Ягер Ящер С Крыльями: другие произведения.

Путь 7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.64*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это последняя часть Пути.

  Глава 67.
  
  Уже не совсем Женька (Цитадель - Ядро системы 8 июля 2388 г.)
  
  Мощь! Колоссальная МОЩЬ в моей власти. Чудовищный поток силы, сметающий всё на своём пути. И я, сама этот поток, я часть его, разумная, управляющая и направляющая. Я чувствую разумы станций, они словно огромный советчик за плечами. На любой мой запрос следует почти мгновенный ответ и совет, что и как делать.
  И мы выжигаем, изменяем и уничтожаем, всё, что из себя представляет Старший Администратор. Он мечется и беззвучно кричит, полыхая ужасом. Но, выхода ему не оставили, я не оставила.
  Текут минуты, хотя для меня сейчас они кажутся столетиями, колоссальная скорость мышления буквально растягивает время, но даже так, для бывшего хозяина системы его осталось совсем немного.
  Вот под его контролем лишь малюсенький клочок системы, маленький сегмент от исполинского диска вокруг звезды...
  - Не убивай?! - Приходит от Администратора мысль наполненная мольбой. - Не стирай меня...
  - Как насчёт квинтиллионов тех, кого убил ты? Как насчёт них? - Отвечаю я.
  - Я подарил им вечность! Они живы...
  - Дерьмо! Тебе пора, тварь. Прощай... - Говорю я, и направляю сияющий поток, смывая грязь этого, из истории этого мира.
  Через несколько мгновений пришла мысль от Антарона: - Странник, из-за внесённых вами изменений 'Горн' не исчерпан, если мы не утилизируем избыток энергии, Цитадель взорвётся и Земля, и весь ваш флот будут уничтожены.
  - Что ты предлагаешь?
  - Есть вариант, мы используем протокол обращения, только не будем создавать структуры связи и контроля. Просто восстановим физические оболочки до оптимума всем живым в системах нашего сегмента, использовав ретрансляторы и тяжелые платформы, как модули передачи энергии. Только вот, большинство тяжёлых платформ будут уничтожены, их системы не рассчитаны на передачу настолько больших энергий. Что скажешь? - Спросил меня синтетик.
  - То есть, мы вылечим всех раненых и пострадавших, вернём молодость старикам, восстановим калек, так? - Спросила я. - Что насчёт обращённых, я знаю, что довольно многие из них сохранили разум?
  - Решение за тобой, Женя.
  - То есть, мы можем освободить их, деиндокринировать? - спросила я.
  - Точно так, Старшая. - Ответил он.
  - И это позволит утилизировать избыток энергии?
  - Да.
  - Отлично, действуем, Антарон. - И я по его подсказкам и помощи остальных разумов станций полностью перепрограммировала программу обращения. По моему внутреннему времени это заняло несколько недель, но в реальности прошло лишь несколько секунд.
  - Запускаю протокол. - Сказал Относящийся и я, тысячами объективов увидела, как от Цитадели, по системе гиперпередачи пошёл поток энергии к ретрансляторам и тяжелым платформам. - Процедура инициализирована, процесс контролируется всеми разумами ядра. - Сообщил мне Антарон.
  - Вот он, мой подарок всем моим друзьям и близким. Вы будете жить, и жить долго. - Подумала я, но мою мысль услышали все, разумы системы и ко мне ото всех без исключения пришла волна одобрения и поддержки.
  - Действуй, Странник. Мы с удовольствием поможем тебе в этом. - Подвёл итог, Предвестник. - Впервые за миллиард лет, мы лечим и спасаем, а не уничтожаем наших подопечных, одно это возвращает смысл всему.
  - И я благодарю, вас всех за это. - Ответила я.
  
  Найлус Крайк (Земля, предместья Лондона, 8 июля 2388 г. 8:03 утра.)
  
  Он стоял и смотрел в ясное голубое небо Земли, туда, где в лучах солнца всё ещё виднелась Цитадель. К его боку прижималась Ирина, любимая жена смотрела туда же и её глаза были мокрыми от слёз. На пандусе, рыдала Сильвианн, Найлус вспомнил полный невыносимой муки крик, который издала девушка полтора часа назад.
  И сейчас, Снегурку утешал Лерой, который, как и все раненные, внезапно выздоровел и пришёл в себя. Мало того, рядом стоял Гаррус и Змей с удивлением ощупывал собственную ногу, которую потерял во время штурма. Сородич шептал ругательства и всё никак не мог поверить, что у него снова есть нога.
  Шепотки стихли, он услышал из-за спины тихие шаги. Обернулся и встретился взглядом с Лиарой. Азари посмотрела на него, каким-то совершенно потусторонним взглядом, прошла чуть вперёд и, встав, устремила свой взгляд в небо.
  - Как ты? - Тихо спросил он.
  - В порядке, как и вы все впрочем. - Тихо ответила она. - Её опять нет, Найлус. Я была во тьме, которая хотела пожрать меня, пока не пришла Женя и не развеяла мрак...
  - Ты её видела? - Спросил удивлённо Иван. - Я помню лишь свет и чувство, словно внутри меня, прохладный чистый поток, который смыл боль.
  - А я тоже её видела. - Сказала Ирина. - Она меня поцеловала, и я проснулась на полу ангара.
  - Откуда у меня нога?! - удивлённо бормотал Гаррус. Разглядывая голую конечность, торчащую из обрывка штанины брони. - Живая нога, нормальная?! Что это такое?
  - Это чудо Господне. - Сказала Наин.
  И стоящие вокруг разумные удивлённо загудели. В недалёких кустах зашуршало и на поляну, ставшую посадочным полем, вышел странный человек, рядом с которым шёл не менее странный турианец.
  На обоих была рваная и измятая броня. У турианца не было одной штанины и рукава, у человека, вообще обеих штанин. Оба шли, покачиваясь, удивлённо и оглядывая окрестности.
  Увидели стоящие корабли и толпу возле них и устремились навстречу.
  Когда подошли, что-то царапнуло его взгляд, но он решил подождать развития событий.
  - Где мы?! - крикнул подошедший человек, на базике. - Что это за лес?
  - И кто вы такие? - Вторил ему турианец. - Что за корабли?
  
  Вышедший чуть вперёд Карлос, чётко ответил: - Фрегаты объединённого флота Цитадели, 'Нормандия' и 'Сталинград'. А вокруг предместья Лондона, Земля.
  - Земля?! - удивился человек. - Мы на Земле?!
  - Кто вы такой? - Оборвал его Санчес. - Доложитесь, как положено.
  - Лейтенант милиции Станислав Кхорн, двадцать второй специальный егерский полк, Элизиум. - Ответил вытянувшись человек.
  - Артхог Гайар Гаронис, особый отряд разведки девятого флота Иерархии. - Вторил ему, точно также вытянувшийся сородич.
  - Двадцать второй специальный егерский, Элизиум? - Переспросил Иван.
  - Так точно. - Громко ответил человек.
  - Странно, по данным, что передавали в СМИ, 22 егерский полк, полёг почти в полном составе ещё год назад. Во время отражения штурма планеты. Кто вы такие? - Переспросил Карл и дал сигнал, по которому, обоих подошедших взяли на прицел часовые.
  - Я?.. - Удивлённо прошептал лейтенант. - Я, помню этот бой, а потом... Потом...
  - Что потом, лейтенант? - Спросила вставшая Снегурочка.
  - Я... - Прошептал молодой парень и, внезапно схватившись за голову, сложился пополам. - А-а-а-а-а-а!!!
  
  - Что с вами? - Спросил сам Найлус. - Почему вы кричите?
  Но мужчина не отвечал, он упал на колени и уткнулся лицом в землю. К нему подошла Сильв, но он выставил в её сторону ладонь с растопыренными пальцами.
  - Не подходите ко мне! А лучше убейте, пристрелите меня! - Провыл он.
  - Зачем ты это говоришь? - Спросил его напарник - турианец.
  - Ты что, не помнишь, Гай?! - провыл лейтенант. - Ты забыл, кем мы были еще совсем недавно?
  - А кем мы были? - Прошептал турианец, стремительно бледнея.
  - Кем?! Х-х-ха, я вижу, ты и сам вспомнил... - Прошептал стоящий на коленях лейтенант.
  
  - И кем же вы были? - Спросила Сильвианн.
  Мужчина оглядел их всех и тихо ответил: - Там на Элизиуме, я, будучи тяжело ранен, попал в плен Врагу. Хм, теперь понятно, как я очутился на Земле...
  - Так ты был хаском? - Спросила Снегурочка.
  - Так точно, госпожа капитан третьего ранга фон Арним. Я узнал вас, узнал вас всех...
  - Что-то ты на хаска не похож? - Пророкотал Крулл. - Больно самостоятельный ты, для марионетки.
  - Это только сейчас, а вот некоторое время назад, я... Что со мной стало? Я помню, свет и чей-то голос, который сказал мне, что я свободен. Я, я почему-то знаю, помню этот голос... - Прошептал мужчина, сев на траву.
  - Боже! - Прошептала Наинэ. - Хэм! Ты видишь это?!
  - Вижу. Надеюсь, Тамэ повезло так же, как и этим двоим. - Ответил его родич.
  
  Таамил Таанир ('Светлая', равнина Хилосс, 8 июля 2388 г.)
  
  Он сидел на траве и с удивлением рассматривал свои руки. Мужчина смотрел на ладони в обрывках брони, перчатки канули куда-то в лету. Смутно припоминалось, что ему оторвало обе руки в одной из операции, но его, как особо важную боевую единицу отвели в тыл и восстановили.
  Он, прекрасно помнил всё, что делал в силах Врага. Он помнил, как убивал тех, кого поклялся защищать, но в тех обстоятельствах у него не было возможностей сопротивляться приказам. Там вел в бой орды простейших, стараясь выполнить поставленные перед ним задачи и в то же время, не считался с потерями, толку-то, простейшие были разменной монетой, которую легко пополнять, в отличие от таких как он сам.
  Шорох шагов рядом и в область обзора вошла обнажённая, совсем юная азари.
  - Что с тобой? - раздался мелодичный голос.
  - Сижу, вспоминаю, каково это принадлежать только самому себе... - Ответил он, посмотрел ей в глаза и улыбнулся. - Как тебя зовут, малышка? А то, раньше, как-то недосуг спросить было. Да и в том положении, нас с тобой это не сильно волновало.
  - Моё имя Риам. - Ответила нимфа. - Риам Аваль.
  - И откуда ты? Где попалась врагу?
  - Я с Ильмены.
  - Это же колония Альянса? - удивился Тамил.
  - Я гражданка Альянса, мы там жили с матерью перед войной. Наше убежище обнаружили и захватили, а меня, лучше бы убили... - Тихо ответила девочка и присев, прижалась к нему. - А тебя, как зовут и откуда ты сам?
  - Я полковник Таамил Таанирр, УСО СВР Иерархии. Родом с Мендуара, ну, а как попал в силы врага, ты знаешь не хуже меня, это ты меня обратила. - Ответил он, прижав девушку к себе.
  - Так ты, как и я, из Альянса. Как думаешь, где мы? - Спросила она.
  - Пейзажи знакомые, когда-то я бывал в похожем месте. Только вот, не могу вспомнить, где это?
  
  Затрещали кусты и на прогалину с шумом выпал молодой парнишка человек. Увидел их и, вскрикнув, навёл оружие. - Кто такие? - прокричал он ломким голосом.
  - Я турианец, она азари. - Ответил Тамил улыбнувшись. - А что, сам не видишь?
  - Э?! - И мальчишка застыл, открыв рот. Постоял, глупо хлопая ресницами, вызвав хихиканье Риам, закрыл рот и спросил: - Но на Светлой не было турианцев, и азари у нас мало, откуда вы здесь?
  - Это долгая история. - Ответил Тамил. - И я не уверен, что стоит персонально тебе её рассказывать, командир ваш, где?
  - Метров сто отсюда во временном КП. Мы пытаемся понять, что случилось. Хаски пеплом рассыпались, 'разрушитель' встал и стоит, словно отключился. Я пошёл на разведку и встретил вас, откуда вы на позициях противника? - Спросил парень и снова навёл на них оружие.
  - Ну, так-то мы тут командовали, наземными силами, а потом всё закончилось. Слышишь, парень, кончилась война, убери пушку, или хоть не наводи на нас, а то пальнёшь сдуру, нам и конец настанет. А этого, как-то не хочется... - Ответил Там, глядя как вытягивается лицо парнишки.
  - Как командовали? Чем командовали? Хасками?! - Пролопотал он.
  А Тамэ лишь плечами пожал, и снова посмотрел на свою напарницу, которая став тёмно синей, спряталась ему за спину, откуда со смущением и страхом смотрела на человека.
  - Ничего не понимаю. - Пробормотал он. - Не похожи вы на хасков.
  - Зови командира своего, и ничего не бойся. Противника рядом больше нет, кончились Жнецы. - Ответил Там и счастливо расхохотался.
  - Откуда вы знаете, что кончились? - спросил парень, немного расслабившись и опустив ствол.
  - Знаем, мы это точно знаем. - Ответила Риам из-за спины Тамила. - Веди командира и есть маленькая просьба, выполнишь?
  - Какая просьба? - сощурившись, спросил юнец.
  - Принеси мне какую-нибудь одежду, хоть кусок ткани, укрыться. - Попросила азари.
  И тут мальчишка разглядел, в каком виде сидит за спиной турианца девушка. Парень покраснел, отвёл глаза и опрометью убежал обратно в заросли.
  
  Через десять минут он вернулся в сопровождении парня чуть постарше и большой группы подростков больше половины которых были девчонки.
  - Н-да... - подумал Тамил. - И эти салажата, держали силы жнецов, не позволяя пройти им в течение нескольких часов. Храбрые дети, очень храбрые и умелые, что важно. Но, война хороший учитель, слишком высока цена ошибки.
  Его напарнице, выделили маскировочную накидку, и юная нимфа укрылась ей как плащом. После чего, местные провели экспресс допрос им обоим. Тамэ не стал скрывать ничего, да и Риам, помогла ему по мере возможности.
  Люди натурально охренели от откровений турианца и азари. Но, не верить им не было, ни каких оснований, молодые люди слушали их историю, девушки плакали, понимая, что в любой момент, все они могли попасть на место Тамила и Риам. Когда полковник закончил, лейтенант милиции подвёл итог: - Я не знаю, что говорить и решать на ваш счёт. Отведём вас в штаб, пусть там разбираются...
  - Ваше право, лейтенант. - Ответил ему Тамил. - Я бы, на вашем месте поступил аналогично.
  - Скажите, полковник? - спросила одна из девушек. - Почему вы так хорошо говорите на русском?
  - Это мой родной язык, девочка. Большую часть жизни, я говорил и думал на нём. Мои братья и сёстры среди людей, русские. - Ответил он.
  - Кто ваши братья и сёстры? - спросил его парень, который их и нашёл.
  - Вы их знаете. Мало того, вы влюблены в моих братьев и сестёр. Моя семья, Иван, Женя и Ханна Шепарды, а так же Стивен Хакетт. - Ответил Там и на нём скрестились два десятка совершенно изумлённых взглядов.
  - Великая Джейн, ваша сестра?! - Прошептала девушка, которая и спросила его первой.
  - Любимая сестра. - Улыбнувшись, ответил Тамил. И они всей компанией пошли куда-то в заросли, только он заметил, что их путь пролегает мимо застывшего истуканом 'разрушителя'.
  Пока гигантская машина приближалась, его маленькая ардат-якши, клещом держалась за его руку и молчала. Группа, идущая гуськом по зарослям, приблизилась к платформе и остановилась.
  - Что случилось? - Спросил он, подошедшего командира.
  - Впереди эта дрянь обойти её не получится, слишком плотные заросли вокруг и тропа тут одна. Так что мы в раздумьях, стоит или нет проходить под его ногами. Что скажете, полковник? - Спросил его молодой парень.
  - Не знаю, давайте я пройду вперёд и выясню ситуацию, потом дам отмашку вам. Идёт? - Спросил Там.
  Лейтенант задумался, Тамил видел, что молодому парнишке и страшно отпускать его, и ещё страшнее идти так, без проверки. Почти минуту, человек задумчиво теребил ремень своего карабина, который почему-то предпочитал носить именно так.
  - Что надумал, летёха? - Спросил турианец его в итоге. - Время идёт...
  - Хорошо. Я надеюсь, что вы меня не обманываете, хотя... Хотя, я несколько опасаюсь доверять вам, поскольку вы бывшие пленники Врага. - Ответил лейтенант. - Идите, товарищ полковник, и я надеюсь, что вы меня не обманываете.
  - Не бойся, малец. Когда ты во власти Жнецов, ты не ведёшь переговоров, тебе этого просто не разрешают. - Ответил Там и тут к его руке, прижалась азари.
  - Что такое? - Спросил он нимфу.
  - Я иду с тобой. - Ответила она и в его голове прозвучал её голос. - Та, кто освободила нас, она в беде, вернее может попасть в беду, а ты, я это вижу, можешь её спасти.
  - Спасти? - удивлённо подумал он, стараясь не говорить вслух.
  - Да, спасти. И эта машина, поможет тебе, я это вижу. - Ответила девочка.
  - Ты видящая, как и все ардат-якши. - Мысленно ответил он, а вслух сказал: - Мы идём вместе, спрячьтесь, на всякий случай, лейтенант. Мало ли что, придёт в железные мозги этой машине. Мы и так, считаемся погибшими, а вот вы нет.
  Человек кивнул ему и отряд, споро попрятался в зарослях.
  
  Они вдвоём зашли между массивных лап 'разрушителя' и, подойдя к одной из них, остановились.
  - Что дальше, Риам? - Спросил он азари.
  - Позови их. - Прозвучала мысль в голове. - Эта машина, увезёт тебя в ядро, туда, где теперь хозяйничает твоя сестра.
  - Позвать? - удивился он, - хм, ладно. - И постучал ладонью по чёрной броне лапы.
  
  - Что тебе нужно? - Раздался низкий, бархатистый голос в голове.
  - Мне нужно попасть в ядро системы. - Ответил Там. - И нужен контроль над этой платформой. И с кем это, я говорю?
  - Моё имя Относящийся, я управляющий вашим доменом. И зачем тебе контроль над этим модулем? - Ответили Тамилу.
  - Та, кто освободил меня, может попасть в беду. Так, по крайней мере, видит она... - И мужчина кивнул на стоявшую рядом нимфу.
  - Предвидение ардат-якши, к этому стоит отнестись серьёзно. - Прозвучало в голове. - И, выслушав её доводы, я согласен с ними. Управление модулем для тебя разблокировано, остальное узнаешь подключившись.
  - Как я подключусь? - Удивился Тамил.
  - Ты по-прежнему один из нас, только теперь ты свободен в своём выборе. Иначе, ты бы меня не услышал, Таамил Таанир. Лети в Ядро, я открыл тебе доступ в систему. - Ответил Относящийся.
  Там, обернулся к азари, улыбнулся и спросил: - Ну что, полетели?
  Та покачала головой в жесте отрицания. - Этот путь только для тебя, я останусь здесь и, если всё получится, я найду способ найти тебя, Тамэ.
  - Тогда, до встречи? - Спросил он.
  - Надеюсь, что да. - Ответила нимфа, привстала на цыпочки и нежно поцеловала его в щёку. - Иди, я всё объясню местным.
  По подсказке Относящегося, Там встал прямо под корпусом платформы и, его втянуло внутрь. Мужчина попал в какой-то кокон, и через несколько секунд он потерял ощущение собственного тела, а огромная машина наоборот стала им самим. Миг, и в его голове образовались знания, что и как делать. Он осмотрелся и увидел, как нимфа медленно отошла в кусты. Мужчина запустил системы взлёта и могучая машина, послушная его воле, предварительно окрасившись в цвета его клана с гербом СССР на бортах, взмыла в небо.
  
  Адмирал Дэвид Андерсон (Цитадель, Башня совета, 8 июля 2388 г.)
  
  Он стоял у края площадки контроля и смотрел, как сходятся лепестки станции. За ними объединённый флот проводил масштабную спасательную операцию, вытаскивая из обломков кораблей, живых и здоровых уцелевших.
  Сам же Дэйв, чувствовал себя просто прекрасно. Не было ни боли, ни усталости, после многочасового боя в родном городе и здесь на Цитадели. Вот лепестки застыли неподвижно и станция засветилась огнями. Призывно замерцало стыковочное кольцо, говоря всем вокруг, что Цитадель готова принимать корабли и разумных. Флот врага ушёл, просто канул в пространстве, словно его и не было никогда. Лишь огромные десантные блины, беззащитно висели на своих местах на стационаре. Вокруг этих орбитальных заводов уже роилась мошкара дронов и малых кораблей.
  Тихие шаги и голос из прошлого тихо сказал: - Неужели всё, Дэйв? Это победа?
  - Наверное, Джек. Осталось спросить мою девочку, когда она вернётся оттуда. - И адмирал посмотрел наверх.
  - Мои глаза? - Прошептали сзади женским голосом. - Я снова вижу! Но как?! Как такое может быть?
  - Это чудо, Мира. Чудо Господне. - Ответили говорившей, низким мужским голосом.
  - А разве так бывает? - Раздался голос турианца. - Хэй, разве чудеса случаются? Кто скажет?
  - Пока в этом мире не было моей девочки, чудес не было. С ней же, я уже ни в чём не уверен. Только вот, где же она?! - Громко сказал сам Дэвид и пнул, по кромке балкона. - Хэй! Где моя дочь?! - Прокричал мужчина.
  - Нет совершенно никакой необходимости, ломать мой дом, Адмирал Дэвид Андерсон. - Раздался низкий мужской голос. - Чтобы получить ответ, ломать здесь всё совершенно не нужно.
  - Кто ты?! Кто это говорит? - Крикнул Дэйв, оглядываясь по сторонам. У одного из входов появилась призрачная фигура, рядом с которой бежало несколько паучков хранителей, неся в руках небольшой контейнер.
  Призрак приблизился, и Дэвид опознал в нём одного из 'изначальных', поскольку их изображения во множестве гуляли в экстранете. - Кто ты такой? - Спросил мужчина.
  - Моё имя Антарон - относящийся, я душа и разум этого места. - Ответил призрак.
  - Катализатор? - Переспросил Дэйв.
  - Катализатор уничтожен Странником около часа назад. - Ответил этот Антарон.
  - Уничтожен? То есть, хозяин ядра - уничтожен? - Спросил Джек, вставший рядом с Дэвидом.
  - Именно так, Джек Харпер, он же 'Призрак'. - Ответил Относящийся. - Странник, выполнила предназначение и уничтожила того, кто был корнем всех наших общих проблем. Система вернулась к изначальному алгоритму существования, к тому, для чего и была создана. Базовый протокол - восстановлен.
  - А где Женя, где моя дочь, Относящийся?! - Глухо спросил Дэйв.
  - У всего есть цена, Дэвид. Для Странника, цена победы - разрушение материальной оболочки. - Ответил древний синтетик. - Это всё, что от неё осталось. - И Антарон указал на контейнер в руках хранителей, один из которых, выскочив откуда-то из-под пола, положил на крышку карабин Шепард.
  - Значит, она погибла? - Спросил Джек, придержав закачавшегося Андерсона. Внутри же Дэвида всё словно заледенело, в глазах стало темно и сердце, заныло и заболело.
  - Её тело разрушено, разум же, то, что вы называете душой, уничтожить невозможно. - Ответил Относящийся. - Я оставлю вас, если что, зовите... - И голограмма погасла. Паучки же хранители, поставив контейнер на пол, скрылись в тоннелях.
  Дэвид смотрел, как Миранда вместе с Тарквином и Кай Ленгом, открывают контейнер. Как тихо вскрикнув, девушка достаёт из него, нагрудник кирасы, от брони дочери. А бывший старпом на Канн, странно выглядящий поддоспешник. Мужчина внимательно осматривает бывшую когда-то почти прозрачной ткань и тихо говорит: - костюм, словно оплавлен изнутри. Будто её тело одномоментно чрезвычайно нагрелось, после чего, видимо... Видимо просто распалось в пыль. - Почти шепчет он, разглядывая что-то на ладони.
  Зашипело в наушнике и, бодрый голос командующего произнёс: - Боевая группа на станции, доложитесь?
  Дэвид прокашлялся, глядя как на нагруднике кирасы, который так и держала Лоусон, появляются тёмные пятнышки, словно что-то капает. Глубоко вздохнул, оглядел своё сильно поредевшее воинство, глянул в печальные глаза Джека и ответил: - Говорит адмирал Андерсон, боевая группа задачу выполнила. В строю на данный момент восемь солдат и офицеров, есть ещё трое союзников из организации Цербер.
  - Отлично, Дэвид! - С явно чувствуемой радостью ответил Стивен. - Вы просто молодцы, Дэйв, как там моя девочка, как дела у Женьки?
  - Её больше нет, Стив. Именно Женя применила 'Горн' и, похоже, это её и убило... - Тихо сказал Андерсон.
  - Данные точны? Вы уверены? - Враз потускневшим голосом спросил Хакетт.
  - У нас её бронекостюм, нам его передали хранители и местный хозяин. - Сказал Дэйв.
  - Что же, флот проводит спасательную операцию, раненных нет, но бойцов всех рас, которых мы достаём, из разбитых кораблей будем размещать на Цитадели. Прошу тебя, Дэвид, возьми этот процесс на станции под свой контроль.
  - Хорошо, Стивен. Приказ понятен, ты сейчас где? - Спросил Дэйв.
  - На SSV 'Рагнарёк', Дэвид. - Ответил командующий.
  - Даян всё слышала?
  - Да. Слышала... - Ответил друг и родственник.
  - Помоги ей, Стивен, помоги пережить потерю.
  - А ты? Как сам?
  - Я справлюсь, справлюсь... - Прошептал Андерсон, подал жест напарникам, чтобы собирали контейнер и медленно пошёл к выходу.
  - Тогда, Хакетт отбой связи. - Сказал Стивен и в наушнике щёлкнуло.
  
  Синналь Шепард-Таанир (Мендуар, схрон 'Харон' 8 июля 2388 г. День)
  
  Девушка сидела на горячих камнях и смотрела на лес, раскинувшийся перед ней. За спиной, прижавшись вплотную, сидел Артур, рядом Алиса, а перед ними в полный рост стояла рослая дассорка и с довольным видом говорила:
  - Я видела, как свет сжёг немёртвых, и они прямо на моих глазах пылью рассыпались. А вы получается, стали здоровыми и все раны зажили?
  - Да. - Задумчиво ответила юная турианка, с улыбкой глядя на подругу. - Я думала, что Арчи умрёт на моих руках. Он совсем плох был из-за потери крови. А потом всё вокруг засветилось и, внутри, словно ласковый прохладный поток прошёл. Я смотрю, Арчи светится весь и вдруг погас, глаза открыл и смотрит на меня...
  - Да-да! - чуть не крикнула в ответ Риаюти. - А у наших раненых так же было, и главное, разведчики с равнины докладывали, что большая платформа, которая там была, сначала светилась вся, а потом просто развалилась на части. Так они теперь там грудой лежат, а малые пауки все улетели куда-то. Ещё говорят, в полях у твоего отца, Арчи, нашли каких-то людей. Хотя там никого из наших не было, докладывали их в СБ потащили, вроде как они бывшие хаски. Но, это не точно, так только слух прошёл.
  - Бывшие хаски?! - удивилась Алиса. - Так может и дядя Тамил, так же?.. Нам раны заживило, а им вернуло свободу...
  - Я не знаю. - Ответила Синеглазка. Подошла и улеглась рядом с ними, положив голову на колени Сини.
  Дети, молча, сидели и смотрели на красивую панораму родного мира, чувствуя, как в чувствах их, разливается умиротворение и покой. Но! Вдруг из леса, взлетел дымный шлейф и рассыпался в воздухе ярким сполохом искр, за ним ещё один и ещё. Потом этих сполохов стало так много, что казалось, что все предгорья полыхают.
  - Что происходит?! - Воскликнула дассорка привставая. - Зачем они жгут сигнальные ракеты?!
  А Сини почувствовала, как защипало в носу. На глаза навернулись слёзы и, потекли по щекам, оставляя мокрые дорожки.
  - Ребята?! - Прошептала Алиса и вскочила. - Ребята!!!!
  - Это победа, девчонки! Наши победили, ПОБЕДИЛИ! - крикнул Артур, и Сини почувствовала, как он подхватил её и, подбросив в воздух, поймал и прижал к себе. - Всё закончилось, конец войне! - Прошептал любимый, глядя ей прямо в глаза.
  Некоторое время, они четверо просто прыгали, смеялись и обнимались. Кричали в ясное сине-зелёное небо, пока Алиса как-то не притихла, села на камень и разревелась. Полчаса все остальные утешали её, потом саму Сини, потом Риаюти, которой рассказали о гибели остальной группы. Когда все девушки выплакались и просто сидели прижавшись к единственному среди них парню, из-за ближайшей горы вылетел летун и быстро приблизившись сел рядом с ними.
  Из машины вышел дед, Дакаар оглядел их всех спокойным, одновременно радостным и печальным взглядом.
  - Привет, потеряшки. Почему на связь не выходите? - Спросил мужчина.
  Подростки удивлённо переглянулись, посмотрели на Синеглазку, которая удивлённо разглядывала сломанную гарнитуру. Итог подвёл сам дед: - Хорошо Аннаи сказала, что с вами всё в порядке и сказала где вы, не пришлось искать. По системам общего оповещения пришла новость, наши войска захватили Цитадель и применили 'Горн'. Противник остановил войну и ушёл в неизвестном направлении. Мы - победили, ребятки.
  - От наших, новости есть? - С замирающим сердцем спросила Сини. - Деда, как там наши?
  - Почти все живы и здоровы, почти все... - И Дакар, устало опустился на камень.
  - Кто?! - Испуганно прошептала Сини, к которой прижалась сестра. Обе девушки чувствовали тоску и боль мужчины и боялись услышать самое страшное.
  - Вы слышали о том, что хаскам вернули свободу? - спросил мужчина.
  Дети покивали согласно.
  - О Тамиле вестей пока нет и жив он или нет, мне не сообщали. Хэймон, Иван, Лиара, Тали, Гаррус, Наинэ, Даян, Стивен и остальные живы. - Тихо сказал дед.
  - А мама, с нею всё в порядке? - Чуть слышно прошептала Синналь.
  Дед поднял взгляд и внутри у девочки всё оборвалось.
  - Не правда?.. Это ведь не правда? - Пискнула Алиса. - Скажи, дедушка, это ведь не так?!
  - Стивен сказал, что именно Женя применила 'Горн' и это стоило ей жизни. - Глухо сказал турианец и поник, закрыв ладонями лицо.
  
  Иван (Джон) Шепард (Земля, Лондон, 8 июля 2389 года, день).
  
  Он стоял на трибуне и смотрел на пёструю толпу из множества разумных, запрудившую улицу. Чуть впереди, начинались руины центральной части города, посреди которых серыми обелисками в свете яркого солнца, застыли башни отключённого орбитального лифта.
  Большую часть города уже восстановили, но центр, с руинами моста Ватерлоо, башнями лифта и покосившимися стенами разрушенных зданий оставили, как было в тот день, год назад. Лондон, как когда-то Сталинград, стал городом величайшей воинской славы, только вот не одних людей, но всех рас пространства Цитадели. В страшном, семичасовом штурме, погибло два с половиной миллиона бойцов. Страшная цифра, ужасающая в своей величине. Общие же потери всех рас их мира, дошли до чудовищной цифры в двенадцать миллиардов разумных и это, не считая погибших в мирах Гегемонии. Два миллиарда из этих двенадцати, граждане Альянса систем.
  Под колоннами орбитального лифта, там, откуда и шёл луч, поднимающий и опускающий на станцию и обратно. Сейчас был мавзолей, в котором в хрустальном саркофаге лежало всё, что осталось от его сестры. При разборе завалов на месте боя, нашли её руку, оторванную осколком и шлем. Буквально все знали, что сделала его сестрёнка, чтобы сегодняшний день, они все могли встретить здесь и на остальных мирах. Всех остальных погибших, похоронили в братских могилах в предместьях города вблизи Уоттона. Там на нескольких гектарах парка, сейчас и раскинулось мемориальное кладбище, на котором покоились все воины, павшие в том бою. Покоились все вместе, как и сражались и умирали в ту ночь...
  Руины же, покрыли прочнейшим полимером, дабы защитить от воздействия внешней среды, дабы потомки могли посмотреть воочию и почувствовать дух, происходившего.
  Рядом сидит жена и уже никакое платье и маскировка не могут скрыть её выпирающий живот. Из которого уже совсем скоро появится на свет его дочь. За Тали, сидит Лиара и рядом с азари в воздухе висит люлька, прикрытая сейчас звуковым пологом, дабы шум толпы не мешал спать маленькой девочке, его племяннице. Роды дались азари тяжко, малышка родилась немного раньше срока, заставив поволноваться всех родственников. Но, профессионализм отца и тётки Рэй, помогли свести риск и последствия к минимуму. Так что Ли, смогла сегодня прилететь на эту церемонию, хотя она не добавляет ей радости, лишь печаль и слёзы. Лиара до сих пор не отошла от потери, все дела 'серого посредника' азари спихнула на свою Aitta и Ферона с Барлой Воном. Целиком и полностью посвятив себя делам семьи и детям. Вся молодёжная часть семьи сейчас внизу в толпе, молодёжь хочет одними из первых посмотреть мемориал. И заглянуть на могилу человека, которого искренне любили и многие называли матерью.
  Дальше на трибуне были почти все офицеры со 'Сталинграда' и 'Нормандии', только вот на службе во флоте остались из родичей только он сам, да его жена. А из друзей и соратников, лишь чета Аленко. Кайден и Эшли и в живых то остались только благодаря произошедшему Великому исцелению, как впрочем, и многие другие из офицеров. Ушёл дядя Стивен, заявив, что отвоевал своё и хочет жить дальше как простой гражданин, с любимой женой. Ушла мать, сказав, что выполнила все обещания и пришла пора Даян Шепард, снова стать врачом в родном мире. Ушёл Дэвид Андерсон, успев за этот год, женится на Кали Сандерс. Даже офицеры Спектры, ушли в резерв корпуса и отправились по домам. Вернее отправятся, после сегодняшних торжеств. Найлус вместе с Иркой на Мендуар, как и Хэм с Новой и прилетевшей недавно Сирроной. О Тамиле, новостей не было никаких, кроме неясных слухов, что его видели год назад на Светлой. У среднего брата, недавно родилась дочь, и Сиррона, как и Лиара ходит сейчас с люлькой окружённой свето-звуковым пологом. Да и вообще, женщины словно слегка помешались, почти все его родственницы, щеголяли животами разного размера, да и остальные из их большой компании, тоже. Включая и Миранду Лоусон, видимо произошедшее что-то изменило в организме бесплодной от рождения девушки и она к своему великому удивлению, забеременела уже на третий месяц по окончании войны.
  Произошедшее признали очередным чудом, ко всеобщей радости весьма приятным. Сама Лоусон от изменения несколько отстранилась от дел и целиком посвятила себя семейной жизни, благо Карлито тянуть не стал и затащил подругу под венец.
  Толчок в бок вырвал Ива из чреды воспоминаний. Шипящий голос жены раздался у самого уха: - Ты ещё усни у меня, на церемонии-то?
  - Я не сплю, Ушастик. - Ответил он, разглядывая движение на трибуне. Там уже появился Дэвид Андерсон, виднелась массивная фигура Адриана Виктуса и ещё более массивная примарха Турианской иерархии, Наттора Федориана. Рядом с ними, вполне органично смотрелся одетый в свою церемониальную алую броню архонт кроганов Урднот Рекс. Чуть дальше, стояли азари и саларианцы, Иван увидел, как одна из далатресс, подошла к архонту, слегка поклонилась ему и что-то сказала. Кроган выслушал кажущуюся маленькой женщину, а потом наклонился и ласково её обнял.
  - Думал ли я, что когда-нибудь увижу, как кроган обнимает саларианку, мало того - далатрессу. - Прошептал Иван.
  - Это Ситрия Унмир, у неё с Рексом сложились очень доверительные отношения, думаю, если она сможет перетянуть на свою сторону большинство глав домов, то возможен полноценный союз между лягушатами и ящерами. - Ответила Тали.
  - И откуда ты всё знаешь?! - Удивился Иван.
  - Милый, ты не забыл, чья я дочь? - Улыбнувшись, посмотрела ему в лицо жена.
  - Блин... - Буркнул он, вызвав мелодичный смех девушки.
  - О! Смотри, Ванечка, начинается! - Сказала жена, и они оба стали смотреть на главную трибуну. Где вперёд вышел его дядя, ставший буквально легендой всей галактики. Не осталось, наверное, в их космосе, того, кто его не узнал бы...
  
  Хакетт вышел вперёд и оглядел пёструю толпу, стоящую перед ним.
  - Приветствую вас всех. - Начал он. - Ровно год назад, в этом месте, мы все, поставили точку в великой войне. Войне, которая унесла миллиарды жизней, разрушила миллионы и миллионы семей, оставила бесчисленное множество сирот. Война, буквально разрушила наши миры, но в то же время, она сплотила нас всех. Она заставила нас, стать чем-то большим, чем мы были до этого. Помогла нам, решить великое множество общих проблем, вернула нам веру в себя, в дружбу, любовь и нашу общую силу. Мы все, смогли доказать, в первую очередь себе самим, что мы не сдадимся, что вместе, мы величайшая сила, способная совершить невозможное. Я смотрю на вас, смотрю на тех, кто сражался здесь в прошлом году, смотрю на множество детей и женщин, благодаря жертве воинов всех рас, обретших мирное небо над головой и будущее, в котором ни кто и никогда не сможет их уничтожить. И пусть, погибли очень многие, пусть жертвы были ужасающи, но они были не напрасны. Идите же, мои боевые товарищи, идите их дети и близкие, в этот день, мы отдадим дань памяти всем, кто погиб отражая штурмы наших миров, всем тем, кто сгорел в пространстве, сражаясь с врагом. Тем, кто отдал свою жизнь, работая не покладая рук, на грани, а порой за гранью возможностей для живых. Я хочу, чтобы мы вспомнили их, вспомнили, какими они были. О чём мечтали и к чему стремились и, постарались воплотить их мечты за них. Построив новый мир, мир в котором не будет войн, не будет вражды и напрасной жестокости и смертей. Я верю в вас, верю в нас всех, мы смогли тогда, смогли победить несмотря ни на что, сможем и сейчас и в будущем. Я поздравляю вас, друзья мои, С ДНЁМ ПОБЕДЫ! - Возвысил голос дядя и восторженный крик: 'С ДНЁМ ПОБЕДЫ!' был ему ответом.
   Вперёд вышел турианский примарх и толпа затихла: - Дорогие друзья, у людей есть прекрасная традиция, чтить память павших, минутой молчания, я прошу вас, давайте помолчим все вместе. Вспомним наших друзей и родных, вспомним их такими, какими они были. Ведь пока они живы в наших сердцах и памяти, они бессмертны.
  И над площадью повисла тишина, лишь тихий и словно бы печальный звук метронома, разносился тихо свистевшим ветром.
  Иван стоял и перед глазами, словно живая стояла сестра, рядом с ней был брат. Память услужливо показывала ему их лица, какими они были четыре года назад, дома на Мендуаре. Той осенью, перед войной, когда они были там все вместе. Краем уха он слышал, как всхлипывала рядом жена. Когда звук метронома стих, Тали шепнула: - Как я по ним скучаю, по моим подругам, по Свете и Рине, по Нине, а самое главное, по Жене. Как мне её не хватает...
  - Я тоже тоскую, Ушастик, безумно тоскую по ней, по моей сестрёнке. - Ответил он и прижал жену к себе.
  
  Вечером, Лондон, парк Гладстоун.
  
  Вот и настал вечер, вся их большая компания собралась в этом парке. Все они посетили мемориал, посмотрели на руины и вспомнили события прошлого года. Вспомнили друзей и погибших товарищей, как тех кто погиб в тот день, так и всех остальных. И сейчас, просто общались, делясь планами на будущее. Он увидел, что Тали о чём-то оживлённо разговаривает с Сильв. Рядом с полукровкой, стоял её муж, Ричард Дженкинс и маленькая девочка, сильно похожая на Снегурочку. Подошёл и услышал:
  - Значит, вы решили улететь с Земли и куда? - Спрашивала жена, подругу. - И почему не останетесь, здесь же дом твоих родителей, Сильви?
  Фон Арним, грустно улыбнулась. - От дома осталась груда камней, а от отцовского сада, обгорелые пни. И самое главное, у меня на Земле никого больше нет. Отца забрал Мюнхен, а мать осталась здесь в Лондоне.
  - И всё же, куда вы направитесь? - Спросила Тали снова.
  - Знаешь, Рыжики перебрались на Мендуар, поскольку лабораторный комплекс на Тиамарроне, полностью разрушен, а заселять колонию и что-то там восстанавливать в ближайшие сто лет Иерархия не планирует. Слишком много проблем в других, куда как более населённых мирах. Так что, мы с Диком подумали и решили отправиться вслед за РЭДС. Тем более что, Фридрих предложил мне войти в медицинскую группу компании. Да и Лерою, я думаю, работа найдётся. - Ответила Снегурочка и прижалась к своему мужчине, с другой стороны к Дженкинсу прижималась девочка полукровка, сестра Сильв по имени Хельга.
  - Дэвид тоже туда собирается, вместе со своей Кали. Говорят, враг нашёл и уничтожил станцию 'Гриссом', так что академия временно перебирается туда, а может быть и насовсем. - Сказал Тали. - А куда полетят остальные?
  - Макс, думает вернуться на Терра Нову, в родительский дом. Ведь город, в котором он вырос, уцелел, в отличие от его жителей. Хочет вместе с Дэйзим, начать всё сначала и снова вдохнуть в него жизнь. - Ответил Лерой. - Иесуа, вместе с Джен, летит домой на Масаи Ситтар, у него там наметились какие-то проблемы с престолонаследием. Его отец и старший брат погибли в войне, а младший ещё мал, для такой должности. В общем, Ису не распространялся об этом подробно. Карл остаётся в СПЕКТР, так что вы будете часто видеться на Цитадели.
  - А вы слышали, что в систему пришёл буксир и станция завтра отправится на своё законное место, в систему Вдовы. - Сказал Иван. - Я на 'Сталинграде', буду в составе эскортирующей группы.
  - Давно пора, нечего ей над Землёй болтаться, пора-пора на своё место. - Сказал подошедший под руку с Наин Гаррус. - Всё спросить хотел, от Антарона добились ответа, что же случилось тогда, во время применения 'Горна'?
  Сильвианн покачала головой. - Он отвечает, что данные отсутствуют. Из-за буйства энергии, часть информации утрачена. Бывшие хаски, те, кого сейчас называют 'Вернувшиеся', тоже ничего определённого не говорят. Многие этот момент вообще не помнят. Старый корень ответил невнятно, вроде как после разрушения тела Жени, он потерял с ней контакт.
  - Странно всё это. - Сказала Наин. - Музыка играла до самого конца, я помню эту музыку, памятью сестры. Значит, до самого конца, она была жива...
  - Вряд ли, её тело разрушилось при запуске, должно было разрушиться. Слишком высокий уровень энергий. - Сказал Иван.
  - Вот я и говорю, что странно это всё. Да и эти оба, что Антарон, что Торианин, темнилы они, что-то они знают, знают и молчат. И Тамэ, куда-то делся. Со Светлой, был однозначный доклад подтверждённый голозаписью. Он был жив, а потом куда-то делся, местные не помнят куда. Словно им память отшибло. - Снова сказала Наин.
  - Ты летишь домой? - Спросил Ив сестру.
  Та показала пальцем на округлившийся живот. - Ванька, мне рожать через месяц, ну куда я ещё полечу?!
  Иван рассмеялся. - Через пару месяцев, я отправлю к вам Ушастика. Пусть родит под присмотром отца, тётки Рэй и матери. Да и мне спокойнее будет, что в самые сложные первые дни, она будет вместе с вами, а не со мной или, что скорее, одна в нашей пустой квартире на Цитадели. Куда вот теперь мне, такая хоромина? И ведь не продашь, мемориал...
  - Ничего, не заскучаешь, к тебе Ящерка переберётся скоро. Он станет старшим на Цитадели, в структурах сам знаешь кого. - Сказал Гаррус.
  - Ли решила совсем от дел отойти? - Грустно спросил Ив.
  - Пока, Таис не вырастет и не станет нимфой, да. - Ответила из-за спины тихим, красивым голосом.
  - Как ты? Как малышка? - Спросил он Лиару, обернувшись.
  - Всё хорошо, Таис спит, да и я уже хочу спать, так что пора собираться. Капитан Макс уже объявил сбор. - Сказала Ли.
  - Давайте там, не скучайте. - Сказал он, улыбнувшись родным.
  - Сам не скучай, мы к тебе ещё наведаемся, так что, следите там с Карлом за квартирой. - Сказал Гаррус.
  - Ну да, Миранда ведь с вами летит. И как её Карлито отпустил? - Удивился Иван.
  - Он доверяет жизнь дочери и жены, только своим. - Сказала Наин. - Совсем стемнело уже, идёмте.
  
  И они пошли на такси, Иван решил проводить всех своих родных до космопорта. И уже оттуда отправиться на свой корабль, пора-пора служить дальше, он всё ещё хотел стать Адмиралом.
  
  Максимиллиан Хоффмайер (Терра-Нова, округ Nordküste, Neueburg 9 октября 2389 г. Утро)
  
  Лучик солнышка, скользнул в приоткрытую штору и коснулся его лица. Мужчина проснулся и зажмурился, после чего открыл глаза, посмотрев в окно, на раскидистый клён, с которого уже облетали ярко алые листья. К его боку, прижималась своим горячим телом любимая женщина, чьё тихое дыхание, чуть шевелило волосы около уха.
  Он повернул голову и посмотрел в лицо спящей девушки. Пусть некоторые считают турианцев страшноватыми, но это совершенно не относилось к его жене. Невысокая, достаточно хрупкого телосложения, но с очень мягкими и правильными чертами лица. В Дэйзим, в каждом её жесте, в каждом движении, ощущалась женственность, та мягкая и обволакивающая сила слабого пола которая, заставляет сердце любого мужчины биться чаще и стараться защитить и оберечь свою избранницу ото всех бед и проблем этого мира. При этом, Дэйз была практична и домовита, умела готовить и вести домашнее хозяйство, что не так часто встречается у людей даже в колониях, многие сейчас вообще ничего по дому делать не умеют, сваливая все проблемы на роботов-слуг.
  Макс опасался, когда вёз свою невесту на знакомство с родителями, что отец, а особенно мать не одобрят его выбор. Но, подруга не разочаровала и за время, что они прожили четыре года назад, здесь в Нойебурге. Целиком и полностью очаровала, как отца, так и маму. Когда он улетал на войну, мать обняла его и благословила, сказав, что спокойна за его семейное счастье: - Такая девушка, настоящий клад, сынок. Люби и береги её, такие женщины, сейчас редкость. - Сказала мать.
  - И тебя не волнует, что она турианка? - Спросил он, нежно прижав к себе, свою первую любимую женщину в жизни.
  - Это, пустяки. В наше время, главное это человек, а какой он расы, глубоко вторично. Я не боюсь, что останусь без внуков, это сейчас не проблема. А вот семейное счастье моих детей, как раз наоборот. Будьте счастливы, дети мои. Иди, сынок, спаси наш мир и помни, здесь тебя ждут, помнят о тебе и любят. - Ответила она, поцеловала его и отстранилась. И когда он, обернулся на слипе 'Нормандии', увидел, как мать прижалась к стоявшей рядом Дэйзим, её плечи вздрагивали, и глаза были полны слёз.
  - Мамочка!.. - прошептал он, почти беззвучно. - Я вернулся с победой, но вручить тебе её не смог. Прости меня... Мамочка моя...
  Жена видимо почувствовала его, тоска и боль, разбудили спящую турианку.
  - Что с тобой, мой Даксар(1)? - Спросила она.
  - Скажи мне, Душа моя, тебе хорошо здесь, у нас дома? - Спросил он.
  - Мне хорошо там, где ты. - Ответила она.
  - Дэйз? Я не об этом...
  - Я поняла, о чём ты. Я помню это место до войны, помню наш дом, полный жизни и людей. Помню соседей, с которыми познакомилась тогда. Сейчас тут совсем не так, это место, словно призрак, словно тень себя прежнего. И прости меня, мой хороший, но я чувствую, что всё становится только хуже.
  - Да, я тоже это вижу. Те, кто вернулся домой после войны. Те из жителей, кто выжил - уезжают. Мой друг детства, Иоахим Лёбе, сказал, что не в силах здесь жить. Назвал наш город, склепом воспоминаний.
  - Да, Марта Шнитке, сказала мне примерно тоже самое, во вторник, когда я провожала её в космопорт. Говорила, что не в силах видеть город таким. - Сказал любимая, уткнувшись ему в плечо.
  - Куда она отправилась?
  - Сказала, что полетит к сестре на РизигенВальд. Станет учителем, как когда-то и хотела. - Прошептала в ответ жена.
  - Как наши девочки, у них проблем, надеюсь, нет? - Спросил он, не веря в благополучный ответ.
  - У наших девчонок все в относительном порядке, поскольку большая часть их друзей из Блюмштадта. Да и Нор, скучать не даёт, они с ним часами по сети болтают. - Ответила она.
  - Странно, они, что втроём дружат? - Спросил Макс жену.
  - У нас это нормально, очень часто бывает, что сёстры выбирают одного мужчину, чтобы не расставаться. Тут, похоже, такой же случай, милый мой.
  - И когда мне ждать сватов? - спросил он удивившись. Чем вызвал мелодичный смех в ответ.
  - Милый мой! Ребята не собираются торопиться, так что, лет двадцать нам с тобой придётся подождать. А исходя из того что срок нашей жизни сильно увеличился то может и больше. Так что, внуков нам с тобой ждать ещё очень долго. - Ответила она и куснула его за мочку уха.
  Он же, провёл ладонью по её телу, взял и начал массировать небольшую, но упругую грудь. Дэйз глубоко и часто задышала. Он же, не остановившись, склонился и захватил сосок, чуть выступающий из-под пластин. Турианка вскрикнула и выгнулась дугой.
  - Ма-а-а-кс! - Простонала она.
  Он же играл сначала одним, а потом другим, прекрасно зная, что туриацам такие ласки недоступны в силу строения. Он же человек, и его губы мягкие, как у младенцев этой расы. Наигравшись с грудью подруги отправился ниже, по пути целуя её плоский, тренированный живот. Вызывая у девушки просто волны удовольствия, вот и самое сокровенное, Дэйзим тяжело дышит, запустив пальцы в его отросшие уже волосы, чуть проводя по коже головы коготками. Он чуть развёл её ноги и поцеловал в мягкое, женское.
  - Ах-х-х! - Вскрикнула она, вздрогнув. - Макс!
  - Моя кошечка! Сладкая кошечка... - Прошептал он.
  
  Когда всё закончилось, и они просто лежали, обнявшись, он спросил её: - Дэйзим, может, слетаем в Новый Кёльн?
  - Зачем?
  - Там есть Центр репродуктивной медицины. Я чувствую и вижу, что ты хочешь детей, я тоже их хочу.
  - Я уже была там.
  - Когда? - Удивился он.
  - Неделю назад, а заказ делала в прошлом месяце, когда мы только сюда вернулись. Хотела сделать тебе сюрприз... - И девушка глубоко вздохнула, уткнувшись ему в грудь.
  - Что тебе ответили? - Взволнованно спросил он.
  - В банках нет доноров устраивающих меня, а те, что есть... В общем, на Терра Нова, слишком маленький выбор. Нужно заказывать где-то ещё, а с учётом того, что транспортное сообщение пока не вышло на довоенные объёмы, ждать можно весьма долго. - Ответила она.
  - Ну, может в Альянсе есть, где побогаче банк? - Тихо спросил он. - Может, заказать там? А не в Иерархии...
  - Более-менее широкий выбор лишь на Мендуаре, а в сегодняшних условиях, это ещё проблематичнее, чем у меня на родине заказывать.
  - Так может, слетаем на Мендуар? - Довольно спросил он.
  - И на чём полетим, а? - Спросила она привстав.
  А он понял, что лететь-то и не на чем. Привык он за время в СПЕКТР, что под задницей всегда есть корабль. Корабль, который увезёт и привезёт, откуда и куда надо. Сейчас же... 'Нормандия', как собственность Женьки и Ли, стоит как раз на Мендуаре и экипажа на неё нет. Да и чтобы нанять его и подготовить, нужны время и деньги, кто этим сейчас будет заниматься, ради одного-двух полётов он не представлял. И пусть у него были деньги, это всё равно не решало проблему. Ведь на такой корабль нужен был один особенный элемент, это её пилот. А все пилоты ЭсАров наперечёт и пока ни одного не отпустили в запас. Тот же Джефф, сейчас готовит их целую группу и, ещё как минимум пару лет будет готовить. И лишь потом, Шутник сможет уйти в запас, где его уже ждёт - не дождётся место, пилота испытателя у Красных.
  - Задала ты мне задачку, жена. Буду думать. - Ответил он. - Ну что, пошли завтракать, впереди длинный день.
  
  Позавтракали весело, но, день весёлости поубавил.
  
  Сначала, он увидел, как улетели соседи через пять домов. Братья Шульцы, так и не смогли прижиться в родительском доме, в котором, до войны всегда было много народу, а сейчас эта хоромина, больше напоминавшая дворец стала пустым и гулким местом, жить в котором братья, вернувшиеся с войны, так и не смогли.
  Окончательно добил разговор с Клаусом Мюллером. Его школьным другом, пережившим плен у врага и чудесное возвращение из него.
  Клаус, жил в доме родителей с младшей сестрой, чудом уцелевшей в той катастрофе. И оба, почти никуда не ходили. Клаус по причине того, что люди видели в глубине его зрачков голубоватый отсвет, а в темноте и под кожей парня, виднелись чуть светящиеся полоски. Что однозначно выдавало 'вернувшегося', и его сторонились.
  Грета же, всячески поддерживала старшего брата, но и сама до сих пор, боялась открытого пространства.
  - Что будете делать, Клаус? - Спросил он друга, зайдя в гости.
  - Думаю, отправлюсь в Вольные миры. Там, к таким как я отношение спокойнее. Да и говорят, что на Ильмене, образовывается целая колония 'вернувшихся', думаю там, мне вообще никто ничего не скажет. - Ответил друг. - Ведь кроме тебя, ко мне из уцелевших вообще никто не заходит, боятся меня люди.
  - А как же, Грета? Ты о сестре подумал? - Спросил Макс. - Она готова лететь в такую даль?
  - Грета, готова лететь куда угодно, лишь бы не быть здесь. Все её друзья и подруги погибли, как впрочем, и наши с тобой, Макс. Лишь те, кто воевал и выжил, вернулись и то, большинство уже улетело, бросив свои дома на попечение муниципалитета. А кое-кто уже и продал их, вот так. Этот город - призрак себя прошлого и мы не сможем вернуть его к жизни. Ведь, даже если его вновь заселят, то будут это совершенно другие люди и наш Нойебург, никогда не будет прежним. Так что, мы лучше в Траверс, там все новички, и мы сможем создать что-то новое. Новую дружбу и новые семьи, здесь же, мы не в силах вернуть былого, лишь бесполезно пытаться вдохнуть в мёртвое жизнь. Но, мы не Шепард, нам такое не под силу...
  - Что ты сказал? - удивился Макс.
  - То, что ты услышал, 'Великое исцеление' дело рук твоей подруги. Именно она вернула мне меня в тот день.
  - Что?! Ты уверен?! - С бешено стучащим сердцем спросил Макс.
  - Я помню этот момент. Мне тогда оторвало обе ноги и руку, мало того завалило обломками. Я лежал и вспоминал свою непутёвую жизнь, ожидая, когда меня откопают и восстановят. Но, внезапно внутри всё вспыхнуло, стало легко-легко, и я увидел словно внутри себя её лицо. Услышал её голос, сказавший мне, что я свободен. Дальше было больно, очень больно, но в результате у меня снова были руки и ноги, да и сам я, стал таким как сейчас.
  - То есть, это она тебя вылечила и, что с ней стало дальше, ты не знаешь? - Спросил друга Макс, пододвинувшись вплотную.
  - Нет. Я спрашивал систему, но информации нет. Мне или не отвечают, или 'нет данных'. - Сказал Клаус и, отойдя к холодильнику, достал из него пиво. - Будешь? - спросил он Макса.
  - Давай. - Ответил он и друг протянул ему банку.
  Молча, выпили, глядя в окно кухни на пустынный город, на дома в большинстве своём накрытые консервационными силовыми куполами.
  - То есть, Клаус, ты всё ещё часть системы? - Спросил он друга, когда они открыли по второй баночке.
  - Все кто вернулся, часть её. Только вот, я теперь лишь могу задавать системе вопросы, многие из которых остаются безответными, до меня же самого системе нет совершенно никакого дела.
  - Ты не боишься? - Спросил его Макс.
  - Я своё отбоялся. - Ответил друг. - Всё что со мной могло произойти поганого - произошло.
  - Значит, ты твёрдо решил уехать?
  - Да, Макс. Здесь мне места не осталось, и вернуть его не получится, вернее это потребует чересчур много усилий и времени. Я не хочу так, на Ильмене, думаю, будет лучше.
  - И когда? - Спросил его Макс, чувствуя тоску и грусть.
  - Завтра. Я уже и билеты купил на транспортник. Улетим на Цитадель, а оттуда на Ильмену.
  - Жаль, я тут так, совсем один останусь.
  - Так полетели со мной, Макс?! - улыбнувшись, спросил Клаус.
  Но, он лишь покачал головой в ответ.
  
  Вечером сидя на диване, напротив горящего камина, прижимая к себе своих девчонок, он всё думал и так и не находил ответа. Готов ли он, продолжать, пытаться вдохнуть жизнь в это место? И готов ли он, обречь на одинокое существование свою жену и дочерей?..
  
  1. Даксар (турианский) - Широколезвийный топор, применялся стражей городов в качестве основного оружия в древности, поскольку позволял справляться с особо крупными и опасными хищниками на Палавене. В итоге название оружия стало именем нарицательным, так называли защитников от любого зла и опасности.
  
  Иесуа Томо Тонго (Масаи Ситтар, равнина Раттаи, 1 ноября 2389 г. День)
  
  Он сидел в большом семейном шатре, на месте главы клана и под тихие разговоры сидящих рядом сестёр, матери и жены думал думы-горькие. После гибели отца и брата в совете родов наметилось брожение. Несколько кланов решили, что в связи с большими потерями в войне и довольно большой убылью населения, стоит возродить древние традиции масаев в плане многоженства. Часть кланов, особенно из тех, кто придерживался православной традиции христианской веры, этому воспротивились и в обществе возник раскол. Причём ярыми традиционалистами выступали кланы Свамбе и Нагоно, раньше, всегда поддерживающие его отца. Сейчас же, учитывая большие потери в мужчинах, среди ранее самых сильных кланов Масаи Ситтар, Синобе и Тонго, Свамбе решили стать во главе народа. И многие их поддержали, хотя и большая часть кланов, заняла выжидательную позицию. Ожидая, кто же возьмёт верх в противостоянии, и поддержать победителя.
  Мало того, поскольку в среде воинов, преобладали очень молодые мужчины, а прошедшая война, научила молодёжь пускать оружие в ход почти не раздумывая. То высока опасность, что юнцы и здесь попытаются решить все проблемы силой и Бог его знает, чем всё это противостояние может закончиться, не исключая даже войны кланов. И пусть не думают 'нейтралы', что смогут отсидеться в стороне, если война начнётся, прилетит всем. Таковы страшные правила гражданской войны.
  Он, чуть прикрыл глаза, оглядывая шатёр. Слева, на надувном топчане сидела мать, в её натруженных руках мелькали спицы, чуть пощёлкивая при этом. Пожилая женщина вязала из мягкой шерсти, малюсенький свитер, для его дочери, которая вот-вот родится, остались считанные дни. Справа, расположившись кружком, сидели младшие сёстры и жена. Мелькают клубки разноцветных верёвок, женщины плетут новые циновки, дабы в доме, в который буквально на днях войдёт новая жизнь, было уютно и красиво. Джен уже и ходила с трудом, настолько ей мешал живот. Но мелкую работу по дому жена выполняла с удовольствием, мало того, последние дни много писала стихов, радуя по вечерам их всех.
  И снова мысли вернулись к их общим проблемам. И пусть, Свамбе говорили о традициях, Ису прекрасно знал, что скрывается за этими разговорами. И это, как и тысячелетия назад было злато. Вернее деньги и большие деньги. После окончания войны, вопрос продовольствия встал очень остро, особенно у Турианцев. И послы Иерархии, предложили масаям настолько выгодные цены на него, что у многих перспективы обогащения затмили взор. А главный клан, всегда контролировал космопорт и внешнюю торговлю, и имел с этого свои преференции.
  Младший брат Искандер с остальными молодыми мужчинами, пас стада и контролировал земли клана. Были разговоры, что в степях видели разведчиков из Свамбе и других противостоящих кланов. Молодёжь, чья горячая кровь туманила разум, а оружия на руках было полно. Могла в любой момент, попробовать решить все проблемы кардинальным образом, а это ночной кошмар всех масаев, это война кланов. И если он не найдет решения, она станет неотвратимой. Честолюбие и спесь вождя Нгодо Свамбе, в комплекте с привычкой молодых решать все проблемы с помощью оружия, ведь война только отгремела. А его родной мир, она зацепила лишь краем и была непродолжительна, не успели молодые воины, насытится войной. Тех же, кто постарше осталось мало, и проследить за всем возможности не было. А тут, хватит одного инцидента и полыхнёт на всю планету. И пусть нейтралы не рассчитывают, что их не зацепит. В гражданских войнах, таким прилетает больше всех. И их младшие, из Степного народа, тоже вояки ещё те. Ису помнил рассказы прадеда, как они прилетели сюда и, как обнаружив семьи младших, почти два десятка лет мирили их. Поскольку львы, вели настоящие войны за охотничьи угодья. За сотню лет колонизации, младшие уже не отделяли себя от людей, приняв их традиции.
  Почему-то вспомнилась Женька, перед внутренним взором, она проявилась словно живая, улыбнулась и сказала: - Худой мир - лучше доброй ссоры, мой Дроу. Вспомни, если нельзя решить проблему в лоб, её нужно обойти, а бывает, что и вообще оставить на месте и свалить в туман, не тратя время и силы на решение бесперспективного.
  Потом, вспомнился недавний разговор с Максом. В котором лучший друг, пожаловался на то, что не смог жить на обломках прошлой жизни и, бросив родительский дом, в опустевшем городе, улетел туда, где были многие их общие друзья - на Мендуар.
  Воевать не хотелось, да и вообще, разгребать эту кучу навоза, что нагребли Свамбе, желания не было никакого. Но и отдать власть не выход. Его клан в этом случае, станет постоянной угрозой для самих Свамбе и центром кристаллизации все и всяческих недовольных. Нужно ему это? Да ни за какие коврижки!..
  - А может, плюнуть и просто уйти? - Подумал он. - Позвать союзников и улететь, галактика огромна и они всегда найдут место для жизни. Или, отправиться к друзьям?..
  И тут, в его голове словно щёлкнуло. Вот же он, выход из положения, ВОТ! Нужно просто объявить на совете родов об ИСХОДЕ и позвать всех кто пойдёт. Мало того, таким образом, можно подорвать растущее могущество клана Свамбе, напомнив вождям о данном их пращурами слове. Но, куда девать младших?
  Напротив на соседнем топчане разлёгся Хаоноро и младший внимательным взором, своих жёлтых глаз следил за Иесуа. Названный брат заметил, как Ису встрепенулся и, встав, подошел и сел рядом.
  - Ты нашёл решение? - Мягким, довольно высоким на человеческий слух голосом спросил он.
  - Скажи, Хао, как ты смотришь на то, чтобы отправиться в другой мир? - Спросил его в ответ человек, и услышал, как всхлипнула рядом мать. Перестук спиц прекратился, а глаза большого кота стали огромными.
  - Ты хочешь, чтобы мы полетели на небо?! - Удивлённо спросил Хаоноро.
  - Либо это, либо война кланов. Ты хочешь воевать? Ещё не навоевался, за два с лишним года? - Спросил брата Ису.
  - То есть, если останемся, будет война? - Спросил кот.
  - Свамбе, не остановятся. Мы будем для них постоянной угрозой, а от угроз принято избавляться. Так что, вечером я предложу нашим союзникам ИСХОД. Мы пройдём модификацию, её пройдёте вы, и наши стада и зимой уйдём. Чтобы встретить весну в новом мире. Ты меня поддержишь? - Сказал мужчина, глядя в жёлтые глаза другого, кого искренне считал своим родичем.
  - Даже если нас не поддержат, я пойду с тобой, брат. - Ответил Хао, привстал и потёрся лицом о лицо человека. - А куда мы отправимся?
  И тут, тихо засмеялась Джен.
  - Э-э-э-й! - Совсем тонким голосом крикнул кот. - Почему она смеётся, она что, тоже знает, куда мы полетим? А как она узнала? Ты же ей не говорил!
  - Я догадалась, Хаоноро. - Тихо ответила Джен. - Зная твоего брата, я поняла, куда он собрался, и куда решил везти весь клан.
  - И куда?! - уже хором, спросили все остальные в шатре, и на Иесуа, скрестились взгляды восьми глаз. Лишь жена, откинулась назад и закусила губу, видимо опять их дочь устроила себе зарядку в её животе. При этом Дженнифер, ласково поглаживала свой живот, что-то тихо приговаривая. Масай залюбовался ей, и забыл обо всем на свете, из состояния созерцания его вывел брат, ткнувшись лбом в щёку.
  - Говори, куда мы полетим?! - Сказал он в самое ухо.
  Иесуа посмотрел в его глаза, посмотрел на мать, теребившую маленький свитерок. В ожидающие глаза сестёр и тихо ответил: - Мы отправимся на родину моей лучшей подруги, туда, где нет всех этих политических дрязг и где примут нас всех, и людей и львов и батарианцев. Мы летим на Мендуар.
  - Посмотрим, что на это скажут главы союзных кланов. - Тихо сказала мать. - Тебя могут и не поддержать, сынок.
  - Не поддержат, так не поддержат. Мы всё равно улетим, хуже от этого нам не будет. Я не желаю убивать сородичей из-за власти. Это отвратительно, да и что-то надоело мне убивать, опротивело окончательно. - Глухо сказал он, погладив пожилую женщину по руке. - Не волнуйся, мамочка, всё будет хорошо.
  Она лишь головой покачала, после чего взяла его ладонь в свои и прижалась к ней лицом. - Как ты на него похож! И лицом и мыслями, ты совсем как Томо, мой Томо. - И женщина заплакала, а все остальные, принялись её утешать.
  
  Вечер того же дня.
  
  Пляшущее пламя костра, бросающее отсветы на лица сидящих мужчин. Их много сейчас вокруг, больше двух десятков людей и батарианцев сидит кругом и смотрит на Иесуа. Большинство из них довольно молоды, меньшая же часть, глубокие старики, чьи лица изборождены морщинами, причём и у батаров всё точно также.
  - Что ты хотел нам сказать, старший из клана Тонго? Что ты решил? - Нарушил тишину, Горо, вождь клана Синнг и самый старший из всех по возрасту. - Говори, Иесуа Тонго, мы слушаем тебя.
  И старика поддержали тихим гудением и кивками все остальные.
  - Скажи, прадедушка, как ты думаешь, наша молодёжь удержится от конфликтов со Свамбе? - Спросил его Иесуа.
  Старик лукаво посмотрел на него в ответ, но сделав бесстрастное лицо, помолчал, выдержал, солидную для его возраста паузу и тихо ответил: - Боюсь, молодые не навоевались и могут поступить опрометчиво, о последствиях я боюсь даже думать.
  - И как вы думаете, друзья мои и союзники, мы готовы воевать с сородичами? - спросил вождей Ису.
  - Упаси Господь! - Низким голосом ответил за всех Роммал Ка'Тролл, батарианец из кланов вставших на их сторону, мало того принявших христианство. - У меня мужчин осталось, три десятка, остальные пацаны совсем, ещё одна война и на семье можно крест поставить, одни женщины останутся.
  - У меня так же!
  - И у нас!
  - Дело Роммал говорит, совсем мужчин мало осталось, да и среди младших ситуация не лучше. - Раздалось вокруг.
  - Что ты предлагаешь? - Снова подал голос Горо.
  - Я не собираюсь драться за власть. Но и оставаться здесь, это постоянно ждать нападения от кого-нибудь из клевретов Свамбе или Нагоно. Запах денег затмил им взор, и жажда наживы затуманила сердца. Я не желаю, чтобы мои близкие пострадали из-за алчности и предлагаю - ИСХОД.
  - Исход?!
  - Он сказал Исход?!
  Донеслось от мужчин, за кругом света зашептались женщины и молодёжь.
  
  Некоторое время, все кто был здесь, тихо совещались. Пока слово не взял Джозеф Синобе. Старый генерал, начальник центра N7, прошедший всю войну и после её окончания вернувшийся домой, дабы возглавить свой поредевший клан. Он поднял свои могучие руки и всё вокруг стихло.
  - Исход - хорошее решение в сложившихся обстоятельствах, но! Но, возникает вопрос: 'Кто, какой мир примет нас? Ведь если посчитать всех членов кланов союзников, это около пятидесяти тысяч разумных и около двух миллионов голов скота?'
  - Есть мир, в котором нас примут. - Ответил Иесуа. - Мало того, в том мире мы можем стать учителями для целого народа. Превратив дикарей в странников степей и наших братьев.
  - И что это за мир такой?! - Удивлённо посмотрел на него бывший Наставник.
  
  Капитан второго ранга Кай Ленг (Многофункциональная космическая база 'Тор', Туманность Орла, 10 мая 2392 г.)
  
  Глухой лязг магнитных захватов оповестил его, что фрегат задоковался.
  - Мы прибыли, командир. - Доложил его пилот. Совсем молодой парень, прошедший войну на обычном фрегате и впоследствии переведённый на дообучение в Центр повышения лётной квалификации под крылышко Джеффри Моро. Где был выдрессирован этим гением от полётов, до состояния пилота аса.
  Кай глубоко вдохнул, вобрав в себя воздух своего 'Саламина'. Корабль был совершенно новым, только два месяца, как сошел со стапеля. Фрегат класса 'Victory' МК3, самый совершенный СТЭЛС известного космоса. Быстрый, чудовищно маневренный, прекрасно вооружённый и смертоносный в руках умелого экипажа, а он у кап-два Ленга, мало того что опытный, так ещё и ветеранский. Все его ребята, прошли горнило Жатвы, и космонавты и десантный наряд.
  Мужчина с содроганием вспомнил, ту чреду мытарств и проверок, что ему пришлось пройти дабы вернуться в строй, но все того стоило. Его вернули на флот, на его родной Пятый флот, повысили в звании и вручили маневренную группу, отправив в Траверс, поддерживать порядок на торговых коммуникациях. На которых все активнее и активнее резвились пираты всех мастей и рас.
  Системы Аттического Траверса тихо тлели, слишком много осталось в пространстве битых кораблей, многие во вполне ремонтопригодном состоянии, поскольку во время Жатвы, суда с повреждёнными двигателями просто бросали. А ещё транспорты с грузом, и многое-многое другое. Алчные представители человечества и рас союзников, охотились за этим добром, попутно пограбливая торговцев.
  Вот его с его напарниками и направили на одну из новых станций, контролировать вольное пространство, попутно прищемив хвосты особо распоясавшимся пиратским шайкам. Говорили, что бывшие жнецы, тоже этим занимаются, по крайней мере, была достоверная информация, что они уничтожили найденный пиратами и восстановленный турианский линкор Суоно. Нагнав попутно страху на всю пиратскую братию в Термине.
  - Влад! - Громко сказал Кай.
  - Ай-Ай, командир. - Отозвался старпом.
  - Рули ребятами, я на доклад местному начальству. Нам должны предоставить помещения под жильё на станции, и дать планы боевой работы. Так что, пока не вернусь ты за старшего в группе. Дай кстати мне на связь ребят. - Сказал Ленг.
  Переговорив с командирами систершипов, отправился вниз, как раз часовые доложили, у слипа его дожидается вестовой от командира станции. Выйдя из корабля, увидел лейтенанта турианца, который нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, смотрел на него.
  - Кап два Ленг? - Спросил турианец.
  - Так точно. - Ответил Кай.
  - Эсвар Роккус Эмарр, вас ждёт командир станции, идёмте. - Ответил лейтенант, пожав протянутую руку, и указал рукой на один из выходов.
  Пока добирались до офиса командующего, обсудили историю этого бронированного монстра, бывшего в прошлом орбитальным заводом жнецов. Бывший враг, бросил своё добро на орбитах и не стал забирать, отдав на растерзание и изучение расам Совета. Только вот, с большинства станций демонтировали всё оборудование и полностью их перестроили. Занимались этим геты, умудряясь переделывать подобные многокилометровые блины, во вполне приемлемые космические базы, причём в кратчайшие сроки. База пока на треть пустовала, но потихоньку пустующие части занимали торговцы и разнообразные сервисные конторы, рассчитывающие неплохо заработать в этом оживлённом месте под крылом у военных. Турианец посетовал на то, что несмотря на переделку, всё равно чувствует себя здесь несколько тревожно, но думает ситуация изменится, когда базу заселят полностью.
  Начальник базы встретил радушно. Пожилой турианец, с глубоким шрамом через всё лицо, одетый в принятую год назад единую форму космофлота Совета, в которой щеголял сейчас и Кай. Крепко обнял человека и усадил за стол, попросив вестового принести эрг на двоих.
  - Полный генерал Тайкус Финрей, - представился командующий, - Наконец-то вы прибыли, капитан второго ранга. А то, остальные мои парни и девчата, уже умаялись. Совсем, выходных у команд нет, слишком большой нам выделили сектор для контроля. - Пророкотал командующий.
  - Есть проблемы, сэр? - Спросил его Кай.
  - А как по иному, кап два, слишком большое наследство оставила после себя война. И как выясняется, среди разумных довольно много авантюристов и мерзавцев, готовых устроить очередную, только бы набить свои карманы. Ваша задача, помешать им в этом, командир Ленг. Любое военное судно, не отвечающее на соответствующий запрос, подлежит уничтожению. Транспорты, смотрите согласно грузового списка, ваши борт партнёры должны иметь его, хранитель станции передал им файлы. - Сказал генерал турианец.
  - Кто хранитель станции? - Спросил Кай.
  - Хорошо, что спросили, их двое. Старшего, зовут Скайтс, это гет из первого поколения 'обретших тело'. Он глава военной администрации и мой первый заместитель. Вторую зовут Идалти, она довольно молода по их меркам и занимается вопросами гражданских. Так же работает с купцами и арендаторами торговых концессий и фирм. Если дело касается, снабжения ваших фрегатов, то это к Скайтсу, если развлечений на станции, то к Идалти. Если что-то решить не получается или вопрос выходит за компетенцию хранителей, то ко мне. Всё понятно, капитан второго ранга? - Спросил командующий.
  - Так точно, сэр. И что, как насчёт развлечений здесь? - улыбнувшись, спросил человек, получив в ответ искреннюю улыбку.
  - Пока негусто, есть несколько ресторанчиков и кафе. Танцевальный клуб, который правда, работает лишь несколько дней в неделю и голо. Но новинок в фильмотеке театра нет, эта индустрия пока не восстановилась. Откуда вы, кстати, командир Ленг? - Спросил Финрей.
  - Я уроженец метрополии, господин генерал. - Ответил Кай.
  - И как дела на прародине? - Поинтересовался командующий базой.
  - Очень много проблем, родина в руинах, разрушено буквально всё. Многие территории заражены радиацией, после термоядерных ударов по вражеским опорным пунктам. Особенно много проблем на японских островах. Но, я слышал, на помощь пришли бывшие жнецы. Они используют собственные технологии и говорят, что лет за десять приведут радиационный фон и биосферу островов в порядок. Ну и общие сейчас проблемы, тоже ни куда не делись. Продовольствие по нормам, многое по карточкам. Люди в большинстве своём живут в подземных городах, так как, города на поверхности превратились в щебень. Восстановили пока процентов сорок инфраструктуры и процентов тридцать жилья. Но, говорят, что постепенно острота проблемы снижается. - Ответил Ленг, взяв со стола большую кружку эрга, принесённого ординарцем генерала.
  - Всё как у нас в метрополии. Ну, надеюсь на разрешение всех проблем. Рад, что вы прибыли, капитан второго ранга. Человек вы опытный, ваши напарники и экипажи тоже. Успехов... - Сказал турианец, салютуя Каю своей кружкой.
  
  Двое суток спустя, станция 'Тор', клуб 'Пульсар'.
  
  Кай сидел за столиком и смотрел, как его напарник со второго ЭсАра, Геннадий Клюев, танцует на танцполе с какой-то азари в форме. Оба смеются кружась в танце и о чём-то говорят. За соседними столиками тоже не пусто. Клуб полон и по нему на грави-коньках летают девушки официантки, разнося блюда и напитки. Он и сам заказал себе лёгкий цитрусовый коктейль, заплатив, правда, за него весьма кругленькую сумму. Апельсиновый сок пока дефицит и этот-то, скорее всего из концентратов, оставшихся с довоенных времён.
  Мужчина задумался, вспоминая чехарду в прошедшие двое суток, когда они, получив допуски в казармы на станции, размещались там. Потом получали боекомплект и свои персональные склады для всей группы. Знакомились с инженерами из сервисной службы эскадры, потом несколько часов, вникали всей офицерской компанией в ситуацию и фронт боевой работы. А работы было полно, и для кораблей и для десанта.
  Из воспоминаний его вырвал чей-то громкий смех и девичий писк. Кай перевёл взгляд в проход и увидел там, как парочка торгашей батарианцев в компании с совершенно уголовного вида человеком, зажали одну из официанток и вовсю её тискают, гогоча при этом. Девушка пытается сопротивляться, но дюжим мужчинам противостоять не в силах.
  Хотел уже вмешаться, но его опередили. Откуда-то из зала подлетела ещё одна официантка, отключила коньки и скользнула к компании. От вида её походки и жестов, у Кая что-то ёкнуло внутри. Ситуация же набирала обороты.
  - Ну-ка убрали от неё руки! - Крикнула подходящая к торгашам официантка и от её голоса, Кай вздрогнул.
  - А то что, цыпа? Что ты нам сделаешь?! - Спросил человек, и троица скабрезно заржала.
  - Набью наглую морду. - Ответила девушка и плавной, текучей походкой двинулась к дебоширам. Человек всё ещё смеясь, протянул к ней руку и, всхлипнув, сложился у её ног. Движения приведшего к такому исходу Кай даже не заметил, настолько быстро ударила официантка. Батарианцы было дёрнулись, но движения девушки размазались и оба кулями улетели под столик, где и затихли тихо поскуливая.
  - Кто ты такая? - Прохрипел лежащий человек.
  Официантка, чьё лицо закрывала форменная кепи с зеркальной полумаской, сняла её и лежавший хулиган, увидев её лицо, взвыл от ужаса.
  - Ты ж померла?! - Пробулькал он, став белее бумаги. - Откуда ты здесь?!
  - Ты меня кое с кем перепутал, огрызок. И можешь считать, что тебе и твоим дружкам повезло, а сейчас собирайтесь и уматывайте из клуба и на две недели вам сюда вход закрыт. Всё поняли?! - Крикнула девушка.
  - Да-да! Конечно, поняли. - Проскулила троица и, встав с пола, пришибленными овцами скрылась в стороне входа в заведение.
  Кай подошел к официантке и сказал: - Разрешите спросить?
  - Спрашивайте, капитан второго ранга Ленг. - Ответила та и обернулась. От увиденного лица, внутри всё сжалось. На него смотрела Шепард, смотрела своими яркими малахитовыми глазами. Из-под головного убора, словно язычок пламени, выбивалась прядка волос.
  - Кто ты? - Спросил он, внезапно севшим голосом. - Откуда ты меня знаешь?
  - Мы знакомы, мистер Ленг, познакомились после достославного нападения на Цитадель, где меня взяли в плен. Помните? - Спросила она и улыбнулась, и улыбка разрушила магию лица. Женя никогда так не улыбалась, у его погибшей подруги и товарища просто не было в арсенале такой мягкой улыбки и взгляда.
  - Ты, одна из её копий? Я, кажется, тебя вспомнил, номер 240 так? - Спросил Кай.
  - Я предпочитаю считать себя её сестрой, причём сама Женя, считала, точно так же и у меня больше нет номера, я Жанна, Жанна Шепард, капитан второго ранга. - Словно потухнув, ответила девушка, опустила полумаску, активировала ботинку и улетела в зал.
  - Кай! Ты осёл! - Прошипел мужчина сам себе. Сидеть в клубе совершенно расхотелось, он расплатился и ушёл на корабль.
  
  Две недели спустя, снова клуб 'Пульсар'.
  
  Минули две недели в рейде, корабли и команды проверили себя и технику в боевых условиях. И начался медленный процесс притирки и срабатывания. В прошлом это занимало от полугода до года, но у него команды и командиры были ветеранами и он думал и надеялся, что они справятся быстрее.
  Весь полёт мужчину терзали странные сны и мысли. Перед внутренним взором всё стояла Шепард, но иногда и её клон, и чем дальше шло время, тем больше Кай запутывался в своих чувствах.
  Вот и сейчас, он пришёл в клуб, чтобы поговорить с этой девушкой, такой похожей на его погибшую возлюбленную. Сейчас он мог себе честно сказать, он любил Шепард, любил сильно и как не жаль, безответно и безнадёжно. Но, это всё уже минуло, из-за грани смерти ещё никто не возвращался. Мужчина с содроганием вспомнил ощущение от праха Жени, который он обнаружил на внутренней стороне её поддоспешника.
  К нему подлетела официантка и мелодичным голосом спросила: - Что желаете, капитан?
  - Принесите мне виски со льдом, хорошо прожаренный свиной стейк и позовите, если возможно вашу подругу, по имени Жанна. - Ответил он.
  Девушка отметила что-то на пластинке датапада в ладонях и сказала: - Заказ оформлен, а Жанни я позвать не смогу, её смена начнётся через два часа, так что, сэр, вам придётся подождать.
  - Хорошо подожду, несите заказ. - Ответил он.
  - Пять минут. - Ответила девчушка и упорхнула в полутёмный зал.
  
  И снова он ушёл в воспоминания, только вспоминал прошедший рейд. Кроме нескольких пиратских посудин, которые они отправили к праотцам, им попалась воистину жирная дичь. Из какой-то дыры вылез один из кораблей, на которых разбежались по углам перед войной американские толстосумы и после обмена запросами, его капитан, преисполненный важности и апломба потребовал от Ленга сопроводить себя и свой корабль в пространство Альянса.
  Кай оторопел от такой наглости и напомнил напыщенному индюку, что его корабль, он сам и все без исключения его пассажиры в пространстве Альянса персоны нон грата. Мало того, по требованию американцев он вообще должен открыть огонь на поражение. Но поскольку Кай человек миролюбивый, то даёт корыту предателей, шанс убраться к чёрту. Попутно напомнив, что если его предупреждению не внемлют, и попробую отправиться в системы Человечества самостоятельно, там пощады не будет, их просто расстреляют сразу после обнаружения.
  В поле обзора к тому времени кроме капитана появились несколько лощёных личностей, в одной из которых Ленг опознал Роберта Ротшильда. В прошлом одного из глав мощнейшего банковского агломерата США.
  - Это возмутительно, офицер! - Крикнул бывший олигарх. - Мы граждане Альянса систем! Мы одни из богатейших людей человечества!
  Ленг расхохотался.
  - В прошлом, господа, всё ваше влияние и могущество в прошлом. Решением Конгресса миров, вы все лишены гражданства, а ваше имущество и счета национализированы. Мало того, я повторяю, сунетесь на родину - сдохнете. - Ответил Кай, глядя на ошарашенные лица этих людей.
  - И что же нам делать? - Спросил капитан предателей. - Наши ресурсы на исходе, куда нам идти?
  - Галактика большая, в Траверсе и Термине полно миров пригодных под колонизацию. Выбирайте любой и живите, повезёт, может быть и выживите.
  
  Шорох одежды прервал его воспоминания.
  - Вы хотели меня видеть, кап два? - Раздался рядом знакомый голос. Только вот его тембр и интонации отдавали льдом.
  - Да, хотел. - Ответил он, глядя в лицо девушки в костюме официантки. Зеркальная полумаска была поднята и на мужчину смотрели малахитовые глаза, в глубине которых казалось, был лёд. - Я хотел бы принести вам, Жанна, свои искренние извинения. Простите меня, в прошлую нашу встречу я высказался необдуманно и обидел вас. Просто, вы напомнили мне одну нашу общую знакомую и, я на миг принял вас за неё и потерял самообладание.
  Взгляд потеплел, девушка как-то странно, необычайно ласково улыбнулась ему и ответила: - Извинения приняты, капитан второго ранга. Что-то будете заказывать?
  - Можно ещё виски со льдом и... - И мужчина замялся.
  - И?.. - Спросила девушка.
  - Во сколько заканчивается ваша смена, Жанна? - Собравшись с духом, спросил он.
  - Я работаю до двух после полуночи, а что?
  - Ну, вы не будете против если я, дождусь вас и провожу с работы?
  - Не буду. - Ответила она, улыбнулась и упорхнула в зал. А Каю вдруг стало как-то легко и светло на душе.
  
  И все две недели, что они были на базе он почти каждый день ходил в клуб и провожал Жанну после работы. Они много говорили по дороге, девушка рассказывала ему о себе, он делился своей биографией. Вспоминали общих знакомых, да и так с нею было о чём поговорить и что обсудить. Жанна была начитана, образована и умна. Её суждения были взвешены и довольно часто иронично-остры и критичны. Чем дальше, тем больше он ловил себя на странной мысли, что этот клон, нравится ему всё сильнее и сильнее, а образ её прототипа постепенно тает в тумане прошлого. Но, за всё время их встреч, он так и не решился пойти куда-то дальше, чем поцеловать ей на прощание пальчики.
  
  ****
  
  Минуло три месяца, как они прибыли на базу 'Тор'. Закончился очередной рейд по вольному пространству, не принёсший в этот раз ничего интересного. Лишь один раз на пути попался довоенный транспорт с грузом барахла, найденный контрабандистами. Его десантура досмотрела судно, попутно слегка попугав торгашей, но, не обнаружив ничего запрещённого, отпустила с миром. Кое-кто, правда, слегка посетовал, что с взунчиков стоило чего-нибудь стрясти и так им несказанно повезло. Полный корабль с грузом, который принесёт им кучу денег, да и так, сам корабль, несмотря на небольшие повреждения приз знатный. Но, Ленг задавил подобные разговоры на корню, заявив, что может и им повезёт найти брошенное барахло. Таких корабликов полно в пространстве, так что, смотрите внимательнее на показания своих консолей и, глядишь, и им улыбнётся удача.
  Вереница торгашей на глиссадах подхода к докам, несмотря на то, что они военные и могут пройти без очереди, Кай решил не торопиться, мало того по корабельному времени ещё раннее утро и большая часть экипажа спит. Пусть спят, пока дойдёт их очередь доковаться, прозвенит подъём.
  - Вот ведь, командир. - Подал голос из рубки его пилот. - Всего три месяца мы порядок наводим, а смотри, как оживилось всё. Торгашей полно, аж очереди на станцию.
  - Это да, Влад. Но, 'Тор' тут уж больно в тему пришёлся. Узел сети, удобные подходы к самой станции, наличие военной базы, что избавило этот сектор от пиратов и вуаля. Торговцы сами пришли и устроились, помнишь, два месяца назад в коридорах пусто было, а сейчас все помещения заняты. У интендантов все склады забиты, торговый оборот за прошлый месяц, по словам Идалти, составил полтора миллиарда кредитов. - Ответил пилоту Кай. - И рост продолжается по экспоненте.
  - Фьюи-и-и-и!!! - Пронёсся по БИЦ слитный свист.
  - Ха-ха! - Хохотнул Влад. - Да нас торгаши скоро целовать начнут.
  И все дежурные, включая самого Кая, рассмеялись.
  Некоторое время молчали думая каждый о своём. Он же думал о Жанне и, внутри было странное чувство, словно он чего-то упустил. Словно что-то царапнув взор, ушло, оставив после себя чувство недосказанности. Кай думал о девушке и в то же время, думал о своих чувствах и мыслях. Что и как ему делать и делать ли вообще.
  - Может совета попросить? - Подумал он, - только вот у кого?
  И перед мысленным взором сразу же возник образ бабушки. Пожилая женщина, сейчас ставшая главой семьи, поскольку старшие мужчины погибли в войне. И его прадед, и дед, и отец с дядьями, пали в сражениях Жатвы. Добрая треть из них в кровавом штурме убежища Токио, вместе со своим императором. Оглядел БИЦ и решил, что лучше поговорить из зала брифингов и связи. Встал и ушёл в соседнюю каюту.
  Сверил часы, дабы не устроить Ленг Тьен Ми раннюю побудку и, убедившись, что время в метрополии около одиннадцати утра набрал номер. На голограмме закрутилась эмблема даль связи и вот сигнал приняли. На мужчину смотрела младшая сестра Лью, улыбнулась радостно и сказала: - Тхо Кай! Как я рада тебя видеть! Что случилось такого, что ты решил связаться с домом?
  - Здравствуй Мин Лью, позови пожалуйста бабушку Ми. - Ответил он.
  - Хорошо, а зачем? - Лукаво посмотрела на него сестрёнка.
  - Посоветоваться нужно.
  - Тебе?! - Широко распахнув глаза, спросила девушка. - Это связано с женщиной, Кай?
  - Не твоё дело! - Шикнул он на сестрёнку. - Зови бабушку, быстро!
  Сестра упорхнула за пределы обзора и спустя пару минут, в него вошла бабушка, ну вернее прабабушка. Женщина, которая его и воспитала, поскольку отец и мать вечно мотались где-то по военным базам в необъятном космосе. Навещая своего непутёвого отпрыска лишь в редкие моменты отпуска. Причём лишь раз приехали вместе, обычно же, раз в полгода его навещали либо отец либо мать. И все самые тёплые воспоминания детства, были связаны у Кая с бабушкой Ми. Истории и сказки, рассказы о великих людях прошлого, о Мао и Сталине, о Цзен-Хо(2) и космонавтах открывших Марсианский архив, один из которых был его родичем. И о многом и многом другом, о чём пожилая женщина знала и видела сама, а так же слышала от участников событий.
  - О чём ты хотел поговорить со мной, Сяоляоху? - Спросила она.
  Кай глубоко поклонился ей, сложив ладони у груди: - Здравствуй, бабушка Ми, как твоё здоровье?
  - Здравствуй и ты, внук мой, всё хорошо. Так что случилось, что ты связался с отчим домом прямо с борта своего корабля? - Улыбнувшись, спросила она. И мужчина увидел, как женщина помолодела, сейчас он ни за что не дал бы ей её двухсот с лишним лет. Лет сто - сто двадцать не больше.
  - Бабуля, ты выглядишь просто сногсшибательно! - Искренне сказал он, - стоило уехать из дома и не видеть тебя около года и это бросается в глаза.
  - Ох, льстец... - Зарделась женщина, поправив прядь волос. - Но всё же, Тхо Кай?
  - Бабушка Ми, я встретил девушку, красивую, умную. Мало того, как две капли воды похожую на ту, которую так любил, но так и не смог получить. И сейчас, весь в сомнениях и смятении, правильно ли поступлю, попробовав построить отношения...
  Бабушка подняла брови домиком и переспросила: - Ты встретил одного из клонов Джейн Шепард?
  Кай, молча, кивнул.
  - Покажи мне её. - Попросила она.
  - Показать? - Удивился Кай.
  - Ты что, не сделал ни одной записи на ваших встречах? Сколько вы встречаетесь? - Спросила бабушка.
  - С момента моего прилёта на станцию 'Тор'. Выходит, больше двух месяцев... - Промямлил он.
  - И?.. - Склонила голову Ми.
  - Я не... Хотя стой! - Он поднял голову и позвал: - Хайн'Кат, ты меня слышишь?
  - Слышу тебя, командир. - Отозвался бортпартнёр.
  - Ты ведь ходил с нами в клуб, ну, тогда на день рожденья у Макса Поланика с 'Фермопил'. У тебя случайно не сохранилось записей с мероприятия, на которых есть официантка Жанна? - Спросил Ленг, с внезапно вспыхнувшей надеждой.
  - Случайно есть. - Глухо ответил гет. - Две минуты, командир, я сформирую пакет записей и отправлю вам на терминал.
  - Э-э-э-э?.. - Протянул мужчина. - А побыстрее?
  - Вы несколько не вовремя, командир. Так что, две минуты... - Сказал синтетик и отключился.
  Бабуля на экране захихикала, отчего морщинки, вокруг её глаз сложились лучиками, и Кай залюбовался лицом, одной из самых любимых женщин в его жизни.
  - У вас там не ночь на борту, случаем? - Спросила бабушка.
  - Нет, уже прошла команда 'подъем'. - Ответил Кай. - Экипаж сейчас, скорее всего, делает утренний моцион. Ох, блин!.. - Воскликнул мужчина, а пожилая женщина громко расхохоталась.
  - Теперь понятно, почему две минуты... - Сквозь смех, сказала Ми.
  Через некоторое время его терминал пискнул, извещая приёме файлов. Кай развернул их и открыв первый увидел себя самого танцующего вальс вместе с Жанной на танцполе клуба 'Пульсар'. Полюбовавшись собой в парадной форме и девушкой, в тонком шёлковом платьице. Отправил файл бабушке.
  Та внимательно просмотрела запись, чуть-чуть теребя пальцами нижнюю губу. Глубоко вздохнула и внимательно посмотрела на Кая.
  - Ты, надеюсь, глупостей не наделал? - Спросила она в итоге.
  - Каких глупостей?! Я был предельно корректен, даже ни разу её не поцеловал ещё. Так только пальчики на руке... - Ответил он.
  - Ну ладно, коли так. Что ты чувствуешь к ней, внук?
  - Я?! Я, пока не определился. Она мне очень нравится, очень. Только вот, вдруг ей не нравлюсь я... Вдруг, она как и её прототип?
  - Ты что слепой, Тхо Кай?! - Удивилась бабушка.
  - Слепой? О чём ты, бабушка Ми? - Так же удивился он.
  - Ох-х-х-х! - Выдохнула пожилая женщина. - Ты такой же бестолковый и слепой, как и мой внук, и твой отец. Тот тоже не видел очевидных вещей и чуть не упустил твою мать. Если бы не я, он так бы и считал её всего лишь подругой.
  - Что ты хочешь сказать? - Спросил он её.
  - Кай! Эта девушка, влюблена в тебя. Именно в тебя, ты что, этого не видишь? - Приблизив лицо вплотную к камере, спросила бабуля. - Куда смотрят твои глаза?
  - Любит? - Удивлённо прошептал он. - Любит меня?! Это точно?!
  - Мои глаза меня ещё ни разу не подводили и до маразма мне, ой как далеко! И я отчётливо вижу, что эта девочка, Жанна, любит тебя, мой непутёвый правнук. - Ответила Ми. А где-то в комнате у бабули кто-то пискнул, и прошипели двери. - Ну вот! Понеслись сплетни по дому... - Посетовала та.
  - И что мне делать, с этим? - Потерянно спросил Кай.
  - Решать, конечно, тебе, но если ты её упустишь, я в тебе разочаруюсь, Сяоляоху. Такая невестка, это же настоящий клад для семьи, это наш выход в высшие круги Союза Цитадели. Это наследие, о котором можно только мечтать!
  - О чём ты, Ленг Тьен Ми? Что значат твои слова? - Спросил он, став серьёзным.
  - В отличие от тебя, я в своё время поинтересовалась, в кого это мой внук так влюблён. Кто его избранница и возможно моя будущая невестка. И пусть, Женя Шепард не стала твоей женой и никогда не станет. Но, ЭТА девочка, её точная копия, мало того её признала семья и она считается её полноценным членом. И насколько я знаю, все её копии унаследовали таланты Джейн. Мало того, я точно знаю, что и её дети их унаследуют. Кроме того, Шепарды одна из влиятельнейших фамилий в Альянсе систем. А через контакты с Иерархом Виктусом и родство с семьёй Т'Сони, в Турианской иерархии и Республике азари соответственно. Это высшие круги сегодняшнего политикума, подумай об этом, внук.
  - Но, причём тут это? И о каких талантах ты говоришь? - Спросил он свою бабушку.
  - Не разочаровывай меня, мальчик мой. Сядь и подумай, кем была Женя Шепард, вспомни, какими талантами она обладала и с кем, ты можешь связать свою жизнь в итоге. И ещё, эта девочка, член турианского клана. И родство с нею, это навсегда, Ленг Тхо Кай. - Сказала бабуля, строго посмотрела на него и отключилась.
  
  2. Цзен-Хо Минг - Партийный и политический деятель КНР в период с 2158 по 2210 г.г. Одна из ключевых фигур при создании Тихоокеанской империи. Один из наиболее влиятельных политиков Альянса систем на начальном этапе его создания. Легендарная фигура в истории Китая наравне с Мао-Цзе Дуном.
  
  ****
  
  Днём, как следует, выспавшись, он сходил на доклад к начальству и переодевшись в парадную форму. Отправился в ювелирную лавку, которую держал батарианец ювелир. Как-то раз, они заходили сюда вместе с Жанной, девушка мерила колечки и серёжки, но так ничего и не купила.
  Батар встретил его радушно и, вникнув в проблему, помог её решить. Кай выбрал набор из двух похожих колец, и комплект серёжек с крупными изумрудами. Мало того, за серёжки пришлось выложить просто кругленькую сумму, но торговец клялся, что их автор настоящий талант из Иерархии. Только вот имя, назвать отказался. Кай правда, совершенно не расстроился, поскольку украшения того стоили, если честно, он всё равно купил бы их, настолько поразила его их красота. Кому подарить, проблема не стояла, у него полно в родне женщин если что.
  Пройдя до квартиры Жанны, выяснил, что её дома нет и, отправился в клуб.
  Клуб, несмотря на вечер, был полупустой. Он огляделся и у стойки заметил одну из официанток, по имени Люси. Подошел и, поздоровавшись, спросил: - Люси, а где Жанни, я хотел бы поговорить?
  - Ой! Капитан Ленг! - Пискнула девушка. - А Жанна уволилась, и сказала, что полетит домой.
  У него всё похолодело внутри, но собравшись, он всё же, спросил: - Люси, ты не знаешь, улетела ли она, и если нет, то откуда она вылетает и название корабля?
  - Сейчас. - Пискнула девушка и что-то быстро просмотрела в своём инструметроне. - Корабль 'Серый стриж' док номер триста десять, вылет через час.
  Просмотрев схему станции, выяснил, что нужный док на противоположной стороне диска. А это почти пять километров по главному коридору. Быстро поразмыслив, решил вызвать кар. По станции в основных коридорах сновали эти маленькие машинки, перевозя грузы и разумных.
  Пока выходил из клуба, кар уже прибыл и ждал его, призывно мигая огоньками. - В док триста десять и побыстрее. - Сказал Кай, усевшись в кресло.
  - Принято. - Ответила машинка мелодичным женским голосом и, вырулив в центр коридора, помчалась вперёд. Через десять минут он сошёл, у ворот дока.
  В самом доке было пустынно, лишь стояло несколько небольших грузовиков, около которых наблюдалось вялое движение. С помощью инструметрона он быстро выяснил, который из них ему нужен.
  На аппарели транспортника стоял светлокожий, пожилой турианец и внимательно смотрел на приближающегося Кая. Когда мужчина подошёл, тот спросил: - Приветствую тебя, Орсаг(3). Моё имя Скайтус, что привело военного к моему кораблю?
  - Здравствуйте, энар Скайтус. Моё имя Кай Ленг, капитан второго ранга. Мне бы хотелось поговорить с одной из ваших пассажирок. Дело души и сердца, сэр. - Ответил Кай, ритуальной фразой, говорившей о важности личного разговора.
  - Проходи, орсаг. Кого из моих пассажирок ты хочешь увидеть?
  - Её имя Жанна Шепард, светлокожая человечка с зелёными глазами и красными волосами.
  - Есть такая, идём, я провожу тебя в её каюту. - Ответил турианец и сделал приглашающий жест рукой.
  Поднялись на лифте на несколько палуб и, капитан торговца указал Каю на дверь одной из кают. - У тебя, три деления таки(4).
  - Хорошо. - Ответил человек и, подойдя к двери каюты, нажал на горящий зелёным кружок замка. С шипением дверь ушла в стену, открыв ему полутёмное помещение, где на неширокой койке сидела Жанна. В её глазах блестели слёзы, губы дрожали.
  Он зашёл, закрыл двери и, приблизившись к ней, присел на корточки, глядя в малахитовые глаза, с вопросом смотревшие на него.
  - Жанни, почему ты улетаешь? - Спросил он.
  - Я прилетела сюда, чтобы найти тебя, Кай. Только для этого, я бросила семью и сестёр. В надежде, что встретившись со мной, ты сможешь принять меня, именно меня и полюбить. Ведь я, полюбила тебя в тот день, когда обрела свободу. Ты ведь был там, в тот день, тогда в квартире на Цитадели. И все эти годы, я верила, что когда-нибудь смогу тебя получить. Но, это было глупо, глупой мечтой - глупой девчонки. Ты любишь мою сестру, а я не она, я всего лишь её жалкая копия. - Тихим срывающимся голосом ответила Жанна.
  - Это не так. - Сказал он. - Ты не глупая, и я люблю не твою сестру и прототипа. Хотя вначале было именно так. Только вот, минуло время и, я понял, что полюбил другую девушку. Похожую на мою первую любовь, как две капли воды, но всё же, абсолютно другую.
  - Да?! - Прошептала она, глядя на него полными слёз глазами.
  - Да, Жанни. Я осёл, который не видел очевидного. Боясь собственных чувств, заморочил голову тебе. В итоге, ты чуть не улетела, я почти опоздал. Но, прошу тебя, останься, останься со мной, Жанна. - Сказал он, взяв в свои ладони её, маленькие и холодные сейчас ладошки.
  - Почему, я должна остаться? - Спросила она.
  - Потому, что я прошу тебя об этом, потому что, я люблю тебя. - Ответил он.
  
  3. Орсаг - Турианское звание, соответствующее капитану второго ранга АС.
  4. Деление таки - Мера времени соответствующая примерно пятнадцати минутам. (турианск.)
  
  Ветра Никс (Цитадель, кафе 'У Матриарха' 10 мая 2395 г.)
  
  Ветра сидела в кресле на террасе кафе и, сложив ноги на перила, пила кофе со сливками. Заведение было полно народом, но девушке никто не мешал. Может быть, дело было в её независимом виде, а может от того, что на её плече, на коже яркими красками буквально светилась татуировка волчьей головы с оскаленной пастью и багровыми глазами.
  Минуло семь лет с окончания войны, семь лет с того момента, как армии Совета одолели врага. И все эти годы, Ветра прослужила в подразделении с названием 'Волки Уильямс'. После того, как расформировали большую часть армии, её командир и подруга, смогла убедить Совет в необходимости создания специального ветеранского отряда, призванного стать силовой поддержкой для корпуса СПЕКТР. В любой момент, этот отряд мог выдвинуться на зов Спецагентов Совета и помочь им силой оружия в решении возникших проблем, не задействуя регулярные войска и, не разглашая проблему.
  Совет согласился с доводами Уильямс и дал добро на формирование отряда и за семь лет, отряд превратился в полноценный Легион с несколькими оперативными базами в ключевых точках космоса. И, все эти годы молодая турианка помогала своему командиру и её мужу, создавать это подразделение. В процессе, Кайден дослужился до звания генерал-лейтенанта, Эш стала адмиралом, а сама Ветра капитан-лейтенантом. Но, в один из дней, девушка почувствовала, что устала от службы. Просто устала и хочет чего-то иного, чего, она даже ответить не могла. Поговорив с Эшли, решили, что служить через силу, вредить делу и Ветра получила отставку и сейчас, просто сидела, бездумно глядя на сады.
  Её размышления прервал звонкий голос, сказавший на базике: - Привет! К тебе можно присоединиться? Или кого-то ждёшь?
  Ветра подняла взгляд налево и увидела улыбающуюся совсем юную деву азари с широкой и ясной улыбкой смотревшую в ответ.
  - Нет, тут свободно и я никого не жду. - Ответила турианка.
  - Тогда я присяду? - Спросила дева.
  - Валяй, падай. - Ответила Ветра, посмотрела синенькой в лицо и широко улыбнулась.
  - Замечательно! - Сверкнула улыбкой дева, подтянула биотикой кресло и плюхнулась в него, как и турианка сложив на перила ноги.
  Девушки переглянулись, и тут к столику подошла светловолосая человечка.
  - Госпожи, чего-то желают? - Спросила она.
  - Яна, солнышко! - Воскликнула азари. - Принеси мне кофе и тосты, для начала, а ещё фруктовый салат.
  - Хорошо. - Ответила Яна. - А тебе, Ветра, ещё что-нибудь принести?
  - Ага. Принеси омлет с беконом. - Ответила турианка.
  Бывший 'фантом' кивнула и скрылась в кафе.
  Азари же, снова посмотрела на Ветру и лучезарно улыбнувшись, спросила: - Как тебя зовут полностью? Меня ПиБи.
  - ПиБи?! - Удивилась турианка. - Что за имя такое?
  - Сначала ты? - Парировала азари.
  - Хорошо, капитан-лейтенант в отставке Ветра Никс. - Сказала она. - И всё же, почему ПиБи, я ни разу не слышала у азари таких имён...
  - Так это не имя!.. - Хихикнула дева. - Это прозвище у меня такое. Имя у меня длинное и сложное, Плессария Б'Сэйл. Вот когда в армии служила во время жатвы, мне командир мой, такой позывной и придумал, взяв за основу первые буквы моего имени. Так я и стала ПиБи...
  - Где служила? - Спросила её Ветра.
  - 71-я отдельная танковая дивизия 'Фурии', входили в силы обороны Тэссии. Так что, всю войну на родине провела, до самой победы. Только вот, от всей нашей дивизии под конец едва ли полк остался. - Погрустнев, ответила ПиБи. - А ты где служила? И что-то имя мне твоё кажется знакомым, где-то я его слышала...
  - Я-то? Я ещё недавно была частью 'Волчьего легиона', только вот, что-то подустала от службы и отправилась на вольные хлеба и сейчас бездельничаю. - Ответила Ветра, глядя на собеседницу и что-то во внешнем виде азари, просто царапало взгляд. Вроде всё как у всех, голубая кожа, мягкий абрис губ, насыщенного синего цвета. Большие, огромные зелёные глаза в обрамлении пушистых ресниц. Высокий лоб, плавно переходящий в покрытые россыпью пигментных пятнышек фестоны. Обычная одежда из брюк и футболки с головой оскалившегося варрена. Поверх которой была надета кожаная светлая куртка. На ногах ботинки на толстой подошве с высокими голенищами.
  - Что? - Удивлённо спросила азари, выгнув бровь. - Что ты на меня так смотришь?
  И тут Ветра с удивлением поняла, что у девы есть брови. Не нарисованные как у некоторых из них, не татуировка, как у генерала Т'Сони, а нормальные человеческие брови из тёмных волосков.
  - Э-э-э... - Протянула турианка. - ПиБи, у тебя растут брови?!
  Дева смутилась, став тёмно синей и, потупив глаза, щёчки её стали вообще почти чёрными.
  - Заметила, да? Это мне на Мендуаре сделали. Я попросила, а ребята из Рыжих в качестве эксперимента и сделали. И да, я работаю на 'REDS-Research' в археологическом отделе. Копаем всякие древности, разных там Инусаннон, Зейофов и прочих. Шаримся по всяким медвежьим углам космоса, копаясь в земле. Ну, археологи копаются, а я техникой занимаюсь. Машины там чиню, вычислители и прочую технику, еду им готовлю и если что прикрываю как боец. - Ответила та.
  - Понятно. А какими судьбами сюда попала? Что археологам делать на Цитадели?
  - Так мы в экспедицию как раз полетели, а здесь нас должна была дожидаться инженерная команда. Ну, которые строят всё и технику содержат между экспедициями. И техника-то здесь, а людей нет, отозвали их куда-то к другой партии археологов. Мы же, сидим впусте, денежки проедаем. - Ответила азари и тут, Яна принесла девушкам их заказ.
  - Спасибо, Яна. - Сказала Ветра.
  - Ага, спасибки Яньчик. - Вторила турианке азари. - Как твой Лёшка? Вы ещё не собрались? - И ПиБи, изобразила руками живот.
  Человечка покраснела. - Нет ещё, Алёша говорит, как станет кап три и получит корабль, так и...
  И тут все трое рассмеялись.
  - Привет ему. - Сказала турианка, нависнув над тарелкой с омлетом. Дева же вообще промолчала, поскольку поглощала салат.
  После завтрака, девушки отправились гулять по станции, попутно вспоминая войну и делясь разными историями из жизни после неё. Уже под вечер, сидя в клубе 'Яма', Ветра изрядно пьяная слушала рассказ ПиБи о встрече той, с отрядом капитана Шепард. И внезапно, вспомнила, вспомнила ту операцию и эту синенькую девчонку, только вот по её глазам шла жирная полоса сажи.
  - ПиБи? ПиБи! - Прервала она азари. - Я была там!
  - Что?! Где была? - Удивилась дева.
  - Там, в западном Иррионе у храма 'Тысячи искр', и я вспомнила тебя. Вспомнила... Ты была мехводом на танке, вражеский 'разрушитель' повредил тебе один из двигателей и ты его чинила. Правда, вот, у тебя был довольно оригинальный мэйкап. - И турианка провела пальцами по глазам.
  - А-а-а-х-х-х! - Пискнула Плесс. - Я тоже тебя вспомнила, вспомнила твоё имя! - И азари вскрикнув, обняла турианку, прижавшись к той, словно она была для неё кем-то очень близким.
  
  Утро.
  
  Разбудил Ветру шум из пиццерии внизу. Оттуда, как и каждое утро, когда она ночевала в своей маленькой квартирке, доносился голос батарианца торговца, который шутливо пререкался с владельцем пиццерии. Человек и батар смеялись, обсуждая новости и качество продуктов в коробах у торговца.
  Девушка лежала на спине, а на плече чувствовалась какая-то тяжесть. Она повернула голову и увидела личико ПиБи, безмятежно спавшей рядом.
  Мало того, Ветра чувствовала приятную истому, которая у неё бывала после того, как она сбрасывала с помощью случайных приятелей сексуальное напряжение. Поскольку в среде 'Волков' заводить интрижки запрещал устав, и приходилось искать приключения на стороне.
  Ветра тихо хихикнула и ласково провела тыльной стороной пальцев по щёчке Плесс. Та сморщилась, глубоко вздохнула и распахнула, свои огромные, зелёные глазища.
  - Привет! - Шепнула азари.
  - Утро доброе. - Ответила турианка человеческим приветствием. - Как спалось?
  - Хи-хи! Замечательно! - Прошептала азари, привставая на локте. Склонилась к лицу турианки и нежно ту поцеловала. И Ветра почувствовала, как маленькая, но сильная ладошка скользит по внутренней стороне её бедра. Миг и пальчики девы у турианки внутри и наслаждение смыло все мысли, оставив лишь страсть...
  
  За завтраком, Ветра слушала, как азари строила планы на день. Говорила о том, что раз уж они здесь задержались, стоит навестить магазины и прикупить чего интересного.
  Так и поступили, позавтракав, отправились в Закеру и устроили себе шопинг. Меряя разные вещи от нижнего белья, до всевозможных уников, сапог, босоножек и ботинок. Примеряли разнообразные платья, как по человеческой, так и по азарийской моде. В общем, весело и замечательно проводили время.
  Пообедать решили в 'Висячих садах' и за едой, ПиБи, озорно сверкнув улыбкой, спросила турианку: - Скажи, Ветра, а чем ты собираешься заниматься? Или так и будешь бездельничать на Цитадели, в поисках интрижек и приключений?
  - Планов нет, а что? Есть что предложить?
  - Ага. Пока ты в кабинке то платье примеряла, я связалась с нашим главным. И начальник экспедиции, готов взять тебя к нам в группу, моим напарником и помощником всем остальным. Что скажешь, капитан-лейтенант Ветра Никс? Что скажет та, кого называют Багира?! - Став серьёзной ответила азари.
  - Ха! Уже и справки навела! Хотя, археология, новые незнакомые миры, тайны прошлого... - Ветра широко улыбнулась. - А сколько платят помощникам археологов?
  - Хорошо платят. - Вернула улыбку Плесс.
  
  Глава 68.
  
  Таамил Таанир (Туманность 'Тень', ядро системы 'Великое единение' 10 июня 2396 г.)
  
  Он шёл по знакомой с детства улочке родного города. Здороваясь со знакомыми разумными почти всех рас. Ярко светил Сильверилл припекая спину и голову, которая и была прикрыта соломенной шляпой. Рядом шли две девочки, держась за его руки. Одна турианка, со светлой кожей и ясными, цвета молодой травы глазами, вторая была синекожей азари, с яркими малахитово-зелёными глазами. На обеих девчушках были лёгкие платьица, и обе трещали как трещотки, заваливая его морем разнообразной информации в основном о событиях в школе. О чем говорили, кто какие оценки получил, кто с кем подрался в круге и из-за чего.
  Тамэ шёл и буквально млел от радости, слушая щебет своей дочери и племянницы. Вот и набережная, они подошли и уселись на одну из лавочек, глядя, как подростки катаются по его глади на парусных досках.
  Вдруг дети встали со скамейки, и вышли и встали перед ним.
  - Что такое? - Удивился он.
  - Папа! Когда ты домой приедешь?! - Спросила турианка.
  - Да, дядя Тамил. И когда привезёшь мою aittani?! - Вторила ей азари.
  - Девочки, так я и так с вами, разве нет? - удивился он.
  - НЕТ! - Крикнули обе хором. Он вздрогнул и внезапно, окружающее подёрнулось рябью, он открыл глаза и увидел уже приевшийся за годы матово светящийся белым потолок.
  
  - Проклятье! - Прошептал мужчина вставая. - Что я здесь делаю? Что мы оба здесь делаем? Нужно поговорить...
  
  Но, в помещениях, выделенных ему для проживания, было пусто. Хотя, здесь всегда было пусто. Пустота, это то, что можно было сказать об этом месте. Колоссальном диске вокруг звезды, диске наполненном ячейками кристаллической памяти, почти вечными, почти неразрушимыми.
  В тот день, когда он прибыл сюда на своём 'разрушителе', сестрёнка очень обрадовалась. Правда, поругала его за это, но, в малюсеньком объёме конструкции, для него были созданы почти идеальные условия обитания. Небольшой дом, на берегу озера, окружённый хвойным лесом. В озере водилась рыба, в лесу, хоть он и небольшой, мелкие животные, которых Женька назвала кролики. Росли всевозможные овощи и фруктовые деревья, что позволило ему жить вполне комфортно. Единственное что тяготило, это отсутствие живых разумных.
  Много лет, он пытался уговорить сестру уйти отсюда, оставить систему самой себе и на попечение, того же Предвестника и его братьев. Но, сестрёнка каждый раз находила аргументы, за то, чтобы остаться. Мало того, припахала его и он, подключаясь к системе, помогал решать возникающие в галактике проблемы и неприятности. Это затягивало, поскольку давало огромное, всеобъемлющее чувство сопричастности событиям, даруя ощущаемое могущество и силу. Но...
  Но, он понял, что это нужно прекращать. Медленно, но верно, эта власть разрушала, как его, так и сестру. Всё реже она разговаривала с ним при помощи голограмм, всё реже они обсуждали события в их семье и происходящее с друзьями и близкими. Виртуальность ядра, давала возможность обсудить это быстро, долями секунд, но лишала при этом, чего-то неуловимого, какой-то внутренней магии, которая была при обычном разговоре вслух.
  Там, достал из холодильника синтезированное молоко и по-быстрому сварил себе кашу размазню. Из круп, привезённых ему ещё в самом начале одной из малых платформ, под личным управлением сестры. Она тогда сказала, что просто передала брошенный транспорт, который перевозил продукты, торговцам, отгрузив часть груза себе, вернее ему.
  Он, сходил, умылся и сел за стол. Спокойно позавтракал в тишине и одиночестве, после чего, сунув посуду в моечный шкаф. Отправился на террасу, сел в кресло, глядя на панораму искусственного леса и озера.
  - Женя. Покажись, я хочу поговорить. - Громко сказал он.
  - Говори. - Раздался голос в голове.
  - Не так, покажись, и поговорим нормально. - Сказал он вслух.
  - Что случилось? - Раздался рядом знакомый голос. Он повернул голову и увидел голограмму сестры сидящей в таком же, как у него кресле.
  - Скажи мне, сестрёнка, что мы здесь делаем? Что ты здесь делаешь? Глядя на всё это, я ни за что не поверю, что ты не в состоянии восстановить своё тело. Восстановить и вернуться в него, после чего свалить из этого места домой.
  - Тамэ?.. Мы делом заняты, ты же сам всё видишь? - Ответила она.
  - Херня! - Крикнул он и с силой хлопнул по столу ладонью, гневно посмотрев на неё в ответ. - Прости меня, Женя, но это просто хуйня! Извиняюсь за выражение...
  - Тамэ... - Буркнула она.
  - Что, Тамэ? Что, Тамэ?! Вспомни, ещё год назад мы постоянно сидели здесь с тобой по вечерам. Говорили, строили планы, обсуждали проблемы, а сейчас? Тогда ты помогала мне готовить еду, давала советы, даже дрона мелкого притащила, чтобы готовить самой. Где он сейчас?! Нет его почему-то... Ты меняешься, и твои изменения мне не нравятся всё больше и больше.
  - Ну, в сети говорить проще, разве нет? - Тихо сказала она.
  - Нет, не проще, хуже. Ты сильно изменилась, и чем дальше, тем меньше походишь на мою сестрёнку. Ту, которую не сломать и не испортить. Женя, помнишь, мама рассказывала нам сказку 'Победить дракона'?
  - Ты думаешь, я превращаюсь в дракона? Как победители его в старой сказке?
  - Думаю да. - Глухо ответил он. - Подумай над этим.
  - Подумаю. - Сказала она.
  - Только не думай слишком долго. - Сказал он, ласково улыбнувшись ей. - Нас дома ждут, наши девочки и дочки.
  - Я не держу тебя, брат. В любой момент ты можешь взять свою платформу и вернуться домой. - Сказала она.
  - Нет. Без тебя я не вернусь, так и знай. - Сказал он.
  Голограмма замерцала и погасла. - Поговорим позже. - Прошелестело в мыслях.
  
  Не совсем Женька. (Туманность 'Тень', ядро системы 'Великое единение' 10 июня 2396 г.)
  
  Сущность размышляла о разговоре с братом, взвешивала множество доводов, продолжая в фоновом режиме отслеживать происходящее в галактике. Миллиарды терабайт данных, просеивались ею и другими разумами ядра, вырабатывались и реализовывались решения.
  Но, процесс отвлекал, мало того, что-то внутри её системы, в периферии мыслительных процессов, постоянно отвлекало от мыслей о собственном месте в этой системе. Словно часть её, безумно наслаждалась имеющейся властью и могуществом.
  - Процесс не совершенен. - Мелькнуло в мыслях. - Необходима коррекция.
  Сущность призвала своих верных соратников и слуг, передав им бразды правления системой. Ограничила собственные возможности, отключив всю периферию и внешние банки данных. Собрала, словно размазанную по всей программной оболочке личность в один, многогранно сложный и многоуровневый процесс. Сущность отключила все каналы поступления информации, замкнувшись в себе, буквально уйдя внутрь себя.
  Снова и снова она прокручивала разговор с Тамилом, при этом сканируя собственную память, анализируя собственные решения и поступки, как в прошлом, так и в настоящем. И, чем дальше, тем больше убеждалась в правоте старшего брата.
  Внезапно, на периферии восприятия появилась странная информационная сигнатура. Канал шёл извне, но всё же, было отключено? Задалась она вопросом. Попыталась подключиться к каналу и...
  Провалилась в какую-то странную виртуальную симуляцию. Только вот, она отличалась чрезвычайно качественной визуализацией.
  - Где это я? - Промелькнуло в мыслях. - Что-то знакомое...
  Вокруг была панорама живого мира, кипами росли деревья с заострённой формы листиками, странного серебристо-зелёного цвета. Земля была покрыта травяным ковром, состоящим из злаковых и множества полевых цветов. Летали насекомые, радужными искрами сверкая в лучах яркого бело-голубого солнца.
  Сущность оглядела себя, у неё были две пятипалые руки, две ноги и небольшое тело с чуть выступающими вторичными половыми признаками принадлежащими женщине расы хомо-сапиенс. Причём, левая рука была, вполне обычной, покрытой гладкой, слегка загорелой кожей, а вторая словно соткана из энергетических линий.
  - Как интересно? - Подумала сущность. - Какая странная симуляция, и какая красивая и подробная. Только вот, я не чувствую работающего программного ядра. Где это я?
  И тут, словно что-то внутри полыхнуло. Сущность охватил гнев, она подняла ладони и с силой хлопнула себя по лицу. - Ты что, сдурела?! - Прошипела она сама себе. - Это же твой дом! Вернее, не совсем, это место где живёт один очень близкий мне человек...
  И сущность быстрым шагом пошла к берегу видневшегося озера.
  Берег встретил пустотой, лишь у самой кромки воды, на галечном пляже стояла одинокая фигура. Она подошла к ней и тихо спросила: - Пап?
  - Что ты с собой сделала? - Тихо сказал мужчина, но, так и не обернулся.
  - Па-ап?!
  - Во что ты превратилась, дочь?! Куда ты идёшь? - Сказал он и обернулся. Его лицо было печальным, в глазах стояла тоска и боль.
  Сущность сделала шаг к нему, но он выставил перед собой ладонь. - Стой там, не подходи ко мне, пока не определишься с тем, кто же ты такая.
  - Кто я такая?! - Удивилась она. - Я твоя дочь!
  Он покачал головой. - Нет. Ты была ею, ещё недавно ты ею была, а сейчас нет. Ты, не она, ты что-то другое...
  - Пап, да что ты такое говоришь? Я это я! - И внезапно осеклась, почувствовав фальшь в собственных словах и мыслях.
  - Вот видишь? - Ответил он. - Ты даже сама в этом не уверена...
  И тут, её охватил гнев, но гнев не на мужчину, а на себя. Наплевав на всё, сущность погрузилась в собственную память, начав просеивать воспоминания сквозь сито и, чем дальше шла проверка, тем больше её охватывала ярость. Внутрь её личности появилось то, что в ней быть не могло, мало того, не должно. С бешенством, сущность начала удалять всё лишнее, буквально чувствуя, как из-под гнёта выходит та, кем она была совсем недавно.
  Время утратило смысл, она на него не отвлекалась, упорно очищая себя от всего чужого и чуждого.
  
  Женька
  
  Сижу на траве, чувствуя как тонкие стебли впиваются в задницу прикрытую тонкими трусами. На мне мой шёлковый сарафан, под которым ничего кроме них нет. Смотрю на свои руки, нормальные живые руки, на ладони, чуть испачканные травяной зеленью. Чувствую запах смятой травы и полевых цветов. Слабый запах серы от озера, макушку припекает Сильверилл, слышу чириканье свирков в ветвях сребролистов и чуть слышное 'Кли-кли-кли-муки!' откуда-то справа.
  И одновременно понимаю, что всё вокруг и я, в том числе лишь иллюзия. Максимально достоверная, почти неотличимая от реальности, но всё же, иллюзия.
  Шорох, тихие шаги и знакомый до боли голос рядом: - Женя? Это уже ты или ещё нет?
  - Знаешь, папка, похоже, все-таки я. - Отвечаю я, вспоминая, как буквально стёрла большую часть себя недавно. Оставив лишь самое главное, то кем я была до попадания в ядро системы и память о разговорах с Тамэ и наших наблюдениях за родными.
  Смотрю ему в глаза и улыбаюсь, он улыбается в ответ: - С возвращением, дочка.
  - Ага! Можно и так сказать. - Говорю я и, наклонившись, обнимаю его, прижимаясь изо всех сил.
  - Придушишь же, оглашенная! - Сипит он.
  - Здесь это невозможно в принципе. - Отвечаю я, вися у него на шее и, начинаю смеяться, буквально ржать как лошадь, икая и захлёбываясь.
  - Что с тобой?! - Удивляется он, отстранившись.
  - Папка-а-а-а! - Ору я, прямо ему в лицо. - Ты же меня спас! Спас, мать твою! Михаил Шепард, ты даже из-за грани смерти умудрился меня спасти. Спасти от меня самой, от того, в кого я сама себя превратила. Начал всё твой сын и мой брат Таамил, а закончил ты. Только вот я чую, что мне помогли превратиться вот в это и кое-кто, похоже, уничтожен не до конца...
  - Кто уничтожен, и кто тебе помог? Ничего не понял. - Удивился он. - Что с тобой стало и где ты сейчас?
  - Что стало и где я? Это долгий рассказ, пап... - Отвечаю я, формируя в памяти все события, стараясь уложить их в минимум слов, но внезапно понимаю, что я всё ещё в ядре. Чьи системы сходят с ума, от того что происходит в сегменте в котором находится моё сознание, мало того я понимаю, что канал к отцу, абсолютно устойчив и стабилен. Словно молния пронеслись мысли и, решение пришло, как-то само. Смотрю в голубые глаза отца и спрашиваю:
  - Ты тут не заскучал? И куда делась Ро? - Говорю я.
  - Рина ушла не так давно, куда не знаю. Насчёт скуки, здесь это не актуально, хотя было бы неплохо разнообразить происходящее. У тебя есть что предложить? - Лукаво посмотрев на меня, спросил он.
  - Нужно кое-что проверить и кое-чем заняться, но не переживай, если всё получится, я отблагодарю тебя так, что ты просто охренеешь! - Говорю я, и вывожу себя обратно в ядро.
  
  Таамил Таанир (Туманность 'Тень', ядро системы 'Великое единение' 24 июня 2396 г.)
  
  И снова утро, встретившее его тишиной и каким-то странным, словно разлитым вокруг покоем. Вот уже третья неделя, как они поговорили с сестрёнкой о возвращении и, третья неделя как она замолчала и вообще не отвечала на его вопросы, лишь сухой ответ системы 'Администратор занят' получал он, каждый раз на свой вопрос. Мало того, он не мог подключиться к системам ядра, получая ответ: 'Идёт перенастройка системы, подключение невозможно'.
  Он встал, умылся, приготовил завтрак и решил сходить порыбачить, благо рыба в озере, заботами сестры расплодилась. Взяв кусок хлеба и удочку, отправился на мостки. Там же у него на перилах висели садки для рыбы.
  Рыбалка удалась, выудив из прозрачной воды три крупных рыбины с красноватым мясом, которых, Женька называла форель. Отправился в дом, решив запечь улов в духовке.
  Готовка в этот раз спорилась и, закинув латку с рыбой в духовку, мужчина сел за стол, взяв в руки датапад с открытой книгой. Сейчас он, в который уже раз, перечитывал великолепное и одно из любимых произведений Тамила, от старинного земного писателя Булгакова - 'Собачье сердце'.
  Погрузившись в чтение, не сразу почувствовал направленный на себя взгляд. Оторвался от планшета и встретился взором с сестрой, ласково смотревшей на него.
  - Не затосковал? - Спросила она.
  - Лиска! Что происходит? Почему я ни с кем не мог связаться, даже Среброкрылый* большой любитель потрепаться и тот не отвечает... - Воскликнул он.
  - Дела были у нас. Бросай свою готовку, само дойдёт, я прослежу. Идём, дело есть к тебе. - Сказала она.
  - Куда? - Удивился он.
  - Тут рядом, пошли. - Сказала Женька и показала рукой на выход.
  Пока шли сквозь лес молчали, лишь в душе у Тамила, всё сильнее и сильнее разгоралось любопытство. Сестрёнка словно чувствуя его, периодически бросала за спину лукавые взгляды, но молчала. Вот и стена, за которой была стандартная структура помещений системы, походившая на соты и забитая кристаллами вычислительных блоков и хранилищ данных. Но, в стене в этот раз была дверца, которая открылась, когда они приблизились.
  - Заходи. - Сказала сестрёнка, указав на ярко светившийся белым светом вход.
  - Что там? - Спросил он.
  - Увидишь.
  
  Помещение за дверцей было небольшим и почти пустым, лишь у дальней стены, лежал матового стекла цилиндр, диаметром около полутора метров и длиной метра три. Рядом с цилиндром виднелась ещё одна дверца.
  
  - И на что мне смотреть? - Спросил он, оглядывая комнату.
  Женька подошла к цилиндру и указала на него.
  Тамил подошёл и внезапно, стекло стало прозрачным и под ним, на белой подложке лежало тело, человеческое женское тело с огненно-рыжими волосами. Он осмотрел его, видя мельчайшие штришки и шрамики. Правая рука была загорелой, лишь на предплечье виднелось светлое кольцо зажившего шрама, а вот левая чуть ниже плеча была бело-розовой.
  - Не понял... - Удивился он. - Почему руки разного цвета?
  - Это не клон, Тамэ. Это реплика... - Сказала сестрёнка. - Хитрый жук Антарон, сохранил точную структуру моего разрушенного на цитадели тела. И, когда я начала процедуру восстановления, передал данные мне. Я полностью восстановила его, только вот, рука-то осталась на Земле и сейчас лежит в мавзолее в Лондоне. Так что, руку пришлось выращивать прямо здесь в регенераторе.
  - Хорошая работа. - Сказал он, приблизив лицо вплотную к стеклу. - Значит, две недели ты занималась этим?
  - Не только. Я полностью перестроила системы ядра. Изменила административные политики, убрав из системы должность Главного администратора. В Ядре больше нет хозяина, Тамэ, с сегодняшнего дня, все кто здесь есть и все кто к нему подключен, как ты и другие 'вернувшиеся', абсолютно равны. Все решения, отныне принимаются путём прямого явного голосования и утверждаются Арбитром смены.
  - Смены? Что за смена? - Спросил он.
  - Я решила не менять продолжительность циклов, просто теперь раз в пятьдесят тысяч лет, будут проходить выборы Арбитра. Чья забота, выступать посредником в спорах и оглашать решения плебисцитов. - Сказала она.
  - И что? А вдруг мы получим ещё одного ненормального в Арбитры, он возьмёт и присвоит себе права! - Спросил он.
  - Не присвоит, это больше невозможно физически. Все протоколы, записаны так, что чтобы их изменить нужно, физически уничтожить Ядро. А это смерть для самого Арбитра, так что... - Улыбнулась она.
  - А кто же теперь ты? - Спросил он.
  - Лишь одна из всех. Такая же точно как и ты, и Предвестник и упомянутый тобой Среброкрыл. У меня лишь есть одно исключительное право, я могу снять Арбитра, аннулировав его права и назначить новые выборы.
  - И что? Как ты вернёшься в своё тело? - Спросил он.
  Внутри цилиндра что-то шевельнулось, и Тамил увидел, как вокруг её головы появилось кольцо ментального сканера. - Просто перенесу себя обратно, но это чуть позже. Сейчас же, мне нужна твоя помощь, брат. Мой Тамэ, честный, храбрый и преданный. Один из тех, кто меня спас. - Сказала Женька.
  - Спас от чего? - Удивился он.
  - Старый Администратор, предвидел возможность своего уничтожения и внутри структур памяти системы, раскидал кусочки собственной личности. Я, когда обращалась с массивом, потихоньку впитывала их, и они подспудно изменяли меня, если бы не ты и ещё кое-кто, уже совсем скоро, количество этих фрагментов внутри моей личности увеличилось настолько, что я бы, переродилась. Женя Шепард, стала бы тем, против кого сражалась. И чудовище, несмотря ни на что, снова победило! Но!.. Этому не бывать, сейчас все бывшие рабы его, зная, что искать, перелопачивают массив данных Ядра, вычищая гадость этого из архивов, и ещё долго будут это делать, пока ни одного бита не останется. - Ответила сестра.
  - Опять прошли по самому краю?! - Удивился он.
  - По лезвию криса! - Криво усмехнувшись, сказала Женька. - Идём, нам сюда... - И следующая дверца, со щелчком открылась.
  Тамил вошёл в неё, обнаружив точно такое же, как и перед этим помещение с точно таким же цилиндром, только стоявшим посреди комнаты. Он подошёл к цилиндру, только вот стекло продолжало оставаться матовым.
  - Кто здесь, Жень? - Спросил он.
  - Тот, кто много лет поддерживал меня. Тот, кого мы с тобой очень сильно любили, но много лет назад, злой волей других, потеряли, как думали навсегда. Но! Но, две недели назад, мне кажется, я получила шанс вернуть его обратно. Закрой глаза и смотри, Тамэ... - Сказала Женька и тут.
  Он буквально провалился в серебристый туман, через миг в его памяти появились воспоминания, от которых, его буквально бросило в дрожь. В них был его названный отец и Тамил, с восторгом и нежностью переживал разговоры с Михаилом. Когда посмотрел все и открыл глаза, увидел сестру, с грустной улыбкой смотревшую на него.
  - Ты что?! - Прошептал он, чувствуя, как колотится сердце в груди. - Ты хочешь вернуть папу из-за грани?! Это возможно?
  - Я воссоздала его тело, полностью. Благо наномашинам попасть в его гроб проще простого. Только вот, душа по-прежнему там, в том мире-иллюзии за гранью смерти. Я хочу, чтобы ты, помог мне, попытаться вытащить его обратно. Обратно к нам... - Прошептала она.
  - Думаешь, у нас получится? - Спросил он, чувствуя, как задрожали от волнения руки. - И как насчёт наших братьев? Может, и их попробуем вернуть?
  - Нет, Тамэ. Денис и Алёша, давно уже где-то в другом мире и их не вернуть, как и бабушку с дедушкой. Но, папка он ждёт, ждёт маму, и я хочу предложить ему подождать здесь, с нами.
  - Жаль, что парней не вернуть... - Грустно сказал он. - Но, говори, что мне делать?
  На стекле капсулы, появилась полоса, разделившая его по всей длине. Бесшумно, половинки скользнули в стороны, открывая лежащее на белом, мягком на вид материале тело мужчины. Он казалось, просто спит, грудь поднималась в тихом дыхании.
  - Возьми его за руку, Тамэ. - Сказала Женька. - И, я не знаю, просто позови его всем сердцем и душой, а я со своей стороны попробую подключиться к миру за гранью. - И голограмма сестры погасла, а над головой лежащего мужчины, появился чуть светящийся обод ментального сканера.
  Тамил сидел, и вспоминал отца, все моменты с ним, которые только мог вспомнить. Пока тишину помещения, нарушил тихий голос Женьки: - Есть контакт, структурирую информационный поток. Начинаю запись... - И ободок сканера замерцал.
  Минуты тянулись, медленно складываясь в часы и, казалось, что время остановилось. Там сидел на корточках, продолжая держать за руку, вглядываясь в лицо, пытаясь увидеть признаки хоть каких-нибудь изменений.
  Вот обод сканера погас и из-за спины раздался голос Женьки: - Вся информация, что пришла из-за грани записана в мозг. Только вот, получилось или нет я не знаю...
  От звука её голоса лицо мужчины дрогнуло, он сделал глубокий вдох и открыл глаза. Посмотрел перед собой, медленно смещая взгляд пока его глаза не остановились на сидящем турианце.
  - Кто вы? - Спросил он Тамила. - И почему держите меня за руку?
  Там всхлипнул, чувствуя, как слова буквально застряли в горле. Сглотнув, он хриплым голосом ответил: - Ты меня не узнаёшь, пап?
  Мужчина привстал на локте, сощурился и удивленно спросил: - Тамэ?!
  У Тамила задрожала челюсть, заставив зубы выбивать чечётку: - Ты узнал меня, папка! - Сказал турианец и широко улыбнулся, чувствуя, как по щекам что-то потекло.
  - Ты выглядишь таким взрослым, сынок. Где мы, что это за место? Это госпиталь? Меня таки вытащили после перегрузки? Кто успел, турианцы? - Спросил мужчина, оглядываясь.
  - Папка! Духи бездны! Папка-а-а-а! - Заорал Тамил, сгребая человека в охапку.
  - Сынок? Ты же меня задушишь? - Прохрипел Михаил. - И где все остальные? Ты что вернулся, не полетел в полк?!
  - Папка! Я давным-давно закончил полк, я уже полковник, вернее бывший полковник СВР Иерархии. Духи бездны, ты вернулся, вернулся, у неё получилось! - Почти кричал турианец, прижимая к себе обнажённого человека.
  - У кого получилось? Что случилось, сын? И сколько прошло времени, что ты успел стать бывшим полковником? - Тихо спросил Шепард старший.
  Тамил отпустил отца и огляделся, комната была пуста, лишь из-за двери пробивался слабый шум, и тянуло запахом хвои.
  - Лисёнок, хватит прятаться, покажись. - Сказал турианец. - Что ты, как маленькая в самом-то деле.
  - Пусть папа оденется. - Раздался голос Женьки. - Его одежда в нише капсулы.
  Тамил заглянул вниз и увидел, стандартный флотский белый уник, трусы, носки и ботинки на толстой подошве. Достал это всё и помог отцу одеться, причём чувствовалось, что Михаил двигается как-то неуверенно, словно тело его плохо слушается. Причём отец это заметил и посетовал, что видимо, за годы подрастерял навыки владения собственным телом.
  Турианец хмыкнул, но ничего не сказал. Пусть сестрёнка оправдывается и рассказывает папе Мише, откуда она его вытащила, только вот, человек, похоже, забыл всё, что происходило с ним за гранью, ну Тамил так думал.
  Когда закончили и отец просто сидел на подложке капсулы, посреди комнаты появилась голограмма сестры. Она подошла и приблизила своё лицо вплотную к лицу Михаила: - Привет, папка.
  - Женя? - удивился он, протянул руку, но ладонь закономерно прошла насквозь, рождая лёгкую дрожь в голограмме. - Доченька, почему ты... Почему ты в таком виде? И, ты такая взрослая, хотя постой, постой, я почему-то помню тебя именно такой. Почему?
  - Может быть, потому что, мы с тобою виделись неоднократно. Вспоминай, папка, вспоминай. Берег озера, дымка, плетёные кресла...
  - Чайник и чашки с ароматным чаем, разговоры и рассказы. И одиночество между ними... Бездна одиночества. - Прошептал мужчина, покачнулся и закрыл лицо ладонями.
  - Пап? - Тихо спросил его Там.
  - Я ведь умер, так дети? - Спросил он. - Турианцы не успели меня спасти, как и ребят, я всё вспомнил, дочь. Но, как вы меня вернули? Как?!
  - Это чудо, папка и не просто чудо, это награда. - Тихо сказала сестра.
  - Почему ты в таком виде? - Тихо спросил Михаил. - Где ты? И где мы, и вообще, где все остальные?
  
  Три часа спустя.
  
  Они сидели на берегу озера и смотрели на гладь воды, в которой периодически плескалась рыба, рождая на безмятежной, зеркальной поверхности круги.
  Двое мужчин и одна девушка, правда, в виде голограммы.
  - Значит, вы победили в войне?.. - Глухо сказал человек. - Страшноватой ценой, но победили.
  - Да, пап. - Ответила Женька. - А я пока вот такая, вернее я вообще лишь набор импульсов в кристаллических системах этого места.
  - Да уж... - Сказал Михаил, ещё раз внимательно оглядев девушку. - Ты говорила, что готовишься вернуться в восстановленное тело, так чего же ждёшь?
  - А я и не жду, я конвертирую себя в пригодный для переноса вид, мало того подчищаю память, чтобы не перегрузить мозг при записи. Да и, большая часть уже записана, осталось лишь ядро личности. - Ответила девушка.
  Турианец хмыкнул: - Я вот тут подумал, Лисёнок, а почему ты не вернула себе мужской облик, с твоими-то возможностями?
  - Что, хочешь, чтобы я выглядела так? - сказала Женька отчётливо мужским голосом и голограмма мигнув изменилась. Вместо девушки на сидящих мужчин смотрел обычный человек, с округлым лицом, довольно большими широко посаженными серо зелёными глазами, его волосы были тёмно русыми, с блестящими кое-где в шевелюре серебристыми нитями седины. Одет он был одет встранного вида синие штаны, белые кроссовки и белую же водолазку.
  Оба сильно удивились. - Ну-ка встань? - Попросил Михаил.
  - И повернись. - Вторил отцу Таамил.
  
  Женька проделала всё, что её попросили, она, вернее он, был ростом примерно метр девяносто широкоплеч, над ремнём нависало отчётливо видимое брюшко.
  - И сколько тебе говоришь, было, лет? - Спросил отец.
  - Сорок один. - Криво усмехнувшись, ответил, ответила сестра.
  - Что-то ты неважнецки выглядела? - Сказал Там.
  Женька расхохоталась, снова превратившись в девушку. - Ну, вы даёте, мужики! Это же начало XXIвека, там такая медицина была, что я ещё неплохо выглядела.
  - Но всё же, Жень? - Повторил вопрос турианец.
  - Кому я нужна-то тут, в виде мужчины, кто я такая? Андрея Хромова, здесь никто не знает и никому он не нужен, а вот Женю Шепард, знает вся галактика. - Ответила она. - Да и другие причины есть, много причин...
  - Да ты тщеславна. - Сказал Тамил и засмеялся.
  - Я этого даже не собираюсь отрицать, да, я немного тщеславна. Но ведь заслужила, заслужила ведь, так?
  - Заслужила, согласны! - Хором ответили мужчины и все трое звонко рассмеялись.
  - И когда мы полетим домой? Когда ты закончишь? - Спросил отец.
  - За нами уже летят, уже летят. Мой друг и лучший пилот галактики, в компании совершенно невозможной девушки, несколькими азари, и моей мамочкой и твоей женой папка. А что до того когда закончу? Так я уже закончила. - Ответила Женька и голограмма погасла.
  
  Лиара Т'Сони (Борт яхты 'Золотая Лань' 29 июня 2396 г. Утро)
  
  Раннее утро, но вся их небольшая команда на борту уже бодрствует. Корабль в канале ретранслятора и все они, сидят и завтракают в небольшой кают-компании этого чудесного кораблика построенного, Сьюзи и Джеффом на личные деньги и по собственному проекту. Это личная яхта лучшего пилота их космоса, мало того, она оснащена по последнему слову техники и технологии и, оборудована системами СТЭЛС. Они все, летят в гости, только вот куда, пока секрет. Код, переданный ретранслятору, отсутствовал в каталоге кодов пространства Цитадели. А началось их нечаянное путешествие в самый обычный, ничем не примечательный день...
  
  Это был обычный понедельник, по календарю Альянса. Самый обычный день, в чреде похожих, словно пластиковые планки забора, огораживающего её дом. Дом, который принадлежал ещё родителям её светлого Огня, сгинувшего в тот страшный день на Цитадели. С тех пор Лиара не любила эту станцию и старалась туда не летать, даже если была необходимость.
  Утро встретило деву, лучиком солнышка, пробившимся в щель между штор. Азари сморщилась, но сон ушёл, оставив после себя странное, необычайно светлое чувство. Она встала, накинула шёлковый халатик, в котором обычно ходила по утрам, навестила уборную, приведя себя в порядок.
  Вышла из спальни, отправившись на кухню, на табло часов над головизором, горели цифры 06:25. Прошла на кухню начав готовить завтрак, на всю большую семью поскольку, Сини всё ещё жила с нею. В отличие от компашки из разновозрастных девчонок клонов, перебравшихся в Леонов. Где вся эта банда поселилась в общежитие при местном технологическом техникуме, в котором и училась. Молодёжи, там было интереснее, чем в сонной атмосфере посёлка.
  Тихие шаги и мягкий голос: - Доброе утро, Лиара. Что-то ты сегодня рано?
  Азари обернулась, глядя в яркие бирюзовые глаза соплеменницы со светлой, фиолетового оттенка кожей. Улыбнулась, чувствуя искреннюю радость: - Здравствуй, Алана, как спалось?
  - Всё хорошо, что будем делать на завтрак? Скоро встанет Синналь, у неё тренировка в семь поутру. - Сказала та в ответ.
  - А что же, Эни и Таис?
  - Спят ещё, они вчера допоздна засиделись, еле загнала спать в половине второго ночи. - Ответила Алана.
  А Лиара почему-то вспомнила, день два года назад, когда та, кого Женя называла Фиалка, появилась на пороге её дома. Было такое же утро, которое разорвал звонок в двери.
  Удивившись, поскольку если пришли свои, звонить никто бы не стал. Но никого чужого азари не ждала. Прошла к дверям, открыла их, и увидела стоящую напротив соплеменницу. Вгляделась в лицо и вздрогнула, привалившись к косяку. Из глубины её души поднялась горячая волна радости от вида пришедшей. Ведь слияние в вечности, подарило Лиаре все чувства и память Лисёнка, а Алана Трапсо, её образ и всё что с ним связано, занимали там очень много места.
  - Фиалка! - Прошептала она, прикрыв задрожавшей ладонью рот.
  - Здравствуй, Лиара. - Ответила та. Алана была одета в уник по моде контрабандистов, только вот за спиной её, висело что-то длинное, завёрнутое в ткань и перевязанное ремнями. - Я знаю и чувствую твоё удивление, но, время пришло, и я должна быть здесь и не только я... - Она обернулась и за её спиной у калитки стояла нимфа, взглянув на которую Ли вскрикнула.
  Азари стояла и с замирающим сердцем смотрела на девочку-нимфу в чьём лице и глазах, была Женя. Сзади что-то прошуршало, на крыльцо выскочила Таис. Дитя оглядела пришедших, посмотрела на нимфу и с криком бросилась к той. Та лишь успела подхватить её, подняв и прижав к себе.
  - Ты приехала! Приехала ко мне наконец-то! Где ты была?! Я всё жду и жду, а тебя нет! Почему так долго?! - Голосила Таис, прижимаясь к девушке так похожей на Шепард.
  - Я приехала, как только смогла. - Отвечала та. - Как тебя зовут, сианни?
  - Я Тая или Таис, бабушка иногда зовёт меня Таисия, это моя аиттани придумала имя. Мне так иннани сказала, а тебя как зовут? - Спросила Таис.
  - Меня зовут Энае Винн, Энае Винн Трапсо-Шепард. - Ответила нимфа.
  - Как длинно? - удивилась малышка. - Так не пойдёт, будешь Эни, согласна?
  - Согласна. - Ответила та и Таис, прижалась к ней ещё сильнее, уткнувшись носом в шею и зажмурившись.
  Подошёл Найлус и удивлённо-радостно посмотрел на Алану.
  - Здравствуй, Али! - сказал он. - Неужели это ты? Действительно ты?
  - Здравствуй, Найлус. - Ответила Фиалка, ласково улыбнувшись турианцу.
  Крайк же, посмотрел на нимфу и потрясённо застыл, перевёл взгляд на Али и шепотом спросил: - Это? Это же?!
  - Да, Найлус, Энае её дочь. - Ответила фиолетовокожая азари.
  А дальше, привлечённые происходящим, подошли почти все жители посёлка, в том числе и Рыжики, чей большой многокомнатный дом высился на окраине. Такого удивления и радости, Лира давно не видела после войны. Особенно, прониклась Даян. Обретение ещё одной внучки, стало для адмирала по-настоящему большим и радостным сюрпризом. Здесь же, Али отдала Тецуо клинки, которые и висели свёртком у неё за спиной.
  И, Али осталась, поселившись в доме Лиары. И Ли призналась себе, что была сильно рада этому обстоятельству. Хотя, за всё время, они так и не перешли черту, оставаясь скорее подругами. Но, иногда азари ловила себя на весьма нескромных мыслях.
  
  Мягкие губы оборвали воспоминания, напомнив, что нужно готовить завтрак. Она посмотрела в глаза Аланы, смотревшие в ответ с какой-то странной, затаённо радостью.
  - Что случилось? - спросила Лиара. - Почему ты сегодня такая?
  - Что-то изменилось. - Прошептала та. - Что-то грядёт...
  Фиалка отошла к плите и достала кофейник. - Давай сделаем омлет, скоро встанет Сини, у неё сегодня знаменательный день.
  И Ли вспомнила, что у её приёмной дочери сегодня экзамен. Сини отправится на орбитальную верфь, сдавать инженерное дело самому Татуму. И если сдаст, то войдёт в его группу, как инженер проектировщик кораблей.
  Турианка, последние пять лет, упорно шла к осуществлению этого. Пять лет, упорного труда и учёбы.
  Где-то в пространстве, её приёмный сын и невестка. Миша возглавляет особый отдел, на одной из станций-охраны в Траверсе. Помогая флоту, ловить пиратов и прочих незаконопослушных личностей. Он женился на Зие и кварианка, как верная подруга живёт вместе с ним.
  Лили и Анни, живут в Гагарине, входя в организованный недавно 'Корпус ПСИ'. Её дочери видные члены, этой новой, чрезвычайно нужной организации. Все расы, ищут в своей среде разумных наделённых такими возможностями и отправляют их сюда, под крылышко и на обучение Хранителей. И уже совсем скоро, в галактику отправятся обученные псионики. Слабые - в госпитали и больницы, помогать в диагностике и уходу. Кто посильнее во всевозможные спецслужбы и полицию. Лиара, тоже входила в 'Пси корпус', но её членство было скорее формальным, поскольку хватало и других проблем и забот.
  - Скоро 'День Победы', прилетят дети и родичи. - Подала голос от плиты Алана. - Детям радости будет...
  - Я помню и жду. - Сказала Ли. - И дети ждут, Иван обещал прилететь вместе с Тали и Женечкой. Так же, Жанна уговорила наконец-то своего Кая, навестить нас всех. Карл обещал быть вместе с Мирандой и Элис. Да и остальные, будут тоже. Ису вон, обещал оставить на время своих дассоров и работу по селекции и приручению круторогов, отметить праздник со всеми.
  - Хорошо, я люблю, когда рядом друзья и близкие, это дарит много хороших эмоций. У меня ведь, кроме вас всех и Эни, никого и нет. - Тихо сказала Али.
  Лиара подошла к ней и обняла: - Если хочешь, я приду ночью?
  - Нет, Ли, пока не время, пока рано я чувствую это. - Ответила та.
  - Дело твоё...
  
  Когда закончили с готовкой, спустилась Сини. Девушка старалась выглядеть спокойной, но для псиоников была открытой книгой. Турианка сильно волновалась, с отчаяньем глядя на обеих азари.
  - Всё будет хорошо. - Спокойно сказала ей Алана. - Соберись, ты отлично подготовилась и сдашь всё на пять.
  - Ты это видишь? - Спросила Синналь.
  - Вижу. - Кивнула та.
  Турианка глубоко вздохнула, и уже спокойно принялась за еду.
  После её отлёта, зашли Дэвид и Найлус. Мужчины, сказали, что улетают с микробиологами на северо-запад. Дассоры донесли весть, что в большой степи у отрогов Скалистых гор среди копытных бушует эпизоотия и нужно быстрее разобраться, пока бедствие не приняло угрожающих масштабов. Оба выступают в роли боевого охранения, ну, как и Серогрив, который ещё и проводник и переговорщик.
  Когда оба собрались уходить, сверху, завывая, словно сирена слетела Таис.
  - Деда, деда, деда, деда! - Крикнула она. - Привет тебе и тебе, дядька Найлус! Я могучий истребитель Су-225 'Серафим', охраняю мирное небо над головой разумных...
  Андерсон с хохотом поймал малявку и, она расцеловала адмирала, потом эстафету принял Найлус, что ещё задержало обоих минут на десять.
  
  Дальше, день шёл как обычно во время каникул. Таис и Энае, ушли на озеро, купаться и играть с соседскими детьми и многочисленными братьями и сёстрами.
  В момент, когда Али и Лиара готовили обед, пришёл Дизз. Ворка обитал в одной из шахтёрских общин, подвизаясь учеником одного из хранителей. Хотя, исходя из собственного авторитета, скорее просто отбывал номер. Больше посвящая себя, обучению псиоников в Корпусе Пси, чем делам своего сегодняшнего клана.
  Вид у зубастика, был какой-то совершенно потерянно-одухотворённый. Ворка прошёл к ним на кухню и сев на стул снял капюшон и маску.
  - Здравствуй, Слушающий шелест трав? - Спросила Ли, - что случилось такого, что ты решил навестить меня прямо у меня дома, а не договорился о встрече где-то в городе?..
  Хранитель улыбнулся, выглядело это устрашающе, но эмоции, яркие эмоции разумного, сглаживали всё.
  - Пророчество исполнилось! - Тихо сказал он. - И придёт из-за грани миров Спаситель. Соберёт он вокруг себя, сынов и дочерей народов галактики. И не будет ему дела, кто пред ним, азари или саларианец, ворка или турианец, все равны пред ним и взором его. Поведёт он Верных, на великую битву с извечным Злом. И повергнут Верные, Врага во тьму. И сойдёт Спаситель во тьму и вступит в битву с нею, в самом её сердце и если победит. Если сможет развеять тьму в самом себе, то падёт Зло навеки и воцарится великий мир.
  - Что это значит, Дизз? - Спросила хранителя Алана.
  - Пророчество исполнилось! Тьма повержена навсегда! - Словно пропел Дизз. - И я больше не хранитель, я снял с себя это бремя.
  И ворка скинул расшитый балахон, отбросил маску, которую проводил заинтересованным взглядом, сидящий в углу Барс. Ворка же, подошёл к Лиаре и надел ей на голову свой капюшон. - Дарю его тебе, Ли. Его вышила когда-то моя мать, в тот день, когда я стал учеником. Он принёс мне удачу...
  - И куда ты сейчас? Чем займёшься? - Улыбнувшись, спросила она мужчину одетого в штаны от флотского уника белую безрукавку с синей надписью 'Normandy SSI-1' и боты на толстой подошве.
  - Я пойду в предгорья, нарву цветов и приду к Вишенке из клана Холодного камня. Приду и попрошу её, связать свою жизнь с моей и надеюсь, она согласится. У нас будут дети, много детей, я буду работать в шахте или технику буду ремонтировать, да мало ли работы?.. - Ответил он.
  - Тебе стоит поторопиться. - Грустно улыбнулась азари.
  - Это больше не актуально. Ещё наш Странник, великий Роаттрам - Созидатель, решил проблему нашего долголетия. Только вот, в том мире мы не пользовались этим. Слишком тяжело жить, зная, что будущего фактически нет. Лучше короткая жизнь и вечность, чем долгие года ожидания или прозябания во мраке дикости. Сейчас же... - Мечтательно протянул ворка.
  - И сколько же ты проживёшь? - Спросила Алана.
  - Лет двести или триста, не знаю, мы не мерили, лишь хранили способ. - Сказал Дизз.
  
  Тут прошипели двери в прихожей и в дом, завывая сиреной, вбежала Таис. За нею, держась под руки, шли Даян и Энае.
  - Дядька Дизз! - Пискнула дитя и повисла у подхватившего её ворка на шее. - А ты что? Уже уходишь?
  - Нужно идти, маленькая, у меня сегодня замечательный день и у тебя так же, так ведь? - Ответил Дизз.
  - Да, я сегодня видела во сне аиттани и утром молилась богине. И мне и не только мне, но и Эни, кажется, что богиня услышала наши молитвы. - Сказала Тая.
  - А о чём вы молились? - Спросила Даян.
  - Бабушка, мы молились, чтобы Атамэ, отпустила к нам аиттани. Она не нужна великой Богине, а нам нужна, очень нужна. Я очень по ней скучаю и столько всего хочу рассказать, и мамочка скучает и tai'yo(1) Али тоже. Но, я не знаю, когда аиттани вернётся, Богиня не даёт ответов... - Пропищала девочка.
  - Но! Тасенька, твоя аиттани, моя Женечка, она же?.. - Прошептала ей Даян.
  - Нет, бабушка, аиттани не погибла, я в это не верю. Ведь никто не видел её мёртвой. Никто, не один разумный. - Крикнула малышка.
  - Таис. - Тихо сказала Лиара. - Не кричи на бабушку, это недостойное поведение.
  - Мамочка! Но, почему же, вы не верите, даже Али не верит. Ты же, её так любишь до сих пор и, я знаю, что плачешь иногда... - Ответила дочь. - И прости, бабуленька, я не хотела на тебя кричать, оно само вырвалось.
  - Ерунда, маленькая моя. - Ответила адмирал, забирая внучку из рук ворка.
  Дизз пошёл к выходу, но уже в дверях обернулся, улыбнулся во всю свою зубастую улыбку: - Вас ждёт большой сюрприз. Вас всех! - Тихо сказал он, посмотрел на Таис и вставшую рядом Эни. - И вас обеих тоже, дочери Спасителя.
  После чего скрылся на улице и двери с шипением закрылись за его спиной.
  - Что значат его слова? - Удивилась Даян, прижимая к себе младшую внучку. Старшая же прижалась к ней сама, с удивлением глядя на входные двери.
  - Я не понимаю, - пробормотала Лиара. - пришёл к нам, наговорил странностей, напустил тумана и ушёл. Вот любят хранители так поступать...
  - Кругу виднее. - Сказала ей Али, помешивая суп в кастрюле на плите. - Круг, видит будущее лучше всех, мало того, сейчас они учат наших видящих, объединять усилия, что в будущем позволит предвидеть проблемы задолго до их появления.
  - И чего такого, они увидели? - Посетовала адмирал, проходя в кухню и усаживая Таис на стул. - Надавал авансов и ушёл.
  - Не ругай его, бабулечка, Дизз хороший. - Сказала девочка, погладив женщину по руке.
  - Да я и не спорю, куколка моя, конечно, хороший. - Ответила ей Диана.
  
  После обеда запиликал вызов на домовом коммуникаторе, Лиара приняла его, увидев на экране довольную рожицу Джеффри Моро.
  - Привет, старушка, как дела? - Спросил пилот, вызвав улыбку у азари.
  - И тебе привет, Шутничок, смотри, дошутишься. - Приняла шутливый тон она.
  - Ай, да ладно! - Махнул рукой он. - Ты же не обиделась, так ведь? В общем,я что звоню-то тебе. Мне тут приглашение пришло, но оно не только на меня и Сью, а ещё и на тебя, Таю, Али, Эни и адмирала Шепард. Нас всех, приглашают посетить одно неназываемое место. Причём вылетать нужно прямо сейчас.
  - И куда нас приглашают и кто? - став серьёзной спросила она.
  - Великое единение, только не говорят куда. Лишь передали Сьюзи код от одного из ретрансляторов в кластере Тау. Что скажешь, примем его?! - Спросил мужчина.
  - Зачем мы бывшим жнецам? - Удивлённо спросила, подошедшая Даян.
  - Приветствую вас, Диана Артуровна. - Сказал Джефф. - То мне не ведомо, но приглашение в очень вежливой форме. Нас приглашают настоятельно. Вы как свободны?
  - Если путешествие не займёт слишком много времени, я не хочу пропустить День Победы. - Сказала Ли. - Прилетят мои друзья и близкие, дети, а я по многим соскучилась.
  - Не, тут всё в порядке, обещают, что мы вернёмся числа пятого-шестого. - Ответил Шутник.
  - В принципе, можно слетать. - Сказала адмирал. - На чём полетим?
  - На нашей со Сью яхте, конечно же. Детей мы моему отцу и сестрёнке отправили уже. Он давно просил внуков в гости, вот и пусть нянчится, пока мы путешествуем. - Сказал Моро. - Так что, летим?
  - А, полетели. - Сказала Лиара, чувствуя странный, душевный порыв, мало того его поддерживала и Алана.
  - Как же твои археологические изыскания? - Спросила Даян.
  - Я же не в поисковой группе, я аналитик, а тут спешки нет ни какой. Наоборот, обработка данных, требует спокойствия и сосредоточенности, а у меня сейчас этого нет. Наоборот, всю съедает любопытство. - Ответила она, своей свекрови.
  - Ура-а-а-а! - Закричала Таис и, бросившись к сестре, повисла на той. - Эни! Мы летим в путешествие!
  - В общем, девчонки и леди, мы вылетаем прямо к вам. Будем минут через сорок. Посажу птичку прямо у посёлка, так что собирайтесь спокойно. - Сказал пилот и отключился.
  На окраине, когда грузились в яхту, подошёл Крулл. Узнав, куда все направились, слегка обеспокоился, но его успокоила Али. Сказав, что не видит и не чувствует угрозы.
  Кроган успокоился, только всё равно глухо посетовал, что его Ангелочек на сносях, и он не может оставить её на попечение своих старшеньких и так, девчонки присматривают за младшей сестрёнкой. Обняв всех, ящер ушёл обратно в посёлок, а они полетели в гости.
  
  - До выхода в финишной точке, десять минут. - Оборвал её воспоминания голос Джеффа. -Идём все в рубку, поглядим, куда нас приведёт.
  
  Десять минут позади, тикают последние секунды и, всё словно мигнуло, открывая им, панораму звёздного неба, щедро окрашенного разводами звёздного газа какой-то туманности. В центре экрана светилась яркая звезда и виднелась, словно бы полоса, уходящая в две стороны и теряющаяся в пространстве.
  - Йё-х-хоу! - Крикнул пилот. - И что это такое перед нами? Куда лететь?
  - Получаю данные привода. - Говорит Сьюзи, сидящая в соседнем кресле. И на экране, появилась мерцающая полоска, ведущая к странной сверкающей в лучах звезды полосе.
  По мере приближения, становилось видно, что это не полоска, а широченная полоса, какой-то конструкции. И чем ближе они подлетали, тем больше и больше она становилась. Подлетев вплотную, полоса превратилась в стену из кажущегося монолитным материала, уходящую в две стороны за предел видимости.
  - Что это такое? - Прошептал Джефф. - Что за стена в пространстве?
  - Это не стена, муж мой. - Сказала Сьюзан. - Это диск вокруг звезды. Сканеры показывают это точно.
  - Нихрена себе?! - Потрясённо прошептал мужчина, все же остальные просто молчали. Даже неугомонная Таис, затихла на руках у бабушки.
  - Линейные размеры диска: толщина тысяча двести километров, ширина около полумиллиона, длина окружности шесть астрономических единиц. - Сказала Сьюзан и Шутник громко свистнул от изумления.
  - Что это за сооружение?! - прошептал он.
  - Входящий вызов, принимаю. - Говорит Сью и тишину развеивает низкий, бархатистый голос.
  - Приветствую вас всех, мы рады, что вы приняли наше приглашение и прилетели. Моё имя Предвестник, добро пожаловать в Ядро системы Великого единения. - И перед кораблём, в монолитной стене появилось яркое окно входа в ангар.
  
  Внутри ангара было пустынно, голые стены и лишь один видимый вход куда-то в глубину. Сам ангар был подсвечен тусклым зеленоватым светом.
  - За бортом наличествует атмосфера пригодная для дыхания. - Сказала Сью. - Вредоносных и опасных примесей и микрообъектов не обнаружено, она стерильна.
  - Так что, выходим? - Спросил Джефф. - Может нас встретят.
  - Идём, - сказала Лиара, вставая с кресла и беря дочь за руку.
  
  Когда вышли наружу, воздух был чист и пах озоном, скорее всего от корабля. Было по-прежнему пустынно, пока Джеффри не выдержав, прокричал: - Хэй, Хозяева! Гостей принято встречать...
  И, у входа наметилось движение. В проходе появилась фигура идущего на двух ногах гуманоида. Когда идущий приблизился, стало видно, что это турианец, и по мере его приближения, походка казалась азари всё более и более знакомой. Пока рядом не вскрикнула Даян: - Боже всемогущий! Тамил?! Это ты, сынок?!
  - Да, мам. - Ответили знакомым голосом. - Это я.
  Турианец подошел вплотную и, резко ускорившись, подхватил начавшую падать женщину. - Мамочка, ну что же ты? - Сказал он. - Здравствуйте все, наконец-то вы прилетели, мы уже заждались.
  - Кто это мы, Тамэ? - Спросила Лиара.
  - Идёмте, вас ждут. - Ответил мужчина, продолжавший держать Даян на руках.
  И тут, Таис вырвала ладонь из ладони Лиары и с громким криком помчалась в коридор.
  - Таис! Стой! - Крикнула Энае и бросилась вдогонку за сестрой. - Стой, кому говорю?
  Лиара было дёрнулась, но Тамил придержал её. - Пусть бегут, не беспокойтесь, дорога тут одна и в этом месте нет силы, способной навредить девочкам, в конце же их встретят.
  Азари взяла мужчину за руку, тёплую, живую руку и внезапно прижалась к нему, чувствуя сильную, светлую радость.
  - Я тоже очень рад тебя видеть. - Сказал турианец, прижав её к себе.
  - Что ты здесь делаешь? - Спросил его Джефф. - Говорили, ты пропал без вести, сразу после победы?
  - Я был всё это время здесь. - Сказал Тамил.
  - Но зачем? - Спросила его названная мать.
  - Всё там, на том конце коридора, там все ответы на все вопросы. - Сказал турианец и указал на выход.
  - Тогда идем и получим их. - Громко сказал пилот, подхватил жену под руку и потопал в ту же сторону, куда минуту назад убежали девочки азари.
  Вслед за ними пошли и остальные, Только вот, адмирал, которую турианец опустил на ноги, шла в обнимку с ним. А Ли, словно ища защиты, прижалась к Алане.
  
  1. Tai'yo (Тай'йо) - Тётушка (азари).
  
  Ханна Диана Шепард (Туманность 'Тень', ядро системы 'Великое единение' 29 июня 2396 г.)
  
  Женщина шла по странному коридору, куда-то в глубину этого колоссального сооружения древних. Держась, да буквально вися на руке воскресшего старшего сына, которого уже и не чаяла увидеть живым. Рядом шли её сноха и другая азари, первая подруга Женечки, привезшая с собой чудо-чудесное по имени Энае. Даян души не чаяла в обеих внучках. И пусть, что со старшей, познакомилась лишь два года назад. Впереди маячили спины Сьюзан и Джеффри Моро.
  Внезапно, Лиара споткнулась и, вскрикнув, чуть не упала, Алана успела её подхватить, хотя сама выглядела совершенно потерянной.
  - Что случилось?! - Воскликнула Даян. Внезапно она поняла, что это связано с внучками. - Что-то с девочками? Им плохо?
  - Нет! - Прошептала Лиара. - Совсем нет, такая радость, дикая всепоглощающая радость от Таис.
  Азари с отчаяньем посмотрела на Тамила: - Кто там, Тамэ?!
  - Идём, Ли, нас ждут, очень ждут. - Сказал сын.
   И они двинулись дальше, пока впереди не показалась овальная дверь с вакуумным запором сейчас открытая. Когда подошли близко, почувствовали запах хвои из-за дверей шёл яркий солнечный свет и доносился птичий гомон.
  - Что там? - Спросил Джефф, остановившись у двери.
  - Рекреационная зона, я жил там все эти годы, идёмте. - Ответил турианец и открыл дверь по шире.
  За нею был залитый солнечным светом сосновый бор. От двери вилась тропинка, по которой они и пошли. Пока не вышли на берег небольшого озера. На другой его стороне, виднелся аккуратный домик с верандой, на которой кто-то стоял. Кроме ярко раскрашенных уников детей, она увидела и чей-то совершенно белый. Шедшая по прежнему рядом Лиара на миг застыла. Губы азари задрожали и дева, забыв про всё, опрометью бросилась к дому. За нею поспешили остальные, Даян чувствовала, как в груди колотится сердце. Стена дома скрыла веранду, они обошли её и увидели удивительную картину.
  На досках, стояли, обнявшись две девушки. Синекожая азари и рыжая человечка, чья огненная грива ярко выделялась на фоне белого флотского уника. К ним, прижималась Энае, а Таис сидела на руках у рыжей, обнимая её и мать за шею. Щёки ребёнка, блестели от влаги, которая капала на белую ткань, оставляя пятно.
  Женщина всхлипнула, поняв, кого же она видит. Ноги задрожали и лишь сильные руки сына не дали ей упасть.
  - Женя!.. - Вырвался из её груди крик, больше похожий на стон. - Доченька моя!
  Девушка обернулась и Даян просто утонула в малахитовых глазах её ребёнка, смотревших на неё с нежностью и любовью.
  - Здравствуй, мамочка! - Услышала она в ответ. - Мамочка моя...
  И всё вокруг неё, потонуло в объятьях, поцелуях, любви и ласке. Даян, прижимала к себе, дочь и внучек, прижимала сноху и сына. Она плакала в голос, забыв про всё и всех. Чувствуя, как глубоко внутри, в её душе поселилось счастье и радость. Когда чуть успокоились и снова смогли говорить, дочь оторвалась от неё и подошла, к стоявшей в уголке веранды Алане. Оглядела ту и тихо сказала: - Здравствуй, Фиалка моя. Как же давно, я тебя не видела и как же соскучилась! Какая ты молодец, что прилетела на Мендуар. И самое главное, смогла в бушующей буре Жатвы, сберечь мою дочь. Хотя, я ещё выпишу тебе, за то, что скрыла от меня факт её существования. Мало того, я выпишу и Этите Н'Атрон. Моя тестюшка, задолжала мне за это и расплатится по полной.
  Азари упала на колени и поползла к дочери, из её глаз текли слёзы, и она почти бессвязно просила не наказывать матриарха Этиту. Поскольку именно Алана, заставила ту поклясться, не разглашать факт наличия у Жени дочери от неё.
  Женя шагнула к ней и, подхватив, подняла и прижала к себе: - Да что же ты такое говоришь, Али? Да ни за что на свете, я не причиню вреда тем, кого люблю. Я же иносказательно в хорошем смысле, а не то, что ты подумала.
  - Да? - Прошептала из её рук азари.
  - Да. - Сказала дочь и нежно поцеловала девушку. - Успокойся, мой нежный Цветок, я не собираюсь, и не собиралась, причинить тебе боль. Это, словно причинять её себе. Это противоестественно мне...
  Но дева молчала, прижимаясь к человеку, и белый уник дочери, все больше и больше покрывался влажными пятнами от слёз.
  Женя повернулась, посмотрела в глаза матери и тихо сказала: - Это далеко не всё. Я вернулась не одна, меня наградили и не только меня. Мам, оглянись.
  Даян так и сделала.
  В дверях дома, стоял мужчина. Она посмотрела на него и почувствовала, как земля уходит из-под ног. Мир подёрнулся рябью, не осталось ничего, кроме его глаз, смотревших на неё с нежностью и лаской. Воздух, стал, словно патока, и ни в какую не хотел пролезать в горло. Даян всхлипнула и провалилась во тьму...
  
  Разбудили её голоса детей:
  - Как она?! - Спрашивал сын.
  - Вроде нормально. - Отвечала дочь. - Показатели стабильны, есть некоторые нестыковки, но, я думаю, это последствия стресса.
  - Женя! - сказала Лиара. - От такого и умереть можно, может быть, стоило как-то подготовить мамочку?
  - Как к такому подготовишь, Ли? Ты не видела Тамэ, когда он вернулся! - Ответила Женя.
  - Аиттани, а с бабушкой всё в порядке? - спросила Таис.
  - Вроде да, придёт в себя - спросим. - Сказала дочь.
  
  Женщина чувствовала, что лежит в чьих-то руках. Чьё-то тепло согревает её тело и под ухом, слышится биение сердца в груди. Она, глубоко вдохнула, втянув носом воздух, пропитанный запахом того, кого она давно похоронила, но так и не смогла забыть и даже не пыталась найти замену. Он был всем в её жизни, другом, мужем, любовником, командиром. Он был смыслом её жизни, её единственным и неповторимым мужчиной.
  - Barb? Can you hear me, I know. (2) - Прошептал голос, от которого у неё всё зазвенело внутри и сердце забилось так, что почти заглушило звуки вокруг. Она открыла глаза и столкнулась со взглядом небесно голубых глаз, смотревших на неё с любовью и тревогой. - What're you up? (3)
  - Jollier?!(4) - прошептала она, вглядываясь в черты любимого лица. - You're alive! How is that possible? (5)
  - It's a miracle of god, Barb. I'll tell you later. (6) - Ответил он.
  - Mischenka!.. - простонала она и разрыдалась, уткнувшись ему в грудь.
  
  2. - Barb? Can you hear me, I know. - Барб? Ты же слышишь меня, я знаю. (англ.)
  3. - What're you up? - Как ты? (англ.)
  4. - Jollier?! - Весельчак?! (англ.) - Позывной Михаила Шепарда.
  5. - You're alive! How is that possible? - Ты живой! Как такое вообще возможно? (англ.)
  6. - It's a miracle of god, Barb. I'll tell you later. - Это чудо Господне, Барб. Я расскажу тебе, позже. (англ.)
  
  Алана Трапсо (Борт яхты 'Золотая лань' 29 июня 2396 г. Поздний вечер.)
  
  Она сидела в кают-компании одна, сидела и пила эрг, сваренный турианцем, братом Жени. Позади длинный день, наполненный рассказами и разговорами. Позади печаль и радость от встречи с той, которую она давно похоронила в душе и не верила, что когда-нибудь встретит. Энае увела Таис спать, в их двухместную каюту. Ушли Михаил и Даян Шепарды, причём женщина не отпускала воскресшего мужа, буквально держась за его руку. Ушёл Таамил, пожелав ей спокойной ночи, все ушли, лишь она осталась с кружкой уже почти остывшего напитка.
  В её мыслях и чувствах был сумбур. Доверяя предчувствиям, Алана тормозила развитие отношений с Лиарой и сейчас понимала, что тому, что зародилось ещё недавно, пришёл конец. А жить рядом, рядом с теми к кому так рвалось сердце, с теми, с кем Алана готова была разделить Вечность и судьбу сейчас не получится. Общество не позволит им этого, а жить рядом понимая, что тебе ничего не светит, худшая из пыток. Но и улететь она не могла, оторвать дочь от сестры, разделить сейчас Энае и Таис, почти невозможно. Такое развитие событий нанесёт обеим девочкам такую душевную травму, что может повредить уже отношению к ней самой Эни. Терять доверие и расположение дочери категорически не хотелось.
  Решения не было и дева терялась в собственных предчувствиях, заглядывать в будущее было откровенно страшно. Что она увидит там, одиночество, расставание с любимыми и друзьями, что?! Ответа не было, как не было уверенности в завтрашнем дне. Али включила носимый псионический щит и отгородилась от всего мира, пытаясь в тишине и одиночестве, решить, как же поступить.
  Из размышлений её вырвало ощущение, что на неё смотрят. Смотрят внимательным, но при этом необычайно тёплым взглядом. Азари огляделась и увидела стоявшую в проёме дверей Женю. Шепард, ухмыльнулась и подошла к ней вплотную. Присела и Алана даже не успела среагировать, как человек потянувшись, отключила ей пси-щит.
  - Не стоит рядом со мною его включать. - Сказала Шепард.
  - Мне нужно подумать в тишине. - Сказала азари.
  - О чём, если не секрет?
  - О том, как мне жить дальше. О том, что же мне сейчас делать... - Прошептала Алана, чувствуя, что от присутствия рядом Жени её самообладание рассыпалось прахом, из глаз сами собой текут слёзы.
  Человечка ухмыльнулась, и Али даже не успев среагировать, оказалась у неё на руках. - Идём-ка, поговорим по душам, Фиалка моя.
  - О чём?!
  - Решим, как нам жить дальше. - И Шепард быстрым шагом пошла в каюту, которую ещё недавно занимала сама Алана, правда, за компанию с Ли.
  Каюта встретила слабым светом бра, светившей со стены. Две кровати, раньше стоявшие у стен, были скреплены в одну, став довольно большой, почти трёхспальной кроватью на которой, в тонком шёлковом пеньюаре, подогнув под себя ноги, сидела Лиара. Женя подошла к койке и опустила на неё Али. Выпрямилась и тихо сказала: - Семейный совет объявляется открытым. - Отошла к столу, после чего, стянула с себя уник, оставшись в одних тонких плавках, из какой-то странной ткани. Всё её тело, а сейчас Алана видела его отчётливо. Было покрыто муаром заживших шрамов и было их столько, что азари содрогнулась.
  - Что? Любуешься узором? - Спросила Женька и, подойдя, присела рядом с ней на корточки.
  Алана же таки продолжала сидеть в своём цветастом костюме, даже не пытаясь встать и раздеться. Тонкие руки, скользнули сзади и замок комбинезона, вжикнув, разошёлся до пояса.
  - Что?! - Пискнула Алана, пытаясь застегнуть его обратно, но сильные руки Шеп, не дали ей этого сделать. - Вы же хотели поговорить? Зачем же?..
  - Ты не понимаешь, похоже, как мы собирались обсуждать наши дела. - Сказала Женя.
  - Наши дела?! - Срывающимся голосом спросила Али.
  - Наши-наши! Именно наши, Фиалка. Неужели ты думаешь, что наконец-то обретя тебя, мы тебя отпустим? Да, никогда и ни за что! Ты наша! Только наша с Лиарой и мы тебя никуда не отпустим от себя. Мало того, отпустить тебя, это разлучить моих дочерей, а я тебе этого не позволю. - Ставшим внезапно жёстким голосом, сказала Шепард. - Раздевайся, будем обсуждать возникшую проблему, и искать решение.
  - Зачем раздеваться? - Пискнула Алана.
  - Затем, что я так хочу. Просто, я соскучилась по тебе, а ткань уника мешает мне, утолить мою тоску. - Ответила человечка.
  - Женя! - И Алана расплакалась.
  - Ну что случилось? Что такое? Почему ты прячешься от меня, почему хочешь сбежать? - Тихо сказала Женя, прижавшись к ней. - В чём дело, Али?
  - Женя! - Прошептала, всхлипывая Алана. - Нам не позволят быть вместе! Даже общество Республики встанет против нашего тройственного союза, ведь вы с Лиарой, заключили Вечный брак в храме Атамэ! Мне нет места рядом с вами, вернее нам не позволят, чтобы я его заняла. Ни Совет матриархов, ни храм богини и её служители никогда не пойдут на это.
  - Почему? - Удивилась человечка.
  - Такой союз, разрешался в прошлом только нашим Царицам. Никому иному, не разрешалось так делать. А я, кто такая я?! Сирота, которая даже не знает, чья она дочь. - Ответила дева, уткнувшись лицом в грудь возлюбленной.
  - Я знаю, чья ты дочь. - Сказала Шепард. - Но это ерунда, главное знаешь что?
  - Что? - Чуть слышно спросила Али.
  - Вы обе потомки богини. Прямые потомки. А Храм и Совет? Наплюй на них, когда я приду в храм, служители его сделают всё, что я у них попрошу. Если же заартачатся, их попросит кое-кто другой. Кому они не в силах отказать, отказ которой, не предусмотрен по модулю. После этого, Совет признает любые мои притязания. Даже и на корону Императриц азари. Хочешь быть Императрицей, Али? - Широко улыбаясь, спросила Шепард.
  - Нет, ни за что на свете! - Воскликнула Алана, вызвав гомерический хохот от Жени и тихий смех Лиары.
  - Что же так?! - Утирая слёзы, спросила человек. - Вся твоя раса, подчинялась бы тебе? Чем не великое достижение, в прошлом скромной сироты...
  - Власть разрушает, особенно такая власть. - Ответила Али.
  - Согласна полностью. Проверено на себе. - Сказала Женя. - Но, мы отдалились от первоначального плана. Али, ты мне нужна и я тебя не отпущу.
  - Лисёнок. - Тихо говорит из-за спины Лиара. - А что насчёт остальных рас? Что тебе скажут люди и турианцы?
  - Ли, мой клан меня только похвалит. Я беру в дом, свою женщину, которая подарила мне ребёнка и пусть, это и происходит по прошествии стольких лет. Я поступаю, как истинная дочь своего народа. - Отвечает человек.
  - А что насчёт Альянса? - с чувствуемой иронией спрашивает соплеменница и подруга.
  - Начнут выступать, улечу на Халбад(7), там мне ничего не скажут. Только вот ты представляешь, того политика который решится довести нас до этого решения?! Я нет... В политикуме Альянса самоубийц 'днём с огнём' не сыщешь. Так что, я так думаю, Белов и совет колонии оперативно подсуетятся и состряпают законодательный акт, разрешающий мне так поступить и узаконивающий наш союз в рамках колонии СССР. Что до остальных членов АС, то они будут молчать или сделают вид, что так всё и задумано. Может, ещё и законодательно поддержат.
  - С этой стороны, я на проблему не смотрела. - Говорит Лиара.
  - А стоило бы. - Словно мурлыкает Женя.
  - Но, Женя?! - Чувствуя, как рушатся последние очаги сопротивления, говорит Алана.
  - И никаких - НО! - Прижимается к ней человечка. В четыре руки, обе освобождают Алану от одежды. На ней, как и на Шепард, остаются лишь тонкие, шёлковые трусики.
  - М-м-м-м!!! - Мычит Женька, ведя губами по телу азари. - О-о-о-х-х-х-х! Как же я по тебе соскучилась! Ты бы знала?
  - Сейчас узнает. - Вторит ей Ли, ведя губами по спине Аланы.
  
  А после, она почувствовала странное, посмотрела в глаза любимой и застыла. На неё смотрели чёрные, лишённые радужки провалы во тьму.
  - Иди к нам, Фиалка. - Низким вибрирующим голосом сказала человечка. Али потянулась к ней сознанием и, провалилась в красочный калейдоскоп, состоящий из множества воспоминаний Жени и Лиары. - Откройся полностью! - Пришла мысль, - Идём, мы покажем тебе ВЕЧНОСТЬ!
  
  Полчаса спустя.
  
  Она лежала на кровати, чувствуя, как с двух сторон её обнимают те, кто отныне и навсегда неразрывная часть её самой. Мало того, ей открылась величайшая тайна их мира, тайна её любимой. И это знание, привело и так достаточно набожную деву, вообще в состояние религиозного экстаза.
  Она, она! Сплела свою душу с божеством! И пусть Женя отрицала это и всей своей душой и мыслями противилась такой интерпретации. Но, реалии не обманешь. Её Огонь, богиня их мира, богиня, отказавшаяся от власти и силы, вернее презревшая её и вернувшаяся, став простой смертной. Вернее простой бессмертной. Пока цело Ядро Единения, её не уничтожить. Даже если разрушить её тело, она вернётся в Ядро и, восстановив его, придёт обратно. Мало того, она несла с собой ключ к бессмертию для всех остальных. Как сказала сама Женя: - Я отменяю смерть! Отменяю её как понятие. В отношении моих родных и близких, очень скоро смерти больше не будет.
  - Что остальные? - Спросила Ли.
  - Остальным по заслугам и желанию. Те, кто будут достойны и захотят стать частью Великого Единения. Я и не только я, скажем: 'Добро пожаловать'. Тем же, кто падёт и превратит себя в тварь. Дорога к бессмертию закроется навсегда. - Ответила Женя.
  
  Мягкие губы на шее, тихий шёпот: - Помнишь, озеро Тахо?
  - Наш первый раз! Разве такое забудешь? - Шепчет она в ответ. - Я люблю вас больше жизни, вас обеих, поскольку невозможно отделить одну от другой.
  - Ты отныне часть нас, такая же, как и мы. - Шепчет с другой стороны Лиара. - Как прекрасно, что ты прилетела ко мне и не менее прекрасно то, что полетела со мной в Ядро. Мы, разделили душу, и обе очень тебя любим, Алана.
  - И что же нас ждёт дальше? Что будем делать? - Спросила Али, обнимая руками и прижимая к себе своих половинок.
  - Как что делать?! - Восклицает Женька. - Да у нас впереди целая вечность. Будем рожать, и растить детей. Будем учиться, и учить других. Освоим всю нашу галактику, создадим величайшее государство и в итоге, станем тем. К чему так стремились предтечи. Создадим целую вселенную, и станем её хранителями.
  - Это же, потребует уйму времени? - Прошептала Алана.
  - А мы что? Куда-то торопимся? - Шепнула ей в ухо Лиара. - Мне нравится идея насчёт детей, как думаешь, Фиалка? Может быть, не будем откладывать дело в долгий ящик?
  - Дети? - Чувствуя, как радость заполняет её всю, отвечает Али. - Я согласна, пусть будут дети!
  
  7. Халбад - Доменный мир клана Киибир, родного клана Шепард, столица клана.
  
  Женька (Борт яхты 'Золотая лань' 30 июня 2396 г. Раннее утро)
  
  Разбудило меня чувство, чувство сияющей детской радости. Открываю глаза и вижу потолок нашей каюты на яхте, подсвеченный тусклым светом идущимот двери. Поднимаю голову и вижу стоящую в дверях Таис. Малявка прижимает к себе большую мягкую игрушку похожую на медведя, на ней пижама и белые, махровые носочки.
  Дочь стоит и полными восторга глазами смотрит на меня.
  Потянулась, включила неяркий светильник, заливший каюту мягким жёлтым светом.
  Таис сверкнула улыбкой и, подбежав, взобралась на кровать, прижавшись ко мне.
  - Доброе утро. Папочка! - Прошептала она мне.
  - Здравствуй, моя маленькая. Ты чего так рано соскочила? - Шепчу я, чувствуя, что мои половинки ещё сладко спят.
  - Просто я проснулась и подумала, что всё, что было вчера это сон. И чтобы убедиться, что ты мне не приснилась, я и пришла. И вот, я рядом и ты не сон! - Полыхая восторгом, шепчет малявка, начиная целовать меня в щёку, переходит на глаза и покрывает поцелуями всё лицо. - Аиттани! Моя Аиттани! Ты вернулась ко мне, Богиня тебя отпустила к нам. А они, никто не верили, не верили мне, что ты вернёшься!
  Прижимаю ребёнка к себе, чувствуя, как меня переполняет нежность и любовь к этой маленькой, но такой ласковой девочке. Моей дочке, моей малышке. Чьи чистые и светлые чувства, буквально превращают меня в медузу на песке. Хочется просто лежать и ничего не делать, просто обнимать её и прижимать к себе.
  Вдруг она на миг застыла и, хихикнув, прижалась сильнее.
  - Эни! Заметила, что меня нет и, идёт к нам. - Шепнула мне она.
  Тихий шелест открывающейся двери, шорох шагов и кровать чуть качнулась от невеликого веса нимфы. Смотрю на неё и мой рот, сам собой растягивается в широкой и счастливой улыбке. Зову её и девушка, ложится рядом с сестрой, так что Таис оказывается между нами.
  - Я тебя потеряла. - Шепчет она сестре. - А ты тут аиттани тискаешь?
  - Аиттани мягкая и я по ней соскучилась. - Отвечает дитя. - Скажи, Эни, а ты рада, что папочка вернулась к нам?
  - Очень! - Горячо отвечает старшая, и прижимается к нам сильнее.
  А я, просто улетая от удовольствия, думаю, что через год, к этим двум девочкам, добавятся ещё как минимум трое. Лиара и Али уже начали готовиться к этому знаменательному событию, я же, отправлюсь в репродуктивный центр через три месяца, и...
  - Аиттани? - Пискнула Таис. - А почему ты думаешь, что нас станет больше?
  - Потому что, через год у вас появятся сёстры. - Отвечаю я.
  - Уа-а-а-ау! - Вопит малявка, перебудив всех оставшихся в каюте. - Эни! У нас будут маленькие сестрички, а сколько кстати?!
  - Наверное, трое. - Говорю я уже в голос.
  - У мамочки Ли - одна. - Сказала та, загибая пальцы на руке. - У тётушки Али - тоже одна, итого двое, а откуда третья? - Спросила дитя, восторженно сверкая глазами.
  - А меня ты в расчёт не берёшь? - Притворно удивляюсь я.
  - Точно же! - Пищит она и прижимается ко мне. - А где возьмём для тебя аиттани? Ну, чтобы у тебя детки были нужен же мужчина?! - Громко шепчет она, прямо мне в ухо.
  - Мы что-нибудь придумаем, доченька. - Говорит повернувшаяся к нам Алана. Вызвав совершенно круглые глаза у обеих девочек.
  - Доченька?! - Шепчет Эни.
  А мы втроём начинаем смеяться.
  - Но?! - Непонимающе спрашивает Энае снова. - Как же так? Вы же, не?..
  - Именно. - Шепчу я ей. - Мы же... Отныне мы, одно целое на троих.
  - Здорово-о-о-о-о! - Голосит Таис, вскакивает и начинает прыгать на кровати. Во всё горло распевая: - Моя мама и мой папа, прошли сквозь вечность, а так же тётушка Али! Ура-а-а-а-а!!!
  
  Днём.
  
  Сидим всей командой в кают-компании, отдыхая после сытного и вкусного обеда. Мама с папой, выглядят до неприличия счастливыми, ну впрочем, как и я. Только вот мамочка подозрительно поглядывает на меня и Али. Мы же, стараемся не отпускать друг друга, и сейчас сидим втроём, тесно прижавшись. Рядом, положив голову на стол, сидит Эни. Таис же, снуёт между всеми. То она, на руках у Тамэ, что-то выспрашивает у мужчины и шепчет ему на ухо свои секреты. То у отца, прижимаясь к нему, заставляя того млеть от нежности и любви к этому колокольчику из радости. То снова у нас за столиком, но надолго её не хватает и ребёнок уже мчится в рубку, поглядеть, как там канал ретранслятора, не случилось ли чего.
  На всю эту суету сытым котом поглядывает Джефф. Мой друг и пилот, предвкушает какой фурор, произведёт наше возвращение и строит на этот счёт планы. Он на этом шоу будет в первых рядах и не пропустит ничего стоящего, потом выложив свои впечатления в сеть 'Соратников'.
  - Что, Шутничок? - Говорю я. - Предвкушаешь веселье?
  - А то, Лисёнок. В прошлый раз, ты с того света вернулась как-то буднично, а в этот раз, это будет нечто эпическое. Да и радости, я так думаю, ото всех получишь по максимуму. И что-то больно довольный у вас троих вид... Вы не это самое? Или мне кажется? - Отвечает пилот.
  - Тебе не кажется. - Отвечает Лиара, вызывая полный изумления мамин взгляд. Отец давно всё понял, и молча, одобряет такой подход.
  - Жень? - Удивлённо тянет мама. - Но, что же дальше? Как же вы будете жить дальше?!
  - Как жить дальше? Да просто, пойдём в храм Атамэ и заключим тройственный союз. - Отвечаю я.
  - И они вам это позволят?! - Искренне удивилась мама.
  - Им не оставили выбора, им придётся пойти нам навстречу. Храм и его служители сами загнали себя в ловушку. Все эти годы они создавали мой образ. Образ великого героя, образ дочери и наследницы великой Атамэ. Дочери, что повергла величайшее зло. Отказать мне сейчас, это признать, что все эти годы они лгали. Мало того, сама Синоммэ, пошла мне навстречу. Мы договорились о совместных действиях по изменению правящего режима в Республике. Азари пора меняться, время изменить как себя, так и своё государство и они сейчас к этому готовы максимально. Война изменила их и сейчас многие ветераны задумались о том, что их не устраивает сегодняшнее положение дел. Мало того, Совет матриархов тоже это понимает, но косность этих матрон, инертность их мышления многотонным якорем лежит в их ногах. Если ситуацию не сдвинуть с мёртвой точки, в Республике всё может кончиться очень плохо. - Отвечаю я.
  - То есть, ты, используя свой новый статус, попробуешь изменить ситуацию? - Спросила меня Сьюзи.
  - А что за статус? - Спросил Джефф, полыхнув любопытством.
  - Тридцать тысяч лет назад, у азари была империя. Правили ею прямые потомки богини Атамэ, ведя свой род непосредственно к Синомме-страннику. Семьи Царственной династии, состояли из трёх партнёров, символизирующих три континента их родного мира, а орден Дочерей Атамэ, был их личной гвардией. Во время Великого бунта, царская власть была упразднена, в силу уничтожения всех членов Царствующей фамилии и их ближайших родственников. Но, законодательно, Империя существует до сих пор, поскольку её законы не отменены, просто, ни Храм, ни Совет, не признают, ни одного претендента на роль Царицы. Согласно действующему законодательству Республики азари. Если Храм Атамэ, признает тройственный союз, то он автоматически признает право Жени, Аланы и Лиары на Хрустальный трон Тэссии. Практически одним этим фактом, преобразуя республику обратно в Империю. Наделяя нашего командира и её подруг, статусом Верховной Царицы всех азари. - Ответила ему Сью.
  - Фью-и-и-и-и!!! - Громко засвистел Шутник. - Девчонки, так вы что в Императрицы наметились?!
  От его вопроса, рассмеялись папка и Тамэ. Мама удивлённо хлопала глазами. Мы сидели спокойно и улыбались, а Энае тяжко вздохнув, уткнулась лицом в стол.
  - Что такое? - Спрашиваю я её, погладив по голове.
  - Нафиг вам это нужно-то? - Тихо отвечает дочь. - Зачем это тебе-то, аиттани?
  - Просто, маленькая моя, сейчас сложилась уникальная ситуация, которая позволит нам, достаточно быстро преобразовать нашу сборную солянку под названием Союз Цитадели. Во что-то более-менее приличное. Только вот, всё упирается в косность мышления матриархата. Заняв должность Цариц, мы просто сдвинем это всё, не оставив матриархам выбора. Когда вопрос утрясётся, наша должность канет в историю сама по себе, поскольку Республика азари исчезнет 'де юре' превратившись в другое государство. До этого же, вам, мои маленькие придётся просто потерпеть. - Отвечаю я.
  - Угу! Вот радости-то! - Бурчит девчонка.
  - Видишь ли, Эни. Все остальные члены Союза Цитадели, по сути своей Федерации и преобразовать их не составит особого труда. А вот у азари, республика лишь вывеска, на самом деле они Империя и чтобы влить её в новообразующуюся структуру, нужны Императрицы. Без нас, всё это может затянуться на тысячелетия... - Говорит ей Лиара.
  - А мне хоть в техникум не ходи. Сделаете из меня принцессу и как мне с этим жить? - Ответила девушка.
  - А мне нравится! - Крикнула вбежавшая Таис. - Нравиться быть принцессой, сделаете мне корону?
  - Лично сделаю! - Ответил папка, сгребая пискнувшую девочку в охапку. - И платье сошьём, настоящее принцессино.
  - Де-е-еда-а-а! - Ответила та, прижавшись к мужчине. - Ты такой классный! Такой же классный, как деда Дакаар. Хотя, деда Дэвид, тоже классный? А и ладно, у меня теперь три деда! Ух, какая я богатая!
  - Я рад, что нравлюсь тебе, Тая. - Ответил Михаил, прижимая к себе девочку.
  
  - Х-х-ха! - Воскликнул Джефф. - Ты даже собственную новую жизнь, сызнова относишь на алтарь служения всем остальным. Тебя ничто не исправит, командир...
  - Ну не сидеть же на попе ровно, глядя как всё, чего достигли во время войны, всё то, единение и братство народов! Уходит в небытие под грузом забот и обид. Будем ковать железо, пока горячо, создадим новое государство, объединив наши народы под его флагом. Сократим армию и флоты, сократим полицию, таможенные и бюрократические препоны и проблемы. Улучшим торговлю и мобильность населения. Выгод объединения настолько много, что если бы не косность элит, оно бы давно состоялось. Ничего, я добьюсь его, обязательно добьюсь. Рычаги для этого у меня есть. - Отвечаю я. - Мало того, у меня есть то, что станет настоящей наградой для всех. Тех, кто готов помогать мне и жить как настоящий человек. Человек с большой буквы. - Отвечаю я.
  - Это что? - Спросил меня пилот.
  - Бессмертие.
  - Бессмертие?! - Удивился он. - То есть будем жить, пока не надоест?
  - Нет, Джефф. Настоящее бессмертие, полная неуязвимость от окончательной гибели. - Отвечаю я, доставая из кармана серебристую капсулу размером со сливовую косточку. - Внутри этой капсулы, наномашины и две половинки квантовых пар. Тот, кто съест её, станет бессмертным. Наноботы построят в его теле сеть, очистят и обновят организм. Сделают носителя вечно молодым и здоровым, мало того, с помощью квантовых пар, его память постепенно будет перенесена в структуры ядра системы и в случае гибели, его душа окажется там. Тело восстановят и перезапишут в него личность. - Говорю я.
  - А как же сеть Старика? - Удивилась Сьюзан.
  - Она станет частью системы, как и сам Старый корень. Только вот, он уже один из нас. - Говорю я.
  - Старик присоединился к Единению душ? - Удивился Джефф.
  - Именно.
  - Блин! Что в мире-то делается?! Какие дела творятся, чудеса! - Бормочет мужчина.
  - Ну что, Шутник? - Говорю я. - Не желаешь присоединиться к нам?
  - То есть, я уже заслужил Бессмертие? - Спрашивает он.
  - И давно. - Говорю я, перевожу взгляд на Сью. - Как и твоя половинка.
  - А подумать можно? - Спрашивает она.
  - Думайте, но не затягивайте с решением. Мало ли что может случиться... - Говорит им Лиара.
  - А вы значит, уже согласились? - Спрашивает её Джеффри.
  И Алана и Ли, улыбнувшись лишь пожимают плечами.
  - А я тоже капсулу утром съела! - Говорит Таис. - И скоро, стану бессмертной, как аиттани и дядя Тамил, как ты дедушка. - И обнимает отца.
  - Скажи, а у тебя большой запас этих капсул? - Спросила мама.
  - На всех хватит и если что, мне доставят ещё. - Отвечаю я.
  - Целая вечность в руках... - Шепчет Шутник. - Какой соблазн и какая награда. А если, я например, перестану быть хорошим, пойду в разнос так сказать?
  - Сеть ведь можно и отключить. - Говорю я. - И станешь ты, обычным смертным.
  - Ишь ты! - Отвечает он и, закинув руки за голову, откидывается на спинку дивана. - Это нужно обдумать, как следует.
  
  Иван Михайлович Шепард (Мендуар, ранчо Шёпот, 4 июля 2396 г. Утро.)
  
  Мужчина стоял на площади родного посёлка, опираясь на ограду дома названного отца. На самой площади стояли раскладные столики, кресла и расхаживали многочисленные жители посёлка.
  Рядом подпирал забор Карл Санчес. Старинный приятель, напарник и Спектр, прибыл сюда вместе с женой и дочерью, которая, сейчас играла с подружками во дворе дома его деда. Там была и его Женька, счастье и отрада, возрастом семь лет. По странному выверту наследственности, малышка была жгучей брюнеткой, как и мать. В отличие от сотен тысяч остальных полукровок. Вот так странно сработали гены, и Рыжики разобрались в механизме. Сам Фридрих сказал ему, что такое вполне возможно, но шанс на это один к миллиону. В общем, его девочка была обыкновенной полукровкой, только с чёрными, словно вороново крыло волосами.
  - Девчонок не видел? - Подал голос Карлос, глядя на непринуждённо болтающих Тали, Миранду и Наинэ. Женщины сидели в плетёных креслах и что-то оживлённо обсуждали, бросая иногда на них смеющиеся взгляды.
  - Умотали на озеро, вместе с остальной мелкотой. С ними по настоянию Шамса ушли Вел и Динна, приглядеть, чтобы чего не случилось. - Ответил Иван. - Не знаешь, от Ли и Джеффа вестей не было?
  - Я спрашивал у Тэцуо, 'Золотая лань' идёт сюда, по идее сегодня должны быть. - Ответил Санчес, поглядев на небо.
  - Замечательно. А то, моя малая, мне всю плешь проела, куда же делась её разлюбезная Тасенька? - Сказал Иван, следя за идущей жизнью посёлка. Вот куда-то пошли прилетевшие вчера Мишка и Зия, за ними с деловым видом потрюхал Полкан.
  По крыше собственного дома ползал Найлус, а Ирина виднелась в окне комнаты под ним. Ив вспомнил, что родич жаловался, на то, что у его дома периодически подтекает крыша и видимо ему это надоело, и Крайк решил устранить проблему кардинально.
  Перевёл взгляд и посмотрел на Дэвида, увлечённо мастерившего какую-то конструкцию. Вот адмирал установил её и, стало понятно, что это качели. К нему подошел Крулл, держа в руках большую кувалду. Дейв достал длинные трубчатые клинья, и мужчины сменяясь, быстро вбили их в землю, закрепив детскую радость.
  За спиной пшикнули двери, мужчина оглянулся и увидел, как из дома родителей выходят племянницы. Сини, сразу же подошла и, встала рядом, облокотившись на козырёк забора. С тихим мявом, на него же запрыгнул Барс, потянулся и разлёгся, свесив лапы и громко урча.
  - Что-то вид у тебя больно довольный? - Спросил Иван девушку. - Что-то важное случилось, а, Сини?
  - Девочки говорят, предчувствия очень странные, очень приятные, грядёт большая радость. - Ответила та.
  - Уж не за этим ли, Лиара улетела? Только зачем было брать с собой Али и детей?.. - Задумчиво сказал Моно.
  - Вернутся - узнаем. - Сказал Ив, следя краем глаза за целующимися Лилией и Анни. Обе просто расцвели за эти годы, превратившись в настоящих красавиц. Только вот парням, увы, ничего не светило, хотя-я-я...
  - Хм-м-м. - Протянул Карлито. - Я слышал у девочек, появился друг. Парня нашла Самара, на Аль-Салахе. Он полный псионик и местные его чуть не казнили по какому-то смехотворному обвинению. Благо она туда прилетела по наводке одной из своих приятельниц специально за ним. Ведь говорили же в новостях, что псионики достояние цивилизации, нет же, колдун-колдун! Откуда только эти пещерные берутся?
  - Дурь, штука заразная. - Буркнул Ив. - Особенно религиозная. И что? Он решил взять их обеих?! Как они решат вопрос семейных отношений?
  - Вопрос пока не актуален. - Сказала Сини, посмотрев на сестёр. - Джаммаль, пока любит их платонически. Но, они же псионики и в их среде всё может измениться в любую минуту, тем более, что он выходец из мусульманского анклава.
  - Ладно, будет день - будет пища. Дойдёт до этого, будем решать вопрос. - Сказал Иван.
  - Что его решать? В конгресс внесен законопроект официально разрешающий полигамные браки. Потери населения нужно восстанавливать, а то у нас на одного мужчину по три с половиной женщины сейчас. Причём я считаю и стариков и, совсем пацанов. Кое-где проблема стоит настолько остро, что даже церковь готова поддержать этот закон. - Сказал подошедший Макс, услышавший, о чём идёт речь.
  - О как? - Удивился Иван, несколько упустивший новости. - Припёрло, видать народ?
  - У женщин и девушек с парнями беда. - Сказала Сини. - Мне, Яна писала, что на неё смотрят с откровенной завистью из-за Алёшки. Но, пока обходится без конфликтов, надолго ли. И тому же Алексею, хоть на станцию не сходи. Проходу не дают, несмотря на то, что парень женат.
  - Да?! - Хором удивлённо спросили и Иван и Карл. - А как это прошло мимо нас?
  - Ну, ребята стараются вас лишний раз не тревожить и пока справляются с проблемами сами. - Сказала девушка.
  Тут в воздухе раздался нарастающий свист, все вокруг посмотрели в небо и увидели заходящий на посадку кораблик.
  Сзади всхлипнули на два голоса, Ив оглянулся и увидел совершенно ошарашенные лица Лили и Анни. Рядом тоненько вскрикнула Сини и громким шёпотом спросила сестёр: - Что вы чувствуете, а может кого?!
  - Сини! - Выдохнула Анни. - Там! Там на корабле! Там!..
  А яхта Джеффри уже опускалась в траву на окраине, вот кораблик мягко встал на опоры, качнулся и... Сини, тонко вскрикнув, перемахнула забор и стремглав побежала к нему. За нею, побежали сёстры, сам же Иван, стоял и совершенно не понимал происходящего.
  Со сторон озера, вышла компания детей и подростков, к нему подбежала дочь и, дёрнув за руку, прокричала: - Папка! Идём встречать тётю Ли, тётю Али, бабушку и Тасю с Эни.
  
  Иван же стоял столбом и смотрел, как на яхте разошлись пластины брони на борту, и оттуда вышел складной трап. Миг и из темноты шлюза появилась женская фигурка в белоснежном унике, он стоял и смотрел на неё видя алеющие словно пламя волосы, которые трепал ветер. А от бегущей фигурки юной турианки летел крик: - Мамочка-а-а-а! Мамочка моя!
  Птицей взлетела девчонка на трапик и бросилась на шею женщине, повисла, прижалась.
  - Лопни моя задница! - Прошептал Карл. - Глазам своим не верю! Лиска! - И тут друг, заорав сорвался на бег, крича при этом во всё горло: - Лиска! Лисёнок! Женька-а-а-а!..
  Вслед за ним, побежали просто все кто был в посёлке, из дома отца выбежали родители, отец изумлённым взором посмотрел на Ива.
  - Кто там, Ванюха? - Тихо спросил он, глядя в спины детей, друзей и соседей.
  - Мам, пап... - Тихо же ответил Ив. - Вы не поверите! Похоже, она снова вернулась!
  - Кто?! - Всхлипнула мать. - Кто вернулся?!
  - Кто у нас постоянно возвращается с той стороны? Кого уже несколько раз хоронили? - Ответил он, чувствуя, как щиплет в глазах и в горле встаёт сухой комок.
  А в это время от корабля доносится многоголосый крик. Найлус, стоявший на крыше, бросил все дела и, спрыгнув на землю, последовал вслед за всеми. Впереди него бежала Ирка...
  От своего дома подошли дядя Стивен и Шала: - Что происходит? - Спросил Хакетт.
  Иван посмотрел в глаза своего дядюшки, сейчас Стивен совсем не походил на себя. Ну, вернее он выглядел гораздо моложе своих лет, словно вместе с должностью главкома, он сбросил лет тридцать с хвостиком. Став таким, каким Ив увидел его в первый раз давным-давно.
  - Она снова вернулась, дядь Стив. - Ответил он и медленно, но постепенно ускоряясь, пошёл вслед за всеми. - Снова!..
  - Духи хранители! - Донеслось сзади голосом отца. - Женя!..
  
  Полчаса спустя.
  
  Она снова рядом. Иван держал её в руках, смотря прямо в глаза. В малахитовые глазища, в обрамлении пушистых ресниц. Вокруг бурлила толпа близких и друзей, детей, которые от эмоций кричали и вопили, бегая вокруг взрослых кругами. Они же вдвоём молчали. Молчали, несмотря на то, что хотелось сказать столь многое, но, почему-то не было слов. Слов чтобы выразить чувства, которые они обратили друг на друга.
  Внутри билась мысль: - Ты вернулась, снова вернулась.
  И глаза отвечали: - Как же я без вас всех, как же я без тебя. Это уже не я...
  Рядом рыдала Сиррона, прижимаясь к Тамилу. Он же помимо жены, держа на руках, прижимал маленькую турианку, которая тихо всхлипывала, шепча на русском: 'Папа, папочка, мой папочка!'
  Под ногами крутились пёс и кот, Полкан скулил, прижимаясь к ногам сестры, Барс же, просто застыл, обняв её ногу лапами и уткнувшись носом ей в живот. Лишь громогласное урчание доносилось из складки костюма.
  - А куда дели Даян? Где бабушка?! - Крикнула, его собственная дочь, маленькая Женька наобнималась с сестрами и теперь искала любимую бабулю.
  - Да? - Тихо спросил Ив сестру. - А где мама?
  - Я вернулась не одна, мама сейчас с ним, там на корабле. - Ответила Женя.
  - С ним?! - Удивился он. - С кем, с ним?!
  И тут, звуки вокруг стихли. Люди и не люди удивлённо смотрели на трап 'Золотой лани'. Иван, перевёл взгляд вслед за всеми и, замер. Увидев у дверей шлюза, мужчину и женщину, внутри всё словно застыло, мозг просто не воспринял поначалу то, что видели глаза.
  Звуки стихли, и казалось, стало слышно, как чуть слышно свистит ветерок, пролетающий между травинками.
  Он смотрел на двоих, но видел одного. Белый уник, светлые, золотистые волосы и голубые, словно небо глаза. Он смотрел на него в ответ и лёгкая улыбка, тронула губы, породив складочки на гладко выбритых щеках.
  И тут закричал Полкан, закричал так, как Ив не слышал ни разу в жизни. Он не гавкал, не выл он, словно плакал. Не замолкая, огромный пёс взлетел на трап и упал под ноги мужчине. Тот присел и прижал голову зверя руками к груди, но крик казалось, стал лишь ещё громче.
  
  Женька (Мендуар, 4 июля 2396 г. Поздний вечер.)
  
  Вот и минул он, этот удивительный день. День, в который я снова вернулась домой. И в этот раз, надеюсь, уже его не покину надолго.
  Минула безумная радость моих детей и друзей. Шок от возвращения отца, до сих пор стоит перед глазами картина плачущего дяди. Для него, Михаил был очень многим, занимал в жизни настолько много места, что потеря была сокрушительным ударом. А здесь, тот, кто гарантированно умер, внезапно вернулся. Это потрясло всех, потрясло до глубины души.
  Минуло всего несколько часов, и многие из нас ещё до конца не поверили, в произошедшее. Мы идём, идём всей нашей большущёй компанией на озеро. Уже стемнело и, на небе горят лишь луны, сегодня полное полнолуние. Обе спутницы нашего мира, дарят свет Мендуару, раскрашивая лица людей и не людей в довольно жутковатый вид. Но никого это, совершенно не пугает, лишь мелькают ироничные улыбки на лицах, да дети рассказывают друг другу страшилки...
  Рядом идут мои половинки, и трюхает котище. Периодически, Барсик бросает на меня мимолётный взгляд, переводит его на идущего позади отца и, убедившись, что мы здесь рысит дальше. Полкан же, выражает свою радость истинно по-собачьи. Пёс носится как оглашенный, наворачивая круги вокруг идущих. Периодически разражаясь радостным лаем и ввинтившись промеж идущими, начинает прыгать рядом с отцом взвизгивая словно щенок. Его радость настолько сильна, что её чувствуют буквально все. Ну, или мы просто все слегка неадекватны сейчас от радости.
  
  Берег встретил нас тишиной лишь где-то на другом берегу, горели огни стоящего летуна и, чуть слышно играла музыка.
  Детвора с писком, скинув одежду, залезла в воду. Вслед за ними пофыркивая, отправился Крулл. Кроган отлично видел в темноте и плавал тоже прекрасно, так что, следил за мальками.
  Я присела на небольшой обрыв, свесив босые ноги вниз, к пляжу. Рядом присели Лиара и Алана, обняв меня и прижавшись с двух сторон. Тут же рядом встал Найлус, сложив на груди свои мощные руки. Я чувствую, что брат счастлив, его радость ощутима чуть ли не физически, впрочем, как и его жены. Ирка вообще на седьмом небе от счастья и совершенно не скрывает этого. Она уже в озере, вместе со своими мальчишками. А брат зорко следит за ними, хотя плавать не умеет и не собирается учиться, говоря, что для него это лишнее...
  Мне же просто хорошо, хорошо так, как не было ещё никогда. Рядом все те, кого я люблю, все те, без кого моя жизнь опустеет. Мои Рыжики, моя семья и дети, родители и главное мои друзья. Смотрю на луны и, понимаю, что не вижу будущего, больше не вижу. Видимо я что-то напортачила, при репликации тела и больше не видящая. Впервые за много лет, будущее скрылось от моего взора. Но, мне всё равно, этот дар слишком неоднозначен и иногда разрушителен. Да и так, у меня достаточно рядом видящих, предупредят если что.
  Тихие шали, тонкие руки обвили шею, обдав обожанием. Китти весь день, трётся поблизости, постоянно прижимаясь и тиская меня. Впрочем, как и остальные мои близкие, они ещё, кажется, не до конца поверили, что я снова с ними.
  Сестрёнка мурлыкая словно кошка трётся своей щекой о мою. - Женька-а-а-а! - Шепчет она. - Какая я счастливая сейчас!
  - Я знаю, я вас чувствую. - Отвечаю я.
  - Только ты засранка! - Шепчет подруга. - Почему ты не сказала нам, что стала администратором?!
  - Котя, ведь всё уже десять раз объяснила. Но специально для тебя, мне нельзя было объявлять об этом. Слишком много проблем эта информация создала бы, как мне, так и всей системе в целом. Не забывай, что я не только гражданка Альянса, но и член турианского клана, а я просто не знаю разумного, который смог бы удержаться и не попробовать вытребовать у меня каких-нибудь преференций. Отказать, обидеть, а то и чего хуже. Так что из двух зол пришлось выбирать меньшее. Пусть никому, чем всем, да и вам моё тогдашнее состояние, не доставило бы радости. Я была своеобразной сущностью, как меня терпел при этом Тамэ, я в недоумении до сих пор. Всё-таки брат очень сильно любит меня, да и всех нас, хотя почти никогда этого не показывал явно. А самое главное, представь, каково было бы Лиаре? - Отвечаю я, а сидящая рядом Ли тяжко вздыхает глядя на меня с укоризной. В её чувствах укор присутствует до сих пор, поскольку опять я всё решила за нас двоих.
  - Прости меня. - Шепчу я Ли в ухо и нежно целую в шею.
  Лиара усмехнулась, фыркнула и, промолчав, положила мне голову на плечо.
   Внезапно звуки вокруг стихли, я почувствовала удивление и любопытство от окружающих. Даже дети смолкли, хотя это кажется невозможным...
  Поднимаю взор и вижу, как в воздухе прямо перед нами над водой разливается странное свечение. Миг, свечение усиливается, соткавшись в яркую фигуру. Та полетает к нам дети пискнув, выскакивают из воды и прячутся за спинами взрослых, хотя я не чувствую угрозы, наоборот, я чувствую старых знакомцев из-за грани.
  Фигура приблизилась вплотную и, у неё появилось лицо. От взгляда на него я застыла, сзади всхлипнули и шумно выдохнули. Сказать, что оно было прекрасно, не сказать ничего. В нём, казалось, был идеал, причём для всех, поскольку я чувствовала, что каждый видел в нём своё.
  Фигура склонила голову и улыбнулась. От этой светлой улыбки у меня перехватило дыхание. За спиной существа был словно шлейф, немного похожий на крылья. Которые колыхались и периодически касались всех вокруг, коснулись и меня. В этом прикосновении было всё! И тепло родителя, обнимающего своего ребёнка и объятья друга, и прикосновение родича, наполненное любовью и лаской.
  - Здравствуйте, дети наши, - раздался голос, заставивший некоторых вскрикнуть от благоговения. - Здравствуй и ты, наш посланник, наша надежда. - Обратились уже ко мне.
  - Привет! - Просипела я внезапно севшим голосом.
  Существо улыбнулось мне и, я почувствовала, что хочу бухнуться на колени, обнять его и прижаться к ногам.
  - Ты справился, и пришло время поговорить о награде. - Сказали мне.
  - А разве я её не получила? - Спросила я.
  Существо снова коснулось меня 'крылом', обдав лаской. - В принципе да, но ты можешь попросить ещё чего-нибудь, мы можем многое дать тебе. Это не нарушит принципы мироустройства. Что скажешь?
  - У меня всё есть, решительно всё что нужно, а остальное, остальное лишнее, если оно недоступно нам с нашими возможностями. Так что, вы дали мне всё, что могли и спасибо вам, за отца. - Ответила я.
  - Хорошо, коли так, ты нас не разочаровываешь и это прекрасно, мы не ошиблись в тебе. Дети наши, мы очень редко можем говорить напрямую, но сейчас особенный миг. Мы рады, что вы справились с бедой и надеемся, что ещё увидимся с вами в тот миг, когда вы достигнете нашего могущества и станете одними из нас. Продолжив цикл творения и жизни. Сейчас же, мы говорим вам, До свидания. - И фигура медленно растаяла в воздухе.
  Несколько секунд я просто сижу, ощущая, острое чувство потери. Оглядываюсь и вижу потрясённые лица близких. На глазах женщин и мужчин слёзы и они их совершенно не скрывают.
  Слышу, как шепчет молитвы Наинэ и ей вторят мама и дядя Стивен.
  Рядом шепчет Али: - И коснулась их, благость Её. И узрели они, истинное лицо Матери всех. И говорили: 'Вот мы, пред вами, и коснулась нас, великая радость!'
  - Кто это был? - Звонким голосом спросила маленькая Женька, дочка Ивана и Тали.
  - К нам пришли те, кто создал наш мир. Истинные творцы нашей вселенной, доченька. - Ответил брат.
  - Ангел Господень! - Поддержала брата мама.
  Мы же с отцом молчим, и он и я уже встречались с ними, там, за гранью.
  - И что будет дальше? - Спросила меня подскочившая Таис. - И какую награду, ты получила, аиттани?
  - Награду? - Отвечаю я. - Вы моя награда, вы все. - И прижимаю дочь к себе.
  
  Глава 69
  
  Женька (Мендуар, г. Леонов 14 октября 2396 г.)
  
  Раннее утро, выхожу во двор собственного дома, оглядывая окрестности. Напротив дом родителей, в окне видна Бенезия, азари поливает цветы, её губы шевелятся, видимо матриарх с кем-то разговаривает. Ну, это либо мои отец с матерью, либо Этита. Все четверо живут пока вместе и самое главное им это нравится. Шурша лапами по траве, из калитки дома деда выбежал Полкан, шумно дыша, подбежал ко мне, поставил лапы на забор и лизнул в лицо, обдав жарким дыханием. Потрепала пса между ушей, вызвав тихое довольное бурчание, после чего медведище умотал в сторону калитки самого посёлка. Видимо отправился на прогулку или поохотится, да мало ли у зверя может быть собачьих дел.
  Оглядываю ещё только просыпающийся посёлок и чувствую, покой. Наконец-то закончилась эпопея с восстановлением моего и отцовского статуса и гражданства. И мы можем снова жить, как обычные люди. Хотя...
  Хотя это вряд ли. В галактике медленно набирала обороты всеобщая религиозная истерия на мой счёт. На орбите родного мира, в полном составе находится мой родной Пятый флот Альянса. А поддерживают его три усиленные эскадры рас союзников.
  Ожидаемый результат моего и отца возвращения. Три месяца нас с ним опрашивали и допрашивали, брали анализы всего, чего только можно. Мы даже согласились на допрос под тавлоном, что и было проведено в присутствии дяди и мамы, от азари присутствовала Этита, от саларианцев Солус, Иерархию представлял примчавшийся Виктус. Всё шло под запись и наши с папкой откровения не вызвали у моих близких никаких дополнительных эмоций, чего не скажешь о следователях. Уж не знаю, кто прошляпил, но записи утекли в экстанет, и в галактике началась истерика. Мало того, кто-то слил запись моего рассказа о прошлой жизни, того, ещё довоенного.
  Храм Атамэ объявил меня официально аватарой Богини и выдал энциклику, разрешающую мне и Лиаре тройственный союз с Аланой. Что в свою очередь поставило Республику на уши. На Мендуар примчались храмовницы из ордена Дочерей Атамэ чуть не в полном составе ордена во главе с магистериумом. И принесли нам клятву верности, как Императрицам и сейчас, я вижу нескольких девчонок в лёгкой броне, на окраинах посёлка. Нас охраняют от всех кого только можно и нельзя, зорко взирая на всех, кто приближается к объектам охраны. Парочка из храмовниц работает в школе, служа наставниками и охраняя Таис там. В техникуме у Эни, похожая история, только вот культистки, стали тренерами по биотике.
  Совет матриархов, пока в подвешенном состоянии. По закону, они обязаны признать меня и моих половинок, но сделать это, значит поставить под сомнение собственную власть. В общем, там пока глухое молчание, чего не скажешь об обществе синеньких. Там царили восторженные настроения, постепенно сползающие в религиозный экстаз. Азари массово распространяли записи моих песен, крутили их, где только можно, от кафе и ресторанов, до общественного транспорта. Изучали мою и моих девочек биографию, расклеивали и развешивали повсюду мои и их портреты.
  Турианцы были сдержаннее, но тоже не особенно скрывали восторгов на мой счёт. Особенно мой клан, эти вообще по любому поводу приводили меня в пример истинной турианки, пусть я и человек.
  В самый разгар следствия примчался с Тучанки Рекс. Крогана приняли с подобающими его статуса почестями, но он, отмахнувшись от всей этой мишуры, прихватив дочерей и Бакару, помчался на встречу со мной. Описывать её, никаких красок не хватит! До сих пор в ушах стоит его восторженный рёв...
  За ним, у меня побывали все политические деятели Союза Цитадели, в том числе и Совет в полном составе. На целый месяц мой скромный мир стал центром политической жизни известной галактики. Журналисты, депутаты Конгресса миров Альянса, далатрессы, иерархи и матриархи, кто дружно, а кто и довольно скромно выражали мне и моим близким всяческое уважение и симпатию. На орбите случилось такое столпотворение из желающих меня увидеть, что пришлось вводить в систему флот, а на планету войска, дабы навести относительный порядок и приструнить особо настырных. Мало того заявились делегации от всех религиозных конфессий человечества, поскольку я, а особенно отец были прямым вызовом их представлению о мироустройстве. Пообщавшись с ними, я в свете происходящего дала интервью Диане Стаховой-Аллерс.
  'О, как!'
  Объяснив насколько возможно принципы мироустройства, ну насколько я их поняла. Мало того, мои слова подкрепились голозаписью визита Вершителей, сделанной бдительным Джеймсом Вегой, который совмещал обязанности мужа моей Рыбки и её же телохранителя.
  Просмотры этой записи били все возможные рекорды. Церкви наперебой заявляли о явлении 'Чуда Господня!' и требовали права на возведение храмов на берегу озера, но всех без исключения посылали в пешее путешествие по известному адресу. Белов и Совет колонии стояли насмерть, но объявили побережье Зеркала заповедной зоной, в которой запрещено всякое строительство в принципе.
  Ещё и я добавила, сказав, что настоящий храм может быть только из рёбер, но никак не из камней и брёвен.
  Это вызвало в среде разноконфессионального клира бурную дискуссию, но пойти против меня они пока не решились. Дурни, через несколько лет они этого сделать не смогут по модулю. Им не позволят этого сделать сами разумные. Уж я позабочусь об этом, план разработан и аккуратно реализуется. Так что, скоро, ни один из этих 'святош' не сможет против меня даже пискнуть, не то что, проорать.
  Вообще же я задвинула предельно простые правила для всех живущих, как органиков, так и синтетиков. Первое гласило: Весь наш мир, это Творец и смысл нашего существования познать его. Но, нельзя принять и познать кого-то, не любя его. Так что любите мир во всех его проявлениях. И второе: Любите ближнего своего, как себя самого.
  На вопрос отца Гавриила, настоятеля храма Пресвятой Богородицы на Мендуаре: 'Что и больше нет никаких правил?'
  Я ответила, что тому, кто будет их соблюдать, ничего другого и не нужно.
  Священник подумал и согласился со мной полностью, о чём высказался в первой же после разговора проповеди.
  Из раздумий меня вырвало шипение входных дверей за спиной. Тихие, лёгкие шаги, яркие, словно вспышка света эмоции сзади, забор чуть дрогнул и рядом со мной, на него уселась Таис. Посмотрела на меня, своими искрящимися радостью, малахитовыми глазами и тихо сказала: - Аиттани, а когда в Гагарин полетим?
  - А в школу ты не собираешься? - Спросила я.
  - Не-е-е! - Ответила малявка прижавшись ко мне. - Меня Риэн отпустила на сегодня. Я ведь знаю, куда вы с мамочкой и Али собираетесь, так что отпросилась.
  Я рассмеялась, поцеловав и прижав ребёнка к себе. - Эни тоже отпросилась?
  - А-то как же, только у неё занятия с полудня начинаются, так что она, наверное, не опоздает. - Отвечает Тая. - Но, папочка, когда полетим?
  - Вот сейчас, завтрак закончится и сразу же. - Отвечаю я.
  Из дома напротив, вышел отец, потянулся, хрустнув суставами, посмотрел на нас и улыбнулся. - С добрым утром, девочки мои.
  - С добрым утром, деда! - крикнула дочка. Отцепилась от меня и моментом переместилась на руки к отцу. - Деда! А мы скоро полетим в Гагарин.
  - А зачем? - Лучась улыбкой, спросил папка.
  - Аиттани, хочет, чтобы доктора в репмпродук... репроку... репр... - Начала та.
  - В репродуктивном? - Спросил Михаил.
  - Во! Именно там! Так вот, там в этом репроду... ну, в общем, в центре. Положат мою сестрёнку в животик аиттани, чтобы она там выросла и родилась. Вот! - Отвечает Тая.
  Папка глянул на меня, глаза его смеялись: - Значит, ты решилась?
  - Так давно уже, пап. Сейчас просто время пришло. У моих половинок уже три месяца, так что если всё пройдёт штатно, то наши дочери родятся примерно в одно время. - Отвечаю я.
  - И кого ты выбрала донором? - Спросил он.
  - Я особо не выбирала, пусть компьютер центра подберёт. Задала лишь параметры отбора: Светлокожий, светлоглазый и светловолосый и КИ не меньше 150 и всё.
  - Ну, тогда там выбор весьма богат. - Сказал он.
  - Положимся на волю случая. - Говорю я, но, сама чуток мандражирую. Дочка это чувствует и что-то шепчет отцу на ушко. Тот смеётся, так же тихо отвечая ей.
  Снова шипят двери за спиной и меня просто обволакивают чувства ещё троих, очень мною любимых существ в этом мире. Через миг, к ним присоединяется четвёртый, он подбежал и начал тереться об ноги, чуть не роняя меня. Чешу своего кота за ушами, он мурлыкает и, перемахнув оба забора, ластится к отцу.
  - А давай-ка я вас отвезу. - Говорит тот, и вместе с Тасей уходит во двор своего дома.
  
  Гагарин встретил нас мелким моросящим дождём и стоящими у входа в центр Сини и Артуром. Дочка сегодня ночевала у Джарвисов на ферме, там, у сестры Артура был день рождения, который и отмечали большим и дружным семейством, в которое уже почти вошла и Сини, по крайней мере, её приняли со всем радушием и любовью. Эх, скоро породнюсь с ещё одним турианским семейством, только вот из клана Саввар, мало того через них и с семейкой Хартманов.
  Вот так и плетутся в Иерархии паутины родственных связей, стягивая турианское государство и общество, сетями семейных уз. И поэтому оно, гораздо устойчивее, чем тот же Альянс. В какой-то мере все турианцы родственники друг другу, а семья у гребешков это абсолютно святое.
  - А где остальные? - Спросила я дочь, обняв и прижав её к себе. После чего к ней на руки тут же забралась Таис и начала ластится к старшей и очень любимой сестрёнке. Сини принимая ласку от сестры, ответила мне:
  - Так, мам, Ты же знаешь Анни, она же полуночница, мало того постоянно подбивает на ночные бдения Лили и этого их приятеля Джаммаля. Так что, наверное, опять проспали... - Улыбнувшись, ответила дочка. - О, а вон и Алиска.
  С гудением приземлился байк с которого слезла Алиса. Подошла и обняла меня, поздоровавшись со всеми остальными. - Я не опоздала? - Спросила она.
  Я покачала головой.
  - Отлично. - Обрадовалась дочка и обернулась на свист летящего летуна. Это было такси, из которого выскочили Лилия и Анни. Напряжённо посмотрели на нас:
  - Не бойтесь, вы не опоздали! - крикнула им с рук Сини, Таис.
  Обе обрадовано улыбнулись на это.
  
  После вошли в центр, где я моментально оказалась в цепких лапках местной заведующей. Чернокожая красавица, в белоснежном унике с круглым личиком, пухлыми губками и задорно вздёрнутым носиком. Лучезарно улыбнулась мне и, ухватив под руку, повлекла за собой. Всех остальных, забрала батарианка медсестра. Родичи будут наблюдать за процессом на экране.
  Иду вслед за красавицей с именем Мбанэ. Моей одноклассницей, ветераном жатвы, пошедшей, как и я, всю войну от начала и штурм Лондона в том числе. Похоронившей на этой войне своего мужа и отца.
  Роберт Олонга, был учёным планетологом. Адаптировавшим земные растения к местным условиям. Лучший друг фермеров, так его называли когда-то. И этот чернокожий умница, из первоколонистов, автор пяти десятков мощных научных трудов и нескольких тысяч авторских свидетельств. Погиб, защищая ставший родным мир, сражаясь в первых рядах. Муж же её, Алексей Чуцкой, будучи пилотом 'Серафима' сгорел в последний день жатвы, над Землёй, от него даже ничего не нашли, так как обломки развалившегося истребителя сгорели в атмосфере.
  - Мбане? - Тихо говорю я ей. - С плодом всё в порядке?
  - Не трясись, Лиска. Всё с твоими нормально, сейчас усадим тебя в кресло, и всё остальное сделает зонд. Ты тут у меня далеко не первая, месяц назад уже Ирка побывала, да Джинни снова собирается. - Отвечает одноклассница, заводя меня в процедурный кабинет. Там стоит кресло, похожее на гинекологическое. Только вот врачи им сейчас не пользуются, сканера инструметрона достаточно. - Залезай. - Говорит мне Банни.
  Снимаю нижнюю часть уника, трусики и, покраснев как рак, сажусь на этот девайс, уложив ноги на подставки.
  Мбане хихикает, отходит к терминалу и запускает программу. У кресла шевельнулся манипулятор и к моему интимному месту, прикоснулось что-то мягкое. Странные ощущения инородного присутствия длились недолго.
  Вот похоже всё закончилось, Банни снова мне улыбнулась: - Женька, чего сидишь? Уже всё, слезай и одевайся, нечего мне тут демонстрировать свои прелести, чего я там не видела?..
  Я снова смутилась, слезла и быстро оделась. - У меня будет девочка? - Спросила я медика.
  - Да девочки, девочки, успокойся. - Сказала она. - Всё как заказывала. Неделю наблюдаешься у Рэй, проследим динамику. Потом решай сама к кому будешь ходить, осмотры еженедельно. Твой дружок Фридрих, профессионал экстра-класса, хотя он больше учёный, чем врач, ну и Сильвианн тоже весьма профессиональна, тем белее, что она тебя и твоё тело знает прекрасно. В общем, это твоё дело...
  - Спасибо, Банни. - Говорю я и обнимаю её. - Большое спасибо.
  - Да, не за что! - Отвечает она, очень ласково мне улыбнувшись. - А скажи, Лиска, как это с двумя жёнами жить? - Шепчет, Мбане мне в ухо.
  - Потрясающе! - Честно отвечаю я.
  - И что, совсем нет ревности? - снова спросила она.
  - Мы одно целое, Банни, мы не можем ревновать, это бессмысленно. - Говорю я.
  - Счастливые... Как я вам завидую. - Говорит она, и глубоко вздохнув, отстраняется. - Иди тебя уже ждут. Будь счастлива, Лиска или всё же счастлив, а Жень?
  - Да иди ты! - Шиплю я, и подруга заливисто смеётся, глядя на меня.
  Вхожу из кабинета сопровождаемая хихиканьем Мбане и иду обратно в холл, где ужу ждут меня мои близкие.
  - Я думала, будет интереснее! - Кричит мне, подскочившая Таис. - А когда она родится, аиттани?
  - Если всё будет хорошо, то через девять месяцев. - Отвечаю я, беря дочку за руку.
  - У-у-у-у! Как долго ждать! - Гундит она. - А быстрее - нельзя?
  - Нет, маленькая моя, быстрее нельзя. - Отвечаю я.
  Она тяжко вздыхает. - Ну, ладно, тогда подожду...
  Вижу улыбки на лицах остальных, радостные у детей, лукавую у отца и нежно-задумчивые у моих половинок.
  - Летим домой, забацаем праздничный обед и пригласим на него всех наших. - Говорю я и иду на выход.
  
  Найлус Крайк (Мендуар, 10 июня 2397 г. Позднее утро)
  
  Он шёл в высокой траве, касаясь её кончиков пальцами. Мягкий, охотничий комбез, защищал от нарастающей жары. Разгар лета и сейчас на Мендуаре, почти так же жарко, как и на Палавене. Только вот, Сильверилл не обжигает, магнитное поле этого мира, даже мощнее чем на Земле и прекрасно защищает от жёсткого излучения.
  На поясе висят три тушки мукликов, за спиной верный охотничий карабин, который он сам и кастомизировал, добавив точности и мощности, правда, в ущерб размеру магазина. Он специально ушёл на охоту, когда солнце лишь чуть окрасило край облаков в светлые тона. Охота на этих пугливых зверьков, стала настоящим вызовом любому стрелку. Муклики прятались, даже если видели кого-нибудь на расстоянии до полукилометра. А попасть с такой дистанции в маленького зверька, дорогого стоило.
  Охотится по-другому, на Мендуаре считалось не спортивным и всячески осуждалось обществом. Поскольку мяса, можно было просто купить в магазине или напрямую у фермеров. Что Найлус и делал частенько, летая к Иесуа. Хотя фермой масая и его делами заведовали мать Дроу и Дженнифер. Сам же Иесу, пропадал в степях у дассоров, помогая им осваивать ремесло кочевника и скотовода. И надо сказать дела у человека шли прекрасно, совсем скоро, собиратели и охотники, окончательно превратятся в скотоводов.
  Хотя, довольно многочисленные общины 'волков' жили в колонии, осваивая другие профессии и земледельцев в том числе.
  Показался сад Хартманов и турианец направил свои стопы к калитке, дабы пройдя его насквозь оказаться в посёлке, в котором был его дом. Неделю назад, Ирина родила девочку и одновременно с этим они вместе окрыли капсулу искусственной матки, достав оттуда крохотную турианку, его генетическую дочь. Яйцеклетку для этого ему подарила Наинэ, взяв свою собственную. Так что сейчас, наверное, любимая женщина кормит двух младенцев, двух сестёр, его дочерей.
  А сыновья, как всегда летом поутру, наверное, уже на Зеркале вместе с кучей приятелей всех возможных рас. Вспомнив мальчишек, мужчина улыбнулся и на его сердце, стало тепло. Он любил своих детей, именно своих. Оба и Тиррус и Сайттор, были псиониками и за любовь отца платили ему полной мерой. Он знал, что воспитает из них, настоящих турианцев, настоящих по духу, как и он сам.
  Сад встретил работающими разумными, по сравнению с тем, что было до войны, посадка увеличилась втрое. Поскольку свою часть добавило семейство Доу. Полина с Сашей, организовали паевой совхоз и увлечённо трудились в нём, будучи и работниками и владельцами одновременно.
  Он поприветствовал работающих, пожелав всего наилучшего. Выслушал ответы и пошёл-таки домой. Требовалось освежевать добычу и замариновать мясо, дабы вечером накормить свою семью вкуснейшим рагу. Пока Ирине нужна была помощь с детьми, Найлус взял отпуск и всё своё время посвятил семье и детям.
  Уже у калитки, ведущей в заботливо засаженный цветами собственный палисадник, столкнулся со стайкой мелкоты с криками промчавшейся в сторону главного древа. Проводил детей улыбкой, вошёл во двор и чуть не упал под натиском двоих мальчишек повисших на нём.
  - Папка! - Кричал Тиррус. - Мы завтра идём партизанить!
  - Да, в предгорья и всеми классами. - Вторил ему брат. - Будем две недели жить в горах, охотясь и рыбача. Правда, здорово, пап?!
  - Отлично! - Ответил он, прижимая детей к себе. - Взрослеете у меня, ведь осенью уже в среднюю школу.
  - Мы совсем большие уже, - сказал Сайттор. - Научимся охотиться и будем кормить тебя и маму.
  - Это всенепременно. - Ответил мужчина.
  - Ладно, папка. Нас ждут ребята. - Крикнул Тирр, чмокнул его в щёку и, мальчишки завывая на два голоса, умчались вслед за друзьями и подругами.
  Уже у крыльца был перехвачен Русти. Серая кошка КАДИС, громогласно урча, вытребовала у него ласку, обтёрла ноги и когда вышедшая жена открыла двери, скрылась в доме.
  Ирина же, обвила его шею руками и на некоторое время, им обоим стало не до окружающего мира.
  - Как девочки? - спросил он, чуть отстранившись и переведя дух.
  - Наелись и спят. - Ответила Ира. - Вижу, сходил успешно, вечером будет вкусно.
  - Я постарался. - Сказал он.
  - Хэй, охотник! - раздалось из-за спины, - как сходил?
  Найлус обернулся и встретился взглядом, со стоявшей облокотившись на забор Женькой. Молча, продемонстрировал тушки зверьков.
  - Молодец! - сказала она и поморщилась. Положила ладони на выпирающий живот и стала его массировать тихо приговаривая: - Тише, тише вы, совсем мать запинали...
  - Как ты? - спросил он сестру.
  - Да, как-то не очень. Вроде и погуляла, а спину один хрен ломит и девки мои, опять внутри разминку устроили, хулиганки малолетние. - Ответила та, снова поглаживая живот.
  - Как Ли и Али? - спросила Ирина.
  - Дома, у Фиалки тоже спина разболелась. - Ответила Женька распрямившись. - Блин, вот опять...
  - Что опять? - Встревожилась Ира.
  - Да, поясница, словно давит что-то...
  - Давит?! - Говорит Ирина. - Стой здесь, я за отцом он пока дома. - И уходит в сторону дома Дакара.
  
  Женька (Мендуар, Городской госпиталь г. Леонов, стерильный отсек, 10 июня 2397 г.)
  
  Лежу на койке, на животе подушка со льдом бездумно глядя в потолок, рядом на таких же койках лежат мои половинки, а в маленьких люльках у противоположной стены спят сладким сном наши дети. Внутри меня, несмотря на тянущую боль в паху, растеклась и пульсировала в теле просто какая-то запредельная нега и радость. Хотя, что я дурака-то валяю, сама ведь прекрасно знаю, в чём тут дело. Это реакция женского организма на прошедшие роды, во время которых я уж грешным делом подумала, что порвусь пополам. Ощущения по болезненности пусть и не дотягивали до кое-чего пережитого мной, но однозначно вошли в первую десятку. И после того, как вторая моя дочка покинула мой живот на меня и накатило. Да с такой силой, что я просто прибалдела. Боль почти ушла, оставив после себя лишь неудобство, а я лежу и смотрю на моих малявок, которых держат на руках папка и Рэй. За стеной отходят от родов Лиара и Али, они успели, куда раньше меня, поскольку у них уже не в первый раз. Мои же мучения продлились почти четырнадцать часов и сейчас за окном в тёмном небе лишь сияющая синим светом Сиббаль.
  Преодолев вялость, встаю и подхожу к люлькам, любуюсь детьми чувствуя, как внутри всё просто тает от совершенно запредельных ощущений. Дети спят, тихо посапывая носами. Две синеньких и две светлокожих малышки.
  Тихий скрип коек и меня обнимают мои азари, наши чувства схожи, что дарит нам просто фантастическое чувство сопричастности друг другу.
  - Они чудесны! - Шепчет Али, - никогда бы не подумала, что человеческих детей буду воспринимать как своих. Твои малышки для меня словно моя Тиваль и Лаис Лиары.
  - Так это же замечательно. - Отвечаю я.
  - И как тебе в роли матери? - шепчет Ли.
  - Потрясающе! - шепчу я в ответ. - А как вам обеим в роли аиттани?
  - Мы не совсем аиттани, как впрочем и ты. Неоднократное полное слияние, изменило нас всех троих. Изменило настолько, что уже сложно сказать насколько я и Али азари, а ты человек. - Говорит Лиара, - может быть ты этого просто не чувствуешь, поскольку чувствам своим до конца не доверяешь, больше полагаясь на логику и знания.
  - Значит, у наших девочек три матери, только вот, мне, похоже, придётся взять на себя роль отца. Но, ничего, опыт есть, справлюсь. - Шепчу я и целую Ли пока не кончается воздух, перевожу дыхание и повторяю с Фиалкой.
  Грудь ноет и пульсирует, чувствую, как набухает всё, внутри них буквально наливаясь тяжестью. На длинной рубашке, появляются мокрые пятна.
  Одна из моих малявок пискнула и открыла глаза, огляделась и, нашу палату огласил тоненький, детский плачь. За нею, проснулись и запищали все остальные.
  - Стоит покормить. - Говорю я, помня наставления отца про то, что первое время архи важно. Поскольку сейчас в моём молоке настоящий коктейль гормонов, которые подарят детям не меньшую радость, чем мне, это такой своеобразный импритинг. Малыши получат радость от сосания груди и, в дальнейшем это облегчит мне процесс кормления. У азари всё точно так же, как и у турианцев и кварианцев. Механизм аналогичен, мы все млекопитающие...
  - Может, поменяемся, пусть у наших девочек, мы все трое будем матерями? - Шепчет Алана.
  - Здравая мысль. - говорит Ли и берёт мою старшенькую, которую я назвала Светлана. Младшая с именем Мария тут же оказалась в руках у Фиалки. Миг и обе замолчали, присосавшись к груди. Беру Тиваль на руки, приподнимаю разрез ткани для груди и, проваливаюсь в ощущения, чувствуя, как малышка сосредоточенно облегчает меня от тяжести.
  
  Ещё две недели здесь, две недели пока будет идти адаптация и сработает биоблокада. Потом нас ждёт дом, но, я чувствую, что завтра у нас будет форменное паломничество. А меня персонально, допрос от мужской части моих друзей и родных. Сколько было вопросов от них во время беременности, что же я чувствую? А завтра они захотят узнать, насколько на мужской взгляд болезненны роды. От мыслей об этом становится весело.
  - Что тебя веселит? - Спросила Ли, а Алана просто смотрит с вопросом.
  - Да, чую завтра, меня ждёт допрос от парней на тему родов. - Отвечаю я, а руки сами меняют пелёнку у насосавшейся, словно клоп Тиваль. Дочка снова спит, открыв рот и посапывая. Убираю уже намокший подгузник и, обтерев салфеткой, надеваю сухой. Рядом той же процедуре подвергается Светка, а Машка пока сосредоточенно сосёт грудь Али.
  - И что ты им ответишь? - Спросила Фиалка.
  - Ну, это было круто. Мне в жизни бывало больнее, но не особо часто. Только вот, эта боль она особенная, а учитывая гормональный откат, то ничего подобного я не чувствовала никогда за обе жизни. Словно дури приняла и теперь под кайфом и весь этот коктейль нашим мелким. То-то они, насосавшись, спят без задних ног. - Отвечаю я.
  - Повторить не желаешь? - ехидно спрашивает Лиара.
  - А знаешь, не раньше чем через семь лет, вот так-то. - Говорю я. - С вами, моя Звёздочка за компанию.
  - Не получится. - Грустнеет Ли. - В этот-то раз, получилось случайно, ну у меня. У азари перерыв между беременностями не меньше восьми лет обычно, но лучше лет двадцать. Так что, если через семь, то только тебе.
  - Грустно. - Говорю я, подхватывая скулящую Лаис. Подставляю вторую грудь и снова балдею от ощущений, а Лиара прижавшись ко мне, просто смотрит на дочь с умилением.
  - Следующими у тебя будут парни. - Говорит Али, пеленая уснувшую Машуню. - Я это точно знаю...
  - Ага! - Говорю я. - Парни! В наш серпентарий?!
  И все трое тихо смеёмся.
  - Ничего, зато после такой тренировки, они любую стерву в бараний рог свернут. Легко и непринуждённо... - шепчет Лиара.
  - Да ну вас, юмористки. - Отвечаю я, слушая мелодичный смех любимых.
  
  Три месяца спустя.
  
  Разбудило меня солнце, заглянувшее в щёлочку в шторах. Потягиваюсь, чутко вслушиваясь в сопение из люлек, но, ещё рано и дети спят. Спят и мои половинки, в ногах кверху пузом дрыхнет рыжий, спит и остальной дом. На втором этаже в моей бывшей комнате спят Иван и Тали, с маленьким Сашей. Как и с Женькой, моя подруга прилетела рожать на Мендуар. Ванька взял отпуск, на год, но вообще его похоже ждёт повышение и должность комиссара воен-приёмки на верфях Мендуара. Самое оно, для новоиспечённого контр-адмирала. Административная работа, с экономическим уклоном, без неё никуда. Поработает здесь лет пять и после очередного повышения, вернётся на Цитадель в штаб объединённого командования. Возглавив один из флотов создающегося полным ходом Звёздного Альянса. В Конгрессе АС и всех советах рас союзников полным ходом идёт обсуждение проекта конституции этого государства и велика вероятность, что к концу года её примут и ратифицируют. После чего, мне и моим половинкам придёт время лететь на Тэссию. Поскольку только там, мы можем пройти процедуру коронации и вступления во власть, после чего подпишем новый закон и Империя азари, официально канет в историю. Совет матриархов решил не тянуть с этим, поскольку я и мои девочки сидели у них словно кость в горле. Так что, эти умудрённые жизнью матроны, решили максимально ускорить процесс и устранить саму причину беспокойства, устранив своё государство путём вливания его в более крупное, федеративного толка. Вот старые интриганки, только как говорится: 'На всякого мудреца - довольно простоты'. Перестав быть Императрицею, я обрету такую власть над азари, власть неограниченную ничем, ни законами, ни традициями. Только вот, эти тётки пока этого ещё не поняли, когда поймут - будет поздно.
  Ведь весь их народ, будет знать, что я и мои половинки сделали для азари больше чем любая из них, да и все они вместе взятые. Синенькие такого не забудут никогда, ни моего воцарения, ни его итога. Для них это будет выглядеть, как жертва, а я не буду никого в этом разубеждать.
  Чувствую, что проснулась Тиви. Малышка ранняя пташка. Тихо встаю и пока ребёнок не разревелся, беру на руки. Кормим её я и Ли по очереди, поскольку у Фиалки неделю назад пропало молоко. Просто раз и всё. Али пожаловалась, что с Эни всё было точно так же. Всё-таки ей рановато ещё рожать. Всего сто один год исполнилось недавно. По меркам азари подросток, только-только прошедший фазу формирования, почти ещё ребёнок. Только вот у неё уже двое своих детей. Дичь!..
  Пока кормила дочку, проснулась Эни. Старшая дочь чувствует, что мы проснулись, и помогает нам поутру. Слышу шаги и в двери, входит моя красавица нимфа. Присела рядом на кровать и нежно провела пальцем по фестонам своей маленькой сестры.
  - Что-то вид у тебя слегка не выспавшийся? - Спрашиваю её шепотом.
  - Женька с Таис допоздна шептались, спать не давали. Ох, какая морока будет поднять обеих в школу! - так же отвечает старшая.
  - Ты их водой облей, по себе знаю, зразу просыпаешься, просто махом. - Говорю я.
  - Это же, сколько визгу будет?! Весь дом перебудят! - Улыбаясь, говорит Энае.
  - Зато, будут в другой раз знать, что спать нужно ложиться вовремя, а не шептаться до полуночи. Всё, бери её и неси умываться после ночи. - Говорю я, отдавая нимфе Тиваль.
  Та берёт малышку и уносит в ванную, мыть попу после ночи в подгузнике. А в кроватке уже кряхтит Светлана. Подхватываю дочку и скорее даю грудь. Опоздаешь, крику будет, а голосище у неё, что надо в отличие от младшей. Машка если и пищит, то тихо на фоне остальной мелкоты.
  Чепчик с её головы сбился, и я ласково тереблю заострённое ушко моей крохи. Вот так вот, сработал компьютер репродуктивного центра. Сама виновата, видимо генетический материал какого-то ушастика, подошёл мне лучше, чем людской. В семье это вызвало только веселье, поскольку большая часть человеческой мелкоты среди Шепардов-Хакеттов, остроухие. Да и ладно, зато, детишки все как на подбор, хоть сейчас на конкурс красоты, натуральные ангелочки, что у Ваньки, что у дяди Стива, да и у меня...
  
  Утро встретило нас надутыми лицами Таис и Женьки и хмурыми взорами, которые они бросали на Эни. Но, старшей дочери казалось было всё равно на обиду сестёр. Иван поглядывал на мелких с улыбкой, но молчал, игнорируя просящие взгляды дочери.
  - Девочки, заканчивайте завтрак, сейчас я отвезу вас в школу. - Говорит Тали.
  - Хорошо, мама. - Отвечает Женька. - А почему этого не сделает Эни?
  - Ну, вы же на неё обиделись?.. - Улыбнувшись, говорит кварианка.
  - Так она нас водой облила, холодной! - Восклицает Таис.
  - Просто, ничем другим я вас поднять не смогла. - Парирует моя старшенькая. - А так, вы проснулись просто моментом, перебудив попутно весь дом, правда, но результат достигнут.
  - Эни! Так не честно! - Говорит ей младшая.
  - Зато, эффективно. - Говорю я. - А вообще, вы должны слушаться старшую сестру и вовремя ложиться спать, тогда и проблем не будет. Вот помню в учебке...
  - Что в учебке? - Заискрившись любопытством, хором спрашивают меня дочка и племяшка.
  - Что-что? Нам даже отбой не говорили, все отрубались, только голова касалась подушки. А при команде 'подъем' вскакивали как ошпаренные, те, кто опаздывал, получал пинок под зад от мастер-сержанта и обеспечивал себе его пристальное внимание на весь день. Этого хватало надолго, после такого в казарму провинившиеся рекруты приползали, чуть ли не на карачках. И я к сожалению, тоже пару раз попадалась... - Отвечаю я, мечтательно глядя в стену. В памяти, словно живые, встают мои товарищи по учебной части, большая часть из них навсегда осталась молодыми, впрочем, как и наш инструктор, погибший на Земле во время Жатвы.
  - Аиттани?.. - Шепчет подошедшая Таис. - Почему тебе так грустно?
  - Боевых друзей вспомнила. - Отвечаю я. - Большинство из них уже ушли за грань.
  Смотрю в ясные глаза дочки в уголках, которых, заблестели слезинки, обнимаю и прижимаю ребёнка к себе.
  - Так не правильно! - Всхлипывает она. - Не правильно, не должны разумные погибать молодыми, не должны...
  - Да, не должны, согласна, но такова была наша общая судьба, доча. Кому-то повезло, а кому-то, увы. - Говорю я, целую её, - иди в школу, Тая, а то опоздаете и, Риэн вас накажет. Будете вне очереди класс убирать...
  Глаза дочки широко распахиваются, она смотрит на часы на стене и, пискнув, уматывает в прихожую, крикнув оттуда: - Тётя Тали, Эни, везите нас скорее, мы же опаздываем!
  Тали уходит вслед за девочками, а я наливаю себе большую чашку чая с молоком.
  
   Когда народ улетел, Ванька подсел поближе и сказал: - Слушай, Лиска, есть у меня разговор к тебе.
  - Говори. - Поворачиваюсь я к брату.
  - Знаешь, я тут прикинул место под собственный дом и понял удивительную вещь. - Сказал брат.
  - Какую?
  - Места для него нет, вернее есть, но стоять он будет неудобно, на склоне холма. А в других местах всё уже занято или строить совсем неудобно.
  - Чем тебе в нашем доме плохо? - Спросила я, но поняла, что сморозила глупость.
  Брат понимающе улыбнулся. - Ты же сама знаешь ответ, хотя если перестроить наш дом, то можно добавив несколько модулей, оптимизировав этим пространство, тогда будет нормально. Хотя, всё это до тех пор, пока не подрастут наши дети ты ведь не остановишься на своих дубликах, так?
  - Ну, так-то да. И если смотреть с этой стороны, то проблема не только у нас. У всех остальных всё точно так же. Детей много, а расширять посёлок не целесообразно и, всё более-менее ровное место уже занято. Строить дома, наращивая этажность не очень безопасно, поскольку в целом они на это не рассчитаны. - Отвечаю я, попивая чай и размышляя, перебирая варианты застройки.
  - Знаешь, давай-ка соберём совет посёлка и подумаем все вместе. - Говорит Ив.
  - У меня есть идея. - Подала голос Али, - только оглашу я её на совете.
  - Э-э-эй! - Тяну я. - Ну-ка колись?
  - Фиг тебе! - Ответила Фиалка и показала мне язык, вызвав ржание Ивана.
  
  Прошедший вечером совет, поначалу не привёл ни к какому решению, пока Алана не озвучила свою идею. Али предложила построить многоквартирный жилой комплекс, стилизовав его подо что-нибудь красивое, недаром среди его будущих жителей двое умеют рисовать, одна красиво, а вторая вообще художник галактического уровня. Джинни засмущалась от такой оценки своих талантов, но обещала применить все свои способности. После получаса обсуждения разнообразных идей решили принять одно из предложений батарианки и стилизовать дом под замок, этакий сказочный с башенками, стрельчатыми окнами и прочей атрибутикой, но максимально при этом функциональный.
  
  И надо сказать, что после полугода проектирования с учётом того, что фруктовый сад должен был сохраниться полностью. Мы с Джинни, напрягши все свои творческие способности, а мои Рыжики свои инженерные таланты, в итоге получили изумительный результат. У нас получилась сказка, в которой со всем возможным в наше время комфортом, могли проживать тридцать семей или почти полтысячи разумных.
  После чего, всё это великолепие вынесли на всеобщее обсуждение и, очарованные красотой замысла, родные и друзья единогласно проголосовали за нашу идею. А поскольку с деньгами проблем не было то сразу же и приступили к реализации замысла и спустя четыре месяца замок-дом был готов. С помощью жребия распределили квартиры и дружно отпраздновали новоселье.
  
  Найлус Крайк (Мендуар, замок 'Логово Рыжих', 10 июля 2403 г. Вечер)
  
  Он лежал на большущем диване в главной зале замка и смотрел головизор. Скоро начнётся авторская программа Дианы Стаховой-Аллерс, на которую та смогла заманить Шепард. Вообще же сестра улетела на важное совещание Совета Звёздного Альянса. Накопилось довольно много проблем, которые решить с её участием было куда проще, чем без неё. Вместе с нею улетели Дэвид Андерсон, Алана и Таис с Энае. Лиара же осталась дома, поскольку у неё в свою очередь накопилось много работы, как у археолога-аналитика и азари много работала, почти ни на что не отвлекаясь.
  Младшими же девочками в основном занимался он, и Найлусу было это не в тягость, подумаешь, к своим двоим, ещё четверо добавились. Дети были послушные и проблем почти не создавали. Вот и сейчас, они все здесь, вместе с ним и остальными своими друзьями и многочисленными братьями и сёстрами.
  На огромном пушистом ковре главной залы, всем хватило места. И детям и их игрушкам, за компанию с живыми любимцами. Барс валяется на ковре, играя со своими родившимися не так давно котятами. Пушистые малыши, ползают по своему отцу, играют с его хвостом и друг с другом, периодически переключаясь на игры с детьми. На них спокойным взором взирала Русти, и КАДИС не переживала за детей, что выражалось в плавных движениях кончика хвоста и тихом урчании. Вообще, обстановка просто навевала покой и благодушие.
  На экране пошла заставка ток-шоу и Светланка громко сказала: - Смотрите, начинается! Сейчас маму показывать будут...
  Дети вокруг притихли, заинтересованно глядя в экран.
  - Лучше бы дома осталась. - Услышал он шёпот Марии. - Летает на всякие советы и ток-шоу...
  - Что бы ты понимала? От горшка - два вершка, а туда же? - Сетует подросшая Женька.
  Малявка возмущённо смотрит на старшую, двоюродную сестру. - Сама от горшка - два вершка!
  - Тихо вы обе! - Шикнул на них Тиррус, - я хочу тётку Женю послушать, а не вашу ругань.
  - Ну и слушай! - Буркнула девочка, обняла колени и положила на них подбородок. Найлус привстал, потянулся и взял племянницу на руки.
  - Не грусти, Машуня. - Шепнул он ей и ребёнок доверчиво прижался к нему. Видя это, его малявки тут же оказались рядом, за ними последовала и остальная мелкота и мужчину буквально облепили дети. Он не протестовал, лишь постарался усадить их так, чтобы всем было удобно.
  С экрана же летело: - Это шоу 'Сегодня на Цитадели' и Диана Стахова-Аллерс. И сегодня у нас в гостях легенды нашего мира, встречайте, адмирал - флота в отставке Дэвид Андерсон и великая и непревзойдённая Евгения Шепард.
  Видно как из-за кулис выходят Женька и Дэвид, проходят и под бурные аплодисменты в студии усаживается в мягкие кресла.
  - Здравствуйте, друзья. - Говорит Женя.
  - Здравия желаю. - Вторит ей Андерсон.
  - И мы все, рады вас видеть. - Отвечает им Диана.
  Бурные аплодисменты в студии.
  
  - Итак, вы пришли и мы начинаем. - Продолжает ведущая. - Женя, Дэвид, мы знаем, что вы прилетели на специальное расширенное заседание Совета Цитадели, о чём на нём шла речь?
  - Это конфиденциальная информация, Диана. Её в своё время огласит Совет, мы же распространяться, не имеем права. - Отвечает Дэйв.
  - Понятно. - Сделав удручённую мину, говорит Аллерс. - Но, у нас и без этого полно вопросов, которые нам прислали наши зрители, вы готовы, отвечать на них?
  - Валяйте. - Говорит Шепард.
  - Хорошо, Жень. Итак, первый вопрос: 'Наш зритель с Ильмены спрашивает. Каково это, умереть и жить вторую жизнь?'
  - Если ему так интересно, пусть попробует умереть. Только вот, я не дам гарантию, что вершители заинтересуются его душой. Их критерии отбора мне не известны. Да и так, если повезёт, в новой жизни придётся поработать, безо всякой гарантии на успех. Он готов? - Ответила Шепард.
  - Как-то весьма сурово, не находишь?
  - А это, чтобы не пёрли все без разбора. А чем ему не нравится здесь? Физическое бессмертие вполне достижимый процесс. Будь человеком и вечная жизнь у тебя в руках. - Сказала Женя. - И даже до сих пор есть, возможность стать героем если ему уж так неймётся...
  Зал засмеялся.
  - Согласна, место подвигу есть всегда. Тогда следующий вопрос: Наш зритель с Палавена интересуется. У тебя есть две собственных дочери, пополнение в семье ещё планируется? И если да, то, как на мужской взгляд быть матерью?
  - Пополнение планируется, а быть матерью это потрясающий опыт. И я счастлива, что мне предоставили такую возможность. Она окупила всё остальное. Всю тяжесть моей жизни и пережитой боли и потерь. Жаль, что другим мужчинам этот опыт не доступен... - Улыбнувшись, сказала сестра.
  - Ну, если, как ты говоришь в ядро Великого единения, попадает лишь память и душа, то вопрос теряет остроту и однозначность. - Вставил своё слово Дэвид.
  - А ведь и верно! - Поддерживает его ведущая, - ведь вернуться можно в любую оболочку, раса и пол по идее перестают, иметь значение, или нет?
  - Ну, по идее да. - Слегка смутилась сестра. - Но, я не знаю, готово ли общество и разумные к такой свободе. Понимаете, чтобы привыкнуть к тому, что я женщина, мне потребовалось довольно много времени. Причём я прошла полную стадию развития женского тела. Здесь же, разумный получит взрослое тело, а это может пагубно отразиться на его психике.
  - Почему, Жень? - Спросила Аллерс.
  - Потому что, химия тела разная. Причём давно доказано, что химизм мозга напрямую влияет на высшие когнитивные функции и перезапись сознания на другой тип носителя, может свести разумного с ума. При перезаписи в тела других видов, это вообще может привести к фрустрации и разрушению разума. В общем, тема интересная, но требует всестороннего изучения, спешить с этим не стоит. - Сказала Женька.
  - Всё так сурово? - Спросил Дэйв.
  - Да, папка, всё очень сурово. Но, я вроде ответила на вопрос, давай дальше, Диана. - Говорит Шепард, а Найлус слышит шёпот Марии из рук:
  - Наконец-то решилась, а то всё думала-думала. Надеюсь, после такого заявления она не откажется от своих слов и у нас появятся братики.
  - Хочешь братиков? - Шепнул он в ушко девочки.
  - Очень. - Ответила Маша.
  - Я тоже очень хочу. - Пискнула сзади Тивваль. - Я их во сне много раз видела, вот.
  - А зачем вам братики? - Спросил мужчина.
  - Мы будем о них заботиться и играть с ними. Научим всему, что знаем сами и вообще, так будет правильно. - Серьёзно сказала Маша, - всё, они перестали шутить и сейчас, Диана задаст следующий вопрос.
  
  На экране же, смех закончился, и ведущая снова спросила:
  - Женя, сейчас вопрос нашего зрителя с Земли. Александр из города Томск, спрашивает: 'Скажите, Евгения Михайловна, когда мы, наконец, построим коммунизм?'
  Женя на экране откинулась на спинку кресла, сложила руки на животе и тихо ответила: - Никогда. Александр из Томска, его нельзя построить, коммунизм - это смерть нашей цивилизации.
  Тихий гул в студии и совершенно ошарашенное лицо Дианы.
  - Как смерть?! - Спросила Аллерс. - Ведь ты же насколько я знаю, придерживаешься коммунистических взглядов, а тут смерть?
  - Да. - Сказала Шепард. - Скажи мне, Диана, каков основной принцип коммунизма?
  - Ну, насколько я знаю: 'От каждого по способностям - каждому по потребностям' так?
  - Да, так и этот принцип, реализуй мы его, убьёт нашу цивилизацию довольно быстро. Лет за сто, мы просто вымрем как динозавры. - Сказала Женя.
  - Но почему?! - Удивлённо спросила ведущая.
  - Объяснить?
  - Непременно.
  - Хорошо. - Сказала Шепард, выпрямилась и оглядела зал спокойным взглядом. Посмотрела в объектив камеры и начала.
  - Проблема построения коммунизма, это не проблема технологий и ресурсов, это проблема социума и нашей общей физиологии. Вот скажи мне, Диана, кто такой человек разумный? - Сказала Женя.
  - Ну, если исходить из теории эволюции...
  - Не нужно из неё исходить. Просто, скажи, что такое человек?
  - Ну, физиологически мы приматы. Высокоразвитые приматы, так?
  - Так, да не совсем. Все приматы Земли, кроме двух видов, вегетарианцы. Один вид, всеяден, но по большей части вегетарианец. А один, самый распространённый и развитый - хищник.
  - Люди - хищники?! - Удивилась ведущая, и тихий удивлённый гул в зале поддерживал её.
  - Именно, Диана. И если вы подумаете, и сравните поведение травоядных и хищников истина станет самоочевидна. Причём человек не просто хищник, а суперхищник. Самый развитый, самый активный превосходящий все остальные виды хищников на планете. Именно это свойство, подняло нас к вершинам разумности и именно это может стать причиной нашего исчезновения. Вот как ты думаешь, Диана, мы можем реализовать принцип коммунизма?
  - Не знаю, Жень, наверное, можем, так ведь? - Глядя на сестру с сомнением, ответила Аллерс.
  - Именно так. Человечество ещё сто пятьдесят лет назад достигло такого уровня технологий, что безо всяких проблем могло построить коммунизм везде, где только можно. Но, почему-то этого не произошло, как думаешь, почему? - Сказала Женька.
  - Ну, теряюсь в догадках, а почему? - Спросила ведущая, а камеры показали зал, зрители которого с азартом смотрели на Шепард.
  - Так вот, я возвращаюсь к тому, что наш вид суперхищник. А чем выражается его суперхищничество? Да всё на самом деле просто... Все виды хищников имеют в биоценозе свою нишу и определённый вид добычи, хотя и не отказываются от других. Но, в основном охотятся именно в пределах своей биологической ниши. Суперхищник же, ниши не имеет. Он охотится на всех, просто всех. И старается из своей зоны выдавить вообще всех своих конкурентов, а то и просто уничтожить, дабы обезопасить себя и потомство, гарантировав зону охоты. А чем характеризуются все хищники, какой чертой характера, общей для всех?
  В зале пронеслись шепотки, и один мужчина вытянул руку.
  Диана подала ему знак рукой, и он встал: - Я думаю, что общая черта всех хищников это лень, так?
  - Правильно - лень матушка. - Сказала Женя. - Что делают все хищники после того как наедятся? Да спят и бездельничают. А если для добывания еды не нужно вообще ничего делать, что с ними происходит?
  - Да жиром заплывают, и могут даже помереть от обжорства. У меня так с котом случилось, целый год его недавно лечил от ожирения. - Сказал тот же мужчина.
  - Вот именно в этом и наша с вами проблема. Причём не только людей, но и всех рас нашей галактики и наших друзей в том числе. Все расы Звёздного Альянса - суперхищники, все без исключения. И именно поэтому коммунизм построить невозможно, ну, если только не стоит цель уничтожить свой народ.
  - Почему? - Спросил всё тот же мужчина из зала.
  - Скажите мне... - Обратилась к нему Женя.
  - Донован О'Рейли, мэм. - Представился тот.
  - Так вот, Донован. Как вы думаете, что будут делать от половины до семидесяти процентов наших с вами соплеменников в случае, если им больше не придётся прикладывать усилий для добывания пропитания, то есть вот прямо сейчас наступил коммунизм?..
  - Насчёт моих я уверен, у меня люди и не люди как на подбор. Мы работать будем, у нас дел полно. А вот насчёт остальных я не знаю, а что скажешь ты, Джейни? Что будут делать все остальные, не такие как мои?
  - Да лягут на диваны с пивом и жратвой и не слезут с них пока не помрут от обжорства и алкоголизма. Часть бросится набивать карманы барахлом, машинами и прочим разным, попутно пьянствуя и трахаясь. Даже детей заводить не станут, дабы не отвлекаться от процесса. И через сто лет, даже наши усиленные организмы не вынесут груза излишеств, а поскольку пополнения населения не будет, то большая часть просто вымрет. Меньшая часть, глядя на это всё, тоже может не удержаться, поскольку человек, да не только человек - слаб. Именно необходимость работать и расширять собственные владения не даёт нам деградировать. И именно поэтому СССР до сих пор не сделал коммунизма на своей территории, а строит странную помесь социализма и капитализма. Потому что иначе, сегодняшние люди просто не выдержат соблазна.
  - Это ты верно сказала. Городские они такие, да и у нас таких тож полно. Соседушка мой, вот уж точно в бутылку нырнёт, и не вытащишь, работать-то не надо... Будет скотина такая пить, пока не подохнет от виски. А жена его от обжорства, так как слаба на поесть. - Поддержал её Донован.
  - Неужели, всё так сурово? - Спросила Аллерс.
  - Да, Диана, всё очень и очень сурово. Именно сейчас, всё наше общество входит в пору величайшего испытания. Огонь мы прошли во время Жатвы. Мы сплотились и решили большинство противоречий, став единой общностью. Сейчас же, мы должны пройти испытание водой, или давлением соблазнов с риском скатиться в гедонизм и вымереть. И я совсем не уверена, что мы сможем это испытание пройти. - Сказала Шепард.
  
  - А что такое гедонизм, дядь Найлус? - Спросила его Маша, а все остальные дети повернулись с интересом.
  - Гедонизм - это когда смысл жизни разумного в поиске удовольствий. Всё ради удовольствий и наслаждения, что в итоге приводит к деградации личности и довольно быстрой смерти. - Ответил он.
  - Это будут жрать и пить, Маха, пока не сдохнут от обжорства и водки, так, папка? - Спросил Тиррус.
  - Не только, но и это тоже, сын. - Сказал Найлус. - И следи за своими словами, Тирр, а то складывается ощущение, что ты дурно воспитан.
  Старший покраснел и тихо буркнул: - Прости, папка, погорячился.
  
  На экране же, шла жаркая дискуссия между сестрой поддерживаемой Андерсоном, ведущей и залом. Разумные обсуждали разнообразные варианты, как избежать ловушки и всё же построить-таки коммунизм. Пусть и в отдельно взятой колонии. Итог спору подвела сестра:
  - Коммунизм невозможен, друзья по простой причине, для него нужны идеальные разумные, а они не идеальны и не будут идеальны никогда, поскольку такова наша природа. В первую очередь мы должны воспитывать сами себя, воспитывать в ограничении своих низших потребностей, делая упор на высших.
  - А в чём разница, что такое низшие и высшие потребности? - Спросила Диана.
  - Низшие потребности, это еда, питьё, секс, вещи и развлечения, высшие, это любознательность, творчество во всех его проявлениях, желание трудиться, учиться и познавать себя и мир вокруг, желание воспитать из своих детей, таких же исследователей и тружеников. И когда мы изменим себя настолько, что скатывание в гедонизм большей части общества станет невозможным, мы сможем построить что-то похожее на коммунизм, хотя и не до конца. Ограничения всё равно необходимы, дабы не провоцировать...
  - Это очень сложная задача, может потребоваться много времени для её решения. - Сказала ведущая и её поддержал гулом весь зал.
  - А мы что, куда-то торопимся? - Спросил её Андерсон.
  - Действительно, про это-то я и забыла. - Сказала Диана и её щёки тронул румянец. - А скажи, Жень, вот Великое Единение раздало капсулы бессмертия всем без исключения, и что, все стали бессмертны?
  - Нет, не все.
  В зале прошелестел дружный удивлённый вздох.
  - Не все?!
  - Нет, конечно! Просто, всем без исключения дали шанс на бессмертие, а вот воспользуешься ты им или нет, зависит только от тебя. Будешь стараться, будешь честно трудиться и учиться, будешь расти над собой и вечность твоя. А если превратишь себя в животное или того хуже в зверя, то зачем ты Единению. Нам такие не нужны, так что, отправишься на ту сторону, и пусть Вершители решают, чего ты достоин. И достоин ли вообще хоть чего-нибудь... - Сказала Женя.
  - Страшный суд прямо здесь. Справедливо и правильно. - Сказал из зала О'Рейли. - А скажи, Джейни, вот я простой фермер с Беккенштейна, я достоин бессмертия?
  - Скажи, Дон, как часто ты бездельничаешь? - Ответила ему Шепард.
  - Дык, некогда мне бездельничать, это же ферма, там работы полным-полно! Вот сегодня я своих детей привёз на Цитадель только потому, что доставлял груз фруктов на продажу. Ото всех наших фермеров с восточного побережья. Мы по очереди летаем. И после шоу, сразу же полетим обратно домой, там работы полно. - Ответил мужчина.
  - Дон, такие люди как ты, основа любого народа. Так что, как надоест фермерствовать, обращайся, я тебе найду применение. Думаю, с твоим умением трудиться ты достигнешь успеха в любом деле, если постараешься. - Сказала Шепард.
  - Ловлю на слове! - Крикнул мужчина и широко улыбнулся.
  - Да, кстати, - продолжила ведущая, - а кем работает, герой нашего мира? Ведь ты же работаешь, так ведь, Жень?
  - Да, конечно работаю. - Сказала сестра.
  - И кем? - крикнул Донован из зала. - Чем занимаешься, Джейни?!
  Сестра чуть смутилась, на её щеках появился румянец.
  - Скажи им, дочка. - Поддержал её Дэвид.
  Женя огляделась и тихо сказала: - Я учитель младшей школы.
  - Что?! - Удивилась Диана. - Величайший воин нашего мира, простая учительница в детском саду?!
  - Да. - Смущённо улыбаясь, ответила Женя.
  - А что, я бы с величайшим удовольствием доверил тебе своих детей. - Крикнул Дон. - Думаю, уж ты их чему дурному точно не научишь, Джейни. Сама храбрец и трудяга, и дети у тебя, наверное, такие же.
  - Её зовут Евгения, мистер О'Рейли. - Сказала ему Диана.
  - Когда она в компании с Дэвидом вытащила, мою слегка поджаренную жопу с Висса, то была Джейни Шепард. Лиса Патрикеевна с 'Нормандии'. Мне, какая она классная, парни на 'Бородино' все уши прожужжали. Так что для меня она навсегда Джейн. - Сказал Дон.
  - Рада видеть тебя, старшина, живым и здоровым. - Сказала Шепард.
  - И я тебя, Валькирия. Ты давай там, не погибай больше и если что, нас зови. Мы всяким разным, махом головёшки поотрываем ибо нехер. В остальном же, прилетай к нам в гости, мы тебя как родную встретим. - Сказал фермер.
  - Ловлю на слове. - Вернула ему Женька.
  
  Денис Шепард (Мендуар, 'Логово рыжих' 10 июля 2417 г. День.)
  
  - Ну что там? Где все? - Прошептал ему в ухо брат. - Дися?!
  - Тихо всё, ща, дядька Найлус и деды улетят в Гагарин как и хотели, тогда и приступим. - Ответил он.
  - Хе-е-е! Только нужно сразу же увезти бочонок в степи. Туда, куда пойдём в ночное. Мне Ева сказала, где сегодня будем пасти табун, э-э-эх покатаемся на лошадях, красотища! Да и так, ночное это классно, все наши идут... - Прошептал в ухо Алексей.
  - Думаешь, одного бочонка нам хватит? - С сомнением спросил мальчишка. - Нас уже под три десятка набирается, это если не считать ребят из школы, те тоже собирались.
  - Там всем Рокус рулит, они тоже возьмут бочонок. Ему старший брат помог купить. - Ответил Алексей.
  - Лишь бы у нас всё прокатило, а то мама спалит, опять на жопе сидеть не сможем. Помнишь, как в прошлом году она нам всыпала?.. - Спросил брата Денис.
  - Главное всё сделать тихо. В кладовке этих бочонков три десятка с лишним, сразу же не заметят, а потом и выяснять не станут, взял кто-то и взял. Постоянно же берут, для того и кладовая. - Ответил младший.
  - Что-то мне боязно. Сам же знаешь, если мамуля что-то заподозрит, врать бесполезно. Всё едино расколет, как говорит дядька Гаррус: 'До самой задницы'. - Сказал старший.
  - Это не дядьки Гарруса поговорка, а дяди Джеймса. Он же у нас УСБ-шник.
  - Я это от Гарруса слышал? - С сомнением переспросил Денис.
  - Не, это Вега так первый говорил, я сам от него слышал. Ладно, давай, пошли. Вон старшие улетели...
  - Ага, а девки где? Спалят нас с бочонком, Светка не хуже мамки по заду настучит.
  - Так они в студии всей бандой сидят! Я сам слышал, как они песни там пели. Пошли быстрей, пока матери в магазине, нам ещё в степи лететь. - Ткнул Дениса кулаком в бок Лёшка.
  И пацаны крадучись скользнули к дверям большой общей кладовки, где стояли десяти литровые бочонки с хмельным квасом, который они собирались утащить в степь и там выпить всей большой компанией. Брать что-то крепче было опасно, так как крепкого алкоголя в замке было очень мало и взрослые легко заметят пропажу. А хмельной квас, родичи пили словно воду, благо, что спирта в нём всего-то два процента. Мальчишки легко утащили пластиковый бочонок, закрепили его на байке и пока никто не видел, улетели в сторону пастбищ семьи Тонго.
  - Слушай, Лех, ты не заметил, вроде утром бочонков больше было? Или мне кажется... - Спросил Денис, направляя байк к знакомому распадку, где в кустах планировалось спрятать добычу. И ночью, когда пригонят табун, достать и сидя у костра смакуя выпить. Буквально весь молодняк, предвкушал праздник, пусть и достанется всем лишь по кружке. Только Лара Мюллер, возражала, говоря, что взрослые могут заметить пропажу, но от выпивки при этом не отказывалась. Все же остальные, вся компания их сверстников, поддерживала акцию обеими руками, да даже Диего Санчес, прилетевший вместе с Вадиком Шепардом и те, согласились поучаствовать без раздумий.
  - Так может, взял кто из взрослых, или девчонки, то-то они распелись, напились, поди кваса и петь! - Хмыкнул в ухо, сидевший за спиной брат.
  - Это если только Светка с Машкой, синеньким пока нельзя, как и нам. Ладно, вон наша ухороночка, ща спрячем квас и ночью... - Тихо сказал Денис, закладывая вираж.
  - Нда-а-а! Давно попробовать хотел, а тут такой шанс. Само в руки просится... - вторил ему брат близнец.
  Приземлились и аккуратно спрятали в кустах бочку, для надёжности присыпав её травой. Хлопнули ладонями и, взгромоздившись на байк, с улюлюканьем полетели домой.
  В замке, шмыгнули в большую игровую, где сейчас братьев дожидались их ближайшие друзья и кузены с кузинами.
  Комната встретила заинтересованными взглядами большой компании подростков всех рас.
  - Ну? - Спросил за всех Вадик.
  И Лёха продемонстрировал двоюродному брату кольцо из пальцев.
  - Молодцы парни! - Громко воскликнул, Юджин фон Арним. - Мастера. Спрятали, надеюсь хорошо?
  - Комар носа не подточит. - Ответил Денис и плюхнулся на большой диван, подвинув Соллари Вакариан. Турианка чуть отодвинулась и тут же сложила на парня ноги.
  - Да-а-а! - Потянулась сидевшая, чуть дальше Оливия Бенсон. - Сейчас главное, чтобы предки не запасли. А то будет нам ночное, держи карман шире.
  - Нормалёк! - Ответил ей, Роберт Крайк и его мычанием поддержал брат близнец Дима. - Там этих бочек полным-полно, полная кладовка не должны засечь.
  - Это ты отцу, если что объяснять будешь. Вот он-то вас с Димкой послушает, ага... - Ухмыльнулась Талия'Канир. - Мамуля моя, безо всяких разговоров мне по заду пропишет. Это она только для папки, Поленька. А для меня за такой залёт, Полина Андреевна.
  - Не каркай! - Зашикала на неё вся компания.
  - Да уж, не дай то бог. - Буркнул Денис. - Мать бате сразу доложит и в другой раз, в ночное он пойдёт с нами или Давида отправит, а у старшего не забалуешь, он ночью кажется, видит лучше, чем днём.
  - Слышь, Дениска, а как так получилось, что дядька Ису ваш отец? - Спросил его Диего. - А то, мой папка за компанию с мамулей, только посмеиваются, но ничего не говорят.
  - Вот-вот, мне тоже интересно. - Поддержал его Вадик. - А то к нам на Цитадель эти новости доходят через третьи руки, да и батя с матерью ничего мне не сказали на этот счёт кроме: 'Потом узнаешь'.
  Остальная компания начала хихикать и переглядываться.
  - Ну, чего вы? - Надулся Санчес. - Ведь тётка Женя же не...
  И тут вся компания расхохоталась. В Диего кинули подушкой, попутно назвав пошляком.
  - Лёха, расскажите, ну что же вы? - Заканючил Санчес.
  - Ладно, расскажем ему? - Спросил Денис компанию.
  - Валяй, Дениска, ты хороший рассказчик, прямо как матушка твоя. Тётка Женя тоже мастерица истории рассказывать. - Поддержала парня Алисия Омура и ласково улыбнулась, отчего и так раскосые глаза девочки стали вообще похожи на щёлочки. Но, при этом она всё равно оставалась симпатичной. - Эх, как я в садике любила, когда она сказки рассказывала, перед тихим часом.
  - Эт точно! - Хором поддержали её все остальные.
  - Давай, колись! - Сказал Вадик и с интересом уставился на Дениса, ожидая интересного рассказа.
  
  - В общем, всё началось с того, что мамуля вернулась с Цитадели и на неё насели мои сёстры. Насели так что она просто охренела от их напора. И синенькие и ушастые, просто вынесли ей весь мозг на наш с Лёхой счёт. Вынь и положи им братиков, причём Таська сказанула, что видит нас именно такими. - И парень обвёл своё лицо указательным пальцем. А был он, чёрен, брови, ресницы и волосы его были словно снег. Глаза у Дениса, были словно кусочки стали, насыщенного, глубокого серого цвета. Брат от него отличался совсем мало, лишь причёской, которая была у Алексея коротким ежиком в отличие от хвоста старшего и ярко голубым цветом глаз. Да и так, братьев было сложно перепутать. Денис был спокойный, рассудительный, вдумчивый, а Алёша шебутной, весёлый, про таких говорят: 'шило в попе'. У обоих братьев были тонкие очень правильные черты лица и мальчишки в свои тринадцать лет отличались изрядным ростом. Оба уже перемахнули за сто семьдесят сантиметров и быстро приближались к ста восьмидесяти.
  - И? - Заинтересованно спросил Диего.
  - Яша, не торопи. - Ответил ему Лёшка.
  - Так вот, мамули мои, порешали, подумали и отправились в репродуктивный центр. Где и началась наша с братом история. Как и положено, через девять месяцев мы родились, и стали расти и набираться опыта в компании вас всех. Ведь ваши предки, дружно последовали за моими, исключение только мои мамули азарьки. Поскольку тогда им ещё не вышел срок между беременностями. И вот, росли мы с брательником, росли, и до четырёх лет всё вроде как было нормально. Лишь папуля, с каждым годом прилетая в гости, смотрел на нас со всё большим и большим подозрением. Ну, нам потом так мамуля сказала, поскольку по малолетству ни я, ни брат этого не помним. Так что, когда нам исполнилось по четыре года, как раз в самый праздник, батя и показал мамочкам свои и не только свои голографии. Ну, когда был маленьким, как мы. А там!.. - И мальчишка, улыбнувшись, посмотрел в потолок.
  - Что там? - Спросил Вадим, теребя от волнения кончик своего заострённого уха.
  - Да, на старых голографиях, там нашему папуле лет пять. Так мы почти один в один на него похожи, только что, кожа чуть светлее у нас. Дед и дядя, те, что во время жатвы погибли, тоже с нами немалое сходство имеют. А уж братья, особенно Давид... - Ответил Денис.
  - Круто. - Сказал Диего. - Значит, дядька Ису, сдал свой генетический материал, а компьютер центра выбрал именно его вам в отцы, так?
  - Так, только вот, сдавал он его в бытность энсином. Ещё до бойни на Торфане, и сразу после неё, правда, тогда его обязали это сделать. Здесь он этого не делал, а если бы и так, то его материал отправили бы куда-нибудь в другой мир. - Отвечал мальчишка. - В общем, в тот день, мне потом Светка рассказывала, мать с батей взяли пробники у нас с Лёхой и вместе с дядькой Фридрихом и Котятами, умотали в нашу лабораторию, ту, что в подвале. Там-то всё и выяснили, ох как же тогда ржали тётка Дженни и дядя Макс Хоффмайер. Говорили, что папка хоть и тихоня, но нас мамке сам того не желая заделал, единственный из всех кстати...
  - Не единственный. - Парировала ему Наталья Хоффмайер. - Моему папке, твоя мать тоже кое-что пожертвовала, братик.
  - Ну, дядька Макс, говорят, её долго уговаривал. - Сказала Лара Мюллер.
  - Не так уж и долго, месяц всего, как раз перед тем, как она за нами отправилась. - Ответил ему Лёшка.
  - Ну, а дальше что было? После того, как всё выяснилось? - Спросил Вадик.
  - Так, а что было? Признал нас отец, сыновьями назвал, да и мама никогда против этого не была. Но, жили мы здесь, а к отцу только в гости летали, или он к нам. Так и живём...
  - Хе! Сколько же у вас родичей-то тут? - Спросил Санчес.
  - Много. И людей и полукровок и турианцев, и кроганы есть, младшие ещё, коты, мы большой род, всем на загляденье. - Гордо сказал Денис. - А через Сэй, мы в родстве и с батарианцами. Так что, с нами на Мендуаре спорить мало кто решается, мы тут сила.
  - Особенно ты! - кинула в него подушкой Наташка. - Силач нашёлся.
  - Чтоб ты понимала, мы с Лёхой решили, что на будущий год, будем поступать в Корпус флота. Посмотрим, что ты нам скажешь тогда? - Ответил парень.
  - Ты ещё поступи, а потом хвались. Знаешь, какой туда конкурс?! Пятьсот человек на место! - Сказала ему лежавшая рядом Соллари. - Хвастунишка.
  - Женька вон, сеструха Вадькина, поступила и закончила уже. До старшего лейтенанта дослужилась. И мы с Лёхой поступим, так ведь, брат? - Спросил он младшего.
  - А то! - вторил ему Лешка. - Тоже, как деда Стивен, Дэвид и дядя Ваня, адмиралами станем.
  - Болтуны и хвастунишки! - Крикнула им Дарси Хартман. - Ещё ничего не сделали, а уже в адмиралы намылились.
  И батарианку, поддержали смехом всей компанией. Братья тоже смеялись, но Денис знал, точно знал, что поступит в Корпус.
  
  Вечером, дружно отправились во владения Тонго. На знакомом поле, рядом с водокачкой, которая служила водопоем, всех уже ждали кони и Ева. Сестрёнка, встретила всю компанию радостным воплем и, пока не зашло солнце, все месте катались на конях. На двухметровых белоснежных, словно волосы братьев, тонконогих красавцах и красавицах с нервными ноздрями и мягкими губами. После, вымыли коней при помощи воды из большой цистерны, в которую её накачивали насосы из скважины. Тёплая, солоноватая вода прекрасно утоляла жажду, да и мыться в ней было одно удовольствие.
  Когда всё закончили, причём его жеребец по кличке Бурый, за коричневатую полоску вдоль хребта. Как всегда выклянчил у Дениса, несколько солёных сухариков, которые парень припас специально для своего четвероного друга.
  Уже в полной темноте, расселись у костра и под булькающий и исходящий одуряющими ароматами большущий казан с пловом распечатали первый бочонок, который притащили с собой Рокус и городские ребята одноклассники. Разлили, как говорили иногда взрослые 'по первой', получилась полная кружка. И смакуя каждый глоток, выпили.
  Пока доготавливался плов, успели почувствовать приятные ощущения от хмеля. Поели и братья принесли их бочонок. Когда его открыли, то по поляне разнёсся удивительный грушевый аромат.
  - Что это?! - Воскликнула Алисия. - Это не похоже на квас...
  Ребята, налили немного в кружку, кажущейся густой золотистой жидкости. Лешка отпил немного, сглотнул и глаза его стали огромного размера в них проступили слёзы. Брат замахал руками, широко распахнув рот и судорожно дыша.
  - Воды! - Прохрипел он. - Дайте мне воды?!
  Вадим сунул ему в руку фляжку, и младший выпил ту почти полностью.
  - Что с тобой? Что это за напиток? - Спросил брата Юджин.
  - Не знаю, но я словно огня выпил. - Отвечал Лёха, оглядывая всех осоловелым взглядом. - Ого! У меня голова кружится, словно я ещё пару кружек кваса выпил.
  Над бочкой склонилась Наташка и, включив инструметрон просканировала налитое. - Ничего себе! - Сказала девчонка, посмотрев на результаты. - Тут алкоголя шестьдесят процентов!
  Вся компания загалдела, обсуждая, что же такое утащили братья из кладовой.
  - Давайте не будем это пить. - Подала голос Соллари. - Нас могут наказать за это.
  - На и так накажут. - Отвечал ей заплетающимся языком Лёха. - Мы же пломбу сорвали. Так что, предлагаю всё-таки выпить, чтобы хоть не обидно получать было.
  - Ну... - Задумчиво протянула турианка. - Может ты и прав.
  - Я прав! - Воскликнул брат.
  - И как это пить? - Спросил Рокус. - Как-то нет желания глотать жидкий огонь.
  - Он, сладкий... - Промямлил младший из близнецов.
  - А может, разбавим водой? - Подала голос Ева Тонго. - Этанол хорошо водой разводится.
  - А давайте. - Крикнул кто-то из парней и содержимое разлили по кружкам, добавив туда воды.
  После того как выпили этого напитка по первому разу, на всех буквально накатило. Подростки развеселились, включили громко музыку и устроили танцы. Причём как-то так получилось, что кто-то постоянно добавлял в кружки напиток.
  Краски стали яркими, и Денис почувствовал необычайно радостное чувство. Он буквально любил всех вокруг. Парней и девчонок из их большой компании. К нему подошла Алисия и посмотрев в его глаза своими, сиреневыми, яркими до невозможности. Приблизилась вплотную и шепнула: - Можно, я тебя поцелую, Дениска?
  - Можно. - Шепнул он в ответ, любуясь девочкой. Чуть склонился, закрыл глаза и почувствовал, как его губ коснулись её, мягкие, пахнущие грушей и словно бы сладкие губы. В голове зашумело, а затем вокруг просто завопили и засвистели.
  - Во, дают! - Заорали голосом Вадима. - Я тоже так хочу!
  - Ну, иди сюда. - Ответили ему голосом Лары.
  Оторвал их друг от друга Лёшка, сунув в руки полные кружки. - Хватит целоваться, нацелуетесь ещё! - проорал брат в самое ухо. - Давайте ещё выпьем.
  
  Час спустя.
  
  Денис сидел на земле и пытался собрать в кучу разбегающиеся мысли. Земля качалась, и парню казалось, что он находится на корабле во время шторма. В ушах шумело, но сквозь шум в ушах он слышал, как рядом кто-то мучительно извергал из себя содержимое желудка. Денис чувствовал, что и у него, всё, что он сегодня съел и выпил, неудержимо просится наружу, стоя где-то в горле. Попытался встать, но в итоге упал на карачки и его вырвало. Парню стало так плохо, что он блевал почти без перерыва. Сколько это мучение продолжалось, он не помнил. Очнулся от того, что его буквально затопил страх. Липкий, вымораживающий изнутри страх пришедший извне. Дениса усадили вертикально и, к губам прикасается холодный край металлической фляжки. - Быстро пей! - Звучит голос матери, наполненный ужасом. - Живо!
  Денис послушно выпил холодной солоноватой воды и, его снова вырвало, но после этого стало легче. По крайней мере, земля и небо перестали с бешеной скоростью вращаться в глазах.
  Он огляделся и увидел, что их поляна залита ярким светом и вокруг ходят взрослые. Слышится, что кого-то всё ещё рвёт, кто-то плачет, о чём-то тихо говорят взрослые, всхрапывают кони и бряцает амуниция. Потом его взяли на руки и куда-то понесли, он даже не понял, кто это сделал, настолько ослабел.
  
  Проснулся он в своей комнате. В окно ярко светил Сильверилл и слышалось тихое гавканье Полкана во дворе. Он привстал и на соседней кровати увидел спящего брата. Во рту было противное, сухое чувство и очень хотелось пить.
  Огляделся и увидел на тумбочке большой графин с красноватой жидкостью. Налил её в стакан, это оказался морс из землянки. Попив морсу, парень почувствовал, что ему плохо. Внутри всё словно дрожало, горло саднило, и почему-то сильно заболела голова.
  - Лёха?! - Позвал он брата. - Леха...
  - Отстань, Дися. - Ответил брат. - У меня всё болит, как будто я на склоне упал и собрал все кочки, пни и камни.
  - Как мы домой попали, Леха?
  - Как-как, матери привезли. Нас всех взрослые забрали, я слышал, что инструметроны подняли тревогу. В общем, мы влетели. - Ответил младший, посмотрев на него покрасневшими глазами.
  - И что будет? - Испуганно прошептал Денис.
  - Капец нам, брат, нам всем, а нам с тобою в особенности. Мамуля нас убьёт, а отец закопает. - Простонал Лёха и уткнулся в подушку. - Знаешь, я вчера, ну там, на поляне думал, что натурально сдохну.
  - Я тоже так думал. - Ответил ему Денис. - Наши все в порядке?
  - То, что живы все, я знаю точно, но насчёт в порядке сильно сомневаюсь. - Сказал Лёха и, откинувшись на спину, тихо застонал. - Ох, моя голова, моя бедная голова...
  За дверью послышались тихие шаги, знакомые с детства чувства. Створка распахнулась, явив братьям двух девушек. Высокую с золотистыми волосами полукровку, одетую в военную форму с погонами сержанта СПО и светло-сиреневую нимфу азари, в светлом сарафане. Светлана, недавно вернувшаяся со срочной службы, оглядела братьев сумрачным взглядом, посмотрела на Лаис и сказала: - Живы, красавчики наши, зря ты волновалась, Лаисси.
  - Вставайте, пьяницы, идем на завтрак, а после с вами будет разбор. - Сказала азари. - Бессовестные разгильдяи, идём, сестрёнка, не будем им мешать приводить себя в порядок.
  Девушки вышли, а парни, постанывая, натянули футболки и шорты и понуро поплелись на завтрак, хотя есть, совершенно не хотелось. Но, есть и не пришлось, сёстры заставили их выпить по большой кружке чуть сладкого чёрного чая. Причём на кухне кроме Светки и Лаис никого не было. Денис чувствовал, что все остальные где-то внизу, скорее всего в главной зале замка.
  
  Когда спустились туда, обнаружили почти всех своих друзей и соучастников вчерашнего мероприятия закончившегося так бесславно. Из взрослых, пока были лишь дядька Саша Хартманн и Гаррус. Мужчины сидели и играли в довольно сложную логическую кварианскую настольную игру. Бросили на парней мимолётный спокойный взгляд и словно потеряли интерес.
  Денис подошёл к друзьям и родичам и оглядел их, таких же, как он сейчас помятых и виновато понурившихся. Увидел Алисию, чьи глаза были опухшие и на ресницах блестели слезинки, подошёл и обнял девушку, которая начала тихо всхлипывать в его объятьях. Он чувствовал, что ей плохо, а ещё больше стыдно, очень стыдно.
  В течение получаса подошли все оставшиеся приятели и видимо, дядька Гаррус подал сигнал. Так как, почти сразу же послышались шаги множества разумных и их голоса. Взрослые вошли в зал, и расселись на диванах перед подростками. Лишь Найлус и Макс Хоффмайер остались стоять. Отец Дениса, с совершенно непроницаемым видом сидел рядом с Тецуо Омурой, который вообще выглядел равнодушным. Посмотрев на отца, Алисия снова начала всхлипывать.
  Вот парень почувствовал мать, тихие шаги нескольких женщин и в зал вошли его матери, оставшиеся сёстры и тётка Наинэ. Лиара и Алана, сели на большой диван рядом с отцом, сёстры встали за его спинку оперевшись на неё, а Женя прошла мимо них к окну. Молча, посмотрела в него, и вернулась обратно. Встав, заведя руки за спину в классической стойке вольно, на ней были белые спортивные штаны в обтяжку и белая же майка с гербом Звёздного Альянса. Взгляд и эмоции абсолютно не читались, мать закрылась.
  Денис стоял и смотрел на неё и как-то внезапно понял, насколько же молодо выглядит его мамочка. Перед ним стояла красивая, стройная молодая девушка, возрастом почти неотличимая от его старших сестёр.
  - Гхм. - Кашлянул дядька Найлус. Женя посмотрела на него, снова перевела взгляд на них и тихо спросила:
  - Ну, и чья это была идея?
  В зале висела тишина, он и его друзья молчали. Денис чувствовал, как горят его уши и лицо, ему было стыдно и страшно, но внезапно в глубине души проснулась злость на себя. Злость на свою трусость, за руку держалась совершенно расстроенная Алисия, а в затылок дышал Лёха. Он поднял взгляд, твёрдо посмотрел в глаза матери, глубоко вздохнул и, выпустив ладонь подруги, шагнул вперёд.
  - Прошу прощения у тебя, мамочка и у вас мои старшие. Это я придумал, что стоит прихватить в ночное хмельного кваса. Только вот, я даже не мог подумать, что в кладовой окажется что-то ещё кроме него. - Сказал мальчишка и виновато понурился. - Результатом моих необдуманных действий и стало вчерашнее.
  - Не слушай его, мам, это я его подбил! - Воскликнул вставший рядом Лёха. - Не слушай!
  - Я тоже в этом участвовал. - Сказал Вадим Шепард и встал рядом с братьями.
  За ним, словно прорвало плотину и все их друзья и подруги встали рядом, наперебой беря на себя вину за произошедшее.
  На всё это с лёгкими улыбками смотрели взрослые. Алисия Омура, подошла к отцу вплотную и, встав на колени, сложилась полностью уткнувшись лбом в пол, что-то тихо говоря по-японски. Мужчина строго смотрел на девочку, что-то в свою очередь, отвечая ей, только вот в его чувствах отсутствовал гнев, лишь любовь, жалость и почему-то печаль.
  Конец этому положила Женя, подняв руки и попросив тишины.
  Подростки снова встали группой, виновато смотря на близких.
  - Наказывать вас поздно, вы уже сами себя наказали. Наказали изо всех сил. Я не собираюсь сейчас толочь воду в ступе, пытаясь выяснять, почему вы не вернули бочонок с кулинарным ликёром, а предпочли его таки выпить. Я хочу уведомить вас, дети, что вчера вы до чёртиков напугали нас всех. До седых волос напугали, поскольку того что вы вылакали, в прошлом, во времена нашего с вашими родителями детства, хватило бы чтобы упиться вусмерть. - Сказала его мать.
  - Что?! - Удивлённым шёпотом прошелестело от детей.
  - То самое, если бы не сеть Старика и наномашины Единения, вы бы умерли от алкогольной интоксикации. Тот ликёр, что вы пили, не предназначен для питья, он нужен для производства конфет. Саша и Полина готовились отправить его в Гагарин на кондитерскую фабрику. Вы, чуть было не сорвали им контракт, благо у нас на складе был запас этого ликёра. Общим совещанием родителей, мы решили вас не наказывать, лишь взять с вас всех слово, готовы его дать? - Спросила Женя.
  - Да, тётя Женя. - Сказал Вадик. - Я, да и мы все согласны дать своё слово, только вот о чём?
  - Всё просто, вы дадите нам слово чести, что никто из вас до наступления совершеннолетия не притронется к спиртному. Совсем не притронется, ни к какому. Согласны? - Спросил Найлус.
  Денис сделал шаг вперёд, посмотрел в глаза матери и остальным взрослым. В спокойные глаза Лиары, в смотревшие с нежностью глаза Аланы. Парень встретился взглядом со всеми взрослыми, с сёстрами и твёрдым голосом сказал: - Даю слово чести!
  За ним последовали все остальные, все тридцать подростков всех рас.
  
  День прошёл тихо, братья большей частью отлёживались, чувствуя, как постепенно отпускают их последствия отравления. К вечеру собрались все вместе в гостиной их блока, Денис улёгся на диван, положив голову на ноги, сидящей матери. Лёшка сделал тоже самое, только уложив свою голову на сидевшую рядом с Женей Али.
  Мама Ли, сидела в кресле, что-то читая в планшете датапада и делая там же пометки. Сёстры же всей бандой расположились на пушистом ковре.
  Парень чувствовал, как пальцы женщины, теребят его волосы, ласково раскладывая их на пряди. Он млел под её рукой, но внутри скреблось тяжёлое чувство вины. Он, кажется, всё ещё чувствовал её страх, холодный липкий страх за их жизни.
  - Мам? - Прошептал он.
  - Что? - Тихо ответила она.
  - Прости меня, простите нас, простите за то, что так вас напугали. - Тихо сказал он и уткнулся ей в живот, как когда-то в детстве. Когда они с братом бедокурили и, получив своё, так же лежали, положив головы ей на колени.
  - Надеюсь, вы сдержите своё слово, дети. - Сказала она.
  - Я турианец из клана Киибир. Нарушить слово - лишиться чести, никогда не нарушу. - С горячностью ответил он.
  - Моё слово крепче криса! - Поддержал его брат.
  - Я верю вам, мальчики. - И жёсткая ладошка, в которую казалось, въелись мозоли от рукоятки клинка, погладила его по щеке. - Верю...
  Он увидел, как её глаза тускло замерцали, синим светом и внутри него словно прошла волна чистой, прохладной воды, смывшая все неприятные ощущения без остатка.
  
  Женька (Мендуар 'Логово рыжих' 20 августа 2418 г.)
  
  Стою перед зеркалом в нашей с азари спальне и любуюсь собой. На мне антрацитово-чёрная парадная форма капитана первого ранга. На груди полный комплект всех моих главных наград, остальные представлены в виде планок. На шее, на серебристой ленте висит десяти лучевая звезда. После получения мной 'Белого солнца' по статуту этой награды, меня больше ничем не награждали, я и так получила всё, что могу в принципе.
  Внутри меня, тоска и страх. Вот вроде, что такого произошло? Мои парни прошли отбор и поступили в 'Корпус офицеров флота'. Я и сама до конца не верила, что у них получится пройти. Слишком велик был конкурс, слишком строги требования и критерии, и сложны экзамены. Но, мои мальчишки справились, выложились до донышка, на все свои сто процентов, но смогли и сегодня мы провожаем, этих новоиспечённых курсантов на Землю. Оба летят в Жуковский и будут там учиться следующие шесть лет. Прилетая к нам, домой, лишь на время летних каникул.
  Сейчас, всё население замка собралось в главной зале, чествуя их на этаких проводах. Те из взрослых, кто служил, надели парадную форму и награды. Хотя в предыдущий раз я надевала свою парадку и награды, на празднование тридцатилетия победы в Жатве которое прошло восьмого июля.
  Надо же, сколько лет-то прошло...
  Мои старшие девочки выросли и в прошлом году вернулись, отслужив срочную службу. Здесь, на Мендуаре, в силах планетарной обороны. Им обеим по итогам трёхлетней службы, предложили пойти на сверхсрок, но, обе отказались.
  У Энае же, закончилась трансформация в деву и моя старшенькая, уже третий месяц служит в той же части, в которой служили её сёстры. Таков новый закон Звёздного Альянса. Всё его граждане ОБЯЗАНЫ отслужить в армии три года, люди, кварианцы, батариацы, турианцы и дреллы, по достижении семнадцатилетнего возраста по календарю Цитадели. Саларианцев призывают по достижении четырнадцатилетнего возраста, азари по окончании трансформации из нимфы в деву, это в промежутке от 45 до 55 лет. Остальные расы, определяют срок призыва исходя из своих критериев, но служат ВСЕ обязательно. Флот же формируется на добровольной основе из солдат, отслуживших срочную службу и отбор в него строг и конкурс велик изрядно. Что позволяет набирать в ряды максимально качественный материал. Что при сокращении общей численности флотов, не уменьшило, а даже увеличило их боеспособность. Наше новое государство имеет сейчас сильнейшую армию и флот в Галактике и задумай мы завоевать её, оказать сопротивление нам смогут лишь единицы из других доменов гиперсети, а победить никто. Только вот, таких амбиций у нас нет и предпосылок к их появлению не появится, скорее всего, никогда. Нет в войне и завоевании никакой нужды, просто совсем нет и без этого свободных миров и ресурсов, как говориться: 'Хоть жопой жуй!'
  Младшие расы, такие как Дассоры или Степные львы - масаи, живущие среди колонистов Мендуара, служат добровольно. И на флот их не вербуют, давая возможность увеличить популяцию. Ну, за исключением некоторых особо упёртых, навроде Риаюти-Синеглазки, которая смогла поступить в офицерское училище и сейчас командует крейсером-рейдером, патрулируя системы Траверса. Серогрив, периодически бухтит мне в уши, сетуя, что хотел бы видеть внуков от дочери, а не читать и смотреть репортажи, о её подвигах. Но, получает от меня неизменный ответ: - Хочешь быть частью нас, принимай и всё что этому сопутствует.
  Дассор печалится, но ответить ему нечего. Так что, все его сетования, просто от тоски по дочке и тревоге за её судьбу.
  Ничего, как показала мне недавно Али, Риаюти скоро вернётся. Устала, эта дитя природы от холодной пустоты пространства. От его черноты и бесконечности, в которой ощущаешь себя даже не песчинкой, а вообще чем-то вроде молекулы.
  Изменения формирования армии сильно повлияло на все разумные расы. Но особенно сильно на азари. Ведь служба, это великолепный способ формирования общества и привития ему нужных морально-этических установок. И поскольку, костяк вооруженных сил сейчас составляют ветераны Жатвы, то республиканские военные использовали эту возможность на всю катушку. Юные девы, пройдя через трёхлетнюю муштру и воспитание у этих бравых тёток. Превращались в настоящих хищниц, в совершенно других, нежели раньше молодых и активных дев. Они больше не стремятся в танцовщицы и бордели, ими движет неукротимый экспансионистский дух. Азари будто пробудились ото сна, раса словно расправила плечи, огляделась и с жадностью ринулась в галактику, увлекая за собой всех остальных. Идущие до этого довольно вяло программы колонизации, охватил натуральный бум. Под влиянием юных синеньких, миллионы их сверстников из других рас, ринулись заселять, пустую галактику. Сотни миров, ещё недавно бывших пустынными, зарастали городками и посёлками. Фермами и шахтами, заводами и фабриками. Азари наконец-то стали тем народом, которым их растили в своё время протеане и орден Атаме.
  Сами протеане, заселяют один из миров Траверса. Явик, Займар и участвующая в процессе удалённо Синомме. Восстанавливают свой народ из пепла, с помощью найденного на Иден Прайм хранилища. Только вот в процессе плотно задействованы все расы сегодняшнего космоса и у предтеч уже не получится тот народ, который огнём и мечом, правил нашим доменом галактики пятьдесят тысяч лет назад. Ведь дети, растущие на Раматрроне, вырастут на руках и сказках наших народов. Как бы ни было, эти новые протеане, будут и уже есть, совсем другие. И Явик и Синомме это понимают прекрасно, а вот Займар пока питает какие-то иллюзии, но постепенно даже её фанатичная вера медленно осыпается под напором фактов. Новое поколение, это не протеане, это совокупность рас нашего, именно нашего цикла. Полные псионики, взяли от нас всё, что только могли взять и не могут воспринимать мужчин и женщин воспитавших их иначе, чем любимых родителей. Так что, когда протеане вернуться на галактическую арену, влить их в общество не представиться чем-то сложным. Но, пока же, это дела довольно отдалённого будущего.
  Тихо щёлкнул замок на двери и, ко мне подошла Али, просто обнимая своими чувствами. Заглянула в глаза, и я вижу, как блестят на её ресницах слезинки.
  - Прекрати себя накручивать, Огонёк. - Шепнула она.
  - Я могу тебе сказать то же самое, Фиалка. Да и Ли, может до посинения изображать спокойствие и деловитость, только вот для нас с тобой всё это впусте. Наши мальчики улетают от нас, улетают в большой мир, стремясь, стать его стражами. И наши сердца полны тревоги за них, так ведь? - Говорю я любимой.
  - Они же ещё дети, совсем дети, мои мальчики, наши сыновья. Ну, куда так рано, Жень? - Начинает всхлипывать Алана.
  - Люди быстро взрослеют, милая моя, и чтобы мужчина вырос настоящим воином, его нужно тренировать заранее. Человечество пришло к этому, пройдя долгий путь проб и ошибок. Это риск, но этот риск, цена спокойствия остальных. Ведь и Эни сейчас служит и риск не равен нулю. Даже сеть Единения не даёт стопроцентных гарантий, есть, хоть и гипотетический шанс погибнуть насовсем, окончательно. И мы обе это знаем, но мы не можем лишать наших детей права на их собственный выбор, как бы нам не хотелось. - Отвечаю я и прижимаю её к себе.
  - Я это понимаю, разумом понимаю, но сердце шепчет иное. - Говорит Фиалка. - Идём к остальным, Лисёнок, идём, пока совсем не расклеились. Не стоит портить парням их праздник. Наши мальчики этого не заслуживают, они настоящие молодцы у нас с тобою.
  Мы разворачиваемся и выходим из спальни, нас ждёт общий зал, полный сегодня молодёжью всех рас. Сегодня здесь почти все, как старшее поколение, так и младшие. Лишь некоторые отсутствуют, но по весьма уважительным причинам.
  
  Оглядываю зал, сколько же здесь сегодня моих близких. Нас уже так много, нечасто мы вот так собираемся, заполнив большущее помещение почти полностью. Здесь четыре поколения, уже четыре поколения! Смех и шуточки, гул разговоров, на меня никто не смотрит, родные и друзья чувствуют, что я рядом и им достаточно. Стайкой стоят наши младшие, мои парни, уже такие большие, но для меня, всё ещё маленькие и сердцу не смотря на все доводы разума, тревожно в груди. Фиалка, мазнув губами по моей щеке, уходит в толпу. Я же так и стою с краю, любуясь разумными. Какие они все красивые, той истинной, внутренней красотой и внешность, лишь дополняет её.
  Тень позади и мягкие обволакивающие чувства. Большие ладони ложатся на плечи, чуть сжимают их.
  - Что тебя так тревожит, дочка? - Спрашивает меня папа Миша. - Ты словно на взводе...
  - Я боюсь, папка. - Отвечаю я, и прижимаюсь к его груди спиной. - Мои маленькие мальчики, улетают из гнезда в большой мир оставляя меня.
  - Парни выше тебя на голову, ни такие уж и маленькие. - Говорит отец.
  - Папка, прекрати. Рост ещё не показатель. Всё равно они лишь мальчишки, пацаны совсем.
  - И что? Что будешь делать?
  - Знаешь, разумом я понимаю, что опасности нет. Что они летят учиться, что это их мечта и желание и я не вправе лишать их этого, разрушать мечту. Часть меня, смотрит на них с гордостью и радуется. Другая же часть, жаждет утащить их поглубже в логово и, встав на пороге, лицом вовне, вздыбить шерсть и оскалить зубы. Эти противоречия раздирают меня, пап. - Говорю я.
  - Материнский инстинкт, да?
  - Чёртова физиология, мрачная бездна подсознательного, диктующая свою волю. Бесит!.. - Глухо рычу я.
  Тихий смех за спиной. - Я тебя понимаю, сам через это прошёл.
  - Я помню, как утешала маму, когда улетели на учёбу мои братья. Её чувства тогда, были такими же, как и мои сейчас. Только вот, через что потом пришлось пройти мамочке, боже, как она это пережила-то?..
  - А как это пережила ты?
  - Это была катастрофа, папка, просто катастрофа. Мой мир разлетелся на осколки. Но, посмотри на них... - И киваю на смеющихся Тэцуо, Чарли и Китти, - мои спасители, вернувшие мне меня. Я никогда не смогу вернуть им этот долг.
  - Глупости. Нет тут никакого долга, друзья на то и друзья, чтобы выручать друг друга. Любить, заботиться и помогать в беде. Это взаимное, непрерывное состояние и ты у меня молодец. Смотри сколько здесь тех, кто тебя искренне любит. Как их много, на самом деле. Это настоящее богатство, истинное достояние, клад. Береги их всех, дочка и они в ответ сберегут тебя. - Тихо говорит отец, обнимает меня и кладёт подбородок на голову.
  Я же смотрю на матерей, которые стоят рядом с Шалой и дядей Стивеном и, у всех трёх женщин явно видны выпирающие животы.
  - Как дела у мамочек? - спрашиваю я Михаила.
  - Ты знаешь, у нас будет двойня. Как тебе? И у Каади и Дакаара, как и у Стива и Шалы, так же. - Говорит он.
  - Что?! У всех троих парочки?! - Удивляюсь я.
  - Здорово да? Как Barb радовалась, когда сканер это показал. А уж про Каади я вообще промолчу, у турианцев двойни большая редкость. Про квариков данные, как и по людям, хотя Стивен рад радёшенек. У него наконец-то будут парни, а то всё девчонки получались. - Отвечает папка.
  - Вот ведь жучары! - Шиплю я. - Вот паразиты!
  - Это ты о ком? - Удивление сзади.
  - Ты таки думаешь, что это случайность? - Говорю я ему, обернувшись.
  - А ты думаешь, нет? - Спросил он.
  - Пап, это такая же случайность, как и мои парни. - Отвечаю я.
  - А что твои парни?
  - Пап, ты же не думаешь, что произошедшее простая случайность. Из этого дела торчат волосатые уши, одного хитрована.
  - Это ты про кого?
  - Антарон зовут, слышал?
  - Так я с ним и общался довольно плотно. Тот ещё хитрый жук, ты права. И что, ты думаешь это его вмешательство?
  - Это очевидно, пап. Хитрый древний как сама галактика интриган, делает всё, дабы сплотить нас. И то, что случилось, отличный способ. Узы крови не отменить, от них не отказаться. Не нам с Иесуа, не то у нас воспитание.
  - А причём тут тогда Даян и девочки? Или ты думаешь, что здесь тоже он умудрился вмешаться?!
  - В вашем случае, вмешаться мог не только Антарон, но и ещё один древний кадр и не меньший интриган с именем Старый корень. И я чую, что работали они на пару с Антароном, сделав сюрприз для моих мамочек и тётушки. Слышала я, как мамулик сетовала, что хочет близнецов, её и не только её желание услышали и исполнили.
  - Ёшкин паровоз! Ну, я им выскажу, обоим! - Пробухтел папка. - При случае...
  - А чем ты собственно недоволен? - Улыбнувшись, спросила я.
  - Да... - И отец тихо рассмеялся. - Но Даку, я о твоих выводах поведаю.
  - Поведай, порадуй брата. - Говорю я, - пойдём к остальным, потискаю своих малышей, перед тем, как они почти на год меня покинут.
  - Это жизнь, дочка, просто жизнь. Смирись... - Говорит отец и мы расходимся, обнимая по пути близких, пожимая руки и всячески выражая радость от их присутствия.
  
  Иван (Джон) Шепард (Мендуар, 1 июня 2438 г.)
  
  Он продавил грудью плёнку силового поля и вышел на слип транспортника на котором прилетел домой. Родной мир встретил пронзительно ярким сине-зелёным небом, жарой, душным маревом, висящим над плитами посадочного поля и лёгким ветерком, несущим с собой запах соли и полевых цветов.
  Шорох одежд и рядом встала любимая жена. Оглядела панораму и тихо сказала: - Вот мы и дома, Вань.
  - Да, дома. Наконец-то всё закончилось. Шестьдесят три года в строю...
  - Не жалуйся, ты достойно завершил карьеру, генерал-адмирал Шепард. - Говорит Тали.
  - Но конкурс, я всё-таки проиграл и оперативное управление не возглавил. Так что, моё генерал-адмиральство, лишь утешительный приз к отставке. - Сказал он, поправил лямку армейской сумки и, подхватив жену под руку, пошел вниз по пандусу.
  Таможню прошли легко и непринуждённо, Иван ещё оставил пару автографов, восторженно взирающих на него таможенникам. Поговорил со старшим смены охраны космопорта, обсудив с офицером последние события на родине. Дальше взяли такси и полетели в их дом, в красавец на холме, ставший за эти годы настоящей достопримечательностью Мендуара. 'Логово рыжих' ждал их, ждал все эти годы пока Иван и его верная подруга жили и служили в пространстве.
  Пока летели под мерный гул, вспоминались прошедшие годы. В преобразованном флоте постоянно шло соревнование старших офицеров. Все они старались улучшить свои показатели, чтобы в момент повышения, именно ты продвинулся дальше по служебной лестнице. И Ив честно старался, чтобы вверенный ему флот по объективным показателям был среди лучших в Пятом оперативном управлении. Вообще же, оперативных управлений было шесть.
  Первое оперативное управление космофлота - Дальняя разведка пространства, картографирование и группы первичного контакта. В подчинении семь полноценных флотов, правда, в их составе почти одни фрегаты. Флагманы флотов, мобильные операционные базы со встроенным в них масс-реле, способным передавать и принимать корабли с любого и на любой ближайший ретранслятор второго типа.
  Второе оперативное управление - Силы непосредственной обороны миров. Все планетарные гарнизоны в подчинении этого управления. Кораблей только вот в нём немного, в основном это тяжелые войсковые транспорты и орбитальные базы-крепости.
  Третье оперативное управление - В его ведении служба колонизации. В подчинении десять флотов, на вооружении которых тяжелые и лёгкие крейсера, а так же могучие исполины кораблей первичной колонизации, которые являлись флагманами.
  Четвёртое оперативное управление - Управление внутренней безопасности. Космопол и СБЦ вошли в состав этого управления. В подчинении сорок флотов, только вот тяжёлых кораблей на вооружении почти нет. Большая часть кораблей это фрегаты и корветы. В принципе полиции другие суда и не нужны. Преступники и пираты не имеют на вооружении тяжёлых кораблей.
  Пятое оперативное управление - Силы быстрого реагирования. В составе десяти флотов самые совершенные корабли Звёздного альянса. Линкоры, авианосцы, тяжелые и лёгкие крейсера и СТЭЛС фрегаты и корветы. Третьим флотом этого управления Иван и командовал. Год назад он заявил свою кандидатуру на конкурс главы управления. Целый год, весь его флот старательно поддерживал своего командира, они были лучшими в управлении и одними из лучших во всём объединённом флоте. Венцом годового соревнования была большая тактическая штабная игра. И по её итогам, несмотря ни на что, он проиграл. Его конкурент, командир седьмого флота, азари Латри Т'Риаль, показала настоящий класс. И как Ив не старался так и не смог её переиграть. Синенькая была настоящим гением стратегического мышления. Итогом, стала его отставка и звание генерал-адмирала. Всё верно, с их продолжительностью жизни, личный состав должен обновляться, офицеры должны расти в званиях, а поскольку желающих служить во флоте было с избытком. То провал в соревнованиях был для адмиральского состава чреват отставкой. Это знали все и службу тянули изо всех сил, никому не хотелось провалить показатели и отправиться в отставку.
  Шестое оперативное управление - Специальные службы ЗВА. В них входил и СПЕКТР. О составе и численности флотов и эскадр, а так же базах Ив не знал ничего. Это было известно лишь Совету.
  - О чём задумался? - Спросила его Тали.
  - Да знаешь, может мне не стоило участвовать в соревновании на должность командира управления? Поскольку у меня были лучшие показатели, мог бы возглавить штаб...
  - Мне надоело в пространстве, милый. Мне надоело служить, я лучше поработаю на R.E.D.S. в качестве инженера. Только прямо здесь в их НИИ под крылышком Татума. - Ответила кварианка. - И я хочу ещё детей, Женя вся в службе, и радовать внуками нас не собирается, как и Вадим. Один Саша старается за всех наших детей, только вот живёт больно далеко и в гости прилетает с Хлоей слишком редко.
  - Дети да?! - улыбнулся он. - А что, я согласен на детей.
  
  Вот и посадочная площадка у замка, такси приземлилось, мягко коснувшись полозьями прорезиненного покрытия.
  Когда выгрузились из замка вылетел байк, взвыло масс-ядро и машинка с хлопком скрылась в стороне перевала.
  - Ух-х-х! - Воскликнула жена. - Ничего себе, ушёл на сверхзвуке! Кто это интересно у наших так летает?
  - Сейчас узнаем. - Сказал Ив и пошёл ко входу в замок.
  
  Главный зал встретил их тихим гулом разговоров. На входе столкнулись с Аланой, и азари по очереди обняла и расцеловала обоих, облив искренней и чистой радостью от встречи. Тут же на диванах сидели отцы, дядя Стивен, Дэвид Андерсон, Тецуо Омура и Чарльз Ксавье, Гаррус, Найлус и Тамил. В уголке, как и всегда уткнувшись в датапад, сидела Лиара.
  Больше никого не было, лишь откуда-то сверху, скорее всего из игровой комнаты тихо летела мелодия на пианино.
  Сидевшие увидели Ивана и Тали и с улыбками встали и подошли поприветствовать. Объятья, рукопожатия и поцелуй от Лиары, добавили обоим пришедшим радостных ощущений.
  - Где кто? - Спросил Ив, устроившись, наконец, на диване, - и что вообще происходит? Кого это унесло на сверхзвуке в предгорья?
  Лиара усмехнулась: - А кто у нас большой любитель гонять на байке? Сам догадаешься?
  - Опять Лиска чудит... Понятно. Чего это она? Случилось чего? - спросила подругу Тали.
  - До вас, похоже, ещё новости не дошли, или пока их не довели. - Ответил за азари Дэвид.
  - И что за новости? - Спросил Иван.
  Рядом с ним присела Али, посмотрела в его глаза своими совершенно мультяшными, в глубине которых можно было, казалось утонуть, и сказала: - Круг видящих Корпуса Пси, увидел большие проблемы в будущем, Ваня. Информацию довели до Совета и Предвестника. По просьбе Советника Карриса, был собран Великий круг, который полностью подтвердил информацию большого круга. На нас, снова надвигается Война, на нас всех, всех жителей Млечного пути.
  - Что?! Но, откуда?! Кто может угрожать нам дома, а особенно Единению? В нашей галактике есть такая сила? - Удивился Ив.
  - Угроза идёт извне, Ваня. - Сказал Найлус.
  - Извне?.. - прошептала Тали. - Но...
  - В соседней галактике твориться что-то странное и чем дальше, тем больше угроза именно оттуда. В соседней галактике притаился кто-то, кто готовит удар по нам. И если мы протянем и дождёмся его появления, последствия будут ужасающими по разрушительной мощи. Круг увидел, что если мы ничего не предпримем, то для живых последствия будут сродни Жатве, самое страшное что под угрозой уничтожения окажется и Ядро Единения. И сможем или нет, мы в этом случае победить, это вопрос на который пока нет ответа, видящие его не видят. - Сказала Алана.
  - И?! И что решили Совет и Ядро? - Спросил Иван.
  - Принято решение, готовить экспедицию в галактику Андромеда. У нас ещё довольно много времени, так что, решено отправиться туда и попытаться договориться. А если нет, то воевать лучше на чужой территории. - Сказал Тецуо.
  - Тей-кун! Это другая мать её галактика! Ты чего, у нас вообще есть технологии, чтобы туда долететь?! - Удивлённо спросил Иван. - И как воевать на таком удалении от баз?! Это безумие!
  - Технологии есть. Мало того, Ядро в своё время разрабатывало специальный ретранслятор, чтобы перемещаться на такие расстояния. Дан старт подготовки к экспедиции. Это займёт около десяти лет. Будут построены специальные корабли и мобильная база. Полёт туда, даже учитывая все наши сегодняшние возможности, займёт около пятидесяти лет. На месте будет собрано это специальное реле и тогда в Андромеду придёт основной экспедиционный корпус.
  - Понятно. Тогда, учитывая это у проекта появляется смысл. Кто из нас пойдёт? - Спросил Иван.
  - Никто. - Сказал Стивен. - Решением Совета и общим голосованием разумов Единения, нам всем запрещено покидать пределы Млечного пути, до момента запуска линии Реле.
  - Х-х-ха! - воскликнул, покачав головой Иван. - Теперь понятно, чего Лиска вспылила. Опять полетела скалы крушить, поди?
  - У всех нас свой способ сбрасывать злость в свисток. - Сказал папа Миша. - У Женьки ещё довольно безобидный.
  - Понятно. Не пустили, значит, героя на очередную войну?! Что же, надеюсь, от подготовки экспедиции нас не отстранят, и мы поможем ребятам подготовиться основательнее. - Сказал Иван и оглядел своих друзей и близких, смотревших на него серьёзными взглядами.
  
Оценка: 9.64*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Геярова "Твоя (чужая) ведьма" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | А.Емельянов "Мир обмана. Вспомнить все" (ЛитРПГ) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Код мира (2) - Между прошлым и новым" (Научная фантастика) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Н.Быкадорова "Главные слова" (Антиутопия) | | А.Емельянов "Последняя петля" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира (4) – Новый мировой порядок" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru ��Застрявшие во времени��. Анетта ПолитоваТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Титул не помеха. Сезон 1. Olie-Шерлин. Гринь АннаНа грани. Настасья КарпинскаяПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаОфисные записки. КьязаБукет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаВ объятиях змея. Адика ОлефирМои двенадцать увольнений. K A A
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"