Егоров Валентин Александрович: другие произведения.

Штаб-Сержант

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.89*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человечество давно покинуло свою плануту Земля, земные поселения и колонии разбросаны по вселенной. Вот тут-то выяснилось что во всленной не так уж много кислородных планет, да еще с водой. Что именно такие планеты являются самым бесценным даром для любой расы и цивилизации, которых уже немало имеется в нашей галактике Млечный путь. Но появляется галактический агрессор, который ради прогресса своей расы ведет межзвездные войны. Об одной такой войне, как она началась и завершилась, и будет наш рассказ. Как простые люди становятся сверхчеловеками в таких войнах.


Штаб-сержант

Баллада о Темьяне

Книга первая

   Егоров В.А.
   Е-mail: val-egorov@mail.ru
  

Часть первая

Глава 1

-1-

   Старый майор сидел за своим скрипучим и древним столом и, медленно перелистывая страницы толстого журнала, пытался найти интересующую его информацию. Вот уже в течение длительного времени он не отрывал головы от страниц журнала, исписанных мелким почерком. По манере поведения майора было хорошо заметно, что этот офицер в годах уже привык никуда торопиться, свою работу он привык выполнять не спеша и основательно.
   Молодой парень, примерно семнадцати-восемнадцати лет, стоявший перед столом майора, от непонимания ситуации, переминался с ноги на ногу. По лицу парня было видно, что он был весь в сомнении. Сейчас он не чувствовал себя уверенным в том, что поступил правильно и, предварительно не переговорив с друзьями и приятелями, пришел на этот вербовочный пункт армии. Но его жизнь сложилась таким образом, что ему ничего не оставалось делать, как явиться на вербовочный пункт и записаться добровольцем в армию. В противном случае он должен был бы пополнить другую армию - армию безработных и бездомных людей, а эта перспектива особо не прельщала парнишку. Ему очень не хотелось начинать свою жизнь безработным, бездомным и никому не нужным человеком.
   Майор хмыкнул себе под нос, поднял глаза на парнишку и удовлетворенно откинулся на спинку своего скрипучего и, возможно, такого же старого, как он, кресла. Сняв очки с переносицы, пожилой майор испытывающие посмотрел на подростка, но не спешил начинать разговор. Парень на вербовочный пункт пришел сам и был именно в том возрасте, когда армии было бы так легко и в течение короткого времени вылепить из него, пока еще некого подобия мужчины, настоящего солдата. Но майор не был уж очень уверен в том, имел ли права этот юноша, находящийся в столь юном возрасте, принимать самостоятельные решения. Не случится ли так, что его родители, узнав о контракте сына с армией, побегут к мировому судье, чтобы потребовать расторгнуть этот контракт. Если бы этот парнишка был из сельской местности, то таких проблем бы с ним не было. Крестьяне родители обычно сами приводили к нему своих отпрысков, отдавая на прокормление государства лишнего в семье едока. С такими парнями армия не имела проблем. Эти ребята были послушны, дисциплинированы и легко поддавались солдатской муштре. Городских парней армия не особо любила, принимала на службу, но не любила. Слишком уж они себя в армии независимо вели и чувствовали. Некоторые из городских парней даже службу в армии пытались переиначить по своим правилам.
   Но этот парнишка понравился майору, хотя бы своей неразговорчивостью. Вот уже почти полчаса стоит у стола майора и ни разу даже не пытался задать свои глупые вопросы. По его поведению и упорному молчанию можно было бы догадаться, что парнишка не так уж прост, как мог бы показаться на первый взгляд. Он знает, чего хочет и как добиваться своей цели, стараясь пройти к ней наиболее коротким путем.
   Физически парень был крепко сбит, имел неплохо развитую мускулатуру тела, но его руки и ноги особо не бугрились мускулами и свои буграми не портили его суховатую, жилистую фигуру. Было понятно, что парень физически силен и в любой драке сумеет за себя постоять. Да и его соображаловка неплохо работает, правда, сейчас он старается особо ничем себя не проявлять. Стоит, молчит и ждет решения майора. Не всякий парень может догадаться о том, что майор вербовочного пункта еще не принял окончательного решения, будет ли он или не будет им заниматься и подписывать с ним армейский контракт.
   После всех этих головоломок майор вербовочного пункта еще раз тяжело вздохнул, протянул руку и, нажатием кнопки, запустил свой старенький армейский терминал.
   Он принял окончательное решение.
   Да и к тому же за каждого добровольца майор получал дополнительный, небольшой, но все же бонус.
   Полез в стол за бумагами, которые парню предстояло собственноручно заполнить и свою подпись поставить под ними. Парень сразу же догадался о том, что майор подпишет с ним контракт, он тут же изменил позу своего тела, неподвижно замерев на месте.
   Оформление контракта не заняло много времени.
   Когда майор протянул ему несколько листов бумаги, то парень быстрыми движениями руки со стило поставил галочки в требуемых клеточках и размашисто подписал эти бумаги. Правда, прежде чем поставить свою подпись, парнишка все же внимательно перечитал каждый лист контракта, при этом, чисто по-детски шевеля губами при чтении армейского контракта.
   Майору понравилась и эта взрослая степенность Темьяна, по крайней мере, так себя назвал этот городской паренек. Сейчас пожилой майор несколько успокоился по поводу возраста парня и возможной реакции его родителей на подписание этого контракта. В графе контракта "назовите своих родителей" Темьян поставил прочерк, он оказался круглым сиротой.
   Отправив по терминалу в вышестоящий штаб последнюю информацию по добровольцу, майор стал ожидать ответа штаба, а также информацию по регистрации контракта добровольца. Одновременно майор распечатал копию армейского контракта, засунул ее в пластиковый файл и протянул его парню. Парень взял этот файл в руки, нерешительно повертел его в руках, а затем вопросительно посмотрел на майора.
   По поведению Темьяна становилось понятным, что он не знает, что делать с этой копией контракта, зачем она ему вообще нужна. Майор несколько удивился этой ситуации, парень подписал контракт на пятнадцать лет своей жизни, и не знает, что ему делать с копией своего контракта? Да, странные, по мнению майора, пошли сегодняшние времена, молодежь идет в армию, а сколько денег она будет получать, ее вообще не интересует! Пока майор ворочал мыслями в голове по поводу нравов сегодняшней молодежи, Темьян файл с копией контракта сложил вчетверо и засунул в задний карман своих сильно потертых джинсов.
   Ответ из штаба задерживался, но майор нисколько не беспокоился по этому поводу. Он, по-прежнему, оставался спокойным, прекрасно понимая, что его армия - это чрезвычайно сложный механизм с множеством уровней принятия решений, который рано или поздно, но обязательно ответят на его запрос.
   К этому времени, Темьян совсем успокоился и даже пристроился на краешек старенького и уже дышащего на ладан диванчика. На этом диванчике посидело такое бесчисленное множество будущих солдат Земной Коалиции, что он дико скрипел при малейшем изменении позы тела парня. Темьян давно уже пересчитал число грязных пятен на потолке и стенах этого помещения. Он точно знал, сколько трещин в оконных стеклах, как давно это помещение не ремонтировалось. А сейчас Темьян сидел пай-мальчиком, он продолжал молчать, тупо уставившись в грязный пол.
   Неожиданно ожил и застрекотал принтер терминала, из его зева медленно выползла распечатка. Майор прочитал полученное сообщение и тихо присвистнул от удивления. За годы работы вербовщиком он впервые получил подобную информацию, согласно которой добровольцу Темьяну предстояла дальняя дорога. Вышестоящий штаб принял решение о том, что этот доброволец начальную военную подготовку будет проходить на армейской базе, расположенную на другом континенте.
   Майор угрюмо посмотрел на свой старый терминал и подумал о том, что военные штабы за годы его службы в армии мало чем изменились. В них всегда найдется офицер идиот, способный принять подобное решение. Ведь обычно все парни, подписавшие с ним армейский контракт, начальную военную подготовку проходили на военной базе, которая находилась всего в нескольких десятках километров от города. Тогда он звонил на эту базу и вызвал с сопровождающим солдатом, на этом и завершалась его работа по оформлению добровольца на военную службу. А с Темьяном ему придется повозиться, подготовить проездные документы, заказать и получить билет на сверхскоростной поезд, сбегать в банк и получить кредиты на питание этому добровольцу.
   Снова тяжело вздохнув, работа есть работа! Пожилой майор развернулся к терминалу и принялся за подготовку проездной документации.

-2-

   Городской железнодорожный вокзал своими размерами особо не впечатлял!
   Это было небольшое в три этажа серое здание без архитектурных излишеств. Железнодорожный вокзал располагался в самом центре города, рядом с зданием вокзала стояли здания городской ратушу и городской церковный собор. Темьян хотел было зайти в храм, чтобы поставить свечку в память о недавно умершей матери, но вовремя спохватился, этот старый майор из армейского вербовочного пункта оказался той еще жадиной, он выдал ему ровно столько кредитов, сколько стоил билет до места назначения, ни кредитом больше и ни кредитом меньше. У Темьяна не оставалось денег даже на то, чтобы купить продуктов на дорогу. Путь предстоял долгий, поезд должен был наискосок пересечь один земной континент и по тоннелю, проложенному по дну океана добраться до другого континента. Почти двое суток Темьяну придется провести на борту трансокеанского поезда без единой крошки во рту.
   Вокзал встретил Темьяна множеством народа.
   Был утренний час и многие люди только что приехали в город, они спешили на работу. К перронам вокзала один за другим подходили капсульно-энергетические поезда, из капсул которых выходило много народа, которые из пригорода приехали на работу в город. А от других перронов, правда, уже не так часто отходили мюзонно-энергетические поезда дальнего следования. До отправления поезда Темьяна оставалось полчаса, поэтому парень сразу отправился на перрон, у которого уже стоял его состав. Он со своими друзьями приятелями, другими же мальчишками и девчонками, как и он сам, много раз бывали на этом городском вокзале, поэтому, проходя на перрон, Темьян не оглядывался по сторонам.
   Входя в вагон поезда, Темьян даже не повернул головы назад, чтобы еще раз взглянуть и попрощаться со своим родным городом. Хотя его сердце слегка щемило, он впервые так надолго, а может быть и навсегда, покидал этот город, в котором прошли его детство и отрочество. Город подарил ему много счастливых лет, но и нанес немало ударов исподтишка.
   Отец Темьяна исчез на бескрайних просторах вселенной. Однажды он не вернулся из своего очередного рейса, когда его баржа перевозила калифорний, из астероидного пояса звездной системы теты Льва на Землю.
   Всегда, когда отец возвращался домой после месячного отсутствия, то их дом заполнялся радостью и весельем. Благодаря отцу, который был пилотом-навигатором грузовой баржи, Темьян научился пилотировать малые космические суда. Отец пару раз затаскивал сына к себе на баржу "Марта". Тогда Темьяну даже удавалось посидеть в кресле отца за пультом управления баржей.
   После окончания школы Темьян мечтал пойти учиться на пилота-навигатора и стать пилотом-навигатором гражданского космического флота. Но в его семейную жизнь вмешалась судьба злодейка и по-своему распорядилась. Во время одного из рейсов баржа отца исчезла с экранов дальнего поискового сканера компании, которой принадлежала баржа отца. Для Темьяна и матери сразу же наступили тяжелые времена и лишения.
   За несколько минут до отправления поезда по вагону прошелся бортпроводник с черного цвета кожей. Бортпроводник громко и на интергалакте объявил, что через пять минут поезд отправиться от перрона вокзала.
   К этому времени Темьян уже сидел в своем кресле одиночного купе капсулы и через окно наблюдал за столпотворением, творившимся на другом перроне, к которому только что подошел трансатлантический экспресс. Было интересно наблюдать за тем, как люди торопливо бросали свои чемоданы, тюки и мешки на малые гравитационные тележки и спешили покинуть вокзал. Внимание Темьяна привлекла маленькая девчушка, которая стояла и в голос ревела на весь перрон. Одной ладошкой она размазывала слезы по своим щекам, а в другой держала собачий поводок, на конце которого болтался пустой ошейник. Скользнув глазами немного влево, Темьян увидел щенка, который, ловко лавируя между ног пассажиров и помахивая хвостиком, во всю прыть улепетывал от своей хозяйки.
   В эту минуту соседний перрон плавно начал уплывать назад, щенок и его хозяйка исчезли из поля зрения Темьяна, его поезд отправился в дальний путь. За пределами города мюзонно-энергетический поезд слегка встряхнула, состав приподнялся с рельсов и вошел в коридор из электромагнитных колец и начал резко ускоряться, набирая дозвуковую рейсовую скорость.
   Темьяну сразу же стало неинтересно наблюдать размазанную картину сельских пейзажей, замелькавшую за окном его капсулы, поэтому парень переключил свое внимание на терминал всемирной информационной сети, установленный в капсуле. Нажатием кнопки он включил терминал, ввел временный армейский пароль, которым весьма неохотно его снабдил старый майор из вербовочного пункта, и стал просматривать последние всемирные новости. Быстро пробежавшись глазами по строке с перечнем основных новостных программ галоканалов и, убедившись в том, что за прошедшие сутки в мире ничего особо серьезного не произошло, Темьян углубился в просматривание местных новостей. Военно-космические силы Земной Коалиции, вели, по словам дикторов, успешные боевые столкновения и небольшие бои по усмирению аборигенов тех или иных захваченных землянами планет, расположенных в различных регионах вселенной. Вскоре Темьяну надоела пустая трескотня и белиберда дикторов земных галоканалов, которые в основном старались произвести впечатление на зрителя своим экстравагантным внешним видом и специально подобранными одними только хорошими новостями. В конце концов, устав от этого непонятного для простого зрителя выпендрежа дикторов, Темьян нажал кнопку отключения терминала всемирной информсети.
   Было еще рано, часы на стене вагонной капсулы показывали только восемь часов вечера, но спать молодому парню еще не хотелось, хотя желудок уже начинал напоминать о своем существовании. Выйти из купе и бесцельно пройтись по вагону Темьяну не хотелось, поэтому он снова повернул голову к окну капсулы, чтобы полюбоваться красотами сельского ландшафта. Но скорость мюзонно-энергетического поезда была настолько высока, что разглядеть чего-либо за окном не было никакой возможности. Мысли парня сами собой вернулись к воспоминаниям о доме и о смерти матери.
   Мать после известия об исчезновении баржи отца с грузом и вместе со всем ее экипажем резко изменилась и сильно сдала. Она попыталась найти работу, но не имела никакой рабочей квалификации, поэтому с поисками работы у матери ничего не получилось. Да и в этот момент на Земле, когда ее покинуло почти семьдесят процентов населения, работы не было. Вместе с семьюдесятью процентами земного населения вся работа ушла в космос, во вселенную. Поэтому для женщины, у которой к тому же имелся сын подросток, оканчивающий среднюю школу, настали труднейшие времена. На голову бедной и растерявшейся женщины сразу же свалились все несчастия мира. По своему характеру мать Темьяна не умела за себя постоять, не была истинным борцом, поэтому женщина не выдержала ударов жизни и своей судьбы, начала пить.
   Тут дирекция школы Темьяна подсуетилась и обратилась к городским властям о лишении пьющей женщины материнства. За воспитание подростка без родителей школа в таком случае могла бы получить большую государственную дотацию. Мать начали вызывать к мировым судьям, после каждого такого визита она возвращалась домой хмурой, молчаливой и снова бралась за бутылку.
   Однажды она просто не вернулась домой, ушла на улицу за очередной бутылкой и навсегда пропала. Темьян разыскивал мать по окружающим улицам и домам всю ночь, но так ее и не нашел. На третий день исчезновения матери раздался звонок из какого-то городского департамента и Темьяну сообщили, что труп матери был три дня назад обнаружен на городской свалке и по решению руководства города этот труп уже захоронен на ближайшем кладбище для бездомных.
   Два дня Темьян пытался выяснить, где же находится это кладбище и где могила матери, но каждый раз, когда он дозванивался до какого-либо городского клерка, то его просили перезвонить по другому номеру коммуникатора и там задать свой вопрос. Он сидел у коммуникатора, когда в дверь квартиры позвонили. Темьян открыл дверь и увидел мужчину средних лет, который бесцеремонно плечом отодвинул его в сторону и по-хозяйски прошел в квартиру. Там он заявил ошеломленному парню, что с этого момента квартира принадлежит ему, а Темьян должен навсегда ее покинуть. При этом новый хозяин квартиры тряс перед лицом оглоушенного подобной новостью парня кипой непонятных документов.
   В тот момент Темьян был не в состоянии что-либо предпринять по этому поводу, он прикусил губу и в той одежде, которая была на нем, выскочил на улицу. Пару часов он бесцельно бродил по улицам города и, когда на здании увидел вывеску с надписью "Ты нужен армии", заскочил в него и заявил о своем желании послужить во славу своего отечества.
   Мюзонно-энергетический поезд набрал свою рейсовую скорость и на всех порах полетел к своей конечной станции. Темьян не заметил, как его голова опустилась на локти рук, сложенные на приоконном столике, и он задремал. Вэто время зашедший в капсулу чернокожий бортпроводник, молча, перед спящим парнем поставил на столик красивый пластиковый сосуд с горячим чаем и пачку дешевых галет. Сердобольная душа чернокожего бортпроводника ощутила, что этот симпатичный паренек не имеет ни гроша за душой на завтрак, вот и решил его немного подкормить.

-3-

   На конечную станцию трансконтинентальный поезд прибыл, не опоздав ни на секунду. Хорошо отоспавшийся за время своего трансатлантического путешествия, Темьян одним из первых пассажиров вагона выскочил на перрон и, лихо, насвистывая популярную мелодию, отправился к выходу в город. Майор из вербовочного пункта сообщил ему, что на площади перед зданием вокзала его будет ожидать флаер из местного гарнизона, который и доставит его на армейскую базу, где начнется его армейская служба.
   Флаер оказался на положенном ему месте, но водителя в его кабине явно не было, а сама кабина была заперта. Ожидая прибытия поезда и новобранца, этот солдат водитель, по-видимому, решил совместить приятное с полезным. Он решил немного пройтись по вокзалу и поглазеть на людей на свободное от службы время. Темьян остался стоять рядом с флаером и начал вокруг осматриваться. Привокзальная площадь этого городка, расположенного на другом континенте, ничем не отличалась от привокзальной площади его родного города. Те же люди, спешащих по своим служебным или личным делам, тот же транспорт, в два или даже в три ряда припаркованный вдоль тротуаров и у здания вокзала. Только в этом городе люди носили более яркую одежду и чаще друг другу улыбались.
   К Темьяну несколько раз подходили таксисты и предлагали свои услуги, но парень терпеливо ожидал появление водителя армейского флаера, на борту которого были нанесены эмблемы с черными крестами и одноглавым орлом. Неожиданно из-за спины одной мощной дамы в большой шляпе вдруг вынырнул амбал в синей армейской форме, он внимательно осмотрел Темьяна и, не здороваясь, глазами показал ему на флаер, дверца которого начала открываться.
   Темьян шагнул внутрь салона флаера, удивляясь тому, как этот парень в армейской форме догадался о том, что именно он является новобранцем и ожидает его появления. Ведь своей внешностью и одеждой Темьян ничем не выделялся и не отличался от сейчас окружающих его людей. Он не успел до конца додумать свою мысль, как амбал в армейской форме был за рычагами управления флаером и трогал его с места.
   Чтобы не нарушить правила уличного движения в населенном пункте, водитель флаера по улицам города двигался на не высокой скорости. Но когда флаер выехал на одну из городских магистралей, а затем, словно пробка из бутылки шампанского, выскочил на автостраду, на которой движение шло в четыре яруса и на довольно-таки высокой скорости.
   Водитель тут же увеличил скорость флаера. Флаер понесся над третьим ярусом движения и явно нарушал скоростное ограничение и правила движения на этом участке автострады. Скорость, по всей очевидности, доставляла водителю огромное удовольствие, он весело ржал, с хитрецой в глазах поглядывал на своего соседа салагу новобранца, когда из-под переднего бампера флаера с воем клаксона выскакивала очередная жертва его лихачества.
   Темьян с ужасом в глазах наблюдал за всеми его маневрами, телом вжимаясь в спинку пассажирского сидения, обеими руками вцепившись в его опоясавший ремень безопасности. Полет, а не пробег по автотрассе флаера до конечной точки назначения длился не так уж долго. Вскоре водитель был вынужден снизить скорость движения машины и свернуть на боковое ответвление автострады, по которой флаер, вероятно, должен был двигаться на пониженной скорости и только над полотном дороги. Темьян сразу же догадался о том, что они приблизились к базе и водитель больше уже не рисковал.
   Армейская база встретила Темьяна сонным и запыленным видом, двумя десантниками в зеленых беретах и с фазерными автоматами за спиной. Когда флаер миновал КПП базы и остановился перед одним из зданий, то вокруг не было видно ни единого человека. Водитель флаера даже не обратил внимания на эта картину запыленности и безлюдности базы, она его совершенно не удивила. Он высадил Темьяна у одного из зданий, кивнул головой в сторону входа и, резко набрав скорость, скрылся в пылевом облаке, поднятым его флаером.
   Офицер, с которым Темьяну пришлось пообщаться, им долго не занимался, он только поинтересовался, кем бы Темьян хотел стать в армии. На этот неожиданный вопрос парень долго мялся и не отвечал. До этого момента Темьян совершенно не задумывался, кем он будет в армии, поэтому, в конце концов, недоуменно пожал плечами. Офицер в свою очередь не стал проявлять настойчивости и тут же его отправил в распоряжение громадного и к тому же совершенно черного по цвету кожи штаб-сержанта, мимоходом ему скаахав, чтобы штаб-сержант занялся бы новобранцем.
   Штаб-сержант долго стоял, удивленно рассматривая Темьяна, а затем спросил, откуда он такой появился на его голову. Темьян начал честно рассказывать свою историю добровольного поступления на службу в армию, но штаб-сержант тогда уточнил свой вопрос:
   - Парнишка, когда я в первый раз тебя спрашивал, то, прежде всего, имел в виду, не почему ты решил вступить в нашу доблестную и непобедимую армию, а откуда ты свалился на мою голову и что мне с тобой делать? Дело в том, дорогуша, что учебная рота нашего учебного центра давным-давно сформирована. Ее капралы и сержанты вот уже несколько недель дрессируют таких, как ты кретинов добровольцев, выбивая из них последние мозги! Новое пополнение таких недоумков ожидается не ранее чем через полгода и только тогда учебная рота снова заработает. А что ты мне сейчас прикажешь с тобой делать, любимый ты мой недоносок, чем ты будешь заниматься все это время? Дать тебе в руки оружие и направить в другие роты нашего учебного центра, да ты там всех с испуга перестреляешь и сам себя, в конце концов, застрелишь.
   Все это чернокожий штаб-сержант говорил, уперев кулаки рук в свои жирные бока.
   - Да, между прочим, блоха ты несчастная, когда обращаешься ко мне или в другому офицеру, то теперь не забывай перед этим вытянуться во фрунт, называя меня почтительным словом "сэр". Ты понял, чувак?
   Вдруг неожиданно рявкнул чернокожий штаб-сержант в заключение своего длинного и совершенно не театрального монолога.
   Темьяну раньше еще не приходилось перед кем-то тянуться. Но в эту минуту он почувствовал, что этим своим рявканьем штаб-сержант его проверяет, как он понял его слова. Темьян мгновенно выпрямил тело и, смотря в глаза чернокожего штаб-сержанта, громко прокричал в ответ:
   - Так точно, сэр!
   Штаб-сержант только удивился смекалки и мгновенной реакции парня, он отошел немного в сторону, еще раз с головы до ног осмотрел Темьяна, на секунду задумался, а затем сказал:
   - Как я понимаю, ты, маменькин сосунок, никогда раньше в армии не служил, но с налету прислушиваешься к советам старых и бывалых служак. И это мне в тебе нравиться. Я уж было хотел отправить тебя на нашу кухню в вечные помощники поварам. Там этим разъ... в белых халатах постоянно требуются салаги недоумки для переноски тяжестей и выноса мусора. Но, заметив, как ты быстро впитываешь в себя советы таких, как я, мудрых людей, передумал и решил тебя не гробить на этой армейской свалке. Попробую тебя салажонок отправить в учебку и посмотреть, как ты там будешь справляться? Может быть, ты сумеешь там освоиться, подтянуться и по учебе догнать ребят, сейчас ушедших далеко вперед?! Так, что парень, дерзай и начинай свою армейскую службу с самых начал! С того, с чего начинают все салаги, отправляйся-ка в интендантскую каптерку и получи там армейское обмундирование. Затем тебя проводят в казармы учебной роты и покажут в ее казарме твое постоянное спальное место. Так, что, молокосос, дерзай, может быть, когда-нибудь и станешь армейским генералом!
   Штаб-сержант немного похохотал над своей, по его же разумению, весьма удачной шуткой в отношении генерала. Затем он короткую фразу бросил в наручный микрофон, развернулся на каблуках и отправился прочь, заниматься своими делами.

Глава 2

-1-

   Темьян довольно-таки долго провозился с интендантами, получая обмундирование. Первоначально они набросали перед ним различные предметы обмундирования, запаянные в пластиковые пакета, совершенно не интересуясь размерами его одежды. Когда перед новобранцем выросла большая куча пластика, то один из интендантов швырнул ему под ноги армейский баул и посоветовал парню убираться из каптерки по добру и здорову.
   Это Темьяну показалось подозрительным, откуда могли эти армейские интенданты узнать об его истинных размерах одежды. Не торопясь, он демонстративно достал и разорвал один из пластиковых пакетов, в котором оказалась верхняя форменная рубашка, и ее примерил на глазах самих интендантов. Эту рубашку мог бы носить бегемот или слон, но не Темьян. Тогда новобранец аккуратно разорвал все пластиковые пакеты и начал один за другим примерять различные предметы обмундирования. Первое, рядовой Темьян выяснил, что ему полагалось три различных наборов формы - рабочая форма для занятий на плацу, на полигоне и стрельбищах, обычная форма для выходов за пределы базы и парадная форма для произнесения присяги.
   И второе, что ни один из этих предметов трех различных наборов форм обмундирования по той или иной причине Темьяну не подходил. Старший сержант, главный из интендантов, попытался новобранца заверить в том, что ему нечего беспокоиться и в казарме у товарищей он легко найдет вещи нужного ему размера, предложив взамен эти вещи. Темьян насупился, ничего не говорил, а только хмуро смотрел на интендантскую братву. Тогда старший сержант выругался вполголоса и, ничего больше не говоря, полез в терминал, пощелкал клавиатурой и бросил негромкое приказание двум капралам.
   Вскоре, уже не проверяя, Темьян собрал новые пластиковые пакеты в армейский баул. С этим тяжелым баулом на плече он поднялся по лестнице на первый этаж штабного здания и вышел на улицу. Там его уже поджидал рядовой солдат, который был небольшого росточка и в новеньком обмундировании. Солдатик приветливо махнул Темьяну рукой, приглашая его следовать за собой. Усмехнувшись про себя, Темьян подумал о том, что он, видимо, оказался в армии, где рядовые и офицеры приветствуют друг друга, как угодно, но не так, как полагалось бы в нормальной армии. За время своего пребывания на армейской службе он еще ни разу не видел, чтобы военнослужащие козыряли бы или отдавали бы, вытянувшись, кому-либо четь.
   Подтянув лямку баула на плече, не спеша, Темьян последовал за своим провожатым. Им пришлось пересечь практически всю территорию базы, прежде чем они подошли к двухэтажному зданию казармы учебной роты. Сержант Крил, молча, выслушал рапорт провожатого рядового, также молча осмотрел Темьяна с головы до ног и, нехорошо усмехнувшись, произнес:
   - Ну, что парнишка решил понюхать армейского пороха?
   А затем добавил.
   - Завтра с утра включаешься в учебный процесс. Смотри, утром не проспи.
   И продолжая усмехаться в усы, сержант покинул казарму учебной роты.
   Темьян вопросительно посмотрел на солдатика, который сопровождал его до казармы. Тот понял молчаливый вопрос новобранца, развернулся и по широкой лестнице начал подниматься на второй этаж здания. На середине лестничного пролета он вдруг остановился и, протянув руку Темьяну, поднимавшемуся по лестнице вслед за ним, неожиданно представился:
   - Рядовой Маршаллл, ребята в роте почему-то меня зовут "Малышом".
   Заговорил солдатик несколько официальным тоном, а затем перешел на обычную тональность беседы.
   - Я рад приветствовать тебя на новом месте службы. Сейчас я покажу твою комнату, которую ты будешь делить с Мухой. Ой, извини, в этой комнате ты будешь проживать вместе с рядовым Мухиным до тех пор, пока мы не пройдем курс обучения в этом армейском учебном центре.
   Малыш развернулся и возобновил подъем по лестнице, перескакивая через ступеньку, одновременно успевая поддерживать дружеский треп.
   - Муха, неплохой парень, да ты и сам увидишь, когда встретишься с ним. Тебе ведь придется перезнакомиться со всеми нашими парнями. Сегодня рота работает на полигоне, ребята вернутся в казарму только под вечер, уже ближе к ужину. Так, что пока мы предоставлены самим себе и до ужина нас никто не будет беспокоить. Мне сегодня повезло, с утра назначен дневальным по роте, поэтому я сегодня такой свободный.
   В этот момент Малыша, видимо, озарила какая-то идея, он на долю секунды задержался на одной из ступенек лестницы, но говорить не прекратил.
   - Слушай, а почему ты так задержался с своим прибытием в учебный центр? Мы уже третью неделю проходим курс молодого бойца, а ты только появился.
   На втором этаже казармы учебной роты они прошли широким коридором, подошли к одной из множества дверей. Ни на мгновения не прерывая трепа, Малыш небрежным жестом руки коснулся пластины сенсорного замка, расположенного на стене рядом с дверью. Та мгновенно распахнулась. Только перешагивая порог комнаты, Малыш попридержал свой язык. И уже, будучи в комнате, рядовой Маршаллл сделал шаг в сторону и театральным жестом руки предложил Темьяну проходить в свое армейское жилище. Это была небольшая блочная комнатенка на два спальных места, с одним столом, на котором был установлен терминал всемирной информсети и двумя большими стенными шкафами по обеим сторонам от входа.
   Правая койка, по всей очевидности, уже была занята его соседом, поэтому Темьян, не раздумывая, баул с обмундированием сбросил с плеча на левую койку. Затем обернулся назад, вопросительно посмотрев на Малыша. Тот правильно уловил значение этого взгляда новобранца и, утвердительно кивнув ему головой в ответ, отправился на свое место дневального по роте.
   А Темьян, не торопясь, разобрал свой баул, укладывая пластиковые пакеты с предметами обмундирования на полки свободного стенного шкафа. Затем он отобрал предметы рабочей формы, натянул их на себя и подошел к зеркалу в ванной комнате, чтобы на себя полюбоваться. Из зеркала на Темьяна смотрел незнакомый ему парень в синей рубашке гимнастерке с отложным воротником и белой тенниской по рубашкой. Некоторое время он простоял перед зеркалом, внимательно себя разглядывая. Затем был вынужден согласиться с тем, что в нем не изменились одни только его глаза, а во всем остальном этот человек в зеркале был ему совершенно незнаком.
   Налюбовавшись своей новой внешностью, Темьян вспомнил о том, что уже давно у него во рту ничего не было, он не ел со вчерашнего дня. Сегодня утром его завтрак составила одна чашка чая, так как бортпроводник, подкармливавший его сухими галетами, вчера завершил свое дежурство. Поэтому парень решил спуститься к Малышу и у него поинтересоваться в отношении кормежки. Малыш дремал, сидя на стуле, по этой его позе становилось сразу понятно, почему Малыш так любил дежурить по роте. Услышав шаги Темьяна, Малыш вскочил на ноги и, с дремоты не разобравшись, кто стоит перед ним, вытянулся по стойке смирно, прижал ладони к бедрам и громким и чеканный голосом начал рапортовать:
   - Господин капитан, рапортует дневальный по роте рядовой Маршаллл. За время дежурства в казарме....
   Только в этот момент до рядового Маршаллла дошло понимание того, что он ошибся и перед ним находится только что прибывший в учебную роту рядовой Темьян. Нижняя челюсть Малыша самостоятельно начала медленно отвисать к полу.
   Темьяна удивило это столь неожиданное поведение Малыша, но он ничем его не его выказал, а продолжал стоять и наблюдать за тем, как Малыш борется с охватившим его изумлением.
   - Слушай дружище, - начал говорить Малыш после минутной паузы, - а ты случаем, не родственником ли каким приходишься нашему командиру роты. Ты с ним прямо-таки два сапога пара. Меня, аж, пот пробил, когда я увидел тебя в этой синей форме. Настоящая и ходячая копия нашего капитана!
   Но Темьян не дал возможности Малышу пуститься в долгие рассуждения, кто есть кто в роте. К этому моменту он уже хорошо понимал, какое слабое место имеет этот симпатичный и небольшого росточка рядовой. Он поинтересовался у Малыша, когда их будут кормить. Тот посмотрел на часы, стоявшие на столике дневального, и сказал, что время обеда уже наступило. Они могут, хоть сейчас, отправляться в столовую. Но сначала он должен дождаться своего сменщика на посту дневального и сдать ему смену.

-2-

   Столовая учебного центра занимала большое здание и в ее обеденном зале могли пообедать одновременно до пяти тысяч военнослужащих. Автоматические столы раздачи пищи были разбросаны, казалось бы, в хаотическом беспорядке по всему помещению обеденного зала, но точно расположение каждого такого стола было скрупулезно и математически просчитано. Поэтому даже в случае полного наплыва всего рядового и унтер-офицерского состава учебного центра автоматические столы раздачи легко бы справились бы со своей задачей, накормить всех военнослужащих без каких-либо очередей. Любой рядовой или унтер-офицер мог бы подойти к любому из столов и нажатием одной из семи кнопок, меню стола предлагало семь различных вариантов питания, получить запечатанный контейнер с пищей, чтобы затем устроиться за любым свободным столом.
   Когда Малыш привел Темьяна в столовую, то она была еще полупустой. Большая часть приписного состава учебного центра находилась на стрельбищах или на полигонах. Прочитав меню, Темьян решительно нажал кнопку с цифрой "пять" и, получив коричневый контейнер, отправился к свободному столику. Малыш присоединился к товарищу, но уже с голубым контейнером. Только сейчас Темьян почувствовал, насколько он был голоден. Солдатская пища показалась ему такой вкусной, что не заметил, как контейнер опустел. Темьян удовлетворенно откинулся на спинку стула и огляделся кругом. Малыш доедал второе блюда с большим стейком и странного, красного цвета гарниром. Заметив удивленный взгляд товарища, Малыш, кратко пояснил, что это местное и очень популярное блюдо - баранина с квашеной капустой. Затем он добавил, что, если Темьян хочет попробовать это блюдо, то он может снова подойти к раздаточному столу и нажать цифру "шесть".
   Немного подумав, Темьян все же решил дегустацию этого блюда оставить до ужина. Не смотря на ощущение голода в желудке, он решил сейчас не переедать. Он отрицательно покачал головой в ответ на предложение своего приятеля и продолжал осматриваться вокруг. Вокруг были одни только люди в синей военной форме, за другим столом наискосок сидела другая большая группа сержантов, они что-то с громкими взрывами хохота обсуждали. В дальнем углу зала, как ему показалось, промелькнули несколько женщин, которые тоже были одеты в синюю армейскую форму.
   Когда Темьян перешагнул порог казармы, то нос к носу столкнулся с младшим офицером. Тот от полной неожиданности сделал шаг назад, явно уступая ему дорогу и перед ним вытягиваясь по стойке смирно. Офицер даже начал тянуть руку к виску головы, чтобы его приветствовать. Но хихиканье Малыша испортило этот спектакль, офицер внимательно присмотрелся кА Темьяну и, заметив, что на его форменной рубашке еще отсутствуют небольшие погоны, мгновенно рассвирепел. Лицо офицера начало наливаться красным румянцем, он раскрыл рот, чтобы рядового отчитать за проявления неуважения к офицеру.
   Но в этот момент до офицера дошла мысль о том, что ругать-то этого пока еще гражданского парня совершенно не из-за чего, ведь это он сам ошибся и чуть ли не признал его за другого офицера. Офицер усилием воли прикрыл рот и плечом, оттолкнув рядовых в сторону, вышел из казармы. Но где-то глубоко внутри души у Темьяна осталось ощущение, что эта случайная встреча еще выйдет ему боком, офицер его хорошо запомнил и ему не простит этого своего секундного конфуза.
   Голос Малыша, снова заступившего на пост дневального по роте, теперь слышался отовсюду. Он распинал вернувшихся с полигона бойцов за то, что они на берцах занесли в казарму много грязи. То он кому-то приказывал немедленно отправляться в штаб, а то от избытка переполнявших его чувств распевал популярные мелодии. Темьян решил вернуться в свою комнату и немного отдохнуть. Дверь комнаты на его касание ладонью открылась, но полежать на койке, ему так и не удалось. Как только его спина касалась покрывала койки, а голова подушки, то койку начинало дико трясти. Она прямо-таки вздыбливалась, как необъезженный жеребец, если солдат на эту тряску не обращал внимания и продолжал на ней лежать. Темьян попробовал поработать на терминале и написать пару писем друзьям детства, но и этого ему не удалось сделать. Появившаяся на экране монитора надпись говорила о том, что терминал можно будет подключить к всемирной информационной сети только после десяти часов вечера, когда прозвучит отбой по учебному центру.
   Чтобы не скучать и не оставаться в одиночестве, Темьян решил спуститься на первый этаж казармы и потрепаться с Малышом, чтобы быстрее пролетело бы время до возвращения учебной роты с учений.

-3-

   Темьян стоял в строю и с нетерпением ожидал той минуты, когда ему предстояло выйти из строя, подойти к столику, на котором лежала библия и, приложив к ней руку, произнести слова воинской присяги. Все это время его глаза не отрывались от столика, установленного под трибуной, с которой командир учебного центра и командир учебного полка принимали торжественное прохождение учебных рот и взводов этого учебного центра. Вокруг столика постоянно колготились офицеры полка, которые отвечали за организацию и проведение церемонии принятия воинской присяги бойцами учебных рот.
   Обычно, подобная церемония проводилась всего два раза в год, когда в учебные роты приходило новое пополнение. Тогда присягу приносило одновременно до трехсот солдат. Но на этот раз такая церемония организовывалась и проводилась в третий раз и ради всего одного бойца, рядового учебной роты Темьяна, который в одиночестве принесет присягу.
   От одной только мысли, что это из-за него на плацу выстроились почти тысяча его товарищей, которые будут внимательно наблюдать за тем, как он будет произносить слова воинской присяги и целовать боевое знамя, рядового Темьяна сильно лихорадило и так трясло, словно у него был сильнейший озноб. Наблюдая за приготовлениями к торжественной церемонии, Темьян испуганно думал о том, сможет ли он своими трясущимися губами произнести слова присяги, которые сейчас стучали в унисон биению его сердца.
   Прошлый месяц для Темьяна пролетел, словно одно мгновение. С утра и до позднего вечера над рядовым Темьяном измывались все капралы и сержанты, которым было не лень проявиться свою власть и заставить этого рядового выполнить то или иное упражнение программы подготовки одиночного бойца. Особенно старался усатый сержант Крил, которого рядовые учебной роты уже успели прозвать "Креветкой". Общей конфигурацией своей фигурой сержант Крил сильно напоминал это морское животное. Креветка невзлюбил Темьяна с первого момента его появления в учебной роте. Он лично ходил на прием к легендарному капитану, командиру учебной роты, которого никто и никогда в глаза не видел. Сержант Креветка сумел командира роты упросить о том, чтобы новобранца и к тому же добровольца, рядового Темьяна, включить в состав первого отделения, первого взвода учебной роты, которым он командовал. Креветка хвастал своим друзьям, что этого замухрышку он вышвырнет из армии одним щелчком пальца.
   На общем фоне личного состава этого первого отделения рядовой Темьян выглядел гадким утенком в строю таких прекрасных лебедей, как Бюргер, под два метра восемь сантиметров ростом, Танкетка - два метра один сантиметр или Шомпол, который пальцами руки запросто сгибал старые пятаки. К тому же все эти парни вот уже три недели учились по программе подготовки одиночного бойца и многому уже успели научиться. Они хорошо различали, где находится правая или левая нога, а на плацу маршировали так, что земля сотрясалась. В течение всего этого месяца Темьян в казарму возвращался на полусогнутых и дрожащих от усталости ногах. На автопилоте находил свое спальное место и кулем на него заваливался. Темьян засыпал еще в момент падения на свою койку, когда его голова даже еще не касалась подушки.
   Сам факт появление Темьяна в этом первом отделении первого взвода учебной роты было встречено шуточками и хохмачками. Мужики отделения на правах старослужащих попытались молодого салагу погонять по делу и без всякого дела. Но они не на того напали, кулак Темьяна оказался достаточно крепким. По этому случаю ему пришлось срочно вспоминать, как он дрался один против всех в детстве. А драться пришлось очень много и за каждую мелочь, сержанты учебной роту в упор не замечали того, во что молодежь роты, еще и не прослужившая и полугода, пыталась превратить молчаливого драчуна.
   Но уже на третий день пребывания рядового Темьяна в армии первое отделение в полном составе собралось на военный совет в туалете второго этажа казармы учебной роты. А до этого Темьяну пришлось несколько раз в качестве жертвы противостоять поучениям всего отделения. Да, и сейчас перед очередным военным советом этот рядовой в умывальнике проточной водой смывал кровь с разбитого лица и фаланг пальцев рук.
   Первое отделение единогласным голосованием решило, что они Темьяна больше не будут бить, поучать, что этот рядовой успешно прошел все испытания, полноправным членом коллектива вливается в состав первого отделения. Одним словом, с этого момента рядовой Темьян становился своим в доску парнем. В том случае, если у него возникнут какие-либо осложнения с другими бойцами других подразделений учебной роты, то первое отделение полным составом встанет за него в защиту. В момент принятия этого ответственного решения, лица отдельных бойцов первого отделения освещались некоторыми дополнительными украшениями. У Бюргера был вдребезги разбит нос, а у Танкетки громадный синячище подсвечивал под глазом. Лимпопо вынужден был молчать, так как ему было больно говорить разбитыми в кровь губами, он только кивал головой в знак согласия, когда бойцы отделения высказывали свое мнение по общему решению.
   В финале военного совета неожиданно для коллектива первого отделения на ноги поднялся известный всему полку молчун по кличке Тугодум, который до этого момента еще ни разу не произнес, ни единого слова, словно он не умел говорить или был рыбой в воде. Так, вот этот Тугодум неожиданно предложил с этого момента имя "Темьян" считать кликухой этого рядового. Отделение мгновенно оценило глубину мышления Тугодумом и единогласно поддержало его предложение. С той знаменательной ночи весь учебный центр, обращаясь к Темьяну, полагал, что обращается к бойцу не по его имени собственному, а по его солдатской кликухе.
   Завоевав уважение и признание своих товарищей по отделению, рядовой Темьян приложил все силы и приобретенные в средней школе знания для того, чтобы своих приятелей догнать по пройденному материалу и военной подготовки. С раннего утра сержант Бенсон дрессировал рядового Темьяна, обучая его владению холодным оружием и умению маршировать.
   Для рядового Темьяна стало традицией, рано утром вместе с сержантом пробежаться по прохладной росе на траве вокруг внешнего периметра военной базы. Такие пробежки стали совершаться каждый божий день, принимая во внимание тот факт, что она происходила еще до утренней побудки в учебном центре.
   А затем они слегка разминались различными вариантами падений на землю. Было страшно приятно свалиться на землю, то спиной, а то со всего размаха врезаться в нее своей пятой точкой. Особенно приятным падение было, когда ты заваливался на колени, а затем на спине перекатывался по земле. Когда сержант Бенсон уставал ломать и бросать рядового Темьяна на землю или бить его об землю, то он уходил отдыхать в свою комнатушку в казарме. А Темьяну приходилось вставать в общий строй первого отделения и уже вместе с всеми рядовыми учебного центра делать утреннюю физзарядку. В такие моменты рядовой Темьян отдыхал душой и телом, он был вместе со всеми и ничем от других рядовых не отличался.
   Но после занятий случалось и такое, когда рядовой Темьян, особенно после первых встреч с сержантом Бенсоном, приходил на завтрак, у него в тот момент так сильно тряслись руки, что он не мог удержать в руках контейнер с завтраком. А после завтрака для рядового Темьяна наступал сплошной мрак, когда ему приходилось с Креветкой на учебном плацу целых два часа. Испытываемые на плацу муки невозможно было даже сравнивать с теми муками, которые грешники испытывали в аду, когда черти их медленно поджаривали на раскаленной сковороде. В результате адовых мучений, ровно через неделю рядовой Темьян научился правильно ставить ногу, отлично тянуться и козырять офицерам и унтер-офицерам.
   Каждый день после двух часов проведенных на учебной плацу рядовой Темьян отправлялся на занятия по истории армии и государства к лейтенанту Уордфишу. Вначале Темьян предполагал, что школьные знания помогут ему легко получить зачет у лейтенанта по этому предмету, но крупно ошибался по этому поводу. Прежде всего, лейтенант Уордфиш оказался именно тем офицером, который рядового Темьяна ошибочно принял за командира роты. Из-за этого конфуза лейтенант мгновенно и до смерти невзлюбил этого рядового. Именно по этой причине рядовой Темьян мог бы теперь своими школьными знаниями подтереться в казарменном туалете. Тем более, в этих его знаниях не нуждался лейтенант Уордфиш, который хотел только одного, чтобы рядовые учебной роты могли бы без сучка и запинки отвечать на этот вопрос любого старшего офицера, если у того, разумеется, когда-либо к нему проявится интерес. Принимая во внимание и тот факт, что занятия с рядовым Темьяном велись тет-а-тет, то лейтенант на этих занятиях измывался, как только мог, над этим бойцом учебной роты. В течение целого месяца лейтенант Уордфиш пытался рядового Темьяна превратить в психического дегенерата, но ему этого так и не удалось сделать.
   В заключение программы лейтенант Уордфиш так и не поставил рядовому Темьяну, единственному рядовому во всей учебной роте, зачета по своему предмету. Но тот на специально созданной комиссии из трех старших офицеров экзаменаторов сумел-таки доказать, что отлично знает этот предмет. Экзаменационная комиссия хотела, но не могла рядовому Темьяну поставить отличной оценки по этому предмету по тому, что это был зачет, а не экзамен.
   В этот момент на трибуне появились два полковника, что стало знаком к открытию церемонии принятия воинской присяги, плац замер по стойке "смирно".

Глава 3

-1-

   Сержант Бенсон поднял боевой нож с земли и, молча, протянул его рядовому Темьяну. Он уже в который раз предлагал тому повторить прием ухода от вооруженного ножом противника. Рядовой Темьян, также молча, вытер нос рукавом рубашки и занял позицию, опустив руки вдоль тела, в этот момент нож находился в его правой руке. Сержант злобно усмехнулся в усы и подумал, что, как этих желторотиков не учи рукопашному бою, так неучами они так остаются.
   Правда, рядовой Темьян ему понравился еще с первой встречи. Но, когда сержант узнал о том, что этот рядовой с армией подписал пятнадцатилетний контракт, а за свою службу будет получать одни гроши, то ему стало, чуть ли не дурно, он подумал, что у этого парня не все хорошо с головой. К тому же рядовой Темьян был горожанином, а сам сержант Бенсон родился в далекой губернии в семье бедного крестьянина. Обычно горожане и крестьяне между собой даже в армии не особо хорошо ладили. Но, тем не менее, сержант Бенсон решил немного поддержать рядового Темьяна и помочь ему пережить самое трудное время в армии, начало службы.
   Так думал сержант Бенсон, осторожно выдвигаясь вперед, чтобы ножом атаковать немного вяловатого рядового Темьяна. А тот, вместо того, чтобы сжаться и подготовиться к удару сержанта, неожиданно шагнул ему навстречу. Свою левую руку рядовой потянул к локтю правой руки сержанта, в которой тот держал нож, словно собирался затем отбить удар ножом своего грозного противника. Сержант Бенсон на это движение противника только злобно ощерился и, сузив глаза в щелки, продолжил движение правой рукой. Именно в этот момент рядовой Темьян внезапно изменился, он ожил, адреналин ударил-таки ему в сердце, его движения стали стремительными и незаметными глазу сержанта.
   Схватка произошла и закончилась в сотые доли секунды.
   Когда правая рука сержанта Бенсона, все еще продолжала смещать предплечье по направлению заранее задуманного и подготовленного удара ножом, левая рука Темьяна вдруг согнулась в локте и этим полусогнутым локтем с силой, добавленной еще инерцией движением его предплечья, нанесла удар снизу по выпрямленной руке с ножом противника. При этом локоть Темьяна, продолжая движение кверху, забросил руку сержанта за его голову, заставив Бенсона чуть-чуть развернуть тело. Только тогда рядовой Темьян ножом нанес удар в уже ничем не защищенный пах сержанта. Чтобы уйти из-под удара сержант Бенсон инстинктивно согнуться в поясе, стараясь защитить пах своего живота от удара ножом. В этот момент сержант Бенсон, так и не успев вернуть тело в исходную позицию, получил мощнейший удар предплечьем противника в свою нижнюю челюсть.
   Получив нокаут, сержант Бенсон мешком свалился к ногам рядового Темьяна, но не потерял при этом сознания. Он лежал и несколько секунд размышлял о том, откуда у этого молодого бойца вдруг оказался этот отлично поставленный удар? Ведь, подобные удары сию минуту не рождаются в голове человека, чтобы тут же его исполнить, нужны долгие и утомительные тренировки.
   Рядовой Темьян нагнулся и, протянув руку сержанту, хотел помочь ему подняться на ноги. Секунду поколебавшись, Бенсон все же принял протянутую бойцом руку и одним прыжком вскочил на ноги.
   Та площадка, где он тренировал рядового Темьяна, находилась на заднем дворе столовой базы. Здесь практически никогда не бывало посторонних людей, но в эту минуту, как назло, неподалеку пара поваров затаскивала громадный котел через двери на кухню. Сержант Бенсон, увидев этих поваров, мгновенно сообразил, что к вечеру весь учебный центр будет знать о случившемся, на каждом углу будут трепать языками о его поражении в поединке с этим молокососом.
   Рядовой Темьян стоял в некотором отдалении от своего инструктора, пальцами правой руки поигрывая рукояткой ножа. Он мог бы рассказать сержанту Бенсону о том, как однажды его отец, вернувшись после очередного рейса к астероидам Теты Льва, принялся учить его, как следует правильно работать с ножом, когда на тебя нападают сразу несколько человек на улице. При этом отец никогда не рассказывал сыну, откуда у него такие боевые навыки владения ножом и такое отличное знание приемов рукопашного боя.
   В этот момент сержант Бенсон подошел к рядовому Темьяну и крепко пожал ему руку. Темьян слабо улыбнулся в ответ сержанту, он понял, что у него в армии появился друг, на которого он может положиться в трудную минуту своей жизни.

-2-

   Рядовой Малыш считал себя закадычным другом рядового Темьяна. В свободное от учебы время он старался держаться к нему поближе, а язык его в такие встречи не переставал работать. В течение одной только минуты рядовой Маршалл мог в сжатом виде изложить другу наиболее достоверную информацию о событиях, произошедших в учебном центре за день.
   Именно рядовой Малыш первым проинформировал рядового Темьяна о том, что на следующей неделе бойцам учебной роты придется определиться по своими учетно-воинскими специальностями. Они должны решить, кем будут служить в армии Земной Коалиции. Закончилась трехмесячная программа подготовки одиночного бойцы, в ходе которой бойцы учебной роты познакомились с азами военной службы, научили общим приемам поведения бойца в бою и принесли присягу. Наступало время специализации и серьезной воинской подготовки в рамках избранной бойцом воинской специализации.
   Рядовой Малыш, делясь с другом информацией, радостно при этом добавлял, что новая программа подготовки будет рассчитана на два месяца и, возможно, будет проходить в этом же учебном центре.
   А в заключение своего информационного обзора рядовой Малыш сообщил о сногсшибательной новости. По его словам, в следующую субботу или в воскресение, командование учебного центра бойцам учебной роты, успешно прошедшим курс одиночного бойца, даст увольнительные в город на целые сутки. У всех парней это станет первой армейской увольнительной в жизни.
   Рядовой Темьян сидел рядом с рядовым Малышом на лавке, скрытой от глаз офицеров и унтер-офицеров густым кустарником, разросшимся за зданием казармы учебной роты. Греясь под солнышком, он вполуха вслушивался в слова своего друга, особо не вникая в их смысл. Темьян размышлял о том, как быстро пролетели два месяца учебы и его пребывания в армии. Даже и за такой короткий срок он по учебе и по военной подготовке сумел-таки догнать своих сослуживцев по учебной роте. Вместе с ними он сдал все зачеты, положенные по программе подготовки одиночного бойца, а главное, он принял воинскую присягу.
   Из кустов выскочили и мимо лавки проходили сослуживцы и приятели по первому отделению, рядовые Лимпопо и Шевроле. Они на мгновение задержались, чтобы пожать руки приятелям. Рядовой Лимпопо поинтересовался у рядового Маршаллла последними новостями. Малыш чуть-чуть не захлебнулся словами от охватившего его дикого восторга, начав рассказывать о новостях. Оказывается, и он востребован и он нужен другим парням своего отделения, ведь и они интересуются подобранными им новостями. Малыш начал перечислять и рассказывать о происшествиях, произошедших за день в учебном центре. Ему доставляло огромное удовольствие то обстоятельство, что в небольшом мире учебного центра имеются ценители и его таланта, - собирать, сортировать и распространять информацию.
   Рядового Шевроле очень заинтересовала информация о предстоящем увольнительной и посещении города. Он тут же принялся что-то нашептывать на ухо своему приятелю рядовому Лимпопо. Тот лишь досадливо поежился и сказал, что увольнительных надо еще дождаться, может быть, командование не всех рядовых отпустит в город Когда получишь увольнительную, тогда можно будет подумать о том, чем сутки будешь заниматься в городе. Тогда в распорядок дня можно включить все то, чего душа не пожелает. Так переговариваясь между собой, оба приятеля поднялись с лавки и отправились заниматься своими делами.
   Рядовой Темьян продолжал расслабляться и нежиться под солнцем, он не хотел шевелиться, а тем более думать. Программа курса подготовки одиночного бойца завершена, зачеты сданы, сержантов поблизости не было, так что можно было бы хорошо расслабиться и немного подремать под теплыми лучами солнышка. А рядовому Малышу уже надоело сидеть на лавке без дела, ему очень не терпелось снова окунуться в бурлящую многими событиями жизнь учебного центра. Пообщаться с людьми и узнать, что произошло за сегодняшний день.
   Малыш просто не мог спокойно сидеть на лавке. Рядовой Темьян, приоткрыв глаза, наблюдал за тем, что же происходило с его приятелем. Но, увидев умоляющее лицо рядового Маршалла, негромко в ответ рассмеялся, и легко поднялся на ноги, чтобы вместе с ним отправиться на ужин в столовую. А Малыш уже на всех порах летел впереди друга. Он настолько быстро передвигал ногами, что едва не догнал и не перегнал рядового Шевроле, который уже потерял своего приятеля, рядового Лимпопо, по дороге в столовую.
   Когда Малыш поднял ногу, чтобы перешагнуть порог двери столовой, то ему дорогу вдруг преградил рядовой Танкетка. Он был таким здоровым и рослым мужиком, что своей комплекцией прямо-таки напоминал БМП. Поэтому Малышу было трудно мимо рядового Танкетка протиснуться в столовую.
   Рядовой Темьян направился было к рядовому Танкетке, чтобы этому дылде объяснить, что ему не следует так по-хамски вести с его другом приятелем. Но Танкетка вдруг подхватил Малыша на руки и, ласково поглаживая его по голове, вежливо попросил его еще раз повторить выпуск последних новостей. Рядовой Темьян свободно передохнул, сообразив, что драки не будет и что сногсшибательная новость Малыша о предстоящей увольнительной в город мгновенно разнеслась по всему учебному центру.
   На этот раз столовая учебного центра была, чуть ли не полностью, забита рядовыми, старшинами и сержантами.
   Первое отделение первого взвода учебной роты уже принимало пищу, его бойцы собрались за одним столом. Бойцы вполголоса обсуждали вопрос, чем же им заниматься в городе во время своей первой увольнительной. Как-то единодушно все бойцы сошлись на том, что свою первую армейскую увольнительную они проведут все вместе.

-3-

   Накануне увольнительной, рядовой Темьян ночь просидел за терминалом, разыскивая во всемирной информсети любую информацию о городе, в котором им предстояло провести целые сутки, предоставленные самим себе.
   Винсент, так назывался этот город, возник на побережье Тихого океана, где суша перед мощным натиском океаном отступила вглубь материка, образовав в этом месте красивейший залив. На острие залива стоял белый город, в основном состоящий из двух или трехэтажных домов. В его центре высилось несколько многоэтажных зданий, которые образовали Сити, городской деловой центр. В этих небоскребах располагались офисы государственных организаций и крупных частных компаний. Эти высотные здания особо красиво смотрелись на фоне синих гор, которые скалистыми уступами Винсент прижимали к океану.
   В древние времена впервые на этом месте поселились ловцы океанской рыбы, которые на долбленых челноках уходили в океан на ловлю палтуса и тунца. Затем первобытное поселение переросло в рыбацкую деревушку. Со временем деревушка переросла в крупный индустриальный центр, где мощными темпами развивалась космическая электроника. Но, когда наступила космическая эра и земляне начали покидать родную планету, Винсент из населенного пункта с многомиллионным населением опять превратился в заштатный городишко со ста тысячами жителей.
   Командование учебного центра все-таки приняло решение о том, чтобы поощрить бойцов учебной роты, успешно прошедшим курс подготовки одиночного бойца и успешно сдавшим зачеты по этому курсу, увольнительными на сутки для ознакомления с Винсентом.
   Увольнительные получили практически все бойцы за исключением только тех бойцов, которые в этот день были дневальными или дежурили по своей роте. Не повезло почему-то рядовому Маршаллу, имя которого вдруг оказалось в списке дневальных по роте на этот день.
   Четыре армейских гравиабуса, салоны которых до упора были забиты молодыми людьми в синей армейской выходной форме, на приличной скорости неслись по многополосной и многоярусной автостраде к Винсенту. Очень скоро впереди засинел Тихий океан. В нескольких километрах от города гравиабусы повернули на другую автомагистраль, чья широкая лента полос вилась вдоль океанского побережья. Въехав в город, армейские гравиабусы резко снизили скорость движения и некоторое время летели над полотном узких городских улочек.
   Город Винсент лежал на берегах океанского залива, заливаемый лучами тропического солнца. Народу на его улочках пока еще было совсем немного, город еще спал. Гравиабусы остановились в самом центре Винсента перед его ратушей.
   Прежде выпустить рядовых бойцов на свободу в город, сопровождающий их офицер по общему каналу связи сделал небольшое заявление. Он сказал, что гравиабусы отправятся обратно на базу ровно в двадцать три часа по местному времени. Бойцы, которые по уважительной причине на них опоздают, должны обязательно добраться до базы до двадцати четырех часов. Вовремя не вернувшиеся на базу бойцы будут считаться дезертирами и дела на них передадут в военный трибунал.
   Сделав все необходимое заявление, сопровождающий офицер кивнул головой водителям гравиабусов, разрешая им открыть двери гравиабусов. Молодежь в синих армейских мундирах валом повалила из гравиабусов на центральную площадь Винсента.
   Первое отделение в полном составе собралось неподалеку от гравиабусов, образовав небольшой кружок, парням хотелось обсудить и окончательно определиться с своими планами на сегодня. Никто из парней не возражал в отношении того, чтобы придерживаться и следовать разработанному вчера плану мероприятий по знакомству с Винсентом. Этим планом предусматривалось, что первую половину сегодняшнего дня они должны были посвятить ознакомлению с историческими достопримечательностями города. Затем должна была пройти экскурсия, в ходе которой бойцы первого отделения должны были ознакомиться с современными кварталами этого города. А в заключение планировался небольшой ужин всего отделения по случаю успешного завершения программы подготовки одиночного бойца.
   Рядовой Бюргер принимал самое активное участие в разработке и планировании экскурсионных мероприятий на этот день. Он проявил настоящую изворотливость сумел найти и нанять самого дешевого в городе гида экскурсовода, которой оказалась красивая девчонка, но ростом от горшка два вершка.
   Десять здоровых парней бугаев в синей армейской летней униформе чинно и смиренно брели по пятам за крохотной девчушкой гидом по узеньким улочкам старого квартала Винсента.
   Девчонка была красива, она была в белой блузке, в белых шортиках, в белых кроссовках и в больших черных солнечных очках на носу. В толпе из десятерых мордоворотов эту кроху экскурсовода было очень трудно разглядеть. Особенно она было незаметна в тот момент, когда парни ее окружали плотным частоколом и, склонив головы чуть ли не до земли, внимали каждому слову своего мини экскурсовода
   Рядовые первого отделения внимательно слушали все то, что кроха гид им рассказывала об истории возникновения и развития Винсента. В старом квартале города сохранилось здание первого замка резиденции первого князя-старшины рыболовов, которые более тысячи лет назад основали этот город. Дорога к резиденции проходила тесными улочками и переулками старого квартала, в которых современный человек обеими плечами касался разных сторон древней улицы. В более поздние времена, когда Винсент вырос в большой индустриальный город, то здание резиденции первого князя-старшины древних рыболовов использовалась в качестве склада, банка, почтамта, а до наших дней от этого здания сохранился один только фасад.
   За свою предыдущую жизнь рядовому Темьяну еще не приходилось бывать в таких древних кварталах. Да он никогда не знал о том, что в древние времена человечество жило в подобной тесноте, нужде и грязи.
   Темьян всегда считал себя современным человеком, он родился и вырос в современном мире, где бытовая электроника была обыденным делом.
   А сейчас он с интересом поглядывал по сторонам и никак не мог себе представить, как в таких грязных зданиях могли жить люди, как они могли любить друг друга и рожать здесь детей. От этой грустной мысли его отвлек громкий смешок, это рядовой Лимпопо пытался разговорить рядового Тугодума, но чуть-чуть не получил от него сильного тумака. А рядовые Танкетка с Вымпелом всеми силами пытались обаять гида очаровашку в больших черных очках, они так и сыпали в ее адрес комплименты, одновременно разглядывая ее женские прелести. Девчонке такое поведение парней нравилось, но ее явно смущал тот факт, что уж слишком много было кавалеров, причем, каждый из которых был ее раза в два выше ростом.
   Когда экскурсия по старому кварталу Винсента завершилась, то рядовые бойцы первого отделения в полном составе вышли на набережную города, где они тут же себя ощутили себя в нормальной и комфортабельной обстановке. Парни много шутили и всерьез принялись приударять за своим экскурсоводом, этой маленькой девчушкой. Городская набережная буквально утопала в пышной экваториальной растительности, повсюду росли вечнозеленые деревья, стройные пальмы с изящными кронами, огромное количество экзотических цветов. Да и к этому времени город явно проснулся, на его улицах появились продавцы разносного пива, прохладительных напитков, сладостей и выпечки. Появились первые городские девчонки, отчего настроение у армейских парней поднялось на небывалую высоту.
   Что же касается экскурсии, то она завершилась. Всем бойцам экскурсия в старый квартал Винсента очень понравилась, они многого узнали. Да и время там пролетело совершенно незаметно. К этому времени гид экскурсовод их покинула, она распрощалась со всеми парнями, каждому пожала руку и каждому клятвенно обещала встретиться с ним в свободное от работы и экскурсий время и хорошо провести время. Парни шалели от обещаний девчонки, но вдруг почувствовали, что сильно проголодалась. Им тут же потребовалось срочно найти приличную таверну и там перекусить. После легкого перекуса можно было бы и дальше продолжать экскурсии по городу.

Глава 4

-1-

   В южном городе не пришлось долго искать таверну для короткого перекуса, даже из этого места, где толпились бойцы первого отделения, была хорошо видна вывеска "У Гэндельфа". Сама таверна располагалась в двухэтажном здании, стоящем в самом начале следующей улицы. Но прежде, чем ее посетить, бойцы отделения такой же неорганизованной толпой решили полюбоваться океаном. Они перешли набережную и стали вглядываться в океанские просторы. После двух месяцев проведенных на военной базе, где они практически ничего не видели, кроме асфальта на плацу и на лагерных пешеходных дорожках, панорам океана тянула и привлекала этих молодых парней. Они стояли и, не отрываясь, всматривались на то, как океанские волны с шумом и гулом набегали на берег.
   Не смотря на то, что океан назывался Тихим, в этот день его волна была высокой и шумной, но сам океан оставался как никогда прекрасным. Высокие волны одна за другой набегали на песчаный берег, где в это время дня загорающиеся и купающиеся люди только собирались, но немного в стороне от городского пляжа любители виндсерфинга оседлывали океанскую волну и на ее вершине стремительно летели к берегу. В самую последнюю минуту они спрыгивали со своих досок в океанскую волну или, совершая лихой вираж, уходили на новый заход.
   Пока рядовой Темьян вместе с другими парнями своего отделения стоял у парапета набережной и наблюдал за всем тем, что творилось на городском пляже, рядовые Лимпопо и Танкетка вели не простые переговоры о скидках с хозяином таверны. Рядовой Темьян и подумать не мог, что такой здоровый парень, как рядовой Танкетка является классным переговорщиком. А рядовой Шевроле, глубоко заинтересовавшийся тем, как это парень из их же отделения может уговорить хозяина таверны, прожженного торгаша, на большие скидки, от высоких переговаривающихся сторон не отходил ни на шаг.
   Вскоре отделение удобно расположилось за большим столом, лицами к громадному панорамному окну таверны, смотревшего прямо на пляж и на океан. Правда, людей на пляже из этого окна особо хорошо не было видно, но океанские просторы из него смотрелись потрясающе красиво. Да и стол был до потолка завален морскими деликатесами. Молодежь в синей военной форме с аппетитом уплетала эти блюда, причем, скорость их поглощения была настолько высока, что вскоре от деликатесов на столе остались одни только пустые раковины и останки панцирей моллюсков.
   Подошедший к столу, хозяин с некоторым удивлением посмотрел на этот десяток молодцов и на пустые тарелки перед ними. Жестом руки он попросил официанток подавать основные блюда, а затем подошел к рядовому Танкетке, с большим уважением наклонился к его уху и что спросил. Рядовой Танкетка с громадным чувством собственного достоинства утвердительно кивнул головой на вопрос хозяина. Моментально повеселевший хозяин отправился в сторону барной стойки, где молодой парень с румянцем в обе щеки с большим искусством протирал и так идеально чистые бокалы для коктейлей.
   Вместе с большими тарелками основного блюда официантки поставили на стол перед парнями четыре бутылки с янтарным напитком. Несмотря на большой рост и широкие плечи парни первого отделения еще ни разу в жизни не пробовали взрослой выпивки. Но вчера было принято единогласное решение о том, что во время обеда в городе все бойцы отделения пропустят по маленькому стаканчику виски или коньяка. Поэтому парни решительно протянули руки к этим бутылкам и также решительно их содержимое разлили по своим бокалам.
   Рядовой Танкетка, как главный финансовый распорядитель празднества по случаю первой увольнительной, поднялся на ноги и произнес короткий тост. Суть этого тоста сводилась к предложению, чтобы всем выпить за счастливое армейское будущее. Рядовой Темьян вместе со всеми смело и по-взрослому опрокинул бокал в свое горло. После глотка он не умер только потому, что ему удалось ядовитую жидкость мгновенно прогнать вглубь желудка, но через пару минут его разум начал отключаться и работать урывками.
   Некоторые детали празднества после выпитого бокала еще сохранились в памяти рядового Темьяна, а некоторые совершенно стерлись из его памяти. Но само празднество еще долго продолжалось.
   Бойцы ели и веселились, вели душевные разговоры. Все они увлеченно только и говорили о своей будущей службе в армии. Поэтому никто них, в том числе и рядовой Танкетка, не заметили, как официантки самовольно принесли на их стол еще четыре бутылки виски. Рядовой Темьян не принимал участия в дальнейшем распитии этих бутылок. Одного бокала виски, как он и сам понимал, ему теперь хватит до скончания веков. Он много ел, так как никогда не видел так много вкусной еды, и наблюдал за происходившим всеобщим братанием за столом. Правда, изредка он поглядывал за окно, где загорелые и веселые мужчины и женщины катались на воздушных шарах и драконах над океанским побережьем.
   Темьян так не уследил за тем, кто же стал зачинщиком драки. Был ли это рядовой Шомпол, которого всегда тянуло на подвиги и возможность поразмять кулаки, или же это все-таки был рядовой Вымпел, который был лучшим корешом рядового Шомпола?
   В тот момент рядовой Шомпол находился в глубине зале таверны и уговаривал одну из официанток потанцевать с ним. Официантка, разумеется, отказывала этому красивому парню. Находясь на работе, ей нельзя было себе этого позволить. И, когда рядовой Шомпол возвращался за общий стол, чтобы продолжить выпивку с приятелями, то на его пути почему-то оказался какой-то парень в полосатой форме десантника. Этот полосатый десантник самым недвусмысленным образом и совершенно неожиданно для всех рядовому Шомполу наподдал под задницу. Причем, пинок оказался таким подлым, что от него рядовой Шомпол всей своей мордой влетел в тарелку рядового Тугодума. Жизненное кредо рядового Вымпела не позволяло какому-то там десантнику так грубо относиться и пинать ногой своего кореша. Он, молча, поднялся с места, неторопливо подошел к бравому десантнику и кулаком так его двинул по скуле, что тот, словно пушинка на шквальном ветру, улетел в глубину зала таверны.
   С этого момента рядовой Темьян был сначала очевидцем, а затем активным участником этого удалого побоища пехоты с десантниками. Кто, в конечном счете, стал победителем в этом поединке глупой молодежной бравады и обиды, было невозможно установить. Обе стороны в одинаковой степени упорно обвиняли друг друга, и в такой же степени выступали в защиту правоту действий своей стороны.
   Но, когда десять молодых пехотинцев по всем статьям отметелили пятнадцать таких же молодых десантников, то это побоище немедленно превратилось в сенсационную новость номер один городской прессы и галовидения. Фотографиями рядовых первого отделения первого взвода учебной роты не сходили с газетных полос в течение всего времени, пока эти рядовые залечивали свои ушибы, вывихи, царапины и ссадины на полковой гауптвахте.
   Утром следующего дня, когда эта великолепная десятка появилась на утреннюю поверку, то весь учебный центр свистом и дикими аплодисментами приветствовал их появление.

-2-

   Капрал Темьян удобно расположился в креслице наводчика пулеметной башенки и командира бронетранспортера "Каспер IV" и, не отрывая глаз, следил за окружающейся местностью. Серое асфальтобетонное полотно дороги стремительно бежало навстречу бронетранспортеру, исчезая под капотом боевой машины пехоты.
   Местность по обеим сторонам дороги была представлена в основном лесостепью с редкими перелесками и рощами. Впереди находилась большая река, а сразу за ней большой лесной массив, в котором, по расчетам рядового Темьяна, и должен был находиться противник, которого им было приказано разыскать и на него навести своих штурмовиков. Бойцы отделения дремали в десантном отсеке бронетранспортера, склонив головы на плечи соседей и покачиваясь телами по мере продвижения "Каспер IV" вперед по дороге.
   До этого бойцам отделения на ногах и при полном вооружении пришлось пройти более трех десятков километров, осматривая и прочесывая подозрительные перелески. Поэтому парни устали и сейчас, пользуясь предоставленной возможностью, отдыхали.
   Бронетранспортер "Каспер IV" был последней разработкой земных ученых и был совсем недавно внедрен в войска. И это была серьезна боевая машина поддержки пехоты, она имела мощное вооружение, - тридцатимиллиметровую автоматическую пушку со снарядами, начиненными урановым элементом, два крупнокалиберных и тройка простых фазерных пулеметов и мощный автоматический фазерный гранатомет, которого по калибру гранат можно было приравнять к легкому пехотному миномету.
   В десантном отсеке "Каспера IV" свободно и комфортабельно располагалось пехотное или десантное отделение солдат со всем вооружением. Бойцы через боковые амбразуры могли вести стрелковый огонь по живой силе противника. Бронетранспортер "Каспер IV" имел мощный двигатель и мог передвигаться по полному бездорожью, так как имел взаимозаменяемые гусеницы и колеса.
   Сейчас для быстроты передвижения "Каспер IV" скользил в нескольких сантиметрах над дорогой. Но его все равно слегка покачивало, из-за чего бойцы отделения капрала Темьяна качались ему в унисон. Рядовые Танкетка Пуля сидели в рулевом отсеке и внимательно следили за дорогой. Результаты поиска противника теперь во многом зависели от знаний и умения капрала Темьяна, а также от профессиональных навыков механика-водителя бронетранспортера "Каспер VI" рядового Пули.
   Сегодня должны были закончиться трехдневные учения, которые проводились в связи с завершением трехмесячной программы по освоению бойцами учебной роты своей воинской специальности. Во время учений проверялись и подтверждались полученные ими знания, навыки и умения. По завершению учений приписной состав учебной роты будет распределен, а затем направлен к местам для дальнейшего прохождения своей службы.
   Сегодня отделение капрала Темьяна должно было произвести разведывательный поиск, обнаружить и уничтожить обнаруженного противника. Только вчера вечером капрал Темьян узнал о том задании, которое его отделению предстояло исполнять с раннего утра сегодняшнего дня. Полученный приказ имел некоторую специфику, дело заключалось в том, что отделению Темьяна должно было производить разведку местности и обнаружить врага на той местности, которая находилась в зоне ответственности совершенно другого учебного центра.
   Бронетранспортера "Каспер VI" на высокой скорости лихо летел по дороге, им управлял рядовой Пуля, который придя в отделение, оказался неплохим человеком с задатками технического гения. С закрытыми глазами рядовой мог собрать и разобрать любой сложности механизм, из ничего мог соорудить такую техническую фитюльку, что бойцы отделения только головами удивленно покачивали.
   Капрал Темьян еще раз внимательно сверился с картой и текстом приказа, который древней кнопкой был пришпилен к его айподу. Если говорить честно, то капралу совершенно не нравился указанный в приказе маршрут следования бронетранспортера, и то, как быстро, бронетранспортер передвигался к конечной точке маршрута, не зря же люди говорят, поспешишь, и кота насмешишь. Вполголоса, чтобы не разбудить дремавших бойцов своего отделения, капрал приказал рядовому Пуле, сбросить скорость движения боевой машины, наполовину ее убавить, и снова углубился в свои мысли.
   Рядовому Темьяну совершенно не везло с офицерами, которые командовали подразделениями, в которых он учился военному ремеслу. Командир первого взвода учебной роты лейтенант Зипер, его не возлюбил за драку, устроенную в Винсенте, якобы, бойцами первого отделения во время своей первой армейской увольнительной. Не за саму драку, разумеется, а за те ее публичные последствия, когда городская пресса начала строить фантастические замки, рассказывая легенды о бойцах, победителях этой драки. В тоже время эти городские газеты и журналы ни единым словом не упомянули о существовании некого лейтенанта Зипера, на своих страницах и полосах своих изданий даже не поместили ни единой его фотографии.
   Теперь было понятно, почему распределение воинских специальностей в первом отделении первого взвода учебной роты происходило совсем не так, как это было в других подразделениях учебной роты. Лейтенант, молча, выстроил в шеренгу бойцов первого отделения и, водя своим пальчиком по строкам блокнота и не глядя в глаза бойцам, производил их распределение по специальностям. Таким образом, рядовой Темьян стал пулеметчиком, а его вторым номером был назначен рядовой Бюргер. Рядового Тугодума сделали гранатометчиком, а вторым его номером - рядового Лимпопо. Отчего рядовой Лимпопо надулся, хотел лейтенанту возразить по этому поводу, заявив, что с рядовым Тугодумом невозможно работать, он слишком долго думает, но вовремя одумался. Рядовых Танкетку, Вымпела, Шомпола, Карла и Макса лейтенант Зипер сделал рядовыми стрелками.
   После такого распределения наступила тяжелая минута ожидания, бойцы первого отделения хотели знать, кого лейтенант назначит их командиром. Но в этот момент лейтенант Зипер придал своему лицу таинственное выражение, а затем громко заявил, что командир первого отделения будет назначен после возвращения бойцов в родную роту со специальных курсов обучения военным специальностям. Бойцы отделения одновременно сделали громкий и глубокий вдох и выдох разочарования.
   По всей очевидности, лейтенант Зипер все же приревновал бойцов своего отделения к газетной славе и популярности, отказавшись рядового Темьяна назначить их командиром. Потому что, вероятно, ошибочно, но городские журналисты решили, что именно рядовой Темьян оказался главным зачинщиком той драки, так как он наиболее умело и профессионально дрался с десантниками. По свидетельствам очевидцев, этот рядовой пехоты сумел в одиночку положить на пол чуть ли не половину бойцов противника. Именно он не позволил кулачному поединку перерасти в бытовую поножовщину.
   Десантный полковник, командир тех ребят в полосатых десантных комбезах, которых больше, чем пехотинцев, лично перезвонил командиру учебного центра и обратился к нему с официальной просьбой о переводе главного драчуна в его десантный полк. Полковника другой полковник с уважением заверял в том, что он, мол, сумеет в кратчайшие сроки из того молодца сделать настоящего офицера десантника. Командир учебного полка, разумеется, обиделся, уперся лбом в стену и категорически отказал этому хаму и грубияну десантнику в его просьбе.
   Весь персонал учебного центра мгновенно признал героические и бойцовские качества рядового Темьяна и готов был преклонить колени перед ним, но среди этих рядовых и офицеров не было его непосредственного командира лейтенанта Зипера. Этот офицер прямо-таки возненавидел своего подчиненного бойца, всячески препятствуя ему в продвижении по служебной лестнице. Но е его обошли, накануне учений приказом полковника учебного центра рядовому Темьяну присвоили звание капрала и назначили командиром первого отделения, оставив в его руках фазерный пулемет.
   В данную минуту капрал Темьян продолжал стоять в открытом люке пулеметной башенки бронетранспортера "Каспер IV", по коммуникатору тактшлема общаясь с лейтенантом Зипером, наблюдая за дорогой и окружающей местностью. Закончив разговор с лейтенантом, Темьян приказал механику-водителю рядовому Пуле сойти вправо с дороги и по целине спускаться к реке. Не сбавляя скорости, "Каспер IV" повернул направо и пологому склону по кочкам и неглубоким канавам устремился к обрезу воды.
   Капрал Темьян чисто интуитивно понимал, что противостоящий ему противник, будучи отлично знаком с этой местностью, постарается его заставить действовать шаблонно и по уставу так, как ему бы было наиболее удобно. А ему, капралу Темьяну, чтобы найти противника, придется пользоваться давно проложенными и давно существующими дорогами и путями. Капрал Темьян впервые на карте видит эту дорогу, никогда по ней не ездил и не ходил. Противник же прекрасно осведомлен о том, какие слабые точки, типа, мостов, виадуков через реку, имеет эта дорога. А это в свою очередь означает, что в этой слабой точке противник, которого Темьян разыскивает, наверняка, постарается устроить ловушку или засаду, используя свою бронетанковую технику, чтобы одним залпом покончить с нахальным преследователем.
   Исходя из такого предположения, капрал Темьян и принял неординарное решение, приказав механику-водителю Пуле выдвигаться к реке. Он решил, воспользоваться способностью "Каспера IV" держаться в воздухе посредством гравитационных решеток, на бронетранспортере перелететь эту реку. Причем, капрал Темьян решил перелететь реку в этом месте потому, что он полагал, что противника считал это место наиболее неудобным для переправы местом.
   Когда бронетранспортер "Каспер IV" оказался на берегу реки, то механик-водитель Пули привел в действие гравитационные решетки. Бронетранспортер приподнялся примерно на метр высоты, и в таком положении скользнул в воду. Сначала он примерно на метр провалился в речную воду, но затем гравитационные решетки, примерно, на полметра вытащили машину из воды и в таком положении он заскользил к противоположному берегу. Река была очень широкой и, вероятно, глубокой в этом месте. Пересекать русло реки пришлось несколько наискосок. Принимая во внимание тот факт, что противоположный берег был полностью открыт и практически не имел скрытых мест для переправы, "Каспер IV" направился к маленькому прибрежному леску, который одним своим торцом вышел на берег реки. Гравитационные решетки сработали надежно, вода больше ни разу не коснулась гусениц-колес бронетранспортера. Через двадцать минут "Каспер IV" был уже на противоположном берегу реки, укрываясь в прибрежном лесочке.
   Капрал Темьян приказал рядовому Максу подготовить и запустить своего маленького беспилотного шпиона. Этот летательный аппарат был размером в детский кулачок, имел прекрасную электронную камеру и объектив с высокой разрешимостью. Но, к сожалению, этот летательный аппаратик имел ограниченный радиус действия. Вскоре камера шпиона, кружившего в небе, начала ретранслировать получаемый сигнал изображение на сетчатку глаза Темьяна. Капрал бровью подрегулировал направление полета беспилотника и вывел его к мосту через реку, который находился, примерно, в десяти километрах от этого прибрежного лесочка. Капрал Темьян вздохнул с облегчением, когда на объектив летающего шпиона ему продемонстрировал вражескую засаду у этого моста. А ведь в соответствии с полученным приказом отделение капрала Темьяна должно было бы переправляться через реку именно по этому мосту, чтобы его в один миг расстреляли бы те два доисторических бронтозавра, бронетранспортеры "Каспер" первых выпусков.
   У капрала Темьяна аж прямо руки зачесались, так ему захотелось слегка потрепать эту вражескую засаду, обстреляв ее ракетами бронетранспортера. Но он вовремя спохватился и решил до поры до времени не выдавать своего местонахождения, требовалось, прежде, выполнить свою боевую задачу, а затем расправляться с противником.
   Он попытался связаться с лейтенантом Зипером и передать ему координаты вражеской засады, чтобы ее обстреляли бы гаубичной артиллерией или тяжелыми ракетами. Но лейтенант не ответил на вызов капрала. Тогда, забыв на время о засаде, капрал Темьян вернулся к мысли о том, в каком же месте противник мог бы скрывать свои основные силы? Придя к возможному предположению, Темьян в деталях рассказал механику-водителю бронетранспортера Пуле, в каком направлении и как далее ему следует двигаться.
   Рядовой Пуля, демонстрируя высокий класс управления своим бронетранспортером, заставил "Каспер IV" двигаться сначала по полю, прикрываясь деревьями лесополосы, а затем он вошел в лесополосу и двигался сельской дороге, по которой могла проехать разве что телега. Причем, бронетранспортер передвигался на довольно-таки приличной скорости в направлении синеющегося вдали лесного массива. Вскоре "Каспер IV" примерно в пятистах - семистах метрах от этого леса снова остановился. Настроив прицел орудия, капрал Темьян начал тщательно метр за метром обследовать опушку этого подозрительного леса. Затем он удовлетворительно откинулся на спинку своего командирского креслица, облегченно вздохнул!
   Враг находился именно в том месте, где он и предполагал.
   Капрал Темьян собственными глазами мог наблюдать за тем, как на опушке этого лесного массива вражеская мотострелковая рота готовилась устроить засаду для перехвата сил противника. Дроиды этой вражеской роты уже давно вырыли траншеи для каждого ее взвода, механики-водители свои БМП ставили на огневые позиции или загоняли в капониры. Стрелки, пулеметчики и гранатометчики выверяли свои сектора обстрелов.

-3-

   С коммуникатором лейтенант Зипера было невозможно соединиться, после набора его номера на экранчике монитора коммуникатора капрала Темьяна появлялась одна и та же надпись: "абонент недоступен". Чертыхнувшись в очередной раз, капрал Темьян через пушечный прицел увидел, что на позициях вражеской роты начались непонятные активность и движение.
   Первыми засуетились ротные офицеры, которые неожиданно появились в траншеях и начали раздавать срочные приказы и указания рядовым и унтер-офицерам. В БМП и в бронетранспортеры полезли механики-водители, которые тут же на малых оборотах начали прогревать их двигатели. Особенно капрал Темьян удивился тому обстоятельству, что бойцы в траншеях начали собирать свое оружие и вместе ним подниматься на поверхность, явно чего-то ожидая. Вражеские гранатометчики, вскинув на плечи свои фазерные машинки, бегом помчались вглубь леса. Подошли два взвода мотострелков в устаревших облегченных боевых скафандрах, они направились к старым "Касперам" и начали распределяться по их десантным отсекам.
   Только капрал Темьян успел подумать о том, что вражеская рота срочно меняет и на сто восемьдесят градусов разворачивает свои огневые позиции. Видимо, враг неожиданно поменял направление своего удара и сейчас атакует роту со спины. Неожиданно над ее позицией в небе, словно молнии, промелькнули два штурмовика, оставляя на земли за собой две полосы из разрывов снарядов и вспышек пламени.
   В прицел капрал Темьян хорошо видел, как от огня штурмовиков гибли рядовые и офицеры мотострелковой роты. Все они были в синей армейской униформе. Темьян пока не мог сообразить, что же происходит на его глазах, почему от огня своих же штурмовиков гибнут свои люди?! В прицел он хорошо видел, как один из вражеских гранатометчиков опустился на колено и, направив раструб гранатомета на пролетающих штурмовиков, пытался пустить по ним гранату, но пулеметная очередь с одного из штурмовиков надвое разрезала его тело.
   От грохота авиационных двигателей, разрывов ракет и стрельбы проснулись бойцы его отделения. Они, протирая глаза, удивленно посматривали на капрала Темьяна. А тот, не отрываясь от окуляров пушечного прицела, приказал механику-водителю Пуле на триста метров продвинуться вперед, а рядовому Лимпопо срочно активировать систему противозенитных ракет. Капрал Темьян своими собственные глазами видел убитых и раненых бойцов на позициях мотострелковой роты. Эту роту он уже не считал вражеской или чужой и сейчас хотел защитить от нового удара своих же штурмовиков.
   Рядовой Лимпопо отрапортовал о том, что противозенитная система "Каспера IV" активирована, что сейчас она ведет наблюдение за двумя штурмовиками. Темьян предположил, что штурмовики, видимо, нанесли ошибочный бомбоштурмовой удар боевыми ракетами и снарядами по своей же роте. Капрал переключился на экран своего тактического шлема, где вместо информации о принадлежности штурмовиков, на этом экранчике мигала тревожная надпись, в которых говорилось о том, что принадлежность штурмовиков невозможно установить.
   А две стальные птицы уже завершали свой разворот, они начинали строить новый боевой заход на цель, до которой им оставалось всего четыре километра лета. Капрал Темьян попытался по общеармейскому каналу связи соединиться с пилотами этих штурмовиков, чтобы их проинформировать о том, что они будут наносить бомбоштурмовой удар по своим же войскам, но связи с пилотами не было. Тогда Темьян приказал бойцам отделения покинуть десантный отсек бронетранспортера. Рядовому Лимпопо он приказал подготовить и дать залп четырьмя зенитными ракетами, но так, чтобы этот залп воспрепятствовал бы штурмовикам нанести удар по мотострелковой роте, но чтобы они не сбили и не повредили бы эти штурмовики.
   Когда штурмовики уже собрались снова открыть бомболюки и пулеметно-пушечным огнем поливать наземные цели, то перед самыми носами штурмовиков внезапно вспыхнули четыре разрыва зенитных ракет. От полной неожиданности произошедшего нервы пилотов не выдержали, оба штурмовика сошли с боевого курса и веером разошлись по сторонам. Но пи лоты штурмовиков были высокими профессионалами и даже в такую минуту неожиданности смогли засечь месторасположение бронетранспортера, выпустившего по ним зенитные ракеты.
   Рядовой Танкетка по общей линии связи, на которую могли выйти и слышать все бойцы первого отделения, сообщил, что на одиннадцать часов наблюдается какое движение. Капрал Темьян очень пожалел о том, что всего несколько минут назад приказал рядовому Максу упаковать летающего шпиона. Сейчас он здорово бы пригодился, но из-за нехватки времени ему приходится пользоваться автоматическим прицелом пятидесятимиллиметровой пушки очень тут же прицел пушки. Можно было бы воспользоваться полевым биноклем, но голь на выдумки хитра, пушечный прицел позволял рассмотреть то, что через бинокль не увидишь. Когда он через хваленый прицел пушки посмотрел на одиннадцать часов, то ему чуть ли не стало дурно. Какие-то странные существа атаковали мотострелковую роту, но как он видел ранее, бойцы роты уже покинули ту позицию.
   Но всякий случай Темьян снова взглянул на покинутые мотострелковой ротой позиции, там действительно не было видно ни одного бойца. Одиноко торчал какой-то несуразный "Каспер" и ни малейшего движения. Но сквозь листву изредка просматривались дальние вспышки винтовочных и пулеметных выстрелов, Темьяну было понятно, что это мотострелковая рота в той стороне отбивала атаки противника.
   Но, если эти непонятные существа дойдут до леса и нанесут удар в спину бойцам роты, то с ее сопротивлением будет покончено. В этот момент Лимпопо доложил о том, что вражеские штурмовики выходят в атаку на их бронетранспортер. Капрал Темьян обратил внимание на то, что Лимпопо штурмовики назвал вражескими. В подтверждение слов этого рядового ИскИн "Каспера IV" отчаянно завопил о том, что "их бронетранспортер через три минуты атакуют вражеские штурмовики". Темьян коротко бросил рядовому Лимпопо:
   - Отбить атаку!
   - А сбивать можно? - Тут же переспросил Лимпопо.
   Капрал Темьян кивнул головой в ответ рядовому Лимпопо и берцем, ткнув в спину рядового Пули, ему крикнул:
   - На сто метро вперед и пятьдесят метров влево.
   В том месте находился неглубокий овраг, хоть небольшое, но все же укрытие для бронетранспортера. Оттуда также можно было вести огонь из пушки и крупнокалиберного фазерного пулемета по этим непонятным существам, собравшимся нанести удар в спину бойцам мотострелковой роты. "Каспер IV" уже перемещался в новое место, когда из-за кромки леса показались низко летящие штурмовики. ИскИн бронетранспортера орал том, что штурмовики находятся в захвате прицела, рядовой Лимпопо изо всех сил лупил ладонью по кнопке "открытия огня зенитными ракетами".
   В тот момент, когда зенитные ракеты срывались с направляющих, капрал Темьян спокойным голосом приказывал рядовому Танкетке:
   - Рассредоточь людей и укрой их.
   Все дело заключалось в том, что, не смотря на проводимые учения, бойцы первого отделения к своему оружию не имели боеприпасов и подзарядных устройств к своим фазерным карабинам и автоматам. По словам старших офицеров это, якобы, требовал армейский устав. Только "Каспер IV" имел боезапас из шестисот выстрелов для автоматической пушки и тысячи выстрелов для крупнокалиберного фазерного пулемета, но этим боезапасом капрал Темьян не имел права распоряжаться.
   В какую-то долю минуты один штурмовик, лидер пары, прошел над "Каспером IV", сбросив на него пару малокалиберных бомб, но они разорвались в стороне от бронетранспортера, не причинив ему повреждений. Второй же штурмовик, разматывая черный хвост дыма, уходил в сторону, но вдруг произошла яркая вспышка и штурмовик, ломая сучья и сами деревья, рухнул на землю. В том месте, где упал вражеский штурмовик, к небу поднялась яркая вспышка пламени, послышался грохот взрыва. Но капрал Темьян хорошо видел, что новая серия из четырех зенитных ракет "Каспера IV" прошла в стороне от этих штурмовиков, на этот раз рядовой Лимпопо лопухнулся.
   Но сейчас ему было некогда заниматься выяснением вопроса, почему это произошло, Лимпопо всегда демонстрировал стопроцентный результат прямых попаданий по воздушным целям. Существа в никогда Темьяном не видимых боевых комбинезонах слишком близко подошли к лесу, еще пара минут и они скроются в нем, и тогда их будет невозможно остановить.
   С некоторой нерешительностью капрал Темьян, набрав свой личный армейский номер, снял с предохранителей пушку и пулемет бронетранспортера. Внутри тактшлема капрала тут же появились их прицельные экранчики. Сдвоенным огнем пятидесятимиллиметровой пушки и крупнокалиберного фазерного пулемета он прошелся перед передним рядом вражеской цепи, надеясь, что те одумаются и повернут вспять. Возможно, пушечно-пулеметная очередь прошла слишком далеко от вражеских солдат, те не остановились и обратно не повернулись, а продолжали настойчиво двигаться к лесу.
   Тогда капрал Темьян снова нажал мысленную кнопку пушки и фазерного пулемета, его пушечно-пулеметная очередь начала рвать на части, ломать, корежить тела существ, отрывая руки и ноги, вдребезги раскалывая их головы. Долю секунду эти существа продолжали идти в атаку, казалось бы, что и этот огонь их не остановит. Но в эту минуту навстречу им вылетели несколько гранат, гранатометчики мотострелковой роты вовремя и отреагировали на появление своего нового противника и успели его обстрелять. Мысленно капрал Темьян поблагодарил командира роты за поддержками гранатометчиками его пушечно-пулеметного огня. Следует откровенно признать, что он все-таки сильно задержал своевременное открытие огня, поэтому ему вряд ли удалось бы остановить атаку противника.
   Прекратив огонь из пушки и фазерного пулемета, капрал Темьян широко раскрытыми глазами смотрел на гору трупов и раненых, образовавшуюся на поле боя в результате его огня по разумным существам. Он прямо-таки впал в ступор от этой картины, будучи не в силах оторвать взгляда от этого побоища. Из-за этого своего шокового состояния капрал Темьян не осознавал, как неожиданно появившийся рядовой Пуля ловко выхватил командира отделения из люка пулеметной башенки и сбросил его на руки рядовым Вымпелу и Шомполу. Те, низко пригибаясь к земле, быстро побежали прочь от бронетранспортера и бесцеремонно за шкирку волокли своего командира.
   Но далеко им убежать не удалось, две бомбы, сброшенные с вражеского штурмовика, насмерть поразили их "Каспер IV". Ударная волна раскидала троицу в разные стороны, а затем наступила ослепительная тишина.

Глава 5

-1-

   Когда капрал Темьян пришел в сознание, то вокруг себя увидел всех бойцов своего отделения. Они стояли и, молча, смотрели на своего командира отделения, лежащего на земле с перевязанным черными бинтами плечом. Бойцы были в грязных и порванных боевых комбинезонах. Оружие бойцов, фазерные карабины и автоматы, висело у них у всех на плечах вниз стволами. Чуть впереди окружения стоял рядовой Танкетка, который по молчаливому уговору бойцов, выполнял обязанности заместителя командира отделения.
   Рядовой Танкетка нагнулся и помог Темьяну подняться на ноги. Несмотря на ранение, Темьян довольно уверенно держался на ногах, но в его голове творился настоящий бедлам. Он никак не мог сообразить, почему он ранен и почему лежал на земле? В этот момент он увидел улыбающееся лицо рядового Пули, правая рука которого в локте была тоже перевязана. Но улыбка Пули помогла капралу в единую картину сложить разрозненные факты и воспоминания о бое. Повернув голову, капрал увидел догорающий их "Каспер IV".
   Повернувшись лицом к бойцам отделения, капрал Темьян сухим голосом поведал им о событиях, которые только что имели место, невольными участниками которых было все его отделение. Но бойцы отделения смотрели на капрала и никак не могли взять в толк, кому это потребовалось нападать на мотострелковую роту и убивать их товарищей по армии. Затем Темьян приказал рядовому Танкетке по своему выбору взять трех-четырех бойцов и тщательно осмотреть поле боя и позиции мотострелковой роты, чтобы определиться с кем они имели дело.
   Его новые попытки связаться с командиром взвода, лейтенантом Зипером, снова ни к чему не привели, связи не только с лейтенантом, но и со всеми командирами учебной роты не было. Нужно было бы возвращаться на базу, а подходящего транспорта для этого не было. Сгоревший "Каспер IV" значительно усложнил положение его отделения, вместе с бронетранспортером сгорели все продукты, они были также лишены воды, запасы продуктов и питьевой воды хранились в его холодильнике. Оставаться на месте, чтобы ждать помощи, было совершенно нецелесообразно, поэтому капрал Темьян вместе с отделением решил перебираться на позиции мотострелковой роты. Чтобы сократить путь, капрал свое отделение вывел на открытое поле, идти по которому было гораздо удобнее, чем пробираться между деревьев перелеска.
   Но вскоре бойцы отделения наткнулись на тела погибших существ, расстрелянных Темьяном и гранатометчиками мотострелковой роты. Теперь Темьян мог убедиться, что стрелял не по людям. Погибшие существа в боевых комбезах и с непривычным оружием в четырехпалых лапах с абсолютной точностью были не людьми. Бойцы отделения с ошалелыми глазами рассматривали трупы убитых существ, раненых на боле боя не было. Чтобы быстрее прекратить это зрелище, капрал Темьян приказал бойцам взять для оружие погибших существ и двигаться дальше на позиции мотострелковой роты.
   Когда отделение оказалось на позициях, то бойцы опять-таки замерли на месте, от неожиданно открывшейся перед их глазами картины разгрома военного подразделения. Два старых БМП застыли полусгоревшими остовами в капонирах. Неподалеку валялся доисторический командирский глайдер, перевернутый вверх платформой. Кругом были разбросаны непонятные механизмы, приборы ночного видения, а также множество ящиков из-под снарядов и фазерных патронов для винтовок и автоматов.
   В том месте, в котором погиб гранатометчик мотострелковой роты, его смерть Темьян наблюдал через пушечный прицел "Каспера IV", капрал нашел гранатомет с гранатой в стволе, но трупа гранатометчика там уже не было. Тем внимательным взглядом осмотрел позиции мотострелковой роты, но ни одного трупа или раненого бойца не обнаружил. Видимо, другие бойцы этой роты побеспокоились о погибших и раненых товарищей и забрали их с собой. Правда в многих местах можно было бы увидеть использованные аптечки с кибер-докторами и бинты с пятнами красной крови. Только эти бинты, в отличие от бинтов, которыми была перевязана рана предплечья Темьяна, были ярко белыми, а не черного цвета.
   При первом взгляде на эту картину опустошения и беспорядка создавалось впечатление, что стрелковая рота была разгромлена, а ее бойцы погибли. Но в любом случай отсюда надо было как-то выбираться в родные края. Капрал Темьян еще раз осмотрел все эти разрушения и только тогда увидел старый-престарый "Каспер", который неповрежденным почему-то остался в своем капонире. Своими глазами капрал Темьян нашел рядового Пулю и этими же глазами показал ему на застывший мертвым грузом бронетранспортер. Боец моментально догадался о том, что именно хочет от него командир отделения, чего от него хочет командир. Рядовой Пуля тут же направился к "Касперу" на ходу, ощупывая карманы форменных брюк в поисках отвертки, которой он мог оживить любой механизм, хоть черта из преисподней.
   Первым радостную весть принес рядовой Пуля, который сообщил, что бронетранспортер, в принципе, можно вернуть к жизни, но для этого ему нужен любой элемент, хранивший большой заряд энергии для запуска двигателя. Ни на секунду не задумываясь, Темьян со своего фазерного пулемета "Стоунер" снял подзарядное устройство и протянул его рядовому Пуле. Без патронов, это подзарядное устройство не было нужно его пулемету.
   Тут появился рядовой Тугодум, ушедший вместе с рядовым Танкеткой и махом руки пригласил капрала следовать за ним. Рядовой Лимпопо стоял рядом с входом в один из блиндажей, явно ожидая их появления. Вслед за ним капрал Темьян по вырытым в земле ступеням опускался блиндаж, в душе удивляясь столь расточительному использованию древесины. Многие бревна использовались при строительстве этого блиндажа, их целиком зарывали в землю, где они быстро сгнивали. В то время, когда командир мотострелковой роты при строительстве укреплений и блиндажей мог бы использовать специальные сборно-разборные комплекты убежищ и укрытий. Эти комплекты можно было без проблем доставить в любую точку планеты, а для использования нужно было бы только вырыть котлован, а дальше дроиды доделают свою работу.
   Присмотревшись к бревнам, использованным при строительстве этого блиндажа, Темьян сообразил, что блиндаж представляет собой очень древнее сооружение. Вслед за рядовым Лимпопо он вошел в блиндажу и, включив фонарь на тактшлеме, начал осматривать внутреннюю обстановку блиндажа. Повсюду он видел зеленоватый мох и только в одном из углов блиндажа просматривался поддон, с установленными на нем рядами армейскими пайками. Рядом с поддоном стояли рядовые Танкетка и Бюргер, с гордостью поглядывавшие на своего командира, вот, мол, мы какие, нашли так много продуктов. Теперь первому отделению голодать не придется. А капрал Темьян в этот момент внутренне чертыхался, его до глубины души поразила древность блиндажа, а его бойцов в этот момент совершенно не интересовали экскурсы в земную истории, им бы лишь вовремя набить едой свои животы.
   Тот не хотел подчиняться желаниям своего будущего механика водителя.
   Все это время рядовой Пуля продолжал возиться с двигателем бронетранспортера, стараясь его оживить, но тот не хотел заводиться. Рядовой Пуля ни на шаг не отходим от "Каспера", а вокруг него толпились и давали ценные советы по ремонту двигателя бронетранспортера практически все бойцы первого отделения.
   В тот момент, когда ряд Пуля был готов дать достойный ответ кулаком некоторым консультантам, двигатель "Каспера" неожиданно, словно доисторический трактор, взрыкнул, через глушитель выпустил черную струю дыма, а затем принялся ритмично отстукивать биение пульса двигателя. Механик-водитель Пуля был готов любому поклясться в том, что именно в этот момент его чудодейственный и универсальный инструмент, отвертка, находилась вне зоны двигателя. Что двигатель бронетранспортера самостоятельно завелся, то Пуля тут прикусил свой язык. Никто и никогда не поверит в то, что ему только что показалось?!
   Механик-водитель Пуля связался с капралом Темьяном, который только что отправился прогуляться в лес, и ему сообщил о том, что бронетранспортер готов отправляться в путь.
   Когда капрал Темьян вернулся из леса, то бойцы его отделения уже разместились в десантном отделении "Каспера" и были готовы отправляться в путь.

-2-

   Возвращение с боевого задания первого отделения первого взвода учебной роты в учебном центре самым достойным образом, как возвращение триумфаторов и настоящих, но незаметных героев. После рапорта о выполнении боевого задания лейтенанту Зиперу, бойцы разошлись по своим комнатам в казарме и принялись рассказывать легенды и небылицы о своих странствиях и боях. Послушать небылицы приходили офицеры и рядовые из других рот и учебных подразделений этого учебного центра. Разумеется, было трудно этим бывалым офицерам и солдатам поверить в россказни молодых вояк. Но ранение капрала, старый и дряхлый бронетранспортер, а также какое-то странное и непонятное оружие служили явным доказательствам того, что в рассказах этой молодежи наличествовала какая-то правда.
   Уже после первого своего рапорта командиру взвода лейтенанту Зиперу капрал Темьян обратил внимание на то, что вокруг его бойцов начали происходить странные и незаметные для рядовых вещи. Внезапно резко сократился, а затем полностью прекратился поток офицеров, интересовавшихся обстоятельствами выполнения ими боевого задания. Исчезли рядовые и унтер-офицеры из других учебных подразделений этого центра. Бойцы же отделения не обращали на эти изменения никакого внимания и продолжали, по-прежнему, веселились, направо и налево рассказывая о своих приключениях.
   Капрал Темьян своим нутром почувствовал, что вокруг бойцов его отделения созревает опасность. Еще во время рапорта лейтенанту Зиперу о своих действиях после того момента, когда первый раз получил от него сообщение о том, что "абонент недоступен", лейтенант Зипер тут же выразил свое сомнение по поводу правдивости рапорта капрала. В этот момент у Темьяна аж кошки на сердце заскребли. Но тогда он не придал этому особого значения.
   Но, когда на пороге его комнаты в казарме возникла тощая, как селедка, фигура особиста капитана Зарка и это капитан дружелюбно у него поинтересовался, как его дела, то капрал Темьян понял, что дела его совсем плохи. Вежливо попросив разрешения, капитан Зарк присел на кровать рядового Мухи, которого в этот момент вымело из комнаты, он раскрыл свой айпод, достал к нему электронное стило и выжидательно посмотрел на капрала Темьяна.
   В первый момент капрал Темьян прямо-таки оцепенел сердцем от отвратительного предчувствия. Ну, скажите, какой это армейский офицер при входе в комнату к рядовым или к капралу, просит разрешения и вежливо с ним здоровается. Разумеется, так могут поступать только офицеры секретных служб. Поэтому капрал Темьян медленно опустил ноги на пол и присел на койке прямо напротив капитана особиста, ожидая его каверзных вопросов.
   Капитан Зарк очень интересовался деталями последнего боевого задания его отделением, как выполнялось это боевое задание. Этого контрразведчика интересовали буквально все детали рассказа и воспоминаний командира первого отделения. Он интересовался тем, как вел себя каждый боец отделения в том или ином случае. Заставлял капрала до мельчайших подробностей вспоминать различные ситуации этого разведывательного поиска, боя с штурмовиками, боя со странными существами и их оружием, его совсем не интересовал бронетранспортер "Каспер". Капрал Темьян рассказывал и рассказывал. В какой-то момент он почувствовал, что у него язык пересох и глазами поискал графин с холодной водой. Капитан перехватил взгляд капрала, видимо, понял его значение и собственноручно из графина налил капралу целый пластиковый стаканчик холодной воды, капрал Темьян проглотил эту воду залпом.
   Его кореш рядовой Малыш, несколько раз пробегая по коридору второго этажа казармы, неоднократно заглядывал к нему в комнату. Ему так хотелось своего друга порадовать очередной новостью, но каждый раз его взгляд попадал на капитана Зарка. У Малыша немедленно отнимался язык, а его голова мгновенно испарилась из проема двери. После очередного такого "подглядывания", капитан Зарк вежливо поинтересовался у Темьяна, не был ли это рядовой Маршаллл, на что капрал Темьян был утвердительно кивнуть головой, а капитан контрразведчик внес новую фамилию в свой айпод.
   Только, когда за окнами его казарменной комнатушки совсем стемнело, допрос капрала Темьяна начал подходить к завершению. В этот момент он вспомнил о том, что его тактшлем имеет полную видеозапись всех произошедших с его отделением событий. Капитан Зарк, как только об этом услышал, то прекратил задавать вопросы, по наручному браслету он тут же связался со своим управлением и о чем-то с ними переговорил.
   Вскоре комнату Темьяна заполнили офицеры в камуфляжном обмундировании без погон и знаков различия. Они тщательно осмотрели боевой комбинезон капрала Темьяна, а тактшлем подключили к выносному монитору. Через некоторое время они утвердительно кивнули головами капитану Зарку. Тот поднялся на ноги, взглянул на побледневшее лицо капрала Темьяна и мягко произнес:
   - Капрал, вам не о чем беспокоиться, с вами и бойцами вашего отделения все будет в порядке. Просто, вы случайно оказались затянутыми в одну небольшую и непонятную катавасию, с которой мы сейчас и разбираемся. Если то, что вы сейчас рассказали мне, является правдой? В чем я лично не сомневаюсь, то мы вскоре снова увидимся, а затем примем решение о вашей и бойцов вашего отделения дальнейшей судьбе. Эту же ночь вам капрал Темьян и вашим бойцам придется провести на полковой гауптвахте. Эти офицеры службы безопасности сопроводят вас и ваших бойцов на гауптвахту, они проследят затем, чтобы вы все были обеспечены всем необходимым. Извините меня капрал и до скорой встречи.
   С этими словами капитан Зарк склонил голову, а затем исчез за дверью.
   Два офицера в камуфляже, молча, подошли к капралу Темьяну и завели его руки за спину, одели наручники.

-3-

   Видимо, капитан Зарк в соответствующих инстанциях пользовался большим уважением и громадным влиянием, на полковой гауптвахте капрала Темьяна разместили по генеральскому разряду. Двухкомнатный люкс с мягкой подсветкой, одна комната с такой шикарной кроватью с белыми простынями и перинами, что рядовому солдату не могла и в жизни присниться. Другая же комната представляла собой рабочий кабинет с терминалами, галовизорами. Пожелай чего-нибудь и ИскИн гауптвахты тут же исполнит твое пожелание.
   Когда офицеры контрразведки, дружески хлопнув молодого капрала по плечу, сняв с него наручники, отправились восвояси, то капрал Темьян пенял, что обратно в свою казарму и учебную роту он уже больше не вернется.
   Капрал, не обращая внимания на роскошную обстановку гауптвахты, животом бросился на диван в первой же комнате и, слегка прикрыв глаза, начал размышлять о том, что же такое с ним и его бойцами отделения произошло, чтобы служба безопасности так о них заботилась бы. Ведь они были совсем молодыми парнями, они только начинали служить в армии и никакого криминала за их плечами не было, а армия начала черт знает, что с ними творить. Одна только мысль о том, что его товарищи сейчас находятся в других камерах полковой гауптвахты, сводила парня с ума. От сознания собственного бессилия и, не понимания того, что с ними происходит, у парня сжимались кулаки.
   Капрал Темьян вновь и вновь вспоминал от начала до конца разговор-допрос капитана Зарка, каждый раз убеждаясь в том, что рассказывал ему одну только правду, что бойцов своего отделения характеризовал только с хорошей стороны. Так, почему же капитан ему не поверил, вместе с друзьями бросил на гауптвахту.
   Капрал Темьян на одну только секунду приоткрыл глаза, чтобы увидеть, что верхний свет в этой роскошной камере потушен. Горит ночник в изголовье его дивана, капрал перевернулся на другой бок и, как в детстве, подложив ладонь правой руки под щеку, снова углубился в размышления. Но на этот раз его мысли путались, перескакивали с одной на другую, а в душе оставалась непреходящая горечь при мыслях о боевых друзьях. Мелькнула мысль о кореше рядовом Малыше, капрал Темьян улыбнулся другу и вдруг погрузился в сон, молодость взяла свое, парень за этот день сильно устал и сейчас он крепко заснул.
   Ему приснился весьма познавательный сон, который не имел ни малейшего отношения к его сегодняшним проблемам. Капрал Темьян спал и размышляя о будущем человечества, которое неожиданно покинуло пределы Земли, стало осваивать другие планеты вселенной. Космические корабли человечества получили сингулярно-гравитационные двигатели профессора Зайчковского и на сверхсветовых скоростях и туннелированными гиперпрыжками могли практически мгновенно перемещаться от одной планеты к другой.
   Причем эти планеты очищались от грязных и вредных производств, а также от крупномасштабных производств, вынеся их в космос за пределы планет. Космическое производство любого промышленного изделия, продукта потребления или питания имело практически безграничные возможности.
   Опустевшая Земля, центральная планета Земной Коалиции, сегодня превратилась в один большой и сплошной лесной массив. Редкими точками в этом массиве встречались различные населенные пункты - большие и малые города, крупные поселки, села и маленькие деревушки. Но человечество только несколько видоизменило, но все-таки сохранило свои прежние проблемы. Рабочие руки были в избытке, а вот рабочих мест было весьма ограниченное количество, андроиды, дроиды, роботы и автоматы подменяли людей на большом производстве. К примеру, космическая верфь за какой-то десяток месяцев могла построить супер линкор, без применения во время его строительства человеческих рук.
   Будучи на натуре своей агрессивных разумным существом, человечество много внимания уделяло своей армии, вооруженным силам в всем их многообразии. Армия получала самую современную военную технику и оружие, но свою численность сохраняли на одном уровне вот уже несколько столетий. До настоящего момента человечество еще не сталкивалось с космическим агрессором или противником. Такое отсутствие внешнего врага и уверенность человечества в том, что его армия может справиться с любым врагом, заставляло многих простых людей искоса посматривать на армию. Зачем, мол, человечеству кормить дармоедов в синей военной форме, когда вот уже пару сотен лет на планетах Земной Коалиции не произошло ни единого крупного конфликтов с применением армии?!

Глава 6

-1-

   Тяжелый армейский транспортный корабль "Воланд", вот уже который день дрейфовал на дальней планетарной орбите древнего Марса Солнечной системы. Экипаж транспортного корабля ожидал прибытия какого-то контейнера, без которого капитану транспортника приказом командующего ВКС была запрещено отправляться в дальний путь по вселенной.
   На борту транспортника уже находились более десятка контейнеров с замороженных телами одной тысячи солдат, которые хранились в гибернационных саркофагах в шестом трюме. В соответствии с приказом адмирала Кюммеля, командующего Военно-космическим флотом Земной Коалиции, "Воланд" должен был эту тысячу солдат срочно перебросить на планету Денеб IV созвездия Альфа Лебедя, где назревал очередной конфликт землян с местным населением. Этой тысячью солдат и унтер-офицеров в качестве пополнения правительство Земной Коалиции хотело бы усилить земной экспедиционный батальон, который несколько лет дислоцировался на Денебе IV, но никак не мог справиться и подавить волнения среди местного населения планеты.
   За свою пятидесятилетнюю жизнь в Военно-космическом флоте Земной Коалиции, армейский транспортник "Воланд" где только не побывал, какие только созвездия великой вселенной он не посетил, но ни единого раза за всю свою долгую и трудовую жизнь этот космический корабль не касался поверхности какой-либо освоенной человечеством планеты. "Воланд" был рожден для межзвездных перелетов на огромные расстояния, для перевозки срочных и не срочных армейских грузов, а также личного состава армейских подразделений, бронетанковых частей и тяжелой артиллерии. В полет в один конец этот грузовой корабль был способен забрать весь приписной состав стрелковой или десантной дивизию со всем ее вооружением и бронетанковыми частями поддержки. Он мог поднять и переправить на любое расстояние до тридцати миллионной кубических тонн груза.
   Более чем полукилометровая туша этого армейского транспортника поражала своими квадратно-угловатыми формами и размерами. Если бы какой-либо человек мог бы взглянуть на этого работягу красавца со стороны, то, прежде всего, он был бы поражен тем, что своими обводами этот космический корабль ну ни как не походил на классический космический корабль с его стремительными и плавными обводами. Внешними очертаниями "Воланд" больше напоминал громадную и угловатую речную баржу с капитанской рубкой и надстройками, изолированным от трюмов отсеком, вынесенной далеко вперед, а уж за ней уже располагались десяток грузовых трюмов. Самым последним отсеком в этом ряду грузовых помещений был реакторно-двигательный отсек с четырьмя, крест-накрест, расположенными громадными двигательными дюзами.
   Этот транспортный корабль имел два больших сингулярно-гравитационных двигателя профессора Зайчковского, которые позволяли ему развивать сверхсветовую скорость и совершать гиперпространственные прыжки практически на любые расстояния познанной вселенной.
   В настоящий момент Военно-космический флот Земной Коалиции имел всего три единицы кораблей подобного класса.
   Под тонкой, легко снимаемой и перемещаемой броневой обшивкой транспортных трюмов этого транспортного корабля скрывалась специальная конструкция, к которой крепились грузовые контейнеры любых габаритов, размеров и веса. В случае необходимости "Воланд" мог путешествовать между звезд вообще без броневой защиты и тогда был бы способен взять на борт на тридцать процентов больше груза. Но, когда этот армейский транспортник перевозит военный персонал, то замороженные тела людей в гибернационных саркофагах помещают в пятом или шестом трюмах, которые имели наиболее мощную защиту от различно вида галактического или иниозирующегося космических излучений. К тому же эти трюмы имели мощную экранно-волновую биологическую защиту, которая могла противостоять и эффективно защищать людей, чьи тела находились в гибернационной спячке, от космических альфа-излучений, бета-излучений, гамма-излучений, рентгеновского излучения, нейтронного излучения, протонного излучения. А также всяко многого другого космического излучения, которые угрожают человеку во время его космических излучений.
   Капитан Бьенгу и члены экипаж "Воланда" посредством центрального пульта управления кораблем полностью контролировали процесс погрузки-разгрузки на всем протяжении этого процесса. С момента прибытия любого грузового или гибернационного контейнера на земной склад он сразу же попадал в зону внимания и зону ответственности грузового корабельного стюарда, третьего помощника капитана, и его команды.
   Именно стюард контролировал очередность доставки груза на планетарную орбиту, которая осуществлялась автоматическими шатлами, и его последующего размещения в грузовых и транспортных трюмах корабля. В зависимости от груза, грузовой трюм обволакивался специальным защитным полем от космических излучений. Когда погрузка заканчивалась, то легкая броневая обшивка возвращалась на свое место. К тому же каждый грузовой контейнер имел свой собственный супер маленький гравитационным двигатель Зайчковского-Уилсона, который имел ограниченный запас энергии, но был достаточно мощным для того, чтобы в случае необходимости по автоматическому приводу самому подняться в космос или приземлиться на поверхности любой планеты. Но обычно эту работу, подъем на орбиты и возвращение на планету, доверяли автоматическим и беспилотным орбитальным шаттлам.
   "Воланд" давно уже должен был находиться в пути к созвездию Лебедя к белому гиганту Денебу, который от Земли находится на расстоянии в полторы тысячи световых лет, но до сих пор бесцельно дрейфовал на нижней земной орбите и капитан транспортника понятия не имел, когда его корабль отправится в путь. За год своего внутрикорабельного времени его корабль должен был покрыть это невероятно большое расстояние до Денеба, совершить пять гиперпространственных прыжков.
   Но прибытие неизвестно где пропадающего контейнера постоянно задерживалось, вот и приходилось капитану и экипажу "Воланда" куковать на земной орбите. По словам дежурного офицера главного штаба военного командования Марса, эта задержка произошла по вине главного штаба военного командования Земли, который поленился проверить, был ли этот контейнер вовремя отправлен на Марс. Причем, в разговоре с капитаном "Воланда" армейский майор, дежурный офицер по штабу, не извинился перед капитаном тяжелого транспортного корабля и не посчитал должным его проинформировать о том, когда же этот проклятый контейнер прибудет с Земли.
   Капитан Бьенгу в момент разговора с дежурным офицером марсианского военного штаба, думал о том, что армейские офицеры всегда были грубыми и необразованными людьми в то время, когда флотские офицеры были хорошо воспитаны, образованы и тактичны.
   Экипаж "Воланда" устал без дела болтаться на земной орбите, у него все уже было готово, чтобы, загрузив последний контейнер, стартовать к Денебу. Транспортник был уже загружен батальонной военной техникой. Получив гибернационные уколы, пополнение в тысячу рядовых и унтер-офицеров уже находились в своих гибернационных саркофагах, жизненные процессы их организмов были замедленны, они "спали".
   С этими мыслями капитан Бьенгу, капитан армейского транспортного корабля "Воланд", поднялся из командирского кресла капитанской рубки и, кивнув головой дежурному вахтенному офицеру, отправился в свою каюту. К сожалению, сложилось так, что его экипаж, а это сто сорок матросов и старшин, стал заложником чьей-то ошибки и сейчас был вынужден бесцельно болтаться на орбите Марса, ожидая у моря погоды. Капитан-лейтенант Гудков, старший помощник капитана, некоторое время смотрел в спину капитана, и когда диафрагма двери за ним лепестками сомкнулась, повернулся лицом к вахтенным матросам и старшинам. В этот момент капитан-лейтенант мрачно размышлял о том, что вынужденное безделье заставляет капитана Бьенгу все свободное время проводить на капитанском мостике, действуя на нервы ему и вахтенным, не позволяя матросам и старшинам даже на секунду отрываться от экранов и мониторов своей аппаратуры, имитируя загруженность работой. Но только капитан-лейтенант Гудков собрался дать общую команду "вольно", чтобы позволить вахтенным матросов время от времени отрываться от работы и подниматься с рабочих мест.
   Но в этот момент на центральном мониторе пульта управления кораблем тревожно замигала большая красная точка, тревожно загудел зуммер общего предупреждения. Корабельный ИскИн бодрым голосом сообщил, что служба наземного складского терминала сообщила о прибытии в адрес корабля специального контейнера. В этой связи она просит разрешения для отправки этого контейнера на орбиту обычным орбитальным шаттлом, а также подтверждение готовности его приема на борту "Воланда". Каплей Гудков, хорошо помня о том, что капитан Бьенгу отдыхает, но он с таким нетерпением ожидал прибытия этого контейнера. А также то, что его третий помощник Готфрид занят на Марсе и вернется на борт только через два часа, а именно он должен был заниматься приемкой любого груза. Поэтому каплей решил их обоих не дожидаться и самому заняться не свойственной ему функцией приема на борт корабля груза. Он наземной службе складского комплекса отправил официальное подтверждение о своей готовности принять на борт этот чертов самостоятельно путешествующий контейнер.
   На всякий случай каплей Гудков все же связался с капитаном Бьенгу и проинформировал его о контейнере с Земли и о своей готовности принять этот контейнер на борту "Воланда". Капитан прохрипел что-то удовлетворительное и отключился.
   В этот момент по общему каналу связи уже слышался знакомый голос майора из главного штаба военного командования Марса, который безмятежным голосом сообщил о том, что через десять минут "Воланд" может принять этот чертов контейнер. По голосу майора было понятно. Что и он рад тем обстоятельством, что еще одна проблема сама собой слетела с его плеч. Капитан-лейтенант Гудков в душах снова только чертыхнулся по поводу того, какие же эти армейцы скоты, предупреждать о прибытии контейнера, которым они уже занимаются. Только он отключил связь с майором, как бортовая служба погрузки сообщила о том, что в этот момент автоматический орбитальный шаттл состыковывается с "Воландом". Через мгновение этот же голос поинтересовался:
   - Капитан-лейтенант, просим сообщить, а в какой трюм пойдет этот контейнер?
   Каплей Гудков не видел и не мог видеть сопровождающих документов этого контейнера, поэтому, не мудрствуя лукаво, ответил:
   - Да в любой свободный трюм парни. Мы и так слишком долго носимся с этим контейнером.
   В темноте космического пространства ни каплей Гудков, ни боцман погрузочной команды не могли видеть, что этот контейнер был ярко-красной окраски. Любому человеку, когда-либо имевшего дело с погрузочно-разгрузочными работами, было хорошо известно о том, что красный контейнер несет гибернационные саркофаги с замороженными людьми. Боцман Маркин, в данный момент контролировавший процесс загрузки контейнера, также хорошо знал об этом правиле. Но он в черноте космического пространства он не видел его цвета и к тому же имел на руках соответствующий приказ старшего по званию офицера, поэтому дал указание погрузчикам дроидам, поместить контейнер в девятом трюме и проконтролировал выполнение своего приказа.
   Тут же броневая обшивка прикрыла этот трюм, теперь до конечного пункта назначения с грузом этого трюма ничего не будет происходить, он только будет находиться под строгим наблюдением контрольно-измерительной аппаратуры транспортного корабля.

-2-

   Эта ночь для Темьяна превратилась в ночь сплошных кошмаров. Под утро он уже не разбирал, что ему снилось или что на деле было явью. Как только капрал Темьян закрывал глаза, чтобы заснуть, как открывалась дверь камеры полковой гауптвахты и в камеру заходил капитан Зарк. Темьян плотнее сжимал веки глаз, чтобы притвориться, что он крепко спит, но капитан подходил к кровати и, положив руку ему на плечо, будил капрала. Капрал Темьян вскакивал на ноги и тянулся в струнку перед капитаном Зарком, но тот ему только говорил:
   - Зачем вы, капрал Темьян, это делаете и так тянитесь передо мной?! Ведь я, Темьян, не строевой офицер и не сумею по достоинству оценить уровень вашей строевой подготовки. Я пришел к вам, капрал, чтобы переговорить тет-а-тет по очень сложному и важному для нас обоих вопросу.
   Капрал Темьян все еще находился в сонном или в сумрачном состоянии, сон и явь все еще переплетались у него в голове. Он еще не так уж хорошо соображал, но усилием воли постарался свой рассудок привести в порядок, чтобы поговорить с капитаном особистом. Тем более в армии не принято отказывать в просьбе старшего по званию офицера, тем более, когда капитан контрразведчик обращается с просьбой к какому-то капралу.
   Темьян и не отказал и не подтвердил капитану Зарку свою готовность к разговору, он только попросил у капитана разрешение на то, чтобы привести себя после сна в порядок. Утвердительно кивнув головой в ответ на просьбу капрала, капитан Зарк развернулся и направился к столу, на котором стояла кофеварка. Когда капрал Темьян, умывшийся и побритый, снова появился в камере, то капитан, удобно расположившись в кресле и, держа в руке небольшую чашечку, попивал кофе. Увидев капрала, он подбородком показал ему на другое кресло, предлагая капралу в нем устраиваться. Из чувства противоречия капрал Темьян первым делом подошел к кофейнику, выбрал самую большую кружку, бросил в нее три ложечки растворимого кофе, налил немного кипятку, а затем до краев эту кружку наполнил молоком. С кружкой молочного кофе в руках он расположился в указанном кресле, приготовившись к длинному разговору.
   Капитан Зарк дождался момента, когда капрал Темьян сделает первый глоток кофе, и произнес:
   - Наша служба внимательно изучила предоставленную вами видеозапись, по всей очевидности, сделанную во время разведывательного поиска. Вывод специалистов был краток, запись оригинальная, без монтажа. Если принимать во внимание эту видеозапись, то все то, что вы нам рассказали, является истинной правдой. Но в тот момент, когда к нам поступила первая информация о вашем разведывательном поиске, наша службы тут же сформировала аналогичную команду, которую мы пустили по следам вашего отделения. Она имела аналогичную вашему боевое задание, установить месторасположение мотострелковой роты и найти место падения штурмовика. ИскИн твоего тактшлема выдал нам точные координаты этих двух мест.
   Капитан Зарк прервал преамбулу своего монолога, сделал глоток кофе, насладился его букетом, а затем, прервав затянувшуюся паузу, снова заговорил:
   - Наша группа вернулась с совершенно пустыми руками! Они во всем, капрал Темьян, следовали твоему описанию маршрута движения отделения, что помогло им довольно легко и быстро добраться до реки. Наши бойцы нашли мост и то место, в котором твой бронетранспортер вошел в реку, с этого места они начали преодолевать эту водную преграду. Чтобы к этому больше не повторяться, хочу сказать, что нашими бойцами были собраны документальные факты, подтверждающие, что в этом месте находился именно твой "Каспер IV" и что именно твой бронетранспортер вошел в реку в этом месте. Микроанализ проб воздуха, проведенный специалистами на этом речном откосе, подтвердил наличие микрочастиц и атомов химических веществ, из которых выплавлялась броня твоего "Каспера IV". Но дальше, капрал Темьян, скажу тебе, начались одни непонятные вещи. Ведь, на противоположной стороне реки твой бронетранспортер так и не побывал, микроанализы воздуха, взятые в многих местах, подтвердили этот результат. К тому же наши бойцы не обнаружили ни лесополосы, ни лесного массива на другой стороне реки! Ты должен понять и принять капрал Темьян, что мужикам из этой группы следует во всем доверять и верить. Они прошли специальную подготовку, прослужили немало лет в специальных армейских подразделениях. Их учили, и они научились великолепно ориентироваться на местности, могут найти иголку в стогу сена. Вчера, когда эти мужики вернулись из поиска, то они выглядели побитыми собачонками. Мы говорим им, что в тех местах должна быть лесополоса и большой лес, а они отвечают, что там одна только лесостепь. Они посетили все точки, которые ты описывал в своем донесении и которые нам демонстрировал твой ИскИн тактшлема. В тех точках, в которых должны были располагаться позиции мотострелковой роты, где сгорел твой бронетранспортер и где упал штурмовик, абсолютно ничего там не было. Ровная степь без единой ямочки в земле или железа, анализы воздуха были отрицательными. У меня в досье имеются фотографии той местности, сделанные со спутников, боевых станций и самолетов, а также фотографии, сделанные туристами, которые они выложили во всемирную информсеть. Я имею результаты дешифровки этих фотографий, сделанные специалистами высочайшего класса. Все они в голос утверждают, что в тех местах никогда не велись боевые действия и никогда не погибали люди в результате таких военных действий!
   Капитан Зарк снова замолчал и принялся внимательно рассматривать хорошо ухоженные ногти на пальцах руки.
   - Так, вот, капрал Темьян. Группа, прошедшая маршрутом, которым следовало твое отделение, а также специалисты технико-инструментальной разведки в один голос опровергают все то, что ты написал в своем рапорте о результатах разведывательного поиска. Должен тебя заранее проинформировать о том, что в армии не лгут старшим офицерам, а если ложь имела место, то за это серьезно наказывают. В результате такой лжи, твоя судьба и судьба бойцов твоего отделения сегодня висит на волоске. Некоторые горячие головы из штаба армии предлагают судьбу твоего отделения и его командира самым простейшим образом. Они желают, решением военного трибунала бойцам и командиру отделения дать вам десять лет работ каторги на урановых рудниках Энифа, созвездия Пегаса. Но я выступил категорически против такого решения, так как в твоем деле, капрал, имеется одна небольшая загвоздка. Эта деталь никому не позволяет одним росчерком пера военного судьи одиннадцать молодых парней отправить на верную смерть. Такой загвоздкой является тот старый "Каспер", на котором твое отделение так победоносно вернулось с боевого задания. Вы, наверняка, обратили внимания на то, что это был армейский бронетранспортер, правда, несколько устаревшей модификации, которую армия давным-давно сняла с производства. Армия, это вам не какая-то частная лавочка, в ней все учитывается, учетные и инвентарные файлы хранятся веками. Иногда в таких файлах можно встретить инвентарные номера оружия и боевого транспорта времен "мамаева побоища". И этот ваш древний бронетранспортер имел инвентарный номер, по которому мы тут же направили запрос в интендантскую службу нашей армии. Так, по нашему запросу интенданты выдали следующую информацию, согласно которой, господин капрал Темьян, этот "Каспер" был одним из первых собран и выпущен нашей военной промышленностью более пяти веков назад. Я специально пропускаю, чтобы не запутаться самому и не запутать тебя, капрал Темьян, номера всех военных подразделений на учете которых состоял этот заслуженный бронетранспортер. В армейских архивах сохранился рапорт некого капитана Ромашова, командира мотострелковой роты, в котором сообщалось о том, что "Каспер" под таким-то инвентарным номером поступил на вооружение его роты. В этом месте мне хотелось бы заметить, что эта информация о бронетранспортере относилась к тем временам, когда на нашей планете пылала Третья Мировая война, в огне которой бесследно исчезли миллионы людей. Так вот, однажды, мотострелковую роту капитана Ромашова отправили на боевое задание, с которого она не вернулась. Сто пятьдесят мотострелков канули в горниле этой войны, бесследно исчезли с лица земли. Полковые разведчики в те времена, отправленные на ее поиски, вернулись ни с чем. Они только установили, что боя в том районе, где должны были располагаться позиции этой мотострелковой роты, не было. Местные жители мотострелков не видели. Описание места, где предположительно должны были находиться ее позиции, полностью совпадают с описанием места, упомянутого в вашей рапорте и в рапорте полковых разведчиков.
   В этот момент капитан Зарк замолчал, поднялся на ноги подошел к столу, нашел там два маленьких стаканчика. Из внутреннего кармана кителя он достал плоскую фляжку и из нее жидкость разлил по стаканчикам. Затем он подошел к капралу Темьяну и один из стаканчиков протянул ему. Тот машинально взял стаканчик в руку. Капитан Зарк вернулся в свое кресло, чтобы продолжить свой монолог:
   - Таким образом, капрал Темьян, можно сделать вывод о том, что в результате временного парадокса вы и бойцы вашего отделения стали свидетелями и активными участниками события, которое, по всей вероятности, произошло более пяти сотен лет назад. Вы невольно ввязались в бой, в котором мотострелковая рота капитана Ромашова должна была быть уничтожена. Вы потеряли свой бронетранспортер, но спасли сто пятьдесят жизней молодых солдат. По вашей информации, рота снялась с позиций и ушла в неизвестном направлении. Будем надеяться, что эти парни сумели хорошо прожить свою жизнь и умереть в старческом возрасте. Пока еще остается много не отвеченных в этой связи вопросов. Нам очень бы знать, каким это чудесным образом одиннадцать бойцов с бронетранспортером занесло в двадцать второе столетие? И как это вам удалось так просто вернуться из этого путешествия во времени? Из-за всех этих секретов сегодня вы и ваши бойцы превратились в военную тайну, так как ни один специалист по временному перемещению человека не смог толково объяснить ваш случай. Ко всему этому, капрал Темьян, следует добавить и то, что наши специалисты, еще раз изучив вашу видеозапись боя со штурмовиками, так и не смогли установить национальную принадлежность штурмовиков. Такие штурмовики, по их утверждениям, если принимать во внимание их технические данные и боевые характеристики, не могли существовать на Земле в двадцать втором столетии. Таких машин, по их мнению, пока еще не существует и в нашем времени. Эти специалисты подтвердили ваше утверждение о том, что один из этой пары штурмовиков был сбит. Из всего вышесказанного можно сделать только один вывод о том, что мотострелковая рота двадцать второго столетия вела бой с неземными штурмовиками. -
   В этот момент чуть взволнованный капитан Зарк сделал очередную паузу, поднялся на ноги и начал нервно расхаживать взад и вперед по камере.
   - Таким образом, капрал Темьян, вы сами и бойцы вашего отделения приняли самое непосредственное участие в событии, имевшим место на Земле в двадцать втором столетии. До настоящего времени пока еще неясно, что произошло с мотострелковой ротой, откуда появились штурмовики и почему они атаковали позиции этой роты? А теперь к этим вопросам присоединился и другой вопрос, что теперь делать с вами господин капрал и бойцами вашего отделения? В правительстве Земной Коалиции рассматривались два решения, первое, до конца жизни содержать вас в одиночных тюремных камерах и, второе, подвергнуть вас процедуре "промывки мозгов", навсегда изъяв из вашей памяти события того времени. На одном из заседаний, я выступил категорически против таких решений, так как оба решения непосредственно угрожают вашей жизни и вашему здоровью. Было бы сверх несправедливо бросать в тюрьму на пожизненное заключение одиннадцать молодых парней, только вступающих в жизнь. А что касается второго решения, то все прекрасно знают и понимают, что вмешательство в работу головного мозга человека не проходит бесследно, часто после лоботомии человек превращается в умственно отсталого существо, не способного даже за собой присматривать. Поэтому я предложил и мое предложение поддержал министр обороны, отправить вас на службу на самую удаленную от Земли планету Земной Коалиции.
   С этими словами капитан Зарк остановился, подошел к капралу Темьяну и предложил ему вместе выпить за такое решение. Капрал Темьян, молча, встал на ноги и поднял стаканчик.

-3-

   Созвездие Лебедя занимает весьма обширную сектор небесной сферы и находится чуть ли не в центре Млечного Пути, там, где оно раздваивается на два рукава и, как две полноводные реки, полетом птицы устремляясь к созвездию Стрельца. Созвездие Лебедя даже на фоне центра Млечного Пути выделяется своими многочисленными и яркими звездами. Ясной и безлунной ночью с земли невооруженным глазом можно увидеть около ста пятидесяти звезд этого созвездия, пятнадцать из которых ярче четвертой звездной величины. А самые яркие его звезды имеют первую, вторую и третью звездные величины. Если к ярким звездам, образующим треугольник, прибавить и многочисленные неяркие звезды этого же созвездия, то небольшим усилием воображения в этом месте можно было бы увидеть лебедя, который в полете широко раскинул свои крылья. Он был действительно красивой и гордой птицей с длинной шеей, в своем стремительном полете устремившейся к Земле. Именно так созвездие Лебедя изображали на старинных звездных картах и в звездных атласах созвездий вселенной.
   Бело-голубой гигант Денеб располагается в хвосте летящего лебедя и является яркой звездой первой величины, таких звезд во вселенной не больше пальцев на одной руке. Эта звезда была настоящим сверхгигантом и ярчайшей звездой во вселенной, она была, примерно, в двадцать пять раз тяжелее нашего Солнца и, по крайней мере, в шестьдесят тысяч раз его ярче. А если эту звезду в качестве примера сравнить с нашим солнцем, то его газовая оболочка проходила бы по орбите Земли, третьей планеты вращающейся вокруг солнца. Огромные размеры Денеба подавляют и вдохновляют на различные сравнения, если эту звезду поместить на место Солнца, то эта звезда займет все пространство от солнца вплоть до орбиты Земли. Денеб за один только день излучает столько тепловой и световой энергии, сколько наше солнце выработает за сто сорок лет своего существования. Одним только звездным ветром с Денеба выдувается столько вещества, которое по своей массе в сто тысяч раз превышает массу вещества, теряемого нашим Солнцем.
   Вместе с двумя другими яркими звездами, Вегой и Альтаиром, Денеб образует Летний треугольник звездного неба, который виден с Земли круглый год. Вокруг Денеба вращается около двадцати крупных космических тел, восемь из которых является планетами с атмосферами и биологической жизнью на различных этапах развития. На планетах Денеб I и Денеб II жизнь так и не появилась и не развилась, из-за близости орбит этих планет к самому светилу. Эти планеты представляют собой обгорелые каменные головешки поэтому на них так и не смог появилась колыбель биологической жизни - первородный океан. На Денебе III такой океан все-таки начал появляться, в его водной среде начался процесс формирования белковых структур, углеводород начал подвергаться сложным химическим изменениям и превращениям. Первые организмы были гетеротрофами и они питались органическими веществами из окружающего раствора -- питательного бульона первородного океана. По неизвестным причинам дальнейшее развитие этих существ на этом и остановилось, а первичный океан так и остался питательным бульоном.
   Жизнь на Денебе IV и Денебе V успешно преодолела этот барьер, на этих двух планетах появился гоминиды, Если на Земле царем природы стал человек разумный, то на Денебе IV на первое место выдвинулся орангутанги, на Денебе V - гориллы. Эти гоминиды происходили от общего предка, их родство было доказано четырьмя очевидными факторами - географического распределения организмов, разнообразием жизни, наличием рудиментарных органов и их классификацией на основе общих черт. Возникшая на этих двух планетах цивилизация горилл и орангутангов прошли примерно те же этапы общественного развития, что и человечество на земле - античность со своим рабовладельческим строем, феодализм с эпохой возрождения и в настоящее время они находились на развитом этапе капитализма.
   Следует только заметить, мервы, так называли гориллы около ста лет назад ударились в изучение искусства магии и совершенно закрылись от других миров. Строгги, орангатанги, тоже увлеклись искусством магии, но стабильно сохраняли контакты с внешним миров и не закукливались, не закрывались от других миров.
   Тому, что мервы полностью закрылись от реальной действительности, послужил один глупый случай. Примерно, около двухсот лет тому назад на орбите Денеба V внезапно появился космический корабль, появление которого тут же заметили мервы. Это был земной разведывательный корабль, крейсер "Процион", у которого в полете был поврежден двигатель и его экипаж вышел на орбиту первой попавшей под руку планеты для внештатного ремонта. Жрицы мервов тут же начали проповедовать начало новой эпохи знаний и света, собирались многотысячные толпы горилл, которые славили приход нового бога. Экипаж, будучи увлечен одним только ремонтом главного двигателя, так и не заметил существования развитой гоминидной цивилизации на Денеба V, на орбите которого вращался их крейсер. Завершив ремонт двигателя, земной крейсер неожиданно для мервов покинул планету, не установив с ними контакта. Мервы своеобразным образом отреагировали на этот поступок, они посчитали, что новый бог отказался их принять под свое покровительство. Казнили всех жрецов, проповедавших новую эпоху знаний и света, и отказавшись от контактов с внешним миром, углубились в философию изучения магии.
   Через некоторое время и на орбите Денеба IV вновь появился земной корабль, научно-исследовательское судно "Академик Королев", основной задачей которого был поиск во вселенной планет с атмосферой и биологической жизнью. Ученые этого судна быстро установили наличие развитой гоминидной цивилизации на Денебе IV и установили тесные контакты с расой орангутангов.
   С того времени Земная Коалиция поддерживала контакт с цивилизацией орангутангов, которые называли себя строггами.
   С первых же шагов в работе по установлению и развитию контактов со строггами земляне совершали одну ошибку за другой. К сожалению, они не понимали всей сути и глубины разногласий, постоянно возникающих у них со строггами, да и к тому же земные гордецы и не собирались в этих разногласиях разбираться, полагая, что земляне всегда и во всем правы. Главная же ошибка земляне заключалась в том, что они ошибочно восприняли строггов Денеба IV в качестве мирной земледельческой цивилизации, что строгги никогда не видали оружия и не умели им владеть. Поэтому земляне во всех делах и начинаниях на Денебе IV видели одних только себя, забывая о существовании строггов, а также о том, что планета Элизарх в первую очередь принадлежит строггам.
   Строгги были жителями пустынь и полупустынь, они представляли расу воинов, война была их судьбой и предначертанием. В свое время Денеб IV был одновременно планетов горилл и орангутангов, гориллы тогда составляли около двух миллионов особей и они мирно сосуществовали с племенем горцев орангутангов, своим земледельческим трудом обеспечивая орангутангов продуктами питания. Но между двумя расами возник какой-то раздор, разгорелась гражданская война, которая вскоре перешла в геноцид горилл. Те из них, кто не успел каким-либо образом перебраться на Денеб V, были до единой особи вырезаны строггами, которые стали единственными владельцами Элизарха.
   Строгги с большим трудом пережили этот катаклизм, некому стало заниматься земледельчеством, стали исчезать продукты питания. С громаднейшим трудом проблема снабжения населения продуктами питания была решена. Но после этой гражданской войны и исхода с планеты мервов, резко сократилось общее количество особей орангутангов. Если до войны каждый строгг имел гарем из двух-трех джезз, то после войны мало кто из строггов имел жену и практически никто, из-за какого-то генетического сдвига, ребенка. Строгг и джезза могли жить долго, иногда до двухсот - двухсот пятидесяти лет, но не иметь детей.
   Понимая несостоятельность требований землян на их землю и планету, строгги все же с человечеством поддерживали деловые отношения. К этому времени они уже не хотели просто так воевать и в должной мере осознали. Что дружба с землянами приносит различные блага, которыми они тоже научились пользоваться.
   На Денебе IV земляне выстроили пару городских комплексов со школами, училищами и университетами, где вместе с землянами одновременно обучались строгги и их дети. К тому же строгги проявляли необычайную приверженность, правда, открыто это не демонстрировали, учебе военным специальностям. Но земляне, принимая во внимание возникшую и продолжающую постоянно углубляться напряженность в отношении со строггами, старались такой приверженности строггов не замечать. Но в свою очередь земные колонисты продолжали свою захватническую политику в отношении строггских плодородных земель, без зазрения совести любой их клочок, прибирая к рукам. На что строгги, как истинные владельцы, этих земель были вынуждены реагировать соответствующим образом.
   В конце концов, правительство Земной Коалиции несколько лет назад без какого-либо разрешения строггов развернуло свой воинский контингент на Эризархе, экспедиционный батальон. Этот шаг Земной Коалиции еще не стал официальным объявлением войны строггам, но принятие подобного решения сильно приблизило ее начало, поставило человечество со строггами на грань начала военных действий.
   Армейский тяжелый транспортный корабль "Воланд" вынырнул из гиперпространственного прыжка в нескольких миллионах километров от Денеба IV. Капитан транспортника Бьенгу, сидя в своем командирском кресле, еще раз проверил показания приборов главного пульта управления кораблем. Его интересовали звездные координаты места прибытия. До этого дня капитану еще не приходилось бывать в созвездии Лебедя, да и впервые армейский транспортник от родной Солнечной системы удалился на такое количество световых лет. Сейчас капитан Бьенгу и экипаж транспортника, который только что вышел из анабиозных ванн, всматривались в развернувшуюся перед их глазами грандиозную картину величия космоса. Иссиня белый гигант неподвижно висел в космическом пространстве, которое слегка подсвечивалось темно-оранжевым разреженным газовым космическим облаком. Денеб своим ярким белым светом пробивался сквозь это облако и космическое пространство на миллиарды километров вокруг себя заливал ослепительно белым светом.
   Капитан Бьенгу на несколько секунд не мог оторвать своих глаз от изображения Денеба, которое проецировалось на главный обзорный экран капитанского мостика. Бегущей строкой внизу изображения бортовая аппаратура информировала экипаж о том, что ей пришлось установить сильные световые фильтры и электронным путем в пару тысяч раз снизить яркость света этой гигантской звезды, чтобы ее изображение можно было бы пропустить и не сжечь оптико-волоконные каналы бортовой аппаратуры.
   В этот момент штурман корабля завершил расчет маршрута следования "Воланда" от места выхода из гиперпрыжка до орбиты Денеба IV, расчет и трассу маршрута он тут же сбросил на терминал капитана корабля для утверждения. Мгновенно вникнув в суть предложения штурмана, капитан Бьенгу нажатием кнопки дал добро на дальнейшие действия экипажа по прокладке этого маршрута и по движению по нему "Воланда".
   Отключив гипердрайв, служба главного механика на одном только гравитационном движке вывела "Воланд" на баллистическую орбиту полета к планете Денеб IV. Десять минут работы гравитационного двигателя, после чего армейский транспортник инерционное движение по направлению к черному футбольному мячу, который черным пятном высвечивался белом газовом облаке. Футбольный мяч особенно красиво смотрелся на фоне ярко святящихся звезд центрального ядра Млечного Пути, на фоновой подсветки более миллиарда звезд этой галактики. Вскоре этот футбольный мяч, Денеба IV, увеличился в своих размерах. Затем он взошел на светящееся поле гигантского диска Денеба, чтобы превратиться в едва ползущую по нему букашку. Включилось реверсионное торможение самого транспортного корабля, чтобы вскоре "Воланд" вышел на стационарную орбиту Денеба IV и замер на этой орбите.
   В течение двух часов контейнеры с пополнение экспедиционного батальона и дополнительной боевой техники были отправлены на поверхность планеты, где и были приземлены в пятистах километрах от главного строгггского стойбища. Вскоре командир батальона лично по каналу связи переговорил с капитаном Бьенгу, чтобы тому сообщить о том, что контейнеры с пополнением удачно приземлились. После небольшой паузы майор, командир батальона, добавил, что до настоящего момент они не могут разыскать еще один контейнер с замороженными телами одного пехотного отделения.
   Капитан Бьенгу извинился за недодачу и тут же наорал на старшего лейтенанта Готфрида за отвратительную работу разгрузочной команды. Бледный, как молоко, старлейт заверил своего капитана в том, что шестой трюм, где должны были находиться все контейнеры с гибернационными саркофагами полностью разгружен и ни одного контейнера там нет. Да и капитан Бьенгу это отлично видел на общем обзорном экране. Оба офицера недоуменно посматривали друг на друга, не понимая, куда бы мог пропасть контейнер с пехотным отделением.
   В этот момент дроиды принялись за разгрузку девятого трюма. Первым в воздух поднялся и заскользил к Денебу IV ярко-красный контейнер, который прибыл в последнюю очередь и каплейтом Гладковым был самостоятельно загружен в этот трюм.
   Лейтенант Готфрид и капитан Бьенгу открыли рты и с долгим удивлением в глазах наблюдали за тем, как красный контейнер проваливался к поверхности Денеба IV.
   В этот момент какая-то мысль начала рождаться в голове старшего лейтенанта Готфрида, но он ладонью приоткрыл свой рот... и... снова замолчал. Затем старлейт внимательно посмотрел на своего капитана, и в течение пары минут они не отрывали друг от друга взгляда, но... продолжали молчать.
   Только сейчас они поняли, что нештатная ситуация, которая, в принципе, не могла и не должна бы случиться, имела место быть. Ситуация сложилась таким образом, что замороженные тела военнослужащих, находившиеся в саркофагах красного контейнера, во время межзвездного перелета "Воланда" подвергались разнообразным космическим облучением, так как девятый трюм не был соответствующим и должным образом защищен от какого-либо космического излучения.

Глава 7

-1-

   Капрал Темьян почувствовал, что кто-то теребит его за плечо. Он приоткрыл глаза, чтобы этого "кто-то" послать куда подальше и чтобы ему позволили бы поспать хотя бы еще одну минуту. Приоткрыв глаз, он над собой вдруг увидел улыбающееся лицо молодой девчонки, ее улыбка стала очень широкой, когда она увидела, что капрал открыл глаза. Откуда-то из далека-далеко до Темьяна донесся приятное женское контральто:
   - Молодой человек, тебе пора просыпаться и вставать на ноги. Вы прилетели на место и тебе пора заступать на службу.
   Произнеся эти слова, лицо девчонки тут же исчезло из поля зрения капрала и через некоторое мгновение он услышал, как невдалеке тот же голос повторил те же слова. Удивленный данным обстоятельством, Темьян руками ухватился за стенки, возвышавшиеся с обеих его сторон, и их резким рывком свое тело из лежащего перевел в сидячее положение. А женский голос уже в третий раз повторял слышанную им ранее фразу.
   Парень машинально повернул голову в том направлении, откуда послышался голос, и увидел там маленькую девичью фигурку, склонившуюся над длинным ящиком. Девушка была одета во все светло-голубое, легкие брючки и в такую же легкую курточку, на спине которой красовался большой красный крест. Ему сразу же стало понятно, что профессия этой девушки - медицинская сестра.
   В этот момент девчонка медсестра выпрямилась от того ящика и направилась еще к одному длинному и узкому ящику. Она снова склонилась над тем ящиком и Темьян снова услышал ее слова о том, что пора просыпаться и подниматься на ноги. Затем он увидел, как над бортиком одного из ящиков вдруг появилась голова человека, а память ему тут же подсказала, что это рядовой его отделения Лимпопо.
   Только в этот момент головной мозг капрала Темьяна заработал в полную силу, он моментально вспомнил о своей учебе в военном учебном центре, о последнем разведывательном поиске, о разговоре и прощание с капитаном контрразведчиком Зарком.
   В его памяти возникли воспоминания о том, как капитан Зарк лично провожал бойцов первого отделения первого взвода учебной роты в большой зал, стены которого были выкрашены в светло-голубую краску. Там капитан ему рассказал о том, что в этом зале им сделают гибернационный укол, после чего их заснувших разложат по саркофагам для межзвездного путешествия на новое место службы, куда отделение капрала Темьяна переводилось в полном составе. Затем капитан Зарк немного подумал и рассказал о том, что рядовой Маршалл обратился к командиру учебной роты с письменным рапортом о его переводе в отделение капрала Темьяна, и что командир роты удовлетворил его просьбу. Настроение капрал Темьян было настолько подавлено предстоящей процедурой гибернации, что он не обратил внимания на слова капитана о Малыше.
   В этот момент в зал вошла молоденькая медсестра с медицинским прибором, висевшим на лямке через ее плечико. Вслед за ней в зал влетел рядовой Малыш. Только в этот момент до сознания капрала Темьяна дошло понимание того, что только что ему говорил капитан Зарк, когда упоминал имя рядового Маршалла и его рапорт командиру роты.
   Подключив прибор к оборудованию и энергорозетке, медсестра начала по одному человеку подзывать бойцов к себе, чтобы сканировать состояние их здоровья. Рядовой Шевроле тут же принялся навязываться к девушке в знакомые. Но она не обратила ни малейшего внимания на его ухаживания, а продолжала измерять температуру и другие параметры здоровья бойцов отделения. Следующим отличился рядовой Макс, который громко рассмеялся, когда прибор попросил его повернуться к нему спиной, и один из его манипуляторов полез ему в волосы на голове.
   Под строгим взглядом капитана Зарка, который за все время этой процедуры не произнес ни единого слова, парни отделения успокоились и замолчали.
   Этот же прибор определил точную дозировку укола для каждого бойца, а затем и произвел этот укол гибернации. Никто из парней, прошедших процедуру укола, так и ничего не почувствовал, но медицинская сестра попросила всех быстро раздеться и разойтись по саркофагам, которые в два ряда стояли вдоль одной из стен зала. Капрал Темьян внимательно наблюдал за тем, как бойцы его отделения расходились по саркофагам, на борту каждого из которых имелась надпись с фамилией своего владельца. Рядовой Малыш, к этому времени он прекратил улыбаться и смеяться, так как сама процедура размещения в саркофагах наводила на очень грустные мысли. Нужно было раздеться догола и улечься, скрестив руки, на дно этого ящика, более похожего на домовину, а не на какой-то там саркофаг.
   Последним бойцом отделения, который ложился в гибернационный саркофаг был, разумеется, рядовой Тугодум, который прежде чем перешагнуть через его бортик, осмотрелся кругом и трижды перекрестился. И такая в этом его взгляде была тоска и неуверенность, что капрал Темьян внутренне содрогнулся. Медицинская сестра по очереди обошла все саркофаги, над каждым наклонялась и что-то там поправляла. Затем она подошла к Темьяну и вопросительно на него посмотрела. Совершенно неожиданно для себя капрал Темьян протянул руку капитану Зарку, который, долю секунды, помявшись, но затем решительно протянул капралу Темьяну свою руку. Рукопожатие получилось по-мужски коротким, крепким, и довольно-таки дружеским.
   Капрал Темьян перешагнул бортик саркофага и лег на его дно. Над ним тут же появилось симпатичное лицо медсестры. Она в приемное отверстие ИскИна саркофага, расположенное рядом с его правом ухом, вложила кристалл, на который были записаны все технические параметры и характеристики его организма. А затем, когда крышка саркофага встала на место, наступила холодная ночь и кошмары. Вскоре капрал Темьян и всего его товарищи и приятели крепко спали, но первоначально их сны были весьма нервозными и время от времени нарушались сильными кошмарами.
   Когда капрал Темьян после всех этих мыслей, промелькнувших в его голове, снова осмотрелся вокруг, то многие бойцы его отделения были уже на ногах. Рядовые Шомпол и Пуля о чем-то вполголоса переговаривались, рядовой Тугодум улыбался и грозил кулаком рядовому Карлу, а рядовой Танкетка уже направлялся в угол помещения, где на стулья были аккуратно разложены пластиковые пакеты, по всей очевидностью, с их униформой, так как на каждом пакете имелась фамилия владельца. Подошла медицинская сестра и помогла капралу Темьяну подняться на ноги и перешагнуть через бортик саркофага, сказав, что карантин завершился.
   - Ваши организмы нормально прошли период гибернации, капрал. - Сказала сестра. - Без особых проблем бойцы пришли в сознание. Сейчас вы одевайтесь, а затем я проведу вас в помещение, где поужинаете, а после уже врач вас осмотрит.
   Новое обмундирование каждому бойцу отделения пришлось точно впору, словно с каждого из них снимали портновские мерки, и их обмундирование шилось по специальному заказу. Эта тропическая форма многим отличалась от прежней, не только фактурой материала, но и высоким качеством пошива. Материал на ощупь был одновременно мягким и плотным, а главное, он не был синтетическим. Форма хорошо и красиво сидела на бойцах отделения, а ее синий цвет с голубоватым отливом приятно контрастировал с окраской стен этого помещения. Рядовой Танкетка выпятил вперед свой небольшой животик и деревенским гусаком прошелся перед друзьями приятелями. К тому на его погонах появилась первая капральская лычка. Капралами также стали Шомпол, Вымпел и Карл. Рядовой Пуля получил звание сержант, а сам Темьян превратился в штаб-сержанта.
   Медсестре понравилась эта молодежь, которая из саркофагов гибернации поднималась мокрыми курицами, но на ее глазах воспрянули духом и превратились в бравых и симпатичных солдатиков. Когда штаб-сержант Темьян, поинтересовался, где они находятся и как долго они находились в замороженном состоянии, то девушка, особо не раздумывая, ответила:
   - Сейчас вы находитесь на Денебе IV созвездия Лебедя, около дух тысяч световых лет до Земли. После ужина полковой врач майор Шишков осмотрит вас и более подробно расскажет, сколько времени вы находились в гибернации. Единственное, что могла бы еще добавить, так это то, что на Денеб IV мы с вами прибыли одновременно, но по каким-то причинам ваше отделение размораживали на три месяца позже.
   В зале моментально утихли смешки и шутки бойцов отделения, радостные улыбки начали стираться с лиц молодых бойцов.

-2-

   Было очень тяжело шагать по этим бесконечным пескам и барханам, имея на горбу тридцатикилограммовую ношу рюкзака, литровую флягу с водой и набор саперных инструментов, да еще фазерная винтовка время от времени сильно хлопала по груди. Штаб-сержанту Темьяну хотелось смахнуть со лба выступившие капельки пота, но он вовремя вспомнил о наличии тактшлем на голове, который бы ему не позволил бы этого сделать. Штаб-сержант шел впереди тридцати бойцов своего взвода и внимательно следил за тем, чтобы острие стрелки компаса придерживалась строго определенного направления.
   Сегодня его взвод выполнял, казалось бы, простое, но одновременно очень боевое сложное задание. Взвод должен был пройти весьма запутанным маршрутом в десять километров, каждые тридцать минут меняя направление движения в строго определенном направлении. В конце маршрута взвод должен был найти закладку с координатами места, где он должен был бы подготовить оборонительные позиции и в течение трех часов эти позиции удерживать от наступающего противника. После выполнения этого комплексного задания взвод мог возвращаться на базу.
   Вся сложность этого задания заключалась в том, что земляне его бойцы в данный момент находились не на родной и столь привычной Земле, а на планете Денеб IV. В данный момент бойцам его взвода было несколько непривычно работать на этой, совершенно незнакомой им планете. Световым потоком, излучаемым Денебом, этим голубым гигантом, из словаря и понимания землян было изгнано понятие "день и ночь". Здесь на Денеб IV всегда был один только световой день, практически не наступала. В определенное время суток дневной свет становился чуть-чуть менее интенсивным, чем обычно, это означало, что наступила ночь.
   Местные аборигены этой планеты, строгги, свои сутки, которые длились несколько дольше земных суток, делили на две равные части. Ту половину суток, когда активность их голубого светила была наиболее высока, они превратили в "ночь". В это время суток они несколько снижали свою активность, отдыхали и спали. А в ту половину суток, когда излучение гиганта снижалось, строгги называли днем и в течение дня занимались активной деятельностью, работали. Так вот, в данный момент взвод штаб-сержант Темьян выполнял задание в ночное время суток, когда строгги отдыхали и спали и когда Денеб имел высшую активность, излучая свет и тепло на Денеб IV.
   Планета Денеб IV представляла собой, если на нее посмотреть из космоса, сфероид неправильной формы, похожий на большую мраморную глыбу, на которой едва ли когда-либо могла бы появиться биологическая жизнь. На деле же планета имела довольно-таки плотную атмосферу с содержанием кислорода в воздухе где-то около двадцати процентов, таким воздухом мог дышать и землянин даже без респиратора. Атмосфера планеты была кристальной чистой, и редко на ее небесах можно было бы заметить какие-либо облака.
   Но ландшафт планеты представлял собой непрезентабельную картину, выполненную в светлых коричневых и желтых тонах из песка и камня. Высокие и трудно проходимые горы, каменные и песчаные пустыни и полупустыни, средняя температура в которых поддерживалась в районе сорока-пятидесяти градусов тепла. На планете имелась вода, источник жизни, но она была загнана под песок и камень, под поверхностью планеты веками вода пробивала и пробила подземные русла. В некоторых местах реки выходили на поверхность, там немедленно вырастали трава, кусты и деревья, типа неприхотливых земных баобабов и саксаулов, способных долгое время хранить в своих стволах воду. Трава на этой планете была не убиваемой, там, где она появлялась, от нее было невозможно избавиться, но со временем там же появлялась и плодородная земля. Вот почему трава везде приветствовалась.
   Взвод штаб-сержанта Темьяна в данный момент находился в каменистой пустыне планеты и уже выходил на конечную прямую своего маршрута. Последний пакет с координатами места обороны бойцы взвода обнаружили практически сразу, он лежал под валуном, помеченным красной краской. Штаб-сержант Темьян с некоторым трепетом, не каждый раз приходилось иметь дело с бумагой, надорвал конверт, посмотрел на лист бумаги с написанными от руки координатами того места и тут же сверился с картой местности, имевшейся в тактшлеме. Чтобы добраться до указанного места, требовалось пропилить еще тридцать километров по пескам и камню.
   Тогда штаб-сержант по ручному браслету связался с ИскИном своего бронетранспортера "Каспер VI" и приказал определить координаты его местонахождения на данный момент и с двумя другими бронетранспортерами взвода срочно прибыть на это место встречи.
   Вскоре взвод штаб-сержанта Темьяна окапывался и готовил оборонительные позиции, до появления противника оставалось совсем мало времени. Когда взвод уже достаточно глубоко углубился в песок и камень, над позицией взвода появился беспилотный разведывательный самолет противника. Но шпиону так и не удалось чего-либо высмотреть, он был сбит короткой очередью зенитного пулемета одного из "Касперов VI". Не забыв поблагодарить своего ИскИна, штаб-сержант приказал ему произвести разведку окружающей местности. Летающий разведчик их взвода также просуществовал совсем недолго, но он успел передать информацию о приближающейся вражеской колонне. На полученном снимке хорошо просматривалась ротная колонна противника, которую сопровождал взвод тяжелых танков.
   Вскоре в объективах бинокля можно было наблюдать, как два тяжелых танка в сопровождении двух пехотных взводов противника начали выходить на их позиции в атаку. ИскИн "Касперов VI" сообщил, что захватил и уверенно удерживает в прицеле танки противника. Штаб-сержант Темьян разрешил ИскИну открывать огонь на поражение противника по своему усмотрению. Сам же по общему каналу связи переговорил с бойцами своего взвода. Затем на ИскИны их тактшлемов сбросил имевшуюся у него информацию по противнику и по предстоящему бою. Одновременно он приказал бойцам, чтобы они были готовы открыть огонь по противнику в любое мгновение. К этому моменту каждый из его бойцов имел главную и две запасных позиции для ведения огня, свой сектор ответственности и каждый четко понимал, что он должен делать.
   Над головой прошли две управляемые противотанковые ракеты, одна из которых взорвалась еще на дистанции, а вторая разорвала гусеницу одного из атакующих танков. С интервалом в секунды над головами прошли еще две ракеты, целью которых на этот раз был еще один танк. Силовая и броневая защита этого танка не выдержала одновременного попадания двух ракет, сначала над двигательным отсеком появился черный клуб дыма, а затем полыхнуло и жаркое пламя. Второй вражеский танк из своего импульсного излучателя обстрелял позиции, с которых были запущены ракеты, уничтожив два ракетных станка, которые исчезли с лица земли в энергетическом разрыве. Наземный бой развивался по известным канонам и правилам армейского устава.
   Но сейчас этот бой мало волновал штаб сержанта Темьяна, ИскИны умели достаточно оперативно реагировать на любое изменение в бою, а бойцы его взвода имели отличную подготовку и знали, как бойцам следует вести в таких позиционных боях. В тот момент штаб-сержанта очень интересовал другой вопрос, куда это вдруг исчез еще один танк и третий взвод противника?
   Немного покрутив головой вокруг, штаб-сержант Темьян понял, что с этого пригорка он ничего не увидит и не сможет рассмотреть. В эту минуту к нему в голову пришла отличная идея.
   Он вдруг вспомнил о том, как неожиданно для самого себя стал командиром взвода, не имея при этом офицерского звания и соответствующей подготовки. Бывший командир взвода лейтенант Карлуш внезапно и серьезно заболел. Батальонный врач майор Шишков так и не смог определить симптомы его болезни, что это вообще за болезнь и как ее можно было бы излечить. Совершенно случайно Шишков узнает о том, что армейский транспортник "Воланд" все еще висит на орбите Денеба IV, поэтому решил лейтенанта Карлуша срочно отправить на излечение от этой неизвестной, поэтому очень опасной болезни на Землю. Тем самым выполнив волю лейтенанта Карлуша, который мечтал о возвращении на Землю.
   Поэтому и штаб-сержант Темьян решил поступить аналогичным образом. Не думая о последствиях и о том, имеет ли он право давать подобные поручения экипажу транспортному корабля, штаб-сержант Темьян по внешней телеметрии связался с дежурным офицером армейского транспортника. Он попросил офицера провести фотографирование местности, где его взвод сейчас вел бой, а эту электронную фотографию переслать на его электронный адрес и на тактшлем. Дежурной вахте армейского транспортника было скучно, на орбите ничего не происходило, поэтому ее офицеры быстро выполнили просьбу собрата армейского офицера, ведь взводом в этой армии командовали одни только офицеры.
   Рассматривая полученную фотографию, штаб-сержант удовлетворительно цыкнул зубами, достаточно было одного взгляда на эту фотографию, чтобы определить, где находятся и чем занимаются пропавшие танк и взвод противника. По внутреннему каналу связи он вызвал капрала Малыша и приказал его отделению, которое прежде было его отделением, оттянуться назад, развернуться и отсечным огнем встретить атакующего с тыла противника.
   Неинтересный бой закончился также неинтересно, как и начался. Стороны разошлись, так и не определив победителя. Только потери противника - танк, два бронетранспортера и двадцать бойцов, во много превосходили потери взвода штаб-сержанта Темьяна.
   Полковник Симпсон, командир экспедиционного батальона внимательно выслушал рапорт нового командира взвода, отпустил его, и только после этого подписал приказ о назначении штаб-сержанта Темьяна на должность исполняющего обязанности командира взвода.

-3-

   Земная колония Денеба IV была не такой уж большой, она насчитывала всего около восьмисот тысяч мужчин и женщин. Детей было мало, женщины на этой планете чувствовали себя не совсем уютно, поэтому очень неохотно становились матерями. Да и дети в основном появлялись в семьях тех землян, которые проживали в сельской местности. Только очень небольшому количеству земных семей удалось поселиться в тех местах, где реки поднимались к поверхности и где имелись плодородные участки земли. Посаженные даже на таких плодородных землях зерна злаковых и зерновых культур, привезенные колонистами и переселенцами с Земли, в большинстве своем погибли на корню из-за сильнейшего светового излучения Денеба. Но каким-то чудом выжили кукуруза, овес и теф, урожаи которых собираемые дважды в год через сотню лет начали кормить земную колонию. Из тефа пекли хлеб, который стал местной достопримечательностью, этот хлеб не давал земным колонистам и переселенцам заболевать местными вирусными и заразными болезнями, делал их энергичными и здоровыми людьми.
   Казалось бы, аборигены Денеба IV строгги, которые и сами кормились благодаря этим урожаям, должны были бы только радоваться успехам землян в растениеводстве, всячески поощрять их усилия по его распространению на новые земли. Тем более, что успехи землян во многом способствовали росту домашнего животноводства, чем, в принципе, строгги и занимались в свободное от войн время. Но, как всегда и бывает, строгги поступили с точностью до наоборот, они в категорической форме потребовали, чтобы земные колонисты и переселенцы ограничили бы количество используемых для земледелия земель, чтобы они жили большими хуторами в нескольких определенных местах, а не расползались бы отдельными семьями по территории их планеты. А в знак своей решительности по этим вопросам произвели демонстративное и насильное переселение нескольких земных семей из сельской местности в городские комплексы.
   В тот день штаб-сержант Темьян быстро освободился от служебных дел и остаток дня решил посвятить знакомству с близлежащим к лагерю городским комплексом. Полковник Симпсон, в принципе, не имел возражений, но посоветовал штаб-сержанту прихватить с собой пару-тройку рядовых. По его словам, в городе было не совсем спокойно, одному штаб-сержанту бродить по его улицам и увеселительным заведениям было бы не совсем безопасно. Штаб-сержант Темьян тут же связался с капралом Малышом и поинтересовался, не свободен ли тот и не хочет ли с ним прогуляться по строггскому городку?! Капрал Малыш был готов с другом отправиться, хоть на край света, только он захотел прихватить с собой рядовых Макса, Лимпопо и Тугодума. Из оружия, кроме десантных ножей, парни решили ничего с собой не брать.
   Город Фиона не был столичным комплексом, но в нем проживало более ста тысяч жителей. Это был, возможно, единственный город Денеба IV, в котором не было постоянно проживающих землян. Город никак не походил на современные города, которые сегодня сплошь и рядом покрывали Землю и близлежащие к ней планеты, колонизированные и терраформированные землянами. Здесь никогда не было гигантских небоскребов, в которых проживали десятки и сотни тысяч семей, многоярусного уличного транспортного движения с многоуровневыми развязками. Не было улиц, заполненных людьми, спешащих по своим делам, не было автоматов андроидов, работающих по уборке улиц или продающих на ней всякую мелочь. Город был тихим, одноэтажным, земляне никак не могли взять в толк, как в таких немногих домах, больше похожих на скальные обломки, сглаженные ветром и временем, могли жить сто тысяч строггов.
   Когда пять землян в легких комбинезонах проходили по улицам Фионы, то их появление вызывало громадный интерес у городских жителей, пара покрытых шерстью детей вприпрыжку бежали за ними, показывая на них длинными волосатыми пальцами, и что-то кричали на своем гортанном языке. Взрослые строгги останавливались и долго смотрели вслед пятерым землянам. Они не кричали им вслед и ни с кем не переговаривались по этому поводу.
   Штаб-сержанту Темьяну и бойцам его взвода в свою очередь было очень интересно наблюдать за тем, что происходило на городских улочках, как ведут себя маленькие и взрослые строгги, как строггские женщины стыдливо опускают глаза, проходя мимо. Им понравился этот маленький городок, они чувствовали себя в нем, как в родном городе. Неизвестно по какой причине, но штаб-сержант Темьян знал каждый поворот любой городской улицы. Знал, что в отдельных местах эти улочки сужались до такой степени, что им было бы трудно по ней пройти.
   Темьян твердо знал о том, что эти городские улочки не имеют конца, а по виткам спирали расходятся из городского центра. Когда они вошли в город, поставив флаер во двор одного из постоялых дворов, то этот город гостеприимно встретил незнакомцев с Земли.
   На первом же перекрестке рядовые Макс и Лимпопо остановили взрослого строгга и поинтересовались, где им в городе можно было бы перекусить. Этот вопрос парнями, разумеется, был задан на земном интергалактическом языке, другого языка рядовые не знали. Но ответ на вопрос они получили на этом же языке, от чего пришли в полное смущение. Оказывается, строгги знали и хорошо понимали любые другие языки, которые могли существовать во вселенной.
   Штаб-сержант Темьян чрезвычайно заинтересовался этим феноменом и поинтересовался у остановленного его парнями строгга, которого звали Яффой, как такое могло случиться. Тот пожал плечами и сказал, что строгги обладают мощным складом ума, а языки легко запоминаемая вещь, произнеси пару фраз и через минуту строгг уже может говорить и изъясняться на этом языке.
   Землян заинтересовало подобное объяснение, они впервые встретились с инопланетянином, который так легко и красиво изъяснялся на их родном языке. Поэтому упустить возможность, больше узнать о планете и о строггах, ее населяющих, традициях и жизни этой расы, было бы верхом глупости. Все пятеро землян хором принялись упрашивать Яффу, посвятить им немного времени. По выражению лица, хотя оно было покрыто светло-коричневой шерстью, строгга было хорошо заметно, что он был чрезвычайно удивлен такой просьбой землян. Но после минутного колебания строгг согласился и поинтересовался, чтобы они посмотреть и узнать. Сразу же выяснилось, что земляне мало чего знают о городе Фионе и о строггах в целом.
   Экскурсия Яффы получилась короткой, но весьма познавательной. Прежде всего, земляне узнали, что, оказывается, они еще не видели сам город, ведь то, что сейчас находилось перед их глазами, это были трущобы Фионы, самый нижний ярус города, где жила одна городская беднота. Город же своими ярусами-этажами уходил вглубь земли. Яффа затруднился ответить на очень простенький вопрос своих землян, сколько же в городе было всего подземных ярусов. Он начал подсчитывать, но каждый раз сбился со счета, начинал считать заново и, в конце концов, махнув рукой, сказал, что у города очень много подземных ярусов. Таким странным образом, случайно выяснилось, что строгги опять-таки из-за склада своего ума, не умеют, не любят и обычно избегают производить точные расчеты, что для этого у них имеются специальные домашние животные. Статистически средний строгг всегда исходил из того, что все, что ему требуется, должно быть столько, сколько ему было необходимо.
   Яффа привел землян к одному из одноэтажных зданий, подобие которых штаб-сержант Темьян со своими бойцами несколько раз встречал во время прогулки по городу. Земляне, обратив внимание на то, что из них постоянно входят и выходят много строггов, поэтому ранее они предположили, что в этих зданиях располагаются комбинаты быстрого питания, как это было на Земле.
   Яффа же сказал, что эти здания являются терминалами для путешествия по подземным городским ярусам. В сопровождении Яффы земляне подошли к одному из таких терминалов и с некоторым волнением вошли в него. В здании было не особо много народа, строгги подходили к различным мерцающим площадкам становились на них и тут же исчезали из виду. На группу землян с Яффой они не обращали особого внимания. Яффа предложил землянам проехаться на нижние ярусы города и, может быть, даже там перекусить. Все вшестером взошли на одну из мерцающих площадок, и тут же почувствовали, как она начала проваливаться вниз. Инстинктивно земляне ухватились друг за друга, но тихий смех Яффы тут же успокоил их, и они смелее стали осматриваться вокруг. Спуск осуществлялся вертикально вниз, но происходил настолько плавно и неторопливо, что на площадке даже не было предусмотрено поручней безопасности. Пока площадка спускалась, перед глазами землян проплывали освещенные городские ярусы.

Глава 8

-1-

   Яффа повернул свое симпатичное светло-коричневое шерстяное лицо к землянам, подмигнул им правым глазом, и предложил выходить на следующем ярусе. Земляне снова слегка поднапряглись, напружинили колени, чтобы вовремя соскочить с лифтовой площадки. Но прыгать им так не пришлось, площадка, дойдя до требуемого яруса, притормозила и замерла, когда ее поверхность сравнялась с поверхностью яруса.
   Пассажиры земляне вместе с Яффой совершенно спокойно сошли с площадки. Отойдя на несколько шагов от этого места, у них взыграло извечное человеческое любопытство, которое заставило всех землян практически одновременно обернуться, чтобы посмотреть, что же стало с их лифтом. Но мерцающей площадки в том месте уже не было, на земле яркими красками выделялся красный круг с белым пятном в центре. У парней так и завертелся на языках вопрос, куда же подевался лифт, но задать этот вопрос Яффе они не успели.
   Один из прохожих строггов, вежливо протолкнувшись через группу землян, вступил на этот красный круг с белям пятном, и тот, моментально превратившись в мерцающую лифтовую площадку, вместе с своим строггом скользнул еще глубже вниз. Через секунду на этом же месте вновь образовался красный круг с белым пятном в центре. В ответ на непонимающие взгляды землян Яффа недоуменно развел своими мощными ручищами и буркнул себе под нос что-то вроде того, что лифт есть лифт, и ничего в нем особо специфического нет.
   Группа землян со строггом во главе продолжила экскурсию по городу.
   Городской ярус, на котором оказались земляне, резко отличался оттого, что они видели на поверхности, на нем были чистые и широкие улицы со строениями, уже более похожими на городские здания. Эти строения, помимо того, что являлись жилыми помещениями строггов, служили опорами для поддержания каменного свода над головой. Они аккуратно чередовались, создавая ощущение пространственного простора, в котором и человек, и строгг чувствовали себя уверенно и спокойно. Обычно в подземелье сохраняется ощущение того, что сверху на тебя давит каменный свод, угрюмо и опасно свисающий над головой. Такое ощущение постоянно держало в напряжении человеческую психику. На любом городском ярусе Фионы ничего подобного не ощущалось и не чувствовалось. Землянам легко дышалось, они весело переговаривались с собой, осматривая улицы и переулки. Посматривали на встречающихся и проходящих мимо строггов. Земляне выглядели настоящей экскурсионной группой, да и только, вместе со своим гидом строггом Яффой.
   Улицы городского яруса были заполнены народом. Строгги различных возрастов и пола хаотично перемещались, занимаясь рабочими, служебными или личными делами. Они были прилично одеты, но, как земляне обратили внимание, мужчины предпочитали одежду из кожи животных, а женщины строггов - веселые тканевые материалы. Время от времени на улицах встречались строгги в кожаных сапогах, штанах и в кожаной безрукавке, одетой на рубашку со стоячим воротником синей или черной расцветки, на которых сами строгги посматривали с некоторой опаской. Земляне также заметили, что эти строгги хамски и самоуверенно вели себя на улице, никому не уступали дороги, толкали строггов, независимо от их пола и возраста. На поясах этих самоуверенных строггов в обязательном порядке болтались большие ножи-тесаки, а незадолго перед этим Яффа им объяснял, что согласно древним правилам и традициям, строггам с оружием запрещено появляться в больших поселениях или скоплениях строггов.
   Капрал Малыш не выдержал и поинтересовался у Яффы, что это за особенные строгги, которые столь хамски ведут себя даже по отношению к другим строггам. Яффа осмотрелся по сторонам и сказал, что это не строгги, а самые настоящие дикари, сельские строгги скотоводы. В свое время на планете существовал один древний род строггов, но после того, как руководители рода строггов наделали немало глупостей, то этот род поделился на два рода. Один род стал называть себя родом "Синих песков", а второй - родом "Черных песков", оба рода ненавидят друг друга, но во всем остальном практически ничем не отличаются друг от друга. Живут в стойбищах, как две капли воды, похожи друг на друга, придерживаются практически одинаковых традиций, но земли свои поделили поровну и каждый род занимает половину полушария планеты.
   На городском ярусе имелся и общественный транспорт, землянам пришлось несколько минут провести на одной из остановок общественного транспорта, прежде чем они разобрались, что он собой представляет. Но даже после наглядной иллюстрации, объяснения Яффы не стали особенно понятными землянам.
   Как можно было бы объяснить такой случай, когда гуляющий или спешащий по делам строгг вдруг неожиданно замирает на месте и через мгновение исчезает с глаз долой? Яффа терпеливо, не зря же он более тридцати лет проработал в школе для юных строггов, объяснял этим неразумным землянам, что город пронизан множеством кинетических коммуникационных каналов, каждый из которых осуществляет техническую поддержку того или иного мысленного действия строгга. Пожелал, к примеру, какой-нибудь строгг переместиться в другое место на данном городском ярусе, вот общественный транспорт по этим кинестетическим коммуникационным каналам и перемещает данного строгга в то место, куда он хотел бы попасть.
   Общественный транспорт не работает при вертикальном перемещении, для этого вида общественного перемещений был необходим лифтовый транспорт. Штаб-сержант Темьян недоуменно пожимал плечами, изумленно переглядываясь с друзьями, а ранее неугомонный капрал Малыш все время экскурсии по городу провел в непривычной для себя манере. Он молчал, не шутил и не подначивал друзей, когда их строгг-гид разъяснял прописные истины, которые, по мнению Яффы, очень походили на вступление к школьному уроку на тему "начальное мышление".
   Обратив внимание на то, что в последние минуты его друзья с Земли приутихли и уже менее энергично задают вопросы, на которые ему было так приятно и интересно отвечать, Яффа сам предложил землянам немного отдохнуть и перекусить, а затем продолжить ознакомительную экскурсию по городу. Его предложение, касательно второй половины, особенно энергично и горячо поддержал рядовой Макс, который еще ни разу в жизни не отказался от кормежки. В помещение городской таверны из-за обеденного времени было полно строггов мужского и женского пола, за столиками имелись отдельные места, но свободных столиков не было.
   Становилось ясным, что найти места группе из шести индивидуумов будет трудновато. Земляне еще колготились у порога, как к Яффе подскочил полноватый строгг низкого роста и посмотрел на Яффу, земляне отлично видели, что у этого строгга совершенно не шевелились губы, но они хорошо слышали его вопрос о том, чем бы он мог помочь уважаемым гостям заведения. Яффа коротко и ясно дал понять, что он хотел бы угостить своих приятелей землян местной пищей. После этих слов Яффы, полный строгг с интересом осмотрел землян, затем поклонился и, попросив уважаемых гостей подождать, пропал из ввиду.
   Вскоре вся кампания удобно расположилась за столом, который строгг официант принес из кухни и тут же накрыл его черной скатертью. Рядовой Лимпопо не удержался и пальцами пощупал материал скатерти. Капрал Малыш хотел ударить его по рукам, чтобы тот вел бы себя прилично за столом. Но в этот момент Яффа поинтересовался, что на обед обычно едят земляне. Великий специалист по этому вопросу рядовой Макс тут же начал перечислять свои любимые обеденные блюда, он начал с украинского борща, как Яффа остановил его, сказав, что этого достаточно.
   Пока парни удивленно переглядывались между собой, Яффа побеседовал с официантом, чуть ли не на пальцах объясняя ему мудреную вещь. Вскоре строгг официант согласно кивнул головой и исчез на кухне, а штаб-сержант Темьян спросил Яффу, чем же он собирается их кормить? На что Яффа благоразумно ответил, что следует немного подождать и, когда на кухне таверны приготовит их пищу, то ее попробовать, подойдет ли она землянам или нет.
   Когда в дверях кухни появился знакомый полноватый строгг, то на вполне земном подносе он нес большую и вполне земную супницу, только выполненную в коричневых тонах и без каких-либо виньеток по бокам. По бокам супницы высились две горки коричневых тарелок и ложек. Земляне, затаив дыхание, наблюдали за тем, как официант несколько неуклюже поставил поднос с супницей с тарелками и ложками на стол и, несколько растерянно, посмотрел на землян. По его взгляду было понятно, что он не знал, что с этими вещами вообще необходимо делать дальше. Первым ему на помощь пришел рядовой Макс, он поднялся со своего места и, протянув руку, снял крышку с супницу. В зале таверны разнесся аромат украинского борща, все посетители практически одновременно повернули головы в сторону столика землян.

-2-

   Украинский борщ, не смотря на то, что отсутствовала сметана, пампушки в горчичной соусе и многие другие земные специи, у землян борщ прошел на ура. После долгих раздумий и наблюдения как этот борщ уничтожают земляне, Яффа попросил официанта налить ему чуть-чуть, чтобы только попробовать то, что сейчас так стремительно поедали пятеро землян. Проба борща прошла незаметно, и также незаметно, но уже для самого себя, Яффа проглотил целую тарелку этого замечательного напитка с овощами и корнеплодами. Откинувшись на спинку стула, строгг почувствовал предрасположение к продолжению разговора с этими землянами. Но в этот момент спокойствие в таверне было нарушено. На ее пороге неожиданно появились шестеро строггов в кожаных костюмах и в синих рубашках под кожаными жилетками.
   Они, молча, стояли на пороге таверны и терпеливо ожидали появления официанта, который должен был бы их проводить бы к свободному столику. Привычный и всегда во всех ресторанах и тавернах звучащий гул голосов, смешанный со звуками лязга столовых приборов, начал медленно затихать в зале по мере того, как посетители таверны обращали свое внимание на эту шестерку строггов.
   Штаб-сержант Темьян непроизвольно обернулся и посмотрел через плечо, в этот момент его глаза совершенно случайно столкнулись с взглядом строгга, по всей очевидности, он был старшим этой группы. Это был здоровый и сильный мужик в истинном смысле понимания этого слова. Он был под два метра ростом, широк в плечах и имел мощную мускулатуру рук и плеч, которые явно говорили, что с ним лучше не встречаться в темном углу.
   Мужик со светло-коричневой шерстью на лице заметить любопытствующий взгляд землянина и сумел ответить ему добродушной улыбкой, хотя в тот момент выражение его лицо оставалось неизменно серьезным. А штаб-сержант Темьян удивился следующему обстоятельству, ему вдруг показалось, что он не только увидел улыбку этого строгга, но и почувствовал, как внутри его внезапно родилось чувство дружелюбия к этому строггу. Прибежал запыхавшийся строгг официант и тотчас же увел эту группу строггов к дальней стене таверны, где она скрылась за дверью. Вскоре в обеденном зале таверны восстановился привычный гул голосов.
   Земляне так хорошо расслабились украинским борщом, что и слышать не хотели о продолжении экскурсии по городу. Капрал Малыш даже устал повторять, что это их не последнее посещение Фионы, надо что-то оставить и для других дней посещения этого города. Что теперь у них имеется хорошо знакомый строгг Яффа, которому есть многое чего рассказать о городе землянам. А строгг в ответ только степенно кивал головой, незнакомая земная пища под названием "украинский борщ" так переполнила строггский желудок, что, может быть, впервые в жизни Яффы родилось понимание пока еще незнакомого, но такого приятного земного чувства лени. В тот момент Яффа думал только о том, чтобы быстрее добраться до дома и немного поспать.
   В момент всеобщей расслабленности мимо стола землян проходил молодой строгг в черной рубашке, который быстро нагнулся и, мгновенно выхватив из-за голенища своих сапог нож, резким махом руки нанес удар Яффе под левую лопатку спины. Удар получился таким сильным, что нож по рукоятку погрузился в тело Яффы и кончик клинка выскочил впереди, изо рта строгга хлынула красная, совсем как у землян, кровь, глаза его навсегда закатились.
   Пятерка землян замерла в шоке, никто из земных парней не ожидал, что такая подлость может произойти, и несколько мгновений они в столбняке смотрели на погибшего Яффу.
   А в этот момент убийца спокойным шагом удалялся к выходу из таверны, ему никто в этом не препятствовал. Земляне все еще находились в шоковом состоянии, а большинство посетителей таверны были увлечены едой и ничего не заметили. Молодой строгг убийца уже брался за ручку входной двери, чтобы навсегда покинуть таверну, как в этот момент тело рядового Тугодума сбило его с ног. От сильного толчка строгг так сильно головой врезался во входную дверь, что на мгновение потерял сознание.
   Штаб-сержант Темьян не поверил своим глазам, когда рядовой Тугодум внезапно вскочил на ноги и громадным прыжком унесся к входной двери, где тут же послышался негромкий вскрик и глухой удар. Месяцы, проведенные в армии, давали себя знать, голова еще размышляла о поступке рядового Тугодума, а тело штаб-сержанта уже действовало и неслось к двери. Рядом с ним мчались капрал Малыш и рядовой Лимпопо, только в этот момент посетители таверны строгги начали, встревожено, поворачивать головы вслед за землянами.
   Штаб-сержанту Темьяну одного взгляда хватило, чтобы сообразить, что убийца не на очень долго потерял сознание и вскоре очнется. Он автоматически сходу ударил его мыском сапога в висок, чтобы тот не спешил бы приходить в сознание. По всей очевидности нанесение такого удара было ошибкой землянина, так как посетители таверны строгги не видели самого убийства Яффы, но они хорошо видели, как этот землянин бьет их собрата строгга ногой, да еще в висок молодого строгга. Строгги Денеба IV считали, что бить или добивать строгга, уже лежащего на земле, самым большим позором, который мог бы совершить настоящий воин. Поэтому все строгги. посетители таверны, поднялись на ноги и, обнажив ножи, кто их имел, разумеется, пошли на землян. Примерно, около двадцати строггов с ножами в руках единой толпой медленно надвигались на землян, в различных позах застывших у двери.
   Земляне не сразу догадались, что же такого произошло, откуда в глазах у, казалось бы, добродушных строггов появилась такое выражение ненависти. Они оставались в неведении и по отношению того, почему у строггов так внезапно изменилось настроение? Всего минуту назад строгги были такими спокойными существами, а сейчас в их глазах сверкала жажда крови.
   По едва слышной команде штаб-сержанта Темьяна, капрал Малыш и рядовые Лимпопо и Тугодум поднялись на ноги и, обнажив десантные ножи, на маленьком пятачке у двери образовали две линии обороны по два бойца в каждой линии. Вперед выдвинулись наиболее сильные бойцы штаб-сержант Темьян и рядовой Тугодум, а их спины прикрывали капрал Малыш и рядовой Лимпопо. В эту минуту сквозь вражескую толпу проталкивался рядовой Макс. Строгги почему-то позволили землянину пройти через толпу и присоединиться к своим товарищам.
   Первыми в атаку пошли строгги, эти шерстяные парни неплохо владели ножами, были хорошими и стойкими бойцами, но спокойная жизнь в городе расслабляла, покрывала жирком мускулы их рук и ног. Поэтому у них не очень-то хорошо получилось в той свалке у двери, которую они устроили в своей первой атаке. Совместными действиями земляне отбили эту неорганизованную атаку, но не перешли в наступление, слишком много было строггов. Штаб-сержант Темьян прекрасно понимал, что единственным шансом на спасение землян в этой схватке с таким количеством строггов является сохранение общего оборонительного строя и совместных защитных действий. Капрал Малыш первым получил ранение ножевой порез левой руки тот момент, когда отступающий строгг внезапно изменил направление движения своего ножа. Рана получилась неглубокой, но из нее сочилась кровь, а это уже был не очень хороший признак.
   Штаб-сержант Темьян бросил короткое приказание и вперед пошла тройка земных бойцов - Темьян, Тугодум и Макс. Особенно красиво и уверенно дрался рядовой Тугодум, он храбро шел на сближение с противником. В самый разгар одного из поединков со строггом в последнюю минуту во время нанесения удара он сумел изменить положение руки с ножом, чтобы нанести противнику не смертельный удар в сердце, а касательное ранение предплечья. При виде такого мастерства даже строгги одобрительно загалдели, все они в прошлом были воинами и хорошо разбирались в ударах ножом. Удар ножом рядового Тугодума им очень понравился, но он не изменил их общего отношения к землянам, их ненависти к инопланетянам.
   Не дав землянам отдышаться, строгги вновь устремились в атаку. Штаб-сержант Темьян почувствовал, что наступает переломный момент боя, когда по случайному стечению обстоятельств любая из сторон схватки может оказаться победительницей. Но одновременно штаб-сержант хорошо понимал, что, если сейчас строггов не остановить, то они могут массой толпы на них навалиться на и подавить их сопротивление. Правда, имелась еще одна возможность для спасения, это открыть дверь и покинуть таверну, но подобное действие означало бы позорное бегство с поля боя. А поступать подобным образом земляне даже в условиях приближающегося поражения и, возможно, своей смерти, не собирались.
   Штаб-сержант Темьян выждал мгновение и вместе с рядовым Максом, этот увалень заменил истекающего кровью капрала Малыша, пошел в атаку на самый центр атакующей толпы строггов. Атака двух землян оказалась полной неожиданностью для этой неорганизованной толпы, и она машинально сделала шаг назад, чем немедленно воспользовался рядовые Тугодум с Лимпопо. Они ринулись вслед за командиром, но не успели, против них справа и слева выдвинулись два пожилых и опытных строгга. Они не только блокировали продвижение вперед этой двойки, но и нанесли два мощных удара в область печени рядового Лимпопо. Только невероятная изворотливость землянина спасла его от гибели или тяжелого ранения.
   А рядовой Тугодум озверел от запаха пролившейся крови, к этому моменту в его сознании сформировалось окончательное понимание ситуации и того, что строгги хотят его убить. Он согнул колени и с диким боевым воплем выпрыгнул в самую толпу строггов, окружавших штаб-сержанта Темьяна и рядового Макса. Весь израненный и в крови штаб-сержант Темьян в бешеном темпе кружил вокруг рядового Макса, стоящего на одном колени и обеими руками зажимающего резаную рану на груди, не давая противнику приблизиться к нему. Молодой землянин умирал, он из последних сил еще держался на колене, сознавая, что, как только упадет на пол таверны, то душа покинет его тело, и он умрет.
   Внезапно до распаленного боем мозга штаб-сержанта Темьяна дошло понимание того, что в данную минуту он мечется в пустоте, строгги внезапно прекратили бой и отошли шагов на пять назад, внимательно наблюдая за поведением израненных землян. Не отбрасывая ножа в сторону, штаб-сержант Темьян опустился перед Максом на колени, пытаясь заглянуть в его затуманенные болью и страданием глаза, желая разделить или хотя бы взять на себя часть этой боли. Но парень уже не отвечал на его взгляд. Он уже приблизился к крайнему порогу бытия и собирался его переступить.
   В этот страшный момент наступающего расставания с другом, послышалась тяжелая поступь шагов, штаб-сержант Темьян поднял голову и повернул ее по направлению этих звуков, там он увидел рослого строгга в кожаном костюме и синей рубахе под кожаной безрукавкой.

-3-

   Владетельный князь и господин рода "Синих песков", хозяин стойбища "Синие камни" беклярбек Джерм полулежал на атласных подушках в своей пещере и внимательно слушал рассказ штаб-сержанта Темьяна. Вот уже второй час штаб-сержант Темьян полусидел, скрестив колени, и неизвестному строггу в деталях рассказывал о своей недолгой гражданской и военной жизни на земле и на Денебе IV. В своем рассказе он ничего не приукрашивал и не привирал, о проблемах своей жизни говорил честно и откровенно. Штаб-сержант Темьян подробно объяснил, почему так решительно покончил с цивильной жизнью и решил пойти на военную службу. Он даже признался в том, что на вербовочном пункте обманул старого майора вербовщика, сделав себя на год старше, в противном случае майор старик мог бы отказаться подписывать с ним контракт о добровольной службе в армии. Темьян, ничего не скрывая, говорил о том, как он боролся за уважением своих сослуживцев по учебной роте, как складывались его отношения с сержантами и офицерами. Немного подумав, рассказал и о том, почему он и его товарищи оказались на Денебе IV.
   Только в этот момент бек Джерм проявил интерес к рассказу штаб-сержанта Темьяна и, по всей очевидности, собирался ему задать какой-то вопрос, но в этот момент распахнулась дверь покоев, и появился слуга в синей с позолоченными позументами на плечах ливреи. Скользящим шагом он приблизился к своему господину и, наклонившись к владетельному князю, пару минут нашептывал ему что-то на ухо. После доклада слуга также бесшумно, как и появился, исчез за дверью, даже не посмотрев в сторону гостя своего хозяина.
   Еще во время общения с так глупо погибшим Яффой, штаб-сержант Темьян начал догадываться о том, что строгги являются сильными телепатами и владеют различными способностями ментального общения. Теперь становилось понятным, почему Яффа мог общаться с землянами на интергалактическом языке, который он, разумеется, не знал, так как прямое общение мыслями не требовало перевода с одного зыка на другой язык. По всей очевидности, строгги и между собой общались посредством направления собеседнику, так называемых, телепатем, что в свою очередь означало, что строгги способны только принимать и дешифровать телепатический сигнал своего собеседника. Они не обладали способностями проникновения в головы других людей для чтения их мыслей!
   Бек Джерм проводил взглядом слугу, дождался, когда за тем захлопнется дверь и, развернувшись к штаб-сержанту Темьяну, тихо произнес:
   - Твой друг, рядовой Макс, будет жить, но уже никогда не сможет вернуться на свою Землю! - И помолчав, добавил. - Ты прав и одновременно не прав штаб-сержант, думая о том, что мы - строгги телепаты. В большинстве своем мы пассивные телепаты, что означает, что мы не можем читать мысли другого строгга, между собой мы общаемся посредством речи или посредством передачи направленной мысли. Но среди нашего народа есть специалисты в области психики и психологии, которых вы люди с Земли называете магами, которые обладают высоким даром и талантами в этой области. Но сейчас, давай, штаб-сержант, переменим тему нашего разговора, о магах у нас будет достаточно времени поговорить. Мне только что доложили, что наши целители не позволили твоему рядовому Максу навсегда покинуть наш мир, они подарили ему жизнь, но за этот подарок ему придется платить всю оставшуюся жизнь. Разумеется, оплата будет производиться не деньгами, а тем обстоятельством, что этот человек теперь не сможет когда-либо покинуть нашу планету, которую вы называете "Денеб IV". Борясь за его жизнь, нашим целителям пришлось коснуться духовного устройства его организма в сфере психологической организации его жизнедеятельности, поэтому его сердце может биться только на этой планете. Оно перестанет функционировать, когда рядовой Макс покинет нашу планету. В определенной степени этот человек стал строггом.
   После этих слов или мыслей, штаб-сержант Темьян пока еще путался в определении способа общения с тем или иным строггом, так искусно строгги владели разговорной речью и телепатией, бек Джерм замолчал и выжидательно посмотрел на штаб-сержанта.
   Три часа назад бек Джерм вместе со своими воинами спас от верной смерти штаб-сержанта Темьяна и четырех бойцов его взвода, один из которых умирал от ножевой раны в сердце. Тогда бек Джерм вместе со своими воинами строггами неожиданно вышел из задней комнаты таверны, где обедал, и своим появлением остановил схватку строггов с землянами.
   Два воина бека, подхватив рядового Макса под руки, мгновенно исчезли с ним в неизвестном направлении.
   А беклярбек Джерм, по праву своего наследственного титула, начал разбираться в причинах возникновения схватки. К выяснению причин он подошел настолько профессионально, словно всю свою жизнь проработал мировым судьей, доброжелательно и одновременно властно, что обе противоборствовавшие стороны охотно ему подчинились, рассказав свою долю правды. Штаб-сержант Темьян по военному коротко и ясно изложил свое видение ситуации, в конце пояснив, что земляне взялись за оружие только для того, чтобы защитить свои жизни. Бек Джерм внимательно осмотрел Яффу и смертельную рану под его лопаткой и хотел переговорить с убийцей. Но молодого строгга убийцы у двери таверны уже не было. Кровавые следы от проползшего тела ясно показали на то, что в определенный момент схватки тот пришел в себя и сумел-таки преодолеть порог таверны и выползти на улицу, где его, по всей очевидности, ждали сообщники. Затем бек Джерм повернулся к строггам и вежливо попросил их объяснить причину проявленной враждебности по отношению к землянам.
   К этому времени большинство строггов уже поняли, что стали заложниками событий, своей ранее скрываемой ненависти к землянам, которая их ослепила и заставила взяться за ножи. Строгги стояли, виновато опустив головы, и большинство хранило молчание, так как было бы глупо в этих условиях выдумывать небылицы для объяснения своего поведения. Но нашлись и другие строгги, которые с пеной у рта начали объяснять, как неправы были земляне, которые сбили с ног, а затем начали избивать ногами ни в чем неповинного молодого строгга. Но с каждым словом даже в головах этих не совсем умных строггов происходила раскрутка причинно-следственных связей, и им становилось понятным, что, когда и почему происходило то или иное событие или действие, в конце концов, они замолчали, молчаливо признавая свою вину. Бек Джерм помолчал немного, а затем вынес свой вердикт, согласно которому земляне признавались невиновной стороной. В знак признания справедливости вынесенного решения, бывшая противоборствующая сторона строггов опустилась на колени и, подняв руки к верху, хором произнесла:
   - Ваше решение справедливо и мы его принимаем, беклярбек Джерм!
   Действуя по наитию, штаб-сержант Темьян тихо приказал своим бойцам в точности повторять за ним то, что он будет делать. Штаб-сержант опустился на одно правое колено, протянул руку в сторону незнакомца, и четверка землян вслед за своим командиром произнесла:
   - Мы принимаем твое решение, беклярбек Джерм!
   В ответ в голове Темьяна послышался лишенный интонаций голос:
   - Хитрые земляне, так и не захотели признавать меня своим господином! Подтвердили справедливость вынесенного мною решения, да и только. Хорошо, тогда я полагаю, что настал момент, когда нам стоит поближе познакомиться и поговорить. А что касается вашего раненого друга, то не волнуйтесь, мои воины должны доставить его к целителям, которые умеют бороться со смертью.
   Так штаб-сержант Темьян и бойцы его взвода познакомились с владетельным князем и господином рода "Синих песков", хозяином стойбища "Синие камни" беклярбеком Джермом.
   Все в порезах, неглубоких ножевых ранах и кровью на лицах и руках земляне вместе с беком Джермом и его воинами покинули городскую таверну "У реки", оставив там своего Яффу и еще двух других строггов, уже погибших от ножей землян. Перед уходом бек Джерм пояснил им, почему он оставил тела убитых в таверне, существует специальная городская служба, которая займется утилизацией тел убитых строггов. С ней уже связались его воины и ее представителей уже вызвали в таверну.

-3-

   Штаб-сержанту Темьяну очень хотелось повидаться и переговорить со своими товарищами, которыми забрали с собой и занимались лечением местные целители, когда они вместе с беком Джермом прибыли в загородное стойбище владетельного князя, расположенное недалеко от города Фионы.
   В стойбище смешанная группа землян и строггов добралась еще одним ранее неизвестным землянам транспортным способом. Выйдя из таверны, земляне неожиданно для себя увидели мерцающий синим цветом экран, который перегораживал улицу, бек Джерм и его воины сразу же погрузились в этот экран. Бек Джерм перед тем, как сделать шаг в этот экран, обернулся и посмотрел на штаб-сержанта Темьяна. Добродушная улыбка, но уже с некоторой хитрецой, вновь коснулась его губ. Так ничего не сказав, беклярбек погрузился в мерцающий синий экран. Земляне же некоторое время потолклись у экрана, нерешительно поглядывая друг на друга, затем дружно плечом к плечу шагнули в экран, чтобы выйти из него у самого стойбища.
   Только тогда штаб-сержанту Темьяну на память пришло выражение телепортация, когда усилием воли паранормального существа осуществлялся перенос физического объекта или предмета на расстояние. Но когда его готовили к перелету и службе на Денеб IV, то никто из инструкторов и преподавателей ни единым словом не обмолвился о том, что строгги телепаты и что у них существует подобная технология перемещения физических предметов. Говорили, что представители расы строггов обладают мощным головным мозгом, но их межродовая разобщенность негативно сказывается на всестороннем развитии этой цивилизации в целом. Причем, среди инструкторов и преподавателей были сержанты и офицеры, немало лет прослужившие на Денебе IV.
   В словах всех этих инструкторов и преподавателей так сквозила единая нелюбовь и неприятие этой расы строггов. Штаб-сержант Темьян тогда еще подумал о тои, почему эти сержанты и офицеры так нехорошо отзываются о строггах. Ведь, по существу, эти строгги пока еще ничего плохого человечеству не сделали, наоборот, представители человечества насильно колонизируют и заселяют их земли.
   Беку Джерму понравилось общение с этими землянами, энергичность и пытливость их умов, неординарность принимаемых решений и поведения в незнакомых условиях. Поэтому он решил терпеливо ожидать момента, когда штаб-сержант Темьян приведет в порядок свои мысли, осмыслит ситуацию и начнет задавать свои вопросы, которые помогут ему осознать и понять свое место в истории развития этой планеты.
   Когда Темьян оторвал глаза от пола и пытливо посмотрел в глаза беклярбека, по выражению его глаз беку Джерму стало ясно и понятно, что этот человек пришел к определенному решению. Но не подошел к этапу, когда начнет задавать вопросы возможности сосуществования строггов и землян на этой планете. Его мать была права, уверяя его в том, что этому землянину потребуется много времени для того, что более близко познакомиться со строггами, только после этого он будет готов к тому, что начать искать решение проблем сосуществования строггов и землян.
   В этот момент штаб-сержант Темьян сказал, что хотел бы повидаться со своими товарищами и переговорить с ними.
   По всей очевидности, на территории этого стойбища имелись паранормальные заморочки, поэтому расстояние до помещения, где располагался строггский лазарет, Темьяну вместе с сопровождающими строггами пришлось пройтись на своих на своих ногах. Когда они шли длинным коридором, то одна его сторона имела несколько окон, через которые Темьян видел, как во дворе строгги в ливреях синего цвета и золотыми позументами на руках занимались хозяйственными делами.
   Штаб-сержант Темьян пока еще не знал о том, какую позицию бек Джерм занимает в иерархии власти строггов. Да сейчас этот вопрос его особо и не волновал, так как он в основном волновался за состояние здоровья бойцов его взвода. Его обрадовала весть о том, что рядовой Максом будет жить, он не совсем понял объяснение бека Джерма в отношении того, почему этот рядовой теперь никогда не сможет покинуть Денеб IV. Но ответ на этот вопрос можно и подождать, когда они вернутся в казармы батальона, то майор Шишков обязательно осмотрит рядового Макса и пропишет ему курс лечения.
   Было трудно себе представить, как штаб-сержант Темьян обрадовался, когда увидел капрала Малыша, рядовых Лимпопо и Тугодума, лежавших на топчанах с перебинтованными руками и лицами. Всего пара часов прошло с момента их расставания у ворот стойбища, а ему показалось, что с этого времени прошло несколько лет. Капрал Малыш появление своего командира встретил смехом и привычными шуточками. Рядовой Лимпопо хотел продемонстрировать солдатский энтузиазм, вскочить на ноги и, действуя в соответствии с уставом, поприветствовать штаб-сержанта, но тот вовремя остановил его порыв.
   Рядовой Тугодум, который получил серьезную рану в правое плечо, только помахал ему, приветствуя левой рукой. Парни были рады видеть своего командира. По очереди обходя парней, пожимая им руки, штаб-сержант Темьян, в конце концов, устроился в ногах у капрала Малыша.
   Поделился с парнями новостью том, что местные врачи вытащили рядового Макса с того света, что он будет жить. А дальше зашел разговор чисто на солдатские темы, в котором бойцы поинтересовались, когда они вернутся в родные казармы. Время с друзьями летело быстро и незаметно. Внезапно штаб-капитан Темьян почувствовал, что кто-то коснулся его плеча, он машинально повернул голову и столкнулся с взглядом удивительно синих глаз, которые принадлежал строггской женщине.
   Тут же в его голове пронеслась телепатема:
   - Нас зовут не "строггскими женщинами", а "джеззами". Мы продолжаем свой род и род строггов. Меня зовут Айлин, я джезза-целительница. Пришла в лазарет, чтобы осмотреть и окончательно исцелить твои раны, воин.
   Штаб-сержант Темьян решил не сопротивляться бесподобным глазам Айлин, и согласился подвергнуться осмотру целительницы. Он полагал, что для осмотра его отведут в специальное помещение, но джезза провела осмотр его ран на глазах товарищей. Штаб-сержанту Темьяну пришлось раздеться до пояса, что позволить гибким пальцам джеззы пройтись по двум неглубоким и уже не кровоточащим порезам на правом плече, порезу на груди и уколу в районе правого бока.
   Штаб-сержант собственными глазами наблюдал за тем, как порезы при соприкосновениями с пальцами джеззы краснели, в результате чего в них появлялась шипящая боль, а затем края ран начали сходиться, из-за чего боль только усиливалась. Штаб-сержант Темьян уже начал сожалеть о том, что согласился на исцеление подобным варварским методом, и без какой-либо анестезии, но в этот момент боль покинула плечо. Штаб-сержант внимательно его осмотрел, но там уже никаких ран, даже шрамов не было видно. Его глаза на месте ран видели одни только белые полоски кожи, которые через мгновение приняли такой же оттенок загара, как и вся кожа на плече. Влиятельная Айлин, не давая времени штаб-сержанту Темьяну на возражения, тут же занялась порезами и ссадинами на его лице.
   Когда джезза-целительница закончила работу, то штаб-сержант поднялся на ноги и поклонился джеззе, влиятельная Айлин с величавым достоинством восприняла благодарность человека и слегка склонила голову в ответ. Эти четверо парней произвели переворот в ее голове и вызвали бурю страстей, но она, как и полагается истинной джеззе, ничем не выдала своего волнения при встрече и общении с этими человеческими парнями.
   Джеззы и строгги только появлялись на белый свет, как их родители тут же начинали говорить своим детенышам, что человек это плохо и что общение с ним приносит одни только несчастья. Некоторые строгги даже предлагали изгнать людей со своей планеты, но джеззы их остановили, так как джеззы не хотели войны и кровопролития, считая, что даже в самых трудных ситуациях, прежде всего, стоит находить общий язык, нежели сражаться и проливать кровь на поле боя.
   Почти два столетия джеззам удавалось сдерживать темперамент строггов, но сегодня ситуация настолько накалилась, что даже джеззам ясновидицам было трудно предсказать, что случиться завтра. Хорошо еще, что ее сын бек Джерм, владетельный князь и господин рода "Синих песков" оказался умным строггом, прислушивается к ее словам и не поддерживает владетельного князя и господина рода "Черных песков", хозяина стойбища "Черные камни" беклярбека Хундо в его стремлении изгнать землян с этой планеты.
   Влиятельная Айлин тяжело вздохнула, ласково улыбнулась земным парням и пошла к выходу из помещения.

Глава 9

-1-

   Стал забываться и уходить в прошлое злопамятный экскурсионный день в город строггов Фиону, который обернулся большими неприятностями. В тот день от руки убийцы пал строгг Яффа, бывший учитель, который перешагнул пропасть, возникшую и расширяющуюся между людьми и строггами, сумел стать настоящим другом пятерых земных парням. В тот день штаб сержант Темьян и бойцы его взвода встретились, познакомились и подружились со вторым по значимости на планете Денеб IV владетельным князем беклярбеком Джермом. В тот же день они познакомились с влиятельной джеззой, целительницей Айлин.
   Тогда, после курса лечения, проведенного целительницей влиятельной Айлин, штаб-сержант Темьян решил немного отдохнуть и не заметил, как забылся крепким сном. Вместе с друзьями он так и проспал до следующей неактивной половины денебских суток. Утром в палате строггского лазарета появился рядовой Макс, который и разбудил своих приятелей. Макс был очень бледен, но довольно-таки уверенно держался на ногах. Внешне рядовой Макс оставался таким здоровяком увальнем, но в его глазах затаилась некая тоска, которой раньше в глазах этого парня никогда не было. Парни дружно вскочили на ноги, набросились на Макса, чтобы его приветствовать. Они радостного его обнимали, хлопали по плечам и украдкой ощупывали друга, пытаясь убедиться в том, что физически он не изменился. При этом парни требовали, чтобы Макс поделился с ними деталями того, как прошла операция, прошел курс. В ответ на все эти вопросы приятелей Макс, молча, распахнул полотняную куртку пижаму, в которые строгги переодели всех раненых парней, и перед глазами парней появилась ровная строчка шрама, проходившая по центру его груди. Шрам успел поблекнуть, он не был таким уж очень красным. По всему было видно, что этот шрам заживал.
   Строгги беклярбека Джерма успели вовремя до командира батальона полковника Симпсона донести информацию о случае, произошедшем с военнослужащими его батальона во время экскурсии по строггскому городу Фиона. Когда капрал Темьян со своими бойцами вернулся на базу, то никто из дежурных по батальону офицеров не задавали вопросов по поводу их задержки с возвращением. Но по батальону и по его штабу бродили упорные слухи о их столкновении со строггами в городе.
   Этот же слух об открытом бое землян со строггами с быстротой молнии распространился по всей строггской планете. В штаб батальона начали поступать звонки со всех уголков планеты, звонили земные колонисты и поселенцы, которые хотели узнать, действительно ли была такая схватка. После этого вопроса звонившие люди интересовались, кто же вышел победителем в этой схватки. Имя штаб-сержанта Темьяна и имена его бойцов, в мгновение ока облетели поселения и колонии землян, они стали наиболее известными и уважаемыми землянами на Денебе IV.
   Имена земных бойцов узнали и строгги, сначала ими начали пугать непослушных детенышей, а затем на улицах городских комплексов и крупных стойбищ строггов появились прокламаторы священного газавата, которые требовали полного изгнания землян со строггской планеты.
   Командир батальона полковник Симпсон довольно-таки спокойно отнесся к происшествию в городе Фиона, и к звонкам земных поселенцев и колонистов. Но полковник взбесился и наорал на офицера связи, когда по каналу дальней связи пришла спешная депеша с приказом с Земли от какого-то там капитана Зарка. Понимаете, в телеграмме этот капитанишка приказывал ему полковнику Симпсону, срочно направить в его адрес рапорт об этом событии штаб-сержанта Темьяна.
   С момента возвращения в батальон прошло уже более полутора месяцев, Никто из строггов не пытался связаться со штаб-сержантом, чтобы передать Темьяну весточку или какую-либо другую информацию от вновь обретенных строггских друзей. В глубине души штаб-сержанта Темьяна это безразличие со стороны строггов слегка беспокоило, но служба постепенно все более и более в себя затягивала, отодвигая на второй или даже на третий план события того дня. Рядовой Макс почти совсем поправился, шрам на его груди превратился в розовую линию, он совершенно не болел.
   Временная база экспедиционного батальона все более и более обустраивалась и приобретала черты постоянной стационарной военной базы. Инженерная рота капитана Франко много поработала в этой области, практически каждый день она вводила в строй все новые и новые блокпосты, капониры, артиллерийские позиции и бетонные пушечно-пулеметные доты по внешнему периметру обороны базы. Для всех этих огневых точек требовался постоянный или хотя бы временный гарнизон из военнослужащих. В какой-то момент перед полковником Симпсоном, командиром экспедиционного батальона, снова встала серьезная проблема, которая только углубляться день ото дня, нехватки военнослужащих для гарнизонной службы. Трех тысяч военнослужащих стало явно не хватать для этих целей, солдаты незаметно распылялись по территории всей планеты.
   Прибывшая вместе с пополнением боевая техника и артиллерия были расконсервированы, а затем распределена по боевым частям и подразделениям батальона. Неожиданно второй взвод второй роты в свое распоряжение получил уникальный и первый промышленный экземпляр летающего бронетранспортера ТТ-100, который все еще находился в разработке, которого нужно было своими силами обкатать и поставить на боевое дежурство.
   Сержанту Пуле, механику водителю этого бронетранспортера пришлось немало потрудиться и попыхтеть, чтобы боевую машину довести до ума и поставить в строй. Один сержант, возможно, так быстро и не справился бы с этой работой, но ему стал помогать рядовой Максе. Этот рядовой, как и сержант Пуля, оказался большим любителем покопаться в какой-либо механической игрушке, сначала сломать ее, а затем хорошо починить. Макс много помогал сержанту копаться в двигателе бронетранспортера, они добились того, что ТТ-100 начал заводиться с полуоборота, а ведь до этого машина даже не чихала. К завершению ремонта оба солдата стали не разлей вода, прекрасно понимали друг друга с полуслова.
   Темьян же сильно удивлялся тому обстоятельству, что после ножевого ранения в сердце у Макса так сильно развился интерес к технике, он был готов днями и ночами копаться во всем, что имело отношение к военным машинам, гравилетам. Но никогда не препятствовал парню в этом занятие в свободное от службы время. А Максу, который внешне выглядел увалень увальнем, после завершения занятий во взводе, заходил в казарму, чтобы переодеться в старое обмундирование и уходил в батальонном депо, помогать сержанту Пуле. Там он вместе с сержантом возился допоздна, иногда и ночи напролет, с электроникой, аппаратурой наводки, двигателем и вооружением ТТ-100. Они вдвоем научились с завязанными глазами разбираться в мещанине проводов, оптиковолокна, электронных плат и микрочипов. С бронетранспортером Пуля и Макс провозились несколько дней подряд, но сумели-таки добиться того, что ТТ-100 мог самостоятельно добраться до батальонного полигона, чтобы провести обкатку этой машины в полном объеме.
   Полковник Симпсон лично подписал приказ о начале и проведении полигонных испытаний ТТ-100 с одновременным проведением учебного боя с его непосредственным участием.

-2-

   Накануне учебного боя к командиру второго взвода штаб-сержанту Темьяну зашел капитан Франко, командир инженерный роты. Когда капитан перешагнул пород взводной палатки, то находившийся в ней штаб-сержант молниеносно вскочил на ноги и в струнку вытянулся перед капитаном Франко. Командир инженерной роты, разумеется, слышал о том, что командиром второго взвода второй роты является штаб-сержант, но явно не ожидал того, что это будет такой молодой парень.
   Капитан Франко некоторое постоял в нерешительности, молча, посматривая на вытянувшихся перед ним штаб-сержанта и других бойцов взвода, с которыми штаб-сержант Темьян проводил учебные занятия. Затем капитан взял себя в руки и вежливо попросил бойцов взвода оставить его наедине с штаб-сержантом Темьяном.
   Капитан Франко был всего лет на десять старше Темьяна. Ему недавно исполнилось двадцать семь лет, но к этим годам он уже успел стать полным капитаном. Такая практически мгновенная карьера в армии Земной Коалиции могла лишь только означать, что его папа был генералом, или же что он своими талантами сумел продвинуться до столь высокого военного чина,
   Когда оба офицера остались наедине, то капитан Франко, прежде всего, извинился за свое появление во втором взводе без предварительного предупреждения. Но, тут же объяснил свою ошибку тем обстоятельством, что спешил, так как очень хотел, как можно быстрее встретиться и познакомиться со штаб-сержантом. Ему хотелось с ним обсудить интересную идею по организации и проведению завтрашнего боя. Штаб-сержант Темьян принял извинение капитана инженерной роты.
   Разговор молодых офицеров получился интересным и долгим. В течение двух часов они, забыв о существовании армейской субординации, яростно спорили, не уступая друг другу ни пяти ни в одном вопросе, обсуждая варианты завтрашнего учебного боя. Время от времени в учебную палатку заглядывал капрал Малыш, которого, видимо, очень занимало, что же такого интересного нашли в друг друге эти два молодых офицера, что не расстаться. Только срочный вызов капитана Франко к командиру батальона на очередное совещание прервал этот увлекательный обмен мнениям. Покидая палатку, капитан Франко протянул руку штаб-сержанту Темьяну для дружеского рукопожатия.
   ТТ-100 или "сотка", как совсем по-простому бойцы взвода называли свое транспортное средство, прекрасно себя проявил себя на полигоне. Он проходил или протаранивал любое препятствие, брал высоту с любым критическим уклоном и резво катил по любой проселочной дороги. "Касперы VI" так и не смогли в чем-либо его обогнать или продемонстрировать лучшие качества.
   Взводная колонна из трех бронетранспортеров пылила по песчаной дороге. Впереди колонны двигался ТТ-100, который достался отделению капрала Маршалла. Некоторые бойцы этого отделения сейчас вылезли прямо на броню своей "сотки", они весело ржали и демонстрировали неприличные жесты бойцам других двух отделениям взвода, которые с угрюмыми лицами следовали на своих новых "Касперов VI".
   Вскоре все три боевых машины оказались на вершине небольшого дорожного пригорка, здесь "сотке" предстояло пройти последние испытания. Бронетранспортер впервые должен был подняться в воздух и продемонстрировать свои возможности воздушного бойца на разных высотах. Бронетранспортеры "Каспер VI" могли на гравитационных решетках подниматься на полтора - два метра над землей и скользить в горизонтальной плоскости, но на большую высоту они не были способны подниматься.
   Перед самым испытанием вдруг выяснилось, что сержант Пуля, будучи механиком-водителем "сотки", боится его пилотировать, так как ни разу не летал в качестве пилота. Штаб-сержант Темьян мысленно отругал самого себя за то, что не предусмотрел такой возможности, с тоской думая о том, что он плохой командир взвода. Но в настоящий момент во всем экспедиционном батальоне не было ни одного офицера, который смог бы без предварительной подготовки сесть за рычаги этой летающей "сотки". Штаб-сержант Темьян приказал бойцам отделения капрала Малыша покинуть "сотку", а сам вместе с сержантом Пулей полез за рычаги управления бронетранспортером. Приборная доска этой машины мало чем отличалась от приборной доски серийных "Касперов VI", поэтому все приборы были ему знакомы, за исключением одной новой панели, которая расположилась в самом центре приборной доски:
   - Вот авиагоризонт, вот альтиметр, а эта кнопка означает пуск малого гравитационного двигателя Зайчковского-Уилсона, который эту громадину и на любую орбиту может затащить. Похоже, что это не бронетранспортер, как мы раньше думали, а настоящий тактический боевой транспортер среднего крейсера. Да, видимо, братья-интенданты ошиблись, отправив этот бот не по прямому назначению во флот. - Думал штаб-сержант Темьян, изучая приборную доску "сотки".
   Вскоре он решительно нажал кнопку включения гравитационного двигателя и, выждав несколько секунд, решительно перевел рычаг сектора мощности двигателя на одну единицу вперед. ТТ-100 слегка вздрогнул, немного приподнялся над поверхностью земли, а в наушниках шлемофонов Темьяна и Пули тут же раздался мелодичный женский голос:
   - Здравствуйте, ИскИн тактического транспортера ТТ-100 бортовой номер 1313232 приветствует вас! Я всегда готов помочь вам, дать совет и, в случае необходимости, взять на себя управление транспортером. В настоящий момент я настроена на восприятие голосовых приказов... .
   Сержант Пуля не выдержал болтовни ИскИна и, по-простому прокомментировал возникшую ситуацию, сурово заявив:
   - Командир прекрати этот бесполезный бабский треп. Мне совершенно не нравится, что со мной постоянно будет разговаривать женщина. Мне также не нравится то, что она, не переставая, треплет языком и не дает мужику слово вставить. И вообще она не имеет права боевой бронетранспортер называть каким-то там непонятным словом "транспортер"?
   - Приказ понят. Выполнять приказ или не выполнять? - Тут же послышался женский голос ИскИна.
   - Выполнять.
   Штаб-сержант Темьян подтвердил просьбу механика-водителя. Через мгновение в наушниках шлемофона послышался приятный мужской баритон:
   - Приказ выполнен. Двигатель машины прогрет. Но для того, что исключить возможность попадания бронетранспортера ТТ-100 в руки противника, в целях безопасности прошу, приложить ладони ваших рук к мигающим полям на приборной доске.
   Штаб-сержант Темьян и сержант Пуля послушно приложили свои ладони к двум мигающим полям, которых до этого момента на приборной доске и в помине не было, в чем они оба были готовы поклясться.
   - Благодарю вас штаб-сержант Темьян и сержант Пуля. Идентификация произведена удачно. ИскИн и "сотка" готовы к выполнению следующего задания.
   Подолгу службы штаб-сержанту Темьяну приходилось много общаться с ИскИнами, но такой занудный и говорливый ИскИн ему впервые встретился. Штаб-сержант лукаво ухмыльнулся этим своим мыслям, и решительно потянул рычаг сектора мощности двигателя на себя, остановившись на цифре "3".
   "Сотка" начала медленно набирать высоту, набор осуществлялся равномерно, без каких-либо рывков и раскачиваний из стороны в сторону. Достигнув высоты пятисот метров, штаб-сержант Темьян вернул рычаг мощности в позицию на цифре "1". Набор высоты прекратился, но на этой высоте ощущался сильные порывы ветра и "сотку" начало раскачивать.
   Чтобы нейтрализовать раскачку бронетранспортера, штаб-сержант Темьян ногой слегка коснулся педали акселератора и совершенно неожиданно "сотка" так резво рванула с места и устремилась вперед, что штаб-сержант от полной неожиданности сбросил ногу с педали. Машина также резко прекратила движение и замерла на месте. Штаб-сержант Темьян перевел взгляд с приборной панели управления вниз на ноги и там увидел две педали, какие имели гражданские глайдеры и флаеры, на которых он в свое время немало погонял пацаном в школьные годы. Тут же исчезли скованность и неуверенность движений, тело само вспомнило навыки управления теми летательными аппаратами в дни своей веселой и удалой юности. В течение тридцати минут ТТ-100 послушно и выполнял боевые развороты, бочки и иммельманы. В иные минуты казалось, что "сотке" понравилась игра со своей тенью, и она всеми силами старалась досконально выполнить любую задумку своего пилота-водителя.
   Бойцы взвода, сидя в траве и на броне двух "Касперов VI" с удивлением и одновременно восхищением в глазах наблюдали за выкрутасами, которые вытворял на "сотке" их командир взвода. За выкрутасами "сотки" наблюдала и большая птица, парившая несколько в стороне на высоте пяти тысяч метров. Внешне и размахом крыльев эта птица была похожа на земной андский кондор. Никто из бойцов на земле так и не понял, была ли это учебная атака или молодые парни на "сотке" атаковали птицу из чувства самоуверенности и вседозволенности. Но "сотка" внезапно атаковала птицу, на пятисот метровой высоте прогремела короткая очередь из крупнокалиберного фазерного пулемета. Затем некоторое время в небе стояло небольшое облачко из перьев птицы, которое, впрочем, вскоре исчезло.

-3-

   Бек Хундо сидел в кресле и отчаянно пальцами рук потирал свои глаза, в которых внезапно погас божий свет. До этого момента он в образе кондора шпионил за землянами, вернее, за одним землянином, который, не смотря на свой юный возраст, уже получил кличку "убийца строггов". С появлением землян на Элизархе он одним из первых в своем роду создал службу дознания, которая должна была бы собирать сведения о том, чем они занимаются на его планете. Некоторое время у этой службы мало чего получалось, но со временем она научилась добывать сведения, которые представляли несомненный интерес для ее владетельного князя и беклярбека Хундо. Во многом это произошло благодаря контактам самого бека Хундо, которые он установил с командованием экспедиционного батальона землян.
   Служба дознания сумела-таки узнать о трепотне одного пьяного земного солдата сапера в одной из таверн Фионы, в которой он сообщил о том, что через три дня взвод штаб-сержанта Темьяна на дальний батальонном полигоне проведет испытания новейшего бронетранспортера. Получив эту информацию, бек Хундо сильно разволновался, ему впервые представлялась реальная возможность послать убийц и покончить с этим "убийцей строггов". Не дать штаб-сержанту Темьяну превратиться в "великого спасителя строггов и отца первого правителя единого народа строггов и землян". Ведь, согласно древним предначертаниям, народ строггов должен был впасть в великую депрессию, у него перестанут рождаться дети, он встань на грань своего вырождения, полного исчезновения в этой вселенном. И это было божье наказание строггов за геноцид мервов и их изгнания с этой планеты.
   Беклярбек Хундо много раз по этому вопросу советовался с "соседями", они подсказали ему самое простое решение для выхода из этого сложного положения, а именно убить штаб-сержанта Темьяна, пока он еще был "убийцей строггов". Тогда строгги прославят беклярбека Хундо и сделают его своим единственным правителем, изгнав беклярбека Джерма с престола. Один раз бек попытался уже подослать убийцу к этому землянину, но этот строгг убийца неожиданно воспылал праведным гневом и свой кинжал направил в сердце предателя строгга, который начал якшаться и заигрывать с проклятыми землянами.
   Служба дознания тщательно проанализировала сообщение этого пьяного сапера землянина, разработала и принесла на утверждение беку Хундо план уничтожения "убийцы строггов" воинами невидимками. Но весь Элизарх знал, что воины невидимки имеются в распоряжении одного только рода "Черные пески", что позволило бы роду строггов "Синие пески" бека Джерма обвинить его убийстве человека в то время, когда между строггами и людьми был мир. Тогда беклярбек Хундо стал бы проклятым строггом, ни один бы другой строгг не пожал бы ему руки.
   Бек Хундо не утвердил плана покушения на "убийцу строггов", разработанного службы дознания его рода. Он долго и тщательно его изучал, а затем, заявил своим придворным, что не хочет из этого землянина своими руками сотворить мессию мира Элизарха и крест-накрест перечеркнул этот план. Его любимец дворф превратился в кондора и отправился для наблюдения в воздушную зону батальонного полигона. Беку Хундо захотелось своими глазами взглянуть на "убийцу строггов", а также посмотреть на новую военную технику, поступившую на вооружение экспедиционного батальона землян. К тому же беклярбеку хотелось еще раз подумать над тем, что же делать дальше, чтобы строгги стали свободными, а земляне навсегда покинули бы Элизарх.
   Дворф шпион прекрасно выполнил задание своего господина и в течение десяти минут давал прекрасного качества изображение с полигона. Он несколько раз крупным планом показывал лицо "убийцы строггов" и его товарищей, затем увлекся демонстрацией возможностей новой боевой машины землян и слишком близко "свое воплощение в воздухе" приблизил к новой боевой машине землян. Боевая машина землян немедленно и несколько по-своему отреагировала на столь опасное приближение к ней "дворфского воплощения в воздухе". Последовала молниеносная атака, в результате которой дворф жертва атаки бездыханной куклой валялась у ног бека Хундо на полу его покоев.
   Беклярбек брезгливо оттолкнул ногой труп дворфа и отправился в другой угол своих покоев. Глаза бека Хундо перестали болеть, зрение вернулось, но его настроение было до конца испорчено. Придворные-лизоблюды толпой устремились за своим владетельным князем и господином рода "Черные пески", хозяином стойбища "Черные камни".
   Услышав о плохом настроении бека Хундо, слухи всегда мгновенно распространялись по всему стойбищу, в покои владетельного князя примчалась его молодая жена Денга. Своими методами она попыталась успокоить старого мужа.
   Несколько лет назад в одном из строггских стойбищ рода "Черных песков" бек Хундо встретил совсем молодую джеззу, в то время она была еще почти девочкой, которая своей молодостью и веселым характером привела беклярбека старика в хорошее настроение. Некоторое время спустя бек Хундо вспомнил об этой девчонке и ее веселом характере, он послал за ней своих верных воинов. С тех пор девчонка уже больше не покидала его пещеры, стала фавориткой и по значимости поднялась до статуса первой женой беклярбека. Но что-то было не так во взаимоотношениях мужа и жены, до сих пор у них так и не появился на свет свой детеныш.
   Денга сделала все возможное, чтобы своего престарелого мужа привести в хорошее расположение духа А во внутренних покоях владетельного князя, приближенные строгги толпились у их дверей и злобно переглядывались с друг другом. Они вполголоса переговаривались о том, что для рода "Черные пески" настали совсем плохие времена. В недалеком прошлом все эти строгги были молодыми воинами своего владетельного князя, не раз сходившиеся в поединках с воинами владетельного князя Горгона, отца нынешнего беклярбека Джерма. Тогда были веселые и хорошие времена, о которых теперь приходится только вспоминать. Именно тогда строгги начали планировать нападение на Зеленую планету, чтобы земледельцев мервов себе подчинить.
   Специалисты по психологии рода "Черных песков" днями и ночами не выходили из своих лабораторий и кабинетов, разрабатывая новые заклинания технического характера, чтобы на техническом уровне подготовить это строггское вторжение. Под руку бека Хундо собралось неисчислимое количество храбрых воинов строггов, готовых жизнь положить во имя славы строггского народа. Строггскому войску оставалось только шагнуть в порталы перехода на Зеленую планету и эти гнусные копатели земли не посмели бы противостоять величию строггов.
   Но внезапно умирает Горгон владетельный князь рода "Синих песков" и тотчас между строггскими родами "Черных песков" и "Синих песков" пробегает черная кошка. К владетельному князю Хундо приехал молодой беклярбек Джерм, полдня они провели вместе за закрытыми дверями покоев, с глазу на глаз беседуя о секретных вещах.
   Переговоры беклярбеков закончились ужасным провалом, из покоев с разъяренными глазами выскочил владетельный князь Джерм и полуоткрытую дверь покоев прокричал:
   - Никогда этого не будет! Никогда тебе Хундо, не стать владетельным князем всего Элизарха!
   И с тех пор все пошло наперекосяк в делах и отношениях строггов обоих родов, они остались разобщенными, да и с землянами поодиночке не могли справиться.

Глава 10

-1-

   Полковник Симпсон считал себя строгим, но справедливым армейским офицером, достойнейшим командиром батальона. В армии он провел всю свою жизнь, вырос от молодого новобранца до полковника. Службой особо ничем не выделялся ни среди рядовых, ни среди офицеров. Из года в год потихоньку карабкался по армейской иерархической лесенке, получая сначала лычки, а потом звезды на погонах. Он, как офицер, был всем угоден и выгоден! Когда ему предложили вместо командования полагающейся по чину дивизией или бригадой, возглавить экспедиционный батальон на Денебе IV, то после долгих раздумий он согласился. Слишком уж большие деньги выплачивались за командование этим подразделением, по своему численному составу почти равного армейской бригаде. Да и хорошая государственная пенсия получалась за выслугу лет.
   На Денебе IV полковнику Симпсону сразу же удалось хорошо устроиться. Из-за того, что он был единственным военным командиром в таком высоком звании экспедиционного батальона, то незаметно для всех он как бы превратился в официального представителя правительства Земной Коалиции на этой планете. Стал чем-то вроде военного главы землян на Денебе IV, диктатором с неограниченными полномочиями.
   Со временем к нему помимо военных вопросов, стали стекаться дела и по гражданским проблемам. Если полковник Симпсон по этим делам выносил свои решения, то их просто было некому оспаривать, выше его по воинскому званию и официальному положению на Денебе IV не было ни одного человека. Когда проблемы касались конфликтов, возникавшие между строггами и земными колонистами и переселенцами, то полковник, не задумываясь и не вникая в проблему, свои выносил решения в пользу колонистов и переселенцев.
   Объем его служебных обязанностей рос не по дням, а по часам, дело дошло до того, что в столичном комплексе Дуллес полковник Симпсон организовал свое представительство в двухэтажном здании. За счет местных средств, которые образовались от регулярно собираемых с землян налогов, и на которые полковник тут же наложил свою лапу, он нанял клерков и завел бюрократический аппарат. Полковнику, так теперь для краткости, называли его местные жители, земные колонисты, разумеется, такое положение очень понравилось. Если бы только его еще не беспокоили бы с делами, и он мог бы избавиться от некоторых офицеров в батальоне, который превратился в основу его власти и могущества на планете, то полковник Симпсон был бы по-настоящему счастлив.
   В батальоне у него появились свои офицеры шептуны, которые держали его в курсе всего того, что происходило в батальоне, эти офицеры тихо и на ушко ему нашептывали о последних новостях и взаимоотношениях между офицерами. Когда полковнику доложили о дружбе капитана Франко, командира инженерной роты, со штаб-сержантом Темьяном, то полковник вначале пожал плечами. Затем призадумался, временами посматривая на сержанта радиста инженерной роты, который и принес ему эту новость. Сержанту очень хотелось в ближайшее время стать штаб-сержантом, вот он и решил пройтись привычным путем доносов на своих товарищей по батальону. Полковнику Симпсону было плевать на этого сержанта и на его мечты об унтер-офицерстве, но парень иногда приносил полезную информацию, поэтому он и не перекрывал ему доступа к своему телу.
   С появлением штаб-сержанта Темьяна в батальоне, которого не было отнести ни к офицерам, ни к рядовым солдатам, в душе полковника поселилось постоянная обеспокоенность по поводу этой ситуации. Полковник Симпсон старался поддерживать в батальоне строжайшую армейскую дисциплину, желая, чтобы его офицеры и рядовые особо ничем не выделялись бы среди других армейских офицеров и рядовых. А этот штаб-сержант всегда успевал влезать в такие ситуации, что временами это грозило подрыву его, командира батальона репутации, или репутации всего батальона, которым он командовал. Чем больше он думал о дружбе капитана Франко и штаб-сержанта Темьяна, тем больше ему не нравился этот по армейскому уставу несовместимый альянс. Он хотел сейчас же вызвать на ковер капитана Франко и по душам переговорить с ним, как старший офицер с офицером. Но по здравому размышлению отказался от этой мысли и решил разыграть другую партию.
   Полковник Симпсон снисходительно похлопал сержанта-радиста по плечу, поблагодарив его за проделанную работу, пробормотал что-то о приближающейся переаттестации военнослужащих батальона, и выпроводил сержанта из своего кабинета. Нажатием кнопки на интеркоме он вызвал начальника штаба батальона майора Волкова, когда тот ответил на вызов, то пригласил майора зайти к себе. В свое время полковник нашел этого майора в глубинке, где тот загибался от пьянства и, сделав его своим постоянным заместителем, вытащил его из этой пропасти. Сейчас майор Волков прекрасно выглядел и также прекрасно исполнял обязанности заместителя командира батальона. А самое главное, уж очень хитрым и умным оказался этот провинциальный майор, из любого тупика может найти выход. Полковник Симпсон не раз пользовался советом майора хитреца, и ни разу не прогадал.
   Когда за майором Волковым закрылась дверь кабинета, то полковник Симпсон еще долго сидел, не шевелясь, уж очень неординарным получился этот с ним разговор. Но то, что предложил майор, следовало все-таки рассмотреть и обдумать, нельзя отбрасывать в сторону даже такой, казалось бы, чрезвычайно подлый вариант решения проблемы. Ведь, как ни крути, а майор Волков прав, что капитан Франко роет яму под него полковника, что он стремится стать командиром батальона. В свое время он сам этого капитана считал перспективным офицером и подумывал о его назначении своим заместителем, оставив на его плечах батальон, пока он будет разбираться с гражданскими делами в Дуллесе. Поэтому сейчас капитан и ищет себе соратников..., нет, он ищет себе сообщников для организации переворота и захвата власти в батальоне. От одной только мысли, что капитан Франко и штаб-сержант Темьян за его спиной договариваются о таком деле, полковника начинало всего трясти. Он прекрасно понимал, что, если такое и произойдет, то ему придется распрощаться со всем тем, что так легко пришло в его руки - с диктаторской властью на Денебе IV, пока, правда, еще не узаконенной.
   Полковник Симпсон снова нажал интерком и попросил секретаршу дроида, пригласить к нему сержанта-радиста. Ему очень нравилось слово "секретарша", это старое и архаическое земное слово полковнику нравилось и приятно кружило голову.
   Секретарша, а не какой-то там ИскИн!
   На следующее утро штаб батальона за подписью майора Волкова покинула срочная депеша, ушедшая в адрес главного военного штаба Земной Коалиции.

-2-

   И на этот раз подчиненные капитана Франко постарались на славу, их программа "оборона пехотным взводом долговременной укрепленной позиции" превзошла все ожидания штаб-сержанта Темьяна. Он вместе с капралом Малышом половину ночи провозился, решая проблему распределения тридцати бойцов на позиции в полтора десятка километров длиной, но, если решать эту проблему в соответствии с армейским уставом, то у него ничего не получалось. В середине ночи он с капралом Малышом, вышел во двор казармы, подышать свежим воздухом. Стоя у ТТ-100, штаб-сержант Темьян что-то бубнил о проблеме завтрашнего боя, а ему в ответ капрал Малыш широко раскрывал рот, не сдерживая зевоту, к этому времени он уже устал развлекать командира и желал только одного добраться до койки и завалиться спать. В момент рассуждений о тактике завтрашнего боя в голове штаб-сержанта Темьяна послышался мужской голос, который заявил:
   - Ты чего штаб-сержант не спишь и другим спать даешь. Вон, у рядового Малыша сейчас нижняя челюсть отвалиться и чего тогда, ты будешь делать с другом без нижней челюсти? На людях будет стыдно показаться.
   Штаб-сержант Темьян чувствовал себя настолько выжатым лимоном, что сразу должным образом не отреагировал на колкость незнакомца. А посмотрел на зевающего друга и приказал ему идти в казарму и спать. Капрал Малыш быстрее молнии умчался в казарму, а штаб-сержант начал оглядываться в поисках незнакомца, чтобы ответить на его колкость и после самому отправляться в казарму. Но рядом не было ни одного офицера или рядового. Удивленный подобным раскладом, штаб-сержант Темьян почесал затылок, кто же это такой, высмеял его и тут же скрылся, оставшись незамеченным. В этот момент в голове штаб-сержанта послышался насмешливый голос, который произнес:
   - Ну, чего ты, штаб-сержант, свою балду руками чешешь, это неприлично интеллигентному подофицеру подобным образом чесать затылок, да и умнее от этого не станешь. Да, не озирайся ты вокруг так испуганно, ведь стоишь и дышишь свежим воздухом, облокотившись на мой бок.
   Только тогда до понимания штаб-сержанта Темьяна дошло, кто с ним ведет такие "остроумные" беседы ИскИн ТТ-100, который, по всей очевидности, развлекался в свободное от службы время. Он некоторое время постоял и задумчиво посмотрел на "сотку", размышляя о том, как этого остроумного виртуального парня поставить на место или наказать. Вскоре он пришел к мысли, что он не царь древности, который приказал кнутами высечь реку, и наказать ИскИн боевой машины не в его силах. Но штаб-сержант решил не отступать и не оставлять поступок ИскИн безнаказанным, поэтому Темьян решил поступить так, как поступали во все времена армейские деды, дать унизительную кличку рядовому ИскИну. Он долго думал, расхаживая вокруг боевой машины, какой именно кличкой обозвать ИскИна, но ничего остроумного в голову не приходило. А давать виртуальному существу совсем уж грязную или бранную кличку ему не хотелось. ИскИн, видимо, догадался, что штаб-сержант пытается каким-то образом отреагировать на его подначку, поэтому все это время хранил глубокое молчание.
   - Зануда! Я буду звать тебя Занудой! - Произнес Темьян.
   По всей очевидности, ИскИн не ожидал подобного ответного удара со стороны штаб-сержанта Темьяна и на него сильно обиделся, замолчал. Каким-то неведомым способом это виртуальное существо поняло, что это уже не кличка, а его имя до скончания веков. Он молчал и никак не реагировал на слова штаб-сержанта.
   Оборонительный бой подходил к концу, взводу штаб-сержанта Темьяна удалось сдержать наступление противника и, ценою больших потерь в живой силе и бронетехники, удержать свои позиции. Из тридцати бойцов взвода на ногах осталось всего двадцать парней. Погибли два из трех командиров отделений, и капралу Танкетки пришлось взять на себя командование отделением погибшего капрала Малыша. А рядовому Тугодуму пришлось покомандовать первым отделением взвода, командир которого энергетическими гранатами и миной подорвал вражеский шагающий танк, но был расстрелян в упор живой пехотой противника.
   Каждый раз, меняя направление главного удара, противник дважды переходил в наступление, но каждый раз острие его удара упиралось в ТТ-100 и наступление тут же нарушалось. ИскИн Зануда вел огонь из энергетического фазерного оружия по наземному и по воздушному противнику одновременно. Из крупнокалиберного фазерного пулемета и импульсной пушки он вел огонь по вражеской пехоте и бронетехнике, одновременно зенитными ракетами отбивая налеты вражеских штурмовиков. Вражеские штурмовики три раза заходили в атаку на позиции взвода, но так и не сумели подавить огня ТТ-100.
   Когда при поддержке штурмовиков два вражеских танка прорвали внешний периметр обороны взвода и бойцы трех отделений начали отход под кинжальным огнем противника, то капрал Малыш с рядовыми Бюргером и Шевроле остался прикрывать отход взвода. Еще долго после этого из оставленных взводом траншей слышались отдельные и короткие очереди выстрелов армейских фазерных винтовок, но капрал Малыш с рядовыми Бюргером и Шевроле так и не сумели прорваться обратно к взводу.
   Сгорели оба бронетранспортера "Каспер VI", но один из них сумел выпустить два управляемых снаряда, которыми был подожжен один из вражеских танков. А два штурмовика крутились над позициями взвода, разыскивая "сотку". Сержант Пуля в своем последнем рапорте штаб-сержанту Темьяну сообщил, Зануда требует доступа к управлению "соткой" и ухода на высоту, но он решил припрятать "сотку" и, когда потребуется нанести неожиданный удар по противнику. Воспользовавшись тем, что вражеские штурмовики не давали возможности бойцам взвода поднять голову от земли, пехота противника перешла в решительное наступление.
   Пространство над полем боя противником было забито радиоэлектронными помехами, нарушая работу коммуникационных каналов связи взвода. Потеряв связь с командирами отделений и бойцами взвода, штаб-сержант Темьян вырыл небольшой окопчик на пригорке, в центре оборонительной позиции взвода, установил в нем крупнокалиберный фазерный пулемет, лег за него и стал дожидаться приближения пехоты противника.
   К его удивлению, огонь по противнику вели очень немногие бойцы его взвода. Но и этот огонь взвода был редким и разрозненным, он не мог остановить продвижение пехоты противника. Вдруг ожил и зашевелился вражеский танк, гусеница которого попала в траншею. Из-за этого танк и почти свалился в эту траншею, а сейчас попытался из нее выползти. Ствол импульсной танковой пушки начал поворачиваться в поисках цели, но в эту минуту выстрелил энергетический гранатомет, огненный сгусток гранаты пролетел около двадцати метров и легко прожег двигательный отсек этого танка. К небу тут же рванул мощный выброс энергетического разрыва, вскоре сдетонировал боезапас танка.
   Пулемет штаб-сержанта Темьяна заговорил, когда вражеская пехота чут ли не вплотную приблизилась к его позициям.

-3-

   Влиятельная джезза Айлин сидела за столом в библиотеке главного стойбище рода "Синих песков" и, медленно перелистывая страницы, просматривала древние манускрипты. Последнее время джезза была очень занята, и у нее редко бывало свободного времени на то, чтобы зайти в библиотеку и повозиться с хранящимися там манускриптами. Еще со школьных времен Айлин полюбила чтение и вместо возни с куклами, чем в основном занимались ее подруги, читала все, что ей попадалось под руки. А с открытием библиотеки своего рода, то днями не выходила оттуда, помогая хранителю наводить порядок с книгами, одновременно просматривая манускрипты и книги.
   В свое время влиятельная Айлин хотела свою жизнь посвятить изучению древних книг, но судьба распорядилась по-другому. Престарелый владетельный князь Горгон заметил красавицу Айлин, в то время еще совсем маленькую девочку, и взял ее своей двадцатой женой. В пятнадцать лет она родила сына, которого назвала Джермом, и которого ей же пришлось в полном одиночестве воспитывать. Беку Горгону было некогда заниматься молодой женой и воспитанием единственного сына. В то время он вел переговоры с владетельным князем беклярбеком Хундо о возможном объединении воинов обоих родов для совместного захвата строггами Зеленой планеты. Эти переговоры успешно завершились, была определена примерная дата вторжения и оба лидера строггов Элизарха готовились к подписанию договора. В то время молодому беку Джерму исполнилось всего четырнадцать лет.
   Межродовой договор о нападении на мервов был подписан, а на следующий день престарелый владетельный князь и беклярбек Горгон умирает от разрыва сердца. На престол рода "Синих песков" взошел его единственный сын беклярбек Джерм, который на первых шагах своего правления продолжил готовиться к межзвездной и межрасовой войне. По ночам мальчишке грезились полководческие сны и великие победы строггов, но именно мать заставила его задуматься о том, что ожидает строггов и мервов в будущем, если такая война разразится. Ведь мервов по численности было гораздо больше, чем строггов, и они во вселенной уже получили признание, как земледельцы и торговцы.
   Влиятельная Айлин было убеждена, что, если война разразится, то строгги потерпят поражение, так как мервы никогда не согласятся превратиться в расу рабов. Даже, если строггам повезет, и они завоюют планету, то мервы обязательно восстанут и добьются того, что в межрасовый конфликт вмешаются земляне со своим технологически современным оружием. И тогда уже строггам придется бороться за свою независимость и свободу.
   Не смотря на то, что беклярбек Джерм в то время был совсем уж молод, он таки сумел услышать и правильно понять слова матери. Беклярбек нашел в себе достаточные силы для того, чтобы встретиться и с глазу на глаз и переговорить с беклярбеком Хундо. Прямо в глаза владетельному князю Хундо он заявил, что решение его отца, владетельного князя Горгона было ошибочным. Что род строггов "Синие пески", во имя сохранения своей расы, не примет участия в межрасовой войне.
   Таким образом, межрасовый договор между двумя родами был денонсирован.
   Тогда владетельный князь Хундо объявил, что молодой беклярбек рода "Синих песков" является врагом его рода и его личным врагом. Именно тогда зародилась и с годами начала развиваться вражда между родами строггов "Синие пески" и "Черные пески". Но влиятельная Айлин со слезами на глазах поддержала и приветствовала решение своего сына. Именно эта джезза, ради сохранения жизни своего сына беклярбека Джерма, создала и возглавила специальную службу охраны. Вражда между родами стала осуществляться незримыми методами и способами ведения войны.
   Обратив внимание на то, что она в течение долгого времени смотрит на одну и ту же страницу манускрипта древних пророчеств, влиятельная Айлин внутренне встряхнулась от одолевавших ее сознание воспоминаний и решительно перевернула страницу.
   Но мысли матери снова и снова возвращались к думам о сыне. Бек Джерм быстро завоевал доверие своего рода и стал почитаемым правителем строггского рода, к которому строгги приходили не только для того, чтобы узнать его мнение по тому или иному вопросу, а чтобы и самим по этим вопросам высказаться. Беклярбек внимательно прислушивался к советам своих родичей, тщательно их через себя процеживал и наилучшие из них претворял в жизнь. Он никогда не торопился, а делал все, не спеша, аккуратно и весьма целеустремленно. Благодаря усилиям своего правителя у рода "Синих песков" появилась много того, чего у рода "Черных песков" не было. В том числе, настоящая армия, правда, это было маленькое образование, но оно учило молодых строггов обращению с различными видами оружия, вести бой в одном строю со своими товарищами и многим другим полезным вещам.
   Влиятельная Айлин устало откинулась на спинку кресла и закрыла глаза, сегодняшний день получился сумбурным, пришлось много побегать, а сейчас ей хотелось отдохнуть. Но эти мысли о взаимоотношениях между двумя строггскими родами настырно лезли ей в голову.
   Из-за своего молодого сына и из-за того, что ей неволей пришлось возглавить службу охраны сына, он стала получать практически полную информацию обо всем, что происходило на Элизархе. Влиятельная Алин была джеззой старательной, старалась пропустить через себя всю получаемую информацию и за двадцать лет такого чтения она научилась легко разбираться в ситуациях, находить причинно-следственные связи происходивших событий. Ей многое стало ясным и понятным, но оставались некоторые вещи, которые было трудно или невозможно объяснить, не прибегая к помощи специалистов по психологии. Ну, скажем, для чего строггам нужна эта Зеленая планета и мервы, проживающих на этой планете? Или кому нужна постоянная вражда всего между двумя родами строггов, популяция которых насчитывала всего около четырех миллиона особей на всю планету? Откуда появилась эта непонятная вражда к землянам, чем же она подпитывается? Все эти и многие другие не первый взгляд необъяснимые факты и обстоятельства она аккуратно заносила и хранила в особую память мунгов
   В последние годы эта тенденция усилилась и начала принимать катастрофические размеры, строгги все чаще и чаще начали поговаривать о войне с землянами и об их изгнании с Элизарха. Да и насколько она была информирована, земляне и сами были настроены весьма воинственно, постоянно хватаются за оружие по поводу и без всякого повода. С какой, скажите, кстати, они две тысячи вооруженных самым современным оружием людей притащили на планету строггов, называя их миротворцами? Воевать собрались... со строггами, но ни у строггов нет такого оружия, которым их армия сейчас владеет? Мечи и ножи против фазерных пулеметов и импульсных пушек, да это смешно и в тоже время весьма опасно. Обязательно найдется кто-нибудь особо умный, который попытается прибегнуть к силе оружия, чтобы доказать свое превосходство.
   Всем известно, что события в мире взаимосвязаны, одно вытекает из другого. У влиятельной Айлин начало складываться впечатление и одновременно формироваться смутное ощущение того, что на Элизархе появилась третья сила, которая хорошо информирована и неплохо разбирается в сложившейся на планете обстановке. Эта сила начала борьбу за верховную власть на Элизархе, пытаясь столкнуть между собой строггов и землян, заставляя правителей этих народов принимать опасные решения, делать шаги и поступать таким образом, чтобы рано или поздно между этими расами начались бы вооруженные столкновения, которые затем превратятся в военные действия.
   Влиятельная Айлин поднялась на ноги и, оставив манускрипт с предсказаниями на столе, отправилась в свою пещеру. Ей все-таки следовало отоспаться и подготовиться к поездке к землянам, она хотела встретиться с полковником Симпсоном, познакомиться с ним и узнать, что это за землянин и можно ли будет строггам с ним в дальнейшем иметь дело.

Часть вторая

Глава 1

-1-

   Полковник Симпсон долго раздумывал, как и где ему встречать мать одного из правителей рода строггов, но поступил так, как ему посоветовал начальник штаба батальона майор Волков. Он решил встречаться с женщиной в штабе батальона, где имелся актовый зал. А мать Айлин заставил пройтись через строй почетного караула, чтобы продемонстрировать гостье выучку, подтянутость и боевую готовность солдат экспедиционного батальона, а также его современное вооружение. Сам полковник Симпсон даже не вышел встречать мать Айлин к КПП базы, а отправил туда майора Волкова.
   Когда влиятельная Айлин вошла в актовый зал штаба батальона, то она сразу поняла, насколько была глупой в своих мыслях о возможности установления деловых контактов с этими землянами. В таком большом зале и при наличии такого большого количества людей в военной форме никакого конфиденциального разговора не получится, но она сохраняла улыбку на своем лице, покрытом красивой светло-коричневой шерсткой. И пока проходила к своему месту за столом переговоров, то, пользуясь советами своих специалистов по психологии, направо и налево растачала любезности этим земным мужчинам в синей форме, от которых они таяли.
   Полковник Симпсон уже занял центральное место за столом переговоров и внимательно наблюдал за приближением стройной молодой джеззы. Он был очень удивлен, нет, если уж быть честным к самому к себе, полковник был сконфужен молодостью и красотой этой джеззы! Как такая молодая джезза могла быть матерью такого уже взрослого владетельного князя Джерма, и только легкий почти незаметный коричневый пушок на лице и руках отличал эту джеззу от красивых земных женщин. Полковник Симпсон встал, чтобы выйти из-за стола и поприветствовать красавицу джеззу, помочь ей занять место рядом со своим стулом. Но в этот момент непонятная сила придавила полковника к сиденью стула, а лицо его перекосилось от той тяжести, внезапно обрушившейся на его плечи. Он только мрачно кивнул в ответ влиятельной Айлин, когда она его поприветствовала лучезарной улыбкой молодой и очень красивой джеззы. В этот момент к полковнику Симпсону подсел майор Волков, и переговоры со строггами начались.
   Встречи и разговора с землянами, разумеется, не получилось, но влиятельная Айлин сумела проявить высокую дипломатическую гибкость и неприсущую ей изворотливость в переговорах с этими земными грубиянами. Мужчина не имеет права хамить любой женщине или джеззе, даже если она инопланетянка, а эти двое мужчин в военной форме, сидевшие напротив нее, не могли без грубости и двух слов вместе связать. Они, что не понимали, что, когда общаешься на ментальном уровне, то помимо основной мысли, собеседник слышит и "около мысли". Тот, который называл себя полковником Симпсоном, прост и ясен. Он мечтает о верховной власти на Элизархе, полагая, что его воины поддержат его в борьбе за эту власть. С ним можно будет иметь дело, такие люди подвержены лести, а значит внушению. Но вот со вторым мужчиной что-то было не так, губы произносят одно, а мысли в голове совершенно о другом, а главное его мысли в голове были заэкранированы. Айлин впервые в своей жизни встретилась с подобной высокой организацией биологической защиты мыслей. Ее мунге придется сегодня много поработать, чтобы помочь ей разобраться в этих обстоятельствах.
   Когда переговоры завершились, и влиятельная Айлин уже выходила из зала, то на самом пороге она внезапно остановилась. Повернувшись лицом к полковнику Симпсону, женщина строггов попросила о последней любезности. Ей хотелось бы встретиться с рядовым Максом, которого, как всем офицерам батальона было известно, она вернула к жизни, а также, чтобы до ее пещеры проводили воины его батальона. После переговоров с матерью владетельного князя Джерма полковник Симпсон чувствовал себя не в свое тарелке, на все вопросы и просьбы этой женщины он отвечал одним словом "нет". Поэтому, не заметив какого-либо особого подвоха в этой женской просьбе, он впервые за весь этот день утвердительно кивнул головой.
   Рядовой Макс выглядел абсолютно здоровым земным парнем, со времени последней встречи он только раздался в плечах и слегка повзрослел. Сейчас он стоял перед влиятельной Айлин навытяжку, слегка расставив ноги и руки приложив к бедрам, он был готов, бросится на шею джеззы и крепко прижаться к своей второй матери, но присутствие майора Волкова портило эту встречу матери с сыном. Рядовой Макс короткими и односложными фразами, как и полагается рядовому, отвечал на вопросы влиятельной Айлин, искоса поглядывая на майора. Он надеялся, что майор поймет и оставит их наедине, но тот не собирался ни на секунды оставлять наедине эту пару. Совершенно случайно мимо проходил штаб-сержант Темьян, который чрезвычайно обрадовался, увидев влиятельную Айлин.
   После участия в почетном карауле он только что распустил взвод, и сейчас вместе с капралом Малышом спешил в батальонное депо, где сержант Пуля возился с "соткой". Майор Волков окликнул штаб-сержанта и в довольно-таки грубой форме приказал подофицеру готовить машину, чтобы влиятельную Айлин проводить до родной пещеры. Штаб-сержант Темьян вытянулся по стойке смирно, выслушал приказ майора Волкова и, козырнув старшему офицеру, коротко бросил капралу Малышу готовить отделение и "сотку" к выезду за пределы базы. И тут же вслед за капралом Маршаллом отправился в депо за бронетранспортером.
   Влиятельная Айлин, наблюдая за всеми этими обстоятельствами, подумала, что не все так просто, как иногда ей казалось со стороны, и в лагере землян. Эта встреча и переговоры с командованием батальона земля убедили ее в том, что земляне в той или иной степени будут вовлечены, если уже не вовлечены, в борьбу за власть над Элизархом. Джезза глубоко вздохнула, понимая, что ей придется одной заниматься всеми этими вопросами и проблемами, чтобы строгги с достоинством могли бы встретить тяжелые для них времена.

-2-

   Штаб-сержант Темьян один сидел на броне "сотки" и, полной грудью вдыхая чуть-чуть прохладный воздух, наслаждался одиночеством. На базе было весьма трудновато найти такое место, где можно было бы остаться наедине со своими мыслями. В казарме приходилось постоянно крутиться и, позабыв о себе, думать и заботиться о бойцах своего взвода. Вот и сейчас штаб-сержант Темьян специально не остался в десантном отсеке "сотки", где отделение капрала Малыша мучает вопросами влиятельную Айлин о строггах и об их жизни.
   Когда майор Волков приказал ему выделить отделение и сопроводить влиятельную Айлин до ее пещеры, то штаб-сержант обрадовался этой возможности. Он не забыл встречи и разговора с ее сыном, беком Джермом, а также того, как этот владетельный князь вмешался в драку землян со строггами и спас жизнь ему и его бойцам. Их встреча и разговор оборвался на полуслове, но штаб-сержант Темьян хорошо знал, что произойдет новая встреча, состоится продолжение разговора и что их дружба продолжится.
   Из десантного отсека послышался взрыв здорового солдатского хохота, явного свидетельства того, что рядовые и капралы отделения капрала Малыша нашли общий язык и взаимопонимание с влиятельной Айлин. Именно в этот момент Зануда извиняющимся голосом сообщил штаб-сержанту Темьяну, что в данный момент "сотка" находится в прицеле, но враг ему неизвестен, так как он своими сканерами не в состоянии определить, кто этот враг и где он находится. Затем Зануда проорал:
   - Осуществлен пуск вражеских ракет!
   Интуитивно штаб-сержант Темьян прокричал механику-водителю Пуле:
   - Уклонение вправо от противозенитных ракет!
   А сам в открытый люк свалился на второе сиденье, расположенное в отсеке механика-водителя "сотки". Еще в процессе падения, он протянул руку и, ухватившись ладонью, дернул рычаг мощности двигателя на себя, сдвинув его на четыре единицы. ТТ-100, подобно детскому резиновому мячику, мгновенно и стремительно взмыл на высоту в пять сотен метров, а в том месте, где он только что пылил по дороге, вспухли два плазменных разрыва. В этот момент в голове штаб-сержанта Темьяна билась только одна мысль о том, чтобы Зануда догадался и произвел расчет баллистической траектории ракет и предположительно определить место противника.
   ИскИн Зануда догадался проделать все необходимые расчеты, с направляющих бронетранспортера соскользнули две зенитные ракеты и в километре от парящей в воздухе "сотки" в небе зачернели два пятна разрывов. Забирая управление "соткой" на себя, штаб-сержант прекрасно видел, что сначала в месте разрывов зенитных ракет ничего не происходило, но затем в том месте появились два мерцающих объекта. Два раза они подмигнули и пропали, но Зануда не дремал, еще две зенитные ракеты покинули направляющие полозья "сотки" в тот момент, когда объекты только начали первый раз проявляться.
   Разрывы зенитных ракет последовали в тот момент, когда объекты, мигнув в последний раз, стали пропадать и почти уже пропали из виду, Но на этот раз разрывы ракет пришлись совсем близко к целям, в результате чего объекты вывались из зоны невидимости и один из них начал стремительно падать к земле. Но в какой-то момент этот объект замедлил падение, на мгновение завис на высоте, а затем стремительно начал набирать высоту. Второй объект, остававшийся на высоте, открыл огонь на поражение по "сотке".
   Но к этому времени управление ТТ-100 находилось уже в руках штаб-сержанта Темьяна и "сотка", одновременно выполняя противозенитные зигзаги и смену высоты, устремилась в атаку. Сержант Пуля открыл огонь из импульсной пушки, а Зануда успевал повсюду, корректировал пилотирование "сотки", подправлял прицел сержанту Пуле и капрала Малыша информировал о ведущимся бое с неизвестными объектами.
   Именно он увел ТТ-100 в сторону от очереди плазменных сгустков, выпущенных набирающим высоту объектом. Объекты соединились и, окутавшись, синим мерцанием, окончательно пропали из виду. На душе штаб-сержанта Темьяна наступило облегчение, внутренней интуицией он понял, что бой прекратился. Влиятельная Айлин осталась жива и здорова.
   В наушниках шлемофона внезапно послышался голос влиятельной Айлин, которая сообщила, что враг ушел и больше не вернется, затем она поинтересовалась, сохранилось ли какое-либо изображение вражеских объектов. Зануда тут же проинформировал уважаемую гостью о том, что он вел видеозапись и в настоящий момент имеет полную запись этого боя.
   Дальнейший путь до пещеры Айлин прошел без происшествий. Когда влиятельная Айлин покидала "сотку", то она повернулась лицом к штаб-сержанту Темьяну и сказала, что он великий воин. От этих слов джеззы Темьян застеснялся, покраснел и потупил взор своих глаз, бойцы отделения капрала Малыша дружно и громко заржали, но это был добродушный смех друзей, в нем не слышалось ничего обидного.
   Во время возвращения на базу, все отделение вместе с капралом Малышом взобралось на броню ТТ-100 и всю дорогу молодые парни трепали языки о красоте джезз. Своей красотой влиятельная Айлин произвела на этих земных парней, неизгладимое впечатление. Почти год экспедиционный батальон находился на Денебе IV и за это время большинство парней еще не встречались с земными девчонками, хотя бы для того, чтобы просто поболтать с ними. Земные колонисты в большой строгости воспитывали своих дочерей, не разрешая им и лишнего шага сделать за порог дома. А когда девчонки говорили, что хотят поболтать с ребятами из армии, то отцы и братья хором отвечали, хочешь пообщаться с солдатом, пожалуйста, но вначале он должен взять тебя замуж, и тогда вы можете вдоволь наболтаться. Многие парни были готовы даже и на то, чтобы жениться на понравившихся девчонках, но офицеры батальона требовали неукоснительного выполнения армейского контракта, в котором обговаривались пять лет безбрачной службы. Поэтому и сейчас армейская молодежь отводила душу, зубоскаля о земных и инопланетных женщинах. Джезза Айлин пообещала парням через некоторое время пригласить их на празднование дня совершеннолетия молодых строггов и джезз.
   Когда зашел разговор о бое с НЛО, то рядовой Тугодум неожиданно для всех и штаб-сержанта Темьяна, в частности, внес неожиданное предложение:
   - Ребята, давайте помолчим об этом бое, штаб-сержанту не стоит о нем докладывать батальонному начальству. Странные там сегодня собрались офицеры, один майор Волков чего стоит?! Волчара он, да и только! Свидетелей боя нет, одна только видеозапись этого боя имеется, но мы ведь не будем повсюду об этом трепаться. А если штаб-сержант доложит командованию, то опять полковник Симпсон будет на него орать и требовать, чтобы он не совал своего носа, куда не надо. Да и на наших отношениях со строггами это может сказаться. Вон, помните, сколько было слухов и вымыслов о нашем простом недопонимании со строггами в таверне!
   После такого умного и предусмотрительного заявления рядового Тугодума бойцы отделения капрала Малыша вопросительно взглянули на штаб-сержанта Темьяна, а тот им в ответ утвердительно кивнул головой.

-3-

   Когда владетельный князь и господин рода "Черные пески", хозяин стойбища "Черные камни" беклярбек Хундо узнал о том, что влиятельная Айлин посетила землян и вела переговоры с самим полковником Симпсоном, то едва не сошел с ума от ярости и гнева. С момента появления в досточтимом семействе владетельного князя Горгона, эта проклятая джезза постоянно путалась у беклярбека под ногами. Именно она не позволила ему воплотить в жизнь великую идею объединения строггов и их превращение в расу великих завоевателей и потрясателей вселенной.
   Ради достижения этой цели бек Хундо уже несколько своих сыновей отправил к "соседям" для обучения военной специальности пилота истребителя. Именно по этой специальности строгги показали себя с наилучшей стороны. Жалко было только, что "соседи" все еще продолжают ему не доверять. Они всегда отделываются одними только советами, пересылая их по ментальному каналу связи, но никаких практических шагов по осуществлению своих советов не предпринимают. А эта проклятая джезза, нарушая все древние традиции и верования строггов, берет на себя решение вопросов, которых джеззам вообще нельзя касаться.
   Владетельный князь Хундо приостановил свои беспорядочные метания по покою, замер на месте, думая о том, что в следующем сеансе связи с "соседей", он обязательно попросит, чтобы они предоставили ему возможность вызывать и обращаться к ним за советами в трудную для него минуту. В данный момент он нуждался в совете или помощи со стороны "соседей", но лишен возможности с ними связаться. Еще раз, чертыхнувшись, бек подошел к ленте со звонком, чтобы вызвать прислугу. Во внутренних покоях владетельного моментально нарисовалась дородная фигура старого мажордома Питча, который от других строггов славно отличался тем, что был способен предугадывать любое пожелание своего владетельного князя, за что и был возвышен до позиции второго строгга в роде "Черных песков".
   Но, только взглянув на бека Хундо, мажордом Питч мгновенно сообразил, что ему сейчас не время вылезать с рассказом об оргии с молодыми воинами строггами, которое в своих покоях устроила влиятельная Денга. Он, молча, поклонился и замер в этом положении, приветствуя своего господина и владетельного князя рода, ожидая его распоряжения.
   Бек Хундо возобновил свой бег по покоям, размышляя о том, что можно было бы рассказать своему мажордому. В свое время его отец учил, что язык за зубами, это лучшая и единственная форма полного сохранения тайн и секретов правителя. Бек Хундо отцовское правило довел до абсурда, его недоверие к сородичам дошло до такой степени, что он ни с кем не делился новостями никому и ничего не рассказывал, а также абсолютно не верил ни единому слову своим же приближенным и придворным. "Соседи" каким-то образом узнали об этой черте характера бека Хундо и нередко ею пользовались, чтобы войти в большее доверие к беклярбеку. В этих целях во время проведения сеансов связи они иногда ему сообщали о некоторых интимных подробностях жизни и взаимоотношений его сородичей и приближенных строггов. Пару раз беклярбек проверял такую информацию "соседей", чтобы каждый раз убедится в том, что их информация достоверна. Поэтому со временем беклярбек Хундо начал информации "соседей" по многим вопросам. А сегодня, чтобы "соседи" ему не говорили, он безоговорочно верил их информации.
   Мажордом Питч, по-прежнему, склонившись низко в поясе, стоял перед ним и ждал его распоряжений. Бек Хундо на секунду задержал перед ним свой бег и в нескольких словах поведал тому о визите и о переговорах влиятельной Айлин с землянам. Питчу не потребовалось много времени на обдумывание ситуации, и он практически с ходу предложил беклярбеку провести встречу с полковником Симпсоном. При этом, старый лис мажордом для затравки подбросил своему господину сахарную косточку, словно случайно упомянув о том, что у него есть знакомые земляне, которые за определенное сумму вознаграждения могли бы им помочь в организации такой встречи.
   Беклярбек Хундо моментально попался на этот крючок хитрого лиса и загорелся идеей встречи с землянами, поинтересовавшись, сколько времени мажордому потребуется на организацию этой встречи. Питч совсем уже хотел сказать, что эту встречу можно провести хоть завтра, но вовремя прикусил свой язык. Ведь, чем меньше времени у беклярбека уйдет на ожидание, тем меньше он будет за встречу платить, тогда не удастся взять больших денег с владетельного князя. И, снова склонившись чуть ли не до пола, хитрец мажордом пообещал приложить все усилия и попытаться договориться о встрече с землянами в течение ближайшей недели.
   Когда мажордом скрылся за дверьми покоев, то бек Хундо радостно потер руками, он в лепешку расшибется, но сделает землян своими друзьями.
   Как мажордом Питч и обещал, ровно через неделю владетельный князь и господин рода "Черных песков" беклярбек Хундо встретился с главным землянином на Элизархе с полковником Симпсоном. Они моментально понравились и поладили друг другу, уже на второй минуте встречи они перешли на открытый язык, обсуждая политическое, экономическое и социальное положения на Элизархе. Полковник Симпсон дошел даже до того, что пообещал беку Хундо военную помощь в завоевании Зеленой планеты.
   В заключение разговора полковник попросил достопочтенного беклярбека подумать о создании вспомогательной полиции на Денебе IV. Причем, полковник брал на себя обучение и вооружение полицейских подразделений легким фазерным оружием. Но он поставил одно условие о том, что в течение пяти лет эти вспомогательные полицейские подразделения будут находиться только в его подчинении, а после этого срока полиция перейдет в подчинение владетельного князя Хундо. Беклярбек моментально ухватил суть предложения земного полковника, когда через эти пять лет полиция перейдет в его подчинение, то он станет единственным владетельным князем и правителем строггов на Элизархе.
   Во время этой встречи имя владетельного князя и господина рода "Синих песков" беклярбека Джерма ни разу не упоминалась. Но разговор велся таким образом, что, словно судьба молодого князя была заранее предрешена, оставалось только решить, когда он умрет, и как это произойдет.
   Полковник Симпсон, в мыслях уже будущий верховный правитель планеты строггов, поднялся на ноги и попрощался с владетельным князем Хундо. Строгг даже не догадывался о том, в какую аферу он ввязался. По мнению полковника, будущий правитель этого мира во всех случаях должен оставаться чистым и незапятнанным человеком, только он должен уметь находить людей или строггов для выполнения не очень-то ординарных заданий. Но иметь напрямую дела с этим стариком маразматиком строггом полковник Симпсон не собирался. Такие контакты должны осуществляться его доверенными лицами, а в отношениях с беком Хундо лучше всего подходит майор Волков.
   Владетельный князь Хундо не был столь щепетильным строггом, каким был полковник Симпсон. Да и к тому же он впервые принимал участие в заговоре подобного масштаба, когда на карточный кон ставилась судьбы миллионов строггов и землян. Беку чрезвычайно нравилась сама идея разделения власти с человеком, ему в голову даже не приходила мысль о том, что в последнюю минуту и с ним могут поступить не совсем так, как он думает или как ему обещают. Бек Хундо не понимал, что ставки в борьбе за мир Элизарха настолько велики, что жизнь человека или строгга в этой борьбе за власть не имеет ни малейшего значения, не стоит и ломаного гроша.
   Сейчас об этой ситуации престарелый бек Хундо думал, как азартный игрок, как о развлечении и о возможности, чтобы, хотя бы на время, забыться о рутине повседневной жизни. В момент беседы беклярбек также не думал том, что ему могут сказать по этому поводу "соседи", которые так давно не выходили с ним на связь. В данную минуту бек был уверен в себе и в своих силах и возможностях. Он, как ребенок, дорвавшийся до любимой игрушки, радовался самой перспективе потрясти мир Элизарха. Ему очень бы хотелось, чтобы мажордом Питч занялся бы и быстрее решил бы проблему устранения бека Джерма.
   Участники встречи, как земляне, так и строгги, были до глубины души потрясены результатами, достигнутыми во время переговоров, и договоренностями. Их души затрепетали в ожидании приближающихся грандиозных событий, которые должны будут развернуться в самое ближайшее время.
   Переговорщики находились в состоянии эйфории и аффекта, их мысли вращались только в одном направлении, они не замечали всего того, что на данный момент рядом с ними происходило.
   Ни один из заговорщиков не обратил внимания на рядового солдата, который в этот день дежурил по штабу и в качестве прислуги приносил и уносил подносы с чаем, кофе и солдатскими крекерами и галетами, менял посуду или подавал чихуа-хуа строггам. Когда переговоры завершились и их участники разошлись по рабочим кабинетам, рядовой Макс, убрав со стола использованную посуду, подошел к одной из камер внутреннего наблюдения и, поднявшись на цыпочки, заменил в ней кристалл памяти. После чего он задумчиво еще раз осмотрел кабинет полковника Симпсона, а затем решительно развернулся и направился в казарму собирать вещи для дезертирства из батальона.

Глава 2

-1-

   Штаб-сержант Темьян сразу же и безоговорочно поверил всему тому, что ему рассказал рядовой Макс, который подошел к нему, чтобы предупредить о своем предстоящем дезертирстве из армии. Ошеломленный подобным заявлением одного из самых дисциплинированных бойцов взвода, штаб-сержант сразу же попросил рядового объяснить причину такого решения. И рядовой Макс краткими фразами рассказал о тайном сговоре командования батальона с владетельных князем рода "Черных песков" беклярбеком Хундо, невольным свидетелем которого ему пришлось стать. Рядовой Макс сказал, что хочет проинформировать влиятельную Айлин о планах заговорщиков и их намерении убить ее сына, бека Джерма.
   Внимательно слушая рядового Макса, штаб-сержант Темьян одновременно представлял себе, какая в батальоне поднимется паника, когда его командованию доложат о дезертирстве рядового Макса. Полковник Симпсон не дурак, он сразу догадается о причине подобного поступка одного из бойцов его батальона. Ведь, до настоящего момента ни один солдат еще не дезертировал из батальона, солдатам некуда было бежать, кругом были одни враждебно настроенные строгги. А если и дезертировал какой-либо рядовой, то легко прослеживаются причинно-следственные связи, приведшие его к такому проступку. Когда будет установлено, что дезертировал рядовой Макс, то офицеры сразу же вспомнят о его клинической смерти и о возвращении к жизни влиятельной Айлин. После чего легко можно установить, что этот рядовой дежурил по штабу в день переговоров с беком Хундо, тогда становится ясным и понятным, почему и куда бежал рядовой Макс.
   Ну, а дальше... абсолютно ясно, что будет дальше, когда полковник Симпсон узнает, почему и куда убежал рядовой Макса, то он, вероятно, ускорит процесс развития событий и род "Синих песков" может пасть жертвой геноцида.
   Когда рядовой Макс закончил свой рассказ, то штаб-сержант Темьян все еще продолжал раздумывать над этой проблемой. Он еще не знал, как выходить из этой сложной ситуации, но хорошо понимал, что дезертирство Макс не остановит заговорщиков, а только ускорит процесс развития событий. Перед мощью экспедиционного батальона землян строгги не устоят и мир Элизарха падет к ногам полковника Симпсона. Сейчас самое главное, решил штаб-сержант Темьян, это слегка попридержать течение развития событий. Предупредить бека Джерма о планируемом покушении, а затем вместе с ним подготовить и дать достойный отпор заговорщикам.
   Но, все это означает, что рядовой Макс не может покинуть место дислокации батальона, не могут этого сделать и он, штаб-сержант Темьян, и никто другой из его взвода не должен выходить за пределы базы, чтобы этим случайно не навлечь на себя подозрения со стороны заговорщиков. Тут в голове Темьяна мелькнула мысль, но он сразу же отмел ее в сторону, и стал объяснять рядовому Максу опасность и пагубность его, казалось бы, бескомпромиссного решения о дезертирстве.
   - Я много думал об этом решении, господин штаб-сержант, но так и не сумел найти другого решения этого вопроса. Может быть, уже сейчас убийцы подбираются к беклярбеку Джерму, и, если сейчас мы его об этом не предупредим, то завтра это может быть поздно. - Сказал рядовой Макс.
   - Ты, Макс, прав и не прав одновременно, я ведь тебя не убеждаю в том, что предупреждать друзей о надвигающейся опасности, не надо, а говорю только то, что это предупреждение должно пойти другим путем. Если ты сегодня убежишь, то завтра наш батальон обрушится на строггов беклярбека Джерма. Не все ли равно, нашим парням в кого стрелять или кого давить бронетранспортерами или танками. Тем более, если речь идет о строггах, о которых земляне ничего хорошего или положительного не слышали. За столь короткое время бек Джерм не успеет подготовиться и не сможет отразить угрозу. Ему потребуется еще немного времени, чтобы собрать своих джезз и строггов и увести их из-под наших танков. У нас пока еще есть время, чтобы в данный момент подумать и найти решение проблемы, как предупредить его о заговоре. - Завершил свою мысль штаб-сержант Темьян.
   - Я продумал все возможные варианты, но таковых, как оказалось, на данный момент не существует, если только... !
   - Что ты имел в виду. Макс? - Потребовал ответить штаб-сержант Темьян, хотя ему было уже ясно, кого именно имел в виду рядовой Макс.
   Разумеется, единственным человеком, который мог бы им помочь, при этом, не привлекая к себе внимания со стороны командования батальона, это был капитан Франко, командир инженерной роты. Последнее время дружба капитана со штаб сержантом Темьяном росла и крепла, все больше времени они проводили вместе. Многие ситуации и события, происходившие в батальоне, рассматривали с одинаковых точек зрения. Штаб-сержанту Темьяну не хотелось в этом себе признаваться, но где-то внутри себя он считал, что, если обратиться за помощью к капитану Франко, то он, разумеется, не откажется, но самой просьбой он подставляет своего друга. Ведь, в случае провала миссии, а в жизни всякое случается, то на капитана Франко первым падет карающий меч полковника Симпсона. Но сейчас после слов рядового Макса все становилось на свои места, никто другой, если капитан Франко откажется, им в батальоне не поможет и тогда рядовому Максу придется дезертировать.
   Капитан Франко мгновенно ухватил суть проблемы штаб-сержанта Темьяна. Он долго раздумывал, расхаживая по своей комнате офицерского общежития. Штаб-сержант Темьян молчал, ожидая решение капитана, сейчас он был спокоен и уверен в том, капитан Франко ему не откажет.
   - Понимаешь, Темьян, ты поставил меня в несколько затруднительное положение. Я верю тебе, верю всему, что ты мне рассказал. Полковник Симпсон никогда не был особо большой сволочью в офицерской форме, но он всегда старался придерживаться роли дурака, который не хватает звезд с неба и готов услужить любому. Но этот волкодав, его заместитель майор Волков может подвигнуть на дурные подвиги любого человека, в том числе, и полковника, внушить дураку, что он великий человек. Видимо, каким-то образом ему удалось проникнуть в душу полковника, и он сумел подчинить своей воли слабый характер этого полковника. Вот, тот теперь и пляшет под его дудку! Тебе, штаб-сержант, возможно, неинтересно выслушивать мои пустые разглагольствования о полковниках и майорах, но с Симпсоном я прослужил более десяти лет. Теперь о твоей просьбе, по большому счету я не люблю строггов, но ненавижу, когда понапрасну проливается чья-либо кровь, поэтому я тебе помогу, чтобы не допустить подобного безобразия.

-2-

   Владетельный князь и господин рода "Синих песков", хозяин стойбища "Синих камней" беклярбек Джерм долго смотрел в спину только что покинувшего его покои капитана Франко. Он находился в глубоких раздумьях, перебирая в пальцах хрустальный конусовидный многогранник. Капитан Франко назвал этот многогранник кристаллом памяти и, когда передавал его беку, то рядом на стол положил устройство для воспроизведения, записанного на этом кристалле изображения со звуком. В тот момент бек Джерм не обратил внимания на эти слова земного капитана, он думал о заговоре и о том, как противостоять заговорщикам. Капитан Франко посчитал, что, доставив кристалл памяти и считывающее устройство по адресу, он выполнил просьбу своего друга, поэтому четко по-военному развернулся и направился к дверям. Бек Джерм его не остановил и даже не поблагодарил за доставленное послание. Он был настолько потрясен предательством бека Хундо, что в тот момент был готов сорваться и направить своих секундантов для вызова бека на поединок чести. Но поединок со стариком строггом не принесет ему славы и чести, поэтому беклярбек попридержал свой гневный порыв, вызвал слугу и попросил его срочно найти и пригласить прийти к нему в покои влиятельную Айлин.
   Влиятельная Айлин прошла в покои сына и не поверила своим глазам, настолько внешне изменился беклярбек Джерм. Он весь сгорбился, на лице появились глубокие морщины, голова тряслась, словно у древнего старца, он не мог держаться на ногах, стоял, держась обеими руками за край стола. В одной руке у него сверкал знакомый ей кристалл памяти, как пользоваться которым ей пару раз показывал Темьян. Она подошла к сыну, обняла его за плечи и щекой потерлась о его щеку, так обычно джезза признавалась в любви к строггу.
   Это ласковое и одновременно такое нежное и теплое прикосновение матери, заставило бека Джерма умерить свой гнев. В нескольких словах он пересказал матери о том, о чем ему только что поведал капитан Франко. Под конец рассказа бек заявил, что готовится направить секундантов влиятельному князю Хундо. Влиятельная Айлин, щекой еще раз коснувшись щеки сына, сказала:
   - Джерм, не будь дураком или придурком, земляне рисковали своими жизнями, чтобы донести до твоих ушей информацию о заговоре. А ты хочешь предать их этим дурацким вызовом старого маразматика Хундо на поединок чести. Подумай прежде, что это даст тебе и что твой поступок принесет землянам, твоим друзьям, только после этого принимай решение. Ты должен понять, что, как только весть о поединке, достигнет ушей полковника Симпсона, то он не будет медлить и ждать его результата, его батальон силой оружия и своей мощью обрушится на твои стойбища и тогда строггам твоего рода пощады не будет.
   - Ну, а что мне делать в этом случае, мама? - Спросил бек Джерм, будучи наедине, он всегда свою мать называл "мамой".
   Влиятельная Айлин сурово посмотрела на сына и хотела ему сказать, что он строгг, и что именно строгги, так они, по крайней мере, считают, принимают решения, но мягко улыбнулась и сказала:
   - Прежде всего, надо подумать, как уберечь народ нашего рода от кровопролития. Наша армия слишком маленькая и плохо вооружена, поэтому даже на первых порах не сможет противостоять землянам и их оружию. Однажды один земной колонист подарил мне книгу в счет оплаты за спасение его сына от нервной горячки, наши мудрецы сумели ее перевести на наш язык. Когда недавно я снова рылась по родовой библиотеке, то эта книга случайно вновь попалась мне на глаза, и я, сдуру, ее прочитала от корки до корки. В этой книге подробно рассказывалось о борьбе, которую земляне в древние века вели против захватчиков. Такую войну мы можем объявить и вести против землян полковника Симпсона и строггов бека Хундо. Книгу я разыщу, тебе ее нужно будет прочитать, разобраться в практике действий воинов в условиях Элизарха.
   - Хорошо, мама, я обязательно прочитаю эту книжку и посмотрю, сможет ли она нам помочь, но что делать с джеззами и строггами? Мы не можем бросить свой народ на произвол судьбы.
   - Уйдем туда, откуда пришли. Уйдем в синие пески, перекроем любой доступ в эту зону, будем готовиться к будущим сражениям.
   Бек снова задумался над словами матери и поежился плечами.
   Более семи веков назад строгги его рода, в те времена был один единый строггский род, огромной по тем временам армией вышли из синих песков и всей массой обрушились на мервов рода "Белых песков". Три года продолжалась эта война, три года в огромных количествах погибали мервы "Белых песков". Дикие строгги не знали ни жалости и ни пощады, своими мечами они уничтожали все живое в белых песках, оставляя за своими спинами опустевшие оазисы с вырубленными под корень деревьями и кустарником, тела убитых мервов. Строгги сумели победить, вырезав до единого мерва на Элизархе, но их победа была омрачена гибелью их предводителя, который собирался провозгласить себя императором всех строггов и джезз. При выборе нового предводителя род раскололся на две части, каждая из которых объявила себя преемницей рода "Синих песков". Эта война нанесла такой большой урон строггам, что в течение многих столетий они даже не помышляли о возобновление какой-либо войны. Появление землян на Элизархе изменило эту ситуацию, после их интриг и козней появилась угроза возникновения войны обоих родов строггов против землян. Но сегодня, похоже ситуация изменилась, среди строггов появились предатели, которые были готовы в союзе с землянами уничтожить других строггов, своих собратьев.

-3-

   На следующий день первые колонны строггов рода "Синих песков" покинули стойбища и потянулись в зону синих песков. В этих стойбищах джеззы и строгги ничего после себя не оставляли, они забирали с собой даже игрушки своих детенышей. Покинув со скарбом родную пещеру, джеззы и строгги с большими тюками в руках и на спинах выстраивались в стройные колонны, которые степенно выходили на главную улицу стойбища и брели за его пределы.
   Детеныши, а их было очень и очень мало, крутились рядом с родителями. Внимательными и грустными глазенками они следили за тем, чем занимались их родители, но сами не играли, но и не плакали. Детеныши, видимо, хорошо понимали, что происходит в данную минуту и что сейчас не время приставать к родителям с вопросами или с просьбами поиграть с ними.
   Через секунду на дороге перед движущейся колонной возникал мерцающий синим экран, перегораживающий всю дорогу, колонна жителей стойбища входила в этот экран. Через какую-то минуту на дороге ничего и никого не было. Затем слышался негромкий хлопок и мерцающий экран исчезал. Специалисты по психологии рода старались, чтобы экран портала переноса появлялся, как можно ближе к стойбищу, к пещерам жителей стойбища, чтобы строггам, джеззам и их детенышам не приходилось бы много идти.
   Затем эта колонна строггов и джезз выходила из портала переноса вблизи старого, давно заброшенного стойбища, в котором они должны были снова поселиться.
   Таким образом, одно за другим переселялись в синие пески стойбища рода "Синих песков". Строгги и джеззы, молча и безропотно, выполнили распоряжения местных глав общин. Причем, совершенно не было информации о причинах такого неожиданного и массового переселения народов этого рода. Никто простым строггам не говорил о том, почему они возвращаются в старые стойбища, как долго они там пробудут. Родовая дисциплина у строггов была на высоком уровне, ни одна семья, ни одна незамужняя джезза или неженатый строгг даже и не помышляли о неподчинении этому, казалось бы, абсурдному распоряжению о массовом переселении. Все строгги послушно выстраивались в колонны и порталами переноса отправлялись на новое место жительства.
   К вечеру первого дня исхода специалистами по психологии и при непосредственном содействии мунгу на старые земли были переселены жители более ста стойбищ, что составляло примерно одну пятую общего количества семей рода "Синих песков". А его небольшая армия маленькими частями и подразделениями выдвигалась вперед, создавая внешний периметр обороны зоны эвакуации, не допуская в него посторонних людей или строггов другого рода. Это было проделано только с одной целью, как можно дольше сохранить в тайне факт осуществления такого массового переселения и его причину.
   Владетельный князь и господин рода "Синих песков" беклярбек Джерм находился в своих покоях, завтра он должен был вместе с матерью влиятельной Айлин встать в колонну своего стойбища и переселиться в старое стойбище, которое строгги покинули много веков назад.
   Он удобно расположился в земном кресле и на ночь глядя читал книгу, которую еще утром прислала ему мать. Это было познавательное чтение, то, о чем говорилось в этой книге, можно было бы попробовать осуществить и на Элизархе. Бек Джерм отложил книгу в сторону и задумался о том, что они вчера с матерью так и не успели обсудить один очень важный вопрос, что нужно сделать, чтобы регулярно получать информацию с покинутых его родом земель. Книга говорила, что без такой информации воин глух и слеп, не сможет вовремя реагировать на действия своего противника. Да и к тому же он вчера поступил глупо, как ребенок, дав воли своим чувствам, и вовремя не остановил капитана Франко, когда тот покидал его покои. Иметь еще одного друга среди землян было бы просто замечательно, было бы настоящей поддержкой борьбы, которую его род будет разворачивать против заговорщиков.
   Бек Джерм настолько был погружен в свои мысли, что не заметил, как тихо приоткрылась дверь его покоев и в образовавшуюся щель проскользнули две серые тени. Дверь так же неслышно прикрылась, не издав ни едино скрипа. Эти тени были совершенно незаметны в полумраке покоев владетельного князя, неярким пламенем их освещал один только ночник, который располагался рядом с креслом задумавшегося бека Джерма. Тени короткими перебежками приближались к креслу, одна из теней приближалась к владетельному князю с его спины. Тени ни разу не заступили в полоску света, падающего на пол покоев, и звуков крадущихся их шагов было совершенно не слышно. Тени сумели так близко подобраться к задумавшемуся над книгой строггу, что в какой-то согласованный момент тени одновременно с ножами крисами в руках обрушились на задумавшегося строгга. Через секунду послышалась громкая брань и проклятия на непонятном языке, убийцы поднялись на ноги и ненавидящими взглядами провожали растворяющееся в воздухе тело владетельного князя Джерма, а рукоятки крисов, все еще подрагивая, торчали из спинки кресла.
   Дверь покоев неслышно приоткрылась, и в покои вошел бек Джерм, влиятельная Айлин и один из специалистов по психологии рода "Синих песков". Специалист по психологии слегка выдвинулся веред, чтобы убийцы находились в поле его зрения, и слегка прищелкнул пальцами. В одно мгновение покои владетельного князя залил бестеневой свет. Убийцы давно поняли, что попали в ловушку, что сопротивляться бесполезно, они стояли перед джеззой и строггами, опустив свои длинные руки к полу.
   - Мервы! - Ахнула влиятельная Айлин. После геноцида, устроенного мервам строггами семь веков назад, ни один мерв так и не побывал на Элизархе.
   - Снимите маски. - Коротко потребовал бек Джерм. - Кто послал, и кто вложил в ваши руки оружие?
   Убийцы даже не вздрогнули, оставались неподвижными. По их позам можно было догадаться, что они уже смирились со своей судьбой, но ничего рассказывать не будут. Тогда бек Джерм кивнул специалисту по психологии, тот сделал два пасса руками, и маски спали с лиц убийц. Теперь строгги и джезза убедились, что перед ними находятся истинные представители народа мервов, уничтоженного строггами на Элизархе более семи веков назад. Видно было, как один из мервов пытается сделать глотательное движение, но у него ничего не получалось. Строгг, специалист по психологии, заранее предусмотрел попытки со стороны убийц покончить собой, проглотив яд, остановив сердце или пустив кровь, поэтому он блокировал все эти действия мервов. Специалист по психологии снова сделал движение руками и мервы покорно последовали за ним.
   - Отпусти их! - Неожиданно прошептала влиятельная Айлин, обращаясь к сыну. - Этих мервов использовали. После того, что наши предки совершили с этим народом на Элизархе, ненависть его представителей к нам настолько велика, что любой мерв согласен стать убийцей, чтобы отправить к праотцам, хотя одного строгга. Отпусти этих двух, пускай живут и вспоминают о тебе, как о строгге, подарившим им жизнь.
   Бек Джерм согласно кивнул головой, вызвал слугу и попросил того, передать специалисту по психологии, чтобы мервов не пытали, а отпустили бы на волю, посоветовав им быстрее вернуться на Зеленую планету.
   После чего бек развернулся к матери и поделился с ней своими тревогами по поводу возможной проблемы своевременного получения информации с брошенных земель, поддержания связи с друзьями землянами. Влиятельная Айлин негромко рассмеялась в ответ на беспокойство сына и заверила его в том, что уже все заранее продумала и предусмотрела. Она рассказала сыну о том, что ее служба охраны вот уже который год в качестве секретных агентов использует домашних животных мунгов, которые под видом кошек и в качестве домашних животных, дарятся важным строггам для контроля над ними.
   Мунга мажордома Питча присутствовала при его разговоре с убийцами, правда, разговор велся по ментальному каналу, но из того, что говорил Питч, стало понятно, на какое время запланировано убийство бека Джерма. Десять мунгов в настоящий момент координируют переселение стойбищ. А что касается землян, то ей удалось нагнать и поговорить с капитаном Франко, попросить его передать штаб-сержанту Темьяну одну очаровательную и самую умную девочку мунгу.

Глава 3

-1-

   В первый день исхода весть о том, что строгги рода "Синие пески" начали покидать свои стойбища и земли, чтобы вернуться в мир синих песков, внезапно всколыхнула и перевернула вниз головой мир Элизарха.
   Когда среди строггов появились, а затем начали вращаться первые слухи о том, что строгги рода бека Джерма прислушались к древним пророчествам и знамениям, что они решили вернуться обратно в свой мир синих песков, то ни один строгг рода "Черных песков" этому слуху не поверил. Да, и как можно было бы поверить тому, что нашлись строгги и джеззы, которые добровольно пожелали вернуться в мир, где все строггские стойбища давным-давно разрушились, а плодородные земли покрылись слоем песка. Где осталось только море, да высились скалистые горы. Где с утра до позднего вечера стояла неимоверная жара, укрыться от которой можно было бы только в глубине пещер. Где солнце своими лучами на корню могло сжечь даже такие неприхотливые культуры, как теф или кукурузу. Где питьевую воду нужно было по капле и бережно собирать с раннего утра и до поздней ночи.
   Но весть об исходе строггского рода подкреплялась все более свежей и достоверной информацией. Она ширилась и продолжала стремительно распространяться по Элизарху по мере того, как строгги и джеззы рода бека Джерма покидали свои стойбища.
   На второй день исхода старейшины рода "Черные пески" направили своих первых разведчиков в земли строггов "Синих песков" проверить достоверность этих слухов. Перейдя границу, за которой находились стойбища строггов рода "Синих песков", эти разведчики сразу же убедились в том, что весть верна и стойбища строггов рода "Синих песков" действительно покинуты. Они были ошеломлены, увидев, что строгги рода "Синих песков" ушли, практически ничего не взяв с собой. По заброшенным строггам стойбищам бродил домашний скот и требовал присмотра. Разведчики поспешно вернулись в свои стойбища и в доказательство правдивости своей информации привели с собой крупный рогатый скот, который после предъявления старейшинам не забыли отвести в свою пещеру.
   Старейшины рода "Черных песков" оказались не готовы не только к самому факту исхода строггов рода "Синих песков", но и к тому, что им делать с собранными разведданными. И занялись привычным словоблудием, начали проводить одно совещание старейшин за другим, но, как известно, каждый старейшина имеет свое собственное мнение по любому вопросу, которое в корне отличается от мнения других старейшин. Поэтому старейшины до конца второго дня исхода строггов рода "Синих песков" так и не смогли принять единого решения. Они даже забыли своего беклярбека Хундо проинформировать о происходящем.
   Утром на третий день исхода строггов рода "Синих песков" неконтролируемые толпы строггов рода "Черных песков", так и не дождавшиеся решения своих старейшин, пересекли границу, разделявшую территорию планеты Элизарх на владение обоих родов. Уже к середине дня эти толпы превратились в целые армии грабителей из рода бека Хундо, эти армии грабителей подчистую забирали все то, что оставалось в пещерах и в стойбищах строггов рода "Синих песков". Был уведен весь домашний скот, на гравиплатформы погружены и увезены мебель, кухонная утварь и оставшиеся продукты. Но основным товаром для разграбления и захвата, разумеется, были земельные наделы строггов рода "Синих песков". Строгги рода "Черных песков" бесконтрольно захватывали громадные площади плодородных земель, а некоторые строгги даже начали проводить новое размежевание брошенных земель.
   На четвертый день строггов рода "Синих песков" до заговорщиков, наконец-то, дошла информация о внезапно исходе строггов и джезз рода "Синих песков", об их переселении в старые стойбища своего древнего мира. Причем эта информация была принесена не беком Хундо, а беспилотным аппаратом, совершавшим разведывательный полет над территорией, принадлежавшей роду "Синих песков". Офицер, расшифровавший изображением, записанное камерами самолета шпиона, тут же побежал с рапортом к полковнику Симпсону.
   Заговорщики, как и старейшины строггского рода "Черных песков" настолько увлеклись совещаниями, на которых строились фантастические замки, что напрочь оторвались от реальности. Они отказывались с кем-либо общаться из посторонних лиц, так как страшно боялись утечки информации о готовящемся военном выступлении против строггов рода бека Джерма. Поэтому появление дежурного офицера с информацией о бедламе, начавшемся твориться на землях рода беклярбека Джерма, полковнику Симпсону показалось подобно раскату грома летней грозы, которой в принципе не могло случиться на Элизархе. Полковник Симпсон тут же вызвал к себе майора Волкова, с которым поделился новостью об исчезновении строггского рода "Синих песков"
   Начальник штаба батальона вполне спокойно воспринял эту информацию и, подняв глаза на полковника, поинтересовался, а что тот собирается делать в такой ситуации? Симпсон же в душе был искренне рад такому развитию событий, когда он без кровопролития с политической сцены планеты убирает такую серьезную и где-то ему противостоящую силу, как род "Синих песков". Но сейчас в нем просыпался зловещий дух диктатора Элизарха, поэтому полковник все более и более возмущался тем обстоятельством, что в настоящий момент строгги беклярбека Хундо, его непосредственного союзника, разворовывают его достояние.
   Полковник Симпсон искренне полагал, что, если какой-либо строггский род решает навсегда покинуть эту бренную землю, то это решает вождь рода и его старейшины. Но, когда род полным составом уходит в мир иной, то свои земли и личные владения этот род должен оставить в руках официальной власти. А единственным представителем официальной власти на Элизархе является он, полковник Симпсон. Следовательно, все брошенные земли и стойбища рода "Синих песков" принадлежат ему и только ему.
   Майор Волков осторожно порекомендовал своему командиру и будущему диктатору Элизарха вызвать на ковер бека Хундо и этого строгга старикана поставить на место.
   На встречу с соратниками по заговору бек Хундо летел на крыльях счастья. Ведь, еще несколько дней и экспедиционный батальон землян всей своей силой и мощью обрушится на этого предателя интересов строггского народа, бека Джерма. Его род строггов не имеет таких воинов и такого оружия, чтобы противостоят землянам. А это в свою очередь означает, что очень скоро бек Хундо станет единственным строггским правителем на Элизархе. И тогда пусть уже люди думают, кому они должны подчиниться!
   Но встреча заговорщиков пошла не совсем так, как хотелось бы беку Хундо. Прежде всего, его никто не встречал при входе в штабное здание базы землян, никто его не провожал до кабинета полковника Симпсона.
   А в кабинете полковник Симпсон, как только бек Хундо переступил порог его кабинета, начал на него орать и требовать, чтобы строгги рода "Черных песков" немедленно покинули бы брошенные земли. Впервые владетельный князь Хундо оказался в положении, когда на него орал и топал ногами какой-то там инопланетянин. Взбешенный этим криком бек Хундо хотел этого ср... полковника схватить за горло и поднять к потолку кабинета, чтобы затем зашвырнуть того в дальний угол его же кабинета. Несмотря на престарелый возраст, владетельный князь рода "Черных песков" бек Хундо сохранил еще достаточно сил, чтобы все это легко проделать с инопланетянином.
   Но посмотрев на дурно ухмыляющееся лицо майора Волков, бек Хундо внезапно осознал, что по своей глупости он ввязался в такую авантюру и связался с теми землянами, которые на сегодняшний день вместе со своим батальоном стали истинными хозяева Элизарха. А его род строггов "Черные пески", да и он сам больше никому не нужны, его старого маразматика втемную использовали в борьбе против молодого бека Джерма.
   Когда полковник Симпсон в ультимативной форме потребовал от бека Хундо, чтобы строгги его рода навсегда покинули бы брошенные земли рода "Синих песков", то в ответ землянину владетельный князь, молча, кивнул головой. Бек Хундо потерял лицо и стал конченным строггом, он медленно развернулся на высоких каблуках сапог и побрел прочь.
   Какой-то час назад владетельный князь и господин рода "Черных песков", хозяин стойбища "Черные камни" бек Хундо был важным по значимости строггом. Он занимал второй высокий пост строгга на Элизархе. Тогда бек Хундо мог себе позволить не встречаться с полковником Симпсоном, с нетерпением ожидая информации от мажордома Питча по результатах покушения на бека Джерма. Тогда еще бек Хундо восхищался хитроумностью своего Питча, который додумался до того, чтобы владетельного князя рода "Синих песков" убить руками грязных и презренных мервов.
   Поэтому, когда до него дошла первая весть о том, что род "Синих песков" стал покидать свои земли и стойбища, то бек Хундо почти поверил в то, что покушение удалось. Он тогда предположил, что род "Синих песков" покидает свои земли в связи с потерей своего господина. Когда пришел вызов от полковника Симпсона, то беклярбеку Хундо почему-то очень не хотелось ехать на эту встречу, видимо, сердце старого князя почувствовало, что его правлению приходит конец. Но этот проклятый мажордом Питч его заверил в том, что полковник Симпсон собирается его короновать высшим строггом этой планеты, тогда бек Хундо полетел на эту проклятую встречу на крыльях радости. А теперь ему приходится возвращаться домой всеми оплеванным и низведенным до роли мальчишки для битья строггом.
   А в это время полковник Симпсон упивался так неожиданно обрушившейся на него властью над всеми строггами в единый миг, превратившись в единовластного диктатора всего Денеба IV. Всю жизнь ему приходилось пресмыкаться перед вышестоящими офицерами, чтобы вступить на очередную ступеньки военной иерархической лесенки. Он всеми силами рвался к очередному армейскому званию, хорошо понимая, что это новое звание расширит его горизонты личной власти.
   Но полковник Симпсон всегда оставался разумным человеком и хорошо понимал, что ему никогда не достичь самых вершин власти над людьми, что ему никогда не стать премьером правительства Земной Коалиции или просто министром этого же правительства. Назначение на Денеб IV он воспринял, как простую возможность себе обеспечить безбедную старость.
   А сейчас полковник Симпсон неожиданно осознал, что вся полнота власти на Элизархе теперь полностью принадлежит ему одному. Он повернулся лицом к майору Волкову и строгим голосом тому приказал, чтобы он отменил операцию нападения на род "Синих песков", которая намечалась на утро завтрашнего дня.
   Давая указание майору Волкову, начальнику штаба батальона, полковнику было бы лучше смягчить свой командирский тон. Майор Волков был не тем человеком, с которым можно было обращаться и говорить аналогичным тоном, которым Симпсон только что беседовал с беком Хундо.
   Из-за этого командирского тона майор Волков затаил злобу на своего командира, ведь он многое сделал для того, чтобы полковник Симпсон превратился бы в диктатора этой планеты.
   При этом майор очень в своей душе надеялся на то, что полковник поделится с ним этой властью, сделав его, по крайней мере, своим заместителем. А теперь становилось понятным, что полковник Симпсон не намерен с кем-либо делиться своей верховной властью. Поэтому майор Волков задумал каким-либо образом отомстить своему командиру батальону за проявленное неуважение и за отказ приблизить его к себе.
   Но полковник Симпсон пропустил мимо своих глаз злой блеск, мелькнувший в глазах майора. Он в прежней манере командира продолжил раздавать поручения начальнику штаба батальона на завтрашний день. Симпсон потребовал, чтобы некоторые подразделения батальона были бы подняты по тревоге и были бы выдвинуты на брошенные родом "Синих песков". По его приказу, все строгги, самовольно захватившие брошенные земли, должны были бы силой оружия оттуда выдворены. Там могут расселяться только те земные поселенцы и колонисты, которые будут иметь его личное письменное разрешение.
   По возвращению в свою пещеру владетельный князь Хундо распорядился о том, чтобы все строгги рода "Черные пески" покинули бы брошенные земли и в обязательном порядке вернулись бы в родные стойбища. Большинством строггов этого рода распоряжение своего владетельного князя встретили с большим недоумением и непониманием, кто же так легко мог отказаться от богатства, которое случайно попало им в руки. Брошенных земель было так много, что на них могли бы разместиться не только строгги рода "Черных песков", но и все вместе взятые земные колонисты и переселенцы.
   На пятый день исхода строггов рода "Синих песков" на брошенных землях появились первые мобильные патрули и подразделения экспедиционного батальона землян. Военные начали регулярное патрулирование брошенных земель, основной задачей патрульных стало наблюдение за тем, что бы все строгги покинули бы брошенные земли. Выполнение такой боевой задачи не могло не перерасти в столкновения патрульных со строггами. Уже со второй половины первого дня работы патрулей в штаб батальона стали поступать рапорты об имевших место столкновениях со строггами. Причем, количество таких донесений оказалось много большим, чем ожидалось.
   Получив очередное донесение об имевшем месте недоразумении со строггами, майор Волков ринулся к полковнику Симпсону, чтобы тот обратил на это внимание и принял соответствующее решение. Но в этот момент полковник принимал делегацию земных колонистов и переселенцев, которым разъяснял, как они будут хорошо жить под его патронажем. Полковник Симпсон сделал вид, что очень занят и не может принять майора Волкова.
   Разобиженный майор резко крутанулся на каблуках и помчался в оперативный отдел штаба для подготовки и рассылки циркуляра о запрете применения оружия в столкновениях со строггами. Но с подготовкой и рассылкой такого циркуляра штаб батальона запоздал, на столе начальника оперативного отдела штаба батальона уже лежал рапорт лейтенанта Горохова о первом убитом строгге. Майор поднялся из-за стола, поправил китель и подумал о том, почему большие войны начинаются так незаметно и буднично - один выстрел, один убитый, а затем все это оборачивается смертью миллионов и миллионов разумных существ.
   А в нескольких тысячах километрах от штаба батальона лейтенант Горохов, командир первого взвода третьей роты, только что отправивший донесение о произошедшем инциденте в штаб батальона, стоял и бессильно сжимал и разжимал свои пудовые кулаки. У его ног лежала юная и красивая джезза, которую из импульсной винтовки застрелил чернокожий сержант Брег.
   В своем рапорте сержант объяснил свой поступок тем, что строгги внезапно напали на него, он был вынужден защищаться и случайным выстрелом убил строггскую девушку.
   Ну, кто знал, что же здесь случилось на самом деле?!
   Вон стоит взрослый строгг и его сынишка, с какой лютой ненавистью они посматривают на землян. Лейтенанту очень хотелось подойти к сержанту и при всех пройтись кулаком по его нагло ухмыляющейся роже, но на глазах строггов он делать этого не будет, так как не вправе нарушать правило, согласно которому земляне всегда правы. Тяжело вздохнув, лейтенант Горохов развернулся и медленно, волоча за ремень свою винтовку, побрел к "Касперу VI". Разумеется, лейтенант Горохов не мог знать того, что примерно через неделю строггская стрела пробьет ему грудь, и он умрет, так и не узнав, что эта стрела была ответом строггов на выстрел чернокожего сержанта.
   Так незаметно, одним дурацким выстрелом, начинаются межзвездные войны!

-2-

   В своей душе штаб-сержант Темьян остался доволен тем, как прошел сегодняшний день, он удачно начался утром и без особых происшествий во взводе сейчас подходит к завершению. Осталось только собрать информацию по отделениям, ее проанализировать и обобщить, а затем на их основе подготовить рапорт и его отправить в штаб батальона.
   Вот уже больше месяца взвод штаб-сержанта Темьяна патрулировал брошенные земли вдали от своей базы. Взводу, как и другим подразделениям экспедиционного батальона, поручили контролировать громадные территории этих брошенных земель. Все это время взвод находился в постоянном движении, кочевал с одного на другое место. Бойцы взвода вели внимательное наблюдение за тем, чтобы на брошенных землях сохранялся покой и порядок, чтобы эти земли не захватывались бы строггами рода "Черных песков".
   Приказ командира батальона, полковника Симпсона, ясно гласил о том, чтобы части и подразделения батальона занимались бы восстановлением закона и порядка на бывших землях рода "Синих песков". Силой оружия они должны были выдворять непослушных строггов с самовольно захваченных земель. Правда, вскоре за этим последовал уточняющий приказ за подписью начальника штаба батальона майора Волкова, в котором давались разъяснения по применению оружия, когда было можно и когда было нельзя его применять. Но этот приказ разъяснение несколько запоздал, на брошенных землях уже прогремели первые выстрелы.
   Появились жертвы с обеих сторон, но со стороны строггов число жертв, разумеется, было на порядок больше, чем со стороны бойцов батальона.
   Взвод штаб-сержанта Темьяна пару раз тоже использовал оружие, чтобы выстрелами из него убедить строггов бека Хундо вежливо покинуть не принадлежащие им земли и вернуться в родные стойбища. Слава богу, что это были одни только выстрелы в воздух. Но и после таких выстрелов строгги тут же начали собираться в обратную дорогу. Бойцы взвода Темьяна пока еще не успели себя запятнать строггской кровью. А во время сеансов связи со штабом батальона, штаб-сержанту Темьяну теперь частенько приходилось слышать о том, что тот или иной взвод или рота батальона потеряла одного или двух бойцов в перестрелках со строггами.
   Чтобы в полной мере использовать бойцов своего взвода по выполнению конкретных боевых задач, которые ежедневно ставил перед взводом штаб батальона, штаб-сержант Темьян был вынужден взвод разделить на отделения. Каждому отделению был выделен самостоятельный и отдельный участок для патрулирования. Командирам отделений Темьян предоставил определенную свободу и самостоятельность действий.
   Командиры отделений сержанты Маршалл, Косице, а также капрал Лонга оказались хорошими командирами отделений и неплохо справлялись со своими обязанностями. Но в течение всего дня штаб-сержанту Темьяну приходилось много волноваться и испытывать настоящую тревогу за жизнь командиров и бойцов своих отделений. Командиру взвода по уставу не полагалось иметь отдельный транспорт для личного пользования, а купить гравимобиль на этой планете было практически невозможно. Вот Темьяну и приходилось только по ночам перемещаться между своими отделениями, чтобы выяснить состояние бойцов и своими глазами посмотреть на ими проделанную боевую работу за день. Для этих целей он использовал ТТ-100, ИскИн Зануда перевозил его из одного в другое отделение.
   Когда ИскИн "Каспера VI" третьего отделения сержанта Косице передавал в штаб батальона рапорт о проделанной взводом за день работы, то в этот момент штаб-сержант Темьян увлеченно почесывал за ушком маленького шерстяного комочка, который три месяца назад влиятельная Айлин через капитана Франко передала ему. У него уже стало привычкой, каждый вечер, когда бойцы взвода ужинали и готовились отойти ко сну, некоторое время посвящать этому подарку джеззы.
   Весь день этот шерстяной комочек проводил у него за пазухой, а по вечерам выползал на свежий воздух и, перевернувшись на спинку, подставлял свой мягкий животик под ласку руки штаб-сержанта. За три месяца комочек неплохо подрос и у него прорезался железный характер. Поиграв немного с комочком, штаб сержант Темьян развернул спальник и вскоре крепко спал.
   Проснувшись глубокой ночью, штаб-сержант Темьян вдруг обнаружил, что этот шерстяной комочек жизни куда-то исчез. Он поднялся на ноги и отправился его разыскивать при ярчайшем свете Денеба. Штаб-сержанта заметил один из часовых, который подошел к нему и сообщил, чтобы тот особо не беспокоился, так как Лиззи ненадолго отлучилась, но обещала скоро вернуться. До глубины души потрясенный словами часового, штаб-сержант Темьян долго стоял и на него смотрел, до этого момента у него и мысли в голове не было о том, что этот нежный шерстяной клубочек имеет собственное имя и способен разговаривать с человеком. Успокоенный словами часового, Темьян развернулся на каблуках, вернулся на свое место и снова залез в спальник. Он хотел дождаться возвращения шерстяного клубочка, чтобы с ним поговорить, но не дождался, а крепко заснул.
   Утром штаб-сержанта разбудил маленький язычок, который вылизывал его небритую щеку. В какой-то момент этот язычок укололся о выросшую за ночь щетину, тут же послышалось недовольное фырканье зверька. Затем перед глазами штаб-сержанта мелькнул карий глазик и розовый носик, а затем в голове Темьяна послышался женский голосок:
   - Извини меня хозяин, что не предупредила и гуляла без твоего разрешения. Мне наскучила пресная пища, и я решила немного поохотиться. В этих местах еще не вывелись суслики, а их мясо такое вкусное!
   Штаб-сержант Темьян только усмехнулся, он уже ожидал подобного обращения, но сейчас ему было некогда заниматься и Лиззи, поэтому сказал:
   - Извини, Лиззи. Конечно, ты поступила неправильно, не сказав мне, что можешь ментальным образом общаться с людьми и, вероятно, со строггами тоже. Я рад, что у меня появилась такая маленькая и умная приятельница, но сейчас наступило утро и бойцам взвода пора отправляться на патрулирование брошенных земель. Поэтому решай скорее, что ты будешь делать, полезешь ли ко мне за пазуху, или постараешься найти себе местечко в этом БТРе?
   - Хорошо, Темьян, я полагаю, что мне будет лучше устроиться в БТРе. - Пискнул голосочек, Лиззи поднялась на лапки и отправилась к бронетранспортеру.
   Штаб-сержант Темьян не почувствовал себя обиженным или обманутым решением этой красавицы мунгу, предпочетшей его пазухе свободу и независимость. Он подхватил винтовку, проверил ее готовность и, вставив ее в специальные зажимы за спиной, отправился к "Касперу VI". Сегодняшний день он собирался провести вместе с отделением капрала Лонга, который был новым для него бойцом во взводе. Перед самым выездом взвода на патрулирование территорий, майор Волков забрал из его взвода сержанта Курмиса, командира второго отделения и прислал на его место капрала Лонга, который, наверняка, был его "человечком". Штаб-сержант Темьян не имел права возражать офицерам такого высокого ранга, как майор, поэтому был вынужден, скрепя зубами, терпеть в своем взводе соглядатая.
   Вскоре бойцы отделения, удобно расположившиеся в десантном отделение и на внешней на броне "Каспера VI", были готовы отправляться в путь. Последовала команда капрала Лонга, и бронетранспортер мягко тронулся с места. Километр мелькал за километром, а дорога оставалась пустынной, только на ней с каждым днем все больше и больше накапливалось пыли.
   Несколько месяцев назад эта дорога была оживленной магистралью, так как она была единственной дорогой, которая из конца в конец пересекала брошенные земли и соединяла между собой все стойбища рода "Синих песков". Первое время бойцы, сидевшие на броне, весело зубоскалили и перебрасывались шутками. Но, когда Денеб начал особо сильно поджаривать броню, один за другим они стали скрываться в десантном отсеке БТРа. Там все-таки работал кондиционер, и можно было бы немного подремать в приятной прохладе. Капрал Лонга одним из первых соскользнул с брони и занял положенное ему место командира бронетранспортера. Штаб-сержант Темьян только про себя отметил, что на этот раз капрал не проявил армейской учтивости и не уступил ему своего командирского места, как старшему по званию и положению подофицеру.
   Усмехнувшись своим грустным мыслям по этому поводу, штаб-сержант Темьян начал смотреть за дорогой, хотя прекрасно понимал, что аппаратура "Каспера VI" делает это гораздо лучше, чем он. Вскоре вдали показались строения стойбища, которое второе отделение должно было проверить, не осталось ли в нем строггов бека Хундо, а затем продвигаться дальше по маршруту.

-3-

   Как и ожидалось, в этом стойбище не оказалось ни одного строгга. Своим видом оно производило грустное и удручающее впечатление. С первого же взгляда становилось ясно, что в нем уже побывали вандалы. Двери всех пещер были взломаны, полотнища дверей висели лохмотьями. Брать в пещерах было нечего, все было вывезено в первые дни исхода, но зачем тогда кому-то было нужно так взламывать двери пещер? Центральный колодец, где ранее проживавшие в стойбище строгги брали священную воду для питья, был завален обломками деревьев и засыпан грязью до самого верха. Служебные строения этого стойбища, сделанные из глины, были разнесены и разбиты. Вокруг было огромное количество серой пыли, а всего месяц назад ее невозможно было бы встретить в строггских стойбищах. За пару дней варварам удалось некогда цивилизованное стойбище превратить в стойбище диких строггов.
   Капрал Лонга первым обнаружил столб "строггского предупреждения", который строгги рода "Синих песков" оставили на своих землях и в своих стойбищах. Направляясь на крик своего капрала, Темьян удивился тому, почему этот капрал орал на все стойбище, а не вызвал его интеллигентно по внутреннему каналу связи коммуникатора. В самом центре стойбища стоял невысокий, в рост среднего строгга, четырехгранный каменный столб. На шести гранях этого столба неприятно желтел круг. Рука одного из бойцов протянулась вперед и коснулась желтого круга. Тут же в голове штаб-сержанта и всех находившихся рядом бойцов зазвучали слова на интердиалекте:
   - "Предупреждение и важная информация для строггов и землян! Данное стойбище принадлежит и будет вечно принадлежать строггам рода "Синих песков". В настоящее время мы вынуждены на время вернуться в свой старый мир, где пробудем не очень долго, чтобы молениями и благочестиями оплатить свой древний долг. Но мы обязательно вернемся в этот мир и тогда горе тому, кто неправо воспользоваться дарами наших оставленных на время земель и поселиться в наших стойбищах!"
   Штаб-сержанту Темьяну захотелось еще раз прослушать это "строггское предупреждение", но вдруг осознал, что оно дословно сохранилось в его памяти. Внимательно осмотревшись кругом, штаб-сержант Темьян увидел задумчивые и несколько смущенные лица своих бойцов и капрала Лонга. По выражению этих лиц Темьян догадался о том, что все они, как и он, буквально до последнего слова запомнили это строггское предупреждение. Капрал Лонга осторожно прижимал обожженную правую руку к своей груди. Штаб-сержант едва заметно улыбнулся, ему стало понятным, почему капрал так громко кричал.
   Другие встречавшиеся по маршруту следования строггские стойбища своим внешним видом и произошедшем в них погромом, ничем не отличались от первого стойбища. Но в четвертом по счету строггском стойбище, которое отделение посетило сразу же после обеда, произошла настоящая трагедия.
   Семейство строгга рода "Черные пески" было под корень вырезано семейством земного колониста.
   Сейчас старик колонист и глава большого семейства стоял перед бойцами и, гордо сложив руки на груди, уверенно говорил о своем праве владения этой землей, которую какие-то грязные строгги увести из-под носа у его семейства.
   Тридцать минут назад бронетранспортер "Каспер VI" отделения капрала Лонга наткнулось на восемь строггских тел, в различных позах, разбросанных вдоль дороги. Глава семейства, великолепный образец строгга самца был убить выстрелом в спину, а члены его семейства, среди которых были три джеззы и один детеныш, прямо-таки были истыканы штыками и зарезаны ножами. Причем, было хорошо заметно, что джезз и строггов убивали не военные профессионалы, тела жертв были усеяны беспорядочными ранами и порезами. Из-за такого живодерства многих бойцов отделения капрала Лонга вырвало. Они по одному заходили за бронетранспортер и только что съеденные обеды выворачивали из своих желудков на землю.
   Убийц строггов не пришлось долго искать, сразу за поворотом дороги, перед въездом в стойбище "Каспер VI" отделения капрала Лонга был остановлен могучим стариком землянином, который запретил отделению следовать дальше по его земле и въезжать в его владения. Старик стоял, твердо упираясь ногами в пыль дороги и не давая возможности "Касперу VI" проехать мимо него. Сложив руки на груди, этот старик уверенным тоном выговаривал солдатам, что они нарушают его права вечного владения этими землями и этим стойбищем. К этому времени он, видимо, успел забыть о том, что эти земли и стойбище только что принадлежали строггам. После каждого второго слова старик упоминал полковника Симпсона, как своего благодетеля, подарившего эту землю и стойбище ему в вечное владение. Старик даже совал в лицо штаб-сержанту Темьяну простенькую бумажку с большой батальонной печатью. Капрал Лонга ловко уклонился от участия в разговоре со стариком и сейчас, стоя в стороне, подленько подхихикивал над своим командиром взвода.
   Пока со стариком продолжался этот бессмысленный и бесконечный разговор, за его спиной внезапно нарисовались четыре парня и одна девушка, которые со старинными пулевыми ружьями в руках полукругом выстроились за спиной отца, готовые в любую секунду броситься на его защиту. Штаб сержант Темьян тут же обратил внимание на выражения лица одного из братьев, то, что это сыновья и дочь этого старика колониста было ясно с первого взгляда. Братья были полной копией отца, за исключением старшего брата, который был звероподобного вида взрослым мужиком. Видимо, в свое время он попал под прямое излучение Денеба и у него возникли проблемы с мозгами и с взаимоотношениями с другими людьми. С первого же взгляда на лицо этого сына сразу становилось ясно, кто так зверски расправиться с семейством строггов.
   В какой-то момент разговора штаб-сержанту Темьяну также стало понятным, какая судьба ожидает всех членов семейства старика в самое ближайшее время. Он попытался заставить словами старика задуматься о возможных последствиях поступка своего старшего сына. Но сейчас глаза всех членов этого семейства старика были застланы богатством полученных во владение земель. Хорошо понимая, с чем это семейством земных колонистов может встретиться уже сегодня ночью, штаб-сержант Темьян отошел в сторонку и через ИскИн "Каспера VI" связался со штабом батальона.
   На вызов ответил начальник штаба батальона, майор Волков, который внимательно выслушал информацию штаб-сержанта Темьяна и, ни разу его не прерывая, также внимательно выслушал и версию возможного развития дальнейших событий. Немного подумав, майор Волков приказал, выделить двух бойцов с пулеметом для охраны семейства земных колонистов этой ночью.
   Старик с ухмылкой на губах выслушал то, что предлагал ему этот паршивый штаб-сержант и с притворной неохотой согласился предоставить кров и еду двум его солдатам. Хотя в душе старик обрадовался неожиданному решению штаб-сержанта и в душе благодарил всевышнего за то, что он помог ему встретиться и познакомиться с таким замечательным человеком, как полковник Симпсон. Не смотря на то, что на белом свете старик колонист прожил немало лет и многое успел повидать, он впервые попал в такой сложный жизненный переплет. Ему страшно хотелось, чтобы осуществились два взаимоисключающие друг друга желания, сохранить не ему принадлежащие земли, и избежать ответственности за резню семейства строггов, устроенную старшим сыном.
   Капрал Лонга для охраны семейства земных колонистов выделил двух бойцов, рядовых Шварца и Зельника с фазерным ручным пулеметом, которых он невзлюбил с момента принятия под свое командование этого отделения. Дочь старика ушла провожать в дом обоих бойцов, а штаб-сержант Темьян, направляясь к "Касперу VI", посоветовал старику особо не давать воли своему старшему сыну, на что тот только презрительно скривил губы, но так и ничего не ответил.
   В эту ночь отделение капрала Лонга потеряло двух бойцов. Когда рядовой Шварц связался с ИскИном "Каспера VI" и сообщил о внезапном нападении противника на дом старого колониста, то у штаб-сержанта Темьяна внезапно дико похолодело на сердце. Внутренним чутьем штаб-сержант понял, что отделение не успеет прийти на помощь своим бойцам и семейству колонистов.
   По прибытию на место бойцы отделения обнаружили новое и аккуратное захоронение, в котором покоились старик и все члены его семейства, за исключением старшего сына, который был распят на столбе в изголовье могилы землян. Трупы рядовых Шварца и Зельника обнаружить не удалось, как и их оружие. Все стойбище было сожжено дотла, от строений и пещер строггов ничего, кроме углей и пепелищ, не осталось.
   Штаб-сержант Темьян немного постоял над этим кладбищем, в могилах которого покоились и переселенцы и строгги. Держа в боевой готовности фазерный карабин, он размышлял о том, что зря выполнил приказ майора Волкова. Судьба семейства земного колониста была предрешена в тот момент, когда старик позволил старшему сыну издеваться над членами строггского семейства. А ведь он мог спасти и не оставлять с семейством старика двух рядовых своего взвода, но тогда его мучила бы совесть за смерть старика и членов его семейства?!
   Одним словом, так нехорошо, а так совсем плохо!

Глава 4

-1-

   У майора Волкова стало не хватать времени на то, чтобы отсыпаться по ночам. Как только он собирался покидать штаб батальона и отправляться в офицерское общежитие, в это время начинали градом сыпаться спешные донесения и рапорты патрулей батальона о нападениях летучих отрядов строггов на семьи земных колонистов и переселенцев.
   Получилось как-то неожиданно, что экспедиционный батальон в один момент распылил свои части и подразделения. Ему приходилось патрулировать такое огромное пространство, практически половину территории Элизарха, что категорически стало не хвать бойцов для выполнения всех боевых заданий. К тому батальон, хотя и понемногу, стал и сам терять бойцов в перестрелках и в засадах, которые устраивали патрулям неизвестные строгги.
   Вся свистопляска началась с рапорта штаб-сержанта Темьяна, в котором он сообщал об убийстве семейством колонистов семейства строггов, упомянув о том, что строгги на это зверство ответят своими зверствами. Вот строгги и ответили, в первую же ночь под корень вырезали семью старика колониста и убили двух солдат батальона. Полковник Симпсон приголубил эту семью старика и, наобещав ей несметные земельные богатства, переманил ее на переезд для постоянного жительства на брошенные строггами земли. Новость об учиненной сыном старика бойне строггов и ответной акции устрашения, устроенной строггами, мгновенно разлетелась по всему Элизарху. О ней хорошо знали и строги и земляне.
   Полковник Симпсон, предпринимая такую акцию с семейством старика переселенца, полагал, что после проявления им такого акта доброй воли, земные колонисты и переселенцы толпами будут обращаться к нему за разрешениями о переселении на брошенные земли. Да, разумеется, появились желающие бесплатно получить кусок украденной земли, но они тут же потребовали от полковника гарантий своей безопасности на этих брошенных землях.
   Но, как известно, краденое никому не идет впрок, поэтому вот уже второй месяц подразделения батальона выполняли не свойственные им охранные функции, патрулировали брошенные земли и охраняли поселившиеся на этих землях семьи земных колонистов и переселенцев.
   Казалось бы, охрана - это простая работа, сиди себе и охраняй людей, не позволяй к ним никому не подходить. Но все чаще в частях и подразделениях батальона стали появляться убитые и раненые солдаты. Первые дни это были единичные случаи, но со временем каждый вечер стал приносить в штаб донесения с упоминанием убитых и раненых бойцов, а замены погибшим бойцам взять было неоткуда. Эти же самые колонисты и переселенцы с Земли, требуя от батальона охраны и защиту своих семейств, ни под каким предлогом не отпускали своих сыновей служить в армию. За первые два месяца патрулирования брошенных земель батальон потерял шесть процентов личного состава.
   А что будет дальше?
   Если судить по батальонной статистике потерь, то процент потерь постоянно рос. Если такая тенденцию к росту потерь сохранится, то очень скоро батальон потеряет боеспособность, у него не будет хватать солдат даже для для защиты своей основной базы.
   Захватив заранее подготовленную статистику батальонных потерь и вероятные прогнозы на будущее, майор Волков отправился на прием к полковнику Симпсону. Для этого ему пришлось забраться в один из резервных "Касперов VI" и пыльными дорогами добираться до столичного комплекса Дуллес, где теперь жил и работал полковник Симпсон. Офис официального представителя Земной Коалиции, как теперь любил себя называл полковник Симпсон, находился в самом центре столицы Денеба IV и занимал несколько этажей многоэтажного здания. По коридорам офиса ходили степенные люди и вели приличные разговоры о трудностях жизни на чужой планете.
   Секретарша официального представителя Земной Коалиции была очень красивой молодой женщиной. Все время своего ожидания, когда полковник его примет, майор Волков глаз от нее не отрывал. Секретарша вежливо пообещала майору, что вскоре полковник освободится и обязательно его примет.
   Ждать майору пришлось больше часа, но на этот раз он не мог ни с чем на базу, слишком серьезным было положение дел с приписным составом экспедиционного батальона. Наконец-то, полковник Симпсон освободился, и секретарша пригласила майора пройти в кабинет. Разумеется, полковник не обратил ни малейшего внимания на появление своего заместителя по батальону, в тот момент он уткнулся носом в терминал и читал на его экране какой-то важный документ. Но на этот раз майору было не до церемоний, и он прекрасно знал, что господин полковник на деле большой трус, поэтому вразвалку, не спеша, он подошел к столу полковника Симпсона и швырнул ему на стол пачку распечаток из принтера. Полковник Симпсон отпрянул от экрана терминала и испуганно посмотрел на злое лицо майора Волкова.
   - Как недостойно, майор, вы ведете себя по отношению к своему командиру... - Начал полковник выговаривать своему заместителю, но на половине слова был прерван злым голосом майора Волкова.
   - Господин полковник, мы почти пять месяцев не видели друг друга, а за это время произошли изменения, о которых вам следовало бы знать в первую очередь. В скором времени у вас не будет батальона и меня, как начальника штаба этого батальона. Тогда вы сможете на полную катушку наслаждаться выполнением обязанностей, которые вам никто не поручал. - Сказал, словно обрезал, майор Волков, отвечая на реплику полковника.
   Только тут полковник Симпсон понял, что майор явился к нему с очень важным сообщением, касающимся состояния батальона, опоры его власти и величия на Денебе IV. Он углубился в изучение документов и, как профессиональный военный, тут же обратил внимание на процент необратимой убыли личного персонала. В своих встречах и беседах с именитыми землянами, он давно убедился в том, что обещания легко даются, но выполнятся с большим трудом и неохотой. Поэтому полковник знал со ста процентной уверенностью, что пополнить батальон и сохранить свою власть над Денебом IV, полагаясь на одних только землян, ему не удастся. И тогда полковник Симпсон вспомнил о своем старом друге владетельном князе Хундо, которого сам же уже так давно отправил в опалу и, повернувшись всем телом к майору, он спросил:
   - А не пора ли нам снова встретиться и слегка потрясти владетельного князя Хундо? Что-то с ним мы давно не встречались?
   Майор Волков моментально догадался, что полковник Симпсон имел в ввиду под этой встречей. Хитрый лис вспомнил о давнем обещании бека Хундо выделить пять тысяч строггов для обучения и последующей службы в вспомогательной полиции. Майор Волков лишь пожал плечами и искренне пожалел о том, что ему так и не удалось, как следует прищучить полковника Симпсона, поставив его на колени своей информацией. Он собрался было по своему коммуникатору связаться с мажордомом Питчем, поинтересоваться, как его дела, и заодно договориться о встрече с беком Хундо. Но на этот раз полковник Симпсон его опередил, он толстым пальчиком руки ткнул в одну из кнопок на пульте, установленном слева от него, и на пороге появилось прекрасная секретарша.
   - Найдите влиятельного князя Хундо и пригласите его ко мне на беседу на десять часов завтрашнего утра. - Полковник Симпсон сухо и без особых эмоций в голосе дал указание секретарше.

-2-

   Владетельный князь и господин рода "Черных песков", хозяин стойбища "Черные камни" беклярбек Хундо прекрасно проводил свое свободное время. Много воды утекло с той встречи, на которой его так унизил полковник Симпсон. Но к сегодняшнему дню о том конфузе бек Хундо стал позабывать. При этом владетельный князь занимался только теми повседневными делами, которые не могли ему напомнить о той встрече и о его личном позоре.
   Бек Хундо особо не переживал и не обращал внимания на то, что патрули земного батальона стали насильно изгонять строггов его рода из зоны брошенных земель. Со спокойным лицом беклярбек выслушивал доклады придворных об убийствах и зверствах, творимых землянами по отношению к его строггам. Да и до общения с собой беклярбек теперь допускал одного только мажордома Питча, который хорошо знал, что и когда можно ему говорить. К тому же мажордом Питч по случаю завел собственную мунгу и частенько к своему беку приходил с этой красавицей. После доклада о нехороших делах, творимых землянами по отношению к строггам их рода на брошенных земля, оба старика начинали сюсюкаться с мунгой, мгновенно забывая обо всем другом на белом свете.
   В свое время именно мажордом Питч, действуя по совету майора Волкова, разумеется, предложил своему беку Хундо попробовать любимый землянами янтарный напиток, от которого приятно шумело в голове, качалась земля под ногами, и было так хорошо и весело на душе. Беклярбеку так понравился этот напиток, что он начал его покупать ящиками, у майора Волкова, разумеется, и поглощать в неимоверных количествах. Правда, на следующий день беку Хундо лучше не стоило бы просыпаться, дрожали руки, и так сильно болела голова, что хотелось взять меч в руки и отрубить себе голову. Но Питч и тут нашел выход из положения, он предложил беклярбеку сразу и по много не пить этого прекрасного напитка, а пить его часто, но понемногу, голова строгга за такое короткое время не успевала заболевать.
   Однажды, мажордом Питч пришел с очень серьезным лицом и владетельному князю Хундо рассказал о том, что у него появилась возможность за очень большие деньги приобрести земного оружия. Бек Хундо давно забыл о существовании своей службы дознания и совершенно не интересовался ее делами, а она, оказывается, продолжала работать и сумела найти среди землян на таких людей, которые были готовы строггам продать большое количество земного оружия за пять граммов калифорния, которого у бека Хундо было неограниченное количество. С большим чувством нежелания бек Хундо согласился на эту сделку, но так никогда и не поинтересовался ее конечными результатами.
   Потому, что проснулись "соседи" и вышли на связь с владетельным князем, но на этот раз с ним разговаривал один из его сыновей бек Рази, который в свое время сам напросился включить его в группу молодых строггов, отправлявшихся к соседям на учебу. Молодого бека Рази очень интересовала обстановка, которая сложилась на Элизархе, но в тот момент беклярбек Хундо и двух слов вместе связать не мог, поэтому разговор не получился. Разговор произошел в присутствии мажордома Питча, который, услышав, что бек начал разговаривать с самим собой, широко раскрыл от удивления глаза и подумал, что у владетельного князя начались галлюцинации. Но услышав, что владетельный князь в разговоре с невидимым собеседником упоминает имя молодого бека Рази, мажордом догадался о том, что беклярбек поддерживает связь с потусторонним миром. А бек Хундо, даже будучи нетрезвым строггом, пожалел, что в тот момент допустил промашку и начал пьяным говорить с беком Рази, а не перенес разговор на более позднее время.
   Когда слуги сообщили, что владетельного князя хочет видеть полковник Симпсон, то у бека Хундо совсем испортилось настроение, и первоначально он решил не ходить и даже не отвечать на приглашение полковника. Но мажордом Питч упросил его не делать глупостей и встретиться с полковником. Питч даже заявил, что полковник, наверняка, поднимет разговор о создании полиции и попросить владетельного князя выделить ему своих строггов, чтобы сделать из них полицейских. К этому времени майор Волков уже переговорил по коммуникатору со своим другом мажордомом Питчем и вкратце, особо не вдаваясь в подробности, объяснил ему желательность положительного решения этого вопроса. Владетельный князь Хундо благосклонно отнесся к просьбе своего мажордома и пообещал ему дать положительный ответ полковнику.
   Ни Питч и ни майор Волков не знали, что молодой бек Рази в разговоре со своим отцом беклярбеком Хундо настоятельно ему рекомендовал положительно отнестись к любым просьбам землян. Помимо этого молодой бек сообщил отцу, что первая пятерка строггов завершила обучение и сдала все экзамены, чтобы стать пилотами боевых истребителей. Стажировку они будут проходить на Элизархе. Примерное через месяц его эскадрилья перебазируется на планету. Бек Хундо мало чего понял из слов, произносимых его сыном. Он ведь понятия не имел, что это такое "истребитель", так как никогда его не видел. Но бек хорошо понял, что его сын скоро вернется домой.
   Полковник Симпсон снизошел до того, что поднялся на ноги, чтобы встретить и поприветствовать влиятельного князя, беклярбека Хундо, когда тот вошел в его кабинет. Он величаво похлопал беклярбека по шерстяному плечу и пригласил его садиться за чайный столик в глубине своего кабинета. В этот момент нос полковника поймал запах алкоголя изо рта своего гостя, он моментально сообразил, что это означает, и, укоризненно покачав головой, посмотрел на мажордома Питча. Мажордом Питч сделал виноватое лицо, застенчиво улыбнулся и продолжил почесывать за ушком свою мунгу, в последнее время с которой старался нигде не расставаться.
   Переговоры высоких сторон прошли самым наилучшим образом, высокие договаривающиеся стороны испытывали затруднения только в одном, они с большим трудом находили синонимы уважительных слов в своем ограниченном лексиконе. Очень быстро между сторонами была достигнута договоренность о том, что род "Черные пески" на первых порах выделит землянам около пяти тысяч строггов, которые в будущем станут полицейскими. Начиная со следующей недели, в базовый лагерь прибудет первая тысяча молодых строггов, которая под руководством земных инструкторов приступят к начальной подготовке по программе "городской полицейский", начнут учиться владеть холодным и огнестрельным оружием.
   Полковник Симпсон все время переговоров ожидал от бека Хундо вопроса в отношении того, кому в дальнейшем эти полицейские силы будут подчиняться, и как они будут использоваться. Но бека Хундо этот вопрос совершенно не интересовал и не волновал, так как он был очень занят дегустированием янтарного напитка из бутылки с яркой наклейкой, такой бутылки в его запасах не было. К концу переговоров бек Хундо пребывал в ясном уме и сознании, мог односложно отвечать на вопросы землян, но он хорошо понимал, что завтра у него будет очень болеть голова. Наблюдая за тем, что творится с его собеседником и получив от него все необходимые заверения по интересующим его вопросам, полковник Симпсон потерял интерес к дальнейшему ведению переговоров. Он, оставив за себя майора Волкова, перешел в комнату отдыха кабинета и там продолжил работу с деловой документацией, которой день ото дня становилось все больше.
   А за столом переговоров развернулась настоящая попойка. Не обращая внимания на владетельного князя и беклярбека Хундо, который, подобно истукану, с мертвым выражением лица восседал напротив них, майор Волков и мажордом Питч обговаривали детали достигнутого соглашения, не забывая при этом пропускать по стаканчику янтарного напитка.

-3-

   Курсант Рази, стоял по стойке "смирно" и с тревожным волнением в глазах ожидал, когда его инструктор выставит оценку за выполненное им последнее учебное задание. А вьед инструктор неторопливо расхаживал взад и вперед перед этим здоровяком строггом и говорил не переставая. Рептилия называла и анализировала ошибки курсанта, совершенные на взлете истребителя, при выполнении самого задания в учебной зоне и при посадке истребителя на аэродром.
   Ошибок было столько, что курсант Рази поник головой и с тоской подумал о том, что ему теперь никогда не сразиться в воздушном бою с лучшим летчиком истребителем вооруженных сил Мессатамии.
   Но в этот момент инструктор вьед прекратил расхаживать перед курсантом, остановился и, подняв свои умные желтые глаза, неожиданно заявил, что, не смотря на все эти грубые ошибки, он вынужден курсанту строггу поставить отметку "отлично" за выполнение последнего учебного задания. Подумав немного, инструктор добавил, что обучение завершено и скоро курсанта известят о месте и времени проведения поединка лучшего выпускника летной школы с одним из ассов Мессатамии. Затем он нехотя скомандовал "вольно" и отправился по своим делам.
   Как только инструктор скрылся в штабном здании, курсант Рази вздохнул полной грудью, расправил плечи и, особо не торопясь, отправился в казарму для курсантов, внимательно поглядывая по сторонам, чтобы вовремя заметить и вовремя приветствовать офицера. В тот момент в его голове ворошились мысли воспоминания о недавнем прошлом.
   Когда в семействе владетельного князя и господина рода "Черные пески", хозяина стойбища "Черные камни" бека Хундо на свет появился очередной младенец мужского рода, то Бек Хундо лично явился к роженице, положил руку на лоб младенца и нарек его именем "Рази". Бек тут же покинул этот угол своей пещеры, чтобы больше сюда никогда не возвращаться и никогда не вспоминать о своем тринадцатым сыне.
   Матушка бека Рази с этого момента и до совершеннолетия сына одна занималась его воспитанием и образованием. Она учила его грамоте и послушанию. Она вложила в его руку первый боевой нож, который сейчас висел на поясе курсанта вьедского летного училища Рази. Бек Рази коснулся пальцами рукоятки этого ножа, вспоминая, как он сам, оскалив глаза и выставив вперед руки с ножом, защищал свою честь и достоинство беклярбека с другими сыновьями беклярбека Хундо. Разумеется, в той схватки он никого не убил, но сумел доказать своим братьям, другим сыновьям владетельного князя, чтобы они его больше не касались и навсегда оставили бы в покое. Мать плакала, перевязывая сыну плечо, но ни слова не сказала, чтобы ее сын больше не дрался со своими братьями по отцу.
   Когда бек Рази успешно окончил строггскую школу, то его отец владетельный князь и господин рода "Черных песков" беклярбек Хундо неожиданно заявил о том, что ему нужны добровольцы для отправки в чужие края. Вместе с четырьмя другими молодыми строггами бек Рази вступил на скальную площадку и, когда пятерку строггов охватило холодное пламя, то последнее, что молодой бек увидел, было лицо его матери, по которому катились крупные слезы.
   Новый мир встретил их едва светящимся желтым солнцем, что особенно было заметно, если принять во внимание тот факт, что молодые строгги не знали, как это день может сменяться ночью. Им пришлось все же познакомиться с этим явлением, когда на смену светлой части дня приходили темные сутки и ночь. Они также познакомились с этими ужасными существами, которые называли себя вьедами. Существа имели две руки, две ноги, туловище и голову, но были совершенно не похожи на строггов. Вьеды были на голову ниже строггов ростом, более узкими в плечах, грациозны в движениях, но их глаза всегда оставались холодными и беспощадными. Да и голова этих существ больше напоминала голову варанов, которых строгги в свое время на Элизархе полностью извели на мясо.
   Вьеды были потенциальными телепатами и их наука много работала в этом направление, пытаясь со временем вьедов превратить в расу телепатов и магов. Вьедская наука очень интересовалась вопросами духовного развития гоминидов и гуманоидов, так как в них вьеды видели своих главных врагов за гегемонию в Млечном Пути. Вьедская наука разработала и создала аппаратуру, которая позволяла отдельным вьедом своей силой мысли переносить на небольшие расстояния, скажем, на два-три метра различные предметы. Переносить вещи на большие расстояния у вьедов не хватало мощности энергии головного мозга, в противном случае вьед мог надорваться и превратиться в неразумное животное. Но среди вьедов нашлись ученые, которые сумели разработать и построить специальное устройство по усилению мозговой деятельности вьедов для переноса предметов и биологических существ на большие расстояния. Вьеды при помощи этого устройства и перенесли молодых строггов на Мессатамию.
   Вьеды имели далеко идущие планы касательно молодых строггов, об этом сразу же догадался бек Рази, когда заметил, как те с большой осторожностью и вниманием отнеслись к появлению на их планете пятерых строггов. Прежде всего, их внимательно обследовали вьедские врачи, в течение целой недели они изучали организм строггов и определяли, как следует с ним обходиться.
   После медосмотра строггскую молодежь отправили служить в армию, целый год ее заставляли муштровать, с ними занимались специальные инструкторы, которые пытались из этих увальней вытесать дисциплинированных и исполнительных солдат. Молодые строгги поняли и поверили в то, что подчинение воинской дисциплине и старшим офицерам священный долг каждого солдата.
   Именно в тот момент все строгги обратили внимание на то, что вьеды стали уделять громадное внимание изучению их головного мозга, причем, вьеды делали это так грубо и не аккуратно, что по утрам строггам требовалось некоторое время, чтобы привести свои мозги в порядок. Слава бегу, что у вьедов не имелось таких специалистов по психологии, которые уже имелись у строггов, перед отправлением на чужбину всей пятерке на правый висок налепили по маленькой серебряной наклеечке, из-за которой вьеды не могли бесконтрольно копаться в строггских мозгах. А вьеды так и не поняли, почему у них ничего не получается с этими строггами, мозг которых оказался закрыт для глубинного зондирования, в конце концов, они оставили строггов в покое.
   Перевод и учеба в летном училище строггами было воспринято, как дар свыше. Они мечтали, но не думали, что эта мечта летать выше облаков так быстро осуществится,. Вводный курс и знакомство с летательными аппаратами пролетел, как один миг, строггская молодежь, подобно губке, впитывала в себя всю техническую информацию и устройство летательных аппаратов, каждый урок требуя все новой и новой информации по этим предметам. Электронная библиотека училища была ими проштудирована и освоена за столь короткое время, что вьедские инструкторы и офицеры преподаватели летного училища испугались за психическое состояние здоровья инопланетян и заставили их пройти внеочередную диспансеризацию.
   Когда врачи подтвердили, что со здоровьем у этих молодых строггов все в порядке, то их допустили к полетам на легких самолетах с инструкторами. Первый же строгг вместе с инструктором, поднявшийся в небо пришел в такое волнение, что инструктор испугался и тут же пошел на посадку, ему показалось, что курсант впал в состояние аффекта.
   Вскоре строгги прекратили выказывать какие-либо чувства перед вьедами, но их успехи в летном деле были потрясающими. Строгги отдавали сердце и душу полетам и пилотировали истребители на грани сплошной интуиции и ощущений. Время обучения и полетов в летном училище вьедов для строггов пролетело мгновенно, никто из пятерки строггов не поверил, когда им сказали, что завтрашний день станет их последним днем в училище и через две недели они приступят к стажировке на своей родной планете Элизарх.

Глава 5

-1-

   Когда полковник Симпсон говорил об обучении строггов в полицейских, то, прежде всего, ему в самое ближайшее время хотелось из строггов, которых готовили стать полицейскими, подготовить достойное пополнение личного состава экспедиционного батальона. В душе полковник очень надеялся на то, что уже за три месяца его капралы и сержанты земляне сумеют выбить из строггской молодежи свободолюбивую придурь, научат ее уважать, а главное заставят строггов, не задумываясь, подчиняться воинской дисциплине и земным офицерам. Называя цифру в тысячу новобранцев, полковник Симпсон полагал, что на призыв явится не вся тысяча, а, скажем, пятьсот или семьсот строггов. Для такого количества курсантов и были подготовлены спальные места в казармах.
   Но когда толпа в тысячу строггов подошла и остановилась перед КПП базы, то майору Волкову пришлось схватиться за голову. Ему было негде размещать эту тысячу строггов, да и капралов и сержантов на всех строггов не хватало. Майору пришлось приказать, вывести в палатки за пределы базы инженерную роту капитана Франко, а тысячу строггов размещать в казарме батальонной базы.
   Инженерная рота капитана Франко была вынуждена начать строительство резервной центральной аппаратной, а также строительство временного лагеря, в котором после окончания обучения должны были бы разместиться тысяча полицейских строггов.
   В связи с нехваткой инструкторов для полицейской подготовки строггов, майор Волков своим приказом из рот и взводов батальона отозвался около полутора десятка капралов и сержантов. Из них он сформировал временную команду инструкторов, во главе которой поставил капрала Лонга, забранного из взвода штаб-сержанта Темьяна. Затем всех этих инструкторов пригласил в штаб батальона, где с ними провел беседу о правилах работы со строггами. Позже некоторые инструктора вспоминали и говорили о том, что майор Волков поставил перед ними задачу на то, чтобы в течение трех месяцев они строггов превратили в бешеных животных, способных покусать и убить своих родителей. Что они должны подчиняться любому приказу земного офицера.
   На следующее утро молодые строгги были разбужены лужеными глотками земных капралов и сержантов. Полуголыми строгги были выгнаны на общий батальонный плащ для проведения утренней зарядки.
   В то утро майор Волков находился в своем кабинете. Следуя примеру полковника Симпсона, месяца два назад майор на две половины поделил штабную комнату, в которой прежде размещался оперативный отдел. Большую часть комнаты он превратил в свой личный кабинет, а подчиненных сержантов и офицеров согнал в небольшой закуток. Сейчас майор сидел и, покуривая, в одиночестве наблюдал за всем тем, что инструкторы команды капрала Лонга вытворяют с этими бедными и ничего не понимающими строггами.
   Батальонный плац был заполнен множеством существ, туловища, головы, лица, руки и ноги которых были покрыты светло-коричневой шерстью, которые небольшими группами хаотически перемещались туда и сюда. До ушей майора долетал матерный рев сержантов инструкторов, пытавшихся это хаотическое перемещение строггов превратить в организованное движение колонн и групп. Но пока у капралов и сержантов ничего не получалось, строгги не понимали выкрикиваемых им команд и матерных слов. В настоящий момент строгги собой очень напоминали медведей, неожиданно оказавшихся на арене цирка в окружении полудиких дрессировщиков.
   Майор Волков затворил створки окна и отошел от него, включил кондиционер с вентилятором, пора было заняться служебными делами, но в этот момент тонко запиликал коммуникатор. Звонил мажордом Питч! Майор, скривив губы, ну чего еще надо этим дикарями, вчера он, как и обещал, отправил мажордому два грузовых глайдера с гладкоствольным оружием?! Подумав, майор Волков нажал кнопку приема вызова. Но Питч заговорил не об оружии, тихим шепотом он проинформировал собеседника о том, что владетельный князь и господин рода "Черных песком" приказал долго жить.
   - Бек Хундо, начав поглощать янтарный напиток у господина полковника Симпсона, так и не смог остановиться. Он пил три дня и до тех пор, пока не начал галлюцинировать.
   Тихо говорил мажордом, Питч, видимо, он боялся того, что кто-то может его подслушать.
   - В это время бек Хундо настолько углубился в самого себя, что не обращал внимания и не слышал, если кто-либо со стороны обращался к нему. Вчера он выгнал меня из своих покоев, заявив, что я исчадие ада и сделал из него предателя своего рода. Затем добавил, что завтра, то есть сегодня, явится бек Рази, который наведет порядок и первым делом накажет меня. Когда я сегодня вошел в его покои, то бек Хундо сидел за земным столом и держал в руке стаканчик с янтарным напитком, но сердце его уже не билось. Мне пришлось вызвать его жен и сейчас они готовят его труп к сожжению на огне. Завтра новый владетельный князь и господин рода "Черных песков" и хозяин стойбища "Черные камни" взойдет на престол. - Этими словами мажордом Питч завершил свой шепот и дал отбой.
   Из-за бешенства, внезапно охватившего его, майор Волков вдребезги разбил свой коммуникатор о стену кабинета. Все же эти строгги настоящие дикари, зачем Питч объявил о смерти своего хозяина, ведь он мог два-три дня побывать на вершине строггской власти, и они вдвоем могли бы неплохо похозяйничать со строггскими сокровищами. Ведь за два паршивых грузовых глайдера с дерьмовым оружием бек Хундо отвалил более тридцати миллионов кредитов, а сколько ведь еще у него калифорния осталось?! Но вскоре майор Волков перестал метаться по кабинету и принялся обдумывать новую ситуацию. Как он понимал без мажордома Питча ему все же не обойтись, поэтому, выглянув за дверь кабинета, попросил дежурного офицера срочно найти ему новый коммуникатор.
   А в этот момент недалеко от орбиты Элизарха из гиперпространства вышел эсминец вьедов и, экранируясь от обнаружения дальними локаторами и сканерами землян, на одних только гравитационных двигателях эсминец направился к планете. В тот же момент из грузового трюма корабля вынырнули пять истребителей и, стремительно обогнав свой корабль-матку, они ворвались в верхние слои атмосферы Элизарха.
   Молодой бек Рази со своими товарищами вернулся на родную планету, где должен пройти курс стажировки, получить лейтенантские погоны и стать полноправным летчиком истребителем вооруженных сил Мессатамии. Его куратор и командир истребительной эскадрильи, куда вошли все строгги, капитан Орли, вьед по национальности и натуре, находился в капитанской рубке вьедского эсминца. По обзорным экранах он внимательно наблюдал за маневрами своих бывших учеников. Время от времени он отправлял своим питомцам поощрительные ментограммы.
   - Молодцы парни! Только постарайтесь не выдавать своего присутствия на планете. Пользуйтесь экраном невидимости и сажайте истребители подальше от глаз землян.

-2-

   С уходом капрала Лонга на повышение его отделением начал командовать сержант Танкетка. К этому времени бойцы взвода штаб-сержанта Темьяна втянулись в кочевую жизнь, но их жизнь в целом стала более спокойной. Строгги рода "Черных песков", в конце концов, все покинули брошенные земли и вернулись в свои стойбища.
   По информации офицеров штаба батальона внезапно скончался и ушел в мир иной верховный правитель этого рода, который ослабил верховную власть и строгги мало прислушивались к нему. Сегодня его место занял один из княжеских сыновей, который оказался суровым и строгим руководителем. Он потребовал, чтобы строгги его рода покинули земли, брошенные другим родом строггов, и вернулись в родные стойбища. Строгги беспрекословно выполнили приказ своего нового владетельного князя. Теперь на брошенных землях все больше и больше появлялись семьи земных колонистов и переселенцев, которые не понимали значения и не обращали внимания на "столбы предупреждения" строггов.
   Сначала колонисты и поселенцы самостоятельно выбирали места нового поселения и тут же приступали к обработке своего надела. Но полковник Симпсон навел армейский порядок в центральном офисе и создал специальный департамент по вопросам переселения, который взял под строгий учет все брошенные земли. Теперь колонисты и переселенцы должны были в том департаменте получить специальные разрешения на обработку определенного участка или надела земли.
   Вскоре брошенные земли начали снова преображаться в плодородные земли. Все больше и больше андроидов и сельскохозяйственных роботов работали на наделах, обрабатывая и орошая их. Все больше стойбищ заселялись семействами землян. В отличии от семей первой волны колонистов и переселенцев, которые насильно захватывали сельскохозяйственные угодья, уничтожая семейства строггов, вторая волна земных колонистов и переселенцев была готова идти на компромиссы с соседями, независимо от того, были ли эти соседи землянами или строггами. Может быть, поэтому резко сократилось число межрасовых убийств и распрей.
   В этих новых условиях бойцы взвода штаб-сержанта Темьяна благоденствовали и тоже вели спокойный образ жизни. Их больше не срывали с места отдыха и глубокой ночью не гнали на разборки землян со строггами. Отделения взвода теперь на ночевки останавливались вблизи стойбищ, заселенных землянами и те с удовольствием кормили и поили молодых парней в военной форме.
   А штаб-сержант Темьян уже подумывал над тем, не возобновить ли ему учебных занятий и учебных боев для бойцов своего взвода. Несколько раз с ним по коммуникатору связывался и разговаривал капитан Франко, который первым делом интересовался, как поживает его любимица мунга Лиззи. Затем они подолгу обменивались мнениями в отношении новой волны переселения землян на брошенные земли, а также в отношении того, что силы батальона слишком уж, по-прежнему, распылены по всей планете. Капитан Франко был убежден в том, что такое состояние сохраняется по той причине, что их батальонная база перегружена строггами и сейчас не в состоянии принять обратно все части и подразделения батальона. Капитана чрезвычайно беспокоило одно обстоятельство, части и подразделения батальона базу покинули с одним только легким вооружением, оставив все ракетные и артиллерийские системы огня в хранилищах базы. Штаб-сержант Темьян появление подобного беспокойства друга воспринимал спокойно, так как полагал, что его взвод, в случае необходимости, всегда успеет вернуться на базу и забрать полагающееся ему тяжелое вооружение.
   Завершив очередной разговор с капитаном Франко, штаб-сержант Темьян повернулся лицом к Лиззи и начал почесывать ее розовый животик. Последнее время мунгу сильно изменилась и стала больше времени проводить с бойцами его взвода. Она могла часами наблюдать за тем, как сержант Пуля занимается ремонтом "сотки", очень много времени она отдавала общению с ИскИном Занудой, поучая его премудростям жизни. Вот и сейчас, поднявшись на лапки, мунгу куда-то собралась по своим делам. Она потерлась носиком о небритую щеку штаб-сержанта и, уколов язычок о мужскую щетину, презрительно фыркнула.
   Ну, когда эти мужчины будут регулярно бриться!
   Затем по рукаву боевого комбинезона вскарабкалась до шеи штаб-сержанту, где на ушко ему объявила о том, что влиятельная Айлин и владетельный князь Джерм хотели бы встретиться со штаб-сержантом Темьяном сегодня ночью.
   Штаб-сержант Темьян давно отошел от бивака отделения сержанта Косице и в сопровождении мунгу уже подходил к видневшимся неподалеку скалам.
   Бойцы отделения уже сладко посапывали носами, когда он поднялся на ноги и покинул бивак, часовые не обратили внимания на одинокую фигуру командира своего взвода. Как только он вошел в тень от первой скалы, как рядом с ним образовался небольшой смерч. Точно следуя полученной ранее инструкции, штаб-сержант смело шагнул навстречу этому смерчу и вошел в него, чтобы мгновение спустя перешагивать порог новых покоев бека Джерма.
   Влиятельная Айлин так обрадовалась появлению штаб-сержанта Темьяна, что едва сдержалась и не бросилась ему на шею, только присутствие беклярбека удержало ее от такого проявления радости при виде этого землянина. Бек Джерм прохаживался по покоям, он первым протянул свою шерстяную лапищу, чтобы пожать руку Темьяну.
   Мать и сын похудели, стали более стройными, в их глазах появилась неведомая им ранее суровость и непреклонность. Следуя правилам строггов, которые говорили, что вооруженные люди не имеют права вести переговоры, штаб-сержант скинул с плеча фазерную винтовку и поставил ее в угол при входе, где на специальный крючок повесил поясной ремень с кобурой бластера и десантным ножом в ножнах.
   Некоторое время все трое сидели и внимательно разглядывали друг друга, прошел год с момента их последней встречи. Штаб-сержант Темьян все это время не мог оторвать глаз от этого милого и такого женственного лица джеззы, которая сидела напротив него и в свою очередь внимательно разглядывала лицо молодого землянина. Этот волнующий пушок на лице джеззы не позволял рассмотреть, насколько джезза действительно изменилась, прибавилось ли морщин в уголках глаз. Но штаб-сержант сердцем почувствовал, что этот год нелегко дался влиятельной Айлин и ее сыну.
   Первым молчание нарушил бек Джерм:
   - Извини, Темьян, что в нашу первую встречу я так и не решился тебе рассказать всего того, что должно было бы с нами произойти и в действительности произошло на Элизархе за этот год ухода нашего рода со своих земель.
   Заметив удивленный взгляд штаб-сержанта, бек Джерм пояснил.
   - Нашу планету вы, земляне, называете Денебом IV, а мы строгги - Элизархом. Моя мать, влиятельная Айлин, провидица может заглядывать на много лет вперед. Она мне рассказала, что с нами должно было произойти, мы тогда только что познакомились, и я не решился тебе рассказать всего того, что тебе следовало бы знать о предстоящих событиях и твоей роли в этих событиях. Чтобы спасти свой род "Синих песков" от уничтожения, ведь мы не смогли бы выстоять одновременно в борьбе с землянами и строггами бека Хундо. Поэтому мы оставили свои земли и вернулись в старые, оставленные много веков тому назад стойбища. Благодаря этому поступку строггов и джезз рода "Синих песков", мир Элизарха был спасен, война не разразилась.
   В этот момент влиятельная Айлин мягко улыбнулась уголками губ и, легким жестом руки прервав сына, сказала:
   - Бек Джерм не пугай нашего дорогого гостя произнесением слов, к этому времени его головной мозг приобрел много строггских качеств и готов к ведению бесед на подсознательном, ментальном уровне. А сейчас я постараюсь объяснить господину штаб-сержанту Темьяну, почему его жизнь имеет такое значение для строггов и Элизарха.
   Через небольшую паузу, влиятельная Айлин перешла на мыслеречь.
   - Когда армейский транспорт "Воланд" покидал орбиту Марса то в девятом трюме, который не имел соответствующей защиты от космических излучений, находился контейнер с Земли с гибернационными саркофагами рядовых первого отделения учебной роты. Специальным решением правительства Земной Коалиции это отделение было отправлено в ссылку во вселенной, чтобы в отрыве от своей родины его бойцы смогли бы продолжить военную службу.
   Штаб-сержант Темьян, внимая мысли влиятельной Айлин, впитывал в себя поток ужасной информации о межзвездном перелете в незащищенном контейнере. Он отлично себе представлял, что это означает перелет во вселенной, находясь под постоянным космическим излучением. Штаб-сержант Темьян опустил глаза к полу, замедлил дыхание и продолжил воспринимать мысли джеззы, в. глубине души догадываясь о том, что ему сейчас расскажут.

-3-

   Владетельный князь и господин рода "Черных песков", хозяин стойбища "Черных камней" беклярбек Рази в большом пещере центрального стойбища вел прием своих родичей. В этот момент молодой беклярбек сидел на большом деревянном кресле, стоящем на возвышении и который очень походил на деревянный трон прославленного предводителя строггов древности. Того самого великого строгга, который сумел объединить диких сородичей под своей властью, из неорганизованной толпы дикарей создал орду и за три года на Элизархе вырезал всех мервов.
   Взойдя на престол рода "Черных песков", бек Рази восстановил все старые традиции и обычаи своего рода, теперь каждый строгг мог прийти в его пещеру и потребовать личную встречу с владетельным князем, изложить ему свою просьбу или требование и получить ответ своего господина. Сейчас молодой бек внимательно выслушивал мажордома Питча, подробно рассказывающего о состоянии главной казны рода.
   Бек Рази заранее готовился к этому разговору, расспрашивал окружающих его строггов, которые не раз ему говорили, что мажордому рода нельзя доверять, что этот строгг думает об одном, говорит о другом и делает третье. Поэтому он заранее и внутренне подготовился к тому, чтобы из уст Питча услышать, что родовая казна пуста или разворована. Но вот уже которую минуту мажордом Питч перечислял хранящиеся в родовой казне богатства, по его выражению его глаз можно было бы понять, что сам процесс перечисления богатств доставляет этому толстому строггу искреннее удовольствие. Бек Раз внимательно вслушивался в голос мажордома, думая, по изменению интонации разобраться в том, начал ли тот врать своему князю.
   Молодому беклярбеку очень не нравилась внешность этой изворотливого строгга, среди строггов редко можно было бы встретить толстого строгга с воровато бегающими глазами. Но рядом с ним пока еще не было доверенных строггов, которым он мог бы полностью доверять. Его друзья, с которыми он вернулся с Мессатамии, сейчас были очень заняты ремонтом истребителей. Вся пятерка истребителей приземлилась на дальнем стойбище, расположенном в Аландских горах, строгги этого стойбища понятия не имели, какими должны быть взлетно-посадочные полосы, вот истребители немного и побились во время посадки, но вскоре ремонт закончится и тогда можно будет полетать на здоровье. От этих мыслей беку Рази стало приятно и легко на душе.
   В этот момент мажордом Питч завершил свое нудное повествование и теперь стоял, сложа руки на животе, и выжидательно смотрел на владетельного князя.
   Беклярбек Рази оставался суров лицом и ничем не выказывал доволен или нет докладом мажордома, он посмотрел в лицо этого строгга пройдохи и думал, что, может быть, все-таки стоит вызвать родового палача и прямо в этой пещере лишить его головы. Но вот уже давно владетельные князи рода "Черных песков" так не поступали, придворных сегодня открыто не казнят, а тихо убирают. Да, и сам этот строгг вот уже два раза приятно его удивил и продемонстрировал верность своему князю. Первый раз, когда рассказал о том, что тысяча молодых строггов изучают военное дело под руководством земных сержантов и, второй раз, сейчас, когда доложил о состоянии родовой казны. Поэтому он слегка кивнул головой, подтверждая, что доклад принят, и мажордом может быть свободен.
   Приближался сеанс связи с капитаном Орли, поэтому бек Рази попросил приближенных покинуть пещеру и оставить его одного. Когда толпа придворных покидала пещеру, одна маленькая мунгу вырвалась из рук мажордома Питча, и начала ластиться к молодому беку. Питч попытался было перехватить верткую плутовку, но заметив, что бек Рази обратил на нее внимание, тихо ретировался из зала. Дождавшись, когда последний строгг покинет пещеру и двери за ним закроются, бек Рази, на ходу подхватив красавицу мунгу на руки, отправился в свои покои, где в одном углу расположил радиоаппаратуру для постоянной связи с эсминцем.
   Сеанс связи получился весьма коротким, капитан Орли поинтересовался, как продвигается ремонт истребителей, потребовав ускорить ремонтные работы, чтобы через неделю можно было бы первые акции против землян и отключился. Бек Рази долго стоял и, уставившись пустыми глазами на экран погасшего монитора, с которого только что исчезло изображение вьеда рептилии, вновь углубился в свои размышления. В тот момент, когда он стал владетельным князем практически всех строггов Элизарха, так как род бека Джерма самоизолировался и перестал играть значимую роль в жизни строггов этой планеты, то стоит ли ему продолжать плясать под дудку инопланетян, которые даже не гуманоиды?! А в этот момент плутовка мунга, распушив и высоко задрав хвостик, с важным и глубокомысленным видом бродила по иноземному оборудованию.
   Улыбнувшись этой красавице и отряхнувшись от мыслей об инопланетянах, бек Рази подошел к современному пульту с разноцветными кнопками и ткнул пальцем в одну из них, вызывая к себе мажордома Питча.
   Встреча майора Волкова с владетельным князем Рази, полковник Симпсон сказался, что он очень занят, поэтому и не смог присутствовать на встрече, по мнению самого же майора, прошла весьма удачно. Пару часов назад он лично встретил бека Рази, который прибыл в полном одиночестве, у ворот КПП базы. Не тратя времени на разговоры, майор Волков познакомил и провел молодого бека по хозяйству батальонной базы. Он показал беклярбеку учебные классы, тренажерные и стимуляторные залы. Продемонстрировал огромное хранилище с артиллерийскими системами залпового огня. На некоторое время беклярбек Рази задержался на площадках с истребителями и гравилетами, он хотел ближе познакомиться с истребителями и гравилетами, но, к сожалению летчиков и гравилетчиков на месте не оказалось.
   После этой экскурсии они отправились на главный плац и довольно-таки долго наблюдали за упражнениями, выполняемые молодыми строгги под команды земных сержантов.
   Майор Волков почувствовал, что беку Рази очень понравилось то, что он увидел на этом плацу, как четко его строгги выполняли команды своих инструкторов, легко и грациозно выполняют различные построения, делают упражнения с винтовками. Его, правда, удивил один момент из посещения батальонного плаца, когда все строгги на плацу разом опустились на одно колено и, склонив головы перед беком Рази, замерли на мгновение. В этот момент у бека Рази даже не дрогнул ни один мускул на лице, он не сдвинулся с места, но когда строгги на плацу возобновили свои упражнения, то и он легко развернулся к майору Волкову и сказал, что теперь можно и поговорить, но желательно наедине. Майор не стал ломать головы и искать уединенное местечко на базе, а провел бека в свой кабинет в штабном здании базы.
   В кабинете майора бек Рази сразу же перешел непосредственно к делам и высказал полное удовлетворением тем, как развиваются сотрудничество рода "Черных песков" с землянами. Пообещал, что в самое ближайшее время все семейства строггов окончательно покинут брошенные земли и вернутся в свои родные стойбища.
   Бек Рази поинтересовался, как земляне собираются использовать первую тысячу молодых строггов, которые через месяц завершают подготовку и когда земляне начнут набирать вторую тысячу. В ответ майор Волков долго говорил, какими замечательными воинами оказались молодые строгги и что сержантам легко и просто работать с такими парнями. По выражению лица князя было понятно, что он не ожидал другого ответа. Затем князь помедлил и негромко сказал, что готов за любую цену купить современное оружие землян. От этих слов майор Волков побледнел, по всему выходило, что этот жучара мажордом Питч, полностью сдал его своему новому правителю и даже не удосужился предупредить его об этом своем поступке. Но майор бывал и не в таких переделках, он выдержал столь неожиданный эскапад молодого бека и, широко улыбаясь, заявил, что все современное оружие хранится в оружейных хранилищах батальона, которые могут быть открыты только по прямому указанию полковника Симпсона. Но бек Рази, видимо, был великим специалистом в подобных ситуациях и задал только один вопрос:
   - Сколько это будет стоить?
   Майор Волков не стал выяснить, что конкретно имел в виду под этим вопросом молодой правитель строггов, немного подумал и бросил в пространство:
   - Сто граммов калифорния!
   В ответ бек Рази согласно кивнул головой, он даже не стал уточнять спецификацию оружие, которое он хотел бы получить от этого человека, предателя человеческого рода. Беклярбек поднялся на ноги, высыпал на стол перед майором пятьдесят капсул с калифорнием и, не попрощавшись, тяжело ступая, зашагал к выходу из кабинета.
   Именно в эту минуту владетельный князь и господин рода "Черных песков", хозяин стойбища "Черные камни" принял окончательное решение о начале военных действий против землян.

Глава 6

-1-

   Эта ночь стала проклятой ночью для землян Денеба IV.!
   Гигант Денеб сплошным потоком голубого света заливал планету Элизарх, на которой закончилась спокойная жизнь для землян. В эту светлую и такую красивую ночь многие семьи земных колонистов и переселенцев были разбужены и подняты на ноги небольшими группками строггов, которые натянули на себя черные балахоны, а в руках держали доисторические гладкоствольные ружья. Самым смешным атрибутом этих строггов стали маски, которые они натянули на свои лица.
   Земляне прожили на Денебе IV вот уже несколько столетий, все строгги и всегда для них оставались на одно лицо. Но эти строгги в масках грубо поднимали землян со спальных мест и, не позволяя им одеться и подталкивая прикладами ружей, гнали их во двор, где членов семейства, от мала до велика, выстраивали вдоль стен жилищ. Под дулами ружей землянам зачитывали текст предупреждения, написанный строггами рода "Синих песков". Перед уходом, эти строгги в масках говорили землянам о том, что, если они завтра не покинут брошенных земель, то строгги обязательно вернуться, но на следующий раз они уже не будут столь милосердными.
   Подобные нападения на семьи землян происходили одновременно во многих стойбищах брошенных земель, что послужило доказательством того, что это была хорошо организованная акция и координировалась она из одного центра. Вначале подозрения пали на строггов рода "Синих песков", но дальнейшее развитие событий не подтвердили этих предположений.
   В отдельных земных семействах во время нападений некоторые их молодые члены, в основном юнцы, попытались оказать напавшим строггам сопротивление, молодежь хватались за оружие. Но строгги были настроены решительно и мгновенно реагировали на такие попытки, они моментально обезоруживали таких юнцов, а некоторых, особенно злостных хулиганов, на глазах их родителей пороли розгами. Но, к сожалению, эти эскапады не обошлись без жертв. В одном земном семействе погиб парнишка четырнадцати лет, который, когда строгги начали зачитывать предупреждение, выхватил засапожник и нанес им сильный удар в спину чтеца, а стоявший сзади строгг с древней берданкой в руках невольно произвел выстрел и пулей жаканом снес полчерепа этому храброму юнцу.
   Штаб батальона по тревоге поднял все свои подразделения, находившиеся в поле, и срочно направил их по адресу нападений и на поиски и уничтожение напавших строггов. В ту проклятую ночь неорганизованные и нескоординированные рейды и поиски, произведенные частями и подразделениями батальона, разумеется, не принесли каких-либо положительных результатов.
   Внезапное появление солдат, которые вежливо интересовались деталями нападения и направлением, куда скрылись строгги, еще более перепугали и так испуганные семейства землян. Отделению сержанта Косице взвода штаб-сержанта Темьяна досталась наиболее неприятная задача, утром следующего дня оно должно было захоронить погибшего мальчугана. К этому времени земляне Денеба IV трупы своих умерших или погибших людей сжигали на кострах, как это делали и строгги. Бойцы отделения собрали и натаскали большую кучу всего, что могло бы гореть в атмосфере этой планеты и сложили кострище с небольшой платформой посередине, на которую установили домовину с телом погибшего мальчишки.
   Отец семейства факелом поджег сухие прутья и, пока костер горел, стоял, склонив перед ним голову, вглядываясь в дым, в клубах которого, по поверьям строггов, душа умершего улетала на небо к праотцам. В этот момент отец семейства не пролил ни слезинки, в нем все уже перегорело, но белугой ревела его жена и четыре маленькие дочери, которые еще не осознавали случившегося.
   Весь день и ночь отделение сержанта Косице провело вместе с этим семейством землян, помогая по хозяйству временами вспоминая хорошими словами безвременно погибшего мальчишку. Но утром следующего дня, когда бойцы отделения только что проснулись и еще не приступили к завтраку, отец и мать семейства начали собирать скарб и грузить его на гравитационные тележки. Всем было понятно, что больше они не могут оставаться на этом месте, ведь строгги обязательно вернутся, чтобы отомстить, а бойцы отделения могут и не успеть прийти вовремя этому семейству на помощь.
   Многие семейства землян по давней традиции хранили в своих домах оружие, начиная от оружия времен первой мировой войны и кончая современными армейскими фазерными винтовками. Во время неожиданных нападений строгги тщательно обыскивали дома колонистов и поселенцев и реквизировали все оружие, из которого можно было бы стрелять. Они забирали даже охотничьи ножи, что, в принципе, было совершенно не в их привычках. За одну только ночь строгги захватили столько огнестрельного оружия, что им можно было вооружить целый батальон.
   Уже на вторую ночь нападений на землян в них уже принимали участие строгги, вооруженные бывшим оружием земных колонистов и поселенцев. Но на этот раз земляне были готовы и ожидали появление строггов, встречая их выстрелами из окон и дверей своих домов. Но строгги не испугались этих выстрелов, а начали планомерно блокировать и штурмовать дома, расстреливая землян, захваченных в плен с оружием в руках. На второй день земляне похоронили около двадцати мужчин в возрасте от шестнадцати до шестидесяти пяти лет. Среди землян пошли разговоры о том, что батальон уклоняется от выполнения своих прямых обязанностей по защите земных семейств, и что пора собирать народное ополчение для обуздания дикарей.
   Только на третий день поутру одно из подразделений батальона впервые столкнулось и вступило в перестрелку со строггами на брошенных землях, это был первый взвод первой роты. Колонна из трех бронетранспортеров "Каспер VI" двигалось по горной дороге, спеша на помощь большому поселению землян, расположенному в предгорьях Аландских гор. В тот день с раннего утра у командира взвода, лейтенанта Горпа было отвратительное настроение, он ни с кем не разговаривал, а на бойцов взвода только громко покрикивал или рычал что-то неразборчивое.
   Из-за своего плохого настроения лейтенант запретил бойцам во время движения колонны сидеть на броне и загнал их в десантные отсеки БТРов. Для него и бойцов взвода оказалось полной неожиданность, когда со склона гор на дорогу свалился громадный валун и перегородил путь следования всей колонне взвода. Передовой "Каспер VI" остановился, носом уткнувшись в каменную глыбу, но другие механики-водители оказались более расторопными парнями и два других БТРа остановили, вовремя ударив по тормозам. Но когда второй валун, свалившийся с другой стороны дороги и, оглушительным ударом в бок, перевернул первый "Каспер VI", то все догадались, что это не случайность, что это ловушка. Из десантного отделения перевернутого БТРа посыпались бойцы первого отделения взвода и стали разбегаться, чтобы найти укрытия за камнями и валунами, так как по ним со склон гор велся обстрел.
   К этому моменту лейтенант Горп уже контролировал свое сознание и анализировал создавшуюся ситуацию, он приказал механикам-водителям оставшихся на ходу БТРов дать задний ход и выходить из этой ловушки, а ИскИнам боевых машин открыть огонь из крупнокалиберных фазерных пулеметов на подавление огневых точек противника. ИскИнам удалось подавить огневые точки противника, вражеский обстрел вскоре совсем прекратился. Две пары разведчиков, высланные по обе стороны дороги, скоро вернулись с информацией о том, что противник только что покинул свои позиции и скрылся в неизвестном направлении. С громадным трудом бойцам взвода удалось расчистить дорогу от валунов, поставить на колеса перевернутый "Каспер VI" и продолжить свой путь.
   После несколько неудачной засады в Аландских горах, строгги все чаще стали нападать и обстреливать подразделения батальона землян. До настоящего момента и по вине своего штаба батальон так и остался распыленным на мелкие подразделения на громадных территориях брошенных земель. Эти подразделения - отделения, взводы и роты, разве что могли дать отпор, но не провести крупной операции по уничтожению противника.
   Целый месяц мелкие подразделения батальона гонялись за неуловимым противником, в тот момент действия батальона только создавали впечатление, что земляне контролируют территории брошенных земель. Но земные колонисты и переселенцы уже не верили в то, что батальон сможет вовремя прийти на помощь их семействам и защитить их от нападений строггов. Перестали курсировать в среде землян разговоры и о создании народного ополчения, так как во время неорганизованных сопротивлений погибало большое количество мужчин. Все больше и больше земных семейств начали собираться в дорогу и покидать эти так и не ставшие своими брошенные земли.

-2-

   Майор Волков просматривал очередную кипу донесений, в которых перечислялись факты новых рейдов строггов на брошенных землях, откуда началось повальное бегство землян. Затем он взял одностраничный документ и долго в него всматривался, а затем небрежно швырнул прочитанный листок на стол и задумался. Наблюдая за ходом развивающихся событий на брошенных землях, майор прекрасно понимал, что это не просто вырвавшийся на простор, долго сдерживаемый гнев строггов, а хорошо продуманная и организованная акция неведомого противника, который пока еще не показал своего настоящего лица. Что сегодня земные колонии и поселения на Денебе IV находятся на грани полного уничтожения, успешно изгнав землян с брошенных земель, аборигены и те, кто за ними стоит не успокоятся и не остановятся до тех пор, пока не изгонят землян со всей планеты.
   Полковник Симпсон оказался настолько под влиянием своего дутого величия, что ничего не замечал из того, что вокруг него происходило. Он не выходил из своего великолепного кабинета в Дуллесе и, продолжая "руководить" Денебом IV, направо и налево раздавал теперь никому не нужные участки брошенных земель.
   На свой страх и риск майор Волков отправил срочную депешу в адрес правительства Земной Коалиции, и вот сегодня он получил долгожданный ответ, больше похожий на бюрократическую отписку. В телеграмме с Земли говорилось, что не только Денеб IV имеет проблемы в отношениях с местным населением, но и на Проционе 2 земляне с андорианами не могут поделить добычу полезных ископаемых. В приписке к телеграмме говорилось, что только применение военной силы может положить всему этому конец, из чего становилось ясным, каким образом правительство Земной Коалиции советовала местной власти Денеба IV искать выход из создавшегося положения. В другой приписке сообщалось, что через год армейский транспорт "Авиценна" доставит на Денеб IV новое вооружение и пополнение в одну тысячу солдат первого года службы.
   В этот день все подразделения батальона подверглись сильному обстрелу, нападению и многие были блокированы неизвестно откуда появившимися вооруженными отрядами строггов. Офицеры штаба-батальона в течение долгого времени не получали сообщений из подразделений, мелкими песчинками рассыпанными на громадной территории брошенных земель. А затем на них обрушилось цунами срочных и тревожных сообщений.
   В тот день на планете царила полная анархия. Боевые части и подразделения экспедиционного батальона, находившиеся на брошенных землях, прямо-таки увязли в отражении строггских нападений и были практически блокированы строггами. По крайней мере, большинство этих подразделений не могли покинуть места своих ночевок, были вынуждены вести бои в невыгодных для себя условиях. Только неопытностью строггов можно было объяснить то, что эти подразделения не были ими уничтожены, но батальон понес потери почти двенадцать процентов своего личного состава, и главное, почти полностью лишился подвижности.
   Штабу батальона было невозможно отыскать хоть одно свободное подразделение, чтобы его бросить на разблокирование и на поддержку других боевых частей. Офицеры штаба, получив очередное донесение, стремглав, неслись с ним к своему начальнику - к первому заместителю командира и начальнику штаба батальона майору Волкову. Вначале тот спокойно выслушивал сообщения офицеров, затем майор не выдержал нарастающего напряжения в обстановке и приказал задействовать свой последний резерв.
   Пара атмосферных истребителей-штурмовиков землян, которые ранее и в основном летали только на разведку, и звено штурмовых гравилетов начали боевые вылеты для оказания поддержки окруженным подразделениям батальона.
   Война полна неожиданностей, и в ночь накануне ее начала, штаб-сержант Темьян, вопреки распоряжениям штаба батальона, собрал воедино все три своих отделения для ночевки под открытым небом. С командирами отделений сержантами Танкеткой, Косицей и капралом Малышом он побеседовал о том, как они должны делать в случае неожиданного на взвод вражеского нападения. После беседы Темьян отошел немного в сторону от бивака, чтобы самому подумать о словах влиятельной Айлин о том, что новый владетельный князь и господин рода "Черных песков" беклярбек Рази обязательно развяжет войну своего рода против землян и что война начнется уже в этом месяце.
   Календарный месяц истекал завтра, но штаб-сержант Темьян до последнего момента в душе хранил надежду на то, что влиятельная Айлин ошиблась в своем предвидении и что никакой войны не будет. Но, будучи по характеру осторожным человеком, Темьян на всякий случай, свой взвод собрал воедино и приказал бойцам вырыть капониры для БТРов, траншеи и укрытия для бойцов. Вот, пока он общался с командирами отделений, рядовые бойцы, чертыхаясь и матерясь про себя, яростно работали лопатами.
   При рытье траншей глупая саперная техника начала утопать в песке и не успела бы вовремя вырыть траншеи. Поэтому бойцам взвода пришлось взять в руки лопаты, чтобы помочь современной саперной технике рыть укрытия. Бойцы не совсем понимали, почему штаб-сержант заставляет их корячиться с лопатами, гробить свое молодое здоровье, в то время, когда взводу ничто не угрожает. Строгги еще никогда не конфликтовали с вооруженными и одетыми в военную форму людьми. Вместе с командирами отделений Темьян осмотрел укрепления взвода и остался доволен проделанной бойцами работой.
   Последняя ночь перед началом войны прошла спокойно. За ночь бойцов взвода никто не потревожил, они так и проспали до общей побудке. Прозвучал сигнал общей побудки, бойцы успели одеться, но враг не дал им помыться, привести себя в порядок.
   Первыми прогремели выстрелы вражеского снайпера.
   Местность, где окопался взвод штаб-сержанта Темьяна, была открытой и просматривалась на большую глубину. Кругом простиралась одна только суглинистая почва и песок, в некоторых местах виднелись груды валунов. Одну такую кучу валунов взвод использовал в качестве укрытий для своих боевых машин, а между валунами была вырыта глубокая траншея, в которой моментально укрылись бойцы взвода.
   Вспышки выстрелов вражеских стрелков и снайперов более или менее просматривались на черном фоне другой груды таких же валунов, которая находилась на удалении примерно восьмисот метров. Вражеские стрелки и снайперы стреляли на удивление метко, хотя было широко известно, что строгги вообще не любят стрелять. Одному бойцу взвода энергосгусток пробил правое плечо и насквозь его пронизал.
   Приказав бойцам укрыться в окопах и раньше времени без приказа не открывать ответного огня по противнику, штаб-сержант Темьян попросил Зануду сканерами и дальними локаторами прочесать окружающую местность, засечь и определить огневые точки противника. Зануда мгновенно выполнил приказание командира взвода и через десяток секунд затараторил:
   - Штаб-сержант, отсюда нам нужно бежать и скрываться, как можно скорее и как можно дальше. Враг концентрирует свои силы и подтягивает резервы. Пока нас окружает один лишь взвод противника, но уже на подходе еще не менее двух рот и они следуют по единственной по дороге. Местность совершенно невыгодная для ведения боя. Вскоре взвод мог окружить и тогда нам некуда будет прорываться. Уже сейчас нам прорываться придется через сильные блокпосты и засады противника.
   Этот ИскИн много себя позволяет, давая советы и рекомендации командиру взвода, в сердцах подумал штаб-сержант.
   - Хозяин, Зануда прав, эта дорога для отхода взвода уже блокирована. Взвод следует уводить в сторону от этой заблокированной дороги. В полутора километрах на запад проходит старая дорога, по которой строгги шли завоевывать мервов. По ней свободно пройдут "Касперы VI", а полтора километра до этой дороги по пескам "Касперы VI" могут пройти на гравитационных решетках.
   Время поджимало и, поблагодарив Зануду и Лиззи, штаб-сержант Темьян через тактшлем вызвал на сетчатку своих глаз изображение карты окружающей местности и дюйм за дюймом начал ее обследовать. Что-то было не так, никакой дороги поблизости от их кучи валунов не было. Сколько бы он не вглядывался в карту! Сколько бы он не увеличивал ее масштаб! Результат оставался прежним, никакой дороги в полутора километрах от этого места не было. Штаб-сержант Темьян рассердился, что это за детские шутки с ним в тот момент, когда само существование взвода находится под прямой угрозой, его уверяют в существовании не существующей дороги. Но в этот момент, в голове снова появился голосок Лиззи:
   - Хозяин, я же тебе говорила, что там есть дорога, значит, дорога там есть! Ты давай не дури, а слушай хорошего совета. Ты неплохой и умный парень, иначе Айлин никогда не подарила бы меня тебе. - Заявила мунгу раздраженным голоском. - И взводу пора поторапливаться. Против твоего взвода будут воевать лучшие воины рода "Черных песков" во главе с самим молодым беком Рази, а он научился разбираться в тактике окружения и уничтожения подразделения противника.
   На этот раз штаб-сержант Темьян не стал спорить и выяснять у Лиззи, откуда она так хорошо знает такие специфично военные термины, как тактика боев земной пехоты. Бойцам он приказал покинуть траншеи и занять места в десантных отсеках бронетранспортеров. А ИскИнам "Касперов VI" приказал приготовиться к движению и во время движения огнем из фазерных пулеметов подавить огневые точки противника. Через секунду размышления, штаб-сержант Темьян ИскИнам еще приказал, чтобы они отключили глушители двигателей бронетранспортеров и первый километр двигались без работающих глушителей.
   Когда наступило время атаки, страшно взревели три двигателя бронетранспортера и три чудища полетели на строггские позиции. Ошеломленные строггские гранатометчики только глазами проводили на полной скорости пролетевшие мимо них три вражеских "Каспера VI". Ни одна противотанковая граната так и не была выпущена по вражеским бронетранспортерам.
   Временами вражеские "Касперы VI" пулеметными очередями энергосгустсков подавляли огневые точки вражеских снайперов и строггские пулеметные гнезда. Через минуту они скрылись из вида строггов, оставив за кормой бронетранспортеров несколько убитых строггских снайперов и два подавленных пулеметных гнезда.
   Поле боя заполнялось строггами, которые поднимались на ноги с земли и бродили по полю боя со старыми армейскими импульсными винтовками и пулеметами в руках. Это парни представляли собой гвардию молодого бека Рази. Сейчас они недоуменно почесывали затылки и не могли сообразить, почему враг так легко ушел из их окружения. Ведь они все делали так, как их учили инструкторы. Но вместо того, чтобы пленить противника им приходиться жечь на погребальных кострах тела своих убитых товарищей.
   Бек Рази пришел в ярость, узнав, каким образом противник ушел из окружения и разгрома. Он ожидал, что, когда прибудет на поле боя, то его старшие строгги доложат о том, что земляне окружены, а силы строггов собраны в единый кулак для их уничтожения. Но, когда же он появился на боле боя, то увидел удаляющиеся вдаль в облаках песчаной пыли три вражеских бронетранспортера, на ходу ведущие редкий огонь из двуствольных фазерных пулеметов.
   Бек Рази совершенно не ожидал, что вражеский офицер может решиться на подобное безумие и будет прорываться вглубь пустыни. Ведь, по разведывательной информации, земные БТРы ограничены по времени в использовании гравитационных движков. Такие махины при полной загрузке могут пролететь над землей два, от силы три километра. А дальше они должны встать на колеса или гусеницы и двигаться по пескам, чтобы через десять минут перегрелись бы их двигатели и тогда пески навсегда смогут их захоронить.
   А сейчас ему его строгги докладывают о том, что в глубине пустыни имеется древняя дорога, всеми и давно забытая, по которой земляне спокойно уходят из окружения и от уничтожения.
   Бек Рази подумал, а не напустить ли ему на этих землян звено своих истребителей, ремонт которых недавно закончился и они перебазировались на настоящий аэродром с хорошей взлетно-посадочной полосой. Но после недолгих раздумий решил воздержаться от такого поступка, ему не следует сразу землянам демонстрировать всю свою силу и мощь. В принципе, он был доволен общим развитием событий на брошенных землях, практически все части и подразделения экспедиционного батальона землян сейчас блокированы и окружены. Бек Рази даже пару раз даже улыбнулся, когда ему рассказывали, как специалистам по психологии удалось блокировать целую танковую роту землян.
   Наибольшие потери среди землян в этот день понес взвод лейтенанта Горпа. Его взвод был внезапно атакован строггами в тот момент, когда его три "Каспера VI" начали входить в одно из ближайших строггских стойбищ. Там отделение первой роты батальона вело неравный бой в окружении с превосходящими силами противника.
   Взвод Горпа следовал по дороге в полной боевой готовности, как того и требовал армейский устав. Между боевыми машинами поддерживались большие интервалы, все бойцы находись в десантных отделениях. Сканеры и дальние локаторы ИскИнов вели поиск по раннему обнаружению противника. Поэтому выстрел из ручного плазменного гранатомета РХП24 для лейтенанта Горпа оказался полной неожиданностью. Он только успел заметить и взглядом проводить полет огненного сгустка энергии, который, пронесся в метре над землей, и впился в носовую часть его бронетранспортера. В кабине механика-водителя "Каспера VI" последовал взрыв со вспышкой, лейтенант Горп потерял сознание.
   Лейтенант очнулся и открыл глаза, когда бой был в полном разгаре, над Горпом время от времени посвистывали пули, противник вел огонь из древних земных винтовок. Отделения его взвода успешно отбили первую атаку противника, потеряв всего два человека, капрала и рядового, а сейчас обменивался с противником выстрелами.
   Противник явно занимал лучшие позиции, чем те, в которых оказался взвод лейтенанта Горпа. Строгги расположились на господствующих высотах немного в стороне от дороги. С этих высот прекрасно просматривались позиции землян, горящий бронетранспортер. ИскИны двух оставшихся бронетранспортеров показали себя с наилучшей стороны, на каждый выстрел вражеского снайпера фазерные пулеметы "Касперов VI" отвечали короткими очередями, не позволяя вражеским стрелкам и снайперам хорошо прицелиться.
   Лейтенант Горп был серьезно контужен взрывом, бойцы вытащили его из горящего "Каспера VI" и оставили лежать в укрытии недалеко от второго бронетранспортера. Пока он не мог самостоятельно передвигаться и сейчас, преодолевая боль в голове, пытался сосредоточиться и самому разобраться в этой сумятице и неразберихе боя. Он хотел бы, но пока был не в состоянии взять на себя командованием боем. Горп с усилием подтянул связной коммутатор к губам и приказал сержанту Орлову взять на себя командование взводом.

-3-

   К концу первого дня войны в штабе батальона подвели итоги и офицеры горестно вздохнули. Стало ясно, что батальон понес серьезные потери в личном составе, около тридцати бойцов пали в первых боях со строггами, пятьдесят бойцов было ранено, но батальон сумел-таки сохранить свою боеспособность. Строггам так и не удалось в этот день подавить сопротивление его частей и подразделений на брошенных землях. Правда, строггам удалось заблокировать практически все части и подразделения батальона, не позволить им вернуться на базу. И, к сожалению, что на деле было хуже всего, строгги не позволили частям и подразделениям воссоединиться между собой, окружив их плотными кольцами своих войск. К концу дня таких очагов сопротивления землян насчитывалось чуть больше десяти.
   Полковник Симпсон, услышав о начале боевых столкновениях подразделений батальона со строггами на брошенных землях, забросил свои дела в городе, и срочно вернулся в батальон. Он сразу же провел совещание офицеров штаба и командиров боевых частей, из которых присутствовал только один капитан Франко. Посоветовавшись, командование батальона, приняло решение свести воедино все разрозненные части батальона. Оно приказало всем частям и подразделениям батальона к центральной базе, где их можно было бы пополнить молодыми строггами, обучение которых полицейскому делу завершалось.
   Был подготовлен соответствующий приказ-циркуляр, который оперативным отделом штаба был тут же разослан по батальонным частям и подразделениям. Одновременно полковник Симпсон порекомендовал штабу подготовить информационное сообщение для семейств тех земных колонистов и переселенцев, которые все еще оставались на брошенных землях. В этом сообщении впервые земным семействам рекомендовалось срочно покинуть "спорные" земли.
   Штабные офицеры, присутствующие на совещании, прекрасно понимали, что это решение и приказ-циркуляр опоздали, что противник захватил стратегическую инициативу ведения боевых действий. Но они промолчали и не подняли ни единого голоса против такого циркуляра. Все понимали, что боевые части и подразделения батальона окружены и плотно завязли в оборонительных боях. Свободной оставалась одна только инженерная рота капитана Франко. Остальные части и подразделения батальона не смогли даже поменять позиции, чтобы слиться в более крупные соединения.
   Особо не повезло танковой роте батальона, которая так и ни разу не выстрелив из танковой пушки по противнику, оказалась полностью заблокирована неизвестно откуда появившимися зыбучими песками. Рота весь день простояла и не могла сдвинуться с места из-за того, что зыбучие пески расположились вокруг ее месторасположения таким образом, что шагающие танки или гусеничные левиафаны роты не могли между ними пройти. Личный состав танковой роты свободно перемещался по зыбучим пескам, а первая же двинувшаяся с места броневая машина тут же ухнула попала в один из очагов зыбучих песков и по башню в него погрузилась. Только искусство инженеров и механиков роты, позволило этот танк вытащить обратно на твердую почву.
   Второй день боев со строггами не принес особых изменений в положении частей и подразделений батальона. Они вели бои, по-прежнему, на брошенных землях, отбивая ожесточенные атаки противника. Офицеры подразделений, анализируя эти бои, пришли к выводу о том, что строгги в этих боях особо не проявляли активности. Они контратаковали только в тех случаях, когда окруженное подразделение землян шло на прорыв. А в направлении готовящегося прорыва концентрировалось столько своих войск, что землянам приходилось прекращать атаки в этом направлении и отходить на исходные позиции.
   В тех случаях, когда окруженное подразделение батальона не проявляло особой активности, хранила спокойствие и противоположная сторона. Складывалось общее впечатление, что строгги не спешили с завершением боевых действий и разгромом своего противника, а словно что-то выжидали.. Подобной тактики строгги придерживались во всех без исключения случаях. Таким образом, постепенно выяснялось, что строгги предпринимали любые шаги, чтобы только удержать части и подразделения батальона на брошенных землях и не позволить им вернуться на базу, где хранилось тяжелое вооружение.
   Применение землянами авиации не принесло желаемых результатов. Во-первых, у землян имелась только одна пара истребителей, поэтому везде, где строгги проявляли активность, эта пара появиться и нанести по врагу удар не успевала. Совершив за день два или три боевых вылета, летчикам требовался отдых. Во-вторых, строгги так ловко маскировались на местности, что локаторы землян их не обнаруживали, а биологические сканеры, видимо, были настроены на опознание человека, наличие строггов в местах боев не регистрировали. Никто об этом ранее не думал и не предполагал, что строгги станут врагами, поэтому биологические сканеры заранее не были перенастроены.
   В этой связи бомбить и штурмовать позиции строггов приходилось, полагаясь в основном на человеческое зрение, а не по автоматику и электронику, а человеческое зрение не безупречное. Так что в большинстве своем бомбоштурмовые удары не приносили ожидаемых положительных результатов и довольно-таки часто эти удары наносились по ложным позициям врага. Иной раз истребители-штурмовики бомбили и штурмовали вражеские позиции, а строгги их уже давно покинули. По всей очевидности, у строггов заработала специальная служба оповещения, истребители-штурмовики еще только шли на взлет, а строгги уже знали, место нанесения очередного бомбоштурмового удара и заранее предпринимали соответствующие меры. Несколько раз летчики просили на день приостановить вылеты на боевые задания, чтобы дать возможность инженерам и техникам перенастроить аппаратуру, но каждый раз на брошенных землях возникала экстренная ситуации, и истребители-штурмовики вновь и вновьуходили на боевое задание.
   Гораздо более эффективным оказалось использование гравилетов, они неожиданно появлялись над полем боя и наносили существенный урон живой силе противника. У гравилетчиков не существовало проблем с опознанием строггов, они работали на такой малой высоте, и скорость полета гравилетов была не столь высока, чтобы землян можно было бы перепутать со строггами. Появление гравилетов над полем боя бойцами окруженных частей и подразделений встречалось радостным криком и маханием шлемов. Строгги моментально отреагировали на появление этого нового и где-то неожиданного для них вида вооружений землян. Против гравилетов они начали использовать ручные плазменные гранатометы РПХ24, один гравилет им удалось даже сбить. Когда донесение о потере гравилета дошло до рук полковника Симпсона с упоминанием о наличии плазменных гранатометов у строггов, то полковник вслух поинтересовался, какая это сволочь, которая продала противнику такие новые разработки оборонной промышленности Земли, как РПХ24? Майор Волков стеснительно потупил свой взор и подумал, что все ближе и ближе приближается время, когда ему следует навсегда покинуть эту планету. Теперь у него в кармане имелось достаточно кредитов, он сумел обеспечить себе вполне безбедную старость.
   Мысли майора о старости перебил капитан Франко, который предложил, что, если принимать во внимание положение подразделений батальона и напряженность ведущихся ими боев, то штабу батальона пора подумать об эвакуации гражданского населения на Денеб V. Его предложение, разумеется, никто из офицеров, присутствовавших на совещании, не поддержал. По отдельным восклицаниям и репликам с мест, можно было бы подумать, что это именно строгги попали в окружение, ведут тяжелые бои и стараются прорваться к центральной базе, а не разрозненные части и подразделения батальона. Усмехаясь себе под нос, величавый полковник Симпсон, завершая совещание, начал делиться своими мыслями о том, каким образом батальон перегруппируется, подготовит и начнет общее наступление против строггов.
   А в этот момент в тысяче километрах от базы погибало второе отделение третьего взвода первой роты батальона. Только что отработали и ушли на базу земные штурмовики, которые своими бомбами до основания срыли холмы и курганы, окружавшие позиции этого отделения. И на этот раз летчики свой бомбоштурмовой удар наносили по координатам карты, противника и его живой силы они не видели. Поэтому штурмовики и снесли с лица земли курганы и холмы, где по разведданным и находились позиции живой силы строггов и которые заблаговременно были покинуты строггами.
   Никто из землян не знал и не видел, что в тот момент, когда еще земные штурмовики работали, строгги начали концентрироваться вблизи позиций отделения в низинах между курганами и холмами. Там строгги скинули непривычную им маскировочную солдатскую одежду, бросили на землю лучевые импульсные винтовки и, оставшись в кожаных набедренных повязках с кожаной портупеей через плечо и с ножами в руках. Они стали ожидать конца бомбардировки.
   Когда штурмовики улетели, то строгги с одними только ножами в руках без выстрелов и криков пошли в атаку на землян. Оглушенные и успокоенные грохотом и видом гигантских, вздымавшихся почти до небес разрывов авиационных бомб, бойцы отделения всего на пару секунд расслабились и отошли от своего оружия, лежавшего на бруствере траншеи, чтобы обменяться с товарищами впечатлениями о бомбоштурмовом ударе. Они заметили строггов только тогда, когда шерстяные воины уже запрыгивали к ним в траншеи, но тогда было уже поздно что-либо предпринимать. Десантные ножи против строггских ножей не устояли.
   Война полна неожиданностей и нелепости, так глупо и по неосторожности погибли восемь молодых землян. Строгги отдали дань уважения этим молодым воинам, которые погибли, но не сдались, они сожгли их тела вместе с телами своих воинов, павших в этом бою. Сам владетельный князь и господин "Черных песков", хозяин стойбища "Черные камни" беклярбек Рази присутствовал на этих похоронах восьми простых солдат Земли и, склонив перед ними голову, бросил зажженный факел в их погребальный костер.

Глава 7

-1-

   На третий день войны с брошенных земель уходили последние семейства земных колонистов и переселенцев. До этих семей, наконец-то, дошло понимание того, что им все равно придется покидать эти земли, и с отъездом проволындрились до последнего момента. Даже и в тот момент, когда они загружали гравитационные платформы и тележки своим скарбом и сельхозинвентарем, то все еще надеялись, что эта беда пройдет. Что вот-вот появятся солдаты экспедиционного батальона, прогонят строггов и наведут закон и порядок на их землях.
   Но, когда земные колонисты и переселенцы утром третьего дня увидели, что строггов с оружием стало гораздо больше, а число очагов сопротивления даже несколько сократилось, тогда и эти упрямцы закопали в песок еще остававшееся в их руках оружие и отправились в не близкий путь. Третья волна беженцев была уже не такай большой, как две предыдущих волны. Но и она в определенной степени перекрыла основные магистрали брошенных земель. Несколько десятков тысяч гравитационных платформ и тележек, в кузовах которых расположились, примерно, около ста тысяч землян - дети, старики, женщины и мужчины, заполонили эти магистрали.
   Земляне сидели на скамейках в кузовах гравиплатформ и, стиснув зубы, выпрямив спины и до боли сжав руки в кулаки, ожидали, что эти дикари строгги остановят их колонну, начнут терзать людей. Женщины громко молились богу о спасении и о даровании им и членам их семейств скорой и безболезненной смерти. Дети тихо всхлипывали и испуганно жались к родителям. А мужчины сидели, с ненавистью в глазах поглядывали на этих шерстяных уродов и думали о том, что зря они не объединились и три дня назад не собрали народное ополчение, чтобы противостоять выродкам.
   Строгги же не обращали ни малейшего внимания на колонны беженцев. При появлении такой колонны они просто сходили с дороги и терпеливо ожидали, пока все гравитационные платформы и тележки землян не проследуют мимо. Никто землян не останавливал, к колоннам никто не подходил и не проверял у людей документов. Колонны беженцев следовали в любом направлении, правда, их не подпускали к местам расположения строггских войск или к местам, где шли бом с окруженными частями и подразделениями батальона.
   Одной колонне беженцев удалось пройти в полутора километрах от того места, где оборонялась одна из частей батальона. Колонисты и члены их семей собственными глазами видели, как строгги шли в атаку на землян. Около ста строггов, вооруженных одними импульсными винтовками, поднялись на ноги и медленно зашагали по направлению к пологому кургану, который прикрывали валы из песка и суглинка, а также порванные звенья спиралей колючей проволоки. Никакой артиллерийской подготовки перед атакой не было, у строггов артиллерии вообще не существовало, а артиллерийские орудия землян до сих пор хранились на складах базы.
   Когда начались первые волнения строггов, то какой-то офицер умник из штаба батальона личный состав артиллерийского дивизиона с одними только фазерными винтовками отправил на подавление этих волнений, а орудия приказал оставить в депо инженерной роты.
   Вот теперь и приходилось окруженным частям и подразделениям батальона за такое "умное" решение расплачиваться своей кровью. Когда строгги приблизились к кургану, то послышалась ответная стрельба из пулемета и винтовок, наступавшие строгги моментально пропали из виду. А над курганом продолжал гордо развиваться флаг Земной Коалиции. Наблюдая такую картину, женщины плакали в голос, а мужчины еще сильнее сжимали кулаки. Мужчины земляне не знали, что ожидает их семейства в конце этого пути, доберутся ли они де безопасного убежища или нет. Но верили в то, что, как только доберутся до землян, то сначала устроят на постой свои семьи, а потом возьмут в руки оружие и помогут экспедиционному батальону стереть с лица земли этих дикарей аборигенов.
   Взвод штаб-сержанта Темьяна, чудом избежав окружения, за эти два дни превратился в настоящий рейдовый отряд. Он подолгу не задерживался на одном месте, а постоянно перемещался по дорогам, при случайных встречах же со строггами бойцы особо не церемонились и открывали огонь на поражение из всех стволов.
   Первые день строгги не обращали внимания и даже не преследовали этот бежавший из засады взвод. Хотя Зануда вдруг заявил, что в воздушном пространстве над брошенными землями находятся до десятка вражеских беспилотных разведывательных аппаратов, которые отслеживают обстановку на этих землях. Штаб-сержант Темьян не поверил этой галиматье заумного ИскИна, откуда в распоряжении отсталых по технологическому развитию строггов могла бы оказаться столь современная техника? Да и ИскИны "Касперов VI" никаких разведывательных аппаратов не обнаруживали. Но мунгу Лиззи, превратившись в эксперта по разведке при командире взвода, об этом, разумеется, никто кроме Зануды и самого штаб-сержанта Темьяна не знал, подтвердила достоверность информации Зануды. Мунгу даже заявила, что управление этими беспилотниками осуществляется из стойбища "Черные камни".
   В любом случае, утром второго дня войны, когда взвод штаб-сержанта Темьяна, случайно натолкнулся на небольшую вражескую колонну и в течение пяти минут из одних только фазерных пулеметов положил на землю более тридцати строггов, то на взвод обратило внимание высшее строггское командование. С этого момента взвод находился под постоянным наблюдением небольшого вражеского отряда, который хвостом следовал за взводом на расстоянии трех-пяти километров. Какие только маневры взвод не предпринимал бы, чтобы оторваться от преследователей, но ему этого никак не удавалось сделать. У штаб-сержанта Темьяна на душе скребли кошки и снова появилось предчувствие надвигающейся беды.
   Он снова собрал вместе командиров отделений, вкратце обрисовал сложившуюся ситуацию, предположив, что сейчас строгги пытаются обложить взвод своими мобильными подразделениями или загнать в ловушку, чтобы покончить с ним. Из переговоров со штабом батальона он знал, что примерно таким же образом строгги поступили с другими частями и подразделениями батальона, которые оказались заблокированными и окруженнными на брошенных землях. А капитан Франко в приватном разговоре по коммуникатору просил его, чтобы он особо с взводом не рвался к базе, так как в ближайшие три дня завершается военная подготовка тысячи строггов и никто из офицеров штаба не знает, как эти строгги будут вести себя в дальнейшем?! Останутся ли они верны армейской присяге, которую уже принимали, или же перейдут на сторону владетельного князя и беклярбека Рази, который провозгласил себя командующим строггов.
   Выслушав информацию командира, командиры отделений взвода задумались, затем самый молодой и, вероятно, самый дерзкий из них предложил следующий план. Разделить взвод на две части, в одну из которых войдут два отделения на "Касперах VI", а в другую его отделение на ТТ-100. Капрал Карл не вдавался в тонкости, а общими словами высказал идею своего замысла. Одно отделение вступает в бой и отвлекает преследователей, а два других отделениях форсированным маршем выходят на стойбище "Черные камни" и, дождавшись третьего отделения, взвод в целом атакует это центральное стойбище врага.

-2-

   Последние два дня, второй и третий день войны с землянами, владетельного князя и господина рода "Черных песков", хозяина стойбища "Черные камни" бека Рази одолевала странная обеспокоенность. Ему все время казалось, что в ближайшее время с ним должно произойти что-то серьезное, важное. Но он, разумеется, не знал и не ведал, когда именно и где это важное событие должно было бы с ним произойти. Вот бек и метался из стороны в сторону, с одного места на другое место, словно боялся упустить этот важный момент своей жизни. Эти два дня у бека Рази не было времени для того, чтобы заехать в родимое стойбище и посетить любимых жен, которых у него после смерти отца оказалось десять джезз.
   Все мысли и помыслы бека Рази были посвящены только одному, быстрее разбить экспедиционный батальон землян и приветствовать появление своих учителей наставников, вьедов, на Элизархе. В течение одного дня, утром и вечером, ему удавалось посетить два очага сопротивления землян. Прибыв на место, бек Рази внимательно выслушивал доклад старшего строгга о положении дел на этом участке фронта и о том, как ведут себя бойцы земляне. Затем родовые специалисты по психологии создавали ему "сферу наблюдения", по которой бек Рази изучал вражеские позиции, а иногда всматривался в лица рядовых бойцов и офицеров. Эти наблюдения позволяли ему придти к определенным выводам, которые он доводил до сведения старшего строгга, атаковать или не атаковать противника. После этого бек Рази снова срывался с места и снова пускался в дорогу, к другому очагу вражеского сопротивления.
   Сопровождающие его строгги, которые в большинстве своем были старше его по возрасту, из-за этого косо посматривали ему в спину и осуждающе говорили о поведении своего беклярбека за его же спиной, разумеется. По их мнению, такая поспешность в делах была совершенно несвойственна характеру истинного строгга, который больше одного дела в день никогда не должен был делать. Но, если строгг принимался за какое-либо дело, то внимательно им занимался и не успокаивался до тех пор, пока его полностью не исполнял. В этой связи сопровождающие бека Рази строггские старейшины начали на своего господина посматривать с некоторой подозрительностью.
   Этот же молодой беклярбек все делал на бегу и впопыхах, к делам войны с землянами относился совсем несерьезно и не с той старательностью, как бы следовало вождю рода. За один только день успевал побывать в двух местах и ничего там не решить, он общался с великим множеством строггов и прислушивался к их мнению, а это ни к чему хорошему не приведет. Но ни один из строггов, сопровождающих беклярбека Рази не поднялся на ноги и прямо не обратился к нему с хорошими, это по их мнению, разумеется, советами, как должен истинный вождь строггского народа вести себя на войне.
   Только на третий день войны и бесконечного мотания по брошенным землям и очагам сопротивления землян, бек Рази все-таки сообразил, что он разыскивает того молодого земного офицера, который в первый день войны свой взвод увел у него из-под носа. Он тогда не видел лица того офицера, как ни старались специалисты по психологии воссоздать его облик. Но бек Рази хорошо запомнил, что во взводе у того офицера было два обычных бронетранспортера, а третья боевая машина совершенно на них не походила.
   Но сколько в эти дни бы беклярбек не вглядывался в сферу наблюдения, высматривая боевую технику окруженных землян, он так и не обнаружил запоминающегося бронетранспортера. Утром третьего дня войны ему доложили, что, оказывается, не все подразделения земного батальона блокированы, некоторые сохранили подвижность и их никак не могут загнать в ловушку.
   Беку Рази показали снимки небольших колонн боевой техники, сфотографированные вьедским эсминцем, все еще находившимся на орбите Элизарха. Среди колонн, двигавшихся по дорогам брошенных земель и сфотографированных в разных ракурсах, бек Рази практически сразу нашел фотографию, на которой были отсняты два стандартных БМП и та странная коробка бронетранспортера, который он разыскивал. Молодой бек тут же отдал приказ старшим строггам, перенацелить беспилотников на фотографирование крупных планов лиц бойцов и командиров этого взвода землян.
   К вечеру бек Рази получил запрошенные фотографии.
   Он долго всматривался в улыбающиеся и суровые лица молодых землян, в глубине души изумляясь тому, что многие из них продолжали улыбаться, находясь на пороге смерти. Он не понимал, как это можно так счастливо и беззаботно улыбаться, когда смерть идет за тобой по пятам. Беклярбек долго рассматривал изображение командира этого взвода, которым, по понятиям строггов, оказался совсем мальчишка в звании штаб-сержант.
   Бек Рази все время пытался заглянуть в глаза этого парня, чтобы разгадать, о чем же тот размышлял в тот момент, когда его фотографировал строггский беспилотник, но так не сумел придумать чего-либо правдоподобного. Беклярбек выключил устройство для просмотра фотоснимков кристаллов памяти и вызвал к себе главного специалиста рода по психологии.
   Заняв престол своего рода "Черные пески", беклярбек Рази разобрался со всеми делами, что за время своего правления натворил его недавно почивший отец, владетельный князь Хундо. Со всех высших постов рода он убрал слабых и нерешительных строггов, а также отправил на заслуженный отдых стариков, которые при беке Хундо из мудрецов превратились в лизоблюдов властителя. Под строгим присмотром вьедского капитана Орли беклярбек Рази восстановил родовую властную иерархию и на ответственные посты начал продвигать друзей и приятелей своего детства и юности, которых хорошо знал и которым доверял.
   Беклярбек Рази сумел-таки в простом строгге Иеремия разглядеть талант военного стратега, он тут же сделал его своим заместителем по военным вопросам. Но на деле Иеремия стал командующим вооруженными силами рода "Черных песков". Иеремия очень быстро навел порядок в военных делах, из ничего создал трехсоттысячное войско строггов и повел их в бой против земного экспедиционного батальона. Жесткой рукой этот военный гений повел борьбу с присущей строггам расхлябанностью и недисциплинированностью. Сначала Иеремия ввел в войсках очень простой и понятный строггам институт старшинства, где не было командиров, а были "старшие". А затем собирался строггскую армию строить по принципу организационной структуры земных армий - боец, отделение, взвод, рота, батальон и полк.
   Сейчас Иеремия с нетерпением ожидал, когда земляне закончат с обучением первой тысячи молодых строггов, которые станут командирами рот, батальонов и полков и вольются в его создающуюся армию. А за неделю боев с землянами "старшие", на практике набравшись опыта командования десятками и тремя десятками строггов, превратятся в сержантов и младших командоров строггских подразделений.
   Самым удивительным оказалось то, что эти, казалось бы, очень странные идеи Иеремии работали. Необученное войско строггов под командованием старших сумело заблокировать хорошо обученные и подготовленные подразделения экспедиционного батальона землян на брошенных землях, не дало им прорваться к своей центральной базе, где хранилось тяжелое вооружение, с которым бойцы земного батальона стали бы непобедимыми.

-3-

   Вот уже второй час длился бой со строггами преследователями. Когда ТТ-100 резко развернулся и, мгновенно преодолев расстояние в три километра, ракетами и пулеметным огнем обрушился на преследователей, то строгги первоначально впали в оцепенение. В течение той минуты, пока противник сохранял молчание, приходил в себя, ИскИн Зануда огнем из фазерного пулемета расстрелял шестерых строггов стрелков. А ракетами сумел привести в утиль две из трех гравитационных тележки, на которых строгги с определенным комфортом преследовали взвод.
   Атака получилась неожиданной для противника и одновременно весьма результативной, поэтому штаб-сержант Темьян начал подумывать об отходе, предполагая, что после таких потерь противник не сдвинется с места и обязательно прекратит преследование взвода. Но в этот момент справа заговорили два пулемета, очередь рвущихся энергосгустков прошлась прямо по борту бронетранспортера ТТ-100. Зануда от удивления только крякнул, его можно было бы понять. До последнего времени на вооружении строггов имелось одно только огнестрельно-пулевое вооружение, а сейчас по "сотке" вел огонь вражеский фазерный пулемет. Штаб-сержант Темьян вызвал на сетчатку глаза панораму боя с птичьего полета, секунду в нее всматривался, а затем приказал Зануде потихоньку подавать назад "сотку".
   На панораме боя с птичьего полета отчетливо просматривалась идея врага, загнать ТТ-100 в ловушку. Справа и слева две мобильные группы противника обходили бронетранспортер таким образом, чтобы "сотка" оказалась бы в окружении и была бы лишена свободы маневра, того бронетранспортер можно было бы уничтожить. Если с левой группой противника все было ясно, она состояла из допотопных "Касперов" первых годов выпусков, то с правой группой было что-то непонятно, она состояла только из одной боевой машины какой-то странной угольной формы.
   Этот многоугольник антрацитового цвета и вел огонь из спаренного фазерного пулемета. В это мгновение сильно разволновалась Лиззи. Она заметалась по lдесантному отсеку ТТ-100, словно пыталась что-то разыскать. А затем бросилась к штаб-сержанту Темьяну, взобралась к нему на плечо и, положив свои лапки ему на грудь, своими зелеными глазками заглянула штаб-сержанту в глаза и вступила с ним в ментальный контакт:
   - Хозяин, нужно быстро бежать из этого места. Я почуяла присутствие специалистов по психологии рода "Черных песков", которые своим умом способны убить строгга, а значит и человека. Для того, чтобы уничтожить живое существо специалист психологии должен своими мыслями коснуться его души и сердца. Любое материальное вещество препятствует их проникновению вглубь живого существа. Броня бронетранспортера, к сожалению, таковым препятствием не является, но она в определенной степени ограничивает влияние и могущество этих специалистов по психологии. Поэтому, хозяин, не разрешай своим бойцам покидать бронетранспортер даже в том случае, когда он будет гореть ярким пламенем.
   Через короткую паузу мунгу Лиззи продолжила ментальный контакт.
   - К тому же, хозяин, помимо специалистов психологии в этом бою со стороны противника участвуют странные существа, они не являются людьми и не строггами одновременно. Я таких существ еще не встречала, у меня по ним очень мало имеется информации. Поэтому, постарайся быстрее прекратить бой и уйти отсюда!
   Совет Лиззи был очень хорош, штаб-сержант Темьян отлично это понимал, но сейчас он не мог его выполнить по той причине, что "сотка" все более и более увязала в этом бою.
   По всей вероятности, строгги что-то замышляли и к чему-то готовились, но неожиданная атака землян в какой-то мере поломали вражеские замыслы. Но строгги быстро отошли от неожиданности нападения и сейчас они перешли к своим планомерным действиям по окружению и уничтожению землян. Если бы не эта глупая стрельба из фазового пулемета, то, возможно, целое отделение землян попало бы в окружение строггов. ИскИн Зануда выпустил очередь в двадцать энергосгустков по выскочившим на дорогу вражеским гранатометчикам с длинными стволами гранатометов на плечах. Пулеметная очередь пришлась по двум из трех вражеских гранатометчиков, превратив их тела в рваные куски строггского мяса. Третий же гранатометчик припал на колено, навел раструб гранатомета на "сотку" и нажал скобу спуска. Выпущенная граната должна была сама найти цель и ее поразить. Но выстрела почему-то не последовало, внезапно взорвался ствол гранатомета, а у гранатометчика этим взрывом снесло голову, строгг ничком свалился на пыльную дорогу. Вокруг шеи строгга начало расплываться черное пятно.
   ИскИн Зануда мгновенно развернул направляющие противотанковых ракет по направлению левой мобильной группы противника и через три биения сердца управляемые противотанковые поразили вражеские "Каспера", один из которых зачадил черными клубами дыма, а два других приостановили свой стремительный бег и остановились.
   Штаб-сержант Темьян собственными глазами увидел, как распахнулись десантные люки подбитых вражеских бронетранспортеров, из люков повалили рослые десантники строгги. Взяв пулевые винтовки наперевес, они тяжелой трусцой побежали по дальнему кругу, охватывая и окружая "сотку". Бойцы в десантном отсеке "сотки", просунув стволы своих фазерных винтовок и карабинов в бортовые амбразуры, открыли огонь по вражеским десантникам.
   В какое-то мгновение боя штаб-сержант Темьян вдруг почувствовал, что к их "сотке" стремительно приближается шквал вражеского огня. Это снова открыл огонь из своего фазерного пулемета этот странный угольно-кубической формы вражеский бронетранспортер. Но в дополнению к фазерному пулеметному огню он начал стрелять из плазменного пульсатора. "Сотка" сильно вздрогнула от прямого попадания среднекалиберного энергосгустка и, кажется, даже закряхтела, как старушка.
   ИскИн Зануда успел-таки сообразить, что делать в подобной ситуации, и за долю мгновения второго прямого попадания в борт "сотки" поставил квантово-энергетический защитный экран. Этот экран поглотил энергию второго энергосгустка, в результате вражеский сгусток не разорвался. Но в этот момент штаб-сержант увидел, как с борта вражеского угольно-кубического бронетранспортера сорвалась целая очередь белых шаров, которая неторопливо потянулась к "сотке". Защитный квантово-эгнергетический экран частично поглотил энергию белых шариков, но тут взорвался генератор постановщик квантово-энергетического экрана. Оставшиеся белые шарики, которые оказались капсулированной антиматерией, разорвались на внешнем броне "сотки", своими взрывами снес ракетные направляющие, повредили фазовый пулемет.
   Механик-водитель "сотки" Пуля по неизвестной причине впал в странный транс, он остался сидеть за рукоятками управления боевой машиной, но не мог двинуть ни руками, ни ногами. С сетчатки глаза штаб-сержанта Темьяна исчезла панорама боя с птичьего полета и карта окружающей местности. Но взрыв не затронул двигателя, "сотка" сохранила одвижность.
   Рядом со штаб-сержантом Темьяном снова появилась Лиззи, которая забралась ему на шею и, удобно расположившись на его плечах, своим тельцем попыталась прижаться к его шее.
   - Сними свой тактический шлем, хозяин, так мне легче будет с тобой работать. - Промурлыкала мунгу.
   Следуя приказу мунги, Темьян стащил с головы переставший работать тактшлем и швырнул его к себе под ноги. Лиззи прижалась к его обнаженной шее, на сетчатке глаза Темьяна появился и тут же погас белый свет. Затем его зрение свернулось в синюю ниточку, чтобы тут же развернуться в объемное изображение.
   Штаб-сержант Темьян мгновенно догадался о том, что сейчас ему демонстрируют проекцию поля боя. Вот в середине неподвижно замерла его "сотка", вот завершают свой бег вражеские десантники строгги, вот два странные строгга что-то машут руками. Но к этому следует вернуться позже, сейчас самое главное найти и уничтожить этот угольно-кубической формы вражеский бронетранспортер. Следующих попаданий плазменных сгустков "сотка" уже не выдержит, у нее сгорел защитный волновой экран.
   Именно в этот момент штаб-сержант почувствовал, как его сознание сплетается воедино с памятью и способностью мыслить ИскИна ТТ-100 Занудой, они стали единым целым существом. Это было довольно-таки странное чувство, быть человеком, командиром ТТ-100 штаб-сержантом Темьяном, быть ИскИном и самим бронетранспортером "соткой".
   С этого момента все дела штаб-сержант Темьян делал в трех лицах и качествах одновременно, трогал "сотку" с места, запускам ремонтный комплекс машины для восстановления оптико-волоконной аппаратуры, включал аппаратуру по созданию электронных помех на поле боя, заряжал энергетическими кассетами импульсное орудие, выпустил серию малых зенитных ракет.
   В то мгновение боя, когда "сотка", выделывая кренделя и зигзаги, набирая скорость начала выдвигаться к вражескому бронетранспортеру, в трехстах метрах над землей образовался зонтик из разорвавшихся зенитных ракет. Три вражеских беспилотника тут же рухнули на землю. В результате сильных электронных помех ослепла вражеская поисковая аппаратура, перестали работать тактшлемы старших строггов. Два строггских специалиста по психологии продолжали завершать подготовку боевых заклинаний, но их время пока еще не подошло.
   По всей очевидности, экипаж этого угольно-кубического вражеского бронетранспортера ожидал несколько большего эффекта и результата от своего выстрела кассетными аннигиляционными снарядами, поэтому несколько призадержался на своем месте. А "сотка" двигалась и не останавливалась, прямо с ходу ее ИскИн штаб-сержант Темьян выпустил пять плазменно-реактивных импульсных снаряда по вражескому мастодонту, который вблизи оказался в два раза больше крошки ТТ-100.
   Серия разрывов ядерно- энергетических сгустков накрыла этот мастодонт и высоко в небо внезапно взлетела раскаленное лезвие струи пламени.

Глава 8

-1-

   Вот который день капитан Франко не может найти себе места, чтобы посидеть в спокойной обстановке, обдумать и разобраться в создавшейся ситуации. Более недели, как строгги беклярбека Рази рода "Черных песков", объявили войну и ведут боевые действия против подразделений экспедиционного батальона на брошенных землях.
   Складывается впечатление, что строгги объявили и ведут войну с землянами только на брошенных землях, которые когда-то принадлежали строггам рода беклярбека Джерма "Синие камни". Там идут постоянные бои и гибнуть его друзья и приятели, рядовые бойцы и офицеры батальона. Части и подразделения батальона окружены плотными кольцами строггских войск, которых у строггов никогда не было, и не имеют возможности вернуться на базу, которую на данный момент охраняет саперно-инженерная рота капитана Франко.
   Но в его роте сто двадцать бойцов и она дислоцирована во временном летнем лагере за пределами батальонной базы. А на самой батальонной базе тысяча строггов завершает программу подготовки городского и сельского полицейского и вскоре в свои руки получит легкое оружие. Майор Волков, начальник штаба батальона, все время подшучивает и говорит, что инженерная рота должна быть довольна одним уж тем, что все свое время проводит на свежем воздухе, а не в этих пропахших потом мужским тел казарменных помещениях.
   Но одна мысль о том, что тяжелое вооружение батальона практически уже сегодня находится в руках строггов, чьи сородичи убивают его товарищей на брошенных землях, приводила капитана Франко в полное отчаяние. Капитан понимал, что такого просто быть не может, чтобы те люди, которых сегодня убивают строгги, прилагают немалые усилия и военному искусству обучают тех же самых своих убийц строггов, не имеет права на существование.
   Капитан Франко не боялся строггов, обращался с ними строго, но справедливо. Он никогда не изливал на них свою беспричинную злость. Никогда на них не кричал и не орал, считал это ниже своего достоинства. Но при сложившихся обстоятельствах капитан полагал, что сегодняшние взаимоотношения со строггами требовали, чтобы земляне в общении с ними проявляли разумную предосторожность и особо им не доверяли. А что получалось на практике, командование батальона вбило себе в голову, что молодые новобранцы строгги, завершив свое обучение, вольются в подразделения батальона. А как же военный действия против землян, ведущиеся на брошенных землях? Никто не знает причин и целей этой странной войны. Не может такого быть, чтобы однажды строгги собрались и решили немного повоевать с землянами?! И после этакого вы хотите, чтобы строггская молодежь вместе с землянами выступила бы с оружием в руках против своих отцов и братьев, да никогда этого не будет!
   Действуя больше из чувства противоречия, чем из чувства здравого смысла, капитан Франко летний палаточный лагерь своей роты за пять дней превратил в долговременные оборонительное укрепление с подземными переходами и крупнокалиберными фазовыми пулеметами и малыми импульсными излучателями. В ходе ежедневных и ежевечерних тренировок его бойцы научились занимать свои места по боевому расписанию в течение одной минуты.
   Никто из офицеров батальонного штаба не поддерживал идей и предосторожностей капитана Франко в отношениях со строггами и, в частности, с молодыми строггскими новобранцами. Один только штаб-сержант Темьян имел терпение выслушивать его мысли до конца и часто с ними соглашался, но он пока был далеко, пытаясь вывести свой взвод с брошенных земель.
   На пятый день войны молодые новобранцы строгги взбунтовались и подняли восстание.
   Задолго до сигнала общей побудки они, разделившись на десятки во главе со старшими, захватили арсеналы базы с боевым оружием и, вооружившись фазерными винтовками и карабинами, приступили к планомерным действиям по захвату базы. Принимая во внимание то обстоятельство, что база на данный момент практически не имела гарнизона из боевых частей, то ее захват происходил без особых эксцессов и сопротивления. Первым делом сотня строггских новобранцев прорвалась в сержантское общежитие и одними ножами вырезали всех сержантов, включая сержантов команды Лонга, которые непосредственно занимались их воспитанием и обучением.
   Затем триста строггских новобранцев плотным кольцом окружили штаб батальона и с выстрелами из фазерных винтовок и громкими устрашающими воплями, как учили их это делать только что убитые сержанты, бросились на штурм штабного здания. В тот момент в штабе находилось всего несколько дежурных офицеров, которые сидели на рабочих местах, поддерживая связь с окруженными и ведущими бой в окружении подразделениями батальона. Никто из этих офицеров так не сумел передать сообщения в окруженные подразделения батальона о начавшихся беспорядках на базе.
   Ворвавшиеся в помещение оперативного отдела штаба строгги в упор расстреляли находившихся там офицеров. Вслед за штабом настала очередь штурма офицерской казармы, которая располагалась неподалеку от здания штаба батальона, но стояла несколько на отшибе. Это обстоятельство позволило проснувшимися офицерам своим глазами наблюдать штурм строггами штаба батальона. Когда прекратились выстрелы и крики у здания штаба, офицеры сразу же поняли, что происходит. Противник захватывал базу, которая была единственным военным оплотом землян на Денебе IV. Разумеется, на базе находились только штабные офицеры, которые не имели импульсных винтовок, а имели только слабые бластеры, которые ни коем образом не могли повлиять на финальный исход сражения за базу.
   Майор Волков мрачно осмотрел окруживших его офицеров, по его мнению, случилось то, чего не должно было случиться. Строгги поддержали своих родичей и наплевали на данную землянам присягу о своей верности. Майор хорошо понимал, что сейчас ни он и ни эти офицеры больше не представляли для строггов какой-либо ценности. Поэтому их будущее было покрыто пеленой тайны, неизвестно, что строгги будут с ними делать, даже если они сдадутся им в плен. В этот момент ему на память пришел этот чудаковатый капитан Франко, который заранее предупреждал, что строгги могут выйти из-под подчинения землян. К тому же он палаточный лагерь своей роты он превратил в настоящий укреппункт. Стрельбы в том районе пока было неслышно, а это означало, что строгги до роты капитана Франко еще не добрались.
   Если суметь добраться до инженерной роты, то от ее позиций можно будет легко добежать до взлетно-посадочной полосы, где стоят истребители и гравилеты. Снова осмотрев офицеров, которые ожидали его решения, майор увидел среди них пилотов истребителей и гравилетов. Майор Волков в быстром темпе изложил окружающим его офицерам план побега с базы и, не раздумывая о возможных последствиях, приступил к осуществлению своего плана. Когда взбунтовавшиеся строгги проникли в офицерское общежитие, то там уже никого не было, все офицеры земляне исчезли в неизвестном направлении. Пожав недоуменно плечами, строгги покинули офицерскую казарму и разошлись по своим делам.
   Строгги заметили группу офицеров землян, когда эта группа начала преодолевать бетонную стену, окружавшая базу со всех сторон. Майор Волков резонно решил, что воспользоваться воротами с КПП базы было бы неразумной ошибкой. Строгги уже, наверняка, выставили там свои караулы, поэтому первым полез на бетонный забор и, с помощью других офицеров, преодолел его. По пятому офицеру строгги открыли огонь сначала из пулевых винтовок, а затем из пулеметов с вышек. Но, видимо, все-таки земные сержанты плохо обучали новобранцев строггов стрельбе из винтовок и пулеметов, они сплошь и рядом мазали.
   Строггам удалось подстрелить только последнего офицера этой группы беглецов, которым оказался летчик истребитель, по утрам он не выходил на обязательную утреннюю зарядку, поэтому и отвык профессионально преодолевать бетонные заборы. Пулеметная очередь прошлась по его телу, когда он был на его вершине, летчик дернулся всем телом и мгновенно умер, так и повиснув вниз головой. А группа землян в этот момент уже мчалась по направлению расположения инженерной роты. Строгги же продолжали с упорством маньяков строчить из пулеметов по уже убитому офицера землянину.
   Капитан Франко встретил беглецов в своем командном блиндаже, где было множество приборов управления ротой, и где поддерживалась идеальная чистота и порядок. Его рота еще не вступала в бой, но капитан уже сейчас выглядел выжатым лимоном, ему нелегко давалось это напряжение перед боем. Наверху земля сотрясалась от разрывов энергофугасов, а в помещении пока было спокойно. На капитане был боевой комбинезон, который обладал цветовой мимикрией и одновременно неплохо защищал от попадания энергосгустков. При виде входящих в блиндаж офицеров, он поднялся на ноги и приветствовал их одним только отданием чести, по всей очевидности, капитану Франко не хотелось пожимать руки этим ему так хорошо знакомым штабным офицерам.
   Он внимательно выслушал разъяснения майора Волкова о том, что произошло на базе, и после того, как майор кончил говорить, повернулся к беглецам спиной и углубился в свои дела. Майор и офицеры правильно истолковали это действие командира инженерной роты, капитан Франко решил остаться на боевом посту. Он не собирался бросать свою роту и своих бойцов на произвол судьбы и пускаться в бега. Капитан Франко решил остаться со своими бойцами роты и, если потребуется, умереть вместе с ними. Несколько офицеров беглецов отделились от группы майора Волкова и тихим шепотом обратились к капитану Франко с просьбой направить их на боевые участки, этим офицеры надоело бегать от врага.
   Оставшиеся вместе с майором три офицера, один летчик истребитель и два гравиалетчика, покинули командный ротный блиндаж и тяжелой трусцой побежали по направлению к взлетно-посадочной полосе. Как это не было удивительным, но у боевых воздушных машин землян строггов не оказалось. Майор Волков внимательно посмотрел в глаза летчику истребителю, словно хотел сказать, что тебе парень придется полетать одному, так как в истребителе мест для других офицеров не было. Летчик истребитель правильно понял значение этого майорского взгляда, он развернулся и пошел готовить свою машину к боевому вылету в никуда.
   Гравиалетчики хотели лететь каждый на своей машине, но майор Волков неодобрительно покачал головой. Когда гравилет поднялся в небо, то на взлетной полосе истребителя уже не было, а рядом с полосой черным дымом чадил второй гравилет.

-2-

   Всего месяц назад Иеремия был простым строггом рода "Черный песок", ничем не выделялся среди своих сородичей, не очень любил работать, предпочитал свободное время проводить со своими женами, покрикивая на них и заставляя их работать с утра до позднего вечера. Эта случайная встреча с владетельным князем и господином рода "Черных песков" с высокопочитаемым беклярбеком Рази, которому в этот момент потребовался строгг для встречи гостей, перевернула его жизнь.
   Он послушно, как и полагается строггу, выслушал повеление своего господина и вовремя встретил бесшумно опустившуюся с неба квадратную и закрытую со всех сторон повозку в предгорьях Аландских гор. Из повозки вышло существо, одновременно похожее и на человека на строгга, оно имело голову, две руки и две ноги, но с головы до ног оно было закутано в балахон, который на свету менял окраску. Иеремия много прочитал книг в родовой библиотеке, поэтому вспомнил, как в одной из книг описывалось прибытие первых землян на Элизарх, Те тоже были одеты примерно в такие же балахоны, называя их скафандрами, которые надели по тому, что еще не знали, что могут жить и свободно дышать воздухом этой планеты. Незнакомца в скафандре Иеремия сопроводил до владетельного князя и хотел уже вернуться в свою пещеру, как бек Рази его остановил и дал новое задание. Он должен был встретиться и переговорить с некоторыми строггами, которых господин рода хотел сделать своими телохранителями. С большим трудом Иеремия нашел этих десятерых строггов, но переговорить с ними не смог, так они крепко спали.
   Строгги всегда были сильными бойцами в поединках с применением холодного оружия, они спокойно могли выдержать бой и победить, сражаясь одновременно с пятерыми мервами, но по своей натуре были большими лентяями и лежебоками.
   В детстве и юности строгги много учились и занимались различными видами спортом, поединки на ножах - это был национальный вид спорта строггов, но, достигнув определенного возраста и женившись на джеззе, они мгновенно превращались в социальных иждивенцев и паразитов. Вот и эти телохранители спокойно почивали на лаврах и храпели в пещере, которая была отведена им для тренировок. Иеремия не только разбудил их, но и заставил этих телохранителей потренироваться, и только после этого он отправился к беклярбеку, чтобы у него отпроситься домой.
   Но до бека Рази уже дошли слухи о нештатной ситуации с телохранителями и о роли этого строгга в разрешении этой нештатной ситуации. Он задумался по этому поводу и долго ходил вокруг Иеремии, изредка поглядывая на рослого увальня строгга. В этот момент распахнулись двери, и в покои беклярбека без разрешения и без предварительного предупреждения, самое нехорошее, что могло бы произойти, вошел незнакомец. На не понятном Иеремии языке, голова незнакомца была наглухо закрыта для проникновения мыслей телепатов, он что-то спросил у молодого бека, на что тот отрицательно покачал головой.
   Иеремии не понравился вид этого незнакомца, который уверенно стоял на двух ногах, имел хорошо развитую мускулатуру пресса и груди, широкие плечи и сильные руки. Вот только с головой у него что-то было не в порядке, слишком уж она была подвижна. Голова незнакомца крепилась на спинном хребте, костяным наростом проходившем по спине и заканчивавшегося небольшим гребнем на голове, трудно было разобрать, где кончается хребет и начинается шея с головой. От всей фигуры незнакомства веяло физической силой и умом, широкий лоб переходил в мощный нос и выдающийся вперед тупой подбородок. Тонкие губы очерчивали широкий рот, но вот глаза были злыми, трудно было представить, что они принадлежали разумному существу. Глаза в сочетании с подвижной головой создавали впечатление, что перед тобой рептилия, только что вставшая на ноги.
   Иеремия настолько увлекся рассматриванием незнакомца, что вздрогнул от неожиданности, когда бек Рази произнес, что капитан Орли, он кивнул головой в сторону незнакомца, считает, что у тебя развит талант стратега. Он не совсем понял, что этим хотел сказать молодой бек, поэтому промолчал. А беклярбек Рази, вызвал мажордома Питча и приказал оформить Иеремию в качестве его помощника по военным делам. С того дня Иеремии еще ни разу не удалось побывать в своей пещере и поговорить со своими женами.
   Вчера ему пришлось стать невольным наблюдателем боя с одним бронетранспортером землян. Иеремия не знал причин, почему владетельный князь проявляет такой интерес к этому бродячему взводу землян. Это подразделение бесцельно передвигалось по дорогам и магистралям брошенных земель, нигде не задерживаясь и, главное, своими действиями оно не угрожало вмешаться или сорвать планы первого старшего Иеремии. Но стараясь, польстить беку Рази, Иеремия разработал весьма эффективный план по уничтожению бродячего противника, для этого он выделил свои лучшие и наиболее обученные части строггов.,
   Вчера к нему в штаб с визитом нагрянул князь и первым делом поинтересовался, что он собирается делать с этим бродячим взводом землян. В течение часа начальник его штаба расписывал порядок осуществления маневров подразделениями, показывал сетевой график поминутных действий своих подразделений, в котором час "Х" определялся моментом соприкосновения с противником. Бек Рази сиял и восхищался военными познаниями своих строггов и в этот момент поступил сигнал о том, что преследуемый противник начал выполнять непонятный маневр.
   Когда гости и хозяева Иеремии поднялись на наблюдательную площадку, где уже была развернута сфера наблюдения за разворачивающимся встречным боем. Они успели увидеть, как преследуемый противник разделился на две части, два его БТРа увеличили ход и, через три минуты, выйдя за пределы действия сферы наблюдения, исчезли из виду. А третий бронетранспортер стремительно развернулся и также стремительно пулеметно-пушечным огнем атаковал своих преследователей.
   На глазах Иеремии и его гостей с гравитационных тележек на землю полетели убитые и раненые строгги, а две тележки группы, преследовавшей противника, охватило пламенем. Но Иеремия к этому времени научился хорошо разбираться в тактике боя, он мгновенно на вражеский выпад ответил заранее заготовленным ходом, ввел в бой две свои мобильные группы для охвата, окружения и последующего уничтожения вражеского бронетранспортера. К его удивлению, экипаж вражеского бронетранспортера вовремя заметил обходной маневр и начал выходить из боя, дав задний ход.
   Но этот момент в бой вступил бронетранспортер инопланетян, друзей бека Рази, который с дальней дистанции первым делом обстрелял бронетранспортер землян. Иеремия в душе не очень хотел, чтобы инопланетяне принимали участие в военных действиях, так как считал, что война идет только между землянами и строггами. Но капитан Орли своими змеиными глазами посмотрел на бека Рази и тот только равнодушно пожал плечами в ответ, таким образом, инопланетяне впервые приняли участие в бою против землян.
   Обстрел словно разбудил бронетранспортер землян, но он, вместо того чтобы нейтрализовать инопланетян, он на большой скорости атаковал правую группу строггов, ракетами и пулеметно-пушечным огнем подбил один и повредил два других БТРа этой группы. Несколько позже Иеремия разобрался с этим маневром землян и понял их задумку, земляне хотели обезопасить свои тылы и только потом атаковать непонятный для них бронетранспортер. Но во время выхода в положение атаки земной БТР снова был обстрелян инопланетянами, но на этот раз они в дело пустили свое энергетическое орудие. Иеремия собственными глазами увидел, как энергетический снаряд попал в бронетранспортер землян и тот скрылся в черном облаке разрыва. Когда же земной бронетранспортер снова оказался на виду, то он выглядел обугленной головешкой, на нем не было многих внешних настроек, в разные стороны торчали пулеметные стволы.
   А эта головешка на большой скорости летела к инопланетному бронетранспортеру, сначала послышал громкий скрежет, а затем из импульсного излучателя вылетело пять ослепительных молний. Мгновенно преодолев расстояние до угольно-кубического бронетранспортера инопланетян, молния ударила под его башню. Инопланетный бронетранспортер исчез в ослепительной вспышке света, вслед затем к небу рванула красное лезвие пламени.
   По удовлетворенно заблестевшим глазам своего владетельного князя бека Рази, Иеремия понял, что тот, как и он сам, переживал за землян и что беку не очень бы хотелось, чтобы в этой схватке победили бы его друзья инопланетяне. Капитан Орли потерял лицо, нисколько не стесняясь присутствия такого большого количества строггов, он махал руками, что-то кричал на собственном языке и требовал, чтобы специалисты по психологии срочно вступили бы в бой и задержали этот бронетранспортер землян, не дали бы ему спокойно уйти и скрыться.
   Но незадолго перед этой истерикой капитана Орли, Иеремия по просьбе бека Рази, запретил специалистам по психологии вступать в бой.

-3-

   В середине дня начались первые атаки строггов на позиции инженерной роты. Но когда первая волна атакующих строггов, попав под кинжальный огонь фазерных пулеметов, перестала существовать, строгги атак больше не повторяли. Над позициями роты появились маленькие беспилотные аппараты, которые подолгу зависали в воздухе, своей аппаратурой выискивая прорехи в ротной обороне. Офицеры и бойцы инженерной роты с ненавистью в глазах посматривали на эти маленькие, едва заметные черточки в небе, но ничего не могли поделать.
   Их аппаратура, хранившаяся на складах батальонной базы, теперь служила интересам вражеской стороны. Стрелять из фазерных винтовок по этим черточкам в небе было бесполезно, беспилотники имели специальную аппаратуру ухода из-под любого обстрела.
   Убедившись в том, что явных прорех в обороне роты капитана Франко не было, старшие строггов решили подавить сопротивление землян артиллерией.
   Из инженерного депо базы на батальонный плац были выкатаны четыре импульсных излучателя, к ним тут же были сформированы двойной комплект команд артиллерийской прислуги. Через какой-то час, выпущенный прямо с плаца энергетический снаряд рванул с недолетом перед ротными позициями. Вскоре строгги приноровились вести огонь из орудий, снаряды все чаще и чаще они начали попадать в капониры, доты и дзоты, пока не нанося им особо сильного повреждения.
   Но в инженерной роте появились первые убитые и раненые бойцы, а вражеский обстрел не прекращался. Каждую минуту следовало четыре разрыва и так продолжалось на протяжении многих часов, затем следовал короткий перерыв, беспилотники осматривали позиции роты, а затем вновь возобновлялся обстрел из импульсных орудий.
   Капитан Франко несколько раз пытался по коммуникатору соединиться с другими окруженными частями батальона, но уже со второй попытки коммуникаторы неожиданно вышли из сети и перестали реагировать на включение и выключение, по всей очевидности строгги на базе добрались-таки до телекоммуникационного оборудования и отключили его. Тогда капитан Франко прибегнул к последнему средству, через телекоммуникационные спутники, вращавшиеся на стационарных орбитах вокруг Денеба IV, направил запрос о помощи.
   Долгое время на запрос никто не отвечал, затем с капитаном связался лейтенант Долгих, командир взвода первой роты, который сообщил, что пятый день его взвод находится в окружении и из-за своего легкого вооружения не может прорвать кольца вражеского окружения, поэтому помочь не в силах. Через короткую паузу лейтенант поинтересовался новостями с базы. Когда узнал, что военный оплот землян рухнул в одно мгновение из-за предательства новобранцев строггов, то Долгих громко чертыхнулся и, сказав, что сдаваться не собирается, отключился. Самой последней вестью пришло короткое, состоящее всего из нескольких слов, сообщение штаб-сержанта Темьяна:
   - Держись, старина, постараюсь к тебе прорваться!
   Над базой завершалась еще одна трагедия. Летчик истребитель после взлета не стал набирать большой высоты и, не включая противозенитного щита, атаковал базу. Первым делом он сбросил бомбу на здание штаба батальона, сравняв его с землей. Он не раз в разговорах с офицерами этого штаба слышал, что штаб - это не просто командный пункт управления боевыми частями и подразделениями, но и место, где хранятся важные документы и секретные файлы доступа к комплексам систем тяжелого вооружения. Вторую бомбу он сбросил на техническое здание телекоммуникационного комплекса. Аппаратура этого комплекса мгновенно проанализиров ситуацию и действия истребителя, за секунду до полного уничтожения комплекса в космос отправила срочную депешу, в которой говорилось о бомбежке и уничтожении базы.
   Землянин отошел от базы, чтобы подготовить очередной заход, поэтому не видел, как на батальонный плац выскочили три строгга с плазменными гранатометами РПХ24 на плечах. Строгги даже не прицеливались, раструбы гранатометов они направили в сторону приближающегося истребителя и нажали спусковые скобы. Три огненных росчерка поднялись в небо и, когда истребитель вошел в зону действия их самонаводящихся датчиков, ракеты хищно устремились к земной машине. Через секунду последовал взрыв и на землю полетели металлические и пластиковые обломки, в которых было уже невозможно угадать, что они собой ранее представляли.
   Полковник Симпсон сидел и, молча, смотрел на строгга, который так неожиданно прорвался к нему в кабинет. Строгг, так и не представившись, в ультимативной форме потребовал, чтобы земные колонисты сложили оружие и не оказывали бы сопротивление строггским войскам, когда те войдут в Дуллес. Полковник только что переговорил с майором Волковым, который проинформировал его о захвате строггами базы экспедиционного батальона, а сейчас этот строгг требует сдачи всего городского комплекса Дуллес, где землян проживает более пятисот тысяч человек. Чтобы получить немного больше времени на раздумья, полковник Симпсон поинтересовался у строгга, кого тот представляет, и услышал совершенно неожиданный ответ:
   - Меня послал к вам старший Иеремия, которые сегодня возглавляет войска у владетельного князя, беклярбека Рази. Старший Иеремия не хочет, чтобы пролилось много крови строггов и землян.
   Полковник вспомнил, что примерно за две недели до начала столкновений со строггами майор Волков ему сообщал, что молодой бек Рази, заменивший на престоле пьяницу Хундо, хотел бы с ним встретиться. Тогда он был занят подготовкой к городскому балу в честь святого Валентина и не смог встретиться с этим беклярбеком, а теперь получается, что этот молодой бек командует положением на этой планете. Тяжело вздохнув, полковник неожиданно для самого себя понял, что это последний день его жизни.
   Независимо от того, какое он сейчас примет решение, сдать без боя город или земляне развернут на его улицах кровопролитные сражения, он потерял право на дальнейшую жизнь. По его вине и недосмотру подразделения батальона с легким вооружением оказались в окружении вражеских войск. С какой, стати, он решил, что молодое пополнение из строггской молодежи вернет былую боеготовность батальону. А в результате получилось, что он своими руками сдал противнику не просто военный оплот, но и все тяжелое вооружение землян, которое строгги могут использовать при штурме столицы. Он повернулся к строггу и спросил:
   - Скажите, сколько у меня имеется время на подготовку ответа старшему Иеремии?
   Тот подумал и сказал:
   - Я могу подождать три часа, после чего начнутся военные действия.
   - Хорошо, - сказал полковник Симпсон, - я воспользуюсь этими тремя часами. Не могли бы вы подождать в приемной, мне хотелось бы без свидетелей переговорить с некоторыми людьми из городского совета.
   Когда только строгг покинул кабинет, полковник Симпсон повернулся к большому телекоммуникационному пульту и одну за другой начал нажимать различные кнопки. На всех диапазонах слышалось одно только фоновое потрескивание, случайно он услышал записанное сообщения капитана Франко:
   - Веду бой в окружении. Строгги применяют тяжелую артиллерию, позиции могу удержать не более трех дней...
   В этот момент на его вызов ответили члены городского совета Дуллеса, в нескольких словах полковник рассказал о встрече со строггским парламентером и о требовании старшего Иеремии сдать город без сопротивления.
   В кабинете мгновенно сформировалась напряженная тишина, голова городского совета поинтересовался, а где же находятся части и подразделения батальона?! И тогда полковнику Симпсону пришлось рассказать правду обо всем, что произошло с батальоном и его базой. Больше вопросов не последовало, а на пульте одно за другим начали гаснуть зеленые индикаторы подключений, это члены городского совета отключались от соединения с полковником Симпсоном, который стал никому не нужным человеком, так как оказался командиром без армии. Глава городского совета, прежде чем повесить трубку, твердо заявил:
   - Город Дуллес драться со строггами не будет!
   Передав слова главы города строггу и, дождавшись, когда тот покинет кабинет, полковник Симпсон подошел к панорамному окну и долго смотрел на город, который пока еще не знал, что его ожидает в ближайшие часы.
   Затем он посмотрел на часы, вызвал кибер-секретаршу и вежливо просил ее приготовить ему любимое кофе. Ровно через пять минут дверь кабинета распахнулась и девушка вкатила столик на колесиках, на котором стояли кофейник, молочница и небольшая чашка под кофе.
   В этот момент из тумбы письменного стола полковник Симпсон достал свое личное оружие, старинный кольт сорок пятого калибра и с ним в руке прошел к столику с кофе.

Глава 9

-1-

   Узнав из сообщения капитана Франко, что база в результате предательства новобранцев строггов захвачена противником, что само существование батальона поставлено на грань катастрофы и полного разгрома, штаб-сержант Темьян по-настоящему рассердился и рассвирепел. Если ранее к боевым столкновениям со строггами рода "Черных песков" он относился, как к ролевой компьютерной игре, как к развлечению с участием бойцов его взвода. Вчерашний бой с этим угольно-кубическим бронетранспортером и сегодняшнее призыв капитана Франко о помощи и о захвате батальонной базы хорошо вправили штаб-сержанту мозги.
   Штаб-сержант Темьян серьезно задумался о положении дел на планете и о том, что будет со всеми землянами в том случае, если строгги рода "Черных песков" полностью захватят власть над планетой. Ему хотелось встретиться с джеззой Айлин, чтобы переговорить с ней на эту тему. Но сейчас, штаб-сержанту Темьяну очень хотелось каким-либо образом доказать строггам, что экспедиционный батальон жив и сохранил способность сражаться. В этот момент он вспомнил об идее капрала Карла и начал продумывать различные варианты ее претворения в жизнь. Размышления штаб-сержанта прервал Зануда, доложивший об окончании ремонта "сотки", и Лиззи, которой захотелось принять участие в его размышлениях о предстоящей операции.
   Еще вчера вечером "сотка" нагнала два других БТРа, и объединенный взвод остановился на ночлег в предгорьях Аландских гор, которое было больше похоже на убежище. Еще находясь в состоянии слияния с Занудой и "соткой", штаб-сержант Темьян запустил диагностику технического состояния ТТ-100 и запустил в работу ремонтный комплект. Ему очень хотелось, чтобы к завтрашнему утру "сотка" вернула все свои технические возможности и боевые качества. Всю эту ночь в стороне ТТ-100 раздавался стук металла о металл и треск лазерной и плазменной сварки, это ремонтные роботы и андроиды трудились над восстановлением прежнего вида и возвращения боевых качеств "сотке".
   Едва проснувшись утром следующего дня, штаб-сержант Темьян отправился осматривать отремонтированную "сотку" и проверять качество ремонтных работ.
   Перед его изумленными глазами предстала прежняя, но одновременно не совсем прежняя "сотка", боевая машина сохранила прежний облик, но стала немного более приземистой. Ремонтные роботы убрали с внешней брони те приборы и датчики, которые могли бы быть легко поражены вражеским огнем или которые оказались чувствительными к встряскам и содроганием машины при прямых попаданиях. Распахнулся люк отсека механика-водителя, и из него выглянуло улыбающееся лицо сержанта Пули:
   - Командир, представляешь, они возились с машиной всю ночь и до раннего утра, только что закончили работу. Я хотел им помочь, но ваша Лиззи сказала, что делать мне там нечего и без меня роботы справятся. Ну, я ее послушался, и отправился спать. Как только проснулся, так сразу пошел посмотреть на машину. Залез на свое место и сразу понял, что роботы не ремонтировали, а переделывали машину. Все управление свели к штурвалу и двум педалям, одну нажал - поехали вперед, другую нажал - остановились.
   - А как в отношении полета, сохранили ли они эту способность "сотки"?
   Штаб-сержант в боях со строггами не выкладывал перед противником все то, что мог бы вытворять в бою этот бронетранспортер, кое-что, приберегая на будущее, вдруг взвод окажется в тяжелом положении, когда его может спасти только чудо. Вот таким чудом мог бы стать ТТ-100.
   - Не только сохранили, но и многое чего добавили. Какую-то систему жизнеобеспечения, систему герметичности выдумали, а зачем они нам, ведь мы воюем на суше, не в космосе. Мне в этом еще разбираться надо! Вы лучше спросите свою Лиззи, она ведь от машины всю ночь не отходила и, наверняка, знает, чего там роботы натворили. - С этими словами лицо сержанта Пули скрылось в люке отсека.
   После завтрака штаб-сержант Темьян попросил бойцов взвода собраться кружком вокруг него. Усадив бойцов на все, что попалось под руки, штаб-сержант Темьян постоял немного, всматриваясь в лицам своих друзей и боевых товарищей. Сержант Косице выглядел расслабленным и мягким на вид человеком, но это только на вид. В боях он проявлял завидную хладнокровность, и отделение под его командованием пока еще не потеряло ни одного бойца.
   Капрал Карл, на вид увалень увальнем, но ум в его голове выдавал такие решения боевой задачи, что только удивляешься. Если он выживет, то обязательно генералом станет, ведь армия - это его настоящее призвание. Капрал Малыш, дорогой друг рядовой Маршалл, армия не его призвание, психология дружбы - вот это его настоящее призвание. Встретившись с взглядом умной и красивой мунгу Лиззи, штаб-сержант Темьян вдруг осознал, что вот уже долгое время стоит и просто смотрит на бойцов вокруг себя.
   Он встрепенулся и начал рассказывать о том, что вчера произошло на базе, о роте капитана Франко и о сражающихся в окружении других частях и подразделениях батальона. Штаб-сержант Темьян говорил о том, что только их взвод сохранил относительную свободу передвижения, может сам определять и выполнять боевые задачи. Бойцы внимательно слушали своего командира, по их молодым лицам было ясно и понятно, что они всем сердцем переживают те несчастья, которые обрушились на их сослуживцев по батальону.
   В заключение своего выступления штаб-сержант сказал, что сегодня взводу предстоит выполнить боевую задачу, которая может заставить противника изменить свое мнение о боеспособности батальона землян.

-2-

   Иеремия занял бывший кабинет полковника Симпсона, который вчера неожиданно для всех покончил жизнь самоубийством, где проводил совещание со своими старшими. Строгги собрались, чтобы обсудить внезапно возникшую проблему, что делать с Дуллесом и его населением? Город до основания был забит семьями землян, строггов в нем оказалось совсем немного. Да, и трудно было назвать строггами тех существ, которые только и научились что обслуживать своих хозяев землян. На все вопросы они отвечали "да, господин" или "нет, господин", ничего другого эти существа не понимали и не на что не реагировали. В принципе, вопрос с этими так называемыми строггами решался очень просто, требовалось только найти некоторое количество гравитационных тележек для их организованного вывоза в стойбища для последующего перевоспитания.
   А вот с землянами было непонятно, что с ними можно было бы делать. Вывозить их из города, а куда, на всей планете не было такого места, где можно было поместить такое большое количество людей, а им еще надо было создать условия для существования.
   Старшие строгги сидели и внимательно слушали то, что им говорил первый старший Иеремия, время от времени то утвердительно, то отрицательно покачивая головами. Если уж честно говорить, то этих старших строггов совершенно не волновала проблема размещения землян на новом месте и условия их существования в этих местах. Им нравился сам факт того, что они находятся в этом шикарном кабинете, который ранее принадлежал предводителю землян, и первый старший советуется с ними по различным вопросам. Им нравилось и то, что этот город теперь принадлежит их роду, и они вправе решать судьбу многих тысяч землян. Это была настоящая победа над землянами, которые в течение нескольких столетий пытались подавить влияние строггов на Элизархе и стать господами распорядителями их жизни на их собственной планете.
   Старший Иеремия сделал паузу и нажал одну из кнопок пульта у стола, за которым ему пока еще не удалось посидеть, строгги с трудом привыкали к человеческой мебели.
   Тотчас распахнулась дверь, и робот секретарша вкатила длинную тележку, уставленную кофейниками, молочницами и чашками под кофе. Кабинет забурлил голосами старших, которые не знали, что им с этими чашками делать, они еще никогда не пили кофе. Некоторые из них при встрече с землянами видели, как люди готовили и пили кофе, но сами не понимали значения этого ритуала и никогда не пробовали этого черного напитка. Тем временем секретарша разлила кофе по чашкам и нежным голосом, что-то проворковала. Строгги недоуменно уставились на девушку робота.
   - Парни, вам какой кофе, с молоком или без молока? - Перевел один из строггов, понимавший земной интергалактический язык.
   Сообразив, что эти обезьяны не понимают вопрос и не разбираются в том, что такое кофе с молоком или без молока, девушка робот стала расставлять чашки перед строггами, через одного выставляя чашки с молоком и без молока. Она уже покидала кабинет, когда за ее спиной послышалось громкое чертыханье, это некоторые строги, одним глотком залив в себя чашку кофе, теперь отплевывались от возникшей горечи во рту.
   Сделав небольшой глоток кофе с молоком, выдавив на лице гримасу удовольствия, старший Иеремия поднялся на ноги, чтобы продолжить свое выступление, но в этот момент в приемной кабинета послышался негромкий вскрик и топот ног телохранителей. Кивнув головой старшим, чтобы оставались на местах и допивали кофе, Иеремия прошел к двери и выглянул в приемную.
   Секретарша сидела за столом, а ее тело искрилось и дымилось, тогда он перевел взгляд на одного из телохранителей. Тот моментально выпрямился во весь свой немалый рост и заплетающимся языком объяснил, что эта девка, телохранитель головой кивнул на секретаршу, выйдя из кабинета, села за свой стол, а пальцы рук засунула вон в ту штуку, а ее тело тут же заискрилось и задымилось.
   Иеремия посмотрел на электрическую розетку и неодобрительно покачал головой, он уже хотел вернуться на свое рабочее место и продолжить совещание, как пронзительно заголосил вызов ручного браслета. Эти браслеты беклярбек Рази раздал своим самым приближенным строггам и попросил никогда браслеты не снимать с руки. Посмотрен на дисплей вызова, где появилось изображение молодого бека, Иеремия подумал о том, что беда никогда не приходит одна, решительно нажал на кнопку приема вызова.
   Через час первый старший Иеремия находился в стойбище "Черные камни" и ошеломленно озирался по сторонам, перед его глазами было не его родовое стойбище, а братская могила родичей. Он никогда еще не видел таких разрушений и стольких погибших строггов. Трупы строггов и джезз виднелись повсюду, то они лежали по одному, а то большими кучами в зависимости от того, где их застала пулеметная очередь или взрыв снаряда. Пулеметные сгустки в телах убитых строггов оставляли ровные строчки микроразрывов, а вот энергетические фугасные снаряды рвали их тела на куски.
   Опытным взглядом Иеремия сразу же определил, что землян было немного, в стойбище прорвались всего три бронетранспортера и пулеметно-пушечным огнем проложили себе дорогу в центральную часть поселения строггов. Если на окраине стойбища никто не оказывал особого сопротивления этим земным бронетранспортерам, то уже на подходе к центру, они влезли в засаду, которую им устроили телохранители владетельного князя. В стойбище "Черные камни" на постоянном размещении находились два разных подразделений княжеских телохранителей из строггов и из инопланетян. Так вот, телохранители выпустили восемь плазменных гранат из РПХ24, но, по всей очевидности, эти гранаты не нанесли серьезного ущерба землянам, а вот все гранатометчики со своими трубами так и остались лежать на своих позициях. Телохранители в этой засаде потеряли двадцать строггов и задержали землян на пятнадцать минут, дали время инопланетянам подготовиться и встретить землян во всеоружии.
   Это был серьезный и настоящий бой, встретились две равные силы, но этот плюгавый мальчишка землянин в звании штаб-сержанта и из этого боя вышел победителем. У порога своего штаба с непонятной корягой в руках лежал капитан Орли, он погиб, как истинный воин, глядя смерти прямо в глаза. Капитан отбивался до последнего момента, его земляне прикончили, только пустив в ход, захваченный у вьедов же лучевой гранатомет. Этот гранатомет уже подсвечивал зелеными индикаторами, извещающими о том, что его боезаряд на исходе, также валялся рядом с капитаном. С гибелью капитана, видимо, сломалась система обороны инопланетян.
   До этого момента они успешно все отбивали атаки землян, которые начали нести потери в живой силе, и сумели повредить один из их бронетранспортеров. Но потом они практически одновременно погибли, с первого взгляда было даже трудно определить, что же так губительно сказалось на их сопротивлении. Причем, при осмотре тел погибших выяснилось, что все эти инопланетяне погибли от простых ножевых ранений. Но, как это могло произойти, чтобы такие опытные воины, как эти десантники инопланетяне, так близко подпустили к себе землян?!
   После окончания боя земляне очень недолго пробыли в стойбище, они только тщательно обыскали и забрали все, что можно было унести, из помещения, где располагались инопланетяне.
   Завершив расследование, старший Иеремия мерзко повел плечами, хотя на улице стояла тридцатиградусная жара. Наступало время доклада владетельному князю и господину рода "Черных песков", хозяину стойбища "Черные камни" беклярбеку Рази. Но как ему доложить о том, что он больше не является хозяином этого стойбища, так как стойбища больше не существовало!

-3-

   Капрал Маршалл получил тяжелое ранение в живот и сейчас угасал на глазах своих товарищей, все меньше и меньше жизни оставалось в его теле. Сам он уже прекратил борьбу за свою жизнь, переносные кибер-доктора уже не помогали этому парню, капрал Малыш постоянно находился в бредовом состоянии, все звал какую-то Машу, которая обязательно ему поможет. Мунгу Лиззи ни на шаг не отходила от парня, забравшись ему на грудь, она ложилась чуть выше этой страшной раны в животе и своим язычком в течение многих часов вылизывала эту страшную рану и непрекращающуюся сочиться из нее кровь.
   Каким-то чудом мунгу добилась того, что прекратилось это опасное для жизни Малыша кровотечение.
   После чего, слезла с раненого парня и, шатаясь и чуть ли не падая, добралась до штаб-сержанта Темьяна, завалилась ему на руки. Передав ему на ментальном уровне, что ей нужно немного поспать и набраться сил, которыми его аура так охотно делиться с ней, чтобы с новыми силами приступить к следующему этапу по спасению жизни капрала Маршалла.
   Штаб-сержант Темьян, молча, расстегнул комбинезон, засунул Лиззи за его пазуху, и снова углубился в свои воспоминания о только что завершившимся бое. Он не ожидал, что помимо строггов в этом стойбище взводу придется сражаться еще и с неизвестным противником.
   Когда три его бронетранспортера ворвались в стойбище, то с сопротивлением они столкнулись где-то на половине пути к его центру, Бронетранспортеры взвода были атакованы вражескими гранатометчиками. Они выпустили четыре плазменных гранаты, прикрываясь глиняными зданиями стойбища. В этот момент с самой лучшей стороны проявил себя ИскИн Зануда, он выпустил четыре зенитных противоракеты и четыре взрыва покончили с этими вражескими гранатами.
   Пулеметно-пушечным огнем взвод расстрелял строггскую засаду и направился к центру стойбища, где встретил плотный огонь противника. Огонь велся из неизвестного оружия с неизвестными характеристиками. Шедший впереди "Каспер VI" нарвался на яркую вспышку света и тут же задымил, хорошо, что в тот момент никто из бойцов не пострадал. Они высыпали из десантного отсека горящего "Каспера VI" и открыли огонь из импульсных винтовок, используя малейшее укрытие. Остальные два БТРа отошли немного назад и начали вести огонь по противнику со скрытой огневой позиции по наводке Лиззи, которая сопровождала штаб-сержанта и поддерживала ментальную связь с Занудой.
   Совершенно неожиданно группа бойцов во главе со штаб-сержантом Темьяном, перебежками передвигавшаяся к подбитому "Касперу VI", где наткнулась на этого вражеского бойца, который выскочил из-за глиняного дома прямо на их группу. Увидев штаб-сержанта и его бойцов, незнакомец выхватил из-за спины какую-то корягу, направил ее в сторону землян и из ее навершия тут же вырвался белый луч, который прошел над головами бойцов и. задев глиняную стену другого строггского жилища, тут же ее полностью испарил. Пока Темьян и бойцы приходили в себя от удивления увиденным, вперед них выскочил капрал Малыш с плазменным гранатометом РПХ24 в руках. Сержант этот гранатомет подобрал на дороге за минуту до этого, когда группа проходила мимо убитых строггских гранатометчиков. Он наставил раструб гранатомета на то существо и нажал его спусковую скобу.
   Из-за близкого расстояния плазменная граната легко пробила личную защитную сферу этого незнакомого воина, которая вспыхнула синеватым пламенем и тут же пропала, а граната уже входила в его грудь, где и разорвалась.
   Но незнакомец последним усилием воли умудрился навершие своей коряги направить в живот капралу Малышу в самую последнюю секунду своей жизни и тот, выронив из рук трубу гранатомета, ничком повалился на песок. Бой с незнакомцем закончился, так и не начавшись, но сержант Маршалл получил тяжелое ранение в живот. На бегу, бросив взгляд на лицо убитого незнакомца, штаб-сержант бросился к лежавшему на землю капралу Малышу, опустился перед ним на колени, ужаснувшись видом полученной другом раны в живот. Быстрыми движениями рук он вколол раненому большую дозу промедола, сделал повязку, нашлепнул сверху повязки кибер-доктора и, крикнув пару бойцов, приказал им, чтобы они быстро отнесли раненого к бронетранспортерам. В этот момент Лиззи спрыгнула с его плеча и помчалась вслед за бойцами с носилками, на которых уносили тяжелораненого сержанта Малыша.
   Бойцы отделения сержанта Танкетки продолжали вести бой с противником, когда штаб-сержант Темьян со своими бойцами присоединился к ним, они уже потеряли убитыми четырех бойцов и два бойца получили тяжелые ранения, среди которых был и сержант Танкетка.
   Взяв командование отделением на себя, штаб-сержант внимательно осмотрел поле боя, после чего внутри него возникла уверенность в том, что в данный момент отделение ведет бой идет не со строггами. Уж очень странно противник выбрал расположение своих огневых точек, словно поле боя он видел несколько под иным ракурсом, чем человек или строгг. Да и оружие, которое этот противник использовал в бою, было ему незнакомо, время от времени над полем боя проносились те же белые лучи, которыми незнакомый воин только что ранил Малыша.
   Когда один из таких лучей скользнул над его головой, то в ушах штаб-сержанта послышалось потрескивание, которым обычно сопровождается ионизирующее излучение. Штаб-сержанту Темьяну доложили, что только что из-за ранения умер сержант Танкетка. Штаб-сержант тихо чертыхнулся, Танкетка стал первым бойцом его бывшего отделения, который погиб в бою с непонятным противником, а он даже не смог из-за этих проклятых белых лучей попрощаться с другом. Штаб-сержант Темьян не собирался понапрасну терять своих бойцов, основная цель боя была достигнута, стойбище владетельного князя Рази было захвачено землянами, в бою строгги потеряли практически всех своих бойцов. Поэтому вести дальнейший бой было неразумно, означало напрасную гибель друзей, в тактическом шлеме он переключился на режим одновременной связи со всеми бойцами взвода, чтобы отдать приказ об отходе, как неизвестный голос прозвучал в его голове:
   - Почему ты собираешься уходить и уводить своих бойцов? Бой еще не окончился и мы не получили от него истинного удовольствия. Это так скучно сидеть в укрытиях и стрелять друг по другу. Настоящие воины всегда сражаются Одина на один и только на ножах. Не хотел бы ты этого попробовать?
   Ни одной мысли, не посылая в ответ этому голосу, штаб-сержант Темьян приказал Тугодуму, Бюргеру, Лимпопо и Шевроле оголиться по пояс и взять в руки десантные ножи. Несколькими словами он объяснил им возникшую проблему, и как ее можно было бы решить.
   Пятерка землян ломаной цепочкой одновременно поднялась с песка и с одними ножами в руках медленно двинулась на вражеские позиции. Но по ним не раздалось ни одного выстрела и не послышалось шипение белого луча. Словно тени из-под земли, перед ними возникла другая пятерка воинов, которая, как и земляне, была обнажена по пояс, что позволило несколько лучше рассмотреть противника. Пять черных фигур имели подвижную голову, две руки и две ноги, и чешуйчатое черное тело. Лица этой пятерки не были ни человеческими, ни строггскими лицами. Глаза яростно сверкали желтым пламенем, мощный подбородок выдавался вперед и высокое надбровье создавали впечатление, что это перед людьми находились крокодилы, вставшие на задние лапы. Но чешуйчатые тела этих существ были стройны и красивы, они грациозно передвигались, делая неуловимые выпадами ножами и такими же неуловимыми человеческому глазу уходами из-под ударов противника. Но эти существа не могли знать того, что их противником в этом бою были не совсем уж люди. Космические излучения, которым подверглись эти земляне во время транспортировки их замороженных тел из одного в другое созвездие, начали сказываться. Поэтому ножевой бой оказался мгновенным, на этот раз удача досталась землянам. Правда, серьезное, но не смертельное ранение получил Тугодум, и ножевой разрез во все плечо Лимпопо.
   Когда инопланетяне пали, а то, что это были именно гости из космоса, штаб-сержант Темьян понял это за секунду до начала поединка. Иномиряне представились ему и хотели знать имена своих противников. Темьяну пришлось драться с вьедом Тилли, и ему же передалась его внутренняя сила, когда на втором выпаде его нож коснулся сердца этого вьеда. Такая же внутренняя сила вьедов передалась Тугодуму, Бюргеру, Лимпопо и Шевроле, которые с громкими криками боли упали на землю, пытаясь руками зарыться в песок от этой всепроникающей боли, которая внезапно обрушилась на них и корежила их тела. Один только штаб-сержант Темьян устоял на ногах, принимая силу своего противника, он знал, что эта боль скоро пройдет, а на души сердца победивших воинов обрушится радостная волна, открывшейся перед этими бойцами возможности познания этого мира.
   Бойцы с почестями сожгли тела шестерых своих боевых товарищей и друзей, они долго стояли перед горящими кострами, а рядовой Маршалл, как истинный воин, продолжал сражаться за свою жизнь.

Часть третья

Глава 1

-1-

   Беклярбек Рази появился в стойбище под самый вечер и, не задавая вопросов первому старшему Иеремии, молча прошелся по полю боя, осматривая руины того, что раньше было его родным стойбищем. Только к его приезду руины стойбища были приведены в относительный порядок, убраны тела погибших строггов и вьедов, которых сложили отдельными пирамидами на больших кострах. Все было готово к погребению погибших, оставалось только произнести положенные по этому случаю слова памяти и разжечь погребальные костры. Но бек Рази не спешил с похоронами и произнесением своей речи перед погибшими строггами, он все еще рассматривал разрушения и размышлял о чем-то своем.
   Единственным жильем в стойбище, которого не коснулась рука землян, была пещера владетельного князя. Иеремия даже задумался о причине того, почему земляне этого не сделали, и только после некоторого времени сообразил, что этим земляне хотели сказать им - строггам, что даже в самой сложной ситуации можно остановиться, одуматься и восстановить прежние отношения.
   Но в этот момент бек Рази попросил его рассказать, что же в стойбище происходило, и кто был тем землянином, который сравнял его родное стойбище с песком. Рассказ Иеремии не занял много времени, так как он излагал одни только голые факты без каких-либо комментариев и замечаний. Выслушав своего советника, бек Рази, молча, поднялся на ноги и, жестом пригласив первого старшего, следовать за ним, отправился на похороны погибших строггов, капитана Орли и его бойцов. До погребальных костров было идти недалеко, в этот момент сердце молодого бека терзала боль памяти по погибшим и мысль о том, что не нужная строггам война с землянами медленно, но верно затягивает его в омут событий и принятия решений, которые идут в противовес его жизненным принципам. Что он ничего не может предпринять, чтобы изменить эту ситуацию и каким-либо образом повлиять на ход развития этой проклятой войны.
   Бек Рази после церемонии похорон сразу же прошел в свои покои, куда земляне даже и не заглядывали, и по телекоммуникационной аппаратуре вызвал командора Олли, командира вьедского эсминца "Мерли".
   Тот в момент вызова отдыхал в своей каюте, по корабельному расписанию сейчас было раннее утро на вьедском эсминце. Но капитан рептилия все же пришел в капитанскую рубку эсминца, чтобы выслушать то, что ему сообщит этот абориген. Командующий военно-космическим флотом Мессатамии адмирал Зоти, инструктируя командора Олли перед вылетом в созвездие Тами, четко и ясно ему разъяснил, с каким почетом и уважением он должен относиться к этому шерстяному клубку, местному примату по имени Рази. Поэтому, прервав свой утренний сон в специальной восстановительной ванне, командор Олли пришел в центральную рубку эсминца и уселся в свое капитанское кресло. С центрального экрана на него смотрел бек Рази, командор Олли довольно-таки мрачновато поинтересовался тем, что это за спешка, которая потребовала его будить и поднимать с койки на ног в неположенное время.
   Владетельный князь и беклярбек Рази не обратил внимания на слова на мрачное выражение лица командора рептилии и в подробностях ему рассказал о гибели капитана Орли и его бойцов. Тот взбодрился и внимательно выслушал рассказ и только в завершении разговора поинтересовался тем, как это случиться что землянам уничтожили "АРС-10", ведь защита у этой машины поддержки пехоты равна той защите, которую имеет его эсминец. Но командор тут же замял разговор на эту тему, не стоило бы этот вопрос задавать местному примату, ведь экипаж БМП был вьедским. В завершение разговора командор Олли в несколько грубоватой форме заявив беку Рази, чтобы владетельный князь ни о чем не беспокоился, так как у него на борту эсминца сейчас спит целый полк вьедских десантников. Если дела бека пойдут хуже, то он разбудит какую-нибудь роту десантников и через пару часов орбитальный шаттл доставит ее на Элизарх в помощь беку Рази.
   Разговор с командором Олли вскоре закончился, стороны договорились о том, что вьеды окажут поддержку войскам Иеремии и рота десантников вьедов завтра утром приземлится в районе батальонной базы, захваченной строггами. Вьедские десантники должны будут подавить сопротивления укрепрайона, неожиданно образовавшегося за пределами территории базы. А технические специалисты и инженера вьедов займутся за изучение захваченного тяжелого вооружения землян, которое на базе сумели захватить строгги. Строггам никак не получалось освоить это вооружение, чтобы его использовать для уничтожения окруженных подразделений землян.
   После разговора с беком Рази, командор Олли и подготовил и отправил срочную депешу в адрес самого адмирала Зоти, которую начал с информации о геройской гибели капитана Орли, ведь этот офицер был выходцем из клана адмирала, а закончил подробностями о развитии военной ситуации на Элизархе. Через два часа командор получил ответ от адмирала, где черным по белому было написано:
   - "Все правильно! Готовьтесь принять малую флотилию во главе с линкором "Зитх". Действовать, согласно предварительной договоренности".
   Этот разговор с вьедским командором Олли до глубины души разозлил бека Рази, но он сумел удержать себя в руках и довести его до бесконфликтного завершения. Из-за полной неспособности своих сородичей строггов вести боевые действия в условиях современной войны, где победа на поле боя доставались наиболее дисциплинированным, сплоченным и обученным войскам, а строгги из-за своего характера и по своей природы были этого начисто лишены, беклярбек Рази был вынужден обращаться к иномирянам за помощью. Проведя более чем три года во вьедской среде на Мессатамии, беклярбек так и не узнал, что за личности эти вьеды. Они еще ни разу не пригласили к себе домой в гости, он ни разу не встречался с их женщинами и детьми, даже их не видел.
   Вьеды были очень вежливыми в обхождении со всеми пятерыми строггскими парнями, прибывшими на Мессатамию для обучения военному делу. Но случилось так, что наиболее всего этим строггским парням подошла военная профессия летчика истребителя. Вьедские инструктора и пилоты были действительно высокими профессионалами своего дела и сумели сделать из строггских увальней очень неплохих летчиков истребителей.
   Но дружбы между строггами и вьедами никогда не было, дальше клыкастых и зубастых улыбок и вежливых слов дело не шло. За все время пребывания на Мессатамии строггам так и не удалось завести хотя бы одного вьеда друга. Хотя, если честно признаваться самому себе, то капитан Орли сыграл большую роль в его жизни, он не только выучил его летать, но и научил улыбаться в тот момент, когда хотелось бы свернуться в клубок, стучать ногами по полу от злости и реветь во все горло. Он научил его принимать решения, которые многим бы не понравились, и вырастил из него, бека Рази, настоящего бойца, который умел сражаться в воздухе не только в поединках один на один, но и в коллективных боях, плечом о плечо с сослуживцами.
   В этот момент в покоях князя появился мажордом Питч, который нес на руках свою мунгу. За эти пары недель старик сильно сдал, потускнели его глаза, шерсть во многих местах почернела и торчала рваными клочьями, и он передвигался, сильно волоча ногами. Бек Рази оглядел своего первого министра с ног до головы и подумал, что раньше этот старик выглядел так, что было невозможно угадать его истинный возраст, а сейчас, видимо, настала пора искать замену этому министру. Словно отвечая на его мысли, мажордом Питч заговорил о своей отставке, мотивируя свое решение тем, что уже достаточно стар, чтобы занимать такую ответственную должность рядом с таким молодым и деятельным правителем рода "Черных песков".
   Перед уходом, мажордом неожиданно протянул беку Рази свою мунгу и сказал, что он должен дать имя этой красавице и оставить ее у себя, в самую трудную минуту жизни мунга поможет ему найти правильное решение. Когда за министром захлопнулась дверь, то бек Рази подумал о том, что уже никогда более не увидит этого старого строгга.
   По наручному браслету он связался с пилотом Касли и поинтересовался, как у них обстоят дела с истребителями. Пилот Касли улыбнулся во все свое добродушное и шерстяное личико строгга и радостно заявил, что истребители отремонтированы, стоят на стартовой линейке, полностью заправленные топливом, и что все готово к завтрашнему вылету на боевое задание.

-2-

   Бронетранспортер "Каспер VI", не смотря на все усилия ремонтных роботов, так и не удалось восстановить, сейчас он стоял такой одинокий и перекосившийся, у него полностью отказал левый фрикцион гравитационного двигателя. По всей очевидности, излучатель инопланетян выжег какую-то деталь этого фрикциона, а работы не смогли ее восстановить и не нашли запасного фрикциона. Если бы дело было на базе, то парни из инженерной роты в секунду установили бы новый фрикцион, и "Каспер VI" снова пылил бы по дорогам. А так пришлось его разоружить, раскурочить гравитационный движок двигатель, чтобы не достался строггам, а первое отделение распределить между двумя БТРами, оставшимися на ходу.
   Вскоре оба БТРа взвода штаб-сержанта Темьяна пылили по дорогам брошенных земель, они все дальше и дальше удалились от разгромленного ими вчера стойбища строггов рода "Черные пески". Штаб-сержант Темьян прекрасно понимал, что с того момента, как его взвод покинул нагорье, постоянно находиться в центре фокуса объективов камер вражеских беспилотных разведчиков, которые пытаются определить конечную цель их движения, чтобы там устроить очередную засаду.
   Мунгу Лиззи, ИскИн Зануда и он, штаб-сержант Темьян, немного поработали вместе и разработали такой маршрут, что едва ли кто чужой сумеет догадаться о его конечной точке. Боевые машины практически не двигались по прямой в одном и том же направлении, они регулярно сворачивали то на одну дорогу, то на другую дорогу и некоторое время пылили по ней, а затем разворачивались и мчались по другой дороге в обратном направлении. Но, если бы среди строггов нашелся бы такой наблюдатель, который имел бы доступ к спутникам разведчикам землян, то через некоторое время он бы пришел к мысли о том, что взвод землян целенаправленно движется к своей батальонной базе, захваченной строггами.
   Но такого наблюдателя у первого старшего Иеремии, разумеется, пока еще не было, поэтому Иеремия архаром носился по своему штабу и всех ихся в нем старших строггов разносил в пух и прах из-за того, что они не знают и не могут сказать, куда это так спешит неуловимый взвод землян. Его попытался успокоить сам владетельный князь и господин рода "Черных песков" беклярбек Рази, который, перед отправкой на аэродром, заявил, что он остановит этот взвод и тогда за дело должны приняться строгги Иеремии.
   Во время этого, казалось бы, случайного и бесцельного забега по дорогам брошенных земель, взвод Темьяна случайно оказался в районе одного очага сопротивления, в котором первый взвод первой роты батальона вот уже почти две недели был окружен строггами.
   Командир первого взвода лейтенант Куорли пальцами протер глаза и снова припал к визиру электронного перископа, крикнув дежурному сержанту, чтобы тот подключил монитор к источнику энергии и вывел на него изображение с перископа. Не смотря на резкую нехватку энергии, невозможно было перезарядить переносные источники из-за того, что мобильный реактор йокнулся от прямого попадания очереди фазерного пулемета, а лейтенанту очень хотелось, чтобы еще человек мог бы заглянуть в монитор перископа и увидеть на нем то, что он уже наблюдает в течение трех минут. По дороге к ним приближались два бронетранспортера такой знакомой и родной наружности, один из которых, наверняка, был "Каспер VI", а вот второй он несколько раз видел издали, когда его в депо батальонной базы принимали ребята из второй роты. Лейтенант Куорли поднял взвод по тревоге и приказал бойцам готовиться к атаке.
   Но ему так и не пришлось водить взвод в атаку. Увидев приближающиеся БТРы, строгги, державшие кольцо окружения, почему высыпали из своих нор и землянок, которые они почему-то называли блиндажами, начали махать ружьями, стрелять в воздух и что-то радостно кричать. Минуты четыре работали пулеметы земных БТРов и все эти строгги с улыбками на губах так и полегли вдоль дороги.
   Радости встречи не ощущалось, бойцы взвода штаб-сержанта Темьяна с жалостью посматривали на бледные лица бойцов взвода лейтенанта Куорли, которые столько времени провели в этом проклятом окружении. Да и вели себя эти бойцы несколько странновато, жались друг к другу и с испугом посматривали на своего лейтенанта. Взвод лейтенанта Куорли за две недели боев в окружении потерял убитыми и ранеными почти две трети своих бойцов, но сумел сохранить все три "Каспера VI", которые были по башню закопаны в песок и превращены в неподвижные огневые точки. Но с боеприпасами для БТРов было совсем хреново, зенитных ракет было в достатке, а вот с другими ракетами ощущалась определенная нехватка. Да и фазерные пулеметы и импульсные пушки нуждались в снарядах и в подзарядке энергией. БТРы давно не двигались, магнето не работали, энергия не вырабатывалась, а мобильный реактор накрылся в самом начале боев в окружении. В основном напряжение между различными подразделениями одного и того же батальона возникло еще из-за одного только вопроса, кто из двух офицеров возглавит два объединенных взвода - штаб-сержант Темьян или лейтенант Куорли.
   Этот вопрос так и не был разрешен, когда ИскИн Зануда через громкую связь объявил воздушную тревогу и сообщил о приближении вражеских самолетов. Бойцы взвода штаб-сержанта Темьяна моментально разбежались по местности и приготовились вести огонь по воздушным целям из укрытий. Темьян с мунгу Лиззи на плечах залез в "сотку", занял место командира. Затем тихим голосом посоветовал Зануде перехватить боевое управление "Касперами VI" взвода лейтенанта Куорли. Через долю секунду ИскИн сообщил, что задание выполнено, и он создал схему ведения зенитного огня. А Лиззи удобнее устроилась на плечах штаб-сержант и переключила его сознание на высшее восприятие боя в трехмерном изображении.

-3-

   Во время обучения пилотированию боевых самолетов на планете вьедов Мессатамии бек Рази, хотя в те времена он еще не был беклярбеком своего рода, а был простым строггом, пробовал летать на всех имевшихся у вьедов типах самолетах. И под конец убедился, что строгги созданы для полетов на истребителях, только эти скоростные машины позволяли им показать себя настоящим бойцом и воином. Во время полетов на истребителях, головной мозг строгга превращался в мощную электронно-вычислительную машину, которая по скорости производимых расчетов и своей мощности во много раз превосходила ИскИн любого истребителя. Мозг строгга быстро просчитывал плюсы или минусы выполнения того или иного маневра или виража, анализировал ситуацию в воздухе и принимал наиболее рациональные решения для конкретного момента. Руки и ноги строгга так быстро и четко манипулировали рычагами, педалями и штурвалом управления истребителем, заставляя машину выполнять то, что задумал и просчитал его головной мозг, что иногда казалось, что в такие моменты строгг сливался со своей машиной в единое целое.
   Вьеды инструкторы только руками разводили и удивлялись тому, что их подопечные строгги обладают таким острым умом и подобными способностями. Увалень строгг, как только начинал понимать, что от него требует инструктор, то тут же выполнял требуемое упражнение, правда, первоначально делал это несколько нерешительно и даже скованно. Но с каждым повтором он оттачивал свои движения, в скором времени добиваясь того, что это упражнение начинал выполнить лучше своего наставника. Следует отметить, что вьеды с должным уважениям относились к своим ученикам и предоставили им возможность ознакомиться и попытать себя в разливных воинских специальностях. Если в других специальностях строгги проявили себя посредственными учениками, то в пилотировании истребителей они оказались лучшими пилотами, вьедские ветераны асы с громадным трудом справлялись с молодым строггом в учебном бою. В пяти экзаменационных поединках на истребителях, в трех победили курсанты летного училища строгги
   Вот и в этом вылете на боевое задание, как только истребитель оторвался от земли и начал быстро набирать высоту, бек Рази почувствовал, как трепет души и восторг от полета начали охватывать его тело. Две стремительные машины парой мчались высоко над землей в голубых лучах незаходящего Денеба, в небесах, где никогда не бывало кучевых облаков. Бек Рази привычным взглядом окинул приборную доску истребителя. Удовлетворенный увиденными показаниями приборов, сам себе кивнул головой, приборная доска светилась спокойным красным цветом, что означало, что все системы истребителя работают в нормальном режиме. По рации он связался со своим ведомым, которым на этот раз стал самым младший по возрасту член их группы, которая летали на Мессатамию, строгг Элси, и поинтересовался у него, как обстоят тела. Элси коротко подтвердил, что все системы его боевой машины работают в нормальном режиме, и он готов к выполнению боевого задания.
   По полученным сведениям от беспилотных разведчиков разыскиваемый взвод землян в последний раз бы замечен, когда следовал по дороге, идущей на юго-запад. И если этот взвод продолжал бы следовать в том же направлении, то обязательно должен был бы наткнуться в находящийся в окружении строггов другой взвод землян. Из чего легко можно было бы предположить, что этот взвод, наверняка, они попытаются разблокировать и вытащить из окружения своих земляков. Поэтому бек Рази решил начать поиски, начиная от этой точки. К тому же они с Элси могли бы вспомнить старое и немного потренироваться, штурмуя позиции окруженных землян.
   Бек Рази сбросил скорость полета истребителя и снизился на высоту в шесть тысяч метров над уровнем моря. Вскоре на горизонте начали вырисовываться черное выжженное пятно на светло серой пыли, а затем электронная аппаратура сообщила, что рядом с позициями окруженного взвода находятся два бронетранспортера. Бек Рази сразу же догадался, что встреча землян только что состоялась и ему больше не придется разыскивать этот неуловимый взвод землян, который столько попортил ему нервов. Бек Рази проинформировал своего ведомого о приближение цели и о подготовке к атаке на врага.
   Пара вьедских истребителей "Сапсан" прямо с маршрута своего следования по пологой глиссаде начала заходить в атаку на цель. Когда эта цель начала расти в рамках электронного прицела, то бек Рази и его ведомый сняли бортовое оружие с предохранителей и, положив пальцы на кнопки открытие огня, расположенные на рычаге управления истребителем. Они были готовы к любую секунду открыть шквальный огонь и уничтожить противника, но именно в этот момент прямо по курсу движения истребителей выросла стена черных разрывов зенитных ракет. Головной мозг строггов моментально отреагировал на это противодействие противника, правое крыло слегка опустилось вниз, а носы истребителей задрались кверху, черное облако разрывов проплыло под машинами.
   Первая атака пары истребителей строггов завершилась, так и не успев начаться.
   Пролетая над черным участком земли, где земляне в течение двух недель находились в окружении строггов, Бек Рази успел разглядеть четыре БТРа землян, стоящих сломанным ромбом и ведущих зенитных огонь из ракет и двуствольных фазерных пулеметов. Отойдя на три километра, от зоны эффективного зенитного огня, истребители строггов развернулись и, приступив к выполнению противозенитного маневра, устремились в атаку на землян. Только на этот раз, выйдя на прямую линию атаки, оба истребителя, временами меняя высоту, начали поочередно пускать ракеты "воздух-земля" по целям на земле. На позициях землян одна за другой следовали разрывы тяжелых авиационных ракет, но БТРы землян пока хранили молчание и не открывали зенитного огня. Каким-то шестым чувством бек Рази почувствовал неладное в этом молчании противника и по всему было видно, что он ожидает приближения их истребителей. Поэтому бек Рази в самую последнюю минуту отказался от своей идее атаковать с этого направления, ушел на левый вираж начал набирать высоту. И вторая атака истребителей строггов провалилась, они отошли в сторону, так и не войдя в соприкосновение с противником.
   Но, набрав высоту в десять тысяч метров и оказавшись прямо над позициями землян, пара "Сапсанов", ни на мгновение, не задержавшись на этой высоте, устремилась в атаку. Истребители камнем падали к земле практически под углом в девяносто градусов. В момент такого стремительного падения к земле, души обоих пилотов строггов трепетали от восторга. Их головные мозги на максимально возможной скорости просчитывали дальнейшие варианты их действий по успешному завершению этой атаки противника сверху, а их руки едва уловимыми движениями корректировали это падение атаку их истребителей.
   В тот момент, когда настало время выводить машины из этого, казалось бы, смертельного пикирования, от фюзеляжей истребителей оторвались по две авиационные бомбы, а истребители начали маневр выхода из пикирования. Двумя секундами позже в центре позиций землян последовали четыре взрыва и четыре султана черных разрывов устремились в небо, а два "Сапсана", прижимаясь брюхами фюзеляжей к земле, на бешеной скорости удирали от несущихся вслед за ними рою зенитных ракет землян.
   Но на этот раз огонь по вражеским истребителям вели три из четырех БТРов землян. Четвертый же "Каспер VI" землян, будучи пораженный авиационной бомбой в носовое отделение, в результате чего погибли механик-водитель и командир, прекратил огонь. В чистое и такое голубое и безоблачное небо потянулся черный клуб дыма.
   Восторг и трепет полетом на такой прекрасной машине, как истребитель, отличное единоборство с искусным противником, привели бека Рази и его ведомого Элси в отличное расположение духа. В свое время боевые пилоты вьеды немало рассказывали ему и его друзьям о различных способах выхода из-под зенитного огня, ухода от преследования вражеского истребителя или выхода из боя. Все они единодушно сходились на одном, что наиболее эффективным способом является снижение истребителя к земле и уход от противника на ультранизкой низкой высоте, прижимаясь к самой поверхности планеты. Вот сейчас истребители бека Рази и его ведомого Элси, воспользовавшись советами своих вьедских наставников, уходили от зенитного огня землян на высоте не более трех метров над землей. Истребители строггов аккуратно вписывались в рельеф мелькающей под ними местности. Машины шли на большой скорости, но успевали в точности копировать неровности этой местности, то он слегка взлетали, пролетая над пригорком, то скользили по низине. Души пилотов строггов так были увлечены этим полетом, что не обратили внимания на то, что БТРы землян вновь возобновили огонь, но на этот раз они стреляли из импульсных излучателей. Пилотам истребителей после такого залпа противника следовало бы немедленно уходить на высоту, но эти двое увальней строггов продолжали наслаждаться полетом прыжками над пригорками, валунами и песчаными барханами.
   В наивысшей момент наслаждение перед несущимся над самой землей истребителем бека Рази в небо взметнулись пять небольших фонтанчиков взрывов энергосгустков фугасных снарядов импульсного орудия. Все произошло так быстро, что у бека Рази не было времени для выполнения, а у истребителю не было свободного пространства маневра ухода в сторону от этих разрывов фугасных снарядов. Да и само выполнение маневра на такой низкой высоте было бы рискованным делом. Поэтому беку Рази оставалось только зажмурить глаза и понадеяться на всевышнего, а истребитель на полной скорости скользнул в фонтанчик одного из разрывов, по крыльям машины хлестко простучали барабанные палочки из осколков камня или комьев песка. Несколько секунд с истребителем ничего не происходило, место разрывов вражеских снарядов уже осталось далеко позади, как бек Рази почувствовал, как потяжелел его истребитель и с трудом поддается пилотированию.
   С громадным трудом беку Рази удалось заставить истребитель оторваться от земли и пойти в набор высоты, но он выполнял команды пилотов так замедленно и неуклюже, словно машина потеряла способность скользить по воздуху. Бек Рази сразу же подумал о том, что его истребитель получил серьезное ранение и он, как разумное существо, начал сражаться за свою жизнь. Но начались перебои в работе двигателя истребителя, перестали тянуть антигравы, забарахлила система электроники. Приборная панель управления истребителя запестрела предупредительными зелеными огоньками. Ведомый Элси поинтересовался, что это произошло с его машиной, и даже пошутил по этому поводу, сказав, что его "Сапсан" сейчас не летит, а едва ползет, словно перегруженная повозка провинциального строгга. Но это обидное для себя сравнение бек Рази пропустил мимо ушей и даже не обиделся на своего ведомого. В этот момент ему было совершенно не до шуток и обид, а он вместе со своим истребителем сражался за свою жизнь, прилагал неимоверные усилия и все свое мастерство пилотирования для того, чтобы удержать истребитель в воздухе.
   Когда оба истребителя приземлились на так называемом аэродроме, то бек Рази первым делом потребовал от техников, обслуживавших машину, найти причину такого непослушания истребителя или его неисправность а также срочно готовить вторую машину для вылету на боевое задание. В данный момент бек Рази горел желанием быстрее подняться в воздух и посчитаться с этими землянами, которые повредили его истребитель. Вьеды техники засуетились и забегали, внимательно осматривая поврежденный "Сапсан", вскоре один из них подошел к владетельному князю и показал небольшой металлический осколок. Этот был осколок от металлизированной капсулы, в которой аккумулировалась сгусток энергия. Импульсный излучатель, разогнав эту капсулу до большой скорости. выпускал капсулу на большие расстояния, при соприкосновении с физическим предметом капсула испарялась или разлеталась на мелкие кусочки и происходил взрыв. По словам техника, именно этот осколок капсулы и пробил патрубок привода антиграва, нарушив работу двигателя и электроники истребителя. Техник также сказал, что через пять минут повреждение будет устранено и истребитель будет готов для нового вылета на боевое задание.
   Но беку Рази так и не удалось в этот день снова подняться в небо, пришло срочное сообщение о том, иномиряне начали высадку своей десантной роты в районе бывшей базы землян. Беклярбек приказал первому старшему Иеремии срочно прибыть на место высадки и проконтролировать этот процесс, пообещав появиться там, но несколько позднее.

Глава 2

-1-

   Капитан Франко находился в своем командном блиндаже, который уже не выглядел таким чистым и ухоженным, каким был, когда его посетил майор Волков с беглецами. Капитан сидел за центральным пультом командного поста роты и с громадным удивлением в глазах наблюдал за разворачивающейся на экране обзорного экрана картиной. Обзорный экран в ярких красках транслировал эпизод фантастического фильма о высадке инопланетян на планету. Но, похоже, что эта высадка сейчас происходила не где-нибудь во вселенной, а на Денебе IV. Сидя у экрана капитан Франко наблюдал за тем, как приземлялись орбитальные шаттлы.
   Когда на экране обзорного монитора появилось изображение около десятка орбитальных шаттлов, медленно опускающихся на поверхность планеты Денеб IV, то капитан Франко первоначально подумал о том, что, наконец-то, Земля одумалась и прислала подкрепление батальону.
   Но, внимательно присмотревшись к спускающимся шаттлам, капитан тут же забыл о прошлой мысли и подумал о том, что этот класс космических кораблей, орбитальные шаттлы, ему совершенно незнаком. Подобных шаттлов он еще не встречал, хотя за время своей военной жизни ему пришлось послужить на многих планетах Земной Коалиции. Эти же шаттлы были большими, черными и неуклюжими коробками, с большими выступами на одном боку. Похоже, что в этих выступах скрывались движители этих коробок, на которых они сейчас скользили к земле. Капитан развернулся к ротному терминалу и голосовой командой потребовал у ротного ИскИна разъяснений и дополнительной информации по приземляющимися шаттлами. Терминал долго не давал ответа, видимо, копался в своих архивах и памяти, а затем женский голосок бойко протараторил, что на экранах монитора в данный момент наблюдаются неизвестный класс космических кораблей.
   За спиной капитана Франко послышался нестройный гул голосов дежуривших офицеров и сержантов, они тут же заговорили, заспорили, что же это такое могло бы быть. Они вместе с капитаном выслушали ответ терминала, а затем каждый из них начал высказывать свое мнение. Нестройный и приглушенный гул голосов в блиндаже на мгновение перекрыл молодой и незнакомый капитану Франко голос, который неожиданно произнес:
   - Ребята, да чего вы тут гадаете? Земляне, земляне! Какие это к черту земные шаттлы?! Да, ведь это настоящие инопланетные десантные шаттлы!
   В блиндаже моментально воцарилась тишина, слышалось только фоновое потрескивание электроники. Капитан Франко крутанулся в креслице, ему очень хотелось посмотреть на того парня, который только что озвучил его мысли. Но позади себя увидел одни только сосредоточенные и не улыбающиеся лица офицеров и сержантов своей роты, каждого из которых знал и по именам, и по прозвищам. Они сидели на своих рабочих местах и напряженно вглядывались в экраны стоящих перед ними мониторов и дисплеев. Наверху раздался очередной взрыв фугасного энергетического снаряда. Последнее время строгги перестали атаковать живой силой позиции инженерной роты, но взяли за моду вести круглосуточный беспокоящий обстрел укрепленных позиций. Каждые двадцать минут взрывался очередной снаряд, что составляло, примерно, около шестисот выстрелов в день.
   Казалось бы, что от такого количества снарядов позиции роты давно должны были быть уничтожены или, по крайней мере, перекопаны и никого из живых людей там уже не должно было бы оставаться. Но, строгги оказались отвратительными артиллеристами и из импульсных излучателей неприцельно палили по площадям. Иногда бойцам роты казалось, что строгги стреляли в основном только для того, чтобы осуществить сам процесс выстрела из импульсного излучателя. Их совершенно не заботило, куда попадал снаряд. Бойцы роты уже привыкли к таким дежурным выстрелам и особо не обращали на них внимания. Правда, когда сержанту или рядовому требовалось перейти из одного блиндажа в другой или настала пора заступать на дежурство на посту, то они предварительно дожидались разрыва снаряда и только после него совершали перебежку до требуемого места.
   Построенные ротой пластобетонные укрепления хорошо держали эти артиллеристские обстрелы. Вражеский беспокоящий огонь только напоминал бойцам роты о необходимости в любое время суток держать уши на макушке и быть ко всему готовыми. Но несмотря на все принятые меры предосторожности, рота к этому времени потеряла около тридцати своих парней убитыми и ранеными, но она, по-прежнему, сохраняла боеспособность и крепко удерживала свои позиции. Боевой дух рядовых бойцов роты и их командира был всегда на должной высоте.
   Тем временем, произвел посадку первый шаттл, он грузно коснулся земли, низко просел и также грузно и, словно живое существо, выпрямился на своих слоновьях опорах. Внешним видом этот шаттл напоминал громадный спичечный коробок, он был такой же угловатый и неповоротливый. Некоторое он постоял, а затем к земле поехала его носовая часть, которая, оказывается, была грузовой аппарелью.
   По аппарели на землю начали съезжать непонятные угольно-черные кубические самодвижущиеся тележки, которые сразу же скрылись за воротами базы. Только сейчас капитан Франко заметил фигурки строггов, которые вышли с территории базы и, стоя в стороне, наблюдали за разгрузкой шаттла. Капитан Франко внутренне удивился одному весьма удивившему его обстоятельству, что-то странное сейчас происходило на его глазах. Ведь, только строгги могли пригласить этих инопланетных гостей, иначе так бы они здесь не появились и такой деловой высадки вражеских войск не было. А из высадившихся инопланетян никто к этой кучке строггов не подходит и не приветствует, как полагалось бы этикету подобных встреч.
   Вслед за первым шаттлом грунта начали касаться и другие орбитально-десантные шаттлы, их разгрузка осуществлялась в очень быстром темпе. Чувствовалось, что прибывшие инопланетные гости понимали толк в вопросах организации десантирования военного подразделения и времени не теряли ни минуты. Выгружаемые транспортные средства непонятной конструкции и непонятного предназначения двигались только в одну сторону, с аппарелей шаттлов и на территорию базы.
   Вскоре разгруженные шаттлы начали взлетать и возвращаться на орбиту Денеба IV. В какой-то момент аппарель возвращалась на место и превращалась в носовую часть шаттла. Затем слышались непонятные звуки, лучи зеленого света начинали полосовать пространство между опорами шаттла. Раздавался резкий, пронзительный и дребезжащий звук, шаттл подпрыгивал вверх, на какую-то долю секунды зависал в верхней точке прыжка, а затем неожиданно срывался с места и исчезал в небе.
   Встречавшие строгги некоторое время постояли и, приложив руки к переносице глаз, всматривались в небо, пока в голубом сиянии не исчез последний шаттл, после чего неторопливым шагом отправились на базу.
   До обеда в роте ничего особенного не происходило, ее рядовые бойцы и офицеры. находясь в обороне, особо не были обременены делами. Чтобы убить свободное время, которое появлялось после дежурств на боевом посту, каждый военнослужащий занимался своими делами, кто дремал на койке, кто на терминале играл в виртуальную игру, а некоторые собирались небольшими кампаниями, чтобы поиграть в кости или карты. Служба шла своим чередом, дежурные наблюдатели в траншеях отслеживали разрывы фугасных энергетических снарядов, и если разрыв какого-либо снаряда вызывал разрушение или что-либо повреждал, то они вызывали роботов или андроидов для ремонтных работ.
   Капитан Франко все время до обеда провел на командном пункте роты в блиндаже, где провозился с пеленгационной электроникой и прослушиванием радиоэфира. Он пытался определить, сколько еще подразделений батальона продолжают сражаться, оставаясь в окружении. Ему также хотелось связаться и поболтать со штаб-сержантом Темьяном, чтобы узнать, когда следует ожидать прибытия его взвода. Но радиоэфир хранил молчание и не выдавал своих секретов, сегодня в нем не было слышно даже фоновых тресков или завываний.
   После последнего удачного соединения через телекоммуникационный спутник планеты и разговора со штаб-сержантом, земные спутники Денеба IV перестали отвечать на вызовы. Капитан Франко попытался выяснить причину такого отказа сбоя, но у него не оказалось в наличии электронного оборудования для того, чтобы точно выяснить, что же произошло на орбите. А та аппаратура, которая у него имелась, сообщила одну лишь чепуху, будто бы спутники переориентированы на другого пользователя.
   Строгги за время пребывания землян на их планете многому у тех же землян научились, но до космоса у них руки еще не дотянулись. Кто же тогда, если верить этой аппаратуре, мог стать пользователем земных спутников? Правда, после устроенного сегодня утром шоу с высадкой "инопланетного десанта" в глубине души капитана забилась мысль о том, что на планете Денеб IV появилась третья сила, но он всеми силами старался загнать эту мысль, как можно глубже, в дальние уголки своего сознания.
   Подали контейнер с обедом, капитан Франко только протянул руку, чтобы открыть его, как центральный пульт вспыхнул тревожными красными огоньками и послышались резкие звуковые сигналы тревоги.
   На этот командный пункт роты и ее центральный пульт управления сводилась вся защитная телеметрия роты, а также показания всех контрольно-измерительные датчиков и приборов. Сейчас этот пульт сигнализировал о том, что противник через посредство электронной аппаратуры ведет наблюдение за ротными позициями и пытается подавить работы электронных средств связи и коммуникаций. Одним прыжком капитан Франко перескочил от поста с радиоаппаратурой к центральному пульту. Ему сразу же бросилась в глаза, что мониторы и дисплеи сходившей с ума аппаратуры мерцают надписями различных размеров и шрифта, но одного и того же содержания:
   - "Поисковый луч неизвестного излучения с враждебными намерениями сканирует защитную телеметрию роты и пытается подавить эффективность ее работы".
   Капитан Франко ткнул пальцем красную кнопку общей тревоги и по очереди связывался с командирами взводов, которые уже заняли свои места по боевому расписанию и были готовы к любым неожиданностям. Капитан перевел обзорный монитор на показ позиций роты с птичьего полета, но на экране возникла одна только рябь, привычное статичное изображение отсутствовало. По монитору побежала строка, информирующая о том, что противник средствами РЭБа пытается подавить работу электронной аппаратуры инженерной роты. В чем-то противнику удалось осуществить свои планы, но в целом ротная электроника устояла и не подчинилась специалистам по электронике противника.
   Следовало бы только, как можно быстрее отыскать этих специалистов и нейтрализовать. После соответствующего удара пальцем по кнопке на пульте, на центральном обзорном мониторе командного пункта появилась панорамное изображение базы. Высокий бетонный забор надежно скрывал от электроники ее здания и строения, но капитан Франко хорошо помнил, где и что на базе находится. Его внимание сразу уже привлекли три высокие, конусообразные и каких-то несуразных башни, которых на базе никогда ранее не существовало.
   В верхних частях этих башен, которые проецировались на экране монитора, имелись площадки, на которых производилась непонятная активность. Капитан Франко, сердцем почувствовал что-то чужое и недоброе в этих несуразных башнях, он хотел ближе рассмотреть, что там происходит на вершинах этих башен. Голосовой командой он потребовал от терминала роты воссоздать виртуальную картину происходящей на башнях активности.
   На обзорном экране мелькнул смазанный кадр и тут же пропал, экран монитор снова покрылся рябью помех. Противник вовремя отреагировал и нейтрализовал попытку проникнуть в его секреты. Капитану пришлось долго рассматривать и вглядываться в так и не до конца сформировавшееся изображение, которое было настолько нечетким и расплывчатым, что можно было бы только догадываться о том, что же на нем изображено. Но одно было совершенно ясным и понятным, что на площадках башен работали не строгги, а другие существа, которые, по всей очевидности, занимались настройкой лектронную аппаратуру. Эти существа отличались от строггов своим ростом, они были на целую голову ниже строггов и на головах имели какой-то непонятный гребень.
   Капитан Франко взял микрофон и коротко бросил в него, чтобы к бою изготовили средний импульсный излучатель. Прошла голосовая перекличка готовности номеров артиллерийского расчета, вскоре командир излучателя доложил, что расчет и излучатель готовы к бою. Капитан Франко на секунду задумался, всего несколько часов назад ему бы и в голову не пришло, что сегодня наступит минута, когда он будет решать открывать или нет огонь по инопланетянам.
   И теперь, когда такая минута наступила, то капитан Франко все еще колебался и не знал, что ему делать. Хотя прекрасно понимал, что, если он сейчас не откроет огня по противнику, то через очень небольшое время этот противник откроет огонь по его роте.
   События сегодня разворачивалтсь таким образом, что он капитан Франко, как командир подразделения, оказался в ситуации, когда должен принять решение, ни с кем перед этим не посоветовавшись. А ему так не хотелось первому открывать огонь и своими выстрелами начинать войну с инопланетянами, которые пока еще ничего плохого ему не сделали.
   Но то, что сейчас эти инопланетяне своими электронными средствами собирают разведывательные данные и выявляют цели для последующего обстрела и уничтожения, капитан Франко прекрасно понимал. Он очень не хотел бойцов своей роты подставлять под огонь этих пришельцев. К этому моменту у капитана Франко уже не было сомнений в том, что через очень короткий период времени эти башни могут сыграть роковую роль в выявлении целей и в координации вражеского артиллерийского обстрела позиций и укреплений его роты.

-2-

   Штаб-сержант Темьян облегченно перевел дыхание, когда истребители противника прекратили атаки и ушли в том направлении, откуда и появились. Почти две недели его взвод не выходил из боев, но никогда не имел стольких потерь, сколько бойцов погибло от воздушного налета этих двух вражеских штурмовиков. Десять бойцов попали под разрывы бомб и ракет, они погибли, и серьезные ранения получили восемь человек. Хорошо, что ИскИн Зануда отлично координировал зенитный огонь и не дал возможности противнику пару раз прорваться к позициям землян, а то потерь было бы гораздо больше. Зануда ничего не мог сделать, когда эти шакалы сверху обрушились на головы бойцов. Чтобы не дать штурмовикам противника прорваться Зануда вел такой плотный огонь и потратил столько зенитных ракет, что теперь ракет осталось на один только залп.
   Штаб-сержант Темьян стоял на пригорке и наблюдал за тем, как бойцы его взвода и взвода лейтенанта Куорли разбирали завалы, образовавшиеся на месте укреплений и огневых точек, подбирали трупы погибших и раненых товарищей. Недалеко от штаб-сержанта находился "Каспер VI", в который попала авиационная бомба и в котором находился лейтенант Куорли. "Каспер VI" все еще дымился. Заглянув в его десантный отсек, штаб сержант там не увидел убитых или раненых бойцов, видимо, они, вовремя покинули этот БТР, поэтому и остались в живых. Бомба попала в командный отсек и отсек механика-водителя "Каспера VI", убив лейтенанта Куорли и механика-водителя, имени которого штаб-сержант Темьян так и не успел узнать.
   Три БТРа покинули место боя после того, как догорели погребальные костры, на которых были сожжены тела погибших землян и строггов. Штаб-сержант Темьян отлично осознавал, что из-за этих мелочей он теряет время и что штурмовики противника могли вернуться в любую секунду, чтобы повторить налет. Штаб-сержант также хорошо помнил и о том, что инженерная рота капитана Франко окружена и ожидает помощи взвода, без которого рота, не обладая транспортными средствами, не сможет вырваться из окружения и скрыться от противника.
   Но штаб-сержант Темьян не мог бросить погибших товарищей не погребенными, не отдав дань памяти погибшим бойцам и строггам. Раненых бойцов тоже оказалось много, четверо из них находились на грани жизни и смерти, поэтому тащить их с собой в бой, тоже означало обречь их на верную гибель. Поэтому взвод штаб-сержанта Темьяна сделал один небольшой крюк в пятьдесят километров, чтобы заскочить в одно строггское стойбище, где они вчера оставили раненого капрала Малыша, чтобы упросить семейство строггов принять на лечение еще нескольких раненых землян. Глава семейства с видимым нежеланием в глазах согласился в течение недели присматривать и лечить раненых воинов. По древним традициям строггов этот хозяин был не вправе отказаться принять на лечение раненых воинов, независимо от того, на какой стороне они сражались. Если бы он сделал это и отказал бы землянам, принять на лечение их раненых, то его род проклял бы и отправил бы в изгнание. Причем, принимая раненных землян на лечение, строгг, глава семейства, брал на себя обязательство, что ни одна вражья рука не коснется раненых бойцов. Об этой традиции штаб-сержанту Темьяну во время последней встречи рассказала влиятельная Айлин, но предупредила, что это правило действует ровно семь дней.
   Из стойбища взвод штаб-сержанта Темьяна по прямым магистралям ринулся к конечной точке своего маршрута, к окруженной инженерной роте. Сердце штаб-сержанта чуяло подступающую беду, поэтому, форсируя двигатели, "Касперы VI", летели по дороге на самой возможно высокой скорости. Во время этой сумасшедшей гонки далеко в стороне от дороги промелькнул еще один очаг сопротивления землян, но на этот раз штаб-сержант Темьян решил не сворачивать в эту сторону, а вернуться сюда несколько позже.
   В середине светлой ночи на горизонте показались очертания базы, только на этот раз эти очертания нарушали три вертикальные черточки, которых раньше не существовало. А за базой время времена взлетали ракеты различных цветов и долетали едва слышные звуки разрывов энергетических снарядов. По рассказам капитана Франко, в том месте должны были располагаться укрепленные позиции инженерной роты.
   Но штаб-сержант Темьян решил не соваться в бой, не проведя предварительной разведки и выяснения, что за противник и какими силами он атакует роту капитана Франко. Взвод, чтобы раньше времени себя не обнаружить, сосредоточился в низине, которая располагалась в шести километрах от базы. Технические специалисты взвода собрали три малых беспилотных разведчика с хорошей панорамной электронной камерой и запустили их в небо. Один из беспилотных разведчиков прошелся над базой, сфотографировал ее территорию, а два других беспилотника, обходя базу, устремились к месту боя.
   Эти технические специалисты попытались выйти на спутник и получить от его ИскИна информацию по тем изменениям, которые произошли за последнее время, как на территории базы, так и на местности вокруг нее. Но совершенно неожиданно им было отказано в допуске на эти данные. ИскИн спутника заявил, что он сменил пользователя, и тот запретил выдавать подобную информацию без его специального разрешения.
   Беспилотники продемонстрировали свои превосходные качества разведчиков, они три минуты провели над полем боя и одну минуту над базой, противник их так и не обнаружил.
   Рядовой Тугодум, который помогал техническим специалистам в их работе с аппаратурой, записал на кристалл памяти, а затем передал на тактический шлем командира взвода две минуты отличного изображения с поля боя и тридцать секунд панорамы базы с птичьего полета. Внимательно просмотрев полученные кадры, штаб-сержант понял, что рота капитана Франко доживает свои последние часы, пока она еще сопротивлялась и отбивала атаки противника, но перспектив на победу или на то, чтобы вырваться из окружения у нее уже не было.
   Инженерная рота была окружена знакомыми штаб-сержанту Темьяну угольно-кубическими машинами. Около десяти таких кубов белыми лучами, которые срывались с их башенок, методически разрушали одно за другим пластобетонные доты, дзоты и капониры позиций роты. Один куб, взяв на прицел дот, начинал его обрабатывать белыми лучами и работал над ним до тех пор, пока от него не осталось одно только крошево.
   Штаб-сержант Темьян хорошо понимал, что такие вражеские кубы могут быть спокойно уничтожены импульсными излучателями или мощными пульсаторами, которыми были вооружены земные звездные эсминцы или такшипы. Но в роте капитана Франко имелось только одно такое орудие, а два других вместе с расчетами были уже погребены под завалами из пластобетона, арматуры и земли с песком. В настоящий момент три угольных куба своими излучателями обстреливали командный блиндаж роты. Максимум через полчаса с ним тоже будет покончено, а это означало гибель командира роты и тогда сопротивление роты будет сломлено.
   Мунгу Лиззи уже пристроилась на шее штаб-сержанта Темьяна и мысленно ему нашептывала:
   - Хозяин, пора начинать! Бек Джерм с отрядом в сто строггов уже готов приступить к эвакуации солдат инженерной роты, а нам с тобой требуется отвлечь противника. Для этого двух "Касперов VI" направь для имитации атаки самой базы. Они должны заставить строггов бека Рази и вьедов на этой базе сильно понервничать и подумать, что именно база является главной целью нашей атаки. А тем временем мы с Занудой на "сотке" атакуем боевые машины пехоты вьедов и завяжем с ними бой, чтобы дать время строггам бека Джерма вывести из окружения солдат роты капитана Франко. Поверь мне, вьеды очень сильные воины и умеют воевать, они очень неплохо воюют. Если вьедам позволить бросить на нас все свои свободные силы, то нам мало не покажется, и спасти инженерную роту мы не сможем.
   Эвакуация инженерной роты мы будет производиться через портал, который создадут специалисты по психологии бека Джерма и влиятельная Айлин. После того, как эвакуация завершиться вслед за ротой должны уйти и мы, портал пропустит через себя ТТ-100 и "Касперы VI". Когда на поле боя появится портал, мерцающий синим цветом, то все бойцы и бронетранспортеры должны войти в этот портал. Ты это понял, Зануда?
   - Так точно, мисс! - Послышался бравый голос ИскИна, а затем уже несколько обиженным тоном он спросил. - Командир, а кто у нас командует взводом, ты или Лиззи?
   Но штаб-сержанту Темьяну было не до дружеской перепалке, по связному каналу тактшлема он довел до сержантов и капралов цели и задачи предстоящего боя, пояснив, кто и какую задачу выполняет, а также сбросил им на шлемы электронную копию оперативной карты.
   Штаб-сержант еще переговаривался, а Зануда уже стронул "сотку" с места и окольными путями, чтобы случайно не попасть в поле зрения электронной аппаратуры противника, направился к месту окружения роты капитана Франко. Судьба благоприятствовала "сотке", она смогла незаметно приблизиться к позициям роты, оказавшись за спиной противника, который в этот момент продолжал атаковать позиции инженерной роты.
   Угольные кубы еще продолжали белыми лучами долбить командный блиндаж роты, который пока еще не поддавался этим белым лучам.
   В последний момент перед началом боя штаб-сержант Темьян попытался по рации связаться с капитаном Франко, чтобы предупредить его о том, что помощь близка, но радиоэфир ответил только шумом электронных помех. Противник своими приборами РЭБа успешно блокировал работу электронной аппаратуры инженерной роты. Сделав секундную паузу, штаб-сержант Темьян проревел в микрофон тактического шлема одно только слово:
   - Атака!

-3-

   Два "Каспер VI" покинули естественную низину и, разойдясь веером, понеслись по равнине, держа направление на свою бывшую батальонную базу, которая белой громадой бетонного забора белела от них в пяти километрах.
   Сержант Косице, сидя на командирском месте"Каспера VI", вывел на свой экран перекрестие прицела импульсного орудия и, поигрывая пальцами руки на джойстике, терпеливо ожидал, когда сократится дистанция, и можно было бы открыть огонь. В принципе, уже сейчас можно было бы открывать огонь, но хотелось бы подойти, как можно ближе, к бетонному забору и уже там открывать более эффективный огонь.
   После того, как эта база была потеряна землянами, у взвода появилась проблема снабжения боеприпасами. Подразделения батальона пока еще пользовались теми боеприпасами, которые хранились в "Касперах VI", но они уже подходили к концу, пара-тройка настоящих боев, и воевать будет было бы нечем. Поэтому сержант Косице не хотел понапрасну жечь теперь уже дорогие энергоснаряды. Когда индикатор в крайнем правом углу обзорного экрана показал, что "Каспер VI" достиг дистанции ведения наиболее эффективного огня, то сержант на рукоятке своего джойстика нажал зеленую кнопку.
   Пять бронебойных энергетических снарядов короткой красной пунктирной линией устремились к базе. Они должны были пробить дыру в том месте забора базы, где, если судить по изображению, отснятому разведывательным беспилотником, находилось скопление строггов.
   Снаряды, разумеется, попали именно туда, куда и планировал сержант. Последовала короткая очередь красных разрывов, бетон забора не выдержал и рассыпался в пыль. В заборе образовался десятиметровой ширины провал, через который отлично просматривалось построение строггов на батальонном плацу. Прозвучавшие взрывы и образование провала в заборе для строггов было настолько неожиданным, что они сохранили строй и только свои светло-щерстяные головы повернули на звуки разрывов снарядов. Мгновенно перезарядив излучатель, сержант Косице выпустил новую серию снарядов, на этот раз из пяти фугасных снарядов, которые уже разорвались в центре строггского построения, смешав кровь строггов с пылью плаца.
   Следовавший примерно в пятистах метрах в стороне "Каспер VI" под командованием капрала Вымпела, который заменил раненого капрала Малыша, также начал обстреливать базу из своего импульсного излучателя. Он также пробил дыру в заборе, а сейчас огнем накрыл угольные кубы, стоявшими двумя рядами перед зданием бывшего офицерского общежития. Но расстояние до кубов было слишком большим, поэтому его огонь не был особо эффективен. Но в этот момент из здания стали выбегать юркие существа роста среднего человека, которые, совершая невероятные кульбиты, запрыгивали в эти угольные кубы.
   Когда из здания повалила вторая волна этих существ, то в ее самой середине взорвались бронебойные снаряды. Капрал Вымпел на экране монитора собственными глазами наблюдал за тем, как эти существа ловко увертывались от разрывов снарядов, но они все-таки оставили за собой несколько погибших и раненых. Сержант очень жалел о том, что в тот момент его импульсное орудие было заряжено бронебойными, а не фугасными снарядами. Последнее существо нырнуло в угольный куб, которые один за другим стали скрываться за зданием общежития. Капралу Вымпелу так и не удалось подбить ни одного этого куба, но по тому, как резво бегали и суетились невиданные им ранее существа-солдаты, он понял, что вражеский муравейник разворочен и вскоре он начнет огрызаться на неожиданную атаку землян.
   Настала пора подумать об отходе, но лихая атака увлекла капрала Вымпела и сержанта Косице, уж очень им хотелось повоевать и показать этим строггам и инопланетянам, где раки зимуют.
   Тем временем симбиоз штаб-сержанта Темьяна, мунгу Лиззи, ИскИна Зануды вел бой с боевыми машинами пехоты вьедов. Темьян совершенно не удивился, когда Лиззи так неожиданно заявила о появлении бека Джерма со своими воинами на поле боя и о том, что этих иномирян, которые ему впервые встретились в бою за стойбище, строгги называют вьедами. Сейчас взводу предстоял жестокий бой, поэтому штаб-сержант решил на все вопросы искать ответы после боя. А сейчас он ни о чем не мог думать, кроме этого боя. Что же касается подлинности информации мунгу, то воспринял ее без колебаний.
   Неожиданно появившись в тылу вражеских кубов, которые обстреливали позиции роты капитана Франко, "сотка" тут же нанесла огневой удар по одному их кубов. В небо потянулся первый черный клуб дыма. Инопланетные кубы почему-то горели таким же пламенем, что и земные боевые машины, красным пламенем с густым черным дымом. Штаб-сержант Темьян хорошо увидел как из распахнувшихся десантных люков горящего куба выскакивали вражеские десантники. Другие угольные кубы появление нового противника в своем тылу восприняли спокойно, они прекратили обстрел укрепленных позиций роты землян и, определив месторасположение "сотки" стали выходить на нее, перестраиваясь и стараясь ее взять в огневые клещи.
   В действиях угольных кубов не наблюдалось ни нервной горячности, ни торопливости, кубы передвигались по полю боя, четко выполняя приказы своего командира. По уверенности, выполняемых действий было видно, что эти угольные кубы бывали и в более сложных ситуациях, а сейчас делали привычную для них работу, словно они были глубоко убеждены в конечном результате этого сражения.
   Но в этот момент в строю противника практически одновременно запылали еще два угольных куба, один из которых подбила "сотка", а вот, кто подбил третью вражескую машину, пока еще было непонятно. Можно было предположить, что в бой вступили гранатометчики строггов бека Джерма, подумал одновременно симбиоз штаб-сержанта Темьяна, Лиззи и Зануды. Три одновременно горящих куба, видимо, все-таки заставили командира противника задуматься и более осторожно воспринимать своего нового противника, он отдал приказ рассредоточиться, и кубы начали расползаться в стороны, образуя между собой более широкие интервалы. Огонь кубов становился прицельным, излучаемые ими белыми лучами, пронзавшие воздушную среду с противным повизгиванием и рыком, рыхлили землю вокруг танцующей "сотки".
   Временами эти боевые лучи заставляли ее выделывать немыслимые "па" древнего танца, под названием "твист". "Сотка" стремительно бросалась из одной стороны в другую сторону, делала рывки вперед, резко откатываться назад, подпрыгивать, ни на секунду не задерживаясь ни на одном месте.
   Неожиданно для землян в этом диком и одновременно прекрасном танце-бое наибольшую опасность их "сотке" стали представлять вьеды десантники, покинувшие свои горящие и еще не сгоревшие кубы. Вместо того, чтобы окапываться или искать для себя естественные укрытия в складках местности, они рассыпались по всему полю боя. Используя малейшую возможность, они перемещались с места на место и стали появляться в самых неожиданных местах. Вскоре все поле боя оказалось перекрыто мелкими группами или просто отдельными вьедскими десантниками, которые вели непрерывный огонь из своего оружия.
   Если выстрелы из этого оружия защитные экраны "сотки" относительно легко поглощали или отражали, то с выстрелами из противотанковых комплексов инопланетного производства возникла серьезная проблема. Эти комплексы в отличие от своих земных собратьев были портативными и более мощными. Он представлял собой небольшой ранец, который висел на спине десантника с постоянно закрепленным стволом-раструбом на его правом плече. Из раструба вылетала небольшая черная граната, которая четко определяла "свой - чужой", в мешанине боя вычисляла противника и самонаводилась на него. Но эти, казалось бы, совсем маленькие гранаты обладали такой мощностью взрыва, что трудно было бы себе представить.
   Когда симбиоз Темьян, Лиззи и Зануда определили, что по "сотке" одновременно зашарили три луча наводки вражеских противотанковых комплексов, то "сотке" убегать в тот момент было некуда. Трое вражеских гранатометчика с трех стороны окружали "сотку", тройственному симбиозу ничего не оставалось, как заставить "сотку" в очередной раз подпрыгнуть на двадцать метров вверх. Сразу три противотанковые гранаты взорвались под самым днищем ТТ-100. Но этот взрыв оказался такой силы и мощности, что "сотка", словно перышко, от ударной взрывной волны подлетела вверх еще на два десятка метров. Слава богу, что гравитационный двигатель "сотки" выдержал удар этой взрывной волны и в достаточной мере компенсировал его, не позволив погибнуть находящимся внутри машины землянам и мунгу.
   В момент падения "сотки" с высоты, куда ее забросил взрыв трех противотанковых гранат, ИскИн Зануда из фазовых пулеметов расстрелял всех трех вражеских гранатометчиков. Вслед за ним в дело вступили и бойцы отделения капрала Карла, которые через стрелковые амбразуры в бортах "сотки" открыли огонь из своих фазерных винтовок по десантникам противника, не позволяя им приблизиться к машине на опасную дистанцию.
   Приземлившаяся "сотка", мгновенно крутанувшись на месте, опять-таки бросилась в бега, но на этот раз уже от белых лучей инопланетных боевых машин пехоты. Каким-то чудом, избежав смертоносного излучения, "сотка" снова принялась энергично маневрировать, увиливая от попаданий белых лучей противника. При этом, она старалась найти и занять такую огневую позицию, чтобы иметь возможность расстрелять еще один угольный куб противника. Но теперь вьедские командиры осознали, с кем имеют дело, они стали проявлять максимум разумной предосторожности и пытались предугадать действия своего противника с тем, чтобы загнать его в ловушку. Кубы начали взаимодействовать со своими десантниками, медленно, но верно "удавка" на шее землян начала затягиваться.
   В этот момент с симбиозом землян по ментальному каналу связалась влиятельная Айлин, которая передала им информацию о том, что все бойцы роты капитана Франко успешно эвакуированы. Изображение влиятельной Айлин, сфокусированное на сетчатке глаз штаб-сержанта Темьяна, оно улыбалось и говорило о том, что эвакуированы все раненые и тела погибших бойцов роты, что "сотка" теперь может выходить из боя.
   Штаб-сержант Темьян переключился на осмотр поля боя в третьем измерении, сформировать которое ему помогла мунгу Лиззи. Свободного пространства для маневрирования "сотке практически уже не оставалось, со всех сторон она была окружена угольными кубами и живой силой противника, а в полтора километре от ее местонахождения он заметил спасительную синеву мерцающего портала переноса. Казалось бы, что портал находился, не так уж далеко, но и до него "сотке" еще следовало прорываться.
   Штаб-сержант Темьян кратко проинформировал влиятельную Айлин о том, что "сотка" постарается в самое ближайшее время пробиться к порталу, и поинтересовался, как обстоят дела с эвакуацией бойцов отвлекающей группы.
   Улыбка Айлин погасла и она, извиняющимся тоном, сказала, что там не все благополучно. Снова простучал фазерный пулемет, и хором заговорили фазерные винтовки бойцов в десантном отсеке, по всей очевидности, вражеские десантники снова пошли в атаку на ТТ-100. Резко прибавив скорость и рванувшись в сторону, "сотка" ушла из-под атаки вьедских десантников. Тройственный симбиоз выполнением нескольких поворотов попытался прорваться до все еще продолжающего мерцать порталу перехода. Но шесть угольных кубов противника перестроились таким образом, чтобы помешать этому прорыву, не позволить "сотке" полностью выйти из-под удара и намечающегося окружения.
   На связь со штаб-сержантом вышел сержант Косице и сообщил, что "Каспер VI" его отделения сожжен противником и он, потеряв одного бойца убитым и трех бойцов ранеными, отходит к синему порталу. В этот момент "Каспер VI" капрала Вымпела прикрывал отход бойцов его отделения. Через секунду сержант Косице матерно выругался и сообщил, что "Каспер VI" отделения капрала Вымпела горит, и что это горящий "Каспер VI" окружают десантники противника.

Глава 3

-1-

   Вражеских десантников вокруг ТТ-100 вилось столько, что оба фазерных пулемета Зануды без перерыва по ним вели огонь. Многие вьедские десантники, попав под эти пулеметные очереди, ложились на землю и больше не поднимались, но от этого меньше их не становилось.
   В какой-то момент боя штаб-сержант Темьян попытался сам вести огонь из пулемета по десантникам, но вскоре отказался от этой идеи, так как не успевал уследить за перемещениями целей и одновременно отслеживать общую ситуацию боя, чтобы своевременно принимать решения. Слишком уж быстрыми и юркими оказались эти вьедские десантники, которые стометровку пробегали так стремительно, что землянам и не снилось. И на полном бегу, они умели так резко менять направление своего бега, что у штаб-сержанта сдавали нервы, когда он убеждался в том, что стреляет в пустое место.
   Только ИскИн Зануда мог выдержать такой рваный темп стрельбы, но и он допускал промахи. Поэтому Зануда выбирал наиболее угрожающие цели - гранатометчиков или офицеров противника, и пытался расстрелять их, когда они находились на безопасном для "сотке" расстоянии. Да и то, он старался предугадать возможную траекторию передвижения этих целей и старался стрелять на опережение. Удачно расстреляв очередную группку из трех вьедских десантников, ИскИн Зануда неожиданно заявил штаб-сержанту, что бой становится слишком жарким, и что настала пора отсюда "делать ноги".
   Именно в один из таких острых моментов боя сержант Косице сообщил горестную весть о расстреле вьедскими десантниками и этими угольными кубами бойцов отделения капрала Вымпела. Штаб-сержант Темьян моментально догадался о том, что в бою за базой произошло, отвлекающая группа попала под азарт боя. Она сумела разворошить противника и заставила его бросить против себя большие силы, но вовремя не отступила и в результате оказалась под сильным ударом противника, которого и не выдержала.
   Первые бои с инопланетянами позволили штаб-сержанту прийти к двум взаимоисключающим выводам. Первый, когда ведешь бой с боевыми машинами пехоты противника, то с ними следует сражаться на близких дистанциях, не давая им времени на подготовку и выполнение маневра ухода из-под выстрела. И второй, когда дело имеешь с вьедскими десантниками, то следует стараться держаться от них, как можно дальше и не подпускать их на расстояние выстрелов из гранатометов. Их лучше всего расстреливать с дальней дистанции. Но даже эти знания штаб-сержанту Темьяну были достались дорогой ценой, за них пришлось заплатить жизнями погибших друзей и товарищей.
   В этот момент Лиззи лизнула небритую щеку штаб-сержанта Темьяна и мысленно промурлыкала:
   - Хозяин, прекращай мечтать о постороннем! Думай о том, как нам прорваться к порталу. Бек Джерм уже вывел своих бойцов в безопасное место и ожидает там тебя и твоих парней.
   Затем мунгу встрепенулась, подняла голову, глаза ее сверкнули зеленым, и она порычала.
   - Поздно, хозяин, мы опоздали с отходом. Сейчас над нами появятся четыре вражеских штурмовика.
   Предыдущий час боя все же сильно потрепал ТТ-100, большая часть ее электронной аппаратуры вышла из строя. Белые лучи противника несколько раз попадали по защитному экрану, который уже дышал на ладан, но пока еще держался. "Сотка" сохранила подвижность, маневренность и у нее оставалось пока еще достаточно боезапасов для продолжения боя с наземным противником. Но штаб-сержант Темьян хорошо понимал, что одновременно сражаться с десантниками, боевыми машинами пехоты инопланетян и четырьмя штурмовиками "сотка" уже не сможет. Следовало бы или вовремя удрать с поля боя, но прорыв к порталу блокирован шестью вражескими кубами, или же постараться облегчить себе положение и вести бой только с одним противником. А главное в этом вопросе, постараться держаться подальше от этих настырных вьедских десантников.
   Поэтому штаб-сержант Темьян принял неординарное решение и, решив воспользоваться еще одной уникальной способностью "сотки", дать отпор вражеским штурмовикам. Принимая во внимание тот факт, что этот "воздушный бой" станет его первым в жизни воздушным боем, исход которого был непредсказуем, штаб-сержант Темьян побеспокоился о бойцах, которые сейчас находились в десантном отсеке "сотки". По ментальному каналу он вызвал влиятельную Айлин и попросил ее связаться с беком Джермом с просьбой о том, чтобы тот выделил своих воинов для встречи и препровождении его бойцов в безопасное убежище. Влиятельная Айлин не стала переспрашивать о причине подобного решения, как строггская пророчица, она о многом знала и о многом догадывалась, поэтому утвердительно кивнула головой. На какую-то долю секунды "сотке" удалось ускользнуть от вьедских десантников и в месте встречи со строггами бека Джерма начать высаживать бойцов из десантного отсека, когда сенсоры Иск Инна Зануды уловили метки приближающихся вражеских самолетов, которые через четыре минуты должны были появиться над полем боя.
   "Сотка" имела мощный гравитационный двигатель, который позволял ей перемещаться в горизонтальной плоскости и поднимал этот сорока тонный чемодан на любую высоту, мог даже вывести его на околопланетную орбиту. Но красиво летать, выполнять фигуры высшего пилотажа "сотка" не умела и не могла. Чемодан, как бы дизайнеры его не приукрашали рющечками или воланчиками, оставался чемоданом, основное предназначение которого было разместить в себе, как можно большее количество вещей. Так и с "соткой", основным предназначением которой была транспортировка большего количества десантников на различные расстояния.
   Поэтому до появления ТТ-100 боевые машины пехоты, бронетранспортеры особо высоко не отрывалась от поверхности планет. А тут целый БТР завис на высоте шести тысяч метров над уровнем моря. А на поле боя экипажи покинули свои угольные кубы и вместе с десантниками наблюдали за этим парящим в высоте мастодонтом, стрелять по которому было бесполезно, слишком высоко в небо он забрался. А в это время на горизонте показались четыре черточки быстро приближающихся вражеских истребителей-штурмовиков.
   Бек Рази почувствовал подвох при одном только взгляде вблизи на это чудо природы, летающую боевую машину пехоты. За время обучения летному делу на Мессатамии его наставники и учителя никогда не говорили о существовании в природе летающих бронетранспортеров, хотя считалась, что вьедская армия вооружена самым современным оружием и обеспечена наиболее современными транспортными средствами.
   Зная о мощи вооружения бронетранспортеров землян, бек Рази не решился с ходу атаковать этот парящий в воздухе короб с оружием и ведомые им две пары истребителей-штурмовиков по дальнему радиусу облетела эту летающую несуразицу. В этот момент с беком Рази на связь вышел командир роты вьедских десантников, старший лейтенант Мори, который на ломаном интергалактическом языке потребовал, чтобы беклярбек принудил бы этот бронеавтомобиль в форме летающего чемодана приземлиться и сдаться в плен. Старший лейтенант так и заявил, сказав:
   - Опустите этот бронеавтомобиль на землю, мы вас за это наградим. - А дальше вьед, видимо, размышляя по-солдатски, употребил такое выражение, которое ни один строгг не позволил бы себе произнести при джеззе.
   Бек Рази не стал ввязываться в перепалку с этим вьедским воякой, а только согласно кивнул головой. К этому моменту штурмовики завершили круг почета вокруг этой летающей боевой машины землян, и беклярбек начал просчитывать различные варианты его атаки. В этом полете душа бека Рази не трепетала и не восторгалась теми ощущениями, которые он испытывал во время утреннего полета. В целях проверки различных вариантов атаки бек Рази произвел экспериментальный пуск тяжелой ракеты "воздух-земля" по бронетранспортеру, чтобы посмотреть, как земляне прореагируют на этот пуск, и какие меры примут для защиты от ракеты.
   Запущенная ракета легко зафиксировала цель и напрямую устремилась в атаку на цель, но вовремя сработала защита БТРа. Практически в момент соприкосновения ракеты с броней машины перед ее носом вспыхнул синеватый мерцающий экран, бек Рази собственными глазами увидел, как ракета, уткнувшись в синеву экрана, исчезла из поля зрения. А черный и обгорелый летающий короб боевой машины продолжал висеть в воздухе, словно никакой ракеты и не было. Именно в этот момент в голове бека Рази родилась идея, как произвести атаку этой цели. Он приказал своей четверке разделиться на две пары для одновременного осуществления атаки с двух противоположных сторон, что позволило бы его истребителей произвести атаку цели, одновременно отвлекая или раздваивая внимание экипажа.
   Все время подготовки неприятеля к атаке штаб-сержант Темьян оставался спокойным и невозмутимым человеком, про себя он уже давно решил не реагировать на различные вражеские имитации и происки, а дожидаться реального момента атаки и только тогда реагировать соответствующим образом. Поэтому, когда первая неприятельская ракета рванулась в сторону "сотки", он мысленно приказал ИскИну Зануде ставит защитный экран, а сам в этот момент подумал о строггском портале переноса, так как и тот и другой экраны не отличались друг от друга. Когда ракета не взорвалась, а канула в неизвестность, он только этому удивился.
   Новой атаки противника штаб-сержанту Темьяну не пришлось долго ждать, в километрах четырех вражеская четверка разделилась на две пары и пары начали строить заход на атаку с двух противоположных направлений. Штаб-сержант сразу же догадался, чего враг хотел добиться, атакуя одновременно с двух противоположных сторон. Он хотел посеять в душу экипажа боевой машины неуверенность и, отвлекая его внимание, заставить совершить ошибку, воспользовавшись которой, добиться успеха. В ответ на подобное мышление штаб-сержанту хотелось рассмеяться так, как враг не знал, что существует некий ИскИн по имени Зануда, который способен одновременно вести прицельный огонь из десяти различных видов оружия.
   Разделившись на пары и, заняв исходные позиции, вражеские штурмовики устремились в атаку на ТТ-100, с дальней дистанции он открыли огонь из всего бортового оружия. Одна за другой с направляющих полозьев, установленных под крыльями истребителей, срывались тяжелые ракеты "воздух-воздух" и даже "воздух-земля", велся пулеметно-пушечный огонь. В какой-то момент в воздухе зависли четыре трассы прохождения ракет. Вовремя постановленный защитный экран "сотки" принял на себя и нейтрализовал все эти ракеты, а броня противостояла пушечно пулеметному огню. Вокруг "сотка" целое пламя следующих один за другим разрывов ракет, в результате которых боевая машина скрылась с глаз вьедов, наблюдавших с земли за ходом боя.
   Командир роты вьедов десантников старший лейтенант Мори успел подумать, при этом поцокав зубами, выражая сожаление, что ему не удалось захватить такую машину боевой пехоты. Во вьедской армии не было подобных боевых машин пехоты, а из-за этой земной машины он впервые за все годы службы в армии и за участие в четырех больших десантных высадках потерял четыре своих "АРС-10". Еще никогда вьедская армия не теряла столько боевых машин пехоты за один только часовой бой. Ну, скажем, потери все-таки иногда случались, но в основном это было одна или две машины. Да и то, когда бои велись при подавляющем превосходстве сил противника.
   В этот момент в небе прекратило буйствовать пламя ракетных разрывов, перед глазами вьедских наблюдателей вновь предстал обугленный, но продолжающий вести ответный огонь БТР землян.
   Когда штурмовики противника оказались на дистанции ведения эффективного огня, ИскИн Зануда открыл огонь из пулеметов и одновременно выпустил целый рой зенитных ракет. Штаб-сержант Темьян собственными глазами видел, как одна ракета, попав в фонарь пилотской кабины, вдребезги разнесла остекленение фонаря и взорвалась внутри кабины, убив пилота вражеского штурмовика. Этот истребитель еще некоторое время продолжал полет, но затем свалился на крыло и, ввинчиваясь в воздух до тех пор, пока не последовал взрыв. Оставшиеся в небе трое вражеских истребителей тут же отпрянули от "сотки" в сторону, в зону недосягаемости ее огня, где некоторое время помешкали.
   По поведению неприятеля можно было предположить, что он прекратил бой и собирается возвращаться на родную базу. Но в какой-то момент в их строю возникла сумятица, один истребитель, словно сорвавшаяся с цепи сторожевая собака, бросил строй своих товарище и ринулся в сторону "сотки". Рука штаб-сержанта Темьяна, игравшая джойстиком управления импульсным излучателем, решительно нажала красную кнопку на рукоятке джойстика. Сверкнули пять молний кассетного выстрела импульсного излучателя, одна из которых врезалась прямо в этот истребителя. Коротко громыхнул взрыв, когда дым и пламя спали, то в небе никакого истребителя уже не было, осталась одна вражеская пара истребителей.

-2-

   Со времени восхождения на престол влиятельного князя и господина рода "Черных песков", хозяина стойбища "Черные камни" беклярбек Рази еще не бывал в таком плохом расположении духа, как сегодня вечером.
   Этот проклятый летающий гроб землян сегодня убил двух его хороших друзей.
   Истребители уже давно совершили посадку, а этот стреляющий молниями гроб, по-прежнему, стоял перед глазами молодого беклярбека. Не стало его верного друга и ведомого молодого строгга Элси, за его нелепую смерть решил отомстить, бросившись в атаку на этот вражеский гроб. Бек Рази не успел остановить Элси от такого опрометчивого шага, ведь атаковать в лоб этот черный неуклюжий гроб было смерти подобно.
   Так, оно и случилось!
   Когда беклярбек Рази увидел, как энергоснаряды поразили истребитель Элси, то сначала бек не поверил своим глазам.
   Потом он схватился за рычаги управления боевой машиной, чтобы бросить ее в бой и наказать землян, отомстить им за смерть Элси. Но в этот момент он вспомнил, что Элси погиб, стараясь отомстить за гибель своего друга. Включив автопилот истребителя, бек Рази схватился руками за голову и завыл по-звериному, как в свое время выли дикие строгги, вызывая врага на поединок. Услышавший эти страшные звуки, третий участник четверки пилот, вылетавшей на задание, строгг Алли по радиосвязи запросил командира о том, что это за звуки слышны по радиосвязи, что с ним происходит, не нужна ли ему помощь.
   Дикие завывания продолжались еще несколько секунд, а затем металлический и лишенный каких-либо интонаций голос бека Рази ответил на вызов, сообщив, что с ним все в порядке и в помощи он не нуждается.
   Когда они приземлились на аэродроме, расположенный вблизи родного стойбища и бек Рази покинул кабину истребителя, спустился на землю, то встречающие владетельного князя придворные строгги его сразу не узнали, а при виде вышедшего из истребителя нового строгга оцепенели от ужаса. Эти придворные строгги около двух часов назад в полет отправляли молодого и беспечного строгга. А сейчас они встретили убеленного сединами строгга средних лет, шерсть на голове которого потеряла свою привычную светло-коричневую окраску и стала седой. История строггов еще не знала, в ней ни разу не упоминались подобные случаи, когда у строггов на голове появлялась сплошная седина. Бек Рази воспаленными красными глазами посмотрел на сородичей, мотнул головой, словно прогоняя наваждение, и жестом руки приказал своим телохранителям, чтобы этих сородичей держали от него подальше, а сам торопливым шагом отправился в свою пещеру.
   Некоторое время бек Рази бездумно носился по покоям, сдерживая крик души, стараясь успокоиться и взять себя в руки. Только появление его любимицы мунгу, которой он так еще и не дал имени, позволило ему образумиться. Крикнув слугу и, приказав ему, никого до себя не допускать, какими срочными не были дела или новости, бек Рази почти час рассказывал мунгу обо всем, что произошло с ним сегодня, из-за чего он не мог успокоиться. Безыменная мунгу, лежа на руках бека, внимательно вслушивалась в его слова, и время от времени своей пушистенькой головкой потералась о волосатую щеку этого строгга. Когда миновал час, беклярбек заметил, что он немного успокоился и может менее болезненно воспринимать свои воспоминания о гибели друзей. Он осторожно переложил мунгу на одну из подушечек, отошел в сторону и постарался по-новому обдумать то, что с ним произошло за этот день.
   Как ему сообщил первый старший Иеремия, вьедские десантники организованно и быстро высадились на Элизархе, но их командир старший лейтенант Мори так и не нашел времени встретиться с ним и представиться. С момента появления на базе этот вьед повел себя так, словно он является полновластным ее хозяином и распорядителем. Не спрашивая и не советуясь со строггами, под штаб роты старший лейтенант занял здание, где раньше располагалось офицерское общежитие, а в центре батальонного плаца затеял непонятное строительство.
   На этом месте вьеды возвели три какие-то башни, которые высоко поднялись в небо, а на вершинах этих башен смонтировали специальные площадки, на которых начали устанавливать сложное электронное оборудование. Строггов к этим башням вьеды и на шаг не подпускали.
   В этот момент своего рассказа Иеремия негромко рассмеялся своим потаенным мыслям, он вспомнил, что, когда земляне так неожиданно обстреляли эти башни и тремя залпами вдребезги их разнесли, то с этих площадок начали валиться живые и мертвые вьедские специалисты по электронике. Живые вьеды так смешно махали руками и что-то кричали... . Прибежавший к руинам башен, старший лейтенант Мори долго орал на десантников, словно те были виноваты в том, что земляне эти башни сровнял с землей. Затем взбешенный старший лейтенант Мори бросил целых своих кубов на блокаду и уничтожение роты землян, которая и осуществила этот обстрел башен. Видимо, старший лейтенант Мори, придавал большее значение существованию этих башен, так как сразу же после завершения обстрела, строительство башен снова возобновилось, но оно началось практически с ноля.
   Бек Рази невежливо прервал рассказ своего первого старшего Иеремии и прямо спросил его о том, знает ли тот, кто руководил этим боем со стороны землян. Некоторое время в сфере наблюдения было видно, как задумался Иеремия, видимо, в этот момент он решал, как отвечать на этот вопрос своего владетельного князя. Затем он упрямо мотнул головой из стороны в сторону и сказал, что, если судить по радиоперехватам, то боем со стороны землян командовал некий штаб-сержант Темьян.
   В сфере появилось изображение молодого и, можно было бы сказать, совсем еще безусого парня в синей форме пехотинца армии Земли с простыми нашивками штаб-сержанта. Парень стоял плечом, облокотившись на бронетранспортер, и внимательно что-то рассматривал за спиной фотографа.
   Бек Рази увидел не только на парня в синей армейской форме землян, но и на громоздкую коробку бронетранспортера, рядом с которой стоял штаб-сержант Темьян. Необузданное бешенство и желание расквитаться за погибших друзей внезапно снова ударило в голову беку Рази. Он вызвал слугу и у него поинтересовался, где сейчас находятся строгги Алли и Ризи. Затем поправился и попросил слугу им передать, что будет ждать их у самолетов на аэродроме.
   Дверь покоев еще не успела захлопнуться вслед за слугой, как бек Рази уже натягивал на себя летный комбинезон и, на ходу к выходу из покоев подобрал летный шлем. Бек Рази уже был не в состоянии сдерживать себя, ему было необходимо наказать этого землянина, заставить его мучиться также, как он сегодня мучился из-за гибели своих друзей. Поэтому, чтобы хоть немного утихомирить это свое кровожадное чувство мщения, он решил сделать еще один боевой вылет. Беклярбек так заторопился, что, выбегая из покоев, он забыл отключить сферу наблюдения, в которой первый старший Иеремия с большим удивлением в глазах наблюдал за метаниями своего господина.
   Эти окруженные земляне не ожидали налета вражеских штурмовиков, может быть, из-за того, что они уже привыкли к мысли о том, что у строггов нет боевой авиации. Поэтому появление трех штурмовиков строггов над их позициями не было встречено подготовленным зенитным огнем. Первой же сброшенной был разбит и так дышавший на ладан "Каспер VI". Таким образом, земляне лишились единственного ИскИна этого БТРа, который, хоть в какой-то мере, мог организовать и оказать более или менее организованное сопротивление воздушному противнику.
   Вражеские штурмовики после первой своей удачной атаки начали добивать дезорганизованного противника. Сначала они атаковали всей тройкой, заходя то с одного, то с другого направления для нанесения бомбоштурмового удара. Когда затихли последние пулеметные точки землян, каждый пилот начал действовать по своему усмотрению, выбирал собственную цель и атаковал до ее полного уничтожения. В какой-то момент этот налет превратился в вакханалию убийств, обезумевшие от взрыва бомб и пушечно-пулеметного огня земляне покидали траншеи или окопы и бежали в поисках другого, более безопасного убежища. За каждым из них гонялся вражеский штурмовик и стрелял до тех пор, пока человек не падал убитым или от полной потери сил.
   Но настал-таки момент, когда движение на позициях землян полностью прекратилось. Сделав дополнительно еще пару пролетов над замолчавшими позициями землян, штурмовики поднялись высоту в десять тысяч метров и, выстроившись клином, отправились домой.
   Большой отряд строггов, который до налета штурмовиков удерживал землян в окружении, выстроился на дороге в нечто похожее на походную колонну войск и, даже не осмотрев позиции поверженного врага, отправился восвояси.

-3-

   Штаб-сержант Темьян проснулся рано, после нескольких часов глубокого сна он отлично себя чувствовал. А вчера после боя у него все валилось из рук, он едва дотащился до спального места, которое показала ему влиятельная Айлин. Не пожелав джеззе даже спокойной ночи, штаб-сержант повалился на спальник, заснув уже в процессе падения. Штаб-сержант Темьян посмотрел на часы, вмонтированные в наручный браслет вместе с другими приборами, полагающимися офицеру ранга командира взвода. Было еще действительно рано, до подъема оставалось еще полтора часа. Штаб-сержант потянулся всем своим поджарым телом и тут же расслабился, ему не хотелось еще вставать, и он решил, что еще немного понежится в спальнике, насладиться комфортом этого безопасного убежища.
   Но, как только голова коснулась изголовья спальника, то ему в голову нахлынула волна различных мыслей беспокойств, огромным усилием воли штаб-сержант отогнал от себя все эти мысли и решил проанализировать вчерашние события. Первоначальные итоги анализа для взвода были неутешительными, взвод понес большие и неоправданные, по мнению штаб-сержанта, потери. Погибли бойцы отделений сержанта Косице и капрала Вымпела. Сержант Косице отказался уходить в портал и до последней минуты отражал атаки вьедских десантников, прикрывая отход оставшихся в живых бойцов своего отделения и отделения капрала Вымпела.
   А разозлившиеся его упорным сопротивлением вьеды так и не позволили сержанту шагнуть в портал.
   Штаб-сержант Темьян в глубине души хорошо понимал, что он не должен так думать о том, что в том случае, если бы он сам командовал этими отделениями, то потерь было бы значительно меньше. Но время от времени такая мыслишка все же возникала в его голове, но он всеми силами гнал ее прочь, страшно переживая из-за гибели своих друзей и товарищей. Но в целом его взвод выполнил все стоявшие перед ним боевые задачи, сам не попал в окружение вьедов, вывел из их окружения роту капитана Франко, и нанес противнику большие потери в живой силе.
   После боя со штурмовиками ТТ-100 приземлился рядом с порталом и еще некоторое время вел огневой бой с угольными кубами противника, которые старались к БТРу близко не приближаться. Бек Джерм, разумеется, мысленно связался с штаб-сержантом Темьяном и сообщил ему, что последний боец его взвода пересек портал двадцать минут назад и с тех пор, больше никого не было. Разумеется, каким бы он не был усталым и выпотрошенным этим боем, штаб-сержант Темьян сумел таки сообразить, что через портал ушли все, кто остался в живых и вынесли раненых бойцов, настала пора и ему отходить. Нехотя, штаб-сержант отдал приказ Зануде об отходе и "сотка" задним ходом въехала в портал. В тот момент его настроение было хуже некуда, но он нашел в себе силы улыбаться бойцам своего взвода и бойцам других подразделений, которые выстроились, чтобы поприветствовать возвращение своего командира.
   В этот момент штаб-сержант Темьян ощутил смутное беспокойствие по отношению капитана Франко, с которым он вчера накоротке перекинулся парой слов. Капитан был не в состоянии разговаривать, так как находился на грани полного отчаяния. Во вчерашнем бою он потерял левую руку, совершенно случайно, когда вместе с последними бойцами капитан покидал позиции роты, попал под белый луч вьедов.
   Этот луч убил впереди шедшего сержанта, а ему скользнул по левому предплечью и, словно скальпелем хирурга, срезал руку. Хорошо, что рядом находились опытные бойцы, которые наложили жгу и перетянули рану, остановив лившуюся струей кровь капитану и быстро пронесли его через портал, где за него принялись джеззы целительницы. Вчера капитан Франко находился в полном отчаянии, он никак не мог себе представить, как ему жить дальше безрукому. Поэтому к его физическим страданиям, прибавились еще и глубокие морально-душевные переживания.
   Тихо, чтобы не разбудить спящих рядом парней из своего взвода и роты капитана Франко, штаб-сержант Темьян поднялся на ноги, оделся и отправился разыскивать капитана. Он смутно помнил дорогу в лазарет, но каким-то чудом ему удалось до него добраться, никого не разбудив при этих поисках. В отличие от помещения, где спали бойцы, помещение для раненых было ярко освещено бестеневым светом. Влиятельная Айлин с несколькими строггскими джеззами осматривала раненых бойцов, группа джезз переходила от одного раненого бойца к другому. Влиятельная Айлин, положив руку на лоб раненого бойца, замирала на минуту, а затем, сказав пару слов одной из джезз, переходила к следующему раненому бойцу. В дальнем углу две джеззы с грустными и заплаканными лицами, это было заметно по водным подтекам на шерстке их лиц, в серый материал заворачивали какой-то длинный предмет. Увидев штаб-сержанта Темьяна, застывшего в проеме двери пещеры, влиятельная Айлин прекратила осмотр и, попросив сопровождающих ее джезз немного обождать, направилась к нему.
   Встретившись с взглядом ее ярко голубых глаз, штаб-сержант внутренне поежился и подумал о том, что глаза этой строггской джеззы имеют огромную притягательную силу. А влиятельная Айлин, вплотную подойдя к Темьяну, неожиданно положила ему руки на плечи и, приподнявшись на цыпочках, губами нежно коснулась щеки молодого парня. От этого неожиданного проявления чувств влиятельной джеззы, штаб-сержант Темьян вздрогнул всем телом, он просто не ожидал, что его могут так поцеловать в щеку.
   В голове послышался веселый смех, и в глазах джеззы мелькнула лукавинка, влиятельная Айлин отпустила плечи Темьяна:
   - Ничего с тобой не случится, не растаешь, если тебя поцелует джезза. - Услышал Темьян знакомый голос в своей голове.
   Дальше разговор пошел на нормальном языке. Влиятельная Айлин вкратце рассказала о том, что, в принципе, состояние раненых бойцов нормализируется. Они успешно отходят от болевого шока, только у одного земного мальчишки не выдержало сердце, влиятельная Айлин кивнула головой в сторону двух женщин в дальнем углу помещения. Все остальные раненые бойцы скоро излечатся и недели через две поднимутся на ноги.
   Правда, капитану Франко придется несколько задержаться в лазарете, строггские целительницы уже давно занимаются проблемой регенерации конечностей. Они достигли немалых успехов в этой области и, если бы сейчас речь шла бы о строгге или о джеззе, то они с восьмьюдесятью процентами успеха гарантировали бы восстановление руки капитана. Но речь идет о человеке, а с людьми джеззы еще не работали. Но самое главное заключается в том, никто из строггов не знает физических и химических свойств этого белого луча вьедов, под который случайно угодил капитан Франко, что в некоторой степени может негативно повлиять на исход операции. Но уже сейчас джеззы начали готовить капитана Франко к прохождению соответствующих процедур.
   Продолжая вводить штаб-сержанта в курс положения дел с ранеными бойцами, влиятельная Айлин взяла его за руку и повела его к спальному месту, расположенному на небольшом возвышении. Капитан Франко, разумеется, не спал, а если судить по его красноватым глазам, то он еще их даже и не закрывал. Молодого мужчину, полного сил, которому только что исполнилось тридцать земных лет, страшно волновала проблема потерянной руки, самым мысль о том, что он может остаться безруким, сводила его с ума.
   Увидев приближающихся влиятельную Айлин и своего друга штаб-сержанта Темьяна, он попытался приподняться на спальном месте, чтобы их поприветствовать. Но не рассчитал своих сил и чуть ли не опрокинулся на тот бок, где не было руки. У капитана вновь вспыхнула сильная боль, и его лицо исказила гримаса боли, но стон он сумел сдержать. Влиятельная Айлин моментально подлетела к нему и, осторожно придерживая его за здоровое плечо, помогла ему принять сидящее положение, обложив его со всех сторон шерстяными подушками. Затем она сказала, что оставляет друзей поговорить, а ей необходимо возвращаться к продолжению осмотра раненых бойцов. Влиятельная Айлин тут же убежала к терпеливо ожидающим ее джеззам, они тут же продолжили свой обход.
   Присев в ногах у друга, штаб-сержант Темьян коротко обрисовал положение дел на Денебе IV, высказав свое предположение, что эта планета для землян на ближайшее время потеряна. В некоторых деталях он также рассказал о действиях взвода до вчерашнего дня, о первых его столкновениях со вьедами. Капитана Франко очень удивило это название инопланетян, он даже несколько раз его повторил, пытаясь отыскать скрытый смысл в этом слове. Потом бросил это детское, по его выражению, занятие и задал прямой вопрос штаб-сержанту, что он собирается делать дальше. Темьян хотел также прямо ответить своему другу, что не знает, но решил этого не делать и немного потянуть времени с ответом. Он напомнил капитану, что помимо его роты, в окружение строггов находятся и другие подразделения экспедиционного батальона землян. Поэтому основной задачей объединенного отряда на данный момент, по мнению штаб-сержанта Темьяна, было проведение операций по деблокированию окруженных частей.
   Затем капитан и штаб-сержант говорили о необходимости установления связи и контакта с гражданскими землянами, теми переселенцами и колонистами, которые по воли случая оказались в заложниках у строггов и теперь непонятно зачем прибывших на эту планету вьедов. Так переговариваясь и обмениваясь мнением между собой, эти парни выработали совместный план действий, по крайней мере, на неделю вперед.
   Но судьба рассудила их по-своему!

Глава 4

-1-

   Вьедский линкор "Зитх" вышел из гиперпространственного прыжка в нескольких миллионах километрах от Элизарха. Вслед за ним в трехмерное пространство через каждые три минуты начали вываливаться корабли сопровождения, два эскортных крейсера "Кетчи" и "Зин", три эсминца сопровождения "73", "104" и "201" и большой транспортный корабль "Толли". Адмирал Зоти командующий Военно-космическим флотом Мессатамии, в настоящий момент он также осуществлял и командование этой эскадрой, находился в своей адмиральской каюте и по обзорному экрану наблюдал за выходом кораблей его эскадры из гиперпространственного прыжка.
   Адмирал ощущал такое легкое и приятное возбуждение, не каждому вьеду удавалось принимать участие в событиях, которые должны были потрясти мир Мессатамии. Даже сам император не ожидал, что на день его двухсотлетия Военно-космические силы преподнесут ему такой удивительный и прекрасный подарок, как две чудесные планеты, на которых имелась вода и кислородная атмосфера, воздухом которой мог дышать любой вьед. Исследовательские корабли Империи перепахали все космическое пространство своей галактики в поисках планет, которые имели бы подобные характеристики. За время существования Империи ученые смогли отыскать всего четыре планеты, которые, в принципе, были пригодными для дальнейшего преобразования, чтобы на них могла бы поселиться вьеды.
   А он, адмирал Зоти, вернее было бы сказать, технические специалисты Военно-космических сил во время проведения экспериментов в области по разработке и созданию дальней космической связи случайно вышли на какой-то разум, сумевший принять и ответить на их сигналы. Во время общений с этим диким разумом вселенной специалисты Военно-космических сил Мессатамии притворились представителями потусторонней силы и, шутки ради, назвали себя "соседями". Целых полтора года велись переговоры с этим разумом на различные темы, в ходе которых выяснилось, что разум воплощен в неком личностном существе, которое называет себя строггом и обитает на планете с кислородной атмосферой.
   Со временем вьедские технические специалисты убедили разум регулярно помогать им в осуществлении ментальных контактов и быть маяком по приему не только ментальных, но и телепортационных каналов. Понемногу разум все более и более попадал под влияние вьедских специалистов и с тем, чтобы определить координаты его планеты, они уговорили его помочь им в проведении эксперимента по телепортации. Для установления более тесных отношений с этим разумом, специалисты попросили его отправить к ним на планету своих сыновей или представителей своего рода. На удивление всем, первая телепортация живых существ во вселенной прошла успешно.
   Трудно было представить, как вьедские специалисты по дальней связи удивились, когда на своем приемопередаточном устройстве увидели пять мохнатых фигур гуманоидов. Разумеется, эти гуманоиды еще не поднялись до технологического уровня развития вьедской цивилизации, но они превзошли в области психики и психологии гуманоидов. Они могли "слышать" и "говорить", с любыми другими разумами вселенной. Пятерка строггов, прибывшая на Мессатамию, так и не стали изучать вьедского языка, а сразу со своими учителями и наставниками заговорили на их языке, не раскрывая рта.
   Строгги оказались весьма способными в использовании таких своих способностей, как в левитировании и телепортации предметов и живых существ на расстояния.
   Благодаря этим, в какой-то мере природным, способностям, один строгг сумел уловить слабый технический сигнал вьедов, транслируемый близко к ментальному диапазону. Он не только его принял, а усилил, переориентировал и отправил по обратному адресу. Новые технические параметры возвращенного сигнала позволили вьедским ученым доработать свою аппаратуру, генерирующую такие сигналы, и значительно повысить ее производительность и качество. Общение с этим диким разумом вселенной позволило вьедским ученным разработать аппаратуры не посредственного воздействия на умственные способности и волю гуманоидов.
   Три года технические специалисты вьедов по дальней связи бились над тем, чтобы разобраться в основах телепатической и телепортационной связях, но им так и не удалось до конца понять, как это строгги могут мысленно общаться и одновременно силой мысли переносить реальные физические предметы на громадные расстояния. Первый же эксперимент по телепортации прошел весьма успешно, пять молодых строггов оказались на Мессатамии и принялись изучать военное дело. Они мечтали стать военными летчиками.
   С появлением строггов на Мессатамии адмирал Зоти замкнул на себя всю информацию по строггскому проекту и лично курировал все вопросы по его осуществлению. Своего ближайшего родственника капитана Орли адмирал поставил во главе группы вьедов, отвечающих за контакты и обучение молодых строггов. Строгги в течение очень короткого времени показали свою полную неспособность стать настоящими солдатами, готовыми без рассуждений и оговорок выполнить любой приказ своего непосредственного командира. Прежде чем выполнить приказ своего командира, строгги много рассуждали об обоснованности или компетентности того или иного приказа.
   Но строгги оказались чудесными пилотами летательных аппаратов, мгновенно усваивали любой материал и летали, как боги, любил капитан Орли говорить своему родственнику адмиралу. С большим трудом капитану Орли удалось своих подопечных строггов убедить в необходимости подчиняться инструкторам и наставникам, которые учили их пилотировать истребители "Сапсан". Во вьедской армии только эти истребители не имели ИскИнов и имели обыкновенное, а не лучевое оружие.
   Дело было в том, что строггам очень нравилось возиться с ИскИнами, разбираться в их рабочих схемах работы. Они каким-то образом превращали ИскИны в квазиличности, после чего с этими существами начинали работать вьедские ученые.
   Капитан Орли с взводом элитных десантников сопровождал возвращение строггов на родину. Из единственного полученного от него рапорта адмирал Зоти узнал, что планеты Элизарх и Зеленая пригодны для существования вьедов и что популяция строггов не очень большая, она насчитывает всего четыре миллиона особей. В этом же рапорте Орли также упомянул о том, что на планету строггов также претендует и другая инопланетная раса, называющая себя "homo sapience", представители которой люди, вот уже почти триста лет сосуществуют со строггами. После этого рапорта от капитана Орли больше не поступило ни единого сообщения.
   Для розысков пропавшего капитана Орли и его взвода с эсминца "Мерли" была десантирована рота старшего лейтенанта Мори, который тоже был один из дальних родственников адмирала Зоти, но в отличии от капитана Орли был дураком. Старший лейтенант Мори так и не разыскал капитана Орли и его людей, рассорился с беклярбеком Рази и ввязался в драку с людьми. Но он все же сумел построить космический маяк, который позволил эскадре адмирала Зоти вдвое сократить время пребывания в пути при перелете от Эллисы до Элизарха.
   - Старина, ты хоть чем-нибудь угостил бы своего гостя, а то из-за месяца в анабиозе вся глотка просохла. - Послышался голос Зане, командира 17-й десантной дивизии.
   Адмирал Зоти не уважал пьянчуг и на флоте ввел строгое правило, на борту боевого корабля ни глотка алкоголя, за что и получил у матросов и старшин прозвище "Трезвенник", но сейчас он не мог отказать столь уважаемому генералу десантнику. Нажатием кнопки адмирал вызвал стюарда и вежливым голосом попросил его принести небольшой стаканчик семи.
   - Сынок, ты не слушай этого старого трезвенника! Тащи целую бутылку семи, этого я думаю, мне хватит на то, чтобы слегка промочить горло. - Снова подал голос из своего угла генерал десантник.
   Стюард вопросительно посмотрел на адмирала Зоти и, получив утвердительный кивок адмирала, бегом отправился выполнять приказание генерала десантника, о подвигах которого, вот уже который день судачит экипаж линкора.
   Адмиральская каюта за это время изменилась, адмирал всегда предпочитал полусумрак полному освещению, поэтому он никогда не ставил реостат освещения на максимальную позицию. Сейчас его каюта была залита голубым светом, который мощным потоком изливался с экрана большого обзорного монитора. Этот свет практически ослепил генерала Зане, который вынужден был даже опустить веки на глаза, чтобы хоть как-нибудь ослабить силу светового потока. Адмирал Зоти приказал бортовому компьютеру линкора поставить дополнительные светофильтры, чтобы смикшировать изображение на экране монитора. Световой поток ослаб и тогда на экране проявился голубой гигант Тами. Обычно космос представлялся местом с вечной чернотой и едва светящимися звездами вдали, но не в этом месте, где все было залито бело-голубым светом, а планеты в этом месте смотрелись серыми мячами или точками.
   Капитан линкора каперанг Джатти, изображение которого возникло на соседнем мониторе, доложил, что до Элизарха осталось двадцать часов полета на маршрутных двигателях. В принципе, до этой планеты строггов можно было добраться гораздо быстрей, на главном двигателей, но работа этого двигателя могла быть засечена аппаратурой чужаков, поэтому в свое время сам адмирал приказал соблюдать меры предосторожности и секретности. Да и много времени требовалось на то, чтобы разбудить и вытащить из холодильных камер семнадцать тысяч десантников. Прославленная 17-я десантная дивизия должна была захватить обе планеты и, в случае сопротивления со стороны местных строггов или земных пришельцев, подавить их сопротивление силой оружия. Дивизии генерала Зане не знала поражений, ей не раз ставили подобные боевые задачи, и она их с честью выполняла своевременно и без сильных потерь.

-2-

   Брошенные земли сегодня выглядели действительно брошенными, всего месяц назад здесь бурлила жизнь и на каждом шагу встречались строгги или джеззы рода "Синих песков". С их уходом на родину предков, на землях все опустело, пришла в негодность система принудительной ирригации и полива, все больше песков образовывалось на месте земель, которые ранее обрабатывались двумя миллионами трудолюбивых строггов.
   Четвертый час по дорогам брошенных земель пылила "сотка", за это время штаб-сержанту Темьяну и его бойцам так и не встретился ни один строгг или джезза. Все опустело, куда-то запропастились и строгги бека Рази, исчезли черные дымы очагов сопротивления окруженных частей и подразделений экспедиционного батальона. Только в одном месте сохранились следы пребывания в этом месте землян, но позиции этого подразделения были так перепаханы разрывами авиационных бомб, что там искать чего-либо просто не стоило. Бойцы вместе с штаб-сержантом постояли у этого места и, сняв шлемы с голов, из фазерных винтовок дали троекратный салют в честь погибших товарищей по батальону.
   Когда ТТ-100 снова понесся над дорогой, оставляя за собой длинный шлейф пыли, то в этот момент штаб-сержант Темьян размышлял о том, как быстрее найти других, пока еще не погибших товарищей и вызволить их из окружения строггов. С каких бы сторон он не подходил к этому вопрос, как его не прокручивал, все сводилось к одному, нужна была бортовая информация аппаратуры земных спутников, сейчас вращающихся над Элизархом.
   Темьян переговорил с ИскИном Занудой и попросил его еще раз попытаться связаться со спутниками на орбите Денеба IV, тот сразу же ответил, сказав, что эти попытки он повторяет каждые пятнадцать минут, но на все свои запросы получает только один ответ "данный пользователь не имеет доступа к информации". Тогда штаб-сержант Темьян мысленно окликнул Лиззи, мунгу в один момент оказалась у него на руках, она начала мурлыкать и требовать ласки.
   Штаб-сержант Темьян, как можно проще, попытался сформулировать мысль о том, что очаги сопротивления окруженных частей и подразделений батальона разбросаны на огромной площади брошенных земель и что неизвестно, где все еще осуществляется сопротивление, а где оно прекратилось. В этой связи, было бы желательно получить предварительную информацию по этим вопросам с тем, чтобы координировать действия взвода. Штаб-сержант не просто ставил задачу перед мунгу, но и старался ей объяснить, какими возможностями земляне располагали для решения этой проблемы в недалеком прошлом и почему они сейчас не могут воспользоваться этими возможностями.
   Мунгу внимательно выслушала своего хозяина и задумалась.
   Штаб-сержант Темьян увидел, как потускнели прежде такие веселые глазки животного и как они стали серьезными, бесследно исчезло мурлыканье. Через некоторое время Лиззи встряхнула своей красивой и пушистой головкой и передала в мысленном диапазоне, что одной ей не в силах решить данную проблему получения требуемой информации с земных спутников, сейчас находящихся на орбите Элизарха.
   - Решить твою проблему я не могу не потому, что у меня не хватает сил мыслью дотянуться до ваших спутников, которые вращаются на орбите планеты. Все дело в том, что ваши спутники - это техническое воплощение человеческого мышления. В таких случаях мы не можем управлять подобными приборами или устройствами, так как мы не являемся представителями человеческой расы. Но, если мы с тобой объединим наши мысленные усилия, то это, возможно, поможет решить твою проблему и получить необходимую информацию. Окончательно получить ответ на этот вопрос, мы сможем только в том случае, если попытаемся вместе проэксперементировать!
   Штаб-сержант Темьян уже пару раз принимал участие в мысленном слиянии с мунгу, правда, в этих случаях принимал участие и третий участник такого слияния, ИскИн Зануда. Сейчас же мунгу предлагала ему слиться разумами вместе с ней, штаб-сержант Темьян недолго думал по поводу этого предложения, он моментально согласился. Лиззи тут же вскарабкалась ему на шею и, раскинув лапки, крепко прижалась своей грудкой и животиком к его обнаженной шее.
   Некоторое время ничего не происходило, пару раз мигал и пропадал свет в глазах Темьяна, это мунгу настраивалась на психические и психологические параметры своего хозяина.
   Затем все потемнело, но в ушах зазвучала тихая, успокаивающая мелодия. Вдруг вспыхнул яркий свет, от полной неожиданности, штаб-сержант негромко охнул, но тут же почувствовал язычок Лиззи, вылизывающий его щеку. Вновь зазвучала успокаивающая музыка, а в сознании сформировалось изображение мчащегося по пыльной дороге ТТ-100, вслед за которым тянулся длинный шлейф пыли. Затем "сотка" стала быстро уплывать вниз и уменьшаться в размерах, пока не превратилась в точку, за которой следовала белая черточка. Вскоре и это изображение исчезло, и вокруг клубился один только голубой светлый фон.
   В этом голубом свете было невозможно ориентироваться, глазу не за что было уцепиться, но подъем вверх, по всей очевидности, продолжался. В какой-то момент голубой свет в глазах померк, и тогда время от времени появлялось изображение хитро улыбающейся мунгу Лиззи. Два раза мунгу появлялась, чтобы успокоить сознание штаб-сержанта, а в третий раз появилось лицо влиятельной Айлин, которое выражало тревогу и озабоченность. Но, посмотрев на Темьяна, она успокоилась и послала ему воздушный поцелуй. Штаб-сержант Темьян еще раздумывал над тем, откуда эта джезза знает о таком человеческом жесте, как воздушном поцелуй и как его отправлять мужчине.
   В этот момент он понял, что его и мунгу сознания покинули пределы планеты и путешествуют в околопланетном пространстве. Он догадался об этом, так как внизу, по крайней мере, он так понимал, оказался темный сфероид планеты, а в космическом пространстве было по-прежнему светло, как в солнечный день на Земле. Гигант Денеб едва прорисовывался сквозь мощный поток голубоватого света, изливавшегося с его поверхности. Но в этот момент внутри его послышался шепот мунгу, которым она его просила быстрее отыскать в пространстве нужный ему спутник. Штаб-сержант Темьян окинул взором околопланетное пространство, но ничего не разглядел, Тогда он начал настраивать свое зрение так, чтобы в этом белом мареве оно могло бы различать мелкие предметы, вращающиеся на орбитах этой планеты.
   Только с третьей попытки ему удалось разыскать предмет, похожий на плывущий по орбите спутник, их совместное с Лиззи сознание рванулось к этому предмету. Приблизившись к предмету на достаточно близкое расстояние, штаб-сержант Темьян в нем узнал разведывательный спутник "Взгляд 12". Данный спутник был разработан более трех сотен лет назад на земле, а на Денебе IV эти спутники начали эксплуатироваться более ста пятидесяти лет назад. Он имел миниатюрный термоядерный реактор, который был запрятан глубоко в недрах спутника и который вырабатывал достаточное количество энергии для того, чтобы спутник функционировал в автоматическом режиме в течение неограниченного количества лет. На спутнике "Взгляд 12" имелся цельнометаллический слегка бронированный корпус, который выдерживал столкновение с метеоритом или с другим физическим предметом. При рассмотрении корпус "Взгляда 12" не имел повреждений, но при более внимательном исследовании корпуса спутника объединенный взор симбионтов из человека и строгга заметил на его поверхности малозаметную, но не принадлежащую спутнику, коробочку.
   Штаб-сержанту Темьяну так и хотелось протянуть свою руку и взять коробочку с корпуса спутника, но сознание ему подсказало, что подобное действие в том состоянии, в котором он сейчас находился, невыполнимо. В этот момент мунгу Лиззи поинтересовалась, ни ее голос или шепот не послышался в голове штаб-сержанта, вопрос пришел в форме самого понимания, что он был задан. Мунгу интересовалась тем, почему он заинтересовался этой коробочкой и нужна ли она ему. Мысленно Темьян кивнул головой, и через секунду с большим удивлением наблюдал за тем, как коробочка окуталась мерцающим синим пламенем, и исчезла с корпуса спутника. Это непонятное действие озадачило штаб-сержанта Темьяна и ему захотелось задать Лиззи еще один вопрос о том, что на его глазах произошло, но он не успел сформулировать этот вопрос.
   На какую-то секунду по корпусу спутника "Взгляд 12" скользнула черная тень непонятного происхождения, которая в этом насыщенным светом голубого Денеба пространстве не могла существовать. Машинально симбионты свой общий взор перевели вверх, где увидели космический корабль, зависшей на орбите ад спутником.

-3-

   ИскИн Зануда в своем распоряжении уже имел фотографии, полученные со спутника, пока штаб-сержант Темьян отходил от симбиоза слияния. На этот раз слияние с мунгу Лиззи было настолько полным и глубоким, что ему потребовалось некоторое время для того, чтобы, как любил выражаться тот же Зануда, привести мозги в порядок. Бойцы в десантном отсеке так и не заметили изменение поведения своего штаб-сержанта, его молчание в течение пары минут. Они негромкими голосами продолжали переговариваться о всякой солдатской всячине. Лиззи давно покинула свое излюбленное место, загривок человека и уже приставала к сержанту Пуле, который сидел за рычагами управления боевой машиной. Штаб-сержант Темьян обратил внимание на то, что мунгу неравнодушна к этому здоровому и молчаливому парню, помешанному на технике. Они никогда не проходила мимо него, а всегда обязательно приближалась к сержанту и требовала его ласки и внимания, словно проверяла, как он время без нее проводил.
   На спутниковых фотографиях брошенных земель отчетливо были заметны черные выжженные пятна очагов сопротивления окруженных частей и подразделений батальона землян. Таких пятен было более десятка, но практически на всех этих фотографиях имелась надпись "отсутствие признаков биологической жизни". Датчики биомассы "Взгляда 12" после анализа последних полученных данных вписали и свою информацию в общую характеристику этих пятен. Только на двух фотографиях такая надпись отсутствовала. ИскИн Зануда мгновенно сориентировал эти две фотографии по местности. Одно из мест, где земляне продолжали сопротивление, оказалось в паре сотен километров, а второе - располагалось на другом краю брошенных земель, неподалеку от базы землян. Штаб-сержант Темьян тут же вспомнил о том, что вчера, когда он спешил на помощь к роте капитана Франко, то по дороге видел место, изображенное на одном из снимков.
   Не теряя времени, Темьян связался с влиятельной Айлин и поинтересовался, можно ли ему было бы переговорить с беком Джермом, ему бы также хотелось, чтобы и она участвовала в их мысленном общении. Вскоре послышался голос бека Джерма, штаб-сержант в сжатой форме рассказал ему о сложившейся обстановке и также кратко изложил ему свое предложение. План штаб-сержанта Темьяна был весьма прост, он хотел бы, чтобы воины бека Джерма совместно с отделением капрала Карла вывели бы из вражеского окружения то подразделение батальона, которое находилось в окружение неподалеку отсюда. А сам вместе с сержантом Пулей на "сотке" хотел бы заняться деблокированием того подразделения батальона, которое было окружено в трехстах километрах от базы. Предложение штаб-сержанта Темьяна после короткого обсуждения было принято с небольшими дополнениями. Его и сержанта Пулю будет сопровождать мунгу Лиззи, и деблокированное подразделение будет отходить снова через портал переноса. Бек Джерм хотел сам принять участие в этой части операции по спасению землян, но его мать выступила категорически против такого изменения плана.
   Старшему лейтенанту Мори доложили о новом появлении бронетранспортера землян вблизи базы в тот момент, когда он примерял парадный мундир для встречи десантников генерала Зане. Адмирал Зоти снизошел до того, что лично по радиосвязи переговорил со старшим лейтенантом и в знак доверия к нему назвал точное время десантирования первой волны десантников генерала. При этом адмирал особо акцентировал, чтобы старший лейтенант Мори, со своими десантниками, сидел тихо и ни в какие драки с землянами не лез и не тревожил бы местных жителей.
   Внимательно изучив донесение командира разведывательного взвода, старший лейтенант глубоко задумался, в этот момент его душу раздирало два чувства. Одно из этих чувств ему говорило, плюнь на все и сиди себе тихо, как приказал троюродный дядя, а другое, наверняка, это была его скрытая гордыня, требовало - захвати этот земной бронетранспортер, сделай подарок дяде, он тебя полковником сделает. Еще раз, изучив донесение, старший лейтенант Мори, понял, куда именно направляется этот уникальный бронетранспортер землян. Они решили вывести из окружения землян, которые были окружены строггами в паре сотен километров от базы. В этот момент чувство ненависти к землянам возобладало над разумом вьеда, старший лейтенант приказал поднять роту по тревоге и выдвигаться для подавления взвода землян на окруженных землях.
   Почти всю дорогу до места назначения штаб-сержант Темьян продремал, ему снился отец и мама и его счастливое детство, которое продолжалось совсем недолго, до смерти родителей. Примерно за двадцать километров до блокированного подразделения земного батальона штаб-сержант встрепенулся и тревожным взглядом осмотрел местность, по которой мчалась "сотка" и перевел взгляд на показания тактического шлема. В левом верхнем углу экрана появились показания приборов "Взгляда 12", вьеды пока еще не обнаружили, что один из группировки земных спутников вышел из их подчинения и снова работает на старого пользователя.
   Так, эти данные оказались весьма интересными по содержанию и, если судить по показаниям спутниковых сканеров, то большая группа угольных кубов сейчас покидает базу и начинает движение по направлению к тому же месту, где находится окруженное подразделение землян. Вражеские кубы двигались тремя параллельными колоннами по семь машин в каждой.
   Из чего можно было бы сделать вывод, что и вьеды, получив показания сканеров других земных спутников, заметили продвижение "сотки" и определили цель, которую поставили перед собой земляне, в данный момент они предпринимают контрмеры. Штаб-сержант послал мысленный зов Лиззи и тут же получил ответный мыслеобраз, из которого было ясно, что мунгу уже все знает, а сейчас работает с психикой сержанта Пуля, готовя ее к перегрузкам, которые возникнут во время боя. На мысленную связь и опять-таки через Айлин вышел бек Джерм и сообщил, что тридцать землян уже выведены из окружения и переведены в безопасное убежище. Он помолчал немного и добавил тихим голосом, что на орбиту Элизарха только что вышла большая эскадра неизвестных кораблей и что это не земляне.
   Через секунду ИскИн Зануда затараторил, передавая срочную информацию о том, что на орбиту Денеба IV вышла эскадра неизвестных кораблей. В этот момент надпись в верхнем левом углу экрана тактического шлема штаб-сержанта Темьяна дважды мигнула и пропала. Вьеды обнаружили несанкционированную связь телекоммуникационного спутника "Взгляд 12" с поверхностью планеты и уничтожили спутник. Прибежала мунгу и, царапая коготками, комбинезон штаб-сержанта, полезла на его загривок.
   Сбросив с головы ослепший и теперь ненужный тактический шлем, Темьян неожиданно для себя обнаружил, что к их компании симбионтов присоединился и сержант Пуля. По всей очевидности, Лиззи сумела все-таки очаровать этого человеческого увальня, и он раскрыл свое сознание инопланетной мунге. Первое время сержант Пуля в этой мысленной связке был робок и нерешителен, но быстро освоился со своим новым положением и мысленно поинтересовался, имеет штаб-сержант Барк готовый вариант предстоящего боя. По одному только этому вопросу Темьян догадался, что сержант хочет предложить свой собственный вариант боя, поэтому прямо спросил у того, что он может предложить в этом качестве. Не мудрствуя лукаво, сержант Пуля предложил провести этот бой, подняв "сотку" на высоту в двести-триста метров над землей и с этой высоты атаковать вражеские кубы, которые, наверняка, не привыкли воевать, находясь в подобной ситуации. Ведь, одно дело вести огонь по цели, находящейся с тобой в одной плоскости, и совершенно другое дело стрелять по цели над своей головой, для этого нужны навыки и специальные тренировки.
   Предложение сержанта Пули было хорошо продуманным и прозвучало настолько здраво, что штаб-сержант Темьян не имел никаких возражений по этому поводу. Он только добавил, что среди этих одинаковых кубов было бы хорошо обнаружить их командиров и в первую очередь уничтожить эти кубы.
   Когда первый клуб черного дыма рванул в небо с подбитого куба командира роты, то старший лейтенант Мори, понял, что совершил очередную глупость, ввязавшись в бой с этими придурками землянами. Вместо того, чтобы вести нормальный бой, их бронетранспортер взлетел в воздух и оттуда атаковал правую колонну машин его роты. А ведь подожди он немного, встретил бы десантников генерала Зане и вместе с ними прикончил бы или захватил бы эту боевую машину землян, а теперь прощай очередное звания и, возможно, его попрут из армии.
   От таких плохих мыслей и перспектив на будущее вьедский офицер совсем потерял голову и его куб вырвался в передние ряды, где тут же напоролся на очередь из пяти бронебойных снарядов импульсного излучателя БТРа землян. Броня машины командира роты лопнула, как скорлупа ореха, и в вечно голубое небо рванул белая вспышка аннигиляционного взрыва боезапаса машины. По поверьям древних вьедов бог войны Санам, самый главный бог в мирах Мессатамии души погибших храбрых воинов забирает в свою дружину, а души трусов и предателей отправляет в каменоломни на вечную каторгу. Но никто из вьедов не возвращался обратно после такого божественного судилища, поэтому так и никому не стало известным, какая именно доля досталась старшему лейтенанту Миро.

Глава 5

-1-

   Прошло более суток с момента исчезновения штаб-сержанта Темьяна, вместе с которым исчезли сержант Пуля, мунгу Лиззи и ИскИн ТТ-100 Зануда. Люди больше не выходили на связь и не отзывались на мысленный и дальний зовы, хранили полное молчание. Влиятельная Айлин с того момента, когда внезапно прервалась связь с мунгу, которая поддерживалась, чтобы не происходило с мунгу, потеряла покой и сон. Ее мысленный щуп вновь и вновь обследовал места на родной планете, где мог бы оказаться штаб-сержант, но все было напрасно.
   С высадкой десантной дивизии вьедов на Элизархе появились зоны, где умственные способности строггов блокировались специальной аппаратурой. Такие зоны влиятельная Айлин назвала черными, непрозрачными зонами, в одну из которых, по всей вероятности, и попала машина пропавших землян. Последнее сообщение, полученное от мунгу, говорило о том, что с неба на них опускается большое количество странных машин, на этом сообщении связь с мунгу прервалась и больше не восстанавливалась.
   Все это время бек Джерм находился рядом с матерью и всячески ей помогал, поддерживал. Он и посоветовал Айлин воспользоваться услугами специалистов по психологии рода. Сначала влиятельная Айлин, ни под каким предлогом не хотела прибегать к помощи таких специалистов по психологии, уж очень она им не доверяла. Но время текло, ничего не происходило, а могло быть и так, что кому-нибудь из экипажа машины требуется срочная медицинская помощь, поэтому, скрепя сердцем, влиятельная Айлин согласилась на эксперимент. В ее покои явилось целых четыре родича, которые считались большими специалистами по психологии строггов.
   Они освободили от мебели центр ее покоев, содрали с пола все ковры и прямо на деревянном настиле пола начали чертить два магический круга, внешний круг был украшен четырьмя разнообразными виньетками, а в промежутке между ними был вписан повторяющийся четыре раза один и тот же орнамент. Влиятельная Айлин стояла рядом с сыном и с презрительной улыбкой на устах наблюдала за суетой этих специалистов по психологии. Только срочная необходимость в том, чтобы, как можно быстрее, выяснить судьбу ей таких дорогих людей и мунгу, заставила ее прибегнуть к помощи этого древнего, но не признаваемого разумными строггами и джеззами искусства. Тем временем, специалисты по психологии закончили свою подготовку к совершению таинства ритуала, каждый из них вступил в свой сектор, расположенный в пространстве между внешним и внутренним кругом. Старший из специалистов по психологии жестом руки попросил влиятельную Айлин и бека Джерма пройти во внутренний круг. Как только они оказались во внутреннем круге, четыре специалиста по психологии повернулись к ним лицами и начали хором произносить заклинание.
   В покоях начались медленно сгущаться сумерки, которые вскоре превратились в сплошную тьму, где ничего не было видно. Как ни напрягала свое ночное зрение влиятельная Айлин, так она ничего не смогла разглядеть в этой тьме. Только плечо сына, которого она касалась своим плечом, и из которого изливалась теплая уверенность, помогало ей выдержать напряженность и несуразность этой ситуации, иначе она бросила бы все и убежала бы из своих покоев. Таинство продолжилось, по-прежнему, слышались голоса четырех специалистов по психологии, которые негромким речитативом читали неизвестные ей заклинания. В какой-то момент влиятельная Айлин начала впадать в транс, но усилием воли отогнала это наваждение. Она стояла, опершись плечом на плечо сына, и вглядывалась в эту непрозрачную тьму.
   Вспышка синего цвета ослепила ее, на малую долю секунды Айлин закрыла веками глаза, а когда снова открыла их, то увидела, что тьма немного рассеялась, и в ней ясно ощущаются четыре строгга с прутиками в руках, продолжающими хором читать заклинания. Строгги скрестили палочки над головами влиятельной Айлин и беклярбека Джерма, палочки, скрещенные над их головами, внезапно загорелись и в одно мгновение превратились в пепел, который просыпался на пол. Влиятельная Айлин и бек Джерм стояли в центре светлого круга, а вокруг них шло жестокое сражение.
   В небе и на земле творилось что-то непонятное, с неба падали большие машины, которые, с диким воем и грохотом ударялись о землю и на какое-то мгновение замирали на месте. Затем эти машины раскрывались спереди или сзади, из них выползали подмостки, по которым из нутра машин этим подмосткам на землю сползали черные кубы, чтобы тут же, словно тараканы, расползтись во все стороны. Таких машин было великое множество, а с неба продолжали все падать и падать новые большие машины. Казалось, что вскоре им не будет место для приземления, но освободившие от черных кубов машины из-под своего низа вдруг пускали острые языки пламени и поднимались вверх.
   Только сейчас влиятельная Айлин обратила внимание на то, что среди этих машин целеустремленно бегает множество странных существ в черных комбинезонах с круглыми черными головами. На память влиятельной Айлин тотчас же пришло воспоминание о штаб-сержанте Темьяне, который имел примерно такой боевой комбинезон и более овальный шлем. Эти существа в черных комбинезонах и шлемах выскакивали из кубов и цепочками или просто небольшим толпами куда-то бежали. Голос внутри ее прошептал о том, что она сейчас наблюдает за высадкой десанта вьедской армии на Элизархе.
   В этот момент бек Джерм коснулся плеча матери рукой, чтобы она обратила внимание на ТТ-100, который в паре сотне метров носился над землей и вел непрерывный огонь из всего оружия по противнику. На фоне опускающихся с неба машин вьедов земной БТР казался маленькой букашкой, но его бронебойные снаряды наносили значительный вред противнику. Видимо, волей случая "сотка" оказалась в самой гуще десантирующейся на Элизарх первой бригады 17-й десантной дивизии вьедов. Она выделывала такие маневры, чтобы не столкнуться с садящимися на землю, а затем идущими на взлет шаттлами вьедов, что беку Джерму оставалось только диву даваться, кто же был таким искусным пилотом этого БТРа землян. Тут же на сетчатке его глаз возникло изображение изнутри боевой машины землян, штаб-сержант Темьян вел огонь из излучателя, а обнаженный до пояса сержант Пуля с прижавшейся к нему мунгу на плечах сидел за рычагами управления машиной.
   Но, как бы ни был смел и отважен экипаж машины боевой, врагов вокруг было слишком много. Влиятельная Айлин собственными глазами видела, как земляне с ее мунгу пошли в атаку на медленно опускающийся с неба большой корабль. Около десяти раз сверкал молниями излучатель земной машины, но снаряды рвались в синеве его защитных экранов, так и не пробив эти экраны, и не достигнув обшивки корабля. Затем вьедский корабль вздрогнул и из одного отверстия на боку вылетел большой синевато-белый сгусток, который мгновенно достиг ТТ-100, растекся по его поверхности, а затем "сотка" стала стремительно падать вниз.
   Тотчас же погасло изображение сражения, затихли его звуки, влиятельная Айлин вместе с сыном беком Джермом снова оказалась в своих покоях. Четыре специалиста по психологии стояли перед ней и, склонив головы, терпеливо ожидали оценку своей работы, своего искусства. Легким наклоном головы влиятельная Айлин поблагодарила мастеров и отпустила их восвояси. Она тут же пригласила к себе джезз, своих приятельниц по целительскому ремеслу и они о чем-то начали шептаться. Заметив, что матери не до него бек Джерм незаметно покинул ее покои.

-2-

   Штаб-сержант Темьян пришел в сознание и сразу не мог сообразить, где он находится, вокруг была сплошная темнота. Сначала он подумал, что потерял зрение и ослеп, потому что на этой планете, которая вращается вокруг голубого гиганта Денеба, было практически невозможно найти просто тень, а не то, чтобы такую темень. Штаб-сержант руками осторожно ощупал себя, а главное свои глаза. В момент соприкосновения пальцев с веками глаз, он заметил движение руки и сразу успокоился, его глаза нормально функционировали. Да и с телом было все в порядке, голова, руки, ноги и туловище были на месте. Немного побаливала спина, но и боль была в пределах нормы. Тогда Темьян начал ощупывать место, где он в данный момент находился. Как только его руки вытянулись немного вперед, то сразу же уперлись в консоль терминала управления бронетранспортером ТТ-100. Доля секунды потребовалась штаб-сержанту Темьяну, чтобы сообразить, что в данный момент он находиться на посту управления БТРом, но положенном ему месте командира БТРа.
   Память штаб-сержанта вернула воспоминания о последнем бое, и о пунктирных белых лучах, протянувшихся от вражеской машины к "сотке". Когда этот смертельный пунктир коснулся борта "сотки", а затем уперся в двигательный отсек, то гравитационный двигатель машины заглох, и БТР начал падать почти с двухсотметровой высоты, на которой вел бой.
   Далее штаб-сержант Темьян ничего не помнил, раздавшийся взрыв унес его сознание. А его рука тем временем коснулась "джойстика" консоли терминала, отведя руку от этого джойстика немного в правую сторону, он нащупал кнопки на пульте терминала. Привычно провел по нему пальцами руки, нашел нужную кнопку и нажал ее. Но ничего не произошло, в машине, по-прежнему, было темно. Тогда штаб-сержант снова вернул руку к джойстику и заново начал поиски требуемой кнопки включения аварийного освещения. На этот раз, после нажатия кнопки послышался едва различимый звук переключения тумблера реле подсветки, реактор "сотки" не умер. Через краткую долю секунды вспыхнуло слабое аварийное освещение, но которого оказалось достаточно, чтобы штаб-сержант Темьян мог бы осмотреться внутри машины.
   Вид десантного отсека ТТ-100 был далеко не блестящ, перекореженные переборки, вырванные сиденья, согнутые стойки. Дно отсека было усеяно различными искореженными железками, ящиками, коробками и всякой другой всячиной, ногу некуда было поставить. При виде подобного безобразия, штаб-сержант Темьян подумал, что и не знал, столько ненужного хлама и бесполезных вещей может храниться в боевой машине. Но хорошо понимал, что когда солдат покидает казарму и уходит на боевое задание на много дней, то боевая машина становится его родным домом. Пожав плечами по этому поводу, штаб-сержант продолжил изучению командирского пульта и попытался вызвать ИскИна Зануду. Но в ответ так и не услышал ни единого звука, а его пульт горел только одними красными индикаторами.
   Электроника "сотки" была мертвее мертвого, из всех красных индикаторов горело всего пара-тройка зеленых огоньков. ТТ-100 умер, как воин, сражаясь с превосходящими силами противника. Штаб-сержант попытался на ментальном уровне вызвать мунгу Лиззи. И снова в ответ не получил ни звука. Да и сержант Пуля хранил молчание.
   Несколько раз Темьян запрашивал сержанта по внутренней связи, но, принимая во внимание то обстоятельство, что электроника БТРа вышла из строя, то и запрос по внутренней связи до него не доходил. Ничего не оставалось делать, как самому добраться до отсека водителя-механика и посмотреть, что с ними могло произойти. Но, чтобы дойти до отсека механика-водителя, прежде всего, требовалось определить, может ли сам штаб-сержант передвигаться на ногах. Вроде бы с ним все было в порядке, помимо легкого пощипывания спины, Темьян не ощущал никаких других болей в теле.
   В данную минуту штаб-сержант занимал командирское кресло центрального поста машины. Он сидел в кресле, навалившись грудью на консоль пульта, что-то мешало ему выпрямиться. Упершись руками о консоль, Темьян попытался выпрямиться, но так и не смог, спина упиралась в какое-то препятствие. Штаб-сержант даже почувствовал, что это была настоящая железная стена, которая имела дыры, острые края которой врезались в кожу спины. Откинуться назад и спокойно слезть с этого кресла, штаб-сержант не мог, сзади мешала эта железная стена, а также железные поручни кресла, выломать которые было невозможно. Чтобы все-таки покинуть командирское кресло и обрести свободу передвижения, штаб-сержанту пришлось изворачиваться всем туловищем и протискиваться в правую сторону. С большим трудом Темьяну удалось это проделать, на какой-то момент боль в спине резко возросла, но она так и не стала критической, штаб-сержант не потерял сознание.
   Уже, будучи на свободе, пару минут штаб-сержант Темьян постоял на ногах, держась руками за верхние поручни и привыкая к своему новому положению. Из-за слабости немного кружилась голова, штаб-сержант чувствовал себя неуверенно и старался осторожно передвигаться на ногах. Но вскоре боль и неуверенность прошли, Темьян, аккуратно выбирая место для каждого своего шага, медленно побрел к отсеку механика-водителя. Казалось бы, недолгий путь, всего четыре полных шага, но каждый шаг ему давался с большим трудом. Штаб-сержант мгновенно пропотел до нижнего белья, а сердце билось так часто, что ему приходилось останавливаться и пережидать пока оно не успокоится. Но он все-таки добрался до отсека механика-водителя и открыл его люк.
   Сержант Пуля и мунгу были мертвы, смерть так и не разъединила этих столь разных существ, человека и домашнее животное планеты Элизарх, которое могло производить мгновенные расчеты и выдавать любого качества анализ. Сержант Пуля сидел за рычагами управления машиной, обнаженный по пояс, а мунга Лиззи, распласталась на его плечах, до последней минуты она помогала сержанту управлять боевой машиной. Они умели одновременно, один вражеский осколок пронзил их обоих. Темьян несколько минут смотрел на эту скорбную картину смерти, а слезы ручьем текли по его щекам.
   Он низко поклонился погибшим и, плотно прикрыв люк отсека, вернулся к своему командирскому креслу.
   В тот момент он продолжал думать и переживать смерть своих друзей. Темьян прекрасно понимал, что война не бывает без жертв, но терять друзей всегда нелегко и больно.
   Жизнь не стоит на месте, и мысли штаб-сержанта Темьяна незаметно переключились на размышления о том, как ему выбраться из этого стального гроба, в который превратилась "сотка". Темьян попытался связаться с влиятельной Айлин, но его мысленный зов вернулся же к нему. Удивленный этим обстоятельством, штаб-сержант Темьян попытался мысленным щупом пройтись по окружающей местности, но только обнаружил, что зона вокруг "сотки" заблокирована для ментального общения. Надеяться на помощь со стороны больше было нельзя, поэтому все, что Темьяну оставалось делать, это было рассчитывать только на свои собственные силы. Темьян расчистил дорогу к выходу из "сотки" через нижний десантный люк. Когда работа была завершена, он вернулся к командирскому пульту и отключил аварийное освещение. В наступившей темноте, на ощупь, штаб-сержант добрался до люка, который не устоял под мощным натиском плеча человека.
   Никогда прежде штаб-сержант Темьян так не радовался этому ослепительному голубому сиянию Денеба, как на этот раз, когда десантный люк машины распахнулся, и он вывалился наружу.
   К тому же Темьяну сильно повезло, "сотка" была кормой развернута в сторону подбитого вражеского куба, поэтому его появление никто не увидел. Этот куб очень удачно перекрыл внезапное появление штаб-сержанта от глаз вражеских часовых, охранявших десантную бронетехнику. Куб стоял боком к корме "сотки" и находился всего в десяти от нее шагах. Стоя у "сотки", штаб-сержант Темьян некоторое время рассматривал инопланетную боевую машину пехоты.
   Первое, на что штаб-сержант Темьян обратил внимание, это было то, что вражеский куб не имел колес и гусениц, какие были на "Каспер VI". Внизу этот куб имел несколько маленьких, но широких и шаровидной формы роликов. Двигатель у куба не был гравитационным, по бокам машины не были заметны гравитационные решетки. Но этот куб мог перемещаться на воздушной подушке, если судить по внешней форме его низа. Куб был, разумеется, наземной машиной, обладавшей возможностями для форсирования водных преград и преодоления естественных препятствий.
   Темьян не сразу мог определить, через какой люк из вражеского куба выскакивали десантники. Он несколько раз прошелся вдоль борта машины, пытаясь на ощупь кончиками пальцев отыскать прорези люка. В задней части куба имелись похожие прорези, но, если это и был люк, то он не открывался. Чего только штаб-сержант не перепробовал, пытаясь открыть этот люк, но ничего не помогало. Он хотел уже возвращаться в "сотку", чтобы отыскать там подходящую острую железку и ею взломать люк. А шкатулка просто открывалась, достаточно было ударить ладонью руки по поверхности люка, и он моментально распахивался.
   Каждый борт куба имел изолированный десантный отсек, в котором могли разместиться шесть десантников с вооружением. Десантники сидели на сиденьях, спиной упираясь в двигательный отсек, а лицом к борту. В бортах отсутствовали стрелковые амбразуры, а имелись две стационарные пулеметные установки, огнем из которых управлял БИУС машины.
   Штаб-сержанта Темьяна очень интересовали эти проклятые белые лучи, которыми вьедские кубы довольно-таки успешно выводили из строя земные "Касперы VI", поэтому он попытался найти центральный пост управления вражеского БМП, но пока ему не удавалось этого сделать, а время уже поджимало. Внимание штаб-сержанта Темьяна привлекла мерцающее красное пятно на стене прямо напротив входного люка для десантников. Недолго думая, он ткнул в пятно сжатой в кулак рукой. Послышался щелчок, дверь уехала в сторону, и перед Темьяном открылось небольшое помещение с несколькими матовыми экранами и небольшой консолью, которая была залита светом ярко-красных светлячков.
   То, что это пульт управления вражеского куба было и дураку понятно, но что обозначали эти красные светлячки, было уму непостижимо для простого человека. Только сейчас он начал понимать, что совершил большую глупость, залезая в эту инопланетную машину. Его появление в кубе обязательно будет замечено, поэтому настала пора, как любил говорить ИскИн Зануда, "делать отсюда ноги".
   Но в этот момент в голове Темьяна прозвучал незнакомый голос, который что-то быстро проговорил на непонятном языке. Единственное, о чем можно было бы догадаться, так это было то, что, если судить по интонации голоса, то задавался вопрос. Поэтому, совершенно интуитивно, штаб-сержант Темьян утвердительно кивнул головой и одновременно мысленно приказал этому незнакомому голосу перейти на уровень ментального общения.

-3-

   Владетельный князь и господин рода "Черных песков", хозяин стойбища "Черные камни" беклярбек Рази вместе со своим первым старшим Иеремией стоял перед генералом Зане и выслушивал то, что ему говорил этот вьедский вояка. А говорил генерал об очень неприятных новостях для строггов, вьед практически в ультимативной форме потребовал, чтобы строгги сдали оружие, вернулись на места своего постоянного места проживания и прекратили бы заниматься любой деятельностью, кроме сельскохозяйственных работ. Ни один строгг, по словам генерала Зане, с этого момента не имел права по своему усмотрению передвигаться из одного населенного пункта в другой, не имея при себе удостоверения личности одновременно с административным разрешением на такое передвижение. В этих целях в каждом стойбище строггов будет учреждена администрацию, которую в обязательном порядке возглавит вьед, которая будет заниматься регулированием вопросов отношений между гражданскими лицами строггской национальности и вьедами.
   Если честно признаваться, то генералу Зане совершенно не хотелось принимать участие в этой беседе и какому-то "медведю" объяснять прописные истины. Любому аборигену должно быть ясно и понятно, что Империя вьедов ступила на эту землю и никогда ее не покинет. Адмирал Зоти проявил отеческую заботу об этом молодом медвежонке и упросил его, чтобы он лично встретился с местным князьком и рассказал бы ему о его будущем на ближайшие несколько тысячелетий. Вот генерал, чтобы не попасть впросак перед адмиралом, и попросил, чтобы выступление ему записали на мнемо кристалл, с которого он сейчас и зачитывал все полагающиеся умные слова.
   В эту минуту голова генерала была занята совершенно другими размышлениями. В ближайшие часы ожидалось прибытие 100-й дивизии национальной гвардии, которая и займется наведением надлежащего порядка на этой планете. Его 17-я десантная дивизия свою задачу по захвату Элизарха блестяще, как и подобает десантникам, выполнила, было потеряно всего пять БМП и примерно взвод десантников. А на данный момент его повоевавших десантников ожидают криогенные камеры транспортника "Толли" и новые миры, которые они должны положить под пяту Империи.
   Бек Рази стоял и, понурив голову, выслушивал эти генеральские нотации, которые были совсем не похожи на те отеческие увещевания, которыми в свое время его потчевал капитан Орли. Он поднял глаза и посмотрел на этого вьеда, который был чуть ниже его ростом, но выглядел мощным и представительным вараном, от которых и пошла раса вьедов. Несколько тысячелетий назад вараны смешались с дриптозавридами, поднялись на задние лапы, научились работать руками и думать головой, создали расу вьедов.
   А сейчас представитель этой расы разумных рептилий диктовал ему, владетельному князю свободных строггов неприемлемые условия их дальнейшего существования. Но бек Рази особо не спешил высказывать своего мнения, три года пребывания у вьедов на Мессатамии многому его научили. Уже тогда он понял, что нельзя ко всем вьедам подходить с одними и теми же мерками, и что нельзя с ними строить отношения одним и тем же способом. Этого генерала вьеда следует выслушать и принять его информацию к сведению, а уж после встречи можно будет посидеть вместе с Иеремией и обсудить полученную информацию.
   В ходе встречи стороны так и не нашли общего языка, ни о чем не договорились и разошлись, каждая размышляя о собственных проблемах и путях их решения. Строгги поняли, что поверили не тому, кому было нужно, глубоко увязли в своих отношениях с этими инопланетянами и что на шаг ближе стали к полной катастрофе.
   Генерал же Зане, словно первогодок на военной службе, вприпрыжку поскакал в свой штаб дивизии, он хотел связываться и переговорить с адмиралом Зоти, который пока еще не решился, побывать на Элизархе. Уже находясь в своем кабинете, он вызвал начальника штаба дивизии, полковника Рондо, у которого поинтересовался тем, что произошло за время его отсутствия. Полковник подробно рассказал о только что завершившейся переписки со штабом ВКС, согласно которой, через два часа прибудут первые шаттлы за подразделениями дивизии. Подъем на орбиту частей и подразделений будет осуществляться примерно в том же порядке, как происходило и их десантирование. 100-я дивизия национальной гвардии уже прибыла на орбиту и начнет высаживаться на планету несколькими частями позже. Эта дивизия только что получила нового командира генерал-лейтенанта Дульце, о котором известно, что он любимый племянник Императора, увлекается драгоценными минералами и химическими элементами.
   В этом месте доклада генерал Зане причмокнул губами, теперь ему было понятно, почему императорская семья проявила такой интерес к этой планете. Дело, разумеется, не в том, что планета Элизарх прекрасно подходит для того, чтобы вьеды жили, поживали и плодились на ней, а в том, что на ней имеются кое-какие минералы и частицы, которых нет в других местах или на других планетах мироздания.
   Сделав краткую паузу и дав возможность генералу, проглотить подслащенную им же конфеточку, полковник Рондо продолжил свой рапорт. Он сказал, что адмирал Зоти, принимая во внимание упомянутые выше обстоятельства родства командира 100-й дивизии, решил лично проинспектировать высадку частей и подразделений этой дивизии на Элизарх. В этой связи адмиральский шаттл приземлится через три часа в районе бывшей базы землян, генералу Зане приказано лично присутствовать на встрече, организовать из десантников почетный караул, как для встречи адмирала Зоти, так и для встречи генерал-лейтенанта Дульце. На этом начальник штаба дивизии полковник Рондо закончил свой рапорт, сложил блокнот, в котором были набросаны основные тезисы рапорта, опустил руки вдоль бедер и стал ожидать реакции своего генерала на эту информацию.
   Генерал Зане к этому моменту был уже на ногах и взад вперед расхаживал по своему небольшому кабинетику, заложив руки за спину и о чем-то размышляя. Он настолько углубился в эти свои размышления, что не сразу заметил, что полковник завершил свой рапорт и теперь ожидает его решения. Но ему нечего было добавить или подсказать этому умному вьеду, с которым он служил вот уже десять лет, за время совместной службы тот еще ни разу его не подвел. Зане развернулся к полковнику лицом, посмотрел в глаза и коротко кивнул головой. Этим кратким жестом, он подтвердил правильность всех предпринятых полковником акций и действий. Полковник козырнул и, четко развернувшись на месте, вышел из генеральского кабинета. Когда за ним захлопнулась дверь, генерал Зане посмотрел на часы, у него имелся еще один час до приземления шаттла адмирала Зоти. Вызывать по связи адмирала не имело смысла, теперь он может напрямую переговорить с ним, когда тот прибудет на Элизарх.

Глава 6

-1-

   Бек Рази все время пути до родного стойбища не разговаривал, молчал, только изредка поднимал голову и посматривал по сторонам дороги. Иеремия также молчал и своего господина не тревожил вопросами по результатам только завершившейся встречи. Когда беклярбек собирался и ехал на эту встречу, то он без конца сыпал шутками и подначивал Иеремию, постоянно его спрашивая, кем же тот собирается быть, когда война с землянами закончится. Иеремия на эти вопросы только отшучивался, стараясь любым способом уйти от ответов на этот вопрос. Ему совершенно не хотелось и не нравилось в столь легкой форме обсуждать такие серьезные вопросы.
   Но бека Рази тогда ничто не могло остановить, он вновь и вновь задавал этот вопрос своему военноначальнику, будучи твердо уверенным в том, что в ходе этой встречи со вьедами будут сняты все спорные вопросы, разъяснены недоразумения и убраны противоречия. В результате род строггов "Черного песка" будет признан единственным и полномочным обитателем и владетелями своей родной планеты, а родичи с этого момента будут наслаждаться безоблачной жизнью, работая себе в удовольствие.
   А сейчас после этой встречи они возвращаются в родное стойбище, по всей очевидности, не солоно хлебавши.
   По словам вьедского генерала, теперь получалось так, что вьеды решили забрать себе весь Элизарх, строггскую родную планету, причем, ни с кем они не собираются ее делить. Означает ли это, что вьеды отказались признавать строггов разумными обитателями и хозяевами этой планеты? Признают ли Элизарх необитаемой планетой или силой оружия эту планету забирают под собственную власть?! За триста лет сосуществования с землянами на этой планете до подобного решения вопроса, дело никогда не доходило. Во многих случаях земляне действовали нагло и нахрапом, они всегда пытались захватить лучшие земли, оттеснить или даже вытеснить строггов с сельскохозяйственных угодий. Но земляне никогда не доходили до того, чтобы не признать строггов разумными гуманоидами, лишить права передвижения по родной планете и приписать к постоянному месту жительства.
   В этот момент бек Рази поднял голову и поинтересовался у Иеремии, какие последние данные служба дознания имеет по роду "Синий песок", где находятся бек Джерм и влиятельная Айлин, можно ли их найти и договориться о встречи. Вопрос застал Иеремию несколько врасплох. Став во главе войска рода "Черные пески", он мало обращался к этой службе с какими-либо запросами, предпочитая получать информацию от специалистов психологии. А эта служба дознания процветала во времена беклярбека Хундо, светлая ему память, и она в основном занималась придворными интригами и кознями. Он так и ответил беку Рази на его вопрос.
   Тот слегка пожевал губами, а потом резко сказал, что ему в принципе, все равно, кто этим будет заниматься, но в самые ближайшие часы он хотел бы встретиться или с беком Джермом, или с влиятельной Айлин. Потом подумал немного, и беклярбек добавил, сказав, что с этого момента служба дознания переходит под его подчинение и что Иеремия будет лично отвечать и за организацию встречи, и за качество ее работы в будущем.
   На деле договориться о встрече с главой рода "Синие пески" оказалось не очень-то сложным делом, Иеремия даже удивился той простоте и легкости, как эта договоренность была достигнута. Когда по этому вопросу он переговорил со своим доверенным специалистом по психологии, неким строггом Висну, сообщив ему суть пожелания владетельного князя. Тот в ответ только поинтересовался о точном времени проведения такой встречи. Иеремия, не задумываясь, сказал, что было бы желательно, чтобы эта встреча прошла сию же минуту. Висну, поклонился Иеремии, отошел немного в сторонку, с кем-то там пошептался и, вернувшись сказал, что ко встрече все готово, зовите бека Рази. Еще раз, удивившись такому быстрому решению, казалось бы, этого очень сложного вопроса, Иеремия, словно мальчишка, умчался за своим господином. Бек Рази долго не собирался, он только схватил какой-то предмет с рабочего стола и они быстрым шагом отправились в помещение специалистов по психологии.
   Когда бек Рази и Иеремия перешагнули порог этого помещения, там было много строггов и джезз, но когда они увидели, кто именно пришел к специалистам по психологии, то помещение быстро освободилось от толпы посторонних строггов. Висну поклонился беклярбеку и жестом руки пригласил его в дальний угол помещения, где уже мерцала синеватая сфера наблюдения. Эта сфера была большого диаметра и доставала почти до потолка помещения,
   Иеремия сфер подобного размера еще не видел в своей жизни.
   Висну вошел в эту сферу, кому-то там поклонился и просто сказал, что бек Рази готов к разговору, затем он вышел из сферы и жестом руки пригласил беклярбека в нее входить.
   Иеремия не был приглашен участвовать в переговорах столь высоких сторон. Все время встречи он вместе с Висну провел за пределами сферы наблюдения. Поэтому, Иеремия видел одного только бека Рази, который в самом начале встрече несколько минут что-то рассказывал своим невидимым собеседникам, затем слушал, положительно или отрицательно качая головой. После чего, по всей очевидности, началась самая интересная часть встречи, ответы на вопросы сторон. Причем, вопросы иногда были такими серьезными, что бек Рази выходил из себя и гневно тыкал пальцем в сторону собеседников. Правда, ему часто приходилось виновато опускать глаза и молчать, видимо, в этот момент у него не было ответа на вопрос собеседников. В заключение встречи беку Рази пришлось помолчать несколько минут, затем он сказал пару слов и, слегка склонил голову перед собеседниками и покинул сферу наблюдения
   Иеремия встречал бека Рази за порогом сферы наблюдения, поэтому он сразу же обратил внимание на то, что внешне беклярбек выглядел очень возбужденным строггом. Тот громко негодовал по поводу отдельных высказываний и вопросов своих собеседников. Но в глубине души беклярбек Рази все же, видимо, остался доволен результатами проведенной встречи в сфере наблюдения и переговорам.
   Перед расставанием, бек Рази сказал Иеремии, что, вероятно, строггам "Черного рода" придется, как и роду "Синих песков", вернуться в земли своих предков, и к этому им следует уже сейчас готовиться. Но они должны покинуть Элизарх таким образом, чтобы в любой момент знать, что на оставляемых ими землях будет происходить. Поэтому Иеремии несколько позже следует по этому вопросу связаться и переговорить с влиятельной Айлин, а также уже сейчас он должен наладить работу службы дознания.
   Иеремия воспользовался удобной минутой и предложил, чтобы во главе службы дознания стал специалист по психологии строгг Висну. От такого неожиданного предложения бек Рази остановился на месте, удивленно посмотрел на Иеремию, рассмеялся, пробормотав что-то вроде, интересное решение вопроса, и согласно кивнул головой.
   Влиятельная Айлин была шокирована и потрясена планами вьедов по захвату Элизарха и превращению строггов в расу рабов. Она металась по покоям бека Джерма, из которых велись переговоры с главой враждебного рода "Черных песков", и никак не могла успокоиться. То, что ей с сыном рассказал бек Рази, было уму непостижимо, кто же мог так поступить, чтобы строггов признать неразумными существами и лишить их права на планету. Бек Джерм, как только мог, успокаивал мать. Хотя и его душа кипела, но в основном он гневался на бека Рази за его самонадеянность и приглашение вьедов на Элизарх. Единственная военная часть, которая могла в какой-то мере противостоять вьедам, экспедиционный батальон землян был разбит и окружен войсками его же рода.
   Военноначальник бека Рази Иеремия не останавливался ни перед чем, уничтожая части и подразделения экспедиционного батальона. Вот вам и результаты налицо, всего сто двадцать землян из двух тысяч солдат батальона, высадившихся на Элизархе, еще способны держать в руках оружие. Но они потеряли практически всех офицеров, которые могли бы их повести в бой против агрессора. Последний и очень способный молодой подофицер, штаб-сержант Темьян, пропал без вести в последнем бою и его даже мать никак не может разыскать.
   Вопрос сына о судьбе штаб-сержанта Темьяна образумил влиятельную Айлин, она несколько успокоилась. В двух словах она рассказала беку Джерму, что ей все-таки удалось выяснить, что штаб-сержант жив, но где он находится, пока определить не удалось. "Сотка" была сбита вьедами на месте высадки вьедской десантной дивизии и, по всей вероятности, Темьян тогда находился в этой боевой машине. С ним невозможно установить ментальную связь, так зона боев была перекрыта плотным вражеским колпаком электронных помех.

-2-

   А в это время штаб-сержант Темьян общался с инопланетным ИскИном, очень интересный у них получился разговор-общение. Тот голос, внезапно заговоривший со штаб-сержантом на незнакомом, разумеется, вьедском языке, принадлежал бортовой информационно-управляющей системе инопланетного куба. Когда штаб-сержант неожиданно оказался на центральном боевом посту куба, то его БИУС, естественно, доложил командиру о состоянии и боеготовности машины, запросив указание о дальнейших действиях. Кивок головой штаб-сержанта БИУС принял, за одобрение по содержанию его доклада, он также уловил мысль Темьяна с требованием о переходе на ментальный уровень общения, которую воспринял, как приказ, обязательный для исполнения. Во всех армиях приказ бывалого сержанта - это своего рода закон для подчиненных рядовых и капралов. Так произошло с БИУСом инопланетного куба, который буквально понял и буквально исполнил приказ сержанта. Он снова, но уже на ментальном уровне, как и полагается, четко и раздельно повторил информацию о состоянии и боеготовности машины и поинтересовался о дальнейших действиях.
   Таким образом, совершенно случайно установились служебные взаимоотношения между землянином и вьедским БИУСом. Штаб-сержанту Темьяну без особого труда воспринял ментальную информацию БИУСа или, если употреблять земные термины, ИскИна боевой машины пехоты, причем, без перевода с одного на другой язык. Общение мыслями является наивысшим уровнем общения разумных существ во вселенной, который не нуждается в переводах, так как мысленный обмен информацией разумных существ осуществляется по специфическим законам мышления, а не производится в зависимости от накопленного столетиями лексикона той или иной расы, нации или народности.
   Ошеломленный подобным поворотом дел, а также установлением мысленного контакта с ИскИном вьедского "АРС-10", так БИУС называл вьедскую боевую машину пехоты, штаб-сержант Темьян, стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, внимательно прослушал мысленную информацию о состоянии и боеготовности "APC-10". В настоящий момент "АРС-10" не имел серьезных повреждений, за исключением того, что во время боя с неизвестным противником, была повреждена цифровая система накопления информации. По приказу командира батальона, экипаж покинул "АРС-10", направив соответствующий запрос на вызов ремонтной бригады для устранения повреждения. Но по непонятной причине прибытие рембригады задержалось, ремонт по настоящее время не был осуществлен. ИскИн выразил готовность подготовить и направить новый запрос на ремонтную бригаду, в чем штаб-сержант Темьян ему тут же категорически отказал.
   Темьян приказал ИскИну подготовить мнемопрограмму по вооружению вьедской армии, а также по техническим данным и характеристикам, устройства, вооружения и управления "АРС-10". Практически через минуту такая программа была готова и передана в его подсознание, из которой штаб-сержант узнал, что основу вооружения вьедской армии составляет лучевое оружие. Оно было разработано и создано вьедскими учеными еще во время проведения серии войн со своими соседями риуланами. Лучевое оружие работало на основных принципах квантовой физики. Гаммо-квантового излучения генерируется специальным конденсатором (эмиттером) в результате которого происходит взаимодействие гамма-кванта с кулоновским полем атомного числа. В результате такого взаимодействия рождаются античастицы, которые при соприкосновении с частицами материального мира аннигилируются.
   Конденсатор-эмиттер под воздействием высокого электромагнитного напряжения излучает электроны и позитроны, поток которых в виде белого луча устремляется к цели, при соприкосновении с материальным объектом и в результате многофотонной аннигиляции электрон-позитронной пары рождаются тяжелые частицы адроны - мезоны и барионы, которые составляют основу физического мира. В составе этой электрон-позитронной пары имеется частица антиматерии. Взаимодействие этих тяжелых частиц вызывает процесс аннигиляцию материальных объектов, происходит уничтожение физических объектов. Этот физический процесс аннигиляционного взрыва лег в основу функционирования лучевого оружия, основным элементом которого стал конденсатор эмиттер, а также портативный мезонный реактор.
   Что касается информации по инопланетному кубу, то в настоящий момент "АРС-10" являлась основной боевой машиной пехоты вьедской армии. Главной ее задачей была безопасная транспортировка к переднему краю или в зону конфликта пехотинцев или десантников, а затем сопровождение их действий огневой поддержкой. На машине размещались тринадцать пехотинцев с вооружением. Она имела вооружение из четырех легких лучевых пулеметов, по два по каждому борту, один крупнокалиберный лучевой пулемет, тяжелый ракетно-плазменный гранатомет и малый эмиттер. "АРС-10" вобрала в себя лучшие качества боевой машины пехоты и бронетранспортера, она практически превратился в легкий танк, и была способна выполнять соответствующие задачи.
   Ознакомившись с информацией, заложенной в программу ИскИном "АРС-10", штаб-сержант Темьян приказал ему вывести на обзорный экран панораму окружающей местности. В тот же момент на всех трех обзорный экранах появилось изображение. Темьян едва сдержал восклицание удивления, когда увидел, что начало происходить вокруг подбитых вражеских кубов и земной "сотки". Стоявшие вдали ровными рядами вражеские кубы пришли в движение, они начали рассосредотачиваться по всему полю и образовывать небольшие колонны. Теперь, даже если бы и захотел, штаб-сержант Темьян никуда не мог убежать или пройти незамеченным, кругом были одни только вьеды. Но пока они не обращали внимания и не убирали с поля боя свои подбитые боевые машины, поэтому в данный момент Темьян в какой-то мере ощущал себя в относительной безопасности.
   Штаб-сержант Темьян поинтересовался у ИскИна о том, что сейчас происходит со вьедами и получил весьма интересный ответ. 17-я десантная дивизия во главе с генералом зане готовилась эвакуироваться на орбиту, она выполнила свою задачу, планета Элизарх была захвачена с минимальными потерями. Услышав такое Темьян, не меняя выражение своего лица, горестно усмехнулся. Если бы не глупость командиров и экспедиционный батальон не был бы раздерган по различным точкам брошенных земель, то вьеды так легко не получили бы эту планету. На всякий случай он поинтересовался у ИскИна, может ли "АРС-10" двигаться и вести огонь из бортового оружия. Получив утвердительный ответ, штаб-сержант приказал ИскИну машину и оружие привести в боевую готовность. Через секунду его командирский пульт управления "АРС-10" залился красными огоньками, свидетельствующими о полной боевой готовности. Штаб-сержант удовлетворенно откинулся на спинку своего сиденья и стал ожидать дальнейшего развития событий. Теперь он не спешил покидать этого места.
   В этот момент на него вышла влиятельная Айлин, ее специалисты по психологии сумели подавить сопротивление ИскИна одного из вьедских спутников и по его телекоммуникационным каналам пробиться в зоны, блокированные вьедами для проникновения ментальных каналов. Штаб-сержанту Темьяну было особо не о чем разговаривать с влиятельной Айлин, она и так уже выяснила, что он жив. Несколькими словами он проинформировал джеззу о том, что в данный момент находится во вражеском "АРС-10".

-3-

   Адмирал Зоти очень не хотелось лететь на Элизарх, ему было так комфортно и удобно в адмиральской каюте линкора, куда стекалась вся требуемая ему информация. Но родственные связи этого выскочки генерал-лейтенанта Дульце обязывали его проявить снисходительность и пожать руку генералу, когда он и его войска ступят ногой на планету, которую дивизия генерала Зане преподнесла ему на блюдечке.
   Генералу Дульце оставалось только принять Элизарх и властвовать на этой планете, подобно своему дядюшке императору, на Мессатамии. Вопрос о землянах давно уже проработан, все земные колонисты и переселенцы будут депортированы на другую планету, где кроме камней и скал ничего нет. Но этого достаточно, там уже построены специальные поселки, в которых будут проживать все эти жители Земли, а рядом расположены рудники, в которых они будут работать. Так, что земляне особых хлопот не доставят, но вот, что делать со строггами, то этот вопрос окончательно не решен.
   Ученые просят два-три дополнительных года на работу с разумами этих строггов. Они до настоящего времени так и не докопались, как эти существа могут силой мысли общаться на громадном расстоянии и могут переносить с места на место физические предметы. Они хватались за головы и кричали сумасшедшими голосами, когда в одном из своих донесений старший лейтенант Мори, пусть упокоятся его душа, сообщил, о появлении на поле боя мерцающих синим цветом экранов, через которые уходил от преследования противник.
   Тогда адмирал не обратил особого внимания на эти крики и вопли ученых, но он должным образом отреагировал, когда об этом явлении докладывал императору и тот проявил к этому факту несомненный интерес. С того момента ученые могли проводить любой эксперимент, а их бюджет вырос до небес, но в результате они смогли только обозначить проблему, назвав экраны порталами переноса, но дальше этого у них дело не продвинулось. В разговоре с одним из светил вьедской науки, тот заявил адмиралу, что проблема не будет решена, пока строгги сами не помогут ее решить. Именно поэтому адмирал Зоти поддержал требования ученых, оставить в покое строггов и передать их в руки ученых для совместного экспериментирования в этой области, тем более, что у вьедов уже имеются друзья и доброжелатели на Элизархе.
   На время, прекратив думать по этой тематике, адмирал Зоти подошел к экрану связи с центральной рубкой линкора. Вахтенные старшины и офицеры занимали свои места и работали на терминалах. Вот и еще одна проблема, подумал адмирал, вьедские терминалы оказались более слабыми, если их сравнивать с земными аналогами. Этот идиот, старший лейтенант Мори не смог сохранить здание штаба экспедиционного батальона землян, где хранились не только координаты планеты Земля, но и коды доступов к тяжелому вооружению землян. Перед вьедскими терминалами была поставлена задача, любым способом добыть эти коды. Тут и выясняется, что они смогут это сделать, но для этого им потребуется около года, а земные терминалы это могут проделать в течение одной недели.
   Тем временем на экране появилось лицо каперанга Джатти, который, молча, посмотрел на адмирала. Недовольным голосом адмирал Зоти поинтересовался, как обстоят дела с подготовкой его шаттла. Каперанг Джатти таким же недовольным голосом, из-за такой мелочи беспокоить капитана линкора, ответил, что шаттл находится на стартовой площадке и в любую минуту готов к спуску на Элизарх.
   Каперанг Джатти ни словом не обмолвился о том, что пару минут назад закончил разговор с генерал-лейтенантом Дульце, который очень интересовался тем, как поживает "надутый индюк", так адмирала Зоти прозвали в близких императорских кругах. Генерал-лейтенант был бодр и весел, а самое главное он был весьма молод, в его годы каперанг был паршивым старшим лейтенантом флота, а этот молодец уже стал полным генерал-лейтенантом. Переселив себя, каперанг Джатти перестал думать о племяннике Императора, и сосредоточился на своем адмирале. Тот явно был чем-то недоволен и искал повод придраться к чему-либо и на каперанга излить накапливающуюся злость.
   В этот момент на втором большом экране центральной рубки линкора появилось лицо генерала Зане, сразу было заметно, что генерал подбодрил себя немалыми дозами семи, поэтому, не разобравшись в обстановке, он громко брякнул о том, где скрывается этот Трезвенник. Адмирал Зоти от этой проявленной неосмотрительности своим старым другом, пришел в хорошее настроение и громко расхохотался. Он кивнул головой генералу Зане, приветствуя его и все еще смеясь, сказал каперангу Джатти, что отправляется на стартовую площадку, так как спешит пораньше встретиться с другом и не позволить ему больше взбадривать себя большими порциями семи.
   Таким образом, вопрос о дальнейшей судьбе строггов так и не был окончательно решен, адмирал Зоти решил вернуться к этому вопросу после своего возвращения с Элизарха, где собирался провести от силы два часа.
   Вахтенная команда стартовой палубы линкора "Зитх" встретила адмирала Зоти, когда он еще выходил из трюмного лифта, и почтительно провела его к адмиральскому шаттлу, который был надраен рядовыми матросами до зеркального блеска, как внутри, так и снаружи. Адмиральский шаттл от своих собратьев по этому классу космических кораблей отличался, разве что только своими меньшими размерами. Ему доверяли поднимать и опускать на поверхность планет одного только вьеда, самого адмирала флота Зоти, поэтому этот шаттл не имел большие десантные отсеки на роту или на батальон. Но он имел два двигателя, в случае сбоя или повреждения одного из двигателей, тут же начинал работать второй двигатель, но за всю историю вьедского флота такого никогда еще не происходило.
   Удобно устроившись в комфортабельном кресле, адмирал Зоти внимательными глазами обвел помещение центральной рубки шаттла и удовлетворенный увиденным порядком, благосклонно кивнул головой. Тут же засуетилась команда из четырех вьедов адмиральского шаттла и приступила к подготовке шаттла к полету на Элизарх. Через минуту шаттл с адмиралом Зоти покинул стартовую палубу линкора "Зитх" и. неторопливо развернувшись кормой к линкору, направился в верхние слои атмосферы планеты Элизарх.

Глава 7

-1-

   Креслице в центральном посту "АРС-10" оказалось не очень удобным сиденьем для человека, штаб-сержант Темьян весь извертелся на нем, пока не нашел более или менее приемлемую позу для сидения. Теперь он в готовности начать боевые действия против вьедов, но выжидал минуту, в которую мог бы нанести им наиболее ощутимые потери. Поэтому штаб-сержант набрался терпения и спокойно ожидал, когда, по его мнению, наступит именно та, нужная ему минута.
   А на поле уже приземлились первые вьедские десантные шаттлы. Как только погрузочная аппарель касалась земли, то на нее лихо въезжали угольные кубы. Через очень короткое время шаттл загружался и тут же начинал готовиться к взлету.
   Теперь, когда у него появилось свободное время и все было готово для открытия огня, штаб-сержант Темьян стал уделять больше внимания происходящим на поле событиям. Только сейчас он заметил, что вьедские кубы были различными по своим размерам, маленькие и большие. Его "АРС-10" можно было отнести к кубам среднего класса. Вскоре первая волна шаттлов поднялась на орбиту, на поле стали приземляться шаттлы второй волны. ИскИн "АРС-10", видимо, почувствовав подспудный интерес своего нового командира к происходящим на поле событиям, время от времени начал пояснять происходящие события. По его словам, 17-я десантная дивизия отличалась высокой дисциплинированностью и организованностью в осуществлении погрузочно-разгрузочного процесса. Ее подразделения бьют все уставные нормативы, семнадцать тысяч десантников в течение пяти-шести часов могут высадиться на любую, даже враждебно настроенную планету.
   В тот момент, когда на орбиту ушла вторая волна вьедских шаттлов, в процессе подъема десантной дивизии на орбиту явно наступил перерыв. Оставшиеся десантники свои боевые машины перегруппировали и образовали нечто вроде каре. Штаб-сержант Темьян догадался, что этот перерыв был устроен для организации и проведения каких-то торжеств, похоже, что его минута приближается.
   Он внутренне подтянулся, собрался с мыслями и еще раз осмотрел кнопки командирского пульта управления движением и огнем "АРС-10", запоминая их расположение. С громадным сожалением, он вспоминал безвременно погибшую мунгу Лиззи, которая в тяжелые минуты боя всегда помогала ему сливаться с ИскИном Занудой и свободно ориентироваться в неразберихе боя. Тогда силой мысли штаб-сержант превращался в ТТ-100, заставляя боевую машину пехоты выполнять такие маневры и вести такой прицельный огонь, что враг мог только удивляться и ничего не мог с такой машиной поделать. В настоящий момент и без своей мунги штаб-сержант боялся проводить подобный эксперимент с ИскИном "АРС-10", так как боялся потерять свою разумность.
   В голове у него прошелестел тихий смех влиятельной Айлин, которая категорически отказалась разрывать с ним мысленный контакт. Влиятельная Айлин твердо заявила, что не будет мешать штаб-сержанту думать и действовать, но покидать его разум не собирается. Она больше не хочет метаться по углам своих покоев, мысленно разыскивая дорогого ей человека. Сейчас же она дала понять штаб-сержанту Темьяну, мысленно, разумеется, что его разум настолько силен и мощен, что какая-то мыслящая букашка типа ИскИна боевой машины вьедов ему и в подметки не годится.
   - По образу, силе и мощи мышления ты уже почти строгг, дорогой мой, только сохраняешь облик человека. - Тихо промурлыкала джезза. - Поэтому можешь спокойно сливаться с ИскИном "АРС-10", он не сможет тебя перебороть. Уже сейчас он находится под твоим влиянием.
   В центре каре на поле появилось пара кубов, из которых вылезли несколько вьедов и начали между собой переговариваться, временами посматривая на небо.
   - Генерал Зане, командир семнадцатой десантной дивизии, а с ним полковник Рондо, начальник штаба дивизии. - Прокомментировал появление этих вьедов ИскИн "АРС-10".
   Глубоко в небе нарисовался орбитальный шаттл, который, переливаясь золотом в голубом сиянии Денеба, медленно заходил на посадку. Сначала шаттл стремительно падал к земле, но на высоте примерно в два километра заработал его главный двигатель, падение шаттла замедлилось до плавного скольжения. В двухстах метрах от земли двигатель шаттла снова мощно взрыкнул и тот еще более замедлил свой вертикальный спуск. Опоры шаттла едва коснулись земли и, он, даже на них не осев, неподвижно застыл на месте.
   При виде такой замечательной картины руки у штаб-сержанта зачесались, ему так и хотелось нажать кнопку немедленного открытия огня из лучевого излучателя "АРС-10". Но к этому времени он уже имел опыт стрельбы по таким целям и убедился, что боевые машины пехоты своим оружием не способны пробить мощные защитные экраны и нанести серьезные повреждения шаттлам. Поэтому штаб-сержант решил набраться еще немного терпения и продолжить свое ожидание, внимательно присматриваясь к тому, что происходило на поле в центре каре вьедов и бронемашин.
   Золотой шаттл опустил аппарель и по нему съехал небольшой куб, который направился к ожидавшим вьедам.
   - Прибыл адмирал Зоти, командующий космической эскадры. - Сообщил ИскИн "АРС-10".
   По всей очевидности, из-за недостаточного опыта общения в ментальном режиме этот вьедский ИскИн совершил небольшую ошибку, он не упомянул того факта, что адмирал Зоти одновременно является командующим космическим флотом всей Империи вьедов. А штаб-сержант Темьян не открыл огня по прибывшему адмиралу и встречающим его вьедам, полагая, что, если адмирал и генерал собрались вместе, то это означают, что они будут встречать более важное лицо. Действие в центре вьедского каре продолжалось, в небе показался очередной шаттл.

-2-

   Генерал Зане как только увидел лицо своего друга, то сразу же понял, что адмирал Зоти прибыл в хорошем расположении духа. Поэтому он решил использовать ситуацию, отвел адмирала в сторонку и задал ему пару деликатных вопросов. Что такого серьезного произошло в империи и почему его дивизии не позволили выполнить вторую половину боевого задания, захватить Зеленую планету и срочно возвращают на Элиссу? Вначале адмирал Зоти попытался отделаться шуточками на настойчивые вопросы генерала Зане, затем его лицо посерьезнело и он заявил своему другу, что приоткроет ему тайну, но сделает это только из-за их старой дружбы.
   Захват Зеленой планеты отложен на неопределенный срок и это решил сам император, так как он пока не определился, что делать со строггами и как строить с ними взаимоотношения в будущем. Строгги оказались не совсем теми существами, за которые их раньше принимали. С ними нельзя строить взаимоотношения на подавлении или силе, их невозможно уничтожить или ассимилировать, как вьеды поступали с другими представителями цивилизаций, с которыми они сталкивались во вселенной. Империя не может расширять свои границы и продвигаться во вселенной дальше, оставляя за спиной такого сильного врага. Генерал Зане недоуменно пожал плечами, слушая адмирала, он не понимал, причем тут его дивизия и взаимоотношения с этими строггами, которых он, кроме их властителя, пока еще и не видел.
   Адмирал Зоти не рассказал своему старому другу второй половины своего секрета. Накануне его вылета на Элизарх разведка империи совершенно случайно обнаружила координаты еще одной звездной системы, которая была земным форпостом. На четырех планетах этой звездной системы было немало колоний и поселений землян, но помимо этого там находились громадные арсеналы с оружием. В этой связи Император принял личное решение о подготовке операции по захвату этой звездной системы и имеющегося там вооружения землян. Поэтому военное командование Империи начало концентрацию вооруженных сил в рамках подготовки этой операции. На плечи 17-й десантной дивизии генерала Зане, как наиболее боеспособной и подготовленное соединение, лежит основная тяжесть по захвату планет этой звездной системы. Именно поэтому ее срочно вывели в резерв главного командования для пополнения и частичного перевооружения. А генерал-лейтенант Дульце пусть занимается делами строггов и мервов на Зеленой планете, он получил инструкции по этому вопросу у своего дядюшки Императора.
   В этот момент в небе показался шаттл генерал-лейтенанта Дульце, идущий на посадку. В отличие от степенно-размеренной посадки адмиральского шаттла, генеральский шаттл быстро падал к земле. Он с таким грохотом и визгом обрушился в центре каре выстроенных в его честь десантников, что большинство вьедов были вынуждены воспользоваться специальными ушными заглушками, которые из-за своего острого слуха, доставшегося от предков, постоянно имели при себе. Коснувшись опорами поверхности посадочной площадки, корпус шаттла просел, чуть ли не до самой земли, столь резким получилось это касание земли. Как только корпус шаттла перестал раскачиваться верх и вниз на опорах, что носовая часть шаттла отделилась и пошла вниз, превращаясь в разгрузочную аппарель.
   Аппарель коснулась земли и замерла, целая минута прошла, прежде чем на ней показался молодой улыбающийся вьед, который широко шагал по аппарели и приветственно махал рукой воинам почетного караула. Это был генерал-лейтенант Дульце, который демонстрировал свои родственные связи и принадлежность к императорскому семейству этим церемониальным проходом по аппарели.
   Генерал-лейтенант Дульце сделал всего несколько шагов, когда увидел, что один из "АРСов-10", находившийся далеко за пределами почетного каре, открыл внезапный огонь из лучевого эмиттера. Это было несколько неожиданно и непонятно, в программе встречи, которую передал начальник штаба 17-ой десантной дивизии, полковник Рондо, не слова не упоминалось военном салюте в его честь. Молодой генерал вьед в растерянности затоптался на месте, не зная, как себя вести в таком случае. К несчастию, рядом не оказалось никого, у которого можно было расспросить, что ему делать, если будет производиться салют в его честь. Но в этот момент аннигиляционный луч коснулся генерала, незаметные глазу вьеда микро аннигиляционные взрывы его разрезали надвое.
   Генерал-лейтенант Дульце умер, так и не найдя ответа на этот вопрос. А этот же луч через раскрытую носовую часть свободно проник вглубь шаттла и попал в термоядерный реактор.
   В мгновение ока шаттл генерал-лейтенанта Дульце превратился в ярко-белый шар, который долгие двадцать ударов сердца существовал в центре каре почетного караула, а затем со свистом и резким грохотом рванул в небо. Очень скоро пламя пропало, а на месте шаттла осталась неглубокая воронка с оплавленными краями. Защитные устройства шаттла вовремя сработали и не позволили произойти реакции деления атома, не позволили взрыву реактора перейти в термоядерный взрыв. Если бы произошел термоядерный взрыв, то от почетного караула вьедов ничего бы не осталось, в радиусе пятидесяти километров все было бы уничтожено.
   А так произошел мощный взрыв реактора шаттла, который уничтожил сам шаттл и перемешал первые ряды почетного караула 17-й десантной дивизии, особо не повредив и не искалечив боевые машины пехоты с десантника. Помимо генерал-лейтенанта Дульце и членов экипажа шаттла, особо других жертв среди вьедов не было.
   Вьедские десантники были бывали солодами, война была их профессией, они немало повоевали и немало повидали на своем веку, поэтому начинавшаяся из-за взрыва паника быстро прекратилась, место взрыва было локализовано, и они принялись разыскивать виновников обстрела шаттла.
   Этот взрыв не затронул ни адмирала Зоти, ни генерала Зане, которые. в момент взрыва, не торопясь, выдвигались навстречу генерал-лейтенанту Дульце. Как только появился белый шар сопровождавшие генерала и адмирала десантники набросились на них, прижали к земле и своими телами прикрыли от взрыва, и вспыхнувшей было вблизи перестрелки.
   Эта, перестрелка, впрочем, была быстро локализована и прекращена, средние командиры десантники быстро навели порядок, прекратили перестрелки и другие недоразумения, начали выяснять, кто же открывал огонь из эмиттера.
   К этому времени адмирала Зоти и генерала Зане подняли на ноги и тут же затолкали в бронированный вездеход, в мобильный командный пункт командира дивизии, который мгновенно возник поблизости. Тут же были приведены в боевую готовность защитные экраны МКП, которым выстрелы из малого эмиттера были не страшны. Только после всех этих мероприятий адмиралу и генералу дали право голоса, до этого момента десантники действовали самостоятельно, но им говорить было нечего.

-3-

   ИскИн "Арс-10" стрелял метко, без пристрелки, с первого же выстрела он поразил цель, убил молодого вьеда, который по аппарели спускался к встречающим его войскам, приветственно помахивая рукой. Больше всего штаб-сержант Темьян поразило, как начали расширяться зрачки глаз этого вьеда в тот момент, когда ИскИн произвел первую очередь выстрелов. Что-то произошло с его зрением, оно рывком преодолело расстояние до вьеда, показав крупным планом его лицо. И когда зрачки глаз вьеда начали быстро расширяться, штаб-сержант сердцем осознал, что этот вьед среди множества боевых машин, которые окружали место посадки его шаттла, выделил их "АРС-10", видимо, сообразив, что эта машина несет ему смерть. Правда, вьед так и не успел до конца осознать, что же вокруг него происходит. Он не успел предпринять меры личной безопасности, когда белый аннигиляционный луч наискосок перечеркнул его тело, после чего у него не было ни единого шанса на то, чтобы выжить.
   Когда этот вьед мертвым заваливался на аппарель, только тут штаб-сержант заметил, что шаттл, которым вьед прибыл, раскрыт. Передняя часть шаттла превратилась в аппарель и в данный момент этот шаттл полностью беззащитен. Тут же полыхнула новая очередь вспышек белых лучей, это ИскИн "АСР-10", уловив мысли штаб-сержанта, перевел огонь эмиттера на внутренности шаттла. Несмотря на мощный голубой свет, излучаемый гигантом Денебом, в воздухе хорошо был заметно, как белый пунктир проник внутрь шаттла, после чего тот превратился в маленькое солнышко, но этот взрыв не был термоядерным взрывом.
   Штаб-сержант Темьян от своих армейских друзей не раз слышал о том, что боевые машины, на которых установлены ядерные или термоядерные реакторы, оснащаются специальными устройствами, не позволяющими при повреждении или прямом попадании вражеских снарядов в реактор, чтобы происходил ядерный взрыв или цепная ядерная реакции деления. Если бы таких устройств не было бы, то армия уже давно сама бы себя уничтожила бы подобными взрывами. Нечто подобное, по всей очевидности, произошло и в случае с этим вьедским шаттлом.
   Этим взрывом бой не был окончен, он только начинался. Воспользовавшись возникшей суматохой среди вьедских подразделений, штаб-сержант Темьян приказал ИскИну "АРС-10" покинуть место стоянки и проникнуть в каре. Он даже охнул от неожиданности, когда "АРС-10", не разворачиваясь, начал, быстро набирая скорость, левым боком двигаться к каре вьедских войск. Это с ним сыграл плохую шутку укоренившее земное восприятие движения, когда колесные транспортные средства движутся по определенным правилам и в определенном режиме. Земляне привычно воспринимают, что колесное транспортное средство движение вбок может начать только после того, как оно совершит разворот. А этот вьедский "АРС-10" начал двигаться боком без каких-либо разворотов и доворотов, причем довольно-таки быстро и лихо. Пока осуществлялся маневр сближения с каре, штаб-сержант Темьян тщательно обследовал вьедские подразделения в поисках целей для последующего обстрела и нападения.
   Он обратил внимание на то, как несколько кубов, собратьев "АСР-10" плотным кольцом окружили сдвоенную и цельнометаллическую платформу с гравитационными решетками. В тот момент, когда он размышлял, откуда у вьедов мог появиться гравитационный двигатель, то в ход его мыслей вмешался ИскИн "АРС-10". Он пояснил, что вьеды близко подошли к изобретению, но пока еще не изобрели гравитационный двигатель, а то, что штаб-сержант в данный момент наблюдает, является мобильным командным пунктом командира 17-й десантной дивизии генерала Зане. Этот МКП на своих бортах имеет не гравитационные решетки, а устройства по созданию и поддержанию защитных экранов. МКП генерала Зане имеет шесть защитных экранов, каждый из которых может выдержать выстрел среднего эмиттера. И в настоящий момент, пояснил ИскИн, МКП окружен ротой "АРСов-10" разведывательного батальона дивизии, где служат лучшие их лучших рядовых и офицеров.
   Но на разговоры времени больше не было, "АРС-10" штаб-сержанта Темьяна каким-то чудом сумел, чуть ли не вплотную, подобраться к мобильному командному пункту командира десантной дивизии. С расстояния в пару сотен метров "АРС-10" открыл огонь из боевого эмиттера. Вьедские десантники практически моментально отреагировали на враждебное поведение этого своего "АРС-10" и нейтрализовали его. Ему позволили произвести всего две очереди выстрелов, но эти два пунктира аннигиляционного луча на атомы разнесли второй прицеп командного трейлера, прежде чем заработали защитные экраны МКП. Адмирал Зоти получил тяжелое ранение ноги, а генерала Зане даже не царапнуло. "АРСы-10" роты разведывательного батальона моментально перекрыли все подходы к МКП и голодной сворой навалились на враждебный "АРС-10", больше не позволив ему стрелять по своим высшим командирам.
   Две минуты продолжался этой бой, в течение которого рота потеряла две боевые машины пехоты, но сумела навсегда заткнуть глотку своему бывшему собрату. В какой-то момент его защитные экраны не выдержали и прекратили существование, и "АРС-10" предстал в своей беззащитности. По наитию, командир разведывательной роты, капитан Сири крикнул в ларингофон, чтобы прекратили огонь и чтобы десантники захватили эту боевую машину вместе с ее экипажем. Две отчаянные головы сумели выпустить два аннигиляционных луча и поразить уже замолкшую машину.
  
  
  

Конец первой книги

   Егоров В.А.
   Е-mail: val-egorov@mail.ru
  
   Калифорний -- радиоактивный химический элемент седьмого периода таблицы Менделеева, актиноид. Калифорний является самым дорогим металлом в мире, по оценкам, его стоимость составляет 6,5 млн. долларов за грамм.
   Земная Коалиция - более двадцати планет, разбросанных по различным уголкам вселенной и населенных земными колонистами и переселенцами. Центральное правительство земной Коалиции находилось на Земле, но к этому моменту уже особо не влияло на развитие событий на этих планетах, погрязнув в решении собственных, мелких проблем.
   Фазерный автомат - укороченная фазерная винтовка, способная вести огонь в автоматическом режиме. Предназначена для ближнего боя и рукопашных схваток.
   Нокаут -- это состояние боксера, характеризующееся головокружением, частичной или полной потерей ориентации, а иногда и сознания, возникшее в результате удара.
  
   Денеб (Альфа Лебедя) -- самая яркая звезда в созвездии Лебедя и одна из ярчайших звёзд в ночном небе, с видимой величиной +1,25m. Вместе со звёздами Вега и Альтаир Денеб образует "летне-осенний треугольник", который виден в Северном полушарии в летние и осенние месяцы.
   Гиперпространственный прыжок - перелет космического корабля или физического объекта во вселенной вне пространства и времени. Для постороннего наблюдателя это практически мгновенное перемещение корабля или физического объекта от одной звезды до другой, но для экипажей кораблей и их пассажиров отсчитывается внутрикорабельное время, правда, несколько отличается от реального времени.
   Лебедь -- созвездие северного полушария звёздного неба. Яркие звёзды образуют характерный крестообразный рисунок, астеризм Северный крест, вытянутый вдоль Млечного Пути, ассоциировавшийся у древних с летящей птицей лебедем. Вавилоняне называли созвездие "лесной птицей", арабы -- "курицей".
   Денеб (Альфа Лебедя) -- самая яркая звезда в созвездии Лебедя и одна из ярчайших звёзд в ночном небе, с видимой величиной +1,25m. Вместе со звёздами Вега и Альтаир Денеб образует "летне-осенний треугольник", который виден в Северном полушарии в летние и осенние месяцы. Денеб входит в число самых крупных и самых мощных звёзд, известных науке. Диаметр Денеба примерно равен диаметру земной орбиты (-300 миллионов километров). Точное расстояние до звезды неизвестно, поскольку проблематично его измерить на таком большом расстоянии, но оценивается примерно в 1,5 тысячи световых лет. Абсолютная звёздная величина Денеба оценивается в --6,5m, что делает Денеб самой мощной звездой из всех 25 самых ярких звёзд неба.
   Гибернация (биология) -- зимняя спячка, частный случай диапаузы (состояние физиологического торможения обмена веществ и остановка формообразовательных процессов).
   ИскИн - искусственный интеллект.
   Пегас -- созвездие северного полушария звёздного неба. Расположен к юго-западу от Андромеды. Занимает на небе площадь в 1120,8 квадратного градуса и содержит 166 звёзд, видимых невооружённым глазом.
   Гетеротрофы -- организмы, которые были не способны синтезировать органические вещества из неорганических путём фотосинтеза или хемосинтеза. Для синтеза необходимых для своей жизнедеятельности органических веществ им требуются экзогенные органические вещества, т. е. произведённые другими организмами. Гетеротрофами являются почти все животные и некоторые растения. По способу получения пищи делятся на две противопоставляемых группы: голозойных (животные) и голофитных или осмотрофных (бактерии, многие протисты, грибы, растения).
   Гоминиды (Hominidae) -- это семейство наиболее прогрессивных приматов, включая людей, орангутангов, горилл и шимпанзе.
   "Процион" - легкий разведывательный крейсер земной Коалиции, после открытия Денеба IV погиб в гиперпространственном прыжке во время возвращения на Землю.
   Элизарх - так строгги называли Денеб IV.
   Джезза - женщина, пер. со строгггского.
   Анабиоз -- такое состояние живого организма, при котором жизненные процессы (обмен веществ и др.) настолько замедлены, что отсутствуют все видимые проявления жизни.
   Содержание кислорода в сухом воздухе - 20.945 процентов по объему и 23.10 процентов по массе.
   Теф (тефф) -- основная зерновая культура Эфиопии, занимающая в этой стране около 30% пашни. Из размолотого зерна тефа готовят главный местный продукт питания -- лепешки. Из смеси муки пшеницы и тефа (40%) пекут хлеб.
   Терраформирова?ние -- изменение климатических условий планеты, спутника или же иного космического тела для приведения атмосферы, температуры и экологических условий в состояние, пригодное для обитания человека, земных животных и растений.
   Кинестетическое чувство - посылает в мозг сигналы о каждом движении суставов или мышц. По нервам эти импульсы передаются в головной мозг, информируя о положении конечностей в пространстве и о расположении единичных мышц и групп мышц, а также суставов относительно друг друга.
   Беклярбек -- управляющий областью, внутренним государством. Одна из двух главных административных должностей в Большом государстве Денеба IV.
   Телепатема - сигнал, информация, сообщение, передаваемые индуктором во время телепатического сеанса
   Телепортация -- общее название гипотетических процессов, при использовании которых объект способен перемещаться из одного места в другое за очень короткий промежуток времени (практически мгновенно), не существуя в промежуточных точках между ними, при помощи технологических методов или паранормальных явлений
   Газават (араб.) - одно из названий "священной войны" мусульман.
   Дворфы (в русской локализации -- гномы) -- сильная и могучая раса. Эти гордые существа обитают на землях, в которых многие другие расы не могут или не желают даже находиться.
   Так строгги называли планету Денеб V, населенную мервами.
   Специалисты по психологии - в современном понимании родовые маги, чародеи.
   Дуллес - бывшая столица строггов, за двести лет пребывания землян на Денебе IV постепенно превратилась в столицу землян, в основном в ней проживали земляне и только те строгги, которые были изгоями или отщепенцами своих родов.
  
   Персидский царь (с 486 до н. э.) Ксеркс, когда готовилось сражение при Саламине, приказал устроить понтонный мост, чтобы перебросить свои войска к месту сражения. Но из-за ураганного ветра и волнения на море мост был разрушен. Разъяренный царь приказал наказать море, и персидские палачи высекли кнутами морскую воду.
   Мунги - представители животного мира Элизарха, своего рода домашние животные, вроде земных кошек, но обладавшие развитым головным мозгом. Джеззы использовали их в качестве биологических компьютеров, которые по мощности на порядок превосходили земные вычислительные комплексы..
   Мажордом - титул высшего должностного лица в иерархической структуре власти родов строггов.
   Чихуа-хуа - нечто вроде жевательного табака с небольшим добавлением наркотика для повышения тонуса организма строгга. Земляне чихуа-хуа не воспринимали.
   Старинное название тифа.
   Крис (либо керис) -- национальный кинжал с характерной асимметричной формой клинка. Появился на острове Ява, распространен в Индонезии, на Филиппинах и в Малайзии. Этимология связана с древнеяванским словом нгерис (ngeris), что означает "колоть", "пронзать".
   Мессатамия - центральный мир и название центральной планеты мира вьедов.
   Вьед - так назвали свою расу рептилеобразные и разумные существа, мир которых под названием Империя находился в Малом Магеллановом облаке.
   Засапожник -- нож, носимый за голенищем сапога. Предполагаемые характеристики: клинок четырехгранный, вогнуто-выпуклый, обоюдоострый (длина 25 см; максимальная толщина 0,7 см); рукоять круглая, без крестовины (длина 10-13 см).
   Лучевой оружие - разработано и создано вьедскими учеными во время проведения серии войн со своими соседями риуланами. Оно работает на основе квантовой физики.
   Так вьеды называли созвездие Лебедя.
   "АРС-10" - серийная боевая машина пехота вьедской армии, аналог земного ТТ-100.
   Вьеды тревожным сигналом считали зеленый свет.
   Радиоэлектронная борьба (РЭБ) -- совокупность согласованных по целям, задачам, месту и времени мероприятий и действий войск по выявлению радиоэлектронных средств (РЭС) и систем управления войсками и оружием противника.
  
   Трехмерное пространство -- геометрическая модель материального мира, в котором мы находимся. Это пространство называется трехмерным, так оно имеет три измерения -- высоту, ширину и длину, то есть трехмерное пространство описывается тремя единичными ортогональными векторами.
   Вспомогательный крейсер -- быстроходный военный корабль, имеющий достаточное вооружение для выполнения сторожевых, патрульных, досмотровых функций. Часто использовался в качестве конвойного судна.
   Высшая форма общения на ментальном уровне не требует знания какого-либо языка или группы языков различных рас, так как общение на этом уровне происходит непосредственно мыслями и мыслеобразами.
   Эллиса - центральная планета Империи вьедов.
   Десантная дивизия вьедов - состоит из пяти бригад полного состава. Каждая бригада состоит из трех полков. Каждый полк в свою очередь состоит из разведывательного батальона, трех мотострелковых батальонов, батальона бронетехники и артдивизиона. Каждый батальон состоит из трех мотострелковых рот, роты бронетанковых средств и артиллерийской роты.
   Семи - алкоголь типа шотландского виски.
   Магический круг - это окружность, охранный барьер, который чертят, чтобы не попасть во власть существ вызываемых при ритуале. По мнению магов строгг, находящийся в таком круге при выполнении обрядов церемониальной магии, может не бояться воздействия потусторонних сил и полностью защищен от влияния извне.
   БИУС - бортовая информационно-управляющая система, человеко-машинная система, объединяющая информационную, электронную и электрическую системы боевой машины пехоты ("АРС-10"). Система обеспечивает автоматизацию всех информационных, управляющих процессов и осуществления командования данной боевой машиной и другими подразделениями.
   Внешне, если судить по шерсти и ее окраске, строгги очень походили на земных медведей, если они поднимутся на задние лапы.
   Дриптозавр (Dryptosaurus -- "рвущийся ящер", др.-греч. ????? -- "ящер") -- представитель примитивных тираннозавров, живший в конце Мелового периода 75--70 миллионов лет назад.
   APC - Armed Personnel Carrier
   Вьедская Империя провела четыре войны со своими соседями по Малому Магелланову облаку риуланами, если принимать во внимание земное летоисчисление, то они проходили в 15-м, 17-м и две войны в 19-м веках.
   Эмиттер - электрод, который является источником электронов при воздействии внешних причин (нагревании, влиянии электрического поля и т. п.).
   Число "тринадцать" является счастливым числом у вьедов.
   Утяжеленная лучевая винтовка для ведения автоматического огня (легкий пулемет) - в основном предназначена для уничтожения живой силы противника на дистанции до одного километра
   Тяжелая лучевая винтовка для ведения автоматического огня (крупнокалиберный пулемет) - по живой силе противника может вести прицельный огонь на расстоянии до полутора-двух километров. Способен нанести тяжелые повреждения и даже уничтожить легкие машины пехоты ("АРС") и БТР противника.
   Тяжелая (станковая) ракетно-прлазменная установка (станковая ТРЛ208 ) - используется пехотными и десантными частями, но в основной предназначена для вооружения боевых машин пехоты типа "АРС-10". Предназначен для уничтожения живой силы противника и боевых Маш пехоты. Калибр - 20 миллиметров, работает на расстояние до одного километра. Управляется стрелком и ИскИнами боевых машин пехоты.
   Малые эмиттеры - (планетарное оружие) калибр 50-75 миллиметров, дистанция эффективного огня до 3-5 километров,
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   291
  
  
  
  

Оценка: 3.89*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  О.Гринберга "Полуночные тайны Академии Грейридж" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | A.Summers "Воздушные грани: в поисках книги жизни" (Антиутопия) | | Я.Ясная "Игры с огнем. Там же, но не те же" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | И.Лор "Нежданчик" (Постапокалипсис) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"