Бурко Денис Васильевич: другие произведения.

Инкуб (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.28*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Представляю вашему вниманию своё новое творение. Порыскал по интернетам и ничего похожего не нашел, решил посмотреть, понравится ли людям. В связи с вышеуказанным большая просьба: ставить оценки и не воздерживаться от коментариев!

    Cобственно, сама аннотация (пока сырая, готов рассмотреть лучший вариант):

    "Будь осторожен со своими желаниями" - гласит древняя мудрость. А если просишь чего-то у владыки демонов, то будь осторожен вдвойне, а лучше вообще ничего не проси даже в шутку. Главный герой этим мудрым советам не внял. В итоге он попал в другой мир, где стал инкубом - демоном похоти. Требовать от него никто ничего не требует - живи как хочешь, вот он и пытается жить.

    Текст заменен - внесены незначительные изменения



   Привет, народ! Читая это, даже не надейтесь, я совсем не умер! И пишу я вовсе даже не от скуки, просто хочу поделиться опытом. Если угодно, то считайте этот текст моими личными мемуарами, но это скорее вольное изложение моих приключений. Но причина вольного изложения кроется вовсе не в моём желании что-то приукрасить или скрыть. Это не так. Просто мои приключения по большей части происходили не на Земле, а потому я вынужден произвести некоторую адаптацию. Даже при переводе с другого языка переводчики мучаются над двусмысленными фразами и непереводимыми шутками, свойственными языку оригинала. Что уж говорить о приключениях, произошедших в совершенно другом мире с чуждой нам культурой и незнакомыми особенностями лексики.
   Заранее предупреждаю всяких там самопровозглашенных лингвистов и "великих" критиков: книга написана землянином на русском языке для русскоязычных читателей! А значит, здесь используются слова и выражения, привычные для землян двадцать первого века. А то некоторые доходят до полного идиотизма, утверждая, что нельзя использовать те или иные слова, так как в силу социальных и культурных особенностей иного мира они не могли там возникнуть. Однажды даже читал комментарий, в котором некий "многомудрый" лингвист утверждал, что автор не имел права использовать слово "лаконичный" в своем произведении. Якобы потому, что корень слова произошёл от названия Лаконии -- региона Древней Греции, в котором находится город Спарта. В другом мире этого региона существовать не могло, а значит и слова "лаконичный" в том мире существовать не могло. Если следовать подобным "гениальным" советам, то заметки туриста, побывавшего в Американском (или английском) зоопарке, будут выглядеть так: "Гид показал нам бира, элефанта и манки". А как иначе? Ведь слова "медведь", "слон" и "обезьяна" не употребляются в английском языке.
   Не менее забавно смотрятся комментарии вроде: "книга не реалистична, т.к. не соответствует каноническим законам фентези" или "в другом мире этого существовать не может". Читая подобное, возникает логичный вопрос - а вы сами-то были в тех других мирах, чтобы утверждать, что там существует, а что нет? Магия часто противоречит законам физики, а иногда даже логике. Значит, если магия в других мирах возможна, то и законы физики могут быть иными.
   Всё это я написал лишь для того, чтоб ни у кого не возникало глупых вопросов.
   Ну, хватит предисловий, приступаю к повествованию.
   Родился я на нашей Матушке Земле и был самым, что ни на есть обычным, троллем. Нет, не легендарным каменным монстром из-под моста. Впрочем, внешне я вполне мог сойти за тролля - этакий высокий толстый дядя, с лицом, не обезображенным интеллектом. В юности я занимался боксом, греко-римской борьбой и тяжелой атлетикой, что не могло не сказаться на пропорциях моего тела. Потом я всё это дело благополучно забросил и постепенно стал обрастать мхом в виде бороды и жиром в виде жира. Закончив институт, и не найдя достойного места трудоустройства, я пристрастился к интернету и постепенно трансформировался в так называемого интернет тролля. Для тех, кто не в курсе, поясню.
   Тролль - это такой себе агрессивный провокатор-социопат, общающийся на форумах и в различных чатах. Цель тролля проста - вызвать бурю возмущений, споров и вообще испортить людям настроение и отвлечь их от сути ведущегося разговора. А вот методов у нашего брата много: начиная с беспардонного хамства и заканчивая тонкой критикой и насмешками. Надо сказать, что моя деятельность оказалась настолько успешной, что я даже смог начать зарабатывать троллингом. Кто-то платил мне за то, чтоб я опорочил тот или иной ресурс, а кто-то платил, чтоб я не появлялся на страницах его форума. Дело оказалось прибыльным, так что жил я для простого обывателя довольно неплохо.
   В связи с моей деятельностью характер у меня стал совершенно невыносимым, но большинство друзей меня воспринимали вполне позитивно.
   Так вот, как-то раз поехали мы с ребятами на дачку шашлычка пожарить. Понятное дело, на сухую мясцо лопать не вариант, так что мы прихватили с собой различные горячительные средства в немалых количествах. Ближе к полуночи, когда половина компании уже находилась в состоянии "овощ обыкновенный", одна из девчонок предложила устроить спиритический сеанс. Все дружно эту идею поддержали. Обычно для начала призывают кого попроще или Сталина. Последнего почему-то призывают все, кому не лень, искренне полагая, что великому вождю в загробной жизни делать больше нечего, как отвечать на призывы психически нездоровых личностей. Мои друзья решили не мелочиться и сразу призвать Сатану. Они уселись вокруг стола с нарисованной мелом пентаграммой и затянули свой мотив "Отзовись, Сатана! Отзовись, Сатана!".
   Я же во всем этом балагане участия не принимал, а стоял в сторонке, попивая абсент. Напиток этот я очень уважаю - сознание он расширяет капитально. В процессе наблюдения за юными спиритистами я случайно уронил стакан и тут же основательно порезался его осколками. Кровь хлестала из разреза не хуже, чем в фильмах Тарантино, а мои друзья, не обращая на мою трагедию никакого внимания, продолжали свой дурацкий спиритический сеанс. Настроение, и без того не слишком позитивное, окончательно испортилось. А какой лучший способ поднять настроение тролля? Правильно - испортить настроение окружающим!
   - Неправильно вы Сатану призываете, - заявил я тоном кота Матроскина. - Для призыва нужна кровь! - с этими словами я щедрою рукою наплескал собственной крови на стол с пентаграммой и довольный проделанной работой уставился на негодующие лица друзей.
   - Ты что творишь? - завопила устроительница всего этого цирка.
   - Сами же хотели Сатану призвать, - невозмутимо заявил я, - вот и помогаю по мере сил. Теперь можно с чистой совестью требовать исполнения своих желаний.
   - И чего же ты желаешь, смертный? - хриплым, явно нечеловеческим, голосом спросил меня Юрка - тоже тот еще шутник.
   Остальные ребята с ужасом смотрели на моего друга, понимая, что что-то пошло не так. Они, видать, даже протрезвели. А я Юрке не верил, так что страшный голос не произвел должного эффекта. И вообще, я давно уже подумывал прихватить одну из девчонок, и перебраться с ней на второй этаж - в спальню. Вот я и решил немного намекнуть на свои пожелания.
   - Хочу стать высшим демоном, который будет трахать всё, что движется! - с апломбом заявил я.
   В тот же миг под столом появилась черная воронка, из которой высунулась здоровенная когтистая лапища и, сграбастав меня в охапку, утащила в неизвестные дали.
   Я сидел на зеленой лужайке посреди леса и задумчиво почесывал черепушку. Что это только что было? И где делась дача? И вообще, почему сейчас день? Кажется, надо мной неплохо подшутили. Когда меня тащили под стол, основательно приложили головой о столешницу. Идиоты, нет, чтоб в больницу отвезти (ведь у меня может быть сотрясение вакуума в голове), а они меня в лес поперли. Ну, ничего, вот вернусь и устрою этим шутникам. С этими мыслями я встал с земли и попытался сориентироваться в какой стороне дачный поселок.
   Стоящего неподалеку мужика я заметил не сразу. Одетый в дорогой костюм тройку, человек стоял облокотившись на дерево и рассматривал меня хитрым взглядом. Он совершенно не вписывался в лесные декорации. Как я умудрился его сразу не заметить?
   - Привет, ты кто такой? - поздоровался я. Правило этикета, обязующее обращаться к незнакомцам и уважаемым людям "на Вы", я никогда не любил и не понимал. Какой дурак придумал обращаться к одному человеку во множественном числе? Я решил, что этот человек является частью розыгрыша, поэтому не собирался устраивать долгие политесы.
   - Вежливые люди обычно сначала сами представляются, - заявил незнакомец.
   Замечательно, он меня еще троллит! Это ж нужно так опуститься, чтобы одного из лучших отечественных троллей троллил какой-то нанятый актеришка. Нет, спускать подобного нельзя ни в коем случае. А лучшее средство против тролля - игнор. Не говоря ни слова, я развернулся и потопал к замеченной мною ранее тропинке.
   - Стой, ты куда? - услышал я сзади возглас актера. - Нам с тобой надо многое обсудить. Стой, тебе говорю!
   Я его совершенно не слушал. Зачем? Сейчас он всё сам выложит, а вот тогда можно и вопросы задать, если таковые возникнут. Углубившись в лес и пройдя довольно приличное расстояние, я неожиданно вернулся на туже полянку. Незнакомец теперь уже смотрел на меня совсем не доброжелательно. Похоже, он не любит, когда что-то идет не по плану. Да и мое возвращение на полянку совсем не выглядело дешевым фокусом. Только теперь я начал подозревать, что ночные события мне не приснились.
   - Э-э... Сатана, что ли? - недоверчиво спросил я у незнакомца. Тот молча кивнул. - И чего ты от меня хочешь?
   - Я как раз таки ничего не хочу, а вот ты пожелал, цитирую: "стать высшим демоном, который будет трахать всё, что движется". - Улыбнулся мне Сатана.
   Вот теперь я полностью ему поверил. Такой улыбки у человека не бывает. Во рту моего нового знакомого красовались три ряда огромных акульих зубов. Я икнул и хотел было сесть прямо на траву, но под моей пятой точкой непостижимым образом образовалось удобное плетеное кресло, в которое я и рухнул. Во второе такое же кресло уселся мой новый знакомый и молча наблюдал за мной.
   - Значит, ты решил исполнить мои желания? - решился спросить я после пяти минут молчания.
   - Ага, - согласился мой собеседник, - одно твоё желание.
   - Тогда верни всё назад, я передумал!
   - Я не джинн, - опять улыбнулся мне Сатана. От этой улыбки меня аж в дрожь бросает. - Я сам решаю какие желания исполнять. Да ты ещё и за первое желание не расплатился.
   - Как это не расплатился? - возмутился я, - а кровь?
   - Кровь, - это плата за вызов и перенос тебя в эту реальность. - А вот желание стать высшим демоном еще не оплачено.
   - И какова же цена?
   - Стандартная! - небрежно бросил Сатана. - Душа, одна штука. Я и контракт уже подготовил. - Владыка демонов, прямо из воздуха достал пачку бумаги формата А4 и ручку "Паркер".
   - Контракт он подготовил, - пробурчал я себе поднос. Впрочем, мой собеседник всё прекрасно слышал. - А я вот возьму и не подпишу!
   - Не подписывай, - согласился Сатана, - останешься простым смертным. Могу даже в твой мир тебя вернуть. Оплатишь дорогу и я верну тебя назад.
   - Так это не проблема, - обрадовался я. - Сейчас пентаграмму нарисую, кровушкой плесну и назад домой.
   - Нет, для возвращения твоей крови будет мало. Нужна кровь тридцати тысяч человек, - тут же обломал мне весь кайф собеседник. - Понимаешь, какая петрушка, мы находимся в ничейном мире, который я только что нашел. Тут нет никакой религии, а соответственно нет ни богов, ни демонов. Попасть в ничейный мир очень сложно, а выбраться может только существо божественного порядка. Например, я. Не буду вдаваться в подробности, которые тебе сейчас ни к чему. Если дорастешь, то сам все нюансы узнаешь. Благодаря особому стечению обстоятельств у меня было пятнадцать минут, в течение которых можно было открыть дверь в эту реальность. Ключом была добровольно отданная мне человеческая кровь. А ты оказался первым, кто эту самую кровь мне предложил. Второй раз такое окно откроется через пару тысячелетий, так что выбора у меня особого и не было.
   - Значит, я являлся всего лишь пропуском? - обиделся я.
   - Не только. Передав мне кровь для перехода, ты стал формальным хозяином этого мира без права передачи власти. - Обрадовал меня владыка демонов.
   - Ну, допустим, а тебе-то с этого что?
   - Если останешься смертным, то мне придется ждать еще два тысячелетия и надеяться, что никто не заграбастает этот мир себе, - начал разъяснять он. - А если подпишешь контракт, тогда я буду надеяться, что ты как можно быстрее умрешь и я, как владелец твоей души, стану твоим наследником. Предвосхищая твой вопрос, скажу, что сам я этот мир захватить не могу, потому что я тут никто.
   - Эх, не зря умные люди советуют не иметь с тобой никаких дел, - начал сокрушаться я. - Вечно ты всех обманываешь!
   - Что?! - вскричал Сатана, - никого я не обманывал. Это всё гнусный поклеп! Я всегда свои контракты выполняю от и до. А про приписки мелким шрифтом - это уже люди придумали. Просто никто никогда контракты прочесть не удосуживается.
   - Предположим, - согласился я, - но кто тебе мешал прийти по моему зову в мир Земли?
   - Никто, - подтвердил он, - но твои друзья не просили меня прийти, а только отозваться, вот я и решил организовать встречу там, где мне удобнее.
   Видя безвыходность ситуации, я согласился с доводами. Теперь предстояло решить, что делать дальше. Собственно, вариантов было всего два: остаться смертным или продать душу за возможность стать демоном. Душу продавать не хотелось, но и быть смертным в чужом неизвестном мне мире тоже не улыбалось.
   - Слушай, а вот если я умру, не подписав контракта с тобой, кому будет принадлежать моя душа? - решил я прояснить вопрос.
   - Останься ты в нашем мире, всё было бы однозначно. Там все души принадлежат ЕМУ, - Сатана многозначительно поднял палец в небо. - Раз ты христианин, то сначала бы ты попал в чистилище. Там тебе назначили бы наказание за мирские грехи. Потом направили бы на их искупление ко мне в Ад. Ну а после отбывания срока попал бы в Рай или на перерождение. А вообще, каждый получает то посмертие, в которое верит. Попав в этот мир ты более не подпадаешь под юрисдикцию Земли. А в соответствии с верованиями, точнее, в связи с отсутствием верований в этом мире, твоя душа просто растворится, став частью мира. Иначе говоря, после смерти тебя ждет небытие.
   - Ладно, давай свой контракт, почитаю, - решил я, оценив перспективу.
   Контракт был написан сухим бюрократическим языком, но вместе с тем не представлял собой ничего сложного. Никаких тебе пометок мелким шрифтом, никаких заковыристых и непонятных формулировок, пунктов, которые можно трактовать двояко, тоже не обнаружилось. На первый взгляд всё выглядело честно и не вызывало никаких нареканий. И всё же что-то не давало мне покоя. Я еще раз тщательно перечитал контракт, но так и не понял, что же меня не устраивает.
   Вкратце, Сатана делал меня инкубом - высшим демоном похоти первого ранга. Став инкубом я так же получал вечную жизнь, вечную молодость и неуязвимость к болезням, но при этом я не получал неуязвимости к оружию и ядам. В случае моей смерти в собственность Сатаны переходила моя душа и всё мое движимое и недвижимое имущество. Кроме того в контракте отдельным пунктом указывалось, что Сатана не имеет права прямо или косвенно способствовать моей смерти. Этот пункт меня особо порадовал.
   Последующие прочтения контракта ни к чему не привели, и я решил, что просто по инерции не доверяю Сатане. В конце концов, никто же не требует от меня выполнения великих миссий или спасения мира. Более того, я могу поселиться в какой-нибудь деревушке и мирно влачить свою вечную жизнь. Задержав дыхание, словно прыгаю в ледяную прорубь, я поставил свою подпись на обоих экземплярах договора. Затягивать исполнение своих обязательств повелитель демонов не собирался. Он встал с кресла, поклонился мне, словно фокусник и громко хлопнул в ладоши. Ничего не произошло, но Сатана с чувством выполненного долга уселся назад в кресло. Я молча сидел и ждал от него пояснений, но он молчал.
   - И когда ты намерен сделать меня инкубом? - наконец не выдержал я, спустя пару минут.
   - Уже! - радостно сообщил мне Сатана.
   - Но, я ничего не чувствую.
   - Так и должно быть. Встань и сними штаны. - Посреди поляны появилось огромное зеркало.
   Нет, всё-таки я никогда не привыкну к этой жуткой улыбке. Сначала хотел возмутиться требованию, но, немного подумав, всё же решил снять штаны. Может хоть это что-то прояснит. Встал и направился к зеркалу.
   Да уж! Снятые штаны и впрямь многое прояснили. Я нагишом стоял перед зеркалом и с ужасом рассматривал свое отражение. Из зеркала на меня смотрел высокий коротко стриженный темноволосый парень, заросший густой щетиной. На вид лет двадцать пять. Широкоплеч, но видно, что давно не занимался спортом и не поддерживал мышцы в тонусе. При росте метр восемьдесят пять, я весил сто тридцать килограмм, поэтому обладал объемным "пивным" брюшком, основательно портящим картину. Конечно, не красавец, но многим бы мог понравиться и в таком виде. Так вот, возвращаясь к вопросу штанов. Вы еще не догадались, что не так? Все ведь видели актеров, играющих в "кино для взрослых", с их невероятными фаллосами? Наш современный мир таков, даже если ты не любитель данного жанра, то всё равно, так или иначе, не можешь не увидеть хотя бы пару кадров. Являясь интернет троллем, и просиживая за компом всё свободное время, я при всем своем желании не мог не смотреть фильмы этого направления. Ну, а если уж начистоту, то подобные фильмы смотрел с удовольствием. Так вот между ног у меня до самых колен свисало огромное мужское достоинство. Такому достоинству мог бы позавидовать любой полярный морж. А любой из вышеозначенных актеров, увидевший этот агрегат, нервно бы курил в сторонке.
   Большой причиндал - мечта любого мужчины. Но когда этот самый причиндал достигает столь грандиозных размеров, то ты тут же поймешь, что от подобного дрына любая женщина будет бежать со всех ног без оглядки. И что мне теперь с этим "счастьем" делать? Именно этот вопрос я и задал хихикающему Сатане.
   - Будешь совращать невинных дев, - невозмутимо заявил тот.
   - Каких дев? - закричал я. - Ты, что издеваешься? Да этой елдой можно сваи забивать с одного удара. Я не то, что женщину, я кобылу напополам порву! Я опасаюсь, что если эта штука придет в активное состояние, то стукнет меня по лбу и я скончаюсь от сотрясения мозга! - Последняя моя фраза так рассмешила Сатану, что он, хохоча вывалился из кресла. Я же продолжал возмущаться, но уже молча.
   - Ладно, - отсмеявшись и усевшись в кресло, заговорил Сатана, - так уж и быть, расскажу тебе о твоих нынешних возможностях. Хотя, было бы забавно оставить всё как есть.
   Я, недовольно на него посмотрел, но промолчал и, надев штаны, уселся в кресло. Раз уж он решил дать мне мануал, то лучше пользоваться. А то и впрямь оставит всё как есть, и мне придется до всего доходить своим умом.
   - Как сам понимаешь, этот вот... кхм... орган является твоим основным демоническим инструментом, - стал рассказывать повелитель демонов. - Текущее состояние не является пределом мечтаний, и его можно увеличить!
   - Куда уж больше? - возмутился я, - Или ты предлагаешь мне с ним на слонов ходить?
   - Не перебивай! - вновь захохотал Сатана, - меньше его тоже можно сделать. Потом натренируешься и сможешь подгонять размер в зависимости от обстоятельств. Второй твоей способностью на данный момент является бесконечное либидо. Можешь пользоваться инструментом сколько хочешь, импотенция тебе не грозит. Один из великих инкубов прошлого на спор семь лет без перерыва удовлетворял женщин. - Он замолчал, что-то вспоминая. - Еще две твои способности не связаны с твоей основной функцией. Во-первых, ты легко сможешь разговаривать на любом языке этого мира с любым нужным тебе акцентом или без него. Во-вторых, ты никогда не запутаешься в правилах этикета стран или сообществ. Вот, собственно, и все твои способности.
   - Как-то негусто для высшего демона. А как же метание огненных шаров, перевоплощение и прочие демонические примочки?
   - А чего ты хотел? - удивился Сатана, - ведь ты же демон первого ранга.
   - Я думал, первый ранг - это самый высший, - удрученно покачал я головой. Вот теперь я понял, что именно смущало меня в контракте. Надо было сразу уточнить вопрос о рангах, а теперь уже ничего не изменишь. Придется надеяться, что прогресс возможен.
   - Нет, первый ранг самый низший. От каждого соития ты будешь получать энергию. Если угодно, называй её маной. Ману ты сможешь использовать для изменения самого себя или для воздействия на окружающую среду и людей. Потратив некоторое количество маны ты сможешь совратить любую, даже самую неприступную девушку, но при этом ты получишь похотливую самку и при соитии с ней сможешь получить совсем немного энергии. Формула получения энергии рассчитывается как произведение четырех коэффициентов:
   1. сложность совращения - чем более неприступна и желанна для тебя и остальных девушка, тем выше коэффициент;
   2. уровень влюбленности в тебя - довольно сложный коэффициент и вместе с тем самый важный;
   3. количество удовольствия, полученного тобой во время соития;
   4. количество удовольствия, полученного девушкой во время соития.
   - Чем же высший демон отличается от низшего?
   - На высших демонов не наложено никаких ограничений в развитии, - пояснил Сатана. - В теории, ты сможешь даже меня превзойти, но я бы не советовал питать ложных надежд.
   - Что ж, с этим всё ясно. Осталось понять, что такое ранг, сколько их всего и что нужно, чтобы перейти на следующий, - задал я последний интересующий меня вопрос.
   - О, тут всё просто, - владыка ощерил свои акульи зубы, - каждая новая способность - это плюс один ранг. Количество рангов не ограничено. Переход на следующий ранг зависит от тебя и только от тебя. Дело даже не в количестве энергии, хотя она и играет основополагающую роль. Дело в том как ты умеешь эту энергию использовать. Например, в моем войске есть очень могучий демон огня всего лишь третьего ранга. На втором ранге он разработал всесокрушающий огненный поток, а на третьем ранге уникальную огненную защиту. С тех пор уже пять веков не прогрессирует, хоть и обладает огромным запасом маны.
   - Что мне делать дальше?
   - А что хочешь, то и делай! Это твой мир. Правда об этом никто не знает и за подобное заявление вполне можешь огрести по шапке. Рассказать тебе об этом мире я ничего не могу. Знаю лишь, что развитие этого мира на уровне пятнадцатого века Земли, есть магия и сильные маги, нет богов и религии. - Он замолчал и о чем-то крепко задумался. - Вообще-то я обычно сам воспитываю каждого молодого высшего демона, но моё пребывание в этом мире ограничено. Поэтому дам тебе бесплатный бонус - ты на интуитивном уровне будешь знать, на что способен и к чему стремиться для дальнейшего роста. - Хлопок в ладоши, но, как и при превращении в демона, я ничего не почувствовал. - Вот и всё! Следующая наша встреча состоится не раньше, чем через две тысячи лет. Если ты, конечно доживешь. - С этими словами Сатана вошел в появившуюся черную воронку.
   - Стой! - попытался задержать его я, - хотя бы скажи где ближайший населенный пункт?
   Воронка-портал исчезла, а через пару минут с полянки пропали и кресла с зеркалом. Я лишь порадовался, что в этот момент не сидел в одном из кресел.
   Немного потоптавшись на полянке, я направился к знакомой тропинке, по которой не так давно пытался уйти от Сатаны. Раз уж есть тропинка, то по ней, вероятно, кто-то ходит, разумно рассудил я, даже не представляя насколько не прав. Тропинка плутала между деревьев, иногда пересекаясь с другими, столь же узкими и малозаметными дорожками.
   По аналогии с множеством попаданцев, описываемых в книжках, я решил провести ревизию своей собственности. Серая футболка без рисунков, штаны защитной раскраски с множеством карманов, семейные трусы, носки, кроссовки и горсть монет в кармане. "Да уж, в таком виде я много кого соблазню", скептически подумал я.
   При более внимательном рассмотрении монеты оказались мне незнакомы. Точно! В этом же кармане лежало несколько покерных фишек. Наверно, прощальный подарок повелителя демонов. В моей собственности оказалось три монеты: золотая (я даже на зуб её попробовал), серебряная и медная.
   Именно монеты и дали мне первое представление о мире, в который я попал. Первое, что бросалось в глаза - это высокое качество чеканки - значит, технологии находятся не совсем уж в зачаточном состоянии. Определенно чеканка этих монет производилась с помощью молотка, но всё же монеты были довольно ровными, а изображение на них не сбивалось относительно центра. Аверс всех монет был одинаков - там красовался мужской профиль (видимо, здешний правитель), а по окружности прописью указывалось достоинство монеты. Данная деталь указывала на многое. Раз на монетах указан их номинал, значит, монеты из одного сплава могут быть разного достоинства. Можно рассчитывать, что экономика этого мира развита хотя бы до уровня Древнего Рима. Надпись на монете дает возможность предположить, что население в основном грамотное. Золотые монеты называются тархимы, серебряные - датимы, медные - сантимы.
   На реверсе монет были отчеканены единицы, которые вполне можно было принять за арабские. Сверху и снизу от цифры-номинала располагались изображения человеческих рук, из которых били ветвистые молнии, огибающие номинал по окружности.
   Имея тархим, датим и сантим, я оказался совсем не бедным человеком. Эта сумма давала мне широкие возможности, но вместе с тем и немалые проблемы. Как я подозревал, золотой стоил очень дорого и за него меня вполне могут убить. Серебряная монета, скорее всего, тоже является немалой суммой, за которую если и не убьют, то уж поколотят наверняка. Значит, "светить" эти монеты нельзя ни в коем случае и на данный момент они для меня являются неразменными. Ну, а одной медной монеты слишком мало для жизни. Подарок Сатаны оказался хитрой ловушкой, чего и стоило ожидать.
   Так, думая о своем новом статусе и месте в этом мире, я неспешно двигался по тропинке и не заметил, как на лес опустился вечер. Видимость значительно упала и тропинку стало совсем не видно. За время своего короткого путешествия я изрядно устал и проголодался. Если с первой проблемой можно было хоть как-то бороться, то решения вопроса питания я пока что не видел.
   Так как развести костер я не мог, то решил переночевать на дереве, скрываясь от ночных хищников, если они тут водятся. Выбрав большое разлапистое дерево, я принялся на него залазить. Эх, не в моей нынешней форме. Я прыгал, старался подтягиваться на ветках и обнимал ствол дерева, пытаясь на него взгромоздиться. Через полчаса мучений я наконец-то влез на одну из нижних веток и немного расслабился. Лучше бы я этого не делал! Как выяснилось, спускаться с дерева я умею гораздо быстрее, чем на него залазить. Хорошенько приложившись спиной о землю, я решил, что данное место для привала ничем не хуже любого другого, поэтому я заснул даже не приходя в сознание.
   Утро добрым не бывает! А в моем случае утро с добром никоим образом не ассоциировалось. У меня болело всё! Каждая мышца, каждый сустав и каждая косточка моего организма взбунтовались против меня. Спина же, подозреваю, вообще представляла собой сплошной синяк. Несвойственные мне физические нагрузки, падение с ветки и ночь, проведенная на голой земле, превратили меня в зомби-паралитика. Я бы долго пролежал, не шевелясь, но желание организма избавиться от излишков жидкости заставило меня действовать. Попытка встать ни к чему хорошему не привела. И без того больные мышцы свело судорогой и я чуть не обмочился в штаны.
   Вот тут-то и пригодился мой длинный "шланг". Я извлек его из штанов. Припомнив, что размеры могут изменяться по моему желанию, я сконцентрировался на нем и постарался сделать его длиннее. Сначала ничего не происходило, но я не прекращал своих попыток и, наконец, он пришел в движение. Да, я знал, что сейчас произойдет, но всё равно с удивлением наблюдал, как и без того большой аппарат стал быстро увеличиваться. Когда он достиг метрового размера, я отбросил конец в сторону и с удовольствием опорожнил свой мочевой пузырь. О, какое это счастье! Я тут же принялся за обратный процесс. В этот раз всё получилось куда быстрее.
   В течение следующего часа я тренировался управлять своим демоническим инструментом. Я уменьшал его до размеров мизинца и увеличивал до размеров громадного полена. Можно было бы сказать, что эта штука имела "дружелюбный интерфейс" и "широкие программные возможности". Длинна, ширина, шероховатость и внешний вид регулировались в любых адекватных пределах. Я пока еще не знал своих возможностей на постельном фронте, но был уверен, что и там этот инструмент не подведет. Самое интересное, что мне совсем не хотелось заняться рукоблудием. Я точно знал, что мне нужна женщина и только женщина.
   Настроение значительно улучшилось и я, наконец, попытался встать. Пусть не сразу, но мне это удалось, и я принялся выполнять простейшие упражнения утренней зарядки. Необходимо было разогнать кровь и заставить организм работать. К концу зарядки я пришел в более-менее приемлемое состояние. Мне очень хотелось есть и пить, но пока я ничего не мог с этим поделать.
   Нужно было выходить к людям, а значит нужно вернуться на вчерашнюю тропинку. Тропинка долго не желала находиться, а когда я всё же рассмотрел её в траве, то понял, какую ошибку совершил накануне. Тропа была не людская, а звериная. Я, конечно, не охотник-следопыт, но всё же мог бы заметить какие-то странности. Что же теперь делать?
   Возвращаться назад на полянку смысла не было. Да и не факт, что я не заблужусь при этом. Немного подумав, я решил продолжить путь по звериной тропе, надеясь, что она рано или поздно выведет меня к воде. Для начала мне нужно хотя бы напиться. Так же вода может привести меня к людям. Решив так, я вновь вступил на тропу.
   Несколько часов ходьбы по лесу изрядно меня утомили. Я уже собирался сделать привал, когда расслышал журчание воды. И откуда только взялись силы?! Оставшееся до ручья расстояние я буквально пролетел со скоростью пули и с наслаждением припал к ледяной влаге. Я пил и пил, не в состоянии оторваться от живительного источника. Увлекшись, я далеко не сразу услышал рычание у себя за спиной.
   Когда я, наконец, расслышал странный звук и, оторвавшись от ручья, развернулся, то чуть не обделался. Из кустов на меня смотрела здоровенная медвежья рожа и негромко рычала.
   - Тихо, косолапый, - успокаивающе сказал я медведю, поднимаясь. - Мы с тобой одной крови ты и я! - вспомнил я "пароль" Маугли. Я неспешно стал пятиться от хозяина леса. Медведь не нападал, дождался, когда я удалюсь на почтительное расстояние и принялся пить из ручья. Я же пошел вдоль течения.
   Спустя пару часов я набрел на кусты с какими-то ягодами, отдаленно напоминающими малину. Хотя я и был страшно голоден, но спешить с потреблением ягод не стал. Сорвав одну, я растер её сок по внутренней стороне запястья. Кожа там довольно тонкая и нежная, а потому быстрее отреагирует на раздражитель. Если бы кожа от сока покраснела, то есть эти ягоды было бы опасно. Надо было подождать минут пятнадцать. Не желая терять времени, я принялся собирать ягоды и складывать их на большой плоский камень. Спустя некоторое время, я посмотрел на запястье и, убедившись, что раздражения нет, заглотил пару ягод. На вкус они ничем не отличались от малины и я, приободренный, с энтузиазмом принялся за сбор. Есть я пока не спешил. Нужно было убедиться, что ягоды и впрямь не ядовиты.
   Прошел еще где-то час, а на валуне красовалась огромная горка малины. Я решил не заморачиваться и называть ягоды привычным мне названием. Понятно, что такой рацион не слишком-то питателен, но всё лучше, чем ничего. Никаких подозрительных и негативных ощущений кроме голода я так и не испытал, а потому решил приступить к трапезе, но неожиданно получил очередное подтверждение съедобности этой ягоды. К моему валуну подошел давешний медведь и, ничуть не стесняясь, принялся жрать мою малину.
   От такой наглости я даже опешил. Как так, я собирал, а он будет жрать? Ну, уж нет! Хотя я и был немного не в себе от голода и разочарования, но нападать на медведя не собирался. Я подошел с другой стороны валуна и принялся горстями хватать малину и запихивать себе в рот. Мишка так удивился моим поведением, что даже перестал есть и стал наблюдать за мной. Я же со всей возможной скоростью заглатывал малину. Видя, что лакомство начинает быстро убывать, зверюга вновь занялась его поглощением, даже не попытавшись меня прогнать. Малины я успел насобирать очень много. Съев не меньше ведра, я насытился и довольный пошел умываться к ручью, оставив мишку доедать остатки. Через некоторое время у ручья появился медведь, но в этот раз он на меня не рычал.
   Сытый и довольный я расстался с хозяином здешнего леса, пожелав ему на прощание "Доброй охоты", и побрел дальше вдоль ручья. Ближе к вечеру я решил устраиваться на ночлег. В этот раз я не стал лезть на дерево, опасаясь повторения вчерашних событий. Спать на голой земле не хотелось, поэтому, насобирав веток и накидав сверху травы и листьев, я с удовольствием повалился на импровизированное ложе. Не перина, конечно, но спать можно. За день я сильно устал, поэтому о разведении костра даже не помышлял. Костер требовал немалых усилий по сбору хвороста и дров, а потом еще не известно, смогу ли я его развести. В теории-то я знал, как добыть огонь, но в свои способности как-то уж совсем не верил.
   Новое утро! И опять ничего доброго об этом времени суток я сказать не мог. Всё тело опять болело, ко всему прочему я проснулся от нестерпимого желания опорожнить кишечник. Вообще-то давно пора, ведь вчера за весь день так и не осуществил этого важного ритуала. Отбежав в кустики и осуществив задуманное, я понял, что не имею запаса банальной туалетной бумаги. Хорошо хоть ручей не далеко, в нем и подмылся. А чего такого? Течение всё смоет! Заодно простирнул одежду от пота и развесил её на ветвях сушиться. Вновь захотелось есть, но малины поблизости не наблюдалось.
   Для начала решил выполнить утреннюю зарядку. В этот раз упражнения дались мне намного легче. А ещё я заметил, что мой "пивной" живот немного уменьшился в размерах. Если так пойдет и дальше, то я даже смогу привести свое тело в нормальное состояние.
   Когда одежда обсохла, я опять пустился в путь. Через пару часов ручей вывел меня к широкой речке. Вероятность, что я вскоре выйду к цивилизации неуклонно росла. Ближе к обеду мои надежды оправдались. Нет, я не вышел к поселку, но то, что я нашел, было ничуть не хуже. Через речку был перекинут широкий и надежный каменный мост.
   Мост был сложен из грубо обработанного камня, скрепленного каким-то раствором. По бокам мост огораживался высокими деревянными перилами. Вот собственно и все особенности данного сооружения.
   Дорога, которую соединял мост, была сделана из того же грубого камня. Насколько я помнил из земной истории, подобная дорога показывала высокое благосостояние страны. Подбросив монетку, я выбрал направление и бодро зашагал к своей судьбе. Жалел ли я о том, что не вернусь на Землю? Да, но исключительно из-за голода. Всё остальное меня вполне устраивало. Да, на земле я имел свое тихое и уютное гнездышко, но ведь неспроста же я стал троллем. Скучная и обыденная жизнь на земле мне жутко опротивела, но раньше я просто этого не понимал. Да, мне хотелось приключений, но сам на них решиться я не мог. А теперь я получил увесистый пинок в направлении тех самых приключений. В конце концов, на Земле меня никто не ждал. Даже родители не сильно расстроятся - с тех пор, как закончил школу и поступил в институт, я видел их не чаще, чем раз в год и при этом постоянно выслушивал нотации какой я плохой и какой хороший мой брат. Конечно, я утрирую - мама с папой меня любят, но я искренне полагал, что они всё же не сильно будут горевать обо мне. Так что никаких сожалений я не испытывал.
   По пути я неоднократно встречал конных путников, которые обгоняли меня или двигались навстречу. Они обычно оглядывались на меня, видя мою странную для здешних мест одежду, но общаться так никто и не соизволил. Сам же я никого не останавливал. Те, кого я встречал, явно принадлежали к высшему сословию и вполне могли меня нагайкой отстегать за наглость. Крестьянских же или купеческих телег я так и не встретил. Видимо, до города было не далеко, и они прошли еще утром.
   Когда я увидел стены города, уже вечерело. Раньше подобные города я мог видеть только в фильмах и играх, поэтому я с интересом рассматривал представшую передо мной картину. Стена была построена всё из того же грубого камня, что и мост с дорогой. Она была около пятнадцати метров в высоту, а по верху располагались каменные зубцы. Над огромными деревянными воротами стояла башня с катапультой. Всё выглядело добротно и надежно.
   В воротах дежурили двое стражей. По сравнению со мной солдаты были не высокого роста: старший едва доставал мне до подбородка, а младший был чуть выше мочки моего уха. Позже я узнал, что такие высокие люди, как я, в этом мире почти не встречаются. Иначе говоря, я для местных жителей был чуть ли не гигантом, так что в толпе мне затеряться не суждено.
   Несмотря на жару, служители порядка были одеты в полное вооружение. На обоих была форма одного фасона, преобладающая синими цветами. Грудь солдатов была надежно защищена начищенными до зеркального блеска кирасами, а головы украшали шишковидные шлемы. У каждого на поясе висел прямой длинный меч без ножен и кинжал, а за спиной висел щит. В руках они держали какое-то оружие, внешне похожее на ружья. Сложно было сказать, является ли оно огнестрельным. Если верить словам Сатаны, развитие этого мира приблизительно соответствует пятнадцатому веку Земли. Значит, гладкоствольное огнестрельное оружие, пушки, гранаты, мины и иное вооружение этого земного периода здесь вполне может существовать. Надо взять это на заметку.
   "Интересно", - подумал я, - "это они всегда в полном вооружении службу несут или в городе объявлено военное положение?". Данный вопрос я решил не озвучивать, а то еще примут за шпиона.
   - Вечер добрый, служивые! - обратился я к страже. - Можно ли мне войти в город?
   - Конечно можно, отчего ж нельзя? - удивился моему вопросу старший. - Ты, кстати, откуда такой странный будешь? - обращение на "ты" меня ничуть не смутило, а в какой-то мере даже порадовало. Сатана сказал правду, стоило возникнуть такой необходимости, и я легко мог применить незнакомые правила этикета и общения. Вот и сейчас я точно знал, что обращение на "Вы", которое я не любил, тут не принято. Даже к королям тут принято на "ты" обращаться, но, естественно, со всем почтением.
   - Переводчик я, от каравана отстал, в лесу заблудился. Вот теперь даже не знаю, где нахожусь. - Эту легенду я продумал заранее. Раз уж я знаю все языки этого мира, то вполне могу побыть переводчиком. Этим, если что, и подзаработать можно.
   - Понятно, - стражник не понял, что так и не получил внятного ответа на вопрос. - Это, чтоб ты знал, имперский город Брисоль, - пока эта информация не несла для меня никакого смысла. Ну, Брисоль и Брисоль, какая мне разница? Спрашивать о названии империи и прочих важных вещах я не стал, чтобы не наводить подозрения. В конце концов, империя может быть одна, а может и не одна.
   - Ну, проходи, чего стоишь? - поторопил стражник.
   - А где тут ближайший самый дешевый трактир? - тут же спросил я.
   - Направо свернешь и пройдешь пять кварталов, - стал пояснять молодой. Видимо ему надоело молчать. - Только я бы туда не советовал ходить, много всяких подозрительных личностей там ошивается.
   - А у меня выбора особого нет, - пояснил я, - всё добро в караване осталось. В кармане только один сантим.
   - На один сантим тебя даже там не покормят, - рассмеялся старший, - а уж на ночлег тем более не пустят.
   - Ну, не знаю, - с сомнением пробормотал я, - может, хоть работа найдется?
  -- Может, - согласился молодой. - Ладно, ступай и не отвлекай от караула. - они уже полностью потеряли ко мне всякий интерес.
   Уже отходя от стражей я обернулся и понял, что тот, кого я принимал за молодого стражника -- девушка. Мою невнимательность легко объяснить усталостью и голодом. В заблуждение меня ввели одинаковая форма стражей и грубоватый голос служительницы закона. Ну, и наконец, меня подвел стереотип мышления: раз это средневековый стражник, значит мужик. Но стоило мне заметить филейную часть доблестной девушки, и я тут же понял свою ошибку. Демоническое естество тут же встало в боевую стойку и лишь голод и сила воли смогли подавить мои инстинкты.
   Трактир назывался "Жирная утка" и являл собой образчик самого низкосортного заведения. Темный и душный зал, грязные столы, сбитые из сучковатых рассохшихся досок, и хмурый трактирщик за стойкой. Публика полностью соответствовала заведению. Три столика были заняты персонажами довольно мрачного вида, а за четвертым сидели три местных алкаша. Большинство столиков были свободны. Основной наплыв народа либо еще не начался, либо никогда и не начинался.
   - Вечер добрый, уважаемый! - поприветствовал я трактирщика. Тот лишь хмуро кивнул. - Разрешишь ли сыграть в твоем заведении в стаканчики?
   - Это еще чего такое? - удивился мужик. Трактирщик этот был тощим коротышкой, а вовсе не пухлым здоровяком и за стойкой смотрелся нелепо.
   - Дай три стакана, - попросил я. Когда заинтригованный трактирщик дал мне три глиняных стакана, я достал заранее приготовленный округлый камешек и, спрятав его под одним из них, спросил, - где камень? Угадаешь, получишь сантим. Не угадаешь, заплатишь сантим.
   - А чего тут гадать? - удивился трактирщик, - туточки камень! Воскликнул он, указывая на один из стаканов.
   - Твоя правда! - подтвердил я, поднимая стакан и отдавая свой единственный сантим. Эту партию я проиграл специально, чтобы завлечь игрока. - Сыграем еще раз?
   - Давай, - согласился трактирщик. Ему было скучно, а тут хоть какое-то развлечение, да еще и заработать можно на простачке.
   Я вновь спрятал камешек и быстро завертел стаканы. Игре в наперстки я научился еще в школе, а в студенческие годы данное развлечение было неплохим приработком к стипендии. Я сильно удивился, когда оказалось, что в этом мире не знают такой простой игры. А уж как я обрадовался этому факту. Более того, тут вообще из азартных игр были только кости и карквам - некое подобие шашек. Я представил свои перспективы на этом поприще и плотоядно улыбнулся. Главное теперь не спешить.
   Через некоторое время к стойке подтянулись посетители, заинтригованные происходящим. Они довольно быстро включились в игру и стали азартно делать ставки. Я был страшно уставший и голодный, но продолжал играть, понимая, что надо поддерживать азарт публики, иначе потом я уже не смогу так хорошо развернуться. Кто-то проигрывал, кто-то выигрывал, но самый большой выигрыш получал, естественно, я. За два часа я незаметно для окружающих заработал тридцать пять сантимов и заявил, что устал, хочу есть и спать.
   Вообще-то была возможность испытать свой демонический инструмент уже этим вечером, но я решил пока отложить этот вопрос. Дело в том, что приличных женщин в "Жирной утке" не было, а проститутке платить я не собирался. Я ведь прекрасно помнил коэффициенты получения энергии. Если хоть один коэффициент равен нулю, то и энергия равна нулю. А в случае с проституткой почти все они равнялись нулю. Сами посудите: сложность совращения равна нулю, ведь нужны всего лишь деньги; о влюбленности речь вообще не идет, ведь это её работа; удовольствие от соития с грязной потной теткой (а среди здешних проституток других не наблюдалось) очень сомнительно; да и сам я настолько устал, что никакого удовольствия женщине доставить не смогу. Вот и получалось, что лучше всего просто пойти спать.
   Ужин и ночлег обошлись мне в пятнадцать сантимов. После длительной голодовки ужин показался мне шедевром кулинарного искусства, хотя и состоял только из разваренной каши и подгоревшего куска жареной курицы, которые я запил квасом, отказавшись от вина. Комната оказалась маленькой, но довольно чистой, на что я даже не мог рассчитывать. Впрочем, я так устал, что заснул бы и в хлеву. Задвинув за собой деревянный засов, я с удовольствием растянулся на охапке соломы, заменявшей кровать, и провалился в сон.
   Утро добрым... ну, вы в курсе. Опять всё болит, а комната слишком маленькая для зарядки. Я кое-как всё же выполнил упражнения и пошел умываться. Туалет и душ были общими на весь этаж, но выглядели вполне цивилизованно. Туалет представлял собой нечто вроде вазы Генуя. Ну, знаете, когда в пол вделано керамическое или металлическое углубление с канализационным отверстием. Душ был без распылителя, но тоже вполне соответствовал привычным для меня нормам. Правда вода в нем была только холодная, но этот недостаток я стерпел.
   Выполнив утренний моцион, спустился в общий зал. Я заказал завтрак и уселся за угловой столик. Отсюда хорошо просматривалось всё помещение. Как оказалось, сейчас совсем не утро, а очень даже обед. В этот час народа в зале почти нет. Кроме меня сидел какой-то мутный тип и попивал вино.
   Принесли заказанный мной обед. Он ничем не отличался от вчерашнего ужина, но меня всё устроило. Я отдал три сантима и принялся за еду. Одновременно я пытался собрать воедино полученные вчера сведения. Я ведь не молча в наперстки играл, а за разговором и игра легче идет и информация поступает.
   Итак, я находился в городе Брисоль империи Сунтар. Других империй на континенте не было, так что вчера правильно сделал, не задавая глупых вопросов стражам. Город находится не далеко от западной границы империи. С запада империя граничит с четырьмя небольшими королевствами: Картиль, Занзан, Гианк и Ханталония. Ничего конкретного об этих странах я узнать не смог. На севере располагается какой-то странный горный массив, но о нем я так же не смог получить более-менее достоверную информацию. Про юг и восток здешние обыватели вообще ничего не знали. На данный момент Сунтар ни с кем не воевал, а со времен последнего крупного конфликта прошло более пятидесяти лет.
   Как я и подозревал, люди в основном знали грамоту и могли читать и писать, но в остальном были совершенно безграмотны. Обучением здесь занимались целых четыре вида школ. Самые бедные обучались в шиконах. Обучение здесь длилось три года и в него входили только три предмета - чтение, письмо и счет. Купцы и те, кто побогаче, учились в ситонах. В этих учебных заведениях обучение было на гораздо более высоком уровне. Здесь уже преподавались азы математики, и общие представления об окружающем мире. Обучение в ситонах длилось семь лет, и выпускники могли рассчитывать на более-менее престижную должность. Будущие воины и наемники обучались в дантонах. Военные школы отличались от синтонов наличием военных дисциплин и более длительным обучением, но перспективы выпускников дантонов были гораздо выше. Самые же богатые и знатные обучались в тархонах. Этот тип учебных заведений вполне мог соответствовать земной общеобразовательной школе, а выпускники могли занимать наиболее высокие посты в государстве.
   Каждый ребенок по достижении семилетнего возраста должен был пройти обучение в школе. Обучение это было не бесплатным, но отказаться от него было никак нельзя. По достижении десятилетнего возраста дети могли быть признаны гражданами империи. Для получения гражданства необходимо было пройти минимальный экзамен, включающий в себя умение читать, писать и считать до ста. Не сдав экзамен, гражданства не получить, а если ты не гражданин империи, то твои права очень сомнительны и мало чем отличаются от прав раба. Единственным исключением были иностранцы. По большому счету, мне невероятно повезло, что никто не удосужился спросить у меня документы.
   Не менее интересной была информация о магах. О них мало что знали, но все их боялись и уважали. Официально в стране правил император Коган III. На практике же он и шагу ступить не мог без одобрения Конклава магов. Знать и чернь иногда роптали против магов и даже пробовали устраивать бунты, но ничего хорошего этим не добились. Все виновные в бунтах безжалостно уничтожались. Их находили в любых точках мира и карали. Так что ни о каких новых бунтах и речи быть не могло. Вместе с тем маги привносили в страну процветание и стабильность.
   Самое интересное, все без исключения маги являются подданными империи Сунтар. Если оказывается, что ты маг, то с тебя снимаются все обвинения в преступлениях, если таковые имелись и ты автоматически признаешься гражданином империи, после чего тебя направляют на обучение в Академию - именно так, с большой буквы. Попытка скрыть мага от Академии карается не менее жестоко, чем бунты. В прошлом неоднократно уничтожались даже правители государств, посчитавшие, что смогут воспитать собственных магов и не зависеть от Академии. Вообще, Магическая Академия Дануола (таково официальное название Академии) являлась своеобразным надгосударством. Академия диктовала мировые законы и вмешивалась в любые сферы деятельности стран. Мало кому это нравилось, но изменить никто ничего не мог, ведь даже самый захудалый маг способен заменить небольшой отряд хорошо обученных солдат.
   Еще были, так называемые, вольные маги. Узнать, что они собой представляют, мне не удалось. По моим догадкам вольные маги были либо оппозицией Академии, но на это ничто не указывало. Либо, что более вероятно, они на каких-то условиях получили независимость от Академии. Всегда могут найтись те, кто желает свободы и независимости (иногда даже вопреки логике). Маги - существа могущественные - если бы Академия насильно пыталась их контролировать, это привело бы к бунту, а бунт магов дело серьезное.
   Единственное, что немного радовало народ - маги не бессмертны и их мало. Да, маги реже болели, медленней старели и жили чуть дольше простых людей, но всё же бессмертными они не были. В то время, как простые люди жили около семидесяти лет, средняя продолжительность жизни мага была около ста лет. Конечно, среди них были и долгожители, доживавшие чуть ли не до ста шестидесяти лет, но это были исключения. К тому же дети магов редко сами являлись магами, именно поэтому маги до сих пор не уничтожили всех не магов.
   Ну, и на закуску информация о нечеловеческих расах. Её нет! Обитатели "Жирной утки" оказались людьми, мягко говоря, ограниченными. Впрочем, зная множество языков этого мира, я смог логически домыслить следующее: во многих языках есть аналоги слов "эльф", "гном", "орк", а значит и такие расы вполне могут существовать.
   Доев свой обед, заказал еще кружку кваса, чтобы обдумать свои дальнейшие действия. Во-первых, нужно легализоваться, а значит нужно придумать себе имя. Именем, подаренным мне родителями, я даже на земле редко пользовался, а троллий ник Boorunduk не получится использовать в качестве имени. Ладно, с этим разберемся на месте. Во-вторых, мне нужны деньги. Тут всё проще. Раз с азартными играми тут совсем худо, то на первых порах буду зарабатывать наперстками. В-третьих, пора испытать свой демонический инструмент. Конечно, я сейчас не в идеальной форме для соблазнителя, но если выбрать цель попроще, может что и выгорит. В-четвертых, привести себя в порядок. Нынешних утренних упражнений явно мало. В этом мире властвует эпоха меча, так что стоит научиться владению данным оружием. Где можно научиться этому навыку? Правильно, в дантоне - военной школе. Услуга по повышению квалификации там оказывается.
   Сформулировав план-минимум, я направился в городскую ратушу. Когда я вчера шел по городу, то так устал, что совсем не обращал внимания на архитектуру и прочие изыски, мечтая лишь об одном - поскорее добраться до трактира. Теперь же я смог осмотреться. Ну, что сказать? В городе преобладали двухэтажные дома. Иногда встречались одноэтажные постройки, еще реже трехэтажные. Стены города, мостовые и первые этажи зданий были из одного и того же грубого камня. Вторые этажи и крыши домов деревянные. Те дома, что побогаче, красовались резными ставнями и прочими украшательствами. Я находился в самом бедном квартале города. Не трущобы, конечно, но к богатым этот район отнести было сложно. Многие дома здесь давно не знали ремонта. Один из домов вообще был подперт здоровенным бревном, за счет чего и держался. По мере продвижения к центру улицы становились чище, а дома красивее и аккуратнее. Самые богатые дома были побелены известкой и на фоне своих серых собратьев выглядели довольно симпатично.
   Денег было не много, а я небезосновательно подозревал, процедура легализации не бесплатна. Поэтому одеваться по местной моде я не спешил. Если бы не странная обувь и окрас штанов, вполне мог бы сойти за местного.
   У дверей ратуши стояли два привратника, но на меня они не обратили ровным счетом никакого внимания. В просторном холле меня встретил здешний секретарь, сидящий за большим столом и перебирающий в какие-то бумаги.
   - Доброго тебе дня, уважаемый! - поприветствовал я секретаря. Он скосил на меня один глаз, а вторым продолжал просматривать документы. - Я бы хотел стать гражданином империи Сунтар.
   - Иди в пятнадцатый кабинет на втором этаже, - проронил он и вновь вернулся к своему занятию.
   Найдя нужный кабинет и изложив свою проблему очередному секретарю, я без всяких проволочек попал к нужному мне чиновнику.
   - Значит, гражданство получить хочешь? - вполне дружелюбно спросил меня пухлый старичок. - А почему же до сих пор его не имеешь?
   - Я подданный Гианка, - начал излагать я заранее подготовленную легенду. - Прибыл в империю в составе купеческого каравана в качестве переводчика. В пути меня сильно прихватил живот, и я отлучился по нужде в кустики. Караван догнать не смог. Потом встретил медведя, который зачем-то вышел на дорогу. Испугался и спрятался в лесу, где умудрился заблудиться. Несколько дней проблуждал по лесу и вчера вышел к Брисолю. Возвращаться к каравану смысла не вижу. Да и дорого это. А в Гианке меня ничто не держит, поэтому решил получить гражданство Сунтара.
   - Хм, всё с тобой понятно, - чиновник решил проверить мою историю и обратился ко мне на языке Гианка. - А сколько ты языков знаешь, и какие?
   - Знаю четыре языка: свой родной, имперский, картильский и занзанский. - Ответил я на своем "родном" языке. Сказанного было достаточно, чтобы признать меня хорошим переводчиком, но и не слишком много, чтобы привлечь лишнее внимание. - Еще я умею производить математические расчеты различной сложности и немного знаю о строении растений и животных.
   - Замечательно, - похвалил чиновник, - такие умные люди очень востребованы в нашей стране. Стоимость экзамена один датим. Есть ли у тебя необходимая сумма? - я кивнул и достал свою серебряную монету. - Тогда проходи в соседнюю комнату, на столе лежат письменные принадлежности и экзаменационные бланки.
   - А какое сегодня число? - Спросил я чиновника, и сразу же пояснил, - я ведь несколько дней проблуждал в лесу, мог что-то перепутать. А уточнять у стражников или прохожих постеснялся.
   - Двадцать второе солнце пятнадцать семьдесят восемь, - ответил чиновник. Это означало, что сегодня двадцать второе число месяца солнца тысяча пятьсот семьдесят восьмого года. Эти сведения очень важны.
   Я прошел в экзаменационную комнату. Кроме стола и стула другой мебели не было. На столе обнаружился толстый свиток, два пера, чернильница, коробочка с тонким песком и маленький перочинный ножичек. А ведь я совершенно не умею пользоваться этими писчими приспособлениями. На Земле я даже шариковой ручкой так давно не пользовался, что уже и разучился. А ведь пером пользоваться сложнее. "Ладно, как-нибудь справлюсь", решил я и приступил к сдаче экзамена.
   В начале свитка давалось пояснение, что вопросы в нем идут с усложнением, но отвечать можно в любом порядке. За правильный ответ на каждый вопрос добавлялся один балл, а за неправильный ответ балл отнимался. Так что если ты не уверен в ответе, то лучше не отвечать вовсе. Для получения гражданства достаточно дать правильный ответ на десять вопросов. Всего вопросов пятьсот.
   Первые мои ответы изобиловали кляксами, но я не отчаивался и продолжал отвечать. Уже на пятом вопросе я приспособился к писчим принадлежностям. Хорошо, что перья были изначально заточены и я смог понять как их точить при необходимости. Процесс письма очень сложен. После написания каждой строчки необходимо было посыпать написанное песочком, чтобы оно не размазывалось по бумаге. Потом песок надо было аккуратно струсить назад в коробочку и продолжать письмо.
   Вопросы были довольно просты для меня. Я справился всего лишь за пару часов, ответив на большинство вопросов. Я оставлял без ответа только вопросы, касающиеся военных тактик и действий, а так же пропустил несколько вопросов о незнакомой мне флоре и фауне. Довольный собой я вышел к чиновнику.
   - Что-то ты долго, - удивился чиновник, - Или решил на все вопросы ответить? Давай сюда свиток.
   Чиновник, не читая засунул свиток в стоящую на столе шкатулку. Прошла пара секунд и над шкатулкой засветилась цифра триста девяносто семь. Это был первый магический предмет, увиденный мной в этом мире, поэтому я чуть не охнул в голос от удивления. Зато охнул чиновник.
   - Надо же, - уважительно протянул он, - впервые на моей памяти столь высокий результат. Этого более чем достаточно для получения гражданства. Более того, ты получишь грамоту брисольского тархона, свидетельствующую о твоей высокой квалификации. - Чиновник достал необходимые бланки для заполнения. - Назови свое имя и дату рождения.
   Я ничуть не удивился, что мое имя спрашивают только сейчас. Как уже упоминал, лица, не имеющие гражданства, мало чем отличаются от рабов. До сдачи мной экзамена я был совершенно не интересен чиновнику. Он смотрел на меня, как на табуретку, и проявлял радушие только потому, что я всё-таки иностранный подданный. Теперь же я в его глазах вырос до очень уважаемого человека, с которым и общаться не зазорно.
   - Асмодей Инкуб, - представился я. Имя древнегреческого демона-соблазнителя показалось мне вполне уместным. - Родился в тридцатую радугу пятнадцать пятьдесят один.
   Чиновник заполнил все мои данные и положил документы в другую магическую шкатулку, откуда тут же извлек две небольшие бронзовые плашки - документ, удостоверяющий личность (паспорт) и результат моего экзамена (диплом). На каждой из плашек значилось моё новое имя и возраст, а внизу располагалась красивая переливающаяся печать. Вот так! Всё быстро и чётко, и никакой тебе бюрократии! Обе плашки имели специальные отверстия для крепления на цепочку, но саму цепочку чиновник мне не выдал. Мы с ним распрощались, и я направился в военную школу.
   По пути в школу я заскочил на рынок. Приценившись к местной одежде и поглазев на прилавки, я приобрел дешевую медную цепочку за восемнадцать сантимов. Заодно я немного поспрашивал людей о местном дантоне и узнал много нового.
   Самым печальным для меня оказался факт, что существует два дантона: мужской и женский. Дантон является учебным заведением закрытого типа, то есть, ученики дантонов имеют право покидать территорию школы только при наличии увольнительной. Обучение ведется круглый год и таких больших каникул, как на Земле, ученики не имеют. Каждый ученик имеет право на сто дней отдыха и сам решает, когда устраивать себе каникулы. В качестве наказания срок отдыха может быть сокращен. Прием новых учащихся производится в течение месяца урожая. Всё остальное время посторонним вход в школу запрещён. Директор может зачислить ученика вне очереди, но для этого с ним нужно встретиться, а это не так просто. На входе и по периметру территории дантона дежурят ученики, которые имеют право избивать любого палками. Для сильного воина они не являются препятствием, а вот мне туда лучше не соваться. Поговорить с послушниками и убедить их позвать директора тоже не получится, так как им запрещено разговаривать в присутствии посторонних.
   Брисольский дантон располагался рядом с казармами городской стражи. Комплекс зданий был огорожен высоким каменным забором. Здесь находились три учебных корпуса, казарма для учащихся, общежитие учителей, конюшня, несколько тренировочных площадок и огромный плац. У ворот школы дежурил целый десяток учеников. Все они были наряжены в одинаковые красные одежды, отдаленно похожие на кимоно, а в качестве оружия имели только палки.
   Я поинтересовался, к кому обратиться для поступления в дантон, но на меня никто не обратил внимания. Тогда я попытался пройти на территорию без разрешения и тут же получил болезненный тычок палкой в живот. Ученики окружили меня, но не насмехались и не нападали. Они просто стояли и ждали моей реакции. Я знал, такова проверка, но ничего противопоставить им не мог. Да, все они были детьми двенадцати-тринадцати лет, но их было много, они были вооружены и умели своим оружием пользоваться.
   - Ребята, - попытался убедить их я, - я ведь пришел сюда обучаться и пока ничего не знаю. Дайте мне поговорить с вашим директором.
   Они молчали. Конечно, я мог бы попытаться прорваться, получил бы кучу тумаков и ничего бы не добился. Вместо этого я просто уселся на мостовую, прямо на границе школы, и стал ждать. Ученики не нападали, но и не расходились. Они должны были препятствовать моему проникновению на территорию, но не имели права нападать на меня за пределами школы.
   Через час во двор вышел пятнадцатилетний мальчишка в голубом кимоно. Увидев сгрудившихся вокруг меня учеников, он подошел и поинтересовался что происходит. Несколько учеников отошли с ним в сторону и наперебой стали объяснять ему, но в этом галдеже он так ничего и не понял. Только тогда он обратился ко мне, словно меня раньше и не существовало.
   - Слышишь, жирдяй, ты чего тут расселся? - грубо обратился он ко мне, - а ну пошел вон!
   - Пожалуй, пойду, - согласился я с ним, отчего он расцвел улыбкой. Как же, смог прогнать толстого взрослого дядьку! - Если здешним ученикам не прививают даже элементарные манеры, то в этом дантоне меня ничему хорошему не научат. - Громко заявил я.
   - Что?! - Завопил Голубок, как я решил называть этого ученика. - Да как ты смеешь оскорблять нашу школу? - С этими словами он ринулся за мной.
   К этому моменту я уже успел отойти на десяток шагов, поэтому, спровоцированный мной, подросток был вынужден выйти за ворота дантона. Это против десятка мальчишек с палками я не имел никаких шансов, а недоученный одиночка серьезной опасности не представлял. Как уже упоминал, в юности я занимался греко-римской борьбой, поэтому я довольно быстро скрутил наглеца, и уселся на него сверху.
   - Из нас двоих школу оскорбляешь только ты своим поведением, - объяснил я Голубку. - А вы чего стоите? - обратился я к дежурным привратникам. - Он только что без разрешения покинул территорию дантона и напал на мирного гражданина. Хватайте его и получите вознаграждение за поимку преступника.
   На лицах послушников проступили злорадные ухмылки. Видимо, этот Голубок уже всех достал. Ребята сноровисто подхватили кричащего и возмущающегося пленника и потащили его в школу. А я вернулся и уселся на прежнем месте. Минут через пятнадцать к воротам вышел человек в черном кимоно с четырьмя золотыми лычками на левом плече. Дежурные ученики отдавали ему честь, приставляя правый кулак к сердцу.
   - Приветствую, - уважительно поклонился мне незнакомец.
   Я встал и так же уважительно поприветствовал его.
   - С какой целью ты сидишь у ворот дантона? - поинтересовался он.
   - Хочу поговорить с директором.
   - Почему же сам не прошел к нему? - наигранно удивился он.
   - Так ведь не пускают, - улыбнулся я.
   - Неужели эти дети смогли тебя задержать?
   - Они вооружены палками, которыми умеют пользоваться, - стал пояснять я очевидное, - а ещё их много. Каждого по отдельности я бы победить смог за счет разницы в силе, а всех вместе никак. Где искать директора я не знаю, поэтому прежде, чем я бы его нашел, они бы позвали подкрепление и толпой забили меня палками.
   - Вот видите, - обратился мой собеседник к ученикам, - этот человек размышлял как истинный воин. В отличии от Дратина он разумно оценивал свои силы и возможности. Запомните этот урок! - И уже обращаясь ко мне, - я пан Заврус Токий директор этого дантона. Давай пройдем в мой кабинет и побеседуем.
   Беседа с директором много времени не заняла. Мы договорились, что я буду платить половину стандартной платы за обучение - двадцать пять сантимов в сутки. Учить меня будут одной единственной дисциплине - воинскому искусству. Потом я долго пытался уговорить пана Завруса разрешить мне свободное посещение дантона, но он был непреклонен. Как он объяснил мне, живя за пределами дантона, я не смогу следовать всем предписаниям учителей, буду часто нарушать дисциплину, опаздывая на утреннюю поверку, а остальные ученики не поймут причин моей привилегированности. Как и любому ученику, мне предоставлялись сто дней отдыха, которые я мог распределять по собственному усмотрению. Обучение должно было начаться с завтрашнего дня. Я заплатил сразу за год, отдав свой тархим.
   Кстати, чуть не забыл рассказать о статусных приставках к именам. Так же как на Земле при обращении к определенным сословиям необходимо добавлять "сир", "леди", "мадам" и прочее, здесь были подобные правила. В империи Сунтар была принята следующая система приставок:
   - к старшим офицерам, начиная с майора, необходимо было обращаться "пан", а к женщинам "пани";
   - к дворянам требовалось обращаться "пэр" или "пэрри", а если дворянин был офицером, то к нему следовало обращаться "пан" или "пани";
   - богатые купцы и важные гражданские чины, не имеющие дворянства, именовались "дон" или "донна";
   - к магам обращались не иначе как "мэг" вне зависимости от пола и принадлежности к другим сословиям.
   Зал "Жирной утки" встретил меня галдящей толпой. Множество мужчин и даже несколько женщин сгрудились в дальнем углу и о чем-то яростно спорили. Я протиснулся к эпицентру возмущений и обнаружил того самого мутного человечка, который днем здесь пил вино в пустом зале. Человечек сидел за столиком и сноровисто крутил стаканчики. По возгласам в толпе я понял, что конкурент сидит здесь не долго, но за всё время ни разу не проиграл, поэтому его начали подозревать в жульничестве. "Да, не умеет здешний народ красиво разводить лохов", - подумал я и пристроился в очередь желающих испытать удачу.
   Конечно же, он меня узнал. Узнал, и попытался быстро свернуть игру. Я не дал, заявив, что как создатель игры имею право разок сыграть с "коллегой". Народ меня поддержал. Сначала он даже не мухлевал, подозревая, что я могу его раскрыть, но, когда я выиграл пятнадцатую игру подряд не выдержал и смахнул камешек под стол. Обыграть опытного напёрсточника новичку не суждено. Естественно, от меня не укрылась его уловка, и я тут же раскрыл мошенника.
   Что тут началось! Беднягу выволокли на улицу и стали жестоко избивать. Первые удары были нанесены кулаками, но потом мужик упал, и на него посыпались удары ногами. Жалко мне его не было. В конце концов, он украл мою идею и скомпрометировал столь удачный бизнес. От неминуемой смерти жулика спас проходивший мимо патруль городской стражи. Они быстро уняли толпу, а самых активных вместе с жуликом арестовали.
   Немного притихшие люди стали возвращаться в трактир, но тут кто-то вспомнил, что деньги жулика так никто и не разделил. Все вновь начали гомонить. Каждый пытался доказать, что именно ему полагается большая доля. Назревала очередная драка. В этот раз она грозила начаться прямо в трактире, что совсем не радовало и без того вечно хмурого трактирщика.
   - Тихо! - крикнул я. Мне совсем не хотелось идти искать себе другой ночлег, а вероятность, что смогу пристроиться здесь после предстоящего погрома была очень мала. - Честного дележа у вас не получится. Лучше закажите на эту сумму выпивку для всех.
   Подобное предложение всем пришлось по душе. Особенно оно понравилось трактирщику. На радостях от удачного разрешения дела он бесплатно накормил меня ужином. За номер всё же пришлось заплатить.
   Я сидел за угловым столиком и неспешно поглощал ужин, когда за мой столик подсела женщина. Назвать её красавицей было трудно, но и уродиной она не была. Блондинка лет сорока, с заметными уже ранними морщинами под глазами. Одежда несколько потрепана, но чистая. В молодости она наверняка была красоткой, вскружившей немало парней, а сейчас от былой красоты осталась лишь бледная тень. Самым привлекательным для меня фактом было то, что женщина явно не относилась к разряду ночных бабочек. Завтра мне предстояло начать обучение в дантоне и возможность проверить в деле свой демонический инструмент представится не скоро, а здесь такой шанс.
   За разговором мы распили с ней кувшин вина. Она оказалась вдовой городского стражника и жила здесь неподалеку. Зарабатывала в качестве швеи и прачки. К ней часто захаживали мужчины (преимущественно сослуживцы покойного мужа), поэтому вниманием мужского пола она обделена не была. Вчера один из любовников, выигравший у меня три сантима, рассказал ей о новой игре, и она решила сама на это посмотреть. К её сожалению я пришел раньше, и увидеть игру так и не довелось. Я предложил подняться ко мне в номер и продемонстрировать ей новую игру лично. Предложение было воспринято на ура.
   После нескольких партий игры на раздевание я предложил сыграть в другую игру. Она наивно полагала, что знает правила игры на кровати, но я быстро развеял её предубеждение. Испытания агрегата продлились не менее трех часов, после чего женщина довольная и обессиленная заснула у меня на плече.
   Я лежал на топчане и наслаждался полученной силой. Вы, несомненно, хоть раз в жизни испытывали оргазм. Так вот, то, что испытал я, не шло ни в какое сравнение с обычным оргазмом. С первых же мгновений соития в меня бурной рекой потекла энергия. Тело стало легким и сильным, а где-то внутри я чувствовал отголоски будущего могущества. Сначала я лишь наслаждался этими новыми ощущениями. Под конец наших "игр" я почувствовал, что энергия продолжает поступать, но резервуар для её хранения переполнен, и излишки рассеиваются без пользы.
   Я попытался сконцентрироваться на ощущении внутренней силы и легко подключился к резервуару манны. Он был мал. Скопленной энергии явно не хватало на серьезную магию, поэтому я попытался мысленно его увеличить. Сначала это не удавалось, но когда я интуитивно зачерпнул немного манны, она тут же преобразовалась в строительный материал для источника. В результате я вновь остался без энергии, но теперь мой резервуар манны был вдвое больше.
   Недолго думая, я растолкал женщину и устроил второй раунд "игр". Резервуар вновь заполнился до краев. К утру мой резервуар увеличился в пять раз, относительно изначального размера. До серьезных магических действий было еще очень далеко, но зажечь свечу на расстоянии я бы уже смог.
   Остатки манны я потратил на небольшое преобразование своего организма. Как оказалось, энергии на это тратится совсем мало. Я полностью преобразовал свои мышечные ткани, добавив им адаптивности и выносливости за счет большего потребления энергии. На какие-то иные преобразования моих нынешних возможностей не хватило, но даже эта малость предоставляла широкие возможности. Теперь мои мышцы будут почти мгновенно привыкать к нагрузкам, а за счет большего потребления энергии жиры будут сжигаться в полтора-два раза быстрее.
   Когда уходил, моя любовница всё еще спала. За ночь я основательно её укатал, доставив массу удовольствия. Теперь она никогда не будет в полной мере удовлетворена простыми мужчинами. Плохо ли я поступил? Кто-то скажет "да", но я не испытывал мук совести. Разве хороший актер, великолепно исполнивший роль должен испытывать муки совести от того, что его зрители отныне будут недовольны всеми второсортными актерами? Вот и я добросовестно исполнил свой долг! В конце концов, никто не заставлял её лезть в постель со мной. Она получила всё, чего хотела и даже больше, так в чем же я виноват? Нет, я демон похоти и испытывать муки совести по таким пустякам не собираюсь.
   В дантон я пришел ровно за пять минут до поверки. Дежурные на воротах были предупреждены о моем появлении и беспрепятственно впустили на территорию школы.
   На плацу стояли ровные ряды учеников в возрасте от семи до двадцати лет. В толпе я заметил с десяток взрослых (самому старшему на вид было не меньше сорока), так что я буду не единственным старичком среди малолеток. Всего учеников насчитывалось не менее пяти сотен. Пан Заврус стоял в стороне и наблюдал, как офицеры-преподаватели управляют построением. Он жестом приказал мне подойти к нему. Хотя я сам в армии и не служил, но фильмы и книги читал, поэтому мог судить, что здешняя утренняя поверка мало чем отличалась от земной. Наконец перекличка была окончена, и Токий подозвал к себе ученика в фиолетовом кимоно. Восемнадцатилетний светловолосый парень с острыми чертами лица и широким ртом красавцем не выглядел. Правая щека была обезображена длинным шрамом, из-за которого его рот кривился в ехидной усмешке. В нем чувствовалась сила.
   - Знакомьтесь, это наш новый ученик Асмодей Инкуб, а это, - он указал на ученика, - один из наших лучших учеников Корвин Торос. Не надо мне демонстрировать ложную скромность, Корвин, тебе это не идет. Я назначаю тебя инструктором Асмодея. Сейчас вдвоем идете на завтрак, я распорядился, чтобы твоему протеже выдавали паёк номер один. Потом покажешь ему тут всё, определишь в общежитии, расскажешь правила. Инкуб будет учиться только воинскому мастерству, поэтому не забивай ему голову распорядком дня. В девять часов твой подопечный должен приступить к занятиям.
   - К тем самым? - решился уточнить мой новый инструктор.
   - Да, Корвин, к тем самым! - подтвердил директор, и в его словах было что-то зловещее. - И чтоб никаких послаблений. Есть вопросы?
   - А что... - хотел спросить я, но пан Заврус меня прервал.
   - Тебе слова не давали. Если возникнут вопросы, задавай их своему инструктору. Я вижу, вопросов нет? - Корвин кивнул. - Тогда приступай.
   Токий развернулся и пошел в направлении зеленого здания.
   - Не повезло тебе, парень, - объявил мой инструктор, - чем-то ты директору понравился.
   - Это как? - удивился я. - Раз понравился, значит, наоборот повезло.
   - Крокодил уважает только воинов, - видя мой непонимающий взгляд, он пояснил. - Крокодил - это кличка нашего директора, но если его так назовешь, можешь сразу рыть себе могилу.
   - Но я не воин. И вообще при чем тут это?
   - Если человек не воин, но по какой-то причине понравился Токию, то он сделает из него воина. Ты только что удостоился чести стать на путь воина. Надо сказать, довольно сомнительной чести. Пан Заврус назначил тебе самый жесткий режим начальных тренировок и самый маленький паёк. Ладно, пойдём завтракать.
   Мы направились к тому же зеленому зданию, к которому раньше ушел директор. На первом этаже этого здания располагалась столовая. По пути Корвин рассказал мне, что зеленое здание является административным корпусом. В нем находятся кабинеты всех учителей, учительская, большая учебная аудитория, способная вместить всех учеников дантона разом, столовая и несколько малых учебных аудиторий. В сером учебном корпусе, помимо учебных аудиторий, располагалась хозчасть. Третий корпус был одноэтажным синим строением, предназначенным только для тренировок.
   Столовая дантона мало чем отличалась от студенческих столовых Земли. Тот же шум, гам, стук ложек о тарелки и множество голодных учеников, поглощающих свои порции. За стойкой стоял подтянутый мужчина с выправкой военного. Корвин получил на завтрак тарелку гречневой каши с котлетой, кусок серого хлеба и стакан кваса, а я только кусок хлеба и квас.
   - Вот как от жирка избавишься, может, и перейдешь на нормальное питание, - ответил повар на мою попытку возмутиться.
   Со своим скудным завтраком я расправился очень быстро, а потом голодным взглядом следил за Корвином. Тот на это никак не реагировал, и делиться не собирался. Даже более того, он, издеваясь, неспешно поглощал свою порцию, словно меня и не существовало.
   - Кстати, Асмодей, откуда у тебя такое странное имя? - спросил Корвин, когда мы покидали столовую.
   - Мама с папой дали, - огрызнулся я, всё еще не довольный завтраком, но через пару минут всё же смягчился. - Гражданство Сунтара я получил только вчера, - дальше я рассказал свою легенду, добавив в неё несколько забавных историй из своего мнимого прошлого. - И, кстати, можешь звать меня просто Дей.
   - Ну, тогда и ты меня зови просто Корв, - улыбнулся мой новый приятель. - А зачем ты пошел учиться в дантон? Ведь с твоими знаниями, умения воина тебе ни к чему. Устроился бы в магистрате переводчиком. Работа не пыльная, а зарабатывал бы двадцать датимов в месяц или даже больше.
   - У купца я зарабатывал сорок датимов в месяц и согласился на эту работу только ради путешествий. Если бы остался работать в своем городе, то получал бы все шестьдесят датимов в месяц, так что в магистрате работать не хочу. - Это объяснение было продумано мной заранее. Ну, сами посудите, зачем образованному человеку, имеющему заманчивые перспективы тратить силы на обучение воинским навыкам? Любовь к путешествиям и приключениям вполне оправдывала такие мои стремления.
   - Понятно, так ты путешествовать любишь? - Подытожил Корвин. - Тогда я тебе сейчас устрою небольшое путешествие по нашему дантону.
   Сперва мы направились в общежитие. Неприветливый вахтер поселил меня в комнате на третьем этаже. На каждом этаже располагались двести двадцать две комнаты. В конце длинного коридора находились санитарные комнаты: огромная душевая, туалет, комната для умывания. Моя комнатка была под стать моему номеру в "Жирной утке". Кровать, небольшая прикроватная тумбочка и узкий шкаф для личных вещей. Вот и всё скромное убранство комнаты. Ко всему прочему мне не повезло, и комната не имела окон. Снаружи комната не запиралась, и во время моего отсутствия в неё мог войти любой желающий. Корвин объяснил, что, не смотря на отсутствие замков, никто не войдет в чужую комнату. Наказание за проникновение на чужую территорию назначает лично директор и оно всегда очень сурово.
   После определения меня в общежитие Корвин провел меня по конюшням. Попутно он рассказал об особенностях школьной формы. На самом деле форма называлась хонто и не имела ничего общего с кимоно. Хонто состояла из трех элементов: широких штанов с завязками на поясе и на щиколотках, нательной рубахи и некоего подобия ветровки. Цвет хонто определял год обучения и косвенно указывал на уровень мастерства ученика. Первые три года ученики ходили в белых хонто. Начиная с четвертого года обучения цвет хонто менялся ежегодно. Серый, желтый, красный, коричневый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый, черный - именно в такой последовательности менялись цвета формы. Учителя носят черные хонто с позолоченными нашивками. Чем больше таких нашивок, тем выше статус учителя.
   Сначала я удивился, что всего лишь за пятьдесят сантимов в день ученикам предоставляется обучение, проживание, питание и даже форма. Форма явно была излишеством, но всё оказалось проще. Все хонто принадлежат школе. Каждый ученик должен тщательно ухаживать за выданной ему формой. В случае, если ты повредил свою форму, можешь обратиться в хозчасть и её тебе починят с помощью специального магического устройства. Услуга эта не бесплатная и стоит целый датим. Два раза в год форму можно починить бесплатно. Самостоятельно чинить форму строго запрещено. После починки в устройстве форма выглядит как новая. Каждому ученику выдается три комплекта формы, которые он должен сдать по окончании года. Таким образом ученики всегда получают форму, бывшую в употреблении, но в идеальном состоянии, а дантон еще и прибыль получает за ремонт хонто.
   В хозчасти мне выдали кусок хозяйственного мыла и набор полотенец. Хонто мне не выдали, сказав, что решение по этому вопросу принимает мой инструктор.
   Дисциплина в дантоне как и в армии поддерживалась с помощью дежурств. Обязательные дежурства назначались строго по графику. Дежурства-наказания назначались учителями и старшими учениками (после одобрения всё тех же учителей).
   - Вообще-то есть еще и поощрительные дежурства, - вещал Корвин, - но тебе они не светят.
   - Это еще почему? - возмутился я.
   - Хм, ладно, расскажу, - согласился он, - по возрасту-то ты подходишь, а вот необходимыми навыками не владеешь.
   Между мужским и женским дантонами каждого города существует официальное соперничество. Начиная с девятого года обучения, ученики имеют право на так называемое поощрительное дежурство. Такой вид дежурства предполагает, что тебе дадут увольнительную на сутки. В ходе этих суток ты обязан проникнуть на территорию женского дантона и произвести там диверсию, похитив в доказательство что-то принадлежащие дантону (включая хонто учеников). Личные вещи учеников и учителей похищать строго запрещено. За это могут очень строго наказать. Помимо того, не желательно похищать хонто учеников младше девятого курса. Наказать за это не накажут, но смотреть будут косо, да и баллы на добавят. Самым лучшим трофеем считаются флаги дантона. У каждого дантона имеется двадцать малых флагов (по два на каждом здании и шесть на стенах) и двенадцать больших (у каждого курса свой флаг). Ну, а похищение знамени дантона считается высшим показателем мастерства. За такое даже полагается ученическая медаль.
   Такие учения проводятся ежегодно в течении месяца цветов. В качестве судей приезжает специальная комиссия из столицы. Комиссия наблюдает за нарушениями и производит подсчет трофеев. Дантон-победитель получает дополнительное финансирование. Последние три года мужской дантон Брисоля проигрывал женскому с разгромным счетом.
   Во время учений можно производить вылазки в дантон-противник и без разрешения руководства. Если такая вылазка окажется успешной, то можно получить награду (обычно наградой является отсутствие наказания), а если нет, то руководство назначит жестокое взыскание. При поимке на территории чужого дантона тебя голышом выставляют на плацу до тех пор, пока не заберут свои. С девушками, к сожалению, поступают несколько мягче и выставляют на плацу не голышом, а в нижнем белье.
   По намекам Корвина я понял, что девушки беззастенчиво пользовались своей привлекательностью и выкупали свою свободу у дежурных-стражей натурой.
   Вообще же мораль этого мира была менее щепетильна, чем на Земле. Женщины имели равные права с мужчинами во всех отношениях. Как я позднее узнал, девственность здесь не стоила ровным счетом ничего, а ценилась только репутация. Причин для этого было много.
   Как известно, основным фактором формирования моральных устоев Земли была вера. Именно религиозные фанатики наложили табу на сексуальность и всячески опохабливали красоту и естественность человеческого тела. Ханжество и чванство церковной братии привело к тому, что на кострах были сожжены тысячи невинных женщин, виноватых только в своей природной красоте, уничтожены труды великих писателей и поэтов, прославлявших человеческое тело, стерты с лица земли великолепные полотна и потрясающие статуи. И это только то, что касается христианских деятелей. Мусульмане пошли еще дальше -- они законопатили женщин в паранджу и лишили всяких прав.
   И не надо считать, будто девственность -- это нечто весьма ценное. Знаете ли вы, что у некоторых народов Земли было постыдным сохранять дественность после определенного (довольно раннего) возраста? У многих народов даже была принята обязательная процедура лишения девственности (далеко не всегда приятная).
   Кто-то скажет, что всё это дикарские традиции, ставшие пережитком прошлого. Но чем лучше наше современное общество? Или вы хотите сказать, что все современные девушки поголовно хранят своё целомудрие? Ха, ха и ещё раз ха. Все эти заявления звучат из уст лицемерных ханжей, играющих на публику (иногда врущие сами себе). Человеческую природу нельзя изменить. Мы те, кто мы есть. Всё что естественно, то не безобразно. Да, возможно, некоторые аспекты естественного (испражнение, мочеиспускание и прочее в том же духе) не стоит выставлять на показ, но и выстраивать вокруг этого заборы не имеет смысла.
   Секс является частью человеческой природы (довольно важная часть). И отношение в разных культурах к нему тоже разное. Где-то секс прославляется и выставляется на показ. Где-то даже упоминание об Этом недопустимо и хранится за семью печатями. Но кто бы как не относился к сексу, никто не может быть к нему равнодушен.
   Но я, кажется, немного отвлекся. Как уже упоминалось, в этом мире нет религии, поэтому она не могла слиять на мораль здешнего общества. Более того женщины этого мира были совершенно равноправны с мужчинами. Отчасти в этом была замешана магия.
   Так уж получалось, что маги среди женщин появлялись чаще, чем среди мужчин и они обладали гораздо большей силой. Не считаться с этим фактом было сложно, поэтому женщины обладали теми же правами, что и мужчины. В древние времена отгремело несколько войн за главенство полов, но победу не смогла одержать ни одна сторона. Устои матриархата в обществе не прижились, но и патриархат не смог занять главенствующую позицию. В итоге установился паритет полов.
   Многоженство и многомужество в этом мире были в порядке вещей. А вот "шведских семей" здесь почему-то не приветствовали. Я так и не смог понять с чем это связано. Правило только одно -- суметь обеспечить всех своих жен/мужей материально, морально и сексуально.
   По пути на плац, Корвин просветил меня еще о некоторых незначительных нюансах жизни в дантоне и, наконец, объявил, что пора приступать к тренировкам. Для начала он заставил меня сделать несколько несложных упражнений, чтобы разогнать кровь по венам и разогреть мышцы.
   - На первых порах тебе нужно привести в тонус свою мышечную систему и научиться дышать. - Заявил мне инструктор, когда я справился с упражнениями. - Для этого ты будешь бегать. Приступай!
   - Дышать я и так умею, - пошутил я и тут же заработал болезненный удар палкой чуть пониже спины.
   - Отставить разговоры! - словно заправский сержант крикнул на меня Корвин. - Вот пробежишь пару кругов вокруг плаца, тогда и посмотрим, насколько хорошо ты умеешь дышать.
   Я побежал по кругу, а следом, не отставая ни на шаг, бежал инструктор с палкой. Задыхаться я начал уже на втором кругу. Я остановился и хотел отдышаться, но куда там. Ничуть не уставший Корвин с размаха ударил меня палкой. Пришлось брать себя в руки и продолжать бег. Каждый раз, когда я останавливался, получал болезненный удар. Удары попадали не только по моей многострадальной пятой точке, но и по спине и рукам. В какой-то момент я просто рухнул на землю не в силах продолжать движение. Не знаю, сколько кругов я пробежал, потому что сбился на пятом.
   Удара не последовало, и я немного расслабился. Зря! Не прошло и пары минут, как меня окатили ледяной водой из ведра, от чего я тут же подскочил на ноги.
   - Ага! - радостно завопил мой мучитель, - значит, еще можешь стоять! А ну-ка побежал!
   И я побежал. Я вполне осознавал, на что иду, поступая на обучение в дантон. Вы скажете, что я псих, раз добровольно пошел на это. Это не так. Да я мог бы вечно жить в качестве крестьянина или даже в роли уважаемого городского клерка, но что бы мне это дало? Долго прожить на одном месте я бы не смог, ведь живущий вечно и при этом не стареющий человек обязательно привлек бы чье-то внимание. А после этого меня бы быстренько направили к какому-нибудь магу в качестве уникального подопытного кролика. Даже регулярные переезды с места на место не гарантировали бы мне инкогнито.
   Второй, не менее важной причиной была моя демоническая специализация. Не пользоваться своим инструментом я не мог, это равносильно, если человек, имеющий две здоровые руки, перестанет пользоваться одной из них. Даже обычным мужчинам воздержание не идет на пользу, а для меня оно вообще не приемлемо. И раз уж я буду соблазнять женщин, то всегда найдутся недовольные этим. Ревнивые мужья, не менее ревнивые бывшие любовницы и просто завистники, что я смогу всем им противопоставить? На данный момент ничего.
   Мои знания, мой несносный характер, и многие другие мелочи могут вызвать неудовольствие окружающих и привести к ситуации, когда мне придется защищать свою жизнь. Вот и получается, что единственный способ выжить - стать сильнее. Сильнее настолько, что любой триста раз подумает, прежде чем пытаться нападать на меня. Всё это побуждало меня бежать, невзирая на боль и усталость.
   Мне вспомнился пункт контракта, согласно которому Сатана не мог прямо или косвенно способствовать моей смерти, и я улыбнулся. Когда я подписывал контракт, то считал этот пункт очень важным, и только сейчас осознал, что если ничего не буду предпринимать, то этот мир убьет меня без всякой помощи владыки Ада.
   Преобразованные мышцы великолепно справлялись с задачей. Если бы я вчера не встретил ту женщину, имя которой я так и не узнал, то сейчас бы уже валялся на земле, не реагируя ни на какие действия моего инструктора. Единственное, что меня сейчас раздражало, так это нарастающий голод.
   Когда прозвучал колокол, извещающий о начале обеда, я ринулся в столовую с такой скоростью, что наставник не сразу меня догнал. И откуда только силы взялись?
   В столовой мы были не первые. Я с нетерпением ждал, пока обслужат десяток учащихся, успевших занять очередь до нас. Обед оказался чуть мене скудным, чем завтрак. Я получил тарелку супа (картошка, лук, морковь и пшено, сваренные в воде), ложку гречневой каши без масла, маленький кусочек хлеба и стакан несладкого чая. Чтобы не расстраиваться, я даже не стал смотреть, что получил мой инструктор.
   Во время еды к нам никто не приставал и вообще старались обходить стороной. Корвин пояснил, что он в школе известный дебошир, и пока он является моим инструктором, меня никто не тронет. Звание инструктора очень почетно среди учеников. Поэтому, получив это звание, каждый стремится позаботиться о своем подопечном. Инструктор освобождается от своего подопечного, как только тот одевает белый хонто. А вот потом мне придется самому доказывать окружающим свою силу.
   После обеда у меня был целый час отдыха. Я провел его лежа на траве в тени большого дерева. Даже задремал немного. И вновь забег по плацу до самого вечера.
   После вечерней поверки был долгожданный ужин. Видимо, мой организм сжигал энергии гораздо больше, чем я изначально рассчитывал, потому что я постоянно хотел есть. Впрочем, был и несомненный плюс - я гораздо меньше уставал, а мышцы хоть и гудели от непривычной нагрузки, но всё же я мог передвигаться сам. Корвин сильно удивился моей выносливости. Как он признался, предполагал, что я свалюсь еще до обеда.
   Отужинав, я направился в общежитие. Ложиться спать потным и запыленным не хотелось, да и одежду не мешало бы простирнуть. С этими мыслями я и направился в душ. Пока я стирал вещи, в санитарных комнатах никого не было, и мне никто не мешал. Чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, я привел свой демонический орган к среднестатистическим размерам, поэтому двое подростков никак не отреагировали на моё появление в душевой. Закончив с вечерними процедурами, я добрался до своей комнаты и с наслаждением растянулся на тюфяке, тут же провалившись в сон.
   Утро как обычно не добавляло позитива. Меня разбудил назойливый колокольный звон, извещающий о начале дня. Натруженные вчера мышцы немного ныли, но эта боль не шла ни в какое сравнение с тем, что бы я испытал, будь мои мышцы обычными. Уже через пару минут после побудки ко мне постучал Корвин. Начался очередной день тренировки.
   День за днем мои тренировки всё усложнялись. Бег, отжимания, подтягивания, упражнения на пресс и снова бег. И так изо дня в день. Любая остановка или неповиновение карались болезненным ударом палки. Меня постоянно одолевал голод, но мой паёк никто не собирался увеличивать.
   За последующие две недели я похудел на сорок семь килограмм, почти полностью избавившись от жира. Ни о какой красоте тела и рельефности мускулов речи еще не шло, но изменения были заметны и невооруженным глазом.
   - Твое тело невероятно быстро приходит в норму, - признался мне Корвин, - обычно люди твоего возраста получают белый хонто не раньше, чем через пять-восемь недель, а ты управился всего лишь за две. Поздравляю! С завтрашнего дня ты получишь белый хонто, и я перестану быть твоим инструктором.
   - Могу ли я взять два дня выходных? - Я планировал за эти два дня найти себе женщину и немного поработать над своим телом. В первую очередь необходимо было сократить потребление энергии, ведь жировых тканей у меня почти не осталось, и при таком скудном рационе мой организм начнет пожирать сам себя. В моих планах были и другие преобразования, но я не знал, хватит ли на них маны.
   - Вообще-то у нас не принято давать увольнительную в первый месяц обучения, - посетовал парень, - но ты очень усердно тренировался и достиг больших успехов. Я передам твои пожелания директору.
   В двадцать первый день своего обучения в дантоне я получил официальный статус новичка. Увы, но увольнительной меня не удостоили, зато перевели на стандартный ученический паёк. Этот факт меня несказанно обрадовал, а то уже подумывал начать рэкетировать малолеток. На подобные шалости тут смотрели сквозь пальцы, главное не перегибать палку.
   Я был зачислен в третью младшую группу, в которой кроме меня обучались двое пятнадцатилетних парней, решивших податься в наемники, и два десятка семилетних детей. Всего на первом курсе обучалось восемьдесят четыре человека. Каждый год отсеивалось порядка десяти процентов учащихся.
   Лишившись инструктора в лице Корвина, я лишился и его защиты, но к стычкам с учениками это не привело. Старшие ученики считали ниже своего достоинства задирать младшие курсы (даже таких взрослых, как я). А малышня не рисковали грубо наезжать на меня из-за моего роста и возраста. Единственное, что смогли сделать ученики - придумали мне обидное, как они считали, прозвище - мальчик. Как позже выяснилось, прозвище мне придумал Дратин - тот самый Голубок, который встретил меня у ворот дантона. В день получения мною хонто он был выпущен из карцера, где и просидел все две недели. Корвин рассказал, что Голубок порывался устроить драку со мной в тот же день, но опасаясь снова попасть в карцер, придумал прозвище. Сам я это прозвище обидным не считал, но и не отзывался на него.
   В этом мире слово "голубок" не имело никакого отношения к нетрадиционным сексуальным меньшинствам, но всё равно было обидным. Дело в том, что эти птицы много гадят, поэтому назвать кого-то голубком - равносильно назвать засранцем. Так что, стоило мне раз упомянуть, и прозвище надежно закрепилось за Дратином.
   Маруш - учитель боевой подготовки - сразу заметил, что я раньше обучался каким-то единоборствам. Мы довольно быстро нашли с ним общий язык. Выяснилось, что я вполне могу сдать экстерном минимальные нормативы на серый хонто, сразу перейдя на четвертый курс. Но он посоветовал мне не спешить с этим.
   - Цветовая схема уровней бойцов перешла из древних видов единоборств, - рассказывал учитель, - и хотя этим единоборствам в дантонах не учат, но есть много мелочей, которые не учитываются нормативами. Без знания этих мелочей тебе будет сложно обучаться на старших курсах.
   Я согласился с таким подходом и приступил к новым тренировкам. На физическую подготовку младшим ученикам выделялось по два часа в день, остальное время они занимались обучением грамоте и математике. Меня эти уроки не касались, поэтому я весь день посвящал тренировкам. Маруш по приказу директора занимался со мной индивидуально.
   Впрочем, на один важный урок для младших классов я всё же сходил. Этот урок был посвящен местной системе измерения времени. Как и на Земле, здесь различают четыре времени года. Год несколько длиннее земного и длится четыреста суток. Такого понятия, как високосный год здесь не существует. В году восемь месяцев - по два на сезон. Месяц длится пять недель, в каждой из которых по десять дней. Сутки делятся на двадцать часов, час длится пятьдесят минут, а в минуте сто секунд. Произвести точное сопоставление единиц измерения времени двух миров у меня не получилось. В целом, секунда этого мира не отличалась от единиц измерения времени, к которым привык я, а если погрешность и существовала, то вычислить её я никак не мог. Изначально я ошибочно подумал, что местные сутки на четыре часа короче земных, но, произведя нехитрые расчеты, выяснилось, что из-за большей длительности минуты сутки этого мира почти на четыре часа длиннее земных. Позже я планировал так же посетить и уроки географии.
   Через неделю усиленных тренировок я всё-таки получил серый хонто, перейдя тем самым на четвертый курс. Кроме того я получил долгожданную увольнительную в город сроком на два дня.
   Умывшись и позавтракав, я переоделся в свою одежду и вышел за ворота дантона. За три недели моего пребывания в дантоне я сильно похудел, и теперь одежда висела на мне как на вешалке, да и смотрелась она довольно непривычно для горожан. В "Жирной утке" на меня не обратили внимания лишь потому, что в бедных районах встречались и более колоритно одетые личности. Но не могу же я вечно по трущобам бродить.
   В первую очередь мне надо было раздобыть где-то денег, потому как в кармане было всего лишь два сантима. На рыночной площади я обнаружил человека, предлагающего сыграть в стаканчики. Быстро же моя игра распространилась! Немного понаблюдав за парнем, я убедился, что играет он честно (насколько это возможно при игре в напёрстки). Видимо урок, преподанный жулику из "Жирной утки", еще не выветрился из сознания населения.
   Парень принимал любые ставки, поэтому я решил идти ва-банк. Сыграв семь раз подряд, я увеличил своё состояние в сто двадцать восемь раз. Из-за моих постоянных выигрышей напёрсточник терял большие деньги. Он уже порывался смухлевать, но, видимо, имел хорошую интуицию, которая не давала ему совершить этот самоубийственный шаг. Я решил не доводить до греха и оставил парня в покое. Он меня прекрасно понял и, отблагодарив взглядом, с удвоенным энтузиазмом принялся обирать прохожих.
   Мой рост был значительно выше среднего, поэтому пришлось долго бродить по рынку прежде, чем я нашел подходящие плотные штаны местного покроя и рубаху, Покупать запасной комплект верхней одежды не было никакого смысла. Дело в том, что после изнурительных тренировок я напоминал скелет, обтянутый кожей. Долго оставаться в таком состоянии я совершенно не планировал, а значит вскоре мои габариты опять изменятся и придется покупать новую одежду. Ко всему я приобрел три комплекта исподнего и четыре пары портянок. Можно было бы купить и носки, но они слишком дорого стоили. Я переоделся прямо в магазине и купил себе еще и заплечный мешок, в который сложил свои старые вещи и остальные покупки. Теперь я вполне походил на обычного горожанина. Лишь обувь несколько выбивалась из общей картины, но это удовольствие мне пока не по карману, да и кроссовки меня вполне устраивали.
   Закончив с покупками, я отправился гулять по городу. Отобедал в приличном кафе, наевшись от пуза. Для пробы я попытался завести знакомство с девушками на улице. Смог даже прогуляться по городу с парой миловидных дам. Их звали Ирмой и Ксаной. Очаровательные блондинки были заинтригованы моей персоной, благодаря чему мы смогли немного пообщаться. Обеим было по двадцать пять лет, и мы замечательно провели время, прогуливаясь по улицам города. На самом деле они шли в гости к своей подруге, но моё появление спутало их планы.
   Расставшись с девушками, я задумался, куда податься дальше. Эта прогулка окончательно утвердила меня в мысли, что таким образом я не смогу быстро достичь своей цели - физической близости. Подобное знакомство имело все шансы перерасти в нечто большее, но для этого потребуется много времени (не меньше недели, как мне показалось) и средств, которых у меня нет. Всё же девушки на улице совершенно не настроены на знакомство (не важно, краткое или длительное), а случайная встреча вовсе не повод перейти к постели.
   На земле вопрос знакомства на одну ночь решен довольно просто - есть ночные клубы и дискотеки, где можно встретить партнера на ночь. Здесь же альтернативой ночным клубам были балы. Но кто же меня пустит на бал? Оставался вариант для бедных - трактиры.
   У меня оставался еще целый датим от выигрыша. На шикарную гостиницу этого мало, а на трактир средней руки вполне хватит. Всё лучше, чем "Жирная утка".
   Во время прогулки дамами они посоветовали мне поселиться в "Весёлом пивоваре". Заведение располагалось недалеко от центра и привлекало посетителей яркой вывеской. На вывеске был изображен смеющийся толстячок. В левой руке он держал поднос в глиняными кружками, наполненными пивом. Правую руку кабатчика венчала тарелка с аппетитно зажаренной курочкой. Если заведение соответствует рекламе, то я совсем не прочь тут остановиться.
   Зал этого трактира вызывал самые приятные чувства. Сравнивать это заведение с "Жирной уткой" было бы верхом глупости. Просторное чистое помещение было хорошо освещено и уставлено аккуратными столиками с тщательно оструганными столешницами. В воздухе витали запахи полевых трав и жареного мяса, а из дальнего угла слышалась тихая музыка. Там на небольшом помосте сидел молодой музыкант и играл на флейте. Вокруг музыканта имелось небольшое пространство для танцев. Большинство столиков было занято. Среди посетителей не наблюдалось никаких подозрительных личностей. Мужчины и женщины сидели за своими столиками, о чем-то общаясь. Среди посетителей наблюдалось несколько стражников, видимо закончивших своё дежурство, так что ожидать пьяного дебоша не приходилось.
   Не смотря на все недостатки "Жирной утки", тот трактир имел одно явное преимущество - цены. Комната в "Весёлом пивоваре" стоила целых шестьдесят сантимов, правда в стоимость входили так же ужин и завтрак. Цена была высока, но на данный момент я мог себе это позволить, а идти ночевать в "Жирную утку" или искать другой трактир совсем не хотелось. Это был мой первый выходной за три недели (а ведь здешняя неделя длится десять дней). Должен же я немного отдохнуть от беспрерывных тренировок и казарменной жизни.
   Пока я ожидал заказа, в таверну вошли три девушки и остановились на входе, ища кого-то взглядами. Каково же было мое удивление, когда в двух из них я узнал своих недавних знакомок. Я помахал им рукой и девушки направились к моему столику. Оказалось, что они искали именно меня. Когда они пришли к своей подруге (к которой и собирались, встретив по пути меня), то обнаружили её в совершенно подавленном состоянии. Накануне девушку бросил жених и они собирались поднять ей настроение. Сначала они употребили кувшин вина на троих, но когда этот способ поднятия настроения не подействовал, вспомнили обо мне и о том, что направили меня в "Весёлого пивовара".
   Третью девушку звали Мирта. В контраст своим подругам-блондинкам она была миниатюрной брюнеткой. Не смотря на простенькие платья девушки смотрелись великолепно, а в составе трио так совсем неотразимо. Когда они зашли в трактир, на них было устремлено большинство взоров свободных мужчин. А позже мужчины неоднократно приглашали девушек на танец, пытаясь завладеть их вниманием. Я тоже совершенно не собирался упускать такой замечательной возможности, всячески развлекая красавиц. Я хоть и был мнимым иностранцем, но всё же мог рассказать много историй, не вдаваясь в подробности, способные раскрыть меня. Немалую роль играли и мои манеры. Остальные посетители мужского пола выглядели на моём фоне настоящими деревенскими мужланами, да еще и мелкими (самый высокий из них был чуть выше моего уха).
   Мирта мною сильно заинтересовалась и подруги, видя это, старались обратить моё внимание именно на неё. Я же старательно не замечал их потуги и уделял своё внимание всем девушкам в равной степени. В какой-то момент девушки сами стали соревноваться за моё внимание. Дружба и попытка поднять настроение подруге отошли на задний план и красотки приступили к боевым действиям, старательно применяя своё женское очарование на мне. До ссоры между ними было еще далеко, но каждая была полна азарта заполучить меня на эту ночь.
   Вечер подходил к концу, а я так и не отдал своё предпочтение ни одной из девушек. Дошло до того, что они прямым текстом поставили мне ультиматум выбирать кого-то из них или они уйдут все втроем. В ответ я стал убеждать их, что невозможно выбрать между тремя бриллиантами, и что я хочу их всех. Это моё утверждение было встречено скептически. Они совершенно не верили, что я в одиночку способен справиться со всеми тремя.
   Удивительно, но, не смотря на мягкие моральные устои этого мира и гораздо большую раскрепощенность местных жителей, культура секса была им совершенно незнакома. Как мне кажется, причина данного явления крылась в мужском шовинизме. Когда мужчины не смогли установить патриархальные устои общества, то стали мстить по мелкому. Да, женщины обладали всеми правами мужчин, но во время секса мужчины стремились получить удовольствие, игнорируя пожелания женщин. Со временем эта тенденция распространилась по всему миру, и за прошедшие столетия стала нормой. Впрочем, всё это лишь мои домыслы. Настоящую причину этого явления я даже не пытался искать. Так или иначе, но сексуальная революция здесь еще не произошла.
   Как следствие отсутствия разнообразия в сексе мужчины не могли (да и не хотели) удовлетворять даже одну женщину более, чем два-три раза за ночь. В связи с этим большинство женщин за всю жизнь ни разу не испытывали настоящего оргазма, что для меня - демона похоти - было чрезвычайно выгодно. Долгих уговоров не потребовалось, они согласились "преподать мне урок, показав глубину моей глупости". Этого-то я и добивался.
   Номер меня порадовал. Большая комната с двуспальной кроватью посередине и отдельными санитарными комнатами. Я быстренько ополоснулся в ванной и устроился на кровати, ожидая девушек, которые должны были выходить оттуда по очереди. Поначалу девушки немного стеснялись, но постепенно вошли во вкус и полностью отдались наслаждению. Такого блаженства, как в эту ночь, ни я, ни девушки ранее не испытывали. Я старался доставить им максимум удовольствия и немало их удивил своей фантазией и выносливостью. Они и не подозревали, что в постели можно вытворять такое.
   Манна лилась в меня полноводной рекой. Первым делом я уменьшил потребление энергии организмом, а потом лишь расширял объем своего резервуара. Резервуар манны пока еще был слишком мал и большинство магической энергии попросту рассеивалось. Задуманные мной изменения собственного организма требовали огромного количества манны. Раньше я предполагал, что придется выполнять преобразования в несколько этапов, но, получив три таких замечательных "батарейки", я имел все шансы реализовать свои планы сразу.
   Когда я почувствовал, что девчонки уже почти на пределе, то прекратил наш секс-марафон и мы, обнявшись, уснули вчетвером. Да, я мог бы продолжить и получить еще некоторое количество манны, но таким образом я довел бы девушек до полного физического и морального истощения, после которого они бы приходили в себя еще минимум неделю. Если бы девушка была одна, то я так бы и поступил, а на следующий день попытался найти другую. Но за эту ночь я получил гораздо больше энергии, чем планировал, поэтому я собирался продолжить общение с девушками и на следующий день. Такой подход гарантировал большой приток манны. Более того, после секса со мной девушки не скоро захотят других мужчин, а значит, в перспективе они смогут стать моими постоянными любовницами на время моего пребывания в Брисоле.
   В этот раз я управлялся с манной гораздо лучше и расходовал её с меньшими потерями. За ночь я смог увеличить свой резервуар почти в тридцать раз. Еще одна такая ночь и я получу возможность произвести запланированные преобразования своего тела.
   Впервые утро было по-настоящему добрым. И плевать, что оно наступило в обед. Я всегда придерживался мнения, что чисто субъективно утро наступает тогда, когда я проснулся, а не когда солнце встает. К моменту пробуждения девушек я успел выполнить утреннюю разминку, к которой уже привык за время обучения в дантоне. Они были полностью довольны проведенной ночью и не отказались от утреннего продолжения ночных забав, после чего мы привели себя в порядок и отправились на первый этаж завтракать.
   Трактирщик был крайне недоволен нашими ночными криками, поэтому мы договорились провести следующую ночь в доме Ксаны. Вторая ночь в компании подруг была не менее продуктивной. К утру моих запасов манны хватало на создание пары боевых огненных шаров. Демонстрировать кому-либо свои новые способности я совершенно не собирался. Попадать в Академию мне пока еще слишком рано. Я совершенно не склонен доверяться тем, кто так старательно скрывает всю информацию о себе. Вместо этого я намеревался для начала стать мастером ближнего боя, и с энтузиазмом принялся за трансформацию собственного тела.
   Во-первых, я поработал над своей мышечной памятью. Теперь формирование условных рефлексов будет происходить уже после нескольких тренировок. Во-вторых, я максимально ускорил регенерацию. Отрубленные конечности отрастать, увы не будут. Порезы будут срастаться за сутки, а переломы за неделю. Достигнуть большей скорости регенерации человеческое тело не способно. Третьим преобразованием я ускорил формирование мышечной ткани, к тому же я её уплотнил в пять раз. На текущий момент это преобразование давало лишь незначительный прирост силы, но после тренировок я буду в несколько раз сильнее простого человека. В-четвертых, я улучшил скорость своих реакций. Для этого потребовалось основательно поработать со зрением и слухом, благодаря чему я смогу ловить стрелы прямо на лету. Последним преобразованием я упрочнил свою кожу. От порезов это не спасет, но от мелких ссадин и царапин защитит.
   Вы, наверно, удивитесь, что будучи слабым магом, способным на создание несчастных двух огненных шаров, я умудрился так существенно изменить своё тело. Всё вовсе не так. Огненный шар - это новый объект, для создания которого требуется значительное количество энергии. Допустим, у вас есть дрова, но нет ни зажигалок, ни спичек, ни лупы, ни других средств для разжигания костра. Что проще: разжечь новый костер или подбросить дров в уже тлеющий, заставив вспыхнуть его с новой силой? То же касается и моего (пока еще человеческого) тела. Пока я лишь подправил некоторые параметры своего организма, не изменяя его сути. Например, на упрочнение костей мне не хватило манны. Сильное уплотнение костной ткани приводило к значительному увеличению моего веса, а упрочнение костей иными методами требовало кардинальной замены структуры костей.
   Перед уходом я пообещал девочкам посетить их, когда меня в следующий раз отпустят в увольнение. В дантон я чуть не опоздал, явившись за пару минут до окончания моего увольнения. Голубок, стоявший в этот день на посту, страшно расстроился, увидев меня. Вот если бы я опоздал, получил бы взыскание и пару нарядов по мытью полов.
   Следующие полгода я полностью сосредоточился на обучении и достиг колоссальных результатов. Как я и предполагал, в этом мире были знакомы с огнестрельным оружием, но продвинулись в его освоении не так далеко, как я опасался. До нарезных стволов они еще не додумались, но гладкоствольные орудия были широко распространены. Литые пушки и мушкеты с фитильным замком - вот и всё стрелковое оружие на вооружении армии. Так же существовали примитивные гранаты и мины, но они были слишком ненадежны - могли не сработать или несвоевременно взорваться. Поэтому такое вооружение не пользовалось большой популярностью.
   Изготовлением огнестрельного оружия занимались исключительно маги. Технологию производства они хранили в строжайшем секрете, а доступные инструменты не позволяли изготовить нечто подобное. Кустарные самомтрелы были тяжелыми, громоздкими и обладали гораздо меньшей пробивной силой, чем мушкеты, изготовленные магами. Впрочем, разбойный люд и от такого вооружения не отказывался.
   Я всё-таки побывал на уроках географии и немного узнал о мире, в который попал. Как оказалось, мне несказанно повезло, что я сразу попал в Брисоль. Когда я только входил в ворота города, стража предупредила меня, что это имперский город, но я не придал этому особого значения. Зря. Имперские города по сути являются столицами областей. Правителями имперских городов являются наместники, отвечающие за положение дел в области непосредственно перед императором. Всего в Империи Сунтар девять имперских городов во главе со столицей - Дануолом. Законы страны непреклонно соблюдаются только в имперских городах, а на всей остальной территории законы устанавливают феодалы. Формально они не перечат имперским порядкам и беспрекословно исполняют волю императора и решения наместников. Вот только, если дворянин совершил нечто незаконное, то максимум, что ему грозит - это небольшой штраф - а чтобы пожаловаться на дворянина нужно добраться до столицы или имперского города, что для простолюдина не так-то просто. Вот и выходит, что попади я (полуголый, без документов и с золотой монетой в кармане) в руки какого-нибудь дворянина, он легко мог объявить меня разбойником и сделать со мной что душа пожелает.
   И всё-таки вернемся к географии. Местное население не слишком далеко продвинулось в освоении мира. На данный момент был относительно неплохо исследован только один материк - Карроухил, что означает твердь. Но даже на этом материке присутствовало немало белых пятен. Большая часть материка покрыта густыми лесами, а люди отвоевали для себя небольшие территории вокруг населенных мест и путей сообщения. Как ни странно, но люди знали, что земля круглая и что она крутится вокруг солнца. Как и на Земле, в этом мире была одна луна, только она имела зеленоватый оттенок, что выглядело довольно красиво.
   По площади Карроухил мог бы сравниться с Африкой или даже чуть больше. Формой материк напоминал равнобедренный треугольник с сильно искривленными сторонами. Треугольник материка растянулся с севера, где лежало основание, на юг. В северной части материка был умеренный климат (жаркое лето и морозная зима), а на южных территориях климат ближе к субтропикам (жаркое лето и короткая дождливая зима).
   Северо-восточный угол материка был расколот на множество крупных и несколько мелких островов, образуя архипелаг Зааронос. Вся северная часть материка, отгороженная от остальных территорий неприступным горным массивом, являлась огромным белым пятном. Несколько экспедиций, отправленных в те районы, так и не вернулись, поэтому об этой территории ходило множество легенд (зачастую неправдоподобных). Горный массив, отрезающий северные территории, назывался Сумеречными горами, а территории за ним Тёмными землями.
   Империя Сунтар и впрямь являлась самой большой страной этого мира (по крайней мере, изученной части мира), но она занимала едва ли четверть всей территории Карроухила. С севера Сунтар граничил с печально известными Сумеречными горами. На северо-востоке находился ТоРиНаКоЛийский Анклав, образованный пятью небольшими государствами: Тория, Рилия, Нагиния, Корконт и Либертан. Отношения с этим анклавом несколько напряженные, но вероятность войны крайне низка. У Анклава не хватит сил против Сунтара, а империя занята конфликтами на юге страны и не желает распылять силы на несколько фронтов.
   Южнее ТоРиНаКоЛийского Анклава на востоке находится еще одна группировка из трёх государств: Аруша, Ния и Кольвер. Эти страны имеют не столь сплоченный союз, как Анклав, но стараются держаться вместе. Отношения империи с этим союзом довольно прохладное, но и конфликтов никогда не возникает.
   С северо-запада Сунтар граничил с Картилем, Гианком (из которого якобы прибыл я), Занзаном и Ханталонией. Эти четыре государства являются друзьями и сторонниками империи. Отчасти благодаря этому я так легко смог получить гражданство. Дальше на запад располагаются Царство Лимбу, Миэльское Княжество и Вольные Земли.
   Самой проблемной является южная граница. Намила, Сортука, Тирипла, Республика Ниман, Султанат Арды и Султанат Кравзан вот уже сотни лет пытаются урвать кусочки империи и отстоять свои территории от нападок Сунтара. Официально войны на юге страны нет, но на практике всё довольно печально. Еще сто лет назад этих государств было семь, но имперская военная машина смогла поглотить Дандор. После этого остальные южные государства словно с цепи сорвались, атакуя имперские границы. Бои здесь не прекращаются никогда.
   Безусловно, все эти сведения не предоставлялись в рамках уроков географии, но я смог разговорить пана Завруса, преподававшего этот предмет. Он-то меня и посвятил во все тонкости политической обстановки в мире.
   За это время я полностью освоил рубку на мечах, обучился работать разными видами оружия (меч, кинжал, дубинка, топор, копьё -- это далеко не полный список того, чем я научился орудовать), строевую подготовку (хотя мне казалось, что она мне не нужна, но директор настоял), стрельбу из разных видов оружия (в дантоне обучали владению луком, арбалетом, мушкетом и даже стрельбе из пушек), верховую езду и многие другие умения, необходимые воину. Помимо боевых навыков в дантоне преподавали уход за лошадью, уход за оружием, навык разжигания костра и даже готовку в походных условиях.
   Надо отметить, что сложнее всего мне далась строевая подготовка. Мало того, что занятие это я считал для себя бесполезным, так еще и рассчитывать приходилось не только на свои силы, а на других учеников. Строй представлял собой линейное построение типа "стена". Ученики выстраивались в шеренгу. Каждый вооружался щитом, который необходимо было опереть на своё левое плечо. На это же плечо опирался щит стоящего слева от тебя, а правый борт своего щита необходимо было опереть о щит стоящего справа. Процесс построения был самым простым этапом, но даже тут многие умудрялись путаться, лезть под ноги и вставать не на своё место. Дальше шло "шоу под названием "конец света" - строю необходимо было шагнуть, не теряя порядка. Каждый шагал как ему вздумается, ко всему прочему не одновременно. Из-за моих габаритов я шагал дальше всех и неизбежно рушил строй.
   Вся эта клоунада продолжалась целую неделю, пока мне не надоело. Я направился к пану Заврусу и предложил измерить шаг самого коротконого ученика, а потом расчертить плац параллельными линиями, расстояние между которыми равняется шагу этого ученика. К тому времени я обрел немало уважения в глазах директора, поэтому он согласился. Эксперимент прошел на ура и уже на третий день строй шагнул, а на пятый день строй мог шагать без помощи линий. Это был настоящий фурор. До сих пор на строевую подготовку тратилось невероятно много времени и успехов достигали только к девятому году обучения.
   Вот только не надо кричать, что за год невозможно стать великим воином. Солдатов в учебке как-то ведь умудряются за несколько месяцев натаскать до уровня начального уровня, когда можно отправлять в бой. У меня же был целый год. Я же не говорю, что стал непобедим. Увы, это не так. Более того, я прекрасно понимал, что по меркам настоящих воинов дорос только до уровня посредственного новичка. Сейчас я смог бы победить даже очень хорошего воина, но вовсе не за счет умения, а только благодаря сверхчеловеческой силе и выносливости. По сути, я почти достиг максимальных высот в пределах дантона. Для дальнейшего развития мне нужен преподаватель более высокого уровня, чем могла предоставить брисольская военная школа.
   Раз в месяц я брал увольнительную на два дня и шел к своим девочкам. Когда через месяц после первой нашей встречи я появился на пороге Ксаны, она меня не сразу узнала. Ещё бы, ведь в прошлую нашу встречу я представлял собой ходячий скелет, а теперь перед ней стоял настоящий Геракл. Ускоренный рост мышечных тканей привел к тому, что уже через месяц я обладал внушительной комплекцией и вполне мог бы потягаться со Шварценеггером в его лучшие годы. Этому немало поспособствовало и то, что пан Заврус, видя успехи своего ученика, перевел меня на усиленное питание. Сейчас же я выглядел так, что тот же самый Шварценеггер на моём фоне смотрелся бы чахлым дистрофиком. При своих невероятных габаритах я обладал столь же впечатляющей силой и скоростью. Теперь девчонки при виде меня в буквальном смысле визжали от восторга. Еще бы сто сорок килограмм сплошных мышц без единого грамма жира. Каждый раз при посещении своих любовниц я увеличивал объем своего магического резервуара, а при необходимости корректировал параметры своего тела. Буквально два дня назад, посетив в очередной раз своих девочек, я нормализовал скорость роста мышечной массы и наконец-то смог преобразовать свои кости, сделав их прочнее стали. Моих нынешних магических сил хватило бы на создание полусотни простых огненных шаров.
   Изменения моего тела коснулись не только физических возможностей, увеличивающих мои шансы на выживание. Я немного омолодил себя и теперь должен был выглядеть двадцатилетним. Этот факт превосходно скрывался моей густой бородой, которая была еще до моего попадания в этот мир. Сейчас борода и волосы на голове полностью скрывали мою внешность, но в скором времени я намеревался это изменить.
   Конечно же, мои выходы в город не ограничивались посещением любовниц. В первую очередь я занимался сбором информации, способной подтвердить легенду моего появления в Брисоле. Да, при получении гражданства и документов империи Сунтар чиновник не стал вдаваться в детали моей истории. Это и понятно, ведь обычно он регистрировал простых крестьян. В городе не было никаких важных или секретных объектов и даже армейских частей поблизости не базировалось, поэтому в Брисоле никто и не помышлял заниматься отловом шпионов.
   А вот если мне потребуется общаться с более важными персонами (а это наверняка случится), они могут копнуть моё прошлое поглубже. Именно на этот случай я готовил себе надежную легенду. Увы, но я сразу не учел многих нюансов и успел получить документы на имя Асмодея Инкуба. Если бы я был более предусмотрителен, то нашел бы какого-нибудь крестьянина и, предварительно убив, присвоил бы его личность. Теперь что-то изменить довольно сложно, поэтому приходится исходить из существующих реалий. У меня уже было почти всё готово для создания надежной легенды. К сожалению, моё новое прошлое будет изобиловать белыми пятнами, но при этом ничто не будет указывать на поддельность моей истории.
   Попутно я искал способы быстро заработать, но особых успехов пока не достиг.
   Моя новая внешность привлекала огромное внимание, но это было терпимо. Куда сложнее ситуация обстояла с одеждой. Теперь мне приходилось одеваться под заказ, что стоило гораздо дороже, чем покупка готовой одежды. Впрочем, с деньгами у меня проблем не было. В этом плане произошла презабавнейшая история.
   Это случилось во время моей второй увольнительной. Купленная в предыдущий раз местная одежда никак не желала на меня натягиваться. Штаны были довольно широкие, поэтому кое-как я в них уместился, но сейчас они больше напоминали лосины. А вот с рубашкой была полная беда. Руки совершенно не пролазили в рукава, а когда я их оторвал и попытался одеть получившуюся безрукавку, то она порвалась на спине между лопатками. Пришлось надевать старую футболку, в которой я прибыл в этот мир. Она на меня тоже была впритирку. Вот в таком виде я и направился в город.
   Ввиду отсутствия денег я сразу же направился к наперсточнику. Парень меня узнал и нервно сглотнул. Он ведь понял, что сейчас его будут нагло обдирать как липку. Более того, мои нынешние габариты недвусмысленно указывали, что отвертеться не получится. Собрав с него пять датимов я всё таки сжалился и направился по своим делам. Но не тут-то было. Стоило мне завернуть на одну из узких улочек, чтобы сократить путь к знакомой одежной лавке, как меня обступил десяток вооруженных людей.
   Оказывается, после прошлого моего выигрыша парень нажаловался своей крыше и те приставили к нему охранника. Когда охранник меня увидел, то понял, что в одиночку никак не справится и побежал за подкреплением, предоставляя мне возможность играть.
   К этому моменту я уже вполне уверенно сражался с пятью учениками дантона, вооруженными палками, при этом я еще и сдерживался, чтоб не покалечить ребят. Сейчас же мне предоставлялась возможность проверить свои силы. Страха не было. Один из бандитов выдвинулся вперед, желая что-то сказать, но слушать его я не собирался. Быстро прыгнув вперед, я схватил его одной рукой за шиворот и, размахнувшись, швырнул в толпу, словно шар в боулинге.
   - Страйк! - заревел я, увидев, что снаряд поразил все цели.
   Подобного поворота событий никто не ожидал и бандиты в панике стали разбегаться кто куда. А я-то надеялся драку устроить. Я подхватил самого нерасторопного и одной рукой легко приподнял его за шкирку над землёй.
   - Слушай и запоминай, - бандит согласно закивал, как китайский болванчик. - Эту игру придумал я, а вы украли у меня идею и не желаете делиться. С этого дня будете платить мне по пятнадцать датимов ежемесячно. Сегодня я выиграл пять датимов, так что завтра зайду за недостачей в десять монет. Откажетесь платить, пройдусь по всем точкам в городе и выиграю всю наличность.
   На следующий день стоило мне подойти к знакомому наперсточнику, как мне отсыпали десять датимов. С тех пор так и повелось, во время каждой увольнительной я без труда получал пятнадцать датимов, после чего шел развлекаться с девочками.
   Я только вернулся из душа после вечерней тренировки и собирался идти на ужин, когда услышал стук в дверь.
   - Дей, - заглянул в мою комнату Корвин, - тебя Крокодил вызывает.
   - Чего ему надо? - директор редко вызывает к себе учеников, а если вызывает, то зачастую провинившихся.
   - Этого он не сообщил. Да и чего ты волнуешься? Ты же у него в любимчиках. Всем тебя в пример ставит. - Это была правда. Пан Заврус Токий уважал воинов и силу, а я в его глазах был олицетворением и того и другого. Да и наказывать меня не за что.
   Первым, что мне бросилось в глаза в кабинете директора - кувшин дорогого вина. Я ни разу не видел и не слышал, как пан Заврус относится к алкоголю, но порядки дантона строго запрещали употребление спиртного на территории школы. Помимо вина на столике стояла нехитрая закуска - жареное мясо и свежие овощи.
   - Здравствуй, пан Заврус, - поприветствовал я директора, - звал?
   - Да, присаживайся, разговор есть серьезный. - Директор разлил вино по глиняным стаканам и пододвинул один мне.
   До сих пор я еще сомневался, что стол предназначается мне, но теперь все сомнения рассеялись. Старый воин собирался попросить у меня нечто очень для него важное, поэтому прибег к древней традиции. Согласно этой традиции просящий должен угостить возможного исполнителя просьбы. Угощение платой не является. Исполнитель может сразу отказаться от угощения и уйти - это считалось вполне нормальным. Но если попробовать угощение, то отказаться от просьбы уже нельзя, иначе это сильно оскорбит просителя.
   Обдумав сложившуюся ситуацию, я пригубил вино. Вино оказалось превосходным, оно замечательно сочеталось с предложенным угощением. Согласно всё той же традиции нельзя было озвучивать просьбу прежде, чем гость насытится. Мы молча пили вино и неспешно закусывали его мясом и овощами. Директор никак не выказывал нетерпения, а я наслаждался вкусным ужином.
   - Еще когда ты только появился у порога моего дантона, я понял, что ты можешь стать хорошим воином. - Начал разговор директор, когда я закончил ужин. - В тебе чувствовалась воля, присущая лишь немногим. Как показала жизнь, я не ошибся. Смотря на твои успехи, многие ученики стали заниматься старательнее и сильно улучшили свои показатели. Уже сейчас ты сильнейший воин дантона и превосходишь даже меня. Хочу тебя предупредить, чтобы ты не зазнавался - по сравнению со многими мировыми бойцами ты ещё слишком слаб. У тебя есть огромный потенциал для дальнейшего развития, но школа не в состоянии дать тебе больше, чем ты уже получил.
   - Я, конечно, люблю лесть, - вставил я, когда пан Заврус прервался, - но что ты хочешь от меня?
   - Я как раз к этому и подвожу. Как ты наверняка знаешь, раз в год проводятся военные учения между мужским и женским дантонами. Победа в учениях повышает престиж дантона и обеспечивает дополнительное государственное финансирование. Вот уже три года мой дантон проигрывает в учениях с разгромным счетом.
   - И ты хочешь, чтобы я участвовал? - догадался я.
   - Нет, я хочу, чтоб ты выиграл!
   - Это будет зависеть не только от меня, - возразил я, - ничего не могу гарантировать.
   - Ученики последнего года обучения могут быть назначены ассистентами преподавателей. - Стал разъяснять свой план Крокодил. - При этом они остаются учениками и могут сами участвовать в состязаниях. Ты уже две недели, как получил черный хонто, поэтому имеешь полное право стать ассистентом преподавателя. Я позволю тебе лично отобрать группу учеников, которые под твоим руководством будут участвовать в состязаниях. Для тебя это будет хорошей возможностью попрактиковаться в управлении небольшим отрядом. Я верю, что за два месяца, что остались до учений, ты сможешь подготовить достойных бойцов.
   - Хорошо. Я согласен. Какова будет плата в случае победы нашего дантона в учениях?
   - Я имею очень хорошие связи в имперской армии и смогу порекомендовать тебя на вступление в "имперские тени". - Услышав это, я чуть не закричал от радости. На большее я и не мог рассчитывать. - Вижу, тебе понравилось моё предложение? Только учти, что проиграв в учениях, ты навсегда лишишься шанса попасть в этот отряд.
   Предложение было фантастическим. Элитный отряд "имперские тени" - это как краповые береты, морские котики и ниндзя в одном флаконе. Бойцы этого отряда считались лучшими воинами в мире. Их уважали и боялись, но при этом о них ничего не знали кроме названия самого отряда. Стать имперской тенью мечтал любой воин, но лишь немногие получали шанс вступить в их ряды.
   - Ты не находишь странным своё предложение? - не терял бдительности я. - "Имперские тени" секретное подразделение, попасть в которое могут далеко не все. Думаю, что отбор туда производится довольно тщательный. Даже, будь ты бывшим руководителем этого отряда, никто не стал бы принимать в их ряды странного иностранца, лишь недавно получившего гражданство. Руководителем имперских теней ты быть не мог, иначе сам бы обучил меня. Так почему же тебя будут слушать?
   - Ха-ха-ха, - рассмеялся Токий. - Ты умён! Другие бы ухватились за такой шанс, не задавая вопросов. Да, Асмодей, я всего лишь директор провинциального дантона, но есть один нюанс. Как ты думаешь происходит отбор кандидатов?
   - Сложно сказать, - задумался я, - уж точно не на вербовочном пункте. Скорее всего, отбор производится среди отличившихся бойцов армии.
   - Отчасти ты прав, - подтвердил мои мысли пан Заврус. - На самом деле каждый офицер старше полковника имеет право дать рекомендацию кандидату. Эта рекомендация дает лишь право участвовать в отборе и стать претендентом в ряды "имперских теней". Как директор дантона я имею звание полковника, поэтому могу подать прошение о рассмотрении твоей кандидатуры в качестве претендента на вступление в "имперские тени".
   - И в чем заключается отбор?
   - Вообще-то эта информация не разглашается, - подмигнул мне Крокодил, - но я в своё время пытался стать "имперской тенью", поэтому кое-что знаю. В ходе отбора проводится собеседование с кандидатом, выясняется его прошлое, отношение к империи Сунтар и магам. Потом проверяется соответствие минимальным физическим требованиям. Кандидаты, прошедшие эти испытания, признаются претендентами. Претенденты подвергаются дальнейшему отсеву путем жестоких испытаний. Из двух-трёх сотен претендентов в ряды теней зачисляется не более трёх, при этом треть из них погибает в ходе испытаний.
   - А что собой представляют испытания?
   - Каждый год это что-то новое, поэтому не могу сказать.
   - Это не совсем то, на что я рассчитывал, но я согласен приложить все усилия для победы нашей школы в предстоящих учениях при одном условии. Для подготовки караульных патрулей мне нужен свободный пропуск. - Этот пропуск давал право в любое время выйти за пределы территории школы и вернуться в любое время. При этом не оставалось никаких записей о моих перемещениях, и официально я находился на территории дантона. Получив такой пропуск, я смогу не только подготовить патрули, но и окончательно легализовать себя в этом мире. Тогда я смогу пройти проверку лояльности при вступлении в "имперские тени".
   - Хорошо, - согласился директор. Он встал и протянул мне руку, - сделка?
   - Сделка, - я тоже встал и пожал протянутую руку. Ритуал был завершен. Теперь я был кровно заинтересован в победе.
   Дальше мы обсуждали детали предстоящих учений. По словам пана Завруса девушки побеждали потому, что они девушки. Они не брезговали пользоваться грязными приёмами, за счет чего и одерживали победу за победой.
   Учения проходили в три этапа. Первым этапом был традиционный парад учеников, в ходе которого команды должны были показать уровень своей строевой подготовки. Обычно на этом этапе оба дантона были приблизительно равны (демонстрировали не слишком надежный и далеко не сплоченный строй), но предпочтение отдавалось девушкам из-за их красоты.
   На втором этапе каждая школа формировала отряды, которые должны были продемонстрировать индивидуальную подготовку учеников. На ристалище требовалось продемонстрировать навыки стрельбы, рубку на мечах и верховую езду. В рубке и верховой езде мужской дантон традиционно был немного сильнее, но в стрельбе девушки обычно одерживали верх. Правилами не запрещалось отвлекать противника, чем девушки беззастенчиво пользовались: в самый неподходящий момент они задирали юбки или демонтировали грудь, чем приводили парней в смущение и те, понятное дело, промахивались. Благодаря такой тактике второй этап дантоны завершали с приблизительно равным счетом.
   Третьим этапом была батальная битва. Дантоны формировали импровизированные армии и сводили их на поле недалеко от города. Это событие традиционно считалось праздником и на состязании присутствовали почти все жители города и окрестных деревень. В баталии девушки неизбежно одерживали верх. Дело в том, что в период между вторым и третьим этапом проводилось внеконкурсное испытание по захвату флагов. В течении двух недель дантоны высылали своих лазутчиков на добычу флагов соперника.
   В этот период ученикам запрещалось покидать территорию дантонов, а директоры ежедневно назначали поощрительные дежурства (те самые, о которых рассказывал мне Корвин). В день назначались не более трех поощрительных дежурных, которые официально регистрировались комиссией. Эти дежурные должны были похищать флаги противника. Похищенные у противника флаги хранились в секретном помещении дантона, откуда их можно было отвоевать назад.
   У каждого дантона было по двадцать флагов. Под каждым флагом выступал десяток бойцов, отвечающий за этот флаг. Соответственно, если дантон не потерял ни одного флага, то мог бы выставить на баталию двести бойцов. Под конец периода захвата флагов производился подсчет добычи. Каждый завоеванный флаг приносил дантону одно очко и сокращал численность противника на десять человек. Знамя дантона стоило десять очков и сокращало численность противника на треть.
   Как и говорил Корвин, девушки вполне охотно расплачивались за флаги своим телом, а бестолковые самцы только этого и ждали. В итоге подобных манипуляций силы на баталии обычно распределялись следующим образом: полтораста бойцов от женского дантона против полусотни бойцов от мужского дантона. Понятно, что о победе при таком раскладе сил не могло быть и речи.
   На следующее утро во время поверки были назначены три ассистента преподавателей из числа учеников. Помимо меня были назначены Корвин и ещё один парень, с которым я раньше почти не пересекался (знал, кто он такой и неоднократно встречал на территории дантона, но ни разу с ним не общался). Директор заранее предупредил меня о нем.
   Парня звали Ольтас Мукатас. Сильный, неглупый и довольно популярный среди сокурсников. Ольтас мог бы стать для меня замечательным заместителем в предстоящих учениях, но он обладал одним колоссальным недостатком, перечеркивающим все его позитивные качества - Ольтас был дворянином. Пэр Таарос Мукатас, барон клотский - отец Ольтаса был разорившимся дворянином. В результате неудачных торговых вложений Таарос лишился практически всего имущества и на данный момент владел лишь небольшим клочком земли, позволявшим сохранить титул и передать его по наследству сыну.
   Сам же Ольтас с детства мнил себя великим полководцем и невероятно кичился своим дворянским достоинством. Отец приложил немалые усилия, чтобы собрать сумму, достаточную для обучения сына в дантоне. Парень не подвел ожиданий своих родителей и учился очень старательно. Младший Мукатас был несколько заносчив и вспыльчив, но вместе с тем старался заботиться о тех, кто ему доверился, поэтому друзья поддерживали его в любых начинаниях. За время обучения он сколотил вокруг себя группу подпевал и с их помощью достиг больших успехов в учебе, став одним из лучших учеников школы.
   Пан Заврус не мог назначить на должность третьего ассистента кого-то другого. Если бы он так сделал, то пэр Таарос Мукатас мог бы подать вполне оправданную жалобу, что некий простолюдин, пользуясь своей высокой должностью, издевается над благородными дворянами. Такая жалоба могла привести к большим неприятностям, и Крокодил решил не рисковать.
   Из нашей тройки только я имел свободный пропуск. Двое других были назначены ассистентами лишь в качестве ширмы, чтоб не привлекать ко мне лишнего интереса. Корвин это прекрасно понял и согласился стать моим заместителем в предстоящей авантюре. А вот Ольтас решил показать зубы, заявив, что заслужил свою должность и намерен подготовить к учениям лучший отряд. Я был готов к такому повороту событий и позволил ему набрать отряд из его друзей, но с условием, что они не будут мешать тренироваться двум другим группам.
   Следующий месяц превратился для меня в настоящую каторгу. Благодаря изменениям, которым я подверг своё тело, для полноценного сна мне стало достаточно всего двух часов в сутки, но даже при этом я жутко уставал. Строевая подготовка проводилась по моей технологии, которая показала великолепные результаты. Я хотел использовать барабан для задания ритма движения, но подходящего барабана найти не удалось. Зато в одном из магазинов я нашел замечательный бубен, и теперь строй старательно вышагивал под ритм бубна. Сам я стучал в бубен и в строй благоразумно не вставал, чтоб не портить его своей грандиозной персоной.
   Стрельбище я превратил в форменный балаган, заставляя младших учеников отвлекать стрелков всеми возможными способами. Чего тут только не происходило. Свист, крики, искусственная паника и тяжелые предметы, летящие в сторону стрелков - это далеко не полный список отвлекающих действий. По началу ребята совершенно не могли попадать в цель, находясь в такой обстановке, но уже под конец месяца стали появляться первые положительные результаты. Если ничего не изменится, то к началу учений наши стрелки смогут показать вполне достойный результат.
   Ситуация с рубкой на мечах обстояла совсем уныло. Когда я узнал все особенности рубки на мечах, то был несколько разочарован. Наверное, стоит объяснить, что собой представляет классическая рубка на мечах. Для начала охарактеризую оружие и доспех: каждый боец был защищен кольчугой или кирасой весом около 10 килограмм; в левой руке обитый кожей деревянный щит весом не менее 5 килограмм; в правой - прямой меч, весящий 1,5-2 килограмма. В такой экипировке особо не побегаешь и не попрыгаешь. Ни о каком фехтовании и речи быть не может. Попробуйте помахать двухкилограммовой оглоблей. Само собой, меня все эти условности не касались, но ведь командовать мне предстояло обычными людьми.
   Всё фехтование сводилось к пяти ударам мечем и двум атакам щитом. Ни тебе красивых финтов, ни эффектных разворотов, присущих поединку на шпагах или саблях. Как мне объяснил пан Заврус, "имперские тени" как раз таки славились своим мастерством боя на мечах (по слухам они были экипированы особым оружием), но чем их методы отличались от привычных никто толком не знал. Собственно моего участия в этой части обучения не требовалось, поэтому я свалил её на Корвина.
   Конфликтов с Ольтасом практически не случалось. Первое время он не хотел применять мою методику по строевой подготовке, но, видя результаты, согласился, что она полезна. Практику стрелковой подготовки он перенимать отказался, заявив, что не желает участвовать в этом безумии. В остальном же он сам занимался своим десятком, пытаясь сколотить из них крепкую команду.
   По ночам я регулярно проводил проверку готовности постов. Несколько раз даже привлекал к этому делу своих любовниц. Под различными предлогами девушки проникали на территорию дантона и специально нарывались на патруль, после чего предлагали отпустить их, а взамен демонстрировали стражникам свои прелести. Наутро поддавшихся разврату стражей ждало суровое наказание - публичная порка и пять дней карцера. Мы с директором надеялись, что такой подход закрепится в сознании учеников и во время учений они не поддадутся женским чарам.
   Пользуясь возможностью беспрепятственно покидать дантон, я стал ежедневно посещать своих любовниц, но уже под конец первой недели они заявили, что не выдерживают моей половой активности и познакомили меня с еще двумя своими подружками. Так штат моих любовниц увеличился до пяти, и теперь я навещал их по графику. Нынешнего моего запаса маны хватало на создание полутысячи боевых огненных шаров.
   Благодаря такой сексуальной активности я смог перейти на второй демонический ранг. Я вырастил в своем теле экзокринные железы, совмещенные с потовыми протоками. Эти железы способны вырабатывать секрет, мгновенно впитывающийся в кровеносную систему человека через кожу, и вызывающий сильнейшее сексуальное возбуждение. Чтобы секрет не действовал на меня, была выращена крохотная эндокринная железа, вырабатывающая блокатор. В отличии от остальных желез организма эти полностью подчинялись моему сознанию. Все эти изменения привели к тому, что я по собственному желанию мог заставить возбудиться любого человека, едва прикоснувшись к нему.
   Естественно, я не оставлял работы над своей легализацией. Долгие часы сидения в библиотеке и разговоров с горожанами принесли свои плоды. Осталось выполнить завершающий этап, и вопросы о моём прошлом больше не будут щекотливой темой. Для этого мне требовалось отлучиться из города на пару недель. Своё длительное отсутствие я объяснил тем, что не могу присутствовать в нескольких местах одновременно, поэтому ребятам надо научиться действовать в моё отсутствие. Конечно, не лучшее объяснение, но для Крокодила этого оказалось достаточно.
   Пятого числа месяца радуги 1579 года я под покровом ночи тайно покинул Брисоль. Мой путь лежал на запад к маленькому городку Белокамень. К утру я подошел к небольшой, всего на пять дворов, деревеньке Копытное, где меня ждала заранее заказанная телега. Телегу эту заказала одна из моих любовниц - Мирта.
   Пешим ходом до городка бы я добрался за пять дней, а на телеге я добрался всего за полтора дня. Привалов я не делал и ел прямо на ходу. Копченое мясо, сыр, хлеб и вода - вот и весь мой рацион, так стоит ли ради его употребления останавливаться? Хотя маскировка требовала не светиться лишний раз на людях, переночевать решил в трактире. Сами попробуйте поспать на голой земле в весеннем лесу - холодно, мокро и грязно. Зачем я вообще решил остановиться? Так ведь лошадь не автомобиль - животному нужен отдых и пища, к тому же ночью лошадь может подвернуть ногу и тогда вся моя задумка полетит к чертям.
   Прежде, чем ехать в трактир, я свернул на опушку и заехал поглубже в лес. Мне предстояло загримироваться. С помощью заранее купленных у травника ингредиентов я покрасил свои волосы и бороду в ярко рыжий цвет. Как заверил травник, эта краска легко смывается. Я ему не очень поверил и уговорил брюнетку Мирту стать на пару дней рыжей, тем более, что краску покупала именно она. С рыжими волосами девушка смотрелась просто потрясающе, и мне гораздо сложнее было уговорить её не перекраситься в рыжую, а смыть краску. На спине и животе под одеждой я закрепил небольшие подушки. В итоге через пол часа из лесу выехала телега, которую вел рыжий толстый горбун огромного роста, который к тому же ещё и хромал. Узнать меня в этом человеке не смогли бы даже специалисты двадцатого века, а уж местные жители, никогда не слыхавшие про грим, и подавно.
   В трактире моему маскараду поверили - хозяин лично вышел ко мне и предоставил комнату со скидкой. Дело в том, что в этом мире было поверье, что встреча с горбуном сулит удачу, а если обидеть горбуна, то и удача отвернется. Вот хозяин и решил не только лично встретить свою возможную удачу, но и повысить шансы, угодив гостю. Вкусно позавтракав, я отправился дальше, и к обеду седьмого числа моя телега подкатила к Белокамню.
   Небольшой городок, окруженный деревянным забором, разительно отличался от Брисоля. Грязные узкие улицы, по которым ходят не менее грязные и вонючие горожане. Только центральная улица мощена камнем, а остальные в лучшем случае деревом (зачастую гнилым). Вдоль дорог текут ручьи с отходами человеческой жизнедеятельности, вокруг стоит непереносимая вонь. Дома в основном деревянные, одноэтажные. Ближе к центру города стали попадаться каменные дома, а концентрация вони на улицах постепенно стала уменьшаться.
   Вдруг улицы резко расступились и я очутился на местном рынке. Огромная территория, на которой стоят десятки лотков с товаром. Вдоль лотков прохаживаются покупатели, а продавцы зычно зазывают посмотреть их товар. Здесь же недалеко я нашел подходящий постоялый двор.
   Оставив телегу на постоялом дворе и сняв комнату на три дня, отправился на рынок. Хозяин постоялого двора был рад горбуну - качество услуг было на высшем уровне (насколько это возможно в дешевом постоялом дворе) даже комната без клопов, но скидку предоставлять не стал. Чтобы не привлекать внимание странным поведением прошелся по рынку, поспрашивал цены. Тому была и еще одна причина: в качестве второй половины платы за аренду телеги крестьянин попросил привезти некоторые товары из города. Их-то я и высматривал. Такой способ оплаты устраивал меня в полной мере. Иначе ведь как - приехал на пустой телеге, уехал на пустой телеге, а крестьяне так не делают. Начнут узнавать что за горбун, откуда взялся, куда пропал. А мне это совершенно ни к чему.
   С моим ростом и телосложением затеряться в толпе почти невозможно, всё равно запомнят и опознают. Вот я и решил создать несколько ярких элементов внешности, которые наверняка привлекут внимание и не позволят запомнить мелкие детали, способные навести на меня. Кроме внешности горбун не должен ничем выделяться, тогда его никак не свяжут с предстоящими событиями, а если и свяжут, то к тому времени он уже не будет существовать.
   Пройдясь по рынку, направился к истинной цели своего пребывания в городе.
   В Белокамне меня интересовал всего лишь один чиновник купеческой гильдии, регистрирующий все караваны, проходящие через город. Кроме регистрации караванов этот чиновник так же принимал жалобы проезжих купцов. Вот он-то мне и был нужен. За три тархима чиновник дал мне нужную информацию и зарегистрировал одну жалобу. Деньги я занял под большой процент у брисольского ростовщика, так что в случае неудачи лишусь не только возможности легализоваться и вступить в "тени", но и головы.
   На следующий день после завтрака я подошел к хозяину постоялого двора и сказал, что нашел в городе приятеля, у которого переночую следующие несколько дней, а телега будет тут. Деньги за постой я забирать не стал, поэтому хозяин не стал возражать и лишь махнул рукой, мол чего по мелочам отвлекаешь.
   Незаметно перемахнув через стену, я выбрался из города. За городом я нашел неприметное место в лесу, снял поддельный горб и пузо, переоделся в богатую одежду. Дальше мой путь лежал к местным бандитам. Расположение лагеря я не знал, но знал, в каком районе происходят регулярные грабежи. Именно туда я и направился. Безоружный одинокий путник лакомая добыча для любого "труженика с большой дороги", поэтому я довольно скоро нарвался на засаду.
   Засада была вполне классической. На дорогу передо мной вышли трое, еще двое преградили путь к отступлению, а в кустах засели несколько лучников.
   - Здоров, мил человек, куда путь держишь? - обратился ко мне предводитель шайки.
   - Не поверите, - улыбнулся я, - к вам путь держу.
   - И впрямь не поверим, - согласился мужик, - это где ж видано, чтоб люди сами к нам шли.
   - С атаманом вашим поговорить хочу, дело к нему есть.
   - Я тебя слушаю, - гордо выпятив грудь, заявил дядька.
   - Э не, - ты не атаман, - у меня к нему дело важное, так что веди. Всё равно денег у меня нет и забирать кроме одежды нечего.
   Мужик почесал макушку, потом махнул рукой и велел следовать за ним. Чтоб я не убежал мне связали руки и привязали веревку к поясу одного из разбойников. Разговаривать со мной никто не пожелал, поэтому по лесу шли молча. Проводник постоянно плутал, пытаясь скрыть от меня правильное направление. К лагерю мы вышли под вечер.
   Это была настоящая бандитская деревня. Еще на подходах я заметил несколько хорошо оборудованных смотровых пунктов на деревьях, а у самой деревни мы встретили патруль из трёх человек. На обширной лесной поляне располагался десяток землянок, выстроенных в два ряда. Меня провели к самой большой землянке, стоявшей в стороне от остальных, и приказали ждать.
   Минут через двадцать из землянки вышел мой сопровождающий в компании с огромным, по местным меркам, мужиком. Главарь, а это был именно он, лишь немного не дотягивал до моего роста и на фоне остальных разбойников выглядел настоящим гигантом. На вид ему было около сорока. Русые волосы, аккуратная борода, небольшой шрам над правой бровью, под тонкой рубашкой бугрятся стальные мышцы. Да, именно так мне его и описывали.

Оценка: 5.28*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"