Изверин Алексей Сергеевич: другие произведения.

Зима-1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 4.72*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Войны и новый ледниковый период сделали нашу Землю не очень уютным домом для человека. И не всем новым жителям этой планеты прошлые хозяева пришлись по душе. Человечество ищет новые пути, чтобы выжить и сохраниться как вид. Один из этих путей предстоит опробовать главному герою. Последнее обновление от 27 сентября 2010, закончено. 18 октября незначительные правки по замечаниям. (15 мая 2012 года подписан договор, рукопись в издательстве, удаляю большую часть текста, заменяя его отредактированной версией)


Русская зима

Глава 1

Основное здание Промышленного института.

Московский край. 2123 год.

   -Вик, Ви-ика! Ты идешь? -Громкий голос раздавался над площадью перед университетом, вонзаясь в холодный московский воздух как нож в ледяную воду. Снежинки испуганно дернулись, но поняв, что ничто им не угрожает, быстро восстановили свой неспешный полет к земле.
   Я смотрел, как высокая стройная девушка в серой шубке быстро пересекла площадь, кутая недовольное тонкое личико в широкие меховые отвороты, и быстро юркнула под козырек. От резкого движения слетел свободный, по последней столичной моде меховой капюшон, и темные длинные волосы взметнулись тяжелой волной. Редкие снежинки сразу же неспешно опустились на них, застыли хрусталиками.
   Серое унылое здание института огибала вялая метель, поземка мела по сугробам, сдувая с их гребней веерки снежинок. Дыхание вырвалось из ртов клочьями пара и быстро рассеивалось в воздухе.
   Сугробы ночью намело - будь здоров, будет уж работы дорожникам и коммунальщикам. В подземке-то пробок нет, а вот наверху не знаю что творится. Скорее всего, снова заторы, после таких-то снегопадов.
   Холодно было, короче говоря.
   Но, несмотря на холод, студенты все так же кучковались у входа. Изредка тяжелые стеклянные двери открывались и пропускали новую порцию молодежи - большинство внутрь, но некоторых - наружу. Несмотря на не очень приветливую погоду, мало кто хотел сидеть в душном, вязко натопленном здании университета.
   Я стоял у входа и пил пиво "Балтика" прямо из горлышка высокой синеватой бутылки. Здесь, у входа, было тепло, воздух от нагревателей шел не только на обогрев входа в универ, но и на улицу кое-чего хватало. К тому же, бдительные наши друзья-охраннички не считали эту территорию своей зоной ответственности, и потому тут студентов не гоняли, стоять можно было спокойно.
   -Привет! -Девушка в серой шубке ласково улыбнулась. -Что у тебя сегодня?
   -Ничего хорошего, Вика. -Грустно отозвался я. -С вами лаба, расчет реактивных движков, две пары, а потом семинар по измерительным приборам.
   Вика присвистнула, проводив взглядом бутылку, исчезнувшую в широко открытом зеве утилизатора.
   -Ну и ну. И это потому ты тут пьянствуешь? Это какая бутылка-то? Горе заливаешь? Это во сколько же ты домой, а?
   -В восемь. -Я, прищурившись, смотрел на снег.
   -Так поздно... -Протянула Вика. -Ну, ты и даешь. А, привет, Юль...
   Юля Игнатова, третьекурсница с факультета точного оборудования, лукаво улыбнулась.
   -Привет, привет. Ты что тут так рано?
   -Да вот, на лекцию решил зайти. -С самым невинным видом произнес я. Такой вид получается у меня лучше всего остального...
   Юля улыбнулась немного заискивающе.
   -Слушай, а сегодня нашему институту сто семьдесят лет... Ты на праздник пойдешь?
   Идти на праздник мне не хотелось. Вчера только что отметили день рождения Лешки, которому уж двадцатник, и до сих пор усталость чувствуется... Стареем, господа! Но надо же что-то делать? Не сидеть же дома круглые дни и ночи напролет, ведь верно? Да и к тому же, только один раз институту будет сто семьдесят лет.
   -А пошли сейчас, Юль. -Вдруг предложил я. Не знаю, что на меня нашло, ведь Юлькой я никогда не интересовался. Мне больше нравилась Вика, спокойная и рассудительная, не особенно красивая, но очень милая. Имя ей удивительно подходило, что в жизни случается редко.
   Юля Игнатова широко улыбнулась.
   -Пошли!
   -Постой, постой. -Мне почему-то стало стыдно. -Ведь у тебя сейчас одни лабы, правильно?
   -Правильно. -Счастливо улыбаясь, подтвердила Юля. -По металлоконструкциям...
   -У кого же такое счастье?
   -У Филоновой.
   -У Филоновой? -Ирину Андреевну я знал хорошо. -У нее лучше не прогуливать, Юленька.
   -Верно-верно. -Подтвердила Вика, до того как-то устранившаяся от участия в разговоре. -Она у меня в прошлом году вела. Сразу завалит на защите, мало не покажется. А металлоконструкции - по ним зачет, будешь потом маяться, до экзамена не допустят.
   Юля насупилась, обиженно посмотрела на Вику.
   Та этого не заметила.
   -Да отработаю с другой группой... -Робко попыталась возразить Игнатова.
   -Нет уж, нет уж. -На этот раз стал возражать я. -Ни к чему тебе лишние проблемы. Иди-ка ты лучше на лабы...
   И сразу же синие глаза Юли исполнились такой обиды, что мне стало еще хуже, чем было до того. Ну зачем обижать девчонку, дурило?
   -А мы тебя подождем. Ладно?
   -Обещаете? -Юля, сама того не замечая, улыбалась во весь рот. -Это ведь почти четыре часа...
   -Подождем. Вон, сейчас в "Менделе" посидим... А в два тут самое веселье только начнется, так что ты ничего не пропустишь.
   -Честно, подождете?
   -Честно, честно. -Успокоил я ее. -Мы в "Менделе" будем, на нашем обычном. Может, еще Борька подвалит, но не знаю, не знаю. Так что жду там тебя с двенадцати до двух, не опаздывай!
   -Хорошо! -Юля счастливо улыбнулась и быстро-быстро юркнула в приоткрывшуюся дверь.
   -Пошли в "Мендель", Вик. -Вздохнул я. Пива уже не оставалось, а очень хотелось посидеть в тепле. Небольшая кафешка "Мендель", где исстари собирались студенты, подходила для этого как нельзя лучше. Народу там никогда много не бывало...
   -Пошли. -Вздохнула Вика. -И что ты так с ней возишься?
   -С кем?
   -С Юлькой. -Запахнувшись в шубку, Вика изящно сошла со ступенек, и пошла, не оглядываясь, в сторону автобусной остановки.
   -Куда это ты? -Удивился я. -До "Менделя" пятнадцать минут пешком...
   -Вот еще, буду я мерзнуть на улице...
   Я хотел было сказать, что, ожидая транспорта, можно замерзнуть не хуже, но почему-то в этот день мне не хотелось никого обижать. Совсем не хотелось. Как всегда по утрам, мне хотелось жить мирно.
   Автобус робко полз по крайней полосе, на самой минимальной скорости, давай дорогу роботам-уборщикам. Очистительные лапки скользили по лобовому стеклу, смахивая липкий снег, придавая автобусу сходство с каким-то здоровенным умывающимся насекомым, изредка подмигивающим габаритными глазами-фарами.
   На остановке столпилось не так уж и мало людей - в основном женщины с сумками и несколько студентиков, едущих до центра. Тут неподалеку был бывший стадион, который лет сто назад превратился в большой оптовый рынок, а теперь медленно превращался в крупный торговый центр, единственный на район. И потому покупателей, особенно в это время года, бывало очень много. Когда они туда ехали - еще ничего, а вот обратно бывало трудновато влезть в переполненный транспорт.
   Жирные бабищи с громадными сумками жратвы громогласно переговаривались о своем, о женском. Худой парень в потертом пальто нянчил в руках такую же потертую и похожую на толстого лысого кота черную матерчатую сумку с набитыми боковыми карманами. Изредка, спохватившись, натягивал на голову здоровенную шапку-ушанку. Шапка на голове держаться упорно не хотела и постоянно сползала на глаза. Препод из института, ведший у меня на первом курсе физику, поднял повыше широкий воротник и поправил висящий на плече портфель.
   Почему-то мое внимание сразу привлек парень в ушанке. Вика тоже бросила на него украдкой брезгливо-интересующиеся взгляды "Вот бывают же на свете... всякие!".
   Пялиться было некрасиво, и я отвернулся. Господь с ним, мало ли какие у человека проблемы. Может, он сессию не сдал, и теперь одна дорога, обратно в свой город. Или любимая девушка бросила. Или просто с утра не опохмелился.
   Фыркнув, сложились створки дверей, негостеприимно пригласив нас внутрь. Народу внутри почти не было, немногочисленные пассажиры заранее жались по угловым креслам.
   Посыпаемые крупными снежинками и незлобно перепихиваясь, люди с остановки стали втискиваться в него через неплотно открытые двери.
   Мы с Викой кое-как втиснулись.
   Меня сжали между Викой с одной стороны - она шустро пробралась к окошку - и двумя габаритными женщинам, вооруженными громадными сумками. Справа напирал еще какой-то мужик в бороде и с усталыми глазами. Мужик этот пытался запахнуть пальто, но у него плохо получалось. Мешались все те же женщины.
   Я быстро задавил раздражение и отвернулся к окну.
   Вика едва не задыхалась под напором толпы. Автобус был переполнен, но люди все входили и входили, словно это была последняя лодка, везущая в рай. На спину мне надавили, в ногу ударили краем сумки. Противный запах дурной еды шибанул мне в нос, что я едва не выругался.
   Дам в возрасте нажимало на меня все больше и больше. И Вике оставалось все меньше пространства для вздоха. Что стоит задавить такую вот маленькую хрупкую девчонку?
   Я уперся руками в стену автобуса, и зафиксировался в таком положении, не двигаясь дальше ни на сантиметр.
   Поначалу помогло.
   Осознав, что дальше им не продвинуться, толстухи дернулись, и вдруг одна из них противным голосом завопила, да так, что я едва до потолка не подпрыгнул.
   -Ну что ты тут встал, пройти-то дай! Отжимается тут... Что, никогда в автобусе не ездил, что ли...
   Мое раздражение прорвалось.
   -Куда я тебе подвинусь, на крышу? Худеть надо... -Рявкнул на нее я неожиданно злым голосом.
   Тётки от изумления умолкли, а потом принялись вполголоса обличать нашу молодежь, которая "ну совсем распустилась, никакого уважения к старшим...".
   -Осторожно, двери закрываются... -Объявил синтетический звенящий голос через громкоговоритель. -Следующая станция - метро "Менделеевская"...
   Довольное урчание мощного мотора под полом сотрясло корпус, и машина неожиданно мягко тронулась с места. Меня даже не качнуло.
   Тетки продолжали трепаться, краем глаза посматривая, слышу ли их я. "Ох, и не стыда не совести..." "И не говори, и не говори, Салтина на них нету..." "Ох, зря его... Счас бы в полицию, в социал..."
   Слушать это было не так приятно, но развивать конфликт дальше в переполненном автобусе было глупо. Тем более, что ехать еще далеко. Авось, жирдяйки сами на следующей выйдут, там какие-то магазины вроде есть.
   Так не случилось. Следующая остановка - станция метро "Менделеевская"... И пол-автобуса ломанулись к выходу. Вышел странный тип в ушанке, бережно баюкая свой портфель. Бородач двинулся было за ним, но передумал уже на пороге, прижался ближе к краю двери. Жирдяйки быстро заняли освободившиеся места, мы с Викой встали поближе к двери, чтобы не проталкиваться через толпу пассажиров, которая всегда набивалась у метро...
   И стоило ради пяти минут вползать в эту давку и мерзнуть на остановке?
   Конфликт угас сам собой, так и не начавшись.
   Поломились новые типы. На этот раз от метро - к вокзалу... Еще пять минут пройти пешочком - и то лень...
   Салтина на них нету. Дуры жирные, давно бы строем ходили и перловку жрали, да еще и спасибо говорили, что своими ногами ходят... Или варежки шили на всю страну до конца жизни, ростокинская контора быстро работала.
   -Как ты думаешь, что у меня за консультант будет по проекту? -Спросила Вика, немного продвинувшись к окошку.
   -Не знаю. -Пожал плечами я. -Скорее всего, кто-нибудь из молодых... Сейчас много типов из Чехова, да и из Твери кто-то тоже пришел, там ТГУ сократили, теперь почти все в Москве.
   -Новых? Так это что, теперь у нас ВУЗ в два раза больше будет?
   -Да нет, что ты, просто перенесли некоторые ВУЗы в Тверь, а некоторые ихние - к нам, вот и все. По-моему, промышленные все же в Москве останутся, говорят. Около космопорта строят большой комплекс, это все...
   -Что это там орут? -Брезгливо спросила Вика, дернув плечиком.
   -Где? -Я прислушался. В самом деле, орали что-то страшными голосами впереди, около метро. Полиция, наверное, у них всегда голоса специфические. "Стой стрелять буду"
   Мимо по улице пробежал патрульный полицейский, на ходу срывая автомат. Автомат никак не желал расставаться с нагретым местом на плече утепленного комбеза, и здоровенный полис яростно дергал его, как молоток. Прозрачное забрало шлема
   Я поперхнулся заготовленными словами. Патрульные? Да куда-то бегут?
   До предела вывернув шею, я увидел, что народ на площадке перед входом в метро быстро рассасывается, стремительно куда-то исчезает, а буквально отовсюду сбегаются другие полисы. И среди них полно вооруженных.
   Автобус, дернувшись, встал. Я едва избежал позорного падения на стоящих впереди людей, покачнулся на ногах.
   Тетки с сумками замолчали, тоже прислушались, но всего на миг, а потом завопили, да так, что начало закладывать уши. Наверное, за компанию.
   Низкий, тягучий и противный вопль.
   Резкими щелчками прозвучали выстрелы. Вжикнули пули, со звоном стали рикошетить от стен рядом стоящего дома. Быстрые облачка выбитой из древней штукатурки пыли украсили фасад магазина, водопадом осыпались древние еще стекла. Метнулись в сторону прохожие, кто-то выскочил на проезжую часть, взвизгнули разом тормоза машин, послышался глухой пластиковый удар и хлопок сработавших подушек безопасности.
   Словно мало ли того, что было, так теперь еще и это...
   Что происходило там, сзади, я видеть не мог, тут просто не развернуться. И от этого мне стало не по себе. Вот уже десять лет в городе ничего такого не бывало, Спецкорпус...
   Долгая очередь воем захлебнулась в узких двориках, пули пели свои смертоносные песни где-то неподалеку.
   Да что же это такое? Снова война? Как тогда, века назад... Бабушка такое рассказывала, что страшно становилось, мне не хотелось бы...
   Я не успел додумать мысль, как события понеслись снежной лавиной.
   Сверху мелькнуло нечто темное и прилизанное. Негромкий посвист качнул автобус, сбил снег с крыш и тротуаров. Взметнулся снежный саван, разметался по улице и стенам домов, мазнул по стеклам салона снаружи и медленно стал падать вниз, подхваченный внезапным легким ветерком. Короткие крылья, изящный темный корпус с символом полиции Федерации Земли.
   Малый атмосферный флаер типа "Оса" спланировал на дорогу сверху, и завис над всем бедламом. Под брюхом флаера нависали над дорогой серые наплывы, комплексы полицейской аппаратуры и сканеры. Оружейная система открыта,
   -Всем оставаться на местах! -Грохнули его громкоговорители. -Не допускайте паники! Всем оставаться на...
   Флаер висел не очень далеко, и мне было видно, как грозно ворочался в гнезде лучемет. Черный лафет с ребристыми выступами охладителей блестел, дуло подергивалось на направляющих. Можно даже сказать, что направляющие производства лабораторий нашего института, или СОТ, Савеловского технического объединения, их вербовщики приходили на прошлой неделе, предлагали контракт... Лазер работал на малой мощности, как целеуказатель, и по стенам домов ползла яркая алая точка.
   Я засмотрелся на "Осу".
   Маленький флаер назвали удивительно точно. Сейчас он как никогда походил на осу, нехотя выбравшуюся из гнезда - поглядеть, что случилось, что же такое происходит там снаружи, не лазают ли вокруг соседские мальчишки с палкой, сшибая такие уютные бумажные кулечки. И в кого бы вонзить не смертельное, но все же такое болезненное жало?
   И тут я ощутил, как под нами начинает проваливаться пол.
   За окном местность подпрыгнула. Пол зло ударил меня по подошвам и швырнул прямо на стекло.
   Я не успел даже удивиться - стекло выдержало, спружинило, ребра взорвались сумасшедшей болью. Истошно закричали тетки с сидений. Меня обдало запахом давно не мытого тела и еще чем-то противным, оглушающим.
   Заложило уши.
   На миг в глазах настала чернота, а когда я снова обрел зрение, за окном бушевало пламя. Волна пламени шла откуда-то из-под земли, дорожное покрытие радостно вспучивалось и рвалось, машины расшвыривало в сторону, снег испарялся, а среди этого вставал яркий белый свет...
   Я машинально прижал к себе Вику, спрятал ее лицо у себя на груди, прикрыл затылок ладонью, уже понимая всю беспомощность этих действий. Она слабо дернулась, попыталась вырваться, но мои руки стали как каменные. А ребра уже не болели почему-то.
   Последнее мое воспоминание - резко дрожащий пол под ногами, истошные вопли и несущуюся на нас стену соседнего здания, по которому медленно расползались снизу коричневые провалы трещин.
   А потом все скрыла мягкая теплая тьма, где уже не было ничего.
  

Интро-1. Земля. Начало XXII века.

   Веселая ситуация сложилась в мире в начале двадцать второго века. Еще похлеще, чем к началу двадцать первого!
   Но тогда, в далеком сейчас двадцать первом веке все только начиналось, а сейчас уже заканчивалось. Или снова начиналось, да так, что после окончания новой заварухи придется забыть о земном человечестве и уступить место другой расе, более умной?
   Все быть может.
   Ядерные удары вспыхнули на теле планеты ледяными розами, расползлись чудовищными нарывами очаги распространения смертельной заразы, удушающими облаками повисли в небе боевые отравляющие газы. Горели города и поля, здания и скалы, море и небо. А потом все это кончилось - уже не было сил больше убивать свою планету.
   Новое великое оледенение, вызванное войной, стремительно наступало на Землю, и уже в сентябре шел первый снег, и не всегда таял в мае. Мелели моря, приливы и отливы принимали поистине катастрофические масштабы. Вода тоже стала ядовитой, отрава проникла глубоко в почву, и пропитала водоносные слои.
   Хорошо хоть, не было больше землетрясений. Тектонические подвижки земной коры, стершие в порошок Токио и старый Владивосток, прекратились лет через пять после последнего ядерного удара, вулканы по всему миру так и не пробудились, несмотря на панические прогнозы американских ученых. Так, бахнуло где-то пару раз, да и то вяло.
   Хватало холода и радиации. Большие области Земли оказались заражены, и не было никакой возможности их очистить.
   Новообразованная Федерация Земли встречала эти времена не в таком и плохом состоянии. В руинах лежали ее старые заводы, но уже успели отстроиться новые, по любезно и настойчиво предоставленным технологиям, реформы власти позволили наконец-то выбирать нормальных людей на соответствующие их возможностям места.
   Это получше, чем в Англии, где совершенно неожиданно пришли к власти коммунисты, и лучше, чем во Франции, которая передушила саму себя бактериологическим оружием. И уж много лучше, чем в Китае, который перестал существовать как единое государство, а распался на множество маленьких стран, разорвал сам себя гражданской войной и бандитизмом, голодом и национализмом. Не было больше Великого Китая, Поднебесной Империи, Китайской Народной Республики, а остались только два новых государства, бывших провинции - Юньнань и Фуцзян. И громадные радиоактивные пустыни, которых избегали даже мутанты.
   Наверное, почти так же, как и в США - они-то выжили... Но с ТОЙ СТРОНЫ не было никаких известий, Объединенная Америка сделала вид, что их нету, что исключили их с земного шарика войны и катастрофы. Мы к вам не просимся, и вы к нам в гости не ходите. Никто не интересовался, что происходит там, всем хватало и других забот.
   Большая часть Земли лежала в руинах. Население сократилось, сократилась и территория, пригодная для сельского хозяйства и для комфортной жизни.
   Но для Федерации Наций не все было так плохо, как уже говорилось. Пройдет лет двадцать-тридцать, и страна выберется из разрухи. Снова начнет развиваться наука и техника, будут вычищена вся зараза, небо перестанет светиться по ночам обломками спутников и баллистических ракет, восстановится до приемлемого уровня население.
   Главное, дать еще лет двадцать спокойных, ничем не омраченных, чтобы больше забот не прибавилось. Да кто ж их даст-то?
  
  

Главный институт тяжелой травматологии, ГИТТ.

Московский край, 2123 год.

  
   Боль стала его спутницей. Он почти не разговаривал - ибо открывать губы было тоже больно, и не шевелился. Он просто лежал...
   Глаза...
   В Склифе первым делом постарались спасти ему глаза.
   Но это удалось не полностью. Пластиковая обшивка автобуса при горении выделяла очень едкие вещества, и он получил их полной долей.
   Как он выжил, никто не представлял. Как он до сих пор живет - тоже не представляли. Техника творит чудеса.
   У него были переломаны ноги и сломана рука. Ребра пытались сначала собрать из обломков, но потом плюнули и просто удалили несколько штук, готовились заменить композитом. Был сломан и позвоночник - в трех местах...
   Многочисленные повреждения внутренних органов - проникающие ранения в почки, разрыв брюшной полости, который удалось локализовать с большим трудом. Заражение крови останавливали несколько раз, но не очень надолго.
   Диагноз быстро разросся до гигабайта.
   Словно большая, отлично отлаженная машина, в механизм которой попал песок. Некогда идеально отлаженные механизмы сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее пошли вразнос, изломались, калеча еще уцелевшее...
   Только благодаря новейшим системам инопланетчиков парень был все еще жив.
   Но в радость была ли ему такая вот жизнь?
   Репортажи с места взрыва показывали часто.
   -Почти сто сорок погибших, и их число продолжает расти. Взрыв произошел в переходе к станции, разрушены подземные перекрытия...
   -Сильно пострадали наземные сооружения...
   -Спасательные работы затруднило то обстоятельство...
   Картинка с винтокрыла. На месте входа в метро - громадная воронка. Некоторые здания устояли, некоторые оказались сметены взрывной волной. Театр устоял, но фасад его превратился в нагромождение руин, передняя стена рухнула, обнажив серое нутро. Изредка там что-то вспыхивало, рассыпая снопы легких искр. Лениво сочился едкий даже на вид дымок.
   Новые кадры. Спасатели выносят носилки из подземного перехода, раненые. Им повезло. Их поднимают вверх, грузят в жадно распахнутые скорые, увозят. А вот ряды тех, кому не повезло. Трупы, множество трупов лежат прямо на мостовой, между ними двигаются врачи в белых закрытых комбезах и прозрачных масках.
   Усиленные патрули на каждой станции метро. Два десантника и два полиса. Десантник, угловатая темно-коричневая фигура в легкой броне, забрало шлема откинуто, в камеру так и плещет широкая улыбка, а правая ладонь его в широкой суставчатой перчатке, поглаживает ложе АСВ, электромагнитной винтовки. Полисы помельче, без брони, зато просто обвешанные детекторами, и напоминают дикобразов.
   -На месте взрыва обнаружены следы воздействия сверхвысокой температуры... По предварительным данным, было задействовано взрывное устройство конвертерного типа.
   -Число жертв трагедии неуклонно растет...
   -Новая акция в Турции. Была уничтожена база террористов в Стамбуле...
   Налеты на базы исламистов случились в один день, кого-то взяли, кто-то успел уйти, все как всегда. И снова - кадры, кадры... Приземистые силуэты бронетехники, давящейся через городские кварталы, снова угловатые силуэты пехотинцев, как горох раскатывающихся по горящей базе, быстрые искорки флаеров, несущихся в небе, какие-то карты и разбитые здания под серым рассветным небом.
   Но не удалось выявить организаторов этого побоища. Совсем не удавалось. Рядовые террористы ничего не знали, а организаторы успели вовремя спрятаться.
   А парень умирал. Медленно, но верно.
   Ничего не могло остановить ту цепь химических реакций, которая началась в его организме. Даже чудодейственный медат инопланетчиков... Ибо медат мог восстановить ранее запомненный организм, но не такой, который он видел впервые.
   Парень умирал. Это понимали все...
   Почему-то не осталось в нем сил к жизни...
   -Попробуйте! -Просил его врач, который поставил на ноги уже не одного такого.
   -А смысл? -Грустно, сквозь боль улыбнулся парень. -Разве ж это жизнь - без ног, и на таблетках?
   -Никогда нельзя терять надежды! -Патетически восклицал врач. -Это все же жизнь...
   На таком обычно его клиенты ломались.
   Но так было раньше. А не теперь...
   Парень снова грустно улыбался.
   -Подумай о своих родителях!
   Но парню было уже все равно. Начинались приступы боли, ему кололи морфий и более сильные препараты, и все до времени прекращалось...
   До времени. Потому что потом становилось только хуже и хуже...
   Жертв было много, врачи не спали сутками, стараясь поставить на ноги всех.
   Не был исключением и врач, что лечил этого парня. Он тоже не мог уделять слишком много внимания одному пациенту...
   Он и не стал.
   А однажды, когда врач делал обычный вечерний обход, оказалось, что того странного пациента уже нет.
   -Ниночка, -спросил врач у медсестры, -а где тот парень, из сто седьмой палаты?
   Глазки медсестры мигом наполнились слезами.
   -Олег Петрович, его выписали...
   -Что? -Удивился врач. -Как это выписали? Он ведь не то что ходить, он иногда даже думать не может... Как же могли его выписать?
   -Он умер. -Ответила она. -Олег Петрович, они сказали, что он все равно умрет, и забрали его к себе... А мне сказали, что умер! -Ниночка была готова разреветься, как школьница.
   -Да кто они такие? -Врач никак не мог понять, что происходит... -Кто они такие? Какого черта тут вообще происходит, Ниночка? Почему...
   Заметив состояние медсестры, врач спохватился и провел ее к ближайшему креслу.
   -Сядь-ка, и успокойся. Расскажи все по порядку...
   -Да что говорить... -Всхлипнула Ниночка. -Пришли какие-то, показали удостоверение Спецкорпуса. Спросили, где тут сто седьмая, и прошли туда...
   -А там?
   -Не знаю. -Снова всхлипнула Ниночка. -Меня оттуда сразу выгнали.
   -Как это? -Не понял врач.
   -Вытолкнули! -Ниночка украдкой вытерла глаза. -Тип еще тот, просто на руках оттуда вынес, и сказал больше там не появляться. А через полчаса вызвали носилки, положили туда больного, и вывезли...
   -Куда?
   -Не знаю... Прямо на то НЛО загрузили, вместе с носилками, и все...
   -Стой, стой! Как это погрузили... Ведь его от каждого движения...
   -Да что же это такое делается! -Кричал лечащий врач в кабинете главврача спустя пару минут. -Моего пациента...
   Главврач выглядел ничем не лучше Ниночки. Крупный светловолосый мужик сорока лет вот-вот готов был расплакаться, совсем как медсестра.
   -Олег Петрович, послушай, да что я могу? Это ведь...
   -Да мне плевать! У парня тяжелейшее положение, и я обязан... Транспортировка для него может быть смертельна, понимаете? Что, если он не выдержит...
   -Прошу прощения. -Раздался тихий голос откуда-то сзади.
   Врач обернулся, совершенно некстати вспомнив, что в кабинет-то он влетел с налета, не посмотрев по сторонам, и какие-то посетители были.
   Там, на стуле, сидел не очень молодой мужчина в строгом светлом костюме-тройке, темная куртка была небрежно брошена на соседний стул, а на ней гордо возлежала неприметная серая папка мобильного компьютера, ноутбука, или ноута, как его называли инопланетчики.
   Лицо парня не выражало абсолютно ничего и казалось врачу каким-то странным, немного нереальным. Правильное, ничего не ощущающее, находящееся в каком-то заоблачном упокоении, мертвое... Зеленые глаза смотрели очень спокойно, и ничего в них не отражалось.
   Почему-то именно глаза и напугали врача. Казалось, что в них пляшут какие-то огоньки...
   -Боже мой... -Охнул врач. -Вы... Святогор!
   -Именно. -Улыбнулся киб. Даже улыбка у него была мертвой, словно уголки его губ развели в разные стороны механические тяги.
   Наверное, так оно и было.
   -Что вам надо тут? -Сумел выдавить из себя врач. И подумал, а зачем ему ноутбук? Что на нем делать, если процессоры его самого мощнее, чем вот этой серой шкатулки?
   -Неважно. -Еще одна мертвящая улыбка. Но глаза-то, глаза все так же холодны, и пляшут в них зеленоватые отсветы - работает прицельная система... -Мы уже уходим, прошу нас извинить... Вопросы?
   Врачи синхронно покачали головами.
   Святогор пружинисто поднялся, накинул на плечи крутку, сунул под мышку небольшой плоский ноутбук и вышел, негромко хлопнув дверью. Вроде бы случайно, чуть этак, но все же именно хлопнув, показав этим жестом, что, хоть он, киб, и уважает главврача Склифа, все равно истинным хозяином положения всегда остается именно киб Святогор, а не главный врач.
   Наступило тягостное молчание. Олег Петрович хотел что-то сказать, да вот только все слова куда-то испарились, как воздух из проколотого воздушного шарика. В голове все билась и билась какая-то мысль, да только никак не удавалось ее ухватить за хвост и предъявить к опознанию.
   -Забудь о своем пациенте. -Сказал главврач по прошествии нескольких минут. -Забудь. Не было у нас такого, отродясь не было, и быть не могло... Или ты хочешь... решишься поскандалить?
   -Нет. -Покачал головой Олег Петрович. -Не захочу...
   "И не решусь", -добавил он мысленно.
  
  

Центр правительственной связи.

Москва, Московский край, 2123 год.

   -Ситуация, господа, такова. -Генерал Петр Дрейк прошел вдоль настенной карты. -Великое оледенение продолжается, и, судя по прогнозам наших... -Петр сделал небольшую заминку, чтобы пренебрежительно скривиться, -ученых, не собирается останавливаться. Среднегодовая температура продолжит падать. Спутники программы "Заря" не будут выведены на орбиту еще пять лет, да и тогда ученые не уверены в успехе. Большие проблемы представляет собой также то количество космического мусора на орбите, которое сумели забросить туда заокеанские государства...
   Дрейк остановился, оглядывая быстрым взглядом сидящих - все ли сохраняют внимание, никто ли не вертится, не отвлекается? А взгляд у Дрейка был еще тот - в самых глубинах зрачков пылали красные огоньки - небольшие, размером с булавочную головку... Почти незаметные, если не приглядываться.
   Все люди за овальным столом смотрели на Петра, никто не отвлекался и не дергался.
   Представители краев и областей, тех, что остались от человеческих государств на территории Федерации. Тех, кто правильно решил, что безопаснее быть вместе, чем выживать порознь. Не так уж их и много, если сравнить с довоенным уровнем населения...
   -Исходя из вышесказанного, я рекомендую... Даже настоятельно советую поддержать план Малого Совета Федерации Земли и начать строительство защитных сооружений и сети новых реакторов. Также предстоит разработать систему оранжерей на основе наших технологий, чтобы люди могли хоть что-то есть во время наступающей зимы...
   -Минуточку! -Поднял руку один из губернаторов.
   Петр поморщился. Как всегда, Гладков. И что ему не сидится на месте?
   Впрочем, понятно, что не сидится. За Уралом снова неспокойно, мутанты напирают, мусульмане шляются где попало и никак от них не избавиться... А уж Красноярск вообще живет буквально на краю, каждый день из-за реки могут прийти армии уродцев...
   -Да, Владислав Сергеевич? -Вежливо сказал Дрейк.
   -У меня вот какие вопросы, Петр Алексеевич. -Губернатор чуть дернулся, словно собираясь встать с кресла, но передумал. -Как быстро мы сможем все это сделать? У нас уже, выражаясь учеными словами, жесточайший продовольственный кризис. Оранжереи не справляются! А если говорить просто, то еды еле хватает на нас самих. Ежели бы не поставки из центра, так вообще бы ласты склеили... Но постоянно объедать не можем!
   -Это уже не ко мне вопрос, Владислав Сергеевич. Ничего пообещать не могу, сам пока ничего не знаю. Типовые проекты оранжерей сейчас в разработке... Нашими методами, разумеется. На Лунной базе. Также разрабатываются и адаптированные реакторы. Монтаж защитных установок уже начался на основе местных укреплений и будет снабжаться новым оружием. В том числе и лазерным. Все это будет адаптировано для использования в условиях жесткого климата, низких температур. В энергии и еде вы нужды знать не будете.
   Снова прошелся легкий шепоток по присутствующим. Стационарное лазерное оружие! Пока еще его не раздавали кому попало, оно стояло только на основных объектах инопланетчиков. Космопорты и крепости, еще периметры самых крупных городов, вроде Москвы, Пскова и Новгорода, и больше нигде.
   -Тогда еще один вопрос, Петр Алексеевич. -Владислав Сергеевич пригладил начинающие седеть волосы на голове. Потом зачем-то поправил ручку в правом кармане пиджака.
   Все терпеливо ждали. Губернатор Красноярска редко выступал, но говорил всегда по делу и серьезно, такая уж у него репутация сложилась.
   -Дело у меня сложное, Петр Алексеевич. Мутанты напирают. Можно ли добавить армию? А то у меня всего-то три десятка тяжелой пехоты и две тысячи...
   -Вам этого мало? -Поднял бровь Петр Дрейк.
   -Мало. -Прямо сказал губернатор Красноярска. -Вы сами видите, что твориться. Мутанты со всех сторон, а у нас даже штурмовики забрали... А если они пойдут через Енисей, чем мне их держать? Они уже на Ачинск нападали, мы там никак закрепиться не можем... И не можем их сдержать, вы же знаете. Они Красноярск просто обходят. Людей не хватает даже на патрули! Я присылал выкладки, да ответ... -Он пожал плечами.
   -Аэрокосмические истребители сейчас нужнее в Азии, Владислав Сергеевич. -Вежливо ответил генерал Дрейк. -Там сезонные миграции. Не мне вам объяснять, что начнется, если чу... наши враги прорвут фронт.
   Никто вроде бы и не заметил оговорки генерала. Но Дрейк был сам не особо доволен, адаптация их и местных все же происходила в обе стороны.
   -Вот именно. -Подтвердил губернатор Саратова.
   -Сергей Петрович ближе всех к очагам напряженности. Ситуация...
   -На хер ситуацию. -Отозвался губернатор Красноярска. По рядам пробежал невнятный шепоток, выходка могла дорого обойтись Гладкову. Но генерал пока что молчал, и губернатор Красноярска вообще ничего не заметил. А если он не заметил, то зачем, спрашивается, остальным нарываться? -У меня народу-то почти нет, техника старая... Двадцать флаеров, три штурмовика и три отделения тяжелой пехоты! И что с такими силами мне делать? Да их просто не хватает чтобы закрыть все дыры! Собираем ополчение, а последних воинов у меня забирают на границы... А меж тем, мутантов все больше и больше! Ваша разведка молчит, но я знаю, что они накапливаются в моем крае сверх меры! И не сегодня-завтра...
   Петр Дрейк вполне мог бы поправить уважаемого губернатора. Силы эти приданы вовсе не Красноярску, а лично полковнику Тамаре Ивановой. Помимо этого, в распоряжении Тамары находятся те самые два отделения тяжелой пехоты. И местная ополчение, которого не доломал "Миротворец", будет ей подчиняться беспрекословно, в случае чего.
   А вот в Азии дела гораздо серьезнее. Оттуда идет такая угроза, которую не остановить простыми методами. Полмиллиона спятивших... Которых "Миротворец" тоже не сломал - вернее, сломал, но не до конца...
   -Мы подумаем, что можно сделать для вас, Сергей Петрович.
   Петр Дрейк смотрел в окно, за которым кружился снежок. Губернаторы краев федерации молчали, каждый думал о своих проблемах. В том числе и Гладков.
  
  

Интро-2. Воспоминания В.С. Гладкова.

   Еще когда он был рядовым матросом на эсминце "Стерегущий" Владислав Сергеевич Гладков попал на первую в своей молодой еще жизни войну.
   На войну, начавшуюся внезапно и спонтанно, хотя и долго готовящуюся, на стремительную войну, что ознаменовалась атомными взрывами и вереницами крылатых ракет, чертящих небо. И казалось, что даже само небо, когда-то синее-синее, ужаснулось тому, что творилось внизу, и навсегда отвернулось от землян. Стало хмурым, серым, облачным, пролилось ядовитыми дождями и пронеслось ураганными ветрами по земле.
   Славка никогда не думал о том, что он возьмет в руки оружие и будет стрелять. Это было как-то дико, как-то непонятно и совершенно не укладывалось в голове. Одно дело по банкам пострелять, или по бутылкам там. Если отца хорошо попросить, то он давал старенькое ружье-одностволку, россыпь патронов. И банки красиво так разлетались. Но вот по людям? Да, впереди было нечто что называлось коротко - армия. Славкины друзья года на три старше, всякие двоюрдные-троюрдные братья, рассказывали много разного. И все их рассказы заканчивались в одном - нечего тебе там делать, пацан.
   Да куда же деваться в маленьком сибирском городке, где каждый как на ладони у всесильного военкомата? Это в Москве, говорят...
   И однажды у порога его дома из мерзкого утреннего тумана выросли хмурые милиционеры, незнакомые, не местные, и участковый жался где-то в стороне, у калитки, старательно делая вид, что он тут вообще мимо проходит, а за калиткой мялся строй из нескольких Славкиных одногодков. Еще двое таких же хмуряков выпрямились за калиткой, с барственной ленцой оглядывая своих подконвойных.
   -Гладков? -Отодвинув в сторону сразу же побледневшую и даже как-то беззвучно застонавшую мать, спросил старший. Автомат болтался на его бедре небрежно, но впечатляюще. -Пошли давай, нечего...
   Он отвел глаза, но все равно равнодушная усталость на его лице не проступила во всей его фигуре.
   Славка уже все для себя решил давно. Армию следовало пережить, как пережили все его друзья, братья и свояки, коих у каждого сибиряка, как известно, вагон и маленькая тележка. А потом - ну а что потом? Потом можно и к брату в мастерскую... Накопить опыта, а уж потом посмотрим, все может измениться. Времена-то такие, никогда не знаешь, что завтра будет.
   Начало службы как-то смазалось, пронеслось мимо Славки. Учебка, сбор грязных полуразвалившихся зданий среди обнесенных колючей проволокой квадратной площадки бывшего аэродрома. По колючке был пропущен ток, иногда по ней пробегали сиреневые искорки разрядов. Вышки с охраной, похожие на шляпки старых гвоздей. Темнота и холод бараков. Нарезы лесоповала, стук топоров и свист пил. Медведь, вышедший из тайги и запутавшийся в проволоке. Когда включили ток, большая синяя искра сожгла топтыгина в белесый пепел.
   А где-то рядом было море. Океан. Солоноватый ледяной ветер с моря вымораживал бараки не хуже японского холодильника. Славка никогда еще не был на море. Но их учебка готовила военных моряков.
   Третья мировая война, ставшая второй войной, в которой применили атомное оружие. Города исчезали с карты Земли, будто их стирали ластиком. Не забыли про химию и бактерий, щедрой рукой сыпанули по миру гадость, десятилетиями копившуюся на секретных складах. Европа превратилась в радиоактивные руины, крылатые ракеты сыпались на Владивосток и Петропавловск одна за другой, как большие градины, остатки русского флота, выжившего после ударов авиации и крылатых ракет с американских кораблей-арсеналов, огрызались как загнанные в угол крысы...
   Поначалу молодому Владиславу Сергеевичу, тогда еще просто оператору корабельной артиллерийской установки АК-130 Славке Гладкову, не довелось поучаствовать в боевых действиях. "Стерегущий" бороздил Тихий океан, но судьба хранила его в первые дни войны от американских подлодок и бомбардировщиков.
   Везение кончилось неожиданно. Зажав на траверзе Хоккайдо американскую АПЛ типа "Огайо", "Стерегущий" споро отправил ее на дно тремя глубинными бомбами. За три минуты.
   Вот так, мелким мусором на поверхности воды и большим масляным пятном на волнах, и вошла в его жизнь та страшная война.
   А потом началось. Из второго похода "Стерегущий" не вернулся. Он достойно принял бой. И сумел достойно проиграть.
   Победители не стали затрудняться, и оставили матросов побежденного судна в воде. Тех, кто выжил, конечно. Потому что у авианосного ударного звена, которое шло на Владивосток, появились новые проблемы, которые занимали его весь оставшийся ему срок жизни. Обломки "Нимитца", чудом оставшиеся на плаву после попадания серии снарядов с крейсера "Неустрашимого", испарились в пламени ядерного взрыва, прикончившего заодно и всю ударную группировку США.
   Славку Гладкова и еще с десяток человек, остаток экипажа русского корабля, подобрал китайский эсминец "Тайчжоу". Китай к тому времени уже почти не мог защищаться, Пекин и все крупные города давно лежали в руинах, но этого не знали китайские моряки, находящиеся в дальнем походе. Без радиосвязи же, она прервалась почти сразу после начала войны. И они долго не могли решить, что делать с русскими матросами - то ли это пленные, то ли соратники... По иронии судьбы, китайский эсминец был аналогом того же корабля, на котором служил Гладков. Словно и ничего не изменилось, словно "Стерегущий" продолжает свой рейд, разве что компьютеры китайские на него поставили да зачем-то исчеркали всего иероглифами. Ходы и оружие вообще один в один...
   Между тем море становилось все более и более опасным. Изменения климата все прогрессировали, начались ураганы. Славка навсегда запомнил громадный столб воды, крутившийся на горизонте. В бинокль, выпрошенный у китайского моряка-наблюдателя, это смотрелось ужасно. Вставшая на дыбы море, грязно-коричневая вода, текущая справа-налево. Мелькали какие-то обломки, тушки рыб, вроде даже промелькнула сероватая туша кита, водоросли и что-то еще, не ясное.
   Капитан "Внушительного", именно так переводилось имя эсминца на русский, принял решение возвращаться в порт. Дошли без приключений, пришвартовались сами. Порт, вроде бы не поврежденный с первого взгляда, был отравлен химией. Живых там не осталось. Небольшой японский корабль в заливе подорвался на мине и затонул, выставив над хмурыми волнами мачту с флагом восходящего солнца. Японцы, потравив берег, не удержали свое же оружие под контролем.
   Так Славка попал в Поднебесную, где шла яростная война против Тибета и мятежных провинций. Ежедневные налеты американской авиации сделали свое дело, великая держава захлебывалась под грузом своих проблем, в провинциях начались кровавые мятежи, надвигалась угроза голода...
   И все же, до русских интернированных доходили странные слухи о НЛО, о новом мощном оружии, о странных солдатах... Про революцию в России они узнали случайно. Славка тогда подумал, что наконец-то погнали москалей, и очень хотел вернуться на родину, да только куда из тюрьмы пойдешь?
   Обращались с ними вежливо, кормили хоть и нерегулярно - в Поднебесной уже начался голод - но остальные ели еще хуже. Пару раз видели страшное зарево на горизонте, зарево атомной войны. Облака радиоактивного пепла не долетали так далеко на юг, подхватывались ветрами и сносились обратно, на север.
   А тут как раз свалился второй десант. США стремились добить пошатнувшегося противника и сосредоточить все силы на самом опасном враге. И еще, им нужен был плацдарм для атак на северного соседа. Аэродромы, в основном, откуда можно бомбить и бросать десант на точки в тайге. Да и базы крылатых ракет тоже не помешают.
   Американская армия, хоть и получившая уже по носу, вполне была способна на многое даже без ядерного оружия.
   Тут уже некогда стало разбираться. Славку, который отсидел в небольшой тюрьме три месяца и к тому времени уже сносно понимал китайский, привели к китайскому капитану.
   Тот хмыкнул, посмотрев на русского, и быстро зачислил в армию.
   -Теперь ты наш гражданин...
   -Хень хао. -Ответил русский немного невпопад.
   Славка получил китайский автомат "тип 97" и отправился защищать город от янки.
   Потом было много чего. Хотя совместный десант НАТО и отбили, и защитили город от голодающих толп с юга, сохранили склады и даже лечили больных, но все это было зря. Великий Китай так и не выстоял, свалился под тяжестью своей массы.
   Вернулся Владислав Сергеевич во Владивосток только через пять с лишним лет, постаревший лет на пятнадцать. Повидать ему пришлось очень много...
   Китайская Народная Республика уже не существовал как единое государство.
   Во Владивостоке Славка и узнал о последних новостях. Он увидел войско победителей, увидел орды пленных из объединенного десанта НАТО, а самое главное - увидел, что было правдой... И некоторые косились на него - где это ты отсиживался в войну, Владислав Сергеевич Гладков?
   Потом был третий десант и второй виток той войны, и после года на фронтах Дальнего Востока уже никто не мог сказать, что Славка Гладков, бывший младший артиллерист эсминца "Стерегущий", бывший офицер Народной Армии Обороны Китая, трус и дезертир.
   Войну он закончил в звании капитана.
   Кончилась эта война. Родная деревня Славки Гладкова лежала в руинах. Несколько метких бомб, которые американский Б-52 не дотащил до Красноярска, превратили все дома и строения в спекшийся плоский блин, в котором не узнать уже родного когда-то дома, школы, сельсовета даже. По иронии судьбы уцелела только мастерская брата. Снесло мансарду, расплавило, а вот приземистая мастерская уцелела. Выстояла.
   Люди пропали. Может, кто и выжил, да только куда ушли да когда, о том никто не знал. Гладков искал потом, давал объявления в сети лет десять, потом перестал уже. Никто так и не откликнулся. Оставаться в деревне смысла не было. Славка вернулся в Красноярск, который усиленно восстанавливали после бомбардировок. Владислав стал работать на заводах, потом монтировал терминалы космопорта и гидропонику... То есть, занялся тем, к чему и готовился всю свою жизнь.
   И он забыл про ту войну. Трудно было жить в то время, очень трудно. Выстояв, хотя и с чужой помощью, в той войне, новая страна оказалась в столь колоссальной разрухе, что здания, в которые ни разу не попала хотя бы пуля, стали редкостью. Нация готовилась умереть.
   Вторая война Владислава Сергеевича началась совсем не так. Просто оказалось, что вокруг города Красноярск, столицы края, толпами бродят какие-то типы. Однажды эти типы навалились на недостроенный завод по производству новых материалов, на которые губернатор края возлагал большие надежды - теперь предполагалось переориентировать все строительство на пенобетон...
   Рядом с заводом располагался рабочий поселок. Взорвав завод, нападавшие захватили поселок, разграбили, вдоволь поубивали и скрылись в бесплодных выжженных пустынях за рекой, захватив с собой множество пленных.
   Это было первое нападение бандитов. До войны они составляли класс "новых русских" и городской мафии, во время войны грабили продовольственные склады или воевали с десантом НАТО, но не особенно заметно. Целые деревни и даже небольшие городки признали власть самостийных владык. И жили они грабежом соседей, таких же бандитов, игравших в самостоятельность.
   Но ресурсы кончались удивительно быстро, и вот озверевшие от бескормицы в своих вотчинах, бычье подалось сюда, в уцелевшие и благополучные области. Им помогали и из-за океана. США и уцелевшие страны НАТО решили победить хоть так, стереть с лица Земли этих русских, которые стали о себе слишком много думать, а заодно и инопланетчиков.
   Потом началось. Они набрасывались на города и деревни как дикие волки на медведя, кусали, урывали теплое мясцо, и снова отступали.
   Это очень походило на ту, первую войну, что Владислав Сергеевич пережил в Китае. Методы были почти те же.
   Старое правительство постаралось вести бы переговоры, очень постаралось бы! Новое правительство стало усиливать полицию, что было не так-то просто сделать... Инопланетчики же ввели свои войска.
   С автоботов и флаеров отслеживались перемещения банд, тяжелая пехота инопланетчиков делала рейд за рейдом, бандитские гнезда выжигались без пощады, трудовые армии непрерывно пополнялись, и столь же быстро уменьшались за счет естественной убыли, трофейное оружие производства США уже некуда было складывать.
   Бандитов задавили железной рукой всего за пару лет. Что-что, а сражаться инопланетчики умели. И воевали так, что подчищать за ними ничего не надо было... Особенно за теми, кого называли кибами. Феодальное владение бывшего губернатора Приморья, с приходом новых времен принявшего титул Императора Сибири, пожгли за три дня, а самого императора вздернули на ближайшем суку, предварительно приколотив ноги гвоздями к дереву. Были там трое кибов, втрое больше десантников и два транспортных челнока - а против них стояли почти десять тысяч человек, с танками, с тяжелой артиллерией и даже с боевыми отравляющими газами...
   Вторую войну, не такую страшную, как первая, а скорее сложную, Владислав Сергеевич окончил в чине полковника армии, командиром сибирского отделения Спецкорпуса.
   Потом он как-то незаметно оставил Спецкорпус, вмешался в политику, и совершенно неожиданно сделался главным представителем Красноярского края.
   А дальше начались заботы и хлопоты.
   Прошло совсем немного времени, и началась новая война, к которой Владислав Сергеевич, как и весь Спецкорпус, оказался совершенно не готов.
   Третья война совсем не походила на две первые. Бешено жестокая и столь страшная, что она переплюнула махом те первые две войнушки вместе взятые.
   Нет, не прошли даром атомные удары для старушки-Земли. В разрушенных промышленных районах, в отравленных ядами пещерах бомбоубежищ, в сером мутном тепле радиоактивных болот и бескрайних сгоревших пустынях, засыпанных пеплом сгоревших лесов, рождались новые расы.
   Мутанты.
   Бои с ними были самые страшные и кровавые. Мутантов выслеживали в городах, детей с признаками физических отклонений убивали сразу, хотя еще где-то бродили-ходили слухи про "интернаты для детей с психическими и физическими отклонениями", но толку-то, толку? Детей убивать никто не хотел, но первый же полис... И потому выросли целые общины мутантов, имеющие все основания быть крайне недовольными нынешним режимом, да и людьми-то в целом. И их становилось все больше... Отдаленные деревеньки и даже городки быстро зарастали уродцами. И столь же быстро лишались людей. Кто-то сам сбегал, кого-то выживали. Да еще и кризис с едой... Вдруг оказалось, что мутанты, помимо своей социофобии и кучи вредных привычек, крайне неразборчивы в пище. В общий котел шло все.
   "Миротворец" на мутантов не действовал совершенно, и оружие у них было. Американские винтовки М-16, даже английские "энфилды" как-то раз нашли, гранатометы "Сприн" и пулеметы даже... Была даже какая-то артиллерия и бронетехника, частью оставшаяся от американского десанта, а частью выкопанная мутантами на старых советских складах. Было и самое демократическое оружие - автоматы Калашникова, которые лежали на тех же складах годами.
   Самое плохое, что мутанты плодились быстрее людей, и были гораздо более выносливы по климату. Только прочешешь деревню с неба огнем, а через пару лет на месте уничтоженных уже встают новые домишки, и новые набеги на оранжереи и на города. Еда, материалы, пленные... Мутанты брали на кредит, а гадили на миллион.
   И бывший полковник бывших Сил Самообороны, ставший губернатором, понимал, что мутанты скоро сбросят их в Тихий океан. Только армейские подразделения и Спецкорпус еще справлялись с ними. Но Спецкорпус сосредоточился на охране жизненно важных объектов, не говоря уж про армию, которой было банально мало. Силы Самообороны же, созданные из людей, которые могли применять оружие, постоянно попадали впросак.
  
  

Главный госпиталь проекта КИБ.

Космопорт Стальград, база флота. 2123 год.

   Веер снежинок закружился над моей головой.
   Снежинки осели, стали мелкой колючей пылью...
   И взорвались.
   Откуда? Как? Зачем?
   Миллиарды вопросов были у меня. Но что такое ответы - этого я не понимал, не мог понимать...
   Я спал. Надо мной шел снег. И я ничего не мог видеть...
   Но все же я мог чувствовать то, что со мной происходит...
   Сталь входила в меня, становилась мной, становилась моим телом, прорастала кристаллом во мне. Началось с позвоночника, вдруг там возникла стальная, серая и блестящая полоса, которая мгновенно стала расти, делиться и умножаться. Исполинская елка, проникающая в каждый мой нерв тонкими отростками. Бедра, колени, икры, пятки, пальцы... Живот, грудь, шея. Плечи, локти, пальцы...
   Шшшш... Легкое шипение, и сталь смокнулась сама с собой, вытолкнула наружу лишнюю плоть, опавшую кровавой моросью.
   Лед и быстрые уколы электронных импульсов приходили откуда-то из-за края сознания, нарастали, вжимались в меня, становились мной... И таяли, таяли, таяли в спасительном мареве подсознания, не доходя до рассудка.
   Но только какая-то часть стали и электричества оставалась во мне. Какая-то совсем небольшая часть, совсем маленькая - и с каждым вторжением в меня из внешнего мира она становилась все сильнее, ее становилось все больше и больше, она росла где-то там подобно волне цунами...
   Только дай волю - и на берег рухнет шквал, тысячи и тысячи тонн морской воды, что до поры до времени всего лишь небольшая зыбь на горизонте...
   С ужасом я ждал того момента, когда это произойдет.
   Я становился сталью, частью электронных импульсов, бежавших по сверхпроводникам и обычным золотым проводам, стал частью многочисленных датчиков - тензодатчики, аудиодатчики, оптические датчики, температурные датчики, сцинтилляторы, гироскопы, еще какие-то хитроумные приборы, призванные дать мне представление о мире гораздо больше, чем может дать человеку его пять чувств.
   Перед глазами вспыхнул фейерверк всевозможных цветов, в ушах зазвучала дичайшая какофония, по телу словно кто-то проезжался попеременно катком и вакуумным пылесосом...
   Сталь и ток становились мной, а я становился сталью.
   Я чувствовал то, что чувствовать никак не мог. Я знал, что лежу сейчас на плоской поверхности - наверное, операционном столе. Я знал, что поверхность стола не идеально прямая - есть наклон в три градуса сорок три минуты к плоскости гравитационного поля. Я знал, что стол сделан из какого-то композита - тензодатчики указывали на это. Радиационный фон отмечен даже чуть ниже нормы пять, что уже хорошо.
   Вдруг что-то резко сместилось в окружающем меня мире.
   Система готова к первой загрузке
   Провести контрольное тестирование доступного оборудования ДА НЕТ
   Да.
   Тесты начаты.
   Оптика.
   Белый потолок стал черным, меня обступила тьма, через которую стали проступать какие-то красноватые очертания. Миг - нормальное видение. Белый потолок, аппаратура странного вида у стенок, какие-то провода, лица людей за прозрачным щитом где-то рядом - все это длилось не больше секунды, а потом мир вновь исчез, но уже в фиолетовом мареве.
   Оптика в нормальном режиме.
   Звуковые датчики.
   Хор голосов заорал мне в уши. Дикий визг, растянутый вопль, шорох...
   Звук в нормальном режиме.
   Тензодатчики.
   По мне снова прокатился как будто каток, уминающий непокорный пенобетон в единую поверхность.
   Давление в нормальном режиме.
   Температурные датчики.
   Стало холодно, а потом стало жарко. Я купался в стратосфере звезд, а потом я очутился в космическом холоде...
   Проверка первичных датчиков проведена. Для проверки вторичных датчиков...
   Господи, да я же стал частью этой программы!
   Тест прерван. Осуществляется стабилизация ЦНС
   -Стой! -Закричал я. Какая еще стабилизация? Пока никакой стабилизации мне не надо, остановитесь, стой, не надо...
   Но даже эха от своего крика не услышал, зато пришла извне простая мысль.
   До окончания первых тестов оборудования права отмены нет
   Стабилизация выполняется
   Состояние ЦНС в норме
   Уровень мозговой активности нормальный
   Внешнее влияние на мозговую деятельность находиться на уровне фоновой активности.
   Я внезапно почувствовал себя хорошо. Слишком хорошо для своего теперешнего состояния! Я просто не мог так себя чувствовать - должен же быть какой-то шок, ну хоть мизерный!
   Что со мной происходит?!
   Проверка внешних сенсоров начата
   Что-то как будто дернулось в мире - и мир вокруг стал четким и ясным. Я мог даже рассмотреть каждую заклепку на потолке, каждый стык пластиковых панелей.
   Требуется внешнее контрольное оборудование
   Оборудование найдено
   Запрос на подключение получен Осуществить подключение ДА
   Я согласился. Потом понял, что сейчас мое согласие ничего не решает. Подивился абсурдности происходящего. Потом еще раз зачем-то попытался вписать согласие на происходящее подключение, не смог и успокоился.
   Извне в меня что-то проникло. Я ощутил себя мячиком, в который осьминог засунул сразу все свои щупальца, и теперь трясет ими, пытаясь сбросить назойливый предмет.
   Мир внезапно исчез.
   Но, прежде чем я успел испугаться, на потолке появилось красное пятно. Миг - и оно раскрасилось цветами - красный в центре, синий, зеленый...
   Тепловое зрение
   Я что, вижу тепло? Да, Святогор говорил...
   Центральная температура
   Крайняя температура
   Около пятна возникла тонкая полоска, заполнившаяся теми же цветами. Около каждого возникло число - пятнадцать зеленый и сто три - самый крайний, красный.
   Разброс температур.
   Тотчас в моем сознании - как бы в стороне - возникала громадная база данных с таблицами. Температуры, соответствующий им цвет, скорость нагрева, расстояние...
   Шкала температур совпадает
   Уменьшение температуры на пять градусов.
   Все повторилось.
   И снова возник результат.
   Шкала температур совпадает
   Калибровка радара
   Я внезапно ощутил себя в идеально квадратном кубе. Сам не понимая, как, я стал его полом, оценил свои координаты относительно его, оценил все размеры, записал в какую-то странную таблицу.
   Потом куб внезапно уменьшился. Снова испуг - что, стены падают на меня? Но нет, это просто раздвинулось мое восприятие. За стенами куба есть какие-то коридоры, переходы, арки и провода ветвятся по стенам.
   Скачок - и все миг плывет, а потом проявляется снова, но уже чуть иначе. Разный материал стен, разные плотности и прозрачность. Тепловые деформации.
   Потом началось что-то невообразимое.
   Но не на долго, скоро все успокоилось.
   Приступаю к окончательной настройке биологической части
   Тут меня накрыла тьма.
  
  

Главный госпиталь проекта КИБ.

Космопорт Стальград, база флота. 2123 год.

  
   Тест системы
   Пройден
   Тест органической части
   Пройден
   Система передает полномочия последнего решения. Подтвердите принятие полномочий ДА НЕТ
   Я уже знал, что надо говорить.
   -Подтверждаю.
   Контроль передан
   Это уже были не слова. Это возникло у меня в сознании, втиснулись в кристальный мозг, внезапно просто СТАЛИ внутри моего "Я".
   Внешние щупальца, которые были во мне, вдруг истончились и пропали.
   Я стал системой, а система стала мной. Система, компьютер и процессоры - основной, два вспомогательных, памятные контуры, и запоминающие устройства. Внешние каналы приема информации, и модем, способный ее преобразовывать и отправлять с просто чудовищной скоростью.
   Ага, какая странная структура... Основной процессор разделен на зоны, каждая из которых отвечает за свое - за обработку графической информации, за обработку больших массивов, за проработку движений, за взаимодействие...
   Хм... Вот это система, тут нашим компам тянуть и тянуть...
   Я почему-то думал, что это будет как еще один экран перед моими глазами, невидимый и незримый, нечто вроде кристаллических линз. Но ничего подобного, все вокруг меня ощущалось точно так же, словно и раньше.
   И ничего не изменилось. Я чувствовал свои руки и ноги, все по старому, все так же, как и было раньше, ничего не изменилось...
   Так в чем же заключались все эти операции? В чем же я изменился?
   Кости. Как таковых, их уже нет, они полностью заменены, вместо них основной каркас, маскирующийся внешними покровами. Внешние покровы полностью имитируют кожу. Разве что нету совсем тонких волосков, кожа гладкая, насыщенная. Чуть прочнее, ущипнул, а она тянется, видны поры. Энергетическая установка, что-то вроде биологического реактора, поддерживающее свое состояние расщеплением биологических компонентов, и, при необходимости, восстанавливающая внешние покровы. Какие-то полимеры вместо мышц, закрепленные на полиметаллических костях и защищенные. Керамические пластины тоже обладают возможностью восстановления за счет веществ из биореактора.
   Источник энергии. Малый конвертер, чуть ниже живота. Энергетики хватит очень надолго.
   Вычислительные системы...
   Основной процессор защищен очень хорошо, он в головном мозге, интегрирован туда, сращен с ним, нервные цепи идут дальше - в спинной мозг. Спинной мозг тоже почти замещен, уже не понять, что и где, тонкие волоски проводов и датчиков смещены с живой тканью...
   Боже мой, а что же осталось от меня настоящего? Мозг, глаза, позвоночный столб с нервами, а еще?
   Больше ничего.
  
  

Глава 2

Интро 3. Один разговор

   -Они не первые. -Сказала Алла Анатольева.
   -Не первые? -Парень напротив поднял бровь.
   -Здесь они первые. -Повторила Алла, посасывая потухшую сигарету. Курить в большинстве помещений тут настрого запрещалось. Но вот только что было делать со старыми привычками, которые ничто не смогло переломить, даже здешний дрянной табак и еще более дрянные сигареты.
   -Здесь - это вам не там. -Наверное, парень пытался пошутить, да вот только ни тени улыбки не скользнуло по его лицу. И ни намека на веселье...
   Второй по важности человек в проекте "Восстановление", Алла Анатольевна, не всегда могла сказать, когда человек напротив шутит, а когда говорит серьезно.
   Кстати, о серьезности. Если бы хоть кто узнал о том, что Алла сейчас разговаривает с этим парнем - вот именно конкретно с ним - то Алле бы не стало от этого лучше. Проще было бы дать развернутое интервью журналистам на эту тему, и гораздо более безопаснее, чем говорить с ним.
   -Итак, сколько их? -Деловито задал вопрос парень.
   -Не знаю. Вчера привезли двух...
   -Да на кой мне материал! -Впервые в голосе парня проскользнуло что-то похожее на эмоции. Алле очень не понравилось это слово - материал. Материал - это сталь, чугун, пластик, на худой конец - деревяшка... Но не люди же, хоть и привозят их сюда похожими на дрова, дубовые чушки без рук и ног, обожженных, парализованных...
   -Сколько у вас именно машин?
   -Я видела две. -Призналась Алла. -Но их может быть и больше...
   -Наверняка больше, наверняка! На корабле были такие трюмы, что мне до сих пор становиться не по себе - сколько же мы с собой всего прихватили, чего нам и на фиг не надо было...
   -Думаешь, обошлись тем, что у вас тут есть? -Саркастически спросила Алла. -Или есть этой уверенности какие-то основания?
   -Есть, есть. -Хмыкнул парень. -Точно есть. На корабле много чего было, Алла. Мне всего не знать. Даже капитан, наверное, всего не знал, а уж я-то и подавно...
   -На том корабле я бы еще посмотрела, кто главнее, ты или капитан... -Немного нервно хмыкнула Алла.
   -На том корабле был главнее адмирал. -Совершенно серьезно ответил ей парень. -А еще там много было людей серьезных, простых и серьезных. Так что я там был ролях на десятых... А те, кто его собирал в поход, меня вообще ни в грош не ставили, у них таких, как я, было все равно что тут тараканов. -Уголки губ чуть дернулись, но совсем чуть, и если внимательно не приглядываться, можно было ничего и не заметить. Над столом повисла неловкая пауза.
   Алла молчала, запоминая. Очень интересный разговор и очень интересный собеседник! А парень тоже молчал. Видно, понимал, что сказал что-то не то, и не хотел продолжать.
   Почему-то уже давно Алла не боялась за свою жизнь... Во всяком случае, со стороны ее теперешнего собеседника ей мало что грозило.
   -Так что все это не ко мне, не ко мне... -Вдруг как-то невпопад сказал парень.
   -Да ладно, все это ерунда. -Алла едва удержалась от того, чтобы не махнуть рукой, как от мух. -Слушай, а как же так можно - ведь все это люди со стороны, местные, не вашей расы... Как же можно им давать такую власть? Ведь это же нонсенс - как если бы древние США строили пусковые шахты межконтинентальных ракет для какого-нибудь Китая...
   -А ты тоже не очень-то тамошняя... -Хмыкнул парень. -Ты же местная, Аллочка, из этого города, скорее всего... Или я ошибаюсь?
   -Нет, не ошибаешься. -Аллу всегда поражало в нем умение находить все, даже незначительные фактики любого события. Такое ощущение, что он в каждой строгой строчке баз данных приписывал ещё парочку абзацев для себя, и всегда имел в виду, при любом разговоре.
   -Ну все это лирика. Алла, а сколько раз машина была задействована?
   -Один раз, потом еще три раза, потом неделю ждали, а потом сразу семь раз.
   -Почему перерыв? Что пошло не так?
   -Не знаю... Наверное, у них что-то пошло не так еще с самого начала. -Задумчиво сказала Алла. -Первые вообще никак - я их больше не видела. Святогор назвал это распадом психики...
   -Полный или частичный? -Деловито поинтересовался парень. -Он не сказал?
   -Полный. -Немного поколебавшись, ответила Алла.
   -Ага, ясно. Не совпали психические карты, неправильно подобранная совместимость - и голова просто вскипела...
   -Что?
   -Да так, не важно. Это все реликвии нашего мира... Психика - это не такая уж простая вещь, как принято у вас думать... И главная проблема даже не в ДНК. Скорее всего, парень просто свихнулся, когда понял, что он в металле.
   -Да... У меня тоже создалось такое же впечатление.
   -Ладно. А вторая партия?
   -Вторая партия... Там было четверо. Все прошло нормально, машины их прошили хорошо. Проблем ни с кем не возникло.
   -Так, это не то чтобы хорошо... Но вот в чем дело - а вторичные и глубинные контуры - они-то что? Какие были данные по ним? Самые высокие?
   -Ноль шесть и ноль три.
   -Вот это уже проблема... И где сейчас эта вторая партия?
   -Так вот, слушай же! Утром половина уровней была перекрыта. Около стояли пара скорых, вертолеты, еще большие такие корабли, черные. С парой крыльев и широким хвостом, насупленные такие. По-моему, это средние транспортники. "Донг", правильно? -Дождавшись кивка, Алла продолжила. -А потом Святогор сказал, чтобы мы еще раз готовили машины - он кого-то там привез...
   -Трупов было много?
   -Не знаю. К моему приходу все уже успели убрать, но стены почти везде проплавлены или посечены пулями. Ремроботы ползали по всему комплексу, как тараканы. А уж охраны-то согнали...
   -Что за войска?
   -Десант.
   -Какие? Первый десантный?
   -Ох, не разбираю я ничего в этой их маркировке. Может быть, действительно Первый десантный, хотя на доспехах ничего нет...
   -Они еще и в доспехах? -Резко спросил парень. -Ходульники такие здоровенные? Они?
   -Да. Здоровенные такие, черно-матовые, и пушки тоже большие, на предплечье крепятся, длинные...
   -Тяжелые доспехи, точно! И АТВ, скорее всего, других почти нет... Так сколько же их сбежало?
   -Не знаю. А ты уверен, что все там пошло не так?
   -Уверен. Они просто не могли нормально существовать - с такими-то коэффициентами совместимости! Где их Святогор набирал - неужто в тюряге? Или в дурке - говорят, у них теперь много клиентов образовалось... Особенно в последнее время.

Космопорт Стальград, база флота.

Московский край, 2123 год

   -Итак, задание первое. -Сухощавый парень прошелся перед нами. -Вы у нас - эксперимент номер три. Первая часть провалилась, тот парень так и не пришел в сознание. Слишком глубокие внутренние повреждения, нарушения психики... Помер он, короче говоря.
   -Как он умер? -Спросила Ленка.
   -Распад личности. -Несколько загадочно ответил киб. -Причем полный и окончательный. Парень так ничего и понять не сумел.
   -А вторая попытка? -Это Лешка не утерпел.
   -А вот вторую попытку вам как раз предстоит выловить. -Киб остановился, посмотрел нам четверым в глаза. Не знаю, как так у него получилось, но посмотрел он на каждого сразу, словно у него глаз было восемь пар. -У тех, из второй попытки, распад личности начался чуть позже, не сразу заметили, а когда заметили, то было уже немножко поздно. Трое убиты, а один сумел сбежать и шастает по окрестным лесам. Наша аппаратура смогла его засечь три часа назад.
   -Но разве нельзя послать туда ракету какую-нибудь, чтобы его грохнуть? -В этот раз не утерпел я. -Автоботы, что охраняют...
   -Подмосковный лес, курсант. Покопайтесь в своей памяти - какие должны быть ракеты, чтобы таких как мы прикончить, и как они должны попасть, чтобы у таких, как мы, не осталось ни единого шанса?
   -Как это... -Подавился я.
   -Формируй запрос. Потом отправляй его. Как бы в пустоту спрашивай, система поможет.
   Легко сказать, а вот как это сделать.
   Система, отвечай...
   Нет реакции. Мертво.
   Еще раз...
   -Система, отвечай!
   -Не вслух. -Поправил меня Святогор. - Мысленно подумай о том, что тебя интересует!
   Его слова помогли.
   Внезапно передо мной открылась трехмерная картинка. Человек, тело. Какая-то схема... Разные участки тела закрашены в разные цвета, к каждому пояснение. Какое оружие представляет угрозу.
   Удобно.
   Результаты, с одной стороны, внушали уверенность и чувство безопасности, а с другой стороны - не обнадеживали совершенно.
   -Взрыв подобной ракеты - а для гарантии поражения цели, целой серии ракет способен пожечь не только лес, он ударит еще и по ближайшим поселкам. Лес реликтовый, не ядовитый. Поселки населены. Отвечу и на следующие ваши вопросы - охота с флаеров бессмысленна, потому что наш парень прихватил с собой АСВ. Если у него еще остались гранаты, то флаеру конец.
   -А нам? -Удивился Лешка.
   -Нет. -Терпеливо ответил Святогор. -Вам пока что нет. Если уж совсем глупо не подставитесь. И не забывайте - у вас тоже будет АСВ, и еще поддержка с воздуха - по возможности.
   -Скажите, -Произнес наш четвертый, Антон. -А почему бы не осуществить полномасштабное прочесывание местности, с привлечением гражданских и милиции, загнать его куда-нибудь и просто не застрелить из АТВ?
   -Да уж все к этому и шло. -Ответил Святогор. -Да вот только как вы это себе представляете? Сколько техники и людей там останется? Что делать с секретностью? Что делать-то с выжившими, которые поймут, кого они загоняли? Да и вы нам на что? Где он сидит, известно. Вооружение его тоже известно. Так что ступайте туда и прибейте его - уж вы-то справитесь...
   Вот теперь задумался уже я.
   Святогор явно темнил. Стрельнуть из АТВ можно было и со флаера, или уж расщедриться на пару самонаводящихся ракет, или еще чего придумать... Но зачем посылать нас? С двух километров активно-реактивная пуля тяжелой винтовки разнесет голову даже мне за милую душу, а я ничего и заметить не успею...
   Система была начеку и быстро нарисовала мне картину поражения. Нда. Против АТВ лучше не выходить.
   -У вас вопрос? -Святогор сразу заметил мою задумчивость.
   -Да. В чем выразился распад личности у нашего предшественника? Иными словами говоря - почему мы должны его уничтожить? Может, проще будет с ним договориться? Привести сюда, чтобы его подлатали как-то...
   На стол спланировала пачка фотографий.
   Едва глянув, я отвернулся сразу же, меня чуть не вырвало. Даже система внутри заворочалась, что-то пискнула, но больше этого не пошло дело. Нервы стальные у нее крепче, чем мои, биологические.
   На фото люди. Вид у них такой, словно попали в жернова мельницы. Кости, белые ребра наружу, сизые куски какие-то по полу, одежда, а они тут в рабочих комбезах, разорвана чуть ли не на клочки. Крови мало.
   -Мать твою. -Сказал Лешка. Шумно втянул носом воздух Антон, Ленка бросила короткий взгляд побледнела.
   Святогор как и не заметил.
   -Курсант, распад личности Третьего и всех его товарищей выявился в том, что они планомерно и быстро уничтожили почти три десятка человек обслуживающего персонала и в два раза больше охраны. Причем уничтожили с крайней жестокостью. Переломали кости и оставляли умирать. Также замечу, что обслуживающий персонал не наш, а техники с порта, большая часть которых просто стояли около лифта. Попались на пути. Мне и подумать страшно, что он сможет натворить в ближайшем населенном пункте, как только ему взбредет в голову двигаться дальше. А кибов в настоящий момент тут присутствует только пятеро, включая вас. Еще трое будут послезавтра вечером. За это время он уйдет настолько далеко, что достигнет города Чехов. И если он будет проходить его так же, как и вырываться отсюда, то половина города Чехов умоется кровью. Вам понятно, почему его следует уничтожить как можно быстрее?
   Молчание.
   -Понятно? -Повысил голос Святогор.
   -Да. -Вразнобой ответили мы.
   -Хорошо. Теперь в кабинет ноль шесть-сто сорок два для последнего инструктажа, и в кабинет ноль восемь-сто двадцать, получить амуницию и оружие...
  
  

Окрестности Чехова.

Московский край, 2123 год.

  
   Снаружи уже занималась весна. Как-никак апрель уже, сугробы начали подтаивать, на лесных полянах снег лежал не такой пышный, как в середине зимы.
   Многочисленные лужи между деревьями исправно отражали небо - серые рваные клочья облаков и робкую синеву, проглянувшую на несколько дней. Березки стояли сиротливы, голые, таращились черными лапами ветвей на черных мокрых от влаги стволах.
   На снаряжение нам не поскупились.
   Каждый получил нормальное оружие. Я и Лешка взяли по надежной и многократно испытанной АСВ, Антон выбрал себе тяжелую НТСУ, максимально облегченную ручную версию стационарного лучемета, за полсотни метров прожигавший пять сантиметров брони. А Ленке досталась АТВ, здоровенная полутораметровая дура со страшной отдачей, компьютерным прицелом, ритмером и гарантированным поражением цели в момент попадания. Хоть древний танк, хоть еще более древний броненосец, одно едино - полетят клочки по закоулочкам.
   Конечно, никакой брони нам не придали, кроме легких бронежилетов и комбезов. Но это даже и смешно получается-то. Боевой комбинезон со всеми должными вставками броневых пластин обладает куда как меньшей устойчивостью к выстрелу того же АСВ, чем моё теперешнее тело.
   Хрустел весенний снег под ногами. Где-то вдалеке послышался шум парящего флаера. Моторы работали на самом минимуме, только чтобы обеспечить подъемную силу, и флаер висел в воздухе. Наверняка, сейчас детекторами обшаривает тут все, да без толку все это. Местоположение его уже известно. На что еще смотреть?
   Я по инерции прислушался, прикрывая глаза. Слышимость лучше не стала, гул стал даже немного удаляться, и тогда я вспомнил, что могу, и обратился ко второй части своего организма...
   Система как будто того и ждала и мгновенно произвела поднастройку. Слабенький гул турбин взорвался в голове мощным взрывом килотонн под двести. Мгновенная локализация источников, вычисления векторов направления - и в моем сознании возникла красивая полусфера. Две стрелочки указывали на два флаера, идущих на большой высоте.
   Итак, предположительно тип "Оса", две штуки, спектр электромагнитных излучений указывает на навеску - аппаратура разведки, совершенно точно. Узкополосные локаторы, детекторы тепла и прочие прелести.
   -Леш, будь другом, свяжись с этими... -Я кивнул на небо. -Их лучи даже мы видим, а он что, не увидит?
   _Сейчас... -Лешка перекинул пару тумблеров.
   Моя система сразу же указала на возросшую электромагнитную активность.
   Коммы для связи у нас у всех были, но Лешка единственный нес нашу рацию, с защищенными каналами. Святогору совсем не улыбалось, чтобы все наши переговоры прослушал какой-нибудь хитрый паренек из кружка радиолюбителей, которые еще не успели позакрывать.
   Мы решили разбиться цепью, чтобы не переть вперед, как стадо баранов. Если он засел в засаде, а не просто так, то шанс получить шальную пулю в толпе возрастал неимоверно.
   Ленка пошла позади, как самая тяжеловооруженная. Винтовка в ее руках могла раз и навсегда покончить с нашим противником, достаточно всего одного точного выстрела. Нам троим отводилась роль простых загонщиков, нам достаточно было просто выгнать противника на открытое пространство.
   Шли медленно.
   Весенний лес приветствовал нас яростной капелью, скользкий весенний лед прикрывали лужи прозрачной холодной воды. Идти было трудно - плеск и хруст последнего снега он услышал бы за полсотни метров, а уж обшаривание местности детекторами, которые не только у нас, но и него в достатке, выдало бы наше местоположение.
   Нет, все-таки у него было преимущество - он сидел спокойно, а вот мы постоянно передвигались, тем самым себя демаскируя.
   -Первый. -Завибрировал мой комм. -Обнаружен.
   -Второй. -Отозвался я. -Первый, сообщи направление, дай подтверждение на флаеры. Пусть нас пока смотрят, может, смогут чем помочь.
   Третий - это Антон, а Четвертый - Ленка. Первый - Лешка, мы с ним вооружены одинаково.
   -Второй, это база. -Голос Святогора был спокоен.
   Я сразу же люто позавидовал этому спокойствию. Он-то сидит под землей, вокруг комфорт - чашечка горячего кофе, мягкое кресло, мерцание мониторов, вдумчивые и нахальные советы окружающих. И эскадрилья штурмовиков "Поморник" на взводе, снаряженные... Чем? Ракетами с конвертерными боеприпасами? Да и есть ли они тут, эти штурмовики?
   О, вот сразу и появилось, чем они могут быть снаряженные. Многоцелевые ракеты, конвертерные боеприпасы. Залп их с гарантией прожжет тут все на километр вокруг, превратив этот подмосковный лесок в сплавленную пустыню. Ракеты с осколочными боеприпасами. Ракеты ПВО. Ракеты с усиленным зарядом. И еще вида полтора всякой дряни.
   Но даже осколочные не дают гарантии полного поражения. Наверное, влепят залп фугасными, чтобы оглушить, а потом с гарантией перемешают тут все многоцелевыми, которые с усиленным зарядом, чтобы ничего не смогло выжить.
   -Будьте внимательны. Он находиться наиболее близко к вам. Четвертый, прикрыть второго. Первый и Третий, быть наготове. Второй, начинайте сближение. Действовать по плану.
   План был простой. Один из нас сближается с беглецом как обычный человек, отвлекает его, другой прикрывает, не дает завязать настоящий бой, Антон жарит гада лазером, чтобы он не был таким прытким, а Ленка всаживает в нашего противника пулю.
   -База, это второй. -Если он нас не слышит, то все в ажуре. А если и слышит, то какая разница? Теперь уж отступать некуда... -Может, с ним сначала попытаться поговорить? Вдруг он придет в себя?
   -И что вы ему предложите, Второй? -В командирском голосе Святогора прорезалось нечто, отдаленно напоминающее сарказм. -Но, впрочем, если уж вы так думаете... Я даже приказываю вам поговорить с ним до тех пор, пока вы его не попытаетесь уничтожить. Примите картинку с флаеров.
   Сразу же завибрировал мой комм, приняв пакет информации. Перекачка сведений заняла не так уж и долго, всего-то секунд пять. Оно и понятно, местность вокруг не такая уж и сложная, нам требовались только указания координат цели, все остальное у нас уже было.
   Ага, так, так... Тут есть нечто вроде холмика, на котором растут деревья. Пара кустов, пара высоких березок, нечто вроде коряги, прикрытой буреломом и здоровенным камнем. А на камне сидит он.
   -Что он делает? -Прошипела Ленка.
   Я ее едва не выругал. Черт возьми, он же может слушать наш канал связи, так какого черта она им пользуется? Я ей ответил уже на закрытом канале.
   -Он ничего не делает, он просто сидит. Четвертый!
   Ленка намек поняла, и сказала на этот раз уже по комму.
   -Мне начинать? -Спросила она деловито и серьезно.
   Мне стало немного не по себе. Вопрос спокойный, деловитый, серьезный - без лишних эмоций, просто и по существу. Надо ли его убивать, или немного повременить, подождать, присмотреться? Я уже представил, как тяжелая АТВ прирастает к ее плечу, выдвигаются сошки, прицельная система готова работать в импульсном режиме, навел-стрельнул, чтобы по лучу ее нельзя было найти стрелка.
   Кем же она была до того, как попала к Святогору? Как жила, что делала, чем увлекалась, куда приходила спать на ночь, в конце концов? Такой деловитой серьезности сразу и не научишься, такой серьезности учат долго и мерзко, и частенько обучение такое...
   Ленка ждала от меня ответа.
   -Нет, на него не смотри, он может почувствовать прицельную систему. Сделай так - иди на холмик с координатами... -Я быстро сверился с виртуальной картой, - и там жди. Винтовку держи на взводе - при малейших признаках включайся, и вали его сразу. Давай.
   По рации до меня донесся шумный вздох, но я не принял его во внимание. Еще не время для этого всего, еще не время.
   -Так, ребята. Давайте, рассредоточимся и пойдем с разных сторон. Пушки держать наготове, в боевое столкновение с ним без приказа не вступать. Кто первый увидит, останавливается, и говорит мне, что происходит. Итак, пошли...
   Мы и пошли. Ничего страшного, главное, добраться до него поближе, а там уж посмотрим, что можно сделать. Главное - поговорить, а там уже решим. В крайнем случае, Ленка его снимет легко, АТВ бьет далеко и сразу. Только бы он не вздумал дергаться, только бы не дергался напрасно, а то никакого разговора не получиться...
   -Внимание всем! -Скомандовал я. -Тишина в эфире, говорим только по делу! И больше никаких переговоров, пока не выйдем на позицию.
   С большим удовольствием я бы пошел один. Да вот только у меня выбора не было. И со стороны Святогора, и со стороны простого здравого смысла. Я понимал, что одному мне не справиться. Кто знает, что ждать от сумасшедших - безумие удесятеряет силы...
   Посмотрим, что можно сделать с помощью АСВ.
   Входные данные - АСВ, дальность десять метров. Заряды стандартные, попадание прямое, отклонения не менее десяти процентов, атмосфера стандартная, земная...
   Система отозвалась той же картинкой - киб в трехмерке. Та-ак... Почти все расцвечено успокаивающим зеленым цветом. Это те места, которые стрелки, разогнанные магнитным полем оружия, не могут повредить никак. Желтый - вероятны незначительные повреждения - это только в области суставов, но туда еще попасть надо суметь. Незначительные повреждения, некоторое ухудшение подвижности. Ага, а вот уже хуже. Красное - это вероятность прорыва скелета, повреждения средней степени.
   Так, а на двадцати метрах... Красные пятна возле глаз уменьшились, но совсем немного...
   А если попробовать с другой стороны... С какой дальности повреждения наиболее вероятны? И как вероятность повреждений распределяется по дальности?
   График. На расстоянии до трех метров все нормально, даже если будет стрелять прямой наводкой. Вот дальше, когда пули начнут приобретать скорость, ситуация меняется. От трех до ста сорока метров убойная дальность не уменьшается, да и дальше уменьшается ненамного...
   В общем, не так уж и плохо. Конечно, надо беречь глаза, нос и уши, но в остальном все нормально, ничего страшного не будет.
   Ага, есть еще и срыв внешних покровов. Ну, это на базе залечат, или сам смогу залечить, ничего опасного...
   Я заметил его первым. Как раз огибал дерево на дороге, пригнувшись, чтобы пройти под ветками и не потревожить их, и увидел его.
   Человек в защитном комбезе, точно таком же, как и на нас всех, восседал на самой вершине холма, на какой-то коряге. Сидит ко мне спиной, меня не видит. Шлема нету, как и у нас, длинные волосы торчат клоками в разные стороны, как иглы дикобраза. Рядом лежал какой-то темный здоровенный предмет - по виду спортивная сумка, только вот очень уж здоровая. На сумке лежала АСВ - черт, это хорошо, что он ее подальше от себя отложил, это значит, что можно договориться...
   Так. Зрение немножко убрать, и поближе подлезть... Только бы никакой сучок не хрустнул, только бы ничего меня не выдало пока...
   Кстати, а как там мои аудиодетекторы, они же аудиодатчики?
   Звуки моментально прыгнули в моем сознании. Так, ближе, ближе, немного снять напряжения, вот!
   Он разговаривал.
   -...думал, надо же! Надо же... -Парень на коряге сдавленно расхохотался, хрипло и противно. Такое ощущение, что заквакала простуженная лягушка. -Ему, наверное, так показалось, показалось... -Смех повторился.
   Вот те раз. С кем это он там треплется? Или он действительно немного того, так что никакой надежды уже нет, и придется его стрелять.
   Парень оборвал смех. Поправил разгрузочный жилет, одетый поверх комбеза, потом что-то вынул оттуда, покрутил в руках, засунул обратно. Я не успел разглядеть, хотя сразу же усилил увеличение.
   Надо начинать. Наши уже все на позициях, Ленка наверняка смотрит на этого типа через простую оптику - так что теперь можно ничего не опасаться.
   Ладно. Удачи самому себе не пожелать...
   Я решительно выпрямился, встал в полный рост.
   -Эй, эй! На холме!
   Парень никак не прореагировал. Даже не повернулся, и не дернулся. Хотя система сразу же захватила работу по мне системы наблюдения. По мне прошлись сканирующими лучами. Система парня работала независимо от него самого, быстро оценила меня - проверили состояние организма, энергию, наличие биологических компонентов.
   Я уже было решил поставить помехи, небольшой постановщик у нас есть, и он предупредительно активировался, как только система почуяла чужое сканирование. Но потом решил ему не препятствовать. Сейчас главное поговорить с ним, просто поговорить - оценить его состояние. Вдруг да можно его без драки вернуть к Святогору в бункер?
   А надо ли?
   То, что я подспудно чувствовал, вырвалось на волю.
   Святогор... Не знаю, не знаю, что именно задумал этот тип. Он не производит впечатление такого уж простого парня, каким упорно хочет казаться. Что-то в нем есть такое, чего сложно понять...
   Все-таки, это не землянин. Не землянин, не землянин, и кто знает, какую он школу прошел там, на своей родной планете. И какие там стандарты выпуска. Может, у него столько уровней правды и полуправды, что простому землянину никогда за ним не угнаться.
   И так ли уж надо вести этого парня назад, может быть, лучше самому с ним свалить отсюда подальше.
   Времени на дальнейшие раздумья не оставалось.
   -Чего тебе надо? -Посмотрел на меня парень.
   Меня успокоило то, что за АСВ он не полез. Если сейчас не полез, то и потом не полезет, и это пока что знак обнадеживающий. Лицо простое, совершенно обычное. Таких можно на улице каждый день сотню видеть. Разве что причесать его надо.
   -Да просто так, мимо шел. -Я вдруг понял, что абсолютно не продумал, а о чем же буду разговаривать с ним, и что ему буду предлагать. Придется импровизировать...
   -Слушай, к тебе можно?
   -Да иди. -Парень приглашающее подвинулся.
   АСВ была у меня под рукой. Но вот вся проблема - начни я реагировать, и парень начнет реагировать вместе со мной, и никакого разговора уже не получиться. А поговорить надо, очень надо...
   Я с опаской сел. Коряга оказалась совсем не гнилая, только протестующее скрипнула, принимая на себя еще двести кило, а на вид - труха трухой...
   От парня пахло оружейной смазкой и талой водой. Присмотревшись, я увидел, что комбез его совсем мокрый, вещи влажные, да и волосы тоже - парень недавно побывал в воде. В лужу свалился, что ли?
   -Ты чего тут сидишь?
   -Да вот, шел и решил посидеть. -Хмыкнул парень. -Просто посидеть... Устал. Да еще и эти типы на дороге достали совсем... -Парень без всякого повода пнул под собой корягу. Быстро, беззлобно и как-то обязательски - вот надо что-то пнуть, так и пнул, а коряга это или стальная плита - да без разницы. -А ты что тут делаешь?
   -Я вот мимо шел, решил присесть. Слушай, а что ты тут делаешь, а? Вроде до города далеко. Да и сидеть тут не особо... -Я выразительно повел плечами, потом сразу же испугался, что жест мой выглядит очень уж наигранно, да было поздно, и я быстро загладил впечатление следующими словами.
   -Неприятно, короче, тут.
   -Да просто сижу. -Пожал плечами парень. -Сижу и сижу, никого не трогаю... Надоест, дальше пойду. А тебе что за дело?
   -Да так, мимо проходил...
   -Мимо? -Парень улыбнулся.
   Все бы ничего, да вот только что-то меня насторожило. Что-то было в этой улыбке не совсем адекватное окружающей действительности и общей веселости голоса. Парень улыбался, уголки рта послушно растягивались к щекам, в уголках глаз собирались морщинки, да вот только сами глаза...
   Одно дело - читать это в книгах или с монитора... А вот совсем другое - видеть вживую, вот прямо перед тобой, какие глаза у этого человека... Спокойные и пустые, как две синие стекляшки вплавили в металлический череп.
   Пустые глаза. Бог мой, неужели и у меня такие же?
   -Мимо проходил, значит... -Парень говорил. -Да брось ты. Наверное, тоже от этих уродов снизу деру дал, скажешь, нет? Они тебя таким же сделали, как и я?
   -Сделали. -Не стал скрывать я. Ох, уж эта маскировка... Обязательно на чем-то прокололись, как пить дать. Это только с виду мы - обычные люди, а на самом деле слишком много в нас от машины. Явно какие-то тяги двигаются не так, как человеческие мышцы. Не обязательно слишком механически - скорее всего слишком плавно, как никогда матушке-природе не добиться.
   -И куда ты теперь? -Участливо спросил парень. -Теперь куда пойдешь?
   Я ограничился неопределенным хмыканьем. Что ему сказать? Что на самом деле я должен любыми путями отволочь его обратно, к Святогору на вивисекцию? Потому что нам срочно необходимо узнать, какие там у него шарики заехали за какие ролики...
   -Да ладно тебе, не бойся. Теперь мы с тобой в одинаковом положении. Понятно? И что нам эти люди? Пошли со мной, вдвоем веселее...
   -А куда пойдем-то? -Невзначай спросил я. Что-то тут мне не нравилось, понять бы только, что... Что-то, что-то, что-то...
   -Да прямо и пойдем. В городе затеряемся, он нас вовек не найдет, а? А потом можно и в Сибирь рвануть, там не достанут. Или вообще за океан даже.
   И, расценив мое молчание как согласие, он пружинисто поднялся, одним широким махом подхватил немаленький рюкзак, и двинулся.
   Мне ничего не оставалось, кроме как пойти за ним. В дороге поговорить будет легче...
   -Кстати, а ты есть не хочешь? -Весело поинтересовался парень. -Я смотрю, что у тебя ничего нету...
   -Да есть, консервы... -На всякий случай я вынул из внутреннего кармана комбеза и показал ему круглую синюю банку. Надпись на банке гласила, что это не что иное, как "Пищевой рацион 20-30".
   -А, это... Выброси дрянь. -Посоветовал мне парень как старший брат младшему, подобравшему зачем-то на улице собачий кал. -Это нам лучше не есть. Живот подводит. У меня жратва есть, но не особо много, слишком мало у них было... На двоих уже не хватит, придется поохотиться...
   Интересно, на кого он тут уже успел поохотиться? Белок, что ли, сшибал?
   -Смотри, -он остановился, сбросил на землю свой здоровенный рюкзак. -Вот чего у меня есть. Вот это - настоящая еда, а не то что твое...
   Его рука расстегнула молнию.
   Какие-то пакеты, черные, непрозрачные, и рюкзак набит ими битком. На самом верху лежит здоровенный ножик в ножнах. Чистый, вроде без крови. Я уж испугался, что он этим ножом людей в бункере резал.
   Достав один пакет, парень протянул его мне.
   -Хочешь?
   -Да пока что нет... -Решил откреститься я. Пока не надо, я поесть успел...
   Внимание!
   Опасность!
   Нет, в этот раз мне сильно помогла моя система. Я заметил, что его лицо изменилось, система быстро начала перестраивать меня в боевой режим, но он-то успел раньше, на доли секунды раньше.
   Черный пакет полетел мне в лицо.
   Я отбил его рукой, одновременно рванувшись за пистолетом. Хвататься за АСВ уже времени не был, я бы просто не успел, ведь он уже дернулся за своим оружием. Ему только руку протянуть.
   Дальнейшее взяла на себя система, а я был как бы сторонним наблюдателем, который стоит в стороночке и подает полезные советы. Если успевает.
   Отклониться вправо, сойти с линии прицеливания.
   Увернуться от ножа, летящего в голову.
   Вынуть пистолет, снять предохранитель.
   Потом нацелиться, стрелять.
   В этот момент мне не повезло.
   Все же он тоже был кибом. И времени у него было больше, и его АСВ не болталась за спиной, как моя, а была уже в руках со снятым предохранителем.
   Тройка выстрелов отшвырнула меня назад. Я даже не понял, как и откуда пришли удары - грудь налилась красноватым цветом повреждений. Я скрутился с траектории огня в каком-то хитром перекате, полностью проведенном системой, и на некоторое время испытал шок потери контроля.
   Пистолет, который я пытался достать, куда-то улетел из полуоткрытой кобуры, когда в меня попали. АСВ я потерял во время своего недавнего валяния, и из оружия у меня оставались только три гранаты. Но что только толку с них? Подорваться не получиться.
   -Сдохни! -Заорал он, еще раз нажимая на курок.
   Я оттолкнулся ногами от земли и взвился в прыжке, пытаясь уйти из прицела, и мне это почти удалось.
   Наверное, я поймал несколько зарядов. АСВ серьезное оружие, кому попало не выдается и где попало не продается. Защитный комбез она сначала режет как масло, а на выходе рвет в клочья. Это очень такая штука, она и пусть даже я склеен покрепче, все равно некоторый шок присутствует, система подглючивает, сбоит как бы от каждого попадания.
   Спасла меня Ленка.
   Звонко хлопнуло в воздухе, словно запела и порвалась туго натянутая струна. Мелькнула справа тонкая белесая полоса вспененного воздуха, и середина ствола березки исчезла в стремительно вспыхнувшем огненном шаре, почти идеальной формы, без всяких там языков пламени и черного дыма.
   Оставшийся верх покалеченного дерева рухнул вниз, вспыхнув по дороге, и с мокрым шипением погас в громадной луже. Пламя лизнуло ствол, к небу потянулся легкий дымок быстро занимающейся древесины.
   Пауза.
   Мой противник застыл, ничего не понимая.
   Постой-ка еще, дружок, и тебя быстренько успокоят...
   Нет, он не остановился. Скользнула по мне его прицельная система, а потом парень совершил великолепный прыжок назад, и припустил подальше отсюда, петляя, как заяц.
   -Стой!!! -Зачем-то заорал я. Да куда там...
   Лес пронизали еще два шнура взбаламученного воздуха, с резким треском снося случайно попавшие на пути деревья. Запоздало, спина в разгрузке и всклокоченные волосы мелькнули среди деревьев.
   Ленка выстрелила еще раз, попытавшись взять прицел на упреждение, но беглец тоже оказался не лыком шит, и вертко ушел с траектории полета активно-реактивной пули, и чуть ли не рыбкой нырнул за холм. А в лесу вспыхнул небольшой пожар, быстро сошедший на нет все из-за сырости.
   -Сволочь. -С чувством сказал я, подбирая АСВ. С виду винтовка вроде бы не пострадала, и огонек готовности горел ровным зеленым светом, но кто знает?
   На всякий случай я дал очередь навскидку, из трех стрелок. Ветки кустов пригнуло, разбросало в стороны. Вроде все нормально.
   -Земля, что палите? -Сразу жила рация. -Отвечайте! Он от вас удаляется...
   Вокруг меня сразу же оказались Антон и Ленка. Ленка несла АТВ наперевес, в боевой готовности.
   -Реликтовый лес попалим. -Сказал Антон, глядя в сторону.
   -Не до лесу сейчас. -Ленка сплюнула. -Ушел ведь. А у меня в крестике был, гад такой. Ты что ему сказал, что он на тебя бросился? -Это мне.
   -Да не знаю. Говорили, потом ему надоело, он в меня пакет швырнул и стал стрелять. Спасибо, Лен... Ты мне жизнь спасла.
   -Сочтемся еще.
   -Рация где?
   -Тут. -Лешка подошел почти неслышно. В руках он нес сумку, которую не успел подобрать психованный при своем поспешном бегстве.
   -Давай-ка... -Я забрал у него рацию, выдвинул антенну.
   -Что это он с собой таскал, а? -Лешка аккуратно поставил сумку на землю подальше от воды. -Черт, а почему это она такая тяжелая, а? Что там такое?
   -Да глянь. -Равнодушно сказал я, связываясь с флаером.
   Сильно пахло озоном. От ленкиных выстрелов осталось, АТВ било на полной мощности.
   Мой комм ответил тонким писком, когда я перевел канал на него.
   -Где вы там? Что у вас происходит? -Раздался раздраженный голос Святогора. -Ребята, он от вас уходит, вы что, не видите?
   -С флаера его видно? -Спросил я. -Мы можем взять его след?
   -Пока видно. Какое оружие у него есть?
   Я огляделся. Ага, ага... Хорошие новости-то какие! Раздолбанное в щепки АСВ этого бешенного типа лежало в неглубокой луже. На поверхности воды лениво всплыли пятна противной на вид сероватой жидкости.
   -Командир, его АСВ осталось тут. Уничтожено.
   -Хорошо. -В голосе Святогора зазвучало облегчение. -Другого оружия у него быть не должно... С "Осы" его видят, теперь пусть спустятся пониже... Давайте, загоняйте его. Живым брать не обязательно... Кстати, как результат вашего разговора?
   -Плохой, командир. Не с того ни с сего он набросился на меня. Мне пришлось защищаться...
   -Чего и следовало ожидать. -Хмыкнул Святогор. -Ладно...
   Я не дослушал. Лешка издал какой-то странный звук, словно подавился, и я рывком обернулся к нему.
   -Что там за...
   С полностью остановившимся лицом Лешка смотрел туда, в раскрытую сумку. Смотрел и молчал, полностью обратившись в статую.
   -Да что там такое... -Я быстро подошел к нему, заглянул через плечо.
   Вся сумка была аккуратно забита ровными рядами упругих пакетов для мусора. Такие кладут в роботов-уборщиков, они собирают туда пыль и мелкий мусор, а потом централизованно выбрасывают в отходы. И называются такие пакеты... Емкость для мелкоформатных отходов стандартная N34-дробь-3-дробь-3, производство частной организации "Альметерикс". На ней же и написано. Упаковывается герметически, на три литра объема. Еще были какие-то параметры утилизации, которые я когда-то прочел в специальном справочнике, еще когда учился, и сейчас они услужливо всплывали в памяти.
   Остальное же...
   Я не сразу понял, что вижу перед собой.
   Человеческая плоть, перемолотая в мелкий фарш, в кисель, герметично упакованная, чтобы не портилась, залитая багровой кровью, еще не успевшей свернуться. И аккуратно, в шахматном порядке уложенная в сумку, один к одному.
   -Это он их что, по пакетам фасовал? -Спросил Антон.
   -Точно псих. -Высказалась Ленка. -Леш, ты что смотришь? Закрой и оставь.
   Система быстро выдала предупреждение. Появились какие-то графики, таблицы... И система сообщила:
   Внимание!
   Опасность!
   Нестабильность ЦНС.
   Провести стабилизацию ДА НЕТ
   Применить стабилизаторы. Где-то в памяти у меня я знал, что стабилизаторы снимут мое нервное напряжение, я стану спокойным и уравновешенным минимум на час.
   Нет. Пока что постараюсь справиться своими силами.
   Так вот откуда такие жуткие раны. Вот почему трупы там так выглядели. Это он из них вырезал куски, не пожалел времени, чтобы задержаться, даже несмотря на то, что за ним по пятам шли люди с мощным оружием, а к базе уже приближались тяжелые пехотинцы.
   Да он же самый настоящий маньяк, псих-убийца.
   Я быстро сделал шаг вперед и запахнул клапан сумки, толкнув плечом Лешку. На секунду мне показалось, что, как только я прикоснусь к этим лямкам, произойдет что-то страшное, но просто не мог заставить себя отшвырнуть ее от себя, просто не мог. И потому аккуратно поставил ее на землю - туда, где было посуше, потому что к ней уже подбирались ручейки воды.
   -Ладно. Алексей, вставай. Пошли... Нам надо идти дальше...
   -Слушай, да нельзя же это вот тут так оставлять... -Почти взвыл Лешка. -Ну нельзя же, слушай... Похоронить надо же!
   -Те, кто идут за нами - они похоронят. Если сейчас этим будем заниматься мы...
   Лешка подчинился.
   -Ленка, Антон. Ребята, за ним... -Я быстро прикинул направление. -Порядок прежний. Атакуем его, как только он окажется в зоне досягаемости. Сначала в дело включаемся мы и поливаем его из АСВ. Антон, ты вперед не суйся, пытайся достать его по конечностям, чтобы он не бегал так быстро. А ты, Ленка, целишься тщательно и дырявишь его на хер, чтоб уже не встал. Что-то мне уже не хочется с ним разговаривать.
   -Давно бы так... -Длинно сплюнул Лешка.
   Мы шли по весеннему лесу, под ногами хлюпала вода, зеленели робкие почки на деревьях. Весна, весна... Конец мая на дворе, снег уже пошел таять вовсю, к середине июня уже можно будет тут посиделки устраивать...
   Если только опять не похолодает. Всемирное похолодание, чтоб его так... Вот уже пятьдесят лет оно продолжается. Бабушка рассказывала, что в ее время снег таял уже в марте... Ага, таял, как же - тут он круглый год... Скоро все будем жить в такую холодину...
   Не думать! Вперед!
   Я скомандовал - бегом!
   Его след мы видели. Он тоже бежал - и бежал быстро, аккуратно, запутывая нас. Обычный человек давно бы сбился, просто не заметил бы этого едва видного теплового следа, примятости почвы, сбитых ненароком снежинок...
   Система видела все. И услужливо подсказывала мне - сюда, сюда! Вот тут он прыгнул через ручеек, вот тут - оттолкнулся рукой от березки, вот тут - перемахнул гнилую корягу...
   Не поддался панике, гад, не просто так удирает, а еще заботится о том, чтобы не сразу мы за ним следовали. Псих, как же, жди! Может, мозги у него отключились, но как смотаться, он все равно соображает.
   Не останавливаться!
   -Ленка, наготове...
   -Да!
   Так, комм, карта. Лес, лес, возвышенности, пара ручейков. Деревня... Ох, черт, почему так близко? Слава Богу, покинутая... Остались только строения. Все разрушено на хрен, люди не живут вот уже сорок лет.
   Так, дальше... Дорога! Федеральная трасса, черт возьми! Совсем рядом уже,
   -Але. -На связь вышел Антон. -Куда это он намылился? Тут дальше трасса, до старого Чехова - и на Москву, через Подольск... Это вторая, первая идет южнее...
   -Если выйдет на дорогу, то вряд ли кто остановиться. -Хмыкнул я. -Видок у него не тот, чтобы хоть кто тормознул, разве что патруль...
   -Да он патруль положит! -Не выдержал Антон. -Тоже мне, патруль - три придурка с автоматами на хрюшке! Да и что ему стоит на транспорт запрыгнуть?
   Я похолодел. Псих этот - не обычный человек. И этим он опасен не вдвойне - втройне, вдесятеро! Его и прибить нечем, в старом Чехове полиция только. Армейцев нет. А полиция вооружена самое лучшее пулеметами... АТВ и прочего тяжелого оружия не отыщут, а в городе с флаера поохотиться трудновато, здания и помехи для детекторов, да еще и народу лишнего вокруг слишком много.
   -Поднажмем, ребята. -Только смог выдавить я.
   Через полчаса мы стояли у шоссе.
   След обрывался. Вот видно, что он вышел сюда, вот остановился, тут постоял немного... А потом что? Следов от шин не видать, точнее, их слишком много, попробуй пойми, в какую машину этот гад сел.
   -Воздух! Что вы видели?
   -Земля! -Немного раздраженно отозвались с флаера. -Ничего не видно, ничего не слышно. И ничего не понятно. Мы его не видим... Наверное, он замаскировался.
   -Отрадно слышать. -Фыркнула Ленка. -Да вы его потеряли, так и скажите...
   Ответа с флаера не пришло. Зато включился Святогор, как этого и следовало ожидать.
   -Группа один, приказываю разделиться. Двое пойдут к Серпухову, двое - к Чехову. И если вы, засранцы, даже этого идиотика выловить не можете, то я просто не знаю, что вам можно поручить. У вас есть три часа, потом придется объявить войсковую операцию.
   Треск помех. Святогор даже не потрудился переключить нас на связь с флаером.
   Так... У Антона - НТСУ, это получше, чем АСВ. Так, анализ повреждений... Ага. НТСУ работает получше, чем АСВ, красных зон больше. Но, к сожалению, не столько, как при выстреле из АТВ. Из НТСУ его надо жечь, все время держать в фокусе огня. А АТВ способно пробивать с одного выстрела.
   Значит, я и Антон идем в Чехов, а Ленка и Лешка идут в Серпухов... Далеко он уйти не мог, обязательно наткнется на блокпосты при въезде в города, которые отлавливают мутантов, и миновать их не сможет, поскольку никаких документов у него нет. Пока он будет воевать с постом, то нам самое время подоспеть.
   -Группа один! -Включился Святогор. -Группа один! Доложите ситуацию!
   Я мысленно выругался.
   -Группа один. Мы планируем разделиться. Я и Антон направляемся в Чехов, Елена и Алексей идут к Серпухову...
   -Хоть что-то... -Вздохнул Святогор. -Ладно, слушай меня. Продолжайте движение, связь держать. Мне приказано начать войсковую операцию немедленно, но пока по не зависящим от меня причинам я на это пойти не могу. Через час из Рязани прибудут три роты Десанта. На них надежды мало, новобранцы... Через три часа тут будут уже нормальные войска, Вторая Десантная дивизия. Они начнут полномасштабное прочесывание всей области. До той поры все перевозки будут прекращены. -Святогор снова вздохнул. -Вы почему еще на месте стоите? А ну, разошлись!
   -Дальше. -Говорил он, когда мы уже шли по направлению к Чехову, вслушиваясь в дорогу - славно было бы услышать рев мотора какого-нибудь транспорта... -Вам задача - найти его и не дать ему уйти от вас, пока не придут те, кто его сможет прижать. Галахад и Беовульф уже в пути...
   Я уже представлял, что наделал.
   Господи, ну почему бы просто не пустить ему пулю в башку еще там, на пригорке! Ленка с АТВ не промахнулась бы, у психа не было никаких шансов... Один выстрел, возможно, второй - и все, никаких проблем, и уже не пришлось бы вот так дергаться...
   Кто его знает, что он выкинет по дороге к городу? Вдруг еще кого прибьет? На чьей совести будут эти смерти, а? Уж не на твоей ли?
   Громадный транспорт показался за поворотом через полчасика. Вытянутый корпус, здоровенные колеса молотили талый снег и воду, поляризованное стекло блестело на весеннем солнце надраенной медью. Стрелковое гнездо над кабиной было пустым, ствол мелкокалиберного пулемета был убран внутрь.
   -Давай. -Передал я Антону. Ветки здоровенного реликтового дуба тут нависали над дорогой как нельзя лучше, прямо как в дурном фильме. Вокруг поросль, сугробы еще не сошли, изрядно подтаявшие снежные причуды висят на ветках кустов и маленьких деревцах, талая вода и грязь, ветки густые даже без листьев, сами по себе, да и широкие...
   Да и заметить на бело-коричневом фоне две полупрозрачные фигуры в маскиро­вочных комбезах - это тот еще номер.
   На крышу мы спрыгнули синхронно.
   Скользкий пластик ударил по ногам, транспорт шел с немаленькой скоростью, меньше шестидесяти километров в час в этих местах держать запрещалось. Это даже я знал.
   Я понял, что не удержусь, когда покатая крыша заскользила под ногами, неудер­жимо заструилась куда-то вдаль и вправо, в лицо ударил ветер, а руки метнулись в воздухе совершенно бесцельно.
   Цепкая рука Антона сомкнулась на моем запястье, меня рвануло обратно.
   -Держись!
   -Ох, мать твою... -Я прижался к крыше как к груди любимой. Сбоку проносились деревья, слева потянулось заснеженное поле. Скорость, скорость... Свалился бы, и, кто знает, захотели бы меня тогда восстанавливать? В свете происходящих событий?
   Где-то высоко в небе я заметил маленькую черточку "Осы". Серебристый треугольник на синем-синем фоне, скрывающийся в бурых клочьях облаков, почти незаметная с земли.
   Облака сдуло куда-то к югу. Рваные серые простыни тянулись и тянулись, все ис­тончаясь, все больше становилось в них прорех, и я потерял тот миг, когда небо полно­стью очистилось, засияло первозданной синевой и белым колючим шаром весеннего солнца. Еще не прошла зима, свет сохранил свою колкость, но уже не падал столь рав­нодушно на ледяную Землю, а, сжалившись, старался отогреть, окутать белые про­сторы. Немного тепла, пока могу, немного отогреть, разбудить, развеселить и растор­мозить белое величавое безмолвие.
   -Нож! -Антон выхватил клинок и воткнул на всю длину в крышу. -Делай как я!
   Разумное решение. Ухватиться на крыше было не за что, а поток воздуха стягивал нас с транспорта так же верно, как старый развратник - девичью юбку.
   -Не доезжая до блокпостов, прыгаем. -Сказал я. -Попробуем подождать его ря­дом. Должен же он что-то сотворить... Тогда попробуем сесть на хвост. И хорошенько его прищемить...
   Антон не ответил.
   Ехать не больше получаса. Просто так около города уже не походишь, всякие по­таенки и минные поля остались тут еще с ТЕХ времен. Да еще и база флота, где есть тяжелое оружие и приказ "стрелять без предупреждения".
   "Могли б и с базы охрану снять"
   Возникло у меня в голове. Антон. Он как-то это сказал. Ничего не произнес, а как-то донес до меня свою мысль.
   -Как?
   "Как ты это сказал"
   "Не знаю захотел сказать и сказал"
   "Ничего себе. Мы можем общаться"
   "Мне кажется. Мы можем еще что-то"
   Комм завибрировал.
   -Земля! Земля! Видим энергетические аномалии, видим энергетические аномалии - кто-то пользуется энергетическим оружием...
   -Дайте координаты. -Хмуро прорычал я - говорить было трудно, ветер лез в горло и глаза.
   Через полминуты на карте запульсировала красная точка. Километрах в десяти к северу, на окраине города Чехов.
   -Воздух, указание принял. Продолжайте слежение, мы попробуем подойти по­ближе...
   "Что ты задумал?"
   Антон слышал весь разговор, и видел ту же самую карту, что и я.
   "Надо срочно туда. Сможем на этой колымаге. Какая-то дорога подходит к этому месту. Там дачные поселки вокруг"
   -Группа один, группа один. -Голос Святогора стал как нельзя серьезным. -Посту­пило сообщение о применении энергетического оружия на окраине Чехова. Какое еще оружие было у Психа?
   -Мы видели только АСВ. -Огрызнулся я, сильно на себя досадуя. Что стоило про­светить этого придурка в энергетическом диапазоне? Хоть бы знали, что он с собой не­сет...
   -Понятно... Значит, так. Причин просто так палить энергию подобной мощности в том районе быть не может. С флаера говорят, что это нечто вроде ННТ. Такое оружие было у смены техников, потом не найдено. Так что - быстро туда... Вторая группа продолжает движение.
   "Хоть бы флаер послал" -Антон поморщился.
   "Некогда"
   Действовали мы синхронно. Блистер был плохо закреплен, люк приоткрыт, и нам не составило труда взломать хлипкий замок, дернув посильнее. Повезло этим типам, на самом деле. Сколько историй было, когда мутанты через такие вот плохо закрепленные двери про­лезали внутрь, не счесть. Наверное, часто рейсы делали в спокойных зонах, вот и рас­слабились.
   С треском отлетела наружу крышка, щелкнула о борт под напором ветра. Антон скользнул внутрь, я дождался, когда он посторониться, и пролез головой вперед за ним.
   При помощи системы все было очень просто. Захотел, сделал. Не надо беспокоиться, что пальцы соскользнут, или силы не хватит вытянуться на руках. На все хватит. Просо­чился я внутрь во мгновенье ока и почти без шума. В полу - еще один люк, открытый, и лестница, блестящая полированными ступеньками - этим ходом пользовались очень часто.
   -Быстрее! -Прошипел Антон. -Они могли услышать!
   На этот раз первым прыгнул я. Высота всего метра два, чего бояться-то?
   Коридор, дверь открыта, впереди лобовое стекло и несущаяся на нас дорога. Позади такой же коридор, в грузовой отсек. Видны бока ящиков, заплетенные страховочными сетками. По бокам по две двери, со значками молний, закрыты.
   "Уйди. Мешаешь" Сказал Антон.
   Я поспешно отпрыгнул, сообразил, что не даю Антону спуститься вниз, стою столбом в проходе, и рванул к кабине.
   Там уж поняли, что происходит что-то неладное. Мне навстречу сунулся толстый ствол лазерного пистолета, а за ним широченная морда водилы, габаритов этак три на три. Рабочий комбез едва не трескался на его плечах и был расстегнут на здоровенном пузе, из нагрудного кармана выгляды­вала рукоять маленького разводного ключа. Это по сравнению с ним ключ-то малень­кий, а по сравнению со мной - очень даже ничего, метр длиной минимум. Гладко вы­бритая голова только-только начала прорастать щетиной, а лицо еще чистое, наверное, только недавно побрил. Широкий нос чуть сплющен, а настороженный взгляд так и це­пляет все опасное, что только может случиться...
   Что же ты, дядя, люк плохо закрывал?
   -Блядь! -С чувством, но все же как-то неубедительно сказал водила, отщелкнул предохранитель и нажал на курок. Правильно сделал, я бы на его месте тоже долго не думал, что это за хмырь объя­вился в машине, идущей на неплохой скорости через реликтовые заповедники. Я качнулся сначала вбок, выходя влево, потом вперед и вправо, плечом зажимая его вооруженную руку между собой и стеной.
   Не знаю, сам ли, либо система подсказала, но получилось хорошо. Только что на тебя смотрел разрядник, и вот он уже не смотрит. Короткий луч ударил в стену за мной, там что-то противно зашипело, но ничего не рвануло. Ну и ладно. Значит, все хорошо и будем жить.
   Второго выстрела он сделать не успел. Я всеми своими двумястами килограммами врезался ему в руку, вышиб у него пистолет, а самого под ребра толкнул назад, в кабину.
   -Спокойно! -Выставив в проход АСВ, заорал я. -За руль давай, машину угробишь, лысый...
   В тот же миг АСВ вырвало из моей руки и полетело вниз, а из-за двери описала короткий полукруг монтировка и вдарила мне по черепу.
   Система отреагировало несколько озадаченно, примерно как "Черт побери!". Никогда с таким не сталкивалось, а я ока­зался слишком неопытным, чтобы правильно настроиться на бой.
   Внимание!
   Опасность!
   Монтировка мне вреда причинить не могла, даже ударь она раз в десять сильней. Тут и пуля АСВ не поможет, не то что эта стальная штуковина...
   На этот раз действовал я сам. Схватил за руку, держащую монтировку, сжал, и выдернул человека на себя.
   Наверное, излишне сильно. Послышался треск суставов, человек завопил - он оказался примерно такого же сложения, как и я, светловолосый и светлоглазый, в ком­безе механика.
   Из-за моей спины Антон хрястнул его сложенными пальцами в солнечное сплете­ние. Крик оборвался невнятным бульканьем и тяжелым вздохом.
   -Сидеть, сволочи! -Заорал мой напарник, срывая с плеча НТСУ. -Сидеть всем, пожгу гадов!
   С тяжелым лучеметом тут было не развернуться. Антон продолжал стоять в коридоре, а я бросился вперед, толкнув по пути уже начавшего разбираться где у него руки-ноги лысого водилу, и встал в кабине, чтобы видеть их всех.
   Так, двое. Хорошо... Что только двое. Они не рискнут пойти на стволы, посидят спокойно.
   Антон просочился следом за мной. НТСУ перекочевало за спину, в его руке воз­ник НТ. Пистолет Антону ни к чему, он один всех за пару секунд в куски, а уж мы вдвоем-то... Но только НТ располагает к солидности, а трупы нам ни к чему.
   -Кто еще тут? Отвечать быстро! -Антон взял инициативу в свои руки. -Быстро отвечать, кто тут еще есть?
   -Да пошел ты. -Хмуро отозвался самый здоровый, которому я врезал первому.
   -Я тебя, лысый, сейчас на ломтики нарежу. -Спокойно сказал Антон. -А потом нарежу того, кого найду...
   Мне такой разговор почему-то не понравился. Надо бы взять дело в свои руки, чтобы потом пожалеть не пришлось - к чему получать пули в спину... Да и слишком долго будет убеждать их тем способом, что выбрал Антон.
   "Дай я".
   "Давай"
   -Ребята, нам не до проблем. -Мирно сказал я, оттесняя в сторону Антона и показы­вая пустые руки. -Не надо нам их создавать, ладно? Вы нас довезете туда, куда скажем, а потом отваливайте куда хотите. И все остаются живые, хорошо? И даже здоровые.
   Ответом мне было два хмурых взгляда.
   Впрочем, а куда им деваться-то было?
  
  

Дачный поселок, окрестности города Чехов.

Московский край, 2123 год.

  
   Здоровенная вывеска у дороги оповещала всех желающих ее прочитать, что едем мы прямиков в дачный поселок "Беличий лес". Рыжая белка вольготно оперлась прямо о букву "Б" и хомячила такой же рыжий орех. Вид был такой, что белка выцеливает орехом того, кто подъедет поближе, чтобы потом ка-ак дать...
   Несмотря ни на что, картинка была мрачноватой. Последнюю белку тут ого-го когда ещё видели.
   Справа и слева от дороги тянулись столбы с натянутой колючей проволокой. Проволока была под током, в энергетическом диапазоне она подсвечивалась слабым синим цветом. Помаргивали и навершия столбов, система там нашла детекторы какие-то и выделила их цветом. Сама же дорога была закрыта автоматическими воротами, приоткрывшимися при появлении техники.
   "Нам туда" Сказал Антон. "Смотри влево. Дом с красной крышей. Двухэтажный. С садом. Видишь"
   Я посмотрел, и увидел.
   Так, вот тут это и произошло. Даже без подсказки системы понятно, что тут пора­ботал лазер.
   Это была раньше чья-то дача. Хороший такой домик, хоть и кирпичный, двухэтажный, с хорошей крышей, в саду стоял. Пеньки деревьев вон видны...
   По домику прошлись лучом, по пути подрезав деревья. Вот отсюда он шел, с до­роги - наверное, спрыгнул с транспорта при подъезде к городу. Соображал, черт, что поднимется, попробуй он проникнуть через блокпосты, и пошел в обход.
   Но на фига он по даче палил? Что, мозги совсем съехали с нарезки? Или кого-то он тут успел прихлопнуть? Вроде трупов не видно, да и луч по дому прошелся чуть всего, даже не пожег.
   "Грузовик не отпускай" Сказал я Антону. "Я посмотрю. Что интересного он в этом домике нашел. И пойдем дальше"
   "Хорошо". От Антона пришла картинка - домик в прицеле НТСУ. Великолепно. Если Псих там засел в засаде, то ой как он получит.
   Ого, а мы, оказывается, и картинками обмениваться можем!
   "Что ж Святогор-то не сказал"
   "Торопился" Ответил Антон. Я и сам не заметил, как отправил ему сообщение.
   Но все же за стены лучше не заходить. Лазерный луч далеко не пуля, часть энергии может потеряться на прожигание стен, рассеяться, отразиться, и толку от луча на выходе будет что от фонарика.
   В голове сразу же всплыло все то, что оказывает влияние на луч. Взрывное испарение вещества, эффекты разные, нагревы и прочее.
   -Группа Один, вы меня слышите? -Голос Святогора едва не заставил меня подпрыгнуть.
   -Вас слышу.
   -Вы на месте? С высотника дают вашу картинку. Где второй?
   -Антон, я в машине. -Отозвался Антон.
   -Хорошо. Оставьте машину, о ней позаботятся. Пусть выбираются на шоссе и идут к ближайшему полицейскому посту, там мы их встретим. Продолжайте поиск.
   Что этот гад тут потерял, вот интересно? Хотя...
   Следы протекторов - кто-то свернул с дороги как раз в сторону дачи.
   Так, а что нам...
   Сканирование
   Упрощенный режим
   Система включилась в работу, обшаривая местность. И почти сразу же результат.
   Около дороги застыла красная "Ала". Большая и даже где-то красивая пластиковая игрушка, которую у нас научились клепать совсем недавно по чертежам инопланетчиков. Получалось хорошо. Шасси одно, можно либо грузовой отсек делать, на тонну груза, либо ставить сиденья и прорезать окна, получается микроавтобус на восемь человек. Или ещё как экспериментируй, как душе твоей угодно. Машины ездили, энергии много не просили, и обходились совсем дешево. На их базе для военных делали вездеходы, "Вепри".
   "Ала" заехала в сугроб, наметенный под кустами, и стоит себе на месте, мотор уже остыл. Снежок немного присыпал, с дороги машину не видно. Но не до конца, снегопад когда у нас был? Получается, пару часов назад.
   -Мать твою... -Устало выругался я. Даже отсюда было видно, что "Ала" эта в самом что ни на есть нехорошем в свете всего случившегося варианте - семейном. Пять сидячих мест и просторный багажник с каким-то хламом.
   В домике никого. Я пошел даже на то, чтобы снять слепок объемным радаром, хотя это и заняло немного времени. Просто посмотреть, а не устроил ли этот гад мне засаду, не присел он где-нибудь за уголком с чем-нибудь серьезным наизготовку.
   Но нет, ничего, похожего на человека. Бронированный контейнер для мусора чист, остатки очень старой мебели под снегом, недостроенная оранжерейка модели "Горький-12", мечта огородника, и ещё какие-то мелкие и непонятные куски неизвестно чего.
   Хотя...
   Нет, не надо было ему идти вот так, через поле. Остались же от него следы, следы! Конечно, они ни­чем не фиксируются - тепловой след в такой холодине растает за пару минут, запахов он почти не производит, и все такое прочее. Только вот на белом поле протянулись отпечатки рубчатых подошв мягкого противоминного рифления. Такие бы­вают у стандартного комбеза, в который этот тип и был одет.
   Я даже эксперимент провел. Встал в снег поглубже, потом поднял ногу и посмотрел на отпечаток. Один в один.
   Так. Следы идут через поле... И почему-то от Чехова, а не к нему!
   Включил коммуникатор.
   -Антон, мне кажется, что этот гад пошел куда-то в строну... Он что, получил что хотел?
   -Откуда мне знать? -Ответил Антон по комму и добавил по внутренней связи
   "Вылез бы посмотреть. Да эта компания живо уедет. Нас дожи­даться не станет. Как мы тогда"
   "Оставайся пока в машине. Если что. Прикрой. Я посмотрю. В кустах какой-то транспорт. Если транспорт на ходу. То пусть эти валят на все четыре стороны. Тем более Святогор сказал. Людей не впутывать. Секретность."
   "Погоди, я их пугану. Заберу у них ключи".
   "Ага. Так и скажи. Мы важные правительственные агенты. Просим оказывать всяческое содействие"
   "Твоя взяла"
   "Ала" была пуста. Ни крови, ни следов борьбы, только пара забытых чемоданов, здоровенных. Такое ощущение, что пассажиры вышли сами, под угрозой оружия или добровольно, не знаю. Чемоданов два, лежат в багажном отделении, однотипные, набитые каким-то барахлом, есть пара су­мок поменьше с одеждой. На заднем сиденье валяется женская косметичка, два ноута, один попроще, другой почти что новый, полуго­дичной давности модель. Который новый, отключен, а второй в сети, помаргивает синим огоньком. Может, прини­мает почту, может, что еще. В пепельнице между передних сидений остатки нескольких сигарет, одна со сле­дами губной помады.
   На одном из задних сидений я нашел заколку для волос. Модный совсем недавно мотив в виде бабочки, ножки которой сжимаются под действием магнитной пру­жинки. Приятная вещь, под шапкой не мнется, и выглядит хорошо. У нас в институте много девушек с первого курса такие носили.
   К заколке прилипла пара длинных темных волос.
   Семья, что ли, ехала? Вроде похоже. Папа за рулем, мама (ее косметичка - су­мочка дорогая, рассчитана на дам постарше сорока), заколка дочки, еще пара детишек... Ноуты такие обычно детям покупают, ничего хорошего на них не сделаешь, а вот поиг­рать в несложные детские игры завсегда пожалуйста. Да и есть какие-то встраиваемые ограничения, которые не позволяют детям лазить в тех ресурсах, которые им еще знать рано.
   Да он точно семью остановил, сволочь. А куда ее потом? Тоже в разделку, как и тех, с базы?
   Внимание!
   Нестабильность ЦНС!
   Немедленно провести стабилизацию!
   Система забеспокоилась. Что-то не так, быстро приди в себя, возьми себя в руки, начни себя контролировать, а то будут применены соответствующие препараты.
   Сразу успокаиваться под воздействием инопланетных препаратов мне не хоте­лось. Кто его знает, что это за препараты такие, и кто знает про их медицину? Лучше уж так, по старинке...
   Я немного постоял на месте, сделал глубокий вдох, постарался подумать логиче­ски и на простые темы.
   Нет, разделать он их не мог. Обязательно осталась бы кровь или что-то еще, а крови тут нет. Даже если разделывал на обочине, все равно бы не успел. Значит, он их пока что отвел куда-то, а сам пошел по делам.
   Черт возьми, да из-за кого все это! Всех дел - стрельнуть в него из АТВ, и не было бы сейчас этих проблем...
   "Ала"... Почему он ее здесь оставил? Зачем? Почему не отогнал подальше?
   А может, как раз и отогнал. А семью? С ней-то что? Куда он ее дел, этот придурок? С собой поволок? А каким образом и куда именно?
   -Что там у тебя? -Антон крикнул от машины, не прибегая к помощи связи.
   "Вижу его следы. Идут от дома в поле, обратно".
   "И что теперь будем делать"
   "Будем думать. Куда он мог пойти. Почему не видно пассажиров. Куда он их дел. Как ты думаешь"
   "На куски порубить он их не мог. Не успел бы. Мог запереть где-то. Или прикончил. Думаю вряд ли. Убивать он их будет непосредственно перед процессом. Так я думаю".
   "Почему?"
   "Считай предчувствие".
   Неожиданно пошел снег. Мелкие снежинки медленно кружились в воздухе, и со­всем не торопились падать на землю. Одна робко опускалась прямо перед моим носом. Машинально я дунул, и снежинку унесло от меня. Вкус у воздуха оказался свежий, жесткий. Зима еще никуда отсюда не собиралась, несмотря на май месяц и оттепель. Пле­вать она хотела на весеннее солнышко и на караваны туч, что стремились вдаль под по­рывами теплого ветра. Она еще собиралась побыть тут хозяйкой.
   "Надо обыскать дом" Антон.
   "Нет времени. Давай лучше позовем сюда Елену и Алексея. Теперь уже точно понятно что он тут был. Они лишними не будут. И надо бы вызвать флаеры. Тогда будет удобнее прибить его".
   "Посмотри на дом. Вон там одна комнатка. Второй этаж. Почему у нее такое ровное температурное поле. Однородное. Так не бывает".
   Я посмотрел. И обомлел.
   Да, действительно, это мне не очень понравилось.
   Комната действительно отличалась от общей тепло­вой картины дома. Если соседние помещения были прогреты хоть немного, и разница температур в них доходила до пяти-шести градусов, то эта угловая комната выглядела как синеватое пятно с температурой почти что окружающей среды, и разница не пре­вышала двух градусов.
   Это еще что такое?
   "Надо проверить" Отозвался Антон.
   Конечно надо, умник хренов. Вот только кто туда пойдет? Вдруг там засада...
   "Вдруг там засада. А мы разделимся. Тогда что делать"
   "Отступим и соединимся. Нас с тобой двое. Он один. Придется справиться".
   Я едва его не выругал в полный голос. Справиться, как же... Чего еще? Я помню, как он меня повалял. Прежде чем мы с ним справимся, он нас так при­ложит, что нас и целый завод не отремонтирует. Бой в помещении это не то что в чистом поле, тут оружие мало помогает, а все решает опыт, ловкость и быстрота. Не знаю как насчет ловкости и скорости, но есть у меня почему-то поганое чувство, что в опыте этот гад нас сильно превосходит.
   Кто пойдет вопрос простой. У Антона тяжелое оружие, а у меня легкое. То есть, Антону меня прикрывать, а мне лезть туда, в мышеловку класть голову и сыр лизнуть.
   Хватит рассуждать, идти надо. И побыстрее, потому что там еще могут быть живые. Которые попали в такую вот ситуацию исключительно по моей небрежности.
   Что стоило пустить в него одну пулю!
   "Машина. Что ты нашел в кустах. На ходу. Вопрос"
   "Вроде да".
   Я быстро пробежался сканерами по "Але". Никаких видимых повре­ждений нет, аккумуляторы разряжены едва на треть. Можно ехать прямо сейчас, но вот только "Ала" по бездорожью не потянет. Слабовата она на такую местность, откро­венно говоря. Не предназначена. Вот сестра ее, "Ала-2А", уже нормальный внедорожник с мощными двигателями и сильным шасси. Чуть дальше идет уже та же "Ала-2А", которая уже с оружием и называется "Рысь". А на такой гадости в первой же канаве застрянем.
   А на грузовике что? Через поле он не поедет, это все-таки не БТР. Так что от них нам пользы не больше, чем от пятой ноги.
   "Антон. Пусть эти дальнобойщики валят на все четыре стороны. Нам они пока не нужны. А за руки хватать будут".
   К домику мы двинулись вместе. Разошлись так, чтобы дать Антону максимальный сектор обстрела, а мне быстро найти любой источник угрозы.
   За нашими спинами заурчал мотор отъезжающего грузовика, водители спешили выбраться на шоссе.
   Входить в дом мне не хотелось. Не нравилось мне это, просто не нравилось лезть в тесные помещения, что-то там делать, когда твой враг того и глядишь схватит тебя за пятки. Вот тогда и настанет тебе полный и окончательный конец, потому что Псих этот доломает меня быстро, а мне останется надеяться только на то, что Антон успеет уложить его.
   "Что делаем дальше" Спросил меня Антон, когда мы подошли к домику метров на пятнадцать.
   "Я сканирую его. Тебе сброшу картинку"
   Мысленное усилие, и я ощутил, как все вокруг теряет чет­кость и правильность. Мир начинает замедляться, упрощаться, тормозиться, как совре­менный фильм на стареньком компьютере. Руки и ноги онемели, я ощутил себя так, словно в меня вставили стержень. суставы просто не гнулись, голова застыла в одном и том же положении.
   Объемный радар стал строить трехмерную картину местности. Оборудование жрало много ресурсов процессора, буквально вешала систему намертво. Вот сейчас идеальный момент для нападения. Быстро переключиться на боевой режим я уже не успею, пару секунд точно проиграю.
   Примерно полторы секунды
   2,2 с
   но они мне показались тремя часами.
   Приблизительная съемка помещения.
   Итак. Заходим через коридор, комнаты на первом этаже три. А вот второй этаж не понять. Слишком мут­ное представление. Кажется, есть какие-то контуры, похожие на людей, но это с тем же успехом может оказаться и старой одеждой, брошенной жильцами на даче. А может быть и людьми, мертвыми, которых тут этот тип побросал.
   -Вижу что-то на втором этаже. -Сообщил я вслух, но тут же опомнился.
   "Дом подключен к линии энергии". Антон тоже время даром не терял, а пробе­жался легкими сканерами.
   "Тут есть электричество"
   "Есть. А как же. И источники разбросаны по дому. В данный момент неак­тивны. А в той самой комнате что-то такое есть. Похоже на микроволновку. Рабо­тает с большим напряжением".
   "Он"
   "Нет. Мы в этих диапазонах еле видны. Я на тебе проверил. Но вот эта микровол­новка жарит в пространство много энергии просто так. Надо бы посмотреть, что это там такое".
   "Хорошо. Пошли. Осторожно"
   -Я пистолет беру. -Добавил я. -От моей дуры тут толку мало. Ты лучевик держи, и будешь его со стороны жарить.
   -Согласен.
   От лазерных пистолетов, даже усиленных ННТ, толку не больше. На схеме я вообще не видел зон поражения. Но вот если он нарвется на выстрел, то это его немного дезориентирует. И возможно, что напугает, хотя это вряд ли. А с тяжеленной и длинной АСВ или НТСУ не развернуться в коридоре, стволом начнешь цеплять стены и потолок, и вообще ни разу не выстрелишь.
   В любом случае, рукопашная, пока под выстрел Антона не подведу.
   Дверь была закрыта на замок-паутинку. Металлическая сетка шла ровными ря­дами в глубине двери, замки плотно держали ее за косяк. Хорошее изобретение. Пря­мым ударом дверь вышибить невозможно, и обычные удары она держит гораздо лучше.
   Лазер вскроет ее за полминуты...
   Отступив, я махнул рукой Антону.
   Тот понял.
   Ослепительный красный луч ласково огладил дверь по периметру. После чего я быстро пнул дверь ногой, чтобы падала быстрее.
   "Стой тут". Сказал я Антону.
   "Почему".
   "Срежешь его отсюда. Я выведу его на улицу в любом случае. Я выманиваю его наружу. Ты греешь его лазером".
   "Согласен".
   Первый этаж. Никого нет, тишина и покой.
   Энергия в доме есть, система подсветила синеватым проводку в стенах и аккумуляторы в под­вале. Проводка еле светилась, аккумуляторы работали, исправно от­давали энергию на разные мелкие нужды.
   А где сигнализация, почему не сигналит? Мертва, конечно. Причем совершенно интересным обра­зом...
   "Антон. Он был здесь. Сигнализация выведена из строя. Электромагнитный удар".
   "Понял тебя. Что на втором этаже".
   Как ни крути, а все же пришлось лезть на второй этаж. И теперь вдвойне осто­рожнее...
   Вдруг у меня мелькнуло сомнение. А правильно ли мы делаем то, что делаем? Ведь следы уводят в лес! Вдруг он отсюда давно ушел, а мы тратим время на то, чтобы обыскать дом, где живых-то уже и не осталось?
   Нет, дом надо обыскать. Если следы ведут в лес, то мы его еще нагоним, у нас есть флаеры, и время еще не упущено. А вот в доме может быть что-то важное.
   Может, он в лес следы сделал и потом вернулся?
   Приближался к той самой комнате я осторожно. Пройти по лестнице, коридор и еще две двери. Одна вроде на чердак. Объемный радар применять не рискнул, слиш­ком уж беззащитным я оставался, пока АСУ рисовала картинки. А вот пошарить ос­тальным средствами обнаружения...
   "Температура в комнате однородна". -Сообщил я Антону. И сбросил картинку, как я ее видел.
   "Иду внутрь".
   "Страхую" Картинка, дом в прицеле, мой силуэт и прицельная точка плавает рядом.
   "Только меня не поджарь"
   Быстрый взгляд показала, что стены были холоднее, а вот из-под двери текли струйки теплого воздуха. Да и сама дверь покрылась инеем, пластик стал сероватым, на пол текли ка­пельки подтаявшей воды.
   Не долго думая, я пинком врезал по двери и отпрыгнул назад. Сделал это быстро, но вот только зря. Пластиковая дверь влетела мигом внутрь и с грохотом рухнула.
   Так. Так-так-так...
   В центре комнаты стоял обыкновенный климатизатор. Раньше он был частью стены, но сейчас был безжалостно вырван вместе с куском обшивки, и соединен грязными, похожими на кишки, проводами с энергетической линией в стене. И работал он на охлажде­ние, на панели горела температура окружающей среды - 10 градусов всего-то.
   "Это обманка. Вижу климатизатор. Он просто запустил климатизатор. Потому тут не видно ничего".
   "Выключи его. Хотя постой. Ничего не трогай. Посмотри, что в комнате. Там может быть что-нибудь интересное".
   И вдруг я услышал стук. Чем-то колотили в стену...
   О, неужто?
   Если нападет, то самое время выпрыгнуть в окно, прямо под выстрелы Антона. А мой противник, прыгнув следом, как раз на выстрелы и нарвется.
   Климатизатор я трогать не стал. Пусть себе работает... На стенах уже роса выступает потихоньку. Это хорошо, тут наше ближнее зрение потихоньку падает.
   Но до чего хитро придумано! Издалека и не заметишь такую вот аномалию, только если близко подойдешь. Хитро, хитро... Надо бы взять на заметку, вдруг да представиться шанс это использовать когда-нибудь?
   Только вот нафига он это сделал?
   Стук повторился.
   Я огляделся.
   Комната как комната, не особо и большая. Основная деталь, вокруг которой и есть собственно сама комната - большая кровать у стены, под окном. Трехспальная, не иначе. Или даже пятиспальная... Или шести. Космопорт еще тот, не хватает только ангаров. Стол в углу, рядом с ним пара невысоких стульев с причудливыми спинками, какой-то ста­рый неоклассицизм. И несколько дверок встроенных шкафов.
   И в одну дверь кто-то глухо колотился ...
   Тепловое зрение.
   Ага. В шкафу люди...
   "Нашел"
   "Кого"
   Не медля, я распахнул дверцы, и застыл.
   Больше всего то, что я увидел, походило на большую красную сосиску размером с человека, перевязанную скотчем сверху.
   Красный спальный мешок, подвешенный к потолку прочной бечевой. А в нем мужик. Часть лица - там, где рот - обильно заклеено поверх серым скотчем, напротив носа проделано две дырки, чтобы жертва могла дышать. Рядом еще два таких же мешка. И каждый сразу же задергался, раздалось разно­голосое мычание. Мужик вылупился на меня как на приведение.
   Почему-то у меня возникли ассоциации с бойней. Там вот так же висят свежие мясные туши, отращиваются питательными коктейлями, пока их в банки запаковывать не начали...
   Сразу же вспомнилось те фото в кабинете у Святогора.
   Сплюнув, я достал нож, и стал осторожно резать скотч. Глаза мужика округлились, он попы­тался задергаться, но я прижал его голову к стене, и прорезал небольшое отверстие, чтобы он мог говорить.
   -Твою мать так! -Были первые слова этого мужика.
   Я покивал ему сочувственно.
   -Понимаю ваше бедственное положение. Сколько вас всего было человек?
   -Твою мать! -Еще раз повторил мужик, и задергался пуще прежнего. -Вытащи меня отсюда! У меня блядь сука все мышцы затекли на хуй сука ноги блядь больно!
   Речь мужика сливалась, слова лились из него как вода из выбитой колонки. Та­кого мата я давненько не слышал, в выражениях мужик явно не нуждался и не стес­нялся.
   "Антон. Тут трое. Связанные. Висят в шкафу. Смотри" Я сбросил ему картинку. "По моему. Все живы. И ничего страшного с ними не произошло".
   "Это как посмотреть".
   "Не цепляйся к словам".
   Сначала я снял мужика. Разрезал ему веревки на руках, полностью распоров по­путно спальный мешок. Потом дал нож, предоставив освобождаться дальше самому. А сам стал снимать остальных.
   Трое. Сам мужик, женщина лет сорока, наверное, его жена, без сознания. И парень лет пят­надцати, которого мы снимали уже вдвоем. Парень оказался в сознании, все нормально, только вот обоссался, пока в мешке висел. Снаружи-то не пахло, а вот как только раз­резали мешок, завоняло...
   "Спроси. Сколько их было. Спроси". Вызвал меня Антон.
   -Сколько вас всего было?
   Мужик схватился за голову.
   -Еб твою мать, еще Анька! Анька где, Анька!
   "Четверо".
   "Так я и думал. Значит. Одного он уже на мясо пустил".
   -Пап, блядь, он, блядь, ее, блядь, с собой, блядь, понес. -Встрял сынок. Сейчас он прыгал на одной ноге, пытаясь снять с второй куски липкого провонявшего скотча. Папка не глядя от­весил сынку затрещину.
   "Это женщина. Вызывай Святогора. Надо его отследить в лесу".
   "Не во время. Надо самим за ним идти".
   "Так пошли".
   -Сидите здесь. -Сказал я семье. Паренек непонятливо глянул на меня, снова было открыл рот, чтобы что-то спросить или сказать, но снова получил затрещину от отца.
   Я повернулся и пошел к двери.
   -Ты сука куда на хуй блядь!!!! -Заорал мужик.
   -Оставайтесь на месте, никуда отсюда не уходить! Сейчас прибудет полиция!
   Вдвоем с Антоном мы рванули через поле к лесу, как шли следы. В один миг перемахнули забор из проволоки. Напряжение на ней не такое уж и маленькое, для человека или чего-то массой с человека смерть верная.
   И снова погоня по лесу. Если он несет какой-то груз, то очень сложно ему будет тут пробираться. Очень сложно. И следы за собой оставляет, четкие. По снегу-то не спрячешься, никак. Отследить легко...
   Но легко отследить - еще не значит, что нам будет легко справиться. Совсем не значит.
   Флаер пронесся над нами, едва не задевая брюхом верхушки елей.
   Завибрировал комм.
   -Да! -Ответил я.
   -Что у вас там? -Спросил Святогор. -Давайте, докладывайте.
   -Мы его ведем.
   Святогор помолчал немного, вздохнул.
   -Ты хоть сам понимаешь, что этого мало? -Устало поинтересовался он. -Уже объявлена тревога. Поднят гарнизон в Туле. К вам на помощь идут флаеры, но будут не раньше, чем через два часа, недавно сел большой корабль, и быстрее им невозможно. И все стягиваются сюда... Не отвечать! Продолжайте преследование. Может, что у вас и получиться.
   Я молча бежал. Цепочка его следов вилась перед моим взглядом как алая нитка, вела за собой.
   И я уже не мог отказаться, бросить все, я просто не мог. Если мы не на­стигнем его сами, то плохо придется тем, на кого он выйдет. Что может сделать даже безоружный киб с человеком, я представлял ясно, и потому не мог найти в себе силы и остановиться.
   Антон чуть отстал. Его лазерная винтовка была в полной готовности, я чувствовал энергетику аккумулятора. Пальнет сразу, не тратя время на подготовку.
   Мы бежали. Заботиться о скрытности смысла уже нет, или мы догоним его, или не догоним. Выигрыш уже только в скорости. Если догоним, то прибьем. Если не дого­ним... Не хочется даже об этом думать.
   Все равно ему не спрятаться. Все равно. Все равно его будет тянуть к людям, все равно его засекут. Со спутников, с флаеров, еще как-то, все равно врежут тем, от чего он уже не убережется, и все равно ему смерть, через месяц ли, через год ли, но итог один. Но вот сколько крови до того прольется... И потому надо остановить его сейчас, пока он еще не натворил столько бед.
   Лес был тут хороший, реликтовый, не отравленный ядами последней войны. Даже снег не образовывал здоровенных сугробов, так, наметало его чуть, да и тот почти уже стаял, только в оврагах и распадках еще громоздились здоровенные сугробы. Елки бодро тя­нулись в небо, им не уступали березки и еще какие-то деревья, почва ровная, где-то недалеко угадывается то ли маленькое озеро, то ли широкая речка. Бежать было легко и просто.
   Я не забывал ощупывать пространство. Он вполне мог затаиться и устроить нам роскошнейшую засаду, пока мы тут несемся как угорелые.
   Он тоже торопился. Очень торопился, рвался вперед, безумно продираясь сквозь лес. Поломанные ветки постоянно попадались нам на пути, а один раз был разбросанный сугроб, в который словно трактором въехали. Наверное, почувствовал погоню и решил плюнуть на осторожность и спасать свою шкуру. Вот если бы еще и девчонку с собой не тащил, а тут бросил, то совсем хорошо бы было...
   Нет, лучше уж пускай тащит. А то еще решит прикончить. Да и скорость она ему сильно сбивает.
   "Он поворачивает". Сказал Антон.
   "Гонит обратно".
   "Именно. Посмотри".
   Антон был намного внимательнее меня. Псих действительно рвался обратно, но вот только зачем? Сделать круг и вернуться снова к Чехову, где ему будет легче поте­ряться? И откуда легче убежать в случае чего, от Чехова идут рельсы. Но почему он сразу туда не направился?
   "Срежем угол". -Предложил мне Антон.
   "Лучше не стоит. Это может быть хитрость".
   -Впереди ничего нет. -Сказал Антон обычным голосом. Вытер лицо, машинально. Пота не было, гладкая и ровная кожа. -Только какие-то заброшенные деревеньки, не больше. По­смотри на карту, где он будет прятаться?
   -Не знаю. Но нам лучше следовать по его следам, чем рисковать совсем потерять его.
   Антон смолчал. Я же взглянул на карту. Надо же посмотреть, куда этот тип бе­жит? Вдруг впереди есть у него какие-то перспективы, нам пока непонятные?
   Так. Этот район раньше, еще до войны, был дачным, тут было много всяких дачных поселков. Но теперь дачных поселков осталось только три, и все в пригородах. "Беличий Лес" самый далекий из всех, но и тут есть полицейский пост и постоянно ходят патрули. Где они были-то? Почему не увидели? А может, увидели, и теперь где-нибудь в канаве валяются.
   Еще тут космопорт рядом и военные базы, мутанты сюда приближаться опасаются. Армейские подразделения - это вам не полиция. Вооружены посерьезнее, а нервы похуже. Прибьют сразу, и мучиться угрызениями совести не будут. Вот при встрече с полисами мутантам можно еще на что-то надеяться, например, очередь над головой или пинок по заднице в сторону границ Федерации.
   Теперь смотрим дальше. Дальше есть большие заброшенные деревни и поля, и как раз кончается реликтовый лес, начинается лес обычный, ядовитый. Никто там не живет, по­скольку выращивать на полях тех уже нечего. Все отравлено, страшно отравлено. Хи­мическое оружие, сбросили янки во время войны, и никак руки не доходят, чтобы провести нейтрализацию, да и заселить эти места.
   А уж совсем дальше поселок огородников Михнево, и трасса до Коломны, где он может поймать ма­шину. В Коломне тоже вроде бы есть рельсовая станция. Просто так не остановятся, ну да он что-нибудь придумает. Не человек, чай, на крышу запрыгнуть сможет в любом случае.
   Значит, надо перехватить его до Михнево.
   "Сейчас будет дачный поселок". -Предупредил меня Антон.
   "Вижу. До него четыре километра".
   Тропинку не занесло даже снегом. Раньше тут была асфальтовая дорога, широкая, на четыре полосы. А вот теперь тут просто дорога, но только никто по ней не ездил уже лет сорок. Я бы сказал, что с начала Зимы.
   Снег таял тут быстрее. И мы уже пошли по старому асфальту.
   То, что под ногами не снежный покров, а старое шоссе, ничего не меняло. Теперь я выследил его бы и по стальной плите, не то что по асфальту. Парень не маскировался, уже не заботился об этом. Понял, наверное - сейчас все его спасение только в скорости.
   "Он пошел в поселок". -Антон.
   "Вижу".
   "Идем за ним".
   "Только осторожно. Мало ли что он тут выдумает".
   Лес кончился неожиданно. Вот только что вокруг были деревья, и вдруг все кончилось, и мы вышли на опушку.
   Дома тут раньше были богатые. Здоровенные особняки, кирпичные, и не меньше двух этажей. Дороги меж ними широкие, возле каждого дома когда-то был сад, не уступающий дому размером. Заборы не очень высокие, но вот поверху еще сохранились ржавые остатки свитой спиралью ко­лючей проволоки. Кое-где витки проволоки не совсем еще осыпались и висят на матово-белых изоляторах.
   Под током была.
   Дома строили на совесть. Хоть в окнах нет ни единого целого стекла, обвалились некото­рые столбы, скупо просели крыши, кирпич кое-где выщербился - но и только. А сами дома все такие же, как и раньше, стены не обвалились, добротные металлические калитки все еще закрыты изнутри. Наверное, там здоровенные засовы, от которого тянуться провода куда-то в будочку охраны или прямо к пульту управления у хозяина. А вот здоровенным воротам литой решетки не повезло, они давно свалились, и теперь догнивали в среди перегноя, искрошившегося асфальта и талого снега.
   Вот интересно, а живы ли сейчас хозяева всего этого великолепия? Все-таки много лет прошло... Больше века. Успели ли они сбежать, решились ли вернуться потом? А если не решились, что с ними стало? И кто тут жил? Правительство Салтина? Или еще "новые рус­ские"? Говорят, что тут где-то была резиденция Ростокина, еще до того, как он стал...
   Я представил, как сидит сейчас где-нибудь в теплой Калифорнии дедушка лет ста от роду, и рассказывает внучкам-правнучкам, как был вот у нашей семьи, детишки, домик в России. Дачный, в хорошем месте, заповедном! Помню, я там загорать на речку бегал, да яблок в саду до отвала наелся, а еще мы там развлекались...
   Пока инопланетяне не напали.
   Следы шли по середине улицы. Парень бежал легко и привольно. Ноша его нис­колько не тяготила, нам и сто кило будет не особо тяжко, разве что равновесие начнет сбиваться, а так - ничего страшного. НТСУ весит десяток кило, а Антон ее таскает легко и просто.
   Куда же он бежит, этот гад? Знать бы, куда, так можно и флаеры направить точ­нее...
   -Как дела? -Снова включился Святогор.
   -Зашли в какой-то дачный поселок. -Ответил я. -Ведем преследование. Думаю, отстаем от него километров на десять-двадцать. Если попытаться перекрыть район Михнево с воздуха, то...
   -Без тебя разберемся. -Отрезал наш командир. -Ваше дело гнать Психа.
   -Так точно.
   -Вот и давайте, поднажмите. Там сплошь одни поселки, не потеряйте...
   "Что он". -Спросил меня Антон.
   -Гоним этого урода дальше. -Я остановился. -Погоди-ка, дай определиться, где мы есть.
   Долго это не было, координаты снялись быстро. Запрос, отклик - вот и все, вот и готово...
   -Ага. Отсылаю координаты, и идем дальше...
   Антон кивнул, поводя стволом НТСУ.
   На отсылку координат времени ушло еще меньше. Просто нажал кнопочку на ра­ции, набрал цифры - и в штаб пошло кодированное письмо. Мы тут, с нами все в порядке, двигаемся дальше по маршруту.
   -Все, можно идти дальше. -Улыбнулся я. -Прищучим гада, мало ему не пока­жется.
   И в этот момент это и случилось.
   "Вижу человеческое тело". -Антон дернулся, быстро приходя в состояние полной боевой готовности.
   "Где". -Я начал к нему поворачиваться. Детекторы уже засекли что-то теплое, очень похожее на человека, находится в доме справа, лежит.
   Темная тень накрывала Антона со спины. Здоровенная темная тень, двигавшаяся неестественно быстро.
   Антон начал двигаться еще раньше. Он качнулся влево, одновременно разворачиваясь и наводя НТСУ на нечто, атаковавшее его. Сверкнул луч лазера, алая полоса черкнула эту штуку насквозь, дотянулась до стены дома, испарило кирпичи...
   Ярко вспыхнуло, огненный цветок расплелся над мостовой. Меня отшвырнуло сильным толчком в грудь, с противным свистом прошлись осколки, бесформенные куски огня разле­телись по улице, и упали чадящими блямбами всюду, и продолжали гореть даже в лу­жах. Пошел пар от снега, повалил черный дым.
   Я перекатился в сторону, уходя из-под удара.
   Ввинтился в мозг панический вопль системы.
   Внимание!
   Опасность!
   Повреждения!
   Поврежде­ния тензодатчиков!
   Блокированы аудиодатчики!
   И без тебя понимаю, чтоб тебя так!
   -Да что же...
   Вставать было не то чтобы больно. Болевых ощущений у меня теперь уже не было, система быстро погасила те болевые сигналы, что пошли в мозг широкой рекой, все это заменилось...
   Не знаю, как назвать это. Боль, но вот только боль механическая. Неправильно ра­ботает какая-то механическая или электронная мелочь, и система сигналит мозгу, что не все в порядке в подотчетных узлах. Получается нечто вроде легкой щекотки мозга.
   Вот скорее это ощущение и заменило боль. Но от этого было ничуть не лучше. Все так же погано, и даже в чем-то хуже. Ведь от такого не избавишься, не заглушишь усилием воли, можно только отключить, но разбираться, как же это сделать, уже нет времени.
   Я увидел, что Антон поднялся с колен. Встряхнулся, огляделся по сторонам, что-то выискивая, разогнулся в полный рост...
   И темный человеческий силуэт возник прямо перед ним. НТСУ отлетела в сто­рону, словно ее и не было. Странно, что аккумуляторы выдержали, и винтовка не рас­плавилась. А ведь могли и глюкнуть совсем, тогда от НТСУ остался бы только оплав­ленный комок, ничего более.
   На Антона было страшно смотреть. Взрыв снял с него верхние покровы тела - псевдокожу и все, что могло гореть. Пятна еще горели на нем, силясь за что-нибудь уцепиться, но все уже сгорело моментально. Остался только внешний скелет - и я внутренне содрогнулся. Неужто и я такой же?
   Ужасающая мысль совсем не испугала меня, на это уже не было времени.
   Антон был похож на человека, если бы некий безумный гений решил сделать анатомический атлас человека в натуральную величину из металла. Металлические мышцы оплетали корпус, стальной череп, и глаза, серые человеческие глаза сидят во впадинах, смотрят цепко и холодно.
   Они застыли друг против друга. А потом сошлись в жуткой схватке, двигаясь с немыслимой для обычного человека скоростью.
   Антон не мог сопротивляться долго. Наверное, его система испытала сильный шок при взрыве и никак не успевала сориентироваться, а теперь еще новое испытание, которое не давало ей полностью прийти в себя.
   Я опомнился, прыгнул вперед, к ним, застыл, не зная с какой стороны помочь, и через минуту увидел, как Антон метра три летит в стену, а по его телу бе­гут искры. Веселые синие искры, очень похожие на новогодние огоньки, что зажигают на домах, только они были много длиньше и оплетали все тело.
   Псих рванулся к НТСУ, но я успел подумать раньше. НТСУ теперь бесполезна, я не видел в ней энергии. Конечно, это могло означать что угодно, но все же наибо­лее вероятно, что повреждена самая хрупкая часть винтовки, энергоблок.
   Да и не ус­петь мне к ней, он в любом случае успеет раньше.
   Значит, забыть про это оружие, а атаковать тем, что есть.
   АСВ высадило весь магазин прямо в Психа, пока он летел в прыжке к вожделен­ному лучевику. Стрелял я одиночными, чтобы увеличить шоковое воздействие.
   Теперь настала его пора испытать шок. АСВ - это не АТВ, не та мощ­ность, но все же ее полиметаллические поражающие элементы, так называемые стрелки обладают куда более пробивной силой, чем гражданское ору­жие. Пусть они не пробьют даже внешний скелет, но они способны сильно повредить внешние покровы, да и просто влепятся с немаленькой силой.
   Психа швырнуло вбок, комбез его мигом превратился в клочья, сорвало разгрузочный жилет и всю прочую амуницию, да и просто сильно тряхануло. Вокруг серебристой стружкой разлетались рикошетящие стрелки.
   Хорошее кончилось неожиданно, вместе с магазином.
   Пошатнувшись в последний раз, Псих добрался до НТСУ вторым прыжком.
   И сразу понял, что лазер ему ничем не поможет.
   -Мать твою так! -Заорал он в отчаянии, прямо над лучеметом. И зачем-то застыл над ним, как последний идиот, словно не веря, что ничего у него не получилось.
   А я уже заменил магазин, и вновь всадил весь его в этого урода. Целил в корпус, забыв про голову. Пускай это слону дробина, так хоть попугать его надо, заставить нервничать... Да и хоть какие-то повреждения я нанесу все же!
   Вот это уже было что-то! Моего противника сбило с ног в одно мгновение, так быстро, что несколько залпов пропало зря, кинуло на землю, а я все не отпускал спусковой кнопки, даже в падении ловя в прицел его тело.
   Оружие протестующее вибрировало у меня в руках, воняло озоном и гарью. Пульсация энергетических импульсов на стволе расцвела пышным синим облаком.
   Отщелкнуть фиксатор одной рукой, а вторая уже снова нашла горловину и защелкнула еще магазин, уже последний. Остальные магазины в разгрузке, за ними лезть далеко очень, и в прицеле оружия горит предупреждающий синий огонек исчерпания заряда. Но надо попытаться!
   От этого залпа он постарался увернуться. Перекатился в сторону, но медленно, гораздо медленнее, чем раньше.
   Психа сейчас не на шутку тормозило. Совсем как Антона мину­той раньше.
   На четвертый раз времени не было. Мигнул в прицеле синий огонек, да погас. Энергии нет, а менять запасной аккумулятор очень долго. Я сам бросился на него, на ходу бросая раз­ряженную АСВ впереди себя. Сейчас уже она мне помочь ничем не могла, а только навредить.
   АСВ мою он отбил, она отлетела в сторону с еще большей скоростью, чем в него летела.
   Первый мой удар он пропустил.
   Система моя работало нормально, полностью задействовав все ресурсы, подсказывая движения и режим боя. И я полностью положился на нее, потому что иного выхода не было. Драться я до того умел плохо, точнее, совершенно не умел. Полгода занятий в спортзале на первом курсе не в счет. Там даже бегать толком не научили.
   Первые мои удары прошли на ура. Целил я в голову, чтобы встряхнуть мозг, и, чем черт не шутит, что-нибудь повредить там из аппаратной части. Бил кулаками, про­стыми прямыми ударами, как боксер. Быстрее, быстрее, пока он не очухался и не отве­тил...
   А вот он драться умел, и, видимо, еще до того, как стал тем, кем стал. АСУ ему только помогала, а не руководила его действиями.
   Сначала он просто выставил вперед руки и держал их так, половина моих ударов попадала ему как раз на локти. Приходил в себя. Пришел, сгруппировался как-то. И, увернувшись от очередного моего удара, плавно переместился направо, за мою руку, которую я просто не успел отдернуть, схватил меня за локоть, и ударил сам. Коленом в бок, как будто шпалой дали. Ударь так человека, и его не будет. Переломает все ребра, вышибет внутренности. А вот меня защитили псевдокожа и псевдомыщцы. Внешние покровы смягчили удар, а внешний скелет окончательно его погасил.
   Внимание!
   Опасность!
   Нагрузки близки к критическим!
   Система, помимо воплей об опасности, отреагировала моментально, и второй удар коленом я сблокировал, свободной рукой, и вывернулся из захвата. Зато он не успел сблокировать мой удар локтем в лицо. Голова его мотнулась назад, и тут же он отскочил в сторону, дальше по кругу, вернулся, как-то странно выгнулся, избегая серии моих ударов. Я с ужасом успел понять, что бью пустоту где-то справа от того, куда надо было попасть, меня рвануло назад, и вот тут, на выходе, он достал меня кулаком сбоку в голову.
   Бам!
   Мир перед глазами поплыл, стал двоиться, и вдруг рывком вернулась резкость.
   Внимание!
   Опасность!
   Критические нагрузки!
   Удар ногой - сблокирован, моя нога вдарила ему в коленку, и он упал на одно ко­лено, но и из этого положения моментально выбросил обе руки сразу вперед и вверх. Сразу два сокрушительных удара по корпусу, в то место, где у человека должна была бы находиться диафрагма.
   Внимание!
   Опасность!
   Повреждения внешнего скелета.
   Повреждения зафиксированы.
   Коррекция проведена.
   Подсечки, сломавшей бы мне обе ноги, я счастливо избегнул, прыгнув назад метра на два.
   Но и он не желал пока что меня отпускать. На этот раз напал уже он, и я вынуж­ден был защищаться.
   Вихрь ударов и блоков, ноги мягко скользят по талому снегу и вздымают водяную пыль луж. Стонет каркас, не в силах держать такое напряжение, а я бью и держу удары, совсем не обращая внимания на растущий список повреждений. Да и чем мне он может помочь? Отпускать его нельзя ни в коем случае. Да и поди его отпусти, самому бы уцелеть!
   Как я сам буду дальше жить, если он уйдет отсюда живой и убьет еще кого-то? Нет, лучше уж пускай простой выход, чем так.
   Весь бой занял две секунды. Мне же они показались вечностью. Потом мы распа­лись и медленно пошли друг против друга, уже с нормальной скоростью, как обычные люди. Пошли, не приближаясь, но и не особенно отдаляясь. Чтобы не дать вырваться противнику, и вместе с тем не подставится под его удар.
   Бой дался ему нелегко. Внешние покровы Психа сорвало во многих местах. Лицо стало жуткой маской, правая половина свисающая пластом псевдокожа, а вот левая половина стальной череп, и шея тоже порядком обгорела. Грудь же и правый бок мало того что ободраны, так еще и поврежден внешний скелет, видны здоровенные вмятины, и очень бы хотелось надеяться, что мышцы там выведены из строя совсем.
   Да вот только я тоже не целый. Система выдала целый список. Мелочь, вроде отказа тензодатчиков и прочего, не страшна, датчики восстановятся сами. А вот срыв внешних покровов с правого плеча - это уже серьезней. Как и то, что повреждены псевдомыщцы правого плеча и рука теперь слушается хуже. Как раз на нее система и вводила коррекцию, планируя мои дальнейшие перемещения.
   Мгновенное движение моего противника. Механически его рука дернулась вверх, уцепила двумя пальцами пласт псевдокожи, свисающий с его лица, и отбросила подальше. По вискам и шее Психа потянулись тонкие струйки крови, быстро иссякнувшие.
   И все-таки, более выигрышное положение у меня. Пусть даже он мне руки-ноги оторвет, если я его при этом прикончу, то меня отремонтируют. А вот кто будет ремон­тировать его? Не думаю, что за такое возьмется обычная мастерская в промзоне.
   Может, поломать ему ноги, отбежать подальше и вызывать помощь?
   Ага, ты поломай сначала.
   А вызвать помощь мысль хорошая. Жаль, что мало осуществимая. Рация у меня на комбезе так и висит, уцелела чудом, да вот что толку от нее? Если даже не по­страдала при взрыве, все равно даже потянуться к ней он мне не даст. Нападет, и снова будем драться.
   Надо что-то делать. Так невозможно, я не смогу с ним справиться.
   Не смогу с ним справится. Эта горькая и подлая мысль скользнула в меня змеей. Он опытнее, и пусть он сошел с ума, но вот только опыт-то никуда не делся! Он умеет драться, и на его стороне не только ресурсы системы, все решения которой предсказуемо-стандартны, но и человеческий разум, который может подсказать нестандартный, и, возможно, удачный поэтому ход.
   Я же... А что этому смогу противопоставить именно я?
   Какую-нибудь хитрость. Такую, чтобы он не смог ей ничего... Такую, которая ему и в голову не придет.
   И думать надо быстрее!
   Он снова пошел в атаку. Рванулся на меня, вытянувшись в струнку, но в послед­ний момент ушел вбок и ударил ногой, и попал мне в правое плечо. Система скорбно вывела список повреждений и сняла часть нагрузок справа. Снова повреждения внешнего скелета.
   И снова началась эта карусель, которую обычный человек даже не увидит. Очень уж быстры движения.
   Я положился на систему. А что мне еще оставалось? Только изредка импрови­зировать, да и то не особо, потому что для настоящего бойца все мои импровизации суть чистейшей воды глупость, за какую и голову оторвать не жалко.
   Я бил в полную силу. Я выкладывался весь, я едва не вывихнул себе мозги, пыта­ясь что-то придумать, а ничего путного так в голову и не пришло. Разве что пролетит над нами флаер, нас заметят...
   Да и времени просто нету, на придумки. На тот свет отправиться можно, пока выдумывать будешь.
   Нет, искать его будут, конечно. Возможно, уже сейчас штурмовики падают сверху, открывая десантные люки. Может, спасение уже на той самой даче, разговаривает с толстым мужиком и его семьей.
   Да и пока суд да дело... Еще пара минут наших плясок, и меня на металлолом отправят.
   Драка шла фоном, система работала сама, блокировала и проводила редкие удары, ничего не понимающий мозг как бы отключился, думал о своем. Что же делать, как же поступить?
   И неожиданная идея обожгла сознание. Но ведь он всегда дрался с людьми - а я то не человек уже ни разу! У меня другие уязвимые точки, совершенно другие. Удары, смертельные для человека, мне безразличны. А если он умел драться, то будет автоматически при­менять это все на мне? То есть, бить как человека, а на самом то деле...
   Места какие есть? У человека, уязвимые?
   Система отозвалась быстро, сгенерировала мне картинку. Ага. Вот если я подставлюсь так, то...
   Мне же надо только один удар, только один, и все! Его организм, то есть механизм и так на пре­деле, если пробить бок дальше, вот в эти вмятины, то можно вывести из строя начинку, а без системы он сам загнется... И потом можно будет делать с ним что хочу!
   И я решился. Нарочно поднял высоко руки, чуть отошел назад...
   Есть такой удар - в горло. Поганая вещь. Так как человек просто захлебнется соб­ственной кровью.
   Но вот у нас-то это местечко защищено псевдомышцыми! И неплохо защищено, а у меня там даже псевдокожа осталась. Кровь у меня не так циркулирует, уверен, да и какая там у меня-то кровь, видимость одна. Да и что толку туда бить, кроме приводов и вспомогательных элементов, нету там ничего!
   Его-то я и подставил под удар. Меня тряхнуло здорово. Но вот ему пришлось еще хуже.
   Перехватив его возвращающуюся руку, я вцепился в нее, а сам ногой врезал от души, с яростью и отчаянием. Второго шанса не будет, просто не будет. И потому врезать надо прямо сюда, где ровно горит синим облачко высокой энергии, наша батарейка, небольшой конвертер.
   А потом отпрыгнуть назад, чтобы он не задел...
   Он и не задел. Я успел раньше.
   Вывернулся, отскочил назад, и смотрел, как он умирает.
   Энергоцепи его были побиты, а без энергии мы трупы еще быстрее, чем успеем это понять. Функционирование биологической части нашего ор­ганизма невозможно без энергии. Просто трупы, и все. Ведь ничего человеческого в нас уже и нет, скорее всего. Не удивлюсь, если мозг питаться электричеством напрямую.
   Нет, по нему не побежали синие разряды статики, как я подсознательно ожидал. Куклой, сломавшимся манекеном Псих отлетел в сторону и грохнулся наземь, растопырив руки и ноги. От удара его конечности не согнулись, и потому тело пару раз кувыркнулось через себя и оказалось на боку. Как раз там, где была дыра.
   И в этот момент произошла короткая вспышка. Я не был уверен, от чего. Может, что-то замкнуло, снега во время боя мы растопили достаточно, а может, это моя система так наглядно рисовала выброс энергии в видимом диапазоне.
   Как бы ни было, я рефлекторно отшатнулся, прикрыв глаза рукой.
   А когда спохватился, то увидел, как от тела моего противника поднимается едкий тонкий дымок. Тлела одежда, нижнее белье под комбезом. Комбез-то сам не горючий, он дымить даже не может.
   Внезапно нестерпимо резко запахло чем-то горьким, да так, что мою человеческую часть чуть не вывернуло наизнанку. Запах был знакомый, да только я мог поклясться, что никогда ничего такого не обонял.
   Еще раз что-то в нем коротнуло, запах стал сильнее. Мои детекторы показывали, что тело Психа энергии не содержит.
   Значит, готов. Может, мозг еще функционирует, да только не может ничего сделать, резервный аккумулятор у нас не предусмотрен. Если останавливается конвертер, то это значит все, игры окончены.
   Не без опаски я подошел ближе.
   Громадная дыра, размером мой с кулак, пробита в его боку. Это моя ног туда попала, на ботинке комбеза подошва теперь шатается, да и вся штанина понизу точно под выброс. Внутри виднеются какие-то кристаллы, проводки, похожие на жилы, осколки композитов, непонятные части чего-то там совсем уж странного...
   Господи, а как я сам выгляжу? Намного ли лучше, чем он или Антон? Ведь стоит избавиться от псевдокожи, и что там? Вот такая механическая тварь? И живой челове­ческий мозг в стальной коробке, и никогда мне уже не стать прежним...
   Антон! Что с ним-то?
   Антон был мертв. Да, Псих никогда не имел дело с кибом, но он отлично знал, как убить человека. И с кибом у него тоже получилось. Шея моего напарника была сломана, мозг погиб безвозвратно. Даже если еще и шла энергия, то что толку? Оказался переломан спинной мозг, то, что осталось от нас самих в этих механических тварях... И биологическая часть не выдержала.
   Тут я вспомнил, что сам подставил под удар горло. Я выиграл, а если бы... Если бы проиграл? Валялся бы тут, как и человек, которого я впервые увидел не так много времени назад, а придурок пошел бы дальше, калеча и убивая всех на своем пути, пока не словил бы очередь из чего-то бронебойного... И Антон бы умер зря.
   Я ощутил, что на меня накатывает какая-то черная, дрянная волна. Мерзкая, вез­десущая, злая волна, которая...
   -Помогите! -Раздалось внезапно.
   Я прислушался.
   -Помогите!
   Кричала явно женщина.
   -Да помогите же! -Чувств в крике не было никаких, какой-то бесцветный и ус­тавший голос.
   Надо идти. Обязательно надо идти. Заложница-то жива...
   Ну, пошли.
   На ходу снял рацию, глянул. Вроде все в порядке, да вот только зарядное уст­ройство напрочь отсутствует - а на его месте большой скол, в лохмотьях пластика. Сорвали в драке, что ли? Или повредили при взрыве, что вероятнее? Коммуникатор можно собрать вот тут, по кусочкам. В мешочек.
   С заложницей этот тип решил не мучиться. Он положил ее в уцелевший дом, от­туда доносился крик, со второго этажа.
   А вот хитер-то был, тварь, а! Следы все шли и шли дальше. Наверное, пробежал еще с километр, а потом вернулся и устроил нам классную засаду. Бак с горючкой сбросил с крыши, а наши детекторы его прозевали, потому что горючка эта не взрыв­чатка. Никаких следов взрывчатых веществ, всего-то бочка старого бензина или керосина, которая совсем не похожа на оружие. Вот мы ее и не заметили, пока она нам на голову не свалилась.
   -Помогите же кто-нибудь! -Донеслось из окна второго этажа.
   Нет ли тут еще каких ловушек? Девушка наверху, этажом выше, на чем-то лежит. Почему-то не двигается, связана она, что ли?
   Тепло ее засечь нетрудно, этот гад так и предусмотрел. Мы проходим вон там, под крышей дома, на которой нас уже ждет сюрприз. Замечаем источник тепла, останавли­ваемся... И получаем такой подарок на голову.
   Рассчитал он неправильно, вот что. Неправильно! Не хватило ему немного разум­ных суждений все-таки... Хотя... Если бы лучемет Антона оставалась в боевом поло­жении, то сейчас я был бы уже мертв, а он шел бы себе дальше. Очередного неудачника разделывать.
   Его поймали бы. Если не облава, так кибы. Святогор с Галахадом и Беовульфом не в пример мне опытнее в таких делах. Но сколько бы до того крови пролилось, мне и по­думать страшно. Полисы, армейцы... Да и простые люди, если бы они попались у него на пути.
   Двери, конечно же, были давно выбиты. Лежали они тут же, в прихожей, уже почти заметенные мелким мусором и землей.
   Хорошо хоть, что внутрь снега много не намело.
   Цепочка следов начиналась от двери и вела в сторону лестницы на второй этаж.
   Интересно, когда его покинули? Скорее всего, отсиживались тут перед войной и чуть после, до тех пор, пока эти места не стали прочесывать банды мародеров.
   После того, как съехали отсюда жильцы, тут еще кто-то жил. И уж они-то не це­ремонились. Стены расписаны, груды мусора в углах слежались до состояния полной окаменелости, все, что только можно, безжалостно поломано. Симпатичная когда-то прихожая превратилась в первобытную пещеру.
   Хорошо хоть, что вони нет, и зверей тоже нет. Звери тут не живут, им нечем про­кормиться. А запах... За сто лет все тут мумифицировалось до такой степени, что уже и не то что не пахнет, и истлело поди давно.
   На добротных каменных ступенях, засыпанных мелким мусором, мерзлой грязью и кусками штукатурки со стен, виднелись следы. На загаженные ступени наступать было противно. Разбрасывая кучки грязи ногой, я дошел до второго этажа.
   -Помогите!
   -Да иду, иду. -Вполголоса сказал я.
   Вот тут все погромить не успели. Большой холл, в который выходят двери пяти комнат, и еще лестница вдалеке, металлическая, на чердак. Дверей, правда, уже нет, как нет ничего деревянного. Следы кострища в центре, вокруг сложены истлевшие диваны. Весь пото­лок в копоти, на стенах копотью же написано всякое многоэтажное.
   -Эй! Помогите!
   -Да иду! -Крикнул я. -Уже здесь! Не бойся!
   Девчонка и в самом деле была связана. Точно так же, как и ее семья - в спальном мешке, сверху перевязано липкой лентой. Еще сделаны петли на мешке, чтобы было легче тащить.
   Она лежит в относительно чистом углу, тут проходила печная труба и делала та­кой изгиб, чтобы больше площади обогревать. Вот на нем-то она и лежала, и так, чтобы ее тепло было видно с улицы, как раз с того места, на котором он на нас скинул бак. На заборах еще догорала горючая жидкость. Чадные дымные хвосты уныло тянулись в небо.
   -Не кричи. -Посоветовал ей я, входя. -Все свои уже тут.
   И совершенно в тот момент я не думал, как сам выгляжу. Просто забыл, что кое-где псевдокожа у меня содрана, что остальное прокопчено, и что видок у меня, в об­щем, еще тот.
   -Ой. -Сказала девушка.
   И тут же зашлась таким криком...
   Я пожал плечами. Мне просто было все равно, что с ней - кричит или нет. Мне просто хотелось побыстрее покончить со всем этим и вернуться на базу. Отоспаться, прийти в себя, постоять под теплым душем, смыв копоть и противный снег, выпить го­рячего чаю, посидеть с хорошей книжкой... Или мастерскую навестить, чтобы подлатали привода и навесили обратно шмат псевдокожи.
   -Н... Не... -Попыталась выдавить из себя девушка.
   -Да? -Участливо поинтересовался я. Личико хорошее - круглое, курносый носик, облако темных вьющихся волос, карие глаза смотрят с таким испугом... А вот фигурка вроде ничего. Хотя под мешком не видно, но если тепловым зрением глядеть, то много интересного можно увидеть.
   -Н... Не подходи.
   -Да брось ты. -Я поискал нож. Не было, даже ножен на том месте не оста­лось, сорвал в драке. Или взрывом смело.
   Ладно, нет, так нет. И не надо нам нож, зачем...
   Схватившись за веревки, я резко дернул.
   Девушка только всхлипывала, когда я так поступил с остальными веревками. По­том так же рванул мешок, и обомлел.
   Ну кто же знал, что на ней ничего нет! Ни ниточки...
   Она ахнула, и прикрылась руками, сжалась в комочек, всем своим видом выражая испуг.
   Не без усилия я отвернулся от нее.
   -Прости, пожалуйста... -Я задумался, вспоминая. Как-то ее там назвал тот мужик, ее отец. -Аня, прости пожалуйста. Я не хотел. Прикройся, ладно? А то ведь холодно на улице, весна - одно название...
   Аня быстро запахнулась в остатки спального мешка.
   -Ничего, не бойся. -Я сел рядом с ней. -Не бойся, ладно? Он уже тебя не обидит. Его уже нет. Подождем, сейчас сюда прибудет помощь...
   -Нет! -Аня вся задрожала. -Я пойду, можно?
   -Надо подождать. В таком виде я тебя не точно отпущу - по лесу в таком вид лучше не гулять! Да и если с тобой что-нибудь случиться, то меня мое начальство на завтрак съест. Без соли. Так что посиди пока, ладно? Пожалей меня, несчастного? Тебе не холодно?
   -Нет. -Стуча зубами, произнесла Аня.
   -Вот и хорошо. Давай-ка я вниз схожу.
   -Нет! -Девчонка вцепилась в мои плечи. -Не уходи, пожалуйста! Не уходи!
   Она вся дрожала, и явно не только от холода.
   -Надо, Аня. Я быстро, а ты пока посмотришь за мной, ладно? А хочешь, со мной пойдем? -Увидев, что она собирается кивнуть, я резко одумался.
   А что это я делаю, а?
   Я что, хочу, чтобы она увидела, что осталось там от двух кибов? А каково ей бу­дет это все видеть, я подумал, или мне все равно? Не говоря уж о том, что она и про меня знать не должна.
   -Сделаем так, Аня. Я на минутку, ладно? -Говоря это, я уже выскочил за порог. Найти несколько сухих деревяшек, костерок разжечь, потом можно будет и смотреть, что же тут есть вокруг.
   Сухие деревяшки были аккуратно сложены в самой сохранившейся комнате. Кто-то разобрал всю деревянную мебель, имевшуюся в домах, а потом снес все деревянные и пригодные для горения части сюда. Запасец делали себе те, кто тут бомжевал. Да вот не успели использовать. Наверное, как раз в это время начались патрульные облеты окрестностей, так что бродяги свалили куда подальше, позабыв про свои запасы во имя сохранения жизни.
   Ну да мне же легче.
   Я вернулся в обнимку с охапкой дров, и нарочито торжественно сложил их на пол, где еще виднелись следы кострища, перед затравленным взглядом девушки, пытавшейся укутаться в собственные плечи.
   -Смотри... Сейчас мы с тобой немного согреемся.
   Развести костер было недолгим делом. Язычок пламени неуверенно зацепился сначала за пару щепочек, потом пробежался по домику тонких лучинок, окреп, и охватил остаток ножки столика, старательно очищенного от лака.
   Девушка зачарованно уставилась в огонь.
   Я положил сверху еще парочку щепок побольше, сложив классический домик.
   -Бесконечно можно смотреть на три вещи - на текущую воду, горящий огонь и на то, как работает другой человек. Посмотри, чтобы не погас, ладно?
   В комнате обеспечивался неплохой дымоход. Дым от костра сразу же повлекло в окно, сажи на потолке и стенах почти не было.
   Подтолкнув остатки дров поближе к Ане, я прошелся по комнате.
   Лежка, одним словом. Вот только не понять, нормальных людей ли мутантов? Может быть как тех, так и других... Вон видно, что жгли костер, окна загородив фанерой, а спали у стен.
   Но почему на втором-то этаже? Хотя отсюда просматривается вся улица, отсюда и до ворот, которые мы с Антоном прошли.
   -Ань, я вниз. Скоро вернусь, надо еще дров принести, ладно?
   Я спустился вниз. Место боя...
   Не годиться оставлять тело Антона вот так. Нельзя так поступать, просто нельзя. Надо хоть как-то...
   Нести его в дом? А не большее ли это издевательство над ним? Разве он заслужил лежать в таком доме?
   Да нет, надо. Не под открытым же небом ему лежать. А потом уж Святогор и его люди разбе­рутся.
   Отнеся тело своего напарника в дом, я положил его на полу посередине одной из комнат. Постоял около входа с минуту, молча смотрел. Никаких признаков жизни. Тело стало как деревянное, все привода замкнулись в том состоянии, в котором прекратилось поступление энергии.
   Смерть. Второй раз, если Антон попал сюда так же, как и я.
   Кстати, а как там мой противник?
   Псих лежал там, где я его оставил. Все та же дыра в боку, все так же тлеет одежда и едкий дым смешивается с парком от испаряющейся воды. Стеклянные глаза смотрят в небо, не в силах уже хотя бы закрыться. Нет энер­гии, существо.
   -Тварь. -Сказал я ему. Внезапно и остро захотелось пнуть труп, я с трудом сдержался. Наверное, Аня сейчас видит меня, и что она подумает? Нет, не надо ей ничего видеть.
   Внимание!
   Опасность!
   Большое напряжение ЦНС!
   Рекомендую провести коррекцию.
   Провести коррекцию - ДА НЕТ.
   Нет, конечно. Взять себя в руки - это просто и быстро, и не надо никакой...
   -Тварь. Ну зачем тебе это понадобилось, а? -Уже задумчиво и как-то отстраненно спросил я, глядя поверх трупа, дальше по улице.
   Не знаю, что на меня нашло в следующий миг. Мне показалось, что он дернулся... Система сработала раньше, чем я понял, что происходит.
   Одним быстрым движением я наступил ему на горло. Вдавил стопу подальше, как-то неуловимо даже для самого себя повернулся, вдавливая весь свой вес, усиленный мощью полимерных мышц, под подбородок трупа. И услышал, как хрустнули по­звонки внутреннего скелета, которые не в силах были удержать такой напор.
   Теперь уже он точно мертв, так же, как и Антон, таким же образом. Надо бы еще мозги ему раздавить, на всякий случай, но Аня смотрит... Хватит ей уже на это смотреть. И так она уже видела слишком много!
   Внимание!
   Опасность!
   Большое напряжение ЦНС!
   Рекомендую провести коррекцию
   Провести коррекцию ДА НЕТ
   Нет, лучше не надо. Я все еще в порядке, и не хочу привыкать справляться со своими чувствами посредством лекарств. Очень уж быстро подобное станет привыч­кой, от которой трудно будет избавиться.
   Нет уж.
   Мои чувства, сам и справлюсь.
   Вернувшись, я сел напротив Ани, подбросил в почти погасший костер еще разломанную дверцу шкафа, хорошо высушенную, из хорошего дерева. Огонь сразу же принялся жадно ли­зать новую пищу.
   Внимание!
   Возможность проведения полевого ремонта
   Внешние покровы
   Аудиодатчики
   Тензодатчики
   Рекомендую начать восстановление внешних покровов.
   Начать восстановление внешних покровов ДА НЕТ?
   Да начинай, чего уж там.
   Не вечно же мне вот так ходить и людей пугать?
   А что у меня еще есть?
   Повреждения внешнего скелета
   Возникла схема. Как я и думал, плечо и живот. Окрашено желтым.
   Невозможность проведения полевого ремонта
   Подробнее!
   Полное восстановление повреждений внешнего скелета может быть произве­дено только при наличии специальной мастерской
   Варианты
   1. Отключить поврежденные системы
   2. Скорректировать функции поврежденных элементов с учетом повреждений (принято по умолчанию)
   3. Отказ действий
   Вот так-то вот. Теперь мне одна дорога. В мастерскую. А нормальные люди в больницы ходят.
   Если уж начистоту сказать, то не лучше ли мне было умереть прямо там, в Склифе? Просто отказаться от лекарств... Все к тому шло, и надо же было Святогору заявиться именно ко мне...
   -Ты... киб? -Спросила Аня, кутаясь в мешок.
   -Киб. -Подтвердил я. Скрывать это смысла не имело.
   -А тот - он тоже был киб?
   -Тоже. -И, желая уйти от разговора, спросил: -А как он вас нашел? Почему вы остановились?
   -Это же наша дача. У родителей отпуск за два года впервые совпал. Хотели отдохнуть... -Аня вздохнула. -Только папка машину остановил, как он... -Она замерла. -А они... Что с ними? Они живы?
   -Когда я уходил, были живы. -Как можно более спокойней сказал я. -Все живы. Он их просто связал, а мы нашли.
   -Вы - это с тем парнем, которого он убил?
   -Да. Антон твоих и заметил... Но ты рассказывай - что дальше было? Он остановил машину?
   -Да. Голосовал рядом с поселком, папка сказал, что надо остановиться, потому что хоть и от города близко, все равно пешком несладко, а так хоть до поселка довезем. А дальше... Он разбил стекло, вытащил папку из машины. Мама закричала, вы­стрелила в него, но он увернулся... Дальше я не помню, что было. Мои не пострадали, нет?
   А мамка-то ее не простая, все же. Если в человека стреляет, да еще и так запросто, значит, ее Миротворец не коснулся?
   -Нет, не пострадали. Просто долго в мешке висели. Зачем он вас в дом заволок?
   -Не знаю. Он вообще не говорил.
   -Понятно. Ань, до ночи мы тут сидеть не будем, верно? Есть хо­чешь, наверное?
   Аня кивнула.
   -Немножко...
   -Ладно. Связи у меня нет с нашими, а искать тут кого-то можно долго. Этот же район не входит в защитные периметры города, только временно патрулируется. Но что-то патрулей я не вижу... Долго мы уже отмахали, километров сто будет. Тогда давай вот как сделаем - я тебя понесу обратно. Ладно? Не испуга­ешься?
   -Нет.
   Идти куда-то кроме как на базу... Не знаю, правильно ли это. Но вот только дело в чем - до базы мне идти трое суток. Выходить к дороге однозначно нельзя, я же за человека уже не сойду.
   Не проще ли дойти до уже известного мне домика Аниной семьи, и оттуда вы­звать помощь? Уж там-то линия сети должна быть, антенны я вроде бы видел.
   Аня была совсем легкая. Хотя нести ее было немного неудобно, моя система сразу отреагировала на изменение веса и центра тяжести, предложив откорректировать чего-то там. Сильно не вникая, я согласился.
   Скорость перемещения сразу же возросла, и я большими прыжками побежал по лесу, стараясь выбирать участки без лишних веток и деревьев. Мне совсем не надо было, чтобы Аня зацепилась за какой-нибудь сук.
  
  

Дачный поселок, окрестности города Чехов

Московский край, 2123 год.

   Ленку и Лешку я нашел уже там, на даче. Они почувствовали меня системой обнаружения одновременно со мной и остановились около забора, дальше не пошли.
   Мое появление с Аней на плече вызвало фурор.
   -Полисы будут тут через полчаса. -Приветствовал меня Лешка. -Что делать? И почему ты не знакомишь меня с девушкой?
   "А где наши".
   "Уже разобрался с речью. Их я вызвал почти сразу. Святогор обещал представителя Спецкорпуса. Чтобы никто не смог тут нам ничего сделать. Кстати. Я вижу что-то на дороге. Картинку лови".
   На дороге, ведущей к дачному поселку, появилось излучение, характерное для двигателя машины. Причем не один источник, а сразу три или четыре. Они медленно перемещались по направлению к нам.
   Также я заметил мелкую и юркую трехдверку "Алу-3" рядом с машиной Аниной семьи. Двери малоточника были распахнуты настежь, а сама машина надежно загнана в сугроб по лобовое стекло.
   Лешка проследил мой взгляд и скривился.
   -Давно такие самокаты не водил, не справился... Подумал, что это "Варан", а он нет, не "Варан", а так...
   -Да ладно, какая разница? Антон погиб.
   -Что?
   -Псих сбросил на нас бак с горючкой, взорвал его. А потом атаковал сам. Антона он убил, но я убил его.
   -Потом расскажешь, полисы уже близко. Лен!
   "Где она"
   "С семьей. Успокаивает. Чаи гоняет. Сейчас должна выйти".
   -Ань, а ты что тут стоишь, на холоде? Все твои в доме...
   Девушка, пытающаяся натянуть на себя две простыни, оставшиеся от спального мешка, только кивнула и пошла в дом, опасливо припадая на ноги и оглядываясь.
   -Так, одной проблемой меньше. -Прокомментировал Лешка. -Антона похоронить надо.
   -Надо. Но лучше пусть его сначала люди Святогора посмотрят... Может быть, еще есть шанс?
   -Может, и есть. Лех, может, нам лучше отсюда... -Я не закончил фразы.
   -Поздно уже, да и по какой дороге? Ты посмотри, посмотри на дорогу... Только не глазами.
   Три двигателя обычных машин, и четвертый, который Лешка выделил на картинке красным кружочком, мощный. Что-то вроде большого внедорожника или даже грузовика.
   -Догадываешься, кто там еще катит?
   -Группа захвата?
   -Да нет, те в фургонах катаются. Это полисы. Минут через пять будут тут.
   Полисы появились через десять минут, и почти одновременно с полисовскими "Рысями" у ограды затормозил армейский вездеход "Вепрь" со снятым вооружением. Он-то и давал картинку внедорожника. Обошел по кромке дороги остановившуюся полицейскую колонну, плюясь снегом, и замерла между нами и полисами.
   Из синей "Рыси" вышел здоровенный полис, судя по погонам, сержант патрульной службы. Комплекция у него та еще, его бы в пехоту, пулеметы таскать или припасы для всего отделения. И кто уже успел полисов вызвать? Вроде бы ничего такого... Ах, это же те самые дально­бойщики и стукнули на ближайший пост. Как только мы от них отошли, так они сразу и позвонили куда надо.
   Вторая "Рысь" подала назад, тормознула чуть дальше, а третья перекрыла дорогу. Ствол пулемета в башенке покачивался, но пока что на нас не направлялся. Комплекс связи на крыше машины светился в одном лишь мне види­мом диапазоне. Полисы о чем-то трындели по рации не переставая.
   Из вездехода выбрался высоченный худющий тип в военном комбезе, наголо бри­тый. И сразу же, сходу, сунул полису под нос карточку.
   Полис вытянулся в струнку. Лысый скакнул ко второй "Рыси", о чем-то там посове­щался.
   Из машин уже начали показываться полицейские. Всего человек десять, все вооруженные, автоматы и лазерные пистолеты. Скучковались и сделали вид, что мы им не интересны. Лешка в ответ зыркал злыми взглядами, поглаживая АСВ.
   Из второй "Рыси" высунулся полис, на этот раз уже капитан. Снял фуражку, поднес к уху коробочку проводного переговорника.
   И вытянулся в струнку почти как первый сержант, получивший под нос корочку Лысого. Постоял так минут пять, махнул рукой своим, уже успевшим выбраться из ма­шин - а ну, пошли назад!
   Полисы посмотрели на своего начальника обалдело, но никто и не подумал про­медлить. Запахнулись в машины вмиг, завелись, развернулись, и только их тут и ви­дели.
   -Вот так-то вот. -Ехидно прокомментировала эту ситуацию тихо подошедшая со спины Ленка. -Здесь вам не тут, здесь Спецкорпус...
   -Вот как он сейчас за нас возьмется... -Мрачно предостерег ее Лешка. -Вот он нам покажет...
   -Звание не то. -Легкомысленно отмахнулась Ленка.
   Лысый распахнул задние дверцы "Вепря" и сделал приглашающий жест.
  
  

Космопорт Стальград, база флота

Московский край, 2123 год

   Святогор прошелся вдоль нашего строя... И смотрел так, что нам сразу захотелось оказаться маленькими.
   -Разбор ситуации, товарищи. -Спокойно сказал он.
   "Уж лучше бы орал и матюкался". Пришел вызов от Ленки. Внутреннюю связь она освоила быстрее всех нас, и теперь с удовольствием ей пользовалась.
   -Это тоже будет. -Святогор не удостоил ее даже взглядом. -Всем достанется, вы уж не беспокойтесь.
   Ленка вытянулась в струнку.
   -Для начала - вы, ребята. По охоте с вас спроса нет, это ясно. Но вот по поведе­нию в Серпухове... Елена, а скажите-ка мне, зачем надо было устраивать ту драку?
   Я почувствовал, что-то упустил. В чем-то не участвовал, чего-то не дорассказали.
   -Должен вам сказать, что вас от полиции... Употребим такое слово - "отмазать" - было довольно сложно. Пришлось сослаться на вашу принадлежность Спецкорпусу, что не всегда возможно.
   -Но что же я должны была делать? -Вскинулась Ленка. -Они же на нас напали?
   -А какая опасность вам угрожала? -Спокойно спросил Святогор. -Насколько я понял, серьезного оружия у них не было... Проще было убежать от них, чем убегать потом от патруля. А вы же предпочли самый уродский вариант. Нужна была бы машина, можно было бы захватить нужную. Как поступила другая группа, которая, хоть и с потерями, но выполнила задачу.
   -Но мы оторвались!
   -Оторвались. Но вот только сначала сказали, откуда вы... Это очень нехорошо, Елена. Очень нехорошо. Начальство недовольно. Не буду делать страшных глаз и пу­гать вас мрачными прогнозами, скажу только, что больше такого повторяться не должно.
   Елена молчала. Лешка тоже проникся положением и встал в струнку, всем своим видом выражая дисциплинированность и понятливость.
   -Слушайте, вы. -Святогор теперь встал от нас подальше, чтобы всех видеть. -Вы теперь в армии, ясно вам? Елена, вам ясно?
   -Ясно. -Буркнула Ленка.
   -А вам, Алексей?
   -Да. -Ответил спокойно Лешка.
   -Вы что скажете? -Это мне.
   -Так точно. -Сказал я.
   Святогор хмыкнул.
   -И так вот - если вы в армии, то это значит, что вы будете, мать вашу так, выпол­нять приказы. Приказы! Потому что если не будете... Сами понимаете, просто так отпускать я вас не имею права.
   Мы понимали.
   -Итак. Елена, вам следует вести себя осторожнее. Алексей, а вы вообще черт знает чем занимались! Зачем нужно было стрелять по полисам? Они что, против нас воюют? Достаточно было просто убежать... Вот к вам у меня есть много чего. -Святогор прошелся вдоль строя, и остановился напротив меня. -Ладно, Елена и Алексей могут пойти и подумать о своем поведении. А вот вас я попрошу остаться.
   -И какого черта тебе надо было с ним разговаривать? -Все так же вежливо спро­сил меня Святогор, когда за этими двумя закрылась дверь.
   Оправдываться я не рискнул. Все верно, не заговори я тогда с Психом... Если бы не эта нелепая попытка переговоров, то все закончилось гораздо проще и быстрее, и не погиб бы Антон...
   -Да еще и мужик этот, дачник хренов... Ты девчонке зачем представился? Это ты зря, одно дело слухи, а совсем другое дело - факты. Вот они, новые кибы, у вас на ого­роде, одни другого отлавливают. Теперь папаша девчонки будет вопить, что Спецкор­пус вмешивается в его внутренние дела, нарушает священные права частной собственности... Придется унять его, а это еще один прецедент. Да и уймется ли, еще неизвестно. Слухи пойдут все равно. Точнее, они уже идут.
   Я облегченно перевел дух. Хорошо хоть, что меня не будут чистить по поводу моей дурной инициативы с разговором.
   Хотя... А что толку, что не будут? Как сам-то я буду жить теперь, зная, что неко­торые ошибки стоят жизни?
   И как снова буду принимать решения, зная, чем это может закончиться...
   -И что нам с ним делать? -Словно бы продолжил мои мысли Святогор. -Дев­чонка, его дочь, видела, какую драку вы там устроили. И она знает, что ты не такой простой человек, каким кажешься. Ей-то так рот заткнуть, а? Расстрелять? И заодно ос­тальных, чтобы никто не мог проговориться... Всю семью расстрелять?
   Святогор посмотрел мне в глаза.
   -Пусть Ленка и Лешка ошиблись, это все забудется очень скоро. Но дело в том, что они не продемонстрировали способностей своих, ясно тебе? А вот ты - продемон­стрировал. Ты продемонстрировал, что ты - киб. Пусть никто еще не знает вас всех в лицо - разговоры пойдут все равно... Знаю, думать об этом во время боя ты не мог. Не та ситуация... Но все же подумать об этом ты обязан.
   -Командир... Но если взять подписку о... -Заикнулся было я.
   -Какую подписку, о чем ты? -Перебил меня Святогор. -И зачем все это надо де­лать, скажи-ка? Чтобы еще больше подстегнуть интерес ее? А полисы, они что? Ручаюсь, что они жаждут с ней поговорить - и даже наш прямой приказ их не остановит. Так я уж их подбирал...
   Я молчал. Святогор вполне мог подбирать руководство полиции, звание полковника Спецкорпуса, которых всего пять человек, это ему позволяло. Да и он достаточно по­жил... Он киб. А это значит, что именно он был среди тех, кто пришел в наш мир почти сто лет назад.
  

Космопорт Стальград, база флота.

Московский край, 2123 год

  
   -Волнения мутантов в Красноярске! В Красноярском Крае объявлено военное положение! Начата переброска войск из центральной части Федерации Земли!
   С этого начался день.
   Маленькая комнатка в недрах военной базы. Серые стены, простой керамит, из которого тут все сделано. В стене вделан экран телевизора, сбоку прозрачная капсула душевой кабинки. Шкаф с одеждой, оружейный шкафчик на замке. Закрыт, опечатан, но все равно сейчас пустой, личное-именное оружие мне тут не положено. А вещей вроде как и нету, кроме двух комбинезонов моего размера. В одном я за Психом гонялся, ждет отправки в утилизатор, а другой выдали на базе утром, на замену.
   Стол у стены, под экраном. Над столом вентиляционная решетка, горит синяя точка работы кондиционера. Ветер шевелит бумажные полоски, приклеенные к решетке вентиляции.
   Три стула, и моя кровать на противоположной стене от душевой. Вот и вся обстановка.
   Но хорошо хоть один, комната на одного рассчитана. Как и узкая койка.
   Все утро по тиви шло все тоже. Судя по заставке передача шла из студии государственного канала. Только там есть такие возможности, забивать на половину трансляций и гнать в эфир...
   -Сегодня около шести часов утра, -поведала мне симпатичная дикторша, выглядевшая немного подавленной, но все равно бодрой, -начались волнения мутантов в Красноярске. В городе объявлено чрезвычайное положение. Войска около космопорта приведены в состояние боевой готовности!
   Неужто мутанты атаковали?
   К полудню положение так и прояснилось. Мутанты в Красноярске, до того мирно грызущиеся между собой на помойках городских окраин, подняли восстание. Для начала напали на оранжереи, проникли в пределы охраняемой территории, захватили несколько отделений полиции, и стали выдвигать свои обычные требования. Жратвы для всех и даром, социального обеспечения тоже задарма, уравнять в правах с остальными гражданами Федерации, еще раз жратвы и бухла, а также свободы для всех подряд и каждому лично.
   Переключившись на внутренний правительственный канал, я узнал чуть нового.
   Конечно, никто мутантов слушать не стал. На штурм бросили подразделение полиции с автоматами, и в это время из-за реки начался исход адаптов. Сезонное бешенство, как думали вначале.
   Отделения тяжелой пехоты, чьи казармы были в Красноярске, поднялась по тревоге. Подняли по тревоге и десантников, охрану космопорта, из Иркутска вызвали помощь, флаеры огневой поддержки зависли над городом и готовились прижечь тех, кто вздумает баловаться с тяжелым оружием. Такое ведь бывало, однажды старым ПТУРсом подбили садящийся космолет, новостей было на месяц по всей Федерации, а в другой раз артиллерия прошлась по Красноярску даже с закрытых позиций. Пока ее вычислили и уничтожили, несколько зданий было разрушено.
   И теперь начиналось что-то подобное.
   К вечеру в наших комнатах ожили громкоговорители, и была сыграна боевая тревога.
   -Всем кибам собраться в пятом конференц-зале через двадцать минут. Все остальные приказы откладываются на неопределенное время. Повторяю - всем кибам собраться в пятом конференц-зале через двадцать минут. Все остальные приказы откладываются на неопределенное время. Повторяю - всем...
   Сообщение повторялось снова и снова.
   Всем кибам... Это надо же так сказать...
   Да, теперь-то нас бросят в этот чертов Красноярский край, будь он неладен...
   При этих мыслях сработала программа поиска, выдав на вспомогательный экран общую информацию про Красноярский край, выделив ключевые пункты.
   Столица края город Красноярск. Население города семь миллионов человек. Пригороды, население пять миллионов человек. Тридцать процентов городских районов с полной защитой от внешней среды. Космопорт. База армии "Сибирь-3". Станция проекта "Гео". Магнитные пути, они же Рельса, в Иркутск.
   -Исчезни! -Зашипел я. Ничего никуда не исчезло, конечно же. Пришлось успокоиться, и задать команду нормально, чтобы схемы местности не мешали.
   Громадный зал, большие окна были осветлены, и за ними палило солнце и электромагнитные излучения малой посадочной площадки космопорта. На единственной сплошной стене здоровенный экран.
   Сейчас в зале был только один человек, зато какой!
   Киб Галахад, неназначенный командир всех боевых отрядов Спецкорпуса.
   Мне едва не стало плохо. Сам Галахад - и тут! Для неназначенного командира всех боевых отрядов Спецкорпуса мы мелкие насекомые, какие-то там новые кибы. По сравнению со старыми кибами мы как дети в сравнении с частями специального назначения. А Галахад один из старейших кибов. Старше его только легендарный Роланд, про которого я слышал еще в детских сказках, да Петр Дрейк.
   Но Роланда уже давно никто не видел. Знали только, что он был, но где именно? А вот остальные... Петр Дрейк хоть изредка показывается на телеэкранах.
   Я поймал себя на том, что изучая Галахада со всех сторон. И с помощью своих детекторов тоже.
   Детекторы сказали крайне мало. Просто силуэт, с краев засвеченный. Тепла нет, излучений тоже нет, словно статуя. Маскировка у него была идеальная. Если не глядеть в лицо, то никто бы не заподозрил в нем киба первого поколения. Вот даже грудь двигается, и ноздри носа чуть раздуваются, словно дышит! Ого, симуляция дыхания, надо же.
   А если и в лицо глянуть?
   Посмотрел, нагло очень, наткнулся на ровный взгляд, смутился. Спокойное лицо киба не выражало вообще ничего. Мертвенная маска давно умершего человека, лишь изредка пробиваемая мерцанием глаз. Ну, в темноте-то, просто очень странный человек. Мало ли что у него в жизни было? Может, он в том самом Отделе Це работает? Насмотрелся там разного, вот и прокатила жизнь его...
   -Последний. -Устало сказал Галахад, когда вошел Лешка. -Начинаю.
   Мы быстро расселись.
   Лешка сел справа от меня, Ленка - слева.
   -Сотоварищи, вы уже слышали новости по тиви. -Галахад начал быстро и напористо. Наверное, он просто не умел говорить хорошо. -Но это все ерунда. Войска при поддержке Десанта уже загоняют мутантов обратно.
   Галахад помолчал, оглядывая нас.
   Все мы тоже молчали, ждали, чего он нам скажет.
   -Но на этом проблема не будет исчерпана. По некоторым данным, наблюдается активность адаптов по всей Сибири. Атаки на сибирские города участились, люди пропадают. Строительство оранжерей находится под постоянной опасностью. Нами принято решение атаковать адаптов в их же логове. Этот разгром станет для нас отличной стартовой площадкой для очистки окрестностей наших поселений. Что я скажу дальше, секретно.
   Галахад, не поворачивая головы и не меняя позы, пробежался по нам взглядом и лениво улыбнулся. Не знаю, что он хотел показать этой улыбкой, но мне стало не по себе. Диковатая такая улыбка-то, словно невидимые проволочки тянут в стороны уголки его губ.
   -Вы должны будете пойти в глубокий рейд, почти до Урала... Официальная цель - разведка, но также цель и уничтожение инфраструктуры и баз снабжения мутантов. И, помимо всего прочего, исследовать возможность проведения через эти земли рельсового сообщения. Напоминаю, что эта информация не для распространения.
   -Так сбросьте на них атомную бомбу. -Проворчал лениво Лешка. -И сразу решите все проблемы. А рельсе ж все равно, по какой земле идти?
   -Этого нам не позволяют высшие соображения. -Так же лениво улыбнулся Галахад. Блеснула в его зрачках прицельная система.
   После такой улыбки Лешка сразу же перестал важничать и вытянулся в струнку, всем своим видом выражая беспрекословное повиновение и подчинение вышестоящему начальнику.
   Галахад на это никак не отреагировал, он продолжал говорить все тем же спокойным, немного усталым голосом.
   -Так что вы поступаете в распоряжение майора Тамары Михайловны Ивановой. Формально она будет подчинена Владиславу Сергеевичу Гладкову. До поры, конечно. Пока Красноярский край не очистят от мутантов. Разрешаю вам самим принимать решения, что и как нужно сделать... В пределах приказов вашего командира. Но что она прикажет, исполнять быстро и беспрекословно. Вопросы?
   -Это та самая Тамара Иванова? -Удивилась Ленка.
   -Нет, это ее дочка. -Ответил Галахад. -Но с ней шутить я вам не советую, ясненько, сокол мой? -Киб вперил тяжелый взгляд в подобравшегося как кот при виде сметаны Лешку.
   -Так точно!
   -Не подумай ничего такого. -Осадил его Галахад. -Если она тебя прибьет, то мне долго придется оправдываться, почему это я пропустил такого дурного кадра. Да и за Святогора обидно - как это он не углядел, кого набирал? Ясненько, соколик?
   Лешка немного оторопело кивнул.
   -Так что через полчаса проследуйте в помещение три-семьсот сорок, получите там личные чипы. Хранить как кредитку. Кредитку тоже получите. И комплект формы. Оружие получите уже в Красноярске. Потом идете на взлетное поле, корабль будет закодирован в ваших чипах. По прибытии доложитесь Тамаре Ивановой, заместителю командира, она в курсе.
   И почти сразу же стекло мелко-мелко задрожало. В небесах послышался нарастающий гул. Короткие мгновенья он был невыносимым, но сработала аудиозащита, и шум сошел на нет за пару секунд. По окнам скользнула какая-то огроменная тень, и я успел заметить черные дюзы небольшого космолета, который разворачивался над посадочным полем.
   -Ну, что встали? -Галахад упорно не желал менять тональность своей речи. -А ну, вперед! Номер комнаты помните?
   Втроем мы вышли из конференц-зала.
   -Вот и все. -Уныло заявил Лешка. -Теперь на фронт? Мутантов пострелять? И оборотней? Патронов-то хватит?
   -Да кто его знает... -Неясные подозрения шевелились у меня в душе. Что это еще за дела? Тамара Иванова, известная прежде всего своим дедом, генералом Александром Ивановым. Тот командовал частью десанта времен вторжения. Сама она вроде бы пару раз мелькала по тиви. Вроде бы, она как раз занималась обороной тех мест от мутантов.
   Темная тень грузового космолета возилась на поле, зажимаясь в швартовочные мачты. Гул реверсируемых моторов мелкой вибрацией проникал в пол.
   Не такие уж и маленькая штука приземлилась в космопорте Стальград. Вроде бы, это называют "средний транспорт". Вроде бы у инопланетчиков их десятка два.
   Всегда, когда я смотрел на чертежи транспортов, мне они напоминали громадных набычившихся людей, лежащих на земле с поджатыми под грудь мускулистыми руками. Немного горбатая спина летательных машин только усиливала сходство. Два громадных маршевых движка были вынесены на пилонах в стороны, длинный хвост венчался сразу четырьмя стабилизаторами, наклоненными под углами. Дюзы поменьше торчали на носу и под стабилизаторами.
   В на самых крайних точках боков транспорта бугрились округлые наросты. Какое-то оружие, закрытое. Такие же бугры были на самой высокой точке горба и под носом.
   Я глянул на транспортник, и быстро, от нечего делать, включил поисковую программу.
   Про Красноярск программа знает, а вот про транспорты что скажет?
   Сразу же высветился один такой космолет.
   Средний транспортный космолет типа "Энтон".
   Обнаружено вооружение включенное в систему ПРО
   Нестандартное радарное излучение
   А еще что знаешь?
   Средний транспортный космолет типа "Энтон". Грузоподъемность в стандартном варианте 12 000 тонн. Оснащен захватами для буксировки крупногабаритных грузов. Экипаж 12 человек. Система управления квантовый компьютер, могут варьироваться в зависимости от модели. Ускорение...
   Потянулись цифры, которые я не без труда отключил.
   Транспорт медленно готовился к разгрузке.
   -Пошли, что встали? -Дернула нас Ленка. -Нам еще и на этот третий уровень тащиться, где он там... И вещи получать.
   Вопреки опасениям Ленки, третий уровень и нужную комнату нашли быстро.
   Худая девушка с большими зелеными глазами выдала нам три чип-карты, которые служили не только удостоверениями личности, но еще и пропуском, и небольшим электронным блокнотом, и еще парой полезных функций. Выдала и три кредитные карты, с небольшой суммой на них.
   В соседней комнате мы получили комплект одежды, в том числе новые комбезы с пустыми нашивками. И три запечатанных ноута самого простого вида.
   -Девушка, а сумки где, мы все это...
   -Сейчас будут. -На стойку легли три просторные сумки, тоже запечатанные. А на них еще три пакета с вещами.
   -Тут все остальное. Нашивки ваши не забудьте! -И на сумки сверху легли три комплекта нашивок, три черно-красных скошенных прямоугольника.
   -Леш, что такое? -Спросил я у нахмурившегося при виде нашивки киба.
   -Не очень полезная нашивка, если разобраться. Стажер в армии вроде низшего звена, любой может спросить, что делаешь. Или дело какое дать. Тем более, вне Академии стажеров редко увидеть можно. И выпуск не такой большой, все погодки друг друга знают.
   -Да ну и что, у нас вот... -Я покрутил в руках чип-карту. Все, как положено. Моя фотография, защищенная от несанкционированного сканирования магнитная полоса, управляемая чипом, и служебная информация. И волшебная надпись "Спецкорпус".
   Вот это штука. С такой, насколько я знал, можно пройти куда угодно и сделать все, что угодно. Спецкорпус отчитывается мало перед кем...
   А перед кем, кстати?
   Что там есть в моей большой-пребольшой памяти?
   -Не факт, что это хорошо.
   Я вопросительно посмотрел на Лешку.
   -Расскажи уж, я никогда в армии не был. Даже в полицию один раз забрали, да и то по ошибке.
   -Я, что ли, долго там был... Вот представь, ты офицер. Ты видишь группу стажеров, к ним подходишь. Спрашиваешь, кто такие. А они тебе показывают чип-карты с надписью вот этой... -Лешка чиркнул ногтем по надписи "Спецкорпус", -и на тебя смотрят. А со всех сторон на тебя смотрят другие стажеры... И знают, что мы эс-ка. Причем еще вырядились как на маскарад. Кто с нами потом общаться будет? В армии маскарадов не любят, их там не понимают.
   -Значит, надо не привлекать к себе внимания. -Сказала до того молчавшая Ленка.
   -Попробуй тут не привлеки, в зоне секретности... -Буркнул в ответ Лешка. -Пошли в корабль. Чем раньше сядем, тем меньше к нам будут цепляться. Только сначала надо переодеться, в гражданке если пойдем, проблемы будут. И нашивки на рукава наклеить, я покажу, как.
   Переодеться, особенно когда есть только комбез, это не так долго.
   С военными комбезами я раньше дело толком не имел. Ремонтный комбез - это совсем не то, что военный. У ремонтников застежек и настроек меньше, хотя карманов и разных лямок не в пример больше.
   Ботинки к этому комбезу полагалось одевать отдельно, я с ними в первый раз помучался, пока не догадался запросить свою память.
   Так стало легче.
   Сначала одеть комбинезон. Потом застегнуть все молнии, потом ботинки и затянуть герметичные клапаны на голенях. Вот и все, готово.
   К тому же, комбез со шлемом герметичен. Внутрь ничего не зальется и не заползет. В зараженных районах это очень важно. Достаточно провалиться ногой в лужу с верхом, как химикаты зальются в ботинок. А химикаты там такие, что они даже кожу ботинок растворят, не то что человеческую.
   Плюс еще защита от сканирования паразитных излучений. Тепло рассеивается, шум глушится, воздух смешивается. Великолепная вещь.
   Нашивки на плечо, по одной на каждое. Там есть специальные липучки, на прямоугольниках красных ответная часть, с шелестом сошлись, и не отдерешь теперь.
   Быстро распихав кредитку и чип-карту, я прицепил к поясу перчатки. Застегнул пустые сейчас лямки, на которые должны вешаться кобура ННТ и запасные аккумуляторы. Лямки высокого воротника прижал к плечам, все карманы застегнул.
   Выключил экран, и присмотрелся на себя в зеркальную поверхность. Краси-ив... Не хватает только тактического шлема, маски, АСВ и ранца с припасами. Правда, нашивки стажера все портят, но вот это ерунда. Так даже интереснее.
   В дверь раздался стук.
   -Что застрял-то? -Сунул голову внутрь Лешка. -Давай, на выход, идем транспорт искать!
   -И что его искать? -Я быстро окинул взглядом комнату, которая уже почти успела стать моей родной.
   Идти пора.
   Долгие коридоры вывели нас на посадочные терминалы.
   Через узкие окна была видна колонна тяжелых колесных грузовиков, идущая через порт и теряющаяся где-то в подземных отстойниках. На громадном боку корабля ползали несколько ремонтных роботов, проверяющих обшивку.
   Нас вел Лешка, он лучше ориентировался в мешанине космопорта.
   В переходах нам встречались военные, изредка приходилось открывать двери чип-картами.
   Попытавшись сканировать окружающее пространство, я столкнулся с просто полной засветкой всей энергетической картины. Равномерный бело-желтый шум, как волны океана. Можно различить что-то на близком расстоянии, но и то не всегда. Обилие аппаратуры космопорта, настоящей, серьезной, создавало такую картину.
   -Нам нужен восьмой терминал, там нас должен ждать встречающий. Он нам место на корабле и покажет. -Сказал Лешка.
   -Да где этот восьмой терминал? -Пробурчала Ленка. -Лех, поимей совесть, уже минут двадцать бродим вроде как по кругу.
   -Не по кругу, тут терминалы так расположены. Знаешь, как устроен космопорт? Есть большая такая вроде бы яма, защитная насыпь, в треть корпуса глубиной, в которую садиться космический корабль. Там его принимают на распорки. Корабль открывает трюмы, уже внизу, через эти трюмы загружается. Или контейнеры цепляются. Вокруг разные причальные и обслуживающие устройства. Но все переходы и перемещение малогабаритных грузов только под керамитовым покрытием. Иногда двигатели начинают фонить. Вот мы сейчас по этой яме и идем, нам надо к носу космолета. Там должны быть пассажирские терминалы.
   -А кар нельзя было взять?
   -А где ты его видела, этот кар? Я тут вообще ничего не понимаю, это военный коспоморт. Может, тут вообще каров не предусмотрено? Я, например, еще ни одного не видел... Кстати, мы уже почти пришли.
   Большая дверь с желтой цифрой "восемь" перед нами разъехалась в стороны, пропуская нас в здоровенное помещение.
   Народу в помещении было не протолкнуться. Какой-то народ в комбезах и с самыми разнообразными нашивками медленно двигался в сторону большой прозрачной посадочной трубы. Через большие прозрачные окна был виден нависающий нос корабля.
   -Вот, а ты говоришь, долго.
   Около входа стоял пост, два человека в комбезах космолетчиков.
   -Ребят, кто последний на посадку? -Громко спросил я.
   Откликнулась группа рабочих в комбезах и с громадными баулами у ног.
   -Становись, за нами будешь.
   Очередь двигалась быстро, у каждого тут были чип-карты, которые и служили пропусками. Охранники на входе просто направляли людской поток и смотрели, чтобы не затесались зайцы.
   Подошла и наша очередь.
   Чиркнули чип-картами по ридеру.
   -Вы втроем вместе? Каюта 83, зеленая палуба 2. Она зеленого цвета. В помещения с желтой либо красной цветной маркировкой во время старта не оставать... Ого! -Охранник заметил полоску Спецкорпуса. -Не заходить все равно... Следующий.
   Палубу нашли быстро. Небольшая каюта, на десяток человек, была полностью в нашем распоряжении.
   -Располагаемся. -Лешка с некоторым трудом открыл лежанку койки, под которой оказался глубокий ящик, и ухнул туда свою сумку. -Все вещи надо под койки, в рундуки. Сейчас начнется ускорение, не нужно, чтобы что-то летало тут по салону. Перед стартом нас предупредят.
   -А где остальные? -Обвел я взглядом каюту. -Тут человек десять может поместиться...
   Надо же, я впервые на самом настоящем космическом корабле. И ничего такого особенного не ощущаю, не чувствую. Керамитовые стены, полы и потолки, совершенно обычные светильники, по стенам внизу идут кабельные туннели, вверху и внизу тянет воздух вентиляция.
   -Да вряд ли кто будет... По третьему сигналу всем надо находиться на кроватях, пристегнутыми. Умеете пристегиваться?
   Ленка только фыркнула, как кошка.
   -Откуда? -Удивился я. -Я космические корабли только на схемах и на картинках видел до того.
   -Значит, никто из вас на первую степень космонавтики не сдавал? Даже в школе?
   Ленка нехотя кивнула.
   -У нас были в школе, в десятом классе. Но я уже почти ничего не помню...
   -А ты?
   -Да нет, не было. Знаю так, немного...
   -Ладно, я вам расскажу. Вообще-то, если у нас нету сданной степени космонавтики, то и на борт нас можно допускать только в исключительных случаях. И под присмотром члена экипажа, который так и называется - "стюард". А если по мелочи, тут просто. Во-первых, не надо путаться под ногами экипажа. А во-вторых, при всех маневрах корабля надо пристегиваться. Вот, ремни на койке... Видите? Как только объявлена предстартовая или предманевровая готовности, то надо сразу же идти в каюту. На стартовой и, соответственно, маневровой готовности надо быть уже пристегнутым. Отстегиваться можно только когда скажут команду "отбой готовности". Вот в тех ящиках аварийные скафандры...
   Зашипела корабельная трансляция.
   -Внимание пассажиров. Предстартовая готовность объявляется в три часа сорок минут. Нахождение пассажиров во время предстартовой готовности вне отведенных им помещений не допускается. Спасибо за внимание.
   -Вот, первое объявление. Теперь мы только в каютах...
   -Леш, а откуда ты все это знаешь-то? -Спросила Ленка. -Ты кем до всего вот этого... -Она сделала сложный жест рукой в области своего живота, -Был-то?
   -Работал в космопорте, неужели не понятно? -Широко улыбнулся Лешка. -А ты кем была, Лена?
   -Машинистом поезда. -Ответила Ленка.
   -А я студентом. Недоучившимся. -Влез я, чтобы забить образовавшуюся паузу. -Леш, покажи, как пристегиваться к койке.
   -Да тут просто... Ложишься вот сюда, ремни крепишь сюда и сюда. Потом закрываешь вот эту сетку, если что по салону летать будет, то в тебя не прилетит.
   Я лег на лежанку, оказавшуюся очень удобной. Заурчали сервомоторы, которые приспосабливали кресло к моему телу. Я оказался как бы полулежа, ногами к центру помещения.
   -Во, вот так.
   Ремни быстро пересекли меня в нескольких положениях.
   -Кнопка аварийного отключения ремней - вот тут, большая, красная. Сетку пока что можно не закрывать.
   Я потренировался пристегиваться и отстегиваться. Действительно, очень просто оказалось.
   -Если бы мы были членами экипажа или были в длинном перелете, то за нами бы закрепили гермокомбезы...
   -Это скафандры, что ли?
   -Нет, их часто ошибочно называют скафами, но настоящий скаф предназначен для работ в космосе или в вакууме. А гермокомбез - это так себе. Позволяет прожить в вакууме и перемещаться кое-как. Мягкий шлем, нету приборов видения и нету толком освещения. И тем более, нету двигателей. В скафе никто на борту космолета ходить не будет. Здоров он слишком.
   -Хм, сложно все это... -Я отстегнул ремни и сел на койке. -Леш, а ты летал на корабле?
   Лешка помрачнел.
   -Летал бы, если бы к вам не попал. Я чуть второй уровень не сдал для такого же "Энтона", если б не...
   -Что "не"? -Снова влезла любопытная Ленка.
   Лешка помрачнел еще больше, и уже явно собрался сказать что-то нехорошее.
   -Внимание по кораблю, объявляется предстартовая готовность. Пассажирам оставаться в своих каютах. Объявляется предстартовая готовность, пассажирам оставаться в своих каютах.
   -Ну вот, ложимся... -Протянул я. -Леш, скоро летим?
   -Скоро! -Лешка быстро скользнул на койку.
   Ожили здоровенные двигатели.
   По корпусу, по полу и стенам прошла легкая дрожь.
   -Прогрев двигателей. -Прокомментировал Лешка.
   Вибрация нарастала, и внезапно кончилась, сменившись ровным и мощным гулом.
   -Быстро они, это уже на рабочий режим вышли. Новые движки, что ли?
   Дверь в кубрик открылась, появилась маленькая девушка лет двадцати, в комбезе космонавта с незакрытым шлемом.
   -Все пристегнуты, пассажиры? -Осведомилась она приятным низким голосом. -Все нормально?
   - Какой у нас стюард зззззамечательный!-Приподнял голову Лешка. - Нормально, красавица! Но у меня что-то ремешки жмут... Не посмотришь?
   -Перебьессси! -Хихикнула девушка, но все же прошлась около нас, подергала ремни, уделив особое внимание Лешке. -Ну вот, все в порядке. До Красноярска летите, эс-ка. Экипаж желает вам счастливого полета!
   Дверь за ней захлопнулась.
   -Ну вот, я ж говорил. Теперь полкорабля будет на нас смотреть как медведь на елку... -Лешка заворочался, устраиваясь поудобнее. -Елкин свет, да что она так затянула-то?
   И, минут через двадцать, новое объявление.
   -Внимание по кораблю, объявляется стартовая готовность. Начат обратный отсчет. Десять! Девять! Восемь!
   И быстро долгожданное уже.
   -Старт.
   Пол дрогнул.
   Я просто физически ощутил, как громадный корабль отрывается от земли. Как он вздрогнул, как дрогнули и оторвались от опор посадочные "ноги", как раскаленная реактивная масса бьется в керамит покрытия. Как медленно начинает ползти вверх туша корабля, все набирая и набирая скорость.
   -Есть отрыв.
   Навалилась небольшая тяжесть.
   -Вот, оторвались... -Снова сказал Лешка. -Сейчас будем набирать ускорение. И на орбиту.
   Тяжесть нарастала. Корабль все набирал и набирал высоту, но отсюда не было видно ничего.
   -Пять минут, полет нормальный. -Прошипела трансляция.
   Корабль карабкался в небо долго и неторопливо. Перегрузки, вопреки моим ожиданиям, была вполне терпимой. На потолке мигала красная лампа, освещение тоже сдвинулось в красные края спектра.
   -Леш, как думаешь, нам долго еще? -Спросила Ленка.
   -Не знаю... Вроде бы должны уже половину пути пройти, сейчас идем через кольцо. Чувствуешь, как напрягается корабль?
   В самом деле, вокруг снова появилась противная мелкая вибрация, а мои детекторы ощутили биение выводимых на полную мощность конвертеров. Электромагнитное излучение зашкаливало.
   -Силовое поле сейчас включат... Наши детекторы должны засечь. Ребят, смотрите!
   Я сначала не понял, куда смотреть. А потом система быстро показала мне картинку, как растет напряжение силовых полей, как некоторые излучения теряются в нем, а некоторые, наоборот, возбуждаются еще больше. Все в белом свете, ярком, как солнце.
   Свет мигнул, и создался где-то далеко от нас. Через стены и корпус корабля мои приборы не добивали, еле-еле можно было увидеть схематично часть коридора за нами и соседних помещений.
   -Сейчас идем через верхние слои атмосферы, а потом и через Кольцо пойдем. Тут хорошие силовые поля, "Энтон" за это и любят. Можно взлетать и садиться на одной заправке, мусор и ураганы не страшны.
   Вибрация нарастала.
   Энергетические потоки, которые я мог видеть, уплотнились и набухли, стали похожими на канаты.
   А потом еще скакнули на уровень выше, так, что я уже ничего не смог увидеть. И одновременно прекратилась дрожь корпуса, перешла на ровный уверенный гул.
   -Все, просмотрели. Эх, эти товарищи бы экран хоть включили... -Посетовал Лешка.
   Над дверью и в самом деле торчал здоровый наклонный экран, сейчас темный.
   -Да и ну их... Ребят, я подремлю. -Ленка повозилась немного, устраиваясь.
   -Ну вот, самое интересное пропустишь. Сейчас поле вышло на режим...
   С полчаса энергетика держалась на одном уровне, пока корабль продирался через ураганные течения ветров и кольцо космического мусора на земной орбите. А потом вдруг стала спадать, прекратился и выматывающий душу и нервы гул.
   -Внимание по кораблю, предманевровая готовность. Пассажирам не покидать каюты.
   -Ну вот, мы уже на орбите... -Лешка потянулся. -Жаль, что экран не включили. Я тоже подремлю. Тут делать уже нечего, нас разбудят.
   -Хорошо.
   Я и сам не заметил, как задремал.
   Во сне я смутно чувствовал, как корабль дергается, как меняет курс. Тело мое то провисало, то снова напрягалось в ремнях.
   Разбудила нас та же маленькая девушка.
   Сначала я услышал шаги по коридору, а потом распахнулась дверь.
   -Утро красит нежным цветом... Эс-ка, подъем. Сходим с орбиты над Красноярском. Скоро будет посадка, приготовьтесь!
   -Ага, красивая... Как сядем, разбуди! -Лешка попытался перевернуться на другой бок, забыв про ремни.
   Через минуту нам еще раз настоятельно посоветовали приготовиться к маневрированию пристегнуть ремни.
   Быстрая перегрузка, которую я едва почувствовал, сменилась нарастающей тяжестью. Корабль падал с орбиты на столицу одного из самых наших беспокойных краев.
   В тишину вплелся ровный гул движков. Транспортник тормозил, сбрасывал орбитальную скорость. Мои датчики отметили небольшое повышение температуры. Системы охлаждения не успевали отработать все тепло, что собирал в себе укутанный силовыми полями корпус транспорта.
   Лежа, мысли текли легко и свободно. Ленка спала, я слышал ее дыхание. Лешка тоже спал или хорошо притворялся, я не стал его беспокоить.
   Хорошо летать до Красноярска через орбиту... Быстро, безопасно и удобно. После того, как пропадали над этими областями целые эскадрильи самолетов, после того, как там без следа растворилась пятитысячная армия, посланная навести тут раз и навсегда порядок, после того как тут пропали даже несколько аэрокосмических истребителей и даже боевой корабль сошел с орбиты и разбился где-то там...
   А все потому, что посреди страны расползается жуткое пятно. Выжженные радиацией, химией и микробами земли. Люди там не живут, а живет такое, что можно диву даться. Такие твари, что просто удивительно, как они успели там завестись за столь короткое время.
   Про эти земли не знали почти ничего. Только редкие съемки с автоботов, и фотографии с корветов и спутников "Гео" через Кольцо.
   Но с орбиты, да еще и через пыль и мусор, многого не разглядеть, над этими равнинами сходила с ума самая высокоточная аппаратура, а автоматы, поднимаясь над облаками, могли разглядеть только рельеф местности. Да и то не очень долго, потом связь с ними пропадала.
   Там выросли ядовитые леса, много хуже чем в Подмосковье, там жили кошмарнейшие твари, в которых мутации превратили вполне обычных зверей, там жило множество насекомых, на которых радиация тоже действовала, и, что самое страшное, там жили потомки тех, кто пережил Третью мировую войну.
   И совсем не собирались уходить оттуда. Да и куда им было идти? "Чистые законы" и генетическая политика Федерации закрыла для них возможность нормальной жизни. Ограничения в правах, запреты на потомство, запрет на владение оружием и собственностью, запреты на работу... Да еще и Чистота.
   А большинство мутантов не могли жить мирно с нормальными людьми. Радиация ли тому виной, или что еще - но факта это не меняло. Адапты могли сносно сосуществовать только с себе подобными...
  

Космопорт Красноярск.

Красноярский край, 2123 год.

   Я прошелся вдоль ряда сидений.
   Кроме нас троих, больше никого в зале не осталось. Всех, кто вышел сюда с нами, уже разобрали. Или люди сами разобрались, растянулись сначала на стоянку, по автомобилям или на остановку автобусов, путь к которой указывал заботливо светящийся указатель.
   Ленка продолжала дремать, сидя рядом с нашими вещами. Лешка пошел побродить по аэропорту, и добыть нам кофе.
   Приказ был "ждать", мы и ждали.
   С одной стороны, зал открывался на громадное посадочное поле. Здоровенные окна в металлическом плетении, и двери внизу.
   А с другой стороны, противоположной, зал выводил на стоянки автомобилей и автобусов, и дальше, к трассе, которая вела к Красноярску.
   Над широкими низкими дверьми, которые выводили наружу, висел непропорционально большой экран, заточенный под тиви. На экране показывали новости. Но без звука. Какие-то говорящие головы, схемы, графики, наши десантники и армейцы, флаеры, какие-то странные разбегающиеся фигурки, которых я, после некоторых размышлений, определил как мутантов.
   На беззвучные новости смотреть не хотелось.
   Хороший тут космопорт. Самый большой в этой части нашей страны. И башни всякие хитрые понатыканы. Не только наведение и обслуживание полетов. Топорщатся в небо блины детекторов, торчат радарные решетки и антенны. Серьезное оборудование для простого порта! Вообще-то, все порты после одного инцидента с отрядом американцев оборудовались хорошими системами слежения за пространством и за тем, что валиться из космоса.
   Система по запросу быстро обрисовывала оружие и защитные сооружения.
   Вот и пара башен ПРО со стационарными лазерными турелями, причем турели открыты, хоть сейчас пали. Чуть дальше эмиттеры силового поля, ажурные конструкции их трудно с чем-то спутать.
   Просто так этот космопорт не сдастся. Тут можно свободно отбиваться от налетов целой эскадрильи бомбардировщиков, можно пачками жечь танки на подступах. Жаль, что я не видел толком защитных сооружений Стальграда... Можно было бы сравнить. Не думаю, что Стальград защищен хуже. Просто, наверное, вся защита Стальграда скрыта...
   Наш корабль было видно, он стоял где-то справа. Там светилось слабенькое силовое поле, сжигая на лету снег, вспыхивали огоньки сварочных аппаратов, мелькали ремонтные платформы. Челночный полет через Мусорное кольцо прошел не так просто для нашего транспортника.
   Редкая цепь грузовиков по вспомогательной дорожке двигалась от корабля к терминалам космопорта. Грузовики держались точно на курсе, никто не отворачивал и не менял дистанцию. Идут на автопилоте. Все-таки космопорт вокруг, а не подмосковная трасса... Требования безопасности на порядок выше.
   Вкупе же с активированными башнями ПРО, которые могут целиться и в цели на посадочном поле, любое подозрительное действие превращалось в самоубийство.
   Да скорее всего, народу в грузовиках не было, стандартные "пауки" управления, подчиненные сети коспоморта.
   Лешка появился с небольшим подносом с тремя чашками кофе.
   -Разбираем, ребят... Лен, просыпайся, я тебе кофе принес!
   -Спасибо...
   Лешка поставил поднос на свободный столик.
   -Как там? Нас скоро заберут отсюда?
   -Диспетчер говорит, что за нами уже едут, ждем так что. -Пожал Лешка плечами. Вроде вот-вот уже будут.
   -Ну, тогда по кофе.
   Я взял в руки обжигающий стаканчик.
   Кофе внутри оказалось не столь горячим.
   Лешка огляделся по сторонам, задумчиво поправил ремень комбинезона.
   -Мне кажется, что-то едет. -Отреагировал на это Лешка.
   В самом деле, на полупустой стоянке добавилась одна машина. Старый знакомый. "Вепрь", вместительный и надежный военный вездеход. Правда, издалека сильно похожа на кусок мыла с косо срезанным носом. Но это ничего - проходимость у машины как у бронетранспортера. Недаром наша армия ее так любит.
   Передняя дверь со стороны пассажиров открылась, а через пару минут провернулись входные двери.
   На нас смотрела девушка в военном комбезе без шлема. Не очень высокая, сероглазая, с короткой тщательно уложенной прической, с правильными и мягкими чертами лица. Левой рукой она придерживала дверь.
   -Эй, трое! Вы?
   -Мы. -Отозвался я. -Мы тут.
   -Хорошо. Давайте с вещами в машину. И быстрее давайте, нам еще до базы ехать, все дороги сегодня забиты...
   Мы мигом расхватали сумки. Снаружи шел сильный снегопад, на крыше "Вепря" уже навалило немного снега. Четкие следы протекторов тянулись за машиной со стороны въезда на стоянку.
   -Я за рулем, вы сзади. Багажник сейчас открою... -Пискнуло управление, и двери машины чуть разошлись в стороны.
   Мы быстро побросали свои вещи в просторное и пустое багажное отделение, а потом расселись. Я сел вперед, рядом с водителем, а Лешка и Ленка расположились сзади, места там было более чем достаточно.
   -Все? Еду. -На плече ее я заметил майорские нашивки. Черные, три галочки вряд, одна над другой. Майор Спецкорпуса.
   Машина резко развернулась задним ходом, и вывернула на трассу. Дворники раз за разом смахивали с лобового стекла летящий снег.
   "Майор красивая девушка" Отправил мне сообщение Лешка.
   "Не знаю. Мне как-то трудно судить".
   Майор как девушка мне не то чтобы понравилась... Поближе к ней оказалось, что не такая уж она милая домохозяйка. Тонкие паутинки морщинок в уголках глаз, быстрые и обдуманные движения, едва заметные шрамики на руках, мозоли на костяшках пальцев, которыми она уверенно обнимала руль.
   Нет, все таки не хватало ей женской мягкости. Несмотря на всю внешность и обманчивую мягкость, проскальзывала в ней какая-то непреклонность, жесткость. А иначе и быть не может, майор эс-ка - это совсем не то, что майор ВКС или армии, и критерии отбора у них хоть и похожи, но все таки немного отличаться. У Спецкорпуса ситуации разные случаются. И рукопашная схватка еще не самое страшное, что может произойти...
   Что прошло у дамы-майора между одним алым прямоугольником и четырьмя черными галочками? Даже подумать страшно.
   Водитель управлял машиной очень хорошо. Почти не останавливаясь, вездеход пронесся по сиротливо-пустой грузовой трассе. Едва только мы выскочили за территорию посадочного поля космопорта, как началась снежная метель - снег повалил густо и совершенно внезапно, как будто задался целью засыпать нас с макушкой.
   Наша скорость не снизилась, наоборот, даже увеличилась. Автоматически включился дополнительный свет, фары в бампере и на крыше. Вбок и в стороны от машины пролегли световые усы противотуманных фар. Тональность работы двигателя чуть изменилась. Невозмутимая майор Спецкорпуса уверенно крутила руль и нажимал на педали.
   Машина неслась в метель как на крыльях.
   На въезде в город мы уткнулись в пробку. Хвост машин вытягивался из большого туннеля, и в него вливались все новые и новые автомобили.
   Наша водитель быстро свернула на какую-то второстепенную трассу, под указатель "2-ая объездная". "Вепрь" рыкнул мотором, плюнул веером снега, наметенного на асфальт, и пошел вперед, потряхиваясь на кочках. Свет сильных фар выхватывал из темноты какие-то строения, гладил стены, метался по наметенным сугробам.
   -Старая дорога. Так доберемся быстрее. Но поплутать придется.
   Зажглось освещение, фонари бросали большие пятна света на дорогу.
   "Вепрь" чуть притушил фары.
   Несколько поворотов, и мы попали на большую развязку. Заложив большой и долгий поворот, машина выбралась на широкую трассу, которая упиралась в далекие светлые купола города.
   Сдвинувшись на полосу автопилота, майор сложила руль. Теперь машиной управлял компьютер, который вел ее по маршруту.
   -Ну вот, теперь можно и познакомиться. -Водитель откинулась в кресле. -Я - Тамара Иванова. Тамара Ивановна Иванова. Ваш непосредственный командир на неопределенное время, пока ваше еще более высшее начальство не решится вас отозвать.
   Мы молчали.
   -Давайте, ребята, рассказывайте! Нам до базы еще час ехать...
   -Что именно рассказывать, командир? -Спросил Лешка.
   -Вообще все. Кто вы такие, в каких частях служили, какой у вас опыт есть, откуда вас таких выкопали...
   Лешка и Ленка переглянулись и как по команде посмотрели на мой затылок. Ну ладно, если уж вы признали меня своим командиром, то говорить буду как хочу...
   -На данный момент мы представляем Спецкорпус. -Начал говорить я. -Все находимся в звании... Хм, курсантов. Владеем любым оружием, стреляем получше любого снайпера, можем голыми руками сдвинуть такую вот машину. Наверное, вы все это уже знаете...
   -Данные о вас мне уже передали. -Прервала меня Тамара. -Меня интересует другое - каким именно боевым опытом вы обладаете на данный момент? В каких частях служили раньше, до того, как вас... -Она замялась, не решаясь произнести, что именно нас. -Ну, вы поняли.
   -У меня лично никакого. Незаконченное высшее образование.
   -Алексей?
   -Нет, командир. В жизни не служил в армии, даже в институте не учился. Я при космопорте работал. Оператор ремонтных автоботов. Пока головожопому на перо не попал.
   -А вы, Елена?
   -Отец военный...
   -Зато у меня есть первый допуск на космос...
   -Рот закрой, пока к тебе не обращусь. -Буркнула Тамара.
   Лешка замолчал обиженно. А Тамара обвела нас внимательным взглядом и тяжело вздохнула.
   -То есть, получается, что у вас нет никакого боевого опыта, кроме того, что вам сунули в головы? -Подвела она итог. -Это плохо, ребята. Очень плохо. Я даже не представляла себе, что это может вот так просто... А почему не сделали кого-нибудь из наших? Они что, не могли сообразить, что мне нужны солдаты, а вам еще в учебных частях париться год, не меньше...
   Я уже хотел было сказать, что опыт дело наживное, но вспомнил, что товарищ командир ответила Лешке, и счел за благо помолчать.
   -Ладно. Если пока никого другого нет, будем работать с тем, что прислали. Какое-то представление о мутантах имеете?
   Лешка никакого представления о них не имел, он их видел только по телевизору. Я читал кое-что, но все это были обычные сводки новостей, где одно другому противоречит. Ленке до местных мутантов было как до Луны пешком, ее отец служил где-то в Средней Азии. Там у них другие мутанты, другие заботы.
   Тамара еще раз вздохнула.
   -Значит, так. Быстро расскажу... Что смогу. Остальное уже потом. Красноярск очень важен для всей нашей Сибири. Тут единственный нормальный космопорт, не считая Владивостока, и естественная граница от Выжженных Земель. Знаете, что такое Выжженные Земли? Тиви смотрели? Наши противники - это мутанты. Тут, в Сибири, их очень много. Просачиваются из Выжженных Земель, воруют еду и людей. Либо живут тут. В лесах и на помойках. Большие пространства, и очень сложно контролировать все. Материалы по мутантам вам выдадут в библиотеке, взять обязательно, я проверю. Наша задача - охрана подступов к космопорту и городу. Патрулирование. Поддержание боеготовности. При необходимости проводим рейды в глубину территории Выжженных Земель, углубляемся туда на пару дней и назад. Сейчас приедем на базу. Первые три дня без необходимости никуда не выходить. Потом поговорите с теми, кто мутантов вот уже всю жизнь убивает, наберетесь опыта, на полигоне постреляете, сходите в пару патрулей... Короче, освоитесь. А уж потом будем решать, что с вами делать дальше. Младшие лейтенанты.
  
  

База армии "Сибирь-3"

Красноярск, 2123 год

  
   Строения базы все припадали к земле, словно стремились врыться в нее, уйти по маковку, и лишь отдельные башенки наведения собственного небольшого порта горделиво торчали ввысь из здоровенных блинов ангаров.
   "Сибирь-3" была одной из немногих полноценных военных баз, которые располагались в городской черте. Но все равно, очень походил на крепость на границе. Разве что оружейных систем не было видно. Наверное, чтобы мирных жителей не пугать.
   На четверых приходилось по одной комнате, младшее и среднее офицерское звено делили одну комнату вдвоем. Командиры, понятно, жили отдельно, по одному в комнате. Но в том же здании, как и в традициях.
   Нам же выделили сразу две комнаты в самом дальнем углу коридора, рядом с торцом здания и межэтажной лестницей. Пост дежурного по этажу располагался совсем рядом, вторая дверь от нас.
   Ленка сразу же объявила, что одну комнату она нам "дарит", после чего удалилась в ту, что выбрала сама себе. Мы с Лешкой принялись обустраиваться.
   Зайдя в комнату, я первым делом осмотрел, чем тут радуют офицеров.
   А жили тут действительно неплохо... Наверное, казармы строили по отдельному проекту. Не стандартная клетушка-десятка, та, которая "десять квадратных метров пространства на человека", и ни в коем случае не времянка, по санитарной норме (три квадратных метра на человека, один совмещенный санблок), в которой я жил на базе в Стальграде, а нормальная комната. Настоящая мебель, широкое окно, даже занавески были. Климатизаторы гудели ровно и спокойно, было тепло, а за окном снегопад стал совсем уж страшный. Неба не было видно за падающими хлопьями, купола базы становились похожи на огромные холмы.
   Стол у окна, на столе одиноко застыла ваза с тремя искусственными цветами, три стула с гнутыми спинками.
   Лешка покачался на стуле, критически осматривая стены и потолок.
   -Не "Север", конечно, но сойдет.
   -Ага, для нас они тут филиал построят. -Съехидничал я. -Да и тут вроде неплохо. Вон, смотри - шкафчики. Целых два. Одежку можно вешать. Леш, у тебя много одежки?
   -Кроме вот этого комбеза - нет совсем. -Лешка открыл дверь. -О, смотри - ванная, и душ! И сортир не типа "очко"! Знаешь, что такое сортир типа "очко"?Вон, над раковиной даже зеркало есть... Хорошо они тут устроились... А душ с массажем, интересно?
   -Да хорош уже тебе...
   Своих вещей у нас не было, почти не было. Но все же пришлось пораскладывать по шкафам вещи, которыми нас снабдили еще в Стальграде.
   Наличности тоже оказалось не очень много. Три сотни карточке. При случае можно и гульнуть, но не особо широко. Каждый месяц на карточку будет поступать еще по триста, и получается вполне нормальная зарплата. Особо не пошикуешь, но жить на нее можно.
   Надо будет в городе что-нибудь купить... Чтобы не было так тоскливо смотреть на эти стены.
   Ленка появилась через полчаса.
   -Ребят, а пошли знакомиться с окрестностями. -С ходу предложила она. -Тут надо еще насчет еды и насчет погулять...
   -Отметить прибытие? -Лешка подскочил с койки, на которой лежал, и мигом принял вертикальное положение. -Давай, давай быстрее! Ты идешь? Вроде бы я видел магазин на территории базы. Если что, у дежурного спросим...
   Мне идти никуда не хотелось. Накатила какая-то странная грусть, не усталость - какая у меня усталость, я же стальной! - а просто грусть и нежелание чего-то делать.
   -Сходите без меня, ребят. Что-то не тот настрой.
   -Тогда с тебя сотня. -Ленка протянула карточку. -Клади прямо сюда. И за время, пока нас не будет, осмотрись тут. Тамара говорила, что надо взять что-то в библиотеке...
   Я перевел требуемую сумму Ленке на карточку.
   -Только водки не берите. -Предупредил сразу. -Вина какого-нибудь лучше. И закуски. Только сама смотри, жарить-варить тут негде.
   -Сама вижу. -Фыркнула Ленка. -Ничего, что-нибудь придумаем. Алексей!
   -Я!
   -Шагом марш! Боевая задача - отыскать на дружественной территории выпить и закусить, а также все остальное на вверенные мне денежные суммы. К выполнению боевой задачи приступаем! Слушай, так в армии говорят, да?
   -Почти что похоже!
   Дежурный любезно рассказал, что библиотека у них на первом этаже, и открыта круглые сутки. Но сейчас человека там нету, только автоматика. Если у меня уже открыт доступ на чип-карту, то на мой ноут...
   Приказ Тамары Ивановой был уже в сети, и робот, прочитав мою чип-карту, выдал мне стопку литературы и карту памяти с информацией. Бумажные книги получить было большой редкостью.
   Собрав все с собой, я поднялся обратно в комнату, чтобы с ними разобраться без особых помех.
   Карта памяти заняла свое место в ноуте. Можно будет скопировать Лешке и Ленке, когда они вернуться.
   А вот интересно, можно ли скопировать все это ко мне в память?
   Вроде бы можно. Я же тоже электронный, да?
   Но вот как это сделать?
   Я лег спиной на кровать, подложив руки под голову, и положил ноут себе на живот.
   Итак, перечень моих стандартов связи.
   Внутренняя связь
   АС
   Внутренняя связь - это то, как мы с Лешкой и Ленкой общаемся. Понятное дело. А вот то такое второе?
   Система восприняла мой вопрос и обозначило стандарт как нечто неудобочитаемое. Беспроводной стандарт связи. Вообще впервые вижу такой. Частоты и прочее мне ничего не говорят, я радио по физике прогулял в свое время. Вроде бы какой-то защищенный, есть графа "шифрование" и разные уровни. Вроде бы предназначен для передачи в короткое время или больших массивов данных. Да и все, что можно сказать.
   Не получиться у меня полазить в Сети без какого-либо провода. Никак не получиться. Хотя, если сваять какой-нибудь адаптер... Надо было у Святогора спросить.
   А что у нас есть в ноуте?
   О, целых три стандарта, как и обычно. Первый для связи со внешними устройствами, второй для связи с Сетью, а вот третий тоже вижу впервые. И операционная система ноута его опознает только через отдельные драйвера, которых - я точно знаю - в обычном ноуте нету. Ноут-то военный, понятное дело. Какая-то военная связь.
   Все разное. У меня инопланетное все. В том числе и стандарты связи. А тут земные, адаптированные инопланетные технологии. Разное оно.
   Ради интереса попробовал, активировал модуль связи на ноуте и у себя. У себя это получилось сложнее, система никак не могла взять в толк, что же именно я от нее хочу. В конце концов получилось заставить работать сначала внутреннюю связь просто в режиме "белого шума", а потом и загадочный "АС".
   Но обнаружение ничего не дало, разве что система выдала предупреждение о электромагнитной активности.
   Ладно. Будем пока что читать с экрана. А заодно запоминать в память, просто как картинки. Так же возможно? Ну, а потом и картинки просмотреть уже из своей головы.
   Проведя пару экспериментов, я убедился, что все это срабатывает, и принялся за литературу.
   Тонкая брошюрка "Что делать при встрече с мутантом?", рекомендовано для жителей приграничных районов, адаптировано для Красноярского края. Вторая брошюра, "Меры профилактики паразитических форм жизни", рекомендовано для специальных служб. Также была толстая, страниц на пятьсот, книга по всему этому бардаку - "Неестественные формы жизни", автор - А. В. Скитальский.
   Про Скитальского я ничего не знал. Имя показалось мне чем-то знакомым, но вот так сразу...
   На карточке памяти было то же самое, плюс еще множество специальных материалов по разным видам мутантов и множество картинок. Было два файла с грифами "секретно".
   Сначала просмотрим вот эти брошюрки. Они тонкие, и ничего такого заумного содержать они не должны.
   Итак, "Меры профилактики паразитических форм жизни". 68 страниц, издательство "Интеркнига". Что тут нам предлагается?
   Ага. Все как обычно. Профилактика паразитических форм жизни. Паразитические это кто у нас? Крысаки, конечно, в первую голову.
   Я открыл сразу на десятой странице.
   Ого, вот и картинка. Прямо на развороте.
   Черно-белая, но довольно информативная. Человекоподобная тварь, одетая в какие-то обноски-оборвки. Очень развитые бицепсы и локти, ногти на руках здоровенные и сильные. На ногах видна какая-то обувь, которую прорвали когти. Лицо прорисовано старательно, широкий нос, узкий рот, большие глаза под мохнатыми веками. На голове длинная копна нечесаных волос. Это мужчина.
   Рядом нарисована женщина, чуть пониже, такая же оборванная, только еще более волосатая и когти поменьше. Видно что-то вроде груди и глаза поменьше.
   Слева от картинки мерная линейка, из которой ясно, что рост крысака метр пятьдесят, а крысачихи - метр тридцать пять.
   Перелистнул страничку, и прочитал
  
   Раса мутантов, вид крысаки. Паразитическая форма жизни. Добывают пропитание на свалках в человеческих поселениях. Могут также заниматься охотой и собирательством. Устойчивы к ядам, а также, предположительно, к инфекциям. Проявляют аномальную живучесть и стойкость к повреждениям.
   Внимание! При встрече с людьми реакция непредсказуема! При первых же признаках обитания крысаков немедленно сообщите в тревожные службы, для обеспечения личной безопасности возле мест их предполагаемого обитания не задерживайтесь.
   Борьба с крысаками затруднена, так как они при малейшем признаке опасности скрываются в многочисленные норы, которые роют под всеми своими поселениями во множестве. Благодаря особой конструкции этих нор затопление и ОВ не действуют, а применять СОУ было признано нецелесообразным. Пока приняты только профилактические меры и удары инфразвуком - если норы крысаков проникают на территории наших поселений.
  
   Все это я знал и так. Жить в Федерации и не знать, кто такие адапты и кто такие мутанты - это нонсенс. Нонсенс, товарищи! Иногда достаточно выглянуть из окна, и можно увидеть много разного. Вот лет пять назад была история, когда по югу Москвы бегала мутировавшая в старой еще подземке собака. Мирная тварь, в общем то, никого не съела и даже не покусала. Но дикий зверь в городе, да еще и светящийся в радиодиапазоне... Отловили, обнаружили превышение естественного фона в семь с лишним раз. Или какие-то странные слухи про общины мутантов, случайно замеченные и тихо придавленные вроде бы даже самим Спецкорпусом.
   Слухи ходили недолго. Наверное, их распространителей тоже придавили.
  
   Профилактика - не оставлять пищевых отходов в легкодоступных местах, мусор оставлять только в специальных контейнерах. Работникам пищевых ферм (оранжерей) и лицам, связанным с оборотом пищи - ни в коем случае не оставлять пищу и пищевые отходы в легкодоступном месте! Профилактические меры для работников пищевых ферм (оранжерей) предусмотрены в специальном приложении, см...
   Необходимо помнить, что крысаки способны в поисках еды проходить сотни километров. Предположительно, крысаки живут семьями около источников пищи. При истощении источников пищи или при образовании новой семьи крысаки мигрируют. Предположительно, вперед высылаются разведчики - тройки особей, самых быстрых и самых сильных. Если разведка не вернется с какого-либо направления, крысиная семья будет это направление избегать. Поэтому при обнаружении группы разведчиков рекомендуется как можно быстрее сообщить о данном факте в тревожные службы и после, по возможности, принять меры к их уничтожению.
   Внимание! Имеются сведения, что крысиные семьи нацелены также на пополнение своего генофонда при помощи похищения лиц женского пола в возрасте 10-15 лет, а также к похищению детей 2-3 лет с неясными целями. Будьте внимательны!
  
   Вот так вот. Именно по возможности принять меры к уничтожению...
   Я посмотрел предисловие.
  
   Данные методические рекомендации предназначены для использования в качестве вспомогательного учебного пособия государственным служащим и гражданским лицам. Рекомендуется к прочтению жителям районов, в которых наблюдаются скопления мутантов.
   В данном учебном пособии в краткой форме излагает меры безопасности при встрече с паразитическими формами жизни и рекомендации к их недопущению.
   Данное учебное пособие адаптировано и дополнено с учетом обстановки в Красноярском крае.
  
   Вот, филологи хреновы. Недопущению чего - паразитических форм жизни или встреч с ними? Хотя хорошо было бы и первое, и второе.
   Так, кто тут у нас еще есть?
   Ага, обычные крысы. Ну, это просто - яд и инфразвук на них действую по прежнему. И давили их вполне успешно...
   Еще - барсуки. Вот это уже не так опасно, хотя и неприятно. Стаи таких тварей способны загрызть человека, но все же редко на людей нападали. Кормились там же, на городских свалках.
   А вот теперь - самое интересное. Мутировавшие блохи, клещи, комары... Это болезни в первую очередь, а потом появились еще такие твари, чей укус был смертелен - а труп превращался в инкубатор для маленьких личинок. А были и такие, что откладывали личинок в живого человека - и человек ходил, дышал, разговаривал, даже не подозревая, что жить ему осталось от силы месяц, пока не начнут рождаться эти твари прямо из его тела, из живого мяса. Еще и переносил личинок в своем теле, вместе с дыханием и выделениями, заражая окружающих.
   Профилактика была, конечно. И не застрелить укушенного на месте, чтобы не мучился...
  
   Доставить в ближайшую больницу, а по возможности оперировать самим. Необходимо помнить, что от быстроты и решительности ваших действий зависит жизнь и здоровье вашего товарища.
  
   И даже давались места, куда эти твари откладывали своих личинок. Подробная картинка. И еще - направления ножа, куда и как резать.
   И ни в коем случае - не снимать комбезов и шлемов, ни в коем случае ничего не есть и не пить из здешних мест. НИ-ЧЕ-ГО! Запрет был очень категоричен.
   Может, в филологии эти товарищи и были не сильны, но дело свое они знали хорошо. Очень хорошо. Везде подробно и без лишней воды объяснялось, как и почему себя надо или не надо вести.
   Например, не стоит ходить в области крысиных нор - завидев разрыхленную землю или естественные пещеры, у входа которых набросаны объедки и кучи мусора, необходимо валить оттуда как можно быстрее. Крысаков можно узнать по резкому запаху помойки, который их сопровождает повсюду. В кровь въедается, что ли? Насекомые-паразиты обитают не везде и часто ареал их обитания очень ограничен лесами. Так что не снимай комбез шлем в тайге, и все будет нормально, потому что комбез прокусывать они еще не научились. Да не забудь пожечь из гнезда (смотри на фото, как они выглядят), потому что всякое может потом случиться...
   Вот и стандартный баллон-огнемет. Баллон-распылитель на триста миллилитров, с насадкой. Содержит концентрат огнесмеси. Распылить на участок, самому держаться подальше. Рекомендован к применению государственными служащими.
   В общем, много полезной и интересной информации.
   Часа через три появилась Ленка с Лешкой.
   Ленка вошла налегке, помахивая небольшой сумочкой. А вот Лешка тащил здоровенную холщовую сумку, набитую так плотно, что она едва не трескалась.
   -Задание выполнено. -Бодро отрапортовала Ленка. -Путем вылазки в город были обменяны на денежные знаки - бутылки вина "Виноградное красное" - пять штук, про запас, мясо копченое синтетическое, хлеба...
   -Да ладно, я что, с тебя сдачу требую? -Прервал ее я. -Давай лучше, еду раскладывай. Ужин мы пропустим... Ну его на фиг. Стаканы хоть купили?
   -Обижаешь! -Усмехнулся Лешка. -Кстати, официально тебе объявлено - ты теперь у нас старший. Тамара Иванова тебя назначила, так что радуйся.
   -Ага, уже радуюсь. Вы где ее нашли?
   -Она нас сама нашла. -Обрадовала меня Ленка. -Мы как раз с базы пытались выбраться в город. Так она сказала, что теперь старший - это ты. И завтра с утра она ждет тебя к себе с докладом. Хочет побеседовать с тобой более обстоятельно... -Ленка хихикнула в кулак. -Так что ты уж не посрами честь Спецкорпуса... Дама она ничего, вам, мужикам, такие как раз нравятся...
   Я одарил Ленку сумрачным взглядом.
   -Лейтенант, как вы можете так разговаривать со своим непосредственным командиром! -Возмутился Лешка. -Лучше стаканы помогла бы расставить. А то тут еще хлеб резать... Бутербродов счас наделаем... Смотри, вот яблок купили, три кило. Говорят, новые огороды вовсю стараются. А потом можно и чайку попить...
   На стол был водружен электрический чайник литра на два, темно-зеленый, с гордой надписью "Гейзер-А4" на округлом боку. Надпись была выполнена золотистой вязью и шла наискосок, придавая чайнику вид елочной игрушки.
   Ленка воткнула шнур подставки чайника в розетку, и пошла налить воды.
   Я быстро резал копченое мясо на бутерброды, Лешка сервировал стол. За окном все также шел снегопад, а от моего плохого настроения не осталось и следа. Вкусно пахло яблоками, еле слышно шуршали климатизаторы.
   Засвистел вскипевший чайник.
   Посидели мы хорошо. Пили много, но после первой же рюмки система заволновалась и предложило провести коррекцию внутренней среды, предупредив, что данные вещества могут вызывать неадекватное поведение.
   Лешка согласился на коррекцию.
   И стал трезвым. Сразу и абсолютно, прямо на моих глазах он как-то встряхнулся, пришел в себя, и пил больше всех, да вот все без толку. Скорректировали внутреннюю среду ему здорово...
   -Фильтр алкоголя сработал хорошо? -Серьезно спросила Ленка.
   -Даже очень даже... -Буркнул Лешка. -Лучше не пробовать. Лен, давай лучше по чайку, все равно напиться теперь уже не получиться.
   Разошлись мы часа в два ночи. Мне с утра было рано вставать, да еще и на доклад к Тамаре Ивановой - так то я не хотел прийти не выспавшийся. А на инопланетную химию полагаться не хотел. А то еще привыкну, чего доброго.
  
  

База армии "Сибирь-3"

Красноярск, 2123 год.

  
   Кабинет полковника Тамары Ивановой располагался на пятом этаже, в соседнем здании.
   Утром гарнизон просыпался рано. Уже в шесть утра прокашлялась громкая связь, продублированная громкоговорителем на улице.
   Заиграли подъем, мгновенно подхваченный по всей остальной территории базы. Минут через десять из казарм к тренировочным полигонам потянулись редкие колонны бойцов в полном вооружении.
   Часов в восемь я решил идти. Что именно докладывать полковнику Тамаре Ивановой, я понятия не имел. Но что-то да надо доложить! А, на месте разберемся, в конце-то концов!
   Спросив дорогу у дежурного на этаже, я поднялся на пятый этаж, и оказался еще перед одним постом.
   На меня хмуро уставились уже трое часовых. В комбезах, в шлемах, с АСВ, они стояли прямо посреди прохода. Позади них вдаль уходил коридор, в который выходили многочисленные двери.
   -Ты куда собрался? -Вместо приветствия спросил меня самый высокий, с сержантскими нашивками. -Сюда вход пока что еще запрещен. Административная зона. Предъяви документы, и скажи, чего тебе тут надо, курсант.
   Ого, Лешка прав был. Нашивки курсанта видны всякому, а курсант в армии еще никаких прав не имеет, только обязанности.
   Я достал чип-карту.
   -Мне к Тамаре Ивановой.
   -У вас записано? -Сержант стал чуть более дружелюбным. -Если нет, то сначала вам надо записаться у секретаря. Сейчас, в связи с большой загруженностью, майор не может принять всех...
   Говорил сержант официально, и у меня создалось чувство, что разных посетителей он отшивает в день пачками. И причем не всегда в такой корректной форме.
   -Да мы только вчера приехали, ребята. И мне передали, что майор нас вызывает... -Сказал я с маленькой надеждой на успех.
   -А, так это вчера прибыли? -Сержант посторонился. -Вась, проводи до кабинета. Майор предупреждала...
   Коренастый темноволосый малый кивнул. Поправил ремень АСВ на плече, и повернулся ко мне.
   В сопровождении Васи я дошел до неприметной двери со скромной надписью: "Майор Тамара Иванова".
   Вася постучался.
   -Да! -Послышался крик. Вася сжался, но ответил спокойным голосом.
   -Майор! К вам из вчерашнего пополнения!
   -А так чего ждут? Заходите.
   -Слышал? -Вася толкнул меня плечом. -Заходи. Тебя уже ждут.
   Я открыл дверь и вошел. В лицо пахнуло теплом, послышалось едва слышное гудение.
   Внимание!
   Обнаружено сканирующее излучение
   А не такой уж и большой кабинет-то, у нас у декана кабинет раза в три больше был. И еще секретарша сидела.
   Вчерашняя водительница, в форменном комбезе, сидела за широким столом. На посетителей нацеливалась сканирующая решетка, умело декорированная какими-то вьющимися растениями. Большой экран был развернут к Тамаре.
   -О, вот и вы. Давно ждала... Садись, рассказывай. -Тамара указала мне на стул для посетителей.
   Я сел на краешек, не зная, куда девать руки.
   -Что бы вы хотели узнать?
   Тамара выключила сканер, отодвинула монитор, чтобы видеть меня.
   -Ну, во-первых. Из центра меня предупредили, что кибы вы вроде как не настоящие - молодые еще. И еще поступаете в мое распоряжение. Так что вами командовать я могу без проблем. Но, с другой стороны, кибы вы неопытные, и мне рекомендовали не бросать вас в бой, а сначала научить. Тем более что данная ситуация угрозы не представляет... -Тамара жестко взглянула мне в глаза. -Так что мне интересно, что вы из себя представляете. Я могу относиться к вам как к полноценным кибам, или лучше этого не делать?
   -Лучше этого не делать. -Подтвердил я. Неутешительно, конечно, но все же лучше уж так сказать. Случай с Психом излечил меня от излишней самоуверенности очень надолго.
   -Значит, так... -Тамара задумалась.
   -Так. -Подтвердил я.
   -И боевого опыта у вас нет. -Грустно сказала полковник Иванова. -Совсем? Даже ни одной драки?
   Я смолчал. Про Психа нас специально не предупреждали, но я понимал, что эту уж историю лучше не распространять за пределы кибов. А так - что ей сказать? Как снежками в школе в стекла кидались?
   Тамара думала, думала напряженно.
   -Значит, так. -Она пришла к решению достаточно быстро, даже улыбнулась. -Решаем, что надо вам получить все же опыт. А все остальное приложиться, верно?
   Я покивал.
   -А опыт можно приобрести только в боях. Уж чего-чего, а этого у нас скоро будет доверху, и даже больше. Пока ситуация не слишком опасная. Мутантов гоняют полисы в городе, но за пределы стен они не выезжают. У них техника не та совершенно. Все, что за стенами, патрулируется нами. И патрули в последнее время все чаще и чаще докладывают об активности мутантов. Да и в городе они что-то зашевелились... Итак, на тренажеры вас загонять бессмысленно, потому что все равно вы их пройдете... -Тамара снова задумалась. -Да, кстати! А как у вас с формой? Оружием?
   -Форма та, что на мне, а оружие не выдали, майор. Сказали, что получим на месте.
   -То есть, у вас и нет ни оружия, ничего? -Подвела итог Тамара. -Вот мать вашу... Личные вещи-то хоть есть, а? Ладно, младлей, слушай меня. К двенадцати - на склад. Все трое. Получить полный комплект обмундирования. Назовете себя, я распоряжусь. Личные чипы-то хоть дали? Ну хоть что-то. В тир пропуск тоже будет, хотя не знаю, нужен ли он вам или нет. Если что, я сделаю отметку, вам выделят отдельную галерею. Совместно с прочими тренироваться я вам запрещаю. К шести вечера к вам зайдет капитан Фролов. Переходите в его распоряжение. Он поставит вам задачу. На крысаков поохотитесь... Посмотрим, на что вы годитесь.
   -Так точно.
   -Свободен...
   Полный комплект тут включал в себя почти все, что может понадобиться солдату. Комбез со знаками различия, оружие, амуницию, боеприпасы... За все это мы отчитались и расписались, да ее приложили свои чипы и пальцы к сканеру. Учет тут был поставлен хорошо.
   Уже в комнате начали разбирать оружие.
   АСВ, все те же АСВ, запасные аккумуляторы в упаковке, биметаллические стрелки, лазерный пистолет ННТ, он же "дватэ", и пара аккумуляторов к нему, новый боевой комбез, который требовалось подгонять индивидуально, прицельная система и еще куча всего, с которым нам помогла разобраться наша АСУ.
   Регулировка комбезов заняла не очень много времени. Но больше благодаря системе, в нее были уже заложены данные по тому, как с ними обращаться. Я даже и не представлял, что в обычном снаряжении может быть столько настроек, подстроек и утяжек.
   Прицельные системы тоже не очень понадобились. Настройки их уже хранились у нас в памяти. Наша баллистическая система работала лучше, чем компьютер прицелов, но оптическая часть у них была лучше. Так что дружно поотключали мы ритмеры и баллистику в маске, оставили только видео.
   То же самое было и с масками шлемов. Маски мощнее, но вот компьютер у нас намного лучше. Тоже отключаем, только данные, пусть система сама их обрабатывает, когда ей надо.
   -Может, это можно как-то сразу в нас? -Задумчиво спросил Лешка, вертя в руках штекер от маски шлема. По идее, его следовало воткнуть в разъем на комбезе и прикрыть клапаном, чтобы не вырвали случайно.
   Все соединения, использующиеся в армии, проходили только через изолированные провода. Очень уж просто было вывести из строя любую беспроводную переписку. Различные излучения и прочее... Так что только провода. А у нас разъемов-то нету, куда мне провод вставить?
   -У нас таких нету. -Ленка поглядела на провод. -У меня так точно.
   -Ну и ладушки. -Я хлопнул ладонью по столу. -Все определились? Тогда снаряжение на фиг, продолжаем чай...
   А ровно в шесть к нам зашел тот самый капитан Фролов.
   В дверь постучали.
   -Да! -Ленка поспешно застегнула комбез, до того совсем уж неприлично расстегнутый до пояса. Под комбезом ничего не было. -Войдите!
   Дверь открылась, и в комнату, пригнувшись, вошел верзила под два метра ростом и под метр в плечах.
   Мы оторопели. Даже комната наша стала какой-то маленькой, что ли...
   Боевой комбез, казалось, трескался на его плечах, а на груди с трудом застегивался. Капитанские нашивки так и выпирали, норовя оторваться и прыгнуть вверх, серые глаза смотрели прямо и весело, а широкое лицо просто таки излучало радушие, сравнимое по силой воздействия с корабельным посадочным прожектором. Короткий черный ежик волос совсем не портил впечатление, наоборот, даже усиливал его - лицо капитана выглядело более открытым, честным и приветливым. Здоровенные ручищи, ладони-лопаты, а толщина запястий... Ну и богатырь. Здоровенный же, а! Мне бы таким быть... Раньше.
   -Добрый день. -Поздоровался верзила. -Я - капитан Алексей Фролов. Вы отданы под мое командование сроком на три недели. Кто из вас старший?
   -Я. -Мне пришлось подняться, и наша комната стала еще меньше. Не разговаривать же со старшим по званию сидя, пока он стоит сам перед тобой! Хоть я и в армии не много, но кое-что уже стало понятно.
   -Ясно. Значит, пока - без формальностей. Будем знакомы. -И капитан неуловимо плавным движением вынул сзади из-за пояса фляжку. -Где тут у вас посуда?
   -Да... В общем-то... Вот. -Ленка замялась, но дело исправил Лешка, почти что жестом фокусника выставивший на стол три чашки, из которых мы пили чай, и мигом добавив четвертую, из распакованной пачки.
   -За встречу. -Стаканы столкнулись с веселым звоном. Обжигающе приятная жидкость устремилась вниз по моему пищеводу. Коньяк, причем очень хороший. Запаха спирта даже нету! Но вот только система снова запросила коррекцию. А поскольку я совсем не хотел сегодня напиваться, то дал разрешение.
   Через полсекунды я уже не чувствовал вкуса. Алкоголь был в организме, но теперь он совсем на меня не влиял, нейтрализаторы глушили все, что могло мне помешать нормально мыслить.
   Вот это раз! Ну и мощная штука. Так это мне теперь можно пить и не пьянеть, пока сам не захочу...
   Эх, мне бы такой комплекс, когда я еще студентом был, ни с чем бы не сравнимо. Вот сидишь ты в баре, все девчонки вокруг уже никакие, а сам ты как стеклышко...
   Только подумал я, и сразу только что проскользнувшая мысль показалась донельзя глупой и странной.
   Вот еще, нашел себе забаву. К чему мне, уже наполовину... Да что там наполовину, на две трети не человеку, человеческие проблемы?
   Ощущение глупости, потери и тоски все вместе оказались настолько сильными и неприятными, что меня замутило.
   Система сразу же предложила провести коррекцию, и я привычно послал ее куда подальше.
   -Не пошло? -Вдруг спросил Лешка. -Или ты корректировался?
   -Как это? Норма все. -Я быстро улыбнулся. -Так, вспомнилось кое-что... Из студенческой юности.
   -А... Ясно. -Лешка мигом потерял интерес к разговору.
   Фролов внимательно глянул на нас.
   -Ну что, у нас такая присказка была... Чтобы между первой и второй пуля не успела пролететь! Пуля знаете что такое?
   Мы чокнулись, выпили.
   Второй удар алкоголем выдержал я не в пример лучше.
   Как и третий - Фролов сказал, что судьба любит число три, а если уж и судьба любит, то нам тоже ни к чем отворачиваться.
   -Ну, теперь можно сказать познакомились. Можно и по делам. Стол нужен чистый...
   Лешка убрал посуду, а Ленка - чайник.
   -Значит, начнем... -На стол легла большая полупрозрачная карта. Репринт, не на экране показывает, хотя ноут у него с собой. -Система укреплений города строго секретна, я вам ее предоставить не могу, допуска у вас пока что нет. Все, что вам надо знать... -Капитан сделал паузу. -Самое главное для нас - это контроль периметра, стен. Внутрь города ничего лишнего проникнуть не может...
   "Вашими бы устами" Передала мне Ленка.
   -Что-то? -Спросил Фролов, задержав взгляд на мне.
   На секунду я представил, что он тоже может слышать нашу связь. Но нет, такого просто не может быть! Будут ему еще давать такие возможности...
   -Нет, ничего, капитан, прошу извинить...
   Фролов покачал головой, продолжил:
   -Три километра за периметром наблюдается очень хорошо, полностью. Патрули по специальным дорогам, облет вертолетами и прочие меры безопасности. Там мы можем гарантировать почти что все. Восемь километров за периметром наблюдается плотно, но уже не так хорошо. Несколько камер, облеты, патрули... Так же ведется стационарное наблюдение вдоль трасс на Ачинск, Дивногорск, следим за рельсой на Иркутск, наша зон ответственности до Канска. Также в радиусе пятидесяти километров от города проходят патрули и расположены наши секреты, осуществляется облет автоматами. Смотрите на карту, тут показано...
   Я быстро сделал пару снимков в память. Потом можно будет их рассмотреть, как выдастся свободная минутка.
   Капитан Фролов между тем продолжал.
   -Пять лет назад была сезонная миграция адаптов, отбили быстро, много их положили и тут, и на том берегу. Потом автоматы побомбили немного в Выжженных Землях, но не знаю, каков был результат. На город они шли вот отсюда, форсировали реку вплавь, на плотах... Тут они все и остались, пожгли мы их. Это если по крупному. А по мелочи... Раньше вообще на пять километров смотрели только. Как вы сами понимаете, пять километров от периметра - это мало. Крысаки отрыли норы в старых комбинатах и перебирались за стены как к себе домой, воровали еду с огородов и инструменты. А в позапрошлом году мутанты раздобыли где-то ракетную артиллерию и стреляли по городу два дня, пока их не накрыли. Через пару дней после этого банда жопиков в огородах заперлась с заложниками и подорвали все на фиг. Почти никто не выжил, городу был причинен большой ущерб. Еще как раз перед новым годом были замечены пуски с земли в транспортные корабли, никого не сбили, ракеты не долетели, но пришлось перенаправлять всех во Владивосток, а сами Выжженные земли бомбить... С тех пор все изменилось. Границы наблюдения расширили, добавили автоматов, поставили пост за Ачинском, чтобы отлавливать большие группы или предупредить о нашествии. Наземные патрули обходят тут все, смотрят, чтобы не появилось новых нор. Воздушная разведка. Автоматы облетают границы города со сканерами. Потом все данные они передают нам. Наша задача простая - надо с земли смотреть, что же с воздуха нашли. Это делаем мы с вами. Ездим по окраинам города и ищем мутантов, убиваем. Если находим их поселения - глушим инфразвуком и тоже убиваем. Если дело совсем плохо, вызываем помощь из центра. Огневая поддержка прилетает через полчаса. Также в задачи патрулей входит контроль биологической активности. Но это уже так, по мелочи. Заражения насекомыми, несколько раз была опасность эпидемии. Если патруль находит гнездо, то его надо уничтожить, а все данные передать в штаб патрулей.
   Хм... Наверное, это все о главном. Остальное... Даже не знаю. Спрашивайте, ребят.
   -Сколько нас будет? -Спросил я.
   -Всего шесть мест в каждой машине. С вездеходами дело имели, надеюсь? Это та же "Ала", только для военных, "Вепрь" называется. С вами будет проводник, итого, четверо. Проводника слушаться как собственной совести! Если уж узнаю, что не послушались - вмиг вылетите у меня из отряда и пойдете разбираться с Тамарой. Понятно?
   -Понятно.
   -Итак, завтра утром выходите на патруль. Ваш начальник - старший лейтенант Татьяна Левина, она вас будет ждать у бокса номер восемнадцать.
  
  

База армии "Сибирь-3"

Красноярск, 2123 год.

   Вездеход представлял собой модификацию гражданского грузовичка "Ала" под патрульную машину. Называлось это "Вепрь-два", в просторечии "двушка", по числу мостов. И внешне с гражданской своей версией не сходилась почти ничем, кроме количества фар и кресел внутри.
   Мощный мотор, самая емкая для такого класса автомобилей энергетическая установка, броня, станковый пулемет и гранатомет, и даже небольшой ракетный пенал делали его грозной боевой единицей. Не такой, конечно, как флаер "Оса", или даже но все же для патрулирования окраин города этого хватало. Были и простейшие приборы обнаружения. Тепловизоры, сканер биологической активности, ультразвуковой локатор, приборы ночного видения. Кабина могла становиться герметичной, был также четырехчасовой запас воздуха и хорошая радиостанция, даже небольшая мобильная аптечка.
   Ну и все остальное, призванное обеспечить если не комфорт, то хотя бы выживание. Созданный для боев на пересеченной местности, с хорошей связью и броней, способная как дать своему экипажу возможность для атаки, так и защитить его в случае чего.
   Татьяна Левина ждала нас ровно в восемь часов.
   Когда мы втроем, еще позевывая и поеживаясь от утренней прохлады, подошли к воротам с большими белыми единицей и восьмеркой, нас там уже ждали.
   Чуть выше среднего роста девушка в боевом комбезе, таком же, как и у нас, только уже потертом и повидавшем жизнь, стояла возле машины и задумчиво изучала приближающуюся троицу. Серые глаза пристально и равнодушно прошлись по нам, как граблями.
   Мы же изучали ее.
   Темные волосы, короткая стрижка, чуть ниже ушей. Лицо приятное, курносый нос, на щеке едва заметный шрамик, совсем маленький, пока вплотную не встанешь, и не поймешь. Загорелая кожа, девушка часто бывает на свежем воздухе. Немного пухлые губы, глаза серые и были бы красивыми, если бы смотрели не так серьезно. Вообще, эта девушка так и излучает ореол спокойствия, особенно ее лицо. Стоит спокойно, АСВ висит стволом вниз, что не по Уставу. В левое ухо вставлен наушник комма. На поясе нож в простых и чуть потертых ножнах, на поясе вместо стандартного ННТ, как у нас, какой-то другой агрегат, пулевой. В плотно застегнутых карманах комбеза проступают запасные обоймы, аккумуляторы, пяток гранат, нестандартно большая аптечка и прочие нужные мелочи. Шлем с маской и перчатками висят на поясе.
   Нашивки лейтенанта пропыленные и тоже потертые, давали их, наверное, вместе с комбезом.
   Ничего лишнего нету, никаких раскрасок или татуировок, что так любят себе военные делать в каждом сериале. Даже пирсинга нету, и точек по числу убитых врагов, одна точка равна десятку. В общем, приятная на вид, не выпендрежная. А вот как окажется в общении?
   -Доброе утро. -Сказала она нам. Голос оказался приятым, чуть хриплым. Лешка открыл было рот, чтобы произнести что-то умное, но не стал - Ленка быстро толкнула его кулаком в бок.
   -Доброе утро, лейтенант. Не подскажете нам, где можно найти лейтенанта Татьяну Левину?
   -Это я. -Отозвалась девушка. -Старший лейтенант Татьяна Левина. Вы пришли вовремя. Представьтесь, пожалуйста.
   Мы вежливо представились.
   -Очень приятно. -Вежливо отозвалась Татьяна. -Мне сказали, что я буду вашим командирам. Так что пока вы, курсанты, никакие не курсанты, а рядовые. Встаньте-ка по стойке "смирно" и обрадуйтесь жизни. Это приказ. -Голос был все так же ровным и спокойным, и вдруг Татьяна рявкнула в тоне заправского строевика-сержанта.
   -А ну, смирно!
   Вот до чего доходит... Свой же брат-лейтенант...
   Спорить мы не стали, моментально вытянулись в струнку.
   Татьяна осталась нашим видом довольна.
   -Присылают всяких... -Взгляд ее прошелся по нашим лицам. -Солдат. Почти бойцов, зараза. Итак, солдаты, ставлю вам боевую задачу. Сегодня у нас патрулирование городских окраин по намеченному маршруту - проверка гнезд крысьих семей, контроль биологической активности. Мне сказали, что поедете вы впервые?
   Мы молчали.
   Татьяна нахмурилась.
   -За всех отвечать будешь... -Она призадумалась. Внимательно посмотрела на нас, чуть задержала взгляд на Лешке, от чего тот прямо-таки расцвел, а потом повернулась ко мне и ткнула пальцем мне в грудь. -Вот ты вот. Отвечай!
   -Так точно, впервые.
   -Хорошо. На самом деле, ничего хорошего...Кто машину умеет водить, рядовые?
   -Мы все умеем. -Ответил я.
   Татьяна задумалась.
   -Ладно, повеешь ты. -Она ткнула меня пальцем в солнечное сплетение. -Пулеметчик будет Алексей, а Лена сядет рядом со мной и будет смотреть на дорогу. Пошли, пошли.
   Вездеход новенький, бока даже нигде не поцарапаны. Сверху торчала пулеметная башенка, полностью закрытая. Ствол пулемета лежал на специальных сошках, труба гранатомета закрыта заглушками.
   Ленка уважительно осмотрела машину.
   -Надежная штука! -Вполголоса сказана нам.
   Татьяна по хозяйски открыла дверь, забралась в машину.
   -Эй! Новобранцы! -Донесся оттуда ее голос. -Вам что, особое приглашение надо? А ну, живо внутрь! Нам половину уже на позициях надо быть, а вы фигней страдаете. Вы что ночью делали-то втроем? Двигаетесь, как беременные черепахи по стекловате.
   Машину еще серьезно не использовали. Поставили сюда, распаковали, привели в порядок, все проверили, и оставили для тех, кто на ней поедет.
   -Так. -Продолжала распоряжаться Татьяна. -Алексей, проверь, как там пулемет. Только не вздумай пальнуть! Заглушки с гранатомета снять! Заводи машину. Елена, включай рацию и проверь приборы и запусти тесты систем обнаружения. У нас тут не стандартный набор приборов, так что изучай. Давай, двигайтесь, быстрее и быстрее! А то сейчас найду три ведра холодной воды...
   Лешка полез на крышу, через минуту послышались его шаги по броне.
   Мотор завелся быстро. Индикатор зарядки показывал девяносто девять и три десятых процента, под завязку. Мотор тоже урчал довольно ровно, никаких свистящих звуков я не слышал. Напряжение ровное, скачков в энергосети нет, давление масла тоже в норме, поворот...
   Я повернул руль вправо, потом влево. Руль поворачивался легко. Ну да, конечно, тут же усилители стоят, как и на любой подобной технике. Хорошо еще, что не поставили джойстик. Хотя видны вводы для "паука", компьютерного управления, прикрытые прозрачными пластиковыми лентами с печатью, и гнездо для "паука" на широком трансмиссионном туннеле тоже пустое, опечатанное.
   А машинка-то адаптированная для автоматики! Можно такие запускать в автоматическом режиме ездить вокруг города и в мутантов палить.
   -Пулемет в норме. -Сказал вернувшийся Лешка. -Выедем из города, можно и пострелять. Проверить, как идет. Боекомплект к нему полный, ствол хорошо ходит. Прицел тоже хорошо работает. И гранатомет есть. И прицел хороший, смотреть можно...
   -Вот и сиди там, цель высматривай. -Сказала Татьяна. -Стрелок выискался. Елена, у вас что?
   -При проверке приборов ошибок не обнаружено. -Суховато ответила Лена. -Рация тоже работает. С кем мы должны держать связь?
   -С Центром - это штаб патрульных групп. На тюнере это номер один. Также при острых ситуациях можно выходить на штаб Сибирь-3, но ваших без особых причин лучше не беспокоить, это номер два. Еще нас будут вызывать соседние патрули и воздушная поддержка. Их волна номер три, я тебе подскажу, где кто. Самому откликаться как патрульная группа и добавлять номер. Наш номер пятьдесят два, говорить как "пять-два". Ну что, новобранцы, все готовы? Тогда поехали! Водитель, а водитель? Не спи, выводи нас и держи курс на вон ту башенку. Видишь, такая, с красной треугольной крышей? Там ворота. Давай к ним.
   Я чуть прижал педаль газа.
   Тональность работы двигателя изменилась, машина прыгнула вперед.
   Я сразу отпустил газ и прижал тормоз.
   Под шинами защелкало, машину повело. Снег нагребся под колеса, и здоровенную бронированную коробку "Вепря" понесло вперед, стало разворачивать. Я отпустил тормоз и подобрал ток, еле успев выровнять машину.
   -Осторожнее! -Таня еле удержалась в соседнем кресле. -Говорил же, что водил!
   -Тысяча извинений! Давно не сидел за рулем...
   На этот раз я прижал ток более плавно, выкручивая руль.
   Передние колеса провернулись, машина начала плавное и медленное движение. Пробежались огоньки по приборной панели передо мной, на экране сформировалось изображение спидометра и вольтметра.
   Машина шла ходко. Мотор работал тихо, почти неслышно, Ленка сосредоточилась на приборах, переключая их режимы, от чего моя система периодически сообщала про возросшую электромагнитную активность, Таня указывала дорогу.
   -Значит, включаю курсовой комп. -Таня потянулась через мое плечо, и нажала пару кнопок. -Маршрут примерно знаешь?
   -Примерно знаем. -И без курсового компа я видел, как мы должны ехать. Карта Фролова у меня в памяти, и моя система работает побыстрее, чем система вездехода. Но делать нечего, на небольшом экранчике слева от меня появилась карта с красной точкой - нами, и красной нитью - нашим маршрутом.
   -Вот смотри, наше отмечено красным. -Таня призадумалась. -Строго говоря, в график мы не включены. Там и без нас проедут. Но, в целях обучения, маршрут надо пройти. Поехали... Тут ошибиться трудно. Это называется "патруль вне расписания", каждый день пускаем, на всякий случай. А то мутанты умные попадаются, могут и под расписание подстроиться...
   Я вел машину. Перед воротами мы остановились, Татьяна вышла из машины и переговорила с дежурным. Потом вернулась, чем-то довольная.
   -Едем дальше!
   Ворота плавно разъехались в стороны, открыв перед нами короткий коридор, упирающийся в другие ворота.
   Я подал вперед, и как мог плавне остановил машину перед вторыми воротами.
   -Шлюз. -Объяснила Татьяна. -Это чтобы никто не пролез в периметр. Сейчас откроют. Как будем возвращаться обратно, обязательно переключить воздух на внутреннюю циркуляцию. Вот этот значок на панели управления означает, что сейчас идет забор воздуха без фильтров, вот это означает, что в систему включается фильтрация, а вот этот значок, который сейчас желтый, означает внутреннюю циркуляцию. Когда герметизируешь, то он загорается зеленым, а вот тут показывают время, сколько ещё можно этим воздухом дышать. Как только значок красный, то система неисправна, на такой машине въезжать в шлюз нельзя. Потравят газом.
   Ворота медленно разошлись, открыв нам дорогу, хорошо прокатанную колею в окружении мелких чахлых кустиков.
   Я тронул машину вперед, и мы покатили за пределы городского периметра. Дорога сразу же причудливо изогнулась, следуя городской стене.
   Когда-то тут гремели настоящие бои, с применением тяжелой техники, артиллерии, даже авиации. Тогда впервые мы познакомились с адаптами, тогда впервые в полный рост встала проблема мутантов... Они пришли, и сказали - а вот мы есть, и что вы с нами намерены делать-то? С двадцатитысячной армией, вооруженной из армейских складов, разграбленных ими, спаянными общей дисциплиной и общей идеологией, знающих, зачем они сюда пришли и чего тут намерены добиться.
   Тогда Красноярск уже поуспокоился, перестал быть бандитской вольницей, бандитов перебили, и ничего не предвещало этой новой угрозы. Армии в этих краях почти и не было, никто не ждал нашествия из Выжженных земель, окрестные городки только начали отстраиваться и заселяться заново, космопорт построили, ближайшие воинские базы - Иркутск и Хабаровск - не успевали ничем помочь. Слишком долго бы было им собираться и добираться. Нападения-то ждали из Китая, а получилось вот откуда.
   Но даже Дивногорск мутантам тогда взять не удалось. Несмотря на целый мост через Енисей, который не успели взорвать. Ополченцы из Сил Самообороны и немногочисленные в те времена воинские гарнизоны встали насмерть, а на помощь им пришли кибы. Святогор, Галахад и Ланцелот. Они все вместе смогли задержать разгул мутантской вольницы до прихода основных сил, переброшенных на космических кораблях из Европы. А уж затем все вместе устроили тут такое побоище, что надолго отбили охоту у мутантов лазить на этот берег реки, и даже смотреть на ту сторону.
   Потом уже были все эти знаменитые рейды, и пропавшая экспедиция, и вырезанные с невиданной жестокостью небольшие поселения людей, и даже пропавший где-то тут корабль со звеном истребителей... Война с мутантами разгоралась медленно и неотвратимо.
   После первого нападения армии мутантов Красноярск стал городом-крепостью. Вместе с Минусинском на юге они являлись настоящими фронтирами. Зажатые в тесное кольцо бетонных стен, хорошо укрепленные и вооруженные, окруженные многочисленными секретными точками, патрулями, генераторами силовых полей...
   Не остановились даже перед расходованием дефицитного материала, инопланетного вооружения. Небольшая стена, высотой всего шесть метров, по периметру обходила весь город. И кое-где, наравне с пулеметными точками и решетчатыми башнями систем обнаружения, торчали генераторы СОУ. Странного и страшного оружия инопланетчиков. Их худосочные антенны сложно с чем-то спутать, даже если они вмонтированы в стену.
   Вот почему Фролов был так уверен в контроле над периметром! И в самом деле, никто не проползет. Норы рой, да что толку? Дороешься до излучения, там и помрешь. Очень мощное оружие, не зависимое от погоды и климата, как сонары, и не такое слабое, как шокеры. Для того, чтобы крысы не рыли норы под стену, вполне можно было бы ограничиться сонарами, местность знакомая, постоянно перенастраивать генераторы не нужно. Ультразвуковые колебания довольно быстро сведут с ума, слой почвы для них не помеха. Если же ума нету, то разорвет кровеносные сосуды, или повредит нервную систему. Или просто плоть сварит, как кипятком.
   Но вот поставили эту жуть.
   Значит, была на то причина.
   -Поехали по дороге пока что. -Указала вперед Таня. -Давай, еще полчаса, и выедешь на окружную, специально для патрулей проложили, чистят, по ней шуруй. Дадим круг... Если повезет... Покажу вам мутантов, хоть в морды их противные посмотрите... Стрелок! Смотри по сторонам, и на детекторы не забывай! Как только чего-то странное, сразу сообщи, понял?
   -Так точно. -Донесся Лешкин голос сверху.
   -Вот и смотри.
   Рыча, как оглодавший тигр, разбрасывая снег, вездеход перебрался через вкопанную в землю трубу и покатил дальше по дороге.
   Таня сверилась с картой.
   -Возьми правее. -Попросила она. -Там должны быть два дерева, сосны прямо около тропы растут. У одной ствол искривлен, ее сразу видно.
   -Товарищ лейтенант, разрешите, я за пулемет? -Спросила Ленка.
   -С чего это вдруг? -Удивилась Татьяна.
   -Алексей лучше с приборами работает, чем я.
   -Хорошо. Алексей, вниз, Елена, займи его место.
   Лешка мигом слетел со своего пулеметного насеста, а Ленка быстрой змейкой скользнула вверх, завозилась там, устраиваясь поудобнее. Вжикнули привода пулемета, Ленка проверяла, как двигается ствол.
   -Товарищ лейтенант, разрешите проверить оружие. -Голос Ленки звучал чуть приглушенно. -Пулемет только установлен, может потребовать пристрелки.
   -Старший лейтенант! Еще раз перепутаешь, получишь взыскание. Но пулемет... Проверь. Разрешаю три очереди.
   Ленка не заставила долго ждать. Пулемет грохотнул, и от вросшего в землю бетонного блока справа от дороги выплеснулись белые фонтанчики пыли с ошметками штукатурки. Зашипели подшипники башни, когда Ленка резко положила ствол пулемета по другому борту. Вторая очередь ударила влево, в унылый покосившийся столб с тонкими лианами ржавых проводов. Ленка влепила в несчастный столб сразу с десяток пуль, сверху вниз.
   Тут явно не обошлось без какой-то боевой программы, все пули легли точно по центру, сверху вниз, одна за другой. Старое промороженное дерево не выдержало, разлетелось вокруг мелкими щепками и пылью.
   -Хорошо работает! Товарищ старший лейтенант, оружие опробовано и готово к бою.
   -Вас поняла. -Татьяна и не отвернулась от дороги, за которой расслабленно наблюдала. -Объявляю устную благодарность за меткую стрельбу. Держи по центру дороги, к краям старайся не приближаться и скорость не снижать! Следы видишь?
   Дорога представляла собой прокатанную колею, как можно почищенную от снега. Небольшие отвалы лежали по краям дороги, но особо много снега не было. Так, легкое покрывало.
   -Вчера снегопад и оттепель, а сегодня заморозки с утра... Дорога может подвести. Если грунт подмыло... Осторожнее езжай. Сильно не гони, но и не останавливайся без приказа.
   Впереди по дороге показался незамерзший ручей, перетекающий прямо через дорожное полотно.
   Вовремя сказала!
   Я притормозил, выбирая, как бы проехать. Дорога как раз проходила через овражек, оба склона были срыты почти, но по центру текла вода. Вверх поднимался парок, еле видимый туман. Заросли камышей или еще чего-то такого прибрежного завоевали почти весь овраг справа и слева, ледок подернул их корни. Снежные наносы и ледяные причуды застыли на ветках кустов, креня их к земле.
   Было видно, что вдоль дороги растительность всю кто-то старательно выжег. Зола впиталась в почву, сделав ее черным-черной. А около ручейка снег и вода оттаяли, подмочили почву, сделав ее
   Но только от этого не легче, чистой воды совсем мало, а промороженной черной грязи по берегам ручейка много. Глубина небольшая, колея вон как выходит...
   Колеса захлюпали по черной жиже, и наша скорость ощутимо упала. Я сразу же сбросил ногу с педали, чтобы не влететь в размаху в какую-нибудь яму. Через минуту, расшвыривая черную жижу, как отплевываясь, вездеход выбрался на берег.
   -Стоп. -Таня осмотрелась. -Вот тут... Вон и сосны!
   Проследив, куда она указывает, я видел два реликтовых дерева, чудом уцелевшие в этой пустыне. Сосны упрямо тянулась вверх, несмотря ни на что. А дальше за ними начинался лес, вдалеке, на самом горизонте. Такой же, сосновый. Отсюда не разберешь, какой именно, но очень похоже, что тоже реликтовый, не ядовитый. Можно ходить без маски. И не бояться, что споры ядовитых растений пустят корни у тебя в кровеносной системе.
   -Наше хорошее место. Тут еще хвощи не выросли, мы их жгем постоянно. Я покажу, где. И надо проверить вот тут. Вчера крысаки ушли в этот район...
   -Будем вылезать? -Осведомился сверху Лешка. -Или просто тут покрутимся?
   Я прижался лицом к боковому окну в попытке посмотреть вниз. Ничего особенного, серая земля и желтая трава из-под подтаявшего снега.
   -Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться! -Я машинально проверил, легко ли успею выхватить АСВ в случае чего. -Почему тут такая странная почва? Лес же нормальный растет?
   -Какие-то промышленные отходы, еще довоенные. Раньше тут находились военные заводы, разбомбленные американцами.
   -Опасные?
   -Опасного ничего пока нету. Каждую неделю берут пробы.
   -И что, крысаки тут живут? -Изумился я. -По-моему, даже вода в ручье, что мы проехали, ядовита.
   -Для них годиться. -Таня решительно надела шлем. Из под маски голос ее звучал приглушенно. -Открывай, надо тут все проверить! Мало ли, может кто и завелся...
   Пожав плечами, я разблокировал двери. И наша проводник спрыгнула на измученную, но все еще сопротивляющуюся яду землю.
   -Разрешите с вами, товарищ лейтенант? -Спросил Лешка.
   -Да.
   Лешка сразу же выскочил из машины, даже толком не проверив маску. За что немедленно получил нагоняй.
   -Лен, от пулемета не на шаг. -Специально предупредил я. -Мои система через машину плохо добивают, а приборы наши пошли погулять...
   "Я и так сижу безвылазно". Ленка умудрилась добавить в холодные строчки связи свое возмущение явной несправедливостью.
   Таня ходила вдоль холма с детектором в руках, оставляя после себя четкие цепочки следов. Она не отрывалась от прибора, что-то шепча губами, а Лешка не отрывался от нее ни на шаг.
   Прежде чем сесть в машину, Таня старательно смела веником с сапог комбеза снег. Глядя на нее, то же самое сделал и Лешка.
   -Алексей, поменяйся местами с водителем.
   Я слез с места водителя, и Лешка занял мое место.
   Сидеть на заднем сиденье было еще удобнее, педали не мешали ногам. Разве что экран системы обнаружения... Ну да все равно, ноги можно вытянуть.
   -Давай теперь дальше по маршруту. -Таня вздохнула. -Здесь они были, но надолго не задержались. Куда-то откочевали. Выбрались из своих нор и пошли... По хорошему, норы обязательно надо бы сжечь, да только этим уж пусть следующая команда занимается. Нам еще надо направление определить... Леша, дай мне рацию надо связаться с городом...
   Связь установилась не сразу. Сначала в динамиках рации был слышен лишь шум атмосферных помех, и только попытки с двадцатой до нас донесся голос оператора
   -Говорит группа пять-два. Татьяна Левина. Вы меня слышите?
   -Слышу... -Жуткий треск оборвал слово, но быстро стих. -... слышу.
   -Информация о гнездах подтвердилась. Есть следы поселения, статус не ясен. Живых существ при первом осмотре не обнаружено, есть следы кочевья на строго на юг.
   -Вас понял, пять-два. Начинайте преследование.
   -Центр, напоминаю про состав патруля.
   -Мы помним, пять-два. Приказ продолжить преследование, навести огневую поддержку на кочевье.
   Таня вздохнула.
   -Прошу подменить маршрут.
   -Подмена будет. Ваша просьба выполнена. Поддержка огнем будет. Преследование продолжайте, обеспечьте целеуказание. Как поняли?
   -Вас поняла - маршрут подменен, продолжать преследование, обеспечить целеуказание.
   -Конец связи.
   -Конец связи. -Таня поставила рацию на прием. -Вот так-то вот. Нам теперь надо выловить этих уродов, пока они не успели уйти далеко.
   -Разве функции охотников берет на себя патруль? -Ленка с деланным удивлением глянула на Таню.
   Но вот только той все было по барабану. Наверное, за все время, как она была проводником, она и не к таким привыкла.
   -Функции охотников берут на себя любые вооруженные подразделения, оказавшиеся поблизости. -Ответила она не принимающих возражений тоном. -Теперь это именно так. Ловите, дети, редкий случай. Когда еще вам придется увидеть крыску?
   Я сложил самую умильную гримасу, какую только мог.
   -Командир, объясните, пожалуйста, а почему мы не вызвали патрульные подразделения? Я просто ничего не понимаю, ведь отследить их с флаера было бы проще... А навести могут и автоматы...
   Таня нахмурилась, но все же ответила.
   -Если мы находим крысаков, то надо их убивать как можно быстрее. Тут, внизу, их гнездо. Все признаки есть. Я засекла пустоты, и они наверняка уже заняты. Вниз лезть - безумие, там и армия не справиться. Кто его знает, куда все это ведет, может, даже и в старое метро привести, которое сейчас... Да что там говорить! Даже кибы вниз не лезут, не то что вы, новобранцы. Но одна семья, штук двадцать особей, ушла отсюда. Откочевала. Следы видны. С воздуха их отследить сложно, этот проклятый район просто создан для того, чтобы тут прятаться! Надо указать с земли на цель, чтобы не перепутали и чтобы кочевье не разбежалось. Если же они успеют вырыть норы и залечь там, то это будет еще одно гнездо, которое надо будет выжигать. Если найдем крысаков на марше, то сумеем уничтожить, и не понадобиться потом ставить генераторы на их норы. И продолжим патрулирование.
   "Она что-то мудрит" Лешка.
   "Мудрит" Согласился я.
   "Так что делать будем. Прижмем ее. Или посмотрим чем это кончиться". Лешка смотрел на дорогу очень внимательно, и никто не заподозрил бы его в том, что сейчас он ведет напряженную беседу. Да и я тоже от экрана приборов не отрывался.
   Ленка невзначай села так, чтобы иметь возможность прибить нашу проводницу быстро и без лишних слов.
   "Прижать ее. Тогда поговорим" Предложила она.
   "Оснований нет" Отозвался я. И сказал уже нормально.
   -Таня, может, прибавим скорость?
   -Влетишь в засаду. -Таня всматривалась в дорогу. -И я не увижу ничего. Так что держись прежней скорости... И не торопись - на тот свет всегда успеешь.
   Машина вильнула на повороте, тут уже кто-то проходил, хорошенько укатал колею, и медленно стала карабкаться на пригорок. По сторонам топорщились унылые кусты. Такие же серые, как и трава, они обреченно выталкивали из потрескавшейся серой земли свои голые и даже на вид острые ветки.
   Проследив мой взгляд, Татьяна сказала:
   -Шины рвут в клочья.
   Я кивнул, держась середины дороги.
   На детекторах все еще было пусто.
   Машина выскочила на гребень холма и покатила вниз, по дороге.
   -До низу. -Сказала Татьяна. -Там будет железная дорога... Знаете, что это такое-то? Около нее можно остановиться, место удобное. Но сначала проедем через старый комбинат. Держаться середины, по сторонам смотреть!
   Крысаки шли ходко. Сначала я никак не мог разглядеть их следы, и никак не мог понять, как Таня ориентируется и каким образом задает нам направление движения. На снегу вроде бы все то же самое, да и подтаял он сильно. И трава эта через снег растет, словно и не было ничего. Не помогает, короче.
   Только уж собрался спросить у Тани, как ей это удается, но помолчал, решил сам пока что посмотреть. И через некоторое время резко заметил, что места тут немного отличаются. Тут кто-то прошел. Вон, сбросили на землю невесть зачем часть какой-то арматурины, вот тут кто-то долго и внимательно обследовал кусок сохранившейся опоры, и что-то сняли с нее, виден свежие металл на сломе. Да и трава-то тоже покажет, если на нее правильно смотреть. Где-то помялась, где-то выпрямилась, и где-то снег с нее сбит.
   Чужое присутствие. Вот так человек заходит себе в комнату, видит, что любимая пепельница лежи на пару сантиметров левее, чем он привык, и поднимает скандал. кто тут без меня бардак устроил, а ну, признавайтесь!?
   А как он догадался, что в его комнате кто-то был? Да он и сам не знает, просто ощущает вторжение в личное пространство. И это ему не нравиться, он еще не понимает, что именно ему не нравиться, а потом видит - да я же по привычке пепел стряхиваю не глядя, и попадаю вместо моей любимой пепельницы на пол...
   Вот тут примерно это же самое. Следы крысаков не были видны явно, но я их ощущал по ряду примет. Таня тоже что-то чувствовала, и указывала дорогу правильно. Ее указания и мои предчувствия ни разу не вступили в конфликт. Таня тоже чувствовала, куда они пошли.
   Все-таки местный старожил...
   -Они уйдут километров на двадцать. -Задумчиво сказала Таня. -Ближе не могут, им прошлая семья не даст ближе остановится, загрызут. Дальше... Нет, дальше не уйдут, они от города кормятся. И места тут для них хлебные. Так что далеко не пойдут. Норы у них еще нет, но копать будут быстро... Дальше почва очень рыхлая, и строений много там было, подвалы остались. Думаю, до вечера мы их настигнем в любом случае.
   -А если не настигнем? -Быстро спросила Ленка. -Если мы их не найдем, или если мы влетим в засаду? Какое у них может быть оружие?
   Таня глянула на Ленку очень внимательно.
   -Оружие... А вот это, ребята, уже лотерея. Может быть, а может и не быть. Нет, совсем не быть - не может. Дубинки и дротики будут обязательно, так что не расслабляйтесь. Еще могут очень метко камни бросать, это называется праща. Веревки связывают, раскручивают, и бросают. Я вам потом покажу. А вот огнестрельного мало. Однострелы в основном, самоделки откуда-то получают. Серьезный огнестрел только у адаптантов встречается. Которые около Ачинска. Калашниковы там, Кольты...
   Ленка равнодушно отвернулась.
   -Не дрейфить, новобранцы! -Таня превратно истолковала поведение Ленки. -И не бояться! Будете бояться, крысаки вас убьют. Они страх чувствуют... А не будете бояться, мы их всех перебьем... Потому что смелость они тоже чувствуют, и смелых боятся.
   Знала бы она, кто рядом с ней! Да мы втроем стоим регулярной армии... А уж против крысаков, у которых не то что нормального оружия, даже просто оружия-то может и не быть...
   Избиение, вот как это называется.
   Что они нам могут противопоставить? Чем удивить? Хотя Таня говорила, что даже кибы в их норы не спускались еще. Интересно, почему? Нелюбовь к закрытым пространствам, что неудивительно при таком комплексе систем обнаружения, или есть что-то такое?
   Что могут противопоставить они нам? Если не считать кулаков и дубинок? Сразу на ум приходит "заманить", "завалить", "затопить" и все такое прочее. Нет, не будем лезть на рожон, проще спросить у Святогора.
   И значит, что расслабляться рановато. Надо относиться очень внимательно.
   Машина шла хорошо, мои детекторы пока не находили ничего опасного. Постиндустриальный пейзаж тянулся вдоль старой разбитой дороги. Колеса скрипели уже по остаткам гравия, кое-где попадались и уцелевшие асфальтовые нашлепки.
   Справа внезапно выросли и хмуро потянулись вдоль дороги остатки ожидаемого заводского комплекса. Приземистое здание бурого кирпича, очень похожее на казарму, щерилось в мир черными провалами окон. Сейчас от него осталось только два этажа, а выше громоздились какие-то неровные груды кирпича, присыпанные снегом. Огрызки трех труб торчали в небо гнилыми свечками. Толстые трубы, вившиеся по земле, были все проедены ржавчиной и занесены грязью, в них ссыпался снег и через них проросли все те же кусты и даже низкие реликтовые деревца.
   -Эх, вот и строили раньше, до сих пор не смогли разломать... -Проговорил Лешка, провожая взглядом высокую
   5,7 м
   трубу, торчащую из кучи обрушившегося здания.
   Слева рос лес. Серый, ссохшийся снег, под ним такая же серая почва. Снег пробивали ростки ломкой травы, такие же серые и противные. Выставились в небо голые, обросшие чешуйками сосны, раскинувшие ломкие ветки. Между ними прошли ряды железнодорожной ветки, меж сгнивших шпал кое-где тускло блестели полоски рельс.
   Таня обратила на это наше внимание.
   -Смотри туда. Видишь, рельс нет? Вон там, вырваны? Езжай туда, и останови там.
   -Вижу. -отозвался Лешка, поворачивая машину.
   Я быстро сверился со снимком карты, и стал внимательнее поглядывать на экран. Район этот есть идеальное место для засады. Некоторые здания подступают вплотную к дороге, холмы и развалины, напичканные старым металлом, глушат систему обнаружения. К тому же, трубопровод этот долбанный, в нем тоже можно прятаться.
   Интересно, почему вокруг города, в зоне обороны, такое осталось? Почему не снесли все на фиг?
   -Металла мало. -Вдруг заметил я, и сказал это вслух. -Где он? Вывезли?
   -Мутанты перековывают на оружие. Всякие там копья, топоры... Хороший металл в хозяйстве пригодиться определенно. Только рядом с городом они этим не занимаются, тут за ними следят.
   -А почему они не поселяться на заводе? -Спросил Ленка. Она тщательно отслеживал пулеметом подозрительные места, и не выглядела такой уж расслабленной, как раньше. Что-то тут Ленке, как и мне, не нравилось.
   -На заводе уже другие поселились. -Ответила Таня, не отрываясь от дороги. -Их не пустят.
   -А почему бы не перестрелять тех, кто живет на заводе? -Вскинулась Ленка. -Тут же полно мутантов... А если они нападут? -Ленка прикрыла глаза, сосредотачиваясь. Я почувствовал легкую щекотку объемного радара.
   Мне тоже стало не по себе. На территории завода могут спрятаться столько мутантов, что...
   -Потому что тут живут не крысаки, а всякая мразь из города. -Ответила Таня невозмутимо. -И если их выбить отсюда, то тут поселяться другие. Они хоть на людей похожи. Курсант, держите себя в руках. Вы же армеец, а не гражданский специалист. -Последние слова Татьяна просто выплюнула.
   -Не знаю что твориться! -Ответил на это Ленка. -Одним мутантов стреляем, других бережем...
   Таня уже хотела что-то сказать, но совершенно неожиданно промолчала. Только лицо у нее стало уж очень недовольным, словно она съела яблоко с червячком. Или еще с чем похуже.
   -Поселок тут нам трогать запрещено. -Хмуро сказала Таня. -Можете спросить у вашего начальства, почему именно. Он вам непременно ответит, рядовые.
   Машина вырвалась с территории завода. Снова потянулся реликтовый лес, попадались нормальные сосенки. И даже трава кое-где пробивалась, чахлая, правда, но все же привычного вида. Сойдет снег, так зазеленеет.
   Железка блестела вдали ржавчиной.
   -Сворачивай. -Внезапно сказала Таня. -Вон там можно остановиться... Елена и Алексей, вы останетесь тут. А мы пойдем вперед. Дальше ехать уже не нужно, они могут услышать звук мотора.
   -Одного разве будет недостаточно? -Ехидно спросила Ленка.
   -Недостаточно. -Таня стала проверять маску. -Смотри, как у тебя дела с маской. И захвати с собой еще парочку магазинов. Надеюсь, стрелять умеешь?
   -Умею... Так точно!
   Машину я остановил на пригорке. Отсюда очень удобно было наблюдать как за заводом, так и вообще вокруг. И очень удобно обороняться.
   Мы вышли.
   -Алексей, в стороны посматривай! И выползай из машины, нечего за броней прятаться. Все равно не поможет, хорошая снайперка пробивает стекло! Обследуй местность, дальше десяти шагов от машины не отходи, просто осмотрись рядом. Елена, бдительности не терять! Коммы активировали? Если что-то шевельнется, сразу огонь на поражение, никаких предупредительных выстрелов не делать, это приказ!
   -А если это гражданские?
   -Гражданские за периметром не ходят. Все, что за стенами, все дикое. Закон радиация, прокурор мутация. Пошли!
   Я уже стоял около машины, проверяя, надежно ли закреплены запасные магазины к автомату.
   -Маску пока не пристегивай. -Проинструктировала меня Таня. -Воздух тут, конечно, неприятный, но пока дышать можно. Успеешь еще с маской находиться. А вот оружие держи наготове... Пошли.
   Следы уже видел даже я. В пыли ясно отпечаталась пятка, стопа, а вот пальцы - ох, пальцы... Неглубоко вдавленные треугольные ямки, напротив стопы, и везде - это когти. Или они ногти не стригут?
   Сразу вспомнился рисунок и здоровенные когти, прорвавшие ботинки.
   Отпечатков не очень много, прошло тут человек шесть...
   -Татьяна, а вы уверены, что они пошли именно тут? -Спросил я.
   -Это их разведчики. -Мотнула головой Таня. -Они обычно идут по бокам от колонны. Пятеро, обычно, у них составляют отряд. В кочующей семье не меньше трех отрядов.
   Я быстро прикинул. Не меньше пятнадцати, а остальные? Вождь, или кто у них там, а где остальные? Женщины там всякие?
   -Тань, а из кого у них состоит кочевье?
   -Воины, не меньше три отряда. Самый сильный вождь. Остальные самки. Детей они с собой не ведут, если только кого им удастся украсть по дороге... -Таню передернуло. -Смотри, не вздумай к ним в плен попасть! Гранаты с собой есть?
   -Есть. -Немного озадаченно сказал я. На поясе уютно висело и десяток осколочных, и еще три я как-то незаметно успел сунуть в подствольник АСВ.
   -Побереги одну на крайний случай. И если уж совсем выхода не будет, то не медли, понял?
   -Понял. -Я едва не рассмеялся. Эту гранату можно подрывать у меня над головой, можно меня на нее посадить и подорвать. Внутренний скелет такие вещи повредить не способны.
   -И не веселись так, понял? -Вскинулась Таня моментально. -Я тебе дело говорю. Промедлишь, то сам потом о смерти мечтать будешь. Они пленных никогда до конца не убивают, понял? Видел когда-нибудь человека, которого они жрали заживо? Срезали с него кусочки и жарили на костре. А чтобы не убежал, углями пережгли ему все сухожилия на руках и ногах. О, смотри, представил, побледнел аж. Ладно, новобранец. Слушай теперь последние наставления. Сейчас мы пойдем по их следу, и найдем обязательно. И будь готов, бой может начаться в любую минуту.
   Часть своего внимания я направил на систему обнаружения. Ничего нет. А теперь смотрим подальше...
   Я проверил все до двадцати метров, и ничего опасного не обнаружил. Никаких источников тепла, никаких явлений, которые свидетельствовали о наличии человекоподобных существ. Маленькие источники тепла, то ли мыши, то ли крысы, но ничего большого нет в помине.
   -Пошли потихоньку. -Вздохнула Таня. -Да смотри по сторонам! Как ты собираешься сражаться с адаптами, если даже крысаков боишься?
   Я едва не послал нашу проводницу по матерному. Ничего я не видел и не чувствовал, а вот Таня уже стала действовать мне на нервы.
   Лесок тут одно название. Завод остался далеко позади, раньше проходила железная дорога. Теперь от нее осталась только насыпь, гнилые шпалы да еще кое-где рельсы, которые не успели растащить мутанты. Лес был хоть и реликтовый, но высохший и чахлый, такой же, как и вокруг завода. И какая-то черная жидкая гадость, наподобие мазута, обильно заплела стволы и скапливалась в низинах, густой патокой расползалась в любых выемках. Как будто куски черной пластмассы выступили из-под пылевых наносов, и там, внизу, такая же черная и мертвенная пластмасса, в которой и роют норы крысаки, и на которую почему-то налипла земля и деревья. Снега на этой гадости нету совершенно, хотя на деревцах и на холмах он прилежался.
   -Что это, черное такое? -Спросил я.
   -Тухлятина какая-то. Тут, под землей, ее много, ползет наверх.
   -А откуда взялась?
   -Да что я тебе, профессор? -Вдруг окрысилась Татьяна. -Вокруг поглядывай!
   Я замолчал.
   Принюхался. Пахло мертвечиной. Я не решился полностью отключить рецепторы, но все же приуменьшил их чувствительность вполовину. Запах меня просто бесил.
   Моей механической части было не по себе. Детекторы обшаривали местность, ничего опасного не видели, и все же система упорно предупреждала меня, что возможно нападение.
   Таня каждую минуту сверялась с приборами. На маске у нее был тепловизор, и видела она примерно то же, что и я. Только у меня, кроме тепловизора, есть еще и хороший компьютер, обрабатывающий информацию в разы быстрее, чем тот, который в шлеме.
   -Давай-ка спустимся. -Предложила она. -А то мы тут как на ладони...
   Насыпь и в самом деле возвышалась над леском как вал. За эти годы гравий, укрепленный бетонными столбами, не рассыпался. Может быть, совсем немного, но сгнили только шпалы, а сама насыпь осталась такой же, как и была тогда. По ней вилась редкая желтоватая трава, кое-где даже деревца укоренились.
   -Спускаться нельзя. Поодиночке идти нельзя совсем. Лучше уж тут пойдем. В крайнем случае, я их замечу.
   Три ямы, наполненные все той же черной гадостью, попались нам совершенно неожиданно. Они перечеркивали насыпь, шли ровно, одна за другой. Железная дорога в этом месте перестала существовать.
   -Воронки от бомб. -Просветила меня Таня, заметив мой взгляд. -Американцы завод бомбили в ту войну. А люди прятались в подвалах. Там такие подвалы, что весь город может сидеть, и еще место останется. Хорошо хоть, что ядерную кинуть не успели, бомбер с ракетой сшибли на подлете. Его движки у нас на центральной площади до сих пор стоят.
   Бомбы положили очень грамотно. Воронки довольно глубокие, совсем не заросли. В свое время эта железная дорога была разорвана быстро и эффективно. Никто не проедет, и восстановить даже не пытались.
   Через двадцать метров нам путь преградили еще две воронки. Пожухлые лопухи уныло карабкались по их краям, цеплялись за истощенную землю и не гнясь под снегом, а на дне застыла черным, ничего не отражающим зеркалом вся та же черная маслянистая дрянь. Тут уже росло что-то вроде травы.
   Через полчаса ходьбы, когда я уже начал наслаждаться прогулкой и пейзажем, Таня застыла на месте. Подрегулировала на маске разрешение, и выругалась.
   Я быстро проверил, что у нас впереди.
   Ага, так оно и есть. Большое скопление тепловых объектов, по характеристикам похожих на человека.
   73,8 м
   Двигаются параллельно нам со скоростью пять километров в час. Есть небольшие источники тепла по бокам большой массы, те самые разведчики, о которых Таня говорила.
   -Я ошиблась. -Озабоченно произнесла Таня. -Тут около сотни особей. Вижу четыре отряда. Итого, двадцать бойцов. Как вооружены, не знаю, надо подойти ближе. -Она ладонью погладила себе подбородок, и как-то задумчиво постучала пальцами себе по губам.
   Странный жест, я даже не понял, как это она.
   -Как, готов пострелять, курсант? -Вдруг она в упор глянула на меня. Серьезно так спросила, и теперь ждет такого же серьезного ответа.
   -Пошли, товарищ старший лейтенант. -Решил я.
   -Теперь - никаких разговоров. -Предупредила меня Таня. -Говори шепотом, у этих тварей очень чуткий слух. Если что, постарайся, чтобы никто не успел разбежаться, бей по центру. Но все равно, постарайся убить их всех. Даже если кто-то из их мужчин уйдет, это очень опасно! Без самок они гнездо не сделают, и будут их воровать на стороне, полезут в город. Могут и пролезть, тогда...
   Я кивнул. Система уже поняла, что от нее требуется, определилась с задачами. Я самоустранился, дав системе работать самой, и выработать варианты действий.
   Крысаки шли быстро. Они разделились на три колонны, между которыми держали расстояние около трех метров, впереди слитно двигались пятеро особей, столько же шли позади. Понятно, прикрытие. Авангард и арьергард. И еще по пять мутантов слева и справа, прикрывающие отряды. Не знаю, как это называется.
   Мы сразу же начали сокращать расстояние, но для этого нам пришлось поднажать.
   -Позовем машину? -Шепотом спросил я у Тани.
   Та отрицательно помотала головой и показала мне кулак. Потом сняла рацию с пояса, и нажала на пару кнопок.
   Я подумал, что пришла пора тоже пообщаться.
   "Лен Леш слышите меня".
   Сигналы подтверждения пришли сразу от обоих.
   "Как ваши дела".
   Ответила Ленка.
   "Сидим в машине. Только что с нами связались из центра. По просьбе Таньки высылают винтокрылы. Вы их нашли".
   "Сейчас идем по следу. Там не меньше сотни. Двадцать солдат остальные самки".
   Таня толкнула меня в плечо. Показала на небо, потом на ракетницу. И когда только успела достать? Обычная трубка-тройка, три ракеты. Такие в фильмах показывали.
   Я быстро мотнул головой вверх-вниз.
   Таня тоже так же кивнула, потом закрепила тепловизор у себя на маске. Потом так же медленно сняла с плеча АСВ, проверила предохранитель и заряд энергии, быстро выщелкнула магазин и осторожно, чтобы не пискнул, вставила обратно. Потом снова повесила АСВ уже спереди, чтобы было удобнее доставать.
   Мы двинулись дальше. Таня шла не быстро, сохраняя прежний темп, приспособилась к передвижению кочевья. Наверное, она боялась их догнать слишком рано. Удар с воздуха мог стать фатальным и для нас. С воздуха, когда будут бросать, могут и промахнуться на пару десятков метров. А гореть в пирогеле или разрываться изнутри среди зоны пониженного давления мне как-то не улыбалось.
   Минут двадцать мы так шли, хоронясь за каждым кустом, стараясь не скрипеть снегом, особо не торопясь, но и не отставая. Таня держала ракетницу наготове, но и не забывала про АСВ. Двигалась она ловко и быстро, под ее ботинками не хрустела ни единая веточка, даже снег под ее шагами не хрустел.
   Я, несмотря на всю помощь системы, все же оставлял куда как больше шума и следов за собой.
   Внимание!
   Опасность!
   Я расслышал высоко в небе слабый-слабый гул. Таня держала наушник рации, и, наверное, пилоты загодя предупредили ее о своем прибытии. Я еще ничего не видел, но тревожное предупреждение пришло.
   Таня упала на колено, подняла ракетницу и выпалила. Черная стрелка бесшумно ушла в небо. И вспыхнула снопом зеленого огня , примерно над скоплением тепла. Зеленый огонек завис в небе, и медленно поплыл вниз, покачиваясь на небольшом прозрачном парашюте.
   Впрочем, зеленый он лишь для меня, на самом деле он светит так лишь в невидимом спектре, снизу ракету почти не заметно и не видно.
   Ага, не видно. Источники тепла, мутанты, остановились и стали расходиться. Сначала медленно, а потом быстрее и быстрее основная масса мутантов двинулась вперед, подальше от нас, а от основной массы стали отделяться отдельные особи и разбегаться по сторонам.
   Со стороны Тани дошло быстрое напряжение энергии. Оружие снято с предохранителя, магнитные катушки на стволе под током.
   Гул быстро нарастал.
   Черные, узкие и длинные силуэты промелькнули в просвете неба над нами через пару секунд. Винтокрылы прошли почти на максимальной скорости, наклонив узкие носы к земле и тяжело ревя винтами. Пушки убраны в корпус, а ракетные пеналы были открыты. И под крыльями были подвешены здоровенные тубы с ракетами, по три с каждой стороны, полная загрузка.
   Я сразу же включил зрение маски и стал смотреть за кочевьем, изредка поглядывая на небо. Кочевье разбегалось, черные точки брызнули в разные стороны на сероватом снегу, пытались слиться с редкими черными деревцами и пологими холмиками, но просто не успевали.
   Винтокрылы не стали сбрасывать скорость, просто разошлись в стороны, чтобы не мешать друг другу, и дали залп.
   Небо обрушилось на нас громким резким шипением.
   -... да что ж за твою мать! -Сказала Таня.
   Выглядел удар с неба страшновато. Под кургузыми крыльями вспыхнул огонь, выросли белесые хвосты, мгновенно удлинившиеся в широкие стрелы, и унеслись вперед, а винтокрылы, ставшие внезапно очень-очень маленькими в огромном небе, полностью скрыл в себе бело-серый дым.
   Дымные снопы сразу же стал трепать ветер, вырывая из них клочья и клубы дыма.
   Ставшие грязно-серебристыми винтокрылы вынырнули впереди и ниже, чем были, рубя дым потоками воздуха от винтов. Еще один залп, одновременно. Шипение и дымные стрелы, винтокрылы снова потерялись в дыму. Еще один залп, последний.
   Отстрелявшись, добавили скорости и разошлись в широком вираже хвостами друг к другу.
   Все ракеты достигли цели одновременно.
   Впереди нас, прямо посреди тепловых следов кочевья, вздрогнула земля. Короткие, но сильные вспышки бросили резкие тени и распухли беловатыми облаками. Быстрая метель сорвала снег с деревьев и холмов. Теплый ветер ударил мне в лицо, сначала от меня, а потом со спины.
   Дрогнули деревья, покатился гравий с насыпи редкой, но гулкой осыпью. Тронулось маслянистое покрытие в низинах, беспокойно закачалось.
   Вторичный взрыв опалил лес, стволы деревьев стали тонкими-тонкими на фоне белого света, но только на миг. А потом взметнулись в небо земля и обломки деревьев, и даже целые деревья, вырванные с корнем. Обломки и осколки чего-то там сыпанули вокруг нас шелестом, я едва успел броситься лицом в шпалы, затаиться, улечься.
   В местах попадания что-то гулко горело и лопалось, разбрасывая большие беловатые искры, кто-то вроде бы кричал, но не было слышно за обрадованным ревом пламени и шипением испаряющегося снега.
   Винтокрылы уже сделала полукруг и теперь медленно мчалась перпендикулярно своему прошлому курсу.
   -Быстрее! -Таня, неведомо как оказавшаяся рядом со мной, дернула меня за руку. -Быстрее, сейчас правка, а потом мы!
   Винтокрылы уже развернулись.
   Я услышал легкое потрескивание пулеметов. Идя на предельно малой высоте, винтокрылы прошлись над кочевьем, поливая землю как из шлангов потоком пуль.
   -Теперь наша очередь. -Прокричала мне в ухо Таня.
   Я уже и сам понял. Мутанты разбегались. Выпрямившись, я уже увидел их.
   Взрывы ракет проделали в и так редком лесу большую просеку.
   Кочевье было там, почти все.
   Включил тепловизор, и сразу отключил. Сплошная почти засветка. Без толку.
   Спохватился, включил снова, поводил в стороны от ударов. Ну, так и есть, три источника тепла удаляется на север от нас, причем очень резво. При желании можно догнать, но не думаю, что они уйдут. Тепловизоры на винтокрылах получше, чем на нашей маске.
   А еще трое бежали прямо на нас, их было видно обычной контрастной оптикой. Двигались вдоль железнодорожной насыпи, справа от меня. Пока деталей не разглядеть, система показывала только двигающиеся контуры.
   -Эти наши! -Крикнула Таня, молниеносно вскидывая АСВ.
   Наши? Какие еще наши, наших тут... "Наши" в смысле нам их надо убить.
   Я уже видел их. Сгорбленные фигурки, ростом мне едва по плечо, неслись справа насыпи, и явно уклонялись к лесу. Бежали они, согнувшись почти и оттого казались еще ниже, чем в реальности.
   Когда Таня только готовилась нажать на курок, я три раза выстрелил одиночными. Целился в головы, и не промахнулся, конечно же. Все трое упали быстро, один даже перекувырнулся в прыжке и закатился в кусты.
   -Вот да... -Протянула Таня. -Давай, хорошо стреляешь!
   -Стараюсь! -Выдохнул я.
   Винтокрылы еще раз крутанулись над разбегающимися во все стороны мутантами. Ракет у них не осталось, все вышли во время первого же залпа. И теперь они старательно обработали пулеметами то, что осталось от кочевья. Редкие вспышки на носах завершались взлетающими комьями морозной земли и ломающимися ветками деревьев.
   -Они уходят? -Я посмотрел, как двойка винтокрылов, еще раз пройдясь на бреющем полете над лесом, двинулась обратно к городу. Боевые машины летели не торопясь, как насосавшиеся крови комары.
   -Да. Теперь наша очередь. Семья разгромлена, теперь надо постараться не дать убежать подранкам. Да они и не убегут, воины от самок не отойдут.
   -Почему это? -Подозрительно спросил я.
   -Курсант, черт тебя возьми! -Вспылила Таня совершенно внезапно. -Да что же это такое! Как вас учили? Я бы еще месяца два... Они биологически такие, воины никуда, пока самки живы. Да пошли же! Бегом!
   Я поставил АСВ на предохранитель и перехватил поудобнее, для бега. Теперь главное, не обогнать Таню сразу.
   Минут через пять неспешного с моей стороны бега мы увидели, что остается от леса после атаки винтокрылов.
   А осталось мало что. Деревья валило и вырывало, здоровенные широкие и неглубокие воронки с пеплом на дне, и так и пышущие жаром. Каждая не меньше той, что осталась от американских бомб. Перемешанная в серое месиво серая земля, снег, потемневший гравий и белые щепки изломанной древесины, яркими точками система подсвечивает поражающие элементы осколочных боеприпасов. Насыпь существовать перестала вообще, ее смело.
   И всюду тела, тела, тела...
   Все же залп ударил в стороне от основной массы крысаков, промахнулась авиация либо Татьяна в чем-то ошиблась, но крысакам это не помогло.
   Ударная волна от боеприпаса объемного взрыва и осколки прошлись по ним очень хорошо, не пощадив никого. Трупы были изуродованы жутко, чуть ли не хуже, чем они выглядели при жизни.
   Человекоподобные. Фотографии и рисунки в книгах не передавали всего того ужаса иной расы, расы, родившейся для жизни под землей, в душных подвалах огромных бомбоубежищ, на обломках прошлой цивилизации.
   Узкие, сухопарые, но с большими мощными руками, мускулистыми ногами, минимум одежды, да и та странноватая, драная и грязная. Почти все без обуви, вместо нее намотаны тряпки, прикрывающие голеностоп и середину стопы, а на ногах действительно... Когти, черт возьми, когти! Вот кто-то в сапогах, одни сапоги и остались. Ух, как умно придумано было, носки у обувки срезаны, а коготки прям наружу... Глаза на лицах большие, нос маленький. Волос почти нет, нос вдавлен в лицо, рот тесниться многочисленными зубами, мелкими и частыми.
   Вонь поднималась над ними, хоть топор вешай. И пахло не по человечески.
   Преодолевая отвращение, я смотрел. Другого случая могло не представиться, а опыт нужен уже сейчас.
   Вот это женщина, наверное. Черт, они почти ничем не отличаются от людей... Но все же это не люди, и не надо называть их так. Просто не надо, потому что люди такими не бывают.
   Внимание!
   Опасность!
   Пуля свистнула над моим плечом, но еще раньше я сместился в сторону и вскинул оружие.
   Редко огнестрелом пользуются, говорите? Не нравятся им предметы материальной культуры человечества? Не знаю как насчет картина там разного, но вот пистолеты им полюбились...
   Палец плавно погладил спусковой курок, АСВ выплюнуло три иглы враз.
   Мутант, подтягивающийся на одной руке, вздрогнул. Три стрелы пробили его насквозь, кожаная куртка с какой-то эмблемой, неразличимой под слоем пыли, колыхнулась, как парус. Три маленьких дырочки пришлись ему в треугольник прямо по центру спины.
   Пальцы, сжатые на рукоятке древнего вида пистолета, разжались. Из мутанта как будто выдернули жизненную струну. Тело его расслабилось, и он замер. Из-под его бока появилась струйка густой красной крови, радостно впитавшейся в серое теплое месиво.
   Заговорило оружие Тани.
   Она короткими, экономными очередями прошлась по куче крысаков, застигнутых осколками на краю насыпи. Еще бы немного, и они бы успели вырваться, скрыться от взрывов. Да все равно не успели, не хватило чуть-чуть, взрывы пожгли их. И все равно кто-то из них шевелился, пытался ползти.
   -Смотри внимательно! Тут должны быть живые! -Крикнула Таня, поводя стволом в такт своему перемещению. -Внимательно смотри!
   Низкий, глухой рык заставил меня вздрогнуть.
   Впрочем, вздрогнул я внутри, а снаружи на все реагировала система. Поворот, готовность, нажатие на спуск, нет опасности.
   Этому мутанту очень не повезло. Осколками посекло ему ноги. Драные штанины превратились в сущие лохмотья, пропитанные кровью. И нельзя было отличить, где грязная кожа, а где живое мясо, настолько все искрошило.
   Мутант пытался встать, и никак не мог понять, почему это у него ничего не получается. Темная смуглая кожа прямо на моих глазах бледнела, кровь шла ручьем - но он все никак не умирал.
   Зачарованный, я следил за ним, держа его на мушке.
   Рыча и сжимая в каждой руке по ножу, мутант полз ко мне. А в его огромных глазах, налитых кровью до состояния горящих красных угольков, плескалась... Что? Я никак не мог этого понять. Ненависть, боль, ярость? Все не то, все не так...
   Рык выходил страшный - свистящий, с придыханием, мелкие зубы оскалились. Мутант полз ко мне, а за ним оставался след - широкая кровавая полоса.
   -Убью! -Вдруг разборчиво сказал он. -Убью! Убью!
   Лезвия ножей были не такими уж длинными, и все потускнели от ржавчины. Но в его широких ладонях они казались продолжением рук, таким же, как и здоровенные широкие ногти, похожие на когти.
   Я внезапно вспомнил, почему они такие. Это чтобы копать землю, быстро прокапывать ходы. Даже сейчас видно, что ногти... Какие еще ногти, когти! Все в земле. А грубая кожа защищает от вредных испарений мусора, который мутанты просеивают в поисках полезных для себя вещей. Здоровенные глаза хорошо видят в темноте. Узкое, сухое и мускулистое тело позволяет пробираться по норе, ноги вон какие, бугры мышц на бедрах так и ползут вширь, чтобы толкать остальное тело в лазу, маленький рост... Нет, это уже иная раса.
   Мутант снова зарычал. Смуглое лицо его исказилось и совсем побледнело, и я заметил, что кровь течет уже не так сильно. Она сворачивалась прямо на глазах, фактически за пару минут страшные раны, превратившие ноги мутанта в фарш из лохмотьев ткани и плоти, перестали кровоточить.
   А он уже почти до меня добрался.
   Жуткий, низкий рык снова вырвался из его горла.
   -Убью! -Прорвалось сквозь рык.
   И я, не раздумывая больше, нажал на курок. Тройка стрелок попала мутанту в лоб, голова треснула, как перезрелый арбуз, и целым осталось только лицо с удивленно распахнутыми глазами. Все остальное стрелки вынесли наружу, искрошив в мелкий фарш.
   -Вот так-то. -Зачем-то сказал я. -Вот так-то.
   В горле внезапно пересохло. Остро захотелось пить - чего-нибудь холодного. Что угодно, только бы снять этот ком в горле, чтобы снять последний взгляд, полный того чувства, что я так и не сумел понять...
   -Да пошла ты, тварь. -Донесся до меня спокойный голос Тани.
   -Не стреляй! -Ответил ей хриплый голос. -Не надо, не надо, не надо! Мы уйдем, не надо! Мы уйдем! Почему? Вам не надо, мы уйдем! Мы не будем вам мешать! Не будем больше, мы больше не будем! -Голос внезапно сорвался на тонкий писк.
   Лучше бы я этого не слышал. Кухонный автомат так пищит, когда еда приготовлена и надо вынуть...
   Да, не зря удар был такой слабый. Убило многих, но центр кочевья уцелел, только всех оглушило, пожгло и посекло осколками. Воины крысаков не отойдут от своих самок, ведь, как говорила мне Таня, это цель и смысл кочевья, это начало новой семьи. А когда воины сбегутся сюда, мы их всех перестреляем. А потом перестреляем самок.
   План умный.
   Таня стояла над мутантом, направив автомат той в голову. Мутант лежала на спине, скаля зубы, и говорил, говорил, говорил.
   Выглядел он целым, осколки его не задели. Значит, просто оглушило.
   -Да пошла ты, тварь. -Повторила Таня, и всадила очередь ему в живот. Нет, не ему - ей! Мутантка выгнулась дугой, руки и ноги дернулись в агонии. Но Таня была начеку. Вторая очередь пришлась в шею, практически отделив голову от тела, перебила позвоночник. Крыса опала, перепаханная взрывами земля снова напиталась кровью.
   Быстро повернувшись вполоборота, Таня выдала еще очередь от живота. Согбенная фигура, вскочив, успела сделать только два шага к лесу, и свалилась, словно ей подрубили ноги. Раздался полный боли визг.
   -Что смотришь? -Крикнула мне Таня. -Стреляй! Они сейчас придут в себя!
   Повернувшись, она пару раз пальнула еще куда-то, в одну ей ведомую цель - и снова визг смертельно раненой крысы...
   Внимание!
   Опасность!
   Нестабильность ЦНС.
   Провести стабилизацию ДА НЕТ
   И снова обойдусь.
   Таня работала быстро. Живых она определяла четко и эффективно, и каждой доставалось по тройке стрелок. Ших-чпок, еще один точно никуда больше не побежит.
   Вот вопрос, а я что стою, как памятник командору? Если уж я тут с оружием, так зачем я сюда пришел? Надо что-то делать же, не стоять вот так...
   Опасность!
   Враждебность!
   Я увидел троих, бегущих со склона, Таня дала очередь, подрезая бегущим ноги, двое покатились вниз, а один ответил. Два выстрела дуплетом швырнули картечь над нами.
   Я был даже им благодарен. Спасибо, что спасли меня от такой ситуации...
   Сами первые напали.
   Таня проворно откатилась за ствол поваленного дерева, я же просто пригнулся и всадил несколько стрелок в грудь крысака с дробовиком. Позади тела взметнулись фонтаны крови и плоти, мутант споткнулся и прокатился под склон, вдогонку за своим оружием.
   Второй, бежавший чуть за ним, удвоил скорость, и уже протянул руку, подхватывая дробовик. Я срезал и его, в голову. Тело даже некоторое время бежало, без головы, потом споткнулось и рухнуло.
   Третий затормозил, выворачиваясь за подвернувшееся по пути дерево, но вокруг него взлетели комья земли и щепок от попаданий, мутант потерял равновесие и тоже покатился вниз.
   Что-то сжалось у меня на щиколотке.
   Да сколько же здесь вас, твари издыхающие! Сразу не могли подохнуть, мать вашу так!
   Женщина с развороченной осколочной серией спиной мертвой хваткой вцепилась в меня и не хотела отпускать. Узкие сухие мускулы напряглись, вздулись нитками на руках, подтягивая ее ко мне. При каждом движении месиво ткани и плоти на ее спине вспухало кровью.
   Легко вывернув ногу - она так и не разжала хватку - я ударил ее каблуком усиленного военного ботинка почти надо лбом. Вот в эту точку, смертельный удар для любого человека.
   Ее рука мотнулась вслед за моим ударом, сухо хрустнули позвонки, голова откинулась назад. Но не расцепились все равно.
   Еще удар. Голова запрокинулась еще дальше, позвоночник сломался с противным мокрым хрустом. Изо рта ее хлынула кровь, пузырясь и клокоча в остатках воздуха из легких.
   Грянул еще выстрел. Снова какой-то дробовик. Кто там сказал про отрицание материальной культуры-то? По тиви только об этом и речь... Вот сюда б их, комментаторов.
   Перекатившись, я три раза выстрелил в согбенного мутанта, подбиравшегося к Тане сзади с ножом. Та оглянулась, вздрогнула и, вырвав свободной рукой пистолет, всадила пулю в голову упавшему. Пистолет грохнул еще сильнее, чем дробовики, в воздухе повисло облачко сизого дыма.
   Я быстро обшарил тепловизором местность. И едва не матерился вслух.
   Тут полно было раненых и мертвых, а может быть, даже целых и невредимых. Взрывы и короткий пожар нагрели тут все так, что четкой картинки не получалось. Смазанная она была какая-то сбитая. Ничего не поймешь.
   Фильтр, фильтр, фильтр...
   Стало вроде получше видно. Ага! Вот с опушки леса к нам шли мутанты.
   Четверо, и семеро - сзади.
   Давайте, ребята. Даже будь вас сорок оттуда и семьдесят оттуда, мне это не страшно. Давайте, подходите ближе, стрелок на всех хватит. Я еще и магазин почти не начал.
   "Что там у тебя происходит" Лешка послал мне вызов.
   "Ведем бой. Винтокрылы дали залп по мутантам. Криво положили. Мы добиваем уцелевших. Скоро добьем последних". Ответил я.
   "У нас наблюдается какое-то шевеление на заводе. Множество источников тепла, но пока никуда не двигаются. Сидят на месте. Не могу понять, что это такое. Такое ощущение. Что они вышли из-под земли. Больше не сказать приборы тут не очень".
   "Будьте осторожны. Все. Не могу отвлекаться".
   Крысаки разделились. Ох, не хватало им координации! Четверо не стали переть напролом, а ползком поползли по опушке вниз, к воронкам. К тому, что они должны были защищать.
   Оружие. Система засекла металл, быстро проанализировала. Выделила мутантов, рядом с которыми имеются массы металла. Какое-то примитивное ружье, пистолет, ружье побольше. Автомат, что ли? И все? В любом случае, надо убивать их быстро, там еще семеро на подходе.
   Выбрав себе цель, парня с автоматом, я прицелился. Визуально все чисто, только колышется листва да заросли лопухов кое-где. А вот если смотреть специально, так самое то, что надо. Теплые объекты видны на фоне нетронутого взрывами куска леса просто великолепно, стреляй не хочу.
   Два выстрела прозвучали как один, взметнулись лопухи, и мутант с автоматом ткнулся в землю. Замер. Потом медленно двинулся, потянул к себе автомат, стал приподниматься...
   Живучие вы, гады! Две стрелки в корпус!
   Я нажал на курок еще три раза, по три заряда, целя в голову и верхнюю часть груди.
   На этот раз он умер.
   Так, продолжим, кто у нас на очереди в деревянный костюм?
   У одного мутанта не выдержали нервы. Нет, он не бросился бежать сломя голову от этого страшного места, он зачем-то вскочил на ноги и стал стрелять куда-то в лес, успел сделать два выстрела, прежде чем в дело вступила Таня. Ее АСВ глухо фыркнул, и голова крысака превратилась в кровавые осколки. Стреляла она чисто, все три стрелки попали нервному в голову и разнесли ее, как гнилую консервную банку.
   Решив долго не затягивать, я быстро пристрелил оставшихся двоих. Сначала бил по туловищу, а потом стрелял в голову. На всякий случай, а то кто их знает, вдруг встанут да пойдут дальше, как ни в чем не бывало... А без головы не походишь. Даже просто потому, что не видно куда.
   Теперь те семеро...
   Таня их тоже заметила. Она быстро переместилась в новое укрытие, за чудом уцелевшую горку насыпи, на которой даже не весь гравий снесло. которую все же не всю снесло, и приготовилась ждать.
   Крысаки были все ближе...
   Оружия у них не было вообще. Металла нету, чисто. Только какие-то дурацкие копья и ножи. Скрываться они не пытались, а сразу же рванулись по кратчайшему пути к Тане, совершено не заметив меня. И попали под перекрестный огонь.
   Не выжил никто, длинные очереди Тани и короткие мои скосили всех за пару секунд.
   Все снова стало спокойно и тихо.
   Визг подстреленных крыс резал воздух. Они тихо так повизгивали, пищали.
   -Куда? -Услышал я Танин голос. Сухо щелкнул пистолетный выстрел, и один визг оборвался. А остальные смолкли, быстро смолкли, стараясь ничем не напоминать о своем существовании.
   Я понял, что теперь можно не прятаться.
   Таня поправила наушник комма в ухе.
   -Центр, я Левина. Спасибо за поддержку, кочевье в радиусе моей досягаемости уничтожено. Правка - как обычно.
   замерла, что-то выслушивая.
   -Что? Нет. Если кто и ушел, так это две-три особи. -Пауза. -Да. -Снова пауза, лицо Тани становится вдруг бесстрастным. -Конечно.
   Выключив комм, Таня сняла АСВ с предохранителя.
   -Помоги мне. Надо убираться отсюда. Около Ачинска наблюдается активность мутантов. Но сначала...
   Она посмотрела себе под ноги. Там лежала одна из недостреленных, раненая в ноги. Она молчала, тупо глядя в небо, на женщину, стоявшую над ней подобно судьбе. Смуглое лицо не выражало ничего - только покорность всему, что бы только сейчас не было. Наклонив АСВ, Таня выжала гашетку. Голова женщины-мутанта вдавилась в почву, брызнула серо-кровавая каша вперемешку с землей.
   Меня стало мутить.
   Таня прошлась вдоль трупов. Каждый получал по три стрелки, обязательно в голову. Она старалась никого не пропустить.
   -Зачем? -Спросил я.
   -Да затем, что очень они живучи. -Вроде безмятежно ответила Таня, сама цепко и остро глядя на меня. -Понимаешь? Если кого не добить сейчас, то потом придется иметь дело с десятком новых. Так что убивать надо сразу, здесь и сейчас. И потом придется убивать меньше. И многие из наших вернуться домой живыми, и наши дети будут возвращаться домой, понимаешь? -Зло и неожиданно выкрикнула она мне в лицо, что я невольно отшатнулся. -Попадись ты этому кочевью один, без оружия - знаешь, что бы они с тобой сделали? Знаешь? Рассказать?
   -Нет необходимости. -Буркнул я. Таня была права. Это все же не люди, это наши соперники по планете, наши конкуренты, которые перебили бы всех нас, только дай им шанс.
   Это все же не люди...
   Почему они так похожи на людей?
  
  

Маршрут патрулей Красноярска

Красноярск, 2123 год.

   Машина встретила нас у насыпи.
   -Заходите. -Ленка открыла дверь. -Фу!... А что тут так дохлятиной пахнет?
   -Дверь так широко не открывай, а то и в салоне так же вонять будет. -Таня вынула метелку из-под сиденья и стала тщательно обмахивать комбез. -Ты тоже...
   Я небрежно смел снег с ног, поводил щеткой по спине и животу...
   -Жить надоело. -Прокомментировала мои действия Таня. -Дай сюда!
   Меня она обмела щеткой очень тщательно.
   -Вот теперь залезай. Ладно, поехали в город, теперь нам уж на какое патрулирование? Наше время вот-вот выйдет...
   Обратно поехали мы по той же дороге. Вела Ленка, я сел на место Лешки, а Лешка снова переместился за пулемет.
   Удобно тут. -Сказал он. -Да и видно далеко, и не трясет почти. Так что - не мешайте мне пока. Отсюда высоко сижу, далеко гляжу...
   -Пускай сидит, где хочет, в самом деле. -Решила Таня. -Вот еще мне проблема... Только ты смотри там, орел, не кувыркнись нам на головы!
   -Я же пристегнулся! -Обиделся Лешка.
   -Куда ехать? -Ленка вывела вездеход на дорогу.
   -Смотри. -Начала объяснять ей Таня. -Сейчас поедешь прямо, никуда не сворачивай - до двух сосен. А там не надо поворачивать, надо все так же, по дороге по этой. Она нас в город приведет, на кольцевую. А как до базы доехать, найдешь? Хватит нам уже на сегодня развлечений... Через пару дней еще раз съездим.
   -Найду. -Заметно повеселевшая Ленка вывернула руль, и вдавила в пол педаль. Стрельнув гравием, вездеход понесся по дороге.
   -Скорость сбавь! -Крикнула Таня. -Сбавь, кому говорю!
   -Почему? -Недовольно повернулась к ней Ленка, но скорость сбавила.
   -Не надо потому что. -Таня откинулась назад, на сиденье, сняла и сбросила назад шлем, положила на торпеду перчатки. -Езжай осторожно. В город.
   Поганое ощущение появилось у меня непонятно почему. Вроде все было хорошо, вездеход оставлял за кормой метр за метром - но все же что-то тут не так, что-то не так...
   "Смотрите на тепловые экраны. Мы подходим к заводу". -Вызов пришел от Лешки.
   Я насторожился. Ленка сбавила скорость, чтобы было удобнее смотреть, я кое-как присмотрелся через лобовое стекло "Вепря".
   Да, завод просто кишел тепловыми метками. Они попрятались везде. Около дороги, в ближайших зданиях, везде, где только оставались места, чтобы спрятаться. Оружие на таком расстоянии не увидеть, но вооружены скорее всего так же, как и перебитая стая. То есть, есть старые автоматы и ружья, может, еще что-то самодельное. И куча холодного оружия. Дубинок там, ножей и прочего дреколья.
   Стоп! А ведь отсюда до места разгрома совсем ничего, могли ли мутанты захотеть отомстить за своих? Ну вот просто разозлились, и решили - а давайте-ка отмстим этим зарвавшимся людям, чего они тут свои порядки устанавливают?
   "Лена. Готовься, будем порываться. Тормозить уже поздно".
   Сработал тепловизор. Противный низкий свист, экран замигал. Большое количество точечных источников тепла.
   Датчик биологической активности тоже что-то такое подпискивал.
   Всю расслабленность Тани как рукой сняло. Вздрогнув, она быстро сориентировала тепловизор машины, и несколько секунд рассматривала то, что ждало нас впереди.
   -Не тормози! -Крикнула она Ленке. -Другого пути все равно нет, надо прорываться! Алексей, мать твою, живо вниз! Я сама постреляю, шутки кончились!
   -Не могу, товарищ старший лейтенант. -Ответил Лешка, водя дулом пулемета вверх-вниз и вправо-влево. -У меня тут ремни узлом завязались, никак не развяжу. Вы уж лучше пристегнулись бы...
   "Набираю скорость". -Информировала нас Ленка.
   Не желая сидеть просто так, я быстро сменил магазин у АСВ на полный. Тут есть специальные бойницы, можно и пострелять. Вдруг да попаду, как говориться.
   Таня резко вдавила клавишу рации.
   -Центр, это патруль пять-два. Говорит Татьяна Левина. На старом заводе волнения, мы отрезаны. Прошу помощи, центр.
   Молчание. Треск помех, и молчание.
   -Вот тебе и раз. -Таня покрутила ручки настройки. -Центр, ответьте Левиной. Центр, ответьте Левиной. У нас критическая ситуация, мы отрезаны от города... Да что такое твориться, черт побери? Связь сдохла?
   Треск помех был ей ответом.
   "Слышишь меня". Ленка.
   "Слышу. Алексей, ты нас слышишь".
   "Слышу".
   Наша связь работала. Никакого ухудшения я не заметил. А вот что радиодиапазон... Вот придурок, не догадался сразу его прослушать...
   Радиодиапазон на тех частотах, что были доступны комму, нес только все тот же шелест и треск. Отстранив руку Тани, быстро пробежался по всем диапазонам радиосвязи. Ничего путного. Все кнопки тюнера вызывали лишь шипение и треск. Волна патрулей - помехи, волна городских служб - тоже помехи... На всякий случай покрутил ручные настройки, и ничего не нашел. Конечно, до города с его ретрансляторами далековато. А может, тут их еще просто не сделали.
   -Вот и съездили на прогулку, ребята. -Невесело сказала Таня. -Прорываться сейчас будем. К городу они близко не подойдут...
   Ленка отрывисто кивнула. Скорость она не снижала, вездеход несся со всем жаром, выводя в поворот.
   -Ты не на танке. -Охладила ее пыл Таня. -И связь не работает... Ох! Пропадали ведь патрули! Давайте-ка заворачиваем, и поедем подальше от города, к...
   -Сколько пропало? -Быстро перебил ее я. -Как именно они пропадали?
   -Да вот так же. С ними пропадала связь, а их больше никто не видел. Даже следов не находили... Но это уже около Ачинска, тут не было такого.
   -Если пропала связь, то нас уже ищут... -Задумчиво начал было говорить я...
   Опасность!
   Враждебность!
   Лешка развернул пулемет и дал длинную очередь по показавшимся мутантам.
   Они прятались среди зданий и куч мусора, и мои детекторы не могли всех их обнаружить, слишком много вокруг было помех. Но как только мы подъехали ближе, как они повылезали из всех нор, и бросились к нам...
   Издалека они не выглядели какими-то страшными. Люди как люди, только одеты в такое тряпье, да еще и бегут как-то странно. Низко пригибаются к земле, словно вот-вот упадут на четвереньки и продолжат свой бег уже на четырех ногах.
   У них было полсотни метров. Густая частая цепь, томительны вой, надвигающиеся фигурки, и частый перестук пулемета.
   -Назад!
   Но Ленка и сама видела, что через эту толпу нам не прорваться. Застрянем просто-напросто в живом мясе, а если уж застрянем, то даже НАМ ничего не поможет. Раскрутят на винтики. Этакая-то толпа...
   Казалось, что заброшенный завод превратился в муравейник. Ленка начала тормозить, чуть мотыля рулем. Скорее всего, сейчас ее страховала система, потому что машина устояла на дороге и стала плавно разворачиваться без заносов, нагребая снег. Лешка стрелял, четко всаживая очереди в наступающих, выкашивая первых и быстро проходясь по остальным. Пулемет вдруг замолк, и глухо хлопнул гранатомет, и посреди большого скопления нападающих вспух огненный цветок, сверкнула короткая вспышка, разбросавшая тела.
   -Давай назад, мы отвернем до... -Начала что-то говорить Таня, и в этот момент стрелять начали уже по нам.
   Искры и металлический звон, свист рикошетов - на лобовом стекле машины словно расцвел оранжевый цветник. Таня отшатнулась, я же сидел спокойно.
   -Они могут перекрыть нам путь? -толкнул я в плечо Таню. -Могут? Можно это объехать?
   -Если отъехать подальше от города, то не смогут. -Таня сжала кулаки. -Главное - оторваться от этих, там дальше почти что пустыня, место ровное, проедем...
   Ленка уже развернула машину и дала полный газ. А над нами вновь застучал пулемет. Немногие пули пропадали зря в этой очереди.
   Тяня ошеломленно смотрела, как стрелял Лешка. А посмотреть было на что.
   Смертельная коса выкашивала первые ряды быстро и безжалостно. Ленка вела машину ровно, уже почти развернувшись, и то, что творилось с атакующими, походило на какую-то странную компьютерную игру. Темные силуэты, выскакивающие отовсюду, набегающие до какой-то черты, и за этой чертой изламывающиеся пулями и падающие, и новые силуэты им на смену, тоже добегающие до черты и падающие...
   Гранатомет ухнул еще пару раз, не прерывая очереди. Один раз Лешка промахнулся, граната улетела перед мутантами и взорвалась, повалив несколько особей, зато второй раз попал от души, прямо в окно какого-то бывшего цеха. Полыхнуло, из обгрызенных окон повылетали рамы и остатки стекол. Само здание чуть просело.
   Пулемет внезапно смолк. Стал слышен шум мотора и крики позади. Мутанты отступали.
   -Кончились патроны! -Крикнул Лешка. -Еще тут есть?
   -Есть, правый шкафчик... -Ответила Таня машинально. -Перещелки ленту...
   Хлопнули металлические дверцы, чего-то лязгнуло.
   -Готово. Лен, притормози...
   Машина стала замедлять ход.
   -Нет! -Дернулась Татьяна.
   -Они же за нами больше не гоняться... -Резонно возразил сверху Лешка. Они просто так стоят. Я их смогу отсюда перестрелять...
   -Отставить! Это приказ! Возвращаемся в город!
   Ленка стронула замершую машину с места, выворачивая руль. Потом дала задний ход, снова крутя руль в другую сторону, и машина развернулась практически на пятачке. По лобовому стеклу пробежала тень ствола пулемета, Лешка развернул его по курсу. Нападавшие, завидев наши эволюции, сразу же рассредоточились и скрылись в зданиях.
   Две пули звонко дзинькнули по капоту. Лешка не ответил, поводя стволом пулемета.
   -Пару гранат сейчас как закачу... -Задумчиво донеслось сверху. -Как тут с гранатами? Есть запасец?
   Ленка медленно тронула машину вперед. Проехать предстояло мимо полуразрушенных зданий, одно из которых полыхало на славу. Наверное, натащили туда дерева и тряпок, вот и занялось. Жарко, ярко, опасно! Белый дым рваными облаками сочился из крыши, в тепловизоре плясало одно большое и белое пятно.
   Тень от ствола пулемета сместилась, ухнул гранатомет. Потом еще раз, и еще.
   Все три гранаты попали в цель одновременно. Широкий цех после горящего здания просел внутрь себя. Не выдерживали тут старые перекрытия. Мелкие обломки брызнули из всех щелей, всколыхнулся воздух от взрыва, плюнули остатки стекол, вырывая в снегу мелкие фонтанчики. Шоссе осыпалось мелким мусором и землей.
   Ленка вдавила педаль скорости. Заурчавший двигатель метнул машину вперед, под колесами хрустнули обломки. Сразу же застучал пулемет, вбивая очередь в некстати высунувшихся мутантов.
   Татьяна молчала.
   Пронеслись слева горящие и раздолбанные постройки, из одного окна по пояс высунулся мертвый мутант со снесенным черепом, "Вепрь" подкинуло несколько раз на чем-то упругом и влажно чавкнувшем,
   Запоздало я попытался включить систему обнаружения, но корпус вездехода блокировал большую часть излучений. Лешке было виднее сверху, колпак был прозрачный.
   Пулемет еще раз зашелся в долгой очереди, несколько раз плюнул гранатомет, отправляя гранаты по сторонам.
   Цвиркнули пули по лобовому стеклу, выбивая извилистые искры, сразу же метнулся ствол пулемета, окатив очередью груду мусора слева по курсу, перед поворотом. Что-то человекообразное выскочило из-за кучи мусора, вскинуло руки, и отлетело обратно. И сразу же осталось где-то позади. Ухнуло, за нами поднялся небольшой взрыв.
   -Это гранаты? -Спросил я Таню. -У них есть гранатометы?
   -Нет, нету. -Задумчиво ответила Татьяна. -Это смертник с бомбой, они так иногда поступают.
   -Им же хуже. -Ответила Ленка, выжимая ток. -Следую к базе, да?
   Татьяна как-то молчаливо кивнула, не разжимая губ.
   Оторвались мы от поселка мутантов быстро. Связь заработала минут через пять, и Таня сразу же связалась со штабом.
   -Нападение совершено не только на вас. -Ответили там. -Сейчас все наличные силы связаны боями под Ачинском. Вам предстоит выбираться самим.
   -Боями? -Задохнулась Таня. -А что...
   -Нападение на город. Большое войско мутантов атакует наш... -И снова зашипели помехи.
   -Все слышали, ребята? -Повернулась к нам Таня. -И что теперь делать-то будем?
   -Возвращаться. -Фыркнула Ленка. -Что, разве не ясно?
   -Попробуем. -Пожала плечами Таня. К ней постепенно возвращалось самообладание. -Только не тем же самым путем. Вернемся через другие ворота. Лена, бери правее...
   Первая разбитая машина встретила нас через пару километров.
   Такой же "Вепрь", как и у нас. Но полностью выгорел, сошел с дороги, уткнулся в дерево. Прокопченный ствол пулемета задран в небо, что-то внутри еще дымиться...
   -Не останавливайся! -Крикнул Лешка. -Не останавливайся, я живых не вижу! Давайте дальше!
   Ленка уже нажала на тормоз, машина почти остановилась.
   Внутри обломков что-то глухо рвануло, и корпус "Вепря" подпрыгнул, брызнул дымом и пламенем изо всех щелей, окутался языками огня.
   Мина-ловушка.
   Ленка нажала на газ, поворачивая руль. Наш вездеход медленно объезжал пылающий костер.
   -Вот это да... Откуда у них мины? -Спросила Ленка.
   -Сами мастерят...
   Больше по дороге нам неприятностей не попадалось.
   Створки ворот медленно поползли в стороны, ровно настолько чтобы проехать нам, не поцарапав бок. И едва вездеход очутился внутри, как ворота сражу же захлопнулись, едва не прищемив бампер.
   -Таня! -Откуда-то сбоку к нам бежал капитан Фролов. -Таня, кто еще с тобой?
   -Новенькие. -Как-то с сомнением глядя на Лешку, ответила Таня.
   Фролов тоже быстро заглянул внутрь.
   -Живы? Здоровы? Машина как? Сдавайте вездеход, и в казарму до особого! Тань, ты мне срочно...
   -Постой, что случилось? -Таня выбралась из вездехода. -Это нападение?
   -Сам пока что ничего не знаю! Через десять минут чтобы была у меня, сейчас времени нету! -Фролов мигом нырнул в какую-то неприметную дверку рядом со стеной, и был таков.
   Таня сдавленно хмыкнула.
   -Веди к тому синему зданию, с табло над воротами, видишь? Там сдаем машину. И давайте обратно в казарму... Ивановой я доложу.
   Ленка быстро вывернула руль, и дала газ.
   "Вепрь" бодро покатил к ангару.

Интро-4. Австралия, пустыня Симпсон.

   За ночь снова шел снег. Еще бы - середина зимы, черт бы ее побрал...
   Полковнику Джорджу Додсону было холодно.
   Впрочем, холодно ему было уже лет сорок. Со времени окончания войны с рус­скими, еще с тех времен, как его отец, четырехзвездочный генерал американской армии Мэтт Додсон вернулся из этой проклятой страны снегов, как он пришел в дом их, ми­лый уютный домик в пригороде Хьюстона. Соседи их и не подозревали, что живет тут не простой генерал, а сам Мэтт Додсон, человек, который делал политику США в по­следние десять лет, и который зачастую ее определял...
   -Сын, -сказал генерал тогда, входя в дом. -Сын мой...
   Джордж, тогда еще совсем маленький - что такое двенадцать лет тогда против не­умолимых лет теперь? - выскочил из своей комнаты и помчался вниз, прыгая через ступеньки - он всегда так делал, это ему казалось взрослым, как-то по серьезному, а не так, как в детстве...
   -Папка!
   Генерал подхватил своего сына на лету, закружил по комнате. Холодный снег сыпался с его плеч на ковер, на стол и на кресла, мелькали лица матери и сестренки. Она тогда еще меньше его, пять лет...
   Тогда Джордж впервые ощутил этот страшный холод, пробирающий до костей, от которого нет защиты...
   -Папка, ты победил? Папка? А мы в Россию поедем? Москву уже разбомбили? А Кремль цел?
   Мэтт Додсон грустно смотрел на сына.
   А дальнейшие его слова поселили в маленьком Джордже тот самый холод уже навсегда.
   -Нет, сынок. Мы отступаем, уходим из этой проклятой страны... Боже, храни Америку...
   И что-то в мире Джорджа рухнуло.
   Ведь как это раньше было? И в школе, и дома Джордж знал, что он гражданин Соединенных Штатов Америки, самой справедливой, сильной и вообще единственной державе на Земле, с волей который нужно считаться!
   Конечно, не все было хорошо. Были и у них ошибки, как поддержка русского диктатора Салтина, и прочее тоже было, но это все были всего лишь маленькие ошибки, которые не имеют большого значения, не должны иметь... Ведь главное - это свобода, демократия, и первая в мире страна, граждане которой действительно стали свободными...
   А теперь что получается? Что война проиграна, проиграна, проиграна...
   И Джорджу стало холодно. Ему было просто холодно, тонкие острые щупальца вползли в душу мальчишки, свились в уютное гнездышко и остались там навсегда...
   В те времена впервые пошатнулся гордые Звезды и Полосы. Он уже не отбрасывал тень на половину мира - он немножко замкнулся в себе...
   Высоко в небе раздался гул. Черная тень снижалась, мчалась над снежной равниной, сметая снег с особенно высоких сугробов. Снегопад метнулся в стороны, как грубо раздернутые занавески.
   Взлетно-посадочная полоса со вздохом приняла на себя громадную тушу стратегического бомбардировщика Б-540. Один из полусотни, который имеется на вооружении, и один из десяти, что может летать. Шасси мерзко свистнули по занесенному легким снежком бетону, вокруг корпуса бомбардировщика мигом поднялся настоящий снежный вихрь, полосу успело изрядно занести снегом.
   Когда бомбардировщик остановился, распахнулись ворота громадного подземного ангара, появились пара тягачей.
   Джордж облегченно вздохнул, и пошел внутрь. Стоять вот так, на холодном ветру - так недолго и простудиться.
   Ангар не отапливался. Еще не хватало. Чтобы тепловые детекторы выявили зимой прямо посреди белой снежной пустыни такое вот теплое пятно... Это же тогда придется либо переносить аэродром, либо строить тут такие укрепления, что это все влетит в десяток новых миллиардов, которые вполне могут и не выделить. Сейчас хватало работы и на родине, чтобы вбухивать большие средства в секретные военные базы на другом конце шарика.
   Майор Ричард Робинсон уже вылезал из нутра громадного самолета. Техники облепили бомбер плотно, как муравьи гусеницу, ревели тягачи, подтаскивая к люкам здоровенные шланги с дефицитной ныне горючкой. Бомбер пришел почти сухой, баки пусты. Маскировочный режим жрет горючки больше, чем обычный.
   Майор даже не стал снимать комбинезон. Всего то он удосужился стянуть здоровенный черный полетный шлем, и нес его в руке, как чемодан. Лицо не выражало абсолютно ничего, как и всегда.
   Вообще, майор был похож на здоровенного робота, обтянутого тугой резиной. Такая же пластика, ни одного лишнего движения, все жесты скупы и выверены, глаза простые, курчавая растительность на черепе смотрится как не слишком хорошо сделанная голливудская декорация, призванная убедить всех в том, что майор Робинсон все же живое существо.
   -Вашего доклада ждут. -Сухо сказал полковник. -Этим вы займетесь в свободное время. А пока что...
   Это у них был заведенный ритуал.
   В небольшой комнатке, положенной полковнику по штату, майор позволил себе немного расслабиться.
   -Сэр, наш полет прошел как обычно.
   -И вас что-то обеспокоило? -Мягко спросил Мэтт.
   -Да не совсем чтобы обеспокоило, сэр. -Майор замялся. -Трудно это выразить, сэр. Облака все такие же плотные, уже над Индией не видно, что на земле твориться, сэр, вся аппаратура с ума сходит по-прежнему. Но все же есть там какое-то напряжение... Словно перед грозой. Только и жди, когда молния бабахнет, сэр.
   -Схожие впечатления есть у нашей разведки. -Обронил полковник. -Кстати, как там наши знакомые?
   -Не знаю, сэр. -На широком лице робота впервые промелькнуло полностью человеческое чувство - крайнее отвращение. -Мы выбросили груз как всегда, ничего нового...
   -А как ваши системы? Ничего не засекли?
   -Не засекли, сэр. У них пока что проблем хватает. Истребителей не видели, экраны чисты, но вы же сами понимаете, что мы перед ними. Вполне возможно, за нами и наблюдали, сэр.
   Джордж призадумался, потер рукой лоб. Да, как же хорошо в свое время жилось его отцу! Американские бомбардировщики летали над всем миром, и не было места на Земле, где не легла бы тень громадных черных крыльев.
   Не было места на Земле, где вольготно жили коммунисты и диктаторы - они чувствовали подползающую к ним черную тень, чувствовали, хотя и видеть не могли. Где-то высоко в стратосфере, там, где почти не было воздуха, куда не могли достать их примитивные ракеты и еще более примитивные зенитки... Там были они.
   Американский орел, символ мира, свободы и демократии. Символ всего, что только надо любому человеку независимо от цвета кожи, разреза глаз или пола.
   Разве не благо это - самому решать свою судьбу? Разве не благо, что гибнут под бомбами коммунисты и террористы, разве не благо пройти по таким чистым и спокойным городам...
   Югославия, Афганистан, а потом и эти смешные страны, проросшие подобно бледным поганкам на теле большой страшной империи, последнего оплота коммунизма на Земле...
   Казалось, ничто не сможет остановить этот победный марш. Вот уже усмирен беспокойный Афганистан, сделано то, что не удалось коммунистам много лет назад, вот уже совсем немного - и не будет уже их...
   Кого именно не будет, Джордж тогда не задумывался. Ясно, кого! Сначала - коммунисты. Потом - террористы, неумытые звери с автоматами Калашникова (какое смешное имя у этого русского! Все проблемы от них!), и эти непокорные нефтяные шейхи, что никак не хотят устроить на своей родине демократические свободные выборы, чтобы их смели с тронов собственные подданные... А там и до узкоглазых чайнизз время дойдет.
   Вот-вот - и не надо будет воевать дальше, а надо будет строить новый мир... Мир, где главенствовала Великая Американская Мечта!
   Но потом было... Ох, что было потом...
   В шестнадцать лет курсант Джордж впервые увидел силуэты их кораблей наяву. Маленькие черные тени неслись над свободной Америкой, и вниз рушились покрывала огненного инея, горели бескрайние поля и зеленые леса, вскипели Великие Озера, содрогнулись Скалистые горы, вздрогнула от многочисленных колких ударов солнечная Калифорния...
   Правительство тогда откровенно струсило. Паршивые овцы! Если бы только можно было, можно было тогда ему самому принимать решения... Ни за что, никакой выдачи пленных преступников со сбитого космолета! Никаких переговоров, война, и пускай бы пришлось воевать с инопланетным десантом! Пускай! Ведь какой мальчишка в США без мечты о сражениях с ордами инопланетных террористов?
   Так были второй раз повержены Звезды и Полосы. Повержены не силой чужого оружия, а повержены трусостью своих же...
   Мэтт Додсон был против выполнения условий. Стоит им только поддаться один раз - и мы проиграем... Уже окончательно.
   Его не слушали, с ним тогда не хотели считаться.
   Но снова вздернут гордый флаг, снова он готов взвиться над миром. Великая Американская Мечта и не менее великий народ снова готовы на новые завоевания... Есть даже союзники. Пусть они и дерьмо, предадут при первой же возможности, но ведь у врага союзников вообще нет. Не так ли?
   Готовы новые ракеты, готово новое оружие, новые самолеты и корабли. Новые самолеты бороздят атмосферу исстрадавшейся Земли, новая армия готовиться на завоевание, только на завоевание - и никакой обороны, пока грязный агрессор не будет изгнан с планеты...
   Есть даже оружие последнего шанса. Атомные ракетоносцы. Огромные стальные акулы почти полукилометровой длины, напичканные такими средствами уничтожения, что и не снилось отцу Джорджа. Пять десятков новейших ракет с термоядерными боеголовками. И десяток с кобальтовыми. Если инопланетяне вмешаются во внутренние дела США и его союзников, то...
   Нет, лучше об этом не думать.
   Это те, кто мало информирован.... Да, мало информирован! Думают, что после новых ядерных ударов что-то уцелеет. Земля и так перенесла уже многое. И новых ядерных шрамов ей не пережить. Пусть даже захватчики перехватят ракеты сразу после старта, все равно, пара взрывов, и Земля медленно умрет.
   "Наша миссия состоит в поддержке милостью Божьей правящего Правительства Соединенных Штатов Америки и защите человеческой цивилизации. Армия Соединенных Штатов Америки должна обеспечивать оборону Соединенных Штатов Америки и их территорий от всех врагов, внешних и внутренних, а также выполнять приказы Верховного Главнокомандующего, коим является милостью Божьей всенародно избранный Президент Соединенных Штатов Америки".
   Ладные, правильные слова... Раздел I, статья 5 Устава.
   -Сэр, позволю себе заметить, рядовой Уильямсон ведет себя несколько странно.
   Полковник знал майора давно. Еще с Лос-Анджелеса. И вначале смысл слов не дошел до него полностью.
   Чтобы старший по званию вот так говорил про своего подчиненного, причем вот таким образом, не могло уложиться в голове Мэтта никоим образом. Это невозможно. Любой другой подчиненный Мэтта уже бы летел в коридор, потирая зад после крепкого пинка и выслушивая пожелания "не морочить начальству голову, и приходить с фактами". Но тонкий, совсем незаметный белесый шрам на широкой ладони майора не давал Додсону просто так выставить своего доверенного сотрудника за дверь. Додсон хорошо помнил, как Робинсон, тогда еще капрал, вязал узлы на руки, чтобы не отпустить рюкзак с раненым лейтенантом Додсоном. Веревок не было, пришлось взять проволоку, которой в изобилии осталось в мелком магазинчике, где за пару минут до того состоялся последний бой.
   Итак, слушать. Размышлять можно уже потом.
   -Что с ним, Дик? Ругает правительство? Пьет молоко вместо виски? Трахает грязнуль извращенным образом?
   -Ни то и ни другое, сэр. Просто странно. Он отличный пилот, один из лучших, которых нам предоставило ВВС, но в последнее время он как-то странно стал себя вести. Очень раздражителен, замкнут. Большую часть времени проводит в полусне. В разговоры с друзьями и товарищами по команде не вступает. -Ричард сморщился. -Вообще, странно. Словно он до того хорошо накурился какой-то дряни. Сэр.
   -Медкомиссия ничего не нашла. -Заметил полковник. -Может, повреждения организма?
   -Сэр, ребята нервничают. Лейт и Смитсон сегодня отказались стоять с ним вахту... А это уже серьезно, сэр. Сэр, мне кажется, что сержанта надо отправить обратно в США. Здесь ему не место, сэр.
   Самым простым для Мэтта было бы дать команду, и уже через пять минут борт транспортника, сейчас выкатываемого на ВПП, пополнился бы еще одним пассажиром. Накануне операции получить проблемы в команде... Нет, это самое последнее, что ему надо. Пусть уж лучше летит в Техас, там с ним медики разберутся. Если это превращение, то так даже лучше. Но что-то назойливо намекало полковнику - рано, рано!
   Какой-то червячок засел в его сознании и не давал решить дальше.
   -Может, что-то с родных мест? -Вслух задумался полковник. Парень-то еще молодой! Девушка другого нашла, письмо написала, вот он и носиться... Майор, приказываю вам провести профилактическую беседу завтра. А до окончания ее сержанта Уильямсона от полетов отстранить, заменить... Стенли, я думаю, пока справиться. Беседу провести отдельно, не позже завтрашнего утра. По результатам беседы доложить мне. Завтра вечером на Панаму идет "Маджестик", если что не так, то посадим на нее парня, пусть с ним врачи на родине разбираются.
   -Ай-ай, сэр!
   -Что-то еще?
   -Никак нет, сэр. Результаты наблюдений Смит передал в службу. Мой рапорт там же, сэр.

Оценка: 4.72*18  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Старр "Ненавижу босса!" (Юмор) | | М.Ваниль "Исцели меня собой" (Романтическая проза) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "Секрет фермы" (Женский роман) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"