смысла. Надо продолжать поиски.
  Вот на крыше часовой башни он увидел вспышку и помчался в ту сторону, хотя прекрасно понимал, что вряд ли догонит. Но останавливаться не стал. Он просто не мог спокойно стоять, зная, что его друг сейчас в таком состоянии.
  - Нет! - услышал он недалеко от себя.
  Это был женский голос!
  - Не трогайте меня, - вновь послышалось из переулка.
  Эмиль спешил, но просто так пройти мимо чьих-то криков ему воспитание не позволяло. У парня был отличный слух благодаря гравюре Физическое Укрепление, потому ничего удивительного, что он один услышал чужой голос.
  Поняв, что делать нечего, он пошел в переулок, желая узнать, что там происходит.
  А происходило там то, чего Эмиль терпеть не мог.
  Пятеро крупных мужиков прижали к стене какую-то невысокую девушку. Стройная девица маленького роста, одетая в белый балахон монахини, дрожала в окружении этих уродов. Те же с предвкушающими ухмылками окружили ее и сейчас собирались надругаться над ней. Парочка уже разбиралась с застежками на поясах.
  Такого настоящий аристократ вынести не мог и потому решил спасти девушку.
  - А ну отпустите ее! - вышел вперед Эмиль. - Я не позволю вам тронуть невинную леди!
  Да, смотрится глупо, так как такие речи обычно какие-то идиоты в книжках говорят, но на то и был расчёт. Его посчитают дураком и всерьез не воспримут. То, что они испугаются и убегут, он даже не рассматривал как вариант. Слишком уж были красноречивы у них рожи.
  Насильники обернулись и явно не были рады новому гостю.
  - Вали отсюда, пацан, если жизнь дорога, - достал один из них нож.
  Остальные тоже вооружились, но аристократ даже не шелохнулся.
  - Я уже сказал все! Убирайтесь, пока целы! - нагло провоцировал их Эмиль.
  Пусть перед ним и были откровенные недоумки, которых победить никакой сложности не составит, но девушка может пострадать, потому их нужно привлечь к себе и дать девице шанс убежать.
  - Нет! Беги, скорее! Они убьют тебя! - крикнула ему эта невысокая девушка, дрожа в окружении этих уродов.
  Настоящая монахиня, которая больше думает о других, чем о себе, и потому бросить ее в беде он просто не мог.
  - А ну заткнись! - рыкнул на нее самый здоровый насильник и замахнулся рукой, а та сжалась от страха при виде опасности. Бить ее не стали, но запугали сильно.
  Терпеть подобное Неоран не собирался.
  К нему подлетел один из головорезов с ножом, но Эмиль легко выбил у него из руки оружие, а затем всадил свой нож в его спину.
  Второй тут же попытался напасть со спины, но Эмиль легко увернулся, а затем дунул в ему лицо воздухом... Который был сильно охлажден и моментально обморозил ему лицо!
  - А-а-а! - закричал этот тип.
  - Колдун! - испугались остальные.
  Эмиль надеялся, что небольшая демонстрация заставит их бежать, но все вышло гораздо хуже.
  Самый главный схватил девицу и, приставив ей к шее кинжал, закрылся ей, а остальные двое стали рядом.
  - Не двигайся, колдун, или девка испачкает переулок своей кровью! - пригрозил главный урод.
  Ситуация вышла патовая. Девушка теперь окончательно в плену, а Эмиль был не уверен, что успеет метнуть сосульку, раньше, чем девицу убьют.
  - Похоже, по-хорошему вы не хотите, - помрачнел парень и стал концентрироваться.
  Сейчас он продумывал план спасения. Например, создать ледяное копье прямо под ногами этого гада и насадить его, но дело требовало точного расчета, иначе девушка могла пострадать.
  - Сейчас ты поплатишься за то, что сделал с нашими корешами, колдун! - усмехнулся один из бандитов, стоящих рядом с главарем.
  - Хорошие ботиночки. Что затих, в штаны наложил от страха?!
  Но их треп Эмиль не слушал, так как был полностью поглощен расчётом. Точное воздействие магией - вещь весьма сложная. Даже, когда он вел 'переговоры', пусть и выглядело просто, на деле было весьма сложным расчётом. Ему тогда повезло, что враги стояли весьма удобно и не ожидали атаки, сейчас же урод вполне может успеть среагировать и поставить девицу под удар.
  Все решают секунды...
  - Вы просто жалкая кучка придурков, - послышался уже спокойный женский голос. Сказала это, как ни странно, пленница.
  В следующий миг произошло что-то невероятное.
  Эта невысокая девушка, схватив руки главаря, удерживающие ее, резко извернулась и влетела двумя ногами прямо в его рожу. Два сапога с низкими металлическими каблуками попали точно в лицо насильнику, ломая ему нос и выбивая зубы!
  Удар оказался настолько силен, что бандита просто отбросило в стену, а девица, оттолкнувшись ногами от его головы, прыгнула на следующего.
  Она пролетела над головой второго разбойника и успела накинуть ему на шею какую-то нитку или, скорее, стальную струну, а затем повисла за его спиной, моментально удушая урода.
  Третий, быстро придя в себя, попытался спасти товарища и ударить девушку, но та отпустила руки и избежала атаки, а удар пришелся на спину его друга.
  Дальше последовал мощнейший удар острым носком сапога в пах насильника, разбивая все его мечты о веселом времяпрепровождении с девушками на всю оставшуюся жизнь. После девица схватила его за голову и впечатала свое колено в его нос.
  Все трое бандитов упали почти одновременно и уже вряд ли могли оказать хоть какое-то сопротивление.
  - Фух, - вытерла она пот. - А теперь я буду бить тебя!
  - А! Погоди! Это еще почему? - офигел Эмиль,
  - Я этих болванов два дня выслеживала, заманила в ловушку и собиралась расправиться! За головы этих пятерых дают неплохую награду, а тут влез какой-то 'герой' и чуть не запорол мне все дело! - прорычала она.
  Девушка скинула с себя балахон, под которым красовалась вполне себе обычная одежда. Остроносые сапожки на низком каблуке, коричневые штаны, белая рубаха и жилетка с множеством карманов.
  Но не это удивило мага, а именно сама девушка.
  В ней явно было что-то не так.
  Начать стоит с того, что эта девушка была ростом где-то полтора метра, если не меньше, но при этом не была похожа на человека, и уж тем более на дварфа. Коренастая девица с неплохой фигурой, которую не скрывала даже мужская одежда, с небольшой грудью и широкими бедрами. Сама дамочка была короткостриженной блондинкой с острыми чертами лица. Не сказать, что она была писаной красавицей, но в ней странным образом сочетались необычные черты лица, делающие ее вполне себе симпатичной. На лице имелось несколько тонких шрамов, но те не особо бросались в глаза, да и было в ней что-то эльфийское, что делало ее привлекательной. Но больше всего выделялись уши незнакомки. Они были большими, заостренными и необычной формы. Такие обычно эльфам в книжках рисуют, чтобы подчеркнуть их особенность тела, но у нее такое имелось и смотрелось весьма органично.
  - Че уставился? - нахмурилась девица. - По роже захотел?!
  - Эм... нет! Стоп! Погоди! Ты кто?! И почему ты охотилась на них? И вообще что происходит? - запутался парень в вопросах.
  - Звать меня Лил, а тут живу, в Криоре, ну и подрабатываю, ловя всякий сброд и сдавая его страже, а ты чуть было не помешал моей операции, - сердито смотрела на него снизу эта девушка. - Если бы тут прихлопнули аристократа, да еще и мага, мне бы потом капитан стражи устроил разнос, что людей опасности подвергаю.
  - Мда... - только и мог сказать маг. - Ладно, мне пора...
  Он уже думал уйти, как эта Лил его окликнула.
  - Стоять! - повысила она голос, и тон у нее был явно не терпящий возражений. - Ты вмешался, значит поможешь мне! Бери этих двоих и потащили баракам стражи!
  - Но...
  - Не обсуждается, колдунчик! - сказала, как отрезала. - Работай!
  Спорить было бессмысленно, а поскольку он все равно потерял след, то решил не испытывать судьбу. Эта мелкая за пару секунд избила троих крупных мужиков.
  Эмиль взял за руки двоих, а Лил потянула сразу троих, причем вообще без каких-либо трудностей, будто они мешками с пухом были.
  Она уверенно повела его вперед, волоча за спиной прибитых насильников, смело шагая по главной улице, пачкая ее кровью. Какой-то мужчина думал высказать ей, что он думает о таких, но одного хмурого взгляда девицы хватило, чтобы тот не решиться испытывать судьбу.
  Их небольшая процессия быстро стала центром внимания. И местные провожали Эмиля сочувствующими взглядами, явно понимая, что он попал, но спасти его уже невозможно.
  Идти, благо, пришлось недалеко, вскоре показались бараки стражи. Несколько стражников, увидев их, только тяжело вздохнули и не стали даже внимания обращать. Видать, Лил тут постоянный гость.
  Дальше, оставив парня на улице с телами, она пошла договариваться.
  Из здания слышался отборный дварфийский мат и звуки ломающихся вещей.
  - Башёргхт - прозвучал чей-то сильный голос. - Беклопт, итч хаб видер! (Сумасшедшая! Ты опять устроила беспорядки!)
  - Алт Зейге! - не менее громкий голос был и у девушки. - Фраган за фар зир! (Старый козел! Они сами напросились!)
  И далее в таком духе.
  Эмиль уже начал жалеть, что в свое время выучил язык подгорного народа. Казалось, дварфы не умеют говорить спокойно и только ругаются порой. Книжка по дварфийским ругательствам была толще, чем их разговорник. И вот сейчас Эмиль во всей красе слушал эти монологи и словесные обороты, и уши у него просто вяли.
  Вскоре Лил вышла из здания стражи, что-то бурча себе под нос, держа в руках небольшой мешочек.
  - Старый баран, зажал половину! - рычала она. - Идем!
  Тела забрали, а Эмиль пошел следом за девицей.
  - Мда, - посмотрела она на мешочек, затем залезла в него и достала часть. - Это твоя доля.
  - Моя?
  - Ты завалил двоих, так что я отдаю тебе причитающееся, - сказала она, протягивая монеты. Видно было, что делиться ей не хочется, но гордость не позволяет взять чужое.
  - А тут точно все причитающиеся деньги? - засомневался парень.
  - Да, как ты смеешь сомневаться! - возмутилась девушка. - Воины Клана Крушащей Длани никогда не обманывают и не лгут! Я не потерплю такого отношения!
  - Ладно-ладно, успокойся, - пошел он на попятную. - Но погоди, ты не очень-то похожа на дварфа.
  Девушка закусила нижнюю губу и отвернулась.
  Эмиль почувствовал себя несколько неловко. Мало того, что он засомневался в ее честности, так еще и, похоже, наступил на больную мозоль. Она действительно на дварфа не похожа, но, похоже, в дварфийском клане состоит, и непохожесть ее сильно напрягает.
  - Прости, - сказал Эмиль. - Я не хотел тебя обидеть.
  - Ничего, - буркнула она. - Я привыкла.
  Девушка о чем-то задумалась, а парень не знал, как бы сейчас сменить тему.
  - Эмиль! Вот ты где! - послышалось рядом.
  К нему приближались Рашира и Зефира.
  Обе слегка запыхались, явно оббежали немало, но все же нашли его.
  - Ты чего улетел вперед?! Мы тебя еле нашли! - сердилась эльфийка.
  - Эм-м-м-м... ну...
  - Твой боевой гарем подоспел, колдунчик? - усмехнулась Лил, чем привлекла к себе внимание.
  Зефира посмотрела на невысокую девушку сверху-вниз и фыркнула.
  - Это что такое? - спросила амазонка.
  - Вау! - воскликнула Рашира. Она подскочила к Лиле и стала ее осматривать. - Это же двельф! Настоящий двельф! Я впервые в жизни вижу двельфа!
  - А? Двельф? Это что? - не поняла Зефира.
  - Ребенок от эльфа и дварфа, - коротко пояснила южанка.
  После этих слов Эмиль вспомнил, где слышал это раньше, и теперь по-иному посмотрел на свою новую знакомую.
  Двельфы - плод любви эльфа и дварфа, самый редкий вид полукровок в мире, даже полуорки чаще встречаются, чем двельфы.
  Теперь ему стало ясно, что его так смутило в этой девушке. По росту она походила на дварфа, разве что немного выше, но телосложение у нее эльфийское. Да и, как и все эльфы, она весьма симпатичная, ведь среди эльфов уродов просто не бывает, сама природа этой расы делает их красивыми.
  - И почему это такая редкость? - не особо понимая, спросила амазонка.
  - Ребенок от эльфа и дварфа нормальным родится не может, - мрачно сказала Лил. - Все дети от такого сочетания рождаются с физическими или умственными отклонениями, которые невозможно обратить даже магией жизни.
  Да, это так.
  Почему-то ребенок от человека и эльфа, или человека и дварфа, да даже человека и орка, вполне возможен и бывает, а вот нормальных потомков этих двух рас просто не появляется. Дети, рождающиеся от такого союза, имеют какие-то странные проблемы с телом. Они или ходить не умеют, или руки разных размеров получаются, или мозг недоразвит, и много проблем с магией. Как бы эльфы и дварфы ни пытались понять, в чем причина их несочетаемости, но пока результатов никаких нет. Дети от такого брака почти невозможны...
  - Погоди! Но ты как-то не похожа на кого-то с проблемами в теле, - засомневался Эмиль.
  - А я как раз исключение, - фыркнула Лил. - Да, отвали ты!
  Оттолкнула осматривающую ее Рашишу. Она уже лапать начала ее, уши трогала и щеки трепала. Такое реально может разозлить, а учитывая силу, которой она владеет, ее как-то боязно бесить.
  - Все ведь не так просто?
  - А вас это не касается, - фыркнула она. - Вы вообще куда-то спешили?
  - Ах да! - вспомнила южанка. - Надо найти его! Ты видел, в какую сторону он направился?
  - Нет, его след я потерял, - погрустнел маг. - Придется искать.
  - А нет ли у тебя какого заклинания или обряда, ты же шаман? - спросила Зефира.
  - Боюсь, поисковые чары не мой профиль, - развел он руками.
  - Если вы кого-то потеряли, обратитесь в стражу. Если его найдут, то вам дадут знать, - спокойно сказала двельфийка.
  - Не пойдет, он сейчас не в том состоянии, чтобы окружающих адекватно воспринимать. Нужно найти его немедленно и...
  - Он что, травы зеленой накурился или что?
  - Нет. Он просто пережил тут бойню! - чуть разозлился Эмиль.
  Ему было неприятно, что его друга считают наркоманом, пусть это и был логичный вывод, исходя из их слов, но все сейчас были несколько на нервах, и было не до шуток.
  - Тогда идите на главную площадь, - сказала Лил, указывая в сторону третьей ступени. - Всех, кто был тут, тянет туда...
  - Туда? Почему? - удивились она.
  Лил спокойно посмотрела Эмилю в глаза, и взгляд ее был красноречивее всяких слов.
  Страх, боль и ужас, читались в них. То же самое, что было и в глазах Ферокса.
  - Нас всех тянет туда... - прошептала она. - Я вас провожу...
  Переглянувшись, они пошли за ней. Девушка шла небыстро, спокойно проходя сквозь толпу, но, несмотря на невысокий рост, потерять ее из виду было сложно.
  - Что тут произошло? - решилась спросить Рашира. - Что случилось в Криоре в тот день?
  Двельфийка резко остановилась.
  Она просто встала посреди улицы, но столкнуть ее с ног оказалось невозможным для прохожих. Кто-то, не заметив, налетел на нее, но она даже не обратила внимания на то, что в нее врезались, а одного взгляда хватило человеку, чтобы он не захотел связываться с двельфийкой.
  - Живые мертвецы, - ответила она.
  - Нежить? - удивился Эмиль. Он не так давно видел нежить. Те вурдалаки были страшными и ужасными, они именно внушали жуть, но Ферокс тогда не сильно на них среагировал. Не было похоже, что он их сильно боится. - Что-то я сомневаюсь.
  - Нежить ведь разная бывает, - пожала плечами Рашира. - Могли что-то страшное подкинуть.
  - Орки - известные шаманы запретных искусств, так что точно сделали что-то гадкое, - нахмурилась амазонка. - Те девы, кто сражались с ними, рассказывали, как омерзительны и безумны эти твари. Потому мертвых они могли поднять страшных. Я слышала об оживших костях и их страшных деяниях.
  - Нет, - сказала Лил. - Те, кто бушевали тут, не были нежитью.... Они были именно живыми... но уже мертвыми...
  - Но ты же сказала...
  - Эти твари были живыми... - она повернулась, и все смогли увидеть глубину того ужаса, что эта невысокая девушка когда-то пережила. - Здесь прошла Болезнь Живой Смерти, но вы, скорее всего, слышали ее под другим названием... Чума Зомби...
  
  
  
  
  Глава 17. Болезнь Живой Смерти.
  
  
  Падаю на землю и пытаюсь отдышаться.
  Приземляюсь не очень удачно...
  Видения опять рядом. Они вокруг меня. Они пытаются меня поглотить!
  Они везде!
  
  - Не бросай меня!
  - Почему ты не спас меня!
  - Ты бросил нас умирать.
  - Как ты мог...
  - Убей меня, малыш. Иного выхода нет...
  
  Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть! Смерть!
  
  - Хватит... - застонал я. - Прекратите... Умоляю...
  Но крики не стихали в моей голове.
  Я бился кулаками о землю, кроша камень, разбивая кулаки в кровь, но шум никак не унимался...
  Они все еще умирают в моей голове...
  Они все еще мучают меня и продолжают звать...
  Все произошедшее навсегда отразилось в нас.
  Но то, что случилось, никто не мог предугадать...
  
  ***
  
  22 декабря 3957 год. Криор.
  
  Орки уже который год осаждали сей могучий город. Огромные стены, выточенные из гранита, делали прорыв просто нереальным, а высокое содержание магических руд в горах мешало магии шаманов.
  Город горел десятки раз, но вновь и вновь отстраивался и был восстановлен. Лишь копоть от вечных огней пропитала стены, сделав их угольно-черными, как и все внутри.
  Возможно, только потому, что Центору не волновал Криор, он так долго и держался, а орочья армия всеми силами пыталась его взять.
  Они пробовали разные подходы, разные возможности и разные планы, но ничего не помогало. Город был самодостаточным, умереть от голода его жители не могли благодаря дварфийским грибницам. Проблем с ресурсами и материалом город также не испытывал, потому как активно помогали эльфы. Поговаривают, что даже подпольные воротилы теневого мира оказывали незримую поддержку защитникам, снабжая их контрабандными товарами и редкими артефактами. Город с момента основания всегда был отличным местом для магов и целителей, потому нехватки в магической поддержке он никогда не испытывал. Благодаря дирижаблям жители города всегда могли получить поддержку и подмогу извне.
  У орков были корабли, но летать они не могли, а те редкие воздушные элементали, которых удавалось призвать, были ослаблены магической рудой.
  Так город и стоял, монолитный и нерушимый, он стал символом для всего Мортема, как непоколебимая крепость в стане врага.
  Непобедимый Криор, Гигант Мортема, как только ни называли это место, и оно заслуживало своей славы.
  Орки были в основном тупыми и дикими тварями, безумными, кровожадными и по большей части безмозглыми. И именно в те годы, когда влияние Центоры начало ослабевать, и случилось то, что стало самой страшной катастрофой за всю историю войны.
  Военный Вождь орков Мрджатк Черная Рука был известным шаманом смерти. Таких боялись и уважали все орки. Он был одним из самых коварных и зловещих предводителей Святой Армии Орков.
  И будто бы это была насмешка судьбы, у него было то, что могло повернуть ход сражения.
  Когда-то давно его далекий предшественник, будучи еще молодым, нашел странную пещеру, оставленную древними. Там в его руки попал один артефакт, который он взял себе. Орк не знал, что это, но будучи способным прорицателем, он сумел узреть смерть, что нес этот маленький стеклянный шарик, наполненный бесцветной жидкостью. Он ужаснулся страшной мощи этой вещи, но все же забрал ее с собой и из поколения в поколение среди шаманов их клана передавался этот шарик с предостережением....
  И вот, смотря на нерушимый город, Мрджатк решил использовать это.
  Несмотря на всю кажущуюся тупость, шаманы орков никогда не были идиотами. Они могли многого не знать, могли быть недалекими или просто невеждами, могли выглядеть нелепо и глупо, но они никогда не были идиотами.
  Мрджатк приказал катапультам обстреливать город трупами в течение недели.
  Со стороны это выглядело как банальная попытка начать распространение болезни в городе, но целители всегда могли распознать заразу и ликвидировать ее еще до того, как она кого-то заразит. Жизнь в Просторах Гигантов всех научила перестраховываться и действовать наверняка.
  Но Мрджатк знал, о чем думают люди, потому и позволил им думать о себе как об очередном дураке, у которого много власти.
  А пока город оставался в неведении о предстоящей угрозе, Мрджатк опрыскал несколько трупов этой бесцветной жидкостью, перед тем как отправить их в город....
  Целители всегда могли чувствовать болезни и вирусы, какие только существуют. Но основной специализацией военных лекарей были больше физические повреждения. Но даже будь все иначе, они никогда бы не смогли заметить этой болезни. Только последователи Храма Возрождения, древней школы огненных целителей, прозванных Фениксами, могли заметить этот ужасный вирус, который, казалось бы, уже многие сотни лет не подавал даже намека на то, что он еще существует. Но, к сожалению, ни одного из них не было в Криоре в тот день.
  И вот, подходя к очередным телам и осматривая их, они, сами того не осознавая, заражались самой страшной болезнью во всем мире.
  Болезнь Живой Смерти, или как ее еще называют, Чума Зомби...
  
  Вопреки суждению обычных людей, зомби - это не нежить и общего с ней почти ничего не имеют.
  Никому неизвестно, кто именно создал эту болезнь. Некоторые уверены, что ее вывел Темный Владыка Джулинор, но, по записям Храма Возрождения, вспышки этой Чумы бывали еще в античные времена. Но тогда на подобное быстро реагировали драконы и просто стирали зараженные территории, не оставляя вирусу даже шанса на выживание.
  Но предугадать подобный исход вряд ли кто-то мог.
  Хотя Оракул могла бы предсказать, что такое случится, но с начала войны предсказатели и сама Оракул лишь хранили молчание.
  Однако то, что случилось, уже нельзя было остановить....
  
  - Доктор, как она? - к врачу подскочила молодая женщина. Красные глаза и мешки под глазами четко показывали, что несчастная прорыдала всю ночь, не отходя от кроватки.
  - У нее просто жар, все в порядке, - улыбнулся доктор. Он старался выглядеть уверенным, чтобы не расстраивать несчастную. - Я не обнаружил следов чего-то опасного, так что все это временно.
  Он улыбался, но внутри доктор был сильно напряжен. По всем признакам у девочки был просто грипп, но интуиция говорила врачу, что все куда сложнее. Все это дело рук орков, но что они сотворили, понять решительно невозможно. Его медицинских и магических сил было просто недостаточно, чтобы понять, чем именно болен ребенок. Но, чтобы это ни было, оно развивается очень быстро.
  Сейчас он хотел как можно быстрее добраться до штаба и организовать карантин.
  - Ох, спасибо вам, доктор, - облегченно улыбнулась женщина. Ее единственный ребенок приболел ночью, а врач смог прийти только утром. Но благо он уже сказал, что все в порядке.
  - Будьте с ней рядом, - сказал врач и, дав пару указаний по уходу, он ушел.
  Женщина же пришла в комнату к дочери и присела рядом с ней.
  Маленькая девочка лежала в кровати, укутанная несколькими одеялами, и тяжело дышала. У нее был сильный жар, и голова постоянно болела, несмотря на лекарства. Капилляры глазных яблок полопались, окрасив их в красный цвет, а постоянный рваный кашель заставлял волноваться.
  - Мамочка... - простонала малышка.
  - Все в порядке, милая, - улыбнулась женщина. - Скоро все пройдет...
  И она была права.
  Осталось недолго...
  
  Эта чума была творением поистине гениального ученого, а то, что природа ее происхождения искусственна, и сомневаться не стоит. Быть может, эту болезнь и смогли бы обнаружить еще на ранних стадиях развития, но беда в том, что болезнь имела не только биологические, но и магические последствия. Она несла в себе частичку энергии Хаоса....
  Хаос - самая сложная и непостижимая сила в мире. Она не относится к чему-то конкретному и может быть всем сразу и ничем одновременно. Особым свойством Хаоса всегда было 'нарушение законов и искривление правил мироздания'. Магов Хаоса никогда не было среди смертных, так как эта страшная сила всегда приводила к мутациям и необратимым изменениям в теле и душе тех, кто пытался практиковать ее.
  Вирус Зомби развивается поначалу как обычный грипп. Высокая температура, кашель и слабость по всему телу. Зараженному просто становилось нехорошо, и ни у кого данный факт не вызывал опасений. Затем начинались сильные головные боли, когда энергия хаоса начинала влиять и постепенно убивать мозг зараженного.
  
  - Мама, моим пальчикам холодно, - сказала девочка.
  Женщина вытащила из-под одеяла руки и ужаснулась!
  Пальцы дочери почернели! То же самое было и на пальцах ног!
  - 'Доктор ничего не сказал про это!' - испугалась она, пытаясь успокоиться и убедить себя, что все в порядке.
  
  Вторая стадия развития болезни.
  Состав крови зараженного начал меняться, из-за чего та становилась густой. От этого в пальцах появлялись заторы в кровотоке, что приводило к гангрене. Энергия хаоса не давала полностью терять подвижность конечностей, но чувствительность начинала пропадать.
  Также из-за этого сквозь кожу становились видны вены, будто тело покрывала какая-то черная сетка.
  
  - Мне холодно, - заплакала маленькая.
  
  Следующая стадия заключалась в воздействии на нервную систему, и человек вообще терял чувствительность. Тело все еще слушалось его, но ощутить тепло, холод или даже боль было уже невозможно.
  
  Мать взяла дочку за руки и пыталась согреть их. Женщина не понимала, что происходит, но чувствовала своим сердцем, что все очень плохо. Она плакала, держа своего ребенка, и молила всех богов, чтобы ее дитя было излечено.
  - Мама... мама... мама... - шептали сухие и потрескавшиеся губы ребенка, а из красных глазок текли слезы.
  
  Мозг постепенно умирал, но его частичная функциональность поддерживалась энергией хаоса. Сердце замедляло свой стук, но все еще продолжало прогонять густую кровь по венам, как бы тяжело это ни было.
  Будь тут целители из Храма Возрождения, они бы смогли вылечить эту болезнь еще на ранней стадии, но, увы, никто не мог предугадать, что уже, казалось бы, забытый вирус вновь вернется здесь и сейчас.
  
  - Ма... - девочка не договорила и резко оборвалась...
  Ее глаза, не моргая, смотрели в потолок...
  - Не-е-е-е-ет! - закричала от горя женщина и обняла тело ее умершей дочери.
  Она ревела от неумолимой боли в душе, от потери своей семьи. Сначала не стало мужа, а теперь и того единственного, что у нее осталось. Если бы она только знала, что случится, то никогда бы не отпускала от себя ребенка. Но, помогая в лазарете, она и предположить не могла, что ее дочь придет к ней и заразится.
  В этот момент сознание ребенка окончательно умерло, но душа все еще была заперта внутри этой оболочки...
  Неожиданно девочка будто проснулась и посмотрела на маму.
  - О боги! - не веря своим глазам, улыбнулась женщина.
  Ее дочка только что ожила!
  - Боги услышали меня! - обрадовалась она...
  И тут ребенок неожиданно укусил ее за руку!
  - А-а-а-а-а-а-а! - закричала женщина, когда маленькие зубки с невероятной силой впились в ее пальцы и начали их откусывать. Челюсти ребенка перекусили кости и оторвали плоть от руки матери.
  Получив свободу, женщина отползла, держась за окровавленную руку, а в это время то, что еще недавно было ее дочерью, жевало ее откусанные пальцы.
  Красные глаза ребенка начали слабо светиться красным светом магии хаоса. Лицо будто потрескалось, как фарфоровая маска, а кровь и слюни стекали по подбородку на кровать.
  
  Чума Зомби не убивает своих жертв. Она заставляет тела мутировать, мозг частично умирает, остаются только основные двигательные функции и низменные инстинкты. Тело начинает работать на полную мощь, а потому потребление энергии становится колоссальным, из-за чего начинается невыносимый голод. Душа, что все еще удерживается внутри энергией хаоса, все еще поддерживает существование постепенно умирающей плоти.
  Но, так или иначе, тварь все еще жива!
  
  - Доченька... - простонала женщина, смотря, как эта тварь поднимается с кровати и идет на нее. - Это же я - твоя мама!
  Но, чего бы ни хотела душа, она уже ничего не могла сделать. Зомби чужды не только чувства, но даже мысли.
  Услышав крики, в комнату ворвались стражники!
  - Что тут происходит?! - спросил один из них.
  Перед ними предстала страшная картина.
  Девочка с окровавленным ртом медленно приближалась к лежащей у стены матери, которая держалась за раненую руку.
  Не нужно быть особо умным, чтобы понять, что тут что-то так.
  - Гаааа! - замычала девочка и кинулась на стражу.
  С невероятной силой и скоростью она накинулась на одного и впилась зубами в его лицо. Остальные двое, быстро выйдя из ступора, попытались отцепить ребенка, но это удалось сделать с огромным трудом. Сил у такой маленькой девочки оказалось на удивление много!
  - Яааааа! Кхааа! - кричала тварь, пытаясь вырваться и убить всех, но крупный мужчина крепко держал это создание, пока второй оттаскивал раненого друга, у которого откусили нос и верхнюю губу.
  С большим трудом и пережив несколько очень болезненных укусов, но им все же удалось скрутить тварь и сковать ее цепями.
  То, что некогда было обычным ребенком, сейчас оказалось приковано к стене, и пыталась напасть на них, но цепи держали крепко.
  В дом вошли еще люди и врач, и стал оказывать помощь раненым. Женщине перебинтовали руку и сумели остановить кровотечение, а того, чье лицо было обглодано, унесли в лазарет.
  Сама мать смотрела на то, во что превратилась ее дочь, и не могла поверить. Ее голова просто кипела от ужаса и обилия мыслей. Быть может, если бы не стресс, она бы заметила неладное в себе.
  - Вы как? - спросил молодой целитель.
  - Жива... что с ней?
  - Я не знаю, - покачал головой целитель, смотря на буйствующую тварь. - Но что-то странное творится по всему городу. Странные нападения и пропажа людей. Сейчас уже докладывают в штаб.
  Молодой целитель отвлекся, смотря на девочку, наблюдая, как та мало помалу начала меняться. В ее теле из-за влияния Хаоса стали происходить мутации, делавшие ее сильнее и еще опасней. Голод и безумие усиливались, и скоро уже даже эти цепи не смогут удерживать ее.
  Если бы он в этот момент обернулся, то увидел, что с женщиной что-то не так.
  
  Чума Зомби передается при попадании физиологических жидкостей зомби в кровь, а потому все, кто был укушен, уже заразились.
  Но основная беда в том, что когда вирус входит в силу у первого зараженного и 'просыпается', то скорость трансформации новых больных увеличивается. Если первому зараженному нужно несколько часов на обращение, то последующие меняются довольно быстро.
  
  В следующий миг женщина накинулась на целителя и впилась зубами в его горло!
  - ААААААААААААА!!! - закричал он, когда его раздирали и ели живьем, но ничего уже сделать он не мог.
  К нему тут же бросились на помощь, но маленькая тварь порвала цепи и напала со спины. Стражники даже не успели достать оружие, как были убиты.
  Затем на улице тоже послышались крики.
  Укушенные стражники набросились на тех, кто был рядом.
  В других концах города тоже началось настоящее безумие...
  Если бы кто-то мог, то он наверняка бы услышал хрюкающий хохот орочьего шамана...
  
  ***
  
  - Ну и жуть, - побледнел Эмиль.
  Он всяких кошмаров в свое время начитался, но такого ему никогда слышать еще не доводилось. Нежить, недавно увиденная им, даже в подметки не годилась этому ужасу.
  Раширу и Зефиру вообще тошнило. Лил, не стесняясь, в подробностях рассказывала, как все это началось. Она в деталях описывала, что тогда случилось, и от этого становилось особенно неприятно.
  - Чума распространилась довольно быстро, - говорила двельфийка, не оборачиваясь и идя вперед. - Орки сделали несколько эпицентров, потому изолировать зараженные зоны было невозможно.
  - А как отреагировали защитники?
  - Как могли....
  
  
  ***
  
  - Держите оборону! Не давайте тварям прорваться! - кричал командир.
  Возведенные баррикады сдерживали волны тварей, некогда бывших людьми. Стрелы и арбалетные болты стальным дождем обрушивались на врагов. Да, зомби не чувствуют боли, но они все же живые твари, потому кое-какой вред такие атаки им все же наносят. Маги пытались отталкивать тех, кто приближался слишком близко и поливали тварей огнем и льдом, но силы волшебников были не безграничны.
  Всего за несколько часов чума распространилась на весь город. Те, кого укусили, довольно быстро начали превращаться в зомби и нападать на окружающих. Кошмару, что царил вокруг, не было конца и края.
  Физические и психологические силы защищающихся стремительно таяли. Бешеная толпа, что не щадит ни врага, ни себя, бросалась на копья и штыки, но все равно тянулась к своим жертвам, попутно лишаясь кусков плоти и конечностей. Загустевшая кровь неохотно покидала тела монстров, но от количества трупов улицы просто захлестнуло реками крови. Дома, земля и все вокруг окрасилось багровым цветом.
  И это был только полдень...
  - Скорее! Грузитесь в дирижабль! - подгонял людей командир.
  Гражданские, кто уцелел, сейчас садились в дирижабли и улетали из города. Но, перед тем как пропускать людей, их следовало проверить на наличие заразы. Пусть обнаружить болезнь внутри довольно нелегко, но теперь вирус распространялся исключительно от укуса и всех, у кого были свежие раны или кто был измазан в крови зомби, сразу же убивали.
  Да, жестоко. Да, ужасно.
  Но в такой ситуации у командира оставшихся солдат просто не было выбора.
  Стальные Быки с трудом держали оборону. Даже их невероятной силы было недостаточно, да и в городе на тот момент их было не так много, а половина погибла в первые же часы. Благо, варлоки не могли заразиться из-за своего невероятного иммунитета, но это не значит, что они были неуязвимы. Они тоже могли устать, их тоже могли завалить толпой, и они так же могли сойти с ума от происходящего ужаса.
  Те Рычащие Псы, что были в городе, сейчас отвлекали внимание части врагов, носясь повсюду, заставляя зомби преследовать их.
  Единицы Ревущих Львов, кто остался в живых, потратили все силы на поддержку воинов, и уже были вывезены на одном из дирижаблей.
  Даже маги были ограничены в своих возможностях. Они делали, что могли, защищали, атаковали, лечили и поддерживали остальных.
  Пространственные маги не могли никого перенести из города. Орочьи шаманы вносили помехи в их заклинания и не давали бежать.
  Несколько государственных некромантов смогли благодаря Псам добраться до нижнего яруса. Там они принесли себя в жертву и создали Некрополь, область смерти, вокруг которой начали подниматься мертвецы. Нежить начала нападать на зараженных, и внизу началась ужасная война тварей, которая продолжалась уже несколько часов.
  Но с каждым часом ситуация становилась все хуже.
  Силы защитников таяли, а зомби, поедая и убивая, становились сильнее. Энергия Хаоса заставляла плоть мутировать. Несколько тел зомби срослись друг с другом, став Мясным Големом, и попытались прорваться, но были остановлены Быками. Еще одна бесформенная масса плоти пробовала поглотить всех, но маги сожгли заразу до того, как она хоть что-то успела сделать.
  Но ужас на этом не закончился.
  Защищающимся и так было нелегко сдерживать натиск безумных тварей, выглядящих, как люди, как эльфы, как дварфы, как женщины и маленькие дети, но разум их подвергался еще одной атаке.
  - Не надо...
  - Помо...ги...
  - Мама....
  - Не бросай...
  Зомби говорили...
  Точнее, они мычали и стонали, иногда их звуки складывались во что-то осмысленное, но вряд ли они даже понимали, что несли.
  Вот только это понимали защитники. Они слышали и не могли не слышать.
  Неизвестно, случаен ли этот эффект от Чумы или тот, кто создал болезнь, осмысленно добавил эту функцию, но психологическое давление было просто ужасным.
  Доходило до того, что некоторые солдаты, даже из варлоков, просто сходили с ума. Они кричали, ревели и молили прекратить все это. Промедление делало их легкой мишенью для тварей, потому многие и умирали так, отдавшись чудовищам на съедение. Некоторые солдаты кончали с собой или рвали собственную плоть, желая заглушить голоса.
  Нужно было поторопиться.
  Маги могли ударить заклинанием, оттолкнув врагов, что позволило бы бойцам на передовой отступить и загрузиться на дирижабли, но гражданских пока было слишком много.
  - Нет! Мой ребенок не заражен! Поверьте! - умолял солдат мужчина, держа на руках своего малолетнего сына. - Он упал, когда мы бежали! Прошу вас!
  - Брось его или умрешь вместе с ним! - приказал маг, готовя огненное заклинание. - Целителей нет, чтобы всех проверять!
  - Умоляю вас! - упал на колени человек горько плача. - Это всего лишь ребенок!
  - Тогда сдохни с ним!
  В следующий миг на отца с сыном обрушился поток огня, сжигая их обоих.
  - ААААААААААААААААААА!!! - крики ужасной боли заполонили станцию и напугали окружающих.
  Эта показательная казнь смогла унять горячие головы желавших силой прорваться на спасительный дирижабль.
  Но тут, из все еще горящего костра, на мага вылетел маленький обгоревший труп, желая разорвать его!
  Едва заметная вспышка, и обугленное тело разрубает на части точный удар двуручника!
  Появившийся варлок убил тварь до того, как та долетела до мага.
  Располовиненное тело упало на каменную кладку, окончательно умирая.
  Сильным взмахом своего оружия варлок очистил его от крови, а затем отправился работать дальше.
  Командир выдохнул.
  Не зря он велел Псам не постоянно гонять зомби, а периодически возвращаться на отдых. Нельзя сейчас тратить все силы, нужно экономить, а также быстро реагировать на ситуацию. Один Пес всегда должен быть на станции, чтобы следить за обстановкой.
  Лучше бы, чтобы это был кто-то из Воронов, но тех в городе не оказалось, они давно ушли куда-то вглубь Просторов.
  Люди боялись, они были на грани безумия, паниковали и были готовы и творить беспредел. Командир сам видел, как несколько отчаявшихся безумцев побежали к зомби, свято уверенные, что смогут с ними договориться. Что они еще не потеряны и могут думать. Но судьба тех бедолаг была весьма печальна и показательна. Вот только ничего еще не закончено и нужно только выдержать...
  Но тогда еще никто не мог понять...
  Что все напрасно...
  
  
  
  Глава 18. Мертворожденная надежда.
  
  Он молнией двигался по крышам города, ведя за собой толпы обезумевших зомби. Словно приливная волна, эти создания неслись по улицам и крышам Криора, снося все на своем пути и пытаясь поймать неуловимую жертву.
  Рычащих Псов не зря считают самыми универсальными бойцами, поймать их было просто невозможно, если, конечно, Пес не допустил фатальную ошибку. Случалось это не так часто, ведь даже самая маленькая оплошность приводила к смерти, и они всегда были максимально внимательны и осторожны.
  И именно сейчас ошибка могла стоить жизни.
  Твари неслись за ним следом. Жуткие, омерзительные, страшные и безумные создания чьей-то больной фантазии. Они мчались за ним с ожесточенной решимостью, без устали, без сомнений и не отвлекались от своей жертвы. Они пытались поймать его, чтобы разорвать, съесть, сделать частью себя.
  Иммунитет варлоков был слишком силен даже для такого вируса, потому обратить их в зомби было невозможно. Физическое укрепление не позволяла мутационной силе Магии Хаоса изменять организм, но ее избыток в теле рано или поздно приводил к смерти. К счастью для всех остальных, даже умерев, они не восставали из мертвых.
  Да, зомби можно было убить, хоть и с трудом, они истекали кровью, их можно было ранить так сильно, что они будут не способны двигаться, но удавалось это далеко не всегда, и постоянные мутации в их телах с каждым часом меняли их. Их человеческий облик еще сохранялся, но все чаще эти монстры сливались друг с другом в единый омерзительный организм, именуемый Плотью.
  Но сейчас это все было не важно.
  Задача Псов проста.
  Отвлекать внимание части врагов, заставляя их носиться за собой. Чтобы эвакуация продолжалась.
  Два дирижабля уже отчалили из порта и унеслись прочь, еще два готовятся. Один уже почти заполнен, и скоро выживших в городе не останется. Четвертый же дирижабль нужен для обороняющихся, хотя многие и понимают, что загрузиться на него будет сложно. Но эту проблему защитники будут решать уже потом.
  А сейчас нужно бежать.
  Нужно бежать как можно быстрее.
  Нельзя останавливаться. Нельзя медлить и допускать ошибок.
  Нужно лишь бежать!
  Твари окружают, они везде и пытаются поймать, но, вовремя прыгая Блинком, Псы легко уходят из ловушек, но не всегда это получается, и мертвые варлоки уже стали частью омерзительной Плоти.
  Он обернулся и увидел, как в небо поднимается дирижабль.
  Третий дирижабль уже отошел от станции и теперь взмывает в воздух, чтобы спасти выживших.
  Это радует.
  Это обнадеживает.
  Это дает надежду на счастливый исход.
  Это придает силы!
  Он помчался вперед к городской стене, чтобы отвлечь тварей подальше от станции и заодно посмотреть, как дирижабль спасается.
  - Мы выживем, - улыбнулся он. - Мы спра...
  УДАР!
  Что-то большое врезается в небесный корабль и сталкивает его!
  Удар так силен и неожидан, что судно накренилось и его оттолкнуло в сторону. Только потому, что кто-то из магов успел среагировать и поставить барьер, оно не развалилось, но это уже никого не спасло...
  Огромный камень влетает в шар, из-за чего эту огромную махину закручивает и она загорается. Пламя быстро распространяется и охватывает весь дирижабль.
  Не справившись с заносом и получив еще несколько камней в корпус, дирижабль падает прямо на город!
  Те, кто были внутри, пытались спастись. Огонь и падение пугали, и безумие охватило пассажиров. Они прыгали вниз, пытаясь спастись, но разбивались о землю. Быть может, такая смерть более милосердна, и им еще повезло погибнуть, в отличие от тех, кто выжил.
  С ужасным грохотом дирижабль рухнул на жилые дома полные зомби и возможных выживших, уничтожая все вокруг и не давая пассажирам даже шанса на спасение. Зомби словно река начали стекаться туда, добираясь до тех несчастных, кому не повезло выжить, и разрывали их на части.
  Новые камни начали дождем падать с небес, лишая спасавшихся последней надежды.
  Орки дождались лучшего момента, чтобы напасть, и теперь непрерывно стреляли из катапульт по людям. До этого твари терпели и выжидали, но, когда они поняли, что надежда у выживших еще есть, уничтожили ее окончательно.
  - НЕЕЕЕЕЕТ!!! - кричал он, когда на станцию и всех, кто был там, обрушились снаряды катапульт.
  Надежда умерла...
  
  ***
  
  - Орки атаковали только тогда?
  - Да, поскольку маги были заняты и не могли ничего сделать, орки быстро наводнили город Глазами Киллра, - ответила Лил.
  Насколько Эмиль помнил, 'Глаза Киллра' это орочье заклятье на стыке магии смерти, духа и прорицания, оно использует вырванное глазное яблоко, с помощью его шаманы могут смотреть на очень далекие расстояния. Этакие шпионы получаются, передающие хозяину все, что видят.
  Название заклятья произошло от имени одного старого шамана - Киллра Гнилоглаза, оно используется многими орочьими шаманами по сей день.
  Если город был полон Глазами, понятна точность попадания снарядов катапульт.
  А раз маги не могли поддерживать барьеры, то некому было от всей этой погани избавиться.
  От рассказа Лилы Эмилю с каждым словом становилось все хуже.
  Он слышал, что в Криоре был кошмар, но такого он даже не мог представить.
  - А что было с другими дирижаблями? - спросила Рашира.
  Девушек рассказ тоже не радовал, однако узнать, что случилось, хотелось всем.
  - Первый дирижабль сумел уйти, - сказала двельфийка, спокойно идя вперед. - А вот второй сбили, когда тот отлетал от города. Все, кто был внутри, погибли, а редкие выжившие пожалели, что не сдохли в огне.
  Только одному дирижаблю удалось уйти...
  На один помещалось несколько сотен человек и все они...
  Кошмар!
  Как же ужасно там было!
  - Как выжили те, кто остался в городе?
  Девушка остановилась.
  Она задрожала. Быстро вытерла подступившие слезы, вздохнула.
  - Те, кто все же уцелел, отошли в центр города, куда снаряды не долетали, - сказала она. - Псы же сумели добраться до схронов с горючим, добыли со склада взрывчатку и с помощью амулетов огня... подожгли город... - она подняла голову к небу. - Должно быть, красиво было со стороны... Черный Город Криор засиял на все Просторы... Огонь был таким сильным, а дыма так много, что сами небеса почернели и засияли...
  Все остальные замолчали, а девушка продолжила путь.
  Лил уверенно вела их вперед, к нужному месту, не останавливаясь и не задерживаясь. Она точно знала, куда идти, и ни на что не отвлекалась.
  Лишь один раз она остановилась у главной дороги и несколько секунд грустно смотрела на нее, не говоря ни слова.
  
  - Папа! Нет! Папа вставай, нам нужно идти! - кричала она, заливаясь слезами. Она понимала, что уже ничем ему не поможет, укус был слишком глубоким и сильным, и заражение уже распространяется по всему телу, но разум отказывался в это верить.
  Ее сильный, могучий и непобедимый папа даже тролля мог победить. Он никогда не проигрывал, он всегда побеждал и не сдавался. Он был гордостью рода Крушащих Дланей, он был героем...
  - Все хорошо, медвежонок, - улыбнулся отец, погладив дочку по голове.
  Его добрая улыбка была теплой и нежной, какой она всегда привыкла его видеть. Несмотря на то, что она всего лишь двельфийка, полукровка, он любил ее.
  - Нет... Пожалуйста... не бросай меня... - ревела девушка, держа его за руку.
  - Все будет хорошо, - смотрел он ей в глаза. - Я уже никогда не пойду, но еще могу задержать их... Ступай... Выживи... Ты гордость нашего клана.... Ты наша надежда... Ступай...
  Он достал из сумки большую связку динамита. Взрывчатки было достаточно, чтобы отправить тварей на тот свет, и он собирался доставить ее прямо в центр их строя.
  - Не оставляй меня... прошу....
  - Прости милая... - он отпустил ее руку, а затем посмотрел на того, кто стоял за ней. - Позаботься о ней, мой друг. Защити ее...
  - Защищу...
  - Прощай, мой милый медвежонок...
  Он взял ее на руки, а затем ушел, оставляя девочку одну.
  А мощный взрыв стал словно последним словом великого воина...
  Песней его угасающей судьбы....
  
  - Идем, - двинулась она дальше. - Площадь в центре стала последним оплотом обороны. Там все и держались, и отбивались, пока враги наседали с разных сторон. Пока горел город, мы выживали и отбивались... Пока за нами не прибыла подмога.
  - Подмога все же прибыла?
  - Да, один дирижабль с пассажирами спасся и быстро добрался до Рамау. После проверки выживших на вирусы сюда прибыли спасатели. Целители Храма Возрождения и два дирижабля с пиромантами, чтобы выжечь все тут.
  - И они помогли? - даже немного обрадовался Эмиль.
  Новость, что кто-то выжил и пришел на помощь, обнадеживала. Все же тут случились ужасные вещи, но хоть какой-то просвет остался.
  - Они прибыли только через три дня, - мрачно изрекла Лил. - К тому моменту нам уже было плевать...
  
  ***
  
  Я медленно брел по улочкам верхнего яруса.
  Тут народа было несколько меньше, чем ниже, да и ко мне люди старалась особо не подходить. Но мне уже давно было плевать.
  Кошмары случившегося преследовали меня.
  Они заставляли меня вспоминать. Каждый ужасный день, проведенный тут, каждую деталь пережитого. Мне хотелось спрятаться, закрыться от мира и сдохнуть, чтобы только не видеть все это, но я заставлял себя держаться.
  Видения все преследовали меня. Они постоянно вспыхивали, когда я оказывался в знакомых местах. А поскольку я был из тех, кто уводил зомби подальше, то бывал я практически везде.
  
  - Скорее, уводите гражданских! Они обходят нас! Держитесь!
  - АААААААААААААААА!!!!
  - Твари вырываются из канализации!
  
  Они были везде. Всюду. Будто внутри нас.
  Всем потом снились кошмары. Ужасы пережитого вновь и вновь пытались свести нас с ума.
  Дирижабли были уничтожены, а те, кто пытались бежать, становились легкой добычей для зомби. Немногим выжившим удалось закрепиться на самом верху и отбиваться, пока не пришла подмога. И, пока город горел, мы все молились, чтобы не было дождя.
  Но богам будто было плевать на нас, и, когда все было особенно плохо, пошел еще и дождь, который больше мешал нам, чем тварям. Зато хоть катапульты перестали стрелять, так как от влаги веревки лопнули, и оркам пришлось их заменять.
  Три дня...
  Столько нам пришлось выживать...
  Жаль, так мало смогло уцелеть...
  
  ***
  
  Они стояли насмерть!
  Несокрушимые, непобедимые воины.
  Стальные Быки всегда были гордостью любой армии, один вид их могучих фигур, закованных в тяжелые доспехи, внушал и придавал уверенности. Нерушимая стена, которая еще ни разу не была прорвана, всегда стояла на страже и приносила победу.
  Варлоки всегда были, есть и будут символом победы, символом превосходства жителей Свободных земель над безумной армией орков.
  Но сейчас даже эта непобедимая сила таяла и угасала.
  Стальные Быки были созданы для противостояния армии врага. Для устрашения, для того, чтобы сдерживать и давить, пока остальные атакуют. Но они не были предназначены для битвы с легионом безумия.
  Отвратительная армия зомби - это не армия живых и разумных врагов.
  Орков можно испугать, орки чувствуют боль, орки, несмотря на все их зверства, все же умеют чувствовать и обладают эмоциями.
  Зомби же лишены всего этого.
  Им неведома боль, их не волнуют раны и травмы, им плевать на собственные жизни, они не обладают даже мозгами.
  Все, что они могут, это забрасывать врага своими телами, давя его неустанно, без сомнений или страха, постепенно подтачивая его силы, и капля за каплей уничтожая.
  Быки держались, сколько могли. Часы их неустанной борьбы давали остальным шанс выжить, но даже они не могли стоять вечно.
  Город горел.
  Он пылал уже несколько часов, и ночное небо окрасилось алым, будто сами небеса загорелись от исполинского костра. Сияние рубинового цвета было таким сильным и ярким, что видно его было на многие километры вокруг. Горящий, сжигающий сам себя город, тлеющий, как угли, покрывающийся несмываемой копотью, пропитанный сожженной плотью, умирал на глазах выживших.
  Твари не чувствовали боли, им было плевать на жар и огонь, ведомые лишь инстинктами они горели, сгорали и умирали один за другим. Объединенные в единый организм, мутировавшие создания не в силах были остановить всепожирающий и очищающий огонь.
  Даже орки, что находились вне крепостных стен, отшатнулись, когда цель их долгой осады обратилась в исполинский костер. А дым, что на них нес ветер, заставил свиномордых бежать, спасаясь от облака пепла и смога, которому было все равно на их силу и свирепость.
  А те, кто выжил, сражались, они отбивались от волн наседающих врагов.
  Они били, рубили, жгли и умирали, они отдавали свои жизни только, чтобы унести за собой на тот свет как можно больше тварей. Вокруг них уже образовалась гора из трупов и кусков тел, которые просто разлетались в разные стороны.
  Они сражались только для того, чтобы выжить...
  
  ***
  
  Под ногами изменилась земля.
  Если раньше дороги и тротуары Криора были уложены квадратными камнями, то сейчас под ногами появилась уже знакомая мне ванийская плитка. Гладкая поверхность, по которой приятно идти и ни за что споткнуться.
  Подняв голову, я увидел, что нахожусь на площади...
  Да...
  Это то самое место.
  Тут мы держали оборону.
  Тут мы сражались и выживали.
  Тут мы держались все время, пока твари горели...
  А сейчас эта площадь такая чистая... нет крови, нет обломков оружия и кусков тел, нет ям и огромных глыб, валяющихся вокруг. Только гладкая поверхность, покрытая дорогой ванийской плиткой.
  А в центре стоял он...
  Монумент...
  Огромный черный обелиск...
  Высота его метров десять, а толщина где-то два.
  Я подошел и осмотрел его.
  Он был исписан именами. Множеством имен, которые ярко сияли на угольно-черном камне.
  
  'Хабер Косен, Джалия Нур, Вивин Тули, Аджут Макаси, Вана Лана, Кельган Элуаэта, Ларджа Рагнхилдер, Джунан Пафис, Газдор Дуранар, Исингар, Милла Йолло, Джулия Диаталь, Нагуза Бин-Бин...'
  
  И еще много, много имен...
  Имена...
  Это наши имена...
  Всех, кто умер здесь... Всех, кто защищались и оборонялись тут, все эти три дня...
  Всех те, кто пал, так и не дожив до третьего рассвета.
  Весь обелиск был исписан этими именами, сверху до низу...
  И на земле...
  Я не заметил этого раньше, но плитка под ногами у монумента прозрачная, и под ногами тоже светятся имена...
  Некоторые имена мне были знакомы, кого-то я знал лично, о ком-то слышал, а кого-то мне пришлось убить, чтобы не дать обратиться.
  
  - Сделай это, мальчик мой, - грустно улыбалась Нагуза. Эта немолодая волшебница всегда была добра к нам. Добрая дварфийка сразу поняла, что многие из нас были еще подростками, и, когда встречала, помогала нам. То угостит чем-то вкусным, то подлечит, если кто заболел, или утешит тех, кто горевал и боялся.
  Многие называли ее Матушка Бин-Бин, за ее невероятно доброе сердце и искреннюю заботу об окружающих...
  Увы, это не помогло ей избежать заражения...
  - Я не хочу... становиться, как они... - вздохнула она и поморщилась. Она целитель, она чувствовала, как мутирует и как энергия Хаоса пронизывает ее плоть. - Помоги мне остаться хотя бы в ваших воспоминаниях той, кем я была...
  - Простите... - дрогнул мой голос. Под маской не было видно, но слезы никак не могли остановиться. Слишком много тех, кто был мне дорог и близок сегодня, умерли на моих глазах.
  Так много тех, с кем я проводил время и кого мог назвать другом, никогда не вернутся.
  - Я люблю вас всех, детишки...
  Это были ее последние слова, как и теплая улыбка пожилой женщины.... Ставшей доброй мамой для всех нас...
  А затем мой меч прервал ее страдания...
  
  Имена...
  Я вспоминал их, тех, кого мог узнать, тех, кого только видел и лишь раз говорил...
  Джунан Пафис...
  Он был всего лишь командиром небольшой группы солдат, но когда генерал Хафиль погиб, он взял командование на себя. Джунан умер от полученных ран за пять минут до прилета подмоги. Мучался несколько дней и умер прямо перед самым спасением...
  А вот Декстер Дазиль, он был вредным и крайне надменным типом. Постоянно приставал ко всем и нарывался на хороший удар в зубы. Он был аристократом и терпеть не мог простолюдинов... Но именно он защищал дом, в котором прятались дети... Обычные простолюдины, как бы он их назвал... Но только благодаря его жертве мы успели добраться до здания и вывести выживших.
  Часть потом сумели спрятать в подвалах. Несколько из них потом выжили.
  Дина Барор...
  Несчастная Дина...
  На войне лишилась отца, матери, сестер и братьев, а затем и любимого. Она была хорошей девушкой, но потери и страх свели ее с ума. Она, обезумев от происходящего, сломала часть баррикад и впустила тварей к раненым, она погубила многих...
  Стелле пришлось убить ее, чтобы она не натворила еще больше бед.
  Бедняга Стелла. Пережила так много, потеряла так много, в тот день она впервые на моей памяти заплакала...
  Через час прибыла подмога...
  Всего час нужно было продержаться нам...
  Сколько выжило нас тут?
  Пара десятков...
  Вроде еще несколько человек сумели спрятаться. Паре эльфов удалось скрыться где-то среди деревьев, а нескольким дварфам - закопаться под землю.
  Из сорокатысячного города выжило всего пара сотен жителей...
  Из тех, кто защищал и сражался, даже трети не продержалось все это время...
  Когда подмога пришла, они увидели пепелище, руины и горы обугленных трупов.
  И лишь мы, те немногие выжившие, сидели на площади в окружении трупов врагов и друзей и просто смотрели в пустоту... Так как не было уже ни физических, ни психологических сил, даже чтобы ходить.
  Половина выживших вскоре погибла.
  Кто на войне, решив идти в бой, лишь бы не спать. Кто покончил с собой, не выдержав пережитого.
  А остальные почти все сошли с ума или навсегда остались с психологическими травмами...
  И вот я тут...
  'Ферокс Мейтланд'...
  Я нашел тут свое имя...
  Имена тех, кто выжил, тоже выбили здесь.
  Чтобы мы были тут вместе со всеми остальными.
  Из тех, кого я знал, мало, кто выжил.
  Хевил, может, живой еще, он покинул Криор за неделю до этого, его отправили на передовую. Стелла, возможно жива, по крайней мере, я ее несколько раз потом видел. Насчет Белки не уверен, тот из Воронов, и потому я его вообще редко видел. Уж слишком хорошо Белка прятался. Но если он жив, то точно где-то рядом с Хевилом, они хорошо ладили.
  А остальных не стало уже тут...
  Вот так все и закончилось...
  Не знаю, сколько я просидел тут, просто смотря на эти имена. Видел имя кого-то знакомого, и в голове сразу всплывали воспоминания о них. Хорошие и плохие. Некоторые из этих людей были достойными, а кто-то был откровенным мерзавцем недостойным поклонения. Но все они сейчас тут...
  Я помню как сразу после войны мне хотелось пройти процедуру Омоложения. Забыть все, удалить из своей памяти войну, все случившееся и всех их. Я хотел просто забыться и спрятаться от мира, чтобы всего этого не было...
  Себастьян отговорил меня от этого решения.
  И, пожалуй, он был прав.
  Пусть есть многое, чего я не хочу помнить, но ведь есть и то, что я помнить хочу и должен.
  Есть те, у кого не было родных и друзей, те, кто, умерев, навсегда бы канули в забвение. Те, кого знал только я, и если бы я тоже их забыл, то случилось бы так, будто бы этих безымянных героев никогда не существовало.
  У меня есть еще где-то в этом мире те, кого я могу назвать другом, и я тоже бы их забыл.
  А вырастая заново, я бы уже стал совершенно иным человеком.
  Тот Ферокс бы умер, а кто появился бы, неизвестно...
  Может, оно и к лучшему...
  - Ферокс! - услышал я позади крик.
  Обернувшись, я увидел, как ко мне бегут мои друзья.
  Впереди несся Эмиль, а за ним приближались Рашира и Зефира, позади еще кто-то.
  - Мы с трудом нашли тебя, - вытер он пот со лба.
  - Ты как? - ко мне подлетела Рашира и стала осматривать меня. - Ты бледный весь.
  - Да, в норме он, только от вашего нытья ему хуже, - фыркнула Зефира.
  - Эм... да... простите... - замялся я. - Я не хотел вас заставлять волноваться...
  - Да ладно уж, для того мы и друзья, - улыбнулся Эмиль.
  Да уж...
  Друзья...
  Давно у меня их не было...
  А сейчас...
  Они волновались за меня. Искали по всему городу, когда я убежал.
  Мне стыдно, что я заставил их переживать. Даже Зефира, пусть не показывает это, но явно за меня волновалась. Что уж говорить про Эмиля и Раширу.
  Рядом с ними мне как-то полегче даже стало.
  - Здравствуй, Ферокс, давно тебя не видела, - прозвучал до боли знакомый голос.
  Повернувшись, я увидел ее...
  - Давно не виделись, Лилджа...
  Мы молча смотрели друг на друга...
  Она почти не изменилась за те годы, что я ее не видел. Все те же волосы, то же лицо и те же глаза, смотрящие на меня со смесью грусти и обиды. Надула губы и тихо рычит, явно недовольная мной. Все же после окончания войны мы так и не встретились, а я и не стремился кого-то найти.
  - Вы знакомы? - спросил Эмиль, почувствовав напряжение между нами.
  - Я его невеста!
  - Ох... Опять...
  
  
  
  
  Глава 19. Варлок и двельф.
  
  Лилджа Рагнхилдер...
  Как давно я не видел ее...
  После произошедшего в Криоре меня отправили на фронт вглубь Просторов, и там я провел все время до конца войны. Мы рубили орков на их территории, уничтожали поселения и мстили за все, что они сотворили с нашей родиной. Тогда все, особенно те, кто пережил Криор, давали волю своей ярости, истребляя свиномордых уродов.
  Когда же все закончилось, я был не в том состоянии, чтобы с кем-то завязывать отношения...
  Разбитый, потерянный и отчаявшийся, я хотел только забыться и спрятаться. Мне нужно было время, чтобы прийти в себя и отдохнуть. Дать мозгу переварить всю жизнь и найти новые ориентиры.
  А когда пришел в себя, уже и не знал, где ее искать...
  Мир огромен, а где искать одну двельфийку, я даже не представлял...
  И вот она сама находится в том месте, где я ее никак не ожидал увидеть...
  Ирония мироздания...
  - НЕВЕСТА?! - хором крикнули остальные.
  Похоже, для них эта новость получилась несколько неожиданной. Да и Лилджа слишком уж неожиданно это сказала, такие вещи просто так говорить не стоит.
  - Типа того, - вздохнул я. - Точнее, она так решила.
  - Не ври тут! - зарычала двельфийка. - Ты мне сам предложение сделал!
  - Это когда я его делал? - офигел я. - Что-то я не припомню такого!
  - После той ночи! Когда мы отмечали победу при Бандельхате.
  - Черт меня дернул попробовать этот дварфийский спирт, - застонал я. - Это все твой отец виноват! Он меня споил!
  - Папа просто заботился о моем будущем, а ты, тормоз, постоянно тупишь! И вообще тебе понравилось.
  - Этого мне никогда не забыть, - хмыкнул я.
  Мне-то с моей силой вообще к людям прикасаться опасно было. Я мог наплечник смять, просто хлопнув по плечу солдата, а тут девушка, которая легко может сама меня переломать. А уж что она тогда вытворяла... Точно ее эльфы научили. Дварфы не настолько развращенные.
  Посмотрел на остальных.
  Зефира и Эмиль смотрели на нас большими круглыми глазами и с отпавшими челюстями. Неужели у них такой сильный разрыв шаблона? Не знал. Ладно Зефира, она еще меня толком не знает, но Эмиль-то чего так удивился? Странные они.
  Мда....
  Посмотрел на Раширу.
  Та с легкой улыбкой на губах и с пугающим огнем глазах смотрела на Лилджу. Этот взгляд был мне знаком, ничего хорошего он обычно не предвещает. Странная смесь радости, хищного азарта и предвкушения. Такое у кошек бывает, когда они получают новую игрушку. По-моему, именно так она смотрела на меня, когда решила сделать своим объектом для издевательства.
  Что-то мне стало как-то неуютно.
  Лучше держаться от нее подальше.
  Лилджа несколько секунд сверлила меня суровым взглядом своих красивых глаз. Она молчала и промораживала меня насквозь.
  - Идем, - сказала она, развернулась и пошла обратно.
  Встал и пошел за ней, остальные двинулись следом.
  Да уж.
  Сначала кошмары этого места, а затем она.
  Криор вновь сумел меня поразить.
  Ну, хотя бы кошмары хоть ненадолго отступили. Нет, они еще тут, я до сих пор порой чую запах крови, а шепот прошедших кошмаров касается слуха, но все не так остро, как пару минут назад. Кое-как мне все же удалось собраться и успокоиться. Спасибо друзьям, отвлекли.
  - Эй, Ферокс, - подошел Эмиль. - А ты откуда ее знаешь?
  Рядом с ним с таким же немым вопросом на лице стояла Зефира. Видать, ее тоже интересуют подробности моей личной жизни. Мордашка у нее при этом довольно забавная, будто бы сейчас что-то постыдное услышать может и ей хочется это хочется.
  - Когда нас только выпустили и отправили на войну, мы разбили основную орочью волну, - начал я рассказ. - И пока оркам подходило подкрепление, наши войска перегруппировались и занимали более удобные позиции. В это время был небольшой период, как там сказал Хевил?... 'Партизанской войны'? Кажется, так. Тогда враги скрывались в лесах и нападали из засад и всячески портили нам жизнь. В это время многие наемники добровольно и бесплатно занимались устранением орочьих банд и охотой на троллей. Как, например, Гаэш. Он и его люди прославились охотой на троллей.
  - А что, можно убить тролля простыми способами? - удивилась Зефира. - Я думала, только маги способны одолеть этих громадин.
  - Это если тролли особенно большие, метров под двадцать, таких убить мог только маг, но такие не могут скрываться. А вот троллей поменьше, ростом в пять или шесть метров, обычные солдаты при грамотной тактике вполне могли завалить сами без помощи магов, ну или без боевых волшебников.
  - Да! Папа рассказывал мне об этом! - оживился Эмиль. - Используя арбалеты с веревками, багры и цепи, они сковывали движения тролля, подрубали ему ноги, а после забивали тяжелыми цепами или топорами. Такая тактика против одиночек хорошо работала, но вот если троллей несколько...
  - Именно, - кивнул я. - Так что нас, Псов, прикомандировали к таким вот взводам, которых называли Троллебои, чтобы мы опыта набирались и врага узнавали. Так я и попал к наемникам Крушащей Длани.
  - Они были хороши?
  - Естественно! - гордо заявила Лилджа, явно во всю слушая наш разговор. - Род дварфов Крушащей Длани собрал под свое крыло людей и эльфов, и совместно они были лучшим взводом троллебоев!
  - Почти самым лучшим, - шепнул я.
  - Заткнись! Чёрные Кирки жульничали! У них в команде маг был! - надулась двельфийка.
  - Ты про того дохляка, который постоянно трясся и прятался от любого шороха? Да, могучая подмога.
  - Гр-р-р-р-р! - рычала она, но спорить не стала.
  Она очень импульсивна, что всегда меня в ней умиляло.
  - Меня назначили работать с Крушащими Дланями, и лидером их был Ларджа Рагнхилдер, - улыбнулся я, вспоминая этого дварфа. - Он был вредным, грубым и наглым типом, а о его любви к крепким ругательствам можно вообще книгу написать. Но он всегда берег своих людей и никогда не бросал их на смерть. Пожалуй, причина того, что они не были лучшим взводом троллебоев, потому что Ларджа не заставлял своих людей бросаться в самоубийственные атаки и всячески запрещал им подобную самодеятельность...
  
  - Ферокс, коня тебе в жены! - кричал Ларджа. - Я же запретил тебе кидаться в бой раньше остальных! Если бы ты сдох, меня бы Себастьян придушил!
  - Пф! Давно пора, - отвернулся я.
  - Не игнорируй меня, паршивый гуселюб! - закипал дварф. - Я тебе сейчас сам кости пересчитаю, кротосвин ты недожаренный! Я тебя натяну....
  Блинк!
  - НЕ СМЕЙ УБЕГАТЬ, КОГДА ТЕБЯ ОТЧИТЫВАЮТ!!!
  Его тут же кинулись удерживать, так как он был готов рвать и метать всех на своем пути.
  
  Сейчас, вспоминая его, я понимаю, что его больше волновала моя безопасность и жизнь, чем выполнение работы. Себастьяна он вообще не боялся, но ему не хотелось, чтобы я умер. А уж когда он узнал, что я всего лишь подросток, сам был готов бежать в столицу и бить магов, которые детей на фронт отправляют.
  Очень шумный и энергичный дварф с очень добрым сердцем.
  - И у этого великого воина была одна слабость, - усмехнулся я.
  
  - Папа! Успокойся и не трогай Ферокса! - прозвучал рядом милый голос Лилджи.
  - Да, деточка! - тут успокоился и глупо заулыбался Ларджа. - Все для моего медвежонка!
  - Ну, папа! Не называй меня так!
  
  - Хи-хи-хи, забавно было смотреть, как Ларджа тут же менялся, стоило появиться Лилдже, - рассмеялся я, вспоминая. - Девушка, с ног до головы облаченная в дварфийский доспех, идеально подогнанный под ее тело, вся залитая кровью только убитого тролля, мало подходила под описание 'милый медвежонок'.
  - Пф! - фыркнула Лилджа и ускорила шаг.
  Она двигалась вперед уверенно, расталкивая всех, кто имел неосторожность не заметить ее и помешать продвижению. О такой вещи, как такт и скромность, эта девушка даже не слышала, а потому любой, кто попадался на пути, быстро жалел об этом. А если находился идиот, что еще и претензии выставлял, такого несчастного можно было только пожалеть.
  Как обычно, у нее грация дракона...
  Она все такая же...
  
  - Вау! Настоящий варлок! - послышалось рядом со мной.
  Быстро обернувшись, я никого рядом не увидел.
  Странно. Я могу поклясться, что тут кто-то есть.
  - Круто! - вновь этот голосок.
  Откуда-то снизу.
  Опускаю голову и вижу это...
  Светловолосая невысокая девушка, одетая в легкий доспех, с топором в руках. Она смотрит на меня сияющими глазами и широко улыбается. Не сказать, что она прямо писаная красавица, но в ней есть что-то притягательное и яркое. Светлая, как солнышко.
  - Ты правда варлок? - спрашивает она.
  Отворачиваюсь от нее и иду по своим делам.
  Но ее тихие шаги преследуют меня. Несмотря на тяжелые на вид сапоги, она ходит тихо. Несмотря на громкое сопение и возбужденное состояние, ее очень сложно почувствовать. Она есть, но в то же время ее будто нет рядом.
  Не понимаю.
  Иду быстрее. Она не отстает.
  - Погоди!
  Ускоряюсь!
  - Не уйдешь, засранец! - кричит она мне вслед и ускоряется, почти не уступая мне в скорости.
  - 'Какого черта?' - проносится у меня в голове.
  - Стоять!
  Блинк!
  Исчезаю и перемещаюсь подальше от нее. Сумел спрятаться в листве, так что тут она меня...
  - Нашла! - крикнула она и, злобно улыбнувшись, рванула в мою сторону!
  - Мрак!
  
  Спустя три часа...
  
  Какого черта?!
  Она целых три часа носится за мной!
  Стоит мне исчезнуть и спрятаться, как она находит меня и преследует!
  Как у нее выходит постоянно находить меня?
  Я может и силен, но даже я не могу три часа подряд бегать по всему лесу от этой сумасшедшей.
  - Хи-хи-хи! Я тут лучший следопыт! - усмехается девчонка. - От меня не уйдешь!
  - Что тебе надо от меня? - нахмурился я. Маска скрывала мое лицо и искажала голос.
  Она молча подошла ко мне и протянула руку:
  - Меня зовут Лилджа!
  - А?
  - Тебя как зовут?! - смотрела она на меня своим чистыми красивыми глазами и широко улыбалась.
  Она ведь примерно моя ровесница. И тоже тут?
  Не понимаю.
  Почему-то мне не хотелось грубить ей.
  - Ферокс...
  - Очень приятно, - ударила она меня по руке. - Пошли похаваем!
  Развернулась и пошла обратно.
  Я как-то застопорился и просто не знал, что делать...
  - Ты, кстати, дорогу обратно не помнишь? - чуть покраснела она.
  - О, мрак...
  
  Да, знакомство у нас было эпичным.
  Мне тогда показалось, что она просто изнасиловала мой мозг. Думаю, после такого, как приличная девушка, она и решила выйти за меня.
  Кошмар.
  Мы вышли из очередного переулка и оказались на знакомой дороге. Если я правильно помню, она вела к нижнему уровню Криора.
  Опять начали мелькать неприятные картины. Идя по городу, я то и дело натыкался на знакомые места, залитые кровью и трупами. На обломки дирижаблей и насаженные на крыши домов тела тех, кто попытался спрыгнуть с горящего летательного аппарата. На этой улице, где мы сейчас идем, можно было увидеть много тех, кто насмерть разбился. Некоторых потом доедали зомби...
  Лучше не думать об этом, а то точно мозг сварится в черепе.
  Вернемся к реальности.
  - Мило, - хмыкнул Эмиль. - Так значит, она твоя бывшая, и вы давно не виделись.
  - Типа того.
  - Тогда удачи тебе, - похлопал он меня по плечу, а затем стремительно отступил и спрятался за Зефиру. Та, судя по лицу, сама была бы не против за кого-то спрятаться, но маг успел раньше.
  - А? - не понял я.
  А затем к моему плечу прижалось знакомое соблазнительное тело.
  - Милый, а почему ты мне о ней не рассказывал? - приторно сладким голосом произнесла Рашира.
  Я, наконец, въехал в то, что она делает, и осознал всю тщетность бытия.
  - 'Мне хана...'
  - Милый? - послышалось от Лилджи. - А ну убери от него свои клешни, он мой!
  - Твой? - посмотрела южанка на двельфийку сверху вниз максимально презрительным взглядом, каким всегда легко давила оппонентов. Одного взгляда порой хватало, чтобы морально уничтожить любого преподавателя Академии. При этом она встала так, чтобы максимально подчеркнуть все свои достоинства, а с этим у нее никаких проблем не было. - А шансы-то есть?
  - Хех, побольше, чем у тебя, - самоуверенно усмехнулась Лилджа. На нее взгляд не подействовал.
  Учитывая, какое у нее эго, уверен, к таким приемам двельфийка просто невосприимчива. Пусть она не обладает настолько шикарными формами, но совершенно не комплексует по поводу своей внешности, даже гордится ей. Так что прием эльфийки не сработал, а еще сильнее раззадорил ее.
  Только это не гнев - это азарт.
  Лилджа взяла меня за вторую руку.
  - Кто эта портовая девка и почему она цепляется к тебе? - не менее милым голосом спросила дева рода Рагнхилдер.
  В этот момент я почувствовал себя зажатым между двумя драконами. Даже тот Мифриловый Император сейчас не казался мне особо страшным по сравнению с этими двумя девушками.
  - Думаю, старая любовь должна остаться в прошлом, навсегда...
  - Ой, старушка говорит о старости. Который век разменяла?
  Рашира вновь смерила Лилджу насмешливым взглядом, проигнорировав ее вопрос, и плотнее прижалась ко мне.
  - Ох, признание на сеновале, я думала, ты выше этого, Ферокс? - сладким голосом произнесла она.
  Вот это уже был удар ниже пояса, которого двельфийка не ожидала. Она практически только что поставила ее в позицию, 'одна из девок, с которыми он кувыркался', тем самым намекая, что у меня якобы их дофига было, и просто приравнивая ее к остальным.
  Одной этой фразы мне было достаточно, чтобы понять.
  - 'Мрак, да она просто издевается надо мной, - застонал я. - Я дурак и не подумал. Она же давно записала меня в свои личные игрушки для издевательств. А Лилджа для нее - это не соперник, а дополнительная забава'.
  От двельфийки полыхнуло нешуточным гневом, направленным уже и на меня.
  - Ах, ты кобелина, - прорычала она, пылая яростью. - И скольким ты там успел признаться?!
  Дело плохо. Меня сейчас будут бить, возможно, не только ногами. Оправдываться бесполезно, никакие слова не сработают.
  Если я быстро что-то не предприму, меня просто разорвут на части. А учитывая то, как плотно и сильно они ко мне прижимаются, особенно Рашира с ее формами, мозг с каждой секундой работает все хуже, а значит, исчезнуть у меня не получится. Нужен какой-то план.
  Мне срочно нужна помощь!
  Я один не справлюсь!
  Эмиль!
  - О, Матери Небесные, примите душу Ферокса к себе, - молился он.
  Предатель! Он бросил меня в тот момент, когда я в нем больше всего нуждаюсь!
  Зефира! Ну, хоть ты помоги!
  Девушка, увидев мое лицо, заволновалась и замялась. Она явно не знала, что ей делать. Помогать мне боязно, а бросать не хочется. Вокруг меня сейчас такая зона опасности, что даже птицы облетают место потенциальной мясорубки. Я будто на пороховой бочке стою, которая может в любой момент взорваться. Или рядом с двумя драконами.
  - Девчонки... - попыталась вмешаться Зефира.
  - Чего тебе?! - посмотрели они на нее, и амазонка тут же сдулась и отошла, не выдержав давления.
  О, мрак, с какими же трусами и слабаками я работаю. Хотя на ее месте я бы сам бежал отсюда на максимальной скорости. Зефира, вон, уже готова новую веру принять и молится за упокой моей души. Эмиль подбивает ее на поминки скинуться.
  Предатели! Я им отомщу!
  - И какие у тебя вообще за отношения с Фероксом? - прищурилась Лилджа.
  - Какие? Он моя игрушка! - нагло заявила эльфийка.
  Что и следовало ожидать. И, что самое печальное, Лилджа, походу, тоже уже вошла в категорию 'клоунов' для этой коварной женщины.
  Надо что-то делать.
  О, боги! Мне срочно нужно как-то спастись!
  - О, единорог! - посмотрел я вперед.
  - Это дешевая отмазка, - фыркнула Лилджа.
  - Я ожидала от тебя чего-то умнее, - покачала головой Рашира. - Где оригинальность?
  - Да нет, вон, реально единорог.
  Они все же повернулись и увидели обычную лошадь, ко лбу которой был приделан декоративный рог. Ну, явно хозяин хотел так свой статус подчеркнуть, вот и украсил коняшку.
  - Хм-м-м-м.... - задумчиво уставились они на животину.
  - Банально, дешево, глупо, но ведь сработало, - усмехнулся я.
  Чуть оттолкнул девиц!
  Блинк!
  - ГАД!
  - Сбежал!
  Фух!
  Ну и кошмар.
  Еле выжил.
  Но им всем я точно отомщу.
  Теперь я начинаю понимать, что имел в виду Том, говоря: 'Женщина должна быть как хомячок: белая, пушистая и не разговаривать'. Сейчас я был бы не против именно такого 'хомячка'. Все же лучше, чем две фурии, готовые разорвать меня. Только одна будет лупить физически, а вторая - психологически. Хотя Том еще упоминал, что женщина еще и живой быть должна, но понять, где начинается и где заканчивается черный юмор некроманта, довольно сложно.
  - Ферокс! А ну живо спускайся! - кричит на меня Лилджа. - Я оторву тебе все причинно-следственные места, кротосвин ты недожаренный!
  - Мне и тут хорошо! - отвечаю ей. - Да и не было у меня никого. Она все только что придумала!
  - Слезь и скажи мне это в лицо, а не прячься там!
  - Да, милый, спускайся ко мне, - раскинула руки южанка. - Мне скучно что-то стало.
  - Не, я к вам не подойду, мне еще жить хочется! - отвечаю им с крыши.
  Хоть они и могут быстро до меня добраться, но, думаю, смотрюсь я забавно. Вооруженный парень прячется на крыше от двух девушек.
  - Хватит этих игр! Нам нужно идти! - продолжает она. - Обещаю не убивать тебя!
  - И куда это ты нас ведешь? Я слишком молод, чтобы меня съели!
  - Тебя хочет видеть глава нашего клана, - спокойно ответила она. - Мой дядя Рурджа Рагнхилдер желает, чтобы ты пришел к нему. Это важно!
  - Это твой план организовать помолвку?
  - Нет! Да! Нет! - зарычала она. - Просто заткнись и пошли! Дядя Рур - серьезный дварф и просто так никого искать не станет. Так что идем!
  - Ладно, но держитесь от меня подальше, а то вы меня по частям донесете.
  Эльфийка и двельфийка явно были не против продолжить выяснять отношения, но моя трусливая позиция явно мешала им разойтись по полной. Да, я сам знал, что мои действия выглядят жалко, но иного выхода из сложившейся ситуации я просто не видел.
  Ладно. Про семью она бы врать не стала.
  Блинк!
  - Ну, идем тогда...
  
  ***
  
  Лилджа шла вперед по улочкам Криора и старалась не оборачиваться.
  Один вид Ферокса вызывал в ней просто бурю противоречивых чувств. Ей одновременно хотелось обнять его и придушить. Она так долго ждала его, пыталась отыскать и быть с ним, а он просто пропадал черт его знает где. Если бы она не натолкнулась на этого колдунишку, могла вообще Ферокса не встретить.
  Нет, она понимала, что Фер очень много пережил, и ему очень нужно было прийти в себя и все обдумать. Она понимала, что найти ее у него вряд ли бы просто так получилось, ведь она сама говорила ему, что в Аэс ее клан никогда не вернется. А раз их нет в Подгорье, то где искать ее, непонятно.
  Но все равно. Она была обижена на него.
  А тут он еще и появляется в компании какой-то нахальной женщины, которая явно нацелена на него не из чувств, а просто из прихоти.
  - 'Как же она меня бесит, - помрачнела девушка. - Мало того, что она приставала к нему, так еще и раньше меня заметила его состояние и вообще весь этот цирк устроила, чтобы отвлечь его от тяжелых мыслей. Из-за своей обиды я не обратила внимание, как ему плохо!'
  Это бесило, очень сильно бесило ее. Она думала, что хорошо знает Ферокса, но проглядела такую очевидную вещь.
  А эта вот все заметила, еще и так все устроила, будто бы ей вообще на него плевать и только позлить ее хотелось.
  - 'Хотя, - подумала Лилджа, искоса глянув на южанку. - Она не выглядит она особо взрослой... Погодите-ка... Оу'...
  Мысль, пришедшая ей в голову, весьма развеселила.
  Будучи дочерью настоящей эльфийки, она много знала о них, в особенности об их физиологии и некоторых вещах, которые эльфы не любят говорить. Страшной тайной это не является, но особо и не распространяются о подобном.
  - 'Теперь у меня есть козырь в рукаве', - мысленно улыбнулась двельфийка.
  Только что она была вынуждена признать свое поражение этой южанке. Она сумела подколоть и выставить все так, чтобы вывести ее из себя, но сейчас, разобравшись в ситуации, Лилджа уже наметила один момент, который в следующий раз можно будет использовать.
  Но об этом потом.
  Сначала дядя Рур, он давно хотел встретиться и поговорить с Фероксом.
  Тема и причина ей давно были известны, но она никому ничего не скажет. Пусть понервничает и накрутит себя. Заслужил.
  Все же долго злиться на Ферокса она не могла.
  Он не тот человек, кто обманывает и предает, это не в его характере.
  Есть в нем что-то такое, что всегда ее успокаивало.
  К тому же, она была первой, кто увидел его без маски. Псы редко снимали экипировку и вообще со сторонними людьми редко контактировали. Даже в их взводе Ферокс общался только с папой и с ней, и то не сразу.
  - Предатели, вы чего там мямлите? - зарычал варлок на колдунишку и дылду.
  - Прости...
  - Я вам это припомню!
  - Нытик!
  - Слабак...
  - Гррр! Вы еще пожалеете...
  Смотреть, как Ферокс злится и рычит на них, было забавно.
  Она редко когда видела его таким жизнерадостным и веселым. Он вообще в те времена редко проявлял яркие эмоции, а сейчас прямо кипит энергией и жизнью. Хотя, по большей части, это все напускное. Криор сильно потрепал его, и он маскирует это за кривляниями.
  Сама Лилджа, вернувшись сюда, долго не могла прийти в себя. Кошмары мучили ее каждый день, видения и галлюцинации сопровождали каждую прогулку и горечь утраты напоминала о себе...
  - 'Папу укусили, когда мы отбивали склад с порохом, - вздохнула она. - Он остался там со связкой огненной соли и сумел отвлечь на себя внимание'.
  Она порой могла часами стоять на том самом месте и молча смотреть на ту улицу....
  Так что ничего удивительного, что Ферокс с трудом перенес эти несколько часов. Он и ходит с трудом, но старается это не показывать.
  - 'Южанка это заметила, - мрачно поняла она, посмотрев на эльфийку. Она тоже за него волнуется. - Она меня бесит!'
  Но все же нынешний Ферокс сильно отличается от того, каким она его помнит, ...
  - 'Он улыбается... Раньше он улыбался только мне'...
  С одной стороны, это было грустно, ведь она будто теряла что-то, что принадлежало только ей одной, а с другой стороны, она была рада, что этот варлок успокоился...
  А остальные...
  Ну, эта южанка точно не слабая.
  Когда она ходит, ее вообще не слышно, даже несмотря на каблуки. А ходить так тихо по мощеной дороге на каблуках, пусть и коротких - это надо быть очень хорошим скрытником. Сама Лилджа умела так и тоже двигалась тихо, но уровень этой женщины был намного выше.
  - 'Видать, это ее специализация, шпион или наемный убийца. Судя по тому, что оружия при ней не видно, а оно точно есть, она, скорее всего, именно убийца. Их такому учат'.
  Далее идет колдунишка, которого тут Эмилем назвали.
  На вид классический слащавый аристократик, каких вокруг полным-полно. Но за Ферокса он чуть ли не больше всех волновался. Вроде хороший парень, только бы мозгов ему побольше.
  Последняя у них какая-то дылда-амазонка. Такая же высокая, как Стелла, но той воительнице она и в подметки не годится. Хотя вряд ли кто-то сможет превзойти Стеллу, разве что кто-то другой из Стальных Кулаков.
  Откуда они достали это недоразумение, неясно, но может для чего-то она и нужна. Пока ее будут есть, остальные смогут убежать. От нее ведь так и пахнет сомнениями и страхом. Такая может быть только обузой для группы. Если она боится собственных товарищей, точно подставит их под удар своими действиями.
  - 'Я видела подобных на войне...'
  В их взводе был один такой. Корчил из себя невесть что, кичился своей силой и держался от всех обособленно, а когда их загнали в ловушку, струхнул и пропустил удар. Из-за этого он сам чуть не погиб, и Ферокс пострадал. Тогда Ферокс и заработал свой тонкий шрам на лице.
  - 'Если бы он не закрыл меня собой, мне бы просто отрезало полголовы', - вздохнула она.
  Его Щит тогда пробили, но его лишь чиркнуло по лицу. После лечения и эльфийских мазей от шрама осталась тонкая, плохо видимая полоска, но он навсегда останется напоминанием...
  И тогда Лил и узнала, кто там, под маской...
  Они упали в реку. Тогда несколько дней подряд шли сильные дожди, и их затянуло в бурный поток. Только потому, что она потеряла нагрудник и шлем, она не утонула там и даже смогла вытащить Ферокса в небольшую пещеру под водопадом. Там они и провели два дня, и там же она и узнала, что под маской варлока скрывается не опытный воитель, прошедший сотни сражений, как многие думали, а подросток, который мало чем от нее отличается.
  Именно в тот момент они как-то и стали ближе.
  Ну, а сейчас эта...
  - 'Надеюсь, он знает, что делает'...
  И вот такая вот странная компания собралась вместе.
  - 'Они покойники, - логично изрекла она. - Я бы таким свою спину не доверила. Вредная убийца, неопытный маг, дерганная амазонка и слегка неадекватный варлок. Первый серьезный враг их легко раздавит'.
  Хотя, если вспомнить Стальных Кулаков, компания из строгой дамочки, адекватного парня и маньяка-психопата неплохо держалась. Хевил так вообще всех постоянно из передряг вытаскивал.
  - 'Конечно, сначала он их в эти передряги втягивал'.
  Да, Хевил был именно тем, кто первым рвался в бой, влипая в проблемы, его спешили спасти, попадали тоже, а в итоге, он всех вытаскивал. Зачем тогда было бежать его спасать, было неясно. Не удивительно, что этого психа даже Ферокс боялся. По сравнению с Хевилом, его постоянные уравниловки были верхом осторожности и благоразумия.
  
  - Джа-ша-ша-ша! - смеялся острозубый варлок, которого только что вытащили из пасти тролля, куда он по своей глупости и угодил. - Жизнь слишком скучна, чтобы волноваться о подобной фигне!
  
  Нереальная логика.
  И где он теперь?
  Пропал куда-то зубастик. Сразу после войны исчез. Даже звание рыцаря и жалованье не получил, просто испарился. Белку тоже не видать. Либо с ним ушел, либо отправился его искать.
  Ну да ладно, сейчас важно то, что эти куда-то вместе намылились.
  - Вы, кстати, зачем вообще в Криор приперлись? - спросила она, не оборачиваясь.
  Осталось пройти пару кварталов, и они будут на месте.
  - Мы в форт Грив едем, - ответил Эмиль.
  - А, к руинам, - поняла она. - Без вас там уже и так все разобрали. Думаете, вам повезет найти что-то ценное?
  - Посмотрим, - пожал плечами Фер. - Все равно нам идти некуда.
  - Пф, я могу назвать под сотню мест, куда вам можно пойти, но, боюсь, половина будет нецензурной.
  - Что-то мне подсказывает, что больше половины, - хмыкнул варлок. Уж он-то знает, что в роду Рагнхилдеров всегда были те еще любители крепких словечек. А живя с таким отцом, как у нее, не набраться всякого было решительно невозможно.
  Да, слишком они какие-то несерьезные.
  Но это не ее дело.
  - Мы почти пришли...
  
  
  
  
  Глава 20. Язык Шторма.
  
  Рурджа Рагнхилдер... Я с ним никогда не встречался...
  Ларджа иногда рассказывал о своем старшем брате, но редко тепло о нем отзывался. Говорил, что его брат весьма вредный и напыщенный, так как он глава клана Нерушимых Дланей. После того как самый старший брат Вурджа погиб в битве у Злобных Врат, главой клана стал второй сын. Хотя сам по себе клан Нерушимых Дланей довольно мал и базируется исключительно на поверхности, да и особыми финансами похвастаться никогда не мог, но это не умаляет его истории и важности в Подгорье.
  И сейчас мне нужно встретиться с ним, с Рурджей.
  Забавно у дварфов имена построены.
  Каждый клан старается делать имена своих членов похожими. У Нерушимых Дланей всегда в имени есть 'джа'. Вот, например, эльфийское имя двельфийки - Лила, но как стала жить с отцом, ее все именуют исключительно Лилджей. Я слышал про какой-то клан Винодымов, у которых на конце имени всегда ставиться 'джи', но этот клан считается преступниками, и особо их никто не видит.
  Ну, так или иначе, Рурджа желает меня видеть.
  Зачем?
  Не ясно.
  Может, это как-то связано с нашими с Лил отношениями?
  Не уверен.
  Вряд ли его волнуют личные дела его племянницы. Что этому дварфу от меня нужно, мне решительно не понятно.
  Ну-с, поговорим.
  Хотя мне бы не особо хотелось сейчас общаться.
  Пусть я не подаю виду, но мне все еще неприятно находиться тут. Видения пока отступили, но ощущения не из приятных. Перепалка Лилджи и Раширы несколько отвлекла меня, за что я им благодарен, но мне желательно поскорее покинуть Криор.
  Насколько я знаю, Кланы дварфов - это объединение нескольких семей, которые соединены кровными или договорными узами, которые присягают на верность какой-то одной семье. Рангхилдер являются главной семьей в клане, а несколько других у них в подчинении. Но отношения в кланах у каждого свои. В Нерушимых Дланях никакого унижения младших ветвей клана нет, и все более-менее равны, даже главы семей совместно все дела решают. А есть такие, где лишь один лидер, а остальные в подчинении.
  Ларджа Рагнхилдер был младшим сыном в семье, как он мне рассказывал:
  
  - Я не великий воин, как мой старший брат Варджа, не мастер кузнечного дела как Рурджа, да и в политике я уступаю сестре своей Нирдже, потому я и пошел в наемники, чтобы сам себе славу добыть в битвах... А получилось, что я единственный эльфийским чарам поддался, - со вздохом и улыбкой вспоминал он.
  
  Так он отзывался о себе.
  Но, несмотря на то, что на своих братьев и сестру он часто матерился и ругался, все же он признавался, что безмерно любит их и скорбит по смерти брата Варджи. А сейчас и он сам отправился в Долину Предков, где сидит за столом вместе со своим братом и великим основателем их семьи.
  Здание клана представляло собой таверну...
  Да, обычную дварфийскую таверну.
  Каменный квадратный дом в два этажа, который может моментально стать укрепленной базой, откуда можно вести оборону, как и все дварфийские здания. Большая вывеска, на которой изображена стальная кружка, которую держит дварф с ирокезом на голове и подпись 'Генерал Банбоу'.
  Внутри слышалась музыка, громкий смех и звуки начинающейся драки, которая перемежалась с матами и отборной подгорной руганью, которую я только частично понимал. Судя по лицу Эмиля, он понимал ее полностью.
  Уверенным шагом Лил вошла внутрь и позвала нас с собой.
  Внутри заведение было таким же, как и многие другие. Множество крепких дубовых столов разного размера, четко показывающее, что дварфам тут рады, но и другие расы вполне себе могут тут выпить. Вообще люди и эльфы стараются в дварфийские таверны не ходить. Эльфам не нравится интерьер, и сами коротышки их не жалуют, а выпившие люди лезут в драку, вот только рожу тут набивают только им. Но все равно дварфы продолжают делать такие столы. Все же к ним иногда захаживают, особенно те, кто любят выпить. Дварфы никогда дешевое и противное пойло не подают и мочу вместо пива не ставят, им гордость не позволит.
  Народа тут много, выпивают, едят и веселятся. Фигуристые официантки разносят заказы, уворачиваясь от подвыпивших клиентов и сноровито доставляют заказы.
  За некоторыми из столов играют в карты, кто-то режется в домино, а некоторые устроили состязание, кто больше выпьет. Короче, веселое местечко.
  - Лилджа! Ты где пропадала?! - крикнул рыжий дварф у барной стойки, наливая очередную кружку пива из большого бочонка. У стойки напевали несколько бородачей, явно что-то отмечая.
  - Отвали, Барджа, - фыркнула двельфийка. - Я по делу. Где дядя Рур?
  - Занят он, у себя, - махнул рукой бармен. - Ты кого к нам привела?
  - Это Ферокс...
  Стоило ей это сказать, как шум в таверне моментально прекратился. Бармен застыл и не выключил вентиль на бочке, пролив пиво. Народ замолк и отвлекся от своих дел, повернувшись к нам. Те, кто дрались, замерли так, как вообще невозможно стоять по всем законам физики.
  Все они смотрели на меня, от чего появилось желание бежать отсюда как можно скорее.
  Пауза затягивалась, и ничего не происходило...
  Неожиданно послышался скрип со второго этажа, за которым последовал звук удара двери о стену. Затем громкие и тяжелые шаги по деревянным ступенькам.
  Вскоре со второго этажа вниз спустился весьма пожилой дварф. Ну, пожилой - это будет не совсем верно. Многие бы назвали его стариком, вот только старость у него была лишь внешняя. Морщины на лице, будто высеченном из камня, большой нос и несколько шрамов, густые серые брови, под которыми находились чистые карие глаза, мрачно смотрящие на меня. Длинная аккуратная борода. Одет в темную мантию, которая подчеркивала его широкие плечи, мощный торс и большие руки.
  Дварф покуривал трубку и смотрел на меня, не моргая, будто бы пытался углядеть мою душу.
  От такого взгляда захотелось спрятаться и убежать.
  Суровый мужик, ничего не скажешь.
  Он чуть прищурился и выдохнул дым, который на несколько секунд окутал его лицо.
  - Эти глаза я узнаю везде... - хриплый, но довольно мощный голос прозвучал в полной тишине таверны. - Ярко-желтые... сразу заметны... и порой светятся в бою... - говорил он. - Я встречал многих имораланцев, но ни у одного не было столь жуткого взгляда вестника погибели... Глаза того, для кого страх - часть его самого....
  Он сделал шаг вперед.
  - Взгляд порой очень грустный и пустой, будто у того, кто жаждет умереть, - продолжал он говорить, приближаясь. - Лицо юнца, что только недавно вступил на путь воина, но уже успевшего побывать в самых омерзительных побоищах...
  Он подошел совсем близко...
  - Таким я увидел тебя тогда, Уравнитель, - говорил он. - И вижу, бесконечная гроза все еще бушует в сердце твоем...
  Он встал передо мной и посмотрел мне в глаза.
  Он смотрел долго, смотрел, не моргая и не отводя взгляда, от чего мне стало крайне не по себе.
  - Мы впервые встретились с тобой здесь, в Криоре. В той самой мясорубке...
  Он вздохнул.
  - И все эти годы я хотел сказать тебе лишь одно...
  Он закрыл глаза...
  - Благодарю...
  Он поклонился...
  Поклонился...
  Он не гнул спину, он не складывал руки, а просто поклонился, опустив корпус и голову...
  Могучий старый дварф, полный гордости и силы, просто поклонился мне...
  Дварфы редко когда кланяются. Для них кивок и ровный поклон - самый максимум...
  Но склониться вот так, это для дварфа знак величайшего уважения.
  - Дядя Рур... - в шоке прошептала Лилджа. И не она одна была поражена, но другие так и не смогли вымолвить и слова. - Ты что делаешь?... А как же твоя гордость?!
  Она, да и все вокруг явно не понимали, как их лидер мог так поступить. Так поклонится не дварфу, не опытному ветерану или великому мастеру, а человеку, юнцу, который по их традициям сам должен чтить старших...
  - Я не боюсь выглядеть дураком, - ровным голосом ответил Рурджа. - Я не боюсь склонить свою гордость перед тем человеком, который спас наш род от величайшего позора!
  Все переглянулись, не понимая, что происходит.
  Дварф некоторое время сохранял полное молчание, заставляя всех перестать дышать от напряжения.
  - В той битве.... - говорил дварф, не поднимая головы. - Мы остались одни.... Я, мой сын, дочь, племянники и внуки. Мы отбивались от зомби, и с каждой секундой семья моя таяла и умирала... - он за секунду прервался. - Я испугался и замедлился, я поддался страху и был надломлен горем и ужасом. Я был готов запаниковать и сломаться. Моя гордость чуть было не была растоптана! Поддавшись страху и панике, я навлек бы на весь клан и свою семью несмываемый позор!
  Все вокруг перестали дышать и с шоком смотрели на своего лидера...
  - Но в следующий миг появился ты... - произнес он. - Ты явился нам на помощь... Тогда, когда ты нужен был в другом месте, когда всем велели отступать и оставить нас на растерзание тварям, ты все равно пришел к нам...
  Он улыбнулся... я почувствовал, что он улыбается...
  - Твое появление вселило надежду в мое сердце, смогло отогнать страх и не позволило мне пасть! - повысил он голос. - И все эти годы я искал тебя лишь для одного... чтобы сказать тебе... Благодарю тебя за наше спасение! Спасибо! Я безумно рад... тому, что ЖИВ!
  В следующий миг вслед за своим лидером остальные члены клана поклонились.
  Все, кто был в таверне, кто находился тут и пришел, услышав шум, склонили головы...
  Все они. Те, кто намного старше меня, те, кто мудрее и сильнее меня.
  Все они поклонились мне...
  Я просто не знал, что и сказать.
  Я растерялся, в недоумении смотря на все это.
  Вскоре Рурджа поднялся и вытер выступившие слезы. Его мрачное и суровое лицо сейчас выглядело таким счастливым и расслабленным, будто он много лет держал внутри себя что-то тяжелое и ужасное, и вот оно, наконец, отпустило его.
  Для дварфов гордость и честь превыше всего. И нет большего позора для рода, чем запятнать ее.
  Тем, что я нарушил приказ и все же бросился спасать ту группу дварфов, я, сам того не ведая, спас их... Я был уверен, что у меня не получилось им помочь. Твари оттеснили меня, а дварфы сумели уйти, и до сего дня я был уверен, что никто из них не спасся...
  Все они улыбаются мне...
  Те... кого я спас...
  - Я... я... - пытался подобрать слова. - Я рад... что вы... живы...
  Это все, что я, пораженный случившимся, мог произнести ...
  Невидимая рука ужаса, что держала меня все время моего пребывания в Криоре, сейчас будто отпустила меня... Не могу точно объяснить это словами...
  Все они улыбаются мне... благодарят... Благодарят меня за то, что мои старания не были напрасны... Что я все сделал правильно...
  Что у всего был смысл...
  Мне пришлось присесть, чтобы переварить все это...
  - Похоже, тебе нужно прийти в себя, - заявил Рурджа. - Знай же, Уравнитель, ты теперь друг Нерушимых Дланей, и мы всегда поможем, по твоему первому зову!
  Что на это ответить, я просто не знал.
  Мне никогда ничего такого в жизни не говорили. Я старался особо не мелькать на людях и хотел меньше времени проводить в обществе.
  Мне вспомнился тот кузнец, Мангуст, который тоже благодарил меня. Пусть в помощи его городу была не моя заслуга, но слышать простое 'Благодарю', было очень приятно. Приятно, что все сделанное когда-то, та жертва была не бессмысленна
  - Все это было не напрасно, - прошептал я.
  Впервые за долгие годы после моего становления варлоком... впервые я... был счастлив, что стал им... Что я сделал хоть что-то правильно...
  - А теперь давайте отпразднуем это дело! - со смехом произнес Рурджа.
  За тем, что происходило дальше, я уже не особо следил.
  Дварфы затеяли праздник в мою честь, что тут же поддержали все вокруг и тут же, сдвинув столы, накрыли их кучей еды и выпивки. Я же сидел молча и лишь мог улыбаться, растерянный и выбитый из колеи...
  Народ веселился и шумел, заиграла музыка.
  Меня посадили рядом со всеми и часто пытались увлечь разговором, но я только молчал, улыбаясь. Некоторое время мне понадобилось, чтобы успокоиться и прийти в себя, переварить все услышанное и вздохнуть с облегчением.
  - Никогда не видела дядю Рура таким веселым, - произнесла Лилджа, держа кружку пива в руке. - Он всегда был таким мрачным и серьезным, а сейчас...
  Сейчас же этот мужчина, который и мне показался очень суровым, громко смеялся и рассказывал какой-то анекдот на дварфийском своим друзьям. Много дварфов сидели за столом, и все они легко принимали гостей. Никто не косился на Раширу, та вообще приняла участие в состязании "Кто больше выпьет и раньше отрубится", и, кажется, побеждала, Эмиль вступил в спор с каким-то дварфийским террамантом по поводу законов неких чар, а Зефира сражалась в армрестлинге с неким крепышом, который вроде как сын Рурджи.
  - И это Криор... - произнес я, смотря на все это.
  - Ты помнишь это? - улыбнулась двельфийка. - Когда-то мы все собирались также, в такой же веселой атмосфере и веселились... Хевил и Моргус устраивали драку, а Стелла пыталась их успокоить, затем Хевил пытался спровоцировать на мордобой тебя, но ты постоянно от него убегал. Зато он получал по заднице от меня, - хихикнула Лилджа.
  - После чего пытался тебя догнать, но ты убегала к Стелле, и уже та тебя защищала от него, - вспомнил я. - Алекс и Джоу, как обычно, сидели чуть в стороне и с кислыми рожами смотрели на все это безобразие.
  - Да, я помню эту парочку. Эти колдунишки всегда работали в паре и постоянно соперничали. Я их с конца войны не видела.
  - Да, забавные были ребята, - поднял я голову к потолку. Там были обычные поддерживающие балки. - Белка обычно сидел где-то там. Он всегда старался забиться в самое темное и укромное место...
  - Пока его оттуда не выковыривал Хевил. Они были странными друзьями, - хмыкнула она. - Белка был молчалив и нелюдим, он избегал окружающих и сторонился всех, но Хевил относился к нему, как к младшему брату. Я сначала думала, что Хевил заставлял Белку быть рядом с собой, просто приставал к нему, но потом сама же видела, как этот тощий парнишка крутился вокруг бугая и сам никуда не уходил...
  - Белка вроде была девочкой, - нахмурился я.
  - Да, Стелла как-то обмолвилась, но я точно не помню. Белка никогда маску при нас не снимал. Только Хевил и Стелла видели его лицо. Я же видела только белую маску с тонкими прорезями.
  - Ну, учитывая, каким невысоким и стройным он был, такой вывод напрашивался сам.
  - Не факт, парни разными бывают. Да и черт его знает, что он под пернатым плащом прятал.
  - Да уж... Как давно все это было...
  - И мы тогда были вместе, - подвинулась она ближе и уперлась лбом в мое плечо. - Ты нуждался во мне...
  - Я и сейчас не отталкиваю тебя, - приобнял я девушку.
  Она посмотрела мне в глаза...
  Какие у нее все же красивые глаза... Такие чистые и светлые, такие теплые и нежные...
  Как же давно я ее не видел...
  - ОЙ! Вспомнила! - тут же подскочила она. - Дядя Рур! Дядя Рур! - Встала она на лавку и замахала руками.
  - А? Что такое, Лилджа? Я как раз рассказывал, как хирд Варджи минировал крепость Адунаг с помощью порворо...
  - Ты ту штуку забыл?! Ту, которую ты сделал?!
  Несколько секунд дварф думал, явно пытаясь вспомнить что-то, а затем его лицо зажглось озарением.
  - Ох, Подгорные духи! Совсем забыл! - подскочил он. - Всем тихо! Лилджа, быстро неси!
  Девушка кивнула и арбалетным болтом полетела на второй этаж. Там некоторое время что-то падало и передвигалось, а затем она вернулась с каким-то длинным свертком в руках и передала его дяде.
  Все вокруг замолкли и стали смотреть на своего лидера.
  - Уравнитель, подойди, - сказал уже слегка подвыпивший Рурджа, резко ставший серьезным.
  Встав, подхожу к нему.
  - Ферокс, - начал дварф. - Когда война закончилась, я много думал о тебе и о том, что ты сделал. Я видел, как ты сражался, и заметил мастерство, которым ты владел. Лилджа, благодаря нашему ментальному магу, показала мне, как ты боролся с троллями и многое другое, и тогда я заметил кое-что, - сделал он паузу, чтобы заинтриговать окружающих. - В твоем стиле битвы чего-то не хватало... Какой-то детали, которая ограничивала тебя. Детали, которая не давала реализовать весь твой потенциал... И тогда... - он улыбнулся. - На меня снизошло 'вдохновение'!
  С этими словами он раскрыл сверток, открывая вид на двуручный меч. Длинный меч, с тонким лезвием, сокрытым в черных ножнах. Крестообразная гарда и длинная рукоять, обтянутая черной кожей.
  Мне протянули его.
  Взявшись, я... застыл...
  Рука мягко легла на кожу. Сжав рукоять, я удивился тому, как приятно и мягко лежит она в ладоне... Так, будто я держу его не в первый раз, будто это давно привычное оружие.
  А еще я почувствовал силу...
  Легкое дуновение ветерка пришло с этим мечом, будто он позвал меня и принял... Словно у него есть душа...
  Медленно я начал вытаскивать оружие из ножен...
  Показалось волнистое лезвие...
  Достав его полностью, я с шоком уставился на волнистый клинок, сияющий и переливающийся серебристым цветом.
  - Ох! - удивились пирующие и, как и я, смотрели на оружие...
  Фламберг....
  Это же фламберг!
  Я только пару раз видел его. Такое оружие редко куют, и только дварфы могут сделать его идеальным.
  Обычно фламберги очень дорого стоят, потому варлокам закупали обычные цвайхандеры. Только у Псов из богатых семей я мог видеть такое оружие.
  Фламберги запрещены на дуэлях. Из-за волнообразного клинка раны, нанесенные им, особенно опасны, и не каждый целитель может такую рану вылечить. На войне против орков я имел возможность их видеть, пусть сам получить такой не мог.
  Но этот клинок...
  - Это Оружие Мастера, - произнес Рурджа. - Сотворенный мной из мифрила, этот меч - настоящее произведение искусства.
  Точно...
  Тот артефактор в Рамау говорил о таком.
  Что Кудесники могут создавать магические предметы без рун и украшений, которые сами по себе являются настоящим воплощением магии...
  - Его имя - Штормшпрах! И он создан мной для тебя, Ферокс! - гордо заявил Рурджа. - Владей им, и он никогда не подведет тебя! (Штормшпрах - Язык Шторма).
  - Мифрил, - произнес я. - Вспоминается Асура...
  - Так это и есть он, - хихикнула Лилджа.
  Я недоуменно посмотрел на нее.
  - Мифрил, Орихалк и Адамантий - это не металлы, это чешуя драконов, - ответила девушка. - Во времена Драконопоклонничества драконы дарили своим подданным свои опавшие чешуйки. Весь мифрил идет от Асуры, а остальные металлы от других Императоров. У тебя в руках чешуйки того, кто тебя когда-то чуть не убил.
  - Ха?! Это как? - удивился я. - Император драконов ведь размером с целый город! Его чешуйка должна быть с этот зал размером!
  Дварфы вокруг почему-то заулыбались и начали хихикать.
  - Юный Ферокс не мог знать о силе драконов и об их любви быть в центре внимания, - улыбался Рурджа. - Асура известен тем, что всегда старался произвести впечатление на окружающих и старался выглядеть больше, чем он был.
  - То есть Асура банальный выпендрежник, который накинул на себя иллюзию и стал для всех огромным, - смеялась двельфийка. - После тысячи лет сна, когда его разбудила ваша битва, он решил покрасоваться перед вами. Такое уже бывало. Императоры драконов не особо большие, где-то с пять наших домов ростом, но сила их нисколько не меньше, чем ты думаешь. Тот кратер, что он создал своим дыханием, вполне себе соответствует тем размерам, которые он себе наколдовал.
  - Лилджа! Не смей так говорить об Мифриловом Императоре Драконов! - повысил голос ее дядя и продолжил ругать ее уже на дварфийском, что вскоре переросло в обоюдные маты друга на друга.
  Народ уже откровенно смеялся, а я чувствовал себя как-то глупо.
  Дракон-выпендрежник?
  Сложно в такое поверить.
  Тот гад чуть было не убил нас всех и напугал многих до мокрых штанов, а оказывается он просто притворялся... Теперь ясно, почему дыра, оставшаяся после того, как он выбрался, была такой маленькой.
  - М-да, - только и сказал я. Но сам по себе меч просто потрясающий. По сравнению с ним, мой цвайхандер - просто дешевая конвейерная поделка. Удобно лежит в руках, отбалансирован, и вообще, создается впечатление, что я им пользуюсь уже много лет. Он совсем не кажется непривычным.
  Оружие Мастера создается с частичкой души владельца, и он никогда бы для меня такое не сделал, если бы не посчитал достойным...
  - Благодарю вас за столь ценный дар, - поклонился я дварфу.
  - Он создавался специально для тебя, Ферокс, - кивнул Рурджа. - Он никогда не затупится и не сломается. Только позови его, и он всегда придет в твои руки. И он не пропустит силу врага твоего, не даст противнику навредить тебе через него. Носи его с гордостью, и он никогда не подведет тебя!
  - Штормшпрах! Штормшпрах! Штормшпрах! Штормшпрах! - кричали дварфы.
  Это самый странный день из всех, какие у меня только были...
  
  ***
  
  Рашира сидела за столом и потягивала пиво из большой кружки.
  Рядом валялись ее соперники в этом конкурсе, которые ей в сухую проиграли. Пить она умела, а некоторые секреты помогали ей не пьянеть. Так что вокруг быстро образовалась зона с кучей валяющихся дварфов и пустых сосудов. И в центре она, молча и с легкой улыбкой, смотрела на молодого парня в окружении дварфов, который сжимал в руках Оружие Мастера...
  Невероятный дар, который не каждый может заслужить.
  Кудесники не делают подобное просто так, и они должны сами страстно желать создать его. И на них должно снизойти настоящее вдохновение.
  Будучи ребенком, в своем родном поместье в Шевралис она видела когда-то такого Кудесника за работой.
  Он несколько дней не покидал кузню, и будто бы в трансе работал. Огонь и искры растекались по всей кузне, но не поджигали ничего. Металл в руках кузнеца, словно податливая глина, менялся и становился именно таким, каким ему хотелось. Частичка жизни вплеталась в такое оружие, становясь его сердцем и источником сил.
  Создание подобного оружия - крайне сложный и долгий процесс, в который никто не должен вмешиваться, иначе посторонний просто все испортит. А испортить подобное для кузнецов считается страшным грехом.
  Как-то один кузнец, увидев, как его подмастерье вошел в транс и стал работать, попытался ученика остановить, но был тут же отброшен проходившим мимо дварфом. Ученик, сам того не понимая, имел дар Кудесника и, будучи подхваченным магией, стал работать, а глупый кузнец попытался помешать ему. Но дварфу, узревшему это, удалось остановить глупца от такого греха. Потом, когда мальчик закончил работу и пришел в себя, оказалось, что он сотворил прекрасный кузнечный молот, каких еще не видел никто. После этого молодого подмастерья забрали в Подгорье, где его обучали лучшие мастера кузнечного дела, ведь Кудесники - настоящее сокровище для дварфов.
  Сотворение такого Оружия сильно истощает создателя и лишает частички души, которую он вкладывает в творение. Со временем эта частичка восстанавливается, но частое создание подобного оружия может убить кузнеца. Потому за всю жизнь Кудесники делают крайне мало подобного, даже десятка никто не сделал, так как напряжение слишком сильное.
  Фероксу невероятно повезло получить столь великолепное оружие...
  - 'Чем-то это напоминает мне папу, - вспомнила она былые дни, когда ее отец, вооруженный своими парными саблями, тренировался в саду. Он был прекрасен и смертоносен в эти мгновения. Именно желание быть такой же и побудило ее научиться владеть клинками. - Ферокс чем-то похож на него'
  Когда Ферокс сражается, то моментально меняется и очень сильно напоминает ей отца. В тот день, когда она узнала, кто такой Ферокс на самом деле, она тоже заметила это. Он стоял посреди поверженных врагов, испачканный в крови, и с легкой, едва заметной улыбкой на губах...
  Как папа тогда...
  - 'Интересно, как он там? - задумалась она. - Простил ли он меня?'
  От этой мысли стало грустно.
  Папа был против того, чтобы она становилась ассасином. Он велел ей остаться, но, будучи тогда слишком импульсивной и обиженной на него, она рассорилась с ним и убежала из дома.
  - 'Злится ли он на меня?'
  Мысли так и крутились вокруг всего этого.
  - Чего ты улыбаешься? - прозвучал рядом голос двельфийки.
  - Не твое дело, - буркнула она, выпив еще.
  Коротышка присела рядом и тоже посмотрела на Ферокса. Тот как раз рассматривал свой меч. Он сиял как ребенок, получивший желанную игрушку.
  - Дядя Рур сотворил этот меч специально для Ферокса, - произнесла она. - Мне немного завидно, конечно, но все же я рада, что у него будет такое оружие.
  - А у тебя что, нету?
  - Я бы хотела взять папин молот и сражаться им, но не уверена, достойна ли я его, - погрустнела девица.
  - Печально....
  У Раширы было желание велеть этой девчонке отстать и пойти куда подальше, но затевать ссору в такой момент не хотелось, да и пока эта мелкая ей ничего плохого не сказала.
  - Спасибо, что отвлекла его от кошмаров, - сказала Лилджа. - Слова никогда не смогут передать то, что мы все тогда пережили... И если такие, как я, были быстро выведены из боя и долгое время сидели за спинами защитников, то он носился по всему городу и видел все. Он знал многих и потерял многих... Мне даже страшно представить, как тяжело ему было все это вынести.
  - Я часто видела его в академии, - пожала плечами эльфийка. - Я думала, что хорошо его знала, но он все же смог меня удивить... И это я, чья профессия быть наблюдательной и внимательной...
  - Каким он был там? Вне войны и битв?
  - Очень одиноким... У него там не нашлось друзей, и он быстро стал изгоем для всех. Пусть он и сам отдалился от окружающих. Только сейчас я начала узнавать его настоящего.
  - Он такой... Всегда молча принимает свою сущность и редко кому открывается...
  - Да уж...
  Они обе замолкли и смотрели на парня.
  Что говорить друг другу, обе не представляли, потому просто молчали.
  Они не нравились друг другу, сама Рашира толком не могла объяснить, что ее так взбесило в тот момент. Укол ревности, когда он так тепло ей улыбнулся. Ей должно быть все равно, но почему-то это задевало.
  - 'Она тоже так думает, я уверена, - бросила она на двельфийку косой взгляд. - Терпеть не могу исконников'.
  - Ладно, - поднялась Лилджа. - Я пойду.
  - Вали...
  Невысокая девушка пошла к столу, но на полпути остановилась.
  - Я знаю, о чем ты подумала. Но вынуждена тебя огорчить: я не исконник, - она усмехнулась. - Я еще хуже...
  И с этими словами нахалка ушла, оставив южанку мрачно смотреть в спину этой лесной полукровке...
  
  
  
  
  Глава 21. Ссора.
  
  Мне снился огонь...
  Бушующий пожар, пожирающий людей. Крики и стоны сгорающих заживо оглушали и будто разрывали землю. Кровь загорелась и стала распространяться, погружая все в бесконечный жар пламени.
  Мир полыхал, небеса пылали...
  Поднялся ветер, и началась ужасная буря. Воздух будто слился с огнем и обратил весь мир в единый костер...
  И я был посреди этого хаоса...
  Мертвые горели вокруг меня, и таяли те, кого я некогда знал...
  Они кричали, они молили и стонали, испытывая небывалые муки, но вскоре замолкали навсегда...
  Но, несмотря на все ужасы, происходящие во сне, я все равно не боялся этого.
  Все то, что пугало меня так много времени, теперь казалось таким далеким и неважным. Все это вмиг стало каким-то чужим, что уже не причиняет мне вреда.
  Я проснулся сам.
  Не вскочил от страха и не пропотел до мокрой одежды, а просто проснулся. Будто бы мне снился не кошмар, а обычный, почти не запоминающийся сон. Я открыл глаза и еще некоторое время смотрел в потолок.
  Обычный деревянный потолок, который не помешало бы почистить от паутины и пыли. Да и, судя по следам гари, тут кто-то что-то жарил, но благо хоть запаха нет. Да, мы остановились в таверне дварфов на ночь, мы все равно до глубокой ночи отмечали, а потом нас расселили по комнатам.
  Я вот тут один, а где остальные, не ясно...
  - Хм? - опустил я голову. Только сейчас осознал, что все это время на мне что-то лежало.
  Вижу рукоять меча...
  Да... Это же тот самый меч, который мне вчера подарили дварфы...
  Штормшпрах.
  Он лежит на мне, хотя, когда ложился, я точно положил меч на кресло рядом с кроватью. Такие вещи, как положение меча, я никогда не путаю, это для меня невозможно. Но сейчас мое новое оружие лежит у меня на груди, и я сжимаю его своими руками.
  Как так получилось?
  Если мне не изменяет память, то Рурджа говорил, что меч может прийти ко мне в руки по первому моему зову. Видать, во сне я его позвал. Надо бы с этим разобраться, а то еще позову его не в самый лучший момент и напортачу.
  Сев на кровати, я извлек свое новое оружие из ножен...
  Один вид этого меча завораживал и заставлял мое сердце трепетать. Я жаждал немедленно опробовать его в бою, но битвы что-то вокруг не видать. Меч будто живой, он словно хищный опасный зверь, который признал меня своим хозяином. Я словно нахожусь рядом с огромным львом. Он не потерпит к себе отношения как к котенку, он требует силы и уважения от своего владельца, но в его руках вернее его никого не будет.
  Фламберг...
  О, как же он прекрасен... Никогда не видел более потрясающего клинка.
  Пусть видеть Оружие Мастера мне как-то приходилось, но ни одно из них никогда не было моим. И вот сейчас этот клинок принадлежит исключительно мне.
  Помню, на войне оружие всегда было тем единственным, на что можно положиться. Клинки дварфийской ковки были прекрасным дополнением к нашему стилю боя, а потому мы заботились о них с особым старанием. Но всегда создавалось впечатление, что этот пришедший к нам меч могут в любой момент отнять, что он пусть и хорош, но чего-то в нем не хватает.
  А сейчас я держал в руках тот самый ключик, которого всегда не доставало большинству Псов. Будь у меня такой меч, может, я бы и сравнялся в славе с такими личностями, как Гроза Ханта или Пожиратель троллей, хотя последний как раз всю свою славу и слил, после Криора сойдя с ума и начав резать своих же товарищей. Я с ним толком никогда знаком не был и видел всего раз, когда выживали тут, но о его печальной судьбе слышал каждый варлок. К несчастью, такие случаи на войне не редкость, но этот был самым громким.
  Ну, по крайней мере, это были просто обезумевшие люди, сошедшие с ума от ужасов войны, а не шадакра... Гррр... об этих мразях лучше не вспоминать... Большего позора варлокам, чем существование этих отбросов, просто не сыскать.
  Ладно, лучше не думать об этом.
  Встав, я убрал меч обратно в ножны и начал одеваться.
  Вчера я практически не пил, да и если бы и пил, то спирт никто на стол не ставил, потому никакой проблемы с похмельем у меня и в помине не было. Есть свои плюсы в том, чтобы быть варлоком. Хотя маг может примерно то же самое.
  Оделся, а затем спустился вниз. Меч сначала брать не стал, но потом, чуть подумав, проверил, действительно ли он придет ко мне по первому зову.
  Стоило об этом подумать, как клинок сам появился в руке.
  Здорово.
  Может это и не горящий клинок, который искрит молниями и прорубает адамантий, но меч, который сам возвращается в руку хозяину, не может быть плохим. Напоминает легенду о молоте, что всегда возвращался в руку владельцу, не помню только, о чем там было точно, да и название у молота сложное. Мне эту легенду как-то Хевил рассказывал. Он вообще много чего у костра по вечерам говорил. Послушать его рассказы всем было интересно, а зубастый варлок умел заинтриговать и красиво подать историю.
  Вернул меч в комнату и спустился вниз, в общий зал.
  Там же народ пребывал в весьма удрученном состоянии. Надрались все вчера неслабо, потому похмелье срубило обороноспособность дварфов Нерушимых Дланей. Вот верно говорят, что самыми беззащитными дварфы бывают только после большой гулянки, в особенности, когда отпраздновали победу над кем-то. Пусть подгорные жители быстро восстанавливаются, но лучшего момента для нападения просто не найти.
  Мои друзья обнаружились весьма быстро.
  Не найти их вообще было бы затруднительно, так как стол, за которым они сидели, был будто бы отделен от остальной таверны. Все вокруг старались держаться от них подальше, и причина была довольно веская.
  За накрытым столом напротив друг друга сидели Рашира и Лилджа. Обе весьма мрачно смотрели друг на друга, воздух между ними потяжелел, и я бы не удивился, если бы узнал, что вся еда меж ними покрылась коркой льда.
  Эмиль и Зефира тоже сидели с ними, но на максимальном удалении, насколько это позволяет стол, так как уйти они явно боялись.
  Смотрелось все это достаточно забавно, но искры молний, метаемые из глаз двух девушек, вызывали опаску.
  Когда я вошел, народ вокруг обратил ко мне свой взор с немой мольбой прекратить весь этот беспредел, так как аура смерти, издаваемая двумя девицами, весьма сильно давила на окружающих, убила все комнатные растения и была готова открыть портал в пылающие земли демонов.
  Делать нечего, надо вмешаться. Пусть мне и самому что-то страшновато лезть, но буду такую дистанцию, чтобы на меня не напали.
  - Привет всем, - поздоровался я, подойдя к столу.
  Эмиль и Зефира только скромно махнули руками, а вот Лилджа и Рашира не отреагировали, продолжив сверлить друг друга взглядами. Что-то напряжение между ними сильновато, как бы они в драку не вступили. Я, разумеется, знаю, как хороша Рашира, но и Лилджа ей точно не уступит. У нее, конечно, не десятки лет практики, но физические параметры многое решают, а Лилджа имеет не только ловкость эльфов, но и силу дварфов.
  - Нет, ты не права! - вскочила Лилджа на скамейку, чтобы смотреть на Раширу сверху.
  - Я-то не права? Я всегда права! - фыркнула эльфийка, вставая. Теперь их глаза были на одном уровне.
  - Исключено! В этом вопросе ты вообще не разбираешься, но все равно лезешь, куда не надо!
  - Да я обучена этому с детства! У меня дома были лучшие учителя!
  - Вот и вали к себе домой и не лезь со своими советами к знающим.
  - И кто тут знающий? - усмехнулась южанка.
  Видно, и в этом вопросе она собирается победить.
  Я, конечно, знаю, как хороша Лилджа, и в свое время переспорить ее никто не мог, но, похоже, у нее появился противник, которого она победить не может. Не понимаю, в чем причина спора, но явно что-то более-менее серьезное.
  Не будут же они спорить по какой-то глупости...
  - Жареная картошечка лучше с грибами! - возмутилась двельфийка.
  - Нет, со специями! - возражала эльфийка.
  Я ошибался...
  - Специи Шевралиса дают тонкий привкус картофелю, обжаренного в эльфийском масле, а затем приправленного куриными яйцами, - улыбалась Рашира. - Добавить туда еще зелени и лука, и получится прекрасное блюдо.
  - Пф, это есть невозможно! Ваши специи слишком острые и обжигают язык, - не согласилась Лилджа. - Лучше добавить подземных грибочков, жарить с томатной пастой да кусочки баранины добавить. Насчет масла так и быть, соглашусь, исконники хорошо его делают.
  - Тфу! Слишком жирная пища получится, она вредит фигуре, - покачала южанка головой. - По тебе и видно, что ты только как варвар и питаешься.
  - У активных таких проблем никогда не бывает, - вздернула носик соперница. - А по твоим бедрам сразу заметно, что отъедаешь ты их себе так, что в штаны не влезаешь.
  - Ах, ты, - прищурилась Рашира.
  Похоже, слова о ее бедрах задели ее, но с бедрами у нее все в порядке, очень даже...
  Так, спокойно.
  Надо уйти, пока меня не заметили...
  - Ферокс!
  Поздно.
  - Скажи, что я права! - посмотрела на меня Лилджа.
  - Нет, подтверди, что мой вариант лучше! - нахмурилась Рашира.
  Обе уставились на меня.
  Если выберу кого-то одного, вторая сильно обидится.
  Надо, что-то сделать и быстро.
  - А совместить нельзя? - робко предложил я.
  - НЕТ!
  - Печально, - тяжело вздыхаю. - Может, найдете компромисс? Есть же и не такие острые специи, а грибы разные бывают.
  - Шевралийские специи - самые лучшие, - надулась эльфийка. - Иных особо и нет.
  - А я в специях вообще не разбираюсь, - махнула рукой двельфийка.
  - Спросите Эмиля, - предложил я.
  - ПФфф! - парень подавился чаем и выплюнул его.
  - Его семья занимается виноградниками, но и специи его мать выращивает. Мне Себастьян рассказывал. Так что, как наследник дома Неоран, он точно должен во всем этом разбираться, - рассказывал я, наблюдая, как расширяются глаза мага. Он с ужасом уставился на меня и немой мольбой не карать его так жестоко.
  Это месть, Эмиль. Ты кинул меня вчера, так что лови ответку.
  - Плюс, помнишь, что нам рассказывала Стелла об амазонках? - сказал я Лилдже. - Они тоже неплохо разбираются в грибах. И если дварфы лучше в подземных смыслят, то лесные давно изучены амазонками.
  Зефира побледнела и задрожала, поняв, что теперь и ей придется пасть от тяжелых дланей двух спорщиц.
  Оба дракона, получив такие сведения, повернулись к несчастным с вопросом: 'Чего раньше молчали?'
  Так что пока происходила экзекуция, я успел спокойно поесть и не быть разорванным на части. Красота. Да и остальные в зале вздохнули с облегчением, когда гнев двух фурий был конструктивно направлен в иное русло.
  Так что, пока две драконши мучили предателей, я наслаждался спокойным утром.
  Странно немного.
  Никогда бы не подумал, что утро в Криоре может быть столь спокойным. Относительно.
  Руки больше не дрожат, а видения не посещают меня.
  Давно я такого не испытывал...
  Вскоре народ более-менее успокоился. Рашира и Лилджа молча вернулись к еде, а Эмилю с Зефирой пришлось некоторое время приходить в себя. Им неслабо так нервы потрепали. Ну так они это заслужили.
  Ладно.
  С ситуацией Раширы и Лилджи нужно что-то делать, но я просто не представляю, что именно.
  Рашира точно мне спокойно вздохнуть не даст. Ей нравиться надо мной издеваться, а бесить при этом окружающих для нее только в радость. Потому она не даст конфликту успокоиться и будет и дальше провоцировать Лилджу. Она понимает, что приставания ко мне злят двельфийку, а потому только усилит напор, плюс я давно был ей записан в 'игрушки', так что меня она не отпустит. Я бы мог подумать, что она просто ревнует, и я на самом деле ей нравлюсь, но наивности во мне нет ни грамма, я не такой дурак, чтобы поверить, что эльфийка с возрастом где-то в полторы сотни лет может испытывать к человеку что-то кроме дружбы. Это только в сказках такое бывает, ну или очень редко, как в случае с Лилджой, но там оба родителя долгое время были вместе и испытывали друг к другу очень сильные чувства, которые и вылились в рождение ребенка. Так что тут даже надеяться нет смысла.
  Лилджа же тоже просто так все не оставит. Она, скорее всего, понимает, что ее провоцируют, но эльфийка подло бьет по слабым местам ради своего развлечения. Увы, у Лилджи взрывной характер, она как порох, который может взорваться от любой искры, а Рашира как раз словно факел, который жжёт по полной.
  На спокойный исход рассчитывать не стоит.
  Лучше в Криоре не задерживаться. Думаю, завтра можно уже будет отлетать. Отсюда ходят дирижабли, потому купим билеты на завтра и можем лететь. Задерживаться тут мне как-то не хочется. Пусть видения и страх отступили, но неприятные воспоминания, связанные с этим городом, никуда не делись, и оставаться тут надолго я не хочу.
  - Рашира, - обратилась к эльфийке амазонка. Та явно почувствовала некое напряжение за столом, потому решила о чем-нибудь поговорить. - Интересно мне, а, как и почему ты стала ассасином?
  Эльфийка лишь добро улыбнулась.
  - Это очень долгая и неинтересная история, - ответила она, уклоняясь от ответа. - Может, как-нибудь ее и расскажу.
  Опять она не хочет об этом рассказывать, Эмилю она также отказала, но если тогда была причина умалчивать, то сейчас как бы обстановка располагает. Хотя, может, там что-то темное, а тут много посторонних вокруг. Может, если останемся одни, она и расскажет. В дороге у костра народ порой любил рассказывать о прошлом.
  - Очень жаль, - расстроилась Зефира. - У столь опасной личности, как ты, наверняка есть особая причина быть такой.
  - Ну да, - пожала она плечами. - Лучше расскажи...
  - Переходный возраст, - прозвучал голос Лилджи.
  Рашира неожиданно замолчала...
  Мы все повернулись к двельфийке.
  Та спокойно жевала свою картошку с грибами и с легкой улыбкой смотрела на эльфийку. Переведя взгляд на Раширу, я замер, увидев, какими огромными глазами она сама смотрит на Лилджу.
  - Причина, по которой она стала наемным убийцей, заключается в том...
  - Не смей! - глаза Раширы расширились.
  - Что она стала такой по собственной глупости!
  Мы удивленно и недоумевающе переводили взгляды с одной девушки на другую и решительно не понимали сути происходящего. Первый раз на моей памяти южанка выглядела растерянной. Рашира побледнела и, не отводя глаз, смотрела на Лилджу.
  - Чего? - только и смог сказать я.
  Эмиль и Зефира тоже ничего не понимали. Оба недоумевая, хлопали глазами.
  - Видишь ли, Ферокс, - с наглой и злобной ухмылкой на лице начала Лилджа. - В этом нет особой тайны, но эльфы очень не любят об этом говорить... У всех рас есть такая вещь, как 'переходный возраст', когда мы из детей становимся подростками и постепенно вырастаем. Ну, это все знают...
  Она сделала паузу. Говорила она специально неспешно и медленно, чтобы растянуть удовольствие от шока эльфийки. Сам вид шокированной девушки несколько обескураживал.
  - Беда эльфов в том, что их переходный возраст идет примерно.... Пятьдесят-шестьдесят лет.
  Ничего себе.
  Полвека быть подростком. Это немало. Хотя для эльфов с их четырьмя сотнями лет жизни такое не должно быть проблемой.
  Ведь не должно быть?
  - И беда еще в том, что в этот период своей жизни молодые эльфы максимально гиперактивны, неадекватны и жаждут приключений. Гормоны бьют ключом, потому все глупости, ошибки и горячие решения, принимаемые ими, в 90% случаев происходят именно в этот период.
  Вот это да-а-а-а...
  Даже люди в это время особо не всегда адекватны. Я вот, будучи подростком и потеряв все, принял очень поспешное решение стать варлоком и пойти на войну. Не скажу, что у меня не было причин так поступать, но сейчас я полностью отдаю себе отчет в том, что несколько поспешил с решением.
  Что же тогда с эльфами случается, если у них все настолько сложно и долго?
  - Около 50% всех пиратов в южном океане как раз Ванийские подростки, многие из эльфов в армии или среди авантюристов тоже такие же. Вот и эта южанка, будучи молодой и глупой, решила пойти в наемные убийцы, потому что... это было круто... Все...
  Я застыл, тупо не зная, что сказать...
  Эмиль в этот момент пил, потому не заметил, как вылил на себя содержимое чашки, а Зефира перестала жевать свою еду. Да и вообще, в таверне стало довольно тихо. Слышно даже, как на улице ходят, что для таверны обычно нереальная вещь.
  - Да не... - попытался улыбнуться я. - Не может такого быть... Не мо...
  Но одного взгляда на Раширу было достаточно, чтобы потерять дар речи...
  Раскрасневшееся до кончиков ушей лицо, опущенный смущенный взгляд и поджатые губы. Она скромно сидела, сведя коленки, сжимала кулаки, и создавалось впечатление, что она вот-вот расплачется...
  - И еще кое-что, - решила добить ее Лилджа. - Ей сейчас примерно 110-120 лет, что в переводе на человеческие мерки, чуть больше 20-ти...
  - Че?
  - Чего?!
  - ЧТООООО?!!!
  Народ заорал от удивления.
  Я упал со скамейки, так как попытался встать, но запутался в ногах и грохнулся. Эмиль выронил чашку себе на ногу и, попытавшись вытащить ногу из-под стола, тоже упал. Зефира подавилась своей едой и сейчас задыхалась.
  Остальные, кому не посчастливилось в этот момент оказаться в зале, тоже не остались сидеть. Те, кто стояли, выронили, что несли, некоторые навернулись, а где-то уже куча-мала образовалась.
  Нет, я всякого ожидал от ее истории, но не такого.
  Если раньше она казалась мне этакой роковой женщиной, к ногам которой падали все мужчины, опасной и смертоносной леди с огромным опытом и знаниями, то сейчас передо мной сидела просто обычная девушка, натворившая кучу глупых ошибок и стесняющаяся о них говорить. Нет, у меня тоже в прошлом были глупости, но теперь ясно, почему она желала это скрыть. А оказывается, она просто девушка, причем не особо от меня и отличающаяся...
  Честно признаюсь, в этот момент Рашира показалась мне очень беззащитной и миленькой.
  - Замолчите, - подала робкий голос эльфийка. - Я была юна, не очень понимала, что творю, а папа отказался брать меня с собой в плаванье.... Вот я и пошла в убийцы назло ему...
  Этот тон меня окончательно добил.
  Такой милой я ее никогда не видел. И ведь это не наигранно, не притворяется она, говорит совершенно искренне. Такого мой мозг просто не мог выдержать.
  Надо выпить...
  Лилджа же с самой довольной мордочкой пила чай и наслаждалась зрелищем поверженной эльфийки. Если вчера двельфийка полностью проиграла ей, то сейчас она отлично отыгралась.
  Окружающие начали приходить в себя.
  Эмиль вылез из-под стола, а Зефира проглотила комок в горле и сейчас запивала водой. Думаю, и для них это стало шоком. У окружающих появилась неплохая причина напиться чем покрепче, да и я был бы не против выпить, особенно после такого.
  Теперь, вспоминая все те случаи в академии между нами, я вижу все под другим углом. И это меня напрягает. Не знаю, что и думать теперь о ней, но смотреть в глаза ей точно будет нелегко.
  - А как вообще эльфы переживают этот период? - спросил Эмиль. Он первым из нас пришел в себя и явно загорелся любопытством.
  - По-разному. Исконные стараются своих подростков за пределы Энед-Альдарана не выпускать, пытаясь находить им занятие, типа службы в армии или охраны границ с Имораланом и Мортемом. У Горных с этим проблем нет, все их общество построено на сражениях и мужестве, потому гладиаторские арены и войны между кланами там дело обычное, а в них молодые всегда рады поучаствовать. Лесные тоже находят, чем занять подростков, в лесу всегда есть дела, требующие рук. А вот Южане обычно мало уделяют этому внимания, позволяя молодняку творить все, что они хотят. Так что подростки становятся приключенцами, пиратами или, как в ее случае, наемными убийцами.
  Сама южанка вскоре пришла в себя и мотнула головой.
  На красивом личике стали проступать гнев и злость, но краски с лица никуда не делись. Смущение и ярость исходили от нее сильными волнами. Она заскрежетала зубами и крепко сжала кулаки.
  - Поздравляю... - прорычала она. - Ты меня взбесила...
  - Очень этому рада, - насмехаясь, ответила двельфийка.
  - Пошли, выйдем.
  - Пошли....
  Вот и случилось.
  Значит, надо действовать быстро.
  - Судьей буду я, - тут же сказал я, чтобы они меня секундантом не назначили. - Никакого смертельного поединка, и я его остановлю, если посчитаю нужным.
  Обе девицы явно были недовольны моей позицией, но спорить не стали.
  - Тогда моим секундантом будет колдунчик, - указала Лилджа на Эмиля.
  - Ну, а я беру Зефиру.
  Указанные секунданты явно были против своего назначения, но спорить с двумя драконшами не решились.
  Обе девушки разошлись, чтобы подготовиться, а мы остались думать, что делать дальше...
  
  ***
  
  Рашира была в ярости.
  Давно ее так сильно не злили. Она уже и забыла, что может быть настолько раздраженной и взбешенной. Кто бы мог подумать, что какая-то полукровка сможет вывести ее из себя.
  А ведь день так хорошо начинался.
  Удалось начать спор с этой коротышкой и неплохо повеселиться, действуя окружающим на нервы. Да и тема была забавной, давно она о еде ни с кем не спорила, обычно легко побеждая в таких вопросах, а тут знаток нашелся. Да и кислые мордочки Эмиля и Зефиры веселили.
  После спустился Ферокс, который попытался разрулить ситуацию, да и перенаправил 'огонь' на двух несчастных. Ну, он был в своем праве, маленькая месть - дело святое.
  Но затем, как он сел с ними, с двельфийкой начало происходить что-то странное. Она необычно улыбалась и будто бы чего-то ждала. Видать, она ожидала, когда придет Ферокс, а уж потом начала действовать.
  Скорее всего, такой вопрос Зефире подсказала именно эта мелкая.
  Отвечать на вопрос о прошлом ей не хотелось. Причина вступления в Гильдию Проходимцев была довольно постыдная, и вспоминать об этом было больно, но затем....
  - 'Полный провал, - застонала она. Двельфийка все разболтала, абсолютно все. Она как-то и не подумала, что эта полукровка могла знать о 'эльфийской проблеме', а ведь стоило догадаться, что эльфы ее растили хотя бы некоторое время. Но уже ничего не исправишь. Она все выдала, заставив Раширу сгорать от невыносимого стыда. - Кошмар!'
  Она действительно, будучи подростком, сильно поссорилась с отцом, когда он отказался брать ее с собой в плавание. Даже сестер старших с собой взял, а ее нет, вот она и убежала из дома и назло ему стала ассасином.
  Потом уже, когда она подросла и осознала, куда влипла и что натворила, она сильно стыдилась своего решения. Отношения с семьей охладели, и она сама уже не решилась возвращаться. Мать, разумеется, была бы не против, но сама Рашира такой судьбы себе не желала. Кем может стать девушка из благородной семьи с навыками профессионального убийцы? Разумеется, или придется играть роль послушной девочки, или стать ассасином ради политических амбиций матери. А учитывая, что у нее есть шансы получить полную власть над Шевралис, то роль у дочери будет весьма однозначной.
  Это еще ладно, у нее отношения с матерью всегда были не очень теплыми, так как она особых чувств к своим детям не испытывала. Но всего один разочарованный взгляд отца просто угнетал ее.
  Она хотела бы вернуться домой, но там ей места нет, и спокойно жить она не сможет, потому и прячется по миру от своих преследователей.
  И вот это все это ей пришлось пережить вновь.
  Как только двельфийка все рассказала, воспоминания нахлынули на нее, и она потеряла контроль над своими чувствами. Вновь разочарованный взгляд отца промелькнул перед глазами, спина матери, которая отвернулась от нее, и презрение в глазах сестер и братьев.
  Ферокс так посмотрел на нее...
  - 'Как стыдно... Он увидел меня такой слабой!'
  Так что сейчас Рашира была просто в бешенстве и была готова голыми руками разорвать эту девку.
  Вот только Ферокс сразу же дал понять, что ничью сторону он занимать не намерен и стал судьей. Так что им пришлось выбирать секундантов. Да и условия поставлены как тренировочный поединок.
  Но все это не важно.
  Ее чувства требовали выхода, и если моральное удовлетворение можно получить, таская коротышку по земле, она сделает это столько раз, сколько нужно.
  - Ну, держись...
  
  ***
  
  - Ха-ха-ха! Получилось! - смеялась Лилджа.
  Она два часа терпела спор про картошку и насмешки над собой, чтобы дождаться Ферокса, а затем разоблачить южанку. Да, знания, полученные еще во время проживания среди лесных эльфов, ей очень пригодились, не зря мама так строго воспитывала ее.
  Вчера южанка сильно задела ее, и тогда двельфика ничего не могла сделать, но сегодня она взяла реванш. Было бы неплохо еще вчера вызвать ее на дуэль, но эльфийка точно бы отказалась или нагло избежала дуэли, а значит, нужно было, чтобы она сама вызвала ее.
  Так все и случилось.
  Теперь этой девке из Шевралис никуда не деться.
  - Скоро она поплатится за все, - облизнула губы двельфика, вооружаясь тренировочным оружием и надевая кожаный нагрудник.
  Давно у нее не было достойного противника, но эта эльфийка - профессиональный убийца, потому скучно точно не будет. Да, будет непросто, но у нее есть парочка 'козырей в рукаве', потому она не волновалась об исходе боя.
  - Жаль, только Ферокса на свою сторону перетянуть не удалось, - вздохнула она.
  Варлок быстро смекнул, что к чему и ушел в нейтрал, ничего тут сделать уже нельзя. Зато он сможет увидеть, какой сильной она стала и как она опустит эту южную развратницу.
  - Она пожалеет, что посмела играть со мной и пытаться отнять у меня Ферокса, - со зловещей улыбкой прошептала она. - Ну, держись...
  
  
  
  
  Глава 22. Солнце и Луна.
  
  Мы стояли на заднем дворе таверны и ждали появления 'воительниц'.
  Обе девушки серьезно решили подраться, и останавливать их никто не стал. Да, им давно надо было выпустить пар, так что, пока они делают все в рамках тренировочного боя, ничего плохого не случится. Но, если что, я тут нахожусь в роли судьи. Я судьей являюсь просто потому, что только я и успею среагировать, у остальных мало шансов их утихомирить.
  - Волнуешься за них? - спросил я Эмиля.
  Тот хмурился и качал головой, понимая, во что он ввязался. Зефира тоже смотрела недоброжелательно. Думаю, в ее понимании бой - не лучший показатель сдержанности.
  - Я видел, как дерется Лилджа, но есть ли у нее шансы против Раширы? - спросил он.
  - Маленькая двельфийка горяча и агрессивна, но не думаю, что она победит, - предположила Зефира. - Южанка очень сильна, и в бою она показала себя настоящим мастером.
  - Пожалуй, - не стал я спорить. - Лилджа сильна, она хорошо обучена и прошла войну, но для нее Рашира - крайне неудобный враг. Эльфийка быстрая, ловкая, и за ее плечами многолетний опыт убийств, так что шансов у Лилджи мало.
  - Тогда какой смысл в этом бое? - посмотрел на меня Эмиль. - Если у нее нет шансов, то это будет просто избиение.
  - Возможно, - кивнул я. - Вот только есть одно но.
  - Но? - удивились они.
  - Лилджа для Раширы тоже очень неудобный враг.
  - А?
  Но ответить мне не дало появление соперниц.
  Поскольку у нас тренировочный бой, то и проводить его будут по всем правилам тренировочных дуэлей. Кожаная броня, деревянное оружие и запрет на летальные и самоубийственные удары, а также нельзя метить в глаза и так далее. И, чтобы они эту черту, отделяющую баловство от убийства не перешли, тут и есть я.
  Лилджа нацепила на себя полный комплект кожаной брони, с шлемом, закрывающим лицо, подкладками на шее и сгибах, нагрудником, поножами с рукавицами, наплечниками и набедренниками. Все, как полагается. Вооружена она была маленьким деревянным топориком и дагой с вытянутой гардой, чтобы зацеплять вражеское оружие. Лилджа хорошо сражается с любым оружием, ее учили не полагаться на что-то одно, а менять в зависимости от ситуации.
  Этим она напоминает мне Стальных Быков, которые в строю использовали меч с щитом, а когда расходились или разделялись, то пользовались тяжелым оружием или вообще каким-то индивидуальным, если такое есть. Хевил, например, всегда носил с собой алебарду и несколько других видов оружия. Пространственный карман он себе тоже каким-то образом добыл. А вот когда дело доходило до троллей, то секира или боевой молот были его основным выбором. Безумный маньяк всегда умел подбирать нужное оборудование для определенных целей.
  Будь Лилджа человеком и обладай она более выраженными магическими талантами, то в Быки ее бы взяли без вопросов.
  Рашира же, напротив, явно решила выпендриться. Эльфы это дело любят. Броню она одевать не стала вообще, а только ограничилась двумя деревянными серпообразными кинжалами. Не скажу, что это умное решение, но в нем есть смысл. Она очень быстрая, ловкая и гибкая, но в броне, даже в кожаной, свою гибкость она утратит, а это ее основное оружие. Акробатические трюки и прыжки с пируэтами и разными позами с броней не сделаешь. Хотя, как я слышал, у эльфов есть какая-то своя броня для такого, но вряд ли ее тут можно достать.
  Ну, так или иначе, обе девицы были готовы и рвались в бой.
  Встали друг напротив друга и ждали отмашки судьи.
  Я встал между ними и решил повторить, а то чую я неприятности.
  - Этот бой тренировочный. Никаких убийств или попыток членовредительства. Ничего того, что не может потом исправить целитель. - Многозначительно посмотрел на обеих девиц. - Нарушитель будет сразу же признан проигравшим и понесет наказание.
  - У-у-у, как интригует, - улыбнулась Рашира.
  - Готовься быть битой, - усмехнулась Лилджа.
  Они точно пропустили мои слова мимо ушей, а ведь они у них особо большие. Так или иначе, они все равно никого слушать не станут.
  - Приготовились! - скомандовал я. - Начали!
  Блинк!
  Исчезаю и появляюсь вне их поля боя, а они начали сразу же, как я дал команду.
  Первой рванула Рашира.
  Она стартанула моментально и очень быстро сократила расстояние между собой и противником. Скорость ее при этом была столь высокой, что даже я не успел заметить. Она, словно ураганный порыв ветра, набросилась на Лилджу, и чуть было не снесла ее целым ураганом молниеносных движений.
  Может, это слишком громкие эпитеты, описывающие ее действия, но сравнить мне просто не с чем. Я еще никогда не видел эльфийского фехтовальщика в бою так подробно. Четкие и отточенные движения, мастерство и сила эльфийского тела. Да, на примере Раширы я теперь понимаю все превосходство эльфов перед обычными людьми. Все в их теле будто бы создано, чтобы во всем превосходить человека: мышцы, кожа, кости, органы чувств и внешность, они будто специально такими идеальными созданы.
  На ее фоне Лилджа действительно терялась.
  На маленькую двельфийку обрушился поток ударов.
  Девушка тут же ушла в глухую оборону, прекрасно понимая, что ничего в этот момент сделать не сможет. Словно огромный водопад, эльфийка обрушилась на противницу, чуть ли не сбивая ее с ног.
  Все, на что сейчас могла полагаться Рангхилдер - это на свою броню и реакцию. Она парировала, принимала на доспехи удары и двигалась, пытаясь уйти из-под шквала атак. Два кинжала в руках эльфийки вытворяли страшные вещи, и не будь они тренировочным инвентарем, эльфийка давно убила бы Лилджу.
  Нет, Рашира не била врага просто так.
  Она мастер, а потому она целилась в уязвимые точки, в какие только ей разрешено бить. Будь ее воля, она бы атаковала глаза, но это тренировочный бой, а потому она обходилась ударами по сочленениям доспеха: локти, колени, шея, подмышки. Все места, где броня особо слаба.
  Понимала это и Лилджа, всеми силами стараясь защищать эти места, но выходило откровенно паршиво, так как разница в скорости у них была просто непреодолимой.
  Вот Рашира ударила по шлему и повредила забрало, скосив его, закрывая Лилдже обзор слева, вот она оторвала наплечник и ударом ноги в грудь отправила двельфийку в полет.
  Лилджа пролетела несколько метров и тяжело упала на землю, протащившись по ней еще немного.
  - Ну и где все твое хвастовство? - усмехнулась эльфийка, смотря на своего противника сверху-вниз с жутко надменным взглядом. - Что молчишь? Язык прикусила?
  Двельфийка не отвечала ей, а просто молча поднималась. Она тяжело и громко дышала, с небольшим хрипом. Видать, удар в подмышку кончиком клинка повредил ей ребро. Плохо. Так она долго продолжать не сможет. Она слегка шатается, но все равно крепко держит оружие.
  - Так и знала, что все напрасно, - фыркнула Зефира, скрестив руки на груди. - Это бой в одного, у малышки нет шанса.
  - Жалко, - вздохнул Эмиль. - Я надеялся, что она достойно себя покажет.
  - Не моргайте, - сказал я.
  Оба секунданта повернулись на меня.
  - Смотрите и запоминайте.
  Двельфийка так и не ответила своему противнику, а лишь встала в боевую стойку.
  - 'Я - Скала, что не уступит ветру, Я - Риф, что разрезает волны. Мои кости - Горы, Моя кожа - Почва, Моя кровь - Магма! Не отступлю и не паду, ибо я - сама Земля', - процитировал самый знаменитый дварфийский трактат 'Наследие Недр', написанный еще основателем Подгорья. Он же вывел основные доктрины и традиции дварфов, а также описал их основной метод боя.
  Невозмутимость противника разозлила ее.
  Да, Лилдже сильно досталось, она получила несколько ощутимых повреждений, ее обзор уменьшился, и броне недолго осталось держаться.
  Но взгляд ее все такой же ясный и сосредоточенный.
  Она не боится... она ждет....
  Рашира вновь бросилась в атаку.
  Первая ошибка.
  Она повторила свои прошлые действия. Она не попыталась атаковать по-иному, а просто сделала все, что уже делала.
  Ураган вновь обрушился на двельфийку, но с еще большей скоростью и силой. Тычки и удары стали даже сильнее и быстрее, чем до этого. Рагнхилдер вновь пришлось уйти в оборону и защищаться на пределе своих возможностей.
  Вторая ошибка.
  Недооценка врага. Она, уверенная в своем полном превосходстве, которое полностью подтверждается первой стычкой, сейчас не относится к противнику серьезно. А значит, не ждет ответа.
  Блеск.
  Этот блеск в глазах Лилджи я успел увидеть.
  Время пришло...
  Дагой она отводит правый клинок Раширы, тем самым уводя ее центр тяжести в сторону.
  Резко приседает...
  Деревянный топорик обрушивается на стопу эльфийки!
  Удар!
  Рашира резко отпрыгивает.
  Третья ошибка.
  Она поддалась эмоциям. Всего на миг, но раздражение и злость нарушили ее концентрацию. И этим воспользовалась Лилджа.
  Эльфийка разорвала дистанцию и стояла на одной ноге. Вторую ей повредили.
  Четвертая ошибка.
  Пренебрежение собственной безопасностью. Уверенная в своем мастерстве, она не подумала о защите.
  Теперь я верю, что Рашира, по сути, молодая девица и наша ровесница. Такую ошибку мастер точно бы не совершил.
  - Успели увидеть? - усмехнулся я.
  - Что случилось? Как? - не понимали они.
  - Обычная тактика против скоростного противника. Выжидать момента для контратаки. Рашира совершила несколько незначительных ошибок, которые бы не имели значения, будь ее противником кто-то другой, и Лилджа воспользовалась этим, - пояснил я. - Она обладает не только силой и стойкостью дварфов, но и восприятием лесных эльфов, которое и позволило ей увидеть нужный момент. Такое вообще-то считается невозможным, но в ней соединились лучшие черты двух рас. Она... Идеальная полукровка.
  Обе девушки вновь прервали бой.
  Одна избита в хлам и на ногах еле стоит, а вторая получила серьезное повреждение, лишившее ее мобильности. В тренировочной дуэли такое повреждение мало что может значить, но в реальном бою в этот самый момент Рашира была бы мертва. Для ловкого воина лишиться мобильности - равносильно гибели.
  - Смотри внимательно, Эмиль, - вот она разница между гениальным мастером и опытным солдатом. Да, Рашира во всем превосходит Лилджу, но уступает ей в банальном опыте выживания.
  - Выживания?
  - Не важно, преуспел убийца в атаке или нет, после нее он немедленно отступает. У Раширы полно опыта в молниеносных стычках, но вот затяжные битвы ей не очень знакомы. Лилдже же приходилось зубами выгрызать себе шанс на жизнь.
  - Но в реальном бою такая тактика не сработает, - нахмурилась Зефира. - Получив такие повреждения, она давно была бы мертва.
  - В реальном бою на ней был бы более прочный и защищенный доспех, и она бы тоже использовала подлые приемы, а в тренировочном бою это запрещено. Но ты права - это все полная глупость. Эти две уже совсем крышу потеряли, если совершают такие глупости.
  Бой длился всего пару минут, и все это время казалось, у двельфийки и шанса нет, но вот всего один удар так радикально изменил ситуацию. Удар по ноге оказался сильным, наступать на нее ей было больно.
  - Тридцать секунд, - вздохнул я. - Исход решится в эти тридцать секунд.
  Они непонимающе посмотрели на меня.
  - Ровно столько Рашира сможет не обращать внимания на повреждение. Если она не победит за это время, то боль сдерживать не сможет, а подлечиться прямо в бою некогда.
  И будто подтверждение моим словам Рашира зарычала, как дикий зверь.
  - Грррр! - заскрежетала она зубами, чувствуя гнев на противника и стыд за такую глупую ошибку.
  Она и сама все это понимала, а потому ситуация взбесила ее. Она сжала рукояти своих кинжалов и бросила на свою противницу испепеляющий взгляд. Тяжело осознавать, что в такой ситуации ты не потому, что твой враг лучше тебя, а просто из-за собственной глупости. Это сильно бьет по гордости мастера.
  Она твердо встала на ногу и проигнорировала боль.
  Вот теперь все будет серьезно.
  Рывок!
  Еще быстрее, чем раньше, но в этот момент и сама Лилджа не стала оставаться на месте и тоже бросилась в бой.
  Лилджа тоже на ногах еле стоит. Она получила несколько ощутимых тычков, которые сильно ее вымотали. Она тоже недолго сможет держаться на ногах. Так что сейчас они выложатся на полную.
  Двельфийка поднырнула под противницей, заставив ту подпрыгнуть и перелететь через себя. Умно. Заставляет ее сильнее наступать на поврежденную ногу и чаще ее задействовать. Но и Рашира не осталась в стороне, даже в воздухе нанеся несколько болезненных тычков.
  Они вновь столкнулись!
  Удар! Удар! Удар!
  Безумный круговорот нескончаемых ударов!
  Все зрители замерли в ожидании исхода. Все перестали дышать в эти секунды, когда они отдали все свои силы для последнего рывка.
  Скоро... все закончится...
  
  ***
  
  Они столкнулись!
  Как два порыва ветра закрутились в урагане боя.
  Рашира была быстрее, намного быстрее и искуснее своего противника. Ее клинки выписывали невероятные узоры в воздухе и, словно когти хищной птицы, наносили яростные атаки врагу. Она не знала промаха и не сдерживала силу своих ударов. Ее противница уступала ей во многом. Скорость, ловкость, маневренность и гибкость - все то, что делало эльфов превосходными бойцами, было у Раширы так хорошо развито, что даже среди своих собратьев она считается одной из лучших.
  Но Лилджа все стояла. Она все еще держалась и не падала.
  Эльфийка не была глупой или наивной. Она прекрасно понимала в такой ситуации находится. Тугая боль в ноге все нарастает и вот-вот свалит ее. Еще несколько секунд такого бешеного темпа, и она упадет, не в силах подняться. И ведь ей нельзя даже думать о том, чтобы замедлиться. Грубая сила этой коротышки настолько велика, что ей достаточно нанести всего один удар для полной победы.
  Но ничего... она и сама еле стоит. Нужно лишь надавить на нее сильнее, и она лишится сил.
  - 'Я не проиграю! Я не проиграю ей! Ни за что! - мельтешили ее мысли. - После того как она опозорила меня перед ним, я не прощу ей этого!'
  Лилджа тоже все прекрасно понимала.
  Она тоже серьезно недооценила своего врага. Уверенность в том, что она легко выдержит все атаки, чуть было не стоила ей поражения в первые секунды боя. Она недооценила ее скорость и мастерство, враг просто нереально силен, с таким она еще не сталкивалась. Лишь огромный опыт войны и природная выносливость дварфов позволили ей выстоять и нанести тот решающий удар.
  Лилджа сама еле стояла на ногах. Все силы она тратила лишь только на то, чтобы не упасть. Колени дрожали, в глазах все плыло, руки одеревенели, а дышать становилось все тяжелее.
  Но сдаваться она не собиралась! Не сейчас!
  - 'Я не упаду, пока он смотрит! - промелькнули ее мысли в голове. - Я сильная! Смотри на меня! Я не проиграю ей!'
  Удар! Удар! Удар!
  Они стали еще яростнее и сильнее. Своя защита уже не волновала Лилджу, и она пыталась хоть немного достать врага, но все было без толку.
  Они разорвали дистанцию.
  Вновь дали себе секунду передышки, чтобы затем сойтись в последний раз.
  - 'Я не проиграю! Этот момент все решит!'
  Их мысли были одинаковыми.
  Плевать на раны, плевать на боль, плевать на усталость, плевать на все!
  Рывок!
  Они бросились в свою последнюю атаку!
  Шаг! Шаг! Шаг!
  Они сближались и уже забыли обо всем на свете. В мире исчезло все, кроме их самих.
  'Есть только Я и Враг, остальное не имеет значения!'
  Шаг! Шаг! Шаг!
  Вот они почти столкнулись...
  ВЗРЫВ!
  Ударная волна, возникшая между ними, просто снесла девушек с ног и оттолкнула друг от друга, протащив обеих несколько метров по земле!
  В ушах у них звенело, голова закружилась, а все полученные раны вспыхнули болью, чуть не лишив их сознания.
  - Достаточно! - сильный и холодный голос прозвучал перед ними.
  В центре их поля боя стоял Ферокс...
  Ледяной взгляд его желтых глаз не предвещал ничего хорошего.
  - Бой окончен - Ничья.
  - ЧТО?! - подскочили они.
  - Вы обе нарушили правила, - заявил он. - Это тренировочный бой и самоубийственные атаки тут тоже запрещены, а вы совсем головы потеряли.
  - Нет! Я еще могу сражаться! - возмутилась Лилджа, с трудом оставаясь на ногах. В глазах двоилось, а дыхание сопровождалось хрипом и писком.
  - Я тоже еще не сдалась, - нахмурилась Рашила, стоя на одной ноге. Наступать на вторую она уже не могла. Она закусила губу от боли и пыталась не выдавать своего состояния.
  Но это не убедило варлока.
  Тот сначала посмотрел на одну, а затем на другую.
  И от его взгляда на душе стало как-то нехорошо.
  Рашира впервые за долгие годы чувствовала себя неуютно под его взглядом. Создавалось впечатление, будто она сильно разозлила отца, такой же взгляд бывал и у него, когда он был зол. Сейчас Ферокс был сам на себя не похож. Если раньше он казался более пассивным и спокойным, тем человеком, который предпочитает плыть по течению, то сейчас перед ней стоял тот, кто русло реки может менять.
  Лилджа тоже сглотнула. Она помнила, насколько страшным Ферокс может быть в гневе. В моменты настолько плохого настроения варлока лучше не трогать и не злить, можно сильно поплатиться. Хевил как-то тоже так полез и, несмотря на всю свою силу, получил он тогда знатно.
  - Или вы прекращаете, или я вас заставляю прекратить...
  Вот такого поворота никто из них точно не ожидал. Лилджа очень хорошо знала эту темную и раздраженную часть Ферокса, а потому первая отступила. Ферокс может быть сколь угодно спокойным, ленивым или даже пассивно принимать все проблемы, но стоит его разозлить, и никому не захочется оставаться с ним рядом. Одно воспоминание о том шадакре, который им попался, заставляло ее содрогаться от того, какая ярость тогда пылала в душе Ферокса и от того, что он с ним сделал.
  Рашира не знала всего этого, но нутром чувствовала, что продолжать не стоит. Ферокс никогда раньше с этой стороны ей не открывался. Она запомнила его очень флегматичным и спокойным в Академии, потому подобная резкая перемена ее несколько пугала.
  Обе девушки отступили и опустили оружие.
  - Чудно, - кивнул он.
  Это стало последним, что они услышали от него, а после потеряли сознание....
  
  ***
  
  Девушек унесли в лазарет и оставили там лечиться. У Лилджи парочка треснутых костей и куча синяков, а Рашира получила сильное повреждение стопы, да и во время последней стычки несколько ударов пропустила. И ведь пожалела, что броню не надела, так что сама виновата. Могла бы отделаться более легкими травмами, но теперь мы тут еще на день застряли.
  Эмиль смотрел на весь этот процесс с неким шоком.
  Действительно. Бой, который вначале показался ему предсказуемым, поразил своим исходом. Еще в рельсовике он увидел все мастерство Раширы, как он думал, но сегодня она продемонстрировала нечто большее, чем еще сильнее удивила его. И вот такого мастера сумели подловить и нанести серьезное повреждение.
  Да, отец правду говорил, рассказывая, что талант - это еще не все:
  
  - Запомни, Эмиль. Талант не даст тебе победу. Только твоя внимательность и осторожность позволят выжить, а талант лишь облегчит достижение этого. Не более.
  
   Теперь он в полной мере понял значение этих слов. Небольшая двельфийка смогла удивить всех. Зефира рядом с ним тоже явно переосмысливала многое.
  - Никогда подобного не видела, - говорила она. - Есть чему поучиться.
  - Согласен, - кивал парень. - Наглядный пример понятнее, чем тысячи слов.
  - Так, а где мы? - спросила амазонка.
  И только сейчас Эмиль понял, что в поисках Ферокса по зданию дварфов они несколько заплутали. Таверна на самом деле несколько больше, чем казалось с начала. Под землей у здания оказалось несколько больших залов, куда они и зашли в поисках друга. Им сказали, что Ферокс в тренировочном зале практикуется со своим новым мечом, а вот как туда дойти, они спросить забыли.
  Сейчас они находились в некой галерее, где на стенах висели картины, а за витринами лежало разное оружие. По большей части это оружие было старым, проржавевшим, и представляло больше историческую ценность, чем боевую, но смотрелось все красиво.
  - Не туда, - хмыкнул он. - Придется возвращаться.
  Направившись к выходу, Эмиль резко остановился, увидев одну картину.
  Картина была очень большой и занимала половину стены. Была изображена дуэль двух эльфов. Один был исконным эльфом в бело-золотой броне, который, потеряв свой шлем, крепко сжимал в руках черную искривленную саблю. Его темные волосы развевались на ветру, и голубые глаза смотрели на противника. Врагом его был южный беловолосый эльф в таких же черно-синих доспехах, который был внешне очень похож на исконного. В руках он держал такую же саблю, только белую.
  Эти двое сражались посреди безжизненного поля, оба выглядели уставшими и измотанными, но все еще готовыми бороться. При этом они не выглядели озлобленными друг на друга или сердитыми. Они наоборот веселились и улыбались этой битве. Бой был явно серьезным и жарким, но улыбки не сходили с их лиц.
  - Красиво, - прошептала Зефира.
  Девушка заворожено смотрела на картину и восхищалась этой работой.
  - 'А в племенах амазонок кто-нибудь живописью занимается?' - подумал он.
  Спрашивать подобное он не решился, но ответ был очевиден. Живя в изоляции от всего мира, они вряд ли могли увидеть подобную красоту. Нет, у них наверняка есть и свои проявления искусства, но подобное вряд ли имеется.
  Девушка молча осматривала изображение, ничего не говоря, а парень просто молча стоял рядом, не торопя ее и давая ей насладиться искусством.
  Тут дверь в зал открылась, и внутрь вошел господин Рурджа.
  - А, юнцы, - улыбнулся им дварф.
  - Здравствуйте, господин Рурджа, - поклонился Эмиль. - Мы немного заблудились вот и...
  - Ничего страшного, - махнул он рукой. - Этот зал для того и сделан, чтобы любой мог зайти сюда и посмотреть на историю нашего народа. Будь этот зал запретным, он был бы заперт.
  - Историю дварфов? - удивился парень. - А как с ней связаны эльфы?
  - А эти, - улыбнулся Рагнхилдер. Он подошел к картине и посмотрел на изображение. - Этих эльфов звали Луанель и Тауналь, два брата-близнеца. В молодости они сбежали из дома и отправились странствовать по миру и ввязываться в разные приключения. И однажды их занесло в Подгорье... - рассказывал дварф. - Их сначала пленили и посадили в тюрьму как вторженцев, но потом именно эти двое спасли Подгорье от нашествия троглодитов и других тварей Подземья. Монстры прорвались через новый туннель и могли бы уничтожить ничего не подозревающих жителей, но эти двое обрушили своды той пещеры и спасли всех. Так что Луанель и Туаналь считаются героями для подгорного народа, и именно благодаря их действиям дварфы вообще начали вести дела с эльфами.
  - Ого, я и не знал такого, - удивился Эмиль. Он многое читал про дварфов, но этой легенды не знал.
   - Это все политика, - скривился глава клана Нерушимых Дланей. - Сейчас отношения наших народов испортились, а потому некоторые события прошлого правители стараются не вспоминать, но обычные дварфы помнят деяния этих близнецов. Именно наш народ выковал для братьев эти два клинка: Солнечного Певца и Лунного Поэта.
  - Но они же разные! Как они могут быть братьями, - заметила Зефира. - Почему так?
  - Потом произошел Раскол, - вздохнул дварф. - Луанель выступал за других и потому был изгнан с ними, а Тауналь остался на своей родине. После того случая братья никогда больше не разговаривали.
  - Жалко.
  - Да, - покачал головой мужчина. - Они оба сожалели о том, что наговорили друг другу в тот день, и всю жизнь провели в печали, желая когда-нибудь встретиться и извиниться. Оба брата чувствовали, что порознь они не могут быть счастливы...
  - И что с ними случилось? - спросил маг.
  - Однажды на Ванийские острова прибыла делегация исконных. Все, что они принесли - это черную саблю и последние слова Тауналя: 'Прости меня, брат'. Вот так и завершилась эта печальная история. Вот потому их изобразили на этом полотне как двоих братьев, наконец-то встретившихся и, решивших сразиться, как в былые времена, когда они оттачивали свое мастерство в бою. Солнце и Луна встретились лишь на этом полотне...
  Да, грустный конец. Два брата, что сожалели о сказанном, но уже так и не смогли сказать того, что чувствуют. Лишь их клинки смогли обрести друг друга, но не сами владельцы. Грустно и поучительно. Никогда не стоит откладывать столь важные вещи и несказанные слова, ибо может случиться так, что говорить их будет уже некому...
  - Хм, а я где-то раньше слышал эти имена, - нахмурился Неоран. Он не слышал эту легенду прежде, но вот сами имена или что-то похожее, кажется, было.
  - Скорее всего, ты слышал о самих клинках. Луан и Таун - одни из самых знаменитых клинков в мире, которыми могут владеть исключительные мастера фехтования. Их нынешний владелец весьма прославился на весь мир, как фехтовальщик, что ни разу за сотни лет жизни не знал поражения - Фирлиан Скиталец Дня и Ночи, потомок легендарного Луанеля, который, по слухам, считается лучшим мечником мира. Его мастерство еще никто не мог превзойти.
  Эмиль хотел кое-что сказать, но осекся.
  Теперь он вспомнил, где слышал эти слова, но вот их значения тогда не знал.
  Рурджа показал им, куда идти, чтобы найти Ферокса, а пока они двигались в нужном направлении, в голове Эмиля была лишь одна мысль:
  - 'М-да, теперь этот бой выглядит еще более поразительным'.
  
  ***
  
  Возвращение в сознание не приносило удовольствия. Учитывая весь тот коктейль боли и зуда от лечащей мази, которой покрыли ее синяки, пробуждение было тем еще удовольствием. Поморщившись, она открыла глаза и осмотрелась.
  Знакомая комната лазарета. Несколько пустующих коек вокруг, белые занавески, двигающиеся от порывов летнего ветерка, и алые лучи заката, проникающие в окно. Вокруг было довольно тихо, только отдаленные звуки города доходили до ее острого слуха.
  Вздохнув, она прикрыла глаза и постаралась проанализировать все произошедшее.
  Получалось так себе, просто потому что стыд за свершенное весьма ощутимо капал на мозги.
  - 'Это было очень глупо', - вздохнула Лилджа.
  Да, вся та ситуация была идиотской, и она сама ее спровоцировала. Не без причины, но все это можно было решить как-то иначе. Отец вряд ли гордился бы ей за подобное.
  - С пробуждением, - услышала она рядом с собой. - Прости, что не встаю в твоем присутствии.
  Открыв глаза и повернув голову, она увидела, что на соседней койке лежит эта южанка. Ее нога покоилась на подушке и была перебинтована, и, судя по лицу, зуд от мази ей тоже не нравится.
  - Привет. Я бы махнула рукой, но пошевелиться трудновато, - фыркнула двельфийка.
  Обе отвернулись друг от друга и некоторое время молчали.
  О чем им говорить, явно они не понимали, но что-то сказать надо было.
  - Изгнанница, да? - все же спросила Лилджа. - Сильно ругали?
  - Типа того, - вздохнула Рашира.
  Да, ни одна нормальная семья не будет рада тому, что их дочь является наемным убийцей. А судя по ее манерам, она точно не из простых эльфов. Может, ее семья из приближенных правительницы Шевралис, на это очень похоже.
  - А сама? - кивнула на нее эльфийка. - Лесные тебя тоже выгнали?
  - Типа того, - также тяжело вздохнула двельфийка.
  Она ведь полукровка, а таких эльфы очень не любят, а уж лесные эльфы просто ненавидят. Так что матери пришлось очень сильно постараться, чтобы Лилджу оставили с ней, хотя бы пока она не подрастет. Девушка даже представить не может, чем маме пришлось заплатить, чтобы ей позволили расти, а не убили в день ее появления. А уж про то, каких усилий стоило матери излечить все дефекты ее полукровного происхождения, и говорить нечего.
  Полукровки от эльфов и дварфов всегда рождаются с врожденными проблемами, но Лилджа родилась иной, и, как так получилось, даже она не совсем понимала. Нет, у нее были догадки, как так вышло, но все же это были просто предположения, а полукровке никто не хотел раскрывать тайны лесных племен.
  
  - Мама, а что со мной не так? - спросила маленькая девочка свою мать.
  - О чем ты, Лила? - улыбалась женщина.
  - Просто я не похожа на других и... - опустила она глаза. - Они так странно смотрят на меня...
  
  Тогда мама ничего ей не ответила, а лишь покрепче обняла ее. Сейчас Лилджа понимала, что все это означало, но тогда... Сложно объяснить ребенку, что его ненавидят только потому, что он родился не таким, как все вокруг. И что ему придется всю жизнь жить с осознанием того, что он другой.
  Они опять замолчали. Говорить не хотелось, а потому они молча смотрели в потолок. Но сказать что-то нужно, иначе это так и останется не сказанным.
  - Не верю, что все так закончилось, - покачала блондинка головой.
  - Если тебе так тяжело, то можешь считать, что победила я, - усмехнулась южанка.
  - Даже не надейся. В следующий раз я надеру тебе задницу!
  - Поговори мне тут!
  В Лилджу прилетела подушка, но вместо того, чтобы кидать ее обратно, она забрала ее себе.
  - Эй, отдай!
  - Поговори мне тут!
  Так они и просидели в этой комнате, переругиваясь и кидаясь несчастной подушкой друг в друга. И пусть они ворчали и говорили гадости, но все равно улыбались, хотя сами этого не замечали.
  Та обида, что была недавно между ними, пропала, будто ее и не было...
  
  
  
  
  Глава 23. Небесные владыки.
  
  Дирижабли...
  Это поистине невероятное изобретение...
  Представляют собой огромный вытянутый баллон, к которому снизу приделан корабль без мачт. Шар обтянут множеством тросов и парусов. Создали это чудо инженерной мысли люди! Не дварфы, не эльфы, а именно люди, что в целом логично. Дварфы не любят небо, и многим сама мысль полетов кажется бредовой. Дварфы и море-то не особо жалуют, потому на небо даже не смотрят. Эльфы же вообще техникой особо не интересуются, да и с магией Ветра у них все не очень.
  Среди нас действительно много мечтателей, и подняться в небо, как птица, желали многие. Кто-то, говорят, научился приручать грифонов, но я с таким, увы, никогда не сталкивался. Грифоны слишком опасные животные, чтобы приручать их.
  Поговаривают, что в античные времена дети Императоров Драконов порой могли позволить людям восседать на них. Но это лишь легенды, каких во все времена было немало.
  Ну, так или иначе, дирижабли уже как пару сотен лет являются настоящим чудом, которое серьезно повлияло на мир. Транспортировка людей, грузов и разведка, все это стало возможно на таком высоком уровне, какого раньше не было. Огромные вытянутые шары, наполненные неким газом, который поднимал его в воздух, к шару прицеплено что-то вроде корабля без мачт, в котором и сидят люди.
  Поразительная вещь, которая всегда завораживала меня.
  Если рельсовик несколько пугал своей новизной и скоростью, но дирижабль был более привычным и приятным транспортом. Лететь высоко над землей и облаками, смотреть на мир с высоты, где даже птицы редко бывают, вдыхая холодный воздух и наслаждаясь потрясающим видом.
  У дирижаблей есть некие разновидности.
  Дирижабли Свободных земель и дирижабли Просторов Гигантов сильно различаются, и им даже названия разные дали. Летающие средства Свободных земель не такие большие, как тут, они более изящные и летают относительно не высоко. А вот дирижабли Просторов представляют собой крепкие боевые корабли, укрепленные и вооруженные, так как небо тут отнюдь не безопасное, и называется такой транспорт - цеппелин. Название такое им дал их создатель по имени Альфред Цепп, и этим он как-то пытался внести толику воспоминаний о своей жене Лине. Так и родилось 'цеппелин'.
  Цеппелин отличается от дирижабля тем, что у него более жесткая и защищенная конструкция. Шар с газом тут не из ткани, а металлических пластин, жестких, но легких, которые дают не только прочность, но и выдержать несколько ударов могут. Помимо пропеллера в хвостовой части судна тут еще и паруса есть на мачтах, которые пронизывают шар. На боковых, носовых и хвостовых бортах корабля еще и пушки есть, для обороны от летающих монстров, которых в Просторах всегда было и есть много.
  Плюс, цеппелин летает выше, чем дирижабли, так как стараются идти выше Бродящей Погоды.
  Потому вид, открывшийся мне, был особенно прекрасным.
  Я стоял сейчас на палубе у перил и смотрел на проплывающий мимо мир. Просторы Гигантов отсюда особенно прекрасны. Высокие горы, огромные дикие равнины и бескрайние просторы до горизонта, ущелья и небывалые сады, простирающиеся на огромные пространства. Все это Просторы Гигантов, место, где людям отведена роль гостей, а не хозяев, и если они посмеют хозяйничать тут, то их быстро поставят на место местные твари или безумная погода.
  Вскоре все эти виды сменились бескрайним белым морем. Похоже, в этой местности часто облачность, потому создается ощущение, что мы плывем по молочному океану, у которого не видно конца и края.
  На такой высоте весьма прохладно, потому я и закутался в свою куртку. Мог бы еще и кольчугу снять, но мне она так понравилась, что потерпеть вполне могу. Да, дварфы мне еще и броню подкатили. Кольчуга с металлическими пластинами, называется она бахтерец, кольчужно-пластинчатый доспех.
  Никогда такого не носил, но мне это определенно нравится. Обычно Псам выдавали нагрудную пластину, которая только и защищала грудь, но при этом сама по себе крепилась на ремнях, как и все остальные элементы нашего дешевого костюма. Одеть варлока в броню было дорого, и почти все уходило на Быков, которым все это реально нужно, да и на вырост постоянно приходилось переделывать, а вот мы обошлись тем, что давали.
  И вот этот доспех, который выдали мне дварфы, намного лучше всего, что у меня было раньше. Я как-то броню из-за того, что мне на войне выдали, и невзлюбил, так как не очень уж удобная вещь была. Но бахтерец смог изменить мое отношение к броне.
  Благодаря этому я и защищен неплохо, но и подвижность не потерял. Если бы еще маску Пса выдали, было бы вообще отлично, но такие артефакты нам даже выкупать не разрешали.
  - Никак меланхолия на тебя накатила? - прозвучал рядом голос Эмиля.
  - Типа того, - пожал я плечами. - Впервые летаешь?
  - Нет, я как-то с отцом в столицу на дирижабле летал, но не на такой высоте, - ответил он, смотря вниз. Под нами находилось белое море облаков. - Сколько нам лететь?
  - Полтора дня. Завтра к утру уже будем в Форте Грив.
  - А чем знаменит, сей форт? - спросила Зефира. Она, как и Эмиль, была весьма легко одета и кажется, вообще холода не ощущала. Ну, Эмиль магией льда владеет, так что ему холод не проблема, а Зефира выросла в горах вот.
  - Форт Грив, как и Криор, в свое время был нашей базой в Просторах, которую орки не смогли взять. И если с Криором у них получилось, то форт оказался просто неприступен. Генерал Грив, которого много лет назад сослали туда, так как Альхберт III очень рассердился на его за нелицеприятные высказывания о своей персоне, и он же стал тем, кто спас то место. Да так, что в его честь форт и был переименован.
  - Папа рассказывал, что Грив прославился своей не стандартной тактикой и просто невозможными победами, - улыбнулся Эмиль, вспоминая слова Себастьяна. - Говорят, он каким-то образом сумел заминировать землю и взорвать половину армии орков. Где он при этом достал порох и как все заложил, никто не знает, да он и сам никому так и не рассказал.
  - Странный человек, - хмыкнул я. - Я его никогда не видел, но слухов о нем столько ходит, что прямо не знаешь, чему верить.
  Мы некоторое время молчали, каждый думая о своем. Я в форте Грив всего раз был, и то, мы там проездом останавливались, когда дальше вглубь Просторов шли. А обратно мы на дирижабле двигались и город как-то миновали.
  На площадку вышла Рашира и подошла к нам.
  - Как там Лилджа? - спросил я.
  - Я... в... норме... - услышал я стон со стороны лестницы. Зеленая двельфийка шатаясь, держалась за перила.
  - И как вообще может укачивать в полете? - покачал я головой
  - Рожденные ходить летать не должны! - зарычала она, но затем приступ тошноты вновь подкатил. - Адское устройство... Если бы это дварфы делали, я бы была спокойнее...
  Я лишь вздохнул.
  Вот взяла она и в ультимативной форме заявила, что едет с нами. Особо никто против не был, да и дядя ее легко отпустил, но стоило ей увидеть дирижабль, как ее уверенность в себе пошатнулась. Вот непонятно почему, но ее дико укачивает в небе, и она с трудом переносит подобное. Нет, если сильно надо, то она может перебороть себя и даже сражаться, но потом долго будет отходить от такого. Благо у нас на дирижабле свои каюты, потому особых трудностей мы не устраиваем никому.
  - Эх, скорее бы в форт попасть, - зевнул Эмиль. - У меня книжки кончились...
  - Что, ничего у дварфов не стрельнул почитать?
  - Да, как-то забыл, - вздохнул он. - А в форте Грив, как я слышал, можно неплохо затариться.
  - Правда?
  - Да, поскольку это последний город вглубь Просторов, то там часто авантюристы собираются, а потому тащат все находки тоже через него. Вот туда порой и держат путь некоторые торговцы, потому можно там прикупить себе кучу полезного.
  - Ну, заглянем, - пожал я плечами.
  Мы спокойно стояли на палубе и смотрели вдаль. Ну, смотрел я, Эмиль откровенно дремал, Рашира придерживала шатающуюся Лилджу, которой уже нечем было тошнить, а Зефира куда-то вглядывалась.
  - Эй, а что это? - спросила амазонка, указывая куда-то в небо.
  Сначала я ничего не заметил там, куда она указывала, но чем больше смотрел, тем что-то вдали все-таки мелькало. Сначала была темная точка на фоне голубого неба, потом точек стало несколько, а после уже и очертания начали вырисовываться.
  - Это... птицы, - нахмурилась Рашира. - Какие-то птицы...
  - Фрио Окулярис! - произнес Эмиль, создав что-то типа ледяной линзы. Он навел ее на объект и стал колдовать, тем самым приближая изображение.
  Вскоре мы смогли разглядеть неких птиц, похожих на какой-то гибрид из орлов и грифов, с черными перьями...
  - Это птицы Рух, - помрачнел я. - Дело плохо!
  - Насколько?
  - Они размером с наш транспорт и очень агрессивны. Обычно на больших высотах летают и защищают свои территории. Похоже, цеппелин залетел на их воздушное пространство, и они решили нас уничтожить. Я предупрежу капитана!
  Блинк!
  Перемещаюсь на мостик корабля. Этим устройством управляют всего пять человек. Капитан, рулевой, техник, следящий за состоянием корабля и подачей газа, и два смотрителя, которые следят за небом вокруг.
  - Капитан, - обратился я к пожилому мужчине в большой шляпе.
  - Кто такой, салага?! - сердито посмотрел на меня человек. - Желторотым колдунишкам запрещено заходить на мостик!
  - Я варлок, - тут же прервал его спич. - К дирижаблю приближаются птицы Рух, они с правого борта, будут тут в течение пары минут.
  - А всего-то, - зевнул он. - Мик, что там?
  - Подтверждаю, - отозвался невысокий парень с большой подзорной трубок.- Три румба справа по курсу. Три крупных особи и несколько молодняка. Быстро приближаются.
  - А я думал, мы им уже показали, что нам мешать не стоит, - вздохнул капитан, имя которого я так и не удосужился узнать. - Джоель, Мик, давайте за пушки, Артемида, используй турель.
  Три его подчиненных встали со своих мест и быстро побежали заряжать снаряды. Похоже, я несколько недооценил команду этого судна. Да и стоило подумать, что подобное у них все же бывает.
  - То есть особой проблемы нет? - спросил я.
  - Не в первой, - пожал плечами капитан. - Пушки быстро снимут крупняк, а турель избавится от мелочи. Будь там больше мелкой шушеры, то мы бы картечь использовали.
  - А я могу помочь?
  - А чем можешь помочь?
  - Отвлеку, пока будете перезаряжаться, да и сбить пару мог. У нас еще маг есть.
  - Какая специализация?
  - Огонь и Лед.
  - Проси его ничего не делать, у нас в шаре поддерживаемая температура, и если кто-то будет рядом огонь или лед наколдовывать, то это может повредить всем. А так, можешь действовать, если хочешь.
  - Учту, - кивнул я.
  Блинк!
  Вернулся на палубу.
  - Так, капитан уже в курсе, и они сами могут справиться, - чуть успокоил я друзей. - Но мы можем помочь, но тебе Эмиль колдовать особо нельзя, иначе шар можешь повредить.
  - Ну ладно, - вздохнул парень.
  - Зато могу я, - гордо заявила Зефира, доставая лук. Остальные ничего стрелкового не имели, потому их задача в том, чтобы прикрывать ее. Рашира пока увела Лилджу, в ее состоянии она только мешать будет.
  - Отстреливай мелочь, а я буду заниматься крупными птичками, - усмехнулся я, доставая меч.
  Сегодня Штормшпрах вкусит первой крови!
  Они приближаются к нам!
  Три действительно здоровенные птицы, с черными перьями и длинными голыми шеями, мощными когтями и широкими крыльями. Вокруг них летают несколько особей поменьше, и все они четко намерены враждебно.
  Вперед!
  Разбегаюсь и прыгаю за борт!
  Ветер подхватывает меня и закручивает! На такой высоте я еще не сражался, но всегда надо попробовать что-то новое.
  Камнем лечу вниз, закрутившись, как юла!
  Блинк!
  Перемещаюсь прямо над спиной одного из крупных монстров и врезаюсь в него ногами, сбивая птичку и отправляя ее вниз, закручиваясь в воздухе. Это его не убьет, но ненадолго выводит из боя.
  Блинк!
  Оказываюсь на спине второго и тут же бегу вперед к голове. Твари-то больше, чем я думал.
  Поняв, что на ней новый пассажир, птица попыталась скинуть меня, но я лишь вновь переместился.
  Блинк!
  Оказываюсь у головы и обрушиваю свой меч, на длинную шею противника, перерубая ее!
  Волнистый меч легко проходит через перья, кожу и кости, отделяя голову от остального туловища!
  Меня быстро замечают другие птицы и атакуют!
  Блинк!
  Уклоняюсь от здоровяка и чуть было не ловлю когти мелкой тварюшки, но ту удачно подстреливает Зефира. Девушка, похоже, действительно хороший лучник, раз она с такого расстояния метко попадает.
  Несколько мелочевок, увидев в ней опасность, полетели к дирижаблю, но там народ и без меня справится.
  Кидаю метательный нож в пролетающего малыша и вновь перемещаюсь, уходя от клюва родителя.
  Блинк!
  Оказываюсь на спине руха и втыкаю свой меч в него!
  - КХААА! - взревел монстр, но вместо того, чтобы падать, он наоборот взлетает все выше, решив утащить меня к звездам.
  Выдернуть клинок не получается, и я просто отпускаю его.
  Штормшпрах по одной моей мысленной команде появляется в моих руках!
  Вау! И правда работает!
  Я вчера испытывал возможности возвращения этого оружия ко мне в руки и был приятно удивлен тому, как это происходит. Он просто появляется у меня, стоит мне только пожелать. Мне даже из ножен его доставать не обязательно.
  Получив ранение, птица явно не успокоилась и начала пикировать на меня с огромной скоростью.
  А позади из падения вышел второй рух, который тоже был не особо рад тому, что я с ним сделал.
  Оба пернатых монстра приближаются ко мне и надеятся, что они врежутся в меня не стоит. Они не настолько тупые. Но я могу устроить им подобную встречу.
  Быстро убираю меч в ножны, а затем направляю руки на обеих птиц, начав концентрировать свою седьмую гравюру. Секундное применение Воздушного Взрыва вызывает лишь толкающий хлопок, который отлично работает для Уравниловки, но вот если чуть-чуть подержать заклинание и сжать воздух еще сильнее, то эффект будет куда интереснее. Я очень хорошо изучил это заклинание и могу смело считаться лучшим в его применении.
  Один...
  На пути птиц формируется едва заметный шарик воздуха...
  Два...
  Шарик сжимается, и на него будто наслаивается еще один.
  Три...
  Второй слой тоже сжимается и появляется новый.
  Птицы уже совсем рядом.
  Шарики оказываются прямо перед их мордами.
  Воздушный взрыв!
  Два одновременных взрыва возникают прямо перед их клювами, сбивая их полет мощным порывом ветра и заставляя закрыть глаза. Обе птицы замешкались и потеряли потоки воздуха для полета, заодно потеряв концентрацию над полетом.
  Все создания Просторов Гигантов обладают некой магией. Даже такие огромные птицы физически не могут летать, а потому, сами того, может, не понимая, используют энергию, чтобы отрываться от земли и планировать на воздушных потоках.
  Потому моя атака сбивает их концентрацию и внимание.
  Блинк!
  Исчезаю с траектории полета двух птиц, и те врезаются друг в друга, закрутившись клубком, и камнем рухнул вниз в белые облака.
  - Удачного полета! - кричу им вслед.
  А затем происходит то, чего я ну никак не ожидал!
  Из облаков вырывается огромная голова змеи и одним движением проглатывает двух птиц-рух!
  Огромная темно-зеленая змея легко проглотила свою добычу, а затем посмотрела на меня.
  Ядовито-зеленые глаза заблестели голодом, и змея зашипела, облака начали расступаться, открывая мне вид на десяток других змеиных голов, длинное покрытое мощной чешуей тело и два огромных перепончатых крыла.
  - Ох, мы нарвались на гидру, - сглотнул я. Один из самых огромных и неприятных видов монстров Просторов. Настолько большой, что питается всем подряд, проглатывая жертв полностью. Они очень редко встречаются и быстро становятся объектом атаки большинства чудовищ, но тут я что-то никого не вижу.
  Какого черта эта тварь вообще тут забыла? Они обычно так близко к людским поселениям не обитают, предпочитая жить в диких и неизученных территориях вглубь континента. Мы такое видели-то всего один раз. И то, издалека чудом не привлеча к себе его внимание.
  Если это доберется до дирижабля, то я не уверен, что они смогут отбиться. Там и так это понимали, потому транспорт начал быстро маневрировать и ускоряться. А мне, походу, придется немного задержать монстра, а лучше сделать так, чтобы он не смог нас преследовать.
  - Черт, вот это везение у меня, - хмыкнул я, крепче сжимая рукоять меча.
  Блинк!
  Оказываюсь у одной из голов и наношу ей удар!
  Меч с трудом проходит через чешую и выходит из шеи, только ранив монстра, но никак не убив его.
  Блинк!
  Тут же перемещаю в сторону, так как меня чуть было не разорвали сразу три головы, совершив молниеносный бросок в мою сторону.
  Теперь монстр точно воспринял меня как угрозу, а потому в мою сторону полетело сразу с десяток голов!
  Блинк!
  Перемешаюсь вглубь этого роя тел! Отталкиваюсь от одной шеи и уклоняюсь от укуса очередной головы.
  Бегу по шее монстра, телепортируюсь из стороны, в сторону уходя от непрерывных атак голов гидры. Их так много, что я с трудом успеваю, хоть немного ранить врага, вот только особо вреда нанести им не могу из-за того, что чешуя, покрывающая тело, настолько прочная. Мой меч все равно прорубает ее, но так головы снести я не могу, а отращивает ли оно их заново, я не знаю.
  Бежать! Бежать! Бежать!
  Блинк! Прыжок! Блинк!
  Так, крутясь вокруг и пытаясь хоть что-то сделать, я и двигаюсь.
  Реакция все ускоряется, а потому я все быстрее реагирую на атаки и пытаюсь найти способ победить монстра!
  Неожиданно мой глаз падает на спину чудовища, на которой была какая-то еще свежая рана. Та уже затянулась благодаря регенерации монстра, но чешуи этом месте между крыльями еще нет.
  Похоже, у этого монстра недавно был серьезный бой, раз у него осталась такая рана.
  Но это мой шанс!
  Пытаюсь прорваться к тому месту, но головы и сами понимали свою слабую точку, а потому тут же отрезали мне путь туда.
  Черт!
  Блинк!
  Ухожу подальше от монстра!
  Я могу туда моментально переместиться, но тогда они это быстро заметят и убьют меня раньше, чем я сумею уйти. Похоже, придется их отвлечь и при этом нанести урон.
  И я знаю, как это сделать.
  Как раз вчера благодаря своему новому мечу я этот прием и придумал!
  - Посмотрим, как получится в реальном бою, - говорю я, отводя свое оружие назад.
  Головы уже несутся на меня, а я выжидаю момента, чтобы начать действовать.
  Вот они совсем близко!
  Кидаю в него свой меч.
  Ни один разумный Пес никогда не станет использовать свой меч как метательный снаряд. Это сродни полному идиотизму так делать. Может, бросок и получится неплохим, но найти потом потерянное оружие будет затруднительно.
  А оставшись без оружия, Пес теряет половину своей боеспособности. Подбирать чужие мечи не выход, он может быть совершенно не подходящим для такого.
  Но с моим мечом подобная тактика теперь сработает, я ведь могу меч в любой момент вернуть, и я чувствую его!
  Фламберг улетает в сторону гидры, а те же, заметив опасность, тут же расступаются, пропуская оружие мимо себя, а затем, не отвлекаясь, несутся ко мне.
  И это было их ошибкой!
  Все это ведь работает и в обратном направлении. Я чувствую свой меч, а потому я могу к нему переместиться.
  Блинк!
  Телепортируюсь и моментально ловлю свое оружие, крутанувшись с ним, а я тут же кидаю прямо в спину монстра, и от такого оно увернуться уже не может!
  Меч на огромной скорости втыкается в только затянувшуюся рану, входя в него по самую рукоять и поднимая фонтан крови.
  Я же приступаю к формированию сферы воздуха между рук!
  Один...
  Между ладонями возникает шар.
  Монстр, стерпев боль, находит меня.
  Два...
  Сфера сжимается и покрывается новым слоем воздуха.
  Головы бросаются ко мне.
  Три...
  Новый слой сжимается и закручивается.
  Головы совсем рядом!
  Блинк!
  Перемещаюсь к своему мечу, а на месте, где был я, остается сфера, которая тут же взорвётся, отталкивая и ошеломляя все головы вокруг!
  Перемещаюсь к мечу и хватаю его, пытаясь удержаться на спине монстра.
  Начинаю вновь концентрироваться на сфере в своей руке.
  Сфера воздуха крутиться втягивает в себя окружающий кислород!
  Кровь течет из раны монстра, заливая тело, меч и меня, рука почти соскальзывает, но все равно крепко держит меч.
  Головы вновь нашли меня и готовы броситься, но я действую раньше.
  Уперевшись ногами в скользкую от крови спину, я вырываю меч из раны монстра, а затем запихиваю в фонтан крови, прямо в плоть сферу воздуха!
  Блинк!
  В следующий миг рана на спине чудовища взрывается фонтан крови и плоти, раскурочивая спину огромного чудовища. Рана на спине оказалась столь опасной, что, скорее всего, повредила позвоночник гидры.
  Тварь больше не может держаться в небе и падает вниз, и своим падением, разгоняя облака, и я могу полюбоваться, как чудовище приближается к земле. Посадка будет жесткой.
  Блинк!
  С помощью несколько прыжков я добираюсь до дирижабля и падаю на палубу.
  Лежу вот и пытаюсь отдышаться.
  Да уж. Это было напряженно.
  - Ха-ха-ха-ха-ха! - начинаю дико хохотать. Как же я хорошо себя чувствую. Вот в такие моменты я чувствую себя по-настоящему живым. После того как выложился на полную, после того как был на границе со смертью и почти был убит, я ощущаю себя просто превосходно. Поднимаю свой меч над собой и смотрю на окровавленный фламберг. - Ты прошел боевое крещение, Штормшпрах!
  Меч ничего ответить не может, что логично, а я просто рад тому, насколько превосходным оказалось мое оружие. Рурджа был прав, теперь в бою меня ничего не сдерживает, теперь я могу полностью реализовать все свои задумки и желания. С таким мечом я уже стал намного сильнее, и нет больше тех оков, которые сдерживали мой безумный боевой стиль.
  - Ферокс!
  - Ты как?
  - Живой?!
  Ко мне подскочили друзья и помогли встать. Эмиль благодаря бытовой магии сумел убрать с меня и палубы кровь, а я, дернув головой, прогнал наваждение.
  - Все живы? - спросил я.
  - Да, - кивнул Эмиль. - Мы тут лишь слегка отмахнулись от мелочи, но почти без проблем.
  - Мой лук... - взревела Зефира, смотря на обломки своего оружия. Девушка выглядела расстроенной и грустно шмыгала носиком.
  - Потери есть, но восполняемые, - хмыкнул Эмиль, понимая, что новый лук амазонке придется покупать.
  - Ты очень сильно рисковал, отвлекая гидру, - смерила меня суровым взглядом Рашира. - Капитан просто мог включить ускорение, и мы бы легко оторвались, но пришлось ждать тебя.
  - Признаю, виноват, увлекся, - вздохнул я.
  Эльфийка явно была недовольна моим ответом, но ничего не сказала, только Эмиль покивал, явно поддерживая мои суицидальные наклонности. М-да.
  - Эй, народ, - подала голос Лилджа, которая практически лежала на перилах. - Вам лучше это увидеть.
  Мы подошли к ней, но в небе ничего не нашли.
  - На земле....
  Посмотрев вниз, мы увидели поверхность земли. Облака расступились, открывая нам вид на множество серых скал, устилающих поверхность.
  Там же валялся труп только убитой мной гидры, кровь которой уже окрасила окружающие камни в алый цвет, и реки крови потекли вокруг....
  А рядом с этим трупом... находилось еще три таких же...
  Рядом с трупом убитой мной гидры валялись еще три... Три убитых гидры, умершие всего пару дней назад, насаженные на скалы, обугленные и пронзенные чем-то, от чего в телах остались огромные дыры....
  Сложно сказать, кто именно убил этих чудовищ, с такого расстояния разглядеть сложновато, да и линза Эмиля не могла дать четкого изображения.
  Но одно можно сказать наверняка... они были убиты... не другими монстрами...
  - Ребята... - подал я голос в установившейся тишине, - у меня к вам разговор...
  
  ***
  
  - Как успехи? - спросил Тео, когда Стелла вошла в его комнату.
  - Пока никаких, - пожала она плечами. - Наши люди следят за станцией и осматривают всех прибывших. Мы сумели договориться с местным криминалом, и попрошайки тоже будут высматривать нужных нам людей. Они точно прибудут в течение этой недели. Ферокс точно не захочет долго оставаться... там...
  Последние слова девушка произнесла тише обычного. Когда они пролетали недалеко от Криора, Стелла не покидала своей каюты, ей снились кошмары о том, что она там пережила. Так что можно представить, какого Уравнителю было там.
  Стелла ненадолго погрузилась в себя, явно вспоминая не лучшие картины из своего прошлого.
  - Как там Уилл? Его приступ прошел? - решил он сменить тему и отвлечь ее от воспоминаний.
  - Еще нет, он закован в подвале. Ванз наложил заглущающие чары, и его никто не услышит, но выпускать его пока нельзя.
  - Да, те твари разожгли его жажду боя, и ему не хватило, - вздохнул он. По пути сюда им пришлось столкнуться с местной живностью, вот Уилл и был захлестнут боем, а враги окончились довольно быстро. - Ладно, он скоро придет в норму. Как накопитель?
  - Полностью заряжен. Этого Ему хватит надолго, а если что, с 'ключом' мы сможем поддерживать уровень энергии, сколько угодно времени. - Девушка нахмурилась и посмотрела на Тео обеспокоенным взглядом. - Ты уверен, что ему можно доверять?
  - Я понимаю, что ты думаешь, и, если бы не нужда, я бы сам никогда с Ним работать не стал, - вздохнул наследник дома Валфриков. - Но выбора у нас нет. Только он сможет помочь нам исполнить мечту... Только он....
  - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - сказала она, уходя из комнаты.
  - Я тоже надеюсь...
  
  
  
  
  Глава 24. Форт Грив.
  
  Форт Грив - легендарное место, полное побед, поражений, превозмоганий, пафоса и редкостного идиотизма. Да, последнее тут порой часто случалось, за что это место прозвали 'Крепость Бессмертных Дураков'. Название такое оно получило еще, когда оно носило имя 'Крепость Дукари'. И сюда ссылали всех, кто был неугоден в столице, да и просто сбивался сюда порой всякий сброд, который надо было как можно дальше закинуть. Поговаривали, что из этой ссылки уже в столицу никогда не вернуться. Дно Мирозданья.
  Тут даже магов толком мало было, да и место, скорее, не жило, а существовало каким-то образом.
  И, несмотря ни на что, несмотря ни на какие извращения судьбы за всю историю существования, оно еще ни разу не было взято. Народ тут каким-то образом не только выживал, но и победу одерживать умудрялся.
  В то, что это место сумеет устоять перед армией орков, народ не верил до такой степени, что даже проверять не стали несколько лет и военная компания шла худо, просто потому, что все были уверены, что продвигаться вглубь некуда.
  И какого же было удивление генерала Бинорта, когда он привел нас сюда со словами, что мы остановимся на руинах, а мы прибыли в целую крепость, которая не только выдержала натиски врагов без варлоков, но и отбросила их.
  То ли Центоре было просто плевать на форт, то ли Грив душу демонам продал, чтобы скрыть всех, но ржали тогда над Бинортом тогда все, кому не лень. Он ведь так нам расписывал все тяготы и не упускал возможности полить Грива дерьмом, а прибыв, увидел полную победу.
  Да, урон по репутации этого клоуна был нанесен настолько сильный, что дальнейшими действиями по уничтожению орков уже руководил Грив, а Бинорта отстранили. Тот, как полагается завистливому придурку, пытался подгадить, но его просто бросили в темницу, а после его с позором изгнали из армии.
  Так или иначе, это место навсегда останется эпицентром самых безумных и двинутых вещей, о которых и вспоминать страшно.
  Из себя форт представлял весьма укрепленное место. Располагался он на плато, что возвышалось над просторами с одной небольшой извилистой дорогой к единственным воротам. Такое расположение не давало оркам толком атаковать всей толпой сразу. Само плато также имеет на вершине высокую стену и слабо пригодно для скалолазания, потому гоблинам не всегда удавалось забраться на стену. Внутри форта было еще одно плато, намного выше, которое также имело только один извилистый и не особо широкий путь, который хорошо простреливался сверху.
  Потому если враг все же пробивался внутрь, то там его ждала еще одна такая же проблема. На уже самое верхнее плато никто никогда не забирался. Так как когда враг таки заходил в город, то был уже вымотан прорывом, а в это время большая часть жителей и солдат успевали эвакуироваться выше и продолжить медленное мучение врага.
  - Папа мне как-то рассказывал, как генерал Грив решил проблему 'Глаз Киллра', - вздохнул Эмиль, смотря на приближающиеся стены города. - Поскольку толком магов в форте не было и защититься от 'шпионов' стало невозможно, то он приказал всем солдатам носить плащи очень яркого, я бы сказал, ядовитого оттенка и много танцевать.
  - Это зачем? - глаза Зефиры расширились.
  - Общеизвестно, что заклинание 'Глаз Киллра' имеет высокую цветовую чувствительность, и картинка увиденного передается сразу в мозг колдуна. Потому, когда перед тобой столько ярких и мельтешащих вещей, у многих случался приступ эпилепсии.
  Что сказать на такую тактику, никто не знал.
  По-моему, никто бы не стал выматывать солдат танцами - при осаде и так устаёшь зверски. Скорее всего, там просто разукрасили все и разоделись, как на фестиваль, а танцы - порождение слухов и сплетен, что органично дополнило картину "солдаты сумасшедшего генерала".
  М-да.
  - Папа говорил, что Грив был гением, но, увы, окружен идиотами, потому решил не пытаться это исправлять, а направил кипучую энергию своих людей в нужное русло.
  - Слабоумие и Отвага, - фыркнула Лилджа. - Это стало девизом защитников форта.
  Вскоре наш дирижабль прибыл к станции.
  Станции дирижаблей представляли собой многоуровневую башню с несколькими доками, куда причаливал летающий транспорт, закреплялся, и только потом подача газа в баллон начинала прекращаться. В доках располагался перрон для пассажиров, где мы и сошли.
  - Ура! Долетели! - чуть ли не плакала от счастья Лилджа, первой вылетев с цеппелина. - Нужно скорее спуститься к земле.
  - Только не расцеловывай камни, мало ли кто по ним ходил, - усмехнулась Рашира. - Хотя особой разницы для тебя не будет.
  - Похоже, кое-кому нужно хорошенько наподдать! - зарычала двельфийка.
  - Сейчас закину тебя на пролетающую чайку, и посмотрим на твою боеспособность.
  - Пинком в Шевралис отправлю...
  - Так! Хватит! - встал между этими фуриями. - Успокойтесь. Перемирие на фронте. Мы только прибыли. И вообще не мешайте людям ходить.
  Я вот реально с ними как будто посол двух враждующих держав себя чувствую. Буду надеяться, они послов за плохие вести не убивают, иначе моя карьера будет короткой. Девушки были вынуждены подписать пакт о ненападении и начать переговоры. Переговоры было решено проводить подальше от основной массы прохожих, чтобы никому не мешать.
  - Ладно, что будем теперь делать? - спрашивает Эмиль. - Когда я сюда ехал, я не особо надеялся отправиться в руины или бессмысленно рисковать, но как-то идей, что делать теперь, у меня нет.
  - Ожидаемо, - хмыкнул я. - Предлагаю сходить к этому храму и посмотреть, что там. Там уже наверняка народа полно, узнаем последние новости, а потом обсудим, что делать.
  - Нам заодно закупиться нужно, - кивнула Рашира. - Зефире новый лук нужен, у меня метательные иглы заканчиваются, да и ты сам пару ножей потерял.
  - Согласен, закупиться нужно. Тогда идем на место раскопок, потом посмотрим, что делать дальше. Сейчас перекусим в ближайшей забегаловке и отправляемся.
  Так и решив, мы спустились с башни и двинулись к недорогой таверне, которая смотрелась весьма прилично. Грязи нет, мебель особо прочной не кажется, что свидетельствует о том, что драк тут не бывает, а потому пьяного мордобоя можно не ждать. Народа внутри оказалось весьма мало, потому, заняв столик, мы заказали еду и спокойно пообедали без неприятностей.
  Там же у хозяина таверны узнали все необходимое.
  Руины действительно были случайно найдены полгода назад, когда дварфы проводили взрывные работы у одной из скал недалеко. После неудачного взрыва, который снес пласт камня, были обнажены полуразрушенные постройки. Некоторые исследования показали, что внутренние помещения в целом не пострадали и все это представляет огромную археологическую ценность. И если верхний этаж археологи уже осмотрели, то нижние залы представляют собой огромный лабиринт с ловушками и всякими опасностями. Потому археологи стали нанимать себе охрану, а потом и просто платить за все находки внутри.
  Такое положение дел привлекло авантюристов, и сейчас многие съезжаются сюда.
  Пусть многое уже осмотрено и обследовано, но лабиринт весьма большой, и там еще много всякого, но не все решаются зайти особо далеко.
  Поблагодарив хозяина таверны и подкинув ему пару монет в благодарность, мы двинулись дальше по делам. Похоже, работа у руин есть для многих, потому туда даже торговцы ехали, а тут недалеко.
  Погода вокруг стояла довольно жаркая. В этой части Просторов всегда печет и солнце слепит глаза, потому в нашей одежке мы быстро спарились.
  Сам город вокруг представлял собой множество одно или двухэтажных каменных домиков в основном белого цвета, ровные дороги, идущие от центрального плато к выходу. Народа вокруг довольно много, в основном все ходят в светлых или весьма ярких, но просторных одеждах. Вокруг слышится шум и голоса людей, ржание лошадей или еще каких неведомых тварей, которых продают тут. Торговцы зазывают покупателей купить их товары, такие, как жемчуга, шелковые ткани и ковры, зверей или украшения, кто-то продает оружие и всякие одежки.
  Поняв, что нам все равно по пути, мы решили заглянуть в торговые ряды и купить пару важных вещей, которые нам действительно нужны.
  В отличие от Рамау тут торговать предпочитали не в уютных магазинчиках, а на улице в небольших лавках с навесом. Особой популярностью пользовались те продавцы, которые не поскупились на охлаждающие амулеты, которые понижали температуру вокруг их лавок, чем еще больше привлекали покупателей. Ведь в комфорте и покупки совершаются удобнее.
  Воры и карманники - такая же часть рынков, как и покупатели, потому бездомные дети и всякие непримечательные личности ходили тут и там, таская деньги или какие ценности у прохожих. Благо, к нам эти личности не особо лезли, и тому были логичные причины.
  У Зефиры было тупо нечего воровать, она и выглядит, как амазонка Аэса, а у таких обычно или ничего нет, или если поймают, отрезанием руки не отделаешься. Рашира же, поломав пару пальцев быстро дала понять, что к ней лучше не лезть. Эмиль свои карманы зачаровал и вообще не обращал внимание на людей, которых обжигало огнем, если они пытались лезть, куда не надо. Я сам пару придурков поймать сумел, да и Сфера Ощущений неплохо помогает замечать, когда кто-то за спиной стоит.
  Ну, а Лилджа не просто не боялась карманников, она их старательно провоцировала и приманивала. Она, улыбаясь, заполняла камнями бывший кошелек вора и вешала на пояс новую приманку, попутно рассовывая по сокровенным местам украденное у них. Так она за полчаса накопила неплохой капитал, потому местный криминал посчитал, что лезть к такой - себе дороже. В прямом смысле.
  Так мы и ходили по рынку где-то час, выбирая себе что полезного. Зефира очень придирчиво и с недоверием относилась ко всем лукам, даже к эльфийским, внимательно осматривая каждую деталь, и, если на луке были чары, консультировалась с Эмилем или Раширой, так как торговцам она не доверяла. Пару раз нас обмануть пытались, но правда быстро вскрывалась. Но все же ей удалось достать себе вполне себе приличный лук лесных эльфов, его ей Лилджа посоветовала, так как качество своих собратьев прекрасно знала.
  - Луки лесных эльфов получше будут, чем у исконных, - сказала двельфийка. - У исконников они подразделяются на охотничьи, боевые, турнирные и дуэльные, а определить, какой держишь в руках, порой сложно. Лесные же все луки делают сразу и для охоты, и для боя, плюс все они зачарованы на восстановление, и тетива никогда не растягивается.
  Так Зефира и получила длинный лук, будто созданный из еще живой ветки дуба, на которой даже листочки росли и почки были. Живые луки - гордость лесного народа, которые даже исконники повторить толком не могут. Зато стрелы у них намного лучше, что ни говори, а с металлургией у жителей леса плоховато, и наконечники для стрел у них не очень.
  Всем еще купили охлаждающие амулеты, которые позволяли спокойно ходить по такой жаре. Разве что Эмиль отказался от покупки, он, в отличие от нас, проблем с температурами не испытывал. Он маг льда и огня, а потому и жара и холод ему не страшны - он даже не вспотел.
  Зато нашел себе какой-то жезл из кости с синими лентами и множеством рун на нем. Скорее всего, такая вещь раньше принадлежала какому-то шаману, управляющему льдом. Раз Эмиль считает, что такое ему будет полезно, то останавливать его глупо. Похоже, только с книжками он меры не знает, а вот к артефактам относится очень серьезно.
  Рашира же, пропав на полчаса у какого-то сапожника, вскоре вернулась в своей же обуви, но с каким-то подвохом.
  - Там, у сапожника брат-артефактор, который за умеренную плату может чары на обувь накладывать, - ответила она. - Вот я и попросила Чары Паука мне на сапожки наложить, так смогу цепляться за вертикальные стены.
  - То есть ходить по ним? - спросила Зефира, явно тоже захотя подобное. - Типа как по потолку бегать?
  - Нет, чтобы ходить по потолку и стенам, нужно изменить вектор гравитации. Чаще всего это делают с помощью Магии Земли, хотя я слышал о нескольких других Основах, что способны на такие же эффекты... В любом случае, такие чары очень сложные и энергоемкие, поэтому никто не будет накладывать их на такую недолговечную вещь, как простые кожаные сапоги, - Эмиль о чем-то задумался и на несколько секунд ушел в себя, но быстро вернулся. - Тут же просто чары, которые при активации сцепляют с поверхностью, да и то, вес и инерцию никто не отменял. Зависнуть на стене не сможет, но пару шагов пробежать получится.
  - Пф, мне большего и не надо, - усмехнулась эльфийка. Да, с ее талантами она по стенам и так бегать может, с такими относительно простыми чарами и подавно. - У меня и раньше подобные чары на обуви были, но после повредили, гады.
  М-да, тяжела ее судьбинушка.
  Так или иначе, мы купили себе все, что хотели. Я приобрел несколько метательных ножей взамен тех, которые остались в птицах, да еще и про запас несколько взял: мало ли когда пополнить будет возможность. Лилдже вообще ничего не нужно было. Оружие у нее всегда под рукой, тоже пространственный карман в амулете имеется, а там у нее наверняка целый арсенал. Зефира с нежностью поглаживала новый лук, который ей не терпелось пустить в ход. Это замечали и другие, потому сильно нервничали, боясь стать мишенями. Эмиль где-то все же прикупил себе какую-то книженцию и пытался не читать ее на ходу. Пришлось книжку отнять, чтобы он не увлекся. Верну потом.
  Так мы и двинулись к выходу из города.
  Вокруг форта территории довольно пустые, скалистые, деревьев нет - одни колючки, которые нравятся вьючным быкам. Сами скалы с руинами действительно находились недалеко от форта, всего в километре от городских стен.
  Также нашему взору предстала веселая картина: множество ям и кратеров вокруг города, которое было прямым свидетельством успешной операции генерала Грива.
  - И откуда же он добыл порох? - хмыкнул я, смотря на все это.
  Самая большая тайна обороны форта Грив.
  Так мне рассказывали солдаты, когда мы тут разок были. Когда защитники выбились из сил и, казалось, свиномордую реку врагов уже не остановить, поле вокруг форта сотряслось, и земля начала взрываться, убивая врагов, их катапульты и даже троллей. Несколько секунд канонады взрывов, и от армии врага осталось весьма жалкое зрелище. Напуганные этим орки бежали с поля боя, а защитники получили полную победу над ними.
  Потом выяснились, что взорвались бочки с порохом, и многие припомнили, что за день до атаки генерал отправлял разведчиков под покровом темноты в стан врага и те там что-то делали. Вот только было непонятно, где порох вообще тогда взяли, так как форт, в отличие от других мест, не был настолько продуман и оснащен, как другие города, и дварфов тут было маловато. Весь порох защитники форта истратили еще в самом начале войны и сделать еще не могли, а снабжение они уже несколько месяцев не получали.
  Генерал никак не комментировал, потому и поползли разные слухи о том, как такое произошло. Причем каждый новый слух был абсурднее и безумнее предыдущего, и истину вряд ли мы когда-либо узнаем. Начиная от тайной поставки контрабандистов, заканчивая сотворением пороха из песка или других веществ, порой в перечислении не самые приличные компоненты присутствуют.
  Короче, лучше не задумываться. Все равно ведь не узнает правду.
  Вскоре мы добрались до самих руин, и представляли они собой... базар...
  Да, банальный базар.
  Множество палаток разных размеров, форм и цветов, хаотично стоящих по всей территории вокруг скал. Отовсюду шум и крики, торговцы также зазывают покупателей, кто-то с кем-то спорит или ругается, а недалеко так вообще драка происходит, которая уже собрала большое количество зрителей и воришек, шерстящих карманы окружающих.
  Но больше всего тут именно авантюристов....
  Авантюристы - довольно странное сообщество. Оно включает в себя представителей всех рас, вер, взглядов. Любой может стать авантюристом, если пожелает, и у них нет никакой власти или контроля, но притом все соблюдают ряд условных правил. Структурированный хаос или Анархия с законами? Сложно подобрать, как именно это назвать.
  Сами приключенцы стараются держаться небольшими группами. Они не наемники, которые собираются в отряды, и имеют в себе армейские порядки, а просто небольшие компании индивидуалистов, задача которых - проникнуть в те или иные места, взять, что можно, и унести ноги. Они редко зачищают руины, а скорее полагаются на скорость и смекалку, чем силу и дисциплину.
  Также авантюристы - очень большие любители выделиться и выпендриться, в хорошем смысле этого слова. Они стараются одеваться как можно необычнее и вызывающе. Доспехи самых причудливых и не всегда практичных форм, одежды магов, пестрящие цветами и откровенностями, с большими шляпами и посохами разных форм и размеров, яркие и запоминающиеся образы, которые навсегда остаются в памяти.
  Но, еще более странно, они стараются выделяться своими способностями. Все, только бы не быть похожим на других. Как, например, слышал об одном рыцаре в деревянных доспехах. Как такое работает, я не понимаю, но если увидеть такого, то уж точно не забудешь. Ну или уже даже легенды ходят о девочке-волшебнице, изучающей какую-то 'магию взрывов' и способной сотворить такие разрушения, что даже драконы ее боятся. Но только раз в день, после чего колдунья отрубается.
  Чепуха полная, но звучит весело.
  Странный народ, являющийся серьезным и беспечным одновременно.
  И вот таких вот группок было очень много, которые старались держаться обособленно друг от друга и вообще заниматься своими делами.
  Также мы увидели и их, руины...
  Это оказались огромные каменные ворота, высотой метров сто и шириной в сорок, явно для кого-то очень высокого сделаны, и сами руины были ограждены каким-то забором из веревок, и этот забор никто не пересекал.
  - Что-то тут странное творится, - хмыкнул я.
  - Надо выяснить, в чем причина.
  Но не успели мы толком и шагу ступить, как быстро привлекли к себе внимание.
  - О, смотри, какая забавная группа, мой друг, - сказал кто-то рядом.
  - Они выглядят сильными, - покивал второй.
  К нам подошли двое каких-то непонятных типов.
  Лысый дварф в мантии и с посохом, что по мне смотрелось довольно глупо, так как дварфам больше броня идет. Этот, с виду маг, хитро улыбался, прищурившись, и не внушал особого доверия.
  Вторым оказался высокий долговязый человек с торчащими в разные стороны волосами и острыми чертами лица, с горбатым носом. Он был одет в легкую красную кольчугу, а на поясе у него висела пара мечей.
  - Приветствую вас в руинах Таи-Ханга, - усмехнулся человек.
  - Добро пожаловать, новички, - покивал дварф. - Мы сразу заметили, что вы довольно сильная группа и хотим обсудить с вами одно дело.
  Мы переглянулись.
  Тут пророком быть не надо, чтобы понимать подвоха.
  - Говори, - пожал я плечами.
  - Археологи закрыли официальный вход в руины, но мы знаем, как его обойти, - сказал человек, нагло ухмыльнувшись. - Путь весьма простой, мы готовы поделиться с вами, как туда попасть.
  Они подошли к нам ближе и сейчас смотрели на нас с издевкой.
  Боги Великие, они бы хотя бы попытались так не палиться, что обманывают. Более бестолковых мошенников я никогда не видел.
  - И что вам от нас нужно за такие сведения? - все же спросил я.
  - О, самую малость, - хитро улыбнулся дварф. - Мы пойдем с вами и поможем вам. Беда в том, что наша группа маленькая и слабая, а там пусть немного монстров, но одним нам не справиться. Но вот вместе мы точно сможем пройти...
  Мы секунд двадцать молча смотрели на этих двоих. Могли бы рожи попроще сделать, прежде чем дурить людей. Редкостные идиоты.
  Наверняка они или кинут нас или предадут, да и не факт что такое реально там есть.
  - Ну что, ребята, вы согласны? - протянул руку дварф.
  - ТАК! - прогремел за их спинами мощный голос, и огромная тень упала на этих двоих.
  Они тут же побледнели и задрожали.
  - Я, кажется, сказал вам двоим убираться и не обманывать людей! - весьма знакомый голос заставил этих двоих сглотнуть.
  За спинами этих неудачников стоял уже знакомый нам Гаэш Костолом. Крупный мужчина, закованный в тяжелую броню, с густой черной бородой и лысой головой, с лицом, будто бы из скалы грубыми инструментами вырезаны. Третий раз мы уже встречаемся.
  - Проваливайте, пока я не напомнил вам, почему меня зовут Костолом, - пригрозил он им. Он легко поднял обоих и грозно прищурился. Учитывая, что дварфы сами по себе довольно тяжелы, даже без брони, это весьма крутой показатель силы человека.
  - Да, господин Гаэш! - закивали оба и поспешили удалить. Они его очень сильно боятся, а потому поспешили уйти прочь, но поднос бурчали себе проклятья в его адрес.
  Мужчина покачал головой, смотря им вслед, явно услышав каждое слово, сказанное ими про него.
  - Я смотрю, ты времени не теряешь, Гаэш, - усмехнулся я.
  - Господин Мейтланд, рад новой встрече, - добродушно улыбнулся он. - Господин Неоран, госпожа Айдан, вы... эм...
  - Зефира, - буркнула амазонка, у которой нет фамилии. Думаю, вежливому Гаэшу такое будет сложно переварить.
  - А я Лилджа Рагнхилдер! - замахала руками двельфийка.
  - Очень приятно, - кивнул он. - Идем, в моей палатке сможете укрыться от этой жары.
  Он пригласил нас к себе, чем мы решили воспользоваться.
  Наемники Костолома были тут самой многочисленной группой, состоящей из нескольких десятков обученных солдат, которые расставлены по всему палаточному лагерю, как охрана. Похоже, их наняли обеспечивать порядок в лагере, чем его люди и он сам занимаются.
  Гаэш привел нас к большому шатру со столом и стульями, где нам и воды налили, и тут прохладнее было. Судя по всему, это место для переговоров и командирского состава, но сам командир не против, что недалеко сидят несколько отдыхающих солдат поближе к прохладе. Видать, у них посменно стоят.
  - Смотрю, вы тут хорошо устроились, - хмыкнул я.
  - Да, археологи наняли нас обеспечивать охрану и безопасность в лагере, а недавно вообще закрыли руины.
  - А чего так?
  - Руины наполнены всякой нечистью и ловушками, потому сами археологи там работать не могли, вот и нанимали авантюристов. Их небольшие группы опытны в боях под землёй, так что никого лучше них не сыскать. Им сначала платили за охрану, но в саму глубь заходить многие боятся, вот и платят ученые за артефакты оттуда. Но кто-то повадился скупать реликвии по более высоким ценам, так что археологи и закрыли руины от всех, чтобы их не разворовали.
  - Спекуляции и мошенники, - фыркнула Рашира. - Только появится источник денег, как к нему тут же присосется пара кровососов.
  - Это еще знать столицы отсюда далеко, - скривился Эмиль. - Поверьте, какой-нибудь барончик из провинции тут же бы попытался на все руки наложить и всю славу себе загробастать. Таких уродов я немало видел.
  - Ну, вот так археологи все закрыли и пускают только проверенные группы, которые подписывают кучу контрактов с ними, - развел руками наемник. - Так и ходят всякие проходимцы приезжих обманывать. Они вроде какой-то проход нашли, но там слишком опасно. Вот и посылают туда новичков, которые или отвлекают тварей, или ослабляют, пока остальные выжидают или грабят, да и бедолаг, если выжили, добивают потом.
  - А чего их тогда не арестуют?
  - А толку? Пешки и есть пешки - их и в тюрьму закрывали, и несчастные случаи устраивали - на завтра уже стоят новые. Нечистых на руку идиотов-то много, а организатора этого дерьма вычислить не удается. Вот и оставили их в покое - этих хотя бы знаем и приглядываем.
  - Значит, просто так в руины не попасть?
  - Я знаком с главой археологов Браном Брон-Зором, могу попробовать замолвить за вас словечко, - улыбнулся нам Гаэш. - Он неплохой мужик, может, сможете договориться.
  - Мы подумаем, - сказал Эмиль. - Мы пока посмотреть пришли, а потом уже решим, как действовать.
  - Ваше право, - пожал плечами наемник. - Но, если что, обращайтесь.
  Поблагодарив главу наемников, мы покинули его шатер и пошли гулять по палаточному лагерю. Руины видом своим внушали, но, увы, подойти близко к ним нам не удалось, даже чисто посмотреть на стены.
  - Ау, - вскрикнул я от укола на шее. Что-то меня укололо только что, будто чуток током ударило.
  Быстро нащупал свой амулет с пространственным карманом, он меня и уколол, но с виду вроде все нормально. А вот две те пластинки по бокам моего амулета стали довольно горячими, и прикасаться к ним неприятно.
  - Может от жары нагрелись? - спросил я. - Металл какой-то быстро нагревающийся.
  - Может, - нахмурился Эмиль.
  Решив тут не задерживаться и отдохнуть в городе, мы отправились туда.
  - Они остыли? - спросил Эмиль, когда мы подходили к выходу из лагеря. - Пластины.
  Опять достал амулет и прикоснулся к нему. Холодные.
  Странно.
  Они что, так реагировали на руины? Может, они как-то связаны?
  Вопросы без ответов.
  Что-то подсказывает мне, что нам все же придется отправиться в руины, если не за приключениями, то хотя бы чтобы понять, что там происходит.
  Убираю амулет обратно.
  - Ладно, потом все решим. Может, договориться через Гаэша и можно.
  - Ты прав.
  - Что сам думаешь, Эмиль? - спросила Рашира. - Мы тут как бы тебя сопровождаем.
  - Ну, - замялся маг. - Я не уверен, стоит ли нам идти в руины. Я, когда сюда ехал, просто хотел подальше от родителей, а вот что дальше делать, как-то не знаю.
  - Без четкого плана и цели воины обречены заблудиться, - фыркнула Зефира.
  - Значит, мы и решим, что нам дальше делать - пожал я плечами. - Давайте вернемся в город и....
  Слова застряли у меня на языке, когда я увидел ее...
  Она медленно шла к нам, а что она идет к нам, я никак не сомневался. Уверенный шаг, в котором читалась грация львицы и строгость настоящего воина. Очень высокая женщина, выше даже Зефиры, да и в плечах она не хрупкая, но при этом в ней была некая женственность и изящество, присущее слабому полу. Ее короткие белые волосы зачесаны набок и колыхаются от сухого ветра. Бело-черные одежды из куртки, облегающих штанов и высоких до колен черных сапог эльфийского производства без каблуков отлично подчеркивают все ее выдающиеся достоинства.
  Большая грудь, округлые бедра, длинные ноги и тонкая талия. Бархатистая кожа, острый подбородок и тонкие брови, и венчает ее лик желто-зеленые глаза, смотрящие со строгостью и теплом. Алые пухленькие губки растянулись в улыбке, когда она смотрела на меня сверху-вниз.
  - А ты ничуть не изменился, - произнесла девушка. - Рада видеть тебя, Ферокс.
  - Я тоже рад... Стелла....
  
  
  
  
  Глава 25. Великие воители.
  
  - Стелла Сальери... - проговорил я ее имя, не веря своим глазам.
  Как давно я ее не видел. После того события в Криоре мы редко виделись. Помнится, последний раз я встречал ее на награждении. Она тогда была лучше, чем раньше, не такая бледная и пустая. Случившееся в Криоре оставило на воительнице глубокий след, но благодаря Моргусу и Хевилу она смогла как-то справиться с кошмарами и прийти в норму. Вот сейчас от былых ужасов и следа не видно, почти такая же, какой я ее запомнил.
  Все та же улыбка, все тот же веселый блеск в глазах.
  Она одна из тех, кого я действительно могу назвать своим другом...
  Из тех, кто выжил...
  Обычно строгая и холодная, она только рядом с нами была улыбчивой и веселой, остальные же знали ее как капитана взвода и сильного лидера, на которого всегда можно положиться.
  - Стелла! - радостно визгнула Лилджа и бросилась к девушке в объятья.
  - Лила, - обняла та двельфийку и даже пару раз по-детски подкинула ее в воздух, проигнорировав немалый вес ее брони и вооружения, которые все еще были на ней. - А ты, кажется, стала больше, вширь.
  - Ха-ха, очень смешно. Ты все такая же вредина, - буркнула девица.
  - А ты также на всех рычишь, маленький тигр, - потрепала ее волосы. - Тебе я тоже рада.
  - Это кто? - спросил Эмиль.
  Да, надо представить ее. Это мы с Лилджей с ней знакомы, а остальные даже не представляют, с кем имеют дело.
  - Ребята, это Стелла, бывшая амазонка племени Гихот, ставшая впоследствии наследницей рода Сальери и капитаном взвода варлоков Стальные Быки, Стелла Орихалковый Рыцарь!
  - Как много громких и бессмысленных титулов, - усмехнулась она. - Зовите меня просто Стелла.
  - Эмиль Неоран, - представился маг.
  - Рашира Айдан, - чуть кивнула эльфийка.
  А вот Зефира не спешила говорить, а просто открывала и закрывала рот, как рыба, смотря на Стеллу. Она втянула голову и несколько замешкалась.
  - Из какого племени, сестра? - спросила бывшая амазонка.
  - Ну... эм-м-м-м, - почему-то не могла сказать она. - Для меня большая честь встретится с вами. У нас много ходило легенд о воительницах Гихота. Я - Зефира.
  Стелла почему-то грустно вздохнула, смотря на девицу. Видать, что-то понимает или знает, что-то связанное с амазонками. Какие-то традиции, которые мы не понимаем. А Зефира тем временем стояла смирно, будто бы ожидая, что ее сейчас будут ругать.
  - Чертовы традиции, - чуть вздохнула Сальери. - Я такая же изгнанница, как и ты, к тому же я давно не часть того племени.
  Нашей амазонке явно стало неловко, она сильно смущалась и не знала, что и сказать. Забавно. Сейчас Зефира выглядит и ведет себя не столь официально и строго, видать, перед старшей неудобно.
  Ладно, стоит сменить тему разговора.
  - Думаю, про невероятное совпадение ты нам втирать не начнешь, - вздохнул я. - Я заметил парочку попрошаек, которые уж слишком внимательно на нас смотрели, а потом быстро начали удаляться. Да и пасли нас некоторые подозрительные личности вокруг.
  - Некомпетентные недоумки, - фыркнула она. - Вот с такими идиотами мне приходится работать. Будь моя воля, я бы с Гильдией дел иметь не стала бы.
  - Ты искала меня?
  - Давно уже ищу. Дело к тебе есть.
  - Такое важное, что за мной ты прибыла в Просторы?
  - Дела у меня как раз в Просторах, так что по пути. Идем, нам нужно поговорить.
  - Ну, поговорим, - развел я руками, чуть сжав кулаки.
  Мы двинулись в путь до города, куда нас уверенно вела Стелла. При этом она успевала отвечать на тонну вопросов Лилджи и Зефиры. Последней было особенно интересна собеседница, так как в ней она видела родственную душу.
  Стелла, как таран, спокойно шла через толпы людей, и не заметить ее было довольно сложно, а уж сбить с ног тем более, почти нереально. Она и удары тролля выдержать может, что ей там какие-то людишки. Так что столкновение с ней всегда заканчивалось для несчастной жертвы полетом в сторону, и не важно, кто эта жертва, человек, телега или какой тяговой зверь.
  - Как это она из амазонки стала аристократкой? - спросил Эмиль.
  Мы трое шли чуть позади, так как ширина дороги не позволяла идти вместе.
  - Если коротко, то ее изгнали из племени, когда ей шестнадцать было. Она и пошла в Иморалан, там она как-то спасла жизнь одному маркизу, попавшему в лапы бандитов. Тот же, в знак благодарности, удочерил ее и сделал своей наследницей, так как сам ни детей, ни внуков или каких других родственников не имел. Так она и стала из Стеллы из племени Гихот, Стеллой Сальери. Ну, это если опускать множество деталей и событий, поверь, ее прошлое не менее увлекательное, чем военная служба.
  - Забавно,- хмыкнул он. - А почему не осталась жить там, а поехала в Мортем и варлоком стала?
  - Она же воительница, а пусть ее и обучили, как себя вести в высшем обществе Иморалана, но ей это не нравилось. Да и общество это куда более помпезное и кривляющееся, чем у нас. К тому же она обладала магическим даром и хотела обучиться им пользоваться, но в Иморалане такое стоит крайне дорого, даже с ее наследством. Вот и уехала в Мортем, но там тоже не сложилось, никто гражданина чужой страны учить не хотел, а потом еще война началась. Как узнала, что могут бесплатно варлоком сделать, так первой записалась в добровольцы.
   - Ого, увлекательная у нее жизнь, - усмехнулась Рашира.
  - Ага, варлок она, как и я, по потенциалу выше среднего, обладает выдающимся умом и харизмой, так что быстро стала капитаном взвода и обзавелась верной командой.
  - Командой?
  - Она известна, как одна из Трио Рыцарей Погибели, трех поистине легендарных Быках, которые прославились даже больше, чем основатель их отряда. Моргус Мифриловый Голем, Стелла Орихалковый Рыцарь и Хевил Скалозуб известны, как самые сильные, опасные и безумные Стальные Быки. Особенно отличился Хевил, у того вообще будто тормозов не было, и в бой он бросался как настоящий берсерк, - поморщился я.
  Одно воспоминание о Хевиле заставляет меня вздрагивать, на его фоне я был просто олицетворением здравомыслия, сдержанности и осторожности, этот псих просто рвался в гущу боя и проливал реки крови.
  
  - Джа-ша-ша-ша!
  
  Его смех до сих пор пробирает до костей, когда он хохотал на горе из трупов посреди поля боя.
  - Если о Моргусе и Стелле слагают легенды, как и великих воителях, то о Хевиле вспоминают как о кошмаре, который пугал как врагов, так и союзников. И вот Стелла так же известна, как один из немногих людей, кто мог этого дурня вразумить и успокоить.
  - Вау, - по-новому посмотрел он на женщину.
  - Короче, говоря, не злите ее, в гневе она страшна и беспощадна. А учитывая ее гравюры, она по голой силе и выносливости на голову превосходит меня.
  - Правда?
  - Задача Псов набрать инерцию удара и выдерживать перегрузки при быстром движении, а также отлично ориентироваться в пространстве. А вот задача Быков в лоб встречать врагов и выдерживать все их атаки. Если я могу победить тролля парой ударов, то она тупо забьет его.
  - А почему тогда Быки не стали единственными варлоками?
  - Где ты видел войско из одной тяжелой пехоты? А Быки - именно она и есть, их задача - держать строй. Вороны - элитная легкая пехота, то есть лучники, разведчики, диверсанты. Псы, с точки зрения военных доктрин, - безлошадная легкая кавалерия, что способна в кратчайшие сроки перенестись с одного край поля битвы на другой, оказав поддержку именно там, где нужно. Тут разве что Львы слегка выбиваются, но и им можно придумать свой аналог. Каждый род войск важен по-своему.
  И вот мы встретились с ней.
  Будучи амазонкой, она была умна, наблюдательна и обладала магическим даром, а главное, мыслила не устоями и законами племени, а как вменяемый человек. Она была одним из будущих кандидатов на пост вождя и могла отнять власть у Старейшин, потому ее и изгнали, чтобы не мешала. Будучи тогда юной девицей, она не стала отстаивать свое право остаться, а подчинилась, что и послужило началом ее пути.
  - А где Хевил? - спросила Лилджа.
  Бывшая амазонка чуть погрустнела и отвела взгляд, поджала губы и сжала кулаки, но затем справилась с эмоциями и улыбнулась.
  - Пропадает где-то, - махнула она рукой. - Ты же знаешь нашего Зубастика, на месте ему не сидится, вот он и гуляет.
  - Белка, наверное, тоже с ним.
  - Скорее всего.
  Похоже, все серьезнее, чем она пытается подать. Лилджа и сама это заметила, вот и решила не продолжать, видя, как неприятная ей данная тема.
  Мы пришли в город, и Стелла повела нас на вершину скалы по длинной, широкой извилистой дороге, ведущей наверх, в верхние районы. Дорога тут весьма крутая, потому пришлось долго идти. Благо по пути додумались поставить палатки с холодными напитками, небольшие забегаловки с едой и просто скамейки для тех, кто поднимается. Скала в центре форта весьма большая и высокая, оттого подъем всегда не самая приятная процедура. Благо, тут есть поднимающиеся платформы, но на них всегда большие очереди и вперед пропускают грузы и тех, кто ходить толком не может, а вот остальным приходится идти пешком, крепко держась за перила, хотя к краю стараются особо не подходить, а ширина в пять метров позволяет двигаться нескольким телегам.
  Так мы за час преодолели этот путь.
  Надеюсь, на этом плато есть недорогие гостиницы, а то спускаться и искать по городу не хотелось бы.
  Далее мы прошли по главной дороге к одной из лучших гостиниц форта 'Алое Солнце Пустыни', представляющая собой красивое трехэтажное здание с садами и даже небольшим прудом, через который перекинут декоративный мостик.
  Мы прошли внутрь, миновав консьержа, который всех нас легко пропустил и даже слова не сказал. На первом этаже располагался дорогой ресторан с множеством круглых белых столиков, снующими между ними симпатичными официантками и молодыми официантами.
  И у стены подальше от всего народа за самым большим столом, нам предстала весьма интересная компания.
  Первым в глаза бросался очень высокий мускулистый длинноволосый мужик с округлой короткой бородой багрового цвета с легкими признакам седины на висках. Мощное тело, покрытое множеством шрамов и рунических татуировок. Он был одет в жилетку на голый торс, кожаный черные штаны и эльфийские ботинки. Мужчина явно родом из Аэса, об этом прямо все кричало в его внешнем виде, манерах и громком смехе, которым он раздражал окружающих.
  Напротив него сидел... Ванз! Да, тот самый учитель истории из Университета Высшей Магии, откуда он сбежал на поиски приключений. Седовласый мужчина с короткими усами все также покуривал трубку и протирал свои очки, спокойно беседуя с варваром напротив себя и с еще одним человеком во главе стола.
  Последний мне тоже показался знакомым.
  Мужчина, где-то тридцати лет, если не младше, с седыми волосами, завязанными в хвост. Одет весьма прилично, в темно-зеленые одежды, которые наверняка очень немало стоят.
  - Эй! Это же тот бухой тип, которому мы в Рамау помогли, - указала на парня Рашира.
  Лицо парня тут же перекосило.
  - Точно, - вспомнил я.
  - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха, вот и твоя великая слава, Тео! - заржал варвар.
  - У-у-у-у, - упал головой в стол седой парень. - Не напоминайте.... Это исключительно вина Себастьяна...
  - Папы? - удивился Эмиль.
  - Еще одна идиотская история про тебя и я бы повесился, - буркнул он. - Хоть алкоголь завязал ему язык...
  - Пха-ха-ха-ха! - продолжил ухахатываться второй. - Теперь тебя все будут узнавать по твоей зеленой роже!
  - Сколько от него шума, - покачал головой Ванз. - Добрый день, молодые люди.
  - Здравствуйте, Ванз, - поздоровались мы с магом, смотря на этих двоих.
  Один упал со стула и ржал, а второй от стыда хотел под землю провалиться. Громоподобный смех разносился по всему залу, и от него, казалось, стекла дрожат.
  - Мир против меня, - чуть было не ныл седой. - Хочу переродиться лишайником.
  - Пха! Кха! ХА! - уже кашлять от смеха начал рыжий.
  - Так! А, ну заканчивайте! - строго нахмурилась Стелла, начав пинать ногами бугая. - Уилл, хватит валяться и прекрати ржать, а ты, Тео, завязывай сопли распускать! Все, сели оба! Ведите себя прилично! Стоило Гюнтеру оставить вас одних, как вы все начинаете вести себя как дети!
  Но ее, походу, вообще не слушали, так как тот, кого назвали Уиллом, стал еще сильнее смеяться, а Тео был на пути в сладкую страну Депрессия. Стелла же вообще разбушевалась, включив свой режим 'мамаша', когда она начала всех отчитывать, ругать и строить, что только подливало масло в огонь этого безумия.
  Вся эта вакханалия продолжалась пару минут, но все же багрововолосого удалось успокоить, а седой пришел в себя.
  - Я чуть живот не надорвал, - вытирал слезы Уилл.
  - Прошу прощения, - поправил прическу Тео.
  - Ведите себя прилично! - причитала Стелла.
  - М-да, - только и сказали мы.
  Такой клоунады мы точно не ожидали.
  - Присаживайтесь, - указал он на свободные стулья. Судя по тому количеству, что их свободных стоят, нас уже ждали и даже стол зарезервировали на всех. - Можете заказывать все, что захотите, я угощаю.
  - Круто! - обрадовалась Лилджа и заглянула в меню. Да и остальные были не против перекусить в дорогом ресторане, разве что Эмиль не особо впечатлился, давно к такому привыкнув.
  - Позвольте представиться, - встал седовласый. - Теобальдо Валфрик, можете звать меня просто Тео.
  - Гроза Ханта... - прошептал я.
  Я просто не поверил своим ушам и глазам. Это действительно он?!
  Один из самых сильных и поистине легендарных варлоков Рычащих Псов. Воин, прославившейся сотнями убитых троллей, и тот человек, который в одиночку повернул ход битвы на поле Ханта, прибыв туда быстрее основной армии на помощь союзникам. Он знаменит не меньше, чем Себастьян, а многие его на один уровень с ним ставят.
  - Это большая честь, - только и сказал я. Может я и был для кого-то кумиром, но для многих Псов, Гроза Ханта сам был кумиром и примером. Я его в глаза никогда не видел, так как он был больше в южной армии, а я в северной, но слухи о нем ходили просто невероятные.
  - Спокойнее, - улыбнулся он. - Ты, Уравнитель, мало чем уступаешь мне, и принижаться не стоит.
  Что на такое сказать, я не нашел.
  - Ванз Вин Юалд, - представился дамам маг. - Профессор истории Университета Высшей Магии.
  Девушки кивнули ему.
  - Ну, а я Уиллнан Норд! - громко и с пафосом представился последний в их компании. - Огненная Гиена и самый крутой воитель Рычащих Псов! Ха-ха-ха-ха!
  Об Огненной Гиене не слышал только глухой, и то, ему быстро жестами все объяснят. Насколько знаменитый и могучий боец, который был одним из тех знаменитых Псов, что бились с Нашествием Элементалей. Человек, чья душа слита с духом огня. От него прямо веет жаром, как от печи или большого костра.
  - Надеюсь, мы как-нибудь сразимся, Уравнитель! - злобно заулыбался он. - Я наслышан о твоей силе и не против ее испытать на себе!
  - Уилл, успокойся. Сейчас не время, да и у тебя вновь может начаться обострение, - сказал Теобальдо.
  - Я спокоен, приступ давно прошел, - улыбался мужчина.
  Приступ? Он что, болен?
  Видать, слияние с духом огня правда негативно сказывается на теле.
  - А ты, значит, сын Себастьяна? - посмотрел он на Эмиля. Взгляд был скептическим и слегка разочарованным. - Лучше бы сам варлоком стал.
  - Эх, - вздохнул парень, но ответить ему нечем, он пока что просто юный волшебник без особых достижений.
  После того как девушки тоже представились остальным, нам принесли еду, и мы некоторое время ели в тишине.
  Странно встретить таких знаменитых варлоков тут в одном месте. Если я могу поверить, что Стелла искала меня для какого дела, то вот чем я мог понадобиться остальным, мне решительно не ясно. Сильно сомневаюсь, что могу быть особо интересен таким, как эти двое.
  - Читать мысли уметь не нужно, чтобы понять, о чем ты думаешь, Ферокс, - подал голос Тео. - Я уже сказал, не принижай себя. Может для тебя я и был кем-то по слухам невероятным, но и о тебе у нас ходило не меньше легенд, так что не будь о себе особо низкого мнения.
  - Постараюсь.
  - Это я хотел с тобой встретиться и поговорить, - начал он. - Найти тебя довольно тяжело, а только Стелла из моих знакомых знала тебя в лицо. Плюс никак не мог толком сойтись с Себастьяном, но упустил тебя в Рамау, - он тяжело вздохнул.
  Да, искал меня и упустил прямо перед самым носом. Это было глупо, но лучше промолчать, а то, боюсь, он опять впадет в уныние.
  - У вас ко мне какое-то дело?
  - Давай на 'ты'. Да, у меня к тебе важное дело.
  - Хорошо, я слушаю.
  - Идем, поговорим наедине.
  - Ладно, - пожал я плечами, случайно уронив ложку, но быстро поднял ее и вернул. Черт его знает, как местный персонал реагирует на порчу их сервиса.
  Поднявшись, я пошел за Тео на второй этаж.
  Он провел меня к своей комнате, которая тут была самой дорогой. Роскошная мебель, большой стол заваленный бумагами, да и просто тут присутствует творческий беспорядок.
  - Эх, я никогда не умел поддерживать порядок, - вздохнул он. - Отец постоянно приучал меня быть аккуратным, но я постоянно что-то забывал, а потом еще хуже делал.
  - Хороший номер.
  - Будь моя воля, я бы поселился в обычной гостинице, но честь семьи Валфрик нужно поддерживать, - скривился Тео. - Быть аристократом - значит, быть лицом своего рода. Пока ты ребенок, еще можно позволить себе быть собой, но, став полноценным главой семьи, должен вести себя соответствующе. Все твои действия отражаются не только на тебе, но и на семье и может негативно сказаться на ней. А учитывая такой гадюшник, как королевский двор, там любая мелочь может быть скандалом.
  - Мелочь?
  - Да, как-то граф Гурр Бульский, после долгого похода, не помылся, так как спешил с вестью королю, ну и Альхберт его просто не пустил во дворец из-за грязных сапог. А потом аристократы еще долго о нем судачили и вообще прозвали Гурр Немытый, приписывая ему чуть ли не все грехи человеческого рода. Дай светским бездельникам волю, они из мухи дракона раздуют.
  - М-да, - только и сказал я.
  - Присаживайся.
  Я уселся в одно из кресел, а седой мужчина сел напротив. Выпивку он не предлагал, явно в его памяти еще слишком свежо воспоминание о том состоянии похмелья.
  - Ну-с, у меня к тебе дело, Ферокс, - стал серьезнее Тео. - Я давно тебя искал, потому перейду сразу к делу... Помоги мне исправить наше королевство...
  
  
  
  
  Глава 26. Тяжелое положение.
  
  - Исправить королевство? - переспросил я, подумав, что мне послышалось. - Я не разбираюсь в политике, но все же особых проблем не вижу.
  - А что, продажа Криора сама за себя не говорит? - хмыкнул он. - Сам факт того, что целый город, пусть и уничтоженный, передается другой стороне, уже говорит о несостоятельности правительства исправить это. Да, были причины избавляться от Криора, но не когда в Просторах у нас так мало стратегических точек. Посуди сам, только Форт Грив и еще парочка принадлежат чисто Мортему, а остальные или делят между собой с Аэс и Шевралис. С военной точки зрения, это большое упущение. Стоит оркам вновь собраться, и в этот раз предупредить своих будет еще сложнее. А учитывая грядущее...
  - Грядущее?
  Он покачал головой и откинулся в кресле.
  - Крупномасштабная колонизация Просторов, - ответил он. - Раньше орков тут было как грязи, много огромных монстров и многих других врагов, но после войны Просторы стали намного спокойнее, чем двадцать лет назад, а потому появился уникальный шанс занять стратегически важные и богатые места Просторов. Это ничейная земля, потому ее можно как угодно поделить, пока не набежало желающих. Сейчас все королевства готовятся к этому... Все... кроме Мортема...
  - Хммм... заселение Просторов, - чуть засомневался я. Это дело опасное. Если я правильно помню, даже освоение текущих городов было делом трудным, и не с первого раза получилось. То монстры набежали, то Бродячая Погода не давала строить укрепления, то еще что. Много факторов.
  Но если врагов будет меньше, а с изученными территориями можно подготовиться, то да, освоение и постройки пойдут легче.
  - Свиномордые распугали большую часть монстров, а мы разогнали свиномордых, и сейчас Просторы 'пусты', как никогда, идеальное время для созданий новых фортов.
  - Но почему Мортем не может?
  - Война сильно ослабила нас... больше, чем других... - он помрачнел. - Война прошлась по нам молотом и разрушила почти все. Казна практически пуста, от армии одно название, даже на содержание толком не остается. Что уж говорить про то, что магов у нас практически нет. Только Верховный Магистр Барталомео еще своим именем защищает страну, но после гибели жены он сильно сдал, и поговаривают, тяжело переносит утрату. Скорбит уже который год, плюет на дела в мире, и не показывается почти никому.
  Я серьезно посмотрел на Тео, а тот, видя мой немой вопрос, пояснил:
  - По первоначальному плану Верховный Магистр Рандаль должен был сотворить Провал, который отрезал оркам путь к нам по суше, а также поднять рифы в Злобном море. Но сотворение такого заклинания для Провала отняло у мага слишком много сил, и он месяц провел в коме. Потому его жена Хала попыталась закончить работу мужа. Она справилась, но сама ритуал не пережила... Когда Бартоломео очнулся, его ждала ужасная весть. Маг и так был довольно стар, не одна сотня лет, тут еще и война, а затем и потеря жены, с которой он в браке сто лет состоял. В столице мага теперь почти не видят, в Университете не появляется, и многие беспокоится, не наложит ли он на себя руки.
  Вот это новости.
  Я помню, когда увидел Верховного магистра. Он показался мне очень строгим и суровым мужчиной, с холодным взглядом, который мало говорил. Он выглядел крепким и сильным, несмотря на седые волосы, морщины и длинную бороду. Такой монолитный и непоколебимый старик, словно сама гора.
  И такой человек сейчас сломлен и в печали, тяжело осознать, что даже такие титаны могут сломаться.
  - Но к чему такие предпосылки?
  - Я кручусь в столице и по всему Мортему, потому могу судить, что вижу, - хмыкнул он. - Плюс у меня есть друзья в Тайной Полиции, многих Воронов туда загнали, потому со мной они информацией делятся по случаю, - он покачал головой.
  Да, некрасивая ситуация. Если Быкам, Псам и Львам разрешили уйти, то многих Воронов просто принудили работать в Тайной Полиции, так как боялись их сил. Оправданная опаска, но все равно нехорошо.
  - Сейчас Просторы самый выгодный путь вложения. Огромные неисследованные запасы ресурсов и открытий. Если не поторопиться, то все самое лучшее займут другие страны. Даже Аэс, который всегда был другом и союзником Мортема, сейчас участвует в этой гонке и выбивает у Тиронеля право прохода через его земли, а учитывая бедственное положение страны, он его даст. Скоро даже Аэс оставит нас позади, а потом, кто знает, может, и решит вообще захватить как слабую и отсталую державу.
  Аэс уже давно в дружеских отношения с Мортемом, еще со времен Короля Гирорга Мудрейшего, который чуть ли не побратался с Кахоном Молчаливым, потому взаимовыручка у стран очень хорошая. Альхберт попортил отношения своим поведением, но они пока еще держатся. К тому же Аэс - это не целая страна, как у нас, а сотни кланов, которые не сильно воюют друг с другом, и все подчиняются избранному королю среди ярлов. Пусть Аэс тоже пострадал, но только приграничные восточные земли, которые и так ничего особенного не делали.
  - Иморалан тоже не хочет упускать такой шанс, - скривился Тео. - Эльфы толком не дают им воевать с Аэсом, океаны они уже исследовали, а шанс упускать не станут. Уроды! Не воевали, плевали на всех нас, когда мы сражались, но хотят первыми урвать кусок добычи! И все из-за недальновидности Тиронеля! - он зарычал и крепко сжал кулаки.
  Да, мысль о том, что Иморалан, который всегда был в стороне от войн и никогда толком даже каких-то конфликтов не переживал, и всегда смеялся над нами, получит все самое лучшее, тоже меня бесит.
  - Насколько я знаю, эльфы у нас всегда выступали за справедливость, ну в их понимании, разве они позволят Иморалану такое? - засомневался я.
  Исконники Энед-Альдарана всегда были что-то типа нейтральных судей, которые часто помогали решить те или иные конфликты.
  - Да какое им дело. Они сами имеют свои планы на Просторы. Флороманты могут любой кусок земли в цветущий сад превратить, потому сами готовят туда экспедиции. Плюс многим понадобятся их услуги, и обогатиться ушастые смогут весьма легко. А Тиронель, вместо того чтобы тоже начать готовиться, только все усугубляет! Мало того, что он продал Криор, так еще и рубит на корню все предложения о колонизации! Тиронель своими действиями в попытках удержать страну от развала многих от себя отвернул.
  - Как тебя? - понял я.
  Он ответил не сразу.
  Отвел взгляд и опустил голову.
  - Я пытался достучаться до него, - покачал он головой. - Я пытался предложить хоть какую-то альтернативу, хотя бы помочь варлокам... - он сжал кулаки. - Но я получил отказ... Мне больно смотреть, как моя родина разваливается на части. Валфрики поколениями верно служили короне и стране. Мы отдавали свои жизни ради этого... - он замолчал на секунду и его взгляд дрогнул болью, - теряли самых близких людей за все это... И только для того, чтобы какой-то параноик все это уничтожил!
  Его лицо очень мрачное, в глазах читается сильная скорбь, я слышу, как он скрежещет зубами от гнева и обиды. Похоже, он и правда пытался, но сложно помочь, когда сам нуждающийся не хочет помощи. Но, что еще важнее, в нем виднеется личная потеря, личное лишение и боль. Он кого-то потерял, очень дорогого себе...
  Сложно вот так легко поверить в то, что наш король ведет нас к бездне.
  Я видел Тиронеля, это умный и серьезный мужчина, умеющий принимать сложные и жесткие решения ради выживания страны. Он правитель военного времени, который сделал все, чтобы одолеть врага.
  Но будет ли такой король хорош в мирное время?
  Сложный вопрос.
  Я мало понимаю в политике, но могу судить по некоторым вещам, что видел сам. Сама идея продажи своей земли уже говорит о немалых проблемах. До меня в Академии доходили слухи об указах короля, и они откровенно не радовали. Создавалось стойкое впечатление, что Его Величество сам не знает, как быть. Он пытается укрепить границы и будто готовится к войне, которая не факт, что случится...
  А то, как он поступил с варлоками, по мне... не очень хорошая вещь...
  Что он нам дал после войны? Деньги и титул с наказом валить куда подальше? Нет, приглашение в гвардию вещь щедрая, но, что там делать варлоку, непонятно. Наше место на передовой, а не во дворце, где из врагов только языкастые аристократы и возможные убийцы, которыми занимается Тайная Полиция, а не стража, которая там по большей части номинально. Да, от прямого столкновения мы легко защитим, но мы не телохранители. Из нас к такому предрасположены разве что Вороны, но не более.
  А так мы выброшены, а наша репутация опущена ниже некуда, так что куда таким, как мы, деваться, не ясно.
  Послевоенное время в истории всегда было, есть и будет самым тяжелым. Сейчас может показаться, что все в порядке, а на деле мир падает в пропасть, а мы этого и не замечаем.
  - Что может случиться в таком свете?
  - Ничего хорошего, - ответил он. - Иморалан, Аэс, Шевралис и Энед-Альдаран поделят между собой самые лучшие и ценные куски Просторов, где больше всего и где безопаснее, а Мортем будет довольствоваться жалкими остатками. Когда все вокруг будут богатеть и процветать, Мортем начнет увядать, с нами будет просто невыгодно сотрудничать, а потому все договоры с торговцами пойдут во вред стране. Но выбора у нас не будет, или так, или никак вообще. Постепенно из сильной страны победителя мы станем страной просящей, которая начнет продавать свои земли, чтобы хоть как-то выжить.
  - Но почему Тиронель ничего с этим не делает?
  - Потому что он слишком осторожный человек. Для такого нужно сначала укрепиться и нарастить силы, а уже потом двигаться вперед. Но когда он уже начнет попытки колонизаций, то будет уже поздно. Всего одно поколение - и нам уже никогда не догнать соседей. Аэс благодаря дварфам уже займет самые богатые рудами места, все побережье будет принадлежать Иморалану и Шевралису, а нам достанется только жалкие огрызки в глубине, где мы сами сделать ничего не сможем. Эльфы могут любое место сделать цветущим, но цена на их услуги взлетит в несколько раз, и мы просто не можем себе такое позволить. Мортему придется уходить все дальше вглубь, а уже там живут драконы... А дальше или медленное увядание внутри себя, или гражданская война.
  Это... сложно осознать...
  Я не разбираюсь в экономике, потому не могу судить наверняка. Если страна будет беднеть, то начнется серьезный отток всех ресурсов. Магам будет больше невыгодно тут работать. А учитывая, в какую дыру превратился Университет Высшей Магии без толковых учителей, многие чародеи уже, я так думаю, ищут иное место для учебы. Не удивлюсь, если в Иморалане такое откроется. И не только маги, но и торговцы тоже будут предпочитать работать не у нас.
  - Чего боится Тиронель? Он ведь должен все это понимать, не дурак же он.
  - Он и понимает... Но поделать уже ничего не может. Тиронель слишком осторожный, он не любит рисковать, а колонизацию абы кому не доверишь. Послать верных людей он не может, они ему сейчас очень нужны в столице, чтобы удержать власть и страну от распада. Послать ненадежных он не может, такие или наберут слишком сильное влияние и станут его врагами, или вообще объявят свою независимость, или вообще убегут под крыло другой страны. Тиронель привык все держать под контролем, но все положение в стране сейчас такое, что он просто разрывается на множество проектов...
  Вот оно как.
  Да, в таком свете все выглядит весьма прискорбно.
  - И что теперь тогда? Я не верю, что люди просто так позволят всему подобному продолжаться.
  - Люди понимают, потому уже как минимум пять групп нацелились избавиться от Его Величества.
  Что на такое сказать, я не знаю... Он так спокойно и легко рассуждает о таком.
  - Тиронель умрет, может не сейчас, но как минимум в течение года, если ничего не изменится, - продолжил он. - А дальше начнется новая борьба за престол. Некоторые дворяне, что связаны с Династией кровными узами, будут пытаться выдвинуть себя на трон, другие же начнут грызть друг другу глотки и воевать, третьи, воспользовавшись смутой, начнут мстить и квитаться. Многие дворяне, боящиеся за свою независимость или в страхе перед соседом, попросят Иморалан или Шевралис стать их покровителями. В стране, где нет короля и всюду смута, их действия будут выглядеть не как экспансия и завоевание, а как 'благородная рука помощи нуждающимся и тех, кто в беде', - скривился Тео. - Дальше ты сам, думаю, сможешь вообразить.
  Да, многого я не знал и не понимал в политике, и чем больше узнаю, тем неприятнее становится. Ему нет смысла мне лгать, да и, общаясь с Себастьяном, я и кое-что все же узнал, и понимать суть умею. Так или иначе, Мортем сейчас в тяжелом положении, и выбраться из него будет затруднительно.
  - Но... хуже всего придется нам... варлокам... - прошептал он потухшим голосом. - Во всем этом нас точно будут использовать как самую эффективную боевую силу. Магов осталось мало, а варлокам деваться некуда, и многие согласятся, так как им просто некуда идти. И так может начаться война уже между нами...
  А вот это страшно...
  Я и сам понимаю, что мы были нужны только в определенный момент против определенного врага, а вот в остальном мы просто как бельмо на глазу, которое постоянно маячит. Что будет с нами в такой смуте, не ясно. Если нет единого короля, то призвать могут куда угодно, и тогда варлокам придется воевать друг с другом, что было бы самым худшим для нас вариантом...
  - Я понял положение дел, - мой голос развеял гнетущую тишину. - Единственное, что мне не понятно, зачем ты мне все это рассказываешь? Что ты хочешь от меня?
  Он серьезно посмотрел на меня. Поднялся со своего кресла и подошел к окну. Смотрел некоторое время туда, затем ответил, не оборачиваясь:
  - Тиронель уже мертв, это неизбежно... Но спасти людей, которые погрязнут во всем этом, еще можно...
  - Ты хочешь убить короля?! - понял я, что он затеял.
  - Я бы сказал, 'устранить проблему, пока она не стала еще хуже', - ответил он. - Ты же не думаешь, что Альхберт тоже просто так умер, удачно покончив с собой? Это Тиронель поспособствовал смерти своего дядюшки, а затем занял престол, когда на него никто не хотел садиться. Сейчас именно он угрожает стране, и если избавится от него сейчас, пока стабильность еще не потеряна окончательно, то можно удержать страну...
  Он говорит... серьезные вещи...
  Я не могу сказать наверняка, что правильно. С одной стороны, сама мысль убийства того, кому я давал присягу, как и все варлоки, претит моей чести. Мысль о том, чтобы пойти против того, кто спас страну от уничтожения. Тиронель Победитель, пусть заслуга его лишь в том, что он оказался умнее своих предшественников.
  Но доля истины тут есть.
  На месте Тео сам Тиронель поступил бы также. Он без промедления превратил магическое поколение в варлоков, тем самым серьезно ударив по обороне страны в будущем, что уже говорит о том, что он пойдет на все ради своей цели.
  Так не поступить ли так же, как и он, но уже во благо будущего?
  Черт! Вот именно поэтому я и ненавижу политику. Я не настолько умный, чтобы все понимать....
  - И кто тогда займет трон? Ты?
  - Нет, конечно, - фыркнул он. - Род Валфрик древний, знатный, моя прабабушка была внучатой племянницей Королевы Альви, но мои права на трон такие же нулевые, как и у тебя. Зато я знаю весьма достойного человека из более близких родственников, который имеет планы, как спасти страну от распада, и он будет покровительствовать варлокам, что поможет нашим товарищам хоть как-то реализоваться.
  - И как ты провернешь все это? Даже с варлоками такое сделать нереально.
  - У меня есть план, а также есть... кое-кто, кто поможет нам. Извини, всех карт я раскрыть не могу...
  Я серьезно посмотрел на него.
  Нет. Он не врет мне, он не обманывает меня и не пытается запугать, он предельно честен, но я привык доверять своей интуиции, и она мне настойчиво говорит о многом.
  - Ты же не думаешь, что я так легко во все это поверю? - произнес я. - Есть ли у тебя доказательства?
  - Держи, - он кинул мне какой-то сверток.
  Ловлю его, а затем раскрываю...
  Это оказалась какая-то старая грязная ткань, пропитанная кровью. Некогда она была синего цвета, но, пропитавшаяся алой жидкостью, давно утратила былой блеск.
  - Присмотрись.
  Смотрю на ткань и осматриваю ее, но ничего не вижу...
  Хотя...
  Кажется, что-то есть...
  Тут какой-то символ, который я едва различаю...
  Полумесяц на фоне двух скрещенных клинков.
  - Это символ Шевралиса, - узнал я их знамя.
  - Этот кусок материи - часть окровавленного паруса. Орки, как вышли в море, стали обливать свои корабли кровью тех, кого они приносили в жертву, считается, что алый корабль плывет быстрее.
  - Корабли....
  - Как человек, выживший в Мидоре, ты должен помнить эти флаги... Корабли, воняющие гнилью, с окровавленными парусами и привязанными к мачтам и борту разлагающимися трупами, которые клюют тысячи птиц. Мухи тучами кружатся вокруг их посудин, а вода вокруг становится отравленной...
  Его слова пробудили во мне неприятные воспоминания, которые всколыхнули прошлое...
  Мне было всего двенадцать, когда орки напали на мой родной город и уничтожили его, убили моего отца и всех....
  - Ты всегда задавался вопросом, откуда у орков корабли, - говорил он. - Я узнал правду... Южная армия уничтожала врагов сначала на море, а затем высадилась на побережье Просторов. Вскоре мы наткнулись на... закрытую бухту с верфями... Ее было сложно найти, и, если бы не маги, мы бы даже не узнали о ее существовании... То место было тайной базой Шевралис, где они строили корабли подальше от своих берегов и чужих глаз.... Эти корабли нужны были Шевралису для долгого плавания, но затем все это нашли орки и использовали...
  Его слова отдавались эхом в моей голове.
  - Шевралис еще до войны планировал колонизацию... Альхберт по своей глупости и недальновидности заключил с ними множество крупных и не особо выгодных Мортему сделок, которые он даже не понимал. Да и те места, которые исторически были закреплены за нами, он почти собирался подарить... Так что, когда подвернулся случай, они решили действовать.
  Если попрошу показать мне, то он легко скажет куда идти, чтобы увидеть все самому. Теобальдо не идиот, он не станет мне говорить то, что потом не сможет доказать.
  Я сжал ткань и постарался успокоиться.
  Эмоции нужно убрать, они только помешают.
  - Ты не ответил на мой вопрос, - смотрю ему в глаза. - Зачем тебе я?
  Он усмехнулся.
  Сел обратно в кресло.
  - Тот, кто помогает нам, кое-что ищет, - ответил Тео. - Без него мы не сможем исполнить наш план, а чтобы он помог нам, мы должны найти это. И это что-то находится у тебя.
  - У меня?
  - Твой амулет на шее, - указал он. - Эта вещь нужна нам.
  - Но это же просто амулет пространственного кармана, - нахмурился я, не особо понимая.
  Мой амулет?
  Что в нем такого... Руины... Та реакция была...
  Кажется, я начинаю понимать...
  - Ясно, - кладу тряпку на стол.
  - Итак, каков твой ответ? - он откинулся в кресле.
  - Ну, тут и думать нечего, - пожал я плечами, понимая всю безвыходность положения.
  Теобальдо спокойно ждал моего ответа, а я только вздохнул, осознавая, что ответ может быть только один.
  Блинк!
  Моментально перемещаюсь к нему и бью кулаком в челюсть!
  Моей атаки он не ожидал и от удара улетает в другой конец комнаты.
  Блинк!
  Перемещаюсь на этаж ниже прямо к столу, где сейчас весело болтали и ели мои друзья рядом с компаньонами Теобальдо.
  Призываю меч, а затем обрушиваюсь на стол.
  Удар получился солидным, и стол раскурочило, обломки полетели во все стороны, и все, кто был за столом, попадали. Эмиль, по моей заведомой данной команде, уже держал заклинание барьера, которое и защитило друзей от осколков. Из остальных разве что Ванз успел среагировать и защититься.
  Дальше ничего говорить не нужно было.
  Мы еще вчера в цеппелине обговорили кто, как действует на случай возможной внезапной атаки. Я поднял вопрос о молчаливом взаимодействии, и мы были готовы ко всему.
  Ударом ноги отправляю Уилла в полет в стену, которую он пробивает головой.
  В этот момент Зефира толкает плечом Стеллу, валит ее, а затем всаживает ей нож в кисть, прибивая ее к полу.
  Рашира кидает метательные ножи в посетителей и персонал гостиницы, который оказался не массовкой, а подчиненными Тео и его друзей. Ну, да, ни одна гостиница и ее посетители долго не будут терпеть громкие крики, шум и гвалт с нашего стола. Таких терпеливых даже в дешевых тавернах нет, так что друзья сами среагировали.
  Эмиль подскакивает и взмахом рук поднимает ледяную стену, которая отрезает нас от врагов и замораживает Уилла.
  В это время Лилджа легко выбивает дверь, а затем мы все вместе вылетаем на улицу и мчимся вперед!
  - Все плохо?! - спрашивает Эмиль, не отставая от меня.
  - Все ужасно! - отвечаю ему. - Быстрее! У нас максимум десять секунд, пока они не пришли в себя!
  - Ты уверен? - нахмурилась Зефира.
  - Если не меньше! Скорее!!!
  - Дело плохо! - застонала Лилджа. - Стелла очень сурова, и нам от нее достанется, если она будет серьезна.
  - Мда... у нас проблемы... - констатировала Рашила.
  Мы помчались к спуску со скалы, а время беспощадно утекало сквозь пальцы...
  
  ***
  
  Блинк!
  Тео переместился вниз и увидел всю эту разруху, которая была организована всего за несколько секунд. Уилла вморозили в обломки стены, Стелла вынимает нож из окровавленной руки, а большая часть агентов отрезала ледяная стена. Только Ванз остался сидеть, как сидел под сферой защиты и попивал чай.
  - Не ожидал, - хмыкнул варлок, потирая челюсть.
  Ферокс ему серьезно врезал. Он успел приготовиться к удару, но все же пришлось немного полетать. Да, правду говорили, что Уравнитель самый непредсказуемый тип из всех. Ведь ничего не предвещало беды, он думал, что сможет его убедить, и недооценил слегка, а тот сумел так все провернуть.
  - Они заказали немало, но ели немного, - хмыкнул Ванз. - Я не сразу обратил внимание, что они больше болтали, чем ужинали.
  - Чертовы паршивцы, - зарычала Стелла, потряхивая окровавленной кистью, рана, на которой быстро затягивалась и подвижность пальцев восстанавливалась. - А ведь Зефира, мне казалось, не посмеет меня тронуть, но, как командир дал сигнал, она без колебаний напала на меня, - бывшая амазонка улыбнулась. - Мне бы таких бойцов, и я бы мир захватила. У этой пятерки большой потенциал.
  Тео покачал головой.
  Похоже, эти ребята сразу о чем-то начали догадываться, придумали для себя условные знаки и даже вид друга не расслабил их.
  - ХАХАХАХААХ! - громогласный смех Уилла прозвучал в зале, а лед вокруг начал стремительно таять.
  Огненная Гиена выбрался из ледяного плена и поднялся.
  - Вот теперь можно повеселиться, - улыбался варвар.
  - Только не увлекайся, а то опять приступ случится. Мне Ферокс нужен живой, да и жертв я не хочу.
  - Если бы ты не облажался, то нам и не пришлось бы.
  - Я не виноват, просто оказался недостаточно убедительным. Да и пока не ясно, в чем я прокололся, - вздохнул Тео. Это нужно будет проанализировать, но позже.
  - Расслабься и лучше пошли...
  С этими словами все трое активировали свои амулеты.
  Такие амулеты огромная редкость, а цена их в разы превосходит даже самые большие пространственные карманы. Амулеты Экипировки, позволяющие моментально облачиться в выбранную броню, которая практически материализуется на теле применившего. Тео получил такой амулет в подарок от брата много лет назад, Уилл и Стелла же заслужили подобное в бою, когда сражались. Тео слышал, что все из Рыцарей Погибели владели подобным.
  Спустя одну вспышку света, и все трое были готовы к бою.
  На Уилле появилось кожаное пальто черного цвета, края которого будто тлели и горели постоянно. Перешитая накидка Верховного Шамана клана Дихарон, известного своими Пылающими Шаманами, покорителями пламени. В руках варлок сжимал огромный тесак, имя которому Негреющее Сердце. Этот тесак был выкован много лет назад во время неудачной попытки сотворить Оружие Мастера из адамантовой чешуи Императора Черных драконов. Меч получился в целом неплохим, но оказался слишком неудобным для боя. Очень широкий клинок, без острия, без гарды и навершия. Меч был признан многими мастерами и воинами бесполезным, а потому он долгие десятки лет пылился в закромах дварфийских схронов, пока он не достался Уиллу. Норд оказался достаточно сильным, чтобы легко управляться таким оружием. Самое лучшее в этом мече то, что он не вообще не подвержен нагреву, как его не разогревай, он все равно останется холодным. Для воина, который слит с Духом Огня, такое оружие будто было самими богами создано для него, и не иначе, как благословением духов, он называет обретение своего тесака.
  Стелла облачилась в серебристый легкий доспех, состоящий из закрытого шлема, у которого нет прорезей для глаз, лишь отверстия для дыхания имеются. Быкам не нужны прорези, их гравюра Бычье Восприятие позволяет видеть сквозь предметы так, будто на них вообще шлемов нет. Потому многие и носили полностью закрытые забрало. Наплечники, рукавицы и латные сапоги, крепкая нагрудная пластина, кольчуга и синяя ткань на бёдрах. Броня без особых украшений, так как ее предназначение защищать, а не впечатлять. Ее женственная фигура в этой броне могла показаться очень хрупкой, но все это обманчиво. Броня кажется тонкой и ненадежной, но это заблуждение, так как качество этих лат в разы превосходит многие доспехи дворян. Нет, в этой броне не стоят в строю и не встречают врага лицом к лицу, для этого у нее есть тяжелое и более надежное облачение, а этот же нужен для преследования врага. В правой руке у нее была булава с небольшими неострыми шипами. Ей большего и не нужно, а когда оружие застревает в теле противника, всегда нехорошо. В левой же руке у нее был простой треугольный щит с геральдикой семьи Сальери, белой розы с шипами.
  Сам же Тео облачился в свою привычную экипировку. Крепкий панцирь, защищающий грудь, латные наручи с кожаными перчатками, поножи, защищающие ноги и надеваемые поверх эльфийских ботинок с небольшим пластинами на стопах, набедренники и наплечники, для лучшей защиты. Как аристократ, Теобальдо не был стеснен в финансах, потому сумел достать себе хорошую броню и не быть ограниченным, как остальные Псы. В руках у него появился привычный клеймор, который был с ним с самого начала. Этот меч из поколения в поколение передавался в роду Валфриков Штормовых волшебников и впоследствии достался ему, как величайший грозовой клинок из всех, Шмирдшторм. (Выкованный Бурей)
  - Я буду ждать вас внизу, - сказал Ванз. поднимаясь со стула. - Я не настолько молод, чтобы прыгать по крышам, как козлик.
  - Удачи, - кивнул Тео и пошел к выходу.
  Его люди уже начали преследование, а значит, пора и им присоединиться.
  - Вперед....
  
  
  
  
  Глава 27. Сердце Короля Воздуха.
  
  Мы мчались вперед по улице, несясь со всех ног. Нас уже преследовали, а потому мы даже и не думали сбавлять темп. Пока это просто обычные солдаты, но скоро к ним присоединится несколько очень опасных личностей. Потому я и гнал всех на полной скорости, чтобы хоть немного разорвать дистанцию.
  Нас окружают.
  - С дороги! С дороги! - кричал я, просто отшвыривая людей с пути. Это не очень красиво, но сейчас у меня просто нет времени на любезности.
  Остальные тоже не особо любезничали с теми, кто мешает пройти. Нас попыталась остановить стража, но была моментально сметена, как слегка мешающая преграда.
  Надо бежать. Останавливаться нельзя.
  Я, может, и не видел в бою тех двоих, но по своему опыту прекрасно понимаю, что нас ждет. Это я маг чуть выше среднего и из чисто боевых заклинаний имею только Воздушный взрыв. Эти же двое не ограничены, как я, и если начнут сражаться всерьез, то форт может превратиться в руины.
  Враги были повсюду сразу же, как мы приближались к гостинице, и нас в любом случае не собирались просто так отпускать. Когда появилась Стелла, я сразу заподозрил неладное, так как в совпадения я не верю вообще.
  Резкое чувство опасности за спиной!
  - В сторону! - успел крикнуть я и оттолкнул друзей.
  Поднимаю меч и блокирую мощный удар огромного и тяжелого тесака!
  Звук встретившихся клинков, казалось, прогремел на весь город. Удар оказался таким сильным, что земля под ногами немного просела, а я если бы не был варлоком, то точно сломал бы себе позвоночник.
  - ХА-ХА-ХА! - рассмеялся Уилл. Одетый в какое-то горящее пальто и вооруженный жуткого вида тесаком, он отскакивает.
  Блинк!
  Перемещаюсь за него и наношу удар, но тот сам исчезает, а я вслед за ним.
  Блинк!
  Оказываюсь воздухе и продолжаю движение, начатое в прошлый раз.
  Блинк!
  Его тесак у моей головы, готовый в любой момент срезать мне полчерепа.
  Блинк!
  Мой меч почти касается его спины.
  Блинк! Блинк! Блинк! Блинк!
  Мы перемещаемся по воздуху в разных частях неба, оба владеем Сферой Ауры, потому чувствуем, когда и где появляемся, у обоих реакция с каждой секундой ускоряется, и оба обладаем большим опытом битв.
  Блинк! Блинк! Блинк! Блинк!
  Мы перемещаемся с места на место и никак не можем нанести друг другу удар, так как каждый успевает уйти еще до того, как второй приблизится.
  Местность меняется каждую секунду, как и наше положение в воздухе. То мы у самой земли, то приближаемся к облакам. Мы везде и нигде одновременно, лишь наши силуэты мелькают в воздухе.
  Блинк!
  Он передо мной и обрушивает оружие на мой фламберг, но я не исчезаю, а позволяю себе заблокировать его.
  От удара в воздухе меня сносит и закручивает.
  Использую его удар для набора инерции.
  Блинк!
  Оказываюсь над ним и метаю свое оружие. Он отбивает мой клинок и тот уносит в сторону. Он на секунду отвлекся, удивившись моему глупому, по его мнению, поступку, что и дало мне нужную секунду.
  Блинк!
  Успеваю схватить его за руку и резко дергаю на себя!
  Мое колено впечатывается в его нос, а локтем бью в висок, но второй удар Гиена заблокировал и лбом мне в грудь чуть было не ломает мои ребра.
  Блинк!
  Ухожу от удара и призываю в руки меч, а затем приземляюсь на крышу одного из зданий.
  Надо немного отдышаться. В грудь я получил неслабо, благо вовремя среагировал и спас свои кости.
  Уилл тоже остановился на секунду, а затем вправил свой сломанный нос.
  Посмотрел на кровь.
  - Давненько я не видел своей крови, - улыбнулся он, и улыбка его чем-то напомнила такую же у Хевила. Жуткая ухмылка кровожадного монстра, готового броситься на свою жертву.
  Вновь взыграло чувство опасности и в последний момент успеваю увернуться.
  Молния пронеслась почти рядом со мной, затем вспышка света, и клинок почти разрубает меня пополам, но я успеваю блокировать своим мечом. От удара меня откидывает в сторону.
  Блинк!
  Появляюсь с другой стороны и наношу удар, но враг сам успевает уйти.
  - Хороший меч, - прозвучал недалеко голос Тео.
  Тот стоял рядом с Уиллом и положил свой клеймор на наплечник. На нем в отличие от варвара были доспехи, но весьма легкие и не мешающие движению.
  - Он не проводит молнию, - покачал головой Валфрик. - Это будет нелегко.
  - Проваливай, Тео, он мой, - зарычал Уилл.
  - Не говори ерунды, - фыркнул Теобальдо. - Он нужен нам живой, а если тебя оставить одного, то ты полгорода разнесешь. Сначала дело, а потом развлекайся.
  - Пф, - отвернулся Норд.
  Они оба посмотрели на меня и подняли свои клинки.
  Дело плохо....
  
  ***
  
  Когда Ферокс исчез вместе с другим варлоком, Эмиль не стал стоять столбом и ждать, а тут же повел остальных вперед. Пытаться помочь Фероксу самоубийство, так как в бою с Рычащим Псом они ничего сделать не смогут. Тупо так быстро никто перемещаться не может, потому остается надеяться, что Ферокс сможет уйти.
  Магу была противна мысль бросать друга сражаться одному, но он был реалистом и понимал, что они там только помешают. Потому он постарался увести остальных, чтобы не быть пойманными врагами. Если их поймают, то Фероксу придется сдаться, потому нельзя допустить поимки.
  Все это понимали, но он этого не легче.
  Враги уже догоняют их, но пока в бой не вступают, будто чего-то выжидая...
  БАХ!
  Позади послышался звук какого-то удара, а затем перед друзьями упала чья-то телега с сундуками. Что-то ударом закинуло это сюда.
  - Какого?! - только и произнес Эмиль от неожиданности. Еще бы шаг, и их просто размазало бы этим!
  Обернувшись, они увидели то, что видеть как-то не хотелось.
  На них, словно рельсовик, мчалась девушка, облаченная в латы и синие ткани. Она, выставив перед собой щит, как таран, неслась вперед, сбивая все на своем пути, и при этом с каждым шагом она будто ускорялась. От ее шагов дрожала земля, окружающие разбегались в стороны, только завидев ее, а животные в страхе забивались подальше, словно она хищник, который стоит выше их по пищевой цепочке.
  Вот стражники попытались остановить ее, но та ударом щита просто разметала крепких бронированных мужчин, даже не замедлившись.
  Стелла Сальери из отряда Стальных Быков вышла на тропу войны.
  - Бежим! - вскрикнула Лилджа.
  Теперь они поняли, почему люди на крышах не приближались к ним. Они просто ожидали 'тяжелую кавалерию', которая не заставила себя ждать.
  Они побежали еще быстрее, чем раньше, но звон доспехов все приближался и приближался.
  Вот они добрались до склона и побежали вниз по извилистой дороге к нижнему плато. Беда только в том, что бежать вниз оказалось сложнее и, чтобы не упасть, им приходилось замедляться. Вот только враг явно не испытывал таких трудностей и все также нагонял их.
  А в это время остальные противники, наконец, присоединились к бою!
  Враги добрались до них, но стрелять не решались, явно получив приказ мирных жителей не задеть, а потому налетели в ближнем бою.
  Десяток мужчин в темных одеждах с короткими мечами в руках бросились на них.
  В бой с ними вступила Рашира и Лилджа.
  Лилджа рванула вперед, вооруженная двумя топориками, которая с невероятной скоростью разметала своих противников, а те даже не успели ей что-то сделать. Рашира же, использовав метательные иглы, легко нейтрализовала тех, кто преграждал им путь.
  Зефира, отстреливала всех, кто только приближался, заставляя их прятаться в укрытие. При чем даже на ходу она стреляла не менее точно.
  Остальные нападать стали осторожно и, скорее, пытались не поймать их, а замедлить, чтобы Стелла успела нагнать.
  - Что за?! - столько и успел сказать Эмиль, когда в воздухе над ними появился Ферокс и два других варлока.
  Жар огня, искры молний и потоки ветра разлетелись в разные стороны, сбивая людей с ног и разрушая окружающие постройки. Два Пса, окруженные огнем и молниями, нападали на третьего закрутившегося ураганом. Их удары были настолько быстрыми, что Эмиль просто не мог различить движений, а вспышки искр от каждого удара ослепляли.
  Трое бились в воздухе над ними, целую секунду, пока вновь не исчезли и не появились высоко в небе.
  - Бездна! - только и сказал маг, осознавая, что только что увидел.
  Ферокс сейчас сражается сразу с двумя противниками, и только благодаря ему их всех еще не поймали. Пока он сдерживает этих двух монстров, им нужно сбежать.
  Тяжелые шаги Стеллы уже четко слышны, а значит, просто так сбежать не получится.
  - Девчонки! - крикнул он. - Как только я скажу, прыгайте!
  Они удивленно переглянулись, но спорить не стали.
  Эмиль резко разворачивается и поднимает руки.
  - Рамба Фриор! - произнес он, и перед ним выросла не очень толстая ледяная стена, но такой он ее сделал специально. - Прыгайте!
  Все тут же подпрыгнули на ходу, а Эмиль, удобнее перехватив свой жезл, собрал как можно больше магической энергии и ударил заклинанием прямо в землю.
  - Кемен Хелсе! Грандо Лоро!
  В следующий миг земля под ними превратилась в лед, который стал покрывать весь склон и дорогу перед ними, примораживая все, до чего прикасался. Всего несколько секунд прошло, и все вокруг покрылось слоем хлада.
  Упав на скользкую поверхность, все четверо покатились вниз!
  - АААААААААААААААА!!! ТЫ БОЛЬНОЙ!!! - три слаженных женских крика были слышны на весь город....
  
  ***
  
  Когда вместо земли под ногами оказался лед, Лилджа припомнила все маты на всех языках, какие знала, и огласила их на всю округу, а знала она немало. Будучи полудварфийкой и живя в окружении наемников, не нахвататься нецензурной брани просто невозможно, так что минуты три ее монолог услаждал слух всех, кто был вокруг. Причем ее голос легко перекрывал визги и крики окружающих.
  Лед и крутой склон с заворотами превратились в жуткую горку со смертельными последствиями. Только потому, что перила у края дороги были такими высокими и крепкими, народ еще не начал летать по воздуху и вовсю старался удержаться за преграду, в которую их впечатало.
  А вот их четверке и преследователям такой роскоши не позволено, и они катились вниз на огромной скорости.
  - Эмиль, я убью тебя, как только мы спустимся! - кричала двельфийка, пытаясь хоть как-то стабилизировать свой спуск, так как ее сильно крутило. В итоге, призвав из пространственного кармана кинжал, она сумела кое-как выровняться на ходу и даже сесть.
  - А по-моему, весело, - улыбалась Рашира, легко стоя на ледяной поверхности. Благодаря недавно зачарованным сапожкам она могла сама контролировать степень трения о поверхность. Пусть остановиться не могла, но чуть замедлиться вполне получалось.
  - Грррр! - рычала Рангхилдер, смотря на эту женщину.
  - Хватит болтать, они рядом! - сказала Зефира, которая тут единственная, не считая Эмиля, на льду чувствовала себя практически идеально. Она легко балансировала и при этом успевала стрелять из лука. Эмиль же в это время следил, чтобы дорога была ровной и чтобы те, кого он обрек также спускаться, не поубивались по дороге.
  Большая часть солдат противника была деморализована и не могла толком сражаться, пытаясь остановиться или хоть справиться с паникой, но часть уже были готовы продолжать бой. Особенно Стелла, которой скользкая поверхность не была проблемой. Видать, у амазонок какие-то свои ледяные тренировки есть, раз они так легко к этому привыкают. Так что Орихалковый Рыцарь все также неуклонно следовала за ними.
  - Ну, тогда вперед! - усмехнулась Лилджа, призвав вместо ножей копье под свой рост.
  Воткнув копье в лед, она использовала его как опору, чтобы оттолкнуться и просто влететь в приближающиеся ряды противников. Облаченная в доспехи двельфика, словно металлический шар, врезалась в преследователей, повалив их, и, вытащив еще одно копье, начала бой.
  Резко присела, пропуская клинок над собой, и ударила по ногам, второго толкнула плечом, и он заваливается на третьего. Острием копья ткнула врага в лицо, но тот уклонился, что ей было и нужно, так как, потеряв равновесие, он упал, утянув с собой еще двоих.
  Блок!
  Отводит оружие в сторону.
  Кувырок влево.
  Дорога вновь резко разворачивается, и все врезаются в перила.
  В это время к ней на помощь пришла и Рашира, которая с невероятной ловкостью и прыгучестью отталкивалась от стен и перил, прыгала от противника к противнику и легко нейтрализовала их.
  На секунду растерявшись, она чуть было не была сбита с ног, но в плечо противника влетает стрела, которая и сносит его. Зефира продолжала поливать врагов меткими выстрелами и прикрывать Эмиля.
  Неожиданно противники вокруг Лилджи сами начали тормозить и расступаться, будто бы получили...
  - Мрак! - поняла она и тут же отскочила, чуть было не получив удар булавой.
  В бой вступает Стелла!
  Закованная в латы амазонка казалась просто огромной и невероятно устрашающей.
  Резко влево, она уклонилась от удара щитом и от булавы, с резким круговым разворотом. В таком положении преимущество у самого устойчивого врага, коим была именно Стелла, которая будто бы вообще не замечала, что ей должно тут что-то мешать.
  Удар! Удар! Удар!
  Пусть Стелла уступала в маневренности и попасть не могла, но и сама Лилджа ничего не может сделать.
  Следующий удар разломал древко ее копья, но саму двельфийку вовремя выдернула Рашира.
  Поднырнув под щитом, эльфийка зашла за спину и ударила кинжалом в шею амазонке.
  Клинок полоснул острейшим лезвием между нагрудником и шлемом, прямо по открытой части, легко пройдясь.
  Вот только пробить кольчугу и воротник из какой-то дрейковой кожи оружие не смогло, да и во время удара она успела заметить нечто странное, будто бы ее атака ослабла. Но думать времени не было, и пришлось в быстром темпе уклоняться от очередного удара булавы.
  Отскочив, она уклонилась, а затем, оттолкнувшись от стены, устремилась на противника, пытаясь сбить ту с ног. Стелла приготовилась к удару, но пропустила аналогичный в ноги, который и сбил ее с ног, а удар эльфийки запустил упавшую амазонку вперед и закрутил.
  Стелла всего пару секунд пробыла в смятении и, кувыркнувшись, смогла вновь встать на ноги.
  Прыжок!
  Оттолкнувшись от перил, амазонка подлетела в воздух на несколько метров и обрушилась на своих врагов в щепки разнеся лед и камень под ним, подняв облако ледяных крошек и осколков, которые на пару секунд ослепили девушек. Щит врезается в Лилджу и отправляет ее в полет к магу и его защитнице и бросается на эльфийку, но в голову прилетает стрела, которая лишь на секунду отвлекла ее, не сумев даже поцарапать шлем.
  - Рашира, в сторону! - крикнул Эмиль, развернувшись.
  Подняв руки, он возвел перед амазонкой ледяную стену, тем самым отрезая ее от южанки, чем та и воспользовалась, отступив.
  Стелла, как и в прошлый раз, легко разрушила преграду и устремилась к ним, но это было лишь частью того, что он ей приготовил.
  - Харимал! - применил он заклинание, и вокруг Стеллы закрутились блестящие снежинки. Он уже понял, что девушка, у которой в шлеме нет прорезей для глаз, не боится ослепления, но цель этого была в том, чтобы лед облепил варлока и сковал ее элементы брони, сделав из нее удобную мишень.
  Броня покрылась коркой льда, мешая двигаться и держать равновесие.
  - Самна! - применил он заклинание, и над ним начал формироваться конструкт изо льда. Оно представляло собой колонну или практически ствол толстого дерева с тараном на конце. - Тарукко Нюкьо!
  Колонна Замороженного Быка устремилась к своей цели на огромной скорости. Пробивающее заклинание, созданное для осады укреплений, а не атаки людей, но против Стального Быка ничего точечного не работает. Она стены крошит так, будто бы они из хрусталя сделаны, а не крепкого ледяного холода.
  - СТОЙ! - крикнула Лилджа, пытаясь предотвратить это. Двельфийка пришла в себя после полета и увидела, как в ее знакомую летит ледяная комета.
  Снаряд легко достиг девушки, которая была не в состоянии уклониться или закрыться, и получила весь удар прямо в грудь...
  Вот только вместо того чтобы сбить ее с ног или оттолкнуть, что оно и должно было сделать, лед, коснувшись нагрудника бывшей амазонки, просто упал, будто он не летел, а просто появился в воздухе.
  - ЧЕРТ! БЕГИТЕ! - в ужасе крикнула Рагнхилдер, понимая, что именно сейчас случится. Они так спешили, что она просто не успела ничего объяснить.
  Вот только было уже поздно, Стелла получила, что ей было нужно...
  Используя перила, она смогла остановить свой спуск, и опять ее подчиненные последовали ее примеру и тоже прекратили преследование.
  - Бегите! Бегите! Бегите! - напугано повторяла двельфийка, уже зная, что дальше будет.
  Стелла поднимает свою булаву над головой, а затем со всей силы бьет по льду...
  УДАР!
  Будто бы произошел взрыв или великан топнул ногой, но стук булавой оказался настолько мощным, что создал направленную ударную волну, которая расколола лед и понеслась вперед, разрушая все на своем пути.
  Не прошло и пару секунд, как все это превратилось в огромную лавину из кусков льда, камня и всего того, что было в тот момент на льду.
  - АААААААААААААА!!! - общий ор четырех голосов слился воедино и прозвучал на весь город, будто бы заглушая собой шум несущейся лавины. Никто посреди этой жары и вечного лета точно не ожидал увидеть схождение снега.
  Они ускорились, как могли, но несущаяся на них смерть была быстрее. Попытки остановить лавину тоже ни к чему не привели, стены лишь становились дополнительной частью всей катастрофы.
  - Держитесь за меня! - крикнул Эмиль.
  Девушкам дважды говорить не нужно было, они тут же вцепились в мага.
  - Пути небесные, что не видны глазу, откройтесь мне и проведите по тропам Тени Мира! Блинк!
  Вспышка света, и вся четверка падает на землю у самого склона скалы.
  Эмиль не был пространственным магом, потому такие заклинания отнимали у него огромное количество энергии и не могли быть применены моментально. Это Ферокс может десяток раз в секунду перемещаться, а Эмиль такими талантами не владел, его стезя Огонь, Лед и еще кое-что, но основами пространственной магии он, как и любой уважающий себя маг, владел, да и отец настаивал, чтобы он имел способ отступления на всякий случай.
  Так что он потратил треть своего резерва, чтобы всех вытянуть.
  Они уже было расслабились, как увидели, что лавина все еще несется на них, а потому тут же подскочили и помчались вперед, вместе со всеми, кому не повезло тут оказаться.
  Поскольку город уже в прошлом был в таких тяжелых положениях, то ничего удивительного, что, как только начались беспорядки, все жители быстро попрятались в специальные укрепленные места, а многие имели Амулеты Переноса в безопасные зоны, где им ничего не угрожало.
  Так что четверка в компании нескольких прохожих сейчас улепетывали на полной скорости!
  Неожиданно над всей этой несущейся горой появляется уже знакомый им Уиллнан Норд, которого охватывает пламя, и он обрушивается, как комета, на все это!
  Взрыв!
  Большая часть льда растаяла от невыносимого жара, идущего от этого варлока, а все, что осталось, оказалось заблокировано неизвестно откуда взявшимся барьером, который появился позади них. Хотя вскоре они узнали, откуда он появился, это Ванз поставил барьер, спасая их и мирных жителей, которые бы погибли от этого.
  - Ого, - только и сказал Эмиль, смотря на все это.
  Это было просто безумие какое-то. Сначала они катились вниз, потом что-то создало эту волну, далее их чуть не убило лавиной, а их преследователи остановили погоню, чтобы остановить катастрофу.
  Они не особо понимали, к чему все это, и почему Ферокс дал команду бежать, и сомневаться в нем они не стали, но все равно было несколько удивительно.
  - Не задерживаемся! - крикнула Лилджа.
  Компания, чудом избежав серьезных травм и отделавшись лишь парой царапин и потраченными стрелами, сейчас побежала дальше.
  Но далеко уйти не получилось, так как путь им преградила компания личностей в черных одеждах и с взведенными арбалетами в руках. Позади уже стоял Ванз, Уилл и к ним быстро приближалась Стелла.
  - Что будем делать? - спросила Зефира.
  Они встали спиной к спине и приготовились защищаться.
  - Импровизировать, - хором ответили остальные, явно понимая, что выхода у них сейчас просто нет...
  
  ***
  
  Блинк! Блинк! Блинк! Блинк!
  Мы перемещались на огромной скорости, по всему городу мелькая в воздухе, внутри зданий и среди облаков. Появлялись и исчезали так же быстро, как появлялись и пытаясь достать друг друга. Огонь и молнии мелькали повсюду, а создаваемые мной Воздушные Взрывы только добавляли хаоса в происходящее.
  Три варлока сошлись в поединке и ничуть не уступали друг другу.
  Вот только моя проблема была в том, что я был один против двоих сразу, что усугубляло положение. Все, что я мог в этот момент, это отбиваться и уклоняться, стараясь выдержать как можно дольше под шквалом безудержных атак.
  Мне везло только в том, что они хотели меня взять живым, а вот я мог не сдерживаться, но это мне помогало лишь выживать под непрекращающимся шквалом атак.
  У меня скоро закончатся силы, и они легко возьмут меня.
  Удар!
  Парирование!
  Прыжок!
  Блинк!
  Бью в голову. Блинк!
  В ноги!
  Резко в сторону ухожу от огненного клинка.
  Сальто назад!
  Меня чуть не задела молния.
  Только потому, что мой меч не проводит электричество и тепло, я еще не проиграл. Тео, похоже, привык, что его противник при столкновении получает заряд через свое оружие, так что со мной ему приходится возиться.
  Неожиданно Уилл куда-то уходит, а я остаюсь наедине с Тео, который, получив больше свободы, не был скован попытками не задеть товарища, и покрылся аурой из сотен искрящихся молний.
  Тео рванул на меня, исчезнув не в мелькании света, а искрах молнии!
  Черт, это же Покров Молнии!
  Будто бы превратившись сам в сиюящую молнию, он стал двигаться невероятно хаотично и непредсказуемо на огромной скорости, перемещаясь и реагируя на ситуацию в разы быстрее.
  Блок!
  Успеваю остановить его атаку, а мой меч не дает искрящимся молниями ударить по мне через себя, вот только сам Покров легко достигает моей кольчуги и бьет прямо в тело.
  - Аррр! - вскрикнул я, а следующий миг получил ногой в живот и полетел в сторону. Следующий удар заряженной молнией кулака пришелся в челюсть, а затем меня схватили за рукав и со всей силы бросили в землю.
  Меня закрутило и запутало, легкие перестали работать, и я никак не мог вздохнуть. Роняю меч и пытаюсь прийти в себя.
  Вот земля у самого лица!
  Блинк!
  Вовремя переместился, и, пролетев пару метров вверх, мне удалось погасить свою инерцию, я вновь скакнул к замеченным друзьям, по пути вернув в руки меч.
  Падаю между ними, приземлившись на землю.
  - КХА! - сплевываю кровь и пытаюсь прийти в себя.
  Окружение все еще плыло, а друзья уже были рядом и пытались поднять меня, но думать было некогда.
  - Эмиль, барьер! - крикнул я.
  Парень спорить не стал и моментально возвел над всеми нами защиту. Она представляла собой купол из воды, перемешанной со льдом. Точного названия этого заклинания я не знаю, но то, что оно сложное и сильное, сомневаться не стоит.
  - Ты как? - обеспокоенно спросила Рашира, помогая мне встать.
  - В норме, - отвечаю ей. - Эмиль, - обращаюсь к парню, - держи барьер, сколько можешь. Мне нужна минута!
  - Постараюсь, - кивает парень.
  - Все слушайте внимательно, повторять не буду, - начал я. - Держитесь за меня и не мешайте. Как только скажу, Эмиль, сбрасывай барьер. Мне нужно время и воздух.
  - Барьер пропускает воздух.
  - Тогда держитесь... сейчас будет Сердце Короля Воздуха.
  С этими словами я сформировал сферу из сжатого воздуха...
  
  ***
  
  Когда беглецы скрылись за куполом, все сразу поняли, что они просто так сдаваться не станут, но и бежать им теперь некуда. Вероятно, попытаются огрызнуться, перед тем как сбежать, но это у них вряд ли получится.
  Ванз не просто так сидел тут, а подготовился, накрыв местность специальным барьером, который легко не покинуть и в пределах которого он знал, где находятся цели. Так что, даже если сейчас Эмиль выдаст какое-то мощное заклинание, они далеко уйти не смогут, а поставить еще барьер для блокирования этих чар для Старшего волшебника не проблема.
  Эмиль талантливый юноша, но для Ванза он пока не соперник.
  - Все в порядке? - спросил маг у остальных.
  Рядом уже стояли Тео и Уилл, а сюда уже уверенно приближалась Стелла.
  - Гражданских отсюда убрали, мешать не будут, а со стражей придется договариваться, - ответил Тео. - Благо, слово аристократа для местных управителей кое-что значит, и мы сможем замять дело.
  - Давайте уже сломаем этот барьер! - рычал Уилл. - Хм-м-м... я не могу переместиться во внутрь...
  - Это Купол Хладного Моря, он не только хорошо защищает от огня и физических атак, но и не дает проникнуть через себя. Сложное заклинание и затратное, потому само долго не простоит.
  - Это не важно! - резко сказала Стелла. - Ферокс известен, как крайне непредсказуемый человек, и давать ему время что-то придумать нельзя. Купол нужно уничтожить как можно быстрее и повязать их, пока они не выкинули какую-то глупость, а они это могут.
  - Вот сразу бы так! - рассмеялся Уилл и исчез, чтобы появиться в нескольких метрах над барьером и обрушить на него мощный удар!
  Всплеск и звук трещин разнесся по округе, купол покрылся сотнями трещин, а меч варлока увяз в защите. Вот только особого эффекта это не дало, так как повреждения быстро начали зарастать, а нападавшего будто пытался поглотить лед. Норд тут же отступил.
  - Это один из сильнейших барьеров Четвертого Круга и простыми атаками его не сломать, - произнес Ванз, выдохнув дым. - Самовосстанавливающаяся защита, блокирующая перемещения, и поглощает атакующего. Придумавший это заклинание был гением.
  - ХА! Нет того, чего бы я не мог сломать! - воспламенился Уилл и повторил атаку уже с огнем.
  Удар!
  Пламя окутало защиту и быстро потухло, но было заметно, что огненная атака все же имела некоторый эффект. Пока у мага есть энергия, он будет восстанавливать барьер, но чем более сильные повреждения защита получит, тем большие затраты, а маг не может поддерживать такое вечно.
  - Я помогу, - сказал Тео и, сконцентрировав молнии на клинке, устремился к барьеру. Они могли бы использовать кое-что и мощнее, но тогда бы всех, кто внутри, просто убьет. Мало кто из Псов умеет брать врага живым, это даже не все Вороны умели, так что винить этих двоих не в чем, они еще неплохо сдерживаются.
  Стелла же молча смотрела на все это, попутно отдавая телепатические команды по своей связи с подчиненными. Ей не верилось, что Ферокс может так глупо поступить и вместо прорыва пытается забиться. Она слишком хорошо его знала, чтобы не понимать, что такой, как он, глупость просто так не сделает. Мейтланд может сколько угодно казаться простым человеком со средним умом, но в сообразительности и наблюдательности ему не откажешь, когда нужно, он может думать удивительно быстро и...
  - Хм? - опустила она голову, почувствовав у стоп ветерок.
  Благодаря гравюре Бычье Восприятие она не только может видеть сквозь свой шлем так, будто его на ней и нет, но и ощущать окружение через броню, будто она вторая кожа. Это очень помогает быстро реагировать на ту или иную опасность, вот и сейчас она заметила весьма необычный ветерок.
  Судя по пылевым следам, идет ветер к...
  - К куполу... - нахмурилась она.
  Посмотрев по сторонам, она увидела, что ветер незаметно движется в сторону барьера и...
  - ЧЕРТ! - вспомнила она. - Уилл, Тео бегите! - закричала она, а затем сконцентрировалась на связи. = 'Всем внимание! Отступаем! Быстро ищите укрытие!'
  Она успела отдать приказ и предупредить друзей, вот только было уже поздно!
  Барьер осыпался сотнями осколков, явив миру то, что именно происходило под ним.
  Уже не таясь, ветер устремился к Фероксу, который в руках держал полупрозрачную сферу со сжатым воздухом. Ветер устремлялся прямо в шар, втягиваясь, словно вода впитывалась в губку. Сам воздух в сфере двигался и шевелился, будто он держал прозрачный пчелиный улей, он пытался вырваться из окон, но варлок продолжал втягивать воздух внутрь все больше и больше.
  Его друзья в это время крепко держались за него, а это значило только одно - он сейчас исчезнет, оставив после себя это!
  - БЕГИТЕ! - только и успела крикнуть Сальери, когда во вспышке пятерка исчезла, оставив после себя Сердце Короля Воздуха....
  
  То, что случилось в следующий момент, навсегда останется в памяти переживших это.
  Сжатый в сферу воздух еще целую секунду оставался неподвижным, а затем оболочка не выдержала давления и лопнула.
  ВЗРЫВ!
  Ужасная ударная волна разошлась во все стороны, выбивая стекла из окон, сбивая людей и ломая все, до чего касалось. Камень трескался, конструкции из дерева разваливались и разлетались во все стороны, а люди, угодившие под это, минимум получали сильные переломы, и все это в радиусе ста метров...
  Но это была лишь прелюдия перед настоящим кошмаром.
  Ветер, который был заключен в сферу, вырвался наружу и ударил по всем направлениям сразу.
  Те здания, что стояли близко к эпицентру взрыва, просто сдуло, будто бы они лишь пух на одуванчиках, а тяжеленные камни поднялись в небо и улетели, если не успели расщепиться от закрутившихся потоков ветра, которые крошили и разрывали все, что попадалось им на пути.
  Обезумевшие потоки, будто бы озлобленный зверь, разрушали все вокруг. Словно дикого хищника удерживали взаперти и злили его, а затем дали свободу, ветер в неистовстве уничтожал здания.
  Чем дальше от эпицентра, тем слабее был эффект, но это не помешало ветру разнести все в нескольких кварталах, уносить людей и камни в воздух, которые падали вниз, словно дождь.
  Безумный ураган бушевал целых десять секунд и уничтожил столько, сколько мог.
  Это Сердце Короля Воздуха, одно из самых страшных заклинаний Магии Ветра...
  
  
  
  
  Глава 28. После бури.
  
  - Нет! Нет! Нет! Нет! - кричала она, колотя руками в пробитый нагрудник, будто пыталась дозваться до остановившегося сердца. - Ты обещал, что выживешь! Ты обещал, что выживешь несмотря ни на что! Ты обещал мне! Ты обещал! Ты обещал, что никогда не оставишь меня одну! Ты обещал! А-а-а-а-а-а!
  Слезы стекали по ее щекам и падали на окровавленные доспехи, смешиваясь с кровью. Она все кричала и звала его, но все было без толку. Его тело уже остыло, и теперь даже самый лучший целитель ничего не сможет сделать.
  Его тело стало символом того, что какими бы ни были могучими Стальные Быки, они все же смертны и могут быть убиты. Великий воитель пал в неравном бою, о нем будут слагать легенды, которые будут передавать еще многие поколения, но тем, кому он был близок, плевать на все это. Они только что потеряли дорогого человека, а легенда им была не нужна...
  - Это я виноват... - прозвучал голос позади.
  Он стоял чуть поодаль, опустив голову. Его угольно-черные доспехи с красными линиями будто потускнели. Яркий багровый оттенок на черном фоне сейчас казался лишь бледным отсветом былого величия. Светлые волосы скрывали лицо, оставляя только тонкую полоску губ, за которыми находились острые зубы. Глаза, из которых текли слезы, потеряли былой яростный блеск. Тот, кого она помнила, как сумасшедшего, неунывающего и непобедимого берсерка, предстал перед ней разбитым и сломленным.
  - Это я виноват... это я виноват... это я виноват... - шепотом повторял он. - Это я виноват... это я виноват... это я виноват...
  Продолжая говорить это, он развернулся и пошел куда-то, с трудом передвигая ноги и качаясь из стороны в сторону.
  - Стой! - крикнула она ему вслед и протянула руку. - Не уходи... Постой! ХЕВИЛ!
  
  Она резко открыла глаза, но перед ней была только темнота. Глаза щипало от влаги, в голове стоял гул.
  = 'Капитан! Ответьте!' - шумело у нее в голове.
  Ментальный сигнал пришел от лейтенанта Файса, ее непосредственного заместителя.
  Попытка пошевелиться ничего не принесла. Что-то сдавливало ее и не давало двинуться.
  Окончательно придя в себя, она попыталась вспомнить, что произошло.
  Она гналась за друзьями Ферокса, потом был лед и бешеный спуск, после она случайно устроила лавину, которая чуть было не снесла несколько улиц. Вообще-то она хотела просто поломать лед, но не рассчитала импульс. Потом добралась до остальных и увидела, что все смотрят на ледяной купол и слишком расслаблены. Слишком они спокойны и недооценивают противников, особенно нельзя смотреть свысока на Ферокса, этот тип всегда может выкинуть что-то неожиданное.
  Вот и дождались.
  Она всего раз видела, как он применил подобное, причем очень давно, но, увидев движение ветра, тут же вспомнила и поспешила всех предупредить. Вроде успела.
  Потом был взрыв и...
  = 'Капитан! Ответьте!' - вновь дал о себе знать голос.
  = 'Я в порядке'.
  = 'Вас завалило обломками дома, но мы сейчас вытащим вас'.
  Вот оно как получилось.
  Благодаря своей основной гравюре она выдержала ударную волну, а вот ветер ее все же оттащил, пусть и не порвал, после чего ее завалило. Но, судя по звукам, ее люди почти рядом.
  Вскоре до нее добрались и смогли вытащить из-под обломков. Помогли снять шлем, а затем ее осмотрел целитель, но свое состояние она и сама знала, так что за здоровье не волновалась, регенерация у Быков самая мощная среди варлоков.
  Когда она сняла шлем, то увидела все последствия Сердца Короля Воздуха. В центре красовался двадцатиметровый кратер, мощеная крупным камнем площадь раскурочена и больше напоминала перепаханное поле. От близлежащих зданий остался только фундамент, у многих домов снесло крыши, а телеги, палатки торговцев и просто все, что не было вмуровано в землю, унесло бешеными порывами ветра.
  Да, похожая картина была в крепости Аудели, когда они застряли там, в окружении армии врага. Тогда Ферокс тоже применил это заклинание, разрушения были гораздо больше, ведь у него было и времени в достатке, и в магической энергии он стеснен не был. Пара магов и несколько раненых варлоков с радостью делились с ним силой.
  Тут более слабая версия, но почерк очевиден.
  Сейчас на площади работали ее люди и стражники города, разбирали завалы и искали выживших. Рядом с ней стоял ее заместитель и молча ждал ее слов, а целитель уже отправился помогать остальным. Раненых было много, так что врачам было чем заняться.
  - Лейтенант, доложите обстановку, - приказала она.
  - Докладываю! - встал он смирно. - После вашего приказа мы без промедления поспешили эвакуироваться, но сбежать получилось не у всех... - он чуть помедлил, посмотрев на лежаки с раненными. - Благодаря действиям господина Юалда многие уцелели, господин волшебник поставил барьер и сумел утянуть в него многих наших бойцов. Часть была спасена благодаря действиям господина Валфрика и господина Норда, которые поймали несколько человек, а тех, кто был рядом, унесли блинком. Сейчас мы ищем выживших и помогаем раненым. Господин Валфрик сумел договориться с местной властью, убедив их, что мы ловим опасного преступника.
  Да, тут они сразу все продумали на случай возможных проблем, так что официальная миссия у них была, не подкопаешься.
  - Потери, - вздохнула она.
  - Двенадцать человек погибло, двадцать семь ранено, потерь среди гражданских нет, - отрапортовал лейтенант Файс.
  - Спасибо за рапорт, можете быть свободны.
  Подчиненный кивнул и удалился проверять, как обстоят дела у остальных, а сама Стелла, поднявшись, подошла к кратеру. Там же стоял Ванз, покуривая свою трубку, остальные тоже были там.
  - Поразительно, - произнес маг. - Сердце Короля Воздуха, заклинание Аэромантии 5-го Круга, считается одним из самых сложных заклинаний этой школы, которое даже не каждый Аэромант применить сможет. И это сделал варлок...
  - Я аж протрезвел от такого, - хмыкнул Уилл, присев на камень. - Это и есть его таинственная 'Восьмая Гравюра'?
  - Невозможно, - покачал головой Тео. - Варлоку нельзя поставить ничего выше 4-го Круга. Даже я, варлок с двенадцатью гравюрами, не мог себе позволить ни одной такой, а ведь я считаюсь одним из сильнейших. Это я молчу про Крылатого Пса. А Ферокс, середнячок в магии, такое не смог бы получить и подавно.
  - Но как тогда? - спрашивал Юалд.
  - Нет, это не восьмая гравюра, - подала голос Стелла, подходя к ним. - Это все его гравюра Воздушный Взрыв.
  - Воздушный Взрыв сжимает воздух в определенной точке, а затем высвобождает его, создавая воздушный удар. Чем большие объемы сжаты, тем сильнее взрыв, - процитировал описание этого заклинания учитель истории. - А Сердце Короля Воздуха - это заклятье, что втягивает в себя воздушные потоки, сжимает их и закручивает, усиливая давление воздуха, и при взрыве высвобождает все.
  - Это так, - кивнула она. - Но вы забыли одну деталь.
  Все удивленно посмотрели на нее.
  - Пусть сильные заклинания творить мы не способны, но мы все равно остаемся магами.
  - И как это связано? - не понял Тео.
  - Точно! - подскочил Ванз, поняв, что она имела в виду. - Общеизвестный факт, что заклинание, которое маг идеально освоил, он сам же способен модифицировать и изменять по своему желанию. Тут тот же принцип?
  - Да, Воздушный Взрыв является единственной боевой гравюрой Ферокса, вот он и изучил ее, так как никто другой в мире. А благодаря магическому дару он способен манипулировать собственной магической энергией. Потому ничего удивительного, что он с годами научился вмешиваться в процесс формирования заклинания. Вот и освоил Сердце.
  - Поразительно, - произнес преподаватель. - У него и правда талант. Обычно в таких ситуациях просто немного меняют или усиливают заклинание, а он практически на голой интуиции и ощущениях добился заклинания, на голову превосходящего его возможности. Он стал бы очень хорошим Аэромантом, если бы был магом.
  Некоторое время они молчали, смотря на кратер. Повезло им всем, что Ферокс к моменту формирования Сердца был измотан и ранен, а также не имел подпитки и запаса времени, иначе все могло бы закончиться еще хуже. Воздушные потоки, вместо того чтобы подкидывать, просто резали бы их, а может он создал бы зону вообще без кислорода... страшно представить, что еще он мог придумать.
  Ей вспомнилась старая поговорка: "Если хочешь сжечь город, используй магов огня, если хочешь захватить город, используй магов воды, если хочешь удержать город, используй магов земли, если хочешь уничтожить город..." Тут и продолжать нет смысла.
  - Какая у него восьмая гравюра? - спросил Валфрик.
  - Не знаю, - покачала она головой. - Этого никто не знает, ведь ее он нам никогда не показывал. Я сначала думала, что у него ее вообще нет, но Ферокс не из тех людей, кто любит преувеличивать или врать.
  - А может, это отвлекающий маневр? - предположил Норд. - Ну, чтобы гадали и боялись.
  - Возможно, - была вынуждена согласиться она. - Но сейчас нам это не поможет. Мы их потеряли?
  - Перед самым взрывом они куда-то переместились и под шумок смогли сбежать, - нахмурился Тео. - Где они сейчас, неизвестно. На дирижабле точно не улетят, так как все рейсы отменены, а сами, без плана в Просторы они не сбегут. Но найти их в городе будет проблематично.
  - Я прикажу своим людям прочесать город и...
  Неожиданно Тео замер, затем нахмурился и полез в свой пространственный карман. В его руке появился небольшой прямоугольник, который был будто вырезан из черного стекла, но не блестел на свету, чернота словно поглощала свет.
  Он поднес предмет к лицу.
  - ...руины... - прозвучал искаженный голос. Это говорил Он. Неопределяемый голос то ли мужчины, то ли женщины, который постоянно прерывался и сопровождался шипением и какими-то странными звуками. - ...приближается...ключ...
  Связь прервалась, и Тео убрал артефакт.
  - Это был Он? - спросил Ванз, мрачно посмотрев на варлока.
  - Да, - кивает Валфрик. - И Он нашел их. Нам нужно к руинам. Сколько наших способны к бою?
  - Два десятка человек в порядке точно, но многие ранены, а других придется оставить продолжить поиски тех, кто еще может быть под завалами, - ответила Стелла после минутного молчания, получив доклад от Файса.
  - Прикажи собираться, нужны припасы и все необходимое для похода в подземелье. Также пусть займутся подготовкой дирижабля к отлету.
  Кивнув, она отдала ментальный приказ, а затем все разошлись, чтобы подготовиться...
  
  ***
  
  Мы вышли из городских ворот и относительно спокойным шагом направились к руинам. На улице уже начало вечереть, жара спадала, а людей вокруг становилось все меньше. Хотя, учитывая, что мы недавно устроили, большая часть или на месте взрыва, или прячется по подвалам.
  Мы же старались вести себя естественно, потому не бежали, иначе это вызвало бы много подозрений. Нас наверняка быстро обнаружат и найдут, но, по крайней мере, внимания стражи не привлечем.
  Я старался не думать о том, что натворил, и надеялся, что жертв было как можно меньше. Сил в заклинание я влил очень много, практически половину своего резерва, так как боялся, что недостаточное количество не даст нам возможности сбежать. Ситуация была патовая, и пришлось действовать наверняка.
  Я бы мог просто перенести нас и скрыть Обманом Магии, но тогда враги сразу же приступили бы к поискам, и очень быстро бы нас нашли. А так взрыв отвлек внимание преследователей, мы уже час спокойно движемся к нашей цели, и никто за нами пока что не гонится.
  Когда мы ушли и смогли найти местечко для передышки, то быстро продумали дальнейшие действия.
  Бежать из форта тут некуда.
  Рейсы цеппелинов отменят точно, да и после такого желающих улететь будет так много, что вряд ли мы сможем купить билет. Да и охраняться транспорт будет в разы лучше. Можно попытаться угнать дирижабль, но тогда за нами в погоню устремится не только Тео, но и власти. К тому же управлять этой махиной никто из нас не умеет.
  Можно попробовать пойти своими ногами, вот только это тоже не вариант. Чтобы пройти по Просторам, нам нужны припасы, которые сейчас достать сложновато, а брать абы что нельзя. В Просторах Гигантов немало опасностей, начиная от Бродячей Погоды, заканчивая монстрами и аномальными зонами, где может быть вообще все что угодно. Плюс, если моя мысль верна, то у преследователей есть собственный транспорт, потому они нас быстро догонят.
  Короче говоря, ситуация патовая.
  - Руины, - сказал Эмиль. - Мы можем отправиться туда и заманить врагов. Там лабиринт и есть шанс, что мы сумеем затеряться или расправиться с преследователями. Плюс эти двое не смогут действовать так же открыто, как снаружи. Это наш единственный шанс.
  - Боюсь, он прав, - вздохнул я, прикоснувшись к амулету.
  Это нужно им...
  Возможно, в руинах я смогу понять, зачем.
  Никто лучшей идеи предложить не смог, потому мы и направляемся сейчас к руинам. Нужно встретиться с Гаэшем и попытаться пройти внутрь. Прорываться силой не хотелось бы, да и, учитывая, что мы там затеяли битву, нас могут просто не пустить, опасаясь за целостность сооружения. Но если выбора не будет, то войдем любым способом.
  Мы шли молча, говорить никто особо не хотел. Все несколько устали после напряженной битвы. Я и так уже рассказал о Сердце Короля Воздуха. Жаль, второй раз использовать заклинание не удастся. Нет, я все еще могу его сделать, просто второй раз враги мне не дадут его применить.
  Сердце Короля Воздуха - это вершина моих тренировок.
  Когда я только получил Воздушный Взрыв, я несколько разочаровался. Подростком тогда был и всего потенциала не понимал, завидуя тем, кто выбрал более убойные гравюры. Так что я старался освоить то, что имел, на самом высоком уровне. А потом, со временем, когда Взрыв получался у меня так же естественно, как и Блинк, я заметил, что могу слегка изменять его.
  Так вот, экспериментируя, я и дошел до идеи контроля воздушных потоков вокруг себя и втягивания их в сферу. Много раз получал увечья и переломы, пытаясь создать это заклинание, но в итоге у меня все же вышло.
  Одно из самых разрушительных заклинаний в мире и мое самое мощное умение помимо восьмой гравюры. Я бы мог применить и ее, но в тот момент она была бы просто бесполезна. Да и не дошел я до нужного состояния, чтобы ее применить. Чтобы использовать Восьмую, нужны определенные... условия...
  Не важно.
  - Кстати, а чем это таким нас жахнула Стелла? - спросила Рашира. - Тот удар был чертовски страшен, да и я заметила, что, когда я ее атаковала, мои атаки ослабевали.
  - Они не ослабевали, - ответила Лилджа. - Просто она их поглощала.
  - Это как?
  - Быки среди всех варлоков считаются самыми непритязательными по гравюрам, - сказал я. - Псам нужно четыре обязательных гравюры и кое-какие врожденные таланты. Воронам ставят пять штук, а Львам - шесть. Быкам же нужно всего три, а все остальное прививают и учат. С помощью специальных диет и зелий им увеличивают мышечную массу, укрепляют кости и вообще улучшают тела. Так что 'Физическое Укрепление' дает им высокую выносливость, крепость и регенерацию, по физическим данным они на голову превосходят всех остальных. 'Бычье Восприятие' позволяет им видеть, слышать и чувствовать через свою броню, практически делая их невосприимчивыми к ослеплению или оглушению, да и реакция у них в результате выше. Ну, а самая важная гравюра - это 'Кинетическое поглощение', она позволяет поглощать силу ударов, полностью нивелируя ее.
  - Это как? - не совсем поняла Зефира.
  - Когда я метнул в нее Колонну Замороженного Быка, она поглотила силу удара и конструкт, лишившись инерции и ускорения, остался только его вес, из-за чего он и упал, - пояснил Эмиль, тяжело вздохнув. - Я и забыл, что Быки так умеют, да и не в той ситуации мы были, чтобы особо думать. Виноват.
  - Замороженный Бык не смог заморозить Быка, - хихикнула Лилджа. - Название свое не оправдало.
  - Так вот, она поглотила силу удара, а затем вернула ее в своей атаке, - дал я более простое пояснение. - Мастера этой гравюры могли не только возвращать накопленную энергию, но и приумножать ее, и даже изменять. Мастером в этом из Трио Рыцарей Погибели был Хевил Скалозуб. Если бы такой удар поглотил он, то просто обрушил бы весь склон скалы. А так вышла только лавина, и то, потому что лед не был столь прочным, и Стелла явно не ставила себе целью устроить массовые разрушения.
  - А какими еще гравюрами она владеет? - спросила эльфийка. - Когда мы сражались, ее солдаты как-то странно действовали, будто она им отдавала приказы.
  - Ментальная Связь, - покачала головой Лилджа. - Стелла же капитан, так что таким делали специальную гравюру для связи с солдатами. Она первоначально выполняла роль Связного во взводе, а потом доросла до полководца. Тем, кому она поставила свою псионическую метку, она может передавать свои приказы и выслушивать их.
  Да, Связисты Быков - ребята умные, а учитывая их неприхотливость в гравюрах, делать их было легко, только нужно было найти нужного человека с необходимым складом ума и сознания, чтобы выдерживал, ведь транслировать и принимать мысли - вещь непростая.
  Пока Лилджа и Эмиль рассказывали о варлоках, что они знали, я погрузился в раздумья, вспоминая свой бой с Тео. Если с Уиллом у меня еще были шансы на победу, то Валфрик оказался для меня крайне неудобным врагом. Нет, молнии оказались просто неудобством, и при должной сноровке я смогу от них уворачиваться, даже Покров не особая проблема. Главная моя трудность - это разница в мастерстве владения мечом.
  Я - самоучка по большей части. В детстве мне основы фехтования преподал отец, потом, когда из меня делали варлока, тоже учили, на войне Себастьян иногда давал уроки желающим, ну и много лет практики. Вот только этого оказалось недостаточно против аристократа, которого с детства обучали лучшие мастера. Он в этом отношении точно, как Себастьян, а значит, у меня большие проблемы.
  То, что мы еще раз будем вынуждены сразиться, уже точно, но шансы наши неравны.
  Если мы будем биться, как Псы, с Блинками, то проиграет тот, у кого реакция окажется хуже, что дает мне шанс, а вот чисто на выносливость я проиграю, ибо у Тео магических сил больше. Все же он известен, как человек с двенадцатью гравюрами, а у меня всего восемь.
  Мой единственный шанс на победу - использовать восьмую гравюру, вот только там есть ряд условий, которые нужно соблюсти, а я не уверен, что смогу. Я или погибну раньше, или просто не успею все сделать.
  Мда.
  - 'Ладно, победа не только от способностей зависит', - подумал я.
  Да, важно в каких условиях мы будем сражаться. Если в лабиринте мне удастся ранить его или как-то ослабить, то шанс на победу будет вполне реален. Главное, сражаться с ним отдельно от Уилла, а не совместно. Против Гиены у меня шансы есть, так как его боевой стиль очень похож на мой, потому тут все от реакции зависит, а не от мастерства.
  Да уж, что-то у меня мысли больно тяжелые и пораженческие.
  Сказывается усталость.
  Остальные тоже пытаются отвлечься от негатива, что неудивительно. Эти враги быстро поставили нас на место. После рельсовика мы несколько возгордились и расслабились, но такая оплеуха расставила все точки над 'i'.
  Теперь мы знаем, кто наш враг и что нам делать, но нужно подготовиться...
  - Ферокс, - обратился ко мне Эмиль. - Чего от тебя хотел Тео?
  - Поставь защиту от прослушки, - сказал я. Да, вокруг не так много народа, и рядом никто не ходит, но лучше не рисковать. Такие вещи не стоит говорить всем.
  Маг кивнул и прочитал заклинание.
  - Он предложил присоединиться к государственному перевороту.
  - Че?
  - Чего?
  - Ого. Не слабо так.
  - Мда...
  Народ пару секунд переваривал весть, после чего я пересказал весь наш разговор. Я в политике не особо разбираюсь, потому комментарии друзей сейчас нужны. Эмиль в этом больше смыслит, у Раширы большой жизненный опыт, да и другие что-то могут знать.
  - Он прав, - сказал Эмиль после паузы. - Я в столице не бываю, но папа как-то обмолвился, что тоже пытался уговорить Тиронеля на экспедицию, но король отказался. Он не особо был рад разговору с королем и после того случая в столицу больше не ездил.
  - Он укрепляет границы?
  - Да, гражданская война вполне возможна, потому он часто в разъездах. Я раньше думал, что он просто по старым друзьям ездил, но сейчас понимаю, что он искал союзников, - нахмурился парень. - На этом фоне то, что он отпустил меня в Просторы, теперь видится под другим углом.
  - Чтобы ты был подальше от конфликта, - кивнула Рашира. - По поводу Шевралис могу лишь сказать, что корабли и тайные бухты - вещь тоже вполне реальная. Древесины на островах не так много, даже с учетом эльфов, потому Шевралис организует такие вот лесопилки на побережье Просторов, чтобы снабжать республику. Да и подготовка к планомерному заселению тоже кажется мне логичной. Не так давно ходили слухи, что в Шевралис перенаселение какое-то, беженцев многих приняли еще во время войны, потому людей для колонизации у них хватает.
  - Значит, те корабли и правда могли принадлежать Шевралис?
  - Да, - опустила она голову.
  Мысль о том, что мой родной город был уничтожен флотом чужой страны, которая готовила его для своих нужд, несколько удручал. Да, республика в этом не виновата, они транспорт никому не отдавали, его у них украли, но все же.
  - Исконники точно задерут цены на свои услуги, - подала голос Лилджа. - Если будет такой спрос, повышение цены на работу флорамантов неизбежно, плюс в Криоре несколько недель назад была группа исконников, которые также направлялись в Грив, но на авантюристов они не были похожи, скорее на исследователей. И что-то подсказывает мне, что они не руины отправились изучать, а просто места в Просторах присматривали. Что насчет Аэса, Зефирка? - обратилась она к амазонке.
  Та, было, возмутилась такому обращению, но слишком устала, чтобы ярко реагировать.
  - Я мало знаю о политических делах кланов, - ответила она. - Но призыв отправиться в 'далекий поход' нашего племени достигал. Всех желающих приглашали.
  Приглашали всех желающих?
  Почему тогда она не пошла с ними?
  Вообще, если задуматься, то почему Зефира вообще поехала в Просторы сама. Да, она изгнанница своего племени, но ведь есть и другие племена, и другие места в Аэсе, потому просто так причин покидать страну у нее нет. Я об этом как-то не задумывался, но все же на ее месте я бы присоединился к такой экспедиции, чем ехал сам в место, которое не знаю. Да и к нам она слишком уж быстро прибилась.
  Странно.
  Но сейчас это не важно.
  - Похоже, Тео во всем был прав, - вздохнул я. Не хотелось это признавать, но он был прав.
  - Тогда почему ты так отреагировал? - спросила южанка.
  - Потому что выхода у нас не было, - покачал я головой. - Тео с самого начала не планировал нас отпускать в случае отказа. Убивать бы нас не стал, но после такого диалога свободы нам было бы не видать. Как только мы прибыли в город, уже были под колпаком.
  - Это верно, - кивнул Эмиль. - В такой ситуации это похоже не на союз, а на принуждение. Когда мы сидели в ресторане, то заметили странное поведение персонала и других гостей. Отыгрывали роль обывателей они хорошо, но при дворе лицедеев я и получше видел, пусть всего раз.
  - А еще и это, - указал я на амулет. - Он упомянул, что им кто-то помогает. Кто-то влиятельный и кому нужна эта вещь, так что если в искренность Тео я еще могу поверить, то какие планы у этого 'неизвестного', мне неясно.
  - Вряд ли это кто-то из Иморалана или Шевралис, - задумался Эмиль. - Он бы не стал работать с другими королевствами, это бы поставило Мортем в очень уязвимую позицию.
  - Может, какой могущественный шаман иль богатей? - предположила Зефира.
  - После войны магов у нас мало, так что какие-то подковерные игры чародеев имеют место быть, - пожал он плечами. - Возможно, твой амулет или скрывает какой-то мощный артефакт или может к нему привести.
  - В руинах, я надеюсь, мы сможем найти ответ.
  Тем временем мы добрались до раскопок. С наступлением вечера и после событий в городе, народа тут поубавилось, торговля не закрывалась, но перестала быть такой шумной, а местные обсуждали произошедшее в городе. Слухи ходили разные, порой даже самые невероятные.
  - Я тебе говорю, что это месть взорванных орков, - говорил один тип в шлеме в виде оленьей головы. - Духи убитых Гривом орков пробудились и взорвались в центре города.
  - Да не гони, откуда такие новости?
  - Мне духи предков сказали.
  - Мухоморы тебе сказали, - фыркнул собеседник. - Хватит употреблять галлюциногены.
  - Ничего ты не ведаешь в делах духов.
  - Да, что вы там несете, - сказал их друг. - Это все сделала легендарная Волшебница Взрывов! Это точно она. Как там ее звали...? Чойзабро... Юи-Юэ... Мега... Не помню...
  - Заткнись, тупица!
  Вот что-то подобное слышалось отовсюду.
  Да, при таком дефиците информации слухи ползут самые невероятные. Даже страшно становится, какие грехи мне припишут к концу этого дня.
  Добравшись до стойки наемников Гаэша, мы нашли самого командира.
  - О, вы вернулись, - улыбнулся он нам. - Что там в городе творится?
  - Сами толком не знаем, - пожал я плечами, не желая втягивать его в наши проблемы. - Мы бы хотели поговорить с археологами на предмет прохода в руины.
  - Сейчас, увы, не получится, - покачал наемник головой. - Многие отправились в город, включая главу экспедиции, а остальные решать не могут.
  - И что, никак?
  - Без письменного разрешения я никого не имею права впускать, - вздохнул Гаэш. - Простите.
  - Ясно. Ну, хоть на этом спасибо.
  Поняв, что тут ничего не добьемся, мы отошли подальше и стали думать.
  - Прорываться не хотелось бы, - сказал Эмиль. - Людей Гаэша жалко.
  - Да и неясно, куда там идти, - согласилась Рашира. - Если пойдем впопыхах, сами заблудимся и приобретем лишних врагов.
  - Да и припасов у нас мало. Нужно успеть закупиться.
  - Что будем делать?
  - Эй, Фер! - дернула меня за рукав Лилджа. - Смотри, - она указала в сторону, где я заметил... пару знакомых лиц.
  - А это идея...
  Блинк!
  Появляюсь перед парочкой мошенников и кладу руки им на плечи, а затем тепло улыбаюсь, сминая металлические наплечники, чтобы те впились в тела. Парни, как увидели меня, так сразу же захотели попасть в нежные руки наемников Гаэша.
  - Привет, ребята, - поздоровался я.
  Вокруг них уже стояли остальные мои друзья. Бледная парочка испуганно сглотнула.
  - У вас, кажется, было для нас одно интересное предложение?...
  
  
  
  
  Глава 29. Подземелье.
  
  - Это здесь? - уточнил я у парочки слегка помятых придурков.
  Их тайный проход в подземелье представлял собой глубокую яму, дна которой не было видно. Сама яма неплохо замаскирована, и, пока мы не подошли, ее никто из нас не видел. Но теперь, по крайней мере, ясно, почему Гаэш все это не прекратил. Он просто не смог найти этот проход, а может он просто не единственный.
  - Да, господин, - закивали они так быстро, что я начал опасаться, что у них головы оторвутся. Дрожали оба, бледнели, но утвердительно качали головами. Их мы почти не били, так, пару оплеух выдали для профилактики. Ну и потом еще несколько ребер и руки повредили.
  Увидев перед собой варлока, мага и трех крайне агрессивных дамочек, парни прислушались к истошным воплям инстинкта самосохранения, и тут же пообещали выдать все и всех. Их пришлось даже затыкать, а то от избытка информации уже уши начали увядать.
  Выяснилось, что их начальство нашло этот проход и сумело скрыть его от всех, а затем они заманивали сюда всяких дураков, используя их как приманку для нежити. Тут много живых мертвецов, и пока они занимались 'добровольцами', эти двое и их приятели вытаскивали все ценное, а затем бросали неудачников на растерзание нежити.
  - Проваливайте, - рыкнул я на них.
  - Да! Да! Да! - закивали они и помчались от нас на огромной скорости.
  Некоторое время мы смотрели им вслед, а затем вернулись к проходу.
  - Надо было их убить, - фыркнула Рашира.
  - Не спорю, но этих уже все знают и верить им будут меньше. На их место быстро найдут новых, и тогда возможны новые жертвы. Максимум, что мы можем сделать - это заблокировать проход, но ведь заново раскопают.
  - Хоть немного времени выиграем, - пожал плечами Эмиль. - Может, спасем кого.
  - Они нас сдадут, - покачала головой Зефира.
  - Нас все сдадут. Мы не особо скрывались по дороге сюда, потому особо прятаться нам и не нужно. Идем.
  - А нам хватит этих припасов?
  Да, когда мы двигались сюда, то приобрели кое-чего, что успевали, но этого для долгого пути точно не хватит, а сколько мы проведем в подземелье, никто не знает. У нас с собой еды на несколько дней, благо все в пространственных карманах, спальные мешки, ну и по мелочи, всякие нужные вещи в подземелье, типа жаровых камней и кое-какой посуды. Мы еще просто не знаем, сколько времени на уйдет на операцию. Наша основная задача - заманить врагов за собой и провести битву на своих условиях, или хотя бы задержать тут, чтобы успеть уйти.
  То, что они пойдут за нами, это уже ясно. Со мной обычные солдаты не справятся, а Стелла, при всем моем уважении, одна с нами не совладает. Если не победить, то уйти от нее я легко смогу. Так что эти двое придут точно, возможно, будет Ванз, потому проблем у нас немало, но есть шанс обмануть противников и выиграть.
  Главное, самим не попасться и не помереть тут.
  Переглянувшись, мы начали спуск внутрь.
  Первым вниз полетел светлячок Эмиля, который опустился на самое дно и подсветил нам территорию вокруг. Там было несколько каменных выступов, которые спускались на несколько метров вглубь.
  Затем вниз пошел я, с помощью Блинка быстро провел разведку и вернулся за друзьями.
  - Мать Ночи, да освети путь моему взору, - произнес я. - Лом'Кенет.
  Тьма перед моими глазами начала постепенно расступаться, открывая мне помещение, в которое мы попали после десяти минут спуска. Заклинание 1-го Круга Магии Иллюзии - Ночное Зрение, им владеют все варлоки. Оно настолько простое, незатратное и полезное, что даже варлок способен им овладеть, и мы пользуемся им очень часто. Ведь ночных сражений у нас было не меньше чем днем. Да, у Псов были еще специальные маски, которые неплохо помогали нам, но их приходилось постоянно подпитывать, а заклинание держится, пока нужно применившему, и питается самостоятельно.
  Самое забавное, что из всех нас тут только Лилджа не владела этим заклинанием. Просто потому, что она и без него прекрасно видела в темноте. Странная особенность дварфийского тела. Дварфы, по причине того, что рождены под землей и живут там, обрели способность видеть в темноте. Можно подумать, что они первоначально были подземными жителями, но тогда свет их должен слепить, ан нет, это просто способность, которую они с рождения контролируют.
  Видать, когда Гиганты создавали их, они привили им все необходимые умения для выживания под землей. Эльфы получили долголетие, красоту и изящность, наряду с Флорамантией, Магией Жизни и Симпатической магии, а дварфы стали крепкими, выносливыми, устойчивыми к ментальному воздействию и способными видеть в темноте, а из магии научились Пиромантии, Террамантии и Магии Металла.
  Как, почему и зачем? Не ясны мотивы Гигантов...
  Некоторые ученые даже предполагали, что никакие Гиганты живых существ не создавали и все это результат эволюции многих поколений. Если бы не тела Колоссов, такая теория выглядела бы весьма правдоподобно. Хотя, может, это и правда, а Творцы тут просто не причем, они занимались чем-то другим.
  Так это или иначе, мы вряд ли когда-то узнаем.
  Остальные с темнотой тоже проблем не имели.
  Эмиль - маг, для него такие вещи элементарны. Это мне нужно прилагать усилия для такого заклинания, а вот ему даже произносить его не нужно. Рашира, как ассасин, просто обязана уметь применять такое, по ночам точно работала. И, что забавно, Зефира, которая с магией очень слабо связана, как ни странно, тоже легко воспользовалась этим заклинанием. Я сначала, подумал, что ей Эмиль поможет, но амазонка сама справилась.
  Это и правда странно.
  Четко показывает, что уровень подготовки у нашей амазонки очень высокий. Стелла была из одного из сильнейших племен, а вот эта вряд ли имела таких учителей, но при этом на какие-то, пусть слабые, но магические манипуляции она способна.
  Да, даже деревенщина, пусть с трудом, но зарядить артефакт сможет, но, чтобы научиться применять магию, нужно специальное обучение, и Зефира его точно получила.
  И вновь я задаюсь вопросом: Что такой человек, как она, забыл тут?
  Я видел других амазонок, и те были далеки от уровня, какой демонстрирует нам эта девица. Эмиль успел в красках рассказать, как она скатывалась по ледяному склону '!', стоя '!', и при этом метко стреляла из лука '!'.
  Такое точно не каждому под силу. Я бы, например, так не смог бы. Ну, я вообще из лука так себе стреляю, но аналогию можно понять.
  Все страннее и страннее.
  Ладно, с этим всем потом.
  А сейчас надо бы насущными делами заняться.
  Мы оказались в коридоре, в который вошли через пролом в стене. Тут все было покорежено и в трещинах. Под ногами - неровная каменная кладка с ямами, отсутствующими кусками и холмиками. Сам коридор тоже как-то слегка кривоват, будто его так землетрясение покорежило.
  В целом обычное древнее подземелье, хоть я ни в одном толком и не бывал, но примерно так их и представлял.
  - Кхе! - кашлянул я.
  Тут довольно пыльно.
  - Идем, - махнул я рукой, и мы молча двинулись вперед по коридору.
  Коридоры подземелья мало чем отличались друг от друга, только количеством дыр в полу и стенах, трещинами и количеством пыли. Поскольку среди всех нас у одной Лилджы был хоть какой-то опыт пребывания в таких местах, она нас и вела, при этом часто останавливалась и подолгу вглядывалась в стены, в пол и в потолок, что-то там отмеряя и бормоча на дварфийском. Она искала возможные ловушки и следы, и от ее острого взгляда ничего тут не скроется. Но за два часа пути мы так ни на одну ловушку и не наткнулись.
  Путь наш лежал все глубже и глубже, и уже даже я начал замечать одну странность, которую мне было сложно себе объяснить.
  - Я, конечно, мало что понимаю в создании подземелий, - произнес я. - Но разве хоть один держатель для факелов или светильников мы не должны были встретить? Я понимаю, что вряд ли кто планировал тут хорошее освещение, но все же.
  - Это как раз объяснить и не сложно, - потерла подбородок двельфийка. - В этих коридорах изначально и не задумывалось освещение.
  - Тогда для чего это место вообще?
  - Ну, или оно служит как защита, чтобы никто не добрался до важных мест, или же это что-то типа места для казни, где жертва блуждает по темным коридорам, пока не умрет от голода.
  - Кстати, - подал голос Эмиль. - Сюда же за всякими безделушками для археологов ходят, так почему мы ничего не встретили?
  - Может, мы просто не в том месте, - предположила Рашира. - Основная масса находок в основном недалеко от официального входа, а этот уже зачистили, сколько могли, за эти дни. Вот мы пока ничего и не нашли.
  - И врагов пока не встретили, - помрачнела Зефира.
  - Меня больше другое беспокоит, - сказала двельфика, внимательно смотря на стену. - Вы ничего странного в местных камнях не замечаете?
  Странного?
  Я тоже посмотрел на стену и долго пытался понять, что она имела в виду. Ну, обычная стена, состоящая из квадратных кирпичей одинакового размера. Высота и ширина примерно двадцать сантиметров. Какой это материал, я не знаю, никогда в этом не разбирался. Это точно не плитка и, скорее всего, эти 'кирпичи' одинаковые со всех сторон.
  Достав нож, я некоторое время возился с камушком, выковыривая его из стены. Сделать это оказалось сложнее, чем я предполагал, будто его там что-то удерживало, но вытащить его мне удалось.
  - Это куб?
  - Именно, - кивнула она.
  - А что не так с кубами? - не поняла Зефира.
  - Обычно стены делают из камней прямоугольной формы, так как она самая оптимальная и удобная для строительства. А вот чтобы делать что-то из кубов, нужно сильно заморочиться и многое просчитать. И самое странное тут, что из кубиков сделаны не только стены, но и пол и потолок. Все тут из них, и какой в этом смысл, мне не ясно.
  - Может, в древние времена только такие кирпичи делали? - предположила Рашира.
  - Нет, дядя Рурджа не только кузнец, но и Хранитель Истории, а потому он многое рассказывал о древних временах. По крайней мере, то, что связано со строительством и кузнечным делом. И вот за эти тысячи лет особо ничего у нас не поменялось.
  Да, необычно, но пока непонятно, что и зачем.
  Поломав немного голову над этой загадкой, мы решили оставить ее на потом и продолжили путь.
  Следующую странность мы заметили довольно быстро. Точнее, мы ее и раньше поняли, но только сейчас заволновались. Дело в том, что, когда мы слышали о подземелье, нам говорили про лабиринт, но вот уже довольно долгое время мы движемся по весьма обычному коридору и никаких ответвлений что-то не видно. Надо было перед отбытием побольше информации собрать.
  Там мы и шли, уже второй час, лишь ненадолго останавливаясь на небольшой отдых. Коридор все никак не изменился, ловушек или врагов не появилось, а вот напряжение и ожидание какой-то подлянки только усиливалось.
  Мы решили остановиться на ночлег, так как за целый день довольно сильно устали и передышка была всем нам просто необходима. Врага пока не видно, нас никто не преследует, а лабиринт и не лабиринт вовсе.
  - Стойте! - резко сказала Рагнхилдер. Она на пару шагов отстала от нас, отвлекшись на что-то.
  Мы все замерли, не успев опустить поднятую ногу на пол.
  - Шаг назад, медленно.
  Мы послушались и медленно отошли.
  Сама Лилджа чуть ли не ползком подобралась к чему-то и стала внимательно осматривать.
  - Что там? - спросила Рашира.
  - Пыль, - ответила двельфийка.
  - Ха! Пыль?! Я-то думала, что мы чуть было в ловушку не угодили!
  - Ой, помалкивай, альдарадиги! - фыркнула она.
  - О, ты знаешь такие древние ругательства, - хмыкнула эльфийка.
  - Я о таком никогда не слышал, - удивился Эмиль.
  - Ну, другое название эльфийской расы - Альдар. Отчасти это есть в название исконной земли Энед-Альдаран - Земля Эльфов, если перевести буквально.
  - Хе-е-е-е, не знал о таком, - усмехнулся Эмиль. - Я думал, вы всегда эльфами назывались.
  - Я тоже, но слышала от знакомого дварфа что-то такое, - пожала она плечами.
  - Вернемся к делу, - сказал я. - Лилджа, что ты увидела?
  - Сами посмотрите.
  Мы присели и стали смотреть туда же, куда и она, но никто так ничего и не заметил. Впереди был такой же пол, такая же пыль и такие же ямы, ухабы и... трещин нет. Трещины на стенах и камнях заканчивались где-то здесь. Если ямы еще виднелись, то вот трещин, покрывающих все стены, там не видно.
  - Пыль не везде, - пояснила она.
  Теперь, когда она это сказала, я тоже увидел, что в некоторых местах пыли вообще не было.
  Вот перед нами вполне себе обычная пыль, что образуется со временем, а вот на кубе через пять метров от нас видно, что слой пыли в разы меньше. Будто бы кто-то тут избирательно подметал или местами стряхивал.
  - Возможно, то место, где мы были, было повреждено как-то, - подала голос двельфийка. - Потому и выглядит таким вот заброшенным, а уже здесь начинается более 'обжитая' территория.
  - Похоже, те двое нас все же обманули, - скривилась эльфийка. - Так и думала, что у них прописаны инструкции, на случай если их поймают и заставят привести к их лазейке. Вот нас к такому и привели. Не факт, что мы в нужном нам месте.
  - В нужном, мой амулет немного реагирует, - сказал я. - Но, пожалуй, ты права, нас привели к тому месту, которое вполне можно слить. Типа подставная дырка, где ничего нет, и если их заставят привести сюда археологов, то те быстро убедятся, что тут пусто. Потому мы пока никого не встретили и ничего не нашли.
  - Значит, все впереди, - поняла Зефира. - Что дальше?
  - А у нас есть выбор? - вздохнул я, поднимаясь и отряхивая колени от грязи. - Идем вперед.
  - Перед тем, как шагать, нужно проверить, - сказала Лилджа и, подхватив пару камушков, стала кидать их вперед, проверяя, не случится ли чего.
  Не случилось. Даже бросок булыжника ни на что не повлиял, что, в общем-то, ожидаемо.
  Первым пошел я, так как у меня больше шансов мгновенно отступить.
  Шаг... Шаг... Шаг...
  Вроде, пока ничего.
  Ловушки не сработали, своды не упали, яма под ногами не образовалась.
  - Спокойно.
  Вслед за мной пошли и остальные.
  Ничего не случилось.
  - Я знаю, что будет дальше! - сказал Эмиль. - Мы сейчас расслабимся, а потом случится какая-то неожиданная подлянка! Это закон жанра. Ты наступишь на что-то или оно само включится. Поверь, я много книжек про такое читал... Ау! - вскрикнул он, когда получил подзатыльник от Раширы.
  - Меньше читай всякую писанину Винда, - сказала она. - Может, этот автор и красиво пишет, но всему верить нельзя. Да и шаблоны в реальности не работают. Лучше что-то умное почитал бы, а не его сугубо развлекательную литературу, в которой логика и реализм убежали, оставив после себя кучу орфографических, стилистических и пунктуационных ошибок.
  Парень обиделся, надулся и отвернулся. Видать, не любит, когда его любимого автора обижают.
  - Дурдом, - покачал я головой.
  ТЦК!
  Под ногой что-то хрустнуло.
  - Ха-ха! Я же сказал, - усмехнулся маг и нагло взглянул на эльфийку.
  В следующий миг какая-то сила чуть было не сбила нас с ног, а затем на всех камнях вокруг на несколько секунд вспыхнули какие-то символы, которые тут же погасли!
  Мы застыли, боясь даже пошевелиться и вздохнуть, ожидая, что будет дальше.
  Амулет на шее начал дрожать, как бы намекая, что мы реально попали.
  - Так, - прозвучал мой голос после трех томительных минут гробовой тишины, - медленно, шаг назад.
  Народ шаг сделал, но вскоре мы во что-то уперлись.
  Обернувшись, мы увидели, что вместо прохода за нами находилась... стена...
  Такая же стена, состоящая из одинаковых кубиков, с небольшими сколами, трещинами и вмятинами, и местами без пыли.
  - Это плохо, - произнесла Зефира.
  Такого поворота мы точно не ожидали.
  - Теперь мне ясно, почему все из кубиков, - сглотнула Лилджа. - Их проще двигать.
  Неожиданно все затряслось и стена начала двигаться в нашу сторону.
  - Бежим!
  Мы рванули на полной скорости, а стена все приближалась и приближалась. Кубы зашевелились и начали двигаться, перемещаться и менять окружающее нас помещение. Не прошло и минуты, как коридор превратился в лестницу вниз со ступеньками и двигающейся на нас стеной, которая заставляла нас спускаться.
  - Фриэли! - произнес Эмиль, попытавшись заморозить все вокруг.
  Но слой льда был практически моментально разбит и никак не помешал кубам перемещаться.
  Бежать! Бежать! Бежать!
  Мы мчались вниз, подгоняемые этим местом, которое будто бы строилось по ходу нашего движения. Появлялись и пропадали ступеньки, наклон и повороты возникали из ниоткуда, размеры коридора постоянно менялись, а преследующая нас стена все ускорялась и ускорялась, грозя раздавить нас.
  - Впереди проход закрывается! - крикнула Рашира.
  И правда, впереди медленно закрывался проход, а мы никак не успевали дотуда!
  - Держитесь за меня!
  Все тут же вцепились мне в руки и плечи, практически повиснув на мне.
  Блинк!
  Потратив почти все силы, я сумел утянуть всех в проход, который закрылся сразу, как мы его миновали.
  Падаем на пол и просто валяемся, пытаясь отдышаться после бега. У меня реально помутнело в глазах и закружилась голова. Слишком много для одного дня. Я и сразиться с двумя легендарными Псами успел и применил Сердце, потом еще всех бликом вытягивал подальше, скрывал Обманом магии, теперь еще бег и очередное массовое перемещение.
  - Предлагаю... устроить привал... - произнес я, проваливаясь в беспамятство...
  
  ***
  
  - Господин Валфрик, для меня большая честь встретиться с вами, - пожал ему руку невысокий дварф с короткой бородкой, одетый в легкую рубашку, брюки и широкополую шляпу. Достопочтенный Бран Брон-Зор отличался от своих сородичей более хилым телосложением и менее басовитым голосом. - Гаэш сказал, что у вас какое-то дело ко мне?
  - Да, уважаемый Бран, дело мое не терпит отлагательств. Мне и моим людям нужно попасть в руины. Несколько людей, которых я преследую, недавно проникли внутрь, и нам нужно их поймать.
  - Это они устроили переполох в городе?
  - Мы пытались по-тихому поймать их, но не вышло, и они сбежали, оставив 'подарочек', - скривился Тео. Что не говори, а Сердца он действительно испугался. Не умей он телепортироваться, погиб бы на месте, но и без этого чуть было с Создателями не встретился лично. - Я не могу назвать их имена и показать их лица, но они точно уже внутри.
  - Мимо нас никто не проходил, мои люди заметили бы, - засомневался дварф.
  - Тео! Вот! - подала голос Стелла. Девушка тащила за шкирку двоих типов криминальной наружности и свежими следами побоев. И, судя по тому, что кости их отчасти целы, била не она, такой роскоши, как 'не перелом', от нее дождаться сложно. - Эти двое провели их к своему тайному проходу. Говорите! - встряхнула она их и кинула на землю.
  - Про-про-про простите... - задрожали они. - Эти типы заставили нас.
  - Вам велено отвечать на вопросы, а не оправдываться, - прищурился Тео. Желание убить этих двоих было весьма сильным, но он все же сдержался. Он, будучи в городе, многое узнал о местных делах, а работа с гильдией воров добавила еще больше неприятных вещей. Будь его воля, он бы этих двоих показательно казнил, чтобы хотя бы на время уберечь окружающих от участи связаться с такими, но нельзя, договоренность с гильдией обязывала терпеть. - Рассказывайте все.
  - Мы... провели их к... тайному ходу... к бракованному ходу, в котором ничего нет... - дрожа ответил лысый дварф.
  - Ничего нет? Это как? - спросил Бран.
  - Там все в трещинах, завалено и длинный извилистый коридор, который неизвестно ведет ли в сам лабиринт, - ответил его друг. - Босс сказал нам, если кто заставит нас пойти, то отвести туда.
  - А где другой вход?
  - Мы не знаем, - пискнул второй. - Босс сказал всех, кого сможем убедить помогать нам, приводить к нему, а он уже отведет.
  - Убирайтесь, - фыркнул Тео.
  Стелла схватила этих двоих и выкинула, отдав местной охране разбираться.
  - Как видите, господин Бран, те, кого мы ищем, уже там, - повернулся он к главе археологов. - Нам нужно пройти. От себя добавлю, что все находки, которые мы сможем вынести с собой, мы отдадим вам. Даю вам Слово.
  - Ладно, - согласился он. - Можете проходить.
  - Что можете рассказать про сам лабиринт?
  - Это место целиком - одно творение Гигантов, - ответил дварф. - Весь лабиринт состоит из множества каменных кубов, которые наполнены необычной магией и свободно перемещаются под землей. Лабиринт постоянно меняется и перестраивается, будто у него есть какая-то воля. Вероятно, защитный механизм Создателей, чтобы скрыть свои тайны. Но некоторые участки подземелья повреждены и никак не меняются. Так что, когда войдете, можете ничего и не заметить, но, перейдя определенную зону, назад вернуться будет уже сложно. Половина из тех, кто заходили так далеко, пропали без вести.
  - Как повредились те участки?
  - Они выглядят довольно старыми. Вероятно, когда генерал Грив устроил взрыв, подземный механизм частично сломался, да и мы, когда раскопки вели, тоже могли что-то повредить. Но таких мест немного.
  - Какие опасности там могут быть?
  - Самые разные. Големы, нежить и всякие твари, которые непонятно, как там оказались.
  - Спасибо за информацию.
  - Удачи вам.
  Пожав руку дварфу, Тео покинул его палатку и вернулся к своим людям. Проверив запасы, они двинулись внутрь огромных арочных ворот, по краям которых стояли двадцатиметровые статуи.
  Внутри их встретила каменная лестница, ведущая вглубь подземелья.
  - Ненавижу подземелья, - скривился Уилл, поежившись.
  - Не знал, что у тебя клаустрофобия, - хмыкнул Ванз.
  - Просто не люблю, когда над головой десятки метров земли.
  - По крайней мере, от тебя не будет проблем, - фыркнула Стелла. - Нам твой приступ бешенства не нужен.
  - Ой, подумаешь, всего разок меня понесло. Вы мне это будете всю жизнь вспоминать?
  - ДА! - хором сказали они.
  - Гады, - обиделся Норд.
  Тем временем они начали спуск.
  - Странно, что ты, Ванз, тоже решил пойти сюда, - сказал Тео. - Я-то думал, предпочтешь остаться на поверхности.
  - Не говори глупости, - улыбнулся маг. - Я не могу упустить шанс лично взглянуть на творения Древних. Много лет я мечтал о подобном, и вот мечта моя сбывается. Будь у нас больше времени, я бы с радостью поболтал с господином Браном. Очень хочется узнать, что они нашли и узнали.
  Учителя истории можно понять, он потому и сбежал из Университета, чтобы самому заниматься исследованиями древней истории мира. Так что не пойти с ними сюда он просто не мог.
  Пока спускались вниз, видели следы присутствия археологов. Все эти территории они уже обыскали, осмотрели и собрали все, что только можно. Но чем дальше шли, тем меньше признаков жизни видели. Как и сказал Бран, все вокруг состояло из кубов, которые только казались монолитными и слитыми друг с другом, но точно могли легко разъединяться и меняться местами.
  Тео как-то видел одну головоломку у отца, состоящую из разноцветных кубиков, которые он перемещал, пытаясь собрать каждую сторону одного цвета. Это подземелье, похоже, построено примерно на таком же принципе.
  Вскоре они достигли той самой границы, отделяющей поврежденные руины от целых.
  - Ух, мне все это не нравится, - поежилась Стелла.
  - А мы там не заблудимся? - заволновался Уилл.
  Валфрик же спокойно достал тот самый артефакт для связи с Ним.
  - В отличие от них, у нас есть проводник...
  
  
  
  
  Глава 30. Лабиринт Таи-Ханга.
  
  - Просыпайся, Крепыш! - голос пронзил тишину и темноту, которая окутала меня теплым одеялом ...
  Голос слегка хриплый, сильный, но в нем было столько тепла и веселья, что оно будто заразительно и заставляет улыбаться. Знакомый запах дешевого табака из старой кедровой трубки, слегка соленый воздух близкого моря и крики чаек по утрам.
  - Вставай, солнце уже давно поднялось, - голос вновь зовет меня. - Ты же не хочешь проспать ярмарку?
  Голос...
  Чей это голос?
  Я знаю его?
  Знаю...
  Кажется...
  Когда-то я слышал его...
  Когда-то очень давно... я слышал его постоянно...
  
  - А? - удивился я. Когда открыл глаза, я увидел темноту перед собой, а также какой-то свет рядом.
  Повернув голову, я увидел небольшом камушек, лежащий на земле в чем-то наподобие миски. К нему приделаны металлические держатели, а на них кипятился небольшой металлический чайник. Сам камушек давал тепло и источал мягкий ровный свет.
  Точно...
  Это Светокамень, компактная замена костру в походе.
  Этот не особо редкий минерал добывают дварфы в своих подземельях. Дварфы только полтысячи лет назад на поверхность вышли и принесли этот минерал с собой. Камушек, поглощая магическую энергию, начинает светить и давать тепло...
  Обязательная часть походного снаряжения, даже у меня такой есть, в пространственном кармане валяется.
  Стряхнув остатки сна, я поднялся на локтях и осмотрелся.
  Нахожусь я в большом зале, состоящем из уже знакомых мне кубиков, плохо освещаемым светокамнем. Рядом лежат спальные мешки, в которых спали мои друзья.
  - Как себя чувствуешь? - послышалось позади.
  Обернувшись, я увидел Зефиру, которая сидела на своем мешке, обхватив колени, и грустным взглядом смотрела на чайник.
  - Неплохо, - отвечаю ей. - Ты дежуришь?
  - Угу, моя очередь, - кивает она.
  В свете 'костра' не очень видно, но мне кажется, она выглядит несколько невыспавшейся. Бледновата и глаза красные, ей нехорошо.
  - Ты сама в порядке? Выглядишь усталой.
  - Кошмары снятся, - вздыхает она. - Пройдет.
  - Не пройдет так просто, - покачал я головой, достав свой амулет. - Мы не в том положении, чтобы полагаться на удачу. Держи, - кидаю ей пузырек с мутно-серой жидкостью. - Отвар Сон без сна, помогает выспаться. Я его раньше часто принимал, да сейчас и порой тоже использую, пользуйся.
  Девушка не стала отказываться, но принимать не спешила, а продолжила смотреть на свет.
  - Тебя гложет текущее положение, - понял я. - Прости, что втянул.
  - Ничего, я привыкла, - равнодушно ответила амазонка.
  Привыкла? К чему? К неприятностям?
  Ее прошлое заставляет меня еще сильнее волноваться. Вопросы вокруг этой амазонки все растут, но шептаться за ее спиной с остальными я не хотел бы. Стелла что-то поняла насчет Зефиры, но спрашивать у нее времени не было. Стоит быть осмотрительным с ней.
  - Что случилось после того, как я потерял сознание?
  - Проход закрылся, и мы не смогли выйти, решили устроить привал, - ответила она. - Некоторое время маг и коротышка изучали помещение, я готовила еду, а эльфийка заботилась о тебе. После мы распределили время дежурств и легли спать.
  - Кто следующий дежурит?
  - Я последняя...
  - Тогда ложись и поспи, я подежурю.
  Девушка явно хотела возразить, но не стала. Залезла в свой мешок, приняла зелье, а затем уснула.
  М-да.
  Сейчас идея лезть сюда мне не кажется такой уж и хорошей. Я думал, что мы окажемся в простом лабиринте, а не чертовом безумном артефакте древних. Нет, руины Гигантов мне видеть раньше приходилось, но это были именно руины, разруха и мусор, а не функционирующий артефакт таких размеров.
  Да, неудачно получилось, но выбора у нас действительно не было.
  Куда нам было податься?
  Положение без выхода и возможности спастись.
  Чайник я снял с держателей и уже сделал чай, который медленно потягивал, смотря на свет. Так себе чай, но ничего лучше сейчас нет.
  Мысли текли вяло, а в руке я вертел свой амулет, за которым охотится Тео. Эта небольшая звездочка с двумя пластинами ничего особого из себя не представляла. Звезда весьма обычный амулет, и ничего в нем нет, я содержимое своего кармана несколько раз проверил. Пластины же странные, но магии в них вообще нет, я проверил, да и Эмиль мой амулет осматривал.
  Странно...
  Все так странно...
  Может, что-то есть еще, до чего я добраться не могу? Какой-то секрет, который мне неизвестен. Что-то иное, что не бросается в глаза или вообще невидимо.
  Вопросы без ответов?
  Так я и сидел, погруженный в свои мысли, пока народ не начал постепенно просыпаться. Сначала поднялась Лилджа и тут же потянулась к чаю, нагло отняв у меня чашку. Выглядела она довольно мило, с растрепанной прической и слипающимися глазами.
  - Как спалось? - спрашиваю ее.
  - Фер?... Фер! - проснулась она. - Ты как?
  - Относительно, - пожимаю плечами. - Помоги мне лучше с завтраком.
  - Ты и сам неплохо готовишь, - улыбнулась она, выбираясь из мешка. - Помнится, ты всегда хорошо готовил, и, когда начиналась твоя очередь стоять у походного котелка, все были спокойны.
  - А когда стояла ты, народ выл от ужаса, - вспомнил я.
  - Не все во всем хороши, даже такие идеальные, как я, - усмехнулась девица.
  Следом проснулся Эмиль. Поднялся, зевая и морщась от света.
  - Привет всем, - сказал он, чуть кривясь, и тряхнул головой, окончательно просыпаясь.
  - Ты чего такой?
  - Да, снилось что-то не очень приятное, - ответил маг. - Уже забыл что...
  - Бывает, - пожимаю плечами.
  В таких местах с непривычки что только не привидится. Помнится, когда я впервые увидел скелет Гиганта, он мне потом долго снился. Да, впечатление от того, как я подходил вплотную к нему и прикасался к такой древности, надолго осталось в памяти.
  - Что на завтрак?
  - Каша с сыром, - отвечаю ему. - У нас только крупы достаточно, а сыр может пропасть, потому его тоже использую.
  - Ясно...
  Последней поднялась Рашира, и она... вытирала слез... Это нас несколько шокировало. Ей походу снилось нечто не очень хорошее.
  - А? - она окончательно проснулась и постаралась сделать вид, будто ничего не происходило. - Когда еда будет?
  - Скоро, - киваю ей и делаю вид, будто ничего не видел. - Профессор, Зелье Без Сна сделать можете?
  - Ингредиентов почти нет, да и лаборатории под боком тоже, но что-то наподобие этого сварить смогу, - пожимает эльфийка плечами. - А что?
  - Зефиру кошмары мучают, а я отдал ей свой пузырек, - киваю в сторону спящей амазонки. - Ей может пригодиться.
  - Постараюсь что-нибудь придумать, - кивнула она. - А ты, Эмиль, ничего сделать не можешь?
  - Хм-м-м, - маг задумался. - Технически, я мог бы сделать Ловец Снов. Я не артефактор, но поймать душу и привязать ее к предмету смог бы, благо ритуал знаю, но тут не уверен, что найдется душа червяка или слизня, для поисков ритуалы нужны, я не некромант и чувствовать души не умею, а человеческую привязывать не стану, да и не смогу, слишком сложно.
  - Но ведь с помощью рун смог бы?
  - Тогда нужен материал для рисования рун, ну и постоянная подпитка нужна будет.
  - С этим можно жить. А по сути как работать будет?
  - Ну, установить некую связь с Грезами, Зефирой и амулетом я могу, - потер Эмиль подбородок. - Устойчивую связь, которая будет вытягивать кошмары в предмет, не давая им добраться до снов...
  - Ха? Ты симпатик? - удивилась Рашира.
  - Это моя третья Основа, - отвечает он. - Симпатическая магия.
  Она хмыкнула.
  - А что в этом такого? - спросил я.
  - Ну-у-у, - чуть нахмурилась Рашира. - Такая Основа - редкий выбор для боевого мага. Симпатическая магия позволяет установить связь с разными вещами. Между больным и, например, кувшином с грязной водой, и затем простеньким трюком первого круга, удалив грязь, символизирующую бактерии и токсины в организме пациента, добиться значительного улучшения. Малефик может создать куклу и привязать ее к жертве, втыкать в нее иглы, и боль будет передаваться проклятому. Сыщик может по орудию убийства отследить преступника и еще много всего. А вот для боевого мага, как Эмиль, это... не кажется особо эффективным.
  - Как есть, - пожал плечами Эмиль. - Так или иначе, амулет я сделать могу, но это будет все равно небыстро, и я не уверен, получится ли провести тут все ритуалы. Давайте уже есть.
  Да, это он хорошо напомнил, а то я отвлекся от котелка. Но и сам парень быстро сменил тему, явно не особо горя желанием об этом говорить.
  Учуяв вкусный запах, проснулась и Зефира.
  После сна она выглядела получше.
  Некоторое время мы молча ели, а затем, когда насытились и привели себя в порядок, начали обсуждать положение, в котором оказались.
  Пока я был без сознания, Эмиль и Лилджа изучали место, где мы находимся. Пытались выковырять камень из стены, но у них ничего не получилось, кубы никак не поддавались. Эмиль применил несколько поисковых заклинаний в попытке разведать, где мы, но результаты его... напугали...
  - Мы... висим в воздухе, - отвечает он. - Вокруг нас и стен в несколько рядов ничего нет. Мы находимся в какой-то пещере, и размеры ее... огромны.
  - Если подземелье построено Гигантами, то ничего удивительного, - задумался я. - Учитывая габариты их тел, все нормально. Да и сама идея лабиринта становится понятнее. Место как бы подстраивается под тех, кто внутри.
  - Если вспомнить коридор, в котором мы бежали, то он был выше, в отличие от тех руин, где мы двигались до этого, - вспомнила Рашира. - А что там по самим кубам?
  - Вытащить их не получилось, - покачала головой Лилджа. - Сломать тоже. Я била их молотом, но они даже не треснули.
  - Но в них есть ямы, - посмотрел я на камень под собой, в нем была небольшая ямка и трещина.
  - Скорее всего, это сделано искусственно. Такое возможно для Магии Земли. Как работают изнутри сами кубы, я понять так и не смог.
  Наступила неловкая тишина. Я сам попробовал применить Сферу Ощущений, но тоже увидел вокруг нашего места только пустоту и движущиеся кубы.
  - Подвожу итоги, - сказал я. - Мы находимся черт его знает где, и непонятно, что будет дальше.
  Да, не лучшие перспективы.
  Сможем ли мы выбраться отсюда или как-то продвинуться дальше, тот еще вопрос.
  Когда все были готовы, мы подошли к первой попавшейся стене, предварительно обновив Ночное Зрение, и... стена легко открылась сама...
  - Нас ждали, - хмыкнула маг. - Похоже, лабиринту нужно было, чтобы мы были все вместе.
  - Меня это пугает все больше...
  Впереди была темнота, в которую мы с некоторой неуверенностью вступили.
  Коридор вел нас вперед, петлял и разветвлялся, пытаясь быть обычным лабиринтом, но мы не настолько глупы, чтобы разделяться, потому старались держаться вместе.
  Неожиданно между нами возникли стены, разделяя нас поодиночке, вот только надолго это не получилось. Я легко переместился к остальным и собрал всех. Тратить силы на массовый скачок было затратно, но, пока это не происходило в гуще боя, особого напряжения я не ощущал. Нас пытались разделить раза три, но каждый раз мы легко собирались.
  После этого лабиринт оставил попытки нас разделить.
  Далее началось что-то действительно странное.
  Появились полосы препятствий.
  Сначала были сдвигающиеся стены в определенном ритме, которые нужно было проходить поодиночке. Вот только проходить все это было просто бесполезно.
  Один Блинк - и мы уже на другом конце этого зала.
  - Кажется, этот лабиринт не предназначен для варлоков, - хмыкнул Эмиль, смотря, как полоса препятствий останавливается и закрывается. - Стены телепортации не мешают.
  - Вряд ли тысячи лет назад не было Пространственной магии, - покачал я головой. - Скорее, это место было для тех, кто ей не владел. Или не мог применить по каким-то причинам.
  - Все страннее и странней...
  Пока мы двигались дальше, столкнулись с еще несколькими полосами. В одном появлялись ямы, и он был длиннее, чем предыдущий, но совместно с Эмилем в два скачка мы легко преодолели его. Вторая же полоса была умнее и петляла, тем самым не давая толком простора для перемещения.
  - Пф, я легко ее пройду! - усмехнулась Рашира и вышла вперед.
  Ловкая эльфийка уверенно бросилась к полосе препятствий, легко проходя ее. С грацией дикой кошки девушка легко уклонялась от летящих дротиков и копий, она бегала по стенам и отталкивалась от потолка, преодолевая участок за участком. Ямы не могли ее остановить, падающий потолок не был для нее препятствием, ведь она запомнила ритм движения всех частей кубов, потому точно знала, когда идти, а когда остановиться.
  Всего за минуту южанка легко прошла все препятствия и встала на другом конце.
  - Браво! - сказали мы хором, аплодируя ей.
  - А? Вы уже тут?! - удивилась она. - Так нечестно!
  - Хе-хе-хе-хе!
  Пока она там нарезала круги, мы с Эмилем нашли место для перехода и в три скачка преодолели весь маршрут. Бедная Рашира, она ведь так старалась и выпендривалась, что прямо засмотреться можно, а мы тут такие наглые.
  Печально.
  После этого подобные полосы перестали нам попадаться. Уж не знаю, разумен ли лабиринт, но на что-то реагировать он умеет, потому, поняв бесполезность своих действий, прекратил их. Не особо понимаю, как такое может работать, я все же не Древний, чтобы разбираться во всем этом.
  Теперь лабиринт перешел на более простые и местами более эффективные действия, а именно - ловушки.
  Да, теперь всякие опасные места и западни стали часто нам попадаться и даже моя Сфера Ощущений не всегда могла их заранее замечать. Теперь нам приходилось полагаться по большей части на Лилджу и некоторые чары Эмиля, и то, не всегда удавалось предугадать опасность.
  Проваливающийся пол, падающий потолок, смыкающиеся стены, выстреливающие из щелей иглы и копья, капканы и многое другое. Не скажу, что это было прямо невероятно сложно, благодаря осторожности мы не попадали в безвыходные ситуации и пока все живы, но нервы такие моменты трепали довольно сильно.
  Давящая атмосфера подземелья, вечная темнота, через которую мы смотрели благодаря Ночному Зрению, одинаковые мрачные стены и потолок, который будто бы с каждым шагом становился все ниже и ниже, заставляя пригибаться, и давил на мозги. Психологическая усталость довольно быстро накапливалась и переросла в напряжение между нами. Потому, чтобы не начать кидаться друг на друга, мы по большей части молчали и просто делали, что могли...
  - Стойте! - резко торможу всех.
  Народ остановился и напрягся.
  - Что-то не так... - нахмурился я, вглядываясь в темноту.
  Мы уже который час двигаемся по коридору, и он становится шире с каждым метром. Я это не сразу заметил, но сейчас подобное стало очевидным. Щели между кубами стали шире, а видимость постепенно ухудшается из-за нагнетаемой темноты и чего-то еще...
  Будто бы поняв, что мы о чем-то догадываемся, вокруг начал появляться туман... Сначала едва заметный и почти невидимый даже в нашем спектре зрения, он постепенно окружал нас и мешал видеть.
  - Что-то движется! - говорю остальным и достаю меч.
  Сфера определила движения впереди нас.
  Движения медленные, рваные, неестественные.
  Сначала мы увидели огоньки в белой завесе. Едва заметные белые огоньки света, двигающиеся очень хаотичным образом.
  Шаркающий звук.
  Будто кто-то хромал или с трудом передвигал ноги, из-за чего камушки под стопами терлись о пол.
  Скрежет... Кто-то что-то тянул за собой, что был не в силах поднять...
  Они вскоре показались.
  Двигались они очень странно, качались из стороны в стороны, будто пытались устоять на ногах, которые с трудом их передвигали.
  - Э-э-э-э-э-э... - протяжный стон вырвался из горла первого, кто показался нам... Сияющие белые огни в пустых глазницах, на иссохшем лице, от которого почти ничего не осталось. Будто бы высушенный жарким климатом фрукт, лишенный всяких соков и жизни...
  Скелеты двигались к нам...
  Десятки костяных мертвецов, облаченных в остатки истлевшей одежды и проржавевшей брони, вооруженные кривым и поломанным оружием. На их телах и остатках облачения видны следы когтей и зубов каких-то тварей, что убили их давным-давно. Разодранные черепа, переломанные ребра и оторванные конечности. Они медленно надвигались на нас неуклюжим шагом, который пугал еще сильнее, чем если бы они шли ровным строем...
  С головы свисали остатки волос, на пол сыпалась пыль и паутина, а насекомые все еще копошились в остатках плоти. Мертвецы неукротимой волной двигались в нашу сторону и в любой момент из медлительных увальней могли стать стремительной смертью.
  - Скелеты... - сглотнул я.
  Я сталкивался с нежитью, будучи на войне. Орки любили поднимать своих павших воинов или наших погибших солдат. Мало кто из них был сильным некромантом, но многие просто накапливали в магических кристаллах некротическую энергию для заклинания. Обычно это все использовалось, когда иных выходов уже не оставалось.
  Кроме одного случая...
  Кроме того орочьего некроманта, который сам лично убивал своих же слуг, снимал с них плоть, пока они еще были живы, чтобы из боли и страданий несчастных душ сотворить Скелетов...
  Я помню, как отличались эти твари от обычных поднятых мертвецов...
  Слишком хорошо помню...
  
  '- Твоя сильный воля... - хрюкающий голос белого орка, отдавался звоном в голове. Этот лысый урод, больше похожий на свинью, чем на волосатого кабана, выглядел особенно отталкивающе и тошнотворно, особенно с множеством шрамов и порезов, которые он нанес себе сам в порыве шаманского наваждения. - Ломать ее болью будет весело... Рав-Хатк любить боль... Хра-ра-ра-ра...'
  
  Крепко сжимаю меч и готовлюсь к тому, что будет дальше.
  - Эмиль, огонь, как я скажу, - прошептал я. - Бей в центр их толпы и не жалей сил. Будьте осторожны, их неуклюжесть может моментально исчезнуть. Легкое или стрелковое оружие даже не пытайтесь использовать, это бесполезно.
  Они и сами понимали, потому не спорили.
  Я удобнее перехватил фламберг, Лилджа достала двуручный молот, а я отдал Рашире свои мечи, ее кинжалы сейчас бесполезны, Эмиль будет колдовать, а у Зефиры топор есть.
  Чтобы убить скелета, нужно расколоть его череп или разрушить позвоночник. Рубить конечности не поможет. У этих тварей нет мышц, потому их сила идет от магии, которая в них влита. В черепе и позвоночнике содержатся основные магические узлы, которые и нужно поразить.
  Вот они полностью вышли из тумана и предстали перед нами.
  Около трех десятков оживших трупов.
  Кости, зияющие глазницы и едва слышные стоны, которые непонятно, откуда берутся, ведь издавать звуки ртом они просто не способны.
  Они остановились, и некоторое время смотрели на нас.
  Едва ощутимый холодок пробежал по спине.
  - ДАВАЙ! - даю команду.
  Эмиль сконцентрировал в руке огненный шар и запустил его точно в толпу.
  ВЗРЫВ!
  Огонь заполонил собой часть коридора, а Эмиль успел еще закрыть его ледяной стеной, которая начала быстро таять от жара огненного заклинания.
  Стена раскололась на части, и клубы пара скрыли врагов, но не от меня.
  Вот из пара вылетает скелет!
  Он бежит прямо по стене, словно ничего не весит, и, таща за собой сломанный меч, бросается на нас.
  Блинк!
  Ударом фламберга рассекаю тварь пополам еще до того, как она достигнет остальных.
  А вслед за этим мертвецом на нас бросились и остальные!
  Сразу пять скелетов бросаются на нас с разных сторон и атакуют с неимоверной грацией и скоростью, не свойственной живым.
  Убиваю еще одного в полете, но другие четверо добираются до моих друзей. А за ними в бой вступают и остальные, потому я вынужден отвлечься на нападающих противников.
  Рашира, словно вихрь, устремляется на врагов, и два черных меча выписывают в воздухе неимоверные фигуры, с невероятной точностью разрубая нежить. Эльфийка почти без защиты оказалась еще более быстрой, чем неживые кости, что наполнены магией. Два черных клинка легко двигаются вместе, словно они одно целое. В этот момент южанка похожа на хищную птицу со стальными когтями и смертоносными крыльями.
  Двельфийка же устремилась на врагов в лобовую атаку, занеся молот для удара.
  Двое костяных ублюдков попытались проткнуть ее копьями, но эти ржавые железяки оказались бессильны против прочнейших дварфийских лат, в которые была облачена девушка. Не ожидая от нее такой защиты и прыти, два скелета были просто вбиты ударом кувалды в стену, а их кости раздроблены одним страшным ударом.
  Огненные стрелы пытались попасть в шустро двигающихся мертвецов, но ярко сияющие снаряды никак не могли угодить в цель.
  Вот Эмиль поднимает вокруг себя какую-то дымку, назначение которой с начала не понятно, а затем продолжает обстрел.
  Трое скелетов, оттолкнувшись от потолка, настигают мага и разрезают... пустоту...
  Облик волшебника тает в воздухе, оставляя противников на секунду в недоумении. У них, может, и нет своего разума, но, когда цель пропадает из поля зрения, они вполне могут впасть в логический ступор.
  - Филит Урувойте! - произнес появившийся из темноты волшебник, руки которого объяты огнем. В следующий миг в них сорвались десятки небольших пылающих стрел в форме птиц, которые, будто обладая собственным разумом, устремились к целям, точно попадая в них и сжигая сухие кости.
  Амазонка же отбивалась своим топором и могучей силой, мощными ударами ног переламывая нежить. Но при этом она была достаточно ловкой, чтобы не попадать под атаки.
  Я перестал отвлекаться на друзей и сосредоточился на своих врагах.
  Скелеты не могли телепортироваться, но прыгали довольно высоко, а расширившийся коридор превратился в большой зал с высоким потолком, с которого посыпались еще скелеты.
  Блинк!
  Удары рассекали падающих мертвецов, огненные стрелы сжигали их еще в воздухе.
  На пол падали обугленные кости, рассеченные обломки и пепел, много пепла, а тех, кто упал целым, старались добивать остальные.
  Блинк! Блинк! Блинк!
  Мерцаю по всему залу, пытаясь успеть везде и прикрыть своих друзей. Эмиль колдует на пределе своих возможностей, поливая наседающих мертвяков огненным потоком, формируя простые заклинания как можно быстрее, так как на что-то сложнее у него просто не осталось времени. Его прикрывает Зефира и крошит тех, кто пытается добраться до мага со спины. Лилджа неуничтожимым тараном проносится сквозь ряды врагов, круша и ломая все на своем пути, а Рашира молнией мелькает в разных частях зала, работая моими мечами, словно машина смерти.
  Количество врагов перестало увеличиваться, но те, что есть, еще могут доставить нам проблемы.
  Блинк!
  Рассекаю череп скелета.
  Блинк!
  Не прерывая движения, меч легко проходит сквозь туловище.
  Блинк!
  Сразу двоих разрубает секущий удар.
  Сухие кости - не препятствие для зачарованного меча, и я легко разрезаю их, а потому мой удар не прерывается и не останавливается с каждым перемещением.
  - Аррр! - слышу вскрик.
  Вижу, что Зефира схватилась рукой за голову и пытается удержаться на ногах.
  Девушка едва успевает отбить булавку костяного урода и отступить ближе к Эмилю. Тот заметил странность с амазонкой и постарался прикрыть ее.
  - Зефире плохо! - кричит маг. - Прикройте нас!
  Услышав его слова, Рашира и Лилджа устремились к ним, как и я.
  Амазонка тяжело дышала, она не выглядела раненой, и никаких следов на теле не было видно, но она вспотела, почти ничего перед собой не видела и стонала от боли в голове.
  - Грр! - поморщился я, когда и у меня в голове что-то начало колоть, но не то, чтобы сильно.
  Рядом на колено припала Рашира, она тоже поморщилась от неприятных ощущений.
  - Ментальное воздействие! - понял я.
  Очищаю разум от лишних мыслей. Все, как учили. Отрешаюсь от мира и выстраиваю блок в своем разуме, не давая никому прикоснуться к сознанию. Это помогает, боль уменьшается и больше не отвлекает.
  Остальные тоже кое-как справились, кроме Зефиры, которую поддерживала Рашира, пока Эмиль готовил что-то более сильное против кружащих вокруг нас скелетов.
  - Хаос в крови моей, пробудись и закрутись сумасшедшим ураганом! Пусть те безумцы, что противостоят нам, будут уничтожены нашей с тобой единой силой! - проговорил маг. - Инфер Лилта!
  От мага во все стороны ударили небольшие лучики, которые попали на пол или на самих скелетов, а затем превратились в какие-то рунные круги. Сияющие солнечным светом метки начали мерцать и пульсировать.
  - Взрыв!
  Все круги одновременно взорвались, уничтожая все, на чем они были, и тех, кто стоял рядом, превращая пространство вокруг нас в огненное море танцующего огня, который набрасывался на нежить, обращая ее в пыль.
  Всего пара минут всполохов пламени - и от противников почти ничего не осталось, а тех, кто уцелел, добили мы с Лилджей.
  Порядком уставший, но сосредоточенный Эмиль занимался Зефирой, которая тяжело дышала и никак не могла прийти в себя.
  - Стоило догадаться, что неприятные сны просто так у всех одновременно не появляются, - сказал маг, когда надел на шею амазонки какой-то кусочек металла с наспех вырезанными рунами. - Ментальное давление. Очень тонкое и едва заметное.
  Я промолчал.
  Мне снился... не плохой сон...
  Лилджа имеет природную ментальную защиту, я варлок и одна из моих гравюр немного связана с менталом, потому мой разум тоже имеет определенную защиту. Эмиль маг, Рашира эльфийка, так что они тоже были более-менее в порядке. А вот Зефира не обладала всем тем, что было у нас, и потому ее это давление сумело подкосить.
  Когда напали скелеты, давление усилилось, что даже мне стало немного неприятно.
  Прийти сюда было определенно плохой идеей, но никто не мог знать, чем это обернется.
  - Нам нельзя надолго задерживаться тут, - сказал он, когда закончил с Зефирой и та уснула. - Я могу поставить ментальную защиту, но это не моя специализация, и долго продержаться она не сможет.
  - Ты прав, но, где выход, мы пока не знаем, - покачал я головой.
  - Надо искать, - кивает двельфийка, вытирая свое оружие.
  - Одно хорошо, - вздыхает Рашира, вешая мои мечи за спину. Ей они сейчас нужнее, чем мне. - У наших преследователей наверняка такие же проблемы.
  - С ними Ванз, а он точно хотя бы частично псионик, - качает головой Эмиль. - Плюс Уиллнан Норд может уже и не является шаманом, но поговорить с духами он способен и... - он отвлекся на рядом валяющегося скелета. Присел рядом с ним и начал водить вокруг него руками. - Странно.
  - Что-то не так?
  - Нет, вроде, - пожимает плечами. - Наверно, просто, кажется...
  - Нужно отдохнуть, - вздыхаю я. - Зефиру в таком состоянии мы все равно не потащим.
  Никто спорить не стал, и мы приступили к очистке помещения от целых кусков костей, которые еще могут подняться, да и места для привала нам не помешает. Обязательно нужно озаботиться всей возможной защитой.
  Что-то подсказывает мне, что настоящие проблемы еще ждут нас впереди...
  
  
  
  
  Глава 31. Ловушка.
  
  - Я не вижу тебя...
  Нет, пожалуйста! Не надо!
  - Я не слышу тебя...
  Не говори этого! Прошу нет! Нет!
  - Твое имя лишь свист ветра...
  Нет! Мое имя! Не надо! Не забывай меня!
  - Твое лицо блик на водной глади... Ты никто для меня...
  НЕТ! НЕ БРОСАЙ МЕНЯ!
  - Убирайся... Зэа'Фира!
  
  - А! - она резко подскочила, и чуть было не упала, запутавшись в одеяле.
  Жарко...
  Ужасно жарко...
  Голова в огне. Все тело в огне.
  Сердце стучит в бешеном темпе. Дышать. Нужно дышать. Легкие горят, воздух не хочет в них поступать.
  Она дрожала и тряслась от жара и холода, который вцепился в нее, словно обезумевший от голода волк, который уже ничего не соображает и потерял всякий след благородства хищника. Волк, который понимает, что если он сейчас отпустит свою добычу, то умрет, сдохнув ничтожной смертью, ослабев и став кормом для падальщиков.
  - Тише-тише-тише, - женский голос шептал над ней, держа ее за плечи. - Все хорошо. Это просто сон.
  Голос привел ее в чувство, и она смогла прийти в себя.
  Над ней склонилась... Рашира... эта опасная эльфийка, что движется, словно ветер, и смертоносна, как надвигающийся обвал. Теплый взгляд, спокойный нежный голос и прямо исходящая от нее аура тепла.
  - Это просто был сон, наведенный сон.
  - Наведенный?
  - Это место бьет по нашим мозгам, - отвечает эльфийка. - Эмиль сделал для нас защитные амулеты, а я пока готовлю тебе зелье Сон без сна.
  Она не очень понимала во всех этих шаманских штучках, да и не любила их. Да, как амазонка, кое-то применять умела, да и наговор, позволяющий прозреть тьму, как и все охотницы, знала, но никогда не углублялась в теорию всей этой дико сложной мути.
  - Я - обуза для вас, - печально вздохнула амазонка. - Вам стоит оставить меня, ибо я только помешаю общему выживанию.
  Она не смогла сопротивляться боли в отличие от других, она не так хороша, как остальные, и вряд ли сможет как-то помочь.
  - 'Зря я попросилась к ним. Я только мешаю', - пронеслась у нее очень неприятная мысль.
  - Не говори так, - улыбнулась южанка. - Ты - наш друг, а друзей никто из нас не бросит.
  - Не бросит... - повторила она, не став спорить...
  
  - Убирайся, Зэа'Фира!
  
  - 'Она просто не знает, кто я такая... Если они узнают... Если узнают...' - эта мысль пугала ее, заставляла дрожать и трястись от страха.
  Тут в ее голове промелькнули воспоминания о Стелле...
  Старшая улыбалась ей, очень грустно улыбалась, но не прогоняла... Даже когда все поняла, она не стала отстраняться от нее.
  - 'Надеюсь, я не сильно ее ранила', - подумала она. Хотя, судя по тому, как Старшая их преследовала, вряд ли она тот укол даже почувствовала.
  Рашира отошла к котелку, в котором она варила уже знакомую ей бледно-серую жидкость. Вкус у нее просто ужасный, но после нее можно спать и воспоминания больше не беспокоят. Ужасные воспоминания.
  - 'Он тоже страдал похожим образом', - она посмотрела на варлока.
  Ферокс спал, облокотившись на стену и обняв свой прекрасный меч. Он спал как охотник, очень чутким сном, готовый проснуться в любой момент. Кажется, будто его сон крепок, но лишь один намек на опасность - и он уже будет готов к бою.
  Невысокая воительница по имени Лилджа тоже так спала. Двельфийка не сняла доспехи, да и не похоже, что бы они ей мешали. Дварфам вообще доспехи как вторая кожа, и они могут ходить в них все время, не испытывая дискомфорта. Хотя это, скорее связано с тем, что их броня такого высокого качества, что почти не доставляет неудобств.
  Единственным, кто действительно спал, был колдунишка. Пепельный шаман дрых, закутавшись в свой спальный мешок и вообще будто бы не волновался.
  - 'Глупо, - фыркнула она. - В безопасности мы или нет, но такое отношение к возможной угрозе даже оскорбительно'.
  Но он спас ее тогда...
  Она хотела недолюбливать Пепельного, хотела смотреть на него свысока, но не могла. При всех своих минусах колдун обладал и рядом положительных черт. Он не был похож на тех шаманов, что она видела. Он не брезговал сталью, но пользовался ей, когда действительно нужно, он не страшился опасности, а даже желал ее.
  - 'Он бросился за мной...'
  Одно воспоминание, как какой-то мужчинка кинулся спасать ее, когда она сорвалась с рельсовика, до сих пор крутилось в ее голове.
  - 'Он просто не знает, кто я...' - нашла она для себя оправдание.
  Вскоре Рашира вернулась с дурно пахнущим зельем, которое амазонке пришлось выпить. Потом ее потянуло в сон... в прохладный сон без сновидений...
  - 'Они просто не знают...'
  
  ***
  
  - Кра-а-а-а-а! Ха-а-а-а-а! Пи-и-и-и-и! - визжала эта безумная толпа тварей.
  Ржавые клинки вздымались, когти скрежетали по каменному полу, а лязг стали разносился по залу. Грязно-серая шерсть, заполонившая все вокруг, создавала впечатление, что мы попали в какое-то мутное море с грязной водой. И лишь ярко сияющие красные глаза были четко видны в этой тьме.
  - Ха! Тагоракки! - крикнула Лилджа и, вооружившись щитом и топором, просто выносила тварей по очереди. Копья бились в ее круглый щит медного цвета с изображением бородатого дварфа, а короткий топорик легко отрубал конечности и пробивал морды крысолюдов.
  Возможно, она бы проиграла, будь она одна, и ее просто завалили бы толпой, но она сражалась не в одиночестве.
  Зефира пускала стрелу за стрелой, посылая их в самых крупных и сильных скавенов, которые пытались пробиться к нам через толпу своих сородичей. Амазонка экономила стрелы и, когда замечала опасного врага, то отступала за наши спины и стреляла с удобного места, которое Эмиль предварительно окружил барьером. От толпы такой барьер не защитит, но метательный нож грызуна остановит.
  В это время Рашира, словно тень, возникала и исчезала в разных частях огромного зала, убивала закованных в латы штурмкрыс, вооруженных тяжелыми алебардами. Легким движением кинжала она обрывала жизнь за жизнью. Эльфийка с изяществом кошки прыгала от одного места к другому, порой пробегая по стенам и, налетая на цели, одним смертоносным ударом в уязвимые точки обрывала их жалкие жизни.
  Эмиль, используя Магию Огня, посылал огненные бомбы в разные части этого грязного моря, поджигая шерсть и плоть крысолюдов. Магия Огня тут была особенно эффективна, ведь их шкуры очень неплохо горели, и горящие крысюки вносили еще больший хаос в эту безумную толпу.
  Всего один маг - и главное преимущество скавенов, огромная численность, становится их главной слабостью.
  Я стоял вместе с Лилджей и Эмилем, прикрывая обоих, если к ним подбирались слишком близко. Эмиля вообще-то защищала Зефира, но ей приходилось отступать для выстрела.
  Мой фламберг выкашивал крысолюдов очень легко и сразу по нескольку. Длинный меч с волнистым лезвием легко проходил сквозь плоть и ржавую броню противников, срезая их с такой легкостью, с какой нож проходит через бумагу. Штурмкрысы, может, и могли бы противостоять мне, так как были облачены в более качественную броню, но до них добиралась эльфийка, которой вся эта толпа никак не мешала.
  - ГРАААААААААААААААААА!!! - прогремел чей-то оглушающий рев.
  Пол задрожал от тяжелых шагов, и вдалеке коридора я увидел быстро приближающийся силуэт.
  - Ракогри! - крикнула Лилджа.
  К нам на всех парах двигался крысогр, трехметровый монстр, который был будто надут изнутри воздухом и напоминал собой перекормленную гориллу, со множеством швов на теле, словно части тел ему пришивали, включая крысиную голову.
  Блинк!
  Мой меч легко входит в спину крысогра, распарывая плоть, а его кровь брызгает во все стороны.
  Блинк!
  Второй прыжок, ухожу от удара лапой, а затем, продолжая движения, просто отрезаю сию ненужную конечность. Его огромная рука отлетает в сторону и прибивает несколько сородичей.
  Следующий блинк поставил точку в жизни этого чудовища, так как мой меч отсек его бесполезную маленькую голову. Монстр даже в бой вступить толком не успел, а я уже добрался до него.
  Однако, несмотря на смерть крысогра, почти полного вымирания штурмкрыс, а также пылающего во всех сторонах огня, скавены продолжали наседать на нас со всех сторон и пытаться убить.
  Блинк!
  Подлетаю к потолку зала и начинаю концентрировать воздух в определенной точке.
  - Эмиль, огнем по сфере! - кричу магу, и тот, подняв над головой огненный шар, кидает его точно в воздушную сферу, которая появилась над головами толпы крысолюдов.
  Огонь и Воздух сталкиваются и образуют мощный взрыв, который отбрасывает несколько десятков ублюдков и сжигает все вокруг себя, превращая их в обгорелые трупы. Кто выжил, превратились в живые факелы и щедро делились пламенем с окружающими.
  Приземляюсь рядом с друзьями, и мы вместе вырезаем оставшихся врагов...
  Это уже третий враг за сегодня.
  Крысолюды... я их ненавижу не меньше, чем орков. Те, пусть были ублюдками, но они хотя бы были силой. Скавены же жалкие, трусливые и слабые твари, которые в одиночку ничего из себя не представляют, а потому и двигаются сотнями, имея при себе несколько элитных бойцов, которые вступают в бой, когда врага не удается взять числом.
  В войне эти ничтожества не участвовали, но всегда приходили на пепелище мародерствовать.
  Штурмкрысы и Крысогры именно эти самые 'элитные' бойцы.
  Сами по себе скавены невысокие, щуплые и ничтожные, обросшие серой шерстью, с кривыми зубами и когтями, но их маги, к несчастью, используют Магию Хаоса, а потому могут мутировать других в более крупных и сильных видов или вот в таких вот туш бешеной ярости.
  - А почему крысолюды не помогали оркам в войне? - спросила Зефира. - Вроде они похожи чем-то.
  - Прежде всего, потому что с ними нельзя договориться, - ответил я, вытирая свой меч. - Ты не смотри, что на людей похожи - мозгов у них, как у обезьяны. Ученые, кто изучали их, говорят, что они вещи-то на инстинктах изготавливают, ну, те, что не тырят. Есть гипотеза, что они когда-то были разумной расой, а потом связались с магией хаоса, а все их "сложные инстинкты" родились из знаний, коими они когда-то обладали...
  Меня передернуло. Скавены - великолепное напоминание всем, почему Хаос -запретная школа. Жаль только, что не до всех доходит.
  - Я еще читал легенду, что они когда-то были людьми, - припомнил Эмиль, - целая школа, изучавшая Хаос. А потом что-то пошло не так, и их слило с лабораторными крысами. Правда, первые записи о скавенах появились задолго до Эпохи Школ, но мало ли...
  - Какая разница, откуда они вылезли, - поморщилась Лилджа, - Падальщики, они падальщики и есть. Нападают, только когда враг слабее. К тому же эти твари по большей части под землей живут, им на поверхности особо нечего делать. Свет их слепит. Но эти были какие-то странные, - нахмурилась она, осматривая труп. - Обычно скавены очень трусливы. Если убить их 'элиту', они быстро теряют боевой дух и убегают. Эти же даже не заметили смерти своих лидеров. Очень странно.
  - Ты с ними имела дело? - заинтересовался маг, сжигая тела. Сжечь нужно, иначе восстанут.
  - Немного. Наш отряд тогда наняли вычищать шахту недалеко от Рунпальда, - ответила двельфийка. - Мне все это папа и рассказывал. Скавены были фактически первым моим настоящим врагом перед войной. Эх, весело было.
  - Важно другое, - заметила амазонка. - Если они сюда попали, может, и выход есть.
  - Возможно, - согласился я. - Но найдем ли мы его...
  Да, этот вопрос самый главный. Позволит ли нам лабиринт до этого выхода добраться, понять сложно.
  Уже второй день мы шастаем по этим бесконечным коридорам и встречаемся с разного рода врагами.
  И, что самое паршивое во всем этом, за целый день мы никуда и не пришли. Создается ощущение, что мы ходим кругами. А когда сами стены, пол и потолок могут меняться как угодно, то такие мысли не кажутся слишком уж надуманными. Нас вполне могли водить кругом и ни разу не повторяться.
  Как закончили с крысами, сожгли тела, передохнули, а затем двинулись дальше. Ну, как дальше. Туда, где открылся единственный проход.
  Уж не знаю, как и почему, но лабиринт то ли сам обладает каким-то разумом, то ли его что-то контролирует. К такому выводу мы пришли, исходя из того, что нас будто заводят куда-то, каждый раз предоставляя новое испытание.
  Все идет по такой схеме.
  Мы идем куда-то, на нашем пути возникают те или иные испытания в виде ловушек. После того, как мы прогуляемся по единственному коридору, нас приводят в очередную комнату и предоставляют врагов.
  Скелеты, какие-то животные, теперь скавены.
  Меня уже тошнит от этого места.
  - Ауч! - вскрикнула Зефира, потирая виски. - Ух, опять.
  - Опять ментальное воздействие, - нахмурился Эмиль, мрачно смотря на стены.
  Несмотря на защитные амулеты, что для нас сделал Эмиль, воздействие все равно идет. Особенно во сне, заставляя нас видеть прошлое... очень... своеобразное прошлое...
  Это подтачивает нашу решимость и защиту.
  Сейчас наш единственный шанс - двигаться вперед и обследовать округу. Если я или Эмиль сможем своими силами найти выход или возможность сбежать, мы тут же это сделаем.
  Почему мы сразу не телепортировались вне лабиринта?
  А кто знает, что там может быть.
  Вдруг там вода или все заполнено газом, а может, там вообще нет воздуха. Что-то такое там витает или какая-то защита есть, потому рисковать не стоит. Плюс не ясно, куда там деваться и смогу ли я вернуть нас обратно.
  Так что нам приходится терпеть и искать, выжидая удобного момента.
  - Я в порядке, - дернулась воительница, отстранившись от беспокоящихся за нее друзей. - Идемте, чем быстрее мы отсюда выйдем, тем лучше.
  Голова у нее с каждым часом болит все сильнее, да и у меня потихоньку начинает подергивать.
  Путь наш проходил относительно спокойно. Мы поднимались и спускались, поворачивали во все стороны, спотыкались о ямки и расщелины, сделанные искусственно, да порой натыкались на какую-нибудь тварюшку.
  Мне так кажется, что лабиринт что-то все же понимает и умеет анализировать.
  Когда мы только вошли, у нас были полосы препятствий, которые оказались абсолютно неэффективны. Потом пошли ловушки, которые мы все же удачно находили или выкручивались из них, так что их количество уменьшилось, и они не повторяются. Теперь вот враги налетают, но и так мы пока держимся.
  Не думаю, что все это так бессмысленно, как кажется, и лабиринт, возможно, что-то задумал. Путь никак не изменился, но что-то мне подсказывает, что мы скоро узнаем.
  - Крысолюды так себя не ведут, - покачала головой Лилджа. - Они трусы, слабаки и ничтожества, которые боятся превосходящего врага, и если дать им понять, что ты сильнее, то они побегут от тебя или будут выжидать. Но эти...
  - Ментальное воздействие, - сказал я самое очевидное. - Видать, они проникли сюда, и лабиринт свел их с ума...
  - Значит, мы тоже скоро станем такими же...
  Не хотелось бы в это верить, но... Но рано или поздно лабиринт сломает нашу защиту разума, и мы... станем вот такими. Пустыми безвольными оболочками, выполняющими чужую волю. Останемся ли мы собой или наши мозги полностью выжгут, я не знаю. И это пугает. Очень сильно пугает...
  Ладно.
  Эти мысли ничего кроме депрессии не дадут. Лучше продолжить путь, а он не особо сложный, что как бы намекает на будущие проблемы.
  Так мы и двигались, пока не угодили в очередную комнату.
  Эта отличалась от предыдущих, хотя бы тем, что тут были вещи...
  Да, мы пару раз натыкались на древние останки и всякие окаменелости. То кусок чьего-то доспеха, или обломок посоха, половинку скрижали, остатки глиняного горшка. Эти вещи по большей части представляли только исторический интерес, а никак не практический. Хотя археологи точно заплатят за все это, захламлять пространственный карман мы не стали. Еще не ясно, как дела пойдут.
  Ну, так вот, это помещение было наполнено всяким запылившимся хламом, валяющимся по углам. Статуи людей трехметрового роста, из которых только три были целыми, остальные кусками валялись рядом. Сломанные элементы доспехов и оружия, свитки, разного рода безделушки, скелеты тех, кто был тут до нас, и всякое другое.
  Скелеты оживать и нападать на нас не спешили.
  Возможно, это место для отдыха.
  Лабиринт по какой-то причине не пытался нас убить. Он ведь мог тупо нас расплющить своими кубиками и сделать в такой ситуации мы ничего не могли. Мы пытались сломать стены, поломать кубы, но ничего не вышло. Тут нужно что-то убойное, но есть шанс обвала, а погибнуть нам не хотелось. Так вот, после боя и в тот раз, когда мы только попали сюда, нас ничего не трогало и не мешало отдыхать, есть и набираться сил для дальнейшего пути.
  И вот тут сейчас может быть то же самое.
  Нам дают отдых и даже награду какую-то.
  - Не расслабляемся, - сказал я остальным. - Это все еще может быть ловушка.
  Говорить это было не обязательно, но на всякий случай озвучить мысль стоило. Остальные и так всё понимали, потому особо не расходились. Однако вещи посмотреть мы решили, мало ли, вдруг что-то полезное тут найдем.
  Вот только нам не очень повезло.
  Свитки, на которые мы возлагали надежды, рассыпались при прикосновении, если в них и было что-то драгоценное, то этого уже нет, бижутерия насквозь проржавела. Доспехи и оружие тоже ничем толковым похвастаться не могли.
  Разве что у трупов что-то ценное найдется, но к ним мы пока подходить опасались, мало ли что. Остались только статуи, но те только музейную ценность представляют, так что тащить их куда-то мы не собираемся.
  После осмотра помещения мы немного расслабились и стали более тщательно рыться в вещах. Эмиль предварительно все на предмет магии проверил, и неожиданное проклятье от какой-нибудь ложки мы не получим.
  Я занялся оставшимися свитками, аккуратно пытаясь открыть их, чтобы те не развалились, но получалось не очень. Лилджа и Зефира осматривали оружие на предмет того, что можно использовать, а Эмиль с Раширой стали осматривать безделушки и статуи.
  Пока ничего толкового мы не нашли. Разве что двельфийка смогла из этой кучи найти более-менее целый боевой молот, да несколько стрел еще были целыми, и амазонка могла их использовать.
  - Хм-м-м-м, - задумался Эмиль, смотря на статую рыцаря. - Сделано неплохо, но как-то грубовато.... М-м-м? - он подошел к статуе ближе и посмотрел ей подмышку, следом осмотрел колени. - А тут шарниры.
  - Шарниры? - не поняла Зефирра.
  - Ну, у кукол некоторых такое бывает, чтобы двигаться могли... - он замолк. - В сторону!
  Неожиданно статуя начала шевелиться и чуть было не схватила мага, но тот вовремя отпрыгнул.
  Глазницы статуи засияли белым светом, а затем изваяние сошло со своего постамента. Не успели мы и подумать, как два оставшихся изваяния тоже ожили.
  - Големы!
  Противники ждать или давать нам шанс опомниться не стали и тут же бросились в атаку.
  Голем, что ближе ко мне, бьет меня кулаком в голову.
  Подныриваю под рукой, но тут локоть статуи выгибается в обратную сторону, и рука чуть было не ловит меня, затем туловище прокручивается на шарнире, соединяющем его с тазом, и почти попадает мне по голове, но я вовремя исчезаю.
  Черт, опасные ребята...
  Но будто лабиринту этого показалось мало и скелеты, что валялись у стены, ожидаемо начали подниматься.
  - Мы займемся ими, - сказала Рашира, доставая два меча, а рядом с ней с топором встала Зефира. Скелетов мало, они справятся, а нам лучше сосредоточится на големах.
  Лилджа подкинула мне клевец, и с ним я вступил в бой. Тут мой меч бесполезен. Затупиться он не может, но и рубить камни тоже.
  Уворачиваюсь от удара кулака.
  Удар в колено!
  Резко влево, бью в локоть. Кувырок назад, отталкиваюсь рукой от пола и поднимаюсь.
  Рывок!
  Удар под колено, затем в кисть, локоть, стопа, подмышка, шея. Все эти точки - соединения шарниров и самые слабые места голема. Это вам не земляной элементаль, который ломается и восстанавливается при каждом действии, потому бой с этим врагом не представляет особой сложности. Да, напряжно, приходится быть внимательным и осторожным, но размеры и прочность камня не настолько велики, чтобы доставить мне особые неприятности.
  Всего минуту такого танца и руки голема отваливаются, после ломаются колени, и, потеряв конечности, махина перестает представлять какую-либо опасность.
  Остальные тоже уже справились со своими противниками. Лилджа действовала, как я, только достала с пояса кистень и быстро разобрала голема на камушки. Можно подумать, что такой вещью сломать голема невозможно, но это для человека. Мне кажется, Лилджа и голыми руками справилась бы. В ней живет прирожденный шахтер. Эмиль же просто вморозил голема в ледяную колонну, из которой тот просто не смог выбраться.
  Нежить так вообще проблем не доставила. Рашира и Зефира расправились со скелетами до того, как они успели подняться.
  - Слишком просто, - нахмурился я, обходя обломки голема. Расколол ему голову, и глаза статуи потухли.
  - Согласна, - кивает Лилджа. - Я только раз с големами дело имела, когда папа привез меня в Подгорье, там их полно и там они довольно крупные и прочные.
  - А для чего дварфы големов используют?
  - Для построек. Они слишком большие и грубо действуют для работы в шахте, а вот нести что-то вполне способны. Тягловых животных у дварфов не было, пока на поверхность не вышли.
  Пока мы болтали, Рашира и Зефира обыскивали скелетов на предмет чего-то полезного, а Эмиль в это время крутился вокруг обломков статуй и осматривал их, водя руками вокруг. После того, как осмотрел всех, подошел к скелетам и начал осматривать их. При этом маг хмурился и что-то бормотал себе под нос.
  - Что-то случилось, Эмиль? - спросил я.
  - Я заметил это, еще когда мы в первый раз столкнулись со скелетами, но особого внимания не обратил, так как о нежити не очень много знаю, - ответил маг, не отвлекаясь от осмотра. - Это... не нежить...
  Мы переглянулись, не понимая смысла его слов. Даже остальные прервали свои мародёрские дела, услышав его.
  - Поясни.
  - Когда мы с тобой столкнулись с теми вурдалаками, - скривился он. - Там я кое-что почувствовал. Ничего особенного, просто вокруг их трупов особо ощущалась духовная энергия. Примерно такое же было и в лавке артефактора в Рамау. Ведь все артефакторы - это некроманты и поднятие нежити и создание артефактов похожи тем, что для них нужен источник энергии - душа. Разрешенная некромантия использует души низших существ, как медузы и черви, а Запрещенная некромантия порабощает разумные души. Единственное отличие, что для удержания души в артефакте нужны руны, которые удерживают ее и дают направление получаемой энергии, а в трупах функционал поддерживает сам некромант.
  - А как же просто восставшие трупы? - спросила Рашира. - Ведь на болотах бывает такое и на кладбищах.
  - Это из-за концентрации некротической энергии. Она тоже может притянуть души и вселить их в трупы.
  - Смысл понятен, - киваю я. - Тут что, не так?
  - Тут нету духовной энергии, - отвечает маг. - Вообще. Нигде нету. Не знаю, на чем работает этот лабиринт, но в нем не ощущается духовная энергия. Некротической тоже нет. А раз этого нет, то это не нежить, а... костяные големы. Они такие же, как и те каменные, просто наполнены магической энергией, а благодаря ментальному воздействию от лабиринта получают управляющий контур.
  - Стоп! - подала голос Лилджа. - Я видела големов в Подгорье, и там они все были покрыты рунами, а тут их нет.
  - Руны есть, вот только они не на них...
  - Кубы, - понял я. - В кубах иногда вспыхивают какие-то символы, и они вполне могут быть этими самими рунами, которые позволяют големам двигаться. Потому оболочка не особо важна.
  - И как это нам поможет? - спросила Зефира.
  Вот это важный вопрос...
  Никак, наверно. Просто любопытная деталь.
  Еще одно доказательство, что магия Древних непостижима.
  - По крайней мере, если мертвецы тут нас ранят, мы не умрем от некротического заражения, - сказал я первое, что мне пришло на ум. - Раз нет этого, то и бояться будем меньше.
  Все это нужно как следует обдумать и....
  - АРРР!!! - зарычал я, упав на колени.
  Хватаюсь за голову, ужасная боль пронзила череп.
  Голова... раскалывается...
  Дикая боль прямо в черепной коробке, такая сильная, словно мне в голову раскаленное железо влили. Дышать тяжело, ничего толком не вижу, перед глазами темнота.
  - ААААА!...
  Кто-то кричит, кому-то больно.
  Остальные...
  Ментальная атака...
  Последнее, что я увидел перед тем, как потерять сознание - это светящиеся символы на стенах...
   - Уже утро, Крепыш....
  
  
  
  
  Глава 32. И увидел я сон.
  
  - Просыпайся, Крепыш!
  Чей-то голос незваным гостем ворвался в мой сон и заставил меня проснуться. Под одеялом тепло и приятно, а потому просыпаться совершенно не хотелось, но кто-то ходил по комнате и настойчиво не давал мне спать.
  Ну, что за люди... я же устал... хочется просто поспать.
  Звук расходящихся штор и в комнату вливается яркий свет утреннего солнца.
  - Ум, - застонал я. - Уберите свет...
  - Хватит дрыхнуть и просыпайся, - ворчал кто-то. - Утро уже наступило, а ты еще в постели.
  - Фе-е-е-е, - скривился я. Ненавижу просыпаться так рано, ненавижу, когда солнце бьет в глаза по утрам, потому я и занавешиваю окна.
  С трудом разлепив глаза, широко зеваю.
  Что-то не так...
  Моя комната вроде не изменилась, все такая же маленькая и с единственным окном на восток из-за чего утро у меня начинается с того, что солнце мешает мне спать. Потому и повесили тут такие плотные шторы, чтобы не давать утренним лучам будить меня.
  - Ну, что ты глаза морщишь, - говорит он.
  Этот голос... Я знаю его... Хорошо знаю...
  Он стоял у окна. Высокий и крепкий мужчина средних лет. Длинные угольно-черные волосы, спадающие на плечи, короткая борода и темные брови, правый глаз и бровь пресекает тонкий шрам, а ярко-желтые глаза будто сияют, словно утреннее солнце.
  Он стоял у окна, сложив руки на груди, и с веселой улыбкой смотрел на меня.
  - Папа? - чуть удивленно спросил я.
  - Ты чего такой удивленный? - усмехнулся он. - Опять плохой сон приснился?
  - А, ну... - я замялся, не зная, что со мной происходит.
  С одной стороны я ничего такого не должен чувствовать. Папа был вчера и всегда, он каждый день меня будит, но такое чувство, будто я его очень давно не видел и... Ужасное ощущение потерянности и грусти.
  Мой отец... Фолент Мейтланд...
  - Просыпайся, Ферокс, а я пока пойду, завтрак приготовлю...
  - СТОЙ! - резко подскакиваю. - Не подходи к кухне, я еще жить хочу!
  - Эй, я, между прочим, стал готовить немного лучше.
  - То, что собака не сразу померла от твоей стряпни, не означает, что ты стал поваром, - ворчал я. - Лучше иди, посиди чуток, а я приготовлю все сам.
  - Ладно, - тяжело вздохнул он. - Никудышный из меня отец...
  Папа вышел из комнаты, а я поднялся и начал одеваться.
  - А? - я остановился перед зеркалом.
  Оттуда на меня смотрел невысокий мальчишка, почти подросток, похожий на отца. Темные короткие волосы, такие же желтые глаза, худощавый и с синяком на лбу. А да, я вчера подрался с тем придурком Лари. Он посмел назвать меня Желтоглазым выродком, за что я и набросился на него. Лари больше меня и из более состоятельной семьи, потому откормили этого недоумка его родители как следует, но я никому не позволяю оскорблять меня.
  - А я разве не старше? - спросил я сам себя.
  Что-то такое в голове крутилось, но я никак не мог понять, что именно.
  Ладно, сначала завтрак, а потом уже буду думать.
  Почуял запах чего-то паленого...
  - Бездна!
  Рванул на кухню, так как не уследил, куда папа пошел. Папа печку растопил и уже готовить собирался!
  Мне пришлось отговаривать отца от идеи хотя бы яичницу пожарить. Вот не понимаю я, как он умудряется испортить даже такое простое блюдо, но его стряпню есть решительно невозможно. То пересолит, то пережарит, то еще что-то произойдет, но почти все домашние дела у папы идут из рук вон плохо.
  - Все, я уже тут, отойди, - толкаю папу подальше к столу, чтобы он еще что-то не испортил. А то еще за углями не уследит и спалит дом к чертям.
  - Я думал, хоть в этот раз получится, - вздохнул он. - Готовка мне никогда не дается...
  - Ну, надо бы учиться, - ворчал я, занимаясь едой.
  - Мне было не положено... и... а ладно, - махнул он рукой. - Старый Мирт всех побери.
  Каждый раз, когда дело доходило до папиного прошлого, до того, как он покинул Иморалан, он сразу же старался перевести тему разговора на что-то другое. Не любит он рассказывать о том, что с ним было. Не знаю почему. Но может, когда я стану старше, он откроет тайну.
  Я занялся едой. Почему-то я, в отличие от папы, готовлю хорошо. Вообще не понимаю, что тут можно испортить. Пара яиц, немного мяса и овощи. Все как обычно. Папа не очень хорошо зарабатывает, этого едва хватает на еду и оплату нашего жилья. Папа снимает этот маленький домик на окраине Мидоры. Только на такое у него и хватает денег. Да, далековато, но ничего лучшего мы все равно позволить себе не можем.
  - Ты сегодня выходной?
  - Да, моя смена будет завтра, а сегодня у нас будет нечто особенное.
  - М?
  - Ярмарка же, - напомнил он. - Ты же сам хотел сходить на нее, вот я и отработал вчера лишнюю смену, и капитан отпустил меня сегодня.
  - Ура! - обрадовался я. Точно, сегодня же ярмарка будет, и папа остался дома, чтобы со мной сходить! Здорово! - А мы потренируемся сегодня с мечом?
  - Эх, Крепыш, - покачал головой отец. - Я рад, что ты хочешь быть сильным, но тебе лучше вместо махания мечом больше читать и учиться.
  - Ну, - расстроился я. Папа показывает всякие здоровские штуки с мечом, он учит меня и тренирует, а сейчас. - Я просто хочу помогать тебе и...
  Отец встал со стула, и подошел ко мне, положив руку мне на плечо.
  - Ферокс, - он посмотрел мне в глаза. - Я молюсь всем богам и духам, чтобы меч тебе никогда не понадобился. Я не хочу для тебя такой же судьбы, как у меня. Быть стражником - это все, что может в Мортеме приезжий из Иморалана. Ни на что я больше не годен, и никто меня на другую работу не возьмет. Но ты... - он улыбается, - у тебя есть дар, необычный дар и с ним ты сможешь стать лучше... Поэтому... не повторяй моей судьбы...
  - Я понимаю... - опустил я голову.
  Папа говорит, что у меня есть какой-то дар, вроде магический, но я никогда его особо не видел. Зарядить амулет даже самый тупой может, но папа все равно уверен в том, что я что-то могу и теперь я каждый день медитирую, как он говорит.
  - Чтобы развить магический дар, нужны годы тренировок, - говорил он. - Изучение заклинаний ничего не даст. Чтобы дорасти до них нужно много лет тренировать магические каналы.
  Спорить было бессмысленно. Да мне хочется научиться владеть мечом, и папа учит меня защищаться, но без особого энтузиазма.
  - Не кисни, Крепыш, - улыбается он, - лучше за едой следи, а то сделаешь мое любимое блюдо, угли со специями.
  - ОЙ!
  Тут же вернулся к готовке. Надо быть внимательным, сжечь кухню мне не хочется.
  После завтрака у нас начались домашние дела. Нужно уборку провести, постирать вещи и вообще домом заняться. Я один со всем не управился бы, потому папа занимался самым сложным, а я был на подхвате. Благо стирка ему дается лучше, чем готовка, и мы не сгорим заживо в адском пламени.
  Так в работе и заботах незаметно прошел день, подкрался вечер и мы, одевшись в самое чистое, что не успели постирать, пошли на ярмарку.
  Мидора - очень красивый городок, особенно по вечерам. Невысокие каменные домики с плоскими крышами, расписанные красочными рисунками. Когда-то сюда приезжала какая-то важная шишка из столицы, мэр города распорядился разукрасить все дома, чтобы скрыть их полуразваленный вид. С тех пор Мидора стала известна, как Разноцветный город. Теперь краску обновляют сами жители и стараются сделать это место еще лучше.
  Благодаря такому красочному виду сюда стали чаще приезжать бродячие артисты, музыканты и поэты, что и придало городу статус культурной столицы Мортема. Небогатый городок из-за жадности мэра случайно стал самым красивым местом в стране.
  Смешно даже.
  Сегодня у нас ярмарка в честь летнего солнцестояния. Жрицы из храма проводят свои обряды почитания Небесных Матерей, а на главной площади идет веселый праздник. Женщины в самых красивых и ярких платьях до упаду танцуют под энергичную музыку. Акробаты на подвешенных канатах выполняют головокружительные трюки, а на сцене идет поэтическая битва бардов.
  Город наполняется веселым гамом и смехом. Приятные запахи экзотических блюд и сладостей, которые подают специально в такие дни.
  Мы с папой прошлись по площади и вместе смотрели на все это великолепие. Папа даже купил мне яблоко в сахаре, хотя с нашими финансами даже это весьма затратно, но он специально откладывал немного на такой день.
  Мой отец - очень хороший человек, он пытается быть и хорошим отцом, но часто грустит с тех пор, как не стало мамы. Я сам не помню ее, даже лица не могу вспомнить, и потому не могу ощутить всю глубину тоски, но вижу, как отцу плохо одному.
  - Привет, Фолент, - прозвучал рядом голос.
  - Эмет, - улыбнулся папа. - С семьей пришел?
  - Да, их мать повела малышей посмотреть на шутов, - усмехнулся дядя Эмет. Это папин друг и напарник по работе. Он невысокий, полный и усатый мужчина, который всегда улыбается. Я дружу с его детьми, мы часто играем вместе.
  Как же их зовут?... Странно...
  - Ну что, пойдешь на войну? - спросил он. - Говорят, орки на границе стали часто мелькать.
  - Не говори ерунды, - махнул папа рукой. - Скорее Старый Мирт споет. Будь там что-то серьезное, нам всем об этом сказали бы. Альхберт может быть сколько угодно самовлюбленным эгоистом, но он точно не идиот.
  Нет... Кажется...
  Что?
  - Ну смотри, если что, нас могут призвать.
  - Даже если так, я пойти не смогу, - он потрепал мои волосы.
  - Да, я сам такой же, - кивнул дядя Эмет. - Ну, удачи тебе, Ферокс.
  Он ушел, а мы потихоньку стали двигаться в сторону дома. Это взрослые могут задерживаться тут надолго, а детям по ночам спать нужно.
  Мы уже достаточно отдалились от ярмарки, чтобы шум поутих. Все же есть свои плюсы в том, что живешь подальше от центра города.
  - Пап, а война точно не начнется? - спросил я. Сам не понял, зачем спросил.
  - Вряд ли, орки и раньше нападали на границы, но там Рамау, и другие форты, ничего не будет, а по морю орки не пойдут.
  - Наверное... - с сомнением произнес я.
  - Идем домой, - он взял меня за руку и повел домой.
  Я молча шел по пустой улице с ним и в голове сами собой крутились странные мысли.
  Над нами раскинулось звездное небо, которого раньше не было видно из-за огней площади, но сейчас Разноцветный город укутан ночью, он лишился всех своих цветов, став серебристым, словно сама луна на небосводе.
  - А?! - застыл я, смотря на небо...
  По небосводу летела... звезда...
  Она была такой яркой и сияющей, что ее невозможно было не заметить...
  Звезда мигала, ее свет пульсировал, словно удары сердца, и это небесное тело стремилось куда-то на восток, прямо в... Просторы Гигантов...
  Отпускаю руку отца и останавливаюсь...
  Один этот вид всколыхнул мысли в моей голове и будто сбросил с глаз повязку.
  - Ясно, - прошептал я. - Значит, я просто вижу прекрасный сон...
  Глубокий вздох...
  - Ты пытался запереть меня тут? - улыбаюсь ему.
  Отец стоял ко мне спиной и его плечи дрогнули.
  - Давно понял? - спросил он.
  - Почувствовал сразу, все же одна из моих гравюр связана с менталом, так что подобные вещи на меня слабо действуют, - отвечаю ему, сложив руки на груди. - Но признаю, обман очень тонкий, если бы не это, я может и поверил бы.
  - Тебя кто-то зовет, - сказал отец, глядя на падающую звезду.
  - Это Лилджа, она же дварф, на нее псионика плохо действует.
  - Уходишь, да?
  - Да, - киваю ему и делаю шаг назад.
  Мое тело возвращается к настоящему виду, тому, к которому я привык.
  Он хотел, чтобы я не был, как он, но я не смог выполнить его желания.
  Огонь вспыхивает вокруг и поглощает город безумным алым сиянием...
  Отовсюду доносятся крики людей, залпы корабельных пушек, взрывы разлетающихся домов и рычание орков.
  Город умирает.
  Второй раз, когда наш город лишился цветов,... когда его залили алой кровью и рубиновым пламенем орки.
  - Увы, отпустить тебя я не могу, - сказал он, доставая меч. Этот меч папа редко когда доставал из шкафа. В страже не нужны полуторники, там стандартное вооружение, потому его меч всегда лежал в шкафу под множеством других вещей. Ярко-алый клинок с длинной рукоятью, и крестообразная гарда, будто оплетенная лозой.
  Алая Роза...
  Меч, что навсегда потерян где-то в руинах Мидоры. Меч из далекого прошлого отца, с тех времен, когда он еще жил в Иморалане. Я не знаю, что он означает, откуда он у отца и кем папа вообще был до того, как переехать сюда, но один вид этого оружия уже говорит мне, что его владелец - не простой стражник.
  - Тогда я пройду через тебя, - теплая рукоять Штормшпраха сама легла в руку. Меч тоже со мной, он зовет меня и помогает, даже тут. Он будто говорит мне - 'Ты не один, я с тобой'. Это приятно, это успокаивает.
  Алое пламя поглощает город, пламя закручивается вокруг нашей улицы и река крови протекает под нашими ногами, но я не обращаю на это внимания. Уже там, в Криоре, я справился со своими демонами, этому кошмарами меня не взять.
  Отвожу клинок назад и встаю в боевую стойку.
  Он тоже готов и будет сражаться изо всех сил...
  Однако, это бессмысленно...
  Шаг!
  Мы двигаемся одновременно.
  Кровавые волны расходятся во все стороны от наших шагов. Огонь будто замер, испугавшись, что мы уничтожим его одним своим желанием. Все звуки исчезли, кроме наших шагов, кроме бряцания брони и тихого дыхания...
  Стук сердца...
  Еще раз...
  Всего два удара и мы достигли друг друга...
  Желтые глаза засияли в алой темноте...
  Блеск стали и лязг...
  Шаг. Шаг. Шаг.
  Остановились, пройдя насквозь...
  Звук падения. Упавший в кровь клинок и едва слышный хрип.
  - Я горжусь тобой... сын... - услышал я позади.
  - Я знаю...
  - Тогда убери слезы, - с усмешкой сказал он. - Не пристало это мужчине.
  Закусываю губу, чтобы не выдать звука. Слезы скатываются по щекам и падают на кровавую землю. Они блестят он танца огня и растворяются в рубиновом потоке.
  - Это был... прекрасный сон...
  - Сны проходят... Просыпайся и ты, Крепыш...
  Темнота окутывает меня, а перед лицом все еще виднеется печальная улыбка моего отца...
  
  - Ферокс! Очнись! Прошу! - кричит кто-то.
  На лицо капает что-то влажное...
  Голова болит...
  Открываю глаза и вижу над собой до боли знакомое плачущее лицо...
  Такое же, как тогда, когда меня ранило и нас бросило в ручей. Она вытащила меня и звала, плача и заливаясь соплями.
  - Лилджа, - улыбаюсь двельфийке.
  - Феро... - шмыгнула она острым носиком.
  Бросилась мне на шею и обняла, вот только забыла, что в доспехах и чуть было мне голову не раздавила.
  - Ау-ау-ау! Больно! - простонал я.
  - Прости, - отпустила она меня. - Что-то стало давить, тяжело дышать, но я кое-как справилась, а остальные... Я думала, никто не проснется...
  - Все в порядке, - успокаиваю ее. - Нужно помочь остальным.
  - Я пыталась. Я звала их, но...
  - Тут нужно иначе действовать, - говорю ей поднимаясь.
  Недалеко валяются и остальные. Эмиль, Рашира и Зефира.
  Один я всех не разбужу, мне нужна помощь, но Лилджа помочь тут не сможет, потому первым надо будить Эмиля.
  Лабиринт решил подчинить нас через сны. Понял, что обычными методами не справится, вот и сотворил эти сны, что должны удержать нас. Только потому, что я прошел свой пик ужаса в Криоре, меня не удалось так легко взять. Думаю, не приди я сюда сразу после того места, он бы запер меня в вечном видении ужаса.
  Но уже поздно что-то обдумывать. Нужно помочь им.
  Подхожу к парню и кладу руку ему на лоб, закрываю глаза и начинаю концентрироваться. Не особо сложное заклинание Ментальной магии Первого Круга 'Полог Разума'.
  - Телимбо... Кар, - прошептал я, а затем начал погружаться в его сознание...
  
  ***
  
  - Убить его!!! Сжечь!
  - Ломайте двери! Ломайте их!
  - Нужно добраться до него! Прорывайтесь! Это он виноват!
  - Это из-за него мы лишились родных! Убейте Седую Бестию!
  - На костер!
  - На костер!
  - Седая Бестия! Седая Бестия! Седая Бестия!
  Крики... Крики разгневанной толпы, что доносятся снаружи кареты. Они пытаются прорваться к ним, но стража пока держится и не дает им добраться до них.
  Их много, их там так много и все они ненавидят его...
  Он не понимал, почему и за что, но они кричали и пытались пробиться к нему.
  У них были факелы, вилы и топоры, кто-то был с настоящим оружием и у всех в глазах, была безумная ненависть к тому, кого они почитали виновным в своих бедах. Война погрузила Мортем в ужас и разруху, а потому найти виновного было самым простым выходом.
  - Седая Бестия! Седая Бестия! Седая Бестия! - кричали они, наседая все сильнее.
  Дурная примета, если ребенок родится пепельноволосым. Пошла она еще с войны с Темным Владыкой Джулинором и так сильно укоренилась в сердцах людей, что по слухам сероголовых детей убивали в пеленках. И сейчас, увидев волосы маленького мальчика в карете, они все пришли к одному выводу... Седая Бестия проклял их всех...
  Безумие... полное Безумие, но никто не мог его остановить...
  Лишь их личная стража пока держалась и не давала толпе прорваться к карете, где дрожал маленький мальчик на коленях у матери.
  - Мама... мамочка... мне страшно... - шептал он, крепко вцепившись пальчиками в платье.
  - Тс-с-с, все хорошо, сыночек, - погладила она его по голове. - Они не доберутся до нас. Все будет хорошо, мама защитит тебя...
  Мальчик горько заплакал, дрожа как осиновый лист.
  Ему была страшно, ему было очень страшно, и он никак не мог справиться со своим страхом. Он словно тонущий человек вцепился в маму как в спасательный круг и боялся, что если отпустит ее, то падет, а меж тем краски вокруг все тускнели, и его постепенно клонило в сон.
  Боязнь отнимала много сил, и он постепенно засыпал убаюкиваемый ласковым голосом матери, чувствуя тепло ее руки и нежных объятий. Страх сменялся чувством защищенности и безопасности.
  Глаза слипались и он постепенно....
  - ЭМИЛЬ!!! - прогремел на всю округу чей-то голос.
  Звук оказался таким сильным, что от него потрескались стекла на окнах и будто сотрясся весь мир.
  ВЗРЫВ!
  В центре толпы что-то взорвалось и разметало по округе людей.
  Чей-то меч мелькнул среди толпы, и еще одна группа людей подлетела в воздух.
  Там среди умирающих людей и крови стоял... Демон...
  Ужасное создание с большими рогами, словно корона обрамляющими его голову, мощным телом покрытой то ли чешуёй, то ли потрескавшейся от внутреннего пламени кожей, а за спиной у него развевались огромные красные кожистые крылья. В руках создание держало огромный меч и смотрело на мальчика ядовито-желтыми глазами.
  Шаг!
  Демон продвигался через толпу людей, что стояли у него на пути и его огромный меч рассекал их с безумной легкостью.
  - ЭМИЛЬ! - вновь прокричал демон. - Ты должен проснуться!
  Мальчик в ужасе замер, понимая, что это создание идет за ним.
  Карета вокруг них с мамой пропала, лишая их последней защиты.
  - Ты не тронешь его! - прокричала мама и подняла руку, с которой сорвался бело-голубой луч, что врезался в демона и отбросил его. - Ты не прикоснешься к моему ребенку! Никто не тронет его!
  Почувствовав поддержку и защиту, Эмиль чуть успокоился и спрятался за спиной матери.
  - Хватит бояться и трястись! - вновь заговорил монстр каким-то знакомым голосом. - Ты должен проснуться, Эмиль! Это все сон!
  - Не слушай его, Эми, - произнесла мама. - Демон пытается обманом подчинить тебя. Не слушай его, закрой ушки! Мама защитит тебя.
  Демон вновь начал приближаться.
  Новый луч он принял на свое оружие и пытался сопротивляться напору волшебницы, но его отбрасывало назад.
  - Вспомни, зачем ты сбежал из дома!
  Эти слова заставили мальчика замереть...
  - 'Я? Сбежал из дома? - удивленно подумал он. - Зачем мне сбегать?'
  - Не слушай его! - сказала мама и увеличила напор атаки.
  - Разве ты не говорил, что устал от чрезмерной опеки?! - вновь сказал демон.
  Опять слова демона ввели мальчика в ступор.
  Он говорил такие странные вещи, которые маленький мальчик просто не понимал, но никак не мог игнорировать.
  
  - Знаешь, Эмиль, - обратился к нему незнакомец по имени. - Убегая из дома, не нужно быть таким предсказуемым.
  
  Кто-то сказал ему эти слова тогда...
  Кто-то, кто.... Стал ему другом... Первым настоящим другом...
  
  - Надо найти его! Ты видел, в какую сторону он направился?
  - Нет, его след я потерял, - погрустнел маг. - Придется искать.
  
  Он тогда так испугался за него...
  - Разве не потому ты сбежал из дома, чтобы доказать, что способен сам за себя постоять?!
  - Молчи! - кричала мама, и ее атака начала уничтожать все и всех вокруг, пытаясь уничтожить демона. Монстр держался и не отступал, а она все усиливала напор. - Он еще маленький! Он еще ребенок! Я никому не дам прикоснуться к нему...
  Мальчик дернулся и с удивлением уставился на мать...
  Он посмотрел на свои руки...
  Пальцы у него были довольно длинные и гибкие, как у человека, давно играющего на пианино... Мама заставляла его практиковаться постоянно. Он хорошо играл и всегда показывал гостям свои невероятные таланты в музыке, но он ненавидел это, ведь игра никогда не доставляла ему удовольствия...
  Он посмотрел на свою одежду...
  Темно-синий пиджачок, кружевная рубашка с широкими рукавами и короткие штанишки...
  Он никогда не любил такую одежду, ведь в ней он похож на куклу...
  - 'Просто куклу... Куклу, которую наряжают и держат в комнате, чтобы она не испачкалась или не сломалась'...
  Мысли крутились роем в его голове, и он никак не мог собрать свое сознание в целостную картину.
  - Скорее просыпайся! - крикнул демон, уже сдавая позиции. - Я не смогу всем успеть помочь! Зефире сейчас хуже всего!
  Он отпустил край маминого платья...
  Это имя заставило его вспомнить...
  - Фиарено, - прошептал он и во все стороны от него ударила огромная огненная волна, сжигая все на своем пути, и уничтожая всех, кто был вокруг...
  Вдох...
  Выдох...
  Он посмотрел на свои руки...
  Это больше не были руки ребенка... Это были его руки... С мозолями от тренировок с оружием, с маленькими шрамами на пальцах, он часто резался о края бумаги, перечитывая свитки и гримуары.
  - Эмиль! Нет! - голос мамы... Она стояла недалеко и со слезами смотрела на него. - Не уходи ...
  - Больше всего на свете, - сказал он смотря на нее, - я ненавижу тот день... День, когда меня пытались убить, когда меня назвали Седой Бестией... Но больше всего во всем этом я ненавидел... свою беспомощность... - он вздохнул. - Больше всего я испугался тогда не за себя ... а за тебя... Я боялся, что потеряю тебя... Когда ты вышла, чтобы успокоить толпу и заставить их отступить, я ужасно испугался, что они набросятся, а я смогу только наблюдать, мама... Поэтому я захотел стать сильнее... Поэтому я тренировался... Чтобы защищать тебя... - он улыбнулся. - А сейчас я должен идти...
  Он отпустил ее руку и направился к своему другу, стоящему недалеко.
  - Долго же до тебя доходило, - усмехнулся Ферокс.
  - Прости, - почесал он затылок. - Пошли отсюда, нужно вытащить остальных.
  Темнота окутала его, и он открыл глаза...
  
  
  
  
  Глава 33. Неостановимые слезы.
  
  Эмиль открыл глаза и, тряхнув головой, пришел в себя.
  Хорошо.
  - Ну, ты и соня, - говорю ему. - Тебя даже вчерашний шторм не разбудит.
  - Ух, - поднялся Эмиль. - Зефира! - вспомнил он и поспешил к ней.
  У девушки самая плохая ментальная защита и, боюсь, даже я не смогу помочь ей выбраться из кошмара. Это Эмиль маг и сам себя смог разбудить, мне лишь нужно было ему напомнить об этом, после чего парень справился сам. А вот Зефира точно сама не сможет и ее придется вытаскивать. Насчет Раширы я не уверен, так что нужно к ней поспешить.
  Присев рядом с девушкой, я отправился в ее сон...
  
  Когда открыл глаза, мне предстала весьма необычная картина. Рашира и какой-то парень, где-то возраста Эмиля, бежали от кого-то по городу. Их преследовали и пытались нагнать, но эльфийка метала во врагов ножи и прикрывала парня. Сама девушка была вся в бинтах и слегка покачивалась при беге, что свидетельствовало о плохом самочувствии.
  Надо бы помочь....
  - Да, не торопись, - послышалось рядом со мной.
  Повернувшись, я увидел... Раширу...
  Она сидела рядом со мной, обняв колени, и со слезами на глазах смотрела на это. Она не отводила взгляда от происходящего, а та будто бы сама приближалась, давая все рассмотреть.
  - Сейчас мы зайдем на склад, чтобы оторваться, и там нас поймают, - произнесла она. - Да, я знаю, что все это сон... Я же эльф, в конце концов, так что лабиринт просто ломает мою волю, показывая мне это. Показывая мою самую страшную ошибку.
  Она вытерла нос.
  - Посиди со мной, - попросила она.
  Присел рядом с ней, а она придвинулась ближе, дрожала и продолжала лить слезы.
  - Я... ужасна, - сказала она. - Совершила столько плохого за эти годы...
  Я молчу, девушка хочет выговориться, потому я просто выслушаю ее. Ей сейчас это очень нужно.
  - Я росла эгоистичной и самовлюбленной девчонкой, - начала Рашира. - Дочь одной из самых влиятельных женщин Шевралиса и лучшего фехтовальщика в мире. У меня было несколько братьев и сестер, два родных, а остальные от маминого прежнего брака. Потому я никогда ни в чем не нуждалась и проблем не знала... Избалованная принцесса, которой все давали по щелчку пальца... Почти все...
  Она немного поежилась от прохлады, и я накинул ей на плечи свою куртку.
  - Единственное, чего мне не давали - это свободы. Я всегда была под присмотром охраны, или братьев, со мной возились как с глупым ребенком, что дико меня бесило... Когда папа отправился в плавание до Вани, меня они не взяли, потому что я не была достаточно взрослой. Из-за переходного возраста и темперамента я вспылила, наговорила ему тогда много плохого, а после сбежала из дома... Дорога потом привела меня в гильдию наемных убийц, куда я и вступила. Я быстро там стала лучшей, - усмехнулась она. - Выучила все раньше других, научилась всему, превзошла своих учителей и стала полноценным ассасином...
  Она опустила голову.
  - Я... не обращала внимания и не волновалась о тех, чьи жизни я обрываю, - тихо прошептала девушка, всхлипнув. - Не все, кого я убила были плохими... Я... и не интересовалась этим... мне было все равно... Но потом...
  - Ты сбежала...
  - Нет... я просто стала слишком хороша... - покачала она головой. - Хозяин Проходимцев Лютер Дью увидел во мне опасность... Он был человеком... немолодым уже... И намеревался отдать свой пост своему сыну, а сам уйти на пенсию... Но я была слишком хороша, в Гильдии могли решить иначе, и новым Хозяином стала бы я... Мне было плевать на пост, я хотела опасностей и приключений, потому даже не задумывалась, куда меня ведут... А затем мне подкинули заказ, который мог сделать меня врагом всего Мортема... Я сбежала и стала предателем...
  - Долго скрывалась?
  - Долго... я же эльф...
  Происходящее как раз подошло к тому, о чем рассказывала эльфийка. Они вошли на склад, но там на них набросилось несколько врагов, с которыми ей пришлось сражаться.
  - Его звали Сэм, - кивнула она на парня. Не боец и не солдат, просто обычный человек, которого втянули во все это. Молодой парнишка с ясными голубыми глазами и светлыми волосами, который смотрел на девушку, но ничем не мог ей помочь. - Он... был просто хорошим парнем... Такой глупый тип людей, что никогда не пройдет мимо того, кому нужна помощь. Который последнюю корку хлеба голодному ребенку отдаст и не бросит в беде... Он и нашел меня... раненую и едва дышащую... Привел к себе, понимая, какой опасности может подвергнуть родных, но все равно не бросил... вылечил и поддержал...
  У нее ком в горле встал и она задрожала...
  - К тому времени переходный возраст у меня прошел и я начала осознавать, что творила... Впала в депрессию, от стыда и горя хотела умереть, но Сэм все равно говорил со мной и пытался приободрить... Он... он был хорошим человеком, который смог вытянуть меня из лап отчаяния... Я... я даже подумала, что можно просто пожить немного с ним... обычной жизнью, - эльфийка грустно улыбнулась. - Милый парнишка, который не бросил гадюку сдохнуть, когда та этого заслуживала...
  Девушка прервалась, смотря на происходящее.
  Там она справилась с нападавшими, но вновь была сильно ранена, а парень пытался помочь.
  Рашира в прошлом показалась мне совершенно иной. Нет той ехидной улыбки, нет веселого прищура и легкости, только вид озлобленной кошки, что скалится на окружающих. Взгляд такой холодный, будто готова убивать всех вокруг.
  - У нас было свидание... Просто милая прогулка по городу... - она закусила губу. - А когда мы вернулись,... его семья уже была убита... Их зарезали и бросили трупы... Это было послание для меня... Просто так... потому что они помогли мне.... У-у-у-у-у... - она тихо завыла, и слезы потекли с новой силой. - Затем на меня напали и нам пришлось бежать... Мне даже страшно представить, что было на душе у Сэма, когда он видел все это... И понимал, кто во всем виноват...
  На секунду мне показалось, что парень хочет убить Раширу, добив раненую, но вместо этого он занялся ее ранами...
  
  В дверь кто-то ломился. Они стучат и пытаются выбить ее, там крики, ругать и удары все сильнее.
  Парень подскочил к ней и приставил к ней мешки с зерном.
  - Беги, скорее! - крикнул он девушке.
  - Что?! Нам нужно уходить вместе! - запротестовала эльфийка.
  - Я уже не могу бежать, - покачал он головой, тяжело дыша. - Я задержу их, а ты уходи.
  - Но... Сэм...
  - Беги, - сказал он, держа дверь. Та скрипнула и грозилась вот-вот сорваться с петель. - Это было хорошее время...
  Парень улыбнулся ей, просто улыбнулся по-дружески, тепло, как тому, кто ему дорог.
  Девушка заскрежетала зубами, а затем развернулась и убежала, выйдя через окно второго этажа, оставив парня одного.
  После склад загорелся...
  
  - Я бросила его, - заскулила она. - Бросила умирать! Из-за меня умерли его родные, а затем и он сам, а я просто сбежала-а-а-а-а-а-а-а-а!
  Рашира кричала и плакала, вцепившись в голову руками. Безумная боль и отчаяние, сдерживаемые десятилетиями, вырывались потоками слез. Приобнимаю девушку и молча сижу рядом.
  Слова излишни, они не нужны, ведь сказать мне просто нечего. Ей нужны не они, а тот, кто поддержит ее и не оставит.
  Почувствовав, что я рядом, она схватила меня за руку, словно куда-то падает, а я единственный, кто не дает ей провалиться в бездну. Я просто сидел с ней и молчал, давая ее боли выйти наружу.
  А в это время девушка в воспоминании упала на колени и закричала, поняв, что она натворила...
  
  Когда мы выбрались из воспоминаний, рядом, обеспокоенно смотря на нас, сидела Лилджа и взволнованно возилась на месте. Она переводила взгляд с меня на Раширу и молча ждала моих слов.
  - Я вытащил ее, все хорошо, - улыбаюсь двельфийке.
  Сама южанка уже проснулась и вытирала выступившие слезы. Увидев меня рядом с собой, она отпустила мою руку, в которую вцепилась, подскочила и отвернулась.
  Мило.
  - Спасибо... Ферокс... - сказала она, не оборачиваясь.
  Я лишь улыбнулся в ответ.
  К девушке подошла Лилджа и стала помогать ей привести себя в порядок. Лилджа волновалась не только за меня, но и за свою, пусть и вредную, но все же подругу. Как бы они ни ругались друг на друга, обе уважали и ценили эту странную дружбу.
  Ладно, не буду им мешать.
  Рашире и правда нужно успокоиться и настроиться.
  Эмиль же все еще находился в разуме Зефиры... и, судя по стекающему по лицу поту, у него там все не очень хорошо.
  Увы, я ничем помочь не могу, второй человек в разум не войдет, девушка овощем стать может.
  Все, что я могу сейчас, это верить, что он справится...
  
  ***
  
  - Держите ее! Хватайте!
  - Вырывается!
  - Срежьте ей волосы! Они ей больше не нужны!
  Крики, чьи-то злые и издевательские крики... женские крики...
  Они кричат, смеются и насмехаются над кем-то. Звонкий смех раздается по округе, толпа смеется, и кто-то очень тихо плачет.
  - Тащите ее!
  - Выкиньте ее!
  - Убирайся, предательница!
  - Зэа'Фира! Зэа'Фира! Зэа'Фира! Зэа'Фира! Зэа'Фира! Зэа'Фира! - скандировали голоса.
  Когда он все же сумел открыть глаза, ему предстала ужасная картина...
  Несколько женщин в каких-то шкурах и кожаных одеждах силой тащили одну из своих. Они тянули ее за руки, за ноги и за волосы, при этом успевая бить и плевать на несчастную девушку, что плакала и пыталась вырваться.
  Остальная толпа следовала за ними, кричала и смеялась.
  - Что больше не хвастаешься своими волосами?
  - Испортили такое личико. Ха-ха-ха-ха-ха!
  - Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  - У-у-у... - тихое поскуливание несчастной было слышно только ему.
  Увидев творящееся безумие, Эмиль с трудом на ногах устоял.
  Как можно делать подобное?
  Как можно творить такое?
  Даже в его прошлом, те самые крестьяне, что хотели его крови, все же не бросились ломиться через стражу и не пытались забросать их камнями. Да, ему было страшно, но люди там, пусть и сошедшие с ума от страха, все же не решались броситься. А уж после того, как мама показала свои магические силы, так вообще испуганно поубегали...
  Тут же...
  Это просто какое-то безумие.
  Не важно, что натворил человек, он не должен подвергаться подобному...
  Если бы это хотя бы было похоже на наказание, или хотя бы на казнь, он бы еще понял, но это было просто форменное издевательство. Они просто издевались над ней, мучили и получали от процесса удовольствие. Ужасное удовольствие, садистское.
  Девушку потащили к выходу из этого каменного дворца или скорее какой-то арены, а затем выкинули прямо на дорогу и, пнув несколько раз, ушли. Дубовые арочные врата захлопнулись, отрезав девушке путь назад...
  - Кх...кхы-ы-ы... - тихо плакала она.
  Девушка зашевелилась и с трудом начала подниматься. Она была вся в крови, ее избили, криво обкорнали ее красивые каштановые волосы, извозили в грязи и выбросили страдать на пороге.
  Она с трудом начала подниматься.
  Сломанный нос, разбитые губы, заплывший глаз, синяки. Кровь, слезы, сопли, грязь, слюни...
  Ужасная боль и страдание отразилось на ее лице...
  - Пожа... луйста... - прошептала она обернувшись к вратам. - Я... не виновата... Это... ошибка...
  - Убирайся, Зэа'Фира! - крикнули ей со стены. - Проваливай и никогда не возвращайся!
  Там стояли и другие, а затем кто-то метнул в девушку камень, попав в лоб.
  - И-и-и-и, - взвыла она, схватившись за голову.
  Она заскулила как побитая собака, и валялась на земле, дрожа всем телом.
  А они смеялись... они весело хохотали над ней и издевались, кидая камни...
  Умом Эмиль понимал, что все это сон и, как и в его прошлом, все произошедшее могло быть многократно обострено и усиленно, чтобы раздавить разум Зефиры. Что все могло быть не так, но у него и язык не повернулся сказать, что все могло быть лучше.
  Страдания девушки были настоящими...
  - Сестра... - прошептала она. - Сестренка... помоги мне...
  Толпа замолчала и расступилась, давая дорогу молодой девушке. Она была выше остальных и чем-то была похожа на Зефиру. Такая же грива каштановых волос, только выше, у нее были более развитые мышцы и несколько шрамов на лице.
  Эта женщина ледяным взглядом смотрела на побитую и с отвращением сплюнула.
  - Я не вижу тебя... - произнесла она.
  Зефира застыла, замерла и перестала дышать.
  - Я не слышу тебя...
  Она замотала головой и одними только глазами умоляла сестру не говорить эти слова.
  - Твое имя лишь свист ветра...
  Каждое слово, словно кинжал ранило амазонку, словно стрела попадала и разрывала ее сердце, уничтожала ее душу.
  - Твое лицо блик на водной глади... Ты никто для меня...
  - НЕТ! НЕ БРОСАЙ МЕНЯ!
  - Убирайся... Зэа'Фира!
  - А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! - закричала Зефира и схватилась за голову. Она кричала и ревела, не в силах унять боль в своей душе. - Нет-нет-нет-нет! Сестра!
  Больше терпеть Эмиль не мог и бросился к девушке.
  - Зефира, - позвал она ее и прикоснулся, но его руки прошли сквозь ее тело, будто бы он призрак. - 'Черт, лабиринт не дает мне до нее добраться!'
  Дело плохо, психологическое состояние Зефиры просто ужасное, если ее заставят еще раз пережить это, она просто может не выдержать.
  - Ха-ха-ха-ха! Как скулит! Так тебе и надо предательница!
  - Сдохни и не возвращайся!
  - Ха-ха-ха-ха!
  Эти речи уже конкретно достали мага и он начал злиться.
  - ЗАТКНИТЕСЬ! - закричал он и привычным движением поднял перед ними огненную стену.
  - А-а-а-а-а-а-а-а! - завизжали они, отбежав подальше.
  Таких, кто глумится над страданиями людей, он ненавидел больше всего.
  - Шаманишка? - послышался позади голос.
  Зефира удивленно смотрела на него. Вся в слезах, шмыгает носиком, второй глаз почти не открывается.
  - 'Она видит меня? Как? - подумал он, но ответ пришел почти сразу. - Точно. Эмоции. Они могут достичь до ее разума'.
  Он присел перед ней.
  - Нет! Не подходи! - оттолкнула она его и отползла. - Не смотри! Не смотри! Не смотри!
   Девушка закрыла голову руками и тряслась от страха.
  - Это я, Эмиль, - поднялся он, подошел к ней и попытался взять за руки, но та не давалась. - Не бойся, я пришел помочь.
  - Нет! Уходи! Оставь меня! - вырывалась она. - Уйди!
  - Успокойся! - повысил голос. - Я пришел помочь тебе! Это все сон! Лабиринт пытается сломать тебя. Вспомни!
  Девушка испуганно уставилась на него.
  Эмиль не ожидал увидеть ее такой.
  Эта сильная, мрачная и серьезная амазонка, всегда казавшаяся ему такой суровой и сильной, сейчас была похожа на маленькую испуганную девочку. Плачет, ей больно и обидно, она нуждается в поддержке и хоть в ком-то, кто был бы на ее стороне...
  Ужасно... одинокая...
  - 'Как я', - вздохнул он.
  Жизнь в роскошном поместье под чрезмерной опекой матери, слава отца и их семьи быстро дала ему понять, что окружающие его люди с ним просто потому, что им что-то нужно от его семьи.
  - Все будет хорошо, - ласковым голосом произнес он. - Ты... не одна...
  Она перестала дрожать.
  - Мы... не отвернемся от тебя... Мы ждем... - говорил он с улыбкой. - Проснись...
  Он держал ее руки в своих и пытался достучаться до ее чувств сквозь страх и потерю, которые окружали ее. Он понимал, как нужна человеку поддержка в такие моменты и пытался сделать все, что в его силах, чтобы дать ей понять, что она не одна...
  Да, ментальный маг справился бы лучше, чем он, легко проник бы через все барьеры и достучался бы до нее, но Эмиль не был псиоником и потому мог полагаться только на свои чувства.
  - Зэа'Фира! - крикнули позади. Это была та, кого назвали сестрой. - Убей его! Убей мужчину, и мы позволим тебе вернуться!
  Девушка застыла.
  - Заткнись! - разозлился Эмиль и встал, закрывая собой подругу. - Заткни свою грязную пасть, иначе я уничтожу вас всех!
  Давно он так не злился. Давно что-то так сильно не выводило его из себя. Такого он простить не мог...
  Кто-то толкает его в спину, и он падает.
  Блеск стали в темноте, и он перекатывается в сторону, но тут же его хватают и прижимают к земле.
  Над ним нависла Зефира. Глаза ее полны безумия, руки сжимают кинжал, а дыхание такое горячее и частое. Она смотрит на него озверевшим взглядом и рычит, как дикий раненный зверь, который бросается в самоубийственную атаку, лишь бы выжить.
  - Давай, сестра, убей его!
  - Убей! Убей! Убей! Убей! Убей! Убей! Убей! Убей! Убей! Убей!
  - Убей его и ты вернешь свое имя!
  На ее окровавленном и побитом лице появляется улыбка, она трясется и улыбается, как умирающий от жажды, которому обещают воды.
  - Хе-хе... - тихо смеется она и заносит нож над собой.
  Удар!
  - По-моему Зефира - очень красивое имя, - спокойным голосом произнес он.
  Острие клинка резко останавливается, почти достигнув его лица.
  - Есть в нем что-то легкое и воздушное, - улыбнулся он. - Оно подходит тебе и подчеркивает хрупкость твоего сердца. Такая сильная, красивая, но очень ранимая и одинокая.
  Она задрожала...
  - Мы... не отвернемся от тебя... - сказал он. - Мы не бросим тебя...
  - Эмиль?... - прошептала она, уронив кинжал. - Ты... не прогонишь... меня?...
  - Нет, конечно. Друзья так не поступают...
  Он прикоснулся к ее щеке, и с лица пропали синяки и грязь. Оно вновь стало таким, каким он привык его видеть.
  Темнота вокруг рассеялась и все исчезли, оставив их одних...
  - Пора... просыпаться...
  Сияющий свет заполнил мир...
  
  ***
  
  Вздох Эмиля дал нам понять, что он вернулся, а затем очнулась и Зефира.
  Она просто лежала с открытыми глазами и из ее глаз текли слезы, а парень сидел рядом. Губы амазонки дрожали, и она испуганно смотрела на него, а тот лишь держал ее за руку и улыбался.
  Мы молча смотрели на них, а затем я не выдержал:
  - Мы можем отойти и дать вам побыть наедине.
  Эти двое тут же очнулись и повернулись к нам, а затем разорвали контакт и густо покраснели. Ну, совсем как дети, которых поймали на чем-то смущающем.
  Пришедшая в себя Рашира и Лилджа подошли к амазонке и стали помогать ей успокоиться, а я отвел Эмиля от них, чтобы мы не мешали.
  - Ты в порядке? - спрашиваю у него.
  - Да, мне только поесть да отдохнуть надо.
  - Тогда давай пока лагерь разобьем, нам всем нужен отдых.
  Он кивнул и стал мне помогать.
  Пока девушки были заняты, мы успели сварить немного бульона с сухарями, а затем и чаю всем заварить. Пережитое сильно ударило по нам, так что восстановить силу необходимо, а горячая еда согреет нас изнутри.
  Лабиринт подкинул нам очень хитрую ловушку. Сладкие сны и страх, чтобы обмануть наш разум, образы из прошлого для того, чтобы внушить реальность произошедшего. Да, страшно.
  Не переживи я события в Криоре, наверняка мог бы и поддаться. Ну и Лилджа сумела достучаться до меня и помочь увидеть обман. Это было очень близко.
  Мы были на волоске от погибели.
  Сейчас я никакого ментального давления не ощущаю, видать лабиринт временно отпустил нас, но возможности повторения исключать нельзя. Эмиль как раз готовит что-то на такой случай. Такого давления простым амулетиком не унять, нужно нечто солидное.
  Вскоре Зефире помогли взять себя в руки, все уселись у огня и стали есть. Горячий бульон с сухарями неплохо помогает успокоиться. Мы пережили очень тяжелый момент, потому всем необходимо немного подумать о пережитом.
  - Я... хочу... кое-что рассказать... - подала голос Зефира. - Мне... просто нужно... сказать...
  Мы замолчали и стали слушать ее.
  - Причина... почему я тут... почему я была изгнана... - она проглотила ком, вставший в горле. Ее руки дрожали, и сама она явно с большим трудом говорила это. - Меня... с позором... изгнали,... отняли имя... Зэа'Фира... имя ветра... Безымянная... Позорный изгнанник, запятнавший свое имя ...
  Она рассказывала с трудом, заикаясь и практически заставляя себя говорить. Было видно, как больно ей произносить все это, но она все равно говорила и говорила. Она была готова заплакать в любой момент, но силой воли подавляла предательские слезы и закусывала губу, чтобы не дать всхлипам вырваться.
  - Раз в пять лет... племена собирались в одном месте... - продолжила амазонка рассказ. - Древние руины... древняя арена... что по легендам принадлежала Валькириям... первым девам-воительницам... Там кланы встречаются, переговоры устраивают... и сражаются друг с другом, выбирая сильнейшую... Окрыленную... Ту, что достойна сражаться в вечной небесной войне рядом с валькириями... Покрыв себя и племя свое славой и почетом...
  Она опустила глаза, и некоторое время молчала, с трудом находя в себе силы говорить дальше...
  - Я... и моя сестра,... а также наши подруги сражались на арене каждый день, что продолжалось собрание... - она замолчала на секунду. - И мы уверенно шли к победе... А затем... - в глазах Зефиры читался настоящий ужас... - Они пришли за мной... Они... сказали что я убила соперницу пока та спала... что мой нож был найден в ее комнате... - Она всхлипнула и все же не удержала слез. - Они не поверили мне... они не слушали меня... Моя сестра... она... она отняла мое имя и выбросила... Избитая... проклятая... у-у-у-у... кхы...
  Она заплакала, более не в силах держаться. Крупные капли слез стекали по ее щекам и падали с лица на руки. Ее боль ощущалась почти физически.
  Ее подставили, никто даже не стал слушать ее, а затем те, кому она больше всего верила, выкинули ее.
  - Я... не могу... вернуться домой... пока не прославлюсь... Но в Аэсе никто не хотел иметь дел с Заэ'Фирой... Никто не хотел брать меня с собой и даже оставаться в городе... Потому я уехала сюда... и.... - она подняла на нас взгляд. - Вы... вы... вы... вы ведь... не прогоните меня?...
  Девушки даже слушать ее не стали, а просто поднялись, сели с ней рядом и обняли. Эмиль тоже думал подойти, но не стал. Так что он, как и я, просто улыбнулся ей, давая понять, что мы ее не прогоним.
  - Правда?
  - Правда-правда, - киваю ей. - Мы никогда не предадим своего друга...
  - Я же говорил, что мы тебя не бросим, - усмехнулся Эмиль.
  После этого Зефира разревелась от переполняющих ее чувств. Несчастная девушка, которая видать уже давно не слышала таких теплых слов в свой адрес, сейчас просто не могла справиться с эмоциями.
  Друзья...
  Да, всем нам не хватает кого-то рядом...
  В самые тяжелые дни, когда, кажется, сам мир обратился против нас, только близкий человек может помочь нам справиться с болью. Неважно кто это, семья или просто друг, но в момент нашей величайшей слабости нам необходима опора.
  Девушке нужно было просто выплакаться. Излить слезы и боль, и только тогда она сможет вздохнуть с облегчением.
  Эмиль очень пристально смотрел на нее.
  - Ты случаем не успел сделать ей предложение, пока был в ее сне? - спросил я.
  - А?! Что?! - дернулся он. - Нет, конечно, я это... как там его...
  - Хе-хе-хе-хе-хе. Думаю, Себастьян будет не против такой невестки, - продолжил я издеваться над ним.
  Парень попытался скрыть смущение, ударив меня, но попасть по мне весьма проблематично, так что он просто обиженно отвернулся.
  Ну что за ребенок.
  Где-то полчаса понадобилось, чтобы амазонка окончательно пришла в себя и привела себя в порядок. Слезы у нее закончились, и теперь ей просто нужно как следует отдохнуть, как и всем нам...
  - Ребята! - подала голос Лилджа. - Кажется у нас проблемы...
  Она указала на стены...
  И те расходились...
  Колонны пропадали, потолок все увеличивался, как и весь зал, целиком расширялся. Если бы не кубики под нашими ногами, создалось бы впечатление, что это мы уменьшились, но зал все рос и рос.
  Быстро подскочив, мы собрали вещи и приготовились к бою.
  Да, после пережитого мы были не в лучшей форме, но вряд ли лабиринт будет у нас что-то спрашивать.
  Стена недалеко от нас открылась...
  - Какая встреча, - послышался из темноты знакомый голос.
  Из прохода вышли они...
  Тео и его люди... Он, Уилл, Стелла, Ванз и еще пара десятков человек.
  Тео сразу же, как вышел, убрал в пространственный карман какой-то черный кубик, от вида которого мой амулет немного потеплел.
  Враги выглядят свежими, бодрыми, да и не похоже, что им вообще пришлось с кем-то сильным сражаться.
  - Явились, - мрачно произнес я.
  - Хех, долго же пришлось идти к вам, - усмехнулся седовласый варлок. Проход за их группой закрылся. - Сдавайтесь по-хорошему.
  - А лучше по-плохому, - рассмеялся Уилл, достав свой тесак.
  - Как по-варварски, - закатил глаза Ванз. - Разбирайтесь со всем этим сами, а я хотел бы изучить то, что мы нашли.
  - Позже, Ванз, твоя помощь нам может и пригодится, - усмехнулась Стелла.
  Да, дело плохо.
  Мы только после ментальной ловушки, а перед нами серьезные противники. Моя идея заманить их сюда и потрепать провалилась. Есть у меня догадка, что та штука, что была у Тео, оберегла их от опасностей и может легко вывести.
  - Ребята... - вновь подала голос Лилджа. - Если наши враги они... то чего это зал все увеличивается?
  Теперь уже все стали замечать, что зал уж стал слишком большим для нас. Пусть мы сильны, но это уже как-то перебор.
  Если только...
  Несколько проходов в дальних стенах открылись...
  Тишина...
  Затем шаги...
  Много шагов...
  Звон...
  - ВРААААААААААААААААААГХ!!!! - прогремел дружный вопль сотен голосов.
  Такой мощный шум, что заставил весь зал сотрястись и пронзил нас до самой глубины души...
  О, да, я узнал этот клич...
  Только одни твари во всем мире могли так вопить...
  - Орки... - прорычал я.
  Скрежет зубов четверых варлоков был слышал всем. Наши лица перекосила гримаса бешенства и неуемной ненависти.
  - Предлагаю... временное перемирие... - с трудом произнес я.
  - Согласен... - кивнул Тео, доставая свой меч. - Пока не избавимся от этой мерзости...
  
  
  
  
  Глава 34. Монстр.
  
  Орки...
  Свиномордые твари, что развязали войну... Войну, продлившуюся одиннадцать лет и разорившую не один город. Войну, что унесла бесчисленное количество людей, даже души этих несчастных никогда не обретут покой. Войну во славу Центоры, Бога Войны и Смерти...
  Один вид этих тварей заставил все хладнокровие и терпение исчезнуть и вернул нас в те кошмарные дни войны, когда мы сотнями вырезали этих ублюдков. Особенно после Криора, когда всякая жалость, что еще таилась в наших душах, исчезла окончательно.
  Орки... как же я их ненавижу...
  Кабаньи головы, спутанная, вымазанная жиром и дерьмом шерсть, свисающая с тел, вонь и тучи мух вокруг каждого ублюдка, а также жалкая и ржавая броня, заботиться о которой среди орков считается позором. Ничтожества, сама суть которых направлена на разрушение, отравление и порчу всего, что есть вокруг.
  Шаги сотрясают пол, хрюканье и визги разносятся по залу и вся эта толпа из сотни грязных тварей несется на нас.
  Пять лет я не видел и не слышал их... Пять долгих лет без этих мразей...
  И вот они опять передо мной...
  Лишь присутствие друзей помогло мне охладить голову и не броситься очертя голову в эту толпу, чтобы вырезать всех. Судя по лицам Тео, Уилла и Стеллы, они и сами были недалеко от подобного. Все мы хотим убить их... Все мы желаем оркам только ужасной гибели, лучше всего от наших рук, но мы достаточно опытны, чтобы удержаться от опрометчивых действий.
  - Маги, поднимите стены вокруг отряда! - отдал приказ Тео.
  Ванз и Эмиль тут же начали действовать, поднимая Энергетические и Ледяные стены, чтобы защитить нас, прикрыть тылы и разрезать поток врагов, не давая им снести нас одной волной.
  - Ванз, крыша! - второй приказ.
  Маг поднял руки и зашептал заклинание, активируя полог над нашими головами. Полог не защитить нас от волны, но прикроет от метательного оружия. Орки не пользуются луками и арбалетами, для их толстых пальцев и кривых ногтей пользоваться этим оружием слишком неудобно, плюс у них не очень хорошее зрение. Обычно стрелками в армии орков были гоблины, сами орки максимум использовали метательные копья и топоры. На всякий случай защититься от метательного оружия нужно, пусть гоблинов в этой толпе и нет.
  - Эмиль используй заклинания на пол, - говорил Тео. Он хороший тактик и опытный стратег, обученный, как и все аристократы, потому никто из нас не возражал против его командования. Я бы так не смог. - Замораживай пол, колдуй иголки и шипы, все для того, чтобы оркам было трудно двигаться. По возможности готовь что-нибудь мощное Огненное в толпу врагов.
  Маг кивнул и сконцентрировался на магии льда.
  - Ванз, на тебе защита. По возможности сканируй округу на ментальное воздействие!
  Второй также молча кивнул.
  - Стелла подключи их к Связи, нам нужно быстро общаться.
  Стелла поставила на каждого из нас свою метку, которая позволит ей телепатически общаться с нами. Она может не только говорить и принимать мысли, но и перенаправлять и связывать, а также давать нам чувствовать местоположение друг друга. Так что атаки по своим не будет.
  Еще что хорошо, я в любой момент могу разорвать эту связь, потому при отступлении она воздействовать на меня не сможет. Насчет остальных не уверен, но если сумеем оторваться на достаточное расстояние, связь пропадет сама.
  - Псы будут бить по врагам массовыми атаками, и отвлекать часть врагов на себя, а остальные должны прикрывать и защищать магов. Мы сражаемся на истощение, потому не смейте рваться в бой, иначе вас тупо задавят числом. Это не жалкие крысолюды, которых можно бить десятками, они могут убить, просто упав на вас. Быть внимательными и осторожными!
  Все согласились и приготовились.
  Орки неслись на нас, выбегая из коридоров и под крики, хрюканье и рыки бежали вперед, махая оружием. Они вопили во все глотки, погружая зал в нескончаемый гул, что давил на уши. Да, нам повезло, что у нас ментальная связь есть, иначе все было бы плохо.
  Этот бой простым не будет.
  Когда мы сражались на войне, у нас всегда были прикрыты тылы. Быки стояли нерушимой стеной, о которую разбивались волны врагов, Вороны поливали нападающих меткими выстрелами, Львы поддерживали нас и усиливали, а редкие маги в армии готовили мощные заклинания. Псы могли не волноваться за тылы и отдаваться безумию битвы без страха, что остальные не справятся. Остальные в большей безопасности, чем мы, так что мы ничего не боялись.
  Но сейчас у нас обычные люди, всего четыре варлока и два мага. Да, мы не слабые, но нас просто может не хватить.
  Мы втроем встали и начали концентрировать наши боевые гравюры.
  = 'Уилл, можешь сходить с ума, но старайся держать голову в холоде, - сказал Тео по ментальной связи. - Всякое может случиться, и твоя помощь может быть нужна, а приступ может помешать этому'.
  = 'Постараюсь'.
  = 'Ферокс, можешь применить тут Сердце Короля Воздуха?'
  = 'Могу, но нужно время и находиться в центре вражеского строя. Сферу я перемещать не могу', - отвечаю ему. Да, заклинание очень мощное, но у него есть ряд существенных ограничений.
  = 'А Восьмую Гравюру?'
  = 'Она тут не поможет'.
  = 'Тогда просто бей в одну точку с нами!'
  Указываю рукой чуть выше набегающей толпы и начинаю концентрировать воздух, Тео отвел руку назад, вокруг ее заискрились заряды, а Уилл поднял руки над собой, и между ними загорелась сфера огня. Три заклинания, ветра, молнии и огня, три стихии, что в сути своей не противодействуют друг другу.
  Ветер толкает молнии и раздувает огонь, молнии поглощают и переносят огонь, а пламя пожирает ветер и заполняет молнии силой. Три заклинания, ударившие в одну точку!
  Сфера воздуха увеличилась, в руке Тео сформировалась аура из разрядов, которые сливались в единое голубоватое колючее сияние, а огненный шар, словно маленькое солнце, источал тепло и свет.
  Враги все ближе и ближе, они уже в зоне поражения заклинаний!
  = 'ВПЕРЕД!'
  Гроза Ханта резко опустил кулак и появившаяся над головами врагов молния, словно гнев богов, понеслось прямо в сформировавшийся Воздушный Взрыв, а за ней полетела и Огненная Бомба. Три заклинания ударили мгновенно и слились в нечто единое!
  Взрыв!
  Сфера из жара и молний закрутилась вокруг своей оси и обратилась крепким, страшным вихрем, что разнесся по округе, поражая всех, кому не повезло оказаться в радиусе тридцати метров. Ветер подкидывал орков, огонь обжигал, а молнии пробивали насквозь.
  Спираль Мертвого Солнца...
  Так называлось заклинание, производящее такой же эффект... Магия на пересечении трех стихий, что сами по себе очень сильны, но соединившись в единое заклятье, становились поистине разрушительными. Массовый потенциал ветра, разрушительность огня и точечная смертоносность молнии, - все вместе. Поистине страшно и завораживающе.
  Камень обугливается, трескается под бурей силы.
  - АААААААААААААААААА!!! - кричали те, кто не попал в эпицентр заклятия, но кого заделом жаром, подбросило горячим воздухом или пробило зарядами. Они горели, падали и умирали в криках и агонии, но все равно бежали на нас.
  От этого приема погибли минимум полсотни, но в такой толпе это ничто....
  Они все также несутся на нас, а на второй залп у нас просто нет времени.
  Мечи в руках и мы бросаемся в бой!...
  
  ***
  
  Блинк!
  Меч, покрытый молниями, легко разрубает тела противников.
  Шмирдшторм, наполненный силой грозы, рассекает врагов, как нож легко разрезает бумагу.
  Клинок поет в руках, заряды искрятся от его брони и бьют всех вокруг, кому не везет оказаться слишком близко. Кровь брызгами разлетается в воздухе и тела падают один за другим, но их так много, будто бы конца и края этой реке нет...
  Да, реке, волне, лавине, обвалу, что угодно, но не армии. Орки - не армия, они сумасшедшая и кровожадная орда монстров, стихийное бедствие, такое же тупое и бездушное, что не знает пощады и не ведает милосердия. Но в отличие от стихии их можно убить, их можно остановить, их можно уничтожить, а потому их нужно истреблять, всех до единого.
  - 'Орки... как же я ненавижу орков!' - проносится в голове.
  Блинк!
  Вовремя переместился, чтобы не захлебнуться очередной волной врагов.
  Оказавшись в воздухе, он отводит руку как для удара кулаком, это нужно для указания, и активирует свою гравюру. Ферокс указывает двумя пальцами направление и словно стреляет с них, а Тео нужно будто бить кулаком по столу, словно молотом нанося удар сверху.
  Небесная Кара!
  Вспыхнув, кривой луч с движением руки устремляется в толпу монстров, убивает нескольких и расчищает место для телепортации, чтобы можно было продолжить убивать. Они умирали десятками, они падали, заливая пол кровью и устилая его своими руками.
  Блинк!
  Приземлившись на землю, он заранее приготовил еще один удар!
  Ползучая Нова!
  От его тела во все стороны ударила волна электричества! Синие ломаные линии молний взорвались вокруг него и ударили во все стороны разом. Словно стая волков или жутких пауков, грозовые заряды прокатились по окружающим оркам, убивая их.
  Сильное заклинание, но затратное и требующее большой концентрации. Одна из немногих массовых гравюр Тео.
  Он не жалел сил, убивая врагов, а потому они быстро таяли, но он не волновался по этому поводу.
  Великая Жатва!
  Заклинание Смерти, Духа и Крови, по мнению Тео, самое сильное заклинание среди его гравюр. Она собирает разлитую вокруг него боль, смерть и кровь, обращая ее в чистую энергию, которая восполняет затраченные им силы.
  Тео считал себя весьма самодостаточной разрушительной единицей, предназначенной для битв против толпы врагов. У него были и точечные гравюры, но Нова, Кара и Жатва вместе делали его истинным кошмаром для армии орков.
  - ГРААААААААААА!!! - донесся до него рык Уилла.
  Огненная Гиена веселился. Он стал огромной пылающей кометой и падал на врагов. Ему даже не нужно было махать мечом, лишь взлетать, и падать, как звезда, разрушая все вокруг себя. Горящий как солнце, от источал огромное количество тепла, а потому держался подальше от обороняющихся, вокруг которых помимо энергетических были еще и ледяные стены.
  У тех, кто слит с Духом Огня, очень мало гравюр, но зато они могут легко контролировать свою стихию и изменять ее форму. Потому Уилл, даже не имея гравюры Огненного Покрова, способен гореть, а невосприимчивость к высоким температурам и специально подобранная для этого экипировка делают его кошмаром для тех, кто стоит слишком близко.
  Так они действовали всегда.
  Тео всегда находился на средней линии врагов, поражая окружающих зарядами и точечно атакуя важные цели, а Уилл был дальше остальных и просто уничтожал все, чтобы случайно не задеть своих. Так они привыкли действовать всегда, на расстоянии от тех, кому могли случайно навредить...
  Но сегодня они были не одни...
  На ближней дистанции сражался он...
  Тео бросил взгляд на молодого варлока.
  Точные и резкие движения, мгновенные перемещения, комбинирующиеся с набором инерции и ударами своего единственного боевого заклинания. Ферокс не обладал разрушительным потенциалом Тео и Уилла, он не имел возможности массово убивать врагов, но та скорость и точность, с которой он делал это одним только мечом, заставляло Грозу Ханта уважать его подход.
  Будучи ограниченным, он искал способы реализации себя и использования своих сильнейших сторон, делая то, на что другие просто не способны.
  Вот он подлетает в воздух, делает точный выстрел гравюрой, а затем появляется в толпе врагов, рассекая их. Рассек сразу пятерых, со всех сторон вокруг себя.
  Уравниловка...
  Сложнейший прием Псов, который может применить не каждый из сильнейших. Трюк теперь ясен, но даже зная его, сам Тео не смог бы так же сделать. У него просто нет гравюры, чтобы освободить небольшую область для перемещения.
  - 'Я недооценивал его', - признался он сам себе.
   Да, Ферокс может выглядеть как простой молодой парень, от которого не ждешь такого мастерства. Пусть тогда Тео и Уилл не хотели его убивать, но сам факт, что он так долго против них держался, уже о многом говорит. Да, он не мог ответить или сбежать, но мало кто на его месте даже такое смог бы.
  Уравнитель действительно удивительный Пес, каких немного осталось...
  - 'Нас слишком мало осталось'...
  Он отогнал лишние мысли и сконцентрировался на битве.
  Остальные держатся.
  Их окружили орки, что пытаются прорваться к магам. Стены не дают им пройти и заставляют протискиваться в узкие проходы, где его люди поливают их залпами арбалетных болтов. Где мечи и копья рассекают покрытую грязной шерстью плоть. Где Ванз на близкой дистанции призывает свои Мечи и разрубает всех, кто смеет подойти слишком близко.
  Эмиль хорош.
  Он замораживает пол вокруг них, заставляя орков падать и организовывать куча-малу. Появляющийся Ледяной 'чеснок' протыкает им кожу и копыта, а также плоть тех, кто упал. Сформированные огненные сферы летят далеко за толпу, поджигая всех там, а возникающие тут и там пламенные столбы и стены сжигают наседающих противников.
  = 'Сын Себастьяна хоть на что-то годен', - усмехнулся Уилл, прокомментировав способности молодого мага.
  Как обычно, он уважает только тех, с кем воевал лично или убедился в их силе сам, так что магу придется еще потрудиться, чтобы заслужить право, чтобы его по имени называли.
  - 'Держимся. Мы держимся, - пронеслась у него мысль, когда очередная Нова убила набегающих. - Врагов становится меньше, но мы держимся!'
  Неожиданно пол задрожал!
  Все вокруг начало трястись и ходить ходуном.
  Орки тоже замешкались.
  Подчиненные ментальной власти лабиринта, орки не боялись, но такая тряска даже для них была слишком сильной.
  Тео посмотрел в сторону и увидел, как появляется новый проход... выше и шире тех, что были до этого!
  - ГО-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!! - пронесся крик неведомого монстра и что-то огромное понеслось на них.
  Вот фигура этого неведомого монстра появилась во тьме прохода. Ярко-горящие желтые глаза, ядовитый цвет которых вызывал тошноту...
  Каждый шаг заставлял своды ходить ходуном, а пол дрожать, словно он с болью терпит такую огромную тушу.
  - ГО-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!! - взревело оно и бросилось вперед на огромной скорости!
  Зеленая туша вылетела из прохода прямо на Тео!
  Блинк!
  Оно пронеслось мимо, по пути сметая на своем пути все, что только можно.
  Десятки орков были растоптаны, раскиданы и раздавлены монстром!
  - 'Ну и скорость!'
  Оно врезалось в стену, покрыв ее множеством трещин и образовав огромную дыру, в которой зияла тьма, впрочем, быстро закрытая новыми кубами.
  Оно начало медленно поворачиваться...
  Жуткое создание...
  Огромное тело, покрытое зеленой чешуей, из позвоночника торчат длинные загнутые шипы, две пары мощных, довольно длинных ног, что держали его мощное тело. Крепкая лобная кость с небольшими шипами, четыре острых бивня и мощнейший рог на носу.
  Он слышал о похожих животных, что водятся только в самых южных краях Мортема где никогда не бывает снега. В жарком климате на широте Ванийских островов. Животные с мощным телом и рогом на носу...
  - "Рогоносы... Рогомысы, Рого... черт забыл... А! - в мозгу Тео словно вспыхнула давно услышанная история о пещерных монстрах, напоминающих обликом тех самых никак не вспоминаемых южных рогачей - Мракорис! Точно. Кажется, так это существо называется..."
  Существо топнуло ногой и смерило всех вокруг злобным взглядом.
  - Ба-ха-ха-ха! Вот это я понимаю - веселье! - рассмеялся Уилл, пылая подобно звезде. - ВПЕРЕД!!!
  Туша бросилась в атаку...
  
  ***
  
  Блинк!
  Перемещаюсь слева от этого тела и наношу удар в бок монстра!
  Клинок из драконьего металла только разрезает очень неподатливую кость, и на пол брызгает желтая кровь.
  Черт, вот появления какого-то жуткого носорога я точно не ожидал. На его фоне орки вообще кажутся какой-то мелкой проблемой. Мракорис, я слышал о таких зверях, что обитают в темных пещерах и убивают забредших к ним шахтеров или путешественников. Вот только я никогда не думал, что они такого размера.
  Вот Тео и Уилл наносят свои удары! Молнии проносятся по коже чудовища, оставляя подпалины, а огонь сильные ожоги, но клинки также не смогли пробить костяную подкожную броню.
  Тварь будто не ведает боли, не чувствует ничего, а только несется вперед, снося все на своем пути и давит каждого, у кого не хватило ума отбежать.
  Оно пока не нацелилось на тех, кто прикрыт стенами, и только давит орков, пытаясь добраться до трех быстрых мошек, что неприятно жалят его.
  Одно хорошо, оно появилось, когда количество орков существенно уменьшилось, а потому мы стали чуть свободнее в плане пространства для перемещения, а обороняющиеся могли в любой момент сбежать.
  Вот только у нас сейчас проблемы не менее серьезные.
  Это существо практически неуязвимо, оно регенерирует, на него толком не действуют наши атаки, и найти уязвимое место у постоянно перемещающегося монстра мы не можем.
  Вот Уилл попытался уцепиться за один из шипов на теле создания, чтобы удобнее было бить, но тут же отпустил руку и сорвал с ее перчатку. Та дымилась и начала растворяться.
  = 'Оно покрыто какой-то разъедающей слизью!'
  А вот это проблема. Так мы не сможем даже нащупать, куда бить. Нашим мечам ничего не грозит, но сколько продержится одежда и как это повлияет на кожу, не ясно
  Проблема серьезная. Нужно что-то делать.
  = 'Тео, Уилл, отвлеките его ненадолго, а как дам сигнал, погоните на меня!'
  Варлоки все поняли и усилили нажим, а я переместился к стене и начал концентрироваться на воздушной сфере. Орков осталось достаточно мало, так что времени было не в обрез, но не так уж и много.
  Вот носорог резко разворачивается в мою сторону, будто поняв, что я задумал и, игнорируя атаки двух варлоков, бросается в мою сторону.
  А вот это нехорошо!
  Огромная туша несется на меня, как рельсовик. Неукротимая машина смерти, не знающая чувств. Он выставил свой рог, на который собирался насадить мою тушу, пока я концентрировал атаку.
  Вот он совсем рядом!
  Блинк!
  Успеваю исчезнуть, и туша врезается в Воздушный Взрыв, который почти не помешал ей обрушиться на стену сокрушительным ударом.
  Оно вылезло из образовавшейся дыры и начало поворачиваться.
  = 'Черт, лабиринт помогает ему!'
  = 'Чтобы помогать, у этого создания должен быть разум, а я сомневаюсь, что он у него есть', - не согласился Тео.
  = 'Есть другие ответы, гений?' - раздраженно фыркнул Уилл. Похоже, борьба с таким врагом варвару не особо нравится, он не улыбался с появления этой твари.
  Оно медленно оборачивается и смотрит на нас. Ядовито-желтые глаза прищуриваются в неистовой злобе, и гневный рык прокатывается по залу.
  = 'У этого существа есть разум, - прозвучал по Связи голос Ванза. - Я чувствую что-то внутри него. Это не его разум, а чей-то другой... Прямо в черепной коробке что-то есть, и оно контролирует это тело... Что-то живое... как... паразит...'
  = 'Такие есть?'
  = 'Были в далеком прошлом. Окаменелые останки мы находили, но такие существа вымерли тысячи лет назад'.
  = 'Видать не все. Можете с этим что-то сделать?'
  = 'Органы чувств ему необходимы для ориентировки, как и нам, но его ведет и Лабиринт. Я смогу вмешаться в связь, но тварь нужно ослепить, оглушить и остановить'.
  = 'Я остановлю его, - заявила Стелла. - Как только я его зафиксирую, ваша задача - лишить его чувств'.
  = 'Сделаю!'
  Стелла вылетает из защищенной 'крепости' из стен и тараном проносится через немногочисленные ряды орков, сбивая их со своего пути, прорезая путь себе с той же легкостью, как и это монстр.
  Носорог увидел ее и, оценив как возможную угрозу, бросился на амазонку. Тяжелые шаги сотрясали своды, от его рева закладывало уши, а его ярость ощущалась почти физически.
  Вот он сблизился с девушкой и собрался пронзить ее своим рогом на носу, но ударил по выставленному щиту.
  Столкновение!
  Монстр будто врезался в непреодолимую стену, которую не мог разрушить. От удара чудовище чуть было не упало, но сумело удержаться, и сейчас пыталось продавить преграду. Стелла поглотила его кинетическую энергию и держалась, не давая прорваться.
  - Гра-а-а-а-а!!! - зарычала амазонка, а затем сумела отклонить мракориса.
  Булава была отведена для замаха.
  Удар!
  Такой мощный удар в голову сломал бивень зверя и отбросил его на несколько метров в сторону.
  Эмиль резко взмахивает руками, а затем рядом с головой чудища вспыхивает два огонька.
  ВЗРЫВ!
  Одновременно два взрыва вокруг головы ударили по ушам и мозгам чудовища ударной волной. Взрыв не повредил костям или коже, но сильно подействовал на слух. Может тварь не ощущает боли, но барабанные перепонки ей точно нужны. Думаю, сейчас у него в ушах весьма мерзкий звон.
  = 'Вперед!'
  Набрав инерцию для удара, Тео и Уилл одновременно появились над головой чудища, а затем обрушили свои клинки на его глаза...
  - АААААААААААААА!!! - завопило чудовище, когда его глаза лопнули в глазницах и вытекли. Вряд ли оно ощутило боль, но слепота обычно никому не нравится.
  Руны на стенах вспыхнули, явно чтобы направить создание, но тут что-то сделал Ванз, ударив врага чем-то невидимым.
  Монстра зашатало, он начал беспорядочно крутить головой. Он лишился слуха, зрения, а теперь и ментальной помощи.
  Лед вокруг твари поднялся, начав сковывать ее движения, сдерживать и мешать двигаться, ведь нам нужно всего пара секунд для атаки.
  Блинк!
  Поднимаемся к потолку, а затем отталкиваемся от него ногами, устремляясь вниз на огромной скорости. Закрутились, начав набирать инерцию для удара, Уилл и Тео вспыхнули своими стихиями для усиления проникающего урона.
  Земля совсем близко и мы почти ее касаемся.
  Блинк!
  Три тени, три силуэта размытые из-за огромной скорости одновременно появляются у головы огромного носорога, три Рычащих Пса, пришедшие добить монстра.
  Уилл появляется снизу головы и наносит удар своим тесаком прямо в горло, распарывая прочную шкуру и мышцы, от чего кровь фонтаном брызжет из раны. Тео оказывается у самой морды и его искрящийся молниями меч входит точно в глазницу, пронзая и изжаривая мозг. Я оказываюсь на затылке и мой меч, словно пущенный арбалетный болт, входит по самую рукоять в затылок, протыкая позвоночник и мозг, в той части, где, по словам Ванза, находится паразит.
  Три точных удара, которые было бы невозможно сделать, не остановив монстра...
  Всего три удара...
  Блинк!
  Перемещаемся с туши, которая начала медленно оседать на пол...
  Справились...
  С трудом, но справились...
  Лабиринт еще раз вспыхнул, а затем погас, после чего уцелевшие орки начали уходить.
  Очередное испытание для всех нас, очередная проверка и попытка убить, подчинить или еще черт его знает что. Не понимаю. Никак не понимаю, зачем все это...
  Мы победили, но проблемы только начинаются...
  Я понимаю это, Тео тоже понимает...
  Мы объединились только для того чтобы выжить, и мы этого добились. Он не отпустит нас...
  Он смотрит на меня и молчит, как и я. Тяжело идти против того, кто прикрывал твою спину в бою, тяжело идти против боевого товарища, но это необходимо. Мы сейчас враги и произошедшее ничего не изменит.
  Но вот сможем ли мы сбежать?
  Ребята сейчас находятся с людьми Тео.
  Дело плохо...
  Стало тепло...
  - Тепло? - удивился я. Тео тоже чуть вздрогнул.
  Мы оба повернулись к туше монстра...
  Перед трупом стоял Уилл. Он громко дышал, его плечи опускались и поднимались. Клинок в его руке дрожал, и он сам слегка трясся. Слышу скрежет зубов и тихое рычание.
  - Бе...ги...те... - едва слышно прохрипел он.
  - УИЛЛ, НЕТ! - дернулся Тео, но было уже поздно.
  - РА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! -безумный рев, слитый с неистовым жаром, ударившем во все стороны. Пламя окутало варлока и поднялось исполинским столбом до самого потолка, обугливая все вокруг себя.
  Температура все поднимается и уже просто невозможно стоять близко.
  = 'Черт у него приступ! - прозвучал по Связи голос Тео. - Ванз, Стелла, нужны транквилизаторы!'
  Приступ?
  Приступ безумия?!
  Я слышал, что эмоциональная стабильность тех, кто слит с Духом Огня очень шаткая, но не знал, что бывают такие приступы.
  Уилл горел, он превратился в лесной пожар, что пожирает все вокруг и в любой момент может обернуться против нас.
  Вот варлок поднимает свой меч над головой и вокруг тесака закручивается пламя. Он стоит к нам спиной и целится в труп, явно еще сохраняя частички благоразумия.
  УДАР!
  Мощь такая, словно я сам попал под Сердце Короля Воздуха!
  Меня отбрасывает в другой конец зала, протащив несколько метров по земле.
  Пол трясется и трескается, кубики обваливаются в черный провал под нами.
  Черт!
  Блинк!
  Перемещаюсь выше, и пытаюсь оценить обстановку.
  Удар!
  Что-то прилетает мне в затылок...
  Перед глазами все плывет...
  Темнота...
  Я падаю... в разверзшийся мрак...
  
  
  
  
  Глава 35. Белая комната.
  
  Ух...
  Как же мне плохо...
  Голова трещит...
  Раскалывается, будто по ней кони танцевали.
  Я себя так плохо чувствовал только в тот раз, когда Ларджа напоил меня дварфийским самогоном, а затем я проснулся в постели с Лилджей. Ну, сам процесс был очень даже хорошим, но утро встретило меня весьма недружелюбно.
  Как же мне плохо...
  Особенно болит затылок...
  С трудом открываю глаза...
  Все вокруг какое-то белое и мутное... Никак не могу сфокусировать на чем-то зрение, все плывет и меня мутит...
  Нужно подождать...
  Постепенно зрение начало восстанавливаться, но белизна никуда не делась. Вокруг тишина и запахов почти нет... Только немного пыли и мой запах, а так никакого мха или плесени, к чему я уже успел привыкнуть в лабиринте...
  - Никакого ментального давления, - прошептал я.
  Да, странно. Это я заметил, хотя и не сразу.
  Даже после того, как мы выбрались из кошмарной ловушки, небольшое давление все же было, но сейчас его вообще нет. А уж в том зале оно весьма четко ощущалось, пусть и очень слабо.
  Некоторое время мне понадобилось, чтобы собраться с мыслями и чувствами.
  Перед глазами был потолок, белый потолок и очень высокий. Метров сто до него, не меньше. Стены и пол вокруг тоже бело-сероватые, будто бы все из мрамора сделано. Пол подо мной тоже белый и холодный.
  Кое-как сев, морщась от боли в затылке, я осмотрелся.
  Я находился в каком-то очень большом зале, наподобие того, где нам недавно пришлось сражаться с орками и носорогом. Только этот полностью белый с гладкими стенами и полом.
  - Нет кубиков! - заметил я.
  И правда.
  Стены, пол и потолок не разделены на кубы, как остальной лабиринт.
  - Ау...
  Голова заболела.
  Прикоснулся к затылку и почувствовал запекшуюся кровь. Немного. И шишка.
  Видать мне что-то в голову прилетело и я отрубился. Повезло еще, что мозг не повредило, конечности варлок может отрастить за пару месяцев самостоятельно, а вот с головой все сложнее. Может функционал мозга и восстановится, но память, увы, не вернется.
  Я помню тех бедолаг, что пережили повреждения мозга и выжили, но у них были серьезные проблемы с памятью и мышлением, они на всю жизнь остались с проблемами, и то, это те, кому еще повезло. По большей части такие травмы кончаются тем, что варлок становится овощем. Тело живо, но мозг девственно чист, таких милосерднее убить.
  Гравюра Физическое укрепление уже восстанавливала меня, так что скоро боль пройдет. Ничего серьезного не задето, проблем с мышлением пока не наблюдаю, но сфокусировать мысли непросто. После такой травмы не удивительно.
  - Так, что случилось, и как я тут оказался? - спросил я сам себя.
  Помню, мы сражались с орками, потом появился огромный носорог, а под конец Уилл обезумел и начал крушить все. Меня отбросило, потом я попытался подняться в воздух, удар и темнота.
  - Могло ведь и голову снести, - поежился я.
  Да, мне повезло.
  Ладно, вернемся к насущным вопросам.
  Вокруг ничего, опасности не вижу, можно не напрягаться.
  - Как я сюда попал?
  Вопрос из вопросов.
  Я, кажется, упал в провал лабиринта, именно в то пространство за кубами, в которое я опасался телепортироваться. Что-то мне подсказывает, что я уже не там. Может, меня в какую комнату забросило случайно.
  Тут не видно входов и выходов, скорее всего Блинком меня как-то перенесло, а может и Лабиринт сюда закинул.
  Надеюсь, с остальными все в порядке.
  Они были далеко от удара и вполне могли убежать.
  Очень на это надеюсь.
  Ладно, сидя на месте, я ничего не пойму.
  Руки-ноги на месте, одежда и экипировка не потерялась, меч тоже рядом лежит. Все при мне. Пространственный карман тоже никуда не делся. Все более-менее в порядке, по крайней мере со мной.
  Поднявшись, я подошел к ближайшей стене.
  Обычная стена, гладкая, холодная.
  Сфера Ощущений!
  Пытаюсь почувствовать что-нибудь за ней...
  Ничего...
  Я не смог ничего сделать. Сфера не прошла через стену.
  Плохо.
  Не зная, что за ней, телепортироваться опасно. Там ведь и толща камня может быть и я просто сдохну.
  Дело плохо.
  В этом зале, кроме стен, пола и потолка ничего нет...
  - Или есть, - хмыкнул я, увидев кое-что у стены слева от меня.
  Там на стенах что-то было нарисовано, а на полу валялись кости.
  Подойдя к скелетам, я осмотрел их. Очень старые, пыльные, но паутины или следов насекомых не видно. Они будто бы истлели за годы. Очень-очень много лет. Обрывки одежки только остались и какие-то украшения, которые рассыпались от одного прикосновения.
  Сами кости я на всякий случай сломал, бороться с кучей скелетов мне не хочется. По крайней мере, сейчас я не в том состоянии, чтобы сражаться.
  Судя по тому, что они тут умерли у меня возникает очень нехорошая мысль, что они тут от голода сдохли, не найдя выхода. Не хотелось бы также закончить свое существование.
  Хотя воздух тут есть, откуда-то он идет. Может выход и есть.
  Меня заинтересовали рисунки на стене, которые оставили покойники. Не знаю, зачем они их оставили, для кого или для чего, но они должны нести какой-то смысл. Может там что-то важное нарисовано. Стоит узнать.
  Рисунки были разделены и находились друг от друга на некотором расстоянии... и... кажется что-то рассказывали.
  Побродив вдоль картинок, я быстро нашел начало и стал изучать содержание.
  Рисунки рассказывали прошлое, далекое прошлое нашего мира.
  - История от свидетелей, - хмыкнул я, посмотрев на кости. Может мне это чем-то поможет.
  После непродолжительного изучения и обдумывания я вроде понял, о чем тут рассказывается. Не сказать, чтобы это было особенно сложно понять, просто кривизна некоторых изображений сильно мешала.
  Так, начнем с первой картинки.
  Тут изображены стихии. Вот идет дождь, молнии бьют в землю, ураган, извержение вулкана, твердь раскалывается. Буйство стихий, неуравновешенная погода, словно это происходит в Просторах. Возможно, весь мир раньше был таким, нестабильным и хаотичным.
  Следующая картинка.
  В небе загорается звезда, а из света появляется арочная дверь.
  Кто-то пришел в наш мир, открыв дверь откуда-то.
  Третья картинка.
  Из двери выходит кто-то... Высокие гуманоиды в длинных мантиях с одинаковыми лицами. Они выходят из двери и начинают прикасаться к стихиям. Успокаивать их, отгонять ураганы, отражать молнии и утешать землю.
  Похоже, это и есть наши создатели - Гиганты. Они пришли к нам и начали работу.
  Четвертая картинка.
  Гиганты возводили горы, убирали леса и поворачивали реки. Они неведомой силой меняли все вокруг себя. Гиганты пришли и установили гармонию в хаосе мира.
  Ну да, вроде так и есть. На уроках истории все это нам рассказывали. Ничего нового пока.
  Пятая картинка.
  Создатели начали творить жизнь: животные, птицы, рыбы, целая цепочка созданий, что были созданы ими. И все это приходило к... гуманоидам... не понятно, люди это или эльфы, скорее всего вторые. Не уверен, тут не показаны уши. Может просто рисунок не очень красивый. Возможно, к этой картинке художников среди этих людей не осталось.
  Шестая картинка.
  Гиганты продолжили творить. Они ковали звезды, а смертные, их создания, возводили Создателям храмы, работали в шахтах и молились им. Они боги мира и пока они заняты своим делом, остальные выполняли прочую работу.
  Седьмая картинка.
  Творцы начали вновь творить жизнь. Сначала непонятные монстры, потом все более сложные и жуткие. Многих из этих созданий я в реальности видел, в Просторах они водятся. Вот огромные скаты, ящеры-скорпионы, гидры и многое другое. Они создавали и создавали, пока не появилось... яйцо...
  Восьмая картинка.
  Яйцо треснуло и раскололось, а из него вышел... дракон. Они сотворили драконов, для чего, не ясно, но это стало вершиной их творения, лучше уже не сделать, только улучшать текущее.
  Девятая картинка.
  Драконы росли, становились все больше и могущественнее, они умнели и парили в небесах над головами гигантов. Они стали символом их могущества и власти, их гениальные творения.
  Десятая картинка.
  Семь огромных драконов стояли в окружении стаи маленьких. Семь... Императоров Драконов... Кажется так. Вот один по силуэту похож на Императора Мифриловых Драконов Асуру, а остальных я не знаю. Надо бы у Эмиля спросить про остальных драконов.
  Одиннадцатая картинка.
  Что-то непонятное произошло. Драконы взревели и оскалились. Они начали атаковать своих создателей, разрушая храмы и постройки, заставляя смертных бежать и прятаться. Похоже, по какой-то причине драконы восстали против создателей. Почему, не ясно, видать и рисовавшие этого не знали наверняка или не посчитали нужным сказать.
  Двенадцатая картинка.
  Началась война, драконы преследовали Гигантов, убивали их. Смертные прятались и бежали, спасаясь от преследования монстров.
  Видать те, кто рисовали это, спрятались тут, а потом решили поведать потомкам о произошедшем. Почему рисовали, а не написали? Ну или не умели, а может, боялись что их язык забудется, а вот изображения можно разобрать.
  Последняя картинка.
  Гора трупов Гигантов, часть убегает за врата, а другие падают на колени перед силой Императоров. Над Творцами стоят те семь драконов и 'дышат' на них. Они используют самое сильное оружие, каким владеют, Дыхание дракона. Вот один пускает луч изо рта, другой вихрь, третий огонь и так далее... кроме одного...
  Этот самый крайний дракон ничего не делает. Он только открывает рот, но 'дыхание' не выходит из него.
  Дракон без Дыхания...
  Что-то такое я слышал, но не помню... нужно будет спросить у остальных.
  Картинки закончились.
  Драконы спалили мир и его обитателей, выжившие спрятались тут, и умерли, вероятно, от голода или еще чего, так что они вполне могли не знать, что смертные народы выжили.
  Похоже, Рашира была права, Гигантов победили драконы.
  Почему только, не ясно.
  Может они плохо с ними обращались, может какое зло поглотило разум драконов, а может кто-то из них что-то сделал, например, тот последний.
  Не ясно. Картинки ничего не говорят. Вот бы Ванза спросить, он вполне может что-то знать, но профессор истории сейчас на вражеской стороне.
  - Это все, конечно, мило, но мне не поможет, - вздохнул я.
  Да, интересная история, но моих текущих проблем она не решает. Нужно найти выход.
  Блинк!
  Перемещаюсь к потолку и осматриваю всю комнату с высоты. Ничего похожего на выход нет, даже какого-то отверстия для воздуха не вижу. Если нет отверстий, то как сюда кислород попадает? Не через стены же он просачивается.
  - М? - присмотрелся я.
  Только сейчас обратил внимание, что в центре зала что-то было, на полу. Блестело. Белое.
  Приблизившись, я увидел... стекло или какой-то кристалл, вмурованный в пол. Видна была только ровная поверхность. Большая, ростом с меня, гладкая и мутно-белая, потому и незаметна на фоне всего остального.
  Прикоснулся к нему.
  Теплый.
  В отличие от пола вокруг, эта штука теплая.
  - Ай! - вскрикнул я от того, что мне что-то на шее кольнуло.
  Это опять амулет. Он реагирует.
  Достаю и вижу, как дрожат пластинки, они нагрелись и вибрировали в моей руке. Будто бы оно хотело добраться до кристалла.
  Гладкая поверхность тоже начала реагировать. Тоже вибрировала и нагревалась.
  - Может прикоснуться этим? - предположил я.
  Мне все равно неясно, что делать, так что можно попробовать.
  Пластинки медленно коснулись гладкой поверхности кристалла...
  Яркая вспышка света!
  - Аррр! - зарычал я, потеряв зрение, и упал.
  Трясу головой и пытаюсь прийти в себя. Вот тебе и попробовал.
  Одна белизна перед глазами. Очень яркая белизна, никак не проходит.
  Пытаюсь вытереть глаза...
  - А? - удивленно уставился на свою руку.
  Несмотря на яркий белый свет, свою руку я вполне себе четко вижу. Опустив голову я посмотрел на свои ноги и туловище. Все четко видно и ничего не мутнеет и не расплывается. Только белизна вокруг, будто бы она была отдельно от меня.
  Пол пропал, стен тоже не видно, как и того кристалла...
  - Я стою на чем-то или нет? - спрашиваю себя.
  Я стою, но не чувствую пола, я не падаю и не парю.
  Не понимаю. Что происходит?
  - Я дышу или нет?
  Легкие в порядке, грудь вздымается при вдохе, я не задыхаюсь, но совершенно не чувствую, что дышу. Будто бы внутрь ничего не попадает, но никаких проблем нет.
  Я ничего не вижу, но при этом все четко и ясно.
  Растеряно машу руками и пытаюсь хоть что-то нащупать вокруг себя. Но ничего.
  - Точно! Ментальная ловушка! - понял я.
  Это все происходит в моем разуме.
  Наверно.
  Я не знаю.
  Это единственное объяснение, какое я могу предположить...
  - Ктц! - какой-то звук надо мной.
  Поднимаю голову... и... застываю в ужасе...
  Огромный черный глаз с квадратным зрачком завис надо мной...
  От глаза исходят множество щупалец, будто созданных из нескончаемого числа кубиков разных цветов...
  Оно зависло надо мной и просто смотрит...
  Зрачок сужается и расширяется, я почти вижу все детали белой радужки.
  Оно смотрит, оно не моргает, и лишь щупальца шевелятся в каком-то хаотичном порядке.
  Я застыл, боясь двинуться, вдохнуть или даже моргнуть. Оно смотрит на меня, находят всего в каких-то десяти сантиметрах от моего лица и смотрит.
  Надо что-то делать...
  Попытаться...
  Бью кулаком и пытаюсь отпрыгнуть, но оно успевает отреагировать быстрее.
  Медуза устремляется на меня и ее тело проходит меня насквозь!
  - Аррр! - зарычал я от боли и упал на холодный пол.
  Тело горит, голова раскалывается, дышать трудно.
  - Хааа-хааа-хааа-хааа, - громко и с трудом выдыхаю.
  Больно. Все тело ломит и болит.
  Агония продолжалась недолго, а затем начала отступать.
  Через полчаса простого лежания на холодном полу жар начал уходить, боль утихала, а дыхание нормализовалась.
  - Что... это... было? - спросил я вслух.
  Кажется я выбрался из того белого пространства.
  То существо прошло сквозь меня, и...
  Не знаю...
  Не понимаю...
  Мне плохо...
  Но постепенно тошнота прошла, и голова перестала кружиться.
  Еще через минут десять я пришел в себя, но есть мне в ближайший час не стоит, боюсь, может стошнить.
  - Так, что произошло?
  Я совершил глупость, да именно глупость, потому как делать то, что сделал я, не стоило. Надо было сначала поискать вентиляцию, а уже потом рисковать. Но я сглупил, признаю, похоже, удар по голове мне немного повредил.
  Вскоре я поднялся на ноги и осмотрелся.
  Амулет мой так и валяется на кристалле, а тот... стал черным...
  Огромный круглый черный кристалл, который только что был белым.
  - Это я сделал?
  А что именно произошло?
  Я попал, кажется, в ментальную ловушку типа той с кошмаром, через мое тело прошло что-то, а затем я проснулся.
  Быстрый осмотр ничего не выявил, гравюры все также на месте, ничего лишнего или неправильного в себе и своей энергетике я не ощущаю. Когда выберусь, стоит провести более глубокий анализ, а лучше обратится к магу за консультацией и обследованием.
  Немного опасаясь, я быстро поднял свой амулет...
  Ничего не произошло...
  С трудом решившись, я вновь прикоснулся к кристаллу.
  Он холодный.
  Ничего больше не чувствую.
  Похоже, я его сломал.
  Так, что-то я опять начал глупости творить.
  Нужно собраться. Да, видать удар по голове ничем хорошим для меня не закончился. Нужно время на восстановление.
  - Ладно, продолжу поиски вы...
  Что-то сбивает меня с ног и впечатывает в стену!
  От столкновения у меня потемнело в глазах, и чуть было не вырвало легкие.
  Меч с ножнами отлетает куда-то в сторону.
  Пол трясется, и с потолка осыпаются куски камня.
  - Я ЗНАЮ ИМЯ ВАШЕГО ЖАЛКОГО РОДА!!! - прогремел чей-то очень громкий и мощный голос.
  Удар!
  Все вновь трясется.
  Меня вновь швыряет куда-то в сторону и протаскивает по полу.
  - Я ЗНАЮ НАЧАЛО ВАШЕГО БЛЕДНОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ!!! - вновь прозвучал голос. Мощный, с рычащими интонациями и... кажется, женский... есть что-то в нем. Он сильно бьет по ушным перепонкам, но в тоже время будто звенит у меня в черепе.
  Вновь удар, снова тряска, и меня что-то подкидывает к потолку.
  От перегрузок все мутно и никак не могу собраться.
  - ВЫ ЧЕРВИ В ТВЕРДИ МИРА, ВЫ НИЧТОЖЕСТВА, СОТВОРЕННЫЕ ЛИШЬ ДЛЯ ТВОРЕНИЯ ИНЫХ НАСЕКОМЫХ!!! - продолжал говорить голос. - ВАША ЖИЗНЬ - ТЛЕН! ВАШЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ НИЧЕГО НЕ СТОИТ! А ИМЯ ВАШЕГО ВИДА СТОЛЬ ЖЕ ПОСРЕДСТВЕННО, КАК И ВСЕ, ЧТО У ВАС ЕСТЬ!!!
  Падаю вниз...
  Что-то хватает меня и до боли сдавливает, чуть было не переламывая мне все кости.
  - Агх! - вскрикиваю от боли.
  Что-то желтое перед глазами.
  Что-то, сияющее солнечным светом, вокруг меня...
  Что-то золотое держит меня...
  Когда зрение, наконец, вновь вернулось, я увидел, что держит меня... Золотой Дракон...
  - ТЫ В МОИХ РУКАХ, МАЛЕНЬКИЙ АЛЬФА!!!...
  
  
  
  
  Глава 36. Совершенное творение.
  
  Дракон....
  Огромный золотой дракон...
  Того мифрилового всего раз видел, и то издалека, да и не смотрел он на меня тогда, потому сама мысль о том, что я сейчас нахожусь в руках кого-то не менее опасного, заставляла меня по настоящему бояться.
  Я видел в свое время огромных монстров, я сражался с ними, даже та гидра была крупнее, чем этот дракон, но она тогда я точно знал- я сражаюсь с животным. С огромным, опасным, иногда хитрым, но животным. Даже когда я боролся с самыми большими троллями, я никогда их не боялся. Потому что они не выбивались из моего мировоззрения.
  Но это...
  Дракон - это нечто иное, нечто могущественное и поистине страшное. Он пугает меня так сильно, как ничто в мире. Это сила, это мощь, это ум и мудрость, это квинтэссенция всего опасного, что только может быть.
  Идеальное творение, что погубило своих создателей.
  Дракон...
  Он... оно... она...
  Она поистине невероятна...
  Мощное, но изящное тело, сочетающее нежность и хрупкость с крепостью и защищенностью. Мелкая чешуя, покрывающая тело, переливалась желтыми, красными и черными оттенками, порой переходящими в небесно-голубой и покрывая тело узорами. Множество рогов, загнутых назад, торчащих из затылка и скул, образовывали прекрасную корону, венчающую изящную голову. Высокий гребень с перепонками, идущий вдоль позвоночника. Два огромных перепончатых крыла были исписаны сложными узорами и поочередно меняли свой цвет с золотого, на темно-синий, как ночное небо в море.
  - ГР-Р-Р-Р-Р!!! - прорычала драконица, оскалив ряд острейших белоснежных зубов. - НЕНАВИЖУ ВАШУ НИЧТОЖНУЮ РАСУ!
  Она швырнула меня в стену!
  Таких перегрузок у меня еще никогда не было.
  Черт!
  Блинк!
  Вовремя перемещаюсь к потолку, но тут же получаю удар длинного хвоста, и меня впечатывает в пол...
  Кости ломается... кровь... повсюду кровь...
  Руки вывернуты под неестественным углом, ног не чувствую... Спина... не могу пошевелиться...
  Задыхаюсь...
  Кровь наполняет рот, и не дает вдохнуть, ребра пробили легкие, конечности почти отрываются... Захлебываюсь кровью...
  Перед глазами все темнеет...Алая пелена застилает взор, и я теряю сознание...
  - НИЧТОЖЕСТВО! - раздраженно бросила она.
  Вижу открытую пасть и яркий свет, идущий оттуда, который устремляется ко мне...
  Золотое сияние окутывает меня...
  - Агрр! - выгибаюсь дугой от боли, чуть не складываюсь пополам.
  Кости словно сгорают изнутри, кожа вот-вот расплавится, а мышцы лопнут от напряжения. Еще секунда и я раскрошу собственные зубы, а моя голова просто взорвется.
  Огонь резко исчезает, и я вновь чувствую свое тело.
  - Ха-а-а! Ха-а-а! Ха-а-а!
  Легкие вновь наполняются воздухом и боль проходит.
  Смотрю на свои руки...
  Они в порядке...
  Только что мои руки были переломаны в трех местах, торчали кости, а сейчас даже следов не осталось.
  Я только что почти умер, и она легко меня вылечила... Своим дыханием... На такое ни один маг не способен... Мне несколько раз отращивали конечности, и я имел дело даже с целителями Храма Возрождения, и они мне говорили, что моментально исцелить просто невозможно...
  Но она это сделала...
  Так легко, так естественно и просто, как дыхание...
  - Что... тебе... нужно? - с трудом произношу я.
  - ЖАЛКИЙ АЛЬФА! - прищурилась она. - ТЫ ПРИКОСНУЛСЯ К ЗАПРЕТНЫМ ЗНАНИЯМ И ЕЩЕ СМЕЕШЬ СПРАШИВАТЬ, ЧТО МНЕ НУЖНО?!!! ТЫ СЛОВНО ГЛУПАЯ ОБЕЗЬЯНА, ЧТО КОСНУЛАСЬ ЛУНЫ И, ЗАПЯТНАВ ЕЕ СВЕТ СВОИМИ ГРЯЗНЫМИ ЛАПАМИ, ЕЩЕ СМЕЕШЬ ЧТО-ТО СПРАШИВАТЬ?!!!
  Резко в сторону!
  Меня чуть не раздавили лапой, она рванула вперед и почти задела меня челюстями!
  Блинк!
  Призываю меч.
  Блинк!
  Оказываюсь у шеи дракона и наношу удар!
  Клинок с лязгом отскакивает от чешуи.
  - ТЫ СМЕЕШЬ АТАКОВАТЬ МЕНЯ ДАРОМ МОЕГО БРАТА?!!! - от ее крика я чуть не оглох, а стены затрещали так, что я не удивлюсь, что весь лабиринт ходил ходуном. - ВЫ ПОИСТИНЕ САМЫЕ ОМЕРЗИТЕЛЬНЫЕ ИХ ТВОРЕНИЯ! СУЩНОСТЬ ВАША СТОЛЬ ОТВРАТИТЕЛЬНА МНЕ, ЧТО Я ЖАЛЕЮ, ЧТО НЕ ИСТРЕБИЛА ВАС ВСЕХ ДО ЕДИНОГО!
  Блинк!
  Разрываю дистан...
  Она исчезает в золотом свете и оказывается прямо передо мной!
  Мрак, она тоже Блинком владеет!
  Ее лапа вновь хватает меня и сжимает до хруста костей!
  - ГР-Р-Р-Р!!! - рычит она, смотря на меня своими бело-голубыми глазами. - КАК ЖЕ Я ХОЧУ ИЗНИЧТОЖИТЬ ТЕБЯ И ТВОЮ ЖАЛКУЮ ДУШОНКУ! ДАБЫ ОНА ДАЖЕ ЗВЕЗД НЕ ДОСТИГЛА! - тихо сказала она. Ну, для нее тихо, а у меня от ее шепота чуть ушные перепонки не лопнули. - РАСТЕРЕТЬ ТВОЮ СУЩНОСТЬ В ПЫЛЬ, ДАБЫ БЫЛ УРОК ДРУГИМ НИЧТОЖЕСТВАМ!
  - Аррр! - заскрежетал я зубами, когда очередные кости в моем теле сломались.
  - ХВАТИТ!
  Вновь золотое сияние и боль проходит.
  - ВНЕМЛИ МНЕ И ЗАПОМИНАЙ, ЖАЛКИЙ АЛЬФА! - сказала она, встряхнув меня. - ТЫ ПРИКОСНУЛСЯ К ТОМУ, ЧТО ДОЛЖНО БЫЛО ОСТАВАТЬСЯ ЗАБЫТЫМ В ВЕЧНОСТИ! НО ТЕПЕРЬ ЭТО УЖЕ НЕ СПРЯТАТЬ И НЕ СКРЫТЬ!... - она грозно прищуривается. - ТЫ СТАЛ ЧАСТЬЮ ТОГО, ЧЕГО НЕ ПОНИМАЕШЬ, И ТЕПЕРЬ В ТЕБЕ ЕСТЬ НЕКАЯ ЦЕННОСТЬ!
  Она отпускает меня, и я падаю на пол...
  Пытаюсь отдышаться, так как нежно держать меня она явно даже не старалась.
  - ЗАПОМНИ, ЧЕРВЬ! - произнесла она. - ТЫ ТЕПЕРЬ ИМЕЕШЬ ДЛЯ НАС ЦЕННОСТЬ И ПРИДЕТ ВРЕМЯ, КОГДА МЫ ТЕБЯ ИСПОЛЬЗУЕМ! А ПОКА... Я, СИГВАЙР, ЗОЛОТАЯ ИМПЕРАТРИЦА ДРАКОНОВ, БУДУ СЛЕДИТЬ ЗА ТОБОЙ!...
  Ее окутывает золотой свет, и она постепенно исчезает.
  - Я СЛЕЖУ ЗА ТОБОЙ... МАЛЕНЬКИЙ АЛЬФА!...
  Свет погас, и все затихло...
  После того, как все закончилось, я просто упал и дышал, пораженно смотря в потолок.
  Со мной всякое случалось, но теперь это будет самым страшным кошмаром, какой я испытал в жизни. Никогда еще в жизни я не ощущал себя таким слабым и ничтожным. Даже когда встретил Асуру, он ничего не говорил, и особо смотреть на него времени не было.
  А появилась эта и просто размазала всю мою самооценку.
  Она тупо неуязвима...
  Императора Драконов за всю историю, как я узнал, побеждали всего один раз, и то очень повезло, что все маги мира собрались в одном месте, как со стороны Совета, так и Темного Владыки.
  Если те маги смотри победить вот такое, то я дико всех их уважаю, потому что я даже поцарапать ее не смог.
  Золотая Императрица Драконов Сигвайр...
  Вот это мне повезло...
  Сначала я как-то оказываюсь тут, скорее всего, на мое перемещение сюда повлиял амулет, потом та медуза, и под конец, как вишенка на торте появился дракон и практически убил меня, попутно воскресив. Ну, может не совсем так, но очень похоже.
  Поднимаюсь и отряхиваюсь...
  От зала мало что осталось.
  Похоже, драконица не умеет бережно себя вести не только с хрупкими смертными, но и с огромными исторически ценными помещениями. В музей я бы ее не пригласил, она же там всех поубивает и все разнесет. Несколько огромных трещин в стенах, ямы, от кристалла в центре вообще ничего не осталось, а из рисунков остался только один, последний, где изображены все Императоры и 'дышат'.
  Сигвайр я узнал сразу, она в центре стоит.
  - М-да...
  Появляется дракон, говорит, что я к чему-то прикоснулся, и что-то узнал.
  Но ведь я ничего толком и не узнал.
  Никакие тайны мне не открылись, те картинки, может и дают какие-то ответы, но уж слишком большим откровением для меня не были. Тут разве что то, что я видел в кристалле. Но что я увидел? Как? Почему?
  Столько вопросов и все без ответов.
  - И эти ответы мне сейчас не очень и нужны, - вздохнул я. - Выход я так и не нашел.
  Да, проблема.
  Сигвайр разрушила тут все, но дырок в стенах не сделала, и как мне выбраться из этого зала, решительно не понятно. И ведь нужно не только выйти, а еще и друзей найти. Где они, как они, все ли в порядке и что делать дальше?
  - Кошмар, - покачал я головой. - Ладно, приступаем к поиску выхода...
  Слева что-то послышалось...
  Резко оборачиваюсь и призываю меч.
  Открылся проход. Не очень большой, мне по росту нормально будет идти.
  - Это типа выход? - хмыкнул я, все еще не веря. - Могли бы и побольше сделать.
  В следующий миг проход стал выше и шире.
  А вот это что-то новенькое...
  Подхожу к проходу и заглядываю внутрь.
  Там коридор, ведет куда-то вперед и наверх.
  - Что-то я не понимаю, - чешу затылок. Шишку драконша мне вылечила вместе со всеми травмами. - Ты что, меня выпроваживаешь или слушаешь?
  Ответа, разумеется, нет, но мне от этого не легче.
  - Эм-м-м, мне нужен путь к моим спутникам, тем, с кем я входил сюда, - произнес я.
  Коридор начал переделываться и направление изменилось...
  - М-да... что-то мне все это не нравится...
  
  ***
  
  Рашира молча сидела у стены и, обняв колени, просто смотрела на пол. Адреналин пропал из крови, опасность отступила, и теперь она полностью ощутила отчаяние, скрутившее ее душу.
  Они ушли, сбежали, спаслись.
  Когда все рушилось, они бежали...
  Она видела, как он пал, как он полетел вниз головой в черный провал и как исчез в непроглядной тьме... Как его не стало...
  Все рушилось, Уилнан Норд атаковал все, что только видел, и нужно было спасаться.
  Умом она понимала все, но сердце ее не хотело принимать очевидного...
  Ферокса...
  - 'Нет, я не верю! - отогнала она эти мысли вновь. - Он не мог погибнуть! Он выжил! Он в порядке!'
  Который раз она твердила это себе, но сердце все равно не унималось. Она пыталась заставить себя верить, но сомнения раз за разом атаковали ее сознание.
  Сейчас они сидели в коридоре и молча смотрели в пустоту. Им удалось сбежать из того зала, пока никаких врагов они не встретили, и преследователей нет. Сейчас Тео и его люди слишком заняты, чтобы беспокоиться о них.
  Сама Рашира уселась чуть поодаль от остальных и старалась успокоиться.
  - 'Только я смогла кому-то открыться, только хотя бы почувствовала близость и вот опять', - проносились мысли у нее в голове.
  С тех пор, как она погубила Сэма и его родных, она старалась держаться от людей подальше, чтобы не навредить и им. Даже путешествуя с ними, она держала с ними дистанцию, чтобы не привязаться...
  - 'Кого я обманываю, я привязалась к нему очень давно', - печально подумала она.
  Еще когда она впервые встретила Ферокса в Академии, он сразу приглянулся ей. Среди всех учеников он был самым спокойным и несколько флегматичным. Он напоминал собой закованного в тяжелые латы рыцаря, не своей силой, а будто бы пытался спрятаться от окружающих, защититься, чтобы они не ранили его. Совсем как она сама, он пытался держаться от людей на расстоянии и боялся их подпускать близко.
  И вот, когда он увидел ее постыдное прошлое, когда он не отверг ее и утешил, она уже подумала, что судьба перестала издеваться над ней и что смогла найти того, кто примет ее такой, какая она есть... А затем жестокий мир отнял этого единственного...
  Остальные выглядели не лучше...
  Эмиль мрачно хмурился и сжимал кулаки в бессильной злобе. Маг тоже горевал от потери друга, но старался держаться и не показывать этого. Попытка хорошая, но не нужно быть гением, чтобы понять, как ему сейчас плохо. Ведь именно он увел всех, а потому, наверняка считает себя виновным в том, что бросил друга. В такие моменты мужчины часто винят себя, даже если были не в силах хоть что-то предпринять.
  Лилджа пыталась отвлечься, она перебирала свои вещи, считала и перекладывала оружие. Двельфийка боялась остановиться и задуматься, ведь стоило ей замереть, как слезы наворачивались на глаза. Она знала Ферокса дольше всех, он ее боевой товарищ, с кем она бок о бок воевала, ей сейчас больнее всего. Она ведь до сих пор что-то чувствует к нему, может уже не такую уж и любовь, как пыталась показать, но она все еще был ей близким и дорогим другом.
  Зефира обняла коленки и присела рядом с Эмилем. Похоже, в ее сне он сильно помог ей и повлиял, оттого она инстинктивно ищет в нем поддержку.
  Вот так они и сидели довольно долго.
  Каждый справлялся с пережитым по своему, и пытались прийти в себя.
  Первым поднялся Эмиль.
  - Ладно, - тяжело вздохнул он. - Нам нужно идти. Шума битвы давно нет, так что преследователи могут скоро нагнать нас.
  - А есть смысл? - спросила Лилджа. - То, что им нужно, уже потеряно... Какой смысл вообще куда-то бежать?
  - Мы слишком много знаем. Нам нужно уходить, пока они...
  - Пусть приходят, - мрачно произнесла двельфийка начав затачивать меч. - Я встречу их...
  - Мы сейчас не в состоянии драться, - заявил маг. - Я не позволю тебе покончить с собой, бросившись на них.
  - Ты смеешь указывать мне, колдунишка? - прищурилась она, поднявшись. - Не стой у меня на пути, или пожалеешь...
  - Я согласна с Эмилем, - заявила Зефира. - Бросаться в бой, очертя голову, - плохая идея.
  - Он уже 'Эмиль', а не 'шаманишка', - фыркнула двельфийка. - С каких это пор ты так к нему прониклась?
  - Эм... я... - растерялась амазонка.
  - Не важно, - Эмиль грозно прищурился. - Мы должны уходить, пока не поздно. Все вместе!
  - Мне плевать, - отвернулась она. - Я...
  - ДОСТАТОЧНО! - подскочила Рашира.
  Подойдя к двельфийке, она отвесила ей пощечину!
  Удар получился довольно сильным, и та упала.
  - Не ты одна потеряла его! - прорычала эльфийка. - Не веди себя, как эгоистка! Не тебе одной больно!
  - Ах ты!...
  - Он не простил бы нам, если бы мы тебя не остановили!
  Лилджа поджала губы и отвернулась.
  Всем сейчас больно, всем сейчас тяжело, но вымещать свою злобу на других нельзя...
  Всем сейчас...
  - Привет... - послышалось слева от них.
  Стена тихо отъехала, и в проходе нарисовался Ферокс...
  Бледный, взъерошенный, с круглыми глазами и слегка дергающийся.
  Одежда вся грязная, в пыли, грязи, паутине и крови, в куртке пара дырок, наручи и поножи где-то потерял, как и метательные ножи. Лишь его нетеряемый фламберг за спиной в обломках ножен.
  Все в шоке уставились на него и глупо хлопали глазами.
  Ферокс вышел в коридор и стена за его спиной закрылась.
  Он осмотрел их всех своими желтыми глазами и слегка дергаясь, помахал рукой.
  - Извините... что... задержался... - с трудом произнес он. - Я... не буду мешать... прилягу пока...
  А затем начал падать.
  Эмиль и Зефира успели подхватить его.
  - Ферокс! - подскочили к нему все.
  Варлок выглядел очень странно. Быстрая проверка не выявила никаких ран, вообще никаких, даже синяков нет, а вот кровь на одежде точно его. Причем ее так много, что из носа вытечь не могла, а ран вообще нет, даже шишки не нашлось.
  Лилджа тут же достала флягу с дварфийской медовой настойкой и начала аккуратно поить его, по чуть-чуть согревая одеревеневшего варлока. Таким его им еще не приходилось видеть. Он будто бы в заднице какого-то монстра побывал и шок на лице тому прямое доказательство.
  Вскоре он чуть пришел в себя, выхватил флягу и выдул ее залпом.
  - Ха... ха... ха... - дышал он. - Что покрепче есть?
  - Нет, я не взяла, - покачала головой двельфийка.
  - Ферокс... что с тобой? - шокировано, спросил Эмиль.
  - Эм... - он проморгался и потряс головой. - Это... сложно объяснить... Вы поверите, если я скажу, что встретил Золотую Императрицу Драконов?...
  
  
  
  
  Глава 37. Седьмой.
  
  Мой рассказ особо много времени не занял.
  Я поведал друзьям все, что со мной приключилось. Как Лабиринт стал слушаться меня. Как я шастал там пару часов, падал и запачкался во всем, в чем можно, а затем, вышел к ним.
  Они молча выслушали меня, попутно разбивая лагерь, помогли мне снять грязную одежду и переодеться, а затем еще и еды приготовили. Вкус был так себе, но мне было все равно.
  Сам я был не в состоянии что-либо делать.
  Встреча с драконом, смерть, прошедшая неверояно близко, сильно вымотали. Это было слишком для каких-то получаса.
  - Так я и вышел к вам, - закончил я рассказ.
  После еды, небольшого отдыха и пересказа произошедшего, трезвость ума несколько вернулась ко мне. А может дварфийская настойка немного успокоила нервы, черт его знает, но увидев своих друзей живыми и здоровыми, я стал чувствовать себя гораздо лучше.
  - М-да, - произнес Эмиль. - Насыщенное у тебя было приключение... Я бы такого не хотел...
  - Угу-угу, - закивали девчонки.
  Я бы и сам такого не хотел, но уже ничего не поделаешь.
  - Так что ты такого узнал, что к тебе пришла сама Императрица? - спросила Рашира.
  Эльфийка сидела ко мне довольно близко и вместе с Лилджей активно заботилась обо мне. Глаза у нее покраснели, видать плакала, и вообще она сама была не в очень хорошем состоянии. Да и остальные явно совсем не отдохнувшие.
  - Не знаю, - пожимаю плечами. - Те рисунки на стенах вряд ли могут считаться чем-то особо важным, а та медуза с ромбическим глазом как-то не тянет на древнюю тайну.
  Народ задумался.
  Может я просто увидел что-то такое, но сам не понял что именно? Или не обратил внимания...
  Кристалл, который показал мне все это, был уничтожен.
  А что если только ради этого она и прилетела, но сделала вид, что все со мной связано?
  Тогда зачем было со мной возиться?
  Не понимаю.
  - Ты сказал там, на стенах были нарисованы семь драконов? И тот, что в центре, был похож на Сигвайр? - спросила Лилджа. Я кивнул. - Странно. По легендам Императоров Драконов всего шесть.
  - Именно, - согласился Эмиль. - Золотая Сигвайр, Мифриловый Асура, Вулканическая Грендель, Адамантовый Косомот, Орихалковый Дигора и Белый Глаурунг. Это Шесть Императоров Драконов, которые были известны в античные времена. Остальные только их стаи, которые были похожи на родителей. Если бы был еще один дракон, о нем бы знали...
  - Вообще-то нет, - подала голос Зефира.
  Все тут же повернулись к ней.
  - Эм... ну... - смутилась она. - Я слышала об еще одном... Только его Императором никогда не называли.
  - Еще одном? - удивились мы.
  - Мне эту историю один старый имораланский купец поведал, - ответила она. - Он любил рассказывать караванщикам сказки у костра и как-то рассказывал нам о Старом Мирте.
  Старый Мирт?
  Странно...
  Я, кажется, где-то о нем слышал.
  Точно, папа, кажется, в ругательствах упоминал какого-то Мирта. Когда я спросил его, он просто пожал плечами и сказал, что просто какая-то фраза с его родины.
  - Старый Мирт вас побери, - вспомнил я слова. - Это о нем, что ли?
  - Ага, - кивает амазонка. - Старый Мирт, ну или Бездыханный Мирт, по легендам он был единственный драконом, который не имел 'дыхания', ну или не пользовался им.
  Дракон без дыхания...
  Да, как на той картинке.
  - Расскажи о нем подробнее, - попросил я.
  Остальные тоже были бы не против послушать, к тому же о драконе, о котором ни эльф, ни маг никогда не слышали.
  - Я... не мастак рассказывать, - смутилась девушка от нашего к себе внимания. - Расскажу, как старик рассказывал... кхе-кхе... Пять сотен сезонов назад существовал не особо большой городок в Иморалане, всего на полсотни тысяч жителей, а назывался он - Манрия - град мужей ученых, учителей и учеников, город школ и университетов. И проводились в древних катакомбах под ним раскопки руин, что Гигантам когда-то принадлежали... - говорила девушка. Стеснение в голосе постепенно прошло, и она стала чуть лучше играть интонациями. - И нашли ученые мужи там что-то. Может, тайна то была страшная, может сокровище ценное, а может и проклятье безумное, но нашли они это и достали из-под земли... И концом это стало для них...
  Она на секунду прервалась, дав нам прочувствовать момент.
  - И не успели нарадоваться жители находке сией, как потемнело небо и на город обрушилось создание невиданное... Огромный монстр с серой металлической чешуей, с глазами восемью, сияющими ледяным огнем, с крыльями, размах которых небо закрывал и ревом таким, что лишил слуха жителей всех. Это был Старый Мирт... Ментальный Дракон...
  Ого, а вот это страшно.
  Одно название меня уже как бы пугает, это если учесть, как мы тут от псионики пострадали...
  - Старый Мирт разозлился на жителей и погибель принес им свою... Одним движением крыла он подчинил своей воле всех жителей Манрия и сказал: 'Персты ваши осквернили святость нашу, и грех ваш лишь кровь смоет'... Сказав слова сии, дракон повелел: 'Убивайте и умирайте, пока мне не наскучит это представление'... И жители Манрии исполнили приказ...
  Еще одна пауза, жуткая тишина и давящая атмосфера напряжения разлилась вокруг нас.
  - Мать убивала детей своих, хохоча и плача, дети забивали отцов камнями и топили младенцев в лужах, собаки ели стариков, а мужья рвали братьев своих на части. Город убивал сам себя, разливая кровь ручьем, что стекала в подземелья, раскопанные учеными мужами. Ужас, крики и смерть царили в обители этой, и лишь хохот дракона разносился по округе, что впитал будто всю пролитую кровь, убитых им и сам стал багрово красным от пламени и рубиновой крови. Не прошло и часа, а от жителей города сего почти ничего и не осталось, а те, кто остались, с собой покончили, дабы от боли душевной избавиться...
  Вот это да... Теперь мне сложно сказать, что было страшнее, Криор или это... Там мы хотя бы не сходили с ума и не убивали друг друга... Тех зомби можно одолеть, а вот дракона... я на своей шкуре испытал, дважды...
  - Кошмар и смерть, что творил Бездыханный, были столь ужасны, что другие Императоры прибыли в город, дабы брата своего остановить и забрать, оставив несчастных жителей в покое... Так и ушли они, а о Старом Мирте до сих пор от ужаса и трепета пред ним, повелели забыть и никогда не вспоминать... Стерли имя его из книг, сожгли картины с ним и повелели людям даже не поминать его более... Ибо он может услышать вас... и Спеть вам новую песню своего безумия... Так и канул в небытие Кошмар Манрия...
  Дракон, о котором велено забыть...
  Думаю, если хотя бы половина из свершенного им - правда, то я не удивлен, что народ предпочел о нем не вспоминать. Я бы тоже не хотел знать о подобном и постарался бы забыть, как страшный сон.
  Думаю, и сами драконы как-то повлияли, чтобы об их брате все забыли. Менталом они вроде как владеют.
  Рассказ закончился, и девушка улыбнулась нам.
  - Ну как вам? Хорошо получилось?
  - Даже слишком хорошо, - поежился я.
  - Меня тоже пробрало, когда я слышала. Я не уверена, что все это правда...
  - Я о Манрия слышал, - мрачно изрек Эмиль. - Только там вроде как чума была...
  - Точно-точно, - кивнула Лилджа. - Дядя Рур как-то рассказывал, что там болезнь прошлась. В те годы в Иморалане была эпидемия, так что, скорее всего, она город и выкосила, а легенду о драконе придумали уже потом.
  - Возможно, - согласилась Рашира. - Но, если увиденное Фероксом правда, такой дракон без 'дыхания' и правда существовал...
  Мысль о том, что где-то может жить существо подобное тому, что описано в легенде, несколько напрягает.
  - Ладно, примем как данность, что такой дракон мог существовать, - решил я нарушить тишину. - Сейчас он где? Где вообще обитают Императоры?
  - Великий Черный Император часто бывает в Подгорье, - сказала Лилджа. - Адамантовый дракон любит произведения искусства, украшения, статуи, картины и многое другое. Дварфы до сих пор обменивают у него свои работы на его чешую. Адамант - ценнейшее сокровище Императора и когда он хочет новых произведений искусства он сам решает, когда позволить себя найти.
  - Дракон, любящий искусство, - хмыкнул я. - А что он у вас делает?
  - Так исторически сложилось, что Адамантовый всегда был с дварфами, Мифриловый отдавал предпочтение эльфам, а Великий Красный, он же Орихалковый, ведет дела с людьми.
  - Именно, - кивает Рашира. - Я слышала, Великий Князь Всесветлого леса, тоже порой встречается с Асурой. Насчет остальных не знаю.
  - Вулканическая погибла еще во время войны с Темным Владыкой, а остальные два редко бывают на людях. Поговаривают, Золотая презирает смертные расы и редко являла себя им, в отличие от ее братьев. О Белом я слишком мало знаю. Он очень редко где мелькал.
  Вот оно все как сложилось.
  Это нужно обдумать и прокрутить в голове.
  Не знаю, как все это связано, может мой амулет имеет какое-то отношение к драконам, а может все вообще по-другому. Гадать можно долго, а ответы я вряд ли получу в ближайшее время.
  - Ладно, давайте выбираться отсюда, - предложил я. - Не знаю, где сейчас наши преследователи, и как их задержит безумие Уилла, но нам лучше убраться отсюда и поскорее. Быть может, пока они тут, нам удастся улизнуть из форта.
  - Может Норд всех покрошил? - предположила Лилджа. - Этот огненный берсерк очень силен.
  - Я бы не надеялся на такой счастливый исход. Скорее всего, они сейчас заняты им, но преследование может возобновиться в любой момент.
  Спорить никто не стал и мы, собравшись, двинулись к выходу из лабиринта. Одно мое желание и коридоры сами выстроились в нужном направлении. Меня пугает такой контроль. Вот честно, даже как-то жутко становится. Я не чувствую, что чем-то управляю или руковожу, скорее просто исполняются мои требования.
  Может это Сигвайр так сделала, чтобы я поскорее убрался отсюда, а может еще что-то случилось. Вряд ли я тут управляю чем-то, ведь я даже не понимаю, как оно работает, да мне и не хочется знать.
  Все, чего я хочу, - поскорее убраться отсюда и больше никогда не возвращаться.
  Коридоры поднимались и опускались, сворачивали и искривлялись, будто бы вели нас по каким-то туннелям через препятствия в толще земли. Ментальное давление больше не мешало нам, а врагов и ловушек не попадалось. Мы, разумеется, бдительность не теряли и старались быть осторожными, мало ли что. Доверять этому месту нельзя. Но за все часы пути так никаких проблем мы и не встретили.
  Вот впереди открылся проход и забрезжил свет...
  Мы ускорились, желая как можно скорее покинуть это место.
  Свет все ярче и ярче, а потому нам пришлось снять с себя заклинание Ночного Зрения. Мы почти ничего не видели, стремясь к свету и на пару секунд ослепли, когда вышли...
  Свежий ветерок коснулся кожи, и легкие наполнились прохладой и чистотой, а не затхлостью и пылью подземелья. Звуки... множество звуков окутало нас. Щебетание птиц, далекие шумы поселения и свист ветра. Больше не было давящей тишины и бьющего по мозгам звука капель воды, падающих с потолка.
  Сфера Ощущений!
  Быстро проверил окружение на возможную опасность, пока зрение не вернулось.
  Все нормально, никого рядом.
  Когда зрение нормализовалось, мы увидели бескрайнее небо и отличный вид на Просторы Гигантов... Огромные поля камня, скал, простирающихся на километры, и извилистые реки, уходящие за горизонт, и далекие горные хребты. Небо такое чистое и глубокое, словно бездонный океан, в который хотелось окунуться с головой...
  Мы находились весьма высоко от земли посередине какой-то отвесной каменной стены, из которой и вышли. Видать, еще один выход из лабиринта, который находился еще дальше от Форта Грив. Стояли мы на небольшой плоской поверхности, рядом с входом в пещеру.
  Сами кубы за нашими спинами закрылись и превратились из ровной стены в обычную каменную, за которой и не догадаешься, будто что-то может быть.
  - Вот и выбрались, - облегченно вздыхает Рашира. - Какое облегчение. Все же эльфам под землей неприятно находиться.
  - Согласна, - кивает Зефира. - Я тоже не люблю, когда над головой тонны камня.
  - А мне там понравилось, - хихикает Лилджа, наслаждаясь солнечным светом.
  Судя по расположению солнца, время уже давно перевалило за полдень, но к вечеру еще не идет. Самый разгар дня.
  - Как будем спускаться отсюда? - спросил Эмиль. - Тут, кажется, высоко.
  - Придумаем что-нибудь, - пожимаю плечами и подхожу к краю...
  Неожиданно в нескольких метрах перед нами начало подниматься нечто огромное! Оно будто бы сотворилось из воздуха, материализовалось, словно из невидимого тумана.
  Нечто черного цвета с золотыми линиями и фигурами и множеством сияющих рун, обвязанное множеством веревок и цепей. Длиной минимум в сто метров. Оно поднималось и будто бы росло, закрывая собой небо и солнце. Мир будто бы потемнел от тени этой махины.
  Вот нечто поднялось над нами, а к нему оказался прицеплен корпус корабля... Здоровенный галеон с множеством пушек, большая палуба... Линейный корабль... Нет...
  Нет, это...
  - Дирижабль?
  Это огромный дирижабль, минимум в три раза больше того, на котором летели мы...
  А на его палубе в окружении пары десятков людей стоял... Тео...
  - Это 'Изгнанник', - с усмешкой сказал он. Его голос был четко слышен в тишине. - Боевой небесный корабль рода Валфриков... Основная специализация: разведка, преследование и уничтожение других кораблей. Имеет скрытый режим... Во время Небесной Войны век назад этот корабль прославился, в Имиоралане до сих пор называют его 'Смертоносным Изгнанником', как и его капитана, моего прадеда, Алекса Валфрика.
  Блинк!
  Успел среагировать и отразить атаку Тео!
  Молния срывается с его руки, но я принимаю ее на меч, отражая ее.
  Сближаемся!
  Удар! Удар! Удар!
  Мы падаем и взлетаем в воздухе, сталкиваясь и разрывая дистанцию в бесконечных блинках.
  - Вы уже проиграли, - говорит Тео, исчезая и появляясь среди своих людей.
  - Черт! - выругался я.
  Пока Тео отвлекал меня, бортовые пушки были наведены на моих друзей.
  - Сдавайся, Ферокс, - спокойно говорит Гроза Ханта убирая свой клеймор в ножны. - Мощь корабельных пушек 'Изгнанника' просто сотрет твоих друзей в порошок, как и половину этой скалы.
  Дело плохо.
  Я и сам понимаю, что мы в патовом положении. Каким-то образом они выбрались раньше нас и... заманили сюда. Вероятно, знали, где тут единственный выход. Как-то.
  Я не успею вытащить всех из-под удара, да и бежать некуда. Даже если мы перенесемся в лабиринт, не факт, что нас оттуда не выкурят. Да и Эмиль точно не сможет создать так быстро барьер, что выдержит выстрел.
  Выхода просто нет...
  Блинк...
  Перемещаюсь к ним, и бросаю меч. Сейчас я ничего не могу сделать, пока не могу...
  Мой меч поднимают, а на меня надевают кандалы. Судя странному ощущению во всем теле, они сделаны из Хладного Камня. Они почти неразрушимы и не дают творить заклинания, благо мне это и не нужно. Я такие никогда не носил, но трогать подобное приходилось.
  На остальных надели такие же.
  Вот мы все и пойманы. Остальные опускают головы, понимая, как глупо мы попали.
  Нас начали активно разоружать и обыскивать. Даже магией проверяли всякие секреты.
  - Если бы ты сразу послушал меня, ничего плохого не случилось бы, - покачал головой Тео, а затем снял с моей шеи амулет.
  Он, спокойно оторвал две пластинки, а остальной амулет передал Ванзу, который разоружал нас и обыскивал на всякие тайные нычки. Обыскивали очень профессионально. Даже иглу, спрятанную под кожей у Раширы, отыскали и вытащили.
  - Мне жаль, - покачал головой профессор истории, убирая мой пространственный амулет в карман.
  Тем временем Тео достал тот самый кубик, что я видел у него в руках в лабиринте и вставил в него пластинки. Кубик покрылся множеством символов и белых трещин, а затем засиял.
  - Ключ у меня, - сказал Тео. - Давай координаты.
  - ...нет... - прозвучал из куба слабый и искаженный голос, - ...Ключ... у него...
  Тео повернул голову ко мне и нахмурился. Ванз отрицательно покачал головой, показывая, что ничего у меня не нашел.
  - ...Ключ... в нем... - сказал голос.
  Профессор тут же начал водить вокруг меня светящимися руками. Он хмурился и что-то бормотал себе под нос.
  - Ключ... стал частью его магической системы, - сказал профессор Юалд. - Каким-то образом вклинился прямо в структуру гравюр. Отделить невозможно.
  - Что ты сделал с Ключом, Ферокс? - спросил меня Валфрик, но я ему ничего не ответил.
  Да и нечего отвечать, я вообще не понимаю, о чем он.
  Тео дал команду нескольким своим людям, они тут же схватили меня. Тео взял мою руку, а затем вложил в нее этот кубик и сжал в кулаке. Знакомое тепло, как с тем кристаллом, стало передаваться мне от этого артефакта, а туда полилась моя энергия.
  - Ключ... - уже более четкий голос послышался из куба. - Вот... координаты... Жду вас...
  - Скоро будем, - кивает Тео, забирая кубик, - Центора...
  
  
  
  
  Глава 38. Умирающий шторм.
  
  - Центора... Центора... Центора... - повторял я, мрачно смотря на решетки своей камеры.
  Я до сих пор не могу поверить в то, что услышал.
  Я был готов ко многому, даже к тому, что Тео будет работать на того дракона, но точно не на Центору...
  Одна мысль об этом боге заставляет меня скрежетать зубами.
  Бог Войны, Пожирающий Мир, Орочий Повелитель, Душеед... как же много у него имен и прозвищ. Он не просто принимал в жертву миллионы смертных, он поглощал их души.
  Тот, кто объединил орков и повел их на Мортем. Тот, кто создал Священную Армию из свиномордых тварей, а затем дал им цель истреблять всех нас.
  Не знаю, кто скрывается за этим именем, Центора. Может это правда бог, может какая харизматичная личность или великий маг, а может это сам Темный Владыка, возродившийся из мертвых, ну или тот дракон, но факт остается фактом...
  Тео связан с ним...
  - Центора, Центора, Центора...
  Так скандировали орки, принося в жертву людей...
  Я помню это. Я видел это в моем родном городе. Где они привели пленных и по очереди подводили к алтарю, а затем, под бормотания шаманов резали несчастных. Я помню горы трупов, что оставляли после себя орки во славу Центоры. Я помню, как они обгладывали кости и пировали на трупах.
  А то, что они сделали с Криором...
  И во всем этом виноват он... Центора...
  - Центора... Центора... Центора...
  Одно это имя вызывает во мне непреодолимую ненависть...
  А мысль, что один из нас заключил этой мразью какое-то соглашение, просто выбешивает.
  - Ферокс, прошу, хватит, - подал голос Эмиль. - У нас у всех нервы не к черту.
  Он, как я и все остальные, сейчас сидел в камере в магических кандалах, что блокирует магию. А на шеи нам еще надели специальные ошейники с бомбами. Стоит нам попытаться сбежать, как всем оторвет головы. Любая попытка сломать ошейники приведет к тому, что они взорвутся.
  - Простите, - опустил я голову, - просто...
  - Понимаю, - вздохнула Лилджа борющаяся с качкой. Она валялась на кушетке, положив голову на колени Зефиры. - Не могу поверить, что они....
  - А это может быть ложью? - спросила амазонка. - Ну, решили обмануть нас или что-то такое?
  - Может, но я просто не вижу смысла, - пожала плечами Рашира. - Если это была правда, то мы и сами бы рано или поздно узнали.
  - Потому он и сказал тогда... - нахмурился Эмиль. - Ферокс, ты понимаешь, зачем?
  - Да, я понимаю, - пришлось признать мне. - Он ждет, когда я перебешусь, и только тогда придет, чтобы все рассказать ...
  - Мы уже целый день летим... - сказала эльфийка, встав на свою койку и смотря в иллюминатор. Небо уже потемнело, мрачные тучи закрыли звезды. Возможно, скоро будет гроза, но с Бродячей Погодой предугадать ее сложно. После того, как нас заковали в цепи, то кинули в камеру с решеткой перед входной дверью, до которой не дотянуться. - Интересно куда нас везут? Он сказал про координаты...
  - Если он и правда работает с Центорой... то я догадываюсь, куда мы летим...
  Наступила тишина...
  Все слышали об этом месте. Все хоть слышали его упоминание. Легендарное святилище Центоры. Место, которое долго искали все мы, но даже зацепок о его местонахождении найти не смогли...
  Железный Храм...
  Послышались шаги за дверью.
  Похоже, к нам пришли...
  
  ***
  
  - Как же мне не хочется идти, - тяжело вздохнул Тео.
  Разговор точно будет не из легких, но поговорить им все же нужно. Это жизненно необходимо.
  Когда они поймали их, он подумал, что вполне может запереть их компанию в карцере пока все не закончат, а потом, после исполнения плана, освободить. Никто ничего не узнает, никто не откроет всей правды, и можно будет не волноваться. Но мир решил иначе.
  Похоже, Ферокс сам того не понимая нашел какой-то артефакт Гигантов, активировал его и Ключ из пластинок перешел в его тело. Разделить их невозможно, а значит, теперь только Ферокс может открыть врата Железного Храма.
  Потому он и сказал все тогда... Пусть лучше он сейчас злится и бесится, когда успокоится, можно будет и поговорить с ним.
  Вот сейчас он отравился к ним в камеру. Пришло время поговорить.
  - Мне пойти с тобой? - спросила Стелла.
  Амазонка взволнованно смотрела на него, понимая, что сейчас ему будет очень нелегко.
  - Нет, я сам, - кивает Тео. - Это только мое бремя...
  - Нет, Тео, я...
  - Если что все отрицай, ты здесь все равно не ради меня, - мягко улыбнулся он.
  Девушка тут же отвернулась.
  Да, у них всех разные цели. Тео хочет добиться своих, Стелла своих, даже у Ванза и Уилла есть свои планы, но в одной точке они смогут найти ответы на их вопросы. Железный Храм и Центора...
  - Как там Уилл? - спросил он.
  - Ему уже лучше, - улыбается бывшая амазонка. - Температура нормализовалась, через день-другой он придет в себя.
  - Хорошая новость, - облегченный вздох, - мне хорошие новости сейчас нужны.
  Девушка пожелала ему удачи, а Валфрик направился в камеру.
  Отворив тяжелую дверь, он вошел.
  Пленники лежали на своих койках, скованные кандалами из Хладного Камня. Оружие у них забрали, доспехи тоже, но особо раздевать не стали. Их даже в магическом плане на всякие 'секреты' проверили, так что пронести они ничего не смогли. Да и вскрыть замок в таких кандалах невозможно. Еще не придумана такая отмычка, что может снять Хладный Камень, может помочь только специальный артефакт, который носит при себе сам Тео, но они его никогда не получат.
  Эта пятерка смотрела на него волком. Особенно злы были желтые глаза Ферокса, которые просто прожигали в нем дыру. Да, если бы не цепи и решетка, он попытался бы его убить. Плевать, что не сможет сейчас это сделать, но попытается точно.
  Зато он немного остыл по сравнению с тем, что было днем. Теперь хотя бы слушать будет.
  Взяв стул у стены, он поставил его перед решеткой и молча сел, продолжая смотреть на них.
  Наступила неприятная тишина. Он собирался с духом, а они говорить явно не хотели.
  Но стоило ему открыть рот, как слово Ферокса все же прозвучало:
  - Шадакра...
  Тео сжал кулаки.
  Он понимал, что узнав все, так его будут называть, и был готов, но все равно приятного в этом мало. Зерно истины в том, что он все же предатель.
  - Шадакрами мы называем тех, кто бросает своих товарищей одних, и бежит с поля боя, - спокойным голосом произнес он. - Я же никогда не бросал никого на смерть. Даже простых солдат.
  - Ты связался с ним! Ты предал все, ради чего мы сражались и умирали!
  - Они предали нас раньше, Ферокс, - мрачно произнес Тео. - Когда они выбросили нас после того, как мы принесли им победу они сами подтолкнули нас к такому исходу. Мы исполнили свой долг, положили на алтарь войны наши жизни, судьбы и будущее, а в благодарность получили пожелание скорее сдохнуть, чтобы не раздражать тех, кто у власти.
  - Это