Андрей Прокопьев: другие произведения.

Сага о лингвисте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Посвящается первому рассказу ћЗвездыЋ (на литсовете сохранился в английском варианте “THE STARS”) и студенческой братии, с интересом следившей за началом моего творческого пути: Казбичу, Бородатому Максимке (Тушкану), Глебу, Половинчику, Витале-историку, Косте Быченко, Витале-физику, Злому Коляну, Хилому эстонцу, Тиграну, в общем, всей-всей честной компании, с которой было так весело в минувшие студенческие годы, а также злобной комендатше Фаине Геннадьевне, под страхом смерти запрещавшей нам, гремлинам, пить пиво после одиннадцати. Ругал современную действительность, теперь похвалю. Попытался передать историю без своего саркастического взгляда на мир, вернув чистый голос молодого автора. -- Экспериментирую. Фантазирую. Сублимирую. Резюмирую.-- Как истинный лингвист. Как автор. Как философ. Ради добра. Ради жизни. Ради таких забытых понятий, как любовь и дружба

  Черт его знает, вроде и компания подобралась хорошая. Все общаговские, левых не было. Вроде, и сидели неплохо - пацаны рассказывали о том, какой сердитый мордобой случается на деревенских дискотеках, о том, когда нужно вовремя брать ноги в руки, чтобы не провести ночь в ментовской гостиной и даже о том, как иногда несправедливо огребаешь, заступаясь за прохожих. Вроде, и музыка играла что надо, взвинчивая на легкий словесный кураж. Да только все равно что-то было не то.
  Иногда чем больше пьешь, тем больше понимаешь, насколько до этого была паршива твоя жизнь, и насколько паршивее станет на следующее утро. Радость, что в универ переться не придется. Да здравствует свобода? Конечно. Философию перенесли на знаменатель, так что в эту добрую, милую субботу числителя есть все возможности хорошенько выспаться. Ну для чего же тогда пятница? Среди наших, общаговских, ходила любимая поговорка: "не ищите повод выпить в пятницу, пятница - это уже повод". Распространителям и агитаторам не занимать инициативы. Взять хотя бы меня. Но сегодня не такой случай. Настроение чернее тучи, да и хочется послать всех лесом. Может и куда поближе, но тогда уже без похабщины в словесах не обойтись.
  Как раз, когда Женька рассказывал сальный анекдот про грузина, выключили свет. Чего-то подобного в этот вечер я ожидал, но уж точно не такого. Ну и какого декана теперь делать? Сидеть в темноте или послать все к чертям и пойти спать? Так мои сокамерники-студенты, подогретые сорока градусами, не дадут уснуть, да и раз уж они меня растормошили, уходить в тень не имело смысла. Закон выживания очевиден: будь со всеми или будь против всех. Всегда хвалил себя за то, что умел находить третий путь. Не будь против всех, но и не сливайся со всеми. Смысл по студенческим меркам объяснить трудно, но, что ни говори, позиция моя работала: кода я хотел уснуть, ни один гад не смел кричать или напевать "черного ворона", или же если из соседних комнат заходили стрелки сигарет, то никогда бесцеремонно не запирались в обитель покоя, очерченную линией прикрытой двери. Исключениями были матчи сборной России и редкие дни Святого Валентина. Если же отвертеться от веселья никак не удавалось, приходилось вкушать яд, превращая его в сладкий мед. Тем более что моей компании был рад каждый.
  А в этот вечер случай выдался непростой. И всех не бросишь, но и в темноте развлекаться - чистое изощрение. Идею подал я. Найти свечи. Подхватили и продолжили. Где? В женских комнатах. Ну а где ж еще? У парней вряд ли окажется в запасах подобная мелочь - скорее, наш род запасется противогазом на случай третьей мировой, чем такой простой нужностью, как свечи. Хорошо, что у Макса сестра золото - она не то что свечи, полмира для брата отдаст. Разжились мы парой свечей. Банкет получил свое продолжение, только уже без музыки. Впрочем, меня это даже радовало - уши отдыхали от ненужной информации о бесконечных любовных страданиях див эстрады.
  Подняли очередной тост. За жизнь. Проникновенно и просто. Выпили. Выдохнули. Закусили. Студенческая братва вновь пустилась в увлекательные рассказы о жизни.
  А мне стало плохо. По-настоящему плохо. Что-то вдруг так укололо в сердце. Словно бы я враз сделался Каем из старой доброй сказки, у которого сестрица Герда растопила кусочек льда в сердце. Почему-то увидел себя со стороны - грязного, небритого, в компании с недоеденным ломтиком лимона и пустой рюмкой, двух своих верных друзей. Перед глазами все поплыло - скорее всего, это проклятая водка. Ну не может же быть, чтобы на глаза навернулась злая слезинка.
  Хотелось выть. Кричать.
  Кто есть я? - тревожил душу подлый вопрос. Мелкое создание, ничтожное, жалкое существо, застрявшее в сетях социума.
  И вдруг - взрыв. Словно кто-то кулаком в затылок въехал - комнату заполнили ало-коричневые звездочки, полностью утопив действительность в своей бессчетной массе. Капитан Орманду... Персонаж моего рассказа. Образ из рукописи, четырнадцати желтых страниц, исписанных выцветающей ручкой. Мое творение, мой голос. Он воззвал из пучин, властно напомнив о себе.
  Я... Тень моего alter ego, игра вредной самости, вырвавшейся из упряжи психологического контроля. Полет фантазии. Воплощение грез. Я - Орманду. Вокруг лес, и горит костер, боевые товарищи собрались на военный совет.
  Женька первым заметил перемену моего настроения, вероятно, натолкнувшись на мой отсутствующий взгляд.
  - My captain, - произнес знакомый из пятьсот шестой. - You shouldn"t remain here unguarded.* (1)
  - С чего ты взял?
  - Elves can see in the darkness better than cats. I wouldn"t like to find you here on the ground with an arrow in your throat.*(2)
  Так-то. Начал бредить. Если историк-второкурсник заговорил на английском с таким пронансиэйшеном, которому мне, балбесу, никогда не добиться и после аспирантуры, дело неладно. Определенно неладно.
  - Alright, Alvir, - ответил я репликой своего персонажа. - I am coming back* (3)
  Как ни странно, подействовало. Плеснули еще водки, тут уж я не струсил.
  - For victory! - предложил я. - Hail to the king! Let his majesty reign over these lands, death to the traitorous elves! * (4)
  Меня поддержали поднятыми рюмками.
  - Lead us, commander. We will not fail you* (5), - заверил меня Макс.
  Ночные часы медленно тянулась в подготовке к битве. Леха чистил длинный двуручник, который почему-то я раньше у него не видел. Наверное, прятал под кроватью, уж точно не в маленькой тумбочке, отведенной на одну душу горемыки-общажника. Макс метал в дверь ванной ножи, пару раз даже бросил топор, оставшийся в комнате с прошлого года после бывших жильцов. Виталя готовил убийственные заклинания, способные навеять на противника слабость и уныние. Женька пытался выспаться - как настоящий боец, расчетливый и чуточку равнодушный, солдат, который знает, что, возможно, следующий рассвет мир встретит уже без него. "Эльфы - не враги", - убеждал себя я, копируя мысли Орманду, глядя на звезды сквозь немытое стекло четыреста первой. Биофак затопила ночная тишина, подарив отдых многострадальному корпусу ТГУ, обители будущих ботаников и зоологов. Цыганский район, словно море тьмы, обступившее наш остров-кампус, затаился в ожидании чего-то грозного, зловещего, неимоверно мрачного.
  Наступившее утро целиком проглотил туман - фигурально выражаясь, нельзя было разглядеть и кончик собственного носа. Казалось, автобусная остановка, к которой подъезжала двадцатка, везшая нас до самой обители знаний, находилась где-то за пределами земного мира, по ту сторону королевства, именуемого реальностью.
  Злобно пропел рог. Армия эльфов была на подходе.
  - Haven"t said good-bye to Nastya, - выдохнул Макс. - We have parted and now I"m unsure if I see her again.* (6)
  Да, конечно. Настя. Подруга Таньки, сестры Макса, первокурсница из двести третьей. Девушка Макса. Если бы я не знал историю их отношений, наверняка, вспомнил бы о Тристане и Изольде. Или о Парисе и Елене Троянской. Но это утро и съевший солнце туман меняли все. Возможно, они стерли все превратности исковерканных человеческих отношений.
  - I bet elves are going to launch an anticipatory attack, - Алексей подошел ко мне и Максу. - The damned fog plays an evil trick upon us, folks.* (7)
  Земляк Леха вылетел с третьего курса из-за английского. Помню даже фамилию препода - Журавлева. Вот только что бы сказала уважаемая госпожа, завалившая Алексея на зачете, из-за которого его не допустили до сессии, а после отчислили из-за хвоста, услышав чистейшую речь ныне боевого командира? Вероятно, тогда бы ему и не пришлось повторно поступать на первый курс.
  - Ready the troops. We"ll surprise enemy with sharp steel,* (8)- я отдал приказ.
  Тяжелое небо наверху было готово расплакаться. Стаи туч, серые и неуклюжие, как больные животные с распухшим пузом, готовым брызнуть гнойниками нарывов, ползли они по небосклону. Уже слышались неясные, но, постепенно нарастающие раскаты грома, сулящие беду, пророчащие несчастье.
  - I feel like a rabbit in the cage, - произнес Виталя, глядя на унылое небо, полное страдания. - Don"t trouble troubles, they say. We have. Time to pay.
  - It was spiteful elfish race that waged this war, - ответил я на это. - That is our noble army who is restoring justice.
  - Do you really believe in that god-damned rubbish? That is THEY who defend their motherland, their home, the place we they were born. This is WE who came here with fire and iron, this is WE who burn, kill and mangle.* (9)
  Я не нашел, что возразить. Виталя, несомненно, был прав. И я всегда подозревал это. Мы хотели этой войны. Войны за золото и землю, а не ради славы короля и во имя чести солдата. У эльфов появилось непреложное право убивать нас - как захватчиков, как врагов, как узурпаторов без совести и благородства. Лишний раз убедиться не помешало, услышав подобное из уст единомышленника. Несмотря на свой нелепый вид - торчащие как у эльфа уши, темные очки и поношенный свитер, Виталя в те мгновения показался мне мудрейшим из мудрых королевских советников, в руках коих сосредоточена власть всего королевства. Вот только те глупцы, что в стоне лиг отсюда, не ведают, что натворили, а он знает правду и предчувствует приход беды. Сегодня прольется кровь. Наша кровь и кровь тех, кто всего лишь пытается защитить свои законные владения.
  - N"avez pas peur, mes amis, - оскалился Коля-Николя. Он подошел к нам, большой и грозный, поигрывая двумя широкими мечами. Казалось, ситуация его нисколько не смущала. Будь то хоть сам Люцифер, поднявший свою рогатую голову от земли, его заводная улыбка все равно бы не померкла. Благородный ялуторовский разбойник. - Si vous doutez, les elves ne vous menagént pas. Vous mourirez sans façon.* (10)
  И он тоже, бесспорно, был прав. Раз уж война началась, неважно, кто ее затеял. Важно, кто победит. Станешь задумываться, ослабнет боевой дух, и ты проиграешь. Несомненно, проиграешь. Таковы простые истины бойца. Чтобы выжить - помни их. Всегда помни.
  Женька был далек от наших разговоров. Трудно высказываться человеку, которого мало волновали высшие материи, если и на этот раз дело не касалось тривиального.
  Началось.
  Грянул гром, небеса окунулись в голубое, и тучи разразились горьким плачем, скорбя о тех, кому предстояло умереть.
  *
  Молния озарило ее лицо - красивое, пожалуй, даже сказочно красивое, но обезображенное печалью и тоской. В то время, как первые ряды эльфов устремились на позиции людей, и мертвенно-бледный свет играл на кончиках острых копий, а алмазы в шлемах эльфийских всадников блестели подобно вечерним звездам, Высшие Лорды оставались в тылу, наблюдая за битвой с высокого холма. Среди них была и Иэльди, правительница Золотой Чащи, сестра верховного военно-начальника эльфийской армии Кланг"хеля. Она глядела в сторону рождающейся бури и не верила своим глазам. Убийство. Безумство. Хаос. Чудовища древнего мира пробуждались ото сна, грозясь выпустить на свет свое самое страшное детище - Азраэля, ангела смерти.
  Мориэль, словно бесплотная тень, вынырнул из мрака. Менее гордый, нежели его воинственный старший брат, но и более решительный, чем младшая сестра, он двояко относился к войне. В нем сохранилась любовь к людям, но ее почти полностью уничтожил огонь ненависти, разожженный нечестивыми поступками смертных.
  - Сестра моя, Êäldî. Что видится тебе?
  - Я вижу смерть. Скоро наш мир погибнет. Война с людьми означает конец Порядку и обозначает наступление владычества Хаоса.
  - Есть ли надежда?
  - Боги послали нам ее. Заступник Манвэ ниспослал нежданный подарок. Шестеро смертных из иного мира оказались на поле битвы. Это не прихоть судьбы и не разрыв временных нитей. Это наш шанс сохранить в целости мир, оказавшийся на краю гибели.
  - Кто они?
  - Гонцы надежды, школяры alma mater чуждого нам мира. Падут они, и надежда умрет вместе с ними.
  - Но ведь они люди? Они враги?
  - Да. Прихоть злого Мелькора метнула их на другую чашу весов при переходе между двумя мирами. Они сражаются против нас, но не должны победить. Их сила - Равновесие.
  Их лидер - бард, служитель пера. Возможно, он догадается, как отвести зев Хаос от нашей столицы, Галадхена. Я видела его в родном мире, до того, как он попал в наш. Его песня - магия. Он пел о любви, красоте и надежде. Я даже запомнила слова той песни на дивном языке: "Bella, lei mi porta via con gli occhi e la magia, e non so se sia vergine o non lo sia..."* (11)
  - Он такой же, как все смертные, - оборвал песню Кланг"хель, появившийся из сумрака, словно нетопырь. - Неважно, в каком он мире, важно то, что он человек, и им останется - а человеческая натура слаба. Кем бы он ни был, кем он себя не считал, не в его власти преодолеть свою сущность, а, значит, и превозмочь Хаос, который пробудили люди. Я тоже видел его прошлое, видел насквозь его мысли, которые подчас становятся черны, как сажа, несмотря на его поклонение красоте. Видел его сердце, в котором не остается ничего, кроме гулкой пустоты.
  - Он справится, он победит, - едва не всхлипнула Иэльди. - Я верю. И я даже готова положить на чашу весов собственную жизнь, если это поможет ему преодолеть мрак.
  - Слишком щедрый подарок, - сквозь зубы произнес Высший эльф.
  *
  Несмотря на мои предосторожности, эльфы застали-таки нас врасплох. Если б только не этот чертов туман. Они в нем все равно, что рыбы в воде, а вот люди, не особо отличающиеся остротой зрения, в этой зловещей стихии, все равно что слепые щенки.
  Женя потерял почти сотню людей, когда пробирался к своей позиции. Устроенная эльфами засада, точно чудовищный, роковой капкан, захлопнулась, разом оборвав сотню жизней. Историк из шестого корпуса отделался порезом плеча - незначительная мелочь, в сравнении с теми, кого порубили бритвенно-острыми эльфийскими мечами и теми, кого пронзили длинные эльфийские стрелы.
  Леха, редко на моей памяти проявлявший героизм, на этот раз превзошел себя. С небольшим отрядом мечников он с таким отчаянием и решимостью атаковал силы эльфов, преследующие отряд Евгения, что бессмертным пришлось уйти в защиту, а после ретироваться, потрепанными неистовым, ярым натиском.
  На этом везение закончилось. Старшая раса перешла в общее наступление, в то время как силы смертных еще не заняли намеченных позиций. Стрелы летели подобно птицам смерти, безжалостно выклевывая из тел пищу жизни. Кровь оросила землю не мелкими каплями, но воздала дань хранительнице праха цельным алым потоком. Копейщики и алебардщики Большого Николя увязли в схватке с эльфийским авангардом, маги Виталия отчаянно сыпали заклятьями, но без особого проку - старшая раса оказалась гораздо искушеннее в искусстве чар. Силы Макса изрядно потрепали вражескую кавалерию, но эльфы, быстро сообразив об изъяне в своей тактике, перегруппировались и ударили с новыми силами, заставив людей отступить с удерживаемой высоты. Моей же головной болью оказались эльфийские рейнджеры - элита остроухих лучников, попадавших в глаз воробья с тысячи шагов. Разбитые на небольшие группы, они атаковали из чащи, посылая в моих солдат смертоносных гонцов Аида. Преследование не имело успеха - быстрые, словно черти, и незаметные, словно призраки, знающие каждый дюйм родной земли, они успевали скрыться задолго до того, как силы контратакующих подоспевали к месту предполагаемой засады.
  Я вообще не хотел никого убивать. Но меч, этот стальной искуситель, мой защитник и господин, алкал эльфийской крови. Его железный голос звенел в лихой песне, и при каждом наносимом мной ударе, он ликовал, торжествовал, всецело отдаваясь во власть своего кровожадного, триумфального и ярящегося силой, боевого безумия.
  Они хотели жить. Но я хотел жить не меньше.
  Двум расам, встретившимся на поле брани, не остается ничего другого, кроме как уничтожать друг друга. Таков закон, который мы, слепцы, вывели сами, и которому теперь вынуждены подчиняться. Наша гордыня - наш идол, наше невежество - наш ложный поводырь. Где есть правда? Разбираться нужно было раньше, теперь же не остается ничего, кроме как собирать жатву из чужих жизней в слепой, подлой надежде сохранить свою.
  ...Вышибли из седла.
  Перед глазами поплыло воспоминание - мы втроем, Глеб, Макс и я, мерзнем на остановке, той, что напротив "Quality Hotel" по Республики, ранним утром, в ожидании маршрутки, способной доставить сонных студентов, проведших ночь в компьютерном клубе, в тепло общаги. Поздней осенью утра темны и холодны, а чертова маршрутка никак не едет. Так и окоченеть недолго. Помолившись всем известным светлым силам, перебрав в голове тысячу проклятий, дождались. Дрожащей рукой пересчитываю мелочь - на проезд, кажется, не хватит. А если хватит, то не останется на пакет китайской лапши, призванной заменить ранний завтрак. Настолько ли добрый водитель, чтобы везти зайцев? На выходе кидаю в протянутую руку три пятьдесят вместо положенных семи. Дядька добрый, все понял. Теперь бы поесть и быстрее добраться до кровати...
  Ударяю мечом наотмашь рвущегося в атаку эльфа. Струйка крови попадает мне на лицо. Быстро вытираю вражескую кровь рукавом - чтобы встретить клинком выпад нового противника. Сталь злобно скрежещет - кому-то из нас не выжить. Снимаю левую руку с рукояти и бью светловолосого по лицу. Остроухий хватается за разбитый нос, но уже в следующий миг лишается головы, клинок мой, ангел-хранитель мой, боевой брат - не знает пощады.
  - Pas des problèmes? - осведомляется Колян с улыбкой. Шрам на его лице выглядит устрашающе.
  Вовремя вы ребята. Еще бы чуть-чуть, и меня можно бы было отпевать.
  - Il n"y a pas des choses que je ne pourrias pas surmonter.
  - D"accord.* (12)
  Бравада. Без нее туго. А так - вроде и проблемы кажутся вдвое легче своего привычного веса.
  Снова вперед. Остроухие, en garde!* (13)
  *
  Одна стрела угодила Витале под грудные пластины, другая навылет пробила горло. Стреляли из дальнего леса, вездесущие эльфийские дьяволы в пестрой маскировке. Историк, словно молнией сраженный, упал с коня и недвижно замер на земле. Я впервые почувствовал утрату. Такого не могло быть. Такого просто не должно быть. Хорошие герои в привычных историях не погибают, так кто же нарушил священное правило? Все случилось очень быстро - когда студент третьего курса вывел отряды магов из укрытия, эльфы не преминули воспользоваться возможностью. А ведь я прикрывал их со всех флангов, выстроив солдат в кольцо, наподобие "черепашьего" строя, ощетинившегося панцирем-щитами.
  Не углядел.
  Не уберег.
  Виталя, который выходил с нами на разборки с бандюками, прикатившими на салатовом "мерине", не умеющий драться, идущий "для числа", но полный решимости, не оставляющий друзей в беде. Как же так? Как же...
  Попали мы аккурат в эпицентр ужасной мясорубки. Эльфы ударили сразу с двух флангов. Мечники Алексея рассыпались под свирепым натиском, и левый бок порвался. Евгений, вероятно, отплачивая за услугу, ринулся на помощь. Завязалась жесткая драка. Пока мы прорубились к ним, он потерял три четверти и без того небольшого отряда, изрядно уменьшившего в количестве еще с прошлого раза. Лишь горстка самых закаленных бойцов во главе со знакомым из пятьсот шестой продолжала сопротивляться натиску остроухих.
  Стоять. Держаться. Победить.
  Я уже неоднократно ловил себя на мысли о том, что владею мечом многим хуже своего персонажа. Если отчаянный капитан вырос в окружении вояк и воспринимал своего стального друга, как нечто само собой разумеющееся, то мне этот хранитель, убийца и палач, скорее, достался по случайности. Скорее, это он контролировал мои поступки, заставляя действовать импульсивно, интуитивно, бездумно. Режь и руби - прокладывай дорогу к спасению.
  Окончательно я это понял, когда мы почти соединились с силами Евгения, и эльфийские мечники окружили нас как свора собак, загнавшая в западню семейство лис. Звон железа, крики, стоны - в несколько мгновений пространство вокруг меня оказалось усеяно телами.
  Меч.
  Я вспомнил, как мы с Алексеем сражались на деревянных мечах под балконами общаги, оттачивая свое мастерство владения - пусть бутафорным - но все же оружием. Тогда мне казалось, что в жизни это никогда не понадобится. О, как же я жестоко просчитался! Помнится мне, если клинок противника касался твоей руки, у тебя снималось очко жизни, и ты лишался права держать меч в кисти той руки, которую якобы поранили. Корпус расценивался в два очка, по голове ударять запрещалось. Но здесь-то все было совсем по-другому! Вокруг меня вовсю орудовали настоящими острыми клинками, способными с легкостью перерубить напополам. Это вовсе не походило на игру, и истраченные очки жизни никто не подсчитывал. Здесь было всего одно деление - коснется твоей плоти убийственный клинок, и ты расстанешься с ним навсегда, без шанса на восполнение, без шанса восстановить утраченное здоровье магическим эликсиром или снадобьем.
  В какой-то момент я понял, что уступаем. И что самое страшное - казалось, дело не в том, что мы обречены проиграть эту битву, но в том, что коим-то образом становилась неизбежной гибель всего мира - и неважно, кто выиграет в этом сражении.
  К чему эта бессмысленная бойня? Эта война? Как оказались мы в этом жестоком мире?
  Увидев Женьку, всего в крови, среди тел его боевых друзей, которых порубили превосходящие в числе эльфы, мне сделалось невыразимо гадко. Его кровь была настоящей, в то время как мир - весь этот мир с его законами - несомненно, оставался чем-то иллюзорным. Где-то в глубине души своей я все также осознавал, что вокруг нас ничего со времен прошлой ночи не изменилось: все также живет своей темной жизнью цыганский район, не перестают ходить маршрутки, везущие студенческую братию в корпуса ТГУ, а на лужайке перед общагой играют в футбол биофаковцы, досрочно закрывшие сессию. Вот только где сейчас мы? В чужом, ирреальном пространстве, где дорогие мне люди один за другим расстаются с жизнью?
  Это не наша реальность! Я не хочу оставаться здесь, наблюдая за тем, как вихрь сражения уносит прочь все больше жизней. Я не желаю оставаться здесь, я хочу назад.
  Взмах меча.
  Стальной вампир выпивает кровь еще одного эльфа.
  Сколько ж это может продолжаться? Клинок-душегуб, хранитель жизни моей не ведает жалости, и только благодаря этому я - капитан Орманду или же четверокурсник ФРГФ - до сих пор не распрощался с жизнью. Обман? Иллюзия? Что окружает меня?
  ...Назад!
  Туда где, где гибель не подстерегает нас на каждом шагу, туда, где нет этой жестокой бойни, кровавого мяса и крови, льющейся рекой, рекой, рекой...
  Кланг"хель вывел в бой основные силы.
  Если история, когда-то написанная мной, повторится, догадался я, то вскоре Высший Эльф вызовет на поединок военно-начальника смертных. Если я - Орманду, мне предстоит выйти на поединок со старшим братом Иэльди... Иэльди! Дева из благородного рода, остановившая войну. Что станется с ней? Неужели она тоже погибнет, как в моем рассказе?
  Персонажи моего мира, воюющие с друзьями из мира реального... Абсурд. Кто бы мог вообразить?
  Но нас становится все меньше.
  Земля дрожит, предчувствуя наступление конца света. Руки высовываются из земли и тащат в Гадес - и людей, и эльфов одинаково. В воздухе кружат призрачные твари, подобные инфернальным стервятникам, падальщикам, алкающим теплой крови. Тени пляшут в диком, безумном и жутком танце, предвещая наступления долгой, бессменной ночи...
  Прекратить войну! Остановить сражение!
  Эти мысли мелькнули, подобно вспышке молнии. Пока носители жизни убивают друг друга, и в том, и в этом мире, гонцы смерти торжествуют.
  - What is going on?* (14) - спросил Макс голосом Боззара.
  - The High Elf. He calls for a duel.* (15)
  Кланг"хель ждал своего противника, повинуясь сюжету истории. Нужно во что бы то ни стало изменить сюжет, направить его линию в ином направлении. Иначе все мы сгинем - и студенты, неизвестно как попавшие в сети чужой реальности, и персонажи выдуманного мной мира.
  Я, Макс, Коля и Алексей проследовали к месту предполагаемого поединка. Я увидел в центре просторного круга, образованного воинами противоборствующих армий, - грозного эльфа, Высшего лорда, образ, который сам некогда выдумал. Надо признать, живой Кланг"хель разительно отличался от своего литературного прототипа. Вероятно, воображение мое подвело в ту ночь, когда я писал рассказ в скудном свете лампы, в тишине съемной квартиры. Брат Иэльди походил скорее ни хищника, зверя, нежели на прекрасного принца из сказки. Его доспехи, все черные, словно сажа, съежились многочисленными складками-креплениями, ощетинились острыми шипами-иголками. Подобен он был ворону, если только ворон мог вызвать столько ужаса. Я бы не рискнул с таким драться. Но выбора у меня не было.
  Леха опередил меня, также как это сделал Кодгар в моем рассказе. Клинки историка и Высшего эльфа взлетели и встретились в жарком, полном искр поцелуе. Я знаю, что будет дальше. Пройдет несколько мгновений, Алексей-Кодгар начнет проигрывать, и Коля поспешит ему на помощь. Кто-то из них непременно погибнет. Чего я жду, проклятье?!
  Нужно остановить их.
  Мы выступили в круг почти одновременно. Я и моя Иэльди. Каждый - чтобы положить конец творящемуся безумию. Наши взгляды встретились также, как встретились бы, будь на моем месте настоящий Орманду. Только теперь ее звездные очи смотрели на меня, лингвиста, так и не получившего свой диплом. Надежда, утешение, благодарение жизни - пожалуй, лишь самая ничтожная доля того, о чем рассказывали они, ее светоносные глаза, чаруя, ворожа, туманя разум чистым взором. Нет, разумеется, в них было нечто большее. Частица огромной вселенской радости вкупе с торжественной грустью, проникновенного сопереживания всем детям Творца, радуга внеземного счастья и песнь вечности, песнь любви. Любви к жизни. Любви ко всем, кто ее бережет, кто ее ценит, и не использует этот бесценный дар во зло.
  За ее спиной появился Мориэль, брат Иэльди.
  - Остановите кровопролитие! Прекратите! - кричали они, обращаясь к дерущимся, и я вторил им.
  - Let the life reigns and the gloom born by mutual hatred vanishes forever!* (16)- провозгласил я.
  Окружение замерло.
  Казалось мир, цыганский район, объятый туманом, или же воображаемое, иллюзорное пространство - но реальность, какой бы она ни была, содрогнулась. Словно бы гигантские часовые механизмы дали сбой.
  Эльфы и люди встали без движений. Алексей и Кланг"хель опустили мечи. Взоры бессмертных и одинаково смертных детей Творца стали медленно проясняться. Из них исчезала ненависть - пламя ее угасало, словно жадный огонь лишился последних сил.
  Получилось! Я изменил сюжет.
  Теперь Иэльди останется в живых, а мы покинем чужой мир. Больше никому не придется умирать. Никогда. Ни в этой истории...
  *
  Вероятно, это могло быть хорошим концом, но силы Зла никогда так просто не признают свое поражение. Помните ли вы о тех, кто незримо следит за вашими поступками? Всегда ли вы обращаете внимание на невидимых советчиков, подталкивающих вас на столь скверные чувства, как ненависть, гнев, похоть, зависть? Останавливаете ли вы себя, когда кого-то собираетесь оскорбить, выкрикнуть обидные слова, ударить?
  И я нет. И я небезгрешен.
  Рассказ, порожденный моим внутренним миром, как универсальная сущность, отделившаяся от создателя, но не утратившая с ним связи, чувствовал это - и то, как временами сердце наливается чернотой, и то, как разум стонет под гнетом дурных мыслей.
  Туман, белый и такой безобидный, выцвел в черный, угольный цвет - там скопились обиды всех, кого я нечаянно или намеренно мог оскорбить за свою жизнь. Злая сила расстилала свои сети, стремясь поймать в них всех детей Творца - и воинов-людей, и светлооких эльфов.
  Тени с косами вынырнули из облаков сажи и устремились на замерших от ужаса бойцов. ...И имя им - Легион...
  Это конец. Надежды нет. Гибель рядом.
  Я видел, как ужасные гости из Бездны ударили косами Макса, и он упал, теряя кровь, как Леху, неистово размахивающего мечом погребла под собой волна черных тел, как злобные мясники едва ли не напополам перерубили Мориэля, и как чернильные океан стал жадно пожирать некогда враждовавшие армии эльфов и армии людей. Колю-Николя также зарубили бы ненавистные существа, если бы не Кланг"хель. Высший эльф вытащил его из-под яростно мелькавших клинков, но и сам не ушел от губительных лезвий.
  Нас осталось трое - Коля, я и эльфийка со звездными очами. Вокруг неистовствовал сумрак, съедая людей и эльфов, и наш островок средь тьмы медленно развоплощался.
  Не дам. Не позволю, чтобы они погибли, решил я. Стоять до последнего. Раскрою череп любому, кто приблизится, и неважно кто я сейчас - студент-старшекурсник или легендарный капитан.
  Почва под ногами превратилась в вязкое, черное болото. Оно по пояс засосало Иэльди, и я едва успел схватить ее за руку.
  - Нет! Нет! - закричал я, краем сознания понимая, что волшебные чары языка развеялись, и этот воображаемый мир гибнет, доживает последние секунды.
  - Ты все еще можешь спасти нас всех, - сказала эльфийская дева. Черная почва все крепче принимала ее в свои объятия.
  - Но...как? Что я могу сделать?
  - Твори и верь в свои силы. Никогда не отступай перед трудностями, смотри вперед и помни только хорошее. Пообещай мне.
  - Обещаю.
  Она улыбнулась, прежде чем жуткое море поглотило ее полностью. Кажется, по щеке прокатилась слеза... Но ведь это все не по-настоящему? Ведь это все мой сон? Мой бред?
  - Вот и все, Андрюха, - сказал Коля. Угольный туман начал искажать восприятие, словно снег, ярящийся в танце пурги. - Конец нашей истории.
  Я вспомнил, как мы втроем, я, Денис и Коля, на третьем курсе выбрались ночью из общаги, купили в круглосуточном магазине по бутылке прохладной колы и отправились на старицу. Там на берегу, попивая холодную шипучку, мы размышлял о жизни, делились планами на будущее по окончании университета, думали о том, кем станем через пять-десять лет, где будем работать, какими красавицами будут наши жены и сколько у каждого будет детей. Становилось холодно, и уже было пора возвращаться в свои комнаты - ведь завтра всех ждал очередной трудный день с бесконечной чередой лекций и зачетов...
  Неужто это и вправду конец...?
  Чернильный хаос без остатка съел последние крохи реальности, погрузив мир в абсолютную, непроглядную тьму.
  *
  Господи, если бы я только мог вернуть все назад!
  Наверняка, я бы ценил жизнь в своем мире многим больше, радуясь каждой минуте существования...
  Всего лишь один шанс. Один ничтожный шанс.
  Свет вытеснил мрак, разорвав его, как старое, ненужное полотно... Луч обмана? Иллюзорное видение? Жаркое ничто? Конец мучениям?
  *
  Резкая вспышка озарила мир, вернув реальности привычные контуры.
  В общежитии дали свет.
  Студенческая братия одобрительно загудела - да так, что, наверняка, даже вахта услышала нас на первом этаже... Я вновь в кухне четыреста первой, среди своих друзей. Живых.
  *
  Женька первым заметил перемену моего настроения, вероятно, натолкнувшись на мой отсутствующий взгляд.
  - Чего такой грустный, Андрюх?
  Я поднял голову.
  - Да нет, так, просто задумался. Кстати, тост придумал. (Поднялся.) Мои друзья и товарищи, побратимы-студенты и соседи, жители нашего чудесного общежития по ул. Пирогова... мы выпили за жизнь. Но я предлагаю повторный тост - за нее же, хулиганку. Какой бы скверной она нам ни казалась, какие бы капризы ни выкидывала, она всегда останется нашей богиней, нашей дарительницей, нашей мечтой, нашей музой. Она свела нас здесь, в этом месте и в этот час, а, значит, есть повод для радости. Пока мы живы, надежда на лучшее остается - и да пусть бережно хранится она в сердце каждого из нас!
  - О, да ты оратор! - загудела моя студенческая братия. Кое-кто даже похвально зааплодировал.
  - Всего лишь лингвист, - скромно ответил я с улыбкой. - А сейчас мне придется покинуть вашу дорогую моему сердцу компанию.
  Встал из-за стола.
  - Хотя вот еще что... Ни у кого не найдется пары десятков чистых листов бумаги? - спросил я с нескрываемой надеждой. В приближении к сессии у многих бесценные запасы уходили на неисчислимые рефераты и курсовые.
  - Найдется, наверное. А зачем тебе?
  - Предстоит много работы, - не раздумывая, ответил я, разминая свои аристократические пальцы, в которые уже так и просился заветный, священный артефакт - китайская шариковая ручка с прозрачным корпусом и синим колпачком, украшенным золотистыми буками.
  
  Петропавловск, 2006
  
  
  
  
  *1 Мой капитан. Вам не следует оставаться здесь без охраны.
  *2 Эльфы видят в темноте лучше кошек. Не хотелось бы вас обнаружить на земле со стрелой в глотке.
  *3 Хорошо, Альвир. Возвращаюсь.
  * 4 За победу! Да здравствует король. Да придет царствие его на эти земли. Смерть предателям-эльфам
  * 5 Веди нас, командир. Мы тебя не подведем.
  * 6 Так и не попрощался с Настей. Мы расстались, и теперь не знаю, увижу ли ее вновь.
  * 7 Готов поспорить, эльфы нанесут упреждающий удар. Чертов туман нам вовсе не на руку.
  * 8 Собирайте войска. Удивим врага острой сталью.
  * 9 - Чувствую себя кроликом в клетке. Ведь говорят, не кличь беду. А мы как раз накликали.
  - Проклятые эльфы начали эту войну. Наша армия всего лишь восстанавливает справедливость.
  - Ты и вправду веришь в этот бездарный бред? Это ОНИ защищают свою родину, свой дом, свою вотчину. А МЫ пришли сюда с огнем и мечом - жечь, убивать, калечить.
  * 10 Отриньте страх, друзья мои. Будете сомневаться, эльфы вас не пощадят. Вы попросту умрете.
  * 11 Красавица. В то время как магия ее глаз меня ворожит, может ли она быть чистой девой...? (Graziano Galaotone, Notre-Dame de Paris)
  * 12 - Проблем нет?
  - Нет ничего такого, чего бы я не смог преодолеть.
  - Согласен.
  * 13 Защищайтесь!
  * 14 Что происходит?
  * 15 Высший эльф. Вызывает на поединок
  * 16 Да придет царствие жизни, да развеется мрак, порожденный взаимной ненавистью!
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Самсонова "Запечатанное счастье" (Любовное фэнтези) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | .Долг "Stalker " (Daniil Bulgakov) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира (6) - Хеппи-энд не оплачен?" (Научная фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаВедьма и ее мужчины. Лариса Чайка��Колечко из другого мира (18+). Анетта ПолитоваМои двенадцать увольнений. K A AЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманНа грани. Настасья КарпинскаяСнежный тайфун. Александр МихайловскийВ объятиях змея. Адика ОлефирТитул не помеха. Сезон 1. Olie-ИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"