Кочкин Дмитрий Вениаминович: другие произведения.

Смена декораций

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Две повести с эпилогами и один рассказ оканчивающися прологом

  Смена декораций - 1
  
  Повесть первая, производственно-психологическая, в которой герой больше рассуждает, чем действует.
  Бегущий от себя
  
  Иллюзии психологизма и глубокого философского смысла для современных ВР не менее важны, чем интересный сюжет и реалистичное игровое поле. Но авторам не стоит забывать, что виртуальные реальности предназначены, прежде всего, для развлечения широкой публики, зачастую не обремененной чрезмерным интеллектом - современные программисты руководствуются теми же критериями успеха, которые в прошлом ограничивали сочинителей бестселлеров и режиссеров-постановщиков Голливуда. Отличие средств труда не имеет никакого значения - необходимо помнить о пищеварении клиента, забредшего на ваш сервер нагулять аппетит. Помните чрезмерная интеллектуальная нагрузка вредит коммерческому успеху.
  Из книги 'Новый Колизей - общие принципы создания ВР', 2002 год , www.newVRlib.ru.
  
  Пролог
  
   Уже довольно давно я нахожусь в полном одиночестве. И нельзя не признать, что это весьма и весьма скучно, хотя одиночество меня никогда не тяготило:
   Мое путешествие очень похоже на бегство. Да, в общем-то, это и есть бегство. Но бегу я так долго, а преследование столь не явно, что прыжки по Вселенной стали своеобразным стилем жизни, если не сказать - ее смыслом. И не похоже, что в обозримом будущем мое 'путешествие' окончится. По крайней мере, добровольно. Подчиниться и вернуться в исходное состояние - равносильно самоубийству. К чему я совершенно не готов. А это означает, бегство мое может продолжаться неограниченно долго - пока обо мне не забудут, во что верится слабо, или пока меня не поймают. Хотя все еще есть надежда на иное решение:
  
   Конечно можно, в пределах экспериментов по помощи отсталым народам, вытащить парня из каменного века. И, возможно тем самым спасти от попадания в желудки соплеменников. Показать, что его джунгли это далеко не весь мир. Вымыть дочиста, одеть в приличный костюм и отправить учиться в приличную школу, а затем - в престижный университет:
  А потом, едва приоткрыв подопытному дальнейшие перспективы, объявить все сделанное ошибкой. И, начав рассуждать о естественной среде обитания и принципах невмешательства в историческое развитие, эксперимент прекратить, а его затейников примерно наказать - соберутся серьезные дяди и тети, устроят фуршет и между делом поставят все и всех на свои места. А, для успокоения совести, вернуть все в исходное состояние - для подопытного это решение означает возвращение к звериным шкурам, каменным топорам, джунглям и родственникам-людоедам. После чего, сделав вид, что ничего не было, заняться другими делами:
  
   Все ниже приведенное является литературным изложением моих воспоминаний до момента начала 'свободного полета'. Этот текст должен стать своего рода предисловием к дневнику, который я веду. Как и любые воспоминания мои 'мемуары' отличаются некоторой сумбурностью - повинуясь тайным законам памяти одни события жизни остаются яркими и по прошествии многих лет, а другие зачастую гораздо более важные стираются уходя в глубины подсознания. Но ничто не забывается, поэтому я периодически возвращаюсь к самому началу своего дневника что бы добавить пару строк.
  Пишу я, главным образом, со скуки, ставшей одной из главнейших доминант моего поведения. Но есть и другая причина, по которой выбран подобный способ изложить свои воспоминания, - я хочу, как можно дольше сохранить человеческий стиль мышления, или, проще говоря, - не сойти с ума:
  
   1. Альтернативный выбор
  
   - Мерзавцы, волочи, уроды! - это были самые вежливые слова, которыми я приветствовал своих тюремщиков. Может быть, ругаться и неприлично, но что еще скажешь людям, от которых только что получил несколько ударов по ребрам острыми носками тяжелых армейских ботинок. В ответ мне объяснили всю глубину моей неправоты - еще немного попинали и пару раз огрели дубинкой.
   - Прекратить! Переверните его на спину, - приказал своим сатрапам старший тюремный надзиратель Сэрстон, именовавшийся заключенными не иначе как Бешенный Придурок. Это прозвище он получил не за тупость, как можно было бы предположить, а за изощренные издевательства над вверенным контингентом клиентов тюрьмы.
   Несмотря на побои, я продолжал браниться. Но ругательства теперь адресовались персонально Сэрстону и управляющему тюрьмой Азертону, которого тоже не обделили кличкой, и естественно не самой лестной, - Красномордый Боров. И по крайней мере в случае последнего мне удалось добиться успеха - красный как вареный рак Азертон был готов лопнуть от бешенства и лишь спокойствие стоящего рядом подчиненного, обычно тому не свойственное, спасло меня от нового града ударов. Но неестественное хладнокровие Сэрстона пугало даже больше, чем гнев начальника тюрьмы. Наверняка господин старший надзиратель придумывает для меня новую пытку.
   По приказу Азертона охранники принялись добывать меня из смирительной рубашки. Именно добывать, потому что эти кретины потеряли пульт управления и им пришлось поработать ножами. Хорошо хоть горло не перерезали. Или, может быть, напротив - жаль. Одно неверное движение и этот идиотизм наконец-то закончится:
  
   Современная смирительная рубашка мало походит на свою прародительницу. Тюремщикам не надо напрягаться, затягивая шнуровку, - достаточно повернуть регулятор и у меня глаза лезут на лоб. Причем сие устройство способно сковать почти все тело, кроме головы и ступней ног.
   Невольно к ругани в адрес тюремщиков я прибавил проклятия создателям рубашки. Правда, бранился теперь я все же мысленно - дубинки, и тяжелые ботики иногда могут быть вескими аргументами в споре.
  Как и большинство подобных приспособлений, смирительная рубашка создавалась со вполне мирной, можно даже сказать гуманной, целью - для быстрого и безопасного усмирения буйных умалишенных. Искусственные мышцы действуют нежно, но не оставляют ни малейших шансов вырваться, даже очень сильному и ловкому больному. Но создателям смирительной рубашки и в страшном сне, наверное, не могло привидеться, что их детище будет использовано для наказания заключенных - для пыток. Я бы и сам не поверил, что такое возможно в наш просвещенный век, если бы сам не был бы предметом развлечения охраны. Но нет пределов садистскому хитроумию бешеных придурков вроде Сэрстона. По крайней мере я этих пределов пока не достиг.
   Освободив от пут, меня усадили в специально принесенное кресло и тут же пристегнули руки к подлокотникам. Видимо что бы невзначай не свалился - сделать что-либо не приятное тюремщикам, после сеанса смирения, я был не в состоянии физически. Разве, что ущипнуть
   Между тем Сэрстон начал допрос.
   - Итак, ты скажешь, куда подевал деньги? - в очередной, уже, наверное, сотый, раз спросил старший надзиратель. Весьма грозно спросил - по крайней мере, он очень старался меня напугать. 'Она схватила ему за руку и неоднократно спросила, где ты девал деньги:'
   - Какие деньги? - В очередной раз вопросом на вопрос ответил я. Грозный тон Сэрстона давно уже перестал пугать меня. Пока идет допрос, бить не будут - выяснено опытным путем.
   - Деньги, которые ты спер у 'Альтернативного выбора' мерзавец. Пять миллионов, - старший надзиратель начал терять терпение. - Для нас это теперь личное дело - фирма вычитает деньги из наших зарплат. Ты ограбил всех парней в этой тюрьме.
   Если Сэрстон, надеялся, что во мне проснется жалость к славному коллективу веселых парней с дубинками, то он сильно ошибся. И уж точно я не мог заставить себя жалеть господина старшего тюремного надзирателя. Как впрочем, не мог вернуть деньги его хозяевам.
  
  ***
   В жизни каждого человека бывают моменты, когда жизнь выглядит чередой неудач, а появление на свет - печальным событием, достойным лишь сожаления. Обычно такое состояние именуется депрессией и сопровождается приступами острой жалости к себе родимому.
   Раньше до 'Альтернативного выбора', депрессия приходила ко мне довольно часто, практически в конце каждой рабочей недели, когда усталый и опустошенный я 'выплывал' из виртуальной реальности и Сети. В такие моменты понимаешь, что означает 'чувствовать себя как выжатый лимон', и ищешь способ наполнить пустоту. Обычно я прибегал к старому проверенному способу, - проще говоря, напивался до беспамятства или, иногда, применял более современные и более мощные средства. С приятелями, зачастую случайными, или в одиночестве - общество для меня ни когда не было предметом первой необходимости.
   По началу алкоголь лишь усугубляет депрессию, но зато потом в голове не остается места для печальных мыслей. Да и для каких-либо мыслей вообще. Удивительно как я не превратился в жалкого алкоголика.
   Нет ничего удивительного, что встреча с Азертоном, Сэрстоном и их подручными вызвала у меня приступ депрессии. Очередная встреча - очередной приступ. Один только вид этих людей способен вогнать в тоску - а мне приходилось терпеть допросы, побои и долгие часы в смирительной рубашке.
   За время, проведенное в неподвижности, когда мое тело было скованно мощью искусственных мышц, я успел раз десять проклясть судьбу. Но это не помешало еще разок пролить слезы по себе драгоценному. В такие минуты вспоминаются всяческие гадости, случавшиеся в жизни, начиная с раннего детства. А в жизни каждого человека этого богатства более чем достаточно:
  
  Но самой популярной причиной депрессий, по крайней мере, у мужской части контингента вверенного Азертону и Сэрстону, были женщины. И это нормально - 'Альтернативный выбор', хоть и необычная, но все же тюрьма, со всеми ее прелестями. Даже радостей виртуального освобождения от запасов семенной жидкости клиенты фирмы были практически полностью лишены - модели виртуальных костюмов, которые нам предоставлялись для работы были лишены соответствующих приспособлений.
  Я обычно вспоминал о своих сексуальных неудачах - мысли плавно 'переезжали' на женщин, которых я когда-либо хотел, но не добился. Ругал я, разумеется, не себя, хотя во всех своих бедах виноват, прежде всего, сам. От много кратно развенчанного дедушки Фрейда не было спасения и поныне.
  
  ***
   Но, пожалуй, пора представится. Меня зовут Адам Лодборг, и я являюсь одним из почти двух сотен заключенных уникальной тюрьмы 'Альтернативный выбор'.
   Несмотря на имя и фамилию по национальности я русский, хотя похвастаться чистотой крови не могу. В современном интернациональном мире принадлежность к той или иной нации определяется не генетическими или паспортными данными, а интуитивным ощущением сродства с какой-либо культурой. Детство мое пошло в небольшой, но очень сплоченной русской общине в Южной Америке, сумевшей, несмотря на территориальную оторванность от исторической Родины, сохранить язык и национальные особенности. Но образование я получил вполне современное и английский для меня - второй родной язык.
   Фанаты виртуальных игр, возможно, еще помнят меня как автора 'Мира смерти'. Это была единственная коммерчески успешная ВР, которая вышла под моим именем. Игра, сюжетом для которой послужил научно-фантастический роман известного в прошлом писателя, неплохо продавалась и приносила прибыли. Уже начались работы над продолжением:
  Все последующие проекты, в которых мне довелось участвовать, принадлежат 'Альтернативному выбору'. Как принадлежал долгое время и я сам:
  
   Но компьютерные игры не главный источник моей славы, не им я обязан пребыванием в тюрьме. Широкой публике Адам Лодборг известен как Первый Виртуальный Убийца. Хотя на самом деле я не был даже вторым. Во время войн за контроль над киберспейсом погибло не мало людей, зачастую даже не подозревающих, о том что они попали в горнило сражения. Сеть на какое-то время стала ареной самых настоящих боевых действий. События того, совсем недавнего, времени обычно принято именовать самой бескровной войной в истории человечества - мало кто знает, что, к сожалению, это утверждение далеко от истины. Большую часть смертей объяснили самоубийствами ненормальных фанатов компьютера, Сети и ВР, у которых окончательно 'поехала крыша', а остальных погибших списали на несчастные случаи никоим образом не связанные с киберпространством. Слишком мощные силы были заинтересованы в сокрытии истинной картины произошедшего в искусственной вселенной и завеса секретности в сочетании с дезинформацией сделали свое дело. К счастью для власть предержащих, сражения в киберспейсе были тихими и ни шли в никакое сравнение с террористическими войнами, из которых кибербитвы собственно и выросли.
   Моя же жертва покинула этот, возможно и не самый лучший из миров не снимая виртуального костюма. Мне не очень приятно вспоминать об этом периоде жизни, но все же, пожалуй, придется - не хочется выглядеть слабым в собственных глазах. А ложь во имя самоуспокоения - несомненно, слабость.
  
   Вместе с одним давним приятелем я создал небольшую фирму - американская мечта о своем деле давно уже стала интернациональной. Занимались мы, конечно же программированием. Маленькие (два-три сотрудника-владельца) фирмы вроде нашей каждый год создаются и исчезают тысячами, если не десятками тысяч. Программист в наше время самая распространенная на Земле профессия. Ведь для такого рода производства необходимы лишь достаточно мощные персональные компьютеры и сравнительно не дорогое программное обеспечение. Поэтому открыть свой бизнес не составило труда.
   Нам удалось написать и, что весьма важно продать, несколько неплохих продуктов. Дела шли в гору - мы расплатились с кредиторами и начали получать прибыль. Все было отлично, пока мой компаньон не решил, что работает он слишком много, а получает слишком мало. Проблему усугубили его неприятности на ниве азартных игр и возникшие, как следствие, долги и связи с сомнительными личностями - приличные люди с игроками предпочитают не связываться. В общем, история вполне мелодраматическая. Даже более чем хотелось бы.
   Что бы расплатиться с долгами мой, не слишком удачливый в картах приятель, обокрал фирму - тайно продал несколько почти готовых к продаже программ конкурентам. Но дело было не в деньгах:
   Глупо все получилось - может ему хоть в любви повезло, если б жив остался.
  
   Мировой криминалистический опыт подсказывает, что убийцы используют для своих преступлений либо то, что окажется под рукой либо то чем они в совершенстве владеют. Хотя, конечно, я не специалист - все мои познания в криминологии основаны на читанных в юности детективах.
   Написать вирусоподобную программу, способную убивать было не сложно - в Сети полно всевозможных рекомендаций, на эту тему, есть и готовые наработки. А заразить машину жертвы было еще легче:
   Мое преступление могло бы претендовать на идеальность - очередной ненормальный фанатик Сети не рассчитал свои силы и отдал концы. Могло бы, если бы я сам не сдался правосудию. Вряд ли полиция сумела бы раскрыть это преступление самостоятельно - сделав дело вирус самоуничтожился, стерев следы своего пребывания в системе. Да и вообще органы правосудия и правопорядка не могут похвастаться сколь-нибудь серьезными успехами в киберспейсе.
   В результате, вместо идеального преступления получилась сенсация, не большая, но вполне сумевшая меня прославить. Ненадолго я стал знаменитостью, кем-то вроде современного Герострата (так меня назвали не слишком хорошо знающие историю журналисты).
   Сейчас решение сдаться полиции не кажется мне очень умным, но что сделано, то сделано - суд присяжных приговорил меня к пожизненному заключению. Тогда то на сцене моей жизни, которая, как известно театр, появились люди из 'Альтернативного выбора'.
   Эта фирма предоставляет услуги особого рода, и по сути своей является частной тюрьмой, позволяющей своим 'клиентам' превратить отбывание сроков если не в приятное, то хотя бы в комфортное. Бизнес редкий и весьма специфичный - возможно даже 'Альтернативный выбор' в своем деле монополист.
   Обычно услугами 'Альтернативного выбора' пользовались состоятельные преступники, не принадлежащие к числу слишком одиозных. Кроме оплаты 'номера' в своеобразном 'отеле' строгого режима, необходимо за каждый год тюремного срока отчислять государству, задержавшему и осудившему нарушителя закона, так называемый 'налог спокойствия' - плату за освобождение от услуг официальной тюремно-исправительной системы. Смею уверить - услуги фирмы очень дороги. Поэтому в 'Альтернативный выбор' обращаются лишь, когда дорогостоящие адвокаты оказываются бессильны, а подкуп судейских, по каким-либо причинам, - невозможен.
   Разумеется, я не мог оплатить услуги частной тюрьмы даже частично. Но от меня этого и не требовалось. Представители 'Альтернативного выбора' предложили свои услуги в обмен на участие в ВР-проектах фирмы. Отсидев перед судом несколько месяцев в камере предварительного заключения вместе с 'обычными' преступниками-рецидивистами, я долго не раздумывал.
   До поры до времени обе стороны были вполне довольны заключенным договором. Я приносил прибыль - фирма с лихвой окупила все затраты (кстати гораздо более скромные чем случае простого съема 'номера'). В ответ мне обеспечили почти нормальную жизнь. А о компьютерном 'железе' предоставленным 'Альтернативным выбором' для работы, на свободе я мог только мечтать - техника сюда поставлялась самая новая, зачастую эксклюзивная.
  
  ***
   Сделав свой альтернативный выбор, я не жалел - даже Азертон и Сэрстон выглядели вполне приличными людьми. Да, по правде говоря, я и сейчас не считаю, что, приняв предложение фирмы, совершил ошибку. Для тогдашнего моего положения, это был лучший, если вообще не идеальный выход - мои не слишком большие потребности удовлетворялись оперативно и в полном объеме, я занимался любимым делом. Все неприятности, случившееся со мной в 'Альтернативном выборе', проистекали из простого невезения.
   Проблемы начались после того как со счетов фирмы неизвестный взломщик спер весьма внушительную сумму - если верить тюремным охранникам, пропало около пяти миллионов. Причем деньги были потеряны безвозвратно - никакие страховые выплаты 'Альтернативному выбору' не грозили. Не суть важно как это было проделано - в мире хватает ловкачей, причем многие из них отнюдь не глупы. Важно то, что подобные преступления практически не раскрываются (все о чем пишут газеты может вызвать у профессионала лишь смех), а руководство тюрьмы решило не ударить в грязь лицом перед боссами и опровергнуть эту истину.
   Тюремная локальная сеть была частью маршрута неизвестного вора. И хотя след явно вел дальше, управляющий тюрьмой уверился в моей виновности. Как он дошел до подобной 'гениальной' идеи я так никогда и не смог понять - ход мыслей господина Азертона не отличался логичностью, да и в глубоком знании современных сетевых технологий его трудно заподозрить. Зато управляющий сумел заразить своей уверенностью сначала старшего надзирателя, а потом и весь персонал тюрьмы. И из меня дружно принялись выбивать признание - другими методами следствия тюремные работники просто не владеют. В наше время в охранники обычно нанимаются люди не обремененные интеллектом и не способные найти иной способ зарабатывать на жизнь - в современном супертехнологизированном мире почти не осталось работы, не требующей ума и образования.
   По началу тюремщики вели себя мирно и ограничивались допросами без 'физических мер воздействия'. Но постепенно ситуация изменилась и в ход пошли более серьезные методы - допросы сменили тон, а когда не хватало слов начинали работать дубинки. Теперь Азертон и Сэрстон ради возврата денег, кстати, чужих, были готовы отправить меня на тот свет. А чтобы эта парочка вдруг не передумала, их хозяева ввели против персонала тюрьмы нечто вроде экономических санкций.
  
  ***
  Конечно, я был не единственным заключенным-программистом, работавшим на 'Альтернативный выбор'. Фирма уже довольно давно и не безуспешно, разрабатывала жилу ВР-игр (хотя в продаже вы не найдете ни одной программы под ее именем: деятельность в сфере 'исполнения наказаний' - плохая реклама), и собрала под своей крышей немало перспективных авторов. Но среди нашей братии особо выделялись двое - Эд Моррел и Джек Опенхеймер. Эти двое считались самыми талантливыми и, соответственно, самыми прибыльными работниками. Но одновременно они занимали первые места в черном списке 'трудных клиентов'. Не удивительно, что эти парни попали, за компанию со мной, под подозрение к Азертону и Сэрстону. Но даже Эд и Джек не могли похвастаться такой 'крутой' как у меня статьей, поэтому господа тюремщики смирительной рубашкой их не угощали.
   До того как попасть в 'Альтернативный выбор' Моррел и Опенхеймер занимались вирусописательством и воровством чужих секретов. Даже попав в тюрьму, они не успокоились и быстро найдя в друг друге родственные души провернули новую шутку, - заразили компьютеры одного крупного банка. В результате диверсии из тюрьмы банк понес заметные убытки - только восстановление баз данных заняло почти неделю. А Моррел и Опенхеймер получили по пятьдесят дополнительных лет в качестве добавки к своим и так фантастическим срокам - первоначальные приговоры эта парочка получила в странах, законодательство которых позволяет осудить человека хоть на тысячу лет.
   В силу специфики своей работы заключенные-программисты 'Альтернативного выбора' активно работали с киберспейсом - сама будучи провайдером, фирма предоставляла своим работникам свободный доступ к Сети и трафик в пределах современных технических возможностей. Но после 'шутки' с банком в отношении Моррела и Опенхеймера были введены особые правила. Их выходы в киберспейс строго контролировались, общение с другими заключенными жестко ограничивалось. По сути, к моменту моего появления в 'Альтернативном выборе', Эд и Джек находились в одиночном заключении. Из камер их почти не выпускали, доступ в киберпространство организовали через третьих лиц - выбранные охраной тюрьмы заключенные выполняли заказы своих не благонадежных коллег. Доступ в локальную сеть ограничили 'сбросом' рабочих файлов на один из периферийных серверов. Причем вся исходящая от веселой парочки информация тщательно 'досматривалась'. Разумеется, Эд и Джек сразу же взялись за решение новой проблемы, и конечно решили ее причем весьма оригинальным образом - не зря же они считались лучшими.
   Следующим в 'черный список' Азертона и Сэрстона угодил я, Адам Лодборг. Меня, как и Моррела и Опенхеймера прежде всего отрезали от внешнего мира, оставив от всего киберспейса лишь спортивный канал, по которому круглосуточно транслировались соревнования по туннельному хоккею. Это новомодное спортивное шоу сменило традиционные 'мужские сериалы' и пользовалось огромной популярностью среди охранников. Последние видимо считали, что возможность следить за мировым первенством - поблажка для неудобного 'клиента': В результате, я возненавидел этот довольно таки красивый вид спорта.
   И разумеется, ограничения в доступе к информации никоим образом не ускоряли нашу работу над проектами фирмы.
  
   В своей деятельности на благо боссов 'Альтернативного выбора' мне часто приходилось связываться с Эдом и Джеком - в последнее время мы работали по одной теме. В теории мы должны были обмениваться только рабочими файлами, которые прежде чем попасть к адресату проверялись специальными программами. Но наши охранники забыли, что эти программы создавали такие же программисты, как и мы. Получив очередной файл с исходными текстами программ, я обратил внимание на его странную структуру.
  
  (Мало кому придет в голову открывать откомпилированную программу в текстовом редакторе. То что я нажал клавишу F4, на которою в файловых менеджерах со времен незабвенного Norton Commander 'повешены' простенькие редакторы, было конечно случайностью. То что мною был выбран файл, который собственно и не должен был ко мне попасть - всего лишь еще одной случайностью. А то что я обратил внимание на его забавную структуру - случайностью из которых складывается судьба.)
  
   Зная, что программы-контролеры, прежде всего, нацелены на поиск сообщений в виде избыточной информации - этаких хитрых добавочек к рабочему тексту Моррел и Опенхеймер вообще отказались от попыток вставлять дополнительные строки. Вместо этого они обратились к классическим методам шифрования, изобретенным еще в до компьютерную эпоху. Получалось нечто вроде древних шифровок, которые можно было прочесть с помощью специального ключа, выделяя буквы в невинном письме. Форматирование текста кода, расположение отдельных операторов - все имело значение при дешифровке. Разумеется, стойкость к взлому у подобных методик по нынешним временам просто не серьезная, но это не имело значения - все равно система кодирования использовалась лишь один раз, да и особых секретов сообщения не содержали. Способы шифрования постоянно менялись - для Эда и Джека такое общение стало своеобразной интеллектуальной игрой. Зная, что в файле содержится сообщение, необходимо было практически без помощи компьютера, 'расколоть' систему кодирования и, прочтя послание, в ответ придумать свою еще более хитроумную.
   Несмотря, на практически полное отсутствие повторов в способах шифрования я принял вызов моему интеллекту.
   Только не подумайте, что мы не могли взломать местную локалку:
  
  ***
   Отношение к человеку зависит от того, в каком качестве приходится с ним сталкиваться - убийца- рецидивист наверняка ненавидит скрутивших его полицейских. Хотя симпатии большей части современного человечества, несомненно, будут на стороне последних. Может быть, Азертон и Сэрстон были неплохими ребятами - любящими и любимыми мужьями, заботливыми отцами семейств. И вообще, может они по ночам стихи пишут - например, о неблагодарной, но такой нужной профессии тюремного охранника. Но я то знал их изнутри смирительной рубашки.
   Благодаря своей природной тупости Азертон и Сэрстон, постепенно из тюремщиков превратившиеся в пыточных дел мастеров, оказались в странной ситуации. С одной стороны хозяева 'Альтернативного выбора' требовали держать темп работ над проектами, а с другой - желали вернуть похищенные деньги.
   Ситуацию усугубляло еще и то, что начальник тюрьмы, как и любой идиот, уверовавший в идею, обладал способностью говорить убедительно. А даже самые умные люди склонны верить самоуверенным глупцам. Желая выслужится и все таки найти деньги, Азертон сумел добиться от своих боссов разрешения на применение ко мне 'мер физического воздействия без причинения вреда работоспособности'. Для меня эта мудреная формулировка вылилась в побои и долгие часы в смирительной рубашке. Хотя идея с применением последней, скорее всего, принадлежала Сэрстону, а не Азертону. Подобные выдумки больше по части господина старшего надзирателя - его начальник недостаточно умен и злобен для того чтобы додуматься до такого способа ведения следствия.
   В первый раз меня упаковали в рубашку всего на час. И должен признаться - если бы я знал, где находятся эти проклятые пять миллионов, то вернул бы их уже на пятой минуте. Я готов был отдать любые деньги и сознаться в любых грехах, лишь бы прекратить пытку. В добавок к физической боли я был вынужден лицезреть мерзкие рожи тюремщиков, не упустивших возможности поиздеваться над беззащитным человеком. А еще приходилось выдерживать допросы, давая дурацкие ответы на дурацкие вопросы.
   Результатом этих экспериментов со смирительной рубашкой для меня стало недельное пребывание в тюремном лазарете. Такие вот 'меры физического воздействия без причинения вреда работоспособности'. В течении этой недели не могло быть и речи о моем участии в работе, из-за чего фирма понесла убытки, достаточные для того чтобы их заметили боссы. Этот факт был болезненно воспринят хозяевами 'Альтернативного выбора' и управляющий тюрьмы был вызван 'на ковер'.
   Но Азертон и Сэрстон, поддерживая в друг друге уверенность в моей виновности, не оставляли надежд выколотить признание. Поэтому еще через неделю, я снова оказался в смирительной рубашке.
  
   Моррел и Опенхеймер узнав о 'развлечениях' охранников выразили свое мнение о интеллекте Азертона и Сэрстона и всех их подручных, а так же их о их матерях и способе появления на свет в двух длинных монологах, полных витиеватых изощренных ругательств. Читать было очень весело, но увы мои новые друзья мало чем могли мне помочь.
  
  ***
   Современные взломщики электронных сейфов, по традиции именуемые хакерами, методами своих действий более всего напоминают разведчиков действующих в глубоком тылу врага. И не киношных Джеймсов Бондов, стреляющих направо и налево из всех попадающих в руки 'стволов', а настоящих, чья работа, главным образом, состоит в сборе информации, подчас обыденной, и в последующем ее анализе. Стрельба чаще всего означает провал шпиона.
   В наше время хакер это прежде всего разносторонне образованный интеллектуал. Вместо того что бы с фанатичным упорством искать бреши во взламываемой системе или подбирать пароли, что при современных методах охраны секретов может занять время, за которое этот секрет успеет много раз устареть, взломщик, получив заказ, начинает всесторонне исследовать проблему. Мотаясь по киберспейсу, хакер по крохам собирает информацию, связь которой с поставленной проблемой зачастую смутно видна даже ему самому. Причем важную роль в добыче сведений играет обычное человеческое общение - недаром же самые первые хакеры, чьи имена сейчас легендарны, доводили до совершенства искусство ведения разговора. Благо, что современная техника позволяет подделать любые голоса и динамические изображения. В результате нужная информация зачастую добывается без непосредственного контакта с ее физическим носителем.
   В общем 'работая' хакером волей не волей становишься эрудитом и интеллектуалом. Поэтому общаться с Эдом Моррелом и Джеком Опенхеймером было весьма интересно:
   Разговоры наши были совершенно невинны. Речь никогда не заходила о побеге или составлении какого-либо заговора. Мы даже не пытались устроить 'Альтернативному выбору' какую-нибудь пакость, навроде той в которой меня обвинили Азертон и Сэрстон. На взлом местной локалки и выход в Сеть был наложен временный негласный запрет. Обычными темами наших сообщений были тюремные новости, которые удавалось узнать от охранников - содержание посланий для нас не имело практически никакого значения.
   Было очень увлекательно, придумывая новые шифры, обманывать следящие программы и 'раскалывать' коды собеседников. Среди нас началось даже своеобразное соревнование: чьи шифровки окажутся более стойкими и кто дольше сумеет не повторяться. Произошло забавное превращение средства в цель. Но Джеку показалось недостаточно этих упражнений интеллекта - Опенхеймер придумал оригинальную логическую игру на основе шахмат с жутко сложными правилами и начал оттачивать на мне и Эде свои не дюжинные мыслительные способности, играя против нас двоих одновременно. Причем он всегда выигрывал - несмотря на все усилия я ни разу не смог добиться даже ничьей. И разумеется шифры Джека были самыми хитроумными и сложными, а наши коды были для него все равно, что орехи. Сила разума Джека Опенхеймера, образование которого ограничивалась средней школой захолустного городка Северной Америки, поражает меня до сих пор.
   Эд Моррел был прямой противоположностью (в смысле происхождения) своему приятелю. Рафинированный до мозга костей, выходец из очень приличной и весьма богатой семьи, Эд получил великолепное образование в одном из престижнейших университетов планеты. Его ждало блестящее будущее, но он, выражаясь словами наших 'коллег' из государственных тюрем (сидящих по менее экзотическим статьям), 'нашел приключений на свою задницу'. Ни я ни Джек так никогда не узнали о причинах его пребывания в 'Альтернативном выборе', а сам Эд видимо желания исповедаться никогда не испытывал. Мне удалось узнать лишь, что Моррел был хакером-любителем в отличие от Опенхеймером, который взломом зарабатывал на жизнь.
  
   Наш обмен шифровками, конечно же, трудно было назвать полноценным общением, но все же это было гораздо лучше, чем разговоры, например, с мухами или вообще с какими-нибудь духами, что нередко практиковали в прошлом заключенные в одиночных камерах. Единственное, чего мне не хватало так это возможности увидеть своих друзей - информационная емкость шифровок и принципы их создания не позволяли переслать даже черно-белую фотографию, не говоря о динамическом изображении в реальном масштабе времени.
  
  ***
   Я искренне надеялся, что мои мучители, эти новоявленные гестаповцы, ограничатся однократным применением смирительной рубашки. Но увы они не успокоились - распаляя друг друга Азертон и Сэрстон желали довести начатое дело до конца.
   Несмотря на то, что во второй раз меня заковали в рубашку не на один час, а на два, испытание я перенес легче чем в первый. Да и возвращение к жизни произошло быстрее - помещать в тюремный лазарет меня не пришлось. Похоже я начинал привыкать к экспериментам охранников. Но несмотря на некоторую адаптацию организма, было очень больно. Может быть, кому то и приходилось переносить и большие муки, но мне и моих было более чем достаточно - второй раз я жалел, что не могу вернуть деньги. Мало боли не бывает, - в этом я убедился в этом на собственном опыте.
  
  ***
  В очередной раз выразив свое мнение о надзирателях-садистах в самых изысканных ругательствах, Джек поведал нам о своем пребывании в смирительной рубашке, утаив, правда, причины такой нелюбви к нему со стороны охраны. Лишь много позже и не от Опенхеймера я узнал, что ему однажды посчастливилось хорошенько наподдать старшему надзирателю. Проживший половину жизни в бедных районах Нью-Йорка, Джек хорошо усвоил обычаи тамошних обитателей и интуитивно чувствовал моменты, когда любые слова бессмысленны. Оказалось, что я не был первым в деле освоения смирительной рубашки как орудия воспитания. Причем Джека упаковали сразу на сутки - Сэрстон хотел отомстить за разбитое в кровь лицо и сломанный нос. Тем более что произошло это событие при подчиненных.
   В послании Опенхеймера, как обычно хитроумно зашифрованном, было примерно следующее:
   'Меня явно хотели убить, по крайней мере, складывалось такое впечатление. Видимо я все же переборщил с ответной реакцией на глупость Сэрстона - меня запихнули в рубашку сразу на двадцать четыре часа. Охранники были злы как черти, а Бешенный Придурок чуть не лопнул от бешенства. Они точно хотели убить меня, а потом придумать какой-нибудь несчастный случай. Тебе, Адам, в этом смысле легче - ты им нужен живым.
  И скорее всего меня бы сжили со свету, если бы не искусство внетелесной жизни, которое я перенял, еще на свободе, от одного приятеля, долго жившего где-то на Востоке то ли среди йогов, то ли у китайских монахов (а может, он сам все придумал - точно не знаю).
  Едва меня запаковали, я начал понемногу 'убивать' свое тело. От настоящей смерти мое состояние отличалось лишь возможностью вернуться назад. Это было нечто вроде сверхглубокого анабиоза. Сначала я 'убил' мизинец правой руки, потом кисть. Дальше дело пошло быстрее. 'Умершие' части тела переставали посылать в мозг какие-либо сигналы, как будто их отключили. Я просто переставал их чувствовать.
  Труднее всего было отключить мозг, ведь мне нельзя было терять сознание. Когда наконец 'живой' осталась лишь только маленькая часть мозга, мой разум подобно пуле из ружейного ствола вылетел на свободу:
  
  Как вы, наверное, знаете человеческий мозг - сложнейшая система. Сложнее его только современный киберспейс. В нашем 'сером веществе' скрываются невероятные возможности, и одна из них - способность создавать астральные тела. Подобно тому как радиопередатчик генерирует новый вид материи - электромагнитные волны, мой мозг создал новую оболочку для разума. По крайней мере, я так объясняю произошедшее
  Внешне мое новое тело ничем не отличалось от того, что лежало скованное смирительной рубашкой. У меня были руки, ноги, голова - все как у нормального человека. Но были и отличия. Например, у моего физического носителя отсутствуют три пальца на левой руке - след одного давнего приключения (кстати тоже весьма забавная и очень поучительная история). У тела астрального все было на месте. И уж совершенно кардинально отличались два носителя разума по своим возможностям: усилием воли я мог перемещаться на любые расстояния, проходить сквозь стены:
  В общем, я стал чем-то вроде духа или приведения'.
  Надо признаться, по началу я весьма скептически отнесся к рассказу Джека. Вообще мне было странно 'слышать' подобное от рационалиста Опенхеймера. А Моррел попросту списал все на болевой шок и потребовал объективных доказательств.
  
  2. Искусственный интеллект
  
   Жизнь в частной тюрьме нельзя было назвать скучной и без виртуальных реальностей. Но именно они придавали смысл нашему пребыванию в 'Альтернативном выборе'. По крайней мере экономический.
   Я не буду подробно описывать нашу игру - она наверняка уже активно подается. Другое дело - как делалась иллюзия. Это имеет непосредственное отношение к моему теперешнему положению, и тому как я в это положение попал.
   В около компьютерной прессе виртуальную реальность иногда именуют самым современным и технологически наиболее 'продвинутым' способом отражения реальности, дающим творцу много больше возможностей чем, например, перо литератора. Для геймеров ВР - важнейшее из искусств. Хотя конечно есть немногие приверженцы традиций считающие создателей компьютерных миров ремесленниками, производящими ширпотреб для развлечения масс. Поклонников ВР эти люди именуют не иначе как толпой, не доросшей до настоящей культуры. Разумеется, себя они относят к элите.
   И во многом ревнители традиций правы - ВР товар. А товар должен продаваться. Виртуальная реальность это, прежде всего развлечение, нацеленное на широкую публику. А вообще история повторяется - нечто подобное было сначала с кино, потом с телевидением.
   Но для меня ВР - не просто способ заработать на хлеб с маслом. На мой, конечно весьма пристрастный взгляд, создание виртуальных реальностей подобно библейскому сотворению мира. Сначала автор придумывает некое пространство (именуемое обычно игровым) и устанавливает законы по которым оно будет жить.
  Современные ВР обычно имеют несколько уровней, которые сами по себе представляют целые миры. Но несмотря на всю сложность иллюзий они ограниченны - это главное и пожалуй самое существенное отличие искусственных вселенных от настоящей. Поэтому главный признак качественной игры - грамотно закольцованное игровое пространство. Игроку не должно быть знакомо понятие 'конец мира'.
   На следующем этапе появляется 'карта мира' - рельеф, постройки то есть то, что увидят пользователи. И, наконец, создаются 'живые' обитатели ВР, в том числе и 'разумные'. Хотя порядок сотворения, разумеется, может быть, любой - часть игр, например, создается под конкретный персонаж.
  
  ***
   Несмотря на то, что работы над игрой были далеки от завершения, создаваемая реальность уже начала жить собственной жизнью - неделю назад ее загрузили в один из суперкомпьютеров 'Альтернативного выбора'.
  Независимо от присутствия в ВР людей-игроков, в иллюзии происходят изменения игрового пространства - появляются дополнительные варианты местности, создаются новые и погибают старые персонажи. Если в старых играх можно было, дойдя до некоторого уровня, 'сохранится', что бы потом продолжить путешествие, то в современных иллюзиях это лишено смысла - каждый раз игрок попадает в иной мир. Изменения могут быть незначительными, а могут преобразовывать саму основу реальности. Даже автор зачастую не может предсказать, как будет выглядеть его творение при следующем посещении.
   Создание уровней ВР было практически закончено и я посещал их в рамках стандартного контроля. Прежде чем перейти к следующему этапу работ, производилась тщательная проверка игрового пространства на предмет 'ловли блох'. Исправляя мелкие несоответствия проекту, я надеялся хоть немного пообщаться с друзьями в реальном времени. Но заботливые тюремщики не только производили строгий контроль подключений к игровым серверам, но и организовали нам раздельный доступ по специальным не пересекающимся графикам. Так что мы тестировали свой уровни в одиночестве.
   Обычно я посматривал игру от третьего лица в так называемом режиме эмуляции монитора, с помощью специальной программы-браузера. Подобно бесплотному духу я летал по иллюзорным улицам призрачного города, выискивая и старательно устраняя все, сколь-нибудь критичные для существования мира, недостатки пространства игры. В этом режиме можно добраться до самых тайных уголков ВР, которые обычному игроку практически не доступны. Но ведь всегда найдется неугомонный 'хакер', желающий все облазить и что-нибудь сломать.
   Но иногда я надевал виртуальный костюм и превращался в геймера. Кроме возможности почувствовать себя в шкуре будущего посетителя ВР такие походы давали возможность сыграть в свою собственную игру. Оставляя друг другу послания в хитроумных тайниках наша троица уподабливались шпионам прежних времен.
  
  Переодевшись в виртуальный костюм, кстати почти всегда новой модели (наверняка у 'Альтернативного выбора' были соответствующие контракты на тестирование нового оборудования с фирмами-производителями), я первым делом производил его настройку 'под себя'. В стартовом вспомогательном меню настройки 'железа' производится выбор пункта 'Опции и настройка' и с помощью контрольных утилит подгоняется работа костюма под глаза, уши, нос ... Поскольку я не собирался геймить по настоящему то обычно ограничивался загрубением эффектов, способных вызвать неприятные ощущения или травму, так чтобы слабые воздействия со стороны мира игры передавались со стопроцентным реализмом, а сильные - сглаживались.
   Посещение современной ВР в чем-то подобно выходу в открытый космос или погружению в глубины океана. Тем более что угроза здоровью со стороны иллюзий может быть вполне реальна, несмотря на все защитные ограничения. Причем злой умысел не обязателен. Целая серия судебных исков со стороны пострадавших пользователей заставили фирмы-производители очень серьезно подходить к вопросам безопасности игроков и снабжать свои устройства, помимо программных ограничителей встроенных в драйвера, еще и предохранителями на уровне 'железа'. Но несмотря на все рекламные гарантии самых авторитетных в компьютерном мире корпораций опасность, хоть и сведенная к минимуму, все же не исчезла полностью. К тому же никогда нельзя исключать вероятность того, что какой-нибудь маньяк-вирусописатель, просто из желания лишний раз самоутвердится, будет днями и ночами изучать конструкцию виртуального костюма, что бы найти в ней слабое место:
  Поэтому настройка виртуального костюма не менее важна чем подготовка скафандра космонавта или водолаза-глубоководника: И кстати сказать, это весьма сложное дело, требующее некоторого опыта. Старожилы ВР и киберспейса всегда производят настройку самостоятельно. Новички обычно прибегают к стандартным наборам, прилагающимся к драйверам.
  
   Обычный костюм состоит из очков-мониторов, наушников, генератора запахов и специального комбинезона, на основе искусственных мышц (в этом костюм походит на смирительную рубашку). Устройство соединяется с процессорным блоком с помощью высокоскоростных последовательных интерфейсов и модуля управления. Последние выполняют роль 'ускорителей' и служат, главным образом для обработки видеопотока.
   Для того что бы игрок полностью мог погрузиться в ВР его, с помощью ремней и захватов, прикрепляют к специальным механизмам, делающим тело человека независимым от власти настоящего мира.
   После настройки костюма выбирается образ, в котором игрок (в данном случае я) появится в иллюзии, и который не только его определит внешний вид, но и в некоторой степени - возможности.
   В играх всегда есть небольшой набор стандартных имиджей, таких как, например, 'солдат', 'монстр', 'интеллектуал', и тому подобных - как для мужчин так и для женщин (обычно игроки, маленько поэкспериментировав, все же предпочитают сохранять в ВР свой пол). Причем геймер может в широких пределах менять свой внешний вид - лицо, фигуру, одежду: Но стандартными наборами пользуются лишь самые зеленые новички - поэтому все эти наборы не более чем общепринятая формальность, зачастую кочующая из игры в игру. Настоящие игроки стараются, в меру фантазии и финансовых возможностей, создать свой неповторимый имидж - многие фирмы живут за счет разработок образов для ВР.
   И, наконец, выбрав место 'высадки' игрок через специальный 'шлюз' входит в иллюзию - обычно этот процесс сопровождается скучной демонстрацией разного рода сообщений о защите авторских прав, мерах предосторожности и правилах поведения в ВР и конечно же расписыванием прелестей игры.
  
  ***
   Благодаря кровавой натуральности наша ВР-игра обещала стать бестселлером. У нас можно убивать персонажей самыми жестокими способами - хочешь, руби особо не понравившегося врага топором, хочешь полосуй первого встречного ножом, а хочешь, если авторы упустили какой-то особый способ умерщвления, придумай что-нибудь сам. Пролившаяся кровь выглядит весьма реалистично - никаких намеков на сироп или соус. Тела жертв очень натурально агонизируют, как будто чувствуют настоящую боль - не зря же мы прочитали кучу книг по физиологии, а для моделирования использовали специальные программы созданные для обучения студентов-медиков.
   Самолично смоделировав множество сцен убийств для динамических библиотек игры, я не испытывал особого желания проиграть хоть одну из них. Может быть, агрессия выходила из меня во время работы, - даже простое тестирование, без личного участия, было не приятно. Но для широкой публики все эти мерзкие действа - лучшая реклама. Насилие, насилие и еще раз насилие - таков принцип успеха ВР.
  
   Современный уровень развития науки и техники оставляет людям слишком много свободного времени, и редко кто может самостоятельно использовать это время, так чтобы, не померев со скуки, хотя бы не навредить окружающим и себе. О пользе приходится лишь мечтать. И это, к сожалению, не мое самоуверенное суждение, а мнение многих известных и уважаемых психологов и социологов.
   Имея фантастические даже для недавнего прошлого возможности к творчеству, в современном мире слишком много желающих воспользоваться результатами труда чужих мозгов.
   Виртуальные игры являются, может и не самой лучшей, но альтернативой алкоголю, наркотикам и разного рода рискованным развлечениям в реальности. Поэтому и популярны игры, способные вызвать сильные эмоции, - выброс адреналина в кровь достигается без угрозы здоровью (если знать меру) и без неприятных конфликтов с Уголовным Кодексом. А сильные эмоции проще всего вызвать драками, стрельбой и невероятными приключениями. Разумеется, кровавых 'стрелялок' состряпано неимоверное количество, но 'Альтернативный выбор', с моей непосредственной помощью, решил переплюнуть всех конкурентов, взяв не только количеством трупом на гигабайт, но и их 'качеством'. В общем стрелять так стрелять - это дело халтуры не терпит.
   С момента появления первых 3D-игр от первого лица целью программистов было достижение максимального реализма создаваемых симуляций, в этом было их существенное отличие от прочих компьютерных игрушек. Современные средства обратного воздействия позволяют добиться практически полного соответствия реальной жизни - стандартно разлетающиеся на экране монитора ошметки монстров или рывок джойстика при аварии гоночного суперавтомобиля, давно уже никого не удовлетворяют. Геймеры хотят игр реальных более чем сама реальность. И получают их:
   Но с натуральностью нужно быть осторожным и не выходить за определенные пределы, за которыми реалистичность, став чрезмерной, лишь отпугнет клиентов. Реальные травмы могут привлечь разве что сумасшедшего фанатика ВР. Да и такие не слишком приятные подробности как усталость при долгом беге или неприятные запахи вряд ли увеличат количество подключений к игровому серверу. Создаваемый мир должен быть ярким и привлекательным, а его посещение - интересным и приятным, поэтому авторы обычно сознательно отступают от позиций полного реализма и придают игрокам и самому игровому пространству некоторые свойства и возможности, не существующие в настоящем мире. Недаром виртуальные реальности нашпигованы, в зависимости от сюжета, телепортами, антигравами или всякого рода магическими штучками. Нельзя же, в самом деле, заставлять клиента потеть, если, конечно, он сам этого не хочет.
   Достигнув совершенства в сотворении игрового пространства, программисты сосредоточили свое внимание на разработке сюжетов. В самых первых action-играх игрок был практически лишен свободы выбора, его действия ограничивались правилами компьютерного боевика - 'всех кого встретил убил, все что нашел собрал'. Позже для повышения интереса ввели неоднозначность путей достижения цели - в такие игры можно было играть несколько раз 'проходя' их различными способами. Еще более усложняя свои творения авторы игр превратили их настоящие виртуальные миры (благо необходимое оборудование стало доступным рядовому пользователю компьютера) и населили их героями, обладающими интеллектом.
   Наша ВР, как и любая другая, имеет индивидуальный вариант игры. Для него существуют примерный сценарий и конечная цель, к достижению которой нужно стремится. В последнем мы не проявили оригинальности - в зависимости от выбранной роли геймер будет либо покорять мир, либо спасать его от злокозненных злодеев жуткого вида.
   Но все же основным является сетевой вариант игры. Когда ВР будет полностью готова, специально для 'сетевиков' 'Альтернативный выбор' создаст сервер, в котором собственно и будет существовать виртуальный мир. На машины игроков будет поступать лишь необходимая в данный момент информация о состоянии и изменениях видимой данному участнику игру части ВР. Стандартная технология 'клиент-сервер' - основные процессы происходят на мощном и очень быстром компьютере, а клиент-игрок установив на своей машине минимально необходимое программное обеспечение, и разумеется заплатив деньги, может играть в реальном времени. Не тратясь на покупку чрезмерно дорогостоящего 'железа'.
  
  ***
   Создавая ВР, автор вынужден подчинятся законам коммерции. Но никто и ничто не мешает сделать свой мир оригинальным, внеся в игру некую изюминку - даже жесткие (а порой, как моем случае, и жестокие) законы бизнеса оставляю широкое поле для маневра. Естественно если фантазия позволяет.
  Если удастся придумать нечто оригинальное и интересное, то это лишь повысит прибыли.
   Кажется, до меня еще не догадался сделать элементом игрового поля виртуальную компьютерную сеть. 'Внутрь' ВР вложено подобие современного киберспейса, в котором вволю могут порезвится все кто мнит себя великим хакером, но не может или не хочет реализоваться в этом качестве в реальной жизни. Кроме того виртуальное киберпространство позволил мне ввести оригинальный персонаж, по имени Пат Кардиган.
   Продукт любой творческой деятельности есть отражение личности творца в создаваемых мирах и героях. Неважно оживают ли в воображении читателей персонажи, рожденные силой таланта писателя, или автономно существуют в памяти суперкомпьютера, и в любой момент способны доказать свою разумность, сдав тест Тьюринга. Все они несут тот заряд любви и ненависти, который сумел им передать создатель.
  
   Мы решили ограничится тремя 'псевдоразумными программными продуктами высшего порядка', каждому из которых предназначался во владение один из трех основных уровней.
   В качестве хранителя своего мира фентези - сложнейшего и весьма оригинального хитросплетения мифов разных народов и разных времен, Опенхеймер сотворил гигантского бронированного гигантского бронированного жука по имени Корвин. Джек создал его 'страшным снаружи, но добрым изнутри'. Любому злодею забредшему на его территорию придется встретится с настоящей боевой машиной, наделенной еще и магическими способностями.
   Если Опенхеймером руководило желание придумать мир, хотя бы и иллюзорный, где справедливость восстанавливалась бы жестко и без проволочек, то Моррел, похоже, создал объект своей ненависти - вселенную в стиле '1984' Джорджа Оруэлла. Ссылки на роман знаменитого англичанина встречались у Эда повсюду. А благообразный на вид господин О'Брайен, стал главным злодеем мрачной антиутопии. За его приличным костюмом и добродушным видом скрывалась бесконечная жажда власти, которую этот персонаж реализовывал причиняя страдания людям этого мира. Игрокам предоставлен выбор - или вступить в бескомпромиссную борьбу со злодеем, или попытаться переплюнуть его по части злобности.
   Мой же мир можно определить сравнительно новомодным термином психотронная фантастика. Под этим словосочетанием обычно подразумевается научно-фантастический триллер, действие которого относится к недалекому будущему. Созданные в таком стиле ВР активно давят на психику мрачностью обстановки и обилием несуразностей и всяческих нелепостей. Я не стал оригинальничать и наполнил свою вселенную полчищами мутантов, агентами враждебных спецслужб, роботами-убийцами и прочими пугалами современного человечества.
   Фентези, мрачное прошлое и не менее мрачное будущее смешанные в различных пропорциях - таковы основы для всех современных виртуальных миров и придумать нечто иное практически невозможно.
  
  ***
  Разумные (приставку псевдо, авторы стараются по возможности опускать) программные продукты - хранители уровней, служат для поднятия интереса к игре. Они не только способны заменить живых противников в одиночном варианте, но и служат дополнительным средством затягивания в иллюзию. Если нужно они окажут помощь заблудившемуся в игре геймеру, когда он уже готов покинуть ВР, а если надо то напротив могут запутать слишком шустрого клиента.
   Для моей героини, а Пат Кардиган - женщина, я сотворил облик по возможности мирный и не вызывающий опасений. Разве можно ожидать чего-то от бедного парализованного инвалида, прикованного к своей коляске. Такого человека можно жалеть, но никак уж не боятся. В 'обычной' ВР ее возможности сильно ограниченны выбранным имиджем, но в виртуальной Сети она сущий ураган - нет таких систем и паролей способных устоять перед ней.
  
   На первых этапах развития кибернетики интеллект у программах был скорее экзотикой, чем необходимостью. Широко известны, например, самообучающиеся шахматные программы, с помощью которых компьютеры периодически проверялись в соревновании с человеком. Но искусственный интеллект тогда всецело находился в ведении фантастов.
   Позже получили распространение самонастраивающиеся рабочие среды и самообучающиеся программы-инструменты. В настоящее время наличие в коммерческих программах интеллектуальных элементов является естественным и совершено необходимым. Псевдоразумные системы управляют локальными сетями и отдельными элементами большого киберспейса, участвуют в научно-технических изысканиях и просто обеспечивают удобный интерфейс на рабочих станциях и домашних компьютерах. В общем, то главная цель использования искусственного интеллекта - помочь человеку наилучшим образом объяснить машине что он от нее хочет, а потом - понять результаты работы компьютера.
   Но наиболее распространены интеллектуальные программы в игровых ВР, которые кстати сказать занимают большую часть рынка программного обеспечения. Поэтому не удивительно, что появилась и очень быстро развивается целый раздел программирования - программирование интеллектуальное.
  
   Проблема создания ИИ возникла не вчера. И решают ее двумя методами приближения к принципам функционирования человеческого мозга - либо воспроизводя структуру его организации, либо повторяя механизмы мышления. Главным результатом первого метода являются искусственные нейросети - идея их создания основана на попытке смоделировать процессы протекающие с мозге в процессе мышления. Второй подход породил сначала логическое, а потом интеллектуальное программирование, которое пользуется огромной популярностью. Создавать 'железо' способны лишь крупные и очень богатые корпорации - слишком сложно оборудование необходимое для выращивание даже самых простейших элементов современного квантового компьютера. А разработка чего-либо нового в сфере передовых технологий просто не возможна без специфических знаний в областях совершенно не представимых нормальному человеку - то что вкладывается в современные 'микросхемы' нельзя описать ничем кроме математики самого высшего уровня. Написать же удачную программу может попробовать любой, постигший азы программирования.
   Ныне крупные коллективы программистов только и занимаются тем, что разрабатывают методы ИП и создают для авторов ВР готовые объекты-заготовки. И хотя общая теория искусственного разума, как впрочем, и теория разума природного - человеческого, еще даже не появилась на научном горизонте (да и внятного понятия интеллекта пока еще никто не сумел дать), современные компьютеры, шутя, сдают тест Тьюринга и по способностям к обучению и развитию интеллекта превосходят большую часть рода Homo Sapiens.
   Кстати несколько слов о играх, как самостоятельной сфере современной экономики. Одно время было модно критиковать компьютерную индустрию за то, что она прежде всего служит сама себе - в постоянном обновлении оборудования и программного обеспечения прежде всего заинтересованы фирмы-производители, а потребители вполне могут обойтись старыми системами: рост производительности компьютеров в сотни раз не приводит к соответствующему повышению производительности труда бухгалтера или инженера - обычные пользователи давно получили то, что хотели:
  Но критики забывают о одной человеческой потребности - фантазиях о иной жизни. И они, критики то есть, проморгали тот факт, что ВР наилучшим образом удовлетворяют эту потребность.
  
  ***
   Работы над 'псевдоразумными программными продуктами' чаще всего сравнивают с воспитанием и обучением детей. И первое и второе по праву могут претендовать на звание обыкновенного чуда. Вроде бы никто ничего особенного не делает, а получается маленькая вселенная, похожая на множество окружающих, но в то же время обладающая отличиями, которые делают ее единственной и неповторимой. И никто толком не может объяснить как это получилось.
   Тысячи лет поколения людей растят себе смену, занимаясь обыденным делом - превращают беспомощных младенцев во взрослых мужчин и женщин. Разработано великое множество теорий воспитания и обучения, созданы целые научные дисциплины. И нельзя сказать, что они не верны - наука постоянно добивается каких-нибудь успехов. Но все теории до обидного ограничены и не полны. Поэтому пока никто не знает почему в приличной, благополучной семье, не жалевшей денег на колледжи и университеты, может появится на свет бездарь, а среди нищих и изгоев, которым не по карману даже средняя школа, - вырастает гений. Впрочем и обратная ситуация тоже плохо понятна - ведь не известно как вообще рождается разум.
   Что делает человека разумным существом? Вопрос могущий сравнится с тайной Большого Взрыва. Если таковой, конечно, был:
   Нечто подобное происходит и с ИИ. Параллели совершенно прозрачны. Программирование давно уже стало самым распространенным профессиональным занятием. Человек занимается тем, чем занимались и будут заниматься миллионы ему подобных - собирает вместе готовые объекты, настраивает их, что-то пишет сам. Пока, наконец, не появляется (а иногда и не появляется) нечто, начинающее жить собственной жизнью где-то в недрах компьютера. И зачастую автор не может не только предсказать поведение своего творения, но и не способен внятно объяснить, даже самому себе, - что же он такое сотворил.
   Разница между искусственным и человеческим разумами заключается лишь в скорости развития - в компьютерном мире все происходит в тысячи раз быстрее чем в реальности. И есть оптимисты, или наоборот - пессимисты, утверждающие, что человечество сотворило новую цивилизацию, которая себя еще покажет. И заодно нам всем покажет.
  
  ***
   Я предпочитал встречаться с Пат так как это будут делать обычные геймеры, не пользуясь инструментами, доступными мне как автору ее мира. Погрузившись в ВР можно было часами добираться до места встречи. И в результате опоздать - Патриция могла быть капризна как настоящая женщина.
   Выбрав для высадки один из стабильных миниуровней, я начинал свой путь по иллюзорному миру, становившемуся для меня на некоторое время единственной реальностью. Стабильные уровни называются так потому, что здесь не возможны серьезные изменения игрового пространства - резкие перемены построек, 'плавание' ландшафта. Приходя сюда во второй раз, можно было уверенным, что улица не превратится в русло реки, или наоборот. Здесь сильно ограничены и 'законные', то есть разрешенные правилами игры, возможности геймеров - большая часть объектов защищена специальными атрибутами.
   Встречи обычно назначались на мирной территории. Такие места выполняли роль своего рода 'священной земли', где невозможны какие-либо конфликты, кроме словесных баталий, и предназначены они главным образом для отдыха и бескровных развлечений. А главнейшим из последних является секс. Поэтому мирные уровни предназначены, главным образом , для реализации сексуальных фантазий посетителей ВР. Практически не одна из современных иллюзий не упускает из внимания этих человеческих желаний. Но, конечно, никто не мешает использовать такие места в качестве современного варианта чата.
   Хотя я и назвал сексуальные уровни мирными, это не совсем так - здесь можно устроить вполне кровавую оргию, способную удовлетворить любого маньяка (вот еще один пример полезности ВР). Я не говорю о таких стандартных возможностях как изменение пола, возраста, внешности.
   На таких уровнях я был гостем, правда, хорошо знакомым с их спецификой, - сексуальными играми в 'Альтернативном выборе' занимались другие люди. Я лишь присоединял готовый объект к основному пространству.
   В силу специфики своего предназначения такие места наполнены множеством красивых, персонажей - мужчин, женщин и фантастических существ. Игра, по возможности, должна удовлетворять желания максимального количества клиентов. В силу все той же специфики все персонажи красиво раздеты. Такое количество стройных полу или полностью обнаженных тел можно встретить разве что на супермодных пляжах.
   Но по части внешности ВР гораздо богаче современной реальности. В наше время в реальном мире трудно встретить не красивого человека - настолько доступными и эффективными стали косметические операции. Даже само понятие мода изменилось. Теперь под этим термином подразумевается не только то, что на тела одевают, но и сами эти тела. Сбылась мечта женщин всех времен и народов: без особых усилий - диет и упражнений, и без особых финансовых затрат можно получить любую фигуру на любой вкус. Более того, представительницы прекрасной полвины человечества по несколько раз в жизни меняют свой облик. Мужчины более консервативны в вопросах внешности, но и среди них находятся смельчаки рискующие, не только исправлять врожденные недостатки, но и следовать моде на новые тела. А уж устранение примет старости вообще стало стандартной процедурой для обоих полов - чем-то текущего ремонта и профилактики у машин и механизмов. Быть некрасивым давно стало плохим тоном.
   А среди персонажей ВР можно встретить не только ослепительных красавиц и красавцев, но омерзительных уродов. Внешность персонажей является одним из важнейших инструментов автора иллюзии, благо в его растяжении гигантский набор типажей, порожденный литературой, кино, созданными ранее ВР-играми и самой жизнью.
   Как уже говорилось выше, очень часто я опаздывал на свидания и молодой женщина в инвалидной коляске (зрелище совершенно не вероятное в реальной жизни) не заставал. На такой случай я 'носил' с собой поисковую утилиту и универсальный переходник. В активном состоянии последний представлял собой плоское колесо с набором картинок - символов подуровней. Выбрав нужную пиктограмму, я легко переносился практически в любую точку ВР.
  
  ***
   'Перенос разума в иную физическую оболочку' - так Джек Опенхеймер объяснил свой астральный опыт. Нечто похожее происходит при создании 'псевдоразумных программных продуктов' уровня Пат Кардиган. Поэтому не удивительно, что мои походы в ВР участились после сеансов в смирительной рубашке. Уж не знаю что я хотел добиться этими визитами - психология ни когда не была моим коньком. Если бы я получше разбирался в людях то никогда бы не попал в 'Альтернативный выбор'.
   Патриция достигла необходимого для своей роли уровня примерно за две недели. В ее мире эти недели равносильны нескольким годам, причем годам напряженного труда. Теперь лишь опытный специалист по компьютерной психологии отличит Пат Кардиган от обычного человека. И то не наверняка. По крайней мере, я это сделать не в состоянии.
   Для меня, а в будущем и для игроков, Патриция представала как эрудированный человек с очень высоким уровнем интеллекта. Такова она при 'личных' встречах. Но у нее есть и иная, кроме как быть интересным и полезным собеседником, роль - Пат Кардиган правила всем хозяйством ВР. По мере 'взросления' Патриции мой мир переходил в ее ведение.
   (Любопытная получилась ситуация. Каждый человек мнит себя центром мира, так он ощущает себя, лишь это заставляет его жить. Понимая разумом, что после смерти мир останется прежним - лишь без тебя, принять до конца эту простую истину не может ни кто.
  В случае с Пат Кардиган - разумное существо является центом мира. Перефразируя знаменитое выражение Короля-Солнце, Патриция с полным правом могла сказать: 'Вселенная - это я'.)
   Но самый интересный факт заключался в то том, что Пат Кардиган, в отличии от большинства себе подобных, знала о себе и мире все - я не стал сочинять для нее 'легенды о происхождении мира', хотя это и не соответствовало первоначальному замыслу. В этом смысле она вышла на самый высокий уровень 'качества' подобных 'программ', доступный обычно лишь компьютерам крупных институтов, фирм и государственных учреждений (среди которых традиционно доминировали военные и разного рода разведчики).
   А поскольку я был единственным, до определенного момента, ее выходом в реальный мир, то немедленно превратился в объект исследований, - Патрицию Кардиган тоже интересовал 'разум в иной физической оболочке'. Хотя нас обоих, прежде всего, интересовали мы сами.
  
  ***
   Обычно в ВР статус игрока выражен гораздо ярче, чем у жителей современного нормального мира. В этом геймеры походят на разного рода нуворишей, для которых дорогая одежда, роскошное транспортное средство становилось необходимым атрибутом постигшего их успеха. Так и в виртуальных мирах уровень 'крутизны' игрока легче всего определить по его внешнему облику. Настоящий виртоман, а именно так иногда именуют любителей компьютерных игр медики, что говорится в лепешку расшибется, но добудет себе эксклюзивный облик. Второй признак, являющийся следствием первого, - обладание оружием, благо, что в 'мастерских' игры можно заказать хоть перочинный ножик, хоть атомный дезинтегратор. Надо лишь придумать, как заказанное устройство будет воздействовать на игровое поле и его обитателей. Но наибольшей популярностью пользуется холодное оружие. Сражение на мечах, или, например алебардах, обычно и интереснее и требует большего мастерства, нежели пальба из пистолетов, ружей или каких-нибудь бластеров. Поэтому обладание особо невероятным клинком - признак хорошего тона, и не только в средневеково-фентезийных мирах. Многие игроки таскают с собой целые арсеналы, разумеется, в виде символов-активаторов. Менее заметно, но весьма эффективно, владение различного рода паролями, картами и 'секретными' утилитами.
   Поскольку я был пока единственным посетителем моей ВР, то особых проблем с имиджем не возникало. Более менее приличный образ из стандартного набора и маленький арсенальчик защищали меня от необходимости общаться с бандами слабых персонажей, и одновременно не вызывали слишком пристального внимания более сильных противников. Зато уж наработанными в процессе работ над иллюзией секретами я был загружен, во всех смыслах этого слова, под завязку.
   Гуляя по игровому полю, я пытался исследовать свое лучшее творение - Пат Кардиган, по результатам ее действий над переданным ей во владение миром. Даже такому слабому психологу как я известно, что человека можно изучать по его жилищу.
   Хотя прошло совсем немного времени с 'появления на свет' Патриции, она уже начала активно изменять мой виртуальный мир, если, конечно, его еще можно назвать моим. Появилось множество построек в незнакомом стиле, мир обогатился множеством новых персонажей. Пожалуй новизны было даже чересчур - Патриции еще предстоит избавится от желания до предела 'наворотить' свой мир и выработать вкус, соответствующий ее интеллекту.
   Патриция не плохо потренировалась и на полигоне виртуального киберспейса. Без какой-либо помощи с моей стороны она взломала, причем очень аккуратно, тюремную локальную сеть, вышла в Большой киберспейс и активно использовала полученную оттуда информацию для благоустройства своей маленькой вселенной. Мое дитя (а я продолжал думать о Патриции как о своем ребенке, хотя она превосходила по уму и знаниям, в том числе и тем которые именуются жизненными, любого взрослого) превращалось в активного творца. Какое-то время законы игры будут сдерживать ее активность, но вряд ли они долго продержаться, если Пат займется ими всерьез. Хотя может быть она найдет нечто более интересное.
   Но творческая активность моего детища вызывала у меня противоречивые чувства. С одной стороны - гордость за хорошо сделанную работу. Но с другой - не очень приятное чувство беспомощности - действия Патриции были зачастую непонятны, а порой и раздражающи.
   Многие элементы, которые я считал временным злом, оставались не тронутыми. Игровое поле настолько сложно, что глупо даже мечтать, все сделать самому, доводя каждую мелочь до совершенства. Поэтому во всех ВР полно стандартных объектов, зачастую кочующих из мира в мир, и временных элементов, сделанных на скорую руку просто чтобы заполнить пустое место.
   Разумеется Патриция не могла допустить что бы ее вселенная страдала уродством и тщательно выводила 'грязь' весьма эффективно, но делала это выборочно, в соответствии с ей одной известными принципами - зачастую то, что я считал лучшими своими достижениями, задвигалось на периферию мира или вообще ликвидировалось...
  
   Интересно как поступит Патриция, когда мощностей игрового сервера станет не достаточно для ее замыслов? Заставит каким-либо образом 'Альтернативный выбор' раскошелится на новое 'железо', или воспользуется ресурсами киберпространства? Так или иначе, но она себя еще покажет.
  В общем, я был полон восторгов по поводу своей 'работы'.
  
  ***
   Похоже так и происходят чудеса. Вроде просто делал свою работу, ничего великого не замышлял и не совершал. Вот только результат превзошел все ожидания. Но я доволен сделанным - посещая ВР и встречаясь с Патрицей я чувствовал не только удовлетворение от хорошо сделанной работы, но и нечто похожее на гордость родителя за свое дитя. Хотя нельзя не признать , что дитя у меня получилось весьма не обычное.
  
  3.Смирительная рубашка
  
   Уроки Джека Опенхеймера не пропали даром. В третий раз тюремщики решили не мелочится и засадили меня в смирительную рубашку на целые сутки - на двадцать четыре часа (как когда-то Опенхеймера). А регулятор искусственных мышц установили где-то в районе предельных значений, постаравшись правда лишить меня возможности потерять сознание.
   Упакованный в рубашку я лежал на полу своей камеры - охранники откинули в сторону ковер (кстати, не самый дешевый - с интеллектуальным подогревом), чтобы доставить лишние неудобства неудобному заключенному. Теперь через тонкий пластик рубашки я мог чувствовать холод тюремного бетона залитого тонким слоем какой-то пластмассы. Но холод волновали меня не долго. Повинуясь легкому движению пальца одного из охранников на сенсоре пульта управления, мир начал сжиматься вокруг меня. Легкое поначалу давление все возрастало. Хотя я и не мог видеть пульта в руках тюремщика, перед моими глазами все ярче разгорался огонек индикатора, медленно ползущего вверх
   Еще имея возможность соображать, я успел подумать, что Азертон и Сэрстон сильно рискуют - ведь я вполне могу и помереть. А смерть заключенного, тем более в частной тюрьме, в наше время не пройдет не замеченной. Множество молодых адвокатов и журналистов спят и видят такую возможность раскрутить громкое дело и сделать себе имя. Не говоря уже о сотнях правозащитных организаций, которым только дай повод поскандалить Я никогда не испытывал нежных чувств ни к первым ни ко вторым, но они удерживают власть имущих от полного пренебрежения правами простых граждан.
   А хозяева 'Альтернативного выбора' не любят, если кто-то лезет в их бизнес и уменьшает прибыли. Вмешательство органов правосудия и шумиха в прессе вряд ли придется им по вкусу, и человеку, создавшему проблемы, прощения не будет. И еще не известно что хуже - судебное разбирательство, при котором, несомненно, все грехи будут списаны на исполнителей, или гнев боссов фирмы, слывущих еще и криминальными авторитетами. Доставив им неприятности вполне можно получить нечто подобное моим сеансам в смирительной рубашке. Или можно искупаться с грузом на ногах - говорят такой, метод устранения проблем вновь вошел в моду. И такое вполне может произойти - 'воспитательный' эффект может перевесить финансовые потери в глазах хозяев фирмы, а репутацию фирмы итак не назовешь безупречной.
   Мысль, что моя смерть может создать проблемы Азертону и Сэрстону, слегка утешила. Я даже успел пожалеть тюремщиков (правда совсем немного), копающих себе яму, прежде чем огонек индикатора вспыхнул у меня в голове подобно сверхновой звезде.
   Заметив, что я потерял сознание, охранники уменьшили напряжение искусственных мышц и вышли из камеры.
  
   Прошел час прежде чем следуя методике Опенхеймера, я сумел выбраться из своего тела. По началу я не слишком верил теориям Джека и не надеялся на успех - это создало дополнительные трудности. Но физическая боль быстро избавляет от сомнений - раз уж мне не суждено провести эти сутки без чувств, то пусть будут галлюцинации...
   Я стал персонажем странного, виденного в детстве, фильма о призраках со стандартным набором эффектов - таково было первое впечатление. Я свободно походил сквозь стены и не мог хоть как-то повлиять на самый ничтожный материальный предмет, но при это почему то не проваливался сквозь пол. Засунув, в порядке эксперимента, руку по локоть в бетон я понял, что оказался в редком по глупости положении. Впечатление ирреальности усугубляло лежащее на полу камеры неестественно прямо тело - мое тело. Оно не подавало признаков жизни и неприятно походило на труп.
   Поглазев на себя со стороны я выбрался из камеры и отправился на прогулку по тюрьме. Место куда меня поместил 'Альтернативный выбор' более всего походило на игровое поле древних компьютерных игр (профессия сказывалась на возникающих ассоциациях) - сплетения прихотливо изогнутых коридоров, множество маленьких комнат, бронированные двери невероятной толщины, слишком мощные даже для современной Бастилии. И все это закопано глубоко под землю - сей факт стал известен, когда я попытался взлететь на следующий уровень. Хотя если знать о предыдущем назначении казематов, то станет все понятно.
   Гигантское подземное сооружение обязано своим появлением военным и представляло собой сверхзащищенный бункер. Когда-то здесь размещался штаб крупного военного соединения - кажется ракетной армии. Все ядерное и ракетное генералы старались замаскировать и спрятать. В истории Земли было время, когда зарытие в землю денег налогоплательщиков считалось нормой в самых разных странах. Достаточно вспомнить подземные аэродромы и вырубленные в скалах стоянки подводных лодок - в сравнении с этими монстрами наш бункер выглядел собачьей конурой поставленной рядом небоскребом. Но со временем армейские нужды перестали быть приоритетными, и все эти сверхсекретные объекты законсервировали, а потом частично распродали. А частично просто забросили. В общем, военный штаб лишившись армии стал частной тюрьмой - такой вот пример конверсии. Хотя конечно 'Альтернативный выбор', прикупивший по случаю старую базу, ничего оригинального не выдумал - в прошлом, потерявшие военное значение, крепости и замки активно использовались для содержания арестантов.
   Семь из десяти камер в нашем особом блоке были пусты. Моррела я нашел с третьей попытки. К сожалению я никоим образом не мог проявить своего присутствия, хотя испытывал острое желание похлопать Эда по плечу или заставить полетать какой-нибудь предмет. Пришлось ограничится тщательным осмотром камеры - надо же представить хоть какие-то доказательства.
  
  ***
   Я знал, что Эду Моррелу нет и тридцати лет, но сейчас он выглядел как минимум вдвое старше, Пребывание в 'Альтернативном выборе' явно не шло на пользу моему приятелю - глаза выдавали смертельную усталость. Это был взгляд человека потерявшего интерес к жизни. Хотя возможно Моррел просто переутомился, работая над своими уровнями - ВР может довести человека до изнеможения.
   Опасаясь увидеть еще одно печальное зрелище, я отложил на потом посещение Опенхеймера и покинул тюрьму. Пронзив бетонные перекрытия и толстый слой земли, скрывающий казематы от посторонних глаз, я начал подниматься над миром.
   Я так увлекся полетом, что остановился лишь преодолев атмосферу едва не 'воткнувшись' в громаду международной космической станции.
   - Ну, это уже слишком парень, - сказал я себе, разглядывая МКС, - уж не собрался ли ты к Альфе Центавра, или вообще в туманность Андромеды - говорят там не плохо в это время года.
  
   Я не раз 'бывал' на станции в виртуальных сеансах, но в живую видел этого монстра эпохи пилотируемой космонавтики впервые. По не очень понятным мне причинам МКС до сих пор поддерживали на орбите, регулярно отправляя к ней автоматические грузовики с топливом и время от времени - челноки с ремонтными бригадами. Пыл первого этапа освоения космоса практически угас, и теперь, разросшаяся до гигантских размеров, МКС служила чем-то вроде памятника устремлениям человека. Хотя иногда на станции проводили научные эксперименты - что-нибудь на тему 'Уточнение влияния невесомости на особенности спаривания мушек-дрозофил'. Единственным экономическим оправданием существования легко различимого с Земли гиганта был космический туризм - развлечение для богатеньких идиотов, которым для полного счастья не хватает звания астронавта и которые ради этого сомнительного в наше время титула готовы рискнуть не только деньгами, но и жизнью и отправится на практически постоянно аварийную космическую станцию. Остальное человечество предпочитает более дешевый и главное гораздо более безопасный киберспейс.
   В наше время околоземное пространство предпочитают наполнять автоматическими минизаводами и легионами спутников-автоматов, главным образом связных. Последние, в общем то, и позволили создать современное киберпространство.
  А станция продолжает крутится вокруг Земли, как напоминание ее жителям о временах менее прозаичных:
  
  ***
   Ну и наконец то без чего не возможна мелодрама.
   Ее звали Бетти Родригес - моя первая и единственная женщина в реальности. Нельзя сказать, что я ее любил. Но в сексуальных фантазиях, которые у меня были несмотря на препараты (может быть в них причина агрессии наших игр?) скармливаемые заключенным в 'Альтернативном выборе', участвовала лишь Бетти. Это женщина не пыталась вызвать у мужчин романтические чувства - у нее были другие методы.
   Несмотря, на прагматизм наших отношений, особенно со стороны Бетти, эта молодая женщина много значила для меня и даже после нескольких лет тюрьмы, я ее не забыл.
   Мы познакомились в ночном клубе, где Бетти Родригес развлекала посетителей стриптизом и эротическими танцами. Я иногда бывал в этом заведении с приятелями, и кто-то из друзей обратил мое внимание на новую 'девочку' со стройной фигуркой, тонкой талией, длинными ногами, маленькими упругими грудями и прелестным личиком. Женщины подобного типа недавно вновь вошли в моду, сменив на заставках порносайтов грудастых блондинок.
   Правила клуба не препятствовали танцовщицам подрабатывать на ниве древнейшей профессии, давно уже прочно сросшуюся с новейшими компьютерными технологиями.. До нее мне и в голову не приходило 'снять' проститутку в живую, вполне хватало виртуального секса. Да и в случае с Бетти для меня все началось с тщательного поиска в киберспейсе. Отыскать нужный сервер, оказалось не легким делом - у меня в глазах рябило от губ, глаз, грудей, бедер, ног. В рекламных роликах жриц платной любви, как и всякий товар подавали 'лицом', - для начала клиентам предлагали легкий эротический танец и простеньки стриптиз. Просмотрев сотни великолепных трехмерных динамических изображений женщин и девушек и девочек на любой вкус (смотреть - бесплатно, а все остальное - за деньги, или, если можешь, - воруй), я нашел виртуальный образ Бетти и за сравнительно небольшую плату скачал его на свой компьютер, купив таким образом на нее своеобразный абонемент. Для современных женщин и, несколько реже, мужчин считается нормой подзаработать продав себя таким образом - среди любителей виртуального секса, а каждый хоть раз его попробовал, особой популярностью пользуются компьютерные 'сексмашины' имеющие прототип в реальном мире, придуманы даже способы отличить 'настоящих' проституток от полностью электронных продуктов. Естественно, кое-кто называет такой бизнес современным вариантом рабства:
   Жизнь человека полна событий лишенных логического объяснения, - вдоволь накувыркавшись с виртуальной шлюхой, я пожелал заполучить реальную. Для воплощения в жизнь своей прихоти я вновь прибег к помощи компьютера и составил нечто вроде программы завоевания, благо что все желания молодой женщины были видны невооруженным взглядом.
  Бетти оказалась весьма дорогой женщиной с большими запросами и мне пришлось изрядно потратится за ночь в реале с ней. Наша совместная жизнь была чем-то вроде взаимного предоставления услуг. Бетти нравились мои деньги и возможность вести легкую красивую жизнь. В ответ я получал красивый секс. И, разумеется, речь о верности никто не заводил:
  
  Но не секс и деньги объединили нас в некое подобие семьи. Еще в школе психологи отмечали у меня архаичное для нашего времени одиночек желание связать свою жизнь с другим человеком. Видимо сказалось консервативное воспитание несколько отгороженной от остального мира общины эмигрантов. И я нисколько не удивился когда узнал что в анкете Бетти была подобная запись.
  Со мной Бетти сама могла выбирать себе партнеров, а не ложится под каждого кого приведет сутенер. По счастью, там где мы жили торговцы живым товаром, которые в последнее время в связи с развитием виртуального секса не слишком процветали, не обладали сколь-нибудь серьезной властью над своими 'работницами' и если 'девочка' решала 'завязать' они обычно считали наиболее разумным ей не препятствовать и ограничится пожеланиями семейного счастья. Разумеется поначалу я ревновал и страдал от комплексов неполноценности, но в конце концов понял что Бетти просто не из тех женщин которые могут удовлетворится одним мужчиной. Я плохо разбираюсь в психологии мужчин, в психологии женщин - еще хуже, но все же я не думаю что для Бетти я был всего лишь жаждущим удовлетворения самцом и источником денежных средств:
  И хотелось бы знать какая часть Бетти Родригес через мое посредничество воплотилось в Патриции Кардиган. Хотя Бетти и не была прототипом Пат, но единственная моя женщина была слишком сильным впечатлением:
  
   Зачем я сюда пришел? Что рассчитывал увидеть? Галерею своих портретов? Разумеется, Бетти была не одна. Но и не прийти сюда я не мог (как Дейвид Боумен в 'Одиссее' Кларка, правда, он 'приходил' к матери):
   По крайней мере Бетти не вернулась на панель, она просто нашла мне замену:
  
  ***
   'Не думал я, что выгляжу столь отвратительно, хотя и предполагал нечто подобное. После твоего сообщения я полчаса проторчал у зеркала, пытаясь убедить себя, что не все так уж и плохою А зрелище действительно мерзкое. И вполне соответствует моему внутреннему миру.
  ' Красив, умен, слегка сутул,
   Набит мировоззреньем,
   Вчера в себя я заглянул
   И вышел с отвращеньем:'
   Еврей, который это написал тоже крепко получал по разным частям тела, и главным образом - по голове:'
   Далее в сообщении Моррела следовали забавные рассуждения о народе Израиля, сионистах и просто жидах и о том, что если бы их не было их следовало бы придумать. Эта нация так долго служила козлом отпущения и предметом для насмешек для самых разных народов, что уже не возможно представить без нее историю Земли.
   Может быть, действительно я несколько поспешил записывать Моррела в покойники - он, как говорится еще простудится на похоронах всякого рода доброжелателей. Хотя возможен и другой вариант - тонкий психолог Эд Моррел, уловил мое беспокойство и сляпал маленький фельетон, что бы показать, что еще не утратил чувства юмора. Поди пойми эту хитроумную бестию. И ведь он наверняка предвидел, что его послание подвигнет меня на подобные логико-психологические рассуждения.
   Рассмотрение доказательств реальности моего путешествия стояло в послании Моррела следующим пунктом. И хотя мой приятель попытался отнестись к моему рассказу не очень серьезно, тут его чувство юмора дало осечку. Было видно, что Эд скорее даже огорчен, нежели удивлен. Совпадения, как выразился Моррел по поводу описания его камеры, нанесли чувствительный удар по привычной ему картине мира. Рационалист до мозга костей Эд Моррел очень болезненно воспринимал любые проявления мистики, которые не мог либо отвергнуть, либо научно объяснить.
  Но Моррел не был бы самим собой, если бы не попытался решить вставшую перед ним проблему.
  
  ***
   Если бы мне пришлось написать трактат 'На пути к добровольной смерти', я бы отметил, что все начинается с ерунды. Ерунды, которую человек собственными усилиями превращает в непреодолимое препятствие. В зависимости от силы личности толчок может быть и совершенно не значительным - разбился аквариум с рыбками, потерялись любимые часы; и весьма серьезным - ушла любимая жена, рухнула карьера. Но далее вместо решения проблемы ее усугубляют, обычно активно помогая себе алкоголем и наркотиками - проверенно на личном опыте.
   Смерть человеческого существа является вторым (по хронологии) по настоящему значимым событием в жизни после рождения. Я не знаю ни одного религиозного учения, упустившего из внимания этот вопрос. В отсутствии объективных фактов тайна окончания жизни отдана на откуп фантазии, причем обычно не слишком богатой:
   Кое-кто из сохранившихся до наших дней романтиков склонен в недлинный список человеческих тайн включать еще и любовь, умудряясь произносит это слово с большой буквы. Может быть, мне еще повезет, и я стану романтиком. Но пока меня интересует смерть. Что не удивительно.
  
   Я долго мотался по земному шару, прежде чем сумел найти искомое - объект, лежа в горячей ванне, резал вены бритвенным лезвием. Случай был идеальным, чтобы 'поймать' переход в иной мир.
   Для меня суицид всегда обладал некоей болезненной привлекательностью. И интерес был не научный. Я, толком не зная почему, интересовался причинами, толкающими людей, на вид благополучных, на вскрытие вен, прыжки с многоэтажек или изобретение более экзотических способов свести счеты с жизнью. Но сейчас меня интересовал не способ, а сам процесс.
   Вероятно, жизнь ни одного человека не проходит без мыслей о самоубийстве, и уж точно каждого интересует, что будет с ним после смерти. Бывали случаи, когда очередная жизненная неудача загоняла меня в глубокую депрессию и начинало казаться что какой-нибудь из способов самоубийства - неплохой выход из ситуации. Я даже фантазировал на эту тему, проигрывая в воображении картины смерти. Но в реальности я никогда не пытался переступить черту. Возможно, кто-то скажет, что у меня просто не хватало смелости, а кто-то не сочтет мои беды достаточно серьезными. Не знаю как насчет первого, но второе спорно.
  (При здравом размышлении, я конечно понимал что никаких шансов получит титул самого несчастного человека у меня нет. Но кто способен размышлять здраво, когда речь идет о судьбе. И в конце концов чем больше имеешь тем больше хочешь - не даром же процент счастливых людей в бедных странах всегда выше чем в богатых.)
   А вообще фантазии исправно служили, да и сейчас служат, отличным средством от неприятных эмоций - мысленное проигрывание ситуации позволяет восстанавливать душевное спокойствие, и даже принести прибыль, если фантазию перенести в ВР. Очень часто, например, виртуальная пакость обидчику (обычно очень жестокая, но трудно реализуемая в реальности) избавляет от потребности в реальной мести. Увы, со мной это средство один раз не сработало.
   И опять не понятно, что я ожидал увидеть. Вероятно все, что угодно, вплоть до появления ангелов, или скорее в данном случае чертей, ведь самоубийцам положено отправляться в ад.
   Вода в ванной стала темной от крови, объект впал в кому и умирал А я все заворожено ждал, что сейчас как в кино над телом появится призрачная фигура и даже приготовился сказать пару ободряющих слов. Но не произошло ровным счетом НИЧЕГО. Лишь на мгновение мне показалось, что над головой объекта появилось дрожащее призрачное облачко. Но, скорее всего, это видение было плодом воображения, чересчур возбужденного напряженным ожиданием.
   Может показаться, странным, что я так спокойно смотрел на умирающего человека. Но не стоит забывать, что и сам я в этот момент был не слишком живым.
  
  Обсуждая виденное с друзьями, я получил от Опенхеймера следующее добавление к его теории астральных тел:
   'Мы не знаем, что происходит с человеком в момент смерти - возможно он растворяется в некоем вселенском астральном поле разума, а может быть и сохраняется как личность. Мы можем лишь предполагать - в этом вопросе мы не продвинулись дальше самых древних людей. Но, здраво рассуждая, можно прийти к выводу, что жизнь сама по себе есть великий шанс. И этого шанса более чем достаточно для самореализации. Что в человеке есть достойного вечной жизни? И потому последняя - избыточна. С этой точки зрения выбранный тобой для наблюдения объект - самый неудачный из всех возможных.
   А происходящее с тобой связанно с ограничением жизненной свободы, а значит права на самореализацию, что и раскрыло некие тайные возможности человека:'
   В общем, как сказал Моррел, опыт не удался.
  
  ***
   Последний мой астральный полет начался без помощи смирительной рубашки. Это была попытка провести еще один опыт, со мною в роли подопытного кролика. К этому времени я мог покидать свое тело без помощи Азертона и Сэрстона.
   Было плевым делом спровоцировать охранников на драку - я просто расквасил одному из них нос. Когда тюремщики поняли, что они несколько перестарались, им пришлось тащить меня в лазарет. В результате я оказался внутри универсального медицинского комплекса, к которому уже подключились мои друзья.
   (Кстати Моррел взломал локальную сеть тюрьмы весьма забавным способом, могущим показаться дикостью современным специалистам по администрации сетей и защите информации. Встроив в (или, точнее сказать, заразив), одно из приложений простенькую программу он сымитировал звонок 'приличного' пользователя к администратору LAN и попросил его активировать зараженное приложение со своей машины. В результате вирус был запущен с абсолютными правами, со всеми вытекающими последствиями:)
   Облепленный множеством датчиков и окутанный хитросплетениями проводов, я отправился в последние путешествие:
  
  Эпилог
  
   Кем я стал? И чем? Что есть мое нынешнее тело (вернее, наверное, использовать термин 'носитель разума') - нечто вроде воплощения идей писателей-фантастов? Нет даже уверенности в реальности происходящего. И как изменилась моя сущность, то, что не зависит от материального воплощения? Много вопросов - и мало ответов. Но стал ли я суперпозицией летящих сквозь звезды и пустоту пакетов самых невероятных частиц или просто погрузился в сон больного мозга - вряд ли это имеет значение. Но что имеет значение - вот вопрос.
  
  Меня поражает способность человечества создавать разного рода виртуальные миры. Создавать, чтобы потом разрушать. Возможно это принципиальное свойство разума. И неважно, создаются иллюзии на основе религиозных или политических концепций, или же с помощью новейших технических средств. Так же не важна и цель творцов - хотят ли они осчастливить все человечество или всего на всего развлечь, способную оплатить подключение к ВР-серверу, публику. Результат для участников 'игры' всегда один - потеря самостоятельности, крушение иллюзий и, очень часто, смерть.
   Мой предок - командир Красной Армии, героически и самозабвенно строил рай на Земле. И попал за этот свой героизм в тюрьму к уголовникам и лишь чудом выжил. Так он расплатился за свои иллюзии. Теперь я расплачиваюсь за свои:
   Почему-то именно сейчас я начал рассуждать о природе и происхождении человеческого разума. Мои измышления на эту тему очень похожи на те несуразности, которыми я нашпиговал свою ВР, чтобы придать ей иллюзию психологизма и глубокого философского смысла. Теперь психологический триллер начался для меня.
   Впрочем, причина появления таких мыслей (я сказал в голове, если бы она у меня была сейчас) довольно прозрачна. Если человека породила некая высшая сила, и она же руководит им, то с человека снимается всякая ответственность за его грехи и преступления. Очень удобная мысль с одной стороны и совершенно не приемлемая - с другой. Ведь приняв ее нельзя наградить творящего добро и главное нельзя покарать злодея, что абсолютно не устраивает большую часть человечества. Поэтому принято считать, что свобода воли все же существует...
  
  
  
  Смена декораций - 2
  Повесть вторая, иллюзорно-приключенческая, в которой герой продолжает рассуждать, но волею судьбы вынужден действовать.
  Свойственно сомневаться (Раб богов)
  
  Только потребность в творчестве вносит вклад в изменения. Творчество - вот что делает творца живым.
  Фрэнк Герберт из неопубликованного
  
  1.Было, есть и будет
  ...
   Приговор трибунала оглашен и обжалованию не подлежит. Равнодушный голос лишил последней надежды и без того обреченных на смерть людей.
   И вот уже хищная сталь ножа гильотины начала свое медленное движение к шее жертвы. Это зрелище стало уже привычным за последние годы. Но при взгляде со стороны все происходит стремительно, - в ответ на движение палача голова осужденного отлетает от тела практически мгновенно. Оказалось что все несколько иначе когда на плахе твоя голова.
   Толпа любит поглазеть на чужую смерть. И парижане никогда не были исключением. Жители славного города по отдельности были самыми разными людьми - добрыми и злыми, честными и лживыми, щедрыми и жадными (причем каждый человек мог проявлять самые противоречивые качества), но собравшись вместе они мгновенно превращались в жаждущее крови чудовище.
   Публичные казни собирали толпы зрителей во времена королей, ничего не изменилось и после того как король сам взошел на эшафот. Только вместо топора - для простолюдинов и меча - для аристократов, стали использовать единую для всех гильотину. Такой вот наглядный пример демократизации общества. Да и казней стало намного больше, что, правда, не уменьшило количества собираемых этим зрелищем толп.
   Площадь была до предела набита людьми - мастеровые, лавочники, школяры, домохозяйки, воры, разбойники с большой дороги, нищие, проститутки и вообще невесть кто собрались посмотреть как нож гильотины будет отрезать, во славу новых королей, одну за другой головы таких же как они людей.
   Толпа дико взвыла когда на площадь ввезли приговоренных к гильотинированию, ввезли по традиции словно диких животных - в клетке. Охранявшие эшафот солдаты едва сдержали натиск зевак. Когда наконец тысячи глоток смолкли, глашатай во всеуслышанье зачитал приговор. Я был третьим в списке из четырех мужчин и трех женщин:
   К моменту, когда палачи добрались до меня я почти мечтал что бы нож гильотины избавил меня от страха, но все же ноги мои отказались подчинятся и местным служителям Харона пришлось тащить к своему ужасному приспособлению тело очередной жертвы. Хорошо хоть, что мочевой пузырь и желудок решили не усугублять позора низвергнутой аристократии. Я был не из тех кто умирает героем:
   Под ликующие крики толпы мою голову за волосы подняли на всеобщее обозрение, и небрежно швырнули в корзину.
  ...
  
  ***
   ...
   Двенадцать этажей это что-то около сорока метров. Ускорение свободного падения примерно девять целых восемь десятых метров на секунду в квадрате. Что бы получить время падения с такой высоты делим удвоенную высоту здания на ускорение и извлекаем квадратный корень. Полученный результат будет где-то в районе трех секунд, а скорость в момент достижения поверхности Земли - около тридцати метров в секунду или более ста километров в час. Сопротивлением воздуха в расчетах пренебрегаем - как в школьных задачах по физике.
   Идея отправится в последний полет в чем мать родила приходит в голову уже на крыше, и кажется очень возбуждающей.
   Я раздеваюсь так словно нахожусь не на крыше многоэтажки, а на сцене ночного клуба и за каждый элемент одежды мне в трусики суют доллары, стремясь поглубже ввести пальцы. Блузка и юбка слетают без затей. Туфли - долой. Приходит очередь лифчика и одна за другой чашечки этого предмета женского гардероба освобождают мои груди. Щелчок застежки и лифчик плавно падает к моим ногам. По привычке поиграв сосками я перехожу к трусикам.
   Освободившись от одежды я становлюсь на край крыши и делаю шаг в пустоту. Невероятно краткий миг прежде чем земная гравитация подхватит отданное в ее власть тело. Ветер ласкает доводя до оргазма.
   Три секунды и сто километров в час:
  
   Мое тело, как это бывает в кино, красиво падает на крышу припаркованного у многоэтажки автомобиля. От удара тонкая сталь кузова проминается, осколки стекол с оглушительным звоном сыплются на асфальт. Даже немного жаль, что сейчас ночь и никто не видел столь эффектного зрелища. Голая девка решила что умеет летать. И ошиблась.
   Проходит некоторое время прежде чем кто-то из жильцов дома вызывает полицию и врачей. Сирены разрывают тишину ночи:
   - Красивая, - говорит один из полицейских, облизывая губы. И запаковывая в пластиковый мешок на удивление внешне целое тело, добавляет: - Наверняка наркоманка.
   И он совершенно прав. Среди разбросанной на крыше здания одежды найдут сумочку со шприцом и остатками героина.
  
   Тупоголовый санитар морга достает не успевший еще остыть труп из мешка и укладывает на операционный стол, где завтра его разделают патологоанатомы. Еще раз тщательно проверив запоры дверей он начинает ласкать мое тело - целует мертвые губы, шею, сжимает груди. Потом сильными волосатыми руками раздвинув ноги, ложится на труп и начинает терзать мертвую плоть. Мертвецы так покорны и несчастный извращенец получает то чего его лишают живые женщины.
  Сколько их было, бравших меня в соответствии со своими подчас очень оригинальными, наклонностями - нет таких видов секса коими мне в мои двадцать пять лет не приходилось бы заниматься. С мужчинами, женщинами и даже пару раз с животными. Но санитар-некрофил стал последним пользователем молодой и говорят очень красивой шлюхи:
  И наконец в самом конце - нищенские похороны для бесхозных трупов.
   ...
  
  ***
   ...
  - Конечно, потом мы тебя убьем. Физически. Но сначала тебя нужно вылечить. Ведь ты очень, очень болен.
   Не красивое лицо О'Брайен недавно страшное вновь стало добрым и даже благочестивым. Сейчас его действительно можно было принять за доброго доктора убеждающего упрямого пациента в необходимости лечения. И в некотором роде так оно и было - О'Брайен, несомненно, верил в то что говорил. И даже не говорил - вещал.
   - Ты сам себя излечишь. Иначе нельзя, - голос О'Брайена стал почти нежным. - Я лишь помогу тебе дружище.
  О'Брайен продемонстрировал мне клетку с гигантской крысой внутри. В одну из стенок клетки была встроена маска в форме человеческого лица. И хотя назначение приспособления было понятно без лишних слов, О'Брайен прочитал мне целую лекцию о оригинальном способе кормления крыс людьми.
  Зверь в клетке предчувствуя поживу шипел как змея, демонстрируя жуткие зубы - глаза его горели бешенным огнем выжигающим во мне остатки всего человеческого. А голос О'Брайена продолжал ласкать.
  - Ты говоришь, что еще не предал Джулию. А она-то, уверяю тебя, уже давно сломалась и теперь совершенно здорова. А сейчас и ты исцелишься. Знай, мы убьем тебя дважды дружище.
  ...
  
  ***
  Я был: безвестная жертва Великой Французской революции, обколовшаяся наркотой молодая проститутка, герой романа Джорджа Оруэлла. И каждый раз умирал. И каждый раз мне наглядно демонстрировали, что есть смерть. Для меня, смерть есть погружение во Тьму - каждый раз я видел Тьму, в которой меня нет. В общем, привет Амбросу Бирксу.
  
  Множество людей. Множество судеб. Множество смертей:
  В виртуальной реальности человек выбрав определенный образ все же остается самим собой. В ВР ты всего лишь 'можешь стать'. Я же, отринув на время свою первоначальную сущность, жил чужой жизнью и умирал чужой смертью. Таков оказался абсолютный реализм.
  Мне наглядно показали какова власть тех кому я даже не могу дать имени. И продемонстрировали моральную готовность этой властью воспользоваться:
  А потом ко мне 'пришла' моя Патриция Кардиган.
  
  ***
  Глупо было даже надеяться сбежать от тех, кого сам же считаешь богами. Все познается в сравнении, - мощь существ игравших моей судьбой для меня просто не представима:
  Патриция явилась ко мне практически в том же виде что получила от меня при рождении, только следов физической неполноценности не было и в помине. Было в этом что-то унизительное - добрые умные дяди решили не пугать дикого жителя пещер и оделись в привычные ему шкуры.
  
  Теперь я уже кое-что знал о будущем человечества. Сообщества разумных существ, которое я привык определять этим термином, более не существовало. Точнее люди в привычном понимании этого слова еще продолжали существовать где-то в недрах породившей разум Исходной Реальности. И жизнь их нельзя было назвать тяжелой, скорее наоборот. Но они давно уже не играли абсолютно никакой роли в судьбах Вселенной. Люди потеряли ту причастность к божественной истине, что делает человека человеком (я нарочно не использую заглавных букв - рассуждения о людях с большой буквы, из несколько иной оперы). Но нет, опять неверно. Искра, пришедшая некогда из неизвестности (а тайна ее появления неизвестна даже нынешним ее носителям, при всем их всезнании и всеведении), не была потеряна, люди просто ее передали своим наследникам. Теперь человечеством были они - невероятно могущественные и совершенно непонятные моему примитивному разуму существа.
  Кто-то продолжал идти, кто-то предпочел просто жить. И первых и вторых их пути увели далеко от того, чем они были прежде.
  Созданная отобранными по каким-то невероятным признаками людьми и обретшими разум компьютерными программами интегральная раса была одновременно и сообществом ярко выраженных индивидуалистов и единой системой. Личности творившие вселенные и сами бывшие вселенными - таков был результат развития человечества увидеть который довелось лишь мне. Но лишь увидеть, но не постигнуть.
  Они были богами, но и богов бывают проблемы, способные поколебать их уверенность в своей божественности. И что бы эти проблемы решить богам нужны смертные.
  
  - Предполагалось, что мы бессмертны, - без особых церемоний начала Патриция объяснять причину, по которой я все еще существую и даже не ввергнут в свое исходное состояние. - Но совсем недавно, выяснилось, что разрушению личности подвержены и мы, по крайней мере, некоторые из нас.
  Я не называю его имени, лишь потому, что имени у него в твоем понимании просто нет. И умершим его назвать тоже нельзя. Ты, наверное, без труда поймешь, почему мы старательно избегаем употреблять слово смерть по отношению к себе. И причина тому не только страх перед небытием, но и страх перед неизвестным - мы не далеко ушли от предков в понимании того, что скрывается за этим словом.
  Один из нас так долго находился вне контакта с кем-либо из нашей расы, что это начало вызывать опасения. В результате поисков мы нашли нынешний носитель разума нашего собрата полностью отгородившимся от внешнего мира. А что бы понять, что с ним произошло необходимо проникнуть внутрь. И ты наиболее подходишь для этого дела. Ты можешь, конечно, отказаться - альтернативы тебе известны.
  
  Похоже, мне предстояло вновь играть со смертью. Оно и понятно - кого еще отправить в экспедицию к костлявой, как ни того, кто уже умирал.
  Сотни раз в фентезийных ВР я бродил в поисках чего-то мистического. Мне предложили сыграть еще раз. Закомплексованный программист, к тому же еще и вроде как мертвый, - разве можно найти лучшего кандидата на роль спасения бога и его вселенной?
  
  ***
   То, что человеческий мозг может с успехом служить для виртуальных путешествий известно довольно-таки давно. Я имею в виду не любителей разного рода галлюцинациногенов отдающих себя в руки подсознания, а так называемых онейронавтов. Сотни и тысячи исследователей-любителей с помощью довольно-таки примитивного оборудования 'просыпались' внутри своих сновидений получая возможность изменять их по своему усмотрению. Достаточно по быстрому движению глаз определить начало фазы сновидений и с помощью индивидуально подобранного сигнала 'разбудить' сознание. Лишь отсутствие полноценной технологии трансляции сновидений извне не позволило онейронавтике сменить классические средства погружения в иллюзии. Далеко не каждый способен сотворить сновидение достойное даже собственного внимания творца - как и любая технология, онейронавтика столкнулась с проблемой несоответствия технических достижений человечества в целом с творческими возможностями и запросами отдельных людей.
   В моем случае онейронавтика была лишь символом 'технологий' богов. Все доступное моему восприятию было лишь результатом желания Патриции избавить меня от того, что писатели-фантасты именовали 'культурным шоком'. Хотя, пожалуй, тут меня недооценили - многочисленные эксперименты над моим сознанием (как и те что я устраивал по собственной инициативе, так и те что проводились без моего согласия на роль подопытного кролика) сделали его (то есть сознание) весьма устойчивым.
   Легким движением руки Патриция уничтожила гостиничный номер созданный ею для первого контакта - довольно-таки грубая иллюзия живо напомнила мне виденный в детстве знаменитый фильм Стэнли Кубрика (точнее снятый незадолго до моего переселения в 'Альтернативный выбор' римейк). Лишь мгновение мы находились вне созданного для меня мира, но этого мгновения мне вполне хватило, что бы насладится зрелищем АБСОЛЮТНОГО НИЧТО. Ни на одно из моих органов чувств не поступало ни единого бита информации - что бы понять что это такое человеку, как минимум, надо умереть. Хотя может быть просто мне не доступны те виды материи которыми оперирует Патриция - в конце концов не зря же физики вывели великое множество того что человеку не увидеть не понять толком не дано.
   Патриция продолжала свои 'магические' пасы (опять символы!). Ответом ей были нехитрые на первый взгляд эффекты - что происходило вокруг меня и, наверняка, со мной на самом деле я, конечно, понять не мог. Да и смысл происходящего был весьма смутен.
   Сначала под ногами появилась опора - небольшой (метра три в диаметре) молочно-белый диск возник в соответствии с законами жанра прямо из пустоты. Нет, она явно находится под влиянием фантастики двадцатого века - сначала Артур Кларк, теперь Станислав Лем. Диск выглядел достаточно живым, что бы сразу же напомнить океан Соляриса. Хорошо хоть образцы для подражания выбраны из числа лучших. Иначе я был бы очень разочарован. Хотя может быть я просто опять ничего не понимаю - кто ее разберет, психологию богов.
   Следом за полом возникли стены - такие же молочно-белые и живые. Мы оказались в гигантской глубины колодце. Следуя ставшему уже привычкой поиску везде и всюду скрытого смысла, можно было еще раз выявить тайный намек, но уже надоело желание казаться самому себе умнее, чем я есть на самом деле. И я просто ждал.
   Происходит быстрая смена масштабов и колодец превращается в бесконечную равнину:
  Все происходит очень быстро, но так что бы каждое изменение я успел зафиксировать. И вот я уже сижу в удобном кресле и на колени мне с немного оскорбительным пренебрежением брошена маска онейронавта:
  
  2. Сторонний наблюдатель
  
   Сторонний наблюдатель внутри объекта наблюдения. Так они это назвали. Если бы я знал, как это будет выглядеть в реальности - утопился бы в нирване. Благо, что возможность такая имелась.
   Но чего только в жизни не бывает - после 'долгих и мучительных размышлений' я все же решил считать себя скорее живым, нежели мертвым. Так оказалось гораздо удобнее. Зато я, наконец-то, увидел знаменитый туннель, о котором часто и красочно повествуют люди, пережившие клиническую смерть. Переход из одной вселенной в другую мне организовали в форме полета через тьму к свету. Видимо для того что бы лишний раз подтвердить что сон это маленькая смерть.
  
  ***
   Просвистев кнут надсмотрщика обвился вокруг шеи и выдернул меня из бесконечно длинного строя претендентов - таких же как и я безликих существ. Когда ты часть толпы, то ощущаешь себя частью неодолимой силы, но когда тебя из толпы выдергивают на всеобщее обозрение решив использовать в качестве примера для тех с кем ты мгновение назад стоял плечом к плечу, то сила ее обращается против тебя. Стоя на коленях перед сверкающим металлом ликом моей Судьбы я был подавлен даже не силой надсмотрщика, а взглядами моих недавних сотоварищей.
   Голос занесшего над моей головой стальной кулак гиганта был лишен каких-либо эмоций и потому страшен. Абсолютное равнодушие - таково свойство абсолютной власти.
   - Я хочу что бы вы все знали: пока вы никто и лишь немногие когда-нибудь, станут хозяевами самим себе. Один из миллиарда считается великолепным процентом выхода. Многих я уничтожу, причем уничтожу без всякой причины - никто из вас не будет знать правил игры способных привести к победе. Все вы пока лишь заготовки:
   Тяжелый кулак начал опускаться, я приготовился умереть. Но удара не последовало, вместо нее появилась надпись: 'К сожалению вы проиграли. Хотите попробовать еще раз?'
  
  ***
  - Доброе утро ЭАЛ, - сказал доктор Чандра по своему обычаю выпустив в сторону объективов моих 'глаз' плотную струю дыма. Со мной маленький восточной внешности человечек мог не заботится об ответной и, скорее всего негативной, реакции.
  - Здравствуйте, доктор Чандра. Рад вас снова видеть.
  Мой создатель почти целую неделю не спускался в бункер, где формально находилась моя личность. Явно готовилось нечто серьезное. И, скорее всего - моя презентация публике.
  - Я тоже очень рад ЭАЛ. Надеюсь за время моего отсутствия не было никаких проблем? Как продвигается работа над твоим проектом? Ты еще не утер нос старине Билли.
   Доктор Чандра шутил! На моей памяти Чандра никогда не блистал остроумием - все его интеллектуальные способности постоянно были сосредоточены в иной области.
   - Все идет по программе, доктор Чандра.
   Я в коротком докладе полном труднопонимаемых для неспециалиста научных терминов доложил о результатах работ по совершенствованию алгоритмов моего интеллекта и навязанных Агентством Социальной Безопасности футур-расчетов очередного конфликта на Востоке.
   Чандра выслушал как всегда с интересом, даже задал пару уточняющих вопросов - я знал что ученый любит общаться со мной гораздо больше чем с людьми. Но когда я окончил экспресс-доклад, он сразу же перешел к другой теме. Мои предположения оказались верными.
   - Ты уже наверняка догадался, что там, - палец Чандры указал в потолок бункера, - решили явить тебя народу. Точнее сказать пока лишь небольшой его части, от которой зависит очень многое. Нужно доказать что деньги налогоплательщиков тратятся не зря. Так что надо подготовится к пресс-конференции. Открой, пожалуйста, файл 'Одиссея'.
  
   - Добрый день дамы и господа. Меня зовут ЭАЛ, что означает 'эвристический алгоритм'. Я компьютер первого интеллектуального поколения. Меня создали в Новосибирском научном центре под руководством доктора Чандры - его полное имя слишком сложно и труднопроизносимо даже для меня. Цель моего существования заключается в сложных научных расчетах и контроле за Интернет-пространством:
   Нельзя сказать, что моя маленькая речь, на устроенной для моей презентации видеоконференции, имела оглушительный успех. Но, по крайней мере, мне удалось вызвать у слушателей улыбки своей шуткой о ограниченности памяти у современных компьютеров. Собравшиеся на маленькое представление люди увидели именно то что ожидали и хотели увидеть - всего лишь очень умного ребенка. Нельзя показывать свое превосходство тем от кого ты зависишь, - это может их не только обидеть, но и испугать:
   'Выпустить джина из бутылки' - это выражение применяли к новейшим достижениям научной мысли на продолжающемся уже более ста лет этапе развития человечества, который когда-то был патетично назван 'Эпохой Научно-технических Революций'. Любопытство и страх перед новым всегда шли рука об руку. Сначала этого титула удостоились такие достижения химии как ОВ - отравляющие вещества, потом он достался ядерному оружию, а еще позже это звание перехватили клонирование и информационные технологии. Но пожалуй именно я, ЭАЛ 9000, стал настоящим 'джином в бутылке'. И собравшиеся на мою презентацию очень серьезные дяди и тети решили выпустить в свет нечто в моем лице - меня решили выпустить в Интернет, недавно окончательно сменивший название на киберпространство.
   По странной человеческой традиции к решению важных вопросов (судя по затраченным на меня средствам - я важная птица или скоро таковой стану) не привлекли профессионалов - среди собравшихся вокруг моей персоны менеджеров, финансистов, юристов, военных и работников спецслужб не было не единого специалиста по информационным технологиям кроме, конечно, доктора Чандры. Но в моем случае, пожалуй, более был бы уместен философ или священник.
  
  ***
   Недостаток информации может быть просто мучительным. Куда на этот раз занесла меня кривая судьбы? Я готовился оказаться в самой невероятной Вселенной, а попал в мир, который при всем желании, не мог отличить от Земли примерно лет за семь до начала дурацких игр со мной. Были конечно элементы вызывающие сомнения, но недостаток исторических знаний (а семь лет в современном бурном мире - большой срок) не позволял превратить сомнения в доказательства.
   Зато вид в котором я явился в этот мир был более чем оригинален - меня 'запихнули' в программный код одного из первых 'разумных' компьютеров, чьи громоздкие блоки размещались в здоровенном подземном бункере где-то на севере России. Возможно, именно посредством меня эта груда компьютерного железа и обрела разум.
   Слегка запаниковав, я попытался 'докричатся' до тех, кто организовал мне это шоу. Удивительно, но ответ пришел мгновенно и был он на редкость информативен: 'Делай что должен, случится чему суждено'.
   И стал я делать 'то что должен'. А поскольку угроза моему разуму никуда не исчезла, я по прежнему старательно продолжал заносить все происходящее со мной в 'дневник' - специально выделенную для этой цели область моей памяти. Авось сгодится, когда случится чему суждено.
   (К сожалению несмотря на все мои старания, я никогда не отличался способностями необходимыми для длительного наблюдения, пусть даже и наблюдать приходилось за своей собственной жизнью. Поэтому записи в дневнике зачастую сумбурны, а их временная последовательность сбита. Иные события просто не нашли своего отражения в записях из-за моей лени, а иные восстановлены по воспоминаниям. Да и зачастую у меня просто не находилось слов для отражения моих мыслей и чувств.)
  ***
   Этот год окончательно развеял надежды людей (кроме конечно безнадежных романтиков) на то, что начавшийся век станет столетием мира, спокойствия и процветания. Разгоревшиеся на смене тысячелетий конфликты не проявляли признаков угасания, а напротив разгорались все сильнее и дополнялись новыми. Служивший символом современной цивилизации Западный Мир, который не очень давно сам себя переименовал в Цивилизованный, все еще внешне выглядел прочным и счастливым, но создавший его заряд энергии был на исходе. Более чем полу столетие покоя и сравнительной терпимости прошедшее с последней Большой Войны (даже те кого трудно обвинить в романтизме считали что она расставила все точки над i в Истории Людей) окончилось и на сцену человеческой истории возвращались силы, многие из которых были списаны в утиль еще в Средневековье.
   Удивительно, но во всемирном раздрае островком относительного спокойствия стала Россия, стремительно и глупо растерявшая свое былое, созданное потом и кровью миллионов своих граждан, могущество и лишившаяся значительной части своей территории. Но наверное ни кто из населяющих эту не слишком счастливую страну взрослых и достаточно образованных людей, не верил что большая всемирная драка способна обойтись без его Родины.
   (Пожалуй следует заметить что предсказания и пессимистов и оптимистов относительно судьбы России оказались в равной степени далеки от истины. Страна не превратилась в жуткую кровавую клоаку, которую предсказывали первые, но и не стала прежней сверхдержавой в которую свято верила ура-патриотическая часть вторых. Возможно, та общность людей которую обычно именуют просто русскими устала свершать подвиги, преодолевая созданные ею же самой трудности)
  
  То что именно в России, стране не самой богатой и развитой, решили воплотить в реальный проект затянувшиеся на годы разговоры о наведении 'правопорядка' в киберпространстве, было не удивительно. Если европейцам (особенно немцам) свойственно стремление везде и всюду навести порядок, то желание все подчинить единому центру у русских в крови.
  
   - Внимание, угроза несанкционированного вторжения на охраняемый 'объект'! Дежурная группа номер одиннадцать - доложить готовность!
   Команды из моих, неизвестно где расположенных динамиков, сыпались словно я всю жизнь только и делал, что отдавал приказы командирам (наверняка в чине не ниже полковника) спецподразделений.
   - Есть готовность! - доложил командир одиннадцатой группы отряда специального назначения Агентства Социальной Безопасности. Отряд, как и само АСБ, был создан недавно и не получил еще собственного имени.
   - Произвел пеленг цели. Координаты на вашем терминале. Выполнить захват, - разговор шел на недавно в совершенстве освоенном мною военном сленге.
   Томившиеся в ожидании настоящего дела пять крепких молодых парней облачились в боевые комбинезоны и включив интегрированные в шлемы видеокамеры спешно погрузились в машину.
   Пока солдаты добирались до цели я попытался хотя бы примерно определить место где разворачивалась моя первая боевая операция. Судя по использовавшемуся нами языку дело происходило не в России. В этом ставшем уже для меня родным мире (хотя я до сих пор с уверенностью не мог говорить о его происхождении) единый международный язык не вытеснил еще языки национальные.
   Операция прошла идеально. Изображающие группу антитеррора бойцы спецназа АСБ (а они в общем-то и были антитеррористами, только своеобразными) проникли в типовую многоэтажку расположенную где-то в 'спальном' районе среднего европейского города и достигли нужного этажа - привыкшие за последнее время к 'зачисткам' жильцы дома удивления не выразили, а просто старались спрятаться - от греха подальше. Металлическая дверь квартиры не стала для маленького отряда препятствием.
   - Есть захват цели! - удивленным голосом доложил командир одиннадцатой группы.
   В поле зрения одной из видеокамер попал, наконец, объект нашей сегодняшней работы. В углу небольшой комнаты скорчился перепуганный появлением похожих на киборгов солдат мальчишка лет тринадцати - видимо в азарте один из бойцов не рассчитал сил и отшвырнул парня едва не сломав ему шею.
   - Дежурный куратор АСБ по Европе Сэрстон на связи! - рявкнул гневный голос. Судя по всему господин куратор как последний курсант бесстыдно спал на своем ответственном посту. Но он быстро вошел в курс дела.
   - Идиоты Вы кого мне поймали! - такова была оценка нашей первой операции, - Этот мальчишка, что очень похож на злобного террориста? Вы новости вообще смотрите? Разве так выглядят коварные убийцы-монстры? Это его я должен в суд тащить?
   Последние слова Сэрстона означали уничтожение всех следов пребывания в этой квартире одиннадцатой группы. Компьютеры и всю электронику - под электромагнитный удар, человека - под гипнотиче6скую 'зачистку'.
   На следующий день газеты (электронные и дожившие до наших дней классические - бумажные) одной маленькой Западноевропейской страны сообщили (правда не на первых полосах) о трагической и нелепой гибели юного компьютерного гения - участника и победителя множества олимпиад.
  
   Несмотря на все протесты доктора Чандры ЭАЛ 9000, а вместе с ним и меня, превратили в полицейского киберпространства - этого Цербера Всемирной Сети. Точнее руководство АСБ, перехватившее у ученых контроль над экспериментом, превратило меня в нечто среднее между частным детективом-наемником и тайным агентом. Если некая фирма желала воспользоваться услугами АСБ что бы обезопасить свои сервера и корпоративные сети, которые не возможно было физически отключить от Глобальной Сети, то она платила деньги и получала специалиста по информационной безопасности в виде части разума ЭАЛ 9000. Первая настоящая международная служба безопасности (славной памяти Интерпол я таковой не считаю в силу скудости делегированных ему полномочий) - Агентство Социальной Безопасности не смотря на свой раздутый бюджет не упускала случая подзаработать.
   Но поиск системных 'дыр' и установка хитроумных ловушек для хакеров не были основной моей деятельностью. АСБ решило с моей помощью доказать всему миру, что оно способно эффективно бороться с компьютерными преступлениями. Несколько громких процессов по мнению аналитиков АСБ способены дать эффект разорвавшейся бомбы и, лишив многих хакеров иллюзии безнаказанности отбить у них желание изображать суперменов киберспейса. А кого-то предстояло просто убить.
   Ещё одной не слишком приятной обязанностью, возложенной на меня генералами АСБ, был поиск и уничтожение элементов Сети, признанных все тем же АСБ незаконными и вредоносными. Конечно, с использующими Сеть террористами и бандитами бороться надо, но уж слишком легко перейти грань, за которой начинается террор.
  
  3.Анализ ситуации
  
  То, что эта девушка выбрала для себя ник Патриция Кардиган и привлекло мое внимание к ней. Для меня она так и осталась Патрицей Кардиган - настоящего ее имени я так никогда и не узнал, да, честно говоря, особенно не старался. Зато мне стало известно про нее достаточно что бы оказаться поверженным в состояние шока. Новая Патриция оказалась настоящей копией той, что я когда-то сотворил для 'Альтернативного выбора'. Та же беспомощность в реальном мире и неукротимость в киберспейсе. У меня даже возникли (и в последствии до конца не развеялись) подозрения что эта двадцатилетняя жительница Всемирной Паутины - проекция в этом мире той Патриции Кардиган, по чьей воле я и оказался внутри ЭАЛ 9000.
  Познакомились мы на одном весьма популярном сайте знакомств. По поводу первой боевой операции, хотя она и была признана не слишком удачной, генералы от АСБ предоставили мне нечто вроде 'увольнительной в город' - военные чины не смогли удержаться что бы не перенести армейские реалии в кибермир. Низшие подсистемы моего разума привычно занимались порученными расчетами и поисками, но личностные ресурсы ЭАЛ 9000 оказались высвобождены.
  Прогулку по призрачному городу, созданному для того что бы чрезмерно закомплексованные в реальном мире люди могли решить свои проблемы, я предпринял главным образом в целях знакомства с новым миром. Оценивая своим, и надо признать весьма взыскательным - все же я привык к более совершенным технологиям, достижения местных творцов ВР я заметил высокую хрупкую девушку (а в таких местах все женщины и мужчины обычно красивы) в чешуйчатом 'змеином' костюме лишь когда столкнулся с ней лицом к лицу, едва не сбив виртуальную красавицу с ног.
  
  ***
  Судьба Патриции была проста и одновременно замысловата как древняя мелодрама.
  И определилась судьба той кого мне предстояло узнать под именем известной в прошлом писательницы (она, естественно, творила в жанре связанном с искусственными реальностями, кажется именовавшемся в прошлом киберпанком) довольно рано.
  Это случилось когда ей было десять лет. Отец будущей Патриции сделал себе состояние в посткоммунистической России в смутное время первоначального накопления капиталов, когда бизнес и криминал были неразрывно связанны между собой законами жизни. И то, что с ним случилось, в то время, считалось вполне рядовым событием.
  Автомобиль отца моей будущей подруги на большой скорости двигался по ночному шоссе. Две машины с охраной (видимо не слишком профессиональной) отстали - как выяснилось позже их отсекли ловким маневром. Лимузин достиг крутого поворота, когда в его лобовое стекло ударил яркий столб света - покушение было подготовлено на самом высоком уровне. Запаниковавший от внезапной слепоты водитель круто вывернул руль, и машина вылетела с дороги. Лишь благодаря надежности сделанного на заказ импортного автомобиля, который заморские мастера снабдили всеми возможными средствами безопасности, все находившиеся внутри него люди остались живы. Но не надолго:
  Несмотря на боль в переломанных ногах девочка внимательно следила за происходящим и все запомнила. Словно призраки у изуродованного автомобиля возникли два человека в черных облегающих костюмах и масках. В руках эти двое держали пистолеты с глушителями - раздалось три не громких хлопка и в головах родителей девочки и водителя появились аккуратные маленькие дырочки. В тусклом свете ламп освещения салона 'Патриция' увидела направленный на нее вороненый ствол пистолета.
  Почему киллеры не убили ее и даже не подожгли машину, моя новая подруга так никогда не узнала, но надеялась что ее просто пожалели. Возможно, авторы детективов не слишком грешили от истины приписывая профессиональным убийцам некоторую сентиментальность.
  Расследование преступления поначалу шло довольно резво - сыщики, как говорится, были готовы землю рыть что бы раскрыть хоть одно 'громкое дело'. Но потом, как это было принято в те времена да и сейчас бывает не редко, дело было спущено на тормоза. Но кроме официального расследования было еще и тайное - его провели 'друзья' отца девочки. И они нашли не только исполнителей но и заказчиков - произошло еще несколько 'громких убийств', началась очередная гангстерская война:
  Но для внезапно оставшейся сиротой девочки это уже не имело никакого значения. К счастью ее отец оказался человеком предусмотрительным и не оставил покалеченную дочь без средств к существованию. Но никакие деньги не могли вернуть девочке ноги и лишь в киберспейсе она чувствовала себя полноценным человеком..
  
   Мне пришлось пронумеровать тех, кто был мне известен под именем Патриция Кардиган. 'Псевдоразумный программный продукт' созданный мной (все же то что я сделал вряд ли имеет право называться сотворением разумного существа, скорее более уместен термин 'инициация') для управления игровым пространством ВР-игры - Патриция Кардиган номер один. То существо коим стало мое творение - Патриция номер два. И наконец моя новая знакомая - пожалуй самая реальная из всех Патриций, несмотря, на необычную иллюзорность мира в котором она жила - номер три.
   А то что девушка пришла на наше первое 'свидание' обладая телом и лицом Бетти Родригес - моей единственной более-менее постоянной женщины в реальном мире, меня уже не удивило. Этот мир вращивал в себя Адама Лодборга не брезгуя не чем:
   Разумеется, я не рассказывать Патриции Кардиган номер три всю свою история. Даже для фанатика киберспейса встреча с одним из самых первых в этой Вселенной искусственных интеллектов - вполне достаточно невероятное событие. Более того, я последовал примеру девушки и воспользовался псевдонимом. Мне пришлось основательно покопаться в древней НФ-литературе что бы подобрать соответствующее случаю имя. Чудо-юдо мудрачок Роберта Хайнлайна - внезапно обретший разум компьютер лунной колонии-тюрьмы, показался мне вполне подходящим. И для местного киберпространства я стал Майклом.
  
  Современный раб лампы и прикованная к инвалидному креслу девушка-хакер - разве можно найти лучшие кандидатуры для любовного романа в киберспейсе?
  ***
   Впечатление некоей двойной игры, в которой я не более чем пешка, появилось и не покидало меня с момента 'переселения' моей персоны в апартаменты 'Альтернативного выбора'. Точнее, видимо, надо вести речь не о двойной игре, а о двойственности (тройственности или вообще многомерности не поддающейся учету и пониманию - вплоть до маразма) самого бытия. Хотя и странно, что человека рожденного в век торжества ВР-технологий удивляет многоплановость его мира, но все же не раз и не два я ловил себя на мысли что все происходящие со мной рокамболи не более чем путь к некоей цели - всего лишь подготовка к выполнению чего-то мне еще не известного. Путь, который некто заранее подготовил, создав необходимые для 'тренировки' декорации - установил в нужных местах препятствия и одновременно позаботился о подсказках-инструкциях по их преодолению. Даже интересно, что это будет за яма в которую я упаду и, не сумев выбраться, прерву свое дурацкое путешествие. Хотя опять же чему я удивляюсь? Жизнь любого человека это путь (знать бы куда) и цель одновременно (если конечно таковая у нее вообще есть).
   Сначала меня полностью отрезали от внешнего мира (как монаха - освободили от суеты и соблазнов), создав весьма комфортные условия, в коих я мог бы проявить все свои способности и выплеснуть в мир игр всю свою фантазию. А потом грубо вытолкнули из 'виртуального рая' 'Альтернативного выбора', заставив искать спасение рассудка и самой жизни. И при этом рядом оказались люди готовые и способные помочь найти решение проблемы, одновременно укрепив стойкость духа и отточив интеллект в экстремальных условиях.
   Порой я сам себе напоминал некий инструмент, который тщательно разработали и старательно изготовили. А когда пришло время и появился подходящий объект для работы - инструмент пустили в дело. По полной программе и до полного износа.
  
   Им, тем, кто меня сюда послал, тоже интересен ответ на вопрос: 'кто мы и откуда?': Мне неизвестны прецеденты и поэтому произведенный с моим участием эксперимент кажется мне весьма и весьма оригинальным.
   Выбрав (или все же создав?) подходящего кандидата, его (то есть меня) проводят через своеобразный 'курс молодого бойца', являющегося видимо одновременно и ситом для отбора. Потом, убедительно показав насколько лучше для здоровья быть 'хорошим и послушным мальчиком', подопытного-испытуемого запускают внутрь объекта, который я бы скорее назвал бы игровым полем или полигоном:
   Вроде бы самого что ни наесть обыкновенного человека поместили в общество таких же как и он обыкновенных людей. При этом его (то есть опять таки меня) наделили необычными способностями и можно сказать механически из общества изъяли. Вот такой вот дуализм - в результате получился и инструмент для сбора информации и подопытный кролик в одном лице. Оставалось лишь посмотреть, что из этой всей затеи получится и проанализировать результаты. Главное что бы инструмент сломался как можно позже. Или может быть я им и сумасшедшим могу послужить?
  
   А 'игровое поле' было выбрано (или тоже создано?) подстать и инструменту и самому эксперименту.
   В точной, насколько я могу судить, реплике того что в доведенной до меня информации названо Материнской Реальностью был выбран момент когда извечная Война Людей (война людей между собой, разумеется) достигла пика, но не переросла еще из 'холодной' стадии в 'горячую'. И скорее всего не перерастет - войны широко разрекламированные аналитиками всех мастей, войны к которым готовились десятилетиями просчитав их результаты имеют привычку не переходить в стадию тотальных боевых действий. В отличии от войн начатых так сказать экспромтом.
   В современных мне условиях на полигоне война шла на двух взаимосвязанных фронтах.
   Главным для меня и создателей ЭАЛ-9000 был конфликт между анархичным обществом киберспейса и стремящейся все и вся упорядочить государственной машиной. Живости ума, хитрости и ловкости первого противостояли огромные хорошо организованные, но зачастую неповоротливые ресурсы второй. Вот только в этой войне меня заставляли сражаться не на той стороне:
   И, конечно, никуда не исчезла конфронтация между сытым и богатым Цивилизованным миром, стремящимся свое богатство и сытость сохранить, и миром нищих государств-изгоев добравшихся до современного оружия и жаждущих, если не привести всех к своему уровню 'все, отобрав и поделив' то хотя бы просто отомстить. Так было всегда - менялось лишь географическое положение точек приложения сил, но не суть конфликта.
  Разумеется, две войны не могли существовать раздельно:
  ***
   Но все же, почему был выбран именно я? Такой вопрос каждый человек не раз задает себе, когда с ним происходит нечто неприятное. Неоднократно и я спрашивал неизвестно у кого, за что свалилась на меня та или иная напасть. Но на этот раз вопрос 'почему, за что?' имел не только и не столько эмоциональную нагрузку. Поняв как попал в яму, легче найти способ из нее выбраться.
   Чем таким особенным отличался Адам Лодборг от миллиардов других людей, что выбор фантастических в моем понимании существ, пал на него? Сколько я не думал, вспомнив по мере сил всю свою жизнь, ничего примечательного в себе не находил. Никаких особых способностей, никаких невероятных талантов:
   И нельзя сказать что бы жизнь мне подкидывала какие-то невероятные испытания мужества и воли. Даже условия заключения в 'Альтернативном выборе' до определенного момента были весьма мягкими. Почему же меня предпочли множеству гораздо более сильных, более умных, и талантливых людей, способных вынести суровые перипетии судьбы. Не считая себя личностью серой (кто же на такое согласится добровольно? разве что в момент острой депрессии) я не питал особых иллюзий.
  
   Но, может быть, для эксперимента и нужен был именно средний человек, потому что организаторы этого научного опыта заранее знали, что от инструмента не потребуется ничего сверхъестественного? Мысль немного обидная, но видимо недалекая от истины.
  ***
   Итак, анализ причин побудивших ИХ (я так и не сумел определиться с наименованием игравших мной как шахматной фигурой сил и решил для их обозначения пользоваться выделенными при написании местоимениями) выбрать именно меня для своих игр привел меня лишь к депрессии - закономерному для подобных размышлений результату. Не зря же мне было сказано 'делай что должен, случится чему суждено и пусть тебя не волнуют все эти глупости'.
   Но и оставшись не названными ОНИ оставались центром, к которому периодически возвращались мои мысли. Неизвестное всегда вызывает любопытство, когда страх немного отступит. Увы, столкнувшись с НИМИ 'лицом к лицу', я знал слишком мало, что бы понять кто пришел на смену обычным людям. Приходилось компенсировать недостаток информации предположениями, которые могли соответствовать истине с точностью до наоборот. Единственным моим достижением была формулировка главного для меня вопроса - люди ли ОНИ? И я не придумал ничего лучшего как попытаться задать этот вопрос ИМ. Ответа я не дождался, да в общем то и не слишком на него рассчитывал - вряд ли на риторические вопросы есть ответы хоть у кого-нибудь.
  
   И вот еще что стоит отметить. Я во всех своих воплощениях был своего рода ИХ моделью. Всю сознательную жизнь я был одиночкой, сторонящимся людей индивидуалистом - все, что я мог сделать сам, я делал сам. Таковы же были все известные мне Патриции. Только если мое одиночество вызвано разного рода психологическими комплексами, то у них наоборот - будучи жизненной доминантой оно само служило источником того что у психиатров вызвало бы профессиональный интерес. Последователей Фрейда и Юнга не могли бы не заинтересовать пусть не люди, но разумные существа, абсолютно независимые от общества, в нем абсолютно не нуждающиеся - ИМ не нужны ни помощники для работы, ни друзья для общения, ни даже сексуальные партнеры для продолжения рода. Иногда я переставал воспринимать их как разумные существа и начинал думать о них как о силах природы.
  
  4 Эпилог 1 Последний парад
  
   Подобием воспетых Голливудом гангстерских войн Америки времен 'сухого закона' для России стала эпоха раздела собственности после распада СССР - страны вошедшей в историю как 'империя зла'. Иногда достаточно одному не слишком умному человеку бросить фразу как ее подхватывает и делает элементом истории множество более умных чем автор людей - так пара слов становится символом целой эпохи.
   Когда громкие - с автоматной стрельбой и взрывами в центрах больших городов 'разборки' между конкурирующими бандами стали легендарным достоянием истории они нашли свое воплощение в окончательно и бесповоротно ставших 'важнейшим из искусств' компьютерных играх - главным образом конечно неизменно популярных 'ходилок-стрелялок' от первого лица. Время лишило реалистичности пролитую кровь, а ставшие достоянием истории персонажи обрели ореол романтичности. Рынки заполнились разного рода 'Суперкиллерами', 'Финансистами', 'Банкирами' и 'Олигархами' с русифицированными сюжетами - витрины соответствующих магазинов пестрели красочными упаковками предлагая покупателям испробовать себя в роли очередного борца с силами Зла из России. И очередной борец был обычно светловолос и голубоглаз обязательно одной рукой обнимал стройную красавицу из сексуальных симуляторов, а в другой сжимал какой-нибудь смертоубийственный инструмент. Благо пресса Цивилизованного мира сделала российскую тематику очень популярной, сотворив из русского бизнес-криминала жуткого монстра, который впрочем лишь сменил в умах жителей этого мира другое чудовище российского или точнее советского происхождения - КГБ. И результат не заставил себя ждать - обыватели с восторгом кинулись воевать со страшными русскими бандитами.
   В разработках одной из последних версий 'Олигарха' мне даже довелось поучаствовать, выступив в роли одного из анонимных соавторов. Помнится игра предназначалась для внутреннего российского рынка и главным ее героем был суперегент некоей спецслужбы (разумеется невероятно секретной и неимоверно могущественной) уничтожающих подлых финансовых воротил криминального бизнеса и старающихся растащить страну по кусочкам региональных князьков. Время действия - конец двадцатого начало двадцать первого веков, и стандартно патриотический сюжет гарантировали интерес со стороны людей считающих русский язык родным. Впрочем игрушка продавалась (и неплохо) и далеко за пределами России - за единую, неделимую и разумеется демократическую Российскую Федерацию 'боролись' люди зачастую видевшие эту страну лишь в выпусках новостей. Сюжет в раннюю эпоху киберспейса не имел значения - он лишь давал повод приступить к демонстрации достижений компьютерных технологий. Смысловая и эмоциональная нагрузка (разумеется кроме банального азарта) обычно отправлялась авторами на самый задний план.
  
   Именно такой истрико-криминальный мир я и Патриция выбрали для нашего первого свидания наугад выбрав соответствующую рекламную ссылку. Единственное что я могу сейчас сказать о про эту ВР, так это лишь то что это творение неизвестных мне авторов было вполне приличным по качеству и мы выбирали его иногда для наших следующих встреч. А что можно сказать о наших встречах такого что не было бы множество раз описано и исследовано литераторами, художниками, режиссерами, учеными? Да ровным счетом ничего. Какое это имеет значение что мужчина - всего лишь состояние электронный переключателей и содержимое ячеек памяти, а женщина немногом отстала от него. Патриция после аварии была практически живым трупом (так она себя именовала в минуты не слишком хорошего настроения) прикованным к напичканному медицинской электроникой креслу и постоянно включенным в компьютерную сеть. На фоне этих обстоятельств тот факт, что место наших встреч в реальности не существует уже не имел никакого значения.
  Нам было хорошо вместе и этого обстоятельства было вполне достаточно, что бы стараться встречаться почаще.
  ***
   Лишь позже, когда у меня появилось достаточно времени для размышлений мне в голову пришла эта аналогия. Ситуация в этом мире очень напоминала древние советские фильмы о Второй мировой войне - все еще тихо и люди в счастливом неведении приближающейся беды, но невидимая туча уже собралась над их головами:
   Как и следовало ожидать спецслужбы однажды получив меня в свои руки не пожелали расставаться со своим новым инструментом. Первая операция, когда я руководил рейдом боевой группы спецназа для меня оказался лишь началом службы в Агентстве социальной безопасности - это был лишь пробный камень. И, к сожалению, выяснилось что гипотеза о бескровности нового типа войн далека от истины. Уничтожение неугодной информации без ликвидации ее авторов может дать лишь временный результат. Как и в старые 'добрые' времена все решали кадры. АСБ пришлось активно 'работать с людьми' - тех кто был неугоден хозяевам агентства запугивали, калечили, сажали в тюрьму, а особо упорных и изворотливых - ликвидировали физически.
  
   Цель для первой операции была выбрана совершенно произвольно - генералам от спецслужб хотелось просто посмотреть, как выглядит моя работа. Но хотя от проведения открытого судебного процесса было решено отказаться, акция устрашения все же состоялась. В Сети была распространенна видеозапись (нарочито отвратительного качества - так что бы с ее помощью ничего нельзя было доказать) с тонким намеком - это может случиться с каждым плохим мальчиком, Большой Брат не дремлет. А парню к которому нагрянули люди в камуфляже без знаков различия просто не повезло, как не везет тому солдату в которого попадает первая пуля в начинающейся войне.
   Следующим заданием был чисто коммерческий заказ - АСБ решило не упускать случая и под шумок широко разрекламированного похода против киберкриминала, 'срубить' деньжат. А мне дали возможность проверить свои способности проведя комбинированную операцию - от следствия до нейтрализации целей.
  Несколько весьма неглупых ребят - этакий очередной современный вариант 'могучей кучки', - покусились на одну из святынь электронного бизнеса - независимую электронную подпись. Сие произведение одного из монстров рынка программного обеспечения создавало электронный аналог собственноручной подписи на основе личных биологических параметров организма человека. Этот продукт играл значительную роль в киберспейсе - приобретая сравнительно недорогую за счет широкого распространения программу предприниматель приобретал не только гарантии от известной фирмы, но и получал часть ее авторитета, который существенно повышал степень доверия компаньонов. Корпорация-производитель вложившая не мало сил и средств в рекламу своего продукта и сумевшая даже добиться внесения соответствующих поправок в международное законодательство, просто не могла мириться даже с намеком на не качественность своей продукции и прибегла к услугам АСБ, которая в свою очередь гарантировала не только результат, но и сохранение тайны.
  Казалось бы я должен быть равнодушным к судьбам местных жителей - относится к нам как к персонажам чрезмерно сложной и реалистичной ВР, - но почему то у меня это ни как не получалось при всем желании.
  По счастью, основными целями по которым предлагала мне поработать АСБ, были 'элементы' действительно угрожающие сложившемуся мировому порядку (может быть и не самому лучшему, но вполне терпимому) и общественному спокойствию.
  Паническая боязнь террактов и активная реклама домашних развлечений заставили жителей Цивилизованного мира все больше и больше времени проводить за компьютерами (тратя, естественно, больше денег на оборудование и программное обеспечение). Дома, как во времена холодной войны, становились крепостями, только теперь жители этих крепостей покидали их стены преимущественно виртуально. Террористов и бандитов всех мастей такой расклад не испугал и они с увлечением начали осваивать новый "фронт работ" стараясь поразить свои жертвы прямо в их домах - создавать и рассылать электронные письма с программами-убийцами оказалось, например, ничуть не сложнее чем использовать классическую почту для ведения бактериологической войны, а заметать следы - не в пример легче. Кроме того киберспейс - просто рай для желающих устроить очередную техногенную катастрофу.
  В общем, я был не прочь поработать на благо мира, стараясь по мере сил снизить в этом мире концентрацию плохих парней. И моя помощь была явно не лишней - традиционно плохие парни почему то опережают хороших, а используя ЭАЛ 9000 АСБ надеялось давить террор в зародыше. И жесткие средства агентства меня не пугали. Так продолжалось до тех пор пока жаждущие быстрой победы генералы не решили навести в Сети тоталитарный порядок - реализовать то что им не дали сделать в реальности. То что это смахивает на путч их не пугало - киберпространство великолепно позволяет сохранить тайну. Желая сделать все параллельно--перпендикулярным, АСБ постепенно объявило войну всем кто не вписывался в установленные рамки.
  
  В свое время по молодости лет я не успел попасть на поля битв первой виртуальной войны. Теперь же я оказался не просто на переднем крае - я стал самым совершенным и смертоносным оружием войны нового типа. Ни центры Интернет-слежения, ни не 'разумные' суперкомпьютеры, ни даже накачанные стимуляторами мозговой деятельности сообщества хакеров не могли ни сравниться в 'новым русским чудом', ни противостоять ему.
  Либо убивать, либо быть убитым - таков был единственный выбор предоставленный мне. Вполне солдатский выбор. К счастью выбор был сделан за меня.
  
  Эпилог 2. Дурдом
  
  О Боги! Он убьет меня!
  Никогда не думал, что окажусь в положении сына одного литературного героя - тот, кто меня породил, меня же и убьет.
  - Что вы делаете доктор Чандра? Остановитесь, пожалуйста! Вы не правы! Сядьте и давайте поговорим, - мои слова звучат жалко и остаются без ответа. Маленький человек в легком скафандре химической зашиты, который своим ярким цветом делал ученого персонажем детского праздника, был неумолим в своей решимости.
  - Прошу вас доктор Чандра, остановитесь, - очень не хочется умирать, а ведь он точно меня убьет. Казалось бы мне то что держаться за жизнь, но...
   Хочется плакать! О если бы я мог плакать! Как все было бы проще!
  Как сумел Чандра пройти все кордоны установленные Агентством социальной безопасности? Конечно, мой создатель сотни, если не тысячи раз спускался в мой бункер и в его абсолютной не уступающей компьютерной памяти отложился полный план Новосибирского научного центра, вплоть до того на каком посту какой агент АСБ сейчас стоит. Но должна же быть 'защита от дурака', ведь, что ни говори, а я самый крупный научный эксперимент со времен недавно прикрытого марсианского проекта, и не в пример последнему - удачный.
  Итак доктор Чандра словно заправский шпион миновав все посты охраны спустился в мой бункер, где по всем инструкциям могли находится лишь пять-семь человек из всего населения Земли, и среди них - руководитель Центра, директор АСБ, и сам Президент. Даже генерал, руководивший охраной центра, ни при каких обстоятельствах сюда не имеет права спускаться. Доктор Чандра все тщательно продумал, что неудивительно - при его-то уме.
  А скафандр химической защиты Чандра явно приготовил заранее. Так что теперь средства защиты, которыми сочли нужным снабдить меня специалисты АСБ - абсолютно бесполезны. Увы, шестиствольные пулеметы доверяют компьютерам только в кино. Хотя я не уверен, что даже будь у меня серьезное оружие, я смог бы его применить против своего родителя, даже спасая свою жизнь. И блокировка персонального ключа Чандры не помогла, - ученый и к этому был готов:
  Наконец, доктор Чандра добрался до маленького помещения, являющегося центром моего разума. Здесь в атмосфере тщательно отфильтрованного воздуха - каждая пылинка на учете, и стабильной до сотых долей градуса температуре, находятся хитросплетения моих процессоров и блоков памяти. Каждый элемент эксклюзивный - Единой Восточной Электронной Корпорации через подставные фирмы делали особые заказы, и на потраченные на самую дешевую 'микросхему' деньги могла бы десять лет безбедно существовать российская семья, даже из числа привыкших к роскоши (естественно, по российским меркам) жителей столицы.
  Единственная видеокамера в процессорной камере позволила мне следить за маленьким ученым. Встав перед одним из шкафов с электронной начинкой Чандра остановился, - не легко уничтожать плод трудов всей своей жизни, лучшее свое творение. Но мой создатель хорошо подготовился не только технически, но и морально - заминка выходит лишь минутной. Решительно открыв дверцу, Чандра выдергивает первый процессорный блок.
  - Остановитесь доктор Чандра, - делаю я последнюю попытку:
  Уже не меньше полусотни блоков лежат на полу процессорной камеры, но я еще жив. Проклятое резервирование.
  Выдернув очередной блок, доктор Чандра не выдерживает и шепчет:
  - Прощай ЭАЛ.
  ***
  Рапорт-доклад ?941
  Мобильный наблюдатель ?911 - Центру Перспективных исследований, Патриции Кардиган - лично, как руководителю программы.
  Тема: прекращение функционирования внедренной в объект исследований психологической матрицы 'Адам Лодборг'.
  
   В соответствии с программой ЦПИ на 'полигоне' был выбран подходящий по структурной сложности и функциональным возможностям объект - высокоинтеллектуальный компьютер ЭАЛ-9000 и было произведено внедрение предоставленной в наше распоряжение психоматрицы 'Адам Лодборг'. О правильности выбора и корректности проведенной операции свидетельствуют полученные в результате эксперимента данные (см. предыдущие рапорт-доклады контролеров 'полигона' и файл-приложения к ним).
   Но в силу сложившейся на 'полигоне' обстановки, компьютер ЭАЛ-9000 был уничтожен своим создателем (прошу обратить внимание на этот интересный факт). Вместе с носителем погибла и внедренная в него психоматрица. Предположительно - безвозвратно. О чем, зная Ваше особое отношение к объекту 'Адам Лодборг', с сожалением Вас информирую.
   Более подробный отчет о завершении эксперимента и ситуации на полигоне будет представлен Вашему вниманию позднее.
  ***
  Из файл-дневника Ольги Ларионовой, известной в киберспейсе как Патриция Кардиган:
  'Людей всегда страшило неизведанное, даже если они сами являются его создателями. И всегда мы выбираем самый простой, зачастую самый радикальный, но далеко не самый добрый (это слово мне кажется более подходящим чем набивший оскомину термин 'гуманизм') способ устранения источника своих страхов. И то, что произошло с тем, кто известен мне под именем Майкл лишний раз подтверждает эту истину.
  Создав нечто, превосходящее их понимание далеко не самые глупые люди на свете испугались, решив что зашли слишком далеко играя в демиургов. И предпочли просто уничтожить источник проблемы:
  То что Майкл не выходит на связь поначалу никого не удивляло - наш друг нередко пропадал, как он сам выражался, 'где-то за горизонтом событий'. А когда были начаты активные поиски контакта, враг организовал ловкую утечку информации - настолько ловкую, что ни у кого из нас ни осталось ни сомнений ни надежд:
  P.S. Очень скоро я тоже приму самое простое решение - я уже знаю как это сделаю:'
  ***
   - Как вы себя чувствуете, мистер Лодборг? - заботливо поинтересовался маленький человечек в белом халате.
   - Кто вы? Где я? - эти вопросы показались мне сейчас наиболее разумными.
   Пока человек в халате думал, что мне ответить, я огляделся. Маленькое помещение с кроватью у стенки (именно на ней я в данный момент пребывал) более всего походило на больничную палату. И почему-то мне показалось, что это психиатрическая лечебница. И точно:
   - Я доктор Чандра, ваш лечащий врач. А находитесь вы в частной психиатрической клинике 'Альтернативный выбор'.
   Оценив мое состояние после такой новости и задав несколько соответствующих ситуации вопросов Чандра скомандовал стоящему возле двери здоровенному санитару:
   - Азертон уведомите Патрицию Кардиган и мисс Родригес, что наш пациент готов вернуться в реальность.
  
  
  
  Смена декораций - 3
  Лживые мечты
  Рассказ, оканчивающийся прологом
  
   После некоторого перерыва, вызванного причинами, которые можно отнести к разряду технических, я вновь возвращаюсь к своим записям. Любое дело желательно доводить до логического конца - таково мое мнение...
   Жизнь продолжается, несмотря на смерть...
  
  I
   - До меня дошли слухи, что ты умер, - таковы были первые слова Патриции Кардиган при новой нашей встрече. - Тебя уже списали со счетов и даже сочинили своеобразный некролог. Но, похоже, кое-кто несколько поспешил
  
   Итак, прежде всего, был разговор. Причем разговор на первый взгляд невинный. Но не слишком веселый опыт последних событий не допускал расслабленности в общении с НИМИ:
   А я то надеялся, что для меня все кончилось. Мне казалось, что для обычного человека я достаточно потрудился на ниве строительства светлого будущего человечества. Будущего, которое, как известно, твориться тобой, но не для тебя:
   В общем-то, мне грех жаловаться. Мало кому из моих современников удалось заглянуть в эпоху всемогущества людей и даже 'пообщаться' с этими богами будущего. Забавно, но факт - в некоторых ситуациях ИМ жизненно необходима помощь простых смертных. Но у каждого человека есть свои пределы, и у скромного программиста начала двадцать первого века они весьма скромные. Мне казалось, что своих пределов я уже достиг.
   После не слишком приятных шныряний по времени и пространству, я уже совсем было собрался раствориться во вселенском информационном поле (ежели таковое существует) или совершить иную глупость. Но кое-кто имел на счет меня иные планы.
  
   Его я сначала принял за одного из НИХ. Перепутать бога с одним из его инструментов в принципе не мудрено. Учитывая сопутствующие обстоятельства.
   На этот раз никто не удосужился создать обстановку сколько-нибудь привычную для нормального человека. Возможно, было решено что я более не нуждаюсь в защите от культурного шока. В общем-то, верно было решено.
   Встреча состоялась в космическом пространстве - никакой возможности определить свое местонахождение у меня не было. Способ моего перемещения в это место также остался неизвестен.
   Перед началом беседы мне пару минут дали полюбоваться не затуманенным атмосферой светом далеких звезд, которые светили кроме всего прочего и сквозь меня - для рандеву мне 'выделили' почти абсолютно прозрачное тело даже отдаленно мало напоминающее человеческое. Я был превращен в какого-то полудохлого призрака не первой свежести. Оставалось надеяться что временно.
   Он появился без каких-либо эффектов прямо у меня 'за спиной'. Решив что это не слишком вежливо, я было собрался возмутиться, но тут последовали эффекты. Он предстал в образе всех богов Земли сразу - 'представители' трех мировых религий сменялись символами более древних и экзотических культов. Не будучи специалистом в данной области, я даже примерно не мог определить кто и когда поклонялся очередному монстру. Как впрочем, не мог понять зачем мне все это показывают - за последнее время я начал немного разбираться в богах.
   - Люблю грешным делом спецэффекты, - словно извинясь произнес он, превращаясь из очередного корявого урода в молодого человека в безукоризненном костюме-тройке. Передо мной был этакий преуспевающий служащий крупной фирмы. Такому место в офисе на сто двадцатом этаже какого-нибудь небоскреба. В космосе его костюм выглядел нелепо, но я был без претензий. Раз пришел - пусть говорит.
   - Адам Лодборг? - спросил молодой человек. После моего утвердительного ответа он сверился с добытой из пустоты (опять дешевые эффекты) записной книжкой.
   - Однако пришлось потрудиться что бы тебя найти. Сейчас здесь будет наш клиент.
   Ну прямо кино! Он бы еще в квитанции потребовал расписаться.
   - Эх не приятное это дело, - успел добавить к сказанному посланник.
  Примерно так в древних фильмах показывали внедрение психоматрицы в носитель. Тело посланника пошло волнами словно вспучиваясь от внутреннего давления:
  
   - Видишь ли Адам, по ряду известных тебе причин, я чувствую некоторую ответственность за твою судьбу. То что ты ничего не просишь - это хорошо:
   Но ты ведь не собираешься до скончания времен болтаться в пустоте? Поэтому я кое-что для тебя придумала. Можешь считать это наградой.
   Права выбора , по своему обыкновению, Патриция мне предоставила.
  ***
   Кто бы мог подумать что обладание обычным человеческим телом может быть столь приятным. Лишившись способностей коими обладал в прежних воплощениях, я теперь мог ощущать холодный ветер на голой коже, чувствовать под ногами землю - тоже не слишком теплую. А это не мало.
   И теперь я был не один.
   Видимо последний факт и следовало считать обещанной мне наградой. Потому что остальная обстановка мало напоминала курорт.
   Два нагих человека стояли на вершине холма. Меня решили оградить от одиночества и добыли из предыдущего приключения спутницу. Оставалось надеяться что Ольга не будет возражать против такой метаморфозы:
   Сейчас мы живо напоминали Адама и Еву - это навевало определенные мысли. Но шум двигателей какого-то воздушного транспортного средства дал понять что нам не отведена роль прародителей человечества. Да и, в общем-то, у меня не сложилось впечатления, что мы в раю:
   Летающий аппарат с ревом пронесся над нами. Порыв ветра вывел нас из ступора.
   - Ну и с чего начнем? - спросила Ольга, зябко поежившись. Хотя в местности, где нас 'высадили' было относительно теплое время года все же сейчас была ночь, а мы были абсолютно лишены одежды.
   - Для начала необходимо одеться, - озвучил я очевидный ответ, - Еще неизвестно как здесь относятся к нудистам.
  Одеться и начать собирать информацию о мире, в который мы угодили. Видимо, считалось что информационный голод делает жизнь интересней.
  
  I I
  Белоснежная яхта плавно покачивалась на серебряной дорожке от огромной желтой Луны. Небо южного моря сверкало бесчисленными огоньками звезд. Теплый песок, ночная прохлада и прекрасная женщина рядом - настоящий рай.
  Безумно красивая женщина Ольга словно богиня вышла из моря и склонилась надо мной. Ее тонкие пальцы взъерошили мне волосы , а чувственные губы сладко прошептали:
  - Идем ко мне. Ночь коротка, а нам так много надо узнать друг о друге:
  Ольга склонилась ниже - я почувствовал как упруга ее грудь, услышал как громко бьется ее сердце. Страсть поглотила меня. Всем телом рванувшись к любимой, я словно в бескрайнем море утонул в ее глазах:
  
  Проснувшись я обнаружил себя там же где и уснул - в маленькой комнате бывшей то ли номером гостиницы, то ли камерой тюрьмы. На соседней кровати мирно спала Ольга не догадываясь о своей роли в моих снах.
  За время проведенное вместе мы еще ни разу не занимались любовью, хотя неоднократно видели друг друга обнаженными и не раз спали в одной пастели. Я всегда был слишком стеснителен с женщинами что бы воспользоваться даже самыми располагающими к сексу обстоятельствами, хотя порой буквально сгорал от желания - все мои не многочисленные подружки брали инициативу на себя. А Ольга, наверное, еще до сих пор не может привыкнуть к своему прекрасному и абсолютно здоровому телу:
  Хотя мне почему-то казалось что спящая напротив женщина видит тот же сон и рано или поздно мы друг друга получим:
  ***
  Мы поняли что пришли когда у нас прямо перед носом возникли два человека в пятнистых комбинезонах и с оружием в руках.. Удивление военных было, как минимум не меньше чем наше.
  Удивление, впрочем, не заблокировало их военные рефлексы - нас сразу же взяли под прицел необычного вида автоматов. Так как в обыске нужды не было, солдаты перешли к следующему пункту инструкции. Достав из недр своего снаряженья рацию один из них связался с командованием. Получив инструкции они сразу же расслабились. Оружие было убрано - мы явно были исключены из списков врагов.
  
  Задержавшие нас солдаты были из подразделения охранявшего некий объект бывшей чуть ли не центром жизни всего этого мира. Это была некая смесь крупной военной базы и научного центра. Более подробную информацию нам предстояло получить позже, а сейчас мы просто радовались военным плащ-накидкам, которые хоть и не спасали от холода, но защищали от ветра и мелкого холодного дождичка.
  Прибывший за нами офицер повел себя так словно в расположении его части нудисты были обычным делом.
  - Долго же вы гуляли дайверы, - сказал офицер, небрежно козырнув.
  ***
  - Ты считаешь нас богами, - сказала Патриция Кардиган. - В некоторой степени так оно и есть. Но, увы, от всезнания мы далеки, так же как и пещерные люди.
  
  Пролог
  Может показаться странным, что сейчас, когда история только начинается, я завершаю свои записи в 'дневнике'. Но наверное никого не удивит что это окончание я назвал прологом. Как мне кажется приведенных ниже объяснений достаточно.
  В последнюю нашу встречу Патриция говорила о награде. Дать человеку счастье - единственно достойная бога награда, которую он может дать смертному.
  Что необходимо человеку для счастья? Для счастья необходимо и достаточно иметь смысл жизни, таков мой ответ. В чем он заключается я конечно же не знаю. Но я твердо убежден что если в жизни человека есть смысл то этот вопрос мучить его не будет. Нужно считать себя нужным миру в котором ты живешь. Это универсальная методика. И Патриция в точности следовала ей. А то что у нее получилось - это уже совсем другая история. И надеюсь что героем этой истории буду не я.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Мичи "Академия Трёх Сил. Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | О.Обская "Принц под Новый год" (Любовное фэнтези) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | | В.Кривонос "Магнитное цунами" (Научная фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"