Фром Павел: другие произведения.

Сумеречный отель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В обычном отеле происходят странные вещи.Но все проходит мимо главного героя, который спокойно работает по ночам, и ничего не подозревает... до поры до времени.

  Сумеречный отель.
  
  День... его шум и суета угнетают. Все куда-то спешат, в надежде урвать свой кусочек счастья. Смотрят вперед, иногда под ноги, и очень редко - на небо. А зря... Оно бывает необыкновенно, прекрасно, особенно когда солнце клонится к горизонту. Закат багровеет, окрашивая облака в нереальные оттенки красного, на фоне, еще голубого, а потом и звездного неба. Последние лучики света прорезают тьму и обрезаются линией горизонта, один за другим. Стихает городская суета... воздух становится прохладным....
  Вдохнув его полной грудью, я, наконец открываю глаза.
  Шторки мерно вздымаются, повинуясь велению ветерка... в комнате приятный полумрак. Тихо, спокойно. В голове ясно, как в лунную ночь... ничего не мешает думать.
  
  На часах почти полночь.
  Спокойно одеваюсь, беру зонт и выхожу на улицу. Ночь, это мое время...
  Да, знаю что опоздал, но меня это мало заботит. Неторопливо прогуливаясь, оглядываюсь по сторонам. Вдыхаю вечерние ароматы поздней осени. Холодает...
  
  А вот и цель моей прогулки: высокое, подсвеченное прожекторами здание, с ковровой дорожкой на ступенях, постриженными кустами и широким подъездом, для гостей и такси. Это мой отель.
  Конечно не собственный, но я его курирую. Слежу чтобы все было в порядке, проверяю номера, даю ценные указания, и еще кучу мелких нюансов. Днем здесь суета, много гостей, разные презентации и тому подобные номера. Некоторые из них можно показывать в цирке... но это не мое дело. Суета - это то, что было вчера. Я же прихожу "завтра", в самом его начале. В преддверие нового дня.
  
  Машу рукой охране. Камеры у нас везде, и я знаю где каждая из них и кто в нее сейчас смотрит. В ответ ночная смена мигает дежурным освещением. Вот и поздоровались...
  
  Стеклянные двери лениво отползают в стороны, вздыхая, от того, что потревожен их сон.
  В уютном зале тепло, и царит полумрак. На стене, как и положено приличному отелю - круглые циферблаты часов с позолоченными багетами. Каждый усердно отсчитывает время страны, указанной на табличке. Ночью отлично слышно как они идут... но к этому привыкаешь.
  Фикус, пара кожаных кресел, каменная колонна и, наконец, стойка, за которой сидит она.... В свете настольной лампы, покручивая непослушный локон, что-то читает задумчиво.
  
  - Привет... - говорю ей тихо, чтобы не на пугать.
  - Привет... - она поднимает глаза и напряжение на ее лице сменяется мягкой улыбкой.
  Потягивается, зевая, закрывает рот кулачком. Встает:
  - Кофе?
  - Кофе - отвечаю я вглядываясь в ее полусонное лицо.
  Она варит его просто отлично. Наверное знает какой-то секрет.
  
  Сейчас, еще не спящие гости, засидевшиеся в ресторане, или снующие в поисках сигарет не дадут пообщаться. Поэтому, пьем молча и расходимся по своим делам. Она - за стойку, а я - беру список новых забот и начинаю с верхнего этажа.
  
  Когда знаешь свою работу, время бежит незаметно. Стрелка часов останавливается на четырех... Все. Мертвый час. До шести утра делать ничего нельзя. Покой постояльцев превыше всего. Шагая по мягкому ковру, ночные горничные разбредаются кто куда. Кто-то коротает время в комнате отдыха, а кто-то дремлет в свободных номерах. Но, я закрываю на это глаза. Главное, что работают они отлично. Не считая охраны, носильщиков и троих ремонтников, в отеле работают одни женщины. Да, еще повара, про них я как то забыл. Тоже отличные ребята. Но все же женщин подавляющее большинство. Умницы, красавицы... словом отличный коллектив. Не приходится напоминать кто и что должен делать.
  
  Спускаюсь вниз. В фойе... Теперь самое интересное. То, чего я жду каждую ночь с волнением, сам не свой...
  Женщина, что работает за стойкой, с удивительным именем София, завидев меня снова наливает кофе. Его аромат чувствуется в каждом уголке просторного зала. Она ставит чашки на край дубовой столешни, достает вазу с печеньем и выходит ко мне.
  
  Со стороны может показаться, что мы ведем неторопливую беседу ни о чем. Так, коротаем время зря. Так и должно быть...
  На самом деле мы исполняем каждую вторую ночь этот странный, только нам известный ритуал.
  Край стойки - это мертвая точка. Я высчитал это, потратив целый месяц. Она не проглядывается ни с одной стороны. Ни с одного прохода, ни даже с улицы. Этого кусочка зала, размером чуть больше квадратного метра для камер наблюдения просто нет...
  Кофе - лишь грамотный тактический ход.
  
  Стоя в пол оборота, мы практически не смотрим друг на друга. Она что-то тихо рассказывает, а я соглашаюсь, в то время как моя рука незаметно скользит по ее платью.
  Я мягко ощупываю ее грудь, упругую, довольно плотную, с маленькими твердыми сосками. Она откидывает рукой свои светлые, вьющиеся волосы, делая вид, что они мешают ей. Давая тем самым больше свободы для меня.
  
  У нее отличная грудь... не смотря, на то, что я никогда не видел ее. Только на ощупь.
  Мягкий, округлый животик... аккуратный пупок, талия... Моя рука свободно скользит по ее теплому телу, поглаживая его неспеша. Задерживаясь на мгновение то там.. то тут... Наконец, на лице Софии проступает легкий румянец. Она не в силах этого скрыть. Глазки начинают блестеть... она путается в словах... Делает паузу.
  
  Осмотревшись по сторонам, она делает глоток из чашки... прислушивается. Никого....
  Чуть откинувшись назад, она, ставит свой каблучок на подножку барного стула. Которого тут не должно бы быть... Но это тоже не случайно.
  Моя теплая ладонь ложится на ее колено. Она всегда вздрагивает в этот момент. Мы оба улыбаемся. Теперь мне доступно ее бедро... голень... и кое что еще. Но я не привык торопиться. Всему свой черед. Ей особенно нравится, когда я провожу ногтями по ее ноге от колена и выше... выше... А потом назад. И так несколько раз. Потом снова ладонь...
  Приятно погладить ее бедро снизу, осторожно, до ленты чулок. Стараясь не коснуться раньше времени. Это все испортит...
  Когда тело Софии начинает вздрагивать в такт поим движениям, а ресницы опускаются вниз, ласки мои становятся менее невинны. Я знаю чего она ждет, и знаю, что на ней нет белья.
   Делаю глоток кофе и прислушиваюсь. Она уже не здесь, поэтому это делаю я.... Вокруг никого.
  Наконец, пальцы мои касаются ее... Дыхание Софии замирает на миг а помутневшие глаза приоткрываются. Мой палец проваливается в нежную плоть... но только на мгновение. Я подношу его к своим губам и прикасаюсь.
  Она ждет этого каждый раз. И ей нравится знать, что мои губы без сомнения прильнут к ее губам. Но, она этого не допустит. Только жест... Такие у нас отношения. И менять что-либо я не решаюсь.
  Наконец, моя ладонь возвращается на ее лоно. Теперь излишняя деликатность ни к чему. Плоть жаждет плоти. Я проникаю в нее пальцами... сжимаю в своей руке ее лобок. Раздвигаю ее бедра и добираюсь до влагалища. Поглаживаю твердый бугорок клитора, сначала медленно, потом быстрее... еще быстрее...
  Она уже с трудом стоит на ногах. Я делаю паузу. Не вынимая пальцев из нее, даю отдышаться. Она знает что будет дальше и, наконец кивает мне.
  Поглаживая ее маленькую драгоценность ладонью, я уверенно, но осторожно ввожу в нее два длинных пальца и сгибаю их внутри. Несколько легких движений кисти и она уже не может держать себя в руках. Тонкий каблучок ее туфель скользит по ножке стула, словно пытаясь найти опору. Костяшки тонких пальцев белеют, вцепившись в дубовую стойку, что есть сил...
  Глаза ее закатываются под негромкие хлюпанье собственной влаги... Свободной рукой она зажимает себе рот и каменеет словно статуя греческого пантеона...
  Я останавливаюсь на миг, чтобы почувствовать как ритмично сжимается ее вагина. Это очень приятно для меня...
  Выжидаю несколько секунд и снова надавливаю на ее лобок изнутри, ритмично двигая кистью. И все повторяется... она снова сжимает мои пальцы внутри себя. И я терпеливо жду...
  Это повторяется до тех пор, пока София еще стоит. Главное вовремя закончить. Иначе она выдаст себя. И о нас могут узнать...
  
  Ну вот... она возвращается. Я медленно извлекаю руку из под ее платья. Она быстро вытирает с нее свою влагу салфеткой, заранее спрятанной под лентой чулок. Затем, я привычным движением помогаю ей.
  
  Через несколько секунд, мы как ни в чем не бывало, допиваем свой кофе и расходимся по сторонам. Только легкий румянец на ее щеках и заметный бугор у меня в брюках напоминают о том, что произошло.
  
  
  Остаток ночи, я обдумываю наши отношения. Они столь же мучительны, сколь и приятны. Вот только кто она для меня? И кто я?
  Но эта тема не обсуждалась. Мы практически не общались вне работы. Хотя у каждого был телефон. Она не шла на контакт вне отеля. И не позволяла большего. Сначала она позволяла совсем немного. Прерывала когда я заходил дальше позволенного. Но в следующую ночь неизменно приходила опять. И я продолжал пытаться.
  Эта странная игра забавляла нас обоих. Тем более, что любые отношения между работниками, мягко говоря, не приветствовались. И, наконец, все пришло к тому, что есть.
  
  Но отношения, которые не развиваются, рано или поздно обречены.
  Я понял это после неприятного инцидента. К тому времени наше общение с Софией, если это можно так назвать, насчитывали почти год. Практически ничего за это время не меняло порядок вещей.
  Но, с подачи начальства к нам в штат зачислили одну мадемуазель....
  
  Все бы ничего, но заносчивостью своей и нескрываемым карьеризмом, она повергла меня в шок. Да и не только меня. Через неделю после ее появления, персонал начал откровенно вешаться от ее поведения. Образно, выражаясь, конечно.
  Она бралась за все и вся, уверенная в себе на сто процентов. Спорить с ней было бесполезно, доказывать что-то - просто невозможно. Своим "знанием дела" и двумя высшими образованиями, она истощила мою нервную систему так, что я начал терять интерес к работе. Наконец, последняя капля переполнила меня. Я пошел и взял отпуск за свой счет. Без объяснения причин. Дамочку же эту, а звали ее Белла, оставил за себя.
  Тем более что числилась она, как бы, моим замом.
  В дверях отеля она поймала меня, не скрывая своего счастья. И в трех словах выразила, как прекрасно тут будет без меня.
  В сердцах, я сказал что меня поставят раком, и пригрозил, что поставлю ее раком, если к моему возвращению что-то будет не так. Но она и глазом не моргнула. Приняла это как вызов. Дурацкий спор... И имя у нее дурацкое. Хотя ей оно точно подходит.
  
  В случае моей победы, она готова встать в позу, тем более, по ее же словам, ей не привыкать.
  В случае ее победы, я должен был уйти, освободив место тому, кто лучше знает свое дело. То есть ей.
  Стюарт, стоявший у дверей холла, невольно стал свидетелем диалога. Мы ударили по рукам и он разбил рукопожатие, конечно, пообещав молчать. А потом, малость подумав, пообещал что молчать не будет, если один из нас нарушит уговор. Даже если его уволят. Такого номера, по его же словам , он и в цирке не видал.
  
  Первую неделю отпуска мне никто не звонил. Но вот в следующую среду количество неотвеченных звонков зашкалило. Следующий звонок я решил принять:
  
  - Кто это? - спросил я.
  
  Но никто не ответил, вместо этого я услышал истеричный визг, брань и отборные оскорбления в адрес персонала. Кто-то, (предположительно София), набрал мой номер и просто положил телефон, чтобы все было слышно. И, истеричный голос, я, конечно же узнал....
  Вот и пришло время вмешаться.
  
  В общем, на то, чтобы исправить содеянное, вернуть людей, уволившихся сгоряча, Заново наладить отношения с поставщиками, подсчитать финансовый ущерб и вывести его на ноль... потребовалась целая неделя. И она была напряженной. Конечно, такое уже бывало, но масштаб был поменьше. Так как работал я по ночам, эта суета оставалась незамеченной. Начальство пребывало в твердой уверенности, что все в порядке. Странно, но никто из недовольных не стал стучать.
  
  В одну из ночей, выполнив наш с Софией тайный ритуал, я отправился в свой кабинет, принять душ , чтобы снять напряжение, а потом вздремнуть.
  Выйдя из душа, под дверью, я обнаружил записку и ключи от номера для особых персон.
  В записке было только два слова:
  
  "Сейчас или никогда"
  
  Какая драма... - подумал я.
  Поднявшись на лифте на последний этаж, я, почему-то ожидал увидеть там Софию. Хотя и понимал, что она не может сделать этого сейчас, в свое дежурство. Но надежда все же оставалась. А про уговор с Беллой, я вообще забыл. Да и не серьезно это....
  
  В общем, открыв двери, я увидел ее. Сидящей на краю диванчика, скрестив ноги под собой. Не Софию, к великому сожалению.... Изабеллу!
  Она погасила сигарету и медленно встала, чуть отставив ногу, позволяя себя рассмотреть...
  
  Черные, блестящие волосы с ровной челкой, едва касающиеся плеч; сильные руки, подтянутые, отточенные фитнесом бедра и ягодицы; округлый, чуть выдающийся живот, и большая, аккуратная грудь... Худенькой ее назовешь... При росте 180 см, ее телосложение было стройным и весьма плотным. Такая пробьет себе дорогу везде...
  
  Из одежды на Изабелле были только черные гольфы и спортивный топик. Да, еще туфли на каблуках, с большими бантами из черного шелка.. Конечно... как без них.
  
  Она молча приблизилась, заперла за мной дверь и встала напротив. Легкий аромат дорогого алкоголя, ненавязчиво намекал что она пьяна.
  
  - Можешь расслабиться - сказала она ровно - я сняла номер на эти сутки. Завтра я улетаю из твоего гадюшника. Ты рад?
  
  Я молча пожал плечами. Хотя, если подумать, то конечно был этому рад.
  
  - Рад... кожей чувствую - прошипела она.
  
  Глядя в глаза, Изабелла взяла меня за ремень и медленно опустилась на колени. Замок на брюках взвизгнув, расстегнулся и они упали вниз, звякнув пряжкой об пол.
  
  
  Головка моего члена легла на ее влажный, горячий язык, прежде, чем я успел ответить.
  Пока я подбирал слова, ее нос уже упирался в мой лобок, зубы слегка сдавили основание члена.
   Она взяла его резко, если не сказать агрессивно. Кровь ударила в голову, и орган мой быстро потяжелел. Но ее это ничуть не смутило. Активно работая глоткой, она быстро добилась результата - он словно окаменел....
  
  Медленно встав на ноги, она вытерла рот влажной салфеткой, и, блеснув глазами в полумраке, шагнула к окну.
  Огромное окно во всю стену, из пуленепробиваемого стекла, открывало взору почти весь город. За окном падал первый снег...
  Она встала напротив окна, раздвинула ноги и уперлась в него ладонями... Прогнувшись в спине, она раскрыла свои прелести без лишних слов, и замерла.
  Меня терзали сомнения... в голове кружился туман... Стоило подойти ближе и член быстро нашел дорогу к ее дарам.
  Все было так неожиданно, а потому волнительно и необычно. Мы здесь... даже не друзья... Пара фраз и часть меня уже плотно засела в раскрытых чреслах ее тугого тела. Оно горячее и плотное. Я чувствую, как бритые волоски покалывают мою кожу, там, внизу... Я медленно проникаю в ее тело растягивая возбужденное влагалище, двигая своей намокающей плотью по сторонам, и снова вглубь...
  Она молчит. Слышно только прерывистое дыхание и скрип ладоней по стеклу.
  Я закрываю глаза, чтобы собраться с мыслями... Ее тело уже подрагивает, то ли от боли, то ли от нетерпения. Но я не спешу. Уж больно приятно ощущать ее дно. Я словно пьян...
  
  Проходит какое-то время, и громкие стоны возвращают меня сюда. Это ее голос. Белла уже не может стоять на ногах. Ее колени дрожат, кожа покрылась потом, а руками она уже упирается в пол. А я долблю ее в исступлении, не зная жалости и сострадания. И вдруг замираю, глядя в окно...
  
  Белые хлопья снега, искрясь в лучах прожекторов, яркой пеленой падают на землю...
  
  - Не в меня!!! - слышу я хриплый голос откуда -то снизу.
  
  Поднимаю ее и прижимаю к стеклу.
  
  - Посмотри, какая красота...
  
  Она смотрит широко раскрытыми глазами в окно, пытаясь отдышаться от безумной скачки, потом на меня. Тушь размазана, лицо в слезах...
  
  - Ты, что дебил? - вдруг спрашивает она с издевкой. С таким, надменным выражением на лице.. дерзким, наглым.
  
  Смотрю на нее долгим взглядом... неприятный холодок поднимается где то в груди...
  И она вдруг понимает, что сейчас произойдет!
  
  - Не смей! - вскрикивает она. Но уже поздно.
  
  Продев руки под ее плечи, я смыкаю пальцы в замок на ее затылке. Она не может стоять прямо, упертая головой в стекло, и, пытаясь сопротивляться, только тщетно скребет каблучками по гладкому полу.
  Она чувствует, как эрегированный член прижимается к ее спине и скользит по копчику вниз. Она брыкается, и сыплет отборным матом, но это только вопрос времени....
  Наконец, он проваливается меж ягодиц и медленно двигается к своей цели. Вот и она... горячая удобная ложбинка. Сжатая изо всех сил. Вероятно она мне отомстит, потом. Но сейчас ей деваться некуда. Это возбуждает вдвойне... игры со змеями вещь опасная.
  
  Женщина, утомленная сексом долго сопротивляться не станет. А стоять на носочках, да в туфлях со шпильками так утомительно... Мягкий натиск и ее собственный вес медленно делают свое дело.
   Поток брани вдруг иссяк и она замолкает. В тишине, взглянув в едва заметное отражение ее лица, я прикрываю глаза и откровенно наслаждаюсь моментом.... Вот оно... самое волнующее в этом процессе: Ослабляю свою хватку. Теперь это лишнее.... Скользкая от ее влаги головка, медленно проникает внутрь... Ее тугая плоть, подрагивая поддается и я перестаю на нее давить....
  Недолгое сладостное мгновение... и она резко смыкается вновь, но уже за моей уздечкой. Член гудит от напряжения, подрагивая меж ее ягодиц, сжимаемый тугим кольцом ануса.
  
  Я опускаю руки.
  Белла сопит, негодуя, сжав пальцы в кулачки. Пусть... спешить некуда, да и потом, я знаю что будет дальше. Приласкаю ее грудь пальцами, поцелую за ушком, прошепчу что-нибудь приятное... пройдусь по упругому, выпяченному впредь животу... Дотянусь до колючей, недавно выбритой ложбинки... Руки сами лягут на нее, так устроено природой. И она поддастся наваждению. Это заложено в ней...
  
  Спустя какое-то время, мы уже на полу. Она, абсолютно расслабленная, мерно покачивается на моем члене, содрогаясь от каждого прикосновения. Я придерживаю ее руками, и смотрю в окно... Теперь согнать ее с моей плоти не так то просто. Она не желает прерывать свою нирвану, впиваясь ногтями в мои руки. Мой лобок плотно уперт в ее копчик. А член отзывается на каждый ее стон мучительным напряжением, граничащим с болью.
  Пожалуй, уже хватит....
  Поднимаю ее не смотря на невнятные протесты. Она не желает вставать, но я ставлю ее на ноги. Они словно ватные, это забавно... делаю несколько быстрых, сильных толчков и вынимаю свою звенящую плоть, но, не до конца, оставляя лишь ее узкое устье дрожать на самом кончике, в напряжении. Как в самом начале... она должна это почувствовать.... И она чувствует... Вздрагивая, впускает в себя горячее семя, гонимое страстью, что извергаясь протискивается в ее сокровенное чрево. Снова... и снова.
   И это чертовски приятно... кружится голова... ноги словно чужие....
  
  Еще раз медленно в хожу в нее, так глубоко, как она позволяет... замираю. Слышу частое сопение и уже знакомый скрип каблучков... улыбаюсь. Целую ее в шею и оставляю в покое...
  Помогаю дойти до дивана. Она съеживается в комочек и дрожит. Укрываю ее пледом.
  Когда она мерно засопит, я тихо уйду. Дела еще не доделаны, а ночь так коротка....
  Но, пока, немного полюбуюсь. Она так красива сейчас, без маски высокомерия и на лице, одна, наедине со своими мыслями....
  
  Утором, когда я проснулся в своем кабинете, после недолгого сна, номер ее уже был пуст.
  Ну вот, все встало на свои места. Вот только София... почему то больше не хотелось видеться с ней.
  Следующие несколько недель я старался избегать ее под разными предлогами. Тем более что новый го был уже почти на носу. Суета, подготовка, расчеты... Но иногда, предлогов не находилось.
   Обижать Софию не хотелось. Я делал то, чего она от меня ждала, но... не получал былого удовольствия. И скрывать это становилось все сложнее. Наконец, когда время подошло к декабрю, я перестал появляться совсем.
  
  Почему? Может чувство вины? Хотя в чем? Наши отношения ничем не обозначены, и перспектив, похоже больше нет. Может обида? Хотя и тут причин особо не было Разве что, она не отвечала на мои попытки сблизиться...
  Эта извечная игра порядком утомила. Зачем травить душу понапрасну.
  
  Какое то время, груз на душе моей не спадал. Мысли не отпускали... пока не случилось вот что:
  
  Чисто случайно, я забрел в подсобные помещения. Проходя мимо пульта охраны, услышал подозрительные звуки. Сначала подумал, что одна из горничных забрела к охраннику моей смены и он не преминул этим воспользоваться... Но, реальность оказалась куда неприятнее...
  Сеня, так звали дежурного, откинувшись на кресле, положив ноги на стол, созерцал волнительную картину на главном экране:
  Женщина с волосами, черными как смоль, жадно впивалась в промежность другой женщины. Они как раз перекатывались, сжавшись в клубок, и та, что уселась сверху, своей вагиной страстно вжимала голову брюнетки в мягкую подушку с эмблемой отеля.
  
  Конечно же, я узнал обеих....
  
  Услышав тяжелый вздох за спиной, Сеня встрепенулся. Какое-то время он смотрел на меня с тревогой и сожалением. Потом спросил виновато:
  - А...ты, друг, похоже не в курсе, да?
  Я молча кивнул, чувствуя как внутри все опустилось.
  - Кофе есть?
  - Присаживайся...
  Сеня развел руками виновато. Пока суть да дело он быстренько сварил кофе, сгонял за сливками в соседнюю комнатку и сел напротив.
  - Вот так брат... - посочувствовал он как смог.
  
  Я внимательно вглядывался в остановленное изображение, но сходство было очевидным.
  На видео были запечатлены Белла и, как ни прискорбно, София...
  
  - Лесбиянки?
  
  - Нет... не совсем... и да и нет... - Сене было явно не по себе от того, что случилось. Более неудобной ситуации он себе представить не мог.
  
  - А где это? Что за номер?
  - Номер 69.
  - Шутишь?
  - Нет. Он для этих дел специально приспособлен. Так же как и 69/1, и 69/2... Понял к чему я виду?
  - Начинаю. Только верится с трудом.
  - Ну брат, ты наших горничных видел? Уродины ни одной!
  
  Девочки у нас действительно одна краше другой... да и мальчики, как я начал подозревать, тоже...
  
  - И что... каждая из них...?
  - Нет, что ты. Конечно нет! Просто... есть такое соглашение о лояльности к постояльцам. Они все его подписали. Это обязательное условие... просто никто не афиширует.
  И, контингент у нас, как ты понимаешь, тоже постоянный. Но, будь уверен, здесь все по взаимному согласию! Если что не так, мы тут же принимаем меры.
  
  - Да? Ну теперь мне заметно полегчало.... И давно... вот это все?
  - Я бы сказал... всегда. - ответил Сеня спокойно, - Это тебя смущает?
  
  Я задумался. В принципе, возмутило меня только то, что на видео я увидел Софию. Именно это задело мое самолюбие. Но не сам факт существования таких номеров.
  
  - Знаешь, Сеня, по большому счету, это их личное дело. С кем, когда, и по чем.... Просто я был не в курсе. Догадывался конечно. Но, это ничего не меняет, в сущности.... И часто ты вот так развлекаешься?
  - Ты про видео? О, каждый день. Что поделать, это же моя работа! - Сеня улыбнулся во весь рот.
  - Да, Сеня... - протянул я - хорошая у тебя работа!
  - Это точно - подтвердил он решительно.
  
  Оставив охранника наедине с его ответственными делами, я вышел на заднее крыльцо. Воздух был свежим, морозным. Со стороны кухни тянулся ароматный едва заметный дымок. Если бы я курил, то сейчас обязательно бы зажег сигарету. Но, я не курю. Остается только жадно впитывать морозный воздух... Словно он сейчас способен остудить мысли, а не вызвать простуду.
  
  Время вновь понеслось незаметно. Как бывало и раньше, я нашел утешение в своих трудах. Благо, работы было много. Новый год практически наступил. В отношениях с Софией, я был приветлив и тактичен. Так же пил кофе с ней по утрам, но не более того.
  Пара слов на отвлеченные темы и все.... Ни разу и ни о чем она не спросила меня. Та же приветливость и такт в ответ. Что ж, так тому и быть. В каждой игре, интересной и не очень, наступает финал и выявляются победители. В нашем случае, очевидно, случилась ничья.
  В маете последних дней, незаметно подкралось 31 декабря. Проведя последние приготовления, персонал отеля пребывал в приподнятом настроении. Вокруг царила предпраздничная суета, на кухне готовился новогодний пир. Главный торжественный зал отеля был великолепно украшен и уставлен столами так, чтобы в центре образовался большой круг, открывая взору искусно выполненный на полированном полу рисунок.
  
  Я был доволен. Кухня, горничные, охрана, и даже ремонтники - все работало как часы.
  И лишь одна новость портила все: Сегодня, как и всегда в такой вечер, к нам прибудет хозяин отеля.
   По традиции в новый год, на банкете присутствуют только работники отеля. Постояльцев в номерах в этот день нет. Они разъехались еще за неделю до этого. Странно? Но, таковы условия отеля. Они не меняются уже который год...
  Так вот, в присутствии всех работников, он объявит имя совладельца отеля. Что непременно приведет к переменам. Новый человек - новая метла... Банально. Все, что так кропотливо создавалось - коту под хвост... Так что, мысленно, я уже решил для себя, что следующее место работы, никак не будет связана с гостиничным бизнесом. Никогда.
  Вот только как найти слова, чтобы сказать это хозяину отеля, господину Герье....
  
  Жорж Герье, надо сказать, персона интересная. Француз, рожденный в России. Природа его баснословного капитала никому не известна. Как и подробности его частной жизни, возраст и предпочтения. Известно, только, что у него есть дочь - не менее темная персона.
  Лично, я видел месье Герье весьма не часто... по пальцам можно пересчитать наши встречи. Но он всегда был приветлив и внимателен. Отчетностями не интересовался - для этого есть специальные люди. Спрашивал все больше на отвлеченные темы. Интересовался здоровьем, спрашивал как дела... Но чувствовал я себя при этом не очень уютно. Все равно что пить лучший в мире кофе, сидя на жерле заряженной царь пушки.
  
  В общем, когда Жорж Герье вошел в двери отеля, я, осмотрительно, решил не торопить события, и немного поразмыслить обо всем этом. Тем более, что под ручку с ним шел ни кто иной, как Изабелла.... Все те же черные волосы, все тот же стиль в одежде, и неизменно надменный взгляд.
  
  Я встретил их лично, приветствовал, и проводил в их частные апартаменты. Все... теперь я как все. Сейчас двери отеля запрут до утра, и веселью не будет предела. Свою роль я отыграл как по нотам, теперь мог расслабиться.
  Выпив бокал отличного красного вина, залпом, я поднялся в кабинет, чтобы освежиться.
  Через пол часа спустился в зал. Уже расслабленный, и практически готовый к разговору. Спиртное сделало свое дело.
  Почему-то сомнений, что совладельцем отеля станет Изабелла, у меня больше не было.
  Еще бокал вина, и мне совсем легко... решение принято, можно и отдохнуть....
  Было удивительно легко и совершенно спокойно внутри... Это состояние, пожалуй, можно назвать нирваной, или трансом. Не суть важно... Я просто ходил по залу, принимал поздравления, и сам поздравлял... новый год все таки. Встретив парочку подвыпивших горничных, даже пустился в легкий флирт.... Все довольны, все смеются.... кругом голова.
  Только... чувствовал спиной чей то пристальный взгляд. Но, старался не обращать внимания. Пускай... теперь уже все не важно.
  Вдруг, кто-то схватил меня за руку.
  Я обернулся.
  - София? Приветик...
  
  Она молча смотрела на меня. На ней легкое бордовое платье, сшитое по фигуре, серьги под цвет глаз и изящная брошь. Она просто сияла красотой.
  
  - Приветик?!
  - Приветик... - абсолютно спокойно повторил я.
  - А... у тебя все в порядке?
  - Вполне...
  - Ты странный... Я тебя не узнаю.
  - Мне странно... хорошо. Не помню когда в последний раз такое было. Может это новый год?
  - Тебе плевать на праздники, я то знаю. Ты их в тайне ненавидишь...
  - Не сегодня. Все дела сделаны. События сведены к логическому концу. Все счастливы. Я почти свободен...
  - Свободен потому, что все сделал, или...?
  
  Она была требовательна и настойчива, словно я ей был что-то должен. Это вызвало раздражение, которого я, по видимому не успел скрыть.
  
  - Прости... - она тут же отпустила мою руку и отвела взгляд в сторону.
  - Не за что... да и не зачем... Да и не важно. Все изменилось.
  - Что... изменилось? Ты раздражен... Во мне дело? - не смело спросила она.
  - Не в тебе. Вернее отчасти...Мир вокруг... Знаешь ли... - я секунду подумал, и решился: - Я ухожу.
  - Как... уходишь?! К...куда? В каком смысле?
  - В прямом. Мне больше нет тут места. Эта черноволосая бестия, вероятно уже накапала на мозг господина Герье, и станет тут хозяйкой. А этот новый совладелец... в общем, я пас.
  - И что... мы с тобой больше не увидимся!?
  - Если проследить наши с тобой отношения...
  
  Она взглянула на меня глазами полными тоски... Все, что я смог, это пожать плечами в ответ.
  
  - Стой здесь! Не уходи никуда. - приказала она, отпустила мою руку и умчалась куда то.
  - Стою... - согласился я сам с собой - спешить то теперь особо некуда.
  
  Через несколько минут, она, покрасневшая, появившись ниоткуда, снова схватила меня за руку и потянула за собой. По пути активно слизывая крем с пирожного. Стало интересно, и я поддался. Такие движения с ее стороны, за все время... И мы пошли. Но путь был не долгим. Мы оказались на кухне и она тут же заперла за собой дверь.
  
  - Интригующее начало... - я подумал вслух, без особого энтузиазма. Усталость накопившаяся за год, все же давала о себе знать. так всегда бывает, чуть расслабишься и она наваливается всей своей тяжестью.
  
  Но, Софию словно подменили, она не слышала меня. Набив рот кремом, она тащила меня далеко вглубь кухни, за собой. В подсобку, боковой коридор, и куда-то дальше... в самый темный угол. Оглядываясь и всматриваясь в темноту. Кажется я тут не был никогда...
  
  Когда мы оказались в малоосвещенном, захламленном помещении, она прислушалась. Никого...
  Быстро подложив сумочку, она опустилась на колени... и вцепилась в мой ремень.
  Я отнесся к этому спокойно. Наблюдал с интересом.
  
  София быстро расправилась с ремнем. Тонкие длинные пальчики аккуратно извлекли на свет то, что она часто трогала раньше, через одежду. И я почувствовал на себе ее холодные руки... А потом и горячие губы.
  Согревая плоть дрожащим дыханием, она нежно удерживала твердеющую плоть на кончике языка. Мягко принимая его в себя, она вздрогнула, когда упругая головка уткнулась в ее горло.... но это не остановило ее.
  Закрыв глаза, она медленно, спокойно, натянула свою гортань на мой член и замерла. И тут хладнокровие покинуло меня. Словно прочтя мои мысли она взглянула на меня снизу вверх. И от этого взгляда, дрожь появилась в ногах.
  Она добилась своего. Мое тело гудело от желания.
  
  Она выпустила пульсирующую плоть из своих губ и резко встала.
  
  - Что дальше? - спросил я без особого энтузиазма.
  
  Вместо ответа ,она с силой толкнула меня в грудь. Я не устоял на ногах и упал на ящик, заваленный тюками со старыми скатертями и портьерами. Не успел разглядеть в полутьме.
  Она навалилась на меня сверху и проговорила почти угрожающе:
  
  -Молчи, и не смей трогать меня руками сейчас!
  
  Я поднял руки в ответ, не на шутку перепугавшись. Может скудный свет тому виной, но в лице она разительно переменилась. Какие-то дикие, неприятные черты проявились в его выражении. Ее расширенные зрачки, как две бездонных пропасти. Они вводили меня в какое-то странное, нереальное оцепенение... кругом пошла голова...
  
  Томная и невозмутимая, София совсем не походила на себя. Она сотрясалась от нетерпения, нависая надо мной.
  Она прикрыла мне рот ладонью, и прижала спиной к тюкам. Еще секунда, и ее рука крепко сжала мою оголенную плоть. Повернувшись спиной, она сделала такой прогиб, от которого сердце на мгновение остановилось....
  Короткий, резкий толчок... и я проник в нее. И проник на столько глубоко, что окончательно растерялся.
  
  Короткий, сдавленный стон... и мое вздувшееся венами, пульсирующее древко, снова изогнулось от ее натиска, но лишь на мгновенье. Направленное тонкими, дрожащими пальчиками, оно пронзило ее тугую цель, и, медленно скользя, вторгалось меж ее ягодиц....
  Балансируя на тонких каблуках, она больно вцепилась ногтями в мои колени. Несколько волнительных мгновений, я слышал только ее частое, взволнованное дыхание в звенящей тишине...
  Ее плоть была тугой и не податливой, я отчетливо ощущал это. Каждое ее движение отдавалось во мне слабой болью. Собравшись, она успокоила свое дыхание и постепенно расслабилась. Дрожь в ее руках пропала, колени тоже перестали трястись....
   Выпрямив спину, она окончательно оседлала мой член...
   София взглянула на меня через плечо довольным взглядом.
  Я вдруг осознал, почему так туго... и зачем нужен крем:
  Она, смазала им мой член, чтобы втиснуть в свой анус....
  
  Плавно, двигаясь в такт своему дыханию она начала раскачиваться на мне, сильно прогибаясь в спине. Сначала было больно, но неприятные ощущения быстро ушли. Та, кого я называл Софией, больше не была робкой, ранимой девушкой. Теперь она казалась бестией, по сути, силком оседлавшей меня. Она рычала и извивалась, с силой вжимая мое неслабое тело в тюки с бельем. Ее волосы разметались... платье сползло и потеряло форму. Я вдруг понял, что.... она имеет меня! Откровенно, и в свое удовольствие! Она даже не стеснялась стонать в голос, лишь изредка прикрывая рот ладонью.
  Не прошло и пары минут, как ее содрогнул первый оргазм... затем второй... третий!
  Ее стройное светлое тело извивалось на моем члене, словно змея наколотая на стрелу...
  Она стонала и тряслась в изнеможении, отталкиваясь от стены и насаживаясь на меня, до тех пор, пока ноги ее не ослабели... не могу сказать как долго это продолжалось, но выносливости ей было не занимать.
  
  Не уверен, что в этот момент, я ее по настоящему хотел... Раньше - да. Но не теперь... Все перемешалось... Выпитое вино, ее выходка, эти внезапные оргазмы... Глаза застелило какой-то размытой пеленой.
  Дальше все случилось спонтанно... словно зверь внутри проснулся.... Не спрашивая более, хочет ли она этого, или нет, я уложил ее на живот, и прижал к тем же тюкам, на которых только что лежал. Она пыталась сопротивляться и что то говорить, но речь ее была невнятна а силы иссякли. Взглянув вниз, я вдруг осознал что мой член уже нашел дорогу туда, где ему бы не должно быть. Но расслабленный, уже растянутый анус легко принял меня. Член, пахнущий ванильным кремом, взбитым наверное уже в сотый раз, отозвался слабой, звенящей болью, погрузившись в нее. Насев на нее сверху, я нещадно истязал ее ягодицы, покрасневшие от сильных, резких толчков моего тела.
  
  Она сопела и в экстазе рвала ногтями все, что попадалось под руку. А мой изогнутый от напряжения член ненасытно бороздил ее эластичный кишечник, натягивая дрожащее, натруженное колечко сфинктера, как можно туже...
  И, вдруг, напряжение многих недель, спало единой, неделимой волной, уступая место блаженной, мимолетной нирване... Я не понял что это было...
  Куда ушла усталость и гнев, так долго сдерживаемые внутри!? Разве такое бывает?
  Я плавно оставил ее растревоженную плоть, оказавшись в неожиданном замешательстве.
  В то время как резкие струи горячего семени, беспрепятственно наполняют ее приоткрытое нутро, раз за разом, она тихонько стонала.
   Я вдруг подумал что сейчас запачкаю ее платье, и испорчу весь вечер...
  Но ее анус сжался, прежде чем семя нашло дорогу назад. Она оттолкнула меня рукой, и неуверенно встала на ноги. В глазах ее царил непроглядный туман и странное блаженство. Медленно, немного растерянно, она оглядела себя и поправила платье. Взяв мою руку, она снова повела меня за собой и у дверей кухни остановилась. На мгновение положила свою ладонь мне на грудь... и, не поднимая глаз, быстро удалилась прочь...
  
  Какое-то время, я стоял в оцепенении. Не понимая толком, что именно произошло. Чего она хотела этим добиться? Я узнал ее совсем с другой стороны...
  
  Выйдя в холл, я вдруг наткнулся на охранника. Он внимательно и с пристрастием осмотрел меня.
  
  - То, что сейчас произошло... было с вашего согласия? - вдруг спросил он.
  - Да... - ответил я удивленно.
  - Вы уверены в этом? - переспросил он с недоверием.
  - Абсолютно - уже более твердо повторил я.
  - Ну... в таком случае, приятного вечера.
  Развернувшись на каблуках в сторону зала, он потерял ко мне всякий интерес.
  
  Странное поведение: - подумал я и огляделся.
  Хозяина отеля нигде не было видно.. Значит время еще есть.
  
   Поднявшись в свой кабинет, я быстро привел себя в порядок и переоделся в свежий костюм. Несколько минут тишины... вот настоящий бальзам на душу!
   Прогнав прочь все мысли , я встал, запер за собой кабинет, возможно в последний раз, и спустился в зал, словно ничего не случилось.
   Удивительно, но София уже была там и вела себя абсолютно так же. Как ни в чем ни бывало...
  
  Все присутствующие прибывали в торжественном ожидании... Праздничный гул постепенно стих. Освещение в заде медленно померкло, и воцарилась кромешная тьма. Но с первым ударом курантов, новогодняя едка вспыхнула всеми огнями радуги, засияв во тьме.... Послышались выстрелы хлопушек и радостные возгласы. И, наконец, двенадцатый удар курантов слился со звоном бокалов, а звуки гимна утонули во всеобщей полноте новогоднего застолья.
  
  Наконец, среди радостных лиц, меня разыскал господин Герье.
   - С новым годом! - добродушно поздравил он.
  - С новым счастьем - отозвался я на автомате.
  - Хм... - удручился он искренне - я вижу ты не весел...
  - Простите, но на то есть причины - ответил я как можно вежливее.
  - Поделись?
  - О, думаю, лучше не сейчас... это подождет до завтра.
  - Завтра, уже наступило, мой друг... А твои дела для меня важны, поверь.
  - Простите, я не хочу портить праздник. - сказал я более твердо, и улыбнулся. - новый год все таки.
  - Великодушно с твоей стороны... - он улыбнулся в ответ - Я знаю что ты уходишь.
  - Как... София?
  - Да. Она мне сказала. И сказала почему. Но, я хочу услышать это от тебя лично.
  
  Его вопрос не застал меня врасплох. Напротив, я ждал чего-то такого. Но сформулировать свой ответ среди феерии праздника оказалось нелегко. Обвинять кого-то в своих бедах, я не привык. Та же Изабелла, в сущности, хоть и была проблемой, но, я не хотел говорить о ней сейчас....
  - Знаете, господин Герье... Мне очень нравится здесь, но чувствую что грядут серьезные перемены... Из за которых я не смогу делать то, что считаю правильным. А этого я позволить себе не могу. Простите... но я так живу.
  - Никого не подставил... никого не оскорбил... Поздравляю... даже моя дочь не смогла вывести тебя из равновесия.
  Господин Герье выглядел очень довольным, и это было странно. Я не мог понять причину его радости и прокручивал в голове его слова о дочери.
  
  - Как давно ты у нас работаешь? - вдруг спросил он.
  - О... пару лет, наверное.
  - Семь, если быть точнее. - подтвердил Герье
  - Как...?
  - Да... да... время летит незаметно, друг мой. И все это время судьба этого заведения лежала на твоих плечах. И ты отлично справлялся, даже не подозревая об истинных причинах и принципах его существования. Удивительно, правда?
  - Наверное, вы правы.... что бы вы не имели в виду. - я пожал плечами и попытался натянуть на лицо дежурную улыбку.
  - Друг мой, помнишь, я как то сказал тебе, что лишних людей здесь нет.
  - Да, вы повторяете эту фразу....
  - Именно!
  - А ты задавался вопросом, так, на досуге, сколько здесь вообще людей?
  - Могу сказать точно...
  Я прикрыл глаза, вспоминая список приглашенных и количество персон в раскладке праздничного меню.
  - Не утруждайся... Нас здесь двое.
  - В каком смысле? Я вас не совсем понял.
  - В этом то и интрига... Но ты имеешь право знать. Даже если решишь нас покинуть. Смотри, и ничему не удивляйся....
  
  С этими словами, Жорж Герье поднял руку над головой и звонко щелкнул пальцами.
  Всеобщее веселье вдруг стихло, словно все только и ждали этого момента... И судя по тому, как все присутствующие медленно стянулись к нам - так оно и было.
  
  Я огляделся. В первых рядах, как и следовало ожидать, стояла Изабелла, а чуть поодаль и София. Собравшиеся, образовали плотное кольцо вокруг нас. Мне почему-то захотелось сбежать....
  Герье снова обратился ко мне:
  - Видишь ли, все что происходило последнее время здесь, не было спонтанным. Мы тебя проверяли. Конечно, это не слишком этично, но, уж такова жизнь. не суди строго.
  
  Он оглядел нарядно одетых женщин, которых было подавляющее большинство, и улыбнулся.
  
  - Вероятно, ты заметил, что все они красивы - он взмахнул рукой, описывая круг возле себя.
  Я кивнул утвердительно.
   - И ты конечно знаешь, чем они занимаются с постояльцами?
  - Догадываюсь. Я видел соглашение о лояльности.
  - Соглашение о лояльности - он улыбнулся грустно - это только для тебя. Как и многое другое. Мы хотели, чтобы ты думал, что здесь что-то вроде отеля с функциями борделя. И ты с этим смирился. Вернее, влился в порядок вещей.
  Но это не так! Ни то, ни другое - не являются полноценной правдой. Все несколько драматичнее и страшнее.
  - Что вы имеете в виду? - я почувствовал себя не в своей тарелке.
  
  - Ты, друг мой, сам того не зная, провел семь долгих лет в змеином гнезде. Среди опаснейших, кровожадных тварей. Более того, заигрывал с одной из них, не представляя по какому острому лезвию ты ходишь!
  
  Я посмотрел на Изабеллу. Пожалуй, определение кровожадной твари, к ней иногда подходит. Значит она рассказала ему и это....
  
  - Простите, к чему все эти тайны? Может мы просто выпьем шампанского, порадуемся новому дню и разойдемся по номерам?
  
  Герье жестом указал на Софию:
  
  - Подойди!
  
  София мягкой поступью приблизилась к нам. На губах ее играла довольная, загадочная улыбка.
  
   - Видишь ли.... - она взяла мягко меня за руку - Самая опасная кровожадная тварь - это я. Спасибо за комплимент, господин Герье...
  
  - В каком смысле?
  - В прямом. Как бы сказать тебе по мягче... Я... убиваю мужчин, питаясь их жизненными соками. - просто и легко ответила она.
  - Как так - я подумал что она шутит в своей обычной манере.... Но по глазам понял что нет. Ее суженные зрачки смотрели на меня неподвижно.
  - И... кто же ты? - Спросил я с иронией в голосе.
  - А... Я суккуб - так же иронично ответила она.
  - Ты?
  - Ах да... Я и все здесь присутствующие. За исключением охранников конечно. Они инквизиторы.
  - Кто?
  - Инквизиторы. Они иногда убивают одну из нас. Это их работа. А иногда мы убиваем кого-то из них. Ради забавы. А так... нормальные парни.
  
  Она искренне улыбнулась мне. Но от этой улыбки холодок пошел по спине.
  Я попытался освободиться от ее руки, но она сжала мою ладонь с силой.
  По залу прокатился негромкий ропот одобрения.
  
  Тем временем, толпа расступилась и в круг вошел еще один персонаж. Это был начальник охраны. Высокий, седой, коротко стриженый мужчина лет пятидесяти. С головой, испещренной старыми шрамами... Взгляд его как правило был потухшим. Я редко видел его. Мы практически не встречались. В руках, как ни странно, он держал длинный, двуручный саксонский меч...
  Оперевщись на него как на трость, от обратился к Герье, не громко но очень четко:
  
  - Ну, как? Вы сделали свой выбор? Можно начинать церемонию?
  - Да, я выбрал. Но с церемонией чуть повременим. Он еще не...
  - Я вас понял.
  
  Арам, так звали начальника охраны, взглядом заставил Софию отпустить мою руку и отойти на пару шагов.
   - Держи - он уткнул в пол у моих ног острие меча, украшенного крупными, возможно драгоценными камнями.
  
  Немного колеблясь, я положил руки по сторонам эфеса....
  
  - Свет! - выкрикнул он кому-то, и свет приглушили.
  
  Странно, но древнее оружие начало мерцать неярким светом.
  
  - Ну вот... что и следовало доказать - констатировал Арам по военному четко.
  
  Я зачарованно вглядывался в узор нанесенный на меч. Осторожно, боясь спугнуть мгновение, я переложил руки на рукоять, и ощутил странный прилив сил. Сердце мое застучало быстрее, и меч перестал мерцать. Теперь он слабо светился.
  Арам попросил вернуть оружие, но я не слышал его. Оторвав меч от земли, я медленно перевернул его клинком вверх, и вытянул перед собой, сделал пробный взмах.
  Оружие оказалось довольно легким и простым в обращении. Я сделал еще один взмах.... и еще один.
  
  - В сторону! Все в сторону! - закричал вдруг кто-то знакомым голосом, и я очнулся.
  
  Меч в моих руках больше не мерцал... Он заливал банкетный зал ярким золотистым светом! Все, кто был в зале, в ужасе разбегались по сторонам. Рядом стоял ошеломленный Герье, а за его спиной, на коленях - испуганная София.
  Арам стоял чуть поодаль и довольно наблюдал, за тем, в какой ужас это оружие повергло всех собравшихся...
  
  - Что это? - Спросил я Арама.
  - Это один из священных мечей, выкованных и освещенных во времена святой инквизиции. Это орудие палача, казнившего ведьм. Оно не раз обагрялось кровью.
  - А почему он так светится?
  - Так нечисть одна кругом... А ты, как мы все уже убедились, проводник духовной силы. Не в мече дело.
  - Вы им убивали?
  - Приходилось - спокойно отвечал он - но очень давно. Теперь времена другие. Охота на ведьм дело прошлое. Общество изменилось, мир изменился. Каждая тварь имеет право на жизнь. Тех кто не хотел мириться - мы истребили.
  - А эти?
  - Эти соблюдают правила. К ним почти нет претензий. Может ты вернешь мне меч наконец?
  - Да... Да, конечно.
  
  Взвесив оружие в руке в последний раз, я перевернул его и вернул Араму, рукоятью вперед. Сияние тут же прекратилось.
  
  - К сожалению, на нем есть и невинная кровь. Но, теперь это только символ... - подвел итог седовласый Арам, и убрал оружие за спину.
  
   - Вот и славно! - выдохнул облегченно господин Герье.
  
  Я повернулся к нему и, взглянув на испуганную Софию спросил:
  
  - Значит, вы говорите, что все эти женщины суккубы, а охрана, во главе с Арамом - инквизиторы, так?
  - Все верно.
  -Если все это так.... А при чем здесь отель? При чем тут я?
  - О, тут все просто... Видишь ли, в современном мире подобных существ осталось мало. Все перемешалось. Ассимиляция, знаешь ли... смешение кровей. В чистом виде многих существ почти не осталось. Хотя потомки их и обладают зачастую, яркими дарованиями... м да.
  Многие из тех кто здесь живет и работает, даже не подозревали о том кто они есть. Так же как и ты. Но есть и такие, как, например, София, которые веками живут среди людей, сдерживая свои аппетиты. А иным просто некуда идти. Они чувствуют себя чуждыми этому миру.
   Суккуб, однажды проявив себя, без чужой энергии долго жить не может... Я то знаю. Моя мать была такой, земля ей пухом. К сожалению, она не знала меры и ее остановили вот этим вот мечем. Она тронулась умом, и я чудом выжил. Отцу повезло меньше.... Но не будем об этом.
  - Я сожалею...
  - Не стоит... они сами вершили свою судьбу. Ну а здесь соблюдается равновесие. Ты, наверное заметил уже, что за постояльцы у нас тут? Сплошь политики, крупные бизнесмены, старые скряги, и тому подобный контингент.
  Видишь ли, все они, как бы это сказать... с червоточинкой... грешники. Люди испорченные, прогнившие насквозь. Они привыкли брать но не привыкли отдавать. Этот мир существует для них, как ты понимаешь.
  
  - Я понял, в чем суть?
  
  - Суть в том, что они приезжают сюда с одной целью. Развлечься. И мы помогаем им в этом. Девушки дают им то, что они хотят, а взамен, забирают то жизненное время, которое они находятся рядом. Для клиента это проходит незамеченным. Напротив, он остается весьма и весьма доволен. Так как организм охотно расстается с негативной энергией. Уходит усталость, отступают болезни... А суккубу не важно. Она впитает ее и сможет жить дальше как нормальный человек. Или почти человек.
  
  - Но жизнь от этого становится короче?
  
  - Конечно. Но незначительно. Та же выкуренная сигарета, или спиртное и наркотики, отнимают ее значительно быстрее. А здесь.... даже польза есть.
  
  - Спорная...
  
  - Кому как, друг мой. Многие вздохнут спокойно, если кто-то из них отойдет в мир иной. Поверь мне.
  Теперь отель... Место на котором он стоит, выбрано не случайно. Как и место, на котором стоишь сейчас ты...
  Я огляделся. И правда, я стоял посреди зала в центре концентрического рисунка, выполненного в виде какого-то странного зодиакального круга. При чем, рисунок этот повторялся на каждом этаже... в одном и том же месте. как на полу, так и на потолке. Я только сейчас осознал, что если через центры этих диаграмм провести прямую, то она пронзит здание насквозь ровной, вертикальной линией.
  
  - И... о чем это должно мне сказать? - осведомился я.
  - О том, что все не случайно. Прости что повторяюсь... С высочайшего дозволения мне удалось построить это здание в том месте, где естественная энергия эфира будет подпитывать его! И той малой энергии что суккубам удается извлекать, им хватает для нормальной жизни. Она аккумулируется и приумножается в стенах этого отеля.
  
  - А вы... тоже суккуб, господин Герье?
  - Я? Нет конечно... Простой смертный, как и ты. Такой же проводник духовной силы... Сын обычного человека и суккубы, которая просто хотела жить. Впрочем, все кончилось печально, когда любовь прошла. Поэтому я и задался целью что-то изменить. Именно поэтому и возник этот отель... Теперь о тебе...
  
  - Да, и поподробнее пожалуйста...
  
  Он улыбнулся в ответ но ничего не сказал... Перешел сразу к делу.
  
  - Моя дочь, как оказалась - такова же как и моя мать. К глубокому сожалению. Она не такая стерва как тебе могло показаться, и совсем не глупа. То, что творилось здесь с ее подачи - ни что иное как представление. Хочешь, назови это проверкой. Она вызвала хаос, который ты с легкостью погасил. Это раз...
  Она совратила тебя, основываясь на ваш спор... Даже если бы ты погиб, она осталась бы жива. Это тот же договор, а он имеет свою силу.
  
  - Это так - подтвердил Арам. Я ничего не смог бы сделать. Ты дал согласие, хоть и иносказательно. А вот знал ли ты кто она или нет - это другой вопрос...
  
  - Не смотрите на меня так - начал оправдываться Герье - вы знаете не хуже меня что это было необходимо... Риск оправдался.
  
  - И что ваша дочь...?
  
  - Да, моя дочь истощала тебя всеми силами. Но ты не поддавался! Она получила такой заряд жизненной энергии, что впала в кому на несколько дней!!! Нам пришлось тайно вывозить ее из отеля, пока тебя не было. У нее была жуткая истерика, и мы ее долго лечили. Поверь, такое редко бывает.
  С тех пор как ты появился здесь, я понял, что это судьба. Отель словно ожил, энергия здесь забурлила, он словно наполнился светом. Я благодарю Бога за то, что он послал тебя к нам...
  
  - Бог?! И вы... говорите о Боге!? - возмутился я неожиданно для себя.
  
  - Конечно... друг мой, скажи , как по-твоему, с чьего позволения мы существуем? Он милостив и милосерден ко всем тварям своим. Даже к таким как мы. Уж поверь. Хотя бывали перегибы со стороны божьих людей... но, это в прошлом!
  
  - А София? Она тоже меня проверяла?!
  
  - Ах София... София проявила собственный интерес. Так сказать инициативу. Она не была в курсе наших дел, и могла все испортить. Наказать бы ее примерно...
  
  - Я боялась что он навсегда исчезнет - поспешила оправдаться она, выходя из за спины Герье.
  - Да в курсе мы ваших чаепитий... - вздохнул начальник охраны - прям слеза наворачивается от умиления. Такие чувства.... в твои то годы?
  
  София тут же покраснела и опустила глаза. И на всякий случай встала по другую руку от господина Герье. Подальше от Арама.
  
  - В общем - продолжил Герье - я устал за все эти годы. Чудовищно устал. Хочешь ты того или нет, ты стал частью всего этого. И я хочу чтобы ты заменил меня на этом поприще. Тебе будет гораздо легче чем мне. Просто поддерживай все в таком же состоянии и все.
  
  - Вот так сразу? Только потому, что эта железяка засветилась, а ваша дочь от меня чуть с ума не сошла?
  
  - А этого мало? Заметь, ты даже толком не удивился от всего услышанного! Тебя это не возмутило! Другой на твоем месте уже в штаны бы наложил и закатил истерику. А ты... Ты на равных общаешься с существами, одному из которых полторы тысячи лет, мне около двухсот, а Она - он кивнул на Софию - вообще скрывает свои истинный возраст. Хотя первые упоминания о ней восходят к до христианской эпохе! Она еще и кокетничает с тобой!
  
  - Ага... - я внимательно посмотрел на Софию, которая была готова провалиться под землю. Женщины постарше мне всегда нравились, но это, пожалуй, уже перебор... Хотя... час назад все было неплохо.
  Она словно прочла мои мысли с покраснела еще сильнее...
  
  - Мне надо подумать, господин Герье! Обстоятельства несколько изменились... нужно время.
  
  - Конечно.... Конечно, друг мой. Я тебя понимаю - выдохнул он - И вот тебе еще пища для размышлений:
  Как я уже говорил, на самом деле моя дочь, Изабелла, или просто Белка, как я ее зову, совсем не глупа. Она заменит тебя на посту управляющего, и постарается ничего не менять. Вот увидишь, она проявит все свои качества в лучшем виде...
  Ну а ты, станешь совладельцем отеля. Со всеми вытекающими из этого материально денежными последствиями. И главное... ты сможешь делать то, что считаешь правильным без оглядки на меня или кого либо.
  
  - Заманчиво, конечно... А если возникнут проблемы? У меня нет ваших связей.
  - Но я же никуда не пропаду... просто начну жить другой жизнью. Одно мое имя в твоих устах откроет многие двери. Я посвящу тебя в курс всех дел, поверь мне...
  Кроме того, уважаемый Арам всегда рядом. Его возможности весьма и весьма обширны.
  
  - После крещения Руси, было много интересного - ухмыльнулся он неопределенно т потер ладонью рукоять меча, который тут же отозвался неярким всполохом света.
  
  - А теперь, думаю хватит о делах. Все нужное уже сказано. Давайте продолжать веселье. У тебя есть время - повторил Герье - думай.
  
  
  Свет в зале снова зажегся как по мановению волшебной палочки. Арам со своим мечем куда-то пропал, как и София. А господин Герье, подхватив под локоть одну из своих подопечных, разливал шампанское по бокалам, как ни в чем ни бывало.
  Гости этого вечера повылазили из своих углов и зал быстро наполнился радостным гулом. Об напряжения не осталось и следа.
  
  Я решил последовать его примеру. Выпив немного игристого вина, и плотно перекусив, я какое-то время еще пребывал в зале. Стараясь не думать ни о чем. Хотя следовало бы. Потом, распрощавшись с хозяином отеля, я незаметно удалился к себе.
  
  Горячий душ, тишина и чистые простыни - вот что сейчас больше всего мне было нужно. Заперев дверь изнутри, я залез под сильные струи воды, так хорошо снимающие усталость. Обтерся чистым, пахнущим свежестью полотенцем, и завернулся в махровый халат. Выключив верхний свет, я зажег прикроватный светильник и вытянулся на огромной кровати во весь свой рост. Только сейчас по телу раскатилось волнами истинное блаженство.
  
  Не помню, сколько я спал, но в полудреме, вдруг почувствовал что теперь не один в комнате. за окном было звездное небо, а на часах четыре утра...
  
  - Кто здесь - устало осведомился я - покажитесь.
  
  Спустя какое-то время из темноты в свет лампы выступила София, а потом и Изабелла.
  
  - Ну конечно... - посетовал я сам себе - как я сразу не догадался...
  
  Обе женщины были одеты очень легко. Под полупрозрачными одеяниями кроме кружев, похоже ничего не было. Они стояли по сторона м кровати и молча смотрели на меня. Их тела овевало какое-то слабое, еле заметное свечение. А в глазах мерцали странные огоньки...
  Изабелла присела на край постели с одной стороны, а София с другой, совсем близко.
  
  - И что привело вас в такое время? - осведомился я как можно вежливее.
  
  София и Белла переглянулись. На губах их заиграли улыбки...
  
  - Ты не представляешь каково это.... больше не скрываться. - прошептала София.
  
  - Нам больше не нужно сдерживать себя, сегодня наша ночь, и все здесь могут вздохнуть свободно. Прости за эту маленькую ложь, но так было нужно. Меньше всего на свете, я хотела бы навредить тебе. Ты не представляешь сколько раз я была на грани... Как сильно мне хотелось задушить тебя в своих объятиях. Но... я понимала, что тогда тебя не станет и я взвою от горя и тоски. Так трудно обрести хорошего человека... друга... собеседника.
  Теперь ты понимаешь?
  
  Я слушал ее внимательно и не перебивал. Конечно, в свете последних событий, многое вставало на свои места, и довольно быстро.
  
  - Я рад что все так сложилось, честно. И не держу на тебя обиды...
  
  - А на меня? - Вступила в разговор Изабелла - На меня ты не держишь зла? Это было необходимо...!
  - Да уж... жизнь ты подпортить умеешь. Но если честно, вся моя обида вышла еще там, наверху.
  - Мне было очень хорошо - поспешила она добавить - как никогда раньше...
  - И мне - прошептала София, сжимая в ладонях мою руку.
  
  - Ага... - я почувствовал неладное - подпитаться хотите бестии?!
  
  - Почему бы и нет? - невинно спросила Белла, сжимая в своих ладонях мою вторую руку.
  
  - Тем более, что навредить мы тебе не сможем.... Разве можно от такого отказаться....
  
   - Гм... Я так понимаю, выбора мне не оставили?
  
  Вместо ответа, София скользнула по мне, словно ласковая кошка, и ее нежная, слегка колючая промежность коснулась моих губ. Она мягко опустилась на мое лицо, вдавив голову глубоко в подушку. Пока ее набухшие губки скользили по моему рту, нежные руки Изабеллы избавили меня от халата...
  Долгих церемоний не было. Она сразу впустила в разгоряченное чрево свое, мою восставшую плоть.
   Уже целуя одну сочную мякоть, я чувствовал, как растягивается, вбирая меня, другая. Горячая, влажная и тугая.
  Ноги Софии расслабились совсем... Ее сочная, аккуратная вагина медленно раскрывалась на встречу моему языку, который уже нащупал маленькую, упругую горошинку, и начал несмело терзать ее. Я чувствовал, как сжимается ее анус, своим подбородком. Ее запах кружил голову, а соки ее опьяняли меня.
  Когда София начала подрагивать от истомы, она вдруг сползла с меня, и ее место тут же заняла Изабелла. Словно по команде.
  Ее вкус был более терпким, и чуть резковатым, но уже знакомым мне. Гораздо важнее было то, что происходило там, за ее спиной.
  Я узнал трепетные губы Софии на своем теле. Она снова, как и несколько часов назад, вобрала мое естество, окунув в свое дрожащее горло. И тут же выпустила его. И наконец, после стольких месяцев неопределенности и ожиданий, она дождалась своего часа.
  Нежная, трепетная плоть без всякого сопротивления, обняла мой пульсирующий член...
  
  Я опустошался в ту же секунду... Впившись губами в промежность Изабеллы так сильно, что она вскрикнула от неожиданности и немного прыснула мне в рот... Но это было не важно.
  София, вцепившаяся когтями в мои руки, сотрясалась в тихом неистовстве своего необузданного экстаза. А через пару секунд после того, как мой язык резко проник в колючее плотное влагалище, у моих губ, к ней присоединилась и Изабелла....
  
  Это продолжалось несколько часов. Осознание того, что передо мной не обычные женщины, а мерцающие в темноте бестии с горящими глазами, делало эту ночь особенно страстной... Я вертел их как хотел. Входил то сзади то спереди.... Проникал в их прекрасные рты так глубоко, что чувствовал как сжимаются зубы на основании моего члена. Потом резко переворачивал и снова входил туда, куда только хотел. Сначала в одну, потом в другую, и снова подтягивал ту, что не успела убежать и вводил в нее свое звенящее копье по самое древко....
  Последнее, что я помню, это как оставил обессилившую Беллу на постели и взяв Софию на руки, и прижав к стене, резко вошел в нее. не знаю, кто придумал вмонтировать рядом с кроватью поручень, но это было очень кстати. Схватившись за него руками, я медленно покачивал на них бедра Софии, каждый раз, глубоко проникая в нее...
  Ее взмокшие волосы разметались по лицу. Я зачарованно созерцал ее утомленные, чуть приоткрытые губы, локоны, на ее лице, и глаза... Эти прекрасные, смертельные для любого другого мужчины, слегка прикрытые, бездонные глаза... Светящиеся неярким, голубоватым светом.
  Я был очень нежен с ней сейчас. И последние горячие струи, ударившие в ее чрево, и истекшие по ее ногам, доставили мне огромное удовольствие.
  
  Сняв утомленную бестию с поручня, я бережно уложил ее поперек кровати. Она тут же завернулась в одеяло, стянув его со своей подруги.
  Изабелла давно спала, получив львиную долю удовольствия. Она лежала на боку, поджав ножки и скрестив перед собой руки.
  Мой ненасытный орган все еще гудел, но беспокоить ее, уже не хотелось. Я осторожно прилег рядом и обнял ее. Белла инстинктивно прижалась к моему теплому телу, прижав своей спиной, мой орган к животу....
  Уже в полудреме, я чувствовал, как слабеющее древко оказалось меж ее ягодицами. И слабая волна желания снова пробудила его... Белла была совершенно расслаблена, и немного подавшись вперед, я без труда проник в нее сзади. Чувствуя как в полудреме мой член проникает в ее тело, я успел подумать что ее плотная девичья вагина не так нежна как ее зад....
  
  
  Утром, я проснулся не первым. София, завернутая в халат, молча сидела на краю кровати. Вид у нее был помятый и крайне умиротворенный.
  
  - Вставайте уже, спокойно произнесла она, а то внизу все салаты уже доедают.
  
  Подняв голову от постели, Изабелла недовольно огляделась. Вспомнив где находится, она попыталась встать, и удивленно приподняла брови. Ее рука скользнула вниз, за спину и нашла там меня....
   Рассеяно похлопав ресницами, она перевела взгляд на Софию и покраснела.... Приподняв ногу, она попыталась извлечь обмякший член из своего зада.... Но не тут то было. Он снова отвердел и быстро набрал силу.
  - Пф.... удрученно выдохнула она - я хочу умыться!
  - Ну пойдем... - улыбнулся я, и осторожно встал вместе с ней.
  Не вынимая своего хозяйства, я проводил ее в ванную комнату, и пока она пыталась набрать воды в ладони, тщательно размял ее чрево. Когда семя наполнило ее толстый кишечник, я, наконец, оставил Изабеллу в покое.
  Встав на носочки она выдавила из себя член, и вытолкала меня за двери.
  
  - Как ты себя чувствуешь? - спросила София с заметным волнением в голосе.
  
  Я пожал плечами и прислушался к ощущениям.
  
  - Полон сил.. и есть хочу сильно. Ну и пожалуй... еще разочек...
  - Хватит! Нужно знать меру. Нам надо... отдышаться. Мы не привыкли к такому... обращению.
  - Я тебя понял. Сейчас приведу себя в порядок и спущусь.
  - Хорошо, встретимся в зале - улыбнулась она. - Надеюсь ты принял правильное решение.
  - И я надеюсь....
  
  Убедившись, что в холле нет ни души, София, взяв под ручку недоспавшую Беллу, быстрым шагом направилась к себе. Закрыв за ними дверь, я плюхнулся на кровать и раскинул руки. Так я и лежал, глядя в потолок, пытаясь понять что же такое произошло со мной за эти сутки и что еще может произойти...
  Через час в банкетном зале мы встретились снова. Было не многолюдно. София уже набивала рот каким то салатом, а Изабеллы не было видно вообще.
  Пройдясь мимо шведского стола я набрал приличный разнос с пищей и присоединился к Софии.
  - А где твоя подружка
  - Думаю, что она со своим отцом. Хоть ты ее и умотал изрядно, она в себе. Правда ходит криво...
  София рассмеялась, чуть не подавившись едой.
  - А ты как?
  - Я? - удивилась она - Замечательно. Знаешь, у меня богатый опыт в этих делах...
  - Да я не об этом.
  - Что же беспокоит тебя?
  - Понимаешь... ты, я и она - это уже трое. Не просто ты и я.
  - Ах ты об этом... - она сделала вид что серьезно задумалась - Знаешь тебе придется привыкать. Теперь ты всеобщее достояние, если конечно останешься здесь.
  - Я серьезно.
  - А если серьезно... - София вздохнула тяжело - Нет, я не ревную тебя к этой девочке. Она мне не конкурент... Скорее дитя, которое я оберегаю от ошибок. Такое же как и ты. Ревность, стыд, обида, жажда мести... все это давно перегорело во мне. По сравнению с вами, мой возраст более чем солидный. И если ты думаешь что у нас с тобой появилось какое-то будущее, что ж... я не против. Но сначала убедись, хорошо ли ты понимаешь с кем имеешь дело.
  
  - Да уж... я о тебе ничего не знаю.
  - Можешь спрашивать - улыбнулась она доверительно - тебе я отвечу.
  - Да... что-то в голову ничего не приходит кроме глупостей. Я чувствовал тебя как то иначе. Ты изменилась. Начни ты... а вопросы появятся
  - Хорошо, я понимаю тебя- она откинулась на спинку стула и сложила руки на колено....
  - Начнем с имени... Здесь меня знают как Софию. Но это не настоящее мое имя. Имя данное мне при рождении, было Далит.
  - Далит? Что то восточное....
  - Точнее иудейское. Далит - означает черпать. Говорящее имя, правда?
  - Шутка судьбы...
  - Да, пожалуй. Мой возраст.... Не хочу тебя пугать. Скажу только что помню как зарождалось христианство. Место где я родилась... да нет его уже давным давно.
  За свою жизнь я перечитала очень много разной литературы. Кстати, утерянные свитки Александрийской библиотеки были весьма занимательны. Особенно касательно медицины и механики... Я не хотела мириться с судьбой, и искала способы своего исцеления. Сейчас же меня больше занимает легкая эротика современных авторов. Есть над чем посмеяться...
  - Даже так...? Ладно, эту тему оставим для другого разговора... Продолжай!
  - Что еще... Еще, я знаю большинство языков мира. По крайней мере основные наречия. Собственно это, в купе со знаниями, полученными из книг, и позволяло мне выживать все это время... как и способность убивать быстро и без следов. Когда жизненная сила вдруг покидает человека, он просто умирает, знаешь ли... и ни каких следов.
  - Это безболезненно?
  - Когда я убиваю, ты имеешь в виду или когда силы покидают?
  - Первое.
  - О, это уже на мое усмотрение... Был такой период , когда мне нравилось истязать людей. Но... ты не бойся. Поверь, они этого заслуживали. Злодеев мне особенно нравилось убивать. Такая взрывная, резкая энергия в них...
  А вот в восточных странах нас, суккубов, часто путали с ангелами. Ведь у них смерть это светлый ангел, который заключает тебя в свои объятия... и уносит. Было время, когда многие из нас могли жить спокойно. Убивая во благо, так сказать....
  - Это как это?
  - А ты представь... тяжело раненый воин мучается от смертельных ран, мечтая о смерти. Или старец, давно уставший жить и изнемогающий от болезней... Рабы на галерах, смертники, в ночь перед казнью... Довольно внушительный список, я тебе скажу. Как ты думаешь, какую смерть они предпочитали? Так вот многие из них умирали отнюдь не в муках. Их уход из жизни часто был самым ярким, и запоминающимся, если так можно сказать, событием.
  - Хм... Я еще не думал об этом. Другая сторона медали?
  - Как и во всем, в нашей жизни.
  - И... много людей ты....
  - Убила? Не стесняйся этого слова, оно самое правильное. Хотя я предпочитаю выражение "истощила". Это просто фразеология... некоторых я откровенно затрахала до смерти.
  
  София звонко рассмеялась, от чего меня немного передернула.
  
  - Прости... профессиональный юмор, так сказать. Еще не пропало желание узнать обо мне побольше.
  - О... нет, нет. Но чувствую, делать это надо порционно. Что-то вроде наших чаепитий, только я буду слушать а ты рассказывать. Чувствую времени у нас будет немало.
  
  - А это идея... Знаешь, мне как то не приходило это в голову раньше, но... рассказать то есть о чем! - она вдруг осеклась и внимательно на меня посмотрела.
  
  - Да, София, я принял решение. единственное, что меня беспокоит, так это вчерашний разговор.
  - Что-то конкретно?
  - Две вещи... Возраст Арама и господина Герье....
  - Ах это.... да тут все просто.
  - Но не для меня. Поясни, если не трудно.
  - Легко. Арам... между нами девочками - та еще тварь. Я с ним давно знакома. Во времена великой инквизиции, и крещения Руси, и завоевания Америки... В общем, он участвовал практически во всех земных конфликтах. Его руки по локоть в крови, хоть и не мне об этом говорить... счет примерно равный.
  Но, он свято верит что спасает человечество. Рыцарь очень древнего ордена.
   А жив, до сив пор потому, что в одном из многочисленных крестовых походов, достиг таки цели!
   Нашел таки и отхлебнул из святого Грааля. Все, кто делал это до него, в том числе его соратники - умирали в муках. А этот гад выжил! Представляешь?
  Видимо на тот момент он действительно был чист душой и помыслами.
  - А... его ты можешь... того...
  - Истощить? Да я пробовала. У него обет безбрачия.
  - И?
  - Ну, мы его напоили и привязали.... Игра в одни ворота.
  - Что... не смог?
  - Смог. Еще как смог. Правда делал вид что ему противно. От иметь то мы его от имели... Да только сил жизненных не получили. Он до сих пор ходит улыбается. Уж лет сто как... на нервы действует.
  
  - Прискорбно... В других обстоятельствах, я бы тебе не поверил... просто голова кругом. А Герье? С ним то как?
  - А наш дорогой господин Герье, как и ты теперь - является проводником. Как бы вратами, которые могут пропускать или не пропускать в этот мир живую энергию эфира. А она, мой друг, по истине безгранична....
  Кроме того, тут работает простой закон сохранения энергии. Проще говоря, чем больше отдаешь, тем больше тебе возвращается. Например, вчера ты потратил на нас пару лет своей жизни. А сегодня к тебе вернулось около четырех... Если хочешь я выведу более точную формулу.
  - И что же, он вот так со всеми....?
  - Да. Это теперь и твоя обязанность. Если кто-то из нас будет нуждаться, ты подпитаешь ее.
  Герье делает это ментально. По средством этого здания в том числе. Например, вчера ты здорово подпитал его стены, и теперь оно медленно отдает энергию обратно. Мы чувствуем это и потихоньку балдеем... Твоя энергия немного иная. Скажем так... адресная. Через прямой же контакт, он делает это крайне редко.
  У него воспитание еще той эпохи. Ну, ты понимаешь...
  - Ага... Ну вы то, предпочитаете второй вариант конечно? - я не смог скрыть ехидной улыбки.
  - Конечно - она всплеснула руками - что за глупые вопросы!? Когда еще представится возможность, получить кайф и слезть с мужчины еще при его жизни.
  - Слезть при его жизни... Интересная фраза. Прости, но меня мучит один вопрос. Не очень приятный, но он мне не дает покоя.
  - Спроси, я же сказала, что отвечу....
  - Хорошо. - я задумался подбирая слова - Вчера вечером ты знала о планах Герье на мой счет?
  - Нет. Это стало для всех новостью. А что?
  - То, что случилось в подсобке... как мне это принимать? Это связано с моим уходом?
  
  Она вдруг сильно покраснела, и я понял, что задел ее за живое.
  
  Хорошо... я отвечу - вздохнула она - раз обещала. Ты давно вызывал во мне голод. Мучительный голод. Но... не как... не для того, чтобы истощить тебя. Я... хотела тебя как женщина, которая хочет... совокупиться с конкретным мужчиной... Понимаешь?
  - Могла бы сказать... я бы понял.
  - Ты бы не понял. Контролировать себя очень сложно. Все равно что плыть по реке и не наглотаться. Я не хотела причинить тебе вред, поверь... Но мысль, о том, что я больше тебя не увижу - была невыносима. Поэтому, все случилось так... спонтанно. И... это не мои сексуальные предпочтения... ты понимаешь о чем я?
  - Да, я понял что ты имеешь в виду.
  - Умница - улыбнулась она - просто таким образом я смогла почувствовать тебя в себе, почти не навредив. Я взяла у тебя совсем немного... лишь на минутку потеряла голову.
  - И... сколько я потерял?
  - Максимум... один день жизни. Поверь, я этого не хотела.
  - Верю.
  - И ты не в обиде на меня?
  
  В голове пронеслись смутные обрывки вчерашнего вечера. Мое сердце сразу застучало быстрее.
  
  - Знаешь, если честно.... Может я и не так себе все представлял и не там. Но... оно того стоило. Это было очень... яркое событие в моей серой жизни.
  - Спасибо... твои слова дорогого стоят. Ты не представляешь какой камень с моей души упал. Ты знаешь... для многих из нас это проклятие, злой рок. Далеко не все делают это из удовольствия. А так хочется порою просто по человечески... тепла, ласки. Немного душевного покоя...
  
  - Прости. Я не подумал...
  - Да расслабься ты. - вдруг переменилась она - Здесь тебя любят и ценят. Поверь мне. А теперь и подавно... Знаешь...
  
  Она осеклась на полуслове.
  Взгляд Софии переметнулся куда-то вдаль, на лестницу за моей спиной. Она покачала головой несколько иронично...
  
  - А вот и господин Герье с дочерью... Ох и умотал же ты ее.
  - А тебя?
  - Шутишь? Вспомни что значит мое имя. Меня дружок, всегда мучит голод...
  - Это намек или предложение?
  - Что? Иди уже... мальчишка. Позже поболтаем.
  
  Допив свой кофе, я вытер рот салфеткой и встал. Заметив меня, Герье жестом пригласил подойти. Я повиновался. Он молча смотрел на меня ожидая ответа. Быстро взвесив в последний раз все за и против, я кивнул головой.
  - Уверен? - тихо спросил он.
  - Нет. Но теперь моя жизнь не будет серой.
  - Честно и откровенно... Этого я и ждал от тебя. рад. Очень рад....
  
  Герье оглядел зал, по которому праздно слонялись те, кто еще не завтракал и одобрительно кивнул головой.
  
  - Что ж, принимай хозяйство, как говорится. А мне пора в аэропорт. Все, выхожу на пенсию! Документы готовы, твой кабинет и апартаменты... ну ты в курсе. Свои вещи я забрал, остальное на твое усмотрение. Белка приедет к концу недели. Все что непонятно, она расскажет. А пока отдыхай. Увидимся...
  
  - Как... - растерялся я - и это все? Так просто?
  - Прости, церемонию передачи полномочий я не продумал.... Зато у тебя есть на это время! - рассмеялся Герье.
  
  Взяв Изабеллу под руку, он подмигнув мне, разложил небольшой чемодан на колесиках и перешептываясь о чем-то с дочерью, довольный направился к выходу.
  
  Нажав на кнопку селектора на стене я вызвал дежурного:
  - Машину подали господину Герье?
  - Нет - отозвался удивленный дежурный. Он не просил машину...
  Я обернулся... У дверей уже никого не было.
  Подбежав к окну я выглянул на крыльцо. На свежем чистом снегу не было ни единого следа.... Я выбежал на улицу, но и там не увидел никого.
  Вернувшись внутрь, я снова огляделся. Герье с дочерью не было нигде.
  
  - Что за шутки!? - спросил я вслух
  
  Сзади ко мне неслышно подошла София.
  - Ну как? - спросила она кутаясь в шаль - Состоялась передача эстафеты?
  - Нормально - отозвался я - Состоялась.
  - Вот так, без церемоний? О, это на него похоже...
  - Меня больше беспокоит куда он делся с дочерью и чемоданом?!
  - Новый год - время чудес. Не так ли?
  - Угу... только наш уважаемый дед мороз под ручку со снегурочкой только что исчезли...
  - Исчезли и исчезли... - буднично зевнула она - Туда им и дорога. А у тебя целая жизнь впереди... Плюс неделя отдыха, абсолютно заслуженная между прочим. Вздохни... успокойся. Подумай о хорошем....
  
  Она обняла меня за плечи, укутав в свой шаль, и улыбнулась моему отражению в стекле парадной. Я сразу почувствовал ее приятное, похожее на материнское, тепло, и как то, вдруг, стало спокойно на душе, умиротворенно....
  
  Я стоял и старался не думать ни о чем. Просто дать голове отдохнут от всего этого. Ведь чтобы наполнить сосуд чем -то новым, его нужно освободить от чего-то старого, и уже не нужного. И чем быстрее это делается, тем больше осадка с самого дна выплескивается наружу, оставляя сосуд чистым....
  
  Снег кружил за окном, зависая густой белой пеленой. Унылые завывания метели то и дело доносились до нас. На улице ни души... А снег все шел и шел... А мы все стояли и стояли, думая каждый о своем. Новогодняя мишура и серпантин усыпали зеленый ковер парадного холла... Отель практически вымер в первое утро свежего года.
  Циферблаты часов над стойкой администратора, усердно отмеряли мировое время секунду за секундой. Как будто сейчас это было кому-то нужно...
  
   Все идет своим чередом, как сотни, и тысячи лет назад...
  И все имеет свой конец и свое начало... Всему свое время и место... И каждая причина имеет свое следствие. Это неизменно...
   Так было, так есть... и так будет.
  Хотим мы этого или нет...
  Есть о чем поразмыслить. Особенно если в запасе целая вечность....
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"