Брутальная Старушка: другие произведения.

Черные Властелины тоже плачут. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

   Посвящается Жанне. Моей идейной вдохновительнице, пинательнице, бетта-тестеру и просто хорошему человеку!
  
  Пролог
  
  
   Откуда берутся Черные Властелины никто не знает,
   а кто знает,тот уже ничего не скажет.
   Покойники, знаете ли, не особо разговорчивые.
  
   (выдержка из речи бродячего философа,
   безуспешно пытающегося развести
   настоящего трактирщика на миску супа)
  
  
  
   Такой страшной ночи Кровавой жатвы не помнили даже глубокие старики. Казалось будто и без того не добрых Темных Богов обуяло безумие, и они выплескивают его на мир. Из затянутого непроглядными тучами неба на сжавшуюся от ужаса землю били молнии. Свирепые ураганы, словно гигантскими серпами, под самый корень срезали древние леса. Реки и моря выходили из своих берегов, и подобно голодным псам устремлялись на сушу, погребая под толщей воды и скромные рыбацкие поселения, и большие портовые города. Там где еще утром растилались заливные луга, земная твердь раскололась, и из ее недр, вместе с огнедышащей лавой, наружу, словно могильные черви, вылезали огромные валуны. Люди от страха забыли не только молитвы, но и человеческую речь и подобно диким зверям, пытались забиться в укромные места.
  
   Но таких мест в эту ночь не было. Нечисть и нежить, с первым раскатом грома почувствовала наступление своего праздника. Праздника, что бывает раз в десять лет. Из ворот кладбищ на деревни хлынул поток оживших мертвецов, а из лесов на штурм крепостных стен посадов и городков шли полчища вервольфов, загрызней, оборотней и всех тех, кем веками матери пугали неразумных детишек.
  
   Хорошую дань соберут Темные Боги в эту ночь. Умоется кровью не только род людской. Не скрыться в своих Священных лесах эльфам, не найти убежища в глубоких омутах русалкам да водяным. Не все гномы в своих пещерах доживут до утра. Не все драконы поднимутся завтра в небо. И мало кто из бессмертных фениксов возродится в священном огне, ибо ищут они прибежища там, где рушатся веками стоящие горы.
  
   И только в центре Проклятых земель искренне радовались празднику всех темных сил. Там, посреди каменистого плато, окруженного выжженной степью, словно насмешка над всеми живущими и не живущими, неприступной скалой возвышался родовой замок Черных Властелинов. Весь мир содрогался, а на территории темных стояла тишь да гладь. И если прислушаться, то можно было расслышать как приглушенно постанывают несчастные, посаженные на кол, да слегка поскрипывают виселицы, расположенные вдоль подъездной аллеи.
  
   В огромном зале шел пир. Полноводной рекой лилось вино и кровь. Падающие с ног от усталости слуги беспрестанно подносили с кухни закуски: кому - кабанчика на вертеле, кому - человеческую ногу на блюде. Звучали тосты в честь Темных Богов и их дорогого Повелителя, что собрал под своей рукой ведьм, колдунов, некромантов, алхимиков, вассалов, предавших своих сюзеренов, да и просто тех, в чьих душах давно угасло все человеческое. Визгливый женских смех перемежался с мужским хохотом. Демоны, пировали рядом с гоблинами. Тролли тянулись бочонками эля к вампирам, что изящно приподнимали в ответ бокалы из тонкого стекла.
  
   Посреди застолья, когда менестрели, поднятые некромантами из уютных могилок в честь такой ночи, отложили свои инструменты, раздался преисполненный боли женский крик. На мгновение все замерли, обратив свой взор на хозяина замка, сидящего на троне. Закутанная в плащ фигура оставалась неподвижной, и веселье хлынуло с новой силой. А крики все раздавались и раздавались, будто внося свою скромную лепту во всеобщую атмосферу праздника.
  
   Когда веселье пошло на убыль, а многим гостям захотелось уединиться кому по процедурному, кому по половому вопросу, двери зала распахнулись и на пороге возникла высохшая, как щепка, старуха. Ее седые космы покрывал сбившийся на бок чепец, бывший когда-то белоснежным фартук, украшали кровавые разводы. Приложив к груди правую руку, она неожиданно громким голосом крикнула:
  
   - Радуйтесь, у Повелителя родился наследник!!!
  
  
  Под дружный рев тысячи луженых глоток, что едва не обрушил потолок, новоявленный папаша растаял в дымке неизвестно откуда взявшегося тумана.
  
  
  Глава 1.
  
   От осинки не родятся апельсинки!
   (изречение неизвестного мудреца)
  
   Даже в царстве ужаса и боли, всегда найдется маленький лучик света. Таковым в замке являлась комната супруги Повелителя. Со стенами, отделанными бледно-розовым шелком, с пушистым ковром, с уютными диванчиками, с искусно вырезанными из костей единорога туалетным столиком, с мирно журчащим фонтанчиком в виде писающего эльфа, подвида "Дюймовочковидный". Дабы сохранить рассудок обитателям замка, вход в это государство рюшечек, подушечек, парфюмерии и прочих дамских безделушек, посторонним и малоподготовленным был строго запрещен!
  
   Под лазоревым парчовым балдахином, посреди огромной кровати, в белоснежной пене из тончайшего кружева и батиста, расположилась прелестная молодая женщина, с умилением рассматривающая крепко спящего младенца. Трещали дрова в камине, в золоченной клетке, спрятав голову под крыло, дремала канарейка. Неизвестно как и когда успевшая привести себя в порядок повитуха, тихонько шептала под нос благодарности Темным богам, что не забрали себе младенчика.
  
   Вдруг отчетливо повеяло холодом и возле ложа заклубилась тьма. Роженица торопливо прочла молитву-оберег, а служанка испуганной мышью сжалась в углу. Повисшую тишину нарушал только стук двух сердец, да едва слышное сопение новорожденного. Через кажущееся женщинам вечностью время, на месте мрака и тьмы возник мужчина. Пресветлые Боги, какой это был мужчина! Высокий, с мускулистой фигурой, с роскошной копной иссиня-черных волос, небрежно откинутыми за спину, с глазами, в которых отражалось ночное небо. (Так много таинственных искорок мерцало на их дне, что они казались отражением Звездной дороги). Чувственные губы, прямой нос, волевой подбородок, не могли оставить равнодушными ни одну женщину! Обут он быв в высокие ботфорты, а одет в черные штаны, что сидели на нем как вторая кожа, и выгодно подчеркивали не только мужское достоинство, но и длину ног, и в белоснежную рубашку, распахнутую на груди. И на этой самой гладкой, чуть смугловатой груди, мерцал древний амулет. И если бы по его мужественному лицу тонкой ниточкой змеился шрам, то его легко можно было принять за обычного человека. Но ничто не портило красоту совершенного лица. Поэтому можно смело утверждать - в комнате появился сам единственный и неповторимый Черный Властелин!
  
   Окинув жену равнодушным взглядом, он приказал показать ему ребенка. Дрожащими руками женщина передала отцу его чадо. С осторожностью, которая так не вязалась с его обликом, мужчина взял на руки отпрыска и пытливо заглянул тому в лицо. А потом, неизвестно откуда взявшимся кинжалом, разрезал пеленки и осмотрел новорожденного со всех сторон. И тут случилось то, что ни молодая мать, ни ее верная помощница никак не ожидали. Хозяин замка одним движением руки свернул младенцу шею. Кинув его трупик на кровать, он, не сдерживая рвущийся на волю гнев, прорычал:
  
   - Где мой наследник ?!
  
   - Ты только что убил его! - помертвевшими губами прошептала женщина.
  
   Властелин зловеще усмехнулся, и тяжелый взгляд уперся в жену. Он не стал повторять вопрос, и без этого, обстановка продолжала нагнетаться. Первой не выдержала повитуха. Издав писк отчаянья, она метнулась за неприметную дверцу, чтобы через мгновение вернуться с корзиной грязного белья. На пол полетели простыни и полотенца в грязно-бурых разводах. Выкинув последнюю тряпку, она трясущимися руками с самого дна достала окровавленного младенца, с тянущийся за ним пуповиной. Передав Хозяину полуживой комочек плоти, она поспешила укрыться за спинкой кровати своей госпожи.
  
   Поднеся тщедушное тельце к глазам, Повелитель повернул его спиной к себе и рассмеялся. Ничуть не заботясь о чистоте рубашки, он с затаенной гордостью прижал новобретенного наследника к себе. Насмерть перепуганные женщины удивленно переглянулись - еще никто и никогда не видел Черного Властелина таким счастливым. Позволив себе минуту слабости, он снова посуровел и отдал приказ:
  
   - Лируш, позаботься о ребенке!
  
   Из-за его спины вышел ранее никем незамеченный карлик. Выглянувшая из-за туч луна, при его появление поспешила снова скрыться. Он был горбат, имел крючковатый нос, с торчащей на нем волосатой бородавкой, а всего один подслеповатый глаз был затянут бельмом. И насколько его облик был ужасен, настолько же велика была его преданность Повелителю. Осторожно приняв младенца, он неожиданно приятным голосом заворковал:
  
   - Потерпи малютка, сейчас мы отрежем ниточку, что связывала тебя с этой гадиной, искупаем, оденем, положим в родовую колыбельку Черных Властелинов и накормим. Грозно зыркнув в сторону старухи уродец прошипел:
  
   - Давай шевелись, душегубка, поможешь мне!
  
   Убедившись, что наследник теперь в надежных руках, детоубийца потребовал у уже попрощавшейся с жизнью ответа за свой поступок.
  
   - Скажи мне дорогая, о чем ты думала, когда решила подменить детей? Неужели ты решила, что я, тысячу раз вырывавший из женского чрева младенцев, не отличу ребенка нескольких дней отроду от новорождённого? Нет, если бы я был деревенский шарлатан, ничего не смыслящий в жертвоприношениях, у тебя и получилось меня обмануть, но ты, видимо, забыла кто я. Или ты понадеялась, что я напьюсь и не замечу подмену?
  
   Женщина, не переставая рыдать, отрицательно качнула головой. Повелитель издевательски усмехнулся:
  
   - Любимая, если бы тебя интересовало что-то помимо побрякушек, платьев и балов, ты бы знала, что Черные Властелины рождаются с печатью Темных Богов на спине. Она проявляется при рождении и пропадает, когда нам дают имя. И только когда мы садимся на трон, она снова появляется. Все это и многое другое про семью мужа ты могла прочесть в библиотеке замка, ну или спросить у меня. Ты настолько глупа и себялюбива, что тебе в голову не пришло собрать обо мне информацию. Отдав предпочтение слухами и домыслам, ты, моя душа, совершила самую большую ошибку в своей никчемной жизни.
  
   Услышав про метку, красавица на минутку перестала рыдать, и, вытаращив глаза, некрасиво приоткрыла рот. Пользуясь паузой в истерике, Повелитель еще раз спросил, зачем она хотела избавиться от законного наследника.
  
   - Я боялась, что ты меня убъешь, едва увидишь его! - выкрикнула перепуганная женщина и попыталась снова залиться слезами. Пара хлёстких пощечин быстро выбила из ее прелестной головки эту идею.
  
   - А что с ним не так? - вытирая об волосы жены испачканную ее кровью руку, уточнил супруг.
  
   - Все, все с ним не так!!! - последовал новый виток истерики. Ты бы убил меня еще раньше, если бы знал кого я ношу под сердцем! Ты чудовище, испортившее мне жизнь, заставившее меня отказаться от собственного ребенка и заменить его чужим! Ненавижу тебя! Слышишь, ненавижу, будь ты проклят!
  
   - Как быстро ты, светлая эльфийка, перекладываешь свою вину на меня. Разве я заставлял тебя совершать подобное? Как ты могла, обречь свое дитя на смерть? Ты же могла переправить его в Светлый лес или подбросить в монастырь или отдать бездетной паре. Вместо этого, ты предпочла обречь его на смерть.
  
   - А разве ты сохранил мне жизнь, узнав, кого я родила?
  
   - Если бы ты мне не докучала своими капризами, ты вполне могла состариться в моем замке, - убийственно честно ответил Повелитель, и собрался поставить точку в надоевшем ему разговоре. Он давно понял, что толкнуло его жену, совершить такой поступок, но ему хотелось услышать ответ от нее самой.
  
   - Если хочешь, быстрой и безболезненной смерти, ответь, зачем ты подменила детей?
  
   - Да потому что у Черных Властелинов не рождаются ДОЧЕРИ!!!
  
   - Какая же все-таки ты дура, - разочарованно протянул Повелитель. Нет, я бы еще тебя как-то понял, если бы ты изменила мне, а так...
  
   Взмах кинжала над запястьем, и вот его кровоточащая рука рисует в воздухе вспыхивающую огнем пентаграмму. Из нее в комнату устремились зловещие тени.
  
   - Она ваша!, - кинув прощальный взгляд на ставшую уже практически бывшей жену, он, не оглядываясь вышел из комнаты. Следом за ним, смешно переваливаясь на кривых ножках, посеменил слуга.
  
   - Ты обещал мне легкую смерть! - донеслось им в спину.
  
   - Я пошутил, юмор у меня такой черный, - ответ был заглушен истошным визгом.
  
   Шагая по мрачным переходам замка, бережно нёсший дочь Повелитель не переставал сокрушаться:
  
   - Вот скажи мне Лируш, отчего все вбили себе в голову, что у мужчин нашего рода рождаются только мальчики? Кто сказал, что женщина не может быть Черным Властелином? Вернее Властелиншей? Вот взять, к примеру, мою прабабку. Только при упоминании ее имени полководцы в срочном порядке уводили войска в глубокий тыл, а самонадеянные добренькие волшебники рвали свои бороденки от ужаса. А моя тетушка по папиной линии? Да ее прозвищем до сих пор пугают василисков!
  
   - Мой Повелитель, людишкам свойственно оправдывать свою трусость. Им проще поменять одну букву в имени, чем признаться, что они боятся женщины.
  
   - Ничего моя крошка, я постараюсь, что бы никто не посмел усомниться, кто со временем займет мое место, - мужчина ласково поцеловал дочку в едва покрытую пушком макушку, и поспешил скрыться в личных покоях.
  
   Тем временем тени из Бездны высасывали душу из той, кто "подарила" миру наследницу Проклятых земель. А за оградой замка, стая вервольфов обгладывала кости той, кто помогала разрешиться от бремени теперь уже окончательно бывшей супруги Черного Властелина.
  
  Глава 2
  
  Хуже отца, в одиночку воспитывающего дочь,
  только курица, трясущаяся над яйцом!
  (наблюдение профессиональной няньки)
  
  
   Прошло 4 года
  
   '.... он отрубил ей голову, вырвал сердце и положил его на алтарь во славу Темных богов. Потом он жил долго и счастливо', на этих словах, черноволосый мужчина захлопнул книгу и с умилением посмотрел на лежащую в кроватке маленькую девочку, прижимающую к груди чучело медвежонка.
  - Ну как, принцесса, понравилась тебе сказка?
  - Да, папочка! - сладко зевнула малышка.
  - Тогда, закрывай глазки и спи, спокойной ночи, - поправив одеяло с вышитыми на нем симпатичными гробиками, Черный Властелин собрался уходить.
   Когда он стоял на пороге двери, под дых ему ударил вопрос: 'Папа, а где моя мама?', заданный со свойственной только детям непосредственностью. Повелитель растерялся. Как бы он не ждал этого вопроса, но когда тот прозвучал, он оказался не готов. С одной стороны, ему искренне не хотелось травмировать детскую психику, рассказывая о женщине, подписавшей смертный приговор своему ребёнку, а с другой стороны его дочь Наследница и пора бы ей уже начать закалять характер. На одной чаше весов - родительские чувства, а на другой - долг Черного Властелина перед страной и подданными. Ибо не примут они сидящую на троне рохлю, сожрут и не подавятся, сам же их дрессировал. Сделав выбор в пользу государственных интересов, он честно рассказал крошке историю ее появления на свет.
  - Странная она какая-то для светлой эльфийки, - серьезно нахмурив тоненькие бровки, задумчиво протянула девочка, когда отец закончил рассказ.
  
  - И не говори, звездочка моя, она мне сразу не понравилась, уж больно настойчиво ее сватали, - поспешил согласиться Черный Властелин.
  - Ты сам ее убил?
  - Радость моя, я не зверь какой-нибудь, Тени из Бездны забрали ее, - моментально открестился заботливый родитель от причастности к убийству жены.
  - Ты у меня самый лучший папа на свете, и чего тебя все бояться, не понимаю! - малышка повернулась на бок и через мгновение уже спала.
  Она просто не знала, что смерть в лапах жутких тварей, намного страшнее смерти от руки Черного Властелина.
   Прошло еще 4 года.
  - Цветочек мой, а ты не хочешь пойти с папой на войну? - блестя от предвкушения глазами, Повелитель зашел к дочери в комнату.
  - А с кем воевать будем? - на миг, оторвавшись от чтения увесистого фолианта, уточнила полноватая девочка в очках.
  - Да что-то меня в последнее время королевство Эрдан беспокоит, - подбрасывая на руке огненный шар, просветил о своих захватнических планах отец.
  В ответ брезгливо сморщили конопатый носик. Словно не замечая этого, Повелитель кинулся расписывать прелести военной эскапады.
  - Ты только представь, птичка моя. Впереди армии я на вороном коне, рядом ты на пятнистом пони. По правую руку - некроманты со своими зомби, мертвяками, умертвиями и прочими покойничками. Слева колдуны, так магией накаченные, что воздух искрится. Позади тролли, орки, гоблины, оборотни. В небе Безумные, Ледяные и Костяные драконы плюются огнем, химеры и горгульи стреляют каменными перьями, а в арьергарде, на боевых вивернах...
  - Зачем тебе это королевство? - невежливо перебили в ответ. Там же на троне сидит пьяница, и его окружают такие же недоумки, как он. Выхода к морю у них нет, залежей драгоценных камней, и руды тоже нет. Они ни с кем не торгуют, потому что нечем. Посольства других стран и рас давно свернули работу. Их ремесленники и крестьяне бегут от туда, как от мора. Королева покинула двор и вернулась к матери. Наследник завербовался на корабль и эмигрировал в неизвестном направлении. Казна давно растащена, а регулярная армия само распустилась.
  - Девочка моя, ты ничего не понимаешь, - Черный Властелин сделал попытку вразумить наследницу. Должен же я поддерживать свою репутацию!
  Дочь тяжело вздохнула и с жалостью посмотрела на отца:
  - Папа, а теперь представь. Придем мы к границам этой дыры, а нас там уже ждет пройдоха-парламентёр с белым флагом, уполномоченный подписать безоговорочную капитуляцию. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как Эрдан войдет в состав нашей Империи. А когда ты это осознаешь, то здорово расстроишься. А пока ты будешь пребывать в 'расстроенных чувствах', некроманты под предлогом пополнения войска, поднимут окрестные кладбища, колдуны решат на чьём-нибудь полуразрушенном сарае, испытать новое убойное заклинание. Гоблины и орки кинутся мародёрствовать. Тролли не успеют разгромить первый попавшийся кабак, как к тебе прибежит все тот-же переговорщик, и начнёт вопить о бесчинствах, которые творятся теперь уже на твоей территории. Это в лучшем случае, а в худшем - тебе прямо на границе делегация жителей вручит голову их короля,и закидает цветами, как освободителя. Но при любом варианте, ты надолго застрянешь в Эрдане. Будешь приводить страну в порядок, отбиваться от дворян, пророчащих своих дочерей тебе в жены, искать наместника, вешать воров, разбирать тяжбы обиженных. В общем, на меня у тебя не будет времени.
  - Вдруг в этот раз все будет по-другому? - растеряно запустив пятерню в густую шевелюру, пробормотал под нос Повелитель.
  - Может и будет, - кивнули в ответ. Но давай я лучше дома побуду, котят там помучаю, бабочкам крылья повыдергиваю?
   После этих слов сникнувший было Властелин заметно оживился.
  - Лучше давай, ты, в темницу сходишь, там как раз новых узников вчера разместили. Попытаешь кого-нибудь.
  - Папа, - возмущено воскликнули в ответ, - мне всего восемь лет! Какие пытки ?! Ты же сам говорил, заменять палача я начну не раньше десяти!
  - Прости, крошка, забыл, - примирительно подняли руки в ответ. Развлекайся, как хочешь, пока меня не будет. Не скучай, папа скоро вернется с победой! - чмокнув дочку в пухлую щечку, Повелитель чуть ли не насвистывая пошел собираться в поход.
  - Взрослые, вечно придумают себе дурацкое развлечение на одно место, а потом вопят: 'О чем я только думал, когда согласился на эту авантюру!', - сердито пробурчали ему в спину и снова вернулись к чтению книги по самой черной магии.
   Вечером, расположившись в шатре на ночлег, Повелитель с гордостью хвастался верному Лирушу о своей не по годам осведомленной в международной политике , да и вообще очень серьёзной , дочери.
  
  Прошло десять лет. Итого всего прошло восемнадцать лет.
  
   - Повелитель, мне с коллегами, нечему больше учить вашу дочь, - среднего роста представительный старик, облаченный в мантию, расшитую каббалистическими знаками, почтительно склонив голову, стоял напротив сидящего в удобном кресле Властелина. За ним, со следами волнения на лицах, полукругом вытянулась группка учителей самого разного возраста и расовой принадлежности.
  - Что совсем? Мне казалось, что архимагистру и магистрам не хватит и полувека, чтобы передать свои знания.
  - Увы, - не притворно вздохнул старик. У наследницы заперта Сила, мы могли ей передать только теорию, все остальное вне наших возможностей. Ей надо поступать в Академию Искусств, только там ей смогут помочь в полной мере раскрыть таланты и способности.
  - Ты хочешь сказать, что моя дочь не может колдовать? И ты об этом молчал десять лет, уверяя меня, что, такие как она, рождаются раз в поколение? - от злости Властелин привстал со своего места.
  - Что вы, господин, - архимагистр в ужасе отшатнулся от начинающего чернеть лицом мужчины. Она может создавать простенькие иллюзии, составлять основу алхимических зелий. Ей подвластные легкие бытовые заклинания, что-то из охранной магии, но вот боевой магией, как в прочем некромантией, демонологией, левитацией она не владеет. Мы все эти годы пытались пробудить ее Силу, найти то, к чему у нее лежит душа, но мы не боги. Если бы Сила не была запечатана..., - весь его вид говорил о сожалении.
  
  - Если этого не сделать, девочка может сгореть, слишком великая Сила ей дана. Восемнадцать лет она спала, но сейчас начала просыпаться. Пройдет еще немного времени, и она начнет рваться наружу, и если не убрать ограничения, то ваша дочь может погибнуть, - вышел вперед темный эльф.
  - Она необычайно талантлива, у нее неограниченный резерв, но пока Сила скована, ей придется довольствоваться крохами магии, - поддержала старика молодая женщина, с вызовом глядя в лицо олицетворению зла на земле. Как бы вам не хотелось, но ее нужно направить учиться в Академию. Там с помощью 'Зрящего' ее Сила будет освобождена. И подпустив в голос участия, магичка добавила:
  - В ее возрасте просто необходимо общаться со сверстниками. Она великолепно разбирается в военном деле, знает тактику и стратегию, политику, экономику, дипломатию, владеет всеми видами оружия, но ей не хватает простого общения. Живые мертвецы не совсем подходящая компания для юной девушки.
   Властелин погрузился в раздумья. В то что, учителя говорили правду, он поверил сразу, не в том они положении, чтобы врать. Но он не понимал: как такое могло случиться с его ребенком. У него с магией проблем не было с самого рождения. Может все дело в том, что она девушка? Или в том, что у него с ее матерью были противоположные направления Силы? Хотя, кого только в жены и мужья не брали его предки, и у их детей не было никаких проблем. Вопросы, одни вопросы. Нет, если покопаться в библиотеке, то он, скорее всего, найдет ответы, но время будет упущено, и его дочка может умереть. Придется отпускать ее из отчего дома в большой, и такой враждебный мир.
   Все время пока Повелитель думал, учителя стояли затаив дыхание. Если Наследница остается дома, то им придется задержаться в замке на неопределенное время и искать пути освобождения ее Силы. В то, что иного способа, как обратиться с этой проблемой к древнему артефакту, не существует, они не сомневались. А если девушка погибнет...Об этом лучше не думать. Наконец прозвучало:
  - Я принял решение, моя дочь будет учиться в Академии Искусств.
   Все вздохнули с облегчением, а лепрекон, шевеля волосатыми ушами, не скрываясь, вытирал слезы облегчения.
  
  - Вы отпустите нас? - дрожащим от волнения голосом Аримагистр задал самый волнующий преподавателей вопрос.
  - Конечно, я всегда сдерживаю свое слово, ну или почти всегда, - усмехнувшись, Черный Властелин начертил в воздухе хитроумную руну, вспыхнувшую синим пламенем, и сонм приведений растаял в воздухе.
  - Мой Повелитель, вы действительно отпустили их? - из-за кресла вышел как всегда никем не замеченный верный слуга.
  Хозяин замка кивнул.
  - Темные боги! Что будет, если они кому-нибудь расскажут о нашей крошке? Призраки порой бывают весьма болтливые! - не на шутку перепугался карлик.
  - Успокойся, Лируш. Я упокоил их навечно, без права перерождения и без посмертия. Никто не должен знать, что у моей дочери пока закрыта Сила.
  - Господин, а то ты знаешь про эту Академия? Можем ли отпустить туда ребенка?
   Устремив взгляд на горящую свечу, Властелин, рассказал уродцу, все, что знал об учебном заведении, и о том, как его история переплетается с историей Проклятых земель и Ночью Кровавой жатвы.
   Много сотен лет тому назад, разгорелась Последняя Война Богов. Никто уже не помнит, кто развязал бойню. Испокон веков каждый молился своему богу и не пытался переманить другого в свою веру. И тут, как-будто в один день, мир раскололся пополам. Брат шел на брата, сын на отца, сородич на сородича. Почти год кровь лилась рекой, но силы были равны и никто не мог назвать себя победителем. Тогда на огромном поле ранним утром сошлись две армии, чтобы раз и навсегда выяснить: кто сильнее и каким Богам поклоняться. До глубокой ночи длился тот бой, а с небес Боги слали поддержку и силу тем, кто умирал во их славу.
   Но победы все не было. Тогда Темные Боги пошли на хитрость. Сказали они Светлым Богам: 'Мы признаем свое поражение, но за это, раз в десять лет разрешите нам собирать дань'. Долго думали Светлые Боги, не хотели соглашаться, а люди и нелюди продолжали тем временем гибнуть. Все меньше и меньше оставалось бойцов с обоех сторон. Дрогнули Светлые и приняли предложение, поклялись они не вмешиваться в дела Темных в одну единственную ночь. Казалось им, малая цена будет уплачена за то, что остановится кровопролитие. Если бы они тогда знали, какую дань будут собирать Темные и что прозовут все живущие эту ночь - Ночью Кровавой жатвы...
   Оставили Темные своих воинов без поддержки, но было поздно. Не было выживших в той битве, а клятва Богов нерушима. Так раз в десять лет мир платит кровью и душами за легковерие и нерешительность Светлых Богов.
   Утром на поле брани пришли жены, матери, невесты, сестры разыскивать своих родных. Эльфийки, орчанки, гномки, человеческие женщины и гоблинки, оборотни, магички, ведьмы, все вместе, среди гор трупов искали раненых. Искали и не находили. Омылась земля, напитанная кровью и магией, слезами тысяч женщин. Три дня и три ночи готовили вдовы и сироты погребальный костер, общий, один на всех. Когда он разгорелся, говорят, пламя от него долетало до солнца. На четвертый день ушли женщины и поклялись, что никогда не допустят больше такого дня, и назвали они место, где погибли их мужчины, Проклятыми землями.
   По возвращению домой, ждала женщин новая напасть. В мире почти не осталось тех, кто владел магией. Погибли маги и травники, колдуны и ведьмы, ведуны и шаманы. Ведь до войны как было: каждый маг знал только свое ремесло. Не мог маг-погодник предсказать будущее, не могла ведьма поднять кладбище. А еще при каждом искуснике было по одному ученику. И пока ученик не выучится, не возьмет маг себе нового ученика. За жизнь редко у кого больше трех учеников случалось. А в той войне все почти полегли - и маги, и их ученики. Те, кто остался, был или слишком стар или слишком молод. И забылось бы в скорости искусство, если бы не дочь одной ведьмы первой понявшей, откуда ждать беды. Кинула она клич, и собрались те немногие, кто мог творить волшбу. Много было слов сказано на том сборе, никто поначалу не хотел, чтобы его тайные знания стали ведомы детям бывших врагов. Но разум взял верх над спесью и глупостью. Не захотели маги повторять ошибок пошлого и постановили основать Академию искусств, где каждый, имеющий хоть каплю Силы, сможет получить знания, согласно своего уровня. И каждое королевство каждый год оплачивало учебу своих юных гениев.
   Сразу решили, что факультетов будет два - Темный и Светлый, а первой строчкой Устава записали - запрет на вражду между ними на территории Академии. Ректором назначили ту самую ведьму, что собрала всех. С тех самых пор сложилась традиция, что на этом посту может быть только женщина. Тут и Светлые Боги подоспели. Чуя за собой вину, подарили они Академии артефакт, что не только определяет какая магия студенту ближе - светлая или темная, но и распечатывает Силу, если она вдруг оказывается запертой и дает список предметов, которые может осилить будущий маг. Это значительно упростило задачу преподавателей. Ну, в самом деле, зачем вбивать в голову знания по Огненной магии, если студент ее не потянет?
   Поначалу Академия располагалась в заброшенном замке, что ветшал без хозяина и первые ее выпускники становились учителями. Сменилось три поколения, прежде чем в мир были отпущены дипломированные маги. Со временем студентов становилось все больше и большее и замок начал разрастаться. Потом какой-то купец решил, что под защитой магов жить и торговать по-спокойнее будет и открыл он под стенами замка лавку. (Потомки до сих пор проклинают далекого предка, не подумавшего о 'прелестях жизни' рядом со студентами.) За ним потянулись трактирщики и ремесленники. В скором времени возле Академии уже шумел город.
   Ежегодно, в последнюю неделю лета со всех сторон света в Академию стекаются молодые люди. Кого только не встретишь, среди штурмующих бастион знаний! Дети степей орки и их вечные враги болотные гоблины, дроу и эльфы, гномы и тролли, демоны и оборотни - все они равны друг перед другом и все они хотят стать настоящими магами.
   Множество сердец замирает перед проверкой даром Богов. Ни титул, не богатство, ничто не имеет значение для Зрящего! Если он решит, что твоей Силы мало, то ни влияние, ни деньги родителей, не помогут поступить. Счастливчики, кто прошел проверку, и в дальнейшем могут рассчитывать только на себя. Первые экзамены отсеют тех, кто думает, что вершины в искусстве покоряться сами по себе. Слишком велик страх перед повторением Войны Богов, никому не нужны маги-лентяи. Зато диплом Академии это пропуск в обеспеченную жизнь. Выпускников везде уважают и с радостью берут на работу. Лучшие из лучших становятся или выдающимися злодеями или всеми обожаемыми и уважаемыми светлыми магами.
  - Вот как то так, - закончил свой рассказ Повелитель.
  - Прости своего слугу, а что еще делают студенты, помимо учебы? Я очень беспокоюсь за нашу девочку, вдруг она совсем не будет отдыхать и плохо кушать! - не на шутку заволновался о судьбе Наследницы карлик, про которого ходили слухи, что он не чурается людоедства.
  
  - О! - мечтательно закатил глаза Властелин, - студенческая жизнь, Лируш, это лучшее время в моей жизни! Вот, помню когда я там учился, мы с моим другом (кстати, из светлых), не давали скучать преподавателям. Не проходило и дня, чтобы мы не стояли перед ректором и не каялись за свои проделки. А какие там были цыпочки, жившие в женском крыле общежития, - великий и ужасный все больше и больше погружался в приятные воспоминания молодости.
  - Интересно, работает ли еще кабачок 'У папаши Добряка'? Если бы ты только знал, какое он варит пиво и какой гномий самогон там подают. Сколько раз мы там все громили, после сдачи экзаменов! Как сейчас помню, мы со светлым соревнуемся кто кого перепьет, полураздетые девчонки на столах танцуют. Кто-то с кем-то магический поединок устроил, и он возьми да плавно перетек в драку. В воздухе летают заклинания, пивные кружки и табуреты. Служанки визжат, кабатчик стражу зовет, да только кто захочет с пьяными студентами, да еще к тому же магами недоучившимися связываться?
  - И вот в этот рассадник порока и разврата вы хотите отправить нашу девочку?! - хватаясь за сердце, истошно завопил горбун. Она домашний ребенок, ничего крепче сока не пила! Про какое общежитие вы мне тут говорите?! Мы когда замок покидаем, я всегда беру ее кровать и постельные принадлежности!! Я уже молчу о том, что она веге...! - слуга выпалил и испугано прикрыл рот ладонью.
  - Веге..кто? - Повелитель нахмурившись, переспросил.
   Не важно! - махнул рукой Лируш. Важно то, что ее просто нельзя туда отпускать!
  - Если я не отправлю ее учиться, то Сила убьет ее! Поверь, мне тоже не хочется расставаться с моим ягненочком, но выхода нет, - Черный Властелин признал свое поражение перед судьбой и обстоятельствами.
  Слуга не терял надежды, отговорить хозяина от безумного, по его мнению, поступка:
  - Пусть Зрящий распечатает Силу, и мы ее оттуда тут же заберем!
  - Нельзя. Как только артефакт снимет печать ограничения и сообщит о ее предрасположенности к видам магии, она не сможет покинуть территорию Академии только по письменному разрешению ректора. В свое время я приложил массу усилий, пытаясь обойти это правило, но потерпел поражение, кстати, единственное в своей жизни. Так что решено, через неделю моя дочь отправляется учиться!
  - Вдруг кто-то узнает, кто она? - решил зайти с другой стороны горбун. Разве кто-то из светлых откажется убить Наследницу Черного Властелина?!
  - Никто, кроме нас двоих не будет знать, где моя дочь. Для всех остальных, она инспектирует нашу империю.
  - Позвольте мне хотя бы последовать за ней! Должен же кто-то присматривать за нашей ягодкой! - вытирая градом катящиеся слезы, шумно высморкался в клетчатый носовой платок слуга.
  - Лируш, магичка была права. Пора Наследнице увидеть мир, который если Темные Боги пожелают, может целиком будет принадлежать ей. Так что, вытри сопли, моя дочь едет учиться. А ты, верная наседка, останешься дома. Иллюзии и личины там не действуют, а твоя рожа многим известна! - Повелитель решительно убил в 'няньке' все надежды остаться рядом с обожаемой воспитанницей. Иди собирай вещи, через неделю наследница должна быть в Академии, и помни, набивать сто сундуков барахлом, не нужно! Все-равно она будет ходить там в ученической мантии.
  - Может мне еще ей теплое белье и шерстяные носки не класть? И вообще она девушка, а им знаете, сколько всего нужно с собой? В частности, из одежды, - огрызнулся старый слуга.
  - Нет, - под обличительным выпадом мужчина опешил.
  - Конечно, - ядовито прошипели в ответ, вы больше раздевать женщин привыкли, а не одевать! Ну или кожу с них живьем сдирать!
  Демонстративно хлопнула дверь, и Черный Властелин остался сидеть с некрасиво отвисшей челюстью.
   А виновница потери нервных клеток отца и воспитателя, даже не подозревала, что ее судьба круто переменится в ближайшее время.
  
  
  Глава 3
  Все блондинки-дуры, рыжие - ведьмы,
   а брюнетки - стервы!
  (Из разговора двух лысых
  ценителей женских прелестей)
  
  
   В последний дней лета, когда вроде как, еще тепло, но в воздухе уже пахнет надвигающейся осенью, с самого раннего утра у входа в Академию искусств, творилось столпотворение. Студенты, возвращающиеся с каникул в родную альма-матер, смешавшись с толпой поступающей молодежи, как река, стекались к воротам. Приветственные крики разбавлялись испуганным оханьем - старожилы подшучивали над теми, кому только предстоит предстать перед Зрящим.
   Дополнительную нервозность создавали многочисленные родственники и знакомые претендентов на места в учебном заведении. Любящие бабушки и дедушки, тети и дяди, кузены и кузины, гомонили похлеще птичьего двора. Как козыри из рукавов, в разговоре постоянно сыпались имена родовитых семейств и известных магов. Шелк и блеск нарядов соперничали со спесью сливок общества. Отдельной стайкой выделялась скромно одетая группа - родители небогатых детей, отчаянно мечтающих хоть как-то выпихнуть отпрысков наверх, в счастливую жизнь.
   Водоворот из тел юных дарований, бурлил, кипел и потихоньку выливался на соседние улицы. Торговцы и кабатчики шустро кинулись закрывать ставни и двери заведений от греха подальше. Но в глубине души каждый из них знал, что вечером он откроется, здоровая жажда наживы затмит благоразумие. Остается только молиться всем богам, чтобы поскорее начались занятия, а еще лучше экзамены. Тогда у этих шалопаев свободного времени на погромы не будет.
   Старшекурсники-кураторы, охрипшие от крика, делили живой поток на две части. Те, кто уже имел счастье проходить обучение, отправляли к арке в стене, специально создаваемой ежегодно всего на одну неделю. Остальным предстояло войти через парадные ворота и узнать: достоин ли ты тут учиться или нет. Если артефакт решит, что тебе не место в этих стенах, неудачник не сможет войти, и бесполезно взывать хоть к Светлым, хоть к Темным богам.
   Целый день на площади перед Академией стоял шум и гвалт, жутко нервирующий стражников, затаившихся в подворотне. Доблестные охранники покоя граждан искренне, от всей души ненавидели студентов. Еще больше они ненавидели то время, когда те массово наводняют город и бесконтрольно шастают по нему. Целый год стража готовилась, лелея надежды отомстить ученикам за все хорошее, что с ней приключалось по их вине! Сколько раз им наколдовывали рога (Некоторым ветвистые украшения дарили жены, спутавшись с молоденьким студентиком. Муж всегда на службе, а бабий век короткий), подбрасывали в околоток мертвецов, что потом оживали. А взрывающиеся отхожие места? А внезапно замерзшая под ногами лужа или ставший вдруг водой эль? Про мелкие пакости, как упавшие штаны или заржавевшие мечи, говорить не приходится, это почитай каждый день приключается.
   Как им отчаянно хочется упрятать всех в тюрьму, а еще лучше в каменоломни! Но, согласно договору между Академией и Советом города стража не может задерживать ни студиозов, ни поступающих, пока те не начнут беспорядки. Вот и приходится сидеть в засаде и надеется, что кто-то начнет магичить, или вспыхнет драка. Тогда уж они не растеряются, благо госпожа ректор накануне раздала им охранные амулеты. Никакая магия им теперь не страшна. Но как назло, старым добрым дебошем даже не пахло. Вместо него воняло потом, навозом, духами и, привлечённые этой непередаваемой смесью запахов мухи, бессовестно атаковали закованных в латы стражников.
   Но все хорошее и плохое когда-нибудь заканчивается. Постепенно толпа народа рассосалась. Расстроенные слуги народа, уповая на день грядущий, шустро выпихнули с площади провалившихся перед Зрящим, и прочий посторонний народ. И вот когда перед Академией не осталось никого, к воротам подошла девушка. Светлые Боги, какая это была девушка! Среднего роста, с великолепной фигурой, которую не могло скрыть весьма скромное платье. Белокурые волосы, заплетенные в затейливую косу, отливали лунным серебром. Высокие скулы, очаровательный носик, слегка пухлые коралловые губы. Даже издалека было видно, что ее кожа напоминает лепестки самых изысканных цветов. Прямая спина и гордо вздернутый подбородок говорили об многочисленных предках аристократах. Единственное, что выбивалось из образа классической блондинки - глаза, насыщенного шоколадного цвета.
   Проходящая мимо компания эльфов, завидев живое воплощение Богини Красоты и Любви, споткнулась на ровном месте. Перворожденные впервые увидели ту, которая по красоте превосходила общепризнанных королев красоты эльфиек.
   'Такой розанчик, должен достаться мне', - подумал каждый, и они наперебой кинулись знакомиться с красавицей.
   Под стенами Академии зазвучали переливы изначальной речи. Молодые повесы старались перещеголять друг друга в витиеватости комплиментов и выдавали такие цветастые обороты, что услышь их преподаватель эльфийского, то немедленно подал бы заявление на увольнение.
   Когда поток красноречия иссяк, а глотки пересохли, юноши заметили, что девушка не проявляет никакой заинтересованности. Повисла неловкая пауза. Никому из ловеласов не хотелось признаваться, что он потерпел поражение. Прелестница стояла и смотрела на них как на пустое место. Злость и гнев, которые, по общему мнению, эльфам не присуще, начали окрашивать щеки, не знающие бритвы, в красные тона, грозясь в ближайшее время вырваться наружу и развеять миф о невозмутимости и воспитанности эльфов. Положение и репутацию спасло то, что в голову одного из остроухих красавцев пришла мысль, что девушка их просто не понимает.
   Выдохнув с облегчением, что позора не случилось, они перешли на общий. Результатов это не принесло, девушка оставалась такой же безучастной. Азарт, подобно степному пожару, вспыхнул в крови хладнокровных Детей звезд, которых за глаза звали 'бесчувственными жабами'. Еще полчаса шло соревнование полиглотов в попытке разговорить незнакомку. Оно могло продолжаться вечность, ибо эльфы долгожители и у них полно времени на изучение иностранных языков, но тут девушка, продемонстрировала широко известный жест, говорящий о том, что она глухонемая. Перворожденные заметно расстроились. Ведь, как известно, женщины любят ушами, а если их не слышат, то, что терять время зря? С уныло повесив головы, расстроенные волокиты отправились в ближайший кабак заливать свое горе и раскрашивать кому-нибудь носы.
  - Можно подумать каждая из нас мечтает упасть к их ногам! - прошептала дива, как только раздосадованная компания скрылась из вида.
  Поднявшись по ступенькам, она застыла перед воротами в Академию.
   Тут надо заметить, что ворота были не совсем обычные. Одна створка была белой, с вырезанными на ней единорогами, а вторая - черной и украшали ее грифоны. И по всему периметру, словно арка, шла надпись 'Прежде чем войти, задай себе два вопроса: 'Что тебе ближе?' и 'Оно тебе надо?' После минутного раздумья, потенциальная студентка потянулась было к одной из ручек, как ее невежливо отпихнули в сторону.
  - Если не хватает духу войти, то дай дорогу другим! - выпалили и рванули на себя дверь.
   Блондинка благоразумно отступила подальше. Раздался треск, потом глухой удар, и чье-то тело приземлилось в неизвестно откуда взявшуюся лужу. При внимательном рассмотрении, пострадавшей от действия магии оказалась девушка. И если первая казалась прекрасным видением, то вторая была сама жизнь. Природа не поскупилась на краски, а родители видимо очень постарались, когда создавали ее. Копна вьющихся смоляных волос, нереально-синие глаза, в обрамлении угольно-черных ресниц, ровные дуги бровей, ярко-красные порочные губы. Высокий рост и более чем аппетитные формы, подчеркивали ладно сидящие брюки и кожаный корсет, надетый поверх белой блузы. На боку висели метательные ножи, а за спиной торчал меч. Все время , пока ее рассматривали, красотка материлась на тролльем.
  - Прежде чем хвататься за что-то, не мешает посмотреть, что написано на этом 'что-то', - обойдя сидящую брюнетку, светловолосая, неспешно подошла к заветной двери. Хотя, если ты неграмотная, то такой конфуз вполне простителен!
  В спину ударил очередной оборот не вполне приличной речи.
  - Это надо же, в такой простой фразе сделать восемь ошибок! - парировали в ответ.
  Пылающая яростью нахалка выдала самые страшные орочьи ругательства.
  - Три ошибки, - блондинка поистине обладала ледяным спокойствием. И не советую переходить на гномий, вдруг кто-то из детей гор окажется поблизости? Они, дорогуша, не только весьма вспыльчивые, но и довольно трепетно относятся к своему языку! И не обращая больше внимание на сквернословку, девушка, открыв ворота, пошла вперед.
  - Чтоб тебе печень стервятник выклевал! - своеобразно пожелав удачи, брюнетка рывком поднялась и щелчком пальцев избавилась от грязи на одежде. Потом она подошла к воротам, внимательно изучила надпись, и после недолгого колебания, взялась за ручку.
   Оказавшись на территории Академии, белокурая девушка заметно растерялась. Ей показалось, что она попала в огромный муравейник. Кругом, с самым деловым видом, сновали демоны, вампиры, сородичи тех недоумков, что долго мешали ей войти, дроу, жители предгорий и степей. Вот, с торчащим из штанов хвостом, с вальяжным видом прошел оборотень. Судя по кисточке, венчающей этот самый полосатый хвост, из кошачьего рода. Группа полукровок, по чьим лицам легко угадывались предки из рода нимф и сирен, расположившись на траве, усиленно пыталась что-то колдовать. Неподалёку от них гном, отчаянно спорил с добродушно посмеивающимся альфаром.
   Угрюмого вида парень в перепачканной, а местами проженой мантии, невежливо пихнул ее плечом, и пробурчав себе под нос : 'Как же достали эти новенькие, вечно путаются под ногами', ввинтился в слажено идущий строй дев-воительниц. Посмотрев наверх, девушка с удивлением обнаружила парящих высоко в небе драконов. Повсеместно звучали слова заклинаний. За высоким кустарником, кто-то невидимый доказывал преимущество атакующей магии перед защитной, а его оппонент никак не хотел соглашаться, и приводил все новые и новые аргументы. Где-то в самом здании прогремел взрыв, и из окон на третьем этаже одной из башен, повалил густой черный дым.
   Девица, с всклокоченными волосами и безумным взглядом, пробегая мимо блондинки призвала последнюю поддержать движение в пользу болотников, пострадавших от засухи. Ответа активистка не стала дожидаться, вместо этого, она сунула в руки опешившей красавицы кипу листов-прокламаций, и умчалась в неизвестном направлении. Отойдя в сторону, слегка растерявшаяся от всего происходящего, студентка, бегло изучила подсунутые ей листовки. Неизвестные борцы за идею призывали ее вступить в ряды защитников злых духов; почитателей творчества троллей; записаться в самодеятельный ансамбль, репертуар которого составляли песни и пляски шаманов с Диких островов.
   От занимательного чтива ее оторвал нелепый коротышка, судя по цвету кожи и разрезу глаз, выходец с Островов-за-Туманом. Схватив опешившую красавицу за руку, он, смешно коверкая слова, затараторил:
  - Привет! Меня зовут Ксандр! Пойдем сегодня со мной? Водники поспорили с воздушниками, кто быстрее пробъет щит Агламона, что ректор поставила на Хранилище конфискованных у студентов артефактов и амулетов. Проигравший проставляется в кабачке 'У папаши Добряка' .
   И если в начале речи его голос звучал уверено, то к середине тирады, в нем отчётливо слышалась растерянность. Под конец речи юноша окончательно сник. Дело в том, что на лице прекрасной незнакомки ничего кроме вежливого равнодушия не отражалось. Подумав про себя, что милашка довольно странная (кто же в здравом уме откажется поглазеть на такое представление), пробурчав 'Извини', он кинулся к входящей во двор высокой брюнетке. Сегодня явно был не день Ксандра. Услышав его предложение, роковая красавица прямым текстом высказала все, то она думает о его происхождении, а напоследок сказала, куда он может идти.
   Пока островной житель заманивал на вечеринку скандальную девицу, блондинка заприметив шатер, над которым прямо в воздухе огнеными буквами горело 'Приемная комиссия', решительно направилась в его сторону. Зайдя вовнутрь, она оказалась перед длинным столом, за которым, судя по всему, сидели преподаватели Академии.
  - Здравствуй дитя, я ректор этой Академии. Подойди поближе, и назови нам свое имя, - произнесла моложавая дама, с царственным лицом.
   - Стелла Клер, - с легким поклоном представилась девушка.
  - Ты наполовину эльфийка? - вперед подался пожилой мужчина, с лицом, изуродованным ожогом. Его горящий взгляд впился в блондинку, как клещ.
  - По матери, - девушка спокойно смотрела и не высказывала ни малейшего беспокойства.
   Обычно под взглядом магистра боевой магии, ветерана бесчисленных войн, по слухам в прошлом Начальника тайной службы Светлого Владыки, самого сурового преподавателя Морана Гладского, народ начинали дрожать и усиленно мечтать оказаться где-нибудь очень далеко. Например, попросив у гномов политического убежища, закопаться в заброшеной шахте. Но эта пигалица стояла и имела наглость улыбаться.
  - Эх, жаль, малявка поступает под фамилией матери, у эльфов Клэров как грязи, век пройдет пока до ее родословной докопаешься. Вот была бы она Ивановэль, тогда бы сразу можно было вычислить, и кто ее маменька, и за кого ее замуж выдали. Гладский, за глаза прозываемый Гадский, терпеть не мог тайн и загадок. И его жутко интересовало, почему Стелла назвала только фамилию матери.
  - Назови имя своего отца! - с присущей истинным воякам прямотой, рявкнул магистр.
  - Во-первых, по законам эльфов до совершеннолетия я могу использовать только фамилию матери. Во-вторых, в Уставе и Правилах поступления нет ни слова о том, что я обязана сообщать имена своих родителей. В-третьих, Вы допустили бестактность по отношению ко мне, вдруг я незаконорожденная и Ваш вопрос причинил мне нравственные страдания? - блондинка ровным голосом поставила грозу и ужас Академии на место.
  - Браво, деточка, давненько старине Морану не щелкали по носу, - захлопал в ладошки румяный старичок со змеиным прищуром ярко-зеленых глаз.
  - Заткнись Фирол, - рявкнул магистр одного из самых опасных разделов магии.
  - Господа не ссорьтесь, Стелла права, никто не вправе ее заставить говорить то, что она предпочла бы оставить в тайне, - ректор, угрожающе нахмурила брови.
   Магистры обменявшись многозначительными взглядами, демонстративно отвернулись друг от друга. Убедившись, что скандал задушен на корню, она благосклонно кивнула девушке, велела той найти своего старосту и попросить того отвести ее в общежитие.
   Еще раз поклонившись, Стелла покинула шатер. На выходе она столкнулась с давешней противницей. Та презрительно хмыкнула и попыталась толкнуть девушку плечом. Попытка закончилась неудачей. Блондинка легко сместилась с траектории удара и весьма болезненно наступила брюнетке на ногу. Насладившись вырвавшимся у той ругательством, и последовавшим за этим замечанием ректора, девица по фамилии Клэр плавно выплыла на улицу.
   Староста была обнаружена буквально через пару минут. Благо ее довольно точно описали, да и спутать вейлу с кем-то другим невозможно. Несмотря на все слухи, ходящие возле представительниц этой расы, вейла, представившаяся Рикой, оказалась вполне дружелюбной. Она охотно проводила Стеллу в общежитие, с душой поскандалила с призраком, выполняющим роль коменданта. На вопрос девушки 'Когда мне сообщат, какие предметы буду изучать?', староста загадочно ответила, что все узнается на собрании, которое состоится завтра утром.
   Найдя свою комнату под номером 999, Стелла открыла дверь, и опасливо зашла. Внешний вид помещения, моментально нагнал на нее тоску. Преобладание серых тонов, унылая казенная мебель (две кровати, два стола, два шкафа, два стула, две книжные полки) грозились в ближайшем времени депрессией.
  - Да, это мне не у папули в замке жить, - пригорюнилась девушка. У нас казармы и то веселей выглядят. Ладно, буду делать из этого королевства отчаянья что-нибудь пригодное для жилья, - с этими словами Стелла, достала из потайного кармана неприметный мешочек.
   Тем временем недавняя история с попыткой вызнать фамилию, только теперь уже матери, повторялась. И главными действующим лицами были: брюнетка и Гладский.
  - Имя?
  - Астера Ноктюрн.
  - Это фамилия матери?
  - Отца! И пока не задали дурацких вопросов, сообщаю, моя родительница из эльфиек, и у нас в роду не принято до достижения возраста первой ступени, болтать про свою подноготную.
   Пообещав непочтительной бунтарке веселую жизнь, ее выпроводили вон.
  - Магистры, вам не кажется, что история повторяется? - едва девушка покинула помещение, проявила обеспокоенность ректор.
  - Кажется, Флисента, и что-то мне подсказывает, впереди нас ждут веселые времена, - подтвердила магистр предсказаний Аурэлия Видящая, и украдкой проверила висящие на шее амулеты защиты.
   Стелла развила бурную деятельность. Из безразмерной сумки на свет были извлечены предметы, делающие жизнь любой девушки приятной. Каменные стены и дощатый пол покрыли ковры. На узком окошке заколыхалась симпатичная занавеска в цветочек. Уныло светящий под потолком магический светляк был замаскирован красивым абажуром. К имеющимся в наличии кособоким полкам, добавились еще четыре, и на них расположились вазочки, музыкальные шкатулки и изящные статуэтки. Рядом с кроватью, накрытой уютным пледом, расположился туалетный столик с косметикой. Обнаруженная за неприметной дверью ванная, обогатилась зеркалом, обилием принадлежностей для мытья волос и отдельных частей тела, пушистыми полотенцами и парчовым халатом. Правда стоит отметить, что Стелла хозяйничала только на своей половине. Часть помещения, предназначенная для соседки, оставалась в первозданном виде.
   Когда работа по приведению жилища в нормальный вид была закончена, дверь резко открылась, и на пороге возникла пресловутая брюнетка.
  - Три тысячи вонючих слизняков мне глотку!
  - Чем я провинилась перед богами?
  Одновременно выпалили девушки и с ненавистью уставились друг на друга.
  
  
  
  Глава 4
  
  Вступительные экзамены - это испытание
  нервов и кошелька родителей!
  (умозаключение родителей абитуриентов)
  
  
  
   Повисла напряженная тишина. Девушки напоминали двух гадюк, изготовившихся напасть. Не хватало только змеиного шипения и высунутых раздвоенных языков со свисающими каплями яда. У брюнетки первой не выдержали нервы, и она ринулась в атаку:
   Ты, крысиный выкормыш, какого упыря превратила мою комнату в приют умственно отсталой мавки?
  - Твоя комната? - блондинка нарочито удивленно приподняла брови. Потом изобразив сочувствие, театрально вздохнула:
  - Я и не знала, что ты не только неграмотная, но и глухая.
  - Ты, мантикора облезлая, кого глухой обозвала? - угрожающе сжала кулаки Астера.
  - Прости, ошиблась. Оказывается, ты слышишь, но не понимаешь, что тебе говорят. В противном случае, ты бы знала, что комнаты предназначены для двоих, - Стелла мило улыбнулась в ответ. И чуть слышно добавила себе пд нос:
  - Надеюсь, тут хорошие лекари, и они смогут вылечить ее идиотию.-? Все, поганка бледная, ты меня достала, - прекрасно расслышав последнюю фразу, брюнетка озверела и, выхватив нож, кинулась на блондинку.
   Та вроде бы и не шелохнулась, но мимо лица Астеры просвистел кинжал, срезав у виска локон, и, вонзившись в дверь, завибрировал. Клок волос развевался как флаг победителя. Девушка потрясенно застыла: (надеяться на то, что блондинка промахнулась, было верхом глупости.
   Соседка по комнате с невозмутимостью, делавшей честь любой королеве, вырвала клинок и отчеканила:
  - Еще раз сунешься ко мне, продемонстрирую, как я владею шпагой или мечами, и даже разрешу сделать выбор. Ты живешь на своей половине, я - на своей, и попробуй только нарушить границу, - выразительный кивок на пол, посередине которого проявилась алая полоса. - Ванная - нейтральная зона, и занимает ее первой та, кто раньше встала.
  - Больно надо, сама держись от меня подальше, дура, - презрительно фыркнув, Астера, тем не менее, сделала пару шагов в сторону своей территории.
   Думать о том, что эта бледная моль метает ножи лучше, не хотелось. Но хладнокровие, с которым этот оранжерейный цветочек среагировал на угрозу, невольно зародило в сердце брюнетки уважение, и это ей категорически не нравилось. Чтобы занять свои мысли и руки, девушка начала обустраиваться. В скором времени вторая половина комнаты стала похожей то ли на склеп некроманта, то ли кабинет темного мага. На стенах были развешены портреты самых известных злодеев. На стол был водружен письменный прибор в виде черепов райских птиц. Полки украсились жизнеописаниями величайших колдуний, книгами по черной магии и заспиртованными органами неизвестно кого. Под потолком, как гирлянды, протянулись связки трупиков летучих мышей. Над кроватью за лапы были подвешены засушенные лягушки.
   Контраст был настолько велик и ужасающ, что Ксандр (надо заметить, первый болтун Академии), некстати сунувший любопытный нос в комнату под номером 999, испуганно попятился назад и, аккуратно прикрыв дверь, со всех ног кинулся делиться впечатлениями. Ночью чья-то заметно дрожавшая рука вывела над входом в обиталище девушек надпись: 'Добро пожаловать в Чистилище'. Чуть ниже аккуратным почерком шла приписка: 'Прием жертв производится после заката'.
   Утро встретило соседок завыванием непонятного зверя, призывающего незамедлительно проследовать в Парадный зал. Всклокоченная Астера подскочила на кровати, как ужаленная скорпионом в пятую точку. Стелла неторопливо вышла из ванной комнаты, сияя свежестью. Пока брюнетка, матерясь, пыталась одновременно попасть в штаны и надеть рубашку, блондинка нарочито медленно капала на запястья последней новинкой парфюмерии 'Слезы невинной сукубки'. Обитательница темной половины комнаты выскочила за дверь с застрявшей в волосах расческой, сапогами, обутыми не на ту ногу. Хозяйка светлой - величаво выплыла наружу причесанная волосок к волоску и одетая в студенческую мантию. В последний момент она нарушила придуманный ей самой запрет и прихватила со стула смятую ученическую 'робу' соседки.
   В коридорах Академии царило столпотворение. Первокурсники, всю ночь промаявшиеся неизвестностью, поголовно проспали. Похмельные старшие курсы прохлопали побудку совсем по другой причине: топот множества ног создавал такую вибрацию, что со стен летали картины. Притаившиеся в укромных щелях домовые и фантомы пытались просочиться на нижние этажи и затеряться в районе подвалов. Бессменный завхоз (наполовину огненный демон, наполовину человек) Фиокрет Ахматыч Незаболуйский-заде пытался сдержать толпу, организовав из уборщиц живой щит. Увы, заслон пал под напором молодости и нежелания в первый учебный день схлопотать взыскание. Технический персонал, с великим трудом нанятый посередине каникул, поудобнее перехватив швабры, вознамерился уволиться, перед этим популярно объяснив начальству, что он думает о 'спокойной работе в культурном месте'.
   Стелла входила в зал одной из последних. Перед этим она поймала соседку и буквально заставила ту надеть мантию и переобуться. Брюнетка шипела как рассерженная кошка, но, окинув взглядом торопящийся народ, сплошь и рядом щеголяющий в форменной одежде, вняла аргументам и даже пробурчала пару слов, подозрительно смахивающих на благодарность. В ответ ей сообщили, что это был первый и последний раз, когда ей помогли.
   Наконец, студенты расселись, смолкли разговоры, прекратилось елозанье по стульям, и на кафедру поднялись преподаватели во главе с ректором. Последовала длинная приветственная речь. В ней звучали имена магистров и предметы, которые они преподают. Сильно помятый завхоз с нервным тиком огласил список запретов и перечень наказаний. Распространяющий амбре главный библиотекарь (безуспешно бросающий пить вампир Белладон Эдвардс V), грозя когтистым пальцем, пообещал лично выпивать досуха негодяев, портящих книги. Остальные были менее кровожадны. Ну, подумаешь, магистр водной магии пригрозил прогульщикам отрастить жабры и под водой сдавать ему экзамены. Это же пустяки против клятвы Гадского устроить зачет в Проклятых землях.
   Астера откровенно скучала и от нечего делать плевалась из трубочки жеванными комочками бумаги в спины впереди сидящих. Стелла внимательно слушала и конспектировала. Ксандр увлеченно нашептывал на ухо соседке- оборотню только что придуманную историю про Черного Властелина. Он так вдохновенно врал, что под конец рассказа сам себе поверил. Первокурсники отчаянно ждали, когда же им сообщат направленность их силы и вручат списки дисциплин. Старшекурсники дремали с открытыми глазами. Время тянулось как резиновое. Когда ректор Флисента Многомудрая в пятый раз начала рассказывать историю Академии, на задних рядах кто-то, громко всхрапнув, упал со скамьи. Видимо, звук от соприкосновения рухнувшего тела с полом вернул руководство из воспоминаний в действительность. Многомудрая быстренько закруглилась и, приняв величественную позу, пафосно изрекла:
  - А теперь настал момент, которого вступившие в наши ряды столь долго ждали. Протяните вперед правые руки, дети мои, и познайте мудрость Зрящего!
   Молодежь, косясь друг на друга, торопливо спрятала ладошки в складках балахонов. В мудрость артефакта никто почему-то не поверил. Одна Стелла безбоязненно протянула руку, и перед ней тут же появился свиток с сургучной печатью в самом конце. Ее примеру незамедлительно последовала Астера. Мгновение - и перед ней в воздухе закачался точно такой подарок. Девушки взяли свитки одновременно и погрузились в чтение.
   Едва блондинка развернула манускрипт, как в ее груди разлился холод, чтобы через мгновенье вспыхнуть (хочется вставить какое-нибудь прилагательное, имхо) пожаром. Стеллу затрясло. Ей показалось, будто она оказалась внутри снежной бури. Кончики пальцев рук кололи тысячи ледяных иголок. Через мгновение ей почудилось, будто она плавится в горниле огромной печи, и вместо крови в ней течет расплавленный огонь. Она материлась про себя и призывала на помощь всех богов, которых только смогла вспомнить. Лицо заливали слезы, а спину пот. Чтобы как-то отвлечься от боли, разрывающей каждую клеточку, Стелла до крови впилась ногтями в ладони. Ей даже послышался хруст ломаемых костей и выворачивающихся суставов. А когда показалось, что предел ее выносливости настал, кто-то невидимый внезапно начал вкрадчиво нашептывать:
  - Откажись от Силы и боль пройдет.
   Подленькие мыслишки тут же зашевелились в голове: 'Ну к волосатому троллю эту магию, если за нее приходится платить такую цену? Что, если каждое заклинание будет рвать плоть на части? Может, отказаться и прожить тихую и спокойную жизнь?
   Стелла почти решилась отречься от Силы, как вдруг перед глазами встали отец и вереница предков, с укоризной смотрящие на нее. Под этим взглядами неизвестно откуда открылось второе дыхание.
  - Не-дож-дешь-ся! - прошипела блондинка и, стиснув зубы, приготовилась к очередному витку пыток.
  -Ты выбрала, - прошелестело в голове, и блондину накрыла волна боли.
  Чтобы не закричать, девушка закусила губу, но все же слабый стон сорвался с пересохших губ.
  - Чтоб меня гоблины поимели... ты что, запечатана? - сквозь пелену наступающего беспамятства донесся до нее еле слышный голос Астеры.
  Сил хватило лишь на то, чтобы кивнуть. Снова ругательство. Внезапно Стелла почувствовала, как ее руку крепко сжала чужая рука и боль, подобно хищнику, встретившего более сильного противника, стала потихоньку отступать. Когда все закончилось, измученная девушка искренне поблагодарила соседку по комнате.
  - Сочтемся, - проворчали в ответ. - Только не думай, что я тебе помогала. Больно надо жить с полоумной соседкой. Хотя ты и так не дружишь с умом: это же надо - плюшевый зайка на кровати!
   Стелла, - улыбнулись в ответ. - Надо же тебе знать, как зовут ту, с кем ты делишь комнату. ? Да мне твое имя нужно, как троллю майские розы! - сердито пропыхтела брюнетка. Но потом подумала и проворчала:
  - Астера. И не вздумай называть меня 'Астрой': мигом шевелюру прорежу!
  Девушки обменялись многозначительными взглядами и решили, наконец, прочесть свитки Зрящего.
   Через некоторое время, когда смысл написанного дошел до них, они испуганно пролепетали:
  - Папа меня убьет...
  
   Со времени отъезда дочери в Академию искусств Повелитель пребывал в черной меланхолии. В замке не раздавался ни торопливый перестук женских каблучков, ни взрывы из лаборатории. Из хранилища не пропадали дефицитные ингредиенты для зелий и амулетов. Верный Лируш впал в нездоровое оцепенение, из которого его не смогла вывести даже вылитая за шкирку кипящая смола.
   Рядовые жители замка просто тосковали по своему ненаглядному солнышку. Тоска эта проявлялась в пересоленных кушаньях (повара клялись, что дело не в том, что им вдруг изменили вкусовые рецепторы, а в том, что они безостановочно рыдают); в плохо отглаженной и прожженной одежде, пыльных комнатах, несвежем белье (горничные уверяли, что не могут сосредоточиться ни на чем, когда судьба их госпожи сокрыта во мраке). Даже узники казематов гремели кандалами и стонали под пытками как-то вяленько, без огонька.
   Любимый гарем тоже перестал радовать. Мало того, что у всех его обитательниц одновременно начались критические дни, так они больше не травили друг друга и не устраивали женские бои без правил.
   Пытки, жертвоприношения и эксперименты не приносили былого упоения. Радость ушла из замка, и со всех сторон к Властелину тянула руки меланхолия. Дабы развеять себя и отвлечь поданных от ипохондрии, Повелитель внезапно напал на Империю Серебряных Ручьев.
   Имперцы по праву гордились своими вооруженными силами и оказывали бешеное сопротивление агрессорам. Черный Властелин был доволен: при таком подавленном состоянии души более слабый противник в качестве психотерапии не годился. Разгорелось генеральное сражение. Две армии бились не на жизнь, а на смерть. В самой гуще схватки Повелитель азартно махал парными мечами, кося вражеские ряды. Рядом с ним, укрытый многочисленными слоями личной защиты, горбатый карлик флегматично помахивал личным штандартом Властелина.
   Вдруг посередине кровавой сечи Повелитель услышал нежные переливы эльфийской флейты и почувствовал легкую вибрацию в заднем кармане брюк. Кинув в наступающих на него со всех сторон воинов заклинание парализации, он достал переговорный кристалл. Увидев, как на лиловом камне проступает портрет любимой дочери, его Темнейшество, усилив магией голос, рявкнул на все поле боя:
  - А ну, замерли все! Мне дочь звонит.
   Сражающие застыли. В оглушающей тишине было слышно, как вдалеке зачирикали птички. Черный Властелин отвернулся спиной к противнику, поставил ногу на чью-то отрубленную голову и, прикрываясь ладонью, поднес камень к уху. Раздался глухой удар - Повелитель как всегда забыл, что на нем надет походный рогатый шлем, скрывающий его лицо. Выругавшись, мужчина сорвал проклятую железку и нежно проворковал:
  - Здравствуй, моя крошка. Как у тебя дела? Поступила? На какой факультет? Я не сомневался в тебе, девочка моя!..
  Какой-то новобранец, неловко переминаясь с ноги на ногу, громыхнул броней.
  - ...Что у меня за шум? Так это я тут в пыточной осматриваю новое оборудование. - Закрыв кристалл ладонью, Хозяин Проклятых земель быстро приказал изобразить смертные муки и кандальный звон. Верные приспешники тихонько застучали мечами по щитам и негромко застонали.
  - Что говоришь? С соседкой не повезло? - Повелитель удовлетворено кивнул и вернулся к разговору. - Так убей ее, труп расчлени и скорми зомби. Надеюсь, теперь твоих сил хватит их поднять? Ну вот...
  Действие заклинания подходило к концу. Заметив, что противник начал приходить в себя, счастливый отец решил закругляться.
  - Прости, котенок, папа немножко занят, давай вечером поговорим? Целую, моя хорошая.
   Закончив говорить, Черный Властелин убрал артефакт и, счастливо улыбаясь, передал Лирушу содержание разговора. Хорошие новости вывели слугу из транса. Горбун пустился в бешеный пляс. Генерал, командующий засадным полком, разглядев в магическое зеркало телодвижения правой руки Повелителя, срочно велел выслать подкрепление.
   Внезапно слуга замер посередине танца. Испугано схватившись за сердце, карлик пролепетал:
  - Хозяин, тебя слышали и видели наши враги! Теперь им известно и как ты выглядишь, и про нашу девочку!
  - Без паники, мой верный друг. Живым отсюда никто не уйдет, - зловеще усмехнувшись, Повелитель легко взмахнул неизвестно откуда материализовавшимся двуручным мечом.
   И он сдержал слово. В тот день с поля брани ни один имперец не ушел. Империя Серебреных ручьев была отдана захватчикам на разграбление. Через три дня процветающая страна превратилась в пепелище, запасы человеческого материала для экспериментов и жертвоприношений значительно увеличились, а Проклятые земли присоединили к себе очередную территорию.
   Вернувшись в замок, его Хозяин закатил пир в честь поступления дочери в Академию. Поданные и гости веселились от души. Где-то ближе к концу праздника, (лишняя) Повелителю захотелось поделиться своей радостью со всем миром. И лучше всего это можно было сделать за пределами родной вотчины. Сняв с себя амулет и перстни, переодевшись в одежду мага средней паршивости, Черный Властелин покинул свой дом.
  
   Примерно в то время, когда воплощение зла на земле собиралось к выходу в свет, Светлый Владыка изнывал от мигрени и исполнения служебных обязанностей. Сидя на неудобном троне, он четвертый час принимал верительные грамоты от послов дружественных стран. На лице намертво приклеилась вежливая улыбка, а спину свело от усилий держать прямо голову. Больше всего неудобств доставляла парадная корона. Огромный золотой колпак, щедро крашеный крупными драгоценностями, весил поболее двухмесячного поросенка и плотно стискивал лоб и уши. Время тянулось бесконечно. Чтобы как-то отвлечься от непрекращающегося сладкоречивого бубнежа, Владыка напевал про себя неприличные частушки.
   Церемониймейстер выкрикнул имя и титул очередного дипломата, и Светлому отчаянно захотелось оказаться где-нибудь очень далеко от Представительского зала. Хоть на смертельном поединке, хоть в аду, главное - подальше от бюрократических ритуалов. Про то, что твориться в душе, лучше не задумываться, иначе голова начнет болеть еще сильнее.
   Внезапно он заметил краем глаза, как шевельнулась ближайшая портьера. До него донеслось слабое дуновение ветерка - это открылась потайная дверь. Через мгновение оттуда высунулся личный секретарь. Обычно бесстрастное лицо седовласого старца в этот раз радовало непередаваемой мимикой. Растерянность, радость, недоверие, волнение - эмоции сменялись одна за другой. На мгновение сиятельному показалось, что старик пританцовывает на месте.
  Владыка слегка склонив голову, нахмурился, побуждая секретаря объяснить свое поведение.
  - Поступила! - прочел он по губам верного помощника.
  - Поступила?!- беззвучно прошептал Светлый.
  - Да!!!, - плюнув на все церемонии, гаркнул старик.
  - УРА!!!!!!!!!!!!! Моя дочь поступила в Академию искусств!!! Пять лет покоя ! - заорал Владыка, порядком испугав томившийся на приеме народ.
   По мере того, как до присутствующих доходил смысл фразы, в толпе придворных начали раздаваться вздохи облегчения, хлопки по рукам и смех. Секретарь обнимался с церемониймейстером, старшая фрейлина прижимала к роскошной груди щупленького казначея. Придворный люд попроще, не скрывая ликования, потихоньку начал пробираться на выход.
   Светлый Владыка тайком утирал лицо верительной грамотой посла далекой страны Чайны. Ослепительно-белая шелковая лента, с нарисованными на ней, похожими на птичек буквами, стремительно превращалась в половую тряпку. С Владыки ручьями тек парадный макияж. Потоки слез облегчения смывали с щек золотистую пудру, добытую из пыльцы с крылышек фей, нежно-персиковые румяна, черную краску для век и ресниц. Последней, под напором радости, пала мушка, красиво оттеняющая кроваво-красный рот. Из под слоев косметики, начало проступать настоящее лицо Светлого.
   Верный секретарь, заметив, что происходит с обожаемым сюзереном, поспешил увести обезумевшего от счастья папашу подальше от людских глаз. Никто, кроме самый доверенных людей, не должен знать, как выглядит их правитель на самом деле. Для всех - он бессменный вождь, твердой рукой ведущий народы в светлое будущее, и тот, чье лицо вот уже несколько тысячелетий знает каждый житель Светлых земель.
   Оказавшись в своих покоях, Владыка незамедлительно избавился от слуг. Оставшись один, он снял надоевшую корону, смыл остатки краски, переоделся из ослепительно-золотого наряда в обычное платье рядового лавочника и, шепотом переговорив с кем-то по переговорному кристаллу, потихоньку слинял в неизвестном подданным направлении.
  
   В полутемном углу довольно уютного ресторанчика 'Вдова висельника' за столом, щедро уставленным напитками и закусками, небрежно откинувшись на спинку стула, расположился порочно-красивый брюнет. Служанки и хозяйка вот уже час исходили слюной на этого красавчика. Но он совершенно не обращал внимания на женщин. Мужчина неторопливо пил ароматное вино, закусывая его то вызревшим козьим сыром, то спелым виноградом. Время от времени на его красиво очерченных губах проскальзывала улыбка абсолютно счастливого человека. Весь его вид говорил о том, что он празднует что-то, ведомое только ему.
   Когда одна из перевозбуждённых женщин решилась предпринять отчаянный шаг (проходя мимо красавчика выплеснуть ему на штаны кувшин пива), открылась дверь, и на пороге возник еще один возмутитель дамских сердец. Это был рослый блондин, с глазами, в которых разлилась синева летнего неба. Небрежно откинув свисающую на лоб челку, он прямиком направился к столь волнующему всех столику. В спину новому посетителю, а точнее - в район копчика, полетели томные вздохи.
  - Кейп, дружище как я рад тебя видеть! - брюнет искренне обрадовался старому приятелю.
  - Взаимно, Страйк, взаимно!- блондин расплылся в счастливой улыбке.
  Мужчины обменялись крепкими рукопожатиями. Вскоре раздался звон бокалов и традиционное 'ну, за встречу'.
  - Все так же шастаешь по дорогам, поднимаешь покойничков да за пару монет избавляешь селян от нечисти? - беззлобно подколол приятеля Светлый Владыка.
  - Угу, - оторвался от глодания куриной ножки Повелитель. А ты все так же держишь лавку магического барахла и скрываешь жалкие гроши от сборщиков налогов? - Черный Властелин за словом в карман никогда не лез.
  - Держу. А ведь, учась в Академии, мы думали, что нас ждет другая судьба, - закручинился Кейп.
  - Все беды от баб! - выдал универсальную фразу Страйк, и давние друзья, даже не подозревающие, что они - непримиримые верные враги, сдвинули стаканы. Веселье началось...
  
  
   Глава 5.
  
  
  Женщины не слабый пол.
   Слабый пол - это гнилые доски
  (Ф. Раневская)
  
   Утро обрадовало Черного Властелина: подвязкой для чулок, надетой на левое предплечье; дорожкой засосов, берущей свое начало от шеи и плавно стекающей в район паха; значительными провалами в памяти и жесточайшим похмельем. Не открывая глаз, Повелитель прислушался к организму. Слегка ныла поцарапанная спина, но в целом все было не так уж и плохо, если бы не расположившаяся в голове кузница, пересохшее горло, усиленное сердцебиение и тремор. Срочно требовалось принять лекарство, а потом пойти и отрубить кому-нибудь руки или ноги. Ни что так не повышало самочувствие владетеля Проклятых земель, как членовредительство. Действительно, что может быть лучше пары замученных пленников под кувшин свежего пива?
   С трудом открыв налитые (судя по всему, гномьим самогоном) веки, он узрел рядом с кроватью верного Лируша. В одной руке тот держал огромную глиняную кружку, а в другой - лист пергамента. Предугадывая желание Хозяина, слуга быстро сунул в трясущуюся конечность емкость с живительной влагой. Залпом выпив половину божественного напитка, Страйк понял, что жизнь определенно налаживается.
  - Что это? - благодушно кивнул он в сторону пергамента и сделал неторопливый глоток.
  - Прошение об отпуске, - стараясь не дрожать, ответил карлик.
  Услышав крамольную с точки зрения любого диктатора фразу, Черный Властелин поперхнулся рассолом. А прокашлявшись, осторожно, подозрением осведомился: 'Зачем тебе отпуск?'.
  Горбун забегал по спальне и, патетически воздевая руки, загундосил:
  - Мир посмотреть, себя показать. Хочу прогуляться по историческим руинам, которые вы еще не стерли с лица земли. Подлечить подагру и желудок на водах. В конце-концов, может, я встречу женщину своей мечты и совью с ней уютное гнездышко!
   Под напором таких убойный аргументов Повелитель растерялся и чисто автоматически подписал подсунутый документ. Лируш, пользуясь тем, что Хозяин пребывает в прострации, быстро метнулся к столу, отыскал там предусмотрительно снятый вчера родовой амулет и подсунул его под нос Властелину. Тот настолько опешил, что рефлекторно дунул на серебряную пентаграмму и поставил 'печать' на прошение. Слуга схватив драгоценную бумажку, поспешил ретироваться. Но, уже выйдя в коридор, все-таки вспомнил о своей верности, долге и честностью, перед Хозяином, поэтому, приоткрыв дверь, протараторил напоследок:
  - Забыл сказать, что отпуск бессрочный и оплачиваемый!
  В ответ в него метнули фаербол, но карлик оказался проворнее, поэтому успел присесть, и огненный шар впечатался аккурат в висящий на стене портрет бывшей тещи Властелина, который частенько использовался в качестве мишени. Правильно расценив настроение хозяина, слуга уже на бегу крикнул челяди достать из запасников изображение Правителя эльфов и только тогда посчитал свой долг выполненным. Пусть он уже в законном отпуске, но комфорт и удобство Черного Властелина превыше его приземленных желаний.
   Через час из ворот замка выехала горбатая фигурка на хромом ослике. Выехала и скрылась в пелене внезапно заморосившего дождя, потихоньку смывающего следы отпускника.
   Рыжая Красотка считала себя одной из последних ортодоксальных ведьм. Она летала исключительно на метле, варила проверенные веками зелья, используя для них натуральные ингредиенты, колдовала лишь по книгам прошедших испытания многолетней практикой ее прародительниц, а шабаш считала не приятной вечеринкой, а научно-практическим семинаром по обмену опытом. Ведьма не признавала новомодных ковров-самолетов; не одобряла замену толченых хвостов тритонов на мышиные; слышать не желала о повсеместном дефиците желчи василисков; не выписывала свежую прессу и не следила за изданием новых пособий по колдовству. Самое главное - она до сих пор, каждый раз приступая к очередному черному ритуалу, волновалась, как девочка, и испытывала душевный трепет перед высшими силами.
   В один из промозглых вечеров на ведьму накатила тоска. Еще утром она переделала всю работу (сжила со свету соперницу деревенской дуры, приворожила богатого вдовца заезжей городской вертихвостке, сглазила пару-тройку красавиц и потравила всю окрестную скотину) и теперь маялась бездельем. Наконец, от нечего делать Красотка решила разложить карты, но, как назло, верные друзья, столько лет служившие верой и правдой, несли откровенную чушь. Они раз за разом подсовывали неизвестного ведьме бубнового короля, который выпадал исключительно рядом с дамой пик. Помимо этого, 'соратники' грозили расстройством желудка и авральной работой.
   Когда в очередной раз выпал надоевший до зубовного скрежета расклад, Красотка раздраженно отбросила от себя карты. Раздался удар грома. Довольно немаленький по размерам дом содрогнулся. Почти сразу негромко скрипнула дверь и на пороге возникло что-то закутанное в плащ с капюшоном. Сверкнувшая молния осветила лицо незнакомца. Рыжая испугано вскрикнула - на ее пороге появилось приведение из прошлого: верный пес Черного Властелина, и по совместительству ее первая и единственная любовь - Лируш.
  - Привет дорогая, - растянул в издевательской улыбке карлик свой лягушачий рот, - я к тебе по делу!
   Красотка, под гипнотическим взглядом единственного глаза карлика, едва слышно прошептала:
  - Чем я могу помочь тебе, Лирушик?
  - Да сущие пустяки, куколка, мне надо радикально изменить свою внешность!
   Желудок ведьмы просигнализировал, что в ближайшее время он очень сильно расстроится...
  
   Через три рюмки успокоительной настойки, ведьма узнала, что ее любви необходимо попасть в одно место, где не действует никакая маскировочная магия. На резонный вопрос: 'Что ты забыл в таком опасном для всех приспешников Черного Властелина месте?', незваный, но такой долгожданный гость ответил: 'Там обретается самое дорогое для меня существо'. При этом у него было такое выражение лица, что Красотка сразу поверила - карты не врали про даму пик!
  Злобно прищурившись, Красотка, сладко пропела:
  - Будет тебе, сладкий пирожок, смена внешности, да такая, что ни один маг посоха не подточит!
   Первым делом ведьма убрала горб. Все время, пока шла операция, она не переставала строить планы коварной мести за лютую измену, попутно шпыняя бесчувственное тело, над которым она фактически цинично надругалась. Следующим этапом стало избавление от бельма и ритуал вживления нового органа зрения. С пленкой на глазу Рыжая поступила радикально - просто поддела ногтем и отодрала. А на вопли Лируша, что ему больно, наставительно изрекла:
  - Красота требует жертв!
  - Жертв! Но не жертвоприношений! - попытался воззвать к милосердию невольный пациент, но его не пожелали слушать.
   Дабы любимый перестал капризничать, ему вставили стеклянный глаз грязно-желтого цвета, который совсем не гармонировал со вторым - от природы зеленым. Наивный Лируш, за неделю настрадался от ревнивой ведьмы так, как не страдал за все время службы у Черного Властелина. Когда с него сняли бинты, зверски намотанные прошлым днем, он робко поинтересовался:
   - Это все?
   В ответ раздался демонический хохот.
  - Что ты, козлик мой драгоценный, это только начало!!! Будем превращать тебя в женщину!!!
   Под сжавшимся от ужаса карликом разверзлась Бездна...
   Пять дней его поили отварами 'для улучшения цвета лица'. Но странные были те отвары или он ничего не понимал в медицине. Да, лицо от них меняло цвет с белого на красный и наоборот, но причем тут ставшей вдруг хронической диарея? Когда же Лирушу стало казаться, что в организме не задержится даже вода, мучительница все-таки сжалилась и сказала, что довольна результатами работы.
  Он облегченно перевел дух, но, вскоре выяснилось напрасно.
  - У тебя совершено невозможные брови и отвратительная бородавка! - угрожающе пощелкивая маленькими клещами, на него надвигалась сама смерть, принявшая обличье давней подруги.
  - Но раньше тебе так нравилось ее теребить, - поскулил перепуганный Лируш.
  - То было раньше! Она гармонировала с твоим горбом, а теперь его нет! Значит, избавляемся и от нароста на носу! - жалкая попытка воззвать к милосердию была пресечена на корню.
  - Дай хотя бы дурман-травы! - завыл карлик, поняв, что новых экзекуций не избежать.
  - Кончилась! - злорадно прошипела Красотка, и вырвала первый волос в кустистой брови.
   Как удалялась бородавка, впавшая в болевой шок жертва красоты уже не почувствовала.
   Очнулся Лируш голым, распятым на крестообразной деревянной конструкции. Его руки и ноги были крепко привязаны к перекладинам. Рядом стояла плотоядно скалящаяся ведьма.
  - Только не это ... - задохнулся от ужаса низкорослый мужчина.
  - А теперь самое сладкое, - буквально пропела Красотка и отошла в сторону.
  Лируш облегченно перевел дух, потому что, наконец, разглядел на столе за ее спиной дымящуюся чашу и целую гору бинтов. К счастью, никаких ножниц и прочих колюще-режущих предметов там не наблюдалось. Однако, как оказалось, расслабился он рано.
  - Будем избавлять тебя от волосяного покрова на теле, - Рыжая опустила в чашу кусок материи и приложила ее к дернувшейся ноге карлика.
   Конечность как будто обожгло кипятком. Через два удара сжавшегося от страха сердца ведьма рывком дернула ткань. Раздался крик загнанного зверя. Сидящая высоко в горах, в глубокой пещере, беременная драконица, с перепугу раньше срока снесла яйцо.
  - Да-а-а... тут все так заросло, что воском не возьмешь, придется использовать смолу, - разочаровано прицокнула языком ведьма. - Зато через пару часиков кожа у тебя будет без единого волоска, гладкая и шелковистая.
  От этих слов бесстрашный Лируш, бесчисленное количество раз выступавший в качестве подопытной зверушки Черного Властелина, отбыл в продолжительный обморок.
   Он пришел в себя на рассвете следующего дня от нежного воркования, раздававшегося над ухом:
  - Просыпайся птенчик мой, Рыжая Красотка постаралась на славу и сделала из тебя весьма интересную даму.
   Рука карлика инстинктивно дернулась к низу живота. Хвала всем Темным богам, 'самое главное' было на месте. Рывком поднявшись с пуховой перины (старая любовь не ржавеет: как бы ни хотелось ведьме кинуть бывшего любовника спать на коврике, не угасшее с годами чувство не позволило это сделать), Лируш опрометью кинулся к стоящему у окна зеркалу. Оттуда на него смотрело непонятное существо: без пышной груди, но в белоснежных панталончиках с рюшами, подчеркивающих гладкость мускулистых ног. Огненно-красная шевелюра была заплетена в две толстые косы. Глаза, сверкающие один дурным, а второй - стеклянным блеском, были подведены чем-то черным, тогда как на коровьих ресницах, дрожавших под тяжестью чего-то непонятого, казалось, гнездилась целая стая горгулий. Губы вдруг стали слегка пухлыми, а щеки - впалыми (осторожно проведя по деснам языком, карлик не досчитался четырех задних зубов). Исчезли мешки под глазами, зато появилась талия. Нос стал казаться меньше, а из ушей испарился пушок.
  - Ну как, нравится? - Красотка игриво пихнула в бок застывшего Лируша.
  Тот неопределенно пожал плечами, еще не совсем понимая, кто он теперь.
  - Ну, тогда последний штрих, красавчик: сделаем тебе педикюр, приведем в порядок твои пяточки! - жестом фокусникаРыжая достала из кармана точильный камень.
   Новый день сулил новые пытки...
   К исходу второй недели пребывания в 'гостях у крестной феи', Лируш начал подумывать сменить вероисповедание и начать молиться Светлым богам. Темные на его истошные призывы не отвечали. Еще через семь дней он научился ходить на каблуках и отвык шарить рукой у себя в штанах. Он забыл привычку грызть ногти и обучился манерам приличной дамы. В частности, больше не кидался с кулаками на безобидный, в сущности, комплимент: 'какая у тебя шикарная задница!'.
  Единственное, что так и не удалось сделать ведьме, так научить его справлять малую нужду сидя.
   Наконец, настал день прощания. Ведьма, пряча слезы в глубь некогда прекрасных глаз, достала специально сшитый лифчик с накладной грудью весьма приличного размера и нижнее белье с весьма ощутимой прокладкой в районе филейной части. Уже ничему несопротивляющийся Лируш безропотно дал засупонить на себе эту броню. Строгое коричневое платье под горло и унылый серый чепец как издевательство даже не расценивались.
  - Мне пора, Красотка... может, еще свидимся - забормотал карлик, бочком пробираясь на выход, пока Рыжая не передумала его отпускать.
  - Береги себя, мой саблезубый тигр, - ведьма все же не удержалась и всхлипнула.
  Презрев свою гордость, влюблённая и отчаянно ревнующая женщина не удержалась и спросила, куда, а главное - к кому так стремится ее зазноба.
  - В Академию искусств, у меня там Стелла без присмотра. Спасибо за все, я непременно отплачу тебе за заботу! - срываясь на бег, прокричал тот, кому она отдала не только сердце, но и невинность.
  - Что же ты мне сразу не сказал, что торопишься к нашей обожаемой девочке? - едва слышно прошептала Красотка, прекрасно понимающая, что таких издевательств любовник ей не простит.
   Как только затих цокот копыт, ведьма кинулась раскладывать карты. Бубновый король больше не выпадал, а впереди ее ждала дорога в казенный дом и пустые хлопоты...
   Фиокрет Ахматыч Незаболуйский-заде вернулся от ректора в совершенно отвратном настроении. Флисента долго и с чувством распекала его за бардак, творящийся в Академии. После того, как уборщицы со скандалом уволились, в храме науки плотно обосновалась грязь. Домовые, отвечающие исключительно за порядок в комнатах студентов, наотрез отказались взваливать на себя дополнительные обязанности, зато настойчиво требовали повышения зарплаты и сокращения рабочего дня.
   Завхоз который день безуспешно пытался нанять хоть кого-то из горожан. Народ, прекрасно знающий студентов-магов, не соглашался ни в какую, несмотря на заманчивые посулы посулы Незаболуйского. Дураков потерять здоровье и нервы за пару грошей в месяц не было даже среди местных юродивых. Как назло, Многомудрая четко дала понять, что если к завтрашнему дню не будет найдена хоть одна уборщица, главный по хозяйству может искать себе новую работу. В пору было идти и топиться.
   От мыслей о самоубийстве Фиокрет Ахматыча отвлек скрипучий голос старшего домового, возникшего посреди кабинета:
  - Там дамочка одна пришла.
  - Какая еще дамочка? - тоскливо вздохнул практически покойник.
  - Аппетитная.
  Ответной реакции не последовало, и тогда нежданный визитер уточнил:
  - Говорит, на работу пришла устраиваться.
  - Так чего ты стоишь?! Тащи ее сюда, упырь косорукий! - раненым драконом проревел завхоз и кинулся поправлять костюм.
  - Чего сразу орать-то? Иду уже, - домовой неторопливо пошел к выходу, явно желая позлить начальство.
   Пока вероятная работница шла, Незаболуйски едва не получил инфаркт, прикидывая, сколько сможет ей доплачивать из личного кошелька. Но потом усилием воли он взял себя в руки.
  - Так, надо успокоиться для начала показать, что мы не особо нуждаемся в ее услугах. Пусть лучше она меня умоляет взять ее на работу. Главное только, не упасть перед ней на колени.
   К тому моменту, когда на пороге возникла претендентка на ведро и тряпку, завхоз так себя накрутил, что позабыл старательно придуманную речь. А посмотрев на вошедшую женщину, он забыл все на свете: перед ним стояла ожившая мечта. Миниатюрная пышечка со строгим взглядом и роскошной грудью, которую невозможно было упрятать от его алкающего взгляда даже под скромным платьем. Похороненные и надежно сдерживаемые тайные пороки и наклонности Незаболуйского разом устремились на волю. Впервые он воочию узрел женщину, которой хотелось подчиниться во всем.
  - Интересно, а она умеет владеть плеткой? - мелькнула и пропала фривольная мыслишка. Годы суровой аскезы брали верх над внезапно взбунтовавшейся фантазией.
  - Проходите, расскажите о себе, - он старался, чтобы голос его не задрожал от возбуждения.
  - Меня зовут Лира, я хочу работать у вас, - глядя прямо ему в глаза, отчеканила дама.
  - Ого, а она с характером, - подумал притаившийся в уголке домовой, которого никто не звал в высокий кабинет.
  - Беру. Она просто создана для меня: настоящая госпожа. Вон, какой твердый взгляд и решительный голос, - мысленно облизнулся завхоз, но для блезира, решил поиграть в строгое руководство.
  - Видите ли, Лирочка, у нас есть своя специфика... как вы реагируете на магию? А то у нас тут студенты, бывает, в коридоре заклинаниями балуются.
  - Лира, и никак иначе, - строго поправили в ответ, - на магию не реагирую. На меня ничто, кроме лечебной, не действует.
  - Как?! - хором воскликнули домовой и завхоз.
  - Родилась такой, - поставил жирную точку в разговоре Лируш. Ну не говорить же этому пускающему слюни недоумку, что после стольких лет, проведенных рядом с Хозяином, на него действительно уже ничего не действует?
  - Ты принята! - завопил Незабалуйский и в порыве чувств облобызал неожиданно по-мужски твердую руку новой уборщицы.
  - Жить буду в женском общежитие, кормежка меня и моего осла за ваш счет. И не вздумайте обмануть меня с жалованием! - вытирая обслюнявленную руку о штаны завхоза, выдвинул свои условия карлик.
  - Для вас, Лироч... Лира... все, что угодно, - замурлыкал полу-демон и, схватив женщину своей мечты за локоток, потащил ее устраиваться на новом месте.
   Выделенная для проживания комната Лирушу совершено не понравилась: слишком просторная да еще выходящая окнами на парк.
  - На какие жертвы приходится идти ради тебя, ягодка моя, - скорбно вздохнув, карлик начал обустраивать жилище.
   Вечером, укладываясь спать, он услышал, как снаружи кто-то негромко скребётся. Помянув недобрым словом чьих-то родителей, верная нянька нацепила 'броню', и, накинув сверху халат, пошла открывать дверь. На пороге стоял сияющий, как бриллиант, Незаболуйский. В одной руке он держал букет бордовых роз, а в другой - торт.
  - Лира, я пришел познакомится поближе, - ослепительно улыбнувшись, он сделал попытку войти.
  - За кого ты меня принимаешь?! Я - порядочная женщина! - на память Лирушу тут же пришли наставления Рыжей Красотки. И пока завхоз не успел ничего сказать, он добавил хлесткую пощёчину и одновременно с этим резко захлопнул дверь.
  - Я добьюсь ее! Вах! Какая женщина! Не женщина, а огонь! - восхитился поклонник.
  Снова никем незамеченный домовой, зажимая руками рот, безудержно хохотал. А возвращающийся от очередной доверчивой дурочки Ксандр, притаившись за скульптурой одного из прошлых ректоров, предвкушал, как завтра будет в лицах рассказывать увиденную сцену.
  
  
   Глава 6.
  
   Страшнее некроманта
   только недоучившийся целитель!
   (откровения чудом выжившего пациента)
  
  
  
   Первые недели, проведенные девушками в Академии, ничем примечательным не запомнились. Первокурсники знакомились друг с другом и профессорами, старшие курсы лихорадочно вспоминали пройденный и благополучно забытый на каникулах материал. И те, и другие медленно, но верно втягивались в учебу. Стелла, к ее величайшей радости, попала на светлое отделение, Астера -- на темное. Огорчало только одно: девицы не знали, как сообщить об этом отцам. При всплеске откровенности, случившемся после прочтения свитков Зрящего, будущие магички выяснили, что отец блондинки видел дочь темным магом, а родитель брюнетки -- светлым. Но артефакт вынес свое решение, исходя из предрасположенности девушек к направлениям Силы и известных только ему одному критериев.
   Практически до третьего курса половина дисциплин преподавалась двум факультетам совместно. Будущие некроманты и демонологи грызли гранит науки вместе с целителями и прорицателями. Те, кому предстояло стать боевым магом, скрипя всеми конечностями, терпели рядом с собой теоретиков. Темные ненавидели светлых, светлые на дух не выносили темных. И никто из новичков не понимал, с какой радости он должен мириться с присутствием потенциального врага, и зачем им преподают одни и те же предметы. К счастью, первогодки пока не владели пока не владели магией в той степени, чтобы вызывать друг друга на магические дуэли. Ну а мелкие пакости, такие как: вылитое на голову ведро воды или банановая корка под ногой, обидные надписи на спинах или кнопка на стул, за магию не засчитывались. Старшекурсники же предпочитали выяснять отношения за пределами Академии, чем весьма нервировали простых обывателей и заставляли стражников стесывать зубы до десен.
   Стеллу группа невзлюбила с момента ее появления в классе. Искренне и, похоже, на все оставшееся до окончания учебы время. Девушек она раздражала красотой и манерами. Юноши не могли смириться с умом и выдержкой. Но ее это совершенно не волновало. Будущий маг жизни с головой окунулась в науку. Блондинка не только исправно посещала лекции, но и записалась на все факультативы. Все ее свободное время, которого оказалось не так уж и много, делилось на подготовку к занятиям и посещение библиотеки. При таком времяпрепровождении ни о каком сближении с однокурсниками речи быть не могло.
   Лируш, в перерывах между бесконечной уборкой и отражением сексуальных атак Незаболуйского, с гордостью наблюдал за своей девочкой. Правда, гордость эта длилась недолго: когда он узнал, что дочь его Хозяина - светлая, первым порывом было пойти и выпить яду. Вторым -- закопаться живым на заброшенном кладбище, да так, чтобы его не нашел ни один труповод. Мелькнула предательская мыслишка сообщить о таком прискорбном факте Властелину, но, трезво подумав, карлик отказался строчить донос. Неизвестно, как Повелитель отреагирует на новость. Вернее, известно -- отрубит башку и вывесит на крепостных воротах. У него в замке целая коллекция мумифицированных голов тех, кто приносил плохие известия. Потом его темнейшество, может быть, представит его к ордену "За шпионаж", но это будет посмертно. Промолчать еще страшнее. За то, что знал и не сказал, Хозяин вполне может сварить в кипятке. На нервной почве у Лируша пропал аппетит, зато обострился псориаз. Радовало одно: увидев свою "госпожу", покрытую красными пятнами, завхоз временно отступил.
   Астера, наоборот, стала душой компании. Сокурсницы прощали ей внешность за абсолютное пренебрежение мальчиками, а те восхищались чувством юмора и умением придумывать каверзы. Каждый день в комнате N 999, ставшей с легкой руки брюнетки филиалом питейного заведения и игрального дома, собирался почти весь факультет. При этом классовые разногласия забывались напрочь! Тот, кто утром фырчал на темного, ночью с радостью распивал с ним пиво.
   Естественно, такое положение дел совершенно не нравилось Стелле. Мало того, что в комнатке постоянно стоял шум, так некоторые нетрезвые личности пытались уснуть на ее кровати. На гневное замечание: "Я тут пытаюсь учиться", Астера посоветовала совершить пеший тур в поясничную часть дурно пахнущего жителя болот, потому как на своей территории она может делать все, что хочет. Стоит ли говорить, что робкие ростки дружбы были задушены на корню в тот же момент?
   Промучившись пару дней, девушка освоила заклинание абсолютной тишины и научилась ставить охранный круг. Теперь на ее половину не долетали ни звуки, ни пустые бутылки, ни чьи-то тела. Если бы кто-то из преподавателей увидел результаты ее труда, то очень сильно удивился: подобные заклинания студенты начинали изучать лишь в конце второго курса.
   Флисента Многомудрая при каждой встрече с Аурэлией Видящей ехидно напоминала той о неверном предсказании по поводу повторения дружбы светлого и темного. И если первое время магистр уверенно доказывала свою правоту, ссылаясь на положение звезд, на залегших в зимнюю спячку пупырчатых лягушек и свою интуицию, то теперь растеряно разводила руками. Ни одна из примет, ни один тайный знак, никакой перст судьбы не могли помочь девушкам стать подругами. И этот факт весьма радовал ректора и профессоров, помнящих двух студентов, которые ежедневно ставили всю Академию на уши.
   К концу первого месяца обучения на горизонте замаячили контрольные работы. Стелла, порядком уставшая от ежедневных обновлений заклинаний, подкинула на половину Астеры Устав, где красным выделила пункты об отчислении за неуспеваемость. Результатов это не принесло. Тогда она подбросила книгу, написанную коллективом авторов под редакцией самого Черного Властелина "Как правильно пороть нерадивое чадо". Веселье на второй половине комнаты закончилось в тот же вечер. Теперь вместо звона бокалов и пьяных выкриков слышалось скрипение пера и негромкое бормотание.
   Как-то ночью светлая зачиталась монографией выдающегося эльфийского травника Лорэлея О` Лорэлейского "Травы, что можно курить". От изучения свойств "миражника пустынного" ее отвлек негромкий плач, раздающийся с половины соседки. Сказать, что Стелла была удивлена, это значило ничего не сказать. Если бы раздался рев дракона или боевой клич гномов, она бы так не удивилась. Посмотрев внимательно в сторону Астеры, Стелла заметила криво нарисованную пентаграмму и брюнетку, прижимающую к груди сердито квохчущую черную курицу. Темная, размазывая слезы, тихонько причитала:
   - Нет, это выше моих сил! Я никогда не смогу зарезать эту птицу.
   'Судя по рисунку и предполагаемой жертве, соседке предстоит вызвать потустороннюю сущность. Но без жертвоприношения ни один, даже самый слабый демон, на призыв не отзовется. А если я ничего не путаю, то завтра у нее как раз лабораторная работа по призывам, - быстро построила логическую цепочку Стелла. - А если я хочу выспаться, то придется ей помочь'.
   Выйдя из-за письменного стола, блондинка твердой походкой направилась на вражескую территорию. Подойдя к Астере, она молча вырвала у той из рук курицу, достала из-под кружевной подвязки кинжал и одним точным движением перерезала квочке горло. Насладившись выражением полного обалдения на лице темной, светлая, хмыкнув, положила тушку в центр пентаграммы и процедила:
   -- Надеюсь, хоть мелкого беса вызвать твоих силенок хватит!
   Астера нервно икнула, медленно закрыла рот, оглядела с ног до головы помощницу и, поблагодарив кивком головы, начала читать заклинание. Кто этих светлых знает, вдруг передумает и оживит курицу, где ей среди ночи очередную птичку искать, да еще желательно потрошенную?
   Пока вероятный маг смерти пытался достучаться хотя бы до банального полтергейста, Стелла приняла ванную, облачилась пижамку, разрисованную симпатичными единорогами и начала нетерпеливо постукивать мыском тапочка. Призыв никак не осуществлялся, и она даже знала, почему. Соседка же, напротив, никаких ошибок не замечала и продолжала завывать на одной ноте.
  Наконец, терпение девушки лопнуло:
   - У тебя правая верхняя линия кривая, а две нижние плохо соединены друг с другом! Руна "приди" пишется не так. И в заклинание на мертвом языке ты неправильно ставишь ударение в первом и тринадцатом слове! Что ты только на уроках делаешь, если элементарного не знаешь!
   -- Если такая умная, то призывай сама! - огрызнулась Астера, но под убийственным взглядом Стеллы, быстро пошла на попятную. -- Прости, сейчас все поправлю.
   Через пять минут, с помощью тяжело вздыхающей светлой пентаграмма стала образцом из учебника, а заклинание приобрело новое звучание. Усилия не пропали даром: звезда налилась кровавым цветом, курица вспыхнула и сгорела, и над пеплом несчастной жертвы эксперимента возник тщедушный, не более локтя ростом, демоненок.
   -- Это что за недомерок? - брезгливо показав пальцем на потустороннее недоразумение, возмутилась Астера. - Ну и как мне его подчинять?
   Житель другого измерения в ответ показал неприличный жест.
   Брюнетка выругалась, а блондинка что-то негромко прошептала, и недоделанный демон, рухнув на колени, все своим видом начал высказывать почтение.
   -- Как тебе удалось его призвать? - торопливо описывая потустороннего пришельца, шепотом спросила нерадивая студентка Темного факультета.
   В ответ ей показали учебник "Демонология для начинающих".
   -- Где ты так научилась ловко с курами обращаться? - допрос продолжился.
   -- Выросла в деревне, у отца большой скотный двор был, - ответила Стелла, в душе уже жалеющая, что помогла соседке.
   -- А как же принципы Светлых о святости и неприкосновенности жизни?
   -- Если я тебе скажу, что посмотрела на ауру птицы и увидела там неизлечимую болезнь, и что милосерднее было прервать мучения страдалицы, это успокоит твою темную совесть? - иронично вздернула бровь адептка света и добра.
   -- Кто...? - попытались задать следующий вопрос .
   -- Еще один вопрос, и я сожгу твои записи! - отбрили в ответ.
   На следующий день Астера оказалась единственная из темных первокурсников, кто смог вызывать хоть плохенького, но настоящего демона. Вечером веселье в комнате девушек возобновилось. Только длилось оно недолго. Прямо в начале застолья на пороге возникла ректор и предложила нарушителям спокойствия, за исключением зарывшейся в конспекты Стеллы, следовать за ней. Вереница провинившихся, потянувшихся на выход, своим видом наглядно иллюстрировала выход приговоренных к смертной казни на лобное место. Жаль, никто не видел хищную улыбку, промелькнувшую на лице блондинки. И еще почему-то никто не удивился, что фигура ректора движется не к своему кабинету, а в крыло, где располагались апартаменты преподавателей.
   Флисента Многомудрая была очень удивлена, когда дверь в ее обиталище открылась и туда ввалилась целая толпа насмерть перепуганных студентов. Хорошо, что вовремя сработало сигнальное заклинание и ее любовник - аспирант дроу, прибывший по обмену опытом из соседнего королевства - успел катапультироваться в окно. Плохо то, что прыгать бедолаге пришлось с приличной высоты и в заросли чертополоха.
   -- Нет, есть в этих красноглазых беловолосых красавчиках стержень! Ни одного звука не издал, не то что их вечные антагонисты - эльфы - с гордостью за кавалера думала ректор, разглядывая нежданных визитеров.
   Откуда ей было знать, что мужчина мало того, что переломал себе руки и ноги, но еще и от удара об землю откусил половину языка?
   - Ну-с, чем обязана? - запахиваясь во фривольный халатик, сурово нахмурилась женщина-руководитель.
   -- Так вы же сами велели идти за вами, - выпалила растерянная Астера, которую кто-то выпихнул в первые ряды.
   -- Что вы сегодня курили? - угрожающе сощурила глаза ректор.
   -- Ничего, только смородиновку пили, - открестилась от травокурения лидер гуляк.
   -- Грибами не закусывали? - взгляд Многомудрой впился в переносицу брюнетки.
   -- Нет, только яблоки были, - совсем растерялась девушка.
   -- Значит, плохо закусывали, если я вам привиделась. Но в любом случае спасибо, что зашли, - дьявольски усмехнулась ректор. - Вот в этом составе вы все завтра после лекций поступаете в распоряжение нашего славного завхоза Незаболуйского-заде, он давно просил меня выделить студентов для работы по прочистке канализации и дымоходов.
   -- Но, госпожа ректор, вы же сами велели нам прийти сюда, - неосторожно брякнул лохматый оборотень, в чертах лица которого, проскальзывало что-то медвежье.
   -- Студент Леснев, ты хочешь сказать, что я впала в маразм и не помню, что делала пять минуть назад? - лениво помахивая созданной огненной плетью, поинтересовалась Флисента.
   -- Но мы же ...- жалобно начал парень, но его "красноречие" быстро затухло под ударом твердого кулака Астеры.
   -- Простите, он просто перепил, - скорчила виноватую рожицу девушка, - мы пойдем?
   -- Идите, - милостиво кивнула Многомудрая, провожая взглядом быстро исчезающую толпу.
   -- Интересно, кто это у нас такой мастер по визуальным обманам? - задумчиво прошептала себе под нос женщина, едва захлопнулась дверь за последним студентом.
   Проговаривая про себя имена предполагаемых кудесников и сравнивая их с остатком заклинания, взятого с ауры брюнетки, она подошла к шкафу.
   Открыв дверцу, Флисента начала перебирать висящую там одежду. Она помнила, что в кармане старой рабочей мантий у нее завалялся самоучитель по созданию иллюзий. Книга была реквизирована пару лет назад у группы учащихся, пытавшихся в женской бане создать морок гигантского паука-трупожора. Вешалки со стуком сталкивались, тряпки безжалостно выбрасывались на пол. Наконец, ее рука нащупала последнюю вещь - искомый предмет был найден. Вытаскивая мантию наружу, женщина случайно обнаружила скелет, сидящий в самом углу.
   -- Вот и нашелся остроухий, пропавший двадцать лет назад, а я-то думала, он меня бросил, - утерев скупую слезу, опытная сердцеедка позволила себе мгновение слабости.
   Затем, щелчком пальцев отправила кости забытого во всех смыслах любовника на ближайший погост.
   Через некоторое время магичка признала, что следы заклинаний на книге и следы нового заклинания не имеют ничего общего. Значит, в ее Академии появился по-настоящему сильный маг иллюзий. Многолетний педагогический опыт подсказал ей, что это только начало, а впереди всех преподавателей будут ждать феерические проказы и гадости.
  
  
  Глава 7
  
   Хочешь отомстить?
   Сначала убедись, что твои
  кишки достаточно толстые!
  (напутствие Черного Властелина незадачливому наемному убийце)
  
  
  
   Астера шла по коридору общежития и строила планы коварной мести. В то, что Стелла их подставила, девушка не сомневалась ни минуты. Влетев в комнату, она с ходу кинула в голову сидящей за столом соседки сброшенную на ходу туфлю с обитым железом мыском. В воздухе из каблука выдвинулось лезвие ножа, превращая безобидный с виду предмет, в смертоносное оружие, однако на подлете к ненавистной светлой орудие возмездия развалилось на части. Брюнетка выругалась, помянув недобрым словом обувщиков-халтурщиков. Блондинка с милой улыбкой просветила полыхающую жаждой убийства о непробиваемости личной защиты и порекомендовала выпить успокоительной настойки. В ответ раздалась площадная брань и обещание мучительной смерти.
  - Ты, мерзкая помесь крысохрюка и скального чмошника! Чтоб тебя Безликие твари растерзали! Ты зачем нас сдала ректору? - топала ногами темная.
  - Докажи, что это сделала я, - предложила светлая.
  - А кто? Гоблин в пальто? - бушевала Астера, незаметно, по ее мнению, пытаясь нащупать трещину в защите Стеллы.
  - Прежде, чем обвинять кого-то, добудь улики, иначе можешь нарваться на неприятности, - отвесила весьма ощутимую ментальную затрещину подозреваемая.
  - Я тебя убью, зануда! - выкрикнула Астера и кинулась с кулаками на виновницу своих бед.
  - Кишка тонка, недоучка!- усмехнулась, вставшая в боевую стойку Стелла.
  Через мгновение раздался визг, и по полу покатился клубок тел.
   Женская драка, бессмысленная и беспощадная. В пылу боя забыты приёмы и подсечки, болевые захваты и перекаты. В ход идут проверенные веками ногти и таскание противницы за волосы. Никакая личная защита, никакие оберегающие амулеты не способны противостоять идущему из глубины души желанию расцарапать обидчице лицо и проредить шевелюру.
   Старший домовой, домовой, услышав доносящийся из вечно неспокойной комнаты шум и грохот падающей мебели, сунулся посмотреть, что там опять происходит. Но увидев бои без каких-либо правил и порчу казённого имущества, ) опрометью кинулся доложитьо беспорядке завхозу.
   Последний был найден в обществе главного библиотекаря: парочка увлечённо уничтожала запасы спиритуса из лаборатории алхимика Сигизмунда дэ Жаба. При этом полу-демон Назаболуйский запивал алкоголь чьей-то кровью, а вампир Эдвардс закусывал чесночной колбасой. Собутыльники достигли той стадии единения с миром, что увлечённо вели диспут на тему: 'Все женщины - падшие создания'.
  - Нет, ты понимаешь, Белладончик, я к ней со всей душой, а она мне по лицу половой тряпкой, - вытирал пьяненькие слезы Фиокрет.
  - Ахматыч, жёстче с ними надо, жесте. Оглушаешь сзади пыльным мешком и сразу впиваешься в горло! - попытался выдвинуть клыки кровосос. Клыки застряли на середине, и теперь оскал вампира напоминал поломанный штакетник.
  'Что теперь будет?! - схватился за голову домовой, увидев стеклянную бутылку с надписью 'Яд'. - Если Жаб узнает, кто спер его эликсир для философского камня, он будет в ярости! И в этот раз не обойдётся добавлением слабительного в кастрюлю с супом. Как минимум, будет всем принудительное потчевание зельем откровения, и моя кикимора узнает про заначку. Надо их как-то отвлечь и забрать остатки. Разбавлю водой, глядишь, алхимик и не заметит', - в голове смотрящего за порядком заскакали коварные мыслишки.
  - Кхм-кхм, - он попытался кашлем привлечь к себе внимание.
  - Оооо! Барабашкин, третьим будешь? - сфокусировав разбегающиеся в разные стороны глаза, икнул завхоз.
  Желание выпить вступило в конфронтацию с опасением за сохранность накоплений. Звук разливаемой по стаканам жидкости стал пресловутой последней каплей, склонившей домового к окаянному пьянству.
   Вскоре нетрезвый мужской хор задушевно выводил: 'Ой, упырь, упырь, не кусай меня, не кусай меня, моего коня'...
  Проходящий мимо Лируш, остановился и с ностальгией подпел:
  - Я приду домой, на исходе дня, отравлю жену, зарублю козла. Зарублю козла, долгогривого, не к лицу рога, мне красивому...
  Потом он спохватился и осторожно зашел в кабинет алхимии, где в настоящий момент буйным цветом расцвела махровая пьянка.
  - А что это вы тут делаете? - шевеля носом, поинтересовался карлик.
  - Шухер! Замела, волчица позорная! - заметался домовой. - Спасайся, кто может.
  - А кто не может? Вернее, не хочет? - узрев даму, библиотекарь игриво сложил губы дудочкой.
  Фиокрет ревниво засопел и начал засучивать рукава. Белладонс ощерился. В воздухе запахло очередной дракой. Положение спас Барабашкин, отчаянно переживающий за остатки спирта. Впоследствии он так и не смог дать вразумительный ответ, за что больше волновался: за рекреацию дэ Жаба или за то, что выпивки не хватит. Припомнив интерес уборщицы к пресловутой комнате и выпятив для солидности объемистый живот, домовой пробасил:
  - У тебя там возле 999-й воду разлили!
   Своеобразное яблоко раздора весьма приятной наружности развернулось на каблуках и опрометью бросилось бежать. Барабашкин перевел дух и кивнул набычившимся компаньонам в сторону накрытого стола. Противники нехотя согласились пригубить стопку мира. Однако остатков спиритуса не хватило на это богоугодное не хватило, поэтому пришлось домовому распечатать заначку и два раза бегать в трактир за гномьим самогоном, а потом один раз - за пивом.
   Посреди ночи алхимик проснулся от кошмара. Ему снилось, что эликсир для изготовления философского камня был цинично похищен недругами и распит на месте преступления. Спрятав лысину под ночной колпак, обернув бороду вокруг тощей шеи, он гигантскими прыжками понесся в сторону лаборатории, теряя на ходу растоптанные тапки. Когда Сигизмунд ворвался на рабочее место, перед его глазам предстала ужасающая в своем реализме картина: практически все пробирки и пузырьки с реактивами и зельями были разбиты, а их осколки щедро покрывали пол.
  Сердце сжалось от дурных предчувствий. Затравленный взгляд алхимика метнулся к сейфу, где хранился самый главный компонент. О, тысяча нерадивых студентов на экзамене, хранилище оказалось пустым, а пресловутая бутылка с надписью, призванной отпугивать воришек, сиротливо терялась на фоне другой пустой тары, щедро покрывающей стол и подоконники.
   Дэ Жаб уже был готов рухнуть в спасительный обморок, но мощный запах перегара и доносящийся из подсобки храп лишили его этой привилегии. Ворвавшись в каморку, алхимик узрел разноцветную лужу, в которой, трогательно обнявшись, спали вампир, полу-демон и домовой. А под головами у упившийся до состояния риз троицы, переливаясь всеми цветами радуги, лежал философский камень размером с приличный валун.
   Обморок все же накрыл ученого черной пеленой беспамятства.
   Лируш галопом несся по женскому крылу общежития. Ни в какую разлитую воду возле комнаты своей любимицы он, конечно же, не поверил - уж слишком у домового рожа была хитрющая. Значит, там происходит что-то ужасное, и он обязан спасти своего ягненочка даже ценой собственной жизни. Его намерение подкрепил женский визг, рикошетом отскакивающий от стен коридора.
  - Ее убивают! - схватился карлик за голову и прибавил скорости.
  Ворвавшись в комнату, он застыл парализованный невиданным зрелищем: Стелла сидела верхом на Астере и долбила ее головой об пол, а мерзавка, вместо того, чтобы сдохнуть, вцепилась в горло его ненаглядной деточке и пыталась ее задушить.
  - Немедленно прекратите! - завизжал карлик, кинувшись разнимать драчуний.
  Но наивный старина Лируш, тысячи раз присутствовавший при экспериментах и при жертвоприношениях, прошедший бесчисленное количество войн и сражений, к сожалению, никогда не участвовал в женских разборках. Едва девушки почувствовали, что к ним кто-то присоединился, как их ярость обрушилась на третью участницу схватки.
  - Получай, гадина! - залепила карлику оплеуху Астера.
  - Вот тебе, кадушка! - ударила под стеклянный глаз Стелла.
  - Да мы тебя порвем!!!- завизжали они хором и двумя коршунами кинулись на оказавшегося не в то время и не в том месте миротворца.
   Как он выбрался из той мясорубки, Лируш не помнил, а очнулся уже в коридоре, поправляя съехавшую на спину накладную грудь и вытирая разбитый нос. Что делать, он не знал. Хорошо, что на память пришли сцепившиеся дворовые псы: метнувшись в кладовку, безвинно пострадавший набрал полное ведро воды и, вознеся молитву Темным богам, вернулся на ристалище. Быстро плеснув в сторону дерущихся содержимое ведра, карлик поспешил сбежать - все же удар дочери ставил лично папа.
   Ледяной поток привел девушек в чувство. Они перестали махать руками и ногами, пришли в себя и начали отряхиваться, попутно костеря на весь свет облившую их уродину. Со стороны парочка напоминала рассержено шипящих мокрых кошек: всегда аккуратно причесанная голова Стеллы напоминала воронье гнездо, а на лбу наливалась шишка; лицо Астры украшали царапины, а прореха на штанах не могла скрыть след от укуса.
  Оценив ущерб, они переглянулись и... расхохотались.
  - Острые у тебя зубки, почти как у крогонжалов, - хихикнула брюнетка. Как лечить будем?
  - У тебя ногти не тупее, чем у мантикоры, - улыбнулась блондинка и прочла заклинание исцеления.
   До утра девушки устраняли последствия драки. Зловредные домовые, как любые подчиненные, нутром почувствовали отсутствие начальства и наотрез отказались помогать. Пришлось бывшим врагам справляться самим. Когда же первые солнечные лучи проникли в комнату, Стелла вспомнила, что в пылу драки они намяли бока уборщице.
  - Сто разведчиков-гоблинов мне навстречу! Завхоз нас казнит, если эта поломойка пожалуется, - простонала Астера. Ее соседка в этот момент лихорадочно листала учебник, (лишняя) в поисках заклинания, стирающего память.
  Не найдя магического средства вспоможения, девушки решили все отрицать: в конце концов, свидетелей не было, а если и были, то в подвалах Академии, по слухам, водятся такие монстры, что даже бывалые ведьмаки отказывались туда спускаться.
   На следующий день наказанные учащиеся дружною гурьбой отправились на отработку к Незаболуйскому. Астера шла как на смерть. В голове проносились картины зверских пыток физическим трудом, как то: чистка конюшен грифонов, прополка грядок с мандрагорой, дежурство по кухне, и (о ужас!) уборка. Но, видимо, стены Академии настолько пропитались древней студенческой магией типа: 'Хоть бы пронесло!', что завхоз так и не был найден. Понятное дело, студенты предпочли скрыть данный факт от ректора. Не нашелся он и на следующий день, и даже через неделю.
   Первыми тревогу забили домовые, во главе с супругой Барабашкина. Одно дело - погулять пару дней, пока начальство отсутствует, и совсем другое - остаться без текущего руководства! Никому не хочется работать за себя и за того парня. Кикимору же преследовали мысли о лютой измене, и исстрадавшееся сердце срочно требовало развеять сомнения.
   Многомудрая, выслушав жалобщиков, пообещала разобраться в ситуации и тут же благополучно об этом забыла. Но через три дня к ней пришла уборщица и тоже потребовала разыскать завхоза. Потрясая сломанной шваброй (кто-то из второкурсников, возомнив себя крутым парнем, ущипнул карлика за филейную часть), она потребовала выдать ей магические средства для мытья полов, новую половую тряпку и заменить поломанное орудие труда.
  Флисента долго приходила в себя после этого визита. А потом отправила приведений на поиски Фиокрета. Но результатов это не принесло: Незаболуйский пропал в неизвестном направлении.
   Еще через день пришли библиотекари и сообщили, что профессор демонологии требует доступ в закрытые фонды, а старший хранитель отсутствует на рабочем месте почти две недели. Смутные сомнения поселились в душе ректора. Их подтвердил эконом - вреднючий лепрекон Смитс. Ворвавшись в кабинет Многомудрой, он долго тряс финансовой документаций и грозился уйти в казначеи к местному королю, если она еще раз подпишет дэ Жабу очередную заявку на спиритус. В голове магини всплыл вчерашний педсовет, на котором по неведомой причине отсутствовал Сигизмунд. Сомнения переросли в догадку. Взяв с собой жену Барабашкина и уборщицу, она решила нанести неожиданный визит алхимику.
   Если закаленный видами нечеловеческой жестокости Лируш вздрогнул, зайдя в лабораторию, то что говорить о кикиморе и давно не покидающей стены Академии ректоре. Перед двумя женщинами и одним скрывающим свой пол мужчиной распахнул двери самый грязный притон: пустые бутылки, давно протухшая закуска, забытые кем-то (явно дамой полусвета) фривольные трусики, горы немытой посуды, заляпанные сальными руками и приспособленные под стаканы пробирки и колбы. Стены лаборатории были покрыты грязными пятнами, а потолок - копотью. Ранее заспиртованные уродцы и редкие магические ингредиенты разбросаны по всему полу. Спящий в тарелке с непонятной субстанцией (судя по валяющейся рядом разбитой лютне) менестрель. Вместо оконного стекла в проеме торчит рояль с вырванными клавишами.
  - Здесь пировали, а потом решили поселитьсятролли-людоеды? - брезгливо отодвигая от себя обглоданный мосол, поинтересовалась Флисента.
  - Барабашечкин... - пискнула верная супруга, буйное воображение которой нарисовало картину мучительной кончины домового.
  - Здесь пили, пьют и будут пить, если мы не прикроем этот вертеп! - рыкнул Лируш, заприметивший спящего под столом завхоза. - Давай, вылезай пропойца!
  Карлик сделал попытку вытянуть Назабалуйского за ногу.
  Пьянчужка что-то невнятно мычал, вяло отбрыкивался и ни в какую не хотел покидать спальное место.
  - Ах ты, упыриный выкормыш! - взревела кикомора, узрев тихонько похрапывающую, размалеванную, тощую девицу. Хозяйка белья была найдена, к сожалению, вместе с домовым, нашедшем обиталище на ее костистых прелестях.
  - Просыпайтесь, мои подопытные крыски, я принес вам лекарство! - раздался от входа дребезжащий голосок, и в устоявшийся плотный запах перегара, тоненькой струйкой влился запах 'свежачка'.
  - Что тут происходит, дэ Жаб? - развернулась на звук ректор. Ее глаза полыхали как Адово пламя, а руки непроизвольно складывались в пассы убийственных заклинаний.
  - Нет, это я вас спрашиваю, что тут происходит! - набычился нетрезвый алхимик и попытался принять суровый вид. - Вы мешаете проведению эксперимента, способного перевернуть ход истории!
  - Вот куда идут денежные средства! На выпивку и шлюх! - из-за спины Многомудрой эконом материализовался экономом.
  - Средства идут на нужды науки! - пафосно изрек Сигизмунд, нежно прижимая к груди бутылку спиритуса.
  - О, вот и девочки пришли! - на звуки начинающегося скандала из ближайшего шкафа выпал Белладонс.
  Флисента сверкнула глазами, щелкнула пальцами, и на головы алхимика, вампира, домового и полу-джина пролился дождь. А потом их долго и мучительно рвало: заклинание 'Протрезвей' носило радикальный характер.
   Когда несчастные алкоголики, трясущиеся от холода и отходняка, смогли более или менее выражать свои мысли, то поведали историю принесения собственных внутренних органов на алтарь науки.
   Придя в себя после потери сознания от лицезрения вожделенного философского камня, Сигизмунд трезво расценил, что какой бы размер камушек не имел, рано или поздно его сила иссякнет. Да и здоровая жажда наживы вкрадчиво нашептывала на ушко, что не мешало бы булыжничек распилить и продать. Но прежде следует узнать, как трем дуракам удалось за одну ночь сделать то, чего ему не удается сделать вот уже пол века? Дождавшись пробуждения троицы, он начал с ходу требовать раскрыть ему секрет изготовления философского камня. Мающиеся похмельем приятели долго не понимали, чего от них хотят, пока более подкованный в вопросах пития главный библиотекарь не предложил дэ Жабу освежить им память несколькими капельками спирта. Несколько капель переросли в несколько бутылок, и 'научные работники' потеряли ход времени.
   В течение двух недель, уйдя глубоко в научные изыскания, им удалось пробить портал в другой мир, изобрести множество новых целебных настоек на основе спиритуса, в совершенстве овладеть левитацией и телекинезом, но пресловутый камень так и не желал создаваться. Ни повышение градуса и дозы, ни перемешивание пива со спиртом, ни вызванный для вдохновения музыкант никак не способствовали стимуляции мыслительного процесса. Проклятый камень и не думал рождаться, зато родился гомункул. Правда, куда он делся, выпивохи тоже не помнили.
  - Нам требуется буквально еще пара дней и неограниченный доступ к эликсиру, и тогда научное сообщество содрогнется от зависти! Я заткну рты всем скептикам, не верящим в возможность создания философского камня! - патетически закончил рассказ дэ Жаб.
   - С каких это пор обычный полевой шпат из кабинета минералогии стал вдруг философским камнем? - иезуитски улыбнулся Смитс.
  К-к-как, полевой шпат? - начал заикаться спавший с лица алхимик,- он же вон как блестит и источает эманации силы.
  - Точно, этот булыжник мы зачем-то стащили в классе профессора Каменюгского ! - хлопнул себя по лбу Незабалуйский. - Только вот не помню зачем.
  - Огурцы мы собирались солить, гнет нам был нужен, - у Барабашкина случился очередной проблеск сознания.
  - А фонит от него оттого, что мы рассол пролили, - задумчиво почесал нос Эдвардс, - мы же чего только в котел не лили, пока его варили.
   На дэ Жаба было страшно смотреть, но на Многомудрую смотреть было еще страшнее. На смену человеческим чертам лица пришли змеиные. Зрачки вытянулись, на руках появились когти, а между ставшей узкой щелью ртом, замелькал раздвоенный язык.
  - Быссстро за мной к целителям. Там как раз требуютссся добровольцы для испытания заклинания 'Заколдую от алкоголизма' - прошипела ректор и величественно поплыла на выход. Длинный чешуйчатый хвост тянулся следом.
  - Сссмитсс, их жалование впредь идет на покрытие убытков - бросила через плечо Флисентаи щелчком хвоста вывела из ступора парализованных ужасом горе-экспериментаторов. Бедняги бодренько потрусили навстречу вечной трезвости... ну, если Светлые боги будут к ним милосердны, и они вырвутся из рук целителей живыми.
  - Вот это они попали, - присвистнул Лируш, впечатленный метаморфозами, произошедшими с ректором.
  - Да что им будет? - отмахнулась кикимора, - с месяцок не попьют, пока скандал не уляжется, и по новой начнут. Думаешь, их первый раз таким заклинаниям подвергают?
  Карлик неуверенно кивнул головой.
  - Ха, вампирюга там постоянный клиент, да и мой Барабашкин нет-нет, да и попадает в больничной крыло, особенно после праздников, - хмыкнула супруга домового. И тяжело вздохнув, добавила:
  - Дэ Жаба жалко: он первый раз к этим зверюгам попали.
  - А что там делают? - непроизвольно вздрогнул Лируш, припомнив, сколько раз Хозяин испытывал на нем новые заклинания.
  - Сначала в транс вводить будут, потом зельями пичкать! - просветили его.
  - Ну, это не так уж и страшно, - отмахнулся карлик.
  - Ага. Как думаешь, через что зелье вливают? - ехидно прищурившись, кикимора изогнулась и выразительно посмотрела в район своего зада.
  - Нелюди! - ахнул верный слуга Черного Властелина и, подхватив кикимору за локоток, потащил ее в ближайший кабачок снимать стресс.
  
  
  Глава 8
  
   У меня сегодня радость -
   Я другому сделал гадость!
   (главный принцип троллей)
  
  
   Прошел месяц. За это время девушки если и не стали лучшими подругами, то поладили точно. Нет, мелкие стычки между ними периодически вспыхивали, но драк больше не случалось. Детские пакости по типу внезапно взрывающегося пузырька с духами или прибитых к полу любимых тапочек - не в счет.
   В это же самое время вырвавшиеся от лекарей 'жертвы науки' искали способы обойти коварное заклинание абсолютной трезвости. Флисента сменила очередного любовника, а Лируш обзавелся маскировочным плащом эльфийских разведчиков, из-за чего пылающий страстью Незабалуйский впал в агрессию и срывал зло на любом, кто имел неосторожность попасться на самом незначительном нарушении.
   Профессура взялась за студентов всерьез. Количество рефератов, докладов и практических работ с каждым днем увеличивалось в геометрической прогрессии. Вечерние посиделки и пирушки в кабачках резко прекратились. Дисциплина и успеваемость взлетели на небывалые высоты, а студенты своим видом стали пугать приведений. Алхимики в срочном порядке изобретали зелье, помогающее усилить память, а маги-выпускники общими силами пытались разработать заклинание, растягивающее время. Магистры тихонько посмеивались - наконец-то, из Академии выветрился вредный дух прошедших каникул, и воцарилась учебная атмосфера.
   Профессор боевой магии, кавалер множества орденов и медалей, победитель различный магических соревнований, ветеран войн и один из сильнейших магов своего времени, мэтр Моран Гладский пребывал в отвратительнейшем настроении. Его ждала лекция у первокурсников, которых он искренне презирал, считая их бесполезными недоумками, неспособными ни на что, кроме боевых криков. Больше всего его раздражали Стелла Клер и Астера Ноктюрн. С самой первой встречи он воспылал к девушкам ничем не замутненной ненавистью.
   Нет, в его жизни не было несчастной любви ни со светлой, ни с темной эльфийкой. И ни одна из этих студенток не напоминала его суровую матушку, не скупящуюся на оплеухи. Просто маг не мог простить им, что при поступлении они проявили некоторые черты характера, которые всегда выводили его из себя. Больше всего его бесила невозмутимость Стеллы. Как бы он ни пытался вывести девушку из себя, ему это не удавалось. В ход шли оскорбления, увеличенные нагрузки, задания найти в библиотеке сведения о позабытых боевых заклинаниях и написать по ним доклад. Ничто не брало эту белокурую ледышку. Студентка Клер, демонстрируя чудеса выдержки, не повелась ни на одну его провокацию, а ее ответы были неизменно блестящими.
   Ее соседка и вечная противница Ноктюрн тоже добавляла головной боли. Да, она вспыхивала, как спичка, стоило только намекнуть на ее бездарность в области магии, но зато в ответ кидалась заклинаниями такой силы, что теперь уже Гадскому приходилось стараться изо всех сил, чтобы не потерять лицо. И это на первом курсе! Страшно представить, что эта парочка будет представлять из себя ближе к выпускному!
   Но сегодня будет все по-другому. Наконец, он нашел способ утереть нос двум соплячкам. И плевать, что он, фактически, идет на должностное преступление.
  - Сладкая парочка, Стеллочка и Астерочка, у меня для вас приятный сюрприз: с этого дня вы тренируетесь в паре, - медовым голосом сообщил маг.
  Стелла и Астера остолбенели. Насладившись выражением лиц девушек, он буквально пропел:
  - Не надо меня сейчас благодарить, - а про себя добавил:
  'Потом 'спасибо' скажете, когда из лазарета выйдете. Если выживете, конечно'.
  - Мэтр, у нас диаметрально противоположные направления Силы, а мы еще не научились ее контролировать, - пыталась достучаться до разума преподавателя Стелла.
  - Вот, заодно, и научитесь, - маг отмахнулся от девушки, как от назойливого торговца.
  - Но ставить в пары светлых против темных можно только на четвертом курсе! - возмутилась Астера. - Мы же убьем друг друга!
  - Погребение возьмет на себя Академия! - рявкнул Гадский. - Все! Закончили скулить и встали в атакующие позиции! К бою!
  Окружающее пространство поплыло, и через мгновение вместо аудитории класс оказался в подвальном помещении, с незапамятных времен используемом под полигон для отработки заклинаний у младших курсов. Накинув на студентов купол защиты, магистр приготовился насладиться зрелищем.
   Девушки обреченно вздохнули, кинули друг на друга виноватые взгляды, и с их рук сорвались нити заклинаний. Ровно посередине потоки Силы столкнулись, и раздался взрыв. Корпус отчетливо тряхнуло, из-под крыши вылетела стая голубей, поспешившая освободить кишечники на головы тренирующихся на полосе препятствий магов-боевиков. Стеллу и Астеру отбросило в разные стороны, а на лице профессора закачались, как грозди винограда, бородавки.
  Впоследствии он так и не смог добиться ответа на вопрос: 'Что это было? Сработала защита или кто-то из студиозов под шумок кинулся проклятьем?'. Но в любом случае его коварный план с треском провалился.
  
   Подруги пришли в себя в больничной палате. Вместо некогда роскошных волос на их головах топорщились жалкие ежики из остатков былого великолепия. Ресницы и брови отсутствовали напрочь, тела щедро покрылись синяками и ссадинами, а каждая косточка вопила от боли.
  - Отомщу! Зверски! - прохрипела брюнетка, как только нашла в себе силы говорить. Блондинка молча кивнула, выражая согласие с планами напарницы.
   Но сразу кинуться мстить подруги не могли, магический резерв зиял дырами, а организмы требовали лечения и покоя. Два дня девицы мужественно терпели экзекуции лекарей, но уже на третий сбежали в свою комнату. Лируш, убирающийся в коридоре, увидев свою 'деточку', впал в священную ярость, и у пока еще ничего не подозревающего Гадского стало на одного врага больше.
   - Предлагаю обрить его налысо, раздеть, обмазать дегтем, вывалять в перьях и отправить гулять по Академии! - рухнув на кровать, выдвинула предложение Астера.
  - Вот смотрю я на тебя и начинаю задумываться: а действительно ли ты темная? - нарочито вздохнула Стелла.
  - И что же заставляет тебя в этом сомневаться? - Астера угрожающе нахмурилась едва пробивающимися волосками.
  - Да потому что мстить надо тоньше и изящнее, а все, что ты планируешь, скорее подходит для ребенка десяти лет. Ты еще предложи вывесить его подштанники на флагшток или нарисовать карикатуру и пустить ее гулять по общежитию!
  - Предложи что-то другое, светлая! - ядовито прошипела брюнетка.
  - Собирайся. Пошли в библиотеку, - решительно скомандовала Стелла и, кряхтя, стала собирать в сумку письменные принадлежности.
   В ответ раздался вселенский стон:
  - Зачем?!
  - Думать, Астерочка, не больно. Это, знаешь ли, даже полезно! Вставай, будем изучать первоисточники и разрабатывать ответный ход!
  - Ну, и что мы ищем среди этих пыльных книжонок? - наверное, в тысячный раз за последний час проныла Астера.
  - Способ отравить жизнь Гадскому, - терпеливо ответила Стелла и потянулась за следующим фолиантом.
  - Давай спросим у хранителей, а то так до утра не управимся, - заканючила брюнетка, проклиная тот день, когда она познакомилась с белобрысой занудой.
  - Ты хочешь, чтобы нас сразу вычислили?! - вышла из себя блондинка. - Пойми, нам нужно нечто убойное, из раздела Темной магии, но использовать его придется так, чтобы никто не смог доказать, что это - наша работа! Поэтому не мешай, а лучше отвлеки библиотекарей, пока я пробую добраться до Запрещенных книг.
  Астера скорчила недовольную гримасу, но все-таки смирилась, а Стерлла, закончив ее отчитывать, направилась к самым дальним стеллажам.
   Пока Астера кокетничала с растерявшимися от девичьего внимания юными упырятами во главе с мающимся трезвостью Белладоном, Стелла, наконец, нашла орудие возмездия. Сделав знак следовать за собой, девушка, прихрамывая (со стороны могло показаться, что пританцовывая), направилась в родные пенаты.
  До суда над обидчиком оставались считанные часы...
   - Стелка, а ты факультеты не перепутала? - глядя на то, как соседка по комнате сноровисто выдавливает из черных жаб икру, поинтересовалась Астера.
  - Ты поменьше вопросов задавай, а то так до утра летучих мышей потрошить будешь, - огрызнулась Стелла.
  - Нет, ну скажи, ты всегда такой невозмутимой была? - темная не оставляла попыток разговорить подругу.
  - Ну почему же? - усмехнувшись, девушка поставила на магическую спиртовку вариться жутко воняющую жидкость. - В детстве я была еще хуже, чем ты сейчас, только добавь очки, кривые зубы, лишний вес и пытливый ум естествоиспытателя.
  - Ты была толстым страшным ребенком, достающим всех окружающих? - у брюнетки некрасиво отвисла челюсть.
  - Именно. Росла я без матери, была единственной любимой дочерью, которой позволялось все. Других детей в доме у нас не было, дружить было не с кем, поэтому все свободное время я проводила за книгами или в путешествиях с отцом. Когда чуть подросла, меня стали учить. Только вот преподаватели от меня сбегали через неделю, пока отец не нашел тех, кто уйти не мог, - с мечтательной улыбкой погрузилась в воспоминания детства Стелла.
  - И как ты изменилась? - жадно подалась вперед Астера.
  - Как... как... влюбилась! - нехотя ответили, всем своим видом давая понять, что тема это болезненная и продолжать ее не стоит.
  Но брюнетку одолело любопытство, поэтому через час непрекращающегося нытья блондинка сломалась, а затем, тщательно подбирая слова, все-таки рассказала историю чудесного преображения.
  - Отец у меня - сильный маг. Ему периодически на обучение отдают молодых магов. Когда мне исполнилось двенадцать лет, у нас дома появился старший сын одного давнего знакомого. Я его как увидела, так и пропала, даже плюшки есть перестала, отчего моя нянька подумала, что меня сглазили. Ходила за ним хвостиком, а когда он меня прогонял, скрывалась по углам, чтобы его хоть издали увидеть. Записки со стихами под подушку его прятала, конфеты в карман совала. По ночам репетировала, как буду ему в любви признаваться, но стоило нам нос к носу столкнуться, как все слова из головы вылетали. В общем, вела себя, как малолетняя влюбленная дурочка.
   Он, узнав, кто его тайная поклонница, отловил меня в саду и сказал, что, хотя я ему очень нравлюсь, но еще слишком маленькая для серьезных отношений. Он поклялся подождать, покуда вырасту. И заявил, что пока не стоит демонстрировать свои чувства, а то, не приведи Светлые боги, тайна откроется моему отцу. Папенька-то у меня весьма крут на расправу: прознал бы, что его дочке голову морочат, мигом бы объекту моих воздыханий голову оторвал...
  Стелла замолчала, собираясь с мыслями. Ей не очень хотелось ворошить прошлое, но, судя по глазам Астеры, горящим нездоровым интересом, придется ей рассказать историю до конца. Тяжело вздохнув, девушка продолжила.
  - Один раз возвращалась я ночью из отцовского хранилища артефактов и подслушала разговор избранника с другом. Он со смехом говорил, как его достала эта пухлая дурочка, и если бы не мой отец, давно бы меня прикопал под первым попавшимся кустом. И что он ждет - не дождется, когда закончится учеба и он сможет уехать домой, чтобы забыть меня, как страшный сон. Его приятель советовал не горячится, мол, такими невестами не разбрасываются, и что через пару лет я вполне могу измениться.
  Стелла говорила и не замечала, как в ее ладони до крови впились ногти. - До сих пор помню, что наследник ответил: 'Никогда такие уродливые дети не вырастают в прекрасных девушек. И даже возможность породнится с ее отцом не заставит меня попросить ее руки. Лучше на баньши жениться, чем прожить всю жизнь с такой страхолюдиной.
  - И что ты сделала? - гневно раздувая ноздри, прорычала Астера.
  - Что я сделала? - зловеще усмехнулась Стелла. - Разбила ему сердце. Но перед этим занялась собой. Я не вылезала из тренировочного зала и из классной комнаты. Села на диету и заставила родителя нанять мне эльфийского преподавателя этикета и манер. До того случая я любила книги и экспериментировать с заклинаниями, но теперь читала запоем и замучила папиного ассистента своими бесконечными опытами. Учителя и отец научили меня разбираться в экономике и политике, в военном деле и дипломатии. А бывшая придворная дама при дворе правителя перворождённых сделала из меня настоящую принцессу, умеющую сохранять лицо и манеры в любых ситуациях. Еще она научила меня ухаживать за собой и разбираться в моде.
   В шестнадцать лет я отправилась к знакомой ведьме, и она исправила мне прикус, изменила форму носа, сделала губы чуть пухлее и удалила два нижних ребра. Я еще хотела грудь увеличить, но испугалась отца.
   На празднование моего восемнадцатого дня рождения в числе гостей был и мой давний обидчик вместе со своими родителями. Представляю, как ему не хотелось снова встречаться с кошмаром шестилетней давности, но страх поссориться с моим папенькой оказался сильнее чьих-то желаний. Вот только вместо нескладного подростка его встретила ослепительная красавица. Видела бы ты его рожу, когда отец подвел меня к их семейке и представил как свою наследницу, - Стелла позволила себя усмехнуться.
  - Он в тебя тут же влюбился, ты не ответила на его чувства, и поэтому разбилось его сердце? - как-то разочаровалась в окончании истории Астера.
  - Влюбился, - кивнула блондинка, - только сердце я заморозила заклинанием 'Ледяная игла', а потом ударила по его груди 'Воздушным кулаком' и оно разлетелось на кусочки. Так что разбила я ему сердце не фигурально, а буквально! - с улыбкой ответила Стелла, наслаждаясь ошарашенным выражением лица соседки.
  - Ну, ты точно настоящий монстр, - пришла в себя темная. Непонятно только как ты к светлым-то попала, с твоими талантами только на нашем факультете учится.
  - Видишь ли, моя дорогая вспыльчивая подруга, мне хотелось попробовать чего-то нового, да и лечить людей намного интереснее, чем поднимать трупы и общаться с демонами, - пояснила свой выбор Стелла, а про себя добавила:
  - Тем более, когда все это ты умеешь делать с пеленок.
   На какое-то время в комнате повисла тишина, изредка нарушаемая бульканьем готовящегося зелья. А потом, видимо, от нечего делать и в качестве ответного жеста доброй воли, светлая попросила Астеру рассказать о своем детстве.
   Из рассказа Стелла узнала, что мать подруги умерла при родах. Потеряв жену, отец, который был преуспевающим владельцем магической лавки, испугался за жизнь и здоровье дочери. Тут же были приглашены мамки и няньки, оказавшиеся дальней родней, а по сути - приживалками. Девочка шагу не могла ступить без их надзора. И если Стелле разрешалось почти все, то Астере, наоборот, все запрещалось. Нельзя было дружить с детьми соседей, кто не занимал должного положения в обществе. Нельзя было читать литературу не по возрасту и, тем более, заходить к отцу в рабочий кабинет. Среди окружения Астеры и ее отца царило почитание Светлых богов и пропаганда мира во всем мире. От приторных речей и слащавых лиц девочку, остро чувствовавшую фальшь и неискренность, постоянно тошнило.
   Со временем отец вообще отстранился от участия в судьбе дочери, перепоручив ее еще больше увеличившемуся штату прислуги. Естественно, она протестовала, как только могла, и мстила своим надзирателям. На головы воспитателей и воспитательниц опрокидывались ведра с водой. Их ноги периодически цеплялись за натянутые веревки. Не проходило дня, чтобы еда не была приправлена щедрой дозой слабительного.
   Едва малышка подросла, как ее стали учить, вот только знания эти ей были совсем не интересны. Напрасно учителя пытались заставить ее собирать гербарии и варить средства от кашля. Сбежав от мучителей, девчушка отправлялась в казармы, где училась сражаться. А однажды ей посчастливилось удрать на ярмарку, и там она познакомилась с темной ведьмой, которая согласилась поделиться с ней своими знаниями. Призывы духов и кровавые ритуалы нашли самый живой отклик в девичьем сердце.
   Когда об этом узнал отец, то долго кричал и возмущался, требуя прекратить занятия. В ответ Астера пообещала удрать из дома, предварительно всех прокляв. В качестве наглядного примера она вырастила наиболее приставучей няньке ослиные уши (к тому моменту она с помощью 'учительницы' вышла на колдуна и состояла с ним в весьма активной переписке). Обескураженный отец был вынужден пойти на компромисс. Отныне ей разрешалось заниматься темными искусствами в свободное время. Ее даже отпустили в Академию, но строго-настрого наказали поступать на светлый факультет. И она теперь не знает, как сказать родителю, что и Сила в ней оказалась не того окраса, так что в ближайшее время ей грозит выучиться на некроманта. И это в семье потомственных светлых.
  - У меня такая же проблема: я - первая светлая в нашей семье. Думаю, мой отец тоже не будет рад такому известию, - Стелла сделала неловкую попытку утешить подругу.
  - И что будем делать? - Астера с надеждой посмотрела на соседку.
  - Сейчас будем колдовать, а с родителями потом разберемся.
  
   Вторую неделю магистр Гладский боялся засыпать. Если бы ему снились кровавые схватки или жуткие монстры, он бы с радостью смотрел такие сны, переживая упоительные мгновения из своей бурной молодости. Но нет, его мучали сны неприличного содержания и пугающей реалистичности. К примеру, вчера ему снилась обворожительная девушка, на которой из одежды были только распущенные волосы. Она призывно смеялась, игриво поводила плечами, отчего сквозь завесу волос проглядывала умопомрачительная грудь с призывно стоящими сосками. А как она целовалась....Гадскому до сих пор чудился вкус ее губ... Но когда они оказались в постели, то прекрасная незнакомка оказалась русалкой!
  В ушах до сих пор стоял ее хохот, после того как он, вместо ног, долго и нудно пытался раздвинуть ей хвост.
   Еще ему снились сукубы, в последний момент передумывающие предаваться с ним страсти, эльфийки, которые вдруг оказывались эльфами, оборотни, предпочитающие отдаваться партнеру исключительно в звериной ипостаси. Коварные сирены зазывали его на ложе страсти, только вот плыть к нему надо было через океан... Как-то раз ему пригрезилось, как он подглядывает за бесстрашными амазонками, моющимися в бане, а потом три ночи бегал от них, скрываясь от оскопления.
   Стоит ли говорить, что от таких снов у него в паху поселилось никогда не утихающее возбуждение. Визиты к легкодоступным женщинам облегчения не приносили, а подручное средство не давало разрядки. Проклятый детородный орган и не думал падать! Вскоре ни одна городская шлюха, ни за какие деньги не хотела его принимать, а ладони покрылись мозолями.
   Никакое успокоительное снадобье не помогало, а поиски нужного заклинания успехом не увенчались. Вернее, Моран не хотел ни с кем делиться бедой. Он ходил злой и не выспавшийся. На лекциях он не мог сосредоточиться, и, вместо того, чтобы рассказывать о принципах плетения очередного атакующего заклинания, сбивался на декламацию эротического трактата 'Лепестки граната'. Он, как голодный вурдалак, начал бросаться на всех окружающих и до дрожи боялся наступления ночи.
   В один из дней маг понял, что так продолжаться не может. Еще несколько подобных снов, и он добровольно даст отсечь себе орган, причиняющий ему столько проблем. Сцепив зубы, он отправился просить помощи у заклятого врага - профессора Фирола Сонника, являющегося, как назло, лучшим сноходцем.
   - Ну что я могу сказать, Моранчик, ты попал, - радостно захлопал в ладошки специалист по сновидениям. - Ты кого-то так достал, что этот 'кто-то' призвал из Бездны по твою душу целый выводок демонов. Поздравляю. Ко всему прочему, тебя сделали проводником для них в наш мир.
  - Как мне от них избавится? - Гадский не любил демонов.
  - Никак. Тут тебе никто не поможет. Чтобы изгнать их назад, надо знать их имена и задание, которое призывающий им дал. А для этого надо знать, кто на тебя взъелся, - магистр явно забавлялся над ситуацией. - Но, сдаётся мне, тот, кому под силу провернуть такое, следов не оставил.
  Видя, как проверенный годами оппонент приближается к мысли о самоубийстве, Фирол сжалился:
  - Я попробую пробраться к тебе в сон и поговорить с демонами, но ничего обещать не могу.
  
   Через сутки в Академии было уже два мага, страдающих постоянной эрекцией.
  - Если бы я знал, чем это мне грозит, сроду бы не полез тебе помогать! - стоя под ледяным душем, горестно вздыхал Сонник. - Вечно от тебя Гадский, одни проблемы.
  - Прости, мой добрый враг, - подставляя голову под потоки холодной воды, жалко извинялся растерявший былой пыл Моран.
  
   Неведомо как, но история про двух вечно возбужденных преподавателей достигла ушей Многомудрой. Она быстро смекнула, что это дело рук кого-то из студентов. В общежитие был объявлен тотальный обыск: искали следы пентаграммы. Место призыва демонов не нашли, зато обнаружили: запасы алкогольных напитков, литры приворотных зелий, а в одной из комнат пифий-девственниц - трех изможденных инкубов. При виде ректора они залились горючими слезами и умоляли спрятать их от юных нимфоманок. И это - помимо множества других запрещенных к проносу в Академию предметов...
  
   Виновницы переполоха недолго наслаждались плодами мести. Народ, уставший от бесконечных проверок и допросов в кабинете Многомудрой, знающий отношение Гадского к девушкам, начал недобро косится в сторону этой опасной парочки. Да и их лишенные растительности головы буквально вопияли о возмездии (подруги поклялись не отращивать волосы, пока обидчик сполна не расплатится). К тому же, зная характер Астеры, никто не верил, что она спустила профессору его поступок. Начались шепотки за спиной, грозящие в скором времени перерасти в рокот озлобленных масс. Посовещавшись, подруги решили отправить демонов восвояси и вернуть былые прически.
  Общежитие вздохнуло, а авторитет девушек в области разработки подлянок взлетел на недосягаемую высоту.
   Но мучения Гладского на этом не закончились. В дело вступил Лируш, и на мага обрушился ворох житейских проблем. То у него пуговица на штанах в самый неудачный момент оторвется, и он окажется посреди лекционного зала в дырявых трусах; то в столовой на него тарелку с едой случайно опрокинут. По утрам он долго не мог найти приготовленные с вечера вещи, носки расползались по швам, а у обуви отлетала подошва. В его комнате на стенах бурным цветом зацвела плесень, в углах завелись пауки, а горячая вода пропала напрочь. Но это были такие мелочи, по сравнению с тем, что ему довелось пережить! Поэтому он мужественно терпел, боясь признаться, что банально трусит предпринимать какие-то шаги, опасаясь ухудшения ситуации. А еще на подсознательном уровне он стал избегать задевать Стеллу и Астеру. Хоть никто и не доказал их причастность к появлению в его снах демонов, но богатый жизненный опыт буквально вопил: 'Без этих поганок не обошлось'. И маг затаился в ожидании возможности нанести этим соплюшкам новый, теперь уже окончательный удар.
  
   В один из скучных, спокойных вечеров подруги готовились к занятиям. Внезапно открылась дверь, и на пороге возник крайне взволнованный Ксандр.
  - Сидите, как старые кумушки, и не знаете, что происходит! - главный сплетник Академии как никогда напоминал застоявшегося в стойле коня. Его грудь ходила ходуном, ноздри трепетали, а ноги были готовы сорваться на галоп. От нетерпения поделиться новостью парень буквально прыгал на месте.
  - Отвали со своими выдумками, - лениво махнула рукой Астера.
  - Иди в другое место со своими глупостями, - поддержала ее Стелла.
  - Да какие выдумки! - Ксандр возмутился и сделал попытку обидеться. Попытка провалилась, а девушки не высказали никакой заинтересованности.
  - У нас, оказывается, учится сам Наследник Черного Властелина! - он не утерпел и поделился распирающей его тайной. О том, что 'тайну' выдумал пару часов назад, Ксандр благополучно забыл, как, впрочем, и все остальные сенсации, исходящие от него.
  - Врешь!
  - Быть этого не может!
  - Клянусь лорнетом моей прабабушки! Сам слышал, как Многомудрая просила преподавателей сохранить его пребывание в тайне! - житель Островов-за-Туманом твердо стоял на своем.
  - Интересно, а как ты это услышал? - ехидно уточнила блондинка.
  - Вот-вот. У нее же столько заклинаний от прослушки и посторонних глаз стоит, что их никто не смог взломать, - поддержала ее брюнетка.
  - А меня Видящая послала отнести ей амулет предвидения, дверь была открыта, я вошел и засмотрелся на ее коллекцию поделок гоблинов! Там такие интересы фигурки попадаются, - с ходу придумал новую небылицу фантазер.
  - Не отвлекайся, - рявкнула Астера и для усиления эффекта создала на ладони файербол
  - Так вот, - нервно дернув кадыком, продолжил Ксандр. - Я засмотрелся и не увидел, как в кабинете появилась ректор и профессора. Испугавшись, что меня заметят, я спрятался в сундук. Ой, знали бы вы, что она там хранит...
  - Хватит врать! - не выдержала Стелла.
  - Да не вру я! Правду говорю! Три часа сидел, пылью дышал, а они все думали, что им теперь делать, где Наследника учить, с кем поселить! Не верите - пройдитесь по коридору, вся общага гудит! Секретарь Многомудрой проговорилась главной поварихе, а та домовым растрепала. Короче, все уже, кроме вас, знают! - выпалив на одном дыхании 'военную тайну', Ксандр поспешил сбежать, пока ему не задали очередной неудобный вопрос. Да и потом, 'новость' была настолько потрясающей, что ею стоило поделиться со всеми, кто еще не в курсе событий.
  - Как думаешь, наврал? - как-то неуверенно спросила Астера.
  - Конечно, - категорично кивнула головой Стелла. - Ну, сама посуди, маг такого уровня, как наш ректор, и не заметила в кабинете постороннего? Да и не стал бы ни Светлый Владыка, ни Черный Властелин афишировать обучение своего отпрыска тут. Это - государственная тайна.
  - Ну да, ты права, - согласилась темная. Но через несколько минут, со словами: 'Пойду, пройдусь', покинула комнату.
   Она вернулась ближе к восходу луны в крайне возбуждённом состоянии. Лихорадочно блестя глазами, девушка сообщила, что намерена лечь костьми, но познакомится с сыном повелителя темных. Мол, для нее это дело чести! Напрасно Стелла убеждала подругу, что это все бредни Ксандра, и никакой принц на черном драконе у них не учится. Астера твердо стояла на своем - учится и все тут. Железный аргумент: 'Учебный год давно начался, новенькие не появлялись, так откуда тут ему взяться?', разбился о типично женское: 'Ты должна мне помочь его вычислить первой, пока эти дурищи нас не опередили'. Так ни до чего и не договорившись, подруги легли спать. А утром Астеры в комнате не оказалось. Судя по хаосу из разбросанных вещей, она спозаранку отправилась на охоту за Наследником.
  - Светлые и Темные боги! Ну почему все думают, что у моего отца - сын! - простонала Стелла и начала собираться на учебу. Что-то ей подсказывало - новый день принесет очень большие проблемы...
  
  
  Глава 9
  
  Раз, два, три, четыре пять,
  Я иду тебя искать!
  Кто не спрятался, я не виноват!
  (старинное заклинание поиска)
  
   Ранним утром Стелла шла по коридорам и с грустью думала о том, что одна сплетня способна перевернуть мир с ног на голову. Мимо нее пробегали студентки с алчным блеском в глазах и хищными улыбками. Все как одна были аккуратно причесаны, накрашены и надушены - это говорило о том, что сегодня девушки проснулись намного раньше старшего домового, дающего звонок к побудке. Их учебные мантии были щедро украшены кружевными оборками, атласными бантиками, вышивкой и брошками. Отовсюду слышались нервные смешки, а в каждом углу располагались группки студенток, что-то увлеченно обсуждающих. Учебное заведение стало напоминать гигантский котел с бурлящим в нем адским зельем из смеси эмоций, версий, догадок и сплетен. Девицы подозрительно заглядывали в лица молодых людей, отчего те спешно пытались понять: Что с ними не так? Может, усы от молока забыли вытереть, или козявка к носу прилипла? Ответа пока не было, не все ещё были в курсе, что с ними учится наследник самого Великого и Ужасного.
   Ближе к обеду эпидемия охватила всю Академию. В причастности к семье Черного Властелина начали подозревать каждого юношу, а девичьи сердца начали в унисон выстукивать: 'Он будет моим'. Оставалась сущая мелочь, можно даже сказать, пустячок - узнать, как пресловутый наследник выглядит. С этой целью были атакованы все представители темных родов. Увы, ничего полезного они сообщить не могли. Да, они в курсе, что у их Повелителя есть ребенок, но ни как он выглядит, ни его имени они не знали. Вернее, не помнили. Древняя магия Проклятых земель надежно укрывала наследника от предательства, стирая память о его облике. Стоило хоть кому-то из видевших августейшее семейство попытаться рассказать об их будущем правителе, как воспоминания об этом историческом событии напрочь выветривались из головы.
   Такое положение дел активно не нравилось светлым, и они постоянно засылали шпионов узнать главный секрет их вечного врага, дабы уничтожить побег зла на корню. Но Тайная служба Хозяина всегда работала на 'отлично', отчего у Властелина никогда не было перебоев с расходными материалами для проведения ритуалов, леденящих кровь экспериментов или просто для пыток. Так что расспросы будущих мастеров темного искусства ни к чему не привели.
   В ход пошёл старый проверенный способ - метод научного тыка. Действенных результатов этот опробованных в веках вариант не принес. Личность потенциального жениха (а зачем еще девушкам с ним знакомиться?) к исходу третьего дня всеобщей истерии так и оставалась скрытой в тумане.
   На четвертый день игры 'Отгадай кто наследник' в бой вступила сама ректор. Справедливо рассудив, что коллекцию любовников должен украшать настоящий бриллиант в виде сыночка Темного, она подошла к проблеме с научно-магической точки зрения. Теперь каждый вечер она с давней приятельницей Аурэлией Видящей экспериментировала со смесями для курения в надежде приоткрыть завесу будущего. То ли травы и грибы были некачественные, то ли дозировка никак не подбиралась, то ли профессор предсказаний никак не могла поймать нужную волну в эфире, но личность мальчишки так и оставалась неопознанной. А еще поганец не отражался во всевидящих зеркалах и не откликался ни на одно заклинание поиска. Одним словом, продолжал оставаться недоступным.
   Общему настрою не поддалась только Стелла. А вот ее верная нянька Лируш, скрывающийся под личиной уборщицы, услышав сплетни о пребывании в стенах Академии отпрыска своего господина, испытал настоящий шок. Неужели древняя магия дала сбой, и теперь его ангелочку угрожает смертельная опасность? Нет, такое не должно случиться, надо срочно действовать, пока его кровиночку не обнаружили. Кое-как взяв себя в руки (для успокоения мятущейся души он переселил в кровать Незабалуйского целую колонию клопов), карлик отправился на кухню варить отравленное зелье. И пасть всем студентам и преподавателям жертвами превентивных мер, если бы знакомая кикимора в более подробной форме не рассказала, по ком звонят колоколом женские сердца. Поняв, что его деточке разоблачение не грозит, Лируш успокоился...почти. Крохотный червячок сомнения продолжал вкрадчиво нашептывать ему на ухо: 'А если это хитроумно спланированная операция контрразведки Светлого Владыки?'.
   Промучившись несколько дней, карлик направился в кабинет к завхозу. Там за позволение облобызать мыски своих туфель он получил отгул. Через четверть часа он уже трясся на своем ослике по дороге к близлежащему городу Тулленбауму. Оказавшись в городке, Лируш отправил Повелителю тайное послание, открытку с видами центральной площади и целую коробку мятных пряников, коими так славился городок. Переложив ответственность со своих кривоватых плеч на широкие плечи Властелина, он посчитал долг исполненным, и отправился в ближайший салон красоты. Подправив брови, сделав маникюр и омолаживающую маску, горбун поймал себя на мысли, что ему хочется купить новую шляпку и чулки. Страх когтистой лапой сжал его твердокаменное сердце.
  - Так я скоро снизойду до Незабалуйского! - с досадой сплюнув, он решительно повернулся спиной к лавке с женской одеждой и, непроизвольно покачивая бедрами, зашагал в сторону кабака.
   Астера в поисках неуловимого юноши принимала самое активное участие. Еще в первый вечер всеобщего помешательства на резонный вопрос Стеллы: 'Зачем он тебе нужен?', девушка ответила в свойственной ей манере:
  - Вот смотрю я на тебя, ты хоть и умная, но такая дурочка....Ты только представь, какие заклинания наследник знает!
  - И ты думаешь, он с радостью поделится с тобой своими знаниями? - блондинка скептически выгнула безупречную бровь.
  - Я не думаю, я знаю! - отрезала брюнетка, запихивая в корсет скатанный в валик шерстяной носок.
  - Грудь хоть поправь, у тебя одна больше другой, - усмехнулась соседка. Как вы его искать будете?
  - Есть такое понятие, как 'женская интуиция', тысяча пиявок тебе на пятку! Но тебе оно, видимо, не знакомо! - рыкнула охотница за мифическим сыном Черного Властелина и гордо удалилась.
  - И я еще сомневалась в существовании 'женской логики', - улыбнулась будущий светлый маг и села готовиться к практикуму по алхимии.
   Видимо интуиция все же подвела женский коллектив. Иначе как объяснить, что к концу первой недели поисков искомый объект не был обнаружен? Зато были выявлены две девушки, притворившиеся юношами, и пять молодых людей, косящих под невинных девиц.
   Неудачи сплотили народ и сподвигли его на новые свершения. Как-то вечером, придя из библиотеки домой, Стелла обнаружила Астеру, прилаживающую к парадной мантии непонятный кругляш с изображенным на нем корявым сердцем, пронзенным не менее корявой черной розой.-? От чего оберег? - проявила заинтересованность девушка.
  - Пфе! - презрительно фыркнули в ответ. Это отличительный знак Председателя клуба 'НТВ+' . Хочешь вступить в наши ряды?
  - Расшифруй.
  - Клуб любительниц Наследника Темного Властелина.
  - А что значит плюс? - осторожно уточнили.
  - Ну а кого к нему приплюсовать, решим по факту обнаружения, - последовал категоричный ответ.
  - Нет, я лучше за права загрызней там поборюсь, или поучаствую в петиции за запрет использования сушеных глаз тритонов в зельях, оно как- то спокойнее будет, - открестилась Стелла.
  - Ну и зря, - задрала нос брюнетка. У нас сегодня будет сеанс прорицания. Котька с первого курса и Мрица с пятого, наконец, раскроют личность нашего неуловимого принца зла.
  - А почему провидиц будет две? - изумилась истинная темная.
  - Для чистоты эксперимента!
  - Но ведь Многомудрая и Видящая так и не смогли установить личность наследника, а у них опыта больше будет, - Стелла излучала скепсис.
  - Они закостенели в своем мышлении и используют воняющие плесенью от старости ингридиенты. Нам же владелец подпольной магической лавки достал привозимый из самой Одессии состав для воскурения!
  - Ах из самой Одессии...Представляю что они вам напророчат, - скривилась блондинка. Могу поспорить, что одна предскажет мускулистого брюнета с крепкой задницей, смуглой кожей и слегка небритой квадратной челюстью. Еще у него будут шелковистые волосы, стянутые в небрежный хвост, и потрясающие зеленые глаза. А вторая опишет субтильного блондина с васильковыми очами, в которых таится вселенская печаль. А чтоб уж совсем все было достоверно, во всех красках распишет как ветер, поднятый копытами его верного единорога, будет путаться в кудрях! - припечатала Стелла, чей вид выражал глубочайшее презрение к затевающемуся мероприятию.
  - От копыт только пыль поднимается! - огрызнулась Астера и взялась за ручку двери.
  - Где ты видела мужиков на единорогах?! - парировала Стелла.
  - Наша провидица увидит в своем видении!
  - Заметь, подруга, не я это сказала! - рассмеялась наследница.
  - С тобой спорить, все равно что пытаться гоблина заставить зубы чистить! - грохнула дверь за спиной председательницы.
  - Боги! Кто вразумит этих идиоток? - прошептала блондинка и засела за курсовую по 'Нежитеведению'.
   Стелла спала и видела сон, в котором она с отцом охотилась в эльфийских лесах на прекрасных принцев. Из сладкого дурмана ее вырвало чье-то радостное 'Просыпайся, гадина!'. Протерев кулачками заспанные глаза, она увидела склонившуюся к ней довольную до нельзя Астеру.
  - Признавайся, помесь жабы и сколопендры, ты тоже баловалась ритуалами прорицательниц и раньше нас узнала, как выглядит наследник?!
  - Аха, знаю, еще я знаю, где Черный Властелин хранит свою смерть, - зевнули в ответ.
  - Астера демонически расхохоталась.
  - Совсем с ума сошла, - прошептала девушка и быстро применила обездвиживающие чары.
   Убедившись, что соседка застыла, она быстро вскочила из постели, накапала успокаивающей настойки и, разжав кинжалом зубы жертве магии, влила лекарство. Когда взгляд подруги приобрел осмысленное выражение, а грудь перестала бурно вздыматься от праведного гнева, магичка узнала причину всплеска радости. Котька и Мрица действительно предсказали все, как и описала Стелла. Лагерь фанаток моментально разбился на две части - поклонниц светленького и поклонниц темненького. Лично брюнетка голосовала за блондина.
  - Ты точно сумасшедшая! - укоризненно покачала головой Стелла. Да я это все при тебе придумала, взяв за основу внешность главных героев из розово-сопливых романов! Пошутила я так, пошутила! И когда ты научишься думать? Наследник один, а твои горе-провидицы про двух противоположных мужиков вам навещали!
  - Девчонки реально видели наследника в своих грезах, просто каждая по своему, - не сдавалась Астера.
  - И кто кого видел? - устало вздохнула Стелла.
  - Котька брюнета, а Мрица блондина.
  - Поздравляю, одна описала свою девичью мечту, а вторая сексуальную фантазию. На месте отца этой первокурсницы, я бы ей прислала семейный пояс верности, пока какой-нибудь смазливый красавчик не похитил честь девичью, - припечатала девушка и вернулась в кровать. Отвернувшись к стенке, укрылась одеялом, намереваясь поспать хоть пару часов.
  - Я послушаю, что ты скажешь, когда мы наконец узнаем, кто наш таинственный наследник! - прошипела Астера и завалилась в постель не раздеваясь.
  Вопрос о том, как все-таки из целой толпы претендентов на звание наследника Черного Властелина выделят одного единственного, так и не прозвучал...
   Следующее утро было ознаменовано массированной атакой на блондинов и брюнетов. Поначалу парни пугались и отнекивались, но ближе к обеду, когда на некоторых из них пролился дождь из сладких булочек и конфет, они смекнули преимущества статуса сына Хозяина Проклятых земель. К вечеру число претендентов на темный престол значительно выросло. В последующие дни оно росло как на дрожжах.
   Рыжие, лысые и с головой, покрытой чешуей, бессильно скрежетали зубами, глядя на своих более везучих сокурсников. Рушились давно сложившиеся парочки и на их осколках рождались новые. Это привело к всплеску драк, магических дуэлей и увеличению продаж краски для волос. Коридоры и комнаты общежития наполнились томными вздохами, характерным скрипом кроватей и звуками поцелуев. Азарт погони сменился на любовное томление и негодование тех, кому не повезло родиться с нужным, в данный момент, цветом волос. Одна лишь Стелла оставалась бесстрастной, тихонько посмеиваясь, представляя какое лицо будет у ее отца, когда он узнает, сколько у него оказывается сыновей. Она искренне забавлялась, наблюдая, как между мнимыми наследниками ее дорогого папочки вспыхивают конфликты. Права на корону приходилось подтверждать кулаками. А бедные лекари горестно стенали, вправляя очередную вывихнутую челюсть или сращивая кости.
   Но, на беду юношей, в Академии дуры не учились. На очередном собрании Клуба было посчитано количество наследников и на следующее утро всем претендентам было объявлено о проведении соревнований, способных поставить точку в вопросе 'Кто тут настоящий сын Черного Властелина'. Когда были объявлены его условия (к примеру, первой задачей было добыть шкуру василиска) рисковать своей жизнью и здоровьем почему-то никто не захотел. Девушки снова оказались в тупике.
   Такое поражение доконало бы кого угодно, но не девиц, закусивших удила. В воскресенье Стелла собралась прогуляться по городу и посетить книжный развал. Но ее мечтам не суждено было сбыться. В комнату ураганом влетела соседка и с порога огорошила:
  - Мы будем искать Печать зла!
  - Лично я собираюсь поискать трактат магистра Сигурда Травоведника 'Как отличить настоящую мандрагору от Чайнской подделки', - осторожно заметила блондинка.
  - Костяной дракон тебе на встречу! Ты хоть когда-нибудь можешь отвлечься от своих книжек и заняться чем-то по-настоящему интересным?
  - А 'интересное' это что?
  Лучше бы она не спрашивала. Из сумбурного рассказа подруги, периодически прерываемого восторженными криками, удалось узнать следующее. Демонолог со второго курса на очередном шабаше (так с недавнего времени Стелла стала называть про себя собрания Клуба) объявила, что каждый, кто призывает демонов, носит на себе отметку темных сил. Вот по этой самой отметине наследник и будет опознан. Естественно, девушка тут же поинтересовалась, какая тогда метка и в каком месте располагается у самой студентки. На что ей было заявлено, что Норна еще ни разу не осуществляла призыв в силу того, что за малостью проведенных за учебой лет, ее знания носят чисто теоретический характер. Предложение спросить у магистра, преподающего оный предмет, о наличии печати, было презрительно отвергнуто. Дескать, мэтр призывает только демонов, а Черный Властелин еще и Теней из Бездны, и только эти сущности ставят свои отметины. И никто не сомневается, что отец явно передал сыночку секреты общения с жителями призрачных миров.
  - Короче, мы будем искать татуировки, родинки и родимые пятна странной формы! - резюмировала Астера.
  Ее подруга даже не стала спорить и намекать, что 'Печать зла' может оказаться не на самом приличном месте.
   Ночью девушки были разбужены разъяренного мужским криком, раздавшимся со стороны мужского крыла общаги.
  - У кого-то из троллей начался брачный период? - уняв колотящееся сердце, пролепетала Стелла.
  - Нет, - прозевали в ответ, - это первая группа добровольцев отправилась на поиски печати.
   И разверзся Ад. Воодушевленные близостью победы, девушки, подобно изголодавшимся по свежатинке зомби, накинулись на юношей. Парней отлавливали в закоулках и срывали с них одежду. Поход в душевую в скором времени начал приравниваться к подвигу. Студенты стали передвигаться по Академии и общежитию исключительно группами от трех человек. Но и это их не спасало от принудительного разоблачения. Покоя не стало даже в собственных комнатах. Задерганые студиозы резво кинулись усовершенствовать обережные круги, пологи защиты и заклинания против нежданных гостей. Распаленные дамочки учились их взламывать, обходить и нейтрализовать. Преподаватель по охранной магии умилялся над рвением своих учеников и предвкушал издание монографии по новым видам заклятий.
   Находились и те, кто добровольно давал себя осмотреть, но таких смельчаков было немного, ибо заваривший всю эту кашу с наследником Ксандр долго и нудно доказывал, что полоска на его левой коленке детский шрам от падения с яблони, а не след от когтя неведомой теневой твари. Еще хуже приходилось тем, у кого находили тату...
   Взрыв грянул, когда в конец осмелевшие девушки попытались раздеть самого Гадского, в темноте коридора перепутав того с пятикурсником графом Ортонским, частенько прогуливающим занятия. Профессор конечно отбился, но какой ценой! Одну из башен Академии, куда его загнала орава визжащих студенток, снесло напрочь, а сам он чудом спасся, успев вскочить на пролетающего мимо дракона. На следующий день ректор собрала всех в актовом зале и пригрозила проклясть любую, кто еще раз осмелится стащить с кого-то штаны. Поднялся глухой ропот, грозящий вылиться в массовые беспорядки. И тогда Флисента, по праву носящая прозвище Многомудрая, волевым решением отправила всех еще не прошедших проверку на ношение печати зла к себе в кабинет. Метку она не нашла, но зато выбрала парочку новых фаворитов. Поиски опять зашли в тупик.
   Еще недельку студенческое общество побурлило, но постепенно ажиотаж начал сходить на 'нет', тем более что на горизонте замаячила сессия. Последней сдалась Астера. Как-то вечером она вернулась из оранжереи, где обычно проходили заседания Клуба, и рассержено отшвырнув значок председателя, заявила:
  ? Все, я больше в эти игры не играю, буду ждать, когда поганец сам себя рассекретит.
  Стелле оставалось только сочувственно покивать головой. Все бы так и окончательно затихло, но житель Островов-за-Туманом просто не мог жить без сплетен. Да и вся его мужская гордость буквально вопила о мщении за унижение, которое он испытал, стоя голым перед строем ехидно хихикающих девиц.
   Очередное безумное утро встретило Академию новостью, что в ее стенах учится наследница Светлого Владыки. Но первый сплетник просчитался. Справедливо рассудив, что у главного светлого дочь может быть только умницей-красавицей и эталоном манер и воспитания, юноши начали преследовать Стеллу. Поначалу девушка вежливо пыталась объяснить, что она всего лишь дочь скромного мага, но ее никто не слушал. Кавалеры заговорщицки подмигивали, мол, мы знаем, отец воспитывал тебя в скромности и строгости, но мне ты можешь довериться.
   В окна их с Астерой комнаты постоянно долбились магические голуби с любовными записками, а под ногами бесконечно шныряли домовые с конфетами, мягкими игрушками и цветами. Стоило ей пойти в библиотеку, как за ней пристраивался хвост из поклонников. На лекциях в ее тетрадях невидимые зачарованные перья выводили признания в любви. Заниматься стало совершено невозможно.
   Хуже всего было то, что студентки, и без того ненавидящие Стеллу за ум и внешние данные, теперь в буквальном смысле пачками кидались в нее проклятиями. Личная и родовая защита трещали по швам.
  - У меня есть только один выход - найти настоящую наследницу! - швырнув в стену сумку, прорычала доведенная до точки кипения блондинка, с трудом прорвавшаяся в ставшими уже совсем не родными пенаты.
  - И как же ты будешь ее искать? Их с Владыкой лица это государственная тайна, никто кроме придворных гримеров не знает, как они выглядят, - съехидничала брюнетка.
  - Ты мне поможешь поднять кого-то из родственников наследницы, - зловеще прошипела будущая Хозяйка Проклятых земель.
   Хлопнула ставня и в комнату залетел холодный ветер. Зашуршали страницы учебников по некромантии, закачались чучела, вспыхнули черные свечи и заплясали по стенам тени. Посмотрев на ставшее вдруг совершенно чужим лицо подруги и ее стальной взгляд, Астера поняла - труп придется поднимать в самое ближайшее время. Решительно набрав в грудь побольше воздуха, она выпалила на одном дыхании:
  - Не надо тревожить покой моих бабушек и дедушек, - я наследница Светлого Владыки.
  - Ну, тогда и тебе не надо больше гоняться за наследником Черного Властелина, у моего отца никогда не было сына....
  
  
  
  
  Глава 10.
  
  Дети - это цветы жизни
  на могилах родителей
  (профессиональный юмор некромантов)
  
  
  
   Первой пришла в себя Астера. Окинув подругу критическим взглядом, девушка, склонив голову на бок, ехидно протянула:
  - Чем докажешь?
  Стелла выразительно закатила глаза. Ей хотелось закричать, топая ногами: 'Боги, ну почему никто не верит, что у Черного Властелина может быть дочь?!'. Но умение сохранять лицо в любой ситуации и хорошие манеры, намертво вбитые учительницей по этикету, как обычно, взяли верх над бунтарской сущностью девушки. Поэтому, вместо негодующего восклицания, она как-то обреченно спросила:
  - Каким образом я должна доказать этот факт?
  - Ну....может у тебя там есть родовой кинжал или фамильный перстень с огромным драгоценным камнем в виде черепа? - предложили в ответ.
  - У отца не кинжал, а меч, и он с ним не расстается! Чем он на поле боя противника устрашает? Церемониальной зубочисткой, как у вас, у светлых, которой куска хлеба не отрежешь? - блондинка медленно, но верно начала выходить из себя. Видимо, эльфийская метода преподавания основ поведения в обществе для юных наследниц, применительно к темным, иногда давала сбой. - И вместо кольца у него амулет из берцовой кости основателя рода, и носит он его на шнурке из высушенной жилы дракона! - Стелла сама не заметила, как перешла на крик. Обычно бледное лицо раскраснелось, глаза начали метать молнии, а пальцы рук приготовились сплести одно из сложнейших темных заклинаний, способных снести с лица земли город средних размеров.
   На брюнетку суровая, по форме и по содержанию, отповедь не произвела никакого впечатления. Ну не верилось ей, что у Грозы и Ужаса всех живущих и тех, кто удобряет своими мертвыми телам погосты, вместо брутального сына наличествует, до почечных колик от зависти, красавица-блондинка, да к тому же еще и умная. Как говорил один из величайших пыточных дел мастер Станисла Вский, чьи мемуары были ее настольной книгой: 'Не верю!'. Изобразив на лице здоровое недоверие, адептка темного искусства скептически бросила:
  - И Печати у тебя тоже нет?
  Будущий светлый маг, устало потерев виски, ответила:
  - Была. Все Хозяева Проклятых земель рождаются с клеймом темных сил. Именно по нему определяют наследника, но оно пропадает, как только отец берет на руки ребенка, и вновь проявляется, когда Черного Властелина признают Повелителем. В обозримом будущем я, - блондинка виновато развела руками, - не собираюсь занимать место отца, так что прости, Печати временно у меня нет.
  - И что она из себя представляет? - у Астеры хищно вспыхнули глаза, и вопросы начали сыпаться как горох. - Где у твоего родителя она находится? А у тебя такая же будет?
  - Смотрю, ты уже веришь, что я действительно наследница, - Стелла позволила себе усмешку. Но потом посерьезнела:
  - Печать идет вдоль позвоночника, для непосвещенного человека это просто узор из непонятных знаков, а на самом деле это настоящие имена Темных богов, написанные на мертвом языке. Когда Властелина признают подданные, надпись вспыхивает огнем, и кажется, будто под кожей течет раскаленная лава. Ни один человек, кроме настоящего Повелителя не способен выдержать 'благословение' покровителей, так что впереди меня ждет очень неприятная процедура.
  У подруги некрасиво упала челюсть. Насладившись произведенным эффектом, блондинка с многообещающей улыбкой припечатала:
  - Вот теперь ты знаешь тайны нашей семьи, и я буду вынуждена или убить тебя, или вырвать тебе язык и отрубить руки.
  - Еще варианты есть? - отчего-то нервно вздрогнула брюнетка.
  - Ну....- девушка нарочно тянула время, - ты еще можешь стать моей мачехой.
   - А где твоя мать? - выпалила соседка по комнате. Поняв, что ляпнула бестактность, она испуганно прикрыла рот слегка дрожащей ладошкой.
  Стелла помертвела, и голосом, от которого веяло могильным холодом, рассказала историю своего появления на свет. По окончанию рассказа Астеру сотрясала крупная нервная дрожь, в широко распахнутых глазах плескался откровенный ужас, а с губ были готовы слететь слова порицания. Увидев ее состояние, наследница встала на защиту родителя.
   - Астера, не надо мне ничего высказывать о моем отце. Я и так прекрасно знаю все, что ты хочешь сказать. Да, он монстр, чудовище, кем матери пугают своих детей, и все, что о нем говорят - правда. Он может залить кровью полмира и призвать самых ужасных демонов. Но еще он тот, кто дул на мои разбитые коленки и заплетал мне косички. Тот, которого все боятся, читал на ночь сказки, а в его кармане всегда для меня была конфетка. И я могла прийти к нему, и чем бы отец не был занят, у него всегда было для меня время. И ни разу он не сказал 'Я занят, не мешай'. Для вас всех он Черный Властелин, а для меня - самый замечательный папа на свете. И у меня было счастливое детство, а то, что делает мой отец - это всего лишь работа и ее кто-то должен делать! - закончив проникновенную речь, она сердито уставилась на брюнетку.
   Повисла тишина. Астера, наверное, впервые в жизни не знала, что ответить. Все, что ей рассказала Стелла, как-то не вязалось с веками создаваемым образом Хозяина Проклятых земель. Кровавый тиран и нежная отеческая забота? Некромант, по чьему мановению руки может встать армия живых мертвецов, завязывающий бантики на кудрявой детской головке? Повелитель зла, вместо того, чтобы проводить жертвоприношение, отвлекается на детский вопрос ' А почему небо синее?'. Бред. Но блондинка так убедительно говорила, а перед глазами пример своего отца, что невольно начинаешь сомневаться в том, в чем была уверена всю сознательную жизнь. Может не так уж и плох Черный Властелин? Чтобы как-то заполнить неловкую паузу, угнетаемую сердитым сопением Стеллы, дочь Светлого Владыки призналась:
  - Я, кстати, тоже не могу доказать, что являюсь наследницей дела света. Придворный грим сама не нанесу, там длина каждой ресницы имеет сакральное значение. Венец 'Светлый луч' папашка сам из сокровищницы раз в год на праздник Солнца достает. Про мое существование знает только ближайший круг особо доверенных лиц. Для остальных - мой отец безутешный вдовец, потерявший жену и ребенка при родах, а я его дальняя родственница, осиротевшая в младенчестве. Так что тебе придется поверить мне на слово.
  Вопрос о матери дочери Владыки буквально повис в воздухе. До сегодняшнего вечера девушки избегали говорить на тему родительниц, но после откровенного признания Стеллы Астере промолчать не позволила резко проснувшаяся совесть.
  - Та, кто меня родила, была темной эльфийкой. Она не хотела выходить замуж за отца, но подчинилась решению Старейшин. За это папик отдал им весьма прибыльные алмазные шахты, а всему миру показал единение светлых и темных. Но он просчитался. Мать поставила условие, что уйдет назад в клан, как только подарит наследника. Папенька, дурак, согласился, - брюнетка брезгливо скривилась. - Он, как всегда, был настолько занят миротворческой деятельностью, а попросту - погоней за очередной юбкой, что не удосужился узнать, что у дроу наследницами становятся именно дочери, а не сыновья. - Через два часа после того, как я появилась на свет, она ушла, и до сих пор никто не знает, жива ли она вообще. На все запросы Темный двор отвечает молчанием, там, видишь ли, - Астера усмехнулась, - не принято разговаривать с идиотами. Так что мой родитель не может вступить в официальный брак, пока не узнает судьбу матери, а по нашим законам женщина не может сесть на трон. Но скажу тебе больше, - брюнетка хитро подмигнула левым глазом, - чтобы изменить законы Светлой стороны, нужно не горничных по углам зажимать, да с послами наливку пить, а иметь мозги и характер твоего отца, чтобы подмять под себя Совет при Владыке. Там такие змеи-интриганы водятся, против которых черные колдуны просто добрые волшебники!
   Стелла нервно икнула. Информация медленно, но верно обрабатывалась.
  - Знаешь, подруга, во всем этом есть один большой и несомненный плюс!
  - Это какой же? - Астера, опустошенная признанием, практически не подавала признаков жизни.
  - Ну, нам не придется выходить друга за друга замуж! - выпалила блондинка.
  - Или жениться друг на друге! - поддержала ее ожившая на глазах брюнетка, и вскоре из комнаты 999 раздался дружный девичий хохот.
  
  
   Темный Повелитель пребывал в черной меланхолии с первого дня отъезда дочери. Едва в замке перестал раздаваться ее задорный смех, никакие любимые занятия не могли принести былой радости. Ни ритуалы, холодящие сердца свирепых демонов, ни военные операции, ни старые добрые пытки так и не сумели развеять тучку грусти, загородившую от него весь мир. Даже столь обожаемые им ванны из крови девственниц были не в состоянии снять груз одиночества, навалившийся на его широкие плечи и рельефную спину. Он отчаянно тосковал по своей крошке и каждый вечер с замиранием сердца ждал, когда она свяжется с ним по чудо-кристаллу.
   Свою лепту в общее настроение внес предатель Лируш, которому вдруг приспичило отправиться в отпуск в такой сложный для Хозяина период. Был бы карлик на месте, они нашли бы, чем заняться. Но его не было и когда он появится - неизвестно. Те идиоты, решившие, что могут стать его личной слугой, все как на подбор оказывались косорукими уродами, не способными по его взгляду понять, что Господину для нового алхимического эксперимента требуется мандрагора, а не клубень сельдерея! После второго десятка неумех, он перестал их развеивать по ветру и закрыл ход в лабораторию. Делать стало совершенно нечего.
   Верный гарем, обеспокоенный длительным простоем, решился на отчаянный шаг, попахивающей женской революцией. Наложницы заявились к Властелину в полном составе и потребовали праздника. Три дня и три ночи он развлекался...После чего коллекция мумифицированных голов на ограде замка сменилась с мужской на исключительно женскую, обиталище прелестниц потребовало капитального ремонта с заменой мебели, а само население гарема перестало существовать. Новый рассадник удовольствия Повелитель, неизвестно по какой причине, не торопился разводить.
   Лучиком света, пробившим тьму его отчаянья, стала весточка от отпускника с сообщением о подозрительных слухах, гуляющих по Академии. Коробка пряников, кстати, весьма пригодилась к чаю. В общем, попивая ароматный напиток и вкушая свежую мятную сдобу, он отдал приказ проверить всех обитателей замка на лояльность к существующему темному режиму. В течение суток были раскрыты два заговора, и пойман на воровстве кадавр, назначенный на пост казначея буквально неделю назад. Был найден давно пропавший набор серебряных ложек, и выявлен один светлый шпион. Увы и ах, ничего полезного, даже под пытками, диверсант рассказать не мог, потому как прибыл в сосредоточие Проклятых земель только утром, пытаясь наняться на службу самым младшим конюхом.
   Глядя на его внутренности, разбросанные по всему рабочему столу в пыточном кабинете, Черный Властелин решил погадать. Не пропадать же добру? Как назло, ни печенка, ни селезенка, ни почки и даже вырванный позвоночник не внесли успокоение в мятущуюся душу и не приоткрыли завесу тайны над будущим дочки. Проклятый ливер и кости как будто насмехались над Повелителем, предсказывая, что ждет его скоро важная встреча в казенном доме и сердечный интерес!
  - Вот же ортодокс! - сплюнул Господин. Вон как закостенел в светлых идеалах, что даже мучительно сдохнув, не хочет послужить на благо темных сил!
   Прометавшись целый день по замку, как хомячок по клетке, он, наконец, вспомнил, что в Академии раз в год проходит родительский день. Дело оставалось за малым, дождаться этого счастливого момента. А пока он не наступил, можно и войной сходить на одно строптивое герцогство. Ибо нечего расслабляться, когда Черный Властелин в тоске пребывает!
  
   Светлый Владыка вот уже какую неделю не мог понять, что за непонятное чувство его грызет. Поначалу, когда дочь покинула отчий дом, он испытал ни с чем несравнимую радость. Наконец дворец не сотрясался от взрывов. Придворные в ужасе не разбегались, заслышав голос воспитанницы их благодетеля. На голову не опрокидывались ведра с водой, а в спину не летели фаерболы. Никто никого не проклинал и не подкладывал в постель дохлых жаб. По утрам фаворитки не визжали, увидев свои отражения.
   Казалось, будто Светлые боги услышали всеобщий молебен и избавили венценосца и его двор от одной несносной девчонки. Но вскоре он сам себе начал задавать вопрос: 'А чего мне не хватает?'. И долгое время не находил ответа. Вроде он может вздохнуть спокойно, не краснеть ежеминутно за свою наследницу, которая толком-то и не претендентка на трон, но отчего-то ничего особо и не хочется. Даже прелести юной баронессы Монтинвиль не двигают его на очередной постельный подвиг. Отчего то все вдруг стало пресным и неинтересным.
   И вот только сейчас, выслушивая ноту протеста от посла герцогства Альбаро, он понял - не хватает именно его вечной головной боли, носящей имя дочери. Оказалось, без нее тишина оглушительно давит на уши, а доклады секретаря однообразны и скучны. Автоматически кивая головой в нужных моментах, он понял, что все эти годы копал между собой и Астерой пропасть отчуждения. Отгородившись от малышки стеной равнодушия, он спихнул ее воспитание на нянек и гувернанток. Она, как могла, старалась привлечь его внимание, а ему...ему всегда было некогда. Вот очередная междоусобица в Богами забытой глуши казалась жизненно важной, а то, что интересует его крошку - нет. Ее детство, отрочество прошли мимо него. Много раз девочка пыталась поговорить с отцом, но тот каждый раз был занят. Вскоре ее попытки сблизиться с родителем прекратились.
   И тогда вместо тихого послушного ребенка однажды утром проснулся маленький монстр. Были заброшены куклы и книги. На смену арфе пришел тренировочный меч. Уроки изящной словесности заменило подслушивание разговоров пьяных слуг. Да, ему доносили, что у девочки характер становится невыносимым, и появляется нездоровая тяга к темному искусству. Что она гораздо охотнее проводит время, тренируясь с его личной гвардией на плацу, нежели в музыкальной комнате, но он предпочитал не вникать в суть проблем.
   Поначалу он сваливал все это на дурную наследственность, а потом просто махнул на все рукой. Не до подростковых проблем ему было, маркиза Допидур тогда активно стала его шантажировать мнимой беременностью.
   Так что пока дочь обитала во дворце, он особо о ней и не думал. Он даже не засылал в место ее учебы соглядатаев. Но вот сегодня, слушая, как посол расписывает очередные зверства Темного, на его душе заскреблись мантикоры : 'А как там, в Академии, его дочь? Почему она ни разу не написала письмо? Вдруг она не поступила и теперь находится неизвестно с кем и где?'. От этих мыслей на душе стало паскудно. Тут еще взгляд упал на главнокомандующего, который недавно в очередной раз став отцом, замучил его рассказами о том, какая крошка Жози очаровательная малышка.
  Посол все говорил и говорил, и перед глазами Владыки вставала картина, повествующая о том, как какой-то крестьянин погиб, защищая своих детей. И впервые Светлый Владыка задумался, что он отвратительный отец, которому всю жизнь было наплевать на собственного ребенка, и для которого чужие проблемы были дороже проблем в семье. Отчаянно захотелось увидеть дочь и если не попросить прощения за годы пренебрежения, то хотя бы узнать, как она.
   Едва дождавшись окончания приема, он велел личному помощнику сделать запрос в Академию и узнать, как обстоят дела у студентки Астеры Ноктюрн Солярис. Осторожный царедворец выразил опасение, что такая заинтересованность может вызвать ненужные вопросы, и логичнее было бы под видом отца отправить на родительский день доверенное лицо.
  - В Бездну наушника! - Владыка решил действовать по- иному. Я сам поеду и все узнаю!
  - Ваше Светлейшество - рухнул на колени секретарь. - Это опасно, вас могут узнать наши враги!
  - Не смеши мои подштаники, - воспользовался любимым выражением дочери Светлый. Без размалеванной морды даже ты меня не отличишь от простого мага!
  И чтобы ни у кого не возникло желания занять в мое отсутствие трон, мы никому не скажем, что я буду отсутствовать несколько дней.
  - Как вы можете так думать? - задохнулся от возмущения старик. Мы душой и телом принадлежим вам! Ни у кого даже нет мысли о дворцовом перевороте!
  - Себе-то хоть не ври, - буркнул правитель и отправился к бывшей кормилице узнать, что его дочь любит.
  
   Как то внезапно пришла зима. Еще вчера под ногами хлюпала вода, а сегодня по городу можно передвигаться только на коньках. Высыпавшим на улицу детишкам легкий морозец щиплет щеки. Но детворе все нипочем. Они радостно подставляют под тихонько падающий снег озябшие ладошки и смотрят, как ажурные снежинки превращаются в капельку искрящейся под холодным солнцем воды.
   Дворовые собаки забились по конурам, а вечно озлобленные стражники оккупировали все кабаки. Случайные прохожие спешат укрыться в теплых домах, а дворники испарились в неизвестном направлении. На город упала тишина, звенящая сосульками и тихим матерком поскользнувшихся бедолаг. И только крикливые галки, рассевшись на голых ветвях деревьев, жалуются на голод и холод.
   Академия, наконец, зажила в обычном ритме. Забыты наследники и наследницы, из головы выкинуто все, кроме полученных знаний. Впереди студентов ждет родительский день и сессия. И если первое можно не принимать близко к сердцу, то второе заставляет этот самый орган сжиматься от ужаса. Так что никакая перспектива прокатится на горке или поиграть в снежки не заставит студентов высунуть нос не то чтобы за ворота, а элементарно на улицу.
   От того появление двух мужчин прошло никем не замеченным. Они появились с противоположных концов города и столкнулись нос к носу возле входа в учебное заведение.
  - Кейп?
  - Страйк?
  - Ты что тут делаешь? - от их вопля пролетающая мимо птица выронила честно украденный сыр.
  - У меня тут дочь учится, - насупился темноволосый, отзывающийся на имя Кейп.
  - Ты мне не говорил, что у тебя есть дочь, - почему-то обиделся светловолосый, известный в миру как Страйк.
  - А ты спрашивал? И сам-то чего сюда приперся, ностальгия замучала? - Кейп сделал шаг вперед.
  - Не поверишь, у меня тут тоже учится дочь, - почесал затылок его давний приятель. И я приехал на родительский день.
  - Какая неожиданность, я вроде как тоже, - хохотнули в ответ, и, приобняв друга за плечи, ответственный родитель сделал первый шаг на ступеньку.
  - Ну что, пойдем, посмотрим, как там наша альма-матер без нас изменилась?
  - Твоя-то, конечно, учится на темном факультете? - блондин скорее утверждал, чем задал вопрос.
  - Естественно, - гордо кивнули в ответ. А твоя, не сомневаюсь, отсиживает мягкое место у светлых зануд? -парировал брюнет.
   Смеясь и переговариваясь, бывшие занозы в задницах всего преподавательского состава пошли искать своих дочерей.
   Шагая по принаряженным по случаю 'великого дня' коридорам Академии, друзья вспоминали свои проделки. Через каждые пару минут слышалось 'А ты помнишь как ... ' и взрыв мужского смеха. На эти звуки вышла Флисента. Увидев своих бывших учеников, она непроизвольно облизнулась. Если в пору студенчества они бередили ее душу и тело, то, что говорить теперь, когда вместо двух симпатичных юнцов перед ней стояли потрясающие мужчины.
   Ей до ломоты в коленках захотелось нежности в объятиях голубоглазого белокурого полубога. Но еще больше она возжаждала сжать ноги на талии смуглого брюнета и, выгибаясь в пароксизме страсти, провести резко увеличившимися ногтями по его спине. А еще лучше, оказаться с ними в постели двумя, одновременно. Мысленно поправив корсаж платья, она пошла в наступление.
  - Страйк и Кейп, дорогие мои мальчики, какими судьбами ? - широко раскинув руки, женщина многообещающе улыбнулась.
  - Госпожа ректор, какая приятная встреча! - мужчины кинулись целовать своевременно протянутые женские ладошки.
  Далее следовали взаимные расшаркивания, комплименты и воспоминания. Слегка утомившись от пустой болтовни (поганцы намеков никак не желали понимать), она, игриво поигрывая плечами, с которых наконец спустились бретельки платья, повторила свой вопрос:
  - И все же, что Вы тут делаете, мои любимые шалунишки?
  - Да дочерей мы приехали проведать, - обезоруживающе искренне ответил блондин.
  - Дочерей? - опытный руководитель на мгновение растерялась. Но годы работы с молодежью позволили ей быстро прийти в себя.
  - Светлые боги, кто бы мог подумать, что записные разгильдяи Кейп Нуар и Страйк Солярис станут заботливыми отцами и приедут.
  - Из самых отпетых повес получаются лучшие в мире отцы, - назидательно поднял указательный палец вверх брюнет. Но серьезная мина никак не соответствовала задорным искоркам, вспыхнувшим в его темных, затягивающих в омут, глазах.
  - Но я не помню, чтобы у меня учились студентки с вашими фамилиями, - плотские желания плотскими желаниями, но профессионализм ректора был отточен годами. Настал скользкий момент, и мужчины это быстро поняли.
  - А они под фамилиями матерей у вас учатся, не хотелось, чтобы наши 'подвиги' аукнулись невинным крошкам, - выпалил Кейп, и без перехода добавил:
  - Мистресс, а вы до сих пор любите коротать вечера в кабачке 'Копыто единорога'?
  - И вы все так же всем винам предпочитаете эльфийские? - поддержал его Страйк.
  - Приятно, что вы не забыли мои пристрастия, - мысли о каких-то там студентках моментально вылетели из головы, выбитые более приятными думами.
  - Приятно, что вы не изменили своим привычкам, - интимно прошептал темноволосый искуситель. Предлагаю ближе к полуночи встретится в более приятной обстановке и продолжить наш приятный вечер воспоминаний.
  Флисента томно вздохнула и благосклонно кивнула. После чего с великим сожалением откланялась и пошла встречать очередных родителей, появившихся на горизонте.
  - Ну и зачем тебе понадобилось тратить время на эту старую химеру, чьих объятий мы старательно избегали все 5 лет? - едва она скрылась из поля видимости, прошипел Страйк.
  - Ты как был светлым идиотом, так им и остался, - сплюнул на блестящий паркет Кейп. Мы уедем, а нашим девочкам тут учится, и если эта, как ты выразился, старая химера, на них взъестся, то им не жить. И не тешь себя надеждой, что она не узнает, кто из ее студенток наши дочки. Даю на отсечение твою руку, когда девчонки поступили, она почувствовала отголоски нашей с тобой силы.
  - Ну, если так, то тогда не такая уж она и химера, и не очень-то и старая. В конце концов, мне попотеть не жалко, главное - отцовский долг, - панибратски хлопнул его по плечу приятель, и они отправились в женское общежитие.
  
  
   Лируш, в связи с проведением родительского дня был загружен работой по самое 'не могу'. С утра и до ночи, поминая матерей студиозов, бедный карлик мыл окна, стены и полы. Вот и сейчас он оттирал надпись 'Незабалуйский похотливый козел' собственноручно выведенную им несколько дней назад. Вдруг волосы на его затылке зашевелились, а по спине пополз холодный пот. Сердце забилось пойманным в силки кроликом. Ему не надо было поворачивать головы, он и так уже знал, что к нему приближается Хозяин. И многолетняя интуиция подсказывала - его узнают, и никакая маскировка не спасет. На его счастье из-за угла вышел завхоз. Отбросив от себя грязную тряпку, он буквально кинулся на грудь к давнему обожателю и впился в его рот жадным поцелуем. Незабалуйский-заде поначалу опешил, не поверив своему счастью. Но потом, будто боясь спугнуть свою суровую госпожу, вцепился в ее накладную задницу, крепче прижимая к себе, сминая фальшивую грудь.
   Карлик от осознания того, что впервые целуется с мужиком, впал в ступор и даже не заметил, как Черный Властелин прошел мимо него. И не услышал, как тот сказал:
  - Смотри, а наш полуджинн все такой же похотливец и все так же тискает уборщиц по углам.
   Мгновения казались Лирушу вечностью, наконец, почувствовав, что задыхается, он прервал страстное лобызание и осторожно выглянул из-за плеча тихо млеющего поклонника. Убедившись, что опасность миновала, он, со словами 'Да как ты смеешь, мерзавец', влепил оглушительную пощечину уже практически пускающему слюни сладострастнику. Оставив завхоза в полной растерянности, карлик поспешил спрятаться на кухне. Как бы он не любил свою ягодку, но встречаться с Повелителем ему совсем не хотелось. А еще больше не хотелось возвращаться в родные пенаты. Увы, воздух свободы сводил с ума и не таких стоиков как верный слуга.
   Ничего не подозревающие о визите отцов девушки готовились к экзаменам. Устав от зубрежки Стелла решила совершить набег на столовую, а Астера - принять ванную. Едва подруга ушла, как девушка скинула с себя форменное платьице и осталась в одном корсете и полупрозрачных панталончиках. Ее руки уже потянулись избавиться от последних деталей туалета, но тут раздался настойчивый стук.
  - Кого лысый гном принес? - рявкнула брюнетка и, не дожидаясь ответа, рывком распахнула дверь.
  - Папа? - испугано пискнув, она отошла в сторону.
  - Астера, ты почему в таком виде?! Быстро прикройся - проревел отец. А ты - угрожающий взгляд в сторону застывшего друга, - не смей пялиться на мою дочь!!! А ведь тот действительно пялился на роскошную брюнетку с умопомрачительной фигурой, и он решительно не хотел понимать, что эта воплощённая мечта дочь его друга...
   Как бы Астера не была напугана внезапным визитом папеньки, но она быстро сообразила метнуться на сторону Стеллы и зарыться в шкаф с вещами соседки, лихорадочно соображая, что ее дорогому родителю тут понадобилось, и догадается ли подруга не поднимать скандал за такой налет на ее собственность. Но она не была бы собой, если бы не огрызнулась:
  - Я собиралась принимать душ, а не поваляться в койке с волосатым троллем!
  - Папа, ты что тут делаешь? - от входа раздался нежный девичий голосок, заставивший высокоморального родителя прикусить язык. Одновременно с этим по комнате начал разносится аромат свежей выпечки.
  Он резко повернулся и остолбенел от прекрасного видения, представшего перед его глазами. Юная красавица, в трогательном платье цвета летнего неба прижимала к груди блюдо с исходящими паром плюшками.
  Его безжалостно оттеснили плечом.
  - Стелла! Девочка моя, иди, папа тебя обнимет! Совершенно обалделыми глазами Светлый Владыка, он же Страйк Солярис смотрел как его друг, Кейп Нуар, в очень узких кругах известный как Черный Властелин, подхватывает на руки счастливо смеющуюся блондинку.
  
  
  
  Глава 11
  Проще поймать феникса,
  чем женщину на вранье!
  (из воспоминаний одного рогоносца)
  
  
   Очутившись в надежных родительских объятиях, Стелла отчетливо почувствовала приближение небольшого пушистого зверя 'Песца' подвида 'Полный'. На мгновение ей даже почудилось, как его мохнатая лапка прошлась по ее ягодицам. Целуя слегка заросшие эротической щетиной отцовские щеки и счастливо улыбаясь, девушка лихорадочно соображала: 'Что делать, дабы дражайший папенька не догадался на каком факультете она учится'. Припомнив уроки военного дела, в частности тактическое отступление, блондинка, соскользнув с рук, потащила родителя на половину Астеры, молясь чтобы у подруги хватило ума ей подыграть.
  
   Быстро скинув с кровати учебники, трупики полевых мышей и пару огрызков, Стелла приглашающе похлопала рядом с собой.
  - Эээ, розанчик мой, а разве те симпатичные шторки мы не с тобой вместе выбирали? - откидывая от себя ногой в идеально начищенном сапоге замызганную тряпку, аккуратно сев на краешек девичьей постели, поинтересовался Черный Властелин, кивая на территорию, якобы занятую Астерой.
  - Вместе, - согласилась наследница, пытаясь собой загородить гору грязной посуды, башней возвышающейся на письменной столе.
  Ее маневр не остался незамеченным.
  - Скажи мне плюшечка, а с каких это пор ты стала жить хуже гоблинов? - безупречная бровь Наместника зла на земле брезгливо выгнулась.
  - Папа! Я учусь на темном факультете, вот и пытаюсь соответствовать представлению людей о колдунах, - мило покраснела дочь, посылая мысленные проклятия на голову соседки.
  - Что-то я не припоминаю, чтобы у нас в доме было как в конюшнях! - в голосе отца зазвенела сталь. Кажется, это было ошибка, отправить тебя обучаться в Академии!
   Пока Кейп высказывал свое недовольство, на лбу брюнетки вскочил огромный прыщ, грозящий в скором времени поспорить своими размерами с яйцом дракона. Блондинке все же изменила ее хваленая выдержка. Чем больше Хозяин Проклятых земель рассматривал обиталище дочери, тем больше ему хотелось забрать ее в родные пенаты. Когтистые лапы небезызвестного зверя практически сомкнулись на лилейной шее. И тогда Стелла использовала запрещенный прием. Нет, ее глаза не наполнились слезами, а розовые губы не стали предательски дрожать. Все было гораздо, гораздо страшнее.
  - А не увидеть ли мне наконец родичей по материнской линии, да и тебе полезно будет прогуляться к теще на пироги, обсудить с тестем какой размер гульфиков сегодня моден, послушать свежие рыцарские баллады в исполнении моих кузин, - задумчиво разглядывая безупречный маникюр, протянула интриганка. По телу отца прошла отчетливая дрожь. В первый и единственный раз, когда он видел родню убиенной жены, теща чуть не отравила его собственноручно сделанной кулебякой (Долгое время он вместе с Лирушем в лаборатории безуспешно пытались вычленить ингредиенты угощения, пока не плюнули и не подкупили поваренка на эльфийской кухне. С тех самых пор в кругу темной аристократии считается самым жутким событием получить в подарок от Лорда пирог 'Тещина радость'.). Искренне ненавидимые тесть и племянницы своей пустопорожней болтовней и унылыми песнопениями довели несчастного Властелина до трехнедельной мигрени, а он, в свою очередь, обеспечил родственникам до сих пор не прекратившийся нервный срыв.
  - Розочка моя, ну зачем тревожить престарелых людей своими визитами, - моментально пошел на попятную Нуар. Давай ты просто немножко уберешься, и не будешь так радикально изображать из себя деревенскую ведьму, проживающую в землянке? Дождавшись утвердительного кивка, он решил поинтересоваться успехами в учебе:
  - Кисонька, а как у тебя дела с некромантией? Ты вроде как мне писала, что планируешь стать Магом Смерти?
   Стелла вздохнула и уныло подумала, что подъем усопшей по осени мухи, произведенный при помощи веника и совка, вряд ли можно зачесть за пробуждение древнего погоста. Но, хочешь стать Магом Жизни, научишься и лягушек препарировать! И полился в родительские уши сладкий сироп лжи о нелегких буднях адептов-первокурсников и о зверствах профессоров. Благо знаний, полученных дома, девушке вполне хватило бы для получения диплома прямо сейчас, другой вопрос, что темная магия давалась ей с большим трудом, но кто же об этом скажет раздувающемуся от гордости отцу?
  
   Пока блондинка пудрила мозги родителю, папашей брюнетки была произведена попытка (надо сказать весьма неудачная) подвергнуть ее допросу. Оказавшись на сияющей чистотой и порядком половине комнаты, умилившись плюшевому медвежонку, сидящему на идеально заправленной кровати, ничего не знающий о вкусах и предпочтениях собственной дочери, он не нашел ничего умнее, как спросить:
  - Астера, дщерь моя, а не страшно ли тебе жить в одном помещении с приспешницей тьмы?
  'Дщерь' недоуменно пожала плечами, честно говоря, она не поняла, о чем так высокопарно спросил ее отец. Видя непонимание, папик постарался развить свою мысль:
  - Все эти чучела, мумифицированные животные, заспиртованные уродцы, паутина как-то не очень подходят той, чье призвание нести свет.
  Светоносица упорно не понимала, о чем ей говорит родитель. Последний, так и не дождавшись ответа, решил нагнать жути:
  - Ты спокойно спишь с такой соседкой? Вдруг она захочет ночью взять у тебя твою невинную кровь для леденящих душу обрядов?
  - Ты посмотри на нее, - фыркнула Астера, - разве она может кому-то причинить боль? И как она, по-твоему, будет добывать мою невинную кровь? Тыкая кинжалом мне в горло?
  ? Зло многолико и сильно, - украдкой посмотрев на ладную фигурку и прелестное лицо, как-то тоскливо вздохнул Владыка света, - мне страшно оставлять тебя в этих стенах.
   Вот тут до наследницы дела света дошло, что ее папульчик, не понятно с какого палисандра упавший, вдруг озадачился ее жизнью. И эта вот 'озадаченность' может вполне себе плохо кончится. С этим надо было что-то делать, причем срочно. Ускорения мыслительному процессу добавили немилосердно зачесавшийся прыщ и рука Стелы, сжавшаяся с виду аккуратный, но на практике оказавшийся весьма тяжелым, кулачок.
  - Напомните мне, папа, - не хуже змеи зашипела успевшая накинуть на себя платье брюнетка, - а когда у нас в родовом гнезде последний день делали капитальный ремонт с заменой крыши?
  - Ты сейчас на что намекаешь? - слегка побледнел Страйк.
  - Я не намекаю, а открыто говорю, что недоучившемуся магу весьма сложно сдерживать свою силу, да и практические занятия надо где-то проводить! Нет, я, конечно, могу перенести занятия магией в твои охотничьи домики или летние резиденции, но тогда остро встанет вопрос, где тебе встречаться с твоими фаворитками?
  - Вот про занятия мы и поговорим, - моментально перевел стрелки Владыка, забеспокоившийся при поднятии полового вопроса. Что вы сейчас проходите?
   Астера кинула умоляющий взгляд на Стеллу. Та, услышав молчаливый крик души подруги, посредством движения бровей и губ, попыталась передать последнюю лекцию по 'Целительству'. Но судя по ошарашенному виду брюнетки, ей скорее удалось воспроизвести один из способов запугивания противника устрашающей гримасой, широко применяемый орками при атаке на врагов. На ум лезли заклинания, призванные увеличить рост картошки и призыва дождя. Но на каком курсе их проходят, и проходят ли вообще, студентка совсем не светлого факультета не смогла бы ответить даже под угрозой насильственного обучения игры на клавесине.
   Тут еще и папы обменялись друг с другом многозначительными взглядами. Многолетний опыт политической и закулисной жизни сигнализировал двум правителям о том, что в этой комнате происходит что-то не то. А вот что - нужно было выяснить как можно скорее. Стелла, прекрасно зная своего отца, понимала, что еще пара минут и отец догадается, что она его водит за нос. О последствиях думать не хотелось, думать хотелось исключительно о чуде, которое их спасет. И чудо случилось. Дверь с треском раскрылась, и на пороге возник трясущийся от распирающих его новостей Ксандр.
  - Вы видели двух потрясающих мужиков, что прибыли на родительский день? Говорят это наши новые отцы-попечители, приехавшие из каких-то неведомых стран! А еще говорят, они супруги, и выбирают себе третьего!
  - ЧТО!!!! - одновременно взревели заподозренные в тяге к мужчинам
  Кейп Нуар и Страйк Солярис, в узких кругах более известных как 'Неутомимый жеребец' и 'Истинный берсерк'. Их глаза сверкали яростью, пальцы плели самые страшные заклинания, а в головах набатом стучало 'УБИТЬ'. Причем Светлый Владыка, как истинный добряк, хотел без затей отрубить островитянину голову, а Черный Властелин, как настоящий злодей, мечтал медленно разрезать нахала на аккуратные кусочки. Но Главного сплетника Академии ни такими воплями, ни такими лицами было не пронять. Ничуть не испугавшись грозного вида объектов досужих вымыслов, он моментально сориентировался и выдал очередную сентенцию:
  - Это ваши незаконнорожденные сестры, с которыми вы были насильственно разлучены в детстве, а теперь случайно нашли?
  - Это наши вполне себе законнорожденные дочери, песий выкормыш! - зарычал отец Стеллы.
  - Отлично! Значит, я могу сказать ребятам, что вы придете на смотрины в главный зал? - Ксандр очаровательно стрельнул глазками. Страйк пошел пятнами, а Кейп начал шарить по бедру в поисках фамильного клинка. Стелла буквально воочию увидела, как над головой парнишки завис дух смерти. Астера под шумок припоминала лекции по профилирующему предмету и уже предвкушала, как труп сокурсника по ночам будет лихо отплясывать в коридорах, пугая штатных приведений.
  Ситуацию спасла блондинка. Подхватив под руки отцов, наступающих на пока еще ничего не подозревающего Ксандра, девушка мило прощебетала:
  - Пойдемте выйдем в сад!
  - Ага, уточек там у пруда покормим, венки погребальные, ой венчальные, сплетем, - поддержала ее брюнетка.
  - Ну а я пока ребятам скажу, что б они носы там попудрили, побрились, - засуетился сплетник и бочком просочился на выход. Впервые меткость изменила Кейпу и знаменитый кинжал Черных Властелинов (ручная работа самого первого Властелина. Кривая ручка, плохая балансировка, лезвие без кровостока) остался торчать в дверном косяке.
   ***
  
   Целый день девушки гуляли по территории Академии и уклонялись от неудобных вопросов. Еще они предотвратили массовое убийство претендентов на руки и некоторые другие, стратегически важные части тел отцов, отвадили бесчисленное количество девиц, вожделевших познакомиться с их папашами, и отсрочили казнь Ксандра. Родители в перерывах между отражением всяческих атак на свои персоны, делились с дочерьми воспоминаниями юности, периодически забывая опустить некоторые пикантные подробности. В частотности, подруги узнали о некоторых предпочтениях в постели Многомудрой, о том, как в учебное заведение провести девиц, и о кабачке 'Папаши Добрячка', в котором продается лучший самогон. Ближе к вечеру, получив от ректора разрешение покинуть стены альма-матер, раздувающиеся от гордости отцы повели дочерей ужинать в семейный ресторан с безупречной репутацией. Ибо разговоры о лихой студенческой юности это одно, а вот трапеза с дочерью совсем другое.
   За ужином Страйк разрывался на части. Он честно делал попытки сблизиться с Астерой, задавая глупые с ее точки зрения вопросы (ну какая приличная темная знает кто написал поэму 'О любви сереброволосой эльфийки к меднокожему демону'. Или откуда ей помнить, как звали первого волшебника, если с пеленок ее интересовала совсем другая сторона магии?). А еще он постоянно кидал украдкой взгляд на дочь друга. Еще никогда за всю его бурную жизнь ему не встречалась такая красавица. При этом в девушке чувствовалась какая-то загадка. Но как назло, на все его потуги Астера отвечала презрительным фырканьем, а Кейп многозначительно проводил по своему горлу пальцем, при этом мерзавец не забывал раздевать взглядом Астеру. Светлый Владыка пошел дальше друга. Вместо всем известного жеста, он под столом от души пинал Черного Владыку ногой по коленке.
  
   Одним словом вечер для девушек вполне себе удался, что не сказать про их родителей, которых ждала встреча с Флисентой. По окончанию застолья мужчины проводили наследниц до дверей Академии, где блондинка тепло попрощалась с отцом, а брюнетка сухо кивнула и попросила больше не приезжать, дабы не позорить ее.
  - Чем это я тебя позорю? - взвился Страйк.
  - Тем, - усмехнулась Астера, и попросила отца вывернуть карманы. На тропинку посыпались бесчисленные записки, засунутые студентками и официантками. В карманах Кейпа записок было не меньше...
  Кинув на отцов уничижительные взгляды, студентки поспешили скрыться в Академии, пока кто-то из папашек не вздумал поинтересоваться о домашних заданиях.
  
   ***
  
  - Вот чую, ты украдкой пытался ущипнуть мою дочь за попу! - заявил Страйк, расположившись за столом совсем другой ресторации, откинувшись на спину стула, разморенный после общения с Флисентой.
  - А ты пялился на грудь моей дочери - парировал Кейп, потирая саднящую спину.
  - Побойся темных богов, Нуар, она же еще маленькая!
  - Грудь или моя дочь? - решил уточнить Кейп.
  - Дочь,- буркнул Светлый Владыка-, грудь у нее вполне даже очень ничего.
  - Лишишься рук, как только эти самые руки потянутся к этому самому 'ничего', - угрожающе сузил глаза Темный Властелин.
  - Выколю глаза, если еще раз ты будешь пялиться на мою крошку! - не остался в долгу Хозяин Светлых земель.
  Через полчаса игры в гляделки и кувшина вина, приятели постановили. Дочери их красавицы и умницы, но еще слишком юные и невинные и от этого неприкосновенные.
  - Кейп, а если к нашим девочкам начнут приставать всякие малолетние извращенцы?- поделился пришедшей на ум мыслью блондин. Я не готов принять в свою семью оболтуса зятя!
  - Можно подумать, я готов терпеть возле Стеллы какого-нибудь хлыща!
   Вы еще слишком молоды, чтобы стать дедушками, - выставляя очередную порцию выпивки, горько посетовала служанка.
  На лицах мужчин отразился ужас, и утром их дочери получили пояса верности с приказом немедленно облачиться в последнюю новинку от гномов...
   Но не созданы еще такие преграды, что способны запретить сердцам влюбляться. Всю ночь Стелле снился светловолосый отец ее подруги. Астера, напротив, всю ночь не спала, а вздыхала, вспоминая порочную улыбку Кейпа. Наконец, устав ворочаться, ближе к рассвету она не удержалась и, растолкав подругу, сообщила, что Черный Властелин совсем не похож на того монстра, коим его изображают. Блондинка в свою очередь призналась, что бездонные глаза Владыки зажгли в ее груди пожар.
   Одним словом, девочки влюбились. Но зная о том, как их отцы падки на женский пол (Стелла к тому же прекрасно знала как папа и пополняет запасы ингредиентов из человеческих, и не только, органов) они сочли свои шансы на взаимность равными нулю. Через пару недель любовное томление несколько надоело, ибо от предметов их воздыханий не последовало ничего кроме сухих требований отчётов про учебу, да и начавшаяся сессия не оставляла времени на рефлексию. Но решительный характер девиц все же требовал действий. Тяжело томится от безвестности, когда препод по боевой магии Гладский жаждет твоей крови, а тебе надо придумать, как отразить его каверзные заклинания и отправить профессора на больничную койку. Пусть те, кто захватили в плен девичьи сердца уже скажут, как они к ним относятся и плевать, что подруга спрашивает о подруге. И вот во дворец Светлого Владыки летит письмо от блондинки, а волшебный кристалл связи Черного Властелина оживляет резкий звонок... Полученные ответы холодным душем пролились на пылающие девичьи сердца.
  - Я ему покажу, какая я маленькая! - топала ногами Астера.
  - Я ему докажу, что я взрослая! - вторила ей Стелла.
  - Я ему устрою жизнь счастливую, похотливый козел! - клялся подслушивающий за дверью Лируш.
  - Она будет моей, - шептал Незаболуйский, наблюдая за стоящей в интересной позе, прильнувшая к замочной скважине уборщицей.
   Что в этот момент говорили или думали объекты девичьих грез неизвестно, ибо в тот момент они были несколько заняты тем, о чем юным девам знать не положено!
  
  
  
  Глава 12.
  Не умеешь придумывать пакости -
  Иди, занимайся балетом или керамикой!
  (из поучений настоящего темного мага незадачливому ученику)
  
   - А я говорю, пойти к 'Папаше Добряку', ухлестаться гномьим самогоном и разнести весь кабак - это подтверждение малолетства! - второй час, Стелла с раскрасневшимся от гнева щеками отметала предложения Астеры по доказательствам их причастности к кругу избранных, то есть взрослыых.
  - Ну и что ты предлагаешь? Вышить гобелен со сценой эпической битвы Темных и Светлых богов? - фыркала в ответ подруга, в глубине души согласная с доводами соседки.
  - Нет, заниматься рукоделием мы не станем, но и воровать спиритус из лаборатории Дэ Жаба для создания мифического философского камня мы не будем, как впрочем, похищать артефакты из хранилища Флисенты для призывов инкубов. Это все мелочи, нам надо что-то масштабное!
  
   Такой, ну или примерно такой разговор происходил в комнате девушек каждый вечер, с тех пор как любимые мужчины, отказали девочкам во взаимности. Все, что приходило им на ум, отдавало детскими шалостями и обычными студенческими проделками и это было по-детски глупо. Для привлечения внимания Кейпа и Страйка требовалось нечто эдакое, а вот что, девицы пока не знали, да тут еще, как назло, началась сессия, и времени на обдумывание манёвров катастрофически стало не хватать. Отложив коварные планы по завоеванию своих королей (для принцев вдовый Темный Властелин и непонятно в каком статусе пребывающий Светлый Владыка были староваты) до будущих времен, когда их отпустят на каникулы.
   Пока Стелла и Астера классифицировали растения и нежить, демонстрировали свои навыки по боевой и оборонительной магии, Лируш стал жертвой коварства Незабалуйского. Устав от неприступности уборщицы, завхоз за две бутылки вечно не хватающего для опытов эликсира уговорил алхимика сварить ему одно хитрое зелье. Для знающих алхимию людей оно носило не выговариваемое название, а по простому - оно непреодолимое желание предаться плотским утехам. В просторечье оно называлось 'Конский возбудитель' и его в сильно разбавленном виде продавали за бешеные деньги целители. К операции по завоеванию крепости полудемон решил привлечь Барабашкина. Ничего не подозревающий Лируш пил чай в компании с кикиморой, когда их идиллию прервал вопрос домового:
  - Лира, а правду говорят, что целомудренность ты потеряла в объятиях Главы гильдии золоторей, прям на его рабочем месте при прочистке королевской канализации?
  Кровавая пелена упала на глаза верного слуги Повелителя. Где и когда потерял невинность, бывший горбун за давностью лет не помнил. Но вот с кем, он знал точно, и это был совсем не мужчина. Издав низкое рычание, поломойка, словно дикая кошка, кинулась на домового. В воздухе замелькали клочья бороды. Кикимора с писком кинулась прятаться под стол, откуда с непередаваемым удовольствием наблюдала, как подруга щедро награждает ее беспутного мужа тумаками.
   Пользуясь всеобщей суматохой и помня о невосприимчивости своей госпожи к магии, Незабалуйский решил действовать наверняка. Наплевав на все рекомендации Сигизмунда, вместо одной капли зелья, он недрогнувшей рукой вылил в чашку карлика целый флакон афродизиака. И не просто возбуждающего средства, а средства способного даже в сильно концентрированном виде поднять нечто давно усохшее у целого легиона мертвецов. После чего крадучись покинул поле боя и затаился в засаде недалеко от комнаты Лируша. Через пару часов, заслышав шаги любимой, он, ослепительно улыбаясь, шагнул навстречу судьбе.
   Судьба к нему не благоволила. Поравнявшись с сияющим завхозом, так до конца и не успокоившийся Лируш, со всей силы двинул поклоннику кулаком в живот. Увы, Незаболуйский не знал, что на бессменного ассистента Хозяина зелья или совсем не действую или действуют ну с очень большим опозданием. Решив, что Дэ Жаб его обманул, сильно разочарованный и жестоко обломанный завхоз отправился на разборки с алхимиком...
  
   Весь следующий день настоящий извращенец наблюдал (или мелкий пакостник, кому как нравится), как его греза вместо того, чтобы кидаться ему на шею, меланхолично намывает полы. Он практически стесал зубы от нетерпения, а коварная обольстительница оставалась ко всем холодна, как могильная плита. Ее дыхание было ровным, грудь не вздымалась, а глаза не манили в омут страсти.
  - Она, наверное, фригидная, - тоскливо вдыхая, нет-нет, да и думал завхоз. Но глядя на то, как уборщица гневно потрясает кулаком в адрес студентов, посмевших пройти по только что вымытому коридору, гнал эти крамольные мысли прочь. Оставив надежду на сближение, ответственный за чистоту, половые тряпки и метла отправился на поиски домового. Фиаско требовалось срочно запить, тем более он твердо знал, что запасы спиритуса у Сигизмунда пока не иссякли, а заклинание на вечную трезвость перестало действовать еще на прошлой неделе.
  ***
   Ближе к вечеру ничего не подозревающий о провалившемся покушении на его тело Лируш внезапно почувствовал тесноту в панталонах приятно-розового цвета. При этом возбуждение было настолько сильным, что никакие подручные средства не могли его снять. Поскольку карлик много раз выступал у при испытаниях новых зелий господином подопытным кроликом, он моментально распознал действие пресловутого зелья. В голове промелькнули картинки сцены на кухне, и он сразу догадался, чьих это рук дело. Мстить с эрегирующим членом было как-то не комильфо, да и выпирающую даже сквозь юбку и фартук 'проблему' вполне могли заметить окружающие. Пообещав самому себе покарать обидчика, карлик заковылял в сторону тайного хода, который он обнаружил вскоре после того как приступил к своим обязанностям уборщицы. Через полчаса от стен Академии отлепился мужской силуэт, кавалерийской походкой направляющийся в сторону города. ..
  ***
   Над борделем 'Добродетельная вдова' нависла угроза подрыва репутации безупречного заведения, из которого каждый клиент уходил довольный. Еще два дня назад он по праву носил звание лучшего публичного дома города, но теперь для него наступили тяжелые времена. Ничто не предвещало беды, пока на его пороге не появился импозантный низкорослый мужчина с весьма уверенно стоящим членом и шальным блеском в разноцветных глазах.
  - Видимо купец, только что пришедший с караваном, - меланхолично подумала хозяйка и приветливо оскалилась в профессиональной улыбке. Думаю скорострел, с таким-то, хмм, возбужденным дружком. И на особо богатого не тянет. А на ярмарке завтра вроде как эльфы будут, надо бы себе новый плащ купить, - мысли о насущном не мешали ей оценивать как клиента, так и его платёжеспособность.
  - Блондинка, брюнетка, с пышными формами, похожая на юную девушку? - монотонно предлагала ассортимент мадам, прикидывая, во сколько ей встанет обновление гардероба.
  - Мне все равно, главное, чтобы у нее в рабочем состоянии было 'главное' - нетерпеливо рявкнули в ответ.
  - Вверх по лестнице, пятая дверь по коридору, - равнодушно протянула бандерша, а про себя ехидно усмехнулас : 'Точно через десять минут уйдет'.
   Но ни через десять, ни через двадцать, ни даже через три часа мужчина не вышел, а вышла одна из ее девочек со слезами на глазах и попросила ее заменить. И такие замены шли уже вторые сутки. Ночные бабочки сначала меняли друг друга, но потом категорически отказывались заходить в комнату, где обосновался половой гигант даже за угрозу переместится из уютных кроваток к столам в самой последней забегаловки города.
   И вот сейчас, глядя, как на трясущихся ногах к ней приближается краса и гордость заведения полутроллиха Жози, способная удовлетворить за вечер роту прибывших из похода наемников, владелица дома удовольствий поняла - настал ее или смертный, или звездный час. Ибо на кону стояло дело всей ее жизни. Расправив на груди бархатное платье темно-красного цвета, мадам Розита сделала шаг в неизвестность....
   На рассвете ее небрежно чмокнули в щеку и оставили на прикроватном столике мешочек с монетками. К вечеру следующего дня она смогла пошевелиться. Через три дня мадам нечеловеческим усилием сумела подняться, ближе к концу недели ноги удалось свести вместе, а еще через неделю они перестали трястись, и она доковыляла до своей дальней подруги.
  ***
   Флисента Многомудрая, практически бессменный ректор, вот уже продолжительное время пребывала в непонятных чувствах. С того самого дня, как она наконец заполучила в свою (вернее в гостиничную постель) Кейпа и Страйка, ее тело не знало покоя. До дрожи в мизинцах ног ей захотелось снова почувствовать их руки на своем теле и повторить незабываемый вечер. Но, увы и ах, новая встреча не светила в обозримом будущем. Закрадывались крамольные мыслишки: вызвать их под предлогом проблем с дочерями, но интуиция подсказывала, что девочек лучше не трогать, особенно когда ее взгляд наталкивался на взгляд блондинки. Да и не стоило забывать, что ее отец, этот потрясающий брюнет Нуар за всю историю Академии был самым выдающимся выпускником. Мысли о том, что отцы могут и не знать, на каком факультете учатся их девочки, почему-то опытную руководительницу не посещали, а посещали ее скорбные думы 'Где искать замену'. Замена никак не находилось, находилось жалкое подобие. Она так глубоко ушла в проблему, что и не заметила, как на пороге ее кабинета возникла приятельница Розита.
  - Не хочешь поработать у меня, пока мои девочки в норму придут? - потирая все еще ноющую спину, спросила мадам.
  Флисента приняла стойку гончей:
  - Неужели кто-то мог утомить твоих прелестниц? - наигранно удивленно уточнила ректор.
  - И не только их, - фальшиво вздохнула приятельница, и в уши Многомудрой полился рассказ о рыжеволосом низкорослом торговце, оставившим неизгладимый след в истории заведения.
  - Ну, так что, мне на тебя рассчитывать? - закончив сетовать на поганца, которого в тайне ждал весь публичный дом, уточнила Розита.
  - Конечно, дорогая, - плотоядно облизнувшись, кивнула Флисента и протянула подруге восстанавливающее зелье. И дай мне хоть одну монетку, коей с тобой купец расплачивался.
  - Тебе зачем? - подозрительно сощурилась владелица 'Добродетельной вдовы'.
  - Девочкам твоим амулеты выносливости сделаю, - состроила невинное лицо Многомудрая. Заполучив вожделенный предмет, она буквально вытолкнула Розиту за дверь и побежала к Аурелии Видящей. Ей срочно требовался тот, кто сможет найти такого выдающегося самца.
  ***
   Месяц! Месяц курились травы, призывались духи, ведрами пилось кофе и замусоливались колоды карт. И ничего. Все говорило о том, что этот сладострастник рядом, но ничего конкретного не было. Походы на работу в дом терпимости тоже не приносили результата, ну если исключить синяки, получаемые от работниц постели, едва завидящих на пороге рыжеволосого мужчину.
   И вот, наконец, в одну из страшных зимних ночей, когда вьюга завывала за окном, кидаясь на стены Академии подобно голодному вурдулаку, дверь в личные покои ректора распахнулись.
   - Он тут! Я нашла его! - Видящая, одетая в ночную рубашку, более похожую на погребальный саван, еще толком не пришедшая в себя от транса, наконец 'осчастливила' Флисенту.
  Охота на Лируша началась...А он, не зная ни о чем, сладко спал и видел сон, в котором он и его ненаглядная козочка идут по болоту, и он собирает в маленькую корзиночку для своей крошки ядовитых змей.
  
   Глава 13 Если женщина чего-то хочет- немедленно дайте ей это. Иначе она придет и возьмет 'это' сама. (из книги 'Куртуазное ухаживание') Окончание учебного года народ, занятый личными проблемами, как-то не заметил. Стелла и Астера все так же безуспешно искали способы по завоеванию любимых. Увы, безвылазное сидение в библиотеке результатов не принесло. Зато они освоили такие заклинания, которые не были подвластны многим архимагам. Теперь одна взмахом ресниц могла из безжизненной пустыни создать цветущую равнину, а вторая движением бровей призвать любого демона из Высшего дивизиона Мрака. Флисента перетряхнула (ну и перетрахала, что уж теперь греха таить) всех студентов, преподавателей, поваров и лаборантов ('счастливой' участи избежали привидения и домовые), имеющих в волосах малейший намек на наличие рыжего оттенка. При этом на росте и цвете глаз она особо не зацикливалась. К несчастью, тот, кого она маниакально разыскивала, найден не был. Если бы ей пришла в голову мысль привлечь к своему, ставшему уже смыслом жизни, поиску Незаболуйского и спросить у него: 'А не покидал ли кто из твоих подчиненных место работы на несколько дней?', то участь Лируша была бы решена за пару минут. Но, к счастью для последнего, так низко пасть и думать, что причина ее хронической бессонницы может оказаться кем-то из уборщиков, Флисента не могла. Все же она была не только ректором, но и знающей себе цену женщиной. Сам завхоз, имевший глупость спросить у возлюбленной: 'Где ты шлялась три дня и три ночи?', до сих пор мучился неизвестностью, ревностью и посещал целителя, обещавшего ему отрастить новые зубы. Зубы пока росли плохо, отчего он безбожно шепелявил, и половину его распоряжений обслуживающий персонал игнорировал. Отчего он все чаще стал пропадать в лаборатории алхимика. Сам же Сигизмунд, вечно страдающий от нехватки спиритуса, научился выгонять чудодейственный эликсир из любого подручного средства, но ни на йоту не приблизился к разгадке тайны философского камня. И даже помощь Барабашкина, привлечённого для поставки с кухни необходимых ингредиентов, не приносила успеха. Зато их деятельность очень сильно заинтересовала эконома Смитса, и он в срочном порядке разрабатывал план внезапной проверки под кодовым названием 'Куда исчезают сахар и дрожжи'. Сам Лируш, в чьей крови до сих пор гуляли остатки зелья, свёл знакомство с одной молодкой, чей престарелый муж не мог удовлетворить потребности здорового тела. И практически каждую ночь увеличивал рога весьма уважаемого торговца. Мадам Розита и все ее девочки весьма сильно испортили нервы и зрение, высматривая того незабываемого клиента. Аурелия Видящая досрочно ушла в отпуск поправлять весьма сильно подорванное за год здоровье, а Гладский намеревался оформлять инвалидность. Черный Властелин воевал против дела света и захватывал все новые территории, а Светлый Владыка периодически устраивал диверсии на темных владениях. Это не мешало им регулярно встречаться и приятно проводить время, делясь женщинами и рассказами об успехах дочерей. Но где-то там наверху Вечная пряха, устав плести незамысловатые узоры людских, и не только их, судеб, решила устроить себе праздник. И вот в некоторые Полотна жизни вплетаются совсем не подходящие по цвету нити... *** Флисента шла по коридору. Еще одна ночь прошла впустую. Отчего настроение у нее было отвратительное, а желание кого-нибудь придушить раздирало ее великолепную грудь. Как никогда она понимала Хозяина Проклятых земель, устраивающего себя релаксацию в пыточной. Поравнявшись с намывающей пол уборщицей, она случайно заметила, как солнечный луч упал на выбившийся из ее чепца локон. Прядь волос заиграла всеми оттенками золота. Как никогда Лируш был близок к провалу, и этот провал состоялся. Как во сне Многомудрая видела, как чисто мужским жестом поломойка, не заметившая приближающуюся угрозу, почесала себе между ног. Молнией ударило озарение. Подлетев к пока еще ничего не подозревающему карлику, она схватила его за подбородок и заставила поднять на себя глаза. Сердце радостно забилось - на нее смотрели два нахальных разноцветных ока, в глубине которых притаилась пока еще не растраченная страсть. Взвизгнув как девчонка, ректор схватила уборщицу в охапку и кинулась в свои покои. Оказавшись внутри, Флисента заперлась на все засовы, наложила все известные заклинания на невозможность проникновения в комнаты. Убедившись, что в ставшее бастионом помещение никто не прорвётся, она, плотоядно облизнувшись, сделала шаг в сторону опешившего от такого напора Лируша. - Ну что ж ты так долго прятался от меня, проказник?- сладко прошептала она и начала расстёгивать платье. Бесстрашный слуга Повелителя понял что попал. Под ее гипнотизирующим взглядом (недаром в роду Многомудрой были наги ) он застыл. Даже когда на него смотрел господин, у него тряслись только поджилки, а тут полная парализация. - И к чему эту дурацкая маскировка под женщину, да еще такую уродливую? Зачем скрывать от меня свое достоинство? - мурлыкнула ректор, и платье красиво упало ей под ноги. У Лируша отлегло от сердца. Его не узнали и приняли или за кого-то другого, или за безнадёжно влюблённого поклонника. А это значит, жизнь-то налаживается! Осталось только придумать, как сбежать от женщины, чьи намерения воспользоваться его положением более чем очевидны. Придумать так ничего и не дали. Подлетев к карлику, Флисента за считанные мгновения избавила его и от одежды, и от фальшивой груди, и от накладной филейной части. После чего перекинув несопротивляющегося мужчину на плечо, Многомудрая подошла к кровати и бросила в ее центр долгожданную добычу. От удара о жестковатый матрас из лёгких Лируша вышел весь воздух. Он едва успел сделать вдох, как сверху на него упало горячее женское тело. Любовное ложе, выдержавшее не одну постельную битву, подломилось. Но две сплетённые в порыве страсти фигуры, одна из которых была намного ниже другой, этого не заметили... *** - Все, прости, Астера, я не знаю что придумать! - раздраженно отшвырнула от себя старинный фолиант Стелла. В пустом зале библиотеки звук падающей на пол книги был подобен раскату грома. - Ну, Стеллочка, завтра нам уезжать по домам, а мы так ничего и не придумали, - попыталась состроить щенячьи глаза брюнетка. Вышло плохо, ибо вместо умильной просительности у нее получилось изобразить нервный тик. - Что мы можем придумать, чтобы завоевать их сердца? Что? Разрушить Академию? Они это и сами могли сделать. Взять в плен всех Темных и Светлых богов? Так сил у нас не хватит. Уничтожить все арки переходов? Так сами потом чем пользоваться будем? - досадливо стукнула кулачком по столу блондинка. - А может, ноги висельника мне на шею, повернем все реки вспять, снесем пару гор или истребим всех драконов? - азартно выкрикнула Астера. - Думаешь, Черный Властелин и Светлый Владыка не могут это сделать сами? Пойми, мы должны превзойти своих отцов! - уронила голову на сложенные руки наследница зла. - Тоже мне проблема! Всего-то и надо завоевать мир! - из-за стеллажей с книгами по эротической прозе раздался насмешливый голос, и через мгновение к девушкам вышел улыбающийся Ксандр. - Ты, правда, дочь Великого и Ужасного? - кивнул он в сторону застывшей с отвисшей челюстью Астеры. - Ну, а ты та таинственная воспитанница Доброго и Справедливого? - следующий кивок последовал в адрес угрожающе прищурившей глаза Стеллы. - Наоборот! - одновременно рявкнули девушки, и в сторону первого сплетника полетели неизведанные науке и практике заклинания, и его поглотила темнота. Очнулся житель Островов-за-Туманами от женских разговоров. - Выезжать будем на рассвете, пока нашим папашам не пришла в голову светлая мысль встретить нас у ворот! - по голосу он опознал блондинку. - Стелла, а ты уверена, что его идея нам подходит? - Вон отцы, сколько лет между собой за этот самый мир борются и никак, - второй голос явно принадлежал брюнетке. - Астера! Не заставляй меня думать, что у тебя в голове не мозги, а протухшие слизняки! Они всю жизнь воюют между собой, но мы-то будем сражаться сообща. Кто против нас устоит? Ксандр судорожно сглотнул, чем выдал свое возвращение к жизни. - Очухался, говорушка, - хищно усмехнулась воспитанница Светлого. - Ну и что нам с тобой делать? - поигрывая кинжалом, лениво протянула наследница Темного. - Понять и простить? - робко предложил болтун. Девушки зловеще расхохотались. Островитянин сделал следующую попытку: - Отпустить? В ответ отрицательно помотали головой. - Стереть память? - Возится долго, времени нет, да и гарантии весьма условные - как-то с жалостью протянула Астера. У таких сплетников-выдумщиков извилины в голове не так устроены, пока поймёшь принцип их действия, мир до нас завоюют. - Так что придется тебе, болтунишка, ехать с нами, тем более, это твоя идея! - припечатала Стелла. - И куда это ты, мой котеночек, собрался? - раздался грохот вышибаемой с петель двери, и на пороге возник в одних подштанниках и с телом, покрытым засосами, пылающий гневом Лируш. *** Еще с утра карлик пребывал в маетном настроении. Сердце тревожно ныло, а в голову лезли мысли, что с его драгоценным дитятком должно случиться что-то плохое. Душа рвалась навстречу воспитаннице. Но на этом пути стояла Флисента. Если быть точным, скорее лежала, но сути это не меняло. От любовницы надо было срочно избавиться. Идеально было провести ей по тонкой шее, которую он так полюбил целовать, бритвой и, предварительно расцеловав столь желанное тело, скинуть остывающий труп в канализационный люк. Но под рукой не было ни острой бритвы, ни пресловутого люка. Оставалось только одно - залюбить Многомудрую до потери сознания. Мобилизовав все свои силы, Лируш кинулся на штурм. Атака на прелести удалась. И вот теперь, потратив прорву времени на распутывание заклинаний и взлом замков, он стоял в комнате своей девочки и слышал, что она куда-то там собралась. Одна! Без сопровождения! Без теплого белья и шерстяных носков, да еще не понятно с кем! - Я жду ответа! - рыкнул карлик. - Няня! - радостно вскрикнула Стелла и, виновато шаркнув ножкой, добавила: - А мы тут мир завоевывать собираемся. - Прекрасно! Мир так мир! Давно было пора это сделать. Но выезжаем мы сейчас, пока меня окончательно не затр... не замучили, - кивнул Лируш, а Ксандр вновь погрузился в темноту. *** Следующий раз сплетник очнулся вечером. Судя по гудящим ногам и немилосердно болящей заднице, он целый день провел в седле. Собрав волю в кулак, парень приподнялся с земли и осмотрел место, куда его занесла судьба. Капризная дама на сей раз была в хорошем настроении. Иначе с чего бы это компании расположиться посреди редкого леса, на уютной полянке с весело журчащим ручейком. Недалеко от Ксандра трещал костер, над которым булькал котелок с каким-то варевом, распространяющим умопомрачительные запахи. Желудок отреагировал моментально, и этот звук привлек внимание о чем-то увлеченно перешёптывающейся троицы. - Вернемся к нашим драконьим яйцам, что нам с тобой делать? - в его сторону шагнула Стелла. - Предлагаю убить и скормить зомби! - выдвинула предложение Астера. - Действуй, деточка - издевательски усмехнулся Лируш и протянул брюнетке кривой нож. Девушка побледнев, отшатнулась. Одно дело резать черных петухов, препарировать лягушек, вскрывать трупы, но другое - лишить жизни того, кого знаешь. Карлик понимающе усмехнулся: - Это нелегко, быть темной, подумай, пока еще есть время, сможешь ли ты прервать чью-то нить жизни? - Зачем так радикально? - пришла на выручку подруге Стелла. Давайте я отрежу ему язык, выколю глаза, отрублю руки, так он никому ничего не сможет рассказать. - Душенька, ты теперь светлая, зачем тебе марать свои ручки? Пусть твоя соседка призовет какую-нибудь тварь, и та ее просто сожрет, а она заодно и попрактикуется. Ну, а если не хотите пачкаться, я могу его убить,- карлик был сама доброта. - Не надо меня убивать! - в ужасе замахал руками Ксандр, - я вам еще пригожусь! На него скептически уставились три пары глаз. - У меня нестандартное мышление, хорошая фантазия...- забормотал парень. - И от этого ты целый год распространял всякие слухи? - усмехнулась Стелла. - Да потому что моя жизнь скучна! - забыв о боли во всем теле, островитянин вскочил. Ты поживи как я, на маленьком острове, где из всех развлечений только пляски укурившегося шамана, рыбалка, да праздник в честь покровителя рода! И то тебя туда допускают только после совершеннолетия. Типа огненная вода плохо влияет на неокрепшие умы. Но я-то знаю, ее вечно на всех не хватает! - А вот на жалость нам давить не надо! - вспыхнула брюнетка. Ты еще не знаешь, каково быть наследницами Черного и Светлого повелителей. - Не надо, подруга, у каждого своя правда, - блондинка подошла и ободряюще сжала руку той, кто уже давно стала ей как сестра. Мы не будем тебя лишать ни жизни, ни приключений. Ты пойдешь с нами, но взамен ты принесёшь клятву, что не сбежишь, никому никогда о нас не расскажешь, и пройдешь с нами путь до конца. Если ты согласен, я проведу ритуал, если нет - тебя ждет безымянная могила, и поверь, моя рука не дрогнет, ибо я - Стелла Клер Нуар - истинная дочь моего отца Кейпа Нуара, которого боится весь пока еще не завоеванный нами мир. - Я, Астера Ноктюрн Солярис, поддерживаю! - плечом к плечу с хрупкой на вид блондинкой встала воинственно настроенная брюнетка. Или ты с нами, или ты против нас! - А мы точно завоюем мир? - еще не веря своему счастью, осторожно спросил Ксандр. - Не сомневайся! - переглянувшись, улыбнулись девушки, - и если будешь хорошо себя вести, мы даже подарим тебе его кусочек. - Я согласен! - разорвал внезапно наступившую ночь звонкий голос. Лируш с гордостью смотрел на свою девочку. Как она выросла. Как она сейчас напоминает отца. Тот же гордо вздёрнутый подбородок, та же решительность в глазах, та же уверенность в себе и своих силах. Но в отличие от него, за ее спиной стоит та, которая прикроет ее собой, кто, не раздумывая, кинется ей на выручку. Та, кто не отвернулась от девочки, узнав, кто она есть на самом деле. И он должен отдать такое сокровище Светлому похотливцу? Да ни за что! Но с другой стороны, если она выбрала, то это навсегда. Да и ее подруга при должном воспитании будет вполне уместно смотреться рядом с его Повелителем. Значит, его задача заключается в том, чтобы помочь девочкам осуществить их мечты, в конце концов, что такое мир, против желания его козочки... *** Перевязывая кровоточащую после проведённого ритуала правую руку, Ксандр тихонько подполз к замершему возле догоревшего костра Лирушу. - Как думаете, они, правда, завоюют этот мир? - боясь разбудить крепко спящих девушек, шёпотом спросил парнишка. - Не сомневайся, влюбленная женщина страшнее разъяренного василиска, и наша с тобой миссия - им помочь. Если, конечно, не хочешь, чтобы эти две мирно сопящие крошки не намотали наши с тобой кишки себе на кулачки, - украдкой утирая скупую слезу, отозвался карлик. *** А в это время ничего не подозревающие Кейп Нуар и Страйк Солярис спали с очередными прелестницами и не догадывались, что их спокойным денёчкам настал полный и окончательный писец...

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"