Кроу Эльга: другие произведения.

Крылья бабочки, когти дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 1. О том, как вереница случайностей и ошибок дает неожиданный результат. Завершено, нуждается в вычитке


   Пролог
  
   Она бежит. Длинное платье мешает, путается и цепляется за кусты, Тай то и дело спотыкается, но встает и бежит изо всех сил потому что за спиной крики служанок, звон стали и глухие удары. Те, кто охотились за маленьким отрядом, не щадят никого.
   "Я выживу!" - шепчет она, но тот, что сопит у неё за спиной, быстрее. Как ни старайся, а он всегда настигает её, хватает за плечо, разворачивает и...
   "Мицоги!"
   Бить раскрытой ладонью прямо в лицо своего убийцы - безнадежный, бессмысленный жест глупого ребенка, если бы не огонь, срывающийся в пальцев. Рука, державшая её, разжимается и она летит вниз.
   "Мицоги!"
   ...летит...
   "Ай!" - крик отдается вспышкой боли. "Не моя," - осознание приходит с опозданием, такова извечная расплата за дар. С этой мыслью Тай просыпается.
   Темнота.
   Чье-то дыхание слева.
   Щелчок пальцами - движение настолько отработанное, что не требует даже мысли - и над головой вспыхивает шарик чистого света. Светляк - так называют по эту сторону Великого Болота - освещает сундук с неразобранными после переезда вещами, высокий деревянный стол, полог кровати, и, наконец, растерянную Вирну, служанку, подаренную ей замкомом Дирреком в честь переезда в столицу.
   - Простите, мицоги... Вы кричали во сне, - прошептала девчушка, вжимаясь в стену.
   - Кошмар приснился.
   Да, это всего лишь дурной сон, невесть зачем явившийся из глубин детства, глупость, о которой не стоит и вспоминать. Особенно здесь, в Сиане.
   "Я помню твои слова, опекун. Я буду осторожна."
   Вирна мнется, переступает с ноги на ногу и, украдкой, тихонько всхлипывает.
   - Дай сюда. Руку давай сюда, не прячь. Сильно пожгло?
   - Н-нет, что вы, - служанка опасливо протягивает ладонь. - Ой!
   - Да не пугайся ты так! Сейчас мы всё исправим, - пообещала Тай, осматривая руку, - и, на будущее, постарайся больше не хватать меня спросонья. И вообще, магов лучше не трогать без особой необходимости.
   "Меня, по крайней мере," - добавляет она мысленно. Хорошо ещё, что огневик размером с голову взрослого мужчины ей только приснился.
   - К-конечно, - пролепетала служанка, зачарованно наблюдая, как под ладонями магессы исчезают красные пятна.
   - Вот и прекрасно, - Тай зевнула. Исцеление, даже самое простенькое, вытягивало силы, но пара часов сна всё исправят.
   - Мицоги?
   - Что ещё? - лениво пробормотала она, устраиваясь поудобнее.
   - Уже рассвет. Пора.
  
   Глава 1.

Двадцать второй день пятого месяца 328 года от основания Империи Дракона*

*новый год празднуется в первый день весны

   ***Ин Диррек
   Парадная шапка с коралловым навершием, непременный атрибут военного чиновника второго ранга, удачно скрывала намечающуюся лысину. Мутноватое зеркало, чудом сохранившееся ещё с доимперских времен, отражало загорелого мужчину средних лет, из тех, что большую часть времени проводит не в тиши кабинета, а на открытом воздухе. Ин поправил ремешок часов, крепившийся к широкому поясу, спрятал в рукав пайцзу, удостоверявшую личность, и направился к выходу.
   Пора. На пороге он немного задержался, привыкая к свету: после полумрака комнаты не по-осеннему яркое солнце ослепляло. До чего же душно сегодня! Его не пугала жара в степи, но терпеть её здесь, в самом центре Сиана, становилось тяжело. Неужели годы сказываются?
   Как любой человек, достигший известного влияния и богатства, Ин Диррек передвигался по столице в паланкине, который тащили четверо дюжих парней, таких огромных, что он едва доставал им до подбородка. Они то и дело покрикивали на мельтешащих торговцев, а то и награждали плеткой зазевавшихся прохожих, недостаточно скоро освобождающих дорогу. Замкому Южной армии было странно использовать такое древнее средство передвижения в эпоху паровых двигателей, но господин столичный градоначальник запретил перемещаться в Сиане на лошадях и механических повозках. Требование объяснили исключительно уважением к традициям и заботой о чистоте улиц, но, глядя на процветающую гильдию носильщиков, в этом можно было усомниться.
   Полупрозрачная занавесь защищала пассажира от пыли, клубами поднимавшейся с мостовой, укрывала от надокучливых взглядов зевак, и в то же время позволяла без помех рассматривать улицу, чем Диррек и воспользовался. Несмотря на отупляющую жару, особенно досаждающую в центре города, посреди каменных строений, жизнь на улицах Сиана била ключом. Торговали сладостями, цветами и мелкими безделушками, которые, по уверению торговцев, защищали хозяев от болезней и сглаза. Чепуха, конечно, но те, кто не мог заплатить целителю за работу, брали их с большой охотой. Зазывала громко предлагал достопочтенным горожанам полюбоваться на выступление акробатов. Люди, попадавшиеся на улице, выглядели в меру веселыми и довольно щедрыми - вон мальчишка из акробатов на лету поймал очередную монетку, брошенную зрителями и теперь громко восхвалял их доброту. Да, картина вполне благодатная. Только погода подкачала. Вряд ли поля и сады вокруг Сиана порадуют крестьян хорошим урожаем. В который раз?
   "Вестник Сиана! Вечерняя Беседа! Вестник Сиана!" - кричал старик на перекрестке, сопровождая каждое слово ударом в небольшой барабан. Борода, заплетенная в косичку и узкое лицо с крючковатым носом, выдавали в нем уроженца предгорьев Севера. Диррек приказал носильщикам остановиться и откинул занавесь.
   - Драгоценный мицоге, позвольте ничтожному предложить вашему вниманию лучшие газеты Сиана! Вот, извольте глянуть, первая из них...
   Диррек нетерпеливо прервал его:
   - Давайте обе. - Медная монетка полетела в раскрытые ладони старика. - Поехали!
   Столичные газеты походили друг на друга как родные братья: обе восхваляли мудрое решение госпожи дорог и господина градоначальника о строительстве железнодорожного вокзала на месте квартала Сов и сообщали о небывалом урожае хлопка в Срединной провинции. На следующей странице обсуждались слухи о грядущем повышении цены тигорского чая, писака "Вестника" осмелился даже намекнуть, что плата и так завышена. Статья заставила Диррека нахмуриться: как-никак, в мирное время львиную долю доходов Южная армия получала от торговли чаем и любые нападки на напиток означают новый виток старого конфликта между армией и губернатором. На всякий случай замком запомнил имя писаки, сделав мысленную пометку проверить, с чьих рук он ест.
   На последней странице "Беседа" опубликовала очередную поэту о сравнительной красоте Четырех Прекрасных - Ин бегло пробежал взглядом по строчкам и отметил, что автор явно мечтает о покровительстве Госпожи Дорог, дамы скромной и прижимистой. Значит, щедрая и шумная госпожа Нунни снова в опале. Надо будет узнать из-за чего беда приключилась на этот раз. Диррек уже давно заметил, что неприятности, сваливающиеся на голову госпожи губернатора Срединной провинции и командарма Южной армии на удивление похожи, даже слишком, чтобы быть простым совпадением.
   Паланкин качнулся и остановился. Глухо стукнули о мостовую деревянные полозья. Приехали.
  
   Никто не ценит возможность уединиться так, как жители большого города, уставшие от соглядатаев и доносчиков. Владелица "Тихого пруда" знала это как никто другой, а потому сделала ставку не столько на прелесть своих "дочурок", сколько на тишину и уединение. И не прогадала: посторонние не замечали невзрачную бледно-голубую дверь посреди серой стены, и лишь люди знающие уверенно стучали колотушкой. Тогда на пороге появлялась одна из прелестных молчаливых девушек, приветствующая драгоценного гостя низким поклоном и улыбкой.
   Красавица провела замкома через долгий темный коридор к комнатушке с видом на зарастающий пруд и тут же с поклоном удалилась. Ин проводил фигурку облегающем небесно-голубом пао задумчивым взглядом: в другое время он, пожалуй, попросил бы её разделить с ним трапезу. Впрочем, стоило ему услышать шаги и увидеть второго гостя, как все сожаления унесло ветром.
   - Разве не радостно видеть друга, приехавшего издалека! - воскликнул Эл Маван, второй помощник начальника интендантской службы и давний приятель Диррека и, словно опомнившись, учтиво склонился перед старшим по званию. Как и большинство столичных чиновников, Маван не истязал себя тренировками, а потому даже после короткой прогулки покрылся испариной. - Уф! Надеюсь, проклятая жара не слишком вас донимала?
   - Что вы, никакая погода не омрачит радость встречи! Драгоценный друг, не окажите ли мне честь и не поможете ли разделить скромную трапезу?
   - Никогда не отказывался от такого заманчивого предложения! - воскликнул Маван и оба приятеля рассмеялись.
   Они прошли в комнату, и от взгляда Диррека не ускользнуло, как его друг бросает взгляд в коридор перед тем, как закрыть дверь. Маван подошел к окну и так же внимательно осмотрел пруд и маленькую грустную иву, словно прикидывая, может ли за ней прятаться соглядатай. Сам Диррек к подобным мерам предосторожности относился скептически, отлично понимая, что если цензорат всерьез озаботятся содержанием их беседы, то ничто не помешает им узнать любые подробности. Но Мавана эти действия, похоже, успокаивали.
   - Друг мой, ты становишься все более осторожным, - заметил Диррек, разливая мутноватое рисовое пиво в глиняные стаканы.
   Напускное довольство жизнью исчезло с лица интенданта, уступив место усталости и страху. Мешки под глазами и глубокие морщины на лбу наводили на мысль, что дела у него идут не лучшим образом.
   - Жить всё ещё хочется, - глухо проронил Маван и осушил стакан одним махом.
   - Неужели всё настолько плохо?
   Эл вздохнул и потянулся к кувшину. Осоловевшая от жары муха лениво оторвалась от капли на горлышке и взлетела, противно жужжа. Господин интендант проследил за её полетом и только, когда она опустилась на стену, заговорил:
   - Хоган получил шелковый шнур. Две недели назад.
   - Четвертый за полгода... - подсчитал Диррек. Маван кивнул:
   - С тех пор, как Дангера назначили замкомом Северной, и месяца не проходит без того, чтобы кто-то не повесил шапку на гвоздь, - на последних словах Маван саркастически усмехнулся. Невинное выражение с недавних пор стало значить пышные или не очень похороны.
   Диррек нахмурился. Действия его северного коллеги не выглядели ни разумными, ни достойными.
   - Зачем это ему?
   - Надо же на кого-то сваливать ошибки? Ты же знаешь, наш командарм не прощает неудач и своего плохого настроения. Тут если другого не подставишь, пострадаешь сам. Вот Дангер и старается, - Маван резко встал и подошел к окну. После паузы добавил, - мы с ребятами всё ждем, когда наш драгоценный замком и сам получит подарочек, даже об заклад побились, что до конца года у нас будет новый начальник.
   - И кого пророчат на его место?
   - Разве в этом мире можно быть в чем-то уверенным? - Маван вернулся к столу, осушил ещё бокал и, после паузы, со вздохом признался, - Знаешь, дружище, а ведь я начинаю жалеть, что не подрался тогда вместе с тобой за компанию. С такими делами даже оркам обрадуешься.
   - Южная всегда нуждается в хороших офицерах. Хочешь, протекцию тебе составлю? У нас, по крайней мере, дурное настроение командарма не приводит к шелковым шнуркам. Правда, иногда вешают, но исключительно по делу. Да и четвертый ранг быстрее получишь.
   У Мавана было лицо человека, который мучительно разрывается между двумя желаниями. Диррек его понимал: он и сам никогда бы не променял столицу на Юг добровольно. А сейчас - надо же! - вполне доволен тем, как сложилась его судьба.
   Неужели Маван всё же решится? Они заводили этот разговор каждый раз, когда виделись и каждый раз его приятель в последний момент отступал.
   - Знаешь, Ин... А правда, что командарм ваш может поднимать мертвых?
   Диррек мысленно застонал: ему давно надоело отвечать на этот вопрос. И ведь была одна-единственная битва, небольшой отряд, отрезанный от основных сил и маг, отчаянно не желающий проиграть. Одна битва, да - а как запомнилась! До сих пор вспоминают каждый раз, как только разговор заходит о Южной армии и её командире. Умеет цоге Горт заработать репутацию, ничего не скажешь.
   - Правда. Все маги могут создавать янгши, поднятых, - Диррек привычно повторил слова командарма. Сам он, правда, не слишком в них верил. Видимо, оттого и Мавана переубедить не удалось. Тот помолчал, затем решительно тряхнул головой и возразил:
   - Но не все поднимали целую армию. Извини, но нет, лучше я уж дома останусь, тут меня хоть похоронят по-людски.
   - Дело твое, Маван, - вздохнул Ин и вытащил из широкого рукава свиток. - Не скрою, я хотел бы видеть тебя среди своих офицеров, но сегодня, друг, я пришел за твоей помощью. Здесь список товаров, которые за последние полгода прошли через Южную провинцию без пошлины на нужды Северной армии. Все документы заверены печатью генштаба. Не кажется ли тебе это странным?
  
   ***Тай
   - Аревес Отан...
   - Я!
   Жара. Внутренний двор вымощен мрамором, солнце отражается на плитах и бьет прямо в лицо. Хочется зажмуриться и не открывать глаза до вечера. Нельзя. Полагается стоять и почтительно слушать напутствия высоких гостей и учителей. Им-то что, вон, стоят себе в тенёчке и обмахиваются веерами! Тай и сама не отказалась бы от такого.
   Магесса с благодарностью вспомнила господина распорядителя школы в Маграсе, чья напутственная речь выпускникам звучала так: "учиться и прикладывать усвоенное к делу - разве не радостно? Так возрадуемся!" Всё! Больше никаких занудных слов о величии Империи, обязанности приумножать наследие предков и той чести, которую им оказали - в общем, ничего из того, что за это утро уже повторили раз пять. Но Высшая Придворная Школа - кузница государственных чиновников - по всей видимости, решила превзойти всех по количеству церемоний и громких слов. Интересно, доводилось ли хоть кому-то из ораторов доказывать свою преданность на практике?
   - Анхт Лияна...
   - Я! - звонкий девичий голосок в конце шеренги.
   - Анхт Лий...
   - Я! - паренёк, удивительно похожий на Лияну. "Брат и сестра? Должно быть эти Анхты очень богаты, если могут потратить столько денег в один присест!"
   Коварная капля пота медленно ползла по спине, раздражая. Конечно, нарушать церемониал и чесаться у всех на виду недопустимо, но вряд ли кто будет возражать против прохлады. Тай бросила ещё один быстрый взгляд в сторону прохлады шелковиц и прикрыла глаза. Достаточно приложить совсем чуть-чуть силы - и легкий бриз, подувший от деревьев, привнес оживление в ряды школяров.
   - Хнат Перын...
   - Я! - раздалось прямо над ухом. Тай вздрогнула и потеряла концентрацию. Резкий порыв ветра поднял пыль и сухие листья. Коренастый паренек с медно-рыжей шевелюрой, стоявший рядом с Тай расчихался, мигом нарушив всю торжественность момента.
   - Таири-ан-Горт... - свое полное имя магесса слышала настолько редко, что ей до сих пор казалось, что речь идет о ком-то другом. Вот и сейчас она отозвалась с небольшой задержкой. Тай вскинула голову, надеясь, что выглядит достойно - ей почти удалось в это поверить прежде чем её взгляд не встретился с ледяным взором почетного гостя. Высший, сидевший чуть в стороне под просторным зонтом медленно растер между пальцев сухой лист, один из тех, что так неудачно взлетели пару мгновений назад.
   Ой... Не сказать, чтобы это была её первая оплошность, но предыдущие случались дома, в форте, под крылом опекуна.
   - Корн Шамат...
   - Я!
   Перекличка продолжалась, но внимание к её персоне не уменьшалось. Тай сцепила зубы, стараясь отвлечься от зарождающийся паники.
   - Велс-ан-Лесс...
   - Я, - негромко произнес юноша в конце ряда, получая свою порцию пристальных взглядов.
   Тай не удержалась и слегка подалась вперед, чтобы увидеть собрата по несчастью. Кровь Высших никак не отразилась на внешности молодого ир-цоге. Черноволосый, смуглый, со слегка раскосыми глазами - с виду обычный человек, таких парней в любом городе наберется не один десяток. Правда, сын главнокомандующего держится так, словно не на солнцепеке стоит, а в чайной прохлаждается. Хваленая столичная выучка, не иначе.
   Покуда Тай рассматривала чеканный профиль юноши, перекличка подошла к концу, а вместе с ней завершилась и церемония вступления. Учителя и гости неспешно покидали двор, школяры вздохнули посвободнее, а самые дерзкие из них уже посматривали на блаженный тенёк под сенью шелковиц, высаженных по периметру площадки. Стоило последнему гостю покинуть залитый солнцем двор, как Тай шустро юркнула в прохладу. Ещё бы волосы распустить и наступит счастье.
   - Цоги Таири? - раздалось рядом.
   - Да, это я, - согласилась она, присматриваясь к спрашивающему. Мужчина в темном платье без узоров - такие носят слуги - поклонился и протянул небольшой черный конверт, при виде которого у Тай заныло под ложечкой.
   - Цоге Вайрат, господин блюститель знаний желает видеть вас сегодня после полудня.
   Не обошлось.
   Высшие... не люди, не орки и даже не эльфы. Воплощение воли Императора. Вечноживущие, совершенные, обладающие огромной магической силой и, что важнее, непостижимыми знаниями. По крайней мере, так приучали думать остальных. Тай довелось прикоснуться к миру небожителей, оттого к словам учителей на эту тему она относилась с изрядным скепсисом. Но вот в то, что они могли доставить массу неудобств и неприятностей, верила безоговорочно. Как и в то, что от них всех лучше держаться подальше, конечно, за исключением опекуна, давшего Тай имя и титул, что поставили её в один ряд с самыми знатными аристократами Империи - ир-цогитеро, потомками Высших. Титул, из-за которого она сегодня оказалась на площадке.
   "А ты в благодарность его снова подставила." Тай поежилась, несмотря на жару.
  
   После форта, в котором даже центральная площадь строилась с учетом возможной обороны от неприятеля, улицы Сиана казались Тай чересчур большими и переполненными. Даже в жару, когда в раскаленном воздухе возникало марево, люди не прекращали сновать по делам. Магесса ненадолго замешкалась в ворот Школы, раздумывая, куда направиться - уж очень ей хотелось отсрочить встречу с Высшим. Аляповатая вывеска с изображением пирующих школяров на противоположной стороне улицы разом решила все сомнения. В харчевне было так же многолюдно, как и на улице, в углу Тай заметила давешнего блондина в компании ещё двух школяров, но присмотреться к ним повнимательнее не удалось: один из слуг заметил новую посетительницу и засеменил навстречу, бормоча нечто приветственное. Он проводил девушку к свободному столику и слегка огорчился, услышав заказ: "имбирная вода и ничего больше". Она не была голодна и лишний раз рисковать не собиралась.
   Еда для таких как она всегда была источником расстройств во всех смыслах этого слова. Практически любая животная пища, за исключением молока, становилась для них ядом, приводившим к долгой и мучительной смерти. В детстве Тай по глупости травилась пару раз, правда, ей везло и каждый раз целители успевали её спасти, но урок она усвоила на всю жизнь. Уж если решилась отведать пищу вне дома - обязательно понюхай, что принесли, а если сомневаешься - воздержись, дешевле обойдется.
   - Прошу прощения за бесцеремонное вмешательство, мицоги. Не помешает ли вашему наслаждению трапезой мое скромное присутствие?
   Пепельноволосая девушка застыла около стола и в смущении теребила веер. Черно-красное цзифу незнакомки один в один повторял одежду Тай, разнились только камни в прическе. Сапфиры вместо рубинов. Третий ранг против первого.
   - Дело в том, что в харчевне не осталось пустых столиков, а я, право, стесняюсь обращаться с подобной просьбой к мужчинам.
   - Да, конечно, присаживайтесь.
   Сколько слов ради простейшей просьбы! Хотя, если в столице так принято, придется и ей перенять эту манеру.
   - Благодарю вас, мицоги, - улыбнулась незнакомка, присаживаясь напротив.
  -- Прошу прощения, я не представилась, мое имя - Таири.
   Имени рода у ир-цогитеро не было: предполагалось, что они станут основателями новых родов, которые будут называться в их честь.
   - О, это я должна просить у вас прощения, - девушка вскочила и поклонилась, - я была неучтива и забыла назвать свое имя. Позвольте ничтожной представиться: Ватари из рода Дежне.
   Кажется, она слышала это имя сегодня утром. Тай кивнула в ответ и Ватари чинно опустилась на стул. За столом повисла тишина. "Ах да", - спохватилась Тай, - "я же выше по рангу, а значит, это мне полагается предложить тему беседы".
   - Вы родом из столицы? - осторожно спросила она.
   - О, нет, я живу здесь всего лишь год. Моя семья родом из Южной провинции.
   - Так вы с Юга? То-то слышу - говор знакомый!
   На сосредоточенном личике Ватари мелькнула тень улыбки.
   - Да, мы в некотором роде земляки. Вы ведь бывали в Бхо, мицоги Таири?
   - Пару раз. И, пожалуйста, моего имени вполне достаточно, мицоги Ватари.
   - Тогда могу ли я рассчитывать на ответную услугу?
   - Конечно, Ватари. Не люблю излишних церемоний, - призналась Тай.
   - Столица на них стоит, - усмехнулась её новая знакомая, - впрочем, в Бхо люди тоже почитают сообразные церемонии.
   Жизнь большинства женщин Империи сводилась к замужеству, рождению и воспитанию детей. А потому какой прок тратить время и деньги на обучение дочерей чему-то, кроме простейших знаний? Исключениями из правила были разве что магессы да орчихи. Дар первых слишком ценен, чтобы позволять ему пропадать на женской половине, и слишком опасен, чтобы оставлять их в неведении, а в жизнь вторых проще не вмешиваться.
   Девушек, подобных Ватари, без Дара, но хорошо образованных, и при этом не торгующих своим телом, во всей Империи можно было пересчитать по пальцам.
   - Это семейная традиция, - охотно пояснила Ватари. - Мои достопочтенные предки всегда служили государю, однако так сложилось, что ни один из сыновей отца моей тетушки не дожил до совершеннолетия. Однажды он поведал о своей печали своей госпоже, цоги Нунни, и она спросила, есть ли у него дочери и, если есть, отчего он грустит, ведь девочки усваивают науки не хуже юношей. Так моя тетушка стала наследницей своего отца и в должный час сменила его на посту второго помощника губернатора Срединной провинции, а госпожа губернатор посоветовала и дальше сохранять эту традицию...
   - ... эльфийка! - в голосе говорившего удивление мешалось с восхищением, но Тай всё же напряглась, прислушиваясь к разговору позади себя.
   - И впрямь странно, что в полукровке так сильна эльфийская кровь.
   - Но, говорят, она и впрямь чистокровная. Она не ир-цоги по крови, удочеренная, - глубокомысленно произнес собеседник. Ученый или школяр, решила Тай: только они могут с таким важным видом изрекать пошлости и банальности.
   - Да будет тебе известно, друг мой, в мире есть лишь один способ стать ир-цогитеро - родиться!
   - А вот и нет! Лет семь назад об этом шепталась вся Южная провинция. Захотел командарм назвать безродную девчонку своей наследницей - и назвал. Все по закону.
   - Да не может такого быть! - глухой удар, печальный звон разлетающейся на куски посуды, даже Ватари запнулась, заглядывая за её спину. Тай не удержалась и обернулась.
   Так и есть - школяры! Сидят в углу. Белобрысый, близнец и - надо же! - смуглый и черноволосый парень, чьей выдержкой она так восхищалась на плацу! Ир-цоге Велс. Хмурит брови и бросает ненавидящие взгляды в её сторону. Что же его так задело?
   - Раз не может, значит, не может, - прошептал белобрысый, покрываясь алыми пятнами: перспектива скандала его не прельщала. - Ветреные речи нечасто бывают правдивыми.
   Тай хмыкнула и отвернулась. Сплетни и впрямь часто врут, но только не в этот раз.
   - И потому моя достопочтенная тетушка Арна Дежне оказала великую честь моей семье и назвала меня своей наследницей! - закончила свою речь Ватари. Как раз вовремя: слуга принес второй кувшин.
  
   Со времен объединения столица оставалась единственным городом, обнесенным защитной стеной. Это если не считать фортов на границах, конечно. Учителя говорили, что подобная незащищенность и открытость городов символизировали единство народа и его уверенность в безопасном будущем. Циники вроде опекуна добавляли, что и мятеж при таком раскладе не устроишь. Не случайно стены новоприсоединенных городов разрушали в обязательном порядке.
   За триста с лишним лет Сиан разросся, и старые стены, некогда защищавшие город, оказались окружены множеством кварталов рабочих, слуг и даже ученых. Верхний город превратился в квартал высшей знати, в сердце которого располагался город Дракона - резиденция Императора.
   Ворота до сих пор охранялись, стража проверяла кто и зачем проникает в сердце империи, однако за столько лет досмотр превратился в пустую формальность. Двое изнывающих от жары охранников едва глянули на нефритовую пайцзу с полным именем Тай, а с носильщиками обменялись шуточками вместо положенных вопросов. После чего разрешили пройти в Верхний город. Стоило им пересечь ворота, как гул большого города стих и на смену ему пришла вязкая тишина, которую нарушали лишь шум шагов и задорное чириканье пичуг в ближайшем саду. На широких, вымощенных мрамором улицах можно было увидеть разве что торопливых слуг в серых или темно-коричневых халатах да ярко раскрашенные паланкины господ. Дома здесь огораживались высокими стенами, что сливались друг с другом, превращая улицы в подобия лабиринта, в котором новичку куда проще заблудиться, нежели отыскать нужный дворец. Но, к счастью, носильщики хорошо знали город и без проволочек разыскали резиденцию цоге Вайрата.
   После непродолжительного обмена репликами со слугами ворота распахнулись и Тай увидела дом в пять этажей, выстроенный в традиционном эльфийском стиле, с множеством балкончиков и башенок. Не хватало только исполинских деревьев, растущих у стен: ведь традиционные жилища эльфов строились так, чтобы иметь возможность покинуть его через первое попавшееся окно или дверь - полезная предусмотрительность, спасшая не одну жизнь, между прочим. Но цоге Вайрат этого то ли не знал, то ли не рискнул так явно выказывать симпатию врагам Империи.
   Тихое покашливание отвлекло Тай от раздумий. Слуга, стоявший неподалеку, терпеливо дождался, когда девушка заметит его и только тогда заговорил:
   - Пожалуйста, драгоценная мицоги, прием назначен в Восточном павильоне, - он указал на другое здание, выстроенное в традиционном имперском стиле. Тай кивнула и последовала за ним.
   "А зря я решила, что цоге Вайрат симпатизирует эльфам". В зале, в который её привели, одну из стен зала занимала огромная картина, изображающая триумф воинов Империи над очередным войском. На переднем плане красовался гордый мужчина в черной имперской форме перед вереницей пленников, стоящих на коленях. Позади него реял стяг со Спящим Драконом. На губах победителя играла презрительная улыбка, а пленники вполне предсказуемо выглядели жалкими и никчемными. Художник нарисовал солдат в современной форме, а значит, перед ней битва у Туманного Лога, битва, которая случилась за пару месяцев до её рождения. А, значит, проигравшие - воинство невезучего Орена Малавского. Тай склонила голову набок, рассматривая проигравших: все как один худые, беловолосые, с непропорционально большими ушами. Получилось глупо, тем более, что воюют люди, а небесные дети лишь командуют - это всем известно, разве нет?!
   В коридоре послышались шаги, Тай обернулась и увидела человека, точнее, Высшего, копия которого на картине величественно и гордо попирала поверженных врагов. Но... ведь все знают, кто разбил малавцев!
   - Любуешься? - лениво протянул цоге Вайрат. Его цепкий взгляд раздражал: так смотрят на животных, решая, отправить ли на бойню или оставить на развод. - Или скорбишь?
   - Для меня честь видеть вас, мицоге! - отчеканила Тай, игнорируя слова Высшего. Ни малейшего сочувствия к проигравшим она не испытывала: потеряв на болотах наследника трона, малавцы не успокоились и вместо Империи обратили свою агрессию на родичей. По этому поводу она могла бы многое сказать, но опекун давным давно запретил ей упоминать о прошлом, а его приказы Тай никогда не оспаривала.
   - Что ж... Ты должна понимать, что Высшая придворная школа - это истинная обитель совершенного знания. Без сомнения, ты должна быть благодарна за оказанную честь и оправдать то доверие, которое тебе было оказано. Жаль, что пока я не заметил в тебе и тени признательности.
   Таким тоном с ней разговаривала разве что мать, но это было давно и тот период своей жизни Тай помнила плохо. Мысль, что ей предстоит провести несколько месяцев рядом с этим надменным индюком, мгновенно испортила настроение. А Высший всё вещал про её долг перед Империей и прочую чушь, от которой опекун обычно морщился.
   - Тебе всё понятно, Таири? - поинтересовался он в конце монолога.
   - Да, мицоге, - соврала она, не моргнув глазом.
   - Что ж, можешь идти. И помни, что тебя взяли сюда из милости.
   "Милости?! Что за бред? Я - ир-цоги, нравится это кому-то или нет, поэтому и стою здесь перед тобой!" С трудом сдержавшись от высказывания мысли вслух, Тай поклонилась и молча вышла.
  
   Первое, что она сделала по возвращению домой - избавилась от надоевшей прически и облачилась в любимое домашнее платье, расшитое диковинными цветами. Чтобы как-то скоротать время до ужина, она бродила по саду и лениво рассматривала коллекцию миниатюрных деревьев. По словам Ина Диррека, выращивание подобных бонсаев было весьма популярным лет сорок тому назад среди богатых семей Сиана. Женщины его клана приложили немало усилий, чтобы поразить воображение гостей и, надо признать, добились немалых успехов. Даже спустя годы, миниатюрные гранаты и рододендроны продолжали радовать взгляд.
   И всё же, гуляя по этому саду Тай не могла избавиться от ощущения заброшенности и опустошенности, что возникает в давно покинутом людьми месте. Дом строился для большой и уважаемой семьи, но, увы, жизнь распорядилась иначе: клан Дирреков потерял слишком многих во времена эпидемий черной лихорадки, прокатившиеся по Северной провинции одна за другой, а выживший и ныне здравствовавший Ин Диррек, замком Южной армии, прочно обосновался в форте Маграс со всем своим многочисленным семейством и посещал столицу исключительно по делам.
   Садовник неторопливо развешивал вдоль дорожек, соединявших главный дом с остальными постройками, бумажные фонари, уже который вечер приводившие Тай в восторг. До чего же просто: бамбуковый каркас, обтянутый бумагой, свеча - и никакой магии!
   - Добрый вечер, мицоги, - слуга близоруко щурился - не удивительно, что с таким зрением он заметил её только сейчас. И как жаль, что даже магия бессильна против наступления старости.
   - Добрый, - согласилась Тай. - Господин Диррек уже вернулся?
   - Он в павильоне для бесед, - садовник указал на беседку в глубине сада. Тай не смогла скрыть усмешки: привычка столичных жителей давать всему высокопарные имена её забавляла.
  
   - Что за жара! - воскликнула она, подходя к беседке, - можно подумать, мы где-то в Урае. Дядюшка, здесь всегда так душно?
   Светлячок, напоминающий маленькое солнышко, влетел в беседку и завис прямо над столом.
   - В Сиане случается много странного, мицоги. Как прошел ваш первый день в Школе?
   Она охотно переменила тему и принялась в лицах расписывать церемонию вступления и последующий вызов к Высшему.
   - Не понимаю, зачем цоге Вайрат вообще позвал меня. Он не сказал ничего важного. И я ему не понравилась. Впрочем, это взаимно.
   Диррек устало покачал головой.
   - Полагаю, он просто хотел увидеть вас.
   - Зачем?
   - Обычное любопытство, - дядюшка развел руками. - Всё, связанное с мицоге, вызывает в столице определенный интерес.
   - Я ненавижу, когда меня рассматривают как экзотическую диковинку! - мрачно сообщила Тай, и, не встретив поддержки, вплотную занялась рисом. За столом повисло молчание, прерываемое только стуком палочек и пиал.
   - Дядюшка, - спросила Тай чуть позже, - а как бы вы назвали человека, который присваивает себе чужую славу?
   - На то закон есть. Но что вас сподвигло вас заинтересоваться этим вопросом? - нахмурился Диррек.
   - В доме цоге Вайрата висит картина, на которой он принимает капитуляцию эльфийского войска. Форма солдат современная. Но разве он командовал армией?
   - Не думаю. До мицоге, Южную возглавлял ныне покойный цоге Верш. Что до Северной, то цоге Ашер управляет ею больше века. Хотя, погодите... если форма - современная... Битва при Логе?
   - Я тоже так подумала, - подтвердила Тай, выбирая в тарелке кусочек поаппетитнее.
   - Тогда он в своем праве.
   - Как?!
   Черный гриб шмякнулся на стол.
   - Мицоги Таири!
   - Простите.
   - Вы ведь ни с кем не говорили об этом? - осторожно уточнил Диррек.
   - Нет, конечно. Но... просто это нечестно! И вы, почему вы говорите, что он вправе приписывать себе чужие заслуги?!
   - Потому что капитуляцию принимал именно цоге Вайрат. Цоге Горт несколько переоценил свои силы, когда поднимал, хм, резервы. И реакцию солдат на такое пополнение.
   - Насколько переоценил? - хмуро поинтересовалась магесса.
   - Пару дней я считал, что он не выживет, - Диррек налил себе ещё чаю. - Как ни странно, в некоторых вопросах вы с ним удивительно похожи.
   Тай порадовалась, что её уши прикрыты волосами - наверняка кончики сейчас пылают не хуже огневиков.
   - Но почему тогда...
   Диррек приподнял руку в предупреждающем жесте. Гость вынырнул из ближних кустов прямо перед беседкой. Метнувшийся к нему светляк заставил его отшатнуться и прикрыть глаза.
   - Эй-ей! Простите, отец, я припозднился.
   - Самен, так ты тоже приехал!
   Маленькое солнышко юркнуло назад в беседку. Второй сын замкома и партнер по детским играм Тай лукаво улыбался.
   - Здравствуй, Тай.. ири, - поправился он, заметив хмурый взгляд отца. Тот не одобрял панибратства, считая, что без иерархии в семье и государстве наступает хаос.
   - Что слышно в городе? - спросил замком, когда сын утолил жажду и потянулся к рису. Самен благовоспитанно отложил палочки и сообщил:
   - Благодарение Предкам, все тихо и благостно. Люди обсуждают грядущий снос квартала Сов и новую певичку - ой, простите, мицоги. В общем, ничего особенного. Тишина и благодать.
  
   Глава 2.
   *** Тай
   Придворная школа оказалось весьма неприятным местом. Занятия начинались в том часу, который предпочитал господин учитель. Одни, подобно учителю словесности, предпочитали заниматься на рассвете, когда "солнце едва озаряло вершины гор". Другие предпочитали поспать подольше и принимать учеников после обеда. Но, главное, сами занятия выглядели абсолютно одинаково: учитель вещал, школяры внимали. Скука. В довершение ко всему, Тай искренне не понимала, что за прелесть находят другие в поэзии и высокопарных сочинениях, так почитавшихся в столице. Когда она в первый раз услышала, как о некой девушке говорят, что она "рыбу заставит утонуть, а летящего гуся упасть", то решила, что речь идет об ужасном уродстве, чем вызвала смех со стороны более образованных школяров.
   Но самым неприятным был нездоровый интерес к её происхождению. Да, эльфийская кровь слишком заметна, настолько, что в обычной жизни Тай прятала уши под волосами. Но ведь это не повод глазеть на неё и шептаться за спиной! В конце концов, среди жителей Империи встречаются даже чистокровные эльфы, не говоря о полукровках, чье рождение всячески поощеряется. А эльфийские королевства на западе являются такими только на бумаге, на деле большая часть их жителей - люди. Другой вопрос, что правители и маги там сплошь эльфы. Ну так в Империи все самые важные посты занимают Высшие - и что с того?
  
   Скрип-скрип, вперед и назад, раз за разом движется брусок туши. Медитативное занятие замечательно подходит для неспешных раздумий о высоком или не очень: вот, смотришь, к примеру, как медленно тает брусочек, и размышляешь, что будешь делать, когда тушь сотрется до рисунка из позолоченных сосен. Картинку жаль. Дома на такие изыски не тратились, брали уже готовую жидкую тушь, при упоминании о которой столичные учителя брезгливо морщатся.
   Перед занятием нужно успеть растереть достаточно туши, чтобы не прерываться и не мешать остальным во время урока. Самые ответственные для это цели приходят за полчаса, неспешно раскладывают свои сокровища и приступают к священнодействию. Другие, и Тай в их числе, прибегают заметно позже и проделывают все те же движения в неподобающей спешке. И только самые самоуверенные являются в "зал внимания слову" буквально перед появлением учителя, неспешно оглядываются и что-то командуют своим приспешникам.
   Тай краем глаза видела, как Велс шептался со своей тенью Лием, как тот неспешно подошел к сидящему у окна Перыну: юноша пришел одним из первых и до сих пор что-то сосредоточенно готовил и не замечал брата Лияны пока тот не навис над столом. А потом, после краткого диалога, смутился похлеще девицы, быстро сгреб тушечницу и кисточку, выхватил свиток из загребущих рук Лия и пересел как можно дальше. А Велс невозмутимо уселся на его место.
   Однако просто прогнать нахала показалось Лию недостаточным и он смахнул рукавом свиток на пол и наступил на него. Перын вспыхнул и вскочил, готовый броситься с кулаками на обидчика, Лий ухмыльнулся и чуть подался назад, занимая удобную позицию.
   - Лий, - негромко сказала Тай, продолжая растирать тушь, - успокойся, пожалуйста.
   - Лий, покажи выскочке его место, - тут же парировал Велс.
   Анхт побледнел, но отказать своему покровителю не решился. Медленно, будто во сне он подошел к столу Перына и приподнял тушечницу. Тонкая струйка черной жидкости потекла на свитки, но, стоило ей коснуться белоснежной рисовой бумаги, тушь резко ударила вверх, прямо в лицо юноши. Лий завопил, выронил тушечницу и закрыл руками лицо.
   - Ай!...
   Скрип бруска в наступившей тишине прозвучал особенно мерзко, но Тай продолжила растирать тушь, как ни в чем не бывало.
   Кровь ударила в лицо Велса. Юноша прошел к столу и смахнул оставшиеся предметы со стола несчастного Перына.
   - Зачем ты это сделал?!
   - Потому что каждый должен знать своё место, - заявил Велс. - Это и тебя касается, Трофей.
   - Я-то хотя бы не бастард, - добродушно отозвалась Тай. Достаточно громко, чтобы услышали и другие.
   Тушечница летела прямиком в лоб, но в последний момент взмыла вверх, ударилась сначала в потолок, а потом и в стену позади магессы. Ветер, послушный её воле, отвел от неё поток чернил и пару кисточек, но, увы, достигнуть Велса ему не удалось. У ир-цоге тоже были неплохие учителя.
   Велс нападал, она блокировала или же отправляла попавшиеся под руку предметы в своего противника, стараясь пробить его защиту. Вода, бумага, кисти, краска - это больше походило на жонглирование, только маги не нуждались в помощи рук. Левитация и управление воздушными потоками - они успели задействовать едва ли не все доступные им умения, кроме разве что откровенно боевых, когда раздался старческий вопль:
   - Что здесь происходит?! О, Предки...
   Тай отступила на шаг в сторону, не решаясь отвести взгляд от противника, Велс повторил её маневр, опустив руки. Магесса посчитала это жестом примирения. Временного, конечно - на этот счет она иллюзий не испытывала.
   Сравнительно неповрежденным оставалось только пространство между ними, остальная комната превратилась в руины: перевернутая мебель, ошметки бумаги, черные потеки краски - и две группки школяров с одинаково испуганными глазами: им такие перепалки в новинку.
   Ах да, и господин учитель, ошарашенно взирающий на всё это безобразие.
   - Ветер... - невинно предположила Тай.
   - Внезапный порыв урагана, - дополнил её версию Велс.
   Старик открыл рот, но не произнес ни звука, как рыба, вытащенная из пруда.
   - Господин учитель, - подала голос Ватари. Она почти не пострадала, разве что прическа растрепалась. - Мы могли бы провести занятие в другой комнате.
   - Д-да, занятие, - согласился учитель, пошатываясь и отступая к выходу. - Занятие...
  
   Голос у господина учителя был громким и на редкость раздражающим. Похоже, он полностью пришел от утреннего потрясения, в отличие от учеников. Большая часть бумаги пострадала в драке и теперь только самые запасливые и ответственные вели записи. Остальные, и Тай в их числе, просто сидели на циновках и старались запомнить хоть что-то. Сегодня учитель говорил о порядке.
   - Дела обстоят правильно, когда чиновники преданны, когда сыновья почтительны с родителями, когда младшие почитают старших, когда установлено различие между мужчинами и женщинами, ибо так написано в неизменных законах, установленных Императором-Драконом для своего народа!
   Стоило учителю отвернуться как черный камешек туши перелетел от Шамата к Лию, скорчившему рожу, Лияна хихикнула, прикрыв лицо веером, Ватари на секунду отвлеклась от своего свитка и обменялась взглядом с Тай.
   - Голод не является причиной для нарушения существующего порядка вещей, даже угроза жизни не является достаточной причиной, чтобы преступить закон. Ибо закон - воля Императора! Отсюда ясно, что одного человеколюбия или справедливости еще недостаточно для того, чтобы добиться хорошего управления...
   Снова свист. И снова. Тай вскинула руку: чтобы поймать тушь в воздухе, да ещё не глядя, ей пришлось смухлевать и слегка изменить траекторию движения кусочка.
   - Цоги Таири! - а вот скорость - её слабое место. Тай опустила руку и быстро-быстро оттарабанила:
   - Господин учитель, у меня вопрос! Я хотела...
   - У вас вопрос к учителю, мицоги ученица? - возмутился старик. - Вы подвергаете сомнению истинность учения?! Или сомневаетесь в моих знаниях.
   - Я хотела всего лишь уточнить... - промямлила Тай. Она никак не могла взять в толк, что не так в желании задать вопрос.
   - Я излагаю ровно столько, столько вам полагается знать, мицоги ученица! - отчеканил учитель.
  
   - Ах, Таири, - сказала Ватари после занятий, - учителей нельзя спрашивать, это же страшное неуважение!
   - Почему?
   Подруга наклонилась поближе и хихикнула:
   - Думаю, потому что они и сами не знают ответа! Пойдем, лучше, в парк.
   - Ты предлагаешь прогулять занятия? Ватари, я тебя не узнаю!
   - Разве сегодня хоть кто-нибудь сможет учиться? - вздохнула девушка.
   Солнце продолжало светить по-летнему ярко, о смене времен года напоминала только золотая окраска листьев. Парк начинался прямо за стенами Школы - идеальное место для тех, кому надоели науки.
   Ватари убедилась, что рядом с ними нет посторонних ушей и только тогда прошептала:
   - Зачем ты это сделала?!
   - Он меня оскорбил. И не только меня - вспомни, что он со своими прихвостнями вытворял!
   - Но Велс - сын главнокомандующего!
   - И что? - невозмутимо парировала Тай. - Кто-то же должен указать ему, где он не прав.
   Правда, несмотря на браваду, в сердце магессы всё же закралось неприятное чувство, будто она что-то упускает. Такое с ней уже случалось.
   - И что теперь будет? - спросила Ватари, разглядывая прохожих.
   - А ничего, - улыбнулась Тай. - Не побежит же Велс жаловаться родителю - это же будет равносильно признанию поражения. А кому нужен слабый ир-цоге? Забудь! Лучше покажи мне достопримечательности - я слышала, в парке есть множество чудес.
   - Так и есть. Скажи, что бы ты хотела посмотреть: площадку для игры в го, шириной в десять локтей - там играют настоящие мастера, а горожане делают ставки, кто победит. Или ты хочешь посмотреть водяные часы, что отсчитывают время по каплям. Каждый час они издают мелодичный звон. А, может, тебя заинтересует механический соловей, поющий не хуже живого? Он живет в золотой клетке в самом центре сада!
   Где-то неподалеку кричала женщина.
   - Что это?!
   - Не обращай внимания. Здесь есть ещё фонтан и...
   На дорожку прямо перед девушками выбежал человек, бросил на ходу: "Там собака! Бегите!" и поспешил к выходу.
   - Таири...
   - Пошли!
   - Но, Таири! Там опасно!
   - Тогда оставайся тут!
   Людей она заметила почти сразу, да и было бы трудно не заметить с десяток горожан, беспомощно стоявших и смотревших в одну сторону, на двух школяров, сидевших на земле. Один из них встал и попытался подойти к зевакам, но его тут же осадили:
   - А ну сиди смирно! - прикрикнул коренастый мужичок в одежде слуги. Толпа зевак, незаметно собравшаяся вокруг, поддержала его глухим рокотом.
   - Мой друг ранен, ему нужен целитель.
   Голос Велса. Что здесь делает надменный ир-цоге?! Да ещё просит, а не приказывает, как обычно.
   - Ты сиди, за лекарями уже послали. Хотя толку-то...
   - Что случилось? - спросила Тай парня, стоявшего поотдаль.
   - Собака, - повторил он слова незнакомца.
   - Да что вы все заладили: собака, собака. Ну и что?!
   Кто-то попытался её остановить, поймать за рукав, но Тай лишь досадливо оттолкнула руку доброхота. Велс, судя по вытянувшемуся лицу, успел её заметить и не слишком обрадовался встрече. Вторым школяром был Отан и стоило Тай его рассмотреть поближе, как желание шутить пропало. Юноша сидел на земле, бледный как мертвец. Правого рукава у его шеньи не осталось, а обнаженная рука была располосована от локтя и ниже.
   Рядом валялась тело псины с перерезанным горлом. Работа Велса - его нож для заточки кистей валялся рядом в луже крови.
   - Тебе-то что здесь понадобилось? - прошипел Велс, хотя и как-то вяло, без огонька. Отан промолчал.
   - Девица, уйди отсюда! Заразишься, дуреха!
   Тай опустилась на колени рядом с телом псины. Так вот в чем дело - вокруг пасти и на камнях виднелись клочья пены.
   - Значит, бешенство?
   - Как видишь. Довольна?
   Смертельно опасная болезнь. Укушенный бешенным животным через месяц заболевает и умирает в страшных мучениях. Простолюдины верят, что даже прикосновение к больному приведет к гибели, так что Велса и Отана не выпустят отсюда.
   Лечения от этой напасти нет. Ну, почти.
   А ведь он хорошо держится, отметила Тай, понял, с чем имеет дело, но не запаниковал, даже руку Отану перетянул. Может, избалованный ир-цоге не так уж и безнадежен?
   - Не бойтесь, я исцеляющее заклинание знаю.
   - Что?!
   - Смотрите и восхищайтесь, господа.
   Тай мысленно вознесла хвалу мастеру Хаваму, научившему её этому заклинанию незадолго до её отъезда. Как знал.
   - Сядь рядом с Отаном и держи его.
   В отличие от большинства заклинаний исцеления в этом требовалось не воздействовать на тело пациента, а на мельчайшие частички заразы, поселившиеся в слюне и крови, позволить магии найти их и уничтожить.
   Тай зажмурилась, сосредотачиваясь на ощущении от заразы, после чего позволила своей магии проявиться во внешнем мире. И только после этого открыла глаза. Над телом собаки, над кровью на земле, над одеждой и даже в ранах Отана затрепетали желтоватые огоньки. Толпа ахнула, школяры завороженно смотрели магическое пламя.
   - Заклинание выжжет всю заразу, а потом лекарь зашьет раны, - сказала Тай, усаживаясь на землю рядом с ними. - И всё будет хорошо.
   - Целительская магия... - пробормотал Велс, - с чего бы нам такая честь, мицоги?
   Дурацкий вопрос. Такой мог задать только профан, не имеющий представления об основах магии. Чему их только учат?!
   - Исключительно, чтобы не позабыть искусство, драгоценный ир-цоге.
   Заклинание выматывало, но прерывать его Тай не решалась. Время тянулось бесконечно долго.
   - Что у вас произошло? Откуда взялась собака?
   - Понятия не имею, - буркнул Велс. - Мы гуляли, потом женщина заорала и Отан решил погеройствовать.
   - А сам-то? - парировал раненый, - зато будет что вспомнить.
   - Если выживем.
   - Кто-то из вас сомневается в моих способностях? Лучше скажите, куда подевалась та женщина?
   - Туда же, куда и Лий с Лияной. Сбежала.
   Глаза Отана закатились и он стал заваливаться на бок, Велс заорал, чтобы сюда привели, наконец, лекарей, оказалось, они уже давно прибыли, но побоялись подходить к ним до тех пор, пока все огоньки не погасли. Только тогда Отана перевязали по всем правилам и всех троих забрали в Палаты Врачевания, дабы лекари убедились, что угроза миновала.
  
   Снаружи здание выглядело как небольшая круглая крепость, внутрь которой вели четыре входа, расположенные по сторонам света. Короткий туннель вывел их во внутренний дворик вымощенный камнем, напоминавший колодец. С верхних этажей спускались многочисленные лестницы, по которым без устали сновали лекари и целители.
   В другое время Тай была бы счастлива увидеть Палаты своими глазами. Мастер Хавам, полковой целитель, учивший её азам искусства, много рассказывал об этом месте и о людях, работающих на благо других: Палаты занимались не только излечением больных, но и созданием новых методов и заклинаний, позволяющих побеждать болезни.
   Но сейчас единственное, о чем Тай могла думать - это как не свалиться в обморок, но вместо отдыха, её провели в комнату на втором этаже, где за огромным черным столом восседали два целителя в летах, жаждущих услышать её историю. Чем больше она объясняла, тем больше старики хмурились, цокали языками и покачивали головами словно болванчики с ярмарки, а когда Тай назвала имя своего учителя и вовсе разозлились, пробубнили про "безрассудство" и "излишнюю самоуверенность" и тут же потребовали, чтобы непрерывно зевающая девушка показала заклинание в действии. Сил на спор не осталось, а потому она послушно проделала все, что от неё требовали, хотя в глазах ненадолго потемнело.
   После от неё отстали и Тай, с трудом вписавшись в проем, выбралась в коридор. Уже на лестнице у неё вновь закружилась голова, да так, что она едва успела ухватиться за поручень. Впервые в жизни она вычерпала собственный резерв до дна.
   Тай как раз вспоминала слова своего учителя: "потеря силы для мага означает смерть", когда чья-то рука легла ей на плечо. Щедрый незнакомец делился силой, отгоняя тьму.
  -- Так лучше?
   Вторая рука незнакомца легла на запястье, прощупывая пульс.
  -- Да, намного.
   Тай глубоко вздохнула подняла взгляд на благодетеля. Лицо ещё молодое, а волосы - сплошь седые. Впрочем, все целители рано седеют.
   - Благодарю вас, со мной уже всё в порядке.
   - Не стоит благодарности, драгоценная красавица. Помочь коллеге - мой долг. Как давно вы работаете в Палатах?
   - Нет, я учусь в придворной школе. Ой, - спохватилась Тай, - я не представилась. Мое имя - Таири, - торопливо произнесла она и попыталась встать. Но в глазах опять потемнело и она плюхнулась обратно.
   - Ах, оставьте формальности, драгоценнейшая, - замахал руками целитель, - лучше давайте, я скажу помощницам принести вам воды. Увы, я должен сейчас идти к больным, но мы обязательно ещё встретимся. Так? - его глаза смеялись. Тай слабо улыбнулась в ответ.
   Целитель ушел, но почти сразу же к ней подошла молоденькая лекарка в форменном одеянии и принесла воду. Тай вспомнила, что её новый знакомый забыл представиться и поинтересовалась его именем.
  -- О, вы говорили с самим доктором Иши! Во время последней эпидемии, он спас тысячи людей... Это святой человек!
  -- Тысячи людей? - удивилась Тай. Обычно возможности целителей были куда скромнее. Ведь за жизнь других они расплачивались собственными силами, которые не бесконечны.
  -- Так говорят, - убежденно сказала девушка, - и я верю в это. Доктор Иши может всё!
   Добрая девушка по имени Илина вызвалась проводить Тай домой. По дороге она не прекращала рассказывать о драгоценном докторе. Тай рассеянно поддакивала: в тот момент её меньше всего интересовали жизнеописания.
  -- Я так рада, что он вернулся и смог преодолеть свое горе...
   Паланкин остановился, слегка качнулся и огромная рука носильщика отдернула занавесь. Илина вышла следом за Тай и только сейчас смогла рассмотреть, куда они прибыли.
  -- Такой огромный дом, госпожа.
  -- Не такой уж и огромный, к тому же большую его часть занимает сад.
  -- Он пирнадлежит вам?!
  -- Не совсем, я все лишь арендую его, - скромно призналась Тай. - Вы же не откажитесь выпить со мною чая?
  -- О да. То есть, не откажусь. Прошу прощения, госпожа, могу я узнать ваше полное имя?
  -- Таири-ан-Горт.
   Илина резко побледнела и склонилась в низком поклоне.
  -- Прошу прощения, ир-цоги Таири! Я была так неучтива!
  -- Госпожа Илина, вы ничем меня не оскорбили, наоборот, помогли мне. За что же вы просите прощения? И, прошу вас, встаньте - я предпочитаю видеть глаза людей.
   Девушка послушно поднялась с мостовой, но настроение безнадежно испортилось. Тай повторила приглашение и Илина его приняла, но преодолеть робость и смущение так и не смогла. Так что когда лекарка покинула дом, Тай вздохнула с облегчением.
  
   Её разбудил грохот. За окном выл ветер и сверкали молнии. Где-то хлопала незакрытая дверь. Пока она спала, лето окончательно сдало позиции дождливой осени. Тай поежилась от холода и постаралась вспомнить, в который сундук экономка засунула её шерстяную одежду при переезде. Вроде бы в большой кованый?
   Светлячок привычно завис над потолком, освещая комнату. Возле полуприкрытого окна налило лужу. Один щелчок пальцами - и створки захлопнулись. Тай вздохнула и с сожалением откинула одеяло. Желудок урчал, требуя еды да побольше, как всегда бывало после растраты сил. Она не стала будить слуг и, проскользнув на кухню, по-быстрому разыскала там сыр, хлеб и несколько яблок, намереваясь спокойно перекусить. Не тут-то было.
  -- Ой, мицоги, вы проснулись! - Вирна влетела на кухню ровно когда Тай прожевывала очередной кусок хлеба. - А тут такое было!
  -- М-м? - содержательно высказалась она.
  -- Пока вы спали приходил какой-то странный человек. Весь в черном. Не слуга, из этих, - Вирна сделала большие глаза. - Я так перепугалась! А он письмо отдал и всё. А я думаю, что ведь слуги на то есть, чтобы письма носить, а тут...
  -- Вирна!
  -- Да, мицоги?
  -- Где письмо?
  -- Сейчас принесу, - девушка выскочила из кухни и почти сразу же - Тай не успела даже найти кружку - вернулась обратно. - Вот оно. Все черное, с Драконом.
  -- Вижу.
   Свиток обернут черной матовой бумагой, в печати поблескивают тончайшие серебристые нити, складывающиеся в изображение Спящего Дракона - знак, использовать который дозволено только Высшим. Тай вздохнула, сломала печать и развернула послание. Внутри лежало приглашение посетить Орхидеевы Террасы, резиденцию цензора Империи, не позднее завтрашнего дня.
   Бедняжка Вирна, услышав, куда направляется её госпожа, побледнела и помянула Великих Предков. Террасы пользовались дурной славой среди простого люда, что, в общем, неудивительно, учитывая род занятий его хозяйки - левая рука Императора отвечала за безопасность и покой Империи, её преданные слуги, прозванные хорьками, обладали поистине огромными полномочиями и правом задерживать любого, чья преданность Императору вызывает сомнения.
   Увы, отказаться от таких встреч невозможно, так что на следующий день в полдень Тай, нарядная и заплетенная по всем правилам, переступила порог Орхидеевых террас. Сизо-черные тучи удивительным образом гармонировали с настроением ир-цоги. Она не удивилась, заметив первые капли начинающегося дождя - неприятности обычно ходят парой. Впрочем, её провожатый, огромный детина, с ног до головы закутанный в черное, тут же распахнул над ней огромный зонт.
   Дворец цензора и впрямь оказался огромным. Покуда они преодолевали путь от внешней стены к внутренним постройкам, моросящий дождик успел перерасти в ливень. Тай опасалась поскользнуться на гладких мраморных плитах дорожки и едва успевала смотреть по сторонам. По дорожкам тенями скользили люди в черном, неуловимо похожие на её провожатого, одинаково безликие и грациозные. Специально их подбирают, что ли?
   Вдоль восточной и западной стен протянулись длинные двухэтажные здания, украшенные сложным черно-белым орнаментом. В самом центре располагался Сад Орхидей, окруженный забором в два человеческих роста. Стены, сделанные из простого дерева, казались скромными на фоне мраморных построек остального дворца, а ворота, легко поддавшиеся под рукой провожатого Тай, никем не охранялись. Как только они вошли в сад, слуга опустил зонт. Дождь прекратился. Тай задрала голову и обомлела: хмурые тучи продолжали поливать город водой, но ни одна капля не достигала земли. Огромный купол, видимый исключительно магическим зрением, укрывал сад от непогоды.
   Гигантские деревья с ровными белыми стволами, напоминающими колонны, упирались ветвями в купол. На них произрастали те самые императорские орхидеи, что дали имя дворцу. Изумительные белые цветы, лишенные запаха, куда больше похожие на произведения искусства, нежели на творения природы. Тай боролась с искушением протянуть руку и коснуться лепестков, убедиться, что это не иллюзия и не муляж.
   Проводник повернул налево, огибая центральное здание и направился к беседке, спрятанной в глубине сада. Её ждали. Цоги Ирали относилась к той категории дам, которые предпочитают подготовить сцену заранее, а затем с удовольствием наблюдают за реакцией окружающих. Набеленная по последней моде кожа, волосы цвета пламени и абсолютно черное платье - Высшая казалась совершенной куклой, только что вышедшей из-под руки мастера, невозмутимой и совершенной. Её выдавал лишь пристальный взгляд - Тай была готова биться об заклад, что госпожа цензор изнывает от любопытства.
   Слуга склонился, приветствуя свою госпожу. Тай последовала его примеру, пожалуй, даже слегка перестаралась, но так даже лучше: затылком ощутила, что Высшая довольна.
  -- Поднимись, Таири, и дай мне тебя рассмотреть.
   Она послушно встала, их глаза встретились. Лицо Высшей оставалось неподвижной маской, но легкая тень складки пролегла между глаз, будто она пытается вспомнить нечто давно забытое. И Тай понадеялась, что память Высшую все же подведет. Цоги Ирали рассеяно махнула веером пару раз, хотя зачем по такой погоде он ей понадобился, Тай не понимала.
  -- Присаживайся.
  -- Благодарю вас, мицоги.
   Щелчок - слуга поднялся с колен и бесшумно удалился. Цоги Ирали любезно спросила, как она устроилась в столице и что ей нравится в городе. Тай слегка замялась: Высшие чувствуют ложь, а правдивый ответ вряд ли понравится. Пришлось изворачиваться, играть словами. Цоги Ирали слегка улыбалась, поигрывая веером. Тай же по большей части рассматривала столик. Чашечки, пиалы со сладостями и даже пузатый чайник казались сгустками тьмы: ни один лучик не отражался на их поверхности. Она не удержалась и провела кончиками пальцев по бархатистому боку чашечки. Легендарный черный фарфор, секретом создания которого владеет только один клан, а право использовать даруется в знак особого расположения самим Императором. Её опекун, даром что Высший, в этот круг не входил.
  -- Угощайся, - предложила цоги Ирали. Взять что-то из засахаренных фруктов Тай постеснялась: она не была уверена, как правильно следует их есть. Пришлось ограничиться чаем, который оказался выше всяких похвал.
  -- Мне доложили, что в городе появилась бешеная собака, - заметила Ирали, прикасаясь к лакомствам. Вышитый серебром дракон оплетал её левый рукав: Высшая не стеснялась демонстрировать, насколько она близка к Императору.
  -- Да, Велс, то есть, цоге Велс-ан-Лесс справился с ней.
  -- Замечательно.
   Повисла пауза. Тай гадала, уместно ли спросить у Высшей о причине вызова или нет, но так и не пришла ни к какому решению. Однако цоги начала разговор сама:
  -- Зная Горта, я могу предположить, что ты неплохо владеешь магией. Впрочем, ты уже показала, на что способна.
   Тай молчала, скромно потупив глаза, так, чтобы видеть отражение цоги Ирали в чашке. Опасности она не чувствовала. Пока, по крайне мере. Высшая продолжила:
  -- Но ты совершенно ничего не смыслишь в этикете и чересчур прямолинейна. Горт - прекрасный учитель, но не может научить тому, чего не умеет сам. Ты удивлена? - спросила Ирали. Тай слегка пожала плечами, что можно было понимать как угодно.
  -- Увы, моя дорогая, твой опекун не понимает простых вещей. Ведь не случайно говорят, что рыба, которая не хочет быть такой, как все рыбы, выбрасывается на берег и там погибает. Тигр, который не хочет быть таким, как все тигры, спускается с гор в город и там попадает в клетку. Того, кто не понимает этого, трудно назвать мудрым. - Цоги Ирали сделала пару глотков и добавила, - не повторяй его ошибок.
   - Ошибок? - переспросила Тай. Ирали пристально посмотрела на неё, но не обнаружила и следа понимания на лице девушки. Вздохнула.
   - Таири, ты всего лишь второй месяц в Столице, а уже успела поссориться с сыном главнокомандующего. Более того, ты показала, что ни во что не ставишь науку, которую преподают в придворной школе. Да, я знаю, что тебя учили по-другому, но это не повод смеяться над преподавателями. Ты слишком обращаешь на себя внимание.
   - Вы следите только за мной или за всеми школярами? - вопрос сорвался с губ Тай раньше, чем она успела осознать его неуместность. Но цоги Ирали только покачала головой.
   - И это тебя взволновало больше всего? Подумай лучше о другом: что бы мы ни говорили, мы говорим о себе, так или иначе. Что должны были понять те, кто слышал вашу перепалку с Велсом, моя дорогая надменная эльфиечка? Про тебя и твою семью?
   "Она знает!" Должно быть, испуг был слишком очевидным.
   - О, вижу, ты не безнадежна.
   Ирали едва заметно улыбнулась, отпила немного чая.
   - Я поступила опрометчиво, - признала Тай, рассматривая колени. А когда подняла взгляд, обнаружила, что смотрит прямо в ореховые глаза Ирали.
   - Что ж, отлично, ты осознала свою ошибку. Можешь идти!
  
   Пара часов на Орхидеевых террасах вымотали не хуже заклинания от бешенства. Оказавшись в нижнем городе Тай прямиком направилась в ближайшую харчевню и долго отпаивалась чаем. Взять что-то покрепче ей мешал усвоенный принцип: маги вина не пьют, если не хотят потерять контроль над даром.
   Потягивая терпкий напиток, Тай размышляла, что делать дальше. Цоги Ирали не выглядела сердитой или злой, но с другой стороны, вряд ли госпожа цензор стала бы тратить свое время на пустой разговор. "Не перечить учителям и не драться с Велсом". Что ж, не такое это трудное дело, чтобы она не справилась. Тем более, что Велс теперь вроде как её должник. Интересно только, а он-то об этом знает? Вчерашние взгляды ир-цоге мало походили на благодарные.
   Весть о бешеной собаке уже успела разнестись среди школяров, как и имена тех, кто в эту историю вляпался. За спиной снова шептались, ну прям как в первые дни, когда её необычная внешность и титул вызывали нездоровый интерес.
  -- Таири, подожди!
   Она обернулась и увидела запыхавшуюся Ватари.
  -- Хвала Предкам, ты жива.
  -- А что, кто-нибудь сомневался?
  -- Но ведь собака-то оказалась бешеной! Должно быть, ты очень любишь людей, если так рискуешь.
   Тай хотела было сказать, что бешенство передается человеку только если слюна попадет в кровь, но передумала. Вряд ли Ватари сейчас хочет слушать трактат о болезнях и их причинах.
  -- Поверь, мой дар не имеет никакого отношения к доброте и любви. Просто я чувствую смерть, как э-э... скажем, неприятный запах. Очень неприятный. К тому же такая возможность показать, кто чего стоит на самом деле, выпадает редко. О, а вот и они...
   Тай оскалилась, заметив, как из комнаты в конце коридора выскользнули двое - Лияна и Велс. Судя по обрывкам эмоций, витавшим вокруг парочки, девушка только-только закончила вымаливать прощение за вчерашнюю неподобающую робость. Тай мягко отстранила удивленную Ватари и шагнула навстречу.
  -- Добрый день, Таири.
  -- И тебе, Велс. Лияна, у тебя, э-э-э, молоко...
   Лияна покраснела и провела ладонью по губам. Тай, злорадно ухмыляясь, приложила ладонь к груди. Девушка посмотрела на свой бюст, а посмотреть там было на что, ойкнула, заметив белесые пятнышки, прикрыла их рукой и побежала в сторону туалетной комнаты.
  -- Стерва, - прошипел Велс. Он умел держать себя в руках намного лучше своей пассии, но уши все равно покраснели. "А я ведь собиралась быть образцовой школяркой и не начинать ссор, - вспомнила Тай, - надо исправлять положение." Она отвела взгляд от лица Велса и только сейчас заметила нескладную фигуру в глубине коридора. Надо же, как удачно!
  -- Была бы, если бы позволила обнаружить следы учителю Вихрену - вон он идет. Кстати, возлюбленный должен заботиться о своей избраннице.
  -- Ждёте благодарности, мицоги?!
  -- Пф! От тебя?
   Учитель, известный своим почтением к добропорядочности, поравнялся с парочкой.
   - Цоге Велс, рад видеть вас в добром здравии. Добрый день, цоги Таири, - цепкий взгляд успел осмотреть обоих школяров с головы до ног. Тай показалось, что она стоит совсем без одежды.
   - Тогда что ты хотела? - сухо поинтересовался ир-цоге, когда они остались одни.
   - О, всего лишь убедиться, что вы оба пережили вчерашнее приключение.
   - Вот как? Никогда бы не подумал, что ты так волнуешься о нашем здоровье.
   - На то есть весомая причина: заклятие я применила в первый раз.
   - И ты молчала!
   Тай глупо улыбнулась и быстрым шагом направилась к Ватари. "И почему меня постоянно заносит куда-то не туда?"
  
   - Представляешь, та женщина, которую спасли Отан и Велс, оказалась супругой метра Ирвассета, учителя литературы. Он сегодня благодарил их сегодня и передал подарки от госпожи! Но так не честно: ты же помогала, а о тебе забыли!
   - Я помогала Отану и Велсу, а не той женщине, так что справедливо.
   - Это так смело - броситься на бешенную собаку! Не представляю, что я бы сделала на их месте.
   - Я бы её просто сожгла.
   - Но это же боевая магия! Её нельзя применять в городе!
   - Ну и что? Бешенные собаки тоже не должны здесь встречаться, но вчера мы её видели! Как она вообще могла взяться в самом центре Сиана?
  
   ***Ирали
   Звонкий стук каблучков гулким эхом разносился по пустым коридорам. Редкие научники, попадавшиеся ей на пути, почтительно кланялись, стараясь ничем не привлечь к себе внимание. Лицемеры и трусы. Такие же, как дорогой братец с его фальшивыми восторгами по поводу её внешности и затаенной ненавистью в глазах.
   - Радостно видеть достойного мужа, трудящегося на благо Империи, - пропела Ирали в ответ на приветствие Фернеса и совсем другим тоном продолжила, - а ты неплохо устроился: прохладно, тихо, никто не отвлекает. Идеальное место для работы. И результатов.
   Братец тут же поник. На столе лежало то, что осталось от последнего опыта. Грудная клетка трупа разворочена, по всему телу кровоподтеки, даже на полу лужи крови. Бессмысленная и, что самое обидное, безрезультатная жестокость. Скольких он уже извел? Впрочем, не ей его осуждать.
   Хорошо, хоть запаха нет - хоть какая-то польза от заклятий Фернеса!
   - Значит, неудача? - вздохнула Ирали и мягко напомнила, - Он начинает терять терпение.
   Фернес вздрогнул как от удара.
   - Предварительные результаты обнадеживают, - проблеял он, - н-но мне нужно ещё немного времени и образцов. Пока мне не удалось установить четкую корреляцию между накоплением силы и...
   - Время... - Ирали со злостью хлопнула по столешнице, - время! Ты обещал закончить этой осенью. Ему обещал! Не мне.
   - Я стараюсь! Но ты же должна понимать, научный поиск невозможно прогнозировать.
   - Я-то понимаю, а вот он... Если тебе нужны помощники, образцы - только скажи, но ему нужен результат. И быстро.
   - Конечно, сестра, - прошептал Фернес, склоняясь перед ней.
  
   Возвращаться на Террасы Ирали предпочитала через сад. Здесь можно закрыть глаза, вдохнуть чистый воздух, особенно приятный после подземелий, и забыть на пару мгновений про все тревоги дня.
   - Моя госпожа, ваши руки... - забеспокоился слуга. Новенький, очевидно.
   - В крови, вижу, на этот раз буквально. Что с того?
   Ирали взяла предложенный платок и вытерла руки.
   - Где Симу Ван?
   - Здесь и ожидает вас.
   - Уж не хочешь ли ты сказать, что я опаздываю?! - хмыкнула Ирали.
   Симу Ван не случайно считался подающим надежды молодым человеком. В свои двадцать пять он уже заслужил четвертый ранг и звание цензора по особым делам. А в довершение к остальным талантам он умел изложить даже самую сложную и запутанную историю всего в нескольких предложениях. Умение, которые оценит каждый, кто ежедневно выслушивает десятки докладов. Ирали осталось только уточнить:
   - А что купец?
   Симу позволил себе злую усмешку.
   - Как обычно, мицоги. Этот негодяй плачет и клянется всеми своими предками, что ничего не знает. Что его попросили носить это с собой во время путешествия. Ничего, и не таких раскалывали.
   - А кто попросил?
   - Некий урайский контрабандист по кличке Ветер.
   Неужели старый знакомец? Столько лет ни слуху, ни духу - что же изменилось теперь?
   - Что ж, не буду вас задерживать, Симу. Да, вот ещё что - я очень вами довольна.
   - Служить вам - высшее счастье! - воскликнул цензор.
   - А теперь оставьте меня одну.
   Дверь за бравым хорьком закрылась. Ирали повертела в руках полученный предмет, тонкую металлическую пластину, покрытую странного вида символами. Знаки слабо светились при прикосновении. Странно, но магия в этой штуке почти не ощущалась.
   - Ветер, значит... - повторила она.
   На мгновение госпожа цензор прикрыла веки, затем кивнула - дальний угол комнаты резко потемнел, мгла сгустилась и из неё вышел высокий мужчина в черном шеньи. Широкие рукава его халата подвязаны выше локтей, за правым ухом торчала забытая кисточка для письма - зов Ирали оторвал его от работы.
   - Что случилось?
   - Ты знаешь, что это такое, Горт?
   Пальцы командарма пробежались по светящимся значкам, от чего те вспыхнули ярче. Его лицо при этом оставалось невозмутимо спокойным и это раздражало Ирали.
   - Пожалуй, да. Откуда оно у тебя?
   - Ты звала меня, драгоценная Ирали? - из нового портала в комнату шагнул ещё один гость - губернатор Южной провинции Висет. Вместе с ним в комнату проник аромат мускуса и бергамота.
   - Мои люди обнаружили нечто весьма занимательное в лавке купца у тебя под носом, в Бхо.
   - Ты говоришь про ту пластинку в руках у Горта? - Висет отбросил прядку, спадавшую на лицо - перстни на его руках полыхнули кроваво-красным. И язвительно добавил, - на твоем месте, сестрица, я бы поберег артефакт - наш командарм любит забывать у себя чужое имущество.
   Горт проигнорировал последнюю реплику, раскрыл ладонь - пластина зависла в воздухе. Со стороны его жесты выглядели так, будто он собирает невидимые нити в пучок - в ответ перед ним возникла полупрозрачная карта провинции, не сравнимая по точности ни с одной рукотворной картой. Ещё движение - и картинка покрылась вязью стрелок.
   - Стрелки показывают изменение напряженности Щита, цифры - саму напряженность. Больше в нем ничего нет, так что, думаю, для проверки этих величин артефакт и протащили сюда. Купец переезжает от города к городу, а пластинка лежит в сумке и все запоминает.
   - Ого, и кого так заботит наш Щит? - посерьезнел Висет.
   Ирали спросила о другом:
   - Кто мог бы создать подобное?
   Горт на мгновение задумался:
   - Ингеварта, Цзарзат, возможно Нараяни, но вряд ли - не в её духе.
   - Значит, Повелительница Изирит... - тихо произнесла Ирали. Горт кивнул. - Хорошо, я подумаю над этим.
  
   Глава 3
   ***Тай
   Приближался Праздник Полной Луны, один из самых любимых и почитаемых в народе. Этот день большинство проводит в кругу родных и друзей, наслаждаясь приятной беседой и утонченной трапезой. В этот день, раз в год, распахиваются главные ворота города Дракона и лучшие из лучших смогут приветствовать самого Императора. Школяры - будущая опора государства - также пройдут через врата, чтобы впервые приобщится к жизни, которую будут вести те из них, кто сумеет сдать экзамены весной.
   Тай не разделяла общего восторга по этому поводу. Она не любила дворцы, которые навсегда были для неё связаны с холодом, страхом и смертью. Полустертые детские воспоминания о мраморных хоромах и их обитателях не вызывали у девушки желания продолжать знакомство.
   К давним страхам примешивалась и куда более прозаичная причина. Необходимые траты повергали её в уныние, тем более, что управляющий вновь просил денег, жалуясь на дороговизну дров и подорожание риса. А ведь для императорского приема просто необходимо одеться во все самое лучшее, а это самое лучшее ещё нужно заказать и пошить! Хорошо ещё Ватари предложила свою помощь в выборе ткани и фасона платья. Однако кое-чего девушки не учли.
  -- Какая красота, - восхищенно выдохнула Ватари, благоговейно прикасаясь к белоснежному меху. Хозяин лавки довольно усмехался в усы, предвкушая удачную сделку. - Таири, правда, прелесть?
   Ответа не последовало. Ватари недоуменно обернулась - её подруга застыла на пороге, ещё мгновение - и Тай выскочила на улицу.
  -- Что с тобой, тебе плохо?!
  -- Уже ничего, - прошептала Тай. - Просто... этот мех... мех детенышей, совсем маленьких. Охотники бьют их по голове палками, бьют долго, чтобы мех не попортить. Мучительная смерть...
  -- Ну ты и придумала. Это же звери!
   Судорога свела горло, Тай закашлялась. Растерянная Ватари стояла рядом, не зная, чем помочь.
  -- Тебе плохо? - повторила она. Тай хрипло рассмеялась.
  -- Все в порядке. Давай выпьем чаю где-нибудь.
   Позже, уже в паланкине, она добавила:
  -- Звери... их боль отпечатывается на шкурах и, знаешь, она ничем не отличается от человеческой.
   Больше в лавки, торгующие мехами, они не заходили. Ватари вспомнила, что тетушка рассказывала про замечательную лавку торговца шелком и потащила подругу туда.
  
  -- Сколько? - выдохнула Тай. Мужчина повторил цифру. Девушка с трудом удержала рвущееся наружу возмущение: за такие деньги в родной провинции можно одеть роту солдат. Этот приём сплошное разорение! И ведь не отвертишься. Деньги у неё были, но тратить их на тряпки не хотелось.
  -- Ах, мицоги, посмотрите на отрез - это же лучший шелк Срединной Провинции! Ах, какой блеск - только в долине Саран создают такую...
  -- Ткань из нерожденных бабочек, - закончила за него Тай. Ватари демонстративно закатила глаза: про нелюбовь подруги к меху она уже успела наслушаться, теперь оказывается, что и шелк ей чем-то не угодил.
  -- Мицоги так юна и так печальна, - вздохнул торговец, - жизнь бабочки мимолетна, шелк же - вечен.
   Тай опустила взгляд. Объяснить, что она почувствовала, когда случайно забрела на мануфактуру, ей так и не удалось. Даже опекуна куда больше интересовал вопрос, догадается ли кто увязать мгновенное разрушение огромного котла, в котором кипятили куколок шелкопряда - лишь по случайности кипящая вода никого не задела - и плачущего ребенка. А также как контролировать спонтанную магию Тай, проявляющуюся так невовремя. Да, объяснить не получалось, смутить и напугать куда проще.
  -- Вечна только смерть, - негромко произнесла Тай, проникновенно заглядывая в глаза торговца. Мужчина вздрогнул и отшатнулся. Как и большинство жителей Империи, он очень боялся упоминания смерти и всего с ней связанного. - Я же предпочитаю мимолетность. И хлопок. Или шерсть. Да, пожалуй, шерсть будет лучше всего.
  
   ***Отан
   "А ведь все начиналось так хорошо..." Младший Аревес сидел за столом, глядя в пустоту прямо перед собой. Смятый листок рисовой бумаги давно размок в луже вина, разлившейся в опасной близости от рукавов его куртки, но аккуратный Отан не обращал на это никакого внимания.
   Появление Лия, по-приятельски хлопнувшего его по спине, оказалось для юноши полной неожиданностью. Отан вскрикнул и едва не расплескал вино.
  -- Отчего грустишь? Праздник же!
  -- Пустое, - отмахнулся Отан. - Не желаешь ли пряник?
  -- О нет, - рассмеялся Лий, - у меня есть идея получше.
   Он развалился на соседнем стуле и заказал рисовое пиво. Накануне праздника таверна не знала недостатка в посетителях, девушки в коротких штанишках, открывающих взгляду аппетитные лодыжки, сбивались с ног, торопясь угодить всем и сразу.
   Отан перебирал возможные благовидные предлоги, чтобы деликатно отделаться от приятеля, однако Лий успел первым.
  -- Послушай, дружище... - проникновенно начал он, присаживаясь поближе. От него разило вином и странными благовониями, тяжелыми и сладкими. Опять будет просить денег. И ведь не откажешь, отец не поймет: это же такая честь, быть другом наследника давнего рода, пусть и разорившегося. Отан придал своему лицу участливое выражение и спросил:
  -- Что случилось?
   Наследник древнего рода шмыгнул носом и пробормотал:
  -- Тут такое дело... ты не мог бы мне помочь? Вернее даже не мне, а Лияне. Бедняжка так расстроится...
  -- Да что случилось, говори скорее!
  -- Ты же знаешь, скоро Праздник Полной Луны. И Лияна так хотела предстать перед двором, держа в руках солнечный веер, нашу семейную реликвию.
  -- И что?
   Лий смотрел в стол, не поднимая глаз:
  -- Да понимаешь, тут такое дело, с этими всеми тратами на одежду, на книги, на жилье... В общем, я его заложил, а Лияне не сказал. - Молодой Анхт на мгновение поднял виноватый взгляд на Отана. Умеет же разжалобить! - И теперь даже не знаю, что делать. Такой прием один раз в жизни бывает!
  -- Даже не знаю. Сколько тебе нужно?
  -- Четыре сотни таэлей.
   Отан присвистнул. На эти деньги можно безбедно прожить год даже в столице.
  -- Я понимаю, - кротко вздохнул Лий и отвернулся. Плечи любителя хорошей жизни за чужой счет безвольно поникли.
   Юный Аревес попытался прикинуть, что выгоднее: помочь приятелю или все же не рисковать. Анхт ведь и прошлый долг не вернул. С другой стороны, отец и сам говорил, что благородство порой окупается.
   Когда после второй эпидемии чумы над столицей нависла угроза голода и большинство торговцев уже потирали руки в ожидании баснословной прибыли, компания Аренга распахнула двери своих складов с продовольствием, отдав товары на нужды города совершенно бесплатно. Старый Аревес дураком не был и понимал, что иногда стоит сделать добровольно то, что придется сделать так или иначе. Те, кто не обладал подобным нюхом и надеялся поживиться на несчастье, потеряли нечто гораздо более ценное, чем деньги. Всего за несколько дней хорьки прошлись по всем учетным книгам и нашли злоупотребления, достаточные для приговоров. А разумный Маш Аревес получил звание цогитеро.
   Да, помочь стоит. Тем более, тогда и Лий врят ли откажется от небольшой просьбы, а ему нужно спешить: старый хрыч заявится со дня на день. И если он узнает, если поймет - тогда все пропало!
  -- Ты обещаешь вернуть деньги после праздника? - переспросил Отан исключительно для очистки совести. Приятель энергично закивал:
  -- Конечно! Сразу же после праздника я все расскажу Лияне и продам веер. Честное слово!
  -- Что ж, я с радостью помогу тебе, дорогой друг. И, если позволишь, попрошу об ответной услуге в одном весьма деликатном деле...
  
   ***Тай
   Ещё за неделю до праздника лавки украсились бумажными фонариками, а над головами трепетали яркие флаги, отвращающие болезни и приманивающие удачу.
   - Если нас кто-то заметит здесь...
   - Скажешь, что сопровождала меня, - Тай умело лавировала в толпе, таща за собой подругу.
   - Но тётя... - в который раз повторила Ватари, не сводя восхищенного взгляда с гадателей, пристроившихся в сторонке и их странных скарб: тыквы, музыкальные инструменты. Девушка из хорошей семьи никогда не покидавшая свой дом без сопровождения открывала новый для себя мир.
   - Они и впрямь могут предсказать судьбу?
   - Никто не может, - уверенно сообщила Тай. - Кроме разве что Высших. И то...
   Толпа, окружающая предсказателей, свидетельствовала, что больниство не разделяло мнение ир-цоги по этому вопросу. Бедняки отдавали гроши за талисманы, приносящие удачу или защищающие от болезней. Женщины - за снадобья, привлекающие мужчин. Другой мир, пронизанный страхом и суевериями. Тай поморщилась:
   - Идём!
   С пестрых лотков торговали лунными пряниками, традиционным лакомством праздника, и сладкими блинами, такими тонкими, что сквозь них можно увидеть небо.
   - Вот мы и пришли.
   - Могли просто приказать слугам.
   - Но так же интереснее! Выбирай!
   - Я... - Ватари задумалась, - пожалуй, я выбираю этот, и этот, а ещё, скажите, из чего сделана начинка? - тонкий пальчик скользил над лакомством, выбирая. Круглолицый торговец с удовольствием включился в разговор, нахваливая свои пряники, а помощник тут же запаковывал покупки в коробочки, разрисованные благими пожеланиями.
   - Благодарствую вас, прекрасная госпожа!
   Ватари зардерлась.
   - Таири, а ты... Таири!
   - А? - ир-цоги смотрела мимо лотка, в сторону.Проследив за взглядом подруги Ватари заметила двух чумазых детенышей, мальчика и девочку, жадно рассматривающих прилавок. Чтобы прочитать их заветное желание, не нужно было быть эмпатом.
   - Скажите, почтенный, а блины у вас сколько стоят?
  -- Десяток за чох, мицоги, - сообщил торговец, на мгновение отвлекаясь от последней коробочки, украшенной рыбами. - Но, позвольте, зачем же благородной цоги...
   Две медяшки затанцевали на столе.
  -- Эй, идите сюда, - Тай махнула детям. - Угощайтесь.
   Дважды звать не пришлось: дети мигом подбежали, схватили угощение и так же резво умчались прочь.
  -- Какая невоспитанность! Просто возмутительно! - возмутился торговец, но Тай только рассмеялась.
  -- Но ты так ничего и не купила! - спохватилась Ватари, когда они свернули в тихий переулок.
  -- А для меня все эти лакомства - отрава, - жизнерадостно сообщила Тай. - Я же хранительница.
  
   Последние приготовления к приему девушки устроили в доме Тай, подальше от глаз строгой тетушки Ватари. Со времен посвящения волосы Тай несколько отросли, однако все равно оставались недостаточно длинными и Вирна пыхтела над вплетением ложных прядей с самого утра. Тай зевала и со скуки гоняла солнечных зайчиков по комнате.
   Ватари перебирала драгоценности и вздыхала о невозможности одеть сережки из дымчатого кварца, что так хорошо оттеняют её глаза. Но увы, императорский прием не позволял вольностей: список дозволенных каждому рангу украшений утверждался ещё когда обеих девушек не было на свете. Ватари вздохнула и взгрызлась в очередной пряник.
  -- Интересно, что сейчас делается в Бхо... Когда я была совсем-совсем маленькой, то верила, что в эту ночь можно увидеть лунного зайца, - девушка смущенно улыбнулась. - И он обязательно выполнит самое заветное желание.
  -- А он ещё и желания выполняет? - спросила Тай, вспоминая свое знакомство с героем легенд.
   "Кто, заяц? Ладно, вот тебе заяц", - опекун махнул рукой - и на миг полная луна обрела длинные ушки, глазки и носик. Десятилетняя Тай восхищенно захлопала в ладоши. Заяц моргнул и улыбнулся, вызвав очередной восторженный визг. - "А теперь - спать, ребёнок!"
  -- Наверное, - пожала плечиками Ватари, - старший брат так рассказывал. То есть, это же детские сказки, в них магическое создание обязательно помогает герою!
   Из-за двери послышался надтреснутый голос слуги:
  -- Мицоги, простите, что беспокою вас, но у ворот стоит посыльный. Он говорит, что принес важную новость для цоге Диррека и отказывается передавать сообщение вашим слугам.
  -- Сейчас приду! - крикнула Тай, спешно натягивая на себя первую попавшуюся накидку. Мимоходом она заглянула в зеркало. Ох, ну и вид у неё: наполовину уложенная прическа, набеленное, но ещё не накрашенное лицо, и домашний халат, выглядывающий из-под накидки. Самое то, чтобы пугать заблудившихся прохожих.
   Хорошо все-таки быть магессой: один щелчок - и перед зеркалом стоит образцовая хозяйка дома в идеально сидящем платье, разве чуть бледновата. Жаль только, на прием в облаке магии не заявишься.
   Старик ждал её у порога, то и дело бросая взгляды в сторону ворот.
   - Что-то случилось?
  -- Мицоги, возможно стоит позвать ещё кого-то из слуг? Этот человек может быть опасен.
  -- Глупости, - отмахнулась Тай. - Давайте закончим с этим делом побыстрее.
  
   В сумерках посыльный в белой одежде казался призраком. Да и внешность соответствующая: глубоко запавшие глаза, плотно сжатые губы и напряженная поза - всё это категорически не понравилось Тай. Подобные вестники не приносят ничего хорошего. Она глубоко вздохнула, замедлила шаг, стараясь выглядеть по-взрослому степенно и спокойно, и старательно подавила желание убежать подальше от дурного предчувствия.
   Тай остановилась в пяти шагах от человека в белом. Слуга, семенивший на шаг позади неё, выступил вперед.
   - Вот человек, о котором я сообщил вам, мицоги.
   Вдали раздавались взрывы петард -- в веселом квартале Ив празднование шло полным ходом. Выждав, пока шум утихнет, Тай сообщила:
  -- Сожалею, но замком Диррек вернулся в расположение Южной армии. Мое имя - Таири-ан-Горт, я дочь командарма Южной армии. Вы можете передать послание мне.
   Посыльный низко склонился, как и положено простолюдинам при встрече со знатными особами, затем выпрямился и достал из рукава свиток:
  -- Мицоги, мое имя - Кайо Манта, ничтожный слуга семьи Маван. Нижайше прошу прощения, что приношу печальные новости в этот дом накануне праздника. Мой господин с печалью сообщает о смерти его почтенного батюшки, цоге Эла Мавана и, повинуясь отцовской воли, просит передать этот свиток замкому Дирреку.
   Тай на мгновение прикрыла глаза, отсекая себя от эмоций этого человека. Должно быть, этот господин Маван и впрямь был хорошим человеком, если слуги о нем так скорбят.
  -- Я сожалею о великой утрате дома Маван. Завтра же это послание будет направлено замкому Дирреку.
  
  -- Что-то случилось? - встрепенулась Ватари, когда Тай вернулась в комнату.
  -- Ничего серьезного, - заверила ир-цоги. - А нам пора одеваться, если мы не хотим опоздать. Паланкин прибудет через час.
   Свиток с письмом несчастного друга замкома лежал в спальне, надежно укрытый заклинанием невидимости. Всё оставшееся время, пока Вирна помогала ей одеть многослойные одежды и заканчивала накрашивать лицо, Тай думала о том, кого из слуг следует отправить в Маграс.
  
   Город Дракона занимал большую часть северной части Сиана, на берегах реки Авиниссы.
   Отсюда, из бесчисленных павильонов Города, сотни чиновников разных рангов изо дня в день занимались управлением государства. Здесь же располагались Ведомство Чинов, Палата Церемоний и даже Главный Штаб, а также происходили все самые важные ритуалы и празднования.
   Тай и Ватари прибыли к малым западным воротам, специально открытым по случаю праздника. Закат давно отгорел и вход, как и вся примыкавшая к нему улица, запруженная роскошными паланкинами, освещались зависшими в воздухе светляками. Ватари напряженно выглядывала в толпе свою тетушку: госпожа Арне Дежне должна была прибыть на праздник вместо госпожи губернатора. Время шло, девушка нервничала.
   "А что, если твоя тетушка уже прошла, раньше нас? А мы возьмем и опоздаем," - предположила Тай и потащила подругу к воротам, мимо каменных львов и стражников в парадной форме. Ещё одна ритуальная нелепость: никто и никогда не осмеливался покушаться на жизнь Императора.
   После яркой улицы дорожки дворца показались Тай темными и неуютными: магия в Городе Дракона была под запретом, вместо светляков для освещения использовались обычные факела, воткнутые в землю. Путь к павильону Сохранения гармонии, где проводился прием, показался ей бесконечным. Однообразная череда мостиков и извилистые тропинок сбивала с толку, девушки не заблудились только благодаря потоку гостей, знающих дворец куда лучше.
  -- Как красиво! - воскликнула Ватари, указывая в сторону. Тучи разошлись и луна предстала во всем своем великолепии. Её копия отражалась в воде. Тай молча кивнула, завороженная зрелищем. "Дзинь!" - рубиновая шпилька выпала из прически Тай и покатилась по дорожке. Девушка едва успела подхватить её у самого края, ещё немного - и драгоценность упала бы в пруд.
  -- Вот этого я ждала со времен посвящения, - мрачно сообщила Тай подруге.
  -- Ничего страшного, со всеми случается, даже с тетушкой. Таири, - спросила Ватари, водружая беглянку на законное место, - а почему твои волосы такие короткие, как у ребёнка?
  -- Они сгорели.
  -- То есть как?!
  -- Учитель Хавам, у которого я училась целительству, попросил меня нагреть один эликсир. Я перепутала колбы и поставила плоскодонную... а, неважно... колба треснула, спирт попал прямо в огонь и начался пожар. Всё произошло так быстро, что я сперва растерялась. Потом потушила, конечно, ожоги учитель залечил, а вот волосы так просто не восстановить, тут ждать надо, пока сами не отрастут.
  -- Как жаль... - протянула Ватари. - Как же жених будет заплетать тебе косы на свадьбе?
  -- На какой свадьбе? - удивилась Тай. - Ты о чем?
   Но Ватари окончательно смутилась и пробормотала нечто невразумительное.
  
   Они не опоздали, наоборот, пришли когда огромный павильон только начинал заполняться людьми. Девушки устроились возле золоченной колонны, так, чтобы можно было видеть вход. Ватари раскрыла изящный веер с рисунком танцующих журавлей. Вещица крайне полезная, ведь слуги дворца не жалели дров для жаровень, согревающих зал.
   Нежная мелодия, напоминавшая шепот ручья, наполняла зал. Тай попыталась заметить музыкантов, но так и не преуспела в этом деле.
   Вскоре после девушек, явились и близнецы Анхт. В руках Лияны также мелькал веер, но такой, по сравнению с которым все остальные казались грубыми поделками. Тончайшие пластины слоновой кости пропускали сквозь себя свет да так, что на лепестках то и дело вспыхивали изречения мудрецов. И что самое удивительное, вещь эта не несла в себе ни капли магии! Те, кто знали семейство Анхт, удивленно перешептывались: "А говорили, молодой хозяин заложил все фамильные ценности". Лий раздувался от важности: пусть смотрят, он ещё покажет, на что он способен! А Лияна преобразилась: глаза горят, движения приобрели эльфийскую плавность - не один мужчина в зале провожал её взглядом, полным восхищения.
   Тай с интересом наблюдала как пусть изящная, но все же вещь, неживой предмет, изменяет вполне живых людей.
  -- Говорят, солнечный веер Анхт появился ещё до рождения Империи.
  -- Они настолько древняя семья? - удивилась Тай. Ватари кивнула:
  -- Их клан одним из первых присягнул Императору. Но Анхты никогда не были воинами, да и экзамены сдать им не удавалось. Торговцы, - последнее слово в устах дочери потомственных чиновников прозвучало как ругательство. - Эти, правда, на что-то надеются, - пухленькие губки насмешливо изогнулись.
   Лияна стояла в кружке юношей, с большинством из которых они виделись каждый день в Школе, и смеялась. Естественно, не забывая прикрывать губы веером. Тонкие костяные пластины переливались на свету всеми цветами радуги.
  -- Странная вещь, - заметила Таири.
  -- О, думаю, тебе бы он подошел.
  -- Глупости. Зачем мне чужие реликвии?
   Ватари фыркнула, но тут же разом посерьезнела и подтянулась. Таири, учуяв перемену настроения подруги, завертела головой и заметила пухленькую женщину на черном платье которой радугой переливался вышитый павлин.
  -- Добрый день, цоги Таири. Здравствуй, Ватари.
   Девушки синхронно поклонились госпоже второй помощнице губернатора.
  -- Прошу прощения, мицоги, я хотела бы поговорить с Ватари.
   Ещё один поклон и Тай осталась в одиночестве. Чем ей заняться во время приема, она представляла слабо. Школяров приглашали, чтобы показать двору растущую смену и чтобы молодежь могла завести полезные знакомства. Что делать цоги Таири-ан-Горт, у которой родни и влиятельных знакомых в столице не было, и имя которой неплохо отпугивало незнакомых, оставалось неясным. Разве что забиться в какой-то угол и ждать, когда можно будет уйти незамеченной.
   В праздничной толпе мелькнула белокурая макушку Отана, то тут, то там мелькали близнецы, мелькнула рыжая грива Шамата, вопреки обыкновению стянутая в тугой узел - юноша прошел мимо неё в сопровождении других молодых людей, судя по говору, земляков. Тай продолжала стоять у стены, мечтая стать невидимкой. До неё доносились обрывки фраз и эмоций.
   "...Может освободиться весьма скоро, мой племянник говорил, что господин... прислала вместо себя двух помощниц... я подумаю, друг мой. В то же время...Только по титулу, её кровь... Ещё не появлялась, ждем... повесил шапку на гвоздь, так что..."
   Зависть, страх, надежда, любопытство. Она тонула в чужих жизнях и чужих эмоциях.
  -- Скучаешь? - раздалось над ухом.
   Тай едва не подскочила от неожиданности. Велс стоял у её правого плеча - и как она не заметила его раньше? Тонкие губы юноши кривила насмешливая улыбка - он наслаждался произведенным эффектом.
  -- Разве ты не должен быть с отцом? Знакомиться с высшим светом...
  -- Мой достопочтенный батюшка слишком занят, а я и так всё здесь знаю, - небрежно заметил Велс. - Это твоей подружке нужно ждать случая, чтобы попасть в приличное общество.
  -- Да неужели? - Тай хотела съязвить по этому поводу, но увы, Велс и впрямь смотрелся посреди приема удивительно естественно. Она сама, увы, такого впечатления не производит. И, к тому же, обещала Ирали не конфликтовать. - И даже скажешь, кто беседует вон там, рядом с колонной?
   Четверо мужчин вели беседу, время от времени прикрывая лица веерами. Велс прищурился и выдал:
  -- Тот, у которого на груди вышит фазан - советник второго ранга при губернаторе Северной провинции, старик рядом с ним - третий писарь отдела Правопорядка. А третий, в форме и шапке с кораллом - замком Северной армии Дангер.
   Последнее имя она уже слышала. Кажется, так звали большого начальника покойного господина Мавана. Полную фигуру замкома не стройнила даже черная форма, наоборот, он напоминал огромную кляксу. Мужчина сильно потел несмотря на то, что постоянно обмахивался веером и оттого ещё больше нервничал. Должно быть, служить под его началом не очень весело.
  -- А с кем разговаривает замком?
  -- Не знаю, у него всего лишь пятый ранг. Да и зачем на него тратить драгоценное время, если в павильоне есть куда более примечательные особы. Вон, к примеру, посмотри налево.
  -- Ты говоришь о тех женщинах?
   Зрелище и впрямь необычное, ведь на прием пригласили исключительно чиновники, будущих и настоящих. У той, что говорила, по-орочьи размахивая руками, символ ранга располагался по-мужски на левой стороне. Чиновница, значит. Вторая, молодая девушка время от времени застенчиво поправляла непослушную прядку, выбивавшуюся из прически. Её одежда, глухое черное платье, выделялось на общем фоне своей скромностью.
  -- И кто они?
  -- О... Насмара Игрин - это она сейчас говорит - первая помощница губернатора Срединной провинции, - Велс с ловкостью фокусника выудил из рукава веер наподобие тех, что использовали замком и его приятели. Следующую фразу он произнес прикрывая губы и весьма язвительным тоном, - госпожа губернатор подбирает людей себе под стать.
   Тай живо представила себе, что в таком случае говорят о подчиненных её опекуна.
  -- А вторая? Её одежда слишком скромна для придворной.
   Велс хихикнул.
  -- Это цоги Эрна, госпожа дорог. Все общественные работы под её началом.
   Одна из Великой Пятерки?! Ладно молодость - Тай знала, что Высшие не старятся - но манеры Эрны также не вязались со столь высоким титулом.
   - Внешность обманчива, - заметил Велс шепотом. Он стоял так близко, что Тай слышала его дыхание. - Тех, кто смеет пытаться что-то украсть в её ведомстве, ждет долгая и мучительная смерть. А вот если вы, драгоценная мицоги, повернетесь налево, то увидите не менее примечательного...
   Западные двери, украшенные танцующими серебряными драконами, распахнулись и на пороге появилась решительная рыжеволосая женщина в черном. Цвет Императора разбавляли только тонкие косые белые полосы по бокам платья.
  -- Цоги Ирали. Уж её-то...
  -- Знаю.
   Гомон стих. Женщина окинула взглядом присутствующих и шагнула вперед. Ей навстречу сразу же поспешили несколько чиновников.
   Низкий дребезжащий гул разнесся по залу и люди, застыв на мгновение, тут же развернули бурную деятельность. Четверо прислужников распахнули тяжелые створки ворот Золотого Дракона и зычный голос возвестил: "Император входит в павильон Сохранения гармонии! Дорогу Императору!" Опытные придворные, знакомые с ритуалом куда лучше школяров, уже выстраивались вдоль красной дорожки. Молодых ир-цогитеро оттеснили во второй ряд. Тай с нетерпением поглядывала в проем: интересно же увидеть самого Императора! Ещё один удар гонга возвестил о том, что Император близко и придворные пали ниц. Со своего места Тай видела только зад человека из первого ряда и часть дорожки. В какое-то мгновение красный шелк потемнел, а затем вернулся к первоначальному свету - Император шагал совершенно бесшумно. Ещё один удар гонга возвестил, что можно встать и узреть Дракона.
   Тай резво вскочила на ноги, повернулась лицом к трону и обомлела. Нет, она предполагала, что Император отличается от простых смертных, но не до такой же степени! На троне восседало кошмарное чудовище с фиолетовыми прорезями глаз, чем-то напоминающими росчерки молний на уродливой приплюснутой морде. Огромные крылья плащом расползлись по трону и полу. Цоге Лесс и цоги Ирали с одинаково торжественным выражением лиц стояли позади трона, соответственно своим титулам. Ниже застыли остальные члены Великой Пятерки: уже знакомая Тай цоги Эрна и двое мужчин. А подданные громко желали Императору долгих лет.
  -- Это... это необычайно! Такая мощь! - возбужденно шептал Велс. Темные глаза юноши блестели от восторга.
  -- Да, - с трудом выдохнула Тай.
   "Я схожу с ума? Нет, я не могла заболеть так быстро! Тогда что, раздери дракон, здесь происходит?!"
   Велс, как и остальные гости, стояли, полностью увлеченные зрелищем.
  -- Книги не врали, не врали! Император великолепен! Да здравствует Император! Как он прекрасен! - отдельные выкрики сливались воедино. Казалось, ещё чуть-чуть - и мир захлебнется от восторга. "Кто-то из нас сошел с ума. Или... неужели иллюзия?".
  -- Ради него я готов на всё! Тысячу лет!
  -- Тысячу лет Императору! - подхватили сотни глоток. - Тысячу лет!
   Слишком много эмоций, слишком сильно... Тай с трудом удержалась от того, чтобы схватиться за голову. Она слишком восприимчива к эмоциям, чтобы выдержать такое!
   Император поднялся и заговорил. Толпа, верные подданные, с восторгом принимали каждое слово, но Тай, захлестнутая общим восторгом и огорошенная видением, не запомнила о чем шла речь. Все силы она потратила на то, чтобы не раствориться в безумном преклонении перед ожившим ночным кошмаром.
   Потом стало тихо. Император медленно поднялся, чтобы покинуть зал, один из факелов оказался у него за спиной и Тай увидела, что свет просачивается через тело властителя империи. Как будто Император - это всего лишь сгусток черного дыма.
   Вновь зазвучал гонг, Тай с облегчением рухнула на пол и чудовище покинуло собрание.
  -- Ты так бледна, тебе плохо? - Велс, наконец-то, отошел от экстаза.
   "Кажется, это не только иллюзия... Что же тогда видит Горт? А остальные Высшие? И что это все означает?!"
  -- Очень душно, - промямлила Тай. - Немного свежего воздуха - и все пройдет.
  -- Пойдем, - Велс тронул спутницу за руку. - Императорский сад - это настоящее чудо. Как и Яшмовый Павильон! Его построили в глубине сада, в тихом уголке - но, поверь, это истинное сокровище! Последнее творение мастера Зарасса перед тем, как он отбыл в Калхилл восстанавливать Южную резиденцию. Там такие фрески, - Велс не прекращал расхваливать достопримечательности дворца все то время, пока тянул сбитую с толку Тай к выходу.
   Свежий ночной воздух и впрямь взбодрил её. Она подняла голову, нашла взглядом луну и улыбнулась. Велс принял это на свой счет.
  -- Дивная ночь, правда?
   Тай кивнула - но слова её интересовали сейчас меньше всего. Куда больше её занимал вопрос, как Велс целуется. Должно быть, в этом деле он мастер. Словно догадавшись о её мыслях, ир-цоге мягко коснулся её руки, пробежав пальцами от запястья вверх, благо широкие рукава позволяли такую вольность. Тай ободряюще улыбнулась ему.
  -- Вот вы где, мои дорогие, - цоги Ирали появилась словно бы из никуда. На лицо Высшей падала тень, но Тай могла поклясться чем угодно, что та сейчас довольна как кошка, дорвавшаяся до сметаны. После короткой заминки оба ир-цогитеро синхронно поклонились.
  -- Думаю, отец хотел бы тебя видеть, - промурлыкала Ирали, обращаясь к Велсу. Юноша намёк понял и откланялся.
  -- Ах, луна сегодня особенно прекрасна, - сообщила цоги Ирали, спускаясь к Тай. - Чудесный праздник, не так ли?
  -- Он... впечатляет, - пробормотала Тай, рассматривая рогатую морду цилиня, застывшего у входа. Каменного хранителя справедливости совершенно не занимали людские обычаи.
  -- Не бойся, когда я захочу выслушать очередную порцию лести, я позову кого-то из поэтов. Пока же меня интересует другое. Вернее, другая. Ты.
  -- Я?
   Тай оторвалась от созерцания тезки и подняла голову.
  -- Верно, моя дорогая. Ты и твое будущее. Вот скажи мне, зачем вас, школяров, приглашают сюда?
  -- Чтобы мы узрели величие и славу Императора, - послушно оттарабанила Тай урок.
  -- А если говорить не столь заученными фразами?
  -- Показать жизнь тех, кто прошел врата дракона.
  -- Верно. И как, тебе нравится? Впрочем, лучше молчи, у тебя на лице всё написано. Неприятно, когда окружающие тебя избегают?
   Тай кивнула.
  -- За это можешь поблагодарить своего опекуна. Впрочем, я могу исправить это досадное недоразумение.
  -- В любом случае я не сдам экзамены, - как можно равнодушней заметила Тай.
  -- Ну и что с того? Ты же женщина, Таири, не забывай об этом. У тебя есть и другие способы подняться высоко. Думай, моя дорогая, думай. Только...
  -- Мицоги?
   Ирали вздохнула и произнесла совсем другим тоном.
  -- Будь реалисткой. Не рассчитывай на союз с Велсом, - после чего изящно взмахнула веером и вернулась в зал. А Тай осталась в ночном саду недоумевать, что это было.
   Чуть позже её нашла радостная Ватари и сообщила, что они с тетушкой уже отбывают, и не хотела бы Тай последовать её примеру. Она ухватилась за её предложение: хватит на сегодня интриг и загадок, и так голова идёт кругом.
   Велс тем временем болтал с каким-то чиновником и Тай постеснялась подходить, тем более что после разговора с цоги Ирали странное желание пропало. Издалека Велс не казался таким уж притягательным. Ой. Тай почувствовала, как краска заливает ей лицо. Получается, она перепутала свои эмоции с чужими - и ведь знала, что время от времени с эмпатами такое случается, а не заметила, как попала под влияние. Позор. А если вспомнить, что за влияние, то позор вдвойне.
  
   ***Велс
  -- Этот восхитительный вечер, я запомню его на всю жизнь!
   Лияна щебетала, Велс хмуро поддакивал, скрывая раздражение пополам с разочарованием. Старая пословица гласила: "жена не может быть столь же желанной, как наложница, наложница - столь же волнующей, как тайная любовница, а тайная любовница - так сводить с ума, как женщина, которая недоступна." Таири по этой логике была одной из самых соблазнительных девушек Сиана. И, если бы не цоги Ирали, сегодня ночью он сорвал бы этот бутон! Эх... Не выше, не ниже. Ровня. Ему, незаконнорожденному, приходилось терпеть множество оскорблений и насмешек в доме мужа его матери. Цоге Лесс соизволил дать ему свое имя лишь три года назад, одним махом превратив забытого всеми мальчугана в благородного мужа. С тех пор окружающие стали перед ним заискивать, но Велс отличался злопамятностью и наблюдательностью. И отлично понимал, кто и что именно хочет от него: одни - почета и власти, другие - денег. Таири не нуждалась ни в чем, её интересовал сам Велс.
  -- Что грустишь, приятель? - рассмеялся подошедший Лий, такой же счастливый, как и сестрица. - Айда с нами в город. Я слышал, новая певичка в "Лунной орхидее" чудо как хороша. Проверим?
  -- Не сегодня. Я буду ждать отца.
  -- А... ну ладно, мицоге, наслаждайтесь вечером, - Лий снова рассмеялся и обратился к стоявшему рядом Отану, - а ты, братишка, тоже кого-то ждешь? Хотя да... я помню...
   Молодой Аревес нахмурился
  -- Друг мой, ты слишком много выпил. Да и вечер заканчивается.
  -- Брось, такая чудесная ночь, все только начинается!
  -- Уже поздно и Лияна должно быть устала, - вмешался Велс.
  -- Но не я! - заявил Лий и слегка покачнулся. Впрочем, тут же выравнялся.
  -- Пойдём, брат, - Лияна ухватила близнеца за левую руку, Отан - за правую и они направились к выходу. Вечно Лия после выпивки тянет на приключения.
  
   ***Тай
   Мягкое покачивание паланкина убаюкивало не хуже колыбельной и всю дорогу из дворца она желала лишь одного - добраться до своей кровати и уснуть. Но, стоило Тай перешагнуть порог дома, как перед ней возник управляющий, твердо уверенный в необходимости завершить финансовые дела как можно скорее и твердящий что-то о крайне выгодных ценах и необходимых тратах. Она честно попыталась вникнуть в его слова, однако быстро запуталась, махнула рукой и отправилась к себе.
   На следующее утро Тай вспомнила о приличиях и отправила человека выразить соболезнования семье покойного господина Мавана. Слуга вернулся к обеду и сообщил, что вчерашний посланник, Кайо Манта, пропал без вести. Странное совпадение. Тай гадала, насколько исчезновение слуги дома Маван случайно и не ждет ли её посыльному с письмом для замкома Диррека та же участь.
  -- Мицоги, - управляющий Лар подошел поближе, стараясь говорить как можно тише, - похоже, дело с которым вы столкнулись, весьма деликатное. Позвольте моему племяннику доставить послание замкому Дирреку.
  -- У вас есть племянник? - удивилась Тай. Мужчина кивнул.
  -- Он работает младшим писарем и мало кто знает о нашем родстве, а потому он не привлечет такого внимания, как любой из ваших слуг.
   Управляющий говорил правду - это она чувствовала, но что-то в его словах смущало.
  -- Благодарю вас за заботу, - согласилась она после паузы. Вот оно! Промелькнувшая в глазах управляющего радость всё расставила по своим местам. Он очень хотел, чтобы послание отправили с племянником, несмотря на долг старшего родственника! - Ваши доводы весьма разумны, однако это дело не стоит вашего беспокойства.
   Она говорила достаточно громко, чтобы её услышали все, кто был в комнате.
  -- Но мицоги, а как же...
   Лучший способ сохранить письмо - это уверить всех любопытных, что его уже не существует. А передать... через неделю начинаются каникулы, а значит, никто не удивится, что она отправится домой. Уж лучше потерять семь дней, чем ещё одного человека.
  -- Дело в том, что в самом конце беседы Кайо Манта назвал имя истинного адресата. Письмо предназначалось совершенно иной персоне и она уже получила его.
  -- Как?! - вырвалось у управляющего. Теперь Тай уже не сомневалась - в её доме и впрямь завелся шпион. В Маграсе такое случалось и не раз: господин губернатор старался вызнать, что происходит в форте и не стеснялся подкупать слуг и офицеров. Но до чего же противно!
  -- Простите, мицоги, не могли бы вы сказать, кому на самом деле предназначалось послание?
   "И кому я могла бы вчера передать письмо? Ватари... Дежне... Велс... О!"
  -- Вообще-то это секрет, - улыбнулась Тай и прошептала одними губами: "Ирали".
  
   Глава 5.
  
   ***Тай
   Пропал Отан. После праздников он не пришел ни на первое занятие, ни на второе. Сначала школяры посмеивались, гадая, где именно загулял обычно сдержанный Аревес, но когда он не появился и на второй день, забеспокоились всерьез. А потом пришли дознаватели. Новость о гибели школяра мигом облетела всю школу, вызвав переполох и волну слухов, один другого неправдоподобней. Говорили, что он то ли погиб от руки бандитов, то ли сам покончил с собой от неразделенной любви. Нашлись и те, кто утверждал, что смерть младшего Аревеса - дело рук какого-нибудь ревнивца.
   Разговоры не утихали даже во время обеда, несмотря на то, что упоминать такие вещи как смерть за столом считалось дурной приметой. Чуткий слух Тай постоянно улавливал имя погибшего товарища. И даже Ватари не утерпела и заговорила, не дожидаясь окончания трапезы:
  -- А ведь это не первое происшествие в этом году. Весной, прямо перед экзаменами также пропал школяр. Говорят, он был лучшим и по магии, и по литературе, ему пророчили великолепную карьеру и вдруг... Тело так и не нашли.
   Сначала посыльный дома Маван, а теперь и Отан. Совпадение или нет? Тай поежилась от дурного предчувствия. Ватари продолжала:
  -- Жаль его, хороший был человек. Не то что эти, - она кивнула в сторону входящих. Велс и близнецы высматривали свободный столик. - О таких, как они, говорят "подобны айве": цвета много, а внутри пусто.
  -- Ты настолько хорошо знаешь близнецов? - удивилась Тай. Ватари зарделась, она вообще очень легко краснела, но от своего не отступила:
  -- Просто знаю жизнь. Я видела похожих и в Бхо, и у тетушки в Цвирте. Готовы кланяться любому, кто поможет им взобраться повыше и затравить того, кто слабее. Шакалы!
   Пальчики Ватари теребили прядку волос: как Тай успела заметить, её подруга нуждалась в чем-то, что можно было бы перебирать или вертеть в руках, когда речь шла о чем-то важном. Или когда смущалась.
  -- А Велс? Ему не надо карабкаться выше.
   Ватари опустила взгляд.
  -- Он тебе нравится?
   Тай фыркнула:
  -- Исключено. Так всё же?
  -- Скользкая гадина. Как и его отец. - Ватари перестала наматывать прядь волос на палец, придвинулась поближе и шепотом добавила, - моя тетушка говорит, что цоге Лесс самый подлый из столичной публики. И потомство у него под стать. А вот и наш ир-цоге.
  -- Нам нужно поговорить, - заявил Велс вместо приветствия. Осунувшееся лицо юноши напомнило Тай посланника дома Маван, что приходил перед праздником. Она сделала глубокий вздох, отгоняя непрошенные сравнения.
  -- Я слушаю.
  -- Не здесь.
   Тай смерила Велса долгим взглядом, разрываясь между сочувствием и раздражением. Сочувствие всё же победило.
  -- Можем присесть вон там в углу, никто не помешает.
   Слуги не успели прибрать должным образом - на столе красовались глиняный кувшин и пара стаканов, однако ир-цогитеро это не смутило. Спиной Тай чувствовала неодобрительный взгляд Ватари. Ох, так вот к чему были все эти разговоры! Тай запоздало сообразила, как они с Велсом выглядят в глазах местного общества.
  -- К чему такая секретность? Кстати, на нас сейчас смотрят едва ли не со всех столов.
   Велс не обратил внимания на её слова.
  -- Ты же хранительница, верно? Говорят, вы чувствуете смерть.
   И ещё как! Тай постаралась, чтобы голос оставался спокойным.
  -- Да, это недалеко от истины.
  -- Ты... не могла бы ты посмотреть на Отана, то есть, я хочу сказать, на его тело и сказать, кто убийца?
   Тай изумленно распахнула глаза. Такой глупости она никак не ожидала.
  -- Но это невозможно! Я могу сказать, как он умер, но не кто его убил. Ха, если бы мы могли бы так легко устанавливать преступников, вся служба правопорядка состояла бы исключительно из хранителей! А с чего бы тебе так тревожится, а? Или ты не доверяешь судье?
   И тут Велс взорвался:
  -- Да что ты понимаешь?! Отан был моим другом, понимаешь, другом! Да я эту тварь из-под земли достану, да я...
   Удар по столешнице вышел настолько громким, что на шум обернулись все присутствующие. Забытый стакан подпрыгнул и шлепнулся об пол, разбрызгивая во все стороны черепки и остатки вина. Велс тяжело дышал, сжимая кулаки.
  -- Почему бы тебе не расспросить судью, который ведет расследование?
  -- И как я не подумал об этом! - язвительно отозвался юноша. - Только тебе, драгоценная мицоги, под силу такая глубина мысли!
  -- Так ты был у него? - переспросила Тай, игнорируя тон собеседника. Велс вздохнул и придвинул стул.
  -- Был. Судья уверен, что Отана убил кто-то из жителей веселых домов. Только это неправда. Отан никогда не ходил к певичкам квартала Ив. Брезговал.
  -- Но любовница у него имелась?
   Велс покосился на собеседницу: не каждый день будешь обсуждать любовные дела покойного друга с девушкой. Но желание выговориться пересилило.
  -- Была. Последнее время госпожа Вихрен оказывала ему особую благосклонность.
  -- Жена учителя истории? - усмехнулась Тай, вспоминая занудные нотации учителя о важности приличий, особенно для женщин. Велс кивнул.
  -- Что если учитель узнал про их связь. Мог ли он отомстить Отану?
  -- Не знаю. Поэтому и попросил тебя посмотреть.
  -- Можно проверить, где он был в тот вечер. Расспросить других учителей и учеников.
  -- Он мог нанять людей. Тогда твои расспросы ничего не дадут.
   Тай задумалась.
  -- Где был Отан в тот вечер, когда пропал?
   Велс пожал плечами.
  -- Я не видел его с дня полнолуния. Когда он не пришел на занятия, я, как и все, сначала решил, что Отан ударился в загул. И о гибели узнал только от дознавателей.
  -- А он точно пропал в ночь праздника?
  -- Ну, дознаватели так сказали, - неохотно ответил Велс и погрузился в размышления. - Эй, Лий, подойди!
   Младший Анхт заметно напрягся, но подчинился.
  -- Что случилось?
  -- Вы же вроде с Отаном уходили, так?
   Лий окинул Тай злющим взглядом.
  -- Ты на что намекаешь, а?
  -- Я хочу понять, что с ним случилось и когда. А тебе разве не хочется найти того, кто убил Отана?
  -- Хочется. Только это наше дело, а не этой эльфийки.
  -- Это мне решать, - жестко оборвал его Велс. - Так ты будешь помогать мне?
  -- Хорошо, мицоге, как пожелаете, - протянул Лий. - Мы с сестрой вернулись к себе домой, а Отан поехал куда-то по своим делам. Куда - я не спрашивал, уж извини. Это все, что ты хотел узнать?
  -- Да.
   Лий молча развернулся, махнул сестре и вышел из едальни. Лияна несколько мгновений растерянно хлопала глазами, но все же последовала за братом.
  -- Он не врёт, - сообщила Тай.
  -- Я и так знаю!
  -- А мог ли Отан посещать госпожу Вихрен в ту ночь?
  -- И как я это узнаю?!
  -- Можно расспросить слуг, - предложила Тай. - Это же твое расследование, ты и думай.
   Велс задумчиво барабанил пальцами по столу. Тай поморщилась - её стук раздражал.
  -- Будет проще, если ты пойдешь к ней в гости.
  -- С какой стати?! Я её даже не знаю! Давай ты сходишь и поговоришь с ней.
  -- Но я - мужчина!
  -- Но Отан же как-то у неё бывал, - возразила Тай. - Значит, есть способ, просто ты не хочешь думать.
  -- Дурацкая затея, - заявил Велс, вставая. На том и расстались.
  
   На своих занятиях учитель Вихрен, как обычно погруженный в себя и мало обращающий внимание на окружающий мир, добрался до первой войны с эльфами. Какое-то время Тай с интересом вглядывалась в старика, но так и не нашла признаков того, что учитель хоть как-то причастен к трагедии. А он тем временем рассказывал, как двести лет назад западные границы молодой растущей империи достигли реки Ширьян, правый берег которой принадлежал королевству Чеди. Его жителей учитель по-простому обозвал эльфами, хотя собственно долгоживущие составляли лишь десятую часть населения. Они становились поэтами, художниками, воинами и правителями, а грязные и тяжелые работы оставляли более примитивным, по их мнению, людям. Такой порядок существовал благодаря покровительству Небесного Града и строгому кастовому делению среди людей, препятствовавшему их объединению.
   Достигнув пределов на западе, Империя хотела расти и дальше (учитель выразился мягче, но Тай поняла именно так), а эльфы, в свою очередь, смотрели на полукровок, к которым относилось большинство жителей империи, как на мерзость, которую нужно истребить. Не удивительно, что мирно сосуществовать не получилось и разразилась первая война, положившая начало великому противостоянию. Чуть позже в эту борьбу включились ещё два королевства и одно княжество. Эта война ведется с переменным успехом по сей день и даже то, что последнее сражение закончилось более четверти века назад, не означало, что старые обиды позабыты.
   В первую войну, эльфы оказались подготовлены куда лучше имперской армии и вначале преимущество было на их стороне. Учитель не скупился на слова, описывая все те зверства, что творили войска Чеди на землях Империи. Впрочем, эльфы и в войнах с сородичами не отличались снисходительностью. Стоило князю Анарты не согласиться с решениями соседей, как его уничтожили вместе с большинством подданных.
   Запах гари. Отчаяние. Уже который день отряд ползет по узким тропкам, а она все никак не может поверить, что это не сон. Война - это слово никак не укладывается в детском сознании. Кажется, что ещё немного - и она проснется в своей комнате и все будет как раньше. Отец, бесконечно занятый делами, мать, совершенная и далекая, нянюшки... Может, это не самый лучший дом, но она другого не знает.
   Огни впереди и позади, крик "оружие к бою!" и, вслед на этим, жаркий шепот няни: "беги, деточка, беги в лес!" И она бежит в темноту, а ветви больно бьют её по рукам и лицу, несколько раз она падает, но все равно встает, потому что знает, за спиной - смерть. Её все же догоняют, кто-то большой и очень-очень страшный хватает её за волосы, тянет - и тут же отпускает и с воплем валится на землю. Его лицо и волосы обожжены. Спонтанная магия хранителя в действии - но это ей объяснят много позже, сейчас она просто бежит...
  -- Замечталась? - раздалось под боком. Тай едва не вскрикнула от неожиданности.
  -- А, что? Это ты, Велс...
   Учитель Вихрен завершил занятие и школяры спешили покинуть комнату. А она и не заметила. Нет, определенно, о некоторых вещах не стоит вспоминать. Между тем Велс продолжал нависать над ней.
  -- И что тебе нужно на этот раз?
  -- У меня есть идея. Пойдём в сад.
   Говорить он начал уже в коридоре:
  -- Я всё обдумал и теперь ясно вижу, что единственный способ быстро добраться до госпожи Вихрен - идти напролом. Уверен, что перемахнуть стену их дома труда не составит. Для нас, разумеется.
  -- А дальше?
   Велс подождал, пока парочка школяров не обогнала их.
  -- Прокрадемся в её покои, поговорим и тихо уйдем. Никто и не заметит.
  -- Но слуги...
  -- Пустяки, если понадобиться, отведем глаза. Ну как, ты со мной?
   Тай понимала, что совершает ошибку, но все же кивнула.
  -- Встречаемся на перекрестке улицы Каллиграфов и Тисового переулка. В полночь. Не опоздай!
  
   Чтобы выбраться из дома незамеченной, Тай скопировала внешность Вирны. Получилось не совсем похоже: ей всё никак не удавалось представить черты лица служанки, да и походка отличалась, но в темноте даже несовершенный маскарад сошел с рук.
   Улицы стремительно пустели, с наступлением ночи торговцы закрывали свои лавки, а редкие прохожие торопились домой. В кварталах побогаче жители не скупились на факелы, в остальных улица освещалась лишь звездами. Прошло всего два дня после новолуния и тонкий серп нарождающейся луны света почти не давал.
   Что, впрочем, не создавало сложностей для Тай: она умела ориентироваться, используя магическое зрение, а потому наслаждалась прогулкой и, особенно, возможностью побегать, не утруждая себя мыслями о приличиях и условностях.
   Велс был уже на месте, стоял под деревом, практически сливаясь с ним. Сейчас, в короткой куртке и простых штанах, какие носят простолюдины, он мало походил на утонченного придворного, которого она видела во время праздника, скорее уж на бандита с большой дороги. И при этом выглядел вполне естественно.
  -- А где Лий?
  -- Сами управимся. На охране учитель экономит, так что главное - не попасться слугам на глаза. Возьми, - Велс протянул черный шарф. Второй такой же болтался на его шее. - Замотаешь голову.
  -- Вижу, у тебя приличный опыт в этом деле.
   Велс хмыкнул и занялся осмотром стены, на которую им предстояло забраться: гладкая, без зазубрин - по такой не заберешься.
  -- Одолеешь?
  -- Если только с магией.
  -- А что, есть иные способы? - удивился Велс. - Вперед!
   Два темных силуэта взлетели над стеной и стремительно рухнули вниз, в кусты. Они попали во внутренний садик, который обычно устраивают у северной стены, подальше от чужих глаз. Тай осторожно приподнялась и осмотрелась: справа от неё тускло светились окна небольшого домика, а впереди возвышался двухэтажный центральный дом. Похоже, дом учительа выстроен по классической схеме, значит, центральные ворота выходят на юг, дом первой жены - по центру, второй - на востоке и так далее.
  -- Уф! И где покои госпожи?
   Велс молча дернул её за рукав и двинулся вдоль стены, стараясь держаться в тени. Он все больше забирался вправо и Тай не выдержала:
  -- Подожди, разве госпожа Вихрен живет не в центральном доме?
  -- Это же родительский дом! В центральном строении должна жить его мать. Таири, я знаю, что делаю. Поверь мне.
   Учитель жил небогато и на услуги садовника не тратился. Высокие кусты удачно скрывали крадущиеся фигуры, а легкий ветерок, шуршащий опавшими листьями скрадывал шум шагов. И тем не менее Тай показалось, что прошла вечность пока они добрались к домику.
   Неяркий свет едва пробивался сквозь плотную ткань окна и вселял надежду, что обитательница дома ещё не спит. Велс приник к бамбуковой стене, прислушался:
  -- Нам везет: она не спит и отпустила слуг. Я пойду один, а ты смотри, чтобы никто не помешал.
   Велс бесшумно подкрался к двери, отворил двери и скользнул во внутрь. Тай укрылась за углом, так, чтобы слуги, идущие по дорожке не могли её заметить. И в то же время из своего укрытия она могла видеть все, что происходит перед павильоном. Тай едва успела устроиться и настроиться на долгое сидение, как рядом, в павильоне, раздался визг, затем внутри забегали, что-то тяжелое упало на пол, а через мгновение, пропоров ткань, из окна вылетел ошалевший Велс, заорал во всю глотку "Беги!" и припустил прямиком к северной стене, не разбирая дороги.
  -- Воры! Помогите! Спасите! Грабят! - голосили в комнате.
   Тай последовала примеру приятеля и сорвалась с места, только побежала вдоль восточной стены. За спиной залаяли собаки, и, стоило ей обернуться на бегу, чтобы проверить, не за ней ли погоня, как она тут же зацепилась ногой за корень и грохнулась на землю. В нос ударил влажный запах прелой листвы с яркой металлической нотой засохшей крови. Тай скривилась, поднесла запачканную руку к лицу и выругалась, разом вспомнив богатую лексику солдат форта. Два дня назад. Какая мерзость!
   А лай всё приближался: не поймав Велса, слуги прочесывали сад в поисках других нарушителей. Тай брезгливо вытерла шарфом руку и поспешила к стене. В переулке Велса не оказалось, зато довольно быстро появился патруль, от которого она спряталась на дереве. Домой Тай добралась за полчаса до рассвета, грязная, голодная и очень злая.
  
   Вирна сладко спала, свернувшись в кресле калачиком. Её руки по-детски прижимали сверток к груди. В другое время Тай может и оценила бы идиллию, но не сегодня. Она-то надеялась, что её отсутствие никто не заметит! Тай попыталась тихонько раздеться и завалиться спать, но служанка все же проснулась:
  -- Ой, мицоги, а я так волновалась!
  -- Не стоило.
  -- Тут такое... - служанка сделала большие глаза. - Опять приходил тот черный человек, ну вы помните, тот, что письмо от самой госпожи цензора приносил.
   Сердце Тай упало.
  -- Что ему понадобилось на этот раз?
  -- Послание, мицоги, - тоном заговорщика сообщила Вирна и протянула уже знакомый черный свиток. Тай молча сломала печать.
   "Моя драгоценная Таири, вот уже второй день я слышу о неком письме, которое я получила от тебя в ночь праздника. Должна сказать, я чрезвычайно заинтригована и хочу ознакомиться с его содержанием как можно скорее.
   Ирали"
   Так это из-за письма цоге Мавана! Тай прикрыла глаза. Ещё и это! Она как-то не подумала, что неосторожные слова могут дойти ушей самой госпожи цензора. Что же в этом письме такого, что ради него убивают и так охотятся?! И стоит ли ей ознакомиться с его содержанием перед тем, как передать его цензорам? А в том, что отдать прийдется, Тай не сомневалась. Но цоги Ирали обязательно спросит, читала она письмо или нет, а врать Высшей, отвечая на прямой вопрос себе дороже. Тай бросила короткий взгляд в угол, где должна стоять шкатулка, по прежнему скрытая заклинанием невидимости. Вот бы сжечь её и разом избавиться от всех тайн и загадок.
  -- Мицоги?
   Вирна стояла рядом и переминалась с ноги на ногу в ожидании указаний. Тай вздохнула: уничтожение письма посчитают за признание вины. Придется все же отдать и надеяться, что в письме нет ничего опасного для цоге Диррека.
  -- Вирна, готовь ванну и приличную одежду: я собираюсь навестить госпожу цензора как можно скорее.
  
   ***Иши
  -- Ой, господин целитель, вы не заболели? Может ли ничтожная вам помочь?
   Молодая лекарка, чье имя постоянно вылетало у него из головы, так искренне беспокоилась о его здоровье, что Иши не удавалось даже злиться на её настырность.
  -- Всё в порядке, моя дорогая, я просто устал.
   Целитель постарался как можно достовернее улыбнуться - судя по тому, как отшатнулась девушка, гримаса ему не удалось. Зато в памяти всплыло имя.
  -- Я очень занят, Илина, - произнес он и скрылся в кабинете.
   На сегодня прием больных закончен, хвала Предкам, в палатах Врачевания нынче мало больных, после громкого случая с бешенной собакой покусавшей нескольких школяров работа постепенно вошла в привычную колею. И так будет до первых холодов, когда к ним вновь потянутся обмороженные и простуженные.
   Несмотря на прохладную погоду ему очень хотелось пить, жажда стала его постоянной спутницей, за день на его столе сменялось по два графина. Работать не хотелось, да и назвать работой то, что в последнее время требовал от него господин Малат у Иши не получалось. Хотя, так даже лучше, не так страшно, что дар...
   Ведь он не хотел! Все произошло так неожиданно, он просто пытался объяснить, что требование невозможно! Хруст. Целитель растерянно смотрел на свою руку - он и не заметил как раздавил стакан. По руке текли струйки воды и крови, смешиваясь друг с другом. Иши вздрогнул, нервно протер ладонь об одежду, благо на темном кровь не видна.
   Нет, уж лучше думать о работе. Теперь ему приходилось бывать в тюрьмах, а иногда и путешествовать с самим цоге Фернесом в совершенно загадочное место: длинные узкие коридоры, освещенные светляками, молчаливые люди, снующие подобно муравьям и воздух, напрочь лишенный запахов. От того путешествия у него осталась твердая уверенность, что место это находится под землей и далеко от Сиана, хотя почему он так решил, Иши сказать не мог.
   От него требовали осматривать десятки, нет, сотни людей. И искать не болезни, наоборот, выявлять самых здоровых и крепких, без единого внутреннего изъяна. Имена отобранных Иши людей записывали в книгу. Зачем, он не знал и боялся спрашивать. Хотя - доктор не заметил, как сжались его руки - хотя, кто сказал, что эти люди и впрямь достойны жизни? Трусы, прелюбодеи, ослепленные богатством - разве они заслужили этот дар?! Разве не будет гуманнее отдать эти силы достойным? Да, так и есть: люди не равны и отдать силу достойным - вот истинная задача целителя!
   Иши улыбался, даже боль от порезов больше не беспокоила его. Доктор только что обрел свое истинное призвание.
  
   ***Тай
   Внутренний сад, надежно защищенный магией от непогоды, мало изменился со времени прошлого визита. Орхидеи все так же радовали взгляд совершенной формой и белизной, а листья на деревьях и не думали желтеть. Цоги Ирали вновь ожидала её в беседке, не хватало разве что стола с явствами. Но на этот раз госпожа цензор была настроена по-деловому.
  -- Письмо.
   Тай молча протянула злополучный свиток. Цензор сломала печать и быстро пробежала взглядом по строчкам.
  -- Ты его читала?
  -- Нет.
  -- Хоть один разумный поступок.
   Госпожа цензор все же изменилась: сейчас даже слои пудры не в силах скрыть усталость и прорывающуюся сквозь маску спокойствия раздражительность.
  -- Я хочу знать всю историю.
  -- Письмо принес слуга господина Мавана. Я его спрятала и отправилась на праздник, а на следующий день отправила слугу с соболезнованиями - мне показалось, что в отсутствие цоге Диррека я должна...
  -- Понятно, - отмахнулась Ирали. - Что дальше?
  -- Я узнала, что посланник пропал и тут же господин Лар, мой управляющий, предложил, чтобы с письмом отправился его племянник. Мне это показалось подозрительным.
  -- Почему?
  -- Господин Лар вел себя не так, как должен вести себя старший родственник в такой ситуации. Он не волновался за племянника. Поэтому, я решила, что для всех будет лучше, если будут считать, что свитка у меня нет. А в тот вечер я могла бы передать его только вам.
   Ирали кивнула.
  -- Что ж, мысль неплохая, хотя запугивание - далеко не единственная действенная тактика, моя дорогая. Что ты знаешь об этом господине Ларе?
  -- Только то, что он управляет домом уже не первый год.
  -- Приглядись к нему, - посоветовала Ирали на прощание.
  
   Госпожа цензор задумчиво смотрела вслед удаляющейся Таири и думала о превратностях судьбы. Пара слов, брошенных неопытной девицей, вызвали целую бурю. Ведь подумать о возможных последствиях ей и в голову не пришло.
   Не прошло и суток, как её слова донесли до ушей замкома Северной армии и надо же такому случиться, чтобы в тот же день к нему зашел один из цензоров! По совершенно постороннему делу. В итоге - один апоплексический удар, после которого бравый воин уже не оправится и череда самоубийств мелкой сошки, испугавшейся разоблачения. Покойный интендант Маван сумел сполна рассчитаться с теми, кто послал ему шелковый шнур.
   Одни упокоились в семейных склепах, а теперь, когда письмо в её руках, и оставшиеся казнокрады лишатся своих постов. Дело за малым: найти тот тайник, о котором писал Маван и в котором хранятся свидетельства нарушений. Задача нескольких часов. А потом... Ирали нежно провела кончиками пальцев по бумаге: давно пора навести порядок в том осином гнезде, которое Лесс называет главным штабом. А там, глядишь, можно будет и поставить вопрос о пересмотре полномочий. До чего же интересная игра намечается!
   Госпожа цензор хлопнула в ладоши три раза, подзывая слуг. На её губах играла улыбка.
  
   При появлении Тай Велс изменился в лице. Она молча проследовала к своему месту в зале, старательно игнорируя взгляды ир-цоге. Пришлось Велсу подниматься и идти к ней.
  -- Ты куда пропала?! - прошептал он, воровато оглядываясь.
  -- Я могла бы спросить то же самое.
  -- Но я, - ир-цоге изобразил смущение, - я решил, что ты идешь за мной.
   "И поэтому сбежал из переулка," - мысленно дополнила Тай. А ведь Ватари её предупреждала: "цвет айвы" и не ошиблась. К сожалению.
  -- Выйдем в сад.
  -- Скоро начнется занятие.
  -- Плевать!
   Холод и промозглый ветер разогнали любителей подышать свежим воздухом, на пустынных дорожках не приходилось опасаться посторонних ушей и ир-цогитеро могли спокойно обсуждать свои дела.
  -- Тебя кто-нибудь заметил?
  -- Если бы заметили, я бы тут не стояла, сам понимаешь, - Тай прятала замерзшие руки в рукава. Определенно, климат столицы ей не подходит: то жара, то холод, одни контрасты. А тут ещё и убийства. Как же ей хочется домой!
  -- И что нам теперь делать?
  -- Не знаю.
   Стоит ли рассказывать Велсу о том, что женщина этого дома дня два или три назад избавилась от плода и закопала его в саду? Рассказать и тем самым сломать чью-то жизнь? Тай решила, что нет.
  -- Да, кстати, а где твоя свита?
   Велс угрюмо проронил: "у дознавателей," - и зашагал к зданию.
  
   ***Лий
   Ворота управы давно требовали покраски, а внутренний двор - хорошей уборки, да и домик, в котором проходили заседания ничем не отличался от других построек кварталов Ив и Сов, беднейших из кварталов столицы. И угораздило Отана умереть именно здесь! Лий вздохнул. Он назвал секретарю свое имя и причину визита и теперь ждал, когда судья освободиться. Вызвать на допрос сына самого главнокомандующего никто не рискнул, так что Лию предстояло отдуваться за двоих. Он старался выглядеть спокойно, несмотря на бешенное сердцебиение и вспотевшие ладони и даже преуспел в создании маски, когда секретарь вернулся и попросил следовать за ним.
   Судья Илан оказался полноватым человеком средних лет с грустным взглядом, какой появляется, если долго занимаешься не своим делом. Секретарь представил Лия и проследовал к своему месту, чтобы вести запись допроса.
  -- Господин Анхт, когда вы в последний раз видели Отана Аревеса? - спросил судья. Ещё и брови нахмурил для пущего эффекта.
   Лий подбоченился и выдал:
  -- Вечером после императорского приема, когда покидали дворец, - определенно, упоминание званого вечера произвело впечатление на судью. То-то же, пускай знает, с кем имеет дело! - Мы с сестрой отправились домой - она очень устала, бедняжка.
   Следующий вопрос прозвучал куда вежливее.
  -- И больше вы не видели господина Аревеса?
  -- Нет, господин судья.
   Краем глаза Лий заметил какое-то шевеление справа от себя. Он скосил глаза и только сейчас заметил человека, сидящего на стуле в небольшой нише. Темно-серая одежда делала его практически незаметным. А может и не в одежде дело: судебный маг наверняка знает способы не привлекать к себе внимание.
   Их взгляды встретились и маг поморщился. Почему? Лий постарался успокоиться и выровнять дыхание. Вдох-пауза-выдох. Он должен быть спокойным.
  -- Знаете ли вы что-то ещё, что может относиться к делу?
   "Знает ли он? Да..." Маг заинтересовано поднял глаза.
  -- Не знаю, господин судья. Разве что я знаю что-то, значения чего не сознаю?
  -- Так подумайте! - воскликнул судья. Лий невольно попятился. - Были ли у него враги?
  -- Я о них никогда не слышал.
  -- Была ли у него возлюбленная?
  -- Конечно.
  -- Вы знаете её имя?
   Лий смутился. Судья заметил его колебания и рявкнул: "Говорите правду!"
  -- Это супруга учителя истории, - сдавленно произнес Лий.
  -- Замечательно. Другие возлюбленные? А может, враги?
  -- Нет, - покачал головой Лий.
  -- Можете идти, - разрешил судья и, когда Лий был уже на пороге, рявкнул, - это ты его убил?!
  -- Я?! Нет. - ответил Лий не задумываясь. Взгляд мага жег его, но он не дрогнул.
  -- Можете идти, - повторил судья. Юноша коротко мотнул головой и быстро выскользнул из комнаты. Только оказавшись на улице Лий заметил, что ноги его едва держат и руки дрожат, как у заправского пьяницы. Нет, так не пойдет, вечером - большая игра, он не может показаться в таком виде.
   О, Предки, за что мне всё это?! Лий выдохнул и направился успокаивать нервы в ближайшую едальню.
  
   ***Ирали
   Страшно. Больше всего ей хотелось забиться куда-то в самый дальний уголок своего сада и не выходить, не видеть, не слышать. Вместо этого Ирали продолжала идти по огромным пустым залам внутренних покоев Императора и цоканье каблучков, единственный звук, сопровождавший её, не давал сбиться с ритма.
   Она ошиблась, Лесс все же сумел вывернуться, в последний момент перевернув любовно созданную Ирали схему так, что виновными стали другие. Император в ярости, в последнее время он вообще раздражался по пустякам: отчасти, из-за этого она и идет пустыми залами - слуг нынче не хватает. Но в этот раз дело гнев обратился не только на нерадивую прислугу.
   "Наведи порядок в тронном зале!" - такой приказ Ирали получила через пару часов после аудиенции. "Кто на этот раз?" - гадала она по дороге. Конечно, хотелось бы, чтобы гнев пал на Правую Руку, но о такой удаче не стоит и мечтать. Ирали не сбавляя темпа махнула веером и золотые двери тронного зала бесшумно распахнулись перед нею. Госпожа цензор решительно шагнула внутрь, лишь на мгновение задержавшись на пороге, чтобы оценить объем работ. Ох... Рядом с троном в луже крови лежал мужчина. Ирали осторожно, стараясь не запачкать обувь, подошла к нему и заглянула в лицо. Тигат, губернатор Северной провинции.
   Высшие могли выжить даже получив смертельное по меркам людей ранение и потеряв большую часть крови, так что за жизнь собрата Ирали не слишком опасалась, куда больше её волновал вопрос, что делать со всем этим бедламом. Император может войти в любую секунду и вряд ли их присутствие доставит ему радость. Но и тащить немаленькое тело на Орхидеевы террасы не стоит: ещё неизвестно, как доброжелатели преподнесут такой поступок. Перенести Тигата в его собственные хоромы? Эта идея нравилась Ирали чуть больше, но и её цензор отмела: если Повелитель ещё не успокоился, с имуществом губернатору придется расстаться. В прошлый раз так и было. А хорошо бы переложить заботы о нём на чьи-то другие плечи. На кого-то, кто не откажет ей в помощи и не проболтается. Конечно!
   Тонкие губы сложились в довольную усмешку. Госпожа цензор решительно подошла к телу, примерилась: тяжелый, придется тащить волоком. Как жаль, что левитация ей никогда не давалась.
   Она застыла на несколько мгновений, сосредотачиваясь - перед ней раскрылся черный провал. "Горт, мне нужна твоя помощь. Принимай".
  -- Что на этот раз? - командарм поднял взгляд, увидел Ирали, тянущую увесистое тело и не глядя смахнул бумаги со стола. При этом продолжал выглядеть совершенно невозмутимым, словно ему каждый день доставляют умирающих. - Что случилось?
  -- Тигату нужна помощь лекаря. Или целителя. Займись этим, у меня нет времени, - выдохнула Ирали, поправляя одежду.
  -- Как всегда, - пробормотал Горт себе под нос. - Что у вас там происходит?!
  -- Тебе лучше не знать, - вздохнула Ирали, ускользая.
  
   ***Тай
  -- Мицоги, помните, вы спрашивали про госпожу Вихрен? - напомнила Вирна, помогая Тай снять одежду. Ир-цоги понадобилось все самообладание, чтобы сохранить спокойствие.
  -- Да, было такое. Услышала что-нибудь интересное?
  -- Ой, да, мицоги! Я от кухарки слышала, а она сегодня на рынок ходила и там люди говорили...
  -- Вирна!
  -- Ой, простите, мицоги. Вчера в их дом приходил господин дознаватель с подручными. А затем господин Вихрен так кричал, так кричал... Даже слуги со страху попрятались кто куда, - глаза девушки горели от возбуждения.
  -- На кого он кричал?
  -- На госпожу. А сегодня утром он приказал ей собрать свои вещи и отправил её к родителям! Представляете? Какой позор!
  -- Надо же... Спасибо за новости, Вирна.
  -- Как вы думаете, мицоги, что там случилось, а?
  -- Ох, Вирна, любопытство до добра не доводит.
  -- Конечно, мицоги, как скажете, - кисло протянула девушка. - Когда прикажете подавать ужин?
  -- Я не голодна. Просто принеси мне яблок. И позови господина Лара.
   Вот и всё, можно было и не скрывать от Велса свои находки. Её молчание никого не спасло, правда всё равно выплыла наружу.
  
   ***судья Илан
   По своему обыкновению, Даган пришел докладывать о ходе следствия прямо перед обедом, то есть в то время, когда судья был особенно нервозен. Ещё бы: все эти разговоры про убийства и преступников печально сказываются на пищеварении!
  -- Господин судья, я слышал от помощника судьи Дина, что сегодня ночью задержали ту банду, что промышляла грабежами в квартале Ив.
  -- Как удачно! Проверьте, уж не они ли убили того молодого ученого.
  -- Не думаю, что это их работа, - осторожно заметил дознаватель. - Эти бы одной раной не ограничились.
  -- А ты проверь! - голос судьи стал строже. - И так затянули.
  -- Прошу прощения, господин судья, но расследование идет своим чередом: мои ребята обнаружили скупщика краденного, которому продали нож, дайте ещё немного времени и я назову настоящего убийцу!
   Обещания дознавателя не улучшили настроения судьи.
  -- Когда, Даган?! Сколько можно ждать? Отец убитого возмущен промедлением и вашей неспособностью найти виновного. Сам главный судья уже дважды спрашивал о том, когда будут покараны убийцы. И что я мог ответить ему? Что преступники все ещё не покараны?! Верно, вы совсем не дорожите ни своей репутацией, ни званием!
  -- Прошу простить недалекого, господин судья, - на его щеках играли желваки: дознаватель едва сдерживался. - Дело будет закрыто.
   Через два дня главарь банды Урхе признался в убийстве молодого ученого. Через три его вместе с подручными казнили посредством четвертования. В Придворной Школе об этом узнали только на следующий день.
  
   Глава 6.
  
   ***Фернес
   Грязно-серое небо удивительно подчеркивало свежесть вечнозеленого сада Ирали и белизну цветов. Фернес шел с гордо поднятой головой и на губах его играла легкая улыбка - ему есть, чем удивить. Хозяйка террас не могла не заметить этой перемены настроения:
  -- Неужели на этот раз ты принес хорошие вести?
  -- О да, - Фернес сел в кресло напротив. По давно въевшийся привычке доклад он начал как лекцию - с напоминания простейшего. - Как известно, любое разумное существо в нашем мире существует на трех уровнях: физического тела, сознания и эфира, который избранные используют для волшбы. Здоровое тело обеспечивает благополучие и на двух оставшихся уровнях бытия. Его же отсутствие порождает дисгармонию. Однако, чтобы вместить сознание и эфир Повелителя, тело должно быть не только здоровым, но и обладать рядом особых свойств. Мои исследования неопровержимо доказывают, что решающим фактором в переносе является выражена магическая восприимчивость объекта и его способность взаимодействовать с эфирными потоками.
   Фернес гордился собой: он выстроил стройную вереницу доказательств, составил корректные тесты - одним словом, работа проделана безупречно, не подкопаешься.
  -- Прекрасно! Значит, можно начинать? - встрепенулась Ирали. Её руки нервно сжимали сложенный веер. Великий Лекарь покачал головой.
  -- Когда начинаем? - Лесс вышел из портала прямо в беседку, не утруждая себя условностями. Видимо, он услышал последнюю реплику Ирали и уцепился за неё с напором пса, учуявшего поживу.
  -- Лесс, какая радость видеть тебя здесь, - голос цензора прямо-таки сочился ядом.
  -- Не сомневаюсь, драгоценная сестрица, - в тон ей отозвался верховный командующий.
   В другое время перепалка родичей обязательно бы привлекла внимание Фернеса, но сейчас его занимало другое. Неужели она не слушала? Разве дилетанты понимают важность тщательно выверенных опытов? Ирали кажется, что всё просто: скомандовала - и тут же принесли результат, главное, прикрикнуть посильнее.
  -- Осталось ещё немного, пара испытаний, чтобы уточнить некоторые детали, но я знаю, что искать.
  -- Иными словами, ничего не готово, - точеное лицо Лесса исказила гримаса. - Это просто возмутительно! Дорогая сестра, а ты куда смотришь? Разве это не задача твоего департамента?!
   Ирали вскочила:
  -- Мой долг - не только обеспечить перенос, но и позаботиться о безопасности всего процесса, дорогой брат.
  -- Не прикрывай высокопарными словами банальную леность, сестра! Время уходит, а до сих пор ничего не сделано! Он будет весьма недоволен, узнав, что вместо дела ты тратишь свое время на мелкие интрижки. Я вынужден сообщить об этом возмутительном промедлении немедленно!
  -- Ошибаешься, - голос Ирали звенел натянутой струной. - Дата начала переноса уже определена.
   "Но так же нельзя!" - Фернес едва не сказал это вслух, но взгляд Ирали загнал слова обратно в глотку.
  -- И когда же?
  -- Фернес!
   Великий Лекарь сдавленно прошептал:
  -- Через месяц.
  -- Ты доволен, Лесс?
  -- Вполне, - холодно улыбнулся он. - И, ради твоего же блага надеюсь, сестричка, что на этот раз задержек не будет.
   Подарив на прощание мерзкую ухмылку, Лесс распахнул портал. Двое оставшихся молчали. Фернес с ужасом думал, что он только что пообещал и что будет, если хоть где-то исследование даст осечку.
  -- Я искренне надеюсь, что ты успеешь к сроку.
   Госпожа цензор почти рухнула в кресло, будто разом утратив все силы.
  -- А если нет?
   Она грустно улыбнулась, впервые за долгое время позволив истинным эмоциям проявиться наружу.
  -- Тогда участь Тигата покажется нам редкой удачей.
  
   "Нам? Э, нет, дорогая, отвечать будешь ты и только ты!" - зло думал Фернес, вышагивая по лаборатории, - "Нунни. Вот кто мне поможет!" Его истинная сестра, его старшая - кто как не она найдет способ избежать кары?! С этими мыслями Великий Лекарь распахнул портал.
  -- Ну, и что у тебя стряслось на этот раз? - услышал он вместо приветствия.
   Извечные соперницы разнились как день и ночь. Если госпожа цензор походила на изысканную фарфоровую статуэтку, то госпожа губернатор Срединной провинции предпочитала образ яростной воительницы, яркой, сильной и уверенной в себе. По другому и быть не могло: Нунни, самая старшая из Высших, стала неофициальной главой фениксов после гибели сотворившего их повелителя.
  -- Всё довольно запутанно...
  -- Вот только не надо юлить и прикрываться теми байками, что приняты у вас в столицах, - оборвала его сестра. - Выкладывай как есть.
   Он как-то разом успокоился и принялся рассказывать. Нунни слушала, время от времени задавала уточняющие вопросы, а потом приказала жестом замолчать и задумалась. Фернес в свою очередь смотрел на её хмурое лицо и вспоминал.
   Об этом предпочитают забыть, но Империю из множества мелких, разрозненных княжеств и королевств создавали двое: Дракон и Феникс, побратимы. Вместе они сотворили и первых Высших, усовершенствованных магией существ. Вернее - тут Фернес не сомневался - творил, в основном, Фень. Дракон лишь помогал и учился у более талантливого побратима, чтобы на основе его разработок создавать что-нибудь свое. Ремесленник, не творец!
   Нунни была первой, за ней последовали другие, обладающие тем или иным аспектом силы своего создателя. Фернесу, к примеру, достались знания о природе живого, не все, конечно, но и крупицы достаточно, чтобы стать лучшим в своем деле. А потом... потом было предательство - в том, что это Дракон убил своего друга не сомневался ни один феникс. Но что им оставалось делать? Без Повелителя ни одному Высшему не прожить и декады. Остается только служить и надеяться, надеяться, что однажды настанет их час.
  -- Лучшее, что я могу сейчас придумать: нужно убедить Лесса в твоей полезности лично для него. Поговори с ним, не сейчас, а, скажем, через неделю, когда он успокоится и начнет думать, - Нунни вздохнула. - Пока это всё. И ещё - ты и впрямь уверен, что не успеешь?
  
   ***Лий
   Паланкин он оставил за два квартала, предпочитая пройтись пешком, благо, дождя не было уже целых два дня и можно не опасаться вляпаться в лужу. Чем дальше он шел, тем более убогими становились окружающие его дома, а улицы тонули в темноте: в отличие от более респектабельной части города, здесь экономили на факелах, а о светляках и слыхом не слыхали.
   Те, кто жаждал простых развлечений, отправлялись за ними на Остров Наслаждений, на многочисленные цветочные лодки, готовые предоставить любую услугу, лишь бы клиент платил деньги. Настоящие мастера игры, те, для кого она стала заработком и смыслом жизни, собирались там, где можно не опасаться внимания дознавателей. И, конечно же, никто из игроков и не думал отдавать шесть слитков из десяти в имперскую казну, как того требовал закон.
   Дом старины Абара был таким местом. Здесь никто не спрашивал имена, и уж тем более не просил показать пайцзу перед входом, как и не интересовался происхождением денег и украшений, стоявших на кону. В последнее время Лий зачастил в этот дом. Ему не слишком везло, и тем не менее, иногда он выигрывал небольшие суммы, которых, впрочем, хватало для того, чтобы приходить снова и снова, убеждая себя, что на этот раз он точно поймает птицу-удачу за хвост и сумеет одним махом выбраться из долгов.
   В дверь, такую же ободранную и жалкую, как и остальные в квартале, полагалось стучать по-особому: два быстрых удара, пауза, и ещё один. Только после на пороге появился младший сын хозяина, коротко поприветствовал его и проводил внутрь. После промозглой осенней улицы теплая комната, в полумраке которой потихоньку собирались игроки, казалась воплощением уюта. Лий поздоровался с парой знакомых ему людей и с удовольствием принял предложение и занял четвертый стул.
   Во время игры весь мир для юноши сжимался до стола и фишек на нем. В отличие от большинства игроков Лий не любил веселые застольные беседы - они мешали, сбивали чутье. На этот раз ему повезло и партнеры по игре оказались молчунами. Одного из них, долговязого худого мужчину с заплетенной на северный манер бородкой, он знал очень хорошо. Однажды на рассвете северянин ушел с его перстнем на пальце, а Лию оставалось только бессильно кусать губы и проклинать несчастливый расклад. Но сегодня звезды расположились иначе.
  -- Мадзян! - объявил Лий и раскрыл тайл. - Тройка единиц, тройка шестерок, чистая масть. Все вместе будет сколько?
  -- Двести, - после подсчета сообщил игрок, который раздавал в этом раунде. "Новичок, но играет прилично," - отметил про себя Лий. Зрители одобрительно загудели: вот уже третий раунд Анхт выходит победителем да ещё и с огромным перевесом, собирая лучшие комбинации.
  -- Вот это да! - выдохнул новичок. - Неужели зелье удачи и впрямь существует?
   Северянин нахмурился, что только подзадорило Лия:
  -- Удача любит смелых. Продолжим? Итак, кто сдает?
   Ему казалось, что удача воробушком опустилась на плечо и не покинет его до конца ночи. Как в такой момент остановиться? Лий уверенно сгреб костяшки к себе, перемешал и принялся возводить из них стену для следующего раунда, когда комнату влетел один из сыновей господина Абара и истошно заорал:
  -- Стража!
   Стол полетел в сторону, гости, распихивая друг друга локтями, рванули к потайному выходу, скрытому за циновками. Лий проклинал всех и вся - он не успел забрать выигрыш, вся ночь пошла насмарку. Но когда самые шустрые гости влетели обратно в комнату, Анхт понял, что потеря денег - не самая большая печаль этой ночи. Удача легко вспорхнула, оставив незадачливого школяра в одиночестве.
   Городская стража взялись за старину Абара всерьез, оцепив его жилье со всех сторон и повязав ночных гостей. Их всех, и хозяина с домочадцами, и игроков, направили под конвоем в ближайшую управу. Тех, кто не торопился, подбадривали палками.
  
  -- Имя? - спросил здоровенный детина в кожаных доспехах.
  -- Анхт Лий, - врать не имело смысла.
  -- Документы есть?
  -- Дома, если позволите, я...
  -- Утром разберемся, - зевнул стражник и дал знак другому охранителю, - следующий!
   Тех, кто смог подтвердить личность, заставляли платить штраф и отпускали. Но таких было меньшинство. Настоящие игроки не слишком стремились к известности. Лий тоскливо подумал, что его неприятности только начинаются. "Благородный муж не поддается мимолетным соблазнам игры," - так говорили в придворной школе. Ха! Кого только Лий не видел за столом: и отцов семейств, и сокурсников, и даже почтенных учителей. Но попался именно он. Лий вздохнул. "Все же утром придется звать сестру или Велса", - подумал он, устраиваясь поудобнее на грязной соломе в углу камеры.
  
  -- Доброй ночи, мицоге. Не угодно ли чаю с дороги? Вторая заварка, самая лучшая, - угодливо предложил начальник управы, кланяясь.
  -- Ближе к делу, Янгу, - оборвал его гость. - У тебя появились новенькие? Так показывай.
  -- А как же, мицоге, сейчас будет исполнено. Не угодно ли присесть?
   Стражник гаркнул "а ну просыпайтесь!" и распахнул дверь клети. Сонных растерянных людей построили в две шеренги вдоль стены главной комнаты. За столом вальяжно расположился какой-то чиновник. Слишком правильные черты лица заставляли подозревать примесь эльфийской крови. Лий не смог определить ранг незнакомца: тот не носил ни шапку-гуань, ни накидку, но догадался, что это птица высокого полета, уж слишком лебезили перед ним стражники.
   На мгновение он встретился взглядом с загадочным незнакомцем и его пробрал холодный пот. Так волк смотрит на отару, примеряясь к будущей жертве. Спокойно, без ненависти, но ничто не остановит его от исполнения замысла.
  -- Это все, что есть? - лениво поинтересовался гость. - Тогда начнём, - и щелкнул пальцами.
   Пронзительный звук, то ли вой, то ли крик, ввинчивался в мозг, становясь все громче и громче, распадаясь на отдельные арии. Голоса кричали от боли, умоляя прекратить пытку. Лий упал на пол, зажимая руками уши, надеясь заглушить вой хоть немного. Тщетно: голоса, словно в насмешку, становились все громче, причиняя нестерпимую боль.
  -- Помогите... Помогите... пожалуйста... Не надо... - исступленно шептал Лий. Кажется, его кто-то пнул и не один раз: оглушенный и ослепленный болью, он едва чувствовал удары.
   Крики прекратились так же внезапно, как и начались. Лий дрожал, обхватив колени и тихонько всхлипывал. Стражники грубо заставили его подняться и выпрямиться.
  -- Та-ак, вон тот, этот и, пожалуй, этот подойдут, - незнакомец указал на тех, кто только что корчился от боли. В том числе и на Лия, - я их забираю.
   Начальник управы прикрикнул на подчиненных и те шустро загнали людей назад в камеру, за исключением тех, на кого указал незнакомец. Несмотря на слабость и растерянность, Лий подумал, что сейчас самое время удрать под шумок и даже попытался воплотить идею, но не тут-то было: тело перестало его слушаться. Ни закричать, ни пальцем пошевелить. Сознание захлебывалось ужасом, а тело продолжало стоять молчаливым истуканом все то время, пока страшный чиновник улаживал бумажные дела. Затем незнакомец распахнул портал и тело Лия послушно шагнуло в черноту.
  
   ***Велс
   Лияна рыдала навзрыд. Её некогда красивое личико покраснело и опухло от слез, а глаза стали напоминать кролика. Однако её внешность менее всего занимала ир-цоге - Лий так и не вернулся с ночной прогулки и, ещё не оправившийся от потери одного друга, Велс опасался самого худшего.
   Из всхлипов девушки он смог понять только то, что Лий как обычно ушел играть в какой-то притон и до сих пор не воротился. Конечно, зная характер брата Лияны, можно успокаивать себя надеждой, что он просто загулял, скоро проспится и вернется домой как ни в чем ни бывало. Но просто сидеть и ждать Велс не собирался.
   Он кое-как успокоил Лияну, высмеял её страхи и приказал оставаться в доме. А сам отправился проверять все те чайные дома и расписные лодки, которые они когда-либо посещали. На то, чтобы посетить все заведения, Велс потратил остаток дня. Безрезультатно: сонные девушки и их "старшие сестры" хором утверждали, что прошлую ночь господин Анхт провел не у них. Куда же он мог подеваться?
   Солнце давно село, когда Велсу пришло в голову проверить местные управы. Но и здесь его ждало разочарование.
  -- Как говорите, его зовут? - переспросил уставший за день чиновник. Было видно, что ему очень не хочется возиться с бумагами и любого другого посетителя он выгнал бы взашей, но внешность Велса внушала ему почтение.
  -- Анхт Лий.
   Толстые пальцы пролистали книгу в поисках имени.
  -- Нет, господин, такого не значится. Уж простите.
  -- Точно?
   Чиновник только руками развел. Велс небрежным жестом бросил на стол таэль за старания и покинул грязноватую комнату. В дверях он почти столкнулся с растрепанной бедно одетой женщиной. Она отскочила в сторону, бормоча извинения, которые Велс не стал слушать.
   Он стоял в нерешительности около паланкина, гадая, куда бы ещё можно заехать, когда из управы раздались крики, достаточно громкие, чтобы прохожие заинтересовались происходящим.
  -- Уймись, женщина! - в ответ раздалась отборная ругань.
  -- Пустите меня! - верещал противный голос, - куда вы его дели, сволочи?!
   Последние слова заставили Велса остановиться и прислушаться. Похоже, сегодня не он один ищет пропавшего человека.
  -- Да не было его у нас!
  -- Вруны! Убийцы! А-а-а...- крик перерос в визг.
  -- Ах ты ж...!!!
   Шум падающей мебели, визг и ругань. Наконец, дверь управы распахнулась и на улицу выскочила та самая женщина с которой они столкнулись в дверях. Сейчас на её лице не осталось ни следа от почтительности. Велс шагнул к ней, но она отпрянула и скрылась в ближайшем переулке.
   Чиновник, выскочивший следом, только плюнул ей вслед, не пытаясь догнать оскорбившую его молодку. И что-то подсказало Велсу, что мужчина в глубине души признавал её правоту.
  
  -- Он так и не пришел, - тихо сказала Лияна вместо приветствия. Она уже не плакала, смирившись с неизбежным. Велс прошел в гостиную и без сил опустился в кресло, обхватив руками голову.
  -- Я спрашивал о нем везде, где только мог... Ничего. И я подумал, Лияна, а может, он просто сбежал?
  -- Но зачем? - округлила глаза девушка.
  -- Не знаю... От кредиторов, например. Лий всегда играл, но выигрывал редко.
  -- Нет! Он бы никогда, - она всхлипнула, - никогда не сбежал бы от меня!
  -- Возможно, он просто не успел тебя предупредить? - Велс и сам понимал, что хватается за соломинку, но мирится с потерей не желал. Надежда придала ему сил, он вскочил и бросился к двери, но быстро вспомнил об этикете. - Я хочу осмотреть его комнату, ты же не против?
  -- Да. То есть, нет. Смотри, - равнодушно махнула рукой Лияна. Велсу очень хотелось обнять её и успокоить, но ласки в такой момент... Не будет ли это выглядеть нарушением всех возможных приличий?
  
   Комната Лия была такой же пестрой и хаотичной, как и вся его жизнь. Ученые свитки соседствовали с картами и фишками для игры в го, в лакированном шкафу, доставшемся молодому гуляке от прадедушки, обнаружился нож и шелковый платок с изображением танцующего журавля. Хорошо нарисованным, между прочим.
   Странное чувство овладело Велсом: ему казалось, что вот-вот откроется дверь и язвительный голос поинтересуется, что драгоценному мицоге понадобилось в этой скромной обители. Но нет - вместо пропавшего приятеля на пороге появилась Лияна да так и застыла скорбным изваянием. В её присутствии рыться в вещах стало совсем уж неприлично и Велс занялся тем, что лежало на столе.
   Множество бумажек, частично скомканных, бруски чернил, огниво и наполовину сгоревшая свеча: дар Анхтов не настолько силен, чтобы поддерживать существование светлячков долгое время. Велс наугад просматривал листки, пытаясь найти разгадку. Один из обрывков его заинтересовал: неровный почерк, несколько клякс - текст читался с огромным трудом. "Я боюсь. И в то же время, мне просто необходимо поделиться хоть с кем-то своими мыслями. Я едва удерживаю себя от того, чтобы заговорить, с кем угодно, лишь бы не оставаться в одиночестве. Однако, довериться кому-то... Нет, слишком неразумно! Да и как можно - ведь это поставит под удар слишком многое!
   Сегодня сообщили, что Отана убили разбойники - и все поверили! Только я знаю правду..." - на этом запись обрывалась. Велс нахмурился, перечитал - без сомнений, почерк Лия. Но как же так?! Почему он?
  -- Нашел что-нибудь? - раздалось из-за спины.
  -- Нет, - глухо отозвался Велс. Он быстро спрятать обрывок бумаги в рукав и обернулся. - Ничего.
   Лияна опустила взгляд.
  -- Кажется, что он вот-вот зайдёт...
  -- Мне тоже.
   Отан уже мертв, ему все равно. А Лий... Велс не знал, что случилось с другом, но чувствовал, что больше они не встретятся. Оставалась Лияна. Стоит ли мифическая справедливость её страданий и позора семьи? И не будет ли лучше, если эту бумажку никогда не найдут? Да, огонь примет этот секрет, как и тысячи других.
   Резкий порыв ветра из плохо закрытого окна разворошил кипы бумаги на столе. Несколько листков слетели на пол, Велс нагнулся, чтобы поднять и заметил ещё один мятый обрывок. Пожалуй, лучше и его забрать на всякий случай. Он развернул бумажку и оцепенел:
   "...хотел встретиться с целителем - его возлюбленная заболела и нуждалась в помощи. Я не знаю, что мне делать: говорить или нет. Скажу - так я же их и свел, а если целитель скажет, что он не видел Отана, что тогда? А если станет известно про мой долг - что тогда, продать солнечный веер?! Но я не могу! О, Великие Предки..." - на этом запись обрывалась.
  -- Что, что случилось? Ты так побледнел.
  -- Ничего, не обращай внимания. Я... мне нужно кое-что проверить, Лияна, но я скоро вернусь.
  -- Береги себя, - прошептала девушка.
  
   ***Тай
  -- Уже полночь, - сообщила недовольная Тай. - Несколько поздновато для визитов.
   Но Велса, буквально вломившегося в дом Дирреков несмотря на усилия привратника и слуг, это не смутило. Вместо положенных извинений он выпалил:
  -- Я знаю, куда ходил Отан той ночью!
  -- И куда же?
  -- Смотри, - он протянул склеенное письмо Лия, и заговорил, не дожидаясь, пока Тай прочтет его. - Возлюбленная Отана заболела и он попросил Лия найти ему хорошего целителя.
  -- Лекаря, - поправила его Тай, вспоминая находку из сада учителя. - Целитель на такое не согласится.
  -- Да нет же! Именно целителя - Лий пишет совершенно определенно.
   "Но ни один из них не согласится на убийство! Они просто не способны на это, если только..." Тай хорошо помнила свои уроки, самые азы магии - хранители обречены избегать мяса и меха, воины никогда не оспорят приказ, а целители - не отнимут жизнь человека. Иначе - быстрая смерть или безумие.
  -- А не лучше ли поговорить с Лием и узнать наверняка?
   Велс отвел взгляд:
  -- Я не знаю, где он.
   Сказано это было таким тоном, что Тай сочла за благо не уточнять подробности.
  -- Тогда лучшее, что мы можем сделать - это расспросить в палатах Врачевания. И я даже знаю, с кого начать. Но только завтра утром!
  
   Перед рассветом ударил мороз, а потому теплолюбивая Тай успела несколько раз проклясть всю эту затею за то время, что ей пришлось провести на площади в ожидании Велса. Его паланкин появился тогда, когда окоченевшая девушка уже собралась уходить.
   - Почему ты вчера сказала, что целитель не подойдет? - спросил Велс, выпрыгивая из паланкина прямо на ходу.
   - Прекрасное утро, не находишь?! - огрызнулась Тай, но все же пояснила, - госпожа Вихрен была в тягости и, видимо, знала, что господин Вихрен догадается, что это не от него.
   - Но откуда ты это знаешь?!
   - Когда мы убегали, там в саду... в общем, я нашла место, где она спрятала останки.
   - Но почему...
   - Ты не спрашивал.
   Несмотря на ранний час, в Палатах уже было довольно многолюдно. Люди сновали по длинным коридорам, в центральном дворике собралась толпа, вслушивающаяся в слова пожилого лекаря. Мимо них бодро просеменила санитарка с ярко-красным знаком феникса, вышитом на робе.
   Некоторое время молодые люди просто стояли и обозревали это мельтешение. Велс не выдержал:
   - И как ты себе это представляешь? Как мы тут кого-то найдем?! Их же сотни!
   - Начнем с доктора Иши, конечно же, спросим, не видел ли он ничего такого странного.
   - С кого? - удивился Велс.
   - Ах да, совсем забыла - ты же не запоминаешь никого ниже пятого ранга. Это он исцелил руку Отана.
  
   Со времени их прошлой встречи доктор заметно изменился, на высоком лбе появились новые морщины, а глаза из серых превратились в белесые. Видимо, пациентов прибавилось, решила Тай. Целители дорого платили за свое могущество: молодостью, здоровьем, самой жизнью.
   - О, госпожа хранительница, какими судьбами? - несмотря на изможденный вид доктор улыбался. - Как рука того молодого господина, не болит ли?
   Тай и Велс переглянулись.
   - Господина Отана убили. И я хочу, чтобы вы помогли нам разыскать убийцу.
   - Убили? - переспросил доктор слабым голосом. - Но как?
   Тай развела руками.
   - Я расскажу. - Велс занял стул и принялся излагать известные им факты. Надо отдать должное - ир-цоге сумел кратко перечислить все факты, нигде ничего не приукрасив и в то же время, не забыв ничего важного.
   - Даже не знаю, что сказать, господа, - сказал доктор после продолжительного молчания. - Ваши предположения звучат весьма разумно, однако... Мицоги, вы должны были изучать ограничения Даров, не так ли? - Тай кивнула. - Целитель просто не сможет так поступить! Он... он скорее сам умрет!
   - Но ведь случаются непреднамеренные убийства, - напомнила Тай. Сейчас предположения даже ей самой казались надуманными, но признаваться в этом, да ещё в присутствии Велса, не позволяла гордость.
   - Только не целителями! Даже... даже если предположить такое... Нет, невозможно!
   От волнения доктор встал и принялся нервно расхаживать по кабинету.
   - Даже если бы такое случилось, этот несчастный погиб бы, сошел бы с ума! Ни один целитель не может вынести такое!
  
   - Дурацкая затея, - сказал Велс, как только они вышли в коридор. - Никто из них не стал бы закладывать своих.
   - Как ты сказал?
   - Таири, это же людская природа - покрывать своих. Наивно думать, что этот целитель сдал бы своего. Кстати, ты заметила, как он нервничал?
   - Но не лгал, - заметила Тай больше из упрямства, чем по какой-либо иной причине. Ей и впрямь не приходило в голову, что у целителей, как у любой артели, могут быть свои интересы, в которые не входит выдача оступившегося властям.
   За время разговора в коридорах стало ещё многолюднее. В толпе одинаково одетых лекарей и их младших помощников зоркий взгляд Тай углядел знакомое лицо. Молодая лекарка прислонилась к стене и на миг закрыла глаза. Вид у неё при этом был абсолютно отрешенный, как у человека смертельно уставшего. Да что тут со всеми случилось?!
   - По дороге сюда я видел таверну. Самое время позавтракать.
   - Ты иди, - согласилась Тай, не сводя взгляда со своей цели. - Я догоню тебя чуть позже.
  
   Веки лекарки дрогнули. Взгляд с трудом сфокусировался на лице, затем скользнул ниже, на руку, которую Тай осторожно удерживала в своих ладонях, окутанных мягким желтоватым светом.
  -- Здравствуйте, Илина.
   Лекарка попыталась убрать руку, но Тай цепко удерживала её ладонь.
  -- Мицоги?! Что вы делаете?
  -- Тс-с, просто приведу тебя в порядок. Ты же сейчас в обморок свалишься, - прошептала Тай, продолжая делиться жизненной силой, - разве можно так растрачивать себя?
  -- Это мой долг. Вон доктор Иши исцелил пятерых из тех, что доставили ночью, и остальные должные не лениться, - упрямо заявила Илина, - видели бы вы радость на лицах больных.
  -- Исцелил пятерых тяжелобольных за ночь? - переспросила Тай. - Это невозможно.
  -- Только не для него, - возразила Илина и её бледное лицо озарилось гордостью за кумира, - а с утра исцелил больного скоротечной чахоткой. О, доктор Иши - настоящий гений! Он нашел способ быстро восстанавливать силы при помощи вдумчивой медитации. Говорит, что созерцая себя, свое материальное тело и открывая энергетические каналы можно раскрыть истинные возможности тела. Я считаю, он достиг истинного просветления, - с чувством закончила она. Силы возвращались к ней, на щеках уже появился легкий румянец.
   Тай прервала заклятие и отпустила руку. Слова Илины противоречили всему, чему её учил мастер Хавам. А опыту полкового целителя она доверяла безоговорочно, да и сама отлично прочувствовала, сколько сил требует исцеление даже одного больного. Целитель погибнет, если отдаст слишком много. Извечная опасность дара. Если только...
   Силы целителя невозможно восстановить сидя на одном месте и изучая свой пупок - это Тай знала точно. Магия целительства зиждется на передаче жизненной силы от мага к больному. И эта сила, хоть и восстанавливается, но очень и очень медленно. Если бы методы доктора Иши существовали, то не умирали целители от истощения. Хотя...
   - И никак по-другому? - переспросила Тай. Ей было четырнадцать и она ненавидела любые рамки и ограничения.
   - Никак, - подтвердил мастер Хавам. Его слова не были правдой, о чем Тай тут же и сообщила.- Драгоценная моя, тот способ, о котором я не хочу говорить, слишком отвратителен, чтобы его применять. Убить одного, чтобы жил другой. Ни один целитель не пойдет на это! Никто и никогда!
  
  -- Скажи... А сегодня доктор медитировал?
   Илина кивнула:
  -- Конечно. Сразу после приема того несчастного с чахоткой он уединился, чтобы восстановить свои силы. И потом ещё...
  -- Это было утром?
  -- Ближе к полудню. И вчера вечером тоже.
   Не могли же остальные целители ничего не заметить! Значит, она все-таки ошибается? Тай колебалась: слишком страшным было её предположение. Впрочем, есть только один способ проверить.
   Дверь в кабинет доктора оказалась запертой. Тай стукнула пару раз для очистки совести, прислушалась, но тщетно.
  -- А доктор ушел. - Тай обернулась и увидела санитарку в серой робе.
  -- Куда?
   Женщина равнодушно пожала плечами и поплелась по свои делам.
  
   Прошло слишком мало времени - он не мог далеко уйти! Тай подошла к перилам, свесилась вниз, чтобы разглядеть получше толпу на первом этаже. Ей повезло - у коридора, ведущего к ближайшему выходу мелькнула знакомая седая грива.
   И все же догнать целителя оказалось не так-то просто. Он шел быстро и, покуда Тай спускалась, успел выйти наружу. Она выскользнула в ту же дверь и оказалась на торговой улочке, где как раз возникла толчея из-за разгружающейся подводы и только поэтому Тай смогла немного нагнать доктора.
   Мужчина свернул в сторону бедных кварталов, и Тай, упорно следовавшей за ним, пришлось на ходу плести иллюзию, отводящую взгляды. Никогда ещё Тай не доводилось забредать в подобные места. Да, многие люди в форте и его окрестностях жили небогато, но то была честная бедность. Здесь же всё: заплеванные красным заборы, убогие ворота и дороги с мусором, валяющимся прямо под ногами - прямо-таки вопило о нищете. А хуже всего было видеть людей, особенно совсем молодых, сидевших прямо на земле и медленно жевавших жвачку темно-красного цвета. Бетель - кажется, так её называл мастер Хавам, проклиная того, кто первый завез растение в Империю. Она заглушала голод, бодрила - и в то же время отравляла. Даже целители отказывались идти к больным, употреблявшим эту гадость, полагая, что их усилия должно потратить на кого-то более ценного.
   Об исключениях мастер Хавам говорил ещё более неохотно, стараясь не встречаться взглядом с ученицей:
   - Были дни, раньше, ещё на войне, когда целители не помогали пленным, если те были ушаст... эльфами, в общем. Но и их маги и не думали помогать нашим! Мы, мол, не люди!
   Помнится, именно после того урока Тай поменяла прическу.
   Тем временем Иши нагнал какого-то бедняка и обратился к нему с вопросом. По крайней мере со стороны его жестикуляция выглядела именно так. Человек кивнул и свернул вместе с целителем в ближайший переулок.
  -- Добрая госпожа, подайте на пропитание! - оборванный ребенок резко дёрнул Тай за рукав, вынуждая остановиться.
  -- Чего? Отстань! - рявкнула добрая госпожа и быстрым шагом направилась следом за доктором и его жертвой. Только бы успеть!
   Она влетела в переулок когда доктор, не переставая говорить, коснулся руки своей жертвы и начал его пить. Чутьё, общее для целителей и хранителей, позволяло Тай ощущать как утекают жизненные бедняги.
  -- А ну стой!
   Доктор отпустил жертву и вжался в стену, выставив перед собой руки. Перепуганный насмерть бедняк шустро рванул дальше по переулку.
  -- Да стой же! - крикнула Тай вслед мужику, но тот только ускорил бег. Она вздохнула и вернулась к изначальной цели.
  -- Чт-то вам нужно? - заикаясь бормотал доктор. - Деньги? Возьмите все!
  -- Ах ты ж тварь... - начала было Тай, но осеклась. И ведь говорили же ей, что для заклятия достаточно одного взмаха! Угораздило же её вляпаться в ловушку, да ещё такую примитивную! Заклинание сделало её беспомощной бабочкой в сетях паука.
  -- Вот так, вот хорошо, - шептал Иши, приближаясь. Их взгляды встретились и Тай едва не заорала от ужаса - глаза доктора стали совершенно мертвыми, как у зомби. Ничего общего с тем добрым взглядом целителя, помогавшего ей пару месяцев назад.
   Доктор коснулся её руки и Тай устало прикрыла глаза. Правая рука, тянувшаяся к ножу на поясе, безвольной плетью упала вниз.
  -- Хорошо... - прошептал он. Его дыхание противно щекотало ухо. Не отвлекаться! Ещё одна петля сети ослабла и соскользнула вниз, освобождая руку. Сейчас!
   Один рывок вперед и вверх, ладонью прямо в треугольник между верхней губой и носом. Промахнулась, попала чуть ниже, в подбородок, но хватило и этого. Доктор пошатнулся и, чтобы удержаться, отступил на шаг.
  -- Продолжим? - как хорошо, что школярам полагается носить ритуальный нож! Тай прикрыла себя простеньким щитом и продемонстрировала лезвие. - Вот, значит, как погиб Отан.
   Она не слишком рассчитывала на признания, да и доказательств у неё не было, но доктор дернулся и зло прошипел:
  -- Из-за этой твари...
  -- Что вы не поделили?
  -- Это ничтожество посмело требовать совершить убийство! Меня! Целителя!
  -- Он просил сделать аборт?
  -- Да! Он посмел требовать! Он заслужил смерть! - глаза оставались безумными, с губ летела пена. Тай невольно вспомнила о бешенной собаке и покрепче сжала нож.
  -- А этот, - Тай кивнула в ту сторону, куда убежала несостоявшаяся жертва, - что, тоже заслужил?
   Иши презрительно сплюнул:
  -- Бездумный кусок мяса, бесполезное и бессмысленное существование. Я даже оказываю ему благодеяние - так он хоть принесет пользу обществу. Пускай умрет ничтожество, зато достойные будут жить!
  -- Это кто - те, кто заплатят получше? - оскалилась Тай. Ярость, вызванная словами целителя, грозила затопить рассудок, но ей было все равно. Она уже почувствовала стремление доктора отобрать чужую жизнь как собственное желание - в этой способности и заключалась суть дара хранителя - и выбрала цель.
   Шаг вперед - доктор попятился, не сводя глаз с ножа. Что ж, торопиться некуда - она у гораздо лучшей форме и сильнее магически.
  -- Я... Помогите, убивают! - заорал доктор. - Люди, помогите!
   Тай перехватила нож поудобнее. На крики о помощи она не обращала внимания - жажда крови вытеснила остальные чувства. А зря. Все-таки стражники иногда заглядывают даже в глухие переулки.
  
  -- Дрянная девчонка. Что ты себе возомнила, - прошипела цоги Ирали, когда они остались одни. Она прохаживалась кругами, выстукивая каблучками нервный ритм. Вставать Тай не рискнула, равно как и поднимать голову. Так и застыла в ритуальном поклоне, ожидая, когда гнев Высшей уляжется, - ты кого посмела оскорбить?! Ты...
  -- Ваш святой доктор убивает людей, чтобы восстановить силы!
   Каблучки замерли.
  -- Бред! С чего ты взяла?
  -- Он при мне напал на очередную жертву.
  -- И где же она?
  -- Она, то есть, он убежал, пока мы дрались.
  -- А может его вообще не было?!
   Тай вскинула голову и четко произнесла:
  -- Я не вру. И видений у меня не бывает. И вы это знаете.
   Высшая фыркнула и отвернулась. Её гнев поутих.
  -- Что ты видела? - уже спокойным голосом спросила госпожа цензор.
  -- Доктор Иши встретил какого-то бедняка в квартале Сов. Они зашли в переулок и там доктор начал его пить.
  -- А если он просто поддержал его за руку? Или вылечил царапину?
  -- Я подошла достаточно близко, чтобы чувствовать возмущение сил. И направление.
  -- Даже так... - Ирали на мгновение задумалась, затем тряхнула своей роскошной огненной гривой и дважды хлопнула в ладоши. На пороге появился один из её безликих слуг, - Опиши мне его состояние.
  -- Это несколько иное.
  -- Ошибаешься. Ну так как?
   Тай поднялась с колен и уперлась взглядом в мужчину. Средних лет, лицо без особых примет, как у всех хорьков. Высокий лоб пересекает морщина, взгляд в одну точку. Мигрень у него, что ли? Она мысленно потянулась к человеку. Ой...
  -- Ваш слуга сейчас страдает от головной боли. Это не похмелье, как он вероятно думает. Вернее, не только оно. Боли приходят к нему регулярно из-за опухоли в мозгу. Небольшой такой, с горошину, - она пальцами показала размер, слуга побледнел, - мне кажется, хороший целитель ещё может его спасти. Также могу сказать, что он недавно поел, и теперь мучается от изжоги. Ещё, что...
  -- Достаточно, - махнула рукой Ирали, - это правда, Галан?
  -- Я... мицоги, у меня и вправду болит голова, и я трапезничал, но я не думал, что... что...
  -- Можешь идти.
  -- Теперь вы мне верите?
  -- Возможно. Я проверю твои слова, а ты до окончания расследования останешься здесь.
  
  -- Господин Иши, что с вами? Вам плохо?
   Молодая лекарка смотрела на него с жалостью и сочувствием. Такая глупая, такая наивная. А ему так и не удалось восстановиться. Всё из-за той проклятой девчонки!
  -- Принести вам воды?
  -- Нет. Илина, подойди поближе.
  -- Но...
   Проклятье! Она что-то почувствовала и насторожилась. Так, помягче, грустно вздохнуть:
  -- Видишь ли, у меня кружится голова и я боюсь не дойти. Будь добра...
  -- Конечно, доктор, - прошептала Илина. Взгляд доктора её пугал, но отказать в помощи она так и не смогла.
  
   Тай поселили в одном из небольших павильонов посреди внутреннего сада. Здесь было все необходимое: одежда, бумага, кисти и даже одна книга: уложение о наказаниях. Тай оценила намек. Слуги приносили ей еду и были готовы выполнить любую её просьбу, кроме одной: передать весточку кому-то за пределами террас.
   Тай не любила дворцы, а жилье цоги Ирали тем более вызывало у неё желание держаться как можно дальше. Впрочем, довольно скоро скука возобладала над страхом. Беспокойный характер девушки требовал действия или, на худой конец, информации. На третий день Тай взялась за чтение кодекса - все равно других книг ей не давали. На седьмой день цоги Ирали пожелала её видеть.
  -- Мы нашли убийцу, - сказала госпожа цензор после приветствий, - им и впрямь оказался доктор Иши. Возмутительно! Ужасающий позор для корпуса целителей.
  -- Он снова кого-то убил? - спросила Тай. Ирали поджала губы и девушка пожалела о своём вопросе.
  -- Что ж, ты свободна, Таири.
  -- Спасибо, мицоги! - она тут же вскочила на ноги.
  -- Сядь! Я ещё не закончила.
   Тай послушно опустилась на подушки.
  -- Ты уже думала о своем будущем?
   Она распахнула глаза, изображая полнейшую наивность.
  -- О будущем?
  -- Ты умная девушка, Таири. Но, как ты знаешь, двойной дар осложняет твою судьбу. И не только дар. Твое имя, скажем так, создает тебе ненужные сложности.
  -- Я не могу поступить на имперскую службу, - согласилась Тай, старательно не замечая намека.
  -- На обычную - да. Весьма печально, что такая незаурядная девушка, как ты, будет вынуждена прозябать где-то на задворках Империи. Не так ли? - Тай молчала. Ирали покачала головой и после паузы продолжила, - Последние события показали, что мы многое теряем, отсекая подобных тебе. И, возможно, я найду способ обойти устаревшие предрассудки.
  -- Простите, мицоги, но закон прав: я не подойду вам.
  -- Как знать, как знать... - Ирали мягко улыбнулась и Тай с трудом подавила желание сказать, что с эмпатами бесполезно играть словами. - Сейчас ты напугана, оттого не можешь мыслить разумно. Подумай над моими словами, когда страсти уляжутся и ты увидишь те возможности, которые открываются перед тобой.
  
   ***Фернес
  -- Кто вы? - узник с трудом приподнялся на лавке и, близоруко щурясь, уставился на гостя.
  -- А ты как думаешь, ничтожный? - рявкнул Великий Лекарь.
  -- Цоге Фернес?!
   Доктор Иши тут же вскочил и хлопнулся на колени перед Высшим.
  -- Ты совершил преступление, Иши, и справедливо покаран. Ты заслуживаешь смерти, - строго заявил Фернес, с интересом наблюдая реакцию собеседника. Иши вжал голову в плечи, ожидая удара. Сразу видно, славно поработали дознаватели. - С другой стороны, ты действовал из благих побуждений, а не ради обычной гордыни. Да, именно чрезмерная забота о благе других толкнула тебя на путь преступления. А потому искупать вину следует иным способом.
  -- Но как, мицоге? - прошептал растерянный доктор. Сумасшедшая надежда озарила бледное лицо.
  -- Ты поделишься своими знаниями во имя Империи. Всеми знаниями, Иши, ты меня понимаешь?
  -- Конечно, мицоге. Я рад служить вам и Империи!
  
   ***Конец первой части***
  
  
   Часть вторая. Когти Дракона.
   Глава 7

Десятый день десятого месяца 328 года от основания Империи Дракона

   ***Горт
   Для великой степи, что простерлась от Туманного Лога до горных гряд Тигора, время - не более, чем иллюзия. Империя разрослась, её земли надежно укрылись от чужеземной магии под магическим щитом, города стали куда больше и шумнее, поколения сменили друг друга, а земли, поросшие ковылем и полынью, остаются такими же, как и полвека назад. И останутся непотревоженными и через сто лет, если только люди, занятые ныне преобразованием плодородных долин рек, не обратят взор на эти пустынные просторы. Но это вряд ли: земель в Империи все ещё больше, чем жителей, сказываются войны и эпидемии. А потому дикая земля на границе враждующих государств ещё не скоро привлечет к себе внимание крестьян.
   Горт впервые увидел степь в конце зимы, прямо перед празднованием нового года, когда каждое дуновение ветра напоминает людям о весне, а вид голой земли, укрытой пожухлой травой, заставляет сердца все сильнее мечтать о сочной зелени. Тогда он сопровождал Яна, своего создателя, в путешествии ко двору Императора-Дракона и задержался, чтобы подготовить всё необходимое к переезду: Ян планировал перебраться поближе к Туманному Логу, чтобы исследовать загадки топи. А вместо этого Ян погиб, причем Горт был уверен, что дело не обошлось без вмешательства Небесного Града, не пожелавшего мириться с его уходом. Надо же, уже полвека прошло с тех событий, а воспоминания не утратили своей остроты.
   Крики на площади отвлекли командарма от воспоминаний. Там столкнулись две подводы, и теперь извозчики громко выясняли, кто из них более неправ. Вокруг спорящих толпились зеваки, дело грозило перерасти в драку, совсем неуместную этим утром. Двое солдат уже спустились вниз и бодрым шагом направляясь к скандалистам. Выглянувшее из-за туч солнце несколько оживило пейзаж: заискрился иней, заблестели сосульки - одним словом, зимняя идиллия. Впечатление портил только пронизывающий ветер, не прекращающийся с самого рассвета, но командарм все же предпочитал оставаться на стене, лишь бы не встречать дорогих гостей у ворот.
   Горт раздраженно покосился на ползущую по обледеневшей дороге процессию. Неделю назад господин губернатор воспылал энтузиазмом и захотел лично проверить, как живут люди на вверенных ему землях. А начать путешествие он решил с форта Маграс, места, никак ему не подотчетного. Увы, избежать визита не удалось, командарму оставалось лишь скрипеть зубами, дожидаясь, пока губернатор со свитой доползет до ворот.
   Настроение Горта немного улучшилось, когда стража затребовала подтверждения личностей прибывших. Командарм с трудом удерживался от ехидной усмешки, всецело одобряя инициативу подчиненных. На все возмущенные крики гражданских ответ был один: "порядок есть порядок". Губернатор в перепалке не участвовал, предоставив сомнительную честь драть горло своим помощникам.
  
  -- Счастлив приветствовать вас, господин губернатор, - произнес Горт, когда небольшой отряд наконец-то миновал ворота и очутился на площади, а Висет выбрался из повозки.
  -- Несказанно рад видеть вас в добром здравии, - язвительно отозвался гость. От него пахло легкими духами и свежестью, что совсем не вязалось с двухдневной дорогой по замерзшей степи. Куда вероятнее, что губернатор присоединился к процессии за дальними холмами.
  -- Позвольте поинтересоваться, что за... побудило вас проделать столь долгий и утомительный путь?
  -- Ах, разве вы не знаете, что губернатор обязан знать, чем живут простые жители провинции? - заявил Висет, по-хозяйски осматриваясь и словно бы не замечая напряженности. - Разве можно узнать об их чаяниях, если просиживать все время за бумагами?
  -- Полагаю, ваши люди просто счастливы от такой заботы, - ядовито заметил Горт. - Прошу вас, располагайтесь, слуги с радостью предоставят вам все необходимое.
   На том и откланялся.
  
   Холодный прием не слишком остудил пыл губернатора. День близился к вечеру, когда работу командарма грубо прервали:
  -- А ты не слишком радушный хозяин, - заметил Висет, вваливаясь в кабинет. Маячащий позади него адъютант виновато развел руками. - И Тигата нигде не видно.
   Командарм взглядом закрыл дверь и сухо пояснил:
  -- Он в горах, здоровье поправляет.
  -- О-о, - многозначительно протянул Висет, усаживаясь в глубокое кресло. - Так он в Тигоре? Занятно, да... А я как раз собирался поговорить про захваченную тобой область.
  -- Какая неожиданность.
  -- Уверен, даже ты согласишься, что нынешняя ситуация - против всех уложений и правил. Мирный край управляется губернатором - таков закон. Ты же прибрал к своим рукам всю торговлю чаем и думаешь, что остальные будут на это смотреть сквозь пальцы?! Не выйдет.
  -- Торговля идет в полном соответствии со уложениями, торговцы платят все налоги вовремя, даже у хорьков никаких претензий нет.
   Губы Висета растянулись в победной улыбке.
  -- Вот именно. Пока что цензорат тебя поддерживает, но все может перемениться и очень скоро.
  -- Ты о чём?
  -- Грядут великие перемены. Конечно, для того, чтобы их предвидеть, требуется посещать в столицу хотя бы изредка... Считай это братским советом - не пытайся укусить больше, чем сможешь проглотить и не надейся на свою дружбу с хорьками, Горт. Им сейчас не до тебя.
  -- Тогда я верну любезность. Займись своими людьми. Если они не прекратят половину отобранного тащить себе в карман, то и казна провинции будет не столь пустой даже без Тигора.
  -- Откуда такая уверенность?
  -- Умные люди посчитали, сколько денег должно давать одно хозяйство и сколько их в провинции, - пожал плечами Горт. - А потом сравнили с тем, что в казне.
   Висет зло рассмеялся.
  -- Возможно, ты возомнил, что справился бы лучше меня.
  -- Совершенно верно. А теперь сделай одолжение, выйди из моего кабинета.
  -- Ты ещё пожалеешь, - пообещал Висет. Дверь с шумом распахнулась.
  -- Тебе помочь?
   Висет выругался, но все же убрался.
  
   ***Фернес
   Тело дергалось, человек хрипел и бешено вращал глазами, но продолжал жить. Руки Иши окутывало зеленовато-желтое свечение - так заклинание проявляло себя в реальном мире. И целителя, и подопытного окутывала пелена второго заклятья, создаваемого Фернесом - оно помогало фокусировать поток и удерживало его от рассеивания. Красивое зрелище, если смотреть со стороны. Красивое и опасное.
  -- Достаточно!
   Целитель послушно опустил руки, разрывая связку с подопытным, но выйти из белесого марева не спешил, дожидаясь рассеивания второго заклинания.
  -- Мой господин, объект воспринял переданную силу.
  -- Вижу, - проронил Фернес, пожалуй, слишком резко. Его била нервная дрожь: неужели на этот раз получилось?! Опыт должен пройти успешно! Лесс уже второй раз откладывал встречу, ту самую, на которой Великий Лекарь надеялся убедить его в собственной полезности. А значит, остается только одно - победить.
  -- Отвяжите его!
   Парочка научников бросилась исполнять приказ. Человек сел, настороженно оглядываясь по сторонам. Его запястья покрылись коркой запекшей крови, а взгляд оставался совсем безумным. Когда доктор Иши шагнул к нему, подопытный вжал голову в плечи и попытался закрыться руками. "Тише, тише, не бойся," - шептал целитель, магией подавляя страх в человеке, - "вот так, хорошо".
  -- Ну же! - нетерпеливо воскликнул Фернес, устав ждать.
  -- Двести процентов, мой господин. Объект воспринял всю силу, что вы пожелали передать.
   Фернес на секунду прикрыл глаза, расслабляясь. Он победил! Больше никаких униженных просьб, никаких страхов! Император будет доволен.
  -- Мой господин, - донесся до него голос Иши. - Что прикажете делать с объектом?
   Голодные глаза безумного целителя умоляюще смотрели на Высшего. "Пожалуй, он заслужил награду".
  -- На твое усмотрение, Иши. Мне он больше не понадобится.
  
   ***Ирали
   Фернес вызвал её прямо на рассвете.
  -- Дорогая сестрица, не соизволишь ли посетить сегодня мою скромную лабораторию? -
   в голосе великого лекаря сквозило плохо скрываемое торжество.
  -- Что случилось?!
  -- Всё просто замечательно. Скажем, полдень тебя устроит?
  -- Вполне. Что ты задумал?
  -- Тебе понравится, - пообещал Фернес и разорвал нить.
   В лабораторию Ирали прибыла на несколько минут раньше назначенного срока и обнаружила, что она не единственная приглашенная. Эш, великий блюститель порядка, сидел развалившись на низеньком для него стуле и скучал. Красное вино, кувшин с которым стоял на лабораторном столе, скрашивало его ожидание.
  -- Здравствуй, сестрица! - жизнерадостно воскликнул он, отсалютовав бокалом.
   Ирали улыбнулась в ответ. Эшу подчинялись все дознаватели и судьи, довольно часто интересы их департаментов пересекались. К счастью для всех, Ирали всегда удавалось находить общий язык с собратом.
   Не успели они перекинуться и парой слов, как в комнате раскрылся очередной портал. Лесс брезгливо окинул взглядом помещение:
  -- Что ж, надеюсь, на этот раз наш, хм, гений сможет выдавить что-то получше того блеяния, что я слышал в прошлый раз. Кстати, где он?
   И впрямь, хозяин лаборатории до сих пор не показался. Перепуганный насмерть слуга дрожащим голосом предложил высоким господам насладиться напитками. Лесс поморщился и отказался. Ирали напротив потянулась за бокалом и отсалютовала им Эшу, заработав одобрительный взгляд блюстителя порядка. Фернес запаздывал.
  
   Он вошел в комнату тогда, когда гости уже начали возмущаться в голос. За время, прошедшее с прошлой встречи Фернес заметно преобразился: куда только подевалась растерянность и виноватый вид! Великий лекарь вошел в комнату размеренной походкой уверенного в себе человека, обвел взглядом гостей, сдержанно поклонился и спокойно произнес:
  -- Приветствую вас, родичи.
   Несмотря на усталость и красные от недосыпания глаза, Фернес вел себя как хозяин положения, от чего Ирали захотелось удавить его на месте. Лесс, не склонный скрывать дурное настроение, ядовито спросил:
  -- И на что ты собираешься жаловаться на этот раз?
   Но в этот раз Фернес не смутился:
  -- Я пригласил вас сюда, чтобы сообщить радостную новость - предварительные эксперименты завершены. И я собираюсь приступить к заключительной части.
  -- Ну наконец-то! - вырвалось у Эша. Ирали на мгновение прикрыла глаза. Радость мешалась со злостью: Фернес вполне мог сообщить ей заранее и не заставлять маяться от неизвестности!
  -- Прекрасная новость. Ты сообщил ему? - сухо уточнил Лесс. Фернес важно кивнул:
  -- Конечно. И получил высочайшее разрешение подготовиться к конечной фазе. Осталось выбрать подходящее тело.
  -- И ты уверен, что сможешь провести перенос с первого раза? - осторожно уточнила Ирали.
   Удивительно, но о возможности неудачи великий лекарь задумался только сейчас:
  -- Ты права, сестрица. Думаю, нам следует иметь под рукой некоторый запас подходящих объектов. На всякий случай. Вы же сможете его обеспечить? Только это должны быть одаренные с хорошим резервом. А лучше всего - какого-нибудь ир-цоге, только помоложе.
  -- На этот счет не беспокойся, - заверил его Лесс. - У меня есть подходящая кандидатура.
  
   ***Тай
   - И все же я не понимаю, как целитель стал убийцей и смог жить дальше?! - возмущался Велс. Они сидели в той самой едальне, где перекусывали после церемонии посвящения. Было тихо и пусто: занятия возобновятся только через неделю, а сейчас большинство школяров и учителей отдыхали, так что они могли говорить спокойно, не опасаясь ненужных глаз и ушей.
   - А вот так, - вздохнула она. - Не думаю, что доктор Иши сознательно хотел убивать Отана. Но и согласиться на требование прервать жизнь нерожденного ребенка он не мог. Скорее всего, они сильно поссорились, а то и подрались. А потом... расплата целителя за убийство куда выше, чем у других, но не всегда это смерть.
   - То есть?
   - Иногда это безумие. Когда мы встретились, он куда больше походил на голодного зверя, а не человека. Можно делиться жизненной силой, можно принимать отданное добровольно, но никогда не вырывать насильно. А он преступил все запреты и стал выпивать жизни. Фу, даже вспоминать противно.
   - Надеюсь, эта тварь будет умирать долго и мучительно! - с чувством Велс.
   Тай промолчала, не желая обсуждать пытки и смерть - ей хватило и короткого прикосновения к новой сущности доктора. Расторопный слуга поставил перед ними блюда с заказанным жарким для Велса и овощами для Тай и тут же откланялся.
   - Всё-таки странно. Целители не могут убивать, воины не могут исцелять. Но вы-то, хранители, одинаково легко отбираете жизни и возвращаете их обратно!
   - Вовсе нет, - Тай палочками приподняла ломтик баклажана, принюхалась и только после этого укусила. - Суть нашего дара в ином. Мы не распоряжаемся жизнями и не воюем с людьми. Мы никогда не нападаем первыми. - Тай вздохнула, - Кто-то хочет жить, кто-то - смерти, а мы по большей части отражаем желания других.
   - Да неужели? Но ты дралась с доктором.
   - Его новая сущность хотела смерти. Она её и получила, хоть и не так, как ожидала, - Тай пожала плечами и отправила в рот очередной кусок.
   - Какой страшный дар! Но я благодарен тебе, Таири, - Велс встал из-за стола и поклонился, прижимая руку к сердцу, - за всё.
   Красивый жест. Тай почувствовала, что краснеет. Она попыталась придумать достойный ответ, но так ничего более оригинального, нежели "ну что ты", в голову не пришло. Велс тем временем сел на свое место и куда более деловым тоном произнес:
   - Я много думал о нас... - его рука скользнула вперед, пальцы коснулись запястья Тай.
   - Д-да?
   - Ир-цогитеро редко общаются между собой - нас слишком мало. Нам же очень повезло. Подумать только, сколько великих дел мы могли бы совершить вместе! Наши силы уступают разве что Высшим, а вдвоем...
   - Нам не позволят, - тихо возразила Тай, отодвигая ладонь. - Цоги Ирали дала мне понять это ещё на празднике.
   - Вот как... - Велс поднялся. - Кто дал им право решать?!
   - Право сильного, - Тай прикрыла глаза и прислушалась. Вроде никаких посторонних ушей вокруг, - мы ничего не можем с этим поделать.
   - И ты - ты смиришься?!
   - А что предлагаешь ты?
  
   Домой Тай вернулась на закате. Тучи, который день закрывавшие небо сплошной пеленой, рассеялись и последние отблески солнца раскрасило небо фиолетово-красными тонами. Тай немного задержалась на улице, любуясь переливами цвета. Красивое зрелище, особенно если не веришь в дурные приметы.
   Обрывки разговора, доносившиеся со двора, отвлекли её. Кто-то громко спросил: "своих не узнаете?" - и голос показался Тай знакомым. Она ускорила шаг и мигом очутилась во дворе. Так и есть - Самен! Смуглый, поджарый, весь в дорожной пыли - сейчас он куда больше походил на орка, нежели на сына замкома.
  -- Сестрёнка! - юноша заметил её и отвесил шутливый поклон. Вдали от отца Самен снимал маску примерного сына и вспоминал, что они росли и проказничали вместе.
  -- Братушка! - в тон ему отозвалась Тай и рассмеялась. - Не стой на пороге, идём в дом.
   Как только они остались одни, Тай молча приложила палец к губам и прикрыла глаза, второй раз за этот суматошный день выискивая любопытных посторонних. Опекун проделывал этот фокус играючи, а ей требовалась приличная концентрация. Хорошо ещё понятливый Самен терпеливо ждал, пока Тай закончит приготовления и не лез с дурацкими вопросами.
  -- Почему ты здесь?
  -- О, я всего лишь скромный посыльный, - ухмыльнулся Самен и протянул ей свиток. - Привез тебе письмо от мицоге. Немного погуляю - и обратно.
  -- Кто-то из слуг в этом доме доносит хорькам. И не только им.
  -- Даже так? - юноша посерьезнел. - Кто?
  -- После той истории с письмом я подозреваю управляющего. И, вообще, тут такое творится! Столица, называется: убийства, предательства, интриги на каждом шагу. Я жду не дождусь, когда смогу вернуться домой!
  
   ***Велс
   Посланник ждал его у ворот. Он отказался войти в дом и сообщил, что Велс должен немедля прибыть на Серебряные Террасы. Поспешность удивляла, но ир-цоге не стал перечить и передал носильщикам паланкина, не успевшим даже выпить воды, новое указание. Недавно выпавший снег ещё не успели до конца убрать и слугам приходилось прилагать дополнительные усилия, чтобы не поскользнуться и не уронить паланкин. Велс кутался в шерстяной плед и думал о будущем. Скоро, очень скоро все закончится. Отан, Лий... Юноша с усилием заставил себя думать о хорошем. Друзей жаль, но уже ничего изменить, надо жить дальше.
   Ещё пара месяцев занятий, экзамен - и всё изменится. Тонкие губы юноши сложились в мечтательную улыбку. Сдавшему экзамен не требуется ждать до двадцати пяти, чтобы считаться совершеннолетним. Он получит должность и право завести собственный дом, достойно отблагодарит Лияну - у бедняжки никого не осталось, а значит, позаботиться о её судьбе - его долг. И, конечно, Таири - если уж их возможный союз так пугает цензорат, значит, дело и впрямь стоящее, хоть и рискованное. Необходимо всё тщательно обдумать, благо, торопиться ему некуда.
  -- Мой господин, цоге Лесс ждет вас в своих покоях, - Велс от неожиданности вздрогнул - оказывается, они уже прибыли и даже пересекли внешние врата. "Что происходит на Террасах, почему все так торопятся?"
  -- Я спешу к досточтимому отцу!
   Он перебирал в уме всевозможные прегрешения или то, что цоге Лессу будет угодно так трактовать, но так и не нашел ничего предосудительного. Если только в харчевне были шпионы?! Нет, не могли они так быстро донести! Велс убеждал себя, что бояться нечего, но получалось плохо. Хорошо хоть, его не стали мариновать в комнате ожидания, напротив, слуги торопливо распахивали двери. Определенно, на террасах происходит что-то значительное.
  -- Сын мой, - торжественно обратился к нему цоге Лесс, едва Велс вошел, - Император оказал тебе великую честь! В мудрости своей он решил приумножить свою силу и мощь, дабы укрепить величие Империи. Ты, мой сын, был избран, чтобы разделить эту ношу. Открой же сердце свое и приготовься принять свое предназначение!
   Несмотря на изумление, граничащее с испугом, Велс почтительно склонился и твердо произнес:
  -- Отец, я готов исполнить волю Императора. Позвольте же узнать ничтожному, что от меня требуется?
   Цоге Лесс обозначил улыбку и продолжил тем же торжественным тоном:
  -- Император избрал тебя и, дабы исполнить его волю, понадобится самая малость: небольшая операция. Немного терпения и выдержки, сын мой, и ты займешь свое место по правую сторону от трона.
   "Быть правой рукой Императора?! Вместо отца, что ли? Но как это возможно?", растерялся Велс. Слова отца пугали его, но разве можно отказаться от приказа Императора?
  -- Следуй за этими господами, - приказал цоге Лесс, широким жестом указывая на двух высоких мужчин с каменными лицами. Похоже, они стояли у стены с самого начала. Цвет их одежд - не черный, фиолетовый - удивил Велса, он никак не мог вспомнить, который из департаментов имеет право носить такой цвет.
  -- Прошу вас, ир-цоге, - сказал фиолетовый, жестом указывая на дверь и Велсу оставалось только подчиниться.
  
   Примерно через шесть часов.
  -- Что значит неудача?! Снова?! Ты хоть что-то можешь сделать как полагается? - орал Лесс.
   Фернес вытер руки о полы халата и устало сообщил:
  -- Нам нужны ещё тела.
  -- Ты что, всех?
   Фернес виновато кивнул. Ирали мельком взглянула на Лесса - тонкие губы брата сжались в линию.
  -- Он в бешенстве. Мы должны закончить сегодня.
   Едва ли не впервые в жизни Ирали порадовалась что её контакт с Императором куда слабее лессового. Братцу сейчас здорово достанется.
  -- У нас больше нет подходящих кандидатов, - сообщила она.
  -- Есть ещё гортова девчонка, - мстительно напомнил Лесс.
  -- Не думаю, что он согласится воплотиться в женское тело. И к тому же она не ир-цоги по крови. Лесс, это бесполезно.
   Вместо ответа братец прикрыл глаза: он единственный имел право связываться с Императором по собственной инициативе. Ирали напряженно всматривалась в побледневшее лицо. Ей не нравился предложенный Лессом вариант, инстинкты цензора вопили об ошибке. А своему чутью Ирали привыкла доверять. Было в девчонке что-то странное, неправильное, какая-то незаметная черточка, позволявшая ей раз за разом выныривать из бури без особого вреда для себя, но за её спиной оставались руины. Не будь она дочкой Горта, Ирали давно уже приказала бы организовать несчастный случай.
  -- Эш, займись розысками, - глухо скомандовал Лесс, открывая глаза. Его лоб покрылся испариной, а руки дрожали как после запоя. Фернес услужливо подвинул стул поближе, но Лесс упрямо продолжал стоять. - Она живет где-то около придворной школы. Доставьте как можно скорее!
  -- Как, говорите, зовут девчонку? - подал голос доселе молчавший Эш.
  -- Таири. Ну, долго я буду ждать?! Шевелись!
  -- Это ошибка! - крикнула Ирали, но Эш уже исчез в портале. Госпожа цензор тоскливо подумала, что можно начинать писать приказ о замене командующего Южной армии. Что именно натворит Горт, когда узнает, что его дочь пустили на опыты, она не знала, но не сомневалась, что его реакция будет далека от адекватной. Если он в свое время не побоялся пойти на открытый конфликт из-за нескольких офицеров... Несмотря на внешнюю нелюдимость, Горт очень привязан к своим людям. Даже слишком.
  
   ***Тай
  -- Ты работаешь в такую рань?
  -- Просто ещё не ложилась.
   Тай с трудом оторвалась от вычислений и только сейчас заметила, что в глаза будто песок насыпали. Самен стоял, облокотившись о косяк и добродушно смотрел на неё:
  -- Всё постигаешь придворные премудрости?
  -- Не пойму, сколько денег нужно, чтобы содержать этот дом. И как твой отец со всем эти справлялся?! Сколько ни трать, всё мало!
  -- Это же все-таки столица, одни развлечения чего стоят.
  -- Но я же не просаживаю деньги в квартале Ив или за игорным столом!
  -- Да и продукты здесь подороже. Мешок риса - полтора таэля, дешевле нигде не найдешь.
  -- Ты хотел сказать, три с половиной? - поправила Тай, сверившись с последним отчетом управляющего.
  -- Да нет же, полтора! Кто тебе такую чушь сказал?
   Тай молча протянула свиток. Самен пробежал взглядом по аккуратно выписанным столбикам цифр, с каждой строчкой его лицо становилось все более хмурым.
  -- Так... про доносчика не скажу, а вор в этом доме точно есть.
   Дальше больше, при сравнении цифр из свитка с теми ценами, которые видел Самен, выходило, что за неполных четыре месяца господин Лар умудрился присвоить весьма приличную сумму. От возмущения Тай пострадали две вазы, украшавшие комнату - рассыпались в пыль от всплеска спонтанной магии. Уши Самена горели от стыда - ведь вор был слугой его семьи! Какой позор! Решено было, что простым изгнанием предатель и вор не обойдется. "Он меня запомнит надолго," - сквозь зубы пообещала Тай, призывая слуг. Но расправу над управляющим пришлось отложить: вместе с господином Ларом в комнату вошли двое странных мужчин в фиолетовой одежде.
  -- Ир-цоги Таири-ан-Горт, нам приказано проводить вас на Серебрянные Террасы, - сообщил один из незнакомцев, протягивая свиток с золотой печатью Дракона.
   Вирна ахнула, Самен собирался что-то сказать, но Тай жестом остановила его.
  -- Конечно, господа, мне только нужно переодеться.
  -- Об этом не беспокойтесь, мицоги, не будем терять время.
   Последняя фраза Тай категорически не понравилась, равно как и то, что эти двое явно были боевыми магами. Она легко считала предвкушение битвы на их лицах и отлично понимала, каковы её шансы в подобной схватке.
  -- Самен, ты же справишься?
   Юноша кивнул и Тай быстрым шагом направилась к выходу. Так, хорошо, конвоиры удивились её энтузиазму, их эмоции слегка поблекли. Верно, битвы не будет, по крайней мере сейчас, когда преимущество у них. Вот бы разделить их - с одним она все же может справиться, или хотя бы попробовать.
   Тай покорно позволила усадить себя в паланкин, стараясь притупить подозрительность магов. Чтение эмоций других приглушало её собственные чувства, страх ушел, оставив холодный разум. За это спокойствие она заплатит головной болью после, но это не имеет никакого значения.
  -- Господа, могу ли я узнать, в чем причина подобной спешки?
  -- Мицоги, вам все расскажут во дворце, - отозвался фиолетовый. Их глаза встретились и Тай похолодела - взгляд мага был таким же безумным, как у доктора Иши. Защита! Не успела, опоздала всего на доли секунды и пропустила парализующее заклинание. Что за невезение!
  -- Тсс... зачем же так нервничать, мицоги? - теперь фиолетовый не скрывал насмешки.
   Тай промолчала: скорее всего, голоса её лишили, а радовать этих безуспешными попытками заговорить она не станет. Медленно, очень медленно, она перераспределяла свою жизненную силу - прием, известный любому целителю - разрушая заклятие. Тогда, с Иши, это сработало. На этот раз её противники куда сильнее, но попытаться стоит.
   Она полностью сосредоточилась на плетении и даже не заметила, как паланкин остановился, и один из фиолетовых откинул полог:
  -- Прошу вас, мицоги.
   Чужая воля заставила Тай подняться и последовать за конвоиром. "Ну же, немного осталась, дай мне чуть-чуть времени!" - мысленно молила она, ослабляя нити одна за другой.
   Процессия двинулась вглубь сада, к одному из роскошных дворцов, затем они долго петляли по коридорам - Тай почти не смотрела по сторонам, занятая заклятием. Её движения полностью контролировались магом, так что упасть или врезаться в стену она не могла. Оставалось совсем чуть-чуть, одна петля, когда фиолетовый остановился и низко поклонился.
  -- Мой господин, ваш приказ исполнен!
   Перед ней стояли двое Высших, которых Тай видела на осеннем празднике. Один из них, с глазами как у кролика, стоял тогда перед троном - а значит, он из Великой Пятерки.
   Тай попыталась высвободиться, вложив в удар всю собранную силу, но тщетно: одно заклятие лопнуло, второе тут же накрыло.
  -- Боевая... - рассмеялся красноглазый, - это хорошо. Идём.
   Перед ними распахнулся портал и Тай оказалась в странной комнате, лишенной окон. В самом центре возвышался жуткого вида стол, от которого разило смертью.
  -- Располагайся, красавица. Мы и так затянули с опытом.
   "Ты об этом ещё пожалеешь," - мысленно пообещала Тай и неожиданно поняла, что так и случится. Но, увы, предчувствия никак не повлияли на подчиняющее заклятие.
  
   Чуть позже
   Запах благовоний тяжелый, тошнотворный мешал думать. От него клонило в сон. По запястьям текла кровь - кажется, в периоды забытья кто-то бередил их снова и снова, чтобы раны не затягивались. Она в непонятно какой раз очнулась и увидела над собой склонившуюся черную фигуру.
   Нет! Это всё происходит не со мной! Я не могу умереть вот так глупо! Только не сейчас! Сгусток тьмы, пугавший до колик, вновь склонился над ней. Блеснули фиолетовые глаза-щелочки. Тварь... Это всего лишь тварь, не Император! Тай отчаянно забилась, но путы держали прочно. Пальцы скользили по чему-то влажному. Кровь. Её кровь. Я буду жить! А ты сдохнешь, тварь!
   Тьма пронзила её и в тот же миг содрогнулась. В тело чудовища впились десятки ярко-красных ледяных игл. И пришла тишина.
  
   ***Горт
   Удар настиг Висета и Горта посреди очередного спора.
  -- Что за... - вскрикнул губернатор прежде, чем его скрутило судорогой.
   Горт продержался немногим дольше. Все чувства и цвета поблекли, а та невидимая, но отчетливо ощущаемая бездна, которая появилась на месте источника силы, тянула в себя, не давая вздохнуть. Мерзкое ощущение, которое невозможно спутать ни с чем другим, если пережил такое хоть однажды.
   Затем боль ушла, оставив после себя пустоту. Горт, наконец, заметил, что сидит на полу. Он поднял голову и увидел испуганные глаза Висета, выглядывающего из-под стола. Губернатор шептал синюшными губами:
  -- Он... это же... он...
  -- Да. Он умер.
  -- Нет! Не может быть! Не может...
   Висет схватился руками за голову, бормоча свое "нет". Судя по всему, у него случился шок: связь между повелителем и созданными им намного прочнее тех уз, которыми привязывают чужаков вроде Горта. Если вспомнить, что с ним было, когда погиб Ян... Точнее, после его убийства. Руки непроизвольно сжались - так, только этого ему не хватало: сидеть и предаваться воспоминаниям! Горт отмел непрошенные мысли и вернулся к нынешнему положению. Итак, со смертью Императора они утратили источник магической силы и теперь располагают лишь собственными магическими силами, мало чем отличающимися от дара эльфов. Небесный град об этом или прекрасно знает, или скоро узнает: достаточно отследить состояние щита Империи. И тогда их всех просто перебьют по одному, быстро и без особых проблем.
   Ладно, не всех, это он погорячился. Повелители не будут так бессмысленно разбазаривать ресурсы, но иметь дело с убийцами Яна он не станет. А без источника силы Высшие умирают. Прекрасно, можно паниковать. Все равно ничего поделать нельзя. Нельзя?! Горт скорее из духа противоречия, чем по какой-либо другой причине, заставил себя подняться и глухо произнес:
  -- Мы ещё живы, Висет, и можем бороться.
   Тот не отреагировал. Горт хотел сказать ещё что-нибудь, но в голову лезли только какая-то совсем уж пафосная чепуха про долг и честь. Поэтому он просто пожал плечами и вышел.
   Значит, столица наверняка пала. Значит, и до нас скоро доберутся. Значит, нужно подготовиться к встрече. Горт шагал по коридору и механически здороваясь с офицерами. Определив задачу, он почувствовал себя намного увереннее. В конце концов, десять дней или сколько их там осталось - это не так мало и у него есть, чем заняться. Нужно созвать офицеров штаба, сообщить им об атаке на столицу, но не про смерть Повелителя, усилить гарнизоны в приграничных фортах, созвать ополчение. А ещё оставить кого-то толкового, кто сможет продолжить. В общем, у командарма дел невпроворот.
  -- Диррека и Марве - ко мне. Бегом, Хольце, - скомандовал он адъютанту, который маячил около его кабинета.
   Мальчишка дернул головой и резво рванул по коридору. Прекрасно, у него есть немного времени, чтобы привести себя в порядок. Физиономия в зеркале выглядела не лучшим образом: бледная и мятая, в глазах лопнула парочка капилляров - тут разве что иллюзия поможет. Хоть и не хочется тратить остатки сил на такую ерунду, а придется - когда порог его кабинета переступили замкомы, командарм выглядел безупречно.
  -- Через два-три дня возможна атака противника, причем неизвестно, где именно. Это может быть как Лог, так и Тигор. Диррек, ваша задача - выяснить места вероятного прорыва. Марве - вы отвечаете за готовность к атакам.
   Замкомы слаженно кивнули. Если они и были потрясены новостями, это никак не отразилось на их лицах. Вот и прекрасно.
  -- Мицоге, один вопрос, - осторожно поинтересовался Диррек. - Насколько достоверны новости?
  -- К сожалению, абсолютно.
  
   ***Лесс
   Что с ним? Лесс с трудом приподнялся и тут же рухнул на пол. Болело всё тело, от макушки до пят. "Это что - смерть?" - мелькнула слабая догадка, - "нет, не может быть. Повелитель не допустил бы! А если... что-то случилось с Повелителем?! Нет..."
   Страх заставил Лесса махнуть рукой на придворный этикет и напрямую воззвать к Императору. Пускай его накажут, пускай на него падет гнев Повелителя, он был согласен на все, лишь бы избавиться от гнетущей пустоты внутри себя.
   Но никто не ответил на его мольбы. Тогда отчаявшийся Лесс звал Ирали, Эша и остальных. Тишина. Нет, это безумие: не могли же они все погибнуть?!
   Нет! Но если... если с Повелителем что-то случилось, если эксперимент Фернеса пошел не так... А он и шел непонятно как... Что теперь будет? У него почти не осталось магии. Да что там: у них всех нет магии - основы их власти, залога послушности людишек.
   Бунт. Лесс вздрогнул. Эти тупые животные вырвутся из подчинения, стоит только показать слабину. Обязательно.
   Он все-таки сумел подняться и теперь стоял, держась за край стола, осмотрелся. Нет, здесь оставаться нельзя - Террасы создавались не для обороны. Да и внутри этого гадюшника найдется немало тех, кто рискнет укусить, как только почует уязвимость. Что же делать?!
   Бежать? Да, бежать! В имение, да, там пока безопасно. Там спокойно.
   Он с трудом распахнул портал и ввалился туда. Оставлять какие-либо записки и распоряжения главнокомандующий посчитал излишним.
  
   ***Фернес
   Он с трудом поднялся с пола и снова упал. Пол под руками был влажным - Фернес не стал вглядываться, во что именно он вляпался, брезгливо вытер руки о полу халата и ещё раз попытался подняться. На этот раз очень медленно и осторожно.
   На низком столе, к которому он приковал очередное тело, красовался огромный кокон, переливающийся всеми цветами радуги. До чего же красиво... Так это и есть слияние? То, что было раньше лишь формулами на бумаге, обрело форму. Забыв о боли, Фернес любовался видом кокона. Мягкий свет не слепил, однако рассмотреть что-либо внутри ему не удалось. Разве только тень - или ему просто показалось?
   Он не удержался от соблазна и мягко прикоснулся - на ощупь кокон оказался теплым, как грелка, или, что точнее, как кошка. И довольно упругим: рука, при попытке проникнуть внутрь, мягко выталкивалась.
   От исследования феномена Высшего отвлек звук: чьи-то босые ноги шлепали по коридору. Он обернулся и с удивлением воззрился на влетевшую в комнату женщину: босую, в наполовину распахнутом халате и растрепанной огненной гривой. Узнать строгую госпожу цензора удалось не сразу, да и то по голосу:
  -- Что происходит?! Дракон тебя раздери, Фернес, что ты натворил? - орала Ирали, не замечая ничего вокруг. Изящные пальцы сжались в кулачки, ещё немного и она бросится в бой.
   Вместо ответа, Фернес отстранился и молча указал на кокон. Госпожа цензор какое-то время осмысливала увиденное, затем тихо спросила:
  -- Что с ним?
  -- Вторая стадия, слияние, - к усталости и боли примешивалось законное чувство гордости. Он смог, он нашел способ. Эксперимент продолжается!
   Ирали не торопилась разделить его торжество:
  -- От чего случился удар?
  -- Трудно сказать, - Фернес развел руками. - Как я неоднократно разъяснял, механизм слияния изучен не до конца. Возможно, удар произошел из-за перехода на новый уровень бытия. Не знаю. Все заклятья действуют, эксперимент продолжается как должно, а нам остается только ждать.
  -- Сколько?
  -- День-два, не больше,- предположил Фернес, но уверенности в голосе она не услышала.
  
   Огромный щит, укрывавший Империю Дракона от чужой магии, лопнул как мыльный пузырь, весь и сразу. Правда, перемену ощутили лишь те немногие, кто так или иначе связаны с силами, питавшими защиту.
   Хрупкая девушка в небесно-голубом сари, пребывавшая последние двадцать часов в глубокой медитации, вздрогнула и раскрыла глаза. "Не может быть..." - прошептала она, но повторная медитация подтвердила первоначальное ощущение: там, где много лет возвышалась непроницаемая стена, ныне парили лишь жалкие обломки, таящие на глазах. Империя, давний враг Небесного Града, утратила свой щит. "Повелитель Ирхаан должен узнать об этом первым и от меня!" - думала она, бегом преодолевая коридоры и перескакивая со ступеньки на ступеньку.
  
  
   Глава 8.
   Двеннадцатый день десятого месяца 328 года от основания Империи Дракона
  
   ***Эш
   Ночью ударил мороз, дорога заледенела, от чего передвигаться приходилось с большой осторожностью и медленно, слишком медленно, особенно теперь, когда каждый час на счету. В который раз за поездку Эш отвел штору, закрывавшую окно кибитки и уставился в предрассветную мглу, надеясь, что вот-вот на горизонте покажутся огни Сиана.
   Когда случилась катастрофа он находился в провинции на показательной казни, точнее, казнь как раз закончилась и великий блюститель порядка решил оказать честь местному судье и разделить с ним трапезу. Чиновник проявил недюжинную наблюдательность и сноровку, обезвреживая преступников, прославившихся на весь уезд дерзкими грабежами. Эш слушал рассказ о похождениях бравого судьи, когда сила Императора исчезла и её место заняла пустота. Вид задыхающегося Высшего до смерти напугал всех присутствовавших, которые конечно же решили, что еда отравлена. Поднялась паника, судья приказал арестовать повара и оцепить здание, кто-то из гостей побежал за целителем, другие попытались сбежать. Среди криков, ахов и охов голос Эша расслышали далеко не с первого раза.
  -- Что разорались, как бабы на сносях?! Со мной все в порядке! Судья Дин, наведите порядок!
   После чего Эш махнул рукой и устало опустился в кресло. Его била мелкая дрожь. Отдышавшись и прикинув возможные варианты, великий блюститель заявил, что собирается отбыть в столицу и приказал готовить экипаж.
   На рассвете следующего дня Эш въезжал в Сиан. Огромный город только-только просыпался ото сна. Торговцы как ни в чем не бывало распахивали двери своих лавок, холодное зимнее солнце выглянуло из-за туч, освещая недавно замерзшую реку, по которой сновали первые рисковые подводы. Внутренний город оставался таким же безмятежным и безжизненным, как и два дня назад, когда Эш покидал его. Первые признаки беспокойства он заметил только у ворот резиденции Эрны, его соседки, у которой он рассчитывал узнать новости - уж слишком нервными выглядели её слуги, слишком быстро провели его во внутренние покои, забывая о положенных ритуалах. Сама Эрна металась в павильоне раненым зверем. Её волосы, привычно собранные в скромный пучок на затылке, давно растрепались. Мысли госпожи дорог витали так далеко, что Эшу пришлось кашлянуть, чтобы привлечь к себе внимание:
  -- Какое счастье, что ты здесь! - Эрна в несколько шагов преодолела комнату и обняла его. - Сразу после удара я разослала посланников, но пока откликнулся только ты.
  -- Странно... - Эш нахмурился и слегка отстранился. Конечно, Лесс, Ирали и остальные могли находиться где-то за пределами своих резиденций, но такое единодушие наводило на нехорошие размышления.
  -- Ты что-нибудь понимаешь?
  -- Только то, что Щита больше нет.
   Госпожа дорог не стала переспрашивать, уверен ли он в своих выводах. Только судорожно всхлипнула и прижала руку к губам.
  -- Война?
  -- Не знаю. Он... всё зависит от того, что с ним.
  -- Лесс должен знать, - вздохнула Эрна. - Вот только где его найти? На Террасах он не появлялся, во Дворце тоже.
   Эш задумался, затем подошел к столу и принялся писать список. Эрна молча подглядывала у него из-за плеча.
  -- Попробуй проверить эти места. Большего предложить не могу.
  -- Это уже немало, - Эрна грустно улыбнулась. - Береги себя.
  
   ***Висет
   Он не мог сказать, сколько времени просидел, сжавшись в клубок, но когда Висет стал замечать окружающий мир, уже светало. Он с трудом поднялся, разминая затекшие конечности и прислушался. Тишина. Висет вздохнул и вышел из комнаты на террасу. Господин губернатор ожидал увидеть следы паники и бегства, но ничего подобного: все предметы обстановки на своих местах, ничего не пропало. Странно. Жизнь, несмотря на очень раннее утро, бьет ключом. С третьего этажа Висет видел весь внутренний двор, слуги в темном платье спешили по своим делам, прибывали и отбывали гонцы - этих он узнал по черной форме, на нижней террасе пара офицеров обсуждали что-то - обычный день, вроде и не было вчерашнего ужаса. Удивленный Висет прошел дальше по коридору и спросил у первого попавшегося слуги, где Горт. Командарм нашелся в приемной, двери которой не закрывались от посетителей.
  -- Горт, нам надо поговорить.
  -- А, Висет, доброе утро, - как ни в чем ни бывало поздоровался командарм и вернулся к разговору со своими офицерами. На секунду Висет даже засомневался, не приснился ли ему кошмар. Нет - подтвердило гадкое чувство пустоты.
  -- Надо поговорить, - повторил губернатор с нажимом. Горт кивнул своим офицерам: "продолжайте," - и вышел вслед за губернатором.
  -- Ты что делаешь? - прошипел Висет как только они остались наедине.
  -- Перевожу форты на военное положение. Я ожидаю нападения в ближайшие дни, скорее всего со стороны Малава - этим-то и делать ничего особо не надо, только реку пересечь.
  -- Зачем?! На что ты рассчитываешь? Мы уже проиграли! Проиграли! Ты это понимаешь?! - Висет орал, выплескивая накопившиеся страх и растерянность. Впрочем, на Горта истерика особого впечатления не произвела. Он спокойно выслушал губернатора и уточнил:
  -- Предлагаешь сидеть сложа руки и ждать, когда эльфы или эмиссары Небесного Града постучат в ворота? Если хочешь - вперед, только мне не мешай.
  -- А что-то изменится от твоих маневров?
  -- Может нет, а может и да. По крайней мере, я успею подготовить части к атаке, а дальше Диррек будет смотреть по обстоятельствам.
   Последняя фраза напомнила Висету, что, помимо проигрыша, у них есть ещё одна проблема: оставшись без повелителя, Высший гибнет через семь или десять дней.
  -- Ты - идиот, - заявил губернатор.
   Горт молча пожал плечами и вышел из комнаты. Висет плюхнулся на кушетку и задумался.
   Обычно, если в конфликте Повелителей кто-то погибал, остальные разбирали его слуг, превращая их в свою собственность и получая таким образом дополнительную силу. В свое время именно таким способом Нунни и остальные фениксы попали к Дракону. Никто не требовал от них верности погибшему хозяину, их задача - стать преданными слугами того, кто даст им силу. Горт же идет против всех правил, продолжая войну. И на что рассчитывает? Хотя, если слухи верны, шансов остаться в живых у него нет при любом раскладе.
   А вот у Висета они есть, не может не быть! Он вскочил на ноги и начал нарезать круги по комнате. Конечно же, есть! Вот только странно, что победители до сих пор не объявились и не заявили о своих правах... И вообще, кто сразил Дракона: Ирхаан, Изирит или кто-то третий? Пожалуй, самое разумное сейчас - выжидать.
  
   ***Эш
   После разговора с Эрной Эш бросился в штаб Северной армии - у него ещё была надежда, что хоть командарм Ашер найдется на своем месте. Всю дорогу великий блюститель обдумывал создавшееся положение, но так и не пришел к какому-либо решению. Всё зависело от того, жив ли Император. И найдется ли Ашер.
   Эша нельзя было назвать тугоумным, нет, он обладал цепкой памятью и огромными знаниями как по сыскному делу, так и по магическим вопросам, но принимать по-настоящему серьезные решения не любил и по возможности перекладывал эту обязанность на других. За это его и любили, в особенности Лесс и Ирали.
   Командарма он не нашел, недавно назначенный замком Цварт выглядел растерянным и сам был не прочь найти своего начальника. Эш долго хмурился, наорал на замкома и подвернувшегося под руку адъютанта, потребовал известить его как только Ашер появится. На этом идеи закончились и он отбыл домой.
   Короткий зимний день подходил к концу, когда Эш добрался наконец до своего кабинета. Синеватые сумерки окутали комнату лишний раз напоминая об утрате сил. Тратить остатки магии на глупости неразумно, а значит, придется искать свечки. Какой позор!
  -- А ты, я вижу, не в духе, - отозвалась темнота.
   Эш вздрогнул, отступил назад, зацепился о бамбуковую ширму и молниеносно вызвал светляка.
  -- Ну зачем же так нервничать? - незнакомец перехватил падающую ширму и вернул её на место.
   Несколько мгновений они сверлили друг друга взглядом, затем чужак усмехнулся, бесстрашно развернулся спиной к Эшу и вернулся в кресло в центре комнаты. Рост выше среднего, жилистый, глаза серые, волосы длинные, цвет каштановый, носит собранными в хвост на затылке, особых примет нет - великий блюститель по привычке составлял мысленный портрет незнакомца - одежда не имперская: просторная белая рубашка и узкие штаны. Оружия нет. Маг. Высший.
   - Ресс Ветер, - представился чужак, отвешивая шутливый поклон. На имперсале он говорил бегло, хотя и с акцентом. - Служу госпоже Изирит. Да ты не стесняйся, присаживайся, а то стоишь как неродной.
   - Что ты себе позволяешь! - запоздало возмутился Эш и тут вспомнил, где он слышал это имя.
   Лучший убийца Белой Госпожи. Эш не слишком интересовался делами соседних государств, но даже он слышал, что те несчастные, что посмели прогневить Небесный град и лично госпожу Изирит, очень скоро встречали смерть. Случается, что полукровки с могучим даром забывают свое место и самонадеянно решают, что могут потягаться с прародителями. В империи для этих целей существовало специальное ведомство под началом Ирали. А у Небесного Града - этот долговязый хлыщ, больше похожий на шута, чем на убийцу.
   - И что тебе нужно от меня?
   Ресс фыркнул:
   - Это же очевидно! Моя госпожа так добра, что готова предоставить тебе свое высокое покровительство.
   Вот и все. Эш на мгновение прикрыл глаза: значит, Император и впрямь умер.
   - У меня есть выбор? - тихо спросил он.
   - Ну... - гость театрально развел руками, - конечно, ты можешь припасть к стопам Повелителя Ирхаана. Но лично я бы не советовал.
   - Это почему? - насторожился Эш. Репутация собеседника позволяла трактовать последнее высказывание как угрозу. Но Ветер вполне добродушно пояснил:
   - Нет, возможно тебе и понравится исполнять любое пожелание Ирхаана или его любимчиков вроде Дхавала или рани Яррины. Даже самое дурацкое или унизительное. Н-да... Но ты не производишь впечатления любителя подобных игр.
   - Ты не слишком-то почтителен.
   Ветер пожал плечами:
   - Быть правдивым и почтительным одновременно невозможно. Моя задача - убедить тебя выбрать нашу сторону, так что я буду искренним даже если кому-то мои слова покажутся оскорбительными.
  -- И чем же я заслужил такой интерес со стороны Белой Госпожи? Или ты приходишь ко всем?
  -- Ха! Ко всем. Да я с ног сбился, разыскивая хоть кого-то, кто в этом бардаке может представлять власть. Куда, спрашивается, делись ваши главнокомандующий, цензор и прочие?!
  -- Не знаю.
   Ресс смерил его взглядом, затем как ни в чем не бывало продолжил:
  -- Так вот, моя прекрасная Госпожа желает контролировать Северную провинцию лично, а не отдавать её на растерзание ирхаановым прихвостням. И для этого мне нужна твоя помощь, Эш. В обмен на поддержку, конечно.
   Великий блюститель нахмурился. Ресс не стал торопить с ответом, казалось, всё внимание Ветра сосредоточено на состоянии ногтей.
  -- Хочешь сказать, я должен сдать армию? - осторожно начал Эш.
  -- Было бы неплохо, - согласился Ресс, - жаль, не выйдет. На самом деле, всё гораздо проще: от тебя требуется всего лишь возглавить Северную провинцию, превратив её в отдельное княжество или там королевство, название сам придумаешь, которое признает главенство Повелительницы Изирит.
  -- А дальше?
  -- Увидишь. Будет весело, я обещаю.
   Эш скривился: похоже, под весельем его собеседник понимает все, что угодно. Но выбор... а что, собственно, он может поделать? У него даже нет магии!
  -- Ай, это дело поправимое, - отмахнулся Ветер. Оказывается, последнюю фразу Эш произнес вслух. - Моя прекрасная Госпожа весьма щедра.
  -- Пожалуй...
  -- Если дело только в этом, то мы отправляемся к Госпоже прямо сейчас. Ну так как?
  -- Что ж, - Эш склонил голову. - Я согласен.
  -- За дело! - Ресс легко вскочил, одним взмахом кисти раскрыл портал - легкость с которой он это проделал, многое говорила об истинной силе гостя - и мужчины шагнули в мерцающе-белый проем.
   - Дракон вас всех раздери! - стоило Эшу выйти из портала, как голова закружилась и пошла носом кровь.
   - А, бывает... - равнодушно заметил Ресс. - Перепад давления, всё-таки.
   Что он имел в виду, бывший блюститель так и не понял. Довольно скоро боль отступила и он смог рассмотреть место, куда они перенеслись. Больше всего оно напоминало сад Ирали, только вместо деревьев-великанов здесь росли ровно подстриженные кусты, едва доходившие до плечей. Где-то в густой листве весело трещали невидимые птицы.
  -- Идем, - скомандовал Ветер, когда Эш немного освоился и перестал утирать кровь рукавом.
   Зеленую массу разрезали тонкие нити дорожек. Влажный воздух наполнен ароматами цветов, а небо над ними ярко-синее, с тонкими прочерками облаков, напоминающих перья. Ничего общего с серым небом зимнего Сиана.
  -- Где мы?
  -- Нравится? Оранжерея - лучшее место для возвращения.
  -- Столько света...
  -- Что неудивительно: Град парит выше облаков. Здесь всегда ясно.
   Ни одна дорожка не была прямой, они закруглялись и извивались словно змеи. Ресса это похоже никак не затрудняло, он шел уверенно, без колебаний сворачивая в нужном направлении. Эш следовал за ним, не переставая удивляться, для чего создателям Града понадобилось всё так усложнять.
  -- Кто все это построил?
  -- Можно сказать, все Повелители вложили свои знания и силы. Ну и сотворенные, конечно, и эльфы внесли свою лепту. Госпожа Изирит создала чертежи, Ирхаан нашел металлы, Ян научил эту махину летать, остальные повелители...
  -- Да неужели, Безумец Ян создал хоть что-то путное? - ухмыльнулся Эш. Он слышал о выходках этого горе-повелителя: чего стоили его призывы дать животным равные с людьми права или попытка впихнуть разум в неживую куклу!
   Ресс обернулся и от его взгляда смех застрял в глотке.
  -- Есть темы, на которые лучше не шутить, - ровно произнес Ветер.
  -- Д-да.
  -- Вот и славно. А нам пора к Госпоже. Здесь налево.
   За Оранжереей они попали в мир коридоров и множества закрытых дверей. Эшу, с его привычкой сравнивать все новое с хорошо знакомым старым, это место напомнило подземные лаборатории Фернеса.
   Когда Ресс переставал кривляться, в его взгляде и манере говорить проскальзывало нечто знакомое. Эш не мог отделаться от мысли, что он уже видел этого странного мага раньше, только где и когда? Да и кличка Ветер казалось смутно знакомой.
  -- Скажи, а не ты ли был тем контрабандистом, что этой осенью засылал шпионов следить за Щитом?
   Ресс хмыкнул:
  -- Ну я, а что?
  -- Да так, вспомнилось, как хорьки тебя поминали. Я мог видеть тебя раньше?
   - Меня - точно нет. Но, говорят, мы с братом похожи, - Ресс хихикнул. - Так, а вот теперь молчи.
   Из-за угла показался молодой, слегка полноватый человек, точнее, Высший. Его одежда, узкие белые штаны и длинная серая куртка с воротником-стоечкой заметно отличалась от свободного наряда Ветра. Незнакомец заметил Ресса и встрече не обрадовался. Ветер же продолжал идти вперед не снижая темпа, но когда поравнялся с незнакомцем, пробормотал пару слов. Мужчина ответил, Ресс ухмыльнулся и добавил что-то, звучащее как издевка. Эшу оставалось лишь молча наблюдать перепалку: языка, на котором ругались Высшие он не понимал. Но в том, что они ссорятся, сомнений не было, достаточно посмотреть на сжатые кулаки незнакомца и довольную физиономию Ресса.
   Бывший великий блюститель сделал мысленную заметку узнать при первом же удобном случае расклад сил в Граде - судя по тому, что он видел, Ветер с легкостью наживает врагов, а значит, сближаться с ним опасно. Равно как и враждовать.
   Тем временем Ресс и незнакомец выяснили все, что хотели и раскланялись. Толстячок быстро направился в сторону Оранжереи, Ресс продолжил свой путь да так резво, что задумавшемуся Эшу пришлось поторопиться, чтобы догнать своего провожатого. За поворотом их ждала лестница, по которой они опустились на пару пролетов вниз, затем ещё некоторое время петляли в лабиринте одинаковых коридоров и, когда Эш окончательно запутался, Ресс сообщил:
  -- Мы пришли.
  
   Огромный зал. Большая часть дальней стены оставалась прозрачной, открывая вид на проплывающие под ними облака. Очень много света: от неба, от висящих под потолком светляков, от снежно-белой фигуры, восседающей на золотом троне. Повелительница Изирит, женщина с головой кошки. От неё исходила сила: огромная, страшная, желанная, заставляющая ощущать себя уязвимым, особенно теперь, когда личные резервы Эша сильно истощились. Быстрое прикосновение заставило Эша опомниться - он чуть было не бросился прямо к ней, забыв о церемониях.
  -- Небесный град приветствует тебя, Эш, - произнес бархатистый голос. Изирит растягивала букву р, что только усиливало её сходство с кошкой. - Мы все приветствуем нового друга.
   Только сейчас он заметил, что у стен стоят другие Высшие: мужчины и женщины, в одинаковых светлых одеяниях. Тут же, за троном, развалился тигр-альбинос. Зверь выглядел расслабленным, но взгляда с чужака не сводил.
  -- Встань и подойди поближе. Ты готов принять присягу?
  -- Да, моя госпожа.
  -- Прекрасно, - промурлыкала она и протянула руку, оказавшуюся вполне человеческой. Огромные сапфировые глаза улыбались ему, Эш послушно сделал шаг, второй, третий, и прикоснулся к протянутым пальцам.
   По ощущениям это больше всего напоминало попытку устоять перед горным селем - чужая воля сминала, подчиняла себе, чтобы после вернуть обратно, воссоздать почти таким же, но уже же иным. Эш задыхался, ему казалось, что если не сердце, то легкие вот-вот взорвутся. Затем мгновение легкости, когда сознание будто бы парило отдельно от тела, и мягкий голос, звучащий откуда-то издалека: "добро пожаловать в семью". Стало тепло и радостно, Эш улыбнулся и опустился на одно колено - теперь он знал, как должно приветствовать его Госпожу.
  
   ***Ресс
   Он ужом проскользнул в зал и скромно устроился у стенки. Пока новый собрат приходит в себя и знакомится с устройством Града, у него есть время на новости и сплетни.
   Ингеварта, любимица Госпожи, как раз заканчивала свой доклад, привычно жалуясь на поломки и предрекая катастрофу. За последние годы к её страшилкам привыкли даже эльфы и теперь сидели с такими же скучающими лицами как и Высшие. А зря. Конечно, Град поражал новичков и профанов, но знающие люди понимали, какой объем проблем накопился за годы и чем все это может закончиться. Об этом старались не говорить лишний раз, но нынешним правителям Града банально не хватало знаний для устранения поломок.
   - Мы наладили непрерывную работу гравитационной машины четвертого сектора. Однако, третий сектор вновь обесточен, - докладывала Ингеварта. Её личико было таким серьезным, что у Ресса появилось ребяческое желание её поддразнить. Жаль, Госпожа не оценит, - также, обращаю ваше внимание, у нас подходят к концу запасные материалы для анграва. Наиболее критичны сверхчистый никель и рутений.
   - Так добудь их, Инга, - отмахнулась Изирит, недовольно дернув хвостом. Тигр, лежавший у ног хозяйки, поднял голову и заинтересовано повел ушами.
   На Игневарту свалили гадкую работёнку: восстановить старые разработки с нуля, без записей и знаний. Ресс тихо радовался, что ему, как воину, удалось отвертеться от подобной чести.
   - Госпожа, прошу прощения, но это не так просто. Разобраться в записках повелителя Яна... его подчерк и манера письма...
   - Привлеки всех, с кем он работал!
   Бросив быстрый взгляд в сторону Ресса, Ингеварта попыталась оправдаться:
   - Но ведь повелитель Ирхаан уничтожил всех, кроме...
   - Инга, мне нужен результат, а не бесконечное нытье! За столько лет можно не то что воссоздать старое, можно было построить новую технологию! Работай!
   Бедная Ингеварта стала вишнево-красной. Госпожа встала, подергивая хвостом, как заправская кошка - верный признак того, что она не в духе. Тигр, почуяв настроение госпожи, слегка рыкнул на оплошавших Высших. "Порычи у меня!", - рявкнула Изирит. Умолкли все. Ингины эльфы даже дыхание задержали. Госпожа величественной походкой направилась в свои покои, но в дверях обернулась и коротко скомандовала:
   - Ресс, за мной.
   Нет, все-таки зря он пошел сегодня на собрание. Следуя за госпожой Ресс размышлял, что ей понадобиться на этот раз. В конце концов, у него уже есть одно задание!
   Внутренние покои Изирит разительно отличались от парадной залы: отделка деревом, мягкие пуфы, множество ширм, в мгновение ока превращавших открытое пространство в уютную норку. Госпожа расположилась на подушках посреди комнаты, жестом указала на соседние и дождалась, пока Ресс усядется. Все это время её лицо хранило задумчиво-грустное выражение. Прекрасно, значит снова будем угадывать, что она хочет!
   - Моя прекрасная госпожа чем-то расстроена?
   - Град медленно разваливается, - горько посетовала Изирит после паузы. - Ничто не вечно, увы. Но потерять его из-за нелепицы - это слишком! Мы деградируем, нам не хватает знаний и материалов.
   Конечно не хватит, если уничтожать тех, кто хоть что-то в этом смыслят. Вот только делиться этой мыслью Ресс не собирался, наоборот, ободряюще улыбнулся:
   - Не всё так плохо. Инги очень умна, дайте ей только время и она восстановит утраченное. Увы, я обделен необходимыми знаниями, но тоже постараюсь сделать всё, что в моих силах. Мы справимся!
   - Конечно, - довольно оскалилась Изирит, - ты как раз способен разрешить наши неприятности и куда быстрее Ингеварты.
   - Моя госпожа, я воин, не ученый, - осторожно напомнил Ветер. Направление разговора ему категорически не нравилось. Изирит кивнула:
   - Верно. И ты отлично знаешь, кто обладает необходимыми знаниями, - Повелительница улыбнулась, продемонстрировав внушительные клыки. - Найди его раньше громил Ирхаана и доставь ко мне живым!
   - Но Повелитель Ирхаан сразу же потребует...
   - А это мои заботы, - промурлыкала Изирит, как никогда похожая на большую кошку. Рессу оставалось лишь поклониться - воин не смеет ослушаться прямого приказа.
  
   Эш сладко посапывал, вытянувшись во весь свой немаленький рост на тахте. Ресс подошел поближе и гаркнул:
  -- Эй, чего валяешься, вставай!
   Спящий вздрогнул и с трудом разлепил веки.
  -- Что случилось? Пожар?!
  -- Тьфу, не накликай! Пора отрабатывать оказанное доверие. Вперед! - скомандовал Ресс, хватая подопечного под локоть одной рукой и распахивая портал другой.
   Они снова оказались в кабинете Эша. Ошарашенный блюститель сонно моргал, посматривая по сторонам. Ресс посмотрел на часы, которые он заприметил ещё в прошлый визит - до полуночи оставалось два часа. Неплохо.
  -- И что теперь?
  -- Как и договаривались. Да, если найдешь кого-то из ваших, тащи сюда, только не говори обо мне.
  -- Да понял я, понял, - оборвал его невыспавшийся Эш.
  -- Но не все же ваши торчали в столице?
  -- Нет, конечно. Нунни скорее всего в Цвирте, Горт тоже вряд ли куда-то делся из своего Маграса, Висет оставался в Бхо. Хотя, кто их знает...
  -- Хорошо, я уловил суть, - перебил его Ресс. - Иди, время не ждет.
  -- А ты?
  -- А я пока в кабинете посижу, книжку почитаю. Иди-иди, не беспокойся, я найду себе занятие.
  
   ***Ирали
  -- Как он?
  -- Цвет кокона меняется, пока это все новости, - вздохнул Фернес. Его одежда давно утратила первоначальный цвет и покрылась разноцветными пятнами. Да и запах, исходящий от него, далек от благоухания. Она сама, скорее всего, выглядит не лучше.
  -- Уже тридцать часов прошло, а ничего не меняется!
  -- Я умею считать не хуже тебя, сестра! - парировал Фернес. - Что ты предлагаешь?! Все заклинания продолжают действовать, превращение продолжается!
   Вот только Щит разрушен. Ирали устало опустилась на пол, обхватив руками колени и замерла в такой позе. Фернес неловко топтался неподалеку.
  -- Скажи, - прошептала она, - ты уверен, что перенос в материальное тело остановит потерю сил?
  -- И ты задаешь этот вопрос только сейчас? - зло рассмеялся он. - Не поздновато ли спохватилась, госпожа цензор?!
  -- Я... все, что сейчас происходит, заставляет меня по новому взглянуть на наши цели.
  -- А вот этого не надо. Нет ничего хуже сомнений во время действий! - изрек Фернес и Ирали захотелось придушить его прямо на месте. Великий лекарь, не подозревая о грозящей ему опасности, хрипло рассмеялся, - а неплохая получится проверка на верность, не так ли, сестрица?
   Она промолчала. Как бы там ни было, все, что им осталось, это ждать и надеяться.
  
   ***Горт
   Невинная дымка к вечеру сгустилась и стало очевидно, что знаменитый ильфаанский туман вновь почтил форт своим присутствием. Против этой напасти не помогали ни факела, ни даже магические светляки: свет рассеивался в густом тумане. Даже днем белая муть едва-едва пропускала солнечный свет, так что ходить приходилось практически на ощупь. Обычно за зиму ветра приносили туман раза два, серьезно осложняя жизнь форта и окрестных селений.
   Командарм не терял надежды совладать с этим безобразием и найти способ избавиться от него раз и навсегда. Вернее, это он раньше думал, что рано или поздно, но одолеет природу. Горт поморщился и поплотнее запахнул накидку. Магическое зрение позволяло найти дорогу в тумане, заблудиться он не боялся, но настроение, и без того не радужное, испортилось окончательно. По такой погоде подкрасться к форту - раз плюнуть, особенно Высшим. И даже караульные, которых сегодня здорово застрощали, не помогут.
   Хорошо, хоть Тай в Сиане, в безопасности: судя по последним донесениям, в столице пока тихо, хотя и неясно, почему тогда случился удар.
   Надо сказать, Диррек, Марве, равно как и остальные высшие офицеры, восприняли новость про грядущее нападение довольно спокойно, по-деловому. Правда, Горт подозревал, что это из-за того, что он не упомянул ни про возможную гибель Императора, ни про последствия. А про существование Щита и так знали только избранные. Висета, единственного, кто мог просветить насчет реального положения дел, он в приказном порядке выставил из штаба сразу же после разговора. К счастью, губернатор не особо возражал, надеясь отсидеться в тихом месте.
   В итоге, форты, расставленные вдоль границы, оповестили о грядущих нападениях, ввели режим осады, в Бхо полетели приказы о срочной мобилизации - военная машина набирала обороты. Прекрасно отложенный механизм, способный продолжать работать даже после смерти своего создателя. По крайней мере Горту хотелось в это верить.
   Ворота были незаперты, но командарм, погруженный в свои мысли, не обратил на это внимания. Как и на то, что никто не торопится ему на встречу. Тишина показалась ему подозрительной только когда он вошел в дом. Горт с запоздалым сожалением вспоминал, где лежит его меч: фехтовальщик из него получился мягко говоря посредственный и обычно он полагался исключительно на магию.
   На кухне что-то звякнуло.
  -- Кто здесь?! Шесса?
   Незваный гость бесшумно возник на пороге. В одной руке он держал стакан, во второй - краюху хлеба.
  -- Скудновато у тебя, даже мяса найти не могу.
  -- В леднике смотрел?
  -- А то. Говорю же, пусто.
   Горт развел руками. Прислушался.
  -- Что ты сделал со слугами?
  -- Надеюсь, хотя бы вино приличное, - гость осторожно принюхался к стакану. - Юг все-таки, традиции виноделия и все такое.
  -- Ресс, что ты...
  -- Да ничего, - отмахнулся Ветер, махнув рукой с зажатым в ней хлебом. - Утром все будут бодрые и выспавшиеся. Ты не о том волнуешься. В общем, так: наша обожаемая госпожа Изирит готова предоставить тебе покровительство, а взамен...
  -- Нет.
  -- Ты не дослушал!
  -- Ответ не изменится.
  -- Ты совсем рехнулся? Ты же или сам сдохнешь, или тебя прибьют.
  -- Я знаю, - заверил его Горт.
  -- О, Ян, зачем ты создал брата идиотом? - патетично воскликнул Ресс, обращаясь к потолочной балке. - Ты можешь хотя бы пояснить, с какой стати ты решил самоубиться?
   Дерево безмолвствовало.
  -- Надо же, ты заговорил о Яне! Может, заодно вспомнишь, кто его убил?!
  -- Не доказано. Это мог быть и Дракон, благо опыт по убиению себе подобных у него есть. Или был? Вечно я путаюсь, как правильно о покойнике говорить.
  -- А ему-то это зачем?!
  -- Мало ли... А зачем он Феня прикончил?!
  -- Ты даже мотив придумать не в состоянии! Ян собирался покинуть Град, а Ирхаан с Изирит были категорически против. Всё прозрачно и понятно.
  -- Только для тебя!
   С минуту спорщики буравили друг друга возмущенными взглядами, затем почти одновременно вздохнули. Ресс осмотрелся и уселся прямо на небольшой столик, стоявший в углу. При этом он заметно подался назад, от чего стол под ним жалобно заскрипел. Мебель была старой, принадлежавшей ещё прежним владельцам дома. Горту было куда проще восстановить магией поломанное, чем тратить время и деньги на поиски нового. Этот стол, помнится, ломался раза два.
  -- И ещё, - продолжал Горт, - если ты не заметил, идёт война. Думаю, ты представляешь себе, во что превратят этот край ирхаановы фанатики. Или его доктрину о чистоте крови уже отменили?
  -- Вы все равно проиграли и обречены. Их уничтожат. Кому какая разница - с тобой или без тебя?!
  -- Для меня есть.
   Ресс прикрыл рукой глаза и тихо выругался.
  -- Может, расскажешь, кто из ваших сумел пробиться через Щит?
  -- То есть, против того, чтобы я закладывал своих, твоя совесть не протестует? - съязвил Ветер и осушил залпом стакан.
  -- А твоя? - переспросил Горт. Ресс хмыкнул.
  -- У меня её нет по определению. А правда дурная до ужаса: никто из Града не планировал нападать, по крайней мере в ближайшем будущем. Щит просто лопнул. Вот так, раз - и нет, - Ресс попытался изобразить взрыв руками и покачнулся. На мгновение Горту показалось, что стол развалится в третий и последний раз, но обошлось. - Твои столичные приятели попрятались как мыши по норам, выжидают. И правильно делают. Не знаю, что там случилось с Драконом, но нюхом чую, начнется большая игра.
   Горт брезгливо поморщился.
  -- Обыкновенная резня. Я не хочу ни видеть это, ни тем более помогать вам.
   С минуту Ресс молчал, затем вздохнул и горько пожаловался:
  -- Я так и знал: сумасшествие заразно. Но у меня приказ госпожи, Горт, и что теперь делать?!
  
   Первой, кувыркаясь и грохоча от ударов о мерзлую землю, вылетела дверь. Мгновением позже та же участь постигла и ворота. Практически сразу же после этого соперники переместились на пустынную улицу.
  -- Медленно, братец, - прошептал Ресс, легко уходя от очередной атаки. - Учишь, учишь, а все без толку.
   Горт и сам видел, что он не успевает за Ветром, его мастерства хватало только на защиту. Да и то, Ресс успел один раз задеть его: на левом плече расплывалось алое пятно. А ведь сейчас брат двигался ещё сравнительно медленно, наслаждаясь игрой.
   Где-то в стороне раздавались крики - любопытные соседи выглянули на улицу. Очередной удар, Горт едва успел закрыться, Ресс тут же разорвал дистанцию и перешел к новой атаке. Их взгляды встретились - зеленые глаза Ветра смеялись. Горт ушел вправо, резко развернулся, ударил и, неожиданно, попал. Ресс не успел выставить защиту и напоролся на клинок брата. То есть не то, чтобы совсем напоролся: клинок порвал ткань рубахи и зацепил бок.
   Ресс выпустил из рук оружие, рванул на себя ранивший его клинок и рухнул на колени. Со стороны выглядело так, будто меч пропорол его насквозь. Кровавое пятно, расплывавшееся на белой рубашке, усиливало впечатление. Ресс приподнял голову, подмигнул и исчез в открывшимся туннеле. На память о поединке осталась только пара капель крови на камнях и меч.
   Голос из тумана громко поздравил командарма с победой - он только отмахнулся. Поднял доставшийся ему трофей - голова при этом предательски закружилась - и пошел к дому.
   Теперь Ресс будет говорить, что исполнить приказ Изирит ему помешало ранение и никто не сможет поймать его на лжи. Разве только этот кто-то начнет выпытывать подробности, и как тогда братец планирует выкручиваться, Горт представлял себе весьма смутно.
  -- Мицоге, что случилось?!
   Диррек. Только его не хватало для полноты ощущений. Этот не успокоится, пока не докопается до правды. В обычной жизни это качество Горт в людях ценил, но сейчас оно мешало.
  -- Ничего особенного.
   Ещё пара шагов и замком заметил кровь:
  -- Вы ранены, я позову целителя.
  -- Не стоит. Простая царапина, лекаря будет достаточно. Поберегите силы мастера Хавама для по-настоящему серьезных случаев, - отмахнулся Горт. Встречаться с целителем он не хотел: в нынешнем состоянии он просто вытянет из него всю силу и убьет старика.
  
   Лекарь довольно быстро обработал рану, собрал свои инструменты и откланялся. В отличие от Диррека, который и не думал никуда уходить.
  -- Ваши слуги, мицоге...
  -- Да, я знаю, спят. Не беспокойтесь, к утру проснутся.
   А, собственно, зачем дальше тянуть и недоговаривать? Кто знает, сколько у него времени в запасе.
  -- Присаживайтесь, Диррек.
  -- Что-то случилось, мицоге?
  -- Нет. То есть да. Я хочу прояснить кое-что на будущее. - Горт догадывался, что заявить напрямую: "мне осталось жить дня три-четыре, а дальше вы будете сами командовать армией, а ещё у нас погиб Император" - неудачное решение. Однако найти подходящие слова никак не получалось. - Может так получиться, что сегодняшнее проишествие повторится...
  -- Ещё одно покушение? - нахмурился Диррек.
  -- Да. Так вот, я рассчитываю, что при любом исходе, вы, Диррек, сохраните дисциплину в войсках, - оттарабанил Горт. Всё, половина дела сделана. Как бы теперь ещё про Императора сказать?
   Замком покачал головой.
  -- Необходимо усилить охрану. Я распоряжусь.
  -- Не стоит.
  -- В прошлый раз вы тоже...
   Горт резко оборвал воспоминания:
  -- Диррек, это мои неприятности. Чем больше людей будет крутиться вокруг меня, тем больше трупов получится в конечном счете. Я не прошу мне помогать. Ваша задача - сохранить армию при любом раскладе. И отразить нападение. Вам понятно?
  -- Да, - хмуро кивнул Диррек. - Разрешите идти?
  -- Разрешаю, - махнул здоровой рукой Горт. Ладно, не всё сразу, рассказ про гибель Императора потерпит до завтра.
  
   ***Ирали
   Две фигуры склонились над светящимся коконом.
  -- Посмотри, уже просматривается силуэт, преобразование почти окончено, осталось всего ничего!
  -- Ты это уже говорил! - зло напомнила Ирали. Страх туманил разум, хотелось упасть и завыть, кататься по полу... и лишь остатки гордости заставляли продолжать действовать.
  -- Но, Ир, это же не от меня зависит, - голос Фернеса звучал почти жалобно.
   Ирали вздохнула и отвернулась. Всё, что она сейчас может - сидеть и ждать. Это ей кажется или желтого и впрямь стало побольше?
   Мой Повелитель, прошу вас, поторопитесь. Ваши преданные слуги не могут так долго ждать.
  
   Глава 9.

Тринадцатый день десятого месяца 328 года от основания Империи Дракона

  
  -- Воины Империи! Верные сыны Дракона! Нас постигло великое несчастье - предательство! - Эш смотрел на лица людей, слушавших его и жалел, что Император унес с собой в могилу секрет того заклинания, что заставляло подданных с восторгом внимать каждому его слову. Сейчас оно бы пригодилось.
  -- Глупцы осмелились бросить вызов могуществу Императора! Южная армия, это сборище отбросов, позорящих имена своих отцов, перешла на сторону врага. Именем Императора я объявляю о введении в Сиане и за его пределами чрезвычайного положения, которое продлиться вплоть до особого распоряжения. Все части должны быть приведены в полную боевую готовность. Изменники будут справедливо покараны, мы покажем им, что значит гнев Императора! Тысячу лет!
   "Тысячу лет!" - трижды, как того требовал обычай, прокричали в ответ. Однако Эш видел, что лица офицеров отражают что угодно: страх, растерянность и недоумение, но только не решимость. Все же, ораторское искусство ему не слишком дается, в следующий раз нужно применить что-то посильнее.
   Эш жестом подозвал к себе замкома и интенданта и вместе с ними вышел во дворик.
  -- Необходимо немедленно разослать вести во все части. Да, и проверьте наши запасы оружия и припасов. О сделанном доложите.
   Офицеры заверили его, что все распоряжения будут выполнены в кратчайшие сроки. На этом Эш отпустил их, на последок припугнув страшными карами ослушникам.
   Ресса он нашел в кабинете пропавшего командарма Ашера. Ветер удобно развалился в кресле, вытянув ноги и прикрыв глаза - то ли дремал, то ли только притворялся, не поймешь. Глубокой ночью он ввалился в спальню Эша, весь перемазанный кровью и с полубезумной улыбкой, и как ни в чем ни бывало принялся излагать свою идею, частью которой и было сегодняшнее выступление.
  -- Для начала неплохо, - сообщил Ресс, не открывая глаз. - Ты их застращал.
   Эш хмурился: план, навязанный Ветром, ему категорически не нравился. Использовать имя Императора, обманывать и обвинять в предательстве - мерзко, честная драка куда приятнее. И понятнее.
  -- Стоит объявиться кому-то вроде Лесса или того же Ашера и твой план пойдет насмарку, - угрюмо парировал он.
  -- Не беспокойся, я думаю над этим. Да и что могут сделать лишенные силы? У нас есть отличный план, сегодня такой прекрасный день, - Ресс сладко зевнул и разлепил, наконец, глаза, - наслаждайся спектаклем, Эш. Когда ещё такое увидишь?
  
   Последняя нить кокона впиталась в кожу. Те, кто вторые сутки наблюдали за превращением, оживились. Один из них побежал докладывать, другой заинтересованно шагнул вперед. Свершилось.
  
   ***Горт
   Шум и крики на первом этаже разбудили командарма. Надо же, вчера он так и уснул в кресле. Горт встал, потянулся - от сна в неудобной позе тело затекло - и тут же скривился: вчерашняя рана напомнила о себе острой болью в предплечье.
   Солнечный свет пробивался сквозь тонкую бумагу окна и заливал комнату мягким светом. Это ж сколько он проспал? Стоп! Солнце-то откуда взялось?! В одно мгновение Горт оказался у окна и сорвал с него тонкую бумагу. Зимний воздух ворвался в комнату, выстужая её. День обещал быть холодным - небо ясное, только пара тучек плывет в вышине, от вчерашнего тумана не осталось и следа. Благодать, в общем, правда не для всех: Горт грязно выругался и бросился к двери.
  -- Ох, мицоге, - Шесса, экономка, стояла у ворот, оценивая причиненный ущерб. До его появления, соседская служанка что-то увлеченно ей рассказывала, - а двери-то наши сорвались!
  -- Я знаю, - обронил Горт на ходу. - Неважно.
   Отпущенное им время стремительно утекало. Он спешил, наплевав на все приличия, местами переходя на бег в надежде успеть в штаб и хоть как-то подготовиться к атаке. А в том, что нападение случится с минуты на минуту Горт не сомневался.
   Есть один простой и надежный способ очистить небо - даже магия не нужна! - всего лишь взять йодирит, минерал хоть и редкий, но все же доступный, смолоть и развеять получившийся порошок в небе. Всё, отличная погода гарантирована! Сложность только в том, что развеивать его следует прямо над облаками, но как раз это для Небесного Града не проблема.
   Странный звук, чем-то напоминающий дребезжание огромного гонга, разнесся над фортом, когда до штаба оставался всего один квартал. Люди недоуменно оглядывались в поисках источника, затем кто-то вскрикнул, показал пальцем и десятки людей уставились в небо.
   В небе над фортом зависли два странных летающих аппарата, больше всего похожих на бобы-переростки, гладкие и блестящие. На серебристой поверхности играли солнечные зайчики, так что глаза смотрящих начинали скоро слезиться. Из округлых боков выпирали уродливые конструкции. Изначально челноки создавались для весьма мирных целей - перевозки грузов и исследования новых земель, но злая воля изуродовала их, оснастила огнеметами и превратила в оружие. Машины развернулись, прицелились и огненные сгустки полетели в ближайшие дома.
   Крики "пожар!" и "спасайся, кто может!" летели над площадью. Поднялась суматоха, люди в панике разбегались кто куда, прячась от грозных машин, не думая о том, чтобы хоть как-то сопротивляться. Человеческий поток оттеснил Горта к стене, ему оставалось только бессильно наблюдать за тем, как одна из машин поливает огнем здание штаба, а другая неспешно направляется в сторону складов.
   Затем человеческая волна схлынула и он смог прорваться вперед, на площадь перед штабом, чтобы увидеть как в машину сразу с трех точек врезаются огневики. Затем ещё и ещё. Среди этой кутерьмы нашлись маги, что не поддались всеобщей панике и сохранили ясную голову. Плохо только, что те, кто строили летающие аппараты, предусмотрели защиту от возможных атак и огневики не могли повредить даже обшивку: силовое поле, окутывающее фасолины, надежно защищает практически от любых воздействий. Будь Горт в полной силе, он бы попробовал пробить защиту - по идее, в какой-то момент устойчивость поля нарушится, да только сейчас об этом нечего и мечтать.
   И тут перед его мысленным взором возникла принципиальная схема анграва - та самая, которая используется во всех летающих аппаратах Небесного Града. Схема простая до ужаса, но не лишенная своих слабых мест. Занятно, а ведь он бы и не вспомнил о ней, если б не ночной визит Ресса. Что, если пойти другим путем? Поле отразит сильный импульс, но - это он знал точно - слабый может и пропустить. А ведь ему и делать почти ничего не нужно.
   Горт шагнул вперед, чтобы лучше видеть стальную тушу, поливающую огнем его штаб. Так, сканирующие импульсы прошли... Теперь чуть-чуть сместим клемму... Челнок покачнулся и, не прекращая плеваться огнем, рухнул вертикально вниз, на камни площади. Взрывная волна отбросила Горта в сторону, он больно ударился спиной, в бок впилось нечто острое. Командарм с трудом приподнялся на локте и посмотрел туда, где только что красовался челнок - половина площади полыхала, залитая разлившимся топливом.
   На него упала огромная тень - эффектное падение привлекло второго. Этот шел низко, едва не задевая брюхом крыши. И пока не замечал Горта.
   Он послал импульс, примериваясь, получил отклик, но вот дальше: то ли клеммы соединили прочнее, то ли это взрыв сказывался и он просто не смог достаточно сосредоточиться, но челнок успел зависнуть над пожарищем, убедиться в гибели пилота, развернуться, а цепь все никак не поддавалась.
   "Ты!" - мысленный крик пилота возвестил, что его все же заметили и узнали, - "будь ты проклят, Горт!" Дуло огнемета смотрело прямо на него - пилот явно собирался делом доказать работоспособность проклятия. Горт рванул в сторону, уворачиваясь от ревущего пламени и на ходу создавая защиту. Краем глаза заметил окно лавки, и не думая, сиганул в него. Тонкая бумага, закрывавшая его, разорвалась под весом его тела и командарм полетел на пол. Следом в комнату ворвался столб пламени. Противник щедро поливал дом огнем, бумажные окна мгновенно испарились, товары, аккуратно расставленные на стеллажах, вспыхнули вместе с полками. Горт вжимался в каменную стену и думал, что будет очень глупо сейчас задохнуться.
   Огненный смерч внезапно спал. Командарм судорожно кашлял и с трудом вызвал хлад - сгусток холода выморозил комнату и погасил пожар. Горт осторожно выглянул наружу, осматриваясь. Челнок завис над площадью напротив лавки, округлые бока поблескивали красным.
   Поисковый импульс вновь коснулся машины. "Ладно, попробуем по-другому... пускай не клемма, пускай... расплавим контакты, тем более, что вы так неудачно разместили огнеметы и детали перегреваются..." Голова раскалывалась от боли, мешая сосредоточиться. Челнок чуть сместился и выплюнул очередную порцию пламени - Горт едва успел отскочить от окна. Видимо, пилот догадался, что если дом не полыхает, то это неспроста. Комната снова запылала, правда замороженные предметы давали куда больше едкого дыма, чем пламени. Горт снова раскашлялся.
   "Есть!" Тоненькая проволочка размягчилась, работа огнеметов только ускорила плавление. Она соскользнула вниз, разрывая цепь. Второй взрыв потряс форт, в окно полетели куски обшивки, какие-то детали, запахло топливом. Срочно вызванный хлад потушил комнату.
   Закашлявшись, Горт попытался открыть дверь, но вместо этого неожиданно обнаружил себя лежащим на полу. Затем он все же поднялся и, видимо, сумел выйти из комнаты, потому что дальше он брел по какому-то коридору, затянутому дымом, а ещё чуть позже - стоял в саду, возле колодца. Последнее, что он запомнил - как навстречу ему бежит один из офицеров, что несли дежурство на стене, а земля вздрагивает от взрыва.
  
   Девушка открыла глаза, но взгляд продолжал оставаться мутным, лишенным разума. Она медленно поднесла руку к глазам, с трудом сфокусировала взгляд на коже, разглядела светящиеся сквозь кожу вены и пронзительно закричала.
  
   ***Ирали
   Больно, очень больно. Трудно даже вздохнуть. Что с ней такое? Неужели?! Надежда помогла ей встать и доковылять до лаборатории Фернеса. Дверь в святая святых, комнату, где происходило превращение, распахнута нараспашку. Магический кокон больше не опутывал тело Таири. Девушка - нет, не так! - Повелитель сидел на столе, свесив голову. Свершилось! Ирали почувствовала, что по щекам текут слезы. Всё закончилось благополучно, всё станет как прежде и даже лучше! А она так боялась.
   Бледные от усталости Фернес и доктор Иши склонились перед господином. Ирали пошатнулась и уперлась плечом о дверной косяк.
  -- Мой Повелитель, как вы себя чувствуете? - в голосе Фернеса, кроме заботы, слышится торжество. Ещё бы: он сделал невозможное. Герой. Надо бы и ей собраться с силами и присоединиться к поздравлениям. Император оценит.
  -- Кто? - хриплый голос едва ли напоминал девчонку, хотя до баса Повелителя ещё очень далеко. Мутный взгляд скользил по собравшимся, пока не задержался на Ирали.
  -- Где я? Что происходит?!
   Глаза испуганного ребенка. Ни следа понимания. Ирали смотрела на девушку перед собой, не в силах произнести ни слова.
  -- Император... - пролепетал доктор Иши. Вот дурак.
   Таири уставилась на него, моргнула, повертела головой и неожиданно рассмеялась.
  -- Император?! - в голосе прорезались истеричные нотки. Она то ли всхлипывала, то ли продолжала смеяться, голова вновь опущена, не поймешь. - Вот как... Импера-атор...
  -- Таири? - прошептала Ирали, - Но как? Сила...
  -- Как я выжила? - крикнула она. - Вы это хотели спросить, да?!
  -- Необходимо всё тщательно изучить, - подхватил Фернес. - Госпожа Таири, позвольте...
  -- Не прикасайся ко мне! - быстрый взмах, легкое колебание силы - и горе-экспериментатор летит к стене. Ирали, проследив за полетом - а до стены лететь было шагов двадцать - отлипла от косяка и попятилась. Иши попытался бежать, но вторая волна настигла и его.
   "Сдохни, тварь!" - намерения девицы более чем прозрачны. Цензор вылетела в коридор и посчитала за благо не возвращаться. Пол дрожал и она старалась не думать, что вызвало эти вибрации.
   Фернес ошибся! Случилось невозможное: их сила вернулась, перемещение удалось, но Императора-Дракона не стало. Что теперь с ними всеми будет? Ещё один удар, резко оборвавшийся вскрик - Ирали поспешила отойти подальше. Похоже, Таири решила отыграться за всё.
   "Горт, отзовись!" Вот пускай он сам и успокаивает свою нервную воспитанницу. Тишина. Ирали попробовала вызов ещё несколько раз с тем же результатом. Казалось, он не просто блокирует её зов, она не ощущала присутствия Горта. Не хватало, чтобы его убили. Только не сейчас!
   Предсмертный вопль отвлек Ирали от раздумий. Она поспешно юркнула в первую попавшуюся комнату: встречаться с невменяемой девчонкой не хотелось. Но пришлось. Сначала раздался звук глухого удара, затем ещё и ещё, шум медленно приближался к укрытию Ирали и Высшая постаралась замереть и даже не дышать, чтобы ничем не выдать своего присутствия. Тщетно. В комнату с грохотом влетела дверь. Ирали вскрикнула, едва успела прикрыть лицо рукавом от летевших во все стороны щепок. Темная фигура, в которой Высшая с трудом опознала девушку, прошла внутрь и замерла. Ирали вжалась в стену, ожидая удара.
  -- Что вы здесь делаете?
   Ирали опустила руку и распахнула глаза - надо же, она и не заметила, когда зажмурилась. Таири стояла спиной к ней, даже обернуться не соизволила.
  -- Прячусь, - призналась Ирали. Девчонка бесцветно протянула: "А-а-а..." и замолчала.
   Высшей пришлось поднапрячь свое зрение, чтобы увидеть, что там такого интересного. А когда увидела... Ей непосчастливилось забежать туда, где Фернес хранил свои, так сказать, лабораторные отходы. Тщательно сплетенные заклинания предотвращали гниение, оттого запах не ощущался. Тела, обнаженные и раскуроченные, лежали на столах. Где-то здесь лежали и последние неудачи.
  -- Велс... - прошептала девчонка и снова умолкла. Ирали замерла изваянием, боясь потревожить тишину. Казалось, они простояли так целую вечность. Затем Таири тихо спросила:
  -- Зачем это всё?
  -- Чтобы спасти Императора - ему требовалось тело, иначе его сила уходила безвозвратно.
  -- Так глупо, - заметила девчонка безжизненным голосом.
   "Да она просто устала," - догадалась Ирали, - "необходимо воспользоваться ситуацией!" - и осторожно предложила:
  -- Теперь сила у тебя, Таири. Займи его место.
  -- Никогда! - крикнула она, разворачиваясь. Ирали отшатнулась: в темноте глаза девчонки светились фиолетовым, совсем как у Дракона. - Слышишь, никогда!
  -- Но...
   Новый приступ ярости затих так же быстро, как и начался. Таири тряхнула головой и сухо сообщила:
  -- Лучше вам уйти. Я уничтожу это место, - после чего вылетела из комнаты.
   Ирали выждала пока стихли шаги и осторожно заглянула в разгромленную лабораторию. У стены в неестественно скрученной позе лежал доктор Иши. А чуть дальше - Фернес. Мертвый. Чтобы это понять, Ирали хватило одного взгляда. Отвратительное зрелище, но цензор не могла заставить себя отвести взгляд. Она должна торопиться, если не хочет погибнуть под обвалом, но ради чего жить, если её мир, всё то, что было смыслом жизни долгие годы, рушилось на глазах?
   Судорога скрутила тело - уровень силы, идущей от Таири, бешено скакал, очевидно девчонка воплощала в жизнь свои угрозы. Прирожденная разрушительница. Конечно, сломать куда проще. Ирали горько усмехнулась. Ей некуда бежать и нечего спасать. Повелитель мертв, Фернес мертв, остальные также не отозвались, Империя скоро падет. Они проиграли. Ирали сползла по стене на пол и закрыла глаза.
  
   ***Эш
   Весь день он провел в штабе армии, разбирая полученные донесения и пытаясь совместить новые обязанности со старыми - должность блюстителя никто не отменял. Потому на очередного посетителя он сначала и не посмотрел. Вздрогнул только услышав знакомый голос.
  -- Эш, приветствую! До чего же я рад тебя видеть! Что случилось, из-за чего весь этот переполох? И куда подевались все мои адъютанты?
   Ашер. Пропавший командарм как ни в чем не бывало стоял в дверях и даже улыбался. Эш только и смог сказать:
  -- Ты вернулся.
  -- Конечно, сразу же, как только сила восстановилась. Я же в форте застрял, представляешь. А ты...
   Командарм резко замолчал и нахмурился. Эш запоздало догадался, что переход под руку Белой Госпожи неизбежно отразился на его ауре, а чтобы заметить перемены, достаточно внимательного взгляда.
  -- Послушай, я все могу пояснить...
  -- Предатель, - процедил сквозь зубы командарм и потянулся к мечу. В отличие от своего южного коллеги, он не расставался с оружием. - Так-то ты верен своему создателю.
  -- Ашер, погоди, я все объясню! Я... А!
   Дверь за спиной разгневанного командарма бесшумно отворилась. Тень скользнула в комнату за спину Ашера. Проблеск стали - и голова командарма шмякнулась на пол. Через мгновение за ней последовало и все остальное. Эш зажал рот рукой, чтобы не закричать.
  -- Нет, ну что за дерьмовый меч! Это что за баланс? Руки бы поотрывать тому, кто делал такое убожество. В Империи что, оружейников нормальных вообще нет? - возмущался Ветер, рассматривая клинок. Труп, лежащий прямо перед ним, его нисколько не интересовал. - Что уставился?
  -- З-зачем ты его убил?
  -- Как зачем? - удивился Ветер. - Иначе он бы растрепал о наших планах. Много ли надо времени, если сила и впрямь вернулась?
  -- Но это значит, что Император жив.
   "А я - предатель," - добавил Эш про себя.
  -- Н-да? - Ресс продолжал рассматривать меч. - И где Щит?
  -- Какая разница?!
  -- Дубина! Это первое, что должен восстановить Император! А пока Щита нет - мы в игре!
   В глазах Ресса играли безумные огоньки. Он заорал: "К оружию! Предатели!" - с силой отшвырнул меч в сторону и протянул руку оторопевшему Эшу.
  -- Давай, живо!
  
   Эрсен Цварт отлип от двери и дрожащими руками вытер пот со лба. Замком всего лишь торопился сделать доклад, а вместо этого стал свидетелем неслыханного предательства! Невозможного, ужасного - и тем не менее вполне реального.
   Это цоге Эш сговорился с врагами и, верно, сдаст армию, нет, целую провинцию врагам. А может и всю Империю! Эльфам, тем, кто выжигают целые деревни, если жители показались им недостаточно чистокровными. В жилах самого Эрсена текло слишком много орочей крови, чтобы надеяться на снисхождение победителей и он достаточно знал о противнике, чтобы питать хоть какие-то иллюзии на этот счет.
   На крик сбегались люди, Эрсен поспешил сделать вид, что он первым прибыл на место преступления и распахнул двери. Обезглавленное тело командарма лежало прямо у порога, голова закатилась чуть дальше, к столу. Люди ахали и охали, кто-то поминал Великих Предков, а замком тем временем судорожно соображал, сколько у него есть времени. Час, два - вряд ли больше, судя по разговору, предатели собирались вернуться довольно скоро, чтобы обнаружить убитого ими же командарма. Эрсен не успеет ни найти главнокомандующего, ни позвать других Высших на помощь. Да и поверят ли они его словам? Остается только одно. Замком попросил секретаря обязательно известить его, если господин блюститель появится в штабе и отправился готовиться к встрече с предателем.
  
   Портал вывел Эша в самый центр императорского дворца, на площадь перед мостом, соединявшим Драконий остров с берегом. Перейти на ту сторону дозволялось лишь по особому дозволению Императора.
  -- Немного пестровато, но в целом симпатично, - заметил Ресс, по-хозяйски рассматривая сотни изображений драконов на перилах. Эш позавидовал спокойствию Ветра - его такая близость к преданному им повелителю пугала:
  -- Что мы здесь делаем? Здесь же Император!
  -- Вот как только встретим его, сразу же извинимся и уйдем.
  -- Но...
  -- Эй! Ау! Император! - Ресс орал во все горло, привлекая к себе внимание, но успеха не добился, если не считать испуганных взглядов служанок, выглядывавших из-за колонн. Странно, но даже охрана не торопилась унять разбушевавшегося безумца.
  -- Вперед! - скомандовал Ресс и уверенно ступил на мост, ведущий в самое сердце дворца. - Сейчас мы все узнаем.
   Эш медлил, не решаясь последовать за Ветром. Тот заметил его робость и громко рассмеялся.
  -- Чего стоишь, разве ты не хочешь узнать правду?
   Нарушившего покой Императора полагалось четвертовать или зажарить в масле. Но ведь теперь Эш служит Госпоже Изирит - что, если ей донесут про неподобающую робость? В конце концов, Ресс прав, они всегда смогут сбежать. Успокоив себя этой мыслью, Эш шагнул на мост.
   Ветер же, заметив, что его напарник переборол свои предрассудки, легко перебежал на другой берег и направился во внутренние покои, настолько пустынные, что он устал орать прежде чем заметил чью-то тень, на поверку оказавшуюся женщиной средних лет в серой одежде низших слуг.
  -- Эй ты, - позвал Ветер. Женщина закричала и попыталась скрыться, но Ресс оказался проворнее и схватил её за локоть - в ответ служанка попыталась ударить его второй рукой, но и тут Ветер оказался быстрее.
  -- Какая горячая! - восхитился он. - Да не бойся, красотка, мы не причиним вреда. Мне бы хозяина вашего повидать - не подскажешь, где его искать?
  -- Это святотатство! Тебя покарают, нечестивец!
  -- Ой, подумаешь! - рассмеялся Ветер. - Ну так как?
  -- Император вас покарает!
  -- Но для этого мы должны с ним встретиться, не так ли? Давай, красавица, думай - ты же хочешь, чтобы таких мерзких святотатцев наказали побыстрее, а?
  -- Я... - женщина совсем утратила боевой пыл. - Но я не знаю, где он...
  -- А разве ваш Император не просиживает все дни на этом острове?
  -- Да, обычно это так, - согласилась женщина, - но вот уже два дня, как мы его не видели.
  -- Если увидишь, - промурлыкал Ресс, отпуская служанку, - передай ему привет от госпожи Изирит. И от меня лично.
  
  -- Итак, что я говорил? - Ветер уселся на ограждение моста, свесив ноги вниз. - Император пропал, заметь, два дня назад - время совпадает с падением Щита. И до сих пор не вернулся.
  -- Ну и что? Значит, он вернется чуть позже.
  -- Возможно. Но у нас есть шанс. Значит так, ты сейчас отправляешься в штаб армии и ужасаешься подлому убийству командарма. Не забудь, его совершили подлые мятежники, а вот ты - верный сын Императора. Не перепутай, - добавил он со смешком.
  -- Но ведь все раскроется!
  -- Заткнись, - посоветовал Ресс, слезая со своего насеста и раскрывая портал. - Ненавижу паникеров.
   Стоило Эшу появиться в штабе, его сразу же провели к кабинету Ашера. Всю дорогу он то и дело слышал перешептывания "Убили! Командарма убили!" Тело уже убрали, но кровь пока не вытирали, от чего запах в кабинете стоял ужасающий.
  -- Как это произошло? - спросил Эш, входя в кабинет. В приемной его ждали белый как полотно замком Цварт и один из адъютантов Ашера. Мальчишка балансировал на грани истерики, замком, несмотря на бледность, держался не в пример лучше и сухо доложил:
  -- Мицоге, цоге Ашер был убит в своем кабинете. Убийца напал на командарма по подлому сзади. Скорее всего это дело рук наемника - на теле всего одна рана, видна рука мастера клинка. К тому же никто не видел ни как убийца пришел, ни как ушел.
  -- Но при этом он бросил свое оружие, - возразил ещё участник беседы, которого Эш не сразу заметил - мужчина стоял в углу, сливаясь с тенями. - Разве это поведение профессионала?
  -- Возможно, у него на то были причины, - предположил замком. - Это по вашей части, господин дознаватель.
  -- Где оружие? - спросил Эш. Дознаватель нехотя протянул ему злополучный меч и великий блюститель смог разглядеть его поближе. Эша удивляла та легкость, с которой Ресс расстался с оружием. Для мастера клинка он вел себя очень странно.
   На первый взгляд клинок не выглядел совершенно непримечательно, напоминая те, что используются в армии. На второй, впрочем, тоже.
  -- Но ведь это обыкновенный офицерский меч!
  -- Вы совершенно правы, мицоге, - подтвердил дознаватель, - этот клинок принадлежал офицеру Южной армии - видите, вот клеймо оружейника.
  -- Подлые изменники! - воскликнул адъютант, сжимая кулаки.
  -- Верно, изменники. Подлые и двуличные, - тихо согласился замком.
  
   ***Тай
   Огненный шар с воем врезался в землю, рассыпаясь на миллиарды искр. Ковыль моментально вспыхнул и так же стремительно погас, оставив после себя лишь пепел. "Да что ж такое..." - вздохнула Тай, опуская руки. Ещё одна полоса обгоревшей растительности, третья по счету. От осознания собственного бессилия хотелось плакать. Так нечестно!
   Всё началось с попытки разжечь костер. Простейшее заклинание, которое маги выучивали едва ли не раньше, чем письмо и счет, на этот раз подвело её. Нет, скудная вязанка хвороста, с таким трудом собранная по всем окрестностям, вспыхнула. Вся и сразу, оставив по себе лишь пятно сажи.
   Чуть позже Тай убедилась, что отныне все заклинания, даже самые невинные, в её руках превращаются в смертельное оружие. Вместо искорки - огневик жуткой мощи, легкий ветерок стал ураганом, а светляк залил светом все вокруг. Проверять более мощные и опасные заклинания она не рискнула.
   Самое обидное, в седельных сумках нашлись трут и огниво, но магесса и дочь мага просто не знала, как ими пользоваться. Оставалось только порадоваться, что в той же сумке нашлись пара яблок, а то ходить бы ей голодной.
  -- Ну что, поехали дальше?
   Флегматичный тяжеловоз даже не подумал испугаться, когда она экспериментировала с магией. Огрызок яблока интересовал его куда больше огневиков, а когда с угощением было покончено, мягкие губы потянулись к пучкам уцелевшей травы, подернутых инеем. Тай собрала остатки трапезы в сумку и попыталась забраться в седло. Даже с её ростом это было непросто: лошадь ей попалась и впрямь огромная, но она только сейчас обратила на это внимание. После разгрома лаборатории она просто выбрала первую попавшуюся оседланную лошадь и направилась куда глаза глядят. Теперь же, когда солнце заметно клонится к западу, самое время подумать о ночлеге. Зимняя степь ночью - не самое уютное место.
  -- И все же, как думаешь, где мы? Наверно, стоило немного порасспрашивать о местности кого-то из тех молодцов, что так резво убегали от меня, что едва не угробили друг друга, - Тай размышляла вслух, звук собственного голоса успокаивал. Огромные копыта оставляли приметные следы, а значит, выследить её будет очень просто. А, пускай! - На северные земли не похоже - там леса. В южных степях и теплее, и гор нет. И что в итоге остается? Только Севгурова верховина. Пожалуй, вон ту гору я видела по дороге в Сиан. Что скажешь?
   Животное фыркнуло. Тай попробовала подбодрить лошадь шенкелями, но тщетно. Тяжеловоз и не думал переходить на рысь, разве только для виду ускорил шаг, но быстро вернулся к прежнему темпу. А ведь если они и впрямь на верховине, то лучше бы найти жилье до ночи.
   Солнце почти скрылось за горизонтом, когда им наконец улыбнулась удача. "Железянка!" - закричала Тай, похлопывая лошадь по крупу, - "живем, животное!" Два ряда рельс тянулись с севера на юго-восток, от Сиана и до Бхо. Новая железная дорога, та самая, о которой этой осенью столько писали газеты, ради которой сносят кварталы в столице! "Ну конечно, я должна была догадаться, что для логова им понадобились материалы. Они не могли строиться далеко от дорог! Значит, где-то здесь есть станция. Направо или налево?"
   Тай долго вглядывалась вдаль, надеясь найти подсказку, но обе стороны казались одинаково пустыми и безжизненными. Или на юге что-то блеснуло? "В любом случае, в Сиане мне делать нечего," - решила Тай, натягивая правый повод.
   К станции они добрались когда сумерки окончательно сдали позиции ночи. Последнюю часть пути Тай вела лошадь на поводе, боясь потерять из виду свой главный ориентир - рельсы. Света звезд ей хватало для того, чтобы разглядеть блестящий металл.
   Вид оборванной уставшей девицы на своем пороге, ничуть не удивил смотрителя, что только подтвердило подозрения Тай. Впрочем, сейчас ей было все равно. На дощатый стол полетела связка монет, позаимствованных из седельной сумки.
  -- Еды, воды и постель, любезнейший, - скомандовала Тай. - Да поживее. И не забудьте про мою спутницу.
  -- Спутницу, госпожа? - переспросил старик. Тай широким жестом указала на дверной проем в котором просматривался силуэт лошади.
  
   ***
   При появлении командарма все шепотки в зале стихли. Эрсен направился к Высшему, чтобы стоять как можно ближе когда он будет произносить речь.
  -- Сегодня нас постигла великая утрата. Командарм Ашер пал жертвой подлого предательства! Я обещаю, что изменники жесткого пожалеют о своих действиях, они будут умирать долго и мучительно, - последние слова потонули в одобрительном гуле. Цоге Эш говорил и говорил, обещая кары и наказания предателям. Настоящий убийца стоял рядом и посмеивался. Что за мерзкий фарс! Пора. Эрсен чувствовал, что стоит ему ещё хоть немного подождать и вся решимость испарится не хуже снега на солнце. Странный мужчина, сопровождавший цоге Эша последние дни, скромно пристроился в уголке, но Эрсен не сомневался, что незнакомец внимательно наблюдает за прибывающими офицерами.
   Рука замкома легла на ритуальный меч - привилегия носить такие на церемониях принадлежала только высшим офицерам. Он подался вперед, в два шага сокращая расстояние между собой и предателем. Один удар - больше не успеть, одно плавное движение, обнажающее клинок и тот час переходящее в удар. Клинок почти достиг горла предателя, когда неведомая сила опрокинула Эрсена навзничь. Он даже не успел почувствовать боль.
  
   ***Ресс
   Ветер злился. На этот раз на самого себя: расслабился, решил, что дело уже сделано и почти опоздал, списал нервозность заместителя на важность момента и не обращал на него внимания до последнего. Ему просто повезло, рефлексы сделали свое дело: разрубленный напополам труп подтвердил его репутацию.
   Ветер прижался к стене, наблюдая как люди мечутся в панике по зале. Эш рвал и метал, что-то кричал и грозил всевозможными карами. Интересно, догадается ли он списать и это покушение на происки южан? Все-таки идея подбросить меч дорогого братца оказалась на редкость плодотворной, нужно выжать из неё все, что можно. А потом, если кое-кто все же передумает и возьмется за ум, можно будет и переписать историю. Жаль только, что меч не именной.
   Эш продолжал раздавать указания, подойти к нему незамеченным не представлялось возможным.
  -- Распусти их, пусть помаринуются, - мысленно обратился к нему Ресс и проскользнул в коридор. Настало время выуживать припасенные фишки из рукава.
  
   ***Тай
   "Таири..." Она шла на голос, но он не становился ни громче, ни тише. Она проходила сквозь огромные залы и слуги предупредительно распахивали перед ней тяжелые двери. Косые лучи света вырывали из тьмы фрагменты смутно знакомых орнаментов на полу и стенах, и те оживали, превращаясь в лица незнакомых людей. Они приветствовали Тай и она улыбалась им в ответ.
   "Цоги Таири..." Ещё одни двери - очередной зал оказался заполнен живыми людьми: вон, у стены склонил голову учитель Вихрен, рядом с ним скромно потупилась Лияна. Цоги Ирали манит за собой. Они вдвоем поднимаются вверх по широким ступеням и Тай может, наконец, присесть.
   Отсюда, с возвышения, зал виден ещё лучше. Тай замечает Ватари и её тетушку, рядом с ними застыл смущенный Самен. Светлячки, снующие над головами гостей, отражаются в начищенных до блеска колоннах и создают ощущение праздника. Только странное темное пятно, отражающееся во всех зеркалах, нарушает гармонию и тревожит Тай.
   "Мы так давно ждали," - раздается рядом. Она оборачивается и только сейчас замечает Лесса, стоящего чуть позади. А он что здесь делает? Тай поворачивается к Ирали, чтобы спросить, но вместо этого упирается взглядом в ещё одно зеркало.
   "Ваши подданные так радуются..." - голос Ирали доносится будто бы издалека. Тай не отрываясь смотрит на уродливую черную кляксу, восседающую на троне. На собственное отражение. "Императрица..."
  -- А-а-а!
   Тай резко дернулась, заморгала, пытаясь разогнать темноту. Над головой полыхнул светляк, слишком яркий свет резанул глаза, заставив снова зажмуриться. Так, она лежит на кровати - Тай на всякий случай потрогала её: дерево как дерево, поверх простой матрас. Значит, ей всего лишь приснился очередной кошмар, плод разгулявшейся фантазии.
   Отдышавшись и успокоившись, она повалилась на кровать и даже начала засыпать по новой, когда услышала тихое: "Таири, цоги Таири"
  
   Глава 10.
   ***Тай
   "Таири, цоги Таири," - она отчетливо слышала своё имя, но всё никак не могла сообразить, откуда идет звук.
  -- Кто здесь?!
   Нет ответа, лишь всё тот же шепот. Она бесшумно соскользнула с кровати и на цыпочках подкралась к двери, прислушалась: зов ничуть не изменился, как будто он идет отовсюду.
   В глубине дома что-то звякнуло, затем стукнуло, Тай распахнула дверь в коридор и осмотрелась. Темно. Только в конце коридора из щелей пробивается слабый свет и оттуда же доносится невнятный стук и шорох. А зов никуда не делся. Ну что ж...
   Сквозь щели Тай разглядела отблески огня и часть стола. Пахло анисом и ещё чем-то острым, от чего она расчихалась. И стоило подкрадываться?
   - Кто там? - поинтересовались из-за перегородки. Тай, не переставая чихать, отвела перегородку в сторону.
  -- Госпожа? - икнул смотритель, близоруко щурясь. Рука старика дрогнула и рис просыпался аккурат в пиалу с мутноватой жидкостью. Тай стало неловко.
  -- Я слышала странные звуки.
  -- Старики часто мучаются бессонницей, - вздохнул смотритель и попытался подхватить комочек риса. Его пальцы при этом подрагивали. - Эх, молодость, молодость... Пройдет и не заметишь. Да... - он снова икнул. - Вы так юны, драгоценнейшая, как же вас отпустили одну? А если, храни вас Предки, что случится? Девушка должна быть более осмотрительной, - старик погрозил узловатым пальцем. - И слушаться старших.
  -- Даже если они - старые маразматики? - мрачно поинтересовалась Тай. Её пытались убить как раз те самые старшие. И Велс погиб по их воле.
   Она щелкнула пальцами, вызывая светляка. На этот раз получилось куда лучше - шар всего лишь размером с детскую голову, но старик все равно вздрогнул и одним махом осушил пиалу.
   - Доброй ночи, уважаемый.
   Зов пропал.
  
   ***Лесс
   Кап! Он раздраженно смахнул каплю со щеки и огляделся. С того страшного дня, когда он решил покинуть Столицу не прошло и недели, а как все переменилось!
   Кап-кап-кап... плюх! Ком мокрого снега упал прямо перед ногами Высшего. Лесс поднял взгляд и тут же поторопился отойти подальше - подтаявший снег соскальзывал с ветвей вековых сосен, которые нынче никто и не думал отряхивать. Как и убирать дорожки, превратившиеся в месиво из льда и воды. Возмутительно! Лесс злобно пнул ближайший сугроб и зашагал вглубь сада. Там, у павильонов, дела обстояли не лучше. Постепенно раздражение сменилось недоумением, а там и испугом. "Повелитель?" - позвал он, не особо рассчитывая на ответ. За все эти дни Император ни разу не отозвался, хотя сила и вернулась.
   Лесс сцепил зубы: что ж, у него путь один - к Драконьему Острову. Пускай его накажут, но он должен знать правду! Уже на подходе к мосту он заметил знакомую фигуру. Эш, великий блюститель, стоял на тропинке и рассматривал голову скалящегося дракона, одного из многих, подпирающих мост. Казалось, все его внимание тратилось исключительно на созерцание, и тем не менее, стоило тени Лесса коснуться его ног, как Эш развернулся и сказал:
   - Ну, здравствуй, Лесс. Ты, значит, сам пришел. Это хорошо.
   - Что здесь происходит? Что с ним?!
   Эш хмыкнул.
   - Сам-то как думаешь?
   Всё было неправильно: тихий и медлительный Эш никогда не осмеливался говорить с Лессом в таком тоне! Главнокомандующий на мгновенье растерялся.
   - Полагаю, положение крайне сложное, - осторожно начал он, судорожно прикидывая, что именно произошло и как изменился статус Эша. И тут увидел то, чего не мог представить даже в самых страшных кошмарах.
   - Верно. Но не безвыходное.
   Слева от Лесса что-то мелькнуло - он не стал вглядываться, чтобы не выдать себя.
   - Отрадно слышать.
   Эш хотел что-то сказать, шагнул поближе и тут Лесс ударил. Огонь - не его стихия, но для быстрого удара нет ничего лучше огневика с двух шагов. Ни закрыться, ни увернуться.
   Вопли Эша прорвали тишину, сад моментально преобразился: из-за ближайших деревьев появились ещё маги, попытались атаковать - Лесс сумел отразить парочку заклинаний, одно из них даже срекошетило в противника, заставив того срочно уворачиваться от собственного заклинания, но все же их было слишком много. Когда ледяные иглы впились в плечо и левая рука онемела, Лесс понял, что настало время отступать, послал на прощание огневик и провалился в спешно сотворенный портал.
  
   ***Ресс
   - Идиоты! - сквозь зубы шипел Ветер. - Кретины! Дегенераты!
   Хорошо хоть кто-то догадался спихнуть обезумевшего от боли Эша в воду. Скорее всего, целитель: он и сейчас больше смотрит на пострадавшего, чем на беснующегося Ресса. Слав и Рад бестолково топтались рядом.
   - Гэрл, забери Эша в Град, Ольжет - ты за старшего.
   - Это куда ты собрался? - нахмурился великан. Он и впрямь был самым старшим среди них, но в битве за лидерство постоянно проигрывал нахальному Рессу.
   Ветер не стал утруждать себя пояснениями. Перемещение возмущает пространство, от него ещё долго остаются следы. Нужно всего лишь чуть-чуть внимательности и таланта, чтобы отыскать нужный путь.
   - И постарайтесь хотя бы не упустить нашу пленницу! - крикнул он напоследок.
  
   ***Тай
   Ночные бдения и переживания не идут на пользу. Проснулась Тай поздно, с головной болью и в первый момент не могла понять, где находится и почему. События последних дней: похищение, попытка убийства, встреча с Императором, его убийство и странное пробуждение перемешались и теперь казались одним долгим кошмарным сном. Тай зажмурилась, пытаясь убедить себя в том, что сейчас проснется в Сиане и обнаружит, что просто заработалась. Не помогло. Убогая комнатушка станционного смотрителя и не думала меняться. Значит, остальное также правда.
   "Итак, я убила Императора." Тай села на кровати, повторила фразу вслух, прислушиваясь к себе, но тщетно. Никаких эмоций: ни угрызений совести, ни других душевных порывов из тех, о которых пишут в хороших книжках она не ощутила. Более того, где-то на задворках сознания маячило чувство правильности содеянного. "Я убила Императора, Великого Лекаря и ещё нескольких людей и ничего не чувствую. Мать была бы мной довольна! И что же мне теперь делать? Что?!"
   За стеной раздался глухой стук. Тай соскочила с кровати, на ходу натягивая верхний халат и затягивая пояс. В узком коридоре было по-прежнему темно, на этот раз шумели на улице - смотритель взялся за ремонт своей нехитрой кухонной утвари и как раз вгонял очередной гвоздь в старый табурет. Руки у него при этом подрагивали, так что казалось, что он вот-вот огреет себя по пальцу.
   - Доброго утречка, драгоценная мицоги.
   - И вам, - отозвалась Тай, посматривая на табурет. Вчерашнее раздражение прошло и девушка хотела как-то отблагодарить за помощь. Заклинание, восстанавливающее мебель, вертелось на языке - дома она не один раз применяла его и всегда успешно.
   Она протянула руку:
   - Позвольте вам помочь, уважаемый.
   И тут же осеклась: вчера вместо маленького уютного костерка она получила выгоревшие полосы. Какие ещё сюрпризы её ждут?
   Старик хрипло рассмеялся:
   - Ну что вы, мицоги, зачем вам тратить ваше драгоценное время на такой пустяк?
  
   ***Ирали
   Служанка, девочка с испуганными глазами, пролепетала, что госпожа губернатор ждет гостью на террасе, и тут же скрылась. Давняя неприятельница не давала времени опомниться и собралась ковать пока горячо. Ну что ж, на этот раз она в своем праве.
   После гибели Фернеса и последующем разгроме лаборатории Ирали растерялась, за что и была поплатилась. Её завалило обломками. Удивительно, но она почти не пострадала, отделавшись всего лишь синяками да и ушибами. Она провалялась под завалом до тех пор, пока люди Нунни не прибыли на место и не начали разгребать завалы. И вот, теперь она в Цвирте, кутается в ярко-алую шаль и размышляет, какую выгоду можно извлечь из происходящего.
   Госпожа губернатор обустроила свой дворец в местных традициях. Стены, пол и даже крыши были выкрашены в яркие цвета - желтый, красный, зеленый и синий, но, удивительно, цвета каким-то образом сочетались и не создавали ощущение пестроты. Мебель здесь предпочитали низкую, а сидеть предпочитали на больших подушках, разбросанных по полу в живописном беспорядке. Нунни, в платье цвета свежей крови, восседала у лакированного столика с видом победительницы. Несмотря на годы, старшая Фениксов и не думала сдавать позиции.
   - Драгоценная сестра, позволь мне поблагодарить тебя...
   - Ир, оставь свои церемонии для вашего клоповника! Садись уже и выпей чаю!
   Ирали с трудом опустилась на предложенные подушки - нога всё ещё болела, что не укрылось от цепкого взгляда противницы.
   - Паршиво выглядишь, - сообщила госпожа губернатор со свойственной ей прямотой. - Но я рада, что ты выжила. Хватит с нас и одного бедняги Фернеса. Н-да... Что произошло?
   Ирали опустила взгляд. Они никогда не ладили, две одинаково амбициозные и любящие власть женщины просто не могли ужиться рядом, но их вражда была в чем-то сходна с дружбой: уж слишком похожими они были, чтобы тратить время на уловки и примитивный обман. Ирали доверяла Нунни достаточно, чтобы повернуться к ней спиной, чего никогда нельзя было сказать про Лесса.
   Фернес явно делился информацией с сестрой, поэтому новость о потери силы и экспериментах Нунни ни капельки не удивила. В отличие от последующих событий.
  -- Истеричка вместо Императора, - заключила она, когда Ирали закончила, - слишком опасно. Я не хочу, чтобы Цвирт или даже ваш Сиан постигла судьба лаборатории.
  -- Об этом не беспокойся, - рассеянно отозвалась Ирали, расправляя рукава. - Таири убила Фернеса, когда этот идиот - извини, дорогая, но это так - заявил, что хочет продолжать исследования и попробовал к ней прикоснуться. Вполне нормальная реакция после всего, что с ней произошло. Я бы удивилась, если б она повела себя по-другому.
  -- Но лаборатория разрушена.
   Ирали кивнула.
  -- Она проделала вполне сознательно. Наткнулась на склад тел, которые Фернес использовал для своих опытов, осмотрела его, после чего заявила, что намерена уничтожить здание и выполнила угрозу. Никакой истерики там и в помине не было. Даже странно.
  -- Если так, то как же ты попала под обвал?
  -- Я... замешкалась.
   Воспоминания о собственном малодушии жгли душу. Как она могла решить, что жизнь закончена и пора умирать?! О нет, теперь она знала точно, её служение не закончено. Она служит не Императору, а трону и уйдет в небытие только вместе с последним правителем Империи!
   Нунни рассматривала танец чаинок в своей чашке так внимательно, словно намеревалась прочитать судьбу. Ирали не торопилась прерывать затянувшуюся паузу.
   Наконец, старшая фениксов кивнула и резко поставила чашку на стол. Янтарная жидкость расплескалась, но Высшая этого даже не заметила.
  -- Пока я вижу только два выхода и оба препоганые. Сдаться или возвести на трон Императрицу. Что ты можешь сказать о ней?
   Ирали возликовала: за все время разговора Нунни ни разу не назвала Таири по имени. А ведь до сих пор негласный запрет касался только Императора. Значит, есть надежда.
  -- Самоуверенная, наивная и самолюбивая. Очень молода и неосмотрительна.
  -- Идеальное орудие, - усмехнулась Нунни. - И как же ты, дорогая, проглядела её?
  -- До всего... я хотела забрать её. Лесс не понял. Или понял слишком хорошо, раз настоял на ритуале.
  -- Занятно... - Нунни неторопливо допила чай, аккуратно поставила пиалу на резной столик, скрестила ноги и закрыла глаза. Ирали с все возрастающим недоумением смотрела на соперницу, но все же не решалась прерывать молчание. Наконец, госпожа губернатор глубоко вздохнула и, не открывая глаз, спросила:
   - Как думаешь, кто ещё нас поддержит?
  
   ***Тай
   В путь она отправилась после полудня: довольно рискованно, ведь до заката оставалось не так много времени, но сидеть в четырех стенах Тай больше не могла, а ближайшее селение по словам смотрителя, располагалось за дальними холмами. Отдохнувшая лошадь довольно бодро семенила, не нуждаясь в помыкании, по всему выходило, что места эти для животного знакомые. Дорога петляла, степь в этих краях оказалась на редкость холмистой, да ещё с оврагами, возникающими неожиданно для всадника. Ей очень повезло, что вчера она не провалилась в одну из этих дыр. Тучи, затянувшие небо, висели очень низко, казалось протяни руку - и коснешься. Верховина всё-таки.
   Сколько же времени здесь проводились опыты? Тай поежилась, вновь вспомнился Велс, мертвый и холодный. Даже его не пожалели, гады. А ведь были и другие - десятки, сотни жизней, принесенные в жертву во имя Императора. Вчерашний гнев разгорался с новой силой. И ведь все они знали: и цоге Лесс, и цоги Ирали, и другие Высшие - отлично знали, какие опыты ставит в подземной цитадели этот живодер и его прислужники! Ненавижу!
   Неужели Горт тоже знал?! Тай тряхнула головой, прогоняя подозрение. Нет, её опекун не мог... и вообще он слишком давно не был в Столице - и кто знает, какова истинная причина опалы? Нет, это всё гнилая, порочная система, поддерживаемая трусами! Лошадь, почуяв настроение хозяйки, фыркнула и припустила побыстрее, вынуждая Тай сосредоточиться на том, как бы не выпасть из седла.
   Цоги Таири...
   Опять! Она натянула поводья.
   - Стой, животное!
   Тяжеловоз охотно повиновался команде.
   - Таири... Цоги Таири...
   Да что же это такое?!
   - Кто здесь? - крикнула Тай, напряженно оглядываясь. Никого.
   - Это же не ты со мной разговариваешь? - спросила Тай у лошади. Та фыркнула, ничем не выдавая своего знакомства с человеческой речью.
   - Цоги Таири, я использую мысленную речь. Вы меня слышите?
   Вот оно что. Горт когда-то рассказывал своей воспитаннице о подобном способе, но она так и не освоила премудрости. Тай зажмурилась и произнесла про себя:
   - Кто здесь?
   Несколько лет назад этот фокус у неё не выходил, но теперь её услышали.
   - Меня зовут Нунни, я - губернатор Срединной Провинции. Вы позволите пройти к вам?
   Высокая покровительница тёти Ватари. Тай подумала и согласилась.
   - Что для этого нужно сделать?
   - Просто расслабьтесь и позвольте себя увидеть.
   Перед нею раскрылся черный портал и из него вышла удивительная женщина. Её прическа напоминала рога, а ярко-красная одежда, слишком легкая для зимы, откровенно очерчивала все изгибы тела. Уверенная в своих силах воительница.
   Госпожа губернатор в свой черед внимательно изучала Убийцу Дракона. На мгновение её глаза округлились, но Высшая тут же взяла себя в руки и низко поклонилась:
   - Рада вас приветствовать, цоги Таири.
   - М-да? - буркнула Тай, спешиваясь и подавляя желание вскочить обратно на спину лошади и убраться подальше.
   - Если бы вы знали, как давно я ждала возмездия для подлого убийцы, предавший друга! Когда он падёт замертво, справедливо наказанный за все совершенные им подлости! И я благодарна вам за отмщение.
   Теперь в глазах Высшей явственно читалась злая радость.
   - Отмщение? - растерянно повторила Тай.
   Ярко накрашенные губы Нунни изогнулись в хищной улыбке:
   - Полагаю, даже в наши дни школяры учат, что основателей Империи было двое. Дракон стал править, а Феникс...
   - Покинул обжитые места, и отправился дальше на восток нести свет знания, - завершила за неё Тай. Нунни фыркнула:
   - Красивая байка для детишек! На самом деле Дракон подло убил своего друга. Не захотел делиться властью.
   - А вы, значит, созданы Фениксом? - догадалась Тай. Женщина кивнула.
   - Верно. Нас много: Авен, Эрна, Вайрат... - Нунни запнулась и продолжила другим тоном, - и все мы рады принять новую правительницу!
   Тай застонала. И эта туда же!
  
   ***Ирали
   Закат давно отгорел, за окном трепетали многочисленные флаги, которые местные жители развешивали вокруг своих жилищ с маниакальным упорством. Постоянное хлопанье полотнищ бесило Ирали и она с трудом сдерживала желание спалить все тряпки одним махом. Увы, её шаткое положение не допускало подобных вольностей.
   - Как успехи, дорогая сестрица?
   - Все просто замечательно, - в тон ей ответила Нунни. - Мы познакомились, поговорили... Девочка прямо-таки полна сюрпризов, не так ли, дорогая?
   - Она тебя не послушала, - злорадно подвела итог Ирали.
   Нунни невозмутимо наполнила свою пиалу.
   - Капля камень точит. Переживем войну, а там видно будет. Есть идеи, куда она направляется?
   - В Маграс, конечно же. Больше некуда.
   - А Горт...
   - Пока ничего не знает. И, предваряя твой следующий вопрос, скажу, что я не тороплюсь извещать его о произошедшем. Командующий армией должен заниматься войной, а не поиском истеричной девицы.
   - И тебя не волнует, что она движется прямо к фронту? Что, если её убьют?
   - С её-то силой?
   Нунни не удержалась и напомнила, что сталось с прошлым носителем этой силы, но Ирали это ничуть не смутило.
   - Признаю, я рискую, но этот риск оправдан. Сейчас Убийца винит нас и не желает прислушаться к голосу разума. Но как только она столкнется захватчиками, её гнев обратится на них. Вот тогда мы с ней договоримся.
   - Что, если она встанет на сторону эльфов? Голос крови не стоит сбрасывать со счетов...
   - О нет, - возразила ей Ирали, - Маграс - её дом. Просто представь, что бы ты сделала, если бы кто-то начал жечь эти тряпки за окном!
  
   ***Тай
   Только после встречи с Высшей Тай задумалась, что на самом деле означает смерть Императора. Правители эльфийских королевств хоть и жили заметно дольше простых смертных, но не считали себя бессмертными. У правителя всегда есть наследник или наследница и ещё выводок родственников на случай, если с основным претендентом что-то случится. Да, любой король или князь заботился о преемственности, но только не Император. Уж он-то вечен, как горы и небо. Был.
   Что ж, рассуждая логически, теперь место Императора должен занять его ближайший помощник, его правая рука - цоге Лесс. Но логика никак не вязалась с поступками Высших. "Займи его место!" - приказала Ирали. А теперь и цоги Нунни вторит ей.
   Что же скажет Горт? Тай поежилась, представляя разговор с опекуном. А, впрочем, что ей остается? Скитаться, податься в бега? Но деньги скоро закончатся, а как заработать ещё она не представляла - в её мире деньги получали за службу и только так. Да и вообще, прятаться ей казалось неправильным. Эх, будь что будет!
   В селение она приехала затемно и основательно продрогнув. Долго искала постоялый дом, долго стучала замерзшими пальцами в дверь - привратник проснулся когда магесса уже разозлилась достаточно, чтобы самовольно попытаться выбить запоры. В итоге, на сам городок она смогла посмотреть только с утра. И увиденное ей категорически не понравилось.
   Пустые улицы, ни торговцев, ни бродячих артистов, ни случайных прохожих, лавки закрыты, а немногочисленные жители торопятся попасть домой и не желают разговаривать с незнакомками. А потом, на единственной площади Тай увидела его. Огромный кусок красного шелка, натянутый между брусьями. Три символа, нанесенных на него, гласили: "Обязательная всеобщая мобилизация". Тай судорожно вздохнула и сжала покрепче повод. Пока она спала, началась война. "Но почему именно сейчас? Даже стычек на границе не было! Как же так?!"
   Она уже видела войну, самое её начало, но и этого хватило, чтобы всем сердцем желать больше никогда не испытывать подобное. Испуганные лица людей, шепот слуг, затухающий при её появлении, заплаканные глаза нянюшки по утрам. Она помнила, как подглядывала за отрядом, уходящем на передовую, помнила те эмоции, что витали над воинами. Они знали, что не вернутся.
   Отец старался выглядеть бодро и уверенно, но при этом прятал глаза. Будто она не может прочитать всё по жестам и голосу, особенно, когда он сообщил ей, что "рани покинула город". Да, матушка не стала дожидаться конца и покинула их до того, как кольцо осады сомкнулось.
   "Я обязательно должна найти Горта!" Лошадь, почуяв настроение хозяйки, поставила рекорд по выносливости и к исходу второго дня Тай уже въезжала в Бхо.
  
   ***Ирали
   - Так значит Дворец захвачен?
   Лесс раздраженно кивнул. Его сейчас волновало другое:
   - Что вы натворили?! Где этот поганец Фернес?
   Нунни поджала губы.
   - Он мертв, - тихо произнесла Ирали, не поднимая глаз. Посторонний наблюдатель решил бы, что она сейчас полностью разбита и опустошена, хотя на самом деле Высшая всего лишь пыталась просчитать интригу. Она никак не ожидала визита Лесса в Цвирт и теперь прикидывала, какие выгоды сулят новые обстоятельства.
   - Что случилось? - повторил Лесс. - Повелитель жив?
   - Не-а, - злорадно протянула Нунни прежде, чем Ирали успела вмешаться. В отличие от неё, старшая фениксов наслаждалась замешательством давнего соперника. - Ты когда-нибудь думал, что случается, если жертва оказывается более зубастой, чем о ней думает охотник?
   Лесс застыл статуей. Ирали попробовала хоть что-то исправить:
   - Произошло непредвиденное, мы точно не знаем что, но вместо того, чтобы получить тело, Император отдал свою силу и погиб.
   - Эта девчонка!
   - Ты должен понять, что в таких обстоятельствах мы должны...
   Лесс оборвал её речь.
   - Молчи! Я и так знаю, что делать! - и тут же провалился в спешно созданный портал.
  
   ***
   Тай ехала по городу, размышляя где взять деньги. Монеты, которые ей удалось найти в сумках, ушли так же быстро, как и пришли: за ночлег ей пришлось отдать последний чох, ещё и иллюзию навести, выдав его за серебрянный таэль. Она не собиралась заниматься подделкой денег, но угрюмый вид трактирщика не позволял надеяться на снисхождение и списания долга рассеянной магессы. И тем не менее, за этот обман совесть мучала куда сильнее, чем за все предыдущие убийства.
   Задумавшаяся девушка не сразу заметила неладное или же списала стремительно темнеющую площадь на закат, а потому маневр лошади, непривычно резво рванувшей в сторону, застал её врасплох. Тай едва сумела удержаться в седле и не рухнуть на мостовую.
   Даже тяжеловозы плохо переносят творящуюся прямо под носом магию, особенно высшую, вроде магии порталов. А маги плохо переносят некую эльфийку. По крайней мере, некоторые из них.
   - Ты! - цоге Лесс сумел вложить в одно слово всю свою ненависть, разом сделав бессмысленным любые попытки заговорить. Огневик, пущенный следом, только подтвердил намерения Высшего.
   Заклинание удалось отбить, но лошадь окончательно запаниковала и неожиданно резво, как для её комплекции, дернулась. Тай взвизгнула и полетела на землю, больно стукнувшись спиной о камни мостовой. Второй огневик пролетел прямо над ней, по лицу мазнуло горячим воздухом. Она перекатилась на живот и попыталась встать.
   - Сдохни! - руки цоге Лесса подернулись бледно-голубым сиянием, которое крайне не понравилось Тай. Высший хотел ещё что-то сказать, но вместо этого неожиданно закатил глаза и осел на мостовую.
   Тай подобралась и с трудом поднялась с мостовой. Цоге Лесс продолжал лежать лицом в камни, без сознания. Выглядел он при этом отвратительно: слипшиеся немытые волосы, одежда в пятнах и грязи - ничего общего с тем утонченным придворным, который блистал на празднике Полной Луны пару месяцев назад.
   - S loshady svalilas'?
   Тай вздрогнула и подняла взгляд. Странно одетый незнакомец стоял рядом и равнодушно рассматривал тело. Обморок у цоге Лесса случился с его помощью.
   - Nikak formu teryaesh, Yarrina.
   Он говорил на эфане, высоком эльфийском наречии, но даже это не испугало Тай так, как произнесенное имя.
   Их взгляды встретились. Кажется, незнакомец удивился и хотел что-то спросить, но в то же мгновение Тай сообразила, что за спиной у неё переулок и, не задумываясь, рванула туда. Так быстро, как будто за ней гнались призраки. Отчасти так оно и было.
  
   ***Ресс
   Занятно. Ветер смотрел вслед улепетывающей со всех ног девчонки и размышлял, что будет полезнее - допросить Лесса, когда тот очнется, или же проследить за его несостоявшейся жертвой. И все же, почему главнокомандующий охотится за какой-то девчонкой, да ещё самостоятельно? Любопытство победило. Как всегда.
   Ему не составило никакого труда держать девчонку в поле зрения - она бежала, а затем шла вперед, почти не оглядываясь и, похоже, даже не задумываясь о том, куда направляется. По крайней мере, на взгляд Ресса, никакой системы в её метаниях не было.
   На одной из улочек она заметила таверну и направилась туда. "Имбирную воду!" - хриплый голос не имел ничего общего с грудным контральто рани Яррины, даже удивительно, как он мог вообще их спутать.
   Девица меж тем плюхнулась на лавку и уставилась на свои руки. На редкость нелюбопытное создание - Ветер прошел в двух шагах от неё, но она ничего не заметила, погруженная в свои мысли.
   По понятным причинам, Рессу не доводилось бывать в Империи до падения Щита, однако богатый жизненный опыт подсказывал, что такие места мало отличаются от страны к стране. Сюда приходили не столько за едой, сколько за удовольствиями и сплетнями. Вот только при виде незнакомца разговоры стихали, а взгляды в его сторону никак нельзя было принять за дружелюбные.
   - Что господин желает?
   - Мясо, красное вино да поживее. И, вот ещё...
   - Ложь!
   Ресс обернулся на голос и обнаружил, что его подопечная взбесилась.
   - Этого не может быть! Ты лжешь, предатель!
   Мужчина ростом чуть пониже девчонки, болтался в её руках как тряпичная кукла. Ресс окончательно уверился, что имеет дело с магессой - никакая другая женщина не смогла бы удерживать мужчину с такой легкостью.
   - Госпожа... - хрипел несчастный.
   - Он пьян, госпо...
   Она чуть повернула голову и заступник мигом осекся. В зале стало ощутимо темнее.
   - Да все ж говорят, госпожа! - хватка девицы чуть ослабла и торговец, попытался вырваться, но тщетно. - Третьего дня напали эльфы эти, все в форте погибли. У эльфей-то машины летающие. Госпожа...
   Девица с удивительной легкостью отшвырнула от себя человека, растерянно огляделась - и бросилась к выходу. Ресс последовал за ней, однако замешкался - прислужник испугался, что господин не будет платить, пришлось бросить таэль прямо ему под ноги. Девчонка далеко не убежала, топталась у входа, то обхватывая себя руками, то прижимая ладони к губам. Кажется, она что-то шептала, но настолько тихо, что даже тонкий слух Ветра не позволял разобрать слова.
   Так, пора заканчивать этот балаган - он заберет девицу с собой, как и Лесса, если тот ещё не очухался и выяснит детали уже в Сиане. И без того он непростительно долго задержался в этом городишке. Ресс двинулся наперез, но не успел. Резкая головная боль, от которой можно ослепнуть, накрыла внезапно, как приступ. Рядом кто-то пронзительно закричал, добавляя новый оттенок в из без того противную палитру ощущений и Ветру захотелось убить. Затем боль чуть поутихла и он смог рассмотреть девчонку, до которой оставалось всего пара-тройка шагов.
   - Не может быть... Он не... - всё повторяла она, не замечая, что у её ног собиралась тьма, неспешно поднимаясь вверх. - Не мог погибнуть! Не мог!
   Боль вернулась: нечто рвало ткань мироздания, неумело и безжалостно перекраивая её под себя. И от этого страдал любой обладатель мало-мальски заметного дара, что уж говорить про сильнейших. Ох, Ян...
   Боль спала так же внезапно, как и началась. Ветер с трудом поднялся с мостовой и огляделся. В таверне выдрало все окна - обрывки тонкой бумаги жалко трепетали на ветру. Из дверей робко выглядывали испуганные люди.
   Девица исчезла. Приближалась буря.
  
   Глава 11.
   ***Ресс
   Проклятье! Помнится Ян утверждал, что лучшее единоборство - это спринт, мол, достаточно научиться бегать быстрее всех и можно никого не бояться. Братец, правда, тогда справедливо заметил, что человек не может бегать быстрее огневика, однако Ветер потом не раз убеждался, что рациональное зерно в словах Яна всё-таки было. Но так, как сегодня, он не бегал уже давно.
   Буря, налетевшая на город практически сразу после исчезновения девчонки, стихла так же внезапно, как и началась, оставив после себя порванные окна, разлетевшиеся во все стороны товары и полностью закрытое пространство. Сколько Ресс ни пытался, так и не смог открыть портал. Лесс, по-видимому, очухался за то время, когда над городом бушевала стихия, и сообразил, зараза, в какую ловушку попал его противник. Учитывая, что Ресс за все то время, пока следил за Лессом и гонялся за девчонкой, так и не сменил привычные штаны и рубашку на что-то менее вызывающее, охота обещала быть короткой и с предсказуемым результатом: увы, чары внешности без труда видят все мало-мальски годные маги. В довершение к прочим неприятностям, когда после длительных метаний по улочкам и дворам, Ресс всё-таки сумел оторваться от погони и украл местную одежду, выяснилось, что переодетый Ветер всё равно слишком заметен.
   Он в который раз за последние часы, забился в нишу на чердаке, дожидался пока охотники пройдут мимо и крыл последними словами и свое любопытство, и проклятущую девицу, и Лесса. Его специализация - бесшумные убийства, желательно из-за угла, а не честные поединки. Нет, конечно, в случае чего он утянет за собой в могилу пару-тройку Высших, а простеньких магов - и целый десяток, но умирать, если честно, не хотелось, ни в компании, ни в одиночестве. А делать что-то нужно - неизвестно, сколько ещё времени будет закрыт город, а с рассветом отыскать его станет ещё проще.
   Идея, пришедшая в голову, была до ужаса банальной и шаблонной, однако, именно за счет своей банальности, могла и сработать.
  
   По-видимому, буря повредила все мало-мальски сильные защитные заклятия - дворец губернатора оказался абсолютно незащищен, так что Ресс по-простому перепрыгнул стену. Найти нужную ему комнату оказалось немногим сложнее.
   Ах, до чего же удобная мода нынче в Империи - множество ширм и загородок - просто находка для шпиона! Ветер с удобством расположился за одной из них, расписанной бегущими лошадями, и приготовился ждать. За окном уже вовсю разгорелся рассвет, когда двери распахнулись.
   - И что же?! - резкий противный голос, наверняка Лесс. Ветер чуть-чуть подался в сторону и смог рассмотреть своего противника. Тот успел привести себя в порядок и больше не выглядел оборванцем, как тогда на площади. Второй, нервный молодой человек в одежде городской стражи, принялся оправдываться:
   - Прошу прощения, господин главнокомандующий, но нам пока не удалось обнаружить шпиона! Мы продолжаем поиски во всех кварталах и... - офицер замолк.
   Н-да, это талант - выказать всю глубину презрения одним движением. Тем лучше. Недовольный Лесс остался один в комнате, а дальше дело техники.
   Ветер никогда не питал пристрастия к честным и открытым поединкам, предпочитая удары из-за угла и нападение со спины. Очевидно, Ян просто забыл наделить свое творение такими вещами как совесть и честь, о чем Ресс, впрочем, никогда не жалел. Ведь только поэтому оставался живым до сих пор.
   Лесс даже не успел понять, что произошло, сразу обмяк и повалился навзничь - пришлось ловить тело и укладывать его на пол так, чтобы никто не услышал удара. Затем Ресс достал янтарные браслеты - единственное средство, гарантированно блокирующее любую магию, и застегнул их на запястьях жертвы.
   Стоило Лессу распахнуть мутные глаза, как лезвие коснулось шеи и тихий голос пообещал:
   - Закричишь - умрешь.
   - Ты тоже, - прошептал пленник.
   - Возможно, но ты этого уже не увидишь.
   - Что тебе нужно?
   Хорошее начало.
   - Догадайся. Ты устроил охоту по всему городу, должен же я где-то отдохнуть, раз свалить отсюда не получается.
   - Сдавайся, Ресс.
   - Шутишь? Значит так, у тебя есть два выхода: или ты терпишь мое присутствие до тех пор, пока я не смогу отсюда убраться и остаешься жив, или становишься трупом прямо сейчас. Ну так как?
   Лесс отвел глаза.
   - Откуда я знаю, что ты не убьешь меня, когда будешь уходить?
   - А зачем мне это? Мне никто не приказывал тебя устранять, так чего надрываться?
   - Наемник, - сплюнул Лесс в сердцах. Ресс усмехнулся:
   - Ты бы радовался, что на моем месте не идейные борцы вроде Дхавала или Яррины, они бы не так с тобой говорили. Слыхал, что рани устроила на юге? Да, кстати, а что натворила та девчонка, за которой ты гонялся?
   - Тебе-то какая разница?
   - Да так, любопытно. Готов поспорить, что она не твоя сбежавшая любовница и даже не шпионка - в таком случае ты бы вряд ли погнался бы за девчонкой самостоятельно, скорее доверил бы дело слугам. Тогда кто?
   - Не твое дело! - рявкнул Лесс и тут же сжал губы. Боится сболтнуть лишнего? Интересно.
   - Ну и ладно, - Ресс отнял нож от шеи пленника и встал. Сладости, стоявшие на столике около кровати, приковывали его внимание. И когда это он в последний раз ел?
   На поверку оказалось, что местная кухня всё же слишком непривычна, чтобы ею насаждаться: слишком много специй, да и вкус какой-то странный. И как только Горт может есть эту гадость? Единственная отрада - вино, Ресс жадно отхлебнул прямо из бутылки.
   - Предлагаю сделку, - неожиданно произнес Лесс. Ветер жестом попросил продолжать. - Я помогу тебе, но ты устранишь эту девчонку.
   - Ого, крепко же она тебя достала, приятель.
   - Так ты согласен? - спросил Лесс, игнорируя реплику Ветра.
   - Кто она?
   - Магесса, одна из наших потомков. Имя - Таири. Она... оскорбила меня.
   - Где я найду её? Она пропала, кстати, очень странно пропала - и буря эта как-то ней связана. Не хочешь объяснить?
   - Я сам отыщу её и тогда свяжусь с тобой. Всё просто.
   - Уговорил. А теперь о насущном: какая гарантия, что ты не забудешь свои обещания, сразу после того, как я выполню свою часть сделки?
   - Я же дал слово!
   Ресс скривился, демонстрируя свое отношение к любого рода обещаниям.
   - Сейчас ты не собираешься предавать, но откуда я знаю, что тебе взбредет в голову через день?
   После непродолжительного спора, в процессе которого выяснилось, что верить распискам или клятвам, в том числе и магическим, Ветер также не склонен, Лесс сдался:
   - После у меня не будет другого выхода.
   - Вот как?
   - Эта тварь, - Лесс кивнул в сторону окна, - осмелилась поднять руку на Императора!
   Ресс секунду молчал, осмысливая услышанное, затем совершенно неприлично заржал.
   - Какая-то пигалица убила Дракона?! Восхитительно!
   - Ты обещал её убить!
   - Да не вопрос. Но это, это...
   - Прекрати!
   - Ладно-ладно.
   Отсмеявшись Ресс выпрямился, порылся в карманах, выудил ключ и бросил его сидевшему на полу Лессу, который тут же занялся оковами.
   - Да, и последнее, - вспомнил Ресс перед уходом, - почему эта Таири так похожа на Яррину?
   - Что?! - выдохнул Лесс. Ветер разочарованно вздохнул и помахал рукой. Что ж, прийдется искать разгадку самостоятельно.
  
   Когда замком Диррек утверждал, что во дворцах невозможно что-либо утаить, он не ошибался. Ни Лесс, ни даже Ресс не подумали об этом - их обоих куда больше интересовал противник и его возможные шаги, а потому оба Высших не заметили, что комната прослушивается. Тень осторожно прикрыла слуховое окошечко и бесшумно выскользнула в коридор.
  
   ***Тай
   "Где я?" - она с трудом оторвала взгляд от камней мостовой и приподняла голову. Голова кружилась, стоять на четвереньках было крайне неудобно, а от запаха, витавшего над площадью, мутило. В который раз за последние дни ей захотелось проснуться, но морок не не думал исчезать.
   Сумерки не могли скрыть следов нападения. Большая часть окрестных домов была разрушена или сожжена, повсюду валялся хлам - Тай приняла его вначале за обломки мебели, но случайно споткнувшись об один из них, услышала металлический звон. Но главное - ещё недавно на этом месте умирали люди, много людей - она чувствовала их смерти даже не смотря на то, что тела погибших уже похоронили. "Надо поскорее убираться отсюда или я сойду с ума!"
   Магическому зрению ночь не помеха, к тому же после пробуждения эта её способность заметно усилилась, поэтому понять, где она находится, Тай смогла очень быстро. Только поверить не получалось.
   Круглое здание штаба исчезло, оставив после себя лишь обгоревший остов - теперь с центральной площади форта открывался непривычный вид на дальние склады, тоже порядком поврежденные. Значит, пьяница не ошибся? Как же так?! Тай судорожно вздохнула и сорвалась с места. Три квартала и потом налево - ноги сами несли её по знакомым улочкам домой.
   Самые страшные предположения начали сбываться уже на повороте - на месте ухоженных домов высших офицеров остались лишь пепелища. Дом семьи Марве, чуть подальше - Дирреки. После них вид собственного дома, точнее того, что от него осталось Тай уже не удивил. Она прошла через сорванные ворота внутрь и застыла, не в силах отвести взгляда.
   "Это правда? Это... из-за меня?! Из-за того, что я убила Императора?!" Окружающий мир потерял какое-либо значение - Тай не могла сказать, сколько времени длилось её оцепенение. А потом за спиной гаркнули:
   - Кто здесь?! - и, стоило ей повернуться, добавили, - мицоги? Что вы здесь делаете?
   Тай прищурилась - лицо спрашивающего скрывали тени, а перед собой он держал факел.
   - А вы, Хольце?
   - Обход, мицоги, - деловито отозвался бывший адъютант Горта и только сейчас Тай заметила парочку солдат и одного мага, стоявших в сторонке. - Говорят, колдовали тут.
   - Высшая магия, - тихо добавил маг, не сводя взгляда с Тай. Похоже, он успел сложить все факты вместе, потому что следующей его фразой было:
   - Полагаю, нам следует доложить о вашем возвращении командарму, не так ли, мицоги?
   Хольце жестом предложил следовать за ним. Тай кивнула - отступившая было апатия вновь вернулась, ей даже не пришло в голову спросить, кто же теперь возглавляет армию. Так, в молчании, они и шли практически до самой стены. После уничтоженного дома остальные разрушения уже не впечатляли так сильно, хотя Тай и отметила про себя, что часть форта, расположенная поближе к воротам, пострадала заметно меньше, что довольно странно, если нападавшие пытались прорваться в город.
   На площади перед воротами, несмотря на поздний час и холод, было многолюдно, сновали солдаты, трое офицеров что-то обсуждали, собравшись в круг, порыв ветра донес ароматы полевой кухни. И, что удивительно, ни следа паники.
   Провожатый слегка замешкался, но его помощь ей больше не требовалась - она уже почувствовала присутствие других магов и, главное, заметила мастера Хавама - целитель как раз выходил из дома напротив.
   - Мастер, погодите!
   - Мицоги? - брови старика взлетели вверх. - Что вы здесь делаете?
   Похоже, этот вопрос теперь будет преследовать её всю жизнь.
   - Я... - Тай запнулась, не зная с чего начать.
   - Что ты здесь делаешь, ребёнок?! - раздалось сзади. Тай резко обернулась.
   Он и впрямь сильно пострадал, даже беглого взгляда хватило, чтобы понять это, но это не имело сейчас никакого значения. Ничто сейчас не имело значения, кроме одного.
   - Ты жив?! - она неожиданно поняла, как это бывает, когда земля уходит из-под ног.
   - Это вопрос? - совершенно серьезно поинтересовался опекун.
   Тай издала странный звук, больше всего похожий на крякание утки, моментально преодолела разделавшее их расстояние и вцепилась в его руку: отчасти чтобы не упасть, отчасти, чтобы быть уверенной, что перед ней не морок.
   Кажется, Горт заметил её состояние и ни о чем спрашивать не стал, вместо этого потащив за собой в какой-то дом, в тепло и уют. Там хозяйка вручила ей огромную кружку горячего отвара, после чего опекун решительно выставил всех любопытных вон.
   - Видимо, меня приложили крепче, чем я думал, - пожаловался Горт, усаживаясь в кресло. - Не могу рассмотреть твою ауру. Ладно, не важно. Итак, кто прислал тебя сюда и зачем? Ирали?
   Тай закусила губу, собралась с духом и выпалила:
  -- Я... я убила Императора!
  -- Что?! - Горт утратил свой обычно невозмутимый вид и растерянно хлопал глазами. - Как?
  -- Я не хотела! - быстро отозвалась Тай. Опекун досадливо поморщился:
  -- Я не о том... Как вообще смертная может убить нематериальное бессмертное существо?! Да ещё непреднамеренно? - реакция Горта оказалась далека от того, что могла представить себе Тай. Вместо гнева или отвращения в нём проснулось любопытство исследователя. И это сбивало с толку.
  -- Н-не знаю. Я просто хотела жить. Очень сильно хотела. А он хотел меня убить, а я испугалась и... всё.
   Чудовище склонилось над ней, Тай поймала взгляд фиолетовых глаз. "Умри!" - это было только её желание, в этом она не сомневалась. Желание она помнила, а вот что последовало за ними так и осталось для неё загадкой. Когда она проснулась, окружающие назвали её Повелителем.
   Рассказать историю до конца Тай не смогла, вместо этого разрыдалась, уткнувшись в плечо опекуна, как в детстве.
   - Цоге Фернес думал, что это не я, а Император в моем теле, - сообщила она, шмыгая носом. - И я так разозлилась - он все-все знал и убивал всех нас... Ненавижу!
   Удар кулачком по спинке кресла - и тут же резкая вспышка на улице. Последовавший за ней грохот заставил Горта выскочить наружу проверять, не придумали ли эльфы чего нового.
   - Первый раз вижу грозу зимой, - сообщил он, возвращаясь. - Твоя работа?
   - Не знаю! Может и так... у меня не всегда получается контролировать силу. И я её не просила!
   - Да-да, я уже понял.
   Горт вернулся в кресло.
   - Когда это произошло?
   - Не помню! Я теряла сознание и, думаю, надолго. Какое сегодня число?
   - Семнадцатое.
   - Шесть дней, - пробормотала Тай, - всего шесть дней, - и добавила без всякой связи с предыдущим, - это всё из-за меня. Война из-за меня. Люди... Дом...
   - Глупости.
   - Но это же потому что я убила Дракона!
   - Да, конечно, тебе следовало умереть ради прихоти Императора! - желчно отозвался Горт. - Какую ещё дурость подсказывает твоя совесть?!
   Тай шмыгнула носом, но промолчала.
   - Эти люди, - он махнул в сторону окна, - вовсе не невинные овечки, если ты забыла. Они все, и я в том числе, отлично понимали, на что шли, когда согласились жить здесь и когда приносили присягу. И о том, что война когда-нибудь да будет, мы тоже знали. А что до твоих угрызений совести... знаешь, есть некоторые вещи, которые нельзя совершать и за которые всегда следует расплата. Но защита своей жизни к ним точно не относится.
   - Ты и впрямь так думаешь?
   - Да, - кивнул Горт. - А если ты и впрямь хочешь помочь - сходи к Диррекам, Ин ранен, а мастер Хавам не может справится со всем в одиночку!
   Договорить не удалось: на пороге появился офицер, с которым опекун тут же и ушел, напоследок повторив ещё раз совет зайти к Диррекам. Хольце терпеливо дожидался её во дворе, он же провел её к пострадавшему замкому. Дядюшке, как привыкла его называть Тай, и впрямь сильно досталось, хоть и не от огня - из сбивчивых объяснений младшей супруги, госпожи Марлы, девушка поняла, что замком попытался остановить паникующую толпу, но его и тех, кто был с ним, просто затоптали. Переломы рёбер, трещина в бедре, обширные ушибы по всему телу - могло быть и хуже, но тело немолодого мужчины не справляется и с этими повреждениями.
   - Будет немного больно, - сказала Тай, протягивая руку к замкому. Тот лишь слабо усмехнулся. Сейчас он казался глубоким стариком: прорезались глубокие морщины, раньше почти незаметные, а самое главное, глаза будто подернулись пеленой.
   Ладонь окутало сиянием - и Тай облегченно выдохнула: она до последнего боялась, что превращение повлияло и на её целительский дар. Дальнейшие манипуляции она проделывала спокойно и уверенно - что-то, а лечить переломы и ушибы её научили хорошо.
   Целительство по большому счету мало чем отличалось от лекарства, манипуляции: снятие отека, подавление воспаления и выведение гноя - оставались теми же. Разве что выпонялись не за счёт мазей и трав, а исключительно смещением равновесия в теле в нужную сторону. Это как раз и вычерпывало силу целителя. Зато взамен... Сияние потухло, Тай опустила руки и заглянула в лицо замкома - тот задремал, сказывалось побочное действие заклинаний, и выглядел помолодевшим лет на десять. Сломанные ребра спешно заживали, гематомы пожелтели и почти рассосались. Краткий миг торжества, заглушающего даже усталость: она смогла!
   Не случайно история не знает ни одного целителя, занимавшего трон: тому, кто однажды ощутил, как по его воле отступает сама смерть, власть над людьми уже не интересна.
   - Таюшка, - Марла также заметила, что супруг её задремал и перешла к привычной манере общения, - давай я тебе ванну приготовлю?
   Ох, предки, как же она выглядит, если супруга замкома решила её отмыть?! Тай постаралась вспомнить, когда же она в последний раз принимала ванну. Кажется, ещё в той, прошлой жизни: в гостиницах у неё не было ни времени, ни желания.
   Они вместе прошли во двор, а оттуда - в банный павильон. По дороге Марла рассказывала про налёт, оставивших их без дома, о гибели старшей супруги и двух младшеньких под завалами - Тай чувствовала её боль и не знала, как помочь. Душу лечить она не умела.
   Войну, начавшуюся так глупо, уже не остановить. Да и - Тай вспомнила Велса, пропажу Лия и Отана - война шла давно, другая война, на которой одним можно забирать жизни других просто потому что им лень найти иное решение. Враг на пороге и враг внутри - и кто скажет, кто из них хуже?
   Марла помогла ей раздеться и, когда Тай скинула нижнюю рубаху, вскрикнула и отшатнулась. Девушка опустила взгляд и сама чуть не заорала. Шрам начинался между грудей и шел ниже, заканчиваясь всего в двух пальцах от паха. "Как рыбу потрошат..." - мелькнуло неуместное сравнение.
   Она осторожно прикоснулась к поврежденной коже - странно, ни воспаления, ни боли. Рана казалась давней - и, увы, это значило, что шрам останется с ней навсегда. "Ох, я подумаю об этом завтра, всё завтра," - решила Тай, погружаясь в воду с головой.
  
   ***Горт
   - Тай, проснись!
   Девушка пробормотала нечто невнятное в ответ, даже не пытаясь проснуться. Попытка растормошить её также не привела к успеху. Марла только руками развела. Планы рушились на глазах, и что самое неприятное, Горт не мог винить в этом никого кроме себя. Он сам отправил Тай к Диррекам, где она не могла не продемонстрировать свои целительские таланты на замкоме с вполне ожидаемыми последствиями вроде долгого беспробудного сна. Что ж, придется добывать недостающую информацию из другого источника.
   - Ирали!!! - на этот раз, в отличие предыдущих попыток, зов не остался без ответа.
   - Что случилось?
   - А ты не знаешь?!
   - Таири уже у тебя, - вздохнула цензор, - так скоро! Послушай, никто не хотел, чтобы так вышло, но воля Императора... у нас не было выбора.
   - Конечно, так никто не хотел, - перебил её Горт. - Вам нужен был носитель и вы его получили.
   - А что делать, если она оказалась единственная из своего поколения, кто смог пережить операцию? Мы... - попробовала оправдаться Ирали.
   - Извели всех ир-цогитеро, до которых дотянулись?!
   - Мы уже наказаны, Горт! Она уничтожила всех причастных! Понимаешь, всех! Даже Фернеса!
   - Кроме тебя.
   - И что теперь? Убьешь меня, раз она не добила?!
   - Не говори глупости. Так все же, что произошло?
   - То есть как что?! Твоя воспитанница уничтожила Императора - вот спасибо! - Щит пал, про остальное, думаю, ты уже в курсе.
   - Чушь. Тай не убивала Императора. Или ты всерьез полагаешь, что какие-то ледяные иголки могут повредить Повелителю?
   - О да, в этом вопросе ты у нас специалист, - иронично заметила Ирали.
   - Если ты про тот взрыв, то Ирхаан стоял очень близко от центра, но никак не пострадал, - сухо сообщил Горт и, подумав, добавил, - если не считать его самолюбия, конечно.
   - Теперь это уже неважно, - вздохнула Ирали. - Все рушится. Эш предал нас, Ашер мертв, Эрна - не знаю, возможно в плену. Нунни пока поддерживает нас, а с ней и оставшиеся фениксы. Лесс - не знаю...
   - Тигат в Бхо, как и Висет, - добавил Горт. - Будет лучше, если с ними поговоришь ты, а не я.
   - Хорошо. Нужно встретиться и решить, что делать дальше. Какие-то шансы у нас появятся только если Таири займет его место. Она должна согласиться, Горт!
  
   ***Лесс
   Ветер покинул дворец на рассвете, примерно через час после его ухода в покои бывшего главнокомандующего пожаловал Тигат.
   - Как, и ты здесь? А говорили, ты где-то в горах лечишься.
   - Я вернулся, как только стало возможным. Скажи, что происходит, Лесс?
   "Что он знает? И на чьей стороне будет?" Впрочем, не важно, главное сейчас подгадать подходящее время и встретиться с девчонкой!
   - Император... - сказать это вслух оказалось неожиданно трудно, - покинул нас. Фернес, болван, неудачно провел опыт!
   - Но сила по-прежнему с нами!
   - Потому что сила нашла нового носителя. Носительницу, - последнее слово Лесс сплюнул сквозь зубы.
   Тигат распахнул глаза, пораженный новостью.
   - Но... где остальные? Разве мы не должны собраться вместе?
   - Должны, конечно. Именно этим я и собираюсь заняться как можно скорее, - заверил его Лесс.
  
   Тигат вышел из портала первым и сразу же посторонился, давая возможность пройти второму.
   - Лесс... не ожидала увидеть тебя так скоро, - заметила Нунни. Как и подобает хозяйке, она лично встречала дорогих гостей. Ирали также не могла пропустить встречу и стояла неподалеку.
   Бывший главнокомандующий склонил голову.
   - Признаю, в последнее время я вел себя... неподобающе. И только когда мой разум смог отделить эмоции от соображений государственной пользы, я смог признать, что вы, мои дорогие сестры, безусловно правы. Мы должны сохранить Империю любой ценой. И ничьи чувства не должны этому помешать! - не смотря ни на что речи Лесса оставались высокопарными.
   - Отрадно слышать, - улыбка хозяйки дома неожиданно превратилась в оскал хищницы. - Взять его!
   - А... что случилось? - Таири, вышедшая из второго портала, растерянно смотрела как люди губернатора вяжут Лесса и явно жалела, что вообще оказалась в этом месте.
  
   Глава 12.

Двадцать второе число десятого месяца 328 года от основания Империи Дракона

   Встреча с Высшими пошла не так с самого начала. На самой встрече настоял Горт, точнее, он уведомил о собрании, не допуская мысли, что она откажется. Тай же решила, что это самый лучший способ прояснить ситуацию. Она собиралась высказать заигравшимся во всемогущество магам всё, что она о них и их методах думает, а там будь что будет. Тай представляла, как входит в огромный зал наподобие того, что во Дворце Дракона и говорит: "Велс, Лий, сколько ещё жертв... столько крови, столько жизней - и ради чего? Да, я знаю ваш ответ: Император терял силу. Но неужели не было другого способа?! - здесь кто-нибудь обязательно скажет, что нет, не было, начнёт заверять, что их заставили, и тогда она продолжит, - А кто-то проверял?! Самый простой способ. Конечно, что вам сотня-другая жизней. Чужих жизней! Свои-то вы очень даже цените! Я не желаю иметь с вами ничего общего!" А затем покидает собрание с гордо поднятой головой.
   Но арест Лесса выбил её из колеи. Сказать по правде, Тай вообще не приходило в голову, что бывший главнокомандующий, едва не размазавший её по мостовой, окажется на собрании.
   - А... Что случилось? - слова вырвались раньше, чем она осознала их нелепость.
   - Нунни, что ты делаешь?! - Ирали воскликнула почти одновременно с ней.
   Ярко-алая женщина медленно повернулась к Тай и почтительно склонилась.
   - Приветствуем вас, Госпожа!
   Остальные Высшие, за исключением Лесса, опутанного вязью удерживающих заклинаний, последовали примеру. Если они рассчитывали заслужить расположение Тай демонстрацией придворных манер, то крупно просчитались. Единственным чувством, которое охватило девушку при виде множества склоненных голов, была паника.
   - Да отступи же в сторону! - только мысленная ругань Горта, которому она заслонила выход из портала, заставила её немного встряхнуться и взять себя в руки.
   Тем временем Нунни поднялась и тут же занялась насущными проблемами.
   - Скажи, драгоценная сестрица, насколько, ты доверяешь Симу Вану? - спросила она Ирали.
   - Да, это один из лучших моих людей, - отозвалась цензор.
   Алые губы изогнулись в улыбке:
   - Я так и думала. Видишь ли, вчера он нашел Тигата и передал ему, что Лесс вступил в сговор с нашими врагами. Прочти его письмо, - один жест - и худощавый мрачный мужчина протягивает цоги Ирали сверток. Госпожа цензор быстро прочитала текст, проверила печать, вгляделась в почерк.
   - Какая низость! - тонкие пальчики смяли бумагу и отбросили её в сторону как мерзкое насекомое. - Предатель!
   Лесс гордо вскинул голову.
   - Полагаю, он сам решил свою судьбу.
   - О, нет. Его судьбу решит закон, - заявила Ирали, мерзко улыбаясь. Нунни согласилась, - а пока заприте его понадёжнее!
   "Как пауки в банке," - тоскливо подумала Тай. Эмоции Высших: ненависть, гнев, торжество, злорадство - были видны как на ладони и совершенно не вдохновляли.
  
   - Итак, - бодро начал Горт, когда с представлениями было покончено и они перешли в богато украшенную комнату, - полагаю, наша основная проблема на сегодня - восстановление Щита. Время - до окончания весенних паводков.
   Все присутствующие посмотрели на Тай. И, вместо гневной речи, она робко спросила:
   - А что для этого нужно сделать?
   Повисла неловкая пауза. Наконец, Ирали озвучила вопрос, терзавший всех:
   - Ты не знаешь?
   - Откуда?
   Тишина стала совсем уж неприличной.
   - То, что однажды было сделано, можно повторить, - надо же, привычная осторожность опекуна сегодня сменилась безудержной верой в лучшее. С чего бы? - Неужели Император никому не рассказывал принцип действия Щита?! Не поделился наработками, не спросил совета? Это же работа не одного дня, обязательно должны были остаться какие-то наброски, чертежи, записи...
   Ирали опустила голову, Нунни саркастически хмыкнула, остальные молчали.
   - Если что-то и осталось, оно находится на Драконьем острове, - тихо произнес Тигат.
   - Освободить Дворец - наша наипервейшая задача, - заметил ещё один участник, имени которого Тай не знала.
   Эти слова подействовали на остальных не хуже заклинания. Высшие оживились, заспорили и оставшееся время посвятили обсуждению деталей атаки.
  
   Свою резиденцию цоги Нунни обустроила в горах. Цвирт, довольно крупный город у подножия гряды, был отсюда виден как на ладони. Конечно, магессе, владеющей секретом мгновенных переходов, не составляло труда проделывать путь в город и обратно каждый день, однако такая тяга к отстраненности наталкивала на размышления.
   Тай стояла на каменной площадке, обхватив плечи руками, щурилась от солнца и всматривалась в странные каменные сооружения ниже по склону. "О, это всего лишь старые развалины, не стоит обращать внимания," - ответила ей хозяйка дома, но такое объяснение её не удовлетворило.
   Она сбежала из отведенных ей комнат: постоянное присутствие слуг её утомляло. Как и ощущение тяжелого взгляда за спиной. На открытом воздухе стало полегче. Конечно, ей надлежало думать о будущем, о следующих решениях и поступках, а вместо этого Тай всматривалась в развалины и гадала об их предназначении. Больше всего они походили на заброшенные могилы: грубо сложенные конические сооружения с обязательной выемкой на западной стороне и полустертыми рисунками и надписями по кругу. После некоторых размышлений Тай решила, что в этих лакунах предки нынешних жителей Цвирта оставляли подношения для умерших.
   Но зачем же строить дом рядом с кладбищем, пускай и древним? Также как и сами Высшие, она была лишена большинства предрассудков в отношении смерти, однако даже для неё выбор Нунни оставался непонятным. Как и то, зачем вывешивать сотни флагов вокруг. Хотя, надо признать, яркая ткань на солнце - красиво. Если в этих местах всегда так ветрено, это лучший способ украсить унылые скалы.
   Несколько мелких камешков скатились вниз, парочка стукнулась о сапог, мелькнула тень - Тай инстинктивно подалась в сторону - солнечный луч отразился на стали, но тут же и пропал. Она так и не научилась ставить щиты, зато силовая волна удавалась всё лучше: Тай толком не разглядела, с чем имеет дело, но рефлекторно отбросила это нечто подальше.
   А в следующее мгновение обнаружила себя заметно выше по склону и, наконец, рассмотрела нападавшего. Старый знакомец с площади, тот, что принял её за Яррину. Как он её нашел здесь?! Губы мужчины кривила саркастическая ухмылка - но Тай не чувствовала в нём ни ненависти, ни желания убить - никаких сильных эмоций, лишь спокойное равнодушие профессионала. Плохо. Очень плохо. Она предпочла бы ненависть.
   Они атаковали одновременно: мужчина метнул нож, Тай взмахнула рукой - десятки синих и алых флагов устремились на перехват и ударили по нападавшему. Тот как-то сумел устоять - большинство тряпок упали к его ногам, лишь одна впечаталась в лицо, но даже тогда он как-то успел метнуть ещё один нож, правда, мимо - ей не пришлось даже отходить. Следующий удар магессы сбросил его вниз, в ущелье.
   Ещё мгновение - и о неудавшемся покушении напоминают лишь сломанные древки да ткань на земле. Тай медленно выдыхает, опускает руку и замечает, что пальцы у неё дрожат. "А ведь я только что победила Высшего! Снова."
   - Неплохо, - раздалось сбоку. Земля под ногами пришла в движение и поползла вниз, в ущелье. Тай вкрикнула, отчаянно пытаясь найти зацепку, но тщетно. Ещё мгновение - и она оказалась на самом краю где каким-то чудом зацепилась за гранитный выступ и попыталась достать противника заклинанием. Земля вокруг убийца вспыхнула и тут же погасла. Высший снова усмехнулся и хлопнул по земле. Глыба, за которую цеплялась Тай, покачнулась, девушка завопила и полетела вниз...
   - Хватит!
   Мгновение головокружительного полета - и Тай шлепнулась на землю в шагах десяти от оползня, пребольно ободрав ладони об острые камешки. Прямо перед ней возвышалась темная фигура опекуна. Тай украдкой посмотрела на камни, летящие в ущелье и пообещала себе, что если выберется из этой передряги живой, обязательно научится левитации.
   - Что бы тебе не обещал Лесс, он не сдержит слова, - к удивлению Тай, Горт даже не попытался напасть на её противника. Да и убийца не торопился продолжить поединок, наоборот, расслабился и сложил руки на груди. Вопреки здравому смыслу, она почувствовала себя разочарованной.
   - Ясно. Очень мило, что ты решил мне это сообщить лично. Что ж, не буду тратить время зря. До встречи!
   - Подожди! Ты кому-нибудь говорил о том, что тебе рассказал Лесс? - опекун и несостоявшийся убийца разговаривали друг с другом на эфане и Тай, успевшая основательно подзабыть язык, с трудом их понимала.
   - Прикидываешь, сколько ненужных свидетелей осталось?
   - Я серьезно.
   - Я тоже. Допустим, кроме меня никто ничего не знает. И что?
   - Я прошу не упоминать об этом досадном инциденте с Лессом. В конце концов, ты же мог его и не встретить.
   Убийца расплылся в улыбке.
   - И что я буду с этого иметь?
   - Мою признательность.
   - Я думал о чем-то более материальном, Горт.
   - Чего ты хочешь?
   - Известно чего, - хмыкнул убийца, - о, мне пора! - и тут же скрылся в портале из серебристых искр.
   Только сейчас Тай заметила, что к ним бегут слуги, где-то в толпе промелькнули алые одежды цоги Нунни и черные - Ирали. Горт протянул ей руку и помог встать. Лицо опекуна как обычно оставалось непроницаемым. Объяснять произошедшее он не торопился.
  
   Штурм дворца прошел как-то совсем буднично. Её уведомили о предстоящем событии вообще прямо перед тем, как Высшие ушли. И то, Тай подозревала, что ей сообщили только потому что она столкнулась нос к носу с вооруженными Тигатом и Нунни в коридоре. Конечно же, на её робкое предложение помочь, Ирали и Нунни в два голоса заявили, что её жизнь слишком ценна для простой драки - и у Тай зародилось подозрение, что отныне она будет слышать эту отговорку очень часто.
   Горт, кстати, в освобождении столицы участия тоже не принимал, его задачей было контролировать южные рубежи на тот случай, если их противники решат ударить в спину. На север отправились Тигат, Висет, Нунни и ещё парочка Высших, чьи имена Тай так и не удосужилась спросить. Ирали осталась в резиденции вместе с Тай.
   Они сидели на закрытой от ветров террасе и пили чай - дурацкое занятие, если подумать. Хотя цензор так не считала, решив, что это лучшее время и место, чтобы ещё раз обсудить историю предательства Лесса.
   "Что ж, по крайней мере он последователен в своих предпочтениях," - отметила про себя Тай.
   - Полагаю, чем скорее его судьба будет решена, тем лучше, - голос Ирали неуловимо изменился.
   Тай кивнула - ей было все равно. Куда больше её интересовал результат вылазки Высших - в Сиане оставались Самен и Ватари.
   - Осталось лишь подписать указ, - продолжила Ирали тем же тоном. Карие глаза смотрели прямо, терпеливо ожидая реакции собеседницы.
   - Мне?
   - Только Императрица может принимать такие решения.
   Ну, конечно. Очередная игра. Несмотря на то, что Тай гостила в усадьбе уже три дня, они так и не поговорили о будущем, ограничиваясь безобидными темами.
   Тай поставила пиалу на стол.
   - Нет.
   - Империи нужен глава. Тем более сейчас.
   Верно. Сильная хозяйка, способная подчинить себе остальных. Или хозяин. А не девчонка, с которой никто не считается.
   - Я не изменю своего мнения.
   - Это безответственно.
   - Возможно, - согласилась Тай, отворачиваясь. - А возможно, я предотвращаю ещё большую ошибку.
  
   ***Ресс
   Как всегда, отдуваться за неудачи других пришлось ему. Однажды Ресс даже набрался наглости и спросил Изирит напрямую, почему ответ за провалившиеся авантюры всегда спрашивают исключительно с него, а не с Ольжета или, к примеру, Гэрла. Повелительница тогда промурлыкала что-то насчёт того, что с умного и спрос больше. Объяснение хоть и льстило, но утешало мало. Тем более, что в сражении он не участвовал, занятый куда более продуктивным делом.
   - Ты проиграл, Ветер. Причем дважды, - когда Повелительница бывала недовольна, она выпускала когти. И, хотя на памяти Ресса, она никогда пускала их в ход, зрелище все равно оставалось... мотивирующим.
   Он шагнул вперед, оставив позади себя угрюмо сопящего Ольжета и остальных помощничков, ловко выудил два свитка из-за пазухи и с поклоном протянул их Изирит. Повелительница, любопытная как кошка, не сводила с них взгляда. Уже лучше.
   - Моя прекрасная госпожа, вы не станете отрицать, что главное - наша безопасность. А эту задачу я решил. Больше никаких волнений - Град не падет на землю!
   - Что это? - промурлыкала Изирит.
   - Технология получения сверхчистых металлов. Мой скромный подарок для Ингеварты.
   Кто-то за его спиной ойкнул.
   - Ох, Ветер, ну ты и плут! - рассмеялась Изирит. Напряжение спало, даже эльфы заулыбались.
   - Стараюсь как могу, моя Повелительница.
  
   ***Тай

Двадцатое число одиннадцатого месяца 328 года от основания Империи Дракона

   Столица почти не пострадала, если не считать Дворца Дракона: по слухам Высшие устроили там форменное побоище. А потому новоприбывшие расположились на Орхидеевых Террасах. Тай выбрала тот самый домик, в котором провела неделю всего каких-то пару месяцев назад. На этот раз слуги готовы были предупредить малейшее желание, к её услугам были всевозможные развлечения, но напрасно.
   Её старались не беспокоить, даже Ирали, хозяйка дворца, появлялась всего на пару минут, чтобы извиниться за занятость и пропасть снова. А Тай большую часть дня бродила в саду, бездумно разворачивала древние свитки в библиотеке и кормила карпов, обитавших в пруду посреди сада - и думала. Она не сомневалась в правильности ответа, данного Ирали, но что делать дальше просто не представляла. Она не может просто так покинуть дворец и Сиан: Высшие не поймут, а случай с Лессом наглядно продемонстрировал, что их лояльность имеет пределы. Как и её возможности противостоять им. Да и просто по совести... несмотря на все заверения Горта, Тай чувствовала свою ответственность за происходящее.
   Но и остаться она не может. "Девчонка, с которой никто не считается" - такой она предстала в глазах Высших. Конечно, они знали, что Тай способна убить любого из них, но чуть дело касалось иных вопросов, она и впрямь оказывалась беспомощной и бесполезной. Это било по самолюбию, это обижало, но тем не менее оставалось правдой. И во дворце она никогда не станет иной.
  
   Она не планировала подслушивать, но соблазн оказался слишком велик. Тай прижалась спиной к стене у окна и замерла.
   - Зачем? - устало вздохнула Ирали. - Будет война магии, а не оружия. Какая разница?
   - Только вначале, - спокойно возразил опекун. - Когда справимся с первым натиском, всё равно придем к обычной войне. К этому времени ружья будут готовы.
   - Если... - поправила его Ирали. - Или у тебя есть идея, как справиться с Градом? Щита больше нет - как мы сможем сдерживать их теперь?
   К павильону то-то шел, торопился, ещё немного - и человек её увидит. Самое время укрыться за ближайшие кусты.
   - Зачем ты вообще с ней связался?! - возглас совершенно не вязался с обычной сдержанной речью Ирали и уж тем более не требовал ответа, но Тай слишком хорошо знала своего опекуна. А потому осталась на месте.
   - А куда мне её по твоему мнению было девать?! Растерянного девятилетнего ребенка, который заикался так, что даже имя свое не мог произнести целиком, но при этом прошел сквозь Лог?
   Хольце, адъютант Горта, появившийся на дорожке так некстати, понимающе улыбнулся и прошел дальше. И на том спасибо.
   - Лучше бы не прошла, - тихо, но уверенно заявила госпожа цензор.
   - Император всё равно бы умер, - отрезал Горт. - Давай лучше займемся текущими заботами.
  
   Покинуть Террасы удалось на удивление легко, никто и не подумал её задерживать. Так же спокойно и без приключений Тай добралась до Дворца Дракона. Огромный парк в отсутствие хозяина пришел в запустение, немногочисленные слуги, оставшиеся здесь, разбирали завалы, оставшиеся на месте роскошных павильонов и недовольно косились на бесцельно слонявшуюся Тай. Она и сама не понимала толком, что хочет найти.
   Понять, с чем в действительности она имеет дело? Тай подняла с земли осколок черепицы, повертела в руках - и отбросила. Простая глина, ни следа магии. Её окликнули:
   - Госпожа! Простите ничтожного за его назойливость, но... - запыхавшийся служитель попытался вежливо выдворить её, - завалы ещё не расчистили и благодоной госпоже может быть опасно...
   - Здесь хоть что-то осталось неповрежденным?!
   - Госпо... - слуга запнулся, его глаза распахнулись во всю ширь. - Только Павильон Дракона! Но он...
   - Ясно, - кивнула Тай и постаралась поскорее уйти. Странное поведение человека заставляло чувствовать себя неуютно. Чего он так испугался?!
   Влажный снег противно чавкал под ногами, но она упрямо шла, оставляя за собой серо-черные следы. Издалека павильон и впрямь казался целым и неповрежденным - но, увы, только потому что тот, кто уничтожил внутренности дворца, призывал магическое пламя, не дающее копоти. Пустые провалы на месте окон и дверей открывали вид на абсолютно пустые комнаты. Вот почему ни Горт, ни остальные и не пытались восстановить Щит по записям Повелителя! Она пнула ком влажной земли и зашагала обратно на мост. Ну уж нет, она так просто не сдастся!
  
   ***
   Столичный дом Дирреков, в отличие от маграсского, почти не пострадал. Слуги как ни в чем ни бывало поприветствовали мицоги - будто она только что вернулась с занятий. А затем ей навстречу выбежала Ватари:
   - Таири! Как же я рада тебя видеть! - Тай не успела подивиться такой прозорливости подруги, как следом из дома вышел Самен.
   - Рад видеть тебя, сестрёнка!
   Вот только смотрел он по большей части на юную Дежне и Тай с изумлением почувствовала, что ревнует. Хотя, разве не так должно быть? Братишка вырос, стал мужчиной - естественный круговорот вещей.
  
   Они проговорили до полуночи, Самен и Ватари наперебой рассказывали свои приключения, про то, как военные неожиданно устроили травлю южан, которых обвинили в гибели командарма Ашера, про то, как Самен спасался бегством и спрятался в доме Дежне, по чистой случайности оказавшихся хорошими знакомыми Тай. "Удивительное совпадение," - сказала Ватари и Самен поцеловал край её рукава. Только лукавые глаза выдавали его, мальчишку, с малолетства натасканного шпионить и всегда знать всё и обо всех. Впрочем, ту нежность, с которой братишка смотрел на свою возлюбленную, не подделать, а потому какая разница, как и почему они встретились?
   Их голоса заполняли ставшую уже привычной тишину старого дома. Духи Предков, если таковые вообще существуют, наверняка умиленно взирали на этих двоих и уж точно будут покровительствовать молодой семье. Если только... Некстати вспомнился подслушанный разговор. Не будет ни свадьбы, ни мирной жизни в старом доме. Ничего. Только война, огонь и смерть.
   Тай моргнула, возвращаясь к реальности. Самен продолжал рассказывать про странное зарево над Дворцом Дракона - захват столицы вражескими Высшими влюбленные, как и большинство горожан, просто не заметили, а потому Тай оставалось лишь молча внимать. Может быть потом, когда всё разрешится, она и поделится тайнами, но не сейчас.
   - А ты повзрослела, - тихо произнесла Ватари, когда Самен вышел дать распоряжения слугам.
   - Постарела? - переспросила Тай. Она бы совсем не удивилась, если бы нашла седые пряди в своих волосах. Подруга покачала головой.
   - Нет. Просто... твой взгляд, улыбка, манеры - всё изменилось. Раньше ты хотя бы пыталась угадать, как принято себя вести. Теперь - нет.
   Тай нервно рассмеялась.
   - Пожалуй, ты права. Больше это не имеет значения. Знаешь, теперь вообще мало что имеет значение!
   Ватари смех не поддержала, отвела взгляд.
   - Мне страшно.
   - Из-за меня?
   - Нет, что ты! Просто... Я смотрю на Самена - и мое сердце радуется, а тревоги отступают, но стоит ему отойти... что-то произошло, знаешь, иногда я чувствую такие вещи, что-то очень нехорошее. Мы все словно в темноте и не знаем, что случится завтра.
   - Год заканчивается, Ватари, это просто заканчивается очень плохой год. Скоро зацветёт вишня, зазвонит великий колокол и все горести останутся за порогом, - заверила Тай. Она старалась говорить уверенно и спокойно. Ведь должен же быть какой-то выход! Не может не быть!
   - Ты сама в это не веришь, Таири, - вздохнула Ватари. - Ты ведь пришла попрощаться?
   - Наверно... - согласилась Убийца Дракона.Щит, Дворец, подслушанный разговор и слова Ватари наконец-то собрались воедино и стали решением, таким простым и невероятным, что Тай рассмеялась. - Да, ты права, я уеду и очень скоро. Надолго. Но это моё решение и моё желание. А вы, пожалуйста, берегите друг друга, сестра! - она по-родственному обняла Ватари. - И всё будет хорошо. Я обещаю.
  

Четырнадцатое число двенадцатого месяца 328 года от основания Империи Дракона

   Обычно, между рождением идеи и её воплощением лежит море нудного кропотливого труда. Тай пришлось перебрать несколько сотен свитков библиотеки Ирали, а также документы из дворца Лесса. Помогло то, что библиотекарь,отряженный ей в помощь, несмотря на молодость, дело свое знал. Все мало мальски заметные события за десять лет, предшествовавших появлению Щита были скурпулезно выписаны, все перемещения Дракона в тот период отмечены на карте и, как она и ожидала, сложились в единую схему.
   Оставалось самое сложное - объявить о своем решении.
   Горта она просто попросила прийти - мысленная связь ей удавалась всё лучше. Говорить Тай начала почти сразу как опекун вышел из портала.
   - Знаешь, я много думала - собственно, мне другого и не оставалось, - с тихим смешком поведала она. - Я ошибалась. Все ошибались. Император не был Драконом.
   - Интересно.
   - Да, нам всегда говорили, что Империя - это Дракон, а Дракон - это и есть Империя. И я только сейчас поняла, что Дракон - это вы все, а она на самом деле никогда не правил страной.
   Горт фыркнул.
   - Очень красиво, жаль, что неправда...
   Тай подняла руку. Мысль ускользала, а она должна сказать! И она не будет спорить!
   - Я вам не нужна. Здесь, в Сиане, как замена Дракону - не нужна, - поправилась Тай. - Только как источник силы.
   - Иными словами, ты просто хочешь убраться отсюда подальше? - догадался Горт. - И куда же?
   - Я буду искать Щит! Помнишь, там, у Нунни, ты сказал, что должны были остаться записи?! Я проверила. Прямо перед установкой Щита, Император неоднократно посещал Южную провинцию. А после - ни разу. Более того, в каждый свой визит он обязательно направлялся к оркам!
   - Шаманы?
   - Вот это я и собираюсь проверить.
   Опекун криво усмехнулся и Тай испугалась, что он сейчас парой фраз разнесет её идею в пух и прах, как это бывало раньше. Но вместо этого Горт потер переносицу и посоветовал:
   - Будь осторожна. И зови меня, если понадобится помощь.
  
   Цензор появилась уже когда все вещи были собраны и навьючены на флегматичного вида лошадь.
   - Ирали! - на этот раз Тай обрадовалась ей, как родной.
   - Ты всё же решила ехать, - вздохнула Высшая.
   - Да! Но перед этим я должна сказать тебе кое-что, - Тай собралась с духом и выпалила, - никто не должен продолжать опыты над людьми!
   - Императрица могла бы издать подобный закон, - согласилась Ирали, - достаточно всего лишь...
   - Я поступлю проще: если узнаю - убью, - кажется, с угрозами она переборщила: Ирали побледнела настолько, что это стало заметно даже под слоем белил. - Больше ничего я не прошу и не требую. Только это.
   - Я передам, - цензор учтиво поклонилась. - Доброй дороги, Таири.
  
   Эпилог
   За несколько теплых деньков главные дороги, вымощенные камнем, успели подсохнуть и лошадь бодро семенила, местами переходя на рысь. Поля, начинавшиеся прямо за последними домами Сиана, уже почернели, снежный покров скукожился, уступая место черной земле. По весеннему теплый ветер заставлял сердце биться чуточку быстрее в предчувствии чего-то очень хорошего. Если так пойдет и дальше, к новому году уже расцветет вишня - чудо, которого столица не видела уже многие годы. Ещё один слом традиции. Тай дернула головой, отгоняя мысли - ещё немного и она будет видеть предзнаменования даже в простой смене дня и ночи!
   Если кто-нибудь за ней следил, эта кто-то была бы очень удивлена местом первой остановки. Тай спешилась, небрежно набросила поводья на шпиль ограды и прошла через богато украшенную арку. С собой она не взяла ничего, кроме ветки белой орхидеи: цветы она позаимствовала утром в саду Ирали. Госпожа цензор, если и заметила, не возражала.
   Здесь снег не убирали: местным обитателям уже всё равно, да и посетителей зимой немного, так что по дорожке Тай брела по щиколотку в воде. В прозрачной талой воде отражались небо, в кои веки голубое, белые надгробия и цветы.
   Нужное место она нашла не сразу, а когда нашла, долго стояла, всматриваясь в причудливые знаки, бывшие когда-то именем. "Велс-ан-Лесс" - выбито золотом на мраморе. Больше ничего: ни имени рода, ни имен родных, ни дат жизни. Ир-цогитеро должен создать новый род, но Велс просто не успел.
   На самом деле тела всех жертв покойного Императора покоятся в земле Севгуровой верховины, а кенотаф - всего лишь символ, последняя дань уважения со стороны семьи. Но какая разница, где помнить о друге? И где с ним прощаться.
   - Я остановлю войну, Велс, обещаю. Больше никому не прийдется умирать ради Империи!
   Руки разжались и огромные, неестественно белые цветы упали на влажную землю. Тай поклонилась и, не оглядываясь, пошла к выходу, туда, где её ждала лошадь и припасы.

...в небесах разминала крылья первая в этом году бабочка.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Л.Брус "Код Гериона: Осиротевшая Земля" (Научная фантастика) | | К.Грицик "Не ходите по ромашкам без бахил" (Постапокалипсис) | | Е.Халь "Исповедник" (Научная фантастика) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"