Фрейдзон Овсей Леонидович: другие произведения.

Виля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

  На фото: Грета, Гена и Хая.
  
  
  Посвящаю моим любимым, уже ушедшим из жизни бабушке, маме и дяде
  
  
  Глава 1
  
   В пыльном и жарком цеху швейной фабрики стояла обычная рабочая атмосфера: стрёкот швейных машинок, клацанье передвигаемых кареток, скрежет перетаскиваемых по полу картонных коробок, девичьи голоса, смех и громкие распоряжения и команды бригадиров и мастера...
   И неважно, что после войны минуло пять лет, фабрика продолжала выпускать солдатские шинели, которые именно и шились в этом цеху. Действовала конвейерная система, кто-то пришивал рукава, кто-то воротники, а кто-то и хлястики...
   Хая в этот день работала на хлястиках, и, как всегда, быстро согнала большую партию, закидала следующую девушку шинелями и подбежала накоротке поболтать с подругой... Она стала по привычке помогать Грете, прикладывая воротники к тяжёлым шинелям, и та быстро строчила машинкой, и при этом они непрестанно увлечённо болтали...
   - Ну, что, Хайка, сегодня провернём операцию, а то Севастьяниха сильно задаётся, во время обеда поспорим с ней, а после работы обтяпаем...
   Дело в том, что у их приятельницы Лиды Севастьяновой котилась сибирская кошка, и девушка утверждала, что никто не сможет подойти к беспокойной ревнивой мамаше, яростно защищающей своё потомство, и взять в руки котёнка. Лида была убеждена, что её Дуська выцарапает глаза каждому, кто только к ней приблизится.
  
   Обычно после работы Хая с Гретой любили пройтись вместе с другими девочками шумной ватагой через весь город и отвести душу в разговорах о ребятах, о ближайших танцах и мало ли о чём, но сегодня они быстренько побежали в сторону дома, где жила их подруга...
   Сквозь щели в заборе они действительно увидели под крыльцом большую красивую, полосатую кошку, чем-то похожую на тигрицу. Рядом, тесно прижавшись к ней, сладко посапывали несколько забавных котят.
   Грета обошла забор на несколько метров, подошла с другой стороны от калитки и достала из сумочки завёрнутые в газету рыбные головы, которые они выпросили у повара в столовой на фабрике. Она кинула первую приманку в сторону кошки и радостно смотрела, как та с жадностью накинулась на лакомство. Вторую голову Грета уже бросила почти около забора, где она стояла, и Дуська, оглянувшись, всё же подбежала и схватила угощение.
   Тогда девушка отбежала от забора и стала дразнить новой головой уже издалека... Дуська смотрела на лакомую еду, ноздри раздувались, как у настоящей тигрицы, и, не выдержав, она перемахнула забор, и подбежала к Грете. В тот же миг Хая стремглав вбежала в калитку, подскочила к крыльцу и схватила первого попавшегося в руки котёнка, засунула себе за пазуху и помчалась, что есть сил, вон со двора...
   Дуська почувствовала неладное, кинулась через забор обратно к крыльцу и обнаружила пропажу... Она уже хотела помчаться догонять похитительницу, но Грета сделала вид, что лезет через забор, и кошка кинулась на неё, и время было потеряно.
   Девушка, смеясь, побежала к себе домой, завтра они с Хаей вернут Лиде котёнка и вместе посмеются над их проделкой...
  
  Глава 2
  
   Хая бежала домой, постоянно оглядываясь, а в голове билась тревожная мысль, что она скажет маме и как объяснит появление у неё почти ещё слепого котёнка.
  А маленькое чудовище отчаянно пыталось выбраться наружу и царапало нежную девичью грудь, заставляя Хаю морщиться, и всё сильнее крепла мысль, что их дурацкая выходка была ошибкой...
   Зайдя в дом, Хая быстро вытащила из-за пазухи надоевшую когтистую ношу и опустила на пол... Котёнок жалобно мяукнул и наделал лужу. Тут Гена, младший брат Хаи, оторвался от книги и уставился на малыша...
   - Ой, какой красавец, полосатенький, а какие глазки... - восхищению Гены не было предела.
   Он подбежал к котёнку, схватил его на руки, и заглянул под хвост...
   - Мальчишка! Откуда он, где ты его взяла?
   Хая быстро поведала брату об их с Гретой выходке, сокрушаясь о сделанном и думая о том, как стыдно будет смотреть завтра в глаза Лиды.
   Гена, уже согревший в ладонях беспомощного котёнка, заявил категорически, что его не отдаст, что он влюбился в него с первого взгляда, и расставание с ним будет равносильно смерти. Малыш, как будто в подтверждение сказанному, потянулся и благодарно замурлыкал.
  
   В этот момент в дом с огорода вошла мама и удивлённо уставилась подслеповатыми глазами на детей и котёнка...
   - Что это, нам не хватало ещё этого счастья?
   Хае пришлось рассказать матери опять историю похищения котёнка и пообещать при этом, что завтра она обязательно вернёт украденное...
   И тут, Гена, прижав котёнка к груди и поцеловав его в носик, завопил срывающимся юношеским голосом на всю хату, что ни за что не отдаст это маленькое чудо...
   - Мамочка! Миленькая! Давай оставим его у нас, я всю жизнь мечтал о таком, я буду ухаживать, я всё сделаю, что ты только попросишь, я умру, если вы его отдадите...
   Фрида слушала стенания сына и не знала, как поступить. Она не питала большой любви к котам и понимала, что это лишняя обуза для неё, и ей самой придётся на первых порах ухаживать за котёнком, у которого чуть прорезались глазки. И, главное, она знала, что его нужно вернуть хозяйке, - как не крутись, но это было воровство, но почему-то хотелось побаловать и сына, который с детства так мало знал радостей.
   - Ладно, завтра пойдёшь на работу и поговоришь с подругой, попросишь продать, и, если не очень дорого, пусть останется у нас...
   - Урррра! - закричал Гена и победно взглянул на Хаю. - Я назову его Виля, назло этому гаду с соседней улицы, который всю округу застращал своими бандитскими выходками.
   - Мамочка, дай немножко молочка для Вили, он же ещё такой маленький...
   - Мама! - вскрикнула Хая. - Зачем нам этот кот, я же пошутила, завтра я отнесу его Лидке, на этом всё и закончится...
   - Доченька, я же уже всё сказала и менять решение не буду.
   Гена занялся котёнком, напоил его молоком, обустроил ящик с песком для его нужд и всё гладил и гладил по шёлковой спинке, целовал и что-то нежно ему на ушко приговаривал...
  
   Назавтра Хая встретилась по дороге на работу с Гретой, и почему-то им было не до смеха. Подруги боялись встретиться взглядом с Лидой и понимали, что их шутка оказалась совсем не смешной.
   Около ворот фабрики их уже поджидала рассерженная Лида, которая сразу набросилась на них с упрёками и оскорблениями. Хая обняла Лиду и стала просить прощения, объясняя, что она собиралась сегодня вернуть котёнка, что они просто хотели проучить её за бахвальство. И поведала о реакции брата, и о решении мамы.
   Лида не стала долго дуться и сказала, что возвращать никого уже не надо, потому что её Дуська вряд ли примет назад котёнка, ведь у него теперь другие запахи, и всё равно они вскоре будут котят раздавать, зачем им дома столько, и тем более, что малыш попал в хорошие любящие руки, и в конце концов они же подруги.
  
  Глава 3
  
   Прошёл год. Виля за это время вымахал в громадного котяру, шкура его отливала золотистым цветом, и вдоль туловища шли тёмно-коричневые полосы, пушистый хвост величаво был задран дугой, а в хитрых глазах играли бесовские огоньки. Он обладал свободолюбивым нравом, терпеть не мог чужие ласки и только с Геной был доверчив и покладист.
   Фриду он воспринимал, как что-то второстепенное и особо не мешающее, а вот Хаю терпеть не мог, как, впрочем, и она его. Почти с самого начала совместного проживания между ними шла непримиримая борьба. Если она выгоняла его на улицу, то кот начинал метаться по дому и не давался в руки, прятался под чем только можно, и в конце концов Хая, выбиваясь из сил, оставляла его в покое и уходила. И тогда ровненько на том месте, где она спала, появлялась кучка понятного содержания.
   Хая кричала на Гену, жаловалась матери и продолжала вести неустанную битву за существование в доме.
   По весне, после того, как вешние воды сходили с огорода, а иногда и с хатёнки, куда вода просачивалась сквозь обвалившийся фундамент и заливала пол, начинали наведываться полевые мыши...
   Виля оказался знатным охотником, а дичи на его долю хватало. Он не бегал за мышами, а караулил их, замерев около стены, обклеенной газетами. И... как только за бумагой начиналось шевеление, он наносил лапой страшный удар и вытаскивал жертву вместе с клочьями газеты, обагрёнными кровью, и перегрызал шею несчастному грызуну.
   Трудно сказать, питался он своей добычей или нет, но когда Хая возвращалась со второй смены, прямо около порога она наталкивалась на трупы мышей с перегрызенными шеями. И можно представить, какой поднимался визг, когда уставшая девушка видела это жуткое зрелище. Хая утверждала, что кот делает это намеренно, в отместку ей за нелюбовь и гонения.
   Чем больше взрослел Виля, тем меньше и меньше он находился в стенах дома. У него выработался независимый характер, и он очень редко притрагивался к скудной еде, которую ему оставляли.
  
   А ещё через два года в доме появился новый человек, это Хая вышла замуж, и в доме стало совсем тесно.
   Леонид, а так звали молодого человека, не выказывал по отношению к коту ни любви, ни ненависти, спокойно воспринимал выпады жены в адрес домашнего хищника, а когда Хая не видела, даже подкидывал ему лакомые кусочки.
   Гена к тому времени подрос и после восьмого класса бросил школу, и пошёл работать, ведь жизнь их семьи была по-прежнему очень тяжёлой, по сути они жили только за счёт Хаиной зарплаты.
   Фрида, после того, как вышла из заключения по справке о досрочном освобождении по состоянию здоровья, не могла нигде работать, она плохо видела и с трудом ходила на распухших ногах, хотя ей не было ещё и пятидесяти. Она очень тяготилась этим и старалась выполнять всю домашнюю работу, и поэтому Хая могла ещё и дома подрабатывать шитьём.
   А тут ещё появился в доме зять, который тоже не был большим добытчиком, но горазд на упрёки, но это другая история.
  
   Гена заматерел, стал широк в плечах, пышная чёрная шевелюра покрывала голову, в улыбчивом лице всё дышало обаянием и уверенностью и было соразмерно: и нос с лёгкой горбинкой, и полные чувственные губы, и глаза... - не глаза, а колодцы, в которых тонули девушки, и он совершенно им не мешал это делать, а более того...
   Виля терпеливо часами ожидал своего друга, развалившись на крыльце, и неизвестно, каким чутьём он его угадывал, но ещё не успевал Гена завернуть на свою улицу, а это было не менее пятисот метров, и дорожка была совсем не прямой, он подхватывался и бежал навстречу, и со всего маху бросался на грудь, обвивая шею Гены живым воротником.
   Ни одна девушка не могла оспаривать первенство у Вили, он бы этого не допустил, да и Гена всячески потворствовал любимцу.
  
   К тому времени Хая забеременела и решила, что пора положить конец этому безобразию и избавиться от этого несносного кота. Она заставила мужа поймать Вилю в мешок и вывезти в другой конец города...
   И вот мрачным осенним вечером, когда Гены не было дома, Виля стал жертвой вероломства, угодив в мешок из-под картошки, и с этой царапающейся и вопящей живой ношей Леонид сел в трамвай и поехал до самой конечной остановки, где высадил несчастного кота невдалеке от частного жилого массива.
   Когда, оставив Вилю, Леонид вернулся на остановку и сел в подъехавший трамвай, то в ту же секунду увидел, как в закрывающуюся заднюю дверь стремительно вскочил брошенный кот.
   Бесспорно умное животное, но человек есть человек, и на следующей остановке Леонид неожиданно вышел, а бедный Виля поехал дальше в неизвестность.
   Гене сообщили, что Виля пропал и домой сегодня не показывался. Трудно передать горе, которое овладело любящим хозяином и другом... Гена бегал по ближайшим, а позже и дальним улицам, расспрашивал соседей и незнакомых, звал по ночам, горестно вздыхал, а иногда, когда никто не видел, даже плакал. И раньше бывало, что Виля пропадал на несколько дней, но на этот раз он не возвращался.
  
  Глава 4
  
   Прошло три месяца, и накануне новогоднего праздника Фрида попросила Гену сходить с ней на базар, необходимо многое купить, и ей нужна помощь, чтоб донести покупки до дома.
   Фрида ходила между рядами, что-то пробовала, что-то покупала, и сумка, которую нёс Гена, становилась всё тяжелей и тяжелей. Он стоически переносил свою участь и ждал только момента, когда мама скупится или исчерпает лимит денег, и они отправятся домой. От нечего делать он разглядывал продавцов, покупателей, товар...
   И вдруг его взгляд натолкнулся на грязного облезлого кота или кошку. Шерсть на шкуре свалялась и свисала грязными сосульками неизвестно какого цвета. Хищник охотился... Спрятавшись за бочками, он подстерегал хозяина на рыбном ряду и, как только он отворачивался к покупателю, кот стремительно хватал свисающий хвост рыбины с прилавка и убегал снова за бочки, где с жадностью расправлялся с добычей.
   Что-то неумолимо-знакомое почудилось Гене в повадках и в движениях кота и он тихонько крикнул:
   - Виля, Виля...
   Котяра выглянул из-за бочек и стал искать взглядом, кто его зовёт... Гена хлопнул в ладоши, и закричал:
   - Виииляяяя!...
   Кот оставил недоеденную рыбину, бросился к своему другу на плечи, и жалобно-жалобно замяучил, жалуясь на свою несчастную долю. Слёзы радости брызнули из глаз Гены. Приближалась мама, и он, раскрыв полы тужурки, шепнул Виле:
   - Полезай быстренько сюда и сиди тихо и мирно...
   С тяжёлой сумкой в одной руке, да с мешком картошки, перекинутом через правое плечо, и конечно с Вилей за пазухой, Гена, всячески придерживая кота, с трудом продвигался к дому, но старался не отдыхать, чтобы быстрей добраться и освободиться от неприятной и приятной ноши.
   И, как только переступили порог, Виля выскочил из-за пазухи, громко мяукнул и уставился хищными и хитрыми глазами на Хаю... или ей так показалось. После долгих препирательств и споров всё же было принято решение оставить кота в доме.
   Правда, и Виля стал вести себя намного покладистей, перестал воевать с Хаей, да и она перестала его особенно донимать, и только очень её раздражало, когда она видела, что во время сна Гены огромный кот лежал на нём во всю длину своего немаленького тела, покоясь головой на груди друга, а хвост доходил почти до пальцев ног. Хая пыталась прогнать кота, но он яростно шипел в ответ, и она отступала. Виля буквально за месяц отъелся, шкура его опять лоснилась золотистым блеском, и соседские кошки вновь оглашали округу воплями любви к нашему коту.
  
  Глава 5
  
   Подошла пора Хае рожать, и вот 24 января 1954 года на свет появился новый человечек.
   После выписки из роддома Хая в сопровождении всей семьи переступила порог дома, и положила новорождённого сыночка на кровать.
   И в этот момент с печки спрыгнул Виля и стремительно приблизился к завёрнутому в одеяло ребёнку. Хая в ужасе закричала, но Гена цыкнул на неё и, обратившись к другу, тихим голосом стал объяснять, что это маленький Овсейка, и он теперь будет жить вместе с нами. Виля обошёл вокруг, принюхался и вдруг разлёгся рядом, довольно мурлыча...
   И теперь, стоило только ребёнку заплакать, как Виля нёсся к люльке и яростно мяучил, призывая взрослых принять меры.
   А самый большой праздник наступил, когда Гена положил Овсейку, завёрнутого до носа в одеяло, на деревянные с ручкой санки и поехал кататься по улице. Тут Виля получил высшее наслаждение. Он бежал следом и, поскальзываясь, падал в снег, поднимался и опять бежал.
   Хатёнка почти не держала тепла, и, хоть в эту зиму и топили не в пример предыдущим, всё равно стылость почти не проходила. И Виля, как будто чувствуя, что малышу холодно, часто ложился в ноги ребёночку и грел его своим теплом.
   Трудно сказать, наступил ли мир в отношениях Хаи и Вили или просто молодой матери стало не до выяснения отношений с котом, потому что жизнь хлестала направо и налево, но это другая история.
  
   Незаметно наступила следующая зима, и Гена, который готовился к службе в армии, по-прежнему много времени отдавал племяннику, и тот платил ему ответным чувством. И вновь неслись санки с уже подросшим годовалым Овсейкой, который заливался смехом, а рядом бежал Виля и смешно падал в сугробы. А иногда, когда Хая не могла подсмотреть, Гена запрягал Вилю в санки, и тот, как заправская лошадь или упряжная собака, бежал по дороге, и все прохожие удивлялись и смеялись.
   А как доставалось бедному Виле от цепких пальцев Овсея! Он буквально рвал шкуру коту, а тот только мурлыкал от удовольствия. И лишь иногда, если становилось уже совсем невмоготу, шипел и, бывало, не выдерживая, убегал в сторону. И тогда Овсейка звал:
   - Кися, Кися...
   Через год после рождения Овсея, весной Гену забрали в Морфлот на четыре года. Трудно передать, каким было прощание с Вилей. Безусловно, плакали все - и мама, и сестра, и Овсейка за компанию, но прощание Гены с Вилей было просто драматическим, он обнял своего друга и залил шкуру слезами, а кот только дрожал и жалобно-жалобно мяукал.
   - Хаинька, я умоляю тебя, не выгоняй его, он будет хороший, он обещал мне, ты увидишь...
   Хая плакала навзрыд, прощаясь со своим любимым братиком, которого в силу определённых обстоятельств, пока мама сидела в тюрьме, по сути вырастила сама и не дала ему пропасть на улице. Плакала, и торжественно обещала не выгонять Вилю, заботиться о нём и читать ему письма, где Гена будет спрашивать о своём любимце...
  
  Глава 6
  
   Гена отправился на службу, а жизнь Вили сильно не изменилась. Он по-прежнему редко бывал дома, к еде почти не притрагивался и только в ненастные дни отсыпался на печке или попадал в шаловливые руки Овсейки, но это ему доставляло только радость. А вот соседи стали донимать Фриду жалобами на их кота...
   А надо заметить, что Виля вымахал в огромного котяру и обладал недюжинной силой и умом.
   Одна соседка жаловалась, что он сдвинул тяжёлый камень с дощечки, которой была прикрыта крынка молока, и слизал верхнюю жирную пеночку. Санька, пьяница, живущий через несколько домов, прибежал, и, брызгая слюной, кричал:
   - Убью паразита и хату вашу спалю, жидовское отродье...
   И только через несколько минут Фрида поняла, что Виля стащил целую колбасину, которая вялилась под стрехой крыши к пасхе.
   А тут, как-то она услышала у крыльца блямканье миски о камень, вышла и недоуменно уставилась на странную картину: Виля самоотверженно старался вытащить огромную щуку, примёрзшую к миске, и Фрида сразу поняла, что это новый страшный повод для конфликта с соседями.
   Но после прихода в их дом Яшки, мясника с соседней улицы, и его рассказа, Фрида с Хаей вообще не знали, что им делать, смеяться или плакать... Оказывается у этого Яшки была огромная собака, московская сторожевая, которая жила в будке и охраняла дом, бегая на привязи от крыльца до ворот, и от её страшного вида и лая никто и приблизиться не решался к ограде.
   Так вот, разъярённый мужчина поведал, какую наблюдал картину: после того, как он принёс своему сторожу еду (а это были куски мяса с косточками) и вернулся в дом, он вдруг услышал, как собака залилась негодующим лаем и визгом. Он тут же поспешил на улицу и увидел, что этот чудовищный кот выхватил из-под носа собаки кусок мяса, вспрыгнул с добычей на спину его Рексу и стал спокойно поедать завоёванную добычу. Собака крутилась, извивалась, стараясь ухватить страшными клыками обидчика, но это ей не удавалась. Виля крепко уцепился когтями за густую шкуру Рекса и издевательски продолжал поедать мясо.
   Собака пыталась падать на спину, чтобы ухватить вероломного нахала, но тогда Виля спрыгивал и отбегал в сторону. И стоило собаке встать на ноги, вновь забирался на спину, и только вмешательство хозяина положило конец этому злодеянию.
   Яшка кричал, что убьёт паршивца, и пусть потом не жалуются.
   - Ой, делайте вы с ним, что хотите... - сокрушалась Фрида и смотрела на Хаю, а та только пожимала плечами и улыбалась.
   - Мамочка, мы же обещали Гене не давать его в обиду...
   - Да он сам кого хочешь обидит... - сокрушённо возражала Фрида.
   А время шло, и через год с небольшим в семье появился ещё один ребёнок, и жизнь в их избушке на курьих ножках стала совсем невмоготу.
   И вот наконец им выдали ордер на новую квартиру, и они стали готовить свой немудрёный скарб к переезду...
  
  Глава 7 (заключительная)
  
   И, как всегда, всё оказалось не так просто, а даже наоборот, - совсем не просто. Комната в коммунальной квартире, куда им выдали ордер, оказалась занятой другой семьёй, которая вероломно заселилась туда и не собиралась освобождать жилплощадь.
   У Хаи началось хождение по мукам и по кабинетам. Из своего домика они были вынуждены выехать, потому что в стенах уже зияли дыры, а на улице стояла только ранняя весна, и вешние воды в этом году вовсе затопили постройку.
   Старшие братья Хаи - Миша и Изя - к тому времени были уже давно женаты и жили тоже не в самых лучших условиях. Мише с семьёй выделили пристроек в доме у тестя, а у Изи была маленькая комнатка в коммунальной квартире, где они ютились вместе с женой и дочерью.
   Вот и пришлось Фриде стеснить Изю, куда вскорости отдали Овсея, А сама с мужем и маленьким Игорёчком она поселились у свекрови, где и места было мало, и любви большой к Хае её свекровь не питала.
  
   А история у нас всё же о славном коте Виле и поэтому не буду описывать все мытарства Хаиной семьи, пока она наконец въехала в свою комнату.
   Вилю оставили на попечение соседей, попросив присмотреть за ним до тех пор, пока утрясётся ситуация. Но свободолюбивый Виля не стал жить у чужих людей, обитал неизвестно где, но продолжал вояжи на своей улице и в ближайшем округе.
   Всё, что можно было унести с их прежнего жилища, быстро растащили, и только остов печи скорбно торчал в небо. И на эту печь каждую ночь приходил Виля и оглашал улицу жалобным мяуканьем, похожим на стенания по родным, по потерянным близким.
   Многие хотели приманить к себе гордого и своенравного красавца, но никому он не давал приблизиться к себе и не брал ни с чьих рук подношения, даже самые лакомые для котов.
   Видно кто-то из соседей пожаловался в определённые инстанции на вопли кота в ночи, и тут же следом нагрянули живодёры... Несколько дней они ловили кота и в конце концов, поняв бесполезность этого мероприятия, застрелили его плачущим на печи.
   Да, Хая пришла через два месяца за своим Вилей, и соседи поведали ей эту горькую историю. Трудно поверить, но Хая оплакивала Вилю, как близкого члена семьи и долго не решалась написать Гене на службу о трагедии, постигшей его любимца и друга.
  
   К сожалению, я не помню славного Вилю, ведь мне тогда было всего три годика, а вся моя история собрана в эту повесть из рассказов бабушки, мамы и дяди, а если что-нибудь и от себя придумал, то не обессудьте, в основе чистая правда! К этому добавлю только, что хорошо помню из детства подушку из чёрного материала на котором золотыми и коричневыми нитками мама вышила кота, это и был Виля.
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Ю.Резник "Семь" (Антиутопия) | | В.Кощеев "Тау Мара-03. Ультиматум" (Боевая фантастика) | | М.Лунёва "К тебе через Туманы" (Любовное фэнтези) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Синецкий "Покупательская способность" (Научная фантастика) | |

Хиты на ProdaMan.ru Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаСоветник. Готина ОльгаТвои грязные правила. Виолетта РоманПриключения поттероманки. Исполнившееся желание. Радаслава АндрееваНе смей меня касаться. Книга 3. Дмитриева МаринаНевеста гнома. Георгия ЧигаринаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиАномалия. Светлана ШпилькаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеКорпорация "Тысяча Желаний". Отдел повинностей. Милана Шторм
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"