Бердичева Екатерина Павловна: другие произведения.

Дороги домой. Часть вторая. Путь ангела

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.38*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И снова мальчишкам приходится решать чужие проблемы, пытаясь понять, жертвы они, или ключевые фигуры... А может, то и другое?


   Бердичева Екатерина
  
   Дороги домой. Часть вторая. Путь ангела
  
  
  
   Времени много потратил
   Слушая древности быль,
   Дух напитав благодатью
   Горькою, точно ковыль.
   Тяжкий восход по ступеням
   Храмов, руин, пирамид
   Вывернет душу сомненьем:
   Червь беспощадно убит
   Тенью двуликого солнца.
   Холод хрустальной луны
   Сердца случайно коснется
   Тайной войдя в мои сны...
   И раздробившись на капли,
   По капиллярам звеня
   Свистом иззубренной сабли,
   Болью падет западня.
   Но в пустоту белой птицей
   Вылечу. Смерти там нет.
   И за плечами клубится
   Вечности огненный свет.
   ...Где-то заплачет под ветром
   Серою грустью ковыль...
   Разуму сложит сюжеты
   Крыльев ангельских пыль.
  
   Стихи автора.
  
  
   Глава первая. Новый мир. Межконтинентальный матч.
  
   Вальтер очнулся, когда верхушки заросших мхом валунов закатное солнце окрасило в нежно-розовые цвета. Голова раскалывалась, словно он пролежал сутки с высокой температурой. Мальчишку бил озноб. Шумящие на ветру пахучие сосны никуда не делись. Только дорога из зимней превратилась в летнюю, едва заметную в потемневшем вечернем лесу. В зарослях беззаботно распевалась ночная пичужка, а из-за горы на сиреневый небосклон медленно выползала огромная призрачная луна, ярко освещенная по ободку, но таинственно мерцающая внутри него нежным персиковым цветом.
   Парень потер лицо руками и попытался что-нибудь почувствовать своим даром. Но тот молчал. А перед внутренним взором проносились лишь непонятные, размытые искры. Но энергопотоки этого странного места были плотными, насыщенными, чуть ли не осязаемыми.
   - Магически сильный мир... Что за ерунда! И зачем я здесь...
   Парню захотелось поплакать. Он так привязался к Лидии Петровне, Сергею Ильичу... Да и ко всем людям, окружившим теплой заботой одинокого забитого паренька.
   Но что поделаешь: жизнь - есть жизнь, и принимать ее приходится такой, какой она предстала перед ним этим вечером. Хоть пока непонятно в чем: в шелках или снова в шутовском трико.
   - Ох, Ингер! Кажется, ты тоже приложил к этому свою руку! - Последний раз шмыгнул носом Вальтер и посмотрел на темную, сбегающую под гору, тропу. - Что ж, если я не могу попасть обратно через вход, придется искать выход!
   Парень скинул с себя теплую зимнюю куртку. А потом, немного подумав, штаны. Все равно рядом никого не было. А комары вроде не летали...
   Спуск все стремительнее уходил вниз, но камней на узкой дороге не было, и Вальтер шел легко, несмотря на лесной сумрак. Но вот где-то между сосен замерцал крошечной точкой зеленый огонек, потом - еще один. Защелкала, переливчато запела над головой ночная птичка. Ей откликнулась подружка снизу. И скоро сосновый лес свистел и сверкал настолько ярко, что к тропке можно было не приглядываться: ее освещали тысячи крошечных светляков. Больше всего этих разноцветных маленьких звездочек порхало над белыми цветками, рассыпанными на полянках по обочинам дороги.
   Жара ушла вслед за солнцем, и навстречу прогретому за день горному воздуху поднимался прохладный туман из долин. А как он пах! Цветами, свежестью... добрым солнечным летом и чем-то таким близким и знакомым, словно он снова сидел крохой на коленях у матери, а она кормила его яблочным, только что сваренным нянюшкой, пюре...
   - Точно! - Вальтер даже остановился. - Яблоневый сад!
   Рот наполнился слюной и он, зажав подмышкой зимнюю одежду, стремительно понесся вперед.
   Последние лучи окончательно исчезли, но персиковая огромная луна, напитавшись золотым закатным светом, нежно изливала его на уснувшую землю, окрашивая травинки и листья желто-розовыми пятнами. И это было так захватывающе красиво, что Вальтер, вышедший из леса, остановился, с восторгом осматривая окрестности. Перед его взором лежала огромная долина, опускаясь дремлющим в темноте краем за горизонт. Где-то далеко блестели прихотливо извивающиеся реки, а в излучине одной из них растекся по пологому холму белый город, мерцающий под луной всеми оттенками розового.
   Дорога, упершись в перекресток, заманчиво разбегалась в разные стороны. Один ее конец все также спускался вниз, теряясь среди яблонь и темно-желтых крыш. Тот, что левее, попетляв среди трав, снова забирался в горы, а правый, скакнув с холма, тонул в остролистых зарослях, откуда доносился плеск и серебристый смех.
   Вальтер, в угоду голодно бурчащему желудку, хотел пойти вперед, тем более, что до яблонь было рукой подать, но потом, повинуясь какому-то внутреннему зову, развернулся и пошел направо.
   Едва он начал спускаться к реке, в воздухе резко запахло болотной травкой, белые метелки которой качались вровень с его лицом. Под ботинками влажно проминался сырой песок. Кроме смеха теперь слышался и разговор. Говорили девушка и молодой парень, поскольку второй голос иногда срывался. Тогда девушка начинала смеяться. Вальтер, стараясь не шуметь, подкрался поближе и, натянув штаны, присел на корточки и раздвинул кусты.
   На берегу неширокой, бликующей розовым, речки, прямо на траве, сидели спиной к нему юноша и девушка. У парня были длинные светлые волосы, заплетенные в толстую косу и темная одежда. Сапоги он снял, и они стояли рядом с его сумкой. Там же кучкой лежали еще какие-то вещи. Девушка наоборот, была раздета. Причем, как показалось Вальтеру, совсем. Темные волосы падали на ее белую спину, не прикрытую ни одним клочком ткани. Тем не менее, она наготы не стеснялась, а парень, сидевший рядом, рук не тянул, но знатно молол языком. Вальтер прислушался. Ему было интересно, поймет ли он, о чем идет речь или проще сразу притвориться глухонемым?
   - Ну так вот, - рассказывал парень на берегу, - бежит королевич за девушкой, а она быстрее! Лишь оглядывается, да за сердце хватается. А там, впереди, речка. Да обрыв! Стой, - кричит девушке королевич, - упадешь! Но девушка не слышит!
   - Ах! - Вздохнула юная красотка.
   - И вот добежала она до реки, а дороги дальше нет! А плавать она не умеет! Но отчаяние сильнее страха и, держась за склоненные ветви березы, она начала спускаться к воде. А черная вода крутит омутами, да страшно шумят камыши: шш...наша! И девушка, не удержавшись, оступилась. Комья земли полетели в воду... Зеленая борода водяного, путаясь в осоке, медленно всплыла к поверхности. Щурит хитрый дед рыбьи глаза: как же подойдут украшения из речного жемчуга новой русалке!
   - Ох! - Не выдержала тонкая женская натура.
   - И тут королевич, сделав последний рывок, добежал до березы и, переведя дыхание, говорит: дура, тебе жить надоело? Утопнуть хочешь?
   - А она?
   - А она подняла глаза вверх и посмотрела на прекрасного королевича. - Кто ты? - спрашивает. У того брови на лоб полезли. Королевич, говорит. Тебя за меня сватали. Девушка утоптала землю под ногами и перехватила покрепче ветку: - Где седая борода и кривые ноги? - спрашивает. Тот ей отвечает: если, мол, оглянешься, да в воду посмотришь, таки увидишь, что заказывала. А водяной, заждавшись гостью, уж на берег вылез. Борода зеленая, с сединой, пузо толстое, ноги кривые, да ногти обломанные. Чешуйки к животу пристали. - Ну чё стоишь, девка? - крикнул он. - Топиться будешь, али за жизнь не наговорилась? - Да и руки свои перепончатые расставил, словно обнять хочет. Ну, девица испугалась и, словно белка, взлетела по обрыву вверх, да прямо в объятия королевича. - Выйдешь за меня замуж? - спросил он. Та оглянулась. На берегу стоял водяной и призывно улыбался во все свои четыре зуба. - Конечно, любимый! - ответила запыхавшаяся девица. И они скрепили слово длинным горячим поцелуем.
   - А чего она тогда от королевича бегала? - Наивно спросила сидящая девушка. - Если он любимый, да еще прекрасный?
   - Да кто вас, девиц, разберет? - Хмыкнул рассказчик. - Вон, нашему принцу сразу двух красоток-принцесс сватают, а он губы сожмет, волосы на глаза спустит... И молчит.
   Тут парень повернулся к девушке лицом, и Вальтер разглядел его профиль.
   - Любви неземной хочет. - Неожиданно сказала обнаженная девушка и с досадой плеснула по воде рыбьим хвостом. - Все хотят в жены беловолосых красавиц. Да чтобы умны были, да богаты...
   Вальтер отполз и рассмеялся. А потом подхватил куртку и открыто вышел на берег.
  
   В прекрасном белом граде, окруженном сладкозвучно журчащей рекой, где поднимали к сиреневому небу свои шпили многочисленные башни, в одной из них, стоящей на территории научно-магического центра, отбывала ночную смену пара дежурных магов. С вечера изучив сигналы маячков и данные бесконечной цепи датчиков, слитые в единый канал, маги записали показания в журнал и уселись смотреть спортивный матч, передаваемый по беспроводной связи с другого континента. Встреча обещала быть жаркой, несмотря на хмурое небо, товарищеские заверения и условия игры. Как же! Финальная битва в воздушный мяч двух сильнейших команд обоих полушарий планеты! И хоть после войны с демонами главы континентов заключили бессрочное перемирие, какие-то мелочные обиды все равно выплывали наружу, вызывая порой бурную реакцию спорящих сторон с пожеланиями никогда не видеть дорогих соседей на своей земле. Но недовольство теперь выплескивалось не на поле битвы, а в межконтинентальной игре с огромным призовым фондом. И эти состязания смотрели все! Состоятельные граждане, оценив ажиотаж, позволяли себе содержать не только хороших игроков, но и целые команды. Причем, выигрыш даже в домашнем турнире приносил спонсору солидный доход.
   Устроившись на диване перед длинным экраном с банками сладкой воздушной манны, маги с воодушевлением комментировали составы соревнующихся команд, обсуждая игроков и даже их жен, скачущих в ложе группы поддержки недалеко от собственных ворот. Блестя золотыми чешуйками униформы, девушки скандировали речевки и размахивали разноцветными блестящими помпонами и флажками. Старший маг неспешно приблизил визором загорелые ножки и со вкусом оценил каждую пару, согласившись с младшим, что нападающему принимающей стороны с женами, несомненно, всегда везло. Но вот раздался гонг, и в центр поля начали вылетать, расправив крылья, на специальных антигравовых поясах игроки. Зрители, облепившие огромный стадион, встретили своих кумиров ревом, и свистом команду противника. Кое-где завязались потасовки, но суровые и крепкие дежурные задавили в корне это скромное развлечение.
   - А наш нападающий - красавец! - Не удержался младший маг и восхищенно прищелкнул языком. Экран близко показал породистый крючковатый нос и жгуче-черные глаза под разлетающимися к вискам бровями. Серебряные волосы были крепко заплетены сложной косой.
   - А его жена в нашем Совете. - Уныло заметил старший. - Ни одного умного совета не слушает... Все решает сама. - Тяжело вздохнул он.
   Младший оторвался от экрана и скосил глаз на старшего. "Это твои мысли, что ли, умные?" - подумал он. - "Что стоит одна идея повернуть равнинную реку в горы, чтобы она, низвергаясь сверху, крутила колесо магического ротора, через цепь проводников заряжающего кристаллы! Скажи спасибо, хоть на работу с населением не выгнали! Хотя, он бы и там наработал..." И маг снова уставился в экран.
   Тем временем, игра набирала обороты. Красавец-нападающий картинно размахнулся и, сотворив кувырок, послал крученый мяч прямо в отверстие ворот. Стадион ахнул. Часть - восторженно, часть - подскочив вверх с желанием рвануться в помощь вратарю. Но силовое поле загудело, жестко припечатав зрителей к оплаченным местам. Разочарованно потерев пострадавшую часть тела, болельщики, тем не менее, выдохнули: вратарь оказался не промах и отбил летящий по хитрой траектории мяч.
   Молодой маг подпрыгнул и треснул кулаком по дивану: какая досада! Его кумир не смог забить легкий гол! Ведь защитники, отлепившись от ворот, в это время сражались с нападающими противника на краю поля! Он разочарованно застонал. Старый маг подленько захихикал: ни для кого в магическом центре не было секретом, что стены в жилище юного неофита были сплошь завешаны трехмерными постерами обожаемого кумира. Но... свой досуг черноглазый красавец предпочитал проводить в кругу семьи.
   - Мяч, перехваченный защитником противника, с налету выбивает наш боец... о, нет! Какой подлый прием! - Страстно вещал комментатор, а оба мага, отставив манну, подались вперед. - Напряженный момент...
   - Давай! - Заорали маги.
   И в это время на панели приборов сработал датчик, выдавая тонкий тревожный сигнал.
   Белые шарики сладкой манны радостно поскакали из опрокинутой банки на блестящий пол.
   - Что за ерунда? - Недоуменно оглянулся старший маг и, привстав с дивана, бросил взгляд на приборную панель. А там, совершенно невозмутимо, игнорируя желание магов посмотреть матч, плескал прерывистым язычком маленький желтый огонек. Младший, неохотно отводя взор от экрана, спросил:
   - Что там? Опять закоротило? Или комар по датчику потоптался?
   - Не знаю... - Старший озадаченно почесал поредевший пробор. - Выплеск энергии у старого сквозного портала... Один из тех, что выкидывал в наш мир демонов в последнюю войну...
   - Ой, да какие демоны? - Нетерпеливо перебил младший. - Сидят в своей преисподней и трясутся: как бы еще не наваляли! Слыхал, что они народонаселение за счет промежуточных миров пополняют? - Он хихикнул. - Интересно, что за твари у них рождаются?
   - Дурень! Они ведь снова в НАШИ миры лезут! Мы воевали-воевали за свои источники силы... Что смешного в том, что их снова перепортят, да втихую перекроят под себя? Хотя, действительно, глупость. Портал давно нерабочий, да и блокиратор на нем стоит.
   - Значит, гроза над горами. Сбой сети. Садись, нам уже мяч вкатили...
   Старший немного попыхтел и сел на прежнее место, подняв с пола упаковку с манной. Потом откинулся на спинку дивана и смачно захрустел.
   - Нет, ну каков баран! - С восхищением отозвался младший о вратаре противника, когда его любимец забил-таки ответный мяч. Рев трибун сотрясал маленькое дежурное помещение.
   - Да... А ведь было время, - погрузился в воспоминания старший маг, - когда эти хвостатые твари почти захватили наши владения... - Он загрузил в рот новую порцию и задумчиво поискал взглядом бутылку с водой. - А на том континенте шли самые кровопролитные бои. Хвостатые раз за разом бросали людишек... наших людишек! против своих истинных хозяев... Сколько мы положили усилий, чтобы выжечь огнем эту рогатую заразу!
   - Заткнись, а? Ничего не слышу! - Вызверился младший. - Историю мы проходили еще в начальных классах! Вот падла... Да как ему это удается?!
   Нападающий противника забил второй мяч.
   Но старший, не обращая внимания ни на матч, ни на фанатеющего коллегу, бродил по воспоминаниям юных лет.
   - А ведь Владычицу с дочерьми так и не нашли. Столицу и дворец пришлось отстраивать заново... - Он невесело рассмеялся. - Причем, эти хвостатые кретины и отстраивали. Но объединенный магический совет так из них и не вытряс, что произошло с Правительницей Нижнего Континента, прекраснейшей и мудрейшей Анибель. Правда, есть мнение, что она принесла себя в жертву... Но дети! Лайрин, конечно, хороший король, умный, дальновидный... Но Анибель была истинно мудра! Говорила же, предупреждала совет о демонах и их коварстве!
   - Умолкни, ископаемое! - Ударил по больному младший маг, поскольку любимой команде засадили уже третий гол.
   - Недалекая пошла молодежь. - Не остался в долгу старший. - Плакатики смазливых игроков по стенкам развешивают, обцеловывают, еще кое-чем занимаются... когда считают, что никто не видит...
   - Ну ты и... - Младший, сверкнув покрасневшими глазами, медленно аккумулировал энергию, наливаясь светом, как стыдливая девица краской.
   - Как и ты... Сижу и не рыпаюсь. - Вздохнул старший. - Вон, наши мячик закинули...
   - Да-а! - Страстно завопил забывший об обиде младший.
   И тут снова коротко вякнул сигнал с того же портала.
   Маги, взглянув на искру датчика, озадаченно посмотрели друг на друга.
   - Сбой? - Шепотом спросил младший. - Или объявляем тревогу?
   - Нет. - Подумав, ответил старший. - Все-таки не исключена возможность возмущения магполя в районе горного хребта. Да и Кассандра от нас на минимальном расстоянии. Могла спровоцировать. - Маг глянул в темное окно на персиковую луну. Вот что. Сигнал был тихим и прерывистым. Если прошел демон, он бы орал. Поэтому, как только завтра заступит на смену ремонтная бригада, отправим глянуть. А там посмотрим.
   - Но по технике безопасности...
   - Нам за внеплановую побудку наваляют по шее и сошлют в те самые горы. Знаешь, там есть обсерватория без удобств, экранов и с ограниченным трафиком эфира. Как раз для подобных неудачников. Тем более, что скоро заканчивается очередное полугодие. Ты жаждешь пополнить штат?
   - Нет! - В ужасе округлил глаза молодой маг. - Но...
   - Но если будет еще сигнал, сообщим. Если нет, ждем до утра. Все понятно?
   - Да-да... - Молодой, бросив полный ужаса взгляд на пульт, снова опустился на диван. Игра уже потеряла для него часть прелести. К тому же, команда противника выигрывала с разгромным счетом...
   Рассеянно запихнув в рот горсть белых шариков, младший убрал звук и, бросив последний взгляд на гордое и невозмутимое лицо недоступного нападающего, облетающего с командой трибуны, повернулся к старшему.
   - Слушай, а ведь и правда, на том континенте престолонаследие должно переходить по женской линии правящей семьи. Так почему сейчас на троне сидит Владыка Лайрин?
   - А кому после войны туда садиться-то? - Проворчал старый маг, поправляя расплетшуюся косу. - Урожденных женщин в их доме не осталось! Да и у нашего Владыки, как он ни старался, на свет появляются одни мальчишки. Представляешь, три жены, и все рожают парней!
   - А может, это - проклятие демонов?
   - Без них точно не обошлось. Но их проклятий на правящей семье нет. Самые сильные маги смотрели, да пытались повернуть колесо судьбы. Только не хочет оно поворачиваться. Теперь там, как и у нас, будут править мужчины. А жен брать из своего высшего сословья. Светловолосых.
   Младший тряхнул серой косичкой.
   - И чего на этих белобрысых свет клином сошелся? Носятся с ними... обучение, посвящение...
   Старший хихикнул и перевел взгляд на экран, где по-прежнему над стадионом круги почета нарезали отыгравшие команды. Противники с другого континента светились улыбками и аурами, а продувшие суровым выражением лиц мужественно скрывали разочарование. Впереди своей команды, сдвинув черные брови, летел прекрасный светловолосый кумир младшего мага.
   - Они, мальчик, сильные. Физически и энергетически. Умные, расчетливые. Отличные маги с большим резервом. И только они могут влиять на события в донорских мирах. Только они допущены к зеркальному полю. Только они могут фантомно ходить по этим мирам, выращивая будущих подконтрольных нам лидеров. Ты же знаешь, как боготворят эльфы Анибель! Человечество - Марию. А ведь зеркальное поле в том виде, каком оно есть сейчас, придумала несравненная Исида. Сильные у нас были владычицы!
   - Да знаю я! - С досадой бросил младший маг. - Просто несправедливо все это! Кто-то купается в роскоши, и ему открыты все двери, а кто-то...
   - Еле Академию закончил. Не горюй, мальчик. Большая власть - большая ответственность. Если бы не светлые правители, задавили бы нас демоны. Да и контролировать потоки чистой силы мы с тобой не можем.
   - Но почему? Я был у зеркального поля. Ведь все просто: для увеличения потока энергии провоцируешь недовольство или общий экстаз. Пошла активная эмоция - резервуары наполняются. Все легко!
   - А ты стоял на самом поле?
   - Нет. Но демонам вообще все равно: они черной шерстью обросшие, а по мирам ходят и без поля!
   - Не знаю, проходят ли сейчас углубленную демонологию, но могу тебе сказать одну вещь: к зеркальному полю они даже не подходили. Слишком чуждые для них вибрации. У них свои методы съема сил - непосредственно через тот план, на котором они в данный момент находятся. Мы же ходим туда только тогда, когда необходимо очень быстро повлиять на ситуацию. Спускается Аннибель к короткоживущим в сиянии ауры, и передает послание. Или через сны медиумов... по ситуации. Вот ты можешь отправить на низший план свой фантом? Да еще и излагать нужное с учетом местного менталитета? Причем, не только объяснить, что делать, но и пнуть в нужном направлении?
   - Нет. - Выдохнул младший маг.
   - То-то и оно... Смотри, молчит наш датчик.
   - Так что завтра делать станем? - Спросил он старика с большим уважением.
   - Бригаду отправим. Все равно прохождение сигнала зарегистрировано. И если кому придет в голову проверить... Сошлют не только в обсерваторию. На нашем континенте уютных местечек хватает...
   Маг покряхтел, пролистывая каналы на экране. Младший тоскливо посмотрел на персиковую Кассандру за окном и поинтересовался:
   - А как же теперь управлять мирами без среброволосых женщин?
   - Как-как... будем ждать, пока такая родится в одном из правящих домов. А то и ножками на нижний план. Как демоны. Хочешь поучаствовать? Говорят, добровольцев набирают. На должность мессий. С ежеквартальными премиями и годовым отпуском по завершении работ. Ну и страховкой в пользу родных в случае потери кормильца.
   - Ха! Я похож на клинического идиота? - Оскорбился молодой маг. - Чтобы меня прибили после первого же месяца службы?
   - Ну почему первого? Удачливые и талантливые несколько лет тянут. А после смерти есть шанс родиться беловолосым. Ты ж им так завидуешь... Болезненно, не спорю, зато быстро!
   - Я лучше настройки каналов проверю! - Младший маг встал и вышел в соседнюю комнату. Скоро оттуда послышался негромкий голос, напевающий последний хит самой известной группы обоих континентов: "Ты обнимешь меня белоснежным крылом, лепестками любовь нас закружит... как же жил я один, если лучше вдвоем - твои руки согрели мне душу..."
   Старый маг откинулся на спинку дивана и довольно прищурился, разглядывая в экране высокие груди и длинные ноги покидающих трибуны болельщиц.
   - Где же вы, ручки шаловливые, - промурлыкал он, - сделайте меня счастливым... Хоть на вечер... А лучше - на всю ночь!
   Младший маг покосился на дверной проем и скривился: и этот старпер туда же: ручки ему подавай! Внимание! Шел бы сам в мессии: и тебе внимание, и ручки... с топорами и булыжниками... Действительно, чего теряется? Все равно скоро на пенсию выпрут, а там, глядишь, загнется от скуки в садике на три яблони. И никто не узнает, кроме соседей, слетевшихся словно мухи, на запах...
   Вызванная утром ремонтная бригада деловито изучила записи и сигнал с датчика.
   - Что за хрень? - Удивился высокий крепкий бригадир, подключивший планшет к пульту. Над ним тут же выскочила цветная проекция, по которой забегали огоньки проверки сети. - Пробоев на линии не было, помех - тоже.
   - Значит, порталом все же кто-то прошел? - Робко поинтересовался побледневший младший маг.
   - Не факт, не факт... - Бригадир потыкал пальцами в проекцию, растянув ее в ширину. - Может, возмущение магического фона... В горах и не такое случается.
   Он поднял голову, и глаза его заискрились смехом.
   - Тут пять смен назад дежурил такой толстый... не помню, как звать, из Изумрудных Степей в столицу перевели... У него сработал сигнал Призрачных Ворот.
   Маги замерли.
   - Так этот идиот поднял тревогу. Пришлось вылетать. Он ведь вызов в журнале оформил... И мы ночью к этим вратам... Спать хочется. Светляки в лицо лезут. Самый пик сезона спаривания... Короче, - бригадир смахнул проекцию и убрал планшет в широкий нагрудный карман, - кто-то из развлекающихся студентов намазал медом одну из створок этой древности. В форме женской фигуры. Светляки, почуяв запах, облепили несчастные ворота...
   - И что? - С замиранием сердца спросил младший маг.
   - Что-что... Подпорку оторвали, замкнув цепь датчика. Подлетаем, а там зеленая двухэтажная баба в воздухе болтается... И жужжит. А этот: призраки! Призраки!
   - Хи-хи... - Выдавил младший. А старший облегченно сглотнул. Кто-то опозорился сильнее. И это радовало. Если начальство соизволит гневаться, то уж точно не на них.
   - Вы же с суток? - Спросил бригадир с порога. - Мне отчитаться сменщикам?
   - Да, - подтвердил старший маг. - Отбарабанили. Теперь можно и домой.
   Когда дверь за ремонтником захлопнулась, старший пошел делать записи, а младший, включив экран с новостями, начал быстро убирать помещение диспетчерской.
   - Привидения в городе! - Покрутил он головой и хихикнул. - Придумали тоже!
   - А кто-то вчера придумал демоническую атаку... - Откликнулся из соседней комнаты старый маг.
   - С этими древними порталами одна морока: и заблокировать окончательно не получается, и глючит их каждый месяц!
   - Да, наши предки строили основательно. - Старший маг вышел из соседней комнаты с толстым журналом. - Подпиши.
   Младший поставил закорючку.
   - А к демонам и призракам зачем? Понимаю, когда к донорам. Но вот к этим?!
   - А с демонами тогда мы дружили. Они и строили. Хвостатые тоже сильные маги. Только виды используемой энергии разные. Студенты Академий туда-сюда бегали: практика и обмен опытом. Влюблялись...
   - Фу... - Скривился молодой маг. - Рога, хвост, шерсть... Бе-е!
   - Зато какой темперамент! И доступны... Нравится им это дело. Не то, что наши барышни: за ручку не бери, ручки убери...
   - Так ты... - Младший выпучил глаза на старшего.
   - Нет. - В голосе старика было неприкрытое сожаление. - Но мне рассказывали. Я-то застал только войну. Ну, пойдем, что ли, смену встречать?
  
   Глава вторая. Встреча и знакомства. Начало пути.
  
   Юноша, услышав шаги в кустах, тут же вскочил на ноги, одновременно хватаясь за нож. Правда, пока не вынимая его из чехла. А девушка, не дожидаясь третьего и явно лишнего, серебристой рыбкой ушла в речную волну.
   Вальтер медленно побрел навстречу, разводя в стороны руки, словно говоря: "видишь, я ведь без оружия". Мыски высоких кожаных ботинок цепляли мягкую, искрящуюся под золотившейся луной траву. А прибрежный песок, сохранивший отпечаток босых пяток и хвоста, нежно сиял розовым.
   Вальтер остановился в пяти шагах от напряженного парня так, чтобы свет ночного светила упал ему на лицо, и улыбнулся.
   - Привет, Вовка! - Тихо сказал он.
   - Вальтер?! - Вовка расслабился и опустил клинок. - Но как ты тут оказался? Это правда, ты?
   Ножны мягко упали на одежду, а Вовка быстро подошел к Вальтеру и взял его за плечи. Они молча смотрели друг на друга, вглядываясь в когда-то принадлежащие им лица.
   - Ты... Вернее, я... стал совсем взрослым. Вытянулся, да и плечи раздались вширь. - Улыбнулся Вальтер. - Не скажешь, что со времени нашего знакомства прошло всего полгода!
   - Смешно! - Вовка отпустил руки и сел на берег. - Присаживайся. Я тоже себя не узнал. Словно и не мое лицо. Да и ростом мы почти сравнялись. Ты меня там голодом не моришь? Кстати, нашел мою бабушку?
   - Нашел... Замечательная женщина. Иногда она, когда думает, что я не вижу, смотрит на меня таким задумчивым взглядом... Словно не верит, что я - ее внук.
   - А ты и не внук. Где вы сейчас? В Германии? Ты учишься? - Вовка вроде бы равнодушно бросал вопросы, но пальцы, крутящие сорванную травинку, слегка подрагивали.
   Вальтер усмехнулся.
   - Нет. Мы живем в Москве... У меня хорошая семья: бабушка, ее муж, и мой отец. Я учусь в языковой школе, хожу в мединститут на курсы.
   - Вот это да! - Вовка улыбнулся, и в голубых глазах, обращенных к небу, плеснулись яркие искры. - А отец-то откуда взялся?
   - Опекун. Как-нибудь расскажу. А где мы?
   - Без понятия. Ехал с письмом для принца, решил срезать дорогу лесной тропой. Остановился на поляне попить водички. Тут из-за камней вылетают какие-то бродяги с рогатинами...Я - в камни. Сначала они орали, потом все стихло. Я вышел... и вот... Как раз перед твоим приходом пытался выяснить у местной фауны, куда меня занесло, и как попасть обратно. А ты как сюда?
   Вальтер состроил серьезную гримасу.
   - Поехали с отцом и другом в горы. Кстати, в Германию. Решил пройтись среди камней... И вот теперь сижу с тобой, пытаясь разобраться, каким образом можно вернуться в заснеженные Альпы. Кстати, что за письмо и какого принца? Ты вообще там как? Бьют не сильно?
   Вовка запрокинул голову и рассмеялся.
   - Чудак ты, Вальтер! У тебя там здорово! Фридрих, твой брат, в личной гвардии Его Высочества Генриха. Старый Король, Гюнтер, совсем плох. Анели исчезла. Война закончилась. Правда, условия капитуляции достаточно суровы, но Генрих оказался хорошим дипломатом и талантливым руководителем - твердым, но в тоже время гибким. Помнишь Клауса фон Рейне? Брата Генриха? Вот он - его правая рука. А я - на подхвате. Личный паж. Все мелкие поручения идут через меня. Часть корреспонденции - тоже. Еще мы с герром Штафом открыли свое предприятие по изготовлению металлических крючков, проволоки и молний. Так что у меня неплохой счет в банке. Что еще...
   - Ничего себе! И никто не заставляет кривляться на потеху публике?
   - Бывает. - Наклонил голову к плечу Вовка. - Пока жив старый король - живо его магическое слово. Принц отменить его не в состоянии. Но мы с Рыжим, это помощник повара Кунц, выступаем вместе. Ему нравится. Ну и деньги за представления, опять же, пополняют капитал. Не переживай, Вальтер! Если все будет хорошо, отвоюю я твое герцогство!
   Вальтер вдруг трогательно покраснел и искоса посмотрел на Вовку.
   - А ее ты встречал? Как она?
   - Принцесса Виола?
   - Ну да...
   Вовка хмыкнул.
   - Милая, хорошая девушка. Очень... живая.
   - Жаль, что я не могу ее увидеть! Не могу сказать "здравствуй"...
   - Нет проблем. - Усмехнулся Вовка. - Скажу от твоего имени.
   - Ты с ней так запросто общаешься? Между вами что-то есть?
   - Ничего, кроме дружеских отношений. Честное слово!
   Вальтер тихо выдохнул, а Вовка спросил:
   - Неужели в школе нет красивых девчонок?
   - Конечно, есть... Но понимаешь, в них отсутствуют изящество и скромность, присущие исключительно высшей аристократии. Виола умна, благонравна, послушна и... прекрасна! Неужели она не произвела на тебя впечатления?
   - Да, брат, детская любовь сильнее всего западает в душу... Да так, что аукается всю оставшуюся жизнь! - Вовка рассмеялся. - А Виола - свой парень! Крепкий орешек, под стать брату.
   - Странно, Генрих раньше совсем не интересовался делами государства...
   - Откуда тебе знать, если ты сидел то у себя дома, то на чердаке? Представь, как было тяжело ему, наследному принцу, умному, проницательному и честному человеку, изображать перед одурманенным отцом и его недалекими приспешниками робкую и меланхоличную натуру? Он даже Виолу провел! А сейчас, под его руководством, страна потихоньку снова встряхивается и пытается если не встать на ноги, то хотя бы сесть на корточки. Эх, а я важные письма вез! Генрих меня ждет, а я тут! Вот попадалово!
   - Ты и при дворе так выражаешься? - Улыбнулся Вальтер.
   - Ты еще не слышал, как выражается фон Рейне. Особенно, после второй бутылки вина.
   - Дворянин должен уметь держать себя в руках. А ты все-таки занимаешь мое место и должен вести себя учтиво, особенно, с дамами.
   - Еще совсем недавно один воспитанный герцогский сын помирал на дворцовом, продуваемом всеми ветрами, чердаке. - Вовка поднялся. - Вставай. Нам надо найти выход из этого мира домой.
   - А где мы будем его искать? Как? - Вальтер посмотрел на золотистую луну. - Этот мир огромен.
   - Ну и ладно. - Вовка пожал плечами. - Зато видна его магическая структура. Ты обратил внимание на тот портал, который втянул нас сюда?
   - Нет, я сразу пошел вниз. У тебя тоже открылся дар?
   - Открылся. - Вовка потянулся и зевнул. - А мэтр Вилдбах его усиленно развивает. Мне иногда кажется, что он растянул меня, как воздушный шар, пичкая новыми знаниями и возможностями.
   - Интересно. Колдун никогда не брал учеников, кроме членов королевской семьи.
   - Значит, я первый. - Невозмутимо ответил парень. - А портал, между прочим, состоит из совершенно других энергий, нежели те, которыми пронизан здешний мир. И только привязка у него местная. Знаешь, как дверь лифта на этаже. Едешь, где надо, открывается.
   - Знаю... Но мы сюда не рвались.
   - Значит, этот мир почему-то нас позвал... Или мы его. Ладно, разберемся! - Бойкий Вовка сразу взял руководство их действиями в свои руки. Впрочем, Вальтер не возражал.
   - Давай так. Сейчас ночь, и мы все равно ничего не разглядим и толком не поймем. Поэтому предлагаю найти тихое местечко и там переночевать. Согласен?
   - Согласен. - Кивнул Вальтер. - Только есть хочется. Там дальше яблони...
   Юная русалочка, пока парни обсуждали свою неожиданную встречу, выпрыгнула на прибрежный камень, с любопытством прислушиваясь к разговору. Когда парни похватали одежду, она окликнула их нежным голоском:
   - Мальчики! А к яблоням лучше не ходить.
   - Почему? - Две пары одинаковых голубых глаз внимательно посмотрели на черноволосую красавицу.
   - Охрана... - Улыбнулась девушка.
   - Охренеть! Яблони?! Да кому они нужны?
   - Когда наливаются плоды, с гор спускаются дикие гвейны. Им нравится лакомиться яблоками. Но кроме них, они едят и ветки, и кору. Так что местные жители поставили вокруг своих садов силовое поле. И сигнал. Так что не советую!
   - Милая! - Вовка присел на песок, надевая сапоги. - Подскажи, где можно поесть чужеземцам без денег? Да и поспать бы не мешало...
   - Подскажу... - Русалочка плеснула по воде хвостом. - А возьмите меня с собой! Я ведь нигде дальше этой речки не была.
   - А как ты пойдешь, если у тебя вместо ног хвост? - Удивился Вальтер.
   - А как ты живешь, если у тебя нет крыльев? - Развела в стороны руки русалка.
   - Крылья? - Парни посмотрели друг на друга. - А у нас их вообще нет.
   - Такого не может быть! - Авторитетно заявила девушка. - У всех аггелов есть крылья!
   - Ничего не понимаю! - Искренне сказал Вовка. - Но обязательно разберусь.
   - Мы разберемся. - Добавил Вальтер.
   - Какие вы хорошенькие, братики! - Силуэт русалочки медленно растаял паром и собрался вновь уже на берегу.
   Невысокая черноволосая девушка стояла перед ними на ногах и в одежде.
   - Ну что? Берете с собой?
  
   Через полчаса, когда компания перешла на другой берег реки по неширокому пешеходному мостику, Вовка поинтересовался:
   - А кто здесь живет, прелестница? Кроме русалок.
   Девушка улыбнулась и, остановившись, представилась:
   - Арина. - И с упреком добавила. - Вот ты так красиво рассуждал о женщинах, но до сих пор не догадался спросить мое имя. О ваших же именах я смогла узнать только из разговоров.
   - Прости! - Покаялся Вовка, а Вальтер промолчал. - Меня зовут В-Владимир, можно просто - Вовка. Он - Вальтер. Хотя было бы правильнее теперь наоборот... Ну да ладно. Расскажи нам, Аринушка, куда ты нас ведешь... Да и на первый вопрос ты не ответила.
   Русалка серьезно посмотрела на парней.
   - К деду веду. Он живет в дубовой роще. Пчелками занимается. И еще мне кажется, вам обоим нужна помощь. У меня дедушка умный. Может, что и посоветует. Ну и обязательно накормит.
   - Тогда веди, Аринушка! - Попросил Вовка. - А то с утра во рту, кроме воды, совсем ничего не было!
   Он оглянулся на шедшего сзади Вальтера и увидел поднятые к небу блеснувшие глаза.
   - Не расстраивайся. Было бы гораздо хуже, если бы ты очутился тут один. А так - нас двое. И я обещаю тебе, что мы обязательно найдем способ вернуться домой!
   Тот улыбнулся.
   - Не обращай внимания. Отца и бабушку жалко!
   - А без меня Виола зачахнет!
   Глаза Вальтера просохли, и он вскинул подбородок.
   - Шучу! - Звонко рассмеялся Вовка.
  
   Персиковая луна, переплыв по небесному куполу на другую сторону долины, залила мягким светом высоченные дубы и крышу прилепившегося к холму небольшого дома. Теплый ветер едва заметно качал листья, и чудилось, будто янтарный мед сочится по ветвям и черепице. В кронах гигантов сновали светляки, и мальчишкам казалось, что зеленые шатры, словно огромные шары, взмыли в воздух над бархатно-золотистой землей.
   - Какая красота! - Выдохнул Вовка. - Никогда ничего подобного не встречал!
   - Светляки роятся. - Махнула ручкой девушка. - И Кассандра близко! В такие ночи юноши объясняются своим избранницам в любви...
   Она грустно вздохнула.
   - Да, она впечатляет своей величиной и яркостью. - Согласился с девушкой Вальтер.
   - Нет, - Вовка остановился и перехватил узел с одеждой. - Я про другое. Там, где дом, белый купол чистой энергии. Ариш, а дедушка у нас кто?
   - Дедушка! - Рассмеялась Арина. - Не бойтесь. Ничего плохого он вам не сделает. Он - друид. Пастух всей этой природы.
   Легкие ножки бывшей русалочки понесли ее с холма к дому. И скоро маленький кулачок настойчиво стучал в дверь.
   В небольших окнах вспыхнул неяркий свет, и дверь немедленно открылась, явив взорам путников крепкого и высокого мужчину с фонарем в руках.
   - Аринка! - Радостно сказал он. - Ты сегодня припозднилась!
   Приподняв фонарь, он пристально посмотрел на парней, мнущихся сзади.
   - Ты не одна? С аггелами?
   - Дед, а давай ты нас пустишь! - Ладошки девушки ласково легли на грудь мужчины. - Они - мои друзья... почти. Мы недавно познакомились, но они очень хорошие и веселые. Вовка рассказывал мне сказки, а вот Вальтер расстроился оттого, что потерялся!
   Еще раз внимательно окинув взглядом стоящих позади внучки ребят, мужчина отошел в сторону и кивнул на дверь.
   - Раз друзья... Тогда пожалуйте в гости...
   Зайдя в дом, парни быстро осмотрелись. Все в единственной комнате было простым: деревянные лавки, кровать, длинный стол и циновки на полу. Как только вошел хозяин, парни одновременно поклонились. Но разговор начал Вовка.
   - Прошу прощения у нашего радушного хозяина за столь позднее вторжение. Но ваша очаровательная внучка сказала, - он немного помялся и смущенно улыбнулся, - что мы найдем в этом доме не только кров и еду, но и возможное объяснение произошедшего с нами.
   Друид неспешно прошел через комнату и сел на лавку рядом с внучкой.
   - Хорошая речь. Учтивая. Значит, так хочется пить, что и переночевать негде?
   Арина хихикнула.
   - Можно сказать и так. Я - Вовка. Это - Вальтер.
   - Я - Арех. Присаживайтесь к столу, гости дорогие. Кушанья у нас простые. Не обессудьте, если привыкли к другому. - По щелчку пальцев мужчины на столе появились тарелки с запеченными плодами, напоминающими репу, стебли какой-то сочной травы, тушеная с морковкой рыба, головка сыра и хлеб. В чашках плескался холодный травяной отвар, а в пиалах золотился душистый мед. В качестве столового прибора им были предложены двузубые деревянные вилки и ложки.
   - Спасибо! - Поблагодарил Вовка, не начиная, впрочем, есть.
   Мужчина улыбнулся и, подвинув к себе тарелку, стал неторопливо кушать. Парни и Арина довольно застучали вилками.
   - Так что же, кроме моей внучки, привело вас в мой дом? - Поинтересовался друид, когда трапеза закончилась.
   - Если Вы - пастырь всего живого, то, вероятно, знаете о своем мире все? - Сощурил слипающиеся глаза Вовка.
   - Что касается природы, то да, знаю. Но дела аггелов меня не волнуют, пока не вступят в противоречие с интересами земли.
   - Могу я тогда спросить, что за каменные развалины там, в горах?
   - К чему вам они? - лицо мужчины сразу стало строгим. - Это не баловство для детей.
   - Не баловство. - Согласился Вовка. - Только мы там появились. Неожиданно для себя. И не знаем, как найти дорогу обратно.
   - Вы... появились?! - мужчина растерянно переводил глаза с одного парня на другого. - То есть, вы хотите сказать...
   - К сожалению, мы - не местные жители и совершенно не знаем, кто такие аггелы и как нам попасть к себе домой. Скорее всего, эти камни - какой-то старый, чудом сработавший портал. Я прав?
   - То-то я удивился, отчего не вижу ваших крыльев... Правда, высшие поздно взрослеют... Так. - Друид встал и в волнении прошелся по комнате. - Удивительно... Невероятно. Вы не обманываете меня? Нет, - ответил он сам себе, - с такими аурами не обманывают... Значит, вы пришли в этот мир... Откуда?
   - Из двух разных человеческих миров. К сожалению, точных координат мы не знаем. - Вовка не выдержал и тихо зевнул в ладонь.
   Аринка сияющими глазами смотрела на мальчишек.
   - Деда! Разве такое возможно? - чуть ли не подпрыгивая от явления настоящего чуда, произнесла она.
   - Раньше было возможно. Я расскажу часть истории этого мира, чтобы вам стало немного понятнее, с чем вы столкнулись. Когда-то, - Арех, погрузившись в воспоминания, задумчиво потер подбородок, - здесь, на склоне горы, стоял величественный замок. Построил его могущественный волхв. Одна из его башен служила порталом в иные миры. Аггелы и демоны ходили к друг дружке в гости, поскольку были равными по силе детьми Богов наших проекций миров. Спускались они и к порученным их заботам людям, эльфам, гоблинам, гномам и другим, заселяющим нижние миры, существам. А потом так случилось, что демоны, возомнив себя равными Богам, решили создать новые расы и заселить ими уже жилые сферы бытия. Им хотелось, чтобы через их план шло еще больше энергии. Не видя всей картины созданной Творцом Проявленной Вселенной, они пытались "улучшить" миры по своему усмотрению. Так, от совокупления демонов и темных эльфов произошли вампиры... Прекрасные машины для добычи энергии в любой нужный для них момент. Гоблины, баньши... Кого они только не выпускали в нижние миры... Конечно, аггелы возмутились: приток сил для Божественного плана существенно уменьшился, оседая на плане демоническом. Постепенно никем не контролируемая сила росла. Но демонам хотелось большего. Они представляли, как измененные ими низшие существа, годные, с их точки зрения, только для воспроизведения потомства, обеспечат их огромным количеством энергии, умирая от бесконечных болезней, голода и войн. И действительно, с людьми такой фокус им удался... Ведь эта форма жизни самая неразумная, почти животная. Легко управляемая и быстро стареющая. Демоны закрыли организм человека от сил Вселенной, заставляя жить исключительно за счет резерва собственного организма, дающегося с рождением. Такие ярко вспыхивающие, но сразу угасающие искры, ничего толком не успевающие понять... Так вот, - Арех снова потер подбородок, - аггелы отправились к демонам с официальной делегацией и требованием прекратить это безобразие. Но те посмеялись и выставили послов, сообщив, что больше не нуждаются в дружбе с такими недоразвитыми существами. Да и Боги им не указ. Поскольку попустительствовали их экспериментам. В те далекие времена Нижним континентом правили мудрые Владычицы. Вот они могли разговаривать с Богами. И воззвала тогда великолепная Иниль к плану Божественному с просьбой вразумить зарвавшихся демонов. Но Боги, отвлеченные от своих творений, сообщили Инили, что в своей проекции миров мы должны разбираться с проблемами сами. Но если приток энергии к их сфере иссякнет, они нас просто уничтожат за ненадобностью, как сухую яблоневую ветвь. Иниль снова попыталась вразумить демонов. Но увещевания были бесполезны. И тогда аггелы стали сражаться с порождениями тьмы в каждом из миров, приходя к живущим там существам в виде фантомов или мессий, вдохновляя народы на борьбу. Начались войны. Энергия хлынула по истончившимся каналам на Божественный план. Конечно, демонам это не понравилось. И тогда разразилась Великая Война.
   - Очень интересно. - Хлопнул ресницами Вовка. Вальтер, привалившийся к его плечу, то проваливался в сон, где кто-то с кем-то сражался, то снова выплывал из него, пытаясь понять, много ли он пропустил.
   - Интересно. История мира - одна из самых главных дисциплин в наших школах и высших училищах. Так вот. - Друид, наконец, перестал мерить шагами комнату, и сел на лавку напротив Вовки. - А теперь мы перейдем к нашим порталам. Когда между демонами и аггелами началась война, наполненные под завязку энергией хвостатые воины прорвались через эти башни в наш мир. Пролилось много крови. Владычица второго континента погибла, принеся себя в жертву. Ее энергия так всколыхнула планету, что с хвостатыми бились даже белки, мыши, да и аггелы, получив высвободившуюся с ее смертью силу, сумели, наконец, уничтожить демоническое воинство. А потом, переместившись на их план, разрушить мощные накопители. В проекциях миров наступило равновесие сил и долгожданная тишина. Но порталы, пронизывающие все сферы бытия, пришлось обрубить. Демоны попасть сюда не могут. Никто не может. А для работы с нижними мирами высшие аггелы построили "зеркальное поле", через которое внимательно отслеживают все то, что там происходит, чтобы не допустить возможного повторения тех событий. Поэтому, извини, Вовка, но я никак не могу поверить, что вы прошли разрушенным порталом в одно время, да еще из различных нижних миров!
   - И незаряженное ружье стреляет. - Философски сказал Вовка. - У меня к Вам будет только одна просьба. Вы не могли бы дать нам подробную карту мира и отметить те места, где стояли другие портальные башни? Не важно, верите Вы нам или нет, но домой-то хочется! Пусть для вас человечество - недалекие одноразовые батарейки, но мы тоже умеем любить и переживать за своих близких, помогать друг другу в трудных ситуациях. Наши друзья опечалятся, если мы пропадем навсегда. Поэтому с помощью, или без нее, мы найдем такой портал, который сможет отправить нас обратно. Извините, конечно, но мы с раннего утра на ногах и без отдыха. Не возражаете, если эту ночь нам придется провести под крышей Вашего гостеприимного дома?
   Друид улыбнулся и подал Вовке фонарик с ярко светящейся внутри розовой звездочкой.
   - В углу - лестница на чердак. Там тепло и сухо. В приоткрытое оконце задувает свежий ночной ветерок. Возьмите. - Порывшись в сундуке, Арех достал тонкие шерстяные одеяла.
   - Спасибо!
   Вовка растолкал Вальтера и повел сонного мальчишку к лестнице.
   - Спокойной ночи! - Обернувшись, пожелал он сидящим за столом.
   Когда шаги на потолке стихли, и дом снова укрыло ночное молчание, друид посмотрел на внучку и спросил:
   - Арина, зачем ты привела этих ребят ко мне?
   - Они такие милые и забавные... И им нужна помощь. - Девчонка смущенно накрутила на палец прядь черных волос. - Со мной разговаривали, как с равной...
   - Ты зачем вообще им показалась? А если бы на месте этих существ были настоящие аггелы? Кто знает, что может прийти в голову молодого парня с буйством магии в крови?
   - Дед, они - тоже маги...
   - Мне вообще не понятно, как человеческие порождения нижних миров выдерживают вибрации нашей сферы. Плотные тела должны были сгореть, как только портал выбросил их сюда.
   - Деда, но они этого не знают... - Улыбка девушки была хитрой. - Значит, могут тут жить...
   - А ты уже и планы построила! - Арех погрозил пальцем. - Своим парням головы закружила, теперь решила попробовать силы на случайных знакомых? Я понимаю, что русалочьи чары - это страсть в первозданном, незамутненном виде, но не дай Боги влюбиться тебе в какого-нибудь аггела!
   - Ну и что? Он первый за мной побежит! - Легкомысленно махнула рукой девчонка.
   - Побежит. Пока ему не наскучишь. Не забудь, что их стихия - воздух. Он будет в вечном свободном полете, а ты останешься на земле, слезами воду пополнять в болоте.
   - Ну деда... я уже не маленькая!
   - К маленьким это не относится. Все начинается, когда вы вырастаете: сначала в голове ураган любви, а потом, когда вокруг останутся одни руины, тропический слезопад неоправдавшихся надежд . - Мужчина встал и погладил склоненную головку девушки. - Просто будь осторожней и не доверяй ласковым словам и красивой внешности. Ложись-ка ты спать. А я поразмыслю, чем можно помочь этим странным чужеземцам.
   - Я люблю тебя, дедушка! - Арина легла на широкую лавку, укрывшись покрывалом и уложив ладошку на подушку. - Ты - самый умный на свете!
   - А ты - хитрая маленькая русалка. Что же будет, когда ты вырастешь? Познакомишь меня с полком Черномора?
   - Нет, деда! Я выйду замуж за самого доброго, самого заботливого... Он станет носить меня на руках, а я рожу ему хорошеньких детишек с крылышками...
   - Глупая... - тихо вздохнул друид. - Аггелам не интересны дети природы...
  
   Вальтер проснулся с мыслью, что все произошедшее с ним в последнее время - только яркий и нереальный сон. А на самом деле у него под спиной горбатый соломенный матрас, а на теле - старое, разношенное трико. Сердце стукнуло где-то в горле. Парень резко сел и только после этого открыл глаза.
   - Чего тебе не спится? - Сонно сказал лежащий рядом Вовка. - Воды на ночь много выпил?
   Вальтер, оглядев серый сумеречный чердак с пучками подвязанных к балкам трав, со стоном упал обратно на покрывало, брошенное на сено.
   - Вовка! - Позвал он. - Ты уверен, что мы когда-нибудь выберемся отсюда?
   - Точно так же, как и в том, что я тебе наваляю, если не дашь доспать.
   Несмотря на грубость слов, теплая Вовкина ладонь нашарила руку Вальтера и ободряюще сжала. Парень развернулся и уткнулся носом в плечо друга. Согревшись, он снова закрыл глаза и улыбнулся. Как все-таки здорово, что он тут с Вовкой!
   Окончательно разбудил мальчишек звонкий щебет каких-то птиц, встречающих солнце прямо над маленьким слуховым окошком.
   - Эх, хорошо-то как! - Потянулся Вовка. - Солнышко встает, птички поют... Прямо как на ферме. Вальтер! Мы с тобой живы! И даже почти выспались...
   Почесав пятерней встрепанные волосы, он быстро оделся и сдернул одеяло с друга.
   - Вставай, соня! Пора в путь!
   Вальтер открыл глаза и принюхался.
   - Яблоками пахнет. И медом. Вовка! Ты уже придумал, что будем делать?
   - Конечно. - Парень собрал и сложил покрывала, а потом взял свою теплую одежду и сумку с письмами. - Вначале мы спустимся с чердака. Поскольку все дороги начинаются от порога, для начала выйдем на улицу.
   Повесив на плечо сумку, он легко скользнул вниз по лестнице, и теперь его голос раздавался уже из комнаты.
   - Доброе утро, любезные хозяева! Надеюсь, вы встали так рано по своей воле, а не из-за нашего дружного храпа?
   Ему в ответ зазвенел колокольчиком Аринкин смех.
   Когда мальчишки плотно закусили молоком с хлебом и, поблагодарив Ареха, поднялись из-за стола, тот принес две большие сумки на лямках из темной ткани с веревкой на горловине.
   - Вот, - сказал он, - это - вам. Отличные дорожные сумы для путников. Материал не боится дождя и не рвется. Я собрал в дорогу продукты. Распределите груз сами. Здесь, - он бросил на стол небольшой кожаный мешочек с завязочками, - немного денег. Еще - горелка на магических пластинах и кастрюля.
   - Да мы теперь не пропадем! - Улыбнулся Вовка. - Может, задержаться и попутешествовать? Новый мир посмотреть? А, Вальтер?
   - Кому-то надо доставить письма своему сюзерену. - Хмуро напомнил тот.
   - И вернуться в Альпы. - Вовка перекинул вперед снова разлохматившиеся волосы. - Я помню. А расчесочку не подарите?
   Словив два удивленных и один недовольный взгляд, парень дернул волосы и прошептал заклинание. Совсем скоро волосок к волоску лежали на спине аккуратной косой.
   Ребята быстро собрали сумки, а Вовка даже закинул свою на плечо.
   - Отличный рюкзачок! Спасибо, добрый хозяин!
   - Это еще не все. Присядьте!
   Парни снова уселись за стол, а друид внимательно посмотрел на их лица.
   - Странно. Вы говорите, что из разных человеческих миров, а похожи, словно родные братья. Можно сказать, близнецы...
   Вовка с Вальтером внимательно посмотрели друг на друга. И правда, белый, словно лен, волос, голубые глаза, пушистые светло-коричневые ресницы и брови... даже овал лица стал одинаковым - немного вытянутым, с приподнятыми скулами.
   - Действительно. - Вовка улыбнулся. - А ведь это правильно! Мы даже ближе, чем братья...
   И крепко сжал лежащую на столе ладонь Вальтера. Пальцы переплелись в общий кулак.
   - И аура у вас почти одинаковая. Сильная. Даже ярче, чем у аггелов. Теперь я понимаю, почему вы смогли пройти сквозь разрушенный портал... Думаю, при небольшой доле везения, сможете вернуться обратно. А теперь я хочу рассказать вам, с чем можете столкнуться во время своего путешествия.
   Арех потянулся назад и, достав откуда-то с полок маленькую черную коробочку, показал ее мальчишкам.
   - Это - навигатор. - Он приложил к экрану палец, и над ним прямо в воздухе развернулась виртуальная карта. - Активируется нажатием сюда. Красной галочкой помечен мой дом. Вот он, видите? Синими точками с координатами обозначены все бывшие порталы. На всякий случай, и на другом континенте. Учтите, они все разрушены. Кроме этого, на каждом стоят сигнальные датчики. Если вдруг по какой-то причине портал срабатывает, информация об этом сразу поступает на центральный диспетчерский пульт в столице. Вот столица. Диспетчер, вероятно, должен послать техников проверить датчик и снять колебания магического фона. Судя по тому, что ночью за вами никто не пришел, техники полетят сюда в начале рабочего дня. А он начинается, - Арех посмотрел за окно, - уже через час.
   - И что нам за это будет, если нас найдут? - Поинтересовался Вовка, а по рукам Вальтера невольно пробежали мурашки. Чтобы их прогнать, он передернул плечами.
   - Заберут в столицу. Будут изучать вашу ауру, пытаясь определить, по какой причине магия разрушенного портала выдернула вас в этот мир. Но не думаю, что отпустят. Хотя, если бы отпустили, то путь через зеркальное поле был бы для вас самым коротким.
   - А что это такое? - Поинтересовался Вовка
   - Магические зеркала в каждую проекцию. Через них возможно не только определить координаты ваших миров, но и отправить вас обратно. Но я бы все же не советовал попадаться на глаза высшим магам. Просто так к зеркальному полю не пройдешь. Вас поймают еще на подходе. Так что попытайтесь поначалу попробовать через древние башни. Я сам проложил маршрут. Он проходит по малонаселенным землям, поскольку с аггелами вам лучше не общаться. На каждом из отрезков пути я пометил деревья, на которых растут съедобные плоды и орехи. А также послал сообщение о вас моему коллеге. Он обещал помочь. Теперь о начале маршрута. Аггелы обязательно начнут вас искать. С точки зрения логики магов было бы разумным направиться в столицу и там затеряться. Но вы пойдете снова в горы. Но не отсюда. Арина проводит вас до станции, чтобы следы вашего присутствия перемешались с аурами пассажиров. А там, одолжив у своего дяди гвейнов, она отведет вас к пещерам.
   - А навигатор надо подзаряжать? - Вальтер с интересом знакомился с устройством, уменьшая и увеличивая карту.
   - Нет. Он подзаряжается сам от энергетических потоков. Крепкий корпус, при ударе или падении в воду не ломается. Для себя покупал. - Арех усмехнулся. - Постарайтесь его не потерять. Все понятно?
   - А в пещерах не заблудимся? Навигатор там работает?
   - К сожалению, нет. Но там недалеко и все время по одному тоннелю. А отправляю вас туда, поскольку в горах - антимагическая зона. И ваши следы окончательно исчезнут, если вдруг начнется погоня. Но я подготовил схему. - Арех протянул ее мальчишкам. - На всякий случай.
   Вальтер взял и начал изучать.
   - Но там темно! - Поежился Вовка. - Наверное, фонари нужны...
   - Фонари в боковых карманах сум. Положите в них еще подстилки, на которых сегодня спали. Они не промокают, и держат комфортную температуру. Ну все, ребята. Пора в путь. Ариш, иди к дяде своей дорогой. Встретитесь на станции. Не нужно, чтобы вас видели вместе.
   Арех встал и, распахнув дверь, залюбовался восходящим солнцем, лучи которого трепетали разноцветными искрами в капельках росы.
   - Сегодня будет хороший день. - Тихо сказал он. - Светило улыбается так, словно мир только создан... Удачи вам, мальчики. Надеюсь, все получится.
   Аринка, кивнув мальчишкам, с разбегу прыгнула в незамеченную ночью узкую речную протоку. А друид, положив ребятам руки на плечи, внимательно посмотрел в глаза каждому.
   - Главное, верьте в победу. А силы для ее достижения у вас есть. - Он наклонил голову, словно к чему-то прислушиваясь. - Все. Идите. И быстро. Техники уже на подлете.
   Вальтер и Вовка подняли головы. Там, в голубом небе, неспешно двигался небольшой крылатый катер.
   - Спасибо! - Парни одновременно поклонились и решительно пошли по направлению к перекрестку. А оттуда - к тем самым яблоням, что так одуряюще пахли ночью.
  
   Глава третья. Горы. Карьерный рост.
  
   Яблони выглядели чудесно: высокие, с гладкой коричневой корой без лишайников, с упругими, взмывающими в небо ветвями и гладкими темно-зелеными листьями, узнаваемыми даже в чужом мире. Но самым прекрасным в них были, конечно же, яблоки. Зеленые с красными бочками с одной стороны дороги, и в желтую арбузную полоску - с другой. Крепкие, сочные... А пахли настолько одуряюще, что Вовка не выдержал и, подойдя к обочине, протянул за висевшим на уровне глаз яблоком руку. Но пальцы неожиданно уткнулись в невидимую преграду.
   - Облом! - Фыркнул, пожимая плечами, парень. - Магический заборчик... Око видит, а зуб щелкает впустую. А желудок вообще слюной захлебнулся.
   - Действительно, обидно. Спрятали бы тогда и картинку с запахом. - Ответил Вальтер. - Как в твоем бывшем мире: четырехметровая стена из профнастила, узкая полоска света вверху и колючая проволока с электрическим током по периметру.
   - Ага. - Продолжил разглядывать яблони Вовка. - Еще вышки с часовыми и пулеметами. Только пальчики протянул... Ба-бах... Взрывом рассыпаны детские кости...
   Парень снова протянул руку и немного потыкал магические силовые линии.
   - Опаньки! - Вовка ошалело посмотрел на яблоко в своей руке, а потом на Вальтера. - Это оно как-то само!
   - Не сомневаюсь... в твоих способностях. - Вальтер осторожно взял с руки Вовки яблоко и с наслаждением понюхал. А потом вгрызся в румяный сочный бок. - Если учиться у самого мэтра Вилдбаха... А себе сорвешь еще. - Добавил он, глядя на разинутый рот друга.
   - Мой мир пошел юному герцогу на пользу. - Проворчал Вовка и, перейдя на противоположную сторону дороги, дернул яблоко другого сорта. - А сладенькое!
   Пробуя ставшие доступными плоды, мальчишки вышли, наконец, к местному городку. Домики тут были повыше, да и стояли прямо у дороги. Вылезающее из-за гор солнце красило в розовый цвет конусообразные крыши затейливых башенок, пристроенных полукругом к фасаду каждого дома, а также беленькие ставни и низкий забор палисада, за которым раскрывали бутоны пестрые гирлянды цветов.
   - Смотри, - Вальтер легонько коснулся Вовкиной руки, - а вот и местное население!
   Откуда-то из бокового переулка вышли двое мужчин. Не заметив мальчишек, они повернулись к ним спинами и пошли в том же направлении, что и ребята.
   - Вау! - Потрясенно выдал Вальтер.
   - Может, у них Хеллоуин? - Озадаченно спросил Вовка. - Если вот это - не жертва генетического эксперимента по скрещиванию человека с курицей и не реклама ближайшего ресторана, рискну предположить, что они - те самые аггелы, к которым лучше не приближаться!
   - Ангелы! - Восторженно поправил Вальтер.
   За плечами обоих мужчин, словно плащи, свешивались серые, в черную крапинку, длинные крылья. А яркий утренний свет, отражаясь от гладкого пера, подмигивал им то одним, то другим блестящим пятном.
   - И они идут на станцию. - Продолжил Вовка. - То есть, туда же, куда и мы.
   - И что? - Зачарованно таращился в спины крылатым Вальтер. - Интересно, а как они летают?
   - Ты бы лучше посмотрел, в какую сторону лететь нам. Достань навигатор. До станции еще далеко? И где дом дяди нашей русалочки?
   Вальтер, с трудом оторвав взор от топающих по земле небесных существ, вытянул из кармана черную коробочку и открыл карту.
   Дверь дома, мимо которого проходили мальчишки, хлопнула, и на его порог вышел еще один подсвеченный розовым сиянием абориген. Махнув кому-то на прощание, он улыбнулся ребятам.
   - Какое прекрасное утро! Здравствуйте, молодые саины! На каникулах в горы ходили?
   Мужчина присоединился к парням и пошел рядом.
   - Да, - Вовка махнул рукой по направлению к горным хребтам. - Мы оттуда. Доброе утро!
   - А я вот в столицу на работу. Долго, конечно, добираться. Но я сразу на две декады, а потом - обратно домой. - Словоохотливый мужчина тряхнул коричневыми крыльями, поправляя висящую на плече объемную сумку. - А вы, смотрю, студенты Академии?
   - Да. - Не моргнув, уверенно соврал Вовка. - Изучали остаточные магические колебания древнего разрушенного портала.
   - Да ну, - мужчина пожал плечами, - кому в голову могла прийти подобная чушь? Мы с друзьями по развалинам с детства лазили. Хоть бы камешек дернулся! Ничего и никого в этом лесу нет.
   - А птички? - Поинтересовался Вальтер. - А светляки? Необыкновенная красота!
   - Это вы у старого друида были? Вот хитрец! А нас, пацанов, со своей поляны гонял... Глаза отводил. Знаем, что его дом где-то здесь, а найти не можем.
   - Да что Вы! - Удивился Вовка. - А мы сразу нашли...
   - Значит, вы его, саины, чем-то заинтересовали. Не часто в нашей глуши можно встретить молодую аристократию. А где ваш Учитель?
   - Сказал, как спустимся, ждать у станции. Сам придет, или пришлет кого...
   - Счастливые вы, саины. А мне, с моим резервом, только училище удалось закончить. Хорошо, хоть в городские светосети взяли. Но вы не подумайте плохого, - спутник уверенным жестом смотал кучерявые волосы в пучок и заколол его на затылке двумя короткими спицами, - я очень доволен. Самое главное - выходные дни провожу здесь. - Он с нежностью обвел рукой дома и улицу. - Пусть город маленький и развлечений в нем - всего два ресторана, но очень уютный!
   Не успели парни согласиться, как к ним присоединились еще двое: мужчина с серыми крыльями и женщина с огромной корзиной и цветной шалью на голове, которая, падая на плечи, укрывала и крылатую спину.
   - Здравствуйте, саин Тамнир, сианна Латия! - Болтливый собеседник переключился на соседей. - На базар?
   - Здравствуйте, саины! - Вежливо поздоровался новый аггел. - Вот, супруга платы расшила. Хорошо берут, несмотря на нынешнюю моду ходить непокрытыми.
   Мужчина недовольно покачал серыми однотонными крыльями. А женщина, махнув в сторону парней длинными ресницами, попыталась изобразить поклон. Но корзина, брыкнув по коленям, заставила ее выпрямиться. Покосившись на мужа, тетка украдкой потерла ногу, укрытую черным длинным подолом.
   По мере приближения к станции аггелов обоего пола становилось все больше. Мальчишки, не опасаясь, что тайна будет раскрыта, из-под крылышка опекающего их спутника глядели во все глаза. А тот, преисполнившись важностью знакомства со студентами-аристократами, снисходительно отвечал на приветствия.
   Если сравнивать с нижними мирами, по мнению Вовки, тут все выглядело достаточно патриархально. Крылатые мужчины - абсолютные главы семейств, сопровождали закутанных с головы до ног и кончиков коротких крыльев молчаливых жен с большими сумками и узлами. Детишки, их было на привокзальной площади всего несколько штук, свободно бегали и шумели. Причем, если кто-то им делал замечания, то только мужчины. Единственная девочка, как и трое мальчишек, была одета в синие свободные брючки с грудкой и лямками. Косички и куцые серые крылышки трепыхались поверх легких кофточек, иногда отрывая шалунов от земли. Но невысоко, где-то на полметра. И когда им это удавалось, они смеялись и визжали, заглушая негромкие разговоры. Сами мужчины выглядели тоже как-то по-крестьянски: широкие брюки синего или серого цветов, рубахи темных оттенков с прорезями для крыльев в-основном, серого цвета и тяжелые ботинки на толстой подошве. Правда, усов и бороды не было ни у кого. Длинные волосы они скалывали на затылке в пучок спицами, как их попутчик.
   Сверху, неожиданно для мальчишек, послышался протяжный свист. Аггелы задрали головы и резко засуетились, похватав баулы. А потом повалили на перрон, прикладывая к турникету какие-то карточки.
   - Билеты! - Шепнул Вальтер Вовке. Тот кивнул, подняв голову на звук, и тут же присел. Прямо на них, из нежно-голубых небес, в блеске солнечного света, спускался поезд. С коротенькими крылышками на каждом лиловом вагончике, расписанном белыми птицами.
   - Ничего себе небесная ласточка... - Тихо шепнул Вовка. - Интересно, а у двигателя имеются отходы? И куда в таком случае, они деваются?
   Вальтер хрюкнул. Их провожатый обернулся.
   - Красивый поезд! - Кивнул Вовка.
   - Да! - С гордостью ответил аггел. - Раньше к нам "прогулочный" летал. Ну тот, что в цветочках. Так он на каждой станции останавливался. Только к вечеру в столицу добирались. А теперь - лиловый экспресс. Он всего один раз в день пробегает. В столицу утром, обратно - ночью. А где ваш Учитель? - Спохватился мужчина. - Уже посадка!
   Крылатые вагончики замерли перед платформой с открытыми дверями.
   - Не знаем... - Растерянно покрутил головой Вовка. - Нету! И билетов нет!
   - Какая досада! - Мужчина даже хлопнул крыльями. Ему понравились внимательные студенты. - Ну, когда будете еще в наших краях, заходите! Мой дом знаете! А зовут меня Марвел.
   Он приложил к сердцу руку и наклонил голову. Парни, немного подумав, сделали тоже самое.
   - Спасибо, саин Марвел! Доброго пути!
   Парни, опустив к ногам рюкзаки и раскрыв рты, смотрели, как несколько вагонов, вначале приподнявшись над платформой, постепенно набрали разгон и, рассекая воздух, скрылись в небе за крышами города.
   - Вовка! - Сказал Вальтер, когда на площади перед вокзалом кроме них, не осталось никого. - Как ты думаешь, а почему они приняли нас за своих? Ведь крыльев у нас нет.
   - Не знаю! - Потянулся тот. - Друид в ночи что-то вещал... А может, все не так плохо, как кажется?
   Парень повертел головой.
   - Что-то наша русалочка опаздывает. Да и жарковато становится. Пойдем, к фонтанчику в тенек сядем!
   Чуть в стороне от входа в вокзал стояло три соединившихся ветвями дерева. А между ними приткнулась каменная чаша с тоненькой струйкой воды, вылетающей вверх и россыпью капель падающей обратно. Обнаружив рядом газон с изумрудной травой, парни сели и вытянули ноги, спинами прислонившись к своим набитым сумам.
   - А небо-то какое красивое! Смотрел бы вечно! - Вальтер любовался золотистыми разводами облаков, перьями скользящих по темно-голубому фону. Несколько тучек, опустившихся к горным пикам, утреннее светило разукрасило оранжевым. И скоро небесный свод заполыхал огненными оттенками, добавив красного и совсем малую толику фиолетового.
   - Мило. - Согласился Вовка и, достав из кармана яблоко, разломил его пополам. - Похрусти пока.
   - Спасибо! - Парень вгрызся в сочную мякоть. - Ну и где наша проводница?
   - Да с этими девчонками вечно везде опаздываешь! - Вовка совсем сполз на траву, оставив на сумке только голову. - То подвески к платью теряют, то лента не подходит по цвету...Или нижняя юбка. А ты ждешь, как дурак, изображая на физиономии неземное восхищение!
   - Это ты о ком? - Подозрительно взглянул на Вовку Вальтер. - О Виоле?
   - Без нее, что ли, девок не хватает? - Удивился парень. - Знаешь, сколько графских дочек пытаются понравиться принцу?
   - А что ты тогда делаешь в их гардеробных? - Поинтересовался Вальтер. - Если принцу?
   - Оцениваю достоинства. - Серьезно ответил Вовка. - Как паж, я обязан знать, как наилучшим образом отрекомендовать ту или иную претендентку на сердце и казну нашего будущего короля.
   - Ну и как? Получается? - Вальтер швырнул в кусты огрызок и скосил глаз на задумавшегося парня.
   - Иногда устаю. - Серьезно ответил Вовка и бессовестно заржал.
   Прошло еще немного времени, и площадь постепенно начала заполняться народом, вышедшим из домов за покупками или на работу. Проскакали с мячом детишки.
   - Слушай, а что если нам и правда в столицу рвануть? - Вслух подумал Вовка. - Вот этой мелочи на билет не хватит, но если топать по навигатору...
   - Ну дойдем до нее. А дальше? С боем прорываться к зеркальному полю?
   - Нам надо домой. И как можно быстрее... Вставай, Вальтер. - Вовка легко поднялся на ноги, испугав проходившую мимо их укрытия крылатую женщину. Кинув из-под надвинутого на брови черного платка недовольный взгляд, она что-то прокудахтала себе под нос.
   - Курица! - Презрительно сказал Вовка и, нагнувшись к фонтанчику, напился воды.
   - Ангел! - Рассмеялся вставший Вальтер. Поправив джинсы, он нагнулся и поднял на плечо рюкзак.
   - Неудачная помесь вредной бабы с птицей. И той, и этой ума забыли добавить. - Припечатал Вовка и тоже надел суму на плечи. - Ну, в путь?
   - Значит, ты считаешь девушек бестолковыми? - Из-за кустов показалась укутанная в синюю накидку с капюшоном Арина. Нижняя губка девушки дрожала, но руки крепко упирались в бока. - Подумаешь, отдохнули немного в тенечке и сразу глупая русалка во всем виновата? - Девушка сверкнула очами. - А то, что я дядьку уламывала дать для вас гвейнов, а он как раз сегодня к брату всем семейством собрался?! Я им транспорт выбиваю, ругаясь со старшей женой до выщипанных перьев, а они уже сделали выводы и собрались бежать!
   - Спасибо, Аринушка! - Приложил к сердцу руку Вальтер. - Извини нас, пожалуйста, но Вовка имел в виду совершенно другое...
   Девушка опустила кулачки и улыбнулась. Но Вовка, отступив назад, поинтересовался:
   - Перья, полагаю, выщипали тебе? То-то я смотрю, крылышек не видно!
   Сумка, зажатая в Аринкиных руках, тут же полетела в парня, который с хохотом увернулся, но поскользнувшись в луже натекшей из фонтана воды, ударился о чашу спиной и упал на землю, раскинув в стороны руки.
   - Сам дурак! - Сложила руки на груди Аринка. Но видя, что Вовка не отзывается, тут же присела рядом с ним. - Вов!
   Она осторожно дотронулась до его плеча и смущенно отдернула пальцы. С другой стороны тела опустился на колени Вальтер и похлопал друга по щекам.
   - Ты чего, вставай! Мне нельзя одному! - В глазах мальчишки тут же появились слезы.
   - Ага! - Вдруг открыл глаза Вовка и, раскинув руки, сграбастал их обоих и повалил на себя. А потом, развернувшись, оставил друга и русалку на траве, а сам вскочил на ноги.
   - Маньша с соседней улицы и то умнее! - Покачала головой отряхивающаяся от травы русалочка. - Берите вещи и идем, пока дядя не передумал!
  
   Естественно, путешествовать в седле гораздо легче, нежели карабкаться в горы пешком, да еще с рюкзаком на спине. Поэтому по длинному холмистому разнотравью, забираясь все выше, двое мальчишек и русалочка ехали не спеша, постоянно обмениваясь впечатлениями и заезжая один вперед другого. По сравнению со вчерашней лесной темнотой, днем было на что посмотреть. Зеленые пологие холмы неожиданно прорастали скальными утесами, с которых кое-где сбегали прозрачные ручьи ледяной воды, рассыпаясь у подножия миллионами брызг и разноцветными радугами. В высоких расселинах цеплялись корнями за принесенную ветром пыль скрюченные деревца, полоскавшие в воздушных потоках длинные ветви с узкими листьями. А впереди, сколько видел глаз, к сияющим голубым небесам тянулись бесконечные горные пики. Некоторые из них покрывал блестящий снег.
   - Арина! - Позвал ехавший последним Вовка. - Твой дед говорил, что пещера маленькая.
   - Ну да! - Обернулась девушка. - Шагов двести - триста. И все время прямо.
   - Знаешь, судя по этому успокоительному для нервов пейзажу, под горами идти придется несколько лет. Я там состарюсь, одичаю и буду пугать туристов.
   - Не будешь! К тебе магический патруль вызовут. Отловят, отмоют, нервы подлечат, да обратно, в дикую природу выпустят! - Девушка погладила коричневую, в белых пятнышках, шею своей гвейны. Та фыркнула и мотнула черной головой, на которой очень нежно смотрелись белые крохотные пятнышки у самого носа. А фиолетовые влажные глаза чуть было не заставили впечатлительного Вальтера прослезиться. Эти прекрасные, но весьма своенравные животные были больше похожи на земных оленей, нежели на лошадей. А пойманные в дикой природе взрослые особи не приручались совсем. И только выросшие в поселке и привыкшие к кормящей руке, делали аггелам огромное одолжение, разрешая садиться к себе на спины и везти поклажу. Они хорошо знали своих хозяев и очень неохотно подпускали к себе чужих. Поэтому, если вдруг владелец гвейна по какой-то причине уезжал и не мог взять животное с собой, его отпускали в горы. Арина, решившая немного посмеяться над не знающими местных реалий чужеземцами, привела мальчишек в загон и просто ткнула пальцем: "Это - твой, вот тот - тоже ваш, а эта девочка - моя". И стала смотреть, что будет дальше. Все-таки ее очень задели Вовкины слова на площади. Осторожный Вальтер остался стоять за забором, а Вовка, спокойно отодвинув калитку, вошел к сбившимся в кучу и бьющим копытами животным. Встав напротив дядиного табуна, он вытянул указательный палец, а потом медленно его согнул. Первый из трех гвейнов сам подошел к нему и ткнул черным носом в руку. "Хороший мальчик" - тихо сказал парень. - "Ты - сильный и смелый. Настоящий вожак. И я горжусь твоим доверием!" И тут Вовка медленно поклонился гвейну. Аринка и Вальтер, затаив дыхание, смотрели, как парень договаривается с тем, кто повезет его на своей спине. Второй на его зов откликнулась изящная самочка без рожек, но с такими тонкими ножками в черных чулочках, что на спину ей садиться было просто страшно. Но русалочке давно хотелось покататься на этой красивой девочке. Да только тетка не давала, выращивая оленуху для себя. Третьим подошел высокий гвейн, с равнодушием глядевший на двуногих, но с любовью на молодую самочку.
   Когда гвейны за Вовкой послушно вышли на хоздвор, дядя скривил лицо, а тетка пыталась было закатить истерику, но взглянув на чужаков, почему-то передумала и ушла в дом, крепко хлопнув дверью. Довольная Арина принесла седла. И вскоре троица выехала из городка к горному массиву.
   - Аринка! - Спустя время позвал ее Вальтер. Когда девушка, ехавшая впереди, обернулась, он спросил. - А родители, отец с матерью, у тебя есть?
   - Конечно! - Кивнула головой. Темные распущенные волосы согласно плеснули и взлетели вслед за порывом ветра.
   - Они в городе?
   - Нет. - Арина улыбнулась. - Отец - биолог. Сейчас он где-то в океане. А мама работает в Академии магии в столице. А у дедушки я на каникулах. Свежий воздух, чистая река...
   - Значит ты...
   - Студентка Академии. Второй курс.
   - Ух ты! - Восхитился Вовка. - Какая умная! А русалок разве принимают в Академию?
   - Ох, дождешься, сказочник! Превращу тебя в снежного человека за твой длинный язык!
   - А чего я такого сказал? - Вытаращил глаза Вовка. - Я ж сюда из нижнего мира попал. Тупой, глупый, наивный, как... человек! А ты, такая вся умная и продвинутая, обижаешься на недостойную одноразовую батарейку. Вот вернусь домой, свечечку за твое здравие поставлю. В молитвах стану поминать, как ангела - хранителя!
   - Ну, ты доигрался! - Русалочка с боевым кличем развернула свою гвейну и поскакала на Вовку. Тот, с притворным ужасом, метнулся в сторону.
   - Врешь, не уйдешь! - Вслед убегающему зигзагом всаднику полетело заклинание. Вовка увернулся. Но девчонка, раззадорившись, вошла во вкус. Заклинания свистели со всех сторон, вынудив Вальтера вообще спешиться и отстать.
   - Перестаньте! - Негромко прокричал он, опасаясь попасть под раздачу.
   Но вошедшие в раж молодые люди только отмахнулись. А чья-то воздушная волна легко опрокинула Вальтера на траву.
   - Детский сад! - Сказал он своему гвейну и пожал плечами. Тот согласно кивнул головой и пристроился рядом.
   Когда Вовке надоело убегать, он направил своего скакуна к русалке.
   - Тогда может, расскажешь, что бескрылое земноводное делает в Академии? - Поддразнил он. - И самое главное, как?
   - Вот тебе, глупец! - Арина швырнулась самым сильным заклинанием, не задумываясь о том, что будет дальше. - Нахал! Человек! Недоумок!
   - Еще, дорогая! - Воскликнул Вовка, выставляя навстречу заклинанию руку.
   Черная молния, наткнувшись на преграду, на секунду замерла и вспыхнула, рассыпавшись искрами.
   - Глупая девочка! - Вовка подъехал к Аринке вплотную и, спрыгнув с гвейна, протянул к ней руки. - Иди ко мне, маленькая!
   Девчонка подумала, шмыгнула носом, и сползла прямо в Вовкины объятия.
   - Ну, перестань. - Он заправил ей за ушко растрепавшуюся черную прядь. - У каждого своя судьба. И нас не спрашивают, хотим мы этого или нет. Просто заставляют жить. Понимаешь? Так устроен мир. И если ты родилась друидом, а не аггелом, значит, так нужно Богам. У них свои игры, а мы - только фишки на их поле. Кто знает, какой фигурой станешь ты в будущем! Неужели тебе хотелось бы всю жизнь ходить в длинном темном платке, закрывающем твои крылья, и слушать ворчание мужа? Ну же, малыш! Ты - свободная студентка Академии. А замуж, чтобы не говорили подружки, успеешь всегда.
   Аринка только кивала, всхлипывая на плече Вовки. Вальтер, подойдя к ним ближе, бросил на землю свою суму, и занялся приготовлением обеда, то и дело поглядывая на друга. Интересно, вот как Вовка понял, что за камень носит в своем сердце девчонка? И как он смог нейтрализовать незнакомое заклинание?
   Вовка, тем временем, не отпуская Аринкиной руки, сводил ее к ручью и сам умыл заплаканное лицо.
   - Больше реветь не будешь? - Спросил он.
   - Нет! - Помотала головой успокоившаяся девушка. - Не буду.
   - А на аггелов засматриваться?
   - Знаешь, у нас на четвертом курсе такой красивый парень учится... Из высших...
   - Арин, твои родители ведь смешанная пара? Мама - аггел, а отец - друид?
   Девчонка кивнула.
   - И они не могут жить вместе. И ты с ними жить не можешь.
   - Да, - прошептала она, - у мамы теперь другая, нормальная, семья. И у отца. У них с Сиреной на побережье домик. Двое детишек. Они счастливы. А я вот с дедушкой. Отец приезжает иногда. Привозит морские безделушки, подарки от Сирены, приглашения... А маму я даже не интересую. Если встречаемся, просто здороваемся и... все.
   Вовка разложил плед и посадил на него Арину. И сам сел рядом.
   - Пойми, Аринка, как бы жестко и больно это ни звучало, но мы - просто игрушки в руках создателей. А родители - они дают нам тело. Душа же принадлежит Богам. Попадая в любой из миров, мы включаемся в игру. Чем уверенней ты будешь преодолевать свои страхи, тем больше тебе в этой игре дастся свобод и возможностей. Твои родители сделали все, что могли. Теперь твоя очередь играть. Посмотри, девочка, - Вовка вытянул руку к оставленной ими долине, - как красив мир! Разве стоит лить слезы непонятно о чем, когда тебя ждут великие дела? Не все аггелы поступают в Академию. Учись, не обращая внимания на тех, кто не обращает внимания на тебя. И когда-нибудь, в далеком будущем, ты поймешь, как я прав...
   - Вальтер, а ты как думаешь? - Спросила Аринка замершего напротив парня.
   - Также. - Твердо сказал он. - Я это знаю. А сейчас, прошу, каша уже сварилась!
  
   Помыв тарелки и навьючив на гвейнов собранные сумы, ребята продолжили восхождение. Скоро относительно ровный холмистый подъем сменился узкими и крутыми ущельями, уводящими едва видимую тропу вверх. Тогда приходилось выбираться из седел и, опираясь на припасенные еще в городке палки с железными наконечниками, лезть вслед за легконогими гвейнами. Травы на уступах практически не было, и только вольный ветер насмешливо свистел вокруг, глядя на уставших человечков и русалочку.
   - Ничего, еще немного осталось! - Сказала девушка, падая на ровную площадку , найденную ими после очередного восхождения.
   Вовка и Вальтер, забравшиеся вслед за ней, посмотрели на расстилавшийся вокруг горный пейзаж. Светило давно перевалило полдень и уже приближалось к закату, окрасив дальние снежные пики ярко-малиновым цветом. Да и сами горы, сменив неприступный дневной костюм на вечернее розовое платье, вольготно, словно уставшие зрители в креслах, лениво наблюдали за действом, происходящим в небесах. А там, пропуская теплые лучи сквозь поднятые ветром с вершин кристаллики снега, светились бесконечные радуги, проецирующие свое отражение на высокие облака, расцвеченные яркими динамичными пятнами.
   - Первый раз такое вижу! - Честно призналась Арина. - Сегодня природа словно сходит с ума от радости. И светляки, и облака... И даже гвейны послушны, словно лорны! Но нам обязательно надо прийти к пещере до темноты. Вставайте! Отдыхать на той стороне будете!
   Вовка со стоном поднялся и надел куртку. Становилось прохладно.
   - А сама там была? С той стороны пещер?
  
   Подлетающие к горам специалисты магической связи с удовольствием любовались прекрасным солнечным утром, подставляя лица теплому ветру, залетающему в приоткрытый фонарь кабины легкого катера. Лесистые склоны в рассветной тени казались черными, зато дальние снежные пики полыхали оранжевым отраженным заревом.
   Пилот, выставив координаты приземления, потянулся на сидении.
   - Вот тот городишко. За ним - нужный нам холм. Только, боюсь, с прошлого года площадка снова заросла подлеском. Придется оставить катер у подножия и топать вверх пешком.
   Старший инженер смены, найдя на темной щетке леса еле заметную проплешину, поморщился:
   - Этак мы до вечера тут застрянем. А нам еще сеть на озерах пломбировать.
   - А ты крылышками. - Пилот ехидно покосился на выступающий живот инженера.
   - Издеваешься? Кстати, я подрезку и окрас пера в салоне сделал! - Мужчина приподнял сначала одно крыло, потом - другое. - Неделя покоя и месяц - никаких резких движений!
   - А симпатичненько вышло! - Заценил пилот. - У тебя, оказывается, роскошный бирюзовый кант!
   - А то ж! К мастеру запись на месяц вперед. - Покраснел от похвалы инженер.
   - А цыпочка из отдела приема уже видела?
   - Как-кая цыпочка? - Краснота лица стала ярче, а глазки забегали по сторонам, рассматривая уже близкий склон.
   - Которую ты нежно держал за локоток в нашей подсобке. А потом...
   Третий из ремонтной бригады, совсем еще пацан, насторожил уши и подался вперед.
   - А... - Инженер увидел маневр и изменил взволнованный тембр голоса на равнодушный. - Так она в наших катакомбах заблудилась. А я ее вывел. Между прочим, - он повысил голос, - кто-то обещал ей встречу, и, видимо, за важными делами об этом забыл.
   - И кто же этот недостойный? Так поступить с недосягаемой мечтой всего нашего мужского коллектива?
   Глаза инженера и повернувшегося пилота уперлись в светловолосого и белокрылого, с едва заметными коричневыми на кончиках перьев точками, стажера.
   - А я никому ничего не обещал! - Парень скрестил руки и крепко прижал к себе крылья. - И не искал встреч!
   - А вздохи и слегка порванная на плече кофточка нам почудились? - Голос инженера стал вкрадчивым. - Если ты, белобрысая морда, будешь обижать наших девочек...
   - То что?
   Юнец встал и безбоязненно посмотрел на пилота и инженера.
   - Он высший... - Печально сказал пилот. - Сливка общества. Считает, что мир вертится вокруг него!
   - Да, вертится. - Надменно сказал стажер. - Вы всю жизнь здесь просидите, а я через десять лет займу кресло в магическом совете!
   - Значит, вертится... - Инженер задумчиво посмотрел на открытый плафон и сел в кресло, пристегивая ремень.
   В этот момент катер, споткнувшись о воздух, резко крутнулся вокруг продольной оси.
   - Слушай, - сказал пилоту сощуривший на солнце глаза инженер. - А хорошо пошел!
   - Он-то длинные перья не стрижет, как некоторые!
   Ремонтники задумчиво смотрели, как стажер, слегка покувыркавшись, планирует над лесом, разыскивая место свободной посадки.
   - Да мы с женой ребеночка задумали... - Смущенно улыбнулся старший смены. - Давно просит... Вот и пришлось стричь... чтобы мужская сила не расходовалась. Интересно, он долго будет нас искать?
   Пилот усмехнулся:
   - Посидит на сосне, засечет направление...
   Немного пошаманив с настройками, он закрыл колпак и полетел над склоном, чуть ли не цепляя верхушки деревьев.
   - А ты говорил...
   - Говорил. Но до конца смены еще дачи на озерах пломбировать!
  
   Когда мрачный и выковыривающий иголки из перьев стажер подошел к поляне с развалинами, старший инженер деловито лазил по камням, делая замеры, а пилот тщательно сканировал каждый участок почвы прибором, диагностирующим энергетические следы недавно тут побывавших существ. И когда стажер с желанием выяснить отношения перешагнул натянутую желтую ленту, инженер поднял голову и рявкнул:
   - Тебе мозги ветром выдуло? Куда прешь? Карантинная зона!
   Тот сделал шаг обратно, зацепился ботинком о колышек и упал, раскинув крылья.
   - Был у нас один... - Инженер плюнул в расщелину между камнями, - выпускник. Умудрился в русалочье озеро свалиться.
   - Да-а! - Оторвавшийся от сканирования пилот ухмыльнулся. - До сих пор в мужском монастыре из кельи не выходит... Святой затворник Ферапонт. Эй, летун, слыхал?
   - Слыхал. - Буркнул стажер, поднимаясь на ноги. По крыльям, кроме опада, весело ползали муравьи. Передернувшись от гадливости, он раскрыл их и резко схлопнул, забросав мелким мусором сидящего недалеко пилота.
   - А раз знаешь, - поднялся тот, - бери резак и чисти от подлеска поляну. Нам отсюда еще взлетать!
   Стажер тоскливо посмотрел на криво посаженный катер.
   - А...
   - Обеспечение условий качественного выполнения основного вида деятельности входит в твои обязанности по трудовому договору. - Отрезал инженер. - Резак в ящике с инструментами. Ящик - в багажнике. Дыру в катере сделаешь - повезешь на себе в ремонт. Все ясно?
   - Да...
   - Выполняй!
   Пока стажер тяжелым лазерным инструментом резал кусты, инженер разговаривал с пилотом.
   - Ерунда получается! - Пожаловался он. - Датчик движения магии однозначно говорит, что порталом прошло существо. Но два раза снизу вверх. Чушь какая!
   - Два существа. - Задумчиво сказал пилот. - Судя по сканам почвы. Выход в разных местах.
   - Но энергетика! Аура одна и та же! И вообще, по шкале анализатора существо это - высший аггел. Зачем ему понадобился неработающий портал, если есть зеркальное поле? И почему он был так уверен, что обязательно тут пройдет? Причем, оттуда - сюда.
   Пилот подошел к инженеру и тихо, глядя на закусившего губу молодого аггела, отчаянно машущего резаком по пояс в траве, прошептал:
   - Может, там... - Он закатил глаза вверх, - кто-то снова снюхался с демонами?
   - Ненавижу политику. - Поморщился инженер. - Вдруг все это - тайный проект государства? А мы в него - c размаху, да цветными крыльями... Вот отправят нас в выработки, как особо ценных специалистов, магкристаллы искать... Авось быстро в пещерах загнемся. Многие знания - горькие беды.
   - Что делать будем? - почесал прибором нос пилот. - Болваны в диспетчерской сдали журнал. Теперь не перепишешь.
   - А давай-ка привлечем стажера! Типа, практика. Зачетная работа, а мы - не вмешивались. Дали задание и даже не смотрели, что нарыл. Пусть бригадир трясется, докладывая наверх. А этому гундосу все равно ничего за это не будет.
   - Хар-рошая идея! - Растянул губы в улыбке пилот и оперся на ближайший валун локтями.
   - Эй, как тебя, стажер! - Крикнул инженер. - Бросай маяться дурью, иди сюда.
   Когда тот, хмуро стирая со лба пот, подошел, инженер поинтересовался:
   - В Академии как учился? Диплом с трудом накарябал?
   - Так папка помог. - Зажав зубами травинку, ухмыльнулся пилот.
   Гордый молодой аггел вскинул голову.
   - У меня отличный аттестат! И по связям межмирья у меня отлично!
   - Ну, это мы сейчас проверим.
   Инженер показал пальцем на лежащие внизу приборы.
   - Знаешь, что это?
   Стажер кивнул.
   - Пользоваться умеешь?
   - Да!
   - Тогда тебе задание: найти возникшую проблему, и, если она есть на самом деле, по возможности устранить. Если все сделаешь правильно, то зачет последипломной практики, можно сказать, в твоем кармане. Подсказывать не будем. Все сам. В том числе и отчет. И сдача его руководству. Понятно?
   - Да! - Подскочил от радости бывший студент.
   - Тогда - приступай. А мы пока с кустиками разберемся.
   Отойдя от камней портала в сторону, инженер с пилотом хлопнули друг друга по рукам. И совсем скоро лазерный резак, негромко гудя, задорно очищал от веток росший на склоне лес.
  
   Тем временем, молодой стажер подстроил аппаратуру под себя. Дураком, понятно, он не был. Таких в Академии, где учат не только обращению с магией, механикой и электромагнитными полями, просто нет. Ведь в перечень изучаемых студентами предметов входили социология, философия, психология низших рас... и психология расы собственной. И вот эти, крепко вбитые в голову знания, сейчас вопили об одном: эти два умника нашли тут нечто и сильно испугались. Причем, до такой степени, что решили подставить его по принципу: не свой - не жалко. Но... Стажер скосил глаза на инженера... Дурачком прикинуться можно всегда и оставить расхлебывать этот компот старшим коллегам. Но также можно, неожиданно для всех, совершить огромное научное открытие... И бывший студент принялся за работу.
   Выставив генератор остаточных колебаний на максимум, молодой аггел установил вокруг валунов высокочастотные ловушки, позволяющие поймать ауры всех существ, за последние сутки побывавшие в этом месте. Следы белок, мышей и двух своих коллег, фонивших ярче всего, стажер сразу убрал из виртуального скана пространства. И теперь, вытесняя серый фон пустого эфира, в двух разных местах, двумя цветовыми пятнами, сияла размытая энергетика аггела, посещавшего это место не далее, как вчера вечером.
   Потерев ручки, выпускник, отфильтровывая помехи времени, попытался создать точный слепок, по которому можно было бы узнать с большой долей вероятности, насколько высоко летает сей субъект в аггельской иерархии. Программа, отвечающая за создание образа, у молодого выпускника была своя. Поэтому, подключив девайс к рабочему анализатору, он, поглядывая на сучкорезов, спокойно ждал результатов обработки. И вот перед его глазами предстал переливающийся всеми красками мира образ. Парень присвистнул. Теперь понятно, почему старшие коллеги обещали сразу засчитать ему практику... Старый, разрушенный портал... И один из самых высших аггелов, что-то позабывший именно в этом месте... к тому же, если исходить по интенсивности свечения остаточных колебаний, этот аггел удалялся от портала... выйдя сразу из двух мест. Но не войдя в него ни разу.
   У бывшего студента вспотела шея, и он расстегнул пуговицы рубахи. Так что же выходит? Этот аггел два раза за один вечер прошел неработающим порталом?! Парень огляделся по сторонам. Дело пахло либо изменой, либо государственной тайной такого высокого уровня, что связей его отца не хватит даже для того, чтобы поместить отпрыска в какую-нибудь скромную и удаленную от благ цивилизации лабораторию. Взглянув еще раз на убирающих хворост инженера с пилотом, он покачал головой. Все правильно. Каждый, прежде всего, спасает свой тыл. Но, судя по датчикам магических колебаний, портал был давно и безнадежно мертв. Так как же, демоны его побери...? Бывший студент прыгал по камням, отслеживая буквально каждый миллиметр поверхности. Он нашел, где аггел появился первый раз, а потом - второй. Снова снял сканы аур. Прибор выдавал ему одно и то же: портал воскрес, сработал два раза и снова умер. Но аггел был один и тот же. Парень расстроено потыкал в свой навороченный коммуникатор в поисках хоть чего-нибудь, что толкнуло бы его мысли в нужном пути. Но кроме детской игры "узнай, кто", закачанной сестренкой и выскакивающей теперь при каждом запросе, ничего путного не мог найти. Тогда, чтобы немного сбросить состояние стресса, он подгрузил в простенькую программу один слепок ауры, а за ним - другой. И когда программка для дошколят нарисовала для него сначала одну светловолосую детскую фигурку с белыми крыльями, а потом и другую, только чуть моложе, выпускник неожиданно рассмеялся.
   - Вот школяры дают! Дар-то есть, а ума - ни грамма! - Хлопнул он крыльями. - Какую же силу надо иметь, чтобы раскочегарить этот древний пылесос? И слава Богам, никакой государственной тайны. Только чей-то глупый выпендреж...
   Выпускник искоса посмотрел на беседующих рядом с катером инженера и пилота.
   - Хотели отчет? - Ехидно пробормотал он. - Будет. Тем более, за поиск юных дарований полагается нехилая премия. Что ж, неудачники, вы сами от нее отказались!
   И парень застрочил отчет, вставляя в него все обнаруженные сканы, данные колебаний магического поля земли и, конечным итогом, две белые сияющие фигурки.
  
   Вечером, сдавая руководству отчет смены о проделанной работе, старший инженер покровительственно похлопал стажера по плечу.
   - Сам полностью сделал всю работу на неисправном портале у склона Синих гор. Молодец!
   - Ну-ка! - Начальство подгрузило файлик и углубилось в чтение. Брови то поднимались домиком, то хмурились складкой. А прочитав до конца, пожилой аггел протянул стажеру руку. - Молодец! Передам твою работу в Академию, пусть разбираются. А как все выяснят, тебе как положено - премия! И давай я подпишу твою практику. К нам на постоянную работу пойдешь?
   - А кем? - В глазах стажера блестел смех, поскольку лицо старшего инженера напоминало помидор цветом и фактурой.
   - Да хоть начальником к этим, - он кивнул на бывшего руководителя практики, - обалдуям. Карьерный рост обеспечим.
   Стажер скептически оглядел покрытого бисеринками пота мужчину.
   - Если каждое место посадки согласно инструкции будет тщательно вычищаться...
   - Вот и молодец! Завтра подготовлю приказ!
   Когда аггелы вышли из кабинета, инженер, немного поколебавшись, протянул руку первым:
   - Поздравляю! - Буркнул он. И подумав, поинтересовался. - Так что же такого Вы, босс, там нашли?
   Бывший стажер поднял вверх указательный палец, а затем наставил его на собеседника.
   - Дурость, господин инженер. И хорошую должность.
  
   Глава четвертая. Пещера. Заседание Совета.
  
   Закатное солнце алыми лучами ярко заливало плоский выступ на теле скалы, четко прорисовывая располагающийся между двумя чахлыми кустами низкий вход в мрачную пещеру.
   - Вот! - Арина, отпустив повод своей гвейны, с наслаждением села и свесила ноги в скрытую в черной тени пропасть. - Туда мы и полезем!
   Вовка с Вальтером, появившись на площадке, благоразумно сели на камни к самой стене. Ноги ныли у обоих, а у Вовки к тому же начала болеть спина. Он старался не морщиться, но с удовольствием откинул ее на мягкий, но тяжелый рюкзак. Стало немного полегче. Он закрыл глаза. Местные неземные красоты почему-то перестали его восхищать. Хотелось спать и, желательно, под теплым одеялом. Но Вальтер обратил внимание на последние слова русалки.
   - Ты что, с нами собралась? А гвейны? Они не найдут дороги назад!
   - Найдут! - Арина подставила нос последним лучам солнца. - Они умные. Вожак с дедом тут все облазил. А я вас только до центральной залы провожу. Хочется еще раз посмотреть на Сияющий кристалл. А потом - сразу домой.
   - Почему сияющий? - Поинтересовался Вальтер.
   - Там, - девушка подняла руку вверх, - где-то есть щели в породе. И через них, когда Кассандра по небосклону проходит определенную точку, льется в пещеру свет. И попадает на большой кристалл кварца. Очень красиво!
   - Постой, ты говорила, пещера длиной всего полкилометра. Максимум через полчаса мы пройдем ее насквозь. А Кассандра еще не взошла.
   Русалочка пожала плечиками.
   - И что? Вы - уйдете, а я останусь. Утром пойду обратно.
   - Не боишься одна?
   - Нет. Здесь никого нет, кроме ветра. И ночного мороза. Поэтому, поднимайтесь и - в путь!
   Она подошла к вожаку гвейнов, что-то пошептав ему на ушко. Он кивнул и легонько толкнул носом узкую, гладящую его по холке ладонь. А потом, тихо хрюкнув, медленно, но уверенно пошел вниз. Двое других, вопросительно взглянув на своих седоков, отправились следом.
   - Как же ты доберешься домой? - Вальтер встал, подвязал шарфом волосы и надел свою куртку. С каждой минутой лучей становилось все меньше, а изо рта уже вырывался пар.
   Девчонка вскочила.
   - Я сказала, что доберусь по воде. Это гораздо легче. Вовка, вставай!
   Парень, закрыв глаза, полусидел, откинувшись на свой мешок. Подкравшийся из тени холод посеребрил рукав теплой кожаной куртки, которую он надел еще на прошлой стоянке.
   Вальтер подошел к нему и, склонившись, потрепал по плечу.
   - Вовка! Вставай! Нам пора идти!
   Парень открыл глаза и со стоном поднял вверх плечи. Затем, раскрыв свой рюкзак, достал мешочек с деньгами. Пересчитав монетки и снова ссыпав их назад, он достал из сумки одно из писем, сложил и убрал туда же. а потом повесил мешочек себе на шею.
   - Самое ценное надо держать как можно ближе к сердцу! - Улыбнулся он и болезненно поморщился.
   А потом, покрутив шеей, встал, придерживаясь за скальный гранит.
   - С тобой все в порядке? - Встревожено глядя другу в глаза, спросил Вальтер. - Потерпи, выйдем из пещеры, и в безопасности отоспимся.
   - Ничего. - Вовка тряхнул головой, словно усилием воли прогоняя дурноту. - Наверно, горная болезнь. Сердце колотится и голова болит. И еще - плечи.
   Увидев испуганное выражение глаз Вальтера, он ухмыльнулся.
   - Не робей! С твоего чердака спустился, а уж отсюда вылезу без проблем! Пошли!
   И он первым, таща за собой рюкзак, полез в небольшую трещину среди скал.
   - Вот сумасшедший! - Воскликнула Арина. - Там же темно! А он у меня светец не взял!
   И, отпихнув Вальтера, она протиснулась вслед за Вовкой.
   Когда последний луч светила скрылся за дальними вершинами, на площадке уже никого не было.
  
   Скоро расселина стала шире и выше, а рюкзак получилось подтянуть к себе и даже забросить на плечи, Вовка достал из бокового кармана маленький светильник, что положил им с Вальтером в дорогу друид. Чувствуя в темноте дыхание Аринки и Вальтера, он попросил их остановиться и медленно опустился на колени.
   - Ариш, как зажечь светильник? - шепотом поинтересовался он.
   - Я уже пытаюсь сделать то же самое со своим... - пропыхтела она. - Но пока не получается! Пластина разрядилась, что ли?
   - Так что делать?
   - Сожми грани фонаря два раза подряд, он растеплится!
   - Арина! Дед носители давно менял?
   - Не знаю! - Буркнула девчонка, но потом, немного помолчав, она застонала.
   - Ты что? - Взволнованный шепот раздался с двух сторон. И две руки внимательно ощупали плечо и ногу.
   Аринка хихикнула. Руки стыдливо убрались.
   - Эта пещера блокирует всю магию! - Воскликнула она. - Даже подчищает следы! Дед, когда мы сюда ходили, брал факелы! И где-то тут оставлял запас...
   Девушка завозилась и, лягнув Вальтера ботинком, поползла куда-то в сторону.
   - Интересно получается... - Еле слышно шепнул Вовка Вальтеру на ухо. - Нам сказали о фонарях, забыв предупредить, что они здесь не работают...
   - Может, у деда склероз? Ведь с нами Арина!
   - Ее тут не должно быть, брат. Забыл, как друид говорил ей: "только до пещеры!".
   - Да ну, зачем ему наша смерть?
   - Ты слишком категоричен. А он - хитер. Но я - русский парень. А русские - не сдаются! Поищи пока сухую тряпку или кусок бумаги!
   - Сейчас!
   Вовка, бросив рядом мешок, порылся во всех карманах своей куртки, и, с возгласом "ага!" чем-то обо что-то чиркнул. Низкие своды пещеры озарил мерцающий розовый огонек.
   - Вот они! - Тут же запищала Арина в пяти шагах от них. И, схватив длинные, обмотанные масляной тряпкой палки, поползла назад.
   Вовка протянул спичку к факелу. Тот, не раздумывая, загорелся ровно и мощно.
   - Вот! - Вовка улыбнулся другу. - А ты сразу о смерти! Ну что, пошли? Арин, - он взял у девушки факел. - Может, вернешься обратно? Пока не поздно? Вдруг дедушка забыл еще о чем-то предупредить?
   - Ну уж нет! - Ответила упрямая девчонка. - Когда еще попаду в такие приключения?
   - Как знаешь. - С усилием вытолкнул воздух сквозь губы Вовка, поскольку плечо резко заныло, словно его ломали. - Все время прямо?
   - Да! Здесь сворачивать некуда. Только голову береги!
   Ребята, согнувшись, медленно шли пока еще по узкому коридору. Над головой то и дело щетинились острыми сосульками тонкие сталактиты. На полу, кроме каменной крошки, ничего не было. Здесь было гораздо теплей, чем на воздухе, и сухо.
   Вовка расстегнул куртку и вытер со лба пот. Все-таки ему почему-то сильно нездоровилось. Иногда кружилась голова, и ныли плечи.
   - Вов, не слышишь? - Видимо, не в первый раз звал его Вальтер.
   - Слышу. - Вовка допил последний глоток в своей фляге. - Что?
   - А вот чем ты разжег факел...
   - Спички. Тебе они должны быть знакомы.
   - Да, но...
   - Мы с мэтром Вилдбахом сделали. Так, лабораторная работа... На память о бывшей Родине...
   - Вов... - голос Вальтера звучал виновато. - Смотри...
   Вовка, преодолевая скрутившую шею боль, оглянулся. В ладони друга, в отблесках живого огня, лежала обычная пластиковая зажигалка.
   - Молодец. Убери и не потеряй.
   И Вовка снова повел вперед маленький отряд.
   Красный свет яркого факела раздваивался и иногда расстраивался, причудливым образом выхватывая из темноты сразу несколько проходов. Тогда Вовка сжимал пальцами свободной руки глаза, и его ненадолго отпускало. Плечи намертво сковало огненными иглами, но снимать рюкзак он боялся, поскольку понимал, что обратно наденет его только под страхом смертной казни. Каждый шаг больно отдавался в ушах, переливаясь в голову. Капли пота, словно из-под неисправного крана, равномерно падали с кончика носа. Голоса друзей, если он их слышал, звучали словно сквозь толстый слой ваты.
   - Долго еще? - Прохрипел он, не оборачиваясь назад, чтобы идущая за ним Арина не испугалась его перекошенного лица.
   - Не знаю, - из невообразимой дали прилетел ее голос, - мне кажется, - она замялась, - в тот раз, с дедушкой, мы в зале оказались через сто шагов. А сейчас все идем и идем...
   - Мы идем, - ответил Вальтер, - четыре с половиной часа. И тут полно других ответвлений, лазов и коридоров, не обозначенных на плане твоего деда. Арина, ты уверена в том, что вот эта пещера - то, что нам нужно?
   Девушка шмыгнула носом.
   - Уверена. - Негромко сказала она. - Вход был тем самым. И тропа... И факелы... Я не могла ошибиться!
   Первый факел почти догорел. И Вовка, экономя оставшиеся, следил за мечущимися по узкому коридору тенями и бледным пятном света под ногами. Он так и не понял, когда собственную размытую тень заменила чернота неширокой расселины... Но когда он полетел вниз, это уже не имело никакого значения... Свет померк сразу, когда он спиной ударился о какой-то скальный выступ.
  
   С возвратом сознания проснулась боль. Было ощущение, что он перед сном положил голову на подушку из камня, и сейчас все ее неровности впились в отлежанный висок и щеку. Застонав, он попытался перевернуться на спину, но множество маленьких, но крепких пальчиков вцепились ему в обнаженную кожу, прижимая к пуху или меху, на котором он лежал. Сон или, может, обморок слетели с него со скоростью урагана, заставив открыть глаза, поморгать и, не поверив увиденному, и снова обреченно их закрыть.
   - Приснится же всякая хрень! - Сказал он сам себе и снова решил повернуться.
   Но к твердым пальчикам добавился шелест голосов с возмущенной интонацией, а возможно, и руганью. Глаза пришлось открывать снова.
   Десяток маленьких существ, чем-то похожих на земную выдру, только с белым редким мехом, удерживали его тело крохотными лапками с растопыренными, как у человека, пальчиками. А один из них вообще сидел на его плечах и что-то на них вымешивал, отчего сначала было неприятно, а потом - щекотно и прохладно.
   Увидев, что Вовка открыл глаза, они залопотали, хлопая редкими ресницами, а потом попытались улыбнуться, показывая длинные передние зубы.
   - Эй, привет... - прохрипел парень. - А вы меня не сожрете? И где я? Что случилось?
   Так как голову повернуть ему не давали, он повращал глазами. Полутьма, к которой уже привык, была слегка голубоватой. Пятна плесени, или какой-то такой же гадости, фосфоресцировали, и этот призрачный свет, попадая на чешуйки слюды, многократно отражался по всей пещере, давая вполне приличное освещение. Зверьки, сидящие около него, лопотали, поглядывая на Вовкину спину.
   - Я пить хочу. - Прошептал он. - Там мои ребята... Где я?
   Наконец тот, кто топтался по его лопаткам, соскочил вниз. Поднеся глазастую мордочку к самому Вовкиному лицу, он понюхал его нос и одобрительно пощелкал языком. Но, видя, что парень не понял, он поднял переднюю лапку и провел ей снизу вверх.
   - Я уже могу встать?
   Зверек еще раз посмотрел вверх, затем Вовке в глаза и медленно кивнул. И Вовка, приподняв голову, медленно покрутил шеей. И так как она уже не болела, он осторожно оперся руками о сухой светлый мох, на котором лежал и согнул ноги. Спина тоже не болела. Белые выдры с благоговением расступились, позволяя парню встать. Когда он медленно выпрямился, то понял, что на его теле совсем не осталось одежды. Босые ноги утопали в мягком, пружинящем мху, а в спине чувствовалась такая легкость, словно ее не было вовсе.
   Тот, кто разрешил ему встать, кивнул в ответ на вопросительный Вовкин взгляд, снова махнул лапой и опустился на четвереньки. Оглядываясь, он неспешно потрусил к арке выхода из пещеры. Для небольших существ дыра была огромной. Но Вовке снова пришлось встать на колени, а потом ползти на локтях. Ведущий его выдр постоянно оглядывался. Но когда он понял, что Вовка, не отставая, ползет за ним, успокоился и кивнул головой. А сзади, не давая парню испугаться или сбиться с пути, шла остальная стая. Проход снова заканчивался полукруглой аркой, за которой разливалось яркое голубое сияние. Выдр побежал быстрей, а Вовка, желая выбраться из тесного тоннеля, интенсивней заработал локтями и коленками, не обращая внимания на стертую на мелком песке кожу. И вот он поднялся на ноги в огромной и высокой пещере, наполненной идущим снизу светом. Посредине этой огромной пустоты в гранитном массиве, на ее дне, лежало прозрачное голубое озеро. И оно сияло. Вовка озадаченно посмотрел на своего провожатого. Тот снова кивнул головой и махнул в его направлении лапой. А потом сам вприпрыжку понесся к его берегу и застыл там, глядя на парня. Остальные полукругом встали за ним, не давая уйти.
   - Хорошо. - Сказал Вовка и, медленно ступая по камням, приблизился к воде и присел на корточки.
   Светилась не вода. Вовка протянул руку и зачерпнул прохладную жидкость, поднеся к глазам. В ней быстро-быстро перемещались едва заметные создания, испускающие сильный свет. И их было так много, что вода, скопившаяся у дна пещеры, сияла.
   Выплеснув воду обратно, парень посмотрел на противоположный конец водоема. Там, стекая со сталактитов, вниз летели капли, с едва слышным плеском разбиваясь о поверхность озера. Мелкое вначале, по мере удаления от берега, оно делалось глубже, меняя голубой цвет на ярко-синий.
   - Красиво! - Вовка посмотрел на стоящего рядом выдра. Тот кивнул, молитвенно сложив лапки и задрав кверху голову. А потом повернул ее к сородичам, сверкнув темными глазами. И тут же множество сильных лапок одновременно толкнули парня в воду. Не удержав равновесие, он слетел вниз, но тут же встал, касаясь дна пальцами. Вода оказалась ни холодной, ни горячей. Ровно такой, что закрывая глаза, чувствуешь себя парящим в невесомости. Маленькие зверьки, стоя на берегу, дружно махали лапками, показывая в самое глубокое место.
   - Мне туда? Зачем? - Вовка покрылся мурашками и хохотнул. - Хотите принести меня в жертву?
   Тот выдр, кто показывал ему путь, замахал лапками и, отрицательно покачивая головой, показал ему на синее углубление.
   - Чудны дела Твои, о, Господи! - Вздохнул Вовка и, подойдя к краю синей ямы, шагнул в нее.
   Парень думал, что уйдет в нее, самое большое, по подбородок. Но дна у этой синей бездны, похоже, не было. Он попытался, работая руками и ногами, всплыть на поверхность, но вода давила на плечи, утягивая тело все дальше и глубже. Вовка испугался и забарахтался. Открыв глаза, он попытался рассмотреть стены пещеры, чтобы уцепиться хоть за что-то. Но, промываемые течением долгие века, они были идеально гладкими и сверкающими. Тогда Вовка вцепился себе в локти, зажмурил глаза... и больно ударился копчиком о какой-то неучтенный подводный камень. Снова забарахтавшись, он вдруг понял, что лежит уже в другой пещере, практически у выхода на берег.
   Рывком вытянув из воды голову, он встал на четвереньки, откашлялся и только после этого посмотрел по сторонам. То, что он увидел, заставило его сначала расхохотаться, потом - замереть от восторга.
   На берегу, выстроившись полукругом, стояли белые выдры. Сухие. Значит, они где-то быстро обошли слив, чтобы встретить тут Вовку. А за ними, справа и слева, внизу и вверху, сияли огромные розетки кристаллов. Они аккумулировали в себе такое количество магических сил, что, видимо, блокировали в горах всю чужеродную магию.
   - Вставай! - Сказал старший выдр. - Твоя инициация окончена. Мир принял тебя в том облике, в котором ты должен был явиться на этот свет. И мы, освободившие твою истинную суть, теперь свободны!
   Старший выдр, а за ним все остальное племя медленно и низко поклонились Вовке.
   - Я вас понимаю? Где я? Что это за место? От чего я вас освободил? И где моя одежда?
   - Да. Ты теперь - часть нашего мира. Ты - продолжение Великой Владычицы. На наш род, в последней войне помогавший спастись демонам, Боги наложили проклятье: безвылазно жить в пещерах, не находя отсюда выхода на поверхность. Мы много сотен лет не видели дневного света. Наши шубы с поколениями стали белыми. Но каждое проклятье имеет свое условие освобождения, выполнив которое, попавший под него освобождается. Нашим условием было помочь аггелу, заблудившемуся в горах, постичь свою силу.
   - И до меня никто не блудил? - Недоверчиво спросил Вовка.
   - Бывало. Но они были под завязку наполнены своими силами. А твой резервуар был пуст. Голубая вода Матери Гор провела обряд. И ты, обретя себя, можешь брать здесь все. Это - все твое. И это - только ты. Горы покажут тебе свои тайны и откроют недоступные тропы. И ничего невозможного в этом мире для тебя нет.
   - Офигеть! - Почесал намокшие волосы Вовка. - Прям сказка!
   - Вот одежда. - Зверьки расступились, и парень увидел лежащие на камнях вещи.
   - Прощай. - Поднял лапу выдр. - Я вижу выход!
   Он повернулся и засеменил к крохотной трещине в скалах.
   - Эй, а как же я выйду? - Обалдело крикнул вслед Вовка.
   Выдр на секунду остановился и удивленно распахнул яркие глаза:
   - Так захоти его увидеть, свой выход! Прощай!
   И зверьки один за другим втянулись в щель. Вовка остался в минеральной сокровищнице один.
   Подойдя к кучке одежды, он нагнулся и замер. Потом расставил ноги и помотал головой. Внимательно оглядев с ног до шеи свою фигуру, он издал горький вопль и плюхнулся на одежду. В голубых глазах появились слезы настоящей обиды.
   - Нет, вот это - конкретная подстава! - Шмыгая носом, сказал он. - Родителей отобрали, дом отобрали. Блин, а член-то зачем?! И что я теперь буду делать с сиськами?! А-а-а!
  
   - Вовка! - Вальтер нагнулся над расселиной, опустив вниз руку с зажигалкой. - Вовка, ты где?
   Эхо, глухо повторив последнюю букву, мрачно замолчало.
   - Господи! Да не может такого быть! Это неправда! - Бормотал Вальтер, пытаясь хоть что-то разглядеть в кромешной тьме. - Отзовись, Вовка!
   Стоявшая рядом Арина шмыгнула носом и погладила парня по плечу. Тот дернулся и скинул ее руку.
   - Это горы... - Вздохнула девушка. - Иногда им нужны жертвы. Мы в их владениях. Скажи спасибо, что не забрали тебя.
   Она снова вздохнула.
   - Спасибо! - Язвительно произнес Вальтер. - Но лучше бы забрали тебя. Что там твой дед говорил? Четыреста метров прямого пути и выход?! Он специально сюда нас отправил?
   Девушка откровенно всхлипнула.
   - Не знаю... нет... мы всегда тут ходили...
   - И про фонари он нам забыл рассказать, и про факелы... У него старческий маразм? Или амнезия на почве страха за твою невинность? Наверно, с окончанием Академии хотел сразу замуж тебя пристроить?
   Русалочка втянула носом воздух и откашлялась.
   - А вот это тебя не касается. - Сказала она твердым голосом. - Что разнюнился, как младенец без мамки? Пусти!
   Арина забрала у Вальтера зажигалку, и новый факел ярко вспыхнул в ее руках. Поискав на земле камушек побольше, она, не долго думая, бросила его вниз. Звук, отразившийся от дважды ударенных им стен, пропал, словно камень ткнулся во что-то мягкое... или растворился в бездонной пропасти. Вальтер подумал о первом.
   - У тебя есть веревка?
   - Зачем?
   - Полезу вниз. Вдруг Вовка еще жив и лежит без сознания совсем рядом?
   - Нет у меня веревки. - Тихо сказала Арина. - И ты вниз не слезешь. Смотри, какие гладкие стены! Даже зацепиться не за что.
   - Тогда сделаем так. Я свяжу всю нашу одежду. Поперек трещины положу палку с привязанными вещами. Спущусь пониже и посмотрю, что там.
   - Может, сходить в деревню за помощью? Там есть охотники...
   - Сходишь. - Согласился парень. - Только я сначала все равно попробую.
   - Ну ладно... - Нерешительно сказала Арина. - Ты осторожней! Я не хочу тут остаться одна...
   Вальтер вытряхнул из своего мешка вещи, связал их крепкими узлами, намотав рукава куртки на палку. Подергав конструкцию, он перемахнул через край, вцепившись в опору рукой, а в узлы - ногами.
   - Зажги новый факел и дай мне этот!
   Арина беспрекословно подала ему факел.
   - Только посмотри - и назад! Хорошо? - Тонким голоском попросила она.
   - Конечно. Я же не совсем дурной - прыгать в бездну!
   И Вальтер нырнул вниз, легко придерживаясь одной рукой.
   - Ну как?
   Отблески факела метались где-то внизу.
   - Ничего не вижу! - Поднял голову парень. - Тут трещина изгибается... и все.
   - А если бросишь туда факел? Полезешь назад, я посвечу!
   - Я сейчас попробую дотянуться до выступа... Подожди немного!
   \Одежда, на связке которой висел Вальтер, начала опасно раскачиваться.
   - Сейчас... Еще чуть-чуть...
   Арина увидела, как нога парня дотянулась до козырька, но... держаться там было не за что, и Вальтер снова повис на одежде.
   - Брось факел! - Крикнула девушка, склонившись над щелью. - Он мешает тебе!
   - Сейчас... - Вальтер попытался изогнуться и закинуть огонь за изгиб.
   Факел, влетев в дыру, стукнулся о стену и потух, свалившись вниз.
   - Непруха... - Прошептал парень. - Арин, лезу обратно!
   Двумя руками ухватившись за вытянутую одежду, он пополз вверх. Девушка, опустив факел, подсвечивала ему дорогу.
   - А ты переживала, - пальцы парня легли на край трещины.
   Улыбнувшись, он положил на палку, лежащую поперек, локоть другой руки, одновременно закидывая ногу вверх. То ли палка была старой, то ли в ней уже созрел излом но, не выдержав веса тела, она с сухим щелчком лопнула. И, скользнув растопыренной пятерней по краю, Вальтер полетел спиной вниз, по дороге наматывая на себя одежду.
   - Вальтер! - Отчаянно крикнула Арина в яму. - Отзовись! Как же так! Как вы могли бросить меня здесь одну! Мальчики! Где вы?
   Но ни стука, ни звука голоса она так и не дождалась.
   - Миленькие... - Мелкие слезки то и дело слетали с намокших ресниц, - подождите! Я скоро, быстро... Сбегаю к охотникам... у них веревки... Только дождитесь меня! - Громко крикнула она в расселину и бросилась обратно к выходу. Скоро отсветы мечущегося пламени исчезли, как и топот ее ботинок. И в темной горной пещере воцарилась первозданная, не нарушаемая никем, тишина.
  
   Отчет бывшего стажера, а ныне, волею судеб, нового начальника отдела ремонта маг.сетей, кочуя со стола одного начальника на стол к руководству повыше, наконец, добрался до магического совета. Дело, мягко говоря, было странным, и никто не хотел брать на себя ответственность, расследуя выходки каких-то малолетних естествоиспытателей, каким-то образом заставивших сработать пустое место, в котором не было ни каналов, ни привязки.
   Секретарь Совета, рассылая собравшимся его членам повестку дня, внимание на таком нелепом деле не заострял, бросив его, как курьез, в конец списка рассматриваемых проблем, среди которых были такие важные вещи, как встреча и аккредитация нового посланника Владыки Лайрина, распределение бюджетных средств по отраслям на полугодие. Просьба саина Ректора изыскать возможность отправки старшекурсников по обмену в Академию к соседям... Короче, магический совет под управлением Владыки Мертона занимался не только и не столько магией, сколько вопросами управления огромным материком и дистанционным надзором за ведомством, работающим с зеркальным полем. Повторения войны с демонами не хотелось никому.
   Потратив час на расшаркивания нового посла и торжественного, с гимном континента, вручения верительных грамот, а также обсуждения межнациональных процессов, проходящих в одном весьма боевом гоблинско-гномском плане, Владыка, милостиво кивнув всем собравшимся светловолосой головой с едва видимым сиянием ауры над ней, удалился перекусить вместе сианной Рейной, главной Глядящей за мирами. Ему хотелось еще раз послушать положение дел у гномов, без комментариев высших магистров, считающих, что ситуация развивается в штатном режиме. Почему-то Мертону, во всяком отступлении от нормы видевшему демонический след, снова померещилась хвостатая угроза.
   - Да Вы, Владыка, параноик! - Обворожительно улыбнулась сианна Рейна и положила пальчики на белую мужскую руку. - Скоро врагов среди детей искать начнете!
   - Между прочим, неплохая идея. - Не оценил шутку Мертон. - Детский разум настолько нестабилен и поддается влиянию каждого, кто осуществит детскую мечту, или хотя бы вовремя пожалеет... Я бы не стал сбрасывать эту мысль со счетов. Демоны умны. А в низших мирах ходит поговорка: устами младенца глаголет истина. И если какому-нибудь харизматичному балаболу нескольких лет от роду вложить в головку определенные идеи... Да его объявят святым, собирая вокруг целые толпы. Которые, как известно, легко управляемы.
   - Да ну... - Прекрасная голубоглазая Рейна легонько махнула крыльями, и свободное платье раздулось, позволяя собеседнику заглянуть в глубокий вырез, где среди шафранового кружева взволнованно вздымалась нежно-белая грудь. - Из детей делали живых богов взрослые. Конечно, им поклонялись, но собрать толпу и повести ее за собой... На такое банально не хватит энергии.
   Мертон натуру оценил. Но члены Совета, как не уважали членство своего Владыки, все же ждать еще несколько часов на жестких стульях не хотели. В конце концов, у всех есть дела, семьи, недоделанные опыты и расчеты. Поэтому, выпив с Рейной по коктейлю в маленькой закусочной прямо в здании Совета, Владыка, сложив на груди руки, снова проследовал в зал собраний.
   Выслушав весьма затратный проект Глядящего за транспортной инфраструктурой, Мертон побарабанил по столу пальцами.
   - Со всем моим уважением к высокородному саину Глядящему, но прокладка анафрановых подушек для экспресса в горные районы не стоит запрашиваемых средств.
   - А углубление и расчистка гранитных пород, усиленная антигравитационная тяга... Бурение для опор вокзалов!
   Владыка был не только отличным магом, но и прекрасным, математически одаренным инженером. Считал он в уме быстро, помнил все допуски и посадки к различным конструкциям строительных пород и металлов, плотности, допустимые напряжения и формулы расчета. Поэтому, немного подумав, он назвал сумму проекта, в три раза меньше представленной к рассмотрению. Холодные льдистые глаза задумчиво посмотрели в самую душу чиновника.
   Глядящий покраснел, а потом покрылся бисеринами пота. Толстенькие пальчики побежали по виртуальным страничкам отчета.
   - Наверное, случайно, закралась ошибка! Я попрошу все как следует перепроверить!
   - Не сомневаюсь... - сделал паузу Высший Аггел, - что закралась... Саин Конс, - обратился он к секретарю, - что там дальше?
   - А дальше... - тот замялся. - В-общем, ерунда какая-то. Инженерная служба коммуникаций и связи представила отчет, что два существа прошли разрушенным порталом в горах.
   - Куда прошли? - Поднял брови Владыка. Похоже, более тесная встреча с сианной Рейной откладывалась на неопределенный срок. Вот так всегда: захочешь выкроить толику времени на личную жизнь, так нет, обязательно выплывет какая-нибудь непредвиденная бяка.
   - Из нижних миров сюда... наверное. Мы нашли только место выхода. Точки входа на нашем континенте нет.
   - Сианна Рейна, посторонние зеркальным полем не пользовались? Хотя, они там не пройдут, слишком высокие энергии... - Сам себе напомнил Владыка. - Цепи датчиков проверяли? Следы рядом с другими порталами искали?
   Владыка впился глазами в Глядящего Службы безопасности.
   Тот метнул ненавидящий взор в Глядящего за коммуникациями. Так подставить!
   Высокий, миловидный аггел, занимающийся коммуникациями, улыбнулся. На щеках проступили ямочки, а серебристый локон длинных волос упал на щеку. Сианна Рейна непроизвольно вздохнула. Проще побывать в комнатке за кабинетом самого Владыки, нежели привлечь внимание саина Этелия взволнованным колыханием груди под воздушным платьем.
   - Мы проверили все цепи. Ни один портал, кроме бывшего замка в горах, не работал. В этом отчете, - он кинул скан Владыке, - все данные.
   Мертон лениво пролистывал пальцами выкладки, глазами цепко выхватывая суть.
   - А это что? - Удивился он, рассматривая человечков из детской игры.
   - Это наш новый начальник ремонтного отдела подготовил выводы...
   - Ну-ка, Северин, прогони слепки аур через нормальный анализатор!
   Файл полетел к ректору Академии.
   - Прямо сейчас? - Поднял тот кустистые брови. - Это займет время, если делать точные портреты.
   - Я уже не тороплюсь. - Бросил Владыка, мельком оглядывая сианну Рейну.
   Та посмотрела сквозь пушистые ресницы и едва заметно ему улыбнулась. Мертон поморщился. После окончания собрания ему придется возвращаться во дворец, чтобы уделить несколько часов своей семье, состоящей из трех жен, вечно воюющих друг с другом, и двум малолетним пацанам, пускающим слюни, кораблики по лужам и пока еще радующимся жизни. Старший сын с женой жил у Северных гор, на берегу Холодного моря. Занимался биосферой края и в обществе отца не нуждался. Двое средних учились с отличием в Академии, мечтая наладить прочные контакты с мирами драконов, поскольку ходили ничем не подкрепленные легенды, что на заре времен контроль за Ветвью миров был поручен Творцом именно им, волшебным и мудрым существам. Но, то ли они не справились, пустив энергию самотеком, то ли Боги быстро перехватили управление, но в конечном итоге миры драконов замкнулись, не пуская к себе ни аггелов, ни демонов, ни Богов. Сыновья Владыки считали это несправедливым и уже сейчас математически просчитывали модель магического туннеля, который выведет их к этим притягательным и невероятным существам. Так что заботы и опека отца была для них раздражающим и ограничивающим свободу поводком. Мертон же, глядя на закутанных в традиционные платки своих жен, все еще надеялся, а может, а вдруг... Боги смилостивятся, и одна из них родит девочку. Будущую Великую Владычицу, ходящую по мирам. Обнаженная красота сианны Рейны постепенно меркла и тускнела перед предстоящими тягостными обязательствами.
   Глядящие, радуясь наступившему перерыву в работе Совета, негромко обсуждали пересекающиеся межведомственные проблемы, иногда посматривая на ушедшего в свои мысли сиятельного Владыку, чтобы сразу отреагировать на возможное к себе внимание, не уточняя вопрос с нелепым видом, вызывающим насмешки ехидных коллег. Сианна Рейна, пока Владыка занят мучающими его внутренними проблемами, переключилась на красавчика саина Этелия. Расспрашивая о подробностях странного сбоя в работе его службы, она как бы невзначай вытянула ножку к сидящему напротив чиновнику. А найдя, легко покраснела и зашелестела кончиками перьев на крылышках, послав саину Этелию многообещающий взгляд. Но тот, обернувшись на возглас секретаря, встал и затем подошел к нему, объясняя какую-то возникшую проблему с документом. "Кто же тогда гладит мою коленку?" - Задалась вопросом Рейна, немного отодвигаясь от стола. Физиономии сидящих напротив нее государственных мужей были отстраненно-сосредоточенными, и не выдали хозяина шаловливых ручек.
   - Саины и сианны! - Наконец, отвлекся от расчетов ректор. - Вот приблизительные портреты, с учетом возраста, видовой принадлежности и уровня магии тех, кто прошел порталом!
   Довольный старик щелчком отправил файл на общий экран.
   Владыка откинулся на спинку кресла и задумчиво почесал бровь. Глядящие замерли, а потом разом заговорили.
   - Не может такого быть! - Резюмировал тот, кто занимался обороной.
   - Магический фон планеты обязательно бы отреагировал! - Согласилась сианна Рейна и снова посмотрела на Этелия.
   Тот сел на свое место и хлопнул крыльями.
   - Колебания фона были зафиксированы на следующий день. Но мы списали это на близость Кассандры.
   В самом дальнем углу прорезался голосок еще одного члена Совета - старого друида, занимающегося природными ресурсами.
   - Так я и не понял, - спросил он в повисшей тишине, - откуда взялись эти прелестные девочки?
  
   Владыка встал и хлопнул рукой по столу. Глядящие замолчали, поедая глазами начальство.
   - Саин Северин! Выводы и выкладки сбросьте мне прямо сейчас. Я посижу и подумаю. Саин Боред, саин Этелий. Возьмите сканы аур этих молодых сианн и начинайте их искать. Мне все равно, где вы их отроете: в пруду у русалок или в моем дворце. Эти дети должны быть найдены и представлены мне как можно скорее. Саин Боред, надеюсь, ваша служба безопасности не заставит меня разочароваться в ее подготовке? Да, и попрошу: с детьми обращаться аккуратно. Думаю, управлению магией они не обучены, но выплеск их недовольства сможет разнести весь континент. Однако, пусть ваши специалисты в непринужденной обстановке попытаются выяснить, кто их родители и что они сотворили с порталом. Саин Северин! Подготовьте ваших преподавателей к тому, что девочек придется учить индивидуально. До свидания, саины, сианны!
   И Владыка, не взглянув в сторону прекрасной Рейны, покинул помещение.
   И тогда Глядящие зашевелились, со множеством вопросов наступая на загораживающегося от них стулом ректора.
   - Саин Северин, Вы считаете, эти дети - пропавшие в последней войне дочери Владычицы Анибель?
   - Что нам теперь ждать? Очередного нашествия демонов или падения Кассандры в океан?
   - Как на них отреагирует Лайрин? Ведь ему придется уступить свое место Владыки!
   - А Мертон возьмет четвертую жену... - подлил рядом с Рейной масла в костер общего ажиотажа старый друид. - И зачем нам тогда Зеркальное поле, если дочери Анибель смогут сами ходить по мирам?
   Рейна закусила губу. А ведь дед, если ректор ничего не напутал, может оказаться правым. Портреты, до сих пор глядевшие на них с большого экрана, получились обворожительными: нежные голубые глаза, высокие скулы, бархатная розоватая кожа, маленький изящный носик, пухлые, еще детские, губы... длинные льняные волосы. И запредельная магическая сила. Да одно это притянет Мертона, словно светляка к фонарю. И что тогда останется ей, самой свободной... пока... сианне на континенте? Выйти замуж за условно белокрылого и надеть темный плат?
   Рейна еще раз посмотрела на портреты. Вот у них крылья - истинно белые. И никакие едва видимые пятнышки не заставят тратить свободное время, сводя их магией и отбеливателем.
   Хитрая аггелина подошла к саину Бореду и улыбнулась.
   - Надеюсь, я смогу помочь вам в поисках?
   Боред, который давно неровно дышал к несравненной Глядящей Зеркального поля, растянул рот в радостной улыбке.
   - О, сианна Рейна, Вы оказываете мне честь!
   Радостно сунувшись поближе, он получил лишь взмах ресниц и кивок.
   - Тогда жду новостей! - Красавица развернулась и танцующей походкой вышла из зала.
   - Да...- сам себе сказал Боред. - Хороша!
   - Хороша. - Согласился подошедший к нему Этелий. - Но они, - он кивнул на экран, - гораздо лучше. Поверьте многовековому опыту. Итак, поиски предлагаю начать от портала...
  
   Глава пятая. Инициация. Офицеры.
  
   Приложившись об узкий изгиб расселины сначала боком, потом коленями и лбом, Вальтер влетел в мрачное жерло расширившегося колодца. Ветер свободного падения свистел в ушах, да шуршали задетые руками и ногами мелкие камешки с неровных стен. Парень устал бояться, и просто падал, прощаясь с жизнью и светом. Он даже не кричал, поскольку горло пережало, да и какая теперь разница, с воплем он разобьется о камни или молча. Все равно конец один.
   Парень закрыл глаза и приготовился к смерти, как вдруг его тело плечом влетело в мягкую, хрустящую и одновременно пушистую кучу. Пробив в ней приличную яму, он застрял в сыпучей массе, закончив полет благополучным торможением о неизвестную субстанцию. Следом Вальтеру на голову свалилась куртка, штаны, рубашка, Аринкина куртка, еще что-то, обломки палки и собственный рюкзак. Хотя парень совершенно не понимал, как мешок, стоящий в стороне, мог очутиться в этой дыре. Хотя, может, Арина бросила?
   Пальцы быстро прощупывали одежду, разыскивая единственный карман, из которого, возможно, еще не вывалилась маленькая розовая зажигалка. Но, слава Богам, Сергей Ильич для их зимнего отпуска купил настоящие фирменные немецкие горнолыжные костюмы, а не дешевую китайскую подделку. И зажигалка, преодолев в кармане вслед за хозяином высокий спуск, все-таки нашлась. Вальтер осторожно, как самое драгоценное сокровище, извлек ее из кармана и с волнением чиркнул колесиком. А затем поднял руку вверх.
   Оглядевшись, он истерически рассмеялся: оказалось, подстилкой, которая приняла в себя его тело, стал огромный могильник каких-то зверьков. Судя по всему, трупы приносились сюда на протяжении многих веков и в сухом воздухе быстро мумифицировались, поскольку от них остались только облысевшие светлые шкурки, мелкие косточки и белые черепа с длинными передними зубами. Вальтер схватил одну из шкурок и подпалил ее край. Воняло противно, но горело ровно. Зажигалку парень снова убрал в карман, для верности застегнув на нем молнию. В пещере было очень холодно. Поэтому Вальтер одной рукой быстро натянул штаны, а затем надел свитер и куртку.
   Кое-как выбравшись из пробитой им ямы, он огляделся. Пещера была большой и высокой, с потолком, теряющимся в непроглядном мраке. Поэтому понять, откуда он вылетел, было нереально, как и снова подняться этим путем. Но ведь где-то здесь должен быть Вовка! И ему нужна помощь!
   - Вовка! - Негромко позвал Вальтер и прислушался. Ответом ему была абсолютная тишина. Он даже слышал, как часто билось его собственное сердце. - Вов!
   Вальтер вскарабкался на самое высокое место склепа и внимательно огляделся.
   Вот дыра, пробитая его телом. А вот еще одно углубление... но там никого не было, а один из его краев был продавлен так, словно кто-то оттуда выполз. Или вытащили, поскольку след из мелких косточек тянулся длинным языком к одному из низких туннелей, находившемуся на уровне колен.
   Парень съехал с кучи и, запалив новую шкурку от старой, запихнул в этот проход голову и руку. Да, создавалось ощущение, что Вовкиным телом тут все вытерли, словно веником. На всякий случай Вальтер прошелся по краю зала, разглядывая огромную кучу. Но в остальных местах трупики были целыми, сохраняя на себе небольшой слой пыли.
   - Значит, он пополз сюда... - Сам с собой начал говорить Вальтер, чтобы не испугаться окончательно. - И чем же тебе этот лаз приглянулся? Вовка! - Крикнул он в темноту. Где-то прошуршал камешек, и снова все стихло. - Эх, придется тоже ползти!
   Перед тем, как лезть в нору, парень напился воды и набрал в мешок запас горючих шкур. И несколько штук, преодолевая брезгливость, запихнул прямо за воротник свитера.
   - Простите, усопшие, думаю, это благое дело вам обязательно зачтется... - Пробормотал он. - А нам еще пожить хочется...
   Бросив ориентиром Аринкину куртку у лаза, он примотал рюкзак к ноге и решительно скользнул в проход.
   Через десяток метров он понял, что в куртке ползти жарко и неудобно. Если на потолке случался выступ, капюшон мигом цеплялся, и приходилось выворачивать руку, чтобы его освободить. Потом Вальтер догадался спрятать его под воротник, и дело пошло веселее. Правда временами казалось, что коленка ноги с мешком уже протерла толстые штаны и скребет прямо по камню. Волосы растрепались, а по лбу тек пот. Но Вальтер упрямо полз по недавним следам. Когда догорала пятая шкурка, ход неожиданно расширился, позволяя встать на четвереньки, а потом парню и вовсе показалось, что впереди маячит свет. И, как влекомый миражами путник, он отчаянно рванул к уже отчетливо видимому выходу...
   Вытянутая вперед рука с огоньком и испачканная пылью голова повисли в непонятной, без верха и низа, черной пустоте. Свет, померещившийся парню пару десятков метров назад, отсутствовал. Запалив очередную шкурку, Вальтер легким движением кисти бросил предыдущую вперед и чуть ли не подпрыгнул от радости: пол новой камеры был недалеко, всего в каком-то метре. Но самое главное - посередине пещеры, на чем-то белом, лежал рюкзак его друга.
   Потирая набитую на затылке шишку, Вальтер осторожно, стараясь не потушить свой огонек, спустился вниз и наконец-то выпрямился. А выпрямившись, понял, как устал. Сделав несколько шагов, он буквально упал рядом с Вовкиным мешком, обняв его двумя руками.
   - Вовка! - Снова позвал он. - Где ты, друг?
   Пристроив свой маленький факел на каменный пол, он огляделся внимательней. Здесь, в отличие от той пещеры, куда он упал, было тепло. По периметру виднелись аккуратные, словно обточенные киркой или резцом арочные ходы. Но туда не пролезла бы даже его голова. За выступом породы, в тени, был еще один туннель. Круглый, как нора.
   - Сейчас, я немного полежу, - сказал сам себе Вальтер, - и снова пойду за тобой...
   Парень свернулся между рюкзаков на белой и мягкой подстилке. Причем, даже не удивляясь тому, как она тут очутилась. Пристроив ноющие от жесткого камня плечи поудобней, он закрыл глаза.
   И увидел Вальтер солнечный луг, речку, протекающую рядом с их замком. Маленькую сестренку, со смехом убегающую от него по серебристой дорожке, в другом конце которой протягивала ей руки мама. Парень так обрадовался, что даже заплакал и попытался встать на дорожку вслед за сестрой. Но искристая поверхность постоянно выворачивалась из-под ног, ускользая то вправо, то влево. Сестренка, замершая в маминых объятьях, хлопала в ладоши, глядя на его старания. Но вот мама поднялась на ноги и, подхватив малышку на руки, начала растворяться в сияющих лучах закатного солнца. "Нет, - прокричал Вальтер, - не уходи, не оставляй меня...". Но сияние становилось все ярче. И вот из него навстречу парню вышел Вовка. И он был этим сиянием. На него было больно смотреть. "Вставай, - сказал он. - Иди ко мне! Смотри, что у меня есть!" Вальтер вгляделся и ахнул: за спиной друга лучились ярким светом белые крылья!
   - Ты умер? - спросил он.
   Друг рассмеялся и, подойдя совсем близко, прикоснулся к его руке горячими пальцами. И это ощущение было таким натуральным, что Вальтер проснулся. А проснувшись, зажмурился. Потому что рядом с ним сидел Вовка и светился.
   - Мы умерли снова, да? - Спросил он, глядя на друга сквозь ресницы. - Но для небес тут как-то темновато...
   Вовка рассмеялся.
   - Нет, Вальтер. Мы с тобой все еще живы, и все еще где-то в пещерах под горами.
   - Мне приснилось или у тебя и вправду крылья?
   - Пойдем, Вальтер. - Вовка поднялся и протянул руку другу. - Ты обязательно должен это увидеть! Рюкзаки оставь, - добавил он, видя, что Вальтер схватился за мешок. - Мы за ними вернемся.
   Вовка встал и медленно пошел прямо на стену.
   - Не удивляйся ничему. - Тихо сказал он и выставил вперед руку.
   И серый гранитный массив, словно театральная занавеска, начал раздвигаться в стороны и сминаться складками, открывая проход достаточный, чтобы парни свободно прошли через него.
   - Но как?! - Вальтер ущипнул себя за руку. Стало больно. - Невероятно!
   Зайдя вслед за Вовкой в ход, он не удержался и потрогал породу. Ну да, камень! Твердый и неподвижный. Вовка же, освещая собой их путь, уверенно шагал вперед.
   - А теперь - сюрприз! - Улыбнулся он, оборачиваясь к Вальтеру. - Дай мне руку и закрой глаза.
   - Это не больно? - На всякий случай поинтересовался Вальтер.
   - Это познавательно и очень красиво!
   - Ты про небеса?
   - Нет, дружок, но тебе это понравится!
   Вальтер улыбнулся и, схватив друга за руку, плотно зажмурил веки. Десяток шагов, поворот и небольшая ступень.
   - Мы пришли. - Объявил Вовка. - Смотри!
   И Вальтер увидел большую пещеру с самоцветами и озером.
   - Какая красота! - Парень присел и протянул ладонь к голубоватому искрящемуся кристаллу. - Мне о таком рассказывал отец. Называл садом горных духов. Как мы попали сюда? Духи не любят людей, гневаются, когда смертные любуются их сокровищами!
   - Да, вероятно. Но поверь мне, друг, нас сюда привели специально. Может, те самые горные духи. А теперь я попрошу тебя сделать одну вещь.
   - Какую? Принести себя самого в жертву путем утопления?
   Вовка расхохотался.
   - Совсем недавно мне тоже так казалось. Вальтер, этот мир хочет, чтобы мы стали его частью. Не спрашивай, я не знаю, зачем. Но то, что мы с тобой однажды сюда попадем, рассказывали предания местного подземного народца. Мы с тобой свалились в их погребальную камеру. Нет, их тут уже нет. А я ждал тебя. Смотри, это голубое светящееся озеро - чаша с живой магией. Ты должен туда нырнуть. Да, я там уже побывал, - улыбнулся Вовка, - только мне никто не сказал, что внутри нее - подводное течение. А я тебе говорю, чтобы ты не испугался и не нахлебался воды. Раздевайся и иди в самое глубокое место. Набери воздуха и не сопротивляйся, когда тебя потащит ко дну. Там туннель. Я буду ждать тебя внизу.
   - Это обязательно? - С сомнением посмотрел парень на воду. - Она холодная?
   - Тебе ведь нравится магия? Нравится быть сильным и уверенным в себе? Тогда не бойся. И сможешь раздвигать руками не только стены...
   Вальтер выпрыгнул из теплых штанов, снял куртку, свитер и белье. Поставил на камни ботинки.
   - Ты меня тут не бросишь? - Испытующе посмотрел он на Вовку.
   Тот прикрыл глаза и покачал головой.
   - Знаешь, - Вальтер тихонечко прикоснулся к руке друга, - а ведь ты стал красивым, словно девчонка!
   - Ты близок к истине, сомневающееся чадо. Но если ты не прыгнешь в озеро прямо сейчас, я тебя туда брошу!
   - Ты этого не сделаешь со своим верным другом... - пробормотал Вальтер, пробуя пальцами ноги температуру воды.
   - Зря ты так думаешь. - Не подходя к парню, Вовка легонько качнул пальцами, и Вальтера смело с берега, приводнив точно в центр озерца. Там, нелепо махнув руками, он погрузился в воду с головой. А Вовка просто исчез из пещеры.
   - Как ты мог так жестоко поступить со своим братом! - Нахлебавшийся воды Вальтер, отфыркиваясь, выбрался из воды.
   - Полотенчико дать или так обсушишься? - Ехидно спросил Вовка. - Вот твои вещи. Одевайся. Нам пора на выход. Или еще не нагулялся внутри гор?
   - Ох, - Вальтер покрутил головой, - ничего себе! Я снова вижу потоки сил! И я знаю, где выход!
   - Умница. - Рядом с Вовкой появились два рюкзака. - Но знание не освобождает тебя от цели и груза. Или ты пойдешь голышом и налегке?
   - Сейчас... - Вальтер нагнулся. - Ё-о-о! Вовка! Это что?!
   Он перепугано тыкал пальцем в два маленьких холмика груди, а потом внимательно посмотрел вниз.
   - Ты тоже стал очень красивым, Вальтер! - Заржал Вовка.
  
   Мальчишки, вернее, уже девчонки, шли по прямому туннелю, в конце которого виднелся дневной свет. Никакие лампы или факелы им не требовались, поскольку напитанные магией тела светились сами по себе. Но ярче всего сияли огненные белые крылья у них за плечами.
   - Получается, мы стали ангелами? - Наконец, подал голос Вальтер. - И...девушками? Только крылья наши не из перьев.
   - Угу.
   - Жаль, что мы не набрали из горного сада магических кристаллов. Можно было бы сделать замечательные амулеты!
   - Набрали.
   - Только думаю, что нам они, наверное, не нужны... Но вот уберечь наших близких...
   - К ним еще надо попасть.
   - Но ты видишь порталы? Несмотря на схему Арининого деда, я их не вижу, словно магия оттуда исчезла навсегда!
   - Так и есть. Будем думать.
   - Вов, а когда выйдем, давай попытаемся снова стать парнями? А? А то писать совсем неудобно! И сияние... как-то обращает внимание...
   Вовка раздвинул кусты, росшие у входа в горную пещеру, и улыбнулся.
   - Смотри, уже утро!
   Перед ними расстилалась большая зеленая долина, прикрытая молочным туманом. А сверху, выпуская оранжевые лучи из-за горных пиков, вставало жаркое летнее солнце.
   - Это что же получается, - задумчиво сказал Вальтер, - мы прошли горный массив насквозь?
   - Судя по солнцу, немного под углом. Но все равно, мы уже на другой его стороне.
   - Я не понимаю, как тогда друид укладывался в пятьсот метров? Он хотел, чтобы мы навсегда сгинули в пещерах?
   - Не имею представления, что у него было в голове, но друиды - смотрители природы. Они - не маги, но в то же время она им подчиняется, меняясь согласно их воле. Так что вполне вероятно, его путь был коротким.
   - Мы-то не друиды... Может, чем-нибудь перекусим? В рюкзаках есть продукты.
   - Знаешь, Вальтер, я не хочу есть то, что мы взяли у этого мутного дядьки. Вдруг он на случай, если выживем, положил в хлеб отраву? Да и вообще, надо избавиться от его вещей. А пожевать... кажется, остались яблочки.
   Вовка, не отходя от пещеры, вытряхнул содержимое мешка прямо на траву.
   - Но я не вижу в продуктах ничего плохого! - Воскликнул Вальтер, захрустевший яблоком. - Вроде, они чисты!
   - Химия и магия - как параллельные прямые у непредсказуемого мироздания. Идут рука об руку, и пересекаются часто. Кстати, навигатор положи в пещеру. Пусть думает, что мы пропали. Пещера скроет его магический фон.
   - Но как мы отыщем порталы?
   - Разве ты их не чувствуешь? - Вовка встал и посмотрел куда-то в сторону от гор. - Я вижу каждый из них.
   - Нет. - Вальтер пожал плечами. - Мир стал живей и ярче. Я вижу ауру каждого растения. Знаю, что ими можно вылечить и как. И еще знаю, что вот там, - он протянул руку вниз, - течет большая река. И на ее берегу стоит город.
   - Значит, действительно, мы правильно поменялись мирами. - Вздохнул Вовка. - Или миры поменяли нас. Как раз растений я не чувствую. Город - да. И речку. Знаешь что, - Он тряхнул головой, - собери-ка с собой самые ценные травки: обезболивающие, жаропонижающие... Вдруг пригодится? Нам ведь форс-мажор не нужен. Лучше упредить.
   Вовка снова начал собирать мешок.
   - Знаешь, - Вальтер повернул к нему свое миловидное лицо, - мне кажется, ты не болел. Это сила мира меняла твое тело. А озеро живой магии перестроило его сразу.
   - Угу. Крылышки резались.
   - Молочные зубки.
   - Скажи еще, сиськи... - Мрачно заметил Вовка. - Не представляю, что теперь с этим делать. И с этим.
   Он покосился на трепещущие розовыми рассветными огоньками большие крылья.
   Вальтер оторвался от разборки вещей.
   - А давай попробуем их сделать невидимыми?
   - Как? Семицветика у меня нет. Но ты можешь побегать по полянке и поискать. Если не набегался.
   Вальтер вспомнил сказку и задумчиво почесал нос.
   - А может, сразу начнем привыкать общаться в женском роде?
   - Нет. - Резко сказал Вовка. - Не хочу. Женщины выходят замуж и рожают детей. И в это время они полностью зависят от того дурака, который волей судьбы оказался ее мужем.
   - Ты судишь по своей сестре? Вовка, но так не у всех!
   - В семьях соседей я тоже был. Поэтому не хочу.
   - А я бы стал хорошим мужем для Виолы... Если бы... - Вальтер сглотнул.
   - А я вот жениться не хотел и не хочу.
   - Почему?
   - Быть привязанным цепью к одной женщине и дому? А новые страны, моря, континенты? Бабы, в конце концов! Нет, Вальтер. Сидячая жизнь не для меня. - Вовка покосился на пламенеющее крыло над головой. - Да когда же уберутся эти чертовы крылья?
   - Они не чертовы... - Растерянно сказал Вальтер, разглядывая переставшую сиять бескрылую фигуру. - Ангельские. Но как ты это сделал?
   - Просто захотел, чтобы они исчезли. Как бы увидел себя бескрылым... - Вовка накинул на плечи рюкзак. - Вот только чтобы снова стать мужиком, одного хотения мало. Теперь бабы меня еще больше раздражают!
   Вальтер, запихнувший в карман какие-то травки, тоже подхватил рюкзак.
   - Странный ты! Только что мечтал о них вкупе с путешествиями и приключениями!
   - Мечтал. - Вовка, осторожно переставляя ноги, начал спускаться с каменистого холма. - Одно дело, когда я... Но когда тебя... Нет, Вальтер. Нам обязательно перед возвращением надо придумать, как обрести свой истинный облик.
   - Мне кажется, - Вальтер поскользнулся, но зацепился за чахлый кустик и выровнялся, - меня приняли бы любым...
   - А я в твоем мире и барышней? Как думаешь, что мне светит при таком раскладе? Брак с пускающим слюни на нижние девяносто кузеном Фридрихом? Издевки Клауса? Презрительный взгляд Генриха? Лучше остаться здесь. По крайней мере, нас никто не знает.
   - Ты думаешь, если узнают, обрадуются? Первый встреченный друид и то попытался убить! Вов! - Вальтер притормозил и внимательно посмотрел на сияющую под ярким солнцем реку. - Мы туда?
   - Да, друг. Первый портал находится в этом городе!
  
   Когда Арина, измазанная, зареванная и без куртки появилась в деревне, то первый, кого она увидела, был деревенский дурачок. Совершенно безобидное существо юных лет, не нужное собственной семье, но прикармливаемое всеми, поскольку обидеть убогого - не к добру. Он любил ковыряться в мышиных норках, ловить бабочек, а также пропадать неделями в горах. Когда деревенские, скрепя сердце, собирались идти разыскивать его косточки, он неожиданно появлялся. Худой, оборванный, но со светлым лицом и драгоценными камешками в мешочке. Конечно, его начинали кормить, одевать и любить. До тех пор, пока красивые камешки еще оставались в его руках. Горцы, которым нужно было обеспечивать жен и детей, много раз пытались проследить, откуда он носит сокровища. Но, забравшись повыше, дурачок неожиданно пропадал из виду. Мужчины и вездесущие мальчишки бегали между скалами, разыскивая хоть какой-нибудь ход под горы. Однако любые поиски были безрезультатны. И маленького аггела с большими влажными глазами оставили в покое. Но, кроме этого, дурачок имел одну неприятную для местных особенность: он умел предсказывать. Не осознанно, но спонтанно. И чаще всего печальные события. И когда Арина увидела скрюченную фигурку, целеустремленно идущую ей навстречу, сердце нехорошо дрогнуло. Неужели всё?
   Девушка вытерла нос ладошкой и, опустив голову, попыталась прошмыгнуть мимо. Но юродивый остановился и, глядя в сторону, тихо, но так, чтобы она услышала, сказал:
   - Из куколок вылетели красивые бабочки. Изменчивый ветер носит огненные крылья по небу. Но сердце по-прежнему скорбит о доме.
   Парень поднял глаза на Арину. Удивился, что на него смотрит чужая, неправильно одетая девушка. Ни юбки, ни черного плата на спутанных волосах. Застеснявшись, он покраснел, шмыгнул носом и собрался удрать. Но Арина, преодолевая брезгливость, быстро подошла к нему и схватила за изодранный и замызганный рукав.
   - Они живы? - Тихо спросила она. - Как мне их найти? Они совершенно беспомощны!
   Из глаз снова предательски закапали слезы.
   Парнишка испугался окончательно. Дернувшись, он отпрыгнул в сторону.
   - Прыткая ты! - Крикнул он. - Иди, иди!
   Арина отвернулась и медленно пошла к дому старосты, которого хорошо знала.
   - Эй!
   В плечо тюкнул камень. Арина обернулась.
   - Большая вода рождает надежды, которым не суждено сбыться. Бабочек ловят кулаком. Но останутся ли они живы? - Дурачок подпрыгнул на одной ноге. - Все хотят поймать красоту! Поспеши, или другие успеют первыми...
   И парнишка, взмахнув куцыми крылышками, побежал, подпрыгивая, по дороге. Арина подобрала сопли и решительно постучала в еще спавший дом.
   Дверь ей открыла укутанная в большой синий плат молчаливая вторая жена хозяина.
   - Здравствуй, Матия! Саин Рон еще спит? Ты меня пустишь?
   Та кивнула головой и посторонилась. Арина зашла в теплый и еще сонный дом. Сейчас, ранним утром, в нем было тихо. Хозяин, первая жена и их пять детей спали в верхнем этаже, выдолбленном в нависающей над склоном скале. Зимой там было тепло, а летом - прохладно. Так была выстроена вся деревня, одним боком прилепившаяся к подножию горы. А крошечные окошки высоких домов смотрели со склона вниз, на пашни и лес.
   Пока старшая жена спала, в доме хозяйничала младшая. Топила печь, на весь день готовила, и заодно стирала белье в огромном чане. В этой далекой от цивилизации деревне все было устроено так же, как в старину: топилась печь, трубы с водой нагревались, позволяя стирать, мыть посуду, убираться... Благо поселение стояло почти в лесу.
   - Кушать будете? - Прошептала девушка.
   Арина тут же почувствовала, что ужасно голодна.
   - Да, милая. Не откажусь. - Она подошла к раковине и плеснула теплой водой на лицо.
   Вторая жена встала рядом, протягивая полотенце.
   - Спасибо! - Арина признательно ей улыбнулась.
   Обычно состоятельные аггелы брали вторых или третьих жен тогда, когда первая, главная жена уже не справлялась с хозяйством одна. Ими становились молоденькие бесприданницы, которых в первые никто никогда не возьмет. Да и то, родители, сговаривая в богатую семью свое чадо, радовались, что хоть кто-то будет заботиться об их дочери всю оставшуюся жизнь. И не важно, родятся ли когда-нибудь у нее свои дети.
   Русалочка уже доедала кашу, когда в дверь дома снова постучали. Обернувшись на звук шагов еще одного раннего гостя, девушка вскочила с лавки.
   - Дедушка! - Всхлипнула она и спрятала слезы на груди чудом оказавшегося тут деда.
   - Девочка моя! Ну перестань! Детей перебудишь. Пойдем, родная. Спасибо, Матия! - Кивнул он второй жене. - Мы уезжаем!
   Когда они вышли во двор, Арина, захлебываясь плачем, рассказала деду всю историю.
   - Почему ты нас обманул?! - Стукнула она кулачком по его груди. - Мы шли по переходам больше пяти часов! И мальчики...
   - А ты зачем туда полезла? - Нахмурил он брови. - Мы договаривались...
   - Я хотела проводить их и вернуться обратно. А они...
   - Они ушли своим путем. - Жестко закончил друид. - Твой путь -другой. Им я помог, чем мог. Собирайся. Мы едем домой. А завтра поедешь в столицу. Каникулы кончаются.
   - А мальчики? Неужели мы оставим их умирать в горах? Дед, ты никогда не был жестоким! Ты добрый и помогаешь всем! Давай возьмем веревки и пойдем их спасать!
   - Нет. Они должны найти выход сами.
   - Они умрут!
   - Если мир их примет, то выйдут. Если нет, ты им не поможешь.
   - Но им можешь помочь ты! - Арина тихо плакала.
   - Неужели один из них настолько тронул твое сердце?
   - Они не такие, как аггелы! Они добрые, словно пришли из сказки...
   Друид сочувственно посмотрел на девушку.
   - Хорошо, - наконец сказал он. - Мы спросим у гор.
   Взяв внучку за руку, он повел ее сквозь сосновый лес вверх, к утесам. Выйдя на открытое место, он положил руку на бок гранитной скалы и прикрыл глаза.
   - Ну что? - Нетерпеливо спросила Арина, когда дед посмотрел куда-то в сторону рассвета.
   - Все хорошо. - Скупо улыбнулся друид. - Мир их принял. И скоро выведет на правильный путь.
   - Правда? - Робкая улыбка расцвела на девичьем личике. - Точно?
   - Точней некуда. А теперь пойдем. Нам пора домой.
   Через два дня небесный экспресс увозил молодую русалку из провинциального городка в столицу. На плече висела сумка с лекарственными препаратами из трав, которые Арина делала под наблюдением и по рецепту деда. Она продавала их в городе, выручая неплохие деньги. Столичные модницы очень любили горские крема, разглаживающие морщинки и отбеливающие пятнышки. А у замужних дам спросом пользовались мази, убирающие послеродовые растяжки. Мужья-аггелы весьма ценили женскую красоту. Поэтому матронам приходилось соответствовать, иначе молоденькой, для услады взора и не только, третьей жены не избежать.
   Поцеловав деда в подставленную щеку и пообещав быть умницей, русалка села в вагон у окна и помахала ему рукой. Обычно, уезжая отсюда на учебу, она проливала слезы. Но не в этот раз. Сейчас она чувствовала облегчение и решимость. Едва поезд поднялся в воздух и понесся к столице, она выдернула из модулятора карту той долины за горами, которая первой встречала утренние лучи.
   - Так... - Она увеличила пальчиками масштаб. - А вот и речка!
   Наложив на географическую карту найденную схему порталов, она хлопнула в ладоши:
   - Ну конечно! В городе на реке - старый портал, и они идут туда!
   Смахнув карту, она вызвала страничку бронирования билетов. Когда выскочило расписание движения экспрессов в Волхон, она задумалась. Ей нужен хотя бы день, для того, чтобы взять отпуск на десять дней в Академии по семейным обстоятельствам и продать свои мази и кремы. Оптом, конечно, будет значительно дешевле. Но если она задержится ради одиночных покупателей, мальчишек вряд ли догонит. Ведь ей придется искать иголку в стоге сена, поскольку выбор у ребят будет огромным. Из городского порта можно отправиться на другой континент: ведь великая река Волхон, давшая название городу, почти сразу за городом впадает в морской залив... Девушка подумала и, приняв решение, подтвердила бронь. Модулятор пискнул, подтверждая время отправления и место. "Ну вот и все" - подумала она, откидываясь на сидение. - "Я только узнаю, живы ли они..." Поезд несся к столице, Арина дремала, дед разговаривал с пчелами нового роя, пытающимися найти новый дом...
   А в службе безопасности собравшиеся за столом серьезные и суровые аггелы предлагали различные концепции поисков непонятных девчонок, играючи попользовавшихся нерабочим порталом.
  
   - Итак... - Глядящий службы безопасности континента саин Боред обвел своих подчиненных, сидевших по обе стороны стола, тяжелым взглядом. - Надеюсь, все прониклись мыслью, что задание не является плодом воспаленного воображения некоей экзальтированной личности, в своем дворе увидевшей приземление предмета обеденной сервировки стола...
   У сотрудников массово зачесались носы. Ведь под ладонями, тянущимися к зудящему органу, вполне можно спрятать ползущие вверх уголки рта. Еще бы! Каждый из них до сих пор помнил тот ажиотаж и массовую беготню, когда младшая жена Владыки, обкушавшись у родителей грибочками, рассказывала всем желающим страшную историю о том, как выйдя ночью подышать на террасу свежим воздухом, ее близости добивались сразу трое существ, вылезших из тарелки, упавшей с неба на двор. Правда, на следующее утро у нее болела голова, и пучило живот... А служба безопасности, поминая всуе рыжих лесных жительниц, уныло прочесывала все строения в округе, интригуя странными вопросами изумленных аборигенов.
   - Надеюсь, все уже ознакомились с материалами дела... Три дня назад, ночью, в диспетчерскую инженерной службы ведомства коммуникаций поступил сигнал о двойном прохождении разрушенного портала.
   - Но этого не может быть! - Тихо сказал один из сидящих. - Там нет векторов, нет привязок... Даже если бы кто-то сдуру туда сунулся и попытался на свой страх и риск что-то восстановить, его бы просто размазало между мирами...
   - Так понимаете Вы. - Глянул Боред. - И, что греха таить, я. Но нынешний начальник отдела ремонта был там и сам обследовал развалины. И снял сканы двух аур. Прогнав их через анализатор, мы получили вот такие отпечатки личностей.
   Начальник скинул изображения с приблизительной расшифровкой аур на общий экран.
   - Красивые девчонки! - Не удержался самый молодой. - Только не понятно, что они делали в лесу так поздно? Сбежали от женихов?
   - Действительно, ерунда какая! Побегали юные сианны вокруг камешков, задели датчик, он сработал! - Подал голос аггел постарше. - Не понимаю, из-за чего весь сыр-бор?
   - Докладная дошла до Владыки. - скорбно сказал Боред. - Поэтому, дорогие мои, берем приборчики и едем в тот глухой горный край, где имело место событие. Даже если события не было, нам надо отыскать этих, - он кивнул на экран, - прелестных малюток, и объяснить их родителям или мужьям, что горы ночью - неподходящее место для шумных развлечений. До самого верха дошло! - Промокнул он платочком лоб. - Кому-то - слава, - покосился на отчет, - а кому-то вечная беготня. Так что подберите пару ребят поумнее и пошустрее. Пусть прокатятся.
   Глядящий поднялся и прошелся по кабинету.
   - И еще. Ежедневные отчеты сразу мне на стол. Доходчиво объясняю?
   Сотрудники прилежно потупили глазки.
   - Даже провальные. Свои нервы я буду жалеть сам. Свободны!
  
   Саин Тамир Эрхан сидел за рабочим столом, просматривая текущие сводки. Сейчас в кабинете он был совершенно один, поэтому, откинувшись на спинку кресла, закинул ноги на панель недавно купленного управением экспресс-анализатора магически измененных потоков. Эта новое и удобное, только несколько громоздкое, устройство так и манило приспособить его еще для всяческих хозяйственных нужд, а также небольшой медитации в расслабленном состоянии ногами кверху. Потянувшись, он зевнул и швырнул на стол напечатанную мелким шрифтом бумагу. Скукота! Ничего интересного. Бытовые кражи, поножовщина в рабочем районе... Охрана третьей свадьбы градоначальника... Чего его охранять? Вернее, от кого? Служба в столице, на виду у Владыки, не сахар. Ни своровать, ни попилить бюджетные денежки на какой-нибудь ненужной стройке... Работай, как проклятый, и всем улыбайся. Так что никто выражать свое недовольство точно не выйдет. Разве что сочувствие. Но несколько стражей для охраны все равно выделят. Хотя бы для того, чтобы загородить третью жену от возможного безутешного поклонника. Тамир посмотрел объемный снимок будущих молодоженов. Ничего девочка. Симпатичная. Наденет теперь синий плат и будет воспитывать детей первой жены. Их у градоначальника пятеро. Ей бы самой впору порыдать. Не-ет! Улыбается! Тамир встал и подошел к окну. Из затененного стекла на него смотрел молодой мужчина с черными волосами, небрежно скрученными на затылке. У него был тонкий, с горбинкой, слегка загнутый книзу нос и близко посаженные черные глаза под тенью пушистых ресниц. За спиной - черные крылья. Не красавец. Он знал это и не пытался понравиться девицам, падким на все белое. Приличного капитала, чтобы какая-нибудь особа решила связать свою жизнь с чернокрылым, у него не было. Сослуживцы смеялись: ему бы еще шерсткой покрыться и можно смело проситься в преисподнюю к демонам: примут без паспорта и визы. Но все эти шутки говорились за его спиной. А на деле Тамир считался одним из лучших специалистов-аналитиков управления по расследованию нестандартных происшествий. Спокойных дней, когда не надо было ничего распутывать и просчитывать, пытаясь упредить следующий шаг изворотливого преступника, он не любил. Мозгам было скучно без нагрузки, и тогда он развлекался тем, что писал головоломные математические задачи для углубленного изучения предмета студентами Академии.
   Дверь, дрогнув, отъехала в сторону, и Тамир резко обернулся. В его кабинет, приветливо улыбаясь, вошел непосредственный начальник.
   - Отдыхаешь? - Поинтересовался он. - Плесенью не покрылся? Мозги не высохли?
   - Остроумно... - Буркнул Тамир. - Выбери что-то одно: либо перед тобой мумия, либо несвежий мертвяк. Но если ты ко мне еще живому, то говори, с чем пожаловал: поболтать или напитать мое серое вещество живительной влагой нового дела?
   - И то, и другое. - Начальник сел в его кресло и кинул взгляд на анализатор. - Не по назначению прибор используешь.
   И тоже задрал ноги на панель.
   Тамир присел на подоконник и скрестил руки.
   - Я тебе дельце хочу подкинуть... - Начальник посмотрел на неподвижное лицо подчиненного, и по совместительству, друга. - Мутное оно какое-то. Но спущено нам с самого верха.
   - Убийство? Грабеж? Вымогательство?
   - Нет, - хмыкнул начальник, - поиски черного кота в темной комнате.
   - Угу. А был ли мальчик?
   - Вот как раз именно это никому и не понятно. - Друг встал и, пройдя туда-обратно по комнате, остановился напротив Тамира. - Насчет мальчика не знаю, а вот по поводу девочек... Это как раз то, что тебе и предстоит выяснить.
   - Украли и выдали замуж? Сбежали сами? - Аналитик наклонил голову на бок. С полураскрытыми крыльями он напоминал птицу, чье имя стало его негласным прозвищем.
   "Ворон заинтересовался. Даже щеки порозовели!" - Начальник с удовольствием отметил окончание хандры чернокрылого.
   - Не стану томить. Вот дело для ознакомления.
   Папка с вложенными сканами полетела на рабочий стол подчиненного.
   - Придется выезжать на место и все выяснять заново. Прошу тебя, будь предельно внимателен. Дело на контроле у Владыки.
   Начальник подошел к двери и взялся за ручку. Потом обернулся, словно самое важное вспомнил в последний момент.
   - У тебя будет помощник. Хороший следак. Сбегать, договориться, узнать... Короче, цепкая, сильная рука.
   - И кто же этот герой? - Иронично глядя на друга, поинтересовался Ворон. - Кто так неосмотрительно согласился со мной работать?
   - Рыжий Райли. - Начальник быстро захлопнул дверь, поскольку брошенная меткой рукой папка разбила бы ему нос. Страницы рассыпались по полу, когда дверь снова отворилась. - Я уверен, вы обязательно сработаетесь!
  
   Райльер Амирен, уже третий год после стажировки в провинции работающий в столичном следственном управлении, был высок ростом и плотен. А также рыжеволос и веснушчат. И еще он был неисправимым оптимистом, находившим в каждом, даже самом печальном событии, положительный смысл. А если его все-таки найти никак не удавалось, он говорил, что Божий промысел пока сокрыт, но если набраться терпения - обязательно откроется. Даже если он положителен только с точки зрения Богов. Райли со всеми легко сходился, поскольку обижаться на его добрый и открытый нрав было совершенно невозможно. А если учесть, что любое дело он вел с напором охотничьего пса и педантизмом бухгалтера, повышая показатели раскрываемости отдела, то становилось понятно, почему этот улыбчивый провинциал так быстро прижился среди столичных снобов.
   Но в этот день с самого утра все пошло как-то не так. Собираясь на работу, он забыл про стоящий на плите завтрак, который не замедлил сгореть, наполнив дымом не только кухню и комнаты, но и квартиры соседей, шумно выразивших через раскрытые окна свое недовольство. Когда, позавтракав одиноким яблоком, он отправился на работу, его догнал какой-то мальчишка. Сунув в руки записку, кое-как накарябанную непонятно кем, он умчался. А Райли остался стоять, почесывая рыжую голову, поскольку только что узнал, что Желтый Змей готовил ограбление одной из вилл на левом берегу реки. Пришлось, уговаривая голодный желудок еще немного пострадать за покой добропорядочных граждан, прыгать на ходу в открытые по летнему времени широкие двери общественного вагончика на воздушной подушке, следующего маршрутом через реку. В местном отделении охраны порядка весьма удивились, что следователь центрального управления поверил какой-то затертой бумажке и нехотя обещали усилить ночные патрули. Обратного вагончика почему-то долго не было, и Райльеру пришлось возвращаться через мост пешком, уже сильно опаздывая к началу рабочего дня.
   Пирожок, купленный им у крикливой бабки на подходе к базару, оказался далеко не таким аппетитным, чтобы, надкусивши, его захотелось съесть: запах куриного мяса вызывал подозрения о несушкиной безвременной кончине по естественным, без бабкиного посильного участия, причинам. Поэтому выкинув его в ближайшую мусорную корзину, он начал проталкиваться через ранних продавцов и покупателей. А выйдя из утренней давки, он обнаружил, вернее не обнаружил в поясной сумке своего кошелька. Совсем заскучав и объяснив желудку, что до вечера никакой пищи, кроме воды, не предвидится, и разгрузочный день полезен для здоровья, он, наконец, зашел в управление.
   Приветствуя сослуживцев и раздумывая, какую версию опоздания озвучить начальству, Райльер не заметил, что на него смотрят с какой-то смесью жалости и, одновременно, насмешки.
   - Тебя вызывают! - Заглянул в кабинет один из сотрудников. - Срочно!
   Рыжий аггел мимоходом глянул в зеркало и максимально убрал за плечи здоровущие коричневые крылья. Его и без них было много.
   - Звали? - Заглянул он в начальственную дверь.
   - А, саин Амирен! Проходи, присаживайся! - Удивительно, но начальство не гневалось.
   - Я тут... - Начал говорить Райли, но сразу запнулся под отечески мудрым и всепрощающим взором родного руководства. Над головой которого не хватало только нимба.
   - Ты, Райльер, прекрасный работник...
   Рыжие брови непроизвольно поползли вверх, а плечи - вниз.
   - Да-да! Наше отделение гордится тем, что ты работаешь в его структуре...
   И тут Райли понял, что его собрались увольнять.
   - Но я...
   - Именно поэтому на тебя возложено чрезвычайно ответственное и трудное задание.
   Рыжий аггел расправил плечи и облегченно выдохнул. Ему всегда сваливали самые безнадежные дела.
   - Вот в этой папочке - То Самое Дело. - Начальник поднял вверх глаза, а потом уставился тяжелым взглядом на подчиненного. - Оно на контроле Глядящего Управления Бореда и... - он сделал паузу, - самого Владыки!
   "Надо было бросить записку в мусор" - подумал Райли.
   - Это - большая для тебя честь!
   "Провалю, уволят - не поморщатся"
   - Если вы раскроете эту тайну, то не сомневаюсь, что награды и премии будут очень, очень достойными!
   - Вы?! - Удивился Райльер. - Значит, я по этому делу работаю не один? "Кто ж, кроме меня, под горячую руку попался?"
   - Тебе подобрали прекрасного напарника из отдела аналитики. Умница! Непревзойденный талант! Думаю, вы сработаетесь!
   - И кто это? Я что-то не припомню...
   - Ворон...То есть саин Тамир Эрхан... Так что бери папочку - и за работу. Все, что сейчас ведешь, отдай коллегам. Будут отпираться, смело посылай их... ко мне. Иди, саин Амирен...
   Выйдя из кабинета, Райли понял, что если Боги все-таки снизойдут до объяснения своих мыслей, то это случится еще не скоро. А работать с занудливым и заносчивым Вороном ему придется уже сейчас.
  
   Когда Ворон прочитал дело, то очень удивился. Нет, что за ерунда? Если портал разрушен, то разрушены и его энергетические структуры. Чтобы их восстановить, требуются усилия не только местных магов-специалистов, но и магов всех планов, где будут ворота. Или хотя бы архимаг-универсал, для которого перестроить тело для иных вибраций не составляет большого труда. Раньше такими магами были Владычицы. Сейчас подобным потенциалом не обладает никто. А тем более, дети. Действительно, чье воспаленное воображение придумало эту чушь? Инженеры ведомства коммуникаций? Недоумки. Лучше бы следили за своими датчиками, и вовремя их поверяли.
   Тамир взял со стола модулятор и подгрузил в него изображения. Из выскочившей проекции на него смотрели две похожие светловолосые девочки с голубыми глазами.
   - Бред! - Пожал плечами аналитик. - Да! Не заперто!
   Дверь кабинета медленно открылась, и первым в него вошел длинный ботинок. Ворон поднял голову. А потом еще.
   - Можно? - В дверях, привычно согнувшись, стоял рыжий здоровяк Райльер Амирен.
   - Можно. - Кивнул Ворон. - Заходите и присядьте. Когда Вы стоите, мне становится тесно.
   Райли бочком скользнул к стулу и осторожно опустился на него. Кроме роста, он еще и прилично весил, и не каждый расшатанный управленческий стул мог выдержать оказанную ему честь. Этот, к счастью, справился.
   - Вижу, Вы тоже удивлены? - Райли изобразил робкую улыбку. - Меня Вам дали в помощь. Меня зовут...
   - Саин Амирен. Я в курсе.
   Райли поерзал на сидении, стул жалобно запричитал. Ворон скривился. Ему не нравилось, когда привычные вещи менялись на новые.
   - Может, пойдем в кафе? - Предложил он. Тех стульев ему было не жалко. - Попьем кофе, составим план работ?
   Рыжий великан сначала дернулся, но потом опустил плечи, виновато хлопая золотистыми ресницами:
   - У меня сегодня кошелек на базаре срезали...
   "Началось..." - подумал Ворон, но вслух сухо сказал:
   - Не страшно. Я угощаю.
   Райли радостно вскочил и ударил головой низко висящий над столом светильник.
   - Ой! - Поймав плафон на излете, он быстренько вернул его на место. - Извините!
   Ворон молча распахнул входную дверь.
   К кафе через улицу они шли быстрым шагом. Впереди - худощавый и невысокий Ворон, сзади, заслонив от ехидных улыбок сотрудников напарника широкой спиной с крыльями - рыжий Райли.
   Как только они закончили обедать, и Тамир сложил салфетку, Райли сразу поинтересовался:
   - Ну и как тебе дело? Есть мысли?
   Ворон поморщился. Он, несмотря на молодость, не любил панибратских отношений, особенно с сотрудниками своего ведомства. Все, как правило, начинается с "как у тебя дела", а заканчивается "сбегай за пирожком, придурок". Так вот, период притирки к возрастному коллективу он прошел с честью, отстояв уважительное, а потом и почтительное к себе отношение. И ему теперь совершенно не улыбалось сокращать дистанцию в общении с Амиреном.
   - Мысли у меня есть, саин Райльер. - Помешивая в чае мед, ответил Ворон. - Но нам с Вами все равно придется ехать на место и искать девушек, которые находились в горах, когда пришел сигнал от датчика.
   - Вот и мне показалось...
   - Раз мы с Вами сошлись во мнении, то прошу Вас забронировать билеты на завтрашний экспресс. И не забудьте получить командировочные. Боюсь, моих на двоих не хватит.
   Райли покраснел.
   - День неудачный... - Проворчал он.
   - И оденьтесь... не так ярко. Горцы могут испугаться...столичной моды, а нам их опрашивать.
   Лицо Райли стало свекольного цвета. Украдкой он оглядел свой костюм. Интересно, что не понравилось этому черному зануде? Желтая рубаха? Или синие штаны? А может, его смутили зеленые носки в алую полосочку? Так разноцветное белье - последний писк моды! Кстати, трусы у следователя были в тон носкам. Но алого было больше.
   - Хорошо. - Промямлил он. - Какие еще будут пожелания?
   - Для меня общий вагон не бронируйте. Только отдельное купе. Скачайте карты местности и план ближайшего городка. Закажите в гостинице номер себе и мне. Мне - одиночный. Узнайте, есть ли при гостинице прокат аэромашин. Если есть, арендуйте поновее. Пожалуй, на сегодня - все. Как только закончите, пришлите мне информацию.
   Ворон поднялся и положил деньги.
   - Жду Ваших сообщений. До свидания.
   И пошел к выходу. Изящный, черноволосый и чернокрылый.
   Райли ему даже позавидовал. Ходить с такой непринужденной грацией он не умел. Но зато мог многое другое. И, едва успев поймать отлетающий от толчка его крыла стул, он осторожно обошел стол и поспешил за Вороном, сотрясая ногами пол.
  
   Глава шестая. Неожиданные знакомства, предложения и выводы.
  
   Две совсем юные девушки с заплетенными в толстые косы белыми волосами и рюкзаками за плечами солнечным ясным днем вошли в город, растянувшийся по берегам великой реки Волхон. Дорога, сбегающая с гор, вывела их в чистенький и зеленый пригород с садами и уютными домиками.
   - Вов, как думаешь, не пора ли нам найти какое-нибудь милое и тихое кафе? - Поинтересовался Вальтер. - А то от наших фигур скоро одни рюкзаки останутся!
   - Яблочка пожуй. - Миниатюрная девчушка кивнула на ветви яблонь. - А вон там что-то вроде персиков... Думаю, местные жители не откажут в анонимной помощи голодающим!
   - Откажут. - Рука Вальтера беспомощно хватала воздух рядом с веткой.- Здесь тоже забор!
   - В мирах еще не создали забора, способного задержать Вовку Волкова. Не пролезем - перепрыгнем. Не перепрыгнем - свернем. - Вовка протянул пальцы, и спелое яблоко упало в подставленную ладонь. - Учись, школяр!
   - Учусь. - Согласился Вальтер. - Но получается не всегда. Спасибо за фрукт.
   Огрызок шмякнулся о невидимую ограду и с той же силой отлетел обратно. Вальтер еле успел пригнуться. Вовка достал еще пару и, потерев свое яблоко о рубаху, с хрустом надкусил сочную мякоть.
   - А тут яблочки слаще горных! - заценил он. - И крупнее! Может, ну его, это кафе? Перекусим дарами природы, откроем портал... - Вовка потянулся и зевнул. - А дома поедим.
   Вальтер тоже потер глаза. Они не спали вторые сутки и толком не ели.
   - Нет, - Вальтер с сожалением посмотрел на огрызок, - чтобы наладить разорванные связи, нужна не только магическая сила. Тело тоже должно быть в хорошей физической форме. Оно - проводник. А процесс восстановления - очень энергозатратный...
   Вовка размахнулся и запулил огрызок в сад. Описав красивую дугу, он упокоился где-то в кустах. Вальтер посмотрел на свой и нерешительно подкинул его вверх. Когда огрызок не вернулся, он с удивлением поднял голову. На ветке сидела желтая птичка и, придерживая яблочный хвостик, выковыривала семечки.
   - Вов, - задумчиво сказал Вальтер, - а почему для птиц забор - не преграда?
   - Потому что они летают - это раз, а во-вторых, думаю, они его чувствуют. Персик хочешь?
   - Хочу. Только как ты его достанешь? Он же далеко!
   - Отращу длинную-длинную руку... С острыми-преострыми когтями...
   Вальтер недоверчиво хлопнул ресницами.
   - Да пошутил я! Сейчас схожу... - Девушка поменьше росточком подошла к прозрачной ограде и немного постояла рядом. - Ну все. Сад нас ждет! Добро пожаловать, гости дорогие, незваные... Да заходи уже! Не стесняйся!
   Вальтер шмыгнул под Вовкиной рукой и, остановившись, огляделся.
   Сад был ухоженным и огромным. За стволами и ветвями ни домиков местных жителей, ни иных построек хозназначения не просматривалось. Только ровные ряды плодовых деревьев, а между ними - какие-то кусты. Вовка спокойно отошел от забора и направился к персикам. Росли они высоко, но тянуть руки или лезть на дерево не пришлось. Под строгим Вовкиным взглядом несколько спелых плодов по изогнутой траектории свалились в подставленный подол рубахи.
   - Видел бы нас сейчас герр Штаф... Такого надругательства над одеждой он точно бы не простил.
   Пятна желтого сока мелкими брызгами разлетелись по светлой ткани.
   - Давай присядем вон там, под толстой яблоней. Зеленая травка, уютная тень... Что еще утомленному миром ангелов человеку надо? - Вовка снова зевнул.
   Поев персиков, они положили под спины куртки, а под головы рюкзаки. Голубое небо ясно смотрело на них через кружево темно-зеленых листьев.
   - Если мы тут немного поспим, нас не поймают?
   - Перед тем, как поймать, обязательно разбудят. А разбудят - удерем. - Уверенно сказал Вовка. - До портала совсем близко. Я его чувствую... Иди сюда!
   Две девчонки сдвинули рюкзаки, накрылись пледами и, крепко взявшись за руки, сразу провалились в сон.
  
   Проснулись они, когда небо окрасилось в лиловые тона, а легкий вечерний ветерок шелестел в кронах деревьев. Оранжевое закатное солнце уже спряталось за ближайшей горой.
   Вовка потянулся и осторожно высвободил свое плечо из-под головы друга. Или, теперь, сестры? Сейчас, превратившись в девчонок, они стали похожи, словно близнецы: лица, волосы... спрятанные огненные крылья. Вальтер, почувствовав холодок, зашевелился и перевернулся на другой бок, не открывая глаз. Вовка, нагнувшись над ним, поправил плед и задумчиво посмотрел на посадки. Переработанные организмом плоды просились наружу. Осталось только найти уютное местечко для подкормки растений. Вовка еще раз зевнул, потянулся и, не торопясь, направился в кусты.
   Простое дело, о котором и не задумывался, нынче превратилось в непосильное, когда оказалось, что кустарник, увешанный зелеными ягодами, был родственником земному крыжовнику: побеги украшали длинные и частые иголки. Проворчав, что не очень-то и хотелось, Вовка отошел на несколько шагов в сторону и присел за один из стволов. Откуда-то снизу, наверное с реки, потянуло свежестью. В ветвях колючего растения завозились и зачирикали ночные птички. Вовка встал и заправил рубаху в штаны, заодно убирая с нее фруктовые брызги. Ведь кроме герра Штафа он очень уважал мэтра Вилдбаха, первым делом вбившего в его голову бытовую магию. Застегнув куртку, он сорвал еще персик и собрался уже в него вгрызться, как почувствовал колебания магического поля. Сюда шел кто-то посторонний.
   Несколькими скачками он добрался до Вальтера и, пошевелив за плечо, приложил ладонь к его рту. Тот сразу проснулся. Голубые глаза вопросительно посмотрели на склонившуюся над ним девчонку.
   - Тс-с! - Прошипел друг. - Сюда идут...
   Шаги стихли где-то у кустов. А потом раздался хорошо знакомый Вовке стук втыкаемой в землю лопаты. Удивленно подняв брови, девчонка привстала и медленно, держась в густой тени ветвей, пошла на звук. А потом присела, пытаясь разглядеть сквозь нижние безлистые ветви, что же происходит по другую их сторону. Несколько минут слышался только стук лопаты и чье-то усердное пыхтение. А потом Вовка бесшумно встал на ноги и, не скрываясь, вплотную подвинулся к кустам. Вальтер вскочил и поспешил встать рядом.
   - Гм... - Кашлянул Вовка. - Ничего, если мы посмотрим?
   Закутанная в черный плат тетка, отдуваясь, застыла над ямой. А потом медленно выпрямилась. На нее, с той стороны посадок, смотрели два излучающих яркий свет существа.
   - Кому могилу роешь, дура? - поинтересовалось одно из них. - Кто в тряпке?
   На краю ямы лежал белый кулек. И в нем кто-то ворочался и пищал.
   - Ларисса... - Прошептала тетка и, вздохнув, свалилась в обморок.
   - Надеюсь, не померла... - Вовка посмотрел на куст, потом - на Вальтера, и словно пробуя, махнул огненными крыльями. - А ничего! Впечатляет! - Крикнул он уже с другой стороны. - Давай сюда.
   Забыв о приткнувшейся к кустам тетке, ребята быстро распутали тряпку. И с изумлением посмотрели на длинные связанные лапки, замотанную мордочку и черную шкурку очень истощенного существа. Чем-то оно напоминало высокого, с небольшую собаку, кота. Хвост выглядел кошачьим, хотя ушки, прижатые к голове, были круглыми. Синие глазки испуганно хлопали ресничками.
   - Фу, - произнес Вовка, - я думал, там ребенок!
   - Бедный! - Вальтер бесстрашно протянул руки к путам и потянул за кончик.
   Когда зверька развязали, он, вопреки ожиданиям, не убежал, а остался лежать на тряпочке, часто поводя боками.
   - Беги! Ты свободен! - Улыбнулся Вовка.
   - Погоди-ка. - Вальтер нахмурился и, подняв ладонь, начал водить ей над тельцем. - Он болен. Эта... - кивок в сторону завалившейся в яму тетки, - решила его прикопать, поскольку он почему-то не может сам ходить.
   - Тогда бери болезного и пихай его к себе в куртку. Потом разберемся. Скоро эту тетку хватятся и у нас начнутся проблемы. - Вовка поднялся. - А чтобы не было проблем у зверька...
   Он подхватил лопату, бросил в яму тряпку и забросал землей так, чтобы каждому стало ясно, что тетка черное дело уже содеяла. Вложив ей в руки надкусанный спелый персик, он воткнул рядом лопату и побежал следом за Вальтером, уже делающим для зверька теплое гнездо из пледа.
   - Ты знаешь, что с ним? - Поинтересовался Вовка. - Или проще прибить, чтобы не мучился?
   - Чтобы не мучился, надо было прибить тетку. Давай уйдем куда-нибудь. А там я посмотрю.
   Девчонки спрятали крылья и, перестав светиться, просто шагнули за ограду на дорогу.
   - А тут вполне сносный городишко! - Сделал вывод Вовка, когда в домах зажглись теплые огоньки, а на улице, по которой они шли - фонари.
   - Да, Арина говорила, что он большой. - Вальтер почесывал ушко пригревшегося зверика, вполголоса рассказывая, какой он милый и хороший.
   - А вон и аборигены из домов повыползали...
   Девчонки вышли на какую-то вполне городскую улицу, по которой, привлеченные теплым и тихим вечером, выгуливались разнокрылые парочки.
   - А вон там, похоже, поесть можно...
   Вальтер вскинул голову.
   - Можно. Но там дорого. Надо спуститься в район победнее. Видишь, как здесь разодета публика?
   - Давай. - Вовка, пользуясь тем, что он теперь девчонка, подмигнул проходящему мимо молодому мужчине. Тот сначала не поверил, а потом разулыбался.
   - А в какой стороне портал? - Спросил Вальтер. - Отсюда далеко?
   - Нет. Или ты передумал закусывать перед стартом?
   - Надо бы малыша покормить. Ну и самим поесть, да. И полечить кроху. Не бросать же его умирать под куст, как та тетка. А любое магическое воздействие...
   - Идет через физический проводник. - Закончил фразу вместе в Вальтером Вовка.
   - Девушки, подождите! - Раздался сзади громкий голос.
   - Надо же так орать! Кому-то прямо на улице приспичило... - Вовка потер ухо и подправил сползший ниже пояса рюкзак. - Смотри, как подсвечен спуск к мосту через реку! Нам - туда!
   - Девчонки же! - Тот самый улыбчивый мужчина поравнялся с ними и пошел рядом. - Я кричу, а вы не откликаетесь!
   Вальтер, несмотря что был выше ростом, пугливо прижался к другу, а Вовка вздернул нос и смерил взглядом незваного попутчика.
   - Мы - девушки скромные. - Нахмурив брови, заявил он. - По свистку не бегаем. И с незнакомыми мужчинами на улице не разговариваем!
   Тот хлопнул серыми крыльями и искренне рассмеялся.
   - Тогда давайте знакомиться! Меня зовут Линсей Морен. И я - учитель в местной городской школе. А как зовут милых сианн?
   Закаленная в битвах с судьбой Вовкина душа не выдержала. Он остановился и, глядя в веселые шоколадные глаза нового знакомого, поинтересовался:
   - И что дальше? Пригласите на чашку коньяку? Интересно, чему Вы учите детей, саин Морен?
   У девчонки, вставшей на мыски, сжались кулаки, а глаза заплескались прозрачной голубизной.
   Мужчина отступил на шаг.
   - Истории... - Растерянно сказал мужчина. - Нет, вы не правильно меня поняли! Извините, сианны! - Он покаянно склонил голову. - Просто сам недавно был студентом. Только третий год преподаю. А тут смотрю, девчонки с гор с сумами возвращаются. Улыбаются. Вот и решил поздороваться...
   - Поздоровались? До свидания! - Вовка схватил за локоть Вальтера и зашагал по улице вниз.
   - Подождите! - Молодой мужчина нагнал девушек и пошел рядом.
   - Вам вроде в обратную сторону? - Поинтересовался Вовка.
   - Да, но я вижу, что вы идете в сторону порта, а там может быть небезопасно. Я провожу вас!
   - Спасибо! - Теперь уже улыбнулся Вальтер. - Но мы действительно, только из гор. И поднимались не отсюда. Так получилось, что заблудившись, случайно вышли к реке. Пытались связаться с куратором практики, но пока не получается. Может, до сих пор ищет нас в пещерах?
   И Вальтер так натурально пустил слезу, что Вовка испугался.
   - Так вы не в гостиницу? Тогда куда же? - Растерянно посмотрел на девушек саин Морен.
   - Хотели найти кафе подешевле... Денег у нас немного...
   Мужчина задумался, а потом, заволновавшись до степени заикания, спросил:
   - Я мог бы п-предложить оч-чаровательным сианнам быть гостями в моем доме...
   - А что я говорил-а? - Влез в диалог Вовка, в последний момент вспомнивший, что он вроде как барышня. - Идем, дорогая. Где-то там нас ждет ночь, полная тревог и волнений.
   Мужчина с досадой хлопнул крыльями.
   - Я не смею настаивать, но ночами на улицах портового города высокородным сианнам не место. Я живу не один. У меня есть мама и две сестрички. Одна - еще кроха, только в этом году пошла в школу, а вторая - учится в нашей местной Академии.
   - Но мы Вас точно не стесним? - Хлопнув ресницами, поинтересовался Вальтер. - Ваша матушка не рассердится?
   - Итак, сианны, я вижу, что наполовину вы согласны. А вторая, упрямая половинка, пытается найти доказательства моей греховности, чтобы тут же сбежать? - Саин Морен улыбался, глядя на Вовку. - Не упрямьтесь. Разве вам не хочется отдохнуть на мягких кроватях и вкусно покушать? А еще в нашем саду вызрели огромные душистые персики!
   Вовка с Вальтером, посмотрев друг на друга, расхохотались.
   - Хорошо. - Вовкины губы тоже улыбались. - Но только до того, как появится наш Учитель.
   - Вот молодцы, девчонки! - Мужчина украдкой вытер пот со лба и заправил за ухо выбившуюся из пучка каштановую прядь волос. - Тогда нам направо. И все-таки, как вас зовут?
   - Валь...я и Вовка. - Представил сразу обоих Вальтер. - А в Ваш дом с животными можно?
   - А кто у Вас?
   - Вот, нашли... - Вальтер осторожно показал мордочку спасенного зверя.
   - О, ларисса! Обычно они на дороге не валяются...
   - У нее не ходят ножки, и я хотел...а ее полечить...
   - Конечно! Я не против! Это так удивительно, что Вы не побрезговали больным зверьком!
   - Что Вы, саин Морен... как мы могли!
   Серокрылый аггел с удовольствием общался с вежливым Вальтером, а Вовка, прокрутив ситуацию в голове, пришел к выводу, что пока все складывается неплохо. И если удастся попользоваться гостеприимством Морена несколько дней... Вовка, сворачивая за угол, резко обернулся. Им вслед смотрела вся гуляющая по улице толпа.
  
   Арина, выйдя из экспресса на столичном вокзале, бегом бросилась на остановку общественного вагончика, идущего маршрутом к Академии. Всю дорогу она пыталась связаться со своим руководителем - профессором природной магии Силией Револь. И когда она, изнывая от неизвестности, наконец, зашла на территорию учебного заведения, сианна Револь откликнулась.
   - Здравствуйте, сианна Силия! - Скороговоркой, чтобы как можно быстрее донести занятому человеку свою мысль, зачастила Арина. - Я привезла отчет о практике, новый крем от пигментных пятен на высокогорных травах и, как всегда, притирания, мази... Но мне с завтрашнего дня очень нужно освобождение от занятий на декаду! Я бы отдала все по оптовым ценам... Хорошо, я сейчас подойду.
   Девушка перекинула на другое плечо тяжелую сумку, положила в карман юбки модулятор и, здороваясь по пути с приехавшими с каникул знакомыми студентами, направилась сразу на свою кафедру.
   - Что за спешка, дорогая? - Высокая и ухоженная красавица в струящемся зеленом платье и с волосами цвета спелой пшеницы отвлеклась от поиска нужной папки в высоком стеллаже и с улыбкой пошла навстречу своей одаренной бескрылой студентке. Правда, кафедру природоведения чаще всего и выбирали бескрылые представители магических народцев, разделяющие эту сферу бытия с аггелами. Тут защищались разные потомки друидов, чистокровные русалы, сильфы, дриады и феи. Правда, последних было меньшинство. Феи не любили шума, борьбы за власть и аггельских поселений. Поэтому из великих лесов для обучения в городах выходили единицы, таланту которых было тесно в замкнутом мирке зеленых кущ. Одной из них и была профессор Револь.
   - Ты собралась замуж? Дедушка выбрал-таки для тебя подходящего жениха?
   Арина покраснела и в который раз позавидовала непреходящей красоте мудрой феи.
   - Здравствуйте, сианна Револь! Вот! - Она поставила на лабораторный стол сумку. - Самые лучшие крема на основе магических нитей горных ручьев и вытяжки целебных растений! - Арина быстро выкладывала запечатанные тюбики. - А это, - она достала папку, - отчет о практике. К нему - новый крем!
   Выложив свои сокровища перед куратором, она облегченно вздохнула.
   - А давай мы с тобой попьем чайку! - белые руки легко запорхали по полкам - Мне вчера из дома такой тортик прислали! Специально до тебя оставила! - Сианна Силия говорила и говорила, ставя на стол чашечки с чаем и уже нарезанный кусочками торт с лесными ягодами. - Присаживайся. О фигуре не беспокойся, кушай, сколько хочешь.
   И, подавая студентке пример, положила на свое блюдце сразу два кусочка.
   - У-м-м, вкусно как! - Просияла Арина. - Я у дедушки обычно медовик пеку, и добавляю в него цитрусовую нотку, чтобы не было так сладко. Дедушке нравится.
   - У отца на море была?
   - Хотела. Но потом передумала. У него своя семья, дети. Жена. Я там лишняя. Вот может, на следующий год дед меня не к отцу, а просто так отпустит? Я же стану старше...
   - А сопровождать тебя в поездке будет симпатичный молодой...
   - Ну уж... - Арина склонилась над чашкой. - Не знаю... Вряд ли...
   Силия рассмеялась, словно колокольчик.
   - Ты не знаешь, или он вряд ли?
   Девушка осторожно положила на блюдечко ложку.
   - Ни он, ни я...
   - Но так не бывает! Вы поссорились? Тебе для этого нужен отпуск? Хочешь помириться?
   - Если бы... - Арина подняла глаза, наполненные непрошеными слезами, вверх, помахала ладошкой, но не выдержала и хлюпнула носом. - Они пропали в горах!
   И горько заплакала.
   Дослушав рассказ до конца, сианна Силия задумалась.
   - Но этого не может быть... Портал нерабочий и не может перемещать плотные объекты в соответствии со всеми законами физики и магии! Может, молодые саины тебя обманули? Говоришь, светловолосые и бескрылые? Да, это, однозначно, кто-то из высшей знати... Но зачем твой дед отправил их в горы, когда логичнее было посадить их на поезд? А самое главное, зачем они его послушали?
   - Он сказал, что наш мир должен их принять, перестроив под себя... И они оба пропали! - Слезы опять закапали в подставленный платок.
   - Ерунда! Скорее всего, юноши отправились искать сад камней Повелителя Гор. Раньше на кафедре геологии поиски были модным практикумом, пока в пещерах под Белыми Вершинами не заблудился целый курс. После месячных поисков такие походы запретили.
   - Но их нашли?
   - Нашли, конечно. Голодные, напуганные... Давно это было. Но запрет действует до сих пор. - Сианна Силия положила в рот кусочек лакомства. - Странно все это... Ты хочешь отправиться в пещеры на поиски?
   - Нет. Дедушка сказал, что они вышли. Только уже с другой стороны массива. Я просто хочу убедиться, что они живы!
   - И что ты по-прежнему нравишься одному из братьев?
   - Я не знаю... Они оба красивы и добры. Но один - мягкий и тихий, другой - бойкий и... ласковый. Он мне сказки рассказывал, когда я была русалкой. И совсем не приставал!
   - Ты, девочка, уверена, что не разочаруешься, если он не ответит на твое чувство?
   - Чувства еще нет, - улыбнулась Арина. - Это я ощущаю себя виноватой в том, что послушала деда. Ведь они хотели идти в столицу...
   - Тогда давай сделаем так. Одну я отпустить тебя не могу. не имею права. Но у нас до начала занятий есть четыре дня. У меня все готово. Кремы твои мы уберем в холодильную камеру... А я отправляюсь с тобой! Считай, ты меня заинтриговала. Пиши заявление!
   - Но деньги... Я уже заказала билет на экспресс. Завтра, перед посадкой, мне его надо выкупить...
   - Вернемся, рассчитаешься. А пока закажи мне в нем же место. Сколько туда лететь? О, тогда свой билет обменяй на двухместное купе. А через два дня - обратно. Как раз должны успеть к занятиям. И включи туда обед с ужином. Написала заявление? Давай завизирую. Ну все, иди, получи книги, узнай расписание, вечером свяжемся. Не огорчайся. Думаю, за пару дней все выясним.
  
   За полчаса до отхода экспресса в тот горный район, где сработал наделавший шуму портал, саин Райльер Амирен прогуливался по перрону огромного столичного вокзала, высматривая в толпе провожающих и отъезжающих своего мрачного коллегу. С другой стороны платформы тоже шла посадка на экспресс, отправляющийся по другую сторону гор, к реке Волхон, в город-порт с таким же названием. Достав и снова убрав модулятор, рыжий Райли вздохнул: не хватало еще опоздать на поезд! И где этого Ворона носит? Хотя, вроде, в непунктуальности саина Эрхана никто еще не упрекал.
   Рассеянный взгляд Райли скользил по толпе, выхватывая чем-то примечательные для профессионала лица. Вот, например, толстяк-фермер с тележкой торопится, пыхтит, но носильщика не нанял. Значит, настоящей хозяйкой в его доме является его закутанная в черный плат суровая женушка, требующая чеки на каждую потраченную монетку. А вот идет молодая горянка с мальчишкой, то и дело вырывающимся вперед. Наверняка, из гостей едут домой. У девушки, спрятавшейся под синим длинным платком, унылое и грустное лицо. Вероятно, вторая или третья жена в большой семье. А мальчишку возила на тестирование для поступления в какое-нибудь престижное учебное заведение. Но, судя по настроению оболтуса, он экзамены благополучно провалил. Что ж, вырастет, будет ходить вместе с отцом за шкурами диких гвейнов, да за сокровищами, упрятанными Владыкой Гор в глубоких пещерах... Взгляд, не находя беспечного Ворона, скользил дальше. Какие красивые девушки! Амирен восхищенно уставился в открытые, свободные лица. Ни тяжелых платов, ни крыльев за спиной. Значит, незамужние. Скорее всего, магички. И... не аггелы. Но хороши! Пока они искали, сверяясь с билетом, свой вагон, Райли любовался фигурками в легких куртках и свободных брючках. Все-таки есть какая-то прелесть в том, чтобы не принадлежать к аггелам! Девушки, найдя свой вагон, кстати, купейный, скрылись за дверями. А за спиной раздался холодный и властный голос саина Тамира Эрхана:
   - И долго ты собирался разглядывать прелести феи и русалки? Думаешь, они расплывутся лужицей от твоего взгляда?
   Райли резко обернулся.
   - Но я Вас не видел...
   - А я вот стою и думаю, собирается ли саин Амирен садиться в экспресс, или все же пойдет в горы пешком?
   - Но я...
   - До отправления три минуты. Будьте так любезны, отдайте мне мой билет!
   Получив желтую длинную бумажку, Ворон сверил данные и, посмотрев на вагоны, отправился в свой купейный.
   - Не проспите станцию высадки, саин Амирен. До встречи.
   Рыжий Райли кисло посмотрел Ворону в спину. Ни спасибо, ни предложения встретиться и обсудить тему, пока едут... Он даже не поинтересовался, приготовил ли Райльер приборы сканирования местности?
   Экспресс на другую сторону гор уже исчез в синем небе, когда объявили окончание посадки на "Лиловую стрелу". Проводник в упор смотрел на последнего, все вздыхающего на перроне пассажира.
   - Вы едете или остаетесь? - наконец не вытерпел он.
   Райли очнулся от созерцания небес и вошел в тамбур.
   - Что, подружка укатила в другую сторону? - Сочувственно поинтересовался молодой аггел, захлопывая за Амиреном дверь.
   Тот пожал плечами.
   - И даже не заметила! - Сказал он.
   Парень, который едва доставал следователю до плеча, рассмеялся.
   - Вас и не заметить?
   Поезд легко оторвался от земли, поднимаясь к определенному силовому туннелю, по которому теперь полетит до самых гор всего лишь с двумя остановками.
   - Садитесь на место! - Пригласил проводник. - Сейчас воду и закуски буду разносить. Может, возьмете что-нибудь. Сразу на душе легче будет! Вы ведь живете в столице? Скоро такие пейзажи начнутся, вся хандра уйдет!
   - Пейзажи далеко, начальство рядом... - Амирен нашел свое кресло прямо рядом с проходом.
   Проводник улыбнулся.
   - Тогда считайте, что начальство - неотъемлемая его часть! Как муха на стекле!
   Улыбчивый парень пошел по рядам, а Амирен пробубнил:
   - Улетела, сволочь, а пятно осталось!
  
   Саины вышли на перрон пустынного провинциального вокзала уже под вечер. Макушки близких и невысоких гор темнели сосновым лесом, а далекие бельцы сверкали отраженным малиновым светом, придающим двухэтажным городским домикам теплый коричневый оттенок. Местное население, подхватив свои узлы, быстро разбежалось по улицам, оставив на центральной площади озирающихся офицеров.
   - И где заказанный тобой аэромобиль? - Поинтересовался саин Тамир Эрхан. - Или ты решил к порталу лететь на своих двоих?
   - Прокат при гостинице. А она где-то здесь... - Рыжий Райли крутил головой по сторонам. Одинаковые, без вывесок, двухэтажные домишки выглядели не то чтобы жилыми, а наоборот, навеивали мысли о заброшенности, поскольку в окнах света не было, народ вокруг не бегал, а транспорт и вовсе не летал. Создавалось ощущение, что город покинут, и его вот-вот проглотит расползшийся из палисадников плющ. А за ним уже вытягивал лапы лес, щетинившийся из подворотен длинными иголками.
   Ворон достал из кармана модулятор, тут же развернувший перед ним виртуальную трехмерную карту города.
   - Судя по всему, нам сюда. - Саин Эрхан подхватил свою черную сумку и, не дожидаясь Амирена, зашагал через площадь. Гостиницей оказался несколько покосившийся домик с заросшей тропкой к центральному входу. Ворон, подойдя к двери, дернул ее за ручку. Дверь не шелохнулась. Тогда из-за спины начальника выступил Райльер и долбанул по косяку кулаком. Тот изумленно крякнул и слегка вдавился внутрь, заклинив дверь намертво.
   Ворон изучающее посмотрел на Райли. Тот потупился и пожал плечами.
   - Кто там? - Раздался изнутри непонятно кому принадлежавший скрипучий голос.
   - Постояльцы. - Холодно сказал Эрхан. - Мы бронировали два номера.
   - Разве? - Удивился голос.
   - Вчера. Что не ясно?
   - Не знаю... - голос засомневался, что-то припоминая или пережевывая. По крайней мере, отрыжка была громкой. - А когда заказывали, говорите?
   Обойдя растерянного и втянувшего голову в плечи Амирена, Ворон злобным демоном решительно завернул за угол дома. Послышался стук, треск... Едва Райли собрался бежать на выручку, дверь перед ним вылетела из рамы, обнажая полутемный коридор и сверкающего глазами сослуживца.
   - Заходите, саин Амирен. Хозяин, - Ворон бросил взгляд за спину и оскалился, - был настолько любезен, что предоставил нам апартаменты бесплатно!
   Гостиница, если строго подходить к этому понятию, в общем-то, ей не была. Просто в тот момент, когда к забытом Богами городку подводили транспортную ветку от самой столицы, одним из условий соответствия нормативам размещения вокзала было наличие гостиницы и проката аэромобилей. Естественно, ни того, ни другого у маленького поселения не было. Поэтому староста, созвав собрание горожан, предложил им два варианта развития событий: либо они все платят дополнительный налог, на который и будет построена необходимая инфраструктура, либо кто-то отдает под нее свой дом. Естественно, только на время приезда случайных гостей. Но так как в эту глушь посторонние не ездили, то и риск получить подселенцев был минимальным. Зато город получал поезд!
   И нашелся таки одинокий аггел, которого общество уговорило взять на себя столь непосильное бремя, обещая ежегодно выплачивать ему небольшую премию. Годы шли, постояльцев, как и предсказал староста, не было... Через пяток лет про премию тихо забыли... А пришедшее вечером сообщение о бронировании хозяин посчитал чьей-то глупой шуткой. Но теперь, устрашась ткнутого ему под самый нос удостоверения офицера службы безопасности, хозяин скреб по сусекам, ломая голову, чем накормить нежданных и неприятных постояльцев.
   - А что, любезный, - сурово вопрошал Ворон, скорбно ковыряясь в тыквенной каше с поджаренными колбасками, - у тебя и аэромобиля нет?
   - Таки нет. - Развел руками серокрылый аггел в летах. - Ни у кого нет. А для поездок у нас гвейны есть.
   - Но у тебя их нет? - Проницательно догадался саин Эрхан.
   - Нет. - Согласился хозяин. - Если мне надо в горы, у саина Гаджи беру. Две монеты в час...
   - Саин Амирен. - Ворон брезгливо бросил вилку и уставился на Райли. - Вы не могли выбрать более цивилизованный город?
   Райльер окончательно поник: поведение Ворона вызывало у него тихий шок. Выражать громко свое отношение к начальству он еще не мог. Но подозревал, что уже скоро это случится: мало ли в горах пропадает народу?
   - Мы приехали, куда приказано...- тихо сказал Амирен. - Переночуем как-нибудь, а завтра...
   - Переночуем?! - Черные глаза Ворона удивленно распахнулись, а идеальные дуги бровей приподнялись на белом лбу. - Мы сюда работать приехали, или государственные деньги на безделье тратить? Надеюсь, Вы помните, саин Амирен, что следы по истечении трех суток исчезают? Мой Вам вопрос: какие сегодня сутки?
   Все еще голодный Райльер отодвинул вычищенную тарелку и тоскливо посмотрел на нетронутое коллегой блюдо.
   - Значит, так. - Эрхан снова уставился на жмущегося у окна хозяина. - Сейчас ты, наш дорогой и гостеприимный хозяин, пойдешь вместе с саином Амиреном к саину Гаджи и приведешь сюда гвейнов. Амирен, больше чем три монеты за всю поездку не давайте.
   Потянувшись к кувшину с водой, Ворон поинтересовался:
   - Чего сидим? Я все сказал. Если через полчаса транспорта не будет...
   Наученные горьким опытом хозяин и саин Амирен вылетели из дома. Прислоненная кое-как к косяку дверь снова грохнулась на землю. Задерживаться, что бы ее поднять, никто из них не решился.
   Рыжий Райли шел по заросшей травой улочке за хозяином и злился. Никогда его так не возили носом по грязи, как это весь день делал Ворон. Правильно, что с ним никто не соглашается работать! Склочный, мрачный тип! Тягучие, неприязненные мысли с начальника перетекли на маленький и уже сонный городишко. Тоже, гостиница называется! Интересно, откуда он мог бы узнать, что гостиницы в этом захолустье не существует? Даже на родине, в болотистом крае, где реки и ручьи по весне заполняют все овраги и поймы, нет к приезжим такого наплевательского отношения! Да постучись хоть в любой дом: накормят, займут разговором, положат в тепле спать... Дадут позавтракать. Надо будет, отвезут на место без лишних разговоров. А здесь... Из хозяина лишнего слова не выжмешь. И каша эта паскудная! Встала колом в желудке, и ни туда, ни сюда. А чесночная отрыжка напрочь забила запахи нагретого вечернего воздуха...
   Хозяин, тем временем, уже стучал в заднюю дверь свежевыкрашенного трехэтажного дома, умудряющегося даже тылом излучать довольство обеспеченной жизни. Над их головами вспыхнул голубоватым светом фонарик, и дверь приоткрылась без малейшего скрипа. Из душной темноты на порог вышла молодая женщина в синем плате.
   - Я это... - Заблеял козлом хозяин "гостиницы". - Сианна Миришка, саин Гаджи дома? Отдыхает, наверное?
   - Чего тебе? - Нелюбезно осведомилась жена. - А это кто с тобой?
   - Вот, принесла нелегкая постояльцев... Помнишь, как меня выбрали? Хотя, не помнишь. Еще под стол без наклона бегала... Им бы гвейнов на ночь арендовать...
   - На ночь? - Голос Миришки превратился в сосульку. - Это еще зачем?
   И в этот момент терпение Райли лопнуло. Его достал Ворон, достала эта горская провинция, достал тыквенный в желудке ком и лопающийся мочевой пузырь.
   - Посторонись, - гаркнул он на всю улицу, - служба внутренней безопасности.
   Ткнув удостоверением под нос жене Гаджи, он поднялся на крыльцо и отодвинул ее плотное круглое тело длинной и сильной рукой. И, не отряхнув пыль с сапог, вошел в дом. Шаги командора по коридору чувствовались даже в туалете, где сидел хворый кишками дед. Здание ритмично встряхивалось, сыпя из щелей многолетней пылью.
   - Землетрясение! - Завопила вторая мать упитанного хозяина гвейнов, почесывающего заросшее черным волосом пузо перед экраном, по которому в это время несся табун.
   - Да ну... - Лениво сказал Гаджи. - Эффект присутствия!
   Палец, украшенный золотым перстнем, ткнул в трехмерную проекцию.
   - Присутствие! - Заворчала успокоенная женщина. - Это твои ленивые жены только присутствуют! Делать ничего не хотят! Смотри, сколько пыли налетело! Ай, зачем таких распустех брал? В доме важен порядок, сытная еда, а они только наряжаются и рожают! Гаджи, сынок, умоляю, топни на них ножкой, пригрози, как хозяин, пальцем! Только не тем, каким детей делаешь... Ох, горе...
   - Здравствуй, Гаджи! - Воздвигся в это время на пороге Райли. - Служба безопасности. Офицер Амирен.
   Гаджи подпрыгнул и вцепился в спинку дивана.
   - Знала, знала я, что эти проклятые камешки до добра не доведут! - Завыла старуха. - На кого сиротин оставишь, малых детушек и дряхлых бабушек! Пропадем теперь, горемычные, по миру с клюкой пойдем... Что ж ты, гад, их от закупщиков прятал!
   Подушка в руках второй матери, со свистом развернувшись в воздухе, опустилась на кучерявую шевелюру хозяина. Тот присел и закрылся руками.
   - Это ты, старая грымза, его заставляла! - Заорала жена. - Тебе все мало: то комнату ей отдельную, то новый плат расписной! Вот и довела нашего мужа!
   Из другого коридора на выручку главе семьи уже летели две жены и десять орущих детей. Причем, последний громыхал по полу горшком.
   Амирен озверел. В туалет хотелось так, что хоть горшок у карапуза отбирай. Удерживало то, что посудина была слишком маленькой.
   - Молчать! - Рявкнул он. - Слушаем и запоминаем. Саин Гаджи, ведь ты в шахты не хочешь?
   Семейство молча помотало головами.
   - Тогда реквизирую двух гвейнов на всю ночь. Ясно?
   Семейство покивало.
   - Показывай.
   Хозяин подтянул штаны и порысил из дома к сараю, где держал нескольких на крайний, не учтенный спящим ночью законом, случай.
   Увидев под забором развесистые кусты, Амирен сурово скомандовал:
   - Выводи прямо сюда. И быстро. Я жду.
   Как только Гаджи скрылся за дверью, Райли затесался в тень, и облегченный чесночный выхлоп наполнил теплый ночной воздух, а также звон могучей, ничем не сдерживаемой струи о металлический забор.
  
   - Ну как? - Меланхолично поинтересовался Ворон, уже стоящий на пороге с сумкой и фонариком на лбу. - Удалось сойтись в цене?
   - Удалось! - Райли подумал о приятно бренчащих в его кошельке монетах. - Очень уступчивый и понятливый хозяин.
   И отдал коллеге повод небольшого росточком гвейна.
   Ворон изящно перекинул ногу через седло и удивленно поставил ее с той стороны на землю.
   - А повыше, саин Амирен, Вы взять не могли?
   Райли поднял брови и задумчиво почесал нос.
   - Я думал, в самый раз. Знаете, с высоты моего роста все кажется таким одинаково мелким...
   Колени Ворона, засунутые в стремена, черными буграми торчали почти наравне с его плечами, и Райли, сидевший сзади на высоком и плотном гвейне, мстительно улыбнулся.
  
   Над горами, освещая нежным розовым светом поляны, пригорки и скалы, выплыла персиковая Кассандра. И сразу в лесу, надвигающемся с каждым шагом на офицеров, засвистели и зачирикали ночные птицы. Откуда-то потянуло речной сыростью. Скомканным росчерком черной плоти над головами пронеслась летучая мышь. В такую дивную, теплую ночь хотелось сидеть у костра с подружкой, рассказывая ей страшные сказки... И чтобы она пищала, прижимаясь крепким горячим телом к руке, делая вид, что боится...
   - Саин Амирен, - вернул рыжего Райли к действительности резкий голос Ворона, - что Вы думаете о магических колебаниях эфира в этой местности?
   Кое-как разместив перед собой магнитометр, Ворон сканировал окрестности.
   "Ничего не думаю!" - Хотел брякнуть Райли, но представив брезгливо изогнутые губы саина Эрхана, пишущего отчет о командировке, нехотя ответил:
   - Локальные, не связанные с геомагнитной обстановкой, возмущения магического поля.
   - И мне тоже интересно, почему. Причем, они начались тогда, когда мы въехали на этот подъем. Давайте немного поторопимся. Мне интересно сделать замеры непосредственно у самого портала.
   Лес встретил столичных гостей неприветливо. Птичьи трели настороженно смолкли, а ветви сосен, еще недавно пушивших свои иголки под нежным светом Кассандры, заволновались, качаясь из стороны в сторону, и даже хищно потянулись к тропе, по которой ехали вверх гвейны с седоками.
   Налобный фонарик саина Эрхана, подзарядившись фотонами ночного светила, ярко освещал дорогу, словно одинокая фара аэромобиля. И тут же какая-то злокозненная ветка попыталась его содрать, оцарапав Ворону лоб. Тот прошипел и раздраженно поинтересовался у следующего за ним Амирена:
   - Неужели Вам хватает света?
   Райли, всю дорогу наслаждавшийся видом вздернутых коленок, благожелательно ответил:
   - Конечно, хватает. Кассандра, гнилушки, да и жучки какие-то кружатся. Лес не любит тех, кто не уважает его сути. Но если относиться к нему, как к хозяину, он сам сделает так, чтобы гостям было легко и приятно.
   - И что, мне теперь спотыкаться о каждый корень?
   - Зачем? Гвейны хорошо видят в темноте...
   Рыжий Райли, как большинство болотных жителей, тоже видел в темноте. Но вызывать этим зависть коллеги он не собирался.
   - Давайте я поеду вперед. А Вы прицепите повод к моему седлу. Уверяю, так будет и быстрей, и легче! Тем более, что здесь очень нестабильные потоки...
   Ворон пропустил вперед Амирена, и бросил тому повод. А потом погасил фонарь. И лес снова защебетал и затрещал не только птичьими голосами, но и сломанными сучьями под чьими-то крепкими любопытными ногами.
   Саин Эрхан поежился. Но ветки как-то поднялись вверх, освобождая им дорогу, и сияющая Кассандра опустила сквозь них свои розовые лучи. Над увядающим белым цветком зажужжал зеленый светлячок. Еще один, словно падающая звезда, свалился с неба прямо под копыта гвейна. Ворон дернулся, а умное животное, осторожно его переступив, легким шагом двинулось дальше.
   Едва саин Эрхан задумался о том, что пора бы уже приехать, как Райльер обернулся и протянул вперед руку.
   - Вон они! Камни разрушенного замка! В одной из его башен и был портал.
   Спешившись на большой и плоской поляне, офицеры привязали к кустам гвейнов. Ворон тут же снял сумку и, расстегнув клапан, вытащил небольшой, но мощный скан аур, похожий на те, что использовались следователями при раскрытии преступлений, а также высокочастотный излучатель, который должен был "проявить" энергетические портреты всех тех, кто за последние три дня тут потоптался. И, отсеяв ненужное, оставить лишь искомое.
   - Отойдите! - Ворон расставил аппаратуру и активировал ее работу. И сразу окружающий пейзаж расцветился радугами аур всего живого. Ворон сосредоточенно водил визором, вымарывая то, что уже было занесено в настройки как трава, камни, деревья и прочая животная и растительная мелочь.
   Райли же, достав свой дешевенький аппарат, зашел с другой стороны раскиданных обломков. Может, он и не был так умен, как его мрачный и недовольный коллега, но как поисковик, был весьма грамотен и наблюдателен. Поэтому, походив среди огромных камней, он заинтересовался уже тускнеющим следом на старых листьях, насыпанных в щели ветром. Отставив аппарат в сторону, он нагнулся и поводил ладонью. А потом еще и поднял несколько листочков. Хмыкнув, он пошел по исчезающим следам к выходу из лабиринта. Снова поводив ладонью, он нашел самое яркое место и запечатлел скан ауры своим прибором. А потом, присев, долго что-то снимал пальцами с травы.
   - Саин Амирен! - Крикнул Ворон. - Вы где?
   - Здесь. - Информативно ответил Райли и начал спускаться по следу на тропу. Но тут остаточный энергетический след живого существа терялся в более поздних следах все обтоптавших инженеров.
   Когда, наконец, Райли подошел к Ворону, тот просматривал съемку и записи своего прибора.
   - Где Вы гуляли? - Поинтересовался тот, не поднимая глаз. - У меня есть первые данные...
   - У меня тоже.
   - Да неужели? - Холодно спросил саин Эрхан. - И что же Вы там разглядели?
   - А Вы? Такой приборчик, - Райли кивнул на сканер в руках Эрхана, - стоит недешево. И что же Вам удалось найти?
   Ворон, наконец, изволил улыбнуться. То есть, искривить на бледном лице губы.
   - Не знаю, честно говоря, что и сказать... Влипли мы с Вами в историю! А давайте-ка, посидим вот здесь под сосенкой. Скоро уже рассвет. Думаю, спускаться по светлой дороге будет гораздо безопаснее.
   Райли опешил. Неужели гнев неожиданно сменился хорошим настроением?
   А Ворон, меж тем, достал из своей сумки тонкую, но теплую пленку и несколько свертков.
   - Стелите, саин Амирен. Да, можно и здесь. Пока Вы добывали этих скакунов, я нарезал нам бутербродов. Хозяин, конечно, порядочная свинья! Кормить несъедобной кашей, когда у самого в кладовке колбаса и сало...- Ворон пожал плечами. - Увы, не мог пройти мимо.
   Удивлению Райли не было предела. Чтобы этот чопорный столичный хлыщ без зазрения совести утянул чужие продукты?! В такое верилось с трудом. Однако, вот...
   - Вы же все равно уплатили за обед и завтрак, не так ли? Присоединяйтесь! Салфеток нет, но есть листья. Вода во фляге. Не стесняйтесь, саин Амирен. Я же вижу, что Вы голодны!
   Не заставляя себя упрашивать, Райльер вгрызся в колбасу, закусывая ее толстым куском хлеба.
   - А пока Вы насыщаетесь, я расскажу Вам, что нашел... Итак, снимая наслоившиеся колебания, я вышел на те самые сутки... В задании, что мы с Вами получили, говорится, что сбой в работе датчика произошел ночью. Так?
   Амирен кивнул.
   - Возможно, датчик, в силу его изношенности, оповестил службу с задержкой. А на самом деле портал активировался днем... Причем, Амирен, заметьте, никто на него не воздействовал. Просто оборванные и давно высохшие связи сами собой налились силой, сами собой соединились... и выбросили в наш мир...
   - Двух мальчишек. - Райли подумал и невоспитанно промокнул рот рукавом.
   - Именно.
   У саина Эрхана в кармане оказался платок.
   Обтерев об него длинные худые пальцы, Ворон продолжил:
   - Это, конечно, очень странно. Я, как и инженер коммуникаций, запустил программу распознавания личности... - Эрхан отпил глоток. - и вот что она мне нарисовала...
   Ворон поменял настройки, и в воздух над прибором взмыли две призрачные фигуры. Светловолосые, голубоглазые... и без всякого намека на крылья.
   - М-да. - Емко высказался рыжий Райли.
   Колбаса согрела не только тело, но и душу. Поэтому он расслабился и решил немного пооткровенничать.
   - Только эти тела принадлежат не нашему миру, саин Эрхан. И если мальчики не умерли в течение суток, то уже должна была произойти трансформация образа...
   - Именно, саин Амирен. И, если учесть их собственные ауры, и на них наложить излучение планеты... то получаем... - Ворон поколдовал с вводом данных в программу, - получаем вот это...
   Немного растворяясь в голубеющем рассветном небе, на них смотрели две призрачные девушки. Форма лица немного изменилась, подстраиваясь под местные реалии. Но чистая, матовая кожа, точеные ровные носы, стремительный разлет бровей и светлые длинные волосы делали их потрясающими воображение красавицами.
   - Ни хрена себе мальчики! - Не удержался Райли. - Да это же... Эрхан, ты видел портрет Владычицы Анибель? Не тот, парадный, а который во дворце?
   - А ты видишь, Райльер, вот это? - И не заметивший фамильярности Ворон ткнул пальцем девчонкам за плечи.
   - Крылышки. - Вздохнул Райли. - Беленькие.
   - Огненные, офицер!
   - Пропавшие дочери Владычицы вернулись домой... - просипел Райли. - Мы их найдем...
   - Поймаем...
   - И двух малолетних глупышек либо выдадут замуж за Владык...
   - Либо прибьют, чтобы не портили стабилизировавшуюся политическую ситуацию.
   - И чего делать будем?
   Рыжий Райли тревожно смотрел на своего временного начальника. "А ведь он - мой ровесник", - неожиданно подумалось ему. - "И тоже - изгой! А нападение - лучший способ защиты..."
   Саин Тамир Эрхан снова изменил настройки прибора, а потом скинул файл в модулятор.
   - Надо послать отчет. Он должен быть ежедневным.
   - И Вы все, что мы сейчас узнали, пошлете в службу безопасности? Вам не жалко этих детей?
   Эрхан встал и потянулся.
   - Спокойствие Родины, саин Амирен, дороже любых жизней. Тем более, чужих. Надеюсь, Вы еще помните кодекс нашей службы?
   Мощный удар отбросил легкое тело Ворона в кусты за сосной.
   - Ну и скотина же ты, Чернокрылый! Убить я тебя не могу, так хоть физиономию раскрашу. - Пробурчал Райли, разжимая огромный кулак. - После меня долго цвести будешь! И ничего не докажешь. Ночь, горы... зрение плохое. Какая неловкость!
   Ворон немного полежал, а потом полез на поляну, треща ветками.
   - Дурак... - услышал Райли. - Чуть сканер мне не разбил! Хоть бы подержал, пока я в кусты планировал...
   Амирен опешил. Он уже приготовился к поединку по всем правилам, а вредный противный Ворон вроде даже и не злится...
   Вытащив из растрепавшегося пучка пару веточек, Эрхан отряхнул штаны и через экран модулятора оценил повреждения.
   - Шелюсь швернул, бежможглая деревешшина!
   Райли стало немного стыдно, но Ворон, не обращая внимания на переживания подчиненного, присел на траву и начал строчить отчет. Отправив файл, он подумал, а потом снова начал писать. Когда он оторвался от работы, солнце выбросило из-за гор ярко-желтые лучи.
   - Значит, так! - Эрхан встал и убрал в сумку инструменты. - Отчет я выслал. И написал заявление на отпуск. Он мне полагается аж за четыре года. У меня тут в полдне пути тетушка живет. Надо навестить старушку.
   - А я? - Тупо посмотрел на Ворона Райли. - Что мне делать?
   - Возвращайся в управление.
   - Но поиск...
   - Я написал, что порталом прошли мальчишки. Сканы приложил. Так как физическая оболочка жителей низших миров здесь долго не выдерживает, то вывод очевиден...
   - Простите, саин Эрхан! Хотите, двиньте мне тоже!
   Ворон скептически посмотрел на здоровенного Райли.
   - С земли не достану, а в прыжке замах не тот. Гвейнов хозяину отведи!
   - А Вы куда?
   - Погуляю по окрестностям. Подышу сосновым воздухом... До свидания, офицер!
   И Ворон, закинув сумку на плечо, неспешно пошел вниз.
   - Э, нет! - Райли в два прыжка нагнал черную фигуру. - Я знаю, что Вы задумали!
   - И что же? - Скептически изогнул бровь Эрхан.
   - Вы хотите найти этих девчонок! - Выпалил рыжий и вытер бисеринки пота под носом. - Для чего?
   Ворон неожиданно остановился и устало опустил сумку к ногам.
   - Я хочу объяснить им, что их ждет в этом мире. Думаю, девушки совсем не рады, что их вырвали из привычного круга родных и близких. Они растеряны и напуганы. Трансформация - очень болезненная вещь. Мы с Вами получили конечный результат, но что если одна из них не выдержала температуры и дикой боли?
   - А чем мы им можем помочь?
   - Мы?
   - Я иду с Вами. У меня неожиданно заныла старая рана... Остаточное излучение портала... Заодно и Вас проконтролирую. - Жестко закончил Райли. - Чтобы не обманули. А то мало ли в каких целях Вам захочется их использовать!
   Модулятор Ворона негромко пиликнул, принимая сообщение из Управления.
   - Что ж. - Ворон, развеивая его, щелкнул по воздуху пальцем. - Нам приказано найти место их упокоения. Для спокойствия Владыки. Поэтому, мой дорогой собрат по оружию, берите свои вещи и гвейнов. Мы едем вниз!
  
   Глава седьмая. В поисках портала.
  
   Створки узорчатых ворот дома саина Линсея Морена были украшены коваными цветами и двумя яркими фонарями, освещающими не только подъезд, но и кроны высоких яблонь, теряющихся в темном закатном небе. Где-то там, в конце присыпанной гравием дороги, виднелся одноэтажный широкий дом, в окнах которого горел свет.
   - Вот мы и пришли! - Легко улыбнулся молодой мужчина и открыл калитку. - Я рад приветствовать прекрасных сианн в своей родовой усадьбе! Моя матушка выразит вам наше общее почтение в более пространных и учтивых словах!
   Вовка с Вальтером переглянулись. Причем, во взгляде бывшего герцогского сына сквозило восхищение, а в очах детдомовца - подозрение на легкое психическое расстройство. Но выстриженный газон и пара лавочек в небольшом парке порадовали обоих.
   Едва саин Морен первым взошел на крыльцо, как ему навстречу из стеклянных дверей выбежала худенькая девушка с растрепанными кучерявыми волосами:
   - Братик! - Она нежно прижалась к мужчине. - Мы тебя заждались!
   И тут перед ступенями их дома она увидела незнакомых беловолосых сианн.
   - Ой! - Узкая ладошка в смущении прикрыла рот, а огромные карие глаза под темными блестящими ресницами тревожно смотрели на пришелиц. - Линсей, а это...
   - Познакомьтесь, уважаемые гостьи! Эта юная красавица - моя сестра Сейла. А это - мои новые знакомые, студентки столичной Академии Валья и Вовка.
   Вальтер, насколько ему позволил рюкзак, изысканно поклонился. Вовка же, давясь смехом, просто кивнул головой.
   - Проходите! - Улыбнулась Сейла. - Добро пожаловать в наш дом!
   Внутри помещение поражало простотой, изяществом пропорций, отсутствием громоздких предметов и чистотой. Поэтому девицы, встав пыльными сапогами на ковровую дорожку, как-то застеснялись идти дальше.
   - Мамочка! - Сейла улетела внутрь дома. - Линсей привел гостий!
   Учитель Морен рассмеялся.
   - Мешки можете оставить здесь и пройти в гостиную!
   - Саин Морен, - почти прошептал Вальтер, - нам бы помыться и переодеться. Мы три дня пропадали в пещерах и несколько запачкались. Так что даже магическая чистка уже не помогает...
   - О, простите! Конечно! Сейчас придет мама... Прошу вас, это - моя мама сианна Селина. Мамочка! - Линсей трогательно поцеловал маме ручку, а потом - щечку. - Эти девушки заблудились в горах... Они - студентки. И пока не могут связаться с руководителем. У них нет денег...
   - Бедняжки! - Глаза серокрылой и тоже кучерявой, как и ее дети, аггелицы наполнились слезами. - Вы, наверное, устали? И совсем ничего не ели?
   - Пару диких яблок... - Потупив глаза, ответил Вовка. - Мы с трудом нашли выход... Но, явившись на ночь глядя, мы своим присутствием наверняка стесним Ваше семейство?
   - Деточки! Бедные вы мои! И никак вы нас не стесните! Дом большой! Просторный. У меня есть превосходная спальня как раз для гостей. Вы ведь сестрички? Ну просто одно лицо! В комнате хорошая, большая кровать, теплые одеяла, мягкие простыни и пушистые подушки. А также ванная комната. И мы с Сейлой обязательно что-нибудь подберем вам переодеться!
   И словоохотливая хозяйка, повернув налево в небольшой коридор, повела их за собой в гостевую комнату.
   - Как примете ванну, приходите ужинать! Я сейчас поставлю в печь пирог! - Улыбнулась мать семейства и тихо прикрыла дверь.
   Обессиленный Вальтер со стоном снял с плеча рюкзак, а потом из-за пазухи осторожно вытянул теплое и тяжелое, но неподвижное тело длинноногого котика.
   - Как он? - Вовка, стащив натершие пятки сапоги, плюхнулся рядом с черным комочком на кровать. - Эй, кутеха! Ты жив?
   Ларисса раскрыла гноящиеся глазки и высунула сухой язычок.
   - Вальтер, иди мойся, я пока посмотрю, что с ней.
   Отражающаяся в большом зеркале усталая и растрепанная девушка кивнула головой и, теряя по пути в ванную части туалета, скрылась за дверью.
   Вовка с сожалением встал с кровати. Как же хотелось упасть на спину и зарыться в тепло пушистых одеял! Но зверька надо было напоить и покормить. Выросший в деревне парень подхватил на руки черное тельце и босиком, в расстегнутой у ворота рубахе и кожаных затертых штанах вышел в коридор. Чуткие голодные носы сразу повернулись в сторону кухни.
   - Пойдем, малыш. Нам, кажется, туда. Думаю, приглашенным гостям не откажут в корочке хлеба и кружке молока? Как считаешь?
   Слегка измазанная белокурая и босая девушка растопырилась в кухонных дверях, изучая суетящихся трех теток в небольших светлых платах на голове, целиком поглощенных готовкой и, несомненно, интересным разговором. Но вот одна из них, обернувшись, всплеснула от неожиданности руками.
   - Ох, сианна, ну и напугали же Вы нас! - Улыбнулась она. Остальные две обернулись и с любопытством посмотрели на Вовку.
   - Здравствуйте, красавицы! - Тоном гвардейского сержанта гаркнула девушка и, стрельнув глазками, продолжила: - Мне бы попить, да малютку напоить. Совсем обессилела!
   - Ой, какая миленькая! - Самая молодая отошла от плиты и, налив в плошку воды, подала Вовке. - А правда молодой хозяин говорил старшей матери, что вы в горах с сестрой потерялись?
   Зверек жадно зачавкал, а Вовка, сглотнув слюну, кивнул.
   - Да, три дня крошки во рту не было! Провалились в щель, еле выбрались... Как же мы с сестрой плакали, когда наконец увидели свет!
   Перед севшим за стол Вовкой тут же встала кружка с молоком и миска с пирогами.
   - Перекусите, сианна, а ужин мы сейчас приготовим да в гостиную подадим! А это, - одна из женщин поставила в мисочке мелко нарубленное вареное мясо, - твоей лариссе. Сырое ей пока нельзя!
   Ларисса ела мясо, Вовка ел пироги, а женщины, расхваливая доброту старшей матери и ее сына, дружно готовили пищу.
   - Спасибо! - Поблагодарила белокурая красотка и изящно промокнула губы манжетой рубашки. - А вы тут в доме работаете?
   - Я, - обернулась одна из женщин, - вторая мать. Это, - она кивнула на ту, что подавала еду, - дочь моей сестры. А третья - сестра. Мы тоже здесь живем.
   - Так вы все - одна семья? - Догадался Вовка. - Здорово!
   - В Вашей семье, наверно пять или шесть жен... - Мечтательно сказала сестра. - А готовят слуги...
   - Как-то так... - туманно ответил Вовка. - Ну, мы пошли? Надо еще ополоснуться, найти во что одеться...
   Он встал, устроил поудобней на руках сытую лариссу и, улыбнувшись, вышел в коридор.
   - Счастливая... - донесся до него голос дочери, - ее возьмут в дом первой женой!
   Вовка хмыкнул и вошел в выделенную им комнату.
   Вальтер, лежавший на кровати с раскинутыми руками, тут же вскочил.
   - На. - Вовка сунул ему зверика. - Сытый, напоенный... Ты хотел посмотреть, что с ним. Смотри. Я - мыться! Такое ощущение, - он потер плечо, - что чешутся даже штаны!
  
   - Вовка! - Вальтер чуть ли не приплясывал у двери ванной. - Ну ты скоро?
   - Домогаешься парня, негодница? - Вовка распахнул дверь, расчесывая и одновременно подсушивая длинные белые волосы. Синий купальный халат на небольшой фигурке доставал до земли.
   Вальтер фыркнул:
   - Тоже мне парень! В зеркало на себя смотрела, красотка?
   - Тогда ты алчешь моих юных прелестей, развратник! - И ткнул Вальтеру расческой в живот.
   Тот, сгруппировавшись, прогнулся, дернув на себя Вовку. И скоро две красавицы, не разбирая спутанные пряди на свои и чужие, валялись вместе на кровати. Между ними, посередине, тянула лапы громко урчащая ларисса.
   - Я ее вылечил! Представляешь? - Захлебывался ликованием Вальтер. - У меня все получилось, и даже сил не потратил!
   - Рассказывай! - Потребовал Вовка, приподнимая голову на локте. - И что с ней было не так?
   - Знаешь, если бы я был в своем мире, наших мирах, - поправился он, - сказал бы, что ее ударили по позвоночнику в районе задних лап. Была раздроблена бедренная кость и смещен позвонок. Бедная котейка! Любое движение причиняло ей жуткую боль!
   - И что тебе удалось сделать? - Вовка лениво водил пальцами по черной шкуре.
   - Все! - Вальтер даже подпрыгнул. - Я собрал кость, вправил позвонок... Здесь столько магии, что все срасталось практически сразу! Вот бы дома так! Отец бы никогда не болел, да и Анатолий Иванович ходил бы без палки...
   Вальтер нахмурился и вздохнул.
   - Привык? - Спросил Вовка. - Я вот тоже... Так хочется снова всех увидеть!
   Теперь две тонкие руки начесывали расплющившуюся между ребятами лариссу.
  
   В дверь раздался деликатный стук, и голос Сейлы поинтересовался:
   - Девушки, можно войти?
   Вовка с Вальтером мгновенно сели, целомудренно поправив на коленях халаты, и нацепили на разнеженные теплом лица улыбки.
   - Конечно! - Хором ответили они.
   - А я вам одежду принесла! - Из-за двери выплыла тряпочная гора, придерживаемая снизу цепкими ручками. Ножки под ее тяжестью стояли врастопырку.
   - Ты что! - Девчонки спрыгнули с кровати, перехватывая тяжелый груз.
   - Ну вам же придется некоторое время жить в нашем городе! - Из-под вороха показалось круглое личико Сейлы. - Здесь белье, рубахи, юбки... Все-таки по городу в штанах ходить неприлично! Мы ведь не какие-то горцы! Смотрите, - она положила на кровать оставшуюся в руках стопку, - тут плотные нижние рубахи. Они двух размеров. Ведь ты, Валья, повыше? Ничего, что на "ты"? Мы ведь ровесницы! Я тоже учусь в Академии. Только здесь. На втором курсе. Лекарское дело. В этом году начнем варить мази, крема... - Девушка предвкушающе прищурилась. - Знаете, сколько стоят притирания на натуральной основе? И практика у нас будет в полях! Ой, - она спохватилась, что все о себе, да о себе. - А вы на каком курсе учитесь?
   - Тоже на втором. Так что там насчет верхней одежды?
   - Ах, да! Безрукавочки. Очень модны в этом сезоне. Покупала себе, но матушка сказала, что для меня слишком ярко. И так, словно шоколадка! Да еще в разноцветной обертке! - Девушка фыркнула. - У вас же они лишь оттенят изысканную светлую красоту. А посмотрите, какие чулочки!
   - Сейла, - спросил Вовка, - ты сюда весь свой гардероб принесла? Или в дальнем ящике что-то случайно завалялось?
   Девушка покраснела.
   - Нет, не весь... Но ведь у вас ничего нет!
   - Спасибо, лапушка! Нам столько не надо. А вот ботиночки или туфли... Знаешь, по жаре тяжело носить сапоги. Как считаешь, будут твои белые чулочки в красную вишенку сочетаться ними?
   Дело в том, что мир, изменив мужскую ипостась на женскую, уменьшил не только рост Вовки и Вальтера, но и размер рук и ног. Поэтому Вовкина нога, плавая в больших сапогах, натерла не только пятку, но и вырастила мозоль на большом пальце.
   - А я сейчас принесу свои мокасины! Пусть размеры немного отличаются, но ножкам все равно будет удобно! - И девушка выпорхнула за дверь.
   - И как это надевать? - Вовка поднял пальцем чулок. - Его пришивают к трусам?
   Вальтер засмеялся.
   - А кто мне заливал, что днюет и ночует в гардеробных невест принца?
   - Так я же не смотрел, как они приделывают эти штуки... - Вздохнул Вовка.
   - А куда же ты тогда смотрел? - Лукаво усмехнулся Вальтер.
   - В-основном, на их озабоченных мамаш. "Подожми губки, доченька, поиграй ямочками на щечках... не морщи лобик, иначе поймет, что дура..."
   - Вот, девчонки! - В комнату без стука влетела довольная Сейла. - Тебе пара и тебе! На столе уже стоит ужин, а мой братик подскакивает от нетерпения! Интересно, - девушка посмотрела сначала на одну сестру, а потом на другую, - кто из вас ему больше понравился?
   - Она! - Два указательных пальца, словно шпаги, скрестились над спиной спящей лариссы.
  
   Вовка с Вальтером, выставив за дверь рвавшуюся помочь с костюмами Сейлу, быстро заплели волосы на две косы, как здесь носили незамужние молодые женщины, надели длинные, в пол, темные юбки с белыми блузками и расхваливаемые жилетки.
   - Ох, - Вовка глянул в зеркало. - Как же я хороша! И кому же счастье такое достанется? - Он покрутился, поднимая длинную юбку выше колен. - Нет, чулочки тут явно лишние: все равно их не видно! А так ничего...
   Вальтер легонько шлепнул друга по плечу.
   - Чулочки придумали мужчины для того, чтобы испытывать наслаждение, снимая их с женской ножки. Ну а потом прижилось. Даже объяснение придумали, что для тепла. Заканчивай красоваться. Нас там заждались!
   - Старому коньяку время только на пользу! - Вовка заправил за розовое ушко прядку волос.
   - Ты хочешь остаться у зеркала навсегда? - Прищурился Вальтер. - Может, подобно Нарциссу, влюбился в себя любимую?
   - Балбес ты, Вальтер! Я запоминаю женский идеальный облик. Вот если найдется для нашего Генриха подобная принцесса, сразу дам добро на свадьбу!
   - Так чего проще? - В глазах Вальтера заплясали бесенята. - Вернешься домой в женском облике...
   - Твои синие кудри и возможность писать стоя, мой брат, я ни за что не променяю ни на золото, ни на всю королевскую казну...
   И Вовка открыл входную дверь.
   - А на любовь Генриха? - Коварно поинтересовался сзади Вальтер.
   - Тогда уж на страстные очи Виолы... - Томно вздохнул Вовка и получил ощутимый тычок под ребро.
  
   В просторной гостиной с панорамными окнами за большим круглым столом, уставленным тарелками, бокалами и блюдами под крышками, собралось все семейство Морен.
   - Просим прощения за наше невольное опоздание! - Вежливый Вальтер сжал руку Вовки. - И спасибо Вам огромное за чудесную комнату и красивую одежду!
   - Девочки мои! - Хозяйка дома поднялась и вышла навстречу, протягивая им руки. - Да какие же вы красавицы! Скромницы... Думаю, плат замужних женщин будет вам необыкновенно к лицу!
   Вовка вопросительно приподнял бровь. Вальтер слегка пожал плечами. Но саин Линсей, заметив перегляды девчонок, вмешался в материны восторги.
   - Прошу садиться, а то замечательные блюда для угощения наших прекрасных гостий скоро остынут!
   Сианна Селина Морен, не отпуская девичьих пальчиков, подвела их к столу, усадив Вальтера рядом с Линсеем, а Вовку - с собой. Парни грустно переглянулись.
   - Что вам предложить, мои хорошие? Сианна Терея сварила изумительный суп! Давайте горяченького?
   Видя, что Терея, та самая вторая жена ушедшего в мир иной прежнего хозяина, разливает его всем, девушки согласились. Поискав на столе хлеб и не найдя, Вовка загрустил. Подняв лежащую у тарелки мелкую ложку, он совсем было собрался ей подцепить плавающий в жидкости кусок овоща, но, оглянувшись по сторонам, увидел, что аборигены ловко орудуют сразу вилкой и ложкой. Причем, ложка нужна только для поддержки куска снизу. Жидкость же остается нетронутой. А в качестве питья предлагались бокалы с оранжевым соком. Вовка положил ложку и, отпив глоток, покатал его во рту. Да... тыкву он не любил с детства. Выплюнуть мерзкий сок было некуда, пришлось мужественно глотать. Поковыряв вилкой в супе, он обнаружил там ту же тыкву и еще нечто вроде яблок или кабачков. Сжевав для приличия несколько кусочков, он отложил ложку.
   - Деточка, Вы не любите суп? - Поинтересовалась хозяйка.
   - Витаминами меня перекормили в детстве. - Отставил тарелку Вовка. - Извините!
   Вальтер же, делая вид, что ест, давил куски в пюре и поддерживал разговор с Линсеем. Причем, роль Вальтера сводилась к кивкам головой и аханьем в нужных местах. Все остальные ели и прислушивались к бесконечной болтовне хозяина дома.
   - Какая замечательная у меня собеседница! - Приостановил свой непрерывный рассказ саин Линсей. - Матушка! Она так умна и образованна!
   Вовка закатил к потолку глаза.
   - А ходят ли наши гостьи по выходным в храм? - Вклинилась в разговор сианна Селина, когда ее сын на секунду замолк, чтобы прожевать сочный кус какого-то овоща.
   - Конечно, - скромно потрепетал опущенными ресничками Вальтер. - Как же без этого? Все наше семейство надевает лучшие одежды для встречи с Богами! (Ингер, ты еще нас помнишь?)
   - Я считаю, это - замечательный пример того, как сейчас должна быть воспитана молодежь! - Довольная мать собственноручно достала чистые тарелки и положила девушкам морковные котлеты с горошком. Вовка в глубине души завыл. Всей этой травяной гадостью его много лет кормила сеструха, объясняя голодному подростку, насколько вегетарианство полезно для растущего организма.
   - И какие святые места расположены вокруг этого города? - Гоняя одинокую горошину по белому фарфоровому полю от одной кучки овощей к другой, поинтересовался Вовка. - Мы бы с сестрой их посетили, пока ждем Учителя.
   Линсей, уже с обожанием глядевший на Вальтера, вдохновенно сменил тему.
   - Вы даже не представляете, милые девушки, куда попали! У нас в городе есть совершенно уникальный молельный комплекс из четырех, выстроенных в разных стилях, храмов. Эти нестандартные для нашего континента архитектурные решения привнесли в классический стиль путешественники к другому континенту, возвращавшиеся домой после многих лет скитаний или оседлой жизни. Местные мастера-стекольщики придумали к ним оригинальные витражи...
   Вовка не выдержал и зевнул, не разжимая челюстей. Но внимательная хозяйка дома все равно увидела и заулыбалась так сладко, словно ей в суп всыпали полстакана сахара.
   - Сынок! Наши гостьи устали от долгой и тяжелой дороги. Может, отпустим их спать? А завтра ты проведешь их по самым интересным и значительным местам нашего города!
   - Но я еще не рассказал сианне Валье про горный монастырь, где подвизается старец Ферапонт...
   - Уверена, девушки завтра тебя с удовольствием послушают! Смотри, они очень утомились!
   - Да-да... - Вовка усиленно потер глаз. - Мы не спим вторые сутки...
   - Ах, ну конечно! Матушка, я провожу наших гостий?
   - Конечно, сынок!
   Тихо отодвинув стулья, Вовка с Вальтером поблагодарили за угощение и в сопровождении саина Линсея отправились к своей комнате. Вежливо попрощавшись, Вовка сразу нырнул за дверь, а Вальтер остался выслушивать пылкие восхищения саина Морена красотой гостьи и своей проницательностью, настоятельно шепнувшей ему на ухо пригласить прекрасных сианн в гости. И когда Вальтер, наконец, обессилено ввалился внутрь, Вовка, лежавший на кровати в обнимку с лариссой, заржал:
   - А кое-кого замуж возьмут хоть сейчас!
   Снятый с ноги ботинок полетел в хохочущего Вовку.
  
   - Я хочу есть. - Грустно сказал Вальтер, сидящий на кровати в одном халате на голое тело. - Помнишь утренние яблочки? Я бы от них не отказался!
   - Стоит только намекнуть хозяину дома, и он сразу отведет тебя в ночной сад... Но, думаю, там ему будет не до фруктов. Да и тебе придется отбиваться не только от веток! - Вовка лукаво толкнул друга плечом. Тот его - рукой. В конце концов, ловкий Вовка свалил Вальтера с дивана и прижал к полу.
   - А сиськи у тебя ничего!
   Вальтер покраснел и запахнул халат.
   - На свои любуйся! - Буркнул он, вставая. - Нечего пялиться на чужие сокровища!
   - Да ладно, можешь посмотреть на мои... Если хочешь...
   На Вовкиной физиономии цвела шкодливая улыбка.
   - Ну тебя. - Устало сказал Вальтер. - Есть хочется!
   - Тогда ложись, а я сейчас приду. - Вовка надел свои кожаные штаны, темную нижнюю кофту, принесенную Сейлой, и ловко намотал на светлые волосы темный шелковый шарф.
   - Ты куда? - Тревожно спросил Вальтер.
   - На кухню. Помнится, угощали меня там пирожками... Вполне съедобными. Не может быть, чтобы не осталось!
   Тихая кухня встретила Вовку жаром неостывшей печи и разнообразными ароматами, от которых закружилась голова. Особенно вкусно пахло свежим хлебом. Вовка, выставив руку, пошел на запах. И в этот момент в помещении включился свет. Вовка опустил руку и медленно повернулся. В двери стояла босоногая дочь второй жены Тереи.
   - Кушать захотели? - Шепотом спросила она.
   - Да! - честно признался Вовка.
   - Я говорила ей, чтобы покормила вас поплотнее, но она была уверена, что благородные сианны едят только овощи и печеные фрукты... Вот и стол такой накрыли...
   - Я их терпеть не могу! - Улыбнулся женщине Вовка. - В детстве перекормили. Нам бы хлебушка... пирожков и колбаски. А еще водички или фруктового компотика!
   - Бедняжки! - Вздохнула девушка и налила Вовке большую кружку молока. А потом отрезала хлебный ломоть. Тот сразу вгрызся в угощение.
   - Как же вкусно! - Выдохнул он. - Милая сианна, сделайте нам побольше еды! Моя сестра там просто умирает от голода!
   Женщина наполняла глубокие миски и ставила их на поднос. Потом туда же положила ложки.
   - Думаю, вилки голодающим не нужны? - Из-под спутанных длинных волос на Вовку взглянул блестящий глаз.
   - Мы и ручками не откажемся! - Согласилась юная сианна, допивающая молоко.
   - А это для лариссы. - Мисочка с мелко порезанным сырым мясом пристроилась с краю подноса. - А Ваша сестра понравилась нашему саину Линсею! Он всегда ставил себя высоко. Говорил, что провинциальные барышни не для его утонченных запросов. А вы надолго у нас останетесь?
   - А что? - Тут же среагировал Вовка.
   - Не знаю, как у вас в столице, только пребывание под одной крышей незамужней девушки с посторонним холостым хозяином дома через три дня приравнивается к официальной помолвке.
   - Ну у нас не такие строгие нравы... Но спасибо, сианна...
   И Вовка потащил поднос в комнату.
  
   - Ну и попали мы с тобой, Вальтер, как куры в ощип! - Вовка поставил на огромную кровать поднос с угощением.
   Привлеченные чудесными запахами, уже сонные Вальтер и ларисса открыли глаза и поползли навстречу еде.
   - Это тебе, котище, - он поставил миску с мясом на пол, - остальное - тебе, Вальтер.
   Котейка, поизучав содержимое подноса, оказалась приверженцем сыроедения и, выбрав мясо, спрыгнула вниз. А Вальтер, пытаясь раскрыть глаза пошире, уже кусал мясной пирог, запивая его густым малиновым киселем.
   - Ты меня слышишь? - Вовка нагнулся почти к уху друга.
   Тот кивнул.
   - А понимаешь?
   В глазах Вальтера блеснул включившийся разум.
   - Что еще стряслось?
   - Через два дня ты окажешься почти замужем, дорогая! - Нежно промурлыкал Вовка.
   - Что?! - Пирог был отложен в сторону, а в глазах прекрасной Вальи застыл испуг. - Ты это сейчас придумал?
   - Нет. Морен нас специально затащил в свой дом. Жениться он, видите ли, хочет на девушке из столицы. Понимаешь, мне та девушка, которая дочь второй жены, рассказала, что даже в семьях высшего сословия после гибели их владычицы Анибель светловолосые девочки практически не родятся. А тут две бестолковые потеряшки сами на него вышли! Почему бы не воспользоваться свалившимся шансом?
   - Каким?
   - Чужая незамужняя женщина без родственников в доме мужчины - через три дня уже помолвка! Иначе позор обеим семьям!
   - Вот незадача! Мне даже есть расхотелось!
   - Нет уж, дорогая! Невеста должна своим цветущим видом выражать довольство и поддерживать репутацию жениха. Так что лопай! Кстати, вот это фруктовое суфле очень даже ничего!
   И Вовка, съев пирожное, облизал пальцы.
   - Лапоть деревенский. Подвид - неотесанный... - Покосился на него Вальтер.
   - Ух, каких словечек в моем мире нахватался! Ты хоть лапоть видел, герцогская голытьба? Чем ты его тесать собрался? Топором? Ладно. Давай оставим шутки в сторону. Чтобы не вызывать необоснованные надежды, не далее как завтра, мы должны отсюда уйти. Понимаешь?
   - Понимаю. Куда?
   - А помнишь, что в этом городке где-то нас ждут развалины портала?
   - Тогда чего мы ждем? - Вальтер окончательно проснулся. - Собираем мешки и уходим!
   Вовка встал с кровати и взял поднос.
   - Сейчас отнесу на кухню и приду. Просто оденься в темное. И завяжи кудри. Нас никто не должен видеть. Вещи оставь здесь. Для начала нам надо на него просто взглянуть!
  
   Через час дверь дома Моренов тихо отворилась, пропуская две худенькие фигурки, с ног до головы укутанные в черное. Подойдя к воротам, Вальтер дернул ручку калитки.
   - Заперта... - Тихо прошептал он.
   - Пальчики от железки убери! - Вовка оттеснил друга и положил руку на замок.
   Вальтеру эти несколько минут, что Вовка договаривался с замком, показались вечностью. Он то и дело вздрагивал, оглядываясь на дом. Ему все казалось, что кто-нибудь из Моренов обязательно проснется, выглянет в окно и на всю улицу заорет: "Невеста сбежала!" Нарисованная воображением картина получилась страшной, и мурашки отчаянным табуном понеслись по хребту.
   - Ну вот и все! - Вовка нажал на ручку, и запорная система беспрепятственно выпустила их на улицу. - Но если бы в этой тупой железке не было бы магии, я бы хрен ее открыл!
   - Ну ее на хрен! - Вызверился Вальтер. - Пойдем отсюда поскорей! Вдруг портал сразу откроется, и мы попадем домой!
   И две фигурки вприпрыжку побежали по ночной улице в направлении порта.
   Лапы хвойных кустов стегали по не успевшим увернуться от замаха рукам и головам. Уже десять минут, как они шли напрямик через какой-то непонятный, заросший колючками, лес на окраине города. Кассандра, вначале светившая для них ярким и безоблачным светом, вдруг нахмурилась, и, поразмыслив, занавесилась низкими, плотными тучами.
   - Кажется, дождь моросит! - Негромко сказал Вальтер. - Мистика какая-то!
   - Не мистика! - Прошипел шедший впереди Вовка. - Местные маги окружили портал силовой оградой от дурней типа нас с тобой. А вот эта растительная дрянь как раз чувствует излучение и плодится, как зараза! Да мы почти пришли!
   И две покарябанные, в кое-где порванной одежде, девчонки вывалились из леса на круглую, усеянную булыжниками, поляну.
   - Вот он, красавчик! - Погладил один из камней Вовка. - Ты постой пока, но не отходи, а то мало ли... Я погляжу, можно ли наладить здесь коридор...
   И он выпал из реальности проявленной, разглядывая реальность магическую. Через некоторое время он зашевелился.
   - Знаешь, Вальтер, что я тебе скажу... Тот портал, в горах... Его кто-то для нас специально подготовил, на краткое мгновение переноса восстановив разорванные каналы. Теперь, когда я смотрю в это место, то не вижу даже намеков на те связи и энергии, которые хотя бы в зачаточном состоянии должны тут быть. Вальтер, это место мертво. И очень давно.
   Вальтер посмотрел на Кассандру, снова нахально улыбающуюся в небе.
   - И совсем ничего нельзя сделать? - Тихо спросил он.
   - Ничего. - Кивнул Вовка. - Здесь пусто, чисто и никакой магии. Даже потянуть не за что.
   - Значит, пойдем обратно?
   - Да, пойдем!
   Две девчонки даже не заметили, как перед ними расступались не пускавшие их деревья, не увидели, как вышли снова на городские улицы.
   - Что же нам теперь делать?
   - Это всего лишь первый портал. Будем пробовать дальше!
   Они молча, крепко держась за руки, возвращались в дом Моренов.
   - Но ты знаешь, где ближайший?
   Тут Вовка блеснул глазами и улыбнулся.
   - Знаю! Мы же с тобой девушки набожные... Каждые выходные с семьей посещаем храм...
   - Монастырь в горах! Где живет какой-то Ферапонт!
   - Точно! Этот дядечка сидит на нашем портале. Может, его святость уже связала разорванные нити и широко открыла нам все дороги? А, Вальтер?
  
   Экспресс в Волхон прибыл рано утром. Сонные пассажиры, заполнившие перрон тележками, сумками и своими телами, медленно утягивались в здание вокзала, выходя через него на большую, с толстым деревом посередине, привокзальную площадь. В свете начинающегося дня их уже караулили многочисленные аэротакси, заждавшиеся друзья и родственники, а также куцый маршрутный вагончик, за небольшие деньги доставлявший приезжих к местным гостиницам.
   Когда на площади города появились профессор Академии Силия Револь и юная русалка Арина, скучающие под деревом водители дружно встали и нестройными рядами бросились на завоевание сердец и кошельков прекрасных пассажирок.
   - Ой! - Не привыкшая к такому напору Арина спряталась за смелой, привычной к переездам и шоковому состоянию мужской части населения, преподавательницей.
   - Девушки! Красавицы! Мой транспорт чист, как горный хрусталь и кататься в нем вам понравится! - Надрывался один, прыгая перед Силией и размахивая руками, чтобы не прорвались остальные.
   - Обзорная экскурсия на Поклонную гору к старцу Ферапонту! - Вякали из-за спины первого сразу три разных голоса и один хрипатый динамик.
   - Везу в порт. - Прогудел сзади здоровый заросший тип. - Недорого.
   - В любой район! Договоримся полюбовно... - Прожурчал прямо в ухо Арине ласковый баритон.
   Она пискнула и вцепилась в локоть сианны Револь.
   - Тих-ха! - Гаркнула Силия. - Интим не предлагать! Идем, детка. Вот тот симпатичный скромный вагончик - это то, что нам сейчас просто необходимо!
   Разочарованные водители отходили в стороны, ловя более сговорчивых и наивных пассажиров.
   - А мы сейчас куда? Где мы их будем искать? - Спросила Арина, едва они влезли в уже заполненный вагон и пристроили свои сумки у стенки.
   - Конечно же, в гостиницу! - Удивилась Силия. - Нам надо помыться, переодеться и где-то оставить лишние вещи. Можно, конечно, попроситься в общежитие здешней Академии, но думаю, что раскрывать цель своего посещения этого милого городка перед незнакомыми согражданами не стоит. Тем более, что цель поездки - личные интересы. Не так ли, милая?
   Девушка покраснела.
   - Я переживаю. Если бы я не привела их к дедушке, они не заблудились бы в горах...
   - Если бы да кабы, ты вообще могла остаться дома, не приехать на каникулы, не родиться на свет... Цепь определенных случайностей, в которой есть своя высшая закономерность. Так что не кори себя понапрасну, а лучше подумай, какую блузочку надеть для вашего неожиданного свидания.
   Арина вздохнула и расправила плечи. Дедушка тоже так говорит: каждый эпизод твоей жизни рождает будущее, а каждый встреченный - не друг или враг, а как минимум, твое зеркало, из созерцания которого вытекает опыт.
   Проехав в вагончике мимо пары гостиниц, где сошел народ попроще, Силия выбрала, наконец, трехэтажное голубое здание с колоннами и яркими цветами у входа.
   - Идем, детка! Думаю, это миленькое местечко придется нам по вкусу. Смотри, - они вышли из вагончика и замерли перед дверью, - здесь есть ресторанчик. Так что сразу и позавтракаем!
   Двери под ее вытянутой рукой приглашающе распахнулись, показывая чистенький холл, пол которого выстилали каменные декоративные плиты, на которых стояли светлые легкие диваны и кресла. В одном из них уже сидел ранний постоялец и читал новости.
   - Здравствуйте! - Молоденькая серокрылая аггелица в длинном синем плате, означавшим ее замужний статус, вышла им навстречу. - Вы хотите снять номер?
   - Доброе утро! - Разулыбалась сианна Револь. - Хотим. На пару дней. Два одноместных номера. Скажите, ресторанчик тоже принадлежит гостинице?
   - Да, конечно. Прошу сюда. Я вас зарегистрирую и отсканирую любой из ваших пальчиков для доступа в номер. И да, - девушка быстро оформляла новых гостий, - еда у нас только домашняя, свежая! Все очень вкусно. Можно заказать любую кухню, даже другого континента. Сами понимаете, город у нас портовый! Прикладываем пальчик... Спасибо! Можете подняться на второй этаж. Номера десятый и двенадцатый. Окна выходят в тихий, тенистый сад с другой стороны дома. Приятного отдыха!
   - Спасибо, сианна! Идем, Арина. Времени у нас мало!
   Потратив час на водные процедуры и переодевание, сианна Револь и Арина встретились в холле и направились в ресторан. Маленькие плетеные столики на четверых и такие же креслица вокруг них стояли в тени веранды, заросшей роскошными плетущимися розами до самой крыши.
   - Какая красота! А у нас розы не сажают! Слишком климат зимой холодный... - Восторженно осматривалась Арина. - А какие милые креслица! А если пойдет дождь? Или станет ветрено?
   Подошедший официант протянул каждой меню и снисходительно улыбнулся восторгам юной девушки.
   - У нас лучшая магическая защита. - Пояснил он. Ни шторма, ни дождь, ни холод не попадают внутрь, когда она активирована!
   - Но это так энергозатратно... - Поразилась Арина.
   - Но мы живем на великой реке, милая сианна! А вода - неиссякаемый источник природной магии! Что будете заказывать?
   Арина посмотрела на преподавательницу, уступая ей первенство.
   - Азу с капусткой в хрустящей панировке, салат из водорослей и сок. Абрикосовый. Ваш город славится своими садами!
   - Да! - Довольно согласился официант. - Соки выжимаем сами! А Вы?
   - Творог с вареньем и чай из розовых лепестков. И пирожное. Вот это. - Она, покраснев, ткнула пальчиком в фото.
   - Несколько минут...
   Он ушел, но быстро вернулся, поставив перед ними бокалы с жидкостью, налитой несмешивающимися разноцветными полосками.
   - Комплимент от шеф-повара! - Улыбнулся он.
   Сианна Револь положила на стол несколько монет и подняла бокал, салютуя прозрачной двери. Официант испарился, не забыв забрать монеты.
   - А что это? - подняв бокал, поинтересовалась Арина.
   - Соки из разных фруктов и немного магии, детка. Пей, очень полезно и вкусно.
   Арина отпила глоток, потом второй и не смогла оторваться, пока не выпила весь бокал.
   - Потрясающе! - Выдохнула она. - Я тоже постараюсь так научиться!
   - Конечно, дорогая. А вот и твой творог.
   Еще через час сытые и довольные сианны вышли из гостиницы. На Силии были надеты летние светлые брючки и бежевая блузка, а на стеснительной Арине - длинная голубая юбка и белая блузочка с жилеткой. Темные волосы она заплела в две косы.
   - Сианна Револь, а где мы будем искать? В гостиницах? Но, - девушка покрутила головой, - их так много! За день не обойдем!
   - Скажи мне, дорогая, у них были с собой деньги?
   - Дедушка немного дал, но этого не хватит даже на еду... Значит, в гостиницах их нет?
   - Сейчас... - Сианна профессор раскрыла свою сумочку и вытащила оттуда дорогой модулятор. - У меня есть совершенно волшебная программка. Сейчас мы ее настроим... и попытаемся найти их след. Значит, говоришь, беловолосые братья? Где-то твои ровесники... Не думаю, что в этом городке много беловолосых... Сейчас программа просканирует заданное пространство... это займет некоторое время. Вон, смотри, какая милая лавочка в тени дерева. Пойдем, посидим.
   - Ариш, - задумчиво проговорила Силия, убрав работающий модулятор в сумочку, - ты ведь студентка Академии. И хорошая, добросовестная студентка. Я понимаю, что кроме года в стенах Академии и родного дома в предгорьях ты нигде не была. Но вот смотри: перед тобой чудесный город. Там, за деревьями и домами - широкая, вольная река. За ней - море. Неужели ты последуешь традициям горского народа и сразу выйдешь замуж, как закончишь Академию? А ведь тебя возьмут, скорее всего, только второй женой. Будешь стирать пеленки, готовить, бесплатно лечить семью мужа и во всем его слушаться. Неужели ты не хочешь посмотреть мир, в котором живешь?
   - Хочу... - Потупилась Арина. - Но дедушка говорит, что у меня должен быть защитник-мужчина, который даст мне кров и обеспечит мою жизнь. У нас замуж выходят рано, иногда не закончив школу... Моих одноклассниц, с кем я училась, уже всех пристроили. А вот меня никто не захотел брать. Дед правда, сговорился в соседнем селе... Но в это лето приехал отец. Он возмутился, поругался с дедом и, проверив мои знания, сам поехал с аттестатом в Академию. Сказал, что его дочь будет образованной, как городская сианна. Может, - девушка посмотрела на гуляющих по улице птиц и спешащих прохожих, - я уеду к отцу. Он говорил, что в их подразделении требуются гидробиологи с дипломом...
   - Вот и молодчинка. А то будешь, как вот та бабка... Видишь? - Силия кивком головы указала на торопливо переходящую дорогу старушку в черном плате и черной длинной накидке, под которыми не проглядывались даже старческие общипанные крылья. Бабка растерянно крутила головой, прижимая к груди древнюю потрепанную сумку.
   - Тоже, небось, всю жизнь в каком-нибудь селе просидела. А теперь нужда приперла, приехала в город. И все ей кажется страшным, непонятным и неправильным...
   - Мне тоже кажется. - Призналась Арина. - Только еще кажется безумно интересным! Спасибо, сианна Силия, что поехали со мной!
   - На здоровье.
   И преподавательница, услышав, как пиликнул модулятор, полезла в сумочку.
   Тем временем, перешедшая дорогу бабка покрутила головой, робко вглядываясь в лица пробегающих по своим делам аггелов, не обращавших на нее никакого внимания. Арине старушку стало жалко. И пока сианна Револь просматривала выскочившую информацию, девушка подошла к бабушке.
   - Что-то случилось? - Участливо спросила она. - Я могу Вам помочь?
   Бабка зыркнула на нее из-под низко натянутого на лоб плата и сморщила нос. Арина, пожав плечами, собралась возвратиться на лавочку под деревом, но бабка вдруг ее окликнула:
   - Ты это, девка, поди знаешь, как доехать в монастырь?
   - Нет, бабушка, - обернулась Арина, - сама первый день в городе!
   - Чего тогда к порядочным женщинам пристаешь? Обобрать хочешь? - Бабка покрепче перехватила сумку и, подумав, порысила вслед за проходящей мимо женщиной в длинном плате.
   - Это твой портрет через много лет! - Смеялась Силия на лавочке. - Ну что, может, подождешь с замужеством?
   Пока Арина, смущаясь, подыскивала вежливый ответ, Силия похлопала по лавочке:
   - Садись, жертва общепринятой морали! Смотри, я нашла их следы!
   - Да?! - Просияла русалочка и уселась рядом с сианной Револь, разглядывая карту города, на которой красными кругами были помечены места наиболее вероятного пребывания ее друзей. - А какая здесь заложена погрешность расчетов? Может, это вовсе не они...
   - Тогда давай рассмотрим все указанные места, исходя из того, что все-таки ребята находятся в этом городе, хорошо? Иначе смысл нашей поездки теряется. Не так ли?
   - Да, конечно...
   Девушка почти прижалась к преподавательнице, чтобы ясней видеть карту, развернутую над модулятором.
   - Смотри, - Силия ткнула пальчиком в первый кружок. - Эта улица является окончанием дороги, ведущей из гор. Предположим, они по ней спустились... Видишь этот сад? Здесь была остановка. Ее выделила программа. Скорее всего, они там отдыхали. А теперь их следы ведут в центр города. Тут они ходили... видимо, что-то искали. Но здесь много наложений чужих аур. Возможно, заходили вот в этот дом. Но дальше они отправились в сторону порта и, не дойдя до него, свернули в предместье... Тут какой-то лес... Знаешь, дорогая, это очень интересно! - Силия вскочила. - Мы с тобой обязательно должны туда поехать! Возможно, они еще там!
   - А что их заставило туда пойти? - Поинтересовалась Арина, но Силия ее не слышала. Она вышла к дороге и среди проплывавшего мимо транспорта высматривала оранжевый огонек свободного такси. Но вот фея взмахнула рукой и к ней, наперерез всему потоку, рванулся маленький городской аэромобиль.
   - Давай быстрей! - Окликнула она Арину. - То умоляла о поездке, теперь копаешься, когда мы всего в шаге от твоих мальчиков!
   Арина забралась на заднее сидение, раздумывая над странной торопливостью преподавательницы, ища ей логическое объяснение. В конце концов, рассудила, что чем быстрее они найдут мальчишек, тем раньше возвратятся в Академию... Ведь билеты на экспресс можно обменять!
   Ухоженные зеленые улицы мелькали за окнами, меняясь названиями и высотой домов. Девушка едва замечала эту пышную приморскую красоту, почти не обращая на нее внимания, как нищий, в конце пути ждущий обеда, на витрину дорогого бутика. Еще немного, и она сможет обнять этих веселых и дружных братьев, относящихся к ней, как... пусть пока подруге... но, кто знает, может один из них разглядит в ней неброскую красоту потомка друидов и захочет... Девичьи щечки покраснели.
   Сианна Револь, сидящая впереди, то и дело сверялась со своим модулятором, крепко зажатым в пальцах.
   - Да, это вот тут! - Взволнованно сказала она. - Но как-то поближе подъехать туда, - она показала на переплетенные хвойно-лиственничные заросли, - возможно? Или объехать с другой стороны?
   - Да Вы что, сианна? - Удивился водитель. - Сюда и так никто не ездит. Гиблое место! Может, Вас отвезти к морю? Или в Восточный парк? Там такие качели, ресторанчики... - Он мечтательно растянул в улыбке рот.
   - Какие рестораны? О чем Вы? - Она порылась в сумке, доставая кошель. - Деньги за поездку. Может, дождетесь? Ожидание оплачу по цене поездки.
   Водитель подумал, глядя на монеты. Но страх оказался сильнее.
   - Нет, сианна. Вот моя визитка, как освободитесь, я за вами приеду. Но здесь стоять не буду.
   Револь, не глядя, смахнула визитку в модулятор и приказала Арине:
   - Выходи! Приехали!
   И сама вышла из машины, хлопнув прозрачной панорамной дверью.
   Аэромашинка, развернувшись в сторону города, скоро скрылась из вида. Хоть дорога, проложенная между унылым полем и темным лесом, шла в сторону порта, транспорта на ней не было.
   - А нам куда? - Спросила Арина.
   - Судя по всему, твои мальчишки забрались в этот лес. Интересно, что их так привлекло в этом пакостном месте?
   Силия опять поискала какую-то программку, подгрузила и, получив результат, удивленно свистнула.
   - Что там? - Запрыгала Арина.
   - Все гораздо лучше, чем я предполагала. - Туманно сказала Силия и, окутавшись магическим коконом, смело попыталась развести руками заросли. Но сросшиеся колючие кусты спружинили, словно резиновые, отбросив преподавательницу назад.
   - Вот как? - Удивилась она. - Охраняем объект? Интересно, как твои дружки смогли туда пройти!
   Арина стояла на опушке, смотрела на колючки и решительно ничего не понимала. Ни то, зачем парни полезли в лес, ни настроения преподавательницы.
   - Отойди! - Скомандовала сианна Револь. - Не хотим по-хорошему, будет по-моему!
   Сняв кокон, она вытянула руку, вокруг которой сразу завертелась серая мгла. И вот она, сорвавшись с ладони вперед, полетела к лесу.
   Арина первый раз видела, как работает разрушительная магия фей. За доли секунды зеленые листья, скрутившись серыми трубочками, осыпались. Потом почернели сучья и медленно истаяли в воздухе, словно пепел. Опаленные гнилью стволы деревьев стонали, пытаясь отстраниться от убивающего все живое луча.
   - Не надо! - Всхлипнула Арина. - Им больно!
   - В противном случае было бы больно мне. Из двух зол выбираем для себя меньшее, детка.
   Силия опустила руку, критически разглядывая сделанное отверстие.
   - Ну что, - спросила она, как ни в чем не бывало, - пошли?
   И первая ступила на сожженную землю.
   Шли они около двадцати минут, то и дело запинаясь о торчащие в земле корни. Револь ругалась, но выжигать их еще раз при хлюпающей носом студентке не сочла нужным. Вдруг потом дольше утешать придется, когда и так каждое мгновение на счету?
   И вот они вышли к округлой поляне с рассеянными по ней огромными валунами.
   - Портал! - Сразу поняла Арина. - Они хотели попасть домой!
   Последние слова она прошептала.
   - Да! - Возбужденная преподавательница бегала по поляне. - Они были здесь ночью! Мы, дорогая, на верном пути! - Она зашла за камни, а потом поводила модулятором низко над землей. - Они ничего не смогли сделать... Здесь абсолютно и безнадежно пусто. Ни единого обрывка портальной связи! И это оч-чень хорошо! У нас еще осталась надежда!
   Арина, слушая эти бормотания, ловила себя на подозрениях, что сианна Револь как будто знает нечто такое, чего она сама, слышавшая рассказ мальчишек, не знала... Увидев, как преподавательница, что-то придумав, поворачивает в ее сторону голову, тут же глупо улыбнулась, постаравшись вымести опасения из головы до того момента, пока не останется одна.
   - Да, - Силия обворожительно улыбнулась, - возможно, твои мальчики тут были. Но потом ушли. Не грусти! Выйдем на дорогу, поймаем такси и, вернувшись в город, начнем поиски сначала. В конце концов, в нашем распоряжении есть еще завтрашний день!
   Когда они выбрались на дорогу, прикрывшееся облаками светило уже стояло в зените, накаляя пустынную и какую-то заброшенную местность. Транспорта, как и раньше, ни в одну, ни в другую сторону не наблюдалось.
   - Не печалься, дорогая! - Силия снова изобразила улыбку. - Сейчас я вызову того таксиста...
   Она достала модулятор и покрутила над ним пальчиком.
   - Что за ерунда? - Удивилась она. - Когда мы приехали, связь была. А сейчас - нет... А давай пока посидим на обочине! Вот тут не так пыльно. Я и пленку с собой забрала...
   ...Солнце, клонившееся к закату, освещало своими оранжевыми лучами двух босоногих сианн, вяло бредущих в сторону города по пустынному шоссе. С правой стороны все так же тянулась бесконечная, заросшая огрызками сухой травы, равнина, с левой - злобно скалился шипами непроходимый лес.
   - Это просто немыслимо! - Сианна Револь периодически подносила к глазам модулятор, пытаясь поймать эфир. Но в окружающем мире было тихо, словно магия в нем отсутствовала с начала времен.
   Уставшая и запыленная Арина со стоном уселась прямо на дорогу, оперев спину на отставленные руки, и закрыла глаза. Была какая-то неправильность во всем окружающем их пространстве. Не может такого быть, что по дороге, ведущей в порт, за день не пролетело ни одного аэромобиля и не появилось ни одного живого существа. Для любого мага, являющегося им с рождения, как друиды и их потомки, рассматривание силовых и магических потоков земли было делом обыденным, если дар усиленно развивали. Но если ребенка-друида начинали переучивать на магию классическую, он многое терял из своих детских возможностей, получая другие, как-то: формульное и осознанное управление потоками реальности, насильственное подчинение окружающей материи своим желаниям... И истинная, незамутненная структура мира постепенно пряталась за наработками ума и кажущимися правильными в текущем времени постулатами. Но вот теперь, расслабившись, Арина просто отключила сознание вместе с разумом и приняла в себя то, что находилось вокруг нее. Постепенно перед ней проявлялась смутная и блеклая картина, в центре которой находился лес с порталом, генерирующий замкнутое пространство, границей которого была обочина дороги. И выглядело это так, что до города, если они не выйдут из этого странного места, они не дойдут никогда. Арина открыла глаза и, с кряхтением поднявшись, посмотрела на преподавательницу.
   - Замкнутая сфера! - Выдохнула та.
   Арина кивнула. Теперь закрыла глаза темная фея.
   - Идем! - Надев обувь, Силия взяла девушку за безвольную руку и решительно потащила вперед. - Я нашла выход! Потерпи, детка. Осталось несколько шагов. Ну что сегодня за день! - Пожаловалась она. - Понимаю, ты - молоденькая студентка! Но я-то старая кошелка! Такое ощущение, что нас не только водили за нос по кругу, но и пыльным мешком по маковке приложили... Стыд и позор моим профессорским сединам!
   Арина фыркнула: седины поражали воображение каштановым переливающимся водопадом.
   - Ну вот и все... - Выдохнула Силия. - Теперь за мной след в след...
   Оказывается, всего три шага отделяли мертвый мир от шумной, многополосной дороги, понизу которой ползли грузовые платформы, а вверху летали аэромобили. Связь тоже появилась сразу. Сианна Револь, счистив магией пыль и грязь с костюма, встала на обочине и махнула рукой. Пока Арина надевала туфли, к Силии уже подруливало свободное такси.
   - Куда отвезти красавиц? - Улыбнулся усталым сианнам довольный водитель.
   - В город... - Откинулась на спинку Силия. - В гостиницу!
   А потом, обернувшись к девушке, она прошептала:
   - Продолжим завтра. Осталось проверить еще адрес. И все...
  
   Глава восьмая. Тропа в город на реке.
  
   Офицеры службы безопасности саин Эрхан и саин Амирен быстро спускались к перекрестку. Там Эрхан, развязав сумку, снова достал сканер.
   - Не стоит... - Положил ему руку на плечо рыжий Райли. - Быстрее вот так...
   Он поставил свою большую ладонь параллельно земле и немного поводил ей в трех, разбегающихся в стороны, направлениях. А спустя пару минут уверенно сказал:
   - Сначала парни пошли направо, к реке. Слышите, журчит внизу за кустами? А потом, спустя полдня, снова вернулись сюда и направились вниз, в городок. Куда пойдем?
   Тамир подумал и решил:
   - Пусть у мальчишек будет фора. Пойдем направо. Заодно выясним, с кем они успели здесь пообщаться. Возможно, парни у кого-то ночевали и им помогли советом. А наутро они продолжили путь. Скорее всего, экспрессом они не уехали. Без билета на него не попадешь. Значит, остается вариант гор или сплава по реке. Так что идем к воде. Она многое может рассказать, если ее об этом хорошенько попросить.
   Райли согласно кивнул. Кому, как не ему, жителю болот, знать о коварстве и щедрости воды?
   И офицеры, держа в поводу гвейнов, стали спускаться под речку.
   - А откуда у тебя это? - Не сдержав любопытства, Эрхан кивнул на руки Амирена.
   - Способность читать ладонями? От деда. - Вздохнул Райли и поднес руку к лицу, разглядывая на ней линии. - Он всегда находил дороги живых... и мертвых. Тех, что забрали выкупом болота.
   - Как это выкупом? - Блеснул глазом Ворон.
   - Край у нас такой... Магии много, но потоки частенько путаются, сбиваются, образуя завихрения, воронки и ямы... Раньше, когда мир был юн, и аггелы только расселились по земле, на болота никто не ходил, кроме животных. Но со временем нас становилось все больше. И селения, наконец, подобрались к самой топи. И вышел к аггелам Болотный Дух. "Не пущу", - говорит. - "А если чья семья придет в мой дом жить, то отдаст плату - одного из своих родичей. Да не старых и дряхлых, которых не жалко, а молодых, полных сил... Ведь после вашего нашествия не только полы, потолок ремонтировать придется! Вот силы-то и понадобятся!" Испугались поначалу аггелы, селиться перестали, дороги через трясины позабросили. Да только народу все больше рождается. Да и времени много прошло, речи Духа забываться стали. И снова началось осушение земель, строительство деревень... Только пропадать стали молодые да здоровые. Те, что никогда не блудили, и дорогу домой с закрытыми глазами отовсюду находили. И вспомнил один старик, что когда был мальцом, слышал заветы Болотного Духа. Ну и рассказал своим родным, а те - всей округе. Страшно стало поселенцам. С одной стороны - злобный дух, а с другой: вроде и деваться некуда. Землицу, с трудом отвоеванную у топей, не бросишь! И выбрали трех старшин для нового разговора с Духом. Те взяли богатые подарки и отправились в сердце болот. Положили ношу на сухой островок, сели сами. Ждали они семь дней и семь ночей. И явился их взорам Дух. Страшный, весь в тине, очи, как бездонные колодцы, заполненные черной водой.
   - Что пришли? - Прошелестело в темном воздухе.
   - Некуда нам идти. - Сказали старосты. - Смилуйся, Хозяин Болот! Не сиротинь наши семьи!
   - Слово мое твердо. - Сказал Дух. - Как только кто-то напакостит, одного из вас заберу. Да не пакостника, а хорошую, добрую душу.
   Загрустили старосты.
   - Не гадьте в доме, где живете... - Продолжил Дух. - Но, если вы пришли с миром, скажу вам одно: мне не нужны ваши тела. Только энергия. Поэтому сделаю не испугавшимся прийти ко мне бесценный дар: возможность находить дороги живых и мертвых. Найдете заблудившегося в вихрях да топях раньше меня - уведете живым. Не успеете - не обессудьте.
   Забрав подношения, Дух ушел. А трое старост понесли сказанное слово по деревням и селениям. И с той поры в каждой из этих семей, в каждом поколении рождаются дети с даром искать пути...
   - Интересно... - Задумчиво сказал Тамир Эрхан и отодвинул от лица нахальную ветку. - А вот и река. Спросишь ты или это сделать мне?
   - А давайте я! - Райли вручил повод гвейна коллеге и присел на берегу. Потом, засучив рукав рубахи, погрузил в воду пальцы.
   Над прозрачной поверхностью воды поплыл пар. Сначала отдельными кусками прозрачной кисеи. Потом, уплотняясь, закрыл реку полностью. Райли встал на колени и опустил в течение вторую руку. Тогда туман, немного помедлив, тремя языками вполз на берег, преображаясь в фигуру обнаженной русалки и две мальчишечьи тени. Райли вскочил и вытянул к ним ладони. Туманные фигуры попятились, а потом медленно полетели вдоль берега.
   - За ними! - Тихо сказал Райли и пошел следом.
   Перейдя узенький мост, фигурки остановились.
   - Куда? - Спросил рыжий.
   И русалка, уже расплываясь под первыми лучами солнца, подняла руку и показала на тропинку в долину.
   - Браво! - Сказал Ворон, когда туман рассеялся окончательно. - Вы, Райльер, изумительный поисковик. Удивляюсь, почему Вы все еще не капитан?
   Фраза как будто была хвалебная, но чудился в ней какой-то тонкий, едва заметный герою, подвох. Поэтому Амирен всего лишь скупо улыбнулся и сказал:
   - Идем вниз?
   Ворон посмотрел на рассветное небо, зевнул и ответил:
   - В долине живет друид. Русалка, встретившая ребят на берегу - его внучка. Скорее всего, ни ее, ни их там уже нет. Посему возвращаемся в город и начинаем поиски с вокзальной площади.
   - А с чего Вы решили?.. - Не удержался от вопроса Райли.
   - Логика, мой друг. Тут кругом - друидская магия. Речка и лес, а особенно, долина, ей светятся, как залежи радия в темную ночь. Русалками, как правило, становятся потомки, имеющие четверть или восьмую часть друидской крови. Короче, юная девушка встретила понравившихся ей ребят и повела к деду. Думаю, они рассказали ему что-то из своих приключений... А то, что он им посоветовал, выпытывать бесполезно. Не скажет. Так что садимся и едем обратно. В городе сдадим гвейнов и начнем разбираться в дальнейшем пути наших неуловимых гостей. Если они еще живы, конечно.
   - Согласен. - Уныло сказал Райли. В желании поразить коллегу он совсем упустил из виду простые выводы из полученных сведений.
   Покосившись на оседлавшего гвейна Ворона, он вдруг заметил, что багровый синяк, нанесенный его рукой, и производная чернота под глазом коллеги совсем исчезли. И хрупкий чернокрылый офицер снова поражает бросающейся в глаза белизной лица и скепсисом проницательных очей.
   Увидев удивление Райли, Ворон улыбнулся:
   - Не вы один умеете пользоваться магией воды... Только Вы - урожденный маг, а мне пришлось заканчивать дополнительный курс.
   Едва они проехали перекресток, в кармане куртки Ворона пиликнул модулятор. Открыв прилетевшее сообщение, Ворон присвистнул:
   - Наши неустанно разыскиваемые объекты попытались активировать портал в Волхоне. Ничего себе прыгнули ребятки!
   - Дурни! Лучше бы спрятались где-нибудь, пока суматоха не уляжется! - Отозвался Райли. - А потом, потихонечку...
   - Саин Райльер, представьте себя на их месте. Молодые люди, почти дети, очутились непонятно где непонятно как. Им страшно. Вокруг чужие. Они хотят есть, пить и домой. Они сообразили, как попали сюда. Поняли, что в других местах тоже есть порталы и их можно попробовать активировать. Силы у них немеряно. Но знаний этой реальности, к сожалению, нет. - Ворон посмотрел на Райльера. - Нам надо поторопиться. Иначе кто-то найдет их раньше нас.
   - Но как мы попадем по ту сторону гор? - Спросил едущий за Вороном Райли. - Да еще быстро? Сначала, в любом случае, надо попасть в столицу. Потом - купить билеты на экспресс. Подождать пару дней, поскольку свободных мест может не оказаться...
   - Саин Амирен. Скажите, при такой скачке Вы не боитесь откусить себе язык? Думайте молча. Приедем на вокзал, слезем с этих потрясающих... все части тела... парнокопытных, и тогда Вы мне расскажете свои, несомненно, гениальные умозаключения.
  
   Отправив могучего Амирена возвращать гвейнов хозяину, Ворон уселся на травку у фонтанчика. Достав модулятор, он немного подумал и направил запрос в Управление, чтобы ему выслали все материалы по второму порталу. Прочитав полученный материал, он выдохнул и привалился боком к сумке. Там сообщалось, что на пульт поздно ночью пришел хаотичный сигнал от датчика в Волхоне. Но пробоя межмировых структур, как в прошлый раз, определенно не было. И пока саин Амирен где-то ходил, Эрхан быстро написал отчет, в котором указал расстояние между порталами, а также приложил еще не посланный диагностический лист изношенности местного датчика. Вот как сердце чувствовало, что может пригодиться! А в конце письма порекомендовал составить докладную о работе Управления коммуникаций, отправив ее на рассмотрение саину Бореду. В конце концов, пока два ведомства пишут друг на друга кляузы, у парнишек есть призрачный шанс убраться отсюда куда-нибудь подальше. А еще Ворону очень хотелось найти их и хоть чем-то помочь.
   Ворон положил голову на сумку и посмотрел сквозь кружева листьев в голубое небо. Когда-то, в далеком детстве, маленькому Тамиру бабушка рассказывала волшебные сказки про Владычицу Анибель и ее прекрасных дочерей... И он, не веря в печальный конец, представлял себя могучим витязем, уничтожающим полчища демонов ради спасения девушек. Вот Черное воинство повержено. Кругом валяются убитые им хвостатые. А он, усталый, стоит на вершине холма, ожидая, когда Владычица договорит ему слова благодарности за спасенный мир и жизни ее дочерей. Невыразимо прекрасные белокосые девушки держатся за руки и улыбаются. Потом одна из них подходит к Тамиру, кладет ему на грудь ладони и, лаская взглядом, говорит...
   - Саин Эрхан, а что мы будем делать дальше?
   Ворон открыл глаза, сразу включаясь в реальность. Только на душе остался неприятный осадок, словно подошедший не вовремя коллега подсмотрел спрятанный в сердце кусочек счастья из, в-общем, безрадостного детства. Эрхан сразу сел и потер глаза.
   - А дальше... - Волнительная картинка растаяла, как дым. - Дальше мы идем к друиду! - Он легко вскинул сумку на плечо и, сверившись с картой, чтобы снова не возвращаться в предгорья, через площадь зашагал в тенистый между домами проулок. Удивленный Райли следом.
   - Но Вы же вроде не хотели...
   - У нас нет выбора, саин Амирен. Или Вы передумали искать детей?
   - Но мы, делая крюк, не успеем к экспрессу!
   - Мы и так никуда не успеем. Саин Райльер, - Ворон оглянулся, поскольку Амирен предпочитал идти сзади, - Вы - одаренный поисковик. Так почему, работая руками, Вы отказываетесь включать мозги? Или считаете их не обязательным приложением к организму?
   Рыжий Райли насупился. Ну вот что он сделал не так? Не вовремя задал вопрос? Или у этого злющего Ворона настроение переключается как у истеричной сианны в определенный ежемесячный период?
   - Вы не пыхтите, - продолжил Эрхан, - а лучше подумайте. У нас с Вами есть предположение, что в ребятах заинтересован не только Владыка, но и окружающие его структуры. Так?
   - Да. - Тон все еще был обиженным.
   - Значит что? А это значит, что кроме нас, простых следователей, на их поиски, скорее всего, отправили кого-то еще. Может, частным образом. Но возможно, что и от ведомства. И не факт, что у них задание аналогичное нашему. Ведь так? Сведения они получают одновременно с нами, но мы застряли тут, а они могут быть гораздо ближе...
   - Могут. - Согласился Райли, загребая ногами пыль.
   - И что из этого следует, саин Райльер?
   - Что они первыми их найдут. А мы - нет.
   - Саин Райльер, о чем Вы думаете? О премии за поимку? Так поспешу Вас огорчить. Скорее всего, ее не будет, даже если мы привезем ребят в Управление.
   - А что будет?
   - Перевод в захолустье с повышением в звании и объявлением приватной благодарности, офицер Амирен. А теперь я Вам объясню, для чего мы идем к друиду. Хотя бы для того, что бы Вы перестали обижаться и пачкать мою одежду. Итак. - Ворон притормозил, поджидая Райли, чтобы идти с ним рядом. - Вы что-нибудь слышали о дорогах детей природы?
   Рыжий Райли поднял опущенную голову и радостно посмотрел на Ворона:
   - Так Вы хотите...
   - Очень, саин Райльер. А теперь подумайте, как нам его уговорить.
   Увидев, как Райли набрал в грудь воздух, Ворон быстро продолжил:
   - Пожалуйста, про себя.
   И снова выдвинулся вперед.
   Немного поколебавшись в выборе тропинки на окраине города, офицер решительно остановился на самой незаметной и, продираясь сквозь кусты, поспешил вниз. Сопящий ему в спину, но молчащий Райли - за ним. Холм изобиловал мелкими, катящимися под подошвами ботинок, камешками, колючими кустами и молодой дубовой порослью. Офицеры, чтобы при спуске не упасть, то и дело взмахивали крыльями, балансируя на узкой, кое-где круто падающей вниз, дорожке. В конце концов, Райли не выдержал.
   - Зачем мы пошли этой козьей тропкой, саин В...Эрхан?
   - Если бы Вы, саин Амирен, удосужились взглянуть на эту долину несколько под другим углом зрения, несомненно бы увидели магическую защиту от непрошенных гостей. Да, мы могли бы спуститься по хорошей дороге... и пройти ее насквозь, так и не найдя дом друида. Но животные, саин Амирен, всегда чувствуют специально оставленные для них проходы. Ведь там, внутри, самый сочный корм и самое спокойное место, где можно, не боясь никого, отдохнуть, выносить и родить потомство... Ой...
   Ворон споткнулся, упал на колено и, не удержавшись на тропе, въехал боком в кусты. Амирен улыбнулся, уперся покрепче ногами в землю и, протянув руку, подхватил коллегу за ворот куртки, выдирая того из зарослей.
   - Спасибо! - Снизошел до благодарности расцарапанный Ворон. - Это как раз был тот самый забор. Идите за мной!
   Эрхан нырнул под ветку и, придерживая ее для Амирена, сказал:
   - А теперь посмотрите вперед!
   Райли нагнул голову и вышел на небольшую поляну, краем обрывающуюся вниз.
   Солнечные лучи, падающие на изумрудную траву, покрывающую землю под высокими тысячелетними дубами, переливались яркими каплями росы, преломляясь тысячью разноцветных бликов, скользящих по внутренней поверхности темно-зеленых крон. В которых, радуясь погожему светлому дню, распевались птицы, перелетая с ветки на ветку. Где-то стрекотали букашки, да шелестел теплый летний ветер.
   - Ну как Вам, саин Райльер, обиталище друида? Нравится? - Спросил, улыбаясь, Ворон.
   - Красиво! - Согласился уроженец болот. - У нас таких красок нет... А где же дом того, к кому мы идем?
   - Саин Амирен! - Ворон покачал головой. - Да вон же он! Под коричневой крышей. У пятого по правую руку дуба. Ну что, вперед? - Эрхан лукаво посмотрел на коллегу. - Надеюсь, за время нашего перехода Вы придумали, чем убедить друида?
   К стыду Амирена, он об этом совершенно забыл.
  
   Когда офицеры уже подходили к домику хозяина этой земли, тот распахнул дверь и, выйдя наружу, присел на ступени. Солнечный свет, пробегая сквозь листья, бликами ложился на его черноволосую голову, скользил по плечам и, рассыпаясь искрами, взлетал вверх, отражаясь от воды текущего рядом ручья.
   - Здравствуйте! - Хором сказали офицеры, останавливаясь неподалеку.
   - И вам здравствовать. - Кивнул друид. Черные глаза внимательно осматривали пришельцев. Видимо, что-то в их облике ему не понравилось, поскольку брови на его загорелом лице сошлись у переносицы. - Что вас привело в мой дом?
   - Просим прощения. - Сделал шаг вперед Ворон. - Так сложились обстоятельства, что приходится просить Вашей помощи. Выслушайте, пожалуйста, наши объяснения. Мы надеемся на Вашу мудрость и рассчитываем на понимание.
   - Говорите.
   Друид встал и подошел к Ворону, вглядываясь ему в глаза. Амирен поежился. Но его коллега взгляда не отвел. Наоборот, к обычной сосредоточенности прибавилась толика вызова. Друид усмехнулся и повернул в сторону дома.
   - Пойдемте. Разговор будет не простым. А вы голодны и устали.
   - Спасибо! - Ворон отмер и махнул рукой Амирену.
   Усевшись на лавку за длинным, уже накрытым, столом, Ворон, с позволения хозяина, налил себе кружку простой воды и выпил. А потом заговорил.
   - Несколько дней назад Ваша внучка привела сюда двух подростков. Светловолосых, бескрылых. Они спрашивали, как им попасть на свою родину. Вы им рассказали про сеть порталов и отправили... Куда Вы их отправили? И почему сработал сигнал в Волхоне? Но важно не это. О них знает наш Владыка и все члены Совета. У них есть предположение, что мир позвал к себе пропавших дочерей Анибель. Как Вы считаете, что сильные мира сего могут сделать с необученными наивными девушками? И что после этого будет с миром? Смотрите, - Ворон откинулся спиной на стену дома, - как заиграли красками рассветы, когда юные души явились сюда после сотен лет забвения! А разве Владыкам захочется уступать им свою власть?
   - Что вы хотите?
   - Уйти в Волхон тропой друидов. Боюсь, кроме нас, за ними идут другие... и мы можем не успеть.
   - Чем вы им поможете?
   - Я хочу их спрятать. Пока. А дальше - по обстоятельствам. Не знаю, что за игру затеяли Боги, но снова терять рассеянную вокруг радость и свет как-то не хочется. Магия - энергия прихотливая, и обижать любимейших ее детей чревато для живущих здесь... какими бы благими намерениями они не отговаривались.
   - И где ты их спрячешь, чтобы никто не нашел? И не выдал? И как они без чьей-то помощи во всем разберутся?
   Ворон упрямо нагнул голову.
   - Это мое дело.
   - Уже не только твое. Если я соглашусь тебе помогать. Вот эти оладьи очень вкусны с медом. Попробуйте!
   Рыжий Райли, орудуя вилкой, набрал на тарелку горку блинов. Осторожно откусил, а потом, распробовав, начал уплетать за обе щеки, изредка поливая их свежим медом. Ворон же, неспешно возя по тарелке единственный салатный лист, прихлебывал из кружки воду и любовался через окно низкими кустами с бордовыми и оранжевыми цветами, выросшими рядом с ручьем. Но вот, наконец, Райли наелся. Посмотрев на коллегу сытым и осоловевшим взглядом, он откинулся спиной на стену и сразу заснул сном младенца, иногда причмокивая губами во сне.
   Ворон отложил в сторону вилку и две пары черных глаз снова сцепились взглядами.
   - Итак? - Эрхан выдержал всепроникающий взор друида.
   - Тебя ведь не любили? - Уточнил, как нечто разумеющееся, друид. - Младший сын в почтенной, богатой семье вдруг родился черноволосым. А когда к двум годам детский пух на крыльях сменился черным пером, ты стал изгоем в комнатах отца. Тебя шпыняли первая и третья жены. Гоняла прислуга. И только бабушка по материнской линии всегда принимала в своем доме замкнутого и недоверчивого мальчишку... А потом взяла насовсем. Дала тебе хорошее образование. Да ты и сам стремился быть лучшим. Чтобы доказать остальным, как они не правы, отвергая твою дружбу... А потом тебе стало все равно. И даже сейчас, когда твой напарник, - друид кивнул в сторону спящего Амирена, - искренне пытается с тобой подружиться, восхищаясь твоим умом, твоей внешностью... да-да, именно внешностью, ты отталкиваешь его своими едкими и меткими издевками...
   - Я в курсе своей, несомненно неординарной, биографии...
   - Только вот бабушка, готовя тебе место среди аггелов, забыла... или нарочно не рассказала, что твой прадед, ее отец, был друидом. Из связи аггела и друида могут рождаться аггелы... а могут и дети природы. Такие, как моя внучка. Она - русалочка. Но два поколения твоей семьи получились чистыми аггелами. Видимо, кровь матери была сильнее. А ты - младший, последний сын. И друидские гены сквозь аггельскую оболочку вырвались наружу. Посмотри, как мы с тобой похожи: черные волосы, узкое лицо, длинный тонкий нос... Но у тебя есть крылья. А еще ты умен и можешь жить в городе. Но иногда, находясь в лесу или поле, ты чувствуешь в себе необычную силу. Нелетающий ангел... Аггел. Ты готов взмахнуть крыльями и взлететь. Ты можешь оказаться в нескольких местах одновременно... Разве тебе не знакомо чувство восторга, когда солнце несется навстречу, а Кассандра купает тебя ночами в своих пенно-розовых лучах?
   Ворон задумчиво опустил голову, а когда поднял, то спросил:
   - И к чему Вы мне это говорите? Чтобы я, словно блудный сын, разрыдался на Вашем плече?
   Друид рассмеялся.
   - Конечно, нет. Ты ведь с каким вопросом пришел сюда? Помнишь? Как помочь дочерям Анибель. Знаешь, в чем беда? - Друид нагнулся над столом. - Владычица, чтобы демоны не нашли ее детей, спрятала их души в разных человеческих мирах с тем, чтобы воплотившись, они вспомнили все и вернулись порталом на родину. Но она не учла того, что девочки родились мальчиками и напрочь забыли прошлую жизнь. А порталы были разрушены... Но наш мир их нашел и все-таки вытянул бедных ребят сюда... Но ждало их одно: мучительная смерть... Тело жителя нижних миров не вынесет местных вибраций.
   - И Вы, чтобы сохранить им жизнь...
   - Отправил в горы, пока у них еще оставалось время. В саду Хозяина Гор есть живое озеро. Если они до него успели добраться раньше... то должны были выжить и снова стать тем, кем изначально созданы.
   - Они добрались. И они в Волхоне. Две прекрасные, юные сестры. И им грозит смерть. В лучшем случае, замужество с Владыками. Но последнее - маловероятно. Мертон их не отпустит на другой континент.
   - Что ж... Тогда буди своего напарника и иди в город на большой реке.
   Друид встал, собирая со стола тарелки.
   - Но как?
   - Вспомни детство, мальчик. Бабушка пугалась, когда ты, оставленный с нянькой на берегу озера, неожиданно оказывался дома. Вспомни то чувство, ощущение... И тогда сам откроешь тропу.
   - Но мы не имеем права ошибиться!
   - Если кто-то нужен этому миру, он обязательно ему поможет. Иди, мальчик. И друга своего возьми. Не отталкивай, каким бы глупым он тебе ни казался. Более преданной души ты не найдешь.
   Друид взглянул в окно.
   - Вам надо успеть до захода светила. Мы еще увидимся. - Перехватил он взгляд Ворона. - Счастливого вам пути и удачи!
   Долина вместе с домиком и хозяином исчезла, словно ее и не было. Райли дрых в траве, а солнце уже клонилось к закату. Голова была тяжелой, словно Ворон проспал несколько часов. Заметив протекающий в кустах ручей, он наклонился над ним и напился чистой родниковой воды. И сразу в голове прояснилось, а в теле появилась сила, вызванная абсолютной уверенностью, что он - на верном пути. И все, что должно быть, обязательно произойдет. Ведь он - настоящий потомок друидов, владеющий не только магией аггелов, но и детей природы... Ворон посмотрел на спящего Амирена. Значит, друг?
   - Эй, лучший сыщик полугодия! Распишись в премиальной ведомости!
   Холодная вода, капающая на голую шею из сведенных лодочкой ладоней, мгновенно вернула улыбающегося во сне Райли в мир суровой реальности.
   - Вставай, наследник Болотного духа! Пора сражаться с демонами собственной лени!
   - Что случилось? - Райли стряхнул остатки воды и вскочил, моргая сонными глазами. - А где домик?
   - Приснился. Потом доспишь. Нас ждут великие дела!
   - Подождите! - Райли сорвался с места и запрятался в кустах. - Все великие дела начинаются с малого!
   К журчанью ручейка добавился облегченный вздох.
  
   Глава девятая. Прогулка в монастырь.
  
   Белокурые столичные красотки после похода к порталу проспали всего три часа, когда в их спальню кто-то тихо постучал.
   - Чё надо? - Оторвал голову от подушки Вовка.
   - Девчонки, откройте! Это я, Сейла!
   Вовка прикрыл так и не проснувшегося Вальтера одеялом. Сам встал, накинул халат и повернул запертую изнутри ручку.
   - Ты чего? - Шепотом спросил он застывшую на пороге девушку. - Не спится? В пижамные вечеринки не наигралась?
   И, раскрыв рот, беззастенчиво зевнул.
   - Пусти! - Сейла пихнула его в живот, врываясь в комнату.
   - Ничего себе ударчик поставлен! - Окончательно проснувшийся Вовка потер солнечное сплетение. Если бы не телесные рефлексы, выработанные с помощью Фридриха до автоматизма без раздумий, то, пожалуй, он бы сейчас хватал ртом воздух. - Что случилось?
   Девчонка тихо прикрыла дверь и немного послушала, приложив к ней ухо. А потом пальцем показала ему на пол, куда сразу же уселась сама.
   - Вам надо бежать! - На ухо прошептала она Вовке. - Я подслушала... случайно... разговор матери и Линсея... Он хочет завтра, якобы для прогулки, отвести вас в горный монастырь.
   - И что? Мы сами завтра туда собрались. Надо же, пока не уехали, взглянуть на святого старца. Может, уделит нам пару минут и скажет что-нибудь умное? - Вовка снова зевнул и почесал голову. Тут же белый локон упал ему на лицо.
   - Ой! - Восторженно сказала Сейла. - Они светятся!
   И схватила длинную прядь руками.
   - Случайно не оторви на память. А то заору. - Вовка сделал осторожную попытку вытянуть волосы, но Сейла держала их крепко. - Так что там про монастырь?
   - Он хочет отвезти вас туда...
   - И отдать в него послушницами? - перебил Вовка.
   - Балда! Это мужской монастырь!
   - Тогда боюсь предположить, кем...
   Сейла хихикнула, но снова стала серьезной.
   - Линсей хочет просить у старца благословения на брак с Вальей!
   - А ее он, конечно, спросить позабыл...
   - Понимаешь, это чтобы не тянуть три дня! Вдруг вы сбежите!
   - Конечно, сбежим. - Заверил Вовка.
   - А как же я? Мы же подружились! Почти породнились! - В глазах девушки заблестели слезы. - Я тебе по секрету... Чтобы ты завтра сестру получше одела! А Линсею она так нравится! - Девушка, промокнув глаза, нагнулась к Вовке и прошептала: - Я утром маме скажу, что вы уходите!
   - Говори хоть сейчас. - Пожал плечами Вовка. - Без согласия наших родителей брак будет считаться недействительным. А обручение... Это такая ерунда, которой вполне можно пренебречь. Вы же не хотите навлечь на себя гнев Владыки?
   - Да-а? - Удивилась Сейла. - Но разве закон о брачных отношениях не для всех одинаков?
   Вовка поднялся с ковра и встал у двери, скрестив на груди руки. Сейла вскочила и, отталкивая его, хотела выйти.
   - Значит так, милая. Расскажешь маме, что мы завтра обязательно поедем в монастырь. С вами, без вас, нам все равно. А все пожелания по поводу свадьбы с Вальей - к Владыке в письменной форме. Мы выйдем замуж только по особому его разрешению. Понятно? Сможете доказать ему, что Линсей - идеальная для Вальи пара... так и быть, одену на их свадьбу чулочки в вишенку. - Он распахнул дверь. - Спокойной ночи!
   Девчонка вылетела из спальни и скрылась в коридорном мраке.
   - Что там, Вовка? - Поднял встрепанную голову Вальтер. - Кто-то приходил?
   - Да, дорогая! Вставай, сладкая! Мать жениха собственной персоной торопится сговорить тебя замуж за драгоценного сыночка. Планы вынашивает, ночей не спит. Хочешь стать первой женой и родить богатыря к исходу... а черт его знает, какой сейчас у них месяц!
   - Ну и гадость! - Вальтер со стоном потянулся и снова закутался в одеяло. - А до утра никак не потерпит?
   - Никак, красавица! Уже дочку подсылали. Проснулись пораньше, собрали семейный совет и думают, как бы нас здесь удержать силой еще пару дней...
   - Умеешь ты, Вовка, порадовать! - Вальтер стащил с головы одеяло и сполз на пол. Где-то в ногах забарахталась, высунув черную головку, ларисса. Посмотрев на неугомонных девиц, а потом - в окно, она зевнула и снова зарылась в покрывало.
   - А может, все-таки выспимся? - Вальтер теперь развалился на ковре, пытаясь сверху стащить одеяло и им накрыться. - Чего они нам могут сделать? Только в монастырь на аэромобиле подбросить? Так мы сами туда собирались. И, Вовка, одно дело - топать в горы пешком, а другое - лететь туда с ветерком, изображая святую наивность и щенячий восторг.
   Вальтер все-таки стянул к себе одеяло и теперь шарил пальцами в поисках подушки.
   - Ладно уж... - Неожиданно согласился Вовка. - Если тебе все равно... Мне тем более.
   Одним прыжком он очутился на кровати и дернул на себя почти свалившуюся подушку.
   - Святой ты наш... А одеяло стащил! Твой женишок просто не представляет, с какой собственницей имеет дело. Ляжешь с ним в кроватку, одеялом замотаешься, а он будет всю ночь думать: и где у этого кокона кончик?
   - Вот за тебя, Вовка, замуж бы я точно не вышел. И не женился бы. Первой же ночью такое наплетешь, что ничего не захочется, кроме как спрятаться от тебя подальше. - Вальтер встал, бросил на кровать одеяло и сел рядом с другом, глядя в окно. - Интересно, что этому миру от нас нужно?
   - Вот завтра у старца и спросим. Если он, конечно, настоящий... Говорят, они провидцы. Ложись, девушка на выданье. И пусть тебе приснятся женихи... Много... И работающий портал... Чтобы туда убежать.
   И Вовка тихо засопел носом.
   Вальтер подумал, запер дверь и, подвинув к другой стороне кровати "сестричку", лег на вожделенную подушку и заснул.
  
   В окна дома уже вовсю светили лучи утреннего солнца. Вторая жена с сестрой и племянницей давно приготовили завтрак и даже его съели, поскольку на их попечении еще был сад и цветочные клумбы, ждущие утреннего полива, обрезки и сбора урожая. А после легкой утренней разминки на свежем воздухе им предстояла уборка всего дома и варка джема. Это не считая приготовления обеда и ужина. Так что женщины быстро убрали посуду и разошлись по делам. А в гостиной, рассеянно попивая желудочный травяной настой, сидела озабоченная хозяйка Селина Морен и нежно любящий ее сын Линсей. Сейла, умученная ночными переживаниями, спала в комнатке младшей дочери Селины. Маленькая девчонка, проболевшая вчера приезд гостей, то и дело пробегала по гостевому коридору, громко топая ножками.
   - Мама! Ну когда они встанут! - Малышка опиралась локотками в материны колени, умильно заглядывая ей в глаза.
   - Скоро, мой ангелочек! Иди, нарви цветочков!
   - Не хочу! Вдруг я уйду, а гости выйдут без меня? - Девочка надула губки и снова умчалась караулить коридор.
   - Зря ты ночью подослала к ним Сейлу. Как бы хуже не было! - Тревожно сказал Линсей.
   - Ну что ты переживаешь? Посмотри на себя! Красавец! Сколько семей выходило на меня с заманчивыми предложениями и хорошенькими дочками! И не бедняки какие-то! Уважаемые горожане! Что ломаешь пальцы, словно бесприданница в единственном, перешитом из бабушкиной парадной занавески, платье? У нашей семьи большое состояние. Абрикосовая плантация. Доля в ссудном деле дяди Иринара. И нисколько мы не хуже спесивой столичной знати! По моей линии ты вообще относишься к аристократии... У тебя есть свой аэромобиль, причем, новейшей комплектации. Помнишь, как я тебя уговаривала не жадничать? Кто еще в нашем городе может похвастать таким же?
   - А если Сейла ее напугала? А если у нее есть жених?
   - Если бы она была обручена, то носила бы одну косу, а не две. И голову покрывала бы коротким платом.
   - Мама, но они - студентки! Не сегодня - завтра за ними придет учитель...
   - Можно обручиться, а свадьбу сыграть, когда она закончит Академию. Ничего в этом страшного нет.
   Селина отставила травяной взвар и схватила лежащий на тарелке бутерброд с колбасой. Вздохнув, откусила приличный кусок.
   - Мамочка, тебе нельзя с утра есть тяжелую пищу! - Сын попытался вытащить из ее пальчиков колбасу, но Селина твердо отвела его руку.
   - Мне с утра нельзя волноваться! А эта бессонная ночь истрепала мои нервы, как дядя Иринар своих неплательщиков... Ну почему они до сих пор спят? Если не успеем в монастырь до обеда, то не попадем к Ферапонту! А я - женщина честная. Без его благословения разрешения на свадьбу не дам... Сынок, ты положил в машину дары для старца?
   - Все уже готово, мама! Надо разбудить сестер...
   - Карина, детка, потопай погромче!
   - Мамочка! У меня уже ножки болят!
   - Ничего, доченька, я тебе новое платьице куплю... помнишь, ты хотела с розовым воланом?
   - И куклу Накки?
   - И куклу тоже...
   - Й-я-я! - Грохочущее от восторга цунами ворвалось в гостевой коридор, топая не только по полу, но и кажется, по стенам и потолку. - И еще домик для куклы!
  
   Как ни странно, Вальтер проснулся первым. Потягиваясь и прислушиваясь к грохочущим звукам, он почему-то подумал, что соседи сверху затеяли капитальный ремонт квартиры, и рабочие, топоча в потолок, быстренько утаскивают мебель. Но слетевшие сонные грезы быстро включили разум вместе с памятью. Какая, на фиг, мебель? Он же не дома! А топот в коридоре становился все интенсивней. В конце концов, прыгать начали прямо за их дверью. В падающих из окна лучах заклубилась пыль.
   - Вовка! - Вальтер осторожно потряс друга за плечо. - Кажется, хозяева хотят, чтобы мы проснулись.
   - А что случилось? - Вовка повернулся заспанным лицом к Вальтеру. - Пожар? Нет? Тогда ну их...
   И снова закрыл глаза.
   - Ты забыл, что мы сегодня едем с моим женихом к порталу? То есть, в монастырь?
   - Хорошие способы... чтобы от него избавиться. Какой выберешь? - Вовка сел и улыбнулся. А потом нашел у себя под боком лариссу и погладил ее черную шкурку. - Понял, встаю!
   Пока Вовка плескался в ванной, Вальтер разглядывал наряды, поднимая перед собой юбки, кофточки, какие-то непонятные тряпочки из плотной ткани, похожие на лошадиную сбрую...
   - Вов!
   - Ась! - Белокурая красавица, одетая в капельки воды и полотенце на голове, вышла из ванной.
   Вальтер покраснел и отвел глаза.
   - Ты бы оделся, что ли...
   - Когда себя в зеркало рассматривал, не краснел? Ой! - Вовка посмотрел на то, что держал в руках Вальтер. - Какая сексуальная вещица... Где ты нашел этот восхитительный образчик домостроя?
   И Вовкины ручки хищно протянулись к квадратикам, треугольничкам и ремешочкам.
   - А что это? - Вальтер безропотно отдал непонятную вещицу.
   Когда Вовка, посмеиваясь, все приладил на место, Вальтер фыркнул:
   - В этом еще можно двигаться?
   - Наверное, только лежать, когда нежные и нетерпеливые пальчики чертыхающегося мужа расстегивают сотый по счету ремешок... Или археолога, который найдет брошенную в конце концов благоверным мумию...
   Перед Вальтером стояла упакованная в плотные тряпки от шеи и до колен девица. Крепкие ремни стягивали все тело, образуя своего рода сеть.
   - Сними этот бред сюрреалиста и поскорее, пока хозяева не проломили дверь...
   - Думаешь, испугаются? - Вовка посмотрел на себя в зеркало.
   - Нет, дорогая! Порежут на кусочки от нетерпения. Тебя вместе с одежкой. Так что надевать будем, красотка?
   Вовка, на удивление быстро снявший сбрую, схватил свою мужскую одежду.
   - А волосы заплетем в одну косу, подколем, как тут ходят мужчины. А сверху завяжем темными шарфиками. Видел я вчера в этой куче нечто подобное...
  
   Когда уставшая прыгать Карина хотела бахнуть кулачками прямо в дверь, та неожиданно и резко распахнулась. Перед девочкой стояли полностью собранные в дорогу молодые парни. У одного из них в расстегнутой куртке крутила головкой ларисса.
   - Ну все, коза, - Сказал один из них тихим и зловещим шепотом. - Ты допрыгалась!
   И выставил вперед руки со скрюченными пальцами.
   Девчонка завизжала и бросилась в гостиную прятаться за матерью. А вслед за ней к засидевшимся с ночи хозяевам вышли гости.
   - Доброе утро! - Хором поздоровались они с сианной Селиной и саином Линсеем.
   И, не давая открыть хозяйке рот, Вовка сказал:
   - Не могу описать, какую чудесную ночь мы провели сегодня в вашем замечательном доме! Но хорошее, к сожалению, имеет свойство быстро заканчиваться. И проснувшись, мы поняли, что не следует так долго злоупотреблять вашей бесконечной добротой. Саин Линсей, сианна Селина, спасибо за заботу, но нам пора в путь. Нам очень было приятно с вами познакомиться. И с тобой, козявка! - Подмигнул Карине Вовка. - Хоть ты топаешь, как стадо гвейнов.
   - А завтрак? - Хозяйка вскочила с кресла. Великолепный план по переселению в столицу трещал по швам, грозя лопнуть в ближайшие минуты. Причем, брызги недовольства от собственных детей надолго бы испортили ей настроение. - Подождите!
   Она вцепилась в локоть повернувшегося к выходу Вальтера.
   - Девочки! Ну куда вы так торопитесь! Разденьтесь, покушайте! Я пирожков напекла... Сладких и с мясом...
   Вальтер непроизвольно сглотнул слюну.
   - Учитель приедет за нами вечером, а мы еще не были у старца Ферапонта. - Вовка попытался разъединить локоть друга и пальцы Селины. Что-то опасно затрещало: то ли ткань куртки Вальтера, то ли длинные ногти сианны Морен. Одно было жалко, другое - не очень, но пришлось бы извиняться. Поэтому Вовка мило улыбнулся:
   - Ну, Вы же понимаете... с Учителем не поспоришь!
   - Понимаю... - Женщина, не отпуская локтя присмотренной девицы, попыталась затащить ее в комнату поглубже. Но другой локоть крепко держал Вовка.
   Тут в игру вступил сам потенциальный жених, оттягивая внимание девчонок с матери на себя.
   - Матушка! Конечно, наши дорогие гостьи останутся перекусить. Отпустить вас в путь голодными не позволит нам совесть хозяев, да и просто порядочных аггелов. - Он подошел к Валье и, взяв ее за руки, потянул к столу. - Не волнуйтесь! Вы сегодня все успеете. Я сам отвезу вас в монастырь. Сам схожу с вами к Ферапонту...
   - Ну, это лишнее... - Затрепетал ресничками Вальтер. - К чему вам так себя утруждать...
   - Что Вы, милая сианна! Это мне только в радость... А может, пока лариссу оставите у нас? Матушка, - он метнул на мать строгий взгляд, - ей фаршик в мисочку положит... Да и Карине будет с кем поиграть! А как только вернемся, сразу ее заберете!
   Сианна Селина уже принесла наполненную фаршем миску.
   - Ну, если только ради голодного животного... Тогда, конечно, позавтракаем!
   Завтрак, в отличие от ужина, приятно радовал глаз и желудок обилием булочек, колбасы, сыра и крепкого напитка вроде кофе. Девицы, бросив куртки на диван, уселись за стол.
   - Кушайте, доченьки! - Мама саина Морена источала такую сладость, что у Вовки атавистически заныл зуб. - А почему вы снова надели эти темные, походные одежды? Сейла подарила вам свободные летние юбочки и блузы! Как хорошо в них смотрятся ваши фигурки!
   Вовка молча посмотрел на деликатно вкушающего Вальтера и быстрей заработал челюстями. Допив молоко, он с благодарностью поднялся.
   - Не возражаете, если я прогуляюсь по утреннему саду? У вас чудесные каменные дорожки и великолепная под деревьями беседка...
   - Все же мне кажется, дорогая, - Вальтер сложил салфетку, - не стоит так злоупотреблять гостеприимством наших хозяев. Тем более, что я уже поела и готова ехать...
   Вовка задвинул стул и подхватил свою куртку. Стул Вальи учтиво придержал вскочивший с места Линсей Морен.
   И вот, наконец, ворота на улицу раскрыты. Черный аэромобиль хозяина негромко урчит мотором и гонит из-под днища пыль.
   - Сианна Морен, спасибо огромное и... надеемся снова когда-нибудь увидеться.
   - Что вы, деточки! - Всплеснула руками хозяйка дома. - Как раз к обеду вернетесь!
   Сын, проходя мимо матери, тихо шепнул:
   - Не переигрывай... Они и так, словно саины из села, нарядились... позорище!
   - С Богом, девоньки! - Вытерла отсутствующую слезу Селина и помахала ладошкой.
   Карина, в обнимку с лариссой, сидела на корточках сзади и сосредоточенно начесывала той ушко с надеждой, что незнакомые гостьи больше не вернутся, и дорогой зверек останется жить у нее.
   Девушки, вслед за Линсеем, прыгнули в салон, прикрывая панорамные двери. И вот аэромобиль поднялся в воздух...
   - А я?! - От дома, застегивая на ходу кофточку, неслась Сейла. - А меня-то забыли?!
  
   Зеленые улочки большого города неожиданно кончились так же, как и пояснения Линсея. А дальше началась непрерывно-серпантинная дорога в горы.
   - Наслаждайтесь пейзажами, девушки, - посоветовал водитель, - а мне отвлекаться нельзя. Движение к монастырю плотное, кругом - пропасти и резкие повороты...
   - Конечно! - Поспешила согласиться Валья, восседавшая рядом с водителем. А Сейла, немного подумав, испуганно придвинулась к Вовке.
   - Ты чего? - Спросил он. - Гор боишься? Тогда зачем поехала, если страшно?
   - Я гор не боюсь. - Прошептала девушка. - Просто если вдруг... Я видела, как с обрыва слетела машина...
   - Ну, иди ко мне! - Вовка поднял руку и обнял узкие плечики. - Закрой глазки и представь, что ты - Горная Королева. Представила? Э, не подглядывай! На тебе длинное, шитое серебром, платье. В ушах - бриллиантовые подвески, а на белой шее - колье. Ты стоишь на самой высокой вершине, покрытой вечными снегами. Над головой - фиолетовое небо с белыми точками звезд. Солнце от самого горизонта посылает тебе свои прощальные лучи, окрашивая снег под ногами пурпуром, плавно переходящим в глубокий синий. А поднимающаяся вверх огромная Кассандра целует твои волосы теплым розовым светом. Корона на твоей голове сияет так, что в любом селении виден ее нестерпимый блеск. Весь мир у твоих ног. Города, деревеньки, леса и реки. Луга и озера - все приветствуют несравненную Королеву гор, бросая к ее ногам подарки в виде разноцветных речных лент, теплого дыхания бирюзовой волны, чирикания далекой птицы и нежного аромата ночных фиалок, каким-то чудом долетевшего к вершине мира... Эй, Сейла! Ты уснула? Открывай глазки, мы уже приехали!
   Аэромобиль стоял на тесно заставленной площадке под коричневыми, в цвет скал, массивными стенами монастыря. Перед тяжелыми приоткрытыми воротами стояла очередь из крылатых паломников, жаждущих приобщиться к чудесам свершений и мудрости таинств поселившегося тут старца.
   - Ну что, девушки, - весело спросил Линсей, - как вам путешествие? Скажите, - он подал руку Валье, на которую та грациозно оперлась, - разве вы могли бы дойти сюда ножками? Правда, тут ходит общественный вагон, но отправление только рано утром. Сегодня вы бы на него точно не успели!
   Вовка и Сейла вылезли на солнцепек, приправленный сильным и холодным горным ветром. Сейла, придерживая разлетающиеся косы, тут же уцепилась за локоть "подруги".
   - Спасибо за сказку! - Шепнула она. - Можно, она будет только моей?
   - Это значит, никому не рассказывать? - Уточнил Вовка.
   - Да! - С жаром ответила девушка. - Когда на меня свалится что-то неприятное или трудное, я буду представлять себя Горной Королевой, у ног которой - целый мир. И сразу станет легко и не страшно!
   - Смешная ты! - Улыбнулся Вовка. - Дарю. На память.
   Тем временем, Линсей вытащил из багажника баул и, попросив девушек подождать, пошел в другую сторону от ворот. Впрочем, он скоро вернулся. Но без сумки.
   - Ну вот! - Довольно сказал он. - Можем идти! Старец нас ждет!
   Вальтер кивнул головой и сделал шаг к очереди, но саин Морен, ухватив ладонь Вальи, развернул всю компанию в сторону ступеней к угловой башне стены.
   - А мы пойдем иным путем... - пропел он, укладывая ладонь на сгиб локтя. Вовка с Сейлой, переглянувшись, двинулись за ними. Длинная очередь забубнила, бросая на них косые взгляды. Один из вышедших от старца паломников, проходя мимо, отчетливо буркнул про подарки братии и вход по знакомству.
   - Вы ли это, саин Сонор! - Ухмыльнулся Морен и громко продолжил. - Я слышал, в школе Вы проповедуете воинствующий атеизм, призывая родителей учеников не ездить в горы за сомнительными советами старца!
   Очередь заволновалась, ближним боком выпирая в сторону говоривших. Кое-кто, не боясь потерять натоптанное место, порывался подойти и выяснить отношения.
   - О, саин Морен! Я не узнал Вас в окружении очаровательных... сианн?
   - Да, саин Сонор. Мои столичные гостьи...- Расплылся улыбкой Линсей. - И моя сестра!
   - Всего Вам доброго! - Поклонился саин Сонор и побежал к аэромобилю.
   - Всего... - Проводил его взглядом Морен. Стало понятно, что добрыми эти отношения больше никогда не будут.
   Очередь, видя, что развлечения с руганью и дракой не предвидится, снова вытянулась ровной полосой. А саин Морен и девушки быстро свернули за угол и оказались перед приоткрытой калиткой. С той стороны двери на них мрачно смотрел высокий тип в балахоне и глубоком капюшоне на лысой голове.
   - Заходите. - Прошептал он и, запустив их внутрь, запер калитку. - Прошу быстро следовать за мной и не отставать.
   Несмотря на почти бег за длинными шагами монаха, Вовка успевал крутить головой. Вон ворота. Очередь от них тянулась по травянистому двору монастыря к раскатившимся черным камням, над и между которыми братия устроила себе из пестрых обломков скал нечто вроде дома без окон и дверей. Ими служили круглые отверстия, занавешенные тряпками. Вокруг поселения в ведрах цвели неприхотливые цветы, а сзади, замаскированная чахлым кустарником, стояла огромная цистерна для воды. Кто-то суетился, наполняя "святой" жидкостью баклажки и бутыли. Там же вертелись какие-то птицы, склевывая из рук паломников семена. За цистерной на веревке сохло стираное белье. И все это убогое хозяйство было обнесено могучей капитальной стеной.
   - А зачем она вам? - Не сдержал любопытства Вовка. - У вас воровать-то нечего. Если только добавить чего-нибудь своего...
   - Горы. - Лаконично сказал проводник. - Ветер. Снег.
   К черным камням они подошли с другой от ворот стороны. Вот тут была единственная, узкая, но в полный рост дверь. И они вошли в нее вслед за провожатым.
   - Ждите. - Еле слышно шепнул он и скользнул за натянутую занавеску.
   - Девушки меня простят, - так же тихо сказал Морен, - если мы с сестрой пойдем к старцу первыми?
   Вовка с Вальтером с жаром закивали головами.
   Когда появившийся из внутренних помещений проводник позвал Моренов, Вовка дунул в подставленное Вальтером ухо: "Портал!"
   Вальтер кивнул. А Вовка, закрыв глаза, присел на землю и уперся в нее обеими руками. И вот тут он первый раз увидел обрывки силовых нитей...
   Они торчали глубоко в земле, словно перегоревшие от короткого замыкания провода. Но не кучей, а отдельно друг от друга. Поникшие, обессиленные, скрученные под разными углами... словно их не только оборвали, но и сожгли для пущей надежности.
   Вовка пошевелил руками, пытаясь нащупать тот магический луч, которым можно было бы их связать воедино, чтобы снова они могли пропускать через себя огромное количество энергии. Он попытался представить, как выглядел этот портал, вспоминая различные электрические устройства. По всему получалось, что тут не хватает какого-то "сопротивления", к которому раньше подключались эти "провода". Кроме него было бы неплохо разобраться, что с чем соединять... А то вместо родного дома можно улететь в такую даль... или вообще разлететься по эфиру отдельными атомами.
   Вовка приподнялся и привалился к стене, прикрыв глаза.
   - Тебе плохо? - Вальтер подхватил его под руку.
   - Нет... - Тот вытер капли пота на лбу. - У нас здесь ничего не получится...
   - Почему?
   - Нужно время, чтобы разобраться. Не возьмут же нас монахи к себе на полный пансион! Тут постоянно топчется народ... Придется искать другое, уединенное место.
   - Но ты что-то понял?
   - Только увидел... Тс!
   Занавеска откинулась, и Вальтер сразу загородил собой обессилевшего Вовку. Перед ними в коричневой монастырской хламиде стоял высокий молодой аггел с прозрачными голубыми глазами. Не двигаясь, он жадно всматривался в лицо Вальтера, а потом и выпрямившегося Вовки.
   - Э... Вы что-то хотели? - Любезно поинтересовался Вальтер.
   Вместо ответа аггел медленно встал на колени.
   - Вы это чего? - Вовкина рожица с нахмуренными бровями вылезла из-за плеча друга. - Может, Вам прилечь?
   - О, да... - прошептал аггел и бледно улыбнулся. - За этот божественный свет можно лечь пылью к вашим ногам...
   - Слушай, а может, это расстройство психики? - прошептал попятившийся к выходу Вовка. Сумасшедших он не боялся. Но очень не любил их успокаивать. - Горная болезнь?
   - А давайте Вы присядете, выпьете водички! - Негромко произнес Вальтер, наклонившись над упершимся в пол лбом монахом. - И сразу станет легче!
   Но тот выпрямился и, неожиданно легко встав с колен, произнес:
   - Приветствую моих Владычиц в этой скромной обители! И торжествую от того, что одним из первых узнал о вашем возвращении! Мир, - он вытянул ладони в стороны, - радуется вместе с нами! Слава Богам!
   Вовка попятился еще больше.
   - Вальтер, что за хрень? Может, пойдем отсюда?
   - Погоди, Вовка. Тут надо разобраться. - Вальтер наоборот, подошел к монаху и, участливо заглянув ему в глаза, поинтересовался:
   - Это мы - Владычицы? Почему Вы так решили?
   - Я вижу перед собой исчезнувших на века детей Анибель! Какое счастье даровано мне судьбой! Боги! Помогите познать мне вашу святую волю! Что я, обычный монах, должен сделать для них?
   Он на какое-то время замер. И только слезы текли из уголков глаз. А губы улыбались.
   - Блаженный. - Прошептал Вовка. - Слушает распоряжение тех, кто свыше.
   И оттопыренным большим пальцем указал в потолок
   Впрочем, монах быстро открыл глаза и, поклонившись, серьезно сказал:
   - Боги говорят, вы забыли о своей миссии. О своей истинной матери. О нашем мире. И поручили мне все вам рассказать. А это займет некоторое количество времени. И я умоляю меня выслушать!
   Вальтер поглядел на Вовку. Но тот, видимо, сопоставив какие-то факты, согласно кивнул головой.
   - Пуст! - На зов монаха пришел прежний высокий проводник. - Сообщи аггелам, что приема больше не будет. Пусть расходятся.
   - Но пуст Ферапонт! Они будут огорчены. Аггелы потратили много сил и времени, добираясь в нашу обитель, чтобы услышать твое мудрое наставление!
   - Да, - влез в разговор Вовка. - Нехорошо получается. Вы, правда, отпустили бы очередь. Мы можем подождать, если рассказ отнимет много времени. И никуда не уйдем. А население обижать не стоит: ведь свои маленькие проблемы для каждого важнее общемировых!
   - Спасибо, милостивые Владычицы! Пуст, покажи, где Владычицы могут отдохнуть и перекусить. Только еда и жилье у нас скудные, не взыщите!
   Вовка с Вальтером переглянулись.
   - Нас все устраивает! - Хмыкнул Вовка. - А отдохнуть мы можем и здесь.
   И девушка села прямо на землю.
  
   Возмущенный до глубины души саин Морен в сопровождении сестры шел к воротам. Негодованию и разочарованию тщеславного учителя большой городской школы, уважаемого всеми аггела, не было предела. И только присутствие посторонних глаз сдерживало его от открытого проявления эмоций. Но когда он сел в свой аэромобиль, накопившееся раздражение вылезло наружу. Да так, что Сейла тихо сползла на коврик между сидениями.
   - Что он себе позволяет! Жалкий фигляр! Прикормленный вершитель судеб! Да как он посмел, ничтожный голодранец, указывать мне, как жить! Нет, каков идиот! "Знай свое место!" Я и так его знаю! - Разорялся Морен. - И не ему мне об этом рассказывать! "Будь скромнее в запросах! Твое счастье находится рядом!" Оно было рядом, пока этот поганец своими речами все не испортил! Сейла! - Рявкнул он. - Они не захотели отдать мне девчонок! Выставили магическую защиту, амбалы! Как будто я не могу ее пробить! Да раз плюнуть! Просто шуметь не хотелось! Пристегнись, трусливая кукла! Едем домой!
   Взревел мотор и аэромобиль, поднявшись над стоянкой, начал разворачиваться.
   - А девушки? - Пискнула Сейла. - Ты их ждать не будешь?
   - А ты слышала, что сказал этот недоумок? "Они тебе не принадлежат. И никому принадлежать не будут! Они - суть мира!" Совсем с катушек съехал! И эта его братия... Не братия, а гвардия! И где он таких здоровых лбов набрал?
   Развернувшись, Морен дал по газам. И, едва вписавшись в полотно дороги, аэромобиль помчался вниз, вылетая задом за силовые линии ограждения. Датчики на панели приборов пищали, призывая водителя сбросить скорость. Сейла, закрыв уши руками, тряслась на коврике и твердила: "Я - королева... мне все равно..." Едва не скинув с дороги встречное аэротакси, Морен, наконец, сбросил скорость. Острота ощущений немного прошла, но разочарование все еще грызло впечатлительную душу. И, вытесняя негатив, уже поднимало голову любопытство: интересно, про какую женщину, ту, что совсем рядом, говорил монах? Лица соседских дочек калейдоскопом вертелись перед его внутренним взором. Но тут же стирались, меняемые новыми образами. Непонятно!
   - Сейла! - Позвал он. - Ты там коврики не испортила?
   - Сам дурак, братец. Не испортила, хотя надо было. - Отозвалась девушка, вылезая на сидение. - Разбить нас хотел?
   - Не разбил же. - Философски отозвался Линсей. - Слушай, помнишь, Ферапонт сказал, что мое счастье рядом?
   - Ну...
   - Как ты думаешь, кто это?
   - Неужели мой братец решил расстаться с идеей переехать в столицу и там выгодно жениться?
   - Мне просто интересно...
   - Тогда не знаю.
   - Говори!
   - А вот и скажу, пожалуй... - Девушка прищурила глаза, рассматривая дальние горы. - Может, дурь из твоей головы быстрее выветрится...
   - Ну?
   - Тейра, дочь сестры второй жены в тебя влюблена чуть ли не с пеленок. Хорошая девушка. Готовит вкусно, дом убирает. Симпатичная и спокойная.
   - Эта? Серая мышь? - Морен от удивления даже обернулся. - Никогда бы не подумал!
   - Вперед смотри! А кого ты вообще, кроме себя, видишь? Даже мать живет только твоими интересами, не обращая внимания ни на меня, ни на Карину. А вот Тейра в свободное время с ней играет. И даже сказки на ночь рассказывает! А от вас только и слышишь: когда мы будем жить в столице... Да кому вы там нужны? Богатые женятся на богатых, братец. И шанс с Вальей, увы, сразу был призрачным.
   - Помолчи уже! И так тошно.
   - Ты спросил, я ответила. Так что можешь подпрыгивать за журавлями в небе хоть оптом или в розницу . Авось ноги переломаешь и успокоишься.
   - Да замолчишь ты когда-нибудь?
  
   Очередь, несмотря на весьма краткие ответы "старца", все никак не кончалась, и Ферапонт, изнывая от нетерпения, послал к народу одного из своих пустов объявить, что делает часовой перерыв. Кто хочет ждать, пусть ждет, но монастырь для посетителей все равно закроется в пять. Отпустив последнюю бабку с вопросом "выходить ли ей замуж второй женой за соседа", он помыл руки в подставленном одним из монахов тазу и приказал собрать на стол в круглой комнате. А сам отправился за девушками.
   Те сидели все там же, где он их оставил. Только дверь была раскрыта, и в проеме виднелся горный склон с куском голубого неба.
   - Прошу прощения, Владычицы, за ожидание! - Улыбнулся он уже вполне адекватно. - Умоляю вас принять участие в нашей дневной монастырской трапезе. Не побрезгуйте соленым сыром и подсушенным хлебом!
   - Нам бы водички. - Ответил Вовка. - Но мы с вами посидим, если вы настаиваете.
   Пройдя внутрь помещения, ребята попали на круглую и ровную площадку, по краям которой как раз лежали большие черные камни.
   - Вот оно, Вальтер! - Шепнул Вовка. - Поле переноса!
   На этом самом поле стоял низкий, грубо сколоченный длинный стол, застланный длинной чистой тряпкой. Крепкие пусты, откинув капюшоны с бритых голов, быстро расставляли миски и кружки. Разложив ложки, один из них водрузил с краю большую кастрюлю и замер, глядя на Ферапонта.
   - Братия мои! - Улыбнулся тот. - Сегодня произошло то, ради чего мы с вами несем к Богам наши помыслы: телесные и духовные. Боги услышали наши молитвы! Радуйтесь, братья! К нам, в нашу тихую и скромную, удаленную от мира соблазнов, обитель явились дочери Владычицы Анибель! Вот они...
   И Ферапонт обожающе посмотрел на двух девиц в мешковатых штанах и куртках, косы которых покрывал не длинный плат, а воздушный шарфик, плотно намотанный на волосы тюрбаном. С первого взгляда вообще было не понять, кто это: женщина или мужчина.
   Вовка заметил пару недоумевающих взглядов, которыми обменялись монахи.
   - Так вознесем же радость нашу к Богам нашим! Пусть они веселятся, глядя на наше веселье! Время слез закончилось. Наступило время решительных действий!
   Все, глядя на Ферапонта, сложили руки и что-то зашептали. Закончив, пастырь указал на стол:
   - А теперь возблагодарим небо, дающее нам не только укрепление духа, но и физических, бренных сил! Прошу садиться к столу!
   Об этом пустов просить не стоило. Молодые организмы постоянно требовали пополнения калорий.
   Девушки в нерешительности стояли сзади, пока парни, расталкивая друг друга локтями, усаживались за столом. Свободных мест, понятно, не осталось.
   - Простите, Владычицы! - Склонился Ферапонт до земли, увидя сей конфуз. А потом выпрямился и долбанул кулаком по столу. Парни заерзали, освобождая место.
   Вовка скривил рот.
   - Нет-нет. Сидите. Вкушайте. А мы, пожалуй, подождем на улице. Здесь душновато.
   И, взяв Вальтера за руку, Вовка решительно вышел из портального круга.
   Очереди внутри монастыря уже не было. Ветер с гор гонял по двору выроненную кем-то из просителей бумажку. Когда она подлетела к присевшим в тени девчонкам, Вальтер прижал ее ногой, а потом, отряхнув, прочитал:
   - "И не забыть попросить за хромую Весию, выйдет ли она замуж хоть третьей женой. И как избавить ее от прыщей..."
   Вовка хмыкнул:
   - Надо было начинать со второй просьбы. Ибо из нее вытекает первая.
   Вальтер поднял руку с бумажкой вверх.
   - Пусть Весия избавится от прыщей, хромоты и выйдет замуж!
   Отпущенная бумажка, покружив на месте, взмыла вверх и, затянутая вихревым потоком, унеслась за ограду монастыря.
   - Вовка!
   - Что?
   - Может, вернемся в город? Заночуем где-нибудь в парке, а завтра снова пойдем искать порталы.
   - Да, пойдем. Но интересно послушать, что скажет этот чудик. Знаешь, мне кажется, они принимают нас за кого-то из их божественного пантеона. И, когда мы выйдем в путь, соотношение с этими персонажами должно быть минимальным. Нам с тобой подобная слава не нужна.
   - Это точно! Ты разобрался в материале портального круга?
   - В принципе, да. Им может быть любой проводник. Магия - суть те же электромагнитные колебания, только более высокой или низкой частоты... Не переживай, Вальтер. Я разберусь. Мне бы в спокойной обстановке в этой конструкции поковыряться...
   - Простите, Владычицы, что оставил вас! - Вылетел из двери настоятель. - Но без строгого внушения я не мог покинуть свою паству. Умоляю, разделите с нами трапезу! Все в нетерпении ждут!
   Вовка понял, что Ферапонт как следует промыл монахам мозги, но есть так и не дал. Ну, это их проблемы.
   - Вот что. Времени у нас мало. Мы и так ждали полдня. Поэтому говорите, что хотели, и мы пойдем.
   - Нет, ну как же так! - Заволновался "старец". - Теперь мы вместе, с молитвенным пением, хоругвями пойдем в столицу...
   - Чтобы на подступах нас встретил с дубинками ОМОН...- шепнул Вовка.
   Вальтер задавил смешок.
   - А конкретика где, старче? - Вовка пристально посмотрел в восторженные глаза Ферапонта.
   - Мы понесем Владыке великую весть... Он возликует вместе с чадами и домочадцами, да что там, всем миром!
   - Короче, добрый молодец... - Вовка легко встал на ноги. - Тебе захотелось размять ноги и, заодно, прославиться, раз уж представилась такая возможность. Нас этот расклад не устраивает. Прощай.
   И Вовка подал руку Вальтеру. Тот тоже встал.
   - Нет! Я не пущу вас! Столько лет я молил об этом часе! Мечтал... Вы не можете уйти без меня!
   - А ты попробуй, удержи! - В глазах Вовки плеснулась голубая ярость.
   Но старца уже понесло.
   - Вы - дети Владычицы Анибель! Вы должны взять судьбы мира в свои руки! Демоны до сих пор отнимают энергию, которую должны получать мы! Да, - горько сказал Ферапонт, - когда-то давно мы были ангелами и умели летать не только под сводом своего неба, но и по другим мирам. Мы учили народы низших миров, как им жить, кому молиться. Учили простейшим моральным заповедям... Но потом все рухнуло: энергии мира истончались, и настоящих ангелов становилось все меньше и меньше. И только одни Владычицы могли сами, без порталов, ходить по мирам и общаться с Богами. И тогда, видя нашу слабость, жадные и завистливые демоны украли у нас не только изымаемую энергию подвластных масс, но и жизни многих наших друзей, близких, родных... В том числе, жизнь Анибель и ее дочерей. Но было великое пророчество: Когда приток сил почти иссякнет, дочери великой Владычицы вернутся в наш мир. И все зло, содеянное в войне, исчезнет. Сферы бытия расцветут новыми цветами, а аггелы обретут возможность летать. И вы считаете, что я вас отпущу? Я обязан доставить вас Владыке Мертону!
   - Из огня да в полымя... - Задумчиво сказал Вальтер, разглядывая вышедших из каменного убежища суровых и мощных пустов. Кое-кто из них за спиной держал крепкие веревки.
   - А ты абсолютно уверен, что этот мир надо спасать? - Предпринял последнюю попытку решить дело полюбовно Вовка. - Посмотри, кругом - улыбающиеся лица. Аггелы радуются каждому погожему дню. А что ему предлагаешь ты? Снова войну? И где? На выцеживаемых вашими Владыками планетах? Или замараешь изумрудную траву кровью своих сограждан?
   - Демоны должны быть повержены! - Фанатично воскликнул Ферапонт и торжественно поднял руку.
   Вовка едва успел выставить вокруг них с Вальтером магический щит, как атакующие силы пустов с грохотом врезались в него, высекая сотни искр.
   - Мать вашу, монахи! - Вовка содрал с головы мешающий ему шарф. - Вальтер, за спину!
   Тот плотно встал за Вовку, готовясь, чем можно, помочь.
   - Значит, воинствующий орден? - Поинтересовался он, пока пусты отдыхивались после залпа. - Готовитесь нашими руками выстлать дорогу в преисподнюю? Вальтер, как считаешь, может, им как раз там место?
   Ферапонт, как завороженный, смотрел на разгорающийся вокруг одной из девчонок свет, на огненные крылья, распахнувшиеся за ее спиной, на длинные волосы цвета льна...
   - Воительница! - Прошептал он. - Светозара!
   - Взять их! - Тут же крикнул он.
   А Вовка просто провел вокруг себя рукой. Есть такой магический прием. Этому учил его мэтр Вилдбах. Против солдат на поле брани не годится, можно задеть своего. А в уличной драке, да когда на тебя нападают целой ватагой - самое то. Там, на своей земле, Вовке удавалось валять только своих ровесников. А здесь, в мире насыщенном магией, к тому же вернувшем своим блудным детям их силу, ударная волна получилась такой, что пустов разметало в разные стороны, а стены монастыря упали, раскрошившись, наружу, чуть не задавив куковавшую под ними очередь.
   Когда они остались наедине с черными камнями, принявшими первозданный вид, поскольку куски постройки тоже куда-то улетели, Вальтер поинтересовался:
   - Дорогая, что это на тебя такое нашло? Девушка высшего сословия должна быть эмоционально сдержанной, а не кидаться в разные стороны скалами и аггелами!
   - Ох, - Вовка погас и спрятал крылья, - толком ничего не объяснят, а сразу грозятся. То замужеством, то неувядающей славой Жанны д'Арк. А нам это надо? И вообще, - он отряхнул куртку и закинул ее за спину, - спасители миров всегда плохо кончали, поскольку спасаемые спасаться не хотели. Им и так жилось неплохо.
   - Да. - Вальтер помог Вовке заплести растрепавшиеся волосы в косу. - Зато адепты до сих пор с удовольствием выясняют, чьи пророки были круче. Ну что, пойдем отсюда?
   - Да, моя хорошая. Я чувствую неплохой портал всего в дне пути. Надо бы только где-то перекусить и поспать. Как считаешь?
   Перешагивая через обломки стены, девушки выбрались наружу.
   Аггелы, пострадавшие во время обрушения стены, постанывали, осматривая полученные раны и ушибы, а остальные суетились, ничего не понимая, вокруг. Две молодых женщины бежали по ступеням от стоянки им навстречу. Наверное, помогать раненым. Еще двое мужчин вылезали из аэротакси, внимательно наблюдая за странной картиной. И вдруг одна из этих женщин остановилась и, вглядевшись в Вовку, протянула к нему руки:
   - Вовка, родной! Вы живы!
   - Арина? - Не поверили своим глазам запыленные девицы. - А ты здесь откуда?
   - Я не знала, выбрались вы из гор или остались там навсегда! - Смахивая летевшие в стороны слезы, русалка радостно улыбалась. - А вы живы! Живы! Хорошие мои!
   Что-то вдруг заставило Вовку оторвать глаза от хорошенького личика их первой в этом мире знакомой и внимательно посмотреть на ее спутницу.
   Взгляд скрестился со взглядом... нет, с холодными и бездонными глазами убийцы. Женщина, словно в страшном сне, взметнула руку... Швырнув Арину на камни, Вовка успел выставить зеркальный щит.
  
   Глава десятая. Пересечение линий.
  
   Солнце предыдущего дня уже падало за горизонт, когда уставшие Арина и Силия Револь подъехали к гостинице. Город потихоньку зажигал вечерние огни, а горожане, привлеченные теплым и тихим вечером, выходили на прогулку, раскланиваясь с соседями.
   - Ты не очень устала? - Поинтересовалась сианна Револь у Арины, расплатившись с таксистом.
   - Устала. - Призналась девушка. - Но у нас остался только завтрашний день. И то, до вечера.
   - Тогда приводи себя в порядок, встречаемся... - профессор задумчиво посмотрела на висящие перед входом часы, - через сорок минут в ресторане!
   А еще через полтора часа, когда совсем стемнело, две молодые и элегантные девушки в прогулочных вечерних плащах вышли на улицу.
   - А куда мы сейчас пойдем? - С улыбкой спросила Арина. Ей хотелось, чтобы ее мальчишки нашлись прямо сейчас! И не важно, что завтра вечером экспресс увезет ее в Академию вместе со строгой, но оказавшейся такой отзывчивой темной феей. Главное, просто знать, что у них все в порядке! Арина даже не хотела себе в этом признаваться, но теплая эмоция нежного чувства белым цветком прорастала в груди. Если они сейчас встретятся... у них есть одна ночь... А Вовка, хоть совсем юноша... но как он красив! И как на нее смотрел! У русалочки сладко заныл низ живота...
   - Мы идем в район достаточно респектабельных горожан, могущих себе позволить участок сада вокруг дома. Среднее сословие, ну, может, немного выше среднего. - Отрывисто рассказывала Силия. - Приблизительно, три километра по прямой. С учетом вывертов городских улиц - четыре. Тут есть следы их аур. А пока смотри, как красиво горожане устроили подсветку своих деревьев!
   - Да... - Русалочка вынырнула из своих грез и завертела головой по сторонам. - Красиво! У моего дедушки в кронах дубов тоже живут светляки. Только зеленые. А здесь даже красные роятся!
   И она подставила ладошку пролетающему мимо жучку со светящимся красным брюшком. Немного покружившись, он сел ей на палец.
   - Какой ты хорошенький! - Сообщила ему девушка. - Ты бы очень понравился моему дедушке!
   Жук, польщенно оттопырив крылья, дал себя рассмотреть и, когда девушка отошла от его дерева метров десять, с гулом поднялся и полетел обратно.
   - Эти жуки живут только на иберинской мальве. Когда-то моряки привезли ее с того континента вместе с насекомыми. Вот они и размножились. Тоже вместе. - Улыбнулась Силия. - Но в горном краю мальва не переживет суровую зиму. А здесь, на побережье, всегда тепло от огромной массы незамерзающей воды. Так что, несмотря на близкие горы, здесь мягкий климат, и они хорошо размножаются.
   - Жаль. - Арина любовалась растениями, так красиво подсвеченными этими необыкновенными насекомыми, которые даже садились на стенки домов, образуя, при достаточно живом воображении, целые картины.
   Тем временем, центральные и оживленные улицы закончились, уступив место тихим и спокойным "спальным" переулкам, дома и сады которых были огорожены небольшими заборами с проведенной по периметру магической защитой от воров.
   - Нам нужен третий дом слева... - Поискала глазами сианна Револь. - Ага! Вот и он!
   Но в этом маленьком городском поместье и заборчик был повыше, и охранная система получше.
   - Похоже, наши мальчики сейчас там... - Задумчиво сказала Силия, сканируя замок. - Но такую защиту мне не пройти...
   Она быстро поковырялась в настройках модулятора.
   - Ага! - Согласно кивнула головой. - Есть!
   Она посмотрела на ничего не понимающую девушку.
   - Сейчас мы попробуем их прослушать!
   Порывшись еще немного в своей сумке, она достала из нее маленький кубик серого цвета и, прилепив его к модулятору, выставила руку в сторону огней спрятавшегося за деревьями дома. Из кубика медленно стала вытягиваться блеснувшая в свете фонаря антеннка.
   - Сейчас... Включу громкость...
   -... Мамочка... Я обязательно должен жениться на Валье и это не обсуждается! - Послышался голос. - Мы должны использовать упавший нам в руки шанс!
   - Но у нее в столице родители, а девочки учатся в Академии! - Мужской голос сменился женским. - Если она не захочет?
   - И скажи мне, мама, какая девушка отказывается от предложения стать первой женой? Жить в холе и неге. Не зная грязного труда...
   - Она и без тебя жениха найдет, мой мальчик. И забот знать не будет...
   - Мама!..
   - Какой-то урод страстно хочет жениться на девушке из столицы... - разочарованно сказала Силия. - Интересно, чем он ее зацепил? Ладно, это ерунда, давай попробуем пройти лучом по дому...
   - Тейра, поиграй со мной! - раздался капризный детский голосок. - У Карины головка болит... и ножки...
   - А давай я тебе поцелую головку...
   - Детская чепушня. - Отрезала темная фея и поморщилась. Детей она не любила. - Дальше...
   - Ой, - снова в поле действия луча попал женский голос, - зря они это затеяли! Не согласится девчонка на брак! Да еще из столицы в захолустье переехать!
   - Да ты что! Это хозяин в столицу метит!
   - Тейру жаль... - немного погодя вздохнула женщина. - Она была бы для него идеальной женой. Хоть второй, хоть первой.
   - Хозяину столицы подавай! Хочет с аристократами за ручки здоровкаться...
   И женщины захихикали.
   - Да есть в этом доме кто-нибудь, говорящий не о свадьбе? - Возмутилась сианна Револь.
   Но ответом ей была полная тишина. Но тут, словно проходя через сильные помехи, они услышали еще один голос:
   - ...В любом случае, мы завтра отправляемся к Ферапонту...
   - Вовка! - Подпрыгнула Арина. - Это они! Может, постучимся и попросим их позвать?
   - Нет, - задумчиво сказала Силия, убирая оборудование, - они завтра едут в горный монастырь... Вот там мы их и встретим!
   Гостиница еще спала, когда две девушки, одетые в традиционные длинные юбки и накидки на головы, вышли оттуда на улицу.
   - Мы в горы? - Поинтересовалась у преподавательницы Арина.
   - Нет. Сначала к тому дому, где находятся твои знакомые. Надо убедиться, что это они. И только тогда мы отправимся за ними.
   - Но почему тогда не подойти сразу? - Удивилась Арина.
   - Юноши хотят совершить паломничество к старцу Ферапонту, известному своими наставлениями для души и предсказаниями. Нехорошо, если мы помешаем своим присутствием исполнить их благие намерения. Понимаешь? Пусть идут. А мы их встретим на обратном пути. Согласна?
   - Да... - Не нашла никакого изъяна в плане сианны Селии русалочка. Но, спрашивается, зачем так тянуть, чего-то выжидая, когда можно съездить туда всем вместе?
   Но, когда ты живешь за чей-то счет и тебе в твоих же делах помогают, капризничать, отстаивая свою точку зрения, не приходится. Проще еще немного подождать.
   И они, найдя под одним из деревьев на противоположной стороне улицы лавочку, уселись ждать. Время шло. Светило поднималось все выше и выше, заливая лучами деревья и улицу, по которой начал летать транспорт. А спешащие по делам немногие пешие аггелы с недоумением разглядывали съежившихся в тени девушек. Ведь достопримечательностей для туристов в этой части города не было совсем.
   Когда у Арины от голода забурчали внутренности, и она уже собралась с духом, чтобы предложить пойти перекусить, они, наконец, увидели, как во дворе того самого дома появился черный аэромобиль, ярко сияющий под солнцем. Вокруг забегали женщины. Потом пришел мужчина. Немного постоял и снова ушел. А когда вернулся, то с ним вместе шли две фигуры в штанах, сапогах, куртках и тюрбанах. Причем одну из них мужчина вел под локоть. И вот все трое влезли в машину и уже закрыли двери, как подбежала девушка и забралась вслед за ними. Ворота открылись, и аэромобиль, обдав сидящих пылью, пролетел мимо.
   - Они? - Спросила сианна Револь.
   - Вроде да... С такого расстояния плохо видно! - Растерянно сказала Арина. - А женщины кто?
   - Семейство Морен. - Сверилась с модулятором фея. - Мужчина - глава семейства. Учитель в школе. Не женат. Ну что, красавица? - Силия улыбнулась. - За ними?
   - Да! - Просияла Арина.
   И вот они, так и не угнавшись за мощным аэромобилем саина Морена, спустя два с половиной часа подлетели к монастырю. Очередь, равнодушно взглянув на новичков, снова отвернулась, вяло переговариваясь внутри себя.
   - А где они? - Удивилась Арина, оглядывая народ. Ни саина Морена, ни трех девушек в очереди не было.
   - А это мы сейчас узнаем...
   Сианна Револь снова достала свой модулятор.
   - Удивительно, моя дорогая, но они уже внутри. И нам остается всего лишь немного подождать! - Улыбнулась она Арине.
   - Я хочу есть и пить... - еле слышно шепнула девушка.
   - Ой, - сианна Револь всплеснула руками. - Ты ведь ничего не ела, бедная моя! - И, снова порывшись в сумке, достала бутылку воды и спелое яблоко.
   - Спасибо!
   - Ты кушай. - Улыбнулась фея. - Потом спасибо скажешь!
   Едва девушка отвинтила крышку от бутылки, как ворота распахнулись, выпуская из монастыря красного и злого Морена. Огромными шагами, размахивая руками, он быстро шел к стоянке.
   Девушка поднесла ко рту горлышко бутылки, и до ее чутких ноздрей ветер донес еле слышный запах аконита. "Наверно, растет неподалеку" - подумала она, собираясь отпить глоток воды. Но в это время пробегавший мимо Морен резко дернул крылом, отмахиваясь от вопроса сестры и случайно выбил из рук Арины бутылку. От падения на землю осталось только мокрое пятно и блестящие осколки посуды. Девушка растерянно посмотрела в спину злющему аггелу, который, открыв аэромобиль, влез в него и, хлопнув дверью, чуть не улетел без сестры.
   - Расстроился, бедный! - Пожалела его Арина. - Воды вот только нет...
   Она обернулась и хотела извиниться перед сианной Револь. Но слова почему-то застряли у нее на губах. Профессор, отведя взгляд от мокрого пятна, произнесла каким-то скрипучим голосом:
   - Действительно...Очень жаль!
   Потом она оттаяла и даже пошутила, что посуда бьется к счастью, предложив съесть яблоко. Но Арина, положив подарок на камень, отправилась к стоящим в очереди, чтобы узнать, куда делись два подростка, которые прилетели вместе с Мореном. Ей, конечно, дружно наябедничали, что привилегированная семейка с сумками обошла стену слева и, наверное, тут фантазия стоявших нарисовала пещеры, подземные ходы и магический проход, попала в монастырь совершенно другим путем. Девушка еще немного поговорила с женщинами и собиралась уже возвратиться к преподавательнице, сидевшей на камушке рядом со стоянкой, когда одна из сианн, заметив брошенный Ариной взгляд на сосуд с водой, посоветовала прогуляться под гору. Мол, там течет та же вода, что из подземной реки попадает в монастырь. Девушка обрадовалась и, махнув Силии рукой, заспешила по тропинке вниз. Напившись ледяной воды до ломоты в зубах, она снова поднялась к стоянке и уселась рядом с сианной Револь.
   - Идите, - предложила она, - прогуляйтесь к источнику! Там так хорошо! Заодно немного освежитесь. А я Вас позову, если мальчики выйдут.
   - Спасибо, - отмахнулась Силия. - Не терпится это дело закончить и домой. Завтра уже первые лекции...
   Они посидели еще немного. В ворота все также не пускали, и очередь расползлась в стороны. Кто-то вернулся в аэромобиль, кто-то спрятался от жары под стенами. И только дети продолжали бегать на солнцепеке. Время постепенно шло, но ничего вокруг не менялось. В небе плыли легкие облака, а солнце лениво клонилось к закату.
   Но вот внутри монастыря что-то грохнуло. Некоторые аггелы вскочили, снова выстраиваясь в очередь. Так, на всякий случай. И эта предусмотрительность спасла многим жизнь, поскольку менее чем через пять минут после первого звука стены монастыря брызнули камнями во все стороны. А некоторые секции упали целиком, придавив спрятавшихся под ними паломников. Над всем этим безобразием крутилась тонкая коричневая пыль. И вот, поддерживая друг друга, из этой завесы вылезли две фигуры. Арина всмотрелась и, охнув, побежала по ступеням вверх:
   - Вовка, родной! Вы живы! Слава Богам!
   - Арина? - Притормозила перепачканная пылью фигура . - А ты здесь откуда?
   - Я не знала, выбрались вы из гор или остались там навсегда... И отправилась вас искать! Родные мои! - Она протянула руки к милому и прекрасному, хоть и грязному лицу, как вдруг Вовкина рука резко швырнула ее на камень. Потом раздался шорох, шипение... и тишина.
   - Прости, девочка. - Вовка подал ей руку. - Вставай. И быстро уходим отсюда...
   - Но я хотела... - она покрутила головой, - познакомить Вас с моим преподавателем... Где она?
   Вальтер хохотнул.
   - Та самая дамочка, что швырнула тебе в спину серую смертельную гниль? Аккуратно. - Вовка подхватил Арину под локоть. - Не вступи в останки. Они тоже ядовиты!
   Рядом с ее ногами ветер кружил на одном месте серый пепел.
   - Но как же так...
   - Бежим, Арина... Если хочешь жить!
   И почему-то ставший меньше ростом Вовка увлек ее к стоянке аэромобилей.
  
   - Ну и куда мы теперь? - Поинтересовался у Ворона Райли. - На последний экспресс не успели, этот друид тоже исчез. А солнце все ниже. Может, все-таки, вернемся в город?
   - Помолчи, Райльер. Пожалуйста. - В кои-то веки в голосе Эрхана не было грубости и ехидства. - Мне надо сосредоточиться. И если у меня получится... то мы обязательно попадем туда, куда надо. И вовремя.
   Райли согласно кивнул головой и просто пошел по тропе за Вороном. Тот шел медленно, осматриваясь вокруг себя. Но вот немного в стороне, по склону вниз, он увидел группу молодых деревьев, ярко освещенных солнцем.
   - Идем, Райли. Кажется, это оно...
   Ворон встал ровно напротив двух одинаковых молодых дубков так, чтобы его тень падала между деревьями. Потом закинул за плечо сумку и произнес:
   - Райльер, дай мне свою руку. - И протянул ладонь коллеге.
   Тот, несколько стесняясь, сжал узкую, холодную ладонь своей здоровой горячей лапой.
   - А зачем?
   - Молчи, Райльер, что бы ты ни увидел, пока я не разрешу тебе двигаться и говорить. Хорошо?
   - Хорошо.
   Офицер специального управления знал, что такое дисциплина, поэтому вцепился в руку покрепче и приготовился... Вот только к чему? Глаза напряженно скользили по траве и ветвям. И вдруг на его глазах заросли между деревьями смазались, превратившись в прямой зеленый коридор без дверей, окон и теней.
   - Идем!
   И сначала Ворон, а потом вслед за ним и Райли вошли в него. Ворон двигался мелкими и короткими шажками, а Райли старался идти с ним в такт. Зеленые стены, потолок, пол под их ногами неслись назад с огромной скоростью так, что захватывало дух.
   - Смотри только вперед. - Прошептал Эрхан.
   У Райли начала кружиться голова, и в ушах противно зазвенело. Тогда он впился взглядом в единственную перед ним неподвижную точку: небрежный черный пучок на затылке коллеги. Стараясь не отвлекаться, он не заметил, что коридор в своем сумасшедшем беге замедлился, а потом остановился вовсе. И вот перед ними со всех сторон открылся совсем другой пейзаж.
   - А где это мы? - Недоуменно потер подбородок Райли, тупо глядя на плещущую у ног речную волну.
   Розовый закат совсем догорел, бросая одиночные малиновые блики на темное небо. Из-за гор вставала Кассандра, заливая далекие вершины золотистым светом. Ворон устало зажмурил глаза и нагнулся к воде, чтобы умыться. А когда встал, то сказал, смахивая прилипшую к лицу черную прядь:
   - Волхон, саин Амирен. У Ваших ног лежит великая река!
   - Вашу мать... - Сел на песок Райли и зачем-то, зачерпнув горстью воду, понюхал ее. - Точно, Волхон! Но как? Вы все-таки уговорили друида?
   - Как только что Вы, мой друг, прозорливо предположили, моя мать приняла в этом прямое участие... Теперь обернитесь назад и посмотрите туда. Видите огни города? Наши девушки где-то там. Мне достать приборы или вы таки спросите свою болотную магию о направлении поисков?
   - Да, - смутился Райли. - Конечно... Сейчас!
   Намочив носовой платок и зажав его в огромном кулаке, Райли по склону вскарабкался вверх, на дорогу. Ворон поднялся за ним.
   - Нам в город. - Оглянулся на коллегу Райли. - Идем?
   - Нет, коллега. Полетим. - Язвительно отозвался Эрхан и тотчас поднял руку: мимо пролетало пустое аэротакси, только отвезшее пассажира в порт.
   - Куда? - Привычно улыбнулся уставшим ночным пассажирам водитель.
   - В город, а там куда вот он скажет. - Кивнул на забравшегося на задние сидения Райльера Ворон.
   - Я скажу! - Подтвердил Амирен. Вода в намокшей тряпке, сконцентрировав в себе энергию дара Болотного Духа, выстрелила вдаль узкой желтой путеводной нитью, видимой только Амирену.
   А Ворон прикрыл глаза и, расслабившись, задумался. Ситуация ему нравилась все меньше, чем больше он над ней думал. Если мир сам, без чьей-то помощи, вытянул сюда новые воплощения дочерей Владычиц, значит... ему снова грозит опасность? Но откуда? Все вроде тихо и спокойно. Даже в верхах власти нет никакой суеты. Демоны не лезут... Что тогда не так? Но если предположить, что Владыки не знают об угрозе... Тогда девушки будут для них только излишним раздражителем. Ведь аггелы, узнав о возвращении дочерей Анибель, начнут бегать и вопить: трон наследницам! Убьем демонов! И тому подобную ерунду. Где-то вспыхнут волнения фанатиков... Владыка достаточно прозорлив, чтобы это понимать. Значит, для девушек выход один: снова уйти в круг перерождений. И желательно, самим. В противном случае, чужие руки сделают это больнее. Или спрятать? Но куда спрячешь яркий магический источник? Куда запихнешь солнце, чтобы его не было видно? Можно попытаться отправить их в нижние миры, но где гарантия, что они дойдут живыми до зеркального поля? Конечно, Владыка может взять одну из них замуж... Это успокоит буйные головы. Но вопрос в другом: а захочет ли девушка? Ведь в каждой из них столько чистых космических сил... Звезданет так, что мало не покажется всей планете.
   Он почти заснул, когда бодрый водительский голос громко сказал:
   - Приехали. С вас пять монет.
   Ворон открыл глаза.
   - А где это мы?
   Тускло освещенную проезжую часть, огороженную с двух ее сторон заборами, сверху занавешивала сочная зелень. Ни аэромашин, ни аггелов в этот поздний час на улице не было.
   Эрхан достал кошель и поинтересовался у Амирена:
   - Ну и где они?
   - Вон в том доме, за самым высоким забором. Может, пойдем, постучимся?
   - Наверное, пока не стоит. Не думаю, что семья, приютившая девчонок, знает, кого именно приютила. А разрушения, в случае силового захвата, будут огромными. Думаю, вернемся завтра пораньше...
   По пустынной улице навстречу им быстро шли две девушки, сверяясь с навигатором, и рассматривая номера домов.
   - Ну-ка, сдай в кустики... - Приказал Ворон и ткнул водителю жетоном в нос. - Спецуправление.
   Тот, словно на цыпочках, загнал машину в самую тень.
   - А вот это уже интересно! Смотри, Амирен!
   Девушки остановились напротив интересующего их дома. А потом, оглянувшись по сторонам, подошли к воротам. Одна что-то сказала другой и та на несколько шагов отошла. Зато в руках у первой блеснула в свете фонарей короткая антеннка, которую та умудрилась просунуть сквозь ограду.
   - Слушают... - Выдохнул Амирен.
   - Так что не одних нас послали по этому следу.
   Девушки немного повозились у ворот, но потом развернулись, собрали антенну и ушли вниз, к центру города.
   - Потихоньку за ними. - Скомандовал Ворон.
   Неспешная слежка в ритме прогулки привела офицеров к симпатичной голубой гостинице с ярко освещенной дверью.
   Заплатив таксисту с пожеланиями увидеть его завтра здесь же еще до восхода солнца, офицеры вошли внутрь и сняли номер на третьем этаже.
   - А много ли у вас в этот сезон постояльцев? - Поинтересовался у администратора Эрхан. - Еще тепло, думаю, отпускной сезон не закончился?
   - Да мы сами удивляемся, саин! - Подняла на Ворона карие глаза миловидная девушка в белой блузе и синей длинной юбке. Коричневые крылья, увешанные цепочками со стразиками, аккуратно были сложены на спине. - В это время обычно один за одним идут шквалы да шторма. Дождь льет, не переставая. Все-таки осень! А в этом году лето никак не заканчивается! Но кто ж знал! - Она покачала головой, чтобы мужчины оценили блеск граней грушевидных сережек, веером разлетавшийся по ее шейке и воротничку.
   - Симпатичные серьги! - С ласковой улыбкой одобрил Ворон. Девушка обрадовалась и попросила приложить к считывающему устройству палец.
   - Поди, кроме нас, и гостей-то нет? - Продолжал улыбаться ей Эрхан. - Или живут одинокие старички, для которых нет плохой погоды?
   - Ой, и не говорите! - Защебетала девушка. - Это точно! Представляете, вчера к нам девушки заселились. Из столицы! И одна из них, - девушка понизила голос, нагнувшись к Ворону, - темная фея!
   - Ой! - Засмеялся Ворон. - И ты не испугалась? Они сердитые!
   - Вроде ничего... А вторая - молоденькая. Фею слушает!
   - Спасибо, дорогая! Мог бы слушать Вас бесконечно! Но мы с другом тоже только с дороги...
   - Ну конечно идите! Номер 33, на третьем этаже.
   - Райльер! - Обернулся Ворон, поискав рыжего глазами.
   - Да вон Ваш друг! - Засмеялась девчонка. - В кресле спит!
   - Спасибо еще раз! Ресторан ваш...
   - А пойдемте! - Девушка вышла из-за стойки и поманила Эрхана. - Если Мойгель не ушел...
   Темная дверь на кухню бесшумно отворилась. Кругом было темно и тихо. Пахло сдобой и базиликом.
   - Мойгель! - Прозвенел колокольчиком серебристый голосок. - Ты еще здесь?
   - Да! - Откуда-то вытянулись длинные руки и привлекли девушку к себе. Она взвизгнула и пихнула не видимого в темноте повара. - Тут гостей накормить надо...
   - Эх, а я то думал...
   Свет на кухне вспыхнул, ударив по глазам. Ворон зажмурился.
   - И вот ради этого мелкого и мрачного типа ты хочешь отложить мое воссоединение с семьей?
   - Мойгель! - Девушка покраснела, а Ворон, наконец, открыл глаза. - Если бы ты торопился, то давно бы ушел!
   - Но я хотел сначала тебя проводить! - Здоровый, атлетически сложенный и высокий серокрылый аггел стоял у погасшей плиты и снисходительно, с жалостью, посматривал на Ворона.
   - Я плачу за номер и еду, но никак не за спектакль. Спокойной ночи!
   Эрхан развернулся и уткнулся носом в грудь растопырившего локти Амирена.
   - О! - Тут же сориентировался Ворон. - Спектакль из любовной мелодрамы на глазах превращается в бои без правил... Девушка, - позвал он администратора, - присаживайтесь. Это может быть интересным!
   И первым сел на свободный стул.
   - Дружок! - Вкрадчиво начал Амирен, комкая в руках почти высохший платок. - Я есть хочу!
   - А у меня рабочий день закончился! - Нахально заявил Мойгель. - И я иду домой!
   - Хорошо. - Неожиданно согласился рыжий Райли. - Иди. А я пока тут осмотрю холодильники, разделочные доски, состояние посуды... Саин Эрхан, где наш сканер?
   - А кто вы такие? - Занервничал Мойгель. - И какое имеете право? А?
   - Служба Безопасности! - Ласково пошлепал того по плечу Амирен. - И ей интересно все... Скажем, - он помял в руке платок, - откуда в морозильной камере, среди тушек рыбы, - Амирен засучил рукав и сунул руку в ящик, - вот эта ничем не примечательная коробочка? Нельзя хранить посторонние вещи вместе с продуктами!
   Мойгель побледнел и как-то усох. Девушка недоуменно переводила глаза с одного гиганта на другого.
   - А в коробочке, - Амирен открыл крышку и перевернул ее над столом, - опаньки... Отборный морской жемчуг. Контрабандой балуемся?
   - Статья... Хищение государственного имущества, - Ворон насмешливым глазом прикинул ценность и вес, - в особо крупных размерах. Хана тебе, Мойгель. Довыделывался.
   - Это не он! - Вдруг крикнула девушка, бросаясь на защиту друга. - Это я... Спрятала!
   - Тогда статья светит Вам, милая заступница. Закон для всех един.
   - Мне поклонники дарили! - Она отчаянно пыталась потянуть время, подавая повару какие-то знаки. И он понял.
   Из холодильника появилась колбасная и ветчинная нарезки, хлеб, масло, зелень, овощи и сыр. И вот уже на столе стояли две миски с салатом, а на плите грелся суп.
   - Ну, если поклонники... - Ворон снял с супа пробу и остался доволен. - Тогда, милая девушка, - сказал он, глядя в глаза Мойгелю, - прячьте свои подарки в другом, не рабочем, месте! Понятно?
   - Да! - С жаром закивали обе головы так, что по стенам заскакали зайчики от сережек администратора.
   - Ну что ж, тогда... - Сытые, с закрывающимися глазами, офицеры, наконец, вылезли из-за стола. - Совет вам, да любовь!
   И, посмеиваясь, полезли на третий этаж.
  
   Утро для них началось еще ночью. Ворон настроил свой сканер на двигательную активность жильцов второго этажа, и как только небо на восходе начало белеть, его разбудил мелодичный перезвон будильника.
   - Вставай, Амирен. - Легонько потряс за плечо коллегу Ворон. - Наши девушки зашевелились.
   - Угдум... - прохрипела с подушки копна ржавой болотной травы. - Счас...
   - И счастья в жизни нет, покой нам только снится... - Процитировал Ворон какого-то классика. - Вставай, проказник! Ножка по паркету крадется тихо. Словно бы шутя, красотка пальцы тянет к пистолету... И плач смолкает бедного дитя...
   - Ворон, где ты прочел эту фантастическую чернуху? - Мозги напарника еще не включились, но он однозначно проснулся.
   - Мой дорогой рыжий Райли. - Ворон забрал волосы в пучок и заправил в штаны рубаху. - Если ты не поторопишься, то плоды чьего-то воображения станут нашей печальной реальностью.
   - Простите, саин Эрхан! - Райли вскочил с кровати и унесся умываться. - Эта случайность не повторится! - Закончил он, выходя в каплях воды на могучем торсе из ванной.
   - Надеюсь. - Кивнул Эрхан. - А еще надеюсь, что Вы сумеете быстро одеться, поскольку девушки уже спускаются по лестнице в холл.
   - Вот же... - Амирен посмотрел на напарника с такой мученической физиономией, пытаясь влезть двумя ногами в одну штанину, что Ворон, приоткрыв дверь, сказал:
   - Жду тебя в такси.
   И ушел.
   Когда Амирен сбежал вниз, такси уже стояло у входа.
   - Девушки, похоже, снова отправились караулить дом. - Сообщил Эрхан, когда Райли влез в машину. - Будьте добры, на ту же улицу, но чуть подальше. И чтобы мы видели ворота того богатого особняка, напротив которого вчера стояли.
   - Моренов? - Спросил таксист. - А что с ними не так?
   - Служебное расследование. - Туманно сказал Ворон и откинулся на спинку сидения.
   - А хозяин откуда-то светловолосых девок притащил. - Таксист искоса посмотрел на пассажира.
   - И что? - Равнодушно спросил Эрхан.
   - Так у нас сроду светловолосых не рождалось! Вот и думаю, что где-то он их украл! - Выпалил водитель. - Он ведь жениться на одной из них хочет! Сам вчера в пивной хвастал. Его Сизый нос, это один из местных, - объяснил таксист, - подкараулил, угостил, да расспросил про девчонок. Вот он хвастал, что Ферапонту за благословением поедет!
   - Сегодня? - лениво спросил Ворон, показывая, что все же к сплетне он прислушался.
   - Не знаю. - Пожал тот плечами. - Я работал.
   - Ну и славно. - Ворон снова вжался в сидение, словно у него мерзли крылья.
   Улочка встретила офицеров тишиной и абсолютным провинциальным покоем.
   - А девушек наших нет... - Сказал Райли, разглядывая деревья и кусты.
   - Вон за теми деревьями лавочка... - Таксист ткнул пальцем вперед.
   - Тогда сдай задом в кусты и глуши двигатель. - Распорядился Эрхан.
   Солнце давно вылезло из-за гор. На тенистой и прохладной улице погасли фонари. Первые аэромобили полетели в сторону порта и складов. Потом захлопали двери близлежащих домов, выпускающих на улицу саинов в деловых костюмах и сианн с корзинами для похода на рынок. Кое-где закричали дети. И только двор саина Морена оставался пустынным и сонным. Прошло несколько часов. Райли успел тихонько подремать. Таксист - громко выводя носом партию солиста без оркестра. И вот зашевелился дом Моренов. На газон выехала мощная черная машина, и к ней мужчина тащил за руку одну из закутанных в плотную одежду фигур. Вторая, поменьше, шла сама следом. Из кустов, про которые говорил водитель, выскочили вчерашние девушки. Но лезть к воротам и махать руками, чтобы их заметили, они не стали, а заозирались в поисках такси.
   - Вызови кого-нибудь из своих. - Приказал Ворон проснувшемуся водителю.
   Тот переговорил по модулятору, и через пять минут на улицу вплыло медлительное и свободное такси.
   Одна из девушек радостно подняла руку. Такси остановилось.
   - Передай, чтобы следовал с отрывом. - Кивнул Ворон. - А сам падай коллеге на хвост.
   Тем временем ворота особняка распахнулись, и черная машина стремительным разворотом влилась в городскую суету. Следом стартовало такси с двумя девушками. А за ними - аэромашинка с Амиреном и Эрханом.
  
   В горах, у монастырских стен, было одновременно жарко и холодно. Ослепительно блестело стоящее в зените солнце, но со стороны снежных вершин дул холодный и резкий ветер. Паломники стояли в тоскливой, но терпеливой очереди у стены. Таксист нагло спал, пользуясь возможностью заработать, не катаясь по городу. Девушки, отпустив такси, маялись на камешке рядом со стоянкой.
   - Может, пойти, познакомиться? - Спросил у Эрхана Амирен. - Помочь время скоротать?
   - У тебя, Райли, - мужчины все-таки перешли на "ты" сегодня утром, - вместо головы болотная кочка. Думаешь, у них нет на нас с тобой ориентировки?
   - А может, они просто ревнуют Морена? Слышал, весь город говорит о его близкой свадьбе?
   - Может. Поспал бы ты тоже.
   - Не хочу!
   Из резко распахнувшихся ворот внезапно вылетел Морен. Глаза остекленело смотрели вдаль, а челюсти были так крепко сжаты, что если бы в это время ему в зубы попалась кость, он бы ее перекусил, не заметив. Сбегая со ступеней к стоянке, он чуть не сбил одну из девушек. Бутылка с водой, которую та держала в руках, упала на камень и разбилась. За ним, что-то крича, бежала его сестра. Девушек, с кем он прилетел к старцу, не было.
   - А вот это совсем нехорошо... - Задумчиво сказал Ворон. - Как бы не случилось чего...
   - А что с ними в монастыре, среди монахов, может случиться? - Рассеянно ответил Райли. Его больше заинтересовала мимика снова усевшихся женщин. Вроде как одна оправдывалась, а вторая, усилием воли подавив раздражение, расплылась в очаровательной улыбке.
   - Какие-то у них отношения совсем не дружеские. - Заметил Амирен. - Да и на Моренов они даже не посмотрели!
   - Из этого делаем вывод, что им нужны наши сестрички... Покрути головой, может, еще кого из ловцов засечешь?
   - Да нет, вроде... Хотя, пойду, прогуляюсь...
   Амирен увидел, как одна из девушек, с сожалением посмотрев на тающие осколки, пошла под гору, и направился следом.
   - Ну только попробуй сорвать операцию... - Прошипел Ворон и снова уставился на ворота.
   Когда оттуда вышел монах и объявил о временном прекращении приема, Ворон достал модулятор и попытался направленным лучом поискать за стенами интересующих его персон. Но стены были построены на совесть. Магические воздействия на территорию монастыря они не пускали. Тем временем снизу вернулась девушка, скрывающая рукой, якобы вытирающей мокрые губы, довольную улыбку.
   - Вот ведь...чудо болотное! Герой-любовник! - Пробормотал Эрхан, наблюдая теперь неспешный подъем коллеги. У того, в отличие от девушки, улыбка сияла до ушей и даже немного за ними. С удовольствием разместившись на заднем сидении, он счастливо вздохнул.
   - Ну?! - Не выдержал Эрхан.
   - Знаешь, кто это? - Не стал изображать дурачка Райли, хотя очень хотелось. - Та самая русалочка. Внучка друида.
   - Боги... - Эрхан воздел руки вверх. - Она-то что тут делает? А вторая?
   - Сказала, что переживает за пропавших в горах друзей, которых якобы видели в этом городе, и которые сегодня отправились к старцу Ферапонту. Хочет убедиться, что это они. Целые и невредимые.
   - Значит, последний раз она видела их в телах низших миров... И ничего не знает о произошедшем. А вторая?
   - А это уже интереснее. Когда девушка захотела отпроситься в деканате на пару дней, профессор решила составить ей компанию в поисках.
   - Чудны дела твои, Господь, землю опекающий... Темная фея и альтруизм? Понятия не совместимые...
   - А у тебя? - В свою очередь спросил Амирен.
   - Очередь расползлась, и никого в монастырь больше не пропускают.
   - А вдруг Ферапонт решил оставить девчонок в монастыре?
   - Да ну... Он женщин боится. Учился в Академии младше меня на пару курсов. Так его на практику к русалочьему озеру отправили.
   - И? - Заинтересованно протянул Райли.
   - На это озеро частенько направляют заумных первокурсников на практику. Проветрить мозги, знаешь ли. Отвлечься от учебы, с девушками пофлиртовать. Бывало, что некоторые с каникул не возвращались... Русалки - девушки отзывчивые, любвеобильные. Но, то ли не было там никого из мужского свободного племени, то ли парень им очень понравился, но отпустили они его только через неделю... Истощенного, с диким взором и пугающимся женских ладоней. Полечившись за счет Академии полгодика, он с горем пополам закончил еще два курса и, получив доверие на подвиг от Всеблагого, направился в горный край нести послушание... Ну а потом тут и монастырь построили...
   Офицеры помолчали. Солнце неумолимо катилось к закату. Народ под стенами кушал и спал. Таксист проснулся и поинтересовался, скоро ли поедем, а то выспался на десять дней вперед, и душа просит новых впечатлений. И тут в монастыре что-то негромко бухнуло.
   - А это, кажется, наши девочки выразили легкое недовольство... - Озабоченно проговорил Ворон, выпрыгивая из машины. Вслед за ним вылез Амирен.
   Народ проснулся и начал отползать от стен, выстраиваясь в очередь. И вот тут рвануло основательно! Да так, что булыжники от стен полетели в разные стороны, падая на вопящих от ужаса аггелов. Некоторые секции, сцементированные сильнее прочих, просто выпали наружу. Плотная коричневая пыль встала в воздухе клубящимся огромным грибом.
   Замершие от неожиданности русалка и фея быстро пришли в себя и решительно побежали от стоянки к монастырю.
   - За ними! - Скомандовал Ворон. И, прыгая через раскатившийся мусор, он увидел выбирающиеся из развалин перепачканные и поддерживающие друг друга фигурки. Та, которую Амирен назвал русалкой, подбежала к ним и, протянув руки, пыталась повиснуть на шее младшей девушки. Но та, дернув русалку вниз, резко вскинула ладонь, блеснув зеркальным щитом. И фея, остановившаяся позади, вдруг с изумлением увидела свои руки, рассыпающиеся серой махровой пылью. Кажется, она кричала, но недолго: несколько невесомых секунд превратили молодую, привлекательную женщину в кучку праха, клубящуюся над камнем. После чего младшая девчонка убрала щит и, подняв с земли русалку, крепко ее обняла.
  
   Глава одиннадцатая. Бегство.
  
   Девчонки, сломя голову, летели по ступеням, как вдруг из развалин монастыря, в клубах еще не осевшей пыли, вылетел аэроскутер, на котором стоял пуст в развевающемся коричневом балахоне. За ним - второй. Девчонки, уцепившись за руки, стремительно бежали к аэромобилям. Но... перегородив дорогу незаметной сетью, на их пути встали два мага.
   Стремясь убежать как можно дальше, девушки не заметили ни сети, ни двух приготовившихся схватить их аггелов... Маленькая замарашка летела первой. Шарф, словно тряпка, свалился с волос и болтался по плечам. Впечатавшись в сеть, она нетерпеливо дернула рукой и... понеслась дальше. Вторая, повыше ростом, удивленно стряхнула с костюма невидимые липкие клочки и последовала за первой. А вот маленькая русалка замоталась в обрывках накрепко.
   - Хороша рыбка, но не золотая! - Пробурчал Ворон, бросаясь за девушками.
   Но те, услышав надрывный крик спеленутой магией подруги, остановились сами. Казалось, самое время, пока есть хоть какая-то возможность, скрыться, прыгнув в открытые двери такси, но они поступили иначе. Та, что повыше, привычно встала за спину той, что помладше. А та, уперев руки в бока, злобным взглядом рассматривала приближающихся магов, один из которых нес русалку, переброшенную через плечо, а также четверку пустов, приземлившихся перед стоянкой.
   - Не трогать! Управление службы безопасности! - Проорал Ворон. - Они - наши!
   - Это национальное достояние! - Один из монахов, повернувшись спиной к девицам, раскинул руки крестом. - Не дам!
   - Ха! - Сказала мелкая девица. - Гляди, они нас делят! Голову - Богу, жопу - пророку, а властям, так и быть, белые локоны на вечную память!
   - Дорогая, - вторая девица была сдержанней, поскольку эмоции ее не перехлестывали, - зачем Ферапонту наша филейная часть? Он же монах!
   - Молиться будет! - Мстительно сказала та. - Ферапонт, изыди! Мне вот тех милых мальчиков не видно...
   Белые волосы на ее голове зашевелились против ветра. В глазах засверкала холодная голубая ярость.
   - Ты, копна прошлогодней соломы, Арину отпусти... - Прошипел Вовка. - Не сватался, не лапай!
   Ферапонт с братией благоразумно посторонился с поля боя, но силой мышц и массивными кулаками своих пустов готов был в любую секунду броситься к дочерям Владычицы Анибель на помощь.
   - Девушки, простите, что так глупо получилось... - Ворон, слегка задыхаясь, остановился в десяти шагах от Вовки и Вальтера. - Амирен, отпусти девушку.
   Здоровяк легонько перевернул русалку и, поставив на ноги, снял чары. Та, пискнув, бросилась к Вовке и прижалась к нему всем телом.
   - Но мы не хотим причинить вам никакого зла! - Закончил Эрхан. - Даже наоборот, приглашаем поехать с нами в столицу!
   - Эти тоже не хотели. - Кивнул Вовка на монахов. Те отвели глаза. - Но и отпускать не желали. И, между прочим, тоже в столицу приглашали. Вам что, награду за нашу поимку обещали? А этой... пепельной мымре? Виллу на Багамах, если успеет раньше?
   - Да, - Ворон обратил свой проницательный взор на русалку, - а эта очаровательная, но очень непредсказуемая темная фея... Кто она? И что такое Багамы?
   - Моя преподавательница в Академии! - Зарыдала, наконец, Арина.
   Вовка вопрос проигнорировал.
   - Амирен! - Попросил Ворон. - Подними, пожалуйста, сумочку этой феи. Только очень аккуратно. Ее еще надо отчистить от хозяйской глупости.
   Амирен кивнул и ушел.
   - Может, поедем в город? - Предложил Ворон. - А то тут становится как-то неуютно. - Он посмотрел на многозначительно молчащую толпу, вооруженную обломками камней. - Посидим в ресторане, поговорим за жизнь. Выслушаем ваши пожелания. Подумаем, что делать...
   - Я их не пущу! - Воинственно заявил Ферапонт. И скромно добавил: - Без меня...
   - А если мы не пойдем? - Вовкина нижняя губа воинственно оттопырилась.
   - А у вас, милые, нет выхода. - Вздохнув, сказал Ворон. - Или хотите, чтобы за вами охотились все наемники и полиция этого благословенного континента?
   - Хорошо. - Льняные волосы упали на плечи, а огонь в глазах потух. - Ведите, везите...
   И Ворон вдруг увидел перед собой не воплощение великой магии, а юную, запутавшуюся в непонятных вопросах и мире девчонку. С черными от пыли дорожками слез, пятнами грязи и крови на руках... Уставшую, испуганную, но защищающую из последних сил своих друзей.
   - Прошу Вас, - Эрхан открыл дверь такси, - прекрасные Светозара и Айне!
   Брови девушек мгновенно взлетели вверх. "Им не знакомы собственные имена..." - отметил Эрхан.
   - И ты, непослушная внучка, тоже садись! - Ворон прикрыл за прыгнувшей внутрь русалкой двери аэромашины. - А вы, господа пусты, успокойте паству, и мы ждем вас в голубой гостинице. Амирен! Что копаешься!
   Аэромобиль, чиркнув на развороте заросли кустарника, улетел по извилистой дороге в город.
   - Слушайте и внимайте! - Загремел на всю округу голос Ферапонта. - Сейчас, на ваших глазах, произошло великое чудо! Здесь, в нашем монастыре, свершилось древнее пророчество! - Он воздел к небу руки. Закатное солнце окрасило его лицо в малиновый цвет, придав речам экспрессии. - Боги снова послали на нашу землю дочерей великой Анибель! Наш мир будет спасен! Слава Богам, не отринувшим наши просьбы в трудные часы испытаний!
   И хоть аггелы пришли сюда спрашивать совершенно о другом, безумные глаза Ферапонта ввергли их в молитвенный экстаз.
   - Мы, скромные служители Богов, пойдем великим походом, неся благую весть в столицу, самому Владыке! Радуйтесь, аггелы! Скоро золотые века вернутся вновь! И вы снова сможете летать, как птицы! Слава Богам!
   - Слава!!! - Благоговейно заорала паства и, собирая свои пожитки, заторопилась к своему транспорту.
   Ферапонт же вскочил на скутер и, заложив крутой вираж, сорвался по серпантину вниз. Пусты, подтянув веревки на рясах покрепче, встали на машинки по двое и отправились за ним следом.
  
   Подлетев к гостинице, Ворон рассчитался с водителем и, обернувшись к пассажиркам, попросил:
   - Девушки, умоляю, не пытайтесь сбежать. Вы совершенно не знаете наших реалий. У вас нет средств. Пусть вы магически сильны, но сто магов, если Владыка посчитает, что вы представляете угрозу для общества, вас одолеют. Не делайте глупостей. Хорошо? - Он внимательно посмотрел в Вовкины глаза, сразу определив, кто принимает решения в их компании.
   - Хорошо. - Немного помедлив, ответил Вовка. - Обещаю!
   - Тогда прошу всех на выход!
   Три девушки под конвоем, улыбающегося неизвестно чему, Амирена зашли в гостиницу, а Ворон замешкался у машины.
   - А это, - он протянул таксисту монету, - за беспокойство...
   Тот обрадовался и благодарно взглянул магу в глаза.
   - Забудь! - Негромко сказал Эрхан и захлопнул дверь.
   Войдя в холл, Эрхан кивнул сменному администратору, пожилому аггелу с тщательно уложенными волосами и отглаженном костюме.
   - Доброй ночи! Ресторан работает? - Дождавшись кивка, он продолжил: - Закажите для нашей компании столик на пятерых и горячий ужин. Если сюда приедут пусты в балахонах, пусть подождут в холле. Идемте, - позвал он девушек и Амирена.
   - Который номер ваш? - Спросил Ворон русалку на втором этаже.
   - Вот! - Девушка кивнула на комнату.
   - Одноместный? - Ворон подумал, а потом махнул рукой. - Не страшно. Вам надо помыться и переодеться. Спать мы будем в другом месте. Девушки, я точно могу вас оставить, зная, что вы никуда не денетесь?
   - Точно. - Сказал Вовка и толкнул запертую дверь. Которая не стала его удерживать, свободно пропустив внутрь.
   - Амирен, - Ворон посмотрел, как девушки зашли и захлопнули дверь, - после этого нас тоже убьют...
   Тот почесал растрепавшуюся рыжую голову.
   - А может, в должности повысят?... Когда Владыка их появление не сможет замять...
   - Саины! - Перепуганный администратор спешил к ним, крича еще от лестницы. - Там целая толпа! И старец с ними! И его пусты! Перед гостиницей столько народа!
   - Идем, Амирен! - Ворон легко побежал вслед за дежурным. - Будешь прикрывать мой тыл! Ну и спасать... если что.
   - Саины! - Скинувший капюшон лысый Ферапонт походил скорей на некормленого пациента психлечебницы, но никак не на святого старца. - Где наши Владычицы? С ними все в порядке?
   - Иди сюда. Садись. - Ворон опустился в кресло, приглашая последовать своему примеру запыленного гостя. Тот посмотрел на чистый чехол и тоже спокойно сел. Сзади тут же встали два сверкающих глазами фигуристых монаха. Амирен, в свою очередь, пристроился за спиной Эрхана.
   - Давай поговорим с тобой, как умные, друг друга понимающие субъекты, блюдущие каждый свой интерес. Согласен?
   - Да. Только зубы, офицер, не заговаривай. - Спокойно сказал Ферапонт, глядя в черные глаза Ворона своими прозрачными очами.
   - Не заговариваю и не собираюсь. Скажи мне, святой, ты понимаешь важность того события, которое произошло на твоих глазах?
   - Да. Боги простили нас, послав юных дев спасительницами! - Бледные глаза запылали фанатичным огнем.
   - От чего нас спасать, Ферапонт? Как считаешь?
   - От собственных пороков! В первую очередь: жадности, лени, зависти, злобы... Мы должны объединиться, возлюбив ближнего своего, и окончательно избавить миры от демонов, подтачивающих их изнутри, внушающих незрячим существам крамольные желания власти, алчности, прелюбодеяния...
   - Браво, Тирхен! Ведь так тебя звали в миру? Хочешь развязать новую войну?
   - Чтобы избавить аггелов от пороков и повести их к светлому будущему, нужна объединяющая всех идея, а также ее провозвестник и поводырь. - Фанатичный блеск из глаз исчез, уступив место вполне трезвому взгляду прагматика, желающего заработать на смутных временах.
   - Вот и отлично. В наш мир вместе с дочерьми Анибель вернулась магия. Скоро у аггелов, праведных и безгрешных, откроются прежние способности к полету, работе с материей... дальше придумай сам, базируя развитие способностей на теме вселенской любви. И эту превосходную весть надо разнести как можно шире, чтобы услышала столица, Владыка, Совет... Чтобы тебя, как предтечу, носили на руках ликующие толпы, бросающие праведному под ноги цветы, а в руки - монеты... Нищие духом - возрадуются. Слепые - прозреют. Моральные калеки - отбросят социальные костыли...
   - Да ладно... Все я понял. Но как идти без девчонок? Как говорить о тех, кого не могу предъявить?
   - Чудеса творить умеешь? Ты же маг, все-таки, три курса Академии закончил. Язык подвешен? Вот и проповедуй. А как только приблизишься к столице, подвезу туда девушек. Без них там не получится.
   - Временной интервал?
   - Недели две. Я хочу удостовериться, что они действительно дочери Анибель, а не просто на головы свалились в поисках приключений.
   - А если не выгорит?
   - Так у тебя справка есть. Как у пострадавшего от водной стихии. С тяжелыми стрессовыми последствиями. Какой с тебя спрос? Снова монастырь отстроишь. Зато сколько народу к тебе повалит! Не то, что сейчас... Счета, поди, в заморских банках держишь?
   - Да понял, не дурак. - Ферапонт встал. - Зря я в вашу политику ввязался. Сидел бы в горах...
   - Думать надо было немного раньше. Теперь ты - в игре. Продуешь, останешься при своих. Наверное. Но, если все выгорит, куш будет таким жирным... Соразмеряй аппетит и не подавись, Тирхен!
   - И тебе, Ворон, не хворать. Как с тобой связаться, если что?
   - Как подойдет время, я тебя обязательно найду. Без нас туда не суйся. И в любом случае, к войне не призывай. Убьют. Так что лучше о всеобщей любви.
   - Увидимся. - Ферапонт встал и, не прощаясь, вышел на улицу.
   За окнами радостно взревела толпа.
   - Тяжек ты, пророка крест... В лучшем случае, арест... - Проговорил Ворон. - Идем, Амирен. Нам надо привести себя в порядок.
  
   Три девушки, словно нахохлившиеся птички на жердочке, сидели на одной кровати в номере Арины.
   - Я ничего не понимаю! - Наконец, не выдержала она. - Почему вы стали девушками? Почему старец кричал, что вы - дочери Анибель? И этот противный черный офицер назвал вас странными именами... Вовка, это точно вы?
   - Точнее некуда. - Мрачно сказала одна из девушек. - Скажи спасибо своему дедуле. Долбанный портал, дебильная планета! Кто-то накосячил, а мы - снова выгребай...
   Вовка вскочил и стянул с себя куртку. Оглянувшись в поисках места, куда бы пристроить грязную вещь, он просто бросил ее на пол.
   - Не психуй. - Сказал Вальтер. - Все равно сейчас ничего не изменить. К тому же, мне все-таки хочется понять, почему они решили сделать нас звездами своего божественного пантеона? Арина, у тебя есть запасная одежда? А то эти вещи пропылились, немного порвались... и пахнут.
   - На фиг переодевания! - Снова завелся Вовка и махнул рукой сначала на Вальтера, потом на себя. Куртки и штаны снова стали чистыми и целыми. - Пусть воспринимают такими, какие есть. Не нравится - пусть раскошелятся.
   - Как здорово! - Захлопала в ладоши пораженная Арина. - У нас бытовой магии отводится целый курс обучения!
   - Мэтр Вилдбах вбивал ее в меня денно и нощно. - Вовка, наконец, улыбнулся. - Просыпаюсь от того, что все тело чешется. А это он мне в кровать конской шерсти насыпал... Или тараканов... Сразу формулы вспоминаешь! Даже не просыпаясь...
   - Ну вот видишь, пригодилось же! - Философски заметил Вальтер. - А меня учили только азам... Но к почищенной одежде было бы неплохо хотя бы умыться...
   - Тогда я первый! - Вовка на ходу снял рубаху и скрылся за дверью ванной комнаты.
   - Так жаль... - Улыбнулась Арина, искоса посмотрев на Вальтера, - что вы теперь - девчонки...
   - Вовка умеет нравиться. Да... - Вздохнул тот. - Даже в женском облике привлекает не только мужские сердца...
   - Еще бы! - Фыркнула Арина. - Теперь от вас глаз оторвать невозможно! Обе такие красавицы! И волосы, как серебро...
   Она осторожно, кончиками пальцев, взяла прядь волос Вальтера, и посмотрела сквозь нее на свет.
   - Сияют! А я вот - самая обычная. И замуж меня никто никогда не звал...
   - А хочешь? - Заинтересованно повернулся к ней Вальтер.
   - Ну все ведь выходят. Кто первой женой, кто - второй...
   - Значит, ты просто не встретила свою настоящую пару. Разве можно такую красавицу не заметить?
   - У нас женщина не выбирает. Выбирают ее. Понимаешь?
   - Это в ваших горах? А в столице?
   - Почти также. Если ты сама себя обеспечишь, можешь остаться одна. Если нет - надо выйти замуж.
   - Но ты же учишься! Значит, у тебя будет специальность... И свобода выбора.
   - Да, у нас многие дети природы живут в одиночестве. Но во мне, наверно, слишком много аггельского... - Она вздохнула и посмотрела в окно.
   - Ерунда, - Вальтер тоже встал и снял куртку, - просто все маленькие девочки любят своих пап, а образцом для подражания берут матерей. Посмотри вокруг себя. Ты видишь аггелов, детей природы, растения и животных. И каждый из них живет в своем мире, не замечая твоего существования, пока вы не столкнетесь. И то, тебя только увидят. Но твой внутренний мир останется для них неразгаданной тайной, так же, как и их суть для тебя. Да, есть общепринятые нормы выживания в группе, как, например, обязательное замужество. Ведь в далекие времена мужчина кормил сразу нескольких женщин, вынашивающих его детей. Они же обеспечивали ему теплый дом и удовлетворение физиологических потребностей. Но ты, умная, привлекательная и молодая девушка, зачем ты лезешь в эту петлю? Пойми, у тебя не будет поездок к дедушке. Ты не сможешь кататься по горам на гвейне. С утра и до вечера за чашку приготовленного тобой же супа ты будешь убираться, стирать, ночами ублажать равнодушного к тебе мужа, взявшего в дом еще одну служанку... Тебе хочется так жить?
   - Но у мамы тоже семья, и у отца...
   - Если ты встретишь приятную для себя личность, пробуй! - Вальтер рассеянно стукнул костяшками пальцев в дверь ванной комнаты, получив оттуда изысканный отклик с указанием направления движения по известному маршруту. - Дело в том, - продолжил Вальтер, - что никто об этом не задумывается. Принято - и все. Кем принято? Когда? Для чего? Знаешь, Арина, проще жить, вообще не думая ни о чем. Просто придерживаясь общепринятых норм и указаний сначала родителей, а потом - мужа. Зачем думать и за что-то отвечать, если за тебя подумают, а еще лучше - сделают.
   - Но так действительно проще! - Возмутилась девушка. - Если я начну творить что-то свое, меня осудят, и я стану изгоем в любом коллективе!
   - Если будешь тверда в своих убеждениях, и не станешь колебаться, цепляясь за прошлое, вскоре перед тобой ляжет новая дорога. Да, тебе будет, как первопроходцу, сложно. Но, видя твой успех, за тобой постепенно потянутся последователи. Появятся новые знакомые, думающие также. Друзья... Интерес противоположного пола...
   - А вот и я! - Дверь ванной раскрылась, и на ее пороге встала светловолосая красотка с ухмылкой до ушей и полотенцем, навернутом на тело от груди до попы. - Слушай, Вальтер, - он оттопырил полотенце пальцем, - а оно держится!
   - Еще бы! - Фыркнул тот. - Такие фиксаторы отрастил! Аринка, иди, мойся.
   Девушка кивнула головой и ушла, по дороге пихнув Вовку бедром.
   - Сейчас приду спинку тереть! - Крикнул ей вслед Вовка.
   Дверь захлопнулась, а внутри повернулась ручка.
   - Смущается! - Хохотнул Вовка и без стыда снял полотенчико.
   Разложив на кровати трусы, рубаху и носки, он принялся чистить их магией, сразу удаляя пыль и грязь на улицу.
   - Ну и бесстыжая ты девица, Вовка!
   - Вот ты сейчас читал Арине лекцию про всевозможные пережитки... - Внимательные Вовкины глаза взглянули Вальтеру в лицо. - А сам стесняешься обнаженного тела. Вот скажи мне, что в нем дурного?
   Он выпрямился и посмотрел на себя сначала с одного бока, потом - с другого.
   - Красивое и пропорциональное женское тело. Я что, вызываю в твоей душе низменные желания поиметь меня прямо на этом грязном коврике?
   Вальтер покраснел.
   - Нет, конечно. - Продолжил Вовка. - У тебя нет дурных мыслей. Тоже сплошные моральные запреты, впитанные от родителей в детстве. Сравним наши миры. У вас женщина в короткой, по колено, юбке, ассоциируется со шлюхой. Так? В нашем мире это - деловой костюм. У вас вываливают из корсажа грудь и обнаженные плечи. У нас тоже могут так сделать, но в повседневности это - плохой тон, навевающий мысли о девице облегченного поведения. Видишь, насколько нормы этикета отличаются в разных мирах? Так что снимай свои вонючие носки, теплые штаны, труселя и майку. Думаю, Арина визжать не станет, увидев тебя в полотенчике.
   - Ты бы все же оделся... Не думаю, что после моей лекции ее отпустят абсолютно все моральные запреты.
   - Конечно, оденусь. - Вовка натянул белье и уже застегивал рубаху. - На самом деле, они даже полезны. Особенно, для воспитания детей. Ведь маленький человечек должен быть приспособленным к миру, чтобы выжить. А также для некоторых горячих парней, не блещущих интеллектом и додумывающих женские формы за плотной черной чадрой. Так что приходим к выводу... какому, Вальтер?
   - Мыслить надо почаще! - Рассмеялся тот.
   - Точно, дорогая. А у тебя фигурка тоже ничего. И сиськи упругие... Может, в свой мир вернешься? Выдам тебя замуж за Генриха...
   - Перестань. - Неожиданно хрипло сказал Вальтер. - Не вернусь. Не к кому мне туда возвращаться. И Генрих, и Виола... они любят и знают тебя, а не того маленького забитого мальчика. Мое место - в твоем мире, Вовка!
   Он немного помолчал, собирая вычищенные вещи.
   - А ты... не хочешь вернуться?
   - Нет. У меня там тоже никого не осталось. Бабушка любит тебя. Мягкого, умного, воспитанного и спокойного. У тебя есть отец, новый дед. Друзья... Нет, Вальтер. Боги правильно придумали. Ты и я - теперь мы на своих местах. Только не могу понять одного - зачем этот мир выдернул нас сюда, если мы еще у себя толком не освоились?
   - Давай сделаем так. Никуда не поедем, пока нам не объяснят, за кого нас принимают, и что от нас хотят. Правильно?
   - Да, Вальтер. Иди мойся... Арина! Радость моя! - Вовка расплылся в улыбке. - А ты, сестра, говорила про запреты! Наша русалочка просто красотуля!
   Девушка вышла из ванной полностью обнаженной.
  
   Когда саин Эрхан постучал в номер девушек, те были одеты и готовы к выходу. Первой вышла их маленькая командирша. Красивое лицо выглядело хмурым. Страшная и грязная тряпка с волос исчезла, открывая их чистое светлое сияние, переплетенное в косу. Второй, озираясь, застыла на пороге русалочка. Но, получив тычок указательным пальцем в спину от Вальтера, стоящего сзади, выпорхнула в коридор. Увидев Райльера, она сразу спряталась за Вовку. Зато личико последней девицы лучилось яркой, но совершенно декоративной улыбкой.
   - Думаю, вы все проголодались, - вежливо разулыбался Эрхан, - после такого тяжелого дня в горах! Поэтому предлагаю нам немного перекусить...
   - Много. - Ответила мелкая. - Или я вас съем.
   - Что ж... Тогда прошу! - Эрхан очень вежливо предложил строптивой красавице свою руку.
   Девушка, немного подумав, положила на нее свою ладонь. Но при этом, обернувшись к сестре, сказала:
   - Пойдешь замыкающей. А Вам, - она подняла голову, оценивая высоту и надежность Амирена, - я поручаю нашу Арину. Постарайтесь ее не напугать.
   Ворон подавил улыбку.
   Когда они молча расселись за столиком, Эрхан поймал недоуменный взгляд девушки-официантки, приносящей блюда поздним клиентам, который она бросила на штаны и рубахи дочерей Анибель. Приличные девушки в этом городке так не одевались. Но она не связала появление странных гостий с недавним ревом толпы за окнами и впечатляющим визитом монахов, никогда до этого не покидавших своего затвора в горах.
   Девушки, несмотря на голод, кушали не торопясь и очень аккуратно. Ни о чем не спрашивали и не разговаривали. И Ворону пришлось брать инициативу в собственные руки.
   - Извините, что не представились, но обстановка как-то не располагала, - улыбнулся он и сложил на тарелку приборы. - Меня зовут Тамир Эрхан. Моего напарника - Райльер Амирен. Мы - офицеры службы безопасности. И мы здесь, чтобы вам помочь.
   - В чем? - Поинтересовалась младшая.
   - Разобраться с тем, что случилось.
   Ворон старался не делать резких движений и выражаться как можно понятней и мягче. А вообще он даже не представлял себе, что теперь делать с этими девчонками. Да, самый простой вариант - привести их в столицу и, передав в руки вышестоящего начальства, забыть об их существовании, ввернувшись к привычным шпионам с того континента и собственным жуликам. К своей маленькой комнатке с выходом в запущенный сад, которую он снимал у одной совсем древней вдовушки. И одиноким, грустным вечерам, когда кроме книги, у него не было иного собеседника.
   - Что с нами случилось, мы знаем. - Девушка тоже отложила приборы. - Меня интересует другой вопрос: зачем? Но, полагаю, Вы в этом также не осведомлены, как и я. Понятно, что теперь Вы должны нас отправить в столицу, где великие мира сего будут решать, что с нами делать. То ли вдохновлять на подвиги народ, то ли прикопать, если вдохновение не ко времени. У меня одна просьба: отпустите Арину. Она и так опоздала на поезд, а завтра у нее начинаются занятия. Да и вообще мешать ее в это темное дело ни к чему.
   Ворон с удовольствием слушал, как рассуждала эта юная особа, в сущности, совсем ребенок, и понимал, что в нарушение всех приказов и уставов не отдаст этих девчонок в жесткие лапы властей... пока сам не поймет, что к чему.
   - Договорились! - Он сложил салфетку и зажал ее в тонких холодных пальцах. - Она сегодня попадет в столицу. Но вас я попрошу, перед тем, как вам явиться под светлые очи нашего Владыки, ненадолго задержаться... скажем, у меня в поместье. Это совершенно безопасно. Просто я сам хочу попытаться найти ответ на интересующий вас вопрос. Ну и монахи как раз соберут группу поддержки. После этого, думаю, убивать вас никто не решится.
   Девушка улыбнулась.
   - А Вас?
   - А нам не привыкать! - Влез в разговор Амирен. - Но предлагаю в качестве укрытия не поместье, поскольку, если что, туда полезут в первую очередь, а мои болотные края. Дух охраняет своих подданных, заранее сообщая о непрошенных гостях. Так что мы вполне можем выключить модуляторы и исчезнуть... на какое-то время.
   - Как думаете, девушки?
   - А почему вы не хотите взять меня с собой? - Вдруг выпалила Арина. - Я напишу просьбу об академическом отпуске по состоянию здоровья и отправлю прямо отсюда почтой! Не бросайте меня! Ведь это я первой познакомилась с вами! И к деду отвела тоже я! - На глазах Арины навернулись слезы.
   - Ты понимаешь, чем тебе может грозить знакомство с твоими подругами?
   - А, - Арина махнула рукой, - родителям я не нужна. Замуж меня никто не берет. А дедушка старый, ему покой нужен. К тому же, у него таких внуков, как я, полным-полно! Если останусь жива, выучусь... как-нибудь.
   Офицеры переглянулись. В планах Ворона места для посторонней особы не было. Мало ли, что она устроит потом, если ей что-то не понравится! Но, взглянув в умоляющие глаза Амирена, он кивнул головой.
   - Хорошо. Но! - Он обвел суровым взглядом всех троих. - Не капризничать, не требовать особых условий, не кокетничать с мужчинами. Всем все ясно?
   - А с Вами? - Все-таки не удержалась малявка и затрепетала пушистыми коричневыми ресничками, при этом закусив розовую губку. Эрхан начал краснеть, но не от счастья, а от злости. Да что ж все девчонки такие дурные? Но, увидев веселые глаза старшей, он расслабился.
   - Со мной - пожалуйста. - Торжественно согласился он. И тут же продолжил:
   - А как вас все же зовут?
   - Как там нас зовут? - Младшая, перекинув упавшую вперед косу за спину, посмотрела на старшую.
   - Светозара - это ты, Айне - это я. - Любезно подсказала та. - Ну а русалка, как вы слышали, зовется Ариной.
   Арина озадаченно посмотрела на спутниц, но промолчала.
   - Ну что же, Светозара, Айне и Арина, - Ворон встал. - Нам пора в путь.
   И он, покидая ресторан, снова подал руку Вовке. А Амирен прицепил к могучим рукам сразу двоих.
   Выйдя на улицу, Эрхан огляделся. Кругом мирно горели фонари. Гуляющие уже разошлись по домам. Даже аэротакси, обычно паркующиеся рядом с гостиницей, на стоянке отсутствовали.
   - Сходи за вещами, - попросил он Амирена. - Я пока вызову машину.
   - А мы разве... - Райли недоуменно хлопал ресницами.
   - Разве, Райльер. Но чуть позже. Ах, совсем забыл! - Он посмотрел на Арину. - Кто-то хотел написать в деканат... Да и вещи взять с собой из номера было бы неплохо. Не думаю, что среди болот сверкают огнями дамские магазины.
   Арина отошла от девушек и снова ухватилась за Райли. На сей раз, за рукав. Но он тут же осторожно взял маленькую ладошку своей огромной ручищей.
   - Идите! - Уже нетерпеливо отправил их в гостиницу Эрхан. - А мы с вами, девушки, посидим немного на скамеечке, полюбуемся звездным ночным небом... Послушаем пение поздних птиц и дальний шум прибоя...
   - Вот куда нам надо было с тобой сразу бежать! - Воскликнул Вовка-Светозара. - И не цепляться за этот глиняный монастырь!
   - Кстати, - Ворон скосил ленивый глаз на Вовку, - ты знаешь, что обозначает твое имя?
   - Властелин мира! - Заржал Вовка, подмигнув Вальтеру.
   - А вот и нет... Оно означает - Воительница, Первый луч проявленного мира. И из двух дочерей Владычицы Анибель Светозара была старшей.
   - А я и есть старшая. Только вот росточком не удалась. - Притворно вздохнул Вовка. - Зато красавица Айне и ростом вышла, и статью! Душа, глядючи, радуется!
   - А ты про свое имя знаешь? - Повернул Ворон голову к Вальтеру.
   - Расскажете, - Вальтер подчеркнул, что вроде они не переходили на "ты", - узнаю.
   - Оно означает "исцеляющая". Интересно, соответствуют ли они вашей сути?
   Он помолчал, глядя на гостиницу. Ни Арины, ни Амирена на входе не наблюдалось.
   - Нам друид, Аринин дед, что-то рассказывал из истории. - Грустно глядя на звезды, сказала Светозара. - Только мы очень спать хотели. Да и чувствовал я себя паршиво.
   - Вы ведь родились в своих мирах мальчиками? - Уцепился за оговорку Ворон.
   - Да. Впрочем, думаю, что Вы это знали сразу. Но большой роли в ваших планах наш пол, скорее всего, не играет.
   - Ну почему же... Каждая девушка хочет выйти замуж!
   - Да, - хмыкнул Вовка. - Соблазнял тут нашу Айне один местный крендель... статус первой жены предлагал... Айне! - Вовка строго посмотрел на Вальтера. - По мнению этого мрачного господина ты должна растечься лужицей от счастья.
   - Да я чуть не описалась... - Буркнул Вальтер и неожиданно зевнул. - Особенно когда монахи нас хотели поймать...
   - Интересно, - Вовка, прищурив совсем не сонный глаз, посмотрел на Эрхана, - а как Вас зовут коллеги? Грач? Ворон? О, - девица подскочила и хлопнула в ладоши. - Точняк, Ворон!
   Как же трудно, просто невыносимо, общаться с молодыми и активными девушками, понял Эрхан, когда они тебя не боятся и не уважают... Но какие девушки! И снова, наплывая мечтами на явь, прекрасная белокурая красавица кладет нежную ручку ему на грудь...
   - Вы таки спите? - Громко сказала она ему прямо в ухо. - А охранять нас кто будет?
   Белокурая чаровница из сна рассыпалась осколками, собираясь перед Вороном в ухмыляющуюся и сверкающую голубыми глазами реальную бестию.
   - Вставайте! Амирен с Ариной идут!
   Ворон потер глаза и бодро вскочил с лавочки, доставая модулятор. Девчонки, увидя друг друга, завизжали и побежали навстречу, словно после долгой разлуки. Амирен с двумя сумками и улыбкой развел руками, а Ворон скорчил гримасу. Кажется, со своими мечтами он явно поторопился.
   Набрав номер все того же водителя, он попросил подъехать к гостинице, обещая двойную оплату.
   Через минут пятнадцать машинка со зверски зевающим водителем остановилась рядом.
   - Куда? На вокзал? - Один глаз таксиста был открыт, другой досыпал, трогательно сложив реснички.
   - Нет. - Севший с ним рядом Ворон проследил за посадкой девчонок и напарника.
   И только когда дверь закрылась, произнес:
   - К ближайшему лесу.
   И позвенел монетами. Второй глаз водителя открылся. Деньги-то считать одним неудобно!
   И машинка резво стартовала в ночь.
   Администратор гостиницы осторожно посмотрел из окна, в какую сторону, и взял со стойки свой модулятор.
   - Здравствуйте... - Прошептал он. - Простите за беспокойство... Но они уехали. Нет, вокзал в другой стороне... Куда? Так там порт.
   Отставив модулятор подальше, он прослушал затейливые непечатные выражения. А потом следующую за ними тишину.
   - Эй! - Тихо позвал он. - А оплата когда?
   Но прибор глухо молчал оборванной связью. Снова посмотрев в окно, администратор вздохнул и с сожалением пожал плечами.
  
   Глава двенадцатая. Мысли и дети Владыки
  
   Владыка Мертон стоял у окна в кабинете. Голубые глаза тоскливо смотрели на пышные и зеленые ветви фруктовых деревьев внутреннего сада, на стайку мелких птичек, скачущих по подоконникам дворца, а также на двух своих детей, сидящих в песочнице под присмотром трех болтающих между собой нянь. Глядящий за торговлей сидел в кресле неподалеку и бубнил под нос очередной квартальный отчет по своему ведомству, перемежая монотонную речь неожиданными выпадами в сторону дружественного континента и архипелага островов, жители которого, позволяя судам проходить сквозь свои проливы, драли за это драконовскую пошлину.
   - Ладно, - поморщился Владыка. - Имей в виду, что брать разницу в обход бюджета в свой карман больше трех десятых процента от квоты - это перебор. Причем, большой. Так что имей совесть, и не подавай дурного примера своим подчиненным, подгоняющим цифры этого доклада.
   - Владыка... - Глядящий не только не покраснел и не смутился, а наоборот, швырнув бумаги на стол, улыбнулся. - И не проведешь тебя, старого жука!
   - Ты знаешь, что нет. - Холодно и не поворачиваясь, ответил Мертон.
   - Еще бы! Мои помощники каждый раз, когда я отправляюсь сюда с отчетом, спорят, на какой странице доклада ты снова обвинишь меня в казнокрадстве!
   - Ставки делают... - Довольно миролюбиво проворчал Мертон.
   - Не без этого!
   - Думаю, спрашивать, в каком направлении ушла разница, не имеет смысла?
   - Не подмажешь, не доедешь... - Философски пожал плечами Глядящий. - На том торговля и стоит. Там - сэкономим, сям - доплатим...
   - А оставшиеся от округления суммы опускаем себе в карман...
   Глядящий вздохнул и, легко поднявшись с кресла, подошел к Мертону, вставая за его плечом.
   - Перестань! На кого, кроме нас, своих друзей, ты еще можешь положиться? Кто у тебя есть? Эти голопузики? Или трое сыновей, которых во дворец не затянешь магнитом, не говоря о какой-то помощи? Или твои тупые блондинки, жалующиеся друг на друга каждую ночь? А может, прекрасная Рейна, уединяющаяся с тобой в кабинете каждую неделю, но влюбленная в непробиваемого для женских чар саина Этелия?
   - Спасибо, что напомнил... - Мертон отвернулся от окна и, пройдя к столу, вызвал секретаря. Когда тот вошел, Владыка приказал:
   - Саина Этелия и саина Бореда... Срочно ко мне!
   - Эй, - встревожился Глядящий за торговлей саин Фирин, - ты не горячись! Не хватало еще конфликтов из-за женских дурных мозгов и раздвинутых не для тебя ножек...
   Владыка пристально посмотрел на "друга".
   - Все-все! - Поднял руки тот. - Только не переживай! А Этелий тут вообще не причем... Бывает, Боги не только умом, но и внешностью наградили... Хотя не известно, к лучшему ли.
   - Ты уже уходишь. - Ледяным тоном напомнил тот, кто отвечал за все, не имея искренней дружеской поддержки. А тем более, любви.
   Саин Фирин уже направился было к выходу, когда его догнал спокойный голос:
   - Ты отчет забери и переделай. С учетом комиссионных. Я сравню его с выкладками службы безопасности и таможенного контроля.
   Владыка медленно вернулся к окну, разглядывая в нем синее небо и пушистые белые облака, так и не заметив злобно- задумчивого взгляда выходившего из кабинета саина Фирина.
  
   Первым в кабинет пришел саин Этелий. Как всегда, изысканно- небрежный и прекрасный.
   - Вызывали, Владыка? - Спокойно поинтересовался он.
   - Садись, Этелий.
   Мертон обошел стол и сел в кресло напротив Глядящего за коммуникациями и связью.
   - Неотразим... Впрочем, как всегда!
   - Не стоит завидовать, Владыка. К Вам рвутся за властью и деньгами. Ко мне же словно к знаку отличия: завоевать и прибить к стенке, словно редкую бабочку, чтобы затем с гордостью хвастаться добычей всем знакомым. И только потом рвут на две неравные части.
   - Какая же страдает больше?
   - Как всегда та, где лежит кошелек. Что Вы хотели узнать?
   - Что у нас с порталами? Больше никто не пытался их активировать?
   - Но вроде Вы это дело передали ведомству безопасности?
   - Никогда не поверю, что ты не подстраховался. Так что рассказывай, пока не явился Боред.
   - Ну, основное расследование ведет именно он...
   - Не мнись, как девственница перед спальней. - Скривился Мертон. - Говори.
   - Я бы сказал, что это небольшое происшествие серьезно всколыхнуло Совет, разделив его членов на преследующие разные цели группы.
   - Интересно.
   - И мне интересно. Добрый знакомый одного моего хорошего друга говорил, что ходят слухи о возможном Вашем бракосочетании с одной из тех самых девиц... На нашем континенте возродится женская линия беловолосых Владычиц... которые смогут ходить между мирами...
   - И-и?
   - Зеркальное поле станет ненужным.
   - Та-ак... И что из этого следует?
   - Что кто-то, возможно, лишится стабильного высокого дохода.
   Владыка постучал согнутым пальцем по столу, а потом - кулаком по колену.
   - Убийц обезвредили?
   - Ой, да там такая смешная получилась история... Не буду отнимать славу рассказчика у саина Бореда.
   - Еще?
   - Кое-кто серьезно считает, что Вы обязаны уступить свое место этим девицам. Но тут одна болтовня. Возможно, такая же идея появится в дешевых журнальчиках. Так, для создания каши в неокрепших и ленивых умах Ваших подданных. Но пока эфир хранит молчание. Хотя вчерашний "Вестник" напечатал на последней страничке рассказ очевидца о странном происшествии в Волхонском монастыре...
   - Что там произошло?
   - Взорвались стены. Никто серьезно не пострадал. Но на развалинах видели двух девчонок. Одна из них сияла, словно Богиня. Вот только монахи...
   - Что монахи? С горя направились в кабак?
   Этелий взмахнул ресницами, не зная, как поаккуратней продолжить, но на лице Владыки расплылась улыбка:
   - Неужели, в бордель?
   Этелий сложил руки на коленях и склонил голову.
   - Нет, Владыка. Они узрели в этом знамение Божие. И теперь в сопровождении зевак идут с молитвами и пением псалмов к столице, рассказывая о чудесном явлении миру дочерей Анибель.
   - Сбесились? - Мертон вскочил и зашагал по кабинету. - Почему монахов никто не удержал? Они мне гражданскую войну устроят! Чего они хотят?
   - Да в принципе, немного. Чтобы Владыка принял дочерей в своем дворце. Славят Ваше имя... Никакого бунта. Призывают к всеобщей любви. - Этелий поднял голову и хмыкнул. - Думаю, где-то через годик, мы получим значительный прирост населения...
   - Слава Богам! - Мертон снова уселся в кресло. - Хоть ты меня в этом дурдоме порадовал...
   - Есть еще одна партия... Вот тем аггелам снится возможность бесконечно запускать ручки в государственную казну...
   - И?
   - Если они завладеют девчонками, то Вас, Владыка... сами понимаете. Юных и глупых девиц сделают Владычицами без власти... Это самый наихудший вариант развития событий.
   - Тогда два вопроса. Первый: где сейчас девочки? Второй: кто из Совета входит в эту группу?
   - Ну я же не Глядящий Службы безопасности... Мне так, сорока на хвосте носит. Без имен и подробностей...
   - Можно? - В дверь протиснулся саин Боред с папкой в руках.
   - Нужно. Спасибо, Этелий, еще раз за замену кристаллов в летней резиденции. Оперативная работа!
   - Благодарю, Владыка!
   Этелий встал, поклонился и пошел по кабинету навстречу Бореду. Глаза их на мгновение встретились, высекая искры, словно рапиры заклятых врагов.
   - Доброго дня! - Взаимно обозначив улыбку, они разошлись. Боред опустился в нагретое Этелием кресло, а Глядящий за коммуникациями тихо прикрыл за собой дверь.
  
   - Говори! - Владыка уставился в очи сразу вспотевшего Бореда.
   - Так поймали мы того чиновника с таможни. Жадность погубила! - Бодро начал рапортовать Глядящий. - Есть там один аггел, много лет под ним сидел. Честный...
   - С этим Таможенное управление само разберется. Дальше.
   - С того континента пришло донесение, что вторая жена Владыки Лайрина беременна девочкой...
   - Беременна - не значит, что родит. Дальше.
   - Студиозы начало занятий вчера отметили в "Крыше".
   - Не снесло?
   - Пару раз фейерверк через каминную трубу вылетал. Но дежурный преподаватель тех, кто не успел к двенадцати добраться на своих двоих в общежитие, самолично доставил и вытрезвил... Ну, две драки было. И так, пара краж по мелочи.
   - И все?
   - Ну как бы...
   - Хорошо, саин Боред. - Мертон задумчиво посмотрел на Глядящего. - Под Вами давно сидит молодой и талантливый заместитель...
   - А! Ну конечно! - Стукнул себя по лбу Боред. - Мои офицеры, посланные разыскать тех мифических дочерей Владычицы...
   - Неужели так и не нашли? - Мертон сочувственно покачал головой. - Может, и не искали? А может, Вы... и не приказывали искать?
   - Что Вы, Владыка! Конечно, нашли! Но...
   - Неужели потеряли? Ай-ай... У меня появились большие подозрения в профессиональной компетенции ваших офицеров. Надо бы устроить вашему управлению переаттестацию. И начать, конечно же, с Вас.
   - Но девушки разрушили монастырь и убили одну из наших уважаемых граждан, профессора Академии Силию Револь!!
   - Да как они посмели! Да как они могли!
   - В темницу их?
   Владыка проникновенно посмотрел на Глядящего.
   - Какой ужас! Ну и молодежь! Ничего святого...
   - Да! - Профиль Бореда застыл воплощенным ликом сурового, но честного правосудия. В данном случае, карающего. - Я отдам приказ, чтобы их посадили в дальнюю крепость... Во избежание.
   - А скажи мне, Боред, что там, накануне лекций, делала сианна Револь?
   - Сопровождала свою ученицу. - Покачал головой Глядящий. - Девушка ехала к старцу Ферапонту, известному своей святостью и точными предсказаниями судьбы. Может, о женихе хотела спросить?
   - И две молоденькие девушки на глазах паломников с монахами раскатали по валуну огромную стену и убили профессора магии? - Владыка снова встал, засунув руки в карманы свободного блейзера. - Ты, Боред, совершенно разучился врать. Думаю, дело было с точностью до наоборот.
   Пройдя по кабинету несколько шагов, Владыка остановился рядом с креслом Бореда и, глядя на аккуратный темный пучок волос на затылке, поинтересовался:
   - А где же пострадавшая студентка? И протокол допроса? А знаешь, пришли-ка ее ко мне для разговора. Может, я и мужа подыщу, раз сама никак...
   - Так нету ее... - тоскливо сказал Глядящий.
   - Студентка исчезла. Девушки пропали... А на кого работала сианна Револь? Ты выяснил, или мне придется сделать это самому?
   - Возможно, неожиданная личная неприязнь? - С надеждой произнес Боред.
   - Ты предлагаешь мне проделать за тебя всю работу? Тогда зачем ты мне со своим ведомством нужен? Помогаешь проедать налоги населения? Кстати, - Владыка присел на подлокотник широкого кресла и положил руку на его спинку, наклонившись над Глядящим. - Одна птичка мне тут напела о некоей высокородной особе, изредка посещающей твою одинокую квартирку в городе... Птичка была весьма любопытной и проследила за этой замечательной, во всех смыслах, сианной... Тебе сказать ее имя?
   - Врут, Владыка! - Глядящий сполз с кресла на колени. - Ничего не было! То есть, было... Не в том смысле! Сианна Рейна просила меня сообщать о ходе расследования. Вот и все!
   - А так же местоположении девиц. Не так ли?
   - Но в этом ведь нет криминала? Деятельность девчонок не подпадает под юридическую ответственность!
   - А кто только что хотел запереть их в дальнюю крепость?
   - Я не хотел! - В ужасе открестился саин Боред.
   - А кто тебя об этом просил?
   - Ректор Академии. - Выдавил Глядящий.
   - А он-то что тебе мог пообещать? - Рассмеялся Владыка. - Или ты, не дай Боги, поучаствовал в запрещенных обрядах омоложения в избранном студенческом кругу, и теперь тебя шантажируют случайным бэби? Ай, как нехорошо!
   За плохо прикрытой дверью кабинета раздался сдавленный смешок. Секретарь Владыки обладал тонким слухом и собачьей преданностью хозяину. И если не спасти положение, пикантная сплетня сегодня же разлетится по столице.
   - Сыну диплом выдать... - Совершенно натуральная слеза выскочила из уголка глаза Бореда. - Он у меня третий год на четвертом курсе. Дурак абсолютный...
   - Значит, так. Вот тебе бумага, вот тебе перо. Садись поудобней и напиши, кто и что замышляет за моей спиной. И учти, "птичек" у меня много!
  
   Сыновья Владыки Мертона близнецы Линт и Ронер проснулись в своей комнате общежития по раннему звонку будильника. За окном их комнаты еще было темно, и кажется, накрапывал мелкий и нудный дождь.
   - Опять "учебную" погоду над Академией повесили... - Ронер потянулся и со стоном повернулся на бок. Прядь светлых волос свесилась с кровати на кучку одежды, видом напоминающую нечаянную радость бомжа: много, грязно и плохо пахнет.
   - Фу-у... в чем это мы так вчера извалялись? - Спросил он у брата. Точно такая же прядь свалилась с другой кровати. А за ней от подушки восстала голова.
   Вяло хлопнули ладони, включая свет.
   - Не помню! - Голова упала обратно. - С Чием на спор пили. Это помню. Девчонки на столе раздевались... Слушай, это наши были или шлюхи?
   - Кажется, русалки с лекарского. Они не стесняются... Ты им пять золотых показал, так они всем табуном на стол полезли. И лекарки, и от соседних столиков...
   - Я? Целых пять золотых?! Пипец! Полмесяца без обеда!
   - Ну, можно сходить во дворец... - рука Линта потянулась к кучке и выудила оттуда черные кружевные панталоны. - А хорошо оттянулись. Помнишь, как на спор зубами их снимал?
   - Я?!!! Где моя зубная щетка? - Ронер сделал слабую попытку встать. Но когда не получилось, спросил:
   - Слушай, а в твоей кровати точно никого нет?
   С противоположной стороны зашуршало одеяло.
   - Нет. - С сожалением сказал Линт. - Мне девушки вообще не хватило... Завтракать пойдем? Он бесплатный.
   - Бе-е... Лучше бы ужином покормили.
   - Пять золотых. Дворец, три жены и папочка.
   - Знаешь, а давай посидим на диете... Водички бы!
   - Антитоксин пить будем? Скоро лекции.
   - Ой, ну почему именно сегодня... - Ронер сел в постели и потер лоб. - Не, я не буду. После него жрать хочется.
   - А во дворце у папочки...
   В Линта полетела измятая подушка.
   Но к началу лекций студенты пятого курса факультета межмировых отношений выглядели образцово свежими и чистыми, впрочем, как и все остальные участники вчерашнего шабаша.
  
   Итак... - профессор Дарен, ведущий у старшекурсников нейромагическое программирование, обвел ласковыми и любящими глазами заполненную студентами аудиторию. - Как же я рад видеть после напряженных каникул ваши умные и внимательные, горящие жаждой не только физической, но и познавательной, глаза! Надеюсь, что просматривая изученный материал, вы мечтали об этом дне, несущем не только ранний подъем после бурной ночи, но и несомненную радость приобщения к новым знаниям!
   Кое-кто несознательный после этих слов попытался втянуться под стол, поскольку их продолжением был поднятый со стола журнал и задумчивое рассматривание списка.
   - Но, - продолжил преподаватель, прежде чем мы начнем к ним активно приобщаться, мне все-таки хочется повторить с вами кое-что из пройденного материала...
   Задние ряды дружно пинали друг друга под столами, отвоевывая у соседей кусочки укромного пространства. И только первые ряды, которым прятаться было некуда, обреченно сидели, повесив вниз головы.
   - А идут ко мне сюда Чий Рисин и Линт Норг. Условие: Чий - монах...
   Народ выполз из-под столов и радостно заржал.
   - Линт... ну что же, пусть побудет немного... Владыкой.
   Студенты уважительно засвистели.
   - Тихо! Твоя задача, Чий, уговорить Владыку Линта выделить тебе средства. Три попытки, на каждую - пять минут. Начали.
   Чий открыл рот, а потом закрыл и почесал щеку.
   - А-эм... Здравствуйте, Владыка!
   - И тебе не хворать. - Равнодушно сказал Линт и, достав из кармана модулятор, нагло открыл закачанные в него лекции.
   Профессор Дарен улыбнулся.
   - Я монах. - Продолжил Чий.
   - Девственник или не дают? - Заинтригованно поднял голову "Владыка"
   Студенты тихо ржали.
   - Нет, да... то есть, мне уже не надо!
   - А, так значит, вот как оно обстоит... Сочувствую. Могу порекомендовать недавно открывшуюся урологическую клинику...
   - Мне деньги нужны!
   - Не переживай, Чий, инфекции там лечат бесплатно!
   - Стоп! - Сдавил улыбку профессор. - Вторая попытка.
   - Здравствуйте, Владыка! Боги молятся за Вас, как никогда! - Чий отвесил глубокий поклон.
   - И чем же я им так насолил?
   - Они послали меня к Вам провозвестником своей воли! Смирись, сын мой и слушай!
   - Папочка?! Боги, вы сегодня решили показать мне этот так долго скрываемый матерью позор?
   - Мне деньги нужны! - Радостно объявил Чий.
   - Еще и шантажист... Секретарь, пригласите сюда охрану... Не переживай, родной, нашу с тобой тайну никто не узнает. Я помещу тебя в изумрудные пещеры на полный государственный пансион. У тебя будет все, о чем ты мечтаешь: перловая каша, небо с овчинку, большая кирка и много-много изумрудов. Молись за меня, родной! - И Линт проникновенно приложил голову к груди Чия.
   Тот схватил его за шею и нежно, но со зверской физиономией, сдавил двумя пальцами.
   - Третья попытка.
   Чий отпустил Линта и потер краснеющие уши. А потом сделался ниже ростом, зажигая в глазах восторг.
   - Прекрасное утро, Владыка! Превосходно выглядите! Здоровья и долгих лет жизни! Бурных ночей и спокойных дней! Хочу построить и назвать Вашим именем новый молитвенный дом, где под моим чутким руководством аггелы будут петь в Вашу честь псалмы и в свободное от основного труда время разводить на продажу декоративных перепелок с лазурным оперением. Думаю, казне от этого будет неплохой доход.
   - Неплохой - это какой? - Заинтересовался Линт. - Ты составил бизнес-план?
   - О, конечно! Если, с Вашего позволения, один из банков предоставит мне для проекта беспроцентную ссуду на пять лет, гарантирую, что наш монастырь и прилегающие территории во всех навигаторах назовут Краем Воплощенного Счастья!
   - Вот теперь, Чий, ты смог Владыку заинтересовать. Он даже забыл про свой модулятор, над которым уже три минуты висит иконка сообщения.
   Чий выпрямился, а Линт покраснел и украдкой посмотрел на иконку. И тут же брови его сошлись на переносице. Он даже толком не услышал, что говорил Чию профессор. И только когда их попросили сесть за столы, он отмер и прошел на место.
   - Ты чего побледнел, словно снова мутит? - Тут же прошептал Ронер. - Дать пастилку пососать?
   - На, прочитай. - Он сунул брату в руки модулятор. А там, под значком дворца, висело уже открытое Линтом сообщение: "После лекций жду вас у себя. Владыка"
   - Даже не "отец", - потрясенно прошептал Ронер. - Что за подлянку он нам приготовил? Говорил я тебе, надо было переводиться в островную Академию! Магия воды там запредельного уровня!
   - Ну какие из нас маги воды, если мы - два огня? Не ерунди. Интересно, зачем мы ему понадобились?
   - В любом случае, ничего хорошего. Обходился он как-то несколько лет без нас...
   - Братья Норг! Надеюсь, завтра вы мне ответите на все рассматриваемые сегодня вопросы?
   - Да, профессор! - Дружно сказали братья и изобразили на лицах восторженное внимание.
   - Я все вижу! - Погрозил тот пальцем и продолжил лекцию.
   Учебный день с его суетой, занятиями и дружескими разговорами подошел к концу. Чий, бывший другом обоих братьев, обнял их за плечи:
   - Ну что, пошли пообедаем? Я плачу! - Усмехнулся он, когда лица парней вытянулись и погрустнели.
   - Нет, Чий, спасибо. Но сегодня мы обедаем во дворце.
   - Опаньки! - Удивился он. - С Владыкой помирились?
   - Да мы не ссорились. Вызвал он нас. - Сказал Линт. - Как раз когда ты монаха изображал.
   - Теперь понятно, почему ты мне дал выиграть! Да ладно, не переживайте, все еще обойдется!
   Беловолосые близнецы посмотрели друг на друга и длинно выдохнули.
   - Хотелось бы надеяться...
  
   Забежав в комнату и переодевшись согласно дворцовому этикету, близнецы отправились во дворец.
   - Может, ему про пьянку донесли? - Шепнул Линт, когда секретарь отправился в кабинет докладывать о новых посетителях.
   - Ерунда! - Отмахнулся Ронер. - Как будто в первый раз. Да и потом, когда мы ушли из дворца в общагу, он сам сказал, что не хочет ничего о нас знать. Спасибо, хоть деньгами помогает.
   - Только чтобы ноги с голода не протянуть!
   - И то хорошо. Закончим этот год и уже сможем подрабатывать хоть в том же управлении внешних связей.
   - От чего ушли, к тому пришли? Нет, братец. Ты как хочешь, а я лучше в частную контору устроюсь. Или в такси. Буду по вечерам аггелов возить. Или организатором праздников...
   - Да... Салют вчера получился неплохо. Плохо, что трубу восстанавливать пришлось.
   Братья, вспомнив вечеринку, улыбнулись.
   Массивные двери кабинета распахнулись, и хмурый секретарь, бросив на них непонятный взгляд, кивнул головой:
   - Владыка ждет вас!
   И парни, ухватив друг друга за руки, вошли. Как и много лет назад, все тут было на своих, привычных с детства, местах. И отец, стоящий у окна к ним лицом, ничуть не изменился: холодные голубые глаза, массивный подбородок, резкие складки на лбу и у губ. Светлые, гладко зачесанные назад, волосы, и плотная высокая фигура. Возможно, когда-нибудь в будущем, они тоже станут на него похожи, как их старший брат Верт, не вылезающий с Северного побережья.
   - Приветствуем Вас, Владыка! - Парни привычно склонились одинаковым поклоном.
   Выждав пару минут, они выпрямились и замерли, глядя на отцовские туфли.
   - Как ваши успехи в учебе? - Равнодушно спросил он.
   - Хорошо. - Так же ровно ответили братья.
   - У меня к вам серьезный разговор. - Отмер отец, показав, что какие-то эмоции у него все же есть. - Садитесь и слушайте.
   Парни, чуть ли не печатая шаг, подошли к стене и сели на те самые стулья, куда их сажали в детстве. Владыка усмехнулся: переживают, но стараются этого не показывать. Что ж... а теперь он посмотрит, насколько они умеют держать удар. Неспешно пройдя по кабинету, Владыка всмотрелся в их лица. Повзрослели. За те три года, что они не встречались, во взглядах появилась уверенность, в посадке фигур - упрямство. Красивые, умные мальчики. И так же, как старший сын, рвутся сбежать от него подальше. Хотя, что он им, кроме хорошего воспитания и образования, смог дать? Ему вечно было не до детей. Да и делались они не по любви. Все ждал девочку, а получились, как и у Владыки Лайрина, одни мальчишки.
   - Надеюсь, вы понимаете, что такое разглашение разговора с Владыкой?
   Лица парней нахмурились.
   - Я рад, что вы оценили серьезность нашего разговора. Спасибо. Так вот, спешу вам сообщить, что в наш мир вернулись дочери Анибель! - Владыка остановился перед сыновьями, заложив руки за спину.
   Те украдкой переглянулись, и облегченно опустили плечи.
   - Скоро девушек доставят во дворец...- Мертон сделал длинную паузу. - ...И я хочу, чтобы вы на них женились! - Жестко закончил он. - И это не обсуждается.
   - Вы уверены, что они те, за кого себя выдают, а не являются подставными фигурами Владыки Лайрина? - Спокойно спросил Ронер. В их дуэте он был умом. А шебутной и веселый Линт - действием.
   - Почти на сто процентов.
   - Тогда другой вопрос: они сами хотят выйти замуж?
   - Ни одна девушка не откажется стать женой сына Владыки. Так вот. - Отец ледяным взглядом вбуравился каждому из них чуть ли не в мозг. - Не пытайтесь убежать. Поймаю... а я поймаю вас точно, куда бы вы не отправились. И наказание за этот проступок... преступление против государства... будет страшным. Рудники вам покажутся летним отдыхом на пляже.
   - У нас будет возможность учиться и закончить Академию? Или прямо сейчас нас запрут в какой-нибудь антимагической клетке?
   - Будет. Если вы не наделаете глупостей. А когда у девушек родятся дочери, можете идти на все четыре стороны. Я даже выплачу вам за этот "нелегкий" труд гонорар.
   Братья быстро переглянулись.
   - Тогда мы согласны. - Спокойно ответил старший.
   - Вы свободны. Когда понадобитесь, вызову.
   И Владыка отвернулся к окну, показывая, что аудиенция окончена.
  
   Едва парни оказались в городе, Линт, глядя на открытую дверь кабака, кивнул головой:
   - Зайдем? Такой удар по голове и прочим частям тела надо смягчить! Тем более, нас так и не покормили! Эх, в сотый раз жалею, что не родился у какого-нибудь торговца или юриста!
   - У каждого свой крест, брат. А пить мы ничего не будем. Сегодня нам предстоит проделать некоторую подготовительную работу. И, естественно, не стоит забывать о занятиях.
   - Заботливый у нас папочка! - Язвительно сказал Линт. - Все о могуществе державы думает! Интересно, почему он сам не хочет жениться? Или чреслами стал слаб? Пятерых не потянет?
   - Думаю, не хочет выглядеть старым дураком и, одновременно, упускать кого-то из них. Ведь вторая может достаться Лайрину! Кстати, - Ронер задумался, - я бы тоже так поступил, если эти девушки - истинные дочери Владычицы...
   - Ты бы так обошелся со своими детьми?
   - Поэтому я и не хочу быть Владыкой. В противостоянии интересов общественных и личных приходится выбирать сторону государства. В принципе, он - одинокий и несчастный аггел. Ему завидуют, гадят, обманывают. Воруют. А он должен вести этот экспресс без катастроф и проблем до самой смерти... Или пока кто-то не перехватит эстафету.
   - Тебе его жалко?
   - Нет. Мне никого, кроме себя, не жалко. - Усмехнулся Ронер.
   - А я?! Ты когда-нибудь бросишь меня на произвол этой жестокой судьбы?
   - Вот поэтому и жалко, что не брошу!
   - Балда! Но скажи мне, умник, почему он относится к нам хуже, чем к своим министрам, женам и прочей шушере?
   - Если бы он был к кому-то по-настоящему привязан, на него можно было бы влиять. Да хотя бы через нас. Есть такие друзья, что хуже врагов. Поэтому он, в-общем, прав, поступая подобным образом. Он нас защищает, как умеет, Линт. Там, в верхах, постоянно ведется какая-нибудь игра за раздел сфер влияния. Причем, иногда очень жестокая. А он нас вывел из этой игры. Власть, брат, страшная вещь. Когда ты на вершине, понимаешь, что в твоих руках - всё. Но вместо наслаждения получаешь только головную боль бесконечной и беспрерывной заботы, как это сохранить, а еще лучше - преумножить. А если вдруг позволишь себе хоть какую-то слабость, сожрут твои же подданные и близкие, которые тоже хотят всего и побольше. Даже ценой предательства. Соображаешь?
   - Соображаю. Только от этого не легче. - Проворчал Линт. - Делать что будем? Неужели жениться? Но я не хочу!
   - Сначала мы должны собрать все сведения об этих девицах. Откуда они неожиданно появились и почему на нашем континенте. Думаю, в средствах информации хоть косвенно, но какая-то информация проскакивала. А потом можно напроситься на выходные к Чию... Ведь его отец будет дома. А к нему наверняка приедет брат Этелий Рисин. Он многое знает...
   - Только захочет ли он об этом говорить?
   - Если он что-то знает о планах отца, то попытается выведать наши с тобой планы. Он хитер, как степной лис. Постоянно играя на чьих-то интересах, выгодно блюдет свои.
   - Но женитьба! Я не могу! Какие-то девицы!
   - А кто утром плакался, что на его долю не досталось панталон? - Ронер подмигнул. - Вот и сбылась твоя мечта! Хоть зубами снимай, хоть руками... хоть еще чем-нибудь...
   Линт пнул попавшийся на дороге камень. Проследив взглядом за его полетом, он сказал:
   - А может, попытаемся рвануть к драконам?
   - А может, мы не будем пороть горячку? Кстати, вспомни историю. Что умели делать наши Владычицы? Ходить по мирам... Сами, без зеркального поля, которое посылает только фантом.
   - И если...
   - И если мы с ними хотя бы подружимся...
   - Заманчиво...
   - Во-от! А ты - жениться не хочу! Так что берем лекции и топаем в библиотеку.
   - А вечером непременно согласимся на любезное приглашение Чия посетить его чудесный дом в ближайшие выходные. Ты умен, братец!
   - Неужели ты в этом когда-нибудь сомневался?
  
   Глава тринадцатая. Болотный край
  
   Аэротакси проехало уже полпути в направлении порта, когда Ворон попросил повернуть в сторону от трассы к маленькой рыбацкой деревеньке, растянувшейся по берегу Волхона. Водитель удивился, но виду не подал. Мало ли какие тараканы бродят в головах отдельных состоятельных граждан? Тем более, на краю поселка, совсем недалеко от воды, выстроили новый комфортабельный отель с неплохой кухней. Ох и недаром трех девочек с собой тащат! Водитель завистливо помотал головой. Везет же некоторым! И деньги, и красивые цыпочки... А тут впахивай за проценты с чаевыми, да на новый дом откладывай: в прежнем с второй женой и двумя детьми уже тесновато. Поток мыслей прервал негромкий голос пассажира:
   - Останови.
   По обеим сторонам дороги корячился сучьями темный ночной лес. Кассандра, освещающая ночные пути, уже скатилась к горизонту и скрылась за деревьями.
   - Уже приехали? - Белокурые девушки дружно зевнули и, посмотрев друг на друга, рассмеялись. - А где...всё?
   - А все будет немного позже.
   Ворон, положив на приборную панель оговоренную сумму и недавно показанные чаевые, вышел наружу. Подал руку сначала Айне, а потом Светозаре. С другой стороны вылез Амирен, сразу двумя руками поймав прыгнувшую в его объятия Арину.
   - И где наша временная обитель? - Улыбнулась Райльеру девушка, снова уцепившаяся за надежную и крепкую мужскую руку.
   - Идите туда, - махнул рукой Ворон по направлению к деревьям. - Я сейчас.
   И снова, как вчерашним вечером, закрывая дверь, он сказал, глядя таксисту в глаза:
   - Ты возвращаешся домой из порта, где видел, как мы сели на корабль. Остальное - забудь.
   Тот кивнул и, медленно развернув машину, полетел над темной трассой в город. А Ворон быстро сбежал с обочины дороги в траву. Он уже чувствовал те самые деревья, между которыми лежала его новая тропа. Осталось всего лишь провести по ней Амирена и подозревающих в каждом встречном врагов девушек.
   Остановившись у кромки леса, он обернулся к своей маленькой компании.
   - Я сейчас открою дорогу туда, где пока нас не хватятся. Но в нашем путешествии есть некоторые сложности. Вы должны мне доверять. Это первое. Не оборачиваться, как бы вам этого ни хотелось. Это второе. Идти, не отставая, за мной следом. И, самое главное, ты, Райльер, должен показать мне выход.
   - Это как?
   - Я беру тебя за руку, а ты очень четко представляешь свой дом и всю перед ним территорию. Не сбиваясь и не перескакивая вниманием на наших замечательных гостий. Ты понял? Иначе нас размажет на сотни километров!
   - Пути друидов! - Восторженно прошептала русалка. - Меня дед ими водил!
   - А сама? Не получается?
   - Разве Вы не знаете? Это передается только по сильной линии. А я больше аггел, чем русалка... Поэтому дед меня ничему и не учил.
   - Ясно. Значит, слабым звеном у нас являются дочери Владычицы? - Он сам себе улыбнулся. - Смешно. Я бы ничуть не удивился, если повести захотела одна из вас.
   - Да не вопрос. - Ответила Светозара. - Сусанина и поляков мы в школе проходили. Вопрос в другом: а стоит ли так сильно напрягать судьбу?
   Айне согласно покивала головой.
   - Что ж, тогда вариантов у нас больше нет. - Подытожил Ворон. - Я открываю тропу. Амирен идет со мной за руку. За ним - Арина. А вы, девушки, постарайтесь не отстать. Даже если станет плохо или страшно.
   Едва Ворон сосредоточился, как услышал тихую фразу Светозары:
   - А если к тебе, дорогая, из кустов потянутся черные руки?
   Айне захихикала.
   - Тогда им придется отпустить рыжего.
   И они зафыркали вместе.
   - Ну я же просил! - Оглянулся Ворон.
   Две пары невинных голубых глаз были ему ответом.
   Постояв несколько секунд и прислушиваясь к дыханию спутников, он, наконец, увидел мысли Амирена. Сначала по ним скакала обнаженная Арина, а после, вроде как устыдившись, она спряталась за двухэтажным каменным домом с большой каминной трубой и чахлыми вокруг него кустами. По рыжей траве ходили овцы. В прохладном воздухе белым призраком вился туман, становясь то гуще, то реже. И овцы в нем то пропадали, то снова появлялись. Лишь колокольчик беспрестанно звенел на шее вожака стаи - большого круторогого козла. Ворон раздвинул деревья, раскатывая к дому зеленую тропу. И она повела его навстречу туманам, сырому утру и бесконечно удивленному козлу, округлившему желтые глаза. Наконец потомок друидов вышел на серую каменную дорогу. Козел, издавший пронзительное "ме-е-е", в ужасе скакнул в заросли, а Ворон словно проснулся.
   Да, они действительно стояли на серой, затянутой пухом тумана, дороге. Под ногами чувствовались мелкие камешки. Обочины украшали пучки жухлой травы.
   Эрхан обернулся.
   - Все здесь? Амирен, это твой дом?
   Одетая русалочка жалась к подругам, а белобрысые девицы безбоязненно оглядывали окрестности.
   - Ну да! - Разулыбался Райли. - Как давно меня здесь не было! Ох, - он потянулся, раскинув вширь свои длинные руки, словно пытался обнять унылый пейзаж. - И воздух родины мне сладок и приятен!
   Оглянувшись, он увидел задумчиво приподнятую девичью бровь.
   - Что? - Спросил он Светозару, смущенно опуская руки.
   - Ничего. - Улыбнулась девушка и тут же толкнула локтем свою сестру. - Вот откуда, оказывается, растут ноги наших книг и открытий...
   Тем временем, Ворону надоело стоять и мерзнуть. В портовом городе еще вовсю цвело лето. А тут уже серебрила траву ранняя осень.
   - Амирен, ты собираешься вести нас в дом? Хотя, судя по его виду, последние жильцы отсюда лет сто как съехали.
   - Все в порядке! - Тут же засуетился рыжий здоровяк, приглаживая распушившиеся во влажном воздухе волосы. - Идемте, мама и сестра будут рады!
   И он первым зашагал по дороге в огороженное расшатанным и кое-где поломанным забором поместье.
   - Матушка, Тайра! - Крикнул он в теплую темноту открытой двери. - Я приехал! Где Вы?
   Райли попытался зажечь на первом этаже свет, но у него ничего не получилось.
   - Что за ерунда? - Воскликнул он и подвесил к потолку несколько магических светильников.
   - А вот это уже весьма странно! - Сказал Ворон, сразу увидевший опрокинутые и поломанные лавки, разбитый стол и холодный очаг. - Райльер, ты всегда так жил или это означает, что мы не вовремя?
   - Боги! - Рыжий побледнел и, не обращая внимания на своих гостей, рванул наверх, где в доме были спальни. И скоро оттуда послышались женские рыдания.
   - Похоже, нам опять придется кого-то спасать. - Вздохнула Светозара. - Начали с кошечек, закончим... кто тут у вас из крупного рогатого скота водится? А может, согнать во двор всех страждущих и оптом изменить их карму?
   Айне улыбнулась:
   - Боюсь, тебе придется после этого менять карму оставшимся. Так что не лезь в герои, а помоги убрать этот разгром.
   Девушки начали разбирать вещи, находя уцелевшие их части, и сразу же приводить их в порядок. Ворон, вслед за Райльером, поспешил наверх. Надо срочно было разобраться, могут ли они здесь ненадолго поселиться, а если да, то чем это может обернуться.
   На краю постели в темной комнате в объятьях Амирена сидела пожилая аггелица и, спрятав лицо на его груди, что-то бессвязно бормотала. Короткие коричневые крылья жалко торчали в разные стороны. Рыжие жесткие волосы, словно пук соломы, лежали на обнимающей ее руке сына.
   - Извините за вторжение, но мне показалось, что совсем недавно Ваша гостиная выглядела как-то иначе...
   Услышав чужой мужской голос, женщина дернулась и со страхом оглянулась. В глазах стоял ужас.
   - Успокойся, мама! Это мой друг. - Амирен погладил мать по голове. - Саин Эрхан. Мы приехали вместе.
   - Так что произошло?
   - Одевайся, мама, а я пока пойду наведу внизу порядок!
   Но бедная женщина не отпускала сына, вцепившись в него руками. Тот виновато посмотрел на коллегу.
   - Тайру украли. - Тихо сказал он. - Она была красивой. И к ней многие сватались. Но я сам дурак. Сказал ей, когда устроюсь в столице, то привезу к себе и выдам замуж. Вот она сватам и отказывала. А тут они на праздник в соседний кантон ездили. И там она имела несчастье приглянуться их старосте. Сначала он предложил по-хорошему, с выкупом, с подарками. Но третьей женой она становиться не хотела... А вчера ночью в дом вломились. Лица нападавших были замотаны шарфами. Они схватили сестру, закатали в половик и увезли. А заодно порезвились.
   На лице Амирена вспухли желваки, а пальцы сжались здоровыми кулаками.
   - Я поеду за ней!
   Он стряхнул с себя мать и снова погладил по голове.
   - Я ее привезу. Свадьба быстро не играется. Надо напечь угощение Богам и Болотному духу. Потом отвезти его на болото. Читать всю ночь пожелания и украшать дом. Короче, я поехал.
   И Райли быстро сбежал по лестнице вниз. А там все уже стояло на своих местах, лишь Арина заметала щепочки на совок.
   - Стой-стой! - Эрхан схватил коллегу за локоть и резко рванул на себя. - Ты помнишь о нашем задании?
   - У меня сестра - одна! - Карие глаза Райльера полыхнули зеленью. - Я ее люблю! И вообще, пошел ты...
   - Ш-ш... Конечно пойду. С тобой. Надо же кому-то составить протокол происшествия в рамках закона?
   - Ох...Прости, Тамир! - Райли повесил голову, но вдруг снова поднял и с ненавистью посмотрел на дверь. - Убью гада!
   - Перестань. - Ворон легко пошлепал его ладонью по руке. - Есть не столь травматичные способы...
   Белокурые сестрички придвинулись ближе.
   - Кого будем нетравматично убивать? - С интересом спросила Светозара и хищно потерла ладошки.
   - А вы будете сидеть здесь и ждать нас. Ни шага на улицу! - Жестко сказал Ворон.
   - Дорогая, - девушка посмотрела на сестру, и вокруг нее появился свет, - он, этот ничтожный желчный субъект, - она подняла указательный палец на Эрхана, - нам приказывает! Ха! Если кого мочить за правду, так мы в деле!
   Ворон закатил глаза. Ну почему все безмозглые девчонки считают себя необычайно умными и смелыми? Хотя стоит пробежать по полу мыши, как они начинают визжать и падать в обморок... Ворон посмотрел на Светозару, а потом перевел глаза в дальний темный угол. Повинуясь его зову, в световой круг выскочила здоровая серая крыса.
   Девчонки увидели ее одновременно с Райльером. Тот вздрогнул. Арина подошла к двери и приоткрыла ее. А Айне неожиданно наклонилась и протянула к ней руку.
   - Маленькая! Где ты так поранила лапку? Давай я тебя немножко полечу!
   Крыса, покрутив носом, доверчиво подошла к ладошке и попыталась на нее влезть.
   - Повернись на бочок, девочка! - Айне легко погладила ее нос пальцем. Крыса не возразила. - Смотри!
   Светозара осторожно присела рядом.
   - Видишь, она на что-то напоролась и у нее один пальчик отгнил? И второй задет.
   - Вижу. Давай. Я готова!
   И изумленные мужчины увидели, как яркая толстая нить целительной энергии, выходя из груди Светозары, попадает в ловкие пальцы Айне, разбирающей ее на пряди и умело направляющей разноцветные потоки в лапку животного.
   - Ну вот и все. - Айне подтолкнула крыску. - Вставай. Между прочим, - она подняла голубые глаза на Райльера. - Их семья охраняет ваш дом от всяких нечистиков уже двухсотым поколением. Вы бы ее кормили, что ли...
   - Ну, мы едем? - Поинтересовалась поднявшаяся с колен Светозара.
   Офицеры переглянулись.
   - Только не визжать и ни с кем не разговаривать. Не вмешиваться.
   - Да что же мы, совсем без понятий? Когда мужчины говорят, девушки молчат в сторонке. - Кивнула мелкая, ехидно улыбнувшись.
   - Ариш, к тебе просьба! - Обернулась Айне. - Приготовь чего-нибудь поесть. И печь протопи. Хорошо?
   Девушка открыла уходящим дверь пошире и улыбнулась:
   - И крыску покормлю!
   Четверка мстителей вышла за дверь. Вокруг дома все также плавал туман, поднимаясь от земли вверх, и уже там, в ветках высоких деревьев, медленно рассеивался в лучах поднимающегося по небосклону солнца.
   - Представляй, куда открывать тропу... - Устало сказал Ворон.
   - Представил. - Свирепо рыкнул Амирен и схватил Эрхана за ладонь.
   Тот поморщился.
   - Прости... - Рыжий ослабил хватку и вновь сосредоточился. Девушки просто встали сзади.
   Зеленая тропа получилась короткой. А на ее конце оказалась большая обжитая деревня, расположенная у подножья пологого зеленого холма, внизу которого текла быстрая и чистая речушка, а по склону бродили стада белых пушистых овец. Кое-где слышался разговор и шум какой-то работы. Мимо пробежала пара мальчишек, которые увидев из ниоткуда появившихся незнакомцев, остановились и округлили глаза.
   - Туда! - Буркнул Амирен, показывая на самый широкий дом, обросший различными пристройками. А затем решительно зашагал к воротам.
   Ворон и девушки, накинувшие на головы капюшоны своих курток, держались сзади.
   Райли, подойдя к закрытой калитке, дернул ручку. Калитка не поддалась. Тогда он бухнул кулаком в створку ворот. Те мелко затряслись, но удержались.
   - Риций, открывай! - Мощный кулак снова заставил створку вибрировать.
   Дом ответил молчанием и чьим-то любопытным глазом за дрогнувшей занавеской. За их спинами постепенно собирался народ. Мужчины молчали, ну а бабы, то и дело сплевывая какую-то растительную шелуху, обсуждали, скоро ли Амирен сломает ворота и кто кому наваляет: старший сын Риция Амирену или наоборот.
   - А что, - шустрая Светозара ввинтилась в женскую кучку, - в доме они сестрицу держат? Или к родственникам, во избежание, сплавили?
   Женщины внимательно осмотрели незнакомку. Так и не решив, к какому полу она относится, дружно приняли невысокую девушку за пацана.
   - А ты кто ему будешь?
   - А я ему комнату в столичном доме сдаю. Хвастался, что девицы у вас красивые. Вот, решил проехаться за компанию, может, присмотрю которую... на вырост.
   Женщины перестали плеваться, уже с интересом разглядывая худощавую фигурку и кончик красного носа, высовывающийся из-под капюшона. А когда оттуда же ненароком вылезла белая прядь волос, женщины отмерли.
   - Знамо, нет ее тута. - Сказала полная коротышка в красном плате и черной юбке. - В Ракитку, к Ракам повезли. Там сегодня и окрутят.
   - А чего так скоро?
   - Так вот Амирена боятся. Когда замужем будет, ничего он не сделает. Эй, парень, а тебе какого возраста девицы-то глянутся?
   - Так поменьше меня. Все ж я в доме должен быть старшим. Спасибо, красавицы!
   - Так приходи в село под вечер! - Крикнули бабы. - Как раз молодежь гулять выйдет!
   - Непременно загляну!
   Ворота дома уже лежали на земле, когда Светозара подошла к сестре и кое-что шепнула той на ухо. У ворот со стороны улицы стоял красный Амирен, с внутренней - такой же красный рыжеволосый здоровяк. Пока они дубасили друг друга только словами, поминая родню до десятого колена и еще не рожденных детей. Ворон изображал сзади группу поддержки и запоминал незнакомые речевые обороты.
   Светозара тихо потянула его за рукав. Тот нахмурил брови. Просил же не мешать!
   - Тайра в Ракитках. - Прошептала девушка. - Только зря тратим время. Ее уже готовят к обряду...
   Ворон кивнул головой и, встав на одной линии с Амиреном, сказал всего четыре слова:
   - Этот евнух не стоит внимания.
   И потянул Амирена назад. Пока тот сопротивлялся, здоровяк выкрикнул еще несколько слов, и только после этого прислушался к ощущениям в паху. Лицо поменяло цвет с красного на белый, а затем снова на красный... Вдруг по щеке здорового парня поползла слеза. Горько посмотрев на Амирена, он разрыдался и ушел в дом, оставив поле боя и брошенные ворота недоумевающему врагу.
   - Держи меня за руку и представляй дом Раков в Ракитках. Риций и твоя сестра там.
   И вновь зеленая тропа вывела их большому и богатому дому.
   Вокруг дома толпился народ. Молодежь громко болтала, а солидные селяне, ожидая выхода невесты, пили из кружек эль, бочка которого стояла на лавке перед домом. У распахнутых настежь ворот краснощекий и высокий аггел тянул заунывную ноту музыкальным инструментом, сшитым из выделанных шкур.
   - Вот теперь, - Ворон толкнул Райльера, - вперед!
   И рыжий, словно торпеда, ввинтился в толпу, оставляя за спиной случайно уроненные тела.
   - А хорошо пошел! - Задумчиво сказала Светозара и вдруг сорвалась за ним.
   Ворон среагировал мгновенно и успел поймать Айне.
   - Стой и жди.
   - Но...
   - Хоть ты прояви благоразумие. Сейчас там начнется драка. Думаю, твоя сестра это прекрасно поняла и просто решила немного развеяться. Все-таки тяжело девушке в юном возрасте брать решение всех проблем на себя.
   - Она - не девушка...
   - Тем более. А синяки потом вылечишь. Стой и наслаждайся спектаклем. Они там сами справятся.
   И точно. Окно под самой крышей резко распахнулось наружу. И в него, растопырив ноги, вылетел мужчина. Пару раз дернув крылышками, он рухнул в сточную канаву. Стоящие у дома заинтересованно отследили траекторию и, увидя благополучное приземление, снова перевели взгляд на окна.
   Внутри уже раздавались крики, грохот мебели, звон посуды, женские вопли и мужские проклятия. А потом окна пыхнули ярким светом, и все звуки смолкли. Постояв пару минут, народ полез на лавочки и крыльцо. В это время двери в доме отворились, выпуская к народу наряженную в красную юбку и белую рубаху с цветами рыжеволосую девушку. Она опиралась на руку слегка побитого и порванного Амирена. А за ними выплыло светящееся ослепительным светом создание, которое, оглядев сельских разинь, звучным голосом приказало:
   - На колени!
   Народ упал.
   Неведомая и мощная сила потянула Ворона к земле. Ему хотелось приникнуть к ней всем телом и не поднимать головы...
   - Эй, ты чего? - Шепот Айне сразу отрезвил сознание.
   И Эрхан виновато улыбнулся:
   - Твоя сестра - великий маг!
   - Она - умница! - Согласилась Айне.
   Тем временем, Амирены сошли с крыльца, и в полной тишине подошли к Ворону.
   Светозара, перестав сиять, подбежала к компании и высунула довольную исцарапанную мордаху из-за Тайриного плеча:
   - А здорово мы им дали! Видели бы вы их рожи!
   "Из детдомовского пацана не сделать герцога..." - Вздохнула Айне. - "Может, только Бога?"
   Светозара приложила оторванный рукав куртки к плечу и, погладив рукой, восстановила шов.
   - Ну мы домой идем? - Спросила она. - А то есть хочется!
   Ворон, встряхнувшись, снова открыл тропу.
  
   - Мамочка! - Весь путь молчавшая Тайра бросилась на шею матери. - Думала, никогда больше вас не увижу!
   И они разрыдались. Райльер улыбался, смущенно комкая в руках еще мокрый кусок материи. Ворон тихо упал на стул и замер, положив руку на сгиб локтя. Арина стеснительно моргала глазами с половником у плиты. Девчонки, бросив на вешалку при входе куртки, переглянулись и разошлись. Одна - поговорить с русалкой, вторая - влить немного сил в усталого проводника.
   - Доченька! - Наконец, справилась со слезами радости мать. - Сыночек!
   Двухметровый сынок осторожно погладил мать по плечу.
   - Все хорошо, мам! Никто больше Тайру не тронет. А потом, как буду уезжать, заберу ее в столицу. Ничего, если мы несколько дней тут погостим?
   Женщина обернулась и посмотрела на расползшуюся по гостиной молодежь. С Ариной она уже успела познакомиться и даже проникнуться к ней симпатией, поскольку та совершенно убедила мать, что ее смелый сын преодолеет всех врагов и обязательно спасет ненаглядную доченьку. Впрочем, все так и вышло. Но голубоглазых и светловолосых девушек она заметила только сейчас. Так же, как и тихо спящего за столом Ворона.
   - Нам поесть бы да вздремнуть. - Нахально заявила та, что поменьше. - А то он, - девушка кивнула на Амирена, - расписывая сельские красоты, совершенно забыл упомянуть о возбуждающей аппетит драке, украденной невесте и возмутительно игнорирующем родственников женихе. Даже к столу нас не позвали! Безобразие!
   - Ой, - вспомнила женщина про традиционное в этой местности гостеприимство, - так давайте обедать! Сейчас супчик поедим, гуся вот приготовили!
   - Гусь - это по-нашему! - Восхитилась девчонка. - А где бы нам ручки помыть? А то чужие носы оказались неприятно сопливыми...
   - А там рукомойник, за домом! Идите, сполоснитесь, а мы пока стол накроем!
   Разбитую посуду девушки не восстанавливали, поэтому хозяйкам пришлось напрягать фантазию, чтобы разместить на столе овощи, суп и упитанного, с румяной корочкой, гуся.
   Над рукомойником за домом склонились две шепчущиеся фигуры.
   - Ну, ты здесь видел порталы? - Спросил Вальтер. - Или только силушку молодецкую на местных пробовал?
   - Смотрел. - Вовка перестал улыбаться и стал абсолютно серьезен. - Есть тут портал. Причем я его чувствую не черным, как те два, а живым, зеленым. Только... не могу понять, где он. И сделан он не руками, а словно бы пробит случайно. И закрыться не может. Привязал его кто-то... Не пойму.
   - Но мы туда пойдем или будем держать слово, данное этому Эрхану?
   - Мы ему обещали не убегать. Здесь, в этом мире. А возвращение домой побегом не считается. Так что пойдем обязательно. Но перед экстремальным походом по мистическим местам мне хочется поговорить с черненьким и все-таки выяснить, кто такие Владычицы и кем они были для этого мира. Не просто так нас сюда втянул тот портал. Возможно, если мы не поймем, что от нас требуется, нас отсюда и не выпустят. Понимаешь? А поймем, то обязательно найдем уже готовый выход!
   И Вовка улыбнулся, брызнув ледяной водой в лицо Вальтера. Тот не остался в долгу. Зачерпнув целую горсть, он попытался поймать Вовку и выплеснуть бодрящую жидкость за воротник. Тот поймался, но вывернулся, словно уж, спасаясь от возмездия. А когда последние капли все же попали на шею, он взвыл, вырвался и облил друга от всей души, зачерпнув прямо из каменной чаши стока.
   Когда недоспавший Ворон, щурясь, вышел на улицу, то тут же проснулся от яркого осеннего солнышка, золотых на деревьях листьев и визга двух девчонок, швыряющихся друг в друга блестящими брызгами. И они были так прекрасны, так естественны в своей еще детской непосредственности, что у него защемило сердце. Что хорошего их может ждать во дворце? А ведь он офицер. Он присягал на верность Владыке... Но у него в запасе было еще несколько дней. Поэтому он достал из кармана свой модулятор и отключил его, исчезнув из эфира. А потом, засучив рукава рубахи, с ехидной ухмылкой и нескрываемым удовольствием набрал полные ладони прозрачной, пахнущей прелым листом, воды... Через минуту в игру "выжми на друга тучку" они играли втроем.
  
   Безветренный осенний вечер зажег в бархатном сиреневом небе первые, еще тусклые звезды. Чем-то возмутившись, мемекнул в сарае козел. Овцы, как преданная императору гвардия, тут же подхватили. Испуганная пара птичек сорвалась из-под крыши и, усевшись на ветку ели, спешно запрыгнула в ее глубину, поскольку на раннюю охоту вылетела голодная сова. В стоявшем на отшибе деревни домике Амиренов зажегся золотистый уютный свет. Вокруг кухонных окон вкусно пахло только что испеченным пирогом. Тайра, переодевшись в одно из самых нарядных платьев, сделала на рыжих волосах кокетливую прическу и, посадив уставшую мать в кресло рядом с братом и гостями, хлопотала на кухне, разливая по чашечкам травяной сбор, окрасивший кипяченую воду в приятный розовый оттенок.
   - Пожалуйте перекусить, гости дорогие! - Она поставила на стол разрезанный пирог и деревянные подставочки вместо разбитых тарелок.
   - Дочка не простой пирог испекла, - сказала мать, - праздничный. Первый раз за все годы, что с нами нет отца.
   Она вздохнула, светло посмотрев на своих уже взрослых детей.
   А девушка, расставив чашечки, села за стол напротив саина Эрхана, друга ее братца Райльера. Когда-то, уезжая в столицу работать, он сказал: "Не торопись замуж, сестренка. Я найду тебе самого лучшего жениха!" Если ее брат сумел подружиться с аристократом, может, он привез его посмотреть на сестру? Ее губы сами улыбнулись поднявшему глаза Эрхану. Но тот сразу опустил нос в чашку. А что если они привезли показывать матери своих невест? Может быть, одна из этих голубоглазых сестер как раз невеста друга? Ведь всем понятно с первого взгляда, что ее замечательный братец влюблен в Арину. Интересно, она кто - дитя природы? Русалка, ундина? Или может, таинственная фея? Крыльев-то у нее нет! Тайра скосила глаз на одну из светловолосых девушек, сидевшую рядом с матерью. А вот у них крылья есть. Она сегодня видела, на что способны беловолосые. Море сияния и абсолютная, безоговорочная власть... Она даже не помнила, как брат вывел ее из дома. Ну как можно жениться на Такой? Все равно, что на Владычице... Тайра передернула плечами. Нет, скорее всего, они здесь по какому-то делу, а Райльер уговорил их ненадолго заехать...
   Старшая голубоглазая сестра, назвавшая себя Ай, внимательно слушала мать, иногда задавая ей вопросы. Райльер, потихоньку спустив под стол руку, крепко держал в большой ладони тоненькие пальчики краснеющей под его взглядом Арины. Эрхан неспешно пил чай, отщипывая пирог и кивая головой Тайре, пытающейся хоть как-то зацепить столичного гостя. И только вторая сестра, представившаяся Светой, подперев щеку ладонью, задумчиво рассматривала темное окно.
   - А скажи-ка мне, Тайра, - вдруг обратилась она к девушке, - а что там дальше?
   Света кивнула на окно.
   - Болота. - Удивилась сестра Райльера. - Наш поселок последний перед необъятными топями. Нет, там, конечно, есть небольшие летние сарайчики. Селяне торф берут, на островках сено косят. Там трава высокая, сочная. Охотники ночуют. Но постоянных поселений больше нет.
   - А-а! - девушка зевнула, прикрыв рот ладошкой. - Вы нам с сестрой на одной кровати постелите. Мы худенькие, уместимся. Ничего, если я ненадолго выйду? Хочется посмотреть на звезды.
   Две сестры обменялись быстрыми взглядами.
   - Конечно, - улыбнулась Айне, - подыши воздухом!
   Младшая кивнула и, накинув куртку, вышла за дверь.
   - Может, на сегодня посиделок хватит? - Обеспокоенно спросила мама. - Пойдем, дочь, подготовим спальни.
   Тайра с сожалением посмотрела на неразговорчивого Эрхана. Но подумав, она решила, что во всем виноват трудный день. И ее идиотское положение украденной невесты. Но вот завтра, когда красивый саин отдохнет...
   "Девушки всегда строят нереальные планы", - подумал Ворон и, проследив, как женщины Амирен скрылись на втором этаже, тоже встал и пошел к двери. Увидев, что Айне обеспокоенно поднялась, он улыбнулся:
   - Просто подышу воздухом.
   И осторожно прикрыл дверь.
   Шебутная Светозара никуда не делась. Она тихо сидела на лавочке, подняв колени к груди и обнимая их руками.
   - Замерзла? - Тихо спросил Эрхан, присаживаясь рядом.
   - Нет. - Девушка поставила ноги на землю, но руки убрала в карманы. - Просто отдыхаю. Знаешь, - она повернула лицо к Ворону, - я уже забыла, когда вот так спокойно, никуда не торопясь, сидела и любовалась закатом. Небо темнеет, и они сияют ярче. Смотри! - Она вдруг вскинула руку. - Звезда падает! И как долго! Загадывай желание!
   - Зачем? - Спросил Эрхан.
   - Если успеешь загадать, пока летит звезда, оно обязательно сбудется! Ну вот, погасла...
   - Как тебя зовут?
   - Не важно, Тамир. С каждым новым телом приобретаешь... словно часть чужой души. Хотя правильней будет сказать, судьбы.
   - Это было несколько раз? - Удивился Ворон.
   - Было... - Нехотя сказала девушка. - Расскажи мне про Владычиц. Почему их до сих пор так почитают?
   - Они в телесном воплощении ходили по нижним и высоким мирам. Усмиряли конфликты. Налаживали энергопотоки. Они были добры и прекрасны. Их решениям все подчинялись, поскольку они знали, как правильней решить какую-то проблему. У них не было мужей. - Эрхан искоса посмотрел на Светозару. - Они сами выбирали себе пару. И были счастливы. Если простому аггелу становилось тяжело разделять такую ношу, то понимали и отпускали... они не связывали своих любимых. Они не запирались во дворцах, а спокойно общались со всеми, кто искал их мудрого совета. Если считали правильным в чем-то помочь, помогали. В них многие влюблялись. Но почти никто не мог вынести долгой близости... И невольной ответственности за чужие судьбы.
   - А что случилось с последней Владычицей и ее детьми? Аринин дед нам рассказывал, но я почти спала и все прослушала. Айне тоже.
   - Ты ничего не помнишь?
   - Нет. Так получилось, что земля нам подарила эти тела, не вложив в них ни знаний, ни памяти. Если честно, я вообще не уверена в таких высоких кровных связях.
   - Я уверен. - Вздохнул Эрхан. - Владычица Анибель правила другим континентом. На нашем Владычиц не было с незапамятных времен. У нее подрастали две дочери. И тут началась война с демонами. Сначала исподволь, на нижних планах. Они стравливали местных жителей, качая себе энергию. Совет даже не понял, что случилось. А потом в мире стала исчезать магия. Видишь, дом Амирена отапливается торфом? В этих местах до сих пор плохая связь, сюда не ходят экспрессы... иногда дети аггелов рождаются бескрылыми. Родители считают это страшным позором. Но виноваты во всем эти ненасытные демоны... Да-а... А потом, через те самые порталы они пробрались к нам. Мы отчаянно дрались, привлекая быстро гаснущие людские, эльфийские и другие ресурсы нижних планов. Тот континент пылал. Демоны жгли леса, убивали женщин и детей... Ужасно. У нас не было сил. Ведь демоны отлично подготовились. И тогда Анибель принесла себя в жертву. Представляешь, какое количество энергии высвободилось? А ее девочки исчезли. Все решили, что она их спрятала. И никто не знал, где.
   - Кажется, я догадываюсь. - Пробормотала Светозара.
   - И где же?
   - В озере Владыки Гор. Только в нем не было душ. Только сила, изменившая тело. Но в этих прекрасных телах не их, а наши души.
   - Но я чувствую в вас с сестрой огромный магический потенциал...
   - Но мы - не они, Тамир.
   Скользнув по щеке, на плечо упала прядка белых волос. Одинокая сияющая нить в бесконечной темноте... Он даже не понял, как рука сама потянулась к этому тоненькому светлому лучику. Подняв пальцами волосы, он коснулся нежной белой щеки... и, словно в забытьи, медленно склонился к ее лицу.
   Вспыхнувшая в глазах голубая молния отрезвила сразу, и он, выпустив локон, отпрянул в сторону.
   - Извини... я не хотел...
   Руки предательски тряслись. Ну что за дурень!
   Девушка резко встала и прошла мимо него к двери. Обернувшись на пороге, она смерила его уничижительным взглядом и, холодно пожелав сладких снов, зашла внутрь.
   Эрхан, обливаясь холодным потом, снова сел на лавку. "Дурак! Как ты мог, старый дурак!" - Ругал себя он. - "Ведь знал, что большая магия всегда притягивает! И попался, словно мальчишка!"
   Он откинул голову на холодную стену дома и прикрыл глаза. Кончики пальцев, дотронувшиеся до девичьей кожи, горели. "Ты умный, холодный циник, никогда не теряющий головы. Совсем не красавец. Хмурый, ничуть не привлекательный для молоденькой девушки субъект. Поэтому успокойся, расслабься и больше так не делай!" Глубоко вдохнув холодный воздух, он открыл глаза. По небу, рассекая его надвое, быстро летела яркая звезда. "Желание...надо загадать желание... Боже! Ну почему же я так хочу держать в своих объятиях такое чудо?!" - Вырвалось помимо его воли.
   Звезда, приблизившись к горизонту, потускнела и погасла. "Может, не сбудется?" - Подумал измученный борьбой с самим собой Эрхан.
  
   Сидящая в гостиной вместе с матерью Амирена Айне посмотрела на вошедшую сестру.
   - Ну вот и я! - Улыбнувшись, сказала Светозара. - Не задержала? Нам уже можно идти спать?
   - Да, девочки, - подняла голову женщина. - Я постелила вам в одной комнате с Ариной. Матрасы хорошие, душистые! Этим летом свежей травой набила!
   - Спасибо! - Девушки взялись за руки и пошли наверх.
   Арина, измученная долгим днем, новыми знакомствами и неясным пока еще любовным томлением, сопела на низеньком топчане под теплым домотканым покрывалом. В комнатке под крышей было прохладно, поэтому девчонки быстро сняв штаны, нырнули под большое покрывало в рубахах. Снова схватившись за руки, они сблизили головы.
   - Что случилось? - Спросил Вальтер. - Ты трясешься!
   - До меня вдруг дошло, - тихо зашептал Вовка, - что мы совершенно никакие не дочери Анибель. Они сами запутались в своих легендах. По крайней мере, в них говорится, что когда наступит золотой век, они воскреснут. Понимаешь, они! Значит, вместе с матерью! Да и не чувствуем мы себя девушками! Терпим, да. Блин, как я снова хочу стать нормальным пацаном! Думаю, просто этот мир адаптировал нас под себя в женской ипостаси.
   - Но почему он нас вытащил? Именно нас с тобой? Из разных миров? Одновременно!
   - Мы должны что-то сделать. Только я пока не понимаю, что. Не хватает информации.
   - И он будет нас держать, пока мы не сделаем то, ради чего пришли?
   - Не имею представления. Да, возможно...
   - Да что же ты так трясешься? - Теперь Вальтер, успокаивая Вовку, осторожно обнял его за шею.
   Неожиданно Вовка хмыкнул.
   - Что?
   - Даже стыдно говорить... Этот черный ко мне целоваться полез... Прикинь, как я себя почувствовал?
   Вальтер погладил светлые Вовкины волосы.
   - Ну ты же у нас красотка! Чему удивляешься? Вспомни себя! Тоже, наверно, к девушкам приставал? И целовал?
   - Нет, Вальтер. - Вовка повернулся на спину, разглядывая темный и низкий потолок. - Дома не до того было, все время работал. А у тебя... - Он усмехнулся. - Работал тоже! Учился. Меня Вилдбах с Генрихом постоянно контролируют, словно я младенец какой-то!
   - Тогда как же тебя занесло в этот портал? Нянюшки на секундочку отвернулись? - Вальтер снова обнял Вовку, привычно положив голову к плечу друга.
   - Я же тебе говорил... Генрих на корабль с письмом отправил. Я решил срезать дорогу через лес. А там - разбойнички... Я - в камешки. - Вовка вздохнул. - Вилдбах сойдет с ума. А Генрих разозлится. Я даже не представляю, что они себе надумают!
   - Ладно, давай спать. Выбрось из головы все лишние мысли. Ведь пока все равно ничего не изменишь. А если завтра будет хорошая погода, пойдем искать портал... Что ж тут так холодно? - Вальтер поежился. - Спина замерзла!
   Вовка приподнялся и подоткнул покрывало.
   - Спи... прекрасная Айне!
   Мальчишки прижались теснее и, наконец, заснули.
  
   Утром парней разбудил щебет птиц, яркие солнечные лучи и... дикий холод. Хотя, если бы не Арина, ночью прибежавшая Вальтеру под бок и накинувшая сверху еще свое покрывало, было бы гораздо холодней.
   Первым завозился стиснутый с двух сторон Вальтер. Ему уже очень хотелось встать, но свободной осталась лишь голова. Немножко попихавшись, он решил выкрутиться через ноги. Но его тихое сползание почувствовала Аринка и тоже проснулась.
   - Ты куда? - Спросила она.
   - Туда. - Информативно ответила лохматая девица.
   - А-а, ну иди! - И Арина сразу заползла поглубже и прижалась к Вовке.
   В комнате действительно было очень холодно, словно на улице ударил мороз, отопление не включили, да еще окошки пооткрывали. Стуча зубами, Вальтер впрыгнул в штаны, радуясь, что при переходе они на нем остались, затем застегнул ботинки и, открыв дверь в галерею на втором этаже, понесся по ступеням вниз. Вежливо поздоровавшись с матерью и дочерью Амиренами, уже возившимся с завтраком, он надел куртку и выскочил во двор, поскольку удобства находились в домике рядом с сараем. А взглянув вокруг, Вальтер обомлел: вся трава, все ветки и каждый листочек сверкали маленькими кристалликами инея. Изо рта вырывался пар, в безветрии медленно расплывавшийся вокруг головы. Он даже забыл, зачем так быстро бежал.
   - Боги, какая красота! - Тихо произнес он.
   На ветке завозилась какая-то птичка и, тинькнув, взлетела в синее небо, скинув мелкий снежок вниз. Он закружился в солнечных лучах, словно ослепительная радуга. Вальтер засмеялся и, подбежав, подставил под нее руку. Ледяные иголочки обожгли ладонь утренним морозом, который тут же начал забираться под куртку.
   Вспомнив, куда направлялся, Вальтер вздрогнул и рванул в сарай.
   Вовка открыл глаза от странного чувства одиночества. Словно только что ему было уютно, хорошо и тепло, а теперь... В его ладони не было руки Вальтера. Удивившись самому себе, он посмотрел на сопящую рядом Арину и приподнялся на локтях. Как же всего за несколько дней они сроднились... Хотя, конечно, если тело друга много лет было твоим собственным, к нему обязательно станет тянуть.
   В комнате было зябко, и Вовка, стащив сверху Аринкино покрывало, закутался в него до подбородка. Сапоги надевать ему было лень, тем более, в двух носках ноги не мерзли. Привлеченный ярким солнечным утром, он подошел к узкому и длинному окну. Мороз изукрасил его ледяными узорами, прихотливо изломав сквозь них скользящие под углом светлые лучи. Вовка подумал и приложил к тонкому стеклу ребро ладони. По руке побежала капелька воды. Вытянув руку из покрывала, он любовался блестящей мокрой дорожкой, медленно ползущей к локтю, как вдруг ему почудился посторонний взгляд. Мгновенно повернув голову к двери, он увидел рыжего Амирена. Тот мялся на пороге открытой для теплого воздуха двери.
   - Чего тебе? - Поинтересовался Вовка.
   Тот смущенно улыбнулся: девушка с длинными белыми волосами на фоне окна была прекрасна. Но молодого мужчину не интересовал лед. Ему нравился неяркий, но теплый свет, горящий в глазах Арины.
   - Еще не проснулась? - Прошептал он.
   В Вовкиных глазах зажглось понимание.
   - Заходи. - Махнул он рукой. - Сейчас штаны одену и уйду.
   - А... - Райли покраснел. - Удобно ли это будет?
   - Встречать утро с улыбкой любящего мужчины? - Вовка приподнял брови и покачал головой. - Это - счастье, Райльер. А еще лучше, женись на ней. Вы будете самой счастливой парой на всем континенте.
   Носки, наконец, пролезли в сапоги.
   - Владычица, Вы правда так считаете? - Вдруг серьезно спросил он.
   - Считаю, Амирен. Ты для нее - самый удачный вариант. Как и она для тебя. Вы созданы друг для друга. Только прошу, - Вовка застыл на пороге, переплетая косу, - дай ей после свадьбы доучиться. И не заставляй напяливать этот ужасный платок.
   - Спасибо! - С блаженной улыбкой ответил Амирен.
   А Вовка, фыркнув, поскакал по лестнице вниз.
   В гостиной было тепло и уютно. Матушка Райльера и Тайры суетилась у плиты, жаря блинчики. Увидев девушку, она улыбнулась:
   - Твоя сестренка все по двору бегает, снег рассматривает! У вас-то, в столице, еще тепло? Да и снега, наверно, не бывает!
   - У нас все бывает! - Ответил за Вовку пристроившийся в самом темном углу Ворон.
   Перед ним стояла чашка и дощечка с блинами. Рядом сидела Тайра и с умилением смотрела, как он ест.
   - Доброе утро! - Улыбнулась всем Светозара и, набросив на плечи куртку, вышла за дверь.
   Ворон тоскливо посмотрел в окно. Девушки обнялись, словно сто лет друг друга не видели, а потом, держась за руки, подбежали к кустам, рассматривая на листьях искристый иней. Они смеялись, по очереди стряхивая с веток блестящие в свете солнца кристаллы. Ворон в очередной раз почувствовал себя дураком. Но при этом - безумно счастливым.
   - А у нас сегодня в селе ярмарка! - Услышал он болтовню Тайры, пытающуюся привлечь к себе его внимание.
   Он повернулся и взглянул ей в лицо.
   - И что там будут продавать? - Поинтересовался он. - Тыквы и кабачки?
   Рыжеволосая девушка рассмеялась.
   - Что Вы! Туда привезут ковры, одежду, ботинки, сапожки. Швейные машинки и ткацкие станки. Теплые свитера из козьего пуха и овечьей шерсти. Матушка тоже плетет зимние коврики и там продает. Вся округа приезжает на нашу осеннюю ярмарку! Ой, что только туда не привозят! Да Вы сами сходите и посмотрите! Может, что супруге купите... Или девушке любимой. - Закинула удочку Тайра.
   - Нет у меня ни жены, ни девушки. - Спокойно сказал Эрхан и встал, благодаря за завтрак.
   В это время сверху спустились сияющие Райльер и Арина. Причем у девушки предательски алели нацелованные губки. А с улицы вбежали веселые Айне и Светозара, покрытые блестками инея.
   - Ну, раз все в сборе, - улыбнулась мама, - то садимся к столу. Кроме блинчиков, вас ждет тушеная курочка с овощами!
   В углу грустно вздохнул Эрхан. Ему показалось, что для курочки места совершенно не осталось.
  
   Глава четырнадцатая. Ярмарка.
  
   - Я хочу предложить всем хорошенько повеселиться! - Громко сказала Тайра, когда все наелись и напились. - Пойдемте вместе на ярмарку! Там музыка, акробаты и большие качели!
   Девушки заинтересованно посмотрели на сестру Райльера, а потом, вздохнув, снова в свои пустые тарелки.
   - А у меня и денег-то нет... - Призналась Арина. - Думала, приеду, крема продам, верну долг сианне Силии... Да и стипендию за первый месяц учебы авансом платят...
   Райли тут же нагнулся к ее ушку и что-то тихо зашептал. Она засмеялась.
   - Однако, печаль... - Маленькая голубоглазка быстро покрутила пальцами вилку. - Мы тоже как бы на мели...
   Ворон внимательно посмотрел на перебирающие дерево пальчики.
   - Ты играешь на музыкальных инструментах? - Внезапно спросил он.
   - С чего ты взял? Конечно, нет! - Порхающая вилка замерла в твердой руке, а девушка расплылась в шкодливой улыбке. - Но мастерство не пропьешь...
   Тогда, в прежней жизни, маленького Вовку и таких же, как он, пацанят, большие парни в интернате заставляли приносить себе деньги. Не принесешь, побьют так, что и синяков не останется, а писать и плевать будешь кровью. Кто-то побирался, бегая вокруг сердобольных бабушек у станций метро, а кто посмелее и пошустрее, резали в этой же толпе карманы и сумки, вытягивая тонкими пальчиками кошельки и портмоне. Унижаться Вовка не желал. Но ему очень хотелось жить. А чужих тетенек и дяденек, не замечающих грязного и худого мальчишку, было не жалко.
   В красивых девичьих глазах вновь плесканул ледяной огонь. И Ворон опустил глаза. Дерьмовая история. Он ведь совершенно не знает, кем были эти девушки в своих прошлых жизнях. Высокая Айне больше похожа на аристократку. Выдержанная, спокойная. Но все время прячется за взбалмошной, шустрой и смешливой Светозарой, которая защищает сестру изо всех сил. Но не командуя ей, а опекая, как единственное близкое существо. Но на девушку из высшего сословия не похожа... Эх, зачем он вчера к ней полез? А ведь она только начала о себе рассказывать...
   - Просто спросил. - Твердо ответил Ворон. - На ярмарку мы сходим. У вас, девочки, совсем нет запасной одежды. А ночью вы, наверняка, мерзли.
   - Мерзли... - Задумчиво кивнула Светозара, снова переглядываясь с Айне. - Хорошо. - Она вскочила. - Тогда собираемся?
   Когда русалочка и Амирены поднялись в комнаты переодеться, а Айне вышла на улицу, Светозара села рядом с Вороном.
   - Извини. - Тихо сказала она.
   - За что? - Так же ответил тот. - За собственную несдержанность?
   - Ты очень хороший. - Прошептала она. - Но...
   - Озабоченный дурак? - Не сдержался Эрхан.
   - Но ты просто многого не знаешь и не понимаешь. Я тоже не понимаю. Тамир, - она подняла пушистые ресницы, вглядываясь ясными глазами прямо ему в душу, - мы не из этого мира. И мы не знаем, зачем он нас позвал, и когда вышвырнет обратно. Или уничтожит... Знаешь... - она легко прикоснулась пальчиками к его руке, - я не знаю, сколько дней мы будем рядом. Думаю, не долго. Поэтому хочу тебе сделать от нас с Айне подарок. Смотри! - Она разжала другую ладонь. На ней блестел собственным светом драгоценный камень из сада Хозяина Гор. - Этот самоцвет не простой. В нем скрыта великая сила любви, Тамир. Сделай для него оправу и повесь на шею. Когда ты найдешь свою истинную половину, любовь всей жизни, он засияет, словно тысяча маленьких солнышек, согревая твое сердце. Не отказывайся.
   Она взяла его ладонь и вложила в нее кристалл. А потом сжала ему пальцы.
   - Будь счастлив, Тамир. Я вижу, - девушка посмотрела куда-то сквозь стену, - что это произойдет не сразу. Изменится мир. И ты изменишься. И в блеске новых красок жизни ты обретешь себя и свою мечту.
   Со второго этажа спускалась Тайра. Светозара, заметив ее, вскочила и, повернувшись к Эрхану, хлопнула в ладоши:
   - А теперь пойдем на ярмарку, и ты нам купишь два свитера. А мне еще - красивые ботиночки. Не представляешь, как тяжело маленькой ножке в больших сапогах!
  
   Ярмарка для такого села оказалась неожиданно богатой. Товары на центральную площадь свозили на грузовых аэромобилях и личных простеньких платформах. Те, кто жил неподалеку, тащили тележки сами, либо запрягали в них местный аналог горных гвейнов - широких и приземистых лорнов, некую помесь лося с коровой. Обладатели серо-желтой шкуры, они совершенно сливались с местным ландшафтом. А широкие копыта и мощные, крепкие ноги позволяли им пастись там, где с трудом проходили аггелы.
   Девушки, повязав слишком заметные волосы "незамужними" косынками, вертели головами, разглядывая яркие овощи, соленья-варенья, перекрикивающих друг друга торговцев и неброское удобство местных нарядов. Где-то на краю этого удивительного торжища отчаянно выражали свое несогласие с переменой места жительства животные, чувствующие разлуку с любимым сараем. На маленьком помосте, собрав вокруг себя толпу зевак, крутились акробаты и жонглеры - шустрые и ловкие молодые парни с серо-голубыми крыльями за спиной и разноцветными шарами в руках. Кто-то смеялся, а кто-то хлопал, радуясь удачным трюкам.
   Первыми от их компании отделились мама Амирена с телегой толстых и теплых пледов и Тайра, с сожалением бросившая взгляд на Эрхана. Но чувства - чувствами, а кушать хочется. Поэтому они отправились на выкупленное заранее место раскладывать товар. Потом совершенно незаметно потерялись сам Амирен и Арина, нырнувшие в один из рядов. Кажется, там продавалось кружевное постельное белье. Айне и Светозара переглянулись, а Ворон заметил:
   - Кажется, дело быстро двигается к совместной жизни.
   - Рискуете потерять друга! - Улыбнулась ему Айне. - Не жаль?
   - Он нашел свое счастье. Хоть кому-то что-то удалось выиграть в этой непонятной истории. Девушки, я уже вижу, вернее, обоняю сапожные ряды. Идем?
   Спрятавшись за широкие мужские крылья, расталкивающие слишком растопырившуюся публику, девушки поспешили следом.
   Товар радовал глаз своей формой и разнообразием. На расстеленных тряпках стояли грубые, но прочные мужские сапоги с высоким голенищем и широкой подошвой. Рядом - ботинки, а на самом видном месте - нарядная обувка для праздников: с каблучком, из мягкой кожи с перфорацией, да к тому же разных цветов. И это - только мужская. А при виде на женскую и детскую глаза вовсе разбегались, с трудом собираясь в обалдевшую кучу. Бантики, ленточки, дырочки, каблучки. Красные, белые, в полосочку и кружочек. Сапожки для зимы и грязи. Ботиночки для лета. Туфельки для танцев. Неприхотливый Вовка то и дело застревал у развалов, качая головой. Да он бы скупил тут все! И Аньке, и малым... А какие прочные сапоги! Самое оно ходить по лужам и грязи!
   Увидев заинтересованность незнакомой девушки, продавец улыбнулся:
   - Купи своему парню, красавица! Ручаюсь, он станет тебе больше нравиться! На ручки возьмет, тебе будет приятно!
   - В трясине застрянем, верну обратно! - Поставила сапоги девушка.
   Продавец рассмеялся:
   - Парня вернешь или сапоги?
   - Нет, их оставлю там. - Улыбнулась Светозара. - Деньги верну. С процентами за моральный ущерб.
   - Эй, - крикнул продавец, видя что девушка засмотрелась на соседний развал, - оставляй! А сама иди ко мне второй женой! Любую обувь сошью на твою ножку!
   Народ заинтересованно прислушался.
   - Лучше любуйся на меня из окошка! - Помахала ему ручкой девица, которую сцапал за руку пробившийся сквозь толпу мрачный тип. Недовольно зыркнув вокруг, он потащил красавицу за собой.
   - Да... - Сказал продавец. - Такой сам тебя в болото по маковку вгонит. Глазищи, как у болотного духа!
   - Трепи больше, получишь оплеуху! - Рассмеялся сосед.
   - Я тебя потерял! - Напряженно сказал Эрхан. - Прошу, не отставай!
   - Извини, но там такие сапоги! Мне бы их в детстве! А то вечно ноги мокрые... А сандалики для малышни...
   - У тебя были сестры или братья? Кроме Айне?
   Ворон остановился и прикрыл ее своими крыльями.
   - Ну что опять? - Девушка недовольно покрутила головой. - А где моя сестра?
   - Вон она. Ты не ответила на мой вопрос. Вы жили бедно, ведь так? Тогда почему у Айне привычки аристократки?
   - К моему появлению здесь это никак не относится. Жалеть меня не надо. И давить на нее тоже. Ты делаешь свое дело, я - свое. Договорились?
   Эрхан нехотя опустил крылья. К ним, расталкивая толпу, уже бежала Айне.
   - Все в порядке? - Запыхавшись, спросила она. - Там чудные ботиночки. Как раз тебе подойдут. Давай быстрей!
   Уже без восторга Вовка позволил Вальтеру выбрать ботинки, носки, практичное нижнее белье и желто-белые свитера с вывязанными лорнами. Ворон молча оплатил покупки. Айне пыталась как-то расшевелить спутников, но Эрхан замкнулся в себе, а Вовка снова задумался о портале.
   - Может, перекусим на ярмарке? Наши хозяйки вернутся домой только вечером, а без них готовить как-то неудобно! - Предложила Айне. - Я видела такие вкусные крендельки!
   Спутники, не глядя друг на друга, согласились.
   Встав рядом с одной из пустых бочек, окружающих бабку с кренделями, пирогами и огромным жбаном с мятным отваром, они ели сдобу, рассматривали торгующийся народ, и молчали. Ворон пытался понять, что все-таки с ним происходит, Вовка, вспомнив об Аньке и малышах, загрустил, а Вальтер просто бездумно разглядывал публику. Вокруг было шумно и весело.
   Вдруг недалеко от них громкий мужской голос произнес:
   - А вот и он!
   Ворон тут же среагировал и повернулся. За ним, в десяти шагах, стояли высокие красномордые и рыжие парни, успевшие с утра подзарядиться элем. Одного из них он узнал. Это был тот самый здоровяк, сын Риция, укравшего Тайру. Он и его дружки с ухмылками смотрели на Ворона и его спутниц.
   - Смотри, какие милые крошки! - Толкнул один другого локтем. - Тебе не кажется, что сразу две для одного - многовато?
   - А для нас - самый раз! Рин, как тебе мысль обменять корову на двух породистых лорнов? Тебе да папеньке по жене!
   - А зачем жене? - Самый из них мелкий злобно посмотрел на девушек. - Каждую по кругу и в топь... И никто не узнает, где могилка была.
   Бабка с калачами, видя такое дело, быстро замотала снедь в тряпки и, подхватив бидон с настоем, пробормотала:
   - Бегите быстрей отсюда... Сыновья Риция считают, что они тут главные и им можно все...
   И ковыляя, старушка побежала в сторону дома. Несмотря на шум и гам, пятачок пустой земли вокруг них расширился, освободив место не только для драки, но и случайного взгляда, которому могло что-то не понравиться.
   - Нам угрожают. - Сообщила Светозара и допила настой. - Знаешь, - обратилась она к сестре, - когда мы с тобой сюда попали, и я увидела людей с крыльями, то так обрадовалась! Ведь именно к ним мы возносим свои мольбы и считаем ангелами-защитниками и небесными покровителями. А оказалось, что наверху, что внизу - одно и то же. Кто-то протягивает руку помощи и неожиданно исполняет твое заветное желание. А кто-то, охамевший вконец, считает, что все кругом ему должны: мужчины - прогибаться в поклонах и обходить по стеночке, а женщины покорно расставлять ноги. Неправильно как-то. Так получилось, что этот мир живет за счет наших. И ты, и я, и еще миллионы человек дали жизнь вот такому ублюдку. Как думаешь, - Светозара мыском сапога подкинула камень и поймала его рукой, - может, восстановим справедливость?
   - Девушки, - напряженно сказал Ворон, - не надо крови! Закон будет не на вашей стороне. Идите, я сам с ними справлюсь.
   - Он с нами справится! - Снова подскочил мелкий. - Ну давай, попробуй!
   И плюнул под ноги Эрхану.
   - Стоять! - Прошипела Светозара. - Вальтер, держи этого, чтобы не мешался!
   Девушка снова окуталась голубоватым сиянием. Вокруг наступила гробовая тишина. Рыжие парни, двинувшиеся навстречу, замерли, неотрывно глядя в сверкающие очи Владычицы.
   И вдруг один из них, пьяненько улыбнувшись, пустил длинную слюну и с блаженной улыбкой засунул в рот палец. Его брат, стоящий рядом, неожиданно сел на землю и начал из одной горсти в другую пересыпать камешки. Еще двое, дружно сняв штаны, облили опору чьей-то платформы, немного испортив товар. А самый мелкий упал на спину и неожиданно разрыдался.
   - Всё! - Айне схватила Светозару за рукав. - Хватит! Идем отсюда!
   Та погасла и недоуменно посмотрела на сестру.
   - Тебе их жалко? Они были самовлюбленными идиотами. Но никто этого не видел. А сейчас увидят все.
   - Но это обратимо?
   - Без понятия. - Пожала плечами девушка. - Меня это не волнует так же, как их не волновали бы наши слезы и мольбы о пощаде.
   Она положила руки в карманы и поежилась.
   Постепенно народ стал собираться снова, тыкая пальцами в поверженных громил, неожиданно впавших в детство. Кое-кто уже смеялся.
   - Они тут все дебилы. Идем, Айне.
   И Светозара, нагнув голову, пошла сквозь толпу, которая молча уступала ей дорогу, провожая испуганными взглядами. Немного поотстав, за ними шел Эрхан. Когда они выбрались на дорогу, Светозара неожиданно повернулась к чернокрылому аггелу.
   - Я просто хотела, чтобы меня любили. Но мне снова не дали выбора, бросив из одного мира в другой. Но если надо, я сделаю то дело, ради которого меня лишили детства и родителей. Буду карать уродов и помогать заблудшим. А воспитывать во мне сострадание к отморозкам бесполезно.
   - Ты такая... - Ворон замялся, подбирая слово.
   - Страшная? Да, Тамир. Поэтому Владычицы всегда оставались одинокими. Ты иди домой. И будь добр, отнеси наши покупки. А мне надо немного погулять.
   Не дожидаясь ответа, Светозара, а за ней и Айне, двинулись по дороге в сторону болот.
   Ворон немного постоял, провожая их взглядом, и прошептал:
   - Не страшная. Страшно одинокая.
   - Ну и зачем ты так с ним? - Вальтер поравнялся с Вовкой и пошел рядом. - Он искренне пытается во всем разобраться и хочет помочь.
   - Нет, Вальтер. Он хочет довести дело до логического конца. Он - офицер службы безопасности. Понимаешь? И если мы с тобой будем с его точки зрения, представлять для его страны угрозу... Из доброго и внимательного он сразу превратится в холодного убийцу. Поэтому не надо его жалеть. Работа у него такая.
   - Вот и повеселились... - Грустно сказал Вальтер.
   Они шли по дороге, иногда подкидывая ногами коричневый жухлый лист. Сверху припекало яркое солнце, и ничто не напоминало, что утром землю красил белым цветом иней. Низкие деревья по обеим сторонам дороги странно кособочились, вытягивая гнилые, обросшие бородой лишайника ветки. Редкий кустарник перемежался пышными пучками высохшей травы, давая девчонкам разглядеть, что сразу за насыпной дорогой начинается бесконечное заболоченное пространство, глядящее в небо мутными окошками незатянутой травой воды.
   - Как же тут тоскливо! - Вздохнул Вальтер. - Как можно жить на этих болотах?
   - Привыкнуть можно ко всему, мой друг. И даже находить в этом своеобразную красоту, которую наверняка воспевают местные поэты за большой кружкой пива. Но для нас с тобой важно другое: вот там, - Вовка махнул рукой куда-то влево, - находится то, что нам надо найти. А именно портал.
   - Ты предлагаешь нам топать вот по этой жиже? - Ужаснулся Вальтер. - Так мы в ней утонем!
   - Мы маги или кто?
   - Или кто... - Вздохнул тот.
   - Или кто сидят и играют в песочек, пуская носом пузыри. А мы, Вальтер, маги. Иначе, какой смысл нас сюда запихивать? Согласись!
   - Но может, все произошло случайно?
   - Случайностей не бывает. Если после свершения определенных событий взглянуть в прошлое, то сразу поймешь, почему падающий с балкона кирпич разбился от тебя в двух шагах.
   И почему? - Улыбнулся Вальтер.
   - А потому, что дура с Садовой уже разлила масло...- Вовка невесело усмехнулся. - Оттого что меня ждал горящий самолет. А тебя - безумный король. Пойдем, кажется, я вижу местечко посуше и едва заметную отсюда тропу.
   Они спустились по насыпи и, раздвигая ломкую сухую траву руками, вылезли на невысокую гряду, чуть выступающую из болота.
   - Смотри, кто-то тут палки набросал. - Вовка выхватил лежащую на земле длинную слегу. - Это щупать дно. Бери, и пойдем дальше.
   Где-то с километр они шли по сухой тропе, разглядывая ровный рыжий пейзаж. Дорога с деревьями скрылась за небольшим подъемом местного рельефа. Иногда мимо них проносились маленькие птички, ловя на лету позднюю мошкару, разбуженную солнечным теплом. И вот тропа начала медленно опускаться. Под ногами захлюпало. Сначала неуверенно, а потом все четче и яснее. Грязь, зацепившаяся за мысы обуви, постепенно переползла на края ботинок, забираясь с каждым шагом все выше.
   - Может, вернемся? - Спросил Вальтер. - Солнце повернуло к вечеру. А темнеет тут рано. Как бы не простоять всю ночь на болоте!
   - Посмотри! - Отвлекся от прощупывания кочек Вовка. - Видишь, впереди островок? Он совсем недалеко. Давай дойдем до него. И знаешь, я уже ясно чувствую портал. Он словно рядом... Близко.
   - Ну, давай попробуем!
   И две девушки медленно пошли дальше. Коварные бочажные оконца становились все больше, твердые кочки - меньше. А иногда пук травы, имеющий вполне пристойный вид, неожиданно легко проваливался под палкой, уплывая в сторону. В этих местах нужно быть очень осторожным и внимательно глядеть под ноги, чтобы не остаться здесь навеки. Время шло, и ребята начали уставать, спотыкаться и даже падать, выбивая коленями и руками из грязи жирные брызги. И вот Вальтер, зазевавшись на красивую большую бабочку, не удержался и, качнувшись, провалился одной ногой в трясину. Кое-как выбравшись на тропу, он взмолился:
   - Все, я больше не могу! Пойдем обратно! Кирпичей здесь нет, и тонуть в этой каше в одном шаге от понимания не хочется совсем!
   Он жалобно посмотрел на застывшее Вовкино лицо. Но тот, отвернув голову, спокойно сказал:
   - Мы уже не можем вернуться. Оно нас отсюда не выпускает. Посмотри, - он взглянул на друга. - За нами нет тропы.
   Вальтер обернулся. И точно. Там, где совсем недавно они проходили, блестели ржавые лужицы глубоких бочагов.
   - И что нам делать? - От испуга глаза Вальтера стали огромными.
   - Идти вперед. - Улыбнулся Вовка. - Ты же хотел приносить пользу?
   - Ну не утопшим же телом!
   - Мы живы и стоим на тропе. Значит тот, кто ее нам открыл, ждет нас. Поэтому вперед, Вальтер. Только вперед.
   И еще около часа они пробирались к маленькому островку, заросшему жесткими сухими травами, который, словно огромный горб, торчал среди бескрайних болот. Едва они на него забрались, как тропа исчезла окончательно, а солнце утопило половину огромного алого диска в горизонт.
   - Ночью снова будет мороз! - Дыхнул паром Вальтер.
   - Нет, здесь не будет. Там, на земле, да. А тут поднимется холодный туман. Давай насобираем этой травы, и сделаем себе лежанку. Ей же и накроемся.
   Пока солнце не село окончательно, они бегали по острову, обрывая все, чем можно хоть как-то спастись от холода. И вскоре в его середине вырос приличный стожок.
   - Лезем? - Улыбнулся Вовка. - Давно я в стогу не ночевал! Эх, детство мое босяцкое...
   Они тесно прижались друг к другу, оставив наружи только лица.
   - Смотри, какие звезды! А закат! - Вальтер, несмотря на их плачевное положение, любовался последними оранжевыми и малиновыми полосами, постепенно растворяющимися в ночном небе.
   - Красиво. - Согласился Вовка. - А теперь взгляни немного левее. Вон, видишь, прямо под самой яркой звездой, только на земле.
   - Не вижу... - Озирался Вальтер. - Что там?
   - Наш портал, дорогой мой брат по несчастью. Или сестра? Что-то я уже запутался. Смотри. - Вовка легонько дотронулся до затылка Вальтера пальцами. - Как будто со дна светит зеленый круг. В нем другой мир.
   И Вальтер увидел.
   - Здорово! Но как мы в него попадем, если он под водой и грязью?
   - Завтра посмотрим. Может, нам откроют к нему тропу?
   Они немного посидели и помолчали.
   - Нас, наверное, офицеры разыскивают...
   - Ну и пусть... Давай попробуем немного поспать... Что-то я устал.
   И Вовка уткнулся носом Вальтеру в плечо, а тот положил на его макушку свою голову.
  
   В каменном доме на краю болот мрачно смотрели друг на друга Эрайен и Амирен.
   - Но почему ты отпустил их одних в незнакомом месте? - Тихо бубнил Райльер. - Почему ты с ними не пошел? Я же тебе рассказывал про наши болота!
   - Я не думал, что они туда сунутся. А может, все не так плохо и они зашли в гости к какой-нибудь доброй старушке?
   - У нас нет добрых одиноких старух. В домах все живут большими семьями. Своих класть некуда, не то, что приблудившихся гостей!
   Девушки и мать Амирена тихо шуршали на кухне, стараясь лишний раз не стукнуть крышкой или половником.
   - Раз ты такой умный, что ж убежал сам? Или тебе командировочные выдали за охрану русалки?
   - Я думал, ты их не оставишь!
   - А я думал, что у них мозгов больше, чем у местного населения. Или окружающая природа разжижает их своей гнилой водичкой?
   Амирен, сжав кулаки, поднялся и хлопнул входной дверью. Закат догорел. На холодное небо высыпали звезды. Он потер руки и выставил ладони перед собой, отыскивая тоненькие нити жизней, спрятанные где-то в болотах. Обычно, если к нему прибегали соседи со слезными мольбами отыскать пропавшего отца или брата, он сразу чувствовал биение живого сердца. Или не чувствовал, и это означало только одно: что аггел уже мертв. Но утром, с восходом солнца, его вела на болота незримая нить, так или иначе выводившая к живому заблудшему или его телу.
   Но сейчас он не чувствовал ничего. Ни биения сердец, ни мертвого молчания. Болота словно отгородились от него стеной. Не поверив самому себе, он вышел за ограду дома и самым коротким путем пошел туда, где начинались бескрайние топи. И снова, встав на самом краю, вытянул вперед руки. И только когда кончики пальцев совершенно замерзли, он опустил ладони. Сзади черным сгустком тьмы застыл Эрхан. Засунув руки в рукава, Амирен медленно сошел с вала на дорогу к дому.
   - Их что-то или кто-то экранирует. - Негромко сказал Ворон. - Я тоже пробовал искать.
   - Не что, а кто. - Мрачно сказал Райльер. - Болотный дух. Сегодня смотреть и искать бесполезно. Попробую сразу на заре.
   Все как-то быстро и молча поужинали и разошлись по комнатам, погасив свет. Арина легла на кровать подруг, накрывшись двумя одеялами, и тихо тряслась от страха, иногда всхлипывая. Но потом снова замолкала, боясь, что ее услышат. И вдруг кто-то присел на кровать, придавив немалым весом соломенный матрас.
   - Аринушка! - Послышался в ночи шепот Райльера. - Не плачь, моя хорошая! Увидишь, завтра наступит новый день, и все станет ясно и понятно. А наши девочки обязательно найдутся. Ты мне веришь, маленькая?
   Девушка высунула из-под одеяла нос и уткнулась им в горячую и большую руку Амирена. Он рассмеялся и погладил ее по голове.
   - Постарайся заснуть. Слезками горю не поможешь. А хочешь, я спою тебе песенку? Нашу, местную? Про парня и девушку, потерявших друг друга в болотах?
   Арина кивнула и, подвинувшись на кровати, приоткрыла одеяло:
   - Полежи со мной! А то мне страшно! Вдруг в окно заглянет Болотный дух?
   Райли с удовольствием влез в кровать и прижал к себе мягкое и податливое девичье тело.
   - Не придет, маленькая. Он не может переступить границу.
   Он положил ее головку себе на плечо и, обняв двумя руками, прошептал:
   - Ну, слушай...
  
   Вовка проснулся от того, что стог под ним вроде как пошевелился, а ночной ветер тяжко вздохнул или тоскливо завыл...А может, то был вовсе не ветер... В его ушах словно еще слышались отголоски какого-то дальнего плача. Вальтер, устроив голову у него на коленях, крепко спал. А Вовка, испуганный такой жутью, осторожно проделал для лица в сене дырку и посмотрел по сторонам. Круг портала пригас, став еле видимым. Но зато прямо напротив него стояла призрачная человеческая фигура высокого роста и мягко сияла зеленоватым гнилушечным светом.
   Вовке захотелось залепить дырку и, желательно, замазать сверху глиной. Но, вздохнув, он поднял на призрак глаза и, глядя в пустые глазницы, спросил:
   - Чего ты хочешь?
   Призрак подошел немного ближе и вдруг сел на землю так, что его лицо оказалось на одном уровне с Вовкиным. И тот увидел, что привидение когда-то было привлекательным молодым мужчиной.
   - Прости... - тихо промолвил призрак. - Я не хотел тебя испугать.
   - Уже не боюсь. - Кивнул головой Вовка. - Проблема?
   - Я не могу попасть домой...
   - Увы. Я тоже.
   - В своем мире я занимался порталами в другие миры. У меня ничего не получалось, так как наши старейшины когда-то изолировали сферу нашего бытия от чужих миров. И, нечаянно обнаружив в конце силового тоннеля неведомую экосферу, я, не сделав необходимые замеры, радостно сюда влетел. И попал в трясину. Она меня засасывала все глубже и глубже. Единственное, что я мог сделать, так это ввести тело в состояние коматозного сна... думал, надеялся, что меня будут искать, придут на помощь. Но меня так никто и не хватился. Помоги мне вернуться домой!
   - Но как?
   - Найди портал. Я чувствую, что он еще рабочий, и находится рядом. Но за века своего здесь заточения я так его и не нашел... Прошу, помоги мне уйти!
   - А что его искать? Вот он. - Вовка высунул из сена руку и протянул ее в направлении мерцающего зеленью круга.
   - Ты видишь его? Ты поможешь?
   - Помогу. - Обреченно сказал Вовка и осторожно полез из-под Вальтера. Тот только вздохнул и свернулся клубочком. Накидав на друга побольше сена, Вовка вышел на край островка. - По крайней мере, попробую.
   - Да, прошу тебя! Я чувствую в тебе огромную мощь! Не то, что в этих жалких крылатых созданиях! Я собирал, копил их силу, но ее все равно так мало!
   - Ну и зачем тогда ты их убивал, если толку от этого никакого? - Устало спросил Вовка.
   - Я забирал ее, когда они уже захлебывались. Если бы не я, она бы просто ушла в окружающее пространство.
   - Тогда помолчи пока. Хорошо?
   Призрак затих, а Вовка нащупывал нити Вселенной, выбирая самые прочные, самые крепкие, и увязывал их со спирально-кольцевой структурой портального окна. Соединял их между собой он больше часа. Когда все было готово, то медленно потянул свою корзину вверх, выдирая из грязи почти сжатый контур. Потянув еще немного на себя, Вовка повесил отверстие почти рядом с островом.
   - Смотри, вот вход в твой мир. Теперь видишь?
   - Да... - Радостный призрак несколько раз облетел остров. - Теперь вижу! Спасибо! Спасибо! Я спасен! Осталось разбудить мое тело!
   И зеленое привидение всосалось в землю, на которой стоял Вовка.
   - Хей! Ты куда исчез? Я эту штуковину долго держать не смогу!
   Но тут бугор в центре острова затрясся. Раскидывая в стороны землю, из него, под светом забирающейся все выше Кассандры, лезла узкая и длинная змеиная голова. Сверкнув желтым глазом, она тряхнула шеей, и на поверхность острова выбрался небольшой изящный дракон. Раскрыв длинные крылья, он несколько раз ими хлопнул и заревел.
   Плоский стожок соломы рядом с Вовкой подпрыгнул, и наружу появилась голова Вальтера. Увидев живую и невредимую девицу, тот успокоился, зевнул и спросил:
   - Болотные газы?
   - Ага. Гляди, как газует!
   Дракон, подпрыгнув на двух лапах, вытянулся вперед и взлетел, хлопая огромными темными крыльями.
   - Хорош! - С восхищением сказал Вовка. - Ни разу не видел драконов!
   - И я не видел! - Вальтер встал рядом.
   Две девицы, раскрывши рты, смотрели, как в темном небе, на фоне персиковой Кассандры, кувыркается абсолютно счастливое существо.
   И вот, наконец, он приземлился и тут же принял облик того самого призрачного мужчины, но только сейчас - во плоти.
   - Какие милые девушки! - Улыбнулся он. - Только почему-то раньше мне показалось, что вы - мальчишки.
   - Когда кажется, креститься надо! - Фыркнул Вовка. - Ты давай, ныряй в свой портал, а то у меня уже сил нет его держать!
   - Спасибо! - Поклонился дракон. - Но мне кажется, что мы еще увидимся! И тогда, в более приятной обстановке, я смогу полностью отблагодарить вас, прекрасные создания, за чудесное спасение моей жизни!
   - Ну если ты к нам снова провалишься...
   - Нет, лучше вы к нам. Да, - заторопился он, оглянувшись на сияющее в воздухе зеленое окно, - я ухожу... Но хочу подарить тебе, прекрасная незнакомка, вот это.
   Он стянул с пальца белое колечко и вложил в испачканную ладонь Вовки.
   - Я уверен, полностью уверен, что мы еще встретимся! - Крикнул он и, обернувшись драконом, влетел в тут же схлопнувшийся портал. А Вовка опустил руки.
   - И что такое тут было? - Поинтересовался Вальтер.
   - А это местный призрак решил, что чересчур загостился и отправился домой. Так что хорошо, что мы туда не влезли. Иначе пришлось бы бегать не только от проблем, но и от драконов. Кто его знает, вдруг у них тоже пропали Владычицы?
   Вовка обессилено сел на солому и, повертев в пальцах колечко, протянул его Вальтеру.
   - На, надень и не потеряй.
   - Но подарили его тебе!
   - А у меня уже есть одно подаренное. - Вовка покрутил на пальце демонский перстенек. - И они как-то не сочетаются цветом. Пусть одно будет у тебя, а второе, вернее первое, останется моим. Мы же с тобой одно целое. Где ты, там и я.
   - Хорошо! - Улыбнулся Вальтер и надел кольцо, тут же обхватившее его палец. - Надо же, живое!
   - Хоть живое, - отозвался сонный Вовка, - хоть засохшее... Вальтер, иди сюда! Давай еще немного поспим. Утром обратную тропу придется искать!
  
   Едва первые солнечные лучи выплеснули свет на молочный туман болотных равнин, Амирен вылез из крепких объятий Арины и на цыпочках спустился в гостиную. Едва он успел натянуть штаны, как услышал насмешливый голос Ворона:
   - Лежал он с женщиной недолго. Увы... Подняло чувство долга... С добрым утром, офицер Амирен!
   - И тебе доброго! Не спал? - Улыбнулся рыжий здоровяк.
   - Не спал. - Признался Ворон. - Снова ходил на болота. Ночью над ними стояло зарево.
   Райльер вдел голову в ворот свитера и замер.
   - Ты можешь мне не верить, но это болотный дух. Вставай, чего сидишь?
   Рыжий сунул ноги в сапоги и, кое-как скрутив волосы, резко вогнал в них заколку.
   - Идем!
   И, выйдя из дома, они побежали к тропе, ведущей через трясину.
   Амирен схватил валяющийся сбоку насыпи шест и, несмотря на туман, уверенно ступил на тропу. Эрхан последовал его примеру и поспешил за коллегой, стараясь не отставать больше чем на пять шагов, поскольку туман, по мере углубления в топи, сгущался, гася не только видимость, но и звуки.
   - Что за ерунда? - Вдруг остановился Райльер после того, как они молча и быстрым шагом отмахали километра два. - Тут должно быть по колено воды! Но я не вижу ни одной лужи!
   Эрхан подошел к нему вплотную.
   - Смотри! - Амирен отставил в сторону шест и потыкал почву на расстоянии метра. Конец длинной палки уперся в землю и немного углубился в грязь. - Такого не может быть! Тут были бочаги и трясина! А на тропе всегда стояла вода!
   - Ты уверен, что идешь правильно? - Спросил Эрхан.
   - Я эти места знаю с детства. А до маразма, надеюсь, мне еще далеко! - Буркнул рыжий. - Тропа тут одна. Но все, что творится вокруг - это неправильно!
   Ворон вздохнул.
   - Ты должен был забыть это слово тогда, когда нас отправили на это дерьмовое задание. Так что топай и не зли природу. Вдруг она решит, что нам недостаточно сыро, и польет твои любимые болота обильным дождичком?
   - Чур меня! - Устрашился Амирен.
   - Ты наших девушек чувствуешь?
   - Вроде да... Там, в сердце топи, есть остров сухой земли. Мне кажется, они на нем.
   Следующие два часа ничего не менялось. Амирен шел впереди, Эрхан сзади
   - Чувствуешь?
   - Отстань! Ты этот вопрос задаешь каждые пять минут. Язык не отсох?
   - Тут столько тумана, что его можно пить вместо воды! Скоро этот остров?
   - Кажется, пришли! - Амирен вонзил свой шест в настоящую почву и понесся куда-то так быстро, что за его спиной взвихрился потревоженный туман.
   - Эй! - Ворон тоже отложил шест. - Ты где?
   - Иди сюда! - Раздалось откуда-то сбоку.
   Выставив руку, Ворон пошел в направлении голоса и шагов через двадцать уперся в крылатую спину Райльера.
   - Что?
   - Смотри! Вот они, наши потеряшки... - Амирен вздохнул и сел на корточки.
   Перед ними в трех шагах, в куче сорванной травы, обнявшись лежали Светозара и Айне. А над ними, не заметный обычному глазу, мерцал золотистый магический купол. Но офицеры его почувствовали.
   - Вот поэтому я не мог точно определить их местонахождение...
   Рыжий подхватил травинку и сунул ее в рот. А потом, не целясь, бросил ее в купол. Травинка медленно сползла по его прозрачному боку.
   - Какие умные у нас девушки! - Заметил раздраженно Эрхан. - Мы ночь не спим, волнуемся... А они тут защитное поле поставили и дрыхнут!
   - Владычицы! - Уважительно произнес Амирен.
  
   Вовке показалось, что по его лицу ползает навязчивая муха. Он пытался ее прогнать, но она никак не хотела прогоняться, назойливо ожидая, когда он проснется и ее прихлопнет. Открыв глаза, он сначала не понял, где находится. Сено, туман... И две знакомые фигуры. Рядом сопит сестричка Вальтер. Вовке стало смешно, он хмыкнул и приподнялся на локте.
   - Доброго утра? - Поинтересовался он у Амирена и Эрхана.
   - Нам расценивать это как побег? - Ответил Ворон.
   - О, пригласили в гости, говорили о дружбе, отправили по этапу... - Вовка зевнул и от души потянулся.
   - Зачем вы сюда полезли на ночь глядя? - Злым голосом продолжал допрашивать Ворон. - Решили немножко утонуть?
   - А вы нас пришли немножко спасать или прикопать поглубже? Нет тела, нет проблем?
   Едва Светозара заговорила, сразу проснулась Айне, и защитный купол пропал.
   - Девочки, с вами все в порядке? - С улыбкой поинтересовался Амирен. - Как же вы нашли этот островок?
   - Шли, шли и нашли! - Дружно сказали они, вылезая из сена. - Ночь на свежем воздухе, уханье филина, чьи-то тяжелые шаги и надрывное сопенье... То ли из болота газы лезли, то ли кикиморы объяснялись в любви... Кстати, спасибо за беспокойство! А спалось нам великолепно!
   - Ну, это лорны ходили. Они никого не трогают.
   Девчонки стряхнули с себя солому и взялись за руки.
   - Мы готовы идти обратно!
   - Неужели не хотите здесь остаться? Нет? Удивительно. Свежий воздух, здоровый сон. - Язвительно сказал Ворон и, помолчав, добавил: - Я ночью над топями видел свет. А вы?
   - А мы спали... - С сожалением сказали девушки.
   Обратная дорога словно бы стала короче. Топая друг за другом по почти сухой тропе, они скоро вышли к дому.
   - Вы ступайте! - Сказал Амирен Ворону и девушкам. - А я хочу еще раз побродить по болоту. Как-то странно все изменилось!
   Все трое согласно кивнули головами и поспешили домой.
   Пропавших девушек родные Амирена и Арина встретили с объятьями и причитаниями. Мать сказала, что никогда не сомневалась в поисковых талантах сына, поэтому натопила в сарае баню и приготовила девушкам чистые полотенца и новые вещи. Ну а потом, когда придет хозяин, а девушки помоются, их ждет совершенно роскошный... наверное, уже обед. Арина, посверкав глазками, тоже подхватила чистые вещи и побежала за девчонками.
   Разнежившись у теплой печи, девчонки отмокали втроем в горячей воде, налитой в большую бадью. Вовку то и дело клонило в сон. Видимо, много энергии потратил, удерживая портал. Вальтер подставил "сестренке" плечо, а сам внимательно, в нужных местах улыбаясь и ахая, слушал, как Амирен ночью русалке сказки рассказывал.
   - Ах, он такой... - Она мечтательно прикрыла глаза и сложила на груди ладошки. - Такой большой, добрый и нежный... А как целует! У меня до сих пор все тело дрожит!
   - А я все думаю, кто волну гонит... - Спросонья съехидничал Вовка и снова закрыл глаза.
   - Она не заболела? - Тревожно спросила русалочка, разглядывая усталое девичье лицо с синяками под глазами.
   - Ничего, к вечеру станет легче. - Вальтер держал тело "сестры" подключенным к энергетическому полю планеты, но наполнение резерва почему-то шло с огромным трудом. - Ей покушать бы, да выспаться.
   - Ой, а мне этой ноченькой так тепло было! - Покраснела Арина.
   - Так все-таки было? - Ресницы на Вовкиных веках дрогнули, а губы расплылись в ухмылке. Но потом он отлепился от плеча Вальтера и спросил уже серьезно:
   - Замуж тебя звал?
   - Я - русалка. - Грустно сказала девушка. - А аггелы берут в жены своих. Мы для них, как второй сорт, понимаешь? Не совсем полноценные.
   - Что за фигня? - Вовка откинул с лица мокрую прядь. - Но ты же сама полукровка! Красивая, умная... Чего их мужикам не хватает?
   - Наверное, крыльев за спиной...
   Русалка вздохнула и вылезла из бадьи. Промыв волосы и ополоснувшись, она взяла полотенце и вышла в теплый предбанник одеваться.
   - Вальтер, это как-то неправильно...
   - Это местные обычаи и не нам их с тобой кроить на свой лад.
   - Не, вообще, нормально? Попользовался и: "рыба нынче не комильфо, мне мама приготовила курицу..." без мозгов, но зато с крыльями!
   Вальтер хмыкнул.
   - Предлагаешь найти девушке русала?
   - Мне кажется, они тоже друг друга не очень-то уважают. Ладно. Плесни мне на волосы... Ух, хорошо! И на спинку... А здесь я сам! Или сама?
   Обед прошел в совершенно дружеской и домашней обстановке. Амирен, смеясь, рассказывал, как ходил по внезапно осушенному болоту, разглядывая бывшие промоины, и что на острове, где ночевали девушки, нашлась странная глубокая яма. Похоже, находившиеся и оттого уставшие гостьи проспали все самое интересное. Арина слушала его с восторгом и горящими щечками. Но в глазах иногда проскальзывала неясная тень печали. Мама Райльера поделилась радостью, что в этом году она продала гораздо больше ковриков и безрукавок, чем в прошлом. И теперь у нее есть деньги не только на торф, но и в приданое дочке, собиравшейся с братом в столицу искать жениха. Сама Тайра улыбалась, то и дело посматривая на погруженного в себя Ворона. Но тот сосредоточенно разглядывал содержимое тарелки, не обращая внимания ни на улыбки, ни на болтовню. Айне следила за разговором, но участия в нем не принимала. А Светозара лениво ковырялась в овощах.
   Посмотрев сестре в глаза, Айне забеспокоилась: девушка не только выглядела вялой, но и голубизна ее глаз как-то выцвела, подчеркивая синие тени.
   - Вы нас извините, - Сказала Айне, - мы пойдем немного полежим. Сестре нездоровится.
   Все, конечно поохали и пожелали приятного отдыха. А Вальтер поволок Вовку на второй этаж.
   Переодев его в теплый свитер, а на ноги натянув шерстяные носки, Вальтер уложил друга, навалив сверху еще два пледа.
   - Ну как, тепло?
   - Да, только спать хочется... И опять что-то непонятное с телом. Словно, удерживая портал, я хапнул чужеродную энергию, и мой организм с ней не справляется! Посиди рядом...
   Вальтер нашел руку Вовки и сжал холодные пальцы.
   - Ты не думай о плохом, поспи! А вот я пока поразмыслю...
   И он начал лихорадочно просматривать Вовкину ауру. Она, по сравнению с человеческой, да и с аггельской, была огромной. С плотными разноцветными структурами. И найти в этом калейдоскопе единственную нить, звучащую диссонансом и разрушающую энергетические связи, было очень трудно.
   Спустя время в дверь спальни легко постучали.
   - Открыто... - Тихо сказала Айне.
   И внутрь вошел Ворон.
   - Что случилось? Она больна? - Он сел на ковер рядом с кроватью. - Что произошло с вами этой ночью?
   - Ничего. Заблудились, замерзли... - Айне с доброжелательной улыбкой посмотрела на Эрхана и поправила одеяло сестры.
   - Не ври. - Коротко сказал он. - А это откуда?
   Его рука быстро схватила руку Айне. Перстень дракона неярко светился в сумеречной комнате.
   - Подарок.
   - Чей?
   - Не важно.
   - Важно. Говори и быстро. - Ворон вскочил и навис над девушкой, упершись рукой в стреху крыши.
   - Ты поклянешься, что никому, ни Амирену, ни своему начальству об этом не скажешь?
   - Клянусь. Жизнью. Ты разве не чувствуешь, как твою сестру перетягивают два мира? Что она нашла на том острове? Портал? Вы отправились на болота, потому что увидели окно в другой мир?
   - Да... Там был проход в другое измерение. - Неохотно сказала Айне. - Работающий.
   - Но вы в него не ушли. Почему?
   - Дух Болот - это душа дракона. Моя сестра вытащила круг телепортации из трясины, а дракон выбрался из нее сам. И ушел домой. А портал закрылся.
   - Но перед тем, как уйти, дракон подарил ей кольцо. Так? Тогда почему оно на твоем пальце?
   - Она мне его отдала.
   - Какие же вы бестолковые! Дракон дал ей своего рода защиту от остаточных энергетических импульсов. Ты портал не трогала?
   - Нет.
   - Слава Богам! - Вот теперь Эрхан расслабился и снова сел на пол. - Снимай кольцо и надень на палец Светозары. Ни черта не понимаете в магии, а лезете, словно хотите самоубиться как можно быстрей и с гарантией.
   Айне стащила перстень с пальца и надела его на свободную руку Светозары. Камень, да и сам металл ярко вспыхнули, на секунду осветив чердачную комнату, и медленно погасли.
   - А что за перстень на другой ее руке? Я чувствую от него сильный фон.
   - Сказала, подаренное.
   - Обручальное?
   Вальтер фыркнул:
   - Она у нас девочка не целованная. Сказала, было не до этого.
   Ворон рассмеялся.
   - Забавные вы, девочки - мальчики. Смотришь на вас, вроде взрослые и красивые девушки. А на деле - совсем малышня! Сколько вам лет?
   - Вместе?
   - По-отдельности!
   Айне посмотрела на спящую Светозару.
   - Мне - тринадцать. А ей... пятнадцать или шестнадцать.
   - Сколько? - Ворон даже закашлялся. - Да за вами мамка с веником должна бегать!
   - А веник зачем?
   - По заднице лупить, чтобы слушались! Господи, да вы совсем дети! Вас опекать да хорошенько учить надо!
   Тут Вовка открыл глаза и сонно поинтересовался:
   - Я не мешаю? Если что, ложитесь на другую кровать, я отвернусь...
   Айне рассмеялась и погладила сестру по руке.
   - И правда, ложись-ка ты спать. - Сказал Ворон. - День был трудный, а завтра будет еще труднее.
   - Почему?
   - Завтра будем собираться в дорогу. А матушка Амирена обещала подвезти нас к станции. Мы постараемся уехать ночным экспрессом. Действительно, в бегах по болотам и лесам проблемы не решаются. Только чужие липнут. Думаю то, что вам может помочь, находится именно в столице.
   - А почему Вы не откроете тропу?
   - Нас слишком много. А столица - далеко. И еще вещи. А сил у бедного Ворона мало! - Улыбнулся мужчина. - Ну-ка ложись! Да не бойся, смотреть на твои переодевания не собираюсь.
   - Я не боюсь... - Вальтер встал. - А как же она ночью одна? Я буду переживать. Вдруг чего понадобится?
   - Вот заботливая наседка! Посижу я с ней. Покараулю! Чтобы ни она, ни ты не сбежали... Значит, на болоте дракон партизанил? Интересно! Хорошо, хоть девиц ему в жертву не приносили...
   - Не... Он на голодном пайке усох до прозрачности. - Снова очнулся Вовка. - Но какой вежливый мужчина!
   - С ним пойти не предлагал?
   - Нет... Да и потом не хотелось потеряться окончательно!
   Ворон перебрался к Вовке на постель и, откинувшись на подвернутую подушку, мечтательно прикрыл глаза.
   - У нас есть легенды... Даже не легенды, а скорее, сказки, что когда-то, в незапамятные времена, аггелы тоже умели летать. И тогда они общались не только с демонами и Богами, но и с драконами. В них говорится, что их народ очень красив. Вы его хорошо разглядели?
   - Было темно. Он вылетел из земли и начал кувыркаться в воздухе. Но разве ночью что-то видно? А потом он улетел.
   - Счастливые вы, девчонки. Уже так много всего видели!
   - Знаешь, Ворон, - тихо сказала Светозара, - видеть, как убивают родителей, очень страшно. И когда тебе всего шесть лет, а взрослые заставляют воровать, тоже страшно. И падать в горящем самолете невесело. Едва успеваешь разобраться с одними проблемами, на тебя уже наваливаются другие - вообще голова идет кругом. Иди к себе. Мне, правда, стало легче.
   Под тихий разговор сестры с Эрханом Айне положила голову на подушку и, неожиданно для себя, сразу уснула.
   - К себе не могу. - Усмехнулся Ворон. - Там Арина и Райльер.
   - Тамир, - девушка приподнялась на локте, - а ведь Амирен на ней не женится?
   - Не знаю. У нас достаточно строгие иерархические границы. Но при желании, их можно нарушить.
   - А вот ты бы мог, теоретически, жениться на Тайре?
   - Теоретически хоть на Кассандре. - Он поднял голову и посмотрел на потолочные балки. - Практически - нет. Я - аристократ. Она - простолюдинка.
   - А за кого может выйти замуж Владычица? Практически?
   - За высшего аристократа. Но Владычицы не выходят замуж. Помнишь, я рассказывал?
   - А что мы будем делать, когда приедем в столицу?
   Лицо Эрхана нахмурилось.
   - Я офицер службы безопасности и должен передать вас руководству. Я знаю, что Владыка хочет увидеться с вами. Думаю, и Совет тоже.
   - А дальше?
   Ворон потер руками лицо.
   - Прости, Светозара. Но я слишком незначителен для такого высокого пути.
   - Понятно. - Девушка укрылась одеялом по самую макушку. - А у полукровки могут вырасти крылья?
   - Крылья могут вырасти у кого угодно. - Усмехнулся Эрхан. - Только для этого нужны внутренние силы и обязательная уверенность в конечном результате. Ну и готовность к новым испытаниям.
   - А полететь?
   - А навлечь на себя зависть каждого жителя планеты?
   Светозара немного помедлила и прошептала:
   - ...А я - никто. И я - один из всех. Песчинка в бесконечности природы, ваяющей таланты и уродов. Мечтать, желать: все это страшный грех. Но вылезет из сорного листа головкой желтой яркий одуванчик. Он знает, мирозданья лик обманчив: с рожденья его манит высота... Спокойной ночи, Тамир.
   Девушка завернулась в одеяло и засопела носом. Во всем доме уже стояла тишина. Эрхан подложил подушку под голову и улегся в ногах Светозары.
   Действительно, с детства маленькому Тамиру говорили, что он хуже всех, что он - выродок в их достойной аристократической семье. Как только он пытался взлететь над обыденностью, над ним начинали смеяться... Но ведь ему снились чудесные сны про то, как он, взмахивая крыльями, летит навстречу Кассандре, и гладкое тело обвивают потоки ветра... А убивающая мечты действительность, отобрав всякую надежду, сделала его одиноким и язвительным старшим аналитиком в Службе безопасности.
  
   Глава пятнадцатая. Столица.
  
   Пусты крепко держали слово: на протяжении всего паломничества от монастыря к столице ни один местный аггел не пропустил их утренних молитв во здравие новоявленных дочерей Владычицы Анибель и зажигательных вечерних проповедей.
   Оставляя очередной городок в приподнятом настроении и ожидании чуда, монахи двигались дальше, неся благую весть о будущих переменах к лучшему и призывая ко всеобщей любви. Аггелы, видя огромное воодушевление братии, раньше жившей в затворе, целыми семьями шли слушать святого старца.
   Надо отдать должное Ферапонту, язык у него был подвешен хорошо. А его пусты, когда он начинал петь псалмы, так чисто и слаженно подхватывали, что казалось, вместе с ними поют сами Боги.
   С первого же дня путешествия пусты обросли почитателями и теперь за ними на аэромобилях, платформах и даже пешком шли абсолютно счастливые аггелы, бросившие работу, дом и семью ради обещанного всеобщего благоденствия. Периодически кто самостоятельно, а зачастую все вместе паломники возносили хвалы Богам, обнимаясь даже с незнакомцами. А ночами из отдельных палаток доносились вздохи и стоны самых активных адептов вселенской любви. Ферапонт посмеивался, но держал данное офицеру обещание. На пятую ночь их триумфального шествия в столичный регион, когда огромный лагерь заснул, а Ферапонт, совершив положенные молитвы, приготовился ко сну, полог его палатки вдруг открылся, и внутрь вошла темная мужская фигура.
   - С чем пожаловал, сын мой? - Не испугался пуст. - Знаю, что желаешь только добра!
   В руках вошедшего разгорелась маленькая искра, осветившая его лицо.
   - Здравствуй, Тирхен! Хорошая работа. - Сказал Эрхан. - От нас к тебе еще не приходили?
   - Здравствуй много лет, Тамир. А должны были? - Не удивился его появлению монах. - Думал, ты все со своими согласовал.
   - Каждый играет свою партию, Тирхен. И выиграет тот, кто хитрей. Тебе ли не знать!
   - Как дочери Владычицы? Где они?
   - Спрятал на несколько дней. Но, сам знаешь, шила в мешке не утаишь, да и не прятаться они вернулись, а менять наш мир. Тирхен, скажи мне, что тут не так? - Эрхан поводил глазами из стороны в сторону.
   - Все не так, Тамир. Алчность, обиды и зависть правят нашими умами. Когда-то давно Боги назначили нам опекать нижние миры, обучая их своим примером добра, терпимости и надежды. А также милосердной любви. И где они, эти прекрасные эмоции, Эрхан? Чему мы можем научить невидящих? Только и знаем теперь, как качать оттуда энергию мук и страха. Заразив их, мы снова заражаемся сами. И если ничего не сделать, нашей ветви миров скоро не будет. Вот скажи мне, кто сейчас разговаривает с Богами?
   - Не знаю. Никто, наверное.
   - И Боги не хотят с нами общаться. Так что если мир позвал на нашу землю погибшие души, дав им воплощение, то еще не все потеряно! И, возможно, мы с тобой увидим радость на лицах настоящих ангелов и узнаем счастье первого собственного полета...
   - Возможно. - Сухо ответил Эрхан и, порывшись в карманах, достал оттуда увесистый кошель. - Это тебе, Тирхен. Бери и строй себе новый монастырь.
   - А столица?
   - Теперь девочек по-тихому не убьют. Испугаются. О пришествии уже пишет столичная пресса. Владыка, снедаемый нетерпением, заставил прислугу вычистить дворец, начиная с подвалов. Но сомневающихся и негативно настроенных тоже много. Так что не будем подставлять народ под камни и конфликты. Скажи своему табору, что тебе было видение, и Анибель запросила монастырь в свою честь.
   - Святотатец!
   - Офицер безопасности. И я не хочу гражданской войны.
   - Ну ладно. - Тирхен подкинул на руке тяжелый кошель. - Надеюсь, там золото?
   - Золото, пуст Ферапонт. Но не вздумай с ним удрать. У службы руки длинные.
   - Эрхан. То, что я говорю, идет от души. И от того, что я вижу. В большую политику столицы я не полезу. А лично могу сказать одно, - Ферапонт насмешливо улыбнулся, - тебе предстоит самое большое разочарование в твоей жизни. И когда совсем станет худо, вспомни скромного настоятеля пока не существующей, но в ближайшее время чудом созданной обители. И тогда - добро пожаловать! Монастырь с удовольствием примет под свое благодарное и благодатное крыло еще одного грешника, стремящегося в небо.
   - Прощай, старец.
   - До свидания, брат мой. - Наклонил бритую голову Ферапонт.
  
   Когда Вовка утром открыл глаза, то в комнате никого не было. Откуда-то снизу, из кухни и гостиной, слышались веселые голоса. Под двумя одеялами было тепло, и Вовка решил еще немного понежиться, размышляя над событиями последних дней. А когда он поднес к лицу правую руку, чтобы отвести прядь волос, то обнаружил на ней перстень дракона. Удивившись, ведь ему казалось, что отдал его Вальтеру, Вовка начал разглядывать подарок. Тоненький светлый ободок и некрупный фиолетовый камень. Подув на него, он потер верхнюю грань пальцем. И тут же камень словно забурлил изнутри и неярко засветился, разводя края светлого круга все дальше, пока тот не стал величиной с маленькое блюдце. Потом по нему пошли волны от краев к середине, исчезая в ней. И вот над камнем появилась белая точка, постепенно увеличивающаяся в размерах. И в ее глубине он ощутил непонятное движение. Наклонив голову, Вовка присмотрелся, а потом попробовал двумя пальцами эту точку раздвинуть. И перед ним открылся другой мир. Необычайно яркий свет. Темная трава и деревья, похожие на овалы или шары. Ярко-красные скалы, и маленький дракон, кувыркающийся в перекрестных лучах двойного солнца.
   Улыбка сама собой появилась на Вовкином лице.
   - Какой интересный мир! На вашей планете, наверное, жарко? Бедный, - пожалел он дракона, - как же ты мог столько времени жить в холоде, воде и грязи!
   По лестнице застучали частые шаги, и Вовка отвлекся. А когда вновь посмотрел на перстень, тот стал обычным украшением неухоженной девичьей ручки.
   - Здравствуй, дорогая! - Вальтер двумя руками держал поднос с завтраком. - Как себя чувствуешь?
   - Хорошо. - Кивнул Вовка. - А почему перстень на моем пальце?
   - А ты ничего не помнишь?
   - Да вроде нет. - Вовка сел, подложив под спину подушку, и расправил одеяло. - Слабость только. Устал вчера.
   - Вчера ты решил немного умереть. - Вальтер плюхнул ему на колени поднос с тарелками. - Магическое истощение. Давай ешь!
   - И ты меня лечил?
   - Я пытался. Но драконовская магия, которой ты набрался, открывая окно в другой мир, начала разрушать тело, перестраивая его под себя. И Эрхан заставил меня надеть на тебя кольцо.
   - Ты ему все рассказал?
   - Он сам увидел перстень. И согласись, дал мудрый совет. Вчера он долго сидел в твоих ногах, постоянно проверяя самочувствие.
   - Не помню...
   - Ты даже с ним разговаривал.
   - О чем? - Спросил Вовка, отпивая настой.
   - О чем могут говорить мужчина и женщина? Конечно о любви!
   Вовка раскашлялся, а Вальтер рассмеялся.
   - Давай доедай и вставай потихонечку. Эрхан сказал, что сегодня мы уезжаем в столицу.
   Вовка задумчиво щипал пирог, кладя куски в рот.
   - Вальтер, а что мы там будем делать? Под строгим контролем власть имущих начнем выполнять их задания? Через свое зеркальное поле они начнут кидать нас по мирам, выдавая за пророков? А потом один народ пойдет войной на другой, отрабатывая вложенную нами программу? А к этим гадам потечет энергия? - Вовка зло откусил сразу полпирога. - У них же с демонами соревнование по скоростному отъему праны!
   - Вов, но это единственный шанс попасть домой!
   - А если они создадут нам магическую привязку, за которую в любой момент смогут выдернуть обратно?
   - Но другого пути нет. Пойми, если мы спрячемся в этой реальности, нас снова найдут. Амирен говорил, у них есть приборы...
   - И с русалочкой больше не увидимся! - Перевел разговор Вовка.
   - Понравилась все-таки? - Лукаво улыбнулся Вальтер. - Только в ее мыслях теперь один Амирен! Им хорошо вместе.
   - Да, Вальтер. Она хорошая. Нежная, беззащитная. Я хотел сделать ей подарок, но время понеслось с такой скоростью, что боюсь, теперь не успею.
   - А какой? Может, мы вместе?
   - Мне хотелось попробовать подарить ей крылья. Смотри, она - потомок друидов и аггелов. Значит гены, отвечающие за наличие этих ненужных, но статусных отростков, у нее должны быть. Только их надо найти и расшевелить.
   - Но на такое действительно нужно время и силы! Если мы сегодня поедем к ночному экспрессу, то уже через сутки будем в столице!
   - А там наши пути разойдутся навсегда...
   - Хочешь, я ее сейчас позову и попробуем? - Вальтер вскочил и вытянул из рук Вовки поднос. - Ты сможешь?
   - Нет. Этим будешь заниматься ты. Я не специалист! - Улыбнулся тот. - Но я буду помогать. Зови. А я пока оденусь.
   Русалочка согласилась сразу.
   - Для меня, кроме него, больше никого нет на свете! И я готова на любые муки, чтобы потом стать его женой и жить с ним до конца...
   - Помнишь, как мне было плохо в горах? - Сурово спросил Вовка. - Когда тело перестраивается, это всегда больно. Ты это понимаешь? А мы сейчас отправляемся в дорогу.
   - А что если попросить маму Амирена оставить девушку тут? Пока она не переболеет?
   - А если она не согласится? Надо разговаривать с потенциальным мужем...
   - Никого просить не надо! - Храбро сказала русалка. - Я все выдержу! Мне лечь?
   - Как тебе будет удобней. Но лучше не двигаться. - Сказал Вальтер.
   И Арина легла на кровать, а Вовка сел с ней рядом.
   - Если что, говори, помогу. - Сказал он другу.
   И тот начал искать. Ведь у русалочки вполне могли быть зачаточные ключичные отростки, из которых в последствие формируются кости крыла. И он, в самом деле, их нашел. Осталось только запустить в организме процесс, стимулирующий их рост и развитие. Но прежде чем этим заняться, он рассмотрел магические потоки физического тела: ему было важно не навредить девушке. Ведь если оттянуть силу в одно какое-то место, могло пострадать другое. И потом, рост, достигнув нормального для аггела женского пола уровня, должен был сам остановиться. Так что кроме магических сил сюда подвязывалась и физическая составляющая.
   - Вовка, смотри, видишь вот эту линию? Она отвечает за преобразование ног в хвост. А вот так трансформируется кожа. И если мы вектор подвесим отсюда вот сюда, то он даст толчок к развитию крыльев. Ведь она превращается в русалку по желанию? Значит, пустить процесс и его контролировать она может сознательно. Арин, похоже, три ипостаси твой организм не потянет. Если у тебя появятся крылья, ты больше не сможешь стать русалкой.
   - Ну и хорошо. - Согласилась та. - Надоело, что в Академии на тебя смотрят, как на дешевую шлюху. Девочки, постарайтесь, пожалуйста! Я так мечтаю о крыльях!
   - Боль, температура, постоянный контроль за самочувствием ближайшие несколько... мы не знаем, сколько времени займет этот процесс. Ты готова?
   - Да, я готова! Я хочу замуж за Амирена!
   - Начали? - Спросил Вальтер Вовку. - Я делаю, ты страхуешь и внимательно смотришь за переносом и проверяешь прохождение потоков в новых местах.
   - Поехали. Спи, Арина!
   Девушка зевнула и заснула. А девушки, прикрыв дверь, ловко перетаскивали нити силы, заставляя оживать атрофированные кости, наполняя их сосудистой сеткой и нервными окончаниями.
   Кто-то иногда подходил к двери и вежливо спрашивал, все ли в порядке. Но Вовка неизменно отвечал, что у них есть над чем поплакать и просил им в этом не мешать. И вот, наконец, все было готово и сто раз перепроверено обоими.
   - Аринка! Просыпайся! - Тихо позвал Вальтер.
   Она открыла глаза и, улыбнувшись, начала тянуться. И вдруг замерла.
   - Больно... - Удивленно сказала она. - Шея и плечо. Что со мной?
   - Ты заказывала крылья...
   - Получилось? - Ахнула она. - Неужели получилось?
   - Да, они начнут расти. Будет больно, пока не вырастут, и твой организм к ним не привыкнет.
   - Мои дорогие!
   Она осторожно встала с кровати и, морщась от неприятных ощущений, обняла сначала Вальтера, а потом Вовку.
   - Спасибо вам обеим за такой чудесный подарок! - На глазах девушки блеснули слезы радости.
   - Мы скоро расстанемся...
   - Я понимаю... А Райльеру можно рассказать?
   - Попробуй. - Улыбнулся Вовка. - Тогда мы сегодня узнаем его окончательное решение.
   Арина подпрыгнула, взвизгнула и, грохнув распахнувшейся дверью, полетела вниз. За ней, не торопясь, вниз отправились и дочери Владычицы.
   Надев куртки, они вышли на улицу.
   - Ну что, пойдем, погуляем вдоль болота? - Улыбнулся Вовка.
   - Ты, девушка, еще там не нагулялась?
   - Да я толком ничего не помню. Видимо, меня вел драконий дух!
   Они вышли на тропу вдоль низины. Кусты и деревья окончательно избавились от листвы. В воздухе стояла легкая холодная дымка. Где-то в стороне позвякивал колокольчик вожака овечьей стаи.
   - Какая прозрачная, чистая и холодная осень! - Задумчиво сказал Вовка. - И совсем не такая, как в наших с тобой краях.
   - А болото обмелело. - Кивнул Вальтер. - Мы шли через воду. А сейчас только кое-где грязь, да высоко вверх вылезают кочки жесткой травы.
   - И все равно тут красиво. Тихая дорога, чириканье птиц, белесое небо и белое солнце. Может быть, я буду скучать по этим местам. Знаешь, почему-то мне тут так уютно!
   - Это оттого, что Боги нам дали передышку. - Вальтер нагнулся и подобрал белый, с золотой каймой, палый лист. - Странно. - Он покрутил лист в руке. - Помнишь сосновый лес, в котором мы появились в этом мире? Там не было лиственных деревьев. Но между камнями я нашел вот такие листья.
   - Красивые. В наших мирах их нет. А сами деревья, - он поднял голову, - черные, словно обгорелые коряги.
   - Смотри, ты говорил, никого. А вон по дороге навстречу нам платформа ползет. А на ней кто-то сидит.
   - В деревню, наверное.
   И девушки вылезли на пригорок, чтобы пропустить широкую грузовую платформу.
   На ее краю, свесив вниз ноги, сидел рыжий мужик в широкополой шляпе. Коричневые крылья жалко болтались по обе стороны тела. За его спиной стояла бочка и пять тяжелых мешков. За мешками сидели еще пять рыжих мужиков, а конец платформы был полностью заложен брикетами торфа.
   Вовка толкнул Вальтера:
   - Смотри, это тот самый Риций, который хотел жениться на Тайре. - Прошептал тихо он.
   Но Риций, погруженный в тяжкие думы, ничего не услышал. Но, случайно качнув головой, он заметил двух девушек на высокой обочине. А вглядевшись, узнал в одной из них ту самую гостью семьи Амирен, из-за которой и произошли все неприятности.
   Затормозив свой транспорт, он спрыгнул вниз и бегом побежал к девушкам.
   - Сианны! - Заорал он еще от дороги. - Пощадите! Снимите свое колдовство! Все отдам, только верните моих сыновей! Они же как малыши: едят, спят, да гадят!
   - А в свободное от этого процесса время пьянствуют да девушек насилуют. - Сказал Вовка. - И отец родной им в этом примером.
   - Виноват! Искуплю! Вот, я Амиренам торф, мед, бурак для скота везу. Буду рубить птицу, закину штук двадцать тушек. И пальцем Тайру не трону!
   - А что если этим мальчикам непереносимость спирта заложить? - Зашептал Вовка Вальтеру. - Выпили каплю - сразу с копыт и баиньки.
   - Получается, надо сделать так, чтобы организм сам начинал воспроизводить спирт, если в него попадает активное вещество? Но они могут умереть!
   - Тогда, чтобы им просто не хотелось ни пить, ни за женщинами бегать.
   - Так вот, сидят и ничего не хотят! - Рассмеялся Вальтер.
   Вовка почесал нос.
   - Тогда давай сделаем так. Мы им вернем нормальное состояние. Но с условием: если хоть один из них приложится к алкоголю или кого-нибудь обидит, то все пятеро на год снова становятся растениями... Эй, Риций, ты слышал, о чем мы говорили?
   - Слышал. - Тяжело сказал аггел.
   - И все понял? До своих детей информацию донесешь?
   - Да. Только расколдуйте, сианны! Хозяйство большое, а работать некому!
   Разбудить парней было минутным делом. Но ни Вальтеру, ни Вовке не хотелось, чтобы это произошло здесь, на пустынной дороге. Мало ли что придет в головы этим буйным молодым людям, последним воспоминанием которых была ярмарочная площадь?
   - Домой их заведешь, - сказал Вовка, - и они придут в себя. А сейчас поторопись. Сианна Тайра уезжает вечером в столицу. А извинений твоих еще не слышала.
   - Но они точно придут в себя? - С сомнением оглядел сыновей Риций.
   - Точнее некуда. Но помни про условие, и не испытывай судьбу. Нас тут уже не будет.
   Тяжко вздохнув, Риций нахлобучил на уши шляпу и снова двинул платформу в сторону села.
   Небо постепенно хмурилось, но дождь вроде не собирался. Только со стороны высохших болот медленно пополз белый и пока еще прозрачный туман.
   - Давай пойдем домой. - Поежился Вальтер. - Только через село. Не нравятся мне эти топи.
   - Как скажешь. Но мне кажется, что они так с нами прощаются...
  
   Когда они подходили к ограде, Риция и его телеги уже не было. Зато им показалось, что внутри самого дома происходит что-то странное. Ярко сияли все окна. Слышался смех, какой-то стук и хлопанье внутренних дверей.
   - Еще одни гости? - задумчиво сказал Вальтер.
   - Не похоже. Ауры те же, но светятся ярко. Что-то произошло в наше отсутствие!
   И когда девушки вошли в дверь, на них сразу с двух сторон накинулись Арина и Тайра. Они смеялись, обнимались, плакали и слюнявили девчонкам щеки.
   - Что случилось? - Еле вырвалась из объятий Светозара.
   - Райльер сделал мне предложение! - Закружилась Арина.
   - Она станет моей сестрой! - Запрыгала Тайра. - Я так счастлива!
   В углу сидел отсутствующий утром Эрхан, а рядом с матерью улыбался здоровяк Амирен. Что-то шепнув матери на ухо, он медленно подошел к девушкам и, остановившись перед Светозарой и Айне, торжественно им поклонился.
   - Ой, а нам-то за что? - Спросила Айне.
   - Наверное, за то, что нас не надо снова искать. - Ответила Светозара. - Или что не опоздали к ужину?
   - Сианны, - у Амирена повлажнели глаза, - спасибо вам за мою Арину. Мы, благодаря вам, теперь вместе проживем всю жизнь! И дети наши родятся нормальными аггелами!
   - Ну я бы на это не надеялся... - тихо сказал Ворон. - Особенно в плане нормальности. С таким-то папашей.
   - Я сделал ей предложение, и как только у моей любимой вырастут крылья, мы сразу поженимся! - Закончил Райльер.
   - Но это может быть процессом долгим... - Сказала Айне. - Все зависит от организма.
   - У меня уже два бугорочка под кожей! - Арина подпрыгнула и захлопала в ладоши. А в глазах стояли слезы радости и боли.
   - Моя мама, - Амирен снова подошел к матери, - сама предложила Арине побыть здесь, пока это дело не закончится. А потом я уволюсь, и мы будем жить здесь. Дети должны расти на природе, а не в городе. Вот, осталось только Тайру замуж пристроить.
   - Тут к вам Риций заезжал... - Сказала Светозара, бросая на вешалку куртку. - А среди его детей неженатые есть?
   - Ты хочешь сказать...
   - Семья у них богатая. Пойми, Райльер, в городе деревенскую девушку с болот возьмут только второй или третьей женой. Помощницей по хозяйству. А разве ты не хочешь, чтобы ваш род, продолжая жить на этой земле, только увеличивался? Ты через нее мог бы породниться с другим крепким родом. Да и парни они неплохие. Дури много, но при хорошей, умной жене этот недостаток вполне поправим.
   - Тайра!
   - Ну я не знаю... У них Атин не женат. Предпоследний брат. И Нитий, младший. Но тот еще мал.
   - Но при женитьбе Атин ведь получает свою долю? И землю под строительство дома?
   - Земли им отец давно выкупил. Трое уже построились. У старшего первенцу год.
   - Вот. И тебе хороший дом построят. Ну как? Амирен?
   - Тайра, мама, это хорошая идея. Мы сможем породниться с самым богатым кланом! Только согласятся ли они на это после того, что произошло?
   - А куда денутся? Умных крепкая драка объединяет.
   Светозара снова надела куртку.
   - Ну, Амирен, пока они присмиревшие да не очухавшиеся, поехали Тайру сватать!
   И только через три дня беготни туда-сюда, шепотков завистливых соседей и подписания помолвочных обязательств, заверенных старостами двух сел, а также праздничного обеда с тоскливыми взглядами мужской части семейства Риция в сторону бутылок, аэромобиль нового почти родственника увозил на станцию Эрхана, двух девушек и тяжело вздыхающего Амирена.
   Купив билеты, они немного постояли на перроне.
   - Спасибо, вам, сианны, за все. - Поклонился Риций. - Эх, сразу надо было Атина на Тайре женить. А я даже и не знал, что он по ней сохнет! Вот старый пень, чуть все не испортил!
   - Не переживайте, саин Риций, - сказал Эрхан, - вот возьмет наш саин Амирен расчет, да сразу две свадьбы сыграете.
   - Конечно. Как раз все осенние работы закончим. На землю ляжет снег. Самое хорошее время для свадеб! Вы тоже приезжайте! И вы, сианны! Без вас никак! А то и вам парней найдем! У нас самые крепкие и любящие мужья во всем крае!
   Девушки улыбнулись и, посмотрев друг на друга, дружно обняли рыжего Риция.
   - Пусть ваша семья не знает забот! Счастья вам всем!
   К перрону с небес тихо опустился континентальный экспресс. Немногочисленные пассажиры быстро заняли места в своих купе.
   - Прощай, болотная страна! - Тихо прошептала Светозара, махая бегущему Рицию рукой.
   Но вот экспресс оторвался от земли, оставив далеко внизу маленький вокзал, грунтовую дорогу и села, разбросанные между холмами у самого края болот.
   Все четверо молчали. Девушки смотрели в окно, а мужчины - каждый в свой модулятор. Амирен все слал поцелуи оставленной в каменном домике невесте Арине. Для нее сейчас наступал самый тяжелый период: сформировавшиеся крошечные крылья прорвали кожу и болели. Но она радовалась этому, как дитя. А с кем переписывался снова замкнувшийся в себе Эрхан, было совершенно непонятно.
  
   Ночь в пути пролетела быстро. И наутро, когда пассажиры проснулись, в окна можно было увидеть приближающуюся с каждой минутой столицу. Приподнявшееся над горизонтом оранжевое солнце сбрызнуло ярким цветом долину, в которой расположился нарядный город, и реку, опоясывающую дворцовый комплекс и научно-магический центр, в состав которого входила академия. Девушки, прилипшие к панорамному окну, затаив дыхание, рассматривали шпили и затейливые башенки, белые над широкой рекой мосты и улицы, расходящиеся лучами от дворца Владык. Несмотря на ранний час, от причала резво отплыл кораблик, уверенно взявший курс на ее середину. А вокруг столицы маленькими живописными группами раскинулись небольшие городки и поселки, чьи дороги, сливаясь в большие тракты, все равно упорно тянулись к богатому и прекрасному городу.
   - А как этот город называется? - Спросила Айне.
   - Марона. - Ответил Амирен. - Когда я подлетал к ней первый раз, тоже был очарован переплетеньем улиц и мостов, взлетающими в небо башнями и приземистыми сферами промышленных зданий. А как красив дворец на заре! Видите, лучи бьют прямо в центральный корпус? А когда солнце садится, то освещает подъездную аллею и круг. Видите, где маленький фонтанчик? Скоро вы сами на это полюбуетесь.
   - Неужели для нас организуют экскурсию по дворцу? - Светозара в упор уставилась на не поднимающего глаз Эрхана.
   - Насчет экскурсии не знаю, но Владыке не терпится вас увидеть.
   - Может, ему лучше макаку подарить? Или попугая, изящно посылающего матом неугодных подданных? - Спросила девушка.
   Айне фыркнула.
   - А что, забавно.
   - Вы - не забава. - Наконец, поднял глаза Эрхан. - Вы - политика. Вы - оружие. И ему не терпится узнать, насколько мощное.
   - И что вам за нас дадут? - Светозара села и подперла ладошкой подбородок. - Премию? Государственный знак отличия? Или, как чересчур много знающих, с глаз долой, из сердца вон да в рудники... Колоть руду без спецодежды и респиратора?
   Эрхан, не ответив, снова уткнулся в модулятор. А Амирен добродушно сказал:
   - Да все будет хорошо! Вас встретят, проводят... Ну поговорите с Владыкой немного. А потом, глядишь, в Академию поступите. Выучитесь.
   - Ага, ага... Золотая клетка. Прыгай, птиц по ветке, будешь нам наседкой. Яйца делай не простые, а титаново-стальные...Чтобы враги ноги отбили. Ой!
   Небесный экспресс коснулся колесами рельс и аккуратно подкатился к перрону вокзала.
   - Косынки оденьте, чтобы ваших волос не было видно! - Скомандовал Эрхан и вытащил из своей сумки синюю куртку.
   - Неужели цветобоязнь благополучно канула в прошлое, оставив лишь память в виде цвета крыльев? - Поинтересовалась Светозара. - Хотя если покрасить кончики пера в синий оттенок, будет стильно.
   - Амирен, иди к вип-выходу с сумками. А вы замотались? Тогда за мной и не отставать!
   Растолкав пассажиров, Эрхан, больно схватив за руку Светозару, вывел ее через аварийную дверь и быстро потащил через плотную толпу. За ними бежала Айне.
   - У вас всегда так много встречающих? - Прошипела Светозара, когда ее в очередной раз сильно толкнули.
   - Когда прилетают дочери Владычицы, то да. Дай сестре руку. Еще не хватало ее тут потерять!
   Толпа вдруг взревела и кинулась к вагонам.
   - А это что?
   - А это у нас вышел Амирен. Но он справится. Бежим!
   Нырнув под арку, они пролетели здание насквозь и уже спокойно вышли на площадь. Что-то сказав в модулятор, Эрхан огляделся. И в тот же миг к ним подрулила серенькая, ничем не выделяющаяся, аэромашинка.
   - Садимся, девушки! - Снова приказал Эрхан.
   Как только он сел, стекла машины потемнели, и разглядеть что-то через них стало сложно.
   - И куда мы теперь? - Вежливо спросила Айне.
   - На заклание. - Пробурчала Светозара.
   Эрхан любезно предложил другой вариант:
   - В управление безопасности.
   - А Амирен?
   Черные глаза Эрхана неожиданно блеснули в темноте.
   - Думаю, вы его больше не увидите.
   - Не дадут? - Испугалась Айне.
   - Не захотите. - Ответил Эрхан. - Вы теперь - птички особого полета.
   - Из тех, что срут на головы, забывая извиниться? Да, Тамир? Или это ты имел ввиду себя? - поинтересовалась Светозара. - Интересно, как можно расценивать предательство? Как верность присяге или подчинение собственной трусости?
   - Я не понимаю.
   - И хата с краю...
   - Перестань. - Мягко дотронулась до руки сестры Айне. - Ну что ты?
   - Ничего. Просто пытаюсь быть вежливой и занять разговором попутчика.
   Девушка дернула плечом и отвернулась к окну. Всю оставшуюся дорогу она молчала.
   Управление оказалось массивным серым зданием с узкими стрельчатыми окнами и колоннами по фасаду. Но машина, обогнув дом, въехала в высокие, тут же распахнувшиеся перед ней ворота заднего двора и остановилась перед небольшой серой дверцей.
   Водитель, выйдя из машины, вежливо открыл перед девушками заднюю дверь и удостоился двух "спасибо" и одного злобного взгляда Эрхана.
   Приложив к двери ладонь, Эрхан открыл ее и, еще раз посмотрев на девушек, сказал:
   - Глаза опустите. Не нужно, чтобы кто-то встречался с вами взглядом. За мной идем молча и не отстаем.
   - Шаг вправо, - Светозара посмотрела на сестру, - шаг влево...
   - Прыжок приравнен к побегу! - Засмеялась Айне.
   - Вы же не хотите, чтобы вас разорвали на сувениры? - Холодно заметил Эрхан. - Идем!
   Идти, правда, пришлось недолго. Всего лишь на второй этаж. Там они на минуту остановились в секретарской, и молодой аггел, с любопытством взглянув на добычу Эрхана, вошел в кабинет к боссу. Причем, сразу вышел и приглашающе распахнул дверь. Аналитик управления вошел первым.
   От далекого стола к ним быстро шел невысокого роста аггел, вытирающий потное лицо.
   - Здравствуй, Эрхан! Это они?
   - Они, саин Боред. Та, что выше - Айне, поменьше - Светозара.
   - А что же они так... - он замялся, - по-селянски одеты? Разве в таком виде их можно представить Владыке? Да еще во дворце, при стечении высокородных аристократов? Пейн! - Крикнул он в приоткрытую дверь.
   В комнату зашел секретарь.
   - Купи девушкам платья, туфли, что там еще полагается? На, возьми, - он протянул секретарю небольшой прямоугольничек.
   Тот поклонился, профессиональным взглядом окинул девушек и только попросил каждую из них показать ножку. А потом быстро вышел.
   - Присаживайтесь! - Суетливо потер ручки Боред. - Чай, девушки, соки?
   - Нет. - Ответила Айне.
   - А ты точно уверен, что это они?
   - Они снесли монастырь старца Ферапонта, осушили Ланские болота...
   - Ха-ха-ха... - Вдруг закудахтал этот аггел. - То-то монахи в поход вышли! Мы уже хотели к столице гвардию подтянуть! Чтобы беспорядков не было! Они же такие толпы собирали! А потом, не дойдя какую-то сотню километров, остановились и решили строить новый храм. Всеблагой так обрадовался, что даже место им рядом с озером выделил! Небось, испугался, что Ферапонт на его место метит! И Ланские болота... Да... никогда бы не мог подумать, что кто-то с ними справится! Так это огромное количество жирной земли, которую можно выставить на продажу! Очень хорошо!
   Боред вещал что-то еще. Эрхан вежливо слушал. Девушки держались за руки и молчали. Но, наконец, явился секретарь с коробками, а с ним нарядный аггел, перья крыльев которого были выкрашены в малиновый и зеленый цвета.
   - Это вещи. - Пейн поставил к стене коробки. - А это - стилист. Он приведет в порядок их волосы и лица.
   - Да, спасибо! - Саин Боред даже приплясывал от радости. - Позвони во дворец, скажи, через час будем!
   - Но мне не хватит одного часа... - Манерно растягивая слова, возразил кутюрье.
   - Если хочешь спокойно работать дальше, - лицо Бореда приняло каменное выражение, - то все успеешь. Не забывайся, Левинзон!
   Тот слегка побледнел под слоем грима и кивнул головой.
   - А вы, девочки, вот в ту дверку, в кабинетик!
   В маленькой комнатке за официальным кабинетом девушки быстро переоделись, натянув на себя вместо рубах и свитеров зимние закрытые платья в пол и манто из легкого меха. На ноги пришлось надеть чулки и туфли. Но Светозара подумала и натянула под платье теплые шерстяные панталоны, которыми их снабдила заботливая сианна Амирен. Айне засмеялась.
   - Видно же, что под платьем чуть ли не шуба!
   - Да мне все равно. Меня и мои штаны устраивали!
   - Вов, но ведь это прием. Возможно, нам придется танцевать, сидеть за столом... Жарко же будет!
   - Это да... Эх, такие вещи, оставлять жалко!
   - А мы попросим их нам прислать. Не будем же мы ходить в одном и том же платье каждый день!
   - Уговорила! - Светозара со вздохом сняла теплые штаники.
   - Девочки... - Вокруг них танцевал стилист. - Время!
   Первой села к нему Светозара.
   - Уложи волосы локонами. И все. Макияж не нужен.
   - А ногти! Боже! Какие у вас обломаные ногти!
   - Ничего, перчаточки нацепим. Где-то я видела, валялись.
   Вздыхая и охая, стилист уложил девушкам волосы и подвел к зеркалу.
   - Лучше было бы вас немного подкрасить, а то лица несвежие, усталые. Губы бледные... Но все равно, - улыбнулся мужчина, - вы просто красотки!
   - Спасибо тебе, Натансон!
   - Саин Левьиль к вашим услугам! - Поклонился аггел. - Буду рад видеть вас снова!
   - И тебе не попадаться. - Кивнула Светозара и, толкнув входную дверь, вышла в основной кабинет Глядящего Службы безопасности. - Мы готовы!
   К находящимся в нем Бореду и Эрхану добавился подъехавший Амирен. У стены стояли сумки с вещами.
   - Какие вы красавицы! - Тут же увидел их рыжий. - Я даже не мог подумать, что одежда добавляет женщине столько нежности и изящества!
   - Спасибо, Райльер! - Ответила Светозара. - Не забывай жене покупать красивые наряды. И еще есть такое кружевное белье...С поясками и бретелечками. Оно добавляет столько разнообразия в интимные игры...
   Трое мужчин покраснели.
   - Так я положу в сумку наши теплые шерстяные подштанники? - Добила их девушка. - А то в чулках попа мерзнет.
   И она показала зажатый в руке ком одежды.
   Амирен стал похож на свеклу, Эрхан с трудом удерживал расползающиеся в ухмылке губы. И лишь один Боред позволил себе открыто рассмеяться.
   - Раз готовы, тогда идемте. А Амирен и Эрхан, так и быть, понесут шерстяные под... ваши теплые вещи.
   Глядящий нажал на кнопочку, вделанную в стену, и перед ним открылась дверь лифта.
   - Прошу за мной.
   Он вошел первым, следом девушки в голубом и синем платьях и белых шубках, а последними подперли стеночку офицеры с сумками.
   Процедура отъезда повторила модель прибытия. Но вместо неказистой серой машинки для Глядящего Службы безопасности подали длинный, блестящий белым лаком, лимузин.
   Город, по которому неслась аэромашина, был очень красивым: дома из светлого камня, чьи фасады украшала лепнина, а крыши - башенки и купола, засаженные цветущим кустарником улицы, изящные и легкие аэромобили, нарядные витрины магазинов, хорошо одетые аггелы... Создавалось ощущение, что здесь живут только счастливые существа. Айне заметила в глубине двора разноцветную детскую площадку.
   - Может, мы зря себя накручиваем? - еле слышно прошептала она сестре. Та приподняла брови.
   - Поживем, увидим.
   Но вот машина, вылетев из города, очутилась на дворцовой подъездной аллее. И впереди, надвигаясь на зрителя, из зелени садов вырос чудесный белый дворец.
  
   Глава шестнадцатая. Во дворце.
  
   Здесь их встретили у парадного подъезда. Гвардеец с трубой пропиликал приветственные ноты, а в дверях появился дежурный распорядитель.
   - Саин Боред, - поклонился он, - сианны, саины... Вас ждет Владыка! - Торжественно объявил он и важной походкой, не торопясь, прошел в дворцовый холл.
   - Как у него настроение? - Тут же подсуетился саин Боред, протягивая распорялителю ладонь.
   Тот слегка прикоснулся к ней пальцами и тут же убрал руку в карман. Видимо, на ощупь оценив достоинство монеты, он улыбнулся и снизошел до разговора.
   - Хорошее настроение. В нетерпении меряет шагами кабинет.
   - А Совет? Члены Совета во дворце?
   - Нет. Они собираются в Академии вечером.
   - Да, это я знаю...
   - Если Вы о нашем маленьком, но объявленном во всеуслышание, секрете, - важный саин повел в сторону девушек глазами, - то они горят желанием их увидеть. Ну а там, как решит Владыка.
   После переходов по этажам и коридорам, их снова подвели к закрытым дверям.
   - А почему малый кабинет? - Тихо спросил Боред.
   - А перед парадным дежурят редакторы журналов, вестников и тому подобные личности. Или Вы жаждете с ними пообщаться?
   Саин Боред не отказался бы. Чувство неутоленной славы съедало его пухленькую фигуру изнутри, словно глисты бродячую собаку. Но при его работе надо было выбирать: либо одномоментная слава и без денег, либо деньги, но в вечной тени сиятельного Владыки. Иногда он так завидовал саину Этелию Рисию! Его прекрасная физиономия постоянно мелькала на страницах глянцевых журналов и в видеофайлах последних известий. Еще бы! Глядящий за коммуникациями! Но ведь кроме труб и порталов, его скромное ведомство занималось журналистикой и всеми видами передачи информации...
   И вот простые, без украшений, двери распахнулись, и все участники процессии друг за другом вошли в кабинет. Там, лицом к окну, а к посетителям спиной, стоял высокий светловолосый мужчина с белыми крыльями. Обернувшись, он увидел секретаря, распорядителя и Бореда, выстроившихся перед ним, словно при раздаче орденов.
   - Молодцы, - он три раза хлопнул ладонями, изображая аплодисменты, - награждаю вас троих...- Он сделал паузу, рассматривая выпятившиеся груди и втянутые животы. - Бесплатным и увлекательнейшим туром в нижние планы в качестве мессий.
   Груди сразу прогнулись вслед за головами, а животы выперли еще больше. Их-то куда денешь? И, кося глазками в разные стороны, вся троица, словно тасуемая колода карт, попыталась спрятаться друг за другом, открывая, наконец, тех, ради кого все представление и было затеяно.
   Тяжелый взгляд холодных голубых глаз скользнул по лицам и платьям девушек. Воспитанная Айне присела, склонив голову. А строптивая Светозара, кивнув, уставилась Владыке в лицо, разглядывая ровный нос, презрительно кривящиеся губы и точку ямочки на подбородке. Эрхан и Амирен склонили головы в традиционных дворцовых поклонах.
   - Рад приветствовать на моей земле дочерей прекрасной Владычицы Анибель! - Ровно произнес он. - Пройдемте к моему столу. Там стоят замечательные кресла, в которых вам будет приятно отдохнуть и ответить на некоторые мои вопросы.
   - Принесите три кофе и конфеты. - Сказал он в пустоту. А потом, когда девушки уселись в кресла и секретарь принес поднос с чашками, Владыка оглядел все также стоящих у двери чиновников и офицеров.
   - Вон. - Тихо сказал он, но все услышали и быстро покинули помещение.
   - Итак, - Владыка сел в свое кресло за столом, - вы утверждаете, что являетесь воплощением дочерей Анибель?
   - Вот ты мне скажи, - Светозара посмотрела на сестру, - я хоть одно слово произнесла? Я что-нибудь утвердила? А если утвердила, то где оставила?
   Айне подавила улыбку и больно наступила мыском туфли на ножку Светозары. Та поморщилась, а потом посмотрела такими же ледяными глазами на Владыку и, улыбнувшись, спросила:
   - А кто такая Анибель?
   Владыка сжал зубы. Он не привык, чтобы кто-то из подданных ему в чем-то перечил и, упаси Боги, хамил. Даже родные сыновья неукоснительно подчинялись его воле, если не успели сбежать и спрятаться.
   - Вас ко мне привезли, как дочерей Анибель.
   - Возможно, кто-то захотел выдать желаемое за действительное! - Обворожительно улыбнулась Светозара.
   - Начнем с начала. - Владыка подавил огромное желание гаркнуть на этих мелких девчонок. Надо же! Женщины, и так нагло разговаривают с Владыкой! Им вообще по дворцовому этикету стоять бы у стеночки, согнув головы, и не поднимать глаз! - Итак, десять дней назад вы прошли в наш мир через неработающий портал. Так?
   - Так точно!
   - Откуда вы пришли, и кто вас отправил?
   - Так это... мы девушки необразованные, деревенские, - Светозара хотела ковырнуть козявку, но перчатки помешали осуществить это дерзкое намерение, - откуда пришли... из лесу. Там такие большие валуны... - Девушка вытаращила глаза и развела руки вширь. - Вот пасла я коз. И одна, такая маленькая беленькая, ох и бестия же! Как прыгнет на камень! А на землю боится! Ну я и полезла. И вот, теперь оказалась тут... - Она хлюпнула носом и выжала слезинки в уголки глаз. В детстве это помогало выпросить у тетенек денежку, если не удавалось украсть. - Как там мои козочки-и-и...- Слеза получилась крупная. Покачавшись на реснице, она сорвалась и побежала по щеке. - И никто меня никуда не правил!
   Владыка закатил глаза. Мало что этикету не обучена, так и придурковатая к тому же. Но как это соотнести с разрушенным монастырем и осушенным болотом?
   - Второй вопрос. Как вы за сутки оказались по другую сторону гор?
   - Не знаем. - Все та же девушка пожала плечами и шмыгнула носом.
   Владыка брезгливо протянул ей бумажный платочек. Она, немного помяв его в руках, громко высморкалась.
   - Спасибо! - Искренне сказала она, бросая ком на стол.
   Ну не брать же руками чужие сопли? Пришлось Владыке жечь его взглядом.
   - Ой! - Восхитилась девчонка. - А Вы все так можете? Да? И занавеску на окне? А камин с дровами разжечь? Ой, как здорово! А у нас в деревне Толик как-то спьяну в печь пол-литра бензина плеснул... полдома выгорело!
   - Что произошло в монастыре?
   - Так помолиться мы зашли. Праведник, сказывают, там жил. Все, как есть говорил, без утайки. Вот встали мы в очередь. Стоим, стоим... устали, пить захотели. Тетенька говорит: идите, мол, девочки, там под горушкой родник. Мы и пошли. А оно ка-ак жахнет! Кирпичи в стороны! Стенка - бац, и на земле! В пыль! И тут выбегают двое, хватают нас и бросают в такую телегу, только без колес. И мы как понеслись! Аж живот схватило!
   Владыка перевел взгляд на другую девушку. И тут он понял, что его дурят самым наглым образом.
   - Хватит! - Заорал он и, вскочив, стукнул кулаком по столу.
   - А мебель чем провинилась? - Спокойно поинтересовалась мелкая, с лица корой слетело придурковатое выражение.
   - Кем вы сюда посланы? Кто ваш хозяин?
   Взбешенное лицо Владыки нависло над девушками.
   Мелкая встала. Голубые глаза засверкали, словно отражающая чистое небо вода. А за плечами взметнулись огненные крылья.
   - А ты кто такой, чтобы на нас орать? Владыка? Да какой ты Владыка, если в руках себя держать не умеешь! Думаешь, что если боятся, значит, уважают?
   Девушка уперла руки в бока. Та, что сидела, дернула ее за юбку. Но бойцового петуха и стервозную курицу можно только разлить водой.
   - А хочешь, я тебе расскажу, что думает тот толстый, который нас встретил? Он думает, за какие деньги выкупить девчонку одной из служанок, чтобы сделать себе игрушку. А второй толстый знаешь, что думает? А он думает про сианну Рейну. Какое у нее восхитительное тело, и в каких позах она будет его демонстрировать, когда он скажет ей, что знает, кто послал убийцу...
   Владыка отпрянул от маленькой девушки и рванул ворот рубахи. На пол полетели драгоценные пуговицы.
   - А, между прочим, кому-то потом придется их пришивать. О чем Вы думаете, Владыка? О своем мелком желании вырастить новую Владычицу? Или глобальном завоевании нового континента?
   - Ты не дочь Анибель... Ты - демоница! - Рявкнул мужчина.
   - А ты - петух-производитель! Только орешь и дур топчешь!
   - Ну сядь же, дорогая! - Наконец, прорезался голосок второй девушки. - Успокойся!
   - Да этих правителей... их только свои амбиции волнуют! - Девушка расплакалась по-настоящему. Схватив остывший кофе, она отпила глоток и поставила чашку на место. - Даже кофе в этом мире - редкостная гадость! А баба у них, - она подняла глаза и окатила Владыку презрением, - шлюха и шантажистка! Попользовался, передай другу, да заплати, чтобы никто не узнал о твоих мелких секретах!
   - Ну дорогая, перестань! Зато ты у меня очень мужественная девочка!
   - Ох, и верно. - Улыбнулась малявка. - Что-то я увлеклась. Прости, Владыка. Не должна была я тебе этого говорить.
   - Не должна была. - Согласился тот. - Гости не позорят хозяина в доме его.
   - Хозяин гостей не руганью и жженым пойлом встречает, а любовью да лаской. Особенно, если гости дорогие.
   - Ладно. Поговорили. - Хмуро сказал Владыка. - Жить будете во дворце. Комнаты вам покажут. Вечером состоится парадный обед по случаю возвращения дочерей Анибель. Вы хоть себя за столом вести умеете?
   - Умеем. - Улыбнулась Айне.
   - А вот будем ли... - Задумчиво сказала Светозара.
   - Не нарывайся. И еще. Просьба, не приказ. Не ходите по дворцу. Посидите до вечера в своих покоях. Кстати, я пришлю камеристку одной из моих жен, она снимет размеры и купит для вас более приличные наряды, чем эта дешевка.
   - Нет. От жен нам никого не надо. Лучше разбирающуюся в тканях и моде девушку.
   - Хорошо. До вечера свободны.
   Девушки встали и, взявшись за руки, вышли. А Владыка усмехнулся. Он был далеко не дураком. А как еще можно было проверить девчонок, если не вывести их из себя? Так что проверка прошла превосходно: эти девушки, кем бы они ни были - настоящее сокровище с огненными крыльями, как у Владычиц. Печально, конечно, что прекрасная Рейна спит со всеми членами Совета, кроме Этелия... Замуж бы ее. А заодно стойкого Глядящего наградить. Может, перевести его на место Бореда? Тем более, что этот потливый аггел с липким и трусливым взглядом ему порядочно надоел. Да, еще надо отпустить всех мнущихся за дверью...
   Сначала он вызвал Эрхана и Амирена.
   - Благодарю за службу! - Высокопарно сказал он.
   - Служим Владыке! - Нестройно отозвались офицеры.
   - Вами была проделана большая работа. Что бы Вы, саин Амирен, хотели получить за ее виртуозное исполнение?
   Рыжий Райли покраснел и прошептал:
   - Я жениться хочу и осесть в краю предков. Так что если мне премию... И расчет побыстрее.
   - Хорошо. Вам, саин Эрхан?
   - Отпуск. Давно не бывал в своем поместье.
   - Вы - умный и грамотный аггел... - Начал Владыка, в процессе разговора додумывая формирующиеся мысли. - И мне хочется, чтобы Ваш талант аналитика приносил как можно больше пользы нашему обществу. Поэтому я предлагаю Вам новую должность.
   Эрхан вопросительно приподнял бровь.
   - Да... Должность Глядящего за коммуникациями.
   У Ворона брови вылезли на лоб.
   - Но, Владыка...
   - А саина Этелия мы переведем в Службу безопасности. Тоже Глядящим.
   Тон Владыки сразу стал собран и деловит.
   - Завтра будет готов приказ. И тогда можете принимать дела. Свободны!
   Два офицера, переглядываясь, вышли из кабинета и стали спускаться по лестнице.
   - Поздравляю! - Крепко пожал Эрхану руку Амирен. - Это большой скачок в карьере. Выше - только звезды.
   - Зато я чувствую себя ассенизатором, которому за удачную уборку дерьма хозяин бросил золотой.
   - Саин Эрхан, не забудьте о приглашении на свадьбу! Мы с Ариной будем очень счастливы, если Вы почтите нас своим присутствием!
   - И ты туда же! - Расстроено бросил Эрхан и быстро выбежал на улицу.
  
   Владыка еще с вечера предупредил своих средних сыновей, чтобы ночевать они явились во дворец, предварительно испросив три дня отпуска по семейным обстоятельствам. Чий, провожая братьев к воротам Академии, смеялся:
   - Смотрите, как бы папочка не решил вас женить. Ему ведь нужны абсолютно послушные и верные исполнители! И производители... Гы-ы...
   Дворец, как всегда, встретил их суетой, поклонами и кокетливыми взмахами ресничек всех попадающихся на пути женщин.
   - Тоска! - Диагностировал свое подавленное состояние Линт.
   В начисто убранных покоях близнецов пахло фиалками, чьи маленькие букетики были засунуты в емкости, расставленные по всем комнатам. Ронер подошел к окну и открыл рамы.
   - Да ладно. Немного отдохнем от шума общаги. В конце концов, совсем не обязательно спускаться к общим обедам и ужинам. Можно заказать доставку. К тому же, я с собой взял наши расчеты. Мне кажется, мы допустили в них какую-то ошибку, поскольку предтечей любого работающего портала является проявленный огонь.
   - Ну да, излишки энергии становятся видимыми. Но мы с тобой не получили даже упорядоченного кольца, не говоря о тоннеле!
   - Вот этим сегодня в тишине и займемся.
   И парни занялись. Они не слышали, как отцов камердинер принес нарядную одежду, не почувствовали присутствие служанки, расставившей рядом с ними поздний ужин, а потом убравшей пустые тарелки. И даже не видели прихода отца, поскольку в этот самый момент до хрипоты спорили, менять ли в формуле постоянную или поместить переменную под интеграл.
   Владыка посмотрел на увлеченных парней и усмехнулся. Когда он был в их возрасте, ему пришлось взять на себя управление континентом, поскольку его отец погиб, сражаясь с демонами. И не до развлечений и сантиментов стало молодому пареньку, в руках которого неожиданно оказалось огромное хозяйство. Но он выдержал это испытание, хотя моральной поддержки ни от кого не было. Его ненавидели, презирали, боялись... и не любили. А он, стиснув зубы, поднимал из руин города, восстанавливал производство, надеясь, что когда-нибудь его первая жена родит ему маленькую голубоглазую дочку. И вот ее он будет любить самозабвенно, преподнеся ей бесценным даром свою благополучную страну. А вместо этого - три нелюбимые жены, старший сын, убежавший как можно дальше, два охламона-близнеца и еще сыновья... совсем крохи. И теперь вот эти, из ниоткуда появившиеся дочери Владычицы. Глядящий Боред передал, что его офицер Эрхан везет их в столицу ночным экспрессом...
   Ночь оказалась продуктивной. Парни обсчитали оба варианта и пришли к выводу, что причина нежелания потоков стягиваться кольцом кроется в каких-то ранних расчетах. Но так как это стало понятным только под утро, парни благополучно проспали завтрак. Проснувшись и обнаружив на дворе ясный день, а в гардеробной - новые костюмы, они пришли к неутешительным выводам, что сегодня намечается какой-то официальный обед, избежать которого у них не было ни единой возможности, либо нудное и торжественное мероприятие, куда явка детей Владыки обязательна.
   Завтрак, в отличие от ужина, принести им забыли. Поэтому, сполоснувшись и разлепив еще сонные глаза, парни отправились на кухню. Крыло дворца, в котором жили только члены правящей семьи, было для посторонних и гостей неприкосновенным. К тому же на входе в него стояли два зачарованных от магического воздействия гвардейца. Каково же было удивление парней, когда на первом этаже, почти у выхода, они увидели двух простенько одетых девушек в светлых платочках, идущих за одной из горничных.
   - Устраиваетесь на работу? - Притормозил любопытный Линт. - Горничными? Я угадал?
   - Да... - Потупила глазки младшенькая. - Сария, - она кивнула на остановившуюся в двух шагах девушку в униформе, - показывает нам помещения. А вы туточки живете?
   - Да мы тоже... туточки со вчерашнего дня. - Выкрутился Линт и подмигнул Ронеру. - Вот прямо с вечера все работали, работали. Хотим на кухню сходить, позавтракать. Может, с нами пойдете? Заодно, посмотрите, где размещается сердце этого огромного дворца.
   - Сердце? - Девушкин лобик недоуменно наморщился. - Да разве он живой?
   - Кухня, милая! - Линт внутри себя потешался над дурочкой. Но приглядевшись к личикам обеих, пришел к выводу, что они милы. А если еще скрасят им вечер после запланированных нудных торжеств... Это было бы просто здорово!
   - А давай мы вас подождем на лестнице. - Ласково предложил он и перевел глаза на открывшую рот Сарию. - Покажи девушкам комнаты, да не задерживайтесь!
   - Слушаю! - Присела та.
   - Мы ждем! - Весело крикнул Линт и потер ладоши.
   - Все тебе неймется. - Укорил брат.
   - Так мне же девушка на вечеринке не досталась, - рассмеялся Линт.
   - Только я сомневаюсь, что у этих красоток водится кружевное белье. - Засмеялся Ронер.
   - А, - махнул рукой брат, - искать сокровища в шерстяных или полотняных панталонах еще волнительней!
  
   Девушки проводили удаляющихся парней насмешливыми взглядами. А Светозара обратилась к Сарии с вопросом:
   - Это сыновья Владыки?
   - Да, сианна.
   - Надеюсь, наши комнаты будут в каком-нибудь другом коридоре?
   - Да, сианна. Сейчас мы поднимемся по лестнице и направо. А их комнаты - налево. А вообще правую сторону крыла Владыки занимают его жены и маленькие дети. Владыка и старшие сыновья живут в левом. Только нечастые они гости во дворце.
   - Работают?
   - Линт и Ронер учатся в Академии. Там и живут. - Тихо вздохнула девушка. Видимо, шебутные и красивые братцы ей нравились. - Верт, это старший, женился и уехал на северный берег. Там гидрологическая станция. Он на ней работает. А вот ваши покои!
   Девушка открыла дверь и пропустила гостий вперед. Гостиная, в которой они очутились, была выдержана в нежных персиковых тонах. Лишь диваны в ней были оранжевыми, да еще большие напольные вазы, в которых стояли белые розы.
   - Я сама все подготовила! - С гордостью сказала Сария. - Вам нравится?
   - Очень! - Честно ответила Светозара, а Айне поблагодарила девушку.
   - Скажи, милая, - Айне заметила уже внесенные и наполовину разобранные сумки, - ты разбираешься в здешней моде и тканях? Нам бы для ужина пару платьев...
   - Скоро принесут! Владыка распорядился. А я все приведу в порядок! Не волнуйтесь!
   - Ну и отлично. - Светозара стащила с головы платок и бросила в кресло. - А сейчас, - она посмотрела на Айне, - мы переоденемся и, воспользовавшись любезным приглашением молодых людей, пойдем изучать дворец.
   - Но у нас нет приличной одежды! - Тихо напомнила Айне.
   - Значит, будем неприличными. Заодно посмотрим на реакцию этих милых мальчуганов. Если не сбегут, значит, с ними можно иметь дело!
  
   Парни, стоящие на лестнице, уже перебрали возможные варианты собственных ошибок в расчетах, обсудили мчащегося к выходу с растопыренными крыльями и выпученными глазами саина Бореда, а также поглазели на только что прибывшую во дворец сианну Рейну. Как всегда, неотразимую и высокомерную. Развернувшись к ней спиной, парни сделали вид, что ничего не видят, да и вообще это не они, а так, кто-то подпирает колонны на лестнице. Хорошо, что сианна Рейна, видимо, тоже "не заметив" близнецов, пошла в кабинет Владыке по другой лестнице. И вот, наконец, дверь коридора распахнулась и на его порог вышли... два пацана. Сапоги, штаны, рубаха и деревенской выделки безрукавки... А на голове - крепко повязанные тюрбаны из разноцветных шарфов.
   - Мы готовы! - Мило улыбнулся меньший.
   Лица у парней вытянулись. Они рассчитывали что девушки, получив приглашение, наденут платьишки понарядней, туфельки на каблучках... Но в такой одежде им место, в лучшем случае, в сарае с гвейнами и лорнами.
   - Как мы вам? - Спросила та, что постарше. - Нравится? - Она покружилась, зажав пальчиками безрукавку, словно юбку. Увидев вытянувшиеся лица парней, она грустно приподняла бровки. - Неужели вы передумали?
   Парни переглянулись. Этих замарашек не то что красотками, а вообще женщинами назвать было сложно. Но что-то, возмущающее дворцовые устои, в этом определенно было!
   - Сианны, - сказал Линт, проглотив вставший в горле смешок, - вы неотразимы! Поэтому, прошу Вас!
   И подставил локоток меньшей девушке. А Ронер предложил руку старшей.
   - Как вас звать, малышки?
   - Меня - Света. - Сказала младшенькая. - Сестренку - Ай.
   И они улыбнулись, показав миленькие белые зубки.
   - Меня - Лин, - представился Линт, - а брата - Рон. Значит, вы тоже сестренки? Надо же, какое совпадение!
   И под недоуменными взглядами местной аристократии сиятельные дети Владыки Мертона поволокли в сторону кухни двух пацанчиков явно не дворцового вида, вызывая за своими спинами бурю сплетен и кривотолков.
   - Что собираетесь делать? Коридоры мыть? - Поинтересовался Линт, отгрызая сразу половину пирожного. Он был большим сластеной.
   - Нет, у нас день до вечера свободен. Хотели немного прогуляться. Тут ведь есть парк? Мы видели реку.
   - О, - Линт мигнул брату, - конечно есть! Красивая, большая река и таинственный заросший цветами парк! А у причала стоит наша яхта. - Он прикусил язык, и, понимая, что проговорился, попытался вывернуться. - Конечно, она не наша, но дети Владыки, которым мы служим, с утра в Академии, так что мы могли бы взять ее потихонечку и немного покататься по реке.
   Девушки скрыли улыбки. Но сидеть во дворце запертыми в комнатах было выше их сил. Поэтому, немного для приличия поломавшись, они согласились.
   И действительно, как еще лучше разглядеть красоты реки, если не поплыть по ней?
   Пожилой аггел, осматривающий такелаж одной из маленьких яхт, приветливо кивнул парням. А увидев девчонок, растянул губы в улыбке.
   - Приятной поездки! - Пожелал он. - Ваша "Кайра" уже приплясывает от желания поскорей обрести свободу!
   - Спасибо, Кин!
   Парни по узким сходням перешли на борт небольшой белой яхты и подали девушкам руки. Те отнекиваться не стали и с помощью парней перебрались с причала на кораблик.
   Ронер запустил двигатель и сел за штурвал, разворачивая яхту к середине реки. А Линт, посадив девушек на диван позади рулевого, сел между ними и, положив руки им на плечи, принялся рассказывать:
   - Если мы поплывем вверх по течению, то сначала попетляем городскими каналами, а потом, вырвавшись оттуда на простор, можно будет поставить парус и выключить двигатель. Ветер сегодня попутный. По левой стороне реки от края до края всё луга и живописные деревеньки с крохотными патриархальными городками. В принципе, если бы мы располагали запасом времени, можно было бы и погулять, там такие интересные храмы и ратуши! А уличные кафешки, без сомнений, доставят гостьям огромное удовольствие... Но сегодня Владыка запланировал торжественный обед, поэтому длинной прогулки не получится. Мы можем пойти вниз по течению и, развернувшись у кромки парка, повернуть обратно. Там, в заливчиках, цветут невероятно красивые лилии... - Прошептал он, касаясь губами миленького ушка маленькой девушки. А потом, немного подумав, нежно лизнул его языком.
   Когда девушка повернулась к нему лицом, он понял, что зря так сделал. Глаза ее оказались голубыми. И они так страшно сверкали, что ему срочно захотелось спрятаться под стул, как в те далекие времена, когда их вызывали из-за очередных проказ в кабинет отца. Вот у того глаза были такими же.
   - Ну что за кобелячья семейка! - Также тихо прошипела она. - Папику трех баб мало, так еще всем советом одну суку трахают... И сынки хороши! Ко всему, что движется, лапы тянут! Сиди спокойно и не дергайся, если в осенней водичке плавать не любишь...
   Линту даже показалось, что у нее во рту раздвоенный, как у змеи, язык. Он тут же убрал руки и положил их на колени. В мозгу одновременно проносилась тысяча мыслей. А другая девушка, встав, пересела в кресло рядом с Ронером и начала расспрашивать про управление этим замечательным кораблем. А потом они засмеялись. Но ветер не давал как следует услышать их разговоры.
   - Чего молчишь? - Наконец, спросила мелкая.
   - Да ну тебя... - возмутился парень. - Я только чуть поухаживать хотел, а ты сразу на дыбы!
   - Так не ухаживают, а шлюх снимают после стакана пойла. Да и начинать знакомство с вранья нехорошо. Скажи, ведь вы решили поразвлечься с хорошенькими наивными горничными? А если бы они не согласились? А если бы согласились, то что потом?
   - Ты сама-то кто?
   - Твой ужас. - Мрачно сказала девушка. - Дневной кошмар.
   - Так ты не горничная... - Парень сел к ней в пол-оборота и положил-таки руку на спинку кресла, не касаясь даже девичьего свитера. - Ты - гостья.
   И он легким движением руки снял с головы девушки плотно намотанный тюрбан. На ветру заполоскались светлые искристые волосы.
   - Так вы те самые дочери Владычицы Анибель! - Ахнул он. - Вот ведь засада!
   Он уткнулся лицом в зажатый пальцами платок.
   - Так это на вас Владыка приказал нам жениться! - С досадой воскликнул он, хмуро глядя на проплывающий мимо лес и пока еще смеющегося брата. - Дневной кошмар плавно перетек в ночной ужас.
   - А, он уже все распланировал! - Девушка замолчала, а потом, подумав, выдала: - Значит, нас решили пустить в разведение... беленькие девочки, бегающие по мирам и сражающиеся с демонами... Молодца...
   - Слушайте, а вам оно надо? - Спросил Линт.
   - Что?
   - Выходить за нас замуж и воспроизводиться?
   - Дурак? Нам бы домой...
   Линт наклонился и дотронулся рукой до плеча брата.
   - Давай к пристани! - Прокричал он. - Есть серьезный разговор!
   А потом протянул платок девушке:
   - Надень!
   Поблагодарив механика за хорошее состояние яхты, все четверо направились прогуляться по берегу реки. Парни шли вместе и о чем-то тихо разговаривали, а девушки просто молчали, ожидая, когда им начнут задавать вопросы.
   - Внизу, под берегом, есть хороший каменный пляж, - обернулся Ронер. - Там тепло, нет ветра и можно удобно устроиться между камней. Предлагаю там немного посидеть.
   Девушки кивнули.
   И вот они уже спустились по узкой тропке и расселись на теплых глыбах недалеко от воды.
   - Какая синяя! - Тихо сказала Айне, протягивая руку набежавшей волне.
   - Да, здесь красиво! И тут было наше укрытие в детстве. В кустах, - Ронер протянул руку и показал на высокий и крутой берег, - есть пещеры. Наверное, еще не истлело сено, на котором мы спали...
   - У вас очень красивый мир...
   - Значит, вы не из нашего мира. - Утвердительно сказал Линт. - Но зачем вы здесь?
   - Да, мы - обычные люди из нижних миров. Те, у кого вы, вместе с демонами, забираете энергию для собственного безбедного существования. Но мы тоже живые. Мы хотим радоваться и без страха выпускать в мир детей - плоды своей любви... Нас задолбали войны. Нам надоели незаметно вложенные в наши головы мысли, заставляющие поддерживать тех или иных, выбранных вами, лидеров. И мы устали всего бояться. Понимаете?
   - Ну да... - Смутились парни.
   - Так вот. Мы не знаем, - продолжала маленькая девушка, - почему ваш мир выдернул нас сюда. Скорее всего, ему надо решить проблему, которую не видите вы. Понимаете, мальчики, ваш народ когда-то назывался ангелами - прекрасными и мудрыми существами, направляющими развитие низших планов. Воспитывающими нас в любви и гармонии. А демоны, думаю, подкидывали нам разные идеи для развития технологий и магического искусства... А потом что-то произошло, и вы поссорились.
   Девушка посмотрела на сестру и та кивнула.
   - После чего вы потеряли способность к самостоятельному полету, а демоны - силу. Куриные перья за вашими плечами стали всего лишь признаком определенного статуса, но не функционала. А демоны ... короче, кругом войны. Думаю, нашей задачей тут является отыскать первопричину конфликтов и ее убрать. А потом... потом мы, наверное, вернемся домой... Только вот все порталы, у которых мы были - разрушены. А на ваше зеркальное поле никак не попасть.
   Парни переглянулись.
   - А вы не знаете? - Они снова посмотрели друг на друга.
   - О чем?
   Линт запрокинул голову и так заразительно засмеялся, что девчонки тоже невольно улыбнулись.
   - Вам не нужны ни порталы, ни поля... Вы - сами для себя и порталы и творцы. Стоит только захотеть, как вы сразу перенесетесь в любой из миров! Правда, место приземления надо хорошенько представить... чтобы не вляпаться в неприятности.
   Теперь переглянулись девушки.
   - Что, вот так легко?!
   - Да. - Улыбнулся Ронер. - Можете прямо сейчас.
   - Нет. - Неожиданно сурово сказала маленькая. - Дело всегда надо доводить до конца, хоть и не мы его начали. А вы нам поможете!
   - Наплодив маленьких владычиц, как рассчитывает наш дорогой отец? - Усмехнулся Линт.
   - Нет, мальчики. - Старшая из девушек решительно встала с камня. - Разобраться в истории вашего мира! Библиотека со старинными книгами у вас есть?
   - В Академии.
   - Вот и славненько! - Теперь поднялась и вторая. - Сегодня вечером мы изображаем воркующие парочки, а ночью идем в библиотеку!
   - А поспать в мягкой постельке? - Скроил обиженную рожицу Линт.
   Светозара дернула его за прядь светлых волос.
   - Ночи должны быть посвящены женщинам!
   - Вот и я про то же...
   - А девушки жаждут обонять пыль веков... а не надушенные постельки детей Владыки. Так что сладкие грезы откладываются, и да здравствуют знания!
   - Кстати, - Ронер посмотрел на небо, - нам пора возвращаться, если не хотим нарваться на очередной мерзкий разговор с Владыкой.
   И все четверо быстро направились в сторону дворца.
   Расставаясь на лестнице, разделяющей коридоры, они остановились и, посмотрев друг другу в глаза, пожали руки. А потом разошлись по комнатам.
  
   Девушек в гостиной ждали сюрпризы в виде красивых дорогих платьев и некоего радужного существа неопределенного пола в цепочечках, клепочках, татушках и фенечках. Правда, ноги его плотно облипали блестящие брюки серо-зеленого цвета. Из чего девушки сделали вывод, что это взлохмаченное чудо хотя бы в прошлой жизни являлось мужчиной.
   - Девочки, милые, что же так долго! Я жду, жду, а мне еще жен Владыки в порядок приводить! - похлопало длинными ресничками бывшее мужское начало.
   - Да мы уже.
   - Тогда садитесь. Только по очереди! Сначала ты, - он показал на Айне, - потом - ты.
   - Тогда я - в ванну. - Сообщил Вовка и, бросив Вальтеру ответом на закатившиеся глаза ехидную ухмылку, скрылся в одной из спален, сообщавшихся с личными ванными.
   Быстро помывшись и слегка подсушив влажные волосы, он в раздумье посмотрел на мешочек с камнями и письмом принцу, всегда висевший у него на шее. Куда его спрятать? У этих модных платьев все по фигуре, а вырез впереди чуть ли не до пупа. Хорошо, прикрыт тонкими кружавчиками. Но на шею уже ничего не повесишь. Если только кирпич, как спасение от непомерно придавившей жизни.
   Вовка поискал в ванной какие-нибудь ниши, а потом, надев халат и присев на край ванной, сообразил, что тот, кто станет в их комнатах что-то искать, все равно этот мешочек найдет. Ведь камни сами по себе - ярчайший магический источник. Он в раздумье погрыз костяшку согнутого указательного пальца. Длинная белая прядь упала ему на щеку. За эти дни, проведенные в чужом мире, его волосы отросли чуть ниже... того самого места, на котором обычно сидят. Дернув их посильнее, он зашипел, поскольку оказалось больно, а затем посмотрел на крохотные магические фонарики, излучающие нежный и приятный для глаз свет. И тут к нему пришла отличная идея.
   Подхватив мешочек, он снова вышел в гостиную. Вальтера там не было. Но сидящий перед зеркалом стилист опять заныл:
   - Ну почему так долго? Неужели ванная настолько огромная, что Вы только приплыли обратно?
   - Таки не утонула... - Философски сказал Вовка и, прогнав стилиста от зеркала, сел к нему сам.
   - Ну что я могу придумать за ваши волосы... - Начал было говорить стилист, приподнимая длинные концы. - Может, немного обрежем и начешем?
   - Нет. Это пошло. Мне нужен пучок. На затылке. Спереди все убрать и гладко зачесать назад. Пучок закрепить сеткой. Понятно?
   - Но такое никто сейчас не носит... - снова заныло неопределенное существо.
   - Значит, будут носить. - Отрезал Вовка. - А в середину пучка надо аккуратно уложить вот это.
   Он показал небольшой мешочек.
   - Секретик с письмами любимого? - Сладко улыбнулись накрашенные губы.
   - С бомбой замедленного действия. Так что осторожней. Да, сеточка для волос должна быть с камешками. Любыми.
   Стилист обиженно фыркнул и замолчал. А Вовка откинулся на спинку кресла и под осторожными и мягкими движениями кутюрье крепко задумался.
  
   Глава семнадцатая. Вечер.
  
   Наконец, где-то внизу начала играть музыка. Вовка и Вальтер стояли в гостиной, глядя на себя в большое зеркало. Лимонное платье младшенькой сестры с белыми кружевными вставками, умело подкрашенное личико и светлые, заправленные под жемчужную сетку волосы, слегка вьющиеся вокруг лица легкими кудрями, делали отражающуюся в зеркале девушку нежной, изящной и воздушной. Зато ее старшую "сестру" можно было назвать настоящей красавицей. Ей подобрали темно-синее платье с серебряными кружевами и серебряной же накидкой украсили свободно падающие локоны длинных белых волос. Вальтер выглядел старше. Да оно так и было. Ведь тело Вовки, в котором теперь жила душа герцога, было взрослее на два года.
   - Вот, блин... - Произнес Вовка. - Честное слово, сам бы в себя влюбился. Никогда не думал, что обернувшись женщиной, стану так привлекателен.
   - Да, моя золотая. Ты неотразима. Чувствую, нам придется отбиваться от кучи тяжело дышащих мужчин, привлеченных нашей харизмой.
   - Статусом, Вальтер. Плевали они и на лица, и на обаяние. Всем всегда нужна только сила, или ее эквивалент - деньги. Интересно, мы сами должны топать в зал или нас проводят?
   В это время в дверь негромко постучали.
   - Открыто! - Крикнула Светозара, поправляя складочку на платье.
   В двери вошел сам Владыка. Девушки дружно присели в дворцовых поклонах.
   - Ну, совсем другое дело! - Его губы едва обозначили улыбку. - Хочу познакомить вас с моими сыновьями. Они с радостью согласились стать вашими кавалерами.
   Нарядные Линт и Ронер за спиной отца зажмурились и покачали головами, выражая ослепление неземной красотой спутниц. А может, несогласие со словом радость?
   - Это, - твердая рука Владыки поймала плечо Ронера, - мой сын Ронер. Другой - Линт. Девушек зовут...
   - Айне и Светозара? - Похлопал голубыми глазами Линт. - Да, Владыка, мы тоже читали историю.
   - Ну и хорошо. - Владыка повернулся и вышел. А парни и девушки остались стоять друг напротив друга.
   - Оказывается, вы красивые! - Выдавил Ронер.
   - Изысканный комплимент сианнам, навязанным в жены! - Усмехнулась Айне.
   - Да ладно, - подхватил слова брата Линт, - вы и правда очень красивы! А он просто потерял дар речи. Но с ним это нечасто. Идем?
   И он предложил руку Светозаре. Ронеру традиционно досталась Айне.
   На лестнице звуки музыки были громче.
   - Мы что, и танцевать должны? - Поинтересовалась Светозара. - А если я не умею?
   - Ничего! - Промурлыкал ей в ушко Линт, - я подхвачу тебя на руки и буду кружить вечно!
   - А замуж? - Глаза красотки на секунду сверкнули синим льдом.
   - Да хоть сейчас! - Линт уже не боялся. - Сианна, Вы - моя греза!
   - До свадьбы - грезы, потом - слезы... - Заметила Светозара, разглядывая публику, прохаживающуюся внизу. - Нам туда? А каков план мероприятия?
   Линт не стал спускаться в толпу, а толкнул узенькую дверцу на последней лестничной площадке. Дверца подалась и обе пары зашли в просторное помещение, в котором стояли диваны и столик. Окон в нем не было, зато была широкая арка за прозрачной занавеской. И у нее, спиной к вошедшим, стоял Владыка.
   - Это у него такая традиция, - шепотом спросила Светозара, - приветствовать гостей тылом?
   - Нет, это его точка зрения.
   - У него есть глаза на затылке, да? - Девушка изобразила восторженную улыбку. - Клево!
   - Что?
   - А долго мы тут будем стоять?
   Линт посмотрел на большие, стоящие у стены, часы.
   - Около десяти минут. Соберутся все опаздывающие, двери закроют и гофмейстер объявит выход Владыки. Ну а потом наш.
   - Это чтобы нас разглядывали и обсуждали? Да? Ох, я прямо испереживалась! Линт, посмотри, сзади все бретелечки на месте?
   - Сианна Светозара, - Владыка не выдержал и повернулся. - Вы молчать умеете?
   Девушка улыбнулась и похлопала глазками.
   - Значит, глаз на затылке у Вас нет? - Спросила она. - Как жаль! В душе я надеялась на чудо!
   Неожиданно Владыка скривил губы и сказал:
   - Иди сюда, непоседливое дитя!
   Девушка сделала попытку спрятаться за Линтом, но тот отошел и, отпустив ее руку, даже оттолкнул от себя.
   - Он трус. - Презрительно сказал Мертон. - Не стоило и проверять.
   Вовка про себя усмехнулся: как же легко раскусил его Владыка! И, не смущаясь, подошел и встал рядом с ним. Тот положил теплую руку на плечико девушки, прикрытое лишь тонким шарфиком. Но Вовка даже не дернулся.
   - Смотри, - сказал Мертон, - здесь, в зале, самые близкие мои соратники. Члены Совета, их взрослые дети и жены. Погляди на их лица. Как ты считаешь, о чем они думают?
   - Все или по отдельности?
   Вовкин взгляд заскользил по фигурам и лицам. Первой, на ком он остановился, была сианна Рейна.
   - Про нее тоже можно? - Спросил он.
   - Говори.
   - Она обижена. На Вас, Владыка. И переживает за свою... работу? Нет, должность. Злится на кого-то. И всех ненавидит. В ее душе много печали и, не смотря ни на что, амбиций.
   - А вот тот, видишь, красавец с серебряными волосами и крыльями?
   - Он - интриган. Сейчас в его голове складывается сразу несколько комбинаций, как разыграть в свою пользу чье-то повышение по службе... И я даже знаю, чье.
   Вовка проследил за хитрым красавцем, чей взгляд то и дело останавливался на одетом в дорогой черный костюм... Эрхане.
   - А у того что внутри? Это же он вас привез в столицу?
   Вовка и так знал, что у Эрхана внутри.
   - Владыка, зря Вы его назначили на этот высокий пост. Он - не публичный аггел. А внутри...боль, Владыка. Она всегда жила в его сердце. А сейчас стала еще острее.
   - Боль не отвлекает от дела. Наоборот, заставляет работать с утроенной силой. Может, подскажешь, куда девать такого ценного и исполнительного работника?
   - Если прислушаетесь, подскажу. Вы поменяйте местами сианну Рейну и саина Эрхана. Она станет купаться в лучах прожекторов и славы, а он тихо будет заниматься низшими планами. Эта работа не требует суеты и публичности.
   - А вот тот странно одетый аггел? - Владыка указал на ректора Академии, пробирающегося к саину Этелию.
   - Хочет поздравить с новой должностью и что-то получить... А, хочет поинтересоваться, не знает ли он, куда нас с сестрой денут. Планирует, если представится возможность, нас поизучать, пока мы изучаем в его Академии науки. По крайней мере, он на это надеется.
   Вовка обернулся. За их спинами стояли Линт и Ронер с Айне.
   Владыка нахмурил брови и перевел взгляд на часы.
   - Сейчас объявят наш выход. Светозара, я могу попросить, чтобы ты вела себя спокойно? - Еще раз напомнил он.
   - Можете. - Кивнула девушка. - А танцы будут?
   Наконец, Владыка изволил улыбнуться:
   - Ну, если этого хотят мои гостьи, то обязательно!
   - Как я давно не танцевала! - Приложила ладошку к щеке Светозара. - Ножки сами стучат каблучками!
   - Надеюсь, полчаса за столом твои ножки высидят? - С усмешкой спросил Мертон.
   - Полчаса - да. Но после этого начнет подпрыгивать попа!
   Надо было ему самому на ней жениться, вдруг подумал Мертон. Молодая, да. Но какая живая и непосредственная! Пожалуй, ей бы он показал самые прекрасные уголки его огромной родины! Еще немного подумав, он решил не объявлять сегодня о помолвке. Мальчишек нужно снова отправить учиться, а девочки... пусть живут во дворце. А он будет с ними беседовать, вывозить на прогулки, приручать потихоньку. И может, когда-нибудь эта милая молоденькая сианна посмотрит в его глаза не только с презрением...
   - Владыка континента саин Мертон! - Выкрикнул под самым ухом гофмейстер.
   Мертон с неохотой снял с теплой девичьей кожи руку и шагнул в арку, под яркий свет огромного зала для приемов.
   Придворные, как всегда, согнулись в "этикетных" поклонах. Выждав пару секунд, они выпрямились, и Мертон, выставив вперед подбородок, сошел по лестнице вниз.
   Не успел Владыка пройти несколько шагов через живой коридор по направлению к банкетному залу, как гофмейстер объявил первую пару:
   - Саин Ронер и наша гостья Айне!
   Народ резко обернулся и взволнованно зашумел. Еще ни разу Владыка не приглашал на закрытые мероприятия сыновей!
   - Саин Линт и наша гостья Светозара!
   Шум стал слышнее и, словно волны, перекатывался из конца в конец помещения. Трех жен Владыки, вышедших одна за другой из какой-то другой двери, никто даже не заметил, поскольку никакого влияния при дворе они не имели.
   - Просим всех гостей к столу! - Проорал еще кто-то от дверей обеденного зала.
   Народ, кинувшийся вслед за Владыкой и его семьей к дверям, неожиданно был остановлен вежливыми, но твердыми улыбками гвардейцев. В комнате с накрытым буквой "Т" столом остались сам Мертон, его сыновья с гостьями, три жены, робко вставшие рядом с табуретами, на которых лежали карточки с их именами и приглашенные специально сианна Рейна и саин Эрхан.
   - Я подумал, - высокомерно сказал Владыка, - и пришел к выводу, что было бы гораздо лучше назначить Вас, сианна Рейна, Глядящей за коммуникациями. Вы настолько неотразимы, что портрет очаровательной начальницы Ведомства никогда не исчезнет с экранов и страниц модных журналов.
   По лицу Рейны неожиданно расползлась ошеломленная и уже счастливая улыбка.
   - О, Владыка! Вы узнали мои тайные чаяния!
   - Очень рад. - Холодно сказал тот. - Прошу Вас, садитесь туда, где табличка Вашего нового места работы.
   Рейна, виляя бедрами и оттопыривая аккуратно сложенные крылышки, нашла свой табурет и села, выражая торжество всем своим видом.
   - С Вами, Эрхан, я немного промахнулся. - Сказал Владыка. - Быть на виду - это не в вашем характере.
   Эрхан, метнув из-под ресниц взгляд в сторону Светозары, начал упорно разглядывать ботинки Владыки.
   - Уверяю, они не слишком модны. Поэтому не стоит так пристально на них смотреть. - Заметил Мертон. - Желая исправить случайно допущенную ошибку, я назначаю Вас на место сианны Рейны. Вы будете заниматься нижними мирами.
   Эрхан удивленно поднял глаза.
   - Вижу, это Вам больше по душе? Вот и хорошо. Отдыхайте. А с завтрашнего дня принимайте Управление.
   - Да, Владыка. - Поклонился тот и снова посмотрел на Светозару. Но девушка мило болтала с сыном Владыки.
   Мертон подошел к своему месту и поинтересовался:
   - Линт, Светозара, а для вас особое приглашение нужно? К столу!
   - Гав. - Тихо, но слышно сказала Светозара.
   Нет, Владыке решительно нравилась эта маленькая дерзкая девчонка! Причем, настолько, что он посадил ее рядом. И только после нее - Линта.
   Когда гости расселись по своим местам, Владыка встал и сказал:
   - Я рад, что все приглашенные оказали мне любезность и пришли порадоваться вместе со мной удивительному появлению на нашем континенте дочерей Владычиц Анибель: Айне, - он показал рукой на девушку с синем платье, сидящую рядом с его сыном Ронером, - и Светозару.
   Тут его рука снова собственнически легла на плечо девушки в желтом платье. Вовка невольно посмотрел на Эрхана и дернул плечом. Боль чужой души обожгла его, словно голую кожу хлыст. Но офицер, внезапно ставший одним из влиятельнейших аггелов континента, даже не взглянул в его сторону. Он, довольно улыбаясь, беседовал со своей соседкой - молоденькой и хорошенькой серокрылой барышней, поощрительно трепещущей ресничками. Папаша сианны, видимо, не возражал, поскольку разговаривал с соседом слева. "В конце концов, какое мне дело до душ этих аборигенов?" - Внезапно подумал Вовка. - "Все равно мы отсюда уйдем... Так что пусть порадуется новому назначению и подберет себе в жены родовитую сианну. Тогда уважение так небрежно обошедшейся с ним родни ему обеспечено!"
   Так как тяжелая рука Владыки все еще не хотела стряхиваться с его плеча, он, как надлежало приличной барышне, опустил глазки, а потом приподнял ногу и каблуком наступил на ботинок Владыки. А потом еще и придавил. Намек был понят, и рука сползла с плеча.
   - Я надеюсь, - продолжил Владыка, - что с их помощью мы наведем порядок в нижних планах и нашем собственном мире. И еще, - взгляд Владыки прошелся по каждому сидящему. - Девушки устали после долгого пути. Поэтому приставать к ним с вопросами не стоит. Всем приятного настроения!
   Где-то сразу заиграла музыка. Обслуга начала разливать напитки и угощать разными блюдами.
   - Что ты будешь есть? - Внезапно спросил Светозару Мертон.
   - Не знаю. - Ответила та. - Овощи... мясо, если оно тут есть.
   - Бокал вина?
   - Нет. - Она быстро прикрыла рукой пузатую емкость. - Чистой воды. И моей сестре тоже.
   - Зачем ты мне наступила на ногу?
   - Вам было неприятно? Вот и мне...
   Девушкам подали бокалы с водой. Светозара отпила глоток и поставила бокал на стол.
   - Не люблю, когда прикасаются посторонние. - Честно сказала она. - Обычно это кончается печально.
   - Для меня? - Поднял бровь Мертон.
   - Иногда и для меня. - Вздохнула девушка и отложила вилку.
   Есть не хотелось. Настроение, бывшее перед выходом в свет боевым, куда-то пропало. Мертон раздражал. Линт, переложивший ухаживание за спутницей на отца, о чем-то секретничал с братом. Айне сидела рядом с Ронером и разговаривать с ней было неудобно.
   Аггелы, наконец, насмотревшись на девушек, принялись за еду и обсуждение возможного изменения внешней политики. Ведь теперь у них есть дочери Владычицы! И они могут диктовать кое-какие условия Лайрину, Владыке второго континента! Все лица для Вовки сливались в одну незнакомую, но очень довольную рожу. А единственный знакомый на этой ярмарке тщеславия продолжал очаровывать раскрасневшуюся от комплиментов девушку. Кажется, она уже видела себя сианной Эрхан и хозяйкой большого фамильного поместья.
   Светозара топнула ногой. Какая тоска! Скорей бы вечер! И тогда она заставит этих белобрысых трусливых парней пойти с ней в библиотеку!
   Скосив глаз на Линта, она прикинула, сколько, по земным понятиям, ему лет. Выходило, что где-то двадцать. "Совсем взрослый, а ведет себя, как ребенок!" - зло подумала она.
   - И что ты все ерзаешь? - раздался около уха голос Владыки. - Не терпится потанцевать?
   "Не терпится свалить!" - хотелось рявкнуть прямо в лицо. Но воспитанная дочь Владычицы так ответить не могла. Поэтому Светозара улыбнулась:
   - Наверное, переволновалась!
   И это тоже было правдой. Наконец, что-то начало вырисовываться, а они только попусту тратят драгоценное время!
   - Перестань! - Владыка улыбнулся, и глаза его внезапно потеплели. - Скоро все закончится. Это же не праздник, а официальный прием. Поедят, поглазеют и разбегутся. Ну, может, молодежь немного потанцует. А потом отдохнешь.
   Он хотел взять девушку за руку, но передумал. Вдруг испугается? Вместо этого задал вопрос:
   - Вы с сестрой очень близки?
   - Ближе не бывает. Мы с ней словно одно целое.
   Это было плохо. Если он возьмет в жены эту маленькую озорницу, вторую надо оставлять во дворце. Приказать Ронеру жениться? Так Линт подговорит его бежать. А это - скандал! М-да... Но время есть, и он обязательно что-нибудь придумает.
   - Почему ты ничего не кушаешь?
   - Извините. - Девушка взяла вилку и поковыряла блюдо.
   В горло ничего не лезло. Да что это за дела?
   Вовка сам себя не узнавал. До него вдруг только на этом приеме дошло, что если они докопаются до первопричины всех последующих событий, они сразу же могут вернуться домой! Но сколько там прошло времени? А вдруг из-за того, что он не доставил письмо, случилось что-то непоправимое? И к этим нелетающим аггелам он уже привык. Жаль только, что больше не увидит Аринку и ее деток... Точно таких же рыжих, как Амирен! А ведь Райльер рассчитывал, что они приедут к нему на свадьбу! Интересно, выросли хоть еще немного крылышки у русалочки? А Вальтер - молодец! Самостоятельно научился разбирать энергетику живого тела... Ох, еще чуть-чуть, и на глаза навернутся слезы. Да что же это такое!
   Вовка незаметно скомкал салфетку и промокнул уголки глаз. Неужели женское тело так влияет своими эмоциями на трезвый мужской ум?
   Но вот публика поела и начала разговаривать. В зале приемов во всю силу заиграл оркестр. Кое-кто из молодежи уже направился туда танцевать.
   - Я так давно не танцевал, - сказал внезапно Владыка, - что уже забыл, как это делается. Быть может, ты мне напомнишь?
   Вид у Светозары был явно удивленным. Но Владыка, не давая ей времени сказать "нет", встал и протянул руку.
   - Идем!
   Девушка оглянулась на сестру, которая что-то шепнула Ронеру. Тот вскочил и тоже повел даму в другой зал. Зато Линт, махнув залпом бокал с вином, сам себе сказал:
   - Интересно, почему я постоянно остаюсь без девушки? Это судьба или патология?
   К сожалению, жены Владыки не могли поддержать столь утонченную философскую тему, и вопрос остался без ответа.
   Когда Мертон с Светозарой вошли в зал, девушка быстро посмотрела фигуры танца и облегченно выдохнула. Чему-то подобному когда-то учила Виола. Она так смеялась, когда у Вовки путались и заплетались ноги, что было обидно до слез. И вот однажды, когда у Генриха было свободное время и хорошее настроение, поскольку они с фон Рейне неспеша приговорили пару бутылок вина, он подозвал своего пажа, скучавшего с книжкой у окна, и сказал: "Я научу тебя танцевать, маленький герцог. Главное, не торопись. Просто слушай музыку и доверься моим рукам. А ноги сами все сделают". И Вовка танцевал с принцем, наконец-то понимая, почему люди от танца получают удовольствие. Ведь над ним не смеялись, не ругали, а просто учили наслаждаться чувством слаженного и четкого движения, вплетенного в мелодию. Даже Клаус не матерился и не ехидничал, а склонив голову, наблюдал за кружащимися по гостиной мужчиной и мальчиком.
   И вот Светозара встала с Владыкой в круг. Как бы то ни было, но в детстве будущего правителя учили всему. Поэтому девушка, почувствовав твердую руку, откинулась на нее спиной, а тоненькие пальчики опустила в ладонь Мертона. И вот, поймав ритм, Владыка повел свою партнершу в неспешном придворном танце. Да, ноги двигались сами, попадая в такт музыке и шагам Владыки. "Неплохая работа!" - Сказал бы мэтр Вилдбах, когда Вовка выполнял задания чисто технически, не вкладывая душу. И закончил бы: "Халтура! Переделай!" Да, это именно то, что сейчас надо: выполнить задание так, чтобы в глазах глядящих на них аггелов они были самой великолепной парой. И чтобы об этом приеме они рассказывали своим внукам, а те - своим. А сейчас, еще не оглядываясь на прошлое и не думая о будущем, под небесные звуки музыки в воздухе вдруг расцвели цветы...
   Светозара чарующе улыбнулась Мертону:
   - Можно попросить маэстро играть чуть быстрее?
   Владыка кивнул, дирижер взмахнул палочкой... И они полетели. Вовка вкладывал в этот танец всю свою любовь к оставленным там, где-то далеко, друзьям. К тем, кого успел узнать и полюбить здесь. Пусть его танец увидит всего лишь небольшое число аггелов... но, может, кто-то сложит об этом стихи или споет балладу? Это был его прощальный поклон такой невероятной и волшебной земле.
   Танцующие остановились и замерли. Всюду, прямо из воздуха, появлялись, падали и таяли у самого пола чудесные желтые розы. А Владыка и юная девушка, окутанные сиянием, все кружились, глядя друг другу в глаза. И за ее спиной ясным оранжевым светом распахнулись вдруг огненные крылья...
   Когда музыка смолкла, все захлопали в ладоши и закричали от восторга. Девушка смутилась, а Владыка молча поцеловал ей руку.
   - Это было... - Мертон не мог подобрать слов, - волшебно! Я запомню наш танец на всю жизнь! Спасибо!
   - Владыка - Обратилась к нему Светозара. - Я устала. Можно мне уйти?
   Мужчина, рассчитывающий на продолжение, замер в недоумении. Но... раз девушка просит... тем более, что он теперь сделает все, чтобы она была счастлива...
   - Да, конечно... Жаль. Но, раз ты устала, иди. - Он еще раз поцеловал ей руку. - До завтра!
   Она кивнула головой и быстро ушла в арочный проем между залами, даже не дождавшись сестру.
   И вот Вовка, подобрав подол длинного платья, быстро шел по лестнице вверх на второй этаж, охраняемый гвардейцами. Осталось улыбнуться строгим аггелам и повернуть направо... Вдруг его резко дернули в сторону и втащили в какую-то темную нишу за гобеленом. А потом прижали к явно мужскому телу и закрыли рукой рот. Только Вовка поднял ногу, чтобы ударить побольней, как знакомый голос на ухо прошептал:
   - Ш-ш-ш... Тихо, маленькая Владычица!
   Светозара опустила плечи и расслабилась. Мужчина это почувствовал и отнял руку. А потом развернул девушку к себе лицом. Перед ней стоял Ворон. Его лицо, да и фигура были какими-то усталыми и перекошенными. Словно он боролся сам с собой, так до сих пор не выяснив, в чем же, собственно, истина...
   - Светозара... - Прошептал он. - Давай убежим! На другой континент, к чертям собачьим, к демонам... Прости, я боролся... с честью офицера, долгом аристократа... я знаю, что ты пришла сюда парнем, а мир изменил тебя... И ничего не могу с собой поделать. Я хочу быть с тобой. Всегда. Везде. Мне жизнь без тебя не нужна... Я видел, как ты танцевала с Владыкой. Это был танец прощания, я знаю. Что ты задумала, Светозара? Принести себя в жертву, как мать?
   "Да, он прав. Это, определенного рода, жертва. Ведь мы с Вальтером даже не знаем, останемся ли живы..."
   - Ну что ты, Тамир! - Светозара положила руки Эрхану на плечи. - Никаких жертв. И никаких "убежим". Тамир! - Она серьезно посмотрела в черные тоскующие глаза. - Мы пришли в этот мир, чтобы ему помочь вернуть крылья. Понимаешь? И мы не можем отказаться от этого пути. Это - правда.
   - А после того, как вы все исправите?
   - Вот тогда и посмотрим. А пока мы не принадлежим сами себе. Прости...
   Вовка много раз видел, как девушки ласкают мужчин. Но он не был девушкой, в полном смысле этого слова, да и мужчиной тоже. Но, сам неожиданно для себя, протянул руку и нежно погладил Ворона по щеке.
   - Прости еще раз. Амирену и Арише передай, что мы их любим и помним... Но мне надо идти.
   Ворон нехотя разомкнул руки, исступленно вглядываясь в девичье лицо.
   - Не верь чувствам. Они могут обмануть. - Напоследок сказала Светозара и, сделав шаг, исчезла в коридоре. Только стук каблучков эхом отражался от дальних стен.
   Ворон сжал руками лицо. Она права! Она сто раз права! Он знал это с самого начала. И так по-детски вляпаться! Надо собрать волю в кулак, чтобы никто ничего не увидел и не понял... Но почему же в груди застрял такой противный ком и никак не хочет исчезать? А на глазах сами собой появились слезы. Сжав кулаки до боли в ладонях, он заставил себя улыбнуться. Ужасно. Еще раз... Тяжело. На пятый раз лицо приняло безмятежное выражение, и он, спокойно выскользнув из-за портьеры, поспешил вниз.
   Вовка аккуратно убрал платье в шкаф, заплел волосы на две косы, а драгоценный мешочек повесил на шею. Разве он мог предположить, предлагая герру Штафу сходить на бал в женском платье, что умение изображать девушку ему еще пригодится? Ворона, конечно жаль. Он даже не предполагал в этом холодном черном аггеле такую бурю эмоций. Но... со временем все забудется. И Ворон тоже будет счастлив. Так что... Вовка быстро переоделся в свои брюки, ботинки, что они тогда купили на ярмарке, и рубаху. А потом растянулся на диване в гостиной. До ночи осталось совсем недалеко, но у него есть еще время отдохнуть.
  
   Вальтер видел, как Вовка, нет, Светозара, танцевала с Владыкой. Зря он смеялся над другом, называя его неотесанной деревенщиной. Все было так... аристократично, утонченно и волшебно! А эти дивные цветы, возникающие ниоткуда и исчезающие в никуда... Вальтер, если уж быть честным с самим собой, всегда считал Вовку этаким оборванцем, волею судеб случайно поменявшимся с ним телами. Да и вел он себя, в-основном, как плебей, уличный хулиган и воришка. И тот маг, Бог или как его звать, Ингер, тоже обратил внимание не на Вовку, а на него, Вальтера. Но то, что сейчас произошло, заставило его с чуть ли не с благоговением взглянуть на веселого и шебутного друга.
   Этим танцем был очарован не только Владыка. Аггелы замерли, боясь помешать возникшему на их глазах чуду. Это была первородная, чистая и еще не забитая грязными мыслями магия. Перед публикой словно разворачивался момент зарождения проявленной вселенной: из безудержной страсти двух разных, но замкнутых на себя, сил зародилась третья, выплеснувшаяся наружу, и разукрасившая доселе мрачное пространство цветами и звуками, блеском и бесконечной красотой любви... которая, в свою очередь, с момента рождения, уже была обречена на смерть. Восторг встречи и печаль расставания... Небо и земля. Свет и тьма. Все смешалось в этом необыкновенном танце.
   Вальтер задумался и не заметил, как ушла только что принимающая выражения восторга Светозара. И каким живым, светлым огнем сияют глаза Владыки. Он вдруг понял то, чего не увидел никто: Вовка таким образом только что попрощался со всеми, кто встретился ему на пути постижения истинной цели, кто помог или просто натолкнул на нужную мысль... Значит и ему пора. Да, им пора вплотную разобраться, почему этот прекрасный мир вдруг скатился к примитивным людским разборкам. И, дернув за рукав Ронера, Айне прошептала:
   - Не возражаешь, если мы прямо сейчас пойдем заниматься запланированными делами? А то Владыка очнется от эйфории, вспомнит про помолвку... Тогда твоему братцу не позавидуешь: Светозара любого доведет до северного сияния! Или звездочек над головой.
   Ронер позвал Линта, меланхолично пережевывающего за столом какой-то салат, запивая его белым вином.
   - Пошли.
   - Куда? Все меня покинули. Я один... Жратвы море и опять ни одной девушки!
   - Нас ждет Светозара! - Шепнул Ронер. - Библиотека! Мы обещали помочь!
   - Что, за это девчушки научат нас любви? - Пьяно ухмыльнулся Линт. - И, под твердым папенькиным контролем, нарожают нам с тобой маленьких крылатых девочек?
   - Если ты просидишь в этом чертовом дворце еще немного, папенька сам наделает крылатых маленьких девочек. Если бы ты только видел, как он танцевал с твоей предполагаемой невестой! Вставай, обжора! А то потащу насильно!
   - Вот! - Горько заметил Линт. - Последнюю радость в жизни и то отбирают!
   Сунув в рот пучок зелени, он, вздыхая, встал и пошел за братом и Айне переодеваться.
  
   Глава восемнадцатая. Конец. Или начало?
  
   В Академию можно было попасть только одним способом: через ворота. Но это при наличии пропуска. Если же у тебя его нет, на пульте вахтера срабатывала сирена, а ворота захлопывались перед самым носом неудачливого посетителя.
   - Да и вообще, по ночам у нас комендантский час, - сообщил протрезвевший Линт, - все должны спать, а не шляться в компании неизвестных науке девиц...
   - Как раз таки известных. Но ходить и правда, запрещено. Вплоть до отчисления.
   - А давайте мы хотя бы посмотрим. - Сказала Светозара, высовывая нос в темную ночь с черного хода дворца.
   Небо хмурилось, пряча бесконечность тьмы за быстро летящими тучами. Осторожная Кассандра даже не намекала, в каком месте прячется ее светлый лик.
   - Все самые страшные преступления совершаются в такую погоду! - Зловеще прошептал Линт.
   - Естественно. - Ответила ему Айне. - При перепаде атмосферного давления у психов случаются обострения, так же, как и у гипертоников.
   - Помолчите, пожалуйста! - Неожиданно попросила Светозара. - Ронер, веди, да побыстрей. Ночь имеет свойство заканчиваться в самое неподходящее время!
   И четверка укутанных в черное нарушителей порядка пронеслась тенью вокруг дворца. Затем, через хозпостройки, спрятанные под деревьями с широкой непрозрачной кроной, неожиданно вышла на площадь перед академическими воротами.
   - Я иду первой. - Решительно сказала Светозара. - Одна. Если смогу их открыть, позову. Только прошу, - она внимательно оглядела "подельников", - не шумите!
   Те кивнули головами и спрятались в древесной тьме.
   Девушка, не скрываясь и не торопясь, подошла к воротам и положила руку на створку.
   - Что она делает! - Не выдержал Линт. - Сейчас как все заорет!
   Прошло около минуты, но ни маг-вахтер, ни доблестная охрана порядка так и не появились. А Светозара погладила створку и слегка толкнула от себя. Тяжелая воротина, крепко запечатанная на ночь магией, легко открылась. И тогда девушка обернулась и призывно махнула рукой.
   - Мистика! - Снова не удержал язык за зубами Линт. - Меня научите?
   Но Светозара снова приложила палец к губам. А ворота, пропустив внутрь всю четверку, снова бесшумно закрылись.
   И вот тут девушка пошла первой, словно ее вел невидимый маяк.
   - Куда? - Дернул ее за рукав Ронер. - Библиотека там!
   Он ткнул пальцем в сторону темной приземистой башни.
   - Нет. - Светозара покачала головой. - Я их чувствую... Туда!
   Парень, заглянувший девушке в глаза, зябко поежился. Такого он не видел еще никогда: ее глаза светились, словно голубые искры. Ему стало не по себе: действительно, как в фильме ужасов... Но девушка уже отвернулась и пошла в ту сторону, куда звала ее магия.
   Наконец, они остановились перед широкой, без крыльца, металлической дверью.
   - Нам сюда. - Сказала Светозара и положила руку на дверь.
   - Ой, мне уже нехорошо... - Тоскливо проныл Линт. - Если Владыка узнает, он нас сожрет без гарнира...
   Ронер только пожал брату локоть, и остался на месте.
   - Что там? - Прошептала ему на ухо Айне.
   - Апартаменты Ректора Северина!
   - Который на приеме? - Поинтересовалась Айне.
   - Да, но здесь тоже охрана. И не в пример той, что на воротах!
   Но и эта дверь, покорившись, отворилась. Сосредоточенная Светозара вошла внутрь. Создав светильник, она подняла его на уровень плеча и уверенно начала подниматься по лестнице. А парни, следующие за ней, жадно оглядывали обстановку, чтобы потом поделиться ее секретами с другом Чием.
   Наконец, распахнув еще одну дверь, она остановилась на пороге огромной круглой комнаты, сплошь заставленной стеллажами с книгами.
   - Вот. - Просто сказала девушка. - Здесь находится самая полная и достоверная история вашего мира. И ее нам надо найти.
   Парни посмотрели вверх, потом в стороны...
   - Ты уверена, что за несколько часов мы хотя бы приблизительно определим место, где она может находиться?
   - Думаю, у него каждая секция посвящена какой-нибудь одной тематике. Нам надо искать историю. Так что девочки - налево, мальчики - направо. Если не найдем сейчас, нас больше сюда не пустят. Мы с вами оставили слишком много следов.
   - Я же говорил, что затея паршивая! - Снова заныл Линт. - Может, уйдем?
   - К папеньке? Жаловаться на плохих девочек, которые силой заставили тебя взламывать двери? - Резко сказал брат. - Не ной. Идем.
   - И мы пойдем. - Тихо прикоснулась к руке сестры Светозара. - Мы должны это сделать. Я знаю точно!
   Девушки ходили от шкафа к шкафу, то и дела вытаскивая книги. Но хоть каких-то намеков на историю им не попадалось. В конце концов, утомленная Айне села на ступеньку лестницы, по которой только что спустилась.
   - А ты ее не чувствуешь? - Спросила она.
   - Тут много магических книг. У них мощный общий фон. Но отдельных голосов я не различаю... Наверно, дурацкая была затея.
   Светозара села прямо на пол и шмыгнула носом.
   - Я понимаю, героем быть трудно. - Погладила ее по плечу Айне. - Особенно когда ты к этому не готов. Но раз нас с тобой вывели на этот путь, значит те, кто плетет наши судьбы, уверены, что мы справимся. И все исправим.
   - Да, ты абсолютно права, дорогая. Просто обычная слабость. Все-таки, мы с этими телами получили и женские эмоции, и желание сильного плеча... Хотя, - Светозара улыбнулась, - о таком плече я мечтала с детства. Ну все, за работу!
   И они снова пошли по рядам, пока их ушей не достиг ликующий вопль:
   - История! Девчонки, мы ее нашли!
   Девушки переглянулись и, вихрем вылетев ко входу, крикнули:
   - Ронер, Линт, вы где?
   - Здесь! - раздался крик, а потом звонкое "апчхи!"
   - Будь здоров! - Светозара вбежала первой в тот ряд, где копались парни.
   - Вот этот стеллаж, - Ронер обвел рукой ряды книг шириной метра три, и высотой где-то шесть, - все - история нашего мира!
   - Хей! - Махнул им сверху Линт. - Чего ищем?
   - Времена, предшествующие первому конфликту с демонами. Причем, все: даже сказки. Айне, помоги им, а я буду читать. Найдете нечто похожее - отсылайте мне!
   И скоро первые книги уже полетели к Светозаре, выстраиваясь вокруг нее стопками.
   Некоторые она открывала и тут же закрывала, в некоторые вчитывалась, но снова откладывала в сторону, пока не докопалась до потрепанного томика художественных рассказов библиографа семьи Владык. Углубившись в жизнеописания, она не почувствовала, как хорошо наевшийся и крепко выпивший ректор Северин открыл свою дверь, зажег свет и в недоумении уставился на мокрую, но уже подсыхавшую цепочку следов, ведущую через прихожую к лестнице в личную библиотеку. Старого мага прошиб холодный пот: ведь там были тома уникальных заклинаний, записи работы с непроявленной изначальной тьмой и формулы печатей, запирающие мир от проникновения демонов. Неужели все же пробрались?! Хмель разом выскочил из его головы...
   - Вот оно! - Любовно погладила книгу Светозара. - Я все поняла!
   - Что?! - Перемазанные в пыли парни и Айне бросили работу и подскочили к Светозаре.
   - Я нашла его, источник всех бед и недоразумений! Кто бы мог представить, что такая ерунда превратится в огромный ком копившейся тысячелетиями злобы и последующих войн! Боже, неужели я права?!
   И девушка, прижав книгу к груди, медленно закружилась на одном месте.
   - Ну, говори, в чем проблема-то!!!
   - В любви... - Улыбнулась она. - Все проблемы наших миров начинаются ей и ей же кончаются!
   - Нелюбимые дети... - прошептал Линт.
   - Брошенные, словно надоевшая игрушка, возлюбленные... - сказал Ронер.
   - И бесконечная жажда власти - гипертрофированная боль сильных существ, выросшая из этих двух проблем... - горько сказала Айне.
   - Да, мои хорошие! - Блеснула глазами Светозара. - Именно так! Все миры, как и мы, и как наша Вселенная, родились из любви... Но когда она уходит, не оставив сменой себе уважение, нежность и дружбу, появляются ее оборотные, страшные стороны. И первая из них - власть. Желание доказать, что ты не только достоин, но и неизмеримо выше... А вторая - желание умереть. Снова спрятаться в то уютное небытие, из которого мы все произошли... Итак, я сейчас вам все расскажу... Жили-были...
   - Что вы, демоны вас побери, тут делаете?! - неожиданно, словно гром среди ясного неба, заорал появившийся в проходе ректор. - Сопливые студенты громят и грабят мою библиотеку!
   В руках старого аггела зазмеилась молния.
   Линт быстро пополз по проходу, Ронер прилип спиной к стеллажу, а Айне привычно встала за спину Светозары.
   - Нет, дедуля, просто плюшками балуемся! - Холодно сказала она. - Убери эту гадость. Не дай Бог, спалишь свои сокровища...
   Ректор пришел в себя и втянул молнию в руку.
   - Зачем вы сюда забрались? - Устало спросил он и подобрал брошенный на пол томик.
   - Посмотри на нас. - Светозара стянула с головы черный платок. За ней тоже самое сделали Ронер и Айне.
   - Дети Владычицы и сын Владыки...
   Томик безразлично упал к ногам ректора.
   - Пророчество сбывается... - тихо сказал он. - "Когда померкнет ночью яркий свет, в молчанье прошлого любовь проявит лики, мир примет жертву той, которой нет... и день наступит новый и великий". Это написал один пророк, живший в те времена, когда мы еще дружили с демонами, и порталы не были разрушены. Многие толкователи расходились во мнениях, что бы это могло значить. Но вот я своими глазами вижу то, что это значит. Ты хоть понимаешь, девочка, что можешь исчезнуть навсегда? Просто не родиться?
   - Да. Я понимаю. Но родятся и останутся живыми миллионы счастливых сердец в нижних мирах. Вы их будете учить, как жить в любви, а демоны - подкидывать очередные научные и магические открытия. Разве это плохо?
   - Но абсолютной любви научить невозможно! До этого дорастают душой, как это сделала ты... Все равно в мирах будут появляться недолюбленные дети и военные диктаторы. Ведь Вселенная, развиваясь, учится на своих ошибках. И в ней есть место и свету, и тьме. Понимаешь?
   - Да. - Девушка улыбнулась. - Но если вы, аггелы, начнете летать и ходить по мирам без зеркального поля, то станете немного счастливей. И демоны будут с вами сотрудничать, а не пакостить. И в наших маленьких сферах бытия женщины, прежде чем рожать детей, наконец, задумаются: а смогу ли я дать идущей душе не только жизнь, но и счастье? Мужчины станут для своих женщин крепкой стеной на границе с пугающим внешним миром, а не сопливыми мальчиками с бесконечными желаниями... Я понимаю, что это - жертва. И надеюсь, что она не будет напрасной.
   - Почему жертва? - Испуганно спросил Ронер. - Они умрут?
   Маг вздохнул и сел на ступеньку высокой лестницы.
   - Что ж, ты начала рассказывать, а я тебя перебил. Извини, девочка!
   Светозара улыбнулась.
   - Так вот. В незапамятные времена в вашем прекрасном и летающем мире жил один Владыка. Он был еще молод и хорош собой: светлые волосы, голубые глаза... Да, Ронер, он внешне был похож на вас. Но имел огненные крылья. Не тяжелые птичьи перья, которые вы вынуждены таскать на своих плечах, а легкие сгустки первородного света, которые могли отнести его в любой из подвластных миров. И вот, однажды, возвращаясь из далекого похода, он завернул в гости к своим друзьям - семье демонов, у которых было трое детей. Старший их сын был лучшим другом молодого Владыки. И вот, войдя к ним в дом, первой, кого он увидел, была прекрасная юная девушка с блестящими черными волосами. Она улыбнулась Владыке, словно знакомому.
   "Кто ты?" - спросил он.
   "Ты меня не узнал? Я - сестра твоего друга!"
   И так получилось, что он влюбился в нее, а она... девушка любила его еще с детских лет.
   - Фу... - сказал подползший обратно Линт. - Рога, хвосты, шерсть... Бе-э...
   - У вас в то время тоже не было этих бесполезных куриных перьев! Как у демонов - шерсти и хвостов. Чистая белая кожа и красивые лица...
   - И что дальше? - Дернул ее за рукав Ронер.
   - А дальше... Они готовились к свадьбе. Два мира породнятся между собой! Это же великолепно! Но вмешался его величество случай. Или Судьба, которая захотела посмотреть, насколько сильна их любовь... Так получилось, что к демонам в гости приехала родственница. Красивая, раскованная. И ей тоже очень понравился молодой Владыка. Сами знаете, что у демонов с моралью все легко и просто. Но эта девушка не просто хотела провести с ним ночь. Позавидовав лютой завистью своей младшей родственнице, она уговорила ее устроить возлюбленному проверку: мол, напиши записку о встрече на уединенной аллее парка, а туда вместо тебя приду я. Вот и посмотришь, каков твой жених! Ну, если что, посмеемся! Бедная девушка так и сделала. Но в конвертик, вместо записки невесты, коварная демоница подложила совсем другую записку, написанную своей рукой, в которой час свидания назначался ранее. И когда Владыка пошел в парк, то на аллее увидел свою возлюбленную, целовавшую совсем другого мужчину. Нет, чтобы этому дураку взять, да посмотреть, а кто там, впереди, он развернулся и с озлобленным сердцем навсегда покинул этот мир. Девушка же, придя на свидание на пару часов позже, увидела свою родственницу, впившуюся губами в светловолосого парня.
   - Вот идиоты! - Не выдержала душа Линта. - Я бы подошел и съездил по роже!
   - Ха! - Сказал его брат. - Ты бы спрятался в кустиках с бутылью вина и жаловался на жизнь какому-нибудь одуванчику!
   - Ну а девушка вернулась домой в очень задумчивом состоянии. Когда все легли спать, она отправилась к водопаду, который падал с горной кручи недалеко от их дома. И, как вы уже догадались, бросилась вниз.
   - Но почему никто не стал крутить эту историю, если даже биограф Владык все понял?
   - Нет, мои дорогие. Это поняла я. А в этой книжке, - она осторожно протянула ее ректору, - просто голые факты. Владыка больше никогда не переступал черты демонского мира, а девушка почему-то упала в водопад. Кстати, эта же родственница распространила слух, что вроде как ее столкнул туда Возлюбленный...
   - Да, но это было так давно! И что теперь-то делать? Прошлое не изменишь!
   - Ну почему же? - Улыбнулась Светозара. - Ограничения мы себе ставим сами. Один раз в детстве упали с лестницы - на всю жизнь запомнили, что по ней лучше не бегать. Ваш уважаемый ректор пустил миф, что его замки никто не вскроет, ибо... Но я ведь их открыла.
   - Ужас! - Сказал тот.
   - И время... Кто сказал, что оно умирает? А может быть, оно остается там, в другом, неведомом нам мире? Как считаешь, Айне, стоит нам попробовать изменить историю?
   - Думаю, стоит. - Согласилась та. - Ты готова?
   - Сейчас... - Светозара сняла с шеи мешочек и, порывшись в нем, вытянула невзрачный серый камень. - Это тебе. Держи его крепко. Если доведется выжить, он поможет все вспомнить...
   - А мне? - Подхватились близнецы.
   - Зачем? Вдруг новая жизнь будет прекрасней прежней? А вам, - она посмотрела на ректора, - дам обязательно. Вы, когда оставите свой пост, а я верю, что это случится не скоро, напишете книгу. Только не мемуары и не исследования, а сказку. А верить ей или нет, путь решат ее читатели.
   Когда мешочек снова оказался на шее, девушка протянула сестре руку.
   - Идем?
   И добавила:
   - Я люблю тебя, Вальтер.
   - И я тебя, Вовка!
   Перед их лицами открылся круг огненного портала.
   - Прощайте, ангелы!
   - Возвращайтесь, милые... - тихо прошептал ректор.
  
   Вечернее солнце золотило склонившиеся к парковой дорожке острые листья. Навстречу стоявшим на ней двум девушкам бежала совсем юная, но очень красивая девчушка. Глаза у нее были заплаканы, и двух девушек она явно не заметила.
   - Ловим?
   - А то ж!
   И девушки, растопырив руки, крепко схватили маленькую демоницу.
   - И ты поверила? - Спросила ее та, что повыше, тряхнув светлыми волосами, сползшими из растрепанной косы на плечо.
   - Он меня обманывал! - Прорыдала демоница, уткнувшись личиком в ближайшую грудь.
   - А ты думать не пробовала? - Вкрадчиво прошептала на ушко младшая. - Зачем ему тебя обманывать?
   - Он там...с моей кузиной...
   - А ты точно видела, что это он?
   - Волосы светлые!
   - И что? Вот у меня тоже светлые. И у сестры. - Сказала та, чья рубаха уже была мокрой. - А на личико, с кем целовалась твоя родственница, посмотреть не хочешь? Ведь это проще всего: спрятаться и умирать от тоски и неизвестности! А так сразу все выяснишь!
   - А вы со мной пойдете? А то мне страшно!
   - Конечно!
   И три девушки, прячась за кустами, тихо подошли к лавочке, на которой самозабвенно целовались светловолосый парень и кузина.
   - Слушай, ты мне все губы обсосала! Поосторожней нельзя? - Наконец, сказал парень. - И башка под париком чешется! Кстати, гони два золотых, а то знаю я тебя, зажмешь потом!
   - Так это Стин, наш сосед! - Ахнула девчушка, зажав рот ладошкой.
   - Пошли! - Девушки схватили демоницу за руки и вытащили из кустов.
   - Что здесь происходит? - Спросила она слабым голосом.
   - А это твоя подружка попросила меня твоего женишка изобразить. Мол, ей круто тоже светлого завести. Или... она хотела его подставить? - Парень переводил черные глаза с одной на другую.
   - Хотела-хотела. - Сказала Светозара. - А несколько ранее не вы, случайно, обжимались на этой же аллее?
   - Ну да, мы... Ох, еж твое! Ну ты и дрянь! - потрясенно посмотрел он на родственницу. А потом на девчонок. - Чё делать будем?
   - Признаваться. - Серьезно сказала Светозара. - Пока жених еще не ушел к себе домой. Бери эту дамочку и держись за мою сестру!
   Перенос был мгновенным. Бесконечно мрачного Владыку они отловили у стационарного телепорта. Он был в таком состоянии, что перемещаться самостоятельно просто боялся.
   - Вот. - Парень в белом парике швырнул черноволосую демоницу под ноги Владыки. - Это она все подстроила! Это с ней я целовался на аллее парка! Простите, я не знал, Владыка!
   И парень стащил с головы белый парик.
   Владыка посмотрел на лежащую у его ног демоницу, потом - на парня. И только потом на светловолосых девушек, между которыми стояла его любимая. Немного поколебавшись, он перешагнул через родственницу и, подойдя к девушке, опустился на колени. Взяв ее ладошки своими руками, он прижал их к лицу.
   - Прости, родная... - тихо прошептал он.
   - Да, любимый... - нежно ответила она.
   Сзади рикошетом прозвенел по камням отбитый защитным полем кинжал. Парень, изображавший Владыку, крутил руки родственнице.
   - Вот, - улыбнулся он, - еще и зарезать хотела!
   - Мексиканские страсти! - Дернула плечиками маленькая светловолосая девушка. - Эй, ребята! Вы обещаете думать, прежде чем слушать кого-то и делать скоропалительные выводы? Между прочим, от ваших теперешних действий зависит будущее ваших детей. И внуков. И цепи миров. Задумайтесь об этом! Прощайте!
   И девушки, взявшись за руки, пошли по аллее навстречу упавшему к горизонту солнцу, медленно растворяясь в его лучах.
  
  
   Вальтера словно что-то толкнуло. Когда он нагнулся, ему показалось, что под его ногами валяются белые, с золотой каемкой, листья. Но оказалось, это просто брошенная кем-то конфетная обертка ярко блеснула в неглубоком свежем снегу. Вытянув, он положил ее в карман. "Плохо, когда в таких мистических местах валяется банальный мусор " - подумал он и прислушался. Там, снаружи, его уже звал Макс.
   "Действительно, чего я здесь так долго сижу?" - Сам себе удивился парень и пошел к выходу.
   - Ну как развалины? - Улыбнулся спрыгнувший с лошади отец. - Есть тут что-то волшебное?
   - Да нет, - засмеялся Вальтер, - один снег. И черные мерзлые камни.
   И подойдя к отцу, он вдруг с силой уткнулся лицом в его куртку.
   - Ты чего? - Удивился Сергей Ильич. - Устал?
   - Нет. - Вальтер поднял на него счастливые глаза. - Я люблю тебя, папа!
  
  
   Продолжение будет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   202
  
  
  
  

Оценка: 9.38*14  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | П.Працкевич "Один на один с этим миром" (Научная фантастика) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | А.Респов " Небытие Ковен" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"